Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Кчиши Ирина Коханова
        Крики, вопли, предсмертная агония - таково было мое пробуждение. Я открыл глаза и отшатнулся, заорав: с чьего-то лица, расположенного совсем близко, на меня смотрели широко распахнутые глаза, уже остекленевшие.
        КОХАНОВА ИРИНА(ГВЕЛА)
        КЧИШИ
        =НАЧАЛО=
        Крики, вопли, предсмертная агония - таково было мое пробуждение. Я открыл глаза и отшатнулся, заорав : с чьего-то лица, расположенного совсем близко, на меня смотрели широко распахнутые глаза, уже остекленевшие. В панике смотрю, что творится вокруг. Тела... тела ... тела... огромная пещера была усыпана обнаженными окровавленными людьми. Кто-то пытался подняться, придерживая руками внутренности, норовившие выпасть из вспоротого живота, кто-то уже не шевелился, уйдя в иной мир, а кто-то приглушено стонал. Это место было бойней... Эта пещера была Адом.
        Я попытался отползти, скользя по мертвым телам, и снова вскрикнул, когда меня коснулась чья-то рука.
        -Тшш, - прошипел мужчина, показывая взглядом в другой конец пещеры. Я в страхе замер. Там над умирающими людьми склонились четыре фигуры. Я никогда не видел таких созданий. Тьма клубилась, создавая похожие на людское тело контуры. Волосы, подобные пламени ночного костра, вздымались вверх. Один из них оторвался от тела, небрежно оттолкнул его и посмотрел в нашу сторону. Я перестал дышать от охватившего меня ужаса. Лицо существа было все той же тьмой, казалось, что на тело человека наложили ткань, которая обозначала нос, подбородок и губы. На голове среди волос льдистым светом светились три небольших рога. Но саммым страшным на его лице было глаза. У глаз не было ни зрачков, ни ресниц, ничего. Только яркое голубое свечение, подобное жидкому фосфору, заполняло глазницы
        Мужчина, державший меня за руку, вздрогнул, а я боялся не то, что пошевелиться, даже вздохнуть. Скользнув взглядом по тому месту, где мы прятались, существо взялось за другого человека, который скорее хрипел, чем кричал, от боли. Но меня снова дернули за руку. Я даже рад был отвлечься от подобного ужаса.
        -Они пока нас не видят, - тихо сказал мужчина находящийся рядом. Из уголка его рта тонкой ниточкой струилась кровь, проложив себе дорожку по подбородку. - Пока я еще могу укрывать нас. Проклятые Кчиши убили весь мой клан.
        Я проследил за печальным взглядом мужчины, которым он окинул мертвые тела людей.
        -К-кто... - я попытался спросить, но видимо из-за шокового состояния не получилось. Горло охрипло, и язык не слушался. Страшнее было то, что я не понимал, где я и почему тут оказался?
        -Тшш. Я утянул душу умершего при переходе. Твою. Дал тебе второй шанс. Я последний человек-маг этого мира. Кчиши питаются кровью людей, - сбивчиво заговорил держащий меня за руку раненый мужчина; на вид ему было около сорока лет. - Два века назад они появились в нашем мире через порталы и быстро стали порабощать или истреблять людей. Я видел, как они появились в нашем мире. Не успею рассказать тебе всего. Жаль. Но запомни главное. Прежнюю жизнь ты все равно забыл, и возвращаться тебе некуда и нет возможности. Это теперь твой мир. Кчиши боятся солнца. Иди на Юг там светлая сторона. Но пойдешь туда не один. Возьми его. Он наше будущее.
        Мужчина протянул мне завернутого в тряпки спящего младенца.
        -Он наполовину Кчиши. Чтобы сохранить в тайне, что Кчиши совместимы с нашими женщинами, они и уничтожили мой клан, и отца ребенка в том числе. Я отдам тебе 'скрывающий полог', больше ничего сделать для тебя не могу. Спаси моего внука и воспитай как человека. Может, новый виток развития этого мира начнется с него.
        Я держал на руках сладко посапывающего ребенка и не понимал, что вообще происходит. Но твердо был уверен, что бежать из этого места надо как можно быстрее и дальше. Было страшно, до жути.
        -Скажи ему, что дед Арут рад был его появлению в мире, - тихо сказал мужчина, ласково погладив пальцем пухленькую щечку. Затем коснулся моего лба, и я почувствовал горячие потоки, вливающиеся в меня. - А теперь иди.
        - Выживи, мальчик, - шепнул он.
        -Маг, - неприятный шипящий голос резанул слух. Я попятился к выходу, видя, как предвкушающе оскалился Арут.
        -Вы уйдете из этого мира вместе с моим кланом.
        -Слабый человечишка, - пошипел второй.
        Четверо Кчишей поднялись в воздухе и подплыли, хищно скалясь, к магу. Пока они отвлеклись на него, я выскочил из пещеры и, поняв, что вокруг ночь и я понятия не имею, где север или юг, побежал что есть силы, куда глаза глядят. Земля вздрогнула, яркий свет залил пещеру, освещая темноту вокруг, и она рухнула, погребая под собой всех - и людей и Кчишей.
        Я не знаю, сколько я бежал, но видимо, долго. С перепугу я остановился только тогда, когда ноги перестали держать от напряжения и усталости. Я упал, успев кувыркнуться, чтобы не поранить ребенка. Младенец все так же безмятежно спал. Наверное, маг постарался усыпить мальца, чтобы он не закричал не вовремя. Тяжело дыша, сел, чтобы впервые осмотреться и понять, куда же я как последний полудурок несся, не разбирая направления?
        Поле. Ни одного огонька. Темно. Только шум ветерка, что играет травой, да голоса ночных обитателей этого мира - очень похоже на мой мир. Мой? А какой он, этот мой мир? Не помню...
        Совсем недалеко неширокой полосой стоял лес. Как бы мне ни хотелось упасть прямо здесь, но дойти до ближайшего дерева и вскарабкаться на него, чтобы переночевать, придется. Кряхтя, как столетний дед, поднялся и, осторожно прижав к груди ребенка, поплелся к лесу, только силой воли заставляя ноги передвигаться. На дерево залез с превеликим трудом. Пришлось выкладываться по полной:держа ребенка в одной руке, второй кое-как схватиться за ветку, подтянуться и помочь босыми ногами...
        Привязал себя ремнем к дереву, кроме пропитанных кровью разорванных плотных штанов это был единственный предмет одежды на мне. Ремень оказался длинным и прочным. Свои штаны я порвал на ленты, связал их между собой и сделал перевязь с одной широкой полоской ткани, в которую как в люльку положил ребенка. Теперь он висел у меня на груди и не мешал двигаться. К тому же я был спокоен, что ненароком не уроню малыша.
        Я попытался найти в своей памяти ответ на вопрос, кто я и откуда. У меня только и получилось вспомнить, что определенно человек, не из этого мира, как и говорил тот маг, и я точно там умер. Больше ничего не ум не приходило. Озадачило, например, то, почему я знаю, как можно сделать такую переноску для ребенка, и откуда эти слова - 'люлька' да 'столетний дед'? Определенно, это отголоски моей прошлой жизни. Решив, что так и есть, перестал себя изнурять вопросами, решив, что так даже лучше. Раз не помню ничего, то так и должно быть. Но вот хотелось хотя бы знать свое имя. Вспомнить так и не удалось. К тому же я начал замечать, что чем старательнее хотел вспомнить, тем сильнее начинала болеть голова. А потом произошел какой-то щелчок, и все... Я ощутил, что память стала чиста, как лист бумаги... Бумаги? Откуда? Махнув рукой на все незнакомые понятия, которые всплывали в моем сознании, устало опустил голову и заснул.
