Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Котенко А: " Телохранитель " - читать онлайн

Сохранить .
Телохранитель А. А. Котенко
        # Как замечательно, когда серую череду будней вдруг разрывает внезапно очутившийся в твоей квартире персонаж любимой компьютерной игры. Он - мужчина твоей мечты, волшебник и честный рыцарь. Он защищает тебя от всех невзгод, потому что так положено мужчинам. Но сможешь ли ты помочь, когда твоему кумиру потребуется помощь?
        Котенко А. А
        Телохранитель
        Пролог или немного не по теме
        В солнечный день, когда все вокруг сверкает ярчайшими красками, птицы поют и осмелевшие белки выбегают на тротуары, грех не пойти в парк, чтобы просто побродить среди летнего великолепия, не покататься на аттракционах, не посидеть на скамейке со сладчайшей ватой и не помечтать. Как славно, когда твой день рождения в самой середине лета, и можешь сделать себе столь славный подарок.
        Пятилетняя Ларочка стояла и заворожено смотрела на сумасшедший паровоз, катающийся по замысловатой петле железной дороги аттракциона якобы из Москвы в Москву. Утрированно покосившиеся знаки, картонная трава и прочие яркие декорации только добавляли забавности. Визжали люди, катившиеся в сумасшедшем вагончике, эмоций хоть отбавляй. Рядом с девочкой стоял отец с двумя простенькими билетами из белой рыхлой бумаги. Подойдет очередь, и они тоже помчатся на безумном поезде из летнего Челябинска в несуществующую картонную Москву, проедут по всем крутым холмам, пронесутся по виражам аттракциона и через пару минут вернутся на уютную платформу в парке.
        - Прилетит вдруг волшебник, в голубом вертолете и бесплатно покажет ки-но, с днем рожденья поздравит и немного ос-та-вит нам в подарок пять-сот эс-ки-мо… - пропела девочка от скуки и посмотрела вдруг на отца горящими зелеными глазами. - Пап, я хочу, чтобы у меня в квартире жил волшебник!
        - Зачем это, Ларочка? - как-то холодно спросил он.
        Ларочкин папа был инженером и верил только в науку. Каждый вечер он приносил домой стопки перфокарт с дырочками и что-то внимательно в них изучал. До того внимательно, что и жена, и дочка со скукой ожидали, когда же закончится томительный процесс дешифрации дырочек. То ли это инопланетяне отправили доктору наук Каргаполову свою загадочную телеграмму, то ли это ученый проверял послания для роботов, - дочка и предположить не могла. Сотни израсходованных карточек оставлялись ей для рисунков, и она каждое утро носила друзьям со двора новые письма с других планет. Ребята хотели верить, что инопланетяне общаются с Ларочкиным отцом. В этом скрывалась некая особенная романтика.
        - Ну, как это зачем, - возмутилась девочка, не поняв серьезности отца, и наивно добавила, - Он же мне будет каждое утро доставать по пятьсот эскимо из своей волшебной шляпы!
        Отец рассмеялся и отвернулся. Как жаль, что дети все замечают.
        - Папа… - обиделась Ларочка, и на глазах девочки выступили слезы, - Неужели волшебников нет? И ты не волшебник, колдующий над дырочками?
        Он, прикусив губу, закрыл глаза. В этот момент отец поймал себя на банальной мысли: 'Есть только фокусники в цирке!' Не объяснять же дочке о науке кибернетике и вечно неработающих программах, она не поймет, как не захочет понять и то, что пятьсот эскимо просто так, ниоткуда взяться попросту не смогут. Как жаль, что очередь слишком длинна. Сесть бы сейчас в безумный поезд, пускай ветром вынесет из головы все дурацкие мысли, приземленные объяснения, прозу жизни. Хоть на несколько минут забыться б и почувствовать себя тем самым волшебником, который просто так, ниоткуда возьмет и подарит дочке не пятьсот, а целый вагон вкуснейшего мороженого.
        Но очередь двигалась медленно, а Ларочка ждала ответа.
        - Когда вырастешь большой, и будет тебе не пять, а двадцать, скажем, пять… - и тут отец, видимо, понял, что нельзя так топтать детскую мечту да еще и в день рождения… - Только тогда ты сможешь отыскать своего волшебника…
        - Но папа, найди волшебника ради меня, ты же уже взрослый! Я хочу жить в одной квартире с добрым волшебником! - не унималась девочка. - Прямо сейчас…
        Отец, видимо, готов был начать изложение философского трактата, но пятилетнему ребенку этого не понять. Он осекся.
        - Пойдем, наш безумный поезд уже на перроне, Ларочка!
        Улыбнувшись, девочка протянула ему худенькую ладошку, и они зашли в вагончик аттракциона.
        А, может, волшебники существуют? И Ларочке улыбнется удача?
        Глава 1. Не оторваться от банальности
        С тех пор, когда отец с дочкой разговаривали о волшебниках, прошло почти двадцать лет. Нет уже той страны, в которой они родились. Многое изменилось, нет теперь пионеров, а вместо песенки про 'волшебника в голубом вертолете' из приемников кричит юная дева: 'Я сошла с ума, мне нужна она'… Остался тот самый парк, такой же яркий и веселый в летние дни. Далекие потомки тех белок, что бегали по асфальтовым дорожкам за карамельками, выскакивали теперь на аккуратно мощеную розовой плиткой аллею, а прохожие кидали на забаву грызунам кто попкорн, кто фисташку соленую. Так же приветливо встречает своих посетителей и высокий Гулливер. Но проходить под его ногами, словно под аркой, уже не так заманчиво, как в детстве. Не потому, что старая краска выгорела и немного облезла, что одежда Гулливера пестрела от нелепых заплаток, сделанных во время субботника. С лучшей во всем мире страной у Лары ушло и детство, умерла мама, а год назад не стало и любимого папы, который с твердой уверенностью в голосе с того первого Ларочкиного юбилея обещал найти ей волшебника, который принесет дочурке пятьсот тонн эскимо.
Перфокарты с зашифрованными 'посланиями инопланетян' превратились в бумагу для шпаргалок по высшей математике и закладки в фэнтези-романах.
        Банальность и повседневность выпили из души чувства. Мечты становились все более туманными и неясными, уходили как можно дальше, когда во главу угла ставился успех на работе, хорошая зарплата, второе высшее и прочие будничные радости. Улыбка Гулливера в центральном парке все сильнее угнетала, напоминая о беззаботном детстве и счастливом дне рождения, когда Ларочка с папой гоняли на безумном поезде, вместо которого сейчас стоял какой-то до сумасшествия яркий иностранный клон. Поезд до сих пор катал своих пассажиров из Москвы в Москву. Но ездить на нем, подставлять лицо ветру, с замиранием сердца ждать очередного виража не хотелось.
        Привести бы сюда свою дочурку или сынишку - думала Лариса, гуляя по шумному парку, когда чужие веселые детишки чуть не сбивали ее с ног, лохматый Скрат из 'Ледникового периода' предлагал ей сладкую вату, а Шрек звал сфотографироваться отнюдь не за бесплатно.
        В этом мире нет чудес. Не может быть и волшебников. Это не осмелился сказать ей отец двадцать лет назад. Отца уже нет. Он тяжело заболел в прошлом году и угас буквально за несколько месяцев. Последний из родных людей, который был у Ларисы. Теперь она, довольно привлекательная рыжая принцесса с пронзительным взглядом изумрудных глаз, осталась одна. Без родных и друзей, но зато с довольно неплохой квартирой в спальном районе и достойной офисной работой, отнимающей большую часть жизни и убивающей лишнее время. Без такой работы не найти денег на бизнес-ланч и скромный завтрак, не рассчитаться за квартиру и интернет и не купить шубу. Вот такая проза жизни. Какие там пятьсот эскимо и романтика волшебника на вертолете?
        И кто мог подумать, что именно с Ларочкой произойдет одна из самых необыкновенных историй. Именно с ней, а не со столичной гламурной штучкой, зависающей в дорогих бутиках и мечтающей о принце на лимузине. Эта необычная, почти даже детективная, а, может, и сказочная история, произошла не в столице, славном городе Понаеханске, а в заМКАДье, в обсмеянном за суровость рабочих трубопрокатного завода Челябинске. В обычном областном центре, измеряемом местными жителями в половину Москвы, имеющем при этом кучу достоинств по сравнению с государством за Кольцом.
        Пусть даже тут жило больше миллиона людей, но это самый что ни на есть обыкновенный российский городок с десятирублевыми маршрутными такси, склеенными пьяными строителями за несколько месяцев многоэтажками и элитными 'небоскребами', возводимыми на самом берегу имеющей обыкновение разливаться речушки, и центральной улицей, носящей имя Владимира Ильича. Жители других областных центров по праву могут сказать, и не без оснований, что история эта писана про них и что автор ее кривит душой, что называет местом действия не тот город.
        Но нет, Ларочка гордилась тем, что живет именно в Челбинске, а не где-то там. Поэтому из уважения к нашей героине не станем навевать тайну, сокращая название города до одной буквы.
        Лариса была диким цветком, который не был озабочен своей красотой и довольствовался тем, что ему дала природа, то есть она не уродовала себя красками для волос и молодильными кремами. Природа щедро одарила ее роскошными рыжими кудрями до пояса, выразительными зелеными глазами, милейшими чертами лица и фигурой, которую фитнесс только испортит, а диеты превратят в скелета. То же самое можно сказать и про кожу, усыпанную родинками, которой солярий вряд ли пошел бы на пользу. Портить природную красоту не стоит, решила для себя девушка и только не давала ей раньше времени завянуть, подбадривая хорошими кремами и качественными масками да шампунями, и подкрашивая дорогой тушью длинные ресницы.
        Кто-то даже давал двадцатипятилетней Ларисе восемнадцать. Отличный комплимент для девушки, не так ли? Природная прелесть… Лариса просто не обращала внимания на приходящие мелочи типа сбившейся на ветру челки или небольшой царапины на руке. 'Зачем пытаться удержать моментальное?' - задавала она себе при этом вопрос, кроме того, девушка очень ценила то, что вложила в нее природа. Многое ей, естественно, не нравилось, но нарушить это всякой человеческой химией, чтобы потом жалеть об обесцвеченных локонах или ломких ногтях, она не хотела. Возможно, в чем-то она была и права.
        В то теплое апрельское утро Лариса сидела за своим домашним компьютером и с милым выражением лица смотрела на монитор. Простенькая RPG - этакий приятный настрой на весь будущий день. У системного блока лежало пухлое портмоне, открытое на том месте, откуда был вынут вставленный в компьютер диск. Интересы у девушки сформировались весьма и весьма специфичные. Когда ее сверстницы зависали в бутиках в поисках дорогой обновки или в клубе любителей диванных болонок, Лариска бежала в компьютерный магазин за очередной железякой для домашнего 'питомца'. Если девушки взахлеб обсуждали статейки из Космо, нашу героиню куда больше радовали компьютерные книги и 'Библии хакера'. Нет, до тех самых пиратов и взломщиков, о которых трындел весь мир, обычной челябинской девушке было далеко. Просто одиночество, нелюдимость, неприкосновенные мечты и все остальное закалили ее настолько, что кроме своих сил она ни во что не верила.
        А когда приглашенный домой компьютерных дел мастер попросту спалил Ларисе винчестер, она предпочла разобраться в железяках и сама научиться настраивать домашнюю технику. Что у нее, кстати, и получилось. Отец - кибернетик, дочь - выпускница мехмата, как бы, по статусу положено. Вот и не осталось времени на бутики, гламур и журналы с гороскопами, а, следовательно, отсутствовали темы для пустой болтовни с так называемыми подругами. Которые, естественно, весьма быстро охладели к Ларисе и звонили только по праздникам. А мужчины оказались несостоятельными и не способными помочь. Те трое кавалеров, что с очередностью в год-два открыли девушке свои сердца, не смогли удержать ее и предпочли расстаться на разных стадиях развития отношений. Перед одним Лариса сама отказалась метать бисер, второму не хватило решительности, а для третьего она оказалась 'одной из', а не единственной. Отчаяние завладело молодой сильной женщиной. С одной стороны она со всем справлялась сама, с другой - она закрылась, выстроив непреступную оборону вокруг своего чуткого любящего сердца. Лариса временами позволяла себе временами
маленькие слабости, уход в фэнтезийные игры, где хоть на полчасика да приближалась она к своей детской мечте.
        Над такими слабостями многие глумятся, называя все без различия зомби-игрушками, в то время как сами становятся пленниками просмотра реалити-шоу, привыкают к навязываемым шедеврам и стандартам. Таковы люди, свои слабости считают нормой, а чужие осуждают и унижают. Лариса не зацикливалась на мнении других, она находила в выдуманных мирах некое утешение. Ей ни раз говорили, что фэнтези - это отрыв от реального мира, забытье, наркотик, пожирающий душу, но Лариса словно чувствовала свою линию судьбы и не уходила с выбранного пути. К чему слушать этих беспристрастных судей, которые, вынося обвинение, держали 'Властелина колец' под мышкой или вместо своей фотографии вывешивали портрет главного персонажа недавней премьеры. 'Этот мир не хочет любить меня', - сказала как-то Лариса одной знакомой,
        - 'Так дайте же мне помечтать… Ведь мечты - это не плохо, это и есть дорога к счастью…' Нет, ответ был заранее известен - фантастическая наркоманка, ошибка природы, конченый человек… А в сумке 'убийцы' уютно устроился 'Волшебник Земноморья'… Как не любят люди ценить чужие интересы. Смешно, но попробуй, ткни таким пальцем. Лариса давно перестала спорить на эту тему. Легче отгородиться и уйти в себя. На работе - '1С: Предприятие' и программирование, а дома - ее уютненький мирок, ее мечты и ожидания, что однажды в дверь ее квартиры постучится он, волшебник, прилетевший на голубом вертолете!
        Стала девушка, как говорят нынче, пофигисткой. По утру она всегда проходила пару уровней любимого квеста под названием 'Бравая команда магов-недоучек', а потом бежала на работу в хорошем расположении духа, но оно к обеду успешно улетучивалось из-за массы отрицательной энергии, тупости бухгалтерши и непробиваемости службы статистического анализа. Типичный, не несущий в себе ничего плохого распорядок дня обывателя. И плевать на эти все гонки на унитазах, боулинги, Анталии-Хургады и прочие развлечения.
        Так и сегодня. Устроившись в кресле поудобнее, Лариса выбирала заклинания для сражения с трехголовым монстром. Аналитик и математик, она собрала весьма странную команду, сказал бы заядлый геймер: сильный натренированный маг зашкаливающего уровня превосходно владел не только мощнейшими светлыми заклинаниями, и управлял потоками воздуха, но и мог сражаться на мечах. Две сопровождавшие его в 'походе' девочки: одна могла лишь исцелять и для виду кидаться слабенькими огненными шарами и ослеплять врагов вспышками света, а действия второй настолько неадекватны и непредсказуемы, что программа играла за нее с помощью генератора случайных чисел. Один незаменимый боец - в жизни подобная тактика провальна. Нельзя все вкладывать в одного. Это Лариса понимала, и на работе у нее всегда на запасном пути стоял целый невредимый и полнофункциональный 'паровоз'. Но игра - это не реальность. Проиграв все, можно начать заново и получить куда больше, руководствуясь провальным опытом.
        Монстр, силу которого авторы игры рассчитали на троих среднего уровня магов, не выдерживал натиска мощных заклинаний. Всемогущий персонаж Ларисы побеждал снова и снова, когда у нее в кармане началась жуткая возня. Девушка нервно сунула руку в пиджак. Ну, конечно, что же еще… мобильник-будильник со своим назойливым 'Не опоздай на работу!' Блин, проспала всего на десять минут и лишена такого наслаждения, как окончательной победы над монстром без единого повреждения магу. Лариса, тяжело вздохнув, нажала на паузу, пусть бой замрет на девять часов. Она печально посмотрела на застывший на экране кадр: высокий маг в светлом костюме и в зеленом развевающемся плаще замахнулся мечом на зависшего в воздухе черного дракона, за спиной у волшебника в сияющих пентаграммах стояли его спутники, подпрыгивая. Такова анимация в игре. Спустя мгновение с небольшим маг должен был ударить дракона, потом еще пару раз, чтобы окончательно уничтожить чудище. Но не судьба, нажата пауза и видеопоток остановлен.
        - Прости, Идалгир, добьешь Зверроса в шесть вечера, - пробурчала себе под нос Лариса и убежала в прихожую, где второпях надела куртку и схватила шарф и сумку. Она всегда извинялась перед компьютерными персонажами, если ей приходилось их оставлять застывшими в движении на весь день, потому что она очень сильно уважала их и жалела. Их, бездушные куски программного кода.

…В комнате - замерший на экране кадр, который выключится через четверть часа вместе с монитором, на кухне - кипящий чайник, что вскипит и уснет до вечера, а по лестнице бежит хозяйка всего этого безобразия, традиционно опаздывая на работу, где ее ждут тысячи строк кода и бухгалтерские бумажки.
        До остановки, благо, недалеко: за угол, по нелюдной аллее, через дорогу и все. Добежав до перехода, Лариса заметила подъезжающую к остановке маршрутку. Глянув на горевший на светофоре красный свет, она тяжело вздохнула: 'Жаль, что это не игра, а то бы… Крылья Ветра и успела бы…' По ту сторону дороги устало смотрели на нее два инспектора, отлавливающих переходивших на красный свет. Эх, взлететь бы над ними и приземлиться б на остановке. И пусть только заикнутся о нарушении правил, за которые вечно опаздывающая на работу девушка частенько платила. Ну да, грешна, но и доблестные гаишники местом сбора дани в городскую казну выбрали полупустую улицу, где и светофор-то можно было не ставить.
        Заклинаний полета из сказочного игрового мира Ларисе и не понадобилось, инспекторы остались без феерического шоу. На счастье девушки светофор красным светом остановил газельку, и через минуту, откинувшись на серой бархатистой спинке трясущееся и несущейся десятирублевой маршрутки, Лариса с уверенностью в голосе успокоила себя: 'На этот раз успела…'

***
        Ночью мегаполис не спит. Пускай и потухли огни на зданиях бизнес-центров, спят многоэтажные дома, а по широким в пять полос в каждом направлении проспектам только изредка на бешеной скорости проносится одинокий ночной гонщик или бешеный байкер, для кого-то горят подсветки памятников и достопримечательностей, кого-то приветствуют красочные рекламные щиты. Вряд ли, конечно, праздно шатающуюся молодежь, которой надоело сидеть в душном ночном клубе… вряд ли.
        Ночью город тих и спокоен. И он независим от сковавших его цепями километровых пробок, толп людей, шума и гама. И эта свобода передается тому, кто выезжает на его улицы, чтобы насладиться прохладным воздухом весны.
        Элегантный корейский седан мчался на пределе своих возможностей по проспекту. Пять тысяч оборотов. Рычал, надрываясь, новенький двигатель. Сидевший за рулем молодой человек курил, положив левый локоть в открытое окно. Он просто давил газ в пол и ехал прямо-прямо-прямо, минуя красные огни светофоров, совершенно напрасно сдерживающие свободу ночных гонщиков.
        - И это одно из величайших достижений мира, - смакуя каждое слово, говорил водитель, не глядя на своего пассажира, невысокого молодого человека в огромных очках.
        Тот, словно напуганный воробей, ёжился, вжавшись плечами в сиденье, и глядел то на стрелку спидометра, давно перевалившую за сотню, то на замерший в режиме D рычаг коробки-автомата.
        - И, заметь, никакой магии! Представляешь, друг, если бы это… - водитель вожделенно вздохнул, но его мечты, в которых он парил уже несколько минут, не передавались окружающим, предстояло долго рассказывать о своих планах, разъяснять каждую их деталь.
        Но мужчине этого совсем не хотелось. Всему свое время. Сейчас он наслаждался свободой на взятой 'напрокат' на одну ночь кореянке Рио. Ему, менеджеру одного из престижных автосалонов города, не составляло труда устроить себе небольшой тест-драйв на только что полученной с таможни машинке. Стереть показания спидометра и закрасить образовавшиеся царапины - не велика работа. Да и мальчишкам из ремонтного цеха будет, за что заплатить. Лишь бы потом лишних деталей после сборки не осталось.
        - Это всего лишь машина, - вздохнул пассажир, уставившись на зазывающие афиши ночного клуба 'Кис-кис' с изящной черной кошкой на флюгере. - У нее даже нет души…
        - Некоторые, кстати, считают, что есть! - бросив окурок на дорогу, продолжал рассуждать водитель. - Вот эта Рюха, например, капризная женщина, а тот Авенсис, которому мы на прошлой неделе подпортили бамперок, самый натуральный пацан.
        - Подпортили, - рассмеялся пассажир, - мягко сказано… Решили поймать гонщицу на красном Матизе, а схватили какого-то байкера на встречке, царство ему небесное.
        На полной скорости войдя в поворот, водитель ударил по тормозам, дабы не занесло, а потом, снова набрав обороты, продолжил:
        - Ладно, с бампером от…одной комиссионной тачилы он весьма гламурненько выглядит. Даже той высокой блондинке в черной норке приглянулся! - едва сдерживая смех, вспоминал события недельной давности. - Ох уж этот техногенный мир. Тупая, но донельзя дорогая вещица в руках человека на многое способна под его властью… А холодильники те же. Или… компьютеры. Этот мир полон сюрпризов, друг.
        - Да уж, - буркнул пассажир, поправляя очки. - Или ты что-то опять придумал?
        - Конечно же! - широко улыбнувшись заявил водитель. - И ты мне во всем поможешь. У тебя готово то, о чем я просил пять лет назад?
        - Вроде бы, да.
        - Превосходно, - рассмеялся мужчина, управлявший иномаркой, и этот смех мог стоить обоим жизни, потому что водитель чудом успел дернуть руль и пронестись в нескольких сантиметрах от фонарного столба.
        Глава 2. Услуга кавалера
        Апрель - такое время года, когда на улице приятно тепло, но город еще не украшен зеленью деревьев, хотя, в отличие от унылого октября, в воздухе витает чувство, что скоро будет еще теплее. Очень скоро расцветут яблони, будут петь вернувшиеся из теплых краев птицы, а город снимет с себя усталую маску и окунется в мир тепла, света и радости. Звон и смех наполнят проспекты, выйдут с извечным шествием кришнаиты местного пошиба, на каждом углу будут стоять облаченные в смешные костюмы промоутеры. И очень захочется, просто забыв обо всем, гулять среди красочного многообразия…
        Но пока этого нет. Город жил в предвкушении летнего безумия, наводил уборку на своих улицах, и всюду стоял запах палёной листвы, а под деревьями валялись аккуратно перевязанные мешки с мусором.
        Нетерпеливые жители лета уже начинали появляться после спячки, но как-то вяло, устало, неестественно смотрелись они среди толпы, еще не отошедшей от зимы, не поменявшей серые пуховики и шубы на задорные весенние курточки и плащи.
        Иногда очень хочется после работы окунуться в такой полуспящий город, пройти по пешеходной улице, ласково улыбнуться клоуну, натянувшему свой забавный костюм поверх объемного пуховика, взять листовку и свернуть из нее если не самолетик, то кораблик. И запустить кораблик в дальнее плавание по челябинской ледовитой луже-океану, которая банально является скоплением воды в провалившейся за зиму плитке.
        В детстве Лариса, надев яркие желтые сапоги, как на праздник выходила бродить по лужам и отправлять свою флотилию, свернутую из тетрадных листов, в плавание. Это сейчас можно было сложить парусник из яркой рекламки обувного магазина или кредитной организации. А тогда… дети завидовали тем, кто выносил в лужу красочный пароходик, свернутый из тайком украденной у бабушки 'Бурды-моден'…
        Лариса с легкостью свернула из листовки Интернет-провайдера корабль с двумя трубами и бережно опустила его в глубокую, но очень небольшую лужу. Легкий весенний ветерок подхватил кораблик, привет из детства, и он задорно качался на волнах. Мальчонка лет пяти с восторгом наблюдал за ним, а девушка, бросив ему грустную улыбку, удалилась.
        Она отгородилась от людей, ушла в работу и компьютер, и ей было уютно в созданном ей же мире. Но каждую весну, когда душа просила развеяться и звала Ларису на пешеходную улицу, девушка позволяла себе маленькие слабости вроде этого кораблика в луже, ей становилось тяжело и одиноко. Больше всего на свете девушке хотелось, чтобы рядом с ней в эти моменты стоял верный друг и муж, держа за руку их ребенка. И этот карапуз бы, тыча пальцем в кораблик, кричал бы от счастья: 'Он поплыл!'
        Теперь радовался весне и отправлению судна совсем чужой ребенок. Если вычесть из двадцати пяти шесть, он мог быть и ее, Ларисиным, сыном. Но что-то она упустила тогда, на третьем курсе, когда подруги выскакивали замуж, а она стремилась учиться на одни пятерки ради стипендии и всяческих сиюминутных поощрений. Юность прошла мимо, и девушка это поняла слишком поздно. Надо было идти вперед, но с чего начинать? Весь мир казался каким-то иным, чуждым и враждебным, в нем Ларисе приходилось только выживать. Но хватит ли сил выжить не ей одной, а еще воспитать ребенка, который радовался бы вместе с ней каждой весне, например.
        В рабочей беготне и мечтах Лариса напрочь забыла про оставленный дома неотключенный компьютер, шла по весенней, полной теплого солнечного света улице и наслаждалась всем окружающим. Чужой ребенок и кораблик в луже ушли в прошлое.
        А в настоящем был банк с нескончаемой очередью на оплату квартирных квитанций. Будни жизни, только так можно назвать это скучнейшее мероприятие. Уставшие люди в очереди с должной долей злобы окидывают взглядом вошедшего посетителя. Экономист, гордый мальчишка, устроившийся за отдельной стойкой со своим ноутбуком, бросил взгляд в сторону Ларисы, интересующейся у древней бабульки и тучной барышни в малиновом плаще, кто из них последний. Но никто из десятерых присутствующих таковым быть не желал, мечтая каким-нибудь чудом оказаться первым и сунуть свои помятые квитанции со скомканными купюрами девочке-кассирше.
        Пока Лариса копалась в недрах сумки, появился еще один посетитель. И куда он только поместился в этих десяти квадратных метрах хрущевки, перестроенной под офис? Но поместился же, и еще воздуха хватило, чтобы довольно громко спросить:
        - Кто последний?
        Бабульки, глядя на высокого блондина в дорогом черном плаще, скорчили физиономии мерзких гремлинов, готовых в ответ рыкнуть: 'Чё приперся, фраер?' Барышня в малиновом плаще, недовольно хмыкнув, отвернулась, а дедуля, сидя на единственном в отделении стуле для посетителей, чавкал, сопел в усы и теребил клюку. Экономист, завидев потенциального клиента, встрепенулся. Наконец-то и ему будет работа! Не все скучать и играть в гляделки с хмурым охранником, статуей застывшим в углу.
        - Я, - робко отозвалась Лариса, оборачиваясь к посетителю, - но за кем - не знаю.
        Очередь недовольно фыркнула, а бабка изрекла нечто вроде: 'Молодые, постоят!' К чему это было сказано - не ясно. Она не намеревалась пропускать? И без того очевидно, что ни Лариса, ни молодой человек не собирались лезть вперед и разталкивать локтями пенсионеров.
        - Как всегда, - вздохнул парень, закрывая спиной дверь, потому что другого места в маленьком уютненьком отделении просто не было.
        Именно благодаря этому, он напоролся на очередную порцию негатива в собственный адрес. Женщина, вышедшая из кассы, столкнулась с ним нос к носу, когда пыталась засунуть в авоську огрызки квитанций.
        - Чё дорогу перегородил!? - возмущенно гаркнула она.
        Молодой человек, пожав плечами, отошел в сторону, но женщина, по-видимому, не исчерпала свой запас колкостей. И когда она случайно пихнула Ларису, а та отозвалась своим: 'Извините!', пенсионерка разразилась:
        - Ходют тут всякие!
        И вышла прочь. Когда-то и она была молодой и красивой, но злоба сожрала все хорошее, что некогда жило в душе этого человека. И остались только очереди, квитанции, скудные заработки и зависть к молодым и перспективным. Упущенная, так сказать, молодость.
        Лариса ошарашено глянула вслед обидчице и грустно улыбнулась. Точнее, вздохнула, осознав, что и она сама лет через тридцать может превратиться в такое ворчащее и вечно недовольное создание с потерянной жизнью. Что-то менять, жить, радоваться. Но как?
        За молодым бизнесменом к тому времени появился хвост из не менее мрачных пенсионеров, нежели те, что покидали банк довольными, но с совершенно опустошенными кошельками.
        - Девушка, - вдруг обратилась жертва гневных тирад к Ларисе, и она утонула в его прекрасных синих глазах.
        Только сейчас Лариса разглядела стоявшего с ней в одной очереди человека. Если это не принц из сказки, подъехавший к банку на белом коне и намеренный вовсе не платить за квартиру, а забрать с собой в сказочное королевство прекрасную принцессу, то некто очень близкий по духу.
        Такие неотразимые блондины смотрели на юных дев с экранов телевизоров или с обложек глянцевых журналов, они рекламировали дорогие духи, зазывали провести незабываемый отпуск в Тайланде или на Мальдивах. Они разъезжали на роскошных черных иномарках, и появлялись в обществе в компании светских львиц, обвешанных с ног до головы бриллиантами. Для банков - это VIP-персоны, которые не томятся в очередях среди пенсионеров, выслушивая язвительные замечания завистливых людей, протративших молодость и теперь скорбящих об утрате.
        Он будто волею судьбы зашел не в головной офис, а почему-то свернул в богом забытое отделение… или адрес напутал? Нет, такие люди никогда ничего не путают.
        - Да? - откликнулась Лариса на обращение.
        Она раньше так не немела от восхищения. Даже та первая влюбленность в Женьку, с которым она познакомилась в чате, когда открыв дверь своей квартиры, она увидела на пороге сияющего от жажды встречи программиста в деловом костюме, меркла перед этим человеком. Сосед по очереди, словно обладал магией обольщения, способной без слов свести собеседницу с ума и влюбить в себя с первого взгляда.
        - Вы ль Лариса? - этим вопросом он ошарашил ее.
        Этот блондин не только прекрасен и невозмутим, не только является воплощением мечты, стоявшим в двух шагах от нее, он еще и имя ее знает.
        - Вы что, следили за мной? - чуть слышно спросила девушка, понимая, что если этот разговор дойдет до ушей бабок, начнется такой тарарам, что охранник и худенький экономист за стойкой не справятся с кучкой безумных пенсионерок, отстаивающих честь прекрасной рыжей принцессы.
        Да-да, именно принцессы, потому что очередь успешно забудет о тычках и толчках, о том, что никто не определился с местом, ведь появится такая чудесная возможность выплеснуть весь негатив на фраера в черном пальто.
        - И да, и нет, - уклончиво ответил человек, - может, продолжим разговор в более подходящем месте?
        - Смотря о чем, - разум не давал Ларисе безоговорочно попасться в ловко расставленные сети.
        Человеку что-то от нее нужно. И хорошо, если это что-то ограничится обыкновенными ухаживаниями. Он знает ее имя, получается, все намного серьезнее, чем она предполагала? Ее ждут невероятные предложения или наследство французской бабушки (которой у Ларисы отродясь не было).
        А плевать на всё! Весна! Надо жить! А не тратить жизнь на впитывание негатива пенсионеров. Наконец, квартплата может подождать пару деньков.
        - Заинтриговали, - загадочная улыбка расползлась по лицу Ларисы.
        И через несколько минут двое уже сидели в роскошном ресторане на верхнем этаже бизнес-центра. Вечерний город с его загорающимися огнями, словно на ладони, предстал перед ними. Будь Лариса и ее собеседник завоевателями этого города, можно было бы сказать, что они созерцали только что захваченные владения и пили за удачу. На столе располагалась крошечная свеча и бокалы с красным вином. И все вокруг было наполнено тонким дурманящим девичью голову ароматом роз, словно по заказу прекрасного принца. Расторопная официантка в аккуратном красном костюме с радостью убежала сообщать повару о приготовлении двух аппетитных стейков.
        - Так о чем вы хотели поговорить?
        - Вы прекрасны, Лариса, - начал блондин с комплимента, не сводя глаз с ее роскошных рыжих волос, отливающих золотом при свече.
        Он словно специально сделал паузу, чтобы с нескрываемым интересом любоваться ее прелестным лицом, густыми черными ресницами, опустившимися на глаза, розовыми от смущения щеками.
        Складывалось впечатление, что он заранее знал, как поведет себя его спутница после каждой реплики, после каждого движения.
        - Но… к делу, - поняв, что девушка может смущаться долго и качественно, не отвечая на его комплименты, он решил оставить Ларису витать где-то в области седьмого неба. - Я специалист из кредитного отдела. Насколько мне известно, вы собирались покупать автомобиль.
        Девушка словно горячую картошку проглотила. Вытаращив глаза, она не могла понять, шутит этот человек или говорит серьезно. Она ведь никогда не задумывалась о такой покупке. И все доводы о том, что роскошной женщине вроде нее не подобает ездить на маршрутном транспорте, старалась не замечать.
        'У меня и прав-то нет!' - чуть не выпалила Лариса. Следующий ответ, пришедший на ум - подыграть бизнесмену и попытаться вытянуть из него подробности. Подробности чего? А того, что подвигло на разговор о несуществующем кредите.
        - Я исследовал вашу финансовую историю, - деликатно продолжал молодой человек.
        Он опустил глаза и вынул из папки несколько листков, скрепленных гербовыми печатями, и протянул их Ларисе.
        С них на девушку смотрели скудные цифры, говорившие о ее заработке в горячо обожаемом офисе. Она все это и без специалистов по кредитованию наизусть знала и понимала, что не могла мечтать даже о новеньком Матизе.
        - Вам ни один банк не даст кредит. Но я могу посодействовать.
        Так вот к чему клонил этот персонаж с обложки: принц предлагал подарить ей вороного быстрого коня, о котором она и мечтать-то не собиралась! Зачем Ларисе машина, она уже и не думала. Несколько сотен в кредит, проценты, которые оплачивает таинственный обворожительный специалист… Это сказка, случившаяся в череде серых будней!
        - Но… - разум девушки не желал верить в чудеса, - почему я, почему не кто-то другой?
        - Помните, вы оставляли свой номер телефона в магазине женского белья? - сказав последнее, молодой человек зарделся.
        Ох, если бы еще найти в череде воспоминаний именно тот день и именно тот магазин. Покупая даже туалетный ершик или рулон кухонных полотенец, приходилось вступать в 'Клуб домохозяек'. Оплачивая разговоры в салоне связи, любезно приглашал в свои ряды 'Клуб связных', 'Ассоциация гламур' вступившим в нее предлагала модные платья по сниженной цене… и так далее… уйма карточек и скидок, за владение которыми люди охотно записывали в анкетах паспортные данные, номера телефонов, адреса, чуть ли не позволяя 'Клубам' открывать тайник, 'где деньги лежат'. А то, как же - СКИДКА! Целых двадцать рублей и сорок восемь копеек!
        - Допустим, - Лариса решила, что лучше вспомнить, чем копаться в памяти или бумажнике, разыскивая карточку 'Клуба покупательниц белорусских лифчиков'.
        - Магазин 'Бюст-ик' провел розыгрыш среди владельцев дисконтных карт, и вы стали победителем. Приз - беспроцентный автокредит.
        - Заманчиво! - с некоторой долей недоверия в голосе, ответила девушка. - Но неправдоподобно.
        Какой-то странный, если честно, розыгрыш. Обычно о результатах подобных мероприятий объявляли по телевидению или в газетах. Но на зомбоящик у Ларисы не оставалось времени, а прессу она не читала. В Интернет владельцы 'Бюст-ика', видимо, решили не выкладывать радостную новость, а адрес девушки потеряли или забыли. Вот и прислали с вестью о кредите принца на белой спортивной Тойоте. Это больше походило на сказку, о которой так мечтала девушка, нежели на эпизод из реальности.
        - Вы обязаны взять кредит в течение месяца, - объяснял условия молодой человек, улыбаясь так, что ему невозможно отказать: прямо сейчас побежишь записываться на курсы, чтобы получить удостоверение, ведь на своей лошадке надо уметь ездить. - Сумма - не менее пятисот тысяч рублей. Погашение - три года. Если не вкладываетесь, срок может быть увеличен.
        Это то, что надо! Ликовала Лариса! Мечты сбываются! За одно мгновение она получила в жизни и принца на белом коне, и кредит, о котором могла бы призадуматься только года через три. Когда-то ж должно и повезти!
        - Но, - вступилась вдруг рациональная половинка Ларисы, а ее сентиментальная частичка большими зелеными глазами, полными очарования, уставилась на парня. - Все это выглядит как прекрасный сон. Такого не может быть!
        'Дура! Забей! - орала расчувствовавшаяся сентиментальная половинка. - Неужели у тебя хватит тупости отказаться? Шикарный мужчина кормит тебя в ресторане, который ты раньше даже не знала, потому что это не твоя ценовая категория! Да охмури ж ты его, затащи домой, окольцуй! И он будет выплачивать кредит за твою Камри-мечту, а не только жалкие четырнадцать процентов!'
        Парень заискивающе улыбнулся, чтобы наповал сразить и рациональную половинку Ларисы.
        - Может! - был его безапелляционный ответ. - Я менеджер официального дилера, моя сестра работает в 'Бюст-ике', и мы тесно сотрудничаем…
        Хахаха! Разразилась смехом рациональная половинка: он ей подержанные машины в кредит как новые сплавляет, а она ему лифчики в нагрузку к резиновым коврикам! И трусики со встроенной сигнализацией 'Пандора не даст'!
        - Ваш отказ очень обидит меня, - против выражения лица 'обездоленный собачонок' крыть абсолютно нечем.
        Девушка от таких слов смутилась и потупила взгляд.
        - Хорошо, - кивнула она, - допустим, я согласна на вашу авантюру.
        - Тогда вы сегодня платите нам три тысячи рублей за оформление документов, мы заключаем договор и…
        'Это мошенник!' - дико заорала на сентиментальную половинку рациональная. Лариса. Она теребила подол, не зная, как и отвертеться. Деньги, три тысячи… если она сейчас отдаст их прекрасному принцу за оформление документов, то ей нечем будет заплатить за квартиру. А собеседник словно прочитал ее мысли. Глаза парня наполнились какой-то чрезвычайной тоской и обидой, что прямо заставило сентиментальную половинку запереть где-то рациональную Ларису в глубинах сознания. Рука девушки машинально залезла в кошелек и протянула парню три изумрудных купюры.
        - Запиши мой телефон, - ответил парень, засунув деньги в карман пиджака, -
248-26-15…
        Лариса достала сотовый и быстро вписала номер.
        - И кого спросить? - поинтересовалась она, дойдя до графы 'Имя'.
        - Андрей! - бодро ответил парень, - Сегодня к вечеру документы будут готовы, и я вам их завезу. Не откладывайте с курсами, чтобы забрать свою радость из салона. - Он сунул руку в карман, немного замялся, а потом смущенно добавил: - Кстати, Лариса, можете дать позвонить? У меня в телефоне батарея села…
        - Да без проблем, - говоря это, Лариса сделала такое выражение лица, что и Андрей, должно быть, уничтожил свою рациональную половинку.
        'Неужели так мало надо, чтобы лишить тебя рассудка… даешь деньги, ведешься на беспроцентные кредиты, теперь еще спокойнехонько доверила телефон… незнакомому человеку! Ты совсем мозг потеряла?!' - проснулась рациональная половинка, пока отошедший в сторону молодой человек с кем-то решительно спорил.
        - Спасибо, - Андрей протянул Ларисе ее телефон, закончив разговор, - вы меня выручили.
        - Да не за что, - из скромности ответила Лариса. - Если что, я позвоню завтра.
        - Не надо беспокойств, сегодня же я свяжусь с вами!
        Она поднялась и пошла прочь, а парень остался доедать стейк и запивать его дорогим вином. Когда официантка принесла ему счет, он, не задумываясь, вынул из кармана три тысячи, что с легкостью отдала ему Лариса и, усмехнувшись, положил деньги в кожаную корочку. Этого одурманенная очарованием Андрея девушка уже не видела.
        Она была на седьмом небе от счастья. Пара месяцев, и она будет летать на работу на новенькой красной Камри, а не в забитой недовольными жизнью пенсионерами и раздолбаями-студентами маршрутке. Ничего, она разведет Андрея и на кольцо, и на покрытие кредита, что его сестра из 'Бюст-ика' станет локти кусать… Эх, как хорошо почувствовать себя женщиной, которая кому-то нужна, которой кто-то делает сказочные подарки! Будучи еще в состоянии неземного счастья, она поднялась к себе на пятый этаж и сунула ключ в дверь, и тут… ее ждал неприятный сюрприз… дверь была не заперта… а петли, казалось, припаяли часа два назад…

***
        Андрей в задумчивости ходил вокруг выставленной на продажу красной Камри. Когда остальные сотрудники и девочки из клирингового агентства не обращали на молодого менеджера внимания, он брал телефон и думал набрать номер. Воровато оглядываясь по сторонам, ловя на себе чей-нибудь любопытный взгляд, он сворачивал раскладушку и устремлялся за свое рабочее место. Компьютер с открытыми на нем официальными сайтами производителей азиатских авто уже наскучил менеджеру больше, чем пасьянс 'Косынка'. Он не мог дождаться, чтобы позвонить и поговорить.
        Вздохнув, он резко поднялся из-за рабочего стола и уверенно направился к 'кабинету уединенного размышления', коротко именуемого всеми как туалет. Запершись, Андрей перевел дух и тут же набрал номер.
        - Слушай, я нашел ее! - только услышав отрешенное 'Алло!' в трубке, прокричал молодой человек. - Дочь Хинты! Это определенно она! Ты что, заболел после вчерашнего? Да мы вроде и не угробили эту Рюху. Прикинь, ее сегодня один придурок купил. Да-да, прямо с раздолбанной резиной и трещиной на заднем молдинге. И даже не заметил! Приехал из Катав-Ивановска. Шесть часов к нам пёрся… Вот удача! Даже если и обнаружит косяки, то обратно не потащится! Ему дешевле дома починиться. Ну…
        Собеседнику явно не хотелось слушать про геройства менеджера на ниве удачных продаж, его куда больше интересовала найденная Андреем дочь Хинты. И блондину тоже не терпелось рассказать обо всем, что он сегодня сделал и разузнал.
        - Так вот, пока этот дубовый директор думал, что я за паспортами к тачкам катаюсь, я провернул одно дельце… Впрочем, не по телефону такое рассказывать, друг. Встретимся в десять вечера в суши баре 'Ичиго', лады?
        Менеджер покраснел до кончиков ушей, когда обнаружил, что в кабинку, которую он использовал для своих секретных переговоров с товарищем, отчаянно стучатся.
        - В туалете занято! - заорал что есть мочи Андрей, и уже через минуту он с невозмутимой гримасой на лице прошел мимо брюнетки Иринки, специалиста по страхованию и кредитованию.
        Ошарашенная воплем менеджера девица так и осталась статуей стоять перед входом в туалет, не понимая, чем вызвано столь странное поведение коллеги.
        Спустя пару часов Андрей глотал роллы с угрем, совершенно ничего не говоря своему другу. Темноту ресторана нарушали яркие пятна от плазменной панели, на которой сотрудники с гордостью транслировали самодельные аниме-клипы. Звучала приглушенная медленная музыка, вовсе не соответствующая боевым сценам на экране. Мужчина лет тридцати в рыжем пиджаке в крупную клетку, ссутулившись, сидел за столом и терпеливо ждал, когда же товарищ посвятит его в свои тайны.
        - Так вот! - проглотив последний ролл с тарелки, улыбнулся Андрей. - Я решил начать претворять наш план в жизнь. И хочу тебя уверить, что окна работают!
        - Прекрасно! Полдела готово! - от радости собеседник хлопнул в ладоши.
        Официантка, разодетая в японское розовое кимоно, подозрительно посмотрела на двоих эмоциональных людей, но не подала никакого вида. Она вернулась к кассе и положила коллеге очередные заказы на оплату, а потом, забрав у поваров разнос с сашими, преподнесла рыбное ассорти двоим собеседникам.
        А Андрей тем временем увлеченно рассказывал собеседнику о найденной им Камри, о том, что он собирается ее выкупить у салона для собственных нужд и сделать из нее опытный экземпляр. Но это еще не все, чем желал поделиться менеджер. Сегодняшний день, с самого утра выдался для него насыщенным. Официантка из любопытства попыталась подслушать, но так ничего и не поняла. Серьезный мужчина с радостью ребенка нес что-то про открывающиеся окна, про некий уникальный объект и дочку женщины с иностранным именем Хинта, которую он с трудом нашел. Если бы не Интернет и электронные справочники, жаловался Андрей, то это бы заняло куда больше времени. Жестокой судьбе захотелось напоследок зло подшутить над Андреем, и она даровала ему эту знаменательную встречу. Да еще и при таких обстоятельствах.
        - Осталось совсем немного. Вскоре мне понадобится то, что я попросил у тебя пять лет назад, - чуть шевеля губами проговорил блондин, официантка подалась в его сторону, чтобы расслышать детали, но, поняв, что этого не удастся, она гордо задрала подбородок, любезно забрала со стола пустые тарелки и удалилась.
        - Не вопрос! - сощурившись, сказал сутулый очкарик. - Но, как и договаривались, я могу попросить о любом вознаграждении?
        - Что угодно, потому что, все миры лягут к нашим ногам, - улыбнулся уголками губ менеджер. - Ты ж сам знаешь.
        Глава 3. Чудо в перьях
        Знай Лариса, что произойдет у нее в квартире во время ее отсутствия, девушка бы в жизни не отправилась гулять по городу после работы. Да она бы отдала все сокровища на свете, а не жалкие три тысячи за то, чтобы стать свидетельницей происходящего. Но, увы, ей досталось только созерцать последствия. Может, и к лучшему.
        Пока наша героиня, погрузившись в рабочие будни, бегала по вызовам бухгалтеров и в тысяча неизвестно какой раз настраивала им сбившиеся настройки в 1С, а в свободную минутку читала фантастические рассказы на Самиздате, рядом с домом девушки начали твориться самые настоящие чудеса.
        Никто из жильцов уже не обращал внимание на малиновую семерку с логотипом охранного предприятия 'Беркут', стоявшую на торце дома. Что охраняли бравые телохранители, можно было только предполагать, но кино в DVD-плеере они смотрели постоянно. Бабки судачили, будто это охрана бюджетного супермаркета 'Копеечка', кто-то приписывал плечистых ребят к штату салона красоты 'Натали', некоторые небезосновательно утверждали, что охранники бдят за безопасностью офиса Интернет-провайдера 'Суперсвязь', находившегося метрах в ста от места дислокации служебной семерки с аппликацией расправившего крылья беркута на заднем стекле.
        Но все проживавшие в том же дворе, что и Лариса, прекрасно знали, что охранники во время скучной однообразной работы любили посмотреть кино на ноутбуке. Они словно прекрасно знали, что в спальном районе ничего в принципе произойти не может. И самое страшное преступление совершит глупый школьник, проведя ржавым гвоздем по дверце припаркованного рядом с семеркой зеленого Гетца модной фифочки из соседнего двора. Почему она не парковалась у своего подъезда, кто ей мешал ставить машину ровно - было одними из неразгаданных тайн спального района.
        Так и в это утро, приехавшие на дневную смену сотрудники 'Беркута' принялись заниматься не охраной вверенного им объекта, а настройкой ноутбука. Ребята от смены к смене передавали жизненно-важную информацию: вожделенную розетку можно найти в будке с телефонными кабелями. Даже ключик у охранников имелся.
        Высокий парень-водитель выбрался из тесной российской машины и сперва потянулся, вдыхая свежий весенний воздух полной грудью. Расправив кости, он тут же направился к будке, повернул ключ и раскрыл небольшую пластмассовую коробочку на самом верху, где и таилась старенькая, но проверенная временем розетка.
        - Вован, давай провод!
        Тонированное в ноль стекло семерки медленно отползло вниз, и оттуда высунулась рука с грязным белым проводом и старенькой пожелтевшей от времени вилкой. Что поделать, если единственная установленная на улице розетка позволяла воткнуть только советскую вилку. Вот и притаскивал охранник Вован старый, починенный одним из друзей удлинитель-переходник.
        Друг Вована смело воткнул вилку в розетку, не подозревая, что сегодня у ребят кина не будет. Стоило вилке очутиться в месте своего традиционного пребывания, как вдруг розетка вспыхнула ярко-зеленым, и вилку вышвырнуло обратно с такой силой, что она, пролетев по неведомой траектории, больно ударила в лоб нерадивого охранника. Парень от ужаса схватился за голову и сел на корточки, пытаясь избавиться от боли. Она прошла весьма скоро, вместе с подоспевшим на помошь Вованом.
        - Валер, что за х**ня?
        - Хрень какая-то, - процедил сквозь зубы пострадавший. - Зеленая.
        Он снял шапку и, зачерпнув рукой остатки талого снега, приложил спасительный холод ко лбу.
        - Гонишь! - однозначно вынес вердикт Вован и, подняв оброненную товарищем вилку, всунул ее в розетку.
        На этот раз не было ни свечения, ни…электричества.
        - Вот, б**! - выругался Вован, глядя на не желающие включаться индикаторы питания ноутбука. - Такого скучного рабочего дня у нас еще не было.
        Знали бы Валера с Вованом, что происходило в доме, а точнее, в одной квартире на пятом этаже, вряд ли б назвали день скучным.
        В тот момент, когда зеленая вспышка вышвырнула вилку удлинителя из розетки, по жидко-кристаллическому Ларочкиному монитору, как у многих компьютерщиков включенному в фильтр-стабилизатор…
        Сначала по экрану поползли помехи, и каким-то чудом отжалась кнопка 'Пауза'. 'Зверрос, я убью тебя!' - раздался голос мага Идалгира, записанный в файл одним из артистов. Герой компьютерной игры размахнулся наточенным двуручным мечом, мерзкое чудище чуть подалось назад, вдыхая воздух, чтобы в следующий момент извергнуть всепожирающее пламя на покусившегося на его жизнь героя. Как вдруг меч медленно прошел из монитора в квартиру, минуя экран, словно оного и не было, и рассек на две половинки Ларочкину подушку. Красивую, надо сказать, подушку, одетую в оставленное девушке приданое: наволочку тонкой вязки ирисом. Бабушка рассказывала внучке, будто эту красоту подарила ей одна старушка из Польши или Венгрии, когда еще совсем молодая Ларина бабушка эвакуировалась во время войны.
        Снег высвободившихся перьев заполнил всё вокруг. Наверное, не стоит умалчивать, что вслед за мечом сквозь монитор влетел в комнату и сам бравый воин Идалгир и свалился таким образом, что головой оказался в самом рассаднике перьев, а ногами зацепил и уронил компьютерный стул. Одним словом, устроил погром в квартире.
        Да-да, плод фантазий разработчиков RPG, маг-полукровка, синекожий пижон Идалгир стал реальностью. О, этот персонаж был одним любимцев юных поклонниц игры. Легенда об Идалгире, которую читали все геймеры, собиравшие себе команду персонажей для борьбы с огнедышащим монстром Зверросом, была написана душещипательно, и ни у одной девушки не оставалось сомнений, кого стоит обязательно включить в команду.
        Разработчики игр - толковые психологи, они прекрасно знают, что нужно их клиенту. Поэтому одним из компьютерных гениев и был рожден интересный маг. В тринадцать лет, как говорилось в игровой легенде, юный Идалгир явился к своему прадеду, могущественному магу и мудрецу в королевстве.
        'Я хочу быть сильным как дракон, неуязвимым как сталь и непобедимым как отпрыски Зверроса!' - заявил амбициозный юнец.
        Маг сначала улыбнулся, снисходительно посмотрев на своего потомка. Да что может сделать из этого худого нескладного мальчишки непобедимого и неуязвимого воина. Но сказать это вслух мудрец не посмел. Он прекрасно знал, что если развеять радужные мечты юного создания, оно навеки уйдет в себя и не станет самосовершенствоваться. Меньше всего на свете мудрец хотел, чтобы внук стал безвольным человеком.
        'Но ты владеешь боевой магией, Идалгир! Ты тренируешься каждое утро с двуручным мечом! - изрек прадед. - Стремись стать лучше и сильнее, и ты достигнешь совершенства?'
        'Сколько лет пройдет до той поры, когда я стану таким? - не унимался Идалгир. - Я не эльф, у которого тысячелетия бессмертия впереди, и не вампир, которому нечем заняться и которому наскучила вечная жизнь. Я даже не голем, которого не убить мечом, удар которого способен насмерть сразить гигантского тролля. Пройдет лет сорок, как я стану лучшим среди людей. И к тому времени ни одна принцесса не обратит на меня, старика, внимания!'
        Он хотел быть сразу всем: и бравым воином, и неуязвимым героем, и знатным женихом. Такое позволительно лишь вечноживущим. Человеку этого не успеть, слишком коротка его жизнь.
        Но мудрый дед придумал решение проблемы Идалгира. Он обещал приготовить правнуку эликсир, способный дать молодому человеку все, что он попросил. Только не предполагал Идалгир, какой была расплата за всемогущество. Хитрый и мудрый прадед сыграл с ним злую шутку. Эликсир перестроил тело правнука. С тех пор никогда уже на лице молодого человека не играл приятный розовый румянец, потому что кожа его обрела цвет стали и оказалась теперь такой же прочной как сталь. Уши Идалгира удлинились, свидетельствуя, что их владелец каким-то боком причислился к эльфийской расе. Ясные голубые глаза налились алым цветом, и каждое полнолуние теперь всемогущий герой Идалгир вынужден был испивать чашу горячей девичьей крови. Он стал отчасти вампиром, способным залечивать незначительные раны.
        С тех пор магия охотней подчинялась заклинаниям, произнесенным юнцом, меч чувствовал уверенность в его руке, а разбойники из близлежащих к деревне, где жил Идалгир, лесов, старались не встречаться с ним на узкой дорожке.
        Все прекрасно! Мечты исполнились! Осталось только выучить все известные заклинания, набраться опыта с мечом, и отправляться на Красную гору побеждать Зверроса. Когда герой Идалгир принесет к ногам короля голову монстра, тот не сможет противиться свадьбе мага-полукровки с прекрасной принцессой Офелией.
        Одно пугало Идалгира. Каждый раз, глядя в зеркало, он поправлял прядь рыжих твердых как медная проволока волос, и, глотая слезы, причитал:
        - Прадед, я не об этом тебя просил! Кто теперь женится на таком герое?
        И в памяти всплывал ответ предка, который Идалгир получил в тот день, когда очнулся после приема зелья и первый раз глянул на себя в зеркало:
        - Ты попросил очень много, а расплатился довольно дешево. Всего лишь благовидной внешностью… За то, что я дал тебе, Идалгир, обычно отдают душу.
        С тех пор минуло почти пятнадцать лет. Лишившийся человеческой личины маг уже давно проклял тот день, когда попросил у прадеда невообразимого. Все это время он потратил вовсе не на Зверроса, а на поиски эликсира, способного вернуть ему человеческий облик. Он готов был отдать за это всю силу и магическую энергию. Но противоядия во всем королевстве не нашлось. Да и мудрый дед, одаривший внука столь странными особенностями, к тому времени приказал долго жить и отправился по радуге к праотцам.
        Так и скитался бы Идалгир по королевству, распугивая разбойников и пресекая магические преступления на добровольных началах, если б однажды ему не довелось спасти из лап бандитов волшебницу Офелию, по совместительству принцессу. Да-да, ту самую мечту, за которую маг хотел принести на золотом блюдце голову Зверроса. Девушка без памяти полюбила спасителя, невзирая на странноватую внешность, и даже просила отца назначить неуязвимого в личную охрану.
        Если бы Идалгир знал, что Офелия - безрассудная девчонка, жаждущая приключений на свою голову, да он бы и не стал гоняться за силой и прочими дорого стоящими ему вещами. Он бы и в человеческом обличье подкараулил недотеп-разбойников и расшвырял их по кустам простейшим заклинанием ветра. Да и сама принцесса оказалась настолько безумной, что сама предложила Идалгиру отправиться на Красную гору за головой Зверроса. Мотивировала девушка это тем, что отец уже отправил туда на верную смерть с полсотни бравых воинов, кандидатов в мужья черноокой Офелии. Сколько девушек осталось из-за этого без своих избранников. Единственным способом прекратить безобразие, было отправиться на Красную гору с непобедимым воином и уничтожить Зверроса собственноручно.
        Так и начиналась популярная среди российской молодежи компьютерная игра. Невысокая боевая принцесса в обтягивающей черной одежде и сопровождающий ее в опасном приключении непобедимый воин Идалгир уезжали из королевского замка. Через пару уровней они встречали взбалмошную ведьму Арину, которая своими огненными заклинаниями могла снести с лица земли целую деревню.
        Об Арине ходили недобрые слухи. Стоило тринадцатилетней колдунье в малиновом плаще появиться на пороге постоялого двора, остальные посетители стремились ретироваться как можно быстрее. Сопровождал это стихийное бедствие так называемый личный телохранитель, туповатый мечник, сбежавший от какого-то скупого герцога. Почему он это сделал, оставалось тайной для всех, кроме, разве что, Арины. Девушка души не чаяла в этом высоком лысом мужлане, способном передвигаться без особых проблем даже с перекинутой через плечо ведьмой. Та никому, кроме личного охранника по имени Ландос, не позволила бы такого с ней обращения. Да и вела она себя с ним весьма бесцеремонно - хамила и не оставляла случая назвать плечистого воина тупой пробкой.
        Вот такая команда из четырех персонажей и шла против Зверроса. Игроки обычно выбирали троих, как предписывали правила компьютерной RPG, поэтому умело размахивающий мечом Ландос, не способный даже к самоисцелению, зачастую уступал не только ведьме Арине, но и не выдерживал конкуренции с целительницей Офелией. Заменять Идалгира решались, пожалуй, только совсем ничего не смыслящие в стратегии игроки.
        И вот цель близка, Зверрос по версии Ларисы Каргаполовой вышел на бой, и бесстрашный неуязвимый Идалгир занес на него свой меч. Только почему-то все куда-то пропало: и непобедимый монстр, и прекрасная брюнетка Офелия, дрожащая чуть поодаль от одного вида смертельно опасного дракона. И нет рядом плетущей разрушительное огненное заклятье Арины. И Ландос не пытается отстричь своим мечом когти поганого монстра. Вообще, исчезло все: и монстр, и его пещера.
        Вокруг летали куриные перья, выпущенные из сатинового плена подушки, в большое по меркам родного королевства Идалгира окно ярко светило солнце и с березы в сторону мага любопытно взирала ворона.
        А ведь перья имеют одно нехорошее свойство: щекотать в носу, пусть даже этот нос (как было у Идалгира) с примесью металла в коже и практически не чувствует прикосновений.
        - Апчхи! - маг самопроизвольно чихнул пару раз и оставшиеся в рассеченной им подушке перья разлетелись по кровати, облепили его светлую одежду и запутались в густых волосах.
        - Ой, где это я? - спросил, сам не зная кого, Идалгир, когда ему удалось убрать нос подальше от перьев или перья от носа.
        И тишина. Никого вокруг, только с кухни доносится фальшивящий женский голос, поющий под неизвестный магу музыкальный инструмент: 'Я была за камерой, когда бог наш мир сотворял…'
        Вокруг подозрительно светло. Никаких следов пещеры, где он только что был. Скорее, он очутился в чьем-то жилище, очень странном и не похожем на дома в королевстве.
        - Арина, Офелия, Ландос, - крикнул он громко, в надежде, что отзовется кто-либо из друзей, но в ответ где-то на улице пролаяла собака.
        Он посмотрел в окно и пришел в ужас. Место, в котором он очутился, никак не могло быть частью Вейлингского королевства: там, за окном, росли голые деревья без единого листочка, на усыпанной коричневой листвой земле, отгороженной от каменного тротуара бордюром, пробивалась первая трава. Но самым страшным было не это… Чуть дальше, за деревьями, протягивалось нечто напомнившее магу дорогу. Только почему-то она была слишком широкой, расчерченной белыми пунктирами, и по ней мчались кареты без лошадей, громыхая колесами. 'Магия!' - подумалось Идалгиру. Этот мир полон магии, которую с легкостью могут использовать многие! Но этот мир - не Вейлингское королевство: он огромен, в нем нет недостатка в земле. Улицы широки настолько, что между домами на них можно уместить две городские площади.
        Но что делать тут, в этом странном и непривычном мире ему, магу Идалгиру. Не может же это быть второй расплатой за силу и неуязвимость. Это судьба, понял пришелец из Вейлингского королевства. Как только он подбирается к Зверросу (сначала в мечтах, а потом и взаправду), с ним начинают превосходить странные метаморфозы: то в полукровку превратили, то переселили непонятно куда. Что ж дальше-то будет?
        Не знал, конечно же, Идалгир, что разработчики RPG придумали двадцать пять разных концовок, и только в одной из них он женится на Офелии. По другой версии спутницей мага становилась юная Арина, по третьей - он уходил странствовать вместе с Ландосом, были и концовки, где Зверрос убивал мага или кого-то из его товарищей. Но переселения в другой мир разработчики не реализовали. Так что, выбраться теперь
        - весьма сложная задача.
        - Ага! - догадался Идалгир, указав себе пальцем на потолок.
        - Каменьврозь! - спокойно, но как-то грозно произнес он, подняв правую руку.
        Из ладони мага посыпались электрические искры, и мощный поток воздуха сделал ровненькую дырочку в потолке, достаточную для того, чтобы Идалгир смог просунуть туда голову.
        - Полетели! - было следующим словом-заклинанием мага, и он поднялся в воздух и просунул голову в дырку.
        - Офелия, Ари… - начал снова звать друзей Идалгир, но обнаружил, что за потолком находится примерно такое же помещение, как и то, где он сейчас висел под действием магии. Получалось, он просто сделал дыру в потолке, а еще и в ковре, лежащем на полу комнаты выше, к тому же на Идалгира грозно взирала злая-презлая лохматая ведьма с грязным веником в руках. Таким даже непобедимый полукровка не страшен, нападут, а затем только подумают, что кишка тонка.
        'Если я отсюда не уберусь, она точно бросит в меня сгустком огня!' - пронеслось в голове у Идалгира, и он решил вернуться в комнату, где он вдруг очутился… Сгустки огня, кстати, бывают разные. Многие в Вейлингском королевстве умели пользоваться слабой магией и создавать крошечные огненные шары, чтобы разжечь костер или камин. Но на самом деле эти шары считались одним из сильнейших заклинаний черной магии. Доведенный до определенных размеров шар действовал как разрывной снаряд. Попади заклинание размером с человеческую голову в стену строения, три дома придется возводить заново. Такой же шар способен без проблем уложить дракона. Та же Алина умела раздувать огненные шары до аршина в диаметре, бросить такое у нее сил уже не хватало. Вот тут и прибегала девушка к помощи верного Ландоса, который одним взмахом меча отправлял смертоносный шар в не столь дальний, но крайне разрушительный полет.
        Прибегала Арина к мощным шарам всего пару раз: чтобы снести замок скупого герцога, отказавшегося платить работникам, и распустившего чуму на ближайшие несколько деревень, чтобы избавиться от оных. Да-да, именно того герцога, который уволил Ландоса без выходного пособия. Второй раз Арина направила смертоносный шар против какого-то мерзкого повелителя, восставшего из мертвых. Шары меньшего размера просто не брали нежить.
        - Эй ты, наглец, ты мой туркменский ковер прожег! Ты что себе позволяешь? У, молодежь пошла! А еще Ларочку тихоней называют! В тихом омуте черти водятся! Вот вызову милицию, будешь там оправдываться.
        То были вопли ведьмы с веником, которая просунула голову в ровную дырку и пыталась разглядеть стоявшего прямо под ней Идалгира.
        Кто такая Ларочка, маг не понимал. Судя по описанию, данному ведьмой, некая добрая хозяйка, может, даже этой комнаты, где он имел честь очутиться. На счастье Идалгира кроме гневных слов от ведьмы не исходило совсем ничего. Она произносила какие-то заклинания, но они не возымели своего действия. Ее душа оказалась попросту переполнена отрицательными эмоциями.
        - Сделать дырку - ума много не надо, - заключил Идалгир, сидя на кровати и уставившись на старушенцию, просунувшую голову. - Как бы мне ее заткнуть…
        - А, ролевушник! - чавкая, ворчала ведьма и разглядывала сидящего Идалгира, - Из-за таких, как ты, в магазинах я меч не могу внучику купить, зеленые тени для глаз Марфуше и…
        И кто сказал, что у Идалгира нервы железные? Кожа отчасти - возможно. Но не предполагал великий прадед, что потомку доведется встретить на жизненном пути российскую пенсионерку. Такие любого из себя выведут. Взгляд милого полукровки упал на Ларисин стул для компьютера, спинка которого как нельзя лучше входила в дырку в качестве затычки. Да и силы особой магу не понадобилось, чтобы отломать спинку от кресла (в принципе, не надо быть силачом, когда надо погнуть пластмассовые винты). Напоследок немного созидательной магии, и затычка на месте. Пусть старушка на ней хоть прыгает теперь полдня.
        - Знай, гаденыш, я пожалуюсь в ЖКХ! - были последние слова бабки, прежде чем Идалгир заткнул дырку.
        Еще несколько минут слышались ворчания старушки и постукивания по спинке кресла, а потом все прекратилось. Маг облегченно вздохнул и вынул из своей густой шевелюры парочку перьев. Но его спокойствие длилось недолго. Вскоре в дверь постучали, и раздался голос знакомой магу старушки:
        - Открывай, ряженый!
        Идалгир на цыпочках подкрался к двери и посмотрел в глазок. Там собралась целая толпа престарелых ведьм. В Вейлингском королевстве ходила легенда, будто дюжина старых ведьм могла создать огненный шар, способный уничтожить весь мир. Если посчитать, то количество ведьм за дверью было достаточным для того, чтобы взорвать дом и его, Идалгира, в придачу.
        'Это меня начинает веселить!' - подумал маг, - 'Меня эти маленькие орки достали!' И он взялся за ручку. Не знал же Идалгир, что люди в этом мире, уходя из дома, закрывают дверь на несколько замков.
        - Открывай, открывай, а то мы дверь снесем! - раздалось ворчание из коридора. - Милицию вызовем! Запрем хулигана в кутузку!
        'Дверь не открывается', - подумал маг, - 'Если я не открою, взломают они, если не выломают они, выломаю я… ' Железная логика воина не подвела.
        - Каменьврозь! - прочитал Идалгир заклинание тем же невозмутимым тоном, как он давеча дырявил потолок, и дверь под напором воздуха и электричества сорвалась с петель и упала на лестничную площадку. Благо, бабки в ужасе от происходящего, успели отпрыгнуть, а то бы прибило ненароком кого. А одна такая ведьма могла сполна наподдавать за убитую подругу даже самому Зверросу.
        - Ну и что вам от меня надо? - беспристрастным тоном поинтересовался Идалгир у бабок, всем видом показывая: 'А меня тут и вовсе не было, чего на меня все набросились?'
        Старушки будто по команде синхронно угрожающе ухмыльнулись, а та самая словоохотливая, из жилища выше, заявила:
        - Купишь мне новый ковер!
        - Да, пожалуйста! - спокойно ответил Идалгир, развязывая мешочек с золотыми.
        Он бросил корявую монету с изображением профиля Вейлингского короля прямо в протянутые бабкой руки. Та очарованно разглядывала обретенное сокровище, подбрасывала его, пытаясь определить массу. Но, что самое удивительное, ни капли не сомневалась, что ей дали золотую монету! После того, как скандалящая удовлетворилась полученным вознаграждением, она махнула рукой и пошла прочь. Как-то сразу потеряли интерес к делу и 'растеклись' и остальные ведьмы.
        - Они такие же, как и в Вейлинге, - пожал плечами Идалгир и принялся припаивать с помощью магии сорванную с петель дверь.

