Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Клан Дьявола Владимир Александрович Кощеев
        Наследник Дьявола #4
        Великий Поход объявлен, но лидер его не выявлен. Империя неспешно подтягивает войска в Пограничье. Давняя война готова повториться, и пока не ясно, кто на этот раз выйдет победителем, ведь свергнутый император собирается вернуться на трон.
        А пока древняя вражда разгорается с новой силой, на краю мира зарождается новый клан.
        Клан Дьявола.
        Клан Дьявола
        Глава 1
        КАМОР, ГОРОД ЛИКАНОВ. КРЕПОСТЬ ЛОРДА ЗЕРЕРА.
        Полуорк с изумрудным жетоном на груди прильнул к стене и замер с двумя короткими мечами в крепких руках. Синеватые клинки отразили свет хрустальной люстры, спускающейся с высокого потолка.
        Напротив закрытой двери водил руками ибун. Повинуясь его воле, в воздухе образовались несколько ледяных стрел. Они подрагивали, будто с нетерпением ожидая момента, чтобы полететь в цель.
        Третий искатель изумрудного ранга с примесью кошачьей крови дождался кивков от напарников и взялся за ручку двери, готовясь ее распахнуть.
        В это время в дальнем углу трясущийся от страха ликан, укрывшийся за перевернутым столом, дрожащими руками взводил тяжелый арбалет. Совсем недавно лорд Зерер был воплощением утонченного благородства и непоколебимой решимости, однако сейчас подвывал от ужаса и скулил побитой псиной. С трудом наведя арбалет на дверь, Зерер судорожно сглотнул, ощущая себя загнанной в угол крысой.
        Кто же знал, что залетный маг окажется не слабым человечишкой, а Героем Асмодея?! Лорд Камора и сам уже не мог ответить, зачем послушался драконида и позволил тому захватить незваного искателя. Про три мешка с имперским золотом, отданные за кров и право проводить эксперименты, лорд, разумеется, не вспомнил.
        В коридоре раздался грохот, от страшного удара с потолка посыпалась пыль, а дверь в петлях вздрогнула. Вздрогнули и искатели, чародей так и вовсе едва не потерял концентрацию, утратив контроль над созданными снарядами. В щели просочился черный дым и оранжевый свет бушующего пламени.
        Выждав несколько секунд, кот резко распахнул дверь. Ледяные стрелы со свистом улетели в заполненный огнем и пеплом коридор. Однако все они испарились, столкнувшись с этим пожаром.
        - Закрой! - успел крикнуть напарнику маг, прежде чем напуганный лорд спустил курок.
        Тяжелый арбалет зазвенел тетивой, чародей вскинул руки, выплевывая слюни из распахнутого рта. Болт вошел в печень, и ибун не успел даже пошевелиться, рухнул на пол замертво.
        Короткий кинжал сорвался с пояса кота и со стуком вошел в глазницу Зерера. Ликан откинул голову и тут же прильнул к столу, заливая его кровью. Полуорк злобно зарычал, сжимая рукояти клинков, и первым бросился к зарешеченному окну из чистого стекла. На их счастье, оно выходило за пределы стен, и огня снаружи не горело.
        Хлопок двери отсек пылающий коридор от комнаты. Сорвав жетон мертвого ибуна, кот последовал за воином. Вдвоем они выбили крепления решетки, швырнули ее к двери. Звонко запело выбитое стекло под ударами рукоятей.
        - Уходим! - первым ринулся в усеянный осколками проем полуорк.
        Его напарник задержался лишь на мгновение. Высота третьего этажа не пугала сейчас ни одного, ни другого. Каменная кладка стен обжигала пальцы даже через плотные перчатки, однако искатели и не через такое проходили, так что уже через пять минут оба бежали по земле, спеша убраться прочь из проклятого города.
        Камор стонал тревожным звоном колоколов. Выли, взметаясь к самому небу, столбы огня, пожирающие крепость лорда. Напуганные жители метались по улицам, в панике заливая ближайшие строения ведрами воды. Черные облака сажи растекаясь по небу, закрывая собой солнце и погружая город во тьму. День, едва вступивший в свои права, еще боролся, разбрасывая лучи света на охваченные паникой улицы, однако с каждой минутой тучи сажи отвоевывали все больше места, укрывая Камор тяжелым саваном.
        Огонь в крепости угас только через несколько часов, однако подойти к раскаленным руинам было невозможно. Оплывшие каменные блоки уже никого не смогли бы защитить.
        В возникшей кутерьме никто не заметил одинокую фигуру, проскользнувшую в городскую канализацию. А и заметил бы, в том покрытом черной сажей гуманоиде распознать дьявола не удалось бы даже Асмодею.

* * *
        КАМОР, ГОРОД ЛИКАНОВ. КРЕПОСТЬ ЛОРДА РУТЕРА.
        Произошедшее с замком единоутробного брата прошло для последнего городского лорда незамеченным. Пребывая в глубокой алкогольной коме, Рутер не соизволил встать даже тогда, когда к нему вломились помощники и градоначальники. Ничего не добившись, советники оставили пьяного ликана дальше пускать пузыри.
        На целый день на правителя не обращали внимания. Может быть, прояви советники хоть каплю заботы о собственном лорде, кто-то и смог бы его спасти.
        Простой замковый слуга с блюдом, источающим одуряюще вкусный аромат, вошел в палату лорда, и за его спиной стража закрыла двери. Никто и не подумал наблюдать, что тот станет делать.
        Отставив блюдо в сторону, ликан взял нож для мяса и, склонившись над телом храпящего повелителя, одним уверенным движением вскрыл ему горло. Рутер дернулся, распахнув глаза, но ничего не успел сделать - нож по самую рукоять вошел в грудь. Через несколько секунд лорд уже был мертв, а слуга, совершив свое черное дело, стал выводить кровью мертвеца надпись на стене.
        Когда через полчаса стража все же заглянула в покои лорда, они замерли на пороге. Принесший обед слуга сидел под стеной с воткнутым ножом в собственной груди, обескровленное тело Рутера глядело в потолок остекленевшими глазами, а на стене уже засыхало грозное послание.
        ТАК БУДЕТ С КАЖДЫМ ПРЕДАТЕЛЕМ, ПРОДАВШИМСЯ ИМПЕРИИ.
        И вновь застонали колокола над Камором. Лишенный своих хозяев, город замер в ожидании нового владыки. А пока не было никого, кто мог бы претендовать на трон, самые ушлые успевали устроить погром, вынося ценности из лавок и хранилищ. Стража, должная защищать горожан, присоединялась к мародерам.
        На следующее утро никто бы уже и не сказал, с чего вдруг спокойным жителям самого богатого ликанского города вздумалось убивать друг друга и грабить собственных соседей. Охватившее Камор безумие улеглось так же быстро, как и возникло.
        Никто и не вспоминал уже о пойманном не так давно имперском маге. А одинокая фигура архидьявола, мелькнувшая на границе леса, осталась незамеченной.

* * *
        АЛЬТАРСКАЯ РЕЗИДЕНЦИЯ ГИЛЬДИИ ИСКАТЕЛЕЙ. КОМНАТА ГЛАВЫ.
        - Лакен мертв, - глядя в переговорное зеркало, спокойно подытожил Серрен. - Его искатели добрались до орочьего порта и ждут указаний. Корн отплыл им навстречу, будем надеяться, Герой Талы не вернется. Что еще из новостей?
        - На границе опять неспокойно, - вставил глава Шиноса, постукивая когтями по столешнице. - Мои люди говорят, что готовится новый Великий Поход. Пока что мы видели лишь мелкие отряды, но нападать они не спешат.
        - Разве армия Империи не разбила их в прошлый раз? - удивился один из глав.
        - Этих можно не бояться, - заявил другой.
        - Это можно использовать, - хмыкнул третий.
        Серрен покачал головой.
        - Уважаемые братья, давайте не будем торопить события, - заявил он. - Великих Походов только за прошедшее столетие было сколько? Пять-шесть? Ни один дикий народ не может всерьез противостоять нашей армии. И, прямо скажем, сейчас нужно нацелить генералов именно на Пограничье - на имперской территории им все равно делать нечего, и они боятся играть с нами за одним столом.
        - Еще бы не бояться, - хмыкнул глава Шиноса. - Только ты забываешь, Серрен, мы отбивали атаки дикарей исключительно потому, что у них не было вокруг кого сплотиться.
        - Думаешь, Герой Асмодея сможет их объединить? - с сомнением уточнил глава Альтары. - Признаться, я допускаю такой вариант, однако… У нас есть дела поважнее, чем нападение дикарей. Сейчас, если мы избавимся от армии на своей территории - кланы вновь поднимут голову. Это с регулярными войсками они драться опасаются - но стоит солдатам покинуть свои гарнизоны, нам в спину начнут бить со всех сторон.
        - Согласен, - кивнул глава Моншен, - древние рода уже давно сидят по своим норам и активно рекрутируют новых бойцов. Мои маги уже не успевают отучиться, как их призывают обратно.
        - Кланы не могут всерьез считать, что им удастся нас скинуть! - возразил глава Шиноса.
        - Это ты расскажи клану Максалис, - рыкнул глава Эрру. - Что-то никто из нас даже претензий не смог выставить клану мертвоедов. А теперь, увидев, что у Гильдии Искателей не хватило смелости выступить за убитого, остальные тоже подтянутся. Ставлю тонну магических кристаллов, у клана Стеллер уже готов подробный план, как избавиться ото всех драконидов без исключения.
        Серрен позволил себе усмешку.
        - В таком случае нам пора отправить своих эмиссаров к древним родам, не так ли? Пусть выяснят, какого будущего для Колыбели желают главы.
        Вновь зеркало разразилось спорящими голосами лидеров Гильдии Искателей. Дракониды не стеснялись ни в выражениях, ни в проявлении эмоций. Но, выпустив пар, владыки успокоились достаточно, чтобы продолжить разговор в деловом ключе.
        - Это будут смертники? - уточнил глава Шиноса.
        - У меня есть предложение, уважаемые, - глава Альтары привлек внимание собрания. - Мы позволим кланам взять больше власти. Предложим им полное содействие в войне с мелкими родами. Выдадим свое оружие и искателей в поддержку.
        Каждый пункт плана вызывал новый всплеск недовольства, однако дальше ворчания никто не пошел. И даже о возможной измене Серрена мысль не озвучили, хотя сам старый драконид первым бы высказался в пользу этой идеи.
        - В обмен на что?
        - В обмен на неприкосновенность, разумеется. Пусть древние рода убивают друг друга за право возглавить новую Империю, мы будем стоять в стороне, занимаясь своими делами.
        - Если мы уступаем кланам власть над Колыбелью, что за дела у нас останутся? - задал разумный вопрос глава Эрру. - Или ты подозреваешь, что нам придется ждать, пока рода не ослабеют достаточно, чтобы упасть к нам в руки, как перезревший плод?
        Серрен растянул губы в улыбке.
        - Вы, похоже, совсем позабыли об одной очень важной вещи, уважаемые главы, - заговорил он, когда молчание подзатянулось. - Да, мы уже однажды стравили кланы между собой. Небольшой передел сфер влияния уже свершился, однако это ничего не будет значить, если мы не доведем начатое до конца.
        - Император, - выдохнул глава Шиноса.
        - Именно, братья, - кивнул Серрен. - Очевидно, Герой Талы не заинтересован в завершении своей работы. Стоило Корну узнать, как добраться до другого Избранного, он сел на корабль и отплыл, даже не подумав уведомить собственный клан. Но позиции императора все еще остаются сильны. Благодаря нашим действиям, в народе его до сих пор любят, а вскоре и слухи о его возвращении доберутся до армии. Нужно ли говорить, на чью сторону встанут генералы в этой схватке?
        Главы молчали.
        - Посему предлагаю нанести визит нашему владыке. И оказать ему последние почести. Кто пойдет со мной?

* * *
        РАЛ, ГОРОД ЛИКАНОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Зачаровать слугу оказалось легче легкого. Вообще, даже удивительно, с какой простотой я заставил его не только зарезать собственного хозяина, но и убиться самому - воли к сопротивлению тот не продемонстрировал ни капли. Покинуть город через канализацию было делом плевым. Если бы все мои противники были такими же идиотами, я бы уже правил этим миром.
        Город Камор строили настолько давно, что, похоже, никому и мысль в голову не пришла проверить катакомбы. Хотя, возможно, никто просто не знал о необходимости искать дьявола. Все свидетели моего появления, скорее всего, сгорели в замке Зерера. Жаль, что этого ублюдка пришил кто-то до меня, и когда я нашел нужную комнату, ликан уже успел остыть.
        Эта маленькая месть, однако, не принесла мне должного облегчения. Да, я по глупости попал в плен, меня пытали. И я уничтожил и своих мучителей, и выполнил обещание, данное Рьерту, но этого было мало.
        Стоило отойти от Камора на несколько километров, меня нагнала маруна. Хаэль не спрашивала, что я делал в городе, и как все прошло - полагаю, и так понимала, почему со столицей происходило то, что происходило.
        А я не спешил делиться переживаниями. Несмотря на сделку, маруна все равно не воспринималась мной как равная. Если с Касси и Адой я вполне мог говорить в открытую, новая девка в моем гареме доверия не вызывала. Даже скорее наоборот - ее присутствие начинало тяготить, будто Хаэль передает своим хозяевам и всему Кругу о каждом моем шаге. Была ли эта паранойя следствием перенесенных пыток, я не знал, но и подпускать ее ближе не собирался.
        За те несколько дней, потраченные на путь от Камора до Рала, эти ощущения никуда не ушли, и даже, честно говоря, окрепли. Радовало лишь то, что мои дьяволы не подвели, и теперь можно было приступить к работе.
        Ворота Рала распахнулись, стоило мне выйти из-под крон деревьев, и наружу выбралась Азиль в сопровождении своего отряда. Прибавились и присланные Адамом солдаты. Всего в городе Рьерта получалось два десятка бойцов, если считать меня.
        - Мой повелитель, - склонилась в глубоком поклоне Азиль.
        За ней и остальные дьяволы наклонили головы. Хотя и не так низко, как их командир. За нами со стен взирали стражники города - то ли набранные из новичков, то ли в очередной раз переметнувшиеся.
        - А тебя любят, - заявила маруна, оглядывая толпу рогатых воинов, вышедшую меня встретить.
        - Встаньте, - велел я, рассматривая отряд. - Вы все хорошо потрудились. Чуть позже каждому будет выдано соответствующее вознаграждение. Пока что можете заниматься своими делами. Азиль, - повернулся я к довольной дьяволице, - проводи меня к Рьерту. Ах да, совсем забыл…
        Мой взгляд обратился к маруне. Хаэль ничем не выдавала своих чувств, хотя мне и показалось, что она немного опасается такого количества дьяволов вокруг.
        - Рассан, это Хаэль, ты обеспечишь ей безопасное место и позаботишься, чтобы она ни в чем не нуждалась. Пока я не прикажу, глаз с нее не спускать.
        - Как пожелаешь, архидьявол, - отозвался воин, подходя к маруне.
        - Если будет сопротивляться - можешь делать с ней все что угодно, - предупредил я. - Но постарайся не портить товар. По крайней мере, серьезно.
        - У меня не забалует, - хмыкнул дьявол и, схватив Хаэль за руку, потащил ее в сторону ворот.

* * *
        - Ты думаешь, они сдержат слово? - спросила Азиль, когда мы продвигались по улицам к замку лорда.
        - Полагаю, она нам пригодится. А потом - посмотрим, Хаэль все еще под сделкой, и я не планирую ее нарушать. Когда закончит учить меня своей магии - пусть убирается куда хочет, - ответил я, разглядывая город.
        Командир дьяволов одобрительно оскалилась.
        - Кстати, помнишь, ты обещал мне награду, если я справлюсь с твоим особым заданием? - напомнила она, продолжая шагать рядом.
        Вокруг кипела все та же городская жизнь, что была здесь еще в первый мой визит. Для простых ликанов ничего не менялось - ни после памятного нападения стаи, ни при узурпаторе. И уж тем более сохранил прежние порядки вернувший себе контроль Рьерт. Ни к чему попусту тревожить собственных подданных, когда дело касается высшей власти, от них зависит стабильность, так пусть живут и трудятся, не испытывая лишних волнений.
        На параллельной улице шел бойкий торг, кричали дети, какой-то заблудший музыкант играл и пел. С другой стороны от нас бродили загруженные материалами рабочие. С грохотом проезжали в одноколесных тачках бревна и камни. Из окна слева доносился мощный запах жареной свинины. В общем, Рал жил полной жизнью, и даже присутствие дьяволов его не особо смущало.
        - Хочешь обсудить это сейчас? - спросил я, перешагивая небольшую лужу.
        - Почему нет? Ты же сам обещал, я согласилась. Так что, пока мы топаем в замок…
        - Говори, чего ты хочешь? - усмехнулся в ответ, проходя мимо торгового ряда с одуряюще ароматной выпечкой.
        Старый ликан, стоящий за прилавком, казалось, дремал. Но стоило мне остановиться, тут же откинул платок, укрывавший большие жареные пирожки. При виде румяного, почти морковного цвета пирога, я сглотнул.
        - Дед, сколько за пирог? - потянувшись к кошельку, спросил я.
        - Три медяка за маленький зерновой, - указав в сторону трех плетеных корзин, заваленных грудами пирожков, объявил он. - Мясные по десять, с капустой по пять. Большие по пятьдесят.
        - Ты хочешь? - обернувшись к спутнице, спросил я, уже готовый смести с полок вообще весь ассортимент.
        - Я хочу Рьерта, - заявила Азиль, и я замер на месте, сжимая кошель.
        Как-то вот вообще не думал, что она станет требовать что-то подобное. Хотя, с другой стороны, чем молодой ликан плох? Дурной немного, ну так с годами это пройдет, а у дьяволицы жизнь долгая, успеет вырастить его под себя… Вырастить под себя, хм?
        - Давай решим с пирожками, - предложил я, вываливая перед стариком груду меди. - Беру все, что есть.
        Обрадованный ликан остановил меня взмахом ладони и принялся пересчитывать монеты. Отдельно дед сортировал имперские и местные - они же имели разный вес, значит, и покупательская способность различалась. Пришлось ждать, пока старик одобрит сделку.
        - Как вы все это понесете? - спросил он, оглядывая заполненный прилавок.
        - Легко, - ответил я, поднимая две ближайшие корзины.
        Мгновенное мысленное усилие, и еда исчезла, будто ее и не было. Повторить этот фокус пришлось еще пару раз. Ошарашенный старик наблюдал, как испаряется его товар, но не проронил ни слова - то ли от удивления, то ли достаточно мудр.
        - Благодарю, - с легким кивком сказал я, движением руки возвращая из домена пирог со свининой. - Азиль, пошли.
        Старик сидеть на месте не стал - свернул лавочку и, подхватив складной стульчик, на котором отдыхал в ожидании покупателей, ушел в дом. Очевидно, такая выручка для него редкость, хотя город и населен достаточно плотно, однако чем еще заниматься на старости лет? За скотиной ухаживать он уже явно не сможет, как и в страже служить.
        - Какая вкуснотища, - заявил я, пережевывая первый кусок.
        - Ты так и не ответил, - напомнила дьяволица, шагая рядом со мной.
        - Объясни подробнее, чего конкретно ты хочешь, - предложил я, уминая пирожок и извлекая новый. - Одно дело - если ты желаешь из него собачку на коротком поводке сделать. Это сразу нет, Рьерт - полезный союзник.
        - Мне не нужен ручной ликан! - фыркнула Азиль. - Мне нужен лорд!.. Ты ведь все равно кого-то приставишь к нему, чтобы направлять в выгодную для домена сторону. Вот я и прошу назначить на это место именно меня.
        - Почему? - решил уточнить я, отправляя последний кусок соленого теста в рот.
        - Любая дьяволица хочет себе самого сильного и влиятельного партнера, - заявила она. - Но в нашем домене такой только ты да, пожалуй, Адам. Но ты и так уже занят жрицей, а у воеводы есть брюхатая человечка. Так что нам ничего не остается, кроме как смотреть на сторону…
        Я задумался на минуту, продолжая шагать по улице.
        - Рассчитываешь, вас благословит Асмодей, и ты сможешь дать Рьерту полукровку?
        Азиль покачала головой.
        - Это вряд ли. Однако я могу многого добиться сама, находясь рядом с Рьертом. И всем это будет только на пользу - у него постоянная связь с тобой, у тебя - полностью контролируемый лорд. Опять же, я уже говорила со жрицей, Ада подтвердила, что нам понадобится расширять влияние Асмодея, и, стоя рядом с троном ликанов, это будет гораздо проще сделать.
        Она уже, значит, за меня решения принимает? Ну, подожди, Ада, побеседуем еще с тобой по поводу соблюдения иерархии в моем домене.
        Мы подобрались к стенам замка. Ворота без необходимости открывать для нас не стали, но калитку в них отворили. Кивнув дружинникам, я первым прошел во внутренний двор.
        - Хорошо, я согласен, Азиль. Но, запомни, если я узнаю, что ты хотя бы думаешь о чем-то плохом для меня, моего домена или дьяволов, я сниму тебя с должности через отсечение головы. Это понятно? - строго взглянув в глаза своей собеседницы, спросил я.
        - Мой повелитель, - дьяволица буквально рухнула на колени, вцепившись в мою руку. - Я ни за что тебя не предам, мой архидьявол.
        Кивнув, помог ей встать, и, придав ускорения ладонью по хвостатой заднице, пошел в сторону раскрытых ворот донжона. Лорд, одетый не в пример лучше прежнего, уже вышел через них и шел нам навстречу.
        - С возвращением, Дим! - воскликнул Рьерт, подходя ближе.
        Я перевел взгляд на Азиль, совершенно равнодушно рассматривающую молодого ликана, и протянул руку.
        - И я рад видеть Верховного лорда ликанов, - с улыбкой ответил хозяину города я. - Надеюсь, ты готов идти в свою столицу? Остальным лордам пора узнать, что у них новый хозяин.
        Глава 2
        Переместившись в домен, я потратил несколько минут на сортировку хранящегося тут барахла. Конечно, можно было в любой момент просто махнуть на это дело рукой и создать, например, безразмерный сундук, куда стряхнуть все одним разом. Взять содержимое все равно некому - без моего ведома тут никого не бывает, однако мне требовалось немного личного времени, чтобы привести мысли в порядок. А как известно, нет лучше способа включить голову, чем занять руки.
        Жуя припрятанный пирожок, я осмотрел получившийся склад и довольно хмыкнул. Среди обилия оружия и брони, взятых в подземелье стаи, нашлось место и нескольким горам монет разного калибра. Запасы золота неуклонно росли, и следовало его рассортировать по номиналу, чтобы не возникало путаницы; в таком случае если потребуется оплатить что-то у диких, я не всучу им имперские монеты. Серебро и медь еще предстояло обменять, избавившись от драконидских экземпляров - но это дело, само собой, отдаленное.
        В целом я оказался достаточно состоятельным дьяволом по меркам обычного жителя Колыбели. Память Райса, давно притихшего где-то в темных уголках сознания, никак не отреагировала на приобретенное богатство, я просто знал, что сейчас могу позволить себе купить какую-нибудь лавку и развернуть дело. Например, собрать трактир на перекрестке дорог, набрать жратвы, и на первый месяц останусь при деньгах. Или, допустим, можно было бы вспомнить, как планировал зарабатывать на продаже игр, и открыть соответствующее производство.
        Но, конечно, все повернулось так, что ни о каком собственном деле, кроме создания домена и власти над миром, думать не приходится. Герой Асмодея торгует пирожками и картами с обнаженными бабами - архидьявол со смеху лопнет, когда узнает.
        А ведь было бы не так уж и плохо иметь какой-то бизнес, приносящий доход лично мне в карман, а не содержащий весь домен. Что у нас сейчас есть в активе? Крепость Ольх по факту принадлежит мне, но по сути все жители в ней - поголовно иждивенцы. Что мы можем продать Колыбели, чтобы всегда нашлось, чем хлеб намазать?
        По-хорошему, тут нужна консультация кого-то достаточно осведомленного в реалиях Колыбели. Значит, так и запишем - по возвращении в крепость обстоятельно пообщаться с Кориалис, пусть она и не самая путевая искательница, однако какие-то знания у нее иметься просто обязаны. Но это потом - еще одно потом - а сейчас нужно поговорить кое с кем другим.
        Вздохнув, я отряхнул ладони и сосредоточился. Нить Ады ощущалась так, будто дьяволица находилась в паре метров от меня, но, естественно, в моем пространстве все работает иначе, чем в реальном мире. Сюда я могу втянуть любого члена домена с той же легкостью, как если бы держал его за руку.
        Ухватив прозрачную нить, я намотал ее на предплечье и когда почувствовал достаточную концентрацию силы, потянул на себя. Ада возникла передо мной и, не успев опомниться, оказалась схвачена за горло.
        - Тебе не кажется, что ты что-то перепутала? - зашипел я, приподнимая жрицу над землей. - Это я глава домена и только я могу принимать решения, как им руководить!
        Она попыталась удержать мою руку, вцепилась когтями, что-то сипя сдавленным голосом. Отпустив дьяволицу, я дал ей несколько секунд перевести дыхание.
        - Ты бы все равно кого-то приставил к Рьерту, а у Азиль личный интерес, - откашлявшись, заявила она. - Я просто сделала так, чтобы тебе не пришлось об этом думать.
        - Интерес, да? - хмыкнул, складывая руки на груди. - Мне вот тоже интересно, какого хрена она побежала за протекцией к тебе, а не ко мне? Ты решила подорвать мой авторитет, пока я тут на благо всех дьяволов пашу как проклятый? Забыла, кто сделал тебя жрицей?!
        - Меня благословил Асмодей! - возмутилась Ада отшатываясь. - Ты не можешь снять меня с должности! Ты меня назначил, но лишить силы уже не сможешь!
        - А я не стану тебя лишать силы, я просто оторву тебе башку и назначу другого жреца, если еще раз ты попытаешься за моей спиной плести интриги, - пригрозил ей, сжимая кулаки. - Я понятно изъясняюсь?
        Золотые глаза Ады гневно вспыхнули, но дьяволица все же поджала губы и склонила голову.
        - Прости, мой повелитель, этого больше не повторится.
        - Мне кажется, ты не воспринимаешь меня всерьез, - отвернувшись, проговорил я. - А ведь уже трое Героев подохли именно из-за такого подхода. Когда ты собиралась рассказать, что на тебя не действуют законы домена?..
        Судя по взгляду, каким меня обожгла жрица, никогда. Но что тут попишешь?..
        - Не вижу в этом проблемы, - заявила Ада, передернув плечами, отчего ее грудь, и без того соблазнительно выглядывающая из декольте, всколыхнулась. - Ты наместник Асмодея, но я - его жрица. И мы оба ему служим, просто каждый по-своему. И я не понимаю, в чем проблема, Дим.
        Оставалось лишь вздохнуть. Конечно, если говорить общими словами, дьяволица совершенно права. Но, стоит переключиться на мелочи, теория совместного труда быстро переходит в реальность лебедя, рака и щуки. У них тоже была одна задача, только толку не вышло.
        Хмыкнув, я пересказал ей басню, насколько помнил сам. С учетом, что сам с ней ознакомился много лет назад и всего один раз, вышло не в рифму, зато суть удалось передать. Несколько секунд Ада переваривала новую для себя информацию.
        - Ты хочешь сказать, что, действуя за твоей спиной, я мешаю тебе выполнять волю Асмодея?
        - Ну, примерно так, - кивнул я, уже окончательно успокоившись.
        Может быть, я просто параноик, и события в Каморе подстегнули опасения. Однако я не помню ни одного случая из земной истории, когда двоевластие приводило к чему-то хорошему. Но не станешь же пересказывать такое уроженцу другого мира?
        - Я тебя поняла, - наконец, кивнула Ада, обхватывая себя за плечи. - Должна признаться, я даже и мысли не допускала, что ты можешь в этом разглядеть измену. Прости меня, Дим, я больше не повторю этой ошибки.
        - Второй раз за сегодня ты называешь меня по имени, - заметил я, нахмурив брови. - А ведь только что сама заявила…
        - Прости меня, мой архидьявол, я больше не повторю этой ошибки, - поправилась жрица.
        - Так-то лучше. Впредь не забывай, кому ты принадлежишь, - кивнул я, осторожно приподняв лицо дьяволицы за подбородок. - А теперь расскажи мне, какие у вас там, в крепости, новости?
        Ада подалась вперед, прильнула ко мне упругой грудью и, томно вздохнув, сообщила:
        - Адам принуждает беров к подчинению. Наги приползали за головой Касси. Вроде бы ничего особенного не случилось. Главные новости - наш лорд нашел месторождение небесного железа.
        - Азиль - трепло, - прокомментировал я, отходя от собеседницы. - Что ж, раз у нее такой длинный язык, стоит ее наказать.
        - А это не она сказала, - тряхнув гривой рыжих волос, заявила Ада. - Рассан проболтался Адаму, а тот - рассказал мне. Но… Если ты хочешь, ты можешь запретить нам обсуждать дела…
        - Нет, обойдемся без запрета. Что ты думаешь по поводу железа и орков?
        - Нам нужны деньги и оружие, - пожала плечами жрица. - Сейчас ты подчинишь ликанов через Рьерта, а орки уже копают металл на их земле. Нам, так или иначе, придется вступаться за волков - они же союзники.
        - Слово «союзник» подразумевает равноправие, - возразил я, покачав головой. - А в моей империи никто не будет равен дьяволам. Остальные могут быть равны между собой, но мой народ всегда будет выше по определению.
        Ада улыбнулась, демонстрируя белые клыки.
        - Именно этого Асмодей от тебя и хочет, - заявила она. - И этого жаждет весь твой домен. А с орками нужно попытаться договориться.
        - Все хотят и жаждут, когда архидьявол принесете им мир на блюдечке… Вот только в управляющие годятся единицы, - хмыкнул я в ответ. - Куда девать остальных?
        - Нас не так уж и много, чтобы не хватило работы на каждого. Пока что, конечно, столько рук не требуется, но если ты действительно нацелен создать свою империю…
        - Что значит «если»?.. - усмехнулся я.
        Ада улыбнулась шире и вновь прильнула ко мне. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до моего уха. Чуть прикусив мочку, жрица горячо выдохнула:
        - Ты так заводишь меня, когда говоришь таким тоном…
        Подхватив дьяволицу, я шагнул в сторону трона и, бросив Аду на сидение, задрал ей юбку. Опираясь на подлокотники, она оглянулась с довольной улыбкой. Перехватив ее хвост, накрутил его на предплечье и, не тратя сил на прелюдии, я воспользовался положением.
        Когда через некоторое время стоящая коленями на теплом полу жрица взглянула на меня снизу вверх, облизывая губы, подал ей руку.
        - Итак, - переводя дыхание, продолжил наш разговор я, - ты предлагаешь оставить запас слуг на тот период, когда наша власть распространится на большие просторы.
        Поднявшись на ноги, Ада отряхнула юбку, будто та могла испачкаться в домене. Ее хвост вяло болтался, да и сама жрица выглядела расслабленной. То ли эффект места, где все произошло, то ли я действительно поднаторел в занятиях любовью с дьявольскими девушками.
        - Это самое очевидное решение, - заявила она. - Кроме того, ты же будешь закрывать ими дыры в местной системе управления. И те, кто идут с тобой сразу - как и всегда, рискуют больше, но и получают возможности выгоднее. Если хочешь, я могу заняться предварительной сортировкой домена, чтобы при необходимости ты сразу брал подходящих.
        Я кивнул, осознавая, что вообще-то мог бы и сам до такого додуматься. Да и в принципе пора переходить на делегирование полномочий. Предположим, один наместник будет рядом с Рьертом - пусть должность отойдет Азиль, не страшно на данном этапе, если что, девчонку всегда можно сместить. К берам отправится кто-то другой, но точно не Адам - такая корова, как говорится, нужна самому. Если воевода смог как-то объяснить медведям, почему они неправы, это, разумеется, требует поощрения, но и отпускать его в свободное плавание просто нельзя - слишком ценный кадр.
        - Кстати, ты не думал о том, что раз можешь притягивать сюда дьяволов, то можно точно также проводить их отсюда к себе? - негромко спросила Ада, оглядывая ряды полок с разложенными мной вещами.
        - У меня пока нет времени, чтобы этим заняться всерьез, - ответил я, пожимая плечами. - Но если ты знаешь, как это сделать быстро и дешево - внимательно тебя послушаю.
        Жрица нахмурила лоб.
        - Я обязательно подумаю над этим, мой архидьявол, - прижавшись ко мне, заявила она. - Кстати, я не сказала тебе, что хочу сделать из Кориалис новую жрицу Асмодея.
        Я вскинул бровь.
        - Это реально?
        - Более чем, - кивнула Ада. - Она уже благословлена Асмодеем, так что упускать такую возможность будет по крайней мере глупо. В будущем, конечно, можно изменить жреческую структуру власти, распределяя по важности каждого ее члена, однако пока что нам все равно больше и брать-то некого.
        - Ладно-ладно, я уже понял, что ты пытаешься сейчас получить одобрение на то, чем уже занимаешься, - хмыкнул я. - Даю добро, можешь дать ей сан. А если не получится - позови меня. Одну жрицу я уже создал, почему бы не сделать вторую. Кстати, она была беременна…
        - И еще десяток дьяволиц тоже готовятся, - кивнула моя собеседница. - В последнее время мне уже начинает казаться, будто наш народ наверстывает упущенное за те столетия, когда у нас с детьми было очень туго.
        Я не стал объяснять ей, что, вероятнее всего, она права. Мощь домена прокачивает дьяволов, восстанавливая положенные им по праву рождения силы и способности. Нельзя заставить импотента эрегировать, пока он не вылечит причину болезни. И та мана, которую мы всей толпой генерируем - это прививка, убирающая проблему полшестого.
        - Так вот, я хочу, чтобы Кори оберегали, - вернулся я к теме разговора. - Это нерожденное дитя - наше будущее. Что-то с ним случится, и первой, с кого я спрошу за это, будешь ты, моя маленькая дьяволица.
        - Я прекрасно понимаю, - кивнула Ада. - У Асмодея должны быть большие планы на этого ребенка, раз он позволил родиться еще одному полукровке. Хотя, если учесть, что ты здесь не рождался, тогда он, выходит, будет первым.
        - В теории и философию будем играть позже и в другой обстановке, - отмахнулся я, не желая заострять на этом вопросе внимание. - Пока что - нужно, чтобы этот ребенок родился. А с его судьбой разберемся позже.
        - Как скажешь, мой повелитель, - вновь склонила голову жрица. - Что-нибудь еще?
        Я потер подбородок. Борода как-то не росла практически, так, легкая щетина. При этом в Колыбели у меня уже возникло желание найти себе кого-нибудь достаточно ловкого, кто поможет с зарослями на морде. Тоже сказывается неполноценность дьявольской крови?
        - Я хочу, чтобы ты вошла в Круг, - сообщил я, глядя в золотые глаза.
        - В Круг? - эхом отозвалась она.
        - Да. И чем быстрее ты это сделаешь, тем будет лучше для нас всех.
        - Хорошо.
        - На этом все, можешь быть свободна, - кивнул я ей за спину, будто там имелась дверь, в которую действительно можно пройти.
        - Я буду скучать, мой архидьявол, - с улыбкой сообщила Ада и в мгновение ока исчезла, оставив меня в одиночестве.
        Впрочем, у меня и у самого еще куча дел на сегодня запланирована. Это до обретения домена я еще мог надеяться на беспечную спокойную жизнь. Однако ввязавшись в Игру, сам лишил себя права на отдых. Да и, честно говоря, стоит только подумать о своей прошлой жизни, как передергивает от омерзения - как можно было настолько все просрать?!
        Прямо скажем, характер у меня не сахар. Однако, как показывает мое бытие в Колыбели, что-то я все же умел и мог. Но сдался, свесил лапки. Довел себя до ужасного состояния и сдох - глупо и смешно помер на сетевом турнире. Хуже, пожалуй, только утонуть в сельском очке.
        Сжав кулак, я посмотрел на свою руку, надувшуюся мощными мышцами. Да, конечно, сила многое значит, тем более при столкновении с другими Героями. Но и мозги тоже нужны. Райс мог исправить свою жизнь, если бы действительно этого захотел, но он даже не пытался защищаться, когда его избивали дружки Кендалла. Верил в свою вину перед наследником клана Шерронов? Возможно, но разве это повод опускать руки?
        Интересно, а как там поживает маленький бедный клан?
        С этой мыслью я перешел в реальный мир. За окном выделенной мне комнаты - той же самой, где меня в свое время охраняли парни Эрьора - стояла глухая ночь. Темные тучи скользили по небу достаточно быстро, но если понаблюдать немного, становится ясно, что их не сдует никаким ветром.
        А ведь совсем скоро наступит зима. Как и в самом глухом средневековье, жизнь диких племен не то чтобы умрет, но активность намного снизится. Империя таким анабиозом не страдает - там и дороги мощные, и за порядком следят. Да и в целом быт под рукой драконидов налажен достаточно, чтобы жители не впадали в спячку, а трудились на благо владыки.
        Сидя на кровати, я глядел в окно, дожидаясь, пока наступит утро. От нечего делать вспоминал, что рассказывала Хаэль. Итак, магия марун, в сущности, проста, как и наши дьявольские сигилы, однако выглядит куда разнообразнее, и в то же время менее практично. В какой-нибудь РПГ игре ее обязательно отнесли бы к магии Жизни или стихии Дерева.
        Проблема в том, что все эти друидские чародейства работают только вблизи с источниками - растениями. Грубо говоря, в городе особо не поколдуешь, так как там живого дерева практически нет. На огороде можно повысить урожайность - да и только, пожалуй. Но стоит пересечь городскую черту, выйти в лес - и перед тобой открыты все возможности.
        Конечно, самих способностей, уже заготовленных для обучения, не так уж и много. Полезными для меня выглядит лишь Восстановление - когда ты вбираешь в себя жизненные силы из окружающего мира и можешь залечить раны, умертвив несколько старых стволов и всю флору в небольшом радиусе от себя. Древесный Щит для меня совершенно бесполезен - нарастающая чешуя коры защитит от дробящего удара, да и то не слишком сильно. Атакующей магии у марун, похоже, либо нет, либо Хаэль пока мне ее не показала. В любом случае, главное из ее урока я вынес.
        Оставалось выбраться на природу с рассветом и попробовать все эти чудеса на практике. Это огонь легко представить и им управлять, однако для точной работы с лесным волшебством потребуется больше концентрации - как и в моем таланте, тут нужно четко представлять, как именно и какой процесс происходит. Хаэль хотела устроить мне лекцию по фотосинтезу, но школьные знания позволили мне заткнуть ее за пояс.
        И да, работать с живой органикой сложнее, чем с базовым химическим процессом. Как-никак, а переменных в уравнении становится намного больше, и если допускать ошибки, можно не только не получить полагающегося результата, но и навредить самому себе. Именно по этой причине маги Империи учатся долго и упорно, а диких колдунов вырезают от греха подальше - ладно, если я по ошибке выжгу огород, другое дело - спалить к чертям весь лес. А все возможно, если подходить к делу без мозгов.
        Наполненное маной ядро требовало действий, однако я все равно не спешил. Пересев в кресло, закрыл глаза и, положив руки на деревянные части, постарался ощутить «единение», как это назвала маруна. Вот у нее получалось разбудить дремавшую в старой кровати жизнь, а я ничего не чувствую - сказывается отсутствие опыта.
        - Ладно, будем фармить «единение», - выдохнул я и, постукивая когтем по подлокотнику, налил себе вина из стоящего рядом кувшина.

* * *
        СВИНЦОВОЕ МОРЕ. КОРАБЛЬ «ВЕТРЯНЫЙ».
        Команда старалась единственного пассажира не трогать без крайней необходимости. Герой Талы внушал не уважение, а откровенный страх, однако капитан судна был не только умен, но и достаточно предан Гильдии, чтобы не отказываться от возложенной на него задачи.
        Они вышли в рейс уже достаточно давно, и вскоре предстояло сделать остановку в порту, чтобы набрать пресной воды и пополнить припасы. Несмотря ни на какого пассажира, капитан не собирался морить голодом и жаждой собственную команду. Некромант, конечно, опасен и страшен, но если матросов не станет - самому ему придется к оркам добираться вплавь.
        Гость же, казалось, наоборот, наслаждался поездкой. Раз в день он выходил на палубу и оглядывал раскинувшееся по оба борта бескрайнее серое море. Воды никогда не были здесь тихими и спокойными, каждый раз набрасывались на деревянные суда с такой яростью, будто их оскорблял сам факт существования корабля.
        Вот и сейчас, пока капитан на мостике отдавал приказания команде, Герой Талы Корн заложил руки за спину и с легкой улыбкой наблюдал, как беснуются волны. Соленые капли летели в его худое лицо, оседали на губах, порывы ветра дергали полы плаща, будто пытаясь раздеть пассажира «Ветряного», однако некромант даже не вздрогнул ни разу.
        Путешествие вот-вот подойдет к своей финальной точке. Орки там или дьяволы - какая разница, кого убивать, если все, так или иначе, попадут в руки Талы, единственной, кто разумно смотрит на жизнь?..
        - Капитан! - обернувшись к мостику, едва ли не впервые с момента, как взошел на борт, заговорил некромант. - Мы же скоро остановимся в порту?
        - Да, уважаемый.
        Капитан ожидал чего угодно от тревожного пассажира, однако тому удалось его удивить.
        - Я хочу сойти на берег в сопровождении пятерых матросов, - заявил Корн. - Мне понадобится пара часов. Это вас не слишком затруднит?
        Капитан пожал плечами, ломая голову, что планирует Герой Талы.
        - Никак нет, уважаемый. Пока загрузимся, у вас как раз будет время.
        - Хорошо, тогда подготовьте трюм для погрузки.
        - Что будем грузить, уважаемый?
        Некромант вновь улыбнулся. И хотя выглядело это достаточно мирно, все до единого видевшие лицо Героя вздрогнули от ужаса.
        - Трупы.
        Глава 3
        РАЛ, ГОРОД ЛИКАНОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        - То есть эти линзы на самом деле работают? - хмыкнул я, удерживая на пальце тонкую пленку. - Давайте попробуем.
        Найти жертву для эксперимента была несложно: вернувший себе трон Рьерт поселил в подвал несколько особо выделившихся мятежников. Вместе с Азиль мы спустились в камеру.
        - А тот, из стаи, с ним что? - ткнул я когтем в сторону сидящего в одиночном заточении ликана.
        Бывший ассасин выглядел откровенно жалко. Худое тело покрывали следы пыток, местами шерсть срезали с мясом, кое-где драли клещами, но все раны прижгли. Убийца смотрел прямо, но, очевидно, если и видел что-либо, оно существовало не в этом мире. Обхватив себя за плечи, ликан раскачивался на месте, не выходя из кататонического ступора. Из приоткрытой пасти на грудь узника стекала нитка слюны.
        - Он забрался ко мне в комнату, мой архидьявол, - хмыкнула Азиль. - Не могла же я упустить случая поиграть?
        Я покосился на спутницу.
        - Не помню, чтобы я разрешал доводить до такого состояния ценных заложников.
        - Так он мне под очарованием все рассказал, - пожала плечами та. - А пытки были уже после. Не отпускать же его? А так он послужил мне хорошим развлечением.
        - Впредь так не делай, пока не разрешу, - покачал головой я. - На нем могло быть наложено заклятье, позволяющее сохранить самую ценную информацию.
        Азиль кивнула, хотя по лицу заметно - командир со мной не согласна. Впрочем, ее согласие меня мало тревожит.
        - Он рассказал, где и как их тренируют? Может быть, сдал агентурную сеть? Или ты теперь знаешь, кто научил их делать линзы?
        - Он не знает ничего, мой архидьявол, - покачала головой она. - Все, что он помнил: утро перед нападением. Всего остального будто и не существовало. Я проверила, поверь мне.
        Я зло выдохнул сквозь зубы.
        - То есть ты напоролась на защиту, которую не смогла вскрыть очарованием, и решила запытать шпиона до сумасшествия?! Азиль!..
        Я саданул кулаком по стене, едва не вывернув кирпич из кладки. Костяшки обожгло болью, но ссадины тут же затянулись.
        - Я не дура, - огрызнулась дьяволица. - Мы нашли место, которое он вспомнил первым. Там проходили повозки. Караван уже ищут, все торговцы, хоть раз побывавшие рядом с Ралом, нам известны. Это лишь вопрос времени, когда мы их поймаем.
        Я глубоко вздохнул.
        - Разберись с этим, - приказал, все еще чувствуя злость. - А этот кусок мяса…
        Призвав огнешар, я бросил его в безумца. Пламя объяло израненное тело, ликан даже не пикнул, обратившись в пепел.
        - А теперь тащи мне кого-нибудь для испытаний.
        Через пятнадцать минут я был вынужден смириться с фактом - линзы действительно работают. Даже я, прокачанный тремя Героями, не смог сквозь них пробиться.
        - На данный момент это самая серьезная угроза для нас, - объявил я.
        Азиль, стоящая за спиной пленного, коротко кивнула. Хрустнула шея заключенного, и ликан свалился на пол.
        - Шила в мешке не утаишь, - безразлично глядя на труп мятежника, я продолжил мысль. - Хотела кресло наместника? Вот твоя первая задача, Азиль: выйти на след стаи и уничтожить производство линз. Всех, кто знает, как их делать - тоже.
        - А что с самой стаей?
        - Мне нужно знать, кто за ними стоит. Так что главных - приведешь ко мне. Остальные должны быть истреблены, без исключений.
        - Как пожелаешь, мой архидьявол, - склонила голову наместник.
        Отряхнув руки, будто мог в чем-то испачкаться, я покинул камеру.

