Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Котенко А: " Двойная Игра " - читать онлайн

Сохранить .
Двойная игра А. А. Котенко
        Их двое. Он - выпускник школы магии, получивший задание на диплом. Она - московская студентка, свернувшая не в тот переход метро и очутившаяся в результате в другом мире. Перед ним поставлена задача изучить неизвестный науке вид опасных для мира существ. Про нее в Пророчестве сказано, что она спасет мир от власти Темного Властелина. Он изобретателен и расчетлив. Она целеустремленна и настойчива. И вместе им предстоит совершить нелегкое путешествие по сказочной стране, чтобы узнать истину и достичь поставленных целей.
        Роман является своего рода упражнением, написанным наспор за 10 дней + 1 день на план. Сделано это для самоутверждения и только для него. Если кому-то из публикующихся авторов понравится эта безумная идея стёба над Марией-Сюзанной, можете забирать вместе с соавтором (то бишь со мной). Очень надеюсь, что прочитавшие этот опус захотят познакомиться и с другим моим творчеством, его я пишу, стараясь =)
        А. А. Котенко
        Двойная игра
        Глава 1. Кто мы такие
        Выпускной курс в школе магов, скажу по правде, очень тяжел. Все, чему нас учили пять лет долгими зимними вечерами, предполагается применить при написании дипломной работы. Не важно, специализируешься ли ты на метании файерболов или молний, провешиваешь ли ты порталы или сидишь в башне какого-нибудь замка и варишь зелья, - придется применять все.
        Старшекурсники не раз рассказывали нам, какие трудности ждут при написании выпускной работы: чаще всего в качестве задания доставались демоны из горных районов нашей родины, и к окончанию пятого курса я имел на руках все варианты дипломных заданий: как какого демона усмирить, чтобы было легче написать работу.
        Но, увы, старшие товарищи рассказали далеко не все. То ли наставники запретили, то ли сами они решили посмотреть, как последующие поколения выкручиваться будут, то ли они дали обет неразглашения. Думаю, обо всем я узнаю в свое время.
        А пока я, как и двадцать моих сокурсников, стояли посреди круглого кабинета директора школы. Седовласый маг Торрет, облаченный в красную мантию с ажурными украшениями, стоял за кафедрой и вещал на весь зал, что нам предстоит. Подобные его речи я слышал и на первом курсе, и на втором, и так далее. Наверняка, старик повторял их перед публикой исключительно из-за прогрессирующего склероза.
        - Итак, юные мои ученики, настал тот час, когда вам предстоит пройти самое тяжелое испытание, - нараспев вещал Торрет, - не каждому суждено вернуться, не каждый сможет защитить свою дипломную работу. Но я верю, что вы не зря получали в стенах нашей школы разносторонние знания. Ценен тот маг, который способен не только искусно владеть своими прирожденными способностями, но который силен и в других видах волшебства.
        Скажу по правде, я - путешественник по астралу, точнее, проводник. Мое призвание - проходить тайными коридорами между мирами и водить ими других. Остальные волшебные науки мне давались с трудом, но я понимал, чтобы получить диплом мага, я обязан пройти все испытания, предложенные мне дирекцией школы. Не то так и буду всю жизнь необразованным колдуном без лицензии.
        - Для каждого из вас Совет подготовил по одному, очень важному для нашего мира заданию. На его выполнение и написание отчета вам, как и раньше отводится полгода.
        Хорошо, целых сто восемьдесят дней! За это время можно на три раза обойти Фуфляндию. Справимся.
        После речи нашего уважаемого директора, которую все двадцать выпускников считали своим долгом слушать крайне внимательно, за кафедру поднялась худенькая ведьмочка в высокой шляпе - заместительница Торрета, Фрау Флайр, что обучала нас травоведению. Дурацкий, скажу сразу, предмет. Проводнику вовсе не обязательно уметь варить настойки из листа мухачества или почек фиглилиста. По моему неоспоримому мнению, эта наука исключительно для глупых девиц, которые никакой более серьезной магии освоить не в состоянии. Однако Торрет так не считал, и издал указ, чтобы все ученики в обязательном порядке научились варить регенерирующий эликсир и противопростудное средство. Остальное, к моему несказанному счастью, преподавалось на специализированных курсах для тех, кто изучал этот предмет.
        К моему ужасу Фрау Флайр обрадовала нас всех, что в задание каждого она собственноручно включила пунктик по травоварению. Я было сплюнул под ноги, но мой лучший друг Рональд шикнул:
        - Да ладно тебе, Ди, напишешь диплом и забудешь эту лжемагию.
        - На что очень надеюсь, - фыркнул я ему в ответ.
        После мы не слушали выступления мастера по астральным прыжкам, потому что ни телепату Рональду, ни, тем более, мне, не было интересно, кому из нас включат в программу дипломной работы эту науку. Мы твердо знали - нашу специализацию в стороне не оставят.
        После напутствий всех учителей, нас стали приглашать к кафедре, где Торрет торжественно вручал свитки с заданием. Открыть их, как говорил директор, мы могли только у себя в общежитии, в полночь, когда находимся одни в комнате. С того момента, как студент изучает содержимое свитка, тема его дипломной работы становится секретом для остальных. Если кто-то разглашает свое истинное задание коллегам, то ему приходится очень не сладко. Директор отметил, что были даже случаи смены темы и специализации.
        В общем, нас напугали.
        Вызывал студентов Торрет по рейтингу. Складывал все оценки, делил на количество предметов и приглашал к себе за свитком. Я был несказанно удивлен, что рейтинг мой оказался вторым по школе после сына верховного мага. Вот что не делал никогда, так это не считал своих баллов. Учился как мог, хорошо, всегда получал отличные оценки. Только по травоведению схватил чуть ли не самый низкий балл во всей группе, из-за чего и оказался в рейтинге на одну позицию ниже лучшего студента.
        А быть лучшим, значит, получить привилегированное задание: отправиться в командировку в другой мир наводить там порядок. Остальным студентам придется куковать у себя на родине, в Фуфляндии.
        Каждый, кто получал свиток, сразу же покидал зал заседаний и отправлялся домой складывать вещи для экспедиции и подбирать литературу. То же сделал и я. Придя к себе в комнату, я положил свиток на окно и достал сумку.
        Не успел я ничего туда накидать, как кукушка известила о наступлении полуночи. Я устроился за дубовым столом и, сковырнув печать, открыл вверенный мне свиток с заданием.
        Читать я всегда умел. Но что-то смысл написанного до конца до меня не доходил. Торрет предлагал мне, цитирую, "найти неизученный ранее вид нечисти мерисью и изучить его пагубное влияние на природу и видонаселение Фуфляндии". Начнем с того, что мерисью мы в школе не проходили. А это значило, что с завтрашнего утра мне нужно было отправиться в библиотечную башню. Ох, не люблю я эти пыльные старые книги!
        С первыми лучами солнца я выбежал из своего жилища, держа под мышкой скомканный Торретов свиток и пачку чистой бумаги. Наперерез мне - Рональд с Джеки, мои лучшие друзья. В руках у каждого - огромный мешок с вещами.
        - А ты налегке! - хихикнул рыжий Рональд, подмигнув.
        Его счастливое веснушчатое лицо навсегда останется таким в моей памяти. А я в тот день еще не знал, что очень нескоро смогу увидеть лучшего друга.
        - Вы думаете, ребята, что отличникам дается легкое задание? Нет! Мне не орков гонять по Медведному лесу предписано и не вампирам зубы лечить!
        - А что? - оба парня спросили меня хором.
        - Сам не знаю, - не соврал я.
        Пожелав мне всяческой удачи, которая, ой, как не помешает, ребята направились к заказанной повозке. Куда они поедут - не знаю. Но явно не исследовать пагубное влияние каких-то там мерисью.
        Неприятности начались уже в библиотеке. До самой ночи я изучал тома запылившихся фолиантов. Один древнее другого, эти книги содержали в себе информацию о каждом виде, когда-либо населявшем Фуфляндию. Были там и давно вымершие циклопы, и крохотные нимфочки, и даже гордые сфинксы и кентавры, коих сейчас можно было видеть только на росписях в дворянских домах и на фресках в нашей школе. Но ни в одной книге не нашлось и слова о странном, вверенном мне виде мерисью.
        - Вот так, Ди, - буркнул я под нос, захлопывая очередную неподъемную книженцию с металлическими уголками, - доверили тебе написать новую страницу в энциклопедии. Надо было хуже учиться, чтобы тебя отправили красить в черный цвет стены замка Темного Повелителя.
        - Да не расстраивайтесь вы, - улыбнулась мне пожилая хранительница мудрости.
        Эта складная старушка в кружевном розовом платье и чепчике всегда любила своих посетителей. Правда, был я в этой библиотеке ровно во второй раз в своей короткой жизни - первый раз я записывался сюда. Но в том, что эта дамочка лет ста от роду, смотрящая на читателей и фолианты через толстые линзы очков, доброжелательно относится ко всем и каждому, я сразу понял.
        - А чему радоваться? - буркнул я. - Неизученный вид на дипломную работу! Будто Торрет меня ненавидит со дня моего рождения.
        - Ну, не каждый вид опасен для жизни, - старушка присела на краешек стула, что стоял по другую сторону моего стола, - есть же всякие нимфы… Не буду спрашивать, кто тебе достался. Я это узнаю только в тот день, когда твой дипломный труд попадет на переплет в библиотеку.
        - Явно не нимфы и не поющие эльфийки, - я тяжело вздохнул, - потому что мне надо исследовать разрушительное воздействие неких существ на Фуфляндию.
        Хранительница, услышав, какие страшные слова сорвались с моих уст, схватилась за голову и принялась причитать, мол, действительно, начальство меня на смерть отправило. Но потом подмигнула и шепнула мне на ухо.
        - Подсказка: если об этих существах ничего не известно, значит, их еще очень мало в нашем мире. Попробуй вытащить подопытного с его родины.
        - Чтобы он, явившись в Фуфляндию, снес ее с лица земли? - мои губы скривились в саркастической улыбке.
        Хранительница не стала ничего мне говорить. Она пошла по длинному залу библиотеки, туша все светильники, что освещали дорожки между книжными шкафами. Пора уходить. А завтра: может, действительно, попробовать вытащить мерисью? Вдруг он не такой уж и страшный, как его малюют в моем задании.
        Наутро я пересек дельту Клюквянки, реки, на которой уже более тысячи лет стояла наша замечательная магическая школа и, оседлав белого жеребца, помчался прямиком на Транс-поляну. Поясняю - маг способен вызвать существо из другого мира только находясь в этом месте.
        Так повелось, что за тысячи лет существования Фуфляндии, нити Жизней соединяются на этом выжженном абсолютно круглом поле. Вокруг растет золотистая пшеница, на горизонте Транс-поляну ограждает зеленый бархат лесов, а земля на этой площадке черная, утоптанная, на ней ни одного следа не остается.
        На выходе с поля я повстречал Джека, несущего большой коричневый ящик, закрытый на три замка. Мой товарищ тоже неплохо учился и поэтому, как и я, схлопотал себе в качестве задания на диплом какую-то подозрительную нечисть.
        Сокурсник грустно улыбнулся мне, и я прочитал на его лице: "Сочувствую, за добром сюда не ходят!" А как же. Все более-менее культурные воспитанные и безвредные виды живых существ отлично прижились на просторах Фуфляндии, а на Транс-поляну, так сложилось, ходили за особо буйными экземплярами, что некогда были изгнаны из нашего мира или, того хуже, по определению им было запрещено ступать на наши земли.
        Я не стал спрашивать Джека, кто спрятан в его ящике. И так ясно - секрет. Помахав друг другу на прощание и пожелав удачи, я отправился своей дорогой. Как минимум на шесть месяцев, пока не закончим свои напрасные для жизни исследования.
        - Вам кого достать? Сирену? Оборотня-гиганта? Летучего сфинкса? - перечислял различные виды существ невысокий старичок Томиус, местный маг-смотритель.
        Я не мог разглядеть его лица, пучеглазый, он смотрел на меня из-под мохнатой шапки. Единственной частью тела, не сокрытой большой, не по размеру одеждой, были его сухие коричневые от загара руки.
        - Мне мерисью, пожалуйста, если вы…
        Я не успел договорить: "Знаете, кто это такие". Смотритель Транс-поляны схватился за голову и принялся причитать:
        - Только не это. Пожалуйста! Только не на моей Транс-поляне!
        Не утешало. Несколько раз я попытался разузнать - почему старичок так паршиво относится ко вверенному мне виду, но он лишь отмахнулся, дав мне кристалл транспортировки, мол, сам справишься.
        - Видел я одну из их племени. Тоже для диплома несколько лет назад студенты вызвали. Говорят, она чуть ли весь мир не перевернула с ног на голову, пока ее Фуфлориан у себя в темнице не запер! А я когда доставал, смотрю: какая милая девочка. Никогда бы не подумал, что демоница экая. Не мудрено, мой мальчик, что тебе исследовать эту живность поручили. Неизученное вдвойне опасно. Таким видам надо закрывать порталы в Фуфляндию.
        - А, может, мне лучше взять на опыты ту мерисью, что в темнице? - что-то у меня пропало всякое желание доставать из другого мира новую особь.
        - Не-ка, - ухмыльнулся сторож, положив руку на розовый кристалл, в который я прямо-таки впился руками. - По программе дипломной работы положено вытащить особь из ее мира. Тем более ты…
        Он несколько минут ковырялся в папках с личными делами учеников, пока не нашел моей анкеты:
        - Ты у нас специалист по астральным перемещениям. Тебе обязательно надо достать опытный образец. Да к тому же я не знаю, может, Фуфлориан тринадцатый уже казнил эту несносную мерисью.
        Все понятно - чему быть, того не миновать. Надо вызывать неизвестно кого, невесть откуда, старик мне помогать отказывался. Благо еще, что этот работник Транс-полянки дал мне кристалл и рассказал, что в момент перемещения существа из другого мира нужно тихонько сидеть в окопе и дожидаться, пока кристалл не перестанет светиться.
        Так я и сделал. Засел в выкопанную посреди Транс-поляны яму и бросил в центр очерченной белой полосой области кристалл.
        Заклинание открытия портала я знал наизусть с самого детства. Это всякие травницы не смогут без шпаргалки повторить заковыристые слова. В моей же памяти, как мне казалось, они засели с рождения и не требовали повторения.
        Я зажмурился, когда кристалл вспыхнул ярко красным. Когда же осмелился высунуться из окопа, то глазам своим не поверил…

* * *
        Я проспала. Банально проспала. Делается это очень просто. Сидится до трех часов ночи в чате, на сайте "гламур.ру" и форуме Космо. Не виновата я, что там так интересно. А бухгалтерский учет я и без подготовки сдам. Если двойку получу, то все равно я контрактница, мама заплатит, и меня не отчислят.
        Очень тяжело было открыть сначала один глаз, потом второй. Не важно, что начало июня и светает… тьфу, то есть, почти не темнеет. Уедешь в Питер, так там, вообще, белые ночи. В общем, я проснулась. С третьего звонка будильника на моем "Самсунг-флёр". Для тех, кто не знает, это такая гламурная раскладушка, на которую можно закачать много мегабайт картинок и мелодий. Модная, кстати.
        Когда я увидела, что на экранчике розовыми циферками написано 8:30, сон как рукой сняло. И не важно, что я спала всего-то пять с половиной часов. Мне надо было ехать в университет через всю Москву. О, ужас! А еще надо принять душ, накраситься, отутюжить розовую мини от Киры Пластининой и… одним словом, сборов на полтора часа. Самое главное, что московская блондинка, то есть, я, успеваю это все сделать на десять минут без ущерба для качества.
        Не прошло и получаса после моего ужасного пробуждения, как я уже мчалась в сторону метро. Да-да, на шпильках десяисантиметровых, в мини и кружевном белом топике и зеленой книжицей "2000 бухгалтерских проводок" под мышкой. Не виновата я, что этот талмуд не помещается в мою голубенькую сумочку, украшенную стразами всех цветов радуги.
        Я сдам бухучет! Эти слова я написала на каждой странице своего справочника, конспекта, желтенького бланка баланса из курсовой работы и в планах счетов за последние четыре года. Я загадала, что если я испишу все свои учебные пособия этой простой мантрой: "Я сдам бухучет!" - то двойки мне точно не поставят. Я успела. Закончила ровно в полночь. Не страшно, что я не вспомнила даже определения двойной записи и до сих пор путаюсь, что сначала писать в проводке дебет или кредит. Я сдам, потому что мантра имеет сильнейшую магическую силу!
        Когда я устроилась на мягком сиденье в вагоне (фу, ненавижу лето, когда голые ноги прилипают к этой клеенке), то положила книжицу на колени и достала из сумочки зеркальце. Зачем повторять то, что и так не знаешь, а вот качество подводки ресниц проверить надо обязательно! Не то принц на белом коне проедет мимо криво накрашенной и расскажет своим братьям: "Не ходите замуж за эту дурынду!"
        Да-да-да! За экзамен по бухучету мама заплатит, и я сдам, а принца вернуть за деньги не получится. Платными, тем более, бывают только принцессы на Ленинградском шоссе. Но я не такая. Я не занимаюсь этим… как там мой братец называет… читерством! Я жду настоящего, красивого, как приятель куклы Барби. Ну, хотя бы Брэда Питта.
        Поезд стрелой мчался на север Москвы. К моему университету. Я опаздывала как минимум на полчаса. Ничего страшного. Очередь длинная. Тем более, подготовиться я всегда сумею. Посмотрю таким обворожительным взглядом на ассистента Светланы Николаевны, похлопаю длинными ресничками (надеюсь, реклама не врет, и мои ресницы стали длиннее на сто процентов), он покраснеет и отвернется… и тут-то я и спишу нужную проводку из моей книжицы-выручалочки. Главное, чтобы сама Николаевна у меня справочник не отобрала. Не то… а все равно, мама заплатит.
        Впрочем, доехав до Чистых Прудов, я заснула. Я не видела никаких снов. И только когда голос диктора объявил: "Станция Медведково, поезд дальше не идет", - я проснулась. Тьфу! Надо же было так отключиться. Теперь еще полчаса возвращаться до ВДНХ. Ладно. Надо, так надо.
        Я пересела на встречный поезд и вскоре добралась на надоевшую за три года учебы станцию.
        Я прекрасно знала, куда идти. Направо, а потом налево. Пробиваясь через непреступные ряды раздающих рекламки старушек, я медленно продвигалась к выходу из метро… Как вдруг мой взгляд упал на красивый, ранее не виденный баннер.
        С него на меня смотрел принц на белом коне, а сверху было написано: "Презентация нового журнала для девушек: Гламурия". Время начала меня несколько расстроило. Сейчас, в десять утра, но для этого нужно было отправиться в скверик, что был на противоположной университету стороне проспекта.
        Думала я не долго. Все равно на экзамен я опоздала. Если я приду на десять минут позже, хуже все равно не будет. Хуже и так уже некуда. Ничего, мама зарабатывает две тысячи долларов, неужели ей не хватит заплатить двести за пересдачу? Тем более, я говорю цену на пятерку. А мне лишь бы троячок. Зачем, скажите, принцу на белом коне дама, которая денно и нощно дебеты с кредитами сводит? Вот диплом бухгалтера - совсем другое дело. Это как орден у вояки. Без диплома экономиста ты не девушка.
        В общем, решила я посмотреть одним глазком на презентацию нового глянцевого журнала и свернула в ту сторону, куда я ни разу не ходила.
        Я даже не заметила, когда люди вокруг меня куда-то пропали. А когда я очутилась на поверхности, то меня постиг шок.
        Никогда не думала, что через дорогу от университета может быть такое поле. Насколько я помню Тушинский аэродром, куда мой бывший водил меня на тупой рок-концерт, он и то, намного меньше этой бескрайней черной пустоши.
        Я огляделась. Вот те на! Под моими ногами - чернозем, а шпильки не проваливаются. Прикольно! А еще… стоп! А откуда чернозем? А где подземный переход? Где универ? Где презентация журнальчика?! Надули, обманули честную блондинку. Какая досада.
        Только на горизонте я могла рассмотреть ярко-желтую полосу с темно-зеленой каймой. А на одном из краев черного летного поля стоял маленький деревянный домик, не намного больший дачного туалета.
        За что я, кстати, ненавижу ездить на дачу, так это из-за туалетного домика. Нет бы канализацию провести, поставить керамический унитаз, не так дорого он стоит, вон, за пятьсот рублей белый, для нищеты продают. Так неотъемлемым дачным обычаем было насадить себе заноз в попку.
        - Меньше лазишь в Интернете, здоровее будут сны, - заключила я, оглядываясь по сторонам.
        Никого вокруг не было. Только я и дачный туалет. Вернуться бы, да некуда. Вот в таких местах и насилуют девственниц. Повелась на красивую рекламу, пошла на презентацию журнальчика о принцах.
        А что? У меня после того, рокера-недоумка, никого и не было. Даже с тем, первым, мы ни разу любовью не занимались. Как я узнала, что он прется по всяким Лорди да Найтвишам, Кипеловым и Флёр, так я его за километр обходить стала. Мы даже ни разу не целовались. После я завела себе анкету на сайте знакомств.
        Скажу, увлекательное это занятие. Половина принцев имеют пятиэтажные особняки 1960 года постройки во всяких Подольсках, Тьмутаракансках и Мухосрансках. И меня, столичную львицу, уверяю вас, рассматривают только как способ получения прописки в столице нашей Родины. Один, кстати, на мой запрос "Ищу принца на белом коне", назвался наследником престола какого-то казахского аула. Но я ему не ответила, потому что он некрасивый лысый урод, которому нужна московская прописка, а не принцесса в жены.
        Вот такая у меня нелегкая жизнь. Гламура хоть отбавляй, а любви ни капли. Ну почему все парни тащатся по этой Катьке очкастой. Ну, по той, что мне вышку три семестра решала? Ботаничка, коих свет не видывал. С ней же скучно. Она с интегралами, а не с парнями в обнимку спит! А меня, умную и красивую, стороной обходят. Несправедливость.
        Ой, что-то совсем не о том я думаю. Попала на пустырь с туалетом, а рассуждаю о несложившейся личной жизни. Я отошла немного от того места, где очутилась и попробовала несколько раз топнуть ногой, а вдруг земля провалится, и я вновь окажусь в подземном переходе. Но ничего не помогало. Грунт был тверд как камень.
        - Девушка, а что вы тут делаете? - услышала я приятный молодой голос.
        Раз спрашивает, значит, изнасиловать не хочет. По крайней мере, сначала познакомится, проводит прочь с туалетной полянки, а потом посмотрим. Если он не рокер и совершит для меня подвиг, то я с радостью стану его девушкой.
        И я обернулась.
        Моя челюсть устремилась к земле со скоростью света.

* * *
        Я ожидал увидеть в портале все, что угодно, только не это. Во-первых, я сразу же воспользовался телепатией и прочитал ауру пришельца - обычный человек, ничем не отличающийся от тысяч других таких же, обитающих в нашем мире. И стоило ради этого пользоваться магией для создания порталов.
        Во-вторых, я сразу понял, что этот человек - беззащитен и беспомощен. Этот испуганный взгляд больших зеленых глаз я не забуду до самой смерти. Клянусь!
        В-третьих, мне было до такой степени досадно - первое задание и сразу же осечка. Вместо таинственного существа мерисью на транс-поляне очутилось это недоразумение, которое еле на ногах стоит и чуть не визжит от ужаса.
        - Эй, грязный старикашка! - я толкнул в бок смотрителя Транс-поляны. - Что за фокусы? Вы мне почему человека прислали? Где заказанная мерисью?
        Но дедок лишь пожал плечами:
        - Кристалл был настроен на тот вид, что ты мне сказал. Ничто иное, тем более, человеческое отродье, никогда не смогло бы пройти этим порталом.
        - Вы вчера много пили, - я скорчил ехидную гримасу, поглядывая на красный нос Томиуса.
        За двадцать пять лет жизни я уже успел повидать немало пьяниц и готов был поспорить, что старичок-хранитель не один раз прикладывался к бутылке с пьяным змием. А с похмелья не мудрено и перепутать заклинания, да выдать мне телепорт для переноса в Фуфляндию очередного никчемного представителя рода человеческого.
        - Верните ее обратно, - шепнул я старику.
        - Не могу, - вздохнул он, - Транс-поляна работает только на прием иномирян. Отведи ее в школу магии, ваш директор ее обратно переправит, и человеческое создание даже и не поймет, что с ним было. Подумает, будто все произошло во сне.
        - Вы хотите мне сказать, что мне надо тратить полдня, чтобы доставить магистрам человеческое отродье, а потом еще столько же, чтобы вы мне нормального мерисью выдали? - гневу моему не было предела.
        Сто восемьдесят дней - не так много на самом деле. И тратить столько драгоценного времени, чтобы выслушивать ругань Торрета по поводу того, что специалист по астралу притащил в Фуфляндию человеческую девицу из другого мира: уж, увольте! Я лучше уговорю ее остаться в нашем мире.
        - Ну вызовите мне мерисью! - взмолился я перед старичком.
        - Пока ты не отправишь домой эту особь, - дед поправил шапку и ткнул в сторону стоявшей на полянке белокурой полуголой девицы, - я не могу выдать под твою ответственность еще одно существо из иного мира.
        Приплыли! Влип так влип. Хотя… Вид мерисью не изучен, так? И почему бы не… В моей голове рождалась гениальнейшая мысль! Наверное, из-за моих бредовых идей я и стал одним из лучших в школе.
        Я чуть не выпрыгнул из окопа от радости. Старик спокойно сидел в уголке, покуривая не самые лучшие фуфляндские сигары. Он все, что от него требовалось, сделал. Теперь мне нужно было забирать иномирянина для опытов.
        Но раз мне достался человек, значит, надо прочитать его мысли. Понять, о чем он сейчас думает и мечтает. Это необходимо для того, чтобы войти к нему в доверие и… впрочем, неважно.
        Я сосредоточился на мыслях выданной мне подопечной. О, ужас, такого неконтролируемого потока разнообразной информации я в мозгах наших местных никогда не видел. Чтобы не сойти с ума окончательно от десятизначных последовательностей чисел, не имеющих для меня никакого смысла, и разных мыслеобразов, я отключился от пришельца и быстро записал в блокнот все, что смог понять.
        А что, если мерисью просто прячется в человеческом теле? Надо будет проверить. Итак, начинаем действовать.

* * *
        Прямо передо мной стоял… ой, все-таки, я сделала правильно, что свернула именно к этому выходу из перехода. Эта лучезарная улыбка, уложенные на лак черные как смоль волосы, голубые глаза, смотрящие на прекрасную даму (то есть, меня) из-под густых, выщипанных красивейшей дугой бровей, - в нем все было прекрасно. Только во снах я мечтала увидеть звезду "Фабрики", белорусского участника "Евровидения", лицом к лицу.
        - Дима Колдун, - счастливая улыбка расползлась по моему лицу, и я чуть от радости не выронила сборник проводок.
        - Не колдун, а маг, у меня есть образование, - обиженно заявил… увы, нет, не певец, а противный двойник, - и зовут меня Димиан.
        Мне сразу стало неинтересно. Хотя… постойте, постойте, маг, говорите?
        В моих глазах разгоралось несказанное любопытство. Значит, этот красавчик, как две капли воды похожий на моего любимого певца, - волшебник? Как романтично! И пришел он вовсе не к ботаничке Катьке и не к Ленке, а ко мне. Вот везуха! Это может значить только одно - этот парень выбрал меня из миллионов девиц во всем мире, чтобы удостоить своим вниманием. Разве это не замечательно!
        Сколько девиц пыталось добиться руки и сердце Димочки Колдуна, а у него ни одна мышца на лице не дрогнула, как он изображал счастливого, лишенного иных эмоций дружка куклы Барби, так и упивался своей ролью. А этот, Димиан, пусть даже волшебник, и слово "колдун" его обижает - такой милашка.
        - Скажи, а ты "Work your magic" можешь спеть без фонограммы? - мне ведь не нужен поддельный Колдун, правда?
        - Нуууу, - протянул красавчик, - если ты мне все слова скажешь, то без проблем.
        Вот те раз!
        - Все ясно, без Фили ты и двух слов связать не можешь!
        Я, конечно, имела в виду продюсера Димы - Филиппа Киркорова. И я вовсе не ожидала увидеть то, что выпрыгнуло из-за пазухи моего собеседника.
        То был маленький пурпурный зайчик с огромными ушами, какая-то смесь розовой пантеры и Бакса-Банни. Это не животное, а несказанная прелесть! Зверушка устроилась на плече у красавчика и взирала на меня янтарными глазищами.
        - Привет, девица из другого мира! - о, зайчик еще и говорить умеет.
        Вот этого я не предполагала. Хотя… я вообще не думала, что окажусь на этом пустыре, что и говорить про все остальное.
        На лице у Димиана не было ни единой эмоции, когда болтливый заяц, или кролик, принялся убеждать меня, будто он - верный помощник мага и без него Димиан, действительно, ничего сделать не в состоянии. Все ясно: как напарники в полицейских киношках они.
        Зайчик, кстати, представился. К моему удивлению, звали его Филиппиус, но он разрешил мне называть его по-дружески, Филькой. Чему я была очень рада, потому что пафосные имена прекрасного принца и его розового слуги мне совершенно не нравились.
        - Итак, - Димиан посадил зайчика обратно за пазуху, - ты, девушка, находишься в Фуфляндии. Это такое мирное место, на которое практически не нападало ни одного темного властелина, где орки работают на рудниках вместе с гномами, а эльфы слагают гимны. Кстати, не припомню, чтобы кто-то из ушастых сочинял "Work your magic".
        - Напоминаю: Welcome to the night аnd you will see you've got the magic power, I am on your way, I keep the key to your tower… Или на русском: "Наступила ночь, и видишь ты, что у тебя есть сила. Я стою на твоем пути и у меня есть ключ к твоему сердцу"! А дальше…
        Так-так, постойте, товарищ Димиан: эльфы, орки, сейчас еще про гоблинов и скелетов расскажете: - получается, что я попала в фэнтези! Прямо из Москвы! В лучших традициях фантастических сказок. А это значит, что я, как и те героини, которыми я восхищалась при прочтении стопок книжек в жанре юмористическое фэнтези… Одним словом, получается, я Избранная. Так, надо разобраться с моими возможностями, а потом посвятить в мои догадки прекрасного Димиана.
        Во-первых, коли меня избрали из тысяч других россиянок, значит, было пророчество в мирном государстве Фуфляндии. Надо его найти и трактовать в свою пользу. Скорее всего, там было сказано, что пречистая дева из России спасет мир от разбушевавшегося темного властелина. Это сейчас маг Димиан говорит о полном отсутствии такового, но избранные просто так в другой мир на прогулку не заходят, значит, должен быть злодей.
        Во-вторых, я должна найти в себе очень сильные магические способности, коим будут удивляться все, в том числе и Димиан с Филькой, случайно нашедшие меня на этой поляне.
        В-третьих, я должна по уши влюбиться в Димиана. Надо будет сделать над собой усилие. Благо, что он похож на моего любимого певца. С такой внешностью колдун имеет большие шансы на успех. В идеале мне надо выйти за него замуж и увезти в Москву. А там нам мама с папой (мои) купят квартирку в Кутузовской Ривьере или хотя бы на Воробьевых горах. Ну не в Южное же Бутово везти этого красавчика.
        Пока я рассуждала, Димиан, как мне показалось, вошел в транс, и вернулся оттуда, когда я начала пересказывать ему вслух то, что обязательно должно иметься у меня - способности к магии.
        - Файербол! - я вытянула руку, а маг посторонился.
        И правильно, ведь у меня на ладони появился огненный шар размером с волейбольный мяч. От него исходил жар, и я поспешила избавиться от так нежданно-негаданно появившегося заклинания. Так как домик, похожий на туалет, раздражал в округе меня больше всего, я направила свой мячик именно в эту деревянную халупу. Как и следовало ожидать, начался пожар.
        - Ты зачем спалила хижину дяди Томиуса, смотрителя Транс-поляны? - кажется, моему магу это не понравилось.
        Нехорошо. Шансы влюбить его в мою персону уменьшились.
        - Я только попробовала, ну…посмотрела, действительно ли я Избранная.
        - Избранная, а как же! - тоном "с буйными не спорят" сказал мне Димиан и обнял меня за талию.
        Мои щеки налились румянцем, это надо же: такой прекрасный молодой человек ухаживает за мной. Он показал в сторону, где у забора пасся белый конь. Мол, нам туда. И пойдем быстрее, пока старичок-смотритель не заставил нас восстанавливать его сторожку.
        Тьфу, еще Избранные туалеты не чинили.
        - Гидро-пушка! - вытянула я руки вперед и направила струю под сильным напором в сторону копошащегося у почти сгоревшего туалета старичка.
        Огонь тут же потух, а я провела в воздухе рукой как раз в том месте, где перед моими глазами маячил полусгоревший туалет.
        - Реконструкция!
        Ой, кажется, я переборщила. Вместо деревянной будки у меня получился аккуратный белый кирпичный домик, типа объекта, обозначенного на карте буквами "эм" и "жо". Радостный старичок тут же кинулся внутрь. Совсем забыла, надо было туда золотые унитазы поставить. И тут же, прищелкнув пальцами, воплотила свою идею. Жаль, что я не видела, как там все получилось. Потом я подумала, что дедушке нужны и ванна с джакузи и еще разок прищелкнула.
        - Ну идем же, - тянул меня за руку Димиан.
        А когда мы оседлали коняшку, и маг пришпорил ее, из домика выскочил старик с криками:
        - Вы что сделали с моей лабораторией?
        А чего такого? Был туалет простой, стал понтовый. А ему еще и не нравится.
        - Димиан, быстрее! - приказала я своему личному магу.
        Белый конь мгновенно сорвался с места. Лишь бы колдун не попросил меня объяснить, что же я наделала с домиком этого старикашки. Вот и делай после подобного добро людям.
        Мой прекрасный принц все время оглядывался назад, где остался дедок и его новый туалет и все время что-то недовольно шептал под нос.
        - Что ты, Димочка? - обняла я его за талию.
        Он фыркнул и обернулся ко мне.
        - Аккуратней с магией, Избранная из другого мира.
        - Но почему?
        - Все твои желания становятся материальными, понимаешь. И я боюсь, что однажды ты захочешь убить меня или Фильку.
        Вот еще выдумал, чтобы я Диму убила! Да такое возможно только в одном случае - если он женат. А зайку уничтожать я и не думала. Он такой симпатяга, я его обязательно с собой в Москву заберу.
        Только потом маг начал мне говорить, что деревянный домик смотрителя так называемой Транс-поляны был лабораторией, а не туалетом.
        Я скривилась:
        - Ну, тогда дедок должен догнать меня и поблагодарить, - я гордо посмотрела на плывущие над нами белоснежные облака.
        Вопросительный взгляд Димиана мне оказался не понятен.
        - Наука - это не модно, понимаешь? - я снова задрала носик к небу. - Платят гроши, исследования сомнительны… А туалет - это на века! Клиенты не переведутся! Потому что еще никто не придумал заклинания очищения организма без справления нужды в соответствующем заведении!
        Эк, как я загнула. Даже и не думала, что я умею так выражаться. Только магу, который добровольно предложил мне проехаться на белом коне, почему-то мои мысли очень не нравились.
        - Ты уничтожила тома записей о прошедших через Транс-поляну, понимаешь? - в его взгляде читался неподдельный ужас.
        Ну и что. Затерла базу данных, блин. Ну, пусть своих программистов вызовут, они им все починят. Только пусть не говорит, что теперь миссия Избранной заключается в восстановлении разрушенного. Не за этим я сюда пришла. Мне надо спасти этот мир, влюбить в себя Димиана и оставить после себя такое наследие, что темные властелины захотят обходить этот мир стороной. И я немедля посвятила мага во все догадки, потому что он не может не знать, откуда на этот мир может напасть глобальное непобедимое зло.
        - Это значит, что ты перекрыла доступ в наш мир всех существ, в том числе и злых властелинов. И это могло бы считаться подвигом Избранной, если бы не одно "но"…
        В отличие от монотонных набубниваний преподавателей, слушать Димиана было приятно. Даже если он и говорил о непонятных для меня вещах, связанных со строением его мира. Это замечательно, что ни одно зло не проникнет в Фуфляндию. Но с другой стороны теперь жители Фуфляндии не могут переместиться в другие миры. И тут до меня дошло: я ведь тоже не смогу вернуться в Москву, прогуляю экзамен, меня отчислят, и мама будет очень недовольна.
        - Так, верни меня домой! - потребовала я у прекрасного принца.
        О какой любви может идти речь, если порядочная девушка не может вернуться к себе домой в Южное Бутово. Если он не сможет сделать так, чтобы я очутилась в Москве, тогда грош цена такому колдуну, что я и поспешила высказать вслух. И снова я напоролась на кучу негодования.
        - Я образованный маг! Колдун - это неудачник, который не смог закончить магическую школу, поняла? И если ты еще раз назовешь меня так, то я оставлю тебя посреди поля, не довезу даже до Медведного леса.
        Он показал вперед, где на горизонте зеленели непроходимые лесные массивы. А если я попала в фэнтези, то там должно быть столько приключений для меня и моей магии.
        - Вот ты ведьма, - констатировал Димиан, - потому что волшебницей может называться только женщина с дипломом школы, а у тебя его нет, но зато твоя магическая сила настолько высока, что ты способна делать свои мысли реальностью.
        - Спасибо, обласкал, - фыркнула я, - вообще-то, я принцесса.
        Я перекинула через плечо прядь выкрашенных в золотой кудрявых волос. Ведьма - это так унизительно. Но колдун ничего мне не ответил, он отвернулся и пришпорил коняшку.
        По дороге до Медведного леса он рассказал мне, что доставит меня в свою школу магии. Поначалу он предложил мне поехать самым коротким путем - на восток от леса и через речку. Всего два дня пути, и магистры отправят меня домой, а лабораторию Томиуса восстановят.
        - Нет! - отрезала я, услышав план Димиана.
        Он не спускал с меня вопросительного взгляда. Наверное, он думал, как противоречива эта прекраснейшая женщина. И как она умна, что не хочет соваться в школу магии.
        - Димиан, послушай, - взяла быка за рога я (ну, колдуна за его планы, вообще-то), - я Избранная, так?
        Он кивнул. А на его лице проскользнула саркастическая улыбка.
        - И ты хочешь, чтобы попавшая сюда по вызову пророчества, вернулась домой через два дня? Ты хоть понимаешь, какой опасности ты подвергаешь Фуфляндию?
        Из-за пазухи Димиана высунулся Филька и подтвердил мои догадки - не представляет его хозяин, какую глупость творит.
        - Вот-вот, именно глупость! - я подняла указательный палец и чуть не свалилась с лошади. - А вдруг у вас тут через три дня сбудется страшное пророчество, а Избранная будет зубарить "Финансы и кредит" в Южном Бутове? Так дело не пойдет! Я должна осмотреть весь ваш мир, избавить его ото всех предпосылок к разрушению и только потом вы меня можете спокойно вести в школу магов и возвращать домой. Понятно?
        Димиан тяжело вздохнул и сказал, что все ему ясно, и он несказанно рад помочь прекрасной избранной обследовать весь мир на предмет опасности разрушения.
        Вот так мой дар убеждения и интеллект помогли заарканить прекрасного принца на белоснежной лошадке.

* * *
        Я никогда не думал, что пришельцы из других миров могут оказаться настолько глупы и наивны. Что же это за мир такой, в котором можно дожить лет до двадцати с такими взглядами на всё? Правда, я прекрасно понимал, что ни один толковый человек не станет соваться в портал, что провешен не для него. И чем глупее человек, тем больше с ним проблем.
        Простит ли мне дирекция школы магии шутки с лабораторией Транс-поляны, не знаю. Очевидно, что мне никак не удастся объяснить начальству всю вою задумку. Но я уверил дедушку Томиуса, что случившийся казус только к лучшему: младшекурсникам нужна практика, рабочих мест для неопытных магов почти нет. Поэтому восстановление лаборатории на Транс-поляне будет замечательной возможностью выполнить учебный план.
        Дедушка ругался, хотя в его глазах читалась непомерная радость: у него теперь есть очень хорошая ванная комната. Лишаться подарка иномирянки, как сказал Томиус, он не хотел, и поэтому лабораторию он отстроит на новом месте.
        Хорошо еще, что эта сумасшедшая пришелица не сожгла самого мага-смотрителя, не то переходы между мирами были бы просто невозможны. Но… надо будет ей наврать, припугнуть, чтобы она больше не применяла магию на незнакомые ей предметы.
        Я очень надеюсь, что магистры простят своевольное изменение задания. Ну не ожидал я, что эта пришелица займет у меня почти все время, отведенное на дипломную работу. Или придется врать и называть эту пришелицу неизвестным видом.
        Кинув Томиусу мысленное "Прощайте, под скорых встреч", - я отправился вслед за этой ужасной девушкой. А она ведь еще не знает страшной тайны. Мне прекрасно известна истина: "Все тайное становится явным", - но если я открою перед ней все карты, то эксперимента у меня не выйдет.
        Я нащупал в кармане волшебную ракушку, на которую можно было записать все звуки, что я слышу вокруг себя, и активировал заклинание. Игра началась. И кто выйдет из нее победителем, мне прекрасно известно! Это буду я, потому что я сгорю от стыда, если не получу диплома с отличием.
        Глава 2. Предсказание
        Вечером мы стояли на опушке так называемого Медведного леса. Я не знаю, то ли в этом мире меньше часов в сутках, то ли мы ехали так долго. Но мы с Димианом достигли опушки леса на закате. Неподалеку от лесной полосы возвышался деревянный домик. На этот раз ни коим образом на туалет не похожий. Обычная деревенская будка с красной крышей.
        Никогда бы не стала выкладывать черепицей крышу такой развалюхи. Недолго думая, я вытянула руки вперед. И тут я заметила дикий взгляд Димиана.
        - Ты чего?
        - Н…не… н…надо, - заикаясь, произнес он.
        Противный трус. Я не планировала сжигать этот домик, мне просто очень захотелось сделать так, чтобы он стал выглядеть элитно. Не спрашивая разрешения у спутника, я буркнула:
        - Диамондус засверкаюс, гламуриус-шикариус.
        У меня из ладоней вылетели две розовые молнии и окутали дом. Не прошло и минуты, как дряхлые деревянные стены стали выложенными из сияющего розового кирпича, а вместо ржавого флюгера-петушка на крыше направление ветерка указывала золотая русалочка. Не красиво ли?
        Окна, закрытые ранее полусгнившими ставнями, превратились в настоящие пластиковые с голубыми жалюзи в красные сердечки. Ну, неужели не модно.
        - Принцесса не хочет ходить по бомжатникам! - констатировала я, гордо глядя на мага.
        Тот стоял какой-то грустный. Он не улыбался. Зато в лице Фильки я нашла друга. Зайчик восторженно смотрел на то, как я превратила полуразрушенную халупу в современный особняк. И пусть теперь хозяин этого дома скажет, что недоволен. Я его банально не пойму. Потому что в таком маленьком мотельчике можно и переночевать.
        - Ты зачем перестроила домик оракула Кассандрии? - глухо произнес Димиан, подойдя к двери.
        То ли ему было стыдно появляться перед этой прорицательницей Кассандрой после таких чудных метаморфоз с ее домиком, то ли еще что. Не поймешь этого колдуна, секретов целый вагон. Вечно он не доволен мой гениальностью. Ничего, скоро привыкнет и начнет петь мне дифирамбы и писать для меня стихи. Это всего-навсего вопрос времени.
        - Кого тут принесло на ночь глядя? - раздался недовольный старческий голос за дверью.
        Я обижусь, если этой бабке не понравится новый дизайн ее виллы. Она - вторая из тысяч фуфляндцев, дизайном дома которой занялась московская кретивщица. Причем, забесплатно! Я так старалась, представляла в воображении шиканый дом, перебрала несколько вариантов. Я добрая, я Избранная, я должна сделать этот мир лучше. А в Москве, обладай я такой магической силой, ни за что бы безвозмездно работать не стала.
        То, что открыло нам двери, нисколько меня не удивило. Обычная бабка, кои вечно недовольны очередями на почтах и хлебных киосках. Невысокая старушенция была одета в длинное черное платье, а на плечи накинула серый пуховый платок. Ее ненакрашенные седые волосы скрепляла на затылке белая льняная ленточка. Последнее я разглядела после того, как старушка, вежливо пригласив Димиана и, соответственно, меня, в дом, повернулась к нам спиной.
        О чем они шептались с колдуном, я не поняла. Хотя, очень хотела. Скажу честно, когда бабуля увидела меня, стоящую на пороге ее виллы, она почему-то скривилась и пробурчала под нос - опять эти странники. И только после недолгих перешептываний с колдуном она решила великодушно принять меня у себя.
        Изнутри дом требовал не меньшей доработки, нежели снаружи. Для начала - виниловые обои и шторы из органзы, а если мне хватит магической силы, то я и мебель из красного дерева сюда закажу и газовую плиту с авторозжигом вместо этого недоразумения, в которое надо подкидывать бревна.
        - Димиан, - поджав губы, старушка обратилась к колдуну, но пристально смотрела на меня. - Ты кого это привел?
        Ее светло-серые глаза, грустные и печальные, на самом деле корили меня, словно нерадивую ученицу. Маг замахал руками, пытаясь сказать хоть что-то членораздельное, но кроме не сочетающихся между собой "это" и "как там ее" у него ничего произнести не получалось. Странно, я же не накладывала на него заклинание глобального молчания. И тут до меня дошло! Я же не представилась моему прекрасному принцу. Всю дорогу до опушки не представилось ни малейшей возможности.
        - Димочка, меня зовут Мария Сусанина, - милейшая улыбка расползлась по моему лицу, - я Избранная, спасительница этого бренного мира, родом традиционно из Москвы.
        Выражения на лицах старушки и колдуна ничем не отличались одно от другого. Оба ошалело уставились на меня, широко открыв рот.
        - Я что-то не так сказала? - сощурилась я, остановившись глазами на счастливом Фильке, что высунулся из-за Димкиной пазухи.
        Бабка и мой прекрасный маг переглянулись. Мне показалось, или между их глазами проскочила чуть различимый невооруженным взглядом разряд? После хозяйка виллы на опушке елейно мне улыбнулась и приняла меня в свои объятья.
        Пусть и выглядела пожилая женщина не очень привлекательно, но запах духов, которыми она пользовалась, мне пришелся по душе. Стоило старушке заключить мою хрупкую фигурку в свои объятья, как мой нос уткнулся ей в макушку и был удостоен невероятного цветочного запаха.
        Мой бывший, который рокер, почему-то считал, что фруктовые и цветочные запахи - это для детей малых. Лично я не могла жить без набора духов с апельсиновым, дынным и прочими ароматами.
        - Ой, а где вы такие духи взяли? - прошептала я.
        Но ответа на свой вопрос я так и не получила. Бабулька отпустила меня и, причитая, бросилась на кухню.
        Гостей встречает - комментировал мне Димиан, пригласив сесть на коричневую дерюгу, устилающую лежанку хозяйки.
        Неприятно, но после третьего уговора колдуна я послушалась, незаметно превратив тряпку в плед из желтенького искусственного меха. Пока бабуля Кассандра хозяйничала на кухне, маг успел рассказать мне, что эта женщина - величайший оракул Фуфляндии, и что я очень разозлила ее тем, что изменила внешний вид ее дома. Ну что за инертные личности, не воспринимают ни одной перемены к лучшему. Обижусь и не буду больше пользоваться магией!
        - Мы пришли к оракулу, чтобы она уточнила, где и как мне спасать мир, да? - хлопала я в ладоши и чуть не прыгала от счастья.
        - Угу, - мрачно заметил Димиан, - не то без Пророчества ты нам в Фуфляндии камня на камне не оставишь. И еще переодеть тебя надобно.
        Чего? Моя челюсть устремилась к полу. Погода тут замечательная. Поздняя весна, если по российским меркам, дует теплый ветерок, и мне в топике и мини ничуть не холодно. Единственное, босоножки на шпильках я бы сменила, потому что это на Транс-поляне каблуки у меня не проваливались в землю, а вот, чтобы дойти пять метров от лошади до дома Кассандры мне пришлось очень постараться.
        Да, еще книга с проводками и сумочка. Но без них я никуда не пойду. Книга мне нужна в Москве по возвращению, я отчисляться из универа не намерена. А в сумке у меня весь арсенал боевых средств гламурного воина: начиная от баллончика с лаком для волос и кончая упаковкой таблеток слабительного. Последние я предусмотрительно носила с собой по советам героинь моих любимых фантастических сказок. Как поняла я теперь - не зря. Рано или поздно опою волшебным зельем стадо обезумевших орков и выйду из боя победителем.
        - Милости прошу на кухню, - Кассандра нарисовалась в дверном проеме.
        Димиан, взяв меня за руку тут же поволок меня, куда приглашала оракул. Интересно, а имя ей такое дано в честь героини Гомера или это совпадение?
        Кухня предсказательницы меня впечатлила еще меньше, чем гостиная. Ни комбайна тебе, ни соковыжималки, ни даже мясорубки и холодильника: окровавленный пень с воткнутым в него широким разделочным ножом, закопченная печь на манер народных сказок и стол, застеленный чистейшей белой скатертью. Последнее выбивалось из общей загаженности интерьера.
        Я тут же представила современную кухню и хлопнула в ладоши. Мой колдун схватился за голову, словно оттуда мигом выбили все мозги, а Кассандра, широко открыв рот взирала на произведенные в ее доме метаморфозы. На месте пня стояла тумба для кухонных принадлежностей, а сверху - современный комбайн, как у меня дома. Вместо печи я мысленно выстроила, а потом материализовала импортную газовую плиту на четыре горелки, не забыв о вытяжке и кондиционере.
        - Ты что натво…рила? - еле выдавил из себя Димиан.
        - А что не нравится? Современная кухня продвинутой бабульки должна быть обустроена по последнему слову техники. И если Кассандре…
        - Кассандрии, - поправил сквозь зубы колдун.
        - Ну, Кассандрии, не хватает денег на ремонт, Избранная должна помочь!
        Оракул ходила вокруг стола, боясь и прикоснуться к обновкам. И тут я вспомнила самое главное. Если этот мир, Фуфляндия, отстает от нашего в развитии, значит, старушенцию не мешает снабдить инструкциями. Я еще раз хлопнула в ладоши, и на обеденном столе появилась стопочка руководств.
        - Не расстраивайтесь, госпожа Кассандрия, прочитаете вот эти книги, там написано, как пользоваться всем, что я вам наколдовала.
        Недоверчиво глянув на меня, она устроилась на свободное место за столом и принялась рассматривать книги. Счастливый блеск в ее глазах становился все тусклее, а потом оракул заметила:
        - Я тронута твоей заботой, Мария, но я не могу прочитать книг, написанных на языке твоей далекой родины.
        - Стойте! - тут до меня дошел очень страшный факт. - А как я тогда вас понимаю!
        - Ты же Избранная, - похлопал меня по плечу Димиан, - а это значит, что ты понимаешь наш язык с первого мгновения, как ты очутилась в этом мире. Более того, ты можешь свободно говорить на нем!
        Мне это льстило. Но получалось, что мое добро для старушки совсем не нужно. Но я пообещала научить старушку зажигать газовую плиту, заправлять комбайн мясом и оттаивать холодильник.
        Димиан в ответ на этот мой выпад закатил глаза и принялся считать мух на запыленном светильнике. Что-то мне этот "принц на белом коне" нравится все меньше. Настоящий Дима Колдун меня бы обязательно поддержал, а не изображал из себя самого умного.
        - Ладно, госпожа Кассандра-ия, - я мигом поправилась в имени хозяйки, - вы хотели мне что-то рассказать.
        Оракул смиренно сидела за столом и теребила в руках красное яблоко.
        - Видишь ли, Мария, - тихо начала она, - не каждый раз приходится спасать мир от монстров. Я вижу твое предназначение в другом.
        Фу, скукотища! Все героини фантастических сказок спасают мир, а мне придется обучать дряхлую оракулшу пользоваться бытовой техникой? Ну почему у меня не все, как у людей.
        - Успокойся, не думай так громко, - ухмыльнулась Кассандрия, - а на "дряхлую" я и обидеться могу.
        Она встала из-за стола и принесла стоявший на тумбочке рядом с плитой (а до метаморфоз - на печи) глиняный горшок. Если бы я знала, что там будет гречневая каша без подлива, я бы лучше заболтала пророчице зубы. Но так как дара предвидения у Избранной, увы, не было пока развито, приходилось ей довольствоваться кашкой от госпожи Пифии.
        Димиан, вообще, настолько увлекся кашей, что на меня и внимание обращать перестал, сколько раз бы я ни стреляла в его сторону глазками.
        Кассандрия отказалась что-либо говорить, пока я не съем ее варево. Мало того, что эта каша могла быть запросто отравлена злоумышленниками, так еще и вредная старуха отказалась что либо рассказывать, пока я не поглощу "волшебную кашу".
        А что, подумала я. Если это блюдо настолько противно и невкусно, то оно может иметь чудодейственные свойства. Это как таблетка - чем противнее, тем действеннее. Только колдрекс противоречит сему неправильному закону.
        Решив, что, наевшись кашей оракула я стану еще более могущественной волшебницей, я принялась за еду. Я и не заметила, как глаза начали слипаться, и я склонила голову на грудь. Обкормили. Что я и предполагала - от Избранных надо избавляться быстро и тихо. Это было последнее, о чем я подумала. И кроме моей любимой песни в мыслях ничего не осталось: "You can serve me something really hot, сall it love or madness, but you'll get the best of what I've got"…

* * *
        Я никогда не подозревал, что человеческая девочка, напрочь лишенная всяческих магических способностей может быть такой. Из странного мира Москвы явилась она на мою голову. Пора открыть все карты перед читателем, еще не догадавшимся, кто я на самом деле. Ди - меня зовут друзья и родители, Димиан - имя, данное мне от рождения. Но в речах этой странной девочки я стал еще неким Димой. Наверное, так принято называть Димианов у нее на родине. Ладно, простим иномирянку хотя бы на этом.
        На самом деле я совсем не такой, каким предстал перед этой Марией. Я никогда не был симпатичным молодым человеком. Меня очень часто путали с вампиром из-за худобы, впалых щек на овальном лице и вишневых глаз. Я был бледен, потому что занимался очень мощной магией, забирающей много сил. А теперь, после встречи с этой девушкой, боюсь, я не смогу и Медведные чащи пересечь.
        Начнем по порядку. У нее очень странные понятия о мужской красоте - это факт. Когда я считывал ее мысли на Транс-поляне, то просто удивился, что мужчина ее мечты - высокий, крепкий человек с густыми черными волосами и лазурными глазами. Но ничего, я весьма удачно запомнил описание внешности ее идеала и смог натянуть на себя эту личину. Благо, на подобные фокусы почти не требуется магической силы. Только по ночам не мешает отдыхать без маски.
        Больше всего меня поразила ее убежденность, что она попала в Фуфляндию, чтобы спасти мир. От кого - я и сам не знаю. Поэтому, чтобы девочка не сильно расстраивалась, когда Торрет будет отправлять ее на родину, надо будет инсценировать ей настоящую опасность для моей родины.
        Следующий ее бзик - безграничная магическая сила. Пока ее желания невинны, я могу радовать девочку иллюзиями, что срисовываю из ее мыслей. Отчего-то она считает, что маг обязательно должен пользоваться огненными шарами. Странный стереотип. Кроме того, шары такого размера, кои рисовала в воображении эта Мария, я не видел даже на турнирах боевых магов. То же могу сказать и про воду из ладоней. Очень интересно, кто у них в мире рассказывает подобную чушь про волшебников. Если бы тот огненный шар не был иллюзией, то на месте Транс-поляны красовалась бы невероятных размеров воронка. Будь ее "водная пушка" настоящей, то у нее бы руки оторвало, а на пути воды образовалась бы глубокая колея.
        С остальными ее прихотями, к моему счастью, получается намного проще. Да, я пошутил над Томиусом, сказав, что наши студенты ему лабораторию отстроят. Как только моя лошадь скрылась за горизонтом, иллюзия исчезла, и называемое Марией туалетом вновь превратилось в лабораторию мастера по порталам.
        Я не придумал ничего лучшего, кроме как отвезти пришелицу к нашему оракулу. Наученный горьким опытом на Транс-поляне, я предусмотрительно ожидал от моей подопечной, которую мне предстояло описывать в дипломной работе как таинственный вид существ мерисью, очередного прилива бурной фантазии. О, если бы эта девочка была поистине наделена магической силой, то после нее в мире камня на камне не осталось бы.
        Мой расчет был верен - пока мне хватает держать иллюзии из ее фантазий, девушка восхищается своим любящим, но немного равнодушным напарником и упивается своей безграничной силой. Самое главное - не дать ей понять, что ее обманывают, не то, чует мое сердце, она так обидится, что и без магии поубивает полмира.
        Для того, чтобы отдохнуть в доме Кассандрии, я мысленно подсыпал в тарелку моей подопечной немного снотворного. Я прекрасно понимал, что она будет обижаться на старуху-отравительницу, но и мои силы не безграничны.
        Когда девица уснула, я взял ее, словно принцессу (жаль, что она этой сцены не видела) на руки, и отнес в уютную спальню оракула. Прежде, чем оставить ее на дубовой кровати с пуховым одеялом в гордом одиночестве до утра, я аккуратно прочел ее мысли и немного изменил интерьер.
        Теперь в комнате предсказательницы висело зеркало в золотом обрамлении. Рядом с ним стоял небольшой столик, уставленный странными баночками-скляночками, а моя подопечная спала на белой двухместной кровати, укрытая розовым мохнатым пледом и обнимала белого игрушечного котенка.
        Если посмотреть со стороны, мечты ее довольно красивы и нежны. Я и сам не прочь был поспать на таком мягком ложе, но, увы, работа не позволяет.
        Я аккуратно взял толстую зеленую книгу, что лежала на кухонном столе, и открыл ее.
        Кассандрия, в трудом успокоенная мной в коротком сеансе мыслесвязи, тоже уставилась в пестрящие странными циферками и буковками страницы совершенно непостижимого для меня талмуда "2000 бухгалтерских проводок".
        Ой, я совсем забыл рассказать про прорицательницу. Я знал ее с детства. Эта женщина была лучшей подругой моей бабушки и очень часто навещала нас. Моя семья тогда жила в маленькой деревушке к югу от Медведного леса. Это только после того, как я поступил в школу магии, мама, бабушка и сестры перебрались в столицу, расположенную на севере в дельте реки Клюквянки.
        Но сегодня Кассандрия увидела меня совершенно в другом обличье. Я даже испугался за ее пожилые нервы: увидеть на пороге полуголую девку (будто из веселого дома сбежавшую) и двухметрового красавчика с туповатой гримасой на лице - зрелище не для слабонервных. И только когда я в собственной личине вышел из спальни, где оставил подопечную, оракул облегченно вздохнула.
        - Ди, а я перепугалась, что какие-то сумасшедшие по миру бродят.
        - Простите, Касс, что мы напугали вас, - не скрою, мне было стыдно и за девицу, и за собственный дурацкий облик.
        Благо еще, конь мой был настоящим. Но по поводу животного старый друг моей семьи и не возражала.
        - Ты что задумал, Ди? - шепнула она, видимо, боясь разбудить Марию.
        У нее ничего не получится. Девочка проспит до рассвета, заклинание проверенное. Вот и пригодились знания по травоведению, как ни крути.
        - Ничего особенного, моя милая старушка, - по-дружески обнял я полноватую Кассандрию за плечи, - это моя дипломная подопытная. Вы уже ее вторая жертва.
        Дальше я вкратце описал все, что произошло с Томиусом, и принялся рассказывать, что все иллюзии в доме оракула развеются, стоит нам с Марией отойти от ее дома на большое расстояние. Старушка по-доброму улыбнулась и, налив мне вина из кувшина, предложила выпить за встречу.
        Она искоса посмотрела на меня и хитро так заметила:
        - Ты просишь моей помощи?
        - Нет, что вы, Касс, это будет нечестно перед моими наставниками, - развел я руками, а потом взялся за кубок и осушил его до дна.
        Приятное тепло расползлось по телу, а вкуснейший виноградный запах еще надолго остался у меня на языке.
        - Мне нужно продержать девицу в неведении до самой школы магии. Но в то же время, она настолько амбициозна, что не уйдет из нашего мира, не повидав всего!
        Ничего не стоило за несколько часов перекинуть Марию магистрам по астральным полям и избавиться от ее присутствия в Фуфляндии. Но эта девица своей постоянной болтовней не давала сплести в мыслях нужное заклинание.
        Она всю дорогу до Кассандрии тараторила так, что хоть уши затыкай.
        - А почему бы не сделать это сейчас? - заговорщически шепнула мне Кассандрия.
        - Дело в том, Касс, - вздохнул я, - основная проблема заключается в том, что вернуться домой можно только по своему желанию, либо трупом. Убивать эту невинную девушку, до сих пор не встретившую свою любовь, мне жалко. А исполнить ее желание - спасти Фуфляндию от какой-нибудь беды - не велика проблема.
        Пролистав всю книгу Марии и не поняв в ней ни слова, оракул согласилась мне помочь: придумать безопасное для жизни девушки, но весьма эффектное спасение мира.
        - А чем она занимается? - я не сводил глаз с книги. - Может, здесь и кроется загадка - что для нее устроить.
        - Учет каких-то бухов, - пожала плечами оракул. - В нашем мире нет такой профессии, Ди. Надо будет ее спросить. Но видит мой третий глаз, что эта девушка - как раз то, что тебе нужно.
        - В каком смысле? - не понял я.
        Неужели Кассандрия намекала на то, что Мария Сусанина (так представился этот ходячий ужас) - моя суженая. Да, она симпатична. Ее наивные зеленые глазки на круглом личике, чуть задранный кверху носик и пухленькие губы мне очень даже нравились. В обрамлении золотистых кудряшек неестественного цвета ее личико выделялось бы из толпы обычных фуфляндских крестьянок. Но многое мне было еще не ясно: какие бухи учитывает Мария, почему она одевается столь вызывающе и откуда у нее убежденность в том, что ей нужно обязательно спасти Фуфляндию от смертельной опасности. Сии мысли я не стал озвучивать при Кассандрии. Да и она, если очень хотела, могла запросто прочитать все мое сознание.