***
        Свинцовые тучи грузно нависали над сверкающим зеленью холмом. Их тяжелые края чуть ли не касались вершины, где, опершись на древко порванного флага, на подкашивающихся ногах стоял он, знаменитейший из полководцев Пируаса. Люди - величайшая из рас во всем мире, все должны родниться с людьми и прочие яркие лозунги придумал и мечтал воплотить в жизнь молодой и амбициозный маг, в совершенстве овладевший не только боевой магией в Академии Высших Искусств, но и стратегическим мышлением, психологией и логикой.
        Магистры возлагали на сироту, совершенно случайно попавшего в элитарное учебное заведение, немало надежд. Кто-то прочил его в величайшие целители, кто-то - в поэты, некоторые маги заметили за бродячим мальчонкой невероятные способности к убеждению. А то как еще странствующий сирота, которому б всего лишь найти крышу над головой, чтобы переночевать, смог очаровать магов Академии и упросить принять экзамены. Да-да, порог Академии Высших Искусств имели право переступать только дети дворян или, на крайний случай, зажиточных торговцев. Остальные могли довольствоваться созерцанием высоких белоснежных стен замка, за которыми шло непростое десятилетнее обучение элитных магов. Они должны были сформировать будущее руководство королевства…
        А маленький сирота Андус стал единственным исключением. Его способности к магии и острый ум, не оставили главному магистру Фихтусу ни единого сомнения, и он принял сына умерших от страшного недуга крестьян под свою опеку и зачислил в Академию. Тогда преподаватели и подумать не могли, что златовласый простолюдин сумеет повести за собой народ на войну. На освободительную войну. И вернуть расе людей, а также всему Пируасу, захваченные сотни лет назад земли.
        Орки, гномы и даже Пресветлые эльфы не могли устоять перед натиском войск непобедимого мага Андуса. Людская магия всегда считалась самой слабой. А молодой полководец сделал ставку на толпу. Малость, помноженная на огромную численность, это сила. И в это поверило королевское войско. Одна, вторая, третья победы… и люди Пируаса пошли за недавним выпускником Академии. Никто и не подозревал, что Андус - просто крестьянин, они считали его дворянским сиротой, чуть ли не дальним родственником самого короля. Фихтус поступил дальновидно, он назвал талантливого ученика своим племянником, придумал для него богатую историю прошлого о родителях, убитых разбойниками по пути из одного замка до другого. А Андус - их чудом спасшийся сын…
        Шли годы. И нужно было укреплять позиции. Двадцатилетний полководец, которому доверились тысячи воинов, и не подозревал, какую тяжелую ношу он взял на себя. Пришлось изобретать идеологию, лозунги, и… как это всегда бывает, добродушный мозговитый человек вынужден был склониться в сторону террора и устрашения, лишь бы удержать при себе лучших и напугать трусов.
        Войско, уставшее от бесконечных войн и поработительных операций, желало вернуться домой, только Андусу, которого никто, кроме магистра Фихтуса и не ждал, хотелось пойти дальше и завоевать весь мир. Была еще женщина. Хинта. Но она сгинула в небытие, оставив на сердце молодого человека неизгладимый шрам. Он завоевывал мир. Абсолютно весь мир. В том числе, и расу драконов. Многие воины скептически приняли идею наступательной операции на Ледовитые горы, в которых обитали Древнейшие. Кто-то засобирался домой, невзирая на невыгодные условия: требование вернуть все заработки, обретенные в военной кампании, королю и ему, Андусу. Лучше быть нищим, нежели мертвым - рассудили одни воины, уходя из-под крыла талантливого молодого полководца. Если Непобедимый Андус погибнет в Ледовитых горах, то некому станет возвращать заработок - решили другие. И только кучка из верного окружения, чуть больше сотни человек, которым и терять-то было нечего: у кого нет семьи, кому ничего от жизни не нужно, лишь бы дали мечом помахать, а кто жаден до каждого гроша, - только они остались верными непобедимому полководцу.
        Эти люди чувствовали, что Андус ведет их на верную смерть, но по-детски продолжали надеяться на то, что драконы склонят свои рогатые головы перед людьми.
        Феерия ярких красок плясала в небе. Это Древние покинули свои пещеры и вышли на бой с жалкой группкой магов, швыряющихся мизерными сгустками энергии. Красные, лиловые, зеленые, рыжие, желтые пятна метались по небу, изрыгая струи всепожирающего огня, не сравнимого даже с оборонительными ледяными стрелами Андуса, на которые он израсходовал почти всю энергию.
        Не прошло и нескольких минут, как все войско амбициозного полководца полегло: кто погиб от ядовитых стрел, от кого остались лишь горки пепла… только какими-то неведомыми путями рок обходил Андуса, если не считать, что у полководца оказался практически полностью израсходован магический ресурс. Завоеватель драконов не собирался сдаваться живым, даже когда в упор на него летел черный дракон, предводитель племени Древнейших.
        Его желтые глаза с вертикальными зрачками неморгающим взглядом впились в изнеможенного людского полководца. Но Андус лишь стиснул зубы. Пришел конец? Отнюдь нет, потому что у одного из лучших выпускников Академии остался последний козырь. Лишь бы хватило сил использовать его.
        С языка черного дракона сорвался ослепительный белый шар. Коснись он хотя бы краем побежденного мага, от него даже пепла на этой земле не останется. Андус, скрестив руки на груди, казалось, терпеливо ждал своей смерти, его побледневшие губы читали последнее в этой жизни заклинание…
        Глава 4. Встреча с хозяйкой
        Лариса-рационалистка тут же сменила на посту сентиментальную Ларису и принялась быстро вспоминать школьный курс по незаменимому предмету ОБЖ на тему 'Воры в квартире'. Так получилось, что учитель по сему предмету менялся каждый год, и новый педагог считал за долг рассказать сначала о том, как уберечься после ядерного взрыва, затем нагонял ужастики про хлор и аммиак, утечки которых с вероятностью ноль целых две миллионные могли произойти на заводах, а в теплые майские дни, когда школьники с тоской глядели в окно на цветущие яблони и мечтали быстрей бы пойти гулять, наставало время рассказывать о правилах дорожного движения и домушниках.
        - Машка, ты дверь забыла закрыть? - крикнула Лариса вглубь квартиры и вошла.
        Ничего странного вокруг не происходило. Если там и засел грабитель, то он устроился в неком укромном месте, например, взобрался с ногами на унитаз и трепетал от страха: 'Сейчас хозяйка вызовет милицию! Зачем я сюда сунулся?' Но так как подобные идиотские преступники встречаются только в комедии, то тишина и покой могли означать одно из двух: либо грабитель засел с пистолетом в шкаф, либо его уже давно тут нет. Да и странный какой-то домушник попался Ларисе. Судя по всему, он искал бриллианты в подушках. Ведь и прихожая, и кухня, и даже единственная комната были усыпаны перьями.
        Завидев это, девушка рот открыла от удивления. Мрачные мысли о том, что некто пробрался в ее жилище, перелистал полное собрание Достоевского и отыскал в томиках классика припасенные на отпуск две тысячи евро, медленно улетучивались. Если в квартире и орудовал домушник, то какой-то непрофессиональный. Или ж он подумал, будто, рассыпав перья, вынудит хозяйку скорее сделать уборку и невзначай затереть все следы?
        А еще настораживало, что в ванной бурлила вода. Лариса попыталась припомнить, закрыла ли она кран, когда торопилась на работу… Вроде бы, склероза у молодой девушки нет, рассеянностью хоть и страдает, но не в такой запущенной форме. Компьютер стоял на месте, рядом с ним валялся вверх тормашками стул, почему-то без спинки, которая, как немногим позже заметила хозяйка, оказалась интересным образом приделана к потолку прямо над диваном. Интересным, ведь спинку словно вмуровали в бетон.
        Вот занятный домушник, ничего не скажешь! Явился из квартиры бабы Фроси, проделав отверстие в потолке. Причем, немаленькое такое отверстие, и подозрительно ровное. И почему только соседи не заметили шума и не позвонили куда положено?
        Лариса огляделась в поисках подвоха. Он попросту обязан был присутствовать! Ведь с квартирой случилось нечто из ряда вон выходящее!!! Девушка двумя пальцами подняла валявшуюся неподалеку с диваном разрубленную подушку, из которой к ее ногам высыпалось несколько перьев.
        Девушка чихнула, и аккуратно положила останки подушки на пол. И тут ее взгляд остановился на… шикарном двуручном мече. Лариса, забывшая от удивления о возможности нахождения в ее квартире воров, взяла оружие в руки. То был вовсе не бутафорский меч ролевика, сделанный из гимнастической пластмассовой палки или алюминиевой трубы. Его рукоять не обмотали скотчем или изолентой, как это было принято у местных толкинистов. Меч, который неведомым для девушки образом очутился в ее квартире, больше походил на музейный экспонат. Коллекционное оружие. Причем, далеко не бутафорское. Девушка осторожно провела пальцем по начищенной стали, аккуратно коснувшись заостренной части. Наточено! И рукоять с медным набалдашником, украшенным неизвестным ей по уральским геологическим музеям самоцветом, была обмотана засаленной сероватой материей. Лариса с трудом подняла меч, чтобы посмотреть на него повнимательнее, но тут же вынуждена была поставить обратно. Штуковина весила чуть ли не десять килограмм. Да как таким, вообще, можно сражаться.
        Сев на корточки перед находкой, она продолжила изучать двуручник. И тут ей в голову ударила совершенно безумная мысль. Да она совсем недавно видела этот меч. Она ж выбрала именно его в качестве оружия…
        - Точь в точь как у Идалгира в миссии 'Убей Зверроса', - прошептала она себе под нос, - интересно, откуда он тут?
        Девушка сунула меч неизвестного происхождения под кровать и с горечью посмотрела на разрубленную наволочку. Любопытно! У других домушники из дома все уносят, а ей подкинули. Да не какую-нибудь безделицу, а самый настоящий боевой меч. Оставалось только надеяться, что доброжелатель не заставит Ларису тренироваться с этим мечом, а потом идти на бой с тем же Зверросом. Сражаться с чудищем Лариса обожала, но не в реальности, а через экран монитора, управляя любимыми персонажами, например, полукровкой Идалгиром.
        - Бабушка, к счастью, ее можно починить! - с горечью заметила девушка, разглядывая подаренную ей в качестве приданого наволочку.
        От боли сжималось сердце. Что-что, а творение польской бабульки, оказавшееся во время войны в семье Каргаполовых, девушка хранила как зеницу ока. Ну почему вторгшийся в квартиру посмел рассечь мечом именно это прекрасное творение. Да лучше бы комп раздолбал или стол, или хотя бы диван. Дорого восстанавливать, неприятно, но не так обидно. Глядя на наволочку, Лариса чувствовала себя бескрайне виноватой перед неизвестной ей вязальщицей, которой уже давно нет в живых.
        Пока девушка сокрушалась над испорченной семейной реликвией, в ванной вдруг выключили воду.
        'Возможно два варианта: вода кончилась и кто-то в моей квартире, - сразу пронеслось в голове у Ларисы, и она вытащила меч из-под кровати. - Рубить я не могу, но в морду дать получится…' Волоча оружие по полу, девушка вышла в коридор, стараясь ступать бесшумно. Благо, в тапочках по ковру такое возможно. Она автоматом предположила второе, так как первое случалось обычно утром, когда доблестные сотрудники управляющей компании выходили на работу и создавали видимость деятельности. В семь вечера, когда сантехники уже разошлись по домам, отключение не возможно.
        Девушка, до сих пор не снявшая куртку (мало ли) стала у самой двери в комнату, замахнувшись мечом, чтобы не лезвием по лицу пройтись, а тыльной стороной. А то мало ли, еще домушник обнаглеет, да в суд подаст.
        - Фух, кажется, все перья из шевелюры вымыл! - услышала Лариса спокойный мужской голос.
        Женская интуиция отсчитала несколько секунд, и девушка саданула мечом в дверной проем. Наугад. Заниматься чем-то боевым Лариса в жизни не собиралась. Хватило ей в пятом классе демонстрации нескольких приемов модного тогда среди мальчишек каратэ. Одноклассник Серега очень подробно, на примерах рассмотрел то, чему его научили пару дней назад, а Лариса после этого провела месяц с рукой в гипсе. Сама, конечно, была виновата, когда уклонялась от очередного приема, споткнулась о вкопанное на спортивной площадке автобусное колесо. Но после этого инцидента она навсегда навесила табу на всяческие курсы самообороны.
        И зря. Теперь бы очень не помешало фехтовальное мастерство. Тот же Серега, увлекшись мирами Средиземья, приглашал одноклассницу в ролевую тусовку, обещал научить ее правильно орудовать мечами. Но семнадцатилетняя Лариса, вспомнив 'урок каратэ', вежливо отказалась. После чего лишилась лучшего друга. Серега в весьма скором времени женился на одной из ролевичек, преуспевшей в фехтовании.
        Но сил размахнуться и долбануть у девушки хватило. Меч ударился обо что-то очень твердое, и Лариса от отдачи не удержала оружие в руках и сама чуть не свалилась. Нет, она ударила вовсе не по человеческому телу. Скорее, по металлическим доспехам. Не успев придумать логическое объяснение, через мгновенье Лариса услышала стон:
        - Б-б-б-больно же!
        'Раз ему больно, он не сможет навредить мне', - подумала девушка и выглянула в коридор…
        Сказать, что она потеряла дар речи - это просто промолчать. Там прямо у двери в комнату на полу сидел в одних белых трусах и сапогах и лечил разбитый до крови нос…
        - Идалгир?! - в ужасе прошептала Лариса.
        Это не мог быть никто иной, как полукровка из мира Вейлингского королевства.
        - Откуда… ты меня знаешь? - все еще закрывая руками нос, спросил маг. - Это ж не Вейлингские земли.
        Вот так бывает. Мечтаешь попасть в волшебную страну вслед за канзасской девчонкой Элли, а, очутившись в чужих землях, молишь всех тамошних богов вернуть тебя поскорее обратно. Так и тут. Сколько снов видела Лариса о бравом воине Идалгире, в которых они вместе скакали по бескрайнему полю на серебристых единорогах, когда они вдвоем сражали наповал Зверроса в очередной раз, чтобы пройти еще одну концовку, задуманную авторами игры. Девушка, чего скрывать, просто мечтала однажды встретить своего любимого персонажа в реальности и обсудить с ним боевую тактику, придумать некий заковыристый, но с другой стороны простой способ очередного уничтожения Зверроса. И вот мечта воплотилась. Теперь воин и маг Идалгир в одних трусах, вымытый, сидит у нее в коридоре, потирает ушибленный нос и, похоже, очень сильно растерян. И она не в меньшем шоке. Но главный вопрос, витавший в голове у девушки: 'И что теперь мне делать?' - не находил ответа.
        Получилось как-то по-детски: ребенок обрел вожделенную игрушку, и только после этого задал себе вопрос - а зачем она мне?
        'Я… это я приказывала тебе убивать Зверроса и направляла твой меч, это я распоряжалась твоей магией и жизнями твоих спутниц: Офелии и Арины!' - это было бы правдой. Но Лариса осеклась при мысли, что ни один уважающий себя мужчина, пусть даже игровой персонаж, невесть каким образом воплотившийся в реальности, придет в бешенство после ее правдивых слов.
        Да он и не поверит, что Вейлингское королевство, Офелия и Арина, туповатый Ландос и даже Зверрос - это набор ноликов и единичек, упорядоченный талантливыми московскими программистами, а все они - выдумка писателя фэнтезиста. Для Идалгира королевство существует на самом деле.
        - Ты была в Вейлинге? - маг задал очередной вопрос, на который Лариса не сумела найти ответ.
        - Можно сказать и так, - решила уклониться девушка. - Я немного знаю твой мир, но я видела его… со стороны. На картинках.
        Нет, она никогда сама не шла по узеньким улочкам, застроенным яркими домами, ее каблучки ни разу не отстукивали дробь по серым Вейлингским камням, она не любовалась закатом, стоя на мостах через реку и не была при дворе короля Патрика. Она не видела ни зеленых верзил-троллей, не встречалась с некромантами в угрюмом замке гильдии в Вейлинге и не радовалась приходу весны на ежегодном празднике солнцестояния. Но она читала обо всем этом в легенде игры или видела на трехмерных картинках, нарисованных создателями сего развлечения.
        - Откуда? - весьма закономерный вопрос.
        - Мы, - Лариса замешкалась, но более-менее корректный ответ сам пришел ей на ум, - мы можем смотреть на другие миры через магическое окно.
        Это так девушка решила назвать монитор. Вот разберется она во всем, включит модем и покажет Идалгиру и чилийское высокогорье, и белоснежные просторы Антарктиды, и дикую природу сафари, и изумрудные индийские джунгли, и величественные египетские пирамиды, и изящный силуэт Эйфелевой башни… Он поверит и восхитится, в этом Лариса не сомневалась.
        - И я видела в Вейлинге тебя, - улыбнулась она. - И ты мне чем-то даже нравился, иногда я любила последить за тобой и друзьями. Мне даже хотелось самой помочь вам убить Зверроса. Но через магическое окно можно только смотреть. Еще никому не удавалось пройти сквозь него!
        И это не было ложью, поняла Лариса. У нее получилось весьма корректно сказать практически всю правду и не обидеть Идалгира.
        - Не бойся, - покраснев, добавила девушка, - я следила только за вашими бравыми сражениями.
        Он с облегчением вздохнул. Ясно, неприятно сознавать, что за тобой наблюдает незнакомый некто через неведомое тебе магическое окно.
        - Если бы я знала, что Вейлинг… это… - замялась девушка, - это не чьи-то фантазии, показываемые через окно. А у нас и такого много. Я бы не стала подглядывать!
        Идалгир убрал руки от исцеленного носа и, посмотрев на незнакомую, атаковавшую его девушку взглядом бедной несчастной жертвы судьбы поинтересовался:
        - А где остальные? Где я? Как мне удалось пройти через магическое окно?
        Лариса не могла ничего ответить на последний вопрос. Ее и саму не меньше волновал процесс материализации игрового персонажа. Она как вкопанная стояла в двери и не могла оторвать взгляда Идалгира. Ладно, что с ним теперь делать, его ж еще и в Вейлинг как-то возвращать надо. В монитор такого точно не засунешь.
        - Ты в России, 2010 год, 17 апреля. Больше я ничего сказать не могу. Откуда ты тут? Как тебе удалось пройти через магическое окно?
        Девушка даже не заметила, что слово в слово повторила вопрос своего гостя.
        Идалгир потупил взгляд на полотенце, которым он вытирал голову, полностью издырявленное и изорванное его жесткими колючими волосами (если у вас дома вдруг поселится Идалгир, запасайтесь полотенцами из брезента):
        - Я собирался уничтожить Зверроса. Ну, ты смотрела на Вейлинг, знаешь, что это один из легендарных монстров. Я размахнулся, и вместо брюха чудовища распорол твою подушку, вот весь день отмывался от перьев…
        - На, возьми, не будешь же ты у меня голый сидеть, пока я разбираюсь, в чем тут дело. Я окна открывать не умею, но попробую.
        Лариса протянула гостю большую длинную футболку, которая была рассчитана не только на девушек. У нее в квартире скопилась немалая коллекция подобных вещей. Нередко приходилось выезжать на выставки и конференции для программистов. Организаторы почему-то считали, что основной контингент таких мероприятий меньше XL не носит, вот и доставались Ларисе ночные рубашки от Borland, Microsoft, Softline и 1С. И не только от них.
        Идалгир, когда ему протянули футболку, расплылся в улыбке. 'А он так редко улыбался на игровых рисунках…' - припомнила Лариса. Оно и понятно, в охоте за противоядием, в поисках способа вернуть свою человеческую внешность, маг приобрел уйму комплексов. Он постоянно скрывал свое лицо, одергивал друзей, когда те невзначай говорили хоть что-нибудь касательно его кожи или волос. Аккуратно раздвинув пальцами горловину, чтобы случайно не порвать чужую вещь проволочными волосами, он надел футболку.
        То, что было девушке чуть ли не до колена, оказалось весьма даже по размеру рослому магу из Вейлинга. Будь он не таким худым, возможно, и на плечах сидело бы не как на вешалке. Но черная майка с зелеными надписями 'ВМК-МГУ' даже понравилась Ларисиному гостю.
        А что, если Идалгир - игровой персонаж, достаточно написать в Москву, пусть программисты прилетают, забирают это создание себе и сами ломают голову, как вернуть мага обратно в Вейлинг.
        Ох, и доверчивая эта Лариса! А если бы Идалгиром переоделся преступник? Нет, преступник бы не смог магией нос лечить. И вряд ли бы догадался, что в квартире проживает любительница фэнтези и RPG еще до проникновения в жилище, где на полках яркими обложками красовались опусы современных авторов фэнтези-бестселлеров, а в стойке с дисками кроме компиляторов и операционных систем значительное место занимали различные фантастические квесты. Априори такое не узнать - это раз. Два - ни один нормальный домушник не станет покрывать лицо сине-серой краской. Не ворует же он у всех под личиной компьютерного персонажа. Да и поведение его не похоже на наигранное и заранее спланированное.
        - А вот штанов в моем доме нет на тебя, - извинилась Лариса, - я намного ниже и талией уже, я же девушка.
        - Ну, юбку я в жизни не надену, - посмеялся Идалгир, поднимаясь на ноги.
        - Я и не предлагаю, - подмигнула хозяйка, копаясь в шкафу, - а шорты безразмерные летние до колена, не видно, что женские, наденешь, пока твоя одежда сохнет?
        - Давай, если действительно, штанами не запаслась, - ответил вошедший в комнату маг.
        Лариса протянула ему одежду и вышла, чтобы, наконец, оставить куртку на вешалке.
        - Оденешься, приходи на кухню, чай попьем.
        - А кофе…?
        Лариса промолчала. Она терпеть не могла кофе.
        Пока чайник кипятился, девушка достала пылесос и начала избавляться от перьев в коридоре, а когда Идалгир вышел из комнаты, убралась и там.
        - Кстати, как тебя зовут, хозяйка? - спросил у нее Идалгир с кухни, - Я же за тобой в магические окна не подглядывал.
        - Ой, забыла совсем, - прокричала девушка из комнаты, выключила ревущий пылесос, и тут же вбежала на кухню, - Лариса Каргаполова я.
        - Красивое имя, - протянул Идалгир, оторвавшись от чашки чая, - А ты магией не умеешь? А то все какие-то артефакты у тебя дома: печь странная, коробка для всасывания пыли… Сама-то никак?
        - У нас не умеют, - грустно сказала девушка, теребя в руках пакетик чая.
        - Если вы не маги, то, как же я сюда попал? - это был очевидный вопрос, но именно на него Лариса и не могла ответить.

***
        Кто сказал, что драконы непобедимы? Почему в книгах Фихтуса написано, что человек, посмотревший в глаза Древнейшему, погибнет? Это все ложь и заблуждения для трусливой расы людей Пируаса, - утверждал Андус. У кого, как не у него, всегда существовали пути для отступления. Кто, как не он, еще будучи пятнадцатилетним курсантом Академии, расписал досконально столько военных кампаний, придумал операции по захвату нескольких столиц, принадлежащих другим расам. Пускай эльфы живут тысячи лет, гномы и орки - сотни, существование дриад и энтов зависят от породившего их леса, - но люди, чей век недолог, чья жизнь лишь вспышка по сравнению с жизнями других рас, они способны встать во главе всех. Андус был в этом убежден. Практически бескровные операции, когда два или три человека брали город, были его козырем в кампании по завоеванию мира.
        Он захватил всех. Кроме драконов. Молодой полководец Андус прекрасно понимал, что силами, имеющимися в Пируасе, не совладать с древнейшей расой. Но мечта оседлать черного дракона и полететь на нем над облаками, любуясь бескрайними просторами мира, взирать на захваченные земли, подчиненных людям представителей других рас, - что могло быть слаще. Легенды повествовали о том, что достаточно ранить дракона между брюшных чешуй, как он терял значительную часть своей силы… Кажется, все предельно просто. Но древнейшие не позволяют подобраться к ним ближе десяти шагов.
        Чем враг сильнее, тем его легче победить! - вывел свою формулу успеха Андус. Достаточно всего-то подумать и найти то самое решение, что с меньшей кровью приведет к победе. Громадное войско - это антураж, который показывал другим расам мощь людей. Оно не должно использоваться в операции, решил для себя юный полководец. Возможно захватить замок, пользуясь смекалкой и даром убеждения. И для этого достаточно полководца и его верного адъютанта. Но… как быть с драконами?
        И решение нашлось. Как всегда нетрадиционное, небанальное и неожиданное. В тот день полководец изучал учебник по магическим окнам, или как их называли в Пируасе
        - порталам. Некоторые заклинания требовали энергии нескольких магов. Истощенные до последней капли, они могли пройти через окно в любую точку мира. Но такие заклинания относились к разряду 'последних'. Исчерпав абсолютно всю магическую энергию, человек не способен был колдовать в течение всей жизни. Поэтому окна открывались только если грозила поистине смертельная опасность.
        Приводились даже случаи, когда практически истощенный маг пользовался высвобожденной энергией убитых товарищей, чтобы создать портал и увести через него уцелевших.
        Но портал - это не все. Так отступают последние трусы, чтобы продолжить свое жалчайшее существование. А он, юный полководец Андус, не собирается отсиживаться оставшуюся жизнь в богами забытых деревнях. Окно ему понадобится для победы.
        Он приведет на поле боя верное войско. Пускай это будет десять человек, а не тысячи, которые стояли под стенами эльфийской столицы, дабы навеять страх. Ему не важно, сколько пойдет за ним, лишь бы нашлись добровольцы. Не подозревал Андус, как тяжело окажется смотреть в глаза лучшим, казалось бы, друзьям, которых он решил принести в жертву своей победы.
        Они погибнут и не увидят его триумфа. Не оценят гениальнейшей идеи своего предводителя. Зато дети и внуки этих людей смогут, оседлав драконов, летать над миром. А, может, и его дети, если когда-нибудь он встретит свою единственную и любимую сгинувшую между мирами Хинту, которая родит ему с полдесятка маленьких Андусов.
        Но первым делом драконы, а не девушки! Главное, успеть, не ошибиться, совершить задуманное! Зря, что ли, он юношей читал сотни книг, написанных мудрецами близлежащих миров, в поисках единственного - оружия, внушающего страх драконам. И он нашел его. И пускай для этого придется лишиться всех своих магических способностей. Если авторы манускрипта не врут, то люди, сотворившие противодраконное оружие, никогда не ведали, что есть магическая энергия. А это значит, что, лишившись последних сил и возможности использовать все, чему его учили в Академии, он останется могущественным и непобедимым, так как у него в запасе самое главное, что дали ему магистры, интеллект.
        Стоя на коленях перед черным драконом, Андус не чувствовал себя побежденным, он собирал остатки магической энергии, исходящие от умерших товарищей. Лишь бы успеть сделать свой самый главный шаг, ведущий неизвестно куда. Никто не знает, сколько лет понадобится человеку, чтобы завоевать драконов. Но он это сделает. Он успел дочитать заклинание, глядя в янтарные очи предводителя древнейшего племени.
        - Мы еще встретимся, Черный дракон, - прошипел сквозь зубы величайший полководец Пируаса прежде, чем раствориться в открытом магическом окне, - и здравствуй, незнакомый мир.
        Его ждал мир, по которому ему предстояло пройти в одиночку, без непобедимого войска. Мир, где он нашел оружие, перед которым склонят головы древнейшие Пируаса. Мир, совершенно лишенный магии… откуда невозможно выбраться. Но последнего полководец не знал.
        Глава 5. Один из миллиона
        - Этого я и боялась, - тяжело вздохнула Лариса, когда поужинавший Идалгир вошел в комнату.
        Девушка сидела за компьютером, устроившись на сломанном стуле без спинки, и с безнадегой смотрела на экран. Магическое окно… так назвать гость из другого мира мог только монитор, где все еще мерцала неутешительная картинка: под сводами темной пещеры, облизываясь, топтался зеленый прыщавый Зверрос. Его желтые глаза с продолговатым зрачком смотрели по сторонам, но вокруг ничего и никого не находилось, если не считать сломанный меч Ландоса и изорванный малиновый плащ Арины. Если приглядеться, можно было различить двух девушек, сидевших за одним из валунов. Но чтобы добраться до них, монстру предстояло сдвинуть камень. А с его короткими лапками вряд ли такое возможно.
        Картинка вовсе не походила на сгенерированную компьютерной игрой. Лариса с большей охотой б поверила, что это кадр из фантастического фильма. Она заморозила состояние игры, стукнув по паузе еще полчаса назад, когда оставила Идалгира пить чай на кухне, а сама села писать создателям RPG.
        Письмо получилось длинным и складным, в нем девушка в деталях описала своего гостя и привела список ущерба, причиненного ее квартире. Какая радость, что к ней завалилась не взбалмошная волшебница Арина, способная одним огненным шаром взорвать целое здание, если не микрорайон. Увидь подруга Идалгира челябинские десятиэтажки в спальном районе, точно, начала бы тренироваться в создании разрушительных огненных шаров для того, чтобы снести с лица земли яркие, разрисованные строения, до последнего этажа которых тяжеловато взлетать и с помощью левитации.
        Лариса просила в своем послании программистов из Москвы приехать к ней за материализовавшимся персонажем и разобраться в фантастически странном коде.
        Она перечитывала письмо, и с каждой вычиткой из него убиралось по несколько строчек. Этого москвичи не поймут, это посчитают не важным, это - не достойным внимания игроков. В итоге от письма осталось только обращение к создателям и подпись - 'С уважением, Лариса Каргаполова'. Нет, такое в Москву отправлять нельзя
        - поняла девушка. В лучшем случае, секретарша, получившая это, покрутит у виска, в худшем - автора послания будут ждать санитары со смирительной рубашкой и неутешительный диагноз, а Идалгира отправят на опыты в какую-нибудь столичную лабораторию. Вывод - надо разбираться самой.
        Вот и смотрела Лариса, не имея никакого представления о возвращении гостя в пещеру к Зверросу, на изображение, зависшее на мониторе.
        Идалгир вошел бесшумно и встал у окна, глядя на розовое закатное небо и черные силуэты многоэтажных домов. На его родине не строили подобных Ларисиному городов. Деревянные, реже - каменные дома в два-три этажа считались одними из самых высоких. А тут - ровные стены в десять, а то и шестнадцать этажей, глыбами стояли по обе стороны широченной улицы. Оно и понятно, почему они столь отдалены друг от друга. В противном случае, эти гиганты б задавили своей мощью жителей. Задавили - в смысле, угнетали настолько, что человек побоялся бы выходить на улицу. Это ж каких великанов надо было нанять, чтобы соорудить такое. Ясное дело, не трехметровых троллей, подрабатывающих на строительстве в Вейлингском королевстве.
        - Чего случилось-то? - спросил он девушку, когда та высказалась о какой-то определенной боязни.
        Сидевшая за компьютером Лариса поправила сбившуюся челку и, как можно более смелым голосом констатировала:
        - Ты появился тут через этот ящик, иного не дано. Но он работает как-то странно. Вейлингская пещера, в которой обитает твой Зверрос, мне недоступна. Арина с Офелией сидят за камнем, монстряка пока их не замечает. Ландоса он, похоже, съел. Но и в этом я не уверена. Хотя, с чего еще ему облизываться…
        Ландос. Этот туповатый лысый головорез. Идалгир воспринимал его в команде как должное. Он есть. И точка. У воина всегда при себе имелся фамильный меч, которым парень мог иногда даже глыбу разрубить (если Идалгир услужливо заговорит орудие особым заклинанием). Ландос выручал всегда. Не было такого, чтобы кто-то оказался сильнее телохранителя юной Арины. Или он просто не совался в бой с превосходящим его по силе противником.
        Наверняка, когда Идалгира неведомым ему образом вынесло в другой мир, Ландос кинулся защищать девушек. Что случилось после, остается только гадать. Знай он, как играть на компьютере, возможно, маг сумел бы уничтожить монстра, управляя своими друзьями. Но это Идалгиру пока рано рассказывать, не поймет. Скорее, обидится, оскорбится, не захочет считаться марионеткой в руках других людей, не имеющих к его миру совершенно никакого отношения.
        - Искренне надеюсь, что все они живы, - сдавленно простонал маг.
        - Я тоже, я вас всех очень… люблю. Вы такая бравая команда! - похвалила всех четверых Лариса. - Вы обязательно уничтожите Зверроса. Верю!
        - Спасибо. Но…
        Но пора возвращаться в Вейлингское королевство, зависшее по ту сторону экрана. Как бы это сделать. Российская программистка принялась как можно более доходчиво объяснять, мол, окно сломалось, уже долгое время показывает одну и ту же картинку, каждую минуту возвращая события на круги своя: Зверрос тупо ходит между камнями, а девочки сидят за глыбой, боясь пошевелиться.
        - Надеюсь, - посмела предположить Лариса, - что Вейлинг не может без тебя. Пока ты тут, у меня в гостях, там ничего не произойдет, время остановится.
        - Значит, мне надо влезть в это окно? - справедливо предположил маг и тут же попробовал всунуть голову в плоский монитор.
        Но как бы он ни старался, как сильно бы он ни бился о поверхность экрана, ничего из этого не получалось.
        - Ладно, значит, этот вариант нам не подходит! - отобрала девушка монитор и поставила его на место, предварительно поправив кабели, ведь картинка стала отображаться в диких розовых тонах.
        Зависшая игра - это еще полбеды. Но кроме нее и окна с сообщением для создателей остальное отказывалось работать. Даже волшебная кнопочка с окошком не позволяла открыть меню с программами. Хорош получился квест - пока не отправишь домой мага Идалгира, не сможешь ничего делать на своем компьютере.
        Такая перспектива вовсе не радовала Ларису, и способа осуществить магический переход в имеющихся двух окнах не находилось. Поэтому девушка предприняла единственный верный шаг - нажала на красную кнопку Reset.
        Изображение на мониторе на минуту дернулось, но осталось прежним, в то время как сам компьютер принялся перезагружаться, пищать и урчать, а потом издал истошный вопль и отключился. Но на мониторе так и продолжила висеть зацикленная видеосъемка игры: Зверрос с той же скоростью нарезал круги, будто ничего и не произошло.
        - Вот прикол! - буркнула под нос хозяйка.
        И эта реплика не осталась без внимания мага:
        - Ты что делаешь?
        - Не знаю, - честно призналась девушка, пытаясь не впасть в истерику из-за происходящего.
        - Видимо, были проблемы с электричеством, что-то сгорело. Только это… - она поймала затуманенный взгляд Идалгира, - я не матерюсь, это слова такие профессиональные… Самое-то страшное, что сгорел мой комп непонятно каким образом. А изображение осталось на экране. Уж не буду грузить тебя, Идэ, что это такое, но, поверь, придется тебе пожить у меня пару неделек до зарплаты.
        Она отключила все провода и удостоверилась, что блуждающий Зверрос после этого не собирался исчезать с монитора.
        Идалгир стоял у окна и стремился не смотреть на орудующую со странными в его понимании железяками. Откуда ему было знать, как выглядит отвертка, а тем более, планка оперативной памяти или винчестер. Тут ни ничем не сможет помочь. Вот подушку починить - это пара слов заклинания. Маг провел рукой по стеклу и грустно заметил:
        - Я неудачник, Лара. Сначала меня превратили в это… а теперь еще я оказался в твоей квартире, один… без друзей… когда они в плену у Зверроса. Если Офелия умрет… я наложу на себя руки!
        - Последнее - из-за меня, неудачницы, - корила себя Лариса, собирая неработающий компьютер обратно, - в отличие от твоего дедушки, я в ответе за то, что натворила, и верну тебя туда, откуда ты у меня тут взялся.
        - Кстати, у тебя нету кофе? - только что маг заправился чаем, а все равно постоянно спрашивал о дозе кофеина.
        - Я его ненавижу! - отрезала Лариса, и тут ее взгляд упал на часы.
        Десять вечера, а Андрей так и не позвонил. Хорошо еще, что не зашел. А то увидь он в доме у Ларисы мага из Вейлингского королевства, кто знает, что мог бы подумать об этом такой достопочтимый гражданин. Девушка закрыла глаза, как она привыкла делать, что-либо припоминая. Она рассталась с Андреем не позже шести, и тот обещал в скором времени разобраться с документами. А она, повстречав в собственной квартире игрового персонажа, и вовсе забыла не только о прекрасном принце с заманчивым предложением, но и о такой близкой для нее Тойоте Камри. И не вспомнила б в беготне с нежданным гостем. Да только оставленных Андрею трех тысяч как раз и не хватало на ремонт системного блока.
        Что-то с этим красавчиком не то. Девушка только сейчас заподозрила неладное. Она достала из сумочки телефон в надежде на то, что случайно пропустила вызов, пока угощала Идалгира чаем. Но нет, список непринятых звонков оказался пуст. Какая досада! Ничего, Андрей же назвал семь знаков его городского номера. И ладно, что десять вечера. Наверное, он просто забегался с документами и забыл позвонить. С кем не бывает? Найдя нужную запись в телефоне, Лариса вышла в коридор и нервно набрала номер на обычном городском аппарате.
        - Что это такое? - Идалгир умирал от любопытства, разглядывая красный прямоугольник с дюжиной белых кнопочек с цифрами.
        И правильно, в Вейлингском королевстве отродясь не было телефонной связи. Там все жили по средневековым укладам.
        - Переговорные устройства: мобильное и стационарное… - скороговоркой пояснила Лариса, трубку на той стороне уже взяли, - Здравствуйте, Андрея можно?… Как нет?!… Я звоню 248-26-15? Да? Но как… Андрей… менеджер из автосалона 'Азия-авто'… Что?
        Лариса машинально опустила трубку телефона на рычажок.
        - И явно неприятное устройство, - сделал для себя вывод Идалгир вслух.
        - Да, - согласилась девушка, не глядя на своего незваного, но такого приятного гостя. - Дала одному парню три штуки рублей, он обещал оформить залог на крупную покупку, а он не тот телефон дал… Какая-то девка-одиночка там. А у меня теперь ни денег, ни залога… Понимаешь, я не смогу починить компьютер, чтобы вернуть тебя в Вейлинг!
        Идалгир окинул Ларису ошарашенным взглядом и спросил:
        - А ты его знаешь?
        - Нет, совершенно. Но он такой… внушающий доверие, респектабельный, интеллигентный, - одаривала девушка Андрея всеми возможными самыми лестными эпитетами.
        В ее глазах этот продавец японских авто выглядел чуть ли не воплощением Бога на земле. Свое восхищенное описание она завершила словами:
        - Он дал мне этот номер, - девушка бросила визитку на столик у телефона, - и сказал, что сегодня же мне привезет документы… Ты представляешь, Идалгир, у меня будет новенькая красная Камри! И я смогу сама ездить на работу! Сама! Не на маршрутках! Камри - она такая красивая, коробка-автомат, стабилизатор курса, антиблокировка тормозов, подушки безопасности, электроуси…
        Но, заметив, что удрученный Идалгир не только не разделяет ее радости от предстоящей покупки, но и не понимает ни одного из сказанных слов, она осеклась и сухо заметила:
        - Ничего, наверное, у него опечатка в визитке. Завтра утром он мне все привезет.
        - ЛА-РИ-СА!!! - маг тряс ее за плечи и разразился такой тирадой, что девушка пришла в шок. - Ты просто себя уговариваешь! Ты уже поняла, что твой сказочный принц обманул тебя, что он специально вручил тебе карточку с неправильным адресом! Или теле…как-там-его! Ты не хочешь в это верить! Но такова правда. Кто-то узнал о твоей заветной мечте и воспользовался ей. Чтобы просто забрать у тебя деньги. Ты чересчур доверчива, и твой красавчик искал себе такую девушку. Это очевидно. И теперь мне две недели не попасть домой. Если только ты не купишь свои штучки на мое золото.
        Он вывернул из кожаного мешка, висевшего на поясе, горстку монет с изображением профиля Вейлингского короля. Хозяйка из любопытства взяла одну кривоватую денежку из другого мира и покрутила ею перед носом:
        - Не получится, - раздосадовано вздохнула она, - это все мне придется оформить как клад. Куча бюрократии и волокиты, налогов и прочего геморроя. Мне быстрее дождаться зарплаты.
        - Но разве вы не платите золотом?! - не понимал апатии Ларисы гость.
        Каков же оказался его шок, когда он узнал, что в этом мире давно расплачиваются бумажными деньгами, нарисованными по некой хитроумной технологии. Монеты перестали быть особой ценностью, и похожие на драгоценные золотые кругляшики с изображением магического животного - двуглавого орла - считались в мире Ларисы разменной мелочью.
        - Значит, с моими деньгами туго, у тебя дыра в кармане, - заключил маг. - К тому же именно сейчас ты умудрилась попасться на удочку мошенника.
        Лариса в слезах покачала головой. Да, рациональная часть ее души именно об этом и кричала, когда очарованная девушка ела стейк и запивала его дорогим коктейлем. Мечта не может вот так внезапно стать реальностью, кто бы что ни говорил с голливудской улыбкой на лице.
        - Нет, Идэ, не меряй все под свой мир. Он такой милый, он не мог… - девушка хваталась за каждую соломинку, но все отчетливее понимала, что она тупо попалась на развод.
        - Арина за такой 'не мог' уже давно бы подпалила этому Андрею морду. А далее бы нашла его дом, и саданула бы вторым огненным шаром туда.
        - И попала бы под суд. У нас все строго.
        - Думаешь, в Вейлинге за магическое хулиганство по головке погладят?
        А то нет? Иначе бы Арина не разрушила столько заведений, оставаясь совершенно безнаказанной. В России да и, вообще, на Земле, ее бы сразу назвали террористкой номер один. Из рассказов мага, Лариса поняла, что волшебница, путешествовавшая в компании Идалгира и Офелии, считалась грозой всех и вся, но ее не посадили за решетку, потому что это бессмысленно, и не казнили, ведь таких умелых и сильных магов в королевстве днем с огнем не сыскать. Юному созданию не мешало бы вправить мозги и научить ее жизни, но с другой стороны, оно уже не раз проявило героизм и уничтожило нескольких особо опасных преступников.
        За такие заслуги Арина имела неприкосновенность. Перед ней трепетали маги всех гильдий, а король назначил ее вместе с Ландосом в охрану замка. Но свободолюбивая девица предпочла отстаивать интересы правителя далеко за пределами столицы.
        - Хорошо, убедил, - согласилась Лариса, выслушав все рассказы об Арине, - но она сейчас по ту сторону экрана, за камнем, даже не может создать шар для уничтожения Зверроса, потому что с твоим исчезновением время в Вейлингском королевстве остановилось. Так что, Арина нам не поможет.
        - Это верно, но и я не лыком шит! - улыбнулся синекожий пришелец, и в его счастливой гримасе Лариса на мгновение разглядела выражение лица, присущее персонажу голливудского блокбастера.
        'Приглючилось', подумалось девушке, когда она помотала головой. Хотя, несомненно, и в выражении лица, и в светлых глазах мага было что-то, напоминающее персонажей глянцевых хроник. Высокий, статный мужчина со сдержанной улыбкой и чем-то пленящим из глубины его души.
        - Прекрасно, боевой маг Идалгир, - похвалила его Лариса, скорее, так, для вида. - Ну и где теперь найдешь обманщика Андрея?
        Она обезнадежено вздохнула.
        Будь они в Вейлингском королевстве, состоящем из дюжины городов и двух дюжин деревень, отыскать там мошенника не составило бы труда. Но дело обстояло в огромном городе с миллионом жителей, неизвестной Идалгиру цивилизацией, существовавшему совершенно по другим законам. Это в Вейлинге юную террористку Арину отказались убивать, потому что она несла больше пользы, нежели вреда. А в Челябинске, да и вообще, на Земле, такое могло иметь место лет двести назад.
        - Ты его нигде не найдешь! - констатировала Лариса. - У нас в городе живет больше миллиона человек, из которых я знаю полторы сотни от силы.
        Идалгир от удивления сел мимо стоявшего неподалеку от него компьютерного стула, от чего на четвертом этаже, наверняка, подумали: 'Неужто Лариса слона завела…'
        - Мил-ли-он? - еще шевеля губами, переспросил маг.
        - Не волнуйся так, Идэ, - уверила его Лариса и улыбнулась. - Зато интересно.
        - Я заметил. Девушки отдают последние деньги парням за красивую улыбку. Старые ведьмы обещают наслать проклятье на гостей. Магические окна открываются, когда им хочется. Кофе отсутствует как вид…
        Последнее заставило Ларису сжать зубы. Похоже, придется покупать магу ненавистный напиток, а то и помогать откажется.
        - Кофе есть, - довольно улыбнувшись, заявила девушка.
        - Хоть что-то нормальное осталось в этом мире.
        А Идалгир тем временем взял брошенный на стол сотовый. Теперь понятно, почему девушка предпочитала общаться через эту коробочку. Ей предстояло найти одного из миллиона. Это в Вейлингском королевстве можно отправиться в путешествие и невзначай встретить старого знакомого. Тут не так, если предварительно не договоришься, не узнаешь, где находится человек, никогда его не сыщешь в толпе, не станешь же рыскать по высоченным домам, проверяя каждое окно. Это ровно как пытаться найти одну песчинку в ведре прибрежного песка, принесенном с пляжа.
        Телефон спустя пару минут покорился корявым пальцам гостя: не так сложен он оказался, нежели представлялся Идалгиру. Крошечный экранчик содержал в себе все, что только надо было. Щелк-щелк, и там всплывают разные картинки и надписи: сообщения, непринятые вызовы, набранные номера… Лариса говорит, что Андрей - один из миллиона, такой же, как и она сама.
        - Это кому ты звонила, да? - полюбопытничал он, изучая список номеров, что набирались с Ларисиного телефона.
        И только тут девушка увидела свой драгоценный мобильный в руках у совершенно не умеющего пользоваться техникой мага и попыталась выхватить:
        - Да, ко…
        Но вдруг она встала как вкопанная, широко открыв рот от удивления. Телефон! Как она могла забыть! Ведь Андрей набирал с ее телефона! И этот номер значился в самом верху списка. Он один из миллиона, но когда известна хоть какая-то зацепка…
        - Ты гений, Идэ! - воскликнула Лариса и крепко обняла мага.
        Она чмокнула его холодную металлизированную щеку и бросилась в коридор к телефону. Маг недоуменно пожал плечами.
        - Он звонил с моей мобилы, и я найду его по набранному номеру! Как же я сама не додумалась!
        Девушка моментом набрала номер, что красовался в самом верху списка, и стала ждать ответа, который оказался прямо-таки обескураживающим:
        - Здравствуйте, с вами говорит автоответчик. Вы позвонили в ветеринарную клинику Бориса Соболева. В настоящий момент клиника закрыта, вы можете оставить сообщение после гудка или передать факс…
        Лариса со злости сжала трубку в руке и с ненавистью прошипела в сторону Идалгира:
        - Ветлечебница… блин… ЧТО ему там надо было?
        - Слушай, Лара, - маг спокойно подошел и забрал трубку из ее руки, - а тех денег, что у тебя 'позаимствовали', хватит на починку магического окна и отправку меня домой?
        Лариса закрыла глаза, считая в уме деньги:
        - В принципе… у меня есть немного на черный день, плюс те, что я отдала, да, должно, только…
        - Значит так, - Идалгир схватил меч и направил его для пущей красоты в сторону Ларисы, - Я помогу тебе найти этого подонка!
        - Тебе надо думать об убийстве Зверроса и спасении Офелии, - пыталась противиться девушка. - Я тебе помогу. Завтра пойдем в компьютерный клуб и…
        Но Идалгир не желал ничего слушать:
        - Если какой-то подонок обидел женщину, я обязан ее спасти!