        = ПУТЬ=
        Проснулся резко, словно что-то толкнуло меня изнутри, вопя об опасности. Обзор окрестностей был великолепным. Особенно хорошо, сидя на дереве, видел все поле впереди. И в ужасе замер, когда понял, что светящиеся голубым светом точки, плывущие в сторону леса - ничто иное, как рога и глаза Кчиший. Их было трое, и двигались они цепочкой друг за другом, змейкой. 'Идут, как по минному полю ', - пронеслось в голове и пропало.
        Я испуганно посмотрел на все еще спящего ребенка, отметив, что он вроде как потяжелел, и зажмурился от страха.
        -Прошу, магия, 'скрывающий полог', накрой нас, - зашептал я. Маг его отдал, а как пользоваться, не сказал. Но каково было мое удивление, когда нас накрыла матовая сфера, укрывая от посторонних глаз и мгновенно становясь прозрачной.
        Кчиши затормозили около леса, подойдя друг к другу, они о чем- то заговорили. Но они находились слишком далеко, чтобы я мог что-то услышать, и разобрать не получалось, слышались одни только шипящие звуки.
        Я замер на этой ветке, боясь шелохнуться.
        Один из них, кивнув, совсем как человек, двинулся вперед, снова став в цепочку первым. Они медленно проскользили под моим деревом. Я вжался в ствол. И когда Кчиши исчезли с поля зрения, раздался оглушающий плач. Я с беспокойством глянул на проснувшегося ребенка. В панике всунул ему свой палец, чтобы пососал, раз хочет есть. А сам в страхе стал ждать возвращения тварей.
        -Ай, - удивлено уставился я на укусившего мой палец и сладко посасывающего из него кровь малыша. Палец начал неметь. И только тогда я вспомнил, что это ребенок полукровка. А раз Кчиши питаются кровью, то...
        Ушедшие Кчиши не вернулись ни через минуту, ни через десять. Получается, полог скрывает даже звуки? Поэтому Арут спокойно разговаривал в той пещере?
        Ребенок наелся и сладко уснул, до следующей кормежки. Я снова задремал. Полноценного сна себе позволить в такой ситуации не мог. Проснулся через какое-то время, когда малыш заёрзл на руках. Причину понял сразу. А вернее, 'почувствовал' причину. Он описался, обмочив при этом меня. А у меня теперь ощущение, что это я сам свои шорты намочил, не утерпев...
        Полог, как ни странно, до сих пор работал. При этом ощущалось, как эта магическая штука вытягивает из меня мои силы. Медленно, но основательно. Если так дальше оставить, то скоро полностью обессилею ине смогу даже двигаться. А вот как его убрать-то?
        Оказалось, что надо просто мысленно пожелать, и он исчезает. Убрав у ребенка мокрую пеленку, которую не стал выбрасывать, подложил сухой кусок, пусть и не чистый, под попку; а пеленку пришлось привязать к перевязи за спиной, чтобы развеваясь за мной как флаг, сохла.
        Сидеть и ждать не пойми чего больше не стал. В животе было пусто, а долго без пищи не проживешь, да и ребенок не щенок, чтобы таскать его по лесу без нормальной еды и пеленок. Я надеялся на рассвет, но поняв, что его не будет, потому что как освещало место, в котором мы расположились, какое-то зеленое светило, которое за все то время, которое я был на поверхности, так и не сдвинулось ни на йоту. Я откуда-то точно знал, что на смену ему должно вставать солнце. Но видимо, не в этой части мира.
        -На Юг,- пробормотал я, сам пугаясь своего хриплого голоса, громко прозвучавшего в ночной тишине. Как же определить, где Юг? Знания всплывали сами по себе. Надо найти мох и посмотреть, с какой он стороны растет. А здесь есть этот самый 'мох'? Определять по звездам... Задрал голову вверх. Хм... никаких знаний не появилось. Небо как было усыпано миллиардами маленьких, сверкающих звезд, не несущих никакой информации, так и осталось.
        Я разочарованно вздохнул. По звездам определить, где Юг, не получилось. Даже с моими неожиданно всплывающими воспоминаниями не увидел ни одного знакомого созвездия.
        -Надеюсь, малыш, мох у них растет правильно, а то мы с тобой уйдем не туда, куда нам надо.
        Ребенок оказался симпатичным мальчиком, с потрясающими черными глазами и темными волосами. Надеюсь, в темноте правильно определил их цвет.
        Мохв этой местности рос. Определив по нему юг, направился в нужную сторону. Оказывается, мне надо было пересечь равнину, а вот лес был в северной стороне. Это хорошо, что я решил не проходить его. Прижимаясь к земле и одновременно засунув палец малышу в ротик, чтобы он подкрепился, побежал.
        Я все бежал и бежал, периодически останавливаясь и всматриваясь в темень, чтобы успеть накрыться пологом в случае опасности. Мальчишка спал, причем я был безмерно рад, что он такой спокойный. Усталость начала брать свое. Хотелось есть и пить. Никаких зверей, к счастью, еще не встречал. Реки не видел. Да и лес тонкой полоской возвышался впереди, но до него еще очень далеко. За сегодня не дойти. Надеюсь, ребенок вытянет на одной крови, а вот мне стоило бы подкрепиться, если не хочу упасть где -нибудь без сознания.
        Как ни старался побыстрее добраться до леса, сил все же не хватило. Пришлось заночевать у большого валуна, к моей радости, непонятно откуда взявшемуся на открытом месте. Накрыть себя пологом, поменять пеленку мелкому писуну и задремать.
        Разбудило рычание какой-то зверины, бродившей вокруг. Осторожно выглянул из-за камня и моментально нырнул обратно. Там стоял большой хищный зверь с внушительными клыками. Он яростно бил хвостом по своим ногам и порыкивал на покачивающуюся от ран более мелкую подобную ему зверюшку. Мальчишка надрывно заревел, когда звери, громко рыча, сшиблись друг с другом в смертельной схватке. Я попытался засунуть мальцу палец в рот, но он уворачивался и продолжал орать во все горло.
        -Ты из-за них, что ли, так разоряешься? - поинтересовался у него я.
        Я снова высунулся. Звери, яростно рыча, рвали друг друга в клочья, не замечая никого вокруг.
        -Теперь все ясно,- сказал я. Мальчишка замолчал, словно понимал, что говорю. Ну, раз не орет, буду продолжать с ним говорить. - Та, что поменьше, видимо, мама детеныша, который прячется за ней. А этот, здоровый, решил то ли ее сожрать, то ли ее щенка.
        Мальчик нахмурился и угугнул.
        -Думаешь, надо помочь?
        Снова детское агуканье.
        -Ты меня понимаешь? - пораженно выдаю я. Ребенок не отвечает. - Нет, скорее это от голода. Дети же не могут в таком маленьком возрасте понимать, что происходит? Или могут?
        Рычание стало громче. Затем самка заскулила, а следом за ней тоненький голосок ее детеныша.
        -Не. Не могу на это смотреть,- выругался я. Нащупав камень, взял его в руку и со всей дури кинул в здорового зверя, целясь в голову. Удар получился отличным. Зверь даже пошатнулся и слегка потерялся в реальности. Этим и воспользовалась умирающая самка, вцепившись емув горло и разрывая его клыками и когтями. Здоровяк попытался ее от себя отпихнуть, но она сжала челюсть еще сильнее, намертво. Минут через десять звери перестали трепыхаться.
        Детеныш жалобно заскулил и осторожно стал подползать к матери.
        -Тихо, малыш, - прошептал я ребенку. - Придется снять полог. Ты же будешь хорошим мальчиком? А я щенка проверю.
        Убирая защиту, я боялся, что ребенок внезапно закричит, и тогда нам несдобровать. На равнине плач ребёнка разнесется на многие километры. Но он молчал, словно понял, что я от него хочу.
        К лежащим неподвижно зверям я подошел очень осторожно и медленно. Щенок сначала на меня зарычал, а затем жалобно заскулил.