* * *
        Я точно попала в сказку. В добрую сказку! Когда я засыпала за столом, я невольно подумала, что Кассандрия меня отравила. Но когда я открыла глаза и нашла себя в шикарной спальне - я несказанно обрадовалась! То ли я научилась колдовать во сне, то ли вернулась домой, так и не спася неизвестные мне земли Фуфляндии. Последнего мне очень не хотелось, и я выскочила из постели да побежала к двери. И только увидев себя в зеркале, встала как вкопанная.
        Меня раздели почти догола. Я стояла посреди спальни в полупрозрачном лифчике и кружевных трусиках-стрингах. Правда, если мой колдун застанет меня в таком виде, готова поспорить, я буду навеки его девушкой. Фигура у меня пусть и не идеальная. На свои сто семьдесят я вешу целых пятьдесят пять кило при идеале в сорок. Но все равно, это отнимает у меня совсем немного сексуальности.
        Я покрутилась у зеркала. Жаль, что я не дома и тут нет чистого белья. Да и шкафа с одеждой нету: я никогда не ходила два дня подряд в одном и том же. Я же не бомжовка какая-то, а столичная модница!
        Пока я думала о гигиене и незавидной своей судьбе, в дверь постучали. Я подумала: если это бабка, то она, застав меня в таком виде, начнет читать мне лекцию о нравственности, а если Димиан: тогда ничего страшного. Но я все равно закуталась в одеяло прежде, чем отправиться открывать.
        На пороге стоял он, мой любимый волшебник. Я сразу кинулась ему на шею, скинув одеяло.
        - Тихо ты, задушишь, Мария, - сдавленным голосом прокричал он, и я ослабила хватку и постаралась встать перед ним в наиболее эффектной позе, словно модель перед фотографом.
        - И что? - я заметила небольшой румянец на его щеках.
        Но… увы, мой колдун оказался каким-то неправильным. То ли ему худенькие не нравились, то ли он вообще к женскому полу был равнодушен, но парень стоял, почесывая в затылке.
        - Ты это… - смущенно промямлил Димиан, - оденься и выходи в гостиную, Кассандрия тебя ждет.
        Легко сказать… оденься. А может мне нечего надеть?
        Когда он оставил меня наедине, я сосредоточилась и начала ворожить над собственной одеждой: вдруг да магия мне поможет, и юбка от Киры Пластининой станет сарафанчиком от Саш хотя бы, а топик - полупрозрачной блузкой с кружевными рукавами. Но сколько бы я ни старалась, мои тряпки остались тем, чем и были. Или я за ночь полностью лишилась силы Избранной, что мне очень сильно могло обидеть, или одежда, сшитая в другом мире, не поддавалась чарам Фуфляндии.
        - Чего ты так медленно? - Кассандрия заглянула в спальню.
        Она застала меня в одном нижнем белье, сидящей над собственными шмотками.
        - Мне тоже этот твой костюмчик не нравится, - вздохнула бабулька, - но могу помочь.
        Она, не ожидая моего ответа (а может, я не просила ее помощи?) удалилась в гостиную, а через пару минут кинула мне на кровать какой-то странный сверток.
        Я недоверчиво посмотрела сначала на старушенцию, потом на ее подачку, но решила поблагодарить хозяйку и развернуть ее подарочек.
        О, Зена, королева воинов, отдыхает. Я так боялась, что Кассандрия подсунет мне скучный средневековый костюм волшебницы-странницы: кожаные штаны непонятной формы, рубаху на поясе и какой-нибудь жилет уни-секс. Но, к моему счастью, в свертки у старушки оказалось то, что практически соответствовало моему представлению о волшебнице-героине. Я с радостью напялила на себя коричневую кожаную мини с заниженной талией и принялась рассматривать себя в зеркало. Да, надо было бы сбросить пару килограмм, и выглядела бы я идеально. Эта узкая полоска кожи, отделанная металлическими кольцами, вполне подошла на мои бедра. Сверху я надела коричневый кожаный же лиф с бахромой, как сказала сама Кассандрия, из натурального конского волоса. Кроме костюма я нашла в свертке и сандалии без каблука. Я некоторое время размышляла: отправиться в путешествия на шпильках или в этих лаптях древнегреческого покроя, но все же решила босоножки спрятать в багаж. Пусть полежат там до поры, до времени.
        Да, я не сказала, что кожу, служившую оберткой для моего теперешнего костюма, я решила использовать по назначению: скрутила в нее свою московскую одежду.
        - Ну, теперь ты как наша легендарная героиня Зина Лесова, - расплылась в улыбке Кассандрия.
        Димиан вошел в комнату без приглашения и тоже рассматривал мой наряд. Я очень хотела узнать, что это за героиня такая. Больно у нее имя похоже на российское. Вдруг это еще один выходец из нашего мира в Фуфляндии. Но ничего я спросить не успела. У Кассандрии не было времени, чтобы утолять любопытство великой Избранной, какой позор.
        - Осталось только подарить спасительнице Фуфляндии родовой меч князя Фуфлориана, - улыбнулась старушка и опять направилась в гостиную, - Ди, а ты объясни Марии то, что я тебе ночью нагадала.
        Я несказанно обиделась. Получается, пока я спала, эта старая карга рассказала о моей миссии этому отмороженному Димиану, а я, прекраснейшая и умнейшая, должна была слушать ее пророчества из уст колдуна. Как несправедливо! А я уж предвкушала, как буду сидеть в темной комнате за круглым столом, как в красном свете зловеще блестят глаза колдуньи, и как медленно шевелятся ее узкие губы. "Повелитель Тьмы, о Избранная, - начинает чревовещательный сеанс оракул, - нападет на мир с юга, и захватит родовой замок господина Фуфлориана…" Как я хотела побывать на таком сеансе! Но мой колдун решил за меня иначе.
        - Если ты считаешь, что интересно любоваться на вошедшего в транс оракула, - зевнул Димиан, - то ты глубоко ошибаешься.
        - Это же тайное, это так интересно! - я начала трясти его за плечи.
        Но ничего хорошего я не добилась. Розовый зайчик Филька вывалился у колдуна из-за пазухи и больно ударился головушкой об угол кровати. Пришлось лечить и просить прощения. К моему счастью Филя оказался очень добрым существом и ни капли на меня не обиделся.
        Кассандрия очень обиделась, что колдун ничего не успел рассказать мне. Она протянула мне клинок шириной сантиметров в двадцать и длиной с аршин, украшенные камешками всех цветов радуги и сказала:
        - Это легендарный меч Фуфляндии. Его может держать в руках только Избранный пророчеством.
        А то я сомневалась, что в мои золотые ручки не попадет подобная вещица. Таких гигантских страз я даже в "Акссесуаризз" не видела. Правы были пророки, что предсказали мне носить гламурный меч.
        Я смело взяла оружие в руки. Ой, блин, тяжелый. Даже граната на уроках физкультуры легче. Я тут же представила, как мой клинок становится легче, и он тут же послушался моей волшебной мысли. Теперь он весил даже легче пластмассовых мечей, что продавали в "Детском мире". Помнится, когда мой брат был маленьким, мама любила ему покупать подобный фэнтези-инвентарь. Ну и я, когда стала увлекаться юмористической фантастикой, изредка тренировалась на пластиковых мечах, потому что чуяло мое сердце: не далек тот день, когда мне придется взять в руки настоящий.
        - А ты машешься похлеще орков, - похлопал меня по плечу Димиан, - только смотри, меня не порежь ненароком.
        - В первую очередь постараюсь сделать именно это! - я только что вспомнила, что Избранная должна быть еще и язвой, иначе никакой темный Властелин ее не испугается.
        Димиан хлопнул в ладоши и сообщил мне, что отныне на нем наложено защитное заклинание от моего безумного орудия.
        - Тихо, давайте я вам скажу пророчество, что я видела в полночь, - вмешалась в наш разговор оракул.
        Да, не мешает. Не то пока я тусуюсь у этой пенсионерки, злодеи Фуфляндию по кирпичику в свои миры растащат. Какая из меня тогда суперменка будет? Позорище да и только!
        В общем, мы вышли в гостиную и уселись за стол. Только там бабуля согласилась поведать нам страшную тайну: Властелин Тьмы уже успел опустошить Фуфляндию. Я мигом вскочила на стол и заорала получше демократов на митингах:
        - И вы мне это не говорили? Тормоза эстонские!
        - Тихо! - Димиан взял меня за ногу.
        Я понимала, что до иной части тела ему не дотянуться, что смотреть ему придется снизу вверх, и прекрасно знала, от чего у него щеки налились бардовым. Поэтому я мигом спрыгнула со стола и залепила магу-извращенцу пощечину. Нечего на девичьи трусики смотреть. Да, я решила быть с ним жестче. Не расплылся он от моего сексуального вида с первого взгляда, теперь пусть побегает.
        - Властелин Тьмы, Мария, - потупив взгляд, продолжала Кассандрия, - напал на нас два года назад, и Зина Лесова, еще одна Избранная из другого мира, прекрасно с ним справилась. Но потом начались несчастья.
        Властелина, как рассказала бабуля, словно Прометея (это уже мои ассоциации) приковали к скале где-то на северо-востоке. Место его казни охранялось отрядом троллей-великанов, и никто не мог даже приблизиться, чтобы хотя бы взглянуть на изгоя, посягнувшего на сей прекрасный мир. И Зина выложилась основательно, спасая Фуфляндию. Земли мира были разграблены. Те владения, которые успел захватить злодей в свои лапы, пострадали больше всего.
        Со скорбью на лице говорила Кассандрия об лесных орках, которые боялись напасть теперь с мечом даже на людей-разбойников, о гномах, живущих в южных горах, которые забыли свой шахтерский промысел. А что случилось с фуфляндскими эльфами, я и рассказывать не хочу. Я в ужасе закрыла лицо руками и чуть не расплакалась: такая я впечатлительная. Вампирам и людям тоже не повезло. Вообще, после того, как Властелин Тьмы был пленен некой Зиной Лесовой, жизнь начала потихоньку налаживаться. Все расы очень надеялись на то, что девушка из другого мира явится спасти их, ибо обещала. Но почему-то на следующий же день после пленения Властелина девушка пропала. Томиус жизнью клялся, что никто не покидал Фуфляндию в тот день, но факт оставался таковым - героини не стало.
        - Понимаешь, Мария, - Кассандра взяла меня за руки, - ты еще лучше Зины. Тебе прекрасно известна цель твоего путешествия, и ты готова броситься в битву хоть через минуту. У нее тоже была подобная хватка и отличалась она острым язычком, от которого многие знавали горе, в том числе и женишок ее, Кириллий. Ты сможешь пройти по всему нашему миру вместе с одним из сильнейших магов Фуфляндии, моим ненаглядным Ди.
        Я с гордостью посмотрела на колдуна. Парень, натянув на лицо безмятежную гримасу, считал мух на потолке.
        - Тебе предстоит вернуть жизнь Фуфляндии в нормальное русло. Ты мудра, тебе известно, чем должны заниматься все расы нашего мира, и ты сможешь сделать самое главное - зажечь в их душах искру, вернуть волю к жизни.
        Вот те на! Придется психологом подрабатывать.
        - А точно никакой брат Властелина Тьмы не собирается нападать на Фуфляндию? - скорчив ехидную гримасу спросила я. - Точно в пророчестве написано, что пречистая дева Мария Сусанина должна заниматься на землях Фуфляндии социальной работой?
        - Точно, точно, - замахали руками и оракул, и Димиан.
        Такое чувство, что они банально хотят избавиться от меня. Ничего, посмотрим еще, кто кого. Меня не так просто обвести вокруг пальца, и если вся эта гуманитарная миссия - подстава, пощады не ждите!
        - Хорошо, не всем же мечом махать!
        Кассандрия улыбнулась мне и, попросив подождать минутку, ушла на кухню. Пока она отсутствовала, Димиан помог мне прикрепить гламурный меч на спину. Когда я посмотрелась в зеркало, то была на седьмом небе от счастья. Я не то, что лучше этой Зины Лесной, так еще и Зена лесная мирно курит в сторонке. На меня с отражения смотрела высокая стройная блондинка в сексуальном кожаном костюмчике с тяжелым с виду мечом за спиной. К такой лучше не подходить похотливым разбойникам и оркам-извращенцам. Да-да, я думала как раз о "романтиках с большой дороги", потому что первая моя миссия заключалась именно в поднятии боевого духа орков. Я уже свыклась с мыслью о том, что мне предстоят несколько дней пути через превед-медведный лес. Кроме того, чувствовало мое сердце, что придется иметь дело не только с перечисленными оракулом особями.
        Как ни странно, но душа моя понимала: Кассандрия говорит далеко не все.
        Пока я занималась самолюбованием, бабулька вручила колдуну походный паек, и мы могли двигаться в путь.
        Было прохладное раннее утро. Солнце еще только взошло. По расчетам Димиана мы должны были идти по лесу двенадцать часов до наступления темноты: это с учетом короткого привала примерно в полдень.
        - Ну, удачи тебе, спасительница мира, - помахала мне рукой Кассандрия.
        - А вам спасибо за пророчества, - улыбнулась я ей в ответ, а потом, немного помрачнев, спросила, - я хоть выйду живой из этой передряги?
        - Конечно, - такой милой улыбочки я не видела даже у преподавательницы математики, когда она ставила двояки на экзамене.
        Не нравилась мне эта старушенция. Точно, задумала какую-то гадость, но молчит.
        - Подожди меня тут недолго, я расплачусь с Кассандрией, - шепнул мне на ушко Димиан, после чего обнял левой рукой бабулю и повел ее в дом.
        А я осталась стоять в гордом одиночестве, держа за уздечку белого коня.
        Кстати, мой вчерашний ремонт очень красиво играл оттенками розового в утренних лучах. Эх, как хорошо тут! Это вам не Турция, это круче. Если мне повезет, то через пару часов я увижу орков.
        Ну почему Димиан так долго сидит у этой старухи?

* * *
        Когда я закрыл дверь за спиной у Кассандрии, я облегченно вздохнул и снял с себя личину странного колдуна Димы, от которого у иномирянки глаза на лоб от счастья лезут.
        - Хорошо придумано, тетушка Кассандрия, спасибо, - поблагодарил я отшельницу-оракула.
        - Это службочка, - отмахнулась та, садясь за стол.
        - Но зато девка-то поверила, - я крикнул это так громко, что испугался, а не услышит ли меня Мария.
        Вроде бы обошлось. Но зато моя тетушка смотрела на меня с нескрываемой жалостью.
        - Предупредить я тебя должна, Ди, - чуть слышно сказала она.
        Я знаю, она оракул настоящий, не подставной. И я прекрасно понимал, что Касс могла видеть и мое будущее, и судьбу этой иномирянки. Лицо тетушки было сосредоточенным, и она изредка смотрела то на подвешенные под потолком сушеные травы, то на бытовую технику, иллюзорно скрывающую истинную утварь из ее дома. И мне показалось, что недоброе увидела Кассандрия в моем будущем.
        - Эта девушка опасней смерти, - выпалила старушка.
        - Отчего же? Она самый обыкновенный человек, - пожал я плечами, - мне нужен был подопытный мерисью, но Томиус достал из другого мира ее.
        Я смотрел в глаза тетушки и прекрасно видел: что-то знала Кассандрия, но сказать мне боялась. Не один раз я попытался узнать, в чем же дело, что я не так сказал, но оракул отказалась открывать передо мной будущее. Чуяло мое сердце - ничего хорошего меня там не ждало. Надеюсь, хоть диплом нормально защищу.
        - Твоя спутница очень похожа на эту…, - бубнила под нос оракул, - страшную женщину. Ты же знаешь о подвигах Зины Лесовой.
        О, об этой героине ходит не одна легенда. Во-первых, никто не звал эту странную особу. Во-вторых, она возомнила, что наш Эйзо, самый большой тролль во всех близлежащих мирах, - Повелитель Тьмы. В-третьих, она приковала несчастного к скале, объявив над ним полную и безоговорочную победу. К счастью всех жителей Фуфляндии, в горах этой бестии устроили засаду и взяли под стражу. А за решеткой эта непобедимая героиня Зина оказалась не настолько могущественной. Она сидела в уголке и плакала, но никто не явился, чтобы спасти ее. Никому не было ее жалко. Даже ее женишок, выпускник школы магии, Кириллиус, с облегчением вздохнул, когда Зина попала в лапы стражников Фуфлориана. А Эйзо так и висит прикованный к скале, для успокоения душеньки пленницы: как только ее казнят - тролля обещали отпустить.
        Я не понимал, что студент нашей школы нашел в той иномирянке. Но Кириллиус, помнится, защищал свой диплом под грифом строжайшей секретности. Это могло значить лишь одно - непроста та девица Зина.
        А теперь у меня есть совершенно дурная спутница, которой придется инсценировать жизнь разрушенного злодеями мира, и которая должна убедиться, что она - спасительница не одной легендарной расы.
        - Чует мое сердце, - напоследок шепнула мне Кассандрия, - что Мария сможет освободить тролля-великана. Зину, думаю скоро сожгут на костре, а эта… из ее же племени. Надеюсь, что не такая дурная, хотя, предсказания говорят об обратном.
        - О чем? - я так хотел открыть для себя будущее.
        - Я не в праве разглашать тебе тайну времени. Предупрежу только, что Мария Сусанина очень опасна. Хотя и мила.
        - Не волнуйтесь, Касс, я не пропаду, - махнул я напоследок рукой, обратился скучным красавчиком и вышел из дома.
        Мария меня заждалась. Она кинулась мне на шею, причитая, что я изменил ей со старой каргой. Еще чего! интересно, что она в следующий раз про меня напридумывает. Чтобы я обнимался-целовался с Кассандрией.
        - Ну что, Медведный лес ждет нас? - я указал на тропинку, ведущую в самую чащу леса.
        В глубине души я подумал: "Заблудилась бы она тут и напоролась бы на не потерявших боевой дух орков!" Но тут же эту мысль прогнала другая: "Ди, ты настоящий кретин! Выполнив дипломную работу, ты обязан сдать подопытного на Транс-поляну в целости и сохранности!" Жаль. Придется выручать эту Марию Сусанину из всех неприятностей. А они, чует мое сердце, будут ждать эту дурочку на каждом шагу.
        Интересно: если предположить, что Мария - мерисью, то чем эта раса будет отличаться от человеческой. Если я решу этот вопрос, можно считать, что диплом написан. Научный интерес начал побеждать во мне ненависть к дурной девочке. Надо же чем-то заняться, правда?
        Я заметил, как Мария подняла руку вверх и начала просить у высших сил, чтобы они ниспослали ей светящийся шар. Без проблем, я прочитал нужное заклинание, и над головой подопытной засверкало маленькое солнышко.
        Радости девочки не было предела. Она снова принялась упиваться своей безграничной магической силой и быстрее зашагала вперед.
        - Ну что девочка, тебя убить и изнасиловать, или изнасиловать и убить? - сиплый громкий голос донесся из ближайших кустов.
        Я сделал шаг назад, отпустив уздечку коня и остановившись в стойке боевого мага, готового к сражению. Зато моя Мария встала как вкопанная, испуганно оглядываясь по сторонам. Рядом с ней стояло разбойничье отродье.
        Кусты справа от нас зашуршали, и я выпустил туда большой огненный шар. Пусть моя подопытная выговаривает мне, что мы сначала должны были толкнуть пафосную речь разбойникам, а лишь потом поджарить их, но мне собственная жизнь дороже. И вовсе я не ожидал, что мне на шею кинется расплаканная раскисшая на глазах девочка с криком:
        - Спасибо, Димочка!
        Глава 3. Игры для орков
        Итак, если верить предсказаниям местной Пифии, то в Медведном лесу меня ждут разбойники и орки. Неприятно - факт! Но меня радовало то, что старушка утверждала, будто после завоеваний Темного Властелина падшие эльфы стали настолько трусливы, что боятся каждого встречного. Жаль, что у меня нет фотика, чтобы запечатлеть незабываемый кадр: "Трусливые орки убегают от Машки Сусаниной". Если они действительно такие, то с ними будет прикольно пообщаться.
        Пока блондинка (я) думала, печальный брюнет шел рядом, оглядываясь по сторонам. Я бы и дальше не забросила мыслительный процесс, если бы вдруг над моим левым ухом не раздался грубый голос, предлагающий мне две беды в разной последовательности: убийство и изнасилование.
        Я резко обернулась и столкнулась нос к носу с пропитой физиономией выродка. Он был метра два ростом, одет в расстегнутую красную жилетку и драные синие шаровары, а на поясе его висел наверняка заточенный клинок. И два подобных оружия этот разбойник держал в руках.
        Я хотела было закричать, как вдруг в кустах кто-то зашевелился, а через секунду листья вспыхнули алым пламенем. Не раздумывая, я кинулась бежать без оглядки, оря на весь лес имя колдуна.
        Остановилась я только на залитой солнцем поляне. Трава там росла высокая, почти до колена, и бежать дальше не представлялось возможным. Остролистый пырей уже и так исцарапал мои ноги, и я поняла, почему большинство иномирянок предпочитают гламурной одежде кожаные брюки: вот доберусь до ближайшего города, тоже себе куплю.
        На меня смотрели две дюжины наглых глаз, чем я думала, когда убегала от Димиана, я не знала. Но то, что я попала в глобальную неприятность - это точно. Когда на тропинке ко мне хотел приставать только один мужик, теперь их было двенадцать. И каждый из них жадно смотрел кто на бедра, кто на мой подтянутый животик с бриллиантовой серьгой в пупке, кто - на упругую грудь… Не нужно быть гением, чтобы понять - разбойники очень редко видят женщин, чтобы так просто отпустить очаровашку из другого мира.
        - Так, в мыслях каждого из вас я уже голая! - я решила, что наглость усмирит их пыл хотя бы на время, пока колдун не справится с их атаманом.
        Мужики активно закивали. Ха, думали, тут дуры всякие шляются по лесным дорогам. Ладно, продолжаем бой:
        - А я достанусь только одному. Простите, не люблю групповуху.
        А в глубине души мой мыслеобраз показал всем разбойникам фигу. Обойдутся, потому что Мария Сусанина знает, как обвести вокруг пальца эту толпу.
        Моя последняя фраза разбудила в мужиках зверей. Это мне и нужно было. Теперь тонкий психолог им устроит разбирательство по Фрейду.
        - Значит так, - Я залезла рукой внутрь лифчика, чем вызвала синхронное отпадание челюстей у всей толпы.
        Я представила, как образуется тяжелая пачка, и когда я достала руку - на моей ладони лежала колода из пятидесяти двух карт.
        Уж не знаю, чего ожидали увидеть разбойники: пачку презервативов или баночку со стероидами, - но точно не игральные карты.
        - Устроим турнир на раздевание! - выпалила я.
        Помнится, как в прошлом году мы группой ездили в Новороссийск и играли подобным образом в купе. Разделись все до купальников, а когда Петьке пришла очередь снимать трусы, он убежал в свое купе, вернулся со снятыми трусами и полностью переодетым. Дальше мы играли на желания.
        Зато фуфляндские разбойники, не видавшие колоды из нашего мира, очень заинтересовались. На двенадцать человек карт и не хватало, поэтому я устроила два полуфинала: из каждого отбирала для большой игры по три оставшихся лесных негодяя.
        После такой игры и вся похоть пройдет, уверяю. Я никогда не думала, что китайская карточная колода вызовет такой ажиотаж. Я очень боялась, что полуфиналисты поспешат завладеть мной до окончания игры, но оказалась не права. Проигравшие разбойники смирено отходили в сторону и наблюдали за сражением оставшейся шестерки. После каждого круга все, кроме победителя, обязаны были положить в центр круга, в котором сидели романтики с большой дороги, по одному предмету гардероба. Сначала там оказались все кинжалы, потом обувь, вонючие портянки, пояса… особо неудачливые стали уже расставаться с жилетами и рубахами.
        И тут на поляну вышли главарь банды и Димиан. Колдун держался молодцом, зато атаман развлекаемой мной шайки выглядел изрядно потрепанным, а руки его были за спиной, словно у уголовника. Не стоит и догадываться, кто победил в той схватке. Белый конь колдуна смиренно следовал за Ди.
        - Как погляжу, ты укротила шайку нашего Джо, - хихикнул колдун, когда мимо него до ближайших кустов пробежал первый раздевшийся догола разбойник.
        - Еще не до конца, - не стала я кривить душой.
        Джо, широко открыв рот, наблюдал за происходящим в круге полуголых разбойников. Как я поняла - он изучал незатейливые правила игры в "дурака". Пусть, мне не жалко. Но зато я не переставала думать: надо было во что бы то ни стало отвязаться от разбойников, которые очень хотели получить себе девочку для развлечений.
        - Ди, - шепнула я на ухо колдуну, - тихонечко перебираем ножками и скрываемся в лесу. Я изредка поглядывала на увлеченных игрой разбойников и не менее воодушевленных болельщиков, которые уже принялись делать ставки на того или иного игрока.
        И только когда мы добрались до опушки, я услышала вопль атамана:
        - За ними! Это обманщики!
        Вот блин, чуть-чуть, и мы были бы в безопасности.
        - Тикаем, Ди! - приказала я волшебнику и припустила так, как не бегала даже на уроках физры, сдавая нормативы.
        Я изредка оглядывалась назад, где за моим колдуном мчалась толпа голых разбойников. Только страх быть изнасилованной не давал мне рассмеяться над миниатюрой "побег папарацци из мужской бани".
        Не знаю, чем бы все закончилось, если бы мне наперерез не выскочило что-то страшное и уродливое. Оно было ростом с полтора метра и в руках держало то ли секиру, то ли причудливой формы меч: я особо не разглядывала. Меня поразили его маленькие красные глазки на прыщавом лице.
        - Орк! - завизжала я, падая в обморок.

* * *
        Я успел подхватить эту припадочную. Орка она, видите ли, не встречала. Я представил, что с ней будет, увидь она троллей или гарпий. И это несчастье мне предстоит водить за собой по всему миру. Я успел соорудить вокруг нас защитный купол, что толпа голых разбойников с одной стороны и стайка орков с другой врезались лбами в прозрачную стену. Но… обо всем по порядку.
        Как только моя подопытная припустила со страху, увидев разбойника, я принял свой истинный облик.
        - Приветствую вас, Джо, - поклонился я перед атаманом, а потом извлек из внутреннего кармана удостоверение ученика магической школы.
        - Опять выпускники, - зевнул тот, - что на этот раз?
        - Мерисью.
        Услышав это слово, мой собеседник побледнел и посочувствовал мне.
        Почему разбойник так почтенно относился к волшебнику-недоучке? Да очень просто: мы, колдуны, были на особом счету у государства, и каждому, кто нам помогал, король Фуфлориан выплачивал жалование в мешок золотых. Для того чтобы получить такую высокую награду, достаточно было поставить подпись под отчетом о работе ученика. Поэтому, как ни парадоксально, разбойники опекали магов даже после их выпуска из школы.
        Банда Джо была не единственной в этом лесу. Остальные шайки делили с ними отдельные участки дорог.
        Получалось, что каждая банда, если не проворонит, может с легкостью заработать хорошие деньги. Как ни странно, но подобные королевские награды полностью покрывали расходы на жизнь, и у разбойников отпала всякая необходимость грабить случайных прохожих. Поэтому разбойниками называли общества старых холостяков. Как ни странно, не переводились в Фуфляндии мужчины, желавшие уйти из родных деревень, чтобы жить в лесной глуши мелкими шайками.
        Изредка, правда, эти дружные мужские компании нападали-таки на путников, насиловали девушек, отправившихся в лес за грибами и все такое, но их преступные выходки при этом уже не отличались изощренной жестокостью, коя имела место до введения награды для магов.
        Так что, Джо, решивший поразвлечься с Марией, нежданно стал потенциальным обладателем королевской награды. Я вкратце изложил ему суть проблемы и принял облик напомаженного придурка, по которому сохла Мария.
        - Веселое у тебя задание, - хлопнул меня по плечу Джо. - Если бы не территория, мы бы с ребятами весь мир с вами прошли. Завидую я тебе, кулдунишко!
        Я скрипнул зубами. Да, я еще не высший специалист, но можно было не упоминать о временном отсутствии диплома.
        А еще разбойник предложил мне свою компанию. Спасибо, не надо. Я и так хочу побыстрее отвязаться от этой дурной девки. Я сплю и вижу, что сделаю я все без особого шума, и мне не нужно тринадцать помощников "вне закона".
        - Значит, орки, - улыбнулся мне Джо. - Приведем вас и покажем. Все сделаем по формулировке. Позовем только ребят, все объясним, ты найдешь с помощью магии свою девочку, и через час все будет сделано согласно пророчеству бабки с опушки.
        План был без сучка и задоринки: я вязал чертову дюжину разбойников, и мы с Марией вели их на расправу к оркам. Попутно я должен был договориться с падшими эльфами о сценарии их поведения и оплатить услуги лесных жителей магическим переводом. Все было продумано до мелочей, кроме одного: эта трусиха Мария сбежала при виде первого встречного разбойника.
        Я принялся щупать по астралу в ее поисках, а Джо повел меня на поляну, где дожидались его товарищи. Вся необходимость в моей магии пропала, когда я увидел, что творится на поляне.
        Пока я договаривался с Джо, Мария успела построить двенадцать парней из шайки одного из страшнейших разбойников Медведного леса, и увлекла их незнакомой мне игрой, в которой проигравший должен был снять и положить в круг часть своего гардероба.
        Со стороны сия забава выглядела очень весело. Особенно интересно было смотреть на кислые мины мужиков, вынужденных снимать штаны.
        Но, к сожалению, финала игрищ я не увидел. Мария, заметив меня, подошла и шепнула на ухо: "Уходим!" И мне ничего не оставалось делать, как бросить зрелище на самом интересном месте. Она не знает, что все происходящее в мирном государстве Фуфляндия просто инсценируется для ее персоны.
        Ясное дело, Джо и компания тоже хотели развязки и, заметив, что мы удаляемся с полянки, они кинулись за нами. Мария припустила намного быстрее меня. Так и потерял бы я ее в лесу, пришлось бы изматывающей магией для ее поисков пользоваться, если бы по воле судьбы наперерез нам не выскочил какой-то маленький щупленький орк.
        Я никогда не думал, что Мария настолько впечатлительна, и упадет в обморок от вида очаровательного, хоть и прыщавого орка.
        - Что за идиотку ты за собой водишь, колдунишко? - усмехнулся Джо, недоуменно глядя на орка и лежащую без чувств девушку.
        - А почему она меня боится, - тоненьким приятным голоском, невинными голубыми глазками глядя на меня, спросил маленький орк.
        Он был настолько очарователен, что перепугаться его до обморока могла только до жути впечатлительная персона. Толпа голых разбойников топталась чуть поодаль, и я вежливо попросил бравого атамана Джо разобраться с бандой и приготовиться к нападению орочьей стаи.
        Разбойник все понял, и решил отвести своих похотливых товарищей подальше от нас. Какую силу имеет статус выпускника. Вот закончу школу, выйду в большую жизнь, никакой тебе защиты не будет.
        Но пока рано было рассуждать о грядущем. Для начала надо написать диплом. А чтобы это сделать, надо устроить игру для Марии Сусаниной, которая лежала без чувств на дороге.
        Я прищелкнул пальцами, и девушка медленно открыла глаза. Она взялась рукой за голову и, охая, уселась, подозрительно глядя на орка.
        Я уже успел мысленно перенести в голову падшего эльфа, что нужно во всем слушаться меня, и тогда все будет замечательно.
        - Не думала, что орки такие страшные, - покачала головой Мария.
        Ну да, она права, они не похожи на туповатых красавчиков, личину одного из которых я сейчас ношу. Но вслух я сказал ей совсем другое:
        - А у вас в Москве разве нет орков?
        Девушка помотала головой, а потом принялась вспоминать какую-то странную штуку под названием кино. Мол, орки страшные, но она думала, что это все компьютерная графика, и на самом деле падшие эльфы прекрасны.
        Несомненно, случайно встретившийся нам орченок слушал абсолютно все, и когда речь зашла о его племени, он не побоялся и встрять:
        - Вы, Мария, - имя девушки орк узнал из нашего с ней разговора, - совсем нас не знаете. Мы страшны только в сражениях…

* * *
        В моей голове бурлили всяческие мысли. Слава Богу, Димиан возвратил меня в чувства тотчас же. Да, видеть орка в кино и в реальности - это разные вещи. Когда на тебя смотрит противная серая прыщавая рожа с экрана - не страшно, но если вдруг перед тобой взаправду возникает зелено-малиновая физиономия с маленькими черными глазами, хочется бежать от такого без оглядки или… поместить его картинкой на экран. Пусть в кино попрыгает.
        Страшны они только в сражениях! Ну да, три ряда зубок оскалят и побегут с победным кличем, а то я орков будто не знаю! Им только дай кровь испустить, они и рады стараться. Только пусть не надеется этот уродливый потомок хоббитов, лишившийся достоинства благородной расы, что я к нему буду снисходительно относиться. Обойдется! Я в жизни не поверю, что орки могут жить мирно и дружно.
        - Да-да, слышала я от предсказательницы Кассандрии, будто орки из Медведного леса дух свой боевой потеряли, - сощурившись я пропела, глядя непосредственно в глаза противному созданию.
        На мгновение мне показалось, что уродец ничего подобного отродясь не слышал, но потом, потупив взгляд, он сказал.
        - Да, орки страшны в сражениях, но мы боимся драться.
        - И кто вам привил культ трусости? - тут же задала вопрос я.
        Тут надо работать чуть ли не как журналист: сыпать вопросами, чтобы у собеседника не было времени подумать. Не то как начнет на мне тренироваться.
        - Мы не боимся, - развел руками орченок, - мы просто разучились сражаться. Потому что Повелитель Тьмы сказал, будто мы неправильно это делаем.
        Все ясно, надо им устроить урок физкультуры. Я посмотрела на стоявшего рядом с лошадкой Димиана. Парень закрыл глаза и, как мне показалось, он думал о чем-то. Ладно, не буду ему мешать, небось, у него много дел, он сейчас работает по какой-нибудь мыслесвязи. Я и так рада, что он уделяет мне столько внимания, возит на своей лошадке и, вообще, согласился путешествовать со мной до самого конца. И он обязательно станет моим. Я просто уверена, что он замечательно целуется.
        Ладно, Димиан - это уже мысли не по существу. Надо помочь оркам с занятиями физкультурой. А потом натравить на банду разбойников-извращенцев, что гнались за нами, не прикрыв срамоту.
        - Значит так, маленький орк, - тоном главнокомандующего заявила я, - веди нас в свою деревню, завтра я начну заниматься улучшением вашей физподготовки!
        - Меня зовут Кодабра, - надувшись, заявил орченок, - и не называй меня маленьким, мне уже сто лет.
        - Договорились, - сдуру я протянула руку этому малогабаритному мерзавцу.
        Ведь не знала я, из чего состоит кожа орков, а вдруг он пожмет мне руку, и там у меня раз в три дня будут появляться незаживающие язвы. Но, к счастью, несмотря на неприглядный цвет, кожа Кодабры оказалась мягкой и приятной на ощупь. Так бы вечно и жала ему руку.
        - Вас проводить, прекрасная воительница? - спросил он.
        А то как же. Без часу неделя я в этом мире, а уже обязана знать всю местную географию. Я, признаться честно, и Российской географией мозги не засоряю, только знаю, что Сочи на юге рядом с Турцией и Египтом, Новосибирск и Иркутск - на крайнем севере, где-то неподалеку от Питера; так мне еще и Фуфляндскую навязывают. Главное, чтобы было тут тепло, а где север, юг, запад и восток Димиан разберется. Кто у нас в компании мужчина: он или я?
        Именно поэтому я любезнейше попросила орка проводить меня.
        Правда, Димиан, обеспокоившись моим здоровьем после падения в обморок, решил посадить меня на лошадку, а сам повел ее за уздечку.
        Наконец-то мой прекрасный рыцарь догадался, что я только ноги царапаю об их грубую траву. Если мне нужно спасти орков, то въехать в их деревню я должна на коняшке верхом.
        Я, открыв рот, смотрела по сторонам, в то время, как Димиан с Кодаброй о чем-то переговаривались. Результатом их болтовни стало отсутствие орченка.
        Он живо развернулся ко мне и крикнул:
        - Ну, я побегу в деревню, предупрежу всех наших, что Избранная приехала, и что завтра наша жизнь изменится в лучшую сторону.
        - Обязательно! - подмигнула ему я. - И не забудь назвать меня по имени: Мария Сусанина.
        Он дал мне понять, что именно так и будет, и я с нетерпением дожидалась, когда тропинка закончится, и мы очутимся в орочьем поселении.
        Насколько я помнила из фантастических сказок, у орков никогда не было организованных поселений: городов, деревень и всего прочего. Кодабра и Димиан развеяли мои заблуждения. Может, в каком другом мире орки и предпочитали жить в пещерах, горах и лесах, но в Фуфляндии они оборудовали под деревню большое поле неподалеку от пропасти, щелью пересекающей Медведный лес.
        Когда мы вышли из-под полога деревьев, передо мной открылся прекраснейший вид - широкая поляна, по краям засаженная желтыми травами, а в середине - небольшая деревня домов на двадцать. Дорога шла прямо через поселение, и там, где оно кончалось, тут же начинался лес.
        - Это обман зрения, - комментировал мне Ди, - деревня заканчивается у обрыва, а лес, что ты видишь - за ним. Если ты разгонишься, то не успеешь остановиться и сорвешься вниз. Ржаные поля загораживают пути отступления вправо и влево. Может, ты удивишься, но рожь - это священное растение у наших орков.
        Ладно, я все поняла: живут местные выродки над пропастью во ржи, если к ним попал - уже не уйдешь живым. Возвращаться плохая примета, направо и налево священные территории, а впереди ничего нет. Странно, что орки до сих пор не переехали. Ладно, разберемся сначала с физкультурой, а потом, глядишь, Избранная и переселение устроит.
        Городская, то есть, деревенская стена из узких длинных осиновых стволов, заточенных кверху, была заперта. То и дело на нас, остановившихся у ворот, пялилась то одно противная рожа, то другая. Иногда двое-трое за один раз выглядывали за изгородь и о чем-то перешептывались.
        Мне это надоело: к ним пришла Избранная жизнь улучшать, а они еще телятся. Я спрыгнула с лошади: ох, и легко же это у меня получилось. Представить только, даже юбка у меня при этом не задралась. Я подошла к воротам и пнула их изо всей силы.
        - Эй, уроды, - истошно крикнула я, - неужели вы не цените время Избранной?! У меня и без ваших прыщавых харь дел полно! Фуфляндия большая, а вы первые на прием. А ну, открыли великой волшебнице Марии Сусаниной.
        Высказав все, что я думаю об орках, я оглянулась на Димиана. По моим подсчетам, он сейчас должен был гордо смотреть на ворота, подтверждая сказанное мной: рожа кирпичом и вперед. Однако, Ди стоял, закрыв лицо руками. Что с ним, я так и не успела выяснить, потому что на заборе повисло с десяток орков во главе с Кодаброй, и они о чем-то перешептывались.
        - Не хотите пускать - ваше дело, - я улыбнулась, словно передо мной был не десяток нелюдей, а конкурентка, возжелавшая отвоевать у меня Димиана, - было бы предложено, как говорится. Кассандрия сказала, что вам нелегко живется, я к вам и поспешила, предварительно опозорив шайку разбойников, которых, кстати, не мешало бы устрашать вам, подлые трусы.
        Кажется, я переборщила с оскорблениями, потому что орки недовольно покинули стену. Зато прошло не больше минуты, как ворота скрипнули, и под ними появилась фигура низенького морщинистого старичка-орка в синей мантии.
        Оценивающим взглядом он несколько раз осмотрел меня с ног до головы, а потом упал в ноги:
        - О, Мария Сусанина, вы наше спасение! - причитал он.
        Как мне льстит подобное отношение к моей персоне. Ладно, не буду показывать, как меня распирает от гордости, потому что к скромным супергероям относятся куда лучше.
        - Да, я знаю, что я ваше спасение. Но, понимаете ли, уже вечер на дворе, и я думала, что отправленный моим величеством посланник по имени Кодабра, куда более внятно поведает вам о моих указаниях.
        - О чем? - орк поднялся в колен, вопросительно глядя на меня.
        Как еще о чем! Я вам женщина или кто? Принять душ, побрить ноги, вымыть волосы, не то мои кудряшки превратятся в засаленные сосульки, постирать запылившийся за день костюм, - вот как встречают спасителей мира, а не целуют пыльные после долгой дороги ногти, с которых, о, ужас, облупился лак. Ладно, я пообещала быть скромной, поэтому сказала только:
        - Устройте нас с Димианом на постоялом дворе…
        А потом, немного подумав:
        - Номер на двоих с одной кроватью.
        - Эй, ты что задумала? - Ди тотчас же бросил все свои раздумья.
        Странный молодой человек. Он старше меня, а до сих пор не знает, что влюбленным подобает жить вместе? Хотя, да, ему еще не известно, что я влюбилась в него с первого взгляда и собираюсь спать с ним в обнимку, словно с плюшевым мишкой, каждую ночь. А о большем… посмотрим, как сложится наша любовь.
        - Ди, дорогой, у тебя же нет денег на два номера, - стрельнула я глазами в его сторону.
        - Найдутся, - буркнул он.
        А к тому времени, вокруг нас уже собралась целая толпа любопытных орков. Будто к их воинствующему племени никогда не заезжали путники.
        - Зато у нас нет постоялого двора, почтеннейшая Мария, - потупил взгляд старый орк в синей мантии.
        Рядом с ним тут же оказался Кодабра и предложил нам с Ди переночевать у него дома. Встреченный нами рьяно утверждал, что и для лошадки нашей у него найдется стойбище, и что нам не нужно будет платить за те ночи, что мы будем оставаться у него. Как замечательно вот так просто дружить со всеми, даже с противными на вид орками.
        Возможность халявы победила во мне все, и я сразу же согласилась. Поймав улыбку на лице у Ди, я поняла: он тоже счастлив, что все вот так разрешилось.
        Я уже было отправилась к Кодабре, когда меня остановил главарь банды орков, староста деревни, или кем там был этот старикашка в синей мантии.
        Губы его тряслись, когда он говорил мне:
        - Спасительница, когда вы отоспитесь, приходите ко мне - мой дом на самом краю пропасти. Нужно обсудить план ваших действий.
        Вот еще придумал - план. Я не привыкла думать, будем действовать сразу. Но чтобы обеспечить себе спокойную ночь в обнимку с Ди, я вежливо пообещала, что поутру обязательно зайду. Остальные орки, обсуждая мою персону, не иначе, отправились по домам. Ничего, завтра я научу их тренироваться. Жаль, что я так часто прогуливала физру, но кое-какие упражнения я помнила из занятий шейпингом и аэробикой. Думаю, оркам понравится этот высокохудожественный стиль ведения битвы, а их враги отныне будут падать не от оружия нелюдей, а от их очарования. Осталось только вспомнить последнюю тренировку, и все будет в шоколаде.
        Я успела немало передумать, пока Кодабра закоулками вел нас к своему домику.
        Увидев жилище орка, мне стало не по себе. Минус-пяти-звездочный отель, не иначе. Этот отсталый мир начал меня раздражать. И я, закрыв глаза, представила, как полусгнившая деревянная халупа моего недавнего знакомого превращается… нет, не в замок… а в симпатичный дачный домик. Об удобствах внутри я не забыла.
        Закончив мысленные трансформации, я открыла глаза. Результат не заставил себя долго ждать. Очаровательный домик из новенького красного кирпича с зеленой крышей из немецкой черепицы радовал глаз. Ди устало смотрел на вход, а Кодабра радостны бегал вокруг. И только загон для лошадей не вписывался в красоту новой дачи орка. Я еще раз закрыла глаза, пытаясь представить заново отстроенную конюшню, но в моей голове не было ни одного мыслеобраза оного строения. Одним словом, у меня не получилось.
        - Прости, Ко, - кисло улыбнулась я, - но лошадкам придется жить в бомжатнике. И твоим, и Димиановой.
        - Ничего, спасибо и за домик, - несмотря на прокол, Кодабра был счастлив.
        Он взял нашего белого коня за узды и отвел на задний двор в конюшни. Димиан отправился следом и проследил, чтобы лошадку устроили подобающим образом и накормили овсом.
        А потом орк отвел нас в дом. Он с открытым от удивления ртом расхаживал по своим хоромам, которые я оформила, вспомнив в мыслях квартиру моей лучшей подруги Лариски: двухэтажный дом - наверху спальни, снизу - гостиная и кухня. Дом мечты, не иначе. Пока Кодабра любовался новым дизайном своего жилища, я схватила Димиана за руку и потащила в спальню. Я прекрасно знала, где в Лариной квартире находятся данные комнаты, и ошибиться не могла.
        - Постой, Мария, - он встал как вкопанный, что я не могла и с места сдвинуть упрямого мага.
        - Я люблю сидеть по ночам в одиночку. Любоваться на луну.
        - А я люблю тебя. И если я люблю тебя, я должна спать с тобой в одной комнате! - я не собиралась отпускать красавчика.
        Самой страшной мыслью в моей голове была: а вдруг сейчас вернется жена Кодабры и влюбится по уши в моего колдуна. Я просто не могла и мысли допустить о том, что Ди может достаться не мне.
        - Зато я тебя не люблю, - холодно отрезал Димиан.
        - Тьфу, - я врезала ему по щеке, - сразу бы сказал! Я бы тогда отправилась путешествовать с Никитой Малининым или, вообще, с "Челси" в полном составе. Ты даже не представляешь, Дима Колдун, что тебе выпал шанс один из миллиарда спасти Фуфляндию вместе с Избранной.
        - Ладно, если ты так хочешь, я тебя люблю, - мне показалось, что его улыбка натянута, а во взгляде напрочь отсутствует искренность.
        Он взял меня на руки, о, мечта, и понес в спальню. Я не помню, как я уснула. Мне показалось, что это произошло прямо на руках у Ди. Неужели я так сильно устаю, что у меня не хватает сил даже на то, чтобы лечь в постель самостоятельно и обнять колдуна. И последняя мысль, которую я поймала, засыпая: "Вот блин, придется мыться с утра!"