***
        Манускрипты о путешествии по мирам тут зовутся 'фэнтези' и 'фантастика' - это несказанно удивило полководца, ровно как и то, что мудрость о перемещении по мирам можно было за сравнительно небольшие деньги купить в любой книжной лавке. С портретов улыбались Андусу многочисленные молодые магистры: девушки и парни, красноречиво рассказывающие на страницах толстенных фолиантов о своих путешествиях в других мирах, о том, как они обнаруживали у себя магические способности, совершенно непроявляемые в их родном мире.
        Много интересного узнавал полководец из этих книг. Оказывается жуткий, технологически развитый мир, в котором, если верить словам древнейших гримуаров Пируаса, совершенно нет магии, не так прост, как может показаться на первый взгляд. Не сказано в манускриптах других миров о том, что именно сюда многие величайшие маги отправляли своих детей, чтобы те выросли в безопасных условиях. А он читал об этом укромном уголке мироздания исключительно как о месте ссылки опаснейших преступников. Получается, не он один думал найти в этом мире решение своих проблем. Он и не подозревал, что попадет в колыбель величайших волшебников и колдунов.
        Смелые, язвительные, бесстрашные, смекалистые - вот как можно было охарактеризовать взращенных этим миров волшебников. Если все, написанное в скрываемом под грифом 'фантазия' правда, то Андус рисковал не напрасно. Оставалось найти одного из детей магов и заключить с ним сделку. Двадцатилетний полководец не сомневался, что кто-нибудь из этих ребят, публикующих свои воспоминания, обязательно отзовется и сам предложит помощь в завоевании драконов Пируаса.
        Только как, не имея ни капли оставшейся магии, узнать в толпе последыша какой-нибудь иномирянской династии?
        Андус грезил металлическими птицами, плюющимися огнем. Эти летающие исполины, если верить манускрипту, попавшему в Пируас десяток лет назад, способны были снести с лица земли чуть ли не весь материк. Никакие драконы не смогли бы устоять перед мощью изобретения этого мира. Полководцу не составило большого труда отыскать и обнесенное бетонными заборами гнездо таких птиц. Их приручили, они терпеливо ждали, когда люди их накормят, почему-то через задний проход. А потом целая толпа входила в чрево птицы, которая после медленно выползала на бескрайний безлюдный проспект и гордо взлетала под облака. Некоторые были маленькими, с жужжащими пропеллерами. Эти - размером с величайшего Черного Дракона. А остальные в разы крупнее. Явись Андус к себе на родину в сопровождении такого войска, драконы добровольно склонили бы головы и подчинились хитрому человеку, чей век в тысячи раз короче их.
        Но, вот незадача, к птицам в этом мире нужен пропуск. И попасть в гнездо имеют право только избранные, прошедшие несколько кругов обучения в местных академиях. Зато для того, чтобы пролететь во чреве одной из птиц, требуется некий билет, который стоит немалых денег, пускай и расплачиваются в этом мире не золотыми, а какой-то карточкой.
        Этот мир, где кроме людей не жила ни одна другая раса, с первого взгляда казался простым и понятным. Но стоило войти в его жизнь, закрутиться в бешеном существовании столицы одного из крупнейших его государств, как Андус понял - окажись в Пируасе любой из здешних, он превзошел бы его и завоевал с легкостью близлежащие миры, на которые жители Пируаса любили глазеть по праздникам сквозь открываемые волшебниками академии магические окна. Этот мир далеко пошел, людям пришлось приложить немало усилий, чтобы совладать с природой, улучшить свою жизнь и возвести ее на достойный уровень.
        Москва - безумная столица. Если вовремя не вольешься в ее бешеный ритм, она выбросит тебя за свои границы, уничтожит в тебе все лучшее, высосет всю жизненную энергию, оставив тебя влачить жалкое существование. Многочисленные воры и обманщики, мошенники и хитрецы встречались на каждом углу. Попробуй, поверь им, они уведут тебя в сладостный мир сказок, ты будешь счастлив несколько минут, витая в самых заветных своих мечтах, а потом выбросят тебя же как отработанный материал.
        Людям, как и везде, нужно много денег и безграничная власть. Имея конкурентов, люди вытесняли себе подобных, придумывая всяческие интересные занятия. Андус наблюдал со стороны, приодевшись в одном из магазинов в невзрачный серый костюм. В принципе, и стальные доспехи, и кожаные брюки да сапоги на тонкой подошве тут не казались чем-то из ряда вон выходящим. Его принимали в племени 'толкинистов', но эта разновидность людей показалась Андусу фанатичной, глупой и бесперспективной. Одежда - твое лицо. И если племя толкинистов грезило попаданием в отдельно взятый мирок, совершенно не интересующий полководца Пируаса. Получается, их пути совсем не пересекались. И чтобы его не пытались всеми правдами и неправдами заманить в 'тусовку' (это слово было здесь аналогом племени), предстояло изменить внешний вид.
        А для этого нужны деньги. И вовсе не те золотые, целый мешок которых болтался на поясе у полководца. Зато молодой талантливый парень быстро нашел способ обогатиться - есть лавки по обмену золота на деньги. Правда, там требуют некий паспорт. Но дар убеждения сыграл свою роль, и в скором времени Андус стал законным владельцем пускай и небольшой, но суммы.
        Вскоре он обзавелся и паспортом, и имя себе подобрал соответствующее, чтобы не выделяться из толпы. Он медленно, осторожно, погружался в жизнь Москвы, учился жить по ее законам, но мечтал только об одном - как бы приручить железную птицу.
        'Начинай с малого!' - было одним из основных правил академии, которую закончил полководец. Каждый день, засыпая под протекающей крышей самой дешевой московской гостиницы, Андус думал над этим постулатом. Он и начал, если посмотреть. Он медленно подбирался к птице из стали, но путь все равно оставался непреодолимым. Пользуясь даром убеждения, он устроился в лавку по продаже 'бытовой техники', и нахваливал местным жителям всяческий товар. Работать, как ни странно, оказалось элементарно. Люди охотно верили красивым словам, в то время как Андус пытался разобраться в множестве незнакомых ему доселе приспособлений. В этом мире не было магии, зато имелись машинка для стирки грязнейших вещей, ящик, внутри которого всегда присутствовал лед, а о количестве магических окон и говорить не приходилось. Окна висели почти всюду, и каждый житель громаднейшего города считал за долг купить себе парочку из них домой. Не окна, магические дыры, висели тут на площадях, крошечные окошки носил каждый у себя в кармане, называя сию штуковину телефоном.
        В скором времени и Андус обзавелся практически всей из продаваемой им техники. Удобно и, главное, не требует никаких магических сил! Не мудрено, что величайшие волшебники из других миров отправляют детей воспитываться именно сюда. Взрослеющий организм крайне слаб, и каждое прикосновение к источнику магии требует немалых сил. Андус не видел ни одного молодого человека, который хоть раз бы не оказался на грани полнейшего магического опустошения. И из-за чего? Всего-то фейерверк на новогодье задумали устроить, к примеру. В этом мире отпрыски колдунов совершенно не подозревали об имеющейся у них силе. Они взрослели, учились, приобретали жизненный опыт, в то время как их магический дар креп, набирался сил, вбирал в себя уйму энергии. А в итоге отсюда выходили, пускай и не ученые, не дипломированные волшебники, а чрезвычайно сильные чародеи. Их подвиги, описанные в книгах, ошеломляли Андуса. До такого уровня в Пируасе пришлось бы учиться и совершенствоваться лет пятьдесят. А тут… хрупкие девочки в шестнадцать способны приручить дракона одним лишь взглядом.
        Э… нет! Эта Катина еще не встречалась с Черным Драконом. Его не в силах приручить ни один человек. Да и вряд ли легендарную чародейку, ставшую демиургом в неизвестном Андусу мире, удастся подкупить и заманить в Пируас. Надо придерживаться первоначального плана по стальным птицам!
        Для работы техники нужна энергия, которая черпается из замурованного в стену поросенка-чародея. И это ее самый большой минус. Представив себя с кухонным миксером, воткнутым в нос свинье тетушки Дарины, главной кухарки его замка, Андус понял, что с таким оружием он будет выглядеть пред Черным Драконом куда смешнее, нежели с двуручным мечом. Если дракон в итоге и погибнет, то от смеха над маленькой белой штуковиной с двумя крутящимися винтами.
        Но в магазине бытовой техники полководец заработал немало денег, которых ему в итоге хватило на билет в стальную птицу. Правда, только в один конец. Но это совсем не расстраивало Андуса. Чем чаще он станет переселяться, тем сложнее его отследить и найти. Поэтому напоследок иномирский подданный решил немного позаимствовать денег у магазина, подъемными, так сказать.
        Но стальная птица, называемая в этом мире самолетом, очень не понравилась магу. Даже для того, чтобы очутиться в ее чреве, пришлось дважды показать документы, снять куртку и обувь и просветиться в таком чуде техники, которое полководец для себя окрестил 'всевидящим оком'. Но местные жители ко всем пыткам, предшествующим полету на птице, относились как к должному, покорно снимали плащи и сапоги, отдавали просвечивающему аппарату проглотить их сумки и технику.
        Само-лёт! Отличное название. Получается, эта птица летает без чьей-либо помощи! Прекрасно! Но как оказался разочарован Андус, когда, уже сидя в салоне, он услышал, что птицей управляет несколько человек, летает это чудо на высоте в десять тысяч метров, и что для безопасности ему придется пристегнуться.
        Последнее требование, правда, полководец пропустил мимо ушей и хотел во время полета наведаться в кабину управляющих, чтобы посмотреть за их работой и при случае наняться. Но не тут-то было. Улыбающаяся накрашенная блондинка в темно-синем пиджаке запретила гостю из чужого мира и приближаться к двери, отделяющей пассажиров от пилотов. Будь перед ним мужчина, все оказалось бы простейшей задачей - в глаз да бегом в кабину. Но поступать так с женщиной Андус не посмел. Он пытался наплести бортпроводнице много красивых убедительных слов, только она, в отличие от покупателей техники, не поддавалась на его обещания.
        Рассерженный полководец остаток полета провел в кресле, читая заботливо подложенный ему в карман журнал с рекламой дорогих товаров. Он думал о том, как бы пробраться в число пилотов и научиться управлять стальной птицей, он мечтал о полетах и о том, как, подчинив себе гигантский триста десятый аэробус, он позовет на последний бой Черного Дракона. Как он пойдет на таран, уничтожая главаря племени Древнейших. Тогда еще Андус не знал, насколько уязвимы стальные птицы, что от одного столкновения с Черным Драконом, погибнет не только его враг, но и он сам…
        Озарение пришло несколько позже, когда успевший устроиться в куда более спокойном городе полководец читал новости на одном из Интернет-порталов. 'Чем ты сильнее, тем уязвимее!' - еще один постулат, преподаваемый на первом курсе в Академии. Да, самолет запросто способен убить дракона, понял Андус, но в этой схватке погибнут оба. Смерть в его планы не входила. Он хотел жить и наслаждаться своим величием. Поэтому завоеватель Пируаса предпочел спуститься с небес на землю. В этом мире все равно оставалось немало возможностей для создания противодраконного оружия!
        Глава 6. Все не так просто, как кажется
        Утро постучалось в окно с золотистыми лучами солнца и гулом автомобилей на проспекте. Лариса приоткрыла глаза и лениво протянула руку за лежавшим на тумбе браслетом с часами. Изящные стрелочки указывали всего-то семь утра. Час спустя уже бежать через дорогу, в надежде потом втиснуться в тесную желтую газельку. Опоздаешь на нее или не отвоюешь право хотя бы стоя буквой 'зю' проехаться через весь город, вахтер потом запишет задержку в личное дело и вычтет из зарплаты. Но как хотелось спать после долгой беседы с Идалгиром и совместных поисков магического окна в Вейлингское королевство.
        Писать объяснительную начальству с формулировкой: 'У меня в доме поселился волшебник, и мы всю ночь искали, как бы через жидко-кристаллический монитор отправить его на родину', - это добровольно сдаваться в лапы докторам из психиатрической больницы или добровольно подписываться под приказом об увольнении. А другого объяснения придумать невозможно. В формулировку: 'Приехал мой брат из Франции, которого я не видела двадцать лет!' - тоже не поверят, ведь всем известно, что Лариса - круглая сирота, а ее единственный родственник, дядя Коля, живет в другом конце города и больше интересуется стоимостью бутылки водки, нежели племянницей. Даже отец в свое время постарался прекратить все контакты с вымогавшим на выпивку братом. Так что, полагаться на милость начальства не приходилось. Среда. Рабочий день, и жуткий монстр Пятниццо явится не сегодня выгонять всех из офисов по домам.
        Совсем рядом, под боком, словно любимый муж, спал маг из другого мира, Идалгир. Обеими руками он крепко обнимал подушку, а не расположившуюся совсем неподалеку хозяйку. Когда парень из этого мира не упустил бы возможности обласкать и пленить Ларису, этот благородный вейлингский маг просто воспользовался тем местом для сна, которое ему и предоставили. Не понадобилось класть между двумя спящими меч. И так понятно, диван в квартире один, спать больше негде. Не на кухне ж, скорчившись за столом? А на полу Лариса не позволила.
        Идалгир спал. Крепко-крепко. И хозяйке не захотелось даже будить мага. Девушка аккуратно провела рукой по колючим твердым волосам любимого персонажа, пробормотав под нос обескураженное:
        - Это точно был не сон…
        А потом добавила:
        - Счастливый ты, Идэ, не надо в офис переться.
        И, не оборачиваясь, легким ветерком выпорхнула за дверь.
        Нет, работу Лариса любила, и в ней находила какую-то отдушину. Но когда благородный рыцарь вызвался отыскать мошенника, весь интерес к офисным будням пропал, как будто его и не бывало. Взять бы сейчас отпуск без содержания, да… денег нет. А они необходимы как воздух, чтобы починить компьютер и отправить Идалгира к любимой девушке в Вейлингское королевство.
        Вздохнув, Каргаполова направилась в ванную, потом на скорую руку приготовила завтрак и, покушав, на цыпочках вышла из квартиры, надев сапоги на лестничной площадке. Кажется, Идалгир не заметил ее исчезновения. Лишь бы только он ничего не учудил вроде очередной дырки в потолке или, что еще хуже, в окне. Пока на улице не настолько тепло, чтобы можно было терпеть дыры.
        Идалгир проснулся от резкого света в глаза. Конечно, солнышко уже высоко. Он болтал с хозяйкой этой квартиры чуть ли не полночи, если не дольше. Не мудрено, что он лишь в полдень почувствовал себя выспавшимся и решил, наконец, встать. Это в Вейлинге все поднимаются с рассветом, чтобы успеть как можно больше сделать на пашне или построить стены нового дома, или же пройти от одного поселения до другого. Тут, в совершенно чуждом ему мире, Идалгир никуда не спешил, если не брать в расчет возвращения домой. Но чтобы познать эти земли и найти мошенника, так некстати лишившего Ларису денег, не мешает набраться сил. Вот Идалгир и спал. Пока ему не надоел сон.
        Обойдя всю квартиру, маг с грустью понял, хозяйка куда-то успела исчезнуть. О ней напоминал только стоящий на столе пузатый зеленый сосуд с надписью 'Scarlett', из-под которого торчала записка - 'Хочешь горячего чая - нажми на красную кнопку и подожди, когда она выключится'. Рядом с агрегатом, зашипевшим, словно Зверрос, готовый наброситься на неповинную жертву после нажатия на кнопку, располагался крошечный белый чайник с несказанно красивой синей росписью, и большая черная кружка с желтым заголовком 'Йад'. На плите, под регулятор температуры которой Лариса заботливо сунула записку: 'Повернуть на цифру 4, подождать 5 минут и повернуть обратно на ноль', - Идалгира дожидалась сковорода с распаренной капустой и облитыми кетчупом макаронами.
        А эта девочка знает, что мужчину поутру надо накормить до полного желудка, - заметил маг, смакуя разогретый завтрак.
        Приоритеты Ларисы не понятны, ее чувства вне всяких ожиданий, если она не считает зазорным вот так исчезнуть, объяснял себе маг. Но ее разъясняющие записки находились почти всюду, за исключением дивана и компьютера. Самая главная оказалась прикреплена к двери, и в нее девушка завернула фиолетовую бумажку с нарисованной на ней цифрой 500 во всех возможных местах и изображением города, чем-то отдаленно напоминающего Вейлинг. С оборотной стороны бумажки на Идалгира смотрел статный мужчина с изящной тростью, прям настоящий король Патрик, а за его спиной - корабль и строение и надпись - 'Архангельск'. Эх, жаль, это не его мир. Но если Лариса припрятала для него в записке именно эту бумажку, значит, она чем-то ценна.
        Развернув белый листок, Идалгир прочитал и послание хозяйки, объяснявшее абсолютно все.
        'Дорогой Идэ, я решила не будить тебя, когда уходила на работу. Приду, как вчера, в шесть, а ты без меня сходи, пожалуйста, в магазин, деньги оставила. Только не надевай плащ и не бери меч, чтобы не особо выделяться. Далеко от дома не отходи. Город большой, в нем легко заблудиться, если не знать ориентиров. А завтра я отпрошусь, и мы сходим в клинику Соболева. Лара.'
        - В магазин, значит, - сказал себе маг, засовывая бумажку с изображением Архангельска за пояс, - покушать, значит, купить, ладно-ладно.
        Одежда Идалгира за ночь высохла, поэтому и отправился он в магазин в своей светлой подпоясанной рубахе и брюках. Совершенно не подозрительный молодой человек, не беря во внимание его неестественного цвета кожу и большие уши. И то, если посмотреть на мальчика-пончика, что раздавал листочки у входа в магазин, и на гигантского двуногого осла во дворе рядом с вывеской 'Скоростной интернет', занимавшегося тем же самым, только с более крупными бумажками, то и мага можно было смело относить к их когорте. Это Лариса боялась, будто на Идалгира начнут таращиться все прохожие, дети станут тыкать пальцами в синекожего дядю, а бабки, крестясь, убегать куда-нибудь подальше, желательно, в церковь. Если посмотреть в окно, то среди прохожих можно найти немало куда более странных персонажей, нежели гость из Вейлингского королевства.
        Лариса еще вчера дала Идалгиру запасные ключи, а то если каждый раз покидая квартиру, маг станет выламывать дверь, вскоре ее придется менять, а денег-то нет. Уходя в магазин Идалгир, как самый обыкновенный жилец, закрыл дверь в квартиру и прикрепил ключ от замка на ремень, чтобы не потерять. Он спокойно спускался вниз, мурлыкая себе под нос задорную песенку, только на мгновение он остановился на лифтовой площадке, чтобы с удивлением проводить вверх проплывшую в шахте черную тень. Об этой странной особенности в доме Лариса магу почему-то не рассказала - надо будет спросить хозяйку, когда она вернется. Но от раздумий и разглядываний кнопочек и пестрых объявлений на лифтовой двери, мага отвлек дикий крик давешней старушки, что проживала этажом выше Ларисы. Бабка Ефросинья, так ее назвала хозяйка квартиры. Этот голос Идалгир вряд ли спутал с чьим-нибудь чужим. Маг тут же кинулся вниз и вовремя замер на лестнице, словно изваяние, наблюдая за тем, что происходило на третьем этаже. Сперва надо оценить обстановку, после этого - действовать: в этом значительная сила! Так говорил магу один из наставников.
        Старушку прижимал к стене не очень высокий какой-то хилый паренек в черной куртке и натянутой чуть ли не на нос вязаной шапочке. Окажись на месте женщины Идалгир, он бы пнул парнишку коленкой в живот и убежал бы. Маг понял, что несчастную жертву разбойника (а кто еще мог припереть женщину к стене и, держа в левой руке нож, что-то ей нашептывать сквозь зубы) совсем не обучали, как защищаться. Скорее всего, Ефросинья и не ожидала, что однажды у нее на пути встретится грабитель.
        - Не отдам я тебе медаль, гнида! - как можно громче крикнула старушка.
        А вот этого делать нельзя. Идалгир сразу понял, что сейчас дело только усугубится, и мальчишка в черном перейдет к более активным действиям. Костяшки на руке, в которой бабуля сжимала сетку с продуктами, побелели. 'Моё, не отдам!' - чуть ли не кричала аура вокруг жертвы. Что за медаль - не важно, решил маг, бесшумно сползая на несколько ступеней вниз. Лишь бы успеть, не дать убить старушку из-за какой-то железяки. Впрочем, и в Вейлингском королевстве некоторые грабители убивали свою жертву из-за двух золотых.
        Медаль… да Ефросинья не так проста, как кажется. Она, получается, воевала. Но почему тогда боевая ведьма не может постоять за себя - не понимал Идалгир. А какая разница, кто в беде. Может, в этом мире магические способности к старости ослабевают, а о былой славе воительницам напоминают их медали, которые дорогого стоят. Маг совсем позабыл слова Ларисы о полном отсутствии колдовской силы на Земле.
        'Хорошо, что Арина этого не видит, а то б дом вместе с грабителем разнесла', - промелькнуло в мыслях у Идалгира, когда он уже практически стоял за спиной у изрыгающего угрозы преступника. Мальчишка настолько увлекся запугаваниями, так впечатлился своей грядущей безнаказанностью, что не замечал творящегося вокруг. Только боевая Ефросинья, бледная как полотно, шептала: 'Не отдам! Я ее честно заработала! В тылу трудилась!' А потом, отвернувшись на мгновение, шикнула: 'Да что ты поймешь?'
        Маг сощурился, заметив, как рука с ножом пошла назад. Еще чуть-чуть, и всё. Могло бы быть все. Не окажись маг в нужном месте в самое нужное время.
        Грабитель сам побелел как смерть, когда понял, что кто-то сжимает его руку у запястья и не выпускает. А еще через мгновение он почувствовал нестерпимую боль в плече и застонал. Следующая секунда, и вторая рука вывернута за спину.
        - Если тронешь бедную женщину, я сожгу тебя дотла! - процедил Идалгир, прижимая к себе плененного преступника.
        Ефросинья, осознав, что опасность миновала, похватала манатки, которые успела обронить в самый последний момент перед появлением странного спасителя, и, пятясь, поднималась по лестнице. На ее б месте бежать надо было, не оглядываясь. Но старушке оказалось настолько интересно продолжение, и она предпочла посмотреть, что сделает синекожий рыжий парень из Ларисиной квартиры с задохликом, который покусился на только что полученную ей в администрации медаль 'С 60-летием Великой Победы'.
        Труженица тыла с восхищением смотрела на так кстати подоспевшего спасителя.
        - Чё вмешиваешься, сука! - процедил грабитель, пытаясь предпринять очередную бесполезную попытку освободиться. - Не твое дело ж! Убью!
        Смешная угроза. Маг даже улыбнулся. Он отшвырнул захваченного в плен воришку и несостоявшегося убийцу к противоположной стене, и когда тот немного очухался и бросил полный ярости взгляд желтых глаз на испещренном прыщами лице в сторону мага, Идалгир спокойно встал, широко расставив руки и показывая, что он не вооружен, и тихо сказал:
        - Попробуй.
        И грабитель попался в его ловушку. На безоружных нападает слабак - золотые слова, что не уставал повторять наставник, обучавший Идалгира владеть мечом. Если бы этот мальчишка чувствовал в себе силу, вряд ли б он стал кидаться на бабулю и отбирать у нее что-либо. Проучить таких ничего не стоит. Маг совершенно не боялся этого создания, вооруженного крошечным ножиком для фруктов. Не потому, что против его металлизированной кожи это не оружие, а потому, что даже такой нож мальчик-грабитель не сумел бы грамотно применить. Он движется слишком медленно, не умеет закрываться, сразись этот парень с опытным мечником, через секунду бы оказался разрублен напополам. Верно, ему только у пугливых старушек отбирать деньги, любой другой человек, такого труса мигом вычислит и приложит физиономией о бетонную лестницу.
        Ефросинья, единственный зритель, постоянно причитала:
        - Беги, сынок, не связывайся с Коляном.
        - Искры стрел! - как можно более отстраненным тоном произнес Идалгир, и в его руке образовался пучок желтоватых спиц.
        Грабитель, уже почти собравшийся нанести магу удал, остановился как вкопанный и разинул от удивления рот. Крик сам вырвался из его глотки, когда смысл произошедшего дошел до скудного мозга. Опасность! Скрываться! Это хуже мусоров! Звенел в глубине его преступничьей души тревожный колокол. Единственное, что парень смог предпринять, и на что делал ставку Идалгир, - броситься бежать. Спешка никогда и никому не шла на пользу. Преступник не рассчитал и навернулся на ступеньке. Он скатился кубарем на второй этаж и, ругаясь на весь мир, начал принимать вертикальное положение. Идалгир лишь усмехнулся и пустил все стрелы в Коляна. Нет, магу вовсе не хотелось убивать в чужом мире. Тем более, после слов Ларисы об уголовной ответственности за уничтожение каждой, пускай даже самой мерзкой человеческой особи. Хотя, искушение прибить грабителя на месте недосовершенного преступления было велико. И соседка сверху б одобрила наверняка. Но Идалгир решил пока ограничиться небольшим поучением и пустил огненные стрелы преступнику чуть ниже спины. Магический огонь - интересная штука, она слушается мысленных команд того,
кто их послал. Поэтому и Колян совсем не обжегся. На его штанах сзади образовалась неприличных размеров дырка.
        - Ой! - чисто инстинктивно парень прикрыл руками задницу. Сгорая со стыда, он пулей кинулся вниз, забыв и о старушке, и об Идалгире, которых еще совсем недавно он хотел порешить. Маг лишь усмехнулся и спокойно пошел дальше. Только вслед он услышал благодарный голос Ефросиньи:
        - Спасибо тебе…
        - Лучше идите домой, пока он штаны зашивает, - бросил ей в ответ Ларисин гость.
        Его совсем не интересовали награды этого мира, хотя маг сгорал от любопытства, что ж за ценность такая эта медаль, ради которой мальчишка собирался прикончить пожилую женщину. Конечно, соседка Ларисы не очень импонировала Идалгиру после вчерашнего скандала с дыркой, но ее можно ж понять: ей жилище подпортили, причем, совершенно ненамеренно и неожиданно. Если Лариса не настолько богата, чтобы с легкостью починить магическое окно, то откуда возьмутся средства на ремонт у одинокой старушки?
        - Слышь, Васян, - покуривая подобранный на асфальте бычок, говорил через четверть часа уже одетый в украденные с барахолки поношенные штаны грабитель своему другу,
        - на нашей территории конкурент появился.
        Ни Колян, ни его товарищ, на первый взгляд совершенно не отличались. Их словно слепили из одного теста и выбросили в жизнь, чтобы выполняли они свои низкие функции и запугивали народ.
        Васян затянулся и бросил под ноги совсем уже непригодный для курения бычок. Чередуя русскую речь с бранными вводными словами, он поинтересовался:
        - И чего ты его не пришил тогда, а, Колян?
        - Дык, Васян, блин, он шаманить умеет, я еле ноги унес, а еще у меня от его шаманства жопа как у павиана!.. - на том же наречии, не брезгуя нецензурно поминать никому неизвестную барышню недостойного поведения, оправдывался давешний грабитель. - Как встречу, убью!
        А судьба и рада стараться да подсовывать случай грозным на первый взгляд ребятам. Идалгир именно в этот момент прошел мимо этих двоих, прижимая к груди большой пакет с продуктами, с очень вкусными продуктами…
        - Это он, - шепнул Колян, тыча пальцем в спину мага, и на мгновение парню показалось, что синекожий бросил на него колючий взгляд своих зеленых кошачьих глаз.
        - И ты боишься этого интеллигента? - с укором в голосе спросил Васян, а потом дико рассмеялся. - Сколько я домашних мальчиков на лопатки укладывал, и этого уложу одним ударом, что он нашаманить не успеет, и еще весь его хавчик заберу. Ты видел, сколько у него в мешке КОФЕ?
        Идалгир спокойно шел к подъезду. За то недолгое время, что он сражался с Коляном, а потом провел в магазине, он прекрасно понял, что этот мир хоть и сильно отличается от Вейлингского королевства, пускай, в нем нет своей природной магии, но он не настолько опасен, каким представляется из-за окна. Эти мчащиеся коробочки на колесах не лезут под ноги: летают себе на отведенной им дороге и всё. Надо будет еще узнать, как они могут передвигаться без лошадей и магии. Одну из таких и мечтала получить себе Лариса, поверив лестным словам и обещаниям некого Андрея. Мальчишки и девчонки, что играли во дворе под гигантским красным грибом - самые обыкновенные, увлеченные своими детскими забавами. Торговцы в магазине брали деньги за все собранные в корзину товары. И давали кучу монет сдачи. Да и спокойно все вокруг, если не показывать свою исключительность, а молча идти своим путем, разглядывая окрестности и стараясь казаться таким же как остальные.
        Черная тень комично кралась за магом. Он не стал оборачиваться, просто медленно брел через дворы к дому и наблюдал, как некто пытается выследить его и не заботится о малейшей конспирации. Но вдруг тень ушла вбок.
        Маг навострил уши. Этот комик подобрался совсем близко, наделав много шума, но все еще считая себя гением шпионского мастерства. Идалгир спокойно обернулся на шум и увидел того самого грабителя из подъезда. Только парень теперь раздвоился и пытался натравить на мага свою копию. 'Или, все же, колдовство в этом мире имеется?' - пронеслось в голове Идалгира, когда он встретился с грозным взглядом копии Коляна. Оба парня молча надвигались на мага, достав ножи из карманов. А прохожие шли мимо, будто бы ничего не замечая. Словно поножовщина во дворах в этом городе такое же повседневное явление, как и восход солнца.
        - Вам меня не зарезать, - холодно ответил Идалгир. - Даже не пытайтесь.
        Но его слова, такое чувство, прозвенели пустым звуком для обоих грабителей. Детский лепет, ха-ха-ха. Парни даже ухмыльнулись в ответ.
        - Ну, ваше дело… - бросил тогда маг и продолжил свой путь домой, будто и не собирался на него никто нападать.
        Через несколько секунд Идалгир почувствовал, как что-то толкнуло его в спину, и холодный апрельский ветерок ворвался в образовавшуюся на рубахе дырку, пробежал по металлизированной коже. Что и следовало ожидать. Никакой боли. Это вам не удар по голове, от которого у любого звезды запляшут перед глазами. Колющие ранения не страшны преобразованному телу мага. Идалгир молча обернулся и в упор посмотрел на остолбеневших грабителей:
        - Я же говорил…
        - Шозанах! - завопил Васян, ноги его подгибались в коленках, руки тряслись как у алкоголика, а сломанный нож валялся далеко в стороне.
        - Мужик, ты что, броневой? - просопел Колян, отступая.
        Жива была еще память о прожженных штанах.
        - Знали бы вы, как мне надоели всякие идиоты типа вас, - равнодушно протянул Идалгир, повернулся и побрел дальше, словно и не встретились ему на пути хулиганы.
        - Если вы от меня не отвяжетесь, мне ничего не стоит убить вас…
        Васян было кинулся вслед за уходящим магом, крича что-то вроде: 'А научите нас так же!' - но Колян схватил друга за руку.
        - Идем отсюда. Надо придумать, что с ним сделать!
        Пока два грабителя рассуждали о будущем Идалгира, тот уже дошел до подъезда, где на лавочке скучали три бабки-пенсионерки, в том числе и недавно спасенная старушка. Отчаянная женщина, ее полчаса назад чуть не убили, а она снова на улицу пошла. Маша руками, она живописала знакомым обо всем, что произошло с ней неполных полчаса назад. История о хулигане успела обрасти подробностями, о которых Идалгир и не мог помыслить. К счастью, этого он и не слышал. Женщины уже поняли, что дыра в полу и чуть не угробившая их вчера дверь - это всего лишь плата за предстоящее спасение труженицы тыла, о которой уже несколько лет как не вспоминали ее внуки.
        - О, а вот и наш герой! - крикнула магу спасенная старушка, кидаясь к нему с распростертыми объятьями.
        - Я всего лишь проходил мимо! - постарался как можно более равнодушно сказать Идалгир, заходя в подъезд, без проблем орудуя ключом от домофона.
        - Там света нету, - пожаловалась старушка, - раз ты колдовать умеешь, может, посветишь нам, а то нам зайти по темноте опасно. Споткнуться боимся.
        - Без проблем, - бросил как бы невзначай маг.
        Бабки, словно зачарованные, пошли за ним. В подъезде, действительно, было темно, хоть глаз выколи.
        - В жэке сказали, что через час приедут, а мы столько ждать не можем, - причитали жильцы.
        - Све-чение, - сдержанно произнес Идалгир, не обращая ни на кого внимания.
        Одно из простейших заклинаний материализовалось на его ладони: вспыхнул светящийся не хуже лампочки шар, разгоняя темноту. Маг отпустил его к потолку и бросился быстрее бежать в свою квартиру на пятый этаж, чтобы не отвечать на многочисленные вопросы пенсионерок.
        - Это чудо какое-то! - ликовала одна из старушек. - Правда, странный он какой-то и нелюдимый, лицо у него сине-зелено-серое и уши большие, волосы из проволоки будто, а еще колдует… Нафаня он… домовой современный…
        - Ну что ты чушь порешь, Агрефина, - заступилась Ларисина соседка, - домовенок и должен быть чумазым, мыться-то ему некогда…

***
        Васька и Колька так никогда и не узнали б друг-друга, жили бы в крошечных конгломератах, называемых дворами, и играли с детьми из своих подъездов, а о других презренно твердили б - чужаки. Но ненавистная им обоим школа сдружила их весьма простым и незамысловатым образом. Когда одиннадцатиклассницы привели их на их первый урок и вручили по измученной астрочке, они и не подозревали, что, садя мальчишек за одну парту, определят их дальнейшую судьбу.
        Спокойный полноватый Коля тут же познакомился с главным хулиганом соседнего двора
        - невысоким худощавым Васькой. 'Подвиги' нового друга вызывали восхищение: снайпер с завидной точностью попадал по птичкам, сидевшим на яблоне, ни разу не промазывал ранетками в затылки девчонок, а кошка, к которой он привязал с полкило жестянок, пробежала целых сто метров, пока бабка Настасья не освободила ее. Куда домашнему мальчишке Коле, восхищавшемуся доселе 'Всадником без головы', и считавшемуся главным изобретателем двора до таких деяний. Девочки и мальчики, которые волей судьбы все оказались в параллельных классах с любопытством разглядывали собранные Колей модели парусников. Однажды мальчишка случайно услышал отзыв Катьки, соседки по лестничной площадке, которая весьма нелестно описала кривой корабль, покрашенный неумелым маляром. Значит, вот, что они все на самом деле думают. Только Вася искренне восхищается, потому что его мама никогда не купит ему ни конструктор, ни сборную модель. У нее на водку деньги есть, а на сына - нет.
        Обид накопилось много. И хотелось всех поставить на место. Одним махом. Чтобы все уважали. Как Ваську из соседнего двора. Потому что он сильный и самостоятельный. В свои семь лет умеет яичницу стряпать и салат 'Оливье' ровными кубиками нарезать. К нему все подойти боялись. И все почему? Потому что он уверенный, он доказал, что сильнее остальных.
        Он и сейчас, за школьной партой, сидел так, будто знал программу всех одиннадцати классов наизусть и пришел отдохнуть и слегка повторить уже известное. Это позже выяснилось, что Васька - единственный из всего класса не умеющий читать. Коля тайком подслушал разговор учительницы с матерью его лучшего теперь друга, которая честно заявила Полине Геннадьевне, будто чтение ее мальчику нужно ровно в тех объемах, чтобы он мог отличить булочную от прачечной и изучить какую-нибудь инструкцию.
        Его мама выглядела совсем бедно, не чета Машкиным или Ленкиным родителям, забиравшим своих дочерей на роскошных черных иномарках. Девочки эти ходили, высоко задрав носы, и чувствовали себя в классе королевами. Пока… пока Вася не решил завоевывать позиции и не объявил всем войну. Врагами считались абсолютно все дети, кроме соседа по парте Коли, которого главный хулиган одного из дворов за глаза окрестил своим учеником и адъютантом. А друг и раз стараться. Он вскоре с легкостью обучился и стрельбе ранетками, и основам рогаточного боя, и подставлению подножек в стиле 'Я случайно'. Опережая курс химии, ребята научились делать дымовушки и вулканчики, бомбочки с селитрой и многие другие чудеса, пугающие не только одноклассников, но и прохожих, приводящие пенсионерок в бешенство, а милиционеров заставляющие задумчиво оглянуться в поисках юных химиков.
        Коля был попросту счастлив окунуться в столь захватывающую жизнь. Куда там уроки и всякая скучнятина, если можно поиграть с Васяном, отправиться в очередной бой против мальчишек из соседнего двора и выйти победителями. Моделизм, правда, Коля не забросил. Очень скоро и Вася приобщился к склеиванию танчиков да самолетиков. Но не просто забавы ради, чтобы на полочку поставить - танчики, собранные из уймы деталей прекрасно взрывались, а еще в них можно было устроить отличную крысиную засаду.
        О, как вопила на весь класс чистюля Ленка, когда из подаренного ей на день рождения танка вылезла подвальная крыса. Тут не только Колян и Васян ржали, но и весь класс присоединился к ним. Некоторые даже на следующей перемене подошли к пацанам и похвалили их: наконец-то хоть кто-то показал зазнайке отличнице ее место. Правда, спустя год, два друга покинули этот класс. Потому что остались на второй год. Не оценили учителя изобретательности мальчишек, и единственные их пятерки по физкультуре не разжалобили биологичку и математичку.
        Родители Коли ничего уже не могли поделать: сколько бы ни пытались они записать его в кружки и секции, мальчишка упорно никуда не ходил. Даже дзюдо, которое ему очень понравилось, предпочел не заниматься. И все потому, что Ваське мать не давала денег. Она нещадно пила, а сын перебирался тем, что она ему оставляла. Хорошо еще, если не требовала обратно. И куда было в этой семье найтись тысяче в месяц за дзюдо.
        Но через неделю денежка все же нашлась. Откуда - Васян предпочел не говорить другу. Тот сам догадался - украл из чьего-нибудь кармана на рынке. И Вася сознался. Все верно. Зато с какой легкостью на душе теперь рассказывал пацан своему другу об этом опасном уголовном приключении, когда он невидимой тенью ходил за теткой с прозрачной сеткой, где во внешнем кармане столь аппетитно лежал толстый бумажник. Вася ожидал, что покупательница потеряет бдительность. И стащил заветный кошель когда она уже выходила с рынка, неся три пакета с продуктами. Надо ж было положить бумажник поверх еды. Ничего даже и резать не пришлось.
        Теперь Васян начинал осваивать новый 'вид спорта', приносящий ему деньги. О которых, естественно, мать совсем не знала, на которые можно было не только заняться с Коляном дзюдо, но и купить новый костюм да не потресканные кроссовки. Оставалось даже на сигареты, неотъемлемый атрибут таких, как Васян. А то он раньше у друга стрелял. В четырнадцать еще не курить - считалось для реальных пацанов постыдным. Вон, дочурка пьянчужки Дарьи уже в шесть не только дымит, но и водку пробовала. А он словно интеллигент какой-то.
        Так и продолжалась хулиганская жизнь Васяна с Коляном в их дворе. Они на три года прочно застряли в восьмом классе. Когда учителя, наконец-то, перевели их в девятый, они отмечали свой перевод на выпускном своих первых одноклассников. Парни как всегда портили настроение золотой медалистке Ленке, набравшей за ЕГЭ двести восемьдесят баллов. Коляну, который за три лишних года сидения в восьмом классе (и обширной хулиганской практике) неплохо изучил радиотехнику, не составило труда подключиться к школьному громкоговорителю и на два голоса с Васяном исполнить похабные частушки. Они пели о папке-бизнесмене, о покупке экзаменов, об смс-ках проверяющим, чтобы те прислали решение и о Ленке-подстилке учителя русского языка. О том, что медалистка строила глазки Федору Сергеевичу, и что он репетиторствовал с ней на дому, знали абсолютно все.
        Ребята ухахатывались над разоблачающей песней, в то время как Ленка, ее родители и учитель русского, разозленные и доведенные до взрывоопасного состояния искали по всей школе, где же затаилось подпольное радио. Не нашли. Потому что не заметили в злости подброшенный под громкоговоритель мобильный телефон, с которого и осуществлялось вещание.
        Зато после изобличительного концерта Васян и Колян стали чуть ли не героями. И девятый класс для них окончился весьма неплохими оценками в аттестатах: всего-то по пять-шесть троек. С остальным помогли одноклассники, поддержали авторитетов. А Колян даже заработал честно три тысячи, когда выиграл школьную спартакиаду. Федора Сергеевича после прослушивания похабной частушки в школе больше не было. Учитель предпочел потихоньку уйти. Видимо, глас народа оказался прав.
        Дальше друзей ждал некий колледж. Какой они учились профессии, ребята и сами не помнили. То ли слесари, то ли сантехники, то ли, вообще, крановщики. Все одно - школьная программа, просто в другом здании. А в свободное время два хулигана, еще не повзрослевших, продолжали держать свои родные дворы в страхе и зарабатывать деньги щипачами на рынке. Пока в один прекрасный день Колян не попытался украсть бумажник у высокого блондина в черном плаще.
        Мужчина совершенно не вписывался в атмосферу рынка. Он казался чуждым явлением среди снующих от прилавка к прилавку теток и стариков. И бумажник, совершенно небрежно торчал из кармана. Подойди и возьми, что Колян и сделал. Это уже позже он осознал, что совершил непростительную ошибку. Мужчина мертвой хваткой сжал его запястье:
        - Идем со мной! - холодно сказал он, и Колян от ужаса чуть не свалился в обморок. Почти как зазнайка Ленка, завидев крысу-танкиста.
        Парень послушно кивнул, и спустя несколько минут, он и блондин сидели на скамейке перед подъездом.
        - Объясню на твоем жаргоне, - решительно начал незнакомец.
        Хулиган боялся и пошевелиться. Надо играть по правилам этого человека, не то грозит очередной привод в милицию. Еще и уголовное дело возбудят против неумехи-щипача. В тюрьме за такое засмеют.
        - Короче, мне надо выкурить вон оттуда одного чувака! - мужчина показал на крайний подъезд девятиэтажки, у которого на скамейке сидела старушка. - Мне плевать, что ты будешь делать, главное, чтобы чувак этот был мной идентифицирован.
        - Иденфицитирован? - переспросил Колян, чеша в затылке.
        - Короче, мне надо его засечь, ясно? - тряхнув хулигана за плечи, заговорщическим тоном прошипел голубоглазый блондин. - Я пока не знаю, какой он, кто он, мне просто известно, что он есть и находится тут.
        - И чё делать?
        - Хоть что, - тараторил интеллигент, - лишь бы он показался. Этот человек, скорее всего, не похож на остальных, умеет делать то, что другим не под силу. Понял?
        - Мне чё, по квартирам ходить?
        - Нет, - блондин поражался непонятливости хулигана, - ограбь кого-нибудь, начни убивать, у него такие моральные принципы, что на подобные действа прибежит как миленький. А потом твой друг его свяжет и посадит вон под ту черную машину.
        И мужчина ткнул в сторону шикарной Инфинити, о которой Васян и Колян с их воровскими заработками могли только мечтать. Им бы вдвоем на ржавые 'Жигули' накопить или на 'Оку'. А после того, как интеллигент пообещал за работу тысячу долларов наличными, Колян ни капли не сомневался: как замечательно, что судьба подарила ему встречу с этим человеком. Запугает он какую-нибудь старушенцию, а Васян повяжет заказанного им урода, и дело в шляпе.
        Не подозревали ж хулиганы, что их наняли поймать мага из Вейлинга.
        Глава 7. Несколько слов о волшебных палочках
        Идалгир сидел на кухне, потягивая кофе. Чашку за чашкой. Терпкий аромат здешнего напитка казался каким-то поддельным по сравнению с горьким отрезвляющим, не дающим заснуть в самый неподходящий момент эликсиром, что пробовал маг на постоялых дворах Вейлингского королевства. Кофейные зерна туда доставляли из южных земель, именуемых на родине мага Фильданий. Только из рассказов рослых загорелых моряков мог он слышать о раскидистых деревьях, с которых заботливые южанки собирали плоды, растираемые на севере в порошок и разводимые горячей водой.
        Утомленное желтоватое солнце, закатив глаза, взирало на гостя с видом: 'Не нравится, не пей, я ж тебя не заставляю!' Но маг упорно сыпал по несколько ложек в кружку с надписью 'Йад' и разводил отвратительный кофейный напиток крутым кипятком. Идалгир пил жалкое подобие кофе и чувствовал, что среди терпкого порошка подмешаны совершенно несъедобные добавки, возможно, яды. Офелию бы сюда! Возлюбленная Идалгира с детства увлекалась целительством и запросто умела распознать вкус отравы.
        Одно успокаивало мага - если такой кофе пьют здесь и не умирают, значит, и его организму от нескольких десятков кружек ничего не станет. Или неспроста Лариса так воротит нос от кофе?
        Выпив очередную порцию ободряющего напитка, Идалгир сидел за столом, бесцельно глядя в окно, и вертел в руках пустую кружку.
        'Если мы с Ларой идем к ветеринарному врачу, то чтобы выглядеть не подозрительными, нам нужно животное. Но у нас такового нет. Значит, его следует достать!' - осенило мага.
        Он ударил рукой по столу, насыпал еще две ложки кофе и снова заварил его. Вокруг ни одного зверя: одни люди и коробочки на колесах. Маг, скучая, изучал пейзаж за окном, когда его внимание привлекли два лицедея в ярких зеленых кафтанах, сверкающих на солнце как сверхновая. Они стояли у дороги, где мчались коробочки. Один, в вытянутой руке держал некую странную штуковину, а второй чуть ли не выскакивал на дорогу, махал полосатой черно-белой палочкой, зазывая к себе на представление очередного владельца коробочки на колесах. Вот золотистая повозка, которой махнул лицедей, причалила к краю дороги, и оттуда вышел толстячок. Переминаясь с ноги на ногу, он почему-то недовольно смотрел на волшебников-лицедеев, который вдвоем что-то втолковывали толстячку. Он нехотя вытащил из кармана книжечку. Со стихами, подумалось Идалгиру. Один из волшебников, словно сокровище несусветное, ухватил книжицу и принялся ее разглядывать, а второй писал… Неужели конкурс песен устроили? Толстячок тем временем пытался втолковать что-то сначала любителю поэзии, потом писателю, но те словно и не захотели слушать своего зрителя.
Тут, наконец, сунул исписанную бумажку поникшему толстячку, а читатель, добыв из книжицы что-то маленькое, неразличимое с того расстояния, с которого наблюдал Идалгир, протянул остатки хозяину. Тот, понурив голову, направился к своей повозке и вскоре уехал.
        Какие странные лицедеи! - подумалось в этот момент Идалгиру. У себя в Вейлингском королевстве он встречал немало и волшебников, магов, умеющих колдовать только с помощью палки-артефакта, и менестрелей, чьи песни и стихи радовали слух, но после общения с такими людьми ни один не уходил грустным и понурым. А эти двое весельчаков с полосатыми палками совершенно не умели работать с публикой, раз народ уходил прочь в наидурнейшем настроении. Да-да, именно с палками, потому что у Вейлингских волшебников артефакты куда изящнее и тоньше. Но и дубиной это не назвать. Таким не получится больно ударить. Игрушка какая-то.
        Идалгир залпом допил то ли десятую, то ли пятнадцатую чашку кофе и вернулся к окну в тот момент, когда лицедеи о чем-то беседовали со светловолосой девушкой, причалившей к ним на не очень большой красной коробке-ящике, радостно подмигивающем желтыми огоньками. Но ее хозяйке, похоже, было не до веселья. Она вырывала у волшебника зелененькую книжицу, а второй лицедей пытался показать ей свой артефакт: 'Посмотри, какая штуковина у меня имеется!' Потом блондинке удалось забрать не только свой 'сборник стихов', но и 'творение менестреля'. Она показательно разорвала его на клочки и бросила под ноги двум волшебникам-неудачникам.
        Да они бездари! - дошло Идалгиру. Будь эти двое хоть немного талантливы, то и толстячок не ушел бы от них недовольным. А тем временем девица уселась в свою повозку и умчалась прочь, как-то неестественно виляя по дороге. Это ж надо было двум лицедеям так разозлить девушку!
        Впрочем, если вспомнить об отсутствии магии, не мудрено, что забредшие в Челябинск волшебники - такие бесталанные.
        Но не время наблюдать за захватывающими представлениями, что устраивали два полноватых мужичка в ярко-зеленом у обочины дороги. Пока Лариса на работе - стоит найти хоть какое-нибудь бездомное животное, желательно, побитое или голодное, чтобы не позориться у врача со здоровой собакой или кошкой. Можно, конечно, и корову иль лошадь достать, если очень повезет. Только Идалгир вовсе не представлял, каким образом он станет затаскивать столь крупное создание на пятый этаж. Поэтому маг и решил ограничиться кем помельче.
        О существовании специальных лавок, именуемых здесь зоомагазинами, Идалгир не слышал ни слова. В Вейлинге животные брались сами собой: они водились у всех жителей королевства. Сложно было помыслить, чтобы хоть кто-то обходился без коровы или свиньи, что и говорить о курицах или гусях. Их продавали на базаре все, у чьих питомцев был приплод. А кошки и собаки сами прибивались к домам хозяев. Некоторые целыми поколениями жили в одном дворе, и только их потомство раздавалось по соседям или проезжим гостям. У отца Офелии в замке жил, вообще, белый павлин, привезенный одним из купцов из южных королевств. Но это создание обитало, скорее, для красоты, нежели в качестве будущего блюда ко дню Солнцестояния.
        В незнакомом для Идалгира мире он не увидел, где могли бы продавать животных. Замороженные общипанные курицы в магазине не в счет, как не подходили под определение живности и дохлые кролики, у которых осталась только шкурка на задней лапке. Таких даже не оживить. Потребуется сила двоих или троих черных магов среднего уровня, чтобы заставить замороженную тушку вновь вздохнуть, обрасти перьями или шерстью, открыть глаза… Арина, вполне успешно в последнее время изучающая эти разделы магии, ради эксперимента бы попробовала. Но то эмоциональная, непосредственная Арина, не желающая знать пределов своей силы и щедро расходующая магию! Рассудительный белый маг Идалгир решил пойти иным путем.
        Если в продуктовом магазине продают общипанных животных, значит, где-то должны быть и живые. Разнообразные псы, которых выгуливали не совсем молодые граждане, не очень интересовали мага. Воровать животное не хотелось. Вот купить… он перебирал пальцами оставшиеся после покупки кофе и прочей еды монеты, - это другое дело.
        Маг шел по улице и не заметил, как сравнялся с двумя лицедеями. Ребята как раз в тот момент, когда Идалгир стоял неподалеку, остановили длинную зеленую телегу, из которой вышла и предстала перед ними длинноногая блондинка в коротком белом пальто. Просто писаная красавица! Сердце Идалгира даже остановилось на мгновение, ёкнув в груди. Кто-кто, а девушки в этом мире все как на подбор отличались несказанной привлекательностью, хоть на всех разом женись. Вейлингские полноватые барышни в темных платьях и со связанными в простенький хвост волосами и рядом не могли стоять ни со стройной худенькой Ларисой, ни с хозяйкой зеленой телеги, остановленной двумя лицедеями, ни с остальными молодыми представительницами прекрасного пола, виденными тут Идалгиром.
        - Ваши документики, - начал лицедей с палочкой, подойдя к красавице.
        Маг решил остановиться, слишком велико было его любопытство по поводу местных волшебников. Он видел, как девочка, порывшись в блестящей крошечной сумке, вытащила ту самую 'книжицу со стихами'. Волшебник охотно взял любезно предоставленное ему и начал задумчиво разглядывать все, что имелось внутри.
        - Что нетрезвая-то ездишь? - не отрывая взгляда от книжицы, тем временем, заметил волшебник. - И пешеходов не пропускаешь… красавица.
        - Я… - девушка в ужасе отшатнулась, - я только вчера кружечку пива выпила, я трезва, да-да! Пешеходов пропускаю.
        - А посмотри, как ты их пропускаешь! - это уже второй лицедей протягивает девочке свой артефакт, и она с любопытством смотрит на него, словно видит впервые в жизни.
        Блондинка зажимает рот рукой и извиняется, но лицедеи уже начали свою игру, и не желали отпускать очередного участника представления.
        - Дыхни-ка, - протягивает ей некий черный артефакт с трубкой волшебник.
        Палочка задорно болтается, привязанная хитрым образом к запястью. Девушка не противится, но в ответ слышит:
        - Хорошо ж ты пивка попила.
        - Может… еще раз проверим, - чуть ли не рыдая, просит она, но в ответ:
        - Да что тут проверять. Шесть месяцев пешком ходить будете, вот так, Карина Петровна. Может, протрезвеете. И за пешехода заплатите.
        Ну и развлечение у этих двоих! Идалгир совершенно ничего не понял из всей этой заварушки. После вынесенного вердикта девочка расплакалась и начала предлагать договориться, ссылалась на доброго папика, подарившего ей эту зеленую Мазду. Но ни одно из ее слов не разжалобило волшебников. Странные они какие-то.
        Маг стоял за кустом и чесал в подбородке. Это ж надо так: найти единственных волшебников в мире, и те занимаются непонятно чем: доводят людей до слез. Надо будет вечером у Ларисы спросить, как называется это представление и в чем смысл убеждать абсолютно трезвую девушку, будто она пьяна, и заставлять ее трястись, словно она пришла на бой со Зверросом, имея при себе лишь кухонный нож.
        Хотя, чего тут спрашивать - и так видно, очередные вымогатели. Только одни предлагают за сравнительно небольшие деньги огромные блага, другие отбирают добро силой, а третьи разыгрывают для пущей убедительности целый спектакль! В интересный же мир попал Идалгир: что ни шаг - всюду обманщики. Причем, не гнушаются женщин обижать, видно, с настоящими воинами боязно биться, вот и выбрали себе слабых жертв, способных лишь трепетать перед ними.
        Маг думал недолго. Девица, рыдая, стояла у зеленой повозки и трясла розовым, украшенным бриллиантами, артефактом. А два волшебника пытались ее убедить, что она сама виновата.
        - Простите, господа, - вышел из кустов Идалгир. - Я не пойму, вам доставляет удовольствие доводить даму до слез?
        - Дама пьяна! - напыжившись, словно гордый воробей, выпалил человек с полосатой палочкой.
        - По-моему, она абсолютно трезва, - не без интереса разглядывая блондинку, заявил маг.
        - Но прибор-то, прибор не врет! - перебил его второй лицедей, тыча под нос случайному прохожему загадочный артефакт. - Да и какое вам-то дело?
        И, правда, какое? - задумался маг. И чего этим двум волшебникам, вообще, положено объясняться с ним. Совершенно ни с какой. Это еще хорошо, что они удостоили прохожего своим вниманием.
        - Я… ее защитник! - единственное, что пришло в голову Идалгиру. - Телохранитель.
        Когда он произнес это, девушка встрепенулась, всхлипнула и прокричала нечто вроде 'Адвокат Ипполита!' Ни одно из этих слов не дошло до мага. Но зато лицедеи языки прикусили. А гость из Вейлинга тем временем рассматривал знаки 'ноль', 'точка', 'семь' и еще один 'ноль' на приборе под названием алкотестер.
        - Что значит десять-двадцать-три? - сощурившись, поинтересовался у хозяина артефакта Идалгир.
        Его слова прозвучали будто заклинание.
        - Десять двадцать три? - вскрикнула блондинка, отталкивая незнакомца-адвоката в сторону. - Откуда ж? Сейчас двенадцать!
        - Ой, - покраснев, как помидор, лицедей выхватил артефакт из рук мага. - Дайте посмотреть? Ой, девушка, простите, извините… Перепутали.
        - Протокольчик, пожалуйста, - протянула руку осмелевшая барышня.
        И вот уже волшебник с палочкой отдает ей розовую бумажку.
        - О-го-нек! - чуть слышно пробурчал Идалгир, и протокол, вспыхнув, опал на асфальт кучкой пепла, и оставив двоих местных колдунов в нескрываемом шоке.
        Пусть поучатся эффектности.
        Восхищенная блондинка чуть ли не аплодировала и не кидалась на шею.
        - Не надо благодарности, - отмахнулся маг, - просто я не люблю, когда мужчины заставляют женщин плакать.
        Он развернулся на каблуках и пошел прочь, к переходу через дорогу, где столпились люди, чтобы пройти на другую сторону. Идалгир прекрасно понял, что лицедеи эти вовсе не маги, и искать помощи у мужчин в зеленых жилетах не стоит. Когда они отойдут от шока, еще не раз вспомнят недобрым словом взявшегося ниоткуда прохожего. Но у него есть другие дела. Он не любит, когда мужчины заставляют женщин плакать и страдать, и ему срочно надо помочь Ларисе, хозяйке небольшого жилища, в котором он оказался, когда пролез через магическое окно.
        Идалгир шел по улицам, куда глаза глядят. Он в ужасе осознал, что не мешало бы запоминать повороты, когда вышел не широченный проспект, по которому, грохоча, мчались красно-белые гиганты. Их рога скользили по протянутому проводу, а впереди из-за стекла, на мир взирал человек в ярком оранжевом жилете. Вдоль проспекта выстроилась целая вереница одноэтажных домов, одинаковых как братья-близнецы. А дальше, за ними, высились такие же точно высокие дома, очень похожие на строение, где жила Лариса.
        Город настолько велик, понял маг, что его не обойти за четверть часа. Даже от одной до другой границы столичного города Вейлинга возможно пройти за час. А тут… широченные улицы, небанальный транспорт, люди, не видящие никого, кроме собственных спутников. Все под стеклом или под замком. И так легко запутаться и прийти не туда. Идалгир огляделся, он отправился обратно, но, дойдя до ближайшего перекрестка, понял, что совсем не представляет, откуда он пришел.
        Это у него на родине ориентироваться весьма удобно: разнообразные лавки, ресторанчики, росписи на стенах, вывески… Каждую из которых делает хозяин того или иного заведения. А в этом незнакомом огромном городе, опасном и жестоком, все сделано словно по одному шаблону, придуманному когда-то давно гениальным мастером. Ровные буквы вывесок сначала очаровывают своей аккуратностью, но вскоре удручают и заставлять скучать. Ни одного, кажется, дефекта, но душа отсутствует. Магическая метка, которую он повесил на дверь в Ларисину квартиру, очень скоро перестала отзываться - слишком далеко отошел от нее маг в поисках зверя.
        И животные… в этом городе нет ни одного неприрученного зверушки. Да и собаки, которых так холили и лелеяли их хозяева, уже давно перестали выполнять свои собачьи функции. Идалгиру казалось, что эти неповоротливые мохнатые тушки выращивались и вскармливались вовсе не для охраны помещений: домофон и три ключа куда надежнее защищали квартиру от незваных гостей. Зверей держали просто для красоты. Тот же худющий белый пес в черные пятнышки, чинно прошествовавший мимо Идалгира на кожаном поводке за своей хозяйкой - да какой из него охотник или охранник?
        Зверь, зверь, бездомный зверь… где же ты?
        По пути магу встречались совершенно неподходящие животные: общипанные воробьи и голуби, крикливые сороки и снегири. Что-то подсказывало ему - этих птиц к врачу не приведешь. Да и хозяева разодетых в комбинезоны и цветастые платьица да трусы собачонок вряд ли бы отпустили своих любимцев на прогулку до ветеринара в компании странноватого синекожего мужика. Мечты о козе или корове пришлось, вообще, забросить. Похоже, в этом мире подобных тварей попросту не водилось.
        - Красный свет - дороги нет, - чуть ли не пропела молодая мамочка в зеленой куртке маленькому сыну, показывая на прибор части дороги, где люди переходили ее на другую сторону.
        Идалгир уже давно смекнул эту занятную систему. Когда на незамысловатой коробке загоралась зеленая лампа, все наперегонки бежали через дорогу, когда красная - рыча, мчались повозки.
        И сейчас Идалгир собрался переходить вслед за женщиной с ребенком. Откуда ему правила дорожного движения знать? Он слышал какие-то занудные цитаты из уст лицедеев, пытавшихся обмануть девушку на зеленой телеге-мазде, да и только. Но мальчонка, державший маму за палец, цитировал незамысловатый стишок:
        - Желтый, будь готов к пути, а зеленый свет - иди!
        Дорога, кишащая машинами, не была особой проблемой для Идэ, только вот применять летательные заклинания в толпе он не желал. Не хотелось создавать прецедентов, привлекать внимание и тому подобное. Идалгир уже почти автоматически останавливался перед любым светофором, когда там горел красный свет, и мгновенно срывался с места, как и вся толпа, стоило загореться зеленому.
        Так было и сейчас, на переходе рядом с кварталами частного сектора. Сколько там коров-то! - подумалось вдруг магу, и он с радостью кинулся через улицу, когда зажегся зеленый. Навстречу шла такая же большая толпа. Мальчик, припрыгивая, вел маму, непонятно почему радуясь переходу.
        Люди ничего не замечали. Зато Идалгир вдруг повел ухом и резко посмотрел направо. Не видя переходящей толпы, по дороге летела черная повозка со сверкающими на солнце тонированными стеклами. Ее узкие раскосые фары-глаза, зловещая серебристая решетка, словно открытая пасть, подставленные под поток ветра совершенные крылья,
        - все в ней было идеально. Хоть стой и любуйся. Маг инстинктивно прикрыл глаза. Не надо было долго соображать, чтобы понять: черная повозка, мчащаяся на всех парах, через несколько секунд снесет со своего пути женщину с мальчиком, изучавшим правила перехода улицы в стихах. Думать о том, что махина с легкостью раздавит не только мальчишку с мамой, но и всю толпу, включая мага, не оставалось времени. Еще секунда, и на дороге будет лежать несколько трупов. Идалгир не думал ни о чем, когда выскочил наперерез автомобилю и вытянул руки вперед.
        - Щииииит! - срываясь на визг, заорал маг, когда вокруг его ладоней начала образовываться сферическая пленка, поблескивавшая на солнце.
        Женщина с мальчиком остановились словно вкопанные, ровно как и еще несколько пешеходов. Зато Идалгир наблюдал все происходящее с некоторым замедлением. Вот женщина в ужасе закрыла глаза рукой, пытаясь притянуть к себе мальчишку, но тот опешил и не желал сдвинуться с места. Старушка выронила трость, две подружки метнулись - одна вперед, другая - назад. Сейчас случится что-то ужасное. Скрип тормозов, звук столкновения и корежащегося железа, крики толпы зевак. Мамашка в ужасе приоткрыла глаза. Сын обхватил ее за ноги. А рядом на коленях стояла старушка, выронившая трость.
        Вокруг - осколки разбитого черного бампера и прозрачные кусочки фар. Да-да, все это от той самой бешеной повозки, которую так занесло при торможении, что она стояла поперек встречной полосы. Прямо под дверью машины, схватившись за голову, сидел человек в светлом костюме и поскуливал. Дверца черного 'ящика' отворилась, и перед пешеходами, столпившимися в самом центре дороги, невзирая на красный, предстал якобы бешеный водитель: молодой мужчина в длинном темном пальто, светловолосый. Его спокойный взгляд умиротворял, он явился толпе как некто из иного мира, отрешенный от только что случившейся аварии.
        - Эй, мужик, за бампер платить будем! - тоном, не требующим возражения, заявил водитель, беря Идалгира за шкирку.
        И тут обнаглевшего мужчину ждал первый сюрприз: что-то не получалось поднять пострадавшего, причинившего ему ущерб. С виду - обычный человек метр-семьдесят в росте, а весит словно борец сумо в самой тяжелой категории.
        - Бам-бам-пер? - из последних сил, заикаясь, прохрипел Идалгир. - Первый раз за бам-бам плачу.
        Маг упал ничком на дорогу и больше не произнес и слова. Мальчик-стихоплет дрожащими ручонками обнял опешившую мать.
        - Он… спас нас…?
        - Слышь! Не смей подохнуть! За бампер заплатишь, козёл неадекватный! - заявил водила и пнул потерявшего сознание Идалгира под бок, а потом снова попытался дернуть его за шкирку, но не получилось.
        Ему плевать было и на толпу, и на сигналящих водителей. Словно кроме разбитой Инфинити для него сейчас не существовало абсолютно ничего. Он даже отошел на тротуар, чтобы позвонить по телефону и не слушать воплей разгневанной толпы. Он не видел, как бабка изо всей своей старушечьей силы ударила клюкой по задней фаре и разбила ее. Таким гонщикам, как этот пижон, правила дорожного движения никто не втолкует. Главная дорога находится в точности в том месте, где он проезжает.
        - У него всюду приоритет! - фыркнул кто-то из толпы зевак.
        И зря интеллигент пнул Идалгира. Пусть маг и валялся на дороге без сознания, но он от этого не стал мягче. У крутого водилы по ноге прошла такая боль, будто он пихнул не человека, а булыжник. Он ругался отборными словами и резко говорил со страховщиком, раздосадовано плевался и перезванивал по другим номерам, прихрамывая, бродя рядом со светофором.
        - Ну что вы все, сговорились! Мне надо! Срочно! Пока скорая не…
        Не успел водитель ни с кем ни о чем договориться. Скорая помощь на этот раз оправдала свое название. Спасенные магом пешеходы позаботились. Водитель-нарушитель с долей уважения отвлекся на двух парней-санитаров, которые подняли с земли словно пушинку этого странного неадеквата, сумевшего неведомым образом остановить машину, расколоть половину бампера, выбить фару и смять крыло. Толпа с удивлением отшатнулась, когда врачи перевернули пострадавшего на спину.
        - Да он позеленел уже, - крикнул кто-то из зевак.
        Водитель Инфинити сам чуть не позеленел на месте и тут же принялся орать в трубку, что ему немедленно нужен самый лучший адвокат в этой деревне, и что дело плевое, но пахнет раздутием громадного скандала в Интернете. А потом фыркнул напоследок: 'Никому нельзя доверять!'
        - Но пока дышит, - заметил врач, - а по инструкции, если дышит, значит, жив, а раз жив, то мы обязаны доставить в больницу независимо от цвета кожи и национальности.
        Когда скорая отъехала, толпа зевак медленно рассосалась на радость наглого водилы-нарушителя, который посчитал, что с чистой совестью может сесть в свою разбитую машину и уехать. Все равно, теперь деньги на ремонт не с кого сдирать. А женщина с мальчуганом еще долго стояли у светофора.
        - Мама, а дядя не умер? - поинтересовался ребенок, тряхнув золотистого цвета челкой.
        - Нет, добрый доктор вылечит его… наверное… - в отличие от сына, мать совсем не была уверена.
        Она даже испугалась, когда увидела посиневшее лицо мага. Он труп, врач ошибся.
        - А почему он зелено-синий какой-то? - не унимался сын.
        Женщина стояла в задумчивости, думая, чем на это ответить. Шок, страх потерять ребенка в одно мгновение, этот подозрительный тип, который своим телом смял машину, зеленый… и с большими ушами…
        - Наверное, - глядя сыну в глаза, прошептала она, - потому что за зеленым светом следит… хотя, не думаю, что на него можно положиться, светофоров в городе много, за всеми не успеешь.
        Мальчик грустно вздохнул и с тоской посмотрел на горевшего в светофоре зеленого человечка. Он, наверное, поверил… чисто и наивно, как верят в Деда Мороза.