        -Прости, маленький, но они мертвы. Оба, - присев на корточки, я погладил вздрагивающего щенка. Щенок небольшой меховой комочек рыжего цвета умильно тыкался своим носом мне в ладонь и тихо поскуливал.
        -Агук, - произнес малыш.
        -Тихо.
        -Агук, - настойчиво повторил ребенок.
        -Ты хочешь его взять с собой? - осенило меня.
        -Агук, - радостно улыбнулся малыш.
        -И как ты себе это представляешь? Засунуть его во вторую перевязку? - устало вздохнул я. - Так у меня осталась только твоя пеленка. К тому же его могут искать родные.
        -Агук, - уже нахмурясь, требовательно произнес ребенок.
        -Ладно, только не кричи. Но тебе придется его брать к себе иногда, - предупредил я расплывшегося в улыбке ребенка. - И почему мне кажется, что оттуда, откуда я прибыл, дети так себя не ведут?
        -Эй, зверь. Пойдешь с нами? - обратился я к щенку. - Тот довольно завилял хвостом.
        - Я как нянька, весь в детях,- сокрушено проговорил я.
        -Тихо, - шикнул на мелких, схватил щенка, положил его на ноги ребенку и, прикрыв себя пологом, быстро побежал в сторону леса. Пусть я и устал, но страх гнал вперед, потому что я чуть не проморгал появление пяти Кчишей, что вереницей тянулись в нашу сторону.
        Остановившись немного отдышаться, глянул назад. Кчиши находились именно на том месте, где сдохли звери. И по их движениям я понял, что они снимают с мертвых зверей шкуры. Видимо слышали рычание зверей и пришли на их звук. Интересно, зачем им этот мех?
        Вдохнув побольше воздуха и выдохнув, собрав остатки сил, снова рванул вперед. Чем дальше уйду от Кчишей тем лучше. Ребенок спал, ручками вцепившись в посапывающего щенка.
        До леса добежать все же не смог. Да и не надеялся на это. Прислонившись спиной к чахлому молоденькому деревцу и убедившись, что полог все еще держится, крепко уснул.
        Душераздирающие вопли ребенка и завывания зверя, видимо, уже не одну минуту раздающиеся внутри полога, наконец разбудили меня. Голова болела. По всему телу распространилась усталость и слабость. Ужасно хотелось есть и пить.
        -Тише, тише, - положил я палец в ротик мелкого. Тот сразу же успокоился и, прокусив его, стал жадно посасывать. Щенок тоже успокоился, мирно лежа под поглаживающей его рукой.
        -Доберемся сегодня до леса. Разведем костер. Хорошо, что нет перепадов температур, постоянно тепло. Я что-нибудь поймаю. Мы это зажарим и поедим. Да? Ну вот, а вы кричите, врагов наших привлекаете. Это плохо, - тихо говорил я. Полог тянул из меня последние крохи оставшихся сил, но снять его я боялся.
        Я снова засунул щенка к мальчишке и торопливо пошел к лесу, на страх и риск сняв с себя скрывающий полог, но готовый каждую секунду накинуть его по новой.
        =ЛЕС=
        В лес я буквально вполз. Из последних сил забрался на дерево, привязался. Поставил полог, дал свой палец ребенку, слегка поморщившись, когда он его прокусил, и отрубился.
        -Что это?! - разбудило меня громкое ругательство совсем рядом.
        Все еще сонный и тяжело соображающий, что именно происходит, и вообще где я, проснулся и проморгался. Первым делом посмотрел на мелких... Спят.
        -Не пойму, что за ерунда? - недоуменно произнес сидящей на той же ветке, что и я, парень. Молодой, гибкий, светловолосый, насколько я могу судить в этом постоянном сумраке.
        Он точно не Кчиш, значит по идее не враг. 'Враг моего врага - мой друг' - откуда-то всплыло в голове. Как я понял, парень потирал лоб, ушибив его об мой полог. А вот когда он решил его ножом потыкать, проверяя скорее на прочность мои нервы, а не полог, я не сдержался. Резко убираю защит и шепчу:
        -Убери нож. Еще поранишь ненароком.
        -Ты кто? - отшатнулся парень и, потеряв равновесие, чуть не упал. Хорошо, что недалеко отстранился, а то я бы поймать не успел. К тому же я привязан, что ограничивает мое движение. Дернув его на себя, вернул парню равновесие.
        -Спасибо, - выдохнул он.- Но все же кто ты?
        -Мне надо добраться до светлой стороны, чтобы уберечь этого ребенка.
        -Ребенка? - его темные глаза округлились, и он посмотрел на перевязь, из которой торчала морда сопящего котенка. - Вообще-то этот зверь и сам может о себе позаботиться.
        -Я не про него,- поманил пальцем парня, показав на умильно спящего малыша. И что-то мне кажется, что малыш вроде как подрос, хотя не должно быть так. И в тоже время откуда мне знать, как должны расти дети? Но внутри меня не оставляет ощущение неправильности.
        -Откуда он у тебя? - нахмурился парень, сканируя меня взглядом.
        -Маг Арут мне его отдал.
        -А где он сам?
        -Думаю, что умер, потому что, чтобы дать нам сбежать, он отвлек на себя Кчишей.
        -Ты из его клана? - я видел, как напряглась спина парня. Неужели он думает, что я похитил ребенка?
        -Нет.
        -Тогда кто ты? - нож в его руке снова был направлен в мою сторону.
        -Я не знаю, - спокойно повторил я. - Арут говорил, что забрал меня из другого мира.
        -Из другого мира? - выдохнул парень и немного расслабился.
        -Я устал. Жутко голоден. И ребенок толком ничего не ел, кроме моей крови. К тому же скоро еды попросит и этот милый котенок. Поэтому помоги добраться хоть до какого-нибудь жилья, а?
        -Ты почти на границе земель сумрака и света, - тихо ответил парень. - Я провожу тебя до нашей деревни.
        -Спасибо, - на душе полегчало от его слов. Для последнего марш-броска силы еще найдутся, хотя их и остались крупицы.
        -Спускайся, - позвал он меня за собой, шустро спрыгнув с дерева. По сравнению с ним я спускался очень неуклюже, старясь не потревожить малышей и не сорваться.
        -Как твое имя? - снова обратился он ко мне, когда я наконец-то коснулся ногами земли.
        -Не знаю.
        -Ладно. С этим разберемся позже. А меня можешь звать Лувар.
        Паренек бесшумной тенью скользил среди деревьев, и мне не составило бы труда успевать за ним. Однако голод и от этого слабость не давали возможности бежать наравне с Луваром. Приходилось останавливаться, чтобы отдышаться.
        -Когда ты последний раз ел? - пристально смотря на меня, спросил он во время очередной моей передышки.
        -Не помню. Дня два точно прошло.
        -Скоро придем в поселение, отдохнешь, - ободрил меня парень.
        -Главное, чтобы ребенок поел, - сам поражаюсь, но это для меня почему-то главное.
        Я на автопилоте держался за провожатым, из последних сил стараясь не отстать. Заторможено я отметил, мы приближались к резкой линии света. Ребенок заерзал, готовясь расплакаться. Котенок недовольно пискнул. Только бы они на пару не разревелись, а то у меня уже сил нет еще и их успокаивать...
        Стоило мне ступить на ту сторону, под солнце, как раздался душераздирающий плач.
        -Приплыли, - вздохнул я.
        -Он не может пересечь границу?- мне не понравился тон парня и мелькнувшая тень недовольства на его лице. Наконец-то я смог рассмотреть провожатого во всей красе. Он был евысоким и действительно гибким, с темной кожей, явно от постоянного нахождения на солнце. Сотня золотистых косичек, на кончики которых были прикреплены белые жемчужины, покрывалом опускалась до самого пояса. А вот глаза на милом личике парня, которому на вид было лет двадцать, совсем не казались добродушными, скорее холодными, словно темно-карие льдины. Не друг. Определённо. Желание довериться ему пропало.