* * *
        Эта девушка все чаще ставит меня в неловкое положение. Ну что она нашла во внешности того парня, личину которого я постоянно перед ней натягиваю? Почему ей так нравится этот противный розовый цвет? Это только два вопроса из тех, что мучили меня. Как только я усыпил Марию, я устроился за столом, включил светильник и принялся писать первые страницы дипломной работы.
        Итак, Мария Сусанина, двадцать лет (если верить информации в ее голове), родом из таинственного мира под названием Москва и есть существо неизвестного науке Фуфляндии вида мерисью. Характерные черты. Так, чего там у этой девушки такого выдающегося?
        Завышенная самооценка - это раз. Практическое отсутствие ума - это два. Подозрительная изобретательность - это три. Любовь к розовому цвету - четыре. Совершенно неправильные (если судить по нашему миру) идеалы - пять. Неоправданная убежденность в том, что именно ей предписано спасти наш мир от гибели, - шесть. Найдутся и еще особенности, но пока остановимся и будем развивать эти шесть пунктов.
        То ли еще будет завтра, когда эта ходячая катастрофа заявится на главную площадь орочьей деревни. Судя по ее хрупкой фигуре, кою в Фуфляндии имеют только больные от рожедния люди, вряд ли она устроит оркам жестокую бойню. Скорее всего, она выкрутится за счет своего, как она говорит, блестящего интеллекта. Только ее шуточки мне вовсе не нравятся. Ну что за привычка преобразовывать дом под свой вкус? Мне не жалко сил на иллюзии, но хозяевам-то неприятно. Но как ей объяснить, что не она хозяйка в этих домах. Счастье Кодабры, что у этой ужасной женщины не нашлось в голове образа розовой конюшни, не то мой скакун и коровы да козы гостеприимного хозяина сегодня бы не спали от перемены обстановки.
        Орк пришел ко мне через пару часов. Время я измерял количеством исписанных страниц. Когда Кодабра остановился у меня за спиной, я написал уже десять листов. Чернила у меня уже заканчивались, и я собирался спуститься вниз за материалом для новой. Но орк попросил выйти поговорить.
        - Нет нужды, - махнул рукой я в сторону Марии, - мои чары настолько сильны, что она не проснется до рассвета.
        - И на том спасибо, - ухмыльнулся Кодабра.
        В его глазах читалось явное желание поиздеваться над взбалмошной гостьей. Но, увы, он опоздал. Двойную игру веду я, остальным - лишь роли второго плана.
        - Ты прости, Ко, что она так твой дом изукрасила.
        - Чего извиняешься, Ди, - улыбнулся щербатым ртом орк, - мне даже нравится. Это навсегда мне такой домик останется.
        - Увы, нет, - тяжело вздохнул я. - Это моя иллюзия. И как только Мария покинет этот город, твой дом примет прежний вид.
        С сожалением Кодабра оглядел розовые стены с написованными на них желтенькими и зелененькими бабочками: все красивое недолговечно.
        - Интересно, откуда у нее такие красивые фантазии? - мечтательно протянул Кодабра.
        А я-то откуда знаю? Лично мне эти розовые комнаты и пушистые котята, сшитые из странного мохнатого вещества, раздражали. Мне чудилось, что я нахожусь внутри торта, а Мария вот-вот меня съест.
        - Пожалуй, - я не стал отвечать на вопрос хозяина, - я схожу к вашему старосте и потолкую с ним о моей спутнице.
        Кодабра со мной полностью согласился и вызвался проводить меня до площади.
        Вечером жизнь в деревне орков шла полным ходом. Женщины с заплетенными в толстые косы зелеными волосами, ходили от дома к дому, предлагая козье молоко. Некоторые из хозяек прямо во дворах доили коз и коров. Мужчины затачивали топоры. Этого моей спутнице видеть было вовсе не обязательно. Да, ей было неизвестно, что мужчины племени орков весь день находятся на охоте и возвращаются только к закату солнца. Ходят они в лес чаще отрядами и нападают тоже не на дичь, а на эльфов, забредших в Медведный лес, чтобы поучиться петь. Иногда охотники отправляются в горы, чтобы награбить добытое гномами добро. А еще бывали случаи, что орки нападали на вампиров и отбирали у кровопийц тела убитых теми. Впрочем, в последнее время орки заключили с вампирами мирный договор: одним кровь, а другим - мясо. С тех пор обе эти расы жили дружно. На людей уродцы тоже нападали. Чаще на разбойников, для того, чтобы отобрать оружие для походов на гномов, иногда - на троллей. Но людей орки боялись, потому что с магами им было нелегко совладать: взлетит волшебник под облака и как выпустит по отряду шар с молниями - сразу без
добычи и здоровья остаются.
        Я первый раз очутился в поселении орков и видел их мирную жизнь. Каково было мое удивление, когда я понял, что уродцы почти не отличаются от обычных людей: да, не настолько они красивы, не настолько высоки ростом удались, но хозяйство все построено по образу и подобию.
        А когда я вошел в дом старосты, того самого, в синей мантии, то по интерьерам не смог даже отличить административное здание у нелюдей, от человеческой гильдии магов.
        Староста спал за столом. Наверное, устав не позволял ему отлучаться домой, или жестокая жена выгнала мужа-работягу. Впрочем, такие подробности меня не интересовали. Я кашлянул в кулак, чтобы привлечь внимание к своей персоне. Получилось! Орк подскочил, как будто из-под него пытались вытащить стул. Он тут же свистнул, и из соседней комнаты в украшенную золотом синюю залу вошли с два десятка его соплеменников.
        Я поклонился всему руководству и снял свою ложную личину.
        - Димиан, специалист по перемещениям в астральной плоскости к вашим услугам.
        - Кодабра рассказал нам о вам, господин Димиан, - грудным басом заявил староста. - Приятно познакомиться, Хохел.
        Орк протянул руку, и мы скрепили наше знакомство рукопожатием.
        - Я прошу прощения, - начал я, - но завтра хотелось бы устроить вам небольшой фестиваль. Если вы согласитесь, я напишу прошение Торрету и Фуфлориану, чтобы вам заплатили за содействие выпускнику школы.
        Я склонил голову, и мои длинная сальная челка стукнула меня по носу. Я боялся посмотреть в маленькие словно бусинки злобные глазенки старосты. А что, если он откажется? Придется сказать Марии, что в пророчестве допущена ошибка и не нужно спасать трусливых орков? Допустим, один такой прокол она переживет, но на очереди гномы и эльфы, если и они откажутся поучаствовать в двойной игре, то девушка не настолько глупа, догадается, кто ее разводит.
        - Что нужно? - сухо спросил Хохел.
        - Самую малость, - счастливая улыбка расползлась по моему лицу. - Нет, я не буду просить убить дракона или пощекотать пятки прикованному Эйзо.
        - И на этом спасибо, - фыркнул сосед старосты справа и высморкался в красный рукав мантии.
        А я рассказал по пунктикам, что нужно сделать оркам. Не уверен, что они остались в восторге, но некоторые из руководства начали перешептываться и смеяться. А под конец аудиенции Хохел заявил, что завтра устроит для всей деревни праздник.
        Да, кому-то веселье, а для кого-то работа.
        - Кстати, твое истинное лицо куда приятнее, нежели то… - орк ткнул в меня пальцем.
        И сам знаю, но ничего не поделаешь, в виде вампироподобного юноши я вряд ли пришелся бы по душе этой странной девице.
        - Но запомни, Димиан, - окликнул меня Хохел, когда я уже собрался уходить. - Эта женщина опасна. Сейчас ты с ней играешь, как бы потом она не превратила тебя в игрушку.
        - Не волнуйтесь, меня не так просто сделать вещью! - махнул рукой я.
        Когда я вернулся домой, Мария все еще спала. Поле для ее творчества было готово. И я очень надеялся, что она не откинет такое, после чего мне придется извиняться перед славным орочьим племенем.

* * *
        Проснулась я как всегда поутру и была полна сил. Я хотела была высказать Димиану все, что о нем думаю. Но мой пыл быстро прошел, когда я нашла моего колдуна, спящим в моей постели. Он лежал на одной со мной кровати, подумать только, раздетый по пояс, а на груди его мирно посапывал розовый мохнатый Филька. Я решила не будить мага, и отправилась в ванную, чтобы принять душ и привести себя в порядок. Кроме санузлов и шикарных комнат я наколдовала и полотенца из стопроцентного хлопка. Так что, через десяток минут, я, завернутая в белую мягкую материю, вертелась на офисном кресле, что было еще с ночи. Ди еще спал, когда я вышла на балкон и посмотрела на улицы орочьей деревни.
        Значит, у этих уродцев физическая подготовка после битвы с Темным Повелителем испортилась. Починим! Не хотят сражаться, а мы им спортивные состязания устроим. Недолго я думала, идея пришла мигом. Я вбежала в комнату, переоделась, пока Ди не проснулся, а Кодабра не побеспокоил меня своим присутствием. После того, как я накрасилась и причесалась я принялась будить колдуна.
        Спал он, надо сказать, крепко. Будто бы он гулял до пяти утра по ночным клубам. Даже хлопки по щекам не помогали! Если бы мой удар кулаком в глаз не пробудил его, пришлось бы обливать мага холодной водой.
        К моему великому удивлению под глазом у мага и следа от моих побоев не осталось.
        - Кому что от меня надо? - потянулся Димиан и сбросил на пол Фильку.
        Зайчонок очень сильно обиделся и залез под диван, что ни я, ни хозяин не могли его впоследствии оттуда достать.
        - Это я, Маша, - истошно крикнула я, - просыпайся, нам орков гонять надо!
        Пока Ди напяливал рубашку и закутывался в мантию, я приспособила себе на спину геройский легендарный меч, и мы отправились в центр города.
        На главной площади уже собралась большая толпа. И когда я вышла туда, орки, словно по приказу опустились на колени, причитая:
        - Наша спасительница, верни нам волю к битвам!
        - Запросто! - легко кинула я в толпу и вышла в центр площади.
        Тут же передо мной очутился орк в синей мантии и представился старостой по имени Хохел. Жаль, что не Хохол, хотя на украинца совсем не похож. Ладно, я не о том.
        Хохел вкратце обрисовал мне проблему: его двадцать лучших воинов оказались зачарованы силой Зины Лесовой и не имели никакого желания сражаться дальше.
        Двадцать названных стояли одной длинной шеренгой по убыванию роста, словно ученики на уроке физкультуры. Все они наперебой начали жаловаться мне, что они в жизни не возьмут в руки оружия, и не вступят в драку, потому что есть человек, который намного сильнее их, и которому они поклялись никогда не поднимать меч на других существ.
        - А зачем, вообще, драться? - я сбросила со спины мой легкий, словно пушинка, легендарный меч. - Я тоже против драки. А кто сильнее можно выяснить и другим способом.
        Я обернулась, ища в толпе Димиана. Я понимала, что ему недоступен ход моих мыслей, но хотя бы его присутствие давало мне силы.
        Я прищелкнула пальцами, и вдруг орки, стоящие в шеренге, стали одеты по моему желанию: ровно половина в белые майки и красные шортики, а другая - в желтые майки и голубые шортики. На ногах у всех орков появились найковские кроссовки. Если бы не их уродливые физиономии с маленькими черными глазками и почти лысые морщинистые затылки, то полутораметровых нелюдей можно было бы спутать с командой школьных спортсменов.
        В толпе поднялся шум. Все принялись с любопытством рассматривать новые костюмы двадцати сильнейших орочьих воинов. Жаль, что здесь поблизости нет "Спортмастера", не то всех бы нарядила. Орчихам, например, очень хорошо бы подошли белые брюки для занятий аэробикой, а то они в своих широкий юбках напоминали мне принцессу из "Шрека".
        - Физкульт-привет! - громко крикнула я.
        Мне показалось, или мой голос звучал громче обычного?! Наверное, сама того не замечая, я использовала магию усиления, если такая возможна.
        - Бело-красные налево, желто-голубые направо! Слушай меня!
        Толпа мигом утихла, а шеренга воинов разделилась на две.
        - Значит так, - я ходила кругами, - я устраиваю для вас, уважаемые орки, "Веселые старты". Это замечательная спортивная игра, позволяющая уяснить, какая команда сильнее и дружнее. Победителю достается сладкий торт, проигравшему - ничего. Я покажу действие этой игры на примере двух команд. Они одеты в костюмы разных цветов, как вы уже успели заметить.
        Я никогда еще не владела столь большой аудиторией. Даже когда я набубнивала под нос рефераты по истории и философии меня не слушал даже преподаватель, а теперь целая деревня превратилась в одно большое ухо и внимала каждому моему слову.
        Две команды я назвала на свой вкус: "Ромашка" - бело-красные и "Дружба" - желто-голубые. Вообще, я заметила, что названия командам можно давать любые, и выбранные мной слова - это только сегодняшний пример.
        Команды строить долго не пришлось. В этом смысле орочий отряд был хорошо вымуштровал Хохелом. Потом я наколдовала мелок и нарисовала кривую линию старта (в пользу "Ромашки" на десяток сантиметров) и не менее кривую линию финиша.
        - Значит так, соревнование первое: один орк бежит от этой белой полосочки, - я показала на линию у ног первых спортсменов, - вон до той, - я ткнула пальцем в сторону едва видневшейся полоски, нарисованной метрах в тридцати и уже немного запорошенной паском, - возвращаетесь, после этого бежит следующий орк из вашей команды. Те, кто закончит первым, победит. Димиан, а ты считаешь победы обеих команд.
        Маг, стоявший в первом ряду толпу болельщиков вяло кивнул. Да, все забываю, что он не выспался.
        Я наколдовала свисток, и со всей своей дури подула в него. Игра началась. Первое соревнование было очень скучным. Зато потом, когда оркам приходилось обегать кегли, катать мячики под ногами и играть в паровозик, толпа ревела от восторга. Выигрывала то первая команда, то вторая. Надеюсь, что Ди не сбился со счету, потому что я после пятого конкурса напрочь запуталась в лысоватых зеленых затылках спортсменов. Надо было им еще разноцветные банданы повязать. Да вот, хорошая мысль всегда приходит слишком поздно.
        - А теперь… - в моих руках материализовалось два обруча, - берем по гигантскому кольцу и бежим до линии финиша, возвращаемся, берем в кольцо еще одного орка, и так далее, пока внутри кольца не окажется вся команда.
        Начало конкурса было бодрым, но неинтересным. Орки гоняли на полной скорости, но я просчиталась. Получилось так, что внутрь обруча вошло только по семь орков, и я начала мысленно расширять обручи. Сначала на одного спортсмена, потом на двух, на трех…
        Я и не заметила, что толщина кольца при этом уменьшается, и в итоге у обеих команд обручи лопнули и растворились в воздухе на середине дистанции.
        - Ладно, победила дружба! - радостно объявила я и захлопала в ладоши.
        Публика ликовала, половина спортсменов - тоже. Только бело-красные были мрачнее тучи.
        - А как же "Романша"? - тоненьким голосом пропищал самый молодой орк, поправляя красные шортики.
        - Я же говорю, победила дружба, то есть…
        И тут мне дошло, какую оплошность я сделала! В случае ничьи в "Веселых стартах" объявляли победу дружбы, а у меня одна из команд носила такое название. Теперь все понятно, чем я так обидела "Романшку".
        - Ничья! - подняв руки вверх, констатировала я. - А теперь последний конкурс.
        Толпа аплодировала мне. Когда все утихли, я наколдовала два меча и два куриных яйца.
        - Меч несем на вытянутой руке, яйцо - на кончике. Та команда, которая как можно быстрее выполнит задание, победит.
        - Плевое дело! - гордо заявил капитан "Ромашки", беря у меня из рук инвентарь.
        За несколько часов игровых эстафет с орками, я уже успела заметить, что "Дружба" относилась к моим игрищам очень серьезно, и поэтому лидировала. Орки из "Ромашки", напротив, восприняли "Веселые старты" дословно и с удовольствием играли.
        Надо было не такие детские развлечения устроить, подумалось мне. Но, увы, я не осилила бы "Больших гонок", как по телевизоры: с быками, мокрыми горками и прочими экстремальными развлечениями. Я вам тут не Нагиев, а всего-навсего студентка Сусанина.
        Благо, оркам нравились и мои невинные забавы.
        - А ну не придерживать яйцо лапой! - скомандовала я участнику из "Дружбы", который избрал простейший способ надувательства: прижимать рукой яйцо к лезвию.
        Оттого "Дружба" и побеждала, что яйцо у них ни разу не упало на землю, но справедливость должна была восторжествовать, не то как орки станут устраивать подобные игрища с другими расами. Не позволю, чтобы соревнования имени Марии Сусаниной превратились в бои без правил! Не для того я их учредила.
        - Победила дружба! - скандировал Димиан.
        И это вывело меня из раздумий о моей грядущей славе на землях Фуфляндии. Все же, какая я гениальная, что догадалась предложить оркам выяснять, кто сильнее и смекалистее в обычных соревнованиях, а не на войне.
        На самом деле снова была ничья, а Ди трактовал все неправильно, снова забыв об игре слов.
        "Ромашки" уже трясли кулаками, чтобы начистить морды "Дружбе", когда я снова попросила прощения перед спортсменами и дословно объявила о ничье.
        Потом оказалось, что Ди напрочь запутался в победах и поражениях, и истинного счета не знал. Пока толпа ждала подведения результатов, "Ромашка" и "Дружба" успели подсчитать свои очки. Оказалось, что по версии первой команды, они выиграли со счетом 5: 2. По подсчетам же второй - это они выиграли со счетом 4:3. Замечательно. И в этом случае опять надо говорить о дружественной ничье и третий раз склонять команду "Ромашка" к драке.
        - Раз все запутались, кто выиграл, а кто проиграл, - объявила я, - значит, победила дружба!
        Блин, опять сорвалось! Но тут я ничего поправить не успела. Орки из "Ромашки" взяли свои мечи, на которых они носили яйца и, не глядя на вездесущего судью, то есть, меня, кинулись на команду-противника. Так началась бойня посреди площади. И это оказалось для орков куда более занимательным зрелищем, нежели мои игрища. Толпа разделилась на две толпы болельщиков, и каждая из них подстегивала своих любимчиков. Что же, пусть это будет последнее испытание в наших орочьих веселых стартах, решила я, отойдя к Димиану.
        - Откуда ты такую интереснейшую игру взяла? - поинтересовался мой друг.
        И мне пришлось рассказывать ему, как я в детстве ездила в детские лагеря, как там проводили спортивные состязания и заставляли участвовать в них всех. Для орочьих боев я выбрала самые, по моему мнению, дурацкие эстафеты, которые я сама не очень любила. Как оказалось, со стороны смотреть на это безобразие намного веселее и занятнее, нежели участвовать в игрищах самой.
        В процессе разговора я смотрела, как раненые орки из обеих команд покидали поле, как некоторых оттаскивали от противников любимые и жены. В конце-концов на площадке остался один высокий орк из "Ромашки". Издав победный вопль, он упал на колени и заорал:
        - Победа за "Ромашкой", братья!
        И тут из близлежащих домов показалась вся команда бело-красных. С побитыми глазами, усталые, но не потерявшие боевого духа орки, вышли на середину площади.
        - И несмотря ни на что, победила "Ромашка"! - зафиксировала победу я.
        Ко мне вышел Хохел, намекая взглядом, что пора бы приготовить тортик. Ах, да, пожалуйста. Я представила в воображении "Птичье молоко", и тут же лакомство, разрезанное на десять кусков, очутилось у меня в руках.
        Я поклонилась перед орками-победителями и протянула им заслуженную награду. Как и следовало ожидать, они расправились с ней во мгновение ока.
        - Благодарю вас, Мария, - поклонился мне Хохел, - развлекли вы нас, и дух боевой повысили. Отныне мы, глупые и необразованные орки, знаем, что делать, если нужно померяться силой. И мы назовем предложенную вами игру вашим именем.
        - Я так тронута, - улыбка расползлась по моему лицу.
        На самом деле я знала, что меня ждет успех.
        Когда все орки разбрелись по домам (а к нам Хохел строго-настрого запретил подходить всем, кроме Кодабры), мы отправились в наколдованный мной особняк.
        Кодабра пытался высказать свой восторг увиденным, но я смущенно просила не вспоминать о сегодняшнем мероприятии, что заняло без малого полдня.
        После обеда я решила поспать, и Ди помог мне. Мне кажется, или у него есть специальное заклинание по моему усыплению?

* * *
        Вечером я снова стоял посреди гостиной в зале старосты. Побитые, но довольные подчиненные Хохела на этот раз расселись по столам и молчали. Странно, что у них остались силы, чтобы дойти до зала заседаний.
        - Надеюсь, что эта ужасная женщина не много доставила хлопот, - начал я.
        - Что вы, уважаемый Димиан, - развел руками Хохел, и пригласил меня сесть за общий стол и отведать лучшего эльфийского вина.
        А что я, я не против.
        Староста с энтузиазмом в голосе рассказал мне, что уже отправил гонцов по всему лесу, чтобы собрать на большом поле четыре команды: орочью и три разбойничьи, - и устроить подобную игру на каравай одной из орчих из деревни. Да, идиотизм - заразительная болезнь. Хотя, если подумать, то орки уже устали от постоянных драк и битв, и не прочь просто развлечься и посмеяться над соседями по лесу. Не все время же мозги друг другу вышибать из голов. Иногда можно и просто встретиться и устроить веселый фестиваль. Ладно, Мария не так и дурна, и идеи ее, как оказывается, намного добрее, чем я боялся.
        Я представил, как разбойники, над которыми уже успела пошутить моя подопечная, бегут между двумя линиями в одном обруче, и улыбка украсила мое лицо.
        - Что с вами, уважаемый Димиан?
        - О, - улыбка стала еще шире, - понимаете, Хохел, я понял, что идея Марии не просто замечательна, но и гениальна. И если разбойникам не понравится, я даже не буду знать, что и думать об этих людях.
        - Мы их уважать перестанем, - заявил давешний капитан команды "Дружба", поправив повязку на глазу.
        - Зато для Марии у нас есть очень хороший подарок, - Хохел с достоинством во взгляде смотрел на меня.
        Я уже испугался, что вдруг староста подарит нам отряд лучших воинов или рабов, или заставить Марию выйти замуж за своего сына. Мне стало смешно от последней мысли: идеалы моей подопытной вовсе не сочетались с орочьими представлениями о красоте наследных принцев их расы.
        - От такого подарка не отказывалась еще ни одна женщина! - нагнетал обстановку Хохел.
        А я уже представлял, что к Марии в комнату является на свидание очаровательный, по меркам орков, молодой зеленокожий нелюдь и дарит ей букетик ромашек. О, несчастен тот орк, которого отправят покорять сердце моей дурынды.
        Староста в компании двух подчиненных тем временем позвал меня следовать за ними. А что я? Мне сказали, я пошел.
        К превеликому счастью, мои опасения не подтвердились. Хохел вовсе не хотел дарить прекрасной Марии не только жениха, но и слугу. Он отвел меня в коровник, где стояло два черных бычка, рыжая и белая с черными пятнами коровки и несколько телят и сказал:
        - Женщина, Димиан, это в первую очередь хозяйка. А у хозяйки должна быть корова. Поэтому я хочу подарить Марии прекрасной одну корову из моего стойбища.
        Вот те раз! Лучше бы лошадку подарил, а то как мы будем путешествовать-то на корове?
        Я из вежливости прошел мимо четырех взрослых скотинок, раздумывая, какую из них забрать с собой. Правда, говядина съедобна, и мы с Марией могли бы запросто превратить рогатый скот в несколько ужинов. Однако, совесть говорила мне, не стоит этого делать.
        Я бы вежливо отказался от подарка, да и подопытной своей ничего бы не сказал, если бы вдруг меня не посетила интересная мысль.
        - А давайте вот эту белую в пятнышки! - я указал на выбранную корову, и орки выпустили корову из стойбища.
        Поблагодарив гостеприимных щедрых зеленокожих я, ведя подарок подопытной за узды, удалился в конюшню Кодабры и пробыл там до утра.
        Меня разбудила Мария. Она трясла меня за плечи и умоляла продолжить путь. Нет, ее никто не обидел, просто девушка очень хотела новых приключений, и я должен был ей их обеспечивать. Как говорится, колдун на заказ. Противно даже. Если честно, то не прошло и трех дней наших странствий, а она мне начала потихоньку надоедать. Одно меня удерживало от скандала с этой очаровательной занудой - мое задание, от пятьсотстраничного отчета по которому я написал чуть больше десятка.
        - Я устал, вот и сплю, - поворачиваясь лицом к спутнице, я быстро натянул смазливую гримасу.
        Я ведь чуть не открыл свои карты. Увидь иномирянка вместо своего возлюбленного мое истинное лицо, любви ее конец, она сбежит и, кто еще знает, что она натворит для нашего мира и для себя. Узнай такая девушка, что она вдруг лишилась магической силы, она и покончить собой способна. Ладно, прочь страшные мысли!
        - А это что такое?
        Я проследил взглядом, куда указывал ее пальчик с блестящим розовым ноготком. Не было ни малейшего сомнения, что Мария не пропустит подарок орков. Только… я его немножко украсил иллюзиями, потому что не представлял, что скажет иномирянка, подари я ей пятнистую корову. На самом деле животное оставалось собой, но мне и моей спутнице отныне казалось, что рогатая скотинка выглядела не совсем как положено.
        Учтя вкусы подопытной (а в них я уже начал понемногу разбираться), я натянул на корову личину розовой лошадки с белой гривой и красными яблоками на спинке. Грива и несколько прядей хвоста были заплетены в тоненькие косички и перевязаны посеребренными ленточками, а голубое седло отделано зелеными блестяшками, которые Мария называла стразами.
        Заколдованная лошадка посмотрела на девушку огромными черными глазами и сказала:
        - Муу!
        Челюсть моей подопытной медленно устремилась вниз. Я прекрасно понял, что она дура, но, оказывается, не настолько, чтобы не заметить, что лошадка говорит не так, как положено.
        - Игого! - ответила животному девушка.
        - Мууу! Мумууууу!!! - протрубила ей розовая лошадка.
        Да, для меня и нее - это лошадь. Для окружающих иллюзии не было, и любой проходивший мимо двора Кодабры орк мог видеть, что девица пытается вступить в контакт не с лошадью, а с самой настоящей толстой коровой. Я представил, как Мария оседлает скотинку и будет ехать на ней по миру. Встречные, уверен, будут смеяться нам в спины, так как моя подопытная и не заподозрит, что едет не на розовой коняшке.
        - Я назову тебя Муму! - выпалила девушка и погладила корову по мордочке.
        - Не очень подходит для лошади, - скептически встрял я.
        - Но она мычит, - руки в боки Мария уставилась на меня. - В сказке Чехова или… не помню… Бунина таким именем звали собаку-утопленницу. Так почему бы лошадку не наречь этим именем?
        Я не знал ни Чехова, ни Бунина, ни истории о собаке, но раз спутница не захотела менять имени своего скакуна по известным только ей причинам, пусть так и будет, не то скандал закатит.
        В это время к нам присоединился Кодабра. Он вернулся с рынка и принес кое-каких продуктов.
        - Уже уезжаете? - с сожалением в голосе спросил он.
        - Ну да, мир ждет своего спасителя! - крикнула Мария, посмотрев вперед, где была пропасть.
        Наверняка эта сумасшедшая представляла, как она на своей Муму перепрыгнет через непреодолимое ущелье. Как жаль, что коровы не летают. Зато Кодабра уставился на девушку неморгающим взглядом.
        Она неуклюже пыталась оседлать своего скакуна. Орк выпустил из рук монатки и закрыл рот руками, так ему было смешно.
        - Хочешь, покажу кое-что? - подмигнул я ему.
        Не переставая ржать, орк кивнул, и тут я показал ему иллюзию. Зря я это сделал, несчастный Кодабра чуть не помер со смеху. Впрочем, и проходившие мимо орки и орчихи, смотря на девушку верхом на корове тоже не оставались без эмоций.
        Я только и успевал отмахиваться и подмигивать им, мол, я пошутил, и мне нравится, что из этого вышло.
        - Уважаемая Мария, неудобно же ехать верхом на корове! - раздался голос у самых ворот.
        Я и Кодабра мигом перестали умирать от хохота, а Муму с оседлавшей ее наездницей остановилась. К нам зашел попрощаться Хохел, и, естественно, увидел, что произошло с его щедрым даром. Уж не знаю, каким образам он надеялся Мария распределится его коровой, но готов поспорить на три мешка золотых, ездовой он свою скотинку не представлял.
        Лицо девушки вытянулось, когда она услышала искреннее удивление орка, и тоном, не вызывающим возражений, она заявила:
        - Хохел, но это же лошадь!
        Мы с Кодаброй не удержались и еще раз прыснули в кулаки.
        - А чего вы все надо мной смеетесь? - стушевалась девушка.
        - Потому… что… это, действительно, лошадь… - выдавил я сквозь смех и на несколько секунд показал Хохелу свою иллюзию.
        Староста стоял в замешательстве. Он не мог понять, что же случилось с его даром, и откуда взялась розовая лошадка. И только вдоволь насмеявшись, я сказал, что уже скоро полдень, а мы до сих пор не покинули деревеньку.
        Два дня нашего пребывания тут неплохо сказались и на настроении, и на образе жизни орков. Теперь, я уверен, это племя начнет устраивать веселые соревнования имени Марии Сусаниной, чем снизят количество войн хотя бы у себя в Медведном лесу.
        Я подумал - куда теперь ехать? Можно было перебросить Марию с коровой через пропасть и отправиться на юг, в гномьи горы, чтобы моя подопытная попыталась переучить шахтеров. Только я забыл, чего говорила Кассандрия о проблемах гномов? То ли они ослепли на один глаз, то ли скалы у них стали настолько прочными, что ни одной лопатой не возьмешь. Лишь бы Мария не помнила, а приключение для этой девицы я всегда придумаю. Благо, фантазии у меня иногда хоть отбавляй.
        Второй путь - двигаться на восток до конца ущелья, пока мы не достигнем человеческих королевств и княжеств и Лутиниэля, эльфийского государства. Ушастые - творческие личности, и я был полностью уверен, что моя подопытная запросто найдет с ними общий язык.
        - Ну что, Мари, куда отправимся, к гномам или к эльфам?
        - А куда опаснее? - в глазах моей спутницы загорелся нездоровый интерес к экстремальным приключениям.
        - К гномам! - выпалил я.
        На это было несколько причин. Во-первых, у нас на пути лежала пропасть, и девушка несказанно обрадуется, если ее шустрый розовый конь перелетит через ущелье. Во-вторых, ее скакуна ждали горы, тоже непростое испытание даже для настоящей лошади, не говоря уже о корове. В-третьих, там шахты, могло что-нибудь взорваться. Конечно, от меня это приключение потребует немало силы, но лучше израсходовать ее в самом начале пути, а потом отдохнуть в эльфийских лесах, пока Мария занимается творческой работой с ушастыми красавчиками.
        - Но пропасть?! - в недоумении предупредили нас Хохел и Кодабра.
        - Но мы же волшебники!
        Я мигом запрыгнул на белого скакуна и помчался вверх по улице, ведущей к бездне. За мной, мерно вышагивая, ехала Мария на своей Муму. Орки выглядывали из своих жилищ, чтобы проводить гордую корово-наездницу. А я сидел и смеялся в глубине души. Мир запомнит эту мерисью, не спорю. И не одну песню про нее сложат.
        Когда мы подъехали к краю обрыва, я мысленно прочитал заклинание двойной левитации. Когда копыта скотинки оторвались от земли, Мария обернулась в сторону деревни и прокричала:
        - Рада была с вами познакомиться! Надеюсь, мы еще встретимся.
        Не упаси Боги, это произойдет.
        Глава 4. Гномий снобизм
        Когда моя розовая Муму остановилась на краю обрыва, я с легкостью вспомнила заклинание левитации из одного фантастического анимэ. Димиан, думаю, сделал то же самое, только нужные слова ему преподавались в магической школе. Наши скакуны оторвались от земли и, словно птицы, перелетели через бескрайнюю пропасть. Я не боялась смотреть вниз. Не страшнее, чем в самолете, даже если и есть вероятность упасть вниз. Какая-то уверенность, что я не кувыркнусь, вселилась в меня.
        Рейс от одного края пропасти до другого занял от силы две минуты, и наши лошади помчали нас через непроходимый лес. Хотя, нет, я гоню. Это у Димиана конь перешел на рысь, моя же Муму плелась еле-еле, словно она пару дней назад вылечила ноги после переломов.
        - Ну же, вперед, противная кобыла! - ныла я, но розовая лошадка меня не очень слушалась, она, чинно шагая, медленно пробиралась через чащу, изредка останавливаясь, чтобы пощипать травки.
        Я ее не на пастбище привела, хотя животинка думала иначе.
        Свертки с одеждой, сумочкой и книгой проводок были привязаны сзади меня, и я сомневалась, что они такие уж тяжелые, что лошадке невмоготу бежать так, как это делал белоснежный скакун Ди.
        - Муууууууу, - протянула моя лошадь и более-менее шустро устремилась за колдуном.
        Ветер играл легкими осиновыми листьями, похожие на бумагу березовые - нашептывали свои секреты, а сосны сбрасывали на землю созревшие шишки. Иногда с одного дерева на другое перелетали яркие птицы. Несмотря на то, что лес вокруг почти не отличался от рощицы, что рядом с дачей, в нем жили фантастические животные: попугаи с яркой раскраской, серо-голубые котики с ушками-закорючками, белочки с золочеными кончиками волосков…
        Как только та или иная зверушка видела приближающихся нас, она пряталась в ближайшие заросли и старалась оттуда не высовываться. Наверное, в Фуфляндии, как и в Подмосковье, животные боятся охотников.
        Ехали мы молча. Всякий раз, когда я пыталась разговорить Ди, он отмахивался от меня и говорил, мол, не сейчас. Я скучала и смотрела вокруг. И только когда начало смеркаться, и колдун остановил своего скакуна, он сказал:
        - Выспимся тут, а завтра двинемся дальше на юг.
        - А нам долго еще до гномов идти? - задала давно мучавший меня вопрос.
        Ди посмотрел на оранжевые с черным краем облака, плывущие по вечернему небу, и тихо ответил:
        - Дня три, если идти так, как сегодня.
        - А автобусов у вас нет? - в утвердительный ответ я верила слабо, но все же спросила.
        Как и следовало ожидать, пришлось рассказывать колдуну об автобусах, а заодно про трамваи, троллейбусы и метро. Последнее, кстати, можно было бы выстроить в гномьих горах, будь я механиком. Но проектирование рельсов и вагончиков - не женского ума дело. Поэтому останутся гномики без подземного поезда. Вот приедет к ним в мир какая-нибудь нищая дурочка, которой баллов по ЕГЭ хватило только для поступления в технический, уж она-то обустроит транспорт у гномов. А мне… что-то мне тоже предстояло у них натворить.
        Пока я пыталась вспомнить, что рассказала мне про гномов Кассандрия, Ди развернул на земле спальный мешок и пригласил меня в уютную постельку.
        - И ты считаешь, что я буду спать на земле как походная шлюшка? - фыркнула я. - Подайте мне кровать!
        Я взмахнула рукой, и спальный мешок тут же превратился в белую кроватку с розовой постелькой: одеяло пуховое, подушка огромная с шелковой наволочкой, простыня прямо как у меня дома. Вот в такой постели Избранным как раз и стоит спать. Ах, да, забыла о плюшевом мишке, но я быстро наколдовала его.
        Ди тяжело вздохнул, намекая, что в такой постели меня покусают комары и прочая мошка, но я наотрез отказалась превращать кровать в спальный мешок и залезла под одеяло, предварительно превратив мой кожаный костюмчик в полупрозрачный пеньюар.
        Стоило моей голове коснуться подушки, как я уснула до утра.
        Когда я проснулась и обратно превратила костюм в походный, я щелкнула пальцами, и кровать исчезла, как я поняла до следующей ночи.
        Сегодня до самого вечера Ди пытался рассказать мне о гномах, которые забыли свой промысел.
        В Фуфляндии горные труженики добывали и обрабатывали алмазы в несколько карат (судя по московским меркам). В юго-восточных горах жили те гномы, которые добывали золото и выплавляли кольца, украшая их алмазами, топазами и изумрудами юго-западных гномов. Как поведал мне Ди, Темный Властелин с помощью магии лишил гномов желания заниматься ювелирным делом. После этого те только и делали, что выплавляли монеты, как и северо-восточные гномы с монетного двора.
        - А давай, я научу гномов делать стразы! - радостно крикнула я.
        - Это как? - лицо Димиана вытянулось.
        Эх, если бы я и сама знала. Страза - эта такая гламурная штуковинка с дырочкой, за которую она пришивалась к сумочке, кофточке, юбочке или еще к чему. Были еще стразы на скотче, которые приклеивались, но я их не любила, так как они отваливались и засоряли мою стиральную машину.
        - Я еще придумаю! - пообещала я.
        - Вот и подумай, - облегченно заявил Ди и больше не обмолвился и словом до вечера.
        И следующие два дня он только советовался, чем меня угостить. Его предложения: березовый сок и невыпотрошенная рыба из лесной речки, - мне вовсе не нравились, и мне каждый завтрак и ужин приходилось прибегать к магии, чтобы превращать отвратительное меню местного колдуна во вкусную и здоровую пищу: кока-колу и пиццу с грибами.
        К обеду третьего дня мы вышли из ненаселенной части Медведного леса. Ах да, я забыла сказать, что за пропастью в чащобе никто не живет, кроме диких тварей, которым на нас нападать вовсе не хотелось.
        Лес закончился как-то резко, и яркое солнце ударило нам в глаза. Мы с Димианом стояли на вершине горы. Спуститься, и окажешься в ложбине между двух гор, а дальше шли бескрайние гористые степи, в которых не росло ни единого деревца. Вершины гор были одеты в белоснежные, сверкающие на солнце снежные шапки. И ни одной души на километры вперед.
        - Так, и где гномики? - мне не терпелось познакомиться с еще одной фуфляндской расой, но никто не встречал меня в своих владениях.
        - Они в горах, - удивленно сказал мне Ди, - неужели ты думаешь, что все должны ждать тебя с распростертыми объятьями?
        - Я же Избранная, - вытаращила я на него глаза.
        Что-то я не понимаю, я мир спасать пришла, но я никому не нужна. Орков я наставила на путь истинный, те перевоспитают разбойников. А дальше?
        - Если будем тут стоять, - Ди ласково взял меня за руку, - то ничего не добьемся.
        Мне так приятно было ощущать нежную кожу его ладони, взявшей меня за запястье. Вот мы уже за ручку ходим, значит, скоро придет и настоящая любовь.
        - Седлай Муму, Мария, нас ждут дни путешествий в горах.
        - Но разве мы еще не пришли, - мое лицо вытянулось от удивления.
        - Нет, конечно. Эти горы бесплодны. Идем, гномы ждут спасения. Ты только представь, они до сих пор не знают, что такое стразы.
        Ужас просто, какие недоразвитые личности эти гномы. Вот научу их делать украшения, и будет это первый шаг к гламуризации всей Фуфляндии.
        Мы быстро спустились с хребта, на котором заканчивался Медведный лес и направились туда, куда вел меня Димиан. В горах стало намного холоднее, поэтому колдун одолжил мне свой длинный черный плащ. Кстати, это его изделие я и предложила в первую очередь украсить стразами. Что-то я не заметила несказанной радости на лице мага, но я идею все равно воплощу в жизнь. Непорядок, если я буду кататься на гламурной лошадке в готишном плащике.
        Я днями напролет напевала любимый мотив, очень надеясь, что Дима Колдун, замученный фэнтези-амнезией, наконец-то вспомнит свой коронный хит.
        Work your magic
        I never wanna lose this feeling
        I am able and I'm willing
        Yes, I'm willing
        Спуски сменялись подъемами и наоборот. Горные дороги казались пологими, и я не замечала, когда мы успевали забраться на пару километров на гору, а когда часок-другой ковыляли по ложбине. Окружающее напоминало первобытную Швейцарию: без подъемников, дорог-серпантинов, придорожных кафе, и всего прочего. А слова песни как-то по особому звучали на Фуфляндских просторах. Сними Киркоров с Колдуном клип в этих горах, точно первое место бы на конкурсе взяли!
        Work your magic
        You set my beating heart in motion
        When you cast your loving potion
        Loving potion
        Одним вечером я сплела себе из горных цветов красивый венок и приказала ему не вянуть три месяца. Димиану понравилось мое новое украшение, и тогда я сплела венок и ему. Но он остался от этого не в восторге. Получается, я только цветы на него перевела. Обиделась.

* * *
        Я внимательно прислушивался к заклинаниям, что мурлыкала под нос моя подопечная. Сначала я не мог разобрать ни слова и думал, что таким образом они призывает страшных духов. Делала она это явно не на родном языке, оттого и казались ее безголосые завывания ужасающими. Но однажды, когда спетое на четвертый раз подряд "Ворк-ё-мэйджик" мне начало надоедать, я решил провести маленький эксперимент.
        Еще на первых курсах нас учили простенькому заклинанию, которое позволяло понимать иномирянские языки. Одно оставалось неподвластным этой магии - заклинания, так как они слагаются на рунических языках, что выше обычной магии.
        Я сомневался, что Мария Сусанина вызывала своей песенкой каких-либо духов или рисовала по ночам рунические заклинания. Скорее всего, это была песня на одном из языков ее мира. Помнится, еще при первой встрече она домогалась ко мне - не знаю ли я этой песни про мэйджик.
        Я чуть слышно буркнул себе под нос нужную комбинацию слов и принялся слушать все, что вылетало из уст моей подопечной.
        Work your magic
        I never wanna lose this feeling
        I am able and I'm willing
        Yes, I'm willing
        Так, если понимать дословно, заклинает Мария: "Работай на меня, твоя магия. Я никогда не оставлю этого чувства, потому что я могу и желаю всей душой, чтобы ты был всегда со мной". Хороша девица, ничего не скажешь. Если песня имеет малейшую магическую силу, то эта девушка просто высасывает из меня драгоценную энергию. Впрочем, она делает это и без песни: все эти иллюзии, дурацкие артефакты для соревнований орков, лошадь ее, наконец. Так, что там у нас дальше…
        Work your magic
        You set my beating heart in motion
        When you cast your loving potion
        Over me
        "Твоя магия будет работать на меня, наши сердца будут биться в унисон, когда ты наколдуешь приворот". А вот этого не надо. Я ее не люблю и любить не собираюсь.

* * *
        Ужины и завтраки в горах стали очень скудными - сплошные цветочные корешки. Из такого убожества и пицца выходила какая-то неправильная, "Маргарита", а кока-колу так и вообще, не из чего было получить. Одним словом, к тому дню, когда мы добрались до первой гномьей пещеры, я чувствовала себя истощенной.
        - Смотри, Мария, - Димиан вытянул руку вперед и указал на темнеющую в скале черную дыру, - мы пришли.
        - Зря мы, вообще, сюда приперлись, - фыркнула я, - я уже передумала грамуризировать Фуфляндию. Потому что я устала.
        - Вот отдохнешь, и с новыми силами вдвойне гламу… чего ты там хочешь, сделаешь, - обнял меня Ди и поцеловал в лоб, словно покойницу.
        - А в губы? - сощурилась я.
        - Как-нибудь потом, - улыбнулся он и крепко обнял меня.
        Ура, любовь начинается!
        Потом он строго-настрого велел мне вместе с коняшками ждать в ложбинке, где мы остановились, в сам отправился в гору к пещере. Ну вот, а мне, главной героине всего этого путешествия, придется куковать внизу и ждать, когда Ди проверит, живут ли в пещере гномы.

* * *
        В первый раз за последние десять дней мне удалось отвязаться от Мари и с полчасика побыть без нее. Ее писклявый капризный голос я буду вспоминать до самой смерти, так он мне надоел. И кто дернул тетушку Кассандрию за язык, когда она говорила о гномах, могла бы пропустить эту расу и сразу направить иномирянку к эльфам, вампирам и Фуфлориану. Так нет же, моя добрая тетя отправила нас мотаться месяцами по горам.
        Я, конечно, обожаю горные пейзажи, часами готов любоваться лазурными озерами и снежными вершинами, с трудом вдыхать разреженный воздух и лечить солнечные ожоги на лице, но не в компании такого человека, как Мари.
        Я быстро поднялся к пещере и дернул за шнурок вычурного золоченого звонка.
        - Войдите! - раздался трубный голос из рупора, что висел над входом, и я, оглянувшись назад и удостоверившись, что моя спутница спокойно сидит и кушает иллюзию пиццы, отправился в холодную пещеру.
        Я поежился. Надо было забрать плащ у этой крали. Если ей не хватило ума взять нормальную одежду: брюки и рубаху, - то почему я должен простывать?
        - Кто к нам пожаловал? - тот же голос, только где-то совсем близко, спросил меня.
        - Димиан, выпускник школы магии с выпускным заданием.
        - Каким?
        - Впустите, расскажу. Поверьте, длинная история.
        Коридор мигом налился светом, и я увидел перед собой невысокого, в метр ростом гнома. Передо мной предстал типичный представитель расы.
        Невысокий, но при том толстенький, бородатый с добрыми голубыми глазами гном пригласил меня пройти в залу.
        На мое счастье, в этом громадном помещении шахтеры успели надышать, и я даже немного отогрелся. Встретивший меня гном прошел вперед, словно женщина, пошатывая бедрами в кожаных красных брючках в обтяжку.
        - Только не говорите, уважаемый Димиан, что та дура, пасущая корову у входа с тобой.
        - Ладно, не скажу, - тяжело вздохнул я, потому что понял: нелегко мне будет посвятить гномов в собственные проблемы.
        Надеяться на деньги - бессмысленно. Если гномам пообещаешь мешок золота за счет Фуфлориана, то они скажут, что добудут в горах два, лишь бы не работать на выпускников школы магии.
        - Тут несколько дней назад ушла от нас она волшебница из вашей школы. Вроде того, как она нам должна была тонизирующее зелье сварить… Так она нас чуть не перетравила, - заявил гномик в полосатых носках, что сидел под потолком и крутил в руках красный колпак.
        Каринна, не самая лучшая ученица. Даже я бы тоник для гномов за сутки сварил такой, что никого бы им не отравил. Ладно, чужие дипломные работы не в моих интересах. Еще я за Каринной ничего не исправлял. У меня самого проблем куда больше.
        - Я вам новую технологию привез, - решил я достать все козыри.
        Я прекрасно знал, что этими словами заинтересую даже пьяных гномов, что спали в углу в обнимку с бутылками от самогона. Наверное, сотня голубых, серых, салатных глаз уставилась на меня в ожидании делового предложения.
        - Тогда договорились, - я не стал ничего спрашивать, не то гномы банально откажутся и отправят нас с Марией искать счастье у золотодобытчиков, а это еще как минимум два десятка дней пути.
        И после я вкратце рассказал о миссии моей подопечной и предсказаниях Кассандрии.
        - Ну, бабка и загнула, не могла наврать, что нас не существует? - возмутился гномик-привратник, надувшись от обиды.
        - Что бы ни делалось, все к лучшему, - я махнул рукой, - ну, я веду к вам в гости мою подругу.
        Вряд ли гномы прыгали от счастья, но в ближайшие несколько дней в их пещере будет бедлам.

* * *
        Все парни - недоумки, даже если они колдуны и симпатяги. Оставляют девушку одну-одинешеньку с лошадками, а сами идут пить с гномами в пещере. Уверяю, что ждала я Димиана часа три или четыре. И когда он спустился с горы, я готова была засадить ему пощечину. Но не сделала этого по одной причине - у нас только-только начиналась любовь, и я не хотела, чтобы она вот так неромантично закончилась.
        - Ну и как местные гномихи? Неужели симпатичнее меня? - съязвила я, когда колдун взял меня за руку.
        - Еще не видел ни одной, пойдем, тебя уже ждут, Мария.
        Он взял за уздечку белого коня, а я - своего розового, и мы пошли наверх.
        У входа в пещеру нас уже ждал маленький гномик в красных брюках и желтой жилетке. Прямо как в сказках: на гноме были полосатые гольфики, деревянные башмачки, белая рубашка с рюшечками и красный кожаный колпак. Как будто открыли детскую книжку и перенесли седобородого оттуда в реальность.
        - Добро пожаловать, величайшая из великих Мария Сусанина, - в ноги поклонился мне гномик.
        - И вам здравствуйте, - я улыбнулась краешками губ.
        - Милости просим вас в наши хоромы!
        Он отворил дверь в пещеру и пригласил нас с Ди первыми зайти в залитый оранжевым светом факелов коридор, что мы и сделали. Наш проводник привязал лошадок у входа, а потом, запер дверь и отправился вслед за нами.
        Гномы - милейшие создания во всей Фуфляндии, уверяю. Того, что они устроили мне, я не забуду никогда. Такого мне даже друзья на дни рождения не придумывали.
        Когда Димиан завел меня в залитую ярким светом пустую залу, я и не подозревала, что с полсотни шахтерчиков выскочить из-под столов и примутся меня приветствовать.
        - Ты довольна, Мари? - обнял меня за талию колдун. - Я старался.
        - Поэтому ты задержался? Извини, - я потупила взгляд.
        Каждый из гномов стремился познакомиться со мной, будто бы я была ходячей легендой. Вскоре я уже не смогла запоминать из односложные короткие имена. Мне казалось, что все эти Туки, Гаки, Поки и Роки - вариации одного и того же имени. Да и сами гномы настолько походили друг на друга, что я различала их только по оттенку жилеток и полоскам на гольфах. Хотя, подобный способ был настолько сомнительным, насколько неблагонадежно было запоминать московского парня по марке его автомобиля.
        Нас с Ди усадили во главу стола, рядом со мной устроился открывший нам двери гном, а рядом с колдуном, совсем пожилой с серебряной бородой до пояса, переживший не одно поколение рабочих старик. Как я поняла, меня собирались накормить. Да, я сбросила несколько килограммов, к моему несказанному счастью, во время горного похода, но от голода чувствовала себя изможденной и была рада овощным салатам, коими угощали меня гномихи.
        Да, многие жители нашего мира желали увидеть гномьих самок, а мне довелось. Когда мы уселись за стол, к нам вышло с двадцать невысоких круглолицых толстушек. Ничем они не отличались внешне от людей, кроме роста. Их русые волосы, заплетенные в косы, были уложены на затылках в кольцо, прямо как у Юлии Тимошенко. Ничего интересного в этих бабенках не было, видимо, поэтому о них никогда никто не говорил в фантастических сказках. Ну кому, скажите на милость, будет интересно читать о подземных кухарках. Да, готовят они вкусно, особенно шоколад, но процесс вряд ли кого заинтересует. Лишь бы работали и рожали молодых гномов, вот и все предназначение самок гномов.
        - Может, ванну примете? - вдруг спросил у меня старичок, что сидел рядом с Димианом.
        - Обязательно, - потянулась я, - пока не вымоюсь, я с вами новыми технологиями делиться не собираюсь.
        Когда старикашка подвел меня к луже посреди пещеры, я скорчила недовольную гримасу: и тут вы приказываете мне купаться? Мне подавай как минимум душ и джакузи, а не фигню всякую!
        - Отчего недовольство? - развел руками старый гном.
        И мне показалось, что в его светло-голубых, практически белых, глазах затаилась обида на меня.
        - Это же целебный горный источник. Искупаться в нем стоит тысячу золотых даже Фуфлориану, а вам, о, Мария Сусанина, мы предлагаем сделать это бесплатно.
        Так, вот это уже интереснее. Сразу бы и сказали, что вы мне тут курорт-SPA предлагаете. Я бы не грубила.
        Горячие пары, исходящие от лужицы, мешали дышать полной грудью, и я поспешила принять ванну, предварительно попросив гномов удалиться, а Димиана остаться.
        - Не положено, - извинился он и тоже было направился к выходу.
        Я схватила его за руку и заорала:
        - Я тебя люблю, а это значит, мы должны вместе принимать ванну.
        Но вдруг я обнаружила, что я держу воздух. Колдун обхитрил меня и спрятался в астрале. Все, развод и девичья фамилия! Я разделась догола и залезла в горячий естественный источник. Вода - как молоко. Какая я хамка, что обидела гнома, предложившего мне это блаженство.

* * *
        Фух, еле сбежал от этой одержимой. Еще пара дней, и она затащит меня в постельку. Первое - я не хочу на ней жениться. Второе - я не испытываю к ней ни малейших чувств. Я сбежал из гномьей бани и очутился в той комнате, что гостеприимный Тюк предоставил мне еще после первого визита.
        Дня начала, снять опротивевшую за столько дней личину красивого мальчика. Я так и не понял, чем так нравится этот облик моей подопытной. Я вытащил из-за пазухи пачку бумаг, на которых писал черновики дипломной работы и начал расписывать доказательства отмеченных мной черт характеров гипотетического вида мерисью.
        Получилось у меня не много. Мария за последнее время не успела проявить своей сущности. К уже написанному добавилась излишняя избалованность и невесть откуда взявшаяся убежденность в том, что меня обязательно нужно женить на ней.
        Я, довольный своим трудом, посмотрел на исписанные листы и спрятал их за пазуху. Не упаси Боги, Мария увидит мои черновики.
        Завтрашнего дня я боялся больше всего. Моя подопытная должна была отправиться в шахты и учить якобы заколдованных гномов делать стразы.
        Предусмотрительно я поступил, что упросил Тюка поселить мою подопечную в другой комнате, дорога от которой до моей пролегала через рабочие коридоры. Добрых два километра будут разделять меня с ней в эту ночь к моей несказанной радости.
        В подземной комнате не было ни одного окна, и я уже давно перестал ориентироваться во времени: то ли утро сейчас, то ли уже давно вечер или даже ночь. Не важно. Время тут определяется не по солнцу, а по большим песочным часам, что стояли посередине гостиной, в которой гномы радушно приняли меня с Марией. Только я не знаю, какому времени суток соответствуют наполовину пересыпавшиеся часы.
        Так как делать мне было больше нечего, я решил выспаться. Выходить в пещеру, чтобы посмотреть на шахты, я боялся, потому что я боялся наткнуться на мою спутницу. Я очень хотел отдохнуть в первую очередь от ее присутствия.
        Я снял свою белую шелковую рубашку и сапоги и свалился на большую мягкую кровать. С коричневого земляного потолка на меня смотрели красными светящимися глазками паучки. Чуть слышно я произнес заклинание, которое мешало насекомым напасть на меня.
        На сегодняшнюю ночь (будем считать, что уже спать пора) я свободен от спутницы. И это замечательно. Я и не заметил, как уснул.
        Не знаю, сколько я спал, но отдохнуть мне не удалось: в коридоре раздавались дикие голоса. Вряд ли это гномы праздник устроили, сразу дошло до меня. Можно и не спорить, Мария нашла приключение на свою голову.
        Не одеваясь, схватив лишь кинжал, я выскочил в коридор.

* * *
        Когда я, завернувшись в мягкое полотенце, вышла из бани, неся одежду и меч в отдельном свертке, ко мне подошел гномик-проводник. Кажется, его звали то ли Тюк, то ли Глюк.
        - Как наш источник, - любопытно заглядывал он мне в глаза.
        И это меня смущало. Я никогда не говорила о своих впечатлениях, когда кто-то вот так назойливо интересовался положением дел.
        - Ладно, можешь не говорить, потому что такое не может не понравиться.
        А зачем тогда спрашивал, я не поняла. Я шла следом за гномом, а он припустил так, что мне самый раз бежать.
        - Я провожу тебя в комнату, где ты сможешь отдохнуть!
        - Вместе с Ди?! - я чуть не запрыгала на месте от счастья.
        - Нет, почтенный Димиан отдохнет в другой комнате.
        - Почему? - обиделась я.
        - Потому что он… - мне показалось, что гнома так и подмывает сказать, что я достала колдуна, но он ответил совсем другое, -… потому что у нас нет двухместных комнат.
        Ладно, что поделаешь. Придется скучать.
        Гномик вел меня долго, и мне очень захотелось переодеться, потому что я уже высохла, и мне стало очень холодно.
        - Сейчас придем, тут недалеко, - успокаивал меня гном.
        До этого "недалеко", к сведению, мы идем уже десять минут. У меня начали появляться тревожные мысли: не хотят ли меня завести в тупик, оставить там помирать, а потом приготовить из меня блюдо для очередной встречи гостей.
        Еще через четверть часа мы с гномом вышли в яркий коридор.
        - А тут начинаются наши шахты, - объяснил мне проводник.
        Я недовольно надула губки, но все равно пошла следом за гномом. То, через что мы шли, коридором было назвать сложно. То был узкий мост в высокими глиняными периллами, от которого то влево, то вправо отходили небольшие отростки, ведущие к темным пещерками в стенах. Потолок над нами был высок, а снизу, под мостом, кипела лава. Было невероятно жарко, и я уже не жалела, что не стала одеваться. Однако, моя тревожная половинка начала набубнивать: "Они тебя скинут в огненную жижу, и умрешь ты, Мария Сусанина". Но мой разум приводил куда более весомые доводы: "Избранные так нелепо не погибают!" А я больше прислушивалась к разуму.
        - Вон там, широкий мосток налево, ведет к алмазной шахте, - вел экскурсию гном. - А вот тот - в цех огранки.
        - Постойте, в Кассандрия сказала, что после нападения Темного Властелина вы перестали заниматься своим промыслом! - я поймала проводника на слове.
        Я не могла поверить, что оракул способна ошибиться или наврать. Но на деле выходило совсем иначе.
        - О, - тяжело вздохнул гномик и, как мне показалось, всхлипнул, - то, что мы творим сейчас не сравнимо с былыми временами.
        Успокоил.
        И тут я услышала истошный визг.
        Гномик, закрывая меня спиной, попятился и шепнул:
        - Мария, беги по ближайшему мосту прочь.
        Наивный, он думает, что супергерои так просто спасаются бегством и прячутся в кустах? Ох, как он ошибается. Я уронила на пол сверток с одеждой и вытащила свой легендарный меч. Вот она минута истины, сейчас я подерусь с лютым врагом.
        Прямо на нас с гномом мчался какой-то маленький глазастый уродец, очень похожий на горлума. В трехпалых лапках он держал меленький кинжальчик и размахивал им из всей своей дури. Следом за этим существом мчалась еще целая толпа ему подобных и тоже вооруженных.
        - Зю-зю-зюююю! - насвистывали они.
        - Кто это? - тихо поинтересовалась я у гнома.
        - Рабы идут, - потупил он взгляд.
        Ага, все ясно. После нападения Властелина, гномы, действительно, забросили свой промысел и превратились в душеприказчиков. Эти мелкие голые уродцы вряд ли могли поддерживать промысел горников. Странно, что этот сброд еще зарплату и еду требовал, на месте гномов я бы ни крошки им не давала.
        - Так, в сторону, - приказала я и оттолкнула проводника к периллам.
        Тот ничего сообразить не успел, как я, размахивая легендарным мечом бросилась в толпу рабов, вопя:
        - Разойдись, тунеядцы! Завтра все у меня стразы делать будете!
        К моему удивлению меч отказывался рубить, а рабы не разбегались, они прыгали на меня и щекотали кто под мышками, кто живот, кто под коленками.
        Я заорала куда истошнее их "Зюзюзю", убивают пречистую спасительницу Фуфляндии ни за что ни про что! Да и кто, рабы какие-то голозадые.