***
        Доверять другим нужно уметь. Сперва оценить силы и способности, определить, посильна ли задача, а лишь потом полностью полагаться на другого, совершенно незнакомого человека. Большие деньги и несметные богатства - отличный стимул для наемника. Если он не понимает опасности, что стоит перед ним, он становится бесстрашным. Колян шел на очередное хулиганство, но ему разрешили нечто большее, покуситься на чужую жизнь. И парень поверил, с чего-то ему показалось, будто ничего не произойдет, даже если он совершит то тяжкое преступление, подпадающее под пресловутую сто пятую статью. Они с Васяном боялись ее как огня. Грабить, воровать - это одно, но людей не калечить и не убивать. А интеллигент позволил. Ребячество, покупаться за тысячу долларов и пробовать вкус неизведанного, вкус крови неповинного ни в чем человека. Но заманчиво. И Колян решился.
        Откуда было ему знать, что тысячу долларов не дадут просто так, за то, что они с Васяном выкурят какого-то увальня из квартиры. Увалень этот оказался, вообще, 'инопланетянином' со сверхспособностями. И встретившись с этим чудищем лицом к лицу, парни предпочли не вязать мага, и спастись бегством.
        Прячась в подъезде соседнего дома, они не видели, как из роскошной Инфинити вышел их 'работодатель' и, покуривая дорогую сигару, смотрел в сторону пенсионерок, обсуждавших подвиги таинственного незнакомца из Ларочкиной квартиры.
        И пускай дворовые пацаны оказались последними трусами. Он отдал бы им половину заработка, потому что увидел в лицо того, с кем ему придется иметь дело. Захватить его - элементарно. Остается только ждать. И объект не заставил делать это долго.
        В скором времени синекожий маг вышел из подъезда и направился к проспекту. Оставалось только медленно ехать и следить, куда ж он пойдет. А парень, по ходу дела, весьма активно изучал местную жизнь. Неплохо, очень неплохо, если он попадется в плен уже наученным этим миром. Вот он общается с гаишниками, защищает совершенно незнакомую ему женщину. Эх, какой благородный! Интеллигент на Инфинити даже прослезился, когда стоял со включенной аварийной сигнализацией на переходе и наблюдал за поведением интересующего объекта.
        Но Идалгир жил так, как ему хотелось. Отвоевав права девушки у инспекторов, он перешел дорогу и направился куда-то во дворы. Скрипя зубами, следивший ехал за магом. Это доставляло кучу неудобств, но игра стоила того. Маг нужен живым и, желательно, невредимым. Насчет последнего интеллигент решил сделать небольшую поправочку, когда придумал очередной способ пленения жизненно-необходимого объекта.
        Мага можно схватить, только лишив его сознания, а то он еще учудит чего. Наблюдая за неудачными попытками Васяна и Коляна, блондин понял, что голыми руками пришельца не взять. Поэтому и пошел на таран, жертвуя черным блестящим бампером драгоценной Инфинити. 'Азия-Авто', захваченная им фирма, запросто расплатится и заменит поломанную деталь. Один волшебник стоит десятка таких бамперов, - решил для себя мужчина.
        Он не подозревал о том, что худощавый невысокий маг окажется тяжелее бетонной плиты. Да это чучело не поднять! Он тверд, словно камень. И посадить в машину, чтобы инсценировать заботливость, увезти мага, допустим, в больницу, не получится. Просто его не дотащить до машины. Даже волоком не выйдет.
        Сплюнув, блондин принялся звонить. Он прекрасно знал о нерасторопности скорых и надеялся, что кто-нибудь из друзей поможет ему затащить проклятый груз на заднее сиденье.
        Друзья. Наивное детское заблуждение, что они в принципе существуют. Каждый в дружбе видит корыстный интерес. Никто никогда не станет дружить с человеком, от которого позже не получит какой-либо выгоды. Так и друзья-менеджеры из 'Азии-Авто' все как один отвернулись от нарушившего правила коллеги. Оставался у интеллигента только один друг, который никогда не предаст. Который умрет, но сделает все для своего господина. Только блондин прекрасно понимал, в данном случае его 'правая рука' не справится, потому что у него другое предназначение…

***
        - Высшим судом алхимик Ромпус приговаривается к пожизненной ссылке в отсталый мир!
        - объявил старец в длинном черном одеянии и ударил дубовым молотом по столу.
        Всё. Решение принято и обжалованию не подлежит.
        Невысокий маг виновато посмотрел на него полными ужаса близорукими глазами. Это конец. Никогда больше он не сможет заниматься исследованиями по созданию философского камня. Мечты о завоевании мира маленьким и слабым придется похоронить. И всему виной женщина. Эта надменная Эвелина, пришедшая посреди ночи в дом к алхимику.
        Она не стучала, просто открыла дверь и вошла, усевшись напротив. Она готова была отдать абсолютно все, лишь бы самый способный алхимик Тарии помог ей убить престарелого герцога, по насмешке судьбы являвшегося ее законным супругом. Ромпус старался жить отшельником и работать в одиночку, не доверять никому. Потому что любой способен на предательство. Вон, отец экспериментировал на людях, изобрел три опытных образца философских камней. И что? Какой-то князек предал его, донес королю и судьям, будто государственный алхимик готовит всенародный заговор. В результате отца казнили.
        После этого его сын вплотную занялся исследованиями, погубившими отца. Он перебрался в отдаленное королевство Тарию, населенное в большинстве своем гномами. И надо ж было судьбе пригнать эту писану красавицу в дождливую ночь. Девушки совершенно не интересовали ученого. Пока он не найдет формулу для создания философского камня, жизнь идет где-то в стороне. И пускай ему уже минуло тридцать лет, глаза ни на что не пригодны из-за постоянной работы в полумраке, а учеников совсем нет. Время сжималось, его становилось все меньше. Жизни человека - ничто, по сравнению с остальными расами. Но алхимик не унывал. Обретя силу философского камня, он сможет править не только заброшенной Тарией, но и всем материком в придачу. Он станет самым молодым и привлекательным, исцелит глаза, и женится на дочери короля.
        Но мечтам не суждено было сбыться. Боги, словно узнав об амбициозных планах алхимика-трудоголика, прислали ему эту пышную знойную женщину. Ей не нужен был ни философский камень, ни эликсир молодости. Она мечтала об одном из простеньких ядов, которые убивают быстро, и что не заметишь при вскрытии и экспертизе. Три травы настоять в течение часа, а далее вскипятить. И всё, смертоносное зелье готово. Достаточно подмешать одну ложку в вино, и жертва умрет через минуту. Не мучаясь, не страдая. Просто уснет навсегда.
        Алхимик и не подозревал, что это король Тарии испытывает его, а девушка, представившаяся несчастной жертвой неравного брака - одна из фрейлин королевы. И что эликсир в дальнейшем будет испробован на кошках, после чего венценосные особы вынесут весьма однозначный вердикт - убийца занимается приготовлениями к перевороту.
        Они оказались правы, Ромпус спал и видел, как восходит на престол Тарии, завоевывает остальные королевства, подчиняет себе всех и вся; как король и его подданные ссылаются за Вечные горы, и как все расы поклоняются вечно живому и молодому правителю. И никто не подозревает о его маленьком секрете, философском камне.
        Он никого не трогал. Жил и занимался наукой. Не отзывался на просьбы о помощи. И этим рыл себе могилу. Лечи Ромпус людей, чини простейшими преобразованиями материи посуду, мебель или ремонтируй одежду, никто бы и не подумал выводить алхимика-отшельника на чистую воду. Не возникло бы у короля подозрений, будто затаившийся зверь готовит нападение.
        Ромпус попался глупо. Но почему тогда его отправили не на плаху или виселицу, а выслали в отсталый мир? Алхимик быстро нашел ответ на свой вопрос.
        - Смерть ничему не научит чудовище! - так, вроде бы, сказала представившаяся в дождливую ночь несчастной жертвой престарелого супруга фрейлина на суде.
        Это она затребовала ссылки. И судьи прислушались. Отправили Ромпуса мучиться и страдать в другой мир. Туда, где отсутствуют представления о магии вообще и об алхимии в частности.
        Серый скучный мир встретил амбициозного ученого дождливым утром. Он брел по улицам чужого города, вычерчивая в воздухе знакомые с детства алхимические символы. Но они не светились, как это было в Тарии. Движения алхимика, призывающие материи к взаимодействию, оставались непонятыми окружающим миром. Мимо проносились страшные глазастые монстры, а дома тут были выше деревьев.
        Ромпус промок до нитки под противным моросящим дождем. Он пытался зайти в несколько лавок по пути, но вскоре понял, что его медные кольца тут не в ходу, а местных денег у него не было. Он видел, как люди, одетые несколько странно по его понятиям, расплачивались разноцветными бумажками. Алхимик сделал последнюю попытку воспользоваться силой. Он поднял с земли первую попавшуюся бумажку и попробовал сотворить из нее деньгу. Но мокрая бумага попросту раскисла у него в кулаке.
        Жизнь кончена. Все отвернулось от него. Способный преуспевающий еще два дня назад алхимик стоял на громадной каменной плотине и смотрел вниз. Туда, где до головокружения быстро мельтешили волны местного водохранилища.
        Переселение в такой мир хуже смерти, решил для себя Ромпус. И раз ему не запрещено умирать, он предпочтет сделать это, нежели жить там, где ты никто. Где никогда не получится создать философский камень.
        И алхимик бы шагнул с плотины, через секунду бы разбился о волны, мельтешащие на десять метров вниз. Он бы покончил с жизнью, если бы его не окликнул высокий блондин. Этот человек стоял у резко притормозившего черного зверя с акульей мордой. Это позже Ромпус начнет называть вещи своими именами, поймет, что это прекрасное изобретение техники носит гордое имя 'автомобиль'.
        - С ума сошел? - схватив алхимика за лодыжки, вопрошал блондин.
        - Оставьте меня. Дайте сдохнуть, а! - умоляюще глядя на случайного прохожего (а на самом деле, проезжего) просил Ромпус.
        Но мужчина не отпускал его. Он смотрел на самоубийцу-неудачника пристальным взглядом синих глаз, и словно видел всю незавидную судьбу маленького щуплого алхимика.
        - Что вам от меня нужно? Я ничего в этом мире не умею, ничего не знаю!
        - А в другом? - этот вопрос оказался настолько неожиданным, что алхимик предпочел спрыгнуть с плотины отнюдь не в воду, а на дорогу.
        Собеседник знает, что где-то неподалеку есть другие реальности, где тоже живут люди. Возможно, ему известно и о магии.
        И вскоре Ромпус оказался приглашенным во чрево страшного монстра с акульей мордой, а через минуту понял, что это вовсе не чудище, а средство перемещения, и что случайно проезжавший мимо человек прекрасно осведомлен о колдовстве, магии и даже о философском камне. Причем, не просто осведомлен, но и находится тут в добровольной ссылке.
        Судьба, так подло подсунувшая дождливой ночью королевскую фрейлину-лицемерку, решила попросить прощения и свела Ромпуса с человеком, способным помочь в завоевании мира. Которому не хватает всего лишь философского камня.
        - Тут нет магии, вещества не отзываются на алхимические знаки, - раздосадовано перечислял Ромпус, когда они с полководцем Андусом мчались на автомобиле невесть куда.
        - Я, вообще, лишился силы, когда бежал из своего мира. А у тебя сила есть. Надо только придумать, как открыть окно между мирами. Я тебе расскажу, как это делалось в Пируасе. Попробуешь?
        - Ну… - почесал в затылке алхимик, - можно попытаться, только не на мне. Перетащим в этот мир кого-нибудь очень ценного, а потом…
        - Потом я выпью всю его магическую силу, и мы с тобой станем непобедимыми!
        О, да у этого случайного знакомого амбиций ничуть не меньше, чем у него, у Ромпуса. Только задача, которую поставил маг из незнакомого алхимику Пируаса, оказалась не такой простой. На ее решение потребовалось долгих пять лет. Еще отец говорил алхимику: 'Чем проще постановка, тем тяжелей задача'.
        Глава 8. Самая скорая помощь
        Идалгир, широко раскинув руки, летел. Летел по бескрайнему черному пространству, где вокруг сверкали разноцветные звезды. Они слепили, вспыхивая сверхновыми, они отпугивали, взрываясь, или направляли, преследуя струей резкого горьковатого запаха. Никакого удовольствия от полета, когда в твоих ушах гудит на высоких частотах чей-то визг. Хочется побыстрее выбраться из забытья, но оно бескрайнее, не выпускает. Вдруг серебристая звезда разлетается на мириады частиц, являя перед взором мага ослепительную вспышку. Он жмурится, прикрывая глаза рукой, его встряхивает… и ощущается, что он уже не летит в вакууме, а где-то лежит.
        Гость из Вейлинга приоткрыл глаза и в то же время обхватил руками живот. Его попросту тошнило, выворачивало наизнанку. Вроде бы и съел он всего ничего - пару бутербродов запил крепким кофе. Когда он путешествовал с Офелией и Ариной, им доводилось съедать по несколько тарелок мясного и записать целым кувшином клюквенного морса. Ничего удивительного, сила мага напрямую зависит от потребленных калорий. Теперь, в чужом мире, удалось довольствоваться диетическим, по сравнению с магическим, завтраком. Но даже эти крупицы желудок готов был вывернуть здесь и сейчас. Лежанку, к которой привязали Идалгира, трясло как телегу на разухабистой дороге. От этого кружилась голова, а желудок устроил самый взаправдашний бунт.
        В первую очередь, сильно болело в спине и коленях. Они оставались внешне в целости только благодаря металлическим примесям в коже. Однако силы удара никто не отменял. Избежав из-за своих особенностей тяжелых травм и переломов, Идалгир расплачивался за всё сильнейшей ноющей болью, от которой впору бы выть, стонать и залезать на стену… не окажись он привязан по рукам и ногам резиновыми жгутами.
        Маг приподнял голову, чтобы разглядеть происходящее вокруг. Он находился в тесном помещении, заставленном какими-то приборами, отдаленно напоминающими окно в Вейлингское королевство в доме у Ларисы. Только эти штуковины если и были окнами в другие миры, в них получилось бы пролезть исключительно мелким животным и насекомым. По одному такому приборчику зеленой гусеницей ползла некая кривулина, а справа от нее моргали ничего не говорящие Идалгиру числа. Зато спереди, словно извозчики на облучке, сидело трое - плечистый мужчина в ярко-синей куртке и хлипкие парень с девушкой в белых колпаках.
        Неужели эти двое маги? - подумалось Идалгиру. С такой комплекцией попросту не выжить. В Вейлингском королевстве худобой обычно страдали люди, так или иначе имеющие отношение к колдовству и волшебству. Все очень просто - общение с высшими силами, прикосновение к неведомому, отбирало немало сил. И далеко не каждый волшебник являлся богатым наследником как Офелия или грозой всех Вейлингских разбойников как Арина. Принцесса не знала бедности ясно, почему. А юной волшебнице платили преступники только лишь за то, чтобы она не трогала их. Но и с такими средствами к существованию организмы девушек очень сильно истощались. И были Офелия с Ариной похожи комплекцией на многих представительниц прекрасного пола в этом мире. Может, тут это и норма. Но в Вейлингском королевстве предпочитали крепких полноватых красоток, не страдающих от худобы.
        Рядом с ним находятся маги! Мечты-мечты. Именно они и выманили Идалгира из дома, когда он отправился познавать особенности работы волшебников с полосатыми палочками. Может, и не зря отправился. Кто знает, вдруг эти двое с облучка и есть настоящие волшебники, что помогут открыть магическое окно в доме у Ларисы.
        Встать бы. Подойти б да спросить. Но словно по заказу именно в этот момент комната, в которой находился маг, вдруг подскочила на очередной кочке, и перед глазами Идалгира опять словно разорвалась сверхновая, а желудок скрутило от адской боли.
        Невероятным усилием ему удалось задрать рубаху привязанной рукой. Боль распространилась повсюду, даже в пальцах отзывалась противным назойливым покалыванием. Пришлось изворачиваться, чтобы дотянуться до мягкого живота.
        - Вос-ста-но-вле-ние… - тихо произнес маг простенькое целительное заклинание, и с кончиков его пальцев начал струиться перламутровый свет, который с большой скоростью заживлял ушибы, впитывал в себя боль, единственное, отнимал силы.
        За все надо платить - основной закон магии. Чем сильнее заклинание, тем слабее после этого становится маг. Существовало немало самоубийственных заклинаний, которые многие жители Вейлингского королевства, предпочитали не зачитывать вслух. Кое-какие из них черпали силы не только из мага, но и из нескольких десятков людей, находящихся поблизости. Одно такое заклинание, которого боялась даже Арина, черпало силы из Темной Чаши Вейлинга. Говорили, его сочинил сумасшедший священник прошлого для победы над одним из легендарных монстров. Существо во сто крат превосходило по мощи Зверроса и именовалось Зэрошиндой. Воплощение Тьмы явилось в Вейлинг, чтобы сожрать всю энергию мира, и если бы не священник, пожертвовавший собой и испивший до дна жизненные силы своих жрецов, Зэрошинда, посланный из других миров, сожрал бы Вейлингское королевство пару тысяч лет назад. Многие маги прошлого пытались уничтожить Зэрошинду заклинаниями Света, и только священник Лукас решился на смелый эксперимент, он воспользовался энергией из Темной Чаши. Прежде, чем пойти на бой против монстра, он записал возможный текст заклинания
и оставил потомкам в своем манускрипте несколько простых приемов, как черпать силы из находившихся поблизости людей. Да, Арина нашла последние письма Лукаса и досконально разобралась в них. Она выучила наизусть заклинание против Зэрошинды, но понимала, что применять это можно в единственном случае - когда миру грозит смерть. Тогда риск оправдан. Не получится - все равно, мир погибнет, а получится - есть надежда на спасение. Зато черпать энергию из других юная волшебница стала довольно часто. Никто из ее противников не замечал, что после встречи с ведьмой Ариной Офелия, Ландос или Идалгир очень хотели поспать, или такое желание преследовало торговку из лавки напротив, или даже самого противника.
        Многие считали юную балагурку дурочкой, но на самом деле она отличалась расчетливостью, и аккуратнее нее магией никто не мог пользоваться. Даже Идалгир временами с завистью смотрел на Арину, исцеляющую чьи-то раны, когда она брала по толике силы от каждого из своих друзей. Лучше всем почувствовать усталость и отдохнуть вечером, нежели два дня ждать, когда отоспится целительница.
        Как жаль, что теперь, в этом крошечном помещении, никого не было. Идалгир попытался прикоснуться к энергетическим полям тех троих на облучке, но предпочел не забирать их жизненную силу. Плечистый мужик все время думал об аккуратной езде… Получается, это не комната, а та самая повозка, коих маг видел тысячи мчащимися по улицам города. Нет, кучеру надо быть внимательным, не стоит за счет его сил питать свою карму. Да и двое хилых магов рядом с ним не отличались наличием магической энергии. Просто худощавые люди. Опять пусто.
        Придется вздремнуть, чтобы восстановить свои собственные силы.
        Как вдруг Идалгир ударился головой о стену кабины. Как же не так, повозка внезапно остановилась, и двое худеньких торжественно объявили плечистому, что они сейчас достанут носилки, сдадут потерпевшего, и они поедут дальше.
        Потерпевший - это он, Идалгир, думал засыпающий маг. Пока эти двое не проникли в повозку, он быстро дочитал заклинание и опустил рубаху, будто он так и лежал без сознания всю дорогу. Что и немудрено после столкновения с черной непробиваемой машиной.
        Маг и глаза закрыл для вида, чтобы носильщики подумали, что он без сознания и с ним можно делать все, что угодно. Как же - надо проникнуть внутрь того заведения, куда его привезли. Вдруг именно там он сможет найти магов!
        Когда прохладный весенний ветерок ласково коснулся щек мага, он приоткрыл глаза. Его, почему-то ногами вперед, тащили в некий сарай с подписью на грязном белом стекле 'Приемный покой'. Стоило девушке в белом колпаке открыть проржавевшую металлическую дверь (где ж она столько сил-то взяла?!), как оттуда показался высокий мужик в зеленой попоне, чем-то напомнивший Идалгиру Вейлингского священника. Только посоха у этого мужика не было, и взгляд какой-то обреченный и жестокий, и пахло от него чем-то горьковатым.
        Мужчина кивнул девушке в белом колпаке, и она покорно отошла в сторону. Зато он сам ухватился за носилки, резко дернул их на себя, что подглядывающий Идалгир от неожиданности распахнул глаза и чуть не заорал. И тут… тут наступила свобода. Резиновые жгуты на локтях и коленях ослабли, потом толчок вбок, и вот уже маг лежит на более удобных широких носилках, а ту штуковину с ремнями уносят прочь хлипкие девушка и парень.
        Но не успел Идалгир опомниться, как его повезли по покрашенному в тошнотворный желтый цвет коридору. Дорога казалась бесконечной, по пути мелькали удивленные лица, кто-то шарахался, когда рослый мужчина, везший носилки, орал утробным басом: 'Посторонись!' Знал бы он, что Идалгира уже не надо лечить, дай ему поспать, и наутро все будет замечательно.
        Маг стремительно соображал, как бы ему уйти, когда носильщик вдруг сказал подбежавшей к нему девушке с ярко-красными волосами:
        - Срочно в операционную!
        - Угу! - кивнула та, обогнав носилки и скрывшись в лестничном проеме.
        Операция… кажется в Вейлинге это считалось самым серьезным типом магического вмешательства в здоровье человека. Когда уже никакие заклинания не в силах помочь, исцеляемого усыпляли. Потом рассекали плоть, и извлекали наружу пострадавший орган, восстанавливали его и возвращали на место. Такое лечение порой оказывалось куда более действенным. Но сейчас Идалгиру вовсе не требовалось быть распотрошенным на части. Он уже успел себя исцелить в повозке. Поспать бы. Но если позволить себе такую роскошь, то местные лекари вскроют живот и переберут все кишки.
        Падать на такой скорости с носилок - себе дороже. Сил на исцеление пускай и незначительных ушибов у мага совсем не оставалось. Еще чуть-чуть, и он попросту уснет до утра. Надо ждать момента!
        Носилки завезли в лифт и нажали на одну из многочисленных кнопок. Крошечная комната полетела вверх. Вот как люди восполняют отсутствие магии в своем мире. И тут до Идалгира дошло! Он придумал, как он спасется. Когда лифт плавно остановился, везший мага человек принялся аккуратно вытаскивать носилки, а красноволосая женщина в изящном белом плаще помогала ему снаружи. Идалгир прикрыл глаза и, расслабившись, чуть слышно произнес заклинание полета:
        - Крылья… вверх…
        Он с трудом удерживал себя в сознании, а сил хватило только для того, чтобы поднять собственное тело над носилками. Врачи, не успев обнаружить отсутствие пациента, одержимые скорейшей помощью жертве дорожной аварии, укатили в сторону операционной пустые носилки. Больной же, измученный заклинаниями, приземлился на ноги в кабине лифта и устало зевнул.
        - Идиоты! - бросил Идалгир в сторону бесконечного коридора, в глубине которого скрылись красноволосая женщина и гигантский мужик с комплекцией как у тролля.
        Но на этом проблемы у мага только начинались, потому что двери лифтовой кабины начали медленно закрываться. Конечно, не страшно, знай Идалгир, что с этим делать. Кнопки - надо давить на кнопки! Это единственное, что понял гость из Вейлинга, наблюдая за действиями лекаря. Если бы еще не сон, он бы точно нашел выход. Но мечты о мягкой кровати заполонили мозг так, что и твердый пол лифта начал казаться достаточно комфортным для возлежания.
        Идэ пришел в себя, когда двери вконец закрылись, магу стало явно не по себе в помещении площадью в пару квадратных метров, и он естественным образом начал лапать все стены. Желание поспать тут же ушло на второй план, сменившись желанием очутиться на свободе. Конечно, в один прекрасный момент рука мага нажала одну из многочисленных кнопок, и лифт поехал. Идалгир устало сел в угол и задрал штанины. В коленях у него сильно ломило, но сил на исцеление уже не осталось. Благо, что ушибленные кишки получилось подлечить, а то бы сейчас тролль и его хрупкая красноволосая девица вспороли бы ему живот и перебирали внутренние органы. Они маги, но с ними желательно общаться только, когда жив и здоров.
        Вдруг лифт остановился и массировавший колени Идалгир поднял глаза на ту, что вошла в тесную кабину. Маг дар речи потерял, на него словно вылили ведро кипятка, заостренные уши навострились. Перед Идалгиром стояла она, стройная и сексуальная, желанная и недоступная, черноволосая волоокая Офелия. На ней из одежды был только короткий белый халатик с засученными до локтя рукавами, и из-под него торчала с трудом прикрывающая ягодицы красная юбка. Маг загляделся на девушку, что даже забыл про излечение разбитых коленок, а очень похожая на Вейлингскую принцессу, окинув странное существо в лифте удивленным взглядом, лишь холодным баском бросила:
        - Дерматологическое на 14 этаже…
        Мечты разбились, словно их как хрустальную вазу с размаху швырнули на землю с третьего этажа постоялого двора. Девушка, заискивающе посмотрев на с трудом стоявшего на ногах пациента, нажала на кнопку '14', потом еще на какую-то, и лифт снова поехал.
        - Дерьмо-чего? - переспросил Идалгир, не спуская взгляда с туго обтянутой белым халатом упругой груди, где крошечным бриллиантом блеснул христианский крест.
        Эх, жаль, что это не настоящая Офелия. Принцесса, несмотря на свое царственное происхождение, недолюбливала платья и юбки и предпочитала им расшитые бисером рубахи и кожаные штаны. Оно и ясно, в шелках и кружевах путешествовать не практично. А влюбленный в нее Идалгир и не представлял, насколько желанной может стать его возлюбленная в таком наряде, как у этой… словно две капли воды похожей на его избранницу девушки.
        - Дерматологи, врачи, которые решают проблемы с кожей, - пояснила медсестра, отвлекаясь от чтения своих бумаг и ловя на себе всепожирающий взгляд странноватого попутчика.
        Она не могла и предположить, что оказалась воплощением его мечты. Как не ожидала она, что ее слова о дерматологах подействуют на собеседника лучше любого восстанавливающего заклинания. Он подскочил на месте, забыв даже про задранные по колено штаны.
        - Где они? - в глазах Идалгира загорелся огонь надежды, потушивший на время вспыхнувшее столь внезапно пламя желания.
        Это ж надо было, попасть в другой мир, ввязаться в переделки, чтобы его, словно труп, привезли к лекарям, а он… он, наконец, излечит свою кожу и снова станет человеком, он избавится от заклинания, наложенного на него мудрым предком.
        - Сейчас приедем, а вы пока штаны свои поправьте… - нет, эта копия Офелии неприступна, несмотря на свой убивающий мужиков наповал вид.
        Пока Идалгир поправлял брюки, лифт остановился, и девушка указала рукой:
        - Вон туда, в конец коридора.
        Жутко счастливый маг прям-таки вылетел из лифта, напрочь забыв о копии Офелии.
        Девушка же поехала дальше. Коридор тянулся и тянулся, Идалгир шел мимо однотипных дверей с надписями имен и должностей врачей, но того, которого ему посоветовала девушка-мечта, он найти не мог. Пройдя по этому коридору раз пять туда-сюда, маг, уставший от безнадеги, поймал первого попавшегося мальчишку в синей куртке и напрямую спросил:
        - Слушай, где тут дерьмовый доктор?
        Мальчик изобразил на лице гримасу 'улыбчивого священника Николаса', а потом быстро ответил:
        - Вот! - он указал на кабинет за спиной у Идэ с надписью 'Стоматолог'.
        О, священник Николас - кошмар Вейлингского королевства. У него не было собственного храма, потому что не заслужил. В детстве он увлекался некромантией и поднимал из могил не самых порядочных магов. За то его и изгнали. Молва разнесла, будто он нашел захоронение Зэрошинды и придумал, каким образом вернуть чудовище к жизни. И Николас странствовал по миру, пытаясь приткнуться хотя бы к одному храму. Ходили слухи, что кто-то из священников принялся тренировать Арину и подтолкнул ее к прочтению манускриптов о противобортсве легендарному чудищу. Но сама волшебница отмахивалась и называла все это бессмысленными сплетнями. Так вот, этот таинственный Николас очень любил улыбаться, прикрыв один глаз. Похожим образом лыбился и мальчишка из больницы.
        - Спасибо! - радостно крикнул Идалгир, и уже готов был скрыться за дверью, как мальчик остановил его.
        - Дядя, постойте!
        Маг с удивлением обернулся. Парнишка протягивал ему скомканную бумажку.
        - Дядя, пусть счет за лечение пришлют по этому адресу.
        Идалгир недоуменно пожал плечами и уставился на сияющего от счастья мальчугана.
        - Дядя, ну, пожалуйста!
        'Нашим легче, вылечусь забесплатно! У меня все равно денег мало!' - подумал маг и вошел в кабинет, а паренек в коридоре радостно крикнул сам себе:
        - Есть! Теперь мама будет думать, что я зубы вылечил!
        Когда он убежал подальше от дерьмового кабинета, маг-спаситель уже не видел.
        Никогда в жизни Идалгиру не доводилось созерцать рабочего места зубного врача. Вовсе не потому, что у него не болели зубы. Дело в том, что такую проблему, как кариес (в простонародье - гнильца в зубах), в Вейлингском королевстве решали очень просто и безболезненно. Магу достаточно было прочитать элементарное заклинание, и зуб восстанавливался сам. На такое даже силы немного расходовалось. Неспособные к магии обращались к целителям, которые за незначительные деньги чинили зубы страдальца. И вовсе не было нужды в страшном агрегате с быстро вертящимся сверлом, которым тучная тетка пыталась что-то высверлить во рту у человека, что сидел перед ней.
        Зайдя в кабинет, удивленный маг окинул взглядом светлую комнату. Того, кто находился в большом кресле у окна, он не мог разглядеть, видел только руку в белоснежной рубашке на подлокотнике. Мужчина - это единственное, что Идалгир мог сказать о пациенте дерьмового доктора. Грузная женщина сидела на крошечном стульчике и через желтые очки взирала на расположившегося в кресле пациента. Включенная дрель визжала так, что хоть уши затыкай. На столе у входа лежал открытый журнал, а поверх него - куча бумажек. Идалгир положил на стол листок с телефоном женщины, которой нужно было прислать счет за лечение мальчугана, и обратился к тетке с дрелью:
        - Я это… хотел бы подлечиться…
        Она на мгновение отвлеклась, смерив Идалгира недовольным взглядом, а потом, обратившись к сидевшему в кресле, фыркнула в ответ:
        - Подождите за дверью…
        Ее накрашенное грубой косметикой лицо очень не понравилось магу. Она гнала его, значит, боялась лечить. Дерьмовый доктор - этим все сказано. Жаль, что девушка-мечта послала именно сюда. Но ради того, чтобы избавиться от синеватого оттенка кожи, а твердые, как медная проволока волосы, вновь стали бы мягкими и шелковистыми, маг готов был терпеть все.
        - Да я тут посмотрю, я не заразный, - тихо сказал Идалгир, сев на стул рядом со столом, где лежала вся бухгалтерия. Женщина еще несколько минут что-то сверлила, а потом долго разводила цемент (да-да, именно цемент, т. к. это и было написано на мешке, стоявшем в дальнем углу кабинета) и чего-то штукатурила.
        'Неужели еще кто-то есть с металлизированной или, не дай боги, с каменной как у голема кожей', - все время думал Идалгир. Похоже, в мире с отсутствующей магией приходится не целительством заниматься, а латать дыры на теле. В какого ж уродца превратится человек с кучей латок к старости. Единственная радость, останется живым. Не прошло и десяти минут, как накрашенная женщина-шкаф закончила штукатурку. Идалгир чуть не подскочил на месте, чтобы тут же занять кресло, когда оттуда встал очень высокий блондин с настолько правильными чертами лица, что можно было запросто усомниться в его реальном существовании. Он выглядел словно красивая картинка: таких образчиков элегантности и стиля невозможно встретить на улице. Он мог пленить любого своим обаянием: мужчину - чтобы тот сделал все по его указке, женщину - чтобы завоевать окончательно и бесповоротно. Его холодный отстраненный взгляд был направлен куда-то вдаль, поверх голов лекарши и приютившегося на стуле мага, который рядом с таким человеком смотрелся маленьким и беспомощным, хотя и был, несомненно, намного сильнее. Обычно за душой у людей с красивой
внешностью таится пустота, все, на что они способны - радовать толпу на базарной площади, выступая в спектаклях. Некоторые находят себя в нечестной торговле, им под силу своим обаянием заставлять людей платить втридорога. Красивой должна быть женщина - это Идалгир давно понял. Мужчине красота всегда мешала: боишься сражаться, чтобы не оставить на лице лишний шрам, отказываешься трудиться, как бы руки не замарать и дальше в том же духе. Красота… Идалгиру б не красоту вернуть, а кожу сделать бы обыкновенной, человеческой.
        - Так, оплата, - грузным басом сказала лекарша, вымыв руки, и взяла со стола листок, который положил маг.
        Она устроилась на явно не соответствующем ее габаритам стуле и начала выписывать блондину счет за лечение на адрес того мальчика из коридора.
        - Но… - попытался остановить ее Идалгир, внимательно читая все закорючки, которые выводила дама на большом белом листе.
        - А вас, молодой человек, я вообще в коридоре ждать попросила, так что, молчите уж.
        Идалгир бы убежал, потому что ему теперь и платить нечем, и мальчишка якобы подлечился, получается. Но, с завистью посмотрев на гладкую кожу высокого блондина, маг решил, что эта шкафообразная дама - попросту гений, что она не только зубы лечит (если верить многочисленным плакатам, украшавшим стены). Неужели она, наконец, превратит его металлизированную кожу в человеческую! Только что же делать с деньгами? 'Как я расплачусь… А что, если…' - в голову Идалгира пришла преступная, но такая гениальная идея…
        Неотразимый блондин, довольный обслуживанием и так неожиданно удавшимся мошенничеством, поспешил уйти. Когда дверь захлопнулась за его спиной, Идалгир было кинулся следом, поймав себя на мысли, что человек, стремящийся выглядеть в лучшем свете, не стал бы столь нагло обманывать незнакомую ему женщину. Но, вспомнив, как Лариса живописала историю о мошеннике, забравшем у нее последние деньги якобы за оформление дорогого подарка, маг приуныл. В страшный мир он попал. И, что хуже всего, он до сих пор не нашел ни одного магического окна, через которое можно было бы уйти в Вейлингское королевство.
        Пускай тут вместо колдунов живут мошенники, но если есть окна, значит, сюда способны проникать магические сущности из других миров. Возможно, им приходится скрываться от вездесущих мошенников и обманщиков, но они просто должны быть. Кто знает, вдруг эти гастролеры и смогут вернуть его в пещеру Зверроса. Но мысли мага прервала тучная лекарша, которая, обратившись к Идалгиру, настойчиво пригласила его устраиваться в кресло.
        А, ну да, дерьмо-доктор, к которому он пришел, освободился, и теперь займется его кожей. Вдруг да и вылечить удастся. Судя по необычному интерьеру в кабинете, дама запросто могла быть заезжей магичкой.
        - У меня проб… - начал объяснять Идалгир, устраиваясь в кресле.
        Но лекарша одним резким движением руки пригвоздила его левое плечо к терракотовому кожзаму и волевым тоном приказала:
        - Открывайте рот, все равно проблемы там.
        - Но у меня… - Идалгир не унимался, стремясь выразить мысль до конца.
        Шкафообразная дама знала, что делает. Она не любила разговорчивых пациентов. Поэтому не успел маг договорить, как лекарша резко оттянула нижнюю его челюсть и оперативно, со знанием дела, заполнила пациенту весь рот ватой.
        - Во-вя-во-ве-мы-в-во-вой… (у меня проблемы с кожей) - кричал Идалгир сквозь ватные шарики, когда тетка с любопытством ковырялась кривоватой палочкой с зеркальцем на конце в зубах у мага.
        О, да, теперь он прекрасно понимал, почему мальчишка в коридоре назвал эту тетку именно дерьмо-доктором и по какой причине он с превеликим удовольствием сложил все муки на плечи незнакомца.
        - О! Кариес! - возликовала лекарша, зацепившись палочкой за один из зубов.
        Она даже облизнулась от удовольствия, когда отбросила инструмент и завела дрель. Та взвизгнула на повышенных тонах. Она приближалась ко рту Идалгира, а тот только и мог, что мямлить нечленораздельное:
        - Ве-ва-до-вои-вубы-вевить!
        Маг в ужасе от приближавшейся к его рту штуковины начал безрезультатно пытаться выплюнуть шарики. Но они, пропитавшиеся слюной, сопротивлялись, предательски приклеились к щекам и языку. Жаль, что Идэ не в Вейлинге, там бы Офелия с легкостью справилась с гнильцой в зубе и не стала бы называть банальнейшую болезнь неизвестным словом 'кариес' и пытаться высверлить дырку.
        Лекарша негодовала. Оставив дрель включенной, она взяла пару ремней и привязала неугомонного пациента к креслу. Он бы поколдовал чуточку, только вата во рту мешала. Заклинание, прочитанное с искажениями в дикции, могло натворить немало бед. Поэтому приходилось терпеть и разрешить доктору делать то, что она считает нужным.
        А тетка тем временем вытащила из пакета новые тампоны и запихала их вместо старых. И вот сверло снова приближается к больному зубу Идалгира. Страшно! Когда лекарша работала с блондином, со стороны это не выглядело столь ужасающим. Несчастный Идалгир вытаращил глаза, и закричал бы, но вата во рту мешала. Скорее всего, такое количество затычки и предназначено для того, чтобы пациент орал не так громко.
        Лечение зуба оказалось тошнотворно долгим. Это в Вейлинге достаточно на несколько секунд приложить мизинец к гнильце и прошептать три магических слова, и зуб становился как новенький. В мире, где отсутствовала магия, предполагалось, что гнильца сначала долго и тщательно высверливается, а потом заклеивается разведенным на стеклышке цементом. Маг боялся и представить, насколько недолговечно такое лечение, что после него гнильца в зубе начнет распространяться с еще большей силой. Но делать было нечего, приходилось подчиняться лекарю и тратить уйму времени. Минутная стрелка на часах, подвешенных на самым окном, описала половину круга, когда тучная баба, отерев пот со лба, наконец, заявила:
        - Готово!
        Она сползла с кресла и направилась к столу, где ворохом лежали бумаги с выставленными счетами и прочей бюрократией, не понятной магу.
        - Куда прислать счет на оплату? - холодно спросила она.
        - Тевефон: совок-вофемь-двавать-фефть-фефнадфать, увитса Гаварина, дом фыфнадцать, квавтива вофемь, - все еще с невынутой изо рта ватой назвал Идалгир по памяти адрес, который Лариса вчера вечером узнала в справочном. Именно по нему и находилась небезызвестная ветеринарная клиника, куда названивал обманувший девушку мошенник.
        Лекарша, которой было глубоко все равно, кому она лечит и кто ей платит (лишь бы платил), выписала счет и запечатала конверт, который вечером предполагалось отправить заказным письмом по указанному адресу. Странная система оплаты - заметил для себя маг. Он привык сразу расплачиваться деньгами, и его очень удивляло, что можно назвать чей угодно адрес, и туда вышлют счет на оплату. Вот занятно: если кровные враги лечатся за счет друг друга.
        - Как вас зовут-то? - встрепенулась женщина, когда увидела, что Идалгир торопился к выходу.
        - Андвей, - сквозь вату представился маг.
        - ИНН, паспортные данные, прописка, фамилия ваша, наконец, - затарахтела вдруг лекарша.
        Незнакомые слова ужасали гостя из другого мира. В Вейлинге не знали таких вещей. Похоже, все это и было залогом того, что счет направляется по правильному адресу, и что он все равно будет оплачен. Все замечательно, но у Идэ не было ни первого, ни второго, ни третьего. А его фамилия Слэйос вряд ли бы подошла обидчику Ларисы. Как отшутиться, да еще и со ртом, полным ваты, с онемевшей от странного укола верхней губой, не представлялось возможным.
        Надо будет расспросить Ларису и о системе оплаты, почему не удается жульничать, а заодно и узнать ответы на волновавшие доктора вопросы. И сейчас единственный выход
        - бежать. Идалгир по примеру своего предшественника бесцеремонно открыл дверь и выскочил наружу, пока тетка не успела сообразить, что отправлять счет ей придется без некоторых важных данных.
        Но расслабиться Идалгиру не пришлось. Как только он выскочил из порядком надоевшего кабинета, он выплюнул на пол окровавленную, засыпанную раскрошенной зубной пылью, всю в слюне вату.
        - Вот дерьмо! - выругался маг вслух, с ненавистью посмотрев на дверь покинутого только что кабинета.
        Уходить, желательно сквозь землю и мигом, - решил он, когда ручку потянула на себя невысокая элегантная брюнетка в бардовом костюме. Магу стало до боли в сердце жаль ее, но лечить чужие зубы у него не было ни времени, ни сил.
        Зато он без особого труда сковырнул свежую цементную пломбу, и после нескольких секунд применения простенького лечебного заклинания, зуб был как новенький. Но Идалгир устало зевнул. Он еще не восстановился после выматывающего исцеления. Все же, он не лекарь, и целебная магия дана ему ровно для того, чтобы без посторонней помощи починить зуб, остановить кровь или заживить незначительный порез. Остальное требовало у мага сил больше, нежели привычные ему боевые заклинания. Эх, Офелию б сюда. Принцесса бы прыгала от счастья по больнице, изучая здешние технологии врачевания и набираясь ценнейшего опыта в операционных.
        Но только Идалгир расправился с совершенно ненужной ему пломбой, как его внимание привлек возглас:
        - Вот он!
        Маг обернулся на голос и понял, что дело не просто плохо, а ужасно. В его сторону по длинному желтому коридору направлялись плечистый мужчина и две медсестры в коротких халатах, те самые, что сопровождали его в операционную. А та, копия любимой Офелии… это она направила мага в лифте на четырнадцатый этаж. В ловушку?! Идалгир мигом смекнул, что ему надо срочно исчезнуть, и бросился бежать куда глаза глядят, лишь бы в противоположную сторону от преследовавшей его троицы.
        Свободное пространство закончилось мгновенно, когда Идэ почувствовал, как уперся спиной во что-то твердое. Обернувшись, он вздохнул с облегчением - окно. Он стоял на широкой площадке, справа и слева - лифтовые двери, а спереди - проклятый коридор, по которому прямо на мага уверенно шли трое лекарей. Выход один. Разбив локтем окно, Идалгир выпрыгнул, читая на ходу заклинание полета.
        - У нас в морге места имеются? - цинично спросил плечистый мужчина, как раз в тот момент, когда Идалгир прям-таки ускользнул из его объятий.
        - Найдем, бомжа очередного студентам препарировать отдадим… - так же цинично ответила красноволосая медсестра.
        Четырнадцатый этаж - довольно высоко, легко разбиться. Но низковато, есть вероятность не успеть прочитать заклинание. В чужом мире и притяжение может оказаться иным, и тогда пиши пропало. Если Офелия выживет в пещере Зверроса, будет она плакать на его, Идалгировой, могилке.
        Поток воздуха подчинился магу, образовав ему перед самым приземлением мощный клин, что даже прошлогодние подгнившие листья разлетались на десяток метров в стороны. Бешено кружилась голова. Перед глазами потемнело. Не успевших до конца восстановиться после лечения сил едва хватило на безопасное приземление. А то б весьма эффектный трюк оказался бы предсмертным.
        Ноги подкашивались, руки тряслись, Идалгир облокотился на стену и тяжело дышал. Разумом он понимал, что врачи сейчас сломя голову мчатся вниз, чтобы собрать его останки. Как же будут они удивлены, когда увидят целого и на первый взгляд невредимого мага. Да для них все чудеса не существуют.

***
        Если в мире нет магии, ей обязательно найдется замена. С одной стороны это техника, которая во всем облегчала жизнь людей. А с другой - деньги, что работали не хуже мощнейших заклинаний подчинения и зелий, лишающих человека воли. Можно сказать, даже лучше, ведь не приходилось воздействовать на разум, стирать из памяти некоторые промежутки жизни. Человек, завидев стопку ровненьких купюр 'только из банка', готов был практически на все, лишь бы заполучить желаемое. Словно загипнотизированный, он мог сделать то, о чем буквально час назад не осмеливался и помыслить. Андус практически сразу приметил эту таинственную магию денег. В Пируасе наемники тоже продавались за деньги, но, получив задание, она все же мыслили трезво, не зацикливались на беспрекословном выполнении всего того, что им прикажут.
        Наверное, тут денег попросту требуется больше, решил для себя добровольный пленник немагического мира. Он научился зарабатывать, освоил и как тратить. Без этих нехитрых умений он попросту б не смог продолжить осуществлять свой гигантский план по завоеванию драконов у себя на родине.
        У него есть алхимик, верный ссыльный, обязанный ему жизнью. В его руках немалые деньги. Он - король азиатских машин в Челябинской области. Недоставало одно, надо вернуть себе способность колдовать. И для этого требуется маг. Выпить силу из Ромпуса полководец считал предательством. Он честно предложил алхимику помощь в завоевании мира. Тем более, этот хиленький светловолосый мужчинка, не очень молодой с виду, но весьма целеустремленный, владел несколько иным даром. Он мог чинить и исцелять. И вскоре Ромпус нашел, как использовать свои способности, а затем и место работы.
        Аналогично Тарии, он предпочел отшельническое существование на окраине города, где и продолжил исследования философского камня. Уверенность возвращалась к ссыльному магу. У него все получится, и Андус вернет его в Тарию. Он прибудет туда победителем и свергнет короля и прогонит прочь его лицемерных приближенных. Может, даже в этот мир. Пускай сами попробуют выжить тут и найти путь домой.
        Недостающее звено. Маг. Андус и алхимик искали и выбирали его слишком долго. Для этого потребовалось чуть ли не пять лет. Не существуй в этом мире такого большого числа магических окон, задача бы намного усложнилась. Но когда окно оказалось можно купить за несколько тысяч рублей, а заклинания для работы с ним в режиме показа, и того дешевле, ссыльные попросту возликовали.
        Днем они трудились 'на благо' человечества, а бессонные ночи проводили напротив приобретенного в магазине с техникой окна, и выбирали мага посильнее. Андус вел себя словно капризная барышня: у этого огненные шары слабые, тот лечить не умеет, а вот этот только молниями и швыряется, фу, а эта непобедимая баба стреляет ледышками, не хочу! Но круг избранников Андуса очень быстро сузился. И вскоре он выбрал идеального кандидата. Идалгира.
        Но что-то пошло не так, и избранник завоевателя вылез не из того магического окна, которое уготовил для него полководец. Благо еще рядом был алхимик, способный чувствовать колебания магического поля…
        Андус прекрасно осознавал, чем сильнее маг, тем сложнее им завладеть. Это война, это бой, объявленный им самим себе, решил высокий статный блондин. И если он бросил вызов драконам, он попросту обязан собственноручно сделать все для завоевания древнейшей расы.
        В этом мире другие принципы войны. Не надо никуда идти с копьями и арбалетами. Вовсе не обязательно уметь размахивать мечом и читать сложные энергоёмкие заклинания. Тут нужна хитрость. Благодаря которой жертва сама добровольно придет в ловушку.
        Пускай не удалось утащить мага, когда Андус его сбил своей машиной. В больнице Идалгир слаб, а его легко заманить. Достаточно проследить, куда он отправится, и немного изменить его траекторию перемещений.
        Когда есть деньги, это сделать элементарно. Вот стоит мальчишка, трясется как осиновый лист при виде одной надписи 'Стоматолог'. А вот и сто евро в руках у мальчика. А улыбающийся светловолосый дядя в дорогом черном плаще говорит:
        - Они твои, если ты заманишь вон того парня с синим лицом вот в этот кабинет.
        А затем шепотом этот дядя рассказывает небылицу, в которую сложно поверить.
        - Он поймет, что мы его дурим! - возмущается мальчик.
        - Он инопланетянин, - открывает наемнику 'секрет' блондин.
        И на лице у мальчугана вспыхивает неописуемое любопытство, которое тут же гасится следующей репликой респектабельного дядьки в пальто:
        - Очень опасный. Я его должен поймать. Сделай, что я тебя просил.
        И мальчик покорно кивает. Он верит каждому слову незнакомца, который мигом скрылся в кабинете врача. Но на этом игра не закончилась. И Андус достает триста евро, показывая их стоматологу. Всего-то и требуется за эти деньги, что задержать следующего пациента подольше. Можно сверлить здоровые зубы, пломбировать их полтора часа. Но… мужчина, сидя в кресле и играя роль пациента, показывает на часы, во сколько он рекомендует отпустить этого человека.
        Чуть не провалился этот план, потому что синекожий маг уселся за стол медсестры и ждал там. Не получилось дать докторше подробного инструктажа. Ничего, фантазии у Андуса хватило на очередную импровизацию. Уходя от врача, он протянул ей бумажку с адресом и попросил выставить счет туда. Так будет убедительнее, этот пришелец поверит в столь дурацкий способ оплаты.
        Оставалось только найти носилки, наркоз и свободную машину скорой помощи, на ней мага предполагалось отвезти в лабораторию Ромпуса. Деньги помогли и тут. Да хирургам, у которых внезапно в лифте исчез пациент, и платить много не пришлось. Им дай только поискать странное создание и скажи, что это подопытный экземпляр.
        Но… самого главного полководец снова не учел. Что Идалгир, пускай и совсем недавно пребывающий в этом мире, окажется проворнее и уйдет из профессионально расставленной ловушки. И как уйдет-то? На самом обычном троллейбусе!
        Что ж, вздыхал Андус, сильные герои в любом мире не так просты, как хотелось бы ожидать. Но бой еще не проигран. Хозяйка магического окна пока не сумела открыть его. И не сможет, потому что ей не ведомы заклинания.
        Глава 9. Магические окна
        Надо идти прочь. Как можно быстрее. Пока есть мало-мальские силы. И Идалгир поплелся к воротам. Вскоре он свернул в сквер и некоторое время посидел там, отдыхая. Он видел, как из главного входа в больницу выскочил мужчина с двумя медсестрами, как они подбежали к тому расчищенному от листьев месту, на которое приземлился маг. Девушки посмотрели за ближайшими деревьями, мужчина, обреченно глядя на небо, закурил, предложил одной из коллег, и та не отказалась. Вскоре подоспела и вторая. Все трое, затянувшись, еще долго о чем-то спорили. Медсестра, похожая на Офелию, поймала старушку в длинном пончо, но та лишь покачала головой в ответ на вопрос девушки.
        Она попыталась высмотреть еще прохожих, но ее спутник, докурив, махнул рукой и пошел прочь.
        Кажется, пронесло, понял Идалгир. И пока он наблюдал за не очень активными поисками, силы потихоньку возвращались. Теперь мага не качало из стороны в сторону, и он весьма уверенно дошел до остановки. Пара немолодых женщин оглянулись, одна из них понимающе шепнула:
        - Больница. Ксюнь.
        И вторая, многозначительно повела бровью, а потом отвернулась.
        Получается, из этого заведения выходят существа и постраннее, нежели он, понял Идалгир.
        Но теперь перед ним стояла куда более сложная задача - найти тот дом, откуда он ушел. Где находилась больница, как далеко его увезли от той улицы, где он попал под машину, - маг не представлял. И единственный способ вернуться к Ларисе - узнать у прохожих. Ничего, что кожей и рожей не удался. Мало ли, что с человеком сделали в больнице. После случившегося в кабинете зубного врача маг решил, что и кожу насильно тут заменить могут, не спросив разрешения. Так что, натянув одну из приятнейших улыбок, Идалгир подошел к рыжей кудрявой девушке в светлом плаще. Она с плохо скрываемым любопытством разглядывала красный листок с надорванными язычками, на котором было запечатлено единственное слово: 'Сваха'.
        - Не подскажете, где улица Куйбышева? - учтиво поинтересовался маг.
        Девушка повернулась и окинула вопрошающего скучающим взглядом, словно ее каждый раз спрашивали об одном и том же.
        - Без понятия, - задрав нос, заявила она и вернулась к разглядыванию красного объявления.
        Странно это, решил для себя Идалгир. Даже в огромном Вейлингском королевстве все его жители знали чуть ли не каждый переулок в селениях на другом конце страны, а тут даже в собственном городе девушка не представляла, как добраться до широкой людной улицы.
        С этим же вопросом маг подошел и к прикурившему у металлического ограждения парню. Тот, испустив клубы дыма, буркнул нечто, из чего Идалгир понял - и этот не в курсе, где располагается дом Ларисы.
        Девочка лет восьми, завидев дяденьку странной внешности, постаралась молча отойти от него подальше. Но маг философски отнесся к этому - боится, не надо было и подходить. Бабуля с зеленой полупрозрачной сеточкой красноречиво выругалась: 'Я все улицы тут помнить не обязана!' А парень, внешне похожий на Коляна изрек, что он не местный модуль Дубль-Гиса.
        - Вам на 18 троллейбусе до 'Зоомагазина' надо, - ответил пьяный долговязый парень в объемной черной куртке и обнял столб.
        - Спасибо, - холодно ответил Идалгир.
        Но помощнику явно требовалась не благодарность, а хорошая доза опохмелительного. Офелию б сюда, в два счета привела б этого доброго человека в чувства. Но… чего нет, того нет. Идалгир рад бы очутиться здесь с любимой, но проклятое магическое окно разлучило влюбленных неизвестно на сколько. Лишь бы не навсегда.
        Троллейбус, что ж это за зверь такой? Тот, который ходит по металлическим профилям или рогатая коробочка? Ни на одной проезжавшей мимо повозке маг не находил номера
18, обозначенного пьяным парнем. Он, вообще, уехал практически сразу на коробке с номером 4, пожелав Идалгиру удачи.
        О, да, удача не помешает, когда восемнадцатого номера тут и в помине не проезжает, хоть вызывай священника из Вейлинга и заставляй переделать все маршруты в этом городе.
        Да будет вознагражден тот, кто умеет ждать. Солнце уже спряталось за высокие челябинские дома и бросало на землю последние лучи, когда к остановке медленно и чинно подъехало нечто желтенькое, обклеенное солнышками и цветочками, и под крышей у него висела табличка с номером 18. С виду автобус, но, судя по 'рогам', самый настоящий троллейбус, как уже успел разобраться Идалгир в видах повозок этого мира. Как только этот транспорт, который кто-то в шутку назвал троллейбусом, открыл двери, оттуда из каждого отверстия выпало человек по пять, но никто не вышел. Выпавшие, наоборот, попытались вновь втиснуться в ящик, хотя, очевидно, они туда не помещались даже под сильным натиском. Одна девушка, стоя на остановке, теребила в руках оторванную пуговицу, но все равно норовила вернуться туда, откуда ее выплюнули. Идалгир скривился, созерцая, как люди обратно запихиваются в транспорт, а старушка, ожидавшая восемнадцатого троллейбуса не меньше, чем Идалгир, своими хрупкими ручонками и тростью пыталась утрамбовать содержимое троллейбуса, лишь бы втиснуться. Еще час, если не два, стоять на остановке Идалгиру
вовсе не хотелось. Прохладный воздух, последнее 'прощай' от затянувшейся зимы, морозил уши, да и в одной рубахе становилось как-то не по себе. Местные носили куда более теплые куртки и плащи. К тому же, многие не без любопытства пялились на лицо мага, разглядывали его острые уши, и от этого становилось как-то неуютно на душе. Сильным движением руки магу удалось-таки утрамбовать людей в троллейбусе так, что ему, Идалгиру, досталась целая подножка. Самое интересное, люди обратно не растрамбовались, когда троллейбус закрыл двери. Как ни странно, но появилось еще немного пустого места.
        Троллейбус, вообще говоря, с третьего раза закрылся и поехал дальше. Половину пути до следующей остановки Идалгир не знал никаких проблем, на него даже никто не пялился, словно все любопытство осталось у больницы. Оно и ясно, всем было не до этого, лишь бы не задавили. Но вдруг толпа расступилась перед Идалгиром, являя закрепленное у потолка магическое окно, в котором показывали противное склизкое чудище с огромными глазами и спрашивали, как его зовут: Горлум, Гулливер, Домовенок Кузя или Незнаю. Маг было кинулся туда, постучать, попытаться открыть, вдруг окно выпустит его в Вейлинг. Надежда, конечно, крошечная, но всяко может быть. Только путь Идалгиру внезапно перегородила тучная дама в ярко-зеленой куртке, почти как у лицедеев на обочине. Но в отличие от тех двоих, на левой руке дамы была повязана красная тряпица с белой надписью 'Кондуктор'.
        - Платить будем, молодой человек? - громогласно поинтересовалась она.
        - Будем, сколько? - сдуру спросил Идалгир, не представляя, какую бурю эмоций он вызвал.
        - Для тех, кто знает - десять рублей, кто не знает - двенадцать, - радостно поведала тетка, закрывая своей тучной фигурой вожделенное магическое окно.
        Идалгир, высыпав на ладонь оставшуюся от покупки продуктов мелочь, отсчитал женщине ровно десять рублей монетами по пятьдесят, десять и пять копеек и протянул все это кондуктору.
        - Чё вы мне даете? - возмутилась она.
        - Деньги за проезд, - пожав плечами, ответил маг.
        - Это не деньги! - заорала тетка. - Давно пора уже запретить мелочь в транспорте! Куда я ее потом дену? Я ее прямо сейчас пересчитывать буду? Вот тут, в толпе? А если я пять копеек потеряю?
        Она сыпала вопросами, но не ждала на них ответов. Идалгир ошарашено слушал эту гневную тираду, и не представлял, что ему делать. Воспитанный в Вейлинге, он привык сначала расплачиваться мелкими монетами, более крупные оставляя напоследок.
        - Это монеты, госпожа, - улыбнувшись уголками губ, тихо и спокойно сказал Идалгир,
        - десять рублей монет.
        Кондукторша, стиснув зубы, начала досконально пересчитывать вверенные ей сокровища, не обращая ни малейшего внимания на теснящихся пассажиров и тетку, намекнувшую, что пора бы обилетить гражданина и не толкаться. Но недовольные вопли остались в стороне, потому что, просчитав все деньги, выданные ей Идалгиром, кондукторша провыла:
        - Мало, вы только десять рублей дали, а я же ясно сказала, что те, кто не знает, платят по двенадцать! Кто знает - расплачивается кредиткой!
        Идалгир кисло улыбнулся, но в мешок с деньгами не полез:
        - Так я же теперь знаю, сколько стоит проезд, - удивился маг.
        Из кондукторши раздалось недовольное урчание, вот-вот взорвется тетка. Сравнить ее с огненным шаром, поймешь, мало от такого взрыва не будет. А что внутри женщины разгорался огонь ярости, было очевидно - ее лицо, словно перезрелая слива, налилось красным, глаза выпучились, только из ушей пар не пошел.
        - Ты что себе позволяешь, хам трамвайный? - и это все, что она изрекла, дойдя до кондиции.
        - Тогда уж троллейбусный, - поправил ее маг.
        Но в итоге тетка оторвала билет 'для тех, кто знает' и убралась дальше. И то, потому что толпа вокруг начала негодовать.
        За спором с кондукторшей, Идалгир и не заметил, как доехал до 'Зоомагазина'. Приятный женский голос объявил остановку на весь троллейбус. Эх, жаль, что до магического окна так и не удалось добраться, ведь как только кондукторша, обилетив настойчивого пассажира, скрылась в толпе, то пути к экрану исчезли. Толпа словно проглотила тучную женщину с сумкой билетов и денежной мелочи. Судьба, показав выход, подразнив несчастного пришельца, убрала свой подарок, которым маг не успел воспользоваться.
        Можно, конечно, проехать дальше. Все эти люди выйдут из троллейбуса, и тогда он, Идалгир, останется один на один с магическим окном. Но гость из Вейлинга рассудил иначе: слишком опасно возвращаться домой через другое окно, можно так невзначай очутиться и в мире гнусного склизкого чудика. В первую очередь надо попробовать окно в доме у Ларисы, а если не получится… запомнить этот троллейбус и вернуться в него, когда в нем никого не будет.
        Толпа с легкостью выплюнула мага из своей клоаки прямо на пустую остановку. Вылетев наружу, спотыкаясь, Идалгир смог удержаться на ногах только схватившись за ручки входной двери магазина 'Цветы'.
        Лилии, розы, хризантемы, - все это росло и в Вейлингском королевстве. И местные дриады умели составлять букеты не хуже, чем продаваемое в киоске другого мира. На мгновение маг поймал себя на мысли: не купить ли букет Ларисе. Просто так, потому что она женщина. Но эта идея улетучилась из разума Идалгира так же быстро, как и пришла. Он вспомнил грустные глаза Офелии, когда она брала из его рук букет с огромными белоснежными лилиями.
        'Как жаль, что эти цветы скоро умрут!' - сказала тогда принцесса.
        Откуда было магу, знакомому с принцессой всего пару дней, знать, что она не переносит срезанные цветы? А вдруг и Лариса тоже только огорчится, когда увидит букет из лилий или роз. Да и настроение какое-то не романтичное. Вот найдет он мошенника, который посмел обмануть девушку, тогда и порадоваться можно.
        Маг резко развернулся на каблуках и пошел прочь от цветочной лавки. На улице вовсю смеркалось, и Идалгир уже начинал волноваться, что его с ключами от квартиры Ларисы занесло слишком далеко, и девушка, должно быть, уже давно ждет его под дверью. Нехорошо как-то получается, отправился искать случайно забредших магов и окна, а насобирал на свою задумчивую голову столько приключений. Вчера, помнится, Лариса пришла засветло. Значит, сейчас она топчется под дверью, неспособная применить даже слабейшего заклинания для отпирания замков. Какой кошмар!
        Он пулей промчался мимо освещенного со всех сторон супермаркета и свернул во дворы, пустынные и страшноватые в сумерках.