        -Думаю, он просто не может находиться на солнце. Попробуем идти в тени деревьев, - стараясь говорить спокойно, ответил я.
        Котенок проснулся и резко зашипел, смотря мне за спину. Я вздрогнул. Неужели позади Кчиши? Медленно повернулся. Сердце стучало где-то в районе висков. Никого... Котенок продолжал шипеть. Значит, если их не видно мне, это не значит, что они не смогут появиться.
        -Ты идешь? - забеспокоился Лувар.
        -Не могу. Ребенку не нравится яркий свет. Веди по тени.
        -Но нам бы выйти на свет полностью, а то могут быть проблемы. Кчиши ощущают момент пересечения границы света и сумрака.
        -Хочешь сказать, что они сейчас появятся? - сил даже на разговор уже не было. Несколько дней бега без пищи и отдыха дали о себе знать. Надо что-то решать и срочно. Иначе отключусь, и дальше что? Что будет с ребенком?!
        В тени деревьев идти не получается, потому что котенок уже выгнул спину и дико смотрит, не шипя. Времени нет. Наклоняюсь над ребенком так, чтобы создать тень, насколько это возможно. Тот исходит на вопль. Шагаю на свет, сам уже явственно слыша шелест от передвижения Кчишей за спиной. Ручка ребенка судорожно сжимается в кулачок.Кожа на руке, на которую попала малая толика света, мгновенно покрывается волдырями.
        -Черт! - я останавливаюсь не разгибаясь, чтобы не убрать свою тень. Двое Кчишей стоят и внимательно наблюдают за нами. Ребенок продолжает орать, котенок шипеть. Я замер в нерешительности. Лувар, понимая, что в безопасности, стоит метрах в шести от опушки леса и спокойно ждет моего решения.
        -Мы идем? - с какой-то холодностью в голосе спрашивает он.
        -Лувар, у вас в поселении есть такие, как этот мальчик? - почему-то я все больше начинаю бояться не Кчишей, а этого паренька. Не нравится мне его взгляд. Ох, как не нравится. Или это влияние моего маленького мальчика на меня?
        -Нет. Я вообще впервые вижу полукровку. А что?
        -Значит, как растить его, вы не знаете? Что происходит с Кчиши, когда они попадают на солнце? - мне становилось все хуже. Начало пошатывать. Еще это солнце... слишком горячее...
        -Вроде сгорают,- беспечно ответил он и непринужденно пожал плечами, раздражая меня еще больше. Почему он не подходит ко мне? Почему не помог, к примеру, взяв ребенка у обессиленного меня?
        -Ты сам это видел? - если знал, почему молчал? Или у него просто было желание избавиться от малыша? А как же Арут? Это не человеческий ребенок? Может, он его выкрал, и поэтому их преследовали? Столько мыслей в голове, какая верная?! Голова начинает кружиться. Слабость накатывает волнами. Надо что-то срочно решать...
        -Нет. Я не видел, но старейшины рассказывали.
        -А что делают Кчиши с людьми? - спрашивал я это не просто так, уже понимая, на что собираюсь обречь себя. Ребенок не может жить на светлой стороне. И плевать, что я должен был доставить его на светлую сторону. Как я могу это сделать, если для него это смертельно опасно?
        -Забирают. Убивают, выпивая.
        -А тех, которых забирают, вы хоть раз видели?
        -Никто не знает, - пожал он плечом. - Так мы идем? И успокой этого ребенка, он меня раздражает.
        -Раздражает, - повторил я. Уже понимая, что если этот малыш туда попадет, то сладко он жить не будет. Начнут изучать. - Значит, 'надежда человечества', да? Что-то не учел старый маг. Или учел? Вызвал иномирянина, ничего не понимающего в этом мире?
        -Ты о чем? - не понял Лувар. Я погладил котенка, чтобы он успокоился и перестал шипеть.
        -Извини. Я не пойду с тобой. Прощай,- резко, пока хватает и сил и духу, шагнул в тень, к двум Кчишам. Если убьют, то хоть мучиться не придется. Ни мне, ни ребенку.
        -Стой! Ненормальный! - заорал Лувар.
        Мне было страшно, до дрожи в ногах, стоять перед двумя монстрами, которые в любой момент могут отправить меня в никуда. Жутко...
        -Следуй за нами,- прошипел один из них. Ребенок перестал плакать, котенок испуганно прижал ушки. А я, глянув последний раз на плюнувшего в сторону и зашагавшего прочь Лувара, провалился в темноту.
        =ПРИВЫКАНИЕ=
        Слабость... Это первое, что я ощутил, когда пришел в себя. Открыл глаза. Или я ослеп, или я в полнейшей темноте.
        -Есть кто живой? - хрип, который голосом моим зовется, гулко отлетел от стен. В пещере, что ли? Ощупываю руками пространство вокруг. Кровать. Мягкая. Пахнет приятно. Сыростью, как в принципе должно быть в пещере не тянет. А вообще откуда я знаю, как должно быть? А ладно. Нащупав край кровати, сажусь. Ничего не видно, это угнетает и пугает одновременно. Опускаю ноги на пол. Холодный, каменный. Встаю. Пошатывает, но в принципе нормально. Выставляя впереди себя руки, начинаю шарить ими. Впереди пустота. А куда я собственно собрался? Если здесь положили, то кто-то же определенно должен прийти. Свернуть себе шею что-то не горю желанием. С грустным вздохом сажусь обратно на кровать и накрываюсь одеялом.
        -Правильное решение, - раздается совсем рядом со мной мужской голос. Я еле сдержался, чтобы не заорать. На меня смотрели горящие сизым пламенем глаза. - Дыши.
        Я шумно набрал воздуха в легкие.
        -Где ребенок? - еле пролепетал я.
        -Его кормят. Скоро принесут.
        -Кормят? Принесут? - не в состоянии осмыслить сказанное, повторил я.
        -Ты думал, что мы убиваем младенцев? - устало спросил Кчиш. Надо же, у них и такие интонации бывают?
        Меня хватило только на кивок головой, но ему и этого было достаточно.
        -Ты ошибаешься, человек.
        -Что с нами будет? - все же выдавил я мучавший меня вопрос.
        -Ребенка принесут. Он привык к тебе. Ты стал ему отцом, вот и будешь растить.
        -И все? - или у меня что-то с головой, или я просто сплю?
        -А что ты хочеш-шь? - кажется я его разозлил.
        -Спасибо, ничего. Растить - это, конечно, хорошо, а что со мной в дальнейшем будет? - моя судьба меня тоже волновала не меньше.
        -Ты принадлежишь мне, - скорее прошипел, чем проговорил Кчиш, проведя прохладным пальцем - я надеюсь, что это именно палец - по моей щеке.
        Хотелось спросить, что это значит, но я благоразумно промолчал. Не раздражать эту тьму будет правильнее. К тому же светящиеся в темноте глаза как-то храбрости не добавляют. Скорее уж желание сбежать и спрятаться.
        -Я умру без света и еды.
        -Нет. Ты не первый. Выживешь, - он вроде бы усмехнулся. Странно, что у них такие же эмоции, как и у людей.
        -А все же можно немного света? - рискнул я попросить.
        Вместо ответа раздался какой-то щелчок, и в комнате - теперь-то стало видно, что это комната - появились несколько светильников, освещая ее приглушенным светом.
        -Спасибо. А Вам не повредит? - и чего это вдруг меня его здоровье заботит?
        -Мне? - удивился Кчиш.- Нет. Этот свет не убивает.
        В животе забурчало. Кчиш молча вышел за дверь. Появилась возможность осмотреться в комнате. Кровать - большая, постель - темная. Как и окружающая меня комната. Ничего, кроме кровати, нет, даже тумбочки, не говоря о шкафе. Какая-то нежилая комната...