* * *
        Ох, не успел я отдохнуть, как надо спасать эту сумасшедшую. Когда я выскочил из своей комнаты, то увидел страшную сцену: моя подопытная, завернутая в полотенце стояла посреди моста, у ее ног валялся сверток с одеждой и подаренный Кассандрией деревянный меч, которым только и можно было, что муху убить. Ее облепили какие-то странные существа и щекотали. Не дают отдохнуть!
        - Что тут происходит? - бешено заорал я, схватив Тюка за шиворот.
        - Гостья решила рабов разогнать. Они спать шли, а она на них с мечом…
        - Ты сказал, что они идут, то есть нападают! - взвыла Мария, отбрасывая в сторону тельце одного из странных существ.
        - Последнего я тебе не говорил, - обиделся гном, которого я уже успел поставить на мост.
        Дело плевое, я поднял руки и произнес заклинание воздушной сферы. Видный только мне перламутровый шар кружил вокруг моей подопечной и вбирал в себя чертовски назойливых существ. Мария же, схватившись руками за голову, ждала, когда все закончится.
        - Так, куда их?
        Шар с несколькими десятками рабов болтался под сводами промышленного зала прямо над кипящей лавой.
        Тюк быстро сообразил и указал на черную дверь в конце одного из мостов. Я направил туда руку и шар последовал по нарисованной мной в воздухе траектории. Когда рабы оказались в безопасности, я снял заклинание, и они, словно муравьи, высыпанные из мешка, плюхнулись на каменный мост. Наверное, им было больно. Но зачем они нападали на Мари? Возможно, она сама решила избавить гномов от культивируемого теми тысячелетьями рабовладельческого строя.
        Эти существа, названия которым никто не знает, испокон веков работали в шахтах гномов. Они обладали на редкость крепким здоровьем и неухудшающимся зрением. Когда обычный гном умирал через десять лет работы в шахте, эти серые глазастики могли вкалывать сотнями лет и становиться только сильнее. Надо будет объяснить это Марии при случае.
        - О, Димиан, - она повисла у меня на шее, - ты спас мою жизнь! Теперь я люблю тебя еще больше.
        Как же, я ее дурную башку спас только из-за одной причине: по окончании дипломирования я обязан сдать это недоразумение для транспортировки в ее Москву. Если бы гномьи рабы защекотали Мари до смерти, я бы поначалу обрадовался, пока меня не бросили бы в темницу за доведение до смерти иномирянина.
        - Допустим, так, а что дальше?
        - Можно, я у тебя переночую?
        Я хотел было отказаться, но потом решил, пусть лучше эта одержимая донимает меня, нежели мешает работе на шахте.
        "Зюзюзюзюзю", - раздалось опять в дальнем коридоре.
        - Я их уничтожу! - Мария схватила свой меч и хотела было кинуться на вторую колонну рабочих, но я удержал ее за запястье.
        - Не обижай, кто же тебе тогда стразы делать будет?
        - Гномы, - не вызывающим возражений голосом заявила моя подопытная.
        Тюк грустно посмотрел в глаза девушке, намекая, что работать в ближайшее время он не намерен.
        - Пошли, пошли, утром поговорим с начальством.
        Я утащил Марию со всем ее мусором в свою комнату, а сам, когда усыпил девушку, отправился в отведенную ей спальню.

* * *
        За завтраком гномы со мной почти не разговаривали. Странные создания, их от восставших рабов защищаешь, а они еще и обижаются. Мне стал неприятен стойкий шоколадный запах в их гостиной. И добрые бородатые лица горных коротышек, мне казалось, были всего лишь масками, и все ждали того момента, когда я уйду из их дома.
        Димиан успокаивал меня, мол, ничего страшного, все ошибаются. Ладно бы подобное случилось в Москве: пережил и забыл. А в другом мире? Где я Избранная? Сложат обо мне песни и легенды, а в главе о гномах - позорный текст, как спасительница Фуфляндии прогнала идущих с работы шахтеров. Хотя, эти голозадые вряд ли достойны какого бы то ни было уважения, забудется, надеюсь.
        - Зря ты, Димиан, привел ее сюда, - шепнул Дэк, старейший гном, а я услышала.
        - Извините, уважаемые гномы, - Ди поднялся из-за стола, оглядывая всех присутствующих, - я хотел как лучше. И новую технологию Мари вам обязательно покажет после завтрака. И спасибо за теплый прием. А про рабов - видите, как ей стыдно.
        Огонь горел на моих щеках, и я закрыла лицо руками. Тут не мамы, которая заплатит долларами за мои ошибки, тут нет пересдач, тут не черновик, надо делать все без ошибок, а я не умею так. Вот вчера на рабах потренировалась, сегодня я готова не совершать подобной глупости.
        После того, как все опустошили тарелки с горячим шоколадом, старейшина Дэк пригласил меня пройти в промышленный зал.
        В отличие от вчерашнего вечера, там нас ждала небольших размеров тележка, в которой я удачно устроилась, обняв за талию Димиана. Дэк с Тюком, моим вчерашним провожатым, сели на переднюю скамью и принялись крутить педали. Когда я была маленькой, я каталась на такой машинке по парку, а теперь меня душило чувство ностальгии не только по детству, но и по далекой родине.
        Старичок Дэк умело вырулил на мост и повез нас по одному из отростков в пещерные коридоры. Сначала я еще ориентировалась, куда мы направляемся, но вскоре извилины коридоров до такой степени закружили меня, что я полностью доверила водителям обратную дорогу - выведут, никуда не денутся, за сотни лет все дороги у них тут изучены, без указателей справляются.
        Везли нас гномы очень долго. Готова поспорить, что преодолели мы с половину Фуфляндии, не иначе. Смотреть на однообразные коричневые стены мне было скучно, и я решила отвлечься на книгу с проводками. Через некоторое время я поймала Димиана на том, что он любопытно изучал проводку для амортизации основных средств.
        - Это магия? - поинтересовался он, поймав на себе мой взгляд.
        - Да, - нагло ответила я.
        А что я навру, будто у меня в Москве ни малейшей колдовской способности не было? Откуда тогда у меня такая невероятная сила в Фуфляндии?
        - И что значат эти заклинания? - спросил бы что полегче, что ли.
        Если бы я учила бухучет, то ответила бы, а так придется позориться.
        - Это секретные заклятья моей далекой родины, - выкрутилась я, садясь на книгу.
        Все, хорош позориться, он же меня так просто раскусит, что я учусь плохо, бухучета не знаю.
        - Что там у вас за магия? - заинтересованные гномы тоже обернулись к нам.
        - А вы не боитесь колдунов? - ехидно спросила я. - Например, я только что прочитала заклинание, как отбить у ваших рабов все желание выкапывать камушки. Показать?
        - Нет, спасибо, - помотал головой Тюк, - нам и вчерашнего хватило. Ты вывела из работы четыре десятка работников. Они теперь пять дней будут отходить от летательного заклинания твоего жениха.
        О, удача! Значит-таки, заметили нашу любовь. Ну почему Димиан мрачнее тучи? Не пойму я его логики: он бежит от умной, талантливой, красивой невесты, - вот глупышка!
        Вскоре мы приехали в большой цех. Дэк выпустил нас из машинки и пригласил сесть за большой круглый стол. Там нас уже дожидалось с дюжину гномов, которых я раньше не видела.
        Скорее всего эти, одетые в черные кожаные костюмы с выбритыми бородами и длинными усами старички, относились к другому племени или другой фирме. Но меня, как важного гостя, решили представить и им.
        - Прошу познакомиться, - Дэк снял с головы зеленый колпак, а синюю куртку повесил на спинку стула, - изобретательная, умнейшая женщина из другого мира, Мария Сусанина с новой технологией для нашего производства.
        - Спасибо за комплемент, - покраснев, я вышла вперед и устроилась на том стуле, который предложил мне старый гном.
        Приглашенные о чем-то перешептывались. Димиан не сводил с меня глаз, а под столом держал скрещенными пальцы. Неужели он боялся, что я устрою тут нечто подобное вчерашнему. Тут нет всякого сброда, а в интеллигентной компании я веду себя как светская львица и ни на кого с легендарным мечом не кидаюсь.
        - Итак, - толстый гном в черном оценивающе уставился на меня.
        Ну что, так. Я пришла сюда с делом, а не развлекаться. Я положила на стол сверток с моей московской одеждой и достала оттуда ушитую стразами мини.
        - Хочу вам предложить новый способ обработки камней. Стразы.
        - Фуууууу, - протянул толстяк, - я-то думал, вы нас какие новые вагоны научите делать, а вы… блестки для одежды.
        Но меня спас Тюк. Он жадно схватил мою фирменную юбочку и принялся рассматривать нарисованный черной краской скелетик. Жаль, конечно, что не стразы, но хотя бы так.
        - Вы посмотрите, уважаемые, иномирянка дело предлагает.
        Я вскочила на стол с ногами и принялась толкать речь о пользе страз как украшений для женской и мужской одежды: чем больше на куртке страз, тем ты более уважаем.
        - А вы представьте, если вы сделаете для Фуфлориана плащ со стразами? Вы его продадите в столицу и заработаете несколько мешков золота.
        И тут моей икры коснулась холодная рука колдуна.
        - Не поможет, Мари, - тяжело вздохнул он.
        - Потому что мы можем этого золота накопать в десять раз больше, чем есть у Фуфлориана Позорного! - заявил гном в черном и тоже залез на стол.
        Переговоры, кажется, зашли в тупик. На Димиане лица не было. Какие упрямые эти гномы, им выгодный бизнес предлагаешь, а у них уже все давно есть, ничего им не нужно, ступайте своей дорожкой. И чего Кассандрия вздумала спасать их после визита Темного Властелина. А может… спросить? Что я и сделала.
        Из-за этого я запуталась еще больше, потому что гномы как-то подозрительно переглянулись, а потом Тюк тихонько заметил:
        - Вообще-то нас надо спасать, старушка Кассандрия права. Но не от безделья. Наши рабы все сделают за нас, и у нас золота в сотни раз больше, чем у Фуфлориана. Да, нападал на нас Темный Властелин. Но это ничего не изменило. Как мы были лентяями и пьяницами, так ими и остались. А рабов наших он к себе переманить не смог.
        - Возможно, - встрял деловитый гном в черном, - в предгорье и ходят слухи, что после нападения Властелина мы разленились и забросили свой денежный промысел. Но мы и сами охотно распускаем подобные байки, чтобы к нам не совались незваные гости вроде тебя.
        Я обиделась и надула щеки. Это я-то незваная?!
        - Да вы хоть знаете, с кем вы разговариваете? - взвизгнула я, что подглядывающие в дверях рабы мигом разбежались по углам. - Я Избранная, которой суждено спасти Фуфляндию от разрухи, а вы мне миссию мою мешаете исполнять!
        - Отчего же? - пожал плечами Дэк. - Если ты, Мария, хочешь совершить подвиг в наших пещерах, мы отведем тебя к красному дракону. Это наш Властелин, он следит за нашим промыслом, и если мы начинаем халтурить, он взрывает мост, соединяющий эту гору и ту, через которую вы вошли.
        - Его, случаем, не Балрогом зовут? - прищурилась я.
        Что-то сказанное только что напомнило мне кино "Властелин колец". Там тоже был красный дракончик, которые утащил доброго волшебника Гэндальфа в подземелье.
        - Вы, наверное, путаете наши горы с чьим-то чужим миром, - протянул гном в черном. - Нашего дракона зовут Торбо, и злее его нет на свете.
        - И вы заказываете его мне? - догадалась я. - Нет проблем, на ужин будет вам голова красного дракоши Торбы.
        Я окинула Димиана победным взглядом и спрыгнула со стола. Наконец-то мне досталась миссия, достойная Избранной. Только колдун почему-то был не весел.
        - Постойте, - остановил нас на выходе Дэк, - убивать дракона не надо. Нам он и живой нравится.
        - Так в чем проблема? - не поняла я.
        Эти гномы - такие противоречивые существа, какими даже блондинки в нашем мире не являются. То им убей дракона, то не трогай, то научи их делать стразы, то не надо. Семь пятниц на неделе это называется. Я обижусь и не буду никого тут спасать. Пусть пьянствуют себе, управляются со своими горлумами на рудниках и всю жизнь боятся красного дракона, а героиня отправится дальше, эльфов спасать от культурного голода.
        Пока я размышляла о противности гномов, Дэк подошел ко мне и заявил:
        - Отправься к дракону, Мари, ему каждую тысячу лет нужна девица в жертву. Не то он на нас зуб точить начнет. Пару лет назад тут проходила одна странница, Зиной звалась Лесной. Мы ее отправили на ужин дракону, так она ему все зубы перебила да сбежала.
        Не Лесная она, а Лесова. И опять я слышу об этой Зине. Обязательно вернусь в Москву и разыщу ее. Думаю, мы подружимся на почве наших с ней фуфляндских путешествий. А дракон… беззубый дракон… Кажется, я поняла, какой подвиг я могу совершить.
        - Слушайте, гномы, - обратилась я к собранию.
        Димиан, как я успела заметить, закатил глаза и не хотел ничего слушать, ему хотелось как можно скорее уйти из гор вообще и из этой пещеры в частности.
        Гномы, все во внимании, уставились на меня.
        - Значит, так, гномы. Я починю зубы вашему дракону и ухожу подобру-поздорову, а следующую забредшую сюда девушку вы скармливаете этому отродью!
        Заказчики переглянулись, и Дэк вышел ко мне. Он показал в сторону машины, и я поняла - надо ехать прямо сейчас. Седой гном с бородой до пояса улыбался так по-доброму, что я почувствовала, что все будет хорошо. Вот только поработать с часок стоматологом, и я свободна от этих гор.
        Грустный Ди тоже уселся в машину, и Дэк тронулся. Мы быстро выехали из зала заседаний и помчались по горным коридорам еще дальше от точки нашего входа, что я даже перепугалась, а не целую ли вечность нам придется возвращаться, чтобы забрать коняшек. Но… я в этом полагалась на гномов.
        Через несколько часов усталый гном остановил машинку у больших деревянных ворот, обделанных серебряными и золотыми пластинами. Я поняла правильно, что мы приехали.
        - Можно, обратно поведу я? - поинтересовался Димиан, беря старика-гнома под руку.
        - Если… не… заблудишься… - пожалуйста… - делая паузу после каждого слова, дал добро Дэк.
        Вот и ладушки, посмотрю, какой хороший водитель мой любимый Ди.
        Когда гном отдышался после долгой физической работы, он снял с пояса связку ключей и вставил в скважину самый большой. Сердце мое замерло в груди, когда дверь начала медленно открываться. И как только образовалась щель, в которую способен пройти человек и гном, мы втроем вошли в высокую залу, освещенную тысячами факелов. Внутри этой пусть даже громадной комнаты, стоял противный трупный запах, кой бывает только на рынках, где торгуют сырым мясом.
        По земляному полу и были там раскиданы куски говядины, свинины, козлятины и тушки прочего рогатого скота, разводимого в Фуфляндии. На стенах странного помещения висели шкуры гигантских бурых медведей, пятнистые меха горных котиков и короткошерстные черные коврики из кожи пустынных волков. Названия этих животных я не запомнила, но Ди с Дэком постоянно спорили, кто из этих троих - самый крупный. Меня животные, которых уже не было в живых, не интересовали, как, например, динозавры в моем мире. Были - хорошо. Нет их сейчас - тоже ничего плохого. Никакого сожаления или чего похожего.
        Я медленно шла вперед, аккуратно ступая на пол, чтобы случайно не вляпаться в кусок мяса. И тут мой взгляд остановился на нем… на красном драконе. У дальней стены подземной комнаты на длинном металлическом ошейнике сидело существо размером с автобус. Оно было приковано за шею, словно лайка в будке. Для прогулок гномы выделили дракону с десяток метров, не больше.
        - Фто пофмев навуфить мой пофой? - шепелявым голосом произнесло животное.
        Посмел… нарушить… покой… наверняка. Я пыталась расшифровать сказанное драконом.
        - Я, Мария Сусанина, Избранная Фуфляндии! - я его боялась, мурашки бежали у меня по спине, но я нашла в себе силы как можно смелее посмотреть в желтые глаза монстра и представиться твердым голосом.
        - Ивбфанная? - переспросил он. - Оффободи меня от гномофф.
        - Ничего не стоит! - я извлекла из ножен подарок Кассандрии. - У меня есть легендарный меч, который способен разрубить своим лезвием твои оковы, о, Турбо!
        - Фобво! - поправил он меня.
        Ну, Торбо, не велика разница.
        Я подошла к дракону очень близко, что Димиан и Дэк, стоявшие у входа в комнату закрыли рты руками. Они, наивные, думают, что драконы питаются Избранными? Ну уж нет! Подавятся, потому что иначе кто будет исполнять предписанное в пророчестве? Не драконы же.
        Дэк что-то втирал мне о том, будто этот турбо-дракон - их боевой трофей, и поэтому они его держат в таком состоянии, изредка подбрасывая ему мяса. Сказать по правде, я в конец запуталась - то эта чешуйчатая беззубая тушка - их повелитель, которому они чуть не скормили Зину Лесову, а то вдруг пленник. Ой, врут бородатые шахтеры. Но мне все равно ничего не стоит с легкостью перерубить его ошейник.
        Если дракон будет мне вовеки благодарен, то у меня будет личный самолет на просторах Фуфляндии, и назову я его Боинг-666.
        Уговорила я себя не бояться и подошла к дракону, взялась за его колючую горячую чешую.
        - Тебя освободить от гномов? Ты же их повелитель? - пора расставить все точки над i.
        Я спросила это так тихо, что Дэк не мог услышать нашего с драконом разговора.
        - Я фи ефть фих пофефитель, - грустно ответил дракон, - фофько офи мефя пфикофали, пофле тофо, как фя фыфалфя ффъефть, Фифу Лесоффу.
        Расшифровать бы… Его приковали в качестве наказания за то, что он пытался съесть Зину. Допустим, это так. Ему же нужна жертва. И я так же аккуратно тихонько спросила Торбо про жертвоприношение, и в ответ получила только одно слово:
        - Пфедраффутки.
        Значит, гномы верили в тупую легенду и хотели скормить своему типа повелителю человека. А после сами же и пленили по неизвестным причинам. Фу, как все запутанно.
        Я принялась карабкаться вверх, как вдруг меня подхватил легкий ветерок, и я полетела. Я с высоты увидела стоящего внизу Димиана, который руками направлял потоки воздуха. Вот спасибо, хоть где-то помочь догадался. За это я и люблю тебя, Димочка. Когда я сравнялась по высоте с головой дракончика, я извлекла из ножен свой красивый меч и замахнулась. Я представила, как лезвие легендарного оружия становится острым, способным разрубить сталь, и опустила его на ошейник дракона.
        Тут же я почувствовала, как теряю равновесие. и полетела вниз головой. Вот так погибают избранные. Очень некрасиво получилось.

* * *
        Эта сумасшедшая меня скоро выведет из себя. Ладно, пусть она поет песенки про вытягивание моей магической силы. Я еще смирюсь с тем, что она хочет закрутить со мной роман. Но когда она просит меня применить два заклинания одновременно - это уже слишком.
        Я не мог смотреть, как она, задирая юбку, лезет по телу дракона вверх. Да у нее и руки-то слабые, она на них подтянуться не может. Поэтому я и применил левитационное заклинание.
        Да, я прекрасно знал, что мне придется еще заточить лезвие деревянного меча, чтобы она смогла рассечь ошейник. Но я свято верил, что Мария начнет спасать дракона от цепи только после того, как встанет ногами на плечо животного, но никак не на лету.
        Два заклинания за один раз - для этого надо говорить двумя ртами. Я еле успел проговорить затачивающее заклинание, потом увеличивающий силу удара, а Мария уже летела вниз. Каким-то чудом ее меч успел обрушиться на цепь. После оружие выпало из рук девушки, и она полетела вниз головой.
        Теперь и я забыл напрочь обо всяческой магии и кинулся ловить неудачницу самым простым, но проверенным способом - руками.
        Дэк, что был вовсе не заинтересован в нашем присутствии внутри гномьих гор, вообще, стоял безучастным. Ему не было бы и жалко, если бы Мари погибла, а еще лучше вышло бы, погибни мы вместе. Но этого я не могу допустить! Я не хочу погибать необразованным колдуном. И эта мотивация спасла жизнь не только мне, приземлившемуся на лапы Торбо, но и Марии, которую я успел-таки схватить.
        Девушка обняла мою шею и прошептала:
        - Димочка, я тебя обожаю!
        - Я тебя тоже, иначе бы не спас, - брякнул я, не подумав.
        Точно, поймает меня на слове, а потом захочет утащить в постель. А у меня нет никакого желания крутить роман с этой ненормальной.
        Торбо, естественно, взвыл. И я от ужаса подался в сторону, чтобы случайно не попасть в линию огня. Насколько я помнил, большинство драконов были как раз огнедышащими. И этот, скорее всего, не был исключением.
        Я упал на спину, Мари на меня. Наши взгляды встретились. Мои вишневые, а теперь синие глаза, и ее огромные зеленые, с длинными ресницами. Это раньше мне казалось, что они пусты как две испитые бутылки. Сейчас, почему-то я сумел разглядеть в их глубине большую душу моей глупенькой спутницы. Да, она неопытна по жизни, она многое о себе возомнила, но будь она счастлива, то вряд ли бы мечтала о том, как стать Избранной и спасти совершенно неродную ей Фуфляндию. Да, она безумно любила незнакомого мне колдуна Диму, чью песню она напевала словно заклинание для выживания, но это чувство не было настоящим. В ее глазах я увидел, что у девочки никогда не было настоящей любви, ради которой она могла бы и горы свернуть, и спасти не только Фуфляндию, но и куда больший мир. И у меня возникло нехорошее желание - закрутить с ней роман, полный обмана и лжи, но такой приятный для нее. Лишь бы она не узнала моей истинной личины. И я поцеловал ее алые пухлые губы.
        Когда я прижал ее к себе, я понял, что она забыла и о драконе, и о смотрящем на нас Дэке, и о спасении мира вообще. Какая-то обрывочная мыслю иглой вонзилась в мою душу: "О чем мечтает женщина? О любви…" А потом опять знакомый мотив…
        Baby, you can put your spell on me
        Makin' it slow and steady
        Maybe I can solve your mystery
        Are you ready?
        Малышка, ты можешь наложить на меня заклинание, чтоб я подчинился тебе, возможно я открою твою тайну, но готова ли ты. Как будто незнакомый мне певец пел песню о нашей с Марией жизни, о сложившихся между нами отношениях, будто писал эти слова не поэт, а оракул.
        Мои мысли прервал истошный крик дракона, и я тут же скинул с себя Избранную.
        - Мари, утихомирим его?
        Она смело кивнула мне. И откуда вдруг ни с того ни с сего в этой трусихе их чужого мира взялось столько энергии. Может, на самом деле я поделился с ней волшебной силой? Я прикрыл веки и шепнул под нос заклятье сна. Дракон поддался моим чарам, и его тяжелая тушка начала медленно опускаться на пол.
        - Более бессмысленного боя я еще не видел, - выдохнул Дэк.
        Ха, он до сих пор стоял у двери и наблюдал за нами. Мне немного стало стыдно за свои поцелуйчики с иномирянкой, но думать сейчас было некогда. Мария приложила руки к выбитым клыкам дракона.
        Вот и еще один урок магии пригодился - регенерация. Только в школе мы занимались лечением посредством собственной энергии, мне же на выпускном выпало лечить посредством проводника: моя магия его желания. Это, кстати, нелегко. Одно дело боевые заклинания порождать, совсем другое - направлять свою силу через ее тело.
        Без контакта у меня ничего не получалось, и я, подойдя к Марии сзади, прислонился к спине девушки и положил свои руки на ее.
        - Что ты делаешь? - не поняла она.
        Лишь бы не заподозрила неладное.
        - Помогаю. Зубки у дракончика большие, а ты маленькая и слабенькая.
        - Зато Избранная, у меня хватит силы на этот подвиг.
        - Не перенапрягайся, - я чмокнул ее в макушку, и в это время из моих рук через ладони девушки в челюсть дракона направилась большая доза регенеративной энергии.
        С этого дня я решил, что ненавижу гномов всеми фибрами души. Мало того, что я с ними договорился инсценировать передачу новой технологии, а они приняли все всерьез и думали, что извлекут из этого выгоду, так они подставили нас перед больным драконом.
        Новые белоснежные зубы дракончика росли очень быстро. С такой же скоростью убывали и мои силы. И только обманываемая Мария не чувствовала усталости. Она не замечала и того, что я еле стою на ногах. Фу, гадостно.
        У входа в драконью комнату столпилось несколько десятков гномов: там были и наши вчерашние знакомые во главе с Тюком, и народец в черных костюмах. Они то и дело тыкали пальцами в нашу сторону и что-то обсуждали.
        Я решил для себя, что с сегодняшнего дня я больше никогда не буду путешествовать по горам и договариваться с гномами о каком-нибудь важном деле. И то же самое посоветую моей Марии.
        - Фух, справилась! - девушка откинула мои руки в стороны и вытерла пот с собственного лба.
        Ой, переработала, ой, всю магическую силу из себя выжала, так я и поверил. Хотя, я сделал вид, что мне на самом деле жаль эту девушку.
        Дракончик приоткрыл один глаз, дружелюбно глядя и на меня, и на Марию. Он не собирался на нас нападать, и в его усталом взгляде читалась непомерная благодарность к нам и ненависть к гномам.
        Шахтеры толпились у входа, а у них под ногами бегал мой Филька, моя иллюзия, созданная для поддержания боевого духа Марии Сусаниной.
        - Вы что натворили? - спросил Дэк.

* * *
        Как что? Сами нас к дракону отвели и велели подработать стоматологом, а теперь еще недовольны! Женская логика и то, более последовательна.
        - Зачем ты, девица человеческая, освободила дракона?
        - Мне было жалко смотреть на загнанное животное!
        - Оно тебя сейчас съест!
        На их лицах читался неподдельный ужас. А мне отчего-то не было страшно. Я подошла к дракону и погладила его красную шершавую шею. Освобожденный пленник мырлыкнул в ответ, а потом тихо сказал, совершенно не шепелявя:
        - Спасибо за зубы, господа волшебники.
        Этот Димиан встрял в самый неподходящий момент, и теперь он делит славу со мной. И мне не важно, какой он колдун, я по-любому сильнее и изворотливее в магии.
        - В благодарность за зубы и свободу я стану вашим верным слугой, - склонил передо мной голову дракон.
        Я совершенно не удивилась. Потому что каждой Избранной кроме красивого коня положен и огнедышащий дракон. В последнем я очень сомневалась, ладно, пусть не огнедышащий, но хотя бы преданный и летающий.
        В гномьих рядах начался ропот. Димиан забрал метавшегося неподалеку от шахтеров Фильку и что-то втирал им в мозги. Но, несмотря на все речи моего колдуна, те не расходились.
        - А за что гномы посадили вас в темницу?
        - Долгая история, - прикрыл глаза дракон и обнял меня своим широким, словно плащ крылом, - жениться я хотел, девушек воровал: у людей, эльфов и даже у орков. Но два года назад украл гномью принцессу Зину. Высока она была, волосы красные, как и моя шкура, фигуристая, а язычок острый, мысли ее быстрые. Жениться я решил!
        - Как же, как же! - выкрикнул гном в белом колпаке из толпы. - На обед ты ее хотел скушать, врешь ты все, и эту сейчас слопаешь.
        Я повернулась к гномам с такой физиономией, что они отступили на несколько шагов. Димиан сфотографировал мою гримасу, чтобы самому продолжать прогонять гномов из их же жилища с такой же рожей.
        - Не хотел я ее съесть. Это гномы все выдумывают. У меня было одно желание: улететь с Зиной далеко в горы и жить там в моей пещере. Но меня даже невеста не поняла, она выбила мне зубы и нацепила на шею цепь. С тех пор я два года жил тут, подрос… и теперь не могу в коридор даже протиснуться.
        Димиан, услышав последнее посмотрел сначала на дракона, потом на дверь, видимо, соизмерил высоту коридора с ростом дракона и почесал в затылке. Маленьким был Торбо два года назад, если он говорит правду. Хотя… иного быть и не могло, потому что как ему иначе попасть в пещеру.
        - А зачем, вообще, в гномьи шахты совался? - догадалась спросить я.
        - Понимаешь, человечка, - он уткнулся мокрым носом мне в щеку, - это моя пещера, просто гномы закрыли все входы и выходы, оставив самый маленький, в свою шахту. Я туда когда маленький был бегал, рабов, а иногда и гномиков себе на обед таскал.
        Ага, все понятно, отчего гномы ненавидят Торбо. В общем, если этим бородатым шахтерам нравится их жизнь, улучшать ее не будем, несмотря на пророчества Кассандрии, а вот дракончика мне очень хочется вытащить наружу. И это можно сделать двумя способами: снести верхушку горы, лишив комнату потолка; или уменьшить дракона до карманных размеров и унести его с собой.
        - Только не делай дырку в горе! - ой, я мыслю, а Димиан все читает, как неприятно.
        Я подняла руку над дракончиком и объявила на всю комнату:
        - Отныне дракон Торба является собственностью Марии Сусаниной, он обязан являться к ней по первому зову и выполнять все, что она ему прикажет.
        - Нет, только не это! Не приручай дракона! - наперебой вопили гномики.
        А я их и не спрашивала. "Ты не знаешь, чем тебе подобная клятва грозит!" - и знать не хочу. А в первую очередь я не будут слушать этих горных снобов.
        - Я приказываю тебе уменьшиться до размеров моей ладони! - и я прищелкнула пальцами, направляя в дракончика светло-голубую молнию.

* * *
        Мария считает, что мои магические силы безграничны. Но ее желания становятся все более сложными. Я могу запросто прикрывать ее боевыми заклинаниями, мне не сложно заняться регенерацией. Только потом я должен хорошенько выспаться. Но разве образованный волшебник после лечения станет применять еще одно сложное заклинание - уменьшение живого существа? Я предполагал, что девушка из другого мира никогда не училась в магической школе, теперь я был в этом твердо уверен.
        Ни один грамотный маг не стал бы так использовать силы своего организма. Я на ее месте бы прогнал гномов, отсиделся пару дней в комнате Торбо, и лишь потом перенес его по астральному полю туда, где нас дожидаются лошадка с коровкой.
        Но, увы, в этой игре не я выбираю правила, я только исполнитель. С одной стороны Торрет и его задание, на выполнение которого осталось пять с половиной месяцев, а с другой - взбалмошная девица с очень непростым характером и полным отсутствием желания логично мыслить.
        Хорошо, Мария, я уменьшу тебе дракончика, только не проси меня тут же перенести нас к выходу из пещеры.
        - Ну, что уставились? - руки в боки, спросила она, разглядывая обалделые лица гномов. - Я забрала вашего гномоеда, а вы мне даже спасибо не скажете?
        - Мы не ожидали, что так легко справиться с этим страшным монстром, - развел руками Дэк.
        - Толпой бы на него напали и затоптали, - задрав нос к потолку, заявила Мария, проходя к машине. - Пожалуй, мы с Димианом сами доберемся до выхода. Спасибо за гостеприимство.
        "А от меня - спасибо за то, что у вас завалялся какой-то слабохарактерный дракон", - бросил я мысль в голову Дэку.
        Я очень сильно устал, и еле перебирал ногами. К моему счастью, Мария оказалась полна энергии и сама взялась вести гномью тележку, которую она называла машинкой.
        Лучше бы силы не оставили меня. Мария каждые десять метров врезалась в стену и обещала, что следующего раза точно не будет, и она за десять минут домчит нас до выхода.
        Обещание она свое практически сдержала. У меня не нашлось при себе часов, но, уверен, прошло не так много времени, как мы выехали на залитую солнцем заснеженную горную площадку.
        Плато это находилось очень высоко над землей. Тут было тяжело дышать, а от холода дрожь бежала по всему телу. Скукоженная Мари с синими от мороза губами, словно лысый котенок, сжалась комочком на переднем сиденье тележки.
        - Эт…то… не…тот…вых…хход, - стуча зубами, сказала она.
        Что скрывать, и у меня от холода сводило челюсть. Надо заворачивать и ехать по другой дорожке. Но мы откровенно заблудились, этот факт невозможно было не признать. Наивная Мария могла бы запросто умчаться в поисках нужной дороги. Она и предложила этот выход, уйдя под своды пещеры, только я был категорически против.
        В отличие от нее, я, родившийся в этом мире, прекрасно знал, что гномьи пещеры - это сложная система входов и выходов. Заблудившись однажды, можно тысячи лет искать путь обратно. Ходили даже истории, что некоторые гномы, потерявшись в собственных пещерах, примыкали к другим кланам и переучивались. Что теперь говорить о Марии, которая в первый раз видела систему коридоров фуфляндских шахтеров.
        Наверное, именно поэтому Дэк и компания так легко расстались с нами, пожелав удачи. Я заподозрил еще с первых минут общения с гномами, как недоброжелательно они настроены по отношению к гостям, но отвел-таки к ним подопытную. Теперь нам вдвоем выкручиваться.
        - А я знаю, что надо сделать, - Мария сверкнула глазами в мою сторону.
        Она открыла сжатую в кулак левую руку. На ней сидел маленький красный дракончик.
        Вот оно облегчение, я снял тяжелое для меня уменьшительное заклинание, и перед нами словно на дрожжах вырос красный дракон.
        - Отнеси нас туда, где мы оставили наших лошадей! - приказала моя спутница.
        Все-таки, она не так глупа, как я думал, зачатки разума присутствуют в ее мозгу. И если Торбо сможет утащить нас двоих, то к вечеру (а сейчас, судя по положению солнца было за полдень), мы приземлимся в лесах Лутиниэля.
        - Конечно! - кивнул дракон, подставляя нам крыло.
        Я из последних сил взял девушку на руки и закинул ее на спину, а сам с трудом взобрался следом. Силы оставляли меня. Еще немного, и я не смогу держать иллюзию своей внешности. А ведь в скором времени мен предстояло заново маскировать корову под лошадь. Нелегка жизнь на выпускном курсе.
        Устроившись поудобнее, я обнял Марию сзади и закрыл глаза. Лишь бы девушка не принялась орать, как она меня любит, а дала поспать. К моей несказанной радости, Сусанина занималась разглядыванием горных вершин, а меня воспринимала только как страховку. И я уснул так крепко, что мно-о-гое пропустил.
        Глава 5. Эльфийские песнопения
        Я не переставала радоваться тому, что освободила Торбо из плена. Он летал как лучшие самолеты: быстро и бесшумно. Я бы замерзла от холода гор. В такую погоду в Москве я обычно хожу в джинсах, сапогах, свитере и куртке, но никак не в мини и топике. И только уснувший у меня за спиной Димиан согревал меня своим теплом. Мои пальцы закостенели, и я держалась за шею дракона только из страха упасть и разбиться, хотя мои руки и ноги думали иначе: им бы в теплую ванну, а телу - под верблюжий плед.
        Правда, скоро я почувствовала покалывание в пальцах, а воздух начал становиться все теплее. Мы шли на снижение. Я видела, как быстро приближаются к нам зеленые холмы предгорий, что мы миновали несколько дней назад. А вскоре, повернув мордочку ко мне, Торбо сказал:
        - Вижу у пещеры корову и белую лошадь.
        - Почему все называют Муму коровой? - обиделась я и ударила дракона кулаком по спине.
        Зря я это сделала, потому что чуть не свалилась к чертовой матери.
        Дракон, словно вертолет, спустился так низко, что смог ухватить в одну лапу белого коня Димиана, а у другую - мою Муму. Была ли она коровой или лошадью, я разглядеть не успела, а когда мой личный самолет набрал высоту, то я и побоялась.
        - Куда летим? - спросил меня Торбо.
        - Спасать эльфов от культурного голода! - крикнула я, словно коммунистка на демонстрации, громко и внятно, да услышат меня Фуфляндские боги.
        Совершив круг над предгорьем, дракон устремился на север и уже через несколько часов я увидела, как по левую руку появлялись густые зеленые массивы Медведного леса, а по правую…
        О, я была поражена. Под нами простирались фиолетово-изумрудные, переливающиеся в лучах солнца всеми цветами радуги леса. Деревья в них, в отличие от Медведной чащи росли неимоверно длинные, и даже с высоты драконьего полета я могла различить длинные ветки с полупрозрачными перламутровыми листьями. И над этими, скорее виртуальными, нежели реальными, деревьями, возвышался черный замок с остроконечными шпилями. Стены его были украшены вычурными отделками, и по несколько колоннад опоясывало каждую башню, смотрящую на окружающий мир стрельчатыми окнами.
        Дракон опустил нас с Ди прямо перед входом в этот замок. С высоты он смотрелся как миниатюрная игрушка на прилавке магазина, а когда я ступила на эльфийскую землю, своды этого домика угнетающе свесились надо мной. Двадцатиметровые двери, колонны, похожие не толстые стебли лилий, массивные украшения, с высоты казавшиеся работой под микроскопом, - все надавило на меня своими размерами.
        Дверцы раздвинулись словно в супермаркете в разные стороны, и я увидела на пороге беловолосую женщину ростом с два метра. Ее худющая стройная фигура в светлом фиолетовом платье, словно принадлежала Богине. Я всегда мечтала быть такой стройной, а на самом деле у меня есть лишние килограммы, несмотря на то, что врачи в унисон твердят мне, будто я недовесок.
        Эльфийка, поняла я по вытянутым топорщащимся ушам, на кончиках которых висело по маленькой хрустальной сережке. Она окинула меня с ног до головы добрым взглядом и, не протянув руки и не поздоровавшись, спросила:
        - Зачем ты прибыла в Лутиниэль?
        Так, начнем по порядку! Я представилась, сказала, что я Избранная, познакомила эльфийку с Торбо и спящим Димианом, подняв его обессиленную руку, а потом хотела уже показать пасущихся неподалеку лошадок, как встречающая кинулась к колдуну и начала трясти его за плечи:
        - Ди, дорогой мой Ди? - почему я тебя не узнаю?! Неужели она меня обма…нывает?
        - Эй, - я хотела отвлечь эльфийку от ее занятия и ткнула в сторону белой лошадки и… пятнистой коровы.
        Так, кто заколдовал Муму? И я тоже кинулась будить волшебника.
        Он приоткрыл глаза и тихо шепнул:
        - Нюкукулюэль, хаймижэль бюлюкудэль фигровэль!
        Больше ничего ни я, ни эльфийка с длинным непроизносимым именем не слышали, потому что Ди мешком свалился на руки прекрасной эльфийской женщины, и ей ничего не оставалось делать, как собственноручно потащить его в замок.
        - Следуй за мной, - сухо она бросила мне.
        Об эльфах писали многие. Перед одним автором они представали маленькими крылатыми человечками, для другого они были высокими длинноволосыми менестрелями, а для третьего - самыми лучшими воинами, кто-то подразделял эльфов на подвиды: лесные, болотные, пустынные, - а кому-то больше нравились светлые и темные.
        Не знаю, какой классификации поддавались фуфляндские эльфы, но судя по Нюкуку, были они очень приятными в общении личностями, не то, что вруны-гномы. Я послушно шла за хозяйкой по замку. Точнее, то сооружение, что я видела с воздуха, изнутри оказалось вовсе даже не помещением.
        Стоило мне войти в дверь, как я оказалась в большом городе, огражденном высокой стеной с готическими башенками. Над моей головой не свисало потолка, и прямо в макушку мне светило розовое солнышко.
        По улицам по своим делам шли эльфы - высокие, в длинных светлых одеждах, отделанных золотом и серебром. Некоторые заплетали свои разноцветные прямые волосы в косы, кто-то, наоборот, любил ходить с распущенными. Эльфийские дети, словно крылатые создания, летали от одного дома к другому, напевая под нос веселые песенки на непонятном мне языке.
        Кто-то оглядывался на меня, ведь я совершенно выбивалась из атмосферы их города. Но Нюкуку шла так быстро, что я еле успевала насладиться каждой малюсенькой деталькой быта таинственных (для меня) существ.
        Как и следовало ожидать, эльфийка решила отвести Избранную во дворец, белый готический замок с желтыми росписями, на крыше которого росли невысокие перламутровые деревца.
        Когда мы прошли мимо стражи, двух сероволосых эльфов в красных халатах, Нюкуку протянула мне хрустальный ключик:
        - Твоя спальня по коридору направо, а я подлечу Димиана и приду.
        - Нет! - обиделась я. - Пойду-ка я с вами! Ди - мой жених, и я не позволю какой-то ушастой эльфийке отбить его у меня.
        Но девушка лишь рассмеялась на мое дерзкое заявление.
        - Глупышка, эльфы и люди никогда не могут пожениться. Неужели мы променяем свое бессмертие на любовь к какому-то невзрачному существу?
        - Но Ди - такой красавчик.
        В ответ я получила скептическое:
        - Для людей, но не для нас. Иди спать, ты вымотала себя. Я позабочусь и о Ди, и о драконе, лошадке и корове.
        - Я помогу привести Ди в чувства, - не сдавалась я.
        - Ну-ка колдани! - сощурившись, предложила Нюкуку.
        Я вообразила, что у меня сейчас в руках появляется бутылочка с кока-колой, прищелкнула пальцами и… у меня ничего не получилось.
        - Я же тебе говорила, а ты не слушаешься мудрых эльфов!
        Пришлось сдаться и отправиться спать. А ведь, действительно, у меня магия отказала. Не к добру, однако. Наверное, и у гениев должны быть передышки.
        Как ни странно, но в этот раз я не могла и глаз сомкнуть. Я смотрела на розовое эльфийское солнце, любовалась растительностью в дворцовом саду, наблюдала за сменой караула на воротах и даже съела не одну тарелку сладостей и примерила не один шикарный эльфийский наряд.
        Я решила, что мой походный кожаный ансамбль совершенно не сочетается с величием дворцового интерьера и пригласила первую попавшуюся в коридоре служанку, чтобы она обеспечила меня, как гостью, всем полагающимся. Так у меня в гардеробе появился кружевной пеньюар до пола и белоснежное платье с зеленым блестящим шарфом. Надев последнее, я и сидела у окна спальни. Шелк, из которого эльфы сшили платье, был настолько приятен, что снимать эту одежду мне очень не хотелось.
        Наверное, тогда я и начала понимать, почему эльфы бессмертны: они создают себе такие условия для жизни, которые бросать очень даже не хотелось бы.
        - Эй, Мария, - услышала я у окна знакомый голос и перевесилась через подоконник.
        Передо мной висел в воздухе Торбо, счастливый и, судя по шоколадному запаху, исходившему у него из ноздрей, сытый.
        - Накормили? - строго спросила я.
        - А как же, - похвастался мой слуга и личный самолет. - Эльфийский шоколад - самое лучшее лакомство во всей Фуфляндии.
        - Я тоже хочу!
        Напрасно я надеялась, что он отправится на дворцовую кухню и утащит из открытого окна хотя бы маленькую тарелочку. Ладно, надо будет попросить Нюкукулюэль угостить меня за ужином, а попутно разведать о проблеме эльфийской расы.
        - А как лошадки? - поинтересовалась я у дракончика, который никак не хотел улетать из-под моего окна.
        - Тоже сыты, - оскалил он пасть.
        Зато обо мне никто не позаботился, отправили в какую-то каморку размером с ванную комнату, нарядили только по требованию и ни разу не поинтересовались, как я тут себя чувствую. А мне очень нехорошо: во-первых, с Ди осталась какая-то эльфийская красотка, и она запрещает мне видеться с любимым, а во-вторых, я не могу уснуть.
        Попрощавшись с драконом и, строго-настрого, наказав ему следить за окном комнаты, где держали Димиана, я снова легла на кровать и попыталась заснуть. Я закрыла глаза, но ничего большего у меня не получилось. Мне казалось, что я была полна сил. И только Нюкуку уверяла меня, что я как выжатый лимон. Да, вся моя магическая сила куда-то исчезла, мои желания не становились реальностью, и у меня не получалось сотворить даже простейшего светящегося шарика. Но я не боялась за свой дар Избранной. Потому что еще ни одна героиня романа не лишалась своих способностей в середине пути. Мне просто надо отдохнуть.
        Будем считать красных дракончиков: один, два, три, четыре…

* * *
        Я уснул в гномьих горах, а когда пришел в себя, то понял, что я лежу в постели из натурального эльфийского шелка. Как приятно тонуть в мягких перинах, набитых практически невесомыми перьями птицы Фуф, эльфийской покровительницы. Такого блаженства я не испытывал ни разу в жизни. Я только читал в книгах по эльфоведению о быте сего народа, да слышал несколько рассказов от Нюкукулюэль, принцессы, проходившей стажировку в нашей школе.
        Дело в том, что эльфийская магия отличается от человеческой. Она ближе к природе и не так груба. Ни одно заклинание ушастых магов не способно убить живое существо, тогда как боевой заговор типа файербола способен сжечь и взорвать довольно большой участок.
        В основном эльфы занимаются регенерацией, и их лечебные силы не сравнимы ни с чьими больше. О, как мне было приятно. Я прочитал несколько сложных заклинаний, насколько я помню, пытаясь угодить всем прихотям моей подопытной, а потом просто свалился без чувств.
        Я с трудом привстал на локте и потянулся за зеркалом в серебряной оправе, что лежало на столике у моей широкой кровати. Когда я увидел свое истинное лицо, то пришел в ужас: "Неужели Мари видела меня таким, какой я есть на самом деле?" Если это так - плакал мой диплом. Я был уверен, что узнай иномирянка правду, она тут же убежит от меня на другой край Фуфляндии и примется искать выход домой. Да, если она дотуда доберется, потому что с ее талантом попадать во всякие неприятные истории, остаться в живых, не имея никаких способностей к магии, - весьма трудная задача.
        Так, я в Лутиниэле, это не может не радовать. Кажется, когда я ненадолго приходил в себя, я видел лицо прекрасной Нюкукулюэль. Если это так - то я в безопасности. И Мария тоже, если она никуда не сбежала. Хотя… если я пролежал без сознания не очень долго, есть вероятность застать ее в Лутиниэле за увлекательным занятием по поднятию морального духа длинноухих. Интересно, кто кого перепоет: она со своим "Work Your Magic" или эльфы с их бесконечным набором баллад и гимнов.
        Дверь тихо приоткрылась, и ко мне в спальню вошла прекрасная Нюкуку. За те несколько лет, что мы не виделись, она стала еще красивее и привлекательнее. Если говорить о той девушке, в которую я влюбился с первого взгляда, то это была сия прекрасная эльфийка. Я понимал, что она никогда не отречется от своей расы и не променяет бессмертие на любовь, что лет через пятьсот она выйдет замуж за какого-нибудь эльфийского принца и приведет его в свой дворец.
        Как ни странно, но Нюкуку была сиротой. Ее отец погиб две тысячи лет назад в легендарной битве с тремя Властителями Стихий, а мать зачахла от скуки по любимому шестьсот лет назад. И теперь трехтысячелетняя Нюкуку жила одна-одинешенька в большом замке. Последнюю тысячу лет не один принц предлагал ей свою руку, но эльфийка отвергала все предложения, потому что не чувствовала в своем сердце любви ни к одному кандидату: один легкомысленен, другой - зануден, третий - продажен. Да, эльфы тоже могут быть не очень порядочными существами. А недавно Нюкуку вдруг захотела изучить человеческую магию и отправилась в нашу школу.
        Там мы с ней и повстречались. Эта была первая эльфийка, которую я видел в своей жизни. Мое сердце было поражено окончательно и бесповоротно. После встречи с беловолосой юной внешне красавицей, я не мог больше влюбиться в человеческое создание. Ни одна сокурсница, и даже Мария, представляющаяся самой красивой в своем племени, не могли пробудить во мне чувства прекрасного. По сравнению с глазастой Нюкуку они все смотрелись ничего не представляющими из себя простушками.
        И вот она приютила меня в своем замке, как однажды пообещала лунной ночью, когда ее стажировка в школе человеческой магии подошла к концу, и она уезжала домой в карете, запряженной тройкой единорогов.
        - Привет, - улыбка расползлась по моему лицу.
        - Но разве можно себя так изводить? - ее холодные худые пальцы коснулись моей щеки, и я еще раз улыбнулся.
        - Я не мог поступить иначе. Иначе Мария возненавидела бы меня.
        Вопросительный взгляд лазурных, как чистые озера, глаз застыл на моем лице.
        - Это моя дипломная работа, Нюкуку, и я должен пройти этот путь один и сделать все сам.
        Желание рассказать всю правду подкатило к горлу. Я понимал, что бывшей ученице нашей школы нельзя разглашать темы своего диплома до тех пор, пока я не получу звания мага. Но я не мог не поделиться с моей любимой эльфийкой всем, что накипело за последний десяток дней.
        И я начал обо всем и по порядку. Как только я дошел до Пророчества, Нюкуку закрыла рот руками и захихикала.
        - В чем дело? - вопросительно уставился я на нее.
        - Дело в том, - таких веселых глаз я у нее никогда еще не видел, и это выражение лица мне нравилось в ней больше всего на свете.
        Пожалуй, это смеющееся лицо Нюкукулюэль, ее розовые щеки и белоснежные пряди, обрамляющие овальное загорелое личико, до конца дней моих будет сопровождать теперь в моей памяти образ этой прекрасной женщины.
        - Понимаешь, Димиан, я прекрасно знаю о пророчестве Кассандрии. Ты спал две недели. И я уже начала побаиваться, что ты истощил себя до дна. Понимаешь, о чем я?
        Значит, я две недели валялся в эльфийском замке без сознания. Какое расточительство времени. Как я такое смог себе позволить. Ладно, прочь грустные мысли. Я чуть себя не истощил. Это ужасно. Маг, который использовал всю магическую силу, превращается в овощ. Он не умирает, он беспомощными телом лежит в постели, а родственники кормят его из ложечки. А он даже слова сказать им не может, потому что сил нет. Некоторые довольно быстро выходили из этого состояния и даже начинали помаленьку колдовать, но большинство магов, пролежав в таком состоянии по несколько лет, просто умоляли родственников прочитать заупокойное заклинание и отправить их в страну мертвых.
        Но я смог восстановить свои силы, потому что был молод, да и вылакал не все до дна. Благодаря иллюзии внешности, на которую я выделил отдельный источник, я спас собственную жизнь. Но… увидела ли Мария мое истинное лицо? На этот вопрос я так и не получил ответа.
        - Ди, о чем ты думаешь? - Нюкуку трясла меня за плечи.
        - Да так, ничего… грустно все это. Отличный диплом опасен для жизни.
        - Хуже учиться надо, - хихикнула эльфийка, сев ко мне на постель. - Ладно, рассказать про твою Марию?
        Конечно! Я уже с нетерпением жду ее истории.
        К моему великому счастью, Мари не увидела моей истинной личины. Избранная приземлилась на своем драконе у ворот Лутиниэля как раз вовремя. Еще час-другой, и я бы сбросил личину, а потом и, вообще, истратил всю свою энергию. Только эльфийская магия способна излечить истощившегося волшебника. И мне повезло.
        Конечно, когда заметившая снижавшегося дракона Нюкукулюэль выскочила из дворца, то она увидела странную сцену. Полуголая девка стаскивала со спины летуна до тошноты симпатичного парня, который что-то тихо нашептывал и был бледен как полотно. К моему счастью, тогда я пришел в себя и прошептал в бреду ту клятву, что мы с Нюкукулюэль дали в магической школе. Это был своего рода пароль, по которому она могла узнать меня, а я - его, если нам доведется встретиться под чужими личинами. Пароль очень прост - сначала нужно сказать имя друга, а потом на древнеэльфийском: "спаси меня от смерти".
        Моя вторая половинка прекрасно поняла ситуацию и заперла на целые сутки Марию в комнате для гостей, а меня отнесла в свою спальню и принялась лечить меня. Конечно, никаких следов от моей личины не осталось, отчего мне было очень легко. Мне как-то неудобно было представать перед любимой в том позорном виде, от которого сходила с ума иномирянка.
        - А ведь она, - грустно улыбнулась Нюкуку, - заподозрила о наших с тобой чувствах. Это правда твоя невеста?
        - Нет! - словно ошпаренный, выпалил я.
        - Жаль, - вздохнула она, - а я хотела было тебя поздравить, что ты нашел человеческую возлюбленную…
        - Но если это случится, я предам тебя.
        - Ты не прав, Ди. Нельзя предать ту, чья жизнь началась в день сотворения мира и закончится в день конца света. Твоя жизнь - только эпизод в моем долгом существовании. Я пережила многих, подобных тебе, и переживу еще больше. Когда ты станешь дряхлым стариком, я все еще буду молода, и это ужасно.
        - А если я найду эликсир вечной молодости? - в моих глазах загорелся огонь страсти.
        - Нет, - она встала с кровати и отошла к окну. - Нам никогда не быть вместе. Оставь меня, Ди. Я никогда не отрекусь от бессмертия. А ты никогда его не найдешь. Давай о другом. Я все никак не могу рассказать тебе, что последние две недели творится в нашем замке. А это, поверь, интересно.
        Она подбежала ко мне и провела рукой по лбу. Я хотел было заговорить с ней о любви, но что-то неосязаемое мешало мне сделать это. Язык становился тяжелым, словно свинцом налитым, а в памяти не могли всплыть нужные слова. Околдовала, эльфийка.
        - Значит, так, стоило мне выпустить твою подопытную из комнаты, она явилась в тронный зал и велела устроить ей аудиенцию.
        Ради Марии Нюкукулюэль пришлось устраивать шикарный прием, сравнимый только с тысячелетними юбилеями хозяйки замка. В иной обстановке Сусанина просто отказывалась говорить с почтенными длинноухими.