***
        Управлять людьми, что может быть проще для талантливого завоевателя. И пускай он только гость здесь, никто ж об этом не догадывается. Это наследники колдунов красноречиво писали о гостивших у них на кухнях эльфах и вампирах и поминали каждую минуту, как тяжело оказалось переселенцам из других, менее развитых технически, миров приспосабливаться к жизни на этой Земле.
        Хитрец Андус пошел другим путем. Ему не льстило изображать перед девушками смазливого чудака, который охает при виде техники. Он молчал и познавал мир сам, не обращая никакого внимания на желавших помочь. Лишние посвященные - лишняя обуза. Если кто-то случайно узнает о планах полководца, вся его затея с драконами может накрыться медным тазом. В лучшем случае, придется оставаться на Земле. Пускай тут гораздо чище и развитее, нежели в Пируасе, но каменные джунгли здешних городов не могли заменить бескрайних просторов родного мира, величественных замков, шпилями пронзающих лазурное небо, бурных речушек, бегущих с высоких гор и кристально-чистых озер в драконьих землях. И пускай в Пируасе по сравнению с Землей все отстало и куда более просто и наивно, сказочно и незамысловато, Пируас
        - родина, Пируас - те края, ради которых он пришел сюда. И он дарует Пируас людям, разовьет там цивилизацию не хуже здешней, Земной.
        Для этого надо сперва подчинить дракона, а затем стать Властелином всего, жениться и оставить наследника. Человеческий век недолог, и Андус прекрасно понимал, что дни процветания родного мира доведется видеть его праправнукам в лучшем случае.
        Высокий блондин стоял рядом с побитой за сегодняшний день дорогой иномаркой и думал, что же делать. Маг, чья сила была нужна ему больше жизни, ускользал у него из-под носа всякий раз, когда он пытался пленить его. То ли методы обмана, культивируемые в этом мире, не действовали на избранного Андусом, то ли он сам оказался не настолько хитер и умен, чтобы довести свое дело до конца. Последнее полководец предпочитал не рассматривать.
        У него есть уже целое войско, которое он поведет против драконов. Оно ляжет на горных лугах в решающей битве, доказав, что древнейшие тоже в чем-то слабы. Оставалось последнее - вернуться. Но это невозможно без магической силы.
        Найденный алхимик да, умел открывать окна, но из-за своего пожизненного приговора он мог только впускать магию в этот мир. Ни Ромпус, ни его энергия не в состоянии были покинуть Землю. Могущественный же человек наложил на заключенного столь тяжелые 'кандалы'. Но ничего, все замечательно, алхимик уже сыграл немаловажную роль в операции по захвату драконов. И ему полководец Пируаса еще пожалует орден. Потом. Как-нибудь. Если его сразит приступ щедрости.
        А пока надо было доводить начатое дело до конца. Маг-иномирянин попросту сбежал. Однако и он предсказуем. Как бы Идалгир не захотел запутать следы, но к ночи он все равно вернется в дом, где для него открылось окно. Потому-то Андус и стоял рядом с продуктовым магазином и думал, пристально глядя в одну точку - на аллею, ведущую к подъезду, в котором жила Лариса Каргаполова.
        А эта рыжая симпатична. Взгляд ее зеленых глаз действовал на Андуса намного сильнее приворотных зелий, а в чертах ее лица он угадывал сходства с девушкой, по которой он вздыхал по ночам, которую мечтал видеть рядом с собой, но которая бесследно исчезла одной темной ночью. Если бы не завоевательные планы, не хитрости, не обман, он подошел бы к Ларисе совсем иначе, он разобрался бы в происхождении ее родителей, чтобы удостовериться или опровергнуть свое предположение. Он никогда бы не стал забирать у нее деньги и хитростью узнавать адрес, он схватил бы ее, прижал к груди и никогда больше не отпускал. Потому что девушка эта сводила с ума, очаровывала. Не виноват полководец в том, что алхимик не смог даже точно сказать, где именно открылось окно. Он только и сделал, что описал рыжую красавицу, одинокую и работящую.
        Почему она? - интересный вопрос, но Ромпус не смог на него ответить. А когда полководец Пируаса нашел-таки ее в толпе, он понял, это не просто у алхимика просто хороший вкус, он не задумал влюбить Андуса в королеву. В королеву без короны. И без замка. И без приданого. Хотя… в этом мире и квартиру иногда называли дворцом, а машину - породистым конем. Эта девушка очень походила на одну из писаных красавиц Пируаса. Что знаково. Судьба никогда не станет делать столь странных подарков просто так. Не мог же алхимик прочитать все воспоминания нанимателя, когда подстроил перемещение мага в квартиру рыжей.
        Полководцу надоело ждать. День уже клонился к вечеру, а беглый маг так и не возвращался домой. Или не сработала железная логика, и Идалгир нашел себе магическое окно, через которое пробрался на родину?
        Андус, поняв, что на него слишком часто обращают внимание прохожие, предпочел спрятаться в машине, где из-за тонировки никто не смог бы разглядеть водителя. Зато обзор аллеи оставался по-прежнему хороший.
        И вот сердце полководца ёкнуло в груди. Из маршрутки выскочила она… Каргаполова Лариса. Рыжая легкой походкой, в элегантном белом пальто, уверенно шла к дому и прижимала к груди нечто, завернутое в одеяло. Одно слово - принцесса. Ей бы не в многоэтажке этой облупленной жить, не покупать копеечные химикаты и соевые колбасы, не тратить весь день на компьютеры и бухгалтерские проводки… но этот мир вряд ли мог предложить такой роскошной женщине что-то другое. Принцессы тут остаются одни. На них постоянно смотрят чудовища, представляющиеся прекрасными принцами. Андус видел несчастные глаза своих сотрудниц, которые в свободную минутку всегда заходили на сайт знакомств в поисках мужа.
        И что? Наташка, работница отдела кредитования и страхования, даже файл завела с названием 'Мурзилка. doc', в который скидывала глупые анкеты требовательных кавалеров и всяких смешных прЫнцев. Андус бы не удивился, что и эта воздушная стройная женщина, так преданно смотревшая на него в ресторане, когда он рассказывал ей о японской машине, все свободное время проводит там же за поиском того же.
        Хинта она или нет, связана ли с нашей красавицей, не важно! Забрать бы ее в Пируас! Эта мысль молнией ударила в голову Андусу. А что! Идея! Если мага не удается поймать, его надо заманить. И единственное, из-за чего он потеряет голову и кинется в ловушку - это хозяйка, его приютившая.
        Но полководец не привык сам марать руки, поэтому он, выйдя из машины, направился к двум пластмассовым столикам у пивнушки, где потягивали хмельной напиток давешние хулиганы.
        - Колян! Глянь! - дернул друга за рукав смелый некогда Васян, увидев стоявшего рядом с ними Андуса.
        - Бл…, - смачно выругался дружок-хулиган.
        Память о маге, подпалившем штаны, была настолько свежа, что всякое упоминание о заказчике того инцидента вызывало шок.
        - Ну, - голубоглазый блондин улыбнулся уголками губ, - я никогда не был женщиной, к тому же столь легкого поведения. Моё имя Андрей. И у меня к вам появилось еще одно дело. На три тысячи евро.
        И мужчина в подтверждение своих слов достал из кармана несколько крупных иностранных купюр. Хулиганы переглянулись. С одной стороны, денег нереально много. А с другой - предлагает их какой-то сомнительный типчик.
        - Мы с Коляном подумали, - стараясь говорить как можно более серьезно, начал Васян, - и пришли к выводу, что нас не интересуют такие суммы.
        - А пять тысяч? - от пронзительного взгляда незнакомца невозможно уйти, но парни синхронно помотали головами, однако полководец умел убеждать. - Не за колдуна, я уже понял, что его не поймать. Мне нужна принцесса.
        - Лариска, чтоль? - нахмурился Колян. - О, это хуже колдуна, поверьте! Сучка скандальная! Не трожь ее.
        - Если вы придумаете, как привести ко мне Ларису, - улыбнулся Андус, - вы получите пять тысяч евро. И желательно сделать это поскорее.
        - Но… как? - Колян закатил глаза.
        - Думайте. Я плачу за выполненную работу.
        И он, развернувшись, направился к Инфинити. Андус слабо верил в успех хулиганов. Но светиться в чужом дворе очень не хотелось. Бабки тут же заметят и запомнят респектабельного принца. А на хулиганов не обратят никакого внимания. А если Ларисе удастся упрятать этих двоих под стражу, ему же, Андусу, будет легче: избавится от отработанного материала.
        Глава 10. Поиски друг друга
        Лариса себе места не находила на работе. День тянулся бесконечно. Девушку каждое мгновение мучили недобрые предчувствия: в разлитом по одной из ведомостей чае, в сломанном регуляторе высоты кресла, в несходящихся раскладах 'Косынки' и даже в отказывающейся именно сегодня конфигурироваться 1С, - программистка видела плохо закамуфлированные намеки судьбы. Давно пора домой, хватит томиться в офисе, дорогая, вот завтра придешь, и работа будет спориться. А сегодня у тебя есть дела поважнее, Лариса. Как бы твой гость из Вейлингского королевства ничего не учудил.
        Но девушка мужественно держалась. Она победила программу у бухгалтерши и зафиксировала кресло на нужной ей высоте, пятно от чая, вообще, не стало проблемой
        - достаточно повторно напечатать документ и подписать его у добрейшей души человека, Ксюшки. Однако ж все равно, мысли о том, что Идалгир обязательно найдет, чем заняться, и вляпается в какую-нибудь авантюру не оставляли программиста Каргаполову в покое.
        С трудом дождавшись пяти вечера, девушка рванула с работы. Впрочем, торопилась она не только ради пришельца. Дело в том, что по пути домой девушке предстояло еще обрести кошку. Делала она это не без мысли сводить животное к ветеринару Соболеву на осмотр. Хотя, Лариса уже давно мечтала о домашнем питомце, но то времени, то желания, то уверенности не хватало, чтобы подойти к девушке с клеткой и предложить забрать одно из животных с собой. Найти бездомную кошку, которой нужна забота не так сложно. Достаточно заглянуть в Интернет и прочитать, в каком торговом центре сегодня фонд защиты бездомных животных раздает найденышей.
        Уже спустя час Лариса стала счастливой обладательницей белой пушистой кошечки. Как радовалась девушка в клетчатом сарафане, когда доставала животное из клетки. Кошка появилась в приюте несколько дней назад, но благодаря своему обаянию и умной мордашке нашла хозяина в первый же день пребывания на благотворительной раздаче. Не конкуренткой оказалась элегантная белая (уж не ангорская ли?) котейка рябым полосатым котам с подбитыми глазами. Ее красный ошейник с колокольчиком говорил о том, что совсем недавно эта чистюля нежилась на теплом диване, а хозяйка гладила ее по пушистой спинке.
        Почему кошка вдруг оказалась на улице, и ее подобрали девушки из приюта - история умалчивает. Как знать, кого бы взяла Лариса, не окажись в клетке этой белой красавицы.
        Примерно полседьмого девушка с дрожащей кошкой за пазухой звонила в дверь собственной квартиры. Никто не отвечал. Страх все сильнее охватывал Ларису. Как и следовало ожидать, ее любимый игровой персонаж отправился гулять и, возможно, искать специалиста из кредитного отдела. Человек с менталитетом жителя средневековой Европы вряд ли отыщет современного мошенника, а его методы мести пугали девушку. Кому, как не ей было знать, что умеет Идалгир. Если не рассматривать скудные способности и излечению, присутствующие у всех жителей Вейлинга (если персонажем долго не играть, он потихоньку восстанавливал здоровье и ману), то полукровка отличался весьма сильной боевой магией. Да и на руку Идалгир нельзя сказать, чтобы был легок. Ударь он однократно, уголовный розыск взвизгнет с удовольствием, возжелав повесить на гостя из другого мира несколько висяков. А в лапы милиции маг обязательно попадет, стоит ему хоть кого-нибудь ударить. Кого ударить - найдется. А человек, который не знает об уголовном кодексе, живущий по законам Средневековья, запросто нарвется на подобные неприятности. И тогда ключа от квартиры
точно не видать.
        Прижатая к груди кошка начала громко мяукать, потому что ей уже надоело сидеть за пазухой, ей подавай большую мягкую софу или как минимум неуютную переноску, стоящую на полу. А ее новая хозяйка все звонила и стучала в дверь. Рука ее частенько проходилась против шерсти кошки. Неприятно. Но девушке не торопились открывать. Неужели и она осталась без крыши над головой? Умей кошка говорить, она бы обязательно это спросила. Но у нее изо рта вырывались лишь жалобные: 'Мяу'.
        Нет, Идалгир никак не мог разучиться поворачивать ключ! Даже если б замок заклинило, маг бы ответил и попросил помочь. А раз не открывает, значит, его нет дома. Или спит. Спящего можно разбудить. Девушка прекрасно знала, что только мертвец не проснется, если она позвонит на телефон. У нее в комнате располагался старый, еще советских времен аппарат, который вопил настолько громко, что даже мертвец предпочел бы снять в трубку и рявкнуть: 'Не звони сюда больше', - нежели слушать этот трезвон. Телефон разрывался от звонков. Но трубку никто не брал. И не подходили к двери.
        Волнение начало захватывать душу девушки. Точно, Идэ ушел из дома. Кого-то или что-то искать. И в итоге не мудрено, что он заблудился в мегаполисе. Столица Вейлингского королевства с населением в десяток тысяч жителей могла сравниться разве что с одним кварталом большого российского города. Лариса помнила вопли одногруппниц, приехавших в Челябинск из Костаная и Чебаркуля, из Шадринска и Южноуральска, которые несколько дней пребывали в шоке, очутившись в громадном городе. Да какой он громадный - не понимала Каргаполова. Через несколько дней она устроила подругам пешую прогулку от университета до дома. А это без малого восемь километров. Все близко - пыталась убедить девчонок Лариса. Понятно, что и Идалгир сейчас находился куда в большем шоке, чем приезжие студентки. Не надо было разрешать ему выходить из дома. Теперь искать придется. Искать человека, у которого нет мобильного телефона. Здравствуй, детектив!
        Единственное, пришедшее в панике на ум Ларисе - а что, если мага забрали в дурдом на опыты? Дурацкая мысль. Но она крепко загнездилась в параноидальном сознании программиста. Не в больницу попал Идалгир, не в милицию, не занимается сейчас развлечением публике на улицы, а находится под чутким вниманием психиатров. Любой человек, не знакомый с 'Вейлингскими тайнами', тут же бы отправил персонажа с металлизированной кожей на опыты. Если только маг не попал в заведение под названием 'морг'. Но в это Лариса отказывалась верить.
        Девушка перепугалась не на шутку. Нельзя так мучить Идалгира. Ведь Вейлинг без этого мага словно море без соли. Надо искать. Делать нечего. И единственное, что могла придумать Лариса - взять себя в руки и решительно позвонить в дверь соседке.
        Антонина Семеновна, учительница литературы, всегда относилась к Ларисе с уважением и заботой. Ее единственный сын в восемнадцать лет уехал в Москву, и от него женщина не получала ни одной весточки месяцами. Он звонил ей один раз, 31 декабря словно по расписанию ровно в шесть вечера, чтобы поздравить с Новым годом и накладывающимся на этот праздник днем рождения. Учительница с грустью вздыхала и все время сожалела, что родилась не в другой день. Тогда бы ей звонили два раза в год.
        Женщина, держа рыжего толстого кота на руках, открыла Ларисе.
        - Антонина Семеновна! - умоляющим голосом попросила соседка, - можно от вас в больницу позвонить?
        Она нырнула под темно-коричневые своды уютной квартирки учительницы. Многочисленные куклы в национальных костюмах, собранные еще в советские времена, когда Антонина Семеновна ездила на конференции со своим теперь уже покойным мужем-математиком, грустно взирали на гостью, единственную за последние несколько месяцев. Чуть различимый запах трехсуточных щей неприятно щипал нос.
        - Тебе плохо, Ларисочка? - с заботой матери в голосе спросила учительница.
        Она давно уже перенесла свои материнские чувства на соседку-сироту, и это ей доставляло удовольствие.
        - Нет, не плохо, боюсь, что мой гость, который вчера ко мне приехал, туда попал…
        - Ну звони, звони, мне не жалко…
        Антонина, отпустив толстопузого Барсика, достала из тумбы древний телефонный справочник, в котором значились еще шестизначные номера и названия организаций, данные им на закате перестройки. Из книжицы с засаленной коричневой обложкой торчала уйма исписанных разнообразными, зачастую повторяющимися, номерами телефонов. Антонине Семеновне не объяснишь, что большая часть информации уже давно изменена. Если б только к номеру можно было прибавить двойку или семерку, так за двадцать с лишним лет существования справочника тридцать восемь заменили на шестьдесят шесть, а номера на тридцать четыре полностью переиначили. Но учительница берегла сие ископаемое как зеницу ока. И, положив справочник рядом с телефоном, она весьма навязчиво порекомендовала гостье поискать номер именно там.
        - Спасибо, - чисто из вежливости сказала Лариса, она прекрасно понимала, что это издание сейчас можно использовать только для написания мемуарного романа с цитированием тогдашних телефонов. - Антонина Сергеевна, у меня это… кошку я себе завести решила. Не могли бы за ней временно присмотреть?
        - О! Выпускай, конечно, Ларисочка, - высунулась с кухни удалившаяся туда хозяйка,
        - Барсик будет только рад!
        Упитанный рябой кот не отходил от ног соседки, чуял присутствие собрата.
        - Ну что, Барс, вот тебе подруга и невеста, - улыбнувшись, девушка выпустила на пол уставшую от продолжительного сидения на груди кошечку.
        Лариса принялась быстро листать справочник. Что искомое заведение найдется - девушка не сомневалась. Да, предстоит вспоминать всю историю изменений номера, не то попросту не дозвониться. Быстро у нее не получалось, потому что в справочнике отсутствовала функция 'Поиск по ключу', к которой Лариса привыкла при работе с базами данных. Как всегда бывает, если торопишься, страницы не листаются, нужный телефон не находится, зато отыскиваются сотни бесполезных, но настолько забавных, например, номер некого Пофигайло… а время, как кажется в такие моменты, бежит немыслимо быстро, ускользает словно песок сквозь пальцы. Одна-две секунды, и всё, Идалгира не спасти. Вскоре Лариса добралась до перечня клиник и среди них отыскала заведение для душевно больных. В другое место отправить мага народ был бы не в состоянии. Что поделать, шаблонное мышление. Хотя, когда пропадает человек, обычно начинают обзванивать морги и травматологические. Девушка понимала, что такого с ее гостем банально не могло произойти. Зато за его странноватые вопросы первый же прохожий (при условии, что он не играл в 'Вейлингские тайны или
убей Зверроса') отправил бы мага в психбольницу на обследование.
        А что, если Идалгиру попался еще один фанат 'Вейлингских тайн'? О, это равносильно поиску иголки в стоге сена. Ни один поклонник, а тем более поклонница в жизни не признается, что приютила под своей крышей одного из главных игровых персонажей. Останется только ждать, когда маг сбежит из фанатского плена и, может быть, отыщет путь к квартире Ларисы.
        Самое простое - забыть события последних двух дней и вздохнуть с облегчением. А вдруг маг попросту вернулся в Вейлинг? Нет, поклонница компьютерной игры не допускала и такой мысли, когда набирала номер клиники для душевно-больных.
        - Психбольница, - ответил на том конце провода грубый мужской голос.
        - Здравствуйте, к вам… это, - робко поинтересовалась Лариса, растеряв от волнения все слова, - парень ростом… метр семьдесят, на вид лет двадцать, с рыжими волосами и синевато-зеленоватой кожей…
        - Так вам мерещатся зеленые человечки? - не дослушав, задал вопрос мужчина.
        Его голос звучал словно из мегафона, ужасал, заставлял трепетать перед незримым собеседником.
        - Нет, - постаравшись как можно более уверенным тоном рассказать о случившемся, говорила Лариса, - я ищу пропавшего друга… Я уходила на работу и оставила ему ключи, а он…
        - То есть, ваш друг - зеленый человечек? - переспросил голос.
        Да собеседник, похоже, слышит только то, что ему хочется. Лариса помялась, главное, не поддаться на провокационные вопросы:
        - Ну, можно сказать и так, он полукровка из Вейлинга… Я его оставила дома, ушла на работу, а теперь не могу попасть в квартиру. Он ушел с ключами, и я просто уверена, что кто-то из прохожих отправил его именно к вам. Так поступал? Его зовут Идал…
        - Имя не важно, оставьте адрес, мы его привезем.
        Слишком все просто, мелькнула мысль у Ларисы. Она попыталась предложить самой приехать за магом, или попросить санитаров отпустить пациента, объяснив, на каком транспорте добраться. Но когда ей представился доктор, пытающийся втолковать гостю из средневекового мира, что есть троллейбус и кондуктор, девушка поняла, так издеваться над сотрудниками клиники не стоит, не то они ее за дуру примут. Пускай привозят.
        - Куйбышева 58, квартира 19, - с охотой выпалила она.
        В больнице быстро отключились, но Лариса еще долго не клала тяжелую черную трубку. Что-то в этом разговоре было не так, чуяла девушка. И чувства эти ее не обманули. Хорошо, что она не вышла в коридор и осталась ждать у соседки. 'Скорая' психбольницы сработала оперативнее, чем некоторые кардиологи, приезжающие спустя сорок минут после кончины пациента. Не далее, чем через четверть часа в дверь Ларисиной квартиры настойчиво звонили два высоких статных санитара. И один из них в руках крепко держал распахнутую смирительную рубашку. Да-да, ту самую, о которой ходило немало шуток и баек среди школьников и студентов, когда те ради прикола говорили о психбольнице и ее потенциальных пациентах. Как всегда в дурдоме работают люди, которые понимают все буквально. Да и Лариса сама поняла, что позволила себе ляпнуть от досады и про Вейлингское королевство, и про полукровку. Круглая дура! Очевидно, что люди с этим не сталкивающиеся пришлют бригаду санитаров. Надо было продумать свой телефонный разговор. Зато теперь девушка прекрасно знала, что Идалгира в психушке нет. И то славно.
        - Ларочка, это ты себе дурку вызвала? - тихо спросила у уставившейся в глазок девушки соседка.
        - Я хотела как лучше, - пожаловалась раздосадованная Каргаполова.
        - А получилось как всегда, - Антонина могла добавить только это.
        Ну, психиатрическая служба хоть и непонятливая, цепляется за каждое небрежно сказанное слово, но и нетерпеливая. Безуспешно поломившись в двери пустой квартиры с полчаса, санитары выругались и позвонили к Антонине.
        Лариса вздрогнула и на цыпочках отошла от двери по направлению к туалету.
        - Меня тут нет и не было, Антонина Семеновна! - только и успела шикнуть девушка прежде, чем она заперла дверь на шпингалет, а соседка открыла докторам.
        До девушки доносились только отдельные слова, из которых она поняла, что сотрудники психушки приехали якобы по вызову. Будто бы им позвонила некая девушка с ярко выраженной зависимостью от компьютерных игр, которой игровые персонажи начали мерещиться и в реальной жизни. Санитары интересовались у соседки, кто живет в названной им девятнадцатой квартире, а Антонина Семеновна… о, быть бы ей партизанкой, нагло врала, что там обитает парнишка-бухгалтер, и что сейчас он в командировке.
        Но со следующим вопросом, как показалось Ларисе, соседка чуть не выдала ее со всеми потрохами. Один из докторов безапелляционно заявил, будто ненормальная звонила с телефона Антонины Семеновны. Женщина опешила и несколько раз спросила: 'Как?' Один из докторов что-то пытался ей объяснить, но партизанка выдала:
        - Наверное, какой-то шутник подключился. Вона, Федотовне счет пришел за разговоры с Кубой. Так Федотовна наша - женщина одинокая, у нее и родичей-то нет нигде. А тут - Куба на пятнадцать тысяч. Это еще хорошо, что с моего номера по городу звонили… ох уж эти хацкеры компутерные…
        С таким артистизмом Антонине Семеновне впору в театре играть, а не лгать санитарам, которые поверили каждому ее слову и, не солона хлебавши, покинули дом.
        Лариса, тяжело дыша, смотрела в окно, как сотрудники психбольницы устраиваются в газельке с мигалкой и вскоре уезжают прочь.
        - Что там у тебя творится-то? - шепотом, будто врачи, побывав на пороге ее квартиры, оставили тут кучу жучков, поинтересовалась учительница.
        - Антонина Семеновна, - вздохнула ее соседка, - вы не поверите, но у меня в квартире, на самом деле, завелся персонаж из компьютерной игры. Он вылез из монитора, который называет магическим окном. И я оставила его одного, убежала на работу, а теперь…
        - Ты, действительно, бредишь, Ларочка, - положив руку на лоб девушки, вынесла свой вердикт учительница.
        - А вы… - Каргаполову вдруг осенило, - вы у Ефросиньи спросите! Он к ней в квартиру люк проделал!
        - Больная, чего ж я тебя защищала…
        - А вы спросите! Спросите, Антонина Семеновна. Если не подтвердит, вызывайте дурку и сдавайте меня.
        Почему-то Лариса верила, что пенсионерка не подведет и расскажет учительнице литературы абсолютно все, что знает об Идалгире. Когда Антонина Сергеевна сказала, что уходит, девушка тоже собралась, попросила приглядеть за кошкой, а сама решила выйти на улицу: а вдруг свершится чудо, и ее гость из Вейлинга вернется сам.
        Смеркалось, народу на аллее, ведущей от подъезда к проспекту, совсем не было. Все успели разбежаться по домам или разъехаться по клубам. Клены с еще не распустившимися листьями нависали над головой, словно растения из густого магического леса. Темно-коричневый дом, заброшенный детский сад, бесхозная парковка и эти клены запросто могли бы стать местом для съемок какого-нибудь триллера. Лариса шла по разбитому асфальту, ступая как всегда осторожно, дабы не сломать каблуки.
        Охранники, постоянно обитающие на торце дома, уехали как назло, и от этого во дворе казалось еще более пустынно. Как-то с малиновой семеркой под телефонной будкой было безопаснее, - почему-то вдруг подумалось девушке, словно окружающая действительность сигнализировала об опасности.
        Лариса обернулась на хруст веток, раздавшийся у нее за спиной. Черная фигура кинулась к ней, она шарахнулась, но почувствовала, как кто-то очень крепко держит ее.
        - Васян? - девушка узнала в накуренном парне гопника из первого подъезда.
        Ей прекрасно было известно о деятельности двоих восемнадцатилетних пацанов-одноклассников, которых выпнули из школы, закрыв девятый класс без двоек с первого раза, лишь бы свалили. Ребята, состоящие на учете в милиции, не подлежащие по таинственным причинам призыву, праздно шатались по дворам. Все происходящие в округе мелкие неприятности с превеликим удовольствием списывали на эту парочку. Каким образом эти двое выходили сухими из воды, то есть, с чистыми паспортами из суда, никто не знал. Колян, так вообще, жил в интеллигентной семье: мать учительница, а отец тоже что-то преподавал. Мать Васяна, о которой многие твердили, будто она пьет не просыхая, работала в близлежащей поликлинике на пафосной должности: менеджером по клиринговым услугам, в простонародье - уборщицей. Вывод - ни одна семья не имела ни копейки, чтобы дать следователям на лапу. Словно был у хулиганов ангел-хранитель, оберегающий их от судимостей и прочих неприятностей с законом. Так и существовали эти двое как данность.
        Откуда было Ларисе знать, как сильно напугал утром этих двоих Идалгир, и что он не позволил Коляну убить соседку. Знай девушка об этом инциденте, она бы с куда большей охотой и уверенностью направила Антонину к пенсионерке с верхнего этажа. Не ведала пока Каргаполова и о том, что гопники решили разузнать абсолютно все о странноватом персонаже компьютерных игр из пятьдесят девятого дома. И проведали… его домашний адрес. И даже план придумали, как заставить супермена с синей физиономией поработать на них.
        А Лариса была одним из пунктов этого плана. Тем самым, который бы заставил Идалгира как миленького явиться к дворовым хулиганам.
        Девушка в белой куртке до бедер, клетчатой юбке и изящных сапогах до колена, - кажется, это и есть хозяйка квартиры, в которой засел странный герой, лишивший хулиганов их мелкого заработка. Вот они ее и поймали.
        - Хороша, Колян, - заметил обхвативший Ларису за талию Васян, он с благоговением вдохнул цветочный аромат духов девушки. - Чё дальше-то?
        - В квартиру к тебе, и ждем, когда этот заявится, - буркнул товарищ.
        - Уйдиии! - завопила Лариса, будто ее не похищать собрались, а как минимум насиловать или убивать.
        Она не ожидала, что на ее крик отзовутся. Сколько жутких хроник довелось прочитать девушке в Интернете. Из них она прекрасно знала, что хулиганы во дворах оказываются практически безнаказанными, они могут трахать жертву на глазах у прохожих, а те побоятся подойти и прекратить. И никто потом не обратится в суд, не выступит свидетелем. Вывод - если оказался в лапах преступников, расслабься и попытайся получить весьма сомнительное удовольствие.
        Да, за Васяном с Коляном Лариса не замечала извращенских наклонностей. Этим двоим лишь бы дай что-нибудь украсть. Например, сейчас они хотели похитить ее, а спрятать собирались всего-навсего в своем скромном жилище. Интересно, Колян бы представил свою пленницу родителям как гостью или невесту? Явно он не стал бы говорить, что девушка из соседнего подъезда всего лишь заложница.
        - Отстаньте от меня, - шепнула Лариса и попыталась сбежать, но Васян крепко сжимал ее локоть.
        - Ты нам очень нужна, - прошипел Колян, - как вода в пустыне.
        - Как лед в кока-коле…
        - Как деньги бомжу…
        Перечисления бы продолжились, не прекрати это действо Лариса:
        - У меня нет денег! - заплакала девушка, и это была чистая правда.
        - А нам сегодня не деньги нужны, - протянул Васян, крепко прижимая девушку к себе, словно танцевал с ней страстное танго.
        Она вздрогнула, испугавшись, что два гопника решили переквалифицироваться и увлечься куда более тяжкими преступлениями.
        - Нееет! - заорала Лариса словно резаная.
        Хотя парни и не предполагали валить ее на траву, срывать одежду и надругаться над телом девушки. Васян медленно тащил пленницу в сторону подъезда.
        - Объясните, что вам от меня надо?
        - От тебя - сидеть у Коляна дома, - шепнул Васян на ухо девушке.
        Она поморщилась от ударившего в нос перегара. Вот еще! Ей совсем не хотелось идти в гости к дворовым хулиганам. Этакие эстеты, не желают насиловать на улице, запрутся, скажут, будто она к ним по собственной воле пришла. И как всегда отмажутся в суде.
        - Спасите! Грабят! Насилуют! - завопила девушка, понимая, что она стала очередной жертвой хулиганств дворовых придурков.
        Неизвестно, чем бы еще все закончилось, если бы именно в этот момент не раздалось процеженное сквозь зубы:
        - Огненный дождь!
        Куча пылающих алых шариков окружила опешивших Васяна и Коляна, а Лариса почувствовала, что она не стоит на земле, она летит. И приземляется? Она очутилась на чужом балконе в объятьях… Идалгира?! Она слышала, как отчаянно бьется сердце в его груди, как его теплые, нет, горячие руки держат ее за плечи. Да, у него металлизированная кожа, проволочные волосы, но у него большое человеческое сердце. И он отозвался, пришел и спас.
        - Идэ… - пролепетала Лариса, - если бы не ты…они бы меня…
        - Не волнуйся, все будет хорошо… и прости, ладно?
        Он прижал ее голову к своей груди и провел рукой по ее шелковистым рыжим, мягким волосам… Когда-то и у него были такие же, когда его еще не наделили силой, лишив красоты и человеческой внешности.
        - Да не за что мне тебя прощать, я б, наверное, тоже пошла изучать свой край, Идалгир, - ласково сказала она и обняла его за талию.
        - А эти два разбойника, я их уже пару раз пугнул, - ухмыльнувшись, Идалгир посмотрел на трясущихся от ужаса хулиганов, которые давно бы убежали, не кружи у них рядом с носами крошечные огненные шарики.
        - Они хотели меня к себе забрать…
        - Похитить? Чтобы я за тобой пришел? - во весь голос рассмеялся Идалгир.
        Даже Васян с Коляном подняли на него взгляды, словно перед ними был не Вейлингский маг, а главный злодей голливудского блокбастера. И, к сожалению, не только хулиганы среагировали на шум.
        - Воры! Воры на балконе! - орал женский голос у окна. - Караул!
        - Мы попали! - шепнула Лариса, - зачем ты приземлился черт знает на чей балкон?
        Девушка мгновенно отошла от шока и начала соображать трезво.
        - А я думал, это общие террасы, - не на шутку испугался маг.
        - И что теперь делать? Улетаем…
        - Погоди! - чуть заметно улыбнулся Идалгир, взлетая вместе с девушкой.
        Вскоре они приземлились рядом с шокированными хулиганами. Васян с Коляном в ужасе отшатнулись, но когда в щеку одному из них попал огненный шарик, он ойкнул и чуть не сел в грязь. Дырки от заклинания наличествовали на их синтетических куртках, кроссовки тоже оказались местами прожжены. Но парни боялись кинуться прочь, потому что при попытке бегства их настигал один из огненных шариков и прожигал им одежду в разных местах. Попробуй они уйти подальше, кто знает, вдруг огни пожгли бы их насквозь. Идалгир опустил Ларису, прищелкнул пальцами, ликвидируя созданное им же заклинание, и, пока гопники не успели сообразить, что они свободны, маг схватил их за шивороты и поставил их на тот самый балкон, где он только что находился с Ларисой.
        - Теперь все по справедливости, - улыбнувшись, Идалгир спрыгнул с балкона.
        - И что это было, Колян? - спросил Васян, очухавшись после полета.
        - А хрен знает… мы на чьем-то балконе, этаже на четвертом… и мне это не нравится.
        - Слушай, Колян, если нас загребут, заложим шамана?
        - Так вам и поверят! - оба преступника обернулись в сторону аллеи, где стояли Идалгир и его хозяйка.
        - Мы не забудем завтра посмотреть криминальные новости, - отметила Лариса, помахав на прощание рукой.
        - Б…, Васян, - прошипел Колян, - говорил же я, держаться надо от него подальше, а ты - пять штук, пять штук.

***
        Идти по трупам не впервой для полководца. Он погубил все войско Пируаса, чтобы открыть себе окно в этот мир. По сравнению с этим арест дворовых хулиганов - сущая мелочь. Васян и Колян, матеря весь свет, залазили в милицейский уазик, подталкиваемые стражами порядка. По крайней мере, в этом дворе теперь станет спокойнее, уверял себя Андус, добавляя арест хулиганов в список своих добрых дел.
        Только это событие совершенно не приблизило исполнение мечты. Маг появился столь внезапно и так профессионально отбил девушку у хулиганов, что в глубине души Андуса пробудилась ревность. А что, если эта каменная вейлингская рожа влюбилась в его королеву? В Хинту! Хотя, это не так и плохо! Если Андус выпьет всю силу Идалгира, то, возможно, и пылкие чувства мага перейдут и к нему. О, как бы это было замечательно! А влюбить в себя податливую Ларису ничего не стоит.
        О, как она смотрит на его тонкие черты лица, приходит в восторг, вдыхая изысканный аромат его французских духов, приобретенных еще при отлете из Москвы в аэропорту. Она верит каждому сказанному им слову. И, Андус готов был поклясться всем на свете, его королева боготворит его, что бы он ни сделал. Уничтожь он хоть половину этого мира, Лариса бы все равно восхищалась бы им. За что - это уже второстепенный вопрос.
        Но не надо спешить. Маг и хозяйка заперлись в квартире. И следующий шаг предстоит сделать завтра. Только бы придумать ловушку поизощренней. Лариса потому что за вечер обязательно просветит мага о нелепости ситуации в больнице. Не получится больше сыграть в дурачка.
        Все равно, сказывается отсутствие опыта жизни в этом мире. Пять лет в Москве, а потом на Урале помогли Андусу почувствовать себя своим среди чужих, влиться в их толпу. Но, анализируя содеянное, полководец понимал, что выглядит при этом как-то комично и не всегда правдоподобно. Почему ж ему верят? Скорее всего, всему объяснением его обаяние и желание людей получить многое забесплатно.
        Пора заканчивать с этой игрой. Часы гостя из Вейлинга сочтены. Начался обратный отсчет перед последней легендарнейшей битвой Пируаса - человек против драконов. Но чтобы придумать новый план, надо будет с утра проследить за магом и хозяйкой квартиры.
        Глава 11. Кошачье чутье
        Кошка в доме королева. Кошка чует добро и зло. Кошка найдет лучшее место и займет его. Кошка никогда не вернется туда, где ей было плохо. Приобретенная Ларисой бродяжка обладала всеми этими свойствами. Несмотря на непростую судьбу, отречение предыдущих хозяев, блуждание по помойкам и дешевый корм приюта, это животное не потеряло самого главного, своей кошачьей сущности.
        Ей не хотелось быть Муркой и Машкой, коих в этой стране миллионы. Она желала оригинальное имя. Новой хозяйке неизвестно, что предыдущие люди называли ее Федькой. Они не говорили гостям, что брали мальчика, а тот оказался девочкой. Они, гордо задрав носы, утверждали, что Федька - это сокращенное от Фердинанды. Кошка ненавидела это имя, но не отзывалась на него. И как ее душа запела, когда Лариса, перебирая различные клички, вдруг сказала слово 'Мява'.
        Кошка радостно отозвалась на набор звуков, очень похожий на те, что издает она сама, и в ответ получила:
        - Значит, будешь у нас Мявой.
        Пушистая бродяжка, очутившись в уютном доме новой хозяйки, с опаской обходила ее странноватого синекожего гостя. Тот, вольготно расположившись на облюбованном Мявой стуле, пил кофе мелкими глотками и не обращал на новую хозяйку каргаполовской квартиры абсолютно никакого внимания.
        Кошка несколько раз обошла странное человекообразное существо, позвала его, но Идалгир совершенно не желал обращать на животное никакого внимания. Он пил кофе и рассказывал Ларисе о своих похождениях. Когда дело дошло до истории на переходе, Мява уже не выдержала долгой оккупации стула и, навострив когти, попыталась вонзить их в ногу странного гостя… или не гостя, а еще одного существа, которое жило на ее новой территории?!
        Человеческая нога должна быть мягкой, податливой, а не твердой и холодной, как металлическая труба. Больно получив по когтям, кошка, мявкнув, заскочила на колени к магу. Ой, и твердый же он - поняло животное. Следующий шаг - зубки. Мява принялась грызть мезинец своего нового сожителя. Но не тут-то было. Кошка сразу же поняла, что проявить свою ласку к этому существу попросту не получится. Холодный, твердый словно камень, непрокусываемый и нецарапаемый маг разозлил Мяву. Нашипев на Идалгира, она заскочила на стол и, не обращая внимания ни на печеньки, ни на тарелки с бульоном, она уверенно направилась к хозяйке.
        Играть в гляделки для кошки одно из любимейших занятий. Изобразив несчастный взгляд, Мява, медленно шла к Ларисе, жалобно мяукая. Люди не понимают кошачий язык, но вдруг случится чудо и человек угадает желание животного. Кошка прекрасно осознавала, что такое творится чрезвычайно редко. Еще будучи котенком она просила предыдущую хозяйку поиграть, а та волокла ее за шкирку на кухню и давала тошнотворный корм. Умей кошка сама покупать в магазине, она бы в жизни такую дрянь себе не купила. Но приходилось довольствоваться подобием мяса птицы в сушеных печеньках, об которые и зубы несложно сломать.
        Лариса тоже не поняла. Обхватив руками животное, она прижала его к груди. Не угадала, не объяснила, что за отмороженный хрен пьет кофе на самом лучшем стуле в квартире. Никудышная когтедерка, холодный объект и не обратил на путешествие кошки через стол ни малейшего внимания. Прижавшись к теплой груди хозяйки, животное повернулось в сторону Идалгира и прошипело со всей накопленной ненавистью.
        Но когда отморозок рассказал о стоматологии, руки Ларисы вдруг обессилили, она отпустила ошарашенную кошку и ни с того ни с сего заорала:
        - Идалгир! Это что за фигня?
        - У вас так платят лекарю, - пожал плечами маг.
        - По записочкам, да? - возмутилась девушка. - Идэ, ты в своем уме? Вот нацарапала я посланьице, мол, соседка моя, Антонина Сергеевна, паспортные данные я спишу у доверчивой старушки, обязуется заплатить за мои пломбы? И назовусь какой-нибудь ее дальней родственницей. И никто не проверит!
        - У вас что, не доверяют клиенту?
        Лариса была ошарашена совершенной асоциальностью своего гостя. Да, в Вейлинге нет кредитных карточек и банковской системы, все расплачиваются золотыми монетами. Но как взрослый маг поверил в то, что кто-то станет его обслуживать по записке.
        - Идэ, представь, приходит твоя знакомая Арина к лекарю и говорит: 'За меня расплатится Ландос, он будет в городе через три дня!' Станет доктор ее лечить?
        - Нет.
        - Тогда почему у нас в мире такое возможно? Тебе не кажется это подозрительным?
        - Сейчас кажется, - смутился маг, - и вообще, я оставил этой лекарше телефон, по которому звонил твой Андрей. Пусть они сами с собой разбираются.
        - Идэ…. - Лариса побледнела как полотно, - ты представляешь, что ты натворил? Теперь некая компания, которая развела тебя…
        - Знает телефон выродка, что развел тебя! - радостно закончил Идалгир.
        - И что нам это дает? - девушка, нахмурившись, смотрела в светло-зеленые глаза мага, но ничего не могла сообразить.
        Как не в состоянии она оказалась понять, кому вдруг потребовалось найти Идалгира и устроить некий фарс в больнице. Вся эта история с настырными хирургами, стоматологом и оплатой по бумажкам выглядела более чем подозрительно. Ларисе вдруг подумалось, что это все специально организовали для Идалгира, чтобы посмотреть, как маг выйдет из этой ситуации.
        - Слушай, Идэ, - вдруг осенило девушку, - а что, если мальчик, блондин и доктора и открыли для тебя магическое окно. Но почему в моей квартире? Я никого из описанных тобой людей не знаю. Единственное, могу предположить, что блондин - это тот самый Андрей, который развел меня на деньги, откуда-то узнав о моих тайных мечтаниях про Камри.
        - Кажется, с моим появлением в твоем мире, Лариса, не все просто. Я не вылез в магическое окно, а меня туда подтолкнули.
        - Надо срочно выяснить, - взволновалась девушка, - зачем это кому-то понадобилось. И по какой причине окно открылось именно в моей квартире. Меня мучают подозрения, что все события последних нескольких дней попросту связаны между собой. В нашем мире нет магии, факт. Но кто-то знает, что она есть где-то поблизости, а Вейлингское королевство - это не выдумка сказочника или разработчика…
        - А есть и такое? - обалдел Идалгир.
        - Сплошь и рядом, - отмахнулась Лариса, - видел бы ты, сколько фантазеров у нас придумывают всяческие миры, открывают туда магические окна, переселяют свою неповторимую персону и живут припеваючи, развивая сказку вокруг себя, любимых.
        - Неслабо, - затаил дыхание маг, не представлявший, как самый обыкновенный человек мог сотворить вокруг себя целую вселенную.
        Однажды Падрэ, десятилетний мальчишка, не умеющий ходить и лишенный магического дара, придумал мир, в котором он имел крылья. Его отец, священник, помог сыну сотворить задуманное. Весь храм Вейлинга трудился над красочным творением, сумели даже пробить астральную дырку в Небытие и отвоевать там крошечную территорию. Но люди, пускай это десяток священников, увлеченных созданием мира, никогда не сравнятся со всемогущими демиургами. Магическое поле Вейлинга отомстило всем, кто приложил руку к созданию мира. Священники были сожжены заживо, а Падрэ, лишенный обеих глаз, потерял свою человеческую сущность и его душа была перерождена в теле Зверроса.
        - Этим девушкам, - отмахнулась Лариса, - нечего терять. Замкнутые в себе, не имеющие никакого таланта, кроме умения чесать языком, они тут попросту никому не нужны. Да и они многое отдадут, чтобы стать каким-нибудь легендарным чудищем.
        - Странные у вас люди.
        - Не то слово.
        Так бедная несчастная киса, которую бросила даже хозяйка, обиделась на весь окружающий мир, проявив свой протест элементарнейшим действием. Она села в самый центр дивана, нахохлившись, и взирала на происходящее вокруг с должной долей презрения. Не ожидала кошка, что Идалгир, придя с кухни и обнаружив белую кучу меха посреди дивана, бесцеремонно ляжет справа от нее и пригласит хозяйку, на первый взгляд показавшуюся Мяве заботливой доброй девушкой, просто лечь рядом, не обращая внимания на кота. Кошачье самолюбие в итоге оказалось основательно задето.
        - Вот и славненько, - прошептала Лариса, - теперь у меня трехспальный диван.
        Кошка всю ночь пребывала в растерянности: с одной стороны ее не лишили хорошего места и не стали ей помыкать словно собачкой, но с другой эти люди в квартире такие ужасные. Они сами ведут себя словно коты.
        Поход в клинику к доктору Соболеву решили устроить наутро, перед работой Ларисы. По небезызвестному закону подлости заведение, естественно, находилось в другом конце города, причем в той его части, о которой цензурно говорить просто не принято. В столь дальние края, месить грязь во дворах новыми сапожками на шпильке Каргаполову вынуждали две причины, одна важней другой. Во-первых, девушке срочно нужны были деньги, а во-вторых, хотелось как можно скорее разобраться с появлением в этом мире мага Идалгира.
        Мява, вольготно устроившаяся в черной хозяйственной сумке, полным ненависти взглядом одаривала гостя из другого мира. А когда ему еще и пришлось взять животное на руки, потому что Ларисе понадобилось достать деньги за проезд, кошка начала отчаянно плеваться и шипеть.
        Примерно на полпути к клинике Мявочкина шипелка устала, и киска спокойно заснула, протянув передние лапы вдоль по груди мага. Такое не могло не понравиться даже холодному отрешенному пришельцу из Вейлинга, и он мило улыбнулся.
        Лариса с гостем вышли из маршрутки больше чем через час путешествий по пробкам и крутым виражам развязок да мостов. Им открывался совершенно незнакомый район: девушка о нем знала только благодаря газетам, новостям да просматриванию карты 'Дубль-гис', ставшей последние годы несказанно популярной среди многих россиян. Конечно, реальность невозможно сравнить с ровненькими зелеными домиками и фиолетовыми линиями маршрутов. Все куда интересней.
        Старый заводской район встретил своих гостей невысокими домами с массивными белыми карнизами и крошечными металлическими балкончиками, этаким приветом из стародавних советских времен. Они не сравнятся с белыми высотками спального района, они стары и видали немало людей, проходивших мимо когда-то по ровному асфальту, а теперь по каменистым ямочкам да кочкам. Прохожим было не до синекожего мага с кошкой на руках. Они спешили на работу, расталкивая 'конкурентов' по очереди в маршрутку. Девушка в красной курточке до талии и в узких джинсах, с трудом удерживаемых поясом на ягодицах, растолкала всех и пробралась на место рядом с водителем. Через секунду на свободное место устроилась экзальтированная блондинка в длинном черном плаще. Она тут же достала из недр сумочки помаду и принялась подкрашивать губы, напрочь забыв расплатиться с водителем.
        Пробравшись сквозь бешеную толпу, состязающуюся в очередной раз в скорости и наглости, Идалгир с Ларисой огляделись. Клиника по их расчетам должна была находиться во дворе кирпичного дома, на первом этаже которого располагался магазин. Яркая вывеска 'Ветклиника' с изображенным на ней попугаем, охотно направляла каждого прохожего в арку. И алую стрелу мог не заметить только слепой. Судя по рекламе, клиника Бориса Соболева носила звание чуть ли не лучшей по городу, о чем свидетельствовал желтый блин медали на шее у птицы.
        - Странно как-то Андрей этот подставляется, - прошептала Лариса, когда они проходили под аркой.
        Дальше, не понять, где находится клиника было не возможно.
        У входа на скамейке, перетащенной туда от одного из подъездов, расположилось человек пять с животными, и еще столько же стояло. Да, вдобавок, одна бабулька пасла на газоне с не так давно пробившейся травкой серую козу с покосившимся треугольником на шее.
        - Ух ты! Вы их разводите? - Идалгир чуть ли не подбежал к козе и не расцеловал рогатую.
        - В частном секторе, - отрешенно ответила Лариса и, потянув Идэ за рукав, подошла к остальной толпе. - Кто последний?
        Этот вопрос девушка адресовала пареньку с болонкой на руках.
        - Бабуля вон та, - с неохотой ответил он, указывая на пенсионерку с козой, и не без интереса разглядывая лицо Ларисиного спутника.
        - Чего уставился? - холодно фыркнул Идалгир и прикрыл лицо рукой в белой перчатке. Так его далеко не банальная внешность не особо бросалась в глаза. Однако ж острые уши все равно очень эффектно торчали в разные стороны, а медные волосы ярким цветом сверкали на солнце.
        Лариса почувствовала, что ее спутник вот-вот либо вспылит, либо уйдет в себя и примется долго и нудно рассказывать свою душещипательную историю. В очереди люди поверят во все, лишь бы скрасить время.
        - Мы едем на ролевую игру, - девушка попыталась объяснить столь странный вид ее товарища, - мой друг сразу в костюме. Так что, не обращайте внимания.
        Паренек скорчил понимающую рожу и больше старался не пялиться на мага, углубившись в прослушивание музыки с сотового телефона. Хотя, тайком он все равно оборачивался в сторону странного незнакомца.
        Лариса перевела дух и поблагодарила судьбу, что из Вейлинга в Челябинск доставили не взбалмошную Арину, которая бы, вне всякого сомнения, взорвала весь Ленинский район своими опасными заклинаниями только лишь за то, что некто посмотрел в ее сторону криво. Что бы потом нафантазировали и распустили по всем информационным лентам журналисты, лучше и не думать. К счастью, Идалгир намного сдержанней и рассудительней! Но он такая ранимая натура… и все из-за нестандартной внешности.
        Очередь шла медленно, особенно когда в клинику прошла бабуля с козой. Поэтому Лариса была вынуждена позвонить на работу и выпрашивать отгул по причине внезапно подскочившей якобы температуры. Единственная неприятность, подстерегавшая девушку
        - пришлось долго выслушивать причитания секретарши главного бухгалтера, что программист вечно не вовремя болеет, дескать, 1С сегодня с утра накрылась медным тазом и далее по списку неприятностей. Завершился монолог профессиональными советами доктора-любителя Светочки: пить парацетамол и молоко с медом, о чем Лариса знала и без заботливых сослуживцев.
        Каргаполова бы и дальше выслушивала бухгалтерские рыдания, если бы в этот момент на пороге клиники не нарисовалась бабуля, которая волокла за собой, словно осла, свою замечательную козу, перебинтованную вдоль всего туловища.
        Когда Лариса и ее спутник с Мявой на руках зашли в кабинет, доктор Соболев, невысокий светловолосый мужчина, сидел за столом и чего-то писал. Рядом лежал блестящий стетоскоп и вполне уютно располагался в ворохе бумаг желтый дисковый телефон. Наверняка на этот аппарат и звонил совершенно не благородный рыцарь Андрей.
        - Да, какие проблемы? - дружелюбно обратился доктор к вошедшим и обернулся.
        Борис был молод, на вид лет тридцать, может, даже меньше, но точно старше Ларисы. Он был слеповат и носил очки с толстыми стеклами больше, чем на полдесятка диоптрий. И они делали его лицо страшноватым, пугающим, в чем-то даже зверским. Его соломенно-белые волосы бесформенной прической спадали на лоб и уши. Об укладке, такое впечатление, ветеринар и не задумывался. И лохматость делала доктора еще более страшным. Его темные глаза казались за толстыми линзами маленькими и ужасающими на первый взгляд. А полные губы на его худощавом лице добавляли еще этой зловещести. Герой ужасного фильма, не иначе.
        - Я вчера взяла кошку бездомную, хочу проверить ее здоровье! - настойчиво сказала Лариса, забрав Мяву у Идалгира и поставив ее под хирургическую лампу.
        Оказавшись под направленным светом, кошка съежилась, присела и с диким взглядом осматривалась по сторонам.
        - Маленькая, ничего не страшно! - словно колыбельную ребенку, напевал доктор, поднимая кошку на лапы, а потом прослушивая ее сердцебиение.
        Он быстро упросил Мяву не шипеть, и поддаться элементарнейшему обследованию. И вскоре кошка, успокоившись, позволяла Соболеву делать все, что ему потребуется.
        Борис весьма долго осматривал беленького пушистика, потом очень быстро записывал что-то в своем журнале. Да, может, он и страшный с виду, но врач опытный и внимательный, несомненно. Он, словно Айболит, сумел договориться с кошкой, и она перестала бурно выплескивать свои недовольства.
        - Вы взяли здоровое животное, - заключил врач и дописал несколько строк в своем журнале.
        Лариса уже собралась уходить, но тут Идалгир шагнул в сторону доктора и невозмутимо произнес:
        - Вообще-то, мы пришли не только из-за Мявы.

***
        Красненькая Камри, сразу после мойки и тюнинга в автосалоне, словно на продажу стояла перед подъездом, в котором жила Лариса Каргаполова. В мягких утренних лучах солнца машина выглядела просто роскошно, и вряд ли кто спокойно прошел бы мимо такой красоты. Пенсионерки, с утра пораньше вышедшие погулять, и одноногий пьяница с девятого этажа, тыкали в сторону нового автомобиля тростями и увлеченно обсуждали богатого владельца в частности и автотранспорт во дворе вообще.
        За обсуждениями ям во дворе, парковки в песочнице и прочих не касающихся их неудобств, пенсионеры не заметили, как мимо прошла их соседка с пятого этажа, прижимающая к груди кошку. У животного из черной болоньевой сумки торчала только пушистая белая морда. А рядом с девушкой такой же торопливой походкой шел и ее странный спутник, добрый помощник, вчера спасший бабку Ефросинью от вконец распоясавшегося Коляна.
        - Слышь, Михална, - старушка опять ткнула в спину уходящего мага, - они этих двоих чудаков в кутузку упекли.
        - Семенна, - усталым тоном сказал одноногий и вздохнул, - спустя неделю этих отморозков выпустят, как пить дать. Им же скучно в ментовке без хулиганствов-то.
        - А мне рассказали, - задыхаясь от волнения, трезвонила невысокая бабулька в ярком красном халате с синими цветами, - будто отморозки наши на балкон к Тамаре залезли. Там их и повязали, наглецов.
        Долго еще продолжались сплетни, Лариса и маг к тому времени успели дойти до остановки и сесть в маршрутку. А раздосадованный Андус готов был рвать на себе волосы. Эта девушка не заметила воплощения своей мечты - новенькой красной иномарочки - прямо у себя под носом. Какой ужас. Что-то в мире за ночь поменялось. Но еще страшнее было то, что она шла в обнимку с кошкой.
        Разглядев животное, полководец тут же достал из нагрудного кармана смартфон и принялся звонить:
        - Мариш, кажется, они нашли алхимика. Поняла?
        Не дождавшись ответа, он завел машину и, резко сорвавшись с места, вылетел со двора прямо по аллее. Которая для пешеходов.
        - Совсем оборзели, - глядя вслед красной Камри, философски заключила Михайловна, - напокупали иномарок и считают теперь себя королями…
        Глава 12. Допрос с пристрастием
        Лариса и Борис ахнули, глядя на Идалгира. Кошка, в шоке смотрела на непробиваемого и нецарапаемого друга хозяйки, прижалась к груди девушки. Черные зрачки почти полностью заполнили ее янтарно-желтые глаза. Мелкая дрожь объяла все тело животного, но кошка старалась не подавать вида, что напугана. Только взгляд выдавал ее.
        Ветеринар, поправив очки в толстой роговой оправе, искоса глянул на посетителя. Идалгир сразу понял, что вогнал доктора в плохо скрываемый шок.
        - Мы эльфов не лечим, - неудачно пошутил Борис.
        Он больше ничего не смог придумать, но что-то ж сказать просто обязан был. Идалгир грустно улыбнулся, а потом чуть заметный смешок слетел с его губ. В глазах мага читались жестокость и хитрость. В то же время легко можно было различить в его насмешливой маске и нотки грусти и разочарования.
        Что длинноухих в этом мире величают эльфами, маг уже успел убедиться на своем горьком опыте. Девочка с густо накрашенными черной тушью глазами, ехавшая с Ларисой и Идалгиром в одной маршрутке, поглядывая на расположившегося рядом с ней мага, шептала в трубку подруге, живописуя эльфа, что находился от нее на расстоянии вытянутой руки. А затем эта любопытная устроила тайком целую фотосессию. Вряд ли в ее сотовом осталось на память о столь знаменательной встречи с фантастическим существом нечто качественное, но девчонке, по-видимому, был важен факт. ем эта любопытная устроила тайком целую фотосессию. е глаза.
        Вчера в магазине один парень пытался подсунуть Идалгиру блокнот, требуя то ли нарисовать рожицу, то ли написать пожелание на будущее, и при этом тоже звал мага пресловутым эльфом. Если бы все эти люди только видели настоящих эльфов, вечных детей, живущих в солнечной лощине где-то за горами. В их царство отправлялось немало экспедиций из Вейлингского королевства, но ни одна не возвращалась с ценной информацией. Такое чувство, что невысокие длинноухие дети со счастливыми глазами каким-то образом стирали память своим гостям, и те вспоминали лишь о танцах до утра, волшебном эле и сладких пирогах. Никто еще не сумел разузнать ни секрета вечной молодости, ни неприступности открытого и по-детски наивного народа гор.
        Идалгир никогда не желал быть похожим на слащавого маленького эльфа. У него не было совсем ничего общего с этой странной народностью. И он искренне удивился, когда из-за заостренных ушей полукровки его причислили к братии Перворожденных. Причем, складывалось впечатление, что жители этого мира готовы отдать абсолютно все, что у них есть, лишь бы стать собственником какого-нибудь остроухого создания из другого мира.
        - Нет, не Идэ - истинная причина, - постаралась как можно более отрешеннее сказать Лариса, лишь бы продолжить беседу с врачом, которому звонил мошенник три дня назад.
        Девушка уловила чуть заметный испуг на лице ветеринара. А вскоре Борис разволновался не на шутку: его крошечные глазенки бегали из стороны в сторону, щеки покрылись алыми пятнами, а в руках он теребил уже изрядно измятые рецепты.
        - Вам позвонили с моего телефона два дня назад, - Лариса, серьезно посмотрев на доктора, ставила его перед фактом. - После пяти вечера.
        - Ах, - врач облегченно вздохнул и вытер выступивший на лбу пот рукавом, а потом поправил сбившиеся очки. - Мне никто не звонил позавчера вечером.
        Значит, у него есть, что скрывать, но это не относится к звонку Андрея - заметила Каргаполова. Возможно, налоги, двойная бухгалтерия или еще какая-нибудь бюрократическая ерунда. Не удивилась бы Лариса, прими ее Борис за рейдера или черного риэлтора, намеревающегося вынудить продать клинику за бесценок. Андрей в список опасностей не входит, ясно.
        - Хм, - усмехнулся Идалгир, - а будешь врать, я комнату эту в пепел превращу.
        Он прищелкнул, и на правой ладони у мага образовался крошечный огненный шар. Идалгир перебрал пальцами, и он увеличился в несколько раз. Проведя левой рукой над заклинанием, маг сделал шар еще мощнее. Такой шар мог бы и клинику разрушить, и весь дом с прилегающим к нему двором, реши Идалгир создать самое настоящее боевое заклинание. Но маг предпочел воспользоваться красочной имитацией, требующей от него намного меньше сил, и пригодной только для запугивания не разбирающихся в магии жителей этого мира.
        Любой человек из Вейлингского королевства с первого же взгляда распознал бы подделку, от которой не разило жаром. Зато в этом мире даже Лариса ахнула и отшатнулась, а Мява справедливо зашипела на мага, шантажировавшего доктора.
        Но Идалгир не спешил приводить в действие свои угрозы и умоляюще смотрел в сторону Ларисы. Ошарашенная девушка не знала, что и предпринять. Страх объял ее с ног до головы. Но, поймав на себе пронзительный взгляд светлых глаз мага, она поняла, что тот если не блефует, то ждет от нее очередного хода.
        - Да, - добавила Лариса, глядя на трясущегося ветеринара, который и рад бы очутиться подальше от Идалгира, да тесный кабинет не позволял, - каким образом ваш номер тогда сохранился среди набранных? Продолжительность звонка чуть больше двух минут…
        Девушка извлекла аппарат из кармана и, отыскав в списке телефон клиники, открыла всю информацию о звонке и показала доктору. Доктор дернулся, и, судя по его бегающему взгляду, он занимался активными поисками ответа в ближайшей окрестности. Он хочет придумать очередное объяснение, только не знает, как это сделать, чтобы оно выглядело наиболее правдоподобным - догадалась девушка, продолжая наслаждаться представлением.
        - Он высокий блондин, прямо фотомодель с обложки глянцевого журнала, чем-то он похож на Бреда Пита, одевается дорого и со вкусом. У него ясные голубые глаза, взгляд такой уверенный, но в то же время мягкий, а его нежнейший бас просто сводит с ума… а слова… словам его нельзя не поверить! - живописала Лариса, - он называет себя Андреем и работает в автомагазине, Тойотами торгует. И он носит плащ, дорогой английский плащ.
        - Девушка, не знаю я вашего секс-символа, звезды и…, - мельтешил Борис, нервно перебирая пальцами кучу рецептов.
        Идалгир понял, что настало время пугнуть допрашиваемого, и поднес руку со сформированным псевдо-огнем к толстой зеленой папке, на которой покладистым почерком кто-то написал: 'Отчетность 2009' и пачке бумаг, сцепленных массивной черной скрепкой.
        - А теперь знаешь?
        - Я не знаю, о ком вы, - в слезах взмолился доктор, нервно схватив бумаги и прижимая их к груди как самое дорогое на всем свете сокровище, - только не палите мою диссертацию.
        - Тогда на звонок ответил кто-то другой, - предположил маг, мигом потушив псевдо-шар. - Кто?
        Ветеринар скривился, но промолчал. Его плечи тряслись, по щекам текли слезы, и он в принципе не желал ни с кем общаться. Он не один работает в клинике, получается, с интеллигентом в английском плаще мог связаться кто-нибудь из сотрудников.
        - Извините, но это очень важно, - только и смогла прошептать Лариса. - Практически, дело жизни и смерти.
        - Жаль, что ничем не могу… помочь, - еще крепче прижимая к себе чуть не уничтоженную диссертацию, продолжал вздыхать доктор. - Все в отпуске. А медсестра…
        Не говорить же теперь, что идеальный мужчина украл три тысячи рублей, и весь сыр-бор разгорелся только из-за этого. Ветеринар придет в бешенство после устроенного ему допроса с пристрастием. А о подозрениях, что мага Идалгира ищет некто в этом мире, он, вообще скажет, что это сумасшествие, и будет прав. Не исключала девушка и того, что после их с магом ухода доктор Соболев поторопится разобраться с самозваными шантажистами. А это означало, что времени на поиски Андрея практически не осталось.
        - Простите, что так нахально вторглись, но мы ищем опасного преступника.
        - Прекрасно вас понимаю, - заелозил на стуле ветеринар и, поняв, что к нему больше не будет вопросов, постарался вежливо проводить недавних шантажистов, лишь бы пациенты во дворе ничего не заподозрили и не оставили его без заработка. - Но самосуд - не выход.
        Лариса, вздохнув, направилась к выходу. Она напугалась, и ей казалось, что как только они закроют дверь кабинета с той стороны, следователи примутся за поиски шантажистов-самозванцев. А найти ее и остроухого синекожего человека, пускай даже в огромном городе, не такая сложная задача. Идалгир, окинув Бориса взглядом, полным ненависти, последовал за спутницей. Как вдруг в дверях на них двоих налетела невысокая девица с короткими окрашенными в вишневый цвет с желтыми прядями волосами. Ей, что невероятно, удалось оттолкнуть даже Идалгира, который из-за частиц металла в коже и прическе, был тяжелее человека в несколько раз. Она бурей ворвалась в кабинет, застыв перед сидевшим в растерянности доктором.
        - Простите, Борис Сергеевич, проспала, - впопыхах сказала девица, бросая черную сумочку с грубыми посеребренными пряжками на кушетку.
        - Ничего, Марина, - буркнул расстроенный последними посетителями ветеринар. - Вспомни, пожалуйста, тебе никто позавчера не звонил после конца смены?
        Девушка с ненавистью бросила колкий взгляд на задержавшихся в дверях посетителей. Она с пару секунд стояла, замерев, а потом вдруг, словно резаная, крикнула:
        - Я что, еще и помнить все обязана? И чего эти двое на меня так уставились?
        Лариса с Идалгиром, не желая вызывать подозрений, молча удалились. Девушка, уже нацепившая на себя халат медсестры, вышла на порог и проводила их взглядом до угла, а потом рявкнула на сидевших в очереди:
        - Ну! Следующий!
        Отличный получился индикатор, пускай и опасный. Когда Лариса обстоятельно объяснила своему гостю о том, как принято действовать в ее мире после шантажа, Идалгир сам догадался: окажись Борис не чистым на руку, он ни за что не станет обращаться к представителям закона и порядка, чтобы выследить опасного для общества 'эльфа'. Вряд ли ветеринар попросит и истеричную медсестру написать подобный иск. Рано или поздно, маг найдет и отомстит обоим.
        Хуже, если доктору совсем нечего скрывать, и Андрей каким-то образом воспользовался телефоном клиники, чтобы просто замести следы. Тогда жди допросов и встречи с вчерашними хулиганами в местах не столь отдаленных. Судя по словам Ларисы, доблестную милицию не придется долго ждать. И в итоге эти чародеи могут еще заставить подписаться под несколькими преступлениями, которые ни Идалгир, ни хозяйка окна в Вейлингское королевство, Лариса, не совершали.
        Опасная игра. Бег по лезвию клинка. Но пока магу и его спутнице везло. Как долго удача будет оставаться на стороне Вейлингского гостя - никто не мог предположить.
        Когда Идалгир с Ларисой, вернувшись домой к девушке, сидели на кухне и пили кто кофе, а кто крепкий чай, рассуждали о содеянном, они пришли к неутешительному выводу: сыщики из них никуда не годные. Еще пара подобных выходок и можно прописываться в одной из тюрем этого мира, что Идалгиру совсем не нравилось. Ему б в Вейлинг поскорее. Только при мысли об Офелии в пещере Зверроса его сердце сжималось от недобрых предчувствий.
        Мява, не обращая внимания на новых хозяев, лакала молоко из блюдечка.
        Приготовив себе очередную порцию кофе, Идалгир вопрошающе посмотрел на Ларису.
        - Итак, врач утверждает, что не говорил по телефону. Он готов поклясться даже под страхом уничтожения его бумаг, - подытожила девушка. - Могу поручиться, что он либо говорит правду, либо ему нечего терять.
        - А эта нервная девушка, Марина, - продолжил Идалгир. - Как она тебе? Мне она не понравилась. Какая-то подозрительная.
        - Скорее, расторопная, неаккуратная, совсем не такой должна быть медсестра, - поправила Лариса. - Нет ни сдержанности, ни рассудительности. Так и животных загубить недолго.
        - А что, если тот Андрей звонил ей? - предположил маг, - Ты же не знаешь, с кем он там разговаривал. Клиника, кстати, работает до пяти. Андрей, если ты все запомнила и рассказала мне точно, звонил позже. Значит, если Борис не задерживается после работы, он может и не знать, что происходит в клинике потом, кто, например, разговаривает по его очаровательному желтенькому телефону, так?
        - Идэ, ты совершенно прав, - на радостях Лариса обняла Идалгира и чмокнула его в холодную синюю щеку. - Пошли-ка обратно, к клинике, посмотрим сами, что там творится по вечерам.
        Они были на месте уже полпятого. Очередь в кабинет стала меньше, но на этот раз сыщики явились без антуражного животного и решили посмотреть со стороны. Выбрав место в тени арки дома напротив, Идалгир пристально вглядывался в происходящее. Его спутница, надев огромный черный берет, солнечные очки и, облачившись в длинное серое пальто, сидела на скамейке, откуда хорошо был виден вход в клинику, и читала один из детективов Дарьи Донцовой. Лариса на самом деле просто иллюстрировала поговорку 'смотрю в книгу, вижу фигу'. Ее куда больше интересовал кабинет доктора Соболева, нежели взятый у Ефросиньи напрокат детективный роман. Вот и последний мужчина с огромным ризеншнауцером вышел оттуда. '17-10' - посмотрела девушка на часы и оглянулась в сторону арки, где таился ее спутник.
        Через пару минут клинику покинула и Марина, на ходу застегивая синюю куртку. Девушка опять куда-то спешила. Она направилась в глубь дворов, и вскоре скрылась из виду. Не задерживался на работе и сам Борис. Облаченный в светло-серый плащ, держа в левой руке старенький рыжий портфель времен перестройки, молодой доктор запер клинику. Поставив ношу на скамейку, он извлек оттуда аппарат вроде гигантского сотового телефона и щелкнул по нему несколько раз. Не прошло и пары секунд после того, как Борис положил пульт обратно в портфель, как в окне зажглась лампочка. Сигнализация. Теперь теоретически никто не сможет войти в клинику. Лариса даже отчаялась: ничего подозрительного. Один факт ее тревожил - до сих пор ни ее, ни мага не ищут. На улицах не стоят патрульные на каждом шагу. К ней домой никто не приезжал. Возможно, это вопрос времени. Но чутье девушке подсказывало, что ветеринар по какой-то причине не стал звонить в участок и писать иск на шантажистов.
        Как только Соболев свернул за угол, из-за противоположного угла дома вышла… Марина. Сначала она двигалась неуверенной походкой, а потом вдруг, сорвавшись с места, побежала. Резкая девушка, хамоватая, наверное, у нее такой характер от природы - подумалось Ларисе, когда она наблюдала за действиями медсестры. Подойдя к двери, та достала свой пульт и отключила сигнализацию.
        - Становится интересно, - сказал Идалгир.
        Лариса и не заметила, когда маг умудрился очутиться у нее за спиной.
        - Лара, сиди тут, а я послежу за ней.
        Девушка смиренно кивнула. Разделиться не мешает, а вдруг вернется и Соболев. Тогда кто еще придет на выручку магу, вошедшему в клинику.
        Идалгир, наученный опытом странствий по лесу передвигаться бесшумно, пробрался в кабинет вслед за девушкой. Когда он осторожно заглянул в комнату, Марина доставала из ящика стола несколько фиолетовых бумажек с надписью '500'. Такими люди в этом мире расплачиваются в магазинах, помнил маг. Затем медсестра отыскала в ящике толстую зеленую книгу с заголовком 'Отчетность 2010', точь в точь такую, как порывался 'спалить' утром маг. Идалгир к тому времени бесшумно пробрался в комнату и встал за спиной девушки, а она так была увлечена своим занятием, что даже не чувствовала постороннего присутствия. Девушка черкнула короткую, но очень странную фразу в извлеченной из недр стола летописи и положила ее обратно в ящик. Пока она ковырялась с замком, следивший за ней маг успел выскользнуть из кабинета и скрыться в тени арки.
        Когда эксцентричная медсестра, выскочив и закрыв второпях клинику, удалилась к остановке, Идалгир вышел из прикрытия и устроился на скамейке рядом со спутницей.
        - Лариса, она, наверное, ведьма! Из тех, что пытаются найти меня! У нее в кабинете хранится магическая книга, в которой она пишет заклинания. Вечером. Думаю, в этом есть какой-то смысл!
        - Допустим, я тебе поверила, - скептически пробормотала девушка, - что эта медсестра не от мира сего. Но можешь сперва хотя бы сказать, что ты видел в той книге, куда она записывала заклинание?
        - Не могу, - Идалгир поднял с земли обломанную палочку, - я лучше напишу.
        И через несколько секунд Лариса с улыбкой изучала нацарапанное на полусухой земле. Девушка даже обрадовалась, когда увидела эту запись.
        - Идэ, она не колдунья! - улыбаясь во весь рот, сказала она.
        - Тогда кто?
        - Воришка. Она тайком выписывает себе премии и сводит баланс.