        В комнату вплыл Кчиш с подносом, полным еды. Пахло так аппетитно, что я моментально изошел на слюну. Если и дальше меня будут так кормить, согласен остаться здесь жить. Вот только как бы избежать острых зубов Кчишей?
        Он успел поставить поднос на кровать, и я, не стесняясь, набросился на еду.
        -Это Ваша комната? - усилено жуя, спросил я.
        -Нет.
        -Моя?
        -Нет.
        -А что дальше?
        -Ты будешь принадлежать мне, остальное - после.
        -Это как - 'принадлежать'? - спросил я, отодвигая поднос - на нем еще оставалась еда, но я есть больше не мог, желудок не резиновый. Я за несколько минут впихнул в себя, все до чего смог дотянуться.
        -Покажу, - спокойно произнес Кчиш и опрокинул меня на кровать. Сопротивляться бесполезно, тем более я не понимаю, что именно он хочет сделать?
        -Вы выпьете мою кровь? - напрягся я.
        -И это тоже. Расслабься. Ты должен принадлежать мне, без этого здесь не живут, - тихо произнес он, а я ему поверил.
        Меня положили поудобнее, внушив еще большее уважение к силе Кчишей. Как ребенок куклу, так и он меня спокойно приподнял и положил удобнее для себя. Потом лизнул шею, присматривая место для укуса. Я напрягся, ожидая боли...
        Кчиш посмотрел мне в глаза, отчего захотелось зажмуриться, и резко погрузил в шею свои клыки. Сначала было больно, но всего долю секунды, затем что-то горячее стало расползаться внутри, обдавая жаром.
        -Восприимчив, - прошипел Кчиш, облизнувшись, а затем еще раз лизнул свой укус. Голова кружилась, четко мыслить не получалось. Я воспринимал происходящее как-то отстраненно, словно смотрел со стороны, но при этом все ощущал. Кчиш облизнул пальцы, не отрывая от меня своего взгляда, приподнял меня. Подложив под спину подушку, раздвинул мои ноги и закинул их себе на плечи. Прикоснулся пальцами к моей заднице и, не останавливаясь и не колеблясь, ввел палец в меня.
        -Ууу! - вырвалось у меня. Больно не было. Кчиш другой рукой обхватил мой член. Я такого раньше точно не ощущал, иначе я бы запомнил. Необычно и неприятно...
        До второго пальца мы не добрались, Кчиш, смазав чем-то свой член, который даже в таком состоянии показался мне довольно внушительным, осторожно и не торопясь, стал входить.
        -Шшш, - зашипел я не хуже Кчиша, при этом вцепившись руками в его плечи.
        -Я первый у тебя, это замечательно. Ты удивил меня, человек.
        Чем я его удивил? Думать невозможно, когда такое происходит.
        -Ааа... - сжал я губы. - Больно...
        Кчиш склонился надо мной и ... поцеловал? Прикосновение его губ, пусть я и не вижу их, оказалось довольно приятным. И чем дольше он меня целовал, тем больше мне хотелось не отрываться от него.
        -Ах, - вырвалось у меня, когда он первый раз качнулся. И больно, и здорово одновременно. Не знаю, может он и через поцелуй что-то впрыскивает, но я не хочу останавливаться. Кчиш, оторвавшись от моих губ, стал двигаться быстро и сильно, входя как можно глубже. Через несколько минут я просто горел от желания разрядки. Всхлипы, стоны, нетерпеливые движения моего же тела, двигающегося ему навстречу - все смешалось. Думать? Бояться? Зачем? Пусть так будет всегда...
        -Еще... я хочу еще... - это мой шепот?! Требование? Приказ?
        Губы, руки, тьма, что клубится вокруг меня, глаза, которые смотрят прямо в душу. Все это дико, жутко, но так прекрасно...
        -Ты. Принадлежишь. Мне. - Клеймит меня Кчиш своими поцелуями.
        -Знаю.
        Кчиш отстраняется, перевернув меня на живот, подтянув к себе, заставляя встать на колени и опереться о кровать руками. Второй рукой он надавливает мне на спину. Прогибаюсь. Входит сразу же. Движения жесткие, грубы... мыслей вообще нет. Так чувственно... Больше терпеть нет никаких сил.
        -Я сейчас... Ааа... - дотрагиваюсь рукой до своего члена, но получаю по пальцам и отдаюсь во власть его рук. Ему мало. Он хватает за волосы и тянет на себя, заставляя прогнуться как можно сильнее. Не выдерживаю ощущений. С громким криком кончаю, отмечаю краем еще не угасшего сознания, что Кчиш тоже кричит, выплескивая свою жидкость в меня. Внутри становится горячо и приятно от пульсации его члена. И темнота...
        Тело ломило, но это была приятная ломота. Не считая задницы.
        -Проснулся? Есть будешь? - рядом со мной сидел мужчина. С совершенно черной кожей, ярко-голубыми глазами и черными распущенными волосами, укрывшими всю кровать рядом с ним. Губы у него темно красные, человеческие, нос -тонкий и прямой. Из-за цвета кожи трудно четко разглядеть в этом полумраке, какой он. Но все же мне он показался довольно симпатичным. А мне что, раньше мужчины нравились? Интересно, каким образом он оказался в этой комнате? Кчиш его пропустил?
        -Насмотрелся? - улыбнулся он, показывая белоснежные слегка заостренные зубы, с более увеличенными клыками.
        -Ты кто?
        -Я? - удивился он. - Твой хозяин.
        -Кчиш? - пораженно выдал я, моментально садясь, забыв при этом о своей болезненной пятой точке и со стоном падая обратно.
        -Человек? - в тон мне передразнил он.
        -Так вы не сгусток тьмы?
        -Разве? - спросил он, моментально становясь прежним виденным мной Кчишем.
        -Второй облик. Домашний,- понятливо протянул я. Даже как-то нестрашно стало. А может, это просто мозг устал бояться?
        Кчиш, приняв более человеческий вид, усмехнулся.
        -Иди есть. Надо переселяться в наши комнаты.
        -А это чьи?
        -Временное пристанище для соединения.
        - А ребенок где? Говорил же, что принесут. - Пропустил я мимо ушей его пояснения.
        -Принесут,- кивнул он мне. - Позже. В наши комнаты.
        -А вы живете все вместе? - отчего-то мне вспомнилось, что Кчиш-то здесь явно не один обитает.
        -Да. Мы ощущаем друг друга, нам вместе лучше.
        -Меня никто посторонний не выпьет?
        -Ты. Мой. Никто не посмеет.
        -А как они поймут, что я 'твой'?
        -Запах. Метка, - показав мне на лоб, выдал он.
        -Метка? - это меня заинтересовало больше. Провел пальцами по лбу, но ничего не почувствовал. - А зеркало есть?
        -Зеркало? После. - В комнату постучавшись, вошел... человек... в набедренной повязке, с ошейником, переходящим в украшение, оплетающее тело до бедер, на которых еле держались шаровары из тонкой ткани. И босиком...
        -Раб? - откуда-то всплыло это понятие, вызвавшее во мне бурю негодования к 'хозяевам'.
        -Дош, - поправил Кчиш.
        Этот Дош поставил на кровать еду для меня и Кчиша, а кроме еды - высокий темный бокал с какой-то жидкостью. Я внутренне поморщился: определенно чья-то кровь.
        Дош замер в стороне, ожидая приказов. Это был мужчина, лет тридцати, с телом воина и шрамами на нем. А может, это и не в бою он их получил, а при наказании? У него были темные волосы, безразличный взгляд серых глаз, кривоватый нос, видимо, он ломал его, и не раз, пухлые губы с еще одним небольшим шрамом, с пересекающим нижнюю губу. И он был очень бледным.
        -Ешь, потом уходим, - напомнил Кчиш.
        -Как мне обращаться к тебе?
        -При других - хозяин, наедине Тчи.
        -Тчи? Это твое имя?
        -Да.