* * *
        Я была раздосадована тем, что мне сказала хозяйка. Ди лежал без сознания, и к нему запрещалось заходить. Блин, как в реанимации. Что же с ним такое случилось, раз он впал в кому? Я была очень осторожна с колдуном, не обижала его, не била, по голове палкой не стукала, а он вот так серьезно заболел. Не мог же он замерзнуть на морозе, по которому мы летели на дракончике. Хотя, кто его знает, он же не русский, не переживал минус тридцати четырех по Цельсию каждую зиму. Впрочем, Нюкукулюэль строго-настрого запретила мне заходить в спальню к волшебнику, пока тот не придет в себя. А ждать этого радостного момента можно было несколько месяцев, если верить словам эльфийки.
        - Да что с ним? - не унималась я.
        - Все хорошо, переутомление мага, обычная история в Фуфляндии, - ласково ответила мне она.
        Допустим. А потом ушастая решила познакомиться со мной поближе, и я предложила сделать это на большом балу. Так мне хотелось потанцевать с очаровательными эльфами…
        Торжество было назначено на следующий день. А пока мне лучшие портнихи Нюкукулюэль шили платье с вышивкой из нитей лунного света.
        Пока мое тело не было нужно для примерок, я гуляла по высоким комнатам бескрайнего дворца гостеприимной хозяйки. Я успела познакомиться с двумя десятками разных эльфов, а также узнать о наболевшем. Но о пророчестве я ни слова не сказала: оставляла на вечер.
        Я еле дождалась алого заката, когда меня из моей комнаты в тронный зал пришел проводить прекрасный эльф Сораниэль. Если бы я не была влюблена в Димиана, то отдала бы ему руку и сердце. Меня сводили с ума его светло-голубые волосы, перехваченные белой ленточкой в конский хвост, а в его янтарных глазах читалось столько нежности и ласки, что любая девушка расплылась бы от счастья. В дополнение к симпатичному лицу, он был статен и носил со вкусом подобранную одежду - изумрудное платье до пят с мелкими серебристыми вышивками. А его голос… о, нужно попасть в Фуфляндию, чтобы только услышать этот мягкий тенор. Если бы Сора был певцом, то число его фанаток зашкаливало бы.
        - Вы готовы, о прекрасная Мария? - спросил меня эльф, когда я крутилась у зеркала, подбирая полы своего платья.
        Конечно, замуж в такой ночнушке я бы не пошла, но для эльфийского дворца - как раз модная шмотка. Мне сшили длинное белое платье с широкими прозрачными рукавами, и будь у меня длинные уши и прямые волосы, точно от эльфа никто б не отличил.
        - Да-да, сейчас, - краснея, торопилась я.
        Но Сора смиренно ждал меня. Неужели эльфийские девушки такие же нерасторопные? Хотя… куда им гнаться? Это у нас, людей, восемьдесят лет - и жизнь закончилась, а у них десятки тысяч лет впереди, все успеют. Поэтому и настолько длинны их имена и песни, а жизнь течет размеренно, никуда не торопясь. Хотела бы я иметь вечную жизнь, пересмотреть все голливудские фильмы, перечитать любовные романы по три раза каждый, объездить все курорты и позагорать по году на каждом, а потом… еще бы чего придумала. Но почему-то не мне дана вечная жизнь, а этим ушастым, которые дальше своего замка и выходить не хотят.
        - Ну все, я готова, - развернулась к Сораниэлю на каблуках и, не удержавшись, бухнулась в его объятья.
        Наши глаза встретились, и я еще раз поймала себя на мысли, что влюбилась в этого тысячелетнего красавчика. Честно, хочу такого мужа, а по жизни попадаются только лысые, прыщавые или рокеры.
        - Нюкукулюэль нас давно уже ждет, - взял он меня под руку и повел в тронный зал.
        Очутившись в комнатище для аудиенций эльфийской принцессы, я почувствовала себя надевшей очки для просмотра стереофильмов или даже виртуальный шлем (типа того, что есть у моего брата). Я стояла в комнате сто на сто метров и высотой она была не меньше. Под сводами летали райские птицы, а по колоннам вниз спускались разноцветные вьюны. Миллионы мелких ярких деталек украшали неимоверно большой зал, пестрота радовала, но и угнетала. А еще вокруг сотни красивейших лиц, в каждое из которых не составляет труда влюбиться с первого взгляда: Сораниэль, Кенидиэнь, Тентакруэль, Фураэль, Частерпинэль и прочие… их имена как песни, их лица - идеалы, они сами - бессмертные эльфы, мечта любой женщины. О, старые девы, если вы не можете найти себе жениха, приезжайте в Лутиниэль, на выставку мужчин вашей мечты, всем найдется по вкусу. Причем, смею заметить, все эльфы были хорошо воспитаны и не были рокерами и металлистами. Но об этом чуть позже.
        В зале звучала красивая музыка. Нет, то были не режущие слух звуки скрипки, не сомнительные завывания труб органа и даже не истошные вопли труб. Звуки, как мне показалось, издавала сама природа, создавшая зал для аудиенций. То ли это пели птицы, то ли от слабого ветерка, создаваемого при ходьбе, шептали листья, то ли стрекотали кузнечики и взмахивали яркими крылышками бабочки. Конечно, до российской эстрады далеко, но все равно красиво. Я же умею ценить красоту, особенно, если нахожусь в замке у эльфов. А то если я их обижусь, заберут они моего Димиана и не вернут обратно. Что я тогда делать буду? Он же мой жених.
        Эльфийская принцесса разговаривала со всеми, кого встречала. Как я поняла, подобные пиршества устраивались в ее дворце не впервые, и эльфы использовали сие событие исключительно для налаживания дипломатических контактов.
        А когда Нюкукулюэль вышла в центр зала, все смолкли, а я протиснулась в первый ряд, чтобы в такой большой толпе красавчиков меня не потеряли. Чувствовала я себя в этакой компании просто нескладной уродиной.
        - Уважаемые братья и сестры! - громко, без микрофона, на весь зал произнесла Нюкукулюэль. - Рада приветствовать вас на еще одном нашем собрании. В первую очередь я хочу объявить о браках, заключающихся сегодняшним вечером.
        Темноволосая служанка в малиновом платье поднесла хозяйке свиток, и та, сорвав печать, развернула написанную грамоту.
        - Именем пресветлого эльфа Натаниэля и его прекрасной супруги Сильмадиэль, именем мудрейшего Гедилирэля и сильнейшего Шушдитисэля…
        Легко, без единой запинки Нюкукулюэль читала сложнейшие имена и витиеватые фразы, и только через полчаса она перешла к сути вопроса: она вызывала в центр зала влюбленные эльфийские пары и объявляла их мужем и женой. Меня несказанно удивило и то, что некоторые молодожены оказались однополыми. Чаще всего в браки вступали по двое мужчин, и только три пары из двух десятков были разнополые.
        - У вас что, столько геев? - любопытно глядя в глаза Сораниэлю, спросила я.
        По толпе пошел смешок. Как ни странно, но эльфы прекрасно знали слово "гей", а вскоре и объяснили мне, что браки у них - вовсе не то, что у людей. Женились эльфы не всегда по любви. То есть, те разнополые пары, да, традиционно, чтобы родить своего единственного ребенка и делить друг с другом и радость, и горе. Остальные же сделали это для того, чтобы переписать часть нажитых за тысячи лет богатств на супруга. Так как большинство эльфиек хотело замуж по любви, фиктивные браки приходилось заключать именно с существами своего же пола, то есть, с мужчинами. Будучи женатыми, эльфы спускали нажитые богатства, которые заполонили весь их дом, а потом разводились и начинали жизнь с белого листа. Делали они это до тех пор, пока не встречали своей возлюбленной.
        Интересный, надо сказать, подход к жизни.
        Когда церемония бракосочетания закончилась, вновь заиграла музыка. Сора пригласил меня на танец, и мы долго кружились в ритме эльфийского вальса, а потом он отвел меня в бар, и мы пили крепкое красное вино.
        - А теперь я хотела бы представить нашу уважаемую гостью, Марию Сусанину! - голос Нюкукулюэль зазвучал так неожиданно, что я выронила бокал с вином и посадила на белоснежном платье несмываемое за минуту пятно.
        Я прищелкнула пальцами, чтобы убрать пятно с помощью магии, но ничего не произошло. Видимо, сильно я истощилась, что магия не слушается моих мыслей. Надо будет следующий раз поаккуратнее. Неужели процесс уменьшения дракона в размерах требует так много энергии. Не верю. Но… Димиан придет в себя, я его и спрошу.
        - Что случилось? - Сора заметил мое смущение и провел рукой по пятну.
        К моему счастью, шелк снова принял белый цвет, и я смело могла бежать в центр зала.
        - Я тебя заждалась, - улыбнувшись, сказала Нюкуку, когда я, расталкивая толпу эльфов, вывалилась на так называемую сцену.
        Чудесное эльфийское вино ударило мне в голову, и я чувствовала, что была пьяна до такой степени, что не могла контролировать ни действия, ни язык. Хотя… я была не прочь выпить еще один сосуд с этим прекрасным напитком.
        - Здравствуйте, почтенные эльфы, я Избранная пророчеством Мария Сусанина из Южного Бутова! - представилась я в той пафосной манере, которую любили эльфы.
        В ответ мне раздались оглушительные аплодисменты.
        - Я пришла к вам со спасительной миссией.
        Ропот в толпе. Такое чувство, что их как и гномов спасать не нужно.
        - Прорицательница Кассандрия поведала мне, когда была в трансе, - я решила-таки продолжить, вдруг угнетенные Властелином Тьмы эльфы уже забыли о своем тысячелетнем светлом прошлом.
        Мне показалось, что все начали переглядываться и хихикать.
        - Она поведала мне, что два года назад, после нападения на Фуфляндию Властелина Тьмы, эльфы разучились петь, что они слагают баллады, а исполнить их не могут. И голос будто ушастые потеряли, и слух. И что я призвана в этот мир, чтобы спасти несчастных. Я заново научу вас петь!
        Хохот стал мне ответом на мое заявление. Как грубо и некультурно. Я расплакалась.
        И только Нюкукулюэль обняла меня за плечи:
        - Не расстраивайся, Мари, все будет хорошо. Они просто боятся своих голосов.
        И это вселило в меня новые силы.
        - Значит так, - я вышла вперед и встала на цыпочки, чтобы казаться как можно выше. А то с моим метр-семьдесят в компании эльфов чувствуешь себя коротышкой. - Я научу десять добровольцев петь на публику.
        Никто не отзывался на мои призывы. И только Сора несмело поднял руку:
        - Можно, я буду первым?
        Нюкукулюэль кивнула, и эльф встал по правую руку от меня.
        - Еще девять мужчин эльфийского племени могут научиться петь у Избранной из Южного Бутова! - словно пиарщик на площади, тараторила я.
        Да-да, стоило одному согласиться на эксперимент, как остальных девять мне пришлось выбирать по жребию. Тем, кому не повезло, пришлось стать зрителями моего непревзойденного проекта, а Нюкукулюэль - его директором. Потому что я взяла себе самую главную роль - продюсера!

* * *
        - Вот так она отобрала себе девять самых очаровательных эльфов, - рассказывала мне Нюкуку. - Если бы я вовремя не шепнула Сораниэлю по мыслесвязи, чтобы он согласился, неизвестно, чем бы все закончилось. На самом деле, я была просто заинтригована предложением. И, несмотря на тот бред, что несла эта девочка, решила посмотреть, как она собралась развлечь тысячелетних эльфов.
        Ушастые даже без моей подсказки поступили правильно. Они приняли игру. Да, помянула Нюкукулюэль и о Зине Лесовой, два года назад свалившейся на не знавшие горя головы эльфов.
        Она, как и моя подопечная, пыталась закрутить роман с одним из ушастых, Лекавриэлем. Ходили слухи, что девушка в своих отношениях с эльфом зашла очень далеко. И что их прогулки под луной и плавание на лодке по пруду - это всего лишь невинные развлечения для отведения глаз остальных жителей Лутиниэля.
        Зина попала сюда раненой, Кириллиус недосмотрел за своей подопечной, и на нее напала стайка гарпий в Медведном лесу. Зная об этом случае, я предусмотрительно провел свою Марию стороной от этого места. В общем, что вспоминать о не самых лучших временах жизни Фуфляндии.
        - Она считает себя мудрее нас, - хихикала Нюкукулюэль, усевшись на краешек моей постели. - Ты только представь, Ди, если на нас взаправду нападет Властелин Тьмы!…
        А ничего не произойдет. Эльфы - пресветлые создания. Их лучшие кузнецы уже не первое тысячелетие умеют ковать стрелы Света. И не зря вооруженный ими эльф считается самым опасным противником. Попади такая стрела хотя бы в запястье любому из созданий Тьмы, он погибнет. Даже если предположить, что Властелин - сильнейший из всех своих созданий, то ему достаточно десятка стрел в сердце и еще дюжины в остальные части тела, чтобы умереть. Подобное эльфам устроить не проблема. И, конечно, после такой скучной битвы эльфы вовсе не потеряют голоса и слуха.
        - Но я еще никогда так не развлекалась! - похвасталась эльфийская принцесса.
        - Да что она устроила? - с нетерпением спросил я, чуть не выскочив из постели и не побежав разыскивать Марию собственноручно.
        - Я ставлю магический замок на тесную комнату, она там запирается с десятью эльфами и…
        Мне уже стало смешно.
        - Фу, какие вы люди пошлые, - отмахнулась моя возлюбленная, - они там разучивают песни, Мари рассказывает им, что такое человеческие ноты, и они, взяв листочки в руки, начинают петь. О, слышал бы ты те слова, которые она заставляет произносить прекраснейших мужей эльфийского замка. Не знаю, как остальные собратья, но мне весело это все слушать. А завтра… она объявила конкурс. Я думаю, если ты пошел на поправку, то тебе не составит труда прийти в зал для аудиенций и посмотреть на это…
        Любопытство разгорелось во мне с нешуточной силой. Я буду есть за десятерых, чтобы найти в себе силы подняться с постели и посмотреть на развлечение, устроенное Марией.
        В тот вечер я впервые встал с кровати. Ноги слушались меня плохо, но я чувствовал, что могу помаленьку колдовать. Я достал из ящика бумагу и перечитал все, что написал по работе. Осталось пять месяцев до защиты работы, а у меня - двадцать страниц какого-то несуразного текста. Надо работать, и я решил, раз мое здоровье пошло на поправку, то всю ночь буду писать о характере Марии. Да, не мешало бы еще узнать побольше о том проекте, что она устроила у эльфов в мое болезненное отсутствие. Но это уже дело техники. Завтра концерт, и я все увижу собственными глазами.
        Я оделся и решил выйти на свежий воздух. Перламутровые листья эльфийских деревьев светились при луне, ветра не было, и в саду - ни шороха. Тишина угнетала, но и помогала окунуться с головой в мысли. Я смотрел на плывущие по синему небу черные облака, края которых ослепляли своей белизной. И чем ближе подплывало сие черное пятно к луне, тем невозможнее становилось смотреть на него. Звезды мерцали и гасли, снова загорались, и опять потухали. Словно они сошли с ума.
        И тут истошный мужской крик нарушил ночное спосойствие:
        - Нас не догоняяяяят! - дико вопил кто-то в самой высокой башне эльфийского замка.
        - И вот так каждую ночь, - услышал я за спиной грустный голос Нюкукулюэль. - И еще две недели терпеть.
        - А что это значит? - не понял я.
        - Песни разучивают. Мария считает, что она помогает эльфам научиться петь лучше.
        - А я уж было подумал, что прекраснейшая Нюкукулюэль привела в свой замок толпу пьяных мужиков из человеческих королевств.
        В ответ на мою шуточку она отмахнулась.
        - Знаешь, Ди, мне нужна твоя помощь, не то культура эльфов превратится вот в это…

* * *
        - Море зовет, волна поет, а мы такие загораем, ой-о, море зовет… - напевала я перед Сораниэлем, а тот пытался заучить слова веселой песенки.
        - А откуда простая смертная знает столько баллад? - зевнул в углу Урюдлирэль.
        - Телик смотреть надо… - бросила я ему, а потом снова переключилась на Сораниэля, - ты у нас завтра номинант, не опозорься, не то команда выгонит из проекта именно тебя.
        - А мы и так ждем не дождемся, когда его выгоним, - фыркнул Нунувимэль, - вылез первым, а нам теперь эти недостойные песни петь! Мария, вы хоть задумывались над словами? Все, что тебя касается, все, что меня касается, все только начинается! Мне стыдно такое даже перед зеркалом произносить, не то, что перед всем Лутиниэлем!
        - Тогда в номинации будешь ты, а не Сора! - психанула я.
        Ох, не знала я, что творческие личности такие неуравновешенные. Что не по их, так сразу: "Я ухожу с фабрики!". Ага, сейчас! Если я не раскручу в Лутиниэле свой проект, Фуфляндии грозит культурная безграмотность, а Избранная такого допустить не может.
        Жаль, что мои магические силы истощились до такой степени, что я даже замок не могу поставить, и все время приходится просить Нюкукулюэль запирать меня наедине с эльфами и арфой в одной комнате.
        На третью репетицию эти десять ушастых меня так достали, что я им пообещала устроить номинацию на первом же концерте, и все десять участников захотели быть выгнанными из проекта.
        Ага, щаз! Чтобы я лишилась сразу всех красавчиков, не научив их премудростям лучших реалити-шоу. Какие эти эльфы вредные и противные. Неужели у Яны Чуриковой работа была такой же нелегкой, как и у меня. Надо будет спросить у Димы Колдуна, когда он придет в себя, как ему жилось на "фабрике" и сколько раз он хотел оттуда сбежать. Опыт, знаете ли. Свое шоу я и так решила провести по укороченной программе - три дня между номинациями - как раз за месяц укладывались в определении победителя мероприятия и лучших песен ближайшего тысячелетия.
        Да-да, как ни прискорбно это звучит, но мне не удастся поучаствовать в следующем таком шоу: жизнь эльфов не сравнима с человеческой.
        Перед своим первым концертом я психовала еще больше, чем мои подопечные. Да, меня пообещали подвесить, убить стрелой Света, сделать служанкой Нюкукулюэль и выдать замуж за орка Дупеля (ну и имечко!), когда я закончу свои позорные игрища. Но, это всего-навсего начало, когда эльфы войдут в раж и проникнутся прекраснейшими песнями, они возьмут свои слова обратно.
        Хотя, и я пошла на хитрость. На своем первом концерте мальчики пели старинные баллады о птице Фуф, в честь которой мирок и назван Фуфляндией (а что, кто-то думал, будто название пошло от слова "фуфло"?). Были в репертуаре и гимны легендарным героям. Да, я запомнила ритмы этих песен и решила по ночам писать такую же о своих подвигах, чтобы дать текст для исполнения финалистом Машкиной Фабрики.
        Эльфы собрались в зале как на праздник. Нюкукулюэль расставила с дюжину рядов стульев, и сама устроилась рядом со мной в первом ряду.
        - Как Ди? - первое, что я спросила ее.
        - Спит, как он придет в себя, я тебе сразу дам знать…
        Я кивнула, и, спустя несколько секунд, встала и объявила о начале первого концерта "Машкиной Фабрики". О, как тащились эльфы по своим балладам, зато я чуть не уснула на первой же: "О птица Фуф, ты покровитель наш, когда ты магию нам дашь…" Канючат и ноют, вымогают и подвывают, невозможно. Я допустила эти номера в эфир только из уважения к эльфам. А еще я сделала это для того, чтобы ушастые почувствовали разницу между своей тягомотиной и настоящими хитами.
        Зато когда на сцене появился Сора с крылатыми нимфами на подтанцовке и заголосил: "Море зовет, волна поет", - слушатели покатились от хохота. Я смутилась. Что-то странно, эту песню ни один нормальный зритель так неадекватно не воспринимал. Ладно, прокол, больше про Сочи не поем. Такой же позор ждал и песенку "Лондон-Париж, голуби вверх, блики крыш…", исполненную эльфом с невыговариваемым именем. Когда этот пухленький экземплярчик в длинной серой мантии появился на сцене, на фоне нарисованной мной картинки с Эйфелевой башней и Биг-Беном, даже Нюкукулюэль не смогла сдержаться, и хохот стал частью фонограммы. Им смешно, а мне несчастного толстячка пришлось потом после концерта успокаивать, что народ ему банально завидовал и поэтому так отреагировал на его гениальную песню.
        - А что такое Лондон?
        - Это столица Франции, - блеснула я эрудированностью.
        - А Париж - это тоже город?
        - Ага, столица Англии, - не без улыбки заметила я.
        - А что это за миры такие?
        - Очень далекие и очень волшебные, если выиграешь "Машкину Фабрику", я тебя туда отвезу!
        Я прекрасно знала, что если публика будет так относиться к исполненным толстячком песням, то он вылетит на первой же номинации, и я буду свободна от своих клятв.
        И подобный разговор пришлось провести с каждым обсмеянным эльфом. Половина участников чуть не сбежала с моего мероприятия в знак солидарности с освободившимся от фабричных обязанностей Нунувимэлем, который, исполняя свою "Все, что тебя касается", облапал весь первый ряд. А что такого, показываю то, о чем пою, отличный прием, им даже акыны пользовались! Но эльфам и это пришлось не по душе и они не проголосовали за этого исполнителя.
        О, как он был счастлив. Ничего, скоро плакать будет, что так быстро вылетел.
        После первого концерта я сделала следующие выводы.
        - Эльфам нравятся нудные песенки. Надо будет припомнить репертуар Юли Савичевой и переложить его под мужской вокал.
        - Акын тут не в моде. Ни в коем случае нельзя показывать то, о чем ты поешь.
        - Костюмы не соответствуют исполняемым текстам, отчего со стороны смотрится смешно.
        На ошибках учатся. И через три дня я обещала себе подготовить оставшихся девять эльфов по новой схеме.
        На третьем выпуске "Машкиной фабрики", что проходил через неделю после моего прибытия, уже никто не смеялся и все воспринимали меня всерьез. И подопечные мои с большим энтузиазмом разучивали хиты российской и даже зарубежной эстрады. Только одну песню, "Work Your Magic", я не выдавала никому, потому что берегла ее на тот случай, что Димиан придет в себя и сам исполнит ее перед эльфами.
        Чем дальше я уходила в своем проекте, тем больше аксессуаров мне требовалось: гитары, гармошки, модные костюмы. Девушки, танцующие с одной моей сумочкой в моей розовой мини, уже наскучили не только публике, но и мне. Но магическая сила никак не хотела возвращаться ко мне. Будто кто-то устроил мне испытание, что я смогу без магии. Ничего, подавятся, Мария Сусанина справится, только у эльфов будет не такое зажигательное шоу.
        Перед каждой репетицией я пыталась рассказать Нюкукулюэль о том, что я хочу достать из собственного мира на временное пользование, но она разводила руками и ссылалась на то, что подобная магия - не ее специализация, что она - эльф, и честь ей не позволяет воровать предметы в другом мире.
        Вот те на, воровать, а я даже и не задумывалась, если я достаю из другого мира какой-то предмет, то он откуда-то должен пропасть. Ладно, без подобной магии мне все равно тяжело, да и не привлекут меня к суду, ибо не пойман - не вор.
        Я осилила еще два концерта. У меня осталось пять эльфов на подпевке и уйма песен в репертуаре.
        Как и следовало ожидать, красавчики, которые во время работы на "Машкиной Фабрике" не общались со своими собратьями, начали словно губки впитывать лучшие песни российской эстрады. И уже второй эльф, которому нужно было покинуть фабрику, уходил с такой досадой, что все оставшиеся провожали его с крокодиловыми слезами и готовы были обменяться с ним своим правом остаться.
        А в день пятого концерта ко мне пришла Нюкукулюэль в обнимку с еще одним эльфом, точнее, эльфенком. Мальчику, по человеческим меркам, было лет четырнадцать: низенький, болезненный, бледный, с длинными черными волосами и в темно-фиолетовой мантии. Его уши горели от волнения, и он не отрывал взгляда от носков собственных сапог.
        - Познакомьтесь, Мария, Сораниэль, Урюдлирэль, Тентакруэль, Дулириэль и Юапориэль, это ваш новый участник, мой племянник Николиэль.
        А я было подумала, что без протеже обойдется и я сделаю Сораниэля победителем, а теперь все должны плясать вокруг этого недоростка.
        - Ему всего двести лет, поэтому не обижай его, - ласково попросила меня принцесса.
        - А откуда вы взяли его, Нюкукулюэль? -меня гложило любопытство.
        - Он вчера ночью вернулся из путешествия в другой мир, и теперь хочет развлечься, так что, услужи гостеприимной хозяйке, Мария, пожалуйста.
        Делать было нечего, согласилась.
        Но как только дверь за принцессой закрылась, в комнате для репетиций начался полнейший бедлам. Этот тихий юный эльфенок оказался прямой противоположностью созданного им образа. Эх, если бы Нюкукулюэль видела, каким наглецом стал этот двухсотлетний отпрыск после ее ухода, то она собственноручно забрала бы его с собой и выпорола. Но зато, к моему счастью, ему долго не пришлось объяснять правила "Машкиной Фабрики".
        Вот оно - влияние другого мира. Во всех развитых землях такое шоу уже практикуют, а в Фуфляндии до сих пор баллады о Фуфе поют. Это я и поспешила озвучить пятерым взрослым эльфам. Они пристыдились.
        - А это что за песенка? - Нико (а я буду звать отпрыска именно так) залез под подушку, лежавшую у меня на стуле и вытащил самое святое, что у меня было: слова песни Димы Колдуна.
        Work your magic
        I never wanna lose this feeling
        I am able and I'm willing
        Yes, I'm willing
        Он начал напевать, причем, эльф, не знавший мотива попадал в ритм и не врал с истинной мелодией хита. Вот она, волшебная сила искусства!
        Моему гневу не было предела, я представила, как у меня в руках появляется плетка для дрессировки хищников и как я порю ей негодника… и… у меня получилось. Я стояла посреди комнаты и держала именно то, что и представила, а эльфенок сидел неподалеку, держа порванный на две части листок со словами.
        Ничего иного я и подумать не могла: песня - заклинание! Как только кто-то исполняет ее, у меня появляется магическая сила! Отныне я денно и нощно буду напевать любимые куплеты, и у меня больше не возникнет проблем с магией.
        Я даже не знала, радоваться ли возвращению моих способностей или страдать из-за порчи листка со словами моей любимой песни. Я ее знала наизусть, а вот эльфы… ничего, напишу еще разок, мне не жалко! Особенно после того, как я узнала, что песня дает мне колдовские силы. Но для начала я решила проверить, правда ли я снова могу творить чудеса, и переодела Нико в костюм из черной лакированной ткани.
        - Может, ты исполнишь мою любимую песню? - ласково спросила я, проведя рукой по его белоснежной щеке.
        Я представила, что звучит нужная мне фонограмма, и все эльфы заткнули уши. До сих пор все учились петь под местных соловушек, а тут - и синтезаторы зазвучали, и барабаны, и электрогитары.
        Welcome to the night
        And you will see you've got the magic power
        I am on my way, I keep the key to your tower
        You can serve me something really hot
        Call it love or madness
        But you'll get the best of what I've got
        Я не понимала, каким образом эльфенок смог чисто без запинки исполнить первый куплет, практически не глядя на листок. Но он сделал это! Я начала чувствовать силу в себе, и сразу же все пошло как по маслу. Осталось только дождаться выздоровления Димиана.
        - Почтенный Сораниэль, - я услышала тихий шепот Тентакруэля, - но у принцессы никогда не было малолетнего племянника. Что-то недоброе творится в замке.
        - Тут уже больше дюжины дней творится неладное, но никто почему-то не прекратил сего безобразия! - а вот Дулириэль не стеснялся говорить громко.
        Он был прав, я все равно подслушаю их байки. Получается, они мной недовольны. Что за невезуха. Я надеялась только на хорошее воспитание мудрых эльфов, которые, в отличие от гномов, не должны были напасть из-за спины и подставить меня подлым образом. Но в подобные минуты, когда за моей спиной роптали, я вспоминала первые дни работы "Машкиной фабрики", когда меня обещали убить стрелой Света.
        Итак, у меня шесть участников, предпоследний концерт, а через три дня я буду свободна как птица, эльфы будут спасены от культурного беспредела, и мне останется только дожидаться, когда Ди выйдет из комы.
        Сегодня обещало быть феерическое шоу, потому что ко мне вернулись способности, и я могла без особых усилий творить какие угодно спецэффекты.
        Закончив последнюю на сегодня репетицию, я вышла в сад и уселамь под раскидистой розовой яблоней. Подобные деревья росли и в некоторых московских парках, и я представляла, что яблоня в эльфийском замке - маленькая частичка моей родины. Откуда она взялась тут, не могла припомнить даже Нюкукулюэль. Один из людей-садовников посадил, когда грустил о своем мире, или то была Зина Лесова, наколдовавшая кусочек своей родины - никто уже не припомнит.
        Я слушала пение птиц. Да их не научишь хитам, у них другой язык и иная музыка. Как мне не хватало своей родины. Да, не встретишь там на улицах прекрасных эльфов, нет там и Димиана, а его двойник с эстрады - недостижимая картинка с телеэкрана, не умею я пользоваться магией, и спасать мир никто меня там не попросит, но есть там что-то такое, без чего мне тут скучно. То ли этот никчемный бухучет, который я от скуки выучила, то ли родители, то ли Интернет и аська, в которых я готова была пропадать часами. Нет, без всего этого я могла запросто прожить. Я поняла, что не это главное. И что-то много я начала задумываться о смысле жизни. Это блондинкам не положено.
        Большая слеза скатилась по моей щеке, и чья-то нежная рука утерла мне ее. В повернулась и заметила темноглазого эльфенка, держащего в руках большой желтый свиток.
        - Я написал твою любимую песню на несгораемом пергаменте, Мария, - протянул он мне папирус.
        Держите меня семеро, если бы Дима Колдун увидел английский текст своей песни, написанный пером на желтой старинной бумаге, не знаю даже, что бы с парнем было.
        - Спасибо, - улыбнулась я уголками губ и взяла подарок, - а откуда ты ее знаешь?
        Эльфенок пожал плечами и буркнул что-то типа "само на язык прилипло". И убежал. Он не стал смотреть мне в глаза, просто скрылся за густыми зарослями перламутровых кустарников. Таинственное существо этот Нико.
        Я решила оставить этот сюрприз на конец шоу и поначалу выпустила старых участников проекта. У каждого из них уже появились свои фанаты и поклонницы. О, это были первые в истории фэнтези-миров эльфы, которые рисовали постеры "Сораниэль - лучше всех!" или "Дулириэль фанаты тебя не забудут!". Я представила, что у меня имеется простенький диктофон на батарейках, и получив требуемый предмет, принялась записывать все песни в исполнении прекрасных эльфов. Конечно, никто не видел моей деятельности. Вот вернусь в Москву и выложу в Интернет голоса почтенных ушастых. Это же все писатели-фантасты побегут скачивать, да и девочки-фанатки тоже не отстанут. А наши московские любительницы хитов вовсе не так скромны, как эти две молоденькие эльфийки с букетиками ландышей. Эти две стоят у сцены в ожидании толстячка Юапориэля.
        Я, кстати, и не подозревала, что этот бездарный исполнитель, так и не сменивший своего эльфийского платья на модную эстрадную одежду, столь долго продержится в проекте. После его позора с "Лондон-Париж" я отправила его в номинацию в следующем же проекте, записав с ним песню "Что же ты ищешь, мальчик-бродяга"? Как мне казалось, образ странника совсем не подходит этому певцу, но девушки-эльфийки решили иначе, и оставили этого парня в проекте. Тогда я решила проявить настойчивость и выгнать его на следующем концерте. Одним словом, на третьей неудачной номинации я поняла - любимчика публики не получится так просто убрать.
        Зато сам Юапориэль был мне благодарен. Оказывается, до моего проекта он прожил целых пятьсот лет и так не встретил эльфийку своей мечты. А после концертов к нему приходило знакомиться столько молоденьких девушек, что несчастный толстячок страдал уже по другому поводу: с какой из них связать свою судьбу. Вот так я помогла славному парню найти свое место в жизни, а меня еще ругают, будто я развращаю эльфов неправильными песнями и петь их разучила. Ну как можно разучить петь того, кто от рождения имеет слух и голос? Вот и я о том же!
        В общем, концерт сегодня был славный. Никто не смеялся, все с упоением слушали лирические песни, а Нюкукулюэль была вне себя от счастья, и все время спрашивала, когда же на сцене появится Нико. А я молчала, пусть понервничает. Тем более, ее племянника с восхитительной песней я оставила напоследок.
        И вот настал момент истины, все пятеро эльфов исполнили свои песни, девушки-зрительницы уже было собрались голосовать, когда я вышла на сцену и объявила еще один номер.
        Я хлопнула в ладоши, и зал наполнила яркая музыка фонограммы Димы Колдуна. Нет, я не стала обеспечивать подтанцовку или инсценировать клип, я решила: пусть эльфы вслушаются в красивый текст этой песни.
        - Кстати, ко мне вернулась моя сила, когда Николиэль спел припев!
        - Поздравляю, - лисья улыбка скользнула по лицу принцессы.
        О, я готова слушать эту песню сотни раз напролет. Я включила плеер и закрыла глаза. На месте Нико я представляла истинного исполнителя, и мне вдруг начало казаться, что у протеже Нюкукулюэль голос точь-в-точь как у Колдуна.
        - Baby, work your magic, - подвывала я на своем кресле, потому что я сама не умела петь…
        И тут случилось нечто такое, чего я не ожидала. Нико так увлекся пением, что не заметил конца сцены и споткнулся. Фонограмма продолжала играть, но песня не лилась рекой. Я подбежала к эльфенку, свалившемуся ничком, и взяла его за руку.
        - Нико, все в порядке?
        - Ну и балаган ты устроила, Мария…
        Моя челюсть устремилась по направлению к полу. На меня смотрел вовсе не малолетний племянничек Нюкуку, а мой возлюбленный, маг Димиан…

* * *
        Что поделаешь, я решил немного пошутить над своей подопечной. Я заподозрил, что она обнаружит мое присутствие в тот момент, когда я первый раз исполню ее молитву. Нет, она поверила в чудо. Я думал, что она меня рассекретит, когда у нее вдруг снова появится магия, так нет же, она все списала на молитву. Я хотел открыться ей в саду перед концертом, а потом у меня в мысли закралась идея - открыть себя на концерте.
        Как выяснилось при исполнении - не очень удачная. Да, я очень художественно упал со сцены и очень качественно разбил лоб. Мне очень понравилось, когда перепуганная вусмерть Мария подбежала ко мне, чуть не плача. А вот тут я чуть не прокололся и не предстал перед ней в своей истинной личине.
        - Ой, Димиан! - заорала она, перекрикивая фонограмму.
        - Я уже двадцать пять лет как Димиан, можно не кричать, - буркнул я, поднимаясь и отряхиваясь.
        Эльфийская публика негодовала. Нюкукулюэль подбежала к нам, причитая, что больше всего этот безумный проект надоел ей, потому что проводится он не где-то там, а в ее доме. Как мне жалко возлюбленную, надо же было Мари прилететь на драконе именно сюда.
        - Тихо! - Сусанина решила взять власть в свои руки. - На сегодня проект окончен, никого сегодня не выгоняем! Все пять участников приглашаются для участия в завтрашнем финале.
        - Ди-ми-ан! Ди-ми-ан! - скандировала публика.
        Вот уж не думал, что стану знаменитостью у эльфов.
        - Их бы на "Евровидение", Колдун бы первое место занял, - мечтательно глядя в потолок, произнесла Мари.
        Из ее слов я ничего толком не понял, вестимо, это были ее девичьи мечты, оставшиеся за гранью моего мировоззрения.
        Мы втроем: я, Мари и моя любимая принцесса покинули зал для аудиенций и вышли в сад. Вечерело, по небу плыли малиновые облака, и на темнеющем фоне проявлялся белый силуэт луны. Было свежо и приятно.
        - Ди, хорошо, что ты поправился, но нам придется задержаться до завтра, чтобы я могла объявить победителя "Машкиной Фабрики".
        Я посмотрел, какую гримасу при этом скорчила Нюкуку, и мне стало жалко принцессу. Если мы этой же ночью не покинем ее замок, назавтра от глупенькой моей подопечной ничего не останется.
        - Слушай, а не хочешь ли вампирчиков петь научить? - предложил девушке я явно не без задней мысли.
        У меня в голове вдруг родилась идея: если кровопийцы покусают Сусанину, то мне вряд ли придется отвечать за ее гибель, особенно если в момент кровопития я притворюсь раненым или упавшим в обморок. Я добрый волшебник, но и меня можно довести до ручки. Мне хватило того, что эта ненормальная унизила орков и эльфов, слава Богам, до гномов ей добраться не довелось, но зато она подчинила себе слабовольную жертву Зины Лесовой, известной в округе мерисью.
        И тут словно молния меня поразила мысль: а что, если Мари и есть заказанная мной на Транс-поляне нечисть? Если судить по легендам о Зине, та не сильно отличалась характером и замашками от Сусаниной. О, удача. Даже если я вру, то не сильно ошибаюсь. Значит, сегодня мы уезжаем из Лутиниэля, а в вампирской деревне я все равно ночами спать буду бояться, вот и напишу дипломную работу и побыстрее сдам Сусанину магистрам или Томиусу, наконец.
        - О чем ты задумался, Ди?
        Игривый взгляд зеленых глаз вернул меня из теоретического поля в лирическое. Она в меня еще и влюблена. И с этим надо что-то делать. Если Нюкукулюэль узнает о чувствах Мари, то она быстро сосватает за меня эту сумасшедшую, что мне очень не хотелось.
        - Да так, я решал для себя, когда нам лучше отправиться к вампирам: этой ночью или следующей.
        - Ты еще думаешь!? - возмутилась Мария. - Конечно, завтра! Как же наш концерт.
        Я обнял ее за талию и как можно более нежным голосом заявил:
        - Ты посмотри на луну, Мари…
        - Романтичнооооо, - протянула она, и я заметил на лице у Нюкуку нежную улыбку.
        Точно, моя любимая принцесса решила женить меня на этой… для которой у меня и эпитетов-то в лексиконе не имеется.
        - Не в этом дело, Мари, через несколько дней - полнолуние, и тогда вампиры особенно опасны.
        - Значит, нам надо попасть к ним через несколько дней!
        Я так и знал, что в голове у этой девушки все, что угодно, но не мозги. Но я продолжал хитрить.
        - Вот поэтому нам и надо уехать сегодня, потому что если мы покинем замок Нюкукулюэль завтра, то мы не успеем попасть к вампирам в день апогея их злобы.
        Есть! Я добился требуемого эффекта, и лицо девушки погрустнело. Да, она не успевала доиграть в свою "Машкину Фабрику", чтобы попасть к вампирам в требуемый срок. Я аккуратненько блокировал в ее голове мысль о полете на драконе, который мог перенести ее в соседнее королевство за несколько часов, и Мари согласилась уехать из замка сегодня же.
        Она побежала собирать вещи, а я остался наедине с Нюкукулюэль, чего я больше всего на свете и желал.
        - Прости, что так получилось, но таково мое задание. Надеюсь, мы не сильно разрушили жизнь почтенных эльфов.
        - Что ты, дорогой… - она прижималась к моей груди, и большего мне для счастья не надо было. - Мы отлично провели время с Марией. Я раньше никогда не слышала такого плохого пения. И теперь, каждый раз на уроках музыки, думаю, наставница будет говорить ребятам: "Кто плохо будет учиться, отдам на Машкину фабрику"! Уж мы-то сложим подобающую легенду о твоей подопечной.
        Я не сомневался, что эльфы в долгу не останутся и не простят позора. А у меня, благодаря песенному проекту Мари, дипломная работа станет толще на целую главу.
        - Когда я приеду в следующий раз, - я поцеловал ее тонкие бледные губы, - мы с тобой поженимся.
        - Выбрось из головы эту чушь, - Нюкукулюэль оттолкнула меня. - Я никогда не лишусь бессмертия. Ты никогда не станешь моим мужем. Я не хочу, чтобы у меня был муж-игрушка на пятьдесят лет. Я выйду только за эльфа.
        - Ты жестока.
        - Нет, я люблю Сораниэля, - сказала как отрезала, - уже двести лет. И ты… ты просто мой лучший друг.
        Она прижалась холодными влажными губами к моему лбу. И я почувствовал, что так оно и есть. Не может человек любить эльфа. Не найдет в себе силы эльф стать человеком. Так надо, мы расстанемся. И если когда-нибудь свидимся, то будем вспоминать друг о друге как о хороших друзьях. Но я до конца дней своих буду хранить в глубине души ее идеальный образ, и вряд ли я когда-нибудь буду счастлив с человеческой женщиной.
        Переделать Марию Сусанину? Найти ей счастье? Я вспомнил, что видел в глубине ее зеленых глаз. Нет, у меня не получится наладить то, что сломалось в самом детстве. Эта девушка с завышенной самооценкой вряд ли пригодна для перевоспитания. А такая, какая она сейчас, она мне абсолютно не нравится.
        - А я - тебя, - от любви не так-то просто избавиться.
        - Ты хочешь, чтобы я прочитала заклинания забытья? - она положила голову мне на плечо. - Тогда ты ни разу не вспомнишь обо мне и часть твоей жизни окажется вычеркнутой из полотна бытия. Тебе решать.
        - Ладно, если нужно расстаться, так и будет, - я отпустил ее длинные пальцы.
        Что-то оборвалось во мне в тот вечер. Но я сделал свой выбор. Я ее слишком сильно любил, чтобы забыть.
        К полуночи Мария собрала все свои вещи и даже, о, чудо, запрягла обоих лошадей. Да, первым же делом, когда я пришел в себя, я верную иллюзию на Муму, чтобы не расстраивать девушку, а позже со знанием дела уверил ее, что то злой колдун-недоучка превратил ее лошадку в некрасивую корову. Конечно же, Мари поверила каждому моему слову и пообещала отомстить негоднику. О, я уже и жертву подобрал. Есть у меня один недруг, которого отчислили из школы на втором курсе. Давно хотел ему насолить, а такой подлости, как Мария Сусанина Церес от меня не ожидает. Если наши пути пересекутся в замке у Фуфлориана, то обязательно устрою этому негоднику головомойку, а потом внесу хронику событий в рукопись дипломной работы.
        - Очень жаль, - Мари обнималась с дракончиком, - но нам пора расстаться. Ты же не сможешь унести нас и коняшек.
        - А еще я люблю горы, - грустным басом простонал Торбо.
        - Тогда прилетай к скале, где прикован Властелин Тьмы, - заявила иномирянка, - мы там будем через пару недель. Там мне придется с тобой попрощаться, потому что я отправлюсь в Москву. Да и мало ли что может случиться в тех горах. Договорились?
        Дракон на редкость легко согласился. Будто бы он тоже принял вызов и играл с девушкой в обманы.
        Они попрощались, и дракон, на прощание взмахнув крылом, скрылся за горизонтом.
        Вскоре и мы, оседлав, кто верного скакуна, а кто - крупный рогатый скот, двинулись к выходу. Меня все не отпускала мысль о романе Нюкукулюэль с Сораниэлем. Никогда не замечал, чтобы эльфийка была к нему неравнодушна. Наверное, она врала… И это была ложь во имя спасения моей души. Я немало читал о несчастных браках эльфов и людей, но сам поддался чарам бессмертной красавицы.
        - Жаль, что мы не закрыли "Машкину Фабрику", - глядя на звезды, сказала моя подопытная.
        "И это очень хорошо, что ты хоть здесь не стала называть победителя", - подумал я. Но вслух ничего говорить не стал.
        У самых ворот нас догнала принцесса.
        - Мари, я понимаю, что ты торопишься, но завтра я обещаю, что назову победителя твоего проекта. Как ты и хотела, им будет Сораниэль. А второе место я отдам любителю публики. Да, песня "Лондон-Париж" очень понравилась нашим девочкам.
        - Я рада, - искренне улыбнулась Мари, не спуская горящих глаз с эльфийки.
        - Если судьба еще раз забросит в эльфийские леса, считай, что я пригласила тебя в гости.
        - Обязательно! - она помахала рукой моей возлюбленной, будто за эти две недели они успели стать закадычными подругами.
        И только фраза, которую кинула мне Нюкукулюэль, говорила обо всех ее истинных чувствах к этой девушке: "Какое счастье, что она уехала! Ди, сделай так, чтобы она не возвращалась!"
        Какое счастье, что Нюкуку больше не увидит этой ненормальной, а мне еще как минимум полмесяца развлекать эту девушку на просторах Фуфляндии.
        Курс наш лежал на восток, и следующим замком, где нам суждено было остановиться на неизвестный период времени, была принадлежащая вампирам Розерштадт.
        Я вздохнул, предвидя очередное нелегкое путешествие, и пришпорил скакуна, потому что шустрая корова моей спутницы убежала неприлично далеко.
        Глава 6. Кипящая кровь
        К утру третьего дня нашего пути перламутровых деревьев становилось все меньше, а к обеду мы вышли в залитую солнцем ярко-зеленую степь. Я вытащила из сумочки солнцезащитные очки и надела их, и сразу стало намного приятнее смотреть на вмиг потускневшую траву и темное небо.
        - Это что за артефакт? - любопытничал Димиан.
        - Чтобы солнышко в шары не светило! Хочешь такие же?
        Я прищелкнула пальцами, и тут же в моей руке появилась точная копия моих очков: с такими же сверкающими на солнце стразами и розовыми сердечками. И я протянула результат своей магии любимому Димочке.
        - Это подарок! От меня!
        Он от души поблагодари меня и принял мой щедрый дар.
        - Фу, непривычно, - типичная реакция человека, впервые надевающего очки от солнца.
        - Привыкнешь, вперееед!
        Я пришпорила Муму, и она бросила жевать травку и перешла на рысь.
        - Обогнать меня решила? - крикнул мне в спину Димиан и вскоре обогнал неповоротливую красавицу Муму.
        Но стоило нам зайти за первый же холм, как нас остановили. У нас на пути стояло два высоких человека в черных мантиях. Их длинные темно-синие волосы развевались на ветру, а глаза, как мне показалось, были накрашены несколькими слоями туши.
        Подобных личностей можно легко встретить, например, в московском метро: готы называются. Одеваются во все черное, лицо измалюют так, что хоть в фильмах ужасов их снимай, а на шею навесят с десяток железных амулетов с иероглифами всех стран и народов.
        Только откуда готы в Фуфляндии, я понять не могла. Конечно, если я пришла в этот мир ножками по лестнице, ведущей из метро, то почему бы готам не проделать тот же путь. Сначала я обрадовалась, что портал в мой мир находится где-то рядом, но потом я взгрустнула: я ведь еще не спасла Фуфляндию от последствий нападения Властелина Тьмы. А эти двое, кстати, могли очень легко мне помешать. Готы - темные личности, и Свет им противопоказан.
        - Эй, ребята, прочь с дороги! - крикнула я на стоящих впереди и пришпорила Муму.
        - Пастушка, на корове ездит! - хихикнул один из готов, а второй поддержал его безудержным ржанием.
        И в этот момент я заметила, что уши у этих ребят - не человеческие, а, скорее, эльфийские.
        - Это дроу, - шепнул мне Димиан, - не разговаривай с ними и поехали мимо.
        - Почему?
        - Потом скажу…
        - Эй, краля! - ехидно заметил просмеявшийся эльф. - Куда путь держим?
        - Тебя не касается! - сказала я это с такой гримасой, с которой обычно даю отлуп всяким неадекватным пацанам.
        Ну не нравились мне эти готичные эльфы. Голову на отсечение, они еще и металлисты. А если до них эта тупая рок-музыка не дошла, то… Правильно! Надо их научить любить нормальные песни!
        - Так, вы эльфы? - спросила я, когда Муму поравнялась с дроу.
        - Ну… да, - протянул тот, что стоял справа.
        Я уставилась в его козлиные желтые глаза. Как отличались дроу от их светлых собратьев из Лутиниэля. Прямая противоположность, не иначе. Сограждане Нюкукулюэль были прекрасны и хорошо воспитаны, а эти двое отличались неописуемой наглостью, да и одевались с дурным вкусом.
        - А петь умеете?
        Краем глаза я заметила ужас на лице Димиана. Я хотела начать переговоры с дроу, а этот несносный колдун взял Муму за уздечку и потащил меня дальше по дороге.
        - Мы пограничники, а наш замок, Мирэнэль, находится ниже по течению Клюквянки. И мы не вправе выпустить ни одного путника с эльфийских земель, не досмотрев.
        Вот те на, я к ним с добром, а они - таможня. Я обиженно посмотрела сначала на одного эльфа, потом на другого.
        - Я ничего не везу из Лутиниэля, у меня только личные вещи…
        Сказав это, я посмотрела на Димиана, который бешено смотрел на меня и махал руками, будто я сказала либо что-то не то, либо наболтала много лишнего. Ответ на его жесты пришел сразу же:
        - Значит, от этих светлых ублюдков едете! - фыркнул дроу, стоящий справа. - Ну-ка, Кесэль, проведем их к нашему начальнику.
        Димиан показал мне кулак. Ну все, вляпалась по самые уши. Теперь мне придется не у вампиров гостить, а с темными эльфами разбираться.
        Пограничники взяли наших лошадей за узды и повели нас куда-то в совершенно противоположном нашему пути направлении. Мы шли даже не назад, а куда-то по диагонали, мимо перламутрового леса…
        Время тянулось как резина. Мы с Ди не разговаривали. Он сказал мне, что обиделся. И после этого маг перестал откликаться на любые мои реплики, даже обидные. Он терпел даже то, что я называла его несносным колдуном. И только дроу вечно просили меня перестать ныть.
        Ладно, я на них тоже обиделась. Они не захотели познакомиться, назвали моих лучших друзей из Лутиниэля ублюдками, а теперь еще хотят, чтобы я добровольно к ним в гости явилась.
        Только к вечеру пограничники оставили нас в покое, когда мы достигли небольшой деревушки. То была настоящая фуфляндская глубинка, с полусгнившими полуразвалившимися домиками. Я только представила, что мне нужно будет спать на матрацах, по которым денно и нощно бегают мухи и муравьи, на подушках, по которым прыгают блохи, в доме, где крыша дырява, как мне стало дурно.
        Но к моему превеликому удивлению, пограничники отвели нас в аккуратный красненький домик. Я решила не оставаться в долгу и превратила здание "администрации" (а кто еще будет обитать в самом лучшем доме на деревне) в обмазанный грязью деревянный сарай.
        - Ну, ведьма, доиграешься! - ткнул меня в спину Кесэль.
        Да-да, но перед смертью я спалю вашу поганую деревеньку и разгоню эту долбанную таможню. Но мысли я оставила при себе. Лучше я их потто воплощу в жизнь.
        Внутри (теперь уже) сарая сидела огромная, с человека ростам жаба вся в бородавках, а на голове ее веревочкой была привязана корона.
        Конвой вышел вперед нас с Димианом и упал в ноги этому ужасному созданию:
        - О почтенный жабоид, мы привели тебе новых жертв!
        Я пнула в задницу того дроу, который стоял ближе ко мне.
        - Эй, чувак, а как же досмотр?
        Оба таможенника нервно захихикали и обернулись к нам с такими выражениями на лицах, что будь у меня фотоаппарат, я бы засняла их для какого-нибудь постера фильма "Кошмар на улице Вязов". Но Избранным не положено бояться, поэтому я решила, что дроу не страшные, и что их жабоид, пьющий нечто из кувшина через трубочку - это такая прикольная зверушка, не иначе.
        - Я же тебе говорил, - шепнул мне на ухо Димиан. - Нет у них таможни…
        - Значит так, - грозным взглядом я окинула двух дроу и Жабоида, - мне некогда играть с вами, потому что я должна спасти этот мир!
        Дроу засмеялись, словно малые дети. Не знаю, чем бы закончилось это приключение, если бы в сарай не вошел еще один темный эльф.
        О! Я поняла! Орки - падшие эльфы. Дроу - не до конца падшие эльфы, так сказать, деградирующие. И если первые отнеслись ко мне хорошо, то и у вторых нет никаких причин убивать меня и моего любимого колдуна. Это же относится и к нашим скакунам, которые без присмотра остались на улице.
        Новоприбывший был выше таможенников на голову, и в его темно-зеленые волосы какой-то мазохист вплел цветы чертополоха. Смотрелось это со стороны ужасно, но эльфу, похоже, нравилось.
        - О, Пирэль! - таможенники поклонились перед ним, скорее всего, он - начальник. - Мы взяли в плен двух гостей Светлых ублюдков.
        - Отлично!
        Пирэль посмотрел сначала на меня, потом оценивающим взглядом одарил Димиана, и, наконец, сказал:
        - Суку ко мне, а слизняка сами допросите!
        Какие мы грубые! Если он считает, что с избранными можно обращаться вот так грубо, то я ему покажу, на что способна. Наверняка, эти темные сволочи, пленившие нас, - прихвостни Властелина Тьмы, и именно поэтому про темных эльфов не было сказано в пророчестве Кассандрии. Эх, надо было оказаться такой идиоткой, чтобы пойти за ними следом. В поле мы с Ди могли бы запросто с ними расправиться, например, моим легендарным мечом. А теперь одному Богу (если он существует) известно, что со мной может произойти.
        Я смиренно следовала за Пирэлем и перебирала в голове все возможные варианты развития событий. Больше всего я боялась, что он меня убьет и изнасилует. Или наоборот, но этот исход меня не радовал. Он мог допросить, а потом убить и изнасиловать. Это тоже не подходило. Потому что Избранная не должна была погибнуть в середине своего пути. А если я хочу жить, то должна бороться, потому что ясно, что этот длинноухий мерзавец не чаек со мной пить будет и не пирожным угостит.
        Превращать дом дроу в халупу я не стала. Если он обидится еще на улице, то я могу и не дожить до следующей минуты. Поэтому я смиренно вошла внутрь и села на неотесанную скамью у входа. Тьфу, вся задница будет в занозах. Это у дроу штаны кожаные, а у меня - мини, и очень неприятно, когда в голые ноги вонзается куча грязных заноз. Так и заразиться недолго.
        - Имя? - резко спросил Пирэль, сев напротив меня и широко раздвинув ноги.
        - Мария Валерьевна Сусанина.
        - Раса?
        - Человек.
        - Ведьма?
        - Волшебница, - может, я и не имела фуфляндского диплома о владении магией, но слово "ведьма" меня оскорбляло.
        - Гномий самогон?
        Хм, интересный допрос. Узнал, кто я, и сразу достает из-под стола кувшин с водкой снобистского производства. Я бы не прочь выпить крепкого, но, отнюдь, не от этих противных шахтеров.
        - Вино, - тоном избалованной девицы заявила я.
        И оно у Пирэля нашлось, он тут же извлек из-под стола другой кувшин и разлил по кубкам красную густую жидкость.
        - С закусоном, - облокотившись об стену заявила я, - со сладеньким.
        - Сейчас принесу, а потом продолжим.
        Ага, Пирэль - типичный фантастический идиот. Мои надежды оправдались, и я тут же запустила руку в сумочку и достала пачку с таблетками слабительного. Несколько секунд, и все десять таблеток, шипя, растворились в красной жиже. Зато дроу потребовалось гораздо больше времени, чтобы принести мне сладости.
        Когда он вернулся, я, счастливая с улыбкой до ушей, сидела на скамье и жадно поедала глазами кремовые цветочки на принесенном им пирожном.
        - Ой, мои любимые! - вскрикнула я, хватая с разноса первую попавшуюся сладость.
        Рассудительный, но грубый Пирэль уселся напротив и взял кубок.
        - За встречу с обворожительной волшебницей, которая по групости гостила у ублюдочных Светлых!
        Я кивнула, проглатывая большой кусок. А эльф одним глотком осушил весь кубок.
        - Фу, какое-то вино горькое попалось, - утер он под носом.
        Неужели он думал, что таблетки сладкие. Я тоже испила вина из своего кубка и поспешила уверить Пирэля, что у него неполадки со вкусом: красное полусладкое вино не может горчить, если его не после гномьего самогона выпить.
        - Так вы меня пропустите через границу в королевство вампиров? - напрямую спросила я.
        - А зачем? - икнул напившийся эльф.
        Я с нетерпением ждала, когда лекарство начнет действовать, но оно не торопилось растворяться в желудке у дроу.
        - Понимаете ли, Пирэль. Я Избранная. И есть Пророчество, согласно которому я должна улучшить жизнь в Фуфляндии. Я уже помогла оркам, гномам и эльфам, теперь мне надо попасть к вампирам.
        - А я не пропущу! Потому что ты еще не помогла дроу!
        - Но как? - удивилась я.
        Мне не нравилось выражение лица моего собеседника. Каким-то диким казалось оно, пожирающий взгляд его давно уже раздел меня. И мне стало страшно. Точно, изнасилует и не извинится. Я начала придумывать, чем бы моя персона могла помочь дроу, а таможенник надвигался на меня. Моя рука мигом скользнула в сумочку и извлекла оттуда отличнейшее средство для самообороны - лак для волос.
        Может, где-то магия и действует сильнее, но против извращенцев можно обойтись и без нее. Меня не интересовали никакие магические способности дроу, и когда тот навис надо мной, словно глыба, я резко вытащила руку с аэрозолем из-за спины и прыснула ему прямо в глаза.
        - Помочь, значит? - ехидно крикнула я.
        А потом всадила похотливому эльфу коленкой между ног. Вот останется он без наследства, тогда думать будет, какой помощи просить у избранных. Ясно, почему Кассандрия и словом не обмолвилась об этой эльфийской народности…
        Но мой оппонент оказался невероятно вынослив.
        - Ах ты, сучка, - сквозь зубы процедил он, - сопротивляться вздумала.
        Ага! Я извлекла из ножен легендарный меч и изо всех сил обрушила удар на голову дроу. Он пошатнулся, упал на колени и… пукнул. Ура! Таблетки подействовали.
        Неприятный запах тут же разошелся по маленькой комнате, и я зажала нос. Не думала, что дроу так паршиво пахнут, когда пёрнут.
        - Ой, что это? - Пирэль стоял, широко расставив ноги, а его штаны становились все чернее.
        У него начался такой понос, что эльф не мог контролировать себя. В комнате воняло все сильнее, и я, не обращая внимания на эльфа, выскочила на улицу и только там отдышалась… Еще чуть-чуть, и я сама бы опустошила свой кишечник.
        - Неужели свершилось? Мария сбежала от пленителя? - издевательский тон Димиана заставил меня поднять глаза.
        - А ты думал, будто я не уделаю этого извращенца?
        Я ткнула пальцем на входную дверь, где на пороге грязный, без штанов стоял некогда бравый дроу Пирэль.