***
        Утро - такая пора, когда весь город разъезжается по своим заботам: кто-то спешит в офис, на завод, в больницу или на автозаправку, кто-то торопится в школу или в университет. И в это время только прогуливающие студенты, гости города и некоторые пенсионеры отправляются погулять по пешеходной улице. Не слышно ни звонких песен артистов-попрошаек, художники не торопятся раскладывать картины, и только на книжных рядах торговцы предлагают свой товар. На удачу. Авось кто подойдет и купит.
        Невысокая девушка в маленькой, казалось, детской, совсем ей не по размеру куртке, завернувшись в большой шарф крупной вязки, пробиралась сквозь навязчивых торговцев. Ей бы купить раскраску для сына, какой-нибудь фантастический боевичок мужу на день рождения или хотя бы относительно модное платье для себя. Но не время. И денег нет совсем. После того, как они с мужем приняли правила игры в ипотеку и расписались под договором, денег не осталось совершенно ни на что. Вот и приходилось донашивать старые, забытые еще в школьные годы вещи, давать сыну вместо машинок своих кукол и мужнины детские пистолеты без пистончиков, и целыми днями работать и работать.
        Марине еще повезло с начальником. Могло быть и хуже. А недавно обезнадеженная девушка встретила Его. Человека, о котором она мечтала чуть ли не с того дня, когда десятилетней девчонкой тайком от родителей прочитала первый в своей жизни любовный роман о некогда живших на этой земле благородных рыцарях и прекрасных принцах. Одетый в белоснежный костюм и кремовые туфли, он словно плыл над толпой, в ее сторону, презентуя несчастной Золушке свою сверкающую на солнце улыбку. Это не может быть правдой, подумала тогда Марина, наткнувшись на воплощение чуда прямо у себя во дворе. Но чудо пришло к ней. С доступным бумажником! И девушка поняла, что ей теперь ничего не составит не только расплатиться по долгам, но и хотя бы ненадолго прикоснуться к детской мечте.
        Она чувствовала себя обделенной жизнью Золушкой, когда по двенадцать часов перевязывала больных животных в клинике Соболева. У нее сжималось сердце, когда она видела страдания собачек и кошечек, когда ей приходилось отдавать тело навеки усыпленного животного его безутешному хозяину. Но через час ей снова доктор приносил шприц со смертельной инъекцией и показывал на облезлого старого пса или задыхающуюся кошку, предъявлял квитанцию об оплате. И Марина ставила укол, со слезами отводя взгляд от стекленеющих глаз животного. Это больно. Девушка привыкла. Она не впускала чужую боль в свое сердце. Прикусив губу, она думала о трехкомнатной квартире, по которой ее сынишка катается на детском велосипеде. Она немного умеет: только дезинфицировать и ставить уколы, кастрировать и стерилизовать, убедительно консультировать владельцев по кормам и наполнителям. И всё. Марина никогда не была способной ученицей, ей мало чего доверяли на практиках в клинике. Но она старалась, наблюдала за тем, как умело оперирует Соболев, и очень хотела сама когда-нибудь взять в руки скальпель, чтобы помочь страдающему животному, а
не только сделать кота бесполым существом. Она работала и получала деньги по умениям. Хотела большего и мечтала. Она с завистью смотрела на школьных подруг из соседнего двора, которые умудрились встретить на жизненном пути богатых спонсоров, что подарили Катьке и Наташке по дорогущей иномарке им на двадцатилетие. Ее муж был самым любимым на свете человеком, пускай и не способным на такие щедрые дары.
        А как же принц? Принц нужен для того, чтобы хотя бы раз в жизни почувствовать себя принцессой. Он уйдет рано или поздно, он - легкий весенний ветерок в большом городе. Пролетит - не заметишь. Высокий блондин в ослепительно белом костюме в тот день предложил Марине договор, устраивающий девушку: он ей деньги, причем, немалые, а она ничего ему не была должна. Абсолютно ничего, кроме фиксирования сумм, которые приносил блондин, в бухгалтерской книге клиники.
        - Это ж подсудное дело, - закрыв рот рукой, прошептала Марина, в ужасе глядя на спонсора.
        - Я обо всем позаботился. Просто возвращайся по вечерам в клинику и записывай-списывай те суммы, о которых я попрошу. Мне так надо.
        - И у меня на руках будет непонятно что?
        - Отчего ж? - не понял принц. - У тебя на руках будут деньги, которые тебе, прекрасно вижу, нужны.
        - Почему я? Почему клиника Соболева? - все очарование от воплотившейся мечты ушло на второй план, сменившись страхом. - Неужели нельзя через другую фирму отмывать деньги?
        - Это символично. Надо именно через клинику Соболева. Жди звонка.
        И он развернулся и скрылся в темноте неосвещенных дворов. Тогда, предыдущим летом, Марина и не подозревала, что денежная игра затянется надолго, но она и не представляла, насколько безопасной она окажется. Кредит за квартиру погашался с удвоенной силой, и муж уже было начал подозревать, не появился ли у благоверной богатенький спонсор, который за известные услуги отваливает Марине круглые суммы.
        Ничего не берется просто так. Но оно бралось. Но поганый закон равновесия словно кто-то отменил: прибыв в одном кармане, в другом тоже прибывало. Убедившись, что жена вовремя приходит с работы и ни с кем не обменивается нежными смс-ками, муж вскоре смирился, поверив в отговорку насчет крупных для семьи сумм: 'Клиника процветает, сверхприбыль получаем, дорогой!'
        Так бы дело прекрасного принца и осталось тайной, если бы он вдруг не позвонил в девять утра и не предложил встретиться на Кировке рядом со статуей модницы.
        - Это с работы, - побледнев, сообщила Марина мужу, который тоже собирался уходить.
        Физрук, а по комплекции - настоящий боров, прижал супругу к стене и заорал на нее:
        - Любовник! Знаю!
        Марина, съежилась, так как не придумала, чем и ответить. Оправдываться - нагнетать обстановку. А потом эти 'прослежу' и 'убью слизняка' в устах мужа выглядели настолько красноречиво, что девушка б скорее призналась в несуществующей измене. У нее и прекрасного принца абсолютно ничего не было общего, кроме денег и наивной детской мечты. Но муж в это не верил. Если между мужчиной и женщиной есть общее дело, то оно рано или поздно заканчивается в постели, и счастье этого Марининого принца, что дело еще не дошло до близких отношений, и что он, муж, выследит и наподдает по первое число позарившемуся на его собственность сопляку с толстым кошельком.
        - Не надо так спонсора нашей клиники. Он и Соболеву отваливает, - ныла Марина.
        После этого муж ее отпустил, но пригрозил кулаком, мол, проверю я еще добропорядочность твоего спонсора. Вот медсестра и ехала на нескольких трамваях, лишь бы запутать мужа-физрука. И, как девушке показалось, ей удалось. Муж отстал от нее во втором трамвае. Просто повезло, что в час-пик людей в транспорте больше, чем селедок в бочке.
        И теперь Марина нервно ходила мимо зеркала, в которое смотрелась элегантная бронзовая женщина с зонтиком, существо из начала двадцатого века, придуманное к одному из городских юбилеев креативным скульптором. Сколько туристов сфотографировалось с невысокой барышней, вечно смотрящейся в зеркало… но медсестру совершенно не интересовала достопримечательность. Куда актуальней ей было спрятаться в какой-нибудь кофейне под чутким присмотром прекрасного принца. А то вдруг муж отыщет ее след в мегаполисе и явится про ее душу.
        Он не опоздал. Это она от волнения прибежала рано. Он, как и прежде, плыл через толпу к ней, взял под руку и отвел в 'Сушку', довольно неплохой японский ресторан, спрятавшийся за углом и ютившийся там уже без малого лет десять. Марину обрадовал выбор принца. Он словно понял ее желание закопаться поглубже, лишь бы муж-ищейка не нашел.
        Нежный поджаренный угорь снял напряжение, липовый чай расслабил, а глоток теплого сакэ настроил на добродушный лад.
        - Наконец-то, оттаяла, - улыбаясь, сказал блондин, потягивая уже остывший чай и закусывая кубиком тростникового сахара.
        Так много сладкого. Но ему, похоже, нравилось.
        - В чем дело? Какой алхимик? Я ничего не поняла из твоего сообщения, мой принц! - Марина говорила учтиво, она всегда в беседе с ним предпочитала некий архаичный стиль в обращениях.
        - Прости, это я сгоряча. Кажется, у меня плохи дела. И это значит…
        - Что все заканчивается?
        - Типа того, - стараясь не смотреть ей в глаза, говорил блондин, - и я скоро уезжаю. Сегодня у меня будет к тебе просьба. Боюсь, что последняя.
        Марина вздрогнула. Ей почему-то показалось, что ее прекрасного принца в скором времени убьют, а про отъезд - очередное вранье. Он недоговаривает что-то важное, и оно связано с алхимиком. Хм, странно все это. Откуда в современном мире взяться алхимику? Девушка помнила, как в одном из рефератов по химии расписывала о средневековых колдунах, которые были гонимы церковью. Это все, что она знала про алхимиков. Наверное, прекрасный принц называл так кого-то из своих друзей или в шутку - самого Соболева.
        А еще он умел читать мысли. Потому что, как только Марина все обдумала и виновато уставилась на собеседника, будто разгадала его тайну, тот как-то сдавленно произнес:
        - Отчасти ты права. Может быть, очень скоро меня убьют. Я буду спасаться. И еще… помоги мне, Марина.
        Он схватил ее за руки, жадно глядя в обеспокоенные глаза девушки. Она даже ойкнула от удивления. От нее не требовалось ничего противоестественного. Опять в игру вошли деньги, только значительно меньшие - всего-то две тысячи российских рублей. Марина даже не ожидала, что ее спонсор может размениваться по таким мелочам.
        - Делаешь все так же точно, как и прежде.
        - И всё?
        - Нет. Если тебя кто-то сегодня потребует рассказать, откуда взялись деньги, расскажи им вот что…
        Глава 13. Секреты Марины
        Девушка по имени Марина нервно ждала на остановке маршрутку. Она ходила из стороны в сторону, высовывалась на проезжую часть, не боясь быть обсигналенной подъезжавшим транспортом. Только что подошедшие школьницы, пенсионерка с ярко-зеленой авоськой, два парня в натянутых чуть ли не на нос шапках и черных куртках с изображениями волков, - все они нашли свое счастье куда быстрее, нежели медсестра из клиники Соболева. Девушка курила одну сигарету за другой, постоянно оглядывалась в сторону дворов, словно чувствовала, что забыла там нечто важное или опасалась всевидящего ока, проследившего за ее небольшой, казалось бы, пакостью. Страх шептал ей, что сейчас из-под темного свода арки выскочит несколько спецназовцев, скрутят ее и поведут на допрос. Именно так, а не иначе. Грубо и резко. Прикусив губу, Марина пропустила одну из ярко-желтых Газелей, а потом чуть не выскочила наперерез автобусу, чтобы остановить юркую маршрутку за номером сорок восемь. Но водитель, словно не заметив махнувшей ему девушки, только прибавил газу.
        Марина шикнула под нос и закурила очередную сигарету. Тяжко ловить маршрутный транспорт в часы-пик, но иначе никак. Практически каждому жителю города приходится ежедневно сталкиваться с пробками и толчеей. С этим ничего не поделать. Девушка бросила беглый взгляд на часы, достав мобильный телефон из сумки, и облегченно вздохнула. Пройдя туда-сюда по остановке, она устроилась под столбом с информацией о проходящих тут автобусах и трамваях, и успокоилась. Как ни странно, но после этого она пропустила несколько сорок восьмых и выбрала ту из них, что подлетела к остановке, затормозила со скрипом, и из которой затем вывалилось несколько не очень довольных пассажиров. Одна тетка пригрозила водителю кулаком и, бурча под нос проклятья в адрес 'поганого гастарбайтера', отправилась во дворы.
        'Тише скажешь - дальше едешь' гласил девиз над порогом в маршрутке, куда Марина, бросив на землю испачканную в помаде недокуренную сигарету, и забралась. Все ясно, поняла Лариса - девушка захотела устроиться не где-то там сзади, а в кабине у водителя, вот и ждала.
        Марина не видела, как невысокая девушка с густыми рыжими волосами прошла в салон. Она была в компании подозрительного высокого парня. Будь там чуточку светлее, все сразу же б разглядели, что у спутника рыжей из-под грубых медных волос торчали синеватые уши как у эльфа в понимании жителей этого мира.
        Вышло так, что Лариса села спиной к водителю, а Идалгир - к медсестре. Весьма неплохой расклад, поспешил заметить маг. И его спутница, улыбнувшись, кивнула. Если б Идалгир знал, что его место в маршрутке народом давно прозвано 'кондукторским', и на него люди садятся в последнюю очередь, он бы так не радовался. Какое счастье выпала магу, на каждой остановке передавать по несколько десяток водителю.
        - Почему они не рассчитываются на выходе? - шикнул он, когда надоело работать передающим деньги.
        - У нас так положено, - чуть шевеля губами, ответила Лариса.
        Все ясно. Маг тяжело вздохнул, передавая сначала водителю сотенную купюру, а потом возвращая протянувшей ее тетке сдачу. Кто бы мог подумать, что именно работа бесплатного кондуктора поможет Идалгиру и Ларисе узнать много полезного и время от времени проверять наличие медсестры в кабине.
        Марина спокойно сидела рядом с водителем, пристегнувшись предусмотренным для этого ремнем. Она ехала молча, пока сосед по кабине, невзрачный паренек лет двадцати, не вышел из маршрутки. А после его ухода стало очень интересно… Вообще, обычным смертным в салоне такси ничего и слышно не было, потому что водитель включил магнитолу на полную громкость, и песни 'Русского шансона' могли слушать абсолютно все. Но кто сказал, что Идалгир, у которого уши не только в два раза длиннее людских, но и более чуткие, не сумел расслышать беседы в кабине? Он сидел и наслаждался диалогом, представляя даже выражения лиц медсестры и водителя.
        - Юля? Ну как? - сиплым голосом спросил маршрутчик, выдыхая облако табачного дыма, которое тут же медленно поползло по салону.
        - Четыре Петра… - холодно ответила девушка.
        - Маловато… - разочаровался водитель. - С твоей-то работой…
        - Я, по-твоему, кто, депутат Госдумы? - вскрикнула она.
        - С твоими мозгами им тебе не бывать, - чуть слышно буркнул шофер и продолжил, - Юлька, смелее надо быть! Раньше ж по две штуки совсем другого носила…
        Девушка некоторое время ехала молча, а потом выпалила вдруг:
        - Ты чё, опух?
        - Закомплексованная чтоль? - еще одно облако дыма отправилось в путешествие по салону.
        - Сегодня больше нельзя. Вот если б как-нибудь скот на убой пошел, тогда…
        - Откуда в ветклинике скот? - в интонациях шофера звучала крайняя тупизна, хотя не больше интеллекта присутствовало и в репликах этой Юли.
        Или Марины…
        - Оттуда же, откуда и кредиторская задолженность компании 'Азия-Авто', оттуда же, откуда и кости, - спокойно ответила девушка.
        Наверное, в этот момент она кокетливо закатила глазки и перечисляла все свои достояния на ниве воровства с места работы. Идалгир насторожился. Появление костей в ветклинике можно было объяснить. Вдруг Соболев с медсестрой проводили всяческие опыты над усыпленными животными. Или покупали кости, а потом перепродавали в качестве корма для собак. Но при чем тут 'Азия-Авто'. И что значило это название - Идалгир не представлял.
        - Азия-Авто?! - переспросила у него Лариса.
        Маг кивнул. А девушка прям вспыхнула от неожиданности. Но она не спешила раскрывать перед гостем из Вейлингского королевства всю информацию.
        - Дома, ладно? - шикнула она, намекнув, что пора бы продолжить подслушивать.
        Водитель, выслушав про Азию и кости, хмыкнул и замолчал. Пауза длилась довольно долго. Если считать в остановках, то целых три штуки проехал водитель, не проронив ни слова. Марина тоже воздерживалась от комментариев, будто ждала ответа от собеседника. И он оправдал ее надежды, вдруг поинтересовавшись:
        - И сколько осталось?
        - Двенадцать, - недовольно фыркнула девушка.
        - Петров? - переспросил водитель.
        После этого Идалгир закрыл глаза. Как ему надоели эти бессмысленные нелогичные пререкания медсестры и шофера. Короткие односложные вопросы не позволяли уловить логику рассуждений этих двоих. Одно ясно - они давно знакомы и имеют некое общее дело, которое почему-то надо обсуждать при всех, включив на полную громкость поющий сиплым голосом ящик с записанными исповедями грешников.
        Идалгир в паузы между диалогами прислушался к тому, что доносилось из этого ящика. Обиженные жизнью разбойники, убийцы и воры рассказывали миру о своей незавидной судьбе. Если бы в Вейлингском королевстве хоть кто-то из таких людей позволил себе спеть нечто подобное, так же бездарно демонстрируя отсутствие слуха и голоса, народ бы не понял, это раз, король бы навеки сослал в долину вулканов - это два.
        Медсестра на очередной вопрос о Петрах зашипела словно кошка.
        - …тысяч! Ёжиков! - эмоционально крикнула она, да так, что эти слова услышал весь салон маршрутки, а сидевший рядом с Идалгиром маленький коренастый мальчишка заглянул в кабину и пошутил:
        - Ты что, зоопарк ежовый открываешь?
        - Представь себе! - огрызнулась девица. - А тебе, мальчик, родители не рассказывали, что подслушивать…
        Но она осеклась, закрыла синюю шторку и отвернулась.
        - Что бы это значило? - шепнула Лариса Идалгиру, на что маг лишь пожал плечами.
        Он понимал, что 'Азия-Авто', кости и Марина могут привести к разгадке. Он уже не искал деньги, украденные у девушки, он осознал, что вся катавасия крутится вокруг его персоны. С расследованием в первую очередь связана тайна его появления в этом мире, в этом месте.
        - Петры - точно пятисотки! - рассуждала Лариса. - Четыре Петра - две тысячи. Те самые, что она списала.
        - Ты имеешь в виду фиолетовую денежную бумажку, как мне утром вчера оставляла? - переспросил девушку маг.
        - Ага, ее самую. Иного на ум не приходит. Тем более, ты же сам мне процитировал 'магическую' запись в книге, где ясно было сказано, что девушка выписала себе в зарплату две тысячи.
        Петр. Это император Петр Первый, объяснила Лариса магу из другого мира. Много лет назад он весьма успешно правил этим государством. Потом, спустя две с лишним сотни лет, власть сменилась, и жизнь стала совсем другой.
        - Но что есть ёжики, которых такие тысячи нужны, ума не приложу! - раздосадовалась девушка.
        Она пыталась вспомнить, на каких деньгах могли бы красоваться колючие обитатели леса, но в голову приходила только старая белорусская валюта, давно обесценившаяся и вышедшая из употребления. Вряд ли Марине захотелось бы воровать такие деньги. Значит, под ежами медсестра понимала еще что-то. Разгадка где-то рядом, но как ее найти, не представляли ни Каргаполова, ни ее гость.
        Идалгир нежно взял Ларису за руку и мило улыбнулся:
        - Если честно, мне уже стало интересно, кто за всем этим стоит и что ему от меня надо. Такое чувство, что тут дело повязано на монстра вроде нашего Зверроса.
        Коренастый парень, пошутивший про ёжиков, услышав от Идалгира такие слова, толкнул его в плечо и шепнул:
        - Вы чем-то интересным занимаетесь?
        Лариса, сделав как можно более милый и чарующий взгляд, приложила указательный палец к губам и прошептала:
        - Это… сек-рет!
        Парня такой ответ явно не удовлетворил, даже больше, возбудил чрезмерное любопытство. А оно, зараза такая, начало передаваться по салону. Тетушки, старички, пара студенток, - все они готовы были наперебой задавать различные вопросы незнакомцу с длинными синими ушами, лишь бы прикоснуться к очередной тайне мегаполиса. 'Кажется, сейчас все наше следствие уйдет Зверросу в пасть!' - подумал маг. Он не представлял, как прекратить этот шквал вопросов, на которые он по примеру Ларисы отшучивался дежурной фразочкой 'Это секрет'. К счастью неудачливых следователей, пассажиры выходили из маршрутки быстрее, чем им удавалось вытащить из мага истину. Даже мальчишка, что ехал на соседнем от Идалгира сиденье, вышел из маршрутки за остановку до конечной.
        И тишина. Если не считать воплей очередного раскаявшегося разбойника. Марина молчала. Идалгир с Ларисой тоже не издавали ни звука. Водитель спокойно ехал к последней остановке на маршруте. И всё. Больше никого не было.
        Самое время схватить девушку и заставить ее выложить всю правду безо всяких Петров и Ёжиков. Но это не методы Идалгира. Маг предпочитал, словно дикая кошка, подкрадываться тихо и незаметно, и совершать решающий удар наверняка, чтобы не промахнуться.
        Как только водитель остановился на конечной, Лариса вытолкнула мага и подтащила его к красному киоску со светящейся надписью 'Роспечать'. Как из машины выходили водитель и медсестра, девушка видела в отражении на стекле киоска. Марина некоторое время стояла, обнявшись с черноволосым худощавым шофером, а потом резко отпрянула.
        - Ну что? - спросил водитель у девушки.
        - Отнесу Славику, он будет не шибко рад, но сам вчера только двух принес…
        - Ежей или Петров? - поинтересовался маршрутчик, почесывая затылок. - Я запутался в вашем хозяйстве.
        - 'Только' и 'всего-то' - значит, Петров, а если 'целых' - Ежей, мне уже надоело тебе разъяснять, братец.
        На лице Ларисы вспыхнула счастливая улыбка:
        - Ежи - валюта! Евро, что ли! - чуть не заорала она от счастья, но дабы медсестра не обратила внимания или хотя бы отвлеклась от мысли, что ее подслушали, Каргаполова постучала в киоск и, бросив мелочь на блюдце, попросила у уставшей продавщицы:
        - Телепрограмму за 5 рублей.
        Эта странная девушка, то ли Юля, то ли Марина, ничего не подозревая, прошла мимо киоска и направилась во дворы. Она чувствовала себя в безопасности, а о ведущейся слежке даже и не подозревала.
        На окраине мегаполиса новостройки стоят близко друг к другу, образуя замысловатый лабиринт. И только те, кто живет во дворах, способен разобраться в поворотах и хитросплетениях узких мрачных проходов. Даже когда еще и не особо темно идти между десятиэтажными панельными застройками неприятно. Словно в каменной пещере находишься. Во дворе у Ларисы хоть вокруг домов клены и березы рассажены, кусты сирени или яблони, а тут - поле, на котором жутким лабиринтом выросли строения. И зловеще, и уныло одновременно. Покосившиеся новые столбы, разбросанные всюду рваные упаковки от стройматериалов, обрывки утеплителя, - все это придавало атмосфере района новостроек нотки унылости и заброшенности.
        Идалгир бросил косой взгляд на обогнавшего их с Ларисой человека. Невысокий, в черной куртке и в вязаной шапочке вроде тех, что нравились хулиганам Васяну и Коляну. Он торопился успеть за девушкой. Незнакомец натянул шапку на глаза, сунул руки в карманы и, стиснув зубами зажженную сигарету, упрямо шел следом. Каблучки красноволосой медсестры отбивали по асфальту ровные такты. Девушка шла, не оглядываясь. То ли она знала о преследователе, то ли не подозревала, что ей на хвост кто-то усядется.
        - Вы опоздаете, у вас график, - вся в волнении сказала она, когда человек сравнялся с ней.
        Все-таки почуяла, поняла, узнала. А это ж не кто иной, как водитель маршрутки.
        - Не опоздаю, - уверил он. - Зато могу припоздниться с кредитом.
        Девушка ахнула и отшатнулась. Но водитель оказался проворнее, и успел схватить ее за запястья. Попалась. Она заорала. Но звук, отразившись от многочисленных стен, остался не услышанным. Никто не спешил на выручку. Вот так рассказывать о своих делах знакомому маршрутчику. Он не угрожал, он просто стоял поперек дороги, развернись да убеги. Но страх делал свое дело. Коленки тряслись, руки опустились. Медсестра уже было потянулась в сумку, чтобы достать украденные деньги, как вдруг произошло то, чего ни она, ни водитель не ожидали.
        - Све-ет! - заорал Идалгир, кидаясь в проулок между домами.
        На его правой ладони образовался ослепительно-белый шар, который, спустя мгновение, полетел в сторону незадачливого маршрутчика. Парень уже был не рад, что решил обогатиться не за счет пассажиров, а благодаря болтливой медсестре. Пролетев над его головой, шар взорвался тысячами светлячков прямо перед носом у незадачливого водителя-грабителя. Он еле успел закрыть рукой глаза, дабы не ослепнуть.
        Осознав, что его мелкое злодеяние оказалось тут же пресечено, маршрутчик резко развернулся и… столкнулся с тем, кто этот шар и запустил. Стиснув зубы и сжав кулаки, маг стоял прямо на пути у человека, который посмел поднять руку на женщину. Водитель сглотнул. Кажется, попался. Этих секунд замешательства хватило Идалгиру, чтобы сбить негодяя с ног и пнуть металлизированной коленкой прямо в солнечное сплетение.
        Скрючившись, водитель пятился к стене, стараясь оказаться как можно дальше от неизвестно откуда взявшегося пиромана со взрывающимися ослепительными шарами. Но спаситель девушки не спешил. Его не интересовал мелочный маршрутчик, ему куда нужнее оказалась его постоянная попутчица, которую тот возил уже несколько месяцев как бесплатно, за красивые глаза и лучезарную улыбку, а также за небанальную болтовню. Как только боль начала отпускать, водитель кинулся прочь. Усевшись на край песочницы в соседнем дворе, он посмотрел в небо и прошипел сквозь зубы:
        - И кто меня только надоумил?
        Когда пришедшая в ужас от произошедшего медсестра открыла глаза, она увидела, что спиной к ней стоял высокий осанистый парень в светлых брюках и водолазке. Его густые, красиво уложенные на чрезвычайно устойчивый лак рыжеватые волосы до плеч даже не развевались от дуновения достаточно сильного ветра.
        - С-с-с-спасибо! - поблагодарила героя медсестра, вжимаясь в стену.
        Она до сих пор боялась, что из-за угла снова кто-то выскочит и потребует ее так нелегко доставшийся заработок.
        - Я тебе не за 'спасибо' помог, - холодно заметил Идалгир, оборачиваясь к ней, - мне от тебя кое-что надо. Иначе б я позволил тебя ограбить.
        Маг чувствовал, как дрожала аура медсестры в астральном плане, но не показывал вида. Пусть думает, что он просто очутился в нужном месте в правильное время.
        - Вы… тоже за мной следили? - робко спросила она, разглядывая знакомые черты синеватого лица.
        - Да, - Идалгиру нечего было скрывать, - но не чтобы ограбить тебя.
        Девушка напугалась еще больше, а маг, не показывая ни единой эмоции на лице, продолжил:
        - Я понял. Мы все повязаны. Хочу узнать, чем. Мне нужна от тебя кое-какая информация, но если ты будешь врать…
        Идалгир поднял руку, и на его ладони образовался небольшой пылающий шар. Это не впечатлило девушку, будто она сотни раз видела огненные шоу и спокойно относилась к подобным фокусам. Или она уже успела удивиться, когда заметила, каким образом Идалгир сотворил световой шар. Для пущей убедительности маг швырнул созданное заклинание в сторону мусорного ящика неподалеку. Медсестра ахнула, закрыв рот обеими руками. Как только шар соприкоснулся с помойкой, он словно чихнул, образовав вокруг себя ярко-оранжевое марево. Раздался глухой хлопок, и на месте мусорки не осталось ничего, кроме кучки тлеющего пепла.
        - …мне ничегошеньки не стоит сделать из тебя то же самое, - медленно продолжил Идалгир.
        Она точно поверит, напугается. Маг знал наверняка.
        Девушка попятилась назад, чтобы сбежать подальше, пока не поздно, но тут ее схватили за плечи. Цепкие пальцы сообщника странного персонажа, так неожиданно спасшего украденные на работе две тысячи, не собирались отпускать девушку. Она даже знала, кого увидит, если ей удастся обернуться: ту рыжую, которая приходила к доктору Соболеву с белой кошкой. Кого-кого, а этих двоих подозрительных посетителей медсестра запомнила.
        - Первое, зачем ты обчистила ветеринара? - начала допрос Лариса.
        Медсестра осознавала, что ей не уйти и не наврать. И этот парень в светлой одежде куда опаснее вдруг распоясавшегося маршрутчика. Этот способен в мгновение сжечь что угодно. И никто больше не найдет ее, обратись она горкой пепла.
        - У меня ребенок дома, денег не хватает, вот по секрету каждый месяц по немного себе списываю. Устраивает?
        - Да. Вопрос второй, - продолжил Идалгир. - Ты знаешь шофера? И насколько хорошо?
        Облегчение пришло ненадолго. Медсестра успела перевести дух, пока маг не задал следующий вопрос, который оказался не намного страшнее первого. Тут тоже скрывать нечего.
        - Я даже не знаю его имени, просто вышло так, что я каждый день в его маршрутке домой езжу, вот и болтаем. Ему скучно и мне тоже.
        Наивная простота, вот что, оказывается, скрывалось в душе этой девушки. Похоже, некому ей было открыться, покаяться в своих грехах, вот и выбрала она себе случайного незнакомца. Секреты и тайны тяготили ее, сковывали, она обросла ложью. В Вейлинге, насколько знал Идалгир, для страждущих раскаяться всегда были открыты храмы. И терпеливые священники, в отличие от здешних водителей, бескорыстно выслушивали все исповеди.
        Но все равно, Идалгир попросил уточнить:
        - А зачем ты с ним о деньгах тогда болтаешь, Юля?
        Вопрос возымел свой эффект, девушка тут же потупилась и промямлила:
        - Да не Юля я, Марина я, я ему только Юлей представилась, я его боялась сначала.
        - Странная ты какая-то, противоречивая, о деньгах смело говорила… - не понимала логики медсестры Лариса.
        Она ослабила хватку и отпустила девушку, поняв, что та уже никуда не денется и скорее расскажет абсолютно все, нежели скроется в ближайшем подъезде.
        Марина полными слез глазами посмотрела на рыжую. И в этот момент Каргаполова успела разглядеть мягкие добрые черты лица собеседницы. Да она была не намного старше самой Ларисы.
        И медсестру понесло. Опять. На рассказы о нелегкой жизни, о том, что вынудило ее заняться списыванием 'премий'…
        Марина Шевякова очень рано вышла замуж. За своего одноклассника и первую любовь. За счастьем и радостью, сопровождавшими медовый месяц, девушка с парнем и не замечали, что живут они за счет подаренных на свадьбу конвертов, и что поездка в Египет на медовый месяц и вкусные фрукты вскоре останутся радостным воспоминанием, ровно как и шумный выкуп невесты, когда на каждой лестничной площадке по пути на десятый этаж, подруги устраивали жениху по незатейливому розыгрышу: то канкан сплясать, то найти на листе ватмана отпечаток губ будущей жены, то общипать астру в гадании 'любит-не любит'…Денежный и квартирный вопросы разрушили немало семей, они и пустили нехилую трещину в отношениях Шевяковой и ее дражайшего мужа. Ее не привлекали банкиры, директора и предприниматели, ей хватало счастья со студентом физкультурного факультета, а после уже год как учителем соответствующего предмета в школе.
        Десятки тысяч евро требовались для счастья. Об ипотеке Марина с мужем могли только мечтать. Она закончила ветеринарный техникум в двадцать лет, и тут же пошла искать работу, лечить породистых кошек и собак, лишь бы только не жить на стипендию и постоянные конверты от родителей, в которых денег было в разы меньше того клада, что обрели молодые на свадьбу.
        И как счастлива оказалась Марина, когда однажды на пороге клиники, в которой она работала, очутился амбициозный подающий надежды доктор. Он протянул директору визитку, представился Соболевым и разъяснил, что ему нужен способный сотрудник. И поспешил отметить - зарплата в два раза выше, чем имеет этот сотрудник сейчас.
        Подслушивавшая разговор за дверью медсестра встрепенулась. Это ее шанс. Может хоть с такой зарплатой ей дадут ипотеку, и она, муж и годовалый ребенок заживут счастливо, и перестанут делить одну сосиску на троих. Девушка старалась изо всех сил, показывала руководству, что достойна… и решение не заставило себя долго ждать.
        Увы, зачастую реклама оказывается заманчивее, нежели все обстоит на самом деле. Попав в новую клинику, Марина разочаровалась. Она бы уволилась, но на прежнем месте ее вакансию уже заняли очередной выпускницей колледжа. Пути для отступления перекрыты. На первых порах она пыталась тайком подыскивать новую работу, но однажды Соболев нашел газету с зачеркнутыми объявлениями, и ясно дал понять сотруднице: либо она с ним, либо ни с кем. Зарплата выросла в два раза, как и обещалось. Но семье бюджетников с ребенком на руках этого не хватало.
        Упорная медсестра копила на вожделенную квартиру, обменивала половину зарплаты на евро, которые она в шутку называла ёжиками, держала на долгосрочном вкладе… но когда случился кризис, и курс подскочил в полтора раза, девушка отчаялась. И тут она вспомнила, как в колледже ее учили бухгалтерскому учету.
        Развивающаяся богатая клиника, пускай и стоящая на плечах двоих докторов, немного теряла на очередной незаконной премии. Да и Соболев, казалось, не замечал. Бухгалтера у него менялись отчего-то чуть ли не каждый месяц, их назначал владелец, какой-то дальний родственник Бориса. И уследить за книгой учета оказывалось не совсем реально.
        - Дура ты, Марина, - откровенно заявила Лариса. - Маршрутчику-то зачем о своих геройствах рассказывала.
        А водитель, действительно, оказался ее 'священником'. Когда медсестра первый раз утащила из сейфа 'премию' и подделала подпись главного бухгалтера, она, словно пришибленная, сидела в маршрутке. Водитель посочувствовал ей, попытался снять напряжение разговорами. Но напуганная девушка только и нашла, что представиться чужим именем и рассказать о своем не очень богатом существовании и желании приносить с работы капельку больше денег. И он предложил ей ездить бесплатно, как истинный джентльмен. Двадцать рублей в день для Марины много значили.
        - Только зачем вам все это? - закончила свои причитания медсестра.
        Ее пронзительный взгляд остановился на светлых глазах Идалгира и не собирался отпускать мага, пока тот не ответит. Да, она повела себя как наивная школьница, выложив душу первому встречному, но от этого подозрений закралось отнюдь не меньше.
        - Понимаешь, Марина, - начал Идалгир, - мы ищем одного человека по имени Андрей.
        - Не знаю никакого Андрея, - пожала плечами медсестра.
        Зато Лариса мигом включилась в разговор и принялась во всех красках живописать неотразимого принца, она восхищалась всеми его чертами, стильной одеждой и обходительными манерами. Не знала ж девушка, что этот прекрасный принц расплатился в ресторане ее деньгами. Зато она не понаслышке знала, что этот человек работает в автосалоне 'Азия-Авто', куда, кстати, не мешало бы и наведаться завтра с утра перед работой.
        - Автосалон? - Марина говорила об этом магазине как о чем-то далеком и несбыточном.
        Возможно, девушка и мечтала о простенькой машине, но понимала, что им с мужем бы сначала за квартиру расплатиться да сынишку вырастить. Куда ей думать об азиатских авто, элегантных, проворных и надежных.
        Девушка попыталась было что-нибудь вспомнить, но, помотав головой, заметила:
        - Не знаю, а как он связан с нашей клиникой?
        Рассказывать о глупом разводе со стороны прекрасного принца на белой Тойоте Ларисе очень не хотелось. Они с Идалгиром предстали перед девушкой мудрыми сыщиками, и говорить про разводы мошенников - выставлять себя дураками.
        - Он звонил вам, - ситуацию спас маг, - может быть, вашему главному врачу или бухгалтеру.
        - Наша новая бухгалтерша в отпуске, - тут же поспешила воспротивиться Марина, - мы с Соболевым уже неделю как вдвоем в клинике. Так надо руководству.
        - Значит, он звонил Соболеву! - мигом предположил Идалгир.
        - Борис ни с кем не общается по телефону, - парировала медсестра. - Телефон - моё. Для Бориса телефон - это словно предмет из другого мира: нечто чуждое и пугающее.
        - Но не вашему ж домовому тогда звонил этот Андрей! - возмутилась Лариса.
        Хотя, если Идалгир может жить и колдовать в этом мире, почему бы и домовым не существовать. Мало ли, вдруг они пролезли через магические окна.
        - Только зачем вам все это? - не понимала Марина.
        - А с какой стати мы должны обо всем рассказывать подозреваемым? - сощурившись, маг пристально уставился на красноволосую коротышку.
        Марина поежилась и отшатнулась. Она все поняла: эти двое кого-то ищут, ее подозревают, и поэтому вытащили всю ее подноготную. И если выплывет нечто неприглядное, то именно на нее затем подадут в суд за списанные премии и украденные копейки. Уж что-что, а пара тысяч для клиники Соболева явно не были громадными деньгами.
        С ними надо сотрудничать, им необходимо помочь, поняла девушка, делая решительный шаг в сторону мага:
        - Расскажите мне все, я помогу.
        - Поверишь? - с подозрением в голосе спросил Идалгир.
        - Во что угодно! - девушка была готова на все.
        - Даже в магию и переходы между мирами? - ошарашила ее Лариса.
        Медсестра некоторое время пребывала в шоке, но потом, стиснув зубы, кивнула и предложила встретиться завтра вечером рядом с клиникой.
        - Вот дура! - шепнул Идалгир своей спутнице, когда медсестра скрылась в подъезде.
        Лариса предпочла сперва промолчать, но когда они зашли за угол, буркнула:
        - Чего ты так?
        - Дура неописуемая. Зато я уверен, что она не врала.
        Лариса остановилась и задумалась:
        - Врач и медсестра не врут под страхом смерти. Это значит, есть кто-то третий, либо… она настолько умна, что водит всех за нос.
        - Тогда нам, тем более, стоит зайти в логово врага.