* * *
        КАМОР, ГОРОД ЛИКАНОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Мое возвращение в столицу волков прошло буднично. Пребывали и другие лорды, а наш просто привел с собой «охрану» из дьяволов. И хотя я заметно выделялся на фоне сородичей, никто не связал лично меня и Героя Асмодея.
        После падения одной из крепостей Камор утратил былое величие. Жители бродили по улицам с опущенными головами, на нас вовсе старались не смотреть.
        Хватало и тех, кто пришел под чужими стягами. Пришельцы вели себя дерзко, уже всерьез считая себя хозяевами. Проходя мимо рынка, мы стали свидетелями грабежа - группа вояк, покрытая шрамами, в одинаковых кожаных куртках перетряхивала имущество бессильной торговки. За спиной ликанки с ужасом в расширенных глазах наблюдали за происходящим трое тощих детей.
        - А ну, стоять! - крикнул я, демонстративно снимая с пояса тяжелую булаву.
        Облачение на мне ничем не отличалось от остальной компании. Толстая кофта, поверх нее кольчужная рубашка. На предплечьях красовались выкрашенные кожаные браслеты с шипами по внешней стороне. Не то чтобы они особенно радовали функциональностью, но смотрелись внушительно. А с моими архидьявольскими габаритами - вдвойне.
        - Пошел прочь, - не оборачиваясь, рявкнул самый здоровенный из грабителей, - это наша территория, найдите себе другой район!
        Я чуть в голос не засмеялся от такой наглости. Однако пришлось играть роль, а потому я обернулся к Рьерту.
        - Мы здесь в гостях, - стараясь говорить, чтобы нас слышала вся округа, спросил его, - но вы - Верховный лорд, монарх ликанов. Что прикажете, ваше величество?
        Щенок, сильно возмужавший за последнее время, кивнул в сторону чужих бойцов.
        - Отрубите им руки.
        Вот теперь мы привлекли внимание распоясавшихся солдат. Разом бросив все дела, они похватали из ножен длинные мечи - стало быть, их хозяин достаточно богат! - и ощетинились ими, сформировав подобие строя.
        - Вы слышали приказ! - звонкий и какой-то соблазнительно взволнованный голос Азиль пронесся над толпой.
        Дьяволы красными молниями пересекли отделявшее их от жертв расстояние. Забивающий уши грохот и скрежет металла мгновенно сменился адскими криками. Ноздри затрепетали, чувствуя пролитую кровь.
        Семь бывалых вояк, завывая и скуля, ползали по грязной мостовой, не в силах подняться на ноги. Дьяволы Азиль с нескрываемым удовольствием ломали пальцы на уже оторванных руках.
        - Ты, - поманив к себе дрожащую от ужаса торговку, обратился Рьерт. - Все, что было у них - теперь твое. А самих грабителей гоните к замку, я поговорю с их хозяином!
        Нужно ли уточнять, что калек ринулись поднимать пинками буквально все горожане? Всего несколько секунд потребовалось ликанам, чтобы раздеть обезображенный отряд. Гора вещей свалилась к ногам торговки, а наша делегация в сопровождении каморцев и цирка уродов двинулась к уцелевшему замку лорда Рутера.
        По ходу движения к нам прибавлялось все больше жителей города. Подстегнутые Азиль дьяволы периодически пропадали из поля зрения, а к коллекции калек прибавлялись новые изувеченные. Кто-то уже кричал здравицу «Монарху Рьерту», другие метали в воющих безруких грязью и камнями.
        На мой скромный взгляд, все получилось даже лучше, чем я рассчитывал. После потери лордов горожане оказались предоставлены сами себе, в Каморе случилось несколько погромов, а потом - их жестко имели все, у кого хватало духу поднять руку на гражданское население. А Рьерт дал им самое ценное для униженных и оскорбленных - сладкое чувство мести.
        Естественно, нас попытались остановить. Кто-то из лордов, очевидно, не слишком умный, повел свой отряд нам навстречу с мечами наголо. Довольно улыбающаяся Азиль отдала приказ, и окровавленные регалии лорда, втоптанного в мостовую вместе с тремя десятками солдат матерого ликана, принесли монарху.
        Крепость открывать ворота не пожелала. В толпу полетели стрелы, не разбирая, кто и почему показался перед воротами. Пришлось вскинуть руку с булавой и создать Огненный Щит над собравшейся толпой. Снаряды вспыхивали, на лету обращаясь в праздничные искры.
        Опьяненный своей защищенностью народ буквально повис на створках, откуда-то в руках мастеровых появился таран. Ворота пали через две минуты, и разозленная масса горожан хлынула во двор.
        Через полчаса Рьерт, стоящий на крыльце крепости перед собравшейся толпой ликан, принял серебряную корону из рук двух уцелевших в восстании советников. Мне оставалось лишь усмехнуться - на ее изготовление пошла вся остававшаяся у меня мелочь, зато вопрос с разменом оказался закрыт.
        Конечно, все это звучит очень просто и легко. На деле же казна домена пополнилась внушительным количеством оружия и брони, золота и драгоценностей. Это наивному обывателю могло показаться, что дьяволы хватали по городу кого-то случайного.
        И два дня по улицам собирали тела погибших. Кого-то задавили в толпе, кто-то помер от народного гнева. Другим помогли откинуть копыта добрые соседи. Революция хоть и обошлась малой кровью, но эта кровь все же была.
        Скажи мне кто, что я спокойно стану решать судьбу целого народа, сам бы не поверил. Однако вот она - корона ликанов, блестит на голове Рьерта. Азиль, сменившая доспехи на роскошное черно-золотое платье, вьется вокруг коронованного мальчишки, будто кошка возле сметаны, того и гляди, сожрет беднягу.
        Улыбнувшись этому сравнению, я отвернулся к окну. Первый шаг сделан, какой-никакой союзник у нас теперь есть. С берами еще не до конца понятно, как поступить, однако с этим уже разберется Адам, до сих пор он остался единственным, на кого у меня нет причин повышать голос. Или я чего-то не знаю?
        В любом случае, как бы ни хотелось, а нужно двигаться дальше. Хорошо было бы, разумеется, запереться в крепости, трахать служанок и опустошать винный погреб. Но, увы, либо я действую, загребая жар собственными руками, либо загребут меня.
        - Лорд Дим, - с поклоном обратился ко мне один из уцелевших в резне лордов.
        - Да? - глядя на собеседника вполоборота, вскинул бровь я.
        А ведь хорош! Здоровый, как дьявол, с торчащими наружу клыками. На морде шрам перечеркивает шкуру некрасиво сросшимся бугром. Одет в нагрудник - мятый и царапанный так, будто на нем целого места не осталось. На наборном поясе широкий меч с загнутым лезвием, с другой стороны - кинжал, больше похожий на мачете.
        - Я лорд Вольд, мои земли примыкают к границе с марунами, - представился он. - У меня есть определенная репутация среди наших народов.
        - Я здесь дьявол новый, - усмехнулся, бросая взгляд на общающихся с коронованным монархом гостей. - Не подскажете, какая именно репутация, лорд Вольд?
        Он спокойно кивнул, переступая на месте, будто мы оказались на палубе корабля.
        - Мы - единственные ликаны, кто ходит по морям, лорд Дим.
        Пираты… Морские волки в прямом смысле слова.
        Улыбнувшись этому каламбуру, я взглянул на собеседника пристальнее. Если он ходит вдоль берега, тогда понятно, откуда в его ватаге столько железа. Остальные лорды таким обилием металла похвастаться не могли - максимум, таскали латы сами, а за спиной Вольда, подозрительно оглядывая собравшихся, стоит десяток бойцов в доспехах.
        В любом другом месте столь показная готовность сражаться - действительно угроза. Но когда на твоих глазах толпа рвет в клочья опытных воинов, у любого руки сами к оружию потянутся. Да и понимают морские волки, что присутствующие дьяволы их порвут, стоить только вытащить меч из ножен.
        - Рад знакомству, лорд Вольд, - чуть наклонив голову, проговорил я. - Чем могу быть полезен?
        Он кивнул, указывая на угол в стороне. Медленно повернувшись, я проследовал за ним. Об альковах, закрытых плотными шторами, речи, разумеется, не шло, однако, стоит говорить чуть тише, и тебя разве что по губам прочтут.
        - Перейду к делу, лорд Дим, - резко, будто бросаясь в омут с головой, заявил он. - Через мои руки часто ходят не самые законные товары. Однако вы - не один из нас, ликанские законы вам все равно что собачий скулеж - сколько ни лай, а укусить вас ни одна псина не посмеет.
        Меня откровенно удивила его манера высказываться о сородичах. А еще навела на мысли. Якшайся Вольд исключительно среди своих, в его речи никто бы и не услышал столь унизительных для любого ликана слов. А он выходит из зоны, так сказать, комфорта, вертится в самых разных кругах, стало быть, и кругозор шире, и полезные знакомства имеются. Да что там, уверен, он и с Империей делишки проворачивает!
        - Наши законы действительно выше любых чужих, - спокойно кивнул я. - Но давайте к сути, лорд Вольд.
        - А суть проста, лорд Дим, - хмыкнул он, отчего торчащие клыки выглянули еще больше. - И вам, и нам нужно уютное место, где можно укрыться от тревог. Крепость Ольх отлично подойдет для перевалочной базы моих кораблей. Не удивляйтесь, мы не раз там останавливались до вашего захвата… Перестали, когда пропало трое матросов в проклятом подземелье.
        - Я удивлен, что вы хотите сделать из моей вотчины перевалочную базу, - хмыкнул в ответ.
        - Много мы места не займем - там рядом бухта имеется удобная, - продолжил рассказ пират, - сверху ее не достать, однако можно по тропинке спуститься. В общем, я предлагаю вам часть добычи в обмен на верфь, где мои ребята смогут отдохнуть и отремонтировать суда.
        - И какую же часть? - вскинул бровь я.
        - Десятую от капитанской, - еще чуть тише произнес моряк.
        - Дайте угадаю, доля капитана - половина добычи или выручки, так? - хмыкнул я.
        - Именно, - кивнул он с довольным оскалом на морде.
        Я взял паузу на несколько секунд. Очевидно, что меня пытаются поиметь, либо проверяют на прочность. Банда морских разбойников под боком защищенной крепости - это, конечно, несколько десятков дополнительных мечей, а с другой стороны - это десятки шпионов там, где их как раз быть не должно.
        - Что ж, лорд Вольд, - протянул я, - давайте рассказывайте, почему вам и вашим судам вдруг ни с того ни с сего понадобилось убежище. Вы - волки морские, просоленные ветром и штормами, и тут - бежите ко мне под бочок. В бухту к дьяволу, лишь бы не попасться кому-то еще более страшному, чем мы. Вы ведь не спроста заговорили со мной о вашем влиянии среди марун, так? Им что-то стало известно, вы подслушали и теперь бежите, поджав хвосты.
        Вольд скривился - но не оскорбленно, скорее, раздосадовано, мол, не получилось. К чести сказать, отказываться от разговора он не стал, чем еще раз доказал свое отличие от обычных ликанов.
        - Надвигается Великий Поход, лорд Дим. И орки готовятся к выступлению в степь. Проблема в том, что они не единственные, кто хочет повести все изначальные народы на бойню с Империей.
        - Есть и другие претенденты?
        - Торрены тоже хотят своего Верховного Вождя, - признался моряк. - А как вы сами понимаете, когда за дело берется армия, мелкому бедному кораблику уже ничего не остается на выжженных берегах.
        Или, скорее всего, ты что-то у орков или быков спер. При этом это «что-то» настолько важно, что за твоей блохастой башкой будут гоняться по всей Колыбели. Интересно, что же это?
        - С этого места поподробнее, лорд Вольд, - склонив голову к собеседнику, предложил я.
        - Предлагаю сделку, лорд Дим, - почуяв мой интерес, схватился за ниточку ликан. - Вы нам - убежище, мы вам - информацию и часть добычи.
        Я хмыкнул, выпрямляясь и оглядывая зал. Монарх шагал в компании дьяволицы и советников, направляясь в нашу сторону. Так что оставалась минута, чтобы заключить кривую сделку или же…
        - Встретимся вне замка, лорд Вольд. И будьте готовы, - чуть склонив голову, я оставил моряка размышлять над моими словами. - Ваше величество! - повысив голос до нормального, я поклонился приближающемуся Рьерту.
        - Дим! - радостно улыбаясь, воскликнул тот. - Нам пора в зал. Сегодня будет пир в нашу честь!
        - Ваше величество уже говорит о себе во множественном числе? - с улыбкой ответил я. - Далеко пойдете, монарх, далеко пойдете.
        Лорд Вольд сделался максимально незаметным, и так же тихонько прошмыгнул за мной. Его бойцы, встретив вожака, сразу же скрыли его за своими широкими спинами. Я проводил их удаляющуюся компанию взглядом.
        Да, у морских волков видна и иная стать и больше готовности к жаркой драке не на жизнь, а насмерть. Вот что значит кругозор - они побывали за пределами своей крохотной Ликании, знают, почем фунт лиха. Не то что местные изнеженные лорды и их, с позволения сказать, воины!
        - Я готов официально объявить о нашем союзе! - пояснил Рьерт, оказавшись в шаге от меня. - Мы, конечно, слово тоже держим, однако лучше будет рассказать обо всем без утайки.
        Я бросил короткий взгляд на Азиль. Наместница улыбнулась мне, в золотых глазах пляшут бесенята, хвост подергивается в предвкушении. Вот интересно, Рьерт хоть на капельку знает эту садистку, которую самолично пригрел у себя на груди? Такую змею хрен зачаруешь дудочкой. Прямо вижу, как она обвивается вокруг него и сдавливает, сдавливает так, что у маленького ликана наружу кишки вылезают вперемешку с костяной трухой. Впрочем, мне-то какая разница, какие у них постельные утехи?
        - Да, разумеется, - кивнул я, возвращаясь к разговору. - Тогда пойдемте, ваше величество?
        Рьерт двигался первым, за его руку держалась Азиль, как бы демонстрируя одновременно как расположение монарха к дьяволам, так и застолбив место, отсекая иных кандидаток в фаворитки правителя. Следом за этой парочкой шагали советники, слетевшиеся в замок после коронации со всех земель и от каждого лорда. Последним топал я, погруженный в свои думы.
        Итак, с ликанами мы закончили. Остается разобраться, что делать с пиратами и на какую сторону встать в борьбе за место Ленина в намечающейся войне. Не хотелось бы оказаться меж двух огней, но и отказываться от выгодного предложения Вольда - глупо. По крайней мере, пока он будет мне полезен, а там - ну, подумаешь, корабль затонул, с кем не случается? Это море, а оно всегда опасно, особенно если тебе прожгли дырку в палубах.
        Уже увереннее улыбаясь, я прошел в зал, где набилось столько народу, что в громадном помещении стало душно. От позолоты и сотен свечей исходило столько света, что глаза резало. Однако никого эта кичливая роскошь не беспокоила - сегодня народ собственноручно усадил себе на шею самого зависимого правителя на свете. И для народа это - праздник.
        Не будем его портить. У них впереди еще вся жизнь, чтобы осознать, какую ошибку совершили и какого лорда поддержали. Помахав сразу всем, я опустился за стол слева от монарха и потянулся к стоящей рядом уже благоухающей ягодным вином чаше.
        - За его величество! За монарха Рьерта! - громогласно объявил я, поднимаясь на ноги и сжимая кубок в руке. - До дна!..
        Единоначалие полезная штука - никто не качает права, не пытается подсидеть занявшего трон. Так что когда пришедшие на праздник лорды стали падать под стол, исходя пеной изо рта, я лишь бросил взгляд на довольно улыбающуюся Азиль и отсалютовал ей кубком. Принятое перед началом пира противоядие сохранило жизнь лишь тем, кто был заранее определен наместницей домена.
        Монарх должен быть один. А потому все прочие претенденты должны умереть.
        Глава 4
        Операция прошла без моего участия, если не считать за таковое мое согласие. Азиль, взявшись за дело еще после захвата Рала, накопала достаточно информации о ликанских лордах, чтобы оценить полезность каждого как для нас, так и для самого Рьерта. Те, кому повезло, теперь взирали на лежащие по всему залу трупы, с ужасом роняя кубки.
        Под высоким сводом повисла долгая тишина, слышно было лишь как судорожно пытается вдохнуть кто-то из сипящих под столом отравленных. Дьяволы, до того незаметно стоявшие у стены, пришли в движение, будто репетировали - синхронно, красиво и чертовски пугающе. В руках рогатых воинов блеснули ножи, а в следующую минуту зал заполнился звуками вспарываемой плоти и ударов металла о кости.
        - По воле монарха ликаны больше не станут воевать друг с другом, - объявила Азиль, стоя за троном Рьерта, молчаливо взирающего на разрезаемые дьяволами тела. - Среди пришедших на пир нашлись те, кто счел, что более достойны править. К счастью, в зале оказались и те лорды, кто не поддался столь позорному искушению. Вы, - дьяволица обвела рукой выживших, - избраны служить своему монарху, и ваша верность не останется без награды!
        Мне оставалось лишь закусить щеку изнутри, чтобы не заржать. Что Азиль отравит вино я, естественно, знал. А вот как они с Рьертом это станут объяснять, оказалось забавным сюрпризом. Но раз уж я одобрил Азиль в качестве наместницы, нужно поддерживать ее начинания. Конечно, она могла наломать дров - кто не без греха - но все же шанс дать я был обязан.
        Меж тем фальсификация окончилась, и убитых оттащили в сторону, чтобы не мешали высоким гостям слушать своего господина и повелителя. Я заметил пару мелькнувших украшений - покойникам уже не понадобятся, а моим воинам тоже нужны деньги на карманные расходы.
        Монарх наконец медленно поднялся с трона и обвел руками помещение.
        - Лорды! - обратился он к своим «сторонникам». - Мы все с вами прошли через многое. Мы воевали с берами плечом к плечу. В прошлом даже случалось сражаться между родами. Однако с сегодняшнего дня всем распрям пришел конец! - решительно заявил он, опираясь кулаками на стол. - Те, кто оказался недостоин будущего, сейчас лежат мертвые, и вместе с ними я отвергаю любую вражду между ликанами! С этого дня вы, мои верные братья, будете олицетворять не только свою власть над жителями нашего края, но и мою.
        Это заявление не смогло достучаться до разумов все еще ошарашенных лордов. Куда красочнее и выразительнее для них смотрелась гора изуродованных посмертными травмами тел, понемногу заливающих пол еще теплой кровью.
        - Те, кто ушел в прошлое, - продолжил вещать монарх, - оставили нам достаточно, чтобы всем присутствующим хватило и земли, и подданных. Их территории - отныне ваши. Своим первым приказом как монарха я разделяю земли Ликании между всеми присутствующими!
        Вот теперь уцелевшие ожили, приободрились, оглядываясь по сторонам. Плечи расправились, в глазах вспыхнул жадный огонек. Готов поспорить, каждый из них сейчас уже прикидывал, какой именно кусок земли ему свалился с неба. И главное - за что, за то, что были слишком ленивы, чтобы организовать собственный заговор, либо присоединиться к уже начатому соседом. Плюшки действительно впечатляющие: все же, хоть лес волков и небольшой, а освободилось почти две трети всех земель.
        - Сегодня вечером вы принесете мне клятву верности, - после короткой паузы заговорил Рьерт торжественным голосом. - В свою очередь, я, как ваш монарх, обязуюсь защищать вас. Ваши проблемы станут моими, ваши интересы - моими интересами. Вместе, объединившись, мы сможем сделать Ликанию великой! Наши потомки навсегда запомнят этот день - день, когда мы сложили оружие и вместе заложили основы единого закона и процветания нашей великой родины!
        Стоило ему вскинуть кубок, тронный зал утонул в волчьем вое. Задрав головы к потолку, вожаки ликан выражали одобрение в более знакомой и привычной для них манере. А я уж и забыл, что они - звери, ожидал скорее жидких аплодисментов. Что же, еще одно напоминание - всегда нужно помнить, где и с кем ты ведешь дела.
        - Сейчас стража вытащит трупы предателей, и мы продолжим праздновать! - объявил Рьерт, безбоязненно отхлебывая из кубка.
        Мне оставалось только улыбаться, глядя на то, какого ликана я создал. А ведь при первой встрече он был еще совсем неразумным щенком. Как, однако, быстро растут чужие дети.

* * *
        По итогам карательной операции народу действительно объявили, что группа лордов попыталась осуществить вооруженный переворот прямо на пиру. Однако сперва врагов оттеснили от монарха оставшиеся верными ликаны, а потом к делу подключились и дьяволы. Сообщение о нашем союзе на фоне столь грандиозных событий прошло совсем незаметно. Однако те, кто поумнее, осознали - мир изменился.
        Обошлось малой кровью. Единственный, кому не повезло - виночерпий. Но парень сам виноват, приложился к хозяйскому вину, решив, что от пары кубков лорды не обеднеют. Впрочем, его семье Рьерт выделил пенсию - официально отравленный пал под ударами бунтовщиков. Раны от оружия нанесли всем, кто «умер, подняв руку на монарха», а то, что они посмертные - кто их проверять станет? Криминалистов в лесу не водится. Изуродованные тела просто сожгли тем же вечером, побросав в одну кучу.
        Воины павших владык оказались растеряны, лишившись руководства, и были взяты в оборот этой же ночью. Те, кто не хотел признавать нового хозяина, разоружались и, закованные в цепи, покидали город в направлении крепости Ольх. Мне лишние руки пригодятся - а если будут непослушными щеночками, отправятся в жертву Асмодею.
        Другая судьба ждала воинов переметнувшихся - как и следовало ожидать, это была целая категория гвардейцев постарше. Они уже не раз сменяли правителя - иногда своими мечами - так что ничего необычного для них и не случилось. К тому же все условия службы сохранялись без изменений.
        Разжиревшие за счет чужих территорий лорды монархической Ликании получили небольшое усиление собственных отрядов. Однако им еще предстояло провести не только проверку деревень и городков, но и навести там порядок, если кому бунтовать вздумается.
        Я же, дослушав отчеты Азиль, отправился на встречу с пиратами. Поспать за ночь нам так и не удалось, пришлось кое-где бегать и следить, чтобы все приказы выполнялись в точности, так что накопившаяся усталость давала о себе знать, и настроение у меня было не лучшим.
        - Длинный выдался день, лорд Дим, - сидящий напротив меня Вольд со стуком поставил опустевшую кружку на стол.
        По морде видно - флибустьер тоже не сомкнул глаз, голос охрип, веки отяжелели и набрякли. Да и движения куда грубее, чем обычно. Лорд вымотался и держался на ногах скорее из упрямства, чем на собственных силах.
        - Ликанию ждут большие перемены, - кивнул я, чтобы поддержать разговор.
        Заведение, где расположились пираты, явно знавало лучшие времена. Из-за прошедших в Каморе погромов часть мебели до сих пор не успели заменить, запасы пойла также подходили к концу. Хотя бы кормили здесь сносно, впрочем, я не припомню, чтобы хоть раз стряпня ликанов оставила меня равнодушным.
        - Многое изменится, - согласился Вольд, кивая своим подопечным, рассевшимся по всему залу.
        Моряки отставили недопитые кружки и дружно покинули таверну. Едва за последним хлопнула, закрываясь, дверь, вожак морских волков повернулся ко мне с улыбкой.
        - Что ж, лорд Дим, я готов вас выслушать.
        Пожав плечами, я забросил ложку теплой каши в рот и прожевал. Затем, ощущая на себе нетерпеливый взгляд собеседника, поднял кружку с компотом, приятный ягодный вкус растекся по языку, заполнил рот. Какое же удовольствие вот так сидеть и наслаждаться едой, пускай и однообразной, зато очень вкусной и сытной.
        Мы расположились у окна, и яркие солнечные лучи били в исцарапанную столешницу. Однако заткнутый слюдой проем уже покрывали мелкие узоры ранней изморози. Дыхание подступающей зимы ощущалось все сильнее, часть горожан уже переоделась в теплые вещи, хотя, на мой взгляд, им должна помогать шерсть.
        Как бы там ни было, за ночь температура резко упала, перевалив за минус, и вскоре наступит пора забиваться в норы до весны. Конечно, это пока что всего лишь первые заморозки, однако с каждым днем зима подбирается ближе. Недаром Великий Поход затевают именно сейчас - все урожаи убраны, комбикорм для скотины заготовлен, а зимой заняться нечем - так почему бы и не повоевать?
        Пока орки с торренами решат, кто сядет в кресло Верховного Вождя, как раз снег ляжет. И лучшим способом согреться станет размахивание оружием. Но, разумеется, ни тем ни другим не нравится просто с ним тренироваться, нужен теплокровный враг, чтобы каждый удар отнимал жизнь и в лицо брызгало терпкой и горячей кровью. Чтобы самок можно было валить не на торчащие во все стороны ветки и травинки, а на мягкий снег, окрашенный кровью ее только что убитого самца - мужа или отца. Р - романтика!
        - Итак, лорд Вольд, - решив, что достаточно потрепал собеседнику нервы, медленно заговорил я. - За вами начнут охоту, кто бы ни вышел победителем из схватки за место Верховного Вождя.
        Он подобрался, на плечах косматыми волнами вздыбилась шерсть. Веки еще больше нависли над желтыми глазами, казалось, секунда и знатный флибустьер взорвется негодованием и обвинениями.
        - Не советую мне врать, - остановил его жестом я, не купившись на спектакль. - Обман - дело такое, у дьяволов он в крови, мы сразу чуем, если нам хотят солгать. И поверьте мне, уважаемый, вам не понравится, если я разозлюсь.
        Вольд моментально расслабился, напускная ярость исчезла, выдавая свое неестественное происхождение. Не дурак он, совсем не дурак. Вот что значит кругозор. Его собратья лорды, ни разу дальше собственного надела не выходившие, куда как примитивнее. Впрочем, это закон: кто хоть раз обошел вокруг хаты, всегда мудрее тех, кто ее никогда не покидал.
        - Итак, меня очень беспокоит, что же вы такое желаете спрятать в моей бухте? - запуская ложку в кашу, спросил я.
        Ликан несколько секунд раздумывал, но, очевидно, нужда была сильнее желания сохранить тайну. Это само по себе указывает, насколько ценную вещь выкрали морские волки.
        - Последний Великий Поход был давно, - проговорил он, царапая когтем и без того ободранную столешницу. - Однако мне подвернулся случай разжиться регалией Вождя. Каждый раз, когда мы шли воевать с Империей, этот символ власти находился при лидере. Тогда я решил, что это отличная идея: припрятать артефакт до поры до времени, а там, кто знает, и продать его.
        Я хмыкнул.
        - Вы ходите в море, лорд Вольд, наверняка могли бы не только надежно спрятать его, но и продать Империи.
        Он дернулся, как от удара под дых, но тут же взял себя в руки.
        - Имперцы хотели его купить, это правда, - сознался ликан. - Однако вместо соблюдения договора решили перебить нас и забрать товар силой. Я с трудом унес ноги, потерял почти треть воинов… И кто-то после этого пустил слушок, что символ власти - у меня.
        Я кивнул, будто так и знал. Ребята драконидов явно разбираются, как вести бизнес. Не получив в свои руки ценную добычу, воспользовались местной системой оповещения «одна бабка сказала», у кого ей разжиться. Вот зачем нужны связи в стане противника. Вольда пока что спасает лишь то, что на данный момент и оркам и торренам важнее определиться, кто поведет остальные расы в бой. Но как только этот вопрос будет решен, пиратов вобьют в землю по ноздри и отберут нужный предмет, уже не спрашивая разрешения.
        Откинувшись на спинку стула, я побарабанил пальцами по столу. Очевидно, мне придется вмешаться в Великий Поход. И, похоже, у меня только что появился аргумент в переговорах с орками.
        - Вы отдадите его мне? - решив прояснить последний момент, спросил я.
        - Думаете, после того, что я прошел ради…
        - Ты откусил больше, чем можешь проглотить, Вольд, - отбросив манеры, заявил я. - Ликаны ни при каких обстоятельствах не дадут тебе надежной защиты. Другое дело дьяволы: нас уже пытались прижать и ваши лорды, и беры, и наги. Однако я всех заставил заплатить за наглость собственными жизнями. Так что мой ответ таков, лорд Вольд: бухта дьявола станет вам доступна только в обмен на артефакт Вождя. А за пользование моей территорией вы и ваши корабли станут платить мне фиксированную сумму. Скажем, золотую монету с корабля. Это цена в сутки, разумеется.
        - Это бессмысленный разговор! - хлопнув ладонью по столу, заявил он, гневно раздувая ноздри и подвывая. - Если я отдам вам артефакт, мне не будет нужды прятаться…
        - Уверены? - хмыкнул я. - А то ведь мало ли кому станет интересно, за какие такие заслуги в ваш карман падает некое количество имперского золота. Честно признаться, я вот чем больше об этом думаю, тем больше мне и самому интересно…
        Нужно отдать ему должное, Вольд лишь хмыкнул в ответ на мои слова. Понятно, он всегда может сказать, что взял деньги в бою… Но не такие же суммы! У меня, разумеется, нет прямых доказательств, но косвенные…
        - Для того, кто только что появился в наших лесах, вы слишком много знаете, - заметил пират, но по виду не похоже, будто он на самом деле расстроен.
        Я лишь пожал плечами в ответ. Действительно, не рассказывать же ему, что с сегодняшней ночи его первый помощник фактически работает на меня. Всего и делов, что приставить нужную женщину, а потом, когда дорогой постоялец уснет, заглянуть в гости и очаровать расслабившегося ликана. Стереть воспоминания о неожиданном пробуждении и доверительной беседе после этого легче легкого.
        Лоточница - та самая, с которой и началось народное восстание в Каморе, с радостью согласилась приютить щедрого моряка на одну ночь. Тем более что дьявол, присланный по приказу Азиль, тоже не отличался скупостью. Так что Арима за несколько часов из едва сводящей концы с концами ликанки превратилась в состоятельную и завидную невесту.
        - Чувствую себя крысой, зажатой в углу, - оскалился Вольд. - Но отчаянье обреченного может быть опаснее, чем кажется на первый взгляд.
        Спокойно сложив руки на столе, я медленно сжал кулаки, внимательно разглядывая красную кожу на костяшках.
        - Наверняка вы, лорд Вольд, знали, насколько рискованно садиться играть за стол с дьяволом, - медленно проговорил я. - Так чего теперь удивляться, что ваша душа в его когтях? Я дам вам сутки на размышления. Если ответ мне не понравится, боюсь, крыса не найдет того угла, где могла бы зажаться.
        Поднявшись, я бросил пару золотых на стол и вышел на холодный воздух. В лицо, будто тараном, ударил обжигающе ледяной ветер, но уже через пару мгновений кожа нагрелась, и от меня пошел легкий парок, как от работающего двигателя. Дьяволы - горячие парни.
        Едва дверь за моей спиной хлопнула, отряд дьяволов, уже разоруживший бойцов пирата, отошел от груды оружия, лежащего на земле. Поверженные моряки, утирая разбитые носы, злобно косились на своих противников, однако пока никаких ответных мер не предпринимали.
        - Идем, ребята, у нас еще куча дел на сегодня, - позвал я своих, сбегая с поскрипывающего крыльца.
        Оставленные без внимания ликаны бросились к оружию. Едва они похватали свои мечи, явно намереваясь отыграться за позорное поражение, из таверны, решительно толкнув дверь, вышел Вольд.
        - Лорд Дим! - крикнул он нам вслед, жестом осаживая излишне горячих подчиненных.
        Обернувшись, я хмыкнул, разглядывая недовольные морды униженных и оскорбленных. Похоже, мои дьяволы чуть перестарались - у одного подбит глаз, другой волочит ногу, третий щупает языком выбитый зуб. А ведь едва до смертоубийства не дошло, хотя и было все тихо настолько, что мы с Вольдом, сидя под самым окном, даже не услышали ничего.
        - Я вас слушаю, лорд Вольд, - кивнул я, скрещивая руки на груди.
        - Я согласен, лорд Дим, - ликан бодро сошел с крыльца, под его сапогами захрустела подмерзшая грязь. - Оформим бумаги?
        Молодец, не стал орать на всю улицу, что заключает сделку с дьяволом. Глаза пирата бегло осмотрели окрестности, на мгновение мне даже показалось, он заметил спрятавшегося наблюдателя, приглядывающего за нами с крыши соседнего здания.
        Моряки, цедя проклятия сквозь зубы, со стуком вгоняли поднятые мечи в ножны. Ну да, раз мы договорились, шанс на реванш у них улетучился. Хотя кто знает, вполне вероятно, им еще доведется позвенеть клинками против моих бойцов.
        - Тогда, парни, ждите нас здесь, - обернувшись к дьяволам, приказал я и добавил: - Пиратов не калечить .
        И только произнеся вслух, понял, что вместо того, чтобы передать приказ телепатически, высказался во всеуслышание. И как! Это же практически иврит! Во всяком случае, в памяти сразу всплыла когда-то услышанная проповедь, очень уж произношение схоже.
        Это открытие меня повеселило. В голове все звучит одинаково, по-русски, но я ведь никогда не прислушивался, на каком языке на самом деле говорю, а здесь само собой выходит. Мне не пришлось переучиваться произношению, у меня нет акцента, я просто думаю на одном языке, а говорю на другом, будто у меня вместе с телом Райса вшитый переводчик в комплекте. И точно так же с нашим, дьявольским языком: захотел сказать так, чтобы только свои меня поняли, получил результат. Даже странно, что в моем присутствии никто до сих пор на нем не разговаривал. Или они считали, раз я полукровка, то просто не знаю дьявольского?!
        Если так подумать, и в Империи, и у диких все говорят на одном языке. Однако даже у ворот Альтары я слышал разные наречия. Выходит, у каждой расы есть свой культурный пласт, недоступный другим. Что это значит для меня?
        Думая об этом, я не переставал улыбаться, заходя обратно в трактир. Вольд уже удобно уселся за тот же стол и, сложив руки на него, с нервным ожиданием в глазах смотрел на меня. Возможно, моя улыбка даже задела его гордость.
        - Я бы хотел, чтобы вы перестали над нами потешаться, - заявил он, возвращая меня к реальности.
        Вскинув брови, я все же решил уточнить.
        - Потешаться, лорд Вольд?
        Он махнул рукой в сторону двери.
        - Не нужно этого. Все и так видят, что наш «монарх» оглядывается на вашу дьяволицу, проверяя, все ли верно он говорит. Я понимаю, что, возможно, было лишним приставлять своих воинов охранять место нашей встречи, однако зачем было их бить? Разоружать? - он недовольно скривился. - Что это, как не глумление над заведомо более слабым?
        Я пожал плечами, опускаясь по другую сторону стола.
        - По-моему, это просто недоразумение. Ваши воины решили воспротивиться моим. А ведь меня тоже охранять должны, сами понимаете, мы с вами оба лорды, и у нас обоих есть те, кто зависит напрямую от нашего благополучия. Это простое недоразумение.
        Вольд горько усмехнулся, скаля клыки.
        - А навязывание своего влияния на мой народ и на меня самого - тоже недоразумение?
        Я ответил на его усмешку.
        - А вы столь неожиданно воспылали любовью к своей родине? - спросил, протягивая руку к неубранному кувшину с компотом. - Тогда я расскажу вам вкратце, как пройдет этот разговор, лорд Вольд. Видите ли, вы не отравились на пиру лишь по той причине, что это я внес вас в список верных лордов. Да, конечно, если бы вы не подошли ко мне перед его началом, сейчас бы ваши кости, уже обугленные, отправились на перемалывание, а оттуда - на корм свиньям. Дьяволы - сильнейшая из рас на этом участке суши, и мы будем брать и делать то, что мы хотим. Говоришь, это навязывание своего влияния? Ты так считаешь? Я считаю прибыль!
        Он замолк надолго, глядя на меня так, будто я вот-вот вспыхну от стыда или меня унесет в Ад за столь откровенное признание. Но со мной, естественно, ничего не случилось.
        - Тогда мне не остается ничего иного… - проговорил Вольд, обреченно выдохнув.
        Кувшин лопнул, столкнувшись с его головой. Лорд рухнул мордой на стол, не успев дотянуться до меча, лежащего поперек лавки, на которой сидел ликан. Оглушенный пират медленно пошевелился, пытаясь дотянуться до оружия.
        Обойдя стол, я схватил его за загривок и взглянул в осоловевшие глаза.
        - Так эти линзы не только у стаи есть, - негромко резюмировал я. - Прости, но сегодня они тебе не помогут.
        И, выпустив когти, я воткнул пальцы ему в глазницы. Ликан захрипел, завыл, но его руки бессильно дернулись, оцарапав мой нагрудник. Выждав несколько секунд, пока убитый не замрет, я отбросил труп на пол и вытер пальцы о его одежду.
        - Убить их всех , - послал сигнал наружу я и сел обратно на лавку.
        Значит, Вольд работал со стаей. Еще один повод накрутить хвост Азиль, чтобы поторапливалась. Пора прижать этих щеночков к ногтю. А артефакт - первый помощник у нас под колпаком, с ним об этом и поговорим.
        Глава 5
        ЗЕСТОЛГОЙ, СТОЛИЦА КАМЕННЫХ ОРКОВ. ПОКОИ ВОЖДЯ.
        - Теперь ты понимаешь, почему не стоит решать все вопросы силой? - хмыкнул Ор’рамм, разглядывая собственного сына.
        Оба орка устроились на мягких шелковых подушках, разложенных около круглого столика, высеченного из мрамора. Дорогие тонкие занавески, отделяющие обеденную зону от остальных покоев, слегка покачивались под ветром, залетающим в раскрытые ставни, украшенные медными накладками.
        - Отец, я сделаю все, как ты скажешь, - покорно, но с достоинством склонил голову будущий Верховный Вождь.
        Ор’рамм довольно хмыкнул. Его толстые пальцы обхватили крохотную хрустальную стопку с мутной жидкостью внутри. Погрев немного напиток, вождь племени запрокинул содержимое в себя и замедленно выдохнул.
        - Когда ты пойдешь на битву с Империей, под твоей рукой будут не только наши воины, Ор’римм, - заявил он. - Желания и амбиции - вот топливо, на котором пылает костер победы. Если ты будешь лезть ко всем со своими указаниями и порядками, эта война принесет тебе лишь смерть. Слушай всех, кто тебя окружает, изучай их, научись понимать, что ими движет, и плати им исполнением этих желаний. Нет ничего плохого в Вожде, который знает, почему за ним идут в бой и кто как к кому относится. А вот стать Вождем, не сумевшим привести свой народ к победе из-за неосведомленности о соратниках - позорно.
        - Не зная правильного рецепта, хороший меч не выкуешь, - кивнул сын, глядя на отца.
        Ор’рамм довольно оскалился. Несмотря на свое положение, он никогда бы не доверил воспитание наследника кому-то другому. И годы доказали, что это правильный выбор: пока что будущему Верховному Вождю не хватает опыта, однако всю свою жизнь сын наблюдал за отцом и учился, все больше проникаясь властью, которую должен был вскоре получить. Ор'рамм мог гордиться своим потомком - лучшего и пожелать нельзя.
        - Итак, дьяволы, - налив себе еще, проговорил вождь каменных орков. - Расскажи мне, что ты о них думаешь?
        - Хочу дьяволицу себе в гарем! - рассмеялся Ор’римм.
        Отец поддержал отпрыска. Однако оба быстро успокоились.
        - Но спешить нельзя, - продолжил делиться мыслями сын. - Сейчас они еще не так сильны, однако уже подчинили себе и ликанов, и беров. Значит, у них есть чем заманить и остальных.
        - Маруны тоже согласились вступить с рогатыми в союз, - кивнул Ор’рамм. - И мы должны.
        - Но мы копаем железо…
        - И будем копать дальше, - махнул рукой вождь. - Только теперь уже открыто. Да, придется отдать часть ликанам и дьяволам, но смотри на это так - союзники получат мощное оружие для борьбы с нашим врагом. Это хорошо?
        - Хорошо, - согласился собеседник.
        - Но ковать его будем мы, так как больше просто некому, верно?
        - Все так, отец, - подтвердил Ор’римм.
        - И кто бы платил нашим ковалям за работу со звездным металлом, если бы мы не поделились им с союзниками? - прищурив левый глаз, задал новый наводящий вопрос Ор’рамм.
        - Выходит, ты хочешь увеличить силу нашей армии, а заодно еще и сэкономить на оплате дорогостоящей работы, - кивнул наследник. - Но будут ли дьяволы соблюдать договор?
        - Ха! - вождь задрал голову к потолку. - Да чтоб ты знал, ни один дьявол не посмеет нарушить собственное слово! Всего-то и нужно заключить с их главным сделку, и все они будут есть с наших рук!
        - Как же мы это сделаем? - нисколько не сомневаясь в словах отца, спросил Ор’римм.
        Вождь наклонился к сыну ближе.
        - Слушай, что ты должен сделать…

* * *
        ГДЕ-ТО В АСТРАЛЕ. ДЬЯВОЛИЦА АДА.
        Жрица Асмодея висела в пустоте, поджав ноги. Ощущения были непривычными, достаточно представить, что под тобой ничего нет, и начнешь погружаться в пустоту. Впрочем, длилось это не слишком долго.
        Ада не раскрывала глаз, однако и без того видела появление цветущей лозы рядом с собой. Зеленый стебель изогнулся, свешивая яркий бутон, а в следующую секунду из листьев сформировалось лицо Нэс, жрицы марун.
        Чуть левее в сполохе дыма и искр вышел из пустоты огромный каменный орк. Его тяжелое лицо выдавало уже порядочный возраст, впрочем, остальное тело еще сохранило силу и мощь.
        Ада медленно подняла веки, хотя здесь этого и не требовалось, чтобы разглядеть собеседников.
        - Полагаю, остальные не придут, - с легкой улыбкой произнесла дьяволица.
        - Круг изменился с того времени, когда к нам в последний раз приходил Ротар, - мелодичный голос маруны звучал в пустоте астрала, создавая иллюзию приятного звона колокольчиков.
        Жрица Асмодея хмыкнула, но говорить ничего не стала. Старый орк скрестил руки на груди, его глаза внимательно осматривали новую участницу Круга.
        - Дьяволы быстро набирают силу в последнее время, - заговорил он, проходя взглядом по фигуре Ады. - Ваш Герой добился успеха.
        - Все благодаря Асмодею и его воле, - довольно кивнула Ада. - Эта Игра уже перекроила Колыбель. Собственно, пока что мы готовы рассматривать ваши предложения о сотрудничестве. Возможно, остальные члены Круга со временем к нам присоединятся. Может, нет. В любом случае наш архидьявол будет придерживаться плана.
        - Он практически вынудил нас заключить договор, - обернувшись к орку, заявила Нэс.
        - И будем впредь придерживаться такого курса, - совершенно спокойно заверила дьяволица. - Тот, кто не встанет на сторону Дима, будет уничтожен, как потенциальный противник.
        - Ну надо же! Думал, эта встреча для мирных переговоров, - оскалился Ор’рамм. - А по факту нас хотят согнуть и заставить признать чужое главенство!
        Ада распахнула глаза шире, выказывая удивление.
        - Неужели вы действительно верите, что народ, не получивший своего Героя, способен добиться успеха в Колыбели?! - она рассмеялась, прикрывая рот ладонью. - Нет, уважаемые, если вы не согласны, мы прямо сейчас выдвинем своих воинов к Зестолгою. И уж поверьте жрице Асмодея, торрены с радостью придут к вашим шахтам вместе с берами, ликанами и дьяволами. Если маруны считают, что им удастся удержать нейтралитет, вскорости им станет безразлично абсолютно все в Колыбели - мертвые не переживают ни о чем.
        Ор’рамм задрал голову и рассмеялся. Его громоподобный голос, казалось, заставлял вздрагивать сам Астрал. Ада, внимательно отслеживающая и свои ощущения, и окружающее пространство, разглядела хитрые символы, неуловимые для зрения и в то же время четко чувствующиеся.
        Духи, определила она. Вождь орков явился во всеоружии. Астрал наполнен энергией, ее можно использовать, и если шаман того пожелает, духи, населяющие Астрал, встанут на защиту Ор’рамма и атакуют врагов без промедления.
        - А мне нравится твоя решимость! - прекратив смех, орк вытер выступившие слезы. - Что ж, тогда я с радостью встречусь с вашим Героем. Вот мое слово, жрица Асмодея: пусть ваш Дим выйдет в поединке против моего сына. Если будет угодно духам, и Ор’римм проиграет, каменные орки признают вашу мощь.
        - Это будет легкая победа, - гордо вскинув подбородок, заявила Ада.
        Глаза орка довольно сверкнули.
        - Да будет так! Бой один на один, без магии, без артефактов. Победитель станет Верховным Вождем и поведет остальных воевать с Империей!
        Ада улыбнулась.
        - Да будет так.

* * *
        ОКРЕСТНОСТИ КАМОРА. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Хаэль тяжело вздохнула, наблюдая за тем, как я вновь и вновь теряю концентрацию. Всем своим видом маруна выражала, насколько же ей неприятно иметь такого ученика. Однако, надо отдать ей должное, это никак не сказывалось на самом обучении.
        - Дыши глубже, - подойдя ко мне сзади, она положила ладони мне на плечи. - Расслабься, ты слишком напряжен.
        Кивнув, я действительно попробовал следовать совету, однако никак не получалось удержать контроль. Огненная магия подчинилась мне легко, я практически не прилагал усилий, чтобы обуздать ее. Однако волшебство марун требовало совсем иного.
        - Ты - часть этого мира, - перейдя на шепот, чуть нараспев произнесла Хаэль. - Почувствуй это родство, ощути себя частью большего. Весь мир - это безбрежный океан, а ты в нем - капля. Ты можешь быть один, но вокруг тебя полно таких же, как и ты, живых существ. Они растут под тобой, вокруг тебя…
        Голос учителя отступал на задний план, я вновь нащупал связующую нить между своей ладонью, лежащей на траве, и самими стеблями. Однако, стоило лишь попробовать на них воздействовать, мана просто выплеснулась в почву, не приведя ни к какому результату.
        - Не спеши, Дим, - повторила маруна. - Сперва тебе нужно научиться улавливать это единение и только потом пытаться им управлять. Ты никогда не остановишь жизнь, она кипит вокруг, пробивается ростком из почвы, плавает в воздухе. Чувствуй ее, вдыхай, ощущай в себе.
        Я молчал, чуть сжимая пальцами острые стебли зеленой травы. Сложно представить такое, если ты никогда не тренировал никаких вуду практик тибетских монахов. Для человека современного весь мир состоит из атомов, и разделять ее на растения и, допустим, камни - глупо.
        Мы не состоим из жизни, смерти или прочей херни. Мы - это надстройка разума над инстинктами, тонкая пленка усложненной формы биологического вида. Однако мы состоим из тех же атомов, что и атмосфера вокруг нас. А если копнуть дальше - то окажется, что атомы висят в абсолютной пустоте, на громадных расстояниях друг от друга. Так что вот, из чего мы состоим - из ничего. Мы - призраки, управляющие кусками мяса, надетого на кости из звездной пыли.
        Не важно, какое у меня тело, и в какой части вселенной я оказался, заключив сделку с Асмодеем. Я - это квинтэссенция знаний и умений человечества, и эти знания твердят, что никакого единения с миром Колыбели у меня быть не может. Даже дьявольская оболочка - плод магии, основанной на своих законах и правилах.
        Я подхожу к волшебству с точки зрения образованного человека, который достаточно цивилизован, чтобы не слышать в вое ветра грозные вопли мелкого божества. Я знаю, что звезды - не гвозди, прибитые к потолку, а далекие небесные тела, которые уже, вероятно, давным-давно погасли. Я знаю, что не может мыслить растение, каким бы сложным оно ни казалось аборигенам - для этого нужно иметь разум. А какой разум у одуванчика?
        Конечно, любой землянин способен вообразить такое, чего никакому жителю Колыбели и не снилось. Однако если отпустить на волю воображение, нихрена не случится. Магия работает не так, абстрактные картинки в ней не действуют, нужно осознавать, что ты делаешь.
        Именно поэтому мне так тяжело с магией марун - задействованы слишком сложные процессы. И для меня они сложны именно потому, что я о них знаю. Любой дебил способен представить растущий из-под земли стебель, но стоит пристально рассмотреть процесс, выясняется, что в этом росте задействовано столько сил и механизмов, что даже описать их все сложно.
        Куда проще взаимодействовать со стихией - тут же, по сути, чистая химия. Заставить воду выделиться из крови несложно, это простой распад на элементы. То же самое с выпариванием железа из человеческого тела - достаточно осознать, каким именно процессом ты хочешь превратить сердце врага в кусочек стали, остальное решается само собой.
        - Что ты делаешь?! - воскликнула Хаэль, отступая от меня на шаг.
        Открыв глаза, я с недоумением посмотрел на творение своих рук. Зеленые кустики, до того свободно колыхающиеся под моей рукой, теперь лежали высохшие. Смяв ломкие стебли пальцами, взглянул на погибшие растения.
        - Попробовал кое-что другое, - хмыкнул в ответ я, прислушиваясь к ядру.
        Что ж, кажется, я нащупал путь к овладению стихийной магией. Вода, которую я разогнал внутри зелени, вышла вся, оставив сухие растения без единой капли влаги. Слишком высокая скорость процесса фактически мумифицировала флору на небольшом участке - на земле остался четкий след моей ладони.
        - Зачем? - с непониманием глядя на меня, спросила Хаэль.
        Пожав плечами в ответ, я поднялся на ноги и отряхнул ладони. Говорить о том, что магия марун для меня недоступна, пока что еще слишком рано. Однако, как и бывает в настоящей науке, стараясь решить одну проблему, я нащупал дорогу к решению других, совсем неожиданных. Так, впервые в драке ударив каменным топором по такому же каменному топору врага, человек научился добывать огонь.
        - На сегодня достаточно, - кивнул я учительнице. - Пора заниматься делами более важными.
        И, не дожидаясь ее реакции, пошел в сторону города. Дел действительно накопилось порядочно. Раз с ликанами все вопросы улажены, самое время отправляться дальше.
        Шагая по влажной от растаявшего инея траве, потянулся к Аде. Однако жрица оказалась недоступна, хотя я мог с точностью сказать, что дьяволица сидит в своей комнате в крепости Ольх. Видимо, занята Кругом, что само по себе - отличные новости, каким бы ни оказался исход наших переговоров.
        Кстати, об этом.
        - Адам, ты занят ?

* * *
        ТЕРРИТОРИЯ БЕРОВ. ДЬЯВОЛ АДАМ.
        Переговоры принесли результаты, хоть и не те, каких ожидал воевода. Беры, вместо того чтобы обсудить предложение союза, быстро разделились на два враждующих лагеря - одни стремились под крыло более сильных соседей, пылая отчаянной ненавистью к Империи и драконидам, другие откровенно боялись менять привычный уклад, всеми силами сдерживая политических противников.
        - Адам, ты занят ? - прозвучал в голове дьявола голос Дима.
        Воевода хрустнул шеей, разминая позвонки. Беры выделили ему шатер из теплых шкур, предоставили все необходимое на марше, и сейчас дьявол взирал на расстеленную перед ним карту городка.
        - Планирую взятие города , - отозвался Адам через пару секунд.
        - У вас там гражданская война ?
        - Можно и так сказать , - кивнул дьявол, будто Дим мог его видеть. - Это последний оплот сопротивления. Возьмем его, и остальные несогласные будут вынуждены сложить оружие .
        - Никакого складывания оружия , - приказным тоном рыкнул архидьявол. - Все, кто поднял руку на членов союза, должны заплатить своими жизнями. Скольких беров ты уже потерял ?
        Адам прикинул в уме, но все равно цифра выходила слишком расплывчатой. Как-никак погибших медведей никто не считал. Дьяволы уцелели, это, казалось бы, главное.
        - Не могу сказать , - признался он в итоге. - Насколько это важно? Я могу спросить тех, кто согласился нам служить …
        Архидьявол долго молчал, и Адам не терял времени. Выйдя из шатра наружу, воевода вздрогнул от утренней прохлады, оглядывая лагерь пришедших с ним беров. Воины, стекающиеся со всей территории беров, приходили ежедневно, вряд ли хоть кто-то мог бы сказать, сколько их на самом деле поднялось в эти дни.
        Конечно, за каждым стоял кто-то главный, однако проблема крылась в общей неорганизованности. Целые отряды то приходили, то уходили, стоило Адаму скинуть ближайшего бунтовщика. Естественно, старшие обещали поддержку, как наступит время, однако на деле воевода практически каждый раз собирал новую армию. Территория беров обширна, и контингент успел смениться уже как минимум дважды.
        Его заметили. Ближайший боец кивнул воеводе - с уважением, но без подобострастия. К нему-то Адам и направился. По сути, какой-либо четкой структуры у беров не имелось, каждый отряд подчинялся представителям своей деревни или поселка. Это в свою очередь создавало некоторые трудности в управлении.
        - Каждый потерянный на баррикадах революции - это минус один в нашей армии, сражающейся с Империей во благо всех дьяволов , - наконец заговорил Дим. - Именно поэтому нужно максимально жестоко карать за измену. Предать нас должны бояться настолько, что сама мысль об этом вызовет недержание. Я понятно объясняю ?
        - Предлагаешь убить меньшее число сейчас, чтобы не терять воинов потом , - озвучил Адам.
        - Именно , - подтвердил архидьявол. - Сейчас за тобой идут те, кого ведет вера в лучшее будущее. Но они не понимают, что скинув Империю, они окажутся во власти точно такого же чудовища. Однако если мы не хотим, чтобы нас самих отправили в небытие, нужно с самого начала показывать, как мы обращаемся с врагами. Лей кровь, если потребуется - столько, сколько ты решишь достаточным. Тебя должны бояться до ужаса, твоим именем должны пугать непослушных детей. Ты - чудовище на службе еще большего чудовища .
        - Ты не боишься, что мы чересчур …
        - Дьяволы - зло, Адам , - оборвал его мысль Дим. - И единственная причина, по которой мы дадим жить остальным народам вместо тотальной зачистки - законы. Все мы подчиняемся законам, и те, кто примут их, окажутся под защитой самых жестоких и сильных монстров в Колыбели .
        Адам вновь кивнул в ответ. Стоящий рядом бер принял это на свой счет, с ожиданием на морде уставился на воеводу.
        - Передай старшим, мне нужно знать, сколько беров погибло за время этой войны, - распорядился дьявол и, хлопнув солдата по плечу, направился к себе в шатер.
        Оказавшись внутри, воевода вновь встал у карты. В принципе, можно было просто закидать спрятавшихся за крепкими стенами зажигательными стрелами, однако сами беры бы дьявола не поняли. В городе остались женщины, дети, старики - все те, кто просто неспособен ни за себя постоять, ни с воинами драться. Да и потом, зима на носу, а город - он город и есть, там провизия, ценности, опять же.
        Поэтому предстоял банальный штурм. Крепкие стены дают надежду только тогда, когда их некому разбить. У Адама осадных машин с собой не имелось, зато леса вокруг хватало - тараны и щиты уже были готовы, оставалось лишь распределить силы и атаковать.
        - Кого ты поставишь контролировать беров ? - обратился к Диму воевода.
        - У тебя есть подходящие кандидаты ? - спросил архидьявол.
        - Я знаю точно, кто не хочет быть здесь наместником , - хмыкнул Адам в ответ.
        - Ты вернешься в крепость, не переживай , - порадовал его тот. - Твои таланты нам вскоре понадобятся в другом месте. Так что там по кандидатам в наместники ?
        Адам задумался, перебирая в голове участников своего ударного отряда. Лишаться кого-либо ему не хотелось, тем более если потребуется воевать в другом месте, каждый будет на счету, а управлять - тут и другой характер нужен, и тяга к власти.
        - Нужно поговорить с Адой , - наконец, признал он. - Я своих здесь не оставлю, мне нужны все до одного .
        На минуту затянулось молчание.
        - Хорошо, бери последний город, воевода. И казни всех, кто выступил против нас. Прилюдно и максимально жестоко. Рекомендую сажать на кол, но не убивать - криков будет много, крови тоже хватит, впечатляющее зрелище .
        - Слушаюсь, мой архидьявол .
        Глава 6
        КАМОР, СТОЛИЦА ЛИКАНИИ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Сегодня ночью выпал первый снег. Выжженное пятно на месте отсутствующей крепости прикрыло белым полотном. Крыши строений обзавелись шапками, и теперь домики походили на пряничные. Крупные хлопья медленно оседали на улицах, скрывая последнюю осеннюю грязь. Тишина, пришедшая со снегопадом, оглушала и вместе с тем дарила успокоение. Глядя на замершую ликанскую столицу, мысли о срочных делах и намечающейся войне испарялись вместе с теплом.
        Стоя у окна, я рассматривал Камор, обдумывая наши следующие шаги.
        За очень короткое время мы хапнули две небольшие страны, и теперь предстояло их реорганизовать, иначе ни о какой слаженности речи быть не может. С этой точки зрения наступление зимы - настоящее благо. Жизнь у диких замирает, можно в спокойном темпе проработать и общие законы, и дальнейшее развитие.
        Кому могут угрожать беры и ликаны в своем текущем положении? Только самим себе. Нет регулярной армии, значит, сражаются не хорошо умеющие держать меч, а те, кто вообще смог его в руку взять. Мясо, а не воины.
        Создание армии - первый шаг. И он поднимает сразу множество вопросов, например, транспортировка при отсутствии дорог как таковых и содержание бойцов. С голым задом много не навоюешь, а без оружия - так тем более. Нужны кузнецы и оружейники, чтобы одеть воина. Нужны строители для казарм и создания хоть каких-то дорог. Нужен транспорт. А еще нужны качественная еда и достойное жалованье. Никто не пойдет умирать за сюзерена, если твоя семья пухнет с голоду.
        Мысленно прикинув фронт работ, я только что за голову не хватался. Фактически нам нужно основать государство из кучи разрозненных деревень, обеспечивающих себя самостоятельно. И как тут управиться быстро?
        Ответ, к сожалению, один - да никак! Это же не игра, где ресурсы можно добыть из воздуха. Ликаны, уж на что мастера работать с деревом, восстанавливали крепость Ольх несколько недель. А тут проект, сравнимый по масштабу едва ли не с заселением Америки.
        Нужна стандартизация всего и вся - от размеров одежды и обуви до нормы потребления пищи одним жителем моей будущей империи. Даже если один солдат потребляет в сутки по килограмму мяса и каши, то только на взвод требуется 60 -80 килограммов пропитания - а это всего один день. Фактически раз в 24 часа взвод съедает половину взрослой свиньи и столько же - растительной пищи. При этом солдат ничего не производит, как, например, тот крестьянин, который эти посевы и мясо вырастил.
        Вот бы пригодились сейчас знания из моего ПТУ! Но, к сожалению, тяжело вспомнить то, чего никогда не знал. В Интернете много разной информации, но кто в своем уме изучает, например, состав комбикорма для мясных пород свиней? Пара энтузиастов в курсе, конечно, но так я в их число никогда и не входил. Впору пробить себе лицо ладонью. Продвинутый пользователь интернета, твою мать. Что ж ты без сети-то знаешь?!
        Я же не говорю про интегралы, о существовании которых что-то слышал, но даже не догадываюсь, что это такое. Простые, казалось бы, вещи - чем кормить поросят, чтобы не сдохнуть от голода. Эх, мне бы хотя бы парочку заклепочников сейчас, чтобы поумничали и пальцем показали, как что делать, чтобы оно работало!
        Тяжело вздохнув, я закрыл окно и уселся на кровать.
        Итак, подобьем бабки. Как известно, кто победит в войне, всегда решает экономика - нет, вот таких фраз ты в сети нахватался, а реальные знания где?!
        Значит, нужно думать о том, как подготовить материальную базу. Орки там, торрены - кто бы ни взял право стать Верховным Вождем, это не имеет значения. Против регулярной армии драконидов они одинаково полягут без надежды на победу.
        Может быть, тогда и рукой махнуть на этот Великий Поход? Ну, что конкретно мне даст победа над солдатами Империи, если за ними встанут в строй Гильдия Искателей и сами владыки?
        Нет, пока что впрягаться в войну нам не с руки. Нужно закрепить уже развитый успех, значит, с визитом к марунам придется повременить. Сперва необходимо твердо стоять на ногах, а уже потом рваться в бой. Да и, честно говоря, нам та война, как собаке пятая лапа - воевать нужно с Героями, а потом уже захватывать остальную Колыбель.
        Успокоившись таким образом, я сосредоточился на контакте.
        - Да, мой архидьявол ? - быстро, будто совсем не спала, отозвалась Азиль. - Что-то случилось ?
        - Случилось, наместник, еще как случилось , - заверил я серьезным тоном.
        Как известно, лучшая защита - это нападение. Так что не стоит давать подчиненным повода думать, что ты тупой, как пробка. Куда эффективнее заставить их рвать жопу в попытке доказать обратное.
        - Я слушаю , - моментально подобралась на том конце дьяволица.
        - Сколько корма съедает одна свинья за период от рождения до забоя? Какой выход мяса с одной туши ? - спросил я требовательным тоном.
        Азиль помолчала с минуту.
        - Я не знаю, мой повелитель , - растерянно ответила она. - А это важно ?
        Я усмехнулся, довольный сработавшей провокацией. Вот теперь можно наехать на нее, выставляя глупой курицей перед жестоким и требовательным начальником.
        - А как ты собираешься править ликанами, если не знаешь банальных вещей - хватит ли тебе провизии, чтобы пережить зиму ? - спросил я, нажимая голосом. - Или что, ты не знала, что в этом году, как и сотни лет ранее, снова выпадет снег ?
        - Виновата, мой повелитель, я об этом даже не думала , - согласилась Азиль.
        - Тогда вот тебе задача номер один, наместник , - последнее слово я выделил интонацией, чтобы дьяволица почувствовала, как шатается под ней теплое место правителя. - Ты предоставишь мне список всех имеющихся деревень, содержащих свиней, узнаешь точное количество корма, который они потребляют .
        - У вас есть какой-то план, мой архидьявол ? - поинтересовалась она. - Может быть, проще сразу сказать, мы же мысленно разговариваем, никто не подслушает .
        Я выждал секунду, чтобы показалось, будто я закипаю от злости.
        - Ты что же, думаешь, села на трон, и тут-то работа и закончилась, Азиль?! Я не понял, ты вообще не дорожишь своим местом?! Так я сейчас же назначу на твое место кого-то другого .
        - Но ты… обещал ! - оторопело воскликнула дьяволица.
        - Сделать тебя наместником , - язвительно напомнил ей, - но не говорил, что в случае несоответствия я тебя не лишу трона. Так что запомни раз и навсегда - ты обязана знать все, что только можно о вверенной тебе территории и проживающем на ней народе. Я не требую знать каждого ликана в лицо, но ты обязана знать, чем и как они живут, сколько и чего производят, сколько и чего потребляют. Я ясно выражаюсь ?
        - Да, мой архидьявол , - покорно отозвалась Азиль.
        - Тогда за работу , - хмыкнул в ответ. - Я даю тебе неделю срока. Учти, что я буду тебя перепроверять, так что готовься давать мне лично отчет о Ликании. За любой упущенный пункт я буду спрашивать с тебя по всей строгости .
        Разорвав связь с наместницей, я перевел дыхание. Получилось, надо же. Кажется, начинаю входить в роль тирана и самодура, который заставляет пахать всех вокруг, а сам почивает на лаврах.
        Улегшись спиной на кровать, я закрыл глаза, размышляя, что еще не успел сделать в Ликании. К марунам я сейчас не поеду, а вот в крепость Ольх вернуться, пожалуй, стоит. Не только потому, что мой поход затянулся, но и решать с берами будет проще из собственной резиденции, а не сидя на чужой земле.
        С другой стороны, Азиль - идеальный исполнитель. Конечно, у нее есть и свои цели, и в будущем она обязательно попытается освободиться от моей власти - это у дьяволов в крови. Однако на ее рогатой шкурке я пока что могу потренироваться сам, проработать дыры в своих идеях. И все последующие наместники будут сталкиваться уже с подробной дорожной картой ведения дел, а не напарываться каждый раз на импровизацию.
        Стандартизация - ключ ко всему. Тот, кто устанавливает стандарты, правит теми, кто им следует. И только что я заложил фундамент в закон о наместниках. Осталось его оформить в слова и закрепить на уровне домена.