* * *
        Первое, что я хотел спросить, увидев эльфа, страдающего поносом: "Ты что, научилась колдовать?" Но я этого делать не стал. Потому что тогда Мария бы заподозрила меня во лжи. Каким образом она заставила Пирэля так основательно сходить в туалет, осталось для меня тайной.
        Но я не на шутку испугался, когда громадный дроу увел мою подопытную. Такой эльф мог и изнасиловать, и побить, и уничтожить девушку одним взмахом кулака. Но на мне осталась целая толпа мелкой шушеры: два "пограничника" и Жабоид. И чем быстрее я с ними справлюсь, тем больше шансов останется у Марии выжить в этом странном месте.
        Скажу по правде, когда я путешествовал по нашему миру, я еще ни разу не встречал подобного поведения дроу. Обычно темные негодяи сидели в лесу, примыкали к шайкам разбойников и занимались своими мерзкими делишками вместе с людьми. Да, дроу жили на пару тысяч лет больше, чем их человеческие покровители, но темных это не смущало.
        То, что некоторое количество дроу выстроили деревню и обустроили таможню на выезде из Лутиниэля - я слышал впервые. Надо будет записать на отдельном листке и предложить эту местность для проработки на дипломный проект какому-нибудь боевому магу. Но для начала мне и самому не мешает выжить.
        Я расставил руки в стороны и начал работать с воздушным потоком. Самым простым было бы создать иллюзии мечей и заточить их, но я еще не до конца восстановился после недавней магии подобного рода, поэтому я решил обойтись самыми простыми боевыми заклинаниями.
        Хотя, не спорю, я лукавил. Стойка, очень, кстати, опасная в бое, потому что все тело открыто для удара противника, обманывала дроу и пьяную жабу. Правда, жабе драться вовсе не хотелось, и она находила радость в алкоголе, кой она пила кувшинами.
        Но пограничники подумали, что я собираюсь создать клинки. Они побежали на меня, обнажив свои темные мечи, а я вдруг резко сложил руки на груди и создал ярчайшую вспышку. И дроу, и жабоид, зажмурились, и тут я схватил стоявшую сзади меня скамью и ударил обоим негодяям по лицам. Наверняка я сломал им носы, а заодно так сотряс мозги, что оба потеряли сознание. А жабоид продолжал потягивать вино из своего кувшина, будто ничего и не произошло.
        Для пущей уверенности, чтобы дроу не выскочили из домика я, выходя, кинул огненный шар на брошенную мной скамью. И через минуту внутри дома полыхал огонь. Да, я убийца, но мне не стыдно. Эти существа обманули меня…
        Я шел к дому, в котором горел тусклый огонь. Скорее всего, там Пирэль и держал Марию, потому что остальные строения казались пустыми. Наверное, красиво смотрелся мой силуэт на фоне пожара, но не это волновало меня. Надо было спасать Марию. Но как? Ворваться в дом, а дальше по обстоятельствам.
        Но мне не суждено было воплотить своих задумок. Моя подопытная сама выскочила мне навстречу.
        Отойдя от потрясения: я не ожидал, что Мари способна сама справиться с таким мужиком, как Пирэль, - я приказал:
        - Бежим отсюда, пока остальные не пришли!
        Мария кивнула мне в ответ, и мы схватили лошадей за узды, оседлали их за считанные секунды и помчались прочь.
        Да, это мне не составляло труда запрыгнуть на лошадку и сбежать подобру-поздорову. Но как была напугана моя спутница, раз она так быстро вскочила на свою корову. И в каком шоке оказалась корова, если она припустила прочь не хуже скаковой лошади.
        И только под утро, перелетев не без помощи левитации на другой берег Клюквянки, мы без чувств свалились на мокрую от росы траву и заснули крепким сном.

* * *
        Я спрыгнула с Муму, и ноги мои подкосились. Я упала на траву и тут же выпала из Фуфляндии. Мне стало грустно: я шла по Тверской, потом заглянула в "Зару", купила себе какую-то белую кофту, мне не хватило денег расплатиться, и тут у меня за спиной откуда ни возьмись, появился Димиан. Он достал из заднего кармана брюк розовый кошелечек, усыпанный стразами, и вынул оттуда тысячу рублей.
        "Дарю", - его белоснежная улыбка до ушей сводила меня с ума.
        Я была так счастлива.
        "А давай устроим шоппинг!" - предложила я.
        "А что это такое?"
        "Это самое увлекательное, что есть на белом свете! Парень с девушкой ходят по модным магазинам, она выбирает себе кучу красивой одежды, а он ей покупает! А потом они идут в кафе, а потом он дарит ей розы! А потом… потом…" - я готова была говорить об этом бесконечно.
        Забрав пакетик с кофточкой, я вытащила Димиана на улицу и потащила к метро.
        "Поехали в Мегу! - то ли предложила, то ли приказала я, спускаясь на эскалаторе. - Там есть все, о чем можно только мечтать!"
        А Димиан шел за мной. Он не обижался на меня за дроу-таможенников, ему нравилось просто быть со мной. И мы целый день ходили по Меге, а потом сели на такси и поехали ко мне в Южное Бутово. Родителей дома не было, и я прыгала от счастья. Я обняла Ди и начала его раздевать.
        "Давай примем душ вместе, а потом… потом…" - шептала я ему на ушко.
        - А потом будем любить друг друга… ты и я… Димиан…
        Звонкая пощечина вернула меня в реальность. Я лежала на траве, надо мной свисала мордашка Муму, а рядом сидел Ди, грозно смотря мне в глаза. Почему-то в его взгляде я нашла странный укор.
        - Ты когда спишь, помолчала бы, - фыркнул он.
        Я, еще не до конца проснувшаяся, потянулась к нему руками, но он оттолкнул меня.
        - Не приставай ко мне. Я тебя не люблю. Поняла? Мы из разных миров и не можем быть вместе!
        - Тогда я останусь в Фуфляндии! - мигом сообразила я.
        - И думать забудь, - он отвернулся и пошел к речке умыться.
        Странный какой-то, пару дней назад он относился ко мне куда нежнее. Неужели ему не понравился мой сон? В шоппинге нет ничего страшного. Хотя… для Ди это слово незнакомо, а, возможно, на их языке оно означает что-то очень плохое. Я боялась и подумать, что я так просто обидела моего спутника, моего любимого колдуна.
        - Если хочешь попасть к вампирам этой ночью, нам уже как три часа надо быть в пути, - бросил маг, проходя мимо меня.
        Есть, начальник. Мария Сусанина уже готова. Я быстро умылась и причесалась. Жаль, что лак пришлось оставить в дома дроу-пердуна, и теперь мои волосы уже никогда в этом путешествии не будут так хорошо уло…
        - Ой, спасибо, Ди!
        Маг провел рукой по моим волосам, и прическа приняла ту форму, что обычно она держала только с помощью лака. Все-таки, если не говорить с ним о любви, то он вполне полезный экземпляр.
        Мы расселись по лошадкам и вскоре уже мчались (если можно так сказать о пешеходной скорости Муму) по степи.
        На нас никто не нападал, а если Ди и замечал приближающееся животное, то тут же говорил отпугивающее заклинание и направлял его на непрошенных гостей. Эх, почему он так не поступил с дроу, если знал, что те настолько опасны. Этот вопрос пока останется для меня тайной. А я потратила на битву с ними два ценнейших артефакта из моей сумочки.
        Как и говорил Димиан, к вечеру мы достигли черных стен готического замка. Никаких сомнений и быть не могло, перед нами возвышался Розерштадт.
        Башни этого замка казались намного выше и величественнее, чем в Лутиниэле. Но в то же время, слепленные из черного камня, украшенные массивными золотыми узорами, они не вселяли того чувства легкости, которое я почувствовала, стоя под вычурными завитушками эльфийского замка. И мне почему-то казалось, что внутри этого замка будет обычный дом с красными коврами и черными диванами, а не большой город со своим собственным небом, хрустальной луной и перламутровыми деревьями.
        В отличие от эльфов, вампиры посадили вокруг своего жилища толстые дубы, вокруг которых, словно пчелки, летали свиньи. Да-да, я не ошиблась. В наступающей темноте я разглядела парящих в воздухе поросюшек. Они садились на толстые ветки дубов, срывали желуди и улетали в дупла, которые сделали чуть пониже в стволах тех же дубов. Вот бы Вини-Пуху такие крылья, подумала я. А потом еще раз посмотрела на зловещую улыбку золотого черепа, что красовался на воротах замка.
        Крикнуть: "Открывайте, к вам пришла Мария Сусанина", - было по меньшей мере глупо, потому что мой голос с легкостью бы затерялся в этом замке, не достигнув ушей его хозяина.
        Я постучала, но собственного стука не услышала. Наверное. Только корооедов распугала, которые мирно пожирали дерево двери.
        - Димиан, мне надо попасть вовнутрь! Уже темно, и я боюсь! - я всем телом прижалась к нему.
        И он не стал меня отталкивать или бить, как то было утром. Наверное, мой страх передался и ему, и он сказал:
        - Ничего, в полночь дверь откроется сама.
        А дальше он поведал страшную легенду, что вечноживущие вампиры не способны покинуть стен родного замка, ровно в полночь они открывают дверь и посылают зов своим жертвам. И тот, кто переступит порог их дома, никогда уже не выйдет из Розерштадта таким, как прежде.
        Насколько я знала по фантастическим романам, вампиры могли либо инициировать жертву, и тогда она становилась вампиром; либо высосать всю кровь, в таком разе пострадавший становился зомби. Ничего, Избранных этот пункт не должен касаться, и раз я пришла сюда с помощью, то и выйду из Розерштадта победительницей, не иначе.
        - Не будь так самоуверенна, - предупредил меня Ди.
        Но я прекрасно знала, что я должна дойти до конца своего пути в Фуфляндии: полюбоваться на прикованного к скале Властелина Тьмы и объявить ему о полнейшей и безоговорочной победе добра над злом. И никакой мучающийся жаждой вампир не мог стоять у меня на пути. Тем более, кровопийцам нужна была помощь, и я пришла их спасать. Неужели они не забудут о своих правилах только ради того, чтоб спасти собственные шкуры? Если нет, значит я им скажу, что таких кретинов я еще в жизни не видела.
        Так, что там рассказывала Кассандрия о бедах вампирских? Они утратили вкус крови, вроде бы, и за последние годы в их племени не прибавилось ни одного высшего вампира. Интересно еще и то, что Властелин Тьмы присутствовал при этом и смог покинуть замок таким, каким он был прежде. Кроме того, была еще и Зина Лесова. Готова поспорить, что моя предшественница прошлась по коридорам Розерштадта.
        Я не заметила, пока думала, как прошло время. И только жалобный скрип двери вернул меня в реальность.
        - Началось! - словно ребенок, которого привели полюбоваться салютом, прыгала я.
        Димиан спокойно подошел к отпертой двери и толкнул ее от себя. Тяжело, грузно скрипя, дверь начала открываться, и я просочилась внутрь вперед Димиана.
        "Иди ко мне, иди, я покажу тебе счастье!" - шептал совсем юный мальчишеский голос.
        Он был настолько красив, что обвораживал меня. Руки не хотели двигаться, а ноги чуть ли не вели меня туда, откуда шептали.
        - Ты попалась на зов! - хлопнул меня по затылку Димиан.
        - Но он так красив, - причмокнув, решила с ним поспорить я.
        - Еще бы, - он тряхнул меня за плечи, и я мигом забыла о зове, - тебя манят, а приманка обычно сладка. Но попадешься ты на крючок, и что?
        Да ничего, предстану перед вампиром и дам ему визитную карточку главного врача центра переливания крови. Пусть названивает и спрашивает, когда там появится бутыль с кровью нужной ему группы. Задача-то проще пареной репы. Это вам не орков по соревнованиям гонять. Тем более, я была уверена, магия меня не подведет, и я достану нужную визитку. Потом мы с Димианом уедем прочь. Никто же не говорил, что служба экстренной помощи должна добиваться результата в случае смертельной опасности. Мы просто предложим парню возможность… эй, Димиан…
        Я даже не заметила, как маг, поддавшись на зов, оставил меня одну в раздумьях у входа и направился к широкой лестнице, вверху которой стоял невысокий худой паренек. Таких, как он, в школе обычно называли ботаниками, детками интеллигенции: причесанный очкарик с бледной кожей, костюм выглажен, бант на шее завязан аккуратно, ботинки блестят от только что втертого в кожу крема. И его отрешенные красные глаза грустно смотрят на окружающий мир. Таких ребят не получится насмешить, обрадовать или просто поднять им настроение. Скучный отличник, вот как я называла подобных личностей.
        В два прыжка я очутилась рядом с Димианом и огрела его мечом по голове.
        - Эй, ты чего, Мари? - слезы навернулись на его глаза, а на затылке, уверена, будет шишка.
        - А ты глянь! - я ткнула пальцем вверх, где и стоял вампиреныш.
        - Тьфу, - плюнул себе под ноги Ди. - Поддался.
        Мы стояли внизу и смотрели на этого живого мертвеца, кровопийцу. А он медленно ступая по мягкому ковру, устилающему лестницу, спускался к нам.
        - Вы решите, кого я пью сегодня, а кого - завтра, - равнодушным, мертвенно-холодным голосом сказал мальчик, остановившись на середине лестницы.
        - Никого! - сказала я, как отрезала. - Я пришла спасти ваш род! Я - великая Избранная Фуфлиндии Мария Сусанина. В Пророчестве сказано, что я помогу всем, кто пострадал от Властелина Тьмы, найти Свет жизни.
        - Но мне не нужен свет. Если луч солнца упадет на мою кожу, я погибну, - вампиреныш потупил глаза.
        Ага, значит, байки о светобоязни - правда. Ой, какая я дура. Прежде, чем идти в гости к вампирам надо было запастись осиновыми кольями и чесноком. Ладно, проехали. Теперь придется при случае спасаться бегством и заклинаниями света.
        - Ты не понял, - улыбнулась я пареньку. - Я пришла, чтобы избавить ваш род от зла, что причинил вам Темный Властелин.
        - Но он не причи… - Ди почему-то зактнул рот вампиренышу.
        Пока мы разговаривали с мальчиком, колдун поднялся по лестнице и, зажав рот вампира рукой, повел его наверх.

* * *
        Так, прокольчик вышел. Еще немного, и Мария узнает, что и пророчества никакого нет на этом свете! Я схватил вампиреныша, и мы забрались с ним на второй этаж. Пока Мария соображает, что к чему, я прижался лбом к ледяной голове жителя замка и принялся сбивчиво передавать нужную информацию: "Наври что-нибудь, подыграй, надо, чтобы эта девушка почувствовала себя героиней, иначе она не позволит мне вернуть ее домой. Я заплачу. Хочешь, деньгами, хочешь - бочку крови достану!"
        "Договорились!" - щекотнула мои извилины мысль вампиреныша.
        Вот и славненько. Лишь бы он придумал для Марии что-нибудь пафосное.

* * *
        Я побежала следом за Ди и вампиром. Когда я достигла их, они стояли друг напротив друга, прижавшись лбами. Что бы это значило - я не понимала, но когда они закончили свой сеанс медитации, вампиреныш, преданными красными глязками глядя на меня, заявил:
        - Мой папа сломал зубки о голема, вызванного Темным Властелином, и теперь не может укусить даже козу.
        Ну, это мы проходили, дракона починили, значит, и вампирчику протезы вставим! Только бы разобраться, почему отец моего собеседника был настолько глуп, чтобы кусать камень.
        О, то была долгая история. Вампиреныш, представившийся как Драко, проводил меня и Ди в гостиную на третьем этаже. Там горели тусклые свечи, и я чуть не промазала мимо кресла, чем рассмешила мальчонку-кровопийцу.
        Драко жил в пустынном замке уже триста лет. Когда он, тринадцатилетним ребенком пришел сюда из соседнего человеческого королевства, им двигало несказанное любопытство. В те времена в Розерштадте ходили легенды, будто это заброшенный дом, в котором нет ни одной души. Как поведал нам рассказчик, эта байка и была создана вампирами, чтобы заманивать сюда любопытных прохожих.
        В ту ночь Драко и познакомился со своим вторым отцом и заново родился на этот свет. Оказывается, отцом вампиры зовут того, кто дает им вечную жизнь, инициирует их. Кровный папашка нашего собеседника, естественно, давно уже спал холодным сном могилы, зато хозяин - был в полном здравии. Вико, так звали отца мальчика, жил в дальней башне и последние два года сильно хворал. А после нападения на замок Темного Властелина, кое вампиры с блеском отразили, в Розерштадт завалилась очень странная компания: две девушки и два парня.
        Люди - подумали Драко и Вико. Парнишка позвал к себе девушек, а отец - парней. О, как вкусна по словам вампиреныша была кровь этих двух странствующих девственниц. Горячая, чистая, густая, обалденье просто, - так пересказывал мне свои ощущения Драко. Ему было жалко убивать странниц, и он инициировал их, а потом перенес в вампирскую деревню, где жили все "дети" Драко и Вико.
        - А почему вы вам не поселить их в замке? - перебила я рассказчика.
        - Это родовое поместье. И тут Вико оставляет только тех, кто согласен вступить в его семью.
        У Вико была и жена, только она погибла от солнечных лучей, когда один из легендарных героев решил похитить прекрасную женщину из "заточения". Не знал парень, что Лизе нельзя было покидать пределов своего замка днем. Только герой вышел с красавицей на руках на солнечный свет, она исчезла, и только горстка пепла посыпала землю.
        Это случилось сто лет назад. И с тех пор Вико так и не женился. Драко сказал, что отец до сих пор не может забыть своей прекрасной жены.
        - Зато я хочу жениться, но еще ни одна девушка, пришедшая в этот замок, не согласилась!
        - И я против! - я сразу решила пресечь матримониальные желания Драко.
        Не знаю, что он думал в этот момент, но он решил вернуться к истории о странниках. Значит, девиц он покусал, замуж они не пошли, и поэтому оказались сосланными в вампирскую деревню. А отец с превеликим удовольствием инициировал одного парня и принялся было за другого, как вдруг схватился за челюсть и отскочил прочь от оглушенного им только что тела.
        "Гофем, гофем", - шепелявя, вопил Вико.
        Драко принес свечи и озарил светом шею, об которую сломал зубы его отец. О, то был истинный камень. Два вампира ощупали все тело этого человека и пришли к одному выводу: кто-то подослал к ним голема в человеческой одежде.
        - А наутро человек-голем сбежал. Кто это был, я так и не знаю. Его покусанные товарищи до сих пор живут в нашей деревне, а о каменном существе не было слышно ни в одном королевстве: он взялся ниоткуда, туда же и сгинул. Поэтому я и говорю, что послан он был нам в качестве мести за победу Властелином Тьмы.
        - Я осмотрю твоего отца, Драко, как и договорились, и постараюсь нарастить ему зубы. Но в качестве платы за нашу работу, ни вы, ни жители вашей деревни не трогают меня и Ди.
        Сделка была полноценной: вампир сможет самостоятельно прокусывать шейные артерии случайно забредших гостей, а я выхожу из воды сухой. Драко послушно кивнул и предложил проводить нас в спальню отца.
        Мы с Димианом встали.
        - Может, я пойду одна? - предложила я своего возлюбленному.
        По большей части я боялась, что если больной вампир увидит двоих здоровых людей, то одного обязательно покусает.
        - Нет, Мари, - он взял меня за руку, и мое сердце чуть не выскочило из груди, - я за тебя боюсь.
        - Идем? - спросил Драко, и мы последовали за ним по длинному красному коридору.
        На стенах висели портреты людей с красными глазами, как я поняла, вампиров. Скорее всего, это были все родственники старика Вико, которые проживали в деревне неподалеку. Счастливые лица краснооких словно водили хоровод вокруг меня. Я шла и мимо меня проплывала то белокурая девочка, то рыжая ведьма, то синеволосый парень, похожий на дроу, а то орк в белом парике. Все они были настолько разными, что не скажи Драко о родственных связях, я бы даже одной расой их не назвала. Вот на меня грустными вишневыми глазами смотрит лысый старик, а уже я прохожу мимо черноволосой загорелой девушки-циганки…
        - Ну и аппетиты, - протянула я.
        - Да уж… - раздалось из-за пазухи у Димиана.
        То был Филька, о существовании которого я успела позабыть. То ли зайчик долго спал, то ли у него не было настроения общаться. Но он с не меньшим любопытством разглядывал родственников беззубого вампира.
        - Пришли, - наконец-то, спустя час после нашей беседы в гостиной, сказал Драко, остановившись у высокой красной двери.
        Он легко толкнул ее от себя, и перед нами открылась комната с не менее высокими, чем в коридоре, потолками и алыми стенами. Там не висело ни одного портрета, стены были голыми, а посреди комнаты стоял покрытый лаком черный гроб с золотым крестом на крышке.
        Драко подошел к нему и открыл.
        Я на цыпочках последовала за ним, со страхом глядя через плечо вампирчику. Больше всего на свете я боялась увидеть мертвеца во гробу. Я не представляла, как человек мог стать тело, покрытым серыми пятнами. Но, к моему счастью, в гробу спало живое существо. Да, Вико был бледен, и его длинные до плеч черные волосы только подчеркивали его жутко светлый цвет кожи. Его большие, впалые веки приоткрылись, и я поймала на себе коварный взгляд двух красных глаз.
        Я сделала шаг назад, но потом, шепнув под нос: "Избранные - не трусихи!" - подошла к гробу.
        Вампир к тому времени уже встал и разминал затекшие за день руки. Если бы мне кто сказал, что передо мной сейчас сидел отец Драко, я бы не поверила. Да, присутствовало некое внешнее сходство, возможно, эти два вампира были дальними родственниками, но разница в возрасте, скорее, говорила о том, что передо мной два брата.
        - Здравствуйте, почтенный Вико, - поклонилась я перед гробом. - Я Мария Сусанина из Южного Бутова, я Избранная, которой предначертано спасти Фуфляндию от последствий похода Властелина Тьмы. И я явилась сюда, чтобы подлечить ваши зубы.
        - Фпафибо, - грустная улыбка украсила его и без того прекрасное лицо.
        О, если бы Вико не был вампиром, я бы в него влюбилась. Этот взгляд преданного песика, этот орлиный нос, эти широкие плечи… я только представила, как он будет нести меня на руках из загса, и чуть не утонула в собственных розовых мечтах.
        Вампир покинул свой гроб, и мы снова целый час возвращались в гостиную. Говорила же я Димиану, что не надо за мной ходить. Никто меня не покусает! А он не слушался, пусть теперь ноги и сбивает.
        Драко усадил отца в кресло, и тот открыл рот. О, знакомая история, у меня как-то тоже пломба из клыка выпала: мне предложили либо коронку поставить, либо надточать импортной пломбой. Я согласилась на первое, и теперь у меня вместо левого клыка протез. А вот в Фуфляндии стоматология до такой степени не была развита, и вампир, лишившийся зубов, становился инвалидом.
        Ди взял меня за руки и шепнул на ушко, мол, повторим трюк с драконом. Я хотела все сделать сама, но он настоял. И через пять минут у нашего клиента оба клыка были в полном порядке. Но я и на этом не остановилась. Я побаивалась, что меня покусают, и решила проверить зубы вампирчика и на кариес.
        К сожалению, больше лечить ничего не пришлось, и я отпустила пациента.
        - О, как я рад, улыбнулся вампир, а его длинные зловещие клыки сверкнули в свете лампад.
        Но я ни капельки не боялась, потому что договорилась с его сыном.
        - Вот и замечательно, - хлопнула я в ладоши. - Пророчество касательно вампиров, не способных пить кровь, я тоже выполнила! Осталось только посетить замок Фуфлориана и домой?!
        - О, не так быстро, иномирянка, - склонил передо мной голову Вико. - Ты не знаешь, насколько я тебе благодарен, и как мне хочется вонзить зубы в артерию юной девственницы. Сегодня же направлю зов в ближайшее королевство. А тебе я позволю покинуть замок такой, какая ты есть, при одном условии.
        Сердце ёкнуло в моей груди. Не упаси Господи, он попросит в жертву Димиана. Но я не стала показывать беспокойства и твердо попросила говорить все начистоту.
        - Ты, о, прекраснейшая Мария Сусанина, останешься на завтрашнюю ночь Полнолуния в нашем замке. У нас будет бал, и я хочу, чтобы он был посвящен вашей персоне.
        - Я тронута, - ахнула я.
        Зато Димиан был хмурее тучи. Ну, ничего, за сутки я успею убедить его, что вампирский бал - это классно.
        - Наш фамильный призрак проводит вас, почтенные, в ваши комнаты. Днем вы можете делать все, что угодно, а в полночь ждем вас в гостиной, - объявил нам Драко, - а сейчас ночь уже заканчивается, и нам пора по гробам.
        Вдруг из-под земли вынырнуло что-то белое и бесформенное. Через несколько секунд в нем образовалось три дырки - глаза и рот. Привидение, поняла я…
        Ухая и охая, понесся призрак по коридору, что мы с Димианом еле поспевали за ним.
        - Да, ваших коней наш призрак привяжет у ворот! - крикнул в след Вико.
        И замечательно. Завтра я устрою тут дискотеку по первому классу!
        Дойдя до покоев почтенного гостя, мы с Ди синхронно рухнули в постель и заснули. Точнее, мой волшебник провалился в царство Морфея сразу, как его голова коснулась подушки, а мне хватило сил посетить ванную комнату, вымыться, причесаться и накрасить ногти.
        Мы проспали полдня, а потом отправились гулять по замку. Ди все время бубнил мне на ухо всякие вампирские легенды, которые меня теперь не очень-то и интересовали. У меня был уговор с Драко, и тот не посмеет его нарушить.
        - Ты ввязалась в очень опасную игру, Мария, - то и дело говорил Димиан. - И, пойми меня правильно, я не буду отменять инициацию.
        - А можно вампира сделать обратно человеком? - я повернулась к нему.
        У меня в мыслях тут же родился план стать на некоторое время вампиром, отправиться в Москву, покусать всех неугодных мне людей, вернуться в Фуфляндию, снять инициацию и жить припеваючи в идеальном мире.
        - Не всегда, - почему-то покраснев, сказал Ди, - девственницу можно вернуть к нормальной жизни, но если попытка обращения не удастся, то она навсегда останется вампиром. Остальных никак не сделать людьми. Так что, даже и не проси укусить тебя, ясно?
        - Я что, дура? - единственное, что я могла спросить в этой ситуации.
        Как только солнце полностью скрылось за горизонтом я увидела, как в сторону замка потянулись повозки, в которых сидело по несколько человек. Ой, то есть, вампиров, конечно. Издали нелюдя сложно было отличить от обычного человека: ни цвет кожи в глаза в темноте не бросается, ни глаза не сверкают кроваво-красным.
        - Пора наряжаться! - я стояла перед зеркалом в одном нижнем белье, а раскрасневшийся Ди устроился у зеркала на противоположной стене и любовался своим черным камзолом, что одолжил ему на этот вечер Драко.
        - Ди, как считаешь, мне лучше голубенькое, зелененькое или розовенькое? - надув губки, я не могла выбрать, какое платье мне наколдовать себе на этот вечер.
        Правда, Драко и мне предлагал кое-что из нарядов Лизы, но потом оказалось, что жена Вико была много ниже меня и к тому же толще, поэтому я решила положиться на собственные силы.
        - Беленькое в красный горошек, - хихикнул колдун, и я, прищелкнув пальцами, тут же облачилась в рекомендуемый им наряд.
        Я сотворила себе бальное платье с широкой оборкой на плечах и груди, облегающее до бедер, а далее идущее пятью клешами. Я достала из кожаного свертка свои босоножки на шпильках и надела их. О, я себе начинала нравиться.

* * *
        А мне уже так понравилось над ней шутить, что я решил создать гениальнейшую иллюзию. Мне и ей кажется, что она в этом пятнистом дурацком платье, а остальные будут видеть девицу в трусиках и лифчике. О, как я опозорю эту Марию. Не только эльфы теперь, но и вампиры сложат об иномирянах из Москвы соответствующие баллады. Хотя, нет, не буду я так шутить, у меня не получится подговорить всю толпу вампиров не ляпнуть при случае: "А девица-то голая"! И я прочитал другое заклинание. Теперь все будут видеть Мари в ее пятнистом платье.

* * *
        Кажется, Ди я понравилась. Он так долго и пристально рассматривал мое платье, что у меня в душе начала теплиться надежда, что не сегодня, так завтра ночью он будет мой. Он подал мне руку, и мы отправились в гостиную. Филька сидел на его левом плече, словно попугай у пирата, и изредка бросал проходившим мимо нас вампирам колкие замечания: длинноносый, красноглазый, мертвечина ходячая и т.д. А Димиан постоянно одергивал зайчонка, чтобы он не обижал гостеприимных хозяев.
        В гостиной было жарко. Вампиры, хоть и неживые, но дышат тем же, что и мы. Следовательно, надышали они прилично. Я быстренько наколдовала себе розовый веер и прошла в самый центр комнаты. Гости пили красное из высоких бокалов.
        Тут ко мне подлетел призрак с подносом, на котором стояла выпивка и настойчиво предложил нам с Ди тоже испробовать.
        Я взяла бокал и пригубила. Нет, там было далеко не вино. Горячая жижа с металлическим привкусом оставила неприятные ощущения на языке, и я поставила бокал в сторону. Димиан, вообще, отказался пить, глянув на призрака ясными голубыми глазами.
        - О, простите, почтенные гости, - раскланялось привидение и забрало у нас бокалы, в том числе и мой.
        - Ты выпила это? - толкнул меня в бок Ди.
        - Да, редкостная гадость, - фыркнула я.
        - Зря ты это сделала, слышь?
        Вечно он меня учит.
        - Ладно, я сейчас приду, - улыбнулась я спутнику и его зайчонку и встала.
        Я нашла взглядом хозяев замка и побежала к ним.
        - О, Мария! - обрадовано посмотрел мне в глаза Вико.
        Что-то не понравилось мне в его взгляде, но жар, ударивший мне в голову, не дал домыслить.
        После вампир вышел в середину залы и объявил, что сегодняшняя вечеринка посвящается мне, и дал мне в руки опять бокал с красной гадостью. Скорее всего, то была кровь, что еще могли с такие упоением принимать вампиры внутрь?
        - Пей до дна за наше здоровье! - улыбка Драко, обрамленная длинными клыками запечаталась в моей памяти, когда я закрыла глаза и влила себе в рот целый бокал горячей крови.
        - Не надо! - где-то далеко-далеко я услышала чуть различимый голос Димиана.
        Я поставила бокал на поднос и посмотрела на толпу. Все аплодировали мне, и я была от этого на седьмом небе от счастья. Мой маг пробрался в первый ряд и шепнул:
        - Что ты с собой сделала, Мари?
        Я его не понимала. Он знал что-то о вампирах. Но я не нуждалась в этой информации. Я заключила договор с Драко и, следуя вампирьей чести, он не мог ослушаться. Что я с собой сделала? Ничего особенного, неужели я не могу один разок попробовать крови? Если ты, Ди, запрещаешь мне стать настоящим вампиром, то на этой вечеринке хочу не чувствовать себя белой вороной, пьющей вино или воду.
        Я подошла к зеркалу, чтобы поправить кудряшки, и не заметила, как некто оттащил меня оттуда за плечи.
        В зале звучал вальс, и меня закружили. Только на втором куплете я заметила, что вальсирует со мной Драко.
        - Ой, у меня кругом голова идет, и я даже не заметила, кто пригласил меня.
        - А девушке вовсе не обязательно знать, кто ее пригласил. Мы все прекрасны, не так ли.
        Я не видела ничего, кроме его очаровательных красных глаз. Его выщипанный дугой брови гармонично обрамляли их, что парень казался мне идеальной картинкой со страниц глянцевого журнала.
        Я не обращала внимания, куда ступают мои ноги. Я никогда не танцевала вальс, мне куда привычнее были дискотечные дрыганья задницей, но почему-то сейчас мне казалось, что я с рождения умею вытворять эти па, и двигаюсь я правильно, без запинки, не наступая никому на ноги. А ведь когда-то я считала себя неуклюжей слонихой, не иначе. Ну, слонихой-дистрофиком, потому что я стройная и красивая, вот!
        - О, некрасивых вампиров не бывает!
        И я не лукавила. За весь вечер я не нашла в этом зале ни одного уродливого кровопийцы. У меня даже сложилось впечатление, что некий злой властелин похитил из нашего мира всех симпатичных парней, переселил их в Фуфляндию, кого-то сделал магами, кого-то - эльфами, а кого-то - вампирами, а потом отправил в эту страну меня, глумясь: "Глянь, куда я всех твоих потенциальных женихов зафигачил".
        - Как жаль, что ты не хочешь выйти за меня замуж… - он уткнулся носом в мое плечо.
        И в этот момент мне стало настолько жаль Драко, что желание выйти за него начало пересиливать все: и цель спасти людское королевство, и желание вернуться в Москву и даже мою розовую мечту - охмурить Диму. Мне начало казаться, что прекраснее этого юного с виду интеллигентного вампирчика нет никого на белом свете. Я закрыла глаза и поцеловала его в алые, но такие холодные губы.
        - Я знал, что ты влюбилась в меня с первого взгляда, - тихо сказал он. - И ты хочешь быть моей женой, несмотря на то, что ты наговорила вчера.
        Его слова звучали как утверждения. Он не спрашивал, он знал все наперед. Он решил за меня, и его решение мне нравилось.
        - Мы поженимся сегодня ночью, - голос Драко не смолкал у меня над ухом, а вальс все продолжался, - мы будем жить счастливо столько тысяч лет, сколько ты захочешь. Ты навсегда останешься молодой и прекрасной. Да, ты не сможешь родить своего ребенка, но у нас будут сотни детей… которых ты будешь любить не меньше, чем выношенных в собственном утробе.
        Каждое слово добавляло мне уверенности, что я сделаю правильный выбор, если останусь в замке Розенштадт вместе с Драко, а Димиан отправится своей дорогой. Он там что-то говорил, будто дел у него невпроворот.
        - Да, я согласна, - особо не раздумывая сказала я молоденькому вампирчику, - только попрощаюсь с Ди, и буду навсегда твоей.
        - Это лишнее… - его холодный лоб прикоснулся в моей щеке.
        Да, он ниже меня и выглядит младше. Да, мама никогда не одобрит моего брака на человеке, который старше меня на триста лет. Но я с ним буду счастлива. И это самое главное.
        - Нет, я попрощаюсь…
        Моя горячая рука оставила теплый след на его ледяной ладони, и я побежала через весь зал в поисках Димиана.
        И даже отойдя от вампиреныша, я была твердо уверена, что он - мое единственное и неповторимое счастье, и что если я упущу такой шанс, то буду потом вечно корить себя, коли останусь старой девой.
        Мой взгляд остановился на зеркале в коридоре. Я бежала и вдруг встала как вкопанная. На меня смотрела я… но не совсем я… Вроде и личико круглое, и носик задран кверху, и веснушки на щеках, и губки полные, накрашенные розовой помадой, только взгляд какой-то другой, совсем отличающийся от того, что был несколько часов назад, когда я крутилась у зеркала, примеряя наряд.
        Я стала взрослее, решила я… Я потом меня словно холодной водой облило. Мои зеленые глаза вдруг покраснели… Словно я прошла инициацию. Я подошла к зеркалу поближе, и осмотрела шею. Нет, меня не покусали. Но это временно. Я остаюсь, я должна привыкнуть к красным глазам.
        - Я же говорил тебе, Мари, не пить, - корящий голос Димиана раздался у меня за спиной.
        - А мне понравилось, - прикрыв глаза, ответила я.
        Я не хотела, чтобы Ди видел, как я наполовину стала вампиршей, и что через несколько минут я отдамся Драко. Я буду его женой, я подставлю ему мою шею, а потом у нас будет незабываемая ночь вдвоем. Уж лучше лишиться девственности с вампиром, чем с парнем из Интернета.
        - Мари, нам надо уходить, не то…
        - Я остаюсь, а ты уходишь.
        Я отвернулась и побежала в гостиную. Наверняка, Димиан отправился за мной. Я хотела только одного: как можно быстрее оказаться в объятьях вампира. Ди - хороший парень, но он равнодушен ко мне, а вампиреныш, несмотря на свое происхождение, сразу сделал мне предложение и не стал откладывать. Вот таких мужчин я люблю. Тем более, Драко интеллигентный парень и не рокер.
        Я нашла его в центре зала и шепнула: "Идем". Мой вомпирчик кивнул в, обхватив меня за талию, повел куда-то.
        Сначала мы целый час любовались полной луной на террасе, и Драко сказал мне:
        - Все браки между вампирами свершаются в полнолуние…
        - Романтично, - я смотрела на сверкающие в небе звезды.
        О, отныне я больше никогда не увижу солнца, и каждую ночь смогу гулять с мужем под луной. Какое счастье. Я всегда так и представляла настоящую любовь: звезды, месяц, он и она, и больше ни-ко-го.
        Его холодные губы слились с моими горячими в страстном поцелуе,, и он взял меня на руки и унес в свою комнату. Там в углу стоял черный гроб, как и у отца Драко. Он посадил меня на диванчик у окна и убрал волосы с шеи…
        - Не бойся, это не больно, расслабься.
        Холод от его рук прошел по моим плечам, сорвал с меня платье, которое ненужным грузом упало на мягкий красный ковер.
        Мягкие губы вампира ласково щипали меня за щеку, за ухо, за шею… моя голова коснулась гобелена дивана, и тут… мои глаза широко распахнулись, мне показалось, будто кто-то вонзил мне в шею две широких острых иглы. Но я не кричала, и больно мне действительно не было. Словно заморозило мне шею, мне было не вздохнуть, и я видела только одно - алый крест с золотыми фентифлюшками, нарисованный неизвестным мне живописцем. И я чувствовала, как ледяной холод тела моего будущего мужа проникает в мои жилы. Его грудь лежала на моей, но в нем не билось сердца…
        - Я тебя люблю, люблю, люблю, ты меня слышишь? - огонь объял мое обнаженное тело.
        Знакомый голос. Драко, мой милый Драко. Я закрыла глаза и провалилась в забытье.

* * *
        Я ее предупреждал. Намеками, потому что напрямую сказать стеснялся. И она попалась в тот самый капкан.
        Разве можно быть до такой степени любопытной, чтобы напиться крови вместо вина! Да, я ей не сказал, что если человек изопьет из вампирского бокала, то начнется процесс обращения. Тогда разум его притупится, и человек станет подвержен зову до такой степени сильно, что его невозможно будет вывести из состояния гипноза.
        Вампиры - хитрые твари. Они никогда своего не упустят. Зато я отдал свою подопечную им из рук в руки. Надо было хватать ее в охапку и бежать из этого замка еще вчерашней ночью после исцеления зуб этого Вико.
        Как мне не понравилась реплика старого вампира о том, что он жаждет свежей крови. Если не Марию, то меня, точно покусают.
        И вот я вижу, каким наглым образом эти двое опоили мою подопечную. Да, да, да, я буду рад, если ее от меня заберут, да, я не попаду под трибунал, если Мария выйдет замуж за Драко, как она и грозится. Но что-то тревожное бьется в моей груди. И имя ему сердце. Но что-то противное щиплет мою душу. И имя ему совесть.
        Почему-то, когда я увидел красноглазую Марию, крутящейся у зеркала и хвастающей о скором ее замужестве с Драко, мне стало не по себе. "Не допусти этого, Димиан!" - пронеслось у меня в голове.
        Я постараюсь. Я спрятал Фильку в астрал и на цыпочках отправился вслед за девушкой. Я не знал, что делать, главное, не допустить полной инициации. Тем более, эта ненормальная решила в ту же ночь лишиться девственности. Ой, будь я девушкой, никогда бы не стал спать с вампиром, будь он трижды красив. А вампирки меня не прельщали. Я не любил их худые лица и впалые глаза, и с этим ничего не могли поделать даже сильные привороты.
        Помнится, был у нас в магической школе один урок на тему "Устоять перед зовом". И магистр привел нам в лабораторию как раз похотливую девушку-вампира. Она опоила меня кровью, оговорила, очаровала, но своего не добилась, мое заклятье, которым я защитил собственный разум, не позволило ей полностью завладеть моей душой. За это я получил высший балл. А теперь мне надо было достать из пасти вампира мой подопытный экземпляр.
        Мне вдруг подумалось, что если я в отчете напишу о геройском поступке спасения очарованной вампиром, то это очень сильно повысит мой балл, потому что избавить от влечения к вампиру - очень сложно.
        Я затаился в кустах на террасе и наблюдал, как мило ворковали Мария с Драко, и чуть не уснул, когда вдруг заметил, что жених тащит невесту прочь с балкона.
        Мне пришлось держаться на расстоянии. Поэтому я чуть не опоздал. Когда я вбежал в комнату, раздетая Мария уже лежала на диване, а вампир, расстегивая брюки, впился в ее шею. Глаза моей подопечной были похожи на два красных стеклянных шара, рот открыт, а по шее, там, где зубы Драко впились в ее артерию, текла струйка крови.
        Это было страшно, и с этим надо было срочно что-то делать. Инициация закончилась, главное, не упустить теперь возможности отменить уже содеянное. Судя по тому, что Мария любила называть себя пречистой, я надеялся, что она девственница в свои двадцать лет…
        Я закрыл глаза и прочитал заклинание. Вампир и заметить не успел, как невидимая пленка окутала его тело и подняла в воздух.
        Он метался и кричал, он не понимал, что с ним происходит, зато я прекрасно знал, что с ним делать. Я выбросил брыкающееся тело в окно. Насколько я помнил, замок был окружен рвом, получалось, Драко по моим расчетам должен был свалиться в окружающий Розенштадт водоем. За два часа до рассвета он сумеет выбраться оттуда только про очень большом желании и воле к жизни. Но это меня не интересовало: спасется - молодец, если нет - сам виноват.
        Я встал радом с практически бесчувственным телом моей подопечной. Чтобы отменить инициацию девственницы, нужно сделать ее женщиной, говорилось в учебниках. И это должно произойти по любви. Последнее условие не выполнялось, и я представил, что завтра стану вампиром, и закончу школу живым мертвецом.
        Я не любил Марию ни капельки. Ее упругая большая грудь не возбуждала меня. Мне не хотелось прижать к груди эту сломанную только что игрушку, из артерии которой каждую секунду выливалось по полбокала крови. Липкая красная жидкость впитывалась в гобелен одеяла, а моя подопечная, теперь уже не гипотетическая мерисью, а вампирша, шептала "я люблю тебя", явно обращенное не ко мне, а к Драко.
        - Я тебя люблю, - повторил я за ней эти три слова.
        Получилось как-то легко, когда не смотришь в ее голубые безумные глаза. Нет, если я не верну ее к нормальному состоянию, то уже никогда не услышу ее звонкий смех, никогда не смогу насладиться ее подлыми шуточками, и у меня больше не получится спорить с ней о спасении Фуфляндии. Вампиру это ну нужно.
        Я взял ее за подбородок и посмотрел в неживые красные глаза.
        - Я люблю тебя, слышишь?
        Правда ли это? У меня несколько раз возникало желание обнять эту девушку, возможно, и поцеловать, но не больше. Мы прошли с ней немало дорог. Мы вместе почти месяц. И каждое утро, просыпаясь рядом с ней я думал - лучше бы она спокойно жила в своем мире, не была знакома со мной и нога бы ее не ступала на земли Фуфляндии.
        Лучше было бы так. Но случилось иначе. Томиус достал мне именно ее, назвав мерисью. Я в ответе за нее, я не могу бросить ее на полпути. Это работа. Я не хочу отдавать ее вампиру. Какова была моя ярость, когда я выбрасывал его в окно. Я хотел защитить ее от этого шага. Это любовь. Слабая, но любовь. Она хотела переспать со мной. А я - нет. Я говорил, что не испытываю к ней ни малейшего чувства. Это была ложь. Я говорил наперекор, чтобы не чувствовать себя тряпкой.
        - Мари, слышишь? Я люблю тебя! Люблю, люблю, люблю!
        Я крепко обнял ее и хотел приподнять, но запекшаяся на подушке кровь не дала мне этого сделать. Легким движением пальца я провел по шее, и рана затянулась. Я прижался к ее холодной щеке… У нее такая кровопотеря. Пролежит три недели без сознания…
        И поцеловал. Потом еще раз… а потом меня обуяла страсть. Самая обычная страсть к женщине, кою я не мог выплеснуть в своей неразделенной любви к Нюкукулюэль, к невзрачной магичке Катрин, что отчислили на первом курсе, к моей наставнице по боевой магии… В последнем случае я бы стал посмешищем на всю школу. Я наколдовал свою любовь. Просто выдумал ее, представил, что от этого Марии станет лучше. Пусть я буду любить ее, противную моему сознанию, но пусть она не достается нечестным вампирам или вечноживущим эльфам. Мария дурна, но она недостойна быть игрушкой для нелюдей.
        We are standing closely skin to skin
        Playin' a very old game
        In this game of love you always win
        Так, вроде, говорилось в ее любимой песне. Мы с тобой радом, щека к щеке, Мария, увлечены древнейшею игрой, и в этой игре любви в любом случае ты победишь… Ты хотела отдаться в эту ночь. Не мне, другому. Но и от меня ты без ума. И я уверен, ты будешь счастлива, узнав, что с тобой случилось после поцелуя вампирских губ.
        Железная пряжка моих кожаных штанов тяжело ударилась о паркет… как я небрежен… И все же молва говорит правду, из Розенштадта никто еще не выходил прежним.
        Глава 7. Мастер иллюзий
        Когда я открыла глаза, то обнаружила себя лежащей на синем диванчике в огромной комнате с красными обоями. В углу стоял черный гроб. И я сразу вспомнила, где я нахожусь. Вампирский замок Розенштадт… Вчера, если мне не изменяет память, была шумная вечеринка, и я пила красное вино. А закончилось все, как в анекдотах про корпоративные пьянки - голова раскалывается, шея болит, и кто-то лежит сверху.
        От последней мысли мне стало не по себе, и я медленно перевела взгляд с красного креста на потолке на мускулистое мужское тело, обнимавшее меня. Его ровное дыхание теплым воздухом грело мою обнаженную грудь. Он чуть пошевелился… Тяжело лежать под полусотней килограммов чужого тела. Машинально я погладила его по голове и посмотрела в по-детски наивное лицо спящего Димиана.
        Я с ним. Только я и он. Тут. В Розенштадте. Почему? Как я могла такое допустить? Нет, я не собиралась лить слезы по утраченной девственности. Я прекрасно понимала, что произошло этой ночью. У меня в голове не укладывалось другое: как я могла упустить тот момент, когда мы пришли сюда, и он поцеловал меня. Я была на двести процентов уверена, что случилось все с обоюдного согласия, по любви. Димиан просто не мог изнасиловать спящую меня.
        - Ди, - я перебирала его шелковистые черные волосы, - мой милый Ди…
        Я услышала топот в коридоре и лениво повернула голову. Это движение отозвалось нестерпимой болью в шее, и я вскрикнула.
        - А… что? - маг посмотрел на меня заспанными красными глазами.
        - Не знаю, - пробубнила я себе под нос. - Кто-то идет.
        Эти слова послужили очень сильным заклинанием моему любимому Димочке. Он вскочил с меня и, завернувшись в простыню, кинулся в коридор. Пока он отсутствовал я быстренько оделась в валявшееся на полу платье и подбежала к зеркалу, приводить прическу в порядок.
        Ох, и страшна же я была после вчерашнего. Как еще Димиан мог меня такую любить всю ночь. Тушь потекла, помада размазалась, волосы сбились в одно большое гнездо, а справа на шее я заметила большой синяк. Что бы это значило.
        Аккуратно я прикоснулась к набухшей артерии, и она отдала адской болью. Неужели меня кусали вампиры? Или это просто лимфоузел увеличился из-за чего-то. У меня такое бывало, проблемы с щитовидной железой. Я уже три года сижу на йодомарине, а она никак не уменьшается. Вполне возможно, болезнь перешла на новую стадию. Надо будет показаться врачу, как вернусь в Москву.
        Когда Ди вернулся, я уже привела себя в порядок и сидела на синем диванчике, рассматривая черное пятно у подлокотника, на котором я спала.
        - Я же говорил тебе не связываться с вампирами, - он окинул меня полным ненависти взглядом и тут же залез в штаны.
        Не обращая на меня внимания, он обошел диван в поисках рубашки и, не найдя ее, взял меня за руку и потащил к выходу.
        - Уходим отсюда немедленно, поняла? - голос его был резок, словно он командовал мной, а не я им.
        Хотя, это Димиан был моим телохранителем и защитником, и Избранными по правилам фэнтези управлять не положено.
        - Но почему? - я стояла как вкопанная.
        - По кочану! - заорал он на меня.
        Только что нежно обнимал, а уже… Ладно, послушаюсь. Кто знает, не останься я на вечеринку вампиров, может и запечатлелся бы самый романтичный момент моей жизни в памяти, а теперь я только знала, что мы с Ди этой ночью были вместе. Я так надеюсь, что он перескажет мне во всех подробностях.
        Я выбежала за ним следом. Идти на шпильках было неудобно, особенно по мощеному круглыми камнями полу Розенштадта. Димиану на это было плевать, он обогнал меня и забрал из нашей гостевой комнаты мою сумочку и сверток с геройской одеждой, в которую я и переоделась в одном из темных закоулков вампирского дома.
        В сандалиях я припустила так, что сам маг еле догнал меня у выхода. Дверь была заперта.
        - Значит, скончался, - непонятно о ком буркнул себе под нос Димиан.
        Я хотела было спросить, но маг отодвинул меня в сторону и прочитал неизвестное мне заклинание. В двери тут же образовалась дырка в два на два метра, и мы выбежали в нее.
        - А теперь я все объясню, - стараясь быть как можно более спокойным, сказал Димиан, когда волшебный проход закрылся. - Тебя совратили вампиры. Драко хотел жениться на тебе. Они с отцом опоили тебя кровью, а потом отпрыск покусал тебя. После он хотел провести с тобой ночь, но тут появился я и спас прекрасную Избранную. Поняла?
        Так вот оно что. Понятно теперь, откуда у меня кровоподтек на шее, и ясно, что делал Димиан в обнимку со мной.
        - Вот они! - раздался вой, и с башен над воротами на нас полетела белая простыня.
        То было одно из привидений из вампирского дома. Мы с Ди кинулись в стороны, и бесплотный дух совершил мягкую посадку на каменистую дорогу. Привидение не могло решить, на кого нападать, но тут к духу на помощь пришла подмога.
        Я начала припоминать, какие заклинания могут оказаться вредоносными для привидений, но мне вспоминалась только игрушка "Покемон", в которой души не чаял мой маленький братец. Итак, огонь на них не действует, вода проходит сквозь их тело, здесь нужны пси-волны - поняла я.
        И скрестив руки на груди я представила, как мои глаза начинают излучать чуть заметные круги. Голубые, розовые, желтые, сверкающие всеми цветами радуги, они исходили от моих глаз и направлялись на левитирующих неподалеку призраков.
        Сначала бесплотные духи пытались что-то сказать, но их речь замедлилась, и они зависли в воздухе.
        Димиан, тяжело дыша, облокотился о березу. Мне почему-то показалось, что он выложил немало магических усилий, чтобы помочь мне справиться с привидениями. Хотя, честно сказать, за все наше с ним путешествие я только пару раз заметила, как этот ленивый волшебник обращался к колдовству.
        - Бежим! - скомандовала я, направляясь к столбику, где мы привязали своих скакунов.
        Но там нас ждало очередное разочарование.
        И моя Муму, и белый конь Димиана бездыханные лежали на траве. Глаза их были открыты, но закатились.
        - Они мертвы? - в ужасе вскрикнула я, впервые в жизни увидевшая трупы животных.
        - Негодяи! - Ди полным ненависти взглядом посмотрел на Розенштадт, а потом присел перед телом своего скакуна.
        Он провел рукой по шее животного и выругался на неизвестном мне языке. Это по его интонации я поняла, насколько маг был недоволен. Вампиры выпили наших лошадей. Это значило только одно: они не собирались отпускать нас из замка живыми, несмотря на все уговоры с Драко и его отцом.
        - Ты ведешь себя как пятилетний ребенок, - фыркнул Димиан, когда я рассказала ему о договоре с вампирами. - Против этих тварей даже клятва на крови не действует, а ты… на словах. Дура ты, Мария.
        Моему высокоразвитому интеллекту было обидно слушать подобные слова от горячо любимого мной парня, но я терпела, потому что наши жизни висели на волоске.
        И тут я вспомнила о нем, о нашем верном дракончике Торбо. Я обещала позвать его, если вдруг случится беда. Не прошло и недели, как я воспользовалась собственным обещанием.
        Когда мы убежали достаточно далеко от замка и вышли в холмистые степи, я взобралась на самый высокий по моему мнению холм и позвала дракона. Мой крик: "Торбо!" - должен был быть слышен на всю Фуфляндию. По крайней мере именно такой эффект я закладывала в сплетенное в глубине души заклинание.
        Димиан стоял далеко внизу и махал мне рукой, мол, все будет хорошо, лишь бы до ночи нам очутиться в каком-нибудь человеческом королевстве.
        Я и сама это прекрасно понимала. Дневной свет опасен для жизни вампиров, поэтому если они и захотят организовать погоню, они сделают это с наступлением темноты. Призраки их привязаны к замку, поэтому не могут вылететь за ограду, которую мы час назад преодолели.
        Но Торбо не спешил. Я смотрела на медленно ползущую по кругу секундную стрелку. После того, как она совершила пять или шесть оборотов, я начала спускаться к волшебнику.
        - Наверное, я плохо звала нашего дракона или он решил предать меня…
        - Мари, успокойся, - он обнял меня, - он не маг, чтобы провесить портал, ему надо лететь. Пойдем на восток, в сторону замка Фуфлориана. Тут степь, и наш Торбо заметит нас издалека. Два или три часа пройдет до того, как он достигнет Лутиниэля и еще столько же, чтобы долететь до Розенштадта.
        Мой личный самолет задерживался. Какая досада.
        Через чес я захотела кушать и наколдовала себе гамбургер и кока-колу. Сколько я не упрашивала Ди попробовать эту вкуснятину, он оставался при своем мнении и кушал корнеплоды, что вырывал в степи и чистил с помощью острых потоков воздуха. Маленькое бытовое колдовство, похоже, единственное, на что способен Димиан. Но не это важно. Если бы Ди был лишен даже этих незначительных способностей, я бы не стала любить его меньше. О, тысячи девиц могли оказаться на моем месте, спать рядом с Димой Колдуном. Но теперь все, я своего волшебника никому никогда не отдам.
        Отдохнув, мы отправились дальше. Я с тоской глядела на небо, ожидая с минуты на минуту увидеть красный Боинг. Но, увы, ничего не было видно. Только белые как вата облака, словно корабли, плыли по бескрайнему синему небу.
        Солнце клонилось к закату, а мы все брели и брели по выжженной рыжей степной траве. Мои ноги устали, и мы останавливались на привал каждые полчаса.
        Димиан рассказывал мне о своей учебе в школе магии, а я начала пересказывать ему основы бухгалтерского учета. Может, оно ему и не надо было, но другого занятия я не нашла. А Ди так и не понял скрытого смысла ни одной из двух тысяч проводок. Но зато теперь я знала точно: разбуди меня ночью, и я отвечу любой билет по этому курсу на отлично с плюсом. Дайте только вернуться в Москву…
        - Может, я понесу тебя? - галантно спросил маг. - Садись на спину.
        Я поблагодарила его, и ближайшие полчаса я чувствовала себя счастливым ребенком, которого папа несет по парку и рассказывает, на каких аттракционах он будет кататься. Только дитятко было большим и тяжелым, да и колдун не был мастером по переноске тяжестей. Через некоторое время я села на широкое лезвие деревянного легендарного меча, а волшебник взялся за его концы. Но и такой способ передвижения оказался для нас слишком тяжел.
        - Может, до утра остановимся? - предложила я, оглядевшись.
        Розенштадт давно скрылся за горизонтом, вампиры пешим ходом вряд ли догонят нас за одну ночь, дракона на небе так и не появилось, несмотря на то, что прошло уже отведенное колдуном время на перелет из гор в степи.
        - Не думаю, что это хорошая идея, - грустно сказал Димиан, - но ничего более подходящего я не вижу. Так что, устраивайся спать, я накрою тебя своим плащом, а сам покараулю. Мало ли…
        Я кивнула, и уже через полчаса, свернувшись калачиком и наговорившись с Ди, я крепко спала.