        - А у меня имени нет. Хотя я для тебя дош, так что оно наверное и не важно.
        -Ты не дош. Мой Ладеи.
        -Кто?
        -Ладеи, - спокойно повторил Тчи.
        -Что делает Ладеи? - решил я уточнить.
        -Принадлежит мне. Воспитывает детей. Смотрит за нашими комнатами.
        -А дети откуда?
        -От Сэты.
        -Сэта - это кто?
        -Ешь. Идем. Этот дош теперь прислуживает тебе. Он твой, - несколько раздражено произнес Тчи. Я слишком допек его вопросами?
        Я перевел взгляд на мужчину, он в ответ поклонился. Ладно. Теперь будет кого порасспрашивать.
        -Как твое имя, Ладеи?
        -Не знаю.
        -Саш. Теперь это твое имя.
        -Как скажешь,- ответил я. Мне действительно было все равно. Саш так Саш.
        Кчиш остановился на мгновение и окинул меня взглядом. Я моментально ощутил себя съеденным, хотя скорее всего облизанным и ...
        -Дош, приготовь ванну в наших комнатах... - посмотрев снова на меня, добавил он, - через часа полтора.
        -А? - несколько испуганно дернулся я. Человек вышел за дверь, а Тчи стал медленно подбираться ко мне, недвусмысленно облизываясь. И страшно, и хочется...
        =КЧИШИ=
        Как оказалось, Кчиши живут в бесконечном , по моему мнению, дворце с тысячами комнат, очень сильно напоминающем улей. У них есть свой правитель и строгая иерархия. Мне повезло. Тчи был не из низких звеньев этого 'улья'.
        Пока мы добирались до своих комнат, Тчи успел просветить меня относительно их устройства. Во главе Кчишей стоит Правитель, всегда мужчина и всегда самый сильный. Род тоже учитывается, но если претендент будет сильнее нынешнего монарха, то вполне может сменить его на троне. Однако никаких покушений на Правителя для быстрого захвата трона не бывает. Это не принято, потому что для Кчишей слово 'честный поединок' не пустой звук. В общем, бросив вызов Правителю и победив его при свидетелях, в честном поединке и с согласия Элеров, вполне можно стать очередным монархом.
        Ниже Правителя идет наследный принц, за ним следуют остальные принцы, если есть таковые. Далее Сэты, это, оказывается, женщины, и они живут обособленным обществом, производя на свет детей от выбранных для этого Элеров. Наравне с Сэтами стоят Генерал и Советник. Но женщины, как я понял, это создания, очень оберегаемые Кчишами, однако не совсем свободные в своих решениях. Именно под этим ярусом в иерархии Кчишей, располагаются Элеры - элита Кчиший. Родовитые, самые-самые лучшие по всем возможным оценкам, те, от кого Сэты и рожают детей. Остальные могут лишь воспитывать чужих, но своих им иметь не положено. Мне их даже жалко стало. Рангом ниже Элеров стоят Пелши. Они тоже своего рода дворяне, но менее богатые. Потом все остальные Кчиши, их называют Турши. Как правило, именно они являются управляющими всех строений и держат в узде слуг. Самые низшие в иерархии Кчишей - это люди. Доши, как их называют. Попросту - рабы.
        -Тчи, - спросил я, когда он замолчал. - А я тогда кто?
        -Ты Ладеи, - недовольно повторил он.
        -Мне стало бы понятнее после твоего объяснения, кто это.
        -Люди переводят это как 'младший муж', - ответил он.
        -Муж? - посмаковал я на языке это слово. - Я что-то вроде Доша?
        -Нет. Но если не перестанешь доставать меня своими вопросами, станешь, - резко ответил он, рывком распахивая дверь.
        -Вот это да! - я пялился на открывшийся мне вид и не мог поверить в то, что сейчас вижу. - Этого просто не может быть!
        Тчи, видимо, позабавила моя реакция на его жилье, поэтому он что-то тихо сказал Дошу и прошел в глубь помещения.
        А я стоял и балдел, нежась под лучами солнечного теплого света, струящегося из просто невероятно больших окон, практически занимающих все стены. За стеклом росли кусты каких-то ярких цветов, над ними порхали совершенно потрясающих расцветок окраса бабочки. В комнате стоял большой бежевый диван, пушистый ковер в тон ему лежал на светлом полу. В противоположных стенах комнаты были две двери. За одной из них скрылся Тчи, поэтому, чтобы его не беспокоить я сначала решил посмотреть, что находится за второй дверью. Открыл и снова завис. Там был коридор, также утопающий в солнечном свете,вдоль стен которого стояли бесчисленные вазоны с благоухающими цветами. Коридор был небольшим, но все же по правую сторону располагались еще три двери, а сам проход так же заканчивался дверью, но более широкой, чем три предыдущие. Решив начать именно с нее, я хотел было идти дальше, но мне показалось кощунством наступать своей обувью на белоснежный ковер на полу. Я разулся и крадучись подошел к ней. Прислушался. Вроде никого не слышно, а значит не помешаю. Открыл... Красота неописуемая! Это была роскошная ванная комната
с позолоченными кранами, скульптурами каких-то больших животных, держащих в пасти полотенца и банные халаты. Сама ванна, украшенная мозаикой, была прямоугольной формы где-то размером два на четыре метра. Дальше я рассматривать не стал, чтобы не поддасться искушению ополоснуться в пенистой воде, от которой шел пар. С большим сожалением я закрыл дверь. Заглянул в первую от ванной комнату и улыбнулся. Это явно комната хозяина, его еле уловимый аромат витал в ней. В комнате не было ничего лишнего. Кровать, правда большая... очень большая... просто огромная. Смотря на нее, невольно прикидываешь, как он начнет меня на ней кувыркать. От таких мыслей становится и стыдно и жарко. Может, люди зря их так сильно боятся?
        Вторая комната оказалась детской. С множеством кружев и рюшечек, миленьких игрушек, вся она сияла чистотой. Третья мне понравилась больше всех. Она была выполнена в приятных зеленых тонах. Я бы в такой поселился с удовольствием.
        Вернувшись обратно в зал, как я начал называть большую комнату, прихватив с собой свою обувь, я отметил, что Тчи еще не видно, только Дош невозмутимо стоял возле двери, и пошел в ту дверь, за которой скрылся мой хозяин.
        За ней ожидаемо располагался коридор, но с четырьмя дверями, ведущими каждая в отдельную комнату. Две из них оказались жилыми комнатами, одна кухней, на которой какой-то Кчиш что-то готовил, и я моментально убрал из нее свой любопытный нос. А четвертой оказалась не комната, а небольшой тренировочный зал, чьи стены были увешаны всевозможным холодным оружием. Но сам Тчи так и не обнаружил.
        Я вернулся обратно в зал, как раз вовремя. Тчи появился с каким-то Кчиши, который невозмутимо подошел ко мне и передал спящего ребенка, а Тчи опустил на ковер моего котенка.
        -Привет, малыш, ты как? - улыбнулся я спящему чуду, с которым за время путешествия сроднился. Ребенок нахмурился и вроде собрался плакать, я чисто машинально быстро оглянулся, ища, чем бы проколоть палец. Не задумываясь, что я сейчас делаю, подошел к одному их вазонов, проколол палец шипом, растущим на стебле похожего на розу цветка, и, увидев выступившую капельку крови на пальце, моментально сунул его малышу в ротик. Он сразу как-то расслабился и, причмокивая, снова уснул.
        -Тебе не страшно и не противно от своих действий? - я вздрогнул от неожиданности. Тчи стоял за спиной. Я недоуменно посмотрел на него.
        -А должно быть? Он же плакать собирался. Вы его вообще кормили? - вместо того, чтобы изобразить изумление, я начал наседать на Тчи.
        -Кормили, - усмехнулся он.- Твоя кровь для него сладка. Он ощутил тебя рядом, вот и скуксился.