* * *
        СВИНЦОВОЕ МОРЕ. КОРАБЛЬ «ВЕТРЯНЫЙ».
        Судно рассекало черные волны. Воды пенились у бортов, забрасывая соленые брызги на палубу. Поднявшийся ветер бил в паруса, трепал теплые куртки матросов, заставлял прятаться от непогоды внутри корабля.
        Капитан хмурил брови, укутываясь в теплый меховой плащ. Рейс выдался отвратительным - угораздило влететь прямо по ходу северного течения. Теперь серые тучи, роняющие снежные острые крупинки, затянули собой небо, а волны, отвечающие на порывы ледяного ветра, норовили перевернуть «Ветряного» набок или хотя бы оборвать оснастку.
        И проклятый маг лишь хмыкнул в ответ на вопрос, сможет ли что-то пассажир сделать с непогодой. Некромант, купивший на рынке несколько десятков рабов, перерезал им глотки в порту и рассовал по бочкам с солью. Этот груз разместили в трюме, и там же, оставив выделенную каюту бесхозной, спрятался сам чародей.
        К сожалению, раз стихия решила начать зиму в этом году раньше, на обратный рейс можно не надеяться - «Ветряный» застрянет в Зестолгое до весны, и то в лучшем случае. О том, на что могут решиться каменные ублюдки, капитан старался не думать. Чужая земля, чужие обычаи - это несущественно, когда ты проводишь в гостях день-другой, но коль скоро придется задержаться на месяцы, может произойти очень много плохого.
        На фоне подобного развития событий даже плывущий в трюме «Ветряного» Герой Талы - далеко не самая крупная из возможных проблем.

* * *
        ДЕРЕВНЯ ИРБИСОВ. ИМПЕРАТОР.
        - Говорят, на море видели северные тучи, - обронила Лилия, подавая на стол.
        Император хмуро кивнул, глядя в оранжевый от горящих поленьев камин. В лачугу Дефа он так и не вернулся. Сперва сил не хватало, а потом потянулись связные.
        Не пробыл бы он у власти столь долго, если бы не подготовился на случай предательства. Есть еще верные, специально подобранные агенты, кто не поверил в смерть императора. Часть шпионов, разумеется, переметнулась, но врагу они о своем решении уже не расскажут - чтобы говорить, нужно как минимум дышать, а трупам такое не свойственно.
        По-прежнему ослабший, он постепенно приходил в себя. Те ужасы, о которых рассказал Арар, староста деревни ирбисов, были не последними дурными вестями. Гильдия Искателей затеяла переворот, но удержать начавшуюся лавину не смогла - и отступила в сторону, позволяя кланам преспокойно резать друг друга и всех, кто попадется под руку.
        Немало сил пришлось приложить императору и немало золота выложить из припрятанных тайников, чтобы вывести армию на границу с дикими. Теперь под предлогом подготовки к очередному Великому Походу клепалась новая сила - верная одному-единственному дракониду. Когда настанет их час, генералы расступятся, пропуская диких в Империю. И только после этого, когда последний враг пересечет границу, войска пойдут на север, вырезая всех - и диких, и искателей, и кланы.
        Процесс это долгий, и требует значительных вливаний. Несколько не особо осознающих свой долг войсковых начальников уже либо исчезли, либо были казнены собственными подчиненными.
        После нападения во время отплытия флота, главы Гильдии действительно серьезно проредили членов тайной службы. Но до самых глубоко законспирированных не добрались, ибо не подозревали об их существовании. Да что там, император даже самому себе думать о них запрещал, чтобы не возникло соблазна использовать раньше времени. Как знал…
        - …зима наступит раньше, - договорила внучка Дефа, поглядывая в сторону молчащего владыки. - Как думаете, сможем мы пережить ее после всего, что случилось?
        - Многие погибли, - глухо отозвался драконид, неотрывно глядя на огонь. - А скоро начнут умирать еще больше. К сожалению, это неизбежно, девочка. Но посевы собраны, заготовки сделаны - зима пройдет спокойно.
        - Простите, что отвлекаю, - склонив голову, извинилась девушка. - Я не приучена к дворцовым порядкам.
        Император повернул к ней худое лицо. Змеиные глаза холодно блеснули в оранжевом свете камина, но губы повелителя растянулись в улыбке.
        - Дворцовые порядки? Что ж, Лилия, даже хорошо, что ты им не обучена. Как видишь, то, что сейчас творится с Империей - следствие именно дворцовых порядков. Здесь, среди вашего народа, меня встречают теплее, чем во всех дворцах, - он замолчал, вновь отвернувшись. - Может быть, весной все закончится, и тогда к следующей зиме я смогу исправить…
        Желваки императора напряглись, он решительно поднялся на ноги. Несмотря на все еще преследующую слабость, правитель удержался от того, чтобы опереться рукой на подлокотники мягкого кресла. Восстановление отнимало слишком много сил для того, кто собственными руками убил Героя.
        А раз нет божественной мощи в мышцах, нужно использовать то, что у него всегда было и навсегда с ним останется. Не стать Богом, убивая чужих Избранных? Что ж, это не значит, что не найдется иного способа. Однако в первую очередь нужно свой мир спасать, а потом уже решать, что делать с ним.
        Со своим провалом драконид к этому моменту смирился. Когда тебе переваливает за несколько столетий, перестаешь упиваться поражениями, коря себя за неудачи, а выстраиваешь новый план, учитывающий ошибки предыдущего. И именно этим следует заниматься теперь.
        Не получилось с Героями, можно добиться своей цели простым щитом и мечом ратников. Профессиональная армия ему в этом поможет. А божественность… Что ж, дракониды живут вечно, если их никто не убьет, так что, возможно, оставшись последним драконидом в Колыбели, он перешагнет необходимую для обретения божественной мощи черту?
        Это предательство показало, что все это время император не о том думал. С момента, когда дракониды впервые пришли в Колыбель, никто, кроме него, не переживал об Империи. Да и сам владыка на нее не обращал внимания, считая свой собственный народ самым важным в мире. И теперь, отвергнутый родной расой, он оказался под защитой тех, кого так долго презирал.
        Однако раз дракониды объявили империи войну, он сделает все, чтобы никого из драгоценных родственничков не осталось в живых. Хватит, пожили - и до встречи на том свете.
        - Поужинаете? - спросила Лилия, указывая рукой на покрытый простой скатертью стол, заставленный небольшими плошками. - Мне, к сожалению, многим вас не порадовать, да и готовлю я, честно говоря, плохо…
        Император улыбнулся, демонстративно потянув носом.
        - А судя по запаху, это будет лучшее, чем меня кормили за последние триста лет. Присаживайся, девочка, составь мне компанию за трапезой.
        Ирбис зарделась, но от предложения отказываться не стала. Драконид же, неспешно закидывая в рот добротную мясную похлебку, отметил, что девочка нормально ест от силы один раз в день, и то, не сиди здесь император, вряд ли бы что-то ухватила даже на бегу. Травница была в деревне нарасхват, постоянно сыпались какие-то проблемы, требующие ее присутствия или участия. Разумеется, ей несли продукты в качестве оплаты труда, но какой в них смысл, если Лилия постоянно отсутствует дома?
        Вот что стало его наследием - живущая впроголодь девочка, сжигающая себя ради жителей деревни. Кто бы во дворце таким самоотверженным был? И ведь так по всей Империи было, а сейчас еще сильнее проступает - честные и трудолюбивые вкалывают, чтобы удержать разваливающийся мир на своих плечах.
        А ведь когда все только начиналось…
        Сложив подбородок на сомкнутые в замок пальцы, император вспомнил время, когда его собратья трудились рука об руку, пытаясь организовать представителей пришедших вместе с ними народов.
        Куда подевались те храбрые и самоотверженные, кто с готовностью жертвовал собственной вечностью, чтобы вытащить из разграбленной деревни ребенка, который не проживет и столетия? Где остались те мужественные герои, выходившие на бой в полном одиночестве против сотен диких варваров, чтобы мирные жители успели отступить под защиту крепких городских стен?
        Император стиснул зубы.
        Раса драконидов получила право властвовать не потому, что живет вечно, а потому, что доказали - они достойны. А что стало с этими достойными сейчас? Почему тот же Серрен, в далеком прошлом лично возглавивший поход против Верховного Вождя ликанов, делает все, чтобы стравить собственных братьев и сестер?
        Все изменилось. Во время Вторжения злодеями были дикари, а теперь, победив их, дракониды обернулись против собственной Империи. Неужели безумие прародителей оказалось заразно через кровь?..
        Драконы разрушили свой родной мир, и лишь горстка сохранивших рассудок успела вывести оттуда далеких потомков в Колыбель. Они заплатили ценой собственной жизни за то, чтобы у их полукровок появился шанс на спасение и достойную жизнь.
        - А что же мы? - неслышно выдохнул император, глядя в стену за спиной травницы.
        Может быть, не теряй он связи с реальностью, успел бы заметить, как блеснуло острие арбалетного болта. Может быть, не потеряй он силы, сумел бы среагировать. Но посланцы Гильдии Искателей не зря едят свой хлеб.
        Окно лопнуло, взрываясь на сотни осколков. Лилия успела вскочить, инстинктивно отпрыгивая в сторону. А вот император, облегченно выдохнув, завалился набок. Убийцы не стали задерживаться - в стороне от дома раздался цокот лап, и арханахи умчались прочь вместе со своими всадниками.
        Глава 7
        КАМОР, СТОЛИЦА ЛИКАНИИ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Первый снег растаял через пару часов после восхода. Размокшая грязь лениво стекала в канализацию, хлюпала под ногами горожан, пачкала стены домов при каждом шаге. Мне вспомнился Дейвен - там в такой ситуации становилось еще грязнее обычного.
        Ночная тишина сменилась звуками просыпающегося Камора. Заскрипели, открываясь, ставни на окнах, захрустел под ногами горожан свежий снежок. Из печных труб повалил дым - город оживал после сна, и постепенно от картины умиротворения не осталось и следа.
        Холод понемногу отступил, но не ушел совсем. Изо рта вырывался пар, но я бы не сказал, что температура сильно упала - вероятно, из-за расовых особенностей. Ликаны рядились в теплые одежды, а дьяволы оставались в тех же нарядах, что и прежде.
        Задерживаться в столице Ликании я не планировал. Азиль, увлеченная выданным заданием, меня не трогала. Рьерт тоже был занят делом: обсуждал внутренние проблемы волков. Предоставленный самому себе, я покинул замок и направился в сторону ворот.
        Уходил я налегке - все необходимые припасы уже лежали в домене, и при нужде можно было перекусить или утолить жажду. Таскать оружие также не требовалось, ведь мог призвать его в любой момент. Потому шагалось мне легко, хоть и не особо приятно - влажная земля чавкала под сапогами, местами похрустывая еще не растаявшей грязью.
        Минут через пять ко мне присоединилась Хаэль. Маруна просто возникла рядом, будто тоже обладала навыком телепортации. Впрочем, это было бы неудивительно: уж слишком легко она общалась со своим народом, так что, вероятно, на самом деле могла мотаться по лесу из одной точки в другую. В любом случае, наши уроки еще не закончились, несмотря на мои успехи с управлением водой - хотя правильнее сказать, веществами в жидком состоянии - обучение не завершено, и сделка не закрыта.
        - Каков план? - поинтересовалась она, шагая рядом со мной.
        Я пер как лось, выбрав направление прямиком на крепость Ольх. За мной оставался четкий след - примятая трава, сломанные кусты. А вот маруна двигалась так легко, не задевая ни листочка, будто и вовсе не была существом из плоти и крови.
        Лес вокруг медленно терял насыщенный зеленый цвет, все больше становилось желто-оранжевых оттенков, и лепестки, прикрывающие кожу маруны, также сменили окрас. Возможно, из ее народа получились бы неплохие разведчики, уж точно заметить Хаэль посреди леса сложнее, чем ярко-красного дьявола. Однако там, куда добралась цивилизация, от народа местных дриад толку немного - чем меньше вокруг живых растений, тем слабее способности марун.
        - Возвращаемся домой, - выдохнул я, продолжая путь. - Есть вопросы, которые нужно решить. Заодно устроим тебя, как подобает.
        - Хочешь, чтобы я учила магии не только тебя? - сразу же уточнила она.
        - Пока что нет, - ответил я, отгибая ветку от лица. - В Империи обучение магии хоть и поставлено на поток, однако даже там опытные преподаватели не могут сделать чародея из каждого желающего. Это дорого и, главное, долго.
        - Но сам ты намерен научиться за несколько дней, - хмыкнула Хаэль.
        - Я не такой, как все остальные жители Колыбели, - напомнил ей. - Герои имеют определенные преимущества перед обыкновенными смертными. И если у меня еще есть шанс научиться колдовать быстро, то у рядового уроженца Колыбели - нет. Но твоя идея мне нравится.
        Она замолчала ненадолго.
        - Полагаешь, можно найти более предрасположенных учеников и сосредоточиться на них? - спросила маруна через пару секунд.
        - Да, - не оборачиваясь, отозвался я. - В идеале, конечно, хотелось бы завести свою академию по подготовке чародеев, но такие дела не решаются на бегу.
        Идея давно висела в воздухе. По сути, дракониды уже сделали все то, что предстояло повторить мне самому. Единые дороги по территории Империи, общая система взаимосвязи кланов, осуществляющих контроль за ресурсами - как природными, так и человеческими. Обучение магии - это вершина пирамиды, и на нее пока что замахиваться рано, если мне еще нечем кормить собственных подданных.
        - Даже способные ученики среди марун тратят не один год на каждую ступень. А эта сила у нас в крови, я вообще удивлена, что ты способен достичь единения с природой в принципе. Обычно от дьявола такого не ожидаешь.
        Можно подумать, она много наших учила, чтобы было с чем сравнивать. Однако я действительно больше подхожу на роль универсала, пусть и достаточно слабого. Мое земное происхождение позволяет видеть чуть дальше, чем удается местным, и только за счет этого у меня не возникает особых проблем в обучении. Но где взять таких же продвинутых, как я?
        Была у меня, конечно, мысль перекачать собственные знания всему домену. Но, во-первых, не представляю, как это сделать так, чтобы информация действительно усвоилась, во-вторых, прав был тот, кто сказал, что техника не должна опережать менталитет. Все жители Колыбели, в том числе - пришлые, еще просто не достигли того же уровня развития, что и земляне. Дай им сейчас атомную бомбу, они мгновенно нажмут на красную кнопку, спеша спалить весь мир, не осознавая, что потом жить придется в условиях ядерной зимы и бесконечных мутаций, не приспособленных к выживанию.
        Есть и еще одна причина, по которой не стоит лезть со своим багажом знаний. Они обрывочные и весьма неполные. Да, я могу рассказать, что такое телевизор или интернет, но как они работают? Да что там, на каких принципах построен автомат Калашникова? Почему он стреляет, и зачем снаряд в нем не просто кусочек свинца с пружинкой, а патрон, собранный из нескольких частей?
        Так что нужно развиваться постепенно. Нельзя вручить неандертальцу гранату и ждать, что он распорядится ей правильно. Куда вероятнее, что попытается разбить ею голову противника, зажав в кулаке. А потому о собственной магической академии пока что остается лишь мечтать.
        Лес постепенно густел, чем дальше мы отходили от Камора. Неизбежные следы цивилизации отступали, будто сдаваясь под натиском первозданной природы. Исчезли последние тропинки, проложенные тружениками пилы и топора, растворились в листве охотничьи дорожки. Даже воздух, казалось, стал чище и свежее, хотя мы уже довольно далеко отошли от столичной суеты. Местами, прикрытые тяжелыми кронами деревьев, доживали свои последние часы уже осевшие сугробы. Пройдет еще час-другой, и даже они отступят под яростными лучами светила.
        День еще только начинался, солнце, пока что скрытое за пеленой серых облаков, периодически било яркими клинками в землю. Блики на тающем снегу бросались в глаза, но воздух оставался прохладным и бодрящим. Запах чуть влажного леса впивался в ноздри, заполнял легкие, позволяя им расшириться на полную. Сила будто бы втекала в меня из окружающего мира, и я не мог это игнорировать.
        Похоже, даже те короткие уроки, которые дала мне Хаэль, возымели свое действие. Ядро вторило сердечному ритму, бухая мощно и уверенно, магическая мощь стонала в каждой клеточке тела, требуя выхода или хотя бы применения.
        Бросив взгляд на маруну, я хмыкнул и остановился посреди густого леса.
        - Что такое? - спросила она, осматриваясь вокруг.
        - Хочу кое-что проверить, - ответил ей, опускаясь на колени перед небольшим холмиком, покрытым густой порослью серо-зеленого мха.
        Положив руку на землю, я сосредоточился на ощущениях. Если раньше, входя в состояние единения доступное мне чувствовалось в паре миллиметров от кожи, теперь я видел хаотично переплетенную между собой сеть корней, раскинувшуюся под нашими ногами. Чувствовал струящиеся в них ледяные соки, этот ток обжигал, будто я окунул руку в бурную горную реку.
        - Что ты чувствуешь? - шепотом спросила Хаэль, опускаясь рядом.
        Говорила она негромко, едва уловимо для слуха, но я практически чувствовал ее, как самого себя. На мгновение, пока маруна проговаривала слова, мне почудилось, что мы с ней - части одного организма, как две соприкасающиеся стенками клетки.
        - Лес, - отозвался я так же тихо. - Тебя.
        Хаэль молчала, давая мне время свыкнуться с ощущениями. А я чувствовал, как меня медленно затягивает вслед за бегущими по корням соками. Сознание капля за каплей утекало, растворяясь в чем-то огромном и устрашающе безразличном. Будто кит, всасывающий планктон, это нечто тащило меня за собой, но я был настолько мелким и незначительным на его фоне, что о каком-либо взаимодействии речи быть не могло. Я не говорю с муравьями, попавшими под подошву моего сапога. И это нечто, засасывающее меня в себя, также не помышляло о том, чтобы поделиться со мной своими мыслями. Оно вообще не казалось мне разумным, как бездушная стихия.
        Умиротворение и спокойствие сменилось давящим чувством боли и страха. Меня словно зажевало в шестеренке громадного механизма. С эфемерным хрустом раскалывались на острые обломки кости, треск сползающей с тела кожи бил по слуху. Но при этом я знал, что то, что я чувствую - не происходит с физическим телом. Это моя душа дробится и сыплется прахом, обращаясь в ничто, в часть огромной и чудовищно опасной сущности.
        И я был здесь лишним. Это ощущение возникло резко, будто сущность все же обратила на меня внимание. Хотя тут скорее подошло бы сравнение с легким интересом, вызванным внезапной поломкой необъятной машины.
        Мощный толчок выбил меня из единения, и я очнулся лежащим на холодной земле. Надо мной нависло встревоженное лицо маруны. Хаэль чуть сузила глаза и, широко замахнувшись, влепила мне пощечину.
        - Идиот! - рявкнула она, зло выдыхая.
        Спорить я не стал, вместо этого медленно сел и вытер влажное лицо. На пальцах остались густые потеки крови - похоже, подскочило давление, и сосуды полопались. Кровь текла отовсюду, словно пот. Однако воздействие прошло, не оставив после себя ни следа в моем организме.
        - Что это было? - спросил я, сплевывая красную слюну.
        - Я же тебя предупреждала! Нельзя спешить! - завелась учитель, вскакивая на ноги и нервно шагая из стороны в сторону. - Нельзя сразу окунаться в единение, идиот! Только подготовленные могут самостоятельно вернуться из него, сохранив при этом собственный рассудок!
        Да, нечего сказать, здесь я дал маху. Однако ведь вышел как-то. Хотя, скорее всего, меня вышвырнули, как только обнаружили вторжение на чужую территорию. Хорошо хоть не вдарили, если бы эта сущность, чем бы она ни была, приложила чуть больше усилий, от меня бы и мокрого места не осталось.
        - Что ж, прости, если напугал, - медленно проговорил я, поднимаясь на ноги.
        - Напугал?! - вновь воскликнула она. - Ты, дурак рогатый!..
        Будь мы в каком-нибудь аниме, она бы сейчас расплакалась и бросилась мне на шею. Хотя, конечно, там бы это стало проявлением любви, а у нас никаких таких отношений не имелось. Не считать же секс, как вторжение в личное пространство. Хаэль не переживала за меня, она злилась.
        - Ладно, хватит истерик, - махнул рукой маруне. - Лучше объясни, что это за хрень была?
        - Это единение, Дим, - все еще недовольная, ответила учитель. - Если ты слишком глубоко заберешься, станешь частью силы, наполняющей наш мир. Твоя личность сотрется, останется только пускающая слюни пустая оболочка. А как, по-твоему, можно научить магии марун тело, которое не способно осознавать?! Ты хоть подумал, на что меня обречешь, если я не выполню условие своей сделки?!
        Ну, тут спорно. Мироздание само следит за тем, чтобы сделки выполнялись. Значит, если личности архидьявола Дима не существует, то и сделки быть не может. Полоумные неспособны мыслить, так что… Технически наш договор просто должен потерять силу, хотя, конечно, что я на самом деле знаю о механике сделок?.. Одни только ощущения.
        - Это ты меня вытащила? - уточнил я, решив прояснить последний момент.
        - Нет, - коротко огрызнулась Хаэль. - Единение отсекает все и всех. Даже если бы я решила сожрать тебя заживо, ты бы ничего не почувствовал, и даже не понял бы, что умираешь.
        - А вот с этого места поподробнее, пожалуйста, - напрягшись, попросил я.
        Как-то с другими видами магии такого эффекта не происходило, я всегда оставался в полном сознании. А в некоторые моменты время будто замедлялось, позволяя мне выстроить нужную комбинацию для создания оружия или фаерболла. Да даже испаряя воду, я оставался самим собой, хоть и приходилось сосредотачиваться сильнее, чем с огненным колдовством.
        - Так и знала, что ты не поймешь, - фыркнула Хаэль. - Единение и наша магия - это не то волшебство, к которому ты привык. Фактически мы не сами колдуем, а просим у природы того, чего желаем добиться. И если ты настроился достаточно точно, она отзовется. Поэтому единение - ключ к работе с нашей силой. Но ты…
        Она набрала воздуха в грудь, чтобы перейти на новую порцию яростных высказываний, но я оборвал ее нетерпеливым жестом.
        - Не забывай, с кем ты разговариваешь, - напомнил ей. - И тщательно подбирай слова, иначе я могу решить, что ты намеренно саботируешь обучение, не рассказывая мне всех подробностей.
        Маруну будто под дых ударили. Она со свистом выдохнула, пораженная моими словами, застыла, разглядывая меня, будто ожидая, что скажу, мол, пошутил. Однако в следующую секунду Хаэль скрутило от боли. Я услышал хруст - то ли наращенной вокруг тела зелени, то ли костей. Девушка рухнула на колени подвывая.
        - А я, похоже, не так уж неправ, да? - усмехнулся, обходя стонущую маруну. - Почему еще тогда с тобой такое происходит? Сдается мне, мироздание наказывает тебя за невыполнение сделки. Но ты не переживай, когда эффект пройдет, у меня тоже найдется что у тебя поспрашивать.
        Через минуту Хаэль рухнула лицом в траву. Тяжелое дыхание с хрипом вырывалось из ее груди. Листва, прикрывавшая тело девушки, медленно опадала, на глазах превращаясь в прах. На секунду я даже решил, что маруна при смерти, но она уперлась руками в землю и медленно стала подниматься.
        - Кто-то только что убил нашу жрицу! - зло выдохнула она, оглядываясь на меня.
        - Вот как? - хмыкнул я, не веря ее словам. - И почему же в таком случае это ударило по тебе?
        - Потому что мы из одного рода, идиот! - огрызнулась она. - Мы всегда чувствуем, когда погибает наша родня!
        Что ж, это бы вписалось в общую картину с единением. И, возможно, именно поэтому маруны могут общаться на расстоянии - через собственное родство, как я по дьявольской крови разговариваю с другими членами домена. Это нужно будет уточнить, но чуть позже.
        - Кто ее убил? - присев рядом, спросил я, складывая руки на коленях. - И, главное, зачем?
        - Я не знаю! - воскликнула та. - Но это случилось! Я почувствовала, как ее ветвь отмерла, - видя мое недоверие, Хаэль пояснила: - Маруны так не умирают.
        Я все еще молчал, раздумывая над ее словами. Если поверить, что жрица марун убита, выходит, игра за кресло Верховного Вождя уже в самом разгаре, и некто только что покусился на моих союзников. Оставлять подобное без внимания я не могу, просто не имею права.
        - Идем, - спокойно протянув ей руку, я помог Хаэль встать на ноги.
        - Куда?
        Сил у нее все еще не было, так что пришлось поддерживать учителя за талию. Прикосновения к листве, скрывающей кожу маруны, вызвало странное чувство сожаления.
        - Туда, где убили вашу жрицу, конечно, - ответил я, медленно поднимая заваливающуюся набок девицу на руки. - Только, боюсь, мы все равно опоздаем. Пока доберемся, пока…
        Она решительно мотнула головой. На землю упали несколько тонких веточек, выпавших из волос. На миг мне подумалось, что Хаэль умирает, но это чувство быстро ушло, да и сама маруна на глазах собиралась с силами. Пройдет несколько минут, и все с ней будет в порядке. Подновит гардероб, на том дело и кончится, сейчас ее просто выбили из колеи.
        - Нет, мы пойдем тропой , - выделив последнее слово, выдохнула она. - Мне нужно дерево, Дим.
        Просить дважды меня не пришлось. Я легко поднес невесомое тело к ближайшему стволу. Ладошка маруны легла на кору, и, словно той на самом деле не существовало, погрузилась прямо в дерево.
        - Просто верь мне, - выдохнула Хаэль, и в следующий миг меня буквально всосало внутрь ствола.
        Ощущение присутствия чего-то гигантского снова нахлынуло, но на этот раз меня будто окружала защитная пленка, не позволяющая разрушить мой разум. Я успел подумать, что оказался прав, и Хаэль действительно способна перемещаться по лесу, а через секунду - или мне так только показалось - нас уже выкинуло на широкую поляну.
        Деревья образовали строгий круг, полностью скрывая от глаз окружающий небольшое поле лес. Зеленые стебли травы поднимались мне до пояса, склонившиеся под весом колосьев. Крупные и сочные, они медленно раскачивались под несуществующим ветром, создавая ощущение живого моря.
        И на этом сплошном зеленом поле сразу же бросалась в глаза черная прогалина. Опустив маруну на землю, я вытянул руку, на всякий случай призывая булаву. Подходить к выжженному пятну следовало с осторожностью - я всеми фибрами чуял исходящую от него опасность.
        - Осторожно! - вскрикнула Хаэль, и я выставил ладонь, рефлекторно создавая Огненный Щит перед собой.
        Вспышка ударила по глазам, правое плечо взорвалось болью, и меня опрокинуло от сильного толчка. Осознав себя лежащим посреди высоких стеблей, я увидел торчащую в руке стрелу. Наплечник, созданный моей магией, оказался прошит, будто он из бумаги.
        - Твою мать, - зашипел я, стараясь вытащить вражеский снаряд.
        Не нужно быть гением, чтобы понять - наконечник из метеоритного железа, как и те кандалы, в которые меня заковали в крепости Зерера. Паскуды!.. Ничего, сейчас я с ними разберусь…
        Стараясь не привлекать внимания, я медленно сел и раздвинул пальцами стебли высокой травы. В стороне от выжженного пятна мелькнула едва заметная тень, но этого хватило, чтобы прицелиться.
        Опустив руку на землю, я сосредоточился. Единение - не единение, сейчас убийца поплатится за свои ошибки. Силы, выплеснутой мной из ядра, хватило бы, чтобы спалить весь лес. Однако сейчас требовалось не убивать наглеца, а поймать его.
        Земля подо мной ощутимо вздрогнула, деревья у края поляны пошатнулись, недовольно скрипя ветвями и потрясая густыми кронами. От места, где я заприметил лучника, раздался короткий вскрик, и на моих губах сама собой появилась улыбка.
        Попался, тварь такая.
        Уже не опасаясь противника, я поднялся во весь рост и зашагал в сторону пленника. Часть вспучившейся, как живот при метеоризме, поляны бросалась в глаза, как нечто совершенно чужеродное, будто одинокое дерево посреди ровной, как стол, степи. Перемешанные с землей колосья и травы торчали из рыхлой почвы во все стороны. Лишь по оставшейся снаружи руке в кожаной перчатке можно было обнаружить захваченного стрелка.
        Лук и колчан с двумя десятками стрел валялись чуть дальше. Я был прав - стрелок использовал только сталь из метеоритного железа. И, скорее всего, именно поэтому жрица ничего не смогла ему противопоставить - если оно отталкивает магию, тут никакое волшебство, ни один щит не помогут.
        Взяв побежденного за руку, я вытянул его из кучи земли и, не давая врагу откашляться и продышаться, нанес пару добрых ударов по голове. Полукровка с явно кошачьим наследием рухнул, как подкошенный. Я же наклонился над ним и потянул за цепочку на шее.
        - Как я и думал, - хмыкнул я, срывая с шеи кошака жетон из зеленого камня.
        За моей спиной раздались всхлипывания, и я обернулся в сторону выжженного пятна. Хаэль, стоя на коленях перед бледным телом жрицы, изо всех сил сдерживала слезы, но они все равно катились по щекам.
        Я же нырнул в домен и вернулся, удерживая в руках моток веревки. Через минуту повязанный, как батон колбасы, кошак был заброшен на плечо, а потом - подвешен на толстой ветке ближайшего дерева.
        Убедившись, что искатель не вырвется, я обошел поляну по кругу, высматривая следы возможных напарников, однако, похоже, действовал ублюдок в одиночку. Либо остальные уже погиби.
        А еще, сдается мне, он не просто так явился сюда. Может быть, заметал следы? Ведь, насколько мне помнится, в подвале Зерера меня пытал драконид. А самого лорда я нашел уже мертвым. Так, может быть, этот Васька кое-что мне прояснит.
        Не собираясь больше ждать, я достал флягу с водой и принялся лить на лицо полукровки. Через мгновение он задергался, фыркая и пытаясь уклониться, но струя воды текла в нос, заливала глаза. А в конце, когда я стряхнул на морду искателя последнюю каплю, то добавил еще и жесткую оплеуху.
        - А теперь поговорим, - решительно произнес я, хватая пленника рукой за подбородок. - Итак, расскажи мне, что ты знаешь .
        Глава 8
        Когда кошак закончил излагать свою историю, моя голова готова была взорваться от боли. Однако я все еще прекрасно мог стоять на ногах, да и злость, копившееся все время очарования, требовала выхода. А потому я взял искателя за подбородок и дернул. Хруст шейных позвонков прозвучал подобно музыке, сразу даже как-то полегче стало на душе.
        Обвисшее на веревке тело я пока оставил болтаться. Мертвецу уже все равно, в каком положении его труп, а мне нужно все обдумать.
        Хаэль все это время провела рядом с телом жрицы. Выжженное пятно вокруг убитой постепенно зарастало новой травой. Сквозь спекшуюся почву пробивались свежие ростки, буквально на глазах разравнивая искореженную землю. Сама маруна сидела, закрыв глаза, и беззвучно открывала рот - то ли молилась, то ли колдовала.
        Примяв ближайшие стебли, я уселся на них, ощущая задницей упругую растительность. Удобно, ничего не скажешь. Прикрыв глаза, еще раз прокрутил в голове рассказ искателя.
        Почему все разумные считают, что могут нарушать правила, а остальные до подобной «хитрости» не додумаются? Конечно, победителей не судят, однако когда ты хватаешься за гадюку, лишь бы одолеть врага, где гарантия, что тот не возьмет ее с другого конца?
        Проблема диких не только в соревновании между собой, но и в том, что они не гнушались пользоваться услугами Империи, желая провернуть очередные подлые делишки. Одной рукой пишем: « Вашего вождя казнили искатели? Ох, какая низость! Во всем виновата Империя !», а другой вручаем группе искателей мешок с деньгами за это самое убийство.
        Ни один из властителей диких племен не гнушался передать весточку через границу с просьбой прислать особых исполнителей. Но на словах при этом, разумеется, каждый кричал, как важно задавить драконидов… Кучка вонючих лицемеров!..
        Теперь многое становится ясно. Даже тот факт, что Ашшар, наг-охранник в горах, так легко со мной договорился и поверил. Еще бы ему не согласиться, раз уж здесь такое сплошь и рядом. Лорды Зерер и Рутер взяли деньги у драконида, пожелавшего устроить испытательный полигон на их территории.
        Зато теперь смело можно утверждать, что стая - это попытка обрести собственную гильдию наемников, убивающих задорого, но все же дешевле, чем тайком привезенные искатели, которых приходится укрывать даже от своих. Сами имперцы о стае особо осведомлены не были, однако убитый обретался в этой части света достаточно долго и кое-что все же разнюхал.
        Только наивный глупец решит, будто дракониды высылают своих псов в чужой загон ради денег. Нет, каждый искатель собирает информацию о диких, поставляет сведения о раскладах политических сил и действует в первую очередь в интересах Гильдии Искателей. Почему именно в Гильдию, а не в Империю? Потому что власть у глав и у императора - это две разные власти. И восстание это доказало.
        Подробностей кошак не знал, однако и того хватало, чтобы строить выводы. Императора попытались скинуть, однако началась такая резня, что Гильдия Искателей поспешила запереться в своих башнях, страшась и носа казать на улицу. Конечно, не везде так было, но… Спущенные с цепи кланы вырезали всех, кого хотели, и спорить с ними не мог уже никто, ведь драконидов, представляющих интересы Империи, устранила Гильдия.
        При таком раскладе становится ясно, что время для Великого Похода действительно выбрано наилучшим образом. Стало быть, вожди в курсе этих новостей. Опять же, откуда, спрашивается, дровишки? А все оттуда же - искатели свободно обмениваются сведениями с племенами, если у них есть на то разрешение Гильдии.
        Вытерев сочащуюся из носа кровь тылом ладони, я медленно поднялся на ноги. Планы нужно менять кардинально. Однажды предавший свой народ снова предаст его при первой же возможности. Значит, старые вожди должны исчезнуть с лица земли. И не важно, что конкретно этого искателя нанял М’ноя, шаман торренов. Орки ничем не лучше, ведь именно через их порт убийцы Гильдии прибывают на службу.
        Конечно, я и сам не без греха, и планировал наладить общение с Империей через главу ликанских пиратов - лорда Вольда. Но это сработало бы исключительно в том случае, если я - единственный такой хитрый и умный. Однако когда на руках не уникальное предложение, много за него не выручишь. Тем более что на фоне тех же орков мне и предлагать-то нечего. Так что мой лозунг должен оставаться прежним - всех, кто сотрудничает с Империей - на кол! Пока я еще сам в этом не замаран, никто не сможет меня упрекнуть.
        Хаэль закончила свой обряд погребения. На месте гибели жрицы теперь возник небольшой холмик, весь покрытый яркими бутонами. Сама маруна сильно осунулась и на мое приближение никак не отреагировала.
        - Покой в единении с природой, - просыпав горсть сырой земли над клумбой, прошептала Хаэль.
        Я не стал отрывать ее от процесса и спокойно дожидался, когда маруна закончит. Главное я узнал, слово сдержал - для нас, дьяволов, в случившемся одни только плюсы. Оставалось закрепить их и вытрясти из народа дриад какие-нибудь полезные бонусы за успешно выполненный квест.
        Наконец Хаэль вздохнула в последний раз и решительно встала. Обернувшись ко мне, маруна кивнула в сторону свисающего на веревке трупа.
        - Ты узнал все, что хотел? - спросила она, утирая одинокую слезинку, выкатившуюся из правого глаза. - Ничего хорошего не случится, если роща его поглотит.
        Я даже спросить не успел, как она сама решила внести ясность.
        - Это место силы, если можно так сказать, - сказала девушка. - Столетиями жрицы марун приходили сюда, чтобы получить немного больше, чем могли иметь сами. Мощь единения, конечно, всегда выше, чем у самих марун, но это место особое. Мы поколениями приходили сюда, наполняя рощу своей жизнью.
        Понятно, будем иметь в виду, что и так тоже можно. В принципе, если есть артефакты, как носители магии, почему бы не превратить в такой целое поле? Тем более, у марун было время, чтобы все сделать правильно. Не удивлюсь, если и у меня здесь что-то получится, хотя после произошедшего ранее пробовать, разумеется, не стану.
        - Все маруны могут ходить из одного дерева в другое? - спросил я, взяв спутницу под локоть.
        - Все дьяволы такие способные к магии? - парировала Хаэль с горькой усмешкой. - Как ты смог создать ту гору, Дим? Я же почувствовала, это не наша магия.
        Я пожал плечами. Объяснять ей, как с точки зрения науки можно произвести небольшой подземный толчок, не имело смысла. Для Хаэль любое проявление природы - само по себе практически божественное вмешательство.
        - Здесь не было ничего сложного, - ответил вместо этого. - Тебе, я так понимаю, труп искателя не нужен?
        - Только его жетон, - покачала головой та. - Нам следует поспешить к Старшей. Рассказать, что случилось.
        Я не стал уточнять, кто такая эта Старшая. И без того ясно, что среди марун, как и у прочих народов, власть делилась на две ветви - церковную и светскую. Пока жрица занималась духовными делами, кто-то должен был заниматься вопросами быта.
        - Но я бы не хотела, чтобы ты шел со мной, - вдруг заявила Хаэль. - Не потому что ты чужак в нашем лесу, просто…
        - Это внутреннее дело марун, - кивнул я, вручая ей снятый с дохлого кошака жетон. - Я уже говорил ранее, дни, когда можно было отсидеться за надежными стенами, изображая слепых, миновали. Если маруны хотят прятаться от мира - что ж, это ваш выбор. Но тогда не обижайтесь, если ваш лес внезапно подпалят или вырубят те, кто решил взять дело в свои руки.
        - Ты готов вырезать весь наш народ? - хмыкнула она.
        - Готов, - честно признался я. - И как ты помнишь, наша сделка именно об этом тебя предупреждает - как только ты откажешься выполнять свою часть уговора, я уничтожу и лес, и вас. Других вариантов нет.
        На самом деле мне очень не хотелось встревать в разборки еще и здесь. Меня ждут гораздо более важные дела, а увязать в очередном клубке интриг совсем не тянуло. Очевидно же, что у марун начнется какая-то своя возня, в которую меня обязательно попытаются затащить.
        Однако, если я хочу, чтобы моя империя росла и крепла, придется влипать во все передряги, прокачивая репутацию дьяволов среди будущих и нынешних подданных. Искатели, сами того не планируя, только что выдали мне козыри, и весь расклад за суконным столом изменился.
        Благодаря коварному убийству жрицы марун Империя развязала мне и моим имеющимся союзникам руки. Да, я не хочу лезть в Великий Поход, но, давши слово, я обязан его исполнить. И за смерть одного из лидеров союзного народа нужно взять виру кровью тех, кто посмел поднять на него руку. Так что выбора-то на самом деле и нет.
        - Если ты не против, сними его, пожалуйста, - попросила Хаэль, указывая на связанное тело. - Роща и без того осквернена, незачем еще больше вредить.
        Я пожал плечами и принялся развязывать дохлого кошака. Сняв потяжелевшую тушу, смотал веревку в бухту, затем раздел мертвеца. Хорошая бронь, металлические наручи, добротные сапоги, набор метательных кинжалов, лук и стрелы с метеоритными наконечниками - все это полетело в домен. Как появится свободная минутка, рассортирую по полкам, а потом, может быть, раздам дьяволам.
        Подхватив тело, я кивнул маруне, и мы вместе вышли из священной рощи. Деревья за нашими спинами сдвинулись, закрывая брешь. Теперь попасть туда так просто уже не выйдет - стволы обступили поляну плотно, не оставляя и просвета. Магия, что тут скажешь.
        Нести тело далеко не пришлось - сбросил его, как только Хаэль сообщила, что мы отошли достаточно от священного места. Дохлый кошак нашел последнее пристанище в неглубоком овраге. Тело скатилось, обрастая грязью и покрываясь листьями - так даже специально не замаскировал бы, настолько неразличимым стал искатель. Не зная, что он там лежит, я бы даже и не нашел его взглядом.
        - Идем, - взяв меня за руку, негромко произнесла Хаэль. - Я отведу тебя тропой .
        Не успел я и слова сказать, а мы вновь телепортировались. На этот раз земля оказалась на несколько метров ниже. Передо мной раскинулся выстроенный на толстых ветвях поселок в пару десяток построек.
        От земли стволы могучих деревьев, лишенные веток, не оставляли желающим взобраться ни шанса. Маруны явно передвигаются не пешком, а внутри стволов - как на лифте. Да и выстроено все так, что снизу наверняка видишь лишь плотную крону.
        - Это наш дом, архидьявол Дим, прошу, прояви уважение, - проговорила маруна, обводя рукой поселение.
        Сплетенные из живых жердей стены, такой же настил под ногами, заменяющий пол. Все выглядит очень гибким, но при этом, стоит наступить, и чувствуешь, что провалиться не сможешь - растения держат крепко. Входы в дома прикрыты гигантскими листьями, заменяющими двери.
        В самом поселении я насчитал около двадцати жителей. По крайне мере это те, кто соизволил попасться чужаку на глаза. Впрочем, не сказать чтобы кто-то с криками бросался прочь, спеша укрыть ребенка от злого дьявола, так что, вероятно, тут на самом деле обитает не так много народа.
        - Идем, Старшая живет там.
        Указав рукой, Хаэль уверенно повела меня по переплетению ветвей, сама при этом даже головы не поворачивала, а вот мне приходилось следить, куда ставлю ногу. Наверное, нечто подобное испытывают люди на стеклянных мостах и балконах - ощущение предстоящего падения скрутило желудок, заставляя пальцы сильнее сжиматься на свисающих тут и там лианах подозрительно липкого вида.
        На нас обращали внимания не больше, чем на пустое место. Это было как минимум странно, учитывая просьбу маруны не приходить. Или это такой осторожный намек, мол, чужака привела, теперь ты не с нами? Впрочем, плевать на их традиции, мне важен результат.
        Лист-дверь плавно приподнялся, открывая темноту жилища Старшей маруны. Изнутри пахнуло свежестью и ягодами, чем-то напоминая аромат вина, которое я пил у ликанов. Хаэль первой юркнула внутрь, чуть поклонившись. Я же пер вперед, как лось, всем своим видом излучая уверенность в собственном праве и спокойствие айсберга, дрейфующего навстречу «Титанику». Как говорится, у бегемота плохое зрение, но при его габаритах это уже не его проблемы. Так что морду - кирпичом, подбородок вперед и голос погромче. А если придется, любой куст можно и отсечь.
        Перешагнув порог, я дал себе секунду, чтобы привыкнуть к полумраку. Глаза дьявола хоть и видели в темноте, однако после яркого света снаружи пришлось перестраиваться.
        Первым мне бросился в глаза небольшой уступ, наросший у ствола. На нем восседала немолодая уже черноволосая женщина с яркими желтыми прядями. Тронутое временем лицо не казалось мне ни красивым, ни отталкивающим. Чем-то она напоминала добрую тетю, что смотрит на племянников и качает головой, мол, сорванцы.
        Лениво наброшенная поверх голого тела накидка из стеблей и листьев ничего стратегического не прикрывала, хотя кое-где оставляла простор для фантазии. Будь мы на Земле, этот наряд можно было смело охарактеризовать пеньюаром.
        Слева от входа из пола выросло небольшое ложе, сейчас укрытое одеялом из листвы и роскошных бутонов каких-то геометрически неправильных цветов. Обычно природа создает все симметричное, а здесь - будто по лежанке разбросали куски мозаики, нарушив порядок и гармонию.
        Справа рос из пола небольшой стол, заставленный деревянными чашками. Из некоторых торчали пестики, так что я пришел к выводу, что смотрю на алхимические приборы. Интересно, они что тут, зелья изготавливают? Мне бы пригодились такие, если они будут хотя бы вполовину соответствовать рассказам Кориалис. Вот у искателей лечебные бывали - конечно, дерьмовенькие, но это ведь только основа!
        - Рада приветствовать в своем доме союзника всех марун, - чуть наклонив голову набок, заявила она. - Я - Фьята, архидьявол, Старшая своего народа.
        Она махнула рукой, и из стены моментально отделился небольшой выступ. Еще мгновение - и у алхимического стола оказалось вполне приличное место для сидения.
        - Меня зовут Дим, - кивнул в ответ и прошел к указанному хозяйкой пеньку. - Боюсь, я пришел с дурным известием.
        Фьята медленно кивнула.
        - Хаэль, оставь нас, - строго велела Старшая. - Тебя позовут, если будет нужно.
        Моя спутница молча покинула дом предводительницы, а та, стоило листу перекрыть вход, поднялась со своего трона и направилась к ложу.
        С шелестом упала на пол накидка. Моему взгляду предстало гармоничное тело Старшей. Хотя волосы и лицо намекали на возраст, в остальном у нее было все отлично. Впрочем, глупо ожидать, что женщина, способная управлять силами природы, не станет следить за собой и не подправит фигуру или не подтянет сиськи. Что бы там кто ни говорил о душе, но тело - наше все.
        Цветы на покрывале разъехались в стороны, сложившись правильным узором. Вот теперь никакой дисгармонии в них не имелось, каждый бутон смотрелся настоящим произведением искусства. Лепестки раздвинулись, наполняя помещение сладким ароматом.
        Медленно и грациозно повернувшись, Фьята опустилась на кровать и, чуть откинувшись назад, раздвинула ноги.
        - Я знаю, что ты устал, Дим, - негромко произнесла Старшая. - Позволь мне, как твоей союзнице, помочь тебе с восстановлением. Я понимаю свое место, и то место, которое дьяволы отвели нам в своем союзе. Мы не так много можем вам дать, но все, что я могу - станет твоим.
        Хмыкнув, я прошелся взглядом по ее обнаженному телу. Да, она выглядит очень соблазнительно и аппетитно. Однако я только что размышлял о том, что Фьята слишком хорошо сохранилась для своего возраста. Кроме того, несмотря на эту речь о собственном низком положении, я его таковым не считал.
        - Я бы с радостью воспользовался твоим предложением, - сообщил, медленно поднимаясь на ноги. - Однако с этим ритуалом ничего не получится. Видишь ли, Фьята, я чувствую разлитый в воздухе возбудитель, - обведя взглядом помещение, я потянул ноздрями, принюхиваясь к аромату. - Возможно, окажись на моем месте кто-то другой, более слабый, он бы ни минуты не раздумывал, бросаясь к тебе в объятия. Но вынужден разочаровать, на меня это не действует.
        Женщина на постели медленно растянула губы в улыбке. В глаза мне смотреть она избегала, и правильно, так как я попытался бы ее продавить при первой же возможности. Однако в открытую пока что ломать чужую правительницу не спешил. Сейчас еще не установлены границы, она имела полное право попробовать скормить меня своим цветочкам на кровати.
        - Что ж, не знала, - кивнув, Старшая легко поднялась на ноги и в мгновение ока оказалась закована в древесную броню, какой пользовалась Хаэль. - Тогда поговорим?
        - Поговорим, Фьята, - хмыкнул я, подходя ближе.
        Помещение было небольшим, так что между нами остался метр свободного пространства. Сейчас, даже когда она стоит, ее макушка достает мне до плеча, и маруне приходится запрокидывать голову, чтобы хотя бы изображать вежливый взгляд.
        - Итак, вашу жрицу убил искатель по приказу М’нои, - сразу же перешел к делу я. - Как ваш союзник, я наказал убийцу, но это - ничего не меняет. Торрены практически объявили вам войну, Фьята.
        - К сожалению, маруны не могут воевать, - покачала головой Старшая. - Нас мало, и наши силы…
        - Я знаю, на что вы способны, - оборвал ее я. - Однако об этом сейчас можете не беспокоиться. Я дал слово, что маруны станут союзниками дьяволов, и намерен его сдержать.
        - И чего же ты от меня хочешь в таком случае? - спросила она, глядя куда-то в сторону.
        - Все очень просто, Фьята, - отвернувшись от нее, я заложил руки за спину и прошелся по единственной комнате. - Мне нужно, чтобы вы официально объявили о самом факте покушения на жрицу. Называть убийцу или нет - целиком ваше решение. Так или иначе, но я все равно начну войну с Империей.
        - Я слышала эти истории о дьяволе, который хочет истребить всех вторженцев, - хмыкнула Фьята. - Но, признаться, не верю в них ни капли.
        - Вот как? - удивился я, оборачиваясь к маруне. - И почему же?
        Она гордо вскинула подбородок.
        - Потому что я достаточно старая для того, чтобы чувствовать, как от тебя несет пеплом и сажей. Ты пропах серой, архидьявол, это тело и твоя душа - не принадлежат нашему миру.
        Вот как? Интересно, выходит, мое чужеродное происхождение все же ощущается? И сколько таких знатоков по всей Колыбели? Впрочем, легенда о Герое, пришедшем из другого мира и о двух Игроках в одном теле - совершенно разные истории.
        - Ты хочешь отомстить Империи за Вторжение? А что ты прикажешь делать с самим собой?
        Я пожал плечами.
        - Ничего, Фьята. Видишь ли, - вновь шагая из угла в угол, заговорил я: - мой план строится на том, что народы, рожденные под этим небом, заслуживают сами определять свою судьбу. Ни Империя, ни Гильдия Искателей, ни кто-либо еще не вправе решать за целые народы, каким путем им идти и развиваться.
        Остановившись, я медленно повернулся к хозяйке и, убедившись, что та слушает, продолжил речь.
        - Ты права, я не родился в этом мире. Однако я знаю, насколько вы все одичали и деградировали после Вторжения. Дракониды отбросили вас на века назад, вы застряли в первобытном обществе, едва отличаясь от своих далеких предков, впервые родившихся в Колыбели. И я могу дать вам шанс это исправить.
        Губы маруны вновь исказились, изображая натянутую улыбку.
        - А что ты станешь делать потом, когда объединишь наши народы и истребишь всех, кто явился в Колыбель и стал нашим угнетателем? Возглавишь новую империю, где место драконидов займут дьяволы?
        Я пожал плечами.
        - Власть есть власть. Сама по себе она не плохая и не хорошая. Все зависит от того, как ей распоряжаться. Я предлагаю начать войну не ради трофеев или каких-то статусов и благ. Я предлагаю встать под знамена Асмодея и наказать тех, кто унижал и убивал вас на протяжении веков. После победы я лично вряд ли задержусь здесь, и что делать со своим миром будут решать те, для кого он является родным. Это ваше право, не мое. Я - лишь орудие, которым вы будете добиваться собственной свободы.
        Фьята отвернулась, скрестив руки на груди.
        - Ты говоришь так сладко, что даже мне хочется тебе поверить, - раздраженно заявила она. - Но ты - дьявол, а вашему племени доверять нельзя.
        Мне оставалось лишь развести руками.
        - Можно или нет, в любом случае это не я убил вашу жрицу, и уж тем более не платил полукровкам, чтобы они сделали это за меня. Дьяволы могут обмануть - это верно, но ты забываешь, что я - Герой Асмодея, и у меня есть свои цели, которые никак не вяжутся с обманом. Как только я закончу в этой Колыбели, мой Бог заберет меня из этого мира, чтобы бросить в новую Игру. А вам останется собственный мир.
        Она медленно повернулась ко мне, по-прежнему избегая смотреть в глаза.
        - Это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.
        - Если бы я хотел тебя обмануть, придумал бы что-то похитрее, - заявил я. - Ты ведь ожидаешь от меня, архидьявола, не простого обмана, а чего-то такого, что на голову превосходит обычную ложь, верно? Но истина в том, что мне не нужен этот мир, не нужна власть над ним. Будь у меня возможность, я бы просто сидел у себя дома, стараясь как можно реже его покидать, проводя время за развлечениями. Но у меня нет выбора, Старшая, я - архидьявол Дим, Герой Асмодея, и только от меня зависит, смогу я вас всех спасти, или вы сгинете, когда Империи надоест играть с вами в видимость независимости. Так что, соглашаться ли встать под мою руку - решать тебе. В любом случае я буду добиваться своего, с вами или без вас.
        - Неужели ты настолько отчаялся, что пытаешься убедить меня, рассказывая правду? - хмыкнула она. - И что же, ты клянешься добыть нам свободу, если я решусь ввязаться в эту войну?
        - Я добуду вам свободу, - кивнул я. - Даже если ради этого придется умереть.
        Глава 9
        Недосказанность, как много в этом слове! Стоит лишь чуть-чуть изменить речь, и вот ты уже борец за права марун, а не всех диких племен Колыбели. Хотя придраться ко мне нельзя - я действительно умру, если проиграю, чего уж там. А про марун уточнения не было.
        Фьята выставила меня за дверь и, закрыв за собой проход опустившимся листом, затаилась в своем домике. Я же, облокотившись на сплетенную лиану, заменяющую поручни, сосредоточился на собственных проблемах.
        По-хорошему, нужно срочно бежать к оркам, бить лицо претенденту на звание Верховного Вождя, а затем вести объединенную армию диких на уничтожение всех предателей. Но по факту сейчас придется тратить время на марун и только потом идти разбираться со всем этим дерьмом.
        Наклонив голову, я дождался, пока щелкнут позвонки в шее, и выдохнул, разжимая стиснутые зубы. Силы, потраченные на долгое очарование искателя, постепенно возвращаются - сейчас у меня пассивно впитываются порядка десяти единиц маны, что само по себе почти в два-три раза круче, чем пару месяцев назад. Однако от столкновений с чужим колдовством пока что лучше воздержаться.
        Из-за всех этих приключений на сравнительно небольшой территории у меня сложилось четкое впечатление, будто я завяз в болоте и не могу из него вырваться. Выдумывать и принимать управленческие решения - не мое, я никогда не был ни лидером, ни идейным вдохновителем. Да что там, меня же буквально выворачивает от мысли, что придется выстраивать все эти иерархические ступеньки.
        Я же не адвокат, в самом деле, чтобы клепать законы для всех и каждого. Да, я понимаю их необходимость, осознаю, что без этого мы никуда не продвинемся. И в то же время - а извозчики на что? У меня почти три сотни дьяволов в подчинении, так какого черта я должен все делать за них?
        Сомневаюсь, что Асмодей вникает во все тонкости своих доменов. Подозреваю, отец дьяволов просто дал указание, а назначенные им управляющие уже проворачивают всю бюрократию так, чтобы исполнить отданное приказание в точности. Почему бы и мне так не поступить?
        За спиной прошелестело, я почувствовал легкое дуновение ветерка от открывающегося прохода в хижину Старшей. Однако оборачиваться не стал, продолжая разглядывать землю внизу.
        - Я готова сообщить марунам о том, что случилось с Нэс, - заявила Фьята за моей спиной.
        Кивнув, я выпрямился и медленно повернулся к ней. Броня из веточек и листьев смотрелась на женщине футуристическим доспехом, хотя я откровенно сомневался в ее эффективности. Впрочем, это же не моя проблема.
        - Тогда я забираю Хаэль и иду дальше, - сообщил о своем решении, глядя в лицо маруны. - Ваши внутренние дела - в вашем ведении, меня же заботят более масштабные проблемы. Так что рад, что ты решила не нарушать нашего соглашения, Фьята.
        Она по-прежнему избегала смотреть мне в глаза, да я и не пытался ее очаровать. Нет никакой необходимости продавливать марун, их уже до меня продавили так, что этот крохотный поселок, похоже, единственное их место жительства. Хотя территория за ними закреплена внушительная, однако для столицы здесь слишком мало населения.
        - Ты не останешься? - удивленно спросила Фьята.
        - Незачем, - пожал плечами в ответ. - Договор остается в силе, дьяволы и маруны по-прежнему в союзе. Так какой смысл мне здесь торчать? Уж извини, но мы - слишком разные, чтобы я испытывал удовольствие от сидения на дереве, как какая-нибудь мартышка.
        Маруна склонила голову, мягко улыбаясь.
        - Что ж, возможно, так будет даже лучше. Ни к чему сейчас нам присутствие чужого, и так будет сложно пережить столь нелегкую потерю.
        Кивнув, я вновь отвернулся от собеседницы.
        - Я позову Хаэль, - сообщила Фьята, - она будет и дальше сопровождать тебя, Герой Асмодея.