* * *
        Мне было хорошо с ней этой ночью. Я и не знал, что спать с женщиной - это так приятно. Старый девственник и холостяк, я старался избегать близости с теми, в ком не видел своей супруги. Жениться на Марии я тоже не собирался, но… необходимость заставила. На младших курсах я не понимал, что находили в близких отношениях с противоположным полом мои сокурсники, а теперь осознал, как много я потерял. Эх, если бы еще эта женщина была в себе, когда она предавалась страсти. Но это легко поправимо. Думаю, Мари сама в скором времени захочет вернуться к ласке и нежности моей персоны. Если у меня получилось сделать ее обратно человеком, это значит, я ее люблю. Магию обмануть невозможно.
        Но как я ненавижу эту женщину за ее глупость. Недавно я стал ловить себя на мысли, что мне противно обманывать ее. Она смотрит на меня чистыми зелеными глазами, а я… выдаю свою магию за ее способности. Например, когда она, забравшись на холм, звала дракона, даже я не слышал ее воплей. Но я сам вызвал Торбо.
        Мыслесвязь - хорошая штука, к тому же незаметная. Дракон обещал прилететь к нам через четыре часа, но мы прошли весь день, и никто не нагнал нас. Я уже начал побаиваться, не случилось ли чего непоправимого с нашим красным слугой. Или он не захотел подчиняться мне. Но, увы, Торбо не оставил ни одного амулета для вызова, а не владеющая магией Мария не могла до него докричаться.
        Когда она уснула, я еще раз установил контакт с драконом. "Лечу, скоро буду, облака в горах, заблудился", - успокоил меня бархатный бас, раздавшийся в глубинах разума.
        Я лег на землю и стал рассматривать звезды. Вампиры - романтики, выбрали себе для жизни столь красивое время суток. Не важно, что половина цветов смотрится как серый, это второстепенно. Но ночью не жарко, дует приятный влажный ветерок, и все вокруг - в волшебном серебряном свете. Красиво - не то слово.
        И лицо Марии кажется бледным, как прошлой ночью. Но, слыша ее ровное здоровое дыхание, я понимал, что она уже вне опасности.
        Мне нельзя было засыпать, но делать было нечего. Я понимал, что мне понадобится много силы. И, когда я не пользуюсь магией, мой внутренний источник быстро восстанавливается. Лишь бы Мари больше не пользовалась психическими заклинаниями. Я не ас в этой области, и это колдовство очень сильно истощает мага. Если бы она на минуту дольше атаковала привидений, я бы точно свалился бы без сознания.
        Опасная эта девица, Мария… Я сотворил небольшой светящийся шарик и разложил бумаги на земле. Надо писать, тем более, наблюдений у меня набралось столько, что диплом обещает быть толстым и неподъемным. Я достал из-за пазухи перо, наколдовал чернил и принялся записывать.
        Меня отвлек свет факелов на западе. Как и следовало ожидать, вампиры отправились за нами следом. Еще несколько километров, и нам не сдобровать. Они будут мстить за Драко. Мари-то они повторно инициировать не смогут, потому что стать вампиром можно только раз в жизни. И если каким-то чудом удается отманить инициацию, то девушка становится невосприимчивой к вампиризму и не поддается ни одному зову.
        Зато был еще я. И мужчину сделать вампиром тоже не так-то сложно. Артерии на шее есть у всех, и пить хочется всем вампирам.
        Я скептически осмотрел наш скудный лагерь. Спящая иномирянка, вооруженная книгой по учету коров, основных средств и пассивов предприятия, деревянный, якобы легендарный, меч, сумочка иномирянки, вымотанный колдун с рукописями диплома… негусто. Для начала я решил спрятать за пазуху все бумаги. Если я их лишусь, можно писать пропало, школу я не закончу. Затем я снова посмотрел на небо. Дракона не было видно даже дальним зрением. Какая досада. Зато я рассмотрел приближающееся к нам войско.
        О, кажется, все наши недруги собрались в одну толпу и сдружились, только бы отомстить своим обидчикам. Возглавлял процессию дроу, которого Мария опоила слабительным, а с ним рядом ехали Вико и еще несколько вампиров.
        Я начал прикидывать, как бы продержаться. Программа минимум - не умереть до восхода солнца. А ждать этого еще пять часов. Примерно час войско будет добираться до нашего лагеря, значит, остается четыре. Допустим, два часа вампирам на обратную дорогу. За два я должен с ними справиться.
        И тут я придумал! Я же мастер иллюзий, заврался уже по уши. Мария живет моими красивыми картинками уже почти месяц. Так почему бы не нарисовать что-нибудь подобное для этих негодяев, жаждущих нашей смерти? Работай, фантазия! Это месяц назад ты был серьезным волшебником, Димиан, а теперь придумывай что-нибудь неординарное и смешное. Как искусно пошутил ты с коровой, помнишь? А как ты хотел поиздеваться над платьем Марии? А выступление на эльфийском концерте? Ты стал изобретателен, не можешь сражаться, обхитри!
        Приободренный, я начал думать. Только под угрозой смерти юмор куда-то запропастился. И мне в голову пришло самое простое, но и самое опасное решение.

* * *
        - Мари, просыпайся, мне нужна твоя помощь! - Димиан тряс меня за плечо.
        - А, что? Турбина не прилетела? - спросонья ляпнула я.
        Нет, на небе сверкали звезды и сияла полная луна. Но зачем тогда меня разбудили? Я смотрела туда же, откуда не спускал глаз и Ди. Погоня, как он и предполагал. Будто все мое путешествие заранее запланировано кем-то свыше и маг советуется с ним, как поступить. Ладно, оставим догадки на потом. Все же я в фантастической сказке, и если припомнить все истории, какие я только читала, не было ни одного приключения, где недовольные не преследовали бы главную героиню. Так что, пусть поразвлекаются.
        - Там несколько вампиров и дроу, которого ты обидела, - пояснил колдун. - Спрячемся за холмом, а дальше… у меня есть план.
        Я послушно собрала вещи и ушла туда, куда вел меня Димиан. Но дальше я идти у него на поводу не собиралась. Кто здесь Избранная, наконец, я или он? Он мой жених, после предыдущей ночи это решено на пятьсот процентов.
        - Мари, послушайся меня, нам не нужны больше неприятности, понимаешь? - его лицо было похоже на просящего прощение обманутого парня.
        Помнится, был у меня Володя, которого я всей душой ненавидела. Вот он с тем же по-собачьи преданным взглядом вечно со мной разговаривал, ей Богу, противно.
        - Ладно, - схитрила я, надо будет придумать свой план действий, и положить на все задумки Димиана.
        Значит, на нас идет целая непобедимая рать, так? Войско возглавляет дроу-дристун, его заместитель - вампир, лишившийся сынка-извращенца, а в подчинении этих двоих полдесятка кровопийц. И им нужно не что иное, как моя замечательная жизнь!
        Ди взял меня за руку.
        - Обойдемся без боя. Дай руку, - его голос, словно спокойная мелодия звучал у меня в ушах.
        - Договорились, но как?
        - Идем на восток, разговариваем о любви между нами, и все, поняла?
        - Так просто?
        - Да, потому что грозное войско увидит совсем не то, что есть на самом деле.
        Хитрец какой. Ладно, заинтриговал. Так и быть доверю эту миссию моему любовнику. Все равно, в Пророчестве ничего не сказано, что я должна уничтожить дрища и жалкую кучку вампиров. А это значит, что можно не напрягаться.
        Я взяла Димиана под руку, собрала вещи, и мы, обнявшись, пошли своей дорогой.
        Примерно час спустя, вокруг нас кружилось с десяток лошадей, и я с трудом могла различить, кто на каком коне едет.
        - Эй, отдайте мне эту сучку! - грубый пропитый голос дроу поверг меня в шок.
        Мне стало до того страшно, что я крепко-крепко обняла руку Ди.
        - Постойте, Пирэль, вопил Вико, не троньте моего сына.
        Сына, значит? Вот что придумал Димиан! Он решил надеть на себя личину убитого вампира.
        - Драко, ты ли это? - отец вампиреныша спрыгнул с лошади и подбежал к нам.
        Наверняка Ди посмотрел на него ярко-красными глазами, счастливая улыбка расползлась по его лицу, и любимый сынишка ответил папочке:
        - У нас с Марией свадебное путешествие… Днем мы идем в черных плащах, закрывающих от солнца, а ночью - отдыхаем и любуемся звездами. Ты же знаешь, папа…
        Но маг не договорил. Пирэль грубо отодвинул вампира в сторону и провел рукой над головой якобы Драко.
        - Блин! - Димиан воспользовался моим ругательством.
        Он закрыл лицо и отвернулся.
        - Что случилось, Драко? - отец вампира тряс артиста за плечи.
        Но Ди кукожился и не хотел показываться тому на глаза.
        - Вы принимаете дроу за идиотов, ублюбочные колдуны! - заржал Пирэль, и от его смеха мне стало не по себе на душе. - Иллюзии они навесили! Нашли дураков, которые вам поверят. Ауру бы изменили, а…
        Он схватил меня за запястье и подтащил к себе.
        - Ты будешь моей до конца жизни.
        - Обойдешься!
        А от моего приемчика: пинка между ног, - Пирэль так и не научился защищаться. И стоило мне сделать ему больно, как дроу скорчился, полным ненависти взглядом испепеляя меня на месте.
        - Обманывать решили? - вампиры обступили Димиана, что тот не мог и вырваться.
        Почему-то ни одному кровопийце я была не интересна. Наверное, все из-за отмененной инициации. Дважды стать вампиром невозможно. Кажется, колдун говорил что-то подобное.
        Теперь жизнь Ди зависела только от меня. Все приемы убиения вампиров, что я помнила, совершенно не подходили к сложившейся ситуации: осиновых кольев не было в округе, чеснока не росло, за петухом невесть сколько дней идти. Нужно было придумывать что-то новенькое.
        Так, что у меня есть в распоряжении? Проводки? Отпадает. Сумочка - не подходит! А что, если… Иллюзии могут не только скрыть внешность Димиана под личиной Драко, они могут и нагнать стойкий запах чеснока. Я представила зиму, эпидемию гриппа, чесночные таблетки, острые дольки, висящие рядом с посудным шкафом у нам на кухне… И тот запах, что исходит от них, если их разрезать.
        Я впилась в глаза Димиана и расставила руки в стороны. Ну же, давай чеснок, воняй, а ты, дорогой, потерпи, скоро все закончится.
        Я уже начала чувствовать, как чесночный запах щиплет мне ноздри, как на меня сверху навалилась тяжелая тушка Пирэля. Дроу задрал мою мини, и его похотливые ручки гладили мои бедра, фу, противно. Но если я прекращу колдовать над запахом, Ди станет кровопийцей.
        Каким бы сильным ни было желание спасти любимого, но когда я почувствовала, как горячие руки темного эльфа полезли мне под белье, я резко развернулась и пнула его куда попало. А попала я ему в нос. Пирэль взвыл, выругался и отскочил.
        - Фу, да ты и материться как следует не умеешь, - обиженным тоном заявила я. - Какой неинтересный.
        Лицо дроу вытянулось.
        - Научить? - игриво подмигнула ему я.
        Но он мне ничего не ответил.
        К моему удивлению, поток запаха не прекратился. Мы с Пирэлем играли в гляделки: кто первый моргнет. Надо было что-то с ним делать. И, точно, не легендарным мечом его бить. Я не чувствовала в себе столько силы, чтобы хотя бы ранить этого дроу-гиганта.
        - Фух, ты меня спасла, - раздался за спиной голос Димиана.
        Так я проиграла темному эльфу. Зато я стала свидетельницей интересной сцены: вампиры, затыкая нос, бежали прочь от нас.
        - Идея! - я аж подскочила на месте, прихлопнула в ладоши, и тут у меня в руках образовался черно-белый зверек размером со взрослую кошку.
        Ди и Пирэль, не понимая, смотрели на меня. Отдышавшиеся вампиры решили вновь пойти в наступление. Ага, вот он, момент истины.
        Вообще, я люблю животных, но когда надо обороняться, я взяла зверушку, украденную из моего мира за хвост, раскрутила его над головой и бросила в спину Вико. Как я и хотела, мохнатое создание уцепилось всеми четырьмя лапками в спину вампиру. И тут… произошло то, чего я и ожидала. Вся вампирская рать скорчилась и помчалась прочь.
        - Только это им уже не поможет, - облегченно вздохнула я, - потому что скунс от них не отвяжется.
        - А что такое скунс? - поинтересовался Димиан.
        Я бы ответила, но у нас имелась в наличии куда более серьезная проблема, нежели вампиры, лишившиеся своего наследника. Дроу Пирэль. Он не превратится в переел с восходом солнца, и он будет мстить до самого конца. Большой грозный дядя, способный отличить иллюзию от истинного облика, навис над нами. Мы с Ди пятились вверх по холму, и ни одна толковая идея не приходила мне в голову.
        Дроу - не такой часто упоминаемый в фантастических романах подвид, чтобы я могла с легкостью определить, чего эти твари боятся. Тем более, этот тип больше походил на хамоватого разбойника, а не на эльфа. Только длинные заостренные ушки выдавали в нем последнего.
        Значит большой, выходит грозный, и гордый, к тому же бабник. Начнем играть в иллюзии. Я щелкнула пальцами, представив, что дроу стал одет в розовый чепчик и подгузники, а в беззубом рту у меня голубенькая соска.
        На Димиана этот образ подействовал безотказно. Он зашелся хохотом. Да и мне самой было до боли в животе смешно смотреть на получившееся чудо. Но только дроу не понимал, чего мы смеемся над ним как идиоты. Все ясно: иллюзий он не видит в принципе. Но зато я вогнала его в ступор.
        - Слушай, иномирянка, - грубым басом просопел Пирэль.
        Когда мы с Ди увидели его лицо в образе иллюзии, то снова зашлись хохотом.
        - Ты единственная, кто смеется надо мной. И ты за это заплатишь!
        Ой, как страшно! Особенно, когда подобные слова говорит большой младенец в гигантском памперсе. Гигигигиги! Мухахахаха!
        - А я серьезно!
        Агу! Я больше не могу! Мне просто обидно, что он не видит получившейся иллюзии. Иначе бы он тоже валялся со смеху, глядя на себя.
        - Сейчас я вас убью!
        Как же, погремушкой? Я представила, что его булава превратилась в большую, по размеру эльфа, игрушку. Когда дроу потряхивал своим оружием, иллюзия издавала милейший для слуха звук, отчего мы с Димианом упали на колени, ухохатываясь.
        Но дух нашего противника был очень силен. Он уже перестал обращать внимание на наши придури и всерьез размахнулся дубинкой.
        Я только успела выставить руки вперед, припоминая в каком романе заклинание щита будет самым легким. Но у меня что-то не получалось. Я не чувствовала купола над нами с Ди. И я закрылась сумочкой, а Димиан - моей книжкой с проводками, словно мы - два ребенка, которые прячутся от третьего. Будто все вокруг не иначе, как игра.
        И тут я почувствовала холодный ветерок, и вдруг что-то колючее впилось в мой живот. Я не успела и вскрикнуть, как заметила: земля ушла из-под ног, и я уже не стою перед эльфом, а лечу высоко над степью.
        Неужели я умерла? Это неправильно!
        Но в следующее мгновение я подняла глаза и заметила, что надо мной - красная шершавая чешуя, а прямо рядом со мной, крепко прижав книгу с проводками к груди, летит и Димиан.
        - Турбина прилетела! - воскликнула я, чуть не выпав из когтистой лапы собственного дракона.
        - Главное, что вовремя, - спокойно ответил на мою радость колдун.
        - Простите, задержался, - извинялся наш товарищ. - И куда вас опустить?
        - К замку Фуфлориана! - выпалила я.
        И чуть мы с Ди не стали лепешками. Дракон перестал махать крыльями, и земля с неимоверной быстротой приближалась к нам. Но, вовремя вспомнив и о своей смерти, дракон взмахнул крыльями и взмыл под облака.
        - Я там не очень желанный гость, - вздохнул он, - но если хотите, я вас оставлю у городских ворот.
        А потом он поведал мне о королевстве Фуфлориана Тринадцатого. Но это было уже когда мы приземлились.
        Ночь потихоньку сдала свои права. Только далеко на востоке розовела узкая полоска неба. Звезды дарили последние отблески светлеющему нему, а грустная луна медленно таяла среди серебристых облаков.
        Мы стояли под белокаменной стеной, из башни, что над воротами, на нас глядели сонные рожи стражников. И только потому, что они сидели на постах по одному на башню, парни не могли обсудить животрепещущие новости: кто мы такие, откуда пришли и зачем нам нужно посетить крепость. Ничего, наступит утро, ворота откроют, и мы первыми завалимся в этот городишко.
        Дракон говорил тихо, я уверена, что звуки его речей не доносились до посторонних ушей. Торбо ненавидел этот город по одной простой причине: тут сидела в заточении Зина Лесова. Да, наш красный друг хотел скушать эту девушку, это факт. Но после неудачной попытки расправы над моей соотечественницей (судя по имени, девушка была не только из моего мира, но и из моей страны) и несказанного позора в гномьих пещерах Торбо для себя решил: больше его пути никогда не пересекутся с Зиной.
        - А ты трус, выходит, - зло сказала я. - Ты боишься своего прошлого! И мне стыдно, что у Избранной на побегушках такое это было уже когда мы приземлились.жалкое создание.
        Торбо потупил взгляд. Пристыдился. Чего я и хотела.
        - Ладно, останусь. Подожду вас у ворот. В человеческих городах все равно драконов не жалуют.
        - Вот еще, чтобы Избранная ходила по городу на своих двоих? Слушай, идиотский монстр, ты в своем уме? Я тебя отведу на постоялый двор, и ты будешь как миленький дожидаться меня в лошадином загоне, ясно?
        На янтарных глазах дракона наворачивались слезы, вид его был жалок. И правильно, после такого наезда еще никто не оставался не прижученным.
        - Ладно, ладно, - согласилось животное.
        А Димиан хихикнул в кулак. Ох уж эти местные. То кланяются мне в пояс, а то смеются за глаза.
        - Не хочешь ли ты, Мария, превратить дракона в лошадь на то время, что мы будем гостить в Фуфеле? - искоса глядя на меня, спросил Ди.
        А что, неплохая идея, да и дракон с радостью согласился. Создавать иллюзии - так просто. Я подняла руку и представила, как мой личный Боинг превращается в громадную красную лошадь. Чем длиннее ее спина - тем лучше, потому что нам в город надо въехать вдвоем с Димианом. Не будет же колдун пешком идти по городу.
        Когда я закончила заклинание, передо мной стояло уродливое существо, чем-то отдаленно напоминающее лошадь. Получилось как в песенке: "Сделать хотел косу, а получил козу, розовую козу с желтою полосой…"
        - Да, иллюзии ты создавать не умеешь, - вздохнул Ди, - учись. После астральной магии это моя вторая специализация.
        Ди поднял руки, и после нескольких произнесенных под нос слов, погладил лошадь-мутанта. Да, она осталась красной, Димиан сказал, что решил специально для меня оставить цвет дракончика, но зато теперь животное походило на лошадь: у нее было два глаза (а не три), широкий нос (а не пятак), копыта на ногах (а не подобие туфлей на шпильках, что получилось у меня), расчесанная розовая грива (а не веники в шее). Надо учиться, в чем-то мой любимый спутник меня сильнее, но коли я Избранная, то в ближайшем времени я его превзойду. Такие, как Димиан будут у меня под ногами валяться, балдея от моего величия. Потому что я не прощу, если я не стану Богом Фуфляндии.
        Я посмотрела наверх. Стражники, увидев метаморфозы дракона в мутанта, а потом в лошадь, окончательно проснылись.
        - Вам открыть? - видимо, боясь, что мы еще что-нибудь в окрестности преобразуем, сказал ближе всего сидящий охранник.
        - Не мешает, - крикнула ему я, и через несколько минут мы уже стояли у открытых городских ворот.
        К нам спустилось три охранника. Все, что их интересовало: кто мы, откуда, зачем прибыли в Фуфел, и что за странная лошадь путешествует с нами. Ответы на все вопросы, естественно, выпалила я, не предоставив Димиану и слово вставить.
        - Я, Избранная Фуфляндии, призванная спасти ваш мир после набега Властелина Тьмы. Родом я из Южного Бутова.
        Услышав незнакомое название, стражники переглянулись, и мне пришлось вкратце рассказать им о Москве и пригородах. Кажется, парни поняли, что лучше бы они не знали, где находится мой дом.
        - Это мой жених, Димиан Колдун, великий белорусский певец, а по совместительству Фуфляндский маг, - я показала на спутника, который после этих слов стал краснее свеклы и сжал кулаки.
        - Приятно и с вами познакомиться.
        Стражники по очереди пожали руку моему колдуну.
        - Мы прибыли в этот город, чтобы узнать, насколько страшны для людей последствия набега Темного Властелина. Если есть какие-то отклонения от нормальной жизни, мы тут же научим вас жить намного лучше. А лошадь… это Турбина, мой личный транспорт.
        Тьфу, пришлось устраивать ликбез по поводу турбин и транспортных средств.
        После окончания нашего доклада стражники отошли в сторону, перешептываясь. Я боялась, что сказала им не то. Димиан намекал, что надерет мне уши при первом же удобном случае, потому что он не давал еще согласия жениться на мне. Странный, будто его кто-то спрашивал. Раз - парень путешествует со мной уже месяц. Два - он со мной переспал, а это значит, что у меня будет от него ребенок. Три - только дурында способно отпустить просто так звезду из своих лап. Выход один - срочно выходить замуж за колдуна.
        - Уважаемая Мария, - склонив головы, стражники подошли ко мне. - Мы вас не можем пустить в этот город, если вы не владеете магической силой.
        О, как они ошибаются, я же сильнейшая ведьма в Фуфляндии за последний месяц, что я им и попыталась втереть, вскочив на неподалеку стоящую бочку.
        - А в чем дело, кстати, - поинтересовался Димиан.
        - Да, практически ни в чем особенном, - объяснил охранник, - просто завтра утром начинается Величайший магический турнир, битва сильнейших. Со всех человеческих королевств у нас собралось около сотни магов, и на постоялых дворах нет места для тех, кто не собирается участвовать.
        - Это турнир для меня, потому что я выиграю в нем! - я скакала от радости на бочке.
        Димиан бросил на меня какой-то кислый взгляд. Парень бывает так мил, но иногда он меня пугает. То ли он задумал какую-то гадость, то ли… я даже не знаю, что и думать.
        - Умерьте свой пыл, ведьмочка,- хихикнул один из стражников, - в финале тебе предстоит сразиться с Зиной Лесовой.
        - Ура! Ура! Урааааа! - моей радости не было предела.
        Но стражники отчего-то крутили пальцами у виска. Неужели я не смогу договориться с соотечественницей? Она же меня не убьет, правда?
        - Не вижу радости, - скорчив кислую рожу заявил Ди, - потому что это третий магический турнир с участием этой…хм… Избранной. Хотя, с твоим статусом можно и попробовать.
        Что-то не заметно энтузиазма. Все рисуют эту Зину страшнейшим монстром, а мне она представляется хрупкой блондинкой с сумочкой всяких боеприпасов и детективчиком Дарьи Донцовой под мышкой. Иначе Избранная просто выглядеть не может.
        Нас-то в город пустили, мне до завтра дали заполнить трехстраничную анкету участника и пожелали удачи. Правда, когда мы прошли мимо охранников, что-то они шепнули по поводу, что я даже в четверть-финал не попаду. Я им покажу еще, да за такие слова я эту Зину собственноручно в Москву отправлю или в деревню Кукуево, или откуда там она родом…
        На постоялом дворе Димиан попросил две разные комнаты и отдельный загончик для лошадки. Насчет Турбины я не против, такое к коням помещать просто опасно: я не очень разбиралась в характере, повадках и гастрономических пристрастиях моего личного Боинга. Но почему Ди не будет жить со мной.
        - Прости, Мари, мне нужно поработать. Но я буду приходить к тебе в гости, не против?
        - Было бы лучше, если бы мы жили вместе… - я поцеловала его в губы, а он в ответ крепко обнял меня и пообещал переселиться, как только закончит со своими срочными заботами.
        Кроме того, мне нужно было выспаться и подготовить документ к завтрашнему соревнованию. Да, я хотела победить, и готова даже жить с Димианом в разных комнатах, лишь бы встретиться с Зиной Лесовой лицом к лицу. В этом мире должна остаться только одна Избранная, я.
        Когда Ди оставил меня одну, я разложила анкету на столе. Бо-оже, столько я не заполняла даже когда поступала в университет.
        Итак, имя - Мария Сусанина, возраст - 20 лет, место проживания - Москва, специализация - бухгалтер-аналитик, раса - европеоидная. А дальше пошли всякие разные незнакомые моему мозгу слова… и я отправилась к Димиану.

* * *
        Когда я остался наедине, я свалился на кровать, широко раскинув руки. Наконец-то я не слышу ее писклявого голоска. К сожалению, это не надолго. Я тут же вскочил и уселся за стол. Я вытащил из-за пазухи листы и увеличил их в размере. Я писал быстро, потому что я знал, Мари может появиться в любой момент, и она не обрадуется, поняв, что она всего-навсего подопытный экземпляр.
        А рассказать мне было чего. Правда, однотипные реплики этой девушки мне записывать надоело, и я начал описывать каждую ситуацию в отдельности. Эпизоды наших приключений, превращаясь в аккуратные черные буквы, красивой вязью застилали мои бумаги. Надеюсь, что Избранная не знает нашего языка и не сможет прочитать всего, что я успел накалякать.
        Когда я конспектировал о произошедшем в Розенштадте, я задумался. Мои щеки горели, а в ногах чувствовалась небывалая слабость. Кровь пульсировала в висках, и я закрыл уши руками, чтобы заглушить тот звон, что вдруг раздался в ушах. Никогда со мной не было подобного. Меня так бросило в краску, что я не знал, как быть. Неужели где-то в глубине души, у меня проснулось к этому недоразумению какое-то чувство?
        Я отложил эту историю и перешел к битве с Пирэлем. В этот момент дверь тихо скрипнула, а через пару секунд кто-то закрыл мне глаза ладошками.
        - Мари? - догадался я: больше никто не был в состоянии придумать подобной шутки.
        - Ага, - словно мелодия, ее тоненький голосок прозвенел над ухом.
        - Что надо?
        - Я запуталась с анкетой. Скажи, что такое "Ваши миазмы". Или вот это…
        Она ткнула своим тоненьким пальчиком с покрашенным розовым ноготком в длинное двадцатибуквенное слово. Да, она могла читать наш язык, к сожалению, и я наложил иллюзию на свою дипломную работу: теперь Мария могла прочитать на этих листах только стихи о природе (надеюсь, подобного рода лирика ее не интересует).
        - Я заполню анкету за тебя, а ты иди, прогуляйся, - я махнул рукой.
        Но девушка не уходила. Надув губки, она смотрела на меня, а на глазах наворачивались слезы. Как легко ее обидеть.
        - Иди, я занят, как освобожусь, я стукну тебе.
        Фыркнув что-то невразумительное под нос, она развернулась на пятках и выскочила, громко хлопнув дверью. "Психопатка", - я пометил на листе с общей характеристикой опытного экземпляра. Эх, почему я ненавижу травоведение, выращивал бы липкий лист мухачества, развивал бы у растения новые свойства, так нет же, досталось мне такое несносное существо как мерисью. Интересно, а настоящая особь такая же ужасная как Сусанина?
        Надо будет познакомиться с Зиной Лесовой. И для этого я, руками Марии обязан выиграть этот турнир. Вот тогда я познакомлюсь с настоящей представительницей данной расы.
        А пока… писать не переставая, завтра будет сложный день с кучей впечатлений и наблюдений.

* * *
        Если бы я не объявила всему Фуфелу, что Димиан - мой жених, то я бы порвала с ним в этот вечер. Это надо так нагло себя вести со мной: я заполню, а ты отвали. Вот напишет мне какую-нибудь гадость, что меня потом в финал не возьмут! Если он на такое пойдет, точно расторгну помолвку, и больше не буду приглашать его в Москву. Познакомлюсь с парнем из Интернета и буду с ним счастливой.
        Я вышла на залитые солнцем людные улицы Фуфела. Гостей тут было видимо-невидимо. Девушки на лошадях и мулах с большими тюками стояли на порогах почти всех домов.
        Только и было везде разговоров, как о Третьем Турнире Волшебниц. Из уличных сплетен я узнала очень много.
        Первое - Зина Лесова была пленницей Фуфлориана Тринадцатого. Король держал ее в темницах. Правда, она не была прикована к стене и на ноги ей не надели кандалы. Девушка сидела в темной комнате и каждый день требовала по двадцать листов пергамента. Она что-то писала, и вся ее комната была уложена бумагами. И раз в год она выходила на главную площадь, чтобы сразиться с лучшими волшебницами всей Фуфляндии.
        Второе, что я узнала, - девушки из школы магии обязаны были поучаствовать в этом соревновании. В отличие молодых людей, которых отправляли в нелегкое путешествие по стране, слабый пол занимался исследованиями в лабораториях, а в качестве государственного экзамена девицы участвовали в этом турнире. Попадание в полуфинал и выше считалось высшим баллом, и тогда девушка могла рассчитывать на успешную защиту.
        Надо же, система образования у них тут, похоже, не намного отличается от нашей. Надо будет расспросить Димиана, про что он писал свой диплом.
        Третье, и самое важное, была сама программа конкурса. Для начала, каждая участница должна была прийти во дворец и отдать анкету лично королю. Далее слуги выдавали ей платье, в котором участница и проходила испытание. Судя по байкам тех, кто примерял свои наряды и показывал их конкуренткам, я поняла - были среди них счастливые платья, и одежды-неудачники. Эх, достался бы мне самый что ни на есть удачливый костюмчик. Хотя… с моей неимоверной силой и в самом даунском справлюсь.
        Конкурс состоял из трех этапов, посвященных разным видам магии. Завтра начинались квалификационные бои, из которых в четвертьфинал попадали только восемь из сотни. В полуфинале участвовали четыре девушки, а в финале оставалась одна, которой нужно было сразиться с непобедимой Зиной Лесовой.
        Самым сложным для меня, как я поняла, нужно было пройти квалифицию. Да, я красива, умна, сообразительна, но и конкурентки многие не хуже. Как бы Фуфлориан не устроил лотерею.
        Наслушавшись всего, я отправилась в гостиницу.
        Сперва я решила пообедать в ресторанчике. Пиццы там не было, но зато я заказала себе суп в деревянной тарелочке и картошечку с помидорчиками. Запила я все это тремя бокалами вина, и лишь потом пошла наверх, стучать Димиану.
        Народ в ресторане поглядывал на меня с подозрением. Кто-то шептал в спину: "Это та самая Мария Сусанина, завтра будет серьезная битва". Кому-то еще не было известно мое имя, но они пялились на меня не меньше. А чего такого, что девушка выпила три бокала вина? Я и десять могу, только не хочу, потому что потолстею. А завтра мне надо быть на высоте. Вот сделаю я вашу Зину Лесову, тогда напьюсь в хлам. Даже гномьим самогоном не побрезгую.
        Далеко в углу сидели орки и, тыкая в мою сторону, что-то рассказывали трем людям и одному дроу. То, что эльф относится к темным я поняла по цвету его волос и черным глазам-смородинкам, зло смотрящим в мою сторону. Эльфы Лутиниэля намного добрее даже во взглядах на окружающих.
        Пара девиц за стойкой оценивали мою фигуру, а одна ткнула пальцем в мою сторону (невоспитанная деревня) и заявила на весь ресторанчик:
        - Хочу такой же алмазик в пупок.
        Это называется пирсинг, дорогуша, а раз его у тебя до сих пор нет - ты не модная девушка, и я выиграю у тебя одним щелчком пальцев.
        Вообще, конкурентки мне не нравились. Были они все какие-то замученные и усталые. То ли они много учились, то ли путешествовали по несколько месяцев. Вот не понимаю людей, если ума нет, то зачем его тренировать? Сидели бы себе дома да носки вязали, так нет же, в маги всем хочется, учатся не жалея здоровья. А зачем? Чтобы выглядеть как выжатая тряпка? Вот посмотрите на меня: я гениальна, и поэтому магия дается мне одним щелчком пальцев, и мне не надо учиться в тупых школах, чтобы победить этих очкастых ведьм в серых балдахинах, что пили молоко за стойкой бара.
        Противно, и с этим сбродом мне соревноваться. Лично я за финал, чтобы встретиться с Зиной Лесовой. Ах да, мне надо попасть на прием к Фуфлориану, чтобы отдать анкету.
        Я легко, словно бабочка, вспорхнула вверх по лестнице и без стука ввалилась в комнату Димиана.
        Мой любимый немногим отличался от тех замученных магичек-недоумок. Он, напялив на нос очки, что-то писал. Я на цыпочках подкралась к нему из-за спины, чтобы посмотреть, но увидела лишь скучнятину - стихи о природе. А я-то надеялась, что если мой Ди занимается таким бредом, как стихоплетство, то сочинит для меня пару куплетов от песни, а потом сам же и исполнит.
        - Ди, - потрепала я его за плечо, - как поживает моя анкета?
        - Завтра будет, - буркнул он, не отрывая глаз от стиха.
        - Мне нужно сейчас. Я узнала, что документы необходимо до заката сдать Фуфлориану.
        - Будет до заката, иди спать, не мешай работать.
        - Хлам писать, - обиделась я и хлопнула дверью.
        Не знаю, смотрел ли он мне вслед, но лично меня этот негодяй уже достал.
        Мне не хотелось спать, и я вернулась в комнату моего любимого и попросила анкету обратно. Ладно, сама придумаю что-нибудь про миазмы и всю прочую хрень, сами напросились на дурацкие ответы. Только пусть потом не смеются над моими данными.
        Я достала гелевую ручку и принялась аккуратно дозаполнять пропущенные пункты. Рассуждала я очень просто: если слово мне не знакомо, то я предполагала. На что больше всего оно похоже, находила нечто созвучное и писала об этом. Надеюсь, за такую самодеятельность меня не выгонят из конкурса.
        Закончила я свои изобретательные штучки уже почти на закате. Солнце бросало последние лучи на землю, когда я выбежала из гостиницы, направляясь во дворец короля.
        Улицы кишели магичками, которые готовились к завтрашнему фестивалю. Все они были одеты в выданные Фуфлорианом платья средневековой моды, и каждая блистала своими способностями: одна жонглировала файерболами, вторая ходила по стеклу, третья не промокала под брызгами сильнейшего водного заклинания… Я готова была останавливаться, чтобы полюбоваться чуть ли не на каждую, но… увы, нужно было спешить.
        Запыхавшаяся, я вылилась в коридоры. Приветливые стражники, увидев последнюю на сегодня девицу с анкетой, проводили меня в тронный зал.
        Вообще, интерьеры Фуфлориана меня не впечатлили, и я взяла себе на заметку, что в случае победы я обязательно сменю королю дизайн на евроремонт. Ну неужели так удобно смотреть на мир сквозь витражи? Евроокна - и решен вопрос. Или эти истоптанные тысячами сапог ковры, которые слуги меняют чуть ли не каждый день… почему бы их не заменить на линолеум? Надо развиваться, Фуфлориан Тринадцатый…
        А ваша одежда, уважаемый король, у меня ничего, кроме гомерического хохота не вызывает. Баян, ты уже десятый, как говорят в Интернете даже малолетки. Красный плащ с соболиным воротником, да так даже в современных постановках "Золушки" не одеваются, а синие шаровары и кружевная кофточка… тьфу, тут нужен смокинг.
        Ладно, размечталась о Великой Фуфловой революции. Сначала надо победить, а потом воплощать в жизнь свои мечты.
        Я бодро прошла по ковру к трону и, поздоровавшись, протянула заполненную анкету.
        - Какая странная девушка, - наклонив голову набок, заметил король.
        А то как же, Избранная. Но я решила побыть сегодняшним вечером скромницей.
        Король читал мою анкету и удивлялся. Он не спросил меня ничего, и лишь тихо повторил мое имя, несколько его исказив.
        - Мария Сусанна? Мари…
        Я кивнула, и кудряшки закрыли мне лицо.
        - Ты из тех же краев, что и она, да?
        Я поняла, что он говорил о Зине, поэтому еще раз кивнула.
        - Прекрасно, стража, уведите ее!
        Я в ужасе оглянулась, но крепкие мужские руки уже сжимали мои запястья.
        - Что это значит? - вскрикнула я.
        - Мерисью опасны для нашего мира, почтенная, - холодный взгляд синих королевских глаз сверлил меня насквозь. - Завтра ты узнаешь свое единственное предназначение.
        Я представила, как мои руки становятся жидкими, и я вырываюсь из пут, но ничего не происходило. Потом я решила сделать гадость этому Фуфлориану и мысленно сбросила на него три центнера цемента, но ни один мешок не достиг головы короля.
        Как будто во мне блокировали неисчерпаемый источник магии. И тут я вспомнила, что Зина Лесова была пленницей в этом королевстве. И, надо же было так сложиться, что я тоже через несколько минут попаду за решетку. Одно утешало - судимость в фантастическом мире не отмечали в паспорте.
        - Уведите ее сами знаете куда, - громко сказал Фуфлориан мне в спину.
        - Димиан, спаси меня… - словно молитву, бубнила я под нос, когда меня вели по темным коридорам королевских подземелий.
        Глава 8. Обалдеть, дайте две!
        Какая радость, Мария не донимала меня до самого утра! Подобной благодати мне не выдавалось ни разу за последний месяц. Я-то думал, что она прибежит ко мне в полночь, да утащит меня в постель. В принципе, я был не против. Но она не пришла. И поэтому я занялся очень важным делом - написанием диплома. И под утро все мои записи были приведены в вид, пригодный для сдачи в магистрат. Осталось только две главы - о Фуфлориане, да и спасении Эйзо, о котором я решил открыть Марии всю правду. По правде говоря, мне было до того жалко тролля, что я и сам хотел снарядить компанию магов, чтобы те сняли волшебные оковы, поставленные Кириллиусом. Но раз представился такой случай, думаю, мне в одиночку хватит сил, чтобы разобраться в заклинаниях моего предшественника. Как я понимал, держат Эйзо прикованным только из-за того, что Зина Лесова до сих пор в Фуфляндии и она до сих пор жива: не хотят ранить душу девушки. Готов поспорить, это создание ничем не лучше моей подопечной.
        Я собрал вещи и высунулся в окно. Было раннее утро. Еще душный дневной воздух не навалился на улицы, которые кишели народом. Люди, словно муравьи, сновали туда-сюда. Девушки, разодетые в яркие платья, спешили к главной площади, что перед дворцом. Раздавались громкие крики то глашатаев, то случайных прохожих: "Начинается!"
        Надо идти. Я захлопнул ставни и надел плащ. Несмотря на то, что обещало быть жарко, мне очень хотелось закутаться во что-нибудь теплое. То была не болезнь, нет. Просто мне так хотелось.
        Я постучал Марии, но никто не открыл. "Наверное, уже убежала… Такие, как она, в первых рядах на игрища приходят", - подумалось мне. Я приоткрыл дверь: комната была пуста. Но что-то не понравилось мне в этой пустоте. Она была какой-то удручающей. Разбросанные по кровати вещи, оставленная поверх одежды книга с проводками, брошенное на стол странное перо. Я подошел и покрутил его в руке. Интересная штуковина. Я черкнул на ладони, и блестящая фиолетовая полоска прошла длинной гладкой линией от большого к безымянному пальцу. Надо же, без чернильницы пишет. Надо будет показать Торрету это изобретение, неслыханно удобно.
        Я спрятал пишущую палочку за пазуху и огляделся. Почему-то меня терзали мысли, что Мария была тут только вчера, что она не возвращалась, чтобы переночевать.
        Но я прогнал эту ерунду из головы и вышел прочь.
        Никогда раньше я еще не был в Фуфеле. Почему - не знаю. Я - простой деревенский волшебник, и не очень люблю большие города. Когда мама ездила со мной на ярмарку, я прятался вглубь повозки, чтобы только не слышать крик ярко разодетых прохожих, а заодно, чтобы свободно разгуливающие орки не утащили меня за собой. Почему-то я в детстве их боялся. Это потом, в школе, этот страх улетучился.
        Найти главную площадь мне не составило труда. На ней собирались все. И редкий прохожий плелся в противоположном направлении. Поэтому не прошло и нескольких минут, как моя нога ступила на красную мостовую в центре города.
        Я аккуратно пробирался в первые ряды: я ведь не смогу помочь Марии, если окажусь в задних рядах. Тут столько народу, что мысли конкретного человека прочитать весьма проблематично. Лезут в голову шумы. Например, у женщины, мимо которой я прошел, вчера кошка родила шесть котят. Мальчик, которому я чуть не наступил на ногу, потерял любимую игрушку. Вон та девушка в синем платье страдает от неразделенной любви. А бородатый мужчина, которого я случайно толкнул в спину - изменяет жене с малолетней работницей веселого дома. Все это словно распущенный клубок ниток, помещенный в коробочку, запутывалось в одну неудобоваримую катавасию.
        Я закрыл уши, чтобы сконцентрироваться, нацелиться на ауру Марии, и тут меня толкнули:
        - Прости, дядя, - сказала кудрявая девочка, выбегая вперед меня.
        Мне на мгновенье почудилось, что этот ребенок - маленькая копия Мари. Но это невозможно, у нее нет родственников в этом государстве. Меня оттолкнул в сторону мужчина в зеленом плаще. Он взял девочку за руку и повел прочь, рассказывая, что мама сегодня будет участвовать в очень сложном конкурсе.
        Как я понял из болтовни публики, мероприятие сие проводилось третий год к ряду, и что финалистке представлялась возможность сразиться с Зиной Лесовой чуть ли не насмерть. Публике нужны зрелища: об этом я читал еще в школе. Но не думал, что люди так любят посмотреть на чужую смерть.
        И вот раздался громкий звук фанфар, и на площадь, сопровождаемый дюжиной стражников, женой и дочерью, вышел Фуфлориан.
        Я в первый раз в жизни видел короля так близко.
        - Отойдите, молодой человек, дайте детям посмотреть! - ворчала на меня женщина сзади.
        Ее дети еще в следующий год смогут увидеть Фуфлориана, а я вряд ли снова явлюсь в столицу в дни игрищ. Поэтому я просто сел на землю, скрестив ноги. Я никуда не уйду со своего места, потому что я твердо решил сделать Мари победительницей и описать ее реакцию.
        Маг, ответственный за увеличение громкости речи, прочитал требуемое заклинание, и король начал говорить.
        - Начинается Третий магический фестиваль имени Зины Лесовой, - его громкий бас проникал в меня до кончиков пальцев, и я, не будучи гражданином его королевства, уже начинал трепетать перед его могуществом, - и, как и предсказывали наши Оракулы, он будет необычным. Сто лучших девушек-магов сразятся сегодня за право называться Великой Волшебницей Фуфляндии. И на этот раз двоим выпадет честь показать истинную силу перед сильнейшими магами всех миров и народов - мерисью.
        Меня словно молнией ударило. У Фуфлориана в королевстве жило несколько мерисью, а я тратил время на путешествие с какой-то глупой девочкой, сочинял всякие небылицы… Да теперь Торрет, который, несомненно, стоит где-то в толпе, ни за что не примет мой диплом к защите.
        - Введите их! - крикнул Фуфлориан, и музыканты начали играть гимн.
        Нужно было встать и склонить голову перед величием короля: это общепринятый обычай у всех людей в нашем мире.
        Что я и сделал. Пока толпа внимала звуки священного гимна, ворота замка отворились, и оттуда вывезли высокую телегу, наверху которой были привязаны две хрупкие фигурки.
        Несмотря на обычаи, я поднял голову и впился взглядом в одну из них… Она показалась мне очень знакомой.

* * *
        Меня бросили в темницу. Открыли передо мной решетчатую дверь и грубо толкнули внутрь. Руки мои до этого держали за спиной, поэтому я полетела, беспорядочно махая ими, и остановилась, только стукнувшись головой об стену.
        Я упала на колени и жалостливо посмотрела туда, откуда меня сюда швырнули.
        Три стражника, словно близнецы похожие друг на друга, заперли дверь на ключ и ушли.
        - За что? Почему? - вопила я вслед. - Вы еще ответите за неподобающее обращение с Избранными! Файербол!
        Я вытянула руку вперед, благо, решетка позволяла, но никакого заклинания не слетело с моих пальцев.
        В ответ я услышала только нервный хохот.
        - Угомонись, - раздалось из угла, и я медленно повернула голову к источнику звука.
        В полутьме я сумела различить маленькую фигурку, лежащую на животе посреди разбросанных кусков сена. То была маленькая женщина или даже девочка. Не различишь особо в темноте. Волосы ее до бедер сосульками свешивались с плеч. Явно, в темнице нет душа, и последний раз пленница мылась несколько лет назад.
        Она лежала и, грызя перо за кончик, смотрела на большой желтый лист. Девушка бросила на меня грустный взгляд больших темных глаз, а потом, еще разок укусила перо и принялась что-то быстро писать.
        - Ты кто? - почему-то именно этот вопрос крутился у меня на языке.
        - Уже никто, - тихий голос загнанного зверька.
        - Но у тебя же есть имя! - возмутилась я. - Например, меня зовут Мария Сусанина, я приехала из Москвы и я Избранная, которой суждено вывести Фуфляндию из Тьмы!
        - Из Москвы, - она сказала это так скептически, что я чуть не разрыдалась, а потом продолжила с той же интонацией, - Избранная… как же… выведешь ты эту дыру из Тьмы!
        Ее грустные, большие, потому что впалые, глаза зловеще смотрели на меня, не желавшую вот так просто опускать руки и мириться с заключением.
        - Два года назад, - усмехнулась пленница, поправив на себе коротенький топик, - я тоже готова была уничтожить эту решетку из орихалкона и кидалась файерболами, создавала режущие заклятья и даже устроила подкоп. И что?
        Она хихикнула. Ее ровные белые зубы, большие по сравнению с маленьким ротиком, немного напугали меня.
        Два года. Магия. Потерянные способности. Пленница… Кажется, я поняла, кто сидел со мной в одной камере.
        - Зина, - тихо сказала я, впившись в ее крошечное тело глазами.
        Как же я раньше не рассмотрела в ней соотечественницу: черные шортики с белыми лампасами, какие продавали на барахолках, красный топик с Сэйлормун на груди… картинку я разглядела, когда девушка села, скрестив ноги, и прижалась спиной к каменной стене… кроссовки на толстой подошве… Так не могла одеваться фуфляндская девица. Уровень развития не тот.
        - Откуда ты знаешь мое имя, Маша? - она потупила взгляд и прижала к груди исписанный листок.
        - Ты ведь Избранная! И про тебя ходят легенды! - махала руками я. - И я никогда не думала, что Героиня может сидеть в тюрьме.
        - Но, как видишь, это так. И теперь у Фуфляндии две героини. Ты знаешь, Фуфлориан меня использует.
        Хм, интересно. Я слышала, что Зина сражалась с сильнейшей волшебницей мира два года кряду. Завтра был третий турнир, в котором девушка должна была принять участие.
        Она убрала сбившуюся на нос сальную черную прядь, а потом начала свой рассказ. Я не могла поверить ни единому слову, что лились из ее уст.
        - Этот мир - сплошная подстава, Маша. Два года назад я наивной школьницей попала сюда. Сама не знаю как. Я просто шла по улице, и у меня возникло стойкое желание, что я должна свернуть в темный переулок. Когда я вышла из него, я стояла на большой черной поляне, а рядом со мной - пропитый старикашка. Я убежала бы от него, если бы меня не поймал Кириллиус.
        Мои глаза округлялись. История, чем-то напоминающая мою. Только мага звали иначе. А деда Томиуса она описала точь-в-точь так, как я его и представляла. И мне стало страшно: неужели Ди подстроил мне это приключение, чтобы сдать меня в плен к Фуфлориану.
        Дальше Зина говорила о том, что прорицательница, имя которой она не помнит, открыла перед ней тысячелетнее пророчество - надо спасти мир от страшного повелителя Тьмы: зеленого прыщавого и очень сильного. Два месяца пространствовала Зина, покоряя все расы Фуфляндии, пока не нашла в северо-восточных горах своего врага. Что было дальше, я знала и без нее.
        - Я не хотела возвращаться в Москву после окончания приключения. Во-первых, у нас с Кириллиусом была назначена свадьба, а во-вторых, я писательница, и для того, чтобы издаться, редактор поставил передо мной программу-минимум - четыре книги. А у меня к окончанию приключения была готова лишь одна.
        - Ты пишешь женское фэнтези! - я запрыгала на месте, прихлопывая в ладоши. - Какая радость! Жаль, что ты не вернулась и не опубликовала свой роман.
        - Я же говорю, - Зина потупилась, - мне нужно четыре книжки, а не одна. Наутро после боя я не нашла Кириллиуса у костра. То ли он отошел, то ли сбежал. Скорее всего, второе. А потом… из кустов выскочили стражники из Фуфела. Они схватили меня и бросили в эту тюрьму… Без суда и следствия. После этого я не могу колдовать и только сижу вот тут и пишу уже шестой роман о Фуфляндии. Что и тебе советую…
        - Писать? - скривилась я. - Я слишком умна, чтобы не тратить время на бумагомарательство.
        - Зря ты так, - вздохнула Зина, - писать - это замечательно. Перечитывая свои воспоминания, ты чувствуешь себя свободной, не заточенной в этой клетушке. Кроме того, ты только представь, что издадут твою книжку с яркой обложкой - там твой счастливый улыбающийся портрет… и о твоих приключениях узнают тысячи девушек, которые сидят себе пусть даже не в такой темнице, а за партой в школе или в институте, и ничего, кроме Дебет-десять-кредит-пятьдесят-один в жизни не видели? Ты представь, что они, прочитав о твоих приключениях, будут грезить Фуфляндией.
        - Но тут же подстава, ты сама говоришь.
        - Это меня подставили. Может, кому-то повезет больше, и он спасет этот мир от еще одного Темного Властелина…
        - Слушай, уговорила ты меня стать писательницей, - я улыбнулась.
        Не знаю, заметила ли мою улыбку Зина. Она выглядела какой-то отрешенной. Она отодвинула кучу сена и показала мне свой тайник: там лежала стопка мелко исписанной бумаги.
        - Мои романы, - горя глазами, сказала она. - Только я окажусь в Москве, наберу на компе и опубликую. Ты ведь умеешь печатать в ворде?
        Еще бы я не умела! Нашли дурочку! Как бы я в чатах общалась, если бы долбила по 100 знаков в минуту. 300 символов - отличная скорость, о чем я и похвасталась Зине.
        - Вау! - захлопала она в ладоши и на ее грустном, как мне сперва показалось, старческом лице загорелось столько энтузиазма, что я чуть не ослепла от света ее черных глаз. - А давай мы с тобой будем соавторами! Ты напишешь о себе, я - о себе, и назовем этот роман "Две судьбы"!
        - Давай! И мы станем еще более великими, чем Ольга Громыко и Оксана Панкеева вместе взятые, правда?
        Кажется, я уже начала читать мысли Зины, а она - мои. Я продолжала сказанное ей, а она - мной.
        Но после этой фразы ее радость куда-то улетучилась:
        - Не сомневаюсь, две головы - это замечательно, - она встала и подошла к маленькому окошку подышать воздухом.
        Ее маленькая полутораметровая фигурка не дотягивалась, и девушка несколько минут стояла на цыпочках. А потом она вернулась на свою кучу сена и, закрыв лицо руками, заплакала.
        - Что с тобой?
        - Маша, - всхлипнула моя новая подруга (а иначе я Зиночку и не назову, такой подруги у меня еще никогда не было), - ты задела за живое. Да, я пишу лучше Ольги Громыко, но я - узница. Я не могу сбежать из тюрьмы. Понимаешь? Я два года не могу вернуться домой. Каждое лето меня используют как предмет для насмешек. Они называют меня мерисью, то есть, Марией-Сузанной, величайшей Героиней женского фэнтези. Они делают это с такой насмешкой, что мое сердце готово разорваться на части. Оскорблять Величайшую - это грех.
        Кто такая эта Мария, перед которой преклонялась подружка, я не знала, и тут же спросила ее. Ой, и темнота же я. Мария-Сузанна - это первопроходица в путешествии женщин по мирам. Ее мировоззрение было настолько широко, она была так умна и образованна, что сумела выйти замуж за эльфа какого-то мира и родить ему двоих детей. Как говорила Зина, много великих Дел вершила та женщина, и об этом написано немало песен и баллад во всех мирах.
        - Но почему Фуфлориан ненавидит эту женщину? Была ли она в этом мире.
        - Скорее всего, да, - Зина легла на пол и уставилась в потолок.
        Настолько мудрой женщины я еще не видела. Наверное, она была ясновидящей и читала мои мысли. И это мне в ней очень нравилось. Я даже решила, что она научит меня подобным фокусам, когда мы вернемся в Москву.
        - Наверное, она разгневала чем-то Фуфлориана во время своей командировки, - сухо заявила моя собеседница. И теперь король точит зуб на любую иномирянку. Так тебе рассказать, что он со мной вытворяет?
        Король хотел убить Зину. Он все время твердил о каком-то пророчестве, в котором было сказано, будто многие миры погибнут от руки мерисью. То есть, Мери-Сью. И он пленил всякую девушку, похожую характером на первопроходицу. Многие оказывались просто дурочками из Фуфляндии, и после короткой разъяснительной беседы Фуфлориан отпускал их. Как сложилась их жизнь - неизвестно. Ходили слухи, что все девочки, желавшие научиться ходить по мирам, отправлялись в школу магии. Иномирянок из Москвы до Зины тут не было, если не считать жительницу из нашего с ней мира Марию-Сузанну.
        И как только Фуфлориан собрал все сведения о Зине, он тут же взял ее под стражу. Нет, пытать девушку король не стал. Да, он палил неугодных ему ведьм: таких набиралось по несколько штук в год. В основном, это были преступницы или сумасшедшие. Кто-то из них искал славы, кто-то - смерти. Последнюю находили все, но только не Зина.
        - Знала бы ты, Машуль, как иногда я хочу умереть…
        С ее-то волей к жизни и славе я не подозревала, что мысли о кончине посещали ее эрудированную головку.
        - Полежишь тут с годик, и захочешь наложить на себя руки… но нечем… не сеном же удушиться, правда? А каждый год тебя выводят на площадь как посмешище, и перед тобой стоит волшебница. Тебя называют величайшей всех миров и народов, а она в тебя файерболами швыряется. И потом отлеживаешься по три месяца в эльфийской больнице. Ты не знаешь, как это больно, когда глаз выбьют или руку сломают. А в прошлом году мне еще мышцы перетянули и волосы подожгли. Эти ученицы школы магии жестокие садистки. Правда, когда лежишь на земле, сознание тебя покидает, она подходит, встает ногой на твою голову и кричит: "Я сильнее мерисью, я величайшая из волшебниц!" И толпа скандирует ей. А когда тебя кладут на носилки, она склоняется над твоим ухом и шепчет: "А почему ты не сопротивлялась?" Словно бои гладиаторов в юбках, только не насмерть. Но я думаю, что завтра я умру. Мария… если это произойдет… я доверяю тебе свои рукописи…
        - Ты не погибнешь! - я схватила ее за плечи и начала трясти.
        Да чтобы москвичка, да еще и Избранная, погибала в каком-то фуфловом мире, не бывать этому!
        - Я не могу пользоваться магией, понимаешь? - слезы навернулись у нее на глаза. - Я не могу сбежать, потому что вокруг стража. У меня один выход из этого города - победить соперницу. На первом турнире у меня были какие-то шансы. Но меня ударили током. Я упала и очнулась в Лутиниэле. А про второй раз я уже рассказывала. Садистки какие-то эти магички, ей Богу.
        - Но раз есть выход, то им можно воспользоваться! - я была полна решимости начистить задницы не только этим садисткам-конкурсанткам, но и Фуфлориану и всей его свите.
        - А ты оптимистка, даже если у тебя нет магической силы…
        Work your magic
        I never wanna lose this feeling
        I am able and I'm willing
        Yes, I'm willing
        Я напела любимый мотив, а потом, обняв Зину, сказала ей:
        - Это заклинание работает безотказно!
        - Что это за песня?
        - Шестое место на "Евровидении" 2007 года, про магию и любовь, то есть, про нас с Димианом.
        - Не верь ему, - буркнула Зина, - он - главный обманщик в твоей жизни. Я тоже надеялась на Кириллиуса и свою силу, но оказалась лишена и того, и другого. Будь уверена только в себе. Но нам не сбежать отсюда, и Лутиниэль - тоже не открытые ворота. Постой… у нас в Москве уже 2007-й? Я попала сюда из 2004-го, ужас, три года.
        Я не на шутку испугалась. Нет, я была на тысячу процентов уверена, что Ди не предаст меня: я боялась вернуться не в свое время. А про предательства эльфов это она зря. Я рассказала подружке о своем мега-проекте и о счастливых длинноухих, которые познавали премудрости эстрадного пения. Но, увы, меня ждало очередное разочарование. Зина, посмеявшись вдоволь над моей историей, угрюмым тоном заметила:
        - Меня они тоже провожали со счастливыми лицами и ждали в гости. Но, когда я очутилась в их больнице, они выполнили свою работу и под конвоем вернули меня Фуфлориану. А ведь король не мог их посадить в тюрьмы или убить. Он не имел права. И эльфам ничего не стоило отпустить меня. Но они не сделали этого! Надейся только на себя. Полагайся только на собственную силу.
        У меня есть сумочка, которую стража не конфисковала у меня. И я обязательно найду управу и на свою соперницу, да и Зину спасу.
        - Вдвоем мы сила! - подбодрила я ее. - Главное, не думай умирать! Потому что Россия должна дождаться Великую Писательницу! И… попробуй воспользоваться своей магией завтра…
        Девушка улыбнулась и даже прослезилась в ответ. А у меня в душе обосновалось очень тревожное чувство: а что, если Димиан подставил меня точно так же, как и Кириллиус - Зину? Если передо мной на поле битвы окажется сильнейшая магичка, которая спалит меня одним щелчком пальцев или, хуже того, раздавит чем-нибудь тяжелым. Похоже, Фуфлориан - любитель жестоких зрелищ. Но я не позволю, чтобы хотя бы волосинка упала с моей умной головушки.
        Я обняла худые плечи Зины и еще раз пообещала, что все будет хорошо, и Избранные еще покажут, чего они стоят. И так мы заснули. Спокойно. Потому что я была уверена - вдвоем с Зиной мы победим! И только во сне мне дошло: "Я же автоматом вышла в финал!!!"