***
        Что же он натворил? Ильдар, маршрутчик от бога, как он иногда в шутку называл себя, не мог понять, что за наваждение нашло сегодня на него. И все из-за денег, из-за дурацкой сверхприбыли в тысячу евро. И надо ж было повестись на две иностранные бумажки, которые сунул ему в карман респектабельный молодой человек на черной Субару. Всего-то и нужно было - инсценировать ограбление девушки, которая выйдет на конечной.
        О, Юльку, как представилась красноволосая несколько месяцев назад, когда устроилась на работу в ветклинику, он боготворил. Он с первого взгляда влюбился в это милейшее курносое лицо, покрытое веснушками, в ее пустую болтовню, которую он рад был слушать на протяжении всего маршрута. Девушка жаловалась на жизнь, но ее истории казались Ильдару достойными сюжетами для триллеров и мелодрам. Юлька не рассказывала ничего сверхъестественного, но ее отношения с мужем, зашедшие в тупик, байки о вредной свекрови, оберегающей сыночку от стервы-захватчицы, о брате-гуляке и сестричке-эмо, однажды чуть не вскрывшей себе вены, просто очаровывали его. Маршрутчик с нетерпением ожидал следующего вечера, когда ему доведется слушать очередную серию из жизни Юльки и ее разношерстной семьи. Откуда было знать маршрутчику, что пассажирка попросту выдумала все это, лишь бы скрасить часовой путь домой по пробкам. И куда реалистичнее были бухтения бабок о повышении цен на картошку или радостные вопли курсанток, сдавших испытания в гаи.
        Так повезло Ильдару, что его маршрут пролегал через 'полигон' для сдачи водительских экзаменов, и счастливые курсантки, обретшие права, не были редкостью. Парни не настолько эмоциональны, потому и не запоминались водителю.
        А теперь он продал Юльку за какие-то две мятые европейские бумажки, что достал из кармана незнакомец в модном черном плаще. Девушка больше никогда не прыгнет к нему в кабину, и 'Санта-Барбара', рассказанная ей, оказалась оборвана на интересном месте: бульдог Юленькиного мужа погнался за сестричкой-эмо и прокусил ее мохнатую розовую сумку, а оттуда высыпалось… В следующей серии, наверняка, эмо в очередной раз попробует вскрыть себе вены, оплакивая драную сумку, только старшая сестра не позволит ей этого и зашьет дыры черными нитками. Каким образом, маршрутчик очень хотел узнать, но… всё, история закончилась, и стоила она каких-то тридцать девять тысяч. За такие деньги даже Жигули подержанные с трудом купишь.
        Ильдар только сейчас понял, насколько привык к своей болтливой пассажирке. Сотни и тысячи других - совсем не то. Он осознал, что совершенно не может жить без присутствия Юли. Но доверие подорвано, девушка, завидев его газель, скорее, перейдет на другую сторону и уедет на край света, лишь бы не пересечься с водителем-разбойником.
        И, самое главное, зачем было этому богатенькому пижону инсценировать ограбление? Чтобы Юлю спас этот психопат с прожектором? Не мог же этот банкир, бизнесмен или кто он там влюбиться в бедную медсестру, живущую на украденные тайком премии. Таким людям, как этот красавец на матовой Субару, впору тащить в свое дворянское гнездо девушек несколько другого круга.
        Что-то тут не то. Вокруг Юли творились странные дела, понял Ильдар. У него было врожденное чутье на интриги. Он родился в крошечном ауле в Кавказских горах, в нескольких десятках километров от Пятигорска. Можно сказать, появился на свет за рулем. Отец возил грузы между деревнями, когда мать дожидалась его из очередного рейса. Только сын подрос, она отправляла и его иногда посмотреть мир из окна отцовского грузовика. Ильдар, получается, с детства обожал дорогу, и с двенадцати научился сам управлять техникой. Пускай не было удостоверения! В горах важней не документ, а навык. Не раз он помогал отцу, ведя грузовик ночью по серпантину. Тяжело, сложно, но можно. А когда отца не стало, сын отправился искать заработка сам. Он чуть ли не каждый год менял место жительства. Не потому, что не нравилось или выгоняли, просто находил начальника, платившего больше. Работа не отличалась оригинальностью - желтая газель, маршрут через весь город, тысячи пассажиров в месяц, мятые купюры в бардачке. Один хозяин сменял другого. Пятигорск, Саратов, Самара, Оренбург, Новотроицк, Уфа, Златоуст, Екатеринбург… Он везде
намотал сотни тысяч километров, сменил не одну Газель, подружился с дивизионами гаишников. Лица пассажиров не запоминались. Все как один - просто люди, которые протягивали ему десятку за проезд… пока в один прекрасный день в кабину к водителю не села она, представившаяся медсестрой Юлей.
        В тот день мир перевернулся с ног на голову. Ильдар, только завидев девушку, понял, что именно ее он захотел бы привезти домой, в родной аул, представить матери и назвать женой. Хотя и знал-то о ней кавказский водитель только по россказням в стиле бразильских мыльных опер.
        И он продал свое счастье за тысячу евро. В очередной раз эта мысль принялась мучить его совесть. Ради небольшой суммы, что он, Ильдар, должен был одному водиле, которому он осенью разбил фару и легонько смял багажник, он предал свою любовь. Какой он, все же, ничтожный человек.
        Он с грустью поднял глаза, когда мимо промчалась его возлюбленная, прижимая к уху мобильный телефон…ласьодному водиле, которому он однажды разбил фару и легонько смял багажник, оньи. ик с нетерпением ожидал следующего вечера, когда ему доведется слушать очередную серию из жизни Юлькдурацкой сверхприбыли в тысячу евро. себя, не мог понять, что за наваждение нашло сегодня на него. И вс
        Глава 14. Белое и черное
        Расторопность никогда не приводила ни к чему хорошему. Идалгир с детских лет знал эту истину, он всегда стремился сначала обдумать, а потом приниматься за дело. Его престарелый дед, до неузнаваемости изменивший внешность внука, не раз говорил о том, что в нерасторопности Идэ скрывается немалая сила.
        Вот и сейчас, стоя перед подъездом, за серой железной дверью которого скрылась Марина, маг словно чувствовал: история с медсестрой не окончена, она только начинается. Не следует спешить и уходить отсюда. И предчувствия не подвели. Идалгир и предположить не мог, что он так быстро найдет очередную зацепку в поисках Андрея. Медсестра, по всей вероятности, была не просто дурой, как подумал сперва маг, а неописуемой дурой. Не успели Идалгир и Лариса отойти от дома, где жила девушка, как она, прижимая к уху мобильный телефон, пулей пронеслась мимо них. Она не замечала никого вокруг, потому что интересовал ее исключительно говоривший.
        - Миленький, прости, проблемка возникла! Уже еду! - пела в трубку девушка.
        Маг и Лариса удивленно переглянулись. Мало того, что они не ожидали возвращения медсестры, они не предполагали, что она предстанет перед ними в таком амплуа, да еще к тому же и не заметит недавних дознавателей.
        - И что это значит? - не отрывая удивленного взгляда от убегающей все дальше девушки, поинтересовался маг.
        - В вашем мире, что, нет неверных жен и любовников? - его спутница просто не ожидала такой наивности.
        Есть, еще как есть. Где существуют браки по расчету, где имеются договоренности, где люди иногда выходят замуж и женятся на первом встречном, где у некоторых ветер гуляет в голове, - там существует и супружеская неверность. Она культивируется и произрастает, находит плодородную почву, несмотря на жестокие законы, изданные сотни лет назад.
        А в Вейлингском королевстве с изменниками поступали просто. Обманутому мужу или жене закон разрешал уничтожить неверного магическим путем. С некоторых пор королевство охватила волна убийств, а после особо боязливые и нечестные люди предпочли не иметь дела с обладающими магией собратьями. Узнай кто о том, что его любимая владеет ворожбой, так и все, отношениям конец. В какой-то мере это способствовало повышению магической силы у нескольких поколений волшебников. Маги создавали семьи только с себе подобными. Это преумножало силы и способности у их детей.
        Но двести лет назад король Вейлинга Филиппус Справедливый издал указ, согласно которому неверный супруг передавался властям, проводилось дознание, и если обвинения обманутой стороны оказывались обоснованными, изменника казнили прилюдно на площади. А иначе… под суд попадал клеветник.
        Вот после издания этого закона жизнь в Вейлингском королевстве окончательно наладилась. Подставляться никто не желал, но многие жители перестали избегать близких отношений с колдунами.
        Вспомнив обо всем этом, Идалгир честно признался:
        - Практически нет!
        И это несказанно удивило Ларису, в мире у которой измена была самым что ни на есть обыкновенным делом. Игровой мир, откуда явился Идалгир иначе, как сказкой, теперь назвать было невозможно.
        - …боятся… - разогнал мифы о невинности своего мира маг и вкратце поведал о введенных пару сотен лет назад законах.
        - Очень мило, - буркнула себе под нос девушка. - Нам бы ваши законы.
        Она вспомнила о своем бывшем возлюбленном, за которого ей хватило ума не выходить замуж. Этот человек не очень красиво поступил с девушкой. А она повела себя как обиженная кошка: махнула рыжим хвостом и ушла навсегда, поставив жирный крест на трех годах совместной жизни. Нечего было приводить свою предыдущую пассию домой и устраивать ей фотосессию в стиле 'ню'. Фотограф из бывшего Ларисиного ухажера был, естественно, аховый. Купив мыльницу за десять тысяч, человек возгордился обретением техники марки 'Никон' и пустился фотографировать все, что видит, как видит, и о чем мечтает, тратил заработки на штативы и объективы, которые не умел и правильно использовать. Нет бы, заснять ее, Ларису, нагую с букетом лилий. Но на диване, купленном вместе с гражданским мужем, позировала другая, брошенная парнем три года назад Ленка, невзрачная полноватая девица, далеко не идеальная модель. Ее смазливая улыбка, ее насмешливый взгляд больно ранили Каргаполову, которая прочитала в выражении лица 'обнаженной модели': 'Он всегда был моим! Моим и останется!' В офисе у Ларисы можно было бы найти куда более симпатичных и
молодых красавиц для фото-опытов. Пускай между той моделью и фотографом абсолютно ничего не было, если 'верить' его словам, пускай это всего лишь снимок. Но КТО и КАК заснят - это говорило о многом. Эти 'Я не понимаю, почему ты рассердилась, любимая!' - показались Каргаполовой откровенным детским лепетом человека, не способного любить, человека, который не понимает, что такое дом и семья. Терпеть такого 'мужа' под одной крышей Лариса не смогла. Началась длительная оборона: теперь горе-фотографа ждали отклоненные звонки и заблокированный профиль в аське, неработающий мэйл и отключенный городской телефон. Лариса забыла его за день. Любила ли - не ясно. Но прощать не собиралась.
        Законы б Вейлинга ей в руки. Приговор бы не заставил себя долго ждать. Выложенная 'Вконтакте' в качестве аватарки фотография загорелой после солярия Елены с мелкой подписью снимавшего могла бы стать неоспоримым доказательством.
        - И ты б позволила повесить его? - поинтересовался Идалгир, выслушав всю историю спутницы.
        - Да, - Лариса до сих пор не простила свою первую любовь.
        Казалось, она и сейчас была готова вонзить кинжал в сердце обидчика. И только после этого она бы почувствовала себя отомщенной. Нет, она ни капли не плакала, эта стадия давно уже прошла. Скорее, она вспоминала события минувших дней с саркастической улыбкой и постоянно упрекала себя в неописуемой глупости, позволившей ей близко подпустить к себе морального урода.
        Она б и дальше изливала душу о несчастной любви, убившей веру в прекрасное чувство, заставившей возненавидеть один из отдаленных районов города, и о гнусных репликах молодого человека, который попросту унижал Ларису, дабы заставить ее саму собрать вещи и уйти. Это сейчас девушка понимала: парень, который за пару месяцев до инцидента с Леной начал придираться по мелочам, решил избавиться от нее как от подержанной сломанной вещи. Паршиво, но так оно и есть.
        Сейчас надо было догонять Марину, а не предаваться воспоминаниям об убитой любви. Через минуту Идалгир с Ларисой уже выбегали на остановку, где, к их несказанному удивлению, медсестра беспечно усаживалась в маршрутку к некоторое время назад чуть не ограбившему ее водителю. Одно успокаивало, владельца газели в окрестностях его желтого имущества почему-то не просматривалось. Машина одиноко стояла под зажженным фонарем, и в нее набивался народ. И все эти люди надеялись в скором времени уехать.
        - Так, - почесал затылок Идалгир, - разбойник оставил свой желтый ящик и смылся…
        - И что? - не поняла, куда клонит ее спутник, Лариса.
        - Мы успеем кое-что сделать! - уверенно заявил маг, залезая в кабину водителя.
        Да он с ума сошел! Это первая мысль, посетившая девушку. Вторая, более разумная - а ключи-то от машины у водителя! Но когда Каргаполова залезла в кабину, она ахнула от удивления. То ли сегодня был их с Идалгиром день, то ли кто-то специально подогнал маршрутку с забытыми в замке зажигания ключами.
        - Это неспроста! - взяв в руку простенький брелок, шепнула себе под нос Лариса.
        Она не верила в такую удачу. Оставленным ключам обязательно должно найтись какое-либо разумное объяснение. Получается, маршрутчик спешил догнать жертву. Нет, вряд ли нормальный водитель даже второпях забудет ключи. Значит, ему кто-то приказал сделать все это нарочно. Опять же, и в этом случае владелец не оставит ключи и будет присматривать за имуществом со стороны. Потому логичнее всего одно из двух: либо маршрутчик действовал под влиянием гипноза, либо кому-то специально надо было оставить машину с включенным двигателем.
        - Ты не веришь в удачу, - выслушав все доводы девушки, пробурчал Идалгир. - Лучше расскажи, как она едет.
        - Ты же… не умеешь! - попыталась остановить его Лариса, ерзая на пассажирском сиденье.
        Оказаться рядом с неумелым водителем маршрутки - это как попасть в комнату ужасов на десятирублевый сеанс. А теперь еще ей, совершенно не разбирающейся в технике вождения, пришлось бы рассказывать магу о том, как стронуть с места газель с пассажирами.
        Маг хитро прищурился и посмотрел на свою рыжую спутницу.
        - На-у-чусь! - процедил он сквозь зубы, сжав Ларисе коленку холодной металлизированной рукой. - Рассказывай.
        Легко попросить. Если б Идалгир знал, что девушка два дня назад только начала подумывать о курсах водителей в связи с покупкой очаровательной красной Камри. Так что, об управлении любой машиной она знала только по наблюдениям, которые и поспешила изложить:
        - Так, без понятия, для чего нужна та левая педаль, фиг знает, для чего она нужна, но чтобы поехать, маршрутчик давит ее, отпускает, и в это время выжимает самую правую.
        - Какая чушь, нельзя одной педалью? - скривился маг.
        - Э… - махнула Лариса, - если бы только ею. Ты рычаг видишь?
        Идалгир погладил обшитую кожей головку рычага и попробовал его куда-нибудь потянуть. Но спутница резко сказала:
        - Сперва от себя. Проедешь пару столбов и на себя. Потом опять от себя, и после на себя, - вспоминала действия маршрутчиков пассажирка. - И главное, всегда при этом проделывать фокусы с левой и правой педалями. Идэ, может, ну ее, эту газель, а? Ну не могу я тебе доходчиво объяснить, как с ней управляться и что значат циферки на рычажке.
        Но маг был непреклонен. Он решил, что научится сам ездить на маршрутном такси, значит, никто уже не заставит его свернуть с выбранного пути.
        Девушка махала руками и сопротивлялась:
        - Нет, стой, это у тебя лоб железный, а я, а люди? Не умеешь, не езжай!
        - Я тебя вылечу, - шикнул маг на девушку, хотя и глубоко сомневался в своих способностях как целитель.
        Офелию б сюда…
        - И больше не ори на всю маршрутку, не пугай народ! Поехали.
        И маг вдавил в пол левую педаль. Ничего не произошло. Моторчик монотонно жужжал, но маршрутка не собиралась ехать. Кто-то в салоне высказался, мол, наконец-то поехали, не прошло и десяти минут. Лариса, прикусив губу, сидела и ждала результатов безуспешных попыток ничего не смыслящего в технике мага. Но… как ни странно, у него получилось тронуться с места.
        Девушка ойкнула, закрыв рот руками. Она на полном серьезе приготовилась к скорой и неминуемой кончине. Только бы Идалгир не принялся нажимать на все кнопки подряд и дергать пресловутый рычаг, после манипуляций с которым маршрутка, вообще-то, набирала скорость куда охотнее.
        А маг начинал входить во вкус. Ему каким-то чудом удалось вырулить с остановки, и теперь газелька медленно плелась по широкому проспекту, залитому скудным светом фонарей.
        - Водитель, нельзя ли побыстрее? - возмущенным тоном фыркнул некто из салона.
        Идалгир только и понял, что это не Марина. Но скорость прибавил. Как учила Лариса с передергиванием рычажка в положение 'два'. А пока маршрутка, ёкнув, начала разгоняться, маг с любопытством рассматривал все, что присутствовало в распоряжении у водителя. Единственным безопасным прибором магу показался только небольшой кассовый аппарат. Рычажки у руля с какими-то странными рунами, круглая красная кнопка с двойным треугольником и жуткая панель с подписью 'Пионер' совершенно не внушали доверия. Особенно когда после нажатия на одну из кнопок по салону понеслась песня сомнительного содержания о шоколадных зайчиках. Такое бы дать Арине послушать, она обожает есть много сладкого.
        Мотор бешено ревел, а маршрутка ехала как-то очень неуверенно. Похоже, пора передернуть рычаг - решил маг. Кажется, он в общих чертах начал понимать, как ездит этот незнакомый ему ранее транспорт. Левая и правая педали достигают некого равновесия, и потом выбирают из коробки с рычажком всю возможную энергию, когда двигаться становится тяжело, надо передернуть рычаг в другое положение. А ведь принцип действия этой штуки практически подчиняется законам магии Вейлинга!!! Одни устают - другие работают.
        - Идэ! - вдруг завизжала Лариса, хватая мага за локоть.
        - А?! Что?! - недоуменно посмотрел на девушку Идалгир.
        - Дерево! - заорали Лариса и пассажирка, сидящая рядом.
        Не научившийся еще рулить маг, отпустил управление и решил довериться тому, что он умел с самого детства - волшебству, которое в этом мире не могли применять местные жители.
        - Ветро-щит! - вытянув руку вперед, процедил сквозь зубы маг.
        Да ему было легче потратить чрезвычайно много энергии на защиту газели от повреждений, нежели попросту крутануть руль. Окутавшее машину белое марево походило со стороны на светящийся кокон. Он на вполне приличной скорости (а Идалгир уже раза три успел дернуть за рычаг) врезался в растущую у бордюра липу, повалил ни в чем не повинное дерево, и полетел дальше.
        Через пару секунд после столкновения облако развеялось, являя миру абсолютно целую газель (если не считать замотанного скотчем бампера, но это произошло задолго до появления в Челябинске Идалгира). Дерево же чудесным образом свалилось на землю, к счастью, никого не придавив. Бешеная маршрутка, проехав немного по тротуару, вылетела на проспект.
        - Идэ, надеюсь, это последний экстрим, - прошептала Лариса.
        - Нет, к сожалению! Я не научился останавливать эту телегу!
        На счастье Идалгира дорога до клиники оказалась практически прямой. Если левые повороты как-то еще удавались начинающему водителю-волшебнику, то на правых он не успевал среагировать и до конца выкрутить руль. И тут на помощь приходила мощная защитная магия, благодаря которой летели на дорогу рекламные щиты и светофоры, а пассажиры орали от ужаса, а потом от счастья, что остались живы, целы и невредимы. Еще одно удобство - поздно вечером на улицах мало машин, и магу не довелось обучаться искусству торможения в пробках. А то кто знает, скольким жителям города пришлось бы чинить свои багажники.
        - Так… почему мы по встречной едем? - вдруг поинтересовалась Марина, заглянув в кабину.
        О, да, Идалгир совсем не разбирался в правилах и летел навстречу своим приключениям по самому центру дороги. Лариса сидела, пристегнувшись, и в ужасе смотрела на две сплошные линии, уходящие прямиком под центр их машины. На таком жутком аттракционе она в жизни не каталась. Все эти 'Сумасшедшие поезда' и 'Русские горки' в парках - унылое фуфло по сравнению с ездой по встречной вечером, когда выходят на улицы любители острых ощущений и сверхбыстрой езды.
        - Идэ, правее, - побелевшими от ужаса губами твердила девушка.
        - А так ровнее! - спорил маг.
        И, действительно, руководствуясь двойной сплошной разметкой, маг не вилял в разные стороны, как если бы он ехал по крайней полосе. Как только местные водители умеют рулить без разметки? Или привыкли уже?
        - Почему по встречке? - завопил какой-то парень в салоне, вторя Марине, чей вопрос остался без ответа.
        - Так экстремальнее, - спокойно бросила Лариса, хотя в глубине души она перепугалась отнюдь не меньше, а сердце бешено колотилось в ее груди.
        После трех неудачных правых поворотов девушка поняла, что магия обязательно спасет их маршрутку и от лобового столкновения с одним из челябинских гонщиков. А что после этого напишут в Интернете на новостных порталах - это уже дело десятое. Кажется, в этом городе давно творятся не совсем обычные вещи.
        На большой скорости, игнорируя светофоры, Идалгир довольно быстро добрался до остановки, на которой находилась клиника. Если не считать, что заплатившие за аттракцион пассажиры возмущались из-за отсутствия остановок 'Здеся', 'Тама', 'У почтового ящика' и 'Под раскидистым дубом', то поездка прошла удачно. И если забыть, что на нескольких перекрестках висели камеры, фиксирующие нарушения. Владельцу маршрутки очень скоро придется совсем не сладко, когда он получит постановление суда о штрафах и лишении прав с прилагающимися картинками. Но маг со спутницей об этом совершенно не сожалели, хотя бы какое-то наказание за попытку ограбить Марину все равно должно быть. Идалгир пересчитал полученные за проезд полторы сотни и присвистнул: на целую банку кофе хватит.
        - Лишь бы пассажиры не попросили обратно! - скептически заявила Лариса.
        - Пусть попробуют, - совершенно без эмоций сказал маг, запихивая деньги под ремень. - Лучше скажи, как остановиться?
        - Центральная педаль.
        Маг кивнул и выжал тормоз в самый пол. Нет, видимо, у маршрутчиков есть еще какое-то тайное знание, не доступное их пассажирам. Потому что раздался жуткий скрип: это заблокированные колеса по инерции продолжали скользить по асфальту, оставляя яркие черные следы от протекторов. Двигатель тут же заглох, и маршрутку тряхнуло. Но и это еще не все. Идалгир напоследок, решив, что все и так уже закончилось, перестал рулить, и машину вынесло в столб с расписанием маршрутов. Раздался треск сминаемого железа. Но дальше помятого капота, к счастью, не зашло.
        - Набрали тут гастарбайтеров! - раздалось из салона.
        - Ты чё, мужик, бухой? - это очередная версия произошедшего.
        Недовольные вопли усиливались.
        - Лара, беги за медсестрой, - шепнул девушке Идалгир, увидев, как единственная не заинтересованная в избиении водителя пассажирка под шумок кинулась во дворы.
        И вскоре следом за ней устремилась еще одна: рыжая девушка в белой длинной куртке и в сапогах на довольно высоком каблуке. Может, оно и к лучшему, подумал маг: теперь никто не заметит, что мы за кем-то следим. Он выбрался из кабины, очутившись в объятьях толпы недовольных пассажиров.
        Офелию бы сюда, думал Идалгир. Он и раньше понимал, что его подруга и компаньонка хоть и слаба в бою, но незаменима при лечении раненых и работе с толпой. Вейлингской принцессе ничего бы не стоило шепнуть под нос коротенькое простое заклинание и внушить нескольким десяткам воинов, что им надо идти в противоположную сторону. Она еще не достигла совершенства в ментальной магии, когда загипнотизированные забывали обо всем, что произошло за некоторое время до того, как они попали под действие заклинания. Но все равно, отправить пассажиров через дорогу и рассадить по другим маршруткам Офелия бы запросто смогла.
        Заклинание подчинения чужого разума в устах Идалгира было обычным набором звуков, сколько бы он ни пробовал. Для того чтобы повелевать толпой, нужен дар. Но, как говорилось в одном магическом учебнике: не дано одно, зато другое компенсирует его с лихвой. А что, если, действительно, воспользоваться магией? Только не гипнотической, а боевой.
        - Земля-трясь! - буркнул Идалгир и прикоснулся двумя пальцами правой руки к асфальту.
        И когда возмущенная толпа из дюжины человек с обвинениями готова была кинуться на мага, чтобы разорвать его на части, земля сперва легонько, потом все сильнее начала трястись. Да, в этом городе теоретически не могло быть землетрясений… теоретически! Но не магически. Люди в шоке переглядывались, уже забыв и про горе-водителя, что увез их к чёрту на кулички, и про аварию, в которую они попали. Земля тряслась не сильно и достаточно на небольшом участке, но этого хватало Идалгиру, чтобы сбежать, пока разгневанная толпа в ужасе отступала, пытаясь найти безопасный островок. Метр, другой, третий и всё, они в безопасности, но и маг тоже. Он сбежал. Точнее, взлетел. Все маги Вейлинга владели левитационными способностями. Кто-то, вроде Офелии и Арины, мог перелететь из одной деревни в другую, а кому-то с трудом хватало сил, чтобы спрыгнуть с третьего этажа и обеспечить себе мягкую посадку. У Идалгира же способности к левитации оказались средними. Точнее, они стали таковыми, когда дед сделал кожу внука металлизированной. До этого Идэ мог с легкостью преодолеть достаточно большое расстояние. А теперь масса не
позволяла.
        Маг свысока, взлетев над своим 'детищем', окинул место происшествия. Землетрясение, отвлекшее людей, уже закончилось, и нечего на него расходовать много сил, зато и поганого водителя уже не замечали. Трое парней кинулись во дворы в поисках сбежавшего гастарбайтера. Но никто не додумался посмотреть на крышу дома, где и стоял паршивый водитель, решавший свои проблемы за счет пассажиров. Не повезет владельцу этой маршрутки по-крупному, понял маг. Но и его поступки не должны оставаться безнаказанными, решил для себя Идалгир, спрыгивая с крыши дома во двор.
        Лариса же предпочла не идти слишком близко к Марине. Та смело направлялась в сторону клиники. Выслеживавшая медсестру девушка немного опешила, когда увидела, что в окнах кабинета врача в десять вечера горел свет! Кто-то ждал там Марину. Его стройный силуэт можно было разглядеть издалека. Непричесанный мужчина слонялся между столами, нетерпеливо ожидая, когда же медсестра явится к нему. Значит, вот какой он, этот милый, к которому Марина мчалась сломя голову. Доктор Соболев, по всей вероятности. Хотя, для давешнего ветеринара он, вроде, высоковат.
        Лариса затаилась за деревом напротив входа в клинику. И окно, и массивная стальная дверь были ей отлично видны. Только предательский свет скрывал многое. Она различала стройный силуэт, но лица-то не разглядеть. Марина смело зашла внутрь, будто уже не первый раз приезжала поздно вечером на 'свидание'. Вот уже в окне два силуэта: невысокая женская фигурка замерла чуть поодаль, приложила руки к груди, шагнула вперед. Возможно, она что-то говорила своему милому, с которым почему-то не торопилась обниматься и лобызаться. В комнате вдруг становится светлее, видимо, включили хирургическую лампу. Тихо, зловеще тихо. И эту тишину внезапно нарушают чьи-то шаги и шорохи. Идалгир? Нет! Дверь в клинику медленно приоткрывается, и туда втекает кто-то маленький, сгорбленный, черный. Горлум, почему-то подумалось Ларисе. Да тут целое собрание!
        Затаив дыхание, девушка попыталась подобраться поближе, заглянуть бы в окно, рассмотреть собравшихся. Может, удастся схватить их с поличным. Пускай затевают они что угодно, лишь бы вернули деньги, чтобы она смогла купить недостающие запчасти для компьютера и отправить Идалгира обратно в Вейлинг. Пока еще не поздно. Пока охотники за магом не нашли его. Одна операция для кота стоит около тысячи, несколько раз доктору придется поработать бесплатно, чтобы вернуть Ларисе ее деньги. Не так страшно. Ветки предательски шелестели, выдавая девушку. Она вздрогнула, когда свет в окне клиники резко погас, а вслед за этим раздалось три глухих хлопка один за другим. Кто-то дико вскрикнул, что было слышно даже через окно. Да у них там разборки! Лариса насторожилась. Вдруг прямо на нее в кусты прыгнул некто высокий в черной одежде. Сильный мужчина, от которого исходили умиротворяющий запах изысканного одеколона и стопроцентная уверенность. Последнее выражалось в смелых размашистых движениях, уверенной хватке, ловких перемещениях. Девушка даже не успела среагировать и подготовиться, настолько внезапным оказалось
появление героя. Только одеколон… кажется, совсем недавно она вдыхала этот приятнейший аромат. Она машинально отстранилась, когда человек черной молнией пролетел мимо, ничегошеньки вокруг не видя.
        - Стой! - дверь клиники распахнулась, и на пороге появилась взъерошенная Марина.
        На подкашивающихся ногах она выскочила на улицу. Она тяжело дышала, держась за дверной косяк. Незнакомец резко остановился и вытянул руку в сторону Ларисы. Девушка потеряла дар речи, ее скулы свело от отчаянья. Прямо ей в грудь целились из пистолета. Так интересно было наблюдать за перестрелками в боевиках, собирать в школьные годы постеры с вооруженными до зубов супергероями. Но как отвратительно оказалось становиться жертвой огнестрела. Еще одна секунда, и жизнь оборвется навсегда, а мужчина в кожаной куртке и тяжелых берцах хладнокровно пройдется по еще не остывшему телу, обнимет хрупкую Марину и скажет: 'Любимая, я уничтожил эту поганую ищейку!' Не хочется так умирать, но и сделать ничего не получится.
        Все тянулось словно в замедленной съемке. Мужчина в натянутой на нос черной шапке, чьи скулы очень сильно напоминали пресловутого Андрея, медленно нажал на курок. И снова хлопок. Лариса успевает понять, что звуки в клинике - это тоже были выстрелы. Но рассказать об этом Идалгиру она уже не успеет. Вспышка света прямо рядом с его ладонью, огонь, несущийся в сторону девушки. Она думает, что может уклониться, но тело словно обвязано подушками, не хочет двигаться. Вокруг все будто в застывшем желе. Нет, время обмануть нельзя.
        И вдруг Лариса почувствовала, как что-то массивное толкнуло ее, очень сильно приложив затылком об землю. Перед глазами пошли разноцветные круги, в ушах раздался звон. Нет, то не может быть пулей. Слишком большое и холодное. И, самое главное, тяжелое.
        - Идэ?! - прохрипела она, сквозь пелену слез разглядев знакомые черты.
        Но маг не собирался устраивать сентиментальных сцен со спасенной от неминуемой смерти девушкой. Он оставил ее лежать и вскочил, оборачиваясь лицом к человеку в черном. И тут раздался хлопок. Звон железа о камень. Лариса от ужаса закрыла глаза, но когда заглох очередной звук, она поняла: Идэ не так легко пристрелить. Ему, наверняка, больно от бьющих прямиком по ребрам стальных шариков, но современное оружие не способно пробить его металлическую оболочку, созданную магией Вейлинга. Лишившись обыкновенного тела, Идалгир достаточно и приобрел. Ребята на форумах, обсуждавшие игру в Вейлинг, мечтали о непробиваемой коже мага, хотя и понимали, что ее не получится заполучить. Зато обладавший ею Идэ всеми силами стремился вновь обрести мягкую уязвимую человеческую кожу.
        Маг уверенно направился в сторону человека с пистолетом. Еще несколько хлопков, пока стрелявший не понимает - абсолютно бесполезно. Да и вокруг Идалгира в темноте можно разглядеть слабое свечение магического щита: пули и вовсе не долетают до него.
        - Проклятье! - выругался человек в черном и бросился бежать что есть мочи.
        Но тут сильная рука Идалгира обхватила его плечи.
        - Дьявольщина! - прошипел незнакомец сквозь зубы.

***
        Марина робко толкнула дверь и вошла в ярко освещенную комнату. Привычная ей клиника, пустующий операционный стол, закрытые на замки шкафы с лекарствами, а в кресле доктора Соболева сидел он, мужчина-мечта, объект ее восхищений и банкомат по совместительству. В черной куртке с множеством карманов он казался еще желаннее, чем в стильном английском плаще.
        - Спасибо, дорогая, - сухо ответил он, даже не глядя в сторону вошедшей.
        Он словно знал, что на пороге могла стоять только влюбленная преданная Марина, готовая ради одного мгновения любования его безупречной внешностью сделать все, что он ни попросит. Ее холодная рука прикоснулась к его ровному, гладко выбритому подбородку.
        - Я тебя люблю больше всех на свете! - выпалила девушка.
        И вот через секунду она уже прижимается грудью к его спине, а руки словно цепи сомкнулись на талии. Но взгляд мужчины холоден и отрешен. Он затеял сложную игру, он пошел по трупам, он уже очень близок к победе. С минуты на минуту сюда заявится маг, как воздух необходимый завоевателю драконов, и экзальтированная особа, приманка, больше не нужна. Она не дурна собой, послушна и исполнительна, из-за любви, ослепившей ее, она ничего не хочет замечать. Но эта влюбленная слепота может сыграть в Андусом злую шутку. Марина не понимает, что она на войне. Она ищет красоту и деньги. И считает, что близка к цели. Но он находится в поисках власти над всем, и ничто не способно его остановить. Марина - разменная монета, пешка в его партии, как и все остальные. Только он, Андус из Пируаса - король. А Лариса, казалось бы, ничем не примечательная девушка, только она способна стать его королевой. Эти рыжие локоны, изумрудного цвета глаза, идеальный овал лица, румяные щеки… - все это так напоминает почившую княжну из соседних земель. Девушка была могущественной, но непроходимо глупой колдуньей, которая разбрасывалась
магией направо и налево. Потом она пропала. Кто-то говорил, что она бросилась со скалы, когда ее осудили на смерть. Ходили и слухи, будто княжна Хинта была сослана в другой мир навеки… Она, суженая Андуса, пропала. А Лариса словно две капли воды походила на несостоявшуюся невесту. Если верить сплетням, у полководца был призрачный шанс получить в лице Каргаполовой дочку или внучку пропавшей взбалмошной Хинты. А если нет, и княжна, и вправду, разбилась о скалы, то просто девушку похожую на возлюбленную.
        А что Марина? Марина - орудие. Средство для достижения цели. Мышка, зашедшая в ловушку и приведшая за собой куда более вкусное лакомство.
        - У тебя есть муж, не так ли? - попытался противиться словам девушки полководец, хотя уже прекрасно понимал, что красноволосая просто так не отвяжется.
        - И зачем ты меня позвал? За деньгами?
        - Да, - освободившись от ее крепкой хватки, сказал Андус, отойдя к окну. - Вот тебе тысяча евро и забудь меня. Навсегда.
        - Но…
        - Ступай. И скорее. Мы не знакомы, никогда не пересекались по жизни и друг друга не видели.
        - Нет.
        - Мало? - он обернулся к девушке и протянул ей еще две купюры по пятьсот евро каждая, только возьми и уйди.
        Но Марина стояла, не шелохнувшись, она даже не взяла предложенные ей деньги, будто кредит и не надо выплачивать. Купюры, словно опавшие с дерева листья, лежали под ногами, никому не нужные: ни Марине, лишившейся в одночасье объекта обожания, ни Андусу, которому больше не нужна была наживка-медсестра. Скорей бы она только покинула клинику. Не то придется убить ее. Ведь полководец, лишившись своей силы, больше не способен был к колдовству, и не смог бы попросту стереть из воспоминаний влюбленной девочки себя. Только убийство могло обезопасить его от сплетен. Или молчание Марины. Последнее маловероятно, если посмотреть на преданность, с которой на него уставилась медсестра. Сейчас расплачется и кинется в объятья. Попросит никуда не уходить, забрать ее с собой хоть на край света.
        - Иди. Прошу тебя. Тебе так лучше будет, - умолял ее Андус.
        Но девушка не шелохнулась, она даже не обернулась, когда в клинику вошел еще один человек и знакомым голосом произнес:
        - Вы звали, господин Андус, я пришел.
        Доктор Соболев?! Марина подскочила словно на иголках, оборачиваясь в сторону своего начальника. Ветеринар, облаченный в длинный балахон темного цвета и тюбетейку, стоял в дверном проеме. У него на поясе сверкала боевая сабля. Если бы медсестра не отправилась работать к Соболеву, она бы никогда не узнала в этом человеке доктора: ролевик, реконструктор, актер из театра, но никак не ветеринар.
        - Борис Иг-нать-евич… - немеющими губами прошептала Марина.
        Ее ноги подкосились, и она попросту безвольно свалилась на любезно подставленную Андусом табуретку.
        - Меня зовут Ромпус, Марина, - стараясь не смотреть в глаза подчиненной, буркнул ветеринар и прошел мимо девушки. - Я не совсем лекарь. Я алхимик.
        Шок не собирался отпускать медсестру. Ее ждала череда разоблачений: любимый мужчина откупается какими-то жалкими полутора тысячами евро, прежде, чем исчезнуть навсегда, а начальник оказывается каким-то Ром-супом, или Ром-пупом… одним словом не тем, за кого себя выдавал. Но еще хуже другое - эти двое связаны между собой неким тайным делом, а она - просто часть их плана. Нет никакой любви и преданности. Все эти выплаты - некий фарс, непонятно зачем нужный совсем не прекрасному и совсем не принцу. И тут вспомнился еще один персонаж: синекожий человек в сопровождении невысокой рыжей девицы. Такие просто так из морга не сбегают. Или не из морга. Впрочем, осознала Марина, глотая слюну и в ужасе соображая, что надо было слушаться и уходить пока не поздно, она попала в самую гущу не очень приятных событий. В самое пекло! И все из-за денег и стремления как можно скорее погасить кредит. Раньше следовало насторожиться исчезновениями бухгалтеров и странными выплатами. Стоило задуматься, что ничего не берется ниоткуда и не длится вечно. А теперь приходится расплачиваться и слушать обрывки фраз об армии машин,
движимых магией полководца, против драконов в каком-то Пируасе. То ли это сумасшедшие из соответствующего заведения сбежали, то ли Марина участвует в съемках некого фильма, то ли… мир драконов, о котором немало рассказывалось в древних мифах и детских сказках, взаправду существует, и мужчина ее мечты хочет завоевать крылатых ящеров. И… не видит ее дамой сердца, с которой он оседлает дракона.
        Забыть бы обо всем, хватать деньги и бежать к мужу и сыну, вложить бы полторы тысячи евро в банк для оплаты долга. Так нет же, детские мечты и наивная любовь к красивому мужику останавливает, ограждает от взрослой жизни. И любопытство гложет.
        А в это время облаченный в черные брюки и водолазку того же цвета мужчина мечты вопрошает ветеринара, который на самом деле оказался алхимиком Ромпусом, где тот хранит ампулу с жидкостью для создания философского камня. Красавчик берет со стола заранее приготовленный и отмытый самый обыкновенный камень и начинает толкать пафосную речь о мощи артефакта. Достаточно будет раскрошить облитый жидкостью Ромпуса камень в пыль и засыпать ее в масляный отсек автомобилей, как они обретут силу, подчинятся одному человеку, а тот прикажет им уничтожить нескольких Древних драконов.
        Марина восхитилась изобретательностью объекта обожания. Техника против сказочных существ - гениально! Только почему-то алхимик не торопился отдавать ампулу. Он стоял у шкафа, опустив руки.
        - Неужели ты не выполнил мою просьбу? - взбесился блондин и кинулся на своего подчиненного. - Я же заплатил больше, чем достаточно, спасал вашу дурацкую клинику от налоговых и прочих проверок. Неужели этого мало?
        - Ты эгоист, Андус, - сквозь зубы прошипел алхимик. - Мне не составило труда восстановить ту жидкость, из-за которой меня выслали в этот проклятый мир. Но неужели ты думаешь, что цену философского камня можно измерить деньгами?
        Блондин молчал. По его глазам испуганная Марина прекрасно поняла - этот мужчина не привык получать отказы. Если он заплатил, то считает, этого должно быть достаточно для выполнения его скромной или не очень просьбы. Надо было договариваться раньше.
        - Что тебе надо, Ромпус? - совершенно без эмоций в голосе поинтересовался полководец. - Чтобы я вернул тебя в твой мир?
        - Я не хочу на родину! - вздохнул алхимик. - Сделай меня своим советником в Пируасе. Я пять лет лелеял эту мечту, ради нее работал. Теперь мы с тобой неделимое целое. Без этой ампулы твои машины не смогут ожить. Формула… ее знают многие, но только у меня получилось…
        Так вот чем занимался 'доктор Соболев', когда говорил, что работает над диссертацией, поняла Марина. А сейчас ветеринар держал ампулу с жидкостью над полом, готовый в любой момент разжать пальцы и в мгновение уничтожить результат пятилетних трудов.
        - Ты хочешь слишком многого, ты стоишь гораздо меньше, - хладнокровно рассудил Андус, снимая с пояса пистолет и, не раздумывая, стреляя в голову алхимику.
        Он военный, он не раз убивал. Для него чужая жизнь ничего не значит. Он привык видеть все ужасы смерти, перешагивать через изуродованные трупы товарищей. В отличие от Ромпуса, он не пасовал перед техникой этого мира, а охотно ее осваивал: управлял автомобилем, ходил на курсы стрелков, менял телефоны каждые несколько месяцев… Проблемы надо убирать по мере их появления на горизонте. Может, этот Ромпус и талантливый алхимик, но одной ампулы должно хватить для победы. А расплачиваться с зазнавшимся ученым высокими должностями - расточительство.
        Зато Марина, закрыв глаза руками, завизжала, словно резаная свинья, и кинулась прочь. Пускай она провела немало операций кошкам и собакам, но изуродованное ужасом и залитое кровью мертвое лицо ее начальника, бьющееся в конвульсиях его тело и хладнокровного убийцу, равнодушно созерцающего все происходящее, она стерпеть не сумела. Ее возлюбленный завоеватель, человек-мечта, оказался бездушной тварью. Он, не замечая медсестры, подошел к остывающему телу алхимика и, разжав стиснутые в предсмертной агонии пальцы, забрал вожделенную ампулу.
        - Мне не нужен советник, сам не дурак, - ухмыльнулся полководец, пряча сокровище в карман. - А теперь надо убийство на кого-то свалить.
        Он бросил взгляд на трясущуюся, отступающую к двери Марину. Идеально - медсестра и начальник что-то не поделили, и она решила свести счеты, невзирая на то, что стреляет в самого доктора Соболева, одного из лучших ветеринаров мегаполиса. Если она не сознается, то все равно именно она будет признана виновной. Суду так выгодно. Остается только подбросить пистолет в кусты и уйти. В последнем Андус ни на минуту не сомневался. Теперь у него есть чудодейственная ампула, и завтра утром он начнет наступление на Древнейших. Прощай, техногенный мир.
        Он выскочил в окно, прыжок и… вдруг он натыкается на свидетеля. Тот шарахается в сторону, но рука уже машинально понимается, чтобы выстрелить. Свидетели не должны остаться в живых… И когда он уже нажимал на курок, он разглядел, что перед ним в ужасе стоит не кто-то там, а она - его возлюбленная, копия Хинты.
        Глава 15. Новый поворот
        Он не убил ее! Кто-то успел сохранить ей жизнь! Слава всем богам! Ужас медленно отступал, хотя Андус прекрасно понимал, что его дела не просто плохи, а ужасны. Настолько глупо и бездарно попасться. Он всегда был слаб в ближнем бою и предпочитал место главнокомандующего. Ничего, как ему казалось, не могло быть проще, чем со стороны управлять тысячами людей. Он тактик и стратег, которого жизнь заставила самому поднять топор войны. В ходе боя он видел, как люди сражаются за него и Пируас. Он с высоты холма взирал на многочисленные вспышки заклинаний, всепожирающий огонь, на крошечных людей, врукопашную бьющихся друг с другом. Он видел слабые и сильные стороны обороны, отдавал приказы. Но сам никогда не обнажил свой меч с прекрасной гравировкой на клинке.
        Этот далекий мир без магии совсем не такой. Тут приходилось сражаться самому. Многочисленные энциклопедии содержали немало фактов об имевших место сотни лет назад битвах. Они многим напоминали войны в Пируасе. Но именуемое войной сейчас подразумевало личное участие каждого, ближний бой и никаких стратегических расстановок. Главнокомандующий может располагаться в уютном кресле за монитором, а оружием его будут пароли, которые добыли ему нанятые за большие деньги хакеры. Андус, как и все командующие, стремилсяны! не просто плохи, а ужасны! делать все чужими руками, отдавать приказы…
        Надо ж было такому случиться, что в самый ответственный момент, расставив ловушку, заманив в нее жертву, он сам оступится и попадет в подготовленный им же капкан.
        А вожделенный маг, чью силу предполагалось испить, с чьей душой планировалось соединиться, крепко держал теперь Андуса за руку. Обладай полководец хоть капелькой силы, у него получилось бы перелить в свое тело всю магию Идалгира. Для лишенного возможности колдовать человека оставалась последняя надежда - философский камень, который еще предстояло сотворить. Ампула с заветным раствором лежала в кармане. И о ее существовании не знали ни синекожий маг, ни родственница Хинты.
        - Ты? - просипел Андус, с ненавистью окинув взглядом настороженного Идалгира.
        Но маг не собирался ослаблять хватку. К тому же он дал понять, что узнал блондина из кабинета зубного врача. Да, полководец из Пируаса из тех, чье лицо запомнишь надолго. Тем более, в этом мире.
        - Ты вылечил зубы за мой счет! - пошутил маг. - Я пришел за денежкой!
        - Ты что, выслеживал меня? - блондин использовал даже призрачный шанс на спасение и решил прикинуться наивной простотой.
        - Делать мне нечего, - отмахнулся маг, а потом, скорчив зловещую гримасу, продолжил, глотая реплики чуть ли не на полуслове: - Если бы ты не выстрелил в мою подругу… если бы я случайно не проходил мимо… Какое совпадение, не так ли?
        Идалгир притянул за грудки Андуса к себе. В его глазах плясали огоньки ярости, и он не собирался сдаваться, в отличие от полководца, который вмиг приуныл.
        Сказочный Пируас намного проще этого жестокого мира. Но как быстро пришелец из Вейлинга впитал в себя все коварство немагической реальности, как легко он прижился в ужасном городе, как просто ему далось приспособиться под дикий ритм и жестокие реалии. Зависть раздирала Андуса на части. Ему для того же самого потребовалось целых пять лет, и то, он не мог с уверенностью назвать себя прижившимся тут. Может, он слишком зациклился на машинах и операции захвата драконов, что не придал особого внимания жизни людей, обделенных магией.
        - Она… она… - задыхаясь от волнения твердил полководец.
        Он не знал, что можно сказать Идалгиру про его спутницу. Лариса, дрожа, стояла у дерева и до сих пор не могла отойти от шока. В нее стреляли, она выжила, это замечательно. Только все равно близость гипотетической смерти заставляла дрожать коленки, а сердце отчаянно биться.
        - Тогда я тебе вот что скажу, - усмехнулся маг и отпустил пойманного пленника. - Мне плевать, кто ты на самом деле. Для меня ты преступник, который ограбил моего друга, забрал деньги у меня. А больше всего на свете обожаю преступников…
        Идалгир изо всей своей силы ударил блондина ладонью по голове:
        - …без сознания, - завершил он.
        Нет, убивать Андуса не возникло ни желания, ни повода. Этот мир не понял бы поступка мага. Самосуд здесь не в чести. Хотя, в Вейлинге подобная расправа оказалась бы делом естественным. Да, потом бы пришлось писать кучу бумаг отцу Офелии, объясняя обстоятельства, но по законам Вейлинга люди наподобие этого прекрасного блондина не имели бы ни одного шанса выжить.
        Тело Андуса обмякло в руках мага, и он спокойно положил гостя из Пируаса к дверям клиники. Бледная как смерть Лариса, дрожащими руками обнимая ствол клена, молча смотрела на все происходящее, хотя у нее накопилось много слов для спутника.
        - Вот эта сволочь! - Идалгир с ненавистью посмотрел на блондина и пнул его под бок.
        - Идэ… - тихо, бледными губами прошептала Лариса, пристально глядя на лежащего без чувств преступника, - это он…
        - Я так и понял, что это существо тебя обмануло.
        - Да, но он еще… я видела… застрелил доктора и медсестру и взял что-то с тумбочки. Какой-то он странный.
        - Не из мира сего, - предположил Идалгир.
        Он-то не слышал разговора, свидетелем которого стала медсестра. Поэтому только и мог, что руководствоваться догадками. Но, узнав о стрельбе, Идэ тут же бросился в кабинет, на мгновение остановился на пороге. Прошло совсем немного времени, когда он вышел из клиники, держа на руках бесчувственное тело Марины.
        Бледная девушка в этот момент больше походила на куклу, наполненную синтепоном. Ее руки безвольно свисали, голова была запрокинута, а по светлой курточке расползлось во все стороны огромное бардовое пятно.
        - Доктора я не смогу спасти, а вот девушку еще можно постараться, скорее домой, - приказал Идалгир.
        Хотя и было ясно, что шокированная Каргаполова не реагирует на сказанное им.
        - А как же этот? - Лариса искоса посмотрела на тело убийцы.
        Ампула! Он убил доктора, ранил медсестру ради какой-то ампулы. Как бы склеить воедино все! Три тысячи рублей за гипотетическую Камри - раз. Поиски Идалгира - два. Некая инъекция - три. Избавление от свидетелей - четыре. Оперируя этими фактами, можно придумать что угодно. Надо поскорее привести в чувства Марину. Наверняка, она что-то знает. Иначе бы красавчик из автосалона не стал стрелять в девушку. Он не из этого мира, наверное. Тогда у него отношение к женщинам кардинально отличается от представлений здешних жителей. Выходец из иномирья не стал бы без повода стрелять в женщину. Страх вмиг улетучился, и Лариса полезла по карманам кожаной куртки Андрея. Она совершенно не боялась, что красавчик может в любой момент прийти в себя, схватить ее за руки, выстрелить, пырнуть ножом или придумать куда более страшную смерть.
        Паспорт, права, пропуск на работу, многочисленные дисконтные карточки, - неизменная атрибутика человека этого мира. Но где же ампула? Ага, вот она, в заднем кармане брюк. Лариса аккуратно вытащила ее и посмотрела на свет, будто бы в неосвещенном дворе это было реально. Темная жидкость заполняла почти весь пузырек. И ради этих десяти миллилитров кто-то обманывал, мошенничал, даже на убийство пошел. Какой кошмар! Ничего себе цель! А вдруг этот человек никакой не пришелец из фантастической реальности, а самый обычный наркоделец, коих тут не перечесть.
        Идалгир обернулся и удостоил спутницу молчаливым взглядом. Блондин очень скоро придет в себя, надо спешить, поняла девушка, мигом вскакивая на ноги и пряча трофей в сумочке.
        - Идем скорее. Надо спасать Марину. А с ним ваши власти разберутся.
        Памятуя разговор дорожных 'лицедеев' с подвыпившей два дня назад барышней, Идалгир мог представить, что подобные власти способны сотворить и с блондином, найденным на пороге клиники. А если учитывать, что внутри лежит тело врача, а рядом с блондином валяется пистолет, то очаровашке, точно, мало не покажется.
        - Ага! - кивнула Лариса и вдруг замерла.
        Со стороны проспекта доносился приближающийся шум сирен. Конечно же, жители не могли равнодушно отнестись к трем выстрелам и крикам в клинике. Куда идти, девушка не знала. Путь к проспекту был отрезан приближающейся машиной милиции. Куда они свернут, какой дорогой поедут… даже если и не обратят внимание на парня с бесчувственной девушкой на руках и его спутницу, то потом примутся искать их в качестве свидетелей. Мысли мельтешили в голове с бешенной скоростью. И Лариса не придумала ничего лучше, как снова присесть рядом с Андреем и достать из кармана его куртки бумажник. Он обворовал ее, нагло обманул, воспользовавшись ее слабостью. Теперь она в ответ благодаря его слабости вернет себе украденное.
        - Я чувствую себя воришкой… - пробормотала она.
        Лариса творила глупость, но что-то заставляло ее действовать именно так.
        - Уходим! - резко крикнул Иде, и через пару секунд девушка обнаружила себя стоящей на крыше дома, в котором и располагалась клиника.
        Рядом сидел Идалгир, положивший руки на грудь медсестры. Из его ладоней исходило чуть заметное голубоватое свечение. Так вот какая она, целебная магия. Куда приятнее лечиться вот так, а не доверять свое тело хирургам. Наверное, немало требуется сил, чтобы срастить поврежденные ткани. И знаний тоже. Срастишь неверно, и получится нечто из песни Пугачевой: 'Сделать хотел косу, а получил козу, розовую козу с желтою полосой'.
        Лариса испуганно посмотрела вниз. Голова кружилась и, казалось, земля так и зовет к себе. Один неверный шаг, и свалишься в пропасть, разобьешься головой об асфальт. Рука крепко сжала бумажник Андрея. Справедливость есть на этом свете. Доставшееся обманом вскоре покинет тебя и вернется к владельцу, вознаградив того сполна. В кожаном кошельке, если судить по его толщине, находилось далеко не три, а все тридцать три тысячи, может, и не рублей. Тем временем, у клиники остановился серый уазик, из которого, словно горох, выскочило пятеро человек в форме. Один тут же оказался рядом с бесчувственным телом Андрея, а четверо кинулись в клинику. Сейчас они обнаружат ветеринара. И начнется.
        - Не чувствуй себя вором. Вор и убийца - это он, а ты лишь свое вернула, - спокойно изрек Идалгир, стараясь не отвлекаться от лечения.
        - Но каким способом… - прошептала Лариса. - Забрала у беспомощного.
        - Не важно, - тихо бросил ей маг и поцеловал в щеку.
        Он прекратил лечение ради этого? Девушка почувствовала, как кровь прихлынула к ее щекам, как она вся горит. Словно это был первый поцелуй в ее жизни. Будто бы кто-то специально стёр из памяти школьную первую любовь, два года жизни с гражданским мужем. А она, Лариса Каргаполова, почувствовала себя тринадцатилетней неискушенной девочкой, переполненной романтическими мечтами. Ее поцеловал не кто-то там, а прекрасный маг из другого мира, мечта многих поклонниц игры.
        Его руки обхватили ее тонкую талию, нос уткнулся в плечо, а губы прикасались то к шее, то к щеке. Холодные металлизированные губы оказались настолько горячими. Но некий блок вдруг оградил ее чуткое женское сердце: Идэ скоро вернется в свой мир, если он тебе и нравится, то это будет мимолетным увлечением, он никогда не останется с тобой, и у тебя нет с ним будущего. Потому не стоит давать полукровке надежду, отвергни его сразу же, Лариса!
        - Не надо, Идэ… не надо… мне нельзя тебя любить, а тебе нельзя меня любить… - прошептала Лариса, подчиняясь внутреннему голосу. - Лечи Марину.
        - Я хотел тебя успокоить, - буркнул он, выпуская девушку из объятий.
        Он посмотрел вниз. Там на асфальте очертили контур, где совсем недавно лежал преступник. Белым же обвели и место, куда Андрей обронил пистолет. Но ужасней всего было то, что лицо блондина накрыли тряпкой. Рядом поставили носилки, тоже покрытые материей. Что под ней лежал почивший доктор, говорили лишь торчавшие ноги несчастного.
        - Ты убил его! - взвизгнула Лариса, и в этот момент ей вспомнился менеджер Андрей с сияющей улыбкой, элегантный мужчина в модном черном плаще.
        Тот самый Андрей, которого она встретила в очереди в банке. Его доброе лицо, лучезарные синие глаза, зачесанная золотистая челка, - это все совершенно не вязалось с обликом расчетливого хладнокровного убийцы. Он не мог совершить все это! Так кричала сентиментальная половинка души Ларисы, которая с первого взгляда влюбилась в мужчину своей мечты. Она орала что-то, но вскоре ее рот прикрыла сильная мужская ладонь.
        - Видят боги, не хотел я его убивать. Рука у меня тяжелая. Но, думаю, следователи заключат, что он упал и ударился о бортик. Все выглядит именно так. Честно говоря, мне его не жаль.
        - Он человек, Идэ! - вспылила Лариса, вырвавшись из объятий мага.
        Она до сих пор не могла поверить, что Андрей погиб. Такая нелепая смерть.
        - Тот, кто распоряжается судьбами других людей ради своей прихоти - уже не человек, - холодно заметил Идалгир. - Пойти на обман и убийство ради какой-то никчемной ампулы. Люди в этом мире донельзя продажны. Скоро ради пары носок начнутся войны, да?
        - Но ты… - чуть было опять не заорала Лариса, но тут же оказалась крепко прижатой магом к его широкой непробиваемой груди.
        - Я защищал женщину, которую могли убить. Это оправдывает меня.
        Эти прикосновения и поцелуи столь желанны. Когда ты в его объятьях, хочется забыть обо всем. И в первую очередь - о следователях, обнаруживших в клинике два тела. И что убийца одного из этих людей - вот он, ласкает тебя, успокаивает. И он…
        - Ты не обижайся, Идэ, - Лариса отпрянула, и вдруг выпалила, - но для нашего мира ты лишь иллюзия, выдумка московских авторов. Нельзя любить вымышленное, его ж нет! И Вейлинга нет. Если человек потерял покой из-за не существующей личности, или из-за кого-нибудь недосягаемого… если это случилось… значит, человек потихоньку сходит с ума… Поэтому меня не понимали одноклассницы, когда я не тащилась как они по всяким звездам, не хотела выйти замуж за Ди Каприо… Глупости… И тебя, Идэ, не существует… Хоть ты и добрый волшебник… Благородный мужчина… Знаешь, что такое честь… Я испугалась тебя три дня назад. Потому что ты выдумка.
        - Добрый благородный честный мужчина убил блондина… - ткнул маг пальцем вниз, к клинике, он будто не слышал ее монолога.
        Но на самом деле, речь Ларисы ранила его сильнее всего на свете. Она не стеснялась говорить столь страшные вещи. И, самое ужасное, она не чувствовала никакой вины. Она защищалась, отгораживала себя от возможных отношений с полукровкой. Она попросту боялась сказать ему, что рожей и кожей не вышел, потому и напридумывала всякой ерунды, понял маг. Она попросту убивала его, топтала. Хотя некоторое время назад относилась к нему совсем иначе. Она трусиха, испугавшаяся любви. Она ограждает себя от других, и в этом ее несчастье. И все речи ее о выдумках - следствие душевной болезни, в которой Лариса не в состоянии признаться самой себе.
        - Но он споткнулся и разбился об асфальт, не так ли? - повторила она недавние слова мага. - Ты очень добрый, Идэ, и если бы ты существовал в реальности, если бы ты не был набором килобайт с компакт-диска, я бы точно влюбилась в тебя… И ушла с тобой в Вейлинг.
        Маг зарделся и отвернулся. Разговаривать дальше не имело никакого смысла. Сейчас начнется серия оправданий и неискренних признаний. Сев на корточки, он продолжил лечить медсестру. Голубоватое свечение на ладонях мерцало, иногда и вовсе пропадало. Это эмоции взяли верх над силой.
        - Нельзя вот так планировать любовь, - буркнул Идалгир, искоса глядя на Ларису, - нельзя… Да и меня нельзя любить, только по другой причине. Потому что я не человек, если я предамся страсти с девушкой, то раздавлю ее своим весом. Поэтому я не могу любить…
        - Купи камасутру, - зло пошутила Лариса, поняв, что хорошим отношениям с пришельцем настал конец, - может, найдешь и для себя способ, как делать это и не давить никого… Кстати… а она же тебя очень любит, а ты ее бросил…
        - Кто? - всполошился Идалгир.
        - Офелия!
        Да, он любил ее, планировал жениться на ней. Но в глубине души Идэ всегда скрывал свои корыстные намерения. Принцесса считалась одним из лучших лекарей во всем королевстве, и маг тайком надеялся, что в один день влюбленная девушка сможет избавить его от заклинания злокаверзного деда. Да и как, вообще, можно было пройти мимо преданного взгляда ее доверчивых черных глаз. Девочка восхищалась Идалгиром с первого дня их знакомства, когда маг спас ее кортеж в лесу от группки обнищавших разбойников.
        Каждый, кто играл в мир Вейлинга на компьютере, прекрасно знал историю принцессы-лекаря. Хрупкая Офелия с первого взгляда влюбилась в заколдованного мага. Она сперва пыталась отводить внимание стражи, а далее и путешествующих с ней Арины и Ландоса всяческими отговорками о 'подозрительных типах', но сама тайком любовалась утонченным профилем Идалгира и видела себя с ним вместе в самых смелых девичьих мечтах.
        - Поверь, Идэ, - сухо говорила Лариса, вспоминая игровой сценарий, - я вашу историю раз пять в магическое окно пересмотрела и могу утверждать наверняка. А ты, просто придурок, ищешь зачем-то человеческий облик, а она… она тебя и таким любит, она ждет тебя, она не может без тебя, а ты ушел в себя, напридумывал кучу комплексов, шатаешься по миру в поисках дурацкой феерической фигни. Черствый металлический сухарь! Ну почему всем мужчинам только и дай повод всякую феерическую фигню добывать? Что тебе, что Андрею, что этому дурацкому ветеринару…
        Резкие слова сейчас - лучшее средство, решила Каргаполова. Пускай он нежен и желанен, им никогда не быть вместе. Она даже не думала о такой перспективе. Игра - это не жизнь. Это отвлечение от нее. У Идалгира есть единственная возлюбленная - Вейлингская принцесса. И другой не может быть.
        - Тоже мне, священница и проповедница.
        Он отвернулся и принялся более усердно лечить рану Марины.
        Всполохи становились ярче, но и гасли сейчас куда интенсивнее. Магия работала очень неустойчиво. И приди медсестра в сознание, от такого лечения ей стало бы адски больно. Ткани не собирались срастаться.
        - Пулю надо вынуть… - заметила Лариса, не оборачиваясь в сторону мага. - Только я смотреть не буду, терпеть не могу кровь и внутренности человеческие.
        Она сидела на крыше аккурат над кабинетом покойного доктора и смотрела, как подъехала машина скорой помощи, и в нее погрузили тела Андрея и ветеринара, как один из милиционеров, светя фонариком на папку с протоколом, что-то там отметил. Потом из подъезда выбежало несколько зевак, и их пришлось допросить. Лишь бы эти люди не помянули и других участников кровавого инцидента, подумалось Ларисе. Но, к счастью девушки, никого никто искать не стал, и милиционеры вскоре уехали. Похоже, пронесло, и все злодеяния спишут на почившего блондина.
        Душа металась от терзаний. Этот вечер превратился в какой-то кошмар. Сначала Идэ убил человека, потом она фактически унизила мага. И что теперь? Ничего определенного. Одна мерзость, низость и пакость. Андрей, прекрасный принц, оказавшийся преступником, чьих планов так и не довелось узнать ни Ларисе, ни магу, уже ничего не скажет. И девушке в этот момент с чего-то очень захотелось, чтобы он был жив и свободен. И не просто жив и свободен, а рядом с ней на берегу Средиземного моря. Чтобы легкий бриз ласкал их, в пляжных одеждах всматривающихся в горизонт и провожающих закатное солнце. Он прижимает к загорелой мускулистой груди ее, облаченную в тонкий шифоновый платок и… Он мерзавец, это факт. У него совсем нет чувств. Но именно к нему почему-то сейчас влекло Ларису. Именно с ним она видела свое будущее.
        Девушка утерла слезы. Уже ничего не изменить. Вымышленный персонаж убил прекрасного принца. И живая вода в этом мире присутствует только в старых народных сказках. Лариса посмотрела на бумажник, который все это время держала в руке. Не просто убили, но еще и ограбили. Какая мерзость!
        Ничего не оставалось, если кошелек в руках, как открыть его и пересчитать деньги. Тридцать с лишним тысяч рублей носил с собой прекрасный обманщик. Получается, обманом отобранное у Ларисы, нужно было ему не для существования, а для привлечения внимания. Если учитывать, что Андрей усердно искал Идалгира, то и мошенничеством своим он хотел, чтобы его отыскал именно Вейлингский гость. Кажется, все складывалось. Значит, красавчик осведомлен о магических окнах и, возможно, умеет ими управлять. Из этого следует, что Идалгир был нужен покойному для чего-то очень важного. И ветеринар - тоже. Андрей воспользовался доктором, и когда тот сыграл своб роль, избавился от него. Все складно и воистину просто. Оставалось докопаться до самого важного - ради чего Андрей затеял всю эту игру. И разобраться в этом попросту необходимо. Мало ли, какая опасность может подстерегать и ее, и Идэ после смерти прекрасного незнакомца. Хорошо, если он действовал в одиночку. А если за ним стоит какой-нибудь синдикат или некая банда? Пиши пропало. Эти ребята найдут и Ларису, и ее Вейлингского гостя куда скорее, чем следователи.
        Девушка посмотрела на опустошенный кошелек. Деньги она завтра потратит на починку компьютера и отправку Идалгира в его родной мир. А вот кошелек… Стоит подельникам Андрея найти его в любой мусорке, как они быстро выйдут и на 'воришку'. И чем это может закончиться, Лариса предпочла даже не думать. Если Андрей знал о механизме работы магических окон, то и его подельники не так просты. А что, если они, вообще, из другого мира? И если они используют Землю как полигон для опытов? Девушка даже подпрыгнула на месте, так сильно ее осенило. Точно! Разгадка оказалась проще, чем думалось. Мир без магии - лакомый кусочек. Вряд ли кто-то станет искать в этом мире источник неконтролируемой силы. Именно этим воспользовался Андрей! Но если он - один из завоевателей других реальностей, тогда точно надо прятаться в самый укромный из уголков. И уничтожать все следы!
        - Идэ, сожги кошель! - попросила Лариса и кинула бумажник под ноги магу.
        Тот бросил сперва усталый взгляд на никому не нужный предмет, а затем кинул на кожаный кошелек небольшой огненный шар.
        Идалгир - отличная находка для амбициозных завоевателей миров. Особенно, если эти завоеватели прячутся тут. Хорошо, что все закончилось именно так. Что Идэ не попал в лапы к Андрею. Вот бы только мага обратно в Вейлинг вернуть. Зверрос и прочие легендарные чудища королевства - ничто по сравнению с творящимся за пределами игрового мира. Но это родина Идалгира, и там его место. Именно там его ждет влюбленная принцесса.
        - Вот, кажется, затянулись раны, - Идалгир вытер пот со лба и попытался встать, только ноги не держали его.
        Впору сказать: 'Офелию бы сюда!' Не под силу боевому магу лечить серьезные раны каждый день. Заклинания исцеления забирают его силы втрое быстрее, чем привычная Идалгиру боевая магия.
        - Пошли, Лара, к тебе домой, там долечим… Вот только…
        Маг посмотрел на окровавленную одежду девушки.
        - Подозрительно это…
        Он сорвал с нее перепачканную куртку и блузку и сжег их огненным шаром. Заклинание с превеликим удовольствием сожрало окровавленные тряпки. Обычный огонь еще долго полыхал бы на крыше. Магический - вспыхнул на пару мгновений и потух, оставив вместо улик горку пепла. Идалгир, не долго думая, стянул с себя рубаху, чтобы одеть на раненую.
        - Идэ! - поразилась Лариса… - Ты же замерзнешь совсем без…
        Она принялась дрожащими от волнения пальцами расстегивать куртку…
        - На улице прохладно, ветер, ты заблеешь… - но Идалгир не слушал ее.
        После недавних откровений хозяйка магического окна стала для него не больше, чем просто тенью. Эта девушка имеет право на счастье, рассудил маг. Только она не хочет им воспользоваться, отгораживаясь от каждого, находя отговорки и оправдания.
        - Ничего со мной не будет, я не позволю, чтобы женщины болели! - гордо ответил маг, стараясь не глядеть в сторону Каргаполовой.
        Он подхватил обоих девушек руками и взлетел над многоэтажками. Тяжело, особенно после лечения. Но надо…
        Ночь, границы города четко очерчены его огнями, образуя яркую оранжевую звезду тоненькими ниточками дорог привязанную к земле. На окраинах это огни угольных шахт, а потом и огни домов, маленькие движущиеся огоньки - это машины. Многополосные проспекты казались проволочными каркасами, на которые нанизаны проезды и переулки.
        - Я никогда не летала над городом… потому что у меня нет крыльев… - мечтательно прошептала Лариса, посмотрев вниз, почему-то именно сейчас ей снова захотелось романтики.
        Ее голова кружилась, ей казалось, что вот-вот Идалгир устанет, магия вконец покинет его, и обе девушки полетят вниз с ускорением свободного падения… Вместе с обессилившим магом. Но у Идэ словно были неисчерпаемые запасы энергии. Он уверенно летел дальше, неся в правой руке раненую Марину, а в левой - ее, Ларису. Последняя прижалась затылком к холодной металлической груди своего защитника и телохранителя… Железо… его сердце - металлический механизм… почти что часы… нет, в груди размеренно билось сердце, человеческое любящее сердце… Сердце, которое она оскорбила из-за собственной глупости, дурацкого самомнения, нежелания что-либо менять.
        - Не важно, какая у тебя кожа, все равно, какие твои волосы, Идалгир, на это смотрят лишь те, кто завидуют твоему большому доброму сердцу… - прошептала Каргаполова.
        - Как это ты до сих пор не научилась летать? - парировал вопросом Идалгир.
        Будто он не слышал ее пылкой речи. Или не хотел.
        - У меня нет крыльев, и не будет, я не могу читать заклинание полета, и не научусь.
        - Но зато это так просто выходить к себе на балкон и вспоминать, как мы холодной ночью летели над твоим родным городом… и это будет похоже на то, как будто ты летишь, по-настоящему летишь… И еще… научись когда-нибудь любить.