* * *
        КРЕПОСТЬ ОЛЬХ. ДЬЯВОЛ АДАМ.
        - У нас могут быть проблемы со стороны наг, - решительно очертив круговым движением восточную часть материка, заявил военачальник.
        Сидящие в комнате командиры рассматривали подробную карту с разными выражениями на лицах. Кто-то хмурил брови, прикидывая, куда пошлют его бойцов, другой усмехался, вспоминая, как ее составляли. Хватало и тех, кто видел столь детальный рисунок впервые, и сейчас они с жадностью впитывали отображенную на нем информацию.
        - У нас есть разведка здесь и здесь, - указывая на небольшую горловину, граничащую со скалами, продолжил Адам, - однако мы с вами совсем забыли, что наги - не одни, с недавнего времени к ним примкнули кобольды. Думаю, нет нужды напоминать, что у нас гораздо меньше возможностей, чем у голубых?
        - Серебряная шахта - стратегический ресурс, - вставил слово один из командиров. - Если мы будем сидеть в осаде, какой смысл тратить время и силы? Давайте пройдемся к ним в гости.
        - Согласен, - кивнул другой. - Мы можем выставить хоть всех дьяволов, но нас слишком мало, чтобы перекрыть все возможные подходы. Ты сам, воевода, видишь, что у нас только вокруг крепости полно дыр, которые никак не закроешь. Атака - наш единственный шанс на выживание, иначе рано или поздно, но нашу оборону прорвут.
        Адам отпил вина из кубка и, отставив пустую посуду в сторону, склонился над картой.
        - Сегодня мне сообщили, что торрены заплатили искателям за смерть жрицы марун, - проговорил он. - А раз торрены против нас…
        - Мы сейчас окажемся в тисках, - выдохнул третий командир. - У беров полный бардак, мы до сих пор не можем отозвать свои отряды. Ликаны пока не окрепли, чтобы давать серьезный отпор. От самих марун в нашем союзе - толку вообще никакого, эти древесные бабы ни на что не годны.
        - Орки и гноллы? - вставил самый молодой из присутствующих дьяволов. - Они ведь тоже должны к нам примкнуть?
        - Должны не значит, что вообще почешутся, - отмахнулся Адам. - Известно, что именно через их порт прибывают искатели. Ликаны Вольда нам это подтвердили под очарованием. Все имперцы, кто хочет свободно пройти на территорию диких, огибают континент по морю и сходят в Зестолгое, а оттуда уже спокойно исчезают на территории степи.
        Склонившиеся над столом дьяволы некоторое время молчали, рассматривая красиво оформленную карту. Собирая данные от разведки, женщины времени даром не теряли, и пока положение не позволяло им заниматься привычной работой, нашли себя в изобразительном искусстве. Со стороны могло показаться, что нарисованные на куске тонкой кожи деревья и камни - настоящие.
        - Выходит, мы сами по себе, - наконец, выдохнул один, поднимая глаза на Адама. - И Герой нам не поможет - слишком далеко забрался.
        - Герой или без него, мы тоже не первый день воюем, - хмыкнул воевода и постучал пальцами по столешнице. - С этого момента будем считать, что у нас нет ни Героя, ни союзников. Только дьяволы, только собственные силы. Итак, предложения?
        Еще минуту потратили командиры, раздумывая над словами военачальника. Наконец, один из них, тот, что вспомнил про серебряные шахты, набрал воздуха в грудь.
        - Раз мы предоставлены сами себе, я считаю, пришло время вырезать наг и кобольдов. Всех, кто уже может самостоятельно ходить, - заявил он. - Уцелевших будем выращивать в соответствии с их новым положением - как рабов, без прав и мнения. Империя уже смогла такое провернуть, значит, и у нас получится.
        - Хорошо, как ты предлагаешь это сделать? - хмыкнул Адам.
        Ответчик не стал терять время на размышления.
        - У нас все еще есть мехиса, значит, будем использовать ее дар, чтобы научиться определять, где и когда окажутся основные отряды противника. Так мы сможем избежать большого скопления врагов в одном месте. Наше преимущество в силе, а не в численности. Добавим сюда эффект неожиданности, и любой противник будет нам по плечу.
        Адам медленно кивнул.
        - Допустим, ты справился с задачей, разорил гнезда и поселки кобольдов. Что дальше станешь делать? - спросил воевода, оглядывая собрание. - Оставив за спиной нетронутых воинов, которых лишили дома и близких, вы получили армию, которой нечего терять. Не думаю, что я один здесь понимаю - кому некуда отступать, тот дерется еще отчаяннее, чем мог бы, сохрани мы жизнь его семье.
        - Одинокий неуязвим, - подтвердил кивком другой командир. - Нельзя вырезать всех. Нужно заставить их признать нашу власть, как сделали с берами - запугать и потребовать подчинения.
        - Толку нам от тех беров?! - воскликнул третий. - Мы прошлись по их землям, вырезали всех недовольных и получили неприспособленную к выживанию толпу дикарей! Теперь вместо того, чтобы предоставить нам своих воинов, они зализывают раны и восстанавливают хозяйство.
        - Мы просто сменили одну власть на другую, - недовольно выдохнул Адам. - Однако эта новая власть к нам более лояльна.
        - Но это не значит, что они не попытаются с нами расправиться, ударив в спину, когда мы начнем воевать с нагами или кобольдами, - покачал головой второй командир.
        - Все верно, - подтвердил воевода. - Пока что наш наместник только вникает в дела, и мы не можем гарантировать, что беры не будут предавать нас. Но это вопрос времени, в любом случае я не дам никому оголить крепость Ольх. Новые поколения дьяволов зависят от нас, оставлять их без защиты я не позволю.
        - Выходит, у нас наберется только пара отрядов, способных вести бои, - заметил самый старый из собравшихся, до того молчавший. - Пятерка дьяволов у нагов и еще одна - у кобольдов. Таким образом мы не только не оставим крепость, но и сохраним наше преимущество. Охота для группы будет под запретом, но для десяти дьяволов у нас хватит запасов, чтобы они могли не переживать о еде и воде на протяжении месяцев, при этом оставшиеся в крепости никак не будут стеснены в ресурсах.
        - Вопрос лишь в связи, - кивнул Адам.
        - Именно, - поддержал тот. - Мехиса сможет вовремя направить наш удар, а дежурные пятеро в ее пещере - своевременно сообщить о ее видениях.
        Адам задумчиво постучал когтями по карте. Его глаза обвели собрание.
        - Мы потратили слишком много времени на это очевидное решение, - объявил он. - Такое промедление неприемлемо. Сейчас нам еще ничего не угрожает, угрожать будем мы. Однако в случае нападения я хочу слышать рабочие версии, а не построенные на предположениях догадки.
        Поднявшись со стула, Адам прошелся взад-вперед по комнате, заложив руки за спину.
        - Я специально выбрал сегодняшний день для этой встречи, - заговорил воевода. - Архидьявол постоянно твердит, что дьяволы - лучше, сильнее, хитрее остальных рас. И мне начинает казаться, вы все расслабились, поверили в свое превосходство! А что на деле? Кто, кроме старого Игнаса, додумался до этого плана? Никто.
        Слова воеводы повисли в воздухе. Напряженно глядящие на своего начальника дьяволы хранили молчание.
        - Каждый из вас должен ежедневно проверять состояние подчиненных территорий и воинов. Вы обязаны знать все, что знаю я. Игнас выполняет свою работу отлично, так почему вы, молодые и горячие, до сих пор не в курсе, что Дим уже направляется к оркам?
        - Но ты сам велел не оглядываться на союзников! - возмутился молодой командир.
        - Я не запрещал тебе включать голову! - ударив кулаком по столу, рыкнул Адам. - Через несколько дней решится, куда будет направлен наш главный удар, а вы тут сидите и гадаете, когда у нас есть пророчица под боком. Ну, кто говорил с ней сегодня, кроме меня и Игнаса?
        Старый дьявол усмехнулся, складывая руки на груди.
        - Мир меняется, - заявил Игнас. - Вы все за моей спиной говорите, что мое время прошло, старому Игнасу пора на покой. Однако вам не приходит в голову, что старик, который до сих пор водит свой отряд в бой, стоит поболее вашего. Я пролил на границе больше крови, чем протекло в ваших жилах с момента рождения. Адам прав, вы еще ничему не научились.
        Дьяволы молча отворачивались или сжимали кулаки.
        - Дьяволы сильны, тут Герой Асмодея прав, - продолжил воевода. - Но наша сила не в количестве и не в мускулах. Мы должны править не потому, что каждый из нас способен перебить в одиночку толпу других диких. А потому, что можем смотреть дальше своего носа и использовать слабости врага себе на пользу. Итак, что нам дает визит архидьявола к оркам?
        Снова усевшись на стул, Адам внимательно обвел взглядом собрание. Учить еще и учить, но с помощью старого Игнаса у них получится заставить этих проклятых одиночек мыслить, как единая сила. Пока каждый тянет одеяло на себя, никто из дьяволов не может победить.
        И следующие несколько дней придется потратить только на эти разговоры и совещания. Пока все командиры не поймут, как им нужно мыслить для победы в этой игре. Потому что Герои там или нет, но дьяволы должны править миром.
        И они - будут.

* * *
        ДЕРЕВНЯ ИРБИСОВ.
        До следующего утра никто не сомкнул глаз. Охотники, схватив свое нехитрое оружие, бросились в погоню по следам арханаха, мужчины натягивали старые кольчуги и точили мечи. Женщины орудовали ножами, заготавливая стрелы. Не спал староста, ожидая известий от ушедших добытчиков. Не спала Лилия, смешивая мази и сворачивая бинты.
        Лишь на рассвете, когда на горизонте появилась вернувшаяся группу стрелков, жители смогли выдохнуть с облегчением. Один из следопытов тащил за собой упряжь верхового паука, другой нес в руках голову, удерживая отсеченную башку за длинные грязные от темной крови патлы.
        - Он далеко не ушел, - бросив ношу под ноги старосты, заявил охотник, опускаясь на колени. - Но он был не один, и остальным удалось сбежать.
        Арар с трудом склонился над добычей, тяжело опираясь на посох. Стоящий рядом молодой ирбис поддержал старика, чтобы тот не потерял равновесия. Толпа деревенских жителей уже окружила место встречи героев дня.
        - Что ж, - с трудом распрямляя спину, заявил Арар, поднимая башку за волосы. - Мы больше не можем сидеть и ждать, друзья…
        Чтобы говорить громко, ему приходилось прикладывать усилия. Но окружающие ловили каждый вздох, и когда Арар зашелся кашлем от напряжения, а стоящий рядом с ним юноша подал воды, деревенские затаили дыхание.
        - Мы должны сообщить всем, - оттолкнув флягу, дрожащими губами распорядился староста, оборачиваясь к своим жителям. - Теперь все знают, кто укрыл императора, и к нам пришлют новых убийц. Просто для того, чтобы наказать за отказ предать своего повелителя!..
        Арар обхватил посох обеими руками, удерживая равновесие.
        - Я стар, и уже не смогу уйти, - проговорил он, снова переходя на кашель между словами. - Но предатели вернутся. И никого не оставят в живых! Вы должны решать прямо сейчас, кто останется здесь в деревне, а кто уйдет, чтобы найти новое место.
        Из толпы выдвинулся, сильно прихрамывая на левую ногу, седой ирбис с обвисшей кожей на морде. За его плечами болтался кожух с гигантским луком, натянуть такой не всякий опытный воин смог бы.
        - Я останусь с тобой, Арар, - прохрипел он, чуть присвистывая поврежденным горлом. - И все наши старики должны остаться! - повысив голос, он обернулся к своим соседям. - Молодежь быстрая, сможет уйти за границу. А мы… Мы будем стоять здесь, не впервой защищать стены.
        - Дело говоришь, - отлепившись от соседнего дома, кивнул Деф, выходя к центру площади. - Старики приносили клятву верности, и мы должны стоять до последнего вздоха. Но всем умирать нельзя. Так что не теряйте времени - собирайтесь и уходите, сколько-то времени мы вам выиграем, а потом…
        Он замолчал, наблюдая, как дверь в доме внучки со скрипом приоткрылась. Звук был столь пронзительный, что его услышали все, разом затихли причитания и негромкие споры.
        На свет солнца, сжимая в пальцах болт из метеоритного железа, вышел исхудавший император, сияя свежими бинтами, охватывающими широкую, но теперь впалую грудь. Он обвел собравшихся жителей деревни взглядом, будто смотря в душу каждому присутствующему.
        Хмыкнув, владыка империи повернул болт в пальцах, заставив тот отбрасывать блики.
        - Староста прав, - проговорил драконид. - Убийцы вернутся уже во главе войска. Всем вам стоит уйти. Я подарил вам эту землю и мне очень жаль, что именно из-за меня вы вынуждены ее бросить. Но обещаю вам - Империя восстанет. Сюда уже идут отборные воины, и мы встретим врага как полагается - огнем и сталью.
        Он убрал болт за пояс и улыбнулся.
        - Но там, где изливает ярость дракон, лучше не находиться. А потому я попрошу оставить меня в деревне одного. Вам не нужно переходить границу, только переждать, пока мы не разобьем врага.
        - Долго ли ждать? - спросила женщина из толпы деревенских. - Зима на пороге, все запасы в амбарах.
        Император улыбнулся, насколько позволяла тупая боль в боку. Даже для крепкой шкуры драконида получить звездный болт под ребра - не слишком полезно для здоровья. Да и возраст уже не маленький, регенерация теперь не та.
        - Арар, ты помнишь, сколько времени добираться до заставы? - обернувшись к старосте, спросил драконид.
        - Это только три недели в одну сторону, если мы потащим припасы на себе, - ответил тот.
        - Отлично, - улыбнулся император. - Деф! Твоя лачуга еще стоит? К ней должны подойти два корабля под черным флагом.
        - Орки?! - удивился старый ветеран.
        - Орки, - усмехнулся драконид. - Мои карманные орки. Они доставят вас в форт, там вы пересидите под защитой действующей армии, а потом вас так же переправят обратно. Я прошу вас поверить в своего императора и в ответ несу одни беды, - обратился он уже к остальным собравшимся. - Это все - моя вина. И я должен искупить ее перед вами и перед каждым, кто пострадал в этой кровавой резне. И клянусь своей кровью, что сделаю это.
        Он отошел в сторону от двери и опустился на завалинку у дома травницы. Грудь повелителя ходила ходуном, по лицу струился пот, но взгляд его оставался решительным.
        - Арар, распоряжайся своим народом, - кивнул он старосте, и тот сразу же начал раздавать приказы, кому и сколько брать с собой.
        Драконид, оставленный без внимания, вдохнул сквозь стиснутые зубы. Если бы не привычка по капле принимать разные яды на протяжении столетий, сейчас он бы лежал в домике Лилии, вывалив лиловый язык и тараща глаза в потолок. Но, странное дело, ранение неожиданно помогло.
        Сила, которую он так ждал с момента, как очнулся в руках Дефа, текла в мышцы, наполняя ядро мощью. И, похоже, совсем скоро император сможет действительно вернуть былую форму. Но даже если не выйдет, он все равно не сдастся до последнего вздоха.
        Жизнь императора ничего не стоит. Он всего лишь первый среди равных. Его власть кончается там, где кончается верность преданных ему людей. Императора можно сместить, можно убить, он может отречься от трона. Многое можно сделать с тем, кто носит корону, и сам он, на самом деле, всего лишь подставка для символа. Император не важен.
        А вот Империя… Империя превыше всего.
        Глава 10
        ПОРТ ЗЕСТОЛГОЯ. КОРАБЛЬ «ВЕТРЯНЫЙ».
        Судно скользнуло в бухту, запруженную разными кораблями, прибывшими в земли орков, кажется, со всех концов света. Капитан обвел взглядом и знакомые обводы имперских шхун и, сморщившись от недовольства, пиратские когги.
        Налетевшая на «Ветряный» буря немного отступила, будто в насмешку выпустив имперское судно из своих загребущих лап, но согнало абсолютно всех, кому не повезло оказаться в море, к единственному безопасному месту. О том, чтобы пришвартоваться поближе к берегу, не было и речи. Кроме опасности напороться на соседний корабль, капитан никак не собирался подпускать проклятых ликанских грабителей до своего судна.
        А высокопоставленный гость из клана Максалис доплывет со своими трупами и на паре шлюпок. Сам капитан, следя за подаваемыми с берега сигналами, отдавал последние распоряжения, то и дело косясь на темные тучи за кормой.
        Свинцовое море выплюнуло в этом году, похоже, весь запас дурной воды. Даже отсюда линия снежного фронта видна невооруженным глазом. И с таким количеством кораблей, набившихся в порт, явно не рассчитанный на подобный ажиотаж, налетевшая буря может стать братской могилой.
        - Капитан! - окликнул у шлюпки проклятый некромант.
        - Да, господин маг? - ответил тот, отрываясь от процесса.
        - Тучи ударят по порту не раньше, чем через трое суток, - сообщил Герой Талы. - Если успеете сегодня выйти из бухты, пройдете на веслах, а там - вырветесь. Не задерживайтесь, уважаемый. Империя ждет вашего возвращения!
        С этими словами некромант погрузился в шлюпку и, приказав своим мертвецам грести, с улыбкой повернулся к приближающемуся порту. А капитан остался стоять на мостике, с ненавистью глядя на орочий город, вздымающийся над морем.
        - Три дня, говоришь, - выдавил сквозь стиснутые зубы он. - Что ж, попытаем удачу.

* * *
        ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ГРАНИЦА ЗЕМЕЛЬ КАМЕННЫХ ОРКОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        - Все, дальше я не могу, - тяжело дыша, сообщила Хаэль, когда мы выскочили после пятого по счету телепорта.
        Подхватив обессилевшую девушку, я помог ей опуститься на редкие кусты и прислонил ее спиной к дереву. Вокруг небольшого гая, выросшего вопреки логике посреди степи, переходящей в безжизненное и пыльное плоскогорье, иной зелени уже не имелось.
        Во рту сразу стало сухо - солнце, несмотря на позднюю осень, немилосердно жгло плечи и коптило усталую почву. Уже чудо, что мы смогли забраться так далеко - практически за день маруна протащила меня километров на пятьсот от ее родной деревни.
        - Передохни, ты сделала больше, чем требовалось, - с этими словами я подал ей флягу с водой. - Если нужно, можешь вернуться, а я пойду пока, переговорю с орками.
        Однако Хаэль замотала головой, не отрываясь от льющейся из горлышка влаги.
        - Тебе не обязательно постоянно идти рядом со мной, - заметил я. - Достаточно будет, если ты дождешься моего возвращения в крепость Ольх. А я туда намереваюсь вернуться сразу же после переговоров.
        Само собой, это не совсем так. Однако и таскать маруну, теряющую силы тем больше, чем дальше она от питающих ее растений, тоже не выход. Из полезного транспорта Хаэль на территории каменных орков превратится в банальную обузу, и я что-то начинаю сомневаться, что присутствие учителя не станет причиной ее смерти.
        Доспех из листьев и веток, прикрывающих тело спутницы, осыпался и почернел. Дураком нужно быть, чтобы не заметить связи между затратами магических сил и состоянием природной брони. Волшебство марун позволяет им наращивать эту «кожу», но без самой маны защита становится просто мертвой растительностью.
        - И как я должна узнать, если тебе понадобится моя помощь? - оторвавшись от наполовину опустошенной фляги, спросила она. - Сделка же не станет разбираться…
        - За это можешь не беспокоиться, - я слегка потрепал ее по плечу, отбирая сосуд. - Тебе обязательно скажут, если твоя помощь будет нужна. Заодно и место на карте укажут. В моей крепости обо мне думает каждая доска.
        А ведь это тоже отличный способ заставить маруну пахать на меня! Крепость - из дерева, пусть и уже мертвого, но для Хаэль и ее уровня единения подобное - пустяк, она уже в замке ликанов это доказывала, когда демонстрировала мне свои возможности.
        - Кроме того, у меня будет для тебя задание, - решил дополнить я доводы. - Когда-то там был замок из камня, но теперь ликаны отстроили мне деревянный замок. Место хоть и безопасное, но я бы хотел, чтобы ты укрепила его настолько, насколько сможешь. А когда я вернусь, ты будешь использовать в качестве примера любую доску в моем доме.
        Она криво усмехнулась.
        - Хочешь от меня избавиться, но при этом не нарушить сделку, формируя новое условие? - спросила маруна.
        - Нисколько. Просто для обучения именно меня, а не какого-то другого ученика, тебе все равно потребуются наглядные пособия. Ты ведь уже и сама заметила, что, имея перед глазами пример, я легче усваиваю знания?
        Опустив веки, Хаэль медленно вздохнула.
        - Позови меня, если понадоблюсь.
        С этими словами маруна исчезла, будто и не было. Даже трава там, где сидела девушка, осталась не примятой.
        Крепость Ольх постепенно превращается в гарем, подумал я с усмешкой. Дьяволица, мехиса, теперь вот маруна. Кто станет следующим экземпляром? Впрочем, от каждой мне что-то полезное перепадает, так что это даже и хорошо - чем сильнее и разнообразнее будет защита крепости, тем сложнее будет ее взять.
        Поднявшись на ноги, я повернулся спиной к дереву и, вздохнув пару раз, из-под приставленной ко лбу ладони рассмотрел далекий горизонт. Скалы орков отсюда видны едва-едва, и то - только краешком, а вот свободного пространства очень много. Маршруты торговых караванов проходят севернее, а здесь кроме камня и пыли мне никто встретиться не должен.
        Хотя почему орки бросили столь внушительную площадь без применения, для меня оставалось загадкой. Да, их жилища на северо-запад отсюда, и придется подниматься по перевалам, пока не выйдешь к сети долин между скал. Но здесь квадратные километры, которые можно при желании превратить в цветущие сады…
        Да, можно долго рассказывать об орошении и прочих земных наворотах. Это у нас научились в пустыне маки выращивать, а здесь в Колыбели уровень технических возможностей и так серьезно ограничен, а в условиях постоянной борьбы за место под солнцем подобный проект еще и защищать придется. Ну и, честно говоря, я ничего не помню о том, как это сделать, так что и заикаться нечего.
        В который раз проклиная свою дурость - мог ведь научиться чему-то, пока был шанс - я пошел на север. Нет смысла топтать каменную землю лишние километры, да и не уверен я, что с юга имеются проходы к Зестолгою, а так у меня будет возможность встретить попутчиков. И хотя Рьерт и предупреждал, что за территорией орков бои между «мирными торговцами» - обычное дело, однако вряд ли кто-то в своем уме станет связываться с дьяволом.
        Жара, так яростно налегшая на голову, стоило нам выйти из дерева, спала. Хотя, правильнее сказать, мое инфернальное тело под нее адаптировалось. Я сижу в домене, где могу нырять в кипящую лаву, так что с ярким солнышком уж как-нибудь справлюсь. С холодом ситуация аналогичная - резкий перепад температур я ощущаю, но уже на втором выдохе мне не страшен мороз. Конечно, это не повод бегать с голыми бубенцами, но возможность хорошая и полезная.
        Единственное, что действительно напрягало - так это пыль. Горячий ветер поднимал ее со спекшейся до трещин земли, швырял в глаза и подхватывал при каждом шаге новую порцию. Сапоги выбивали целые облака из почвы, на зубах скрипело, стало труднее дышать, губы покрылись тонким слоем песка. И зачесалось все тело, куда проникла пыль.
        С проклятьем сплюнув грязный комок, я ускорил шаг, а потом и вовсе перешел на бег. Чем быстрее покину негостеприимный участок, тем лучше, дышать песком - развлечение явно не для меня. И хорошо еще, в Колыбели нет обширных пустынь, а степь, лежащая перед границей с Империей, куда как плодороднее, и почва там не выветривается от легкого дуновения.
        - Ада, что там с орками, напомни ? - обратился к жрице, перейдя на ровный бег.
        - Ты должен подраться с сыном вождя , - отозвалась дьяволица, явно занятая чем-то еще. - Только потом он признает тебя Верховным Вождем .
        - Сама что скажешь по этому поводу ? - решив развлечь себя разговором, уточнил я. - Стоит ли мне занимать это место, или нам выгодней уступить его оркам ?
        Минуту я слушал лишь собственное сердцебиение и шум в легких. Каждый удар подошв о землю вздымал новые облака пыли, забивающей дыхание. Не хватает у меня скорости, чтобы мчаться быстрее, чем на мне оседает сухой песок.
        - Если нам нужно выиграть время - то лучше будет контролировать Великий Поход , - ответила, наконец, жрица Асмодея. - Но если мы не планируем ввязываться в эту войну, то ты должен уступить .
        - В обоих случаях части дьяволов придется пойти драться с торренами и Империей ? - уточнил я, перепрыгивая широкую трещину в добрый метр длиной.
        - Мы можем откупиться чем-нибудь ценным для Похода и вообще ни бойца не выставлять , - огорошила меня она. - Маруны - тоже в союзе, но сами воевать не пойдут, зато могут подбросить часть войск к границе со степью, сэкономив на расходах. Понимаешь, к чему я клоню ?
        Я сбавил скорость, заметив далеко впереди вздымающееся к небу облако пыли. Явно двигался какой-то караван, и шел он как раз в столицу орочьих земель. Стоило рассчитать место встречи.
        - Все старые лидеры диких так или иначе замешаны в игре с Империей или Гильдией Искателей , - напомнил я, концентрируясь на разговоре. - Но какова вероятность, что нам удастся от них избавиться во время Похода ?
        - Если мы все союзники … - начала Ада, но я ее тут же перебил.
        - Найди, чем мы откупимся. У тебя есть пара часов, прежде чем я встречусь с орками. Мне нужен какой-то уникальный козырь, о хитрая жрица хитрого Бога , - добавив в голос тепла, сообщил ей. - Если мы избавимся от слишком азартных голов, у нас появится время на то, чтобы начать выстраивать собственное государство. Ты же знаешь - пока самые горячие парни уходят из пещер добывать мамонта, самые хитрые в это время имеют их жен .
        Вновь на некоторое время Ада замолчала, обдумывая мои слова. Наверняка ведь советуется параллельно с Касси, уж мехиса-то точно может подсчитать, какие варианты нам сулят больше прибыли. Даже с учетом моего Героического вмешательства в линии судьбы, наша пророчица должна найти, на какие дорожки которые ступать стоит с осторожностью, а на какие - бегом и с песней.
        Я-то, болван, совсем уже забыл за всеми этими событиями о наличии такого мощного вычислительного центра в нашем активе. А вот жрица могла пользоваться услугами оракула без остановки, и, судя по тому, что дела у нас шли достаточно гладко, все так и было. Ну, или от меня утаивают важную информацию.
        - Касси не может ничего сказать, мой архидьявол , - прервав затянувшееся молчание, сообщила Ада, подтвердив мою теорию. - Наша пророчица попросила передать дословно: «слишком тугой клубок вокруг Зестолгоя, пусть Дим остерегается - возможно, рядом другой Герой» .
        Окончательно остановившись посреди степи, я выждал, пока осядет поднятая мной пыль и лишь затем сделал несколько глубоких вздохов.
        - Другой Герой ? - переспросил я. - Это вообще меняет все .
        Ада прерывать меня не стала.
        - Значит так, слушай мою команду. Дьяволов приготовить к бою. Я направил к вам в крепость Хаэль, маруну. Если понадобится - пусть приводит как можно больше дьяволов к стенам города .
        - Ты думаешь, орки замешаны ?
        - Не важно , - махнув рукой, будто та могла видеть, отрезал я. - Если не смогу справиться с чужим Героем, ты должна быть готова увести их из крепости куда-нибудь подальше в безопасное место. Если справлюсь - мне понадобятся те, кто сможет убивать виновных в сотрудничестве с врагом .
        - Так или иначе, начинается большая война , - хмыкнула Ада. - Я сообщу Адаму немедленно, мой архидьявол. И, Дим …
        - Да, моя златоглазая ?
        - Береги себя .
        - Обязательно , - отозвался я, вновь набирая скорость. - До связи .
        Караван уже можно было разглядеть в общих чертах. И что мне не понравилось - состоял он в основном из торренов. Огромные минотавры ступали по пыльной тропе, сжимая в руках стальное оружие. На каждом - кирасы и шлемы. На торговцев они совсем не походили, строго говоря. А вот на отряд, призванный пролить первую кровь между потенциальными лидерами - вполне.
        - Ох, ребята, зря вы в этот лабиринт вошли, - покачал я головой, машинально проверяя уровень маны в ядре.
        Разумеется, о том, чтобы начинать бой посреди поля, речи не шло. Технически мы пока никак контактов с торренами не имели. Убийство Нэс руками искателя - единственное, что связывало дьяволов и минотавров, но один хрен, даже задумай я сейчас им отомстить, как собирался еще в деревне марун, влезать в драку с многочисленным противником - опрометчиво. Сложно посчитать постоянно движущихся и при этом совершенно одинаковых путников на большом расстоянии, так я еще и сам двигаюсь. Навскидку - около полусотни торренов в полном боевом облачении.
        Однако и оставлять за спиной такую толпу явно не на танцы идущих воинов - глупо. А потому придется что-то сделать сейчас, чтобы они потом не возникли неожиданно в Зестолгое, когда я стану сражаться с неведомым Героем.
        Резко остановившись, я поднял тучу пыли и, зажмурив глаза, переждал, пока та осядет на теле и одежде. А когда веки стало можно поднять, выставил руки в сторону каравана. О том, что это просто охрана из торренов, а на самом деле везут они настоящий товар - я даже не думал.
        Между растопыренных пальцев заискрило. Крохотные языки пламени вырывались из-под ногтей, все больше и больше усиливаясь с каждой новой попыткой. Сосредоточившись, сложил пальцы иначе, формируя некое подобие прицела. Палить как из пулемета не получится, да и у них наверняка артефакты защитные имеются, как на орках, копавших звездный металл.
        Вложив треть запаса из ядра, я выждал еще пару секунд, когда караван приблизится достаточно, чтобы мне точно хватило попасть, я выдохнул, одновременно выпуская сконцентрированную в руках силу. Толстое бревно ярко-оранжевого света устремилось от меня в сторону каравана, на миг соединив нас, как молния скрепляет небо и землю.
        В себя я пришел через минуту, лежа на спине и отплевываясь. Голова слева нещадно болела, я пощупал обломанный рог и сплюнул кровь вперемешку с каменной крошкой, поднимаясь на ноги.
        Контузия, подумал я, с трудом удерживая равновесие. Есть пробитие, осознал, разглядывая чадящие обломки у дороги. Фигуры минотавров то ли приближались, то ли, наоборот, удалялись - сразу понять я не смог. Однозначно залп вышел что надо - весь транспорт превратило в ярко пылающие дрова. Да и торренов, похоже, все-таки потрепало.
        Проверил заряд ядра и дополнительно усилил поток на регенерацию. Иначе до меня сейчас дойдут, а я даже не пойму, что мне уже конец. В сознании прояснилось, головная боль отошла на задний план - и вовремя.
        Три метательных копья воткнулись в землю там, где я только что стоял, едва сохраняя вертикальное положение. За первым залпом последовал второй, но я уже поднял руку, создавая Огненный Щит. Снаряды вспыхнули, не долетая до земли, и я облегченно выдохнул - будь они из небесного металла, меня бы просто закидали.
        Упав на колени, я сложил руки на почву и закрыл глаза, собирая еще одну горсть маны в пальцах. Устраивать новый подземный взрыв бесполезно - здесь толпа врагов, и хотя они сосредоточены вокруг разрушенных повозок, прицелиться будет невероятно сложно. А потому я просто сделал то, что давно хотел попробовать.
        В сущности, теплый воздух поднимается, это знает любой школьник. Но мне нужно нечто большое, и я знаю, как это воплотить.
        Почва под пальцами захрустела, перемалываемая струящимся сквозь мою кожу волшебством. Огненная магия высушивала землю до хрупкости снега, и создать достаточное количество невесомой пыли оказалось легче, чем я ожидал.
        - Дышите глубже, - прошипел я, хлопая обеими ладонями по земле.
        Облако пыли, полностью закрывшее меня от дороги и чадящих обломков, поднялось на высоту в мой рост и резво понеслось в сторону врагов. Боясь лишиться концентрации, я подгонял крохотными, буквально хирургическими надрезами воздух, создавая подобие трубы, направляющей полет песка. А когда облако накрыло торренов, я залил в созданный коридор немного огня.
        Рвануло знатно и красиво. Во все стороны устремилось пламя, жадно охватывая все видимое пространство, но горение сошло на нет очень быстро, открывая мне результаты эксперимента. Черное выжженное пятно на месте развалившихся повозок, обугленные трупы - еще дергающиеся, но уже не способные спастись.
        Мысль о том, что я только что прикончил огромную массу народа, возникла где-то на краю сознания, но я отмахнулся. Райс хоть и притих в моей голове, но периодически все же я заставлял паренька высовывать нос из своей конуры. Вот и сейчас, устроив локальный апокалипсис, я поразил его до глубины души. Для меня же ничего не изменилось, как всякий цивилизованный человек я не убиваю людей, а уничтожаю живую силу противника. И чем больше этой живой силы погибнет, тем проще будет моим людям в будущем, так что ни о какой жалости и мысли допускать нельзя.
        - Чем меньше их, тем больше нас, - пробормотал я, уже двигаясь в сторону обломков.
        Призвав шестопер, я достаточно быстро добежал до места взрыва. Торрены, которым повезло пострадать под первой струей огня, уже успешно отдали концы. Те, кто попал под взрыв, еще стонали и шевелились.
        Не чувствуя ничего, кроме необходимости выполнить работу, я прошелся по телам, размахивая шестопером, как крестьянин мотыгой. Конечно, устроенная мной иллюминация видна далеко, но зачем мне возможные мстители? Да и мучения смертельно раненых торренов мне ни к чему, так что это даже в некоторой степени милосердно.
        Закончив с контролем, я отозвал оружие и, втянув еще тлеющее пламя, чтобы хоть чуть-чуть компенсировать потери маны, обошел разрушенный караван. Уцелело не так много, но я все же скинул в домен двенадцать здоровых кольчуг, три кирасы и горку прочего металлолома. Сдирать прикипевшее к плоти железо не стал, оно все равно того не стоит, еще раз оглядел место короткого боя.
        Убедившись, что больше взять с трупов нечего, спокойным шагом побрел в сторону гор. Мысли метались, будто больной в лихорадке. Смочив горло остатками воды из фляги, я вновь сосредоточился на связи.
        - Да, мой архидьявол ? - отозвался Адам, явно ожидавший моей отмашки.
        - Маруна прибыла ? - вместо приветствия спросил я.
        - Пару минут назад , - ответил воевода.
        - Отлично, помогите ей восстановить силы и готовьтесь к выступлению , - распорядился, топча пыльными сапогами не менее пыльную дорогу. - Сегодня у вас будет много работы .
        Глава 11
        Пара часов? Три ха-ха! Это я, конечно, дал маху. До наступления ночи я даже до гор еще не добрался. Нет у меня опыта в подобных вещах, оценить расстояние правильно при всем желании не вышло бы.
        Однако командовать отбой не стал: у дьяволов будет запас времени, чтобы подготовиться к исходу, если возникнет необходимость отступать.
        Сам же я продолжил бег по дороге, несмотря на резко наступившие сумерки. Жаль, что быстро мне на помощь прийти воевода не успеет, но с другой стороны, еще не факт, что в Зестолгой действительно явился чужой Герой. А если я дую на воду, ничего страшного не произойдет. В любом случае, готовиться стоит к худшему.
        Местность понемногу искривлялась, дорога вильнула в сторону, и я не стал с нее сходить, уже различив правее несколько ярких огней.
        Нос уловил горьковатый запах дыма и разлитую в воздухе влагу. Я машинально облизал пересохшие губы, почти наяву ощущая вкус обжигающе ледяной воды. Сейчас бы из лужи пил, так жажда скрутила. А ведь стоило подумать и запастись питьем, как проблема оказалась бы решена, но уж воду-то я тащить в домен не стал - пара фляг, случайно попавших на хранение не в счет. Да и выпил я их к этому моменту.
        Стоянка приближалась, и я перешел на спокойный шаг. Уже различались высокие деревья, редким кольцом обхватившие крохотное озеро. Около водоема скучились огромные волы, трясущие косматыми головами. Вокруг высокого костра собралось с десяток странных фигур, таких жителей Колыбели я еще, кажется, не видел.
        Подходя все ближе, смог заметить еще больше деталей. Все путешественники завернуты в легкие ткани, как древние греки. В условиях местной жары самая подходящая одежда. Костер позволял подметить, что только двое носят белое, остальные в грязно-коричневых тогах.
        Несмотря на темноту и условную опасность местности, незнакомцы, казалось, совсем не боялись нападения. Ни стражи они не выставили, ни оружия я не заметил, к тому же все сидят лицом к огню, что должно ослеплять. Одного этого хватило, чтобы я напрягся, в голову пришел единственный разумный вариант оправдания подобной беспечности: караванщики сами по себе опасны настолько, что их должны обходить стороной все, у кого есть хоть капля инстинкта сохранения.
        Впору задуматься, а стоит ли идти на контакт со столь странной компанией. С другой стороны, а что я теряю? Торренов выжег как раз для того, чтобы не оставлять за спиной неизвестного врага. Не думаю, что эта горстка незнакомцев окажется опасней полусотни минотавров. В конце концов, я совершенно ничего не знаю об окружающих нас народах, мало ли, может это еще один аналог марун - бесхребетных и не воинственных созданий, которых никто не трогает, ибо с них взять нечего.
        Первыми мое приближение заметили животные. Недовольно фыркая, волы стали постепенно смещаться в сторону, учуяв запах.
        Один из сидящих у костра антропоморфов медленно повернул голову в мою сторону, и теперь я смог рассмотреть его морду лучше. Гноллы. Почему-то я ожидал увидеть помесь человека и гиены, хотя головы этих существ больше смахивали на лошадиные. Даже волосы, грязными сосульками свисающие по бокам голов, скорее походили на гривы, чем на шерсть.
        Медленно и спокойно заметивший меня белый кивнул и взмахом руки предложил подойти к костру. Отказываться от приглашения я не стал, тем более что не походили они на кого-то, кто готов был начать бой. Сейчас, стоя в нескольких метрах, я мог различить грязные пятна на тряпках - большинство из караванщиков были ранены и сквозь ткань проступали намотанные ленты повязок.
        - Дьяволы редкие гости в наших краях, - чуть коверкая слова, заговорил белый гнолл. - Не откажи старикам в небольшой просьбе.
        Его речь заставила меня внутренне хмыкнуть. Никак не ожидал, что напорюсь на квест посреди безжизненной каменной пустыни. Хотя вряд ли они попросят чего-то, что окажется мне не по зубам, а поговорить и все выяснить можно заранее. Тем более я давно не заключал сделок, а здесь она сама собой напрашивается.
        - Я бы хотел напиться, прежде чем вести переговоры, - ответил я, рассматривая собравшихся у костра.
        Они действительно не выглядят молодыми. Морщинистая шкура, блеклые глаза, у большинства - сильно щурящиеся, будто едва могут видеть. И хотя я впервые встречаю представителей этого народа, сдается мне, осталось им не так уж и долго.
        - Конечно, мы уже никуда не спешим, - подал голос второй, наряженный в белую ткань, гнолл.
        Безбоязненно добравшись до озера, я вытащил флягу и, опустив руку в водоем, посмотрел на стоящего рядом вола. Огромная морда с влажным крупным носом выдохнула мне в лицо, обдав зловонием и брызгами воды. Вытершись, я погрозил зверю пальцем и, дождавшись, когда фляга наполнится, выпил все до последней капли.
        Вблизи заметно, как поднимается легкий пар над поверхностью озера, жара хоть и спала, но водоем явно выдыхается, и вскоре от него останется лишь трещина в земле, или откуда здесь собирается вода.
        Животные тоже не выглядели молодо. Такая же дряблая кожа, свисающая с костей. Если издали волы казались мне большими, сейчас можно заметить, что мяса на них почти не осталось, а видимость объема создается лишь за счет накиданных поверх спин выделанных шкур.
        Наполнив флягу во второй раз, я не стал вешать ее на пояс, а спрятал сразу в домен. Пусть лучше там остается холодной, как в источнике, чем медленно закипает на горячем воздухе. И ведь вроде бы в горах должно быть холоднее, однако к самим скалам я еще не поднялся, а здесь жарче, чем в домене.
        - О чем вы хотели меня попросить? - вернувшись к костру, уточнил я, спокойно садясь на расстеленные вокруг огня шкуры.
        Гноллы в темных одеждах по-прежнему хранили молчание, а оба старца в белых тогах повернулись ко мне. Тот, что заговорил со мной первым, кивнул собрату.
        - Мы простые паломники, дьявол. Здесь неподалеку, - он махнул рукой в сторону, - столетиями служили наши братья. Мы все уже старики, решили посетить святое место.
        - Нас предупреждали, что орки могут не пустить к могилам наших предков, - вставил другой. - Но мы же не воины, думали, нас не тронут.
        - А в итоге отряд орков нас едва не перебил, - склонил голову белый. - Прошу тебя, поговори с ними. Мы всего лишь хотим навестить курган, большего нам не нужно.
        Что ж, не похоже, что они врут. Да и судя по количеству ран, всерьез старичье убивать не стали, больше запугивали. Вот только мне ведь нужно спешить в Зестолгой…
        - Что я получу в обмен за помощь? - спросил я, задумчиво глядя в указанную гноллами сторону.
        Кусок неба в том направлении закрывала чернота. Идти действительно не так далеко, даже не торопясь можно добраться за час.
        - Под курганом захоронено древнее оружие, - сообщил гнолл в белом. - Если ты сможешь сделать так, чтобы мы посетили могилы предков, мы отдадим его тебе.
        - Вот так просто вручите свою реликвию первому попавшемуся? - недоверчиво хмыкнул я.
        - У нас нет своего Героя, дьявол, - с горечью ответил тот, - но мы знаем, что у вас он есть. Гноллы не так много могут дать для Великого Похода. Молодые уже не помнят, а мы уже не можем сражаться. Но даю тебе слово, как только ты увидишь то, что спрятано под курганом, и сам все поймешь. Мы же пришли сюда, чтобы забрать его и вручить Герою Асмодея от имени своего народа.
        Я вновь хмыкнул, не зная, как реагировать на такую откровенность. Хотя, с другой стороны, это правильное поведение. Если сами гноллы не могут внести какой-то вклад в предполагаемый Великий Поход, их заставят проливать кровь в строю. Но если ты хоть чуть-чуть дружишь с головой, то сразу же зацепишься за возможность откупиться от необходимости личного воевать с Империей. Так чем реликвия, которой гноллы поклоняются, в этом плане хуже телепортации марун? Каждый вносит свой вклад, только и всего.
        - Давным-давно, - произнес старик, скрещивая руки на коленях, - на заре Колыбели, когда еще никто даже не думал о Вторжении, у нашего народа был сильный воин и вожак. Своей рукой он подчинил себе разрозненные племена гноллов и превратил их в один род. Именно его оружие и лежит в кургане, дьявол. Это - символ силы нашего народа.
        Оглушительно громко треснуло полено в костре, вверх взметнулись яркие искры. Мне на мгновение показалось, что дым, стелящийся по земле, проходит сквозь паломников, размывая фигуры. Но стоило моргнуть, все вернулось на круги своя.
        - Ладно, я пойду и поговорю с орками, - сообщил о своем решении я. - Но ничего не обещаю.
        Старики покивали, и тут же вернулись к своему занятию - разглядыванию пылающих углей и задумчивому молчанию. Оставив их в покое, я двинулся в сторону темного пятна за пределами лагеря.
        Редкие деревья, сгрудившиеся у оазиса, давно высохли и умерли. Коснувшись ствола, я растер осевшую на пальцах пыль и еще раз оглянулся на гноллов, сидящих у костра. Как и раньше, они практически не издавали звуков, лишь смотрели в огонь да изредка осторожно шевелились, стараясь не бередить раны. Что ж, возможно, и хорошо, что им не свербит спешить за мной вслед, мало ли, о чем я там договорюсь с орками.
        Да и входить в Зестолгой лучше будет в компании местных, чем в одиночку. Хотя бы по той причине, что не придется самому искать их предводителя. Уж всяко каменные орки с радостью доставят меня к своему принцу, на кону ведь - звание Верховного Вождя. Осталось только подойти и представится, да и то - возможно, орки уже давно ушли, а старики все еще сидят, опасаясь вернуться к своему месту паломничества.
        Хотя вроде бы Рьерт говорил, что гноллы ходят под орками, но мало ли почему вдруг им запретили посетить священные места своего народа. Вполне возможно, таким образом орочий вождь пытается стереть культурное наследие подчиненного вида и насадить свое. Ведь известно же, хочешь сменить религию целому народу - лиши их возможности молиться своим богам.
        А заодно можно будет рассказать, что мне попался отряд торренов, шедших в Зестолгой. Так что у этой встречи - только положительные стороны. Ускорив шаг, я старался смотреть под ноги, чтобы не угодить в одну из нор, в изобилии выкопанных в почве. По бокам от меня то и дело мелькали мелкие грызуны, то ли выходящие на ночную охоту, то ли спешащие отойти ко сну. В любом случае сломать ногу не хотелось, а потому я тщательно выбирал место для шага.
        Наконец, обогнув выступающую из земли скалу, по форме напоминающую клык, я вышел к нужному месту.
        Курган находился неподалеку, и вход в него оказался раскопан - орки как раз стаскивали здоровенные булыжники в сторону. От зева прохода тянулась старая хорошо утоптанная дорога, по бокам ее на равном удалении высились горящие факелы. Сама тропа уводила куда-то в темноту, но освещенный участок указывал направление на Зестолгой.
        Бойцов было достаточно много, навскидку не меньше сорока рыл, каждый при оружии. Одного взгляда хватило, чтобы осознать - это не те дерьмовые железки, какими махали ликаны, над этими изделиями работали мастера своего дела. Одеты орки были в легкие кожаные доспехи с вкраплениями металлических элементов. При этом все оставались босыми, хотя на голенях и предплечьях имелись стальные пластины. Странный выбор доспехов, но, вероятно, это связано с навыками боя, может, у них специфическая школа?
        Меня заметили достаточно быстро, да я и не скрывался, спокойно шагая к разбирающим завал оркам. От группы рабочих отделился один здоровяк с длинной черной бородой, заплетенной в толстую косу. За плечами мордоворота свободно болталась секира, на широком остро заточенном лезвии блестели голубые блики.
        - Пошел прочь отсюда! - без попыток завязать диалог, орк потащил свою устрашающее оружие из-за спины. - Два раза не повторяю!..
        Его рык привлек внимание остальных. Толпа, только что таскавшая камни, дружно побросала тяжелые булыжники и с довольным ревом хваталась за оружие. Очевидно, набить случайному путнику морду им хотелось больше, чем вести раскопки.
        Судя по тому, что я уже знал, орки полезли в могильник не просто так. Да и эта синева стали… Долго думать не нужно - отряд явно вооружился звездным металлом, значит, бой будет не таким простым, как я думал. От мечей и топоров веяло угрозой, и мою уверенность в собственной победе разом сдуло.
        Но на место спокойному чувству превосходства пришла злость. Это ведь они копают у ликанов мой металл, и сюда явились, очевидно, с той же целью. Орки меня грабят, да еще смеют угрожать! Мне! Архидьяволу!..
        Стиснув зубы, я без разговоров взмахнул рукой, создавая стену огня. Вспыхнувшая полусфера рванула в сторону первого противника, но тот лишь взмахнул секирой, разрезая заклинание. Высвобожденная мана рассеялась в воздухе, и орк бросился на меня, замахиваясь своим монструозным оружием.
        Вот и поговорили, мелькнула мысль, и я ушел в сторону от вражеского замаха. Орк не растерялся, с легкостью переводя удар в круговое движение. По габаритам он превосходил меня, но я и не подумал опасаться, просто рухнул на колени, пропуская страшное лезвие над головой, и со всей злости нанес удар в самое мягкое место.
        Грозный рев сменился воплем боли, и держащийся за пах орк выпустил оружие из рук. Не теряя времени, я сжал кулак и зарядил ему в челюсть. Вспыхнули искры, поджигая бороду здоровяка, он взревел, но удар когтями прервал этот звук.
        Пронзенная глотка выплеснула мне в лицо тугую струю крови, и умирающий здоровяк рухнул к моим ногам. Кости у него, похоже, каменные - своей руки я почти не чувствовал, будто в бетонную стену засадил. Хорошо хоть, перелома нет.
        Увидев короткую расправу над соратником, остальные орки не подумали сдаваться. Наоборот, всей гурьбой бросились на меня, сверкая злыми глазами и размахивая оружием.
        Делать было нечего, и я, подняв секиру убитого, занес ее над головой. Пламя Инферно охватило лезвие, и я, крутанувшись на месте, бросил импровизированный снаряд в наступающую толпу. Орки очень ловко прыснули в стороны, избегая калечащего удара.
        Взмахнув левой рукой, я призвал сигил, не выбирая цель, а задавая направление. Огненная вспышка ослепила наступающих, и только один, схватившись за сползающую с лица плоть, завыл.
        До меня оркам оставалось всего несколько метров, когда над местом боя разнесся яростным крик.
        - Назад!
        Неожиданно орки послушались. Замерев, они с ненавистью смотрели на меня, а за их спинами подвывал поджаренный. Отсюда мне было не видно, но я прекрасно расслышал шорох клинка, покидающего ножны, а через секунду раненый затих.
        Воины расступились, пропуская вперед орчанку, при виде которой я не смог сдержать ухмылки. Высокая, подтянутая, с тугой повязкой на груди и гривой заплетенных в хвост волос она смотрела на меня, держа меч из звездного металла в левой руке.
        - Ты кто такой и почему напал на моих бойцов? - голос звучал достаточно низко, она скорее гневно рычала, чем говорила, но разобрать слова все же было можно.
        Выпрямившись, я раскрыл ладонь, создавая на ней огнешар, и, глядя на орчанку с наглой улыбкой, представился.
        - Я - архидьявол Дим, Герой Асмодея. А вы кто такие и по какому праву копаете курган гноллов?
        Орчанка что-то рыкнула своим бойцам и те, недовольно скалясь, отступили, убирая оружие. Интересно, что приказа я не понял, однако хватило мозгов, чтобы догадаться - у орков тоже свой язык имеется.
        - Что ж ты сразу не представился, а в драку ввязался, Герой Асмодея? - закинув клинок на плечо, вскинула голову воительница. - Убил двух моих воинов. И как ты будешь за это извиняться?..
        Я усмехнулся в ответ, увеличивая фаерболл на ладони до размеров баскетбольного мяча.
        - А ты дерзкая, женщина, - заявил, добавив в голос больше злости. - Так и быть, оставлю тебя в живых, ты станешь моим трофеем, а остальных я сейчас убью.
        И, не дожидаясь ее реакции, швырнул огнешар в стоящих за спиной предводительницы воинов. Орки успели броситься в стороны, избегая снаряда, а я пошевелил пальцами, и огненная сфера лопнула, мгновенно превращаясь в гигантский столб огня.
        Ударная волна швырнула орчанку ко мне под ноги, а ее воины кричали от боли, сгорая заживо в магическом огне. Может быть, артефакты и защищали их от прямого удара, но как ты будешь отбиваться от пламени, которое окружает тебя со всех сторон?
        Поддерживая огонь, я следил за мечницей, а та, быстро поднявшись на ноги, бросилась ко мне, с криком занося клинок над головой. Меч она держала обеими руками, но выглядела совсем не страшно. Отскочив в сторону, я избежал атаки, продолжая выжигать уже молчавших бойцов. Все-таки, что ни говори, а магия - рулит.
        - На колени! - приказал я, ударяя тылом ладони орчанку по лицу.
        Силы вложил порядочно, воительницу закрутило вокруг своей оси, но она все же устояла. А я поморщился - кости у орков, похоже, действительно из камня. Отпустив огонь, я позволил ему опасть и пошел на вновь идущую в атаку девчонку.
        Досталось ей знатно - по лицу текла кровь из разбитых губ, она заметно покачивалась, с трудом удерживая равновесие, однако сдаваться не собиралась. Ударом ладони я отбил летящее в лицо лезвие и, ухватив орчанку за руку, поднырнул под нее. Рывок - и мечница лежит на спине, хватая ртом воздух.
        Пинком отодвинув ее выпавший клинок, я опустил сапог ей на грудь.
        - Я жду извинений, - с довольным видом сообщил ей, улыбаясь как можно нахальнее.
        Орчанка взревела, потянулась к моей ноге. Носок ударил ее под подбородок, и воительница потеряла сознание. Осмотрев место сражения, я потер ушибленные руки, подстегивая регенерацию. Что ни говори, а в прямом столкновении с сыном вождя мне придется туго. Без магии это я бы сейчас лежал мертвым, а не толпа орков.
        Запустив руку в домен, я вытащил моток веревки и принялся связывать поверженную мечницу. Сейчас, пребывая в бессознательном состоянии, она была даже симпатична. Но я прекрасно помнил, с какой яростью бросалась на меня, так что лучше пусть посидит здесь, подумает над своим поведением.
        Никаких сомнений у меня не было - я поступил совершенно правильно. Орки не захотели вести диалог, и я их наказал. Они уважают силу, и я показал им, кто тут хозяин. А что урок оказался тяжелым - так это не мои проблемы. Дьяволы стоят выше всех, и переживать о паре идиотов, неспособных осознать, на кого пасть разинули, не стану. Если бы они не полезли в бой, а поговорили со мной, ничего бы не случилось.
        Закончив связывать пленницу, я отряхнул руки и направился в сторону раскопанного прохода в курган. Небольшой тоннель оказался узким и низким, пришлось втискиваться боком, чтобы заглянуть внутрь.
        - Ну и где тут моя награда? - с усмешкой спросил я у окружающей темноты и щелчком пальцев зажег крохотный шарик огня.
        Ярко-красный свет выхватил из кромешного мрака каменные полки. Истлевшие тела, завернутые в сгнившее тряпье, уложены в ниши от пола до потолка. Коридор уходил дальше под углом, завершаясь лестничным пролетом. Осторожно ступая, я двинулся вперед, продолжая разглядывать усыпальницу.
        В воздухе застыл запах тления и пыли. От выточенных в скальной породе ниш и ступеней несло минувшими столетиями. Судя по слою на полу, сюда никто не заглядывал очень давно, так что старые гноллы, возможно, и не врали насчет времени, когда их лидера тут похоронили.
        Никакой утвари или вещей я обнаружить не смог. Мертвецы просто лежали рядами в нишах, не похоже, чтобы с ними вместе хоронили имущество, способное пригодиться в загробном мире. Однако все равно не спешил, внимательно разглядывая каждую полку - мало ли что может заваляться в не тронутой мародерами гробнице?
        Ступени вели все ниже, постепенно заворачивая в сторону. Не сразу до меня дошло, что лестница винтом вьется вокруг центрального куска скалы. Чем дальше я ступал, тем холоднее становилось в крипте, пока, наконец, у меня изо рта не вырвалось облако пара. К этому моменту мне уже наскучило рассматривать мертвецов и я просто шел вперед, думая, что пора либо остановиться, либо перекусить.
        Уже почти решив возвращаться, я дошел до каменной стены, преграждающей ход дальше. На отполированном куске скалы в мой рост красовался воин в черных доспехах с тяжелой дубиной в руке.
        - Что ж, похоже, мы на месте, - хмыкнул я, направляя светлячок повыше.
        Никакого механизма для открытия створки заметно не было, но дверь явно когда-то достаточно часто открывалась - на полу и потолке остались процарапанные следы. Ощупав стены в поисках скрытого рычага, я вынужден был признать, что не вижу выхода.
        Изучив каждый сантиметр, заглянув во все щели и едва не облизав каждый подозрительный кусочек стен и двери, я разочарованно выдохнул. Придется возвращаться к старикам, если они еще, конечно, не решили сбежать после устроенной мной иллюминации.
        Поманив светлячок пальцем, чтобы он освещал путь наверх, я побрел обратно, чувствуя себя обманутым.
        Глава 12
        - А ты упертая, да? - спросил я, выходя из тоннеля.
        Орчанка, уже избавившись от веревки, на коленях стояла ко мне спиной. Левой рукой держась за воткнутый в землю меч, воительница обернулась через плечо и повернула клинок. Под коленями орчанки вспыхнула магическая фигура, и мне пришлось зажмуриться от яркого света.
        Пульсирующий белый огонь ударил в небо, быстро истончаясь. Заслонив глаза рукой, я пропустил момент, когда мечница бросилась в атаку. Свист клинка у самого моего лица быстро выбил из меня спокойствие. Мечница наступала решительно, совершая резкие рывки, я замечал только отдельные моменты, с трудом находя в себе силы избежать удара.
        Скорость воительницы почти превосходила мою! А ведь я троих Героев победил и вообще уже ощущал себя сильнейшим во всей Колыбели.
        Руку обожгло, я зашипел от резкой боли, уклоняясь от слишком удачного замаха. Кровь с кончика меча разлетелась веером. Брызги привели меня в чувство.
        Да она движется с такой скоростью, что у меня мозги не поспевают уловить движение!
        Резко подставив наруч под удар клинка, второй рукой я схватил клыкастую за свободно болтающийся хвост светлых волос и дернул. Потеряв равновесие, девчонка выгнулась дугой и уже не смогла воспользоваться своим колдовским преимуществом. А удар кулаком в грудину окончательно поставил точку в нашем противостоянии.
        Лежа у моих ног, орчанка раскрывала рот, стараясь захватить чуть-чуть воздуха опустошенными легкими. Вырвать у нее меч не составило проблем, провертев клинок перед глазами соперницы, я сделал вид, что выбрасываю его, а сам убрал в домен. Ни к чему такой бодрой девчонке еще и пилочка для ногтей.
        - Если не хочешь сдохнуть - лежи, - приказал я, перешагивая через парализованную противницу.
        Собрав обрывки веревки, не стал ее оставлять - пригодится еще. Тоже убрал в домен, потом наведу в нем порядок. Немного поразмыслив, я все же нырнул в свое пространство. Схватив с полки отобранный давным-давно ошейник раба, купленный Кориалис в Альтаре, я вернулся в реальность.
        Увидев, что болтается в моей руке, орчанка дернулась, но мой удар, похоже, оказался сильнее, чем я ожидал - уж больно подвижность у мечницы снизилась после полученного усиления. Или это расплата за ускорение?
        - Ты слишком строптива, - сообщил я ей, легко отбивая слабые попытки воспрепятствовать.
        Кожаный обруч сомкнулся на шее воительницы, и ее взгляд резко потух, руки опустились. Похоже, автоматическая настройка предполагала самый беспощадный вариант управления. Что ж, это вполне логично - будь оно иначе, хозяин рисковал оказаться убитым своим новым имуществом.
        Покрутив в пальцах ключ от ошейника, я перевел его в желтый режим, коснувшись нужного камня. Взгляд пленницы приобрел осмысленность, она судорожно вздохнула, внимательно следя за моими действиями.
        - Знаешь, что самое забавное? - продолжая поглаживать ключ, спросил я. - Ваш народ радостно торгует с Империей, продавая ей рабов. И тот факт, что ты теперь - моя собственность, просто и легко ляжет в картину вашего мира. Так что, как бы ты на меня ни смотрела своими злобными глазками, а с этого момента я - твой владелец, а ты всего лишь моя собственность, вещь, имущество.
        Орчанка прикусила губу, что при наличии маленьких клыков выглядело достаточно забавно. Ее веки чуть опустились, но девчонка держала себя в руках.
        - А теперь назови свое имя, - приказал я, все еще сжимая ключ от ошейника в руке.
        - Меня зовут Кроилла.
        - Вот и познакомились, - кивнул я. - Запрещаю тебе нападать на кого-либо без моего приказа.
        И, прежде чем она что-то ответила, активировал «красный» режим. Теперь она практически свободна, разве что атаковать никого не сможет, но вроде бы и врагов здесь больше быть не должно.
        - Идем за мной, - велел я, безбоязненно отворачиваясь. - По пути расскажешь, что вы здесь копали. Это же курган гноллов, так какого хрена оркам в нем понадобилось?
        Она молчала с минуту, шагая позади.
        - Это приказ, - раздражаясь, что ответа долго нет, произнес я.
        - Мы должны были достать доспехи древнего гнолла. Я не знаю зачем, мне не сказали.
        - Хм, это интересно.
        Комментировать больше не стал. Очевидно, орки преследовали свои цели. Наверняка с помощью святыни соседей решали вопросы по управлению. Как это обычно бывает - у кого Гроб Господень, тот и правит бал на христианском рынке. И не важно, что Господь тот - еврей. Важно, какое влияние имеют его мощи.
        Иерусалим переходил из рук в руки довольно долго. Крестоносцы, отправленные из родных стран, чтобы стабилизировать ситуацию с вооруженными дебилами, отчаянно сражались за артефакты прошлого, реальная ценность которых не оставляла и медяка. Но то значение, какое придавали этим артефактам легенды - решало. И наверняка именно по этой причине вождь каменных орков задумал избавить гноллов, проживающих на его территории, от слишком горячего желания сопротивляться.
        Дальше мы шли молча. Ночь постепенно сходила на нет, на востоке гасли звезды, а сам небосклон медленно светлел. Остальная часть мира, наоборот, погружалась в глубокий мрак, словно сливая излишки черной краски. Воздух понемногу свежел, и даже пыль улеглась, больше не угрожая забить ноздри при каждом шаге.
        А еще через полчаса на жухлой траве выступила влага. Мир вокруг ожил, наполнившись многообразием звуков - спешили в норы ночные звери, пробуждались те, кому принадлежит день. Где-то поодаль от нас вяло взвыл то ли волк, то ли койот. Ему никто не ответил, и зверь, будто поперхнувшись от отсутствия аккомпанемента, пристыженно заткнулся.
        Я дышал полной грудью, наслаждаясь свежестью и приятным запахом сухих трав. Переплетение ароматов и легкий теплый ветерок бальзамом проливались на сердце, сглаживая негативные эмоции. Даже эта вынужденная задержка уже не казалась такой уж дурной затеей.
        Конечно, можно было послать паломников разбираться со своими проблемами самих. Однако мне придется налаживать контакты и с ними. Орки и гноллы живут на одной территории, и вскоре присоединятся к дьяволам. Так что нужно усваивать как можно больше информации, чтобы понимать всю подоплеку взаимоотношений. Иначе в один момент все может обернуться так, как произошло на Земле в Первую мировую. Ведь кто бы мог подумать, что убийство австрийского эрцгерцога обернется падением трех империй?
        Хотя, конечно, была и еще одна причина. Я ведь не железный, и пускай моральный компас у меня немного сбит, это не значит, что я не могу устать.
        Думаю, уже чудо, что я так долго продержался без срывов. А ведь давление-то со всех сторон просто колоссальное! На Земле от меня ничего не требовалось, живи как хочешь, делай что хочешь. А здесь - на мне ответственность за целый народ. Это перед остальными можно делать вид, что командовать армиями для тебя - привычно и легко, но в действительности… Мой максимум социальной ответственности - место заместителя главы в клане одной игрушки. Да, как дитя интернета, я знаю все и обо всем, но одних только схваченных по вершкам знаний недостаточно, чтобы в действительности править.
        Однажды моя ошибка уже стоила десятка жизней, когда Героиня порубила пришедших со мной дьяволов на куски. А сколько таких ситуаций возникнет в дальнейшем? Везение долго не продлится, рано или поздно, но я встану перед выбором, кого послать на смерть, и ведь придется выбирать… Ни на кого другого эту ответственность не скинешь.
        Обернувшись на понуро бредущую за мной Кроиллу, я хмыкнул. Вот и еще одна проблема, которую я создал буквально из ничего. Вряд ли кто-то всерьез отнесется к моему праву распоряжаться орчанкой как собственностью. Наверняка стоит мне только войти в Зестолгой, как начнутся проблемы. И что тогда делать? Не вырезать же целый город.
        И посоветоваться-то не с кем толком. Не Райса же просить, в самом деле?