        -Это как же такой кроха смог узнать, что именно я его на руки взял? - вот теперь я точно удивился. - И.... Может, мне это только кажется, но он вчера был намного меньше. Разве дети так быстро могут расти?
        -Он же Кчиш, - пожал плечами Тчи. Можно подумать, мне это что-то объяснило.
        -И что из этого?
        -Кчиши очень быстро растут, в отличие от человеческих детей.
        -Но этот малыш вроде только наполовину Кчиш? И кстати, насколько 'быстро'?
        -Полукровок не бывает,- спокойно ответил мне Тчи. - А насчет роста... Через пять лет он станет взрослым.
        -Так быстро! - ошарашенно посмотрел я сначала на Кчиша, затем на безэмоционального Доша и перевел взгляд на посасывающего мой уже онемевший палец ребенка. И это чудо через пять лет будет таким, как я? Не может быть!
        -Идем, уложим его в кроватку, - указал Тчи в сторону спален. Я согласно кивнул. Дош, по прежнему не шевельнувшись, так и остался стоять у двери. Мельком кинув на него взгляд, я чуть не задохнулся от исходившей от него злобы и ненависти, направленной нам в спину.
        -Эм... Тчи, - тихо позвал я, когда мы уложили малыша в кроватку и смогли осторожно, стараясь не разбудить, отобрать у него мой многострадальный палец. - Я понимаю, что не имею права просить тебя о чем-то, но мне этот Дош совершенно не нравится.
        -Чем? - несколько скептически посмотрел на меня Тчи.
        -У него столько ненависти к нам, что дышать страшно становится. Не заметил бы взгляд, не поверил бы, что он вообще что-то испытывать способен, настолько пусто он смотрит.
        -Я присмотрюсь к нему,- на этот раз Тчи не стал делать вид, что не встревожен.
        -Если бы я не боялся, что он может причинить вред ребенку, если я не досмотрю за ним, то не стал бы просить заменить его на кого-нибудь другого.
        -Спасибо, что поделился со мной, Ладеи, - ласково сказал Тчи и поцеловал меня, перегнувшись через кроватку. Приятно...
        =ЧУЖИЕ=
        Время летело. Я, живя с Тчи уже больше года, смирился и даже получал удовольствие от моей новой жизни. У меня был быстро растущий малыш, который согревал мою душу. Из комнат меня пока не выпускали. Я надеялся, что именно 'пока'. Несколько разочаровало, что солнечный свет оказался искусственным. Но этой иллюзии вполне хватало, к тому же она и грела и ласкала, как настоящие солнечные лучи. Тчи пропадал целыми днями, уходя рано утром и появляясь поздно вечером. Но он был со мной неизменно улыбающимся и внимательным. А ночи... Ночи были просто волшебными. Я тонул в той нежности, что он мне дарил...
        Доша Тчи сменил буквально через день, но как сверкнули глаза человека, мне совершенно не понравилось. Если встретимся еще раз, он точно попытается меня убить. Что с ним стало, меня не интересовало. Я пребывал в своем счастливом мире. И вскоре забыл о том рабе. Как оказалось позже, очень зря...
        Зная, что Тчи, должен скоро вернуться, я честно реши его подождать, но не выдержал... заснул. Зато проснулся от чьего-то пристального ненавидящего взгляда, буквально готового меня испепелить. Я уже хотел было возмутиться, но мне не дали. Заткнув рот, а затем огрев чем-то по голове...
        Первое, что я почувствовал, когда пришел в себя, это болезненные ощущения в пострадавшей голове.
        Окончательно пришел в себя от ледяной воды медленно, льющейся на голову.
        -Пфрр,- встряхнулся я. Кандалы на руках громко звякнули, возвещая о моем теперешнем положение. Было ужасно холодно, а мой мучитель так и не переставая тонкой струйкой поливать меня, стараясь попасть как можно больше на затылок и спину. При этом он издавал довольные смешки.
        -О, теперь ты не так надменен, - хриплый злой голос раздался над моим ухом. Я только сейчас понял, что помимо всего прочего, мне еще и глаза завязали. Страх лизнул мое сердце. Я только стал привыкать к этому миру, как меня снова наказывают. Но за что? И кто?! И разве я с кем-то был надменным? Чушь какая!
        -Дош, сними с него повязку,- приказал басом какой-то мужчина.
        -Не называй меня так! - зашипел разъярённой змеей 'хриплоголосый'.
        -Хм... - явно забавляясь вспышкой гнева моего мучителя, усмехнулся приказавший.
        Повязку все же с меня сняли. Я быстро огляделся. Видимо, это был подвал чьего-то дома. Просторный, без окон. С одним выходом, который впрочем был и входом. Кандалы на моих руках были старыми ржавыми железками. Однако свое дело они выполняли, держали надежно.
        -Ты?! - удивлено выдохнул я, смотря на того самого Доша, которого приставил мне в помощь Тчи, и от которого я отказался.
        -Я, - оскалился он и с размаха ударил кулаком по лицу. Хрустнуло, и из носа полилось что-то горячее. Я протер лицо рукой, замечая в полутьме темное пятно. Понятно, нос сломал, сволочь!
        -Я всегда знал, что ты жестокая скотина,- грубо, но с какой-то непонятной мне интонацией сказал второй мужчина. Это был невысокий человек лет сорока, довольно плотный, но не толстый. А еще он был небритым, с засаленными слипшимися черными волосами и язвительной улыбкой на тонких губах.
        -Именно за это ты меня и любишь, - усмехнулся Дош.
        Пока они обсасывались, я, чтобы не стошнило от этой картины, быстро обшарил взглядом помещение, в надежде найти возможность сбежать... Но... ее не было...
        -Не нравится? - приподняв бровь, метнулся ко мне Дош, больно сжав подбородок своими пальцами. - Ну, ничего, скоро понравится.
        Все остальное слилось для меня в один сплошной эпизод боли. Она не проходила, лишь видоизменялась. То вспыхивая точками на лице, груди, руках, теле и ...когда меня брали... Грубо, разрывая, так, как хотели они, не спрашивая ни согласия, ни желания. Не заботясь о последствиях. Насытившись, они оставляли меня в покое, при этом уходя, гасили свет. От беспросветной тишины мне становилось безумно страшно. Сколько времени это длилось, не знаю. Я потерял счет времени, еще в самом начале. Все тело ломило, сил даже повернуться не было. Они приходили снова и развлекались, предварительно окатив ледяной водой, чтобы я не был таким грязным. Вот только тогда я успевал поймать несколько глотков живительной влаги. Я ослабел. Я устал... И я смирился...
        -Фу. Я больше не хочу с ним возиться.
        -Тряпка. Вонючая никчемная шлюха, - пинок в живот только заставляет шумно выпустить воздух. Уже не больно... Совсем...
        Какой-то шум. Странно...
        -Ты дурак Дош!
        -Я же просил меня так не называть!!!
        -А как? Это ты их привел...
        Тишина. Темнота. Пустота... Хорошо...
        =ОТВЕРЖЕННЫЙ =
        -Саш, просыпайся, хватит валяться. Ты уже здоров, - это явно голос Тчи, что пробивается ко мне в сон. Но я раньше не слышал такого холода в нем. Не тогда, когда он обращался ко мне. Почему он так холоден?
        -Хмм... - вырвалось у меня, когда я попытался перевернуться. Боль обжигающей лавиной прокатилась по моему телу. Я застонал в голос.
        -Не прикидывайся. Хватит лежать. Вставай. Ты занял мою кровать.
        -Твою? - все смог открыть я глаза, пожалев об этом тут же. На меня смотрел Тчи, но светящимися синими глазами, в которых клубилась тьма. - Тчи...
        - Лекарь сказал, что ты в порядке. Лишь остаточные неприятные болезненные ощущения остались. И только. Так что покинь, прошу, мою спальню. Тебе удобнее будет в своей.