***
        Тактика. Порой выгодней сдаться в плен и искать пути выхода из него, нежели потерять все. Иногда легче притвориться умершим. Андус, придя в себя, обнаружил, что у него из кармана Лариса тащит кошелек, дабы вернуть отнятое у нее, а где-то совсем близко сигналит милицейская машина, решил не подавать виду, что он жив и здоров. Плевать на какой-то кошелек и разбросанные вокруг его тела документы. Пусть маг с девушкой торжествуют и думают, будто победили. Их радость недолговечна.
        Да, они узнают от Марины, если, конечно, им удастся ее спасти, очень много интересного из жизни полководца Пируаса. Но они не будут ожидать самого главного: его явления собственной персоной. Лежать и не двигаться. И когда требуется не дышать.
        В магической академии учили не просто умело пользоваться заклинаниями. Был там один, как Андус сперва считал, бесполезный курс, на котором рассказывалось о различных маскировках. И самой сложной там была маскировка под трупа. Заставить сердце на мгновение замереть, и вот уже милицейская ищейка кричит своему напарнику, что мужчина на пороге клиники мертв.
        Какая-то тряпка падает на лицо, и вскоре его погружают в машину. Прекрасно! Лучшего отступления и не придумать. Ради выигрыша можно потерпеть и холодильник, в котором с любовью заперли якобы труп на ночь. Как же внутри темно и холодно. Особенно голышом. Дурацкая идея мертвецов раздевать и вещать на мизинец табличку с номером. Будь Андус смотрителем морга, он бы строго-настрого запретил замораживать трупов в таком виде. Им ведь тоже холодно!
        Но, главное не мороз. Полководцу хватило сил, чтобы открыть холодильник и очутиться на воле. Как и следовало ожидать, на шум прибежала девушка-смотритель. Она медленно брела вдоль шкафов, освещая их тусклым фонариком. Когда узкий луч света остановился на открытом настежь холодильнике, она замерла, пальцы разжались, и спустя мгновение зловещую тишину морга нарушил звук катящегося по гранитному полу фонарика. Девушка отшатнулась и медленно попятилась назад, когда пятнышко света катилось в противоположную сторону и остановилось, осветив обнаженные ноги 'ожившего трупа'.
        Визг. Топот. Распахнутая настежь дверь.
        - Недальновидно оставлять на дежурство в морге практикантку, - хмыкнул Андус, выходя в коридор и натягивая на себя халат, снятый с упавшей в обморок медсестры.
        - Недальновидно списывать меня со счетов.
        Глава 16. Лекарь из другого мира
        Марина, постанывая, лежала на диване. После того, как Лариса подсказала магу извлечь пулю, исцеление пошло куда эффективнее. И сам Идалгир выглядел куда бодрее, а целебное свечение на ладонях не погасало каждую минуту. Снотворное заклинание, сдерживающее сознание медсестры, заканчивало свое действие. Как, впрочем, и сам процесс спасения жизни девушки. Оставался только небольшой розоватый шрам под ребрами. Честно говоря, Марина родилась в рубашке. Попади пуля чуточку ниже, слабой целебной магии Идалгира вряд ли бы хватило, чтобы остановить кровотечение, не то, что вернуть свидетельницу к состоянию 'в целости и сохранности'.
        Рана почти затянулась, но боль не торопилась уходить. Твердая, но теплая рука мага, все время массировала левую грудь девушки, а с губ Идалгира слетали совершенно незнакомые этому миру слова. От теплоты его руки боль на мгновенье уходила, но потом возвращалась и колотила снова.
        Девушка, приоткрыв глаза, окинула взглядом комнату, в которой она очутилась. Обстановка кардинально поменялась с того самого момента, когда она выбегала из клиники, ошарашенная начавшейся стрельбой, обернулась на крик прекрасного принца и, окутанная нестерпимой болью после оглушительного выстрела, свалилась без чувств.
        Марина находилась в просторной комнате одной из новостроек на окраине города. Интерьер не был практически отягощен ничем лишним: только мягкий диван, застеленный наспех белой в розовые лилии простыней, стол с разбросанными на нем дисками и компьютер. Скромный интерьер довершали высокий до потолка шкаф и стойка с несколькими горшками плодовитой южной травы, которую жители российских городов по неизвестной никому причине обожали выращивать и размножать почкованием. И на одной из полок, вместо поваленного на пол горшка с погрызенными листьями, гордо сидела пушистая белоснежная кошка.
        Девушка улыбнулась животному, но тут же весь обзор загородил синелицый маг. В его светлых глазах читался испуг, он переживал за свою пациентку больше, нежели за самого дорогого на свете человека.
        - Как ты? - тут же поинтересовался он, завидев, что Марина оглядывается по сторонам.
        - Где я? Что это было?
        - Все равно не поверишь, - отмахнулся пришелец из Вейлинга, - а если я скажу, что спас от смерти, будешь вечно называть меня лжецом. На, оденься.
        Отвернувшись, он протянул девушке первый попавшийся под руку Ларисин кардиган и отошел на безопасное расстояние. Женщины одинаковы во всех мирах. Стоит молодому человеку увидеть случайно их прелести, как истерика по этому ничтожному поводу грозила разрастись чуть ли не в государственный скандал.
        Так же точно произошло и с Мариной. Завидев, что она абсолютно раздета по пояс, девушка тут же скрестила руки на груди и прокричала весьма предсказуемое:
        - А ты стоял и все это время любовался, да?
        - Ты не поверишь, - не оборачиваясь в ее сторону, повторил Идалгир. - Но я лечил тебя.
        - Не поверю, точно! - гневалась медсестра. - Я абсолютно здорова, а ты закомплексованный урод, который мордой не вышел, девушки на него не смотрят, а он и решил воспользоваться беспомощностью одной из них, чтобы полюбоваться! Извращенец!
        Она продолжала вопить и дальше, а затем подошла и Лариса, поведение которой за последние пару часов совершенно перестало нравиться магу. И вместо того, чтобы успокоить Марину, она начала ей поддакивать и обвинять Вейлингского гостя на чем только свет стоит.
        Девушки словно сговорились. И единственным способом прекратить этот бессмысленный скандал - попросту молча развернуться и уйти. Что Идалгир и сделал. Благо, было куда: в туалет. Там еще и щеколда есть, на которую можно запереться, и никто не посмеет тебя там потревожить. Только в отличие от мест уединенного размышления в Вейлингском королевстве, унитазы в Челябинске не обшивали красным бархатом и на стенах не рисовали безмятежных картин царской охоты. По всему периметру тесную комнатку украшал кафельный бордюр с изображением ночных ваз различных конфигураций и карапузов с приспущенными штанами. Наглядно-то как.
        А истерички-то и не заметили, что объект их оскорблений исчез. Никто не стучался в дверь. Маг стянул с себя любезно предоставленную Ларисой майку с надписью: 'Мне пофиг, а тебе?' и зашвырнул ее на бачок. Меньше всего на свете хотелось связываться с этой до ужаса прекрасной, но жестокой бессердечной девушкой, ведь ей плевать на его чувства и переживания. Он спасал и охранял ее, а в ответ получил пускай не выстрел в спину, а грубые слова откровения. Лариса… за те два дня, что он провел в этом мире, он немного привязался к этой одинокой девушке, заботившейся о нем, искавшей ему путь в Вейлинг. На некоторое время он даже начинал думать, что возвращаться и вовсе не стоит. Офелия… Да она, несомненно, нравилась магу. Но любил ли он ее по-настоящему? Это путешествие в Челябинск заставило задать себе много подобных вопросов. В первые мгновения Идалгир рвался обратно, но не прошло и двух дней, как новые чувства, переживания, ощущения затмили боязнь за Вейлингскую принцессу, как-то совсем притупили азарт от поимки монстра Зверроса. Весь быт королевства начал казаться игрушечным, по сравнению с жизнью,
бурлившей в немагическом мире.
        И надо ж было заикнуться о пробудившихся чувствах, чтобы получить пощечину, узнать свое место не только в этом мире, но и в жизни, в глазах девушек. Он просто уродец, обезображенный магией деда, и ничто большее. Наверняка и Вейлингская принцесса держит его как занятную игрушку, добытую в одном из походов. Больно, как больно осознавать подобные вещи.
        Он схватился за голову и с легкостью взъерошил медные волосы. Они торчали в разные стороны, словно помятый туалетный ерш. Идэ встал с унитаза и ударился лбом об дверь. Слабая боль совсем не помогала. Биться головой об стену, может, и придет озарение? Так говаривал один из магистров в колдовской школе. Кончил он не очень хорошо: выбил все мозги. Идалгиру больше всего на свете хотелось забыть весь сегодняшний день, а желательно и Ларису с Мариной. Будто бы он совсем не знал этих мерзких девиц из другого мира. Сбежать бы. Да холодно. Его рубаха, выстиранная Ларисой, сохла на балконе. И хватило ж ума напялить на раненую девушку свою одежду. Стоило ль, вообще, спасать от смерти ту, которая в глубине души только и желала, что оскорбить тебя?
        - Я никто, - бурчал себе под нос Идалгир, - просто уродец, умеющий фехтовать и немного обращаться с силой земли. Я не целитель, как Офелия или священники. Я никто. Не смог защитить друзей от Зверроса. Не сумел расположить к себе девушек из другого мира. Проклятый дед, зачем мне непробиваемая кожа, если у меня кроме физической силы ничего и нет? И еще я чувствую, что мои магические силы на исходе. Я только заплатил сполна за исполнение желания, но ничего не получил взамен.
        Давно почивший дед и не собирался отзываться на нытье попавшего в другой мир внука. Но ответ из-за двери все же пришел. Говорила Лариса:
        - Отдохни, ты ж постоянно подпитывал Марину энергией.
        - Ты совсем ничего не понимаешь, - горько заметил маг, - в этом мире нет источников магической силы, а без подпитки вся она рано или поздно истощается. Она способна довольно вяло восстановиться. Но потом снова расходуется. Опустошает тело и душу. В Вейлинге не так. Тело не слабеет, душа не серчает.
        Он ненавидел Ларису, но ему вдруг захотелось высказаться. Все равно, она не смотрит в его глаза, изображая на лице сострадание. О, а Каргаполова в этом мастак! Артистка, одно слово. Талантливая! Но все равно, своего нутра не скрыть.
        Голос Ларисы стал для Идалгира тем желанным священником, которому захотелось излить все проблемы, рассказать, как ночью он пролетел через весь город, с юга на северо-запад. Нет, это поселение даже городом Идалгир бы назвать не смог. Поднявшись выше шестнадцатиэтажных домов, маг пришел в ужас от размеров городищи, раскинувшегося на три десятка километров вдаль и вширь. Маг никогда не летал настолько далеко без посадок, да еще и с двумя довольно тяжелыми девушками. Даже самые отдаленные друг от друга деревни и поселки Вейлингского королевства находились куда ближе, нежели дом Ларисы относительно клиники. Путешествуя на проворной газели, Идалгир особо не следил за расстоянием. Пятнадцать минут, и ты на месте. Столько иногда требовалось, чтобы пройти от одного хутора Вейлинга до другого. Заканчивая с лечением медсестры, маг заметил, что его сила становились все слабее. И теперь он не мог даже зажечь крошечный огненный шар. Из пальца только шел едва заметный дым. А неполных три часа назад Идэ с легкостью спалил бумажник Андрея.
        - Прости, что ничем не могу помочь тебе, - прошептала Лариса.
        Она прижималась лбом с другой стороны двери, возможно даже чувствовала, в каком месте находятся ладони Идалгира. Он нащупал ее энергию, сочившуюся сквозь доску туалетной двери. Чуть нагретые области словно притягивали к себе, манили. И из рук Ларисы исходила она, вожделенная полукровкой магия. Совсем слабая, необузданная, немного не такая, какой он привык видеть ее в Вейлинге. Но это была сила, способная питать его. Неизвестно откуда взявшейся энергии Каргаполовой, конечно, не хватит, чтобы восполнить все то, чего Идалгир лишился в этом мире. Теперь он еще длительное время не сможет выставлять защитные заклинания и парить над городскими кварталами. Но эта живительная волшебная влага не позволит ему совсем зачахнуть в этом мире. И не важно, откуда у Ларисы такая энергия, где она ее позаимствовала, украла или еще что сделала. И как он только раньше не попытался прикоснуться к ней или хотя бы подержаться одновременно за один и тот же предмет.
        Пока не было недостатка в силе, он и не думал. Лариса сейчас спасет его, он напьется чужой энергией, насколько считает необходимым. Но Идалгир снова хочет использовать магию в полном объеме, ему надо вернуться туда, откуда он родом, а тут… в чужом мире, придется влачить жалкое существование за счет подпитки от донора. Сначала от Ларисы, пока она не истощится. Она ж не в состоянии пополнять свою магическую чашу. Она о ней и не подозревает. Потом придется искать еще кого-нибудь.
        - Что ты молчишь? - вдруг раздалось из-за двери, и вмиг теплота пропала.
        Разгадала его секрет? Поняла, что он тянет из нее магию, которую она скрывала?
        - А что говорить?
        - Ты же умрешь без силы… так?
        - Нет, не умру, - успокоил Идалгир девушку и принялся перечислять пустяки, лишь бы она не обнаружила его мелкого магического воровства, - просто я не смогу больше лечить себя от кариеса, зажигать плиту стану спичками, придется отучиться летать с верхних этажей и перестать угонять маршрутки. Вот и все…
        - А может ли такое быть… - предположила Лариса, но осеклась.
        - Что? - сразу подхватил ее мысль Идалгир.
        - Ну, ты же магическое создание… Если ты не подпитываешься магией, то все волшебство и колдовской дар из тебя потихоньку уходят. Так?
        - Ну… да, - согласился маг.
        - Получается, рано или поздно может сойти и заклинание, превращающее тебя в полукровку…
        - Вряд ли, - хмыкнул Идалгир, опершись на дверь спиной. - Мое тело не подпитывается никакой магической энергией. Вот скажи, Лариса, если я вылечил Марину, то из-за отсутствия магической подпитки ее рана должна будет открыться обратно, если верить твоей логике?
        - Ну… так, - согласилась Лариса. - То есть, результат действий мага и действия мага - разные вещи.
        - Ты же сама их разными словами назвала: действие и результат. Я - результат, Марина - результат. А вот свет в моих руках или огненный шар - это действие. Если я что-нибудь спалю, то ничто не сможет восстановить этот предмет. А раз в вашем мире вообще нет магии, то я тут навсегда останусь синекожим уродцем, яс…
        Идалгир не успел договорить, как раздался настойчивый стук в дверь. То Марина окончательно пришла в себя и решила восстановить справедливость. Маг, защищенный от эксцентричных непоследовательных действий девиц запертым шпингалетом, решил повторить эксперимент с перекачкой энергии, но не получилось. Медсестра была пуста. В ней не присутствовало ни капли магии, если не считать того слабого сгустка его собственного колдовства под левой грудью девушки.
        - Извращенец! - крикнула Марина, колотя кулаками по двери.
        - Поэтому пациентов будят не в операционной, а в палате, когда их уже оденут, - сухо заметила стоящая чуть поодаль Лариса. - Дурочка, он тебе за ночь огнестрельную рану вылечил, понимаешь?
        После этой фразы штурм туалета мигом прекратился, что позволило Идалгиру аккуратно отодвинуть засов и пробраться в полутемный коридор, где напротив друг друга стояли две девушки: удивленная донельзя Марина, словно электрическим разрядом пораженная; и спокойная умиротворенная Лариса. Медсестра пыталась склеить воспоминания вечера воедино и, казалось, она что-то начинала понимать и осознавать с другой точки зрения, а хозяйка квартиры просто терпеливо ждала.
        - Я во всем окончательно запуталась, - мотала головой Марина.
        Сев на пуфик и прижав к груди Мяву, девушка охотно принялась рассказывать обо всем, что произошло с ней в клинике. Каким же откровением для Идалгира оказалось, что мошенник Андрей - пришелец из другого мира, а знаменитый в городе доктор Соболев - ссыльный алхимик.
        - Я не поняла, что именно они задумали, но блондин просил Соболева сделать философский камень. Из-за камня он и стрелял потом. Свидетелей ему не надо.
        - Ну да, столько магии за один вечер, - констатировал Идалгир, прислонившись к стене. - Для вашего Челябинска это в диковинку, как понимаю.
        Обе девушки охотно кивнули.
        - Получается, Андрей, то есть Андус, разыскивал меня, чтобы забрать себе мою душу и силу. Опустошился, стало быть. Мда, зря он это задумал. Потому что и у меня магии-то осталось на несколько огненных шариков и расстрел моли из платяного шкафа.
        - Он мечтал о завоевании каких-то драконов и думал натравить на них армию из одушевленных машин.
        - Вот теперь понятно, что Андрей делал в 'Азии-Авто'! - Лариса чуть на месте не подпрыгнула. - Он собирал себе армию из довольно качественных экземпляров. Да этот товарищ вполне себе толков. Его б силы да с пользой для мира обратить. А то эти юношеские мечты - завоевать драконов, убить всех, стать королем горы… как-то совсем бесперспективно. Долго и упорно идти к цели. К ничтожной цели.
        - Но мы ничего уже не сможем поделать, - тихо заметил Идалгир, - мы своими глазами видели, что полководец Андус умер. Его и тело ветеринара Соболева при нас же куда-то увезли. Правда, Лариса?
        Лицо медсестры вытянулось и побледнело, а на глаза мигом навернулись слезы. А когда рыжая кивком подтвердила слова мага, девушка и вовсе закрыла лицо руками.
        - Убит?? Его все-таки убили? А почему он… - она ткнула пальцем в Идалгира, - Почему он не смог спасти алхимика? Нет, доктора! Доктор же… он гениальное открытие сделал! Он лекарство для животных новое изобрел! Чудодейственное! Он мог продлить жизнь кошке до тридцати лет… и она прекрасно при этом выглядела. Словно испила эликсир вечной молодости. Доктор Соболев не успел запатентовать свое изобретение! Вы не представляете, каким гениальным был этот человек в нашем мире. Алхимик, как там его, Ромпус… Добрейший человек! А теперь весь город остался без такого врача! Почему ты, рожа синяя, его не вылечил? Лучше б меня убил, а алхимика… может, он бы и тебе, мужлан неотесанный, с помощью своего философского камня б человеческий облик вернул. А ты тупица!
        Опять Марина истеричничала, а ее гневные тирады, состоящие лишь из оскорблений и обвинений, ранили в самое сердце. И где только отыскался мужчина, способный не просто терпеть нервные выпады, но и любить это вспыльчивое существо. Но, самое обидное, Марина была права. Философский камень пытались создать маги и алхимики многих миров. Где-то исследователей сжигали на кострах, предавали их рукописи забвению, где-то, наоборот, работу над камнем вели в строжайшей секретности, а из просочившейся информации становилось ясно, что результат всех проведенных опытов нулевой. И надо ж было ссыльному алхимику в полностью лишенном магии мире изобрести панацею от всех бед. Окажись в руках Идалгира философский камень, он с легкостью вернул бы себе человеческий облик. А теперь лаборатория опечатана, все лекарства возьмут на исследование и истратят на бессмысленные экспертизы. Интересно, что скажут, когда обнаружат пробирку с сильнейшим магическим артефактом? Может, это и есть то самое вещество, о котором писал свою диссертацию ссыльный алхимик, назвавшись Соболевым. Диссертацию, что Идалгир собственноручно вчера
чуть не спалил.
        Так, пока ночь, есть шанс добраться до лаборатории и выкрасть диссертацию. Если там, действительно, описывается создание философского камня, то Идалгир не зря провел все это время в Челябинска. Маг, ничего не желая видеть и слышать, пулей вылетел из квартиры. Путь к клинике он уже выучил, и мог дойти туда даже пешком, пускай это и займет уйму времени. Но сокровище, ожидавшее там в тумбочке, стоило того.
        - За что ты его так? - тихо спросила Лариса, когда дверь захлопнулась за спиной мага. - Он лечит только живых, как и любой доктор. Он хотел и Соболева вылечить, но… он уже был мертв. Понимаешь, Идалгир - не некромант, он обычный боевой маг, исцелять умеет весьма посредственно. Его невеста, Офелия, возможно, и спасла бы ветеринара, ой, то есть, алхимика. Но она в Вейлинге. И больше не упоминай при нем о цвете кожи, ладно? Это очень его задевает. Мы и так сегодня его сильно достали.
        - А почему? Вообще, кто он? Он же не такой, как все? Где находится Вейлинг? И как тебя зовут? - у Марины было очень много вопросов. - Ты тоже из другого мира?
        - Я Лариса Каргаполова, - спокойно ответила ей девушка, взяв несчастную медсестру за руки, - программист из одной бухгалтерской фирмы. А Идэ… как бы тебе объяснить?
        - Говори как есть!
        - Тогда он попросту вылез у меня из монитора, пока я была на работе. Игровой персонаж одной фэнтези-стратегии. Амбициозный юноша, пожелавший безграничной силы и в итоге лишившийся красоты…
        - Да ну, - возмутилась Марина, надув губы, - физиономия у него смазливая. Будь она еще нормального цвета… девки бы к нему в очередь стояли.
        - И стоят, если почитать форум поклонниц 'Тайн Вейлинга', - улыбнулась Лариса, - даже такой он им нужен в личное пользование. Но я сдуру сказала Идэ, что он виртуальный, выдумка программистов. Естественно, это чуть не убило его. А тут еще твои поминания 'синей рожи'… Весь набор комплексов разом всплыл! Он так переживает, что Офелия, его невеста, бросит. Это замечательный человечек!
        Марина кивнула и расплакалась. За доктора ли, за свою ли глупость, или просто растрогалась краткой историей мага из фантастического мира.
        - Позвони мужу, - настойчиво попросила Лариса, - Наверняка, весь город в поисках тебя переворошил. Только про рану ни слова, будто ее и не было. Скажи, что у подруги ночевала, назови мой адрес и мое имя, если он будет домогаться. Прикрою.
        - Нет, не надо беспокоиться, - отмахнулась медсестра и побрела в жилую комнату, - я ему сказала, что Соболев вызвал помочь с экспериментом.
        - Как знаешь… но утром по радио сообщат об убийстве в клинике…
        - Я в шесть часов домой поеду, - парировала Марина, - и спасибо за все.
        - Угу, - кивнула Каргаполова и, сняв с вешалки потрепанную белую куртку, обернулась, чтобы встретиться взглядом с медсестрой: - а я пойду Идалгира приведу, пока он снова не попал в неприятности. Этот мир слишком жесток для его сказочной натуры.

***
        Высокий блондин в помятой черной куртке, еще недавно бывшей одной из самых стильных его вещей, а теперь представляющей собой бесформенное нечто, одиноко сидел на скамейке в центральном парке и проверял все карманы. Досада не сходила с его лица, будь он воспитан в этом мире, он уже не раз проклял бы всех, кто встретился ему сегодня на пути не самыми цензурными словами. Но в его родном Пируасе так попросту было не принято, да и бранные слова не подобало использовать в своей речи одному из первых людей государства. А Андус считал себя будущим правителем родного мира.
        Оказавшись в грязи, побежденным и лишенным последней возможности завоевать драконов, он чувствовал, как жизнь его подходит к концу, как судьба издевается над ним, а боги смотрят свысока и глумятся: сиротина, крестьянский сын, пускай и способный маг и талантливый в Пируасе полководец, ты захотел слишком многого.
        И вообще, у тебя другое предназначение! Эта мысль прозвенела в голове у Андуса и куда-то улетучилась на мгновение, чтобы вскоре снова вернуться. От безудержного звона полководец зажмурился, схватился руками за голову и чуть не закричал: 'Прекратите!' Но мысль, будто предугадав все его действия, попросту испарилась, словно и не было ее вовсе.
        А рука полезла по карманам в поисках вожделенной ампулы, одна капля из которой оживит все машины в салоне, в одну минуту организует непобедимую армию Андуса. Но там не было ничего, кроме пыли и двух мятых фантиков. Ампула, что полководец несколько часов назад держал в руке, на которую он готов был молиться, и за владение которой убивал, исчезла. Словно судьба поиздевалась над ним, показав на мгновение возможность и отобрав у него самое дорогое в этой жизни: победу над драконьим племенем. Взбираться на отвесную скалу, но в самый последний момент сорваться в пропасть. Это неминуемая смерть. Очевидный проигрыш.
        Он закрыл глаза, припоминая, где бы мог потерять плод своих пятилетних стараний. Нет, его счастье не выпало в камере хранения морга. Он осмотрел весь шкафчик, когда вытаскивал оттуда скомканную одежду, желая поскорее надеть на себя хоть что-нибудь и согреться. И в труповозке вряд ли ампула могла выпасть. Зато девушка, так сильно напоминающая ему княжну Хинту, что-то копалась у него в карманах и вытаскивала кошелек. Это он прекрасно помнил, когда посмотрел на копошащуюся рядом с ним Ларису. А что, если это именно она утащила философский камень.
        Если девушка - дочь, внучка или другая родственница Хинты, возможно, ей попросту хочется вернуться на родину, и для этого ей тоже пригодится философский камень. Она лишена магии и не способна открывать магические окна. Потому и сидит себе сейчас в своей тесной квартире и радуется приобретению. Не мудрено, что она занималась его поис… Стоп! Какие дурацкие предположения! Поймал себя на мысли полководец. Он даже еще не доказал связь рыжей красавицы из этого мира с гонимой Хинтой, а уже пытается моделировать ее поведение. Да девушка попросту возвращает свой 'первый взнос' за обещанную Камри, и ей нет никакого дела до мощнейшего магического артефакта. А это значит, что если она даже ради любопытства вытащила ампулу, то израсходует ее на дурацкие экспертизы и анализы, чтобы выяснить, чем же ей довелось завладеть.
        Надо спешить, пока Лариса чего не удумала. Ночь. Сейчас, наверняка, украденная ампула беспечно выложена на рабочий стол, а девушка, напившись, пытается уснуть, лишь бы забыть кошмарный день. Желательно, надолго. Таков русский менталитет.
        Только спешить не получится. Машина оставлена совершенно в другом районе города рядом с клиникой покойного алхимика, а Лариса тоже неблизко живет.
        Прибежав к себе домой, в огромную высокую квартиру в центре города, Андус принялся приводить себя в порядок: помыться, запудрить синяки, надеть что-нибудь достойное, стильное. Не подобает же к девушке посреди ночи заваливаться в джинсах и куртке, с которых грязь сыплется комьями. Это Андусу не по статусу. За деньги, что он заработал в автосалоне, он мог себе позволить и квартиру на одном этаже с губернатором, и роскошную мебель, и брендовую одежду. Он попросту не представлял, как мог появиться на улицах этого города запачканный, униженный, проигравший. Он победитель, и он никогда не позволит себе выглядеть неподобающим образом. Поэтому к Ларисе за философским камнем полководец и отправился в белых брюках и сероватом плаще. И, естественно, на такси. Пускай девушка, желая восстановить справедливость, и утащила у него несколько тысяч, но ничего ж не мешало Андусу иметь дома сейф со сбережениями на черный день. Вот этот день и настал.
        - А я думал, вы в аэропорт, господин, - удивился таксист, когда услышал названный своим пассажиром адрес.
        - Нет, я к девушке… еще б и цветы по дороге прикупить, - мечтательно причмокнул блондин, расслабившись в мягком сиденье заказанной иномарки.
        У него все получится!
        И получилось. Когда он подходил к подъезду, то нос к носу столкнулся именно с ней. С той, к которой спешил.
        Девушка отпрыгнула от него и закрыла рот руками. Она бы заорала, но от переполнивших душу эмоций ей было не до этого. Она отступала, не глядя на лесенки у себя за спиной, пока не споткнулась.
        Андус тут же оказался рядом, протянув руку.
        - Сгинь, уйди! - пискнула Лариса, пятясь от белого призрака, как ни странно, приехавшего к ней на кристально-чистом белом Мерседесе.
        Сам полководец как-то и не подумал даже, насколько символичными окажутся цвет его одежды и цвет прибывшего за ним такси. Он и не подозревал, что Лариса воспримет его привидением. Хотя… если она считает его погибшим, то хорошо, что не орет на всю округу: 'Упырь!' И еще он явился с белыми лилиями. Надо ж было зациклиться именно на этом светлом жизненно-радостном цвете!о принимать: не воскресшим же!
        го привидением. Хотя…ажется цвет его одежды и цвет прибывшего за ним такси.
        - Уйди! Я отдам награбленное! Только исчезни! - причитала девушка, пытаясь подняться.
        Ее коленки предательски дрожали, и помог ей встать на ноги металлический толстый столб-подпорка для козырька над подъездной дверью.
        - Я верну. Уйди… Пожалуйста, - прошептали ее немеющие бледные губы.
        - Хорошо. Я не за деньгами пришел. Ты имела на них полное право. Это я, мерзавец, украл их для….
        - Что я, не знаю, зачем деньги воруют? - вдруг осмелела Лариса, когда поняла, что явившийся к ней призрак настроен весьма мирно и не собирается ничего делать, а только болтать.
        Единственное, о чем жалела девушка, так это время, словно песок, выскальзывающее промеж пальцев. Идалгир, обиженный и оскорбленный, ушел прочь. Он погибнет в мегаполисе, это Лариса знала наверняка. Но задерживал ее призрак, которому, если верить словам Марины, при жизни только и надо было, что завладеть силой и душой Идалгира.
        - Уйди, прошу тебя, - сквозь зубы, словно кошка, процедила девушка и попыталась обойти стороной заявившегося к ней гостя.
        - И что это девушкам надо в три часа ночи одним в городе? - его теплая рука крепко сжала запястье Ларисы, и та в ужасе обернулась.
        Призрак на самом деле оказался живым человеком. Он прижал ее к себе, его горячее дыхание обжигало, а в груди колотилось самое настоящее живое сердце. Так получается, Андрей живехонек, а просто инсценировал смерть, лишь бы его не признали виновным в убийстве. Или у него имеются другие планы. Мгновенная радость осветила душу, сменившись испугом.
        - Это личное, - насупилась Лариса, понимая, что перед ней не видение и не упырь.
        Она сжалась, будто пружина, сконцентрировалась, но не решилась вырываться, слишком крепко держал ее в объятьях прекрасный принц в сером плаще. А его жестокие голубые глаза остановились на ее лице, и давали понять: Андрей никогда и ни за что больше не отпустит свою добычу.
        - Верни мне философский камень, и я навсегда забуду тебя, твой адрес, все, что с тобой связано.
        - Как в дешевой сказке, - усмехнулась Лариса, - так я и поверила, что в ампуле какая-то фантастическая фигня! И в твое благородство не верю!
        Только дерзость, решила девушка, хоть как-то спасет положение. Но шутки и язвительные замечания отказались цепляться ей за язык, и она начинала понимать, что вскоре проиграет Андрею и в словесной баталии. Однако ж Марина рассказывала именно о планах полководца завладеть философским камнем и завоевать драконов. Может, он и не врет. Но как странно выглядит все это в лишенном магии мире. Если так легко оказалось намешать жидкость, являющуюся ценнейшим артефактом, почему тогда до сих пор ученые не открыли и не запатентовали ее? Почему для этого понадобились какой-то Ромпус из другого мира и полководец Андус.
        - Это моя жизнь! Мои мечты! Отдай! Я заплачу тебе. Свою квартиру перепишу на тебя. Только верни мне ампулу.
        - Все вы такие, - усмехнулась девушка, - пока не получите желаемое. А потом страдаете хроническим склерозом.
        - Лариса, это не обо мне. Я полководец. Военный. Уважаемый человек. Клянусь, что сдержу слово. Отдай философский камень.
        - Возможно, я верю тебе, - закатив глаза, пропела девушка, - но камня не существует. Я отдам ампулу, мне ни к чему никчемные химикаты. Но у меня есть три условия. Первое - ты докажешь при мне, что эта красная жижка на самом деле ценнейший артефакт и с его помощью изгонишь из тела Идалгира демонов и сделаешь его обратно человеком, второе - откроешь магическое окно и вернешь мага в Вейлинг, третье - уйдешь сейчас куда подальше, чтобы я смогла отыскать Идалгира. Придешь ко мне в воскресенье в полдень. Договорились?
        - Нет, - жестко ответил полководец и прижал Ларису к стене, чтобы она не решила силой начать реализовывать третий пункт своих требований, а потом и прикрыл ей рот.
        Грубо, некультурно, не совсем в его духе, но Андусу не хотелось, чтобы девушка не стала его слушать, а от строптивой Ларисы можно было ожидать чего угодно, в том числе и пинков по болезненным местам. Благо, она пока до этого не додумалась.
        Девушка мотала головой, пытаясь освободиться, но полководец крепко держал ее и втолковывал свои требования:
        - Я найду Идалгира. А ты огребешь неприятности на свои нижние девяносто в такой час. Ясно? Два других требования тоже никуда не годятся. Но ради тебя постараюсь. Потому что… ты мне запала в душу.
        Последнее казалось не совсем искренним, но девушку будто током ударило от этих слов. Она, собравшись, словно пружина, вдруг резко пихнула Андуса, куда мужчинам побольнее, и вырвалась, когда тот, скрючившись, прислонился к стене. Надо бежать прочь. Но как? Только этот блондин придет в себя, он усядется в такси и догонит ее. А что… это идея.
        Улыбка украсила лицо девушки. Надо спешить, пока есть время! И она, открыв пассажирскую дверь, плюхнулась на переднее сиденье в Мерседес.
        - Прочь отсюда! - приказала она, сунув водителю три тысячи рублей, давеча вытащенные из кошелька Андуса.
        - Куда? - устало вопросил таксист.
        Да, гениальная идея - скрыться на машине этого негодяя. Только намного важнее вопрос - куда. Все магазины закрыты, клубы работают последние часы. И вообще, какая разница, куда, главное, подальше от подъезда, пока Андрей не очухался и не кинулся следом.
        - На площадь Революции, а потом разберемся, - ляпнула первое попавшееся Лариса.
        - Угу, - буркнул водитель, и машина на всех газах рванула прочь.
        Девушка сидела, глядя на проносящиеся мимо огни фонарей, пустая дорога умиротворяла и располагала к раздумьям. Надо искать Идалгира. Он ушел уже полчаса назад. Вряд ли он успел отойти далеко от дома. Но, как ни странно, на улицах не встречалось ни одного одиноко бредущего пешехода. Что, надо сказать, подозрительно.
        Если Идэ ушел, значит, он хотя бы знал, что ему надо. Обиделся? Нет! Это только прикрытие. У него было дело! Если бы он захотел проветриться, чтобы не слушать высказываний Ларисы и Марины, он бы стоял на подъезде. Обычно униженные и оскорбленные дальше и не убегают. Значит, у Идэ появилась некая цель, и он ушел осуществлять ее. И тут Каргаполову осенило. Она поняла, куда отправился ее гость.
        - В клинику Соболева! - выпалила девушка. - Ленинский район, рядом с гаишниками. Как можно скорее!
        Водитель, казалось, мгновение колебался, услышав ориентировку, но потом со скрипом в тормозах развернулся через разделительную и помчался по указанному адресу.
        Глава 17. Философский камень
        Удача - изменчивая тетка, она появляется вовсе не там, где надо, и не перед тем, кому надо. И иногда делает это еще и в самый неподходящий момент.
        Идалгир много читал о чудесных свойствах философского камня, был он наслышан и о способности артефакта исполнять самые заветные желания. В Вейлинге тысячи лет маги и алхимики трудились над созданием столь могущественного вещества. И ничего не достигли. И надо ж было случиться, что изуродованного ради воплощения юношеских мечтаний мага, принесет в мир, где философский камень оказался создан с такой легкостью за каких-то пять лет. И вот он, совсем рядом, в опечатанной клинике: только залезь, найди и забери. Все просто, были б крылья. Магическая сила Идалгира практически истощилась, когда он выходил из дома Ларисы, и восстанавливаться в ближайшее время не собиралась.
        Зато у него впереди целая ночь. И он дойдет до клиники сам, отыщет то, о чем мечтал долгие годы, ради чего он собирался отдать все, даже любовь. Однажды он уже сказал: 'Отдам все, что угодно!' И лишился красоты, обретя непробиваемую кожу и вдвое больший запас магической энергии, нежели у обыкновенного человека. Теперь он готов был лишиться обретенной силы, лишь бы исправить ошибки юности.
        Идалгир торопился, он уверенно шел по тротуару по знакомому с вечера маршруту. Как назло казалось, что дорога постоянно удлиняется, а ноги становятся ватными. Но маг не сдавался, он бежал, задыхался, потом снова шел. Ему хотелось как можно скорее уйти от дома Ларисы, этой ненавистной девушки, в чьей квартире ему оказалось суждено открыть магическое окно.
        Кто она? Красавица и умница, с виду принцесса, с гордо задранным носом, пронзительным взглядом и статной осанкой. А на самом деле - отвратительнейший человек, трусливый и боязливый, который создал для себя свой собственный мирок и ищет ему бездейственных слабохарактерных обитателей, желающих плясать под дудку бездарного демиурга. В итоге никто не соглашается жить по ее ничтожным правилам, и девушка провозглашает себя обиженной жизнью. Таких в Вейлинге быстро учат. Выдают замуж за орка или тролля, и через положенный срок девушка спокойнехонько стирает пеленки для маленьких полукровок и не жалуется на тотальное непонимание. У нее просто не остается времени на дурацкие фантазии и мысли, не соответствующие ее статусу.
        Марина. Еще один типаж невыносимой особы. Мирок-то она создала, но потянуть его ей не по силам. Девушке вечно не хватает денег и потому она всех вокруг воспринимает исключительно как источник дохода, а когда выдается минутка не думать о заработке, она охотно обо всем забывает. Такая бы в Вейлинге стала разбойницей и весьма скоро закончила бы свои дни на виселице.
        Маг оглянулся. Погони нет. Пока нет. Но это временно. Лариса и Марина скоро кинутся его искать… Чтобы забрать его в свои миры, назвать собственностью и не отпускать. Идалгир, бросился прочь, как вдруг его остановил пронзительный сигнал сирены прямо за спиной. Обернувшись, он увидел, что у края тротуара сверкает круглыми фарами старая полуразвалившаяся машинка, с которой и краска-то наполовину слезла, обнажив древнюю ржавчину.
        - Эй, чувак! - окликнул мага высокий толстяк.
        И как только он поместился в миниатюрную машинку - подумалось Идалгиру, но маг предпочел не озвучивать своих мыслей.
        - Да, здравствуйте, почтенные путники, - вежливо отозвался гость из Вейлинга.
        - Не подскажете, как проехать к… - и тут этот громадный человек, которого в Вейлинге маг бы, не задумываясь, окрестил троллем, назвал адрес клиники доктора Соболева.
        Идалгира бросило в холодный пот. Вот и сказочке конец! Нашлись еще прихлебатели! Но что-то в глубине души шепнуло: 'Им не нужен философский камень!'
        - Хорошо, я вам покажу, если подвезете, - прислушавшись к внутреннему голосу, сказал маг, - только мне в тот же район надо.
        - Без проблем, чувак! - изо всей силы толстяк шибанул Идалгира по плечу, после чего еще долго тряс кистью: не ожидал же он, что ему встретится металлический человек.
        Да и Идалгир предпочел особо не светиться. Он натянул на нос косынку, а на голову
        - капюшон. Нечего случайных помощников пугать своей неприглядной внешностью и нестандартным оттенком кожи. Но когда маг устроился поверх расстегнутых ремней, он бросил беглый взгляд в очутившееся прямо на уровне его глаз зеркало заднего вида. И на душе похолодело. Оттуда на него усталым тяжелым взглядом смотрел знакомый человек. Водитель маршрутного такси. Получается, толстяк прекрасно знает, куда держит путь, но ему зачем-то понадобился случайный прохожий. Или же шофер-неудачник опознал в ночном гуляке давешнего мага.
        Идалгир попытался было выскочить из машины, но не успел. Сорвавшись с места, древнее чудо российского автопрома умчалось прочь. Оставалось только подсказывать повороты и думать, с какой стати вдруг разбойнику-водителю понадобилось к Соболеву, и кто этот толстяк. Но мужчина сам ответил на волновавшие мага вопросы:
        - Жена у меня там. Говорили в новостях, что доктора убили. Лишь бы Марина…
        Так вот он какой, этот Славик, в котором медсестра души не чает! Да уж, в отличие от благоверной, он-то о ней волнуется, а эта Марина ни разу не вспомнила о муже. Ну и женщины в этом мире неправильные пошли. С одной стороны хотят, чтобы их любили, а с другой - всем своим видом показывают, что мужчины нужны им только когда их душонке захочется. И с ума сходят не по деловитым любящим мужикам, а по смазливым ублюдкам вроде этого Андуса. Вполне возможно, живя в Пируасе, он выглядел куда более достойно. Это пять лет жизни тут преобразовали его, он нашел легкий способ нравиться женщинам и с превеликим удовольствием пользуется им. Марина восхищается этим пустым красавчиком, когда отец ее ребенка места себе не находит. Успокоить бы его…
        - Жива ваша Марина, - ляпнул маг, а потом сообразил, раскрой он перед мужиками все свои карты, не довезут они его до клиники.
        Но теперь было не избежать вопросов: откуда ему, случайному прохожему, имя известно и все такое прочее. Нелегко пришлось Идалгиру выдумывать сплетню, услышанную по радио. Только Славик все равно не верил. И теперь настойчиво требовал довезти его до клиники еще скорее, лишь бы разобраться со странным попутчиком. Идалгир скрывал свое лицо, но Маринин муж вовсю старался поймать неспокойный взгляд мага. Не выкладывать же правду! Идалгир нервничал.
        - Они знакомы, - предательски встрял маршрутчик, - во дворе с вашей Мариной болтали.
        Всё пропало, понял маг. Теперь не отвертеться, и они с водителем квиты.
        - Слушай, мужик, ты судьбой мне послан, - философски заключил Славик.
        - Нет, просто так ночью по городу никто не гуляет. Тем более, в одном направлении,
        - равнодушно добавил Идалгир.
        - Ты что там у врача забыл, а?
        - Лекарство, - совершенно не соврал маг.
        - Тогда ты в полной жопе, - заключил толстяк, - потому что доктор коньки отбросил.
        - Я найду ампулу.
        - Что ж, удачи.
        Визжа тормозами, машина въехала во двор клиники. Удача, не пришлось рассказывать про Марину. Идалгир, с силой выломав замок, выскочил на улицу. Не слыша возмущенных воплей, нашпикованных не самыми приятными словами и выражениями, он кинулся к клинике. Лишь бы успеть, лишь бы выпить вожделенное зелье. И тогда все его мечты станут реальностью.
        Вернувшись с Вейлинг через магическое окно, Идалгир с легкостью уничтожит Зверроса. Неожиданность никто не отменял. А любимая Офелия, придя в себя после пережитого шока, посмотрит на него… молодого тридцатилетнего мужчину, в его зеленые глаза, восхитится его мягкими платиновыми волосами, погладит по розовой, а не синеватой щеке… Он представлял восхищенный взгляд принцессы, ее страстные поцелуи и крепкие объятья, когда срывал печати и замки, отталкивал Славика и шофера, ругался на них, называл адрес Ларисы, говорил, что их вожделенная Марина находится там.
        Идэ не видел, что Каргаполова вытащила ампулу из кармана у Андрея. Андрей, если и понял, что лишился вожделенного зелья, то вида не подавал. То ли он выжидал, когда Лариса потеряет бдительность, то ли до сих пор верил в свою победу. Ситуация просто ужасная. Узнай полководец загадочного мира Пируаса, что его победа над драконами в руках Каргаполовой, он, не колеблясь, убьет ее, лишь бы получить искомое. Одно хорошо - Андрея сейчас нет рядом, а она через пару минут войдет в клинику и застанет там Идалгира, ищущего ампулу. Пускай лучше ее вейлингский гость выпьет концентрат и загадает желание: 'Снова обрести человеческое тело', - нежели этот страдающий манией величия полководец пойдет по трупам к своей абсолютно ничего не значащей победе. Как там говорится: через тернии к звездам. Только небосклон у этого Андуса поддельный, нарисованный масляной краской на пололке планетария. Ослепленный никчемной победой, он не замечал всей абсурдности ситуации.
        Нарушая темноту дворов, во дворе клиники горел одинокий свет, когда белый Мерседес въехал под кроны кленов и рябин, растущих вдоль тротуара, ведущего к клинике. Значит, ее предположение верно… Аккуратно ступая, чтобы не наделать много шума, девушка пробралась в операционную доктора Соболева.
        Ее встретили разруха и бардак, кровяное пятно на стене, скорее всего, принадлежало убитому ветеринару, на забрызганном стуле, наверняка, сидела Марина, когда Андрей привел свой план в действие. А рядом со шкафом без чувств лежал тот, кого она и искала. Идалгир. У него под ногами валялся раскрытый бутылек со снотворным. Надо ж было в поисках артефакта наткнуться на это зелье и вдохнуть его.
        Несомненно, пары снотворного витали в операционной. Но Лариса пока не чувствовала желания спать. Она попыталась приподнять мага, но из этого ничего хорошего не получилось. Железный 'дровосек' оказался ей не под силу. Девушка с трудом оторвала от земли плечо Вейлингского гостя и опустила обратно. Бесполезно. Совершенно бесполезно. И тут ей в голову пришла гениальная мысль: а что если ей и воспользоваться философским камнем, воплотить мечтания Идалгира в жизнь?
        Дрожащими от волнения пальцами девушка извлекла из кармана куртки ампулу с розоватой жидкостью. Встряхнув содержимое, она откупорила тугую резиновую пробку и вылила почти половину магического эликсира на ладонь, а потом растерла по щекам Идалгира.
        - Марганцовка! - пренебрежительно буркнула Лариса, но не бросила начатого дела и опрокинула остаток колбы на грудь спящему магу.
        Ничего не происходило. Идалгир, ровно дыша, продолжал спать. Его кожа не становилась мягче и розовее, и вообще, что могло случиться от втирания в лицо раствора марганца?
        - Ладно, если это и вправду, философский камень, - прошептала Лариса, с опаской глядя на Идалгира, - то надо загадать желание. А я хочу…
        Искушение было велико. Если раствор окажется тем, чем его считал Андрей, то в руках у Каргаполовой власть над всем миром, власть, которую она под минутным приливом чувств просто опрокинула на лицо практически не знакомого ей полукровки. Лишь из уважения к нему. А сколько всего можно загадать, поймала девушка себя на мысли: начиная с вечной молодости и безлимитной зарплаты, заканчивая роскошными апартаментами на Канарских островах, драконами в прислуге и Андреем в качестве супруга.
        - Нет, - зажмурившись, девушка попыталась отогнать угнетавшие ее низменные мысли.
        Представить только, сбудется абсолютно все. Можно реализовать все, что не удалось. Привязать к тебе тех, кто никогда не был рядом, наказать заслуживших кару, воскресить алхимика Соболева. И никто не упрекнет. Никто, кроме собственной совести.
        - Я хочу… - начала Лариса, но язык не слушался ее.
        Искушение одолевало. Ей хотелось очень многого, еще больше, чем старухе из сказке о золотой рыбке. Достаточно произнести: 'Я хочу владеть всем в этом мире!' - и оно исполнится. И не нужен никакой Идалгир и его Вейлинг, обойдется и полководец Андус, он склонит перед Каргаполовой колени, узнав, как она переиграла его. Ради одного мгновения, когда она увидит лицо полководца Пируаса, лишившегося превосходства над драконами, она готова была отдать многое. Больше стоила только сцена с ее бывшим гражданским мужем, о которой она мечтала уже около двух лет: когда она, замужняя женщина, открывает дверь пришедшему просить прощения, руки и сердца горе-фотографу и холодным тоном равнодушно произносит: 'Ты упустил свое счастье. Поздно, Митенька!'
        И куда обиднее Андрею сознавать свое поражение, если философский камень израсходуют на что-то, с его точки зрения, бесполезное. Впрочем, подумалось Ларисе: ее сцены мести не менее низменны, нежели планы полководца с драконами. Почему бы Андусу, если он мечтает летать выше драконов, попросту не разобраться в авиации и не построить в Пируасе несколько самолетов? А он идет сложными путями, изобретает сложные схемы. Зачем? Для чего в простом и понятном мире все это?
        Нет, ложные горизонты, старая месть и прочие цели не сравнятся с желанием Идалгира исправить его ошибки! Лариса мигом прогнала все паршивые мысли.
        - Я хочу, чтобы Идалгир вновь обрел человеческое тело без сверхспособностей! - решительно озвучила девушка свое желание.
        Интересно, каким он был в юности, пока дед не превратил его в железного монстра? Если цвет глаз, светло-зеленый, не изменился с магическими метаморфозами, то, наверняка, Идалгир походил на Андрея: такой же высокий блондин, только немного хрупче в фигуре.
        Но единственное, что происходило с его телом после применения волшебного эликсира,
        - шло время. Маг не превращался в человека. А это значит, что философский камень оказался подделкой? Девушка с облегчением вздохнула, а ее тщеславные мысли мигом улетучились. Сразу стало намного легче на душе. И единственной заботой стало уйти из клиники как можно скорее. В любой момент сюда могут завалиться следователи, и лишние действующие лица на месте совершения убийства - ненужные подозрения. Ничего не спасет ни ее, ни мага, если их обвинят в тяжком преступлении. Из тюрьмы не добраться домой, не открыть магическое окно.
        Лариса вышла на порог. Как назло таксист уехал. И только чуть поодаль два мужчины о чем-то спорили, стоя рядом с облупившейся старушкой-копейкой. И одного из них девушка прекрасно знала. Маршрутчик, напавший на Марину. Очевидно, он тут не просто так…
        Водитель и Славик не спешили за странным попутчиком, хотя муж медсестры и исходил от нетерпения увидеть супругу целой и невредимой. Все складывалось как-то противоречиво и странно. Сначала этот сумасшедший, который умолял посадить его за руль старой машинки физрука. Парень клялся, что доставит мужа к благоверной быстрее ветра. Но скорость, как видел Славик, подвела его нового знакомого. Тот рассказывал, что возил супругу учителя на маршрутке, и что именно в этот день ему заказали ограбить девушку. Потом было рассказано и о странном человеке с синей кожей и его спутнице, обычной с виду девушке.
        - Бред какой-то, - фыркнул в ответ на все это Славик, - зубы мне заговариваешь, рожа кавказская?
        Но водитель готов был клясться всем состоянием, что все рассказанное им чистейшая правда. И как чуть не проглотил язык Славик, когда увидел бредущим по обочине человека с эльфийскими ушами и каким-то нереальным цветом кожи. Значит, все правда, мигом понял физрук. Но не представлял, что теперь делать. Одно он сознавал отчетливо: надо срочно найти Марину.
        Синекожий искал в клинике какую-то ампулу. Наверняка, наркотики, рассудили двое подвезших мага мужчины. Они стояли у машины и следили за происходящим. А оно обещало быть интересным. Вскоре подъехала дорогущая иномарка, из которой выскочила описанная маршрутчиком рыжая, а через несколько минут эта девица подбежала к Славику и принялась со слезами умолять довезти ее спящего друга до дома.
        - Почем? - устало поинтересовался физрук, решив, что сможет сейчас и денег срубить.
        - За спасибо, - расплакалась девушка, глядя на мужчин полными отчаяния глазами.
        Как вдруг она содрогнулась, встретившись взглядом с маршрутчиком. Она бы закричала и бросилась прочь, но поздно.
        - Нет, - усмехнулся водитель, - за спасибо не повезу. Расскажете все, как на духу.
        - Согласна, - ни минуты не колеблясь, выпалила Лариса, и уже через несколько минут она ехала в салоне старушки-машинки, а на ее плече смиренно спал Идалгир.
        Обо всем случившемся девушка уже научилась говорить кратко: обманули, нашли, оказался убийцей, они спасли медсестру и спрятали ее дома у Каргаполовой. О том, что Андус остался жив, Лариса предпочла промолчать. Славик и маршрутчик не обязаны об этом знать. И в судьбе прекрасного принца девушка сама разберется, как только следователи замнут дело об убийстве доктора. Пускай верят посторонние, будто бы преступник поскользнулся и разбил затылок о бортик.
        - Зачем вы тогда в клинику возвращались, коли такие белые и пушистые?
        - Да вот, - развела руками Лариса, - моему товарищу Соболев мазь для лица обещал. Так и не… как видите.
        Лишь бы Андус не ждал у подъезда, запоздало подумала она. Но полководец за время отсутствия Лары и Идалгира успел исчезнуть. Куда и зачем - это уже другой вопрос. Во всем этом нелегком деле, за три дня словно буря пытавшемся изменить жизнь Ларисы, осталось совсем немного: проводить Марину с мужем, а потом дождаться, когда Идалгир проснется, и вернуть его в Вейлинг. А завтра будет самый обычный рабочий понедельник, словно ничего не произошло, никто не умер, ни у кого не случилось дома несчастья. Лариса как и раньше побежит на маршрутку, стараясь успеть на мигающий зеленый, в очередной раз получит протокол от гаишников, пользующихся ее незнанием правил, а потом девушка будет с нетерпением ждать пятницы, чтобы отоспаться и забыть эту жестокую неделю как страшный сон.
        Она уже почти спала, когда Славик с маршрутчиком втащили Идалгира в квартиру и расположили его на единственном диване, а Марина с радостным воплем кинулась в объятья мужа и причитала, как замечательно, что он приехал… Славик не стал задерживаться на чай, он сухо попрощался с Ларисой и поблагодарил, что с его супругой все в полном порядке.
        - Запиши мой телефон, расскажешь потом, чем все закончилось, - попросила Марина, протянув новоиспеченной подруге визитку.
        Та кивнула и кинула белый прямоугольник картона на стол рядом с телефоном. Сейчас бы уснуть и забыть обо всем. Все завтра и только завтра.
        - Марина, по новостям узнаешь, когда мы из деревни вернемся! - отмахнулся Славик, выставляя супругу за дверь.
        Он дело говорит, им сейчас самое время уехать из города, чтобы следователи провели свои первые дознания без медсестры. А потом…
        - Ты это, - улыбнулась Марине Лариса, - пообещай, что клинику не закроешь…
        - С дуба рухнула? - крикнула медсестра, чуть не упав в обморок после такого заявления. - Но как я могу? Как я могу одна лечить животных? У меня же коты при кастрации помрут!
        Муж снисходительно улыбнулся и спас ситуацию:
        - Ты у меня самая лучшая, у тебя все получится.
        - Вот именно! - поддержала его начинание Лариса. - Глупая! Судьба дала шанс стать мастером! У тебя получится! Если поверишь в себя! Если станешь ждать, что однажды алхимик Ромпус, то есть, доктор Соболев, войдет в кабинет и скажет: 'Посмотрите, вот моя достойная ученица…'
        - Этого не случится, доктор умер, - заплакала Марина.
        - А ты поверь в чудо! - ласково так, ненавязчиво сказала Лариса. - Я вот верю. В нашем мире нет чудес. Но им тут место!
        Лариса сидела в темной комнате при выключенном свете. Мява свернулась калачиком на правой руке спящего Идалгира. Осталось совсем немного: купить новый винчестер, установить 'Вейлингские тайны' и открыть окно. Магическое окно. Девушка подошла к компьютеру и открыла дверцу, скрывающую кучу плат от любопытных взглядов ламеров, пыли и кошек. Мява навострила уши, и ее зеленые глаза фосфористым светом пронзили темноту, наблюдая за тем, как хозяйка извлекла винчестер и поднесла к носу. Не пахнет, поняла Лариса. Не сгорел. Она перебрала все платы, протерла их тряпочкой и снова вставила по местам. Вроде бы ничего и не произошло за последние три дня с компьютером. Абсолютно ничего. Будто он выключился и ждал, когда его снова включат. А почему бы не попробовать?
        Лариса подключила провода и ткнула кнопку 'Power'. Радостный писк компьютера несколько обескуражил девушку. Стоило железу отдохнуть, как оно заработало?! Загрузилась операционная система, начал крутиться в приводе компакт-диск, а потом по периметру монитора появилось яркое зеленое свечение и загрузились 'Вейлингские тайны': пещера монстра Зверроса, дрожащие за камнем девушки-волшебницы, оседлавший чудище бесстрашный мечник Зверрос. Только некому нанести последний удар. Главный герой, напившись снотворного, спокойно спит себе на диване в другом мире.
        - Идэ! Просыпайся! - потеребила его за плечо Лариса.
        Но маг только пробурчал нечто нечленораздельное и повернулся на бок.
        - Идалгир! Пора домой, совершать подвиги! Просить руки Офелии!
        И это не подействовало на мага.
        Тогда хозяйка квартиры попробовала поднять его и донести до монитора. Но не тут-то было. Тяжелый он.
        - Если гора не идет к Магомеду, - улыбнулась Лариса, поднося экран к спящему магу…
        Зеленоватое свечение вспыхнуло, ослепив девушку. Она от испуга чуть не выронила монитор. Оттуда вдруг откуда ни возьмись, начал дуть страшной силы ветер, и мага начало затягивать в образовавшуюся на поверхности экрана воронку. Он так и не проснулся. Опять повернулся на другой бок. Не прошло и десяти секунд, как от мага не осталось и следа. Девушка поставила монитор на стол, наблюдая за сценой падения Идалгира на голову Зверросу.
        Монстр от неожиданности отпрянул, стряхнув со спины Ландоса. Да и Идалгир, ударившись затылком, мигом проснулся, несмотря на принятую дозу снотворного. Протерев глаза, он пришел в ужас и, положив руку на землю, попытался прочитать заклинание. Произнеся набор звуков, маг ожидал последействия. Ничего. Глухо. Ослабшая магия не действовала, только подскочили в воздух несколько песчинок.
        Арина выскочила из укрытия и читала мощнейшие заклинания. Но огонь против Зверроса оказался неэффективен. Офелия пыталась привести Идалгира в чувства, а тот только и твердил:
        - Мой меч!
        Меч! Как же Лариса могла забыть? Зеленоватое свечение на экране не пропадало, значит, в Вейлинг вернулось не все, оттуда полученное. Девушка оглянулась, взглядом ища оружие любимого мага. Точно! Оно под кроватью!
        Она не задумывалась о весе двуручного меча, когда выхватила его оттуда одной рукой. Мява почему-то вскочила ей на плечо, когда зеленое свечение потянуло меч и девушку вглубь монитора.
        Лариса и опомниться не успела, как очутилась в Вейлинге. В пещере. Лицом к лицу со Зверросом, грозно взирающем на нее. Надо действовать. Девушка огляделась. Невысокая девчонка с густой черной косой делилась с Идалгиром магией, плечистый лысый мечник пытался откромсать кончик хвоста фантастического монстра. Рыжая девчонка в малиновом плаще, подняв руки, читала очередное убойное заклинание, и огненный шар, сформировавшийся у нее над головой, был уже размером с пятилитровую бутыль воды.
        А она, Лариса Каргаполова, восседала на огромной белой кошке, одетая по средневековой моде, а в ее правой руке был меч Идалгира, светящийся золотым. Кто и когда успел наделить лезвие магией, сделать его легче, - девушка не знала. Ей хотелось одного, собственноручно закончить битву со Зверросом.
        Уверенно глядя на пятиметрового монстра, она пришпорила скаковую кошку и занесла меч над его шеей, а через мгновение под общие аплодисменты любимых персонажей снесла голову главному персонажу игры. И в тот же миг силы оставили девушку. Она почувствовала тяжесть в голове, веки налились свинцом, закрываясь. И вскоре Лариса уже ничего не ощущала.
        Разбудил ее визг будильника в семь утра. 'Понедельник - день тяжелый!' - верещал встроенный в мобильный телефон монстр Пятниццо. На работу, на работу - орал телефон. Лениво подняв голову, Лариса огляделась.
        Она уснула за компьютерным столом. Не переодевшись. На системном блоке, мурлыча, спала белоснежная кошечка Мява, напоминая о том, что произошедшее с Идалгиром - это вовсе не сон. В подтверждение тому - и бумажка, брошенная рядом с телефонным аппаратом, номер медсестры Марины. А вот Идалгира и следов его пребывания не было. Даже спинка стула свалилась с потолка, в котором, казалось, никто и никогда не проделывал дырки.
        На экране монитора светилась под сводами пещеры надпись 'Игра окончена'. Девушка щелкнула мышкой, и перед ней открылся эпилог. Одна из запрограммированных пятидесяти концовок. Лариса знала все из них, но, досмотрев видеозапись до конца, поняла, что перед ней предстала новая, пятьдесят первая концовка, завершающаяся посланием, адресованном какой-то Хинте: 'Ты проснулась, действуй!'
        Да, громким оказалось дело об убийстве ветеринара. Марину в итоге на следующий же день отыскали в глухой деревне Нижние Караси, куда они с мужем отправились погостить у родственников, как только девушка узнала о закрытии клиники. Подозреваемых совсем не было: даже труп гипотетического убийцы пропал из морга в неизвестном направлении. И на медсестру собирались повесить все, что только у следователей накопилось, даже похищение этого трупа. Маршрутчик и муж свидетельствовали за нее, и еле смогли убедить суд в том, что Марина в пять ушла из клиники, а потом весь вечер сидела дома с сыном и никуда не отлучалась. Их слова никого б не заинтересовали, если бы не появившийся словно из-под земли адвокат, высокий респектабельный мужчина с длинной черной косой. Ему потребовался ровно день работы, и с Марины сняли абсолютно все обвинения, а похищенный из морга труп, как написали в деле, нашли на дне одного из озер области. С того дня газеты пестрели заголовками о деле ветеринара, изобретшего некую вакцину, панацею от всех бед, и о таинственном заказчике, который и совершил это преступление. Знали бы
журналисты, что подкинутая им версия была не так далека от истины. А потом все моментально утихло, когда газетчики нашли новую тему для написания скандальных статей. Как будто и не было никогда ни Марины, ни Бориса Соболева, ни его клиники…
        И адвокат после этого словно сквозь землю провалился, предварительно перекинувшись с клиенткой несколькими непонятными репликами.
        В начале июля на пороге кабинета 'Имени Бориса Соболева' появилась среднего роста девушка с длинными рыжими волосами, в красивом шелковом платье и модных босоножках. У нее на руках сидела белая пушистая кошка, спокойная и умиротворенная. Навстречу ей вышла невысокая, совершенно непримечательная хозяйка клиники. Девушка, еще ниже рыжей, с пестрой красно-желтой прической. Марина. За прошедшие два месяца она немного похудела, а взгляд стал спокойнее и холоднее. Сказывалась непростая должность.
        - Ты одна… - тихо сказала Марина.
        - Уже как три с половиной месяца, опять одна, - грустно констатировала Лариса, и вдруг ее грудь словно тисками сжало. - Идалгир замечателен, но…
        Нет, как можно рассказать пускай и лучшей подруге о странном сне, в котором она отправила спящего Идалгира обратно в Вейлинг, как она кинулась следом за ним, оседлала увеличившуюся в размерах Мяву и одним взмахом меча уничтожила игрового монстра, а наутро получила сообщение для некой пробудившейся Хинты.
        С того утра девушка поклялась больше никогда не садиться за игры и держала свое слово. Ей представлялось, что у всех персонажей есть душа, и что она своими нажатиями на кнопки управляет каждым телодвижением существ из других миров, словно артист кукольного театра дергает за веревочки свой реквизит. Это невыносимо. Писать чужую жизнь. Проживать ее по задуманному кем-то сценарию. Тратить на это свою молодость! Лучшие годы! Надо жить как-то иначе, а не строить судьбы компьютерных героев.
        - Невероятно, да, - вспоминала за чашечкой кофе Марина, с грустью глядя в окно на зацветший куст сирени.
        Два месяца назад именно там и пряталась Лариса, когда полководец Андус устроил разборку в клинике.
        - Он вернулся к невесте, - стараясь говорить без эмоций, выдавила из себя Каргаполова, - и он счастлив в Вейлинге. Ему надо забыть нас, а нам - его. Так будет правильнее.
        Да-да, именно. Когда Лариса пересматривала в то утро файл с эпилогом, где по идее одинокий Идалгир уходил прочь из дворца короля, оставив Офелию, она заметила, что пятьдесят первая концовка совсем другая. Благородный полукровка, распрощавшись с королем и его дочерью, как и прежде, отправлялся на поиски философского камня. Да-да, челябиснкая версия артефакта оказалась не чем иным, как очередной подделкой. Ромпус по неизвестной теперь никому причине не желал своему нанимателю победы или припрятал настоящий экземпляр в клинике. Ух, вот прознает об этом кто-нибудь из заезжих магов…
        Пересматривая эпилог игры, Лариса увидела, когда уставший в пути маг присел на придорожный камень, чтобы отдохнуть и глотнуть воды из фляги, а его догнала невысокая хрупкая девушка с длинной черной косой и в белом плаще, расшитом на оторочках драгоценными камнями. И Офелия, положив руку на плечо любимому, сказала слова, очень похожие на те, что произнесла Лариса в ту страшную ночь: 'Непробиваемая кожа - это не беда, беда, когда душа непробиваемая'… А потом они вдвоем встали и пошли, а их догнала рыжая бестия Арина и ее неизменный спутник Ландос. Вот и все. Он был тут. Идалгир. Он почти неделю жил в мире без магии, в огромном жестоком мегаполисе…он принял правила игры, хотя и не сумел многого тут понять. И что-то после визита в другой мир изменилось и в душе мага.
        - Да, они счастливы вместе… - прошептала Лариса, вспоминая романтичные кадры под нежную музыку в эпилоге игры, а потом резко сменила тему. - Ладно, кошечку осмотри, пожалуйста, у нее шерсть выпадает.
        - Глупая, лето, сезонная линька. Забей, витаминов побольше давай.
        - А точно, совсем за компом весь ум потеряла, - рассмеялась Каргаполова, хотя и сама прекрасно знала, что пришла попросту поболтать, а кошка - только предлог.
        - А мужа тебе точно надо! Непорядок в твоей жизни какой-то…
        - Козлы они все! Нормальные, типа Идэ, уже давно разобраны. А я - зевака. - Раздосадовалась Лариса. - Да и Андрей…
        - Сдался он тебе! Зациклилась на этом уроде! - фыркнула Марина. - Ты вылези из-за компа, возьми отпуск, дуй в Турцию. Это мне тут все лето одной горбатиться. Ну и ладно, муж с сынишкой теперь сыты. А в сентябре ко мне придет выпускница из нашего же техникума, ассистентка, вот тогда легче будет. А ты-то? У тебя фирма большая, чего паришься круглый год.
        - Дура я потому что! - приговорила себя Каргаполова.
        - Именно! - ни капли не пожалела ее подруга.
        Эпилог
        Каждый вечер, засыпая, Лариса мечтала, что ей приснится он… Идалгир. Или хотя бы так неожиданно исчезнувший из ее жизни блондин Андрей. После того пинка, когда девушка сбежала от полководца, он словно сквозь землю провалился. Она даже приходила в салон 'Азия-Авто', но и там пожимали плечами. Исчез Андрей. Словно его и не было в этом мире, будто заклинание, открывшее магическое окно в Вейлинг, перетащило полководца в Пируас.
        Ложась спать, Лариса представила, как Идалгир несет ее над проспектом и опускает на остановку прямо перед подъезжающей маршруткой, откуда приветливо машет знакомый водитель по имени Ильдар. Но все это мечты. Сказки, лишь на мгновение ставшие былью, закружившие девушку в водовороте своих событий. Даже Ильдара Каргаполова не встречала. Хотя и специально стояла на остановке у Марининой клиники целый день. Видимо, сменил кавказец маршрут, если не уехал в другой город… Говорили, что Ильдар предпочел исчезнуть, чтобы не расплачиваться за убитую маршрутку и подбитую десятку, и теперь гонял где-то в Сибири.
        От истории двухмесячной давности не осталось ничего, кроме лучшей подруги. И та, как-то настойчиво выпинывала в Турцию, а потом и замуж пошлет под дулом пистолета, или в гарем к египетскому шейху.
        - А почему бы нет? - вдруг подумалось Ларисе, и она смело свернула в сторону туристической фирмы 'Лягушка путешественница'.
        'Прилетит вдруг волшебник, в голубом вертолете и бесплатно покажет кино…' - играла задорная песенка в приемнике у сотрудницы турфирмы… - 'С днем рожденья поздравит и на память оставит вам в подарок пятьсот эскимо…'
        - Папочка, а ведь моя мечта сбылась, а ты не верил… - чуть слышно буркнула Лариса.
        К ней прилетал волшебник. Даже двое волшебников. И она не воспользовалась шансом. И опять одна.
        - Я бы хотела завтра улететь в Турцию, - уверенно заявила она продавщице туров. - Или послезавтра, или на следующей неделе…
        - Отлично, горящая через три дня устроит, - не глядя на покупательницу, девочка колотила пальцами по клавиатуре.
        - Да, конечно.
        В тот день Лариса никак не могла представить себе, что, сев в самолет, она обнаружит на соседнем месте высокого синеглазого блондина в модном светлом костюме. Полководец Андус из Пируаса. Нет. Андрей. Словно специально выбил посадочный на соседнее место.
        - С добрым утром, Хинта, - улыбнулся прекрасный принц…
        - Кто такая Хинта? - удивленно спросила Лариса.
        - Моя невеста, - спокойно ответил он.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к