* * *
        СТЕЛЛАН, СТОЛИЦА РОДОВЫХ ЗЕМЕЛЬ КЛАНА СТЕЛЛЕР.
        Рендариан стоял у окна, заложив руки за спину. Дорогое облачение главы клана едва уловимо шевелилось под легким ветерком, дующим в открытую ставню. Золотой свет полуденного солнца бросал блики на седые волосы, возвращая им былой цвет.
        Отсюда открывался вид на главные ворота резиденции, сейчас раскрытые, чтобы посланник Гильдии Искателей покинул территорию древнего рода. Четверка бойцов клана в броне держала оружие под рукой, но гонец драконидов и его двойка охранников золотого ранга и не думали начинать бой.
        Встреча прошла напряженно. Главы Гильдии явно пытались отыграть назад случившееся. Посланник трясся от страха, прекрасно осознавая, что стоит Рендариану пошевелить пальцами, от троих гонцов не останется и воспоминания. Однако главное он сделал - и теперь, передав сообщение, спешил покинуть Стеллан.
        - Ну, что скажешь? - не оборачиваясь, спросил Рендариан.
        Ант, проведший все время аудиенции за потайной дверью кабинета, теперь вольготно расположился в кресле, наливая себе вина из кувшина. Совсем недавно на его месте сидел посланник Гильдии Искателей, всеми правдами и неправдами пытавшийся убедить главу древнего клана Стеллер в необходимости вернуть прежние позиции и в том, как важна поддержка Рендариана для всей Гильдии Искателей.
        - Думаю, они очень боятся, - заявил помощник, сделав маленький глоток. - Император не убит, всех своих Героев они потеряли. Герой Максалис вырезал свою Гильдию, и драконидам пришлось это проглотить. Если и есть возможность совершить больше ошибок со стороны начавших мятеж драконидов, я даже представить его не могу.
        Рендариан хмыкнул, глядя, как кортеж посланника выехал за ворота, и створки медленно начали сходиться вместе. Дождавшись, когда бойцы накинут толстое металлическое бревно засова в пазы, он обернулся к брату.
        - Значит, все идет согласно нашим ожиданиям, - едва слышно проговорил глава.
        - Именно, - отсалютовав ему кубком, подтвердил Ант. - Я уже закончил формировать отряд, ждем только твоего слова. Сам понимаешь, сейчас нужно играть на опережение. Как известно, кто первым жалуется, имеет большие шансы остаться безнаказанным.
        Глава кивнул, проходя к своему креслу.
        - Если окажется, что слова про Великий Поход верны, армия будет вынуждена разделиться. Как бы не пришлось затыкать дыры на границе нашими воинами, - озвучил свои переживания он. - Одно дело - стычки с кланами, другое - противостояние орде дикарей. Мы не этому учим своих бойцов и магов. Наша практика - единичные стычки, а не резня в плотном строю.
        - Ну, у нас нет выбора, - пожал плечами Ант. - Ты и сам должен понимать, как только император официально вернется, полетят головы. И наша единственная возможность не потерять свои - выставить виноватыми именно Гильдию. Это из-за их политических амбиций мы оказались обманом втянуты в резню. Именно Гильдия Искателей сделала все так, чтобы клан Стеллер присоединился к войне.
        Рендариан задумчиво кивнул.
        - И хотелось бы узнать, что же все-таки стало с Кори. Пусть она и не самая лучшая дочь, но все же дочь…
        Ант лишь поморщился.
        - Как бы ни сложилась ее судьба, дорогой брат, я очень надеюсь, ей хватит ума оставаться мертвой. Император точно не примет нашего раскаяния, если выяснится, что девчонка, послужившая поводом для войны, на самом деле жива и здорова.
        Рендариан отмахнулся.
        Хотя он и понимал, что Кориалис нельзя возвращаться в Империю, однако она все еще оставалась его дочерью. И в последнее время он все чаще задумывался о том, что оставит после себя - возраст, несмотря на техники поддержания здоровья и передовые зелья обновления, уже начал напоминать о себе. И что будет дальше?
        - Я не об этом…
        - Понимаю твои чувства. Однако жизнь ради клана, смерть ради клана.
        Говорить Рендариану о своем приказе об обязательной ликвидации Кориалис, если та вдруг объявится, Ант брату не стал. Ни к чему отцу подписывать приговор собственному ребенку. Рендариан и так сильно сдает за последние месяцы, эта война его подкосила. И наследника, на кого в действительности можно было бы рассчитывать, у рода Стеллер до сих пор нет.
        Задача изначально стояла простая: максимально ослабить драконидов - как среди Гильдии Искателей, так и в императорской иерархии, и ее можно считать успешно завершенной. Да, истребить их не вышло, однако рождаемость драконидов и без того крайне мала, и восстановить свою численность они уже не смогут. А род Стеллер продолжит развиваться и жить. Через поколение или два история повторится, и тогда уже люди окончательно победят ящериц.
        Спустя всего пару веков клан Стеллер займет полагающееся ему место, объединив всех людей под своим стягом. А еще лет через двести - когда будут уничтожены все остальные расы, именно потомок клана Стеллер сядет на трон, чтобы править всей Колыбелью.
        Жизнь Кориалис на фоне таких перспектив стоит меньше пылинки.
        - Итак, Рендариан, - глядя на главу рода, произнес Ант. - Мы высылаем отряд на помощь императору?

* * *
        ЦЕНТР ЗЕМЕЛЬ БЕРОВ.
        Стук множества топоров и визгливое пение пил. Вот что услышали владыки беров, приближаясь к назначенному месту встречи. Хотя каждый из прибывших был доволен своим возвышением, однако еще не все до конца понимали, зачем им объединяться с дьяволами, а тем более - вступать в союз на равных с ненавистным ликанами.
        Но на зов воеводы явились все без исключения.
        И вот теперь новоиспеченные владыки беров с ужасом смотрели, как в самом сердце их исконных земель полсотни волков валят лес и расчищают площадь. Уже порубленные стволы оттаскивали в центр, где несколько мастеров, то и дело сверяясь с рисунками на тонкой коже, готовили будущие бревна.
        Первым порывом было желание схватиться за оружие, но присутствующие не были идиотами. На темно-зеленом фоне внезапно развернувшейся стройки полуголая алая фигура дьявола бросалась в глаза, как пламя лучины в кромешной тьме.
        Во время резни владыки уже познакомились с ним. Однако в таком виде будущий наместник предстал впервые.
        Как и все дьяволы, Эгос обладал мощным телом, но количество шрамов, покрывающих обнаженный торс, поражало. Те из вожаков, кто имел боевой опыт, пристально разглядывали множество бугрящихся следов на красной коже. Казалось, нельзя измыслить таких ран, какими не был помечен наместник. Когти, зубы, мечи, стрелы, копья - он будто коллекционировал шрамы на собственной плоти.
        Левый рог был обломан, от виска через бровь к нижней челюсти тянулись четыре криво сросшихся следа. От этого создавалось впечатление, будто Эгос смотрит на мир зло, и готов перейти от разговора к бойне. Одним словом, Адам и Ада прекрасно знали, кого поставить над берами.
        Однако в данный момент наместник орудовал лопатой и вовсе не выглядел страшным.
        Железный край с хрустом перерубал корни, и Эгос зачерпывал новую порцию дерна. На прибывших вожаков он и глазом не повел. Лишь через несколько минут, утирая остро пахнущий серой пот, наместник заметил явившихся по его зову беров.
        - Все здесь? Рад приветствовать, уважаемые! - чуть хриплым голосом объявил он, с сочным хрустом воткнув лопату в почву. - Как видите, рук немного не хватает, приходится самому… Но раз вы здесь, то все пойдет быстрее, - его целая половина лица изобразила улыбку.
        Вожаки недовольно поглядели на трудящихся ликанов. И хотя волки демонстративно не замечали беров, недоверие чувствовалось в воздухе так же отчетливо, как запах свежего распила и сырой земли.
        - Почему они здесь? - махнув в сторону ликанов, спросил один из беров.
        - Потому что вы согласились заключить союз с архидьяволом Димом, - мигом прекратив улыбаться, ответил наместник. - А я, как его представитель, имею право воспользоваться услугами мастеров по дереву. Есть сомнения в моем праве распоряжаться?
        В конце дьявол перешел на рык. Беры, почуявшие опасность, отступили на пару шагов.
        - Еще раз для тех, кто плохо слышит, - уже успокоившись, сообщил Эгос. - Ваша вражда с ликанами прекратилась. Любой из союзников, кто поднимет руку на другого союзника, будет истреблен. Раз вы вожди, то за ваши действия будет отвечать все селение. Нарушил условия вожак, мы вырежем его деревню. Это понятно?
        Спорить, разумеется, никто не желал. Наместник довольно хмыкнул.
        Жрица была совершенно права: сила решает все. Дьяволы прошлись по землям беров, уничтожая целые селения, и теперь могут диктовать свою волю. Никто не станет тебе перечить, если ты уже доказал свою мощь. Асмодей - правильный Бог, раз учит своих жрецов именно таким заповедям.
        Конечно, ходят в крепости Ольх слухи, что архидьявол не родился в Колыбели. Однако он мыслит, как давным-давно следовало мыслить всем дьяволам: насилие и жестокость - кратчайший путь к покорности.
        Столетиями беры и ликаны враждовали, но теперь, когда дьяволы жестко подчинили их себе, могут лишь косо смотреть друг на друга.
        Эгос поступил так, как предложила Ада: ликаны, конечно, мастера своего дела, но тащить их к берам необходимости не было - хватило бы и самих беров. Однако жрица предложила сразу показать, кто здесь главный. И для этого следовало столкнуть два народа друг с другом - заодно, в случае необходимости, привести наказание в исполнение.
        Сил у наместника хватило бы. Недаром именно ему поручили управлять целым народом. И в отличие от Азиль, Эгос добился этого, налаживая связи с берами еще во время карательной экспедиции. Сразу было ясно, что Дим не отпустит Адама править в этом лесу, воевода слишком ценен. А раз имелось свободное место, Эгос решил воспользоваться шансом.
        Ты должен знать, чем живет народ, чтобы управлять им. Примерно так говорил архидьявол, и наместник был с ним согласен. Беры живут родами, одна семья занимает все поселение. И если потеря одного для рода - обыденность, то вырезанная под корень семья - уже совсем другое дело. Именно это и использовал Эгос, чтобы нагнать на подчиненных страха.
        Ничего, разглядывая вожаков, подумал наместник. Вы еще у меня Асмодею начнете молиться, вот только построим мне дом. Хотя домом запланированную постройку назвать было все же нельзя. Эгос не считал себя умнее всех, а потому подготовился - поговорил с ликанскими мастерами, согласовал с воеводой. И теперь в лесу беров должна вырасти еще одна крепость, откуда и будет вести дела наместник архидьявола.
        А потом Эгос планировал уничтожить самобытные селения беров, возведя настоящий город вокруг своей территории. Империя так в свое время возводила города, и дьявол решил перенять этот опыт.
        - А теперь прошу за мной, нам есть что обсудить, - он махнул рукой в сторону свободного участка, приглашая вожаков следовать за ним.
        Глава 13
        КУРГАН ГНОЛЛОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Я дождался, когда последний паломник скроется в тоннеле, и обернулся к своей рабыне. Солнце играло на ее волосах, превращая их в жидкое золото.
        Сама воительница не произнесла ни слова за то время, что мы шли к лагерю и обратно. Однако при этом Кроилла всем своим видом демонстрировала жгучую ненависть ко мне и скрывшимся в кургане гноллам. Впрочем, если бы меня волновало ее мнение…
        - Что ты сделала, когда я вернулся наружу? - спросил я, глядя в глаза рабыне. - Отвечай, это приказ.
        Кроилла попыталась сопротивляться, но ошейник заскрипел, сдавливая горло, и орчанке пришлось говорить.
        - Это боевой навык, - с трудом выдавливая слова, ответила она.
        Вот как? Здесь и такое имеется? А я-то все еще верю, что магия доступна лишь избранным. Однако Колыбель, похоже, плевать хотела на такие мелочи: каждый второй способен колдовать, только и разницы, что у всякого народа своя система магии, помимо имперского чародейства. И они настолько непохожи между собой, что даже аборигены не воспринимают свои способности за волшебство.
        А все почему? Потому что нет никого, кто бы систематизировал знания. Конечно, когда гегемония дьяволов станет не моими влажными мечтами, а реальностью, это будет исправлено. И то - никто не отменял старого доброго принципа «разделяй и властвуй», ведь неспроста столько времени изначальные народы Колыбели не могли объединить знания, чтобы развиваться разносторонне.
        Есть своя выгода в том, чтобы каждый народ обучался магии по узкой специализации. Однако стоит только раскрыть перед ними преимущества универсальной школы колдовства, как мощь народов возрастет по экспоненте. Кто-то прокачает «родные» навыки, а другому могут пригодиться соседские умения. Даже если условный орк не сможет развить расовые боевые навыки, вполне может статься, что ему поддадутся умения марун или, к примеру, скиллы гноллов. В общем, чем шире разнообразие - тем больше возможностей у каждого отдельного пользователя.
        Именно этим сильна Империя - там, несмотря ни на что, всех чародеев учат по той же программе, что и остальных. Понятно, что каждому дается все по-своему, но база у них идентичная. У диких же все наоборот, и в итоге нормальных колдунов нет ни одного.
        - Все каменные орки способны использовать его? - задал следующий вопрос. - Если не хочешь каждый раз задыхаться, советую отвечать самой и быстро. Спрашивать буду очень много, предупреждаю сразу.
        Орчанка скривилась, но выбора у нее и не было. Конечно, для сохранения самоуважения можно поартачиться, однако надолго ли хватит сил сопротивляться? Рабский ошейник не справился с дьяволами, но у нас врожденная защита от воздействия на разум. Оркам не так повезло с генами.
        - Конечно, нет, - ответила она. - Только те, кто достиг определенного уровня мастерства, способны применять такие навыки.
        - Этому можно научиться, - подвел итог я. - Как?
        Она опять скривилась, но в этот раз по другому поводу. Похоже, я не производил впечатления способного ученика.
        - Нужно иметь талант, дьявол, - с гордостью заявила она. - Без этого хоть всю жизнь потрать, а толку не будет.
        Спокойно кивнув, я указал ей на камень.
        - Садись, - велел рабыне, - и рассказывай, как тренировала этот навык именно ты.
        Следующие полчаса ушли на выяснение подробностей. Задавая уточняющие вопросы, я понял, о чем, собственно, речь.
        Итак, подводя итог. Орки не особенно сильны в чарах, направленных вовне, однако их собственная сущность может быть преобразована внутри своего тела. Таким образом - хотя это была та же самая сила, что позволяет мне применять сигилы - у орков она работала иначе, несмотря на то, что принцип тот же.
        Существовали техники, позволяющие кратковременно повышать свои характеристики. Сила, ловкость, дыхание под водой - на что фантазии у пользователя хватит. Однако, как и с магами, требовались годы обучения, большая часть времени уходила лишь на то, чтобы почувствовать свою сущность. Но как только ты справишься с этой задачей, дальше будет легче.
        Орки использовали специальный боевой транс, по описанию похожий на медитацию. Так достигается контакт с сущностью, и после этого уже можно использовать ее по своему усмотрению.
        Так как сущность фактически остается внутри тела, затрат практически не происходит. В качестве ограничителя здесь вступает в силу само тело: чем больше перенапрягаешь собственный организм, тем дольше нужно отдыхать между применением навыков. Несмотря на усиление тела, у него есть определенный предел. Задранная с помощью сущности ловкость может обернуться порванными связками или разрывом мышц. После этого, само собой, о продолжении боя речи не идет.
        Но если не бросать обыкновенные тренировки, то можно повышать пределы возможностей. Если ты без навыка способен на многое, то запросто выиграешь у противника с точно таким же умением, но слабее физически. Кроме того, играет роль, насколько ты опытен в обращении с каждым отдельным навыком. Ускорение, к примеру, позволяет двигаться быстрее, при этом нужно не только двигаться, но и понимать, сколько конкретно усилий прикладывать. Когда твое тело движется в несколько раз быстрее обычного, нужно соизмерять каждое движение соответственно. А здесь без опыта никуда.
        Солнце перекатилось по небу на вторую половину, отмечая середину дня. Жара вернулась, высушивая воздух и вздымая пыль, кружащую в объятиях ветра. Со стороны скал, маячивших все так же далеко, как и при моем появлении в этих краях, надвигались плотные облака, сейчас подсвеченные ярким солнечным светом.
        - Есть ли какое-то ограничение по количеству известных одному орку навыков? - решил уточнить я.
        А сам подумал об условиях, выдвинутых вождем. Ведь если от меня требуется победить сына Ор’рамма, а тот окажется талантливым в местном значении, выйдет так, что я использовать магию не могу, а ему - дозволено.
        А ведь сунься я сразу в Зестолгой, меня бы, вероятно, серьезно опустили в глазах орков. С Кроиллой мне повезло: она была ослаблена нашим предыдущим боем, к тому же использовала только один скилл. В том, что наследник обучен куда лучше рядовой девчонки, даже сомневаться не приходится. Ему просто по статусу положено быть самым сильным среди своей расы, за исключением лишь вождя, разумеется.
        - Все зависит от воина, - произнесла ожидаемый ответ орчанка. - Кроме того, есть же зелья.
        - Зелья? - не стал скрывать удивления я.
        Конечно, я помнил об алхимии. Кори, например, таскала свои склянки с лечебными свойствами. Однако их польза не так и высока. Но кто сказал, что это - предел их возможностей?
        - Зелья, - кивнула Кроилла. - Они дороги, но позволяют ускорить развитие таланта. Правда, требуется их очень много, чтобы ускорить процесс.
        - Я тебя понял, - кивнул рабыне, обдумывая ее слова.
        Выходит, можно разогнать сущность, попивая коктейли? Я тут жопу рву, чтобы скопить немного сил, а можно было просто упиться эликсирами! И весь вопрос, насколько я понимаю, только в количестве денег за порцию.
        И ведь это все наверняка не такой уж большой секрет. Если целый народ знает о чудодейственных препаратах, шила в мешке не утаишь. Информация наверняка известна далеко за пределами орочьих земель.
        «Правильно задавай вопросы». Когда я уже научусь думать? Понял же, что с магией у изначальных народов отношения специфические, мог и сам догадаться.
        - Кто знает рецепт этих зелий?
        - Я не знаю, кто их делает, - ответила рабыня. - Возможно, это известно только вождю.
        Отлично, будет еще один пункт в переговорах. Что скрывать, подобные средства пригодились бы дьяволам. Да, не все из нас умеют колдовать, но сущность доступна каждому в той или иной мере. Значит, и навыки должны быть доступны, нужно лишь тренироваться. Судя по тому, что мне известно, дьяволы физически превосходят остальные народы. Возможно, только дракониды могут с нами в этом сравниться. Значит, при прочих равных условиях, дьявол под навыком способен на большее, чем тот же орк.
        Конечно, это вопрос не одного дня. В отличие от меня, местные очень долго учатся магическому применению способностей. Плюс к этому, если зелья развития действительно редкие, потребуется время на то, чтобы готовить их в промышленном масштабе. Однако если даже через пару лет мы получим хотя бы десять процентов эффективности, это очень мощное подспорье.
        Задумавшись, я упустил момент, когда из кургана показались гноллы. Старики тащили на своих плечах груз, очевидно, слишком тяжелый для них. Сгорбленные спины, хриплое дыхание - продвигались раненные старцы медленно, но на лошадиных мордах довольные улыбки. А вот Кроилла их появлению не обрадовалась.
        Все верно, для нее это поражение. Кто знает, может, останься у нее выбор, орчанка бы бросилась на собственный меч. Но теперь она мое имущество, и о свободе воли придется забыть.
        Поднявшись на ноги, я двинулся навстречу гноллам. Паломники сложили ношу на землю и развернули мешки. Солнце набросилось на не тронутые временем доспехи.
        Их, к моему удивлению, оказалось сразу несколько комплектов: нагрудники, сапоги и наручи. Отдельно лежало оружие, тоже несколько экземпляров.
        - Герой Асмодея, - с трудом разогнув спину, заговорил белый, - прими этот дар от нашего народа и защити нас.
        Остальные молча отступили в сторону, часть сразу же расселась на извлеченных орками камнях, переводя дыхание. У одного я заметил свежую кровь на повязке - видимо, от прилагаемых усилий открылась рана.
        Не нужно быть кузнецом, чтобы распознать небесный металл. Три одноручных мечах с прямым лезвием и крестообразной гардой, одно короткое копье, четыре круглых щита, булава. Никаких украшений древние оружейники не нанесли, но и без того снаряжение производило впечатление первоклассного.
        Наверное, требовалось сказать что-нибудь пафосное, соответствующее торжественности момента. Однако я просто кивнул белому паломнику.
        - Сделаю, что смогу, - проговорил я, поднимая булаву с тремя короткими шипами в навершии.
        Тяжелая, будто отлитая из одного куска металла. Немного привыкнуть к весу, и будет хорошо. Смогу, во всяком случае, отбивать чужие заклинания. Если зачарование на ней работает именно так, все же инструкции никто не оставил. Хотя…
        - Это ведь не снаряжение одного только вашего героя? - спросил я, подбросив булаву в воздух.
        Оружие совершило круг и легло в ладонь, будто влитое. Покачав его в руке, убрал на пояс.
        - Амуниция его приближенных, - кивнул старый гнолл. - Это, - указав на булаву пальцем, произнес он, - принадлежало Громовому Раскату, правой руке нашего великого предка.
        Кивнув, я без сомнений перебросил добычу в домен. Вот так, постепенно, одену гвардию в доспехи из небесного металла. Думаю, это будет неплохим показателем нашей мощи. Даже орки позволяют себе лишь оружие из него.
        - Что вы планируете делать дальше? - спросил я, окидывая взглядом отдыхающих гноллов. - На месте орков за то, что вы отдали эти реликвии дьяволам, я бы приговорил вас к смерти.
        Белый лишь фыркнул.
        - Ты думаешь, мы боимся гибели, Герой Асмодея? Мы свое уже отжили, и все, кто отправился в этот путь, уже давно готовы к ней. Но будущее народа - вот что главное. И если для этого нам придется погибнуть, так тому и быть.
        Мне оставалось лишь кивнуть в ответ. Возможно, это можно счесть актом героизма - отдать жизнь за благополучие собственного вида. О таких актах самопожертвования слагают песни и предания. Но, думаю, дело не только в этом.
        Паломники уже стары, и вряд ли в действительности могут принести пользу своему племени. Однако и умирать просто так они не хотят. Мы всегда ищем смысл, разум не может существовать без цели. И хотя другой на моем месте мог бы восхититься самоотверженностью этих стариков, я вижу здесь не доблесть, а холодный расчет.
        - В любом случае, не думаю, что в Зестолгое вам будут рады, - продолжил свою мысль я. - Но если вы в силах добраться до леса марун, можете найти там убежище.
        Белый гнолл склонил голову.
        - Благодарю, Герой Асмодея. Мы передохнем и отправимся в путь.
        Кивнув ему, я обернулся к стоящей поодаль рабыне.
        - Кроилла, теперь ты отведешь меня в свой город.

* * *
        ЗЕСТОЛГОЙ. ГЕРОЙ ТАЛЫ, НЕКРОМАНТ КОРН.
        Прибытие в город орков прошло без помпы. Даже группа мертвецов, окружающая Героя, не вызывала у местных особых вопросов. Впрочем, Корн и не сомневался в таком исходе - как ни крути, а род Максалис вел активную торговлю с орками, периодически закупая группы рабов для своих нужд.
        Император запретил обращать в нежить подданных, но на дикие племена ограничение не распространялось. Толку от живых работников никакого - то устают и спят на ходу, то падают от голода. Куда проще использовать нежить - она не требует ни корма, ни отдыха, а трудится во славу величайшего клана Колыбели.
        Шагая по мощеным плитами улицам, некромант разглядывал столицу орков. Между домами оставалось достаточно пространства, чтобы разъехались две телеги по ширине. И они постоянно курсировали по мостовой, развозя товары из порта в город и обратно. Вокруг портовой части Зестолгоя нашлось место для самых разных рас и видов жителей Колыбели.
        Имперский корпус, состоящий из четырех складов и одного управления, сейчас наполовину пустовал - торговые суда, кроме «Ветряного», естественно, не пришли, а старые грузы уже давно отплыли в Империю. Однако именно здесь Корн предполагал получить нужные сведения.
        Орки, патрулирующие улицы, не приветствовали насилия, но в случае необходимости могли вмешаться. Оружие из звездного металла делало их не самыми удобными противниками, только некромант даже глазом не повел в их сторону, когда те обнажили мечи.
        Впрочем, ни один из орков и не подумал заступать дорогу Герою Талы. Конечно, вряд ли они знали, кто перед ними в действительности, но свита из мертвецов играла свою роль. Некромантов можно не любить, их можно бояться, но о роде Максалис, единственном, в чьих рядах имеются знания о магии смерти, слышали все, даже за пределами Империи.
        А вот людская стража, охраняющая территорию имперского представительства, кланялась с почтением при виде неспешно идущего мага. Каждый воин, состоящий на службе здесь, достиг по меркам Гильдии Искателей предельного для человека уровня - золотого ранга.
        Остановившись перед двойными дверьми, ведущими в управу, некромант хмыкнул и оглянулся на свое сопровождение.
        - Идите на склад и ждите приказа, - велел он, указывая в сторону соседнего дома.
        Мертвые покачнулись, будто кланяясь своему повелителю, и пошли к указанному складу.
        Выбрал его Корн не просто так. Как один из великих родов, Максалис могли себе позволить содержать собственный склад в Зестолгое. На него некромант и указал созданной нежити.
        Толкнув дверь, Корн прошел в помещение. Изнутри невзрачное здание поражало роскошью и богатством. Золото, драгоценные камни, редкие породы дерева и мраморные статуи. Пускать пыль в глаза в Империи умели, а потому каждый дикарь, ступивший под своды управы, обязан был поразиться тем уровнем богатства, какое могла себе позволить Империя.
        К Герою Талы тут же подошел местный управляющий, как и обстановка, обвешанный украшениями, одетый в расшитый золотом костюм. Склонившись, мужчина поднял глаза на некроманта, а тот слегка кивнул.
        - Надеюсь, вас предупредили о моем визите? - холодно поинтересовался Корн, ленивым взглядом обводя приемную.
        - Мы получили предупреждение и все подготовили, уважаемый, - с достоинством ответил тот. - Ваши комнаты, как и было сказано, на первом этаже в левом крыле. Сейчас других представителей древних родов в городе нет, но…
        Корн вскинул бровь, отчего его худое лицо приобрело надменное выражение.
        - Но?
        - От рода Стеллер поступил запрос на предоставление покоев для их посланника, - сообщил управляющий. - Мы готовим для него правое крыло. Если вас не затруднит, не могли бы вы не развязывать вражду на вверенной мне территории?
        Некромант слабо кивнул в ответ.
        - У меня нет никаких причин враждовать с кланом Стеллер, уважаемый. Но отдохнуть с дороги - очень хочется. Потому, пожалуйста, распорядитесь, чтобы никто не мешал.
        - Как пожелаете, уважаемый, - вновь поклонился тот.
        Некромант прошел в выделенное ему крыло и заперся в предоставленных управлением покоях. О сказанном про посланца из клана Стеллер он забыл даже раньше, чем сделал первый шаг.
        А вот управляющий, стоило Герою Талы скрыться за дверьми, о своей задаче не забыл. Вернувшись за стол, мужчина вынул из ящика переговорное зеркало и, протерев его платком, активировал вызов.
        - Первый гость пожаловал. Как вы и говорили, Герой Талы совершенно не заинтересовался посланником другого рода.
        - Хорошо, держите меня в курсе, - прозвучало в ответ, и зеркало погасло.
        Управляющий отложил артефакт на место и вернулся к своим обязанностям.

* * *
        КРЕПОСТЬ ОЛЬХ. ЖРИЦА АСМОДЕЯ АДА И КОРИАЛИС ИЗ ДРЕВНЕГО РОДА СТЕЛЛЕР.
        Красное платье складками легло на коленях дьяволицы. Золотой браслет на правой руке легонько звякнул, соприкоснувшись с подлокотником кресла, и Ада закинула ногу на ногу.
        Перед ней на круглом каменном столике расположилась карта окрестностей. Точно за такой же проводил свои совещания ее брат Адам, когда занимался со своими подчиненными. Однако на этой было явное отличие - несколько отметок, выполненных мелкими красными камнями.
        Правее жрицы на широком мягком кресле разместилась Кориалис, изрядно прибавившая в талии. Бросая на нее любопытные взгляды, Ада покусывала кончик ногтя на левом мизинце.
        - Ну, вроде бы мы ничего не забыли, - произнесла дьяволица, помахивая наконечником хвоста. - Хотя я все еще сомневаюсь, что нужно строить алтарь у каменных троллей.
        - Почему? - держа руку на животе, спросила Кори. - Разве ты не хочешь расширить влияние Асмодея и на них?
        Ада пожала плечами.
        - Они же совершенно от нас отличаются, - пояснила она, помахивая хвостом. - Я даже не припомню, чтобы кто-то смог с ними встретиться вживую. Да и сами мы там шли, и ни одного не заметили, а тратить ресурсы на создание алтаря, которым, возможно, никто не воспользуется… Я пока не настолько сильна, да и тебе напрягаться сверх меры нельзя. Хватит и того, что ты участвуешь в моих обрядах.
        Кори опустила голову. За последнее время, проведенное среди дьяволов, она уже немного освоилась, и хотя ей действительно удавалось проявить способности жреца Асмодея, а в глазах окружающих прибавилось почтения, однако бывшая искательница не могла отделаться от ощущения, что ей досталась роль содержанки и обузы.
        После тренировок, где Кориалис показала школу имперцев, как-то так получилось, что ни к какому делу ее не подпускали. Конечно, никто напрямую ничего не запрещал, девушка спокойно ходила по крепости и свободно со всеми общалась.
        Справедливости ради с почтением относились ко всем беременным в крепости. И их количество стремительно росло. Каждую неделю новая дьяволица покидала ряды воинов или работников, присоединяясь к остальным, переходя на легкий труд, как, например, вышивка подобных карт.
        А когда Ада предложила занять место жрицы рядом с собой, бывшая искательница с удивлением обнаружила, что не требуется ни кровавых жертвоприношений, ни какого-либо еще издевательства над окружающими. Как Божество, Асмодей вообще оказался крайне нетребовательной сущностью, а его постулаты вполне ложились в мировоззрение самой Кориалис.
        Важно быть сильным, защищать свое и не спускать обиды врагам. Никаких особых заветов за всем этим не стояло. Даже обряды, которым обучала девушку Ада, были больше данью уважения, чем религиозной службой.
        - Ничего, если будет нужно, к троллям мы вернемся позже, - пообещала жрица. - А пока хватит и этих. Эгос сейчас строит свой город, так что там пока что обойдемся без божественного вмешательства. А вот в Камор алтарь можно уже отправлять, Азиль все подготовила.
        - Как скажешь, - отозвалась Кориалис, чувствуя, что нужно что-то ответить.
        - Да, а потом мы займемся созданием новых алтарей. Пока отдыхай и набирайся сил, совсем скоро тебе будет уже не до этого, - Ада мягко улыбнулась, переводя взгляд на выпирающий живот искательницы. - Эх, как же я тебе завидую…
        - Но ведь у тебя есть Дим? - удивилась та.
        Ада разочарованно отмахнулась.
        - Ах, если бы! Архидьявол не горит желанием осчастливить меня своим потомством. Возможно, мне удастся добиться своего позже.
        Кори улыбнулась.
        - Думаю, у вас все получится. В конце концов, он избранный, как и ты. Осталось самое простое - приступить к зачатию.
        Жрица запрокинула голову и громко засмеялась.
        - О да, уж поверь, как только Дим вернется в крепость, я уж шанса не упущу! - заявила она, сжимая кулаки. - Он у меня живым с постели не встанет, пока я не получу свое по праву.
        Глава 14
        ЗЕСТОЛГОЙ, ПОКОИ РОДА МАКСАЛИС. КОРН, ГЕРОЙ ТАЛЫ.
        Пузырек с зельем обновления хлопнул, стоило только выдернуть пробку. Запрокинув голову, некромант выпил содержимое склянки, не чувствуя вкуса. Глупые дикие считают его способным исцелить серьезные раны, но самое главное его действие - временное усиление магического ядра. Именно из-за этого усиления и срабатывает повышенная регенерация организма.
        Отложив пустую посуду, он взялся за следующий напиток.
        Золотая жидкость в круглой стеклянной таре медленно ползла по стенкам, как масло. Настойка таланта, по мнению орков, а на самом деле - закрепляющее снадобье. В комбинации эти два зелья позволяют незначительно, но на постоянной основе расширить объем ядра. К сожалению, часто пить их нельзя, иначе может начаться непоправимая мутация.
        В любом случае, даже выпивая по комплекту однажды в месяц, можно каждый раз повышать вместимость ядра на десять процентов. Но - вот ирония - понять это могут исключительно маги высшего уровня, для всех остальных это просто невкусное пойло, так как для правильного эффекта требовалось произвести особые манипуляции с ядром, а на них способны лишь высшие маги.
        Конечно, глупые орки считают, будто зелье таланта может им помочь в развитии боевых навыков, и отчасти это действительно так, однако пользы с него на самом деле жалкие капли. Разумеется, в пустыне и они сойдут за вожделенную воду, но…
        Герой Талы улыбнулся, прислушиваясь к ощущениям. Свежие снадобья, изготовляемые в Зестолгое, дали эффект практически мгновенно. В Империи, к сожалению, его приходится ждать до трех дней - в зависимости от давности изготовления.
        Само собой, некромант мог пользоваться заемной силой Талы, однако Богиня в любом случае даст увеличение вместимости ядра впятеро - вне зависимости от того, сколько в нем самом изначально было. А потому следовало как можно больше увеличить собственное ядро. Ведь пять раз по тысяче - пять тысяч, а если родное ядро всего на сто единиц, то с помощью Талы их станет лишь пятьсот.
        Корн не считал себя обладателем самого мощного ядра - в Империи многие могли похвастать внушительными цифрами. Даже его учитель, древний лич Конрад, имел почти пятьсот тысяч единиц, однако он и жил уже далеко за четыре сотни лет. Корн пока остановился на объеме в 1600, однако справедливо полагал, что этого может быть недостаточно.
        Когда некроманту сообщили, где искать Героя Асмодея, он поспешил сюда, но не для схватки, как решили в Гильдии Искателей. Победить дьявола, уже убившего трех Героев, обладая только 8 000 единиц - невозможно. По самым скромным расчетам, у этого Героя должно быть уже не меньше четверти миллиона. Тут никакая помощь Богини не поможет, при такой колоссальной разнице.
        Следовательно, побеждать придется не силой, а умом. Для этого необходимо знать, куда и когда наносить свой удар. Победа все равно будет засчитана, даже если враг уже испускает предсмертный вздох, главное - последний удар.
        Осмотрев пустые бутыльки, Корн отставил коробку, доставленную к моменту его прибытия, и, закрыв глаза, сосредоточился. Ощущение силы уже давно не пьянило его, лишь чуть сильнее начинало биться сердце в груди.
        Посидев немного, пока изменения в ядре закончатся и сформируют новую плотность каналов, Корн открыл глаза и вытащил небольшое зеркальце из кармана брюк.
        Учитель в отражении появился не сразу - сказывалась дальность. Обычное переговорное зеркало работает быстрее, но древние рода используют особые, защищенные от подслушивания и подсматривания со стороны. А за все приходится платить, в данном случае - задержкой в общении.
        Череп на месте отражения не открывал рта, однако его голос звучал четко, будто у собеседника имелись голосовые связки.
        - Мой лучший ученик, - поприветствовал лич. - Узнаю эту комнату, ты уже в покоях рода.
        - Да, только что прибыл.
        - Хорошо, - добавил Конрад. - Пока что оставайся по ту сторону границы. Гильдия собирается сбросить всю вину на кланы, а кланы - на Гильдию. Наш род будет поддерживать императора и дальше, но ты и сам понимаешь, репутация…
        - Я бы навел подозрения на наш клан, если бы не отреагировал на сообщение о Герое Асмодея, - кивнул Корн. - Однако и оставаться в Империи мне нельзя после нападения на флот.
        - Именно так, - лич кивнул, его шейные позвонки захрустели от движения. - Попробуй вступить в контакт с архидьяволом, но только в том случае, если совершенно уверен, что это будет безопасно. Ты ключ клана к величию, и рисковать тобой нельзя. Если придется - беги, отступай, бери заложников или убивай. Твоя первостепенная задача - выживание.
        Корн кивнул, всем видом демонстрируя внимание.
        - Завтра наши маги выступят в поддержку императора, - продолжил Конрад. - Мы официально признаем тебя предателем, пошедшим против собственного клана.
        - Я понимаю, - кивнул Корн.
        О том, что каждый шаг благословленного Богиней Смерти все время был лишь частью великого плана, не должны даже в пьяном угаре представить. Признав Корна предателем, клан защитится от возможных нападок со стороны императора, а вырезанная на территории Максалис Гильдия Искателей станет доказательством верности, потому что будет подана как месть за нападение на законного правителя.
        Для этого Корн сделал все, даже капитан «Ветряного» уплыл, свято веря, что некромант потерял последний разум, сунувшись на чужую территорию ради схватки с архидьяволом.
        За пределами этой комнаты даже думать иначе нельзя. В любой момент кто-то из высших магов может подобраться и прочесть настоящие мысли Героя Талы. Конечно, вне Империи это маловероятно, но достоверно известно, что как минимум трое высших магов на такое способны.
        - В качестве платы твой младший брат будет отдан в заложники. Можешь за него не переживать, для рода он ничего не значит.
        - Вы всегда официально поддерживали его, и даже трижды подавали прошение сделать наследником именно Малика, а не меня, - заговорил Герой Талы. - Если осведомители драконидов не подведут и передадут эту информацию императору, выставив бесполезного братца важной для рода фигурой, это хороший выбор.
        - Именно. Даже если владыка решит его казнить, род Максалис ничего не потеряет. Твой брат все равно абсолютно безнадежен, без дара к магии смерти он не более чем разменная пешка. Однако признать его наследником, как ты понимаешь, придется. За это время ты должен получить как можно больше информации о Герое Асмодея и подготовиться к схватке с ним.
        - Я помню ваш план, учитель, - склонил голову тот. - И не подведу ни вас, ни Богиню.
        - Хорошо, мой мальчик, - прокомментировал лич. - А сейчас отдыхай и набирайся сил. Они тебе понадобятся.
        Зеркало мигнуло, и теперь Корн смотрел на собственное отражение в нем. Аккуратно обернув артефакт мягким платком, некромант убрал его обратно в карман.
        Прежде чем начинать собирать информацию, нужно узнать, как далеко сейчас Герой Асмодея. Если встретиться с ним в ближайшие дни, Корн победителем не выйдет. И пускай он с детства был готов к смерти, однако не стоит жертвовать собой, когда можно выждать и нанести решающий удар.
        А Смерть всегда умела ждать.