* * *
        Нет, я не мог ошибиться. Связанная, одетая в длинную белую робу, на телеге стояла Мари. А рядом с ней - маленькая черненькая женщина лет тридцати от роду. Они были такие разные, но что-то их объединяло - это я понял, когда посмотрел на ауры обеих девушек. Они из одного мира, значит, соседка Марии - это и есть та самая Зина Лесова, о которой весь мир вспоминает с содроганием в душе. Ох, увидеть бы Кириллиуса, у меня к нему куча вопросов.
        Два стражника держали у девушек под лопатками по мечу. Соседка моей Избранной повернула было голову и что-то сказала Марии, но стража тут же залепила ей пощечину, что та чуть не упала с повозки.
        Конкурсантки стояли в несколько колонн. Король и его свита устроились на специально подготовленных креслах, и после глашатай объявил о начале конкурса.
        Сначала девицы прошли кругом, демонстрируя походку и наряды. Как объявил ведущий праздника - на этом этапе проверялись способности девиц к обворожению и приворотной магии. В толпе я заметил несколько сокурсниц, но встречаться с ними мне все равно было запрещено. Тем более, мое задание не имело никакой связи с этим конкурсом, не попади мой опытный экземпляр в плен.
        Иначе, как заключенной, Мари было назвать сложно. Белая роба, скрученные за спиной руки, сбившиеся копной волосы: да если бы она себя видела, она бы в ужас пришла от такого безобразия. А ей и этой… Зине придется стоять со связанными руками до конца праздника. Интересно, в каком состоянии будут эти две девушки, когда дело дойдет до финала. Сильно я сомневаюсь, что они будут в боевом состоянии.
        Надо что-то делать. Самое простое - портал. Повесить его напротив девушек, и если им ума хватит, они в него шагнут. После я открою дверь, например, на постоялом дворе, а в идеале - в домике Томиуса, чтоб их сразу забросить в их чёртову Москву и больше их не видеть.
        Но в этом элементарном решении есть один очень сложный пунктик. Зная характер Марии, я был просто уверен, что откройся сейчас дверь перед ее носом, она взвоет: "Ди, ты испортил мне сражение!" - и тогда она еще и меня подставит. А если стоящая рядом с ней относится к мерисью, так это опасность для всего мира. А если Мария - тоже мерисью, тогда на площади сегодня находится двойная опасность.
        Пока я рассуждал, тур с приворотной магией окончился, и жюри отобрало пятьдесят девушек. Отсеянные конкурсантки, недовольные, растворялись в толпе, зато оставшиеся ждали следующей квалификации. Как я успел разглядеть, все мои сокурсницы остались в игре. Даже Инга, девушка-однолюб, которая добивалась моего сердца с первого курса, гордо стояла вреди десятки лидеров. Ох, не пришлось бы ей сражаться со мной в финале. Я решил просто - настроюсь на мысли обеих девушек и буду управлять действиями обеих. Если и показывать комиссии владение сложной магией, то двойное колдовство относится к разрядам высшего волшебства и оценивается самым большим баллом. Тут и сынок учительский ничего поделать не сможет, я стану лучшим выпускником и получу золотой кубок.
        Зачем оно мне надо? Причина проста: получивший кубок, имеет право остаться работать в школе и написать научный труд. После чего можно стать магистром и остаться преподавать в школе. Иначе мне грозила либо ссылка в другой мир, либо постоянные мытарства по соседним государствам, потому что специалистов по астралу очень мало в нынешние времена.
        Может, Кириллиус не очень стремился к такой победе над всеми, но у меня была сильная мотивация, и я не собирался оставить Мари в плену.
        Судя по тому, что девицы все время перешептывались и улыбались друг другу - они стали лучшими подругами. Порывшись в разуме той и другой, я удостоверился в этом. Вот и все, применяй, Ди, двойную магию, не то спасенная устроит тебе скандал, что ты оставил в беде ее лучшую подружку.
        Я был всегда готов вступить в бой, несмотря на то, что некоторые заботливые мамашки отодвигали меня в сторону или просили пробраться на задние ряды, дабы их чада могли посмотреть на увлекательный турнир.
        Лично я ничего интересного в мероприятии не находил. Девицы ходили по кругу, нашептывали под нос всякие заклинания, творили букеты цветов из воздуха, варили зелья при всех (у меня заложило нос от этого нестерпимого запаха) и занимались чем-то подобным. О, будь тут наш преподаватель травоведения, она бы тут же помянула, что варить полсотни зелий в близстоящих котлах - опасно для жизни. Потому что каждый даже самый слабый ученик школы магии знал, что запахи зелий, смешиваясь, могут самопроизвольно создавать волшебные благовония. А некоторые из этих приятно пахнущих веществ являлись взрывоопасными.
        - Молодой человек, совсем совесть потерял! - толкнула меня бабка в пестром сарафане.
        Она изо всех сил пихнула меня в бок и на мое место усадила двух пацанов лет по четырнадцать.
        - Детям смотреть не дает! А ну, пшел отсюда и подальше.
        Я подвинулся и продолжал смотреть за зрелищем, но старуха не оставила меня. Она нависла над душой и ждала, когда я встану и скроюсь в толпе.
        Уже закончился второй отборочный тур, осталось двадцать пять волшебниц. Еще один конкурс, и начнутся полуфиналы. А я… меня больше никто в толпе не пускал вперед. Все зрители, словно каменные глыбы, стояли на своих местах, боясь пошевелиться. Честно скажу, ни в одном королевстве я еще подобного зрелища не видел. Хотя и был-то я проездом в двух или трех городах.
        Публика шумела все больше, меня отодвигали все дальше. Я собрал все лестные эпитеты по отношению к своей персоне: черт чумазый, хам неотесанный, рыло противное, широкоплечий сопляк…
        Сопляк, значит… Я ехидно улыбнулся. Ничего, будете знать, как иметь дело со специалисту по астральным материям. Я хлопнул в ладоши, и пусть попробуют меня не пропустить!

* * *
        Когда нас вывезли на площадь, я шепнула Мари, показывая глазами в сторону:
        - Ди пришел, мы спасены!
        - Где? - открыв рот, спросила девушка, озираясь по сторонам, и тут же схлопотала пощечину от стражника.
        - Прости.
        - Сброд! Молчать! - рявкнул тот, что стоял за моей спиной и лязгнул наточенным мечом.
        У меня были связаны руки, и я не могла атаковать его, поэтому мы с Зиной переглянулись, и решили молча стоять и ждать своего часа.
        Я не сводила глаз с того места, где сидел Ди. Наверное, кому-то я была неугодна, потому что через час после начала соревнования какая-то бабка прогнала моего колдуна прочь. Еще некоторое время я могла уследить за ним в толпе, но вскоре я запуталась в однотонной массе коричневых волос.
        Не вешай нос, Мария. Тебя никто еще не побил, и ты выйдешь сухой из воды. Не может Ди так просто сбежать, тем более, ты же чувствуешь, что магической силы у тебя бескрайний колодец. Ты справишься, дождись своего часа.
        Я видела смятение в черных глазах моей подруги. Сейчас, когда было светло, я поняла, что она уже далеко не девочка. То ли двухлетнее заключение и два серьезных ранения сказались на ее здоровье, то ли она в принципе не так молода, как мне сначала показалось из-за своего полуспортивного костюмчика. Наверное, Зине сейчас было лет тридцать: чуть заметные морщинки под глазами, крупные поры на щеках, синие жилы на кистях рук. Хотя, кто знает, она жила не в очень хороших условиях и могла очень сильно подпортить здоровье. Хотя, нет, я ни о чем ее спрашивать не буду, сама расскажет. Да и увижу я дату ее рождения, когда мы будем подписывать договор в издательстве.
        Конкурс мне не нравился. Наша "Краса России" намного эффектнее и гламурнее. Да, первое испытание было правильным - приворот. Далее фантазия у организаторов иссякла, и начались всякие конкурсы букетов, "причеши себя сам" и всякая лабуда. Не будь я пленницей, встала бы и ушла. И даже участвовать в этом маразме бы побрезговала. И еще я решила, что я в этом году подам на конкурс "Краса России", потому что я с 14 лет знаю, что у меня есть все шансы стать победительницей. А насмотревшись на этих магичек в синих и зеленых закрытых платьях, я еще немного подняла свою самооценку.
        - И вот у нас осталось две участницы! - объявил мальчик-глашатай в пестром костюме.
        У меня в груди ёкнуло. Сейчас начнется. Мои глаза бешено стреляли из стороны в сторону, но я не видела ни одного человека, хоть немного напоминающего Димиана. Неужели сбежал? Я не хотела, чтобы моя лучшая подруга была права. Потому что я верила, что Ди меня любит и не бросит в самый сложный момент в жизни.
        - Инга из школы магии на Клюквянке и девушка по кличке Выдра, лесная отшельница. - представил наших конкуренток глашатай.
        Я посмотрела на них, и мне стало немного не по себе.
        Интеллигентная рыжая Инга в черном кожаном костюме испепеляла нас таким взглядом, что я готова была прямо сейчас очутиться в Лутиниэле на больничной койке. Вряд ли я смогу выиграть у такой девицы.
        Выдра же была прямой ее противоположностью. Платиновая блондинка, как и я, в светло-голубом платье и белых туфельках на каблуке. Вокруг шеи у нее в три ряда были намотаны красные бусы, вестимо, деревенская простушка решила вырядиться перед поездкой в столицу, но вкуса у нее не было никакого.
        Стража развязала нам руки и сдернула с нас белые рубища, что мы остались в своих костюмах: я - в кожаной юбке и лифе, а моя подружка - в шортиках и красной маечке.
        Мы переглянулись.
        - Сделаем их по самое "не-хочу"? - грозно спросила я Зину.
        Возможно, у подруги и был боевой дух, но за два года он весь вышел, и она шла на сегодняшнее соревнование как на смерть и скорое избавление от никчемного существования.
        - Выше нос! - я подняла ей подбородок. - Мы победим! Потому что я еще ни разу не проигрывала в том мире.
        - Мысли адекватно, Машка, - чуть шевеля губами процедила она и отвернулась.
        Ну что за лажа: мне придется сражаться за себя, а потом еще и ее жизнь спасать от двух местных стервочек.
        - Итак, мерисью Мария Сусанина против Выдры и мерисью Зина Лесова против Инги. Далее - боевой турнир между двумя победительницами. Раунд первый.
        Зина, немного обрадованная отсрочкой смерти, пожала руку своей сопернице и отошла к телеге. Зато на меня смотрели добрые, но в то же время коварные глаза местной знахарки.
        Думай, голова. Если девка жила в лесу, значит, ничего, кроме трав, она приготовить не в состоянии. Вот и сделай так, чтобы она своими колбочками не воспользовалась. Мари, вспоминай химию! Сотвори ей щелочь в пробирках!
        Публика утихла. Мы с Выдрой остались один на один.
        - Повторяю правила! - объявил глашатай. - Вы имеете право пользоваться только магией. Орудие, не снабженное магической силой, в битве участвовать не должно. Начали!
        Думаю, легендарный меч - относится к категории магического оружия. И я обнажила деревяшку со стразами.
        Реакции Выдры я не ожидала. Она скорчилась от смеха и тыкала в мою сторону пальцем. Я в недоумении смотрела по сторонам, попутно ища в толпе и Димиана. Последнего нигде не было: первые ряды кишели детьми и подростками. Ладно, обойдемся без любовника, я же волшебница.
        Только атаковать смеющуюся мне было стыдно. Инга, скривившись, покручивала указательным пальцем у виска.
        Я прекрасно помнила, что мне рассказала Зина об этих турнирах, и если я не атакую гогочущую Выдру, то могу стать калекой на всю жизнь.
        Work your magic
        You set my beating heart in motion
        When you cast your loving potion
        Over me
        Я повторила свое заклинание. Я сделала это так громко, чтобы судьи могли зафиксировать использованную мной магию. А потом я размахнулась мечом и, зажмурившись изо всей дури ударила им по голове хихикающей деревенщины.
        Я упала ничком и сама впечаталась лбом в рукоять меча. Я саданула по пустому месту, дошло мне. И только я несмело повернула голову, чтобы посмотреть, кто стоит у меня за спиной, меня атаковали.
        Публика ликовала, когда деревенщина Выдра, обмакнув руку в какую-то банку, прижала ее к моему лицу. У меня в памяти тут же возникли статьи о красавицах, в которых завистники плескали серной кислотой. Что-то щипало мое лицо, и я понимала, что ничего хорошего со мной произойти сейчас не могло. Я даже была не в состоянии закрыть глаза.
        Атаковать, бороться за жизнь, не сдаваться. Я вцепилась отросшими за месяц когтями в руку травницы и представила, что ногти мои - ядовиты, и что каждую секунду в руку моей мучительницы я испускаю по порции цианида.
        Каким было мое облегчение, когда я почувствовала, как пульсирующими потоками мои ногти начали испускать яд. Значит, Зина была не права, я наделена магической силой вне зависимости от Димиана. Я пыталась выговорить еще раз припев из моего заклинания, но ладонь Выдры не отпускала мое лицо, я даже не могла кусаться.
        Зато я могла пинаться. Если яд на травницу не подействовал, нужно атаковать иначе. Я представила, что моя нога - это одна большая раскаленная головешка, и пихнула ей девушку.
        Подействовало! Охая, Выдра отскочила и принялась тушить платье, зато я могла пощупать руками лицо. Вроде, все на месте, ничего больше не болит, и глаза видят окружающий мир.
        Но расслабляться было рано. Уй, и не проста была эта Выдра. Она в одних панталонах и подпаленной юбке, вылила на себя очередную баночку зелья. Что там было - я не представляла. Точно, ничего хорошего. От такой соперницы добра не жди. В лучшем случае - противовоспалительное.
        Но тут я вспомнила свой первый день в Фуфляндии и выставила руки вперед. Водная пушка - скомандовала я, и меня отнесло на несколько метров от того места, где я стояла, зато поток воды с ног до головы окатил мою соперницу, не оставив на ней и следа жидкости.
        А девушка тем временем доставала большую зеленую колбу. В ней что-то кипело даже без огня. Вода. Мокро. Молния. Думала я, составляя у себя в разуме заклинание электрошока.
        Взявшись ниоткуда, молния поразила мою соперницу. Она стояла, покачиваясь, но не сдавалась.
        Я на мгновение оглянулась на Зину, потому что та говорила, будто от молнии она встать не смогла. А эта Выдра держалась. Наверняка наклюкалась девица своих зелий, вот и невосприимчива к смертоносным заклинаниям. Моя фантазия истощилась, а моя соперница набирала полный рот кипящей жидкости. Но тут я решила немного слукавить.
        - Буль, буль, буль, буль, бульььь… - начала я озвучивать все происходившее с девушкой.
        Публика зашлась хохотом. И даже Зина, которая давно уже лишилась радости жизни, прикрыв рот рукой, смеялась.
        Выдра, негодуя посмотрела на меня. Ей тоже стало смешно, и она выплюнула драгоценное зелье. Фыркнув, девушка снова начала пить.
        - Буль, бультых, буль-буль, - не сдавалась я.
        Не всегда нужно применять грубую силу, иногда достаточно одного слова, чтобы вывести противника из боевого состояния.
        И у меня это получалось.
        - Это не магия! - завопил глашатай.
        - Это мое секретное заклинание, - парировала я.
        Кажется, он пока поверил и сам, хихикая, наблюдал за там, как Выдра подавилась.
        У нее глаза на лоб полезли. Получается, эта кипящая жидкость - не для желудка. Отлично.
        - Ах, ох, ух! - я красочно озвучивала все происходящее с моей соперницей.
        Все ржали, особенно дети катались по земле, схватившись за животики. И только раздосадованная Выдра выдыхала зеленые языки пламени.
        Надо же было мне как раз вовремя вспомнить такое замечательное и невинное детское развлечение. Но моя соперница скоро начала приходить в себя и потянулась за колбой с красной жидкостью. Регенерирующая, подумала я, прищелкивая пальцами. Девушка и не заметила, что вещество у нее в сосуде снова стало зеленым и кипящим. И она влила себе в рот очередную порцию огненной воды.
        - Буль, буль, вот, блин, опять самогона надулась! Ё-моЁ, ёкарный бабай! - я вошла в роль.
        Девушка пошатнулась, опять изрыгнула зеленое пламя и свалилась!
        - Бух, нокаут! - констатировала я. - Кино закончилось!
        Кажется, я победила.
        Публика была в восторге. Эльфы тут же подбежали к поверженной травнице и унесли ее в свой госпиталь. Надеюсь, их магия настолько сильна, что способна восстановить желудок моей конкурентки без удаления внутренних органов. Мне было несказанно жаль эту женщину, но я хотела жить, и иного выбора у меня не было.
        - Итак, победила Мария Сусанина! - объявил глашатай. - Это первый участник битвы на выживание.
        Я подошла к телеге и вынула зеркальце и сумки. Больше всего меня теперь интересовало состояние моего лица: зеленое в красную крапинку. Прекрасные принцы меня теперь разлюбят. Я провела рукой по перекрашенной коже, и через минуту я уже была как новенькая.
        Маленький мальчик в коротких голубых штанишках и белой расстегнутой рубашке подмигнул мне. Фанат, однако.

* * *
        Мария не поняла, что это был я. К моей радости, ее же самомнение ее и спасло. Если бы она распустила нюни и не стала пробовать использовать магию, то на месте этой лесной красавицы была бы она.
        Я прекрасно знал Выдру с детства. Замечательный, доброй души человек. Она не умела сражаться, и не повезло ей, что пришлось столкнуться с моей магией. Я никогда не желал ей зла. Но если этот прекрасный человек, не зная о том, встал на пути моего отличного диплома, я не мог поступить иначе. Когда все закончится, я обязательно навещу Выдру в госпитале в Лутиниэле и подлечу ее. Думаю, она поймет меня.
        Зато теперь мне предстоял нелегкий бой.
        Во-первых, моим противником была Инга, один из сильнейших боевых магов нашей школы. Я не раз проигрывал ей на тренировках. И у нас с ней был уговор, что однажды мы сразимся не на жизнь, а на смерть. Похоже, момент настал, только моя сокурсница об этом не знала. То, что она дошла на конкурсе почти до победы, и без того сулило ей высокий балл на защите. Но если она победит, то она будет иметь все шансы получить и золотой кубок.
        Во-вторых, я сражался не очень хорошим телом. Зина за два года истощила себя так, что не верила в свои силы. Да, я слышал, как Мари шепнула девушке: "Попробуй использовать магию". Возможно, она догадалась о моем присутствии, а может и до сих пор наивно думает о том, что она - гениальная волшебница. Зина послушно кивнула, но я очень боялся, что она не устоит перед Ингой. Впрочем, если Лесову выведут из строя, то с моей сокурсницей сразится Мария, и тогда я наслажусь битвой по полной программе.
        Да, Фуфлориан поддерживает деньгами Клюквянку. Но, увы, никто не успел предупредить короля, какими исследованиями я занимаюсь, и кого не стоит брать в плен. Поэтому мне приходилось сражаться честно, за победу, и я не мог проиграть.
        Зина робкой поступью вышла на поле и встала напротив гордо стоящей высокой Инги. "Продую", - мелькнула у меня в голове мысль. Хотя нет, рано сдаваться. В моем расположении астрал. И я могу прикоснуться к мыслям своей "куклы".
        "Зина, ты меня слышишь?" - шепнул я в ее мозгу.
        Девушка, вытаращив глаза, начала вертеть головой из стороны в сторону в поисках таинственного болтуна.
        "Успокойся, я в твоей голове, главное, делай то, что я тебе скажу! Я - твоя магия!"
        - Правда? - вслух сказала она, вот глупая.
        "Только подумай, и я исполню любое твое желание, ничего не говори вслух! Магия боится, когда ее оглашают!" - я врал, было много заклинаний, которые только и работали, будучи сказанными вслух.
        Но только не в случае с Зиной и Ингой.
        Глашатай объявил начало боя, и моя сокурсница тут же пустила в сторону несчастной коротышки Лесовой огненную плеть. Это одно из сильных заклинаний. Ну же, Зина, думай скорее, я не могу защитить тебя, пока ты сама этого не захочешь.
        Глупая девочка, она кинулась в сторону кувырком. К счастью, она уклонилась от удара.
        "Атакуй теперь ты", - шепнул я в голове у девушки.
        Она вытянула руки вперед, представляя меч. Вот дура, я могу сделать это, но если тебе не удастся ударить Ингу, то я лишусь половины своей силы на это тупое развлечение.
        Ладно, я создал то, что просила Зина. Но в этот момент Инга направила в сторону беззащитной, казалось бы, девушки еще одну огненную плеть.
        "Отбивай!" - быстро подумал я в Зининой голове, и девушка с дрожащими коленками взмахнула своим наколдованным орудием.
        Пронесло, петля оказалась разрезанной на две части и быстро потухла.
        "Молодчина! - я убрал меч из ее рук. - А теперь придумай что-нибудь поражающее".
        - Файербол! - громко крикнула Зина, поднимая руку кверху.
        Не знаю, каких размеров шарик представила моя куколка, но я соорудил заклинание размером с голову Инги, и Лесова ловко кинула мячик в соперницу. Промазала, потому что сокурсница взмыла в воздух и принялась испускать из рук стрелы. Дождь из колючих стрел. Тут я и говорить с Зиной не стал, и навесил над ней купол.
        - Сила вернулась к девушке из Москвы! - галдела толпа.
        - Мария Сусанина излечила Избранную! - вторили с задних рядов.
        - Неужели иномирянки победят?
        - Да у них техника, как у магов с Клюквянки. Инги им не победить!
        Раскусили. Ладно, они не знают, что я тоже на что-то способен. И я мыслю не как женщина.
        "Сгруппируйся!" - приказал я Зине.
        И девушка села на корточки, спрятав голову в колени.
        "А теперь, Зин, представь, что ты взрываешься!"
        "Я боюсь!"
        "Не бойся, ты не умрешь! Я твоя сила, и я знаю, как спасти тебя!"
        "Угу…"
        А Инга тем временем начала читать себе под нос какое-то заклинание. Ох, и долго же она готовилась к атаке. Точно, задумала большую гадость. А когда в руках у моей сокурсницы стало образовываться черное лезвие, мне стало не по себе, и я даже скинул личину малолетнего ребенка и снова превратился в сопливого паренька, по которому сходила с ума Мари.
        - Димка! Димка! - раздался звонкий голосок моей подопечной, но я очень надеялся, что она не кинется мне на шею в самый ответственный момент.
        Я только краем глаза посмотрел на нее и кинул ей в разум: "Поговорим позже!"
        Я знал это заклинание, это "Клинок Тьмы", пожирающий все силы мага, его использующего. Если Инга сейчас промахнется, то она не сможет больше сотворить ничего, кроме светящихся шариков. После одного удара Клинком нужно отсыпаться целый месяц. И это заклинание маги используют только в том случае, когда остальные их излюбленные приемы не дали никакого результата. Да, стрелы были коронным заклинанием моей сокурсницы. Мало кто успевал поставить щит против них и продержать его в течение десяти минут.
        Но Инга сделала сейчас маленькую, но очень грубую ошибку. Она не заметила меня. Она ведь могла прочитать ауры. Она не настолько глупа, чтобы поверить, будто Мария Сусанина и Зина Лесова - это маги. У этих девиц на лице написано о полном отсутствии способностей, в первую очередь магических. К тому же, мыслесвязь с Зиной. Опытный маг в состоянии это заметить даже не входя в астральные плоскости. Впрочем, оплошность Инги заключалась в том, что она недооценила противника - это раз. И в том, что она не проверила все возможные источники опасностей - это два. За это она сейчас и поплатится.
        Я готовил ей несказанный сюрприз, "Пляску Света". Против Клинка - это единственное заклинание. Конечно, Зина не могла знать действия того, что было изобретено в Фуфляндии, но я советовал ей, рассказывал, что она должна почувствовать, дергал в астральной плоскости за некоторые ее мысли, корректируя их. У меня было немного сил. Я истратил достаточно магии на никому не нужный клинок, разрубивший огненную плетку, и теперь моя Пляска могла получиться слишком слабой для того, чтобы противостоять Клинку.
        Я не смотрел на зрителей. Наверняка, публика, открыв рты, не спускала глаз с двух конкуренток. Кто восхищался грацией Инги, что закрыв глаза, парила в воздухе с огромным черным мечом. А кто не понимая ничего, наблюдал за расправляющей белые крылья Зиной Лесовой. После такого заклинания, готов поспорить, она могла снова поверить, что она - великая Избранная. В руках облитой белым светом девушки, не уверенно стоявшей на ногах, был меч. Такой же большой, как и у ее противницы.
        Кто-то шепнул сзади меня:
        - Неужели подобные заклинания не запрещены на турнирах, они же поубивают друг друга.
        - Что не запрещено, то разрешено, - расправляя плечи, сказал я то ли для себя, то ли для того любопытствующего зеваки, - Инга, ты проиграла, "Пляска Света"!
        Сокурсница замахнулась мечом, но ведомая моей мыслью Зина отбила ее удар. Но у соперницы остались силы, а у меня - почти нет. Белые крылья моей куколки начали меркнуть. Я тяжело вдохнул горячий воздух улиц, собирая волю в кулак: я исчерпаю все свои силы, но выиграю эту битву. Я лучше умру, чем буду повержен Ингой.
        Я изо всех сил заорал. В унисон мне визжала и Зина, занося меч во втором ударе. И еще раз схлестнулись заклинания Света и Тьмы. И опять не нашлось победителя.
        У меня на лбу проступил пот, я чувствовал, как энергия утекает из меня сквозь пальцы, но я не мог ничего поделать, я должен был победить. Инга тоже тяжело дышала. Она из последних сил сжала в руках сильнейшее заклинание. Как она тренировалась, я понял - она хотела победить во что бы то ни стало.
        "Зи…на…" - слабым голосом прошептал я.
        Она звонким колокольчиком отозвалась в моей голове. Но мне показалось, что то колокол бил набатом: "Димиан, сдайся, тебе не выиграть этого сражения, пусть Зина умрет!"
        - Нет! - твердо сказал я, вставая.
        Инга занесла меч, и он быстро опускался на голову моей куколки. Я не мог и рукой пошевелить, но вдруг я почувствовал что-то теплое, обнимающее меня сзади.
        - Я с тобой, Ди, мы сможем сделать это…
        Мари?! Она ли? У нее нет никакой силы.
        So you work your magic
        Baby, work your magic
        Keep my heart forever bound
        Work your magic
        I never wanna lose this feeling
        I am able and I'm willing
        Yes, I'm willing
        Слова ее любимой песни звучали у меня в голове. И я зажмурился, представляя, как Зина Лесова штыком вонзает Светлое заклинание в плоть Инги. Нет, моя сокурсница не умрет. Просто таким образом мы заглушим заклинание Тьмы.
        В моих ушах раздался жуткий визг, а потом я почувствовал, как Тьма разрубает меня на две половинки.

* * *
        Зина упала на колени. Публика скандировала, ей не было разницы, кто победил: моя подруга или Инга. Лесова тяжело дышала и смотрела на свои руки. На пальцах и ладонях проступали большие волдыри как от ожогов.
        - Сила вернулась ко мне! Она стала еще более могущественной! - чуть не плакала она.
        - Избранные победили! Лично я не хочу сражаться с тобой. - я подошла к ней со спины и обняла за плечи.
        - Но как? Почему? Мерисью не владеют магией! - рвал на себе волосы король.
        Мой милый Ди сидел на коленях, схватившись руками за голову, будто из его черепа готов был вылезти большой и страшный монстр. Он мотал головой и ничего больше вокруг не видел. Я не понимала, что с ним творится. Я отдала часть своей безграничной силы подруге, почему тогда его так сильно колбасило.
        Инга лежала, тяжело дыша, и глядела в небо. Вокруг нее копошились эльфы, но магичка умоляла их не везти ее в Лутиниэль.
        - Я не ранена, со мной все в порядке. Мне нужно поспать… - шептала она.
        И вдруг она обронила взгляд на Димиана. Ее карие глаза налились такой ненавистью, что она привстала на локтях и процедила сквозь зубы:
        - Это ты… ты мне устроил все это.
        - Теперь мы квиты! - не менее слабым, но в то же время твердым голосом заявил маг.
        - Стража! - сиреной взвыла Инга. - Меня подставили! Я сражалась не с тем, с кем думала!
        Недоумение вперемежку со сметением заполнили мою душу.
        - Да, ты сражалась со мной, а я Избранная и могу делиться своей силой с кем угодно! - хихикнула я, с превосходством глядя в лицо рыжей ведьме.
        Ди взял меня за руку и встал.
        - Уходим, - шепнул он мне на ушко.
        Зина вопросительным взглядом посмотрела на него, и я поняла, что забыла представить лучшей подруге своего жениха. Что я и поспешила сделать.
        - Нет, это мой жених! - Лесова тут же повисла на шее уставшего Димиана.
        Он ловко перекинул ее маленькое тело через плечо и, снова взяв меня за руку, закрыл глаза. Через секунду мы очутились на скотном дворе, где в углу пасся наш дракончик Турбина. Все же этот волшебник на какие-то чудеса способен.
        Ди, тяжело вздохнув, опустил Зину на пол и чуть слышно произнес:
        - Нам нужно уходить из Фуфела, если мы хотим остаться в живых. В Клюквянку, а потом я вас обеих отправлю… домой.
        Последнее слово он сказал с таким сожалением, что мне очень захотелось остаться.
        - Нет! - отрезала я. - Я отправляюсь в горы, чтобы добить Властелина Тьмы!
        Вымотанный непонятной для меня работой маг сел под ноги Торбо и начал что-то говорить о том, что он болен и не может в таком состоянии защитить меня.
        - Мы ведь подруги? - хлопнула меня по плечу Зина.
        О, как поднялся ее боевой дух после победы. Глаза были полны энтузиазма, в душе возникала жажда к приключениям, а в сердце (что меня очень пугало) - влюбленность в Димиана.
        - Я тебя защищу! Я слышала голос своей магии…ну, когда сражалась с этой Ингой. И я научилась Пляске Света, и с этим заклинанием я смогу уничтожить Властелина Тьмы одним ударом!
        Димиан посмотрел на нее как на ненормальную. Что-то в последнее время я не понимаю этого колдуна. То ли он нас двоих в чем-то подозревает, то ли задумал какую-то гадость, а она у него не получается, потому что моя интуиция не может позволить подобного насмехательства над Избранными.
        - Девочки, умерьте свой пыл, - тяжело дыша, сказал он, - тот, что прикован к скалам - это тролль Эйзо, а не Властелин Тьмы. Зину обманули, чтобы затащить в ловушку.
        Моя подруга охотно кивнула. Она и сама уже давно поняла, куда попала. И теперь была несказанно рада, что в Фуфляндии появился симпатяга, который готов заступиться за нее.
        - Куда делся сам Властелин - я не знаю. И вряд ли стоит дожидаться его в северо-восточных горах. Вас скорее поймают слуги Фуфлориана, девочки мои дорогие.
        После этих слов мы обе обняли Ди и начали восхвалять его голос, красоту и талант. И обе пообещали привезти его в Москву и выйти за него замуж. Мне почему-то не было жалко, что Зина станет второй женой моего колдуна. Мне даже нравилось, что две Избранные, которые мыслят практически одинаково, будут жить с одним замечательным фуфляндцем.
        Так я узнала, что Зина живет в Марьино. Тоже не Садовое кольцо, но это по крайней мере не Южное Бутово, и туда можно запросто поселить нашего горячо любимого волшебника. Лично я рассматривала Зину как удачный вариант с жилплощадью внутри МКАД-а. Хотя сама девушка думала несколько иначе. Главное, не делиться нашими далеко идущими планами с нашим женихом, а то еще сбежит из-под венца.
        - Я предлагаю вам отправиться в Клюквянку, в школу магии, - Димиан опять начал умолять нас вернуться в столицу нашей родины.
        - Нет! - отрезала я. - Мы спасем тролля Эйзо. Потому что ему не положено висеть на скале.
        - Точно! И я извинюсь перед ним! - поддержала меня Зина.
        Вот что значит женская солидарность. После недолгих уговоров Ди согласился лететь с нами в северо-восточные горы, чтобы спасти гигантского тролля.
        Я отвязала Торбо, и дракончик тут же принял истинный облик.
        Зина в ужасе завизжала и начала просить убрать этого монстра от нее подальше. Да и сам дракон был не рад еще одной встрече с Лесовой.
        - Да что между вами произошло? - пожала я плечами.
        Да, я слышала о гипотетической помолвке между этими двумя, о выбитых зубах и всем прочем. Но шестое чувство мне подсказывало, что была еще какая-то история, о которой умалчивали и Зина, и Торбо.
        После гонок друг за другом по лошадиному загону и выпроваживания всех скакунов на улицу эти двое-таки успокоились и сели по разным углам.
        - Зина, - твердо сказала я. - Турбина - мой личный Боинг, и тебе не стоит его бояться.
        - Как же, эта тварь все время норовит меня убить, несмотря на то, что я спасла его от слуг Властелина Тьмы.
        Позже, когда Лесова успокоилась, и мы втроем летели в сторону северо-восточных гор, она призналась, что уничтожила какую-то нечисть в пещере, где жил Торбо. Она искренне считала произошедшее подвигом Избранной, а дракон почему-то думал иначе. Я решила, что права все-таки Зина.
        К вечеру мы пошли на посадку и приземлились на отвесной скале, сверху которой на нас смотрел… Прометей. То есть, исклеванный птицами, измученный и изнуренный тролль пятиметрового роста по имени Эйзо.
        - А где оцепление? - глядела я по сторонам.
        Ди, которому за день стало заметно лучше, вдыхал чистый горный воздух и не слышал меня. А моя подруга свесилась в низ и ткнула пальцем:
        - Мы окружены.
        - Вот это и есть оцепление, - оторвался от любования природой мой любимый колдун.
        Мы с Зиной смотрели со скалы вниз, где в двадцати метрах от нас в подножии, вооруженные до зубов стояли мелкие тролли разных окрасок, гномы в рогатых шлемах, скелеты с металлическими наколенниками и прочая не очень симпатичная часть населения Фуфляндии.
        Мне почему-то показалось, что пройти через такое оцепление с нашей магией было бы очень просто. Но раз уж мы миновали эту грозную стражу по воздуху, будем скрываться до тех пор, пока не освободим Эйзо. И тогда все они, благодарные, примутся целовать землю, по которой мы прошли.
        - Вы кто такие? - громом раздалось у нас над головами, и я, Зина, Ди и даже дракончик подняли головы.
        На нас, усталыми красными глазами, склонив голову смотрел он.
        Если бы мне не сказали, что это обычный тролль, я бы его приняла за Властелина Тьмы и убила.
        Глава 9. Дашь мне силу?
        Зина в ужасе свесилась вниз и наблюдала за вдруг встрепенувшимися, как она доложила, уродцами-охранниками. Нас обнаружили.
        - Давай, Зинуль, их усыпим, - предложила я.
        Я вытянула руки вперед и начала напевать под нос: "Спи, моя радость, усни…".
        - Но это же не заклинание! - обиженно сказала Зина.
        - Лично у меня всегда все получается именно так, как хочу, - парировала я, - если есть желание мне помочь - не запрещаю, дерзай.
        И Зина начала плести свое заклинание. Ее движения больше походили на подергивания пьяной девки на дискотеке, нежели на колдовство. Но после того, как я спела свою колыбельную, а Зина перестала дергаться и встала, вытянув вперед руки и закрыв глаза, у нас из пальцев посыпались разноцветные сверкающие звездочки.
        Как только частичка наших столь разных по исполнению заклинаний касалась одного из штурмующих гору монстров, так они погружались в сон и опадали на землю.
        Не прошло и десяти минут (вообще, точно не знаю, не засекала, но мне показалось, что все произошло быстро), как мы справились с почетным караулом и вновь выпялились на зеленого прыщавого тролля.
        - Ну и зачем все это? - грустным голосом спросил тролль.
        Мы втроем казались крохотными куколками по сравнению с ним, и только Торбо мог дать освобожденному троллю хоть какой-то отпор.
        - Я Избранная Фуфляндии, - представилась традиционно я, - и мне велено освободить страну от зла. Поэтому я явилась к тебе, Эйзо, чтобы спасти твою жизнь.
        - Как же, - скептически заявил тролль.
        Он все это время не спускал взгляда с Зины Лесовой.
        - Ты меня освободишь, - вздохнул он, - а она меня опять будет обзывать Властелином Тьмы и пытаться убить?
        - Простите, - раскаялась Зина, - но мне сказали, что ты и есть Властелин Тьмы. А я и не усомнилась: такой же лысый, зеленый, прыщавый в меховых трусах и с красными глазами.
        О, да моя подруга видела Властелина Тьмы! Но почему она тогда его не убила. Наверное, ее женишок-обманщик перепутал жертву с троллем или банально решил приберечь ценный экземпляр для более подходящей Избранной. Жаль, что со мной не путешествует тот Кириллиус.
        - "Прости" не хватит. Но если вы пришли меня освободить, попробуйте. Магия, сдерживающая эти оковы настолько сильна, что цепи не разрубить даже эльфийским клинком.
        О, да он не слышал о моем замечательном мече! Иначе бы давно его ноги не служили бы пищей для пролетающих мимо птичек, а ходили по по земле и нежились в тепленьких ваннах.
        Я извлекла свое оружие из ножен и, взмахнув им, взлетела. Зина и Ди смотрели на меня снизу. А я взмахнула мечом, когда находилась на уровне ног Эйзо.
        Я бы и ударила, если бы мне не помешал громкий хохот.
        - Ты собираешься освободить меня деревянной игрушкой бабки Кассандрии? Насмешила!
        - Может, для тебя это и игрушка, но для меня - легендарный меч, способный раскрошить твои оковы, Эйзо.
        Я говорила это на полном серьезе, но плененный смеялся все больше и больше.
        Обиженная, я посмотрела вниз. Зина сжимала за меня кулаки, а Димиан был настолько разгневан, что у него даже лицо стало краснее свеклы.
        Я спустилась к ним и сказала:
        - Вот, хотела помочь, а он надо мной смеется.
        - Просто он не понимает твоего могущества, Маша, - погладила меня по голове и обняла Зинуля.
        А Ди тяжело вздохнул, а потом заметил, что лучше бы я меньше болтала, а больше дело делала. Я с ним была согласна на тысячу и один процент.
        Я снова расставила руки в стороны, аки крылья, и взлетела. Когда я оказалась на уровне ног Эйзо, я взмахнула мечом. Но серьезности у тролля не прибавилось. Он явно не хотел быть спасенным мной и моим мечом. Я изо всех сил замахнулась, а потом взяла и швырнула меч вниз.
        Я мазила, но в этом случае мне повезло, и оружие грохнулось на голову Торбо. Дракончик, ухнув и испустив пар изо рта, упал, надеюсь, без сознания. Что-то мне не очень хотелось убивать драконов в другом мире, потому что это противоречит кодексу чести Избранной.
        Если этому ненормальному троллю до чертиков смешно от меча, я буду действовать иначе. Я крепко взялась руками за окову левой ноги и начала представлять, абы передо мной не железный обруч, а туалетная бумажка. Ее-то я запросто руками порву.
        Вроде бы преобразование простое, и бумага легче металла, но вдруг скала, к которой был прикован тролль начала рушиться. Вот так просто взял и отломился массивный кусок да полетел вниз, придавив при этом несколько дрыхнущих скелетов и орков. Их-то мне не было жалко, а вот гигантский тролль мог лишиться жизни, если я допущу подобную метаморфозу с его правой ногой.
        - О, долгих два года я не мог размять свои пятки, - ухнул Эйзо, дергая свободной ногой.
        Зря он это делал, потому что сказа начала рушиться сама по себе.
        Мне пришлось действовать быстро. Я начала расколдовывать левую руку, чтобы вообще не трогать пока державшуюся за камень правую половину тролля.
        Но у меня слабо получалось сделать все это безболезненно для скалы. Да, железяка запросто превращалась в туалетную бумагу, но после этого по скале шли трещины, и она начинала крошиться.
        Когда половина Эйзо была свободна от оков, он начал раскачиваться, чтобы сломать еще целый камень.
        - Не надо, сейчас я тебя освобожу.
        Я летала вокруг него, словно эльфийская фея (коих в этом мире я не видела). Маленькая и хрупкая, я села троллю на плечо и начала мурлыкать песенку: "Все будет хорошо!" Но ему, видимо, подобной музыкальной паузы было не нужно.
        Димиан и Зина парили рядом со мной, потому что оставаться на земле было крайне опасно. Камнепад усилился, особенно, когда я начала освобождать правую руку тролля.
        Над Торбо один из моих друзей-волшебников повесил защитный купол, и мой личный самолет хоть и лежал без сознания, но был вне опасности.
        - Что за хрень творится? - не понимая, спросила я Зину - она же эти заклятья навешивала.
        - Думаю, защита, потому что я делала заклинание необратимым.
        - Зачем? - фиолетовые глаза тролля налились слезами, наверняка, в глубине души он желал проклясть Зину и ее магические способности.
        Вообще, зря Лесова так поступила. Хотя, в ее ситуации и выбирать не пришлось. По крайней мере, со мной Димиан оказался честен, и, не кривя душой, провел меня через все, предписанные пророчеством испытания. Да, про тролля он соврал, но он мог же и не знать, что некто перепутал Властелина Тьмы и этого симпатягу Эйзо.
        Будь у меня шикарная квартира, точно завела бы себе тролля в качестве домашнего животного.
        Как только я разорвала оковы на правой руке тролля, он почему-то упал ниц, сильно ударившись лбом о камни.
        - Странно, что Избранные не знают обычной физики, - каким-то странным тоном сказал мне мой милый маг.
        - Физика - лженаука! - подняв указательный палец произнесла я, и тут же нашла поддержку в лице Зины и вдруг выскочившего из-за пазухи мага Фильки.
        Давно мы с ним не виделись, жаль, что он появился в такой неподходящий момент, когда мне нужно освободить ногу тролля.
        Камень сдвигался в сторону. Эйзо пытался ухватиться своими руками-щупальцами за все, что не движется. По его лбу стекала тонкая струйка синей крови. Хорошо, хоть шишки пока нет.
        Я принялась освобождать его ногу, как вдруг услышала над собой знакомый голос.
        - Я так и знала, что вы отправитесь сюда.
        Забыв о заклинании, я подняла голову.
        На скале, которую стало видно после обрушения той, где висел Эйзо, я смогла различить высокую худую женскую фигуру с развевающимися на ветру длинными волосами.

* * *
        Да, это тяжело применять два заклинания. Одно - воздушный баллон, позволивший поднять в воздух меня, Зину и, собственно, Марию. Второе - исполнение желания моей подопечной. Больше всего на свете я боялся, что она захочет сделать меч острым и разрубить им оковы. Никто не мог разрубить их в течение двух лет, но Мари, несомненно, считала, что сила Избранной плюс мощное заклинание решат проблему.
        Я за день еле отошел от сражения с Ингой, и теперь не мог заточить даже настоящий клинок, что и говорить о деревянном. Но меня спас тролль.
        Не помню, чтобы великан когда-то захаживал к Кассандрии, но он узнал в оружии моей подопытной как раз то, чем это оружие и было: деревянную игрушку. Как он смеялся над Мари! Мне даже на мгновение стало жалко девушку. Но это чувство вскоре прошло, и я решил сделать с этой "Избранной" то же, что устроил и для Зины в Фуфеле.
        Я ей аккуратно намекнул в мыслях:
        "Смеющийся тролль не даст тебе освободить его! Действуй магией, а не мечом!"
        Мои мольбы достигли цели, и Мария швырнула свою игрушку в голову Торбо. Вот придет в себя дракончик, и у моей подопытной появится новый враг.
        Но это малая плата за то, что девушка могла просто-напросто опозориться.
        Она начала творить куда более вменяемую магию, называемую "иллюзией легкого действия". Обычное заклинание, когда основная масса вещества переходит из реальности в астральный план. Маг считает, что разрубает дерево, рвет оковы или что-то в этом роде, а на самом деле, в астральных плоскостях нашего мира происходят страшные метаморфозы над тем, что туда перенесено.
        Я ожидал, что скала начнет рушиться от этого, но не так активно. К тому же у моей подопытной не было и малейших представлений о таких науках, как физика и сопротивление материалов, поэтому она весьма смачно заставила тролля поцеловать землю.
        Да, это заклинание описывать страшно, но на самом деле маг практически не тратит на него сил, потому что основная нагрузка перекладывается с плеч волшебника на астральные потоки, которые очень сильны и могут сделать практически невозможное.
        Кстати, астральных магов у нас в стране очень мало именно по этой причине. Если бы все перекладывали свои силы на астрал, мир наш давно бы рухнул. Специализацию по магическим пространствам Фуфляндии разрешают брать только одаренных магов, способных к большим перегрузкам. Первого у меня отродясь не было. Зато с самого рождения магия давалась мне настолько легко, что магистры школы в Клюквянке с первого же дня моей учебы определили меня в астральщики.
        В общем, я освободил Эйзо. Практически закончил работу. Осталось только Марии разорвать бумажку, окручивающую ногу тролля.
        Но вдруг Мари посмотрела куда-то вдаль, а потом, указывая пальцем, обернулась ко мне.
        По спине у меня пробежали мурашки. Кого я не ожидал увидеть в северо-восточных горах, так это Ингу. Причем, не просто мою конкурентку, а боевого мага, полного сил. Полдня прошло с тех пор, как она истощилась, а уже она, с помощью скоростной левитации (на которую надо немало сил) перебралась вслед за мной, и ничего хорошего мне не желала.
        - Мари, Зина, на землю! - скомандовал девушкам я. - Освободите Эйзо и убирайтесь отсюда подальше.
        - Нет! - взвыли хором моя подопытная и ее подружка. - Мы не уйдем.
        - Ладно, освободите тролля и не лезьте в мои проблемы.
        - Ты прав, - подлетев к нам, заявила Инга. - Потому что я хотела сразиться с тобой, а не с твоими марионетками.
        - Мы Избранные! - вопили обе девушки, помахивая кулачками.
        А Эйзо сидел на земле, разминая ноги. Два года висения на скале явно не пошли на пользу троллю, и теперь он забыл как ходить. Я буркнул под нос заклинание, и направил его в голову несчастному пленнику скалы. Пусть научится, а то если Инга меня убьет, некому будет вытащить его из горной местности. Не Мари же с Зиной с перепугу обретут магическую силу и перетащат тролля по астралу в Медведный лес.
        - Как же, - язвила моя сокурсница, - избранные они, так я и поверила.
        Она смеялась так дико, что мне начало казаться, что в душе Инги и взаправду засел Властелин Тьмы, с которым так рвались сразиться две девушки из незнакомого мне города Москвы.
        - А ты не веришь?
        Я прочитал мысли моих спутниц и несказанно удивился: они думали практически одинаково и норовили запустить в Ингу по файерболу.
        Впрочем, я им это позволил, отошел с пути следования двух неслабых заклинаний, а Инга поднялась чуть выше. Огненный шары, соприкоснувшись с землей, рванули где-то в области оцепления. Жалко спящих гремлинов, троллей и гоблинов. Мы их так просто убиваем, что потом устанем оправдываться перед дирекцией Клюквянки за наши выходки.
        - Ди, хватит играть в куклы, я требую настоящего реванша! Облик можешь оставить этот, сопливый и противный, мне доставит удовольствие убивать тебя в таком виде.
        - Осилишь? - искоса глянул я на Ингу.
        По рейтингу она была третьей в школе и отставала от меня на пару баллов из-за взбалмошного поведения. Если бы эта рыжая оторва не разрушила дальнюю башню и не подмешала бы нашей "любимой" травнице в зелье крысиных лапок, то тогда она запросто обошла бы и нашего лидера Анди. Но с учетом штрафных очков, она была лишь третьей, и чтобы получить золотой кубок и право стать магистром, стоявшие выше ее по рейтингу должны были либо завалить защиту, либо умереть.
        Мне стало страшно за Анди. Я никогда не любил этого аккуратного толстячка-травника, любимчика нашей преподавательницы. Он всегда был спокоен, и благодаря своему