        -Тчи... - мне хотелось заплакать. Так рад был видеть его. Но почему он так себя ведет? - Это ты спас меня?
        -Нет. - Ответ прозвучал резко. Даже больно. - Приш нас вывел на тебя. Его привязка сработала.
        -Приш? О, мой маленький славный малыш,- тепло улыбнулся я, вспоминая своего мальчика. - Но ты ведь искал меня, правда?
        -Ты позволил чужим прикоснуться к себе. Ничего, кроме презрения, ты у меня не вызываешь. Поэтому я прошу тебя, пока мирно, покинь мою спальню.
        -Тчи! Я же не мог сопротивляться! Я был прикован! Я пытался, Тчи! Но не смог. Никто бы не мог!
        -Уйди, человек. Не усугубляй свое положение, - прошипел Кчиш, меряя меня презрительным холодным взглядом.
        Я, сцепив зубы, из-за боли, как физической, так и душевной, медленно поднялся. Меня качнуло. Но Тчи даже не шевельнулся помочь. Сейчас я проклинал судьбу, которая не дала мне возможности умереть там, в том аду... Зачем? Чтобы сделать еще больнее?!
        Следующие три дня я не видел Тчи вообще. Только мой уже подросший малыш Приш постоянно крутился рядом. Я перестал есть, плохо спал, просыпаясь от кошмаров. Во сне меня пытали снова и снова. И зловещий оскал Доша всплывал перед моими глазами...
        -Ты не виноват, - спокойно глядя мне в глаза своими синющими глазищами, спокойно произнес Приш. Мой мальчик уже сейчас выглядел вполне взрослым пареньком лет пятнадцати. Кто же знал, что Кчиши настолько быстро растут.
        -Спасибо, - выдавил я из себя и впервые за все это время, уткнувшись носом в плечо своему малышу, разревелся. Приш не шевелился. Что-то было не так. И тепло, что раньше меня окутывало рядом с Пришем, куда-то испарилось.
        -Что? - вытерев свои слезы и стыдясь их, спросил я. В груди неприятно заныло.
        -Ты слаб, - с сожалением произнес он, впервые на моей памяти рассматривая меня как забавную диковинку. И не сказав больше ни слова, вышел.
        Меня оставили одного. Про меня забыли. Все...
        Моим уделом стали еда, сон и медленно текучее время...
        Несколько месяцев, тишины и одиночества... Постоянные, бесполезные попытки разговорить доша и узнать, что происходит там, за дверьми моей спальни?
        Раны затянулись, и даже душевные стали не так болезненны. Я осматривал каждый закоулок моего жилища. Приятно удивил случайно найденный подземный ход. Остаться в комнате или отправиться в темный коридор - выбор даже сомнения не вызвал.
        Пробираясь по пыльному проходу в неизвестном направлении, освещая себе дорогу тускло горевшей свечой, я просто шел вперед, даже не представляя, куда меня может вывести этот ход.
        Из-за стены послышались голоса. Тихо, чтобы не услышали, я отвернул в сторону небольшую железную пластину, что скрывала дыру, вполне позволяющую увидеть часть шикарно обставленного зала и более отчетливо услышать, о чем там разговаривают.
        =РАЗГОВОР =
        -Не могу я к нему прикоснуться! И не проси! Свою часть я выполнил. Обряд соединения провел. Хватит. Тем более, когда у меня есть прекрасный повод, отказаться от его объятий, ты думаешь, я это упущу?!
        -Не понимаю, он что, тебе совсем не нравится?
        -Нравится?! Ты шутишь?! - раздался громкий издевательский смех Тчи. Его не узнать я не мог. - Да я согласился на это лишь потому, что у одного из нас не может быть отца доша. И только. Ты не представляешь, сколько мне стоило усилий быть с ним. Я закрывал глаза и представлял тебя на его месте, только благодаря этому я мог хоть как-то спать с ним. Это бесило. Сколько раз я хотел его иссушить! Но не мог! Приш мне бы этого не простил.
        -Ты ласкаешь мой слух, Тчи,- проворковал второй голос.- Я терзался от того, что ты был с человечком слишком часто. Но Приш скоро вырастет...
        -О, я жду этого мгновения. Связь с отцом разрушится, и я тогда займусь им в серьез.
        -Милый, дашь мне его немного позабавиться? - капризным голоском выдал любовник Тчи.
        -Хочешь отомстить за мои ночи с ним? - с возбуждением спросил Тчи.
        -Ты не представляешь, как часто мне хотелось растерзать его своими же когтями!
        -Ну-ну, тише, тише, любимый. Осталось же совсем немного. Каких-то пять дней. Что это по сравнению с тремя годами, что я провел с ним.
        -Он у меня поплатится за все,- рассерженно прошипел второй Кчиш. - Связать себя с одним из нас... Презренный сосуд с кровью!
        -Ох, милый, как же мне нравится, когда ты такой. Пойдем в спальню. Не хочу , чтобы хоть кто-то нам помешал...
        Ушли. Тихо...
        Судорожный вздох, и желание завыть. В голос. Громко. Чтобы выплеснуть боль от ножа, засевшего в сердце. Какой же я идиот! Как я мог поверить в то, что эта сказка для меня?! Как такое могло случиться?!
        На ватных ногах я медленно поднялся с пола. Когда я на него сполз? Не помню. Не важно. Медленно бреду прочь. Хорошо, что коридор узкий, можно упереться руками, чтобы не упасть. В голове пусто, на душе погано. Хотя что там осталось от моей души?! Клочья.
        Вернувшись в комнату, я схватил в руку что-то и метнул в окно. С первого раза не разбилось. Я остервенело пробовал еще и еще. Раза с шестого стекло, тренькнув, разлетелось осколками. Сразу стало понятно, что я нахожусь в сумрачном мире очень высоко над землей.
        -Вот и славно, - обрадованно выкрикнул я, одним махом забравшись на подоконник. - Вот и славно...
        Раскрыв руки, кинулся вниз...
        ЭПИЛОГ.
        -Семен! Ах ты, маг - недоучка!!! Я тебя сам прибью!!!
        Я был в просторном светлом зале с куполообразной крышей, и на меня орал старик с длинной седой бородой и в смешной шляпе в виде колпака, потрясая перед моим носом посохом с большим таким набалдашником в виде красного светящегося камня. Старик просто багровел от ярости.
        -А? - не понял. Я же вроде умереть должен был?
        -Так ты еще и память заблокировал! Болван! - и прежде чем я успел отшатнуться, он ткнул мне этим камнем в лоб. В мозгах что-то противно щелкнуло, и память вернулась...
        -А!!! Господин директор, я не специально! Я просто читал, а потом это заклинание эфемерного мира с урока господина Мирута, я... учил... устал... экзамены ведь. Смешал... второе заклинание полной чувственности госпожи Лалис... и вот...
        -Ты хоть понимаешь, неуч, что чуть было сам себя не угробил в иллюзорном мире,. который сам себе и придумал?! Начитался, понимаешь, книжек, так что все посмешал! Это надо же было так совместить два заклинания, что сам поверил в то, что создал и прочитал?!!
        -Господин директор...
        -Молчать! Скажи спасибо, что я знал, как это исправить. А иначе превратился бы ты в прах, прямо вот здесь. Сидя за своими книгами...
        -Но...
        -Тааак, ученик третьего года Семен Кастров, еще хоть слово, и я отправлю тебя домой. На год!
        Я решил промолчать. Сердить его еще больше дураков нет.
        -Наказание: никаких отлучек в город, никаких каникул. Будешь весь год помогать господину Жаринету убирать в академии. И если еще раз попытаешься смешать два заклинания, не зная последствий их смешения, будешь отчислен моментально. Все, иди.
        Я предпочел не уйти, а сбежать, хоть полы длинного балахона, который был униформой учеников магической академии, мешались в ногах...
        КОНЕЦ.
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к