* * *
        ПРЕДМЕСТЬЯ ЗЕСТОЛГОЯ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Путь до города растянулся еще на двое суток. Местность постепенно повышалась, воздух заметно свежел, а ветер усиливался.
        Вместе с тем посреди серо-коричневых скал клочками зелени проступала густая растительность. Высокие, но искривленные деревья пробивались сквозь камни, цепляясь за почву широкими корневищами. В ветвях повыше угадывались даже гнезда отсутствующих сейчас птиц.
        Благодаря наличию проводника, мое продвижение шло быстро и гладко. Кроилла безошибочно находила укромные места для привала с доступным источником воды и защищенные от яростных порывов ветра.
        По ходу нашего приближения к столице орков я подробно расспрашивал рабыню о ее народе, в частности об отношениях с гноллами. Из головы никак не шло, что предводитель приказал отряду воинов разграбить могильник живущих под боком соседей. Умом я понимал, зачем Ор’рамм так поступил, однако требовалось понять взаимоотношения народов, дабы не попасть в просак.
        К концу первого дня пути орчанку так вымотали разговоры, что мне даже совестно стало. Но только на пару минут, пока я не вспомнил о нанесенных старикам ранах.
        Сама Кроилла была командиром небольшой, по меркам орков, группы бойцов. По ее словам, таких отрядов в постоянном брожении существует несколько сотен. Настоящая армия, если, конечно, не думать о том, как легко я уничтожил один из них. Официально эти группы не подчинялись никому, но не было случая, чтобы орки отказались исполнить просьбу вождя.
        То есть при возникновении конфликта Ор’рамм мог запросто откреститься от своих бойцов. А те, если не хотят внезапно обнаружить взвинченные цены в родном городе, обязаны подчиниться. Удобно, ничего не скажешь.
        Конечно, просто с Кроиллой не было. На часть вопросов она не желала давать ответы, хотя я не мог понять, что заставляет ее снова и снова пытаться оказывать сопротивление. Ошейник оставался на ней, и при каждом отказе подчиниться сжимал горло. О том, чтобы освободить ее или облегчить участь, я даже не думал.
        Рано или поздно, но кто-то все равно бы стал моим рабом. Уж лучше это будет симпатичная орчанка - ее, в конце концов, можно в гарем спихнуть. А что бы я делал, будь на ее месте мужик? Очаровал бы, выпытал информацию, а потом заставил спрыгнуть с высокой горы головой вниз.
        К тому же орки уважают силу. Командир одного из отрядов в качестве раба - не такая уж и плохая заявка. Пускай даже ее решатся отобрать, ко мне все равно будут относиться иначе, чем если я прибуду в полном одиночестве. А кто захочет оспорить мое право иметь рабыню, будет убит. И тогда о репутации сильного можно вообще не беспокоиться.
        Несмотря на отсутствие объективных причин для ненависти к оркам, я уже дал гноллам слово, что приму их под свое крыло. А дьявол обязан держать слово, это закон, и даже я, Герой Асмодея, не могу его игнорировать.
        Мне не жалко тех стариков, и в другой ситуации я, вероятно, принял бы сторону орков. Однако…
        Нет, вряд ли. Так получилось, что в противостоянии сильных беров и слабых ликанов я выбрал волков. Можно сказать, что дело в обмане со стороны Мечки, однако перед самим собой нет нужды кривляться: я помог ликанам по той причине, что мне хотелось почувствовать себя настоящим героем. Хотел, чтобы за моей спиной оставались не одни лишь кишки и кровь.
        Пускай я и злой, но благородство мне не чуждо. Конечно, смешно об этом говорить, когда заставляешь молодую женщину предавать свой народ, используя ломающий волю рабский ошейник.
        - Расскажи мне о сыне вашего вождя, - приказал я на вторую ночь нашего путешествия.
        Мы остановились на привал в небольшой пещере. Естественный коридор уводил метров на двадцать от входа, и ветра снаружи не попадало. Кроме того, некто выбил под стеной чашу, куда стекала вода из источника. Также в углу дожидалась своего часа стопка дров. Мне, само собой, ночная остановка не требовалась, однако Кроилла не обладала ни ночным зрением, ни даже высокой выносливостью, к тому же ее попытки преодолеть контроль ошейника лишали сил больше, чем дневной переход по горам.
        - Что конкретно ты хочешь знать? - уточнила орчанка, сидя напротив маленького костра.
        Огонь разводить не было смысла, мы оба обладаем врожденной защитой, однако пламя позволяло дать моей рабыне чуть больше психического спокойствия. Ломать ее окончательно я пока что не собирался.
        - Начнем с простого: каков его характер? - уточнил свой вопрос я, протягивая орчанке кусок вяленого мяса.
        Даже и не помню, откуда оно у меня взялось. Однако несколько полосок до сих пор валялись в домене, а я, сливая часть накопленной маны, заметил и решил их использовать.
        - Заносчивый ублюдок, считающий себя выше окружающих, весь в своего грязного папашу, - рыкнула орчанка, вгрызаясь острыми зубами в нехитрое угощение.
        - Отлично, - кивнул я, не вдаваясь в подробности, отчего командир свободных орков так не любит своих правителей. - Чем он опасен в бою?
        Так, капля за каплей, я выяснил, что сынок пошел в папу, набрал гору навыков, пьет зелья, словно воду, и вообще ни в чем себе не отказывает по жизни. Ор’римм даже собственный гарем собрал и дорого платил за редкие виды женщин.
        - Чем он тебе не нравится? - все же решил прояснить я через час разговоров. - Не взял в наложницы?
        Кроилла зарычала и швырнула в меня горящую хворостину. Ошейник это нападением не счел, а потому обошлось без последствий для рабыни. Я же взял на заметку, что его магические запреты можно обойти.
        - Ладно, ладно, я пошутил! - рассмеялся в ответ на выходку, выставляя ладони.
        С другой стороны, это на самом деле многое говорит. Орки в принципе к гноллам относятся хуже, чем к рабам, и если одна из них рассказывает о собрате подобные речи, впору задуматься о нравах, царящих в правящей семейке.
        Впрочем, Асмодей не зря мне сказал: мы прокуроры и адвокаты в одном лице. Нам, как более сильным и способным, на роду написано решать, кто прав, а кто мертв. И раз уж я заочно приговорил вождя к смерти за сотрудничество с Империей, то даже окажись он феечкой, Ор’рамму конец.
        Тем более если выяснится, что эта сладкая парочка укрывает у себя чужого Героя. И хотя я замочил троих, этот пункт туристического похода меня тревожит.
        Пока мы с рабыней шли к стоянке гноллов, я отменил приказ о готовности дьяволов. В случае атаки Героя они мне не помогут, а если здесь завяжется бойня с орками, я обязан справиться лично. Иначе просто не смогу подчинить их народ и придется убивать больше, чем необходимо.
        - Итак, чем Ор’римм тебе так насолил, что ты его столь люто ненавидишь?
        Кроилла сжала челюсти, но это не было попыткой сопротивляться приказу, и ошейник никак не отреагировал на задержку.
        - Он убил моего отца, - выдохнула рабыня, сжимая кулаки.
        Вот как, подумал я. Возможно, мне удастся как-то это использовать, в конце концов, Ор’рамм - всего лишь первый среди равных. Орочьи кланы пусть и не так многочисленны, как имперские, однако каждая семья подчиняется своему вожаку, а уже их совет назначает старшего над всеми. Само собой, гноллы в этом празднике жизни не участвуют, их роль - прислуга.
        И это несмотря на то что настоящие рудознатцы - именно парни с лошадиными головами. Однако, насколько понимаю, по какой-то причине им то ли не доверяют ковать металл, то ли они этого не умеют. В любом случае на гноллах держится вся добыча, а вот обработкой занимаются только орки.
        - У тебя большой клан, Кроилла? - уточнил я, проигрывая в голове возможные сценарии.
        - Нет, после того, как Ор’рамм напал на наш клан, нас осталось очень мало, - отведя взгляд в сторону, ответила рабыня. - Мой отец не хотел сотрудничать с Империей и собрал несколько единомышленников среди членов совета вождей. В итоге Ор’рамм приказал уничтожить двух из трех в наших кланах.
        - А вот это уже интересно! - не стал скрывать я, хлопнув себя ладонями по коленям. - Скажи мне, Кроилла, ты хочешь отомстить?
        - Конечно! - зарычала она так громко, что с потолка посыпалась каменная пыль.
        Стряхнув крошку с плеча, я хмыкнул.
        - Тогда я хочу предложить тебе сделку.
        На несколько секунд воцарилось молчание. Орчанка с недоверием глядела на меня, а я ждал, что же она решит. Понятное дело, я могу просто приказать ей выполнять любое распоряжение, однако должна же орчанка осознать, что свобода уже замаячила перед ее аккуратным носом.
        - Чего конкретно ты от меня хочешь, дьявол? Разве я уже не в твоей власти? - спросила она, гневно сверкая глазами.
        Я помолчал, глядя в огонь и потирая короткую шерсть, отросшую на подбородке. Интересно, в Зестолгое есть брадобреи?.. Давно пора привести себя в порядок. Впрочем, сперва все равно нужно разобраться с двумя первостепенными проблемами. Возможно, решение одной из них сидит прямо передо мной.
        - Я предлагаю тебе самое ценное, что может появиться в твоей никчемной жизни, - заявил, медленно выговаривая слова. - Если ты не согласишься, вероятно, я не стану тебя убивать, но оставлю в ошейнике до конца твоих дней. Однако, - слыша ее яростное сопение, поднял глаза на орчанку, - если мы договоримся, я отпущу тебя прямо сейчас.
        - И не боишься, что я попытаюсь на тебя напасть? - фыркнула она, с недоверием смотря на меня.
        - Если ты настолько глупа, чтобы бросаться на того, кому уже проиграла даже с активным боевым навыком, ты просто недостойна сделки. Хотя… Знаешь, у меня ведь тоже есть свой гарем, и место орчанки в нем пока что свободно.
        - Что же это за сделка?
        Я растянул губы в улыбке, обнажая зубы.
        - Все очень просто, Кроилла, - разведя руками, сообщил в ответ, - я дам тебе отомстить за унижение и утрату. Всему роду Ор’рамму - кому ты сама захочешь. Сможешь убить каждого, кто принадлежит его семье, или вообще всех.
        Секунд тридцать ей понадобилось, чтобы осознать мои слова. Должно быть предложение звучало слишком сладко, чтобы она поверила в сказанное.
        - И что же ты хочешь получить взамен? - наконец спросила орчанка.
        - Ты укажешь мне на того вождя, кто не станет стелиться под Империю, как портовая шлюха. Того, кто будет способен держать орков в узде и наведет порядок на вашей земле. Помимо этого, ты будешь служить подтверждением моих слов перед остальными орками, олицетворением моего права говорить с ними. Однако когда твоя месть свершится, ты не останешься со своим народом, а уйдешь вместе со мной.
        Она на некоторое время замолчала.
        - Зачем я тебе нужна, дьявол? Что ты хочешь со мной сделать?
        Мне оставалось лишь немного посмеяться. Разумеется, я хочу получить ее верность только для того, чтобы в крепости Ольх появился инструктор методик орков. Все же образ нужно поддерживать, иначе как бы чего про меня не стали говорить. Мягкий дьявол - плохой дьявол, врагов нужно запугивать.
        Герой, который помогает слабым и угнетенным, или герой, проливающий реки крови во славу своего эгоизма. Несложно понять, у кого будет больше хлопот. Слава кровавого маньяка, огнем насаждающего свои законы - мой выбор. А потому я ответил так, как ответил:
        - Я ведь говорил, Кроилла, место орчанки в моем гареме свободно.
        Глава 15
        КАМОР. НАМЕСТНИЦА АРХИДЬЯВОЛА, АЗИЛЬ.
        - Уважаемая Азиль, - ликан в меховой накидке низко поклонился перед наместницей, - рад приветствовать вас в своем доме.
        Дьяволица хмыкнула, оценивая кричаще дорогую обстановку.
        Купец не бедствовал и в прежние времена, а не так давно Рьерт стал монархом и отменил таможенные поборы лордов, установив единый налог, чем еще больше увеличил прибыль. Теперь ни один торговец не откажется отправиться на другой край леса, и товары потекут на окраины, где о них мечтали долгие годы. Так что уровень жизни рос стремительно. Полуголодные ликаны дорвались до благ и спешили улучшить свои условия быта.
        Прошло пока что не так много времени, и чем дальше от Камора, тем сильнее бросалась в глаза разница. Однако Азиль уже могла оценить перспективы. Поначалу она не была согласна с указанием Дима, но воля архидьявола - закон, и наместнице пришлось его исполнять. После этого последующие пункты оставленного Димом плана уже не казались ей неправильными и глупыми.
        - Я пришла по делу, уважаемый, - чуть приподняв подбородок, заявила она.
        Купец сразу же подобрался, глаза блеснули.
        - Я вас внимательно слушаю, госпожа. Желаете чего-нибудь?
        Он махнул рукой, указывая в сторону небольшого столика у широкого дивана посреди гостиной.
        - Нет, лучше перейдем к делу, - отмахнулась Азиль. - Меня интересует ваша связь со стаей.
        В полной тишине торговец шумно сглотнул. Шевельнуться больше этого он просто не смог от сковавшего испуга.
        Разумеется, нашлись те, кто решил открыто перечить новой власти, не желая уступать ни денег, ни влияния. Увы, с такими упорными раз за разом происходили несчастные случаи, которые никак нельзя было приписать дьяволам, однако…
        - Рада, что мы друг друга поняли, - обворожительная улыбка появилась на лице наместницы. - У вас есть пять минут, чтобы все мне рассказать. Время пошло.

* * *
        Рассан вытер окровавленные пальцы о кусок бархата, оторванный от костюма торговца. Тело купца издало последний вздох и замерло на полу, вытянув покалеченные конечности. Азиль, спокойно наблюдавшая за пытками, потягивала ягодное вино из серебряной чаши. Хвост дьяволицы довольно покачивался, демонстрируя удовольствие от процесса.
        - Ну, я закончил, - наконец заявил дьявол, отбрасывая грязную материю. - Что дальше делать будем?
        Будто опасаясь растущего влияния дьяволов, все чаще и чаще возникали линзы, защищающие от очарования. Конечно, пока еще их не было у каждого без исключения ликана, но этот срок такими темпами - не за горами. Накрыв одну сеть распространения, Азиль уперлась в стену, не зная, куда копать дальше - враг опережал на шаг, а то и на два. Однако теперь все изменилось, нужные ниточки найдены, осталось лишь их обрубить.
        Наместница залпом осушила чашу и отставила ее в сторону. Медленно поднявшись на ноги, кивнула на входную дверь.
        Рассан отпер, и в гостиную вошли трое ликанов. Двое воинов сразу заметили лужу крови на полу и потянулись за оружием, а вот третий - с вышивкой служащего на воротнике - стиснул зубы, сдерживая накатывающую тошноту.
        - Госпожа наместник? - спросил он, старательно отводя глаза от тела в центре гостиной.
        Азиль потянулась, встав на цыпочки, и облизнула губы.
        - Все имущество описать и передать в казну, - велела она. - И приготовьте отряд сопровождения на завтрашнее утро. Мы пойдем за другими предателями.
        Кивнув Рассану, наместница первой вышла на свежий воздух.
        В столице Ликании заметно похолодало. После выпавшего и быстро растаявшего снега температура постепенно снижалась, хотя лужи еще не замерзали, но народ все больше переходил на зимнюю одежду.
        Дьяволы такой необходимости не чувствовали, однако собственный вид в мягкой шубке с белым мехом нравился наместнице, а потому ее подчиненные приобрели новую форму. Швеи, получившие заказ, озолотились на нем и вовсю славили наместницу и ее покровителей.
        За прошедшие дни Азиль достаточно времени уделила Камору, и жители довольно приветливо отнеслись к представителям союзного народа. Вникая в дела горожан, а то и решая их мелкие проблемы, Азиль постепенно повышала уважение к дьяволам среди простых ликанов.
        Лорды, конечно, не так лояльно относились к «подстилке монарха», однако пока что их приходилось терпеть: в будущем по плану Дима места правителей заменят новые дьяволы, но когда они еще родятся и вырастут… Этот период нужно использовать, чтобы укрепить свою личную власть и влияние. Смена ликанских владык должна пройти гладко, а для этого наместница обязана не просто заводить теплые отношения с местными, но и врасти в их быт, став неотъемлемой частью Ликании, как и монарх на троне.
        Противники, уже сплотившиеся против Азиль, пока что должны оставаться на свободе. Их банально некем заменить, но это вопрос времени. А пока пусть шепчутся по углам, в открытую против воли Рьерта они не пойдут. Это наместница здесь фигура временная, как все считают. А вот власть монарха - надолго. К тому же, в отличие от Азиль, Рьерт уже показал свою непримиримость к бунтовщикам. Поэтому дьяволица хоть и ограничена в методах, но и лезть против нее еще долго не решатся, опасаясь гнева монарха.
        Карманная оппозиция, кажется, так архидьявол их назвал, когда давал свои наставления.
        Азиль должна оставить часть недовольных на свободе, чтобы вокруг них собирались все потенциальные противники. Чем бегать за каждым поодиночке, лучше дать врагам собраться вместе, и тогда можно будет покончить с ними одним ударом.
        - Доложить не хочешь? - негромко поинтересовался Рассан, перейдя на дьявольский язык.
        - Пока что не о чем, - отмахнулась наместница. - Вот когда закончим со стаей, тогда и будем докладывать. А пока позаботься о нашем сопровождении на завтра.
        - Как скажешь, - усмехнулся в ответ Рассан.

* * *
        ПРЕДМЕСТЬЯ ЗЕСТОЛГОЯ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Легитимность. Вот в чем основная проблема при смене династии. Именно из-за нее начинались мятежи. Без признанного народом претендента затевать резню даже и пытаться не стоит. И с этим мне поможет Кроилла. Естественно, после того, как вырежет Ор’рамма и его клан.
        Зестолгой на самом деле не принадлежит Ор’рамму и его семье. Официально морской город является базой для рода, правящего в данный момент. То есть стоит вождям сменить лидера, и в городе поселится другой клан. Однако по понятным причинам власть не менялась уже три поколения, поэтому род Ор, к которому принадлежит нынешний глава орков, практически врос в выделенную ему территорию. Ничего удивительного в том, что Ор’рамм считает его своей собственностью.
        История стара, как мир. Сначала Рюрик приходит править городом, а через пару поколений вся власть сосредоточена в руках его потомков. Несложно догадаться, что это не нравится остальным вождям, однако они уже упустили вожжи, и теперь им остается только облизываться, бесплодно мечтая о кресле правителя.
        Но это совершенно не значит, что династию сменить нельзя. История Земли помнит много случаев, когда казавшаяся незыблемой семья теряет все и растворяется в веках, оставаясь лишь на бумаге летописей.
        Именно это я и хотел сделать. Для начала - встретиться с претендентами, затем выбрать наиболее подходящий для дьяволов род. А после - помочь оркам свергнуть текущего правителя, возведя на трон полезного именно мне марионеточного руководителя. Конечно, такие вещи не решаются на бегу, и, возможно, придется повозиться, отбирая достойного кандидата. Кроме того, вероятно, самим оркам понадобится доказывать, что я имею право ими руководить.
        Наше путешествие продолжилось до следующего полудня. Пустующие скалы расступились, открывая взгляду внутренние земли орков. Конечно, Зестолгой - номинальная столица, однако не только одним городом правят Ор’рамм и его семья. Пускай сюда мало кто из посторонних приходит, но эти территория - и есть основа величия каменных орков.
        Мы с Кроиллой остановились на небольшом плато. Взору открылся завораживающий вид орочьих земель. Наблюдать подобное было любопытно. Возможно, когда-то давно здесь падали метеориты, а затем ветром нанесло земли.
        Теперь, спустя столетия, места падения небесных тел обратились в аккуратные чаши, наполненные зеленой травой, густыми лесами и населенные живностью. Сложно представить, сколько поколений трудилось, чтобы соединить эти чаши между собой, а ведь ущелья явно рукотворные - уж слишком прямые и аккуратные.
        Разумеется, за минувшие годы где-то появились щели, что-то обвалилось. Однако даже сейчас заметно, что над проектом работали существа, наделенные разумом и объединенные общей целью.
        Конечно, не Египетские пирамиды, но все равно впечатляло. Народ, способный на такие трудовые подвиги, действительно воспринимается серьезным противником. Недаром китайцы свою стену построили, подобная мощь внушает уважение.
        Само собой, я сужу, как дитя техногенного мира. Учитывая специфику Колыбели, все это мог сделать один очень сильный чародей. Вот только в своих путешествиях я то и дело натыкаюсь на обломки древних цивилизаций, и как-то слабо верится, будто народ, сумевший сотворить подобное, проиграл каким-то оркам.
        - До Зестолгоя еще день пути, - сообщила Кроилла, указывая рукой на запад. - Но если ты действительно хочешь собрать вождей, нам нужно идти сюда.
        Я кивнул, продолжая рассматривать лежащие у наших ног долины.
        Глазомер у меня аховый, но, думаю, первая чаша, самая маленькая, раскинулась километров на пятьдесят по диагонали. В ее центре возвышались каменные строения, отсюда можно рассмотреть высокую стелу, напоминающую направленный в небо меч. Монументальность, конечно, внушает. Только уже не так, как прокопанные между долинами коридоры.
        - Тогда не будем терять время, - кивнул в ответ и первым пошел в сторону спуска в ущелье.
        Долины располагались хаотично, но прямые тоннели объединяли их между собой. Подозреваю, заметные даже с нашего плато шахты в скальной части тоже имеют сквозные ходы. Во всяком случае на месте строителей я бы такие задумал - ущелье могут обрушить снаружи, но попробуй сунуться в подземелье без карты. Никакая армия не сможет форсировать глубокие шахты, и наступление обязательно завязнет. А вот местные, знающие каждый камень в штреках, получат дополнительные преимущества: от внезапных нападений до хитрых ловушек. При этом если долины соединяются через шахты, любая из них сможет спокойно пережить сколь угодно длительную осаду. Конечно, если не найдется достаточно мощный маг, способный обрушить подземные тоннели.
        Рьерт утверждал, что орков никто не мог завоевать из-за их влияния и оснащения. Однако, сдается мне, дело в первую очередь именно в сложности контроля территории. Ну какой смысл захватывать одну долину, когда на остальном десятке твоего вторжения даже не заметят?
        Ко всему прочему, хозяева могут сжечь все оставленные ресурсы, не дав противнику возможности поддерживать войска фуражировкой. На пепелище при таком раскладе армию не прокормишь. Что же касается нападения малыми силами, то оно здесь просто захлебнется - пока штурмуешь вход в систему долин, орки будут постоянно подтягивать подкрепление и просто задавят числом.
        Это я даже не учитываю оснащение орков звездным металлом. А ведь они могут составить серьезную проблему даже для слабых чародеев. Сильный маг вряд ли окажется настолько глуп, чтобы присоединиться к такому походу. Им и в Империи хватает развлечений, чтобы еще тащиться на другой конец света ради сомнительного удовольствия драться с орками за клочок плодородной земли.
        Как во все это впутаны гноллы? Что ж, по словам Кроиллы, так было всегда, что, разумеется, ложь. Если бы конеголовые на самом деле изначально служили оркам тягловой силой, никаких героев-объединителей бы не было. Или, быть может, ради этого и нужно было разграбить гробницу? Сейчас доказательство существования великого предка гноллов лежит у меня в домене, и я могу его предоставить. Но если бы артефакты достались оркам, они бы их просто пустили на гвозди, и тогда история не имела бы под собой никакого подтверждения.
        Понятно, что и гноллы вряд ли обустраивали долины. Хотя их знания и навыки оказались здесь полезны, вероятнее всего, их сюда согнали поработители. Учитывая специфику расы, полагаю, лошадок запрягли где-то в районе равнин, а уже потом привели в местный рай, чтобы кони выкапывали небесную руду из рухнувших некогда метеоритов.
        Медь, которую также добывают здесь для всех диких народов, вероятнее всего просто сопутствующий материал, изначально залегавший в этих горах. Однако по понятным причинам небесный металл не идет на экспорт, это ресурс стратегического значения, такими вещами не разбрасываются. А вот деньги нужны всем и распространять их достаточно безопасно.
        На фоне подобных размышлений становится очень интересно, что добывают у себя кобольды, помимо серебра. Наверняка ведь и там скрыта какая-то тайна, иначе синекожие коротышки вряд ли смогли бы удержать богатые месторождения.
        И так у каждой расы - свои заморочки, особенности и предыстория, в которую придется вникать, чтобы получить влияние. Конечно, не веси надо мной обязательства мочить чужих Героев, возможно, я бы получал от этого удовольствие, как настоящий искатель приключений. Но сейчас подобные сложности заставляют лишь морщиться от досады. Если бы можно было просто вырезать половину населения, чтобы подчинить уцелевших, поступил бы так не раздумывая.
        Однако даже для такого обращения с будущими подданными мне требуется гораздо большая армия, чем есть сейчас. Те же беры сильны, но их мощей не хватит, чтобы тягаться с орками. А на притирку с ликанами уйдут годы труда. Ко всему прочему, я не могу, как дракониды, смешивать расы между собой, изначальные народы просто не способны рожать полукровок.
        Само собой, от этих размышлений настроение мое быстро скатилось.
        С высоты нужный нам проход казался небольшим, но мы потратили целых четыре часа, чтобы добраться до выхода в долину. И здесь меня ждал небольшой сюрприз.
        Дорогу перекрывала каменная плита высотой в два человеческих роста. Наверху болталась деревянная платформа, прикрепленная к блочной системе толстых цепей. Предполагаемый штурм долин стал еще более затруднительным. Защитники могли убрать подъемник за пару минут, и тогда нападавшим пришлось бы туго - сверху можно безбоязненно поливать врага хоть кипятком, хоть маслом. Отсутствие ворот позволит сдержать войска, пока из долины подтянется подкрепление или, наоборот, закончится эвакуация жителей.
        Жрать в ущелье совершенно нечего, лестницу тоже придется тащить с собой. Конечно, маги пробиться смогут, хотя, подозреваю, этот момент также предусмотрен. Внимательно осмотревшись, я заметил еще одну важную деталь - по бокам от стены имелись небольшие рукотворные щели, явно бойницы. Таким образом, атакующим придется не только торчать под стеной, но и умирать от стрелков, которые безнаказанно станут расстреливать противника, пока тот ничего не может сделать.
        Кроилла задрала голову и выкрикнула что-то на орочьем наречии. Звучало это довольно странно, я понимал, что она выговаривает слова, однако ухо все равно ловило лишь рычание. Подумалось, что оркам можно было бы в каком-нибудь грайндкоре петь - нихрена не понятно, но орет громко и похоже на гроулинг.
        Долго ответа нам ждать не пришлось. Из-за края мелькнули мускулистые руки, механизм подъемника заскрипел и затрясся. Платформа свободно полетела вниз, но замерла, натянув цепи сантиметрах в пяти от земли.
        - Идем, - потирая горло, сказала орчанка и первой ступила на подъемник.
        Последовав за ней, я расставил ноги на ширину плеч, чтобы сохранять равновесие. Однако цепи захрустели, подтягиваясь, и ход оказался неожиданно очень плавным. Нас даже ни разу не тряхнуло, пока механизм поднимал нас наверх.
        Опасался ли я мести со стороны бывшей рабыни? Нисколько. В открытом бою орки мне не ровня, и даже рядом не стояли. Кроме того, в случае необходимости я могу выжигать их долины, просто заливая их огнем до небес - Камор показал, что способности у меня куда как мощнее, чем я сам ожидал. Да и причин у Кроиллы мне мстить не было на самом деле - ее солдаты не принадлежали к ее семье.
        Как и остальные подобные команды, их составляли в основном из отщепенцев, которых не жалко потерять, так что, кроме духа товарищества и назначенного вождем командира, никаких взаимоотношений между ними не имелось. Что, собственно, не удивляло - я бы тоже не стал позволять одному клану обзаводиться такой зондеркомандой, это опасно для самой власти.
        Наконец, мы достигли верха, и орчанка первой перешла на стену. Защитников по-прежнему видно не было, зато взору открылся проход, ведущий внутрь скалы. Не нужно иметь много ума, чтобы понять - коридор тоже просматривается, и потенциальный враг потеряет часть людей, прорываясь через него.
        Можно было бы спрыгнуть прямо со стены, преграждающей проход в долину. Только высота по эту сторону еще больше. Полагаю, даже сами каменные орки, обладающие невероятно крепким скелетом, при падении переломают себе все кости. А с открытыми переломами обеих ног далеко не убежишь.
        Справа кто-то зарычал по-орочьи, и Кроилла ответила на своем наречии. Я не вмешивался, все равно нихрена не понимаю. Но огненный щит вокруг тела все же создал - мало ли что, мало ли кто. А так у меня появится пара секунд, чтобы начать контратаку.
        Сквозь щели в стенах коридора проглядывали лучи солнца, но все равно уверен, что у каждой бойницы сейчас разместился боец с копьем достаточной длины, чтобы достать до противоположной стены. С учетом того, что эти бойницы располагались в шахматном порядке исключалась вероятность мешаться друг с другом, заодно увеличивая возможный максимум привлеченных к обороне воинов.
        Брать подобные крепости штурмом без магии - однозначное самоубийство.
        - О чем вы говорили? - негромко уточнил я, пока мы шагали вперед.
        Орчанка обернулась ко мне через плечо. На ее шее все еще краснел натертый след от ошейника, но уже через пару часов от него и памяти не останется, регенерация у орков достойная.
        - Цель твоего визита, - ответила она.
        - И что ты сказала?
        - Правду, дьявол, - пожала плечами Кроилла. - Что ты явился требовать поединка с вождями.
        Глава 16
        Сперва я решил, что это такой извращенный способ мести за унижение рабским ошейником. Но, подумав, понял, что Кроилла нашла кратчайший путь, как объяснить вождям, где их место и кому они обязаны жизнью. Действительно, зачем вести переговоры, когда я могу их переломать и заставить исполнять мою волю? Ор’рамм ведь предлагал то же самое для определения титула Верховного Вождя.
        А потому шел дальше уже более спокойным. Кроилла шагала впереди, закрывая часть обзора, но вскоре мы уже выбрались на открытое пространство.
        Лес в долине издалека казался очень густым и труднопроходимым, но вблизи выяснилось, что это не так. Еще одно доказательство, что над территорией трудился разумный: растущие в ровном шахматном порядке толстые и высокие деревья сцеплялись кронами в шести-семи метрах от земли. Густая трава поднималась до колена, однако среди зелени хватало выложенных мелким камнем тропинок. Чуть заброшенный парк, а не дикие заросли, и я очень сомневаюсь, что посадками занимались орки, уж больно не вяжутся у меня воинственные бугаи с мирным сельским хозяйством.
        За этими зарослями из земли поднимался каменный городок. Между домами в два этажа имелись небольшие сады фруктовых деревьев, каждая улица - со своими плодами. Вместо ожидаемого хаоса застройка велась по четкому плану, что еще раз намекало на захват территории.
        Жители казались лишним элементом, слишком грубые и грязные для местных красот. Не покидало ощущение, что орки здесь совершенно чужаки в той же степени, что и я сам. А вот гноллы, латающие щели зданий и укладывающие ровные плиты в мостовой, чужеродными не воспринимались.
        На нас обращали не больше внимания, чем на любых прохожих. Казалось, явление дьявола в долину настолько непримечательно, что не стоит даже запоминания.
        При этом я постоянно ощущал себя невидимкой - по улицам то и дело проносились повозки, запряженные местным аналогом горных козлов, и приходилось освобождать им путь, так как тормозить они явно не собирались.
        Животные обладали густой шерстью, свисающей грязными сосульками до земли. Рогатые головы украшало тавро на лбу - то ли метка хозяина, то ли обозначение маршрута. Эти козлы постоянно жевали траву из подвязанных к морде кожаных мешочков. В качестве возниц имелись исключительно гноллы, орки вообще не обращали на гастарбайтеров внимания.
        В воздухе витал запах зелени вперемешку со свежими фруктами. Плоды валялись на траве, давились копытами животных, лопались под ногами прохожих. Как обычно и бывает в плодородных краях, жрать эти груши, вишни и яблоки никто не стремился, их просто не воспринимали за пищу.
        Каменный меч, замеченный мной на плато, отсюда торчал лишь самым кончиком - крыши и деревья перекрывали обзор. Однако, стоило нам приблизиться, мне пришлось задрать голову, чтобы разглядеть верхушку монолитной стелы. Конечно, время немного повредило статую, появились мелкие сколы и трещинки на лезвии, но все равно масштаб внушал уважение.
        - Это ведь не орки построили, - негромко произнес я, опуская взгляд к рукояти.
        - С чего ты так решил? - оглянулась на меня Кроилла. - Это символ нашей силы и мощи! Он здесь стоит испокон веков! Это одно из доказательств истинного величия предков!
        - У твоих предков действительно было только три пальца? - хмыкнул я, указывая на руку, держащую оружие.
        Кисть была полной, то есть все пальцы на месте, и последнюю пару не занесло землей. А вот на рукояти сомкнулись именно три, причем суставов на них имелось больше обычного. Конечно, можно списать на волю скульптора, всем известно выражение «я художник, я так вижу», но слабо верится, что при работе над подобным проектом кто-то допустил бы дебила до исполнения. Нет, такие постройки имеют слишком большое значение для ставящего их народа. Родина-Мать - это олицетворение силы и духа, созданное для демонстрации истинного величия всем остальным народам. Скульптор, осмелившийся внести свое художественное видение, всю жизнь бы за это мерз где-нибудь в районе Магадана. А здесь мир куда жестче и суровей, за попрание ценностей на кол посадят, и это еще если очень повезет.
        Однако Кроилла развеяла мои сомнения:
        - Мы - орки, - решительно заявила она, - победили народ, который поставил здесь этот меч. Вот о чем я говорю!
        Ну да, так я и поверил. То-то моя наблюдательность настолько ее взбесила. Напоминание о победе, ага.
        - Иди за мной, - заметив скепсис на моем лице, недовольно рыкнула она.
        И гордо тряхнув хвостом светлых волос, широкими шагами пошла прочь. Глядя ей вслед, я усмехнулся, но все же пошел, не забывая смотреть по сторонам.
        Похоже, старики говорили правду: я еще ни разу не встретил свободно гуляющего гнолла, все трудятся, не разгибая спин. Их взгляды безрадостны и полны смирения. Конечно, не самое лучшее настроение для будущих революционеров, но они ведь еще не знают, что счастливая жизнь почти упала им в руки.
        А вот орки чувствуют себя в городе очень вольготно. Мы миновали пару харчевен, откуда доносились хохот и пьяные крики. В приоткрытую дверь я заметил прислугу из гноллов, а орки бросали в них обглоданные кости, соревнуясь в меткости. Запахи алкоголя и крепкого пота затмевали даже аромат еды, если бы я вошел внутрь, пришлось бы дышать ртом, чтобы не задохнуться.
        Чувствовал ли я в этом несправедливость? Да нет, ни капли. Победители имеют полное право резать и насиловать, издеваться над побежденными. Меня их взаимоотношения не касаются, да и на месте орков вряд ли бы сам поступал иначе. Однако я дал слово тем старикам, и его придется сдержать.
        А кроме того, нет лучше способа устроить революцию, чем поднять восстание слабых и обездоленных.
        Улыбка сама возникла на моем лице. Даже хорошо, что у гноллов такое низкое социальное положение, мне будет легче заставить их резать своих хозяев.

* * *
        ЗЕСТОЛГОЙ, ПОКОИ РОДА МАКСАЛИС. КОРН, ГЕРОЙ ТАЛЫ.
        Некромант отложил переговорное зеркало и довольно хмыкнул. Удивительно, как легко добыть информацию, когда твое золото открывает любые двери.
        Главное условие - имперцы не должны копать под орков, со всем остальным никаких проблем никогда не возникало. Зестолгой давно прогнулся перед драконидами в обмен на иллюзию самостоятельности. Это удобно для обеих сторон, Империи не нужно вмешиваться во внутренние дела этой части континента, а орки сохраняют облик сильного и независимого народа.
        Доносчиков у кланов по эту сторону границы всегда хватало, порой можно было купить целый род диких, берут они недорого, а работу исполняют старательно. Но сейчас вообще происходило невероятное - сотня золотых имперских монет только за то, чтобы соглядатай заметил дьявола, творила чудеса. Сообщения сыпались одно за другим, и если бы перед Героем Талы лежала карта, он мог бы уже прочертить весь путь противника с момента, как тот оказался у подъемника.
        - Нам бы в Империю таких жадных доносчиков, - посмеивался Корн, потягивая чашку койи.
        А ведь это вполне осуществимо. Конечно, свои наблюдатели имеются у каждого клана, даже у маленьких. Но заставить целую расу собирать сведения… Мысленно перебирая народы Империи, Герой Талы размышлял, кто бы лучше всего подошел на эту роль. Люди, к сожалению, отпадали, их больше, чем остальных, их век недолог, а верность похожа на флюгер, меняется с каждым новым дуновением ветра.
        Большинство в клане Максалис живут гораздо дольше, и уже привыкли мыслить иначе, чем простые смертные. Некромант не обольщался на этот счет, его род никогда ни на что не реагировал стремительно и быстро. Любой план обязательно продумывали до мелочей, подбирая контрмеры для каждого возможного препятствия.
        Дракониды сообразили раньше остальных и сделали ставку на полукровок, заняв крайне выгодную нишу. Однако повторить успех будет сложно, ведь других кандидатов на роль доносчиков подобрать просто неоткуда.
        Корн отставил пустую чашку на стол и хмыкнул, разглядывая оставшиеся на дне обломки листьев. А ведь Великий Поход может открыть новые перспективы! Допустим, род Максалис подчинит себе какое-то племя дикарей, затем заставит их переселиться на территорию Империи, и уже на ней… Может быть, еще один вариант: разделить правящие семьи со своими наследниками, чтобы гордые дикие не смели перечить воле великого клана.
        Выбросив из головы слежку за архидьяволом, Корн взял лист бумаги с пером и принялся за работу. Любое дело начинается с четкого плана, и именно им некромант собирался заняться. А Герой Асмодея никуда не денется, за ним постоянно следят.
        Через час Корн подбросил смятую бумагу в воздух, и та рассыпалась в пепел. Некромант накинул на плечи походный плащ и собрал сумку с припасами. Оставаться в Зестолгое больше не было нужды - о делах архидьявола ему все равно доложат, а начать выстраивать взаимоотношения с гидарами нужно именно сейчас - пока они еще не присоединились к Великому Походу ни на одной из сторон, требуется купить их верность.
        Разумеется, часть шакалов откажется, но для них у Героя Талы найдется иная работа. Армия нежити из воздуха не призывается. Пару поселений можно спокойно пустить под нож, и тогда остальная раса окажется перед простым выбором - подчиниться роду Максалис или сгинуть.
        Довольный собой, Корн покинул комнаты и направился к выходу.

* * *
        ДОЛИНА МЕЧА, ТЕРРИТОРИЯ ОРКОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        - Ха, не ожидал, что ты еще жива, Кроилла! - вошедший в комнату орк едва не задевал потолок головой.
        Татуировка, такая же, как и на плече моей спутницы, у него была выбита на широкой груди. Густая черная борода заплетена в три равных косички, отчего лицо кажется вытянутым по форме. Выглядело бы забавно, если бы не выступающие челюсть и надбровные дуги. Из-за строения черепа создавалось впечатление, будто лидер клана настроен агрессивно, впрочем, мужчины среди орков вообще мирными не казались.
        Широкие плечи, какие я бы даже обхватить не смог, внушительные мышцы по всему торсу смахивают на анатомическую броню. Такое мясо не всякий тесак возьмет. Однако возраст уже давал о себе знать, торчащие изо рта клыки пожелтели и затупились. Цвет кожи отличался от окраса моей бывшей рабыни, стал светлее и теперь еще больше напоминал камень.
        - Духи защитили, - вместо приветствия огрызнулась Кроилла, опускаясь на колени в углу.
        Обстановка внутри кланового дома сильно отличалась от привычной мне. Вместо стульев - плетеные циновки, единственный стол в комнате - низкий, как раз чтобы сидеть за ним, не используя стульев. Вместо внутренних дверей - шелковые полупрозрачные занавески, свободно раскачиваемые легким ветерком, залетающим с улицы. При этом в доме имелось какое-то отопление - я не видел систем обогрева, однако температура в помещении сохранялась градусах на двадцати пяти. Конечно, дело могло быть в артефактах, орки, похоже, могли их себе позволить, вот только после всего увиденного я бы поставил на наследие от сгинувшей расы строителей.
        - Герой Асмодея, - чуть приподняв верхнюю губу, протянул орк. - Меня зовут Кхалих, я глава этого рода. Слышал, ты хочешь бросить вызов вождям. Вот только с чего ты взял, что мы примем его от чужака? Для нас ты никто, и даже в случае победы ты не сможешь диктовать нам свою волю. Ты не орк, и этим все сказано!
        Наверное, он рассчитывал, что эти слова должны меня разозлить, на худой конец, заставить нервничать. Но я остался спокоен.
        - Ор’рамм уже согласился на такой вызов. Он - ваш глава, и его слово для вашего народа закон. Или ты хочешь сказать, что ваш лидер посчитал возможным решить в бою, кто достоин вести орков в Великий Поход, а вы меня достойным не считаете? Выходит, вы оспариваете мое право, которое уже подтвердил Ор’рамм.
        Видя сомнения на его лице, я продолжил:
        - Объясню проще. Избрав Ор’рамма верховным вождем орков, вы согласились ему подчиняться. Однако если вы оспариваете его решение, это мятеж, измена, предательство. Но что важнее, это бесчестие.
        Глаза главы рода вспыхнули гневом, он сжал кулаки.
        - Ты смеешь оскорблять меня в моем же доме, рогатая тварь?! - взревел Кхалих, переходя на такой мощный рык, что, кажется, стены затряслись от низких частот.
        - Это твои слова, вождь, - разведя руками, ровным тоном сообщил я.
        Он прищурился, нащупывая на поясе короткий меч из небесного металла. Его взгляд не сходил с моего лица, опытный воин явно отслеживал момент, когда я начну драку. Но стоило его пальцам сомкнуться на рукояти, вождь расслабился и засмеялся.
        - А ты хорош! Не боишься совсем. Что ж, да будет так! Вожди выйдут с тобой на битву, чтобы смыть этот позор кровью.
        Я чуть приподнял уголки губ, изображая вежливую улыбку.
        - В любое время и в любом месте, - ответил, слегка наклонив голову.
        Он кивнул и, отцепив меч от пояса, уселся на циновку напротив меня. Сложив пудовые кулаки на столешницу, Кхалих бросил на Кроиллу строгий взгляд.
        - Женщина, принеси нам мяса и вина.
        Орчанка поднялась на ноги и вышла из комнаты.
        - А теперь поговорим серьезно, Герой Асмодея, - окончательно утратив весь напускной гнев, негромко произнес он. - То, что ты хочешь возглавить Великий Поход, конечно, интересно. Дьяволы уже очень давно не выступали с нами плечом к плечу. А еще до меня дошли слухи, что вы уже подчинили себе три изначальные расы.
        Я молчал, глядя на переносицу собеседника. В отличие от остальных, он совершенно не боялся смотреть мне в глаза, и я не мог понять - это глупость или же намеренный план. За нами определенно следят его орки, и в случае попытки наложить на вождя очарование, они бросятся в бой. Разумеется, проиграют, однако Кроилла не зря вела меня через весь город, наматывая круги по улицам, когда можно было пройти напрямик.
        Стоит мне начать драку, напасть хотя бы на одного орка, и союзу со всем народом придет конец. Ор’рамм просто не сможет успокоить требующих мести воинов. Все это лежит на поверхности, и потому не стоит даже дергаться. Одно дело - поединок, по правилам и в соответствии с традициями, когда я демонстрирую своим согласием уважение к оркам. И другое дело - резня на истребление, когда о чести и достоинстве речи не идет. Неразумный псих, выпускающий кишки всем вокруг за косой взгляд в свою сторону, не годится ни в лидеры, ни тем более в союзники.
        Выходит, что еще от самого ущелья вожди готовились к встрече со мной. Все эти недомолвки, отсутствие страха перед очарованием, и даже попытка спровоцировать конфликт - часть проверки. И, полагаю, если бы я ее не прошел, никто бы не предлагал мне выпить и закусить.
        Видя, что я никак не реагирую на его слова, Кхалих хмыкнул.
        - Наши земли всегда подчинялись сильному, Герой Асмодея, - произнес он, медленно выговаривая слова. - До сих пор были только два народа, признанных остальными, кто мог бы начать Великий Поход. Теперь ты создал проблему со своими дьяволами. Третья сила может быть опасна, устоявшийся мир окажется нарушен. Что ты будешь делать, чтобы мы не перерезали друг другу глотки?
        Я спокойно пожал плечами.
        - Так или иначе, без единой власти изначальные народы ожидает лишь одна участь - Империя раздавит всех поодиночке. Уже сейчас для продолжения своего жалкого существования изначальные народы вынуждены торговать собственным населением, чтобы прокормиться. Печально видеть, как исчезают знания и навыки предков, как зарастают сорняками некогда величественные города и поселения. Орки сильны, и торрены - тоже, но дьяволы - единственные, кто не был втянут в столетия взаимной ненависти и кровавой резни. Только мы можем встать над другими народами, потому что только мы, дьяволы, можем судить беспристрастно.
        Он внимательно меня слушал, даже не пошевелился, пока я говорил.
        - Все, кто встанут под мою руку, - продолжил свой рассказ я, больше для тех, кто нас сейчас подслушает, чем для самого вождя, - будут подчиняться одним и тем же законам и станут равны друг перед другом в правах. Таким образом, ни один народ не исчезнет, растворившись в небытие. А объединенная мощь изначальных племен станет ключом к тому, чтобы уничтожить Империю и всех, кто с ней заодно.
        Пожалуй, стоит заучить всю эту речь, записать ее и придумать способ, как распространить среди диких племен. Чем сотни раз повторять одно и то же каждой мелкой шишке на местах, лучше донести эту мысль до как можно большего числа разумных, а потом задавать всего один вопрос: вы подчиняетесь или умираете?
        Кхалих кивнул, словно подтверждая, что услышал меня. Однако то, что меня выслушали, совершенно не означает, что со мной согласны.
        - Бой будет завтра на рассвете, а пока будь моим гостем, Герой Асмодея, - раскинув похожие на стволы дубов руки, заявил Кхалих. - Вино, женщины, еда - все, что ты пожелаешь!
        Я чуть склонил голову, выражая благодарность.
        - От вина и еды отказываться не стану, а женщина у меня уже есть, - заявил я, спокойно глядя в глаза вождю. - После победы над ее отрядом Кроилла принадлежит мне.
        - Взять добычу в бою - славное дело, - кивнул вождь и тут же хлопнул в свои гигантские ладоши. - Но не спеши отказываться, сперва взгляни на моих красавиц. Эй, там, приведите сюда моих рабынь и жен! В нашем роду сегодня праздник - своим присутствием нас почтил сам Герой Асмодея!..
        Практически сразу зашуршали занавески. Гноллы втащили в комнату заваленное горячим и остро пахнущим мясом серебряное блюдо величиной во всю столешницу. По краям, как раз где предполагалось сидеть нам с вождем, лежали серебряные палочки. Еще несколько комплектов покоились в специальных углублениях на правой и левой стороне блюда.
        Стоило гноллам выскользнуть, в комнату прошли, бряцая браслетами на лодыжках, женщины в коротких черных юбках, с повязками вокруг груди и в ошейниках, у меня от разнообразия аж в глазах зарябило. Кажется, я еще не видел такого ассортимента разом.
        Последними появились орчанки в очень красивых и идущих к их внешности нарядах, чем-то неуловимо напоминающее ультра короткое куротомэсодэ. Наверное, не увлекайся я аниме в свое время, ни за что бы не понял намека - эти орчанки, все как на подбор красивые и молодые, жены Кхалиха.
        Кроилла вошла в комнату последней, и на ней, как и на женах, тоже было нечто похожее на кимоно, но без каких-либо узоров. Красная шелковая ткань, едва прикрывающая половые признаки, дополняла серую кожу орчанки, концентрируя все внимание именно на недоступных взгляду частях.
        Весь этот цветник издавал свои звуки, что-то делал. Я не мог уследить за их передвижениями, а через минуту в комнате заиграла музыка - струнные инструменты в руках жен запели негромко, но мелодия оказалась приятной. Чуть прикрыв глаза, я наблюдал за плавными движениями музыкантов и чувствовал, как постепенно расслабляются мышцы, повинуясь звучащей песне.
        - Вот о чем я говорю! - заметив мою реакцию, засмеялся Кхалих. - Где еще отдыхать душой, как не в своем доме, дьявол? Поэтому настоящий вождь должен иметь много жен - чем сильнее воин, тем больше ему требуется женщин, чтобы потешить душу и тело.
        Я кивнул, принимая наполненный кубок из рук рабыни. Мелкая чешуя покрывала обнаженные участки тела, а ярко-желтые глаза с огромными зрачками неуловимо наводили на мысли о рыбе, однако я лишь отметил, что этот народ мне совершенно неизвестен. Велика Колыбель, и много в ней всяких рас обитает. И с каждой придется вести диалог.
        Мелодия плавно сменилась, перейдя на более высокий темп. Взыграл в руках жена Кхалиха широкий бубен, обтянутый коричневой кожей. Одна за другой орчанки присоединялись к солистке, и музыка вновь увлекла меня на своих волнах. Казалось, эти орчанки зачаровывают меня не хуже, чем я сам околдовываю окружающих. При этом я понимал, что все дело в самой музыке, я так давно ее не слышал, что теперь даже эта, довольно грубая и примитивная песня, цепляла за душу.
        Приятное вино лилось в чаши, горячее мясо обжигало пальцы. Рабыни танцевали под сопровождение жен. И только мы с Кхалихом сидели за столом - ничего не говоря друг другу, просто наслаждаясь.
        Когда за окном начались сумерки, музыка стала еще оживленнее. Ко мне подходили то одна, то другая. Меня гладили по плечам, спине, кто-то умело массировал шею. К моменту, когда солнце окончательно погасло, я оказался на мягкой шкуре в компании троих рабынь и Кроиллы. Пир еще продолжался, я слышал, как играют за стеной. И это приятное слуху забытое чувство позволило совершенно по-новому познавать местных женщин до самого утра.
        А на рассвете за мной пришли. Выбравшись из-под устало сопящих женских тел, я вышел наружу. Впереди были бои за право возглавить орков.
        Глава 17
        Мне подали серебряный таз с ледяной водой, и я с удовольствием умылся, щедро плеская обжигающую холодом влагу в лицо. Натягивать всю одежду я не стал, она отозвана в домен, а вот штаны с сапогами все же надел, так что теперь струйки стекали по моему обнаженному торсу.
        Кхалих одобрительно глядел, как я сложен. Одна из рабынь подала мне полотенце, откровенно любуясь моими мышцами. Конечно, по сравнению с тем же вождем я выгляжу достаточно мелким, однако возвышаюсь над красоткой в ошейнике на две головы, а в ширину превосхожу ее в полтора раза. К тому же на орков она здесь явно насмотрелась, а мои рога с хвостом и красная кожа для рабыни пока что в диковинку.
        Ничего, подумал, отдавая полотенце, потом спящие в выделенной мне комнате женщины обязательно поделятся с ней подробностями. В грязь лицом я не ударил, так что слава дурного любовника мне точно не грозит, а восхваления я как-нибудь переживу.
        - Я давно не отдыхал настолько хорошо. Благодарю тебя, Кхалих, - обозначил кивок я.
        Орк яростно почесал грудь. Крепкие темные когти только что искры не высекали из кожи - звук резал слух, будто водят камнем по металлу. Стоящая рядом с ним жена протянула супругу кружку с каким-то хмельным напитком - я отсюда слышал сладкий запах брожения.
        - Духи покинули бы мой род, позволь я воину выйти на бой, не дав как следует расслабиться и набраться сил, - заявил он, залпом осушив напиток. - Тебе предстоит битва с двенадцатью вождями, Герой Асмодея, в ней не было бы чести, если бы ты не перевел дух, как полагается настоящему воину.
        Кивнув, я последовал за махнувшим мне вождем. Дорога предстояла не такая уж и дальняя - вчера Кроилла водила меня по городу, давая всем желающим изучить возможного противника, но реально тут минут десять неспешным шагом до центра.
        По пути Кхалих принялся пояснять, что же конкретно меня ждет. Орк был благодушен и настроен достаточно весело, кажется, его это больше забавляет, и он совсем не беспокоится о предстоящем бое и его последствиях. Видимо, для себя вождь все уже решил и просто хочет насладиться мордобоем.
        Вокруг меча к нашему прибытию собралась огромная толпа орков. В отличие от вчерашнего, дня теперь все глаза были направлены только на меня.
        После рассказа о правилах я так и не стал одеваться полностью. На мне по-прежнему оставались только штаны да сапоги. Даже наручи пришлось снять, однако традиции нужно уважать, так я завоюю больше репутации в глазах орков.
        А вот зрители явились во всеоружии. Поднимающееся над долиной солнце играло на многочисленных лезвиях, создавая впечатление, будто светится сама площадь. И без того примечательный, небесный металл под рассветными лучами выглядел настоящим чудом - ярким и радостным.
        Двенадцать боев - это очень долго. К тому же применение навыков не запрещено, а значит, каждый может повысить выносливость, превращая короткую схватку в затяжное противостояние. Само собой, вся внешняя магия, к которой привык я, под запретом.
        Кхалих объяснил условия боев: схватка продолжается, пока один из участников не сдастся, либо не окажется без сознания. При этом допускается все, кроме намеренного нанесения увечий - то есть выкалывать глаза или вырывать зубами куски плоти нельзя. В остальном ограничений не было - хоть руки ломай, хоть по яйцам бей, никто и слова не скажет. Естественно, оружие тоже запрещено.
        В целом, это бой на красоту и престиж. Можешь вырубить врага с одного хука - честь тебе и хвала, но провести схватку красиво, демонстрируя умение - куда предпочтительнее.
        Кхалих хлопнул меня по плечу, едва мы вышли на середину площадки перед статуей меча. Оставив меня в одиночестве, сам вождь направился к коллегам.
        Одиннадцать орков разного возраста ждали его приближения, бросая на меня внимательные взгляды. Я тоже не отказывал себе в этом удовольствии, пытаясь по внешнему виду определить, чего от них можно ждать.
        Вожди, напомнил себе, имеют постоянный доступ к зельям, так что уровень их оперирования боевыми навыками наверняка просто запредельный. Это еще один повод набить им морды: если они самые сильные у орков, то, одолев их, я докажу, что сильнее всех, кто стоит ниже глав кланов. После этого останется только уработать Ор’рамма, чтобы заткнуть глотки всем недовольным и несогласным. Традиции - славная штука, и в случае победы никто не будет иметь права оспорить мое слово.
        Когда Кроилла только привела меня в город, все орки казались мне на одно лицо. Теперь же я видел, насколько они разные. И дело не только в габаритах, стоит запомнить одну деталь на морде, и ты уже не перепутаешь их. Запоминать племенные татуировки смысла нет - это знаки клана, рода, семьи.
        На постамент легко запрыгнул один из вождей в белых свободных шароварах. Приложив руки ко рту рупором, он легко перекричал гомон толпы, заставив всех пришедших взглянуть на развлечение, замереть и заткнуться.
        - Слушайте меня, орки! - подал голос он. - Мы собрались, чтобы ответить на вызов вождя дьяволов, Героя Асмодея! Все вы знаете, только вождь может бросить вызов вождю. Поэтому сегодня мы будем отстаивать честь своего народа!
        Говорящий взял паузу, а орки на площади затопали ногами в едином ритме. Земля от этого слегка вздрогнула. К счастью, продолжать никто не стал, так что близлежащие дома не развалились от такой сейсмической активности.
        - Глава клана дьяволов хочет вести нас в Великий Поход, - продолжил вождь.
        - Но мы орки! Мы не можем признать право какого-то пришлого слабака командовать нами! Наш Верховный Вождь обязан быть сильным, ловким и выносливым, если хочет иметь право вести нас в бой. Верно я говорю, орки?!
        Дружный рев нескольких тысяч рыл ответил ему. Не знаю, как это звучит со стороны, однако я почувствовал себя кроликом в клетке, окруженной львиным прайдом. Чуть напрягая мышцы, вернул контроль над эмоциями.
        - Какого хрена, Райс? - мысленно зашипел я. - Лучше момента, чтобы высунуться, не нашел?
        Естественно, как обычно, нищий пацан ничего мне не ответил. Я лишь почувствовал, что он в очередной раз спрятался куда-то на задворки сознания. Вот уж действительно, разочарование.
        - Очередность выберет случай, - прокричал меж тем орк на постаменте. - Нас двенадцать, дьявол всего один, потому бои будут идти с перерывом.
        Нет, ну такими темпами я их за день не перебью. Нужно дождаться, когда он закончит, и предложить другие условия. Даже хорошо, что они сами предлагают растягивать бой, так мое преимущество после победы станет очевидным. Однако прежде чем выдвигать предложения, я обязан дать им сказать все, что хотят, иначе будет неуважительно по отношению к главам.
        Вождь распинался еще минут пять, напоминая всем, откуда пошел обычай поединков, повторно рассказал об установленных правилах. Но последней фразой, признаться, ему удалось меня удивить:
        - Любой, кто вмешается в бой вождей, будет казнен! - объявил он и спрыгнул со своего места.
        Видимо, прецеденты бывали. Что не особенно удивляет, если подумать. Хорошая драка для орка - как праздник, так что неудивительно, что порой кто-то может сорваться и влезть.
        Дождавшись, когда вожди соберутся кучкой, решая, кто пойдет под каким номером, я пересек отделяющее меня от меча пространство и спокойно взобрался на постамент. Гул толпы возвысился, орки одобрительно гремели оружием по доспехам, топали ногами и вскидывали кулаки.
        Держась одной рукой за основание меча, я оглядел толпу и, набрав воздуха в легкие, рявкнул:
        - Тихо!
        Вождь, игравший роль вестника, недовольно покосился в мою сторону. Остальные тоже оторвались от жеребьевки. Лишь Кхалих улыбался, предчувствуя нечто интересное. Впрочем, думаю, он уже понял, что я скажу. Да и в целом весь этот фарс с правом командовать - всего лишь показуха, вожди уже приняли решение. Зря, что ли, им передавали каждое мое слово на встрече с главой клана Кроиллы?
        - Орки, я - Герой Асмодея, архидьявол Дим! - представился я, чуть склонив голову и глядя поверх собравшихся серокожих вояк. - Будет ли честно, если Герой умолчит о своей силе и выйдет на поединок с простым воином, пусть тот и стал вождем и лидером рода?
        - Нет! - хором взревели орки, как я и ожидал.
        Приподняв руку, чтобы все затихли, я продолжил.
        - Тогда, чтобы не было урона ничьей чести, я сообщаю, что уже убил троих Героев, и чтобы бой был равен, всем вождям нужно выйти против меня разом. Я вызвал ваших глав на поединок? Да! Я мог бы умолчать о своей силе, и тогда в моей победе не было бы чести. Но сейчас я стою перед вами и вижу храбрых бойцов, не боящихся трудностей и смерти. Вы достойны уважения, а ваши сильные и смелые вожди достойны его еще больше, ведь именно им вести вас в бои за добычей и славой!
        Выждав еще немного, пока собравшиеся закончат орать в ответ, я улыбнулся.
        - А потому я не стану врать: шансы будут равны только в том случае, если все вожди согласны выйти против меня одновременно. Я заявляю, что если они меня одолеют, никакого урона чести для них не будет.
        И чтобы закончить представление, я обернулся к улыбающемуся Кхалиху.
        - Что скажут вожди великих орков? Согласны они драться с Героем Асмодея на таком условии?
        Вместо ответа один из лидеров растолкал коллег широкими плечами и, глядя мне в лицо, заявил:
        - Да начнется поединок!
        Они встали полукругом напротив меня. Площадка для нас была выделена достаточно небольшая - примерно двадцать квадратов, так что мы стояли, можно сказать, вплотную.
        Замершая и затихшая толпа за нашими спинами дополнительно была отделена спешно воткнутыми в землю символическими заборчиками из жердей. Вязали их на совесть, хотя и не очень аккуратно. Конечно, если любой из нас вылетит за предел круга, эта преграда будет сломана к чертям, однако важен сам факт ограничения - оно не столько для нас, сколько для напирающих зрителей.
        Расслабившись, я смотрел в центр, вожди приняли разные стойки и замерли на несколько секунд. Возможно, будь у меня опыт боевых искусств, смог бы сейчас распознать стили или еще какие-то частности, но для меня они просто выглядели группой здоровых мужиков, готовых к драке на кулаках.
        А потом началось.
        Я ожидал, что с самого старта боя вожди начнут применять какие-то усиливающие навыки, и мне сразу же придется очень туго. Но когда они на самом деле применили первый, было ясно, что я совершенно зря беспокоился.
        - Крепость! - хором рявкнули противники, и их серые тела окутало золотое свечение.
        А вот дальше каждый пошел по своему пути. Однако при активации они выкрикивали название техники, будто мы оказались в аниме, где без этого никакой навык не сработает. А если орешь громче - то и подействует сильнее. Конечно, было немного забавно и сюрреалистично, но я все же сумел сдержать улыбку.
        Но, как говорил Коцит, если хочешь напасть незаметно - не ори. Так что выслушивая разные названия боевых навыков, я не сразу понял, что кричат вожди не только для зрелищности, но и для меня. Теперь, в принципе, можно догадаться, чего ждать от каждого участника схватки.
        Усмехнувшись, я решил подыграть им и, чуть согнув ноги, прикрыл левой рукой лицо, а правую отвел вперед.
        - Дьявольская сила! - осведомил я окружающих, выплескивая капли маны поверх кожи, чтобы создался визуальный эффект алого сияния. - Дьявольская ловкость! - новая вспышка. - Дьявольская стойкость!
        Такого никто не ожидал, само собой, и орки, собравшиеся на шоу, ревели от удовольствия. Ну да, вожди тоже немного удивились - Кроилла ведь донесла, что пользоваться такой силой я не умею, и не учился ни разу, пока она была рядом.
        А потом мне стало не до них, так как орки рванули вперед одновременно, умудряясь двигаться слаженно и не путаться под ногами друг друга. Неудивительно, уж с их-то опытом сражений наверняка каждый заранее знает следующие пять ходов стоящего рядом бойца.
        Первый прямой удар кулаком я не стал отбивать, только отвел в сторону, рассчитывая контратаковать. И тут же понял, что совершил ошибку - руки у них длиннее, и подобраться нужно практически вплотную, чтобы достать до цели.
        Пришлось упасть на колени, пропуская чью-то босую ногу над головой. Этого нужно было наказать, и я ребром ладони засадил по сухожилию. Орк откатился в сторону, даже не пытаясь отыграться за осушенную конечность, а я едва не взвыл - навык «Каменная кожа» нужно было воспринимать серьезнее, всю руку отбил нахрен.
        Следующие несколько секунд превратились в сплошной аттракцион боли. Налетев толпой, орки, не жалея силы, наносили безостановочные на удары. Довершил слаженную комбинацию чей-то апперкот.
        Ощутив лопатками холодный камень, я подорвался на ноги и оказался практически вплотную к одному врагу. Обхватив его за торс, напряг все тело и, едва не лопнув от натуги, оторвал его от земли. Прогнувшись назад, завершил подсмотренный в реслинге прием, ударив противника головой о каменные плиты.
        Выгнуться мне не дали - напали с двух сторон, с силой нанося удары ногами по корпусу. Пришлось закрываться руками, рвать дистанцию и прыгать, как мартышка, помахивая хвостом.
        В голове на секунду пронеслись воспоминания о земной жизни, складываясь с годами унижений Райса. Упустив момент очередной атаки, я получил под дых и, выплюнув воздух и согнувшись, повис на руке орка.
        Я проиграю. Это осознание хлестнуло одновременно с прилетевшим в челюсть кулаком. Меня, как пушинку, перенесло через все отведенное под ринг поле и несколько раз перекрутило вокруг собственной оси.
        Рассчитывая на легкую победу, я расслабился, и теперь никто из орков не встанет на мою сторону. Меня сейчас изобьют, как ребенка, а я даже сделать ничего не смогу. Плакали мои планы по господству над миром…
        Очередной пинок подбросил меня в воздух, а там - в спину вонзился чей-то локоть. Кажется, хрустнул позвоночник, рассыпаясь на части. От боли едва язык не прикусил.
        - Все, - выдохнул я, и вместе с дыханием на плиты брызнуло кровью.
        Кто-то схватил меня за волосы, поднимая лицо выше.
        - Что, уже сдаешься, Герой? - радостно оскалившись, спросил вождь, объявлявший о правилах боя.
        - Теперь. Вам. Конец.
        Раздельно выдыхая слова вперемешку с кровью, я потянулся к сущности. К чему играть с ними? Зачем я вообще бегаю и пресмыкаюсь перед какими-то там орками? Чем они лучше тех ублюдков, оставивших меня на пустыре блевать кровью? Я должен их просить мне помочь? Нет. Хватит терпеть. Хватит прятаться. Хватит бояться. Я - архидьявол Дим, и я не знаю поражений. И если мне суждено сдохнуть, я покажу им всем, на что способен настоящий Герой Асмодея.
        Сила рванула по венам, заполняя каждую клетку тела. Я чувствовал, как атомы в моем организме перестраиваются, переходя во что-то новое, сжимаясь в некое другое состояние. Сломанные ребра с хрустом вставали на место и срастались, покрываясь укрепляющим веществом. Сбитая кожа уплотнялась, сдвигаемая миллиардами новых клеток из неизвестного мне материала.
        Тело обрело дополнительный вес, я почувствовал себя намного более тяжелым. Орки используют навыки, чтобы распределить сущность для временного усиления своих тел. Их ядро заточено на кратковременную работу, но я - другое дело. Мое тело постоянно генерирует заряд само, получает его от домена и собирает капли от Асмодея. Я впитываю энергию от солнца и вдыхаю ее с воздухом.
        Мне не нужно верить, что я стал сильнее, чтобы обрести мощь, равную богу. Эта энергия всегда вокруг меня, и все, что требуется для поддержания усиленной формы - наличие ядра с недостатком ресурса.
        Летящий в лицо кулак на глазах замедлялся, будто вождь стал сомневаться, что меня нужно бить. Я успел посмотреть ему в лицо, заметил крупную каплю пота на виске. Она текла так медленно, преодолевала расстояние в миллиметр несколько секунд.
        Кулак все приближался, а я чувствовал заполняющий мои внутренности холод. Будто все тепло, собранное в ядре, теперь утекало, как вода в слив. Сила уходила в тело, продолжая укреплять и укреплять. Я стал прочнее камня, перешагнул за крепость металла.
        Легкие загудели, наполняясь воздухом, и время вернуло свой бег.
        - Х-х! - выдохнул вождь, опускаясь на колени передо мной.
        Держа его кулак в своих пальцах, я медленно поднялся на ноги и взглянул на остальных участников боя. Пока этот шел меня добить, они времени даром не теряли - я вижу свечение аур, будто несколько мыльных пузырей разного цвета вокруг тел. Навыки, значит, обновили.
        - Орки! - закричал я, все еще удерживая в захвате кулак противника и обращаясь к толпе. - Мне можно начинать бой?!
        Толпа кровожадно взревела. Оно и понятно, им только что показали настоящее представление. Все вожди вышли против меня, и наблюдавшие за избиением рогатой твари орки получали неземное удовольствие. Они ощущали сопричастность, проникались радостью, когда по мне проходил самый сочный удар. И вот теперь им объявили, что шоу еще не закончилось.
        Воистину, пуля многое меняет в голове, даже если попадает в задницу. Не щадили бы меня вожди, и не дрались в полную силу, я бы никогда не додумался пойти другим путем. Я бы просто не вспомнил о своем преимуществе перед этими примитивными формами жизни. Они не виноваты, что одичали после Прибытия, не виноваты, что проиграли. Да, уже проиграли. Не появись среди изначальных народов Героев некто вроде меня, и все дикие племена окончательно бы растворились среди захватчиков.
        Однако я не тупой орк, я понимаю, откуда беру силы и что единственное ограничение - мое собственное воображение. Да, запас сущности, конечно, имеет значение, но я уже многого добился, и поддерживать постоянно свое нынешнее состояние для меня не проблема. Я-то знаю, что вся сущность сосредоточена в ядре, а оно не покидает мое тело, я просто навел в собственном хранилище порядок, расставив элементы питания по всему корпусу.
        - Теперь смотрите внимательно, - повышая голос, заявил я, отпуская поломанную кисть вождя. - Вот что могут последователи Асмодея!..
        Поставив ступню на грудь все еще сидящего передо мной на коленях орка, я оттолкнул его прочь, с наслаждением слыша громкий и такой сочный хруст костей. Остальные, как по сигналу, бросились на меня.
        Первый удар кулаком я вновь отвел предплечьем, но в этот раз сам двинулся навстречу, чтобы ударить раскрытой ладонью в живот. Силу я старался сдерживать, но из-за инерции самого вождя наша скорость сближения перешла все разумные пределы. Ладонь вошла на несколько сантиметров, продавив каменный пресс орка, будто пуховую подушку.
        На меня брызнуло кровью изо рта, и я отшвырнул врага в сторону забора.
        - Лечите его! - приказал я, тут же приседая, чтобы избежать удара сапогом по зубам.
        Мой кулак врезался в голеностоп, ступня пошла в сторону отдельно от остальной ноги.
        Толчок в грудь, и еще один вождь падает наземь.
        Со всех сторон ко мне стекался гул орущих орков. Они были довольны устроенным зрелищем. А я просто делал шаг вперед, наносил короткий удар, и противник выбывал из схватки. Силу приходилось постоянно сдерживать, напоминая, что все должны выжить и мне не нужно их убивать.
        Моя трансформация превратила меня в настоящего монстра. Из-за уплотненного строения мой вес стал гораздо больше, прочность повысилась. Я сейчас, наверное, вешу тонн пять, и, скорее всего, способен оторвать голову смертному простой пощечиной.
        Тело дьявола нефизическое, оно состоит из магических частиц, точно так же, как и призванное оружие или одежда. А потому я могу менять его по своей воле, покуда хватает сущности, а ее у меня навалом!
        Предпоследнего вождя я встретил с холодным равнодушием, он протянул ко мне руки, но я просто оттолкнул их и хлопнул по торчащим на лысой голове ушам. Враг моментально потерялся, покачнулся, и я легко отбросил его прочь.
        Последним ожидаемо остался Кхалих. Орк ударил кулаком о кулак и шагнул мне навстречу. Я не стал калечить гостеприимного вождя, как остальных, и обошелся простой мельницей, сразу же выпустив противника. Мгновение, чтобы сесть сверху и занести кулак.
        - Сдаешься? - спросил я, стараясь не давить собственным возросшим весом на хлипкие кости каменного орка.
        - Сдаюсь! - выкрикнул тот, безрезультатно пытаясь вырвать руки из-под моих бедер.
        Я кивнул и медленно поднялся. Выждав, пока вождь переведет дыхание, протянул ему руку. Толпа вокруг нас неистовствовала, а я не чувствовал вообще ничего. Только что раздал пинков сильнейшим воинам по эту сторону границы, а ни капли радости или удовольствия.
        Все же быть Героем - это то же самое, что играть с читами. Хотя, конечно, я вру. Ни Тани, ни Саркан так и не смогли реализовать свой потенциал. Да даже я прошел лишь треть всего пути. Однако пропасть между мной и простыми смертными непреодолима. Никто из них уже не сможет меня догнать.
        И хорошо, потому что мне не нужны конкуренты. Править миром может только один Герой, и им стану я. Но это последний раз, когда я плясал под чью-то дудку, даю самому себе слово.
        А дьяволу слово нужно держать.
        Глава 18
        Подсознательно я все еще ждал отката к прошлому состоянию тела, но время шло, а я по-прежнему оставался тяжелым и прочным. Даже попробовал ножом из небесного металла порезать новую кожу, но ничего не вышло. Ткань слегка прогибалась под лезвием, я ощущал давление, однако раны не было.
        Не знаю, что это получился за материал, но вряд ли меня теперь очень легко убить.
        Естественно, эксперименты я ставил, оставшись в выделенной мне комнате наедине с самим собой. После того как бой закончился, переломанных вождей растащили по семьям - лечить и вправлять кости.
        Кхалих, как наименее пострадавший, предложил мне крышу над головой, и я не стал отказываться. Орк явно первым встал на мою сторону, и уже наверняка потирал ладони, предчувствуя хороший исход.
        У него, собственно, имелись на то основания. Первый контакт я установил с его родом через Кроиллу. Ее же фактически взял в жены. Опять же - на площади я пощадил только Кхалиха, остальным досталось на орехи по самые гланды. Кого еще я должен выбрать на роль нового правителя орков?
        А я, вместо того, чтобы думать, как определить будущего главного вождя, сижу на шкурах и пытаюсь расковырять собственную кожу.
        Разница просто колоссальная, и мне не верится, что это на самом деле теперь я. Путь эволюции из амебы в человека впечатляет меньше, чем такой скачок.
        Занавеску, прикрывающую дверной проем, медленно отвели в сторону. Я даже глазом не повел, размышляя о своем.
        Пока что ничего круче звездного металла мне в Колыбели не попадалось. Разумеется, это не значит, что я неуязвимый, возможно, артефакты драконидов вскроют меня на раз. К тому же есть еще целая куча Героев, и я очень сомневаюсь, что они сильно мне уступают. Поэтому нужно научиться управлять процессом собственного усиления. Там, на площади, я просто испугался чуть ли не до мокрых штанишек, даже толком объяснить не смогу, как додумался до этого уплотнения. Однако сработало, хотя я пока и понимаю почему.
        - Дим?
        Обращение Кроиллы выбило меня из мрачных мыслей, и я обернулся к орчанке.
        - Слушаю, - голос прозвучал хрипловато - то ли сдавленным внутренним ужасом, то ли просто от долгого молчания.
        Вот еще момент, который следует прояснить - а как теперь функционирует мой организм? Остались ли органы на своих местах? Перестав дышать, я стал ждать ответа, засекая время.
        - Кхалих просит тебя присоединиться к нему за обедом, - сообщила та, глядя на меня с опаской. - Ты в порядке?
        Выпустив воздух, кивнул. Дыхание вроде бы работает по-прежнему, а как там оно дальше - нужно выяснять опытным путем. И опять спросить некого, хотя уверен, что Асмодей такой вариант тоже предусматривал, а то и сам им пользуется. Если я сейчас похож на маленький танк по характеристикам, то на что способен истинный архидьявол, даже представлять страшно.
        - Иди сюда, - поманил ее я, намереваясь перейти к очередному опыту не откладывая.
        На ней был все тот же наряд, что и во время вчерашнего пира. Однако я помнил, как легко, буквально одним движением, можно оголить всю орчанку. Высокий хвост светлых волос болтался за ее плечами при каждом шаге, Кроилла не сводила глаз с моего лица, губы поджаты.
        - Ты получил меня этой ночью, - сообщила она, останавливаясь в пяти шагах, - выполнишь ли теперь свою часть сделки?
        Мне оставалось лишь рассмеяться. Наивная чукотская девочка, неужели думала, что, разок раздвинув ноги передо мной, она исполнит все мои мечты? Ха! Конечно, теперь, когда я сумел перешагнуть за грань, окончательно утратив человеческое начало своего физического вместилища, я не так остро нуждаюсь в инструкторе боевых навыков. Но это совсем не значит, что остальные дьяволы на такое способны, нужно помнить, что они, по сути, калеки, и сильно отстают от меня в развитии.
        - Мы заключили сделку, - напомнил ей, осторожно касаясь пальцами ее левой кисти. - И ни один дьявол не посмеет ее нарушить. Запомни это раз и навсегда, Кроилла. Кто бы ни оказался перед тобой, доверять можно лишь моему народу, и то только в том случае, если вы обговорили условия соглашения.
        После вспышки активности на площади, сейчас я чувствовал себя совсем не так. Если в тот момент мне хотелось сворачивать горы, теперь накатила какая-то хмурая апатия. То ли я что-то не так в организме настроил, то ли это все испуг за собственное будущее так себя проявляет. Жаль, психолога здесь не найдешь, я бы сходил на консультацию.
        Круто, конечно, быть уверенным в своем всемогуществе, однако я вполне мог сдохнуть там, попросту истратив сущность. Конечно, еще во время нашего с Адой пути к Шипящим лесам дьяволица твердила, что сущность можно не только тратить, но и восполнять. Честно признаться, за всеми последующими событиями я об этом забыл напрочь. Да и потом магия огня спутала все сильнее прежнего.
        До недавнего времени я и сам понятия не имел, что сущность и мана - это разные вещи. А Ада не допускала мысли, что мне доступно чародейство, потому ничего и предложить не могла в связи с этим. Но, откровенно говоря, тут только моя вина, сам себя перехитрил, решив утаить от своей жрицы правду.
        Итак, вот каков у нас итог: сущность - это само ядро, именно она позволяет мне собирать ману и оперировать ей. При этом и сама сущность со временем восполняется, но гораздо медленнее. Сейчас, перестроив свое тело, я уже ничего не трачу, и только сам процесс изменения обошелся мне в значительную часть запасов. А судя по словам Ады, чувствую я себя так паршиво именно из-за перерасхода.
        Кроилла пошевелилась, и я понял, что сижу без движения уже какое-то время. Там, небось, пир горой, а я все никак не могу заставить себя встать. Интересно, кстати, что несмотря на мой увеличенный вес, я не оставляю в каменном полу ям, значит, каким-то мистическим образом мое давление на поверхность планеты регулируется на автоматическом уровне.
        Или это гравитация?
        - Дим, - напомнила о себе орчанка, отдергивая руку.
        Я поднял взгляд на собеседницу.
        - Ты как-то странно улыбаешься, - заявила она, отходя на шаг. - Мне уже стоит тебя бояться? Я не видела, как ты разделался с вождями, но судя по словам Кхалиха, они едва не померли, выходя против тебя.
        Я лишь шире улыбнулся, думая о том, что управление гравитацией в теории может позволить мне летать. Главное - не прыгать слишком высоко, чтобы не унесло в открытый космос. Хотя вряд ли я даже в нынешнем состоянии смогу выжить в вакууме - воздух мне все еще требуется.
        - Если ты не замыслила ничего, что может повредить мне или моему народу, бояться тебе совершенно нечего, - ответил, чтобы не пугать орчанку еще больше. - Кроме того, раз ты теперь принадлежишь мне, то и находишься под моей защитой.
        Замедленно поднявшись на ноги, я подошел к Кроилле и, взяв за подбородок, мягко поцеловал в губы. Она не отстранилась, но и не ответила. Я же сравнивал свои ощущения с собой до трансформации, пытаясь найти отличия, однако, на первый взгляд, все оставалось по-прежнему.
        - Ты голодна? - спросил, продолжая держать ее за подбородок и заглядывая в глаза сверху вниз.
        - Нет, и женщины не едят с мужчинами за одним столом, - ответила она.
        - Вот как? - усмехнулся я. - А как же ты питалась в отряде?
        - В походе между нами различий нет, но здесь я не в походе.
        На это заявление я лишь хмыкнул.
        - Тебя смешат наши обычаи?! - оскалилась Кроилла, зло прищурив глаза.
        - Вовсе нет, - ответил я, отходя на шаг. - Просто ты больше не принадлежишь к клану Кхалиха. Теперь ты в моем клане, клане дьявола.
        Проигнорировав мое заявление она лишь отвернулась, отчего длинный светлый хвост дернулся. Орчанка покинула комнату, а я еще какое-то время стоял, осмысливая сказанное. Прав был тот вождь, у меня есть свой клан, и в нем даже большое видовое разнообразие: есть и дьяволы, и люди, мехиса, маруна. Теперь вот и орки появятся.
        Но, конечно, Кроилла права - пока она не убьет собственноручно членов семьи Ор, фактически она свободна. С другой стороны, смерть нынешнего предводителя орочьего племени - дело решенное, осталось лишь его воплотить.
        А чтобы это сделать - придется вести диалог. Не потому, что мне нужно чье-то одобрение, просто бойцы будут полезнее, когда будут знать каждый шаг плана. Конечно, это ставит под угрозу все предприятие, так как от предательства никто не защищен до конца, а все равно иного выбора нет. Без поддержки кланов я буду возиться очень долго.
        Опять же, где-то поблизости ошивается чужой Герой, и следует учитывать этот факт перед тем, как затевать резню в самом Зестолгое. Морской город считается нейтральной зоной, и орки должны вмешаться, если начнет схватка между нами. Разумеется, я не верю, что они не полягут напрасно, слишком силы неравны даже с избранным, не убившим ни одного Героя. Но эту возможность следует учитывать.
        Призывать одежду я не стал, так и оставшись в сапогах да штанах. Просто бросил кинжал в домен и пошел на выход.

* * *
        ГДЕ-ТО В АСТРАЛЕ.
        Пустое пространство, холодное и безжизненное, вспыхнуло. Фигурка сгорбленного гоблина проявилась, и старый Грол прошел несколько шагов, втягивая носом несуществующий воздух. Выждав немного, он опустился чуть ниже, принимая сидячую позу, и стал болтать ногами.
        Какое-то время ничего не происходило, а затем из ниоткуда раздался довольный голос:
        - А тут интереснее, чем я представлял, старик.
        По дрожащему и постоянно меняющемуся тембру было невозможно определить, мужчина или женщина произносит слова. Через несколько томительных минут, пока Грол сидел, болтая ногами, невидимый гость стал медленно облекаться в плоть.
        Первыми возникли белые кости, выдающие в пришедшем гуманоида с чуть вытянутым черепом, следом проявились нервы и кровеносные сосуды. Они набухли, наращивая мясо на костяк, и лишь после этого разом возникла кожа. Созданная в Астрале кукла оказалась бесполой и понять, к какой расе ее хозяин принадлежал, не получилось бы ни у кого.
        - Ты не закончил, - вытащив из пространства зеленое яблоко, резюмировал Грол. - Где это видано, чтобы на встречу Круга являлся гомункул? Тебя выставят с позором.
        С этими словами он откусил от плода, и по подбородку потек брызнувший тугими струями сок. В несуществующем воздухе растеклось облако яблочного аромата, настолько сильного, что любой бы ощутил вкус во рту. Однако кроме гоблина и странного гуманоида здесь не было никого.
        - Главное - функция, - ответил гомункул, невпопад раскрывая рот.
        Выглядело это так, будто говорить пытался деревянный болванчик.
        - Чтобы тебя приняли в Круге, ты должен уметь контролировать свои силы и способности, - отозвался старый гоблин. - У тебя же ни умения, ни мозгов. На голой мощи ты недолго протянешь. Правильно сбалансированный аватар - гарантия того, что ты контролируешь себя и расход собственной сущности.
        - Я научусь, ты знаешь, я способный ученик, - ответил гомункул, уже лучше воспроизводя мимику живого существа. - Интересное место. Как оно появилось?
        Грол выбросил огрызок, и все эффекты, созданные яблоком, мгновенно исчезли вместе с имитацией фрукта. Даже блестящий подбородок гоблина моментально высох, словно и не тек по нему несколько секунд назад ароматный липкий сок.
        - Астрал был всегда, мой непутевый ученик, - ответил гоблин. - Это всего лишь море магической энергии, на волнах которого все твои способности могут усилиться. А еще, если не использовать его правильно, можно выгореть. Да так, что никакие силы тебя уже не восстановят.
        - Я умею приспосабливаться, - сердито засопел гомункул, и из его головы отделились длинные мохнатые уши. - Вот видишь.
        Грол никак это не прокомментировал, продолжая беззаботно болтать ногами.
        - Получается, Астрал существует в любом мире, где есть магия, верно? - спросил ученик, поднося к карикатурному лицу ладонь.
        На ней тут же проступили линии, дальше возник рисунок вен. Чем дольше гомункул таращился на свое тело, тем более явные очертания они принимали. Иногда изменения срывались, и ему приходилось снова проводить их. Постепенно стало заметно, что в Астрале сидят двое гоблинов - старый и молодой.
        - Я не видел других миров, - наконец вздохнул Грол. - Так что это у тебя спрашивать надо. Впрочем, полагаю, магия есть везде, просто не каждый мир умеет ее использовать.
        Гомункул несколько секунд безуспешно искривлял ротовую полость, пока не получилась ухмылка.
        - Жалеешь, что никогда не покинешь Колыбель, старик? - спросил он, взмахом руки преобразуя собственное тело в громадный кристалл бледно-зеленого цвета. - А так намного удобнее.
        Грол тихо посмеялся.
        - Чем проще тот облик, который хочешь использовать, тем легче его создать и поддерживать. Поэтому хватит баловаться, нам пора возвращаться.
        Кристалл не ответил, полностью поглощенный перестройкой своего аватара. Внутри прозрачного камня происходили какие-то перемены, но старый Грол не обращал на них внимания.
        Гоблин помнил, как сам чуть не умер, впервые выбравшись в Астрал. Если бы не присутствие учителя, сгинул бы Грол молодым и глупым. Океаном магической силы его называют не без причины, как и у настоящего, его воды могут быть крайне опасны. И пускай самому шаману уже вряд ли удастся побывать даже на морском берегу, он навсегда запомнил слова своего наставника.
        - Магия - такая же стихия, как огонь или вода, - проговорил старик. - Относиться к ней легкомысленно - все равно что совать пальцы в открытое пламя. Никогда не забывай о том, что на заре времен, еще до Прибытия, очень многие ученики погибали в свое первое астральное путешествие.
        - Глупцы, - вновь принимая облик молодого гоблина, заявил ученик. - Я кое-что понял об этом месте, но пока не готов делиться выводами.
        - Тогда уходим, - кивнул Грол. - И ты возвращаешься первым.
        Аватар его собеседника вспыхнул и исчез. Старый шаман прикрыл глаза, проверяя, все ли получилось у молодого и глупого, каким он сам был много лет назад. Войти в Астрал для одаренного - легко, вся сложность в том, чтобы суметь его покинуть, не растворившись в этом океане.
        - Эх, принесла ж Богиня мне на старости лет такого шебутного Героя, - вздохнул он, и тут же исчез.

* * *
        ПОЛУОСТРОВ ШЕЙДЛЕ. ПОДЗЕМЕЛЬЕ В РУИНАХ КРЕПОСТИ ЕЛЬ.
        Мрачный коридор являл собой пример самых записных развалин. Держатели для факелов давно выпали и, обратившись в рыжую грязь, сгнили. Облицовка стен отвалилась, разлетевшись в мелкую крошку и каменную пыль. С потолка свисала паутина, ничего общего с пауками не имевшая.
        Царившее в руинах запустение навевало тоску и вызывало отвращение к забывшим о крепости хозяевам. В былые времена здесь жила достаточно крупная армия, сторожившая морское побережье, но годы бесконечных войн и отсутствие угрозы с воды сделали свое дело. О крепости просто забыли, войска ушли, а ближайшие поселения с годами захирели и пали под натиском чудовищ, расплодившихся после ухода солдат.
        Свет, проникший в подземелье со стороны обвалившейся лестницы, сделал темень катакомб еще мрачнее, а облик их - страшнее. Однако тонкая фигура с факелом в руке двинулась вперед, пропуская следующего гостя.
        Второй вошедший гремел металлом, как ведро с гвоздями. Что-то внутри него, скрытое под темным и местами испачканным пылью плащом, постоянно пересыпалось, порождая новые посторонние шумы.
        От этих звуков, таких кощунственных в этом всеми забытом месте, запищала крыса где-то за пределами светового пятна.
        Третий вошедший не скрывал ни лица, ни тела. Покрытое толстыми наростами, будто хитиновыми пластинами, тело плавно скользило на самом краю света. Широко расставленные глаза покрывала тонкая пленка. Острый нос, оканчивающийся еще одним наростом, задрожал, беззвучно всасывая воздух.
        - А я говорил, что его нужно смазать, - заявил он, тыча во второго средним из трех пальцев.
        - Я в полном порядке, - прогудело из-под шлема в ответ. - Лучше закройте глаза, сейчас дам свет.
        Его внутренности вновь заскрежетали, из-под плаща и глубоко натянутого капюшона полетели яркие искры. В воздухе запахло горелой изоляцией, а сквозь щели отчетливо проступил дымок.
        Однако свет в подземелье действительно засиял. Там, где еще уцелела кладка, плитки робко засветились, будто не веря, что их запустили после стольких лет бездействия. Но все равно большинство ламп не работало или раздражающе моргало.
        - Хм, а говорили, что протянет еще лет сто! - прокомментировал инсектоид, шагая вперед.
        - В идеальных условиях, - недовольно поправил его, лязгая металлическими частями, второй. - А эти условия даже подходящими не назовешь.
        - Хватит, - негромко оборвала разговор вошедшая первой, туша факел заклинанием. - Нам нужно вниз.
        - Судя по разрушениям, здесь вряд ли что-то уцелело, - поделился мыслями инсектоид, догоняя обладательницу женского голоса.
        Некоторое время они шли по коридору, сопровождаемые лишь лязгом металла и лёгкими хлопками моргающих плит. Наконец, миновав несколько поворотов, троица остановилась у лестницы на второй подземный этаж.
        - Ну вот сейчас все и узнаем, - потирая трехпалые ладони, заявил жук.
        От его движений разносился легкий хруст - выступающие на поверхности рук ребристые наросты звучали, как громкая трель кузнечика.
        Внизу свет не горел, и волшебница, по-прежнему не открывшая лица, вновь зажгла факел. Пламя затрепетало на легком ветре - с нижнего этажа дул едва заметный сквозняк.
        - Я пойду первым, - заявил металлический, обходя чародейку.
        Та не стала возражать и дождалась, пока напарник ступит на первую ступеньку. Пропустив и третьего компаньона, волшебница легко двинулась следом, поднимая факел над головой, чтобы освещать соратникам путь.
        Спуск продлился недолго, и вся троица замерла на краю свободного пространства.
        - Не повезло, - озвучил мысли жук, разглядывая древний завал. - Не похоже, что там что-то уцелело. Камни падали по всему залу, так что бассейн наверняка разбит, а воды прозрения высохли.
        Остальные молчали, разглядывая булыжники. Волшебница стянула капюшон с головы, и теперь можно было рассмотреть два чуть зауженных к краям глаза, тонкий нос и пухлые губы. Высокие скулы выдавали в ней кровь жителей степи, но серые жесткие волосы, зачесанные назад, смотрелись неестественно.
        - Очень жаль, это создаст проблемы, - проговорила она, пнув ближайший камень.
        - У нас в любом случае будут проблемы, - отозвался, стягивая и свой капюшон, здоровяк.
        Под доспехами никого не было, однако они шевелились, будто он действительно жив.
        - Аурэ, ты уверена, что нам так нужно искать эту воду? - спросил доспех, стряхивая налипшую грязь с плаща. - Ты же уже не первый раз в Игре, неужели нет подходящих способностей?
        Девушка надула губы и воткнула факел в щель между камнями.
        - Конечно, есть. Но это долго. Остальные Герои уже наверняка поделили континент между собой и наращивают мощь.
        На это ее спутники ничего не ответили. Оба все еще переживали по поводу так бесславно окончившегося путешествия.
        - У тебя есть мы, - наконец произнес живой доспех и ударил себя перчаткой по нагруднику.
        - Да, - кивнул инсектоид, кладя трехпалую руку на плечо спутницы, - но Хольда лучше смазать.
        Глава 19
        ДОЛИНА МЕЧА, ТЕРРИТОРИЯ ОРКОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        За обедом на этот раз всего гарема не собиралось. Кхалих уже жрал мясо, горкой лежащее на том же самом блюде, что и вчера. Наверное, целую свинью пришлось забить, чтобы вождь смог заморить червячка.
        По левую руку от него замерла с кувшином грушевого вина одна из жен. При моем появлении она склонила голову - то ли выказывая уважение гостю, то ли избегая смотреть мне в лицо. Справа от стола застыл гнолл, явно слуга, на нем висела длинная накидка с эмблемой клана Кхалиха.
        Устроившись на циновке напротив орка, я взялся за чашу, и жена вождя тут же наполнила ее до краев. Кхалих, улыбаясь мне, кивнул на стопку мяса, приглашая присоединиться к пиршеству.
        - Я думал закупать у вас оружие из звездного металла, - сообщил я, отпивая из чаши.
        - Ты разве не знаешь, что мы им не торгуем? - удивился Кхалих, едва не подавившись.
        - А какой толк будет от солдат, которые вооружены палками и камнями? - пожал плечами я. - От того, насколько эффективен каждый отдельный воин, зависит мощь всего войска. И если мы не снабдим их нормальным оружием, толку от Великого Похода не будет.
        Вождь отставил свою чашу на край. Прислуживающая за столом жена тут же склонилась над ней с кувшином в руках. Желтая жидкость, отдающая ароматом груши, наполнила помещение.
        - От продажи небесного металла орки ничего не потеряют, - продолжил речь я. - Если бойцы сгинут, оружие будет утеряно. Тебе может показаться, что это плохо, но на самом деле оно просто пылится у вас на складе и все равно не приносит пользы.
        Вождь никак не прокомментировал мои слова, но по лицу было видно - с этим конкретным пунктом он согласен.
        - А вот если воины приведут нас к победе, добыча будет стоить любых затрат, - пояснил я, внимательно следя за лицом собеседника. - Империя куда богаче, чем все изначальные народы вместе взятые. Только подумай, Кхалих, сколько мы можем получить от победы! А если только от того, будут ли воины вооружены звездным металлом, зависит весь успех, какой смысл вообще начинать Великий Поход, раз вы не хотите продать свои мечи?
        Он нахмурился и схватился блестящими от жира пальцами за чашу с вином. Мощным глотком осушил ее наполовину и со стуком опустил на стол. Я едва ли не кожей ощутил растущее в нем раздражение, но пока не мог понять - то ли от несогласия с моими словами, то ли, наоборот, из-за сложившегося положения.
        - Ты же понимаешь, что я один ничего не решу! - наконец выдохнул Кхалих. - Все зависит от воли вождей, я не могу разрешить продажу, если остальные не поддержат!
        Я спокойно кивнул.
        - Остальные согласятся, - пообещал ему, - уж поверь тому, кто выбил из ваших лидеров всю дурь. Кстати, как они там?
        Кхалих хмыкнул, подцепляя новый кусок мяса с блюда.
        - Их сейчас отпаивают нашими зельями, послезавтра все уже вернут форму, - заявил он.
        - Кстати, зельями ведь тоже можно торговать, - будто бы задумавшись, заметил я. - Покажешь их?
        Это отличная возможность посмотреть, насколько действенное лечение у орков. Зелья исцеления средних ран, которыми поили вождей, оказались более мощной версией тех, что имелись у Кориалис. И хотя искательница была убеждена, что ее снадобья - предел, здесь так не считали.
        По моей просьбе Кхалих отдал приказ и слуга-гнолл принес шкатулку с тремя отсеками, в каждом была своя склянка. Жидкости различались по цвету и консистенции, наиболее густая - желтая, оказалась тем самым зельем навыков, о котором рассказывала Кроилла.
        - И как оно действует? - осторожно вытащив круглую емкость, поинтересовался я.
        Хозяин махнул рукой, и гнолл, согнув спину, как подобает при обращении к любому вождю, заговорил:
        - Это снадобье помогает скорее восстановить потенциал воина после применения навыка, - ответил он, избегая смотреть мне в глаза.
        Если для использования боевых скиллов орки расходуют сущность, то… Мне позарез нужен рецепт. Это же невероятные перспективы! И почему никто до сих пор до этого не додумался?!
        Я бросил взгляд на Кхалиха, вождь вцепился зубами в копченый свиной окорок и не обращал на нас внимания. Что-то мне подсказывает, нихрена орки не осведомлены о технической стороне вопроса. И не стал бы глава заставлять разговаривать со мной слугу, если бы сам разбирался.
        - Как правильно его принимать? - задал я следующий вопрос.
        Гнолл тоже оглянулся на хозяина, однако тот наш разговор игнорировал, продолжая сосредоточенно набивать кишку. Не похоже, что он боится раскрытия какой-то тайны. А вот сам слуга явно нервничает.
        - Орки пьют его раз в несколько дней, - ответил гнолл совсем не то, о чем я спрашивал.
        - Уважаемый Кхалих, я возьму твоего слугу на время? Тебе все равно этот разговор не интересен.
        - Забирай, - отмахнулся тот, даже не удосужившись оторвать взор от мяса.
        Поднявшись из-за стола, я оглянулся на стоящую чуть поодаль орчанку и, окинув ее оценивающим взглядом, слегка поклонился.
        - Моя благодарность хозяйке дома. Такому сильному воину, каким, без сомнений, является Кхалих, очень повезло, что ему есть кому поручить вести дом в свое отсутствие, - произнес я, подхватывая шкатулку со склянками. - Гнолл, пойдем.
        Направляясь по короткому коридору в свою комнату, я слышал легкую поступь шагов за спиной. Гнолл и не подумал мне возразить или еще как-то высказаться относительно столь вольного обращения.
        Да, манеры здесь отнюдь не европейские. Если подбирать аналоги, наверное, можно нравы орков сравнить с каким-нибудь арабским шариатом. Все очень жестко регламентировано во взаимоотношениях полов и рас. Гноллы - бесправны, на самой нижней социальной ступеньке, практически рабы. Женщины - чуть выше, даже допускаются до битвы, однако в мирной обстановке превращаются в мебель. Как говорится, кирхе, киндер, кюхен.
        Это орочьи мужчины могут позволить себе вольности - как между собой, так и с остальными членами общества. Орчанкам такой свободы выбора никто не оставил, хотя я уверен, что именно на них держится основа всего общества: именно жены воспитывают детей, прививая им с детства нормы поведения и обучая соответственной этике.
        Я, как победитель, могу воспользоваться предложением Кхалиха, и любая из его жен с готовностью ляжет под меня. Вождь таким образом, конечно, признает свое подчиненное положение по отношению ко мне, что, несомненно, скажется на его репутации в глазах других родов. Но при этом, выступив в роли сильнейшего и взяв на ложе его супругу, я автоматически беру его клан под свое крыло. Любой, кто будет косо смотреть на членов дома Кхалиха, по умолчанию косо смотрит на меня, и в итоге я могу просто убить наглеца, предварительно обозначив свои претензии и выставив требования собранию вождей.
        Все эти тонкости Кроилла поведала мне еще когда мы только шли в долину. Правда тогда я не думал, что у меня появится реальная возможность ими воспользоваться. Конечно, вряд ли соглашусь, ведь одно дело драть жену соседа, когда он в командировке и не знает об этом, и совсем другое просто взять и трахнуть женщину, чей муж не только прекрасно осведомлен о том, что ты это сделаешь, да еще и сам тебе ее в постель подкладывает.
        С одной стороны, я мог бы таким образом объединить орков под своим началом, но с другой при этом неизбежно возникли бы определенные проблемы. Потому что рядовые члены клана вряд ли надолго оставят у руля того, кто собственную супругу, мать своих детей, отдал чужаку. Я не орк, ко мне отношение иное, и, по сути, за подобное рядовые воины могут счесть «рога» своего предводителя предательством расы. Ведь если сильный орк обрюхатит чужую жену, от него родится сильный ребенок, а если это будет дьявол - никакого потомства этот союз не даст. Поэтому поединок с вождями - куда более мягкий путь подчинения.
        Стоило нам зайти в мою комнату, я задернул занавеску и, взяв гнолла за плечо, переместил нас обоих в домен.
        После темной комнаты своды зала, покрытого светом от сияющих кристаллов, показались ослепительными даже мне. Реакция гнолла была куда ярче. Испуганно заржав, слуга рухнул на задницу и отполз, мотая головой из стороны в сторону.
        - Спокойно, я не причиню тебе вреда, - произнес я, снова отмечая, что на мне появились доспехи и корона. - Даже напротив, я могу помочь всем гноллам.
        - Что за?! Где я?! - мешая слова с ржанием, выкрикивал он, все еще отползая.
        Отвернувшись, я прошел к своему трону и свободно сел на него. Сложив руки на подлокотниках, обернулся к дрожащему на полу гноллу, дожидаясь, когда же его отпустит.
        Удивительно, насколько смелее оказался Рьерт. Ликан ведь тоже тогда серьезно испугался, однако смог взять себя в руки довольно быстро. Хотя, может быть, все дело в том, что гноллов долгие годы доводили до рабского состояния, вколачивая реалии мира через задницу?
        Подняв руку, я приложил мысленное усилие и сжал пальцы на повисшем в воздухе мече из небесного металла. Легко крутанув клинок по кругу, я упер его концом в пол и облокотился на гарду.
        - Скажи, тебе знаком этот меч? - спросил я, дождавшись, когда слуга немного успокоится.
        - Д-да! - в еще большем ужасе воскликнул тот. - Это же Клинок Ветра, одного из наших предков.
        - Я получил его из рук нескольких стариков, совершавших паломничество в курган, - произнес я, медленно и спокойно проговаривая слова. - Так получилось, что отряд орков напал на этих старцев, чтобы те не мешали разграблять ваше наследие.
        Здесь я взял паузу, давая время слуге осознать сказанное. Конечно, возможно, он просто запуганный до ужаса дурак, и я мечу бисер перед свиньей. Но даже если не он сам, так другие гноллы захотят узнать эту историю и как-то в связи с этим поступить.
        - Орки погибли от моей руки, - продолжил речь я. - Но одна из них выжила, это Кроилла из клана Кхалиха. Ты понимаешь, что я тебе говорю, гнолл?
        Он собрался все мужество в кулак и кивнул.
        - Тогда слушай дальше, - велел я. - Этим старикам я дал убежище в лесу марун, так как те уже подчиняются мне. А еще я пообещал, что по возможности помогу вам, гноллам, освободиться от власти орков. Однако я не стану ничего делать ради тех, кто сам ни на что не годен. Поэтому сейчас ты расскажешь мне все, что знаешь о зельях, которые вы производите для орков, а потом передашь другим гноллам то, что я тебе прикажу. Я понятно выражаюсь?
        - П-п-понятно, - заикаясь, торопливо закивал тот.
        Чуть свободнее разместившись на троне, я откинулся на спинку трона.
        - Тогда начинай свой рассказ.

* * *
        ПРЕДМЕСТЬЯ ЗЕСТОЛГОЯ. ГЕРОЙ ТАЛЫ, КОРН.
        Отложив зеркало, некромант сжал кулаки и стиснул зубы. Собирать информацию о таком противнике, выискивая слабые места? Это даже не смешно!..
        Едва сдерживаясь от переполняющего гнева, Корн медленно обернул платком артефакт связи и убрал его в сумку. Следовало прямо сейчас сообщить наставнику о том, что Герой Асмодея уже перешагнул все возможные пределы. Бороться с ним в одиночку - откровенное самоубийство. Здесь понадобится не один Герой Талы, но и все силы Империи.
        Наблюдая за поединком вождей и архидьявола, Корн никак не мог понять, откуда у него подобная мощь. Даже те легенды об игре Богов, дошедшие до летописцев рода Максалис, и близко не предупреждали о подобном. И если это мощь того, кто одолел троих Героев, значит, единственный, кто приблизился по силе к такому противнику во всем мире - это император. Владыка, который не только пережил предательство Гильдии Искателей, но и избежал гибели в столкновении с Героем Богини Смерти.
        Щека некроманта дернулась, но он быстро взял себя в руки. Перед глазами все еще стояли фрагменты поединка. Корн с детства обучался, как подобает наследнику великого рода, и прекрасно видел - в том бою Дим не использовал и одну десятую своей истинной мощи. Что говорить, он даже не прибегал к магии, раскидал ветеранов, как котят.
        О том, чтобы продолжать миссию, а тем более пытаться вербовать шакалов, не шло и речи. Стоит дикарям увидеть архидьявола, они падут перед ним на колени, признаваясь в предательстве. И никакие меры не помогут сохранить их верность. А значит, нужно бежать обратно в Империю и готовиться к Великому Походу.
        Больше некромант иллюзий не питал - это действительно будет бой, самый свирепый и страшный со времен кровопролитных сражений Прибытия. Взглянув в сторону долины Меча, Герой Талы отвернулся и побрел обратно в Зестолгой.
        Нужно срочно найти корабль, который сможет доставить его в Империю.

* * *
        ПОГРАНИЧЬЕ. СТАВКА ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ.
        Отложив бумагу с докладом, генерал обвел собрание командиров тяжелым взглядом. Офицеры, расположившиеся за длинным столом, ждали его слов, но сам начальник чувствовал себя стоящим на шатающемся стуле с веревкой на шее. Если то, что передали ему из рода Максалис, хотя бы наполовину правда, они все здесь полягут, не достигнув цели.
        - Итак, - наконец совладав с собой, заговорил он. - Мне только что донесли, что Великий Поход будет отличаться от всех прочих. Информацию передал клан Максалис, чей наследник не так давно предал Империю и напал на наш флот.
        Офицеры зашевелились, однако никто из них пока ничего не говорил, выжидая дальнейших слов начальства. И они последовали.
        - Я не уверен, что мы можем им верить, - честно признался генерал, касаясь пальцами бумаги столь осторожно, будто та могла укусить. - Но будет глупостью и не верить.
        - Что же там такого написано? - спросил сидящий по правую руку ибун, прикрывая огромные глаза и сцепляя пальцы в замок. - Мы повинуемся воле императора, и только ему. Так что же могли сообщить нам предатели, чтобы изменить наши приказы?
        Генерал кивнул.
        - Судя по этому доносу, Герой Талы стал свидетелем реальной мощи Героя Асмодея, - сообщил он. - По его же словам, архидьявол, объединив под своей властью три племени, в настоящий момент занимается присоединением к своей армии орков и гноллов. По предположению предателя Корна, вслед за этим Герой Асмодея захватит власть над степью и приведет на границу никак не меньше двухсот тысяч воинов.
        За столом ненадолго воцарилось молчание.
        - Повинуясь приказу императора, основная наша сила сейчас ускоренно готовится к войне с кланами и Гильдией Искателей. Если мы завязнем внутри Империи, закрыть Пограничье будет просто некем.
        Человек, сидящий слева от генерала, негромко кашлянул.
        - Полагаю, уважаемые офицеры, обсуждать здесь совершенно нечего. Понятно, что предатель из клана Максалис просто пытается оттянуть часть императорских войск на границу, чтобы остальные мятежники получили шанс. Доверять словам предателя - все равно что самому им стать.
        - Поддерживаю, - согласился другой офицер. - Но и опускать подобное событие нельзя - нужно немедленно доложить императору об этом сообщении. Конечно, мы с вами - командуем армией, но нужно помнить, что именно он, наш владыка, может принимать подобные решения.
        В поддержку его речи остальные присутствующие закивали. Генерал, еще раз оглядев собрание, облегченно выдохнул. Вот теперь он при любом исходе будет чист, и никто не покарает его за ошибку. Как и полагается в подобной ситуации, решение было принято на совете офицеров, а уж что там решит император - не важно.
        - Тогда перейдем к другим вопросам, - постучав ладонью по столу, чтобы призвать окружающих к соблюдению порядка, проговорил генерал. - Первым на повестке дня доклад о столкновениях в столице. Уважаемый Лон, мы вас слушаем.

* * *
        ДОЛИНА МЕЧА. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Закончив с гноллом, я вернулся за стол. Кхалих все еще уминал мясо, щедро заливая в глотку вино. Наше отсутствие не заняло и пяти минут, так что ничего и не изменилось.
        Присев на свое место, я поблагодарил супругу вождя за наполненный кубок и, сделав глоток, взялся за пищу. Мне следовало хорошенько обдумать все, что рассказал слуга, а тому - доложить своему народу о моих словах.
        На ближайшие пару дней остальные вожди выпали из обоймы, но вскоре они вернутся в строй, и к этому моменту мне нужен четкий план, как действовать. А что еще важнее - я должен знать, чего собираюсь достичь.
        Все это путешествие случилось лишь по той сомнительной причине, что мне пришлось решать чужие проблемы, исполнять чужие желания. Никто, в том числе и я сам, за все это время ни разу не озадачился вопросом, а чего же хочет сам Герой Асмодея?
        - Ты не выглядишь радостным, - заявил, сытно отрыгивая, Кхалих. - Что-то не так?
        - Тут ты прав, - кивнул я, жалея об отсутствии спинки, на которую можно было бы откинуться.
        Орк оскалился, кладя кулаки на залитое жирным мясным соком блюдо.
        - Как мой гость, ты можешь рассчитывать на мою помощь во всем, Герой Асмодея, - заявил он. - Естественно, если она в моих силах.
        - Тогда для начала я хотел бы купить у тебя по десять зелий исцеления и навыков, - усмехнулся я, вспомнив слова гнолла.
        - И всего-то? - удивился Кхалих. - Неужели именно отсутствие наших снадобий тебя так печалит?
        - Остальное не стоит твоего внимания, уважаемый вождь, - махнул рукой я. - Но вот я хотел бы узнать, Кроилла ведь относится к твоей семье, верно?
        - Намереваешься взять ее в жены по нашим обычаям и потому спрашиваешь, как это сделать? - продолжил улыбаться он. - В таком случае лучше будет, если тебе об этом поведает моя жена, она знаток всех этих бабских дел. Мое же мнение, как и любого орка просто, как топор: если ты способен взять женщину силой, она уже принадлежит тебе.
        Мои губы сами собой растянулись в понимающую улыбку.
        - Если вы отдадите мне свою женщину, как того требуют ваши традиции, это укрепит наш союз. Кроме того, я слышал, Ор’рамм лишил ее родных.
        - Родные у нее есть, - ответил Кхалих. - Но я понимаю, к чему ты ведешь, Герой.
        Он повернулся к супруге, дежурившей у нашего стола.
        - Позови Ксатту, - велел вождь.
        Жена поклонилась ему и вышла из комнаты, при каждом шаге виляя бедрами. Красивая походка, и та легкость, с какой орчанка двигалась, радовали глаз, наводя на мысли горизонтального характера. Все же, что ни говори, а некоторые дамы умеют себя подать даже вот в таких бытовых мелочах.
        - Ор’рамм многим успел навредить, - как только мы остались наедине, доверительно сообщил мне Кхалих. - И когда остальные встанут на ноги, мы соберем совет. Ты, как наш союзник и Верховный Вождь Великого Похода, имеешь полное право на нем присутствовать. Но твой голос будет совещательным, решение принимают орки, так как это наши внутренние дела.
        Я с готовностью кивнул.
        - Тогда я, пожалуй, вернусь в комнату и отдохну. Благодарю за гостеприимство.
        Глава 20
        СТЕЛЛАН, СТОЛИЦА РОДОВЫХ ЗЕМЕЛЬ КЛАНА СТЕЛЛЕР.
        Дверь в кабинет главы рода резко распахнулась, заставив Рендариана оторваться от чтения очередного отчета. При виде ворвавшегося брата хозяин кабинета расслабил нахмуренные брови и спокойно вздохнул. Перерыв в работе ему был весьма кстати.
        - Ты уже видел это? - Ант от порога бросил Рендариану маленький кристалл.
        Легко поймав артефакт, глава рода Стеллер отложил его на стол и, вытащив из его ящика точно такой же, поставил их вместе. Два камня не больше пяти миллиметров в поперечнике блестели аккуратными гранями в свете настольной лампы.
        - Полагаю, эта запись сейчас по всей Империи ходит, - произнес глава, кивая в сторону кристаллов. - Что скажешь по этому поводу?
        Ему действительно стало интересно. Ант, всегда спокойный и рассудительный, выглядел так, будто его только что окунули в чан с водой - волосы влажные, всклокоченные. Правый глаз помощника нервно подергивался, ноздри раздувались от гнева.
        Пройдясь по кабинету из стороны в сторону, он понемногу успокаивался.
        - У орков никакой чести, вот что я скажу, - все еще заведенный, выдал помощник. - Знаешь, у кого я нашел эту запись? Мне ее вручил ученик на полигоне!
        - Кто-то очень много денег вложил в это дело, - хмыкнул Рендариан, равнодушно пожимая плечами.
        Ант остановился посреди кабинета, глядя на главу рода, а тот спокойно продолжил:
        - Сами камни - мусор из копей клана Шерронов, они в последнее время заваливают ими все лавки, отдавая товар чуть ли не себе в убыток. Однако запись теперь повсюду, и в Империи не найдется никого, кто бы не видел мощь Героя Асмодея, с легкостью разбивающего двенадцать вождей.
        - Полагаешь, это провокация? - хмыкнул Ант, опускаясь в гостевое кресло.
        Глава клана задумчиво потер подбородок.
        - Можно попытаться отследить источник, разумеется, - проговорил он, - но что-то мне подсказывает, что в конце концов все приведет к роду Максалис. Ведь если подумать, именно их наследник и Герой уплыл к оркам. Кто еще мог добыть такую ценную запись?
        Помощник пожал плечами.
        - Это могли сделать сами дикие.
        Этот вариант глава уже рассматривал, но мнение Анта ему было интересно выслушать. Между ними двумя дело всегда было не в том, чтобы убедить друг друга, а в том, чтобы навести на какую-то мысль, взглянуть на проблему под разными углами.
        - И зачем же им демонстрировать собственную слабость? - хмыкнул Рендариан.
        Ант помолчал несколько секунд, собираясь с мыслями. Глава его не торопил, прекрасно понимая, насколько хороши аналитические способности непризнанного брата. А значит, он должен найти те доводы, которых не нашел сам Ренд.
        - Это не слабость, - возразил помощник. - Во-первых, как ты сам видел, архидьявол не закончил бой парой ударов, он дал вождям шанс показать себя. Таким образом он позволил им сохранить лицо перед собственным народом и перед всеми остальными. Если посмотреть первую половину боя - все удары достигали цели, и Герой Асмодея практически ничего не успевал сделать.
        - Но потом все равно перебил их всех, - покачал головой Ренд, не спеша соглашаться со своим помощником.
        - Именно! - подняв палец, заявил тот. - Но к этому вернемся чуть позже. Как ты заметил, вожди не сдерживались, для них это был серьезный бой. Они не давали Герою никаких поблажек. И боролись до последнего. Когда я первый раз смотрел запись, думал, они вообще его сейчас прикончат.
        Рендариан не перебивал.
        - Затем, когда орки уже показали все, на что способны, архидьявол явил миру свои силы, - продолжил главный аналитик клана. - И не нужно обольщаться, мой дорогой брат, он не использовал даже сотой доли того, на что способен. Ты можешь заметить это, если просмотришь вторую половину поединка.
        - То есть, Герой Асмодея не только уважил будущих союзников, позволив им сохранить лицо, но и показал, что сопротивляться ему бесполезно, - подвел итог Рендариан.
        Ровно те же выводы, к каким пришел он сам. А это было не самым лучшим исходом. Если они вдвоем не смогли найти ответов на вопрос, выходит, либо они ошибаются, либо появился кто-то гораздо более ловкий, умеющий прятать свои цели и стремления так глубоко, что двум лучшим головам древнего рода Стеллер до них не добраться. Таких противников нужно выявлять как можно раньше.
        - Вот теперь ты понимаешь, о чем я говорю, - кивнул помощник.
        - Но зачем распространять это у нас в Империи? - задал новый вопрос Рендариан, опуская взгляд на пару кристаллов, лежащих на столешнице.
        - Затем, что теперь все знают и видят - армия диких пойдет в свой Великий Поход, - постукивая пальцем по подлокотнику, пояснил Ант. - И мощь архидьявола, их возглавляющего, настолько велика, что любое сопротивление попросту бесполезно. Эта запись призвана нас запугать и заставить сдаться еще до того, как начнутся первые сражения.
        - И кто-то по эту сторону границы выделил немалую сумму для этих целей, - кивнул Рендариан. - Брось, Ант, очевидно же, что это Максалис нашли способ передать информацию императору в обход всех посредников. Я более чем уверен, владыка уже увидел запись и даже составил мнение об этом Герое.
        При упоминании главного драконида помощник скривился.
        - Ему последнее время не до этого, тут ты прав. Многие, кто сейчас старается выслужиться перед императором, могут счесть такие послания недостойными его высокого внимания, - согласился Ант. - Да и Максалис в опале. Однако я не думаю, что это их рук дело. Поэтому предлагаю разделить наши усилия.
        - Хочешь, значит, поискать создателя этой безделицы? - усмехнулся глава, подбросив кристалл с записью поединка.
        - Именно, кто-то опять пытается разодрать нас, и я хочу знать, кто дергает за ниточки, - нахмурившись, сообщил помощник. - Наш род слишком многое поставил, чтобы позволить врагам - хоть внешним, хоть внутренним - путать наши планы.
        - Тебя просто бесит, что не ты до такого додумался, - хмыкнул в ответ Рендариан. - Ты же понимаешь, что как только подобные записи станут возникать повсеместно, их ценность упадет, население перестанет на них обращать внимание, как было всегда. Те, кому положено знать - знают, а те, кто должен оставаться в неведении - обязаны закрывать глаза, чтобы не увидеть лишнего.
        Глава рода тяжело вздохнул, пальцем катая кристалл по столешнице.
        - В одном ты прав, друг мой, - подняв глаза на Анта, произнес Рендариан, - клан Стеллер должен выполнить намеченный план. И вмешательства со стороны требуется пресекать еще на стадии их разработки. То, что мы не контролируем, нужно изучать и либо брать на вооружение, либо уничтожать вместе с источником проблемы. А потому я не против выделить тебе ресурсы на поиски ответов.
        Помощник благодарно кивнул и тут же встал с кресла. Рендариан молча убрал свой кристалл обратно в ящик стола и вопросительно взглянул на брата. Тот забрал принесенный с собой камень.
        - Тогда я пойду и займусь делом, - сообщил он. - У нас еще есть несколько месяцев зимы, прежде чем дикари пойдут на Пограничье. Не хочу терять время впустую.

* * *
        КРЕПОСТЬ ОЛЬХ. МЕХИСА КАССИ.
        Дежурный дьявол скучал в кресле, стоящем у бассейна оракула. С тех пор как воевода Адам распорядился назначать каждые несколько часов наблюдателя, ничего особенно примечательного не произошло, и воины, отбывающие здесь свое назначение, считали его сущим наказанием.
        Мехиса почти постоянно находилась под водой, выглядывая только ради сна, во время которого рядом тоже кто-то постоянно находился. Слушать сопение Касси на протяжении нескольких часов - самая неприятная часть, уж очень завораживало дьяволов ровное тихое дыхание змей на голове пророчицы.
        Однако сейчас оракул показалась над поверхностью бассейна и, цепляясь дрожащей рукой за барьер, тяжело дышала. Дьявол подскочил с места и протянул ей руку. С благодарностью приняв помощь, Касси перевела дыхание. Ее била крупная дрожь, а змеи в волосах оставались необычайно смирными.
        - Тебе холодно? - спросил он, поддерживая пророчицу за талию.
        - Да, - выдохнула она, и дьявол услышал, как стучат зубы мехисы.
        Подхватив легкую девушку на руки, он в два шага дошел до кровати и, уложив оракула на шкуры, накрыл толстым одеялом. Только после этого он потянулся за сигнальным шнурком, висящим у изголовья. Нестандартная ситуация откровенно заставила дьявола заволноваться - если с мехисой что-то случится, Дим с него голову снимет.
        - Погоди, - выпростав руку из-под одеяла, Касси схватила его за запястье. - Все в порядке, не нужно никого звать. Просто помоги мне согреться.
        Воин не стал отказывать в ее просьбе. Скинув одежду, он забрался под одеяло и обнял дрожащую девушку. Внезапно для себя боец осознал, насколько она хрупкая и тоненькая.
        Обычно в крепости никто не позволял себе подобного поведения, памятуя, что за Касси всегда стоят жрица и архидьявол, и потому оракул даже не воспринималась в качестве женщины. Но сейчас, слыша, как бьется ее сердце и чувствуя дыхание на своем плече, дьявол пытался разобраться, что делать дальше.
        Касси принадлежала Диму, и посягать на нее нельзя. Однако природе не прикажешь, и уже через минуту тепло дьявольского тела сконцентрировалось ниже всех приличий. Мехиса ничего не сказала на это, и, кажется, не заметила.
        Мысленно поблагодарив Асмодея за такое благоприятное разрешение ситуации, он вспомнил холодные зимние ночи своего детства, когда вот также под одним одеялом они грелись всей семьей, спасаясь от наступающей смерти.
        - Герой сбежал, - выдохнула Касси через минуту после того, как дьявол угомонил свое либидо. - Тот, что был в Зестолгое.
        - Я передам, - откликнулся боец, с готовностью отстраняясь от продрогшей девушки.
        Но повернувшаяся к нему мехиса обхватила красный торс тонкими белыми руками и прижалась к его груди плотнее. Спокойно глядя ему в лицо, оракул выдохнула:
        - Успеешь, просто лежи.
        - Как скажешь, - кивнул тот замирая.
        - И молчи, - добавила Касси, моментально погружаясь в сон без сновидений.

* * *
        ДОЛИНА МЕЧА, ТЕРРИТОРИЯ ОРКОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        Хитрожопость, похоже, у народов Колыбели в крови. Иначе как это можно объяснить? Гноллы прекрасно знали, что зелья, которыми они поят своих поработителей, наносят вред, если ими злоупотреблять.
        На протяжении поколений орки подсаживались на снадобья и закономерно наступила расплата - максимальный порог сущности, который могут вырабатывать их организмы, серьезно снизился из-за привыкания к поставкам извне, их тела просто переставали вырабатывать достаточное количество необходимой энергии. Точно так же развивается алкоголизм - ведь у человека минимальное количество его имеется, однако постоянно заливая шары, пьянь приучает организм к избытку, и тот перестает проводить положенные природой реакции. Кроме того, проявилось и еще одно последствие.
        Рождаемость сильно упала по сравнению с былыми временами, и некогда действительно крупный народ в итоге уменьшился на три четверти, можно сказать, естественным образом. Единственное, что до сих пор спасало орков от вымирания - постоянное вливание свежей крови в семьи через подкладывание рабынь и жен друг другу. Однако такими темпами уже спустя сотню-другую лет все гены будут настолько испорчены, что популяция будет совершенно неспособна на воспроизводство. А с учетом участия в постоянных войнах, где самые жизнеспособные - самые сильные и умелые - особи погибают, эта перспектива становится еще ближе.
        Гноллы верно рассудили - в открытом бою им никак не победить гораздо более приспособленных к серьезным нагрузкам и превосходящим в численности противников. А потому объединенные племена конеголовых смиренно приняли новую для себя роль слуг, рудознатцев и бесправных зельеваров. С точки зрения стратегии их самоотверженность сулила не просто победу в борьбе за свободу, а полное уничтожение захватчиков.
        Масштаб задумки на самом деле поражал. Потратить столетия, чтобы истребить своих поработителей, когда средняя продолжительность жизни отдельного гнолла упала со стандартных 120 лет до 60 за счет хренового обращения и плохих условий жизни - далеко не каждый народ на такое способен.
        - Обидеть крафтера может каждый, - хмыкнул я, вспоминая рассказ кхалиховского слуги.
        Сильными бойцами гноллы никогда не были. Даже их герой-объединитель добился успеха лишь потому, что оказался чуть более агрессивнее, чем его сородичи. Основная его победа в том, что вместо классической для гноллов мирной профессии он взялся за оружие. Конечно, буйные головы имелись во все времена, но это всегда была лишь погрешность, практически не стоящая упоминания.
        Относительно мирный нрав, однако, никак не препятствовал простому и далеко идущему плану. Чем-то гноллы напомнили мне наш земной Китай, который на протяжении столетий выходит в лидеры без спешки и суеты. Культура конеголовых похожа с ним именно этой своей чертой - они просто делают свое дело, преследуют цель, поставленную много поколений назад.
        Смог бы я вот так? Ведь если подумать, дракониды тоже запускали свои проекты по контролю населения и управления мышлением, рассчитывая не на десятки лет работы, а на века. Конечно, живут они дольше гноллов, но все равно дрожь берет от осознания, насколько истребление соседа в крови у местных народов.
        Заигрывать со мной тот слуга не стал, да и я сам видел половину информации, просто сопоставив уже известные факты. Кроме того, меня удивило, что комплекты из двух зелий заказывают маги Империи, причем это колдуны высшей категории. Именно поэтому я решил, что мне нужно несколько партий - требовалось поставить серию экспериментов, чтобы разобраться, как правильно принимать снадобья, чтобы увеличивать свой потенциал, при этом не погубив ни себя, ни окружающих.
        - Уважаемый Дим, - занавеску отдернула серая рука, и в комнату вошла одна из жен Кхалиха. - Меня зовут Ксатта, - заявила она, оглядывая меня с головы до ног.
        Я смотрел в ответ спокойно, ничего нового все равно не увижу - мы встречались еще во время первой ночи под крышей Кхалиха. Кажется, конкретно эта жена играла на струнном инструменте, сильно напоминающем кото.
        Сегодня на ней была простая накидка мехом наружу, отлично гармонирующая с цветом кожи и яркими желтыми глазами. И, пожалуй, это первый представитель расы, кто не мог похвастаться развитой мускулатурой - наоборот, ее фигура, будто нарочито утонченная, подчеркивала отличие от всех встреченных мной каменных орков. Было ли что-то еще под этой накидкой, оставалось на волю воображения, однако широкие разрезы до середины бедер и глубокий вырез заставляли чувствовать, что женщина перед тобой обнажена.
        Впечатляющий образ. Я сразу же представил ее длинные распущенные волосы разметавшимися на шкурах, а саму Ксатту - прикусывающей губу и стонущей от удовольствия. Мой перестроенный организм радостно воспринял эту игру воображения, отреагировав положенным образом. Судя по довольной улыбке, жена Кхалиха все прекрасно поняла.
        - Необычность привлекает, не правда ли? - подходя ближе, спросила она. - Я провела всю жизнь, старательно сохраняя свою уникальность, и это окупилось - я первая и единственная жена, которую вождь действительно любит. Он дал мне даже больше, чем я могла надеяться. Хотя признаю, при виде тебя во мне просыпается некоторый интерес, Герой Асмодея, - глядя на меня из-под приспущенных век, произнесла она.
        Это что сейчас, предложение было? Мелькнула гадкая мыслишка, что нужно ответить, проявить себя самцом, и затащить ее в постель. Но пришлось сделать усилие, чтобы успокоить разыгравшуюся фантазию.
        - Правильно ли я поняла, тебя интересуют наши брачные традиции? - подойдя вплотную ко мне, Ксатта легонько толкнула меня в плечо, и я рухнул на спину, принимая игру.
        Подняв полы накидки, в одно движение орчанка забралась ко мне на колени и, придерживая край, наклонилась ко мне так, что наши лица оказались буквально в миллиметрах друг от друга.
        Сглотнув, я сжал кулаки, чтобы руки не дернулись погладить ее бедра.
        - Да, меня интересуют… - сдавленно выдохнул я. - Традиции.
        Ксатта наклонилась еще ближе, сместив голову вбок, и я почувствовал ее горячий выдох на своей мочке.
        - Скажи мне, Герой, зачем тебе эта бесполезная девчонка? - спросила она шепотом, от которого у меня по всему телу пошли приятные мурашки.
        Мой пылающий разум автоматически дополнил ее слова фразой «Когда есть я», но я все еще каким-то чудом держался, чувствуя, что со мной играют, а я не понимаю правил чужой игры. Эта мысль помогла немного успокоиться, и хотя мне все еще хотелось схватить Ксатту и, сорвав с нее мягкую пушистую накидку, взять, как подобает настоящему архидьяволу, в голове все же прояснилось.
        Если я это сделаю, это ведь не я ее поимею, а она меня. Под таким углом ситуация уже не столь приятна, какой казалась всего пару секунд назад. Впрочем, возможно, все дело в новом теле, полном сил и горящем от желания выполнить главный завет всех живых существ - плодиться и размножаться.
        - Я еще не решил, - ответил я на ее вопрос. - Хочешь занять ее место?
        Ксатта села ровно и провела острым ногтем по моему торсу, спускаясь от подбородка к животу. Ее взгляд опускался вслед за пальцем, а я едва сдерживался, чтобы не прекратить эту приятную пытку.
        - Искушение у дьяволов в крови, да? - мягко улыбнулась она, вновь наклоняясь к моему лицу, одновременно опуская руку ниже.
        - Именно так, - судорожно выдохнул я, чувствуя, как меня держат за самое ценное. - Так все же?
        Ксатта облизала губы, продолжая исследовать рукой мое тело. Ее глаза потемнели, взгляд расфокусировался, а дыхание участилось. Я же оставался лежать неподвижно, сжимая кулаки, пока меня по-хозяйски лапала чужая жена. Первая и единственная любимая, да. Черт, если она точно так же с Кхалихом обращается, я не удивлен, что суровый вояка от нее без ума.
        Сексуальные утехи здесь не особо развиты, народы выживанием заняты, им некогда выдумывать Кама-сутру. А тот максимум, что я до сих пор встречал, на Земле даже за разврат не посчитают. Однако эта орчанка, похоже, исключение из правил. Не удивлюсь, если влияние у нее не только на мужа и вождя имеется, но и на всех мужчин в ее окружении. Опасная женщина.
        Ксатта опустилась ниже, полностью легла на меня и прикусила мочку правого уха, тяжело дыша. Я почувствовал ее упругую грудь, скользящую по моей коже. Когда она успела ее оголить?
        - А, какого хрена, - выдохнул я, чувствуя, что еще чуть-чуть и я опозорюсь, расслабившись раньше времени.
        Ощутив мои ладони на своих бедрах, Ксатта довольно посмеялась, прижимаясь сильнее. А затем я перевернул ее на спину и встал возле кровати, тяжело дыша. Если я сейчас не остановлюсь, возникнет куча проблем, которые придется решать. И ведь это не я инициатор, орчанка собирается меня использовать. А потому прежде чем натворить дел, следовало вспомнить, что я вообще-то дьявол.
        Она потянула тонкий поясок, до этого мной незамеченный, и ее юбка распалась на два куска, открывая мне вид на гладкую кожу серого оттенка. Длинные стройные ноги раздвинулись, позволяя рассмотреть все в деталях.
        Я опустился на кровать, упираясь руками в шкуру возле ее головы, и приблизился нос к носу.
        - Ксатта, милая, скажи мне, - дрожащим от возбуждения голосом прошептал ей практически в рот, - откуда у тебя линзы ликанской стаи?
        Глава 21
        - Итак, Азиль, я тебя внимательно слушаю , - сказал я, подложив руку под голову.
        Наместница немного задержалась с ответом, вероятно, подыскивая место, где ее никто не потревожит.
        - Пока что нам удалось серьезно сузить круг поиска, мой повелитель, я послала разведчиков, и сейчас жду их ответа. До этого мы нашли и устранили всех, кто с ними сотрудничал. Теперь, лишившись внешней поддержки, им некуда деться .
        Неплохо на самом деле, если говорить откровенно. Я, честно признаться, даже не думал, что дьяволица окажется настолько эффективной. Как-то мне казалось, обнаружить базу сверхсекретной организации ассасинов будет гораздо труднее. Хотя, возможно, я слишком поверил в их эффективность и навыки.
        По сути, кто был противниками стаи? Такие же слабаки, как и ликаны с берами. Да, они выполняли работу и для тех же орков, вот только, говоря откровенно, все дикие - просто сборище слабаков.
        Я постоянно совершаю одну и ту же ошибку. Толерантность, присущая землянину XXI века, заставляет воспринимать окружающих как равных. Да, несмотря на все мои заявления, я все еще не могу окончательно осознать действительности. А правда проста, и не имеет толкований.
        Я сильнейшее существо по эту сторону границы. И та часть моего народа, что вступила в мой домен - получает часть моей мощи. Но самое смешное, что до того поединка с вождями орков единственным, кто не использовал собственную силу, был я.
        Ада стала жрицей, и мгновенно раскрутилась на полную катушку, используя не только свое новое социальное положение, но и приобретенные знания и способности. Азиль, ставшая наместницей, тоже не теряла времени, и у нее даже мысли не возникло, что нужно сдерживаться.
        А я все еще сюсюкаюсь с окружающими, признавая за ними какие-то права и думая о них, как о равных. Вот только я стою на вершине пирамиды, дьяволы занимают вторую ступень. А все остальные народы толпятся под плинтусом.
        Мне все время кажется, что меня кто-то осудит за использование моих сил. Смешно, я - архидьявол, воплощение зла и все такое, а все равно не могу себе действовать, как положено Князю Тьмы. Казалось бы, с меня давно должен был слететь последний налет цивилизованности, однако я все равно вцепился в остатки человечности, будто это чем-то мне поможет.
        А ведь я давно уже не человек, и никогда им не стану, ведь после победы в игре, по сделке с Асмодеем, займу место среди других дьяволов. Все в моем домене понимают свое место и действуют соответственно, а я лишь говорю, что мы должны править этим миром, но не поступаю в соответствии с собственными словами. А ведь все мои проблемы именно из-за этого. Да, перед другими расами я выгляжу дьяволом, но по факту им не являюсь. А это значит, что в какой-то момент, когда мое несоответствие станет очевидным, меня действительно попытаются скинуть с пьедестала собственные подданные.
        - Хорошо, Азиль, держи меня в курсе , - мысленно проговорил я. - И еще одно, пока не забыл .
        - Да, мой повелитель ? - откликнулась та, дождавшись моего ответа.
        - Я считаю, что логово наемных убийц должно быть набито хитрыми ловушками. Полагаю, таким образом они должны держать своих воинов в постоянной форме, и защищаться от вторжения. Будьте предельно осторожны, я не хочу жертв среди своих .
        - Я приложу все усилия, мой архидьявол , - заверила наместница.
        - А вообще, знаешь … - я вновь взял короткую паузу, обдумывая все заново. - Просто уничтожьте там все. Окружите их базу и передайте огню .
        - А как же те, кто управляет стаей? Разве не нужно захватить их и пытать ?
        - Линзы уже попали к оркам , - ответил я. - Здесь сосредоточена основная торговая сеть всех изначальных племен. А значит, и в других землях они наверняка распространены. Нет никакого смысла сохранять жизнь их создателям. И уж тем более это не стоит риска потерять кого-то из дьяволов. Главное, проследите, чтобы никто не сбежал .
        - Слушаюсь, мой архидьявол .
        - Сообщи, когда будут результаты , - велел я, и отключил связь.
        Повернув голову, я поднялся с кровати и подошел к стоящей на коленях Ксатте. Жена вождя смотрела в пол, практически не двигаясь. И только по движущейся груди было видно, что она еще жива. Кожаное кольцо ошейника на ней смотрелось очень эротично.
        Моя правая кисть погрузилась в домен, выглядело так, будто она исчезла в воздухе. Стоило подумать, что я хочу вытащить, и на ладонь по ту сторону реальности лег ключ от ошейника. Стоило пожелать, рука вернулась на место.
        Это действие не вызывало никакого дискомфорта, ощущение тепла, существующего внутри домена - единственное, что я почувствовал.
        А ведь это прогресс, на самом деле. Вот так доставать предметы из собственного уголка между мирами я научился сравнительно недавно, просто не задумывался о процессе. Все происходило настолько естественно, что я воспринимал это за само собой разумеющееся.
        Теперь же, глядя на обнаженную жену Кхалиха, понял, что первый шаг к телепортации сделан.
        Фактически я открываю маленький портал, через который и проникает моя рука в домен. Способность призывать необходимый предмет с любого расстояния - это эффект домена, и он не удивляет. Вероятно, как и сам домен по отношению к реальности, так и пространство внутри него, не подчиняется привычным для меня законам, и ограничен лишь запасом маны и моей волей.
        А вот то, что я такой легкостью создаю портал, действительно очень важно. Мои ранние попытки переноса изначально строились неверно, и потому толком ничего не выходило. Однако, сам того не понимая, я постоянно его использовал, даже не задумываясь о механике процесса.
        Повертев ключ между пальцами, я перевел ошейник в средний режим, и орчанка вздохнула глубже, будто просыпаясь. Ее взгляд заметался по комнате, пока глаза не остановились на мне.
        - Ну как себя чувствуешь, Ксатта? - подходя к ней, спросил я. - Все еще хочешь затащить меня в постель?
        Она отчаянно замотала головой, отчего распущенные волосы заметались по воздуху, и осели на груди, соблазнительно подчеркивая грудь и плоский живот.
        - Сейчас мы пойдем к твоему супругу и поговорим с ним, - заявил я, взяв рабыню за подбородок. - Или ты не хочешь, чтобы Кхалих знал о твоем предательстве? Ведь он так хотел союза со мной, так старался, а ты попыталась подобраться ко мне обманом… Конечно, ты любимая жена, но вряд ли стоишь дружбы с дьяволами, которые вскоре будут править всей Колыбелью.
        - Нет, - едва слышно ответила она. - Прошу, не надо.
        Я хмыкнул, садясь на кровать напротив орчанки.
        - Что же я получу взамен за помощь в сокрытии твоего греха?
        На самом деле ничего страшного в ее идее не было. Орчанка просто решила меня соблазнить и воспользоваться близостью для защиты себя любимой от любых перипетий судьбы.
        Собственно, Ксатта совершила только одну ошибку: она поверила, что моя вежливость с орками, это проявление мягкотелости. Поэтому расчет замужней орчанки был прост: взять линзы, защищающие от дьявольского очарования, чтобы ее план не сорвался, затем трахнуть меня хорошенько, заодно попробовав, каково это с дьяволом, а потом дергать за веревочки, наслаждаясь моей протекцией.
        Я уже думал, что постоянное бесконтрольное потребление снадобий от гноллов снизило интеллект орков. Думаю, либо передо мной как раз особь именно с такими последствиями, либо Ксатта просто красивая, но тупенькая.
        В любом случае, теперь я могу ее использовать, осталось лишь решить, каким именно образом.
        Я не просто так сказал о линзах. Будучи любимой женой, орчанка слышала очень много из того, что говорил супруг, и прекрасно запоминала. Поэтому, когда Кхалих однажды показал ей сие чудо, она запомнила и тайком попробовала их надеть, а потом спокойно сняла, удовлетворив любопытство. Сам вождь даже не вспомнил о них, когда я объявился, а вот Ксатта после того вечера, когда увидела меня в гостях у супруга, сразу придумала план по соблазнению дикого дьявола.
        Честно говоря, если бы не ошейник, я бы просто кончил ее и все. Но, надев артефакт, заставил снять линзы и все мне рассказать. А после, когда защиты уже не было, заставил все повторить под очарованием.
        Проблема нашей способности в том, что утратив зрительный контакт, контроль теряется. Поэтому на ней ошейник.
        Можно, разумеется, было ее запрограммировать на необходимое мне поведение, но я его просто еще не придумал. Одно ясно: действовать нужно быстро. Рассказ об обычаях не может занимать несколько часов, а все наше взаимодействие уже заняло добрых полчаса, если не больше.
        Ксатта открыла рот, чтобы озвучить возможную плату, но я остановил ее взмахом руки.
        - Мы обсудим это в другом месте и в другое время. Но и отпустить тебя просто так я не могу, как ты сама понимаешь.
        Она вздрогнула, когда я резко встал на ноги и подошел вплотную. А стоило мне коснуться ее плеча, нас обоих перенесло в домен.
        И вот теперь она всерьез испугалась.
        - Можешь чувствовать себя, как дома, но не забывай, что ты в гостях, - склонившись к ее уху, прошептал я с усмешкой.
        И вышел из домена один.
        Посмотреть, что происходит с телом перемещенного в домен, хотел еще с тех пор, как затащил туда Рьерта. Однако тогда у меня не было подопытной крысы, которую было бы не жалко потерять.
        С учетом временных искажений между реальностью и моим личным пространством могло случиться что угодно. А сейчас я решал сразу несколько проблем одним экспериментом.
        И первое же открытие - в реальности Ксатта исчезла. Постояв посреди комнаты, я выглянул в окно, не похоже, чтобы прошло много времени с нашего исчезновения.
        - Черт, нужен еще один человек, - вздохнул я.
        А затем снова вошел в домен.
        На первый взгляд здесь ничего не изменилось, орчанка не сменила позы.
        Сжав ключ в руке, я отдал ей приказ:
        - Считай вслух от одного и дальше.
        Ксатта испуганно всхлипнула, услышав мой голос, но приступила к выполнению.
        На счет «три» я вернулся в комнату. Кое-как вытерпев десять секунд, шагнул в домен.
        - …тыре, пять, шесть.
        - Хватит, - велел я, и она замолчала.
        С ее точки зрения, наверное, выглядит все это очень странно, и от того страшно. Во всяком случае, если бы со мной такое произошло, даже и не знаю, как бы поступил.
        Мое путешествие началось после смерти, и тогда сам факт собственного трупа нарушал всю картину мира. А если я, например, из дома вышел, и сразу перенесся в Колыбель, очень охренел бы.
        Пока что ясно, что время в домене останавливается, стоит мне его покинуть. Это открывает определенные перспективы, но и проблемы также создает, ведь если в реальности я возвращаюсь ровно в тот же момент, когда и вышел, получается, что пересидеть осаду в безопасном месте, допустим, не выйдет.
        Считать время заново я не приказывал, просто шагнул в комнату и осмотрелся. Искомый предмет нашелся довольно быстро. Скомкав шкуру, я подбросил ее к потолку и тут же покинул реальность. Новый отсчет до десяти, возврат…
        Похоже, есть небольшая задержка, пока срабатывает сам перенос - стоило мне вернуться, шкура тут же достигла пола, но она изначально оказалась ниже, чем в момент моей телепортации. Конечно, это краткий миг, пока я нахожусь уже не в домене, но и не в Колыбели. Но эта задержка имеется, и ее обязательно нужно учитывать.
        Осталось испытать перенос живого существа из одного места в другое, но я пока не придумал, как это провернуть. Дьяволы домена со мной связаны, и я могу чувствовать их, потому призыв срабатывает. При этом уходят они по тем же координатам, откуда я их забрал. Но как, не имея этой привязки, опробовать телепортацию?
        Задумавшись, я почесал отросшую бороду. Подумаю об этом чуть позже, а пока что нужно завершить начатое.
        Наверняка кто-то видел, как Ксатта входит ко мне в комнату. Поэтому я обязан узнать о их традициях, тогда смогу сказать, что она выполнила мою просьбу, а после ушла. Для нее в домене время будет стоять на месте, так что безопасности любимой женщины вождя ничего не грозит, а ему я и могу сказать, что понятия не имею, где она.
        Если подумать, это даже не назовешь ложью, ведь я не знаю, где находится мой домен.

* * *
        КРЕПОСТЬ ОЛЬХ. ЖРИЦА АСМОДЕЯ АДА И КОРИАЛИС ИЗ ДРЕВНЕГО РОДА СТЕЛЛЕР.
        - Ну почему все так сложно?! - застонала Кори, запуская пальцы в волосы.
        - Тебе на этом языке разговаривать, как на родном, учи! - Ада ткнула пальцем в страницу. - Как ты будешь сама все обряды проводить, если языка не знаешь? Хочешь, чтобы над тобой насмехались какие-нибудь беры?
        - Но ведь ты обряды на нем не проводишь! - возразила бывшая искательница, никогда не питавшая любви к чтению и письму.
        Дьяволица фыркнула, откидывая толстую косу за спину.
        - Потому что это не обязательно здесь, в сердце наших земель. А если ты начнешь к Асмодею обращаться на том же языке, на каком с простыми смертными говоришь, кто уважать станет такую религию?! Да никто! - воскликнула она. - Чем больше неизвестности и тумана ты будешь напускать, тем тебе же выгоднее. Запомни, Кори, если к Богу можно обращаться где угодно, и как угодно, то зачем нужны жрецы?!
        Девушка в ответ тяжело вздохнула, накрывая живот ладонью. После того, как ребенок впервые толкнулся, она делала это практически постоянно. И хотя как для человека было рановато, однако в крепости никто не поднимал панику. А уж потрогать живот и почувствовать эти толчки желали, кажется, все.
        - А для чего мы нужны? - уточнила Кори, когда Ада немного успокоилась и села за стол напротив.
        - Во-первых, чем больше последователей, тем сильнее влияние Бога, - начала пояснять жрица. - То есть все твои чудеса, на которые ты сейчас способна, станут сильнее. Во-вторых, божественное присутствие поможет нашему домену расти и развиваться быстрее. В-третьих, это контроль. Любой жрец следит за порядком на своей территории. Ты же не хочешь, чтобы твой ребенок рос в мире, где его могут презирать за происхождение?
        - А как мне за этим следить? - удивилась Кори.
        Дьяволица отмахнулась.
        - Как только ты проявишь пару чудес, народ сам будет к тебе тянуться. Я бы посоветовала не слишком упирать на реальную пользу, а только часть делать. Например, пришли к тебе разок за лечением болезни, а ты ее не до конца исцелишь, а только облегчишь течение. Тогда ему придется приходить снова и снова, пока, наконец, его организм не переборет заразу. Понимаешь, к чему я клоню?
        Искательница уронила голову на книгу и застонала:
        - За что мне все это?! Я в жизни с простыми людьми практически не общалась, а ты хочешь, чтобы я диких знала в лицо и разбиралась в их проблемах. Это кошмар какой-то.
        Ада в ответ лишь хмыкнула.
        - Поверь, все не так уж и сложно, как тебе сейчас кажется. Главное - выучи наш язык, остальное будет уже значительно проще. Итак, читай вслух, - отобрав у подруги книгу, жрица полистала страницы. - А я послушаю.
        Кориалис снова тяжело вздохнула, но принялась за дело.

* * *
        ДОЛИНА МЕЧА, ТЕРРИТОРИЯ ОРКОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ.
        - Думаешь, из нее выйдет толк ? - спросил я, прогуливаясь по городу.
        - Если бы ей приходилось с детства жить, как все, она бы уже давно всему научилась , - ворчливо отозвалась жрица. - Но эта Кори - страшная лентяйка. Сперва за нее все делали слуги клана, потом любовники …
        Я улыбнулся, прищурив глаза от яркого солнца, выглянувшего из-за туч. Погода выдалась на радость теплая и почти осенняя. Конечно, внутри домов сохранялось тепло, но сегодня и снаружи оказалось довольно приятно. Само собой, я привыкаю к любой температуре, но приемлемой все равно считаю лето. Зима не самая приятная пора, а сейчас она буквально на носу.
        - Хорошо, а куда ты ее отправить хочешь ? - спросил я, возвращаясь к обсуждению новостей крепости. - Она сейчас родит, и какое-то время все равно будет привязана к младенцу. Года три, наверное .
        - Дим, что такое три года ? - хмыкнула та, видимо совершенно забыв и о нашем подвешенном состоянии, когда не ясно, что будет завтра, не то что через года, так и о продолжительности жизни людей, для которых такой период времени - двадцать процентов всего отмеренного природой. - С ее темпом обучения еще и не хватит, чтобы толковую жрицу из нее сделать .
        - Как, однако, она тебя зацепила , - посмеялся в ответ я. - Но тут ты не права, златоглазая моя. Это для тебя сан жрицы - честь, выше которой нет ничего ни в одном из миров. Кориалис, во-первых, человек, и ей не так привычен сам наш Бог. Во-вторых, она же из богатого клана, где ей не приходилось работать. Что там говорить, ты же помнишь, Адам рассказывал, как она к деньгам относится ?
        - Конечно, я это все понимаю , - вздохнула Ада. - Но Асмодей ее отметил, значит, с этим нужно что-то делать .
        - Ты в этом уверена? Как по мне, если бы Асмодею хотелось сделать из Кори жрицу, он бы дал это понять. Пока что, насколько я могу судить, вполне вероятно, что все ее дьявольские способности - от ребенка .
        - То есть ?
        - Силы, которые появились у Кориалис после секса с твоим братом - заемные , - с готовностью пояснил я в ответ. - Асмодей благословил не ее, а того ребенка, и как только он родится, все способности у самой Кори исчезнут. Ты не думала о таком варианте, Ада ?
        Судя по затянувшемуся молчанию, подобные мысли ей и в голову не приходили. Но дело в том, что точного ответа я не знаю, потому и могу предполагать разные возможности.
        - Пожалуй, стоит обратиться к Асмодею напрямую , - наконец решилась дьяволица.
        - Заодно передавай ему мой привет , - ответил я с легкой усмешкой.
        Звучит, конечно, лихо, но по факту меня больше интересует, согласится ли сама Ада на такое кощунство, или сразу меня срежет. Сам архидьявол вряд ли вообще воспримет эти слова всерьез.
        - Хорошо, мой повелитель , - произнесла дьяволица. - Кстати, ты не выяснил, что за Герой был рядом ?
        - Пока еще нет, но пусть Касси не расслабляется, враг может вернуться .
        - Хм, очень маловероятно , - высказалась Ада. - Наша мехиса уже сильно рискует, погружаясь в ледяную воду .
        От таких новостей я остановился, встав посреди улицы.
        - Не понял ?
        - Дим, холода наступают , - словно с дурачком разговаривает, пояснила она. - Источник Касси замерзает, не забывай, что мехиса - отчасти змея, они плохо переносят холод .
        А я вот об этом даже и не подумал. Если Касси не сможет плавать в своем бассейне, выходит, мы на зимний период останемся слепы. С другой стороны, все вокруг тоже сидят у очагов, и никто в походы не шляется. Кроме Империи, конечно.
        - Передай ей мой приказ , - заговорил я после паузы. - В бассейн ни ногой. И проследи, чтобы выставленные Адамом часовые за ней приглядывали. Если с нашим оракулом что-то случится, я им руки оторву. Я понятно изъясняюсь ?
        - Понятно, мой архидьявол , - томным голосом произнесла дьяволица, изображая возбуждение. - Как же я люблю, когда ты такой …
        - Кстати об этом , - подхватил тему я. - Скажи честно, ты считаешь, я слишком мягкий ?
        Жрица на этот раз молчала дольше обычного. Я же сошел с дороги и потопал дальше. Определенной цели у меня не было, просто нужно было немного проветриться, а то в той комнате уже начал чувствовать себя затворником. Сама мысль о повторении своей земной жизни заставляла шагать вперед, подальше от уютной теплой кровати.
        - Я не могу тебя понять, Дим , - совершенно серьезным тоном откликнулась Ада, когда я миновал квартал. - Ты бываешь разным - с кем-то жестокий, с другими податливый. Но пока что я не замечала за тобой серьезных ошибок. Кстати, Хаэль тут спрашивала, нужна ли тебе ее помощь. Я выслушала вашу историю, и вот, что скажу, Дим: с марунами ты поступил жестко, но верно. А вот с ликанами добрым притворялся зря. Если бы ты не возился со щенком, мы бы получили все то же самое, только быстрее .
        - Хорошо, передай ей, чтобы присмотрелась к жителям крепости Ольх, если у кого найдутся способности, Хаэль должна взять себе учеников. Как, думаешь, мне стоит поступить с орками и гноллами ?
        - Честно? Они должны с благодарностью принять тебя своим Верховным Вождем и благословлять Асмодея за то, что он послал тебя в их земли .
        - Хорошо, я тебя услышал. Спасибо за честность .
        Глава 22
        СТОЛИЦА ИМПЕРИИ, ГИЛЬДИЯ МАГОВ. ЗАЛ СОВЕТА .
        - Мальчик сбежал? - улыбнулись полные губы сидящего в мягком кресле мужчины с львиной гривой и кошачьим носом. - Этого можно было ожидать, Корн никогда не был силен духом.
        - Позволь не согласиться, уважаемый Тареор, - приподняв палец, проговорил другой маг, сидящий как раз напротив. - Мы потратили немало времени, чтобы добиться такого результата. Умение вовремя избегать боя с превосходящим противником - залог победы.
        Кто-то из девяти присутствующих высших магов Империи тяжело вздохнул, предчувствуя очередной спор двух непримиримых соперников. Постоянные мелкие конфликты двух школ уже надоели остальным членам совета до такой степени, что их уже больше не воспринимали.
        - А что, сын Асмодея настолько силен? - прерывая очередную склоку, задала вопрос волшебница в бело-рыжей сутане. - До сих пор я полагала, дракониды Гильдии Искателей рассчитывают на Корна, думала, мальчик победит в Игре. Так кто ошибся?
        - Достоверно известно не слишком много, - ответил, приподняв руку, удерживающую длинный посох, председатель совета. - Пока что, насколько смогли подтвердить наши осведомители, Герой Асмодея освоил пятую ступень огненной стихии и вторую - ментальной магии.
        - За какой срок? - вмешался в диалог Тареор, тряхнув гривой.
        - Меньше полугода, - недовольным тем, что его перебивают, ответил тот. - Но не спешите удивляться, уважаемые, кровь архидьявола сама по себе очень сильна, а уж если к ней прилагается дар…
        Собрание высших магов закивало, негромко высказываясь между собой.
        - Мы выяснили происхождение с человеческой стороны? - вновь взяла слово единственная волшебница. - Может ли быть так, что мальчик был не единственным носителем крови Асмодея?
        - Хочешь найти родню и ставить над ними опыты? - Тареор улыбнулся. - Мы не уверены, что справимся с одним чародеем божественной крови, а ты предлагаешь вырастить ему компаньонов?!
        Зал вновь погрузился в спор. На этот раз голоса звучали громче, а выражения - крепче. Председатель совета покачал головой, глядя на коллег с осуждением. Очередное собрание грозило перерасти в бессмысленный треп, не приводящий ни к каким решениям.
        Подложив под подбородок кулак, председатель оглядывал высших магов, и с трудом понимал, как они до сих пор сохранили свое влияние и силу. Когда-то давно они действительно что-то решали и могли влиять на ход событий, однако чем дальше, тем сильнее Гильдия Магов уступала первенство Гильдии Искателей, затем кланам.
        Сегодня уже мало кто мог бы вспомнить о том, какого величия некогда достигла Гильдия Магов, сыгравшая основную роль в войне с изначальными народами. Тогда, раскрыв секреты местной природы волшебства, именно чародеи Гильдии спасли прибывших из разных миров своими сокрушительными заклинаниями, переворачивающими мир.
        Пора, пора менять Гильдию. Совещательный совет равных по мощи, но разных по своей специализации утратил свою изначальную суть. А посидеть за столом высшие маги смогут и без привлечения главы. Тем более у каждого есть, где проводить подобные мероприятия.
        - Полагаю, на сегодня мы закончили, - устало вздохнул председатель, и махнул рукой.
        В зале раздался звон колокольчика. Отложив инструмент, уже не никого не слушая, под осуждающими взглядами коллег глава Гильдии Магов покинул помещение, никому больше ничего не говоря.
        - Это было ожидаемо, мессир, - склонился в поклоне дьявол, ожидавший его за дверью. - Высшие маги утратили связь с реальностью.
        - Все так, мой дорогой друг, - отозвался чародей, позволяя своему рогатому помощнику стянуть с себя тяжелый традиционный плащ волшебника. - Но лучше расскажи мне новости о вашем Герое.
        Поправив складки униформы, дьявол убрал ее в стоящий у стены шкаф и заговорил:
        - Мне мало известно, ведь по вашему распоряжению я не стал принимать приглашения в домен, но несколько часов я узнал, что в наш старый город Катмадан собирается вернуться около сотни моих братьев и сестер.
        Мессир уселся в мягкое кресло и вздохнул.
        - Разве архидьявол не передал Шипящие леса нагам? - уточнил он, припомнив услышанное ранее.
        - Полагаю, змеям осталось недолго бродить на свободе, мессир, - учтиво поклонившись, заявил слуга. - Если архидьявол завладеет титулом Верховного Вождя, им придется подчиниться его власти. Дикие готовы рвать друг друга зубами по слову столь влиятельной персоны, для них он будет равен Богу, и власть его неоспорима.
        Высший маг горько усмехнулся. Вот уж от чего бы он сам не отказался, так это от абсолютной власти. Сила у него была, но проблема в том, что остальные члены совета не уступают ни по мощи, ни по опыту.
        - Скажи мне, Черм, а ты сам не хотел бы вернуться к своим? - спросил он, глядя на своего слугу.
        Дьявол склонил голову на бок, глядя на своего хозяина. Хвост его был обрублен, а рога - сильно подпилены, однако он все равно оставался верен своей природе, а потому, как и диктовали условия сделки, ответил искренне.
        - Мессир, если у меня будет выбор: свобода или смерть, я выберу свободу, - спокойно проговорил он. - Но если архидьявол проиграет другим Героям, то что за судьба будет ждать меня? Никому не нужен будет покалеченный член общества, лишенного репутации.
        Председатель улыбнулся, поглаживая подлокотник кресла.
        - Ты допускаешь, что он проиграет? - спустя минуту размышлений, спросил он.
        - Разумеется, мессир, - кивнул Черм, и по взмаху ладони хозяина пояснил: - Если я чему-то и научился за свои двести лет, так это тому, что все в нашей жизни решает случай. Герой Асмодея может быть физически силен, но подавится косточкой вишни. Обладать высшей магией всех стихий и захлебнуться рвотой, перебрав вина в трактире. Всегда есть лазейка, мессир. Неуязвимых не существует, что доказывает само появление Колыбели - даже Богам можно пустить кровь. Просто нужно знать, как.
        Маг медленно опустил веки и нахмурил брови.
        - Хорошо сказано, - вздохнул он. - Однако вернемся к нашему разговору. Если эта сотня достигнет Катмадана, что будет дальше? И почему сейчас?
        О том, что не все дьяволы поддержали своего Героя, ему было прекрасно известно. Еще несколько тысяч, если верить Черму, оставались на свободе, и пока не спешили присоединяться к своим собратьям. И это только те, кого смог разыскать председатель совета. А сколько их на самом деле скрывается в Империи?
        Конечно, можно было бы продать эту информацию Империи или Гильдии Искателей, но подобные вещи лучше держать при себе. В свое время и Черм был ярым сторонником превосходства детей Инферно над другими расами. Вот только теперь он - слуга, скованный грамотно составленной сделкой, и принадлежит мессиру целиком и полностью.
        Незаменимый помощник и очень ценный осведомитель, за прошедшие годы Черм уже и не думал о другой жизни, а мессир доверял ему едва ли не больше, чем самому себе. Однако сейчас мир стремительно менялся, и нужно приспосабливаться, если нет сил возглавить эти изменения.
        Высший маг бросил взгляд на дверь, за которой находился зал совета. Его собственные коллеги, как высказался Черм, давно утратили связь с реальностью, и не видят, что время старой Гильдии Магов уже закончилось, а сборище сильнейших чародеев просто доживает свои дни в неге и бессмысленных дрязгах. Сгинуть вместе с ними не хотелось.
        - Полагаю, мессир, после присоединения они усилят домен архидьявола, - заговорил Черм, дождавшись, когда его хозяин закончит размышлять, - и все больше моих сородичей решится выйти из тени. Думаю, уже весной мы узнаем о том, что число присягнувших Герою Асмодея достигнет первой тысячи, а то и больше.
        - У нас возникнут проблемы? - поднял бровь чародей.
        - Только если вы решите встать у них на пути, мессир, - с легкой улыбкой заметил слуга. - Гильдия Магов утратила прежнее влияние, но некоторые этого не видят.
        - Как думаешь, - осторожно подбирая слова, спросил председатель, - архидьявол согласится, если я предложу ему встретиться лично?
        Черм склонился в поклоне.
        - Вы, как всегда, смотрите в будущее, мессир. Полагаю, для Героя Асмодея подобное предложение будет огромной честью.
        Или он окажется последним глупцом, за которым точно не стоит идти, подумал рогатый, но вслух этого уже не сказал.

* * *
        ДОЛИНА МЕЧА, ТЕРРИТОРИЯ ОРКОВ. ДЬЯВОЛ ДИМ .
        - Адам! - раскинув руки для объятий, я обхватил воеводу за плечи. - Наконец-то вы прибыли!
        Тот в ответ ухмыльнулся, отступая в сторону. Пришедшие с ним от леса марун воины, довольные вниманием собравшихся вокруг зевак, напрягали мускулы и стреляли глазами, разглядывая орочьих женщин. Действительно, смотрелась полусотня Адама весьма представительно - одинаковые нагрудники, одинаковое оружие, они даже по росту и телосложению походили, как братья.
        - Прибыли, как только смогли, - ответил воевода, оглядывая собственное войско. - Но, должен сказать, Фьята постаралась изо всех сил, и как видишь, это сработало.
        Действительно, срочная доставка отряда оказалась быстрой. Конечно, можно было попробовать самому их себе притянуть, но рисковать собственным народом совершенно не хотелось. Поэтому пришлось задержаться в долине еще на сутки после совет очухавшихся вождей - как раз столько времени потребовалось Адаму и его ребятам на марш-бросок по скалам.
        - Пойдем-ка в дом, - махнул я, указывая на выделенные мне хоромы.
        Двухэтажное строение строго говоря принадлежало Кхалиху, но после серьезного разговора с орком, я получил заверение в верности и готовности платить столько, сколько потребуется. О том, что вождь сделает с женой, так его подставившей, я не думал - в конце концов, за все проступки должно следовать свое наказание. А что он ее не найдет - так это не моя проблема.
        Официально Ксатта попыталась меня соблазнить, но получила отказ и сбежала в неизвестном направлении. Нашелся даже гнолл, который видел, как любимая жена Кхалиха покидала город. Впрочем, теперь это было уже не так важно.
        - Итак, каков план? - опускаясь за стол, спросил Адам.
        - Я заключил сделку, что клан Ор будет вырезан руками Кроиллы, я вас чуть позже познакомлю. Но нам в любом случае нужно провести смену правителя, - сообщил я, наливая соратнику вина из кувшина. - Ваша задача - взять всех, кто носит татуировку клана, обезвредить и доставить на казнь.
        Адам залпом осушил чашу и, вытерев рот тылом ладони, усмехнулся.
        - Я так и знал, что без кровопролития не обойдется, - заявил он. - Сколько у нас времени?
        Я пожал плечами.
        - Не думаю, что во время зимы что-то случится, - сообщил ему, заново наливая чашу. - Послезавтра у меня назначен поединок с сыном Ор’рамма за право стать Верховным Вождем. После моей победы сразу же и начнете. С тем влиянием, какое я получу, одолев сынишку вождя, остальные орки не посмеют перечить или вмешиваться. Скорее всего, они сами с радостью будут вам помогать.
        Дьявол покачал головой.
        - Не пойму только, зачем тебе мы в таком случае? - признался он. - За тебя всю работу могут сделать орки, так почему ты вызвал нас? Не пойми, мой архидьявол, я не оспариваю твой приказ, просто пытаюсь разобраться.
        Я хмыкнул и придвинул ему блюдо с жареным мясом.
        - Все дело в престиже, Адам, - заявил ему, вновь наполняя опустевшую чашу. - Здесь, считай, центр всей цивилизации изначальных. Остальные уже не настолько влиятельны.
        Дьявол кивнул, пережевывая кусок свинины.
        - Поэтому я хочу, чтобы все изначальные народы увидели - я не один, за мной стоит такая сила, которая раскатает всех в тонкий блин, - плеснув и себе, я продолжил пояснения. - Нет ничего плохого, если нас начнут бояться враги. Те же, кто уже вступил в союз с нами, будут видеть в этом нашу и, соответственно, свою силу. Ведь раз мы все союзники, то мощь отдельного народа принадлежит всем остальным.
        - Чушь, конечно, но я тебя понял, - кивнул Адам, отправляя в рот новый кусок. - Итак, ты проводишь бой, побеждаешь, мы хватаем весь клан, а после казним на главной площади… - он задумался на несколько секунд. - Ты уже придумал, в чем будешь обвинять их? Если убивать просто так, окружающие могут не понять.
        Я улыбнулся, кладя на столешницу имперский золотой.
        - Официально: за пособничество с Империей и попрание изначальных народов. Однако тут многое можно приплести - главная суть же, измена. Клан Ор давно у всех по горло, так что, как уже сказал, проблем не возникнет. Пожалуй, вам придется охранять пленников, чтобы тех толпа не разорвала раньше времени.
        - Хм, интересный расклад, - заявил воевода.
        - Ну, так я же архидьявол и Герой Асмодея, - развел руками в ответ. - У меня иначе и быть не может.

* * *
        - Ну что, ты готов проиграть, архидьявол? - ударив кулаком о кулак, рассмеялся сын вождя.
        Я оставил его реплику без ответа, вместо этого обернулся к стоящему чуть в стороне Адаму и кивнул. Дьяволы быстро оцепили выделенный для боя пятачок дополнительным строем.
        - Сегодня ты умрешь, рогатый! - продолжал выступать Ор’римм, попутно используя боевые навыки.
        Возможно, я пока еще не слишком опытен, чтобы различать их по узору, возникающему вокруг тела, однако и без того видел, что парень готовился основательно - штук двадцать уже наложил, а ведь еще даже начало боя не объявили.
        - Ас! Мо! Дей! - хором рявкнули дьяволы, и орки даже посторонились от неожиданности. - Ас! Мо! Дей!
        Мои воины разом ударили кулаками по нагрудникам, вызвав новую волну среди толпы. Я же почувствовал себя странно - вроде бы и серьезно все, но мне вот такие приемы психологической ломки кажутся излишними. Вождь орков со своей семьей и так нам не угроза. Хотя выглядит скандирование, нужно признать, красиво.
        - Ас! Мо! Дей! - неожиданно присоединились к дьяволам голоса позади меня.
        Оглянувшись, я с удивлением заметил Кхалиха и Кроиллу, стоящую в толпе соклан и ударяющих в маленькие барабаны, подвешенные к поясам. Походный вариант? Не знал, что у орков такие есть. Впрочем, я даже мысли не допускал, что у меня появится своя армия фанатов, с подобной легкостью скандирующая имя моего Бога.
        - Да я прямо рок-звезда, - хмыкнул себе под нос, разминая шею.
        Постепенно к скандирующему имя архидьявола клану присоединялись другие. Не прошло и минуты, а Ор’рамм уже недовольно озирался, щуря глаза. Все правильно, вождь, твое время ушло, а власть утекает сквозь пальцы. С этого момента в Зестолгое будет сидеть мой наместник, а союз вождей останется для галочки.
        Уступать главный источник финансов? Я не настолько дурной.
        Однако держался текущий глава города с достоинством. Призвав народ к порядку, Ор'рамм поведал окружающим об условиях поединка, похвалил орков за единодушие и патриотический порыв поддержать свой народ в борьбе за место Верховного Вождя. Затем переключился на пространные разговоры о будущем, когда его сын приведет изначальные народы к победе над Империей.
        Наконец, минут через пять он все же выдохся и, подняв руку, рыкнул:
        - Начинайте!
        Мой противник рванул в атаку с места. Размытый силуэт приблизился ко мне быстрее, чем я успел моргнуть. Однако его удар обошелся Ор’римму слишком дорого - на такой скорости столкнуться со стеной очень неприятно. Перехватив вторую руку противника, я спокойно толкнул его от себя.
        Орк покачнулся, но равновесие удержал. А вот от удара кулаком в лицо уклониться уже не успел. С хрустом вмялся нос, брызнула кровь из лопнувших губ, я ощутил короткое сопротивление и, осмотрев свой кулак, стряхнул чужую кровь с руки.
        Сын вождя рухнул на спину. Дьяволы вокруг площадки заметно напряглись, готовые защищать мою жизнь ценой собственных, однако толпа все еще молчала, не поняв, что произошло.
        Подойдя к трупу, я раскрыл поломанную пасть и вырвал торчащие из нее клыки. Добыв оба, выпрямился и продемонстрировал народу на площади.
        - Преклонитесь перед Верховным Вождем изначальных народов, архидьяволом Димом, Героем Асмодея! - набрав воздуха в грудь, первым закричал Адам, и его воины подхватили.
        Бросив изъятые клыки на землю, я медленно пошел в сторону Кроиллы. Нужно извиниться, что не рассчитал силы, а то мироздание может и наказать за нарушение сделки.
        Пришедшие на площадь медленно опускались на колено. Слишком быстрая расправа шокировала их, они еще не поняли, что произошло и как. А вот Ор’рамм, с ненавистью прожигающий мою спину взглядом, уже догадывался, какую ошибку совершил, играя с дьяволом.

* * *
        ЗЕСТОЛГОЙ, ТЕРРИТОРИЯ ИМПЕРСКОГО КОРПУСА .
        Процессия двигалась через город орков. Впереди шествовали дьяволы, как один огромные и жуткие. Единая броня на каждом из полусотни детей Инферно демонстрировала богатство клана, а высокое знамя за спиной самого большого среди них развевалось по ветру, отчего казалось, что вышитая на черном поле рогатая голова чудовища смеется над жалкими смертными.
        За ними следовал отряд орков из старых родов, как и положено, каждый одет в свои цвета и держит не церемониальное, а боевое оружие.
        Жители торговой столицы изначальных земель столпились на улицах, кто со страхом, а кто и с надеждой глядя на процессию.
        Стоящие в толпе гноллы вдруг пришли в движение, безбоязненно раздвигая ряды бывших хозяев, и выходя на пути дьяволов.
        Герой Асмодея вскинул руку, и все шествие замерло. Архидьявол приподнял подбородок, разрешая говорить, и толпа услышала просьбу принять народ гноллов под руку великого клана дьявола.
        - Встаньте, - пронесся над городом полный силы голос. - Я, архидьявол Дим, Герой Асмодея, принимая вашу клятву верности. С этого дня любой, кто поднимет руку на вас, поднимет его на мой клан. Взамен вы будете трудиться наравне с другими народами ради блага изначальных рас, а мои наместники проследят, чтобы с вами обращались так, как вы того заслуживаете.
        Гноллы кланялись, расступаясь перед вновь пришедшей в движение процессией, а когда отряды орочьих кланов миновали их, конеголовые последовали за ними, замыкая ряды громадного войска.
        Архидьявол смотрел только перед собой, а прикрывающая его полусотня дьяволов раздвигала собравшихся зевак, не применяя силы. Ощущение опасности, накатывающее на горожан с каждым шагом процессии, постепенно слабело, уступая место интересу. В воздухе чувствовался ветер перемен, и теперь орки прикидывали, чем им будет выгодно это новое время.
        Через полчаса движущаяся по Зестолгою армия добралась до портового района. Стража из людей, охраняющая имперский корпус, при виде надвигающейся опасности схватилась за оружие, но выступать против явившейся мощи никто не осмелился.
        Внезапно из-за спин имперцев показался человек. Растолкав замерших и растерянных солдат, он прошел вперед, не оглядываясь на охранение Великого Вождя, и остановился лишь в тот момент, когда дьявол авангарда поднял кисть с острыми черными когтями.
        - Мое имя Койрэнар Стеллер, я старший наследник древнего рода Стеллер! - выпалил мужчина, и после секундного промедления опустился на колено.
        Уже занесенная для смертельного удара рука замерла. Обернувшись, страж в нагруднике из небесного металла ждал команды от главы. Казалось, весь город застыл, ожидая, что же случится дальше.
        Золотые глаза архидьявола на секунду сузились. Сильный порыв налетевшего с моря ветра дернул густые черные волосы, развивая их. Жесткие губы, обрамленные аккуратной черной бородой, раздвинулись в улыбке. Жестом велев своим воинам отступить, новый владетель Зестолгоя сам прошел к стоящему на коленях мужчине.
        - Чего же ты хочешь от Героя Асмодея, Койрэнар Стеллер? - пророкотал его голос.
        Человек поднял голову, безбоязненно глядя в лицо Верховного Вождя изначальных народов.
        - Я пришел заключить сделку.
        Конец четвертой книги.
        Ссылка на пятую книгу: * *
        Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги??:
        Ищущий да обрящет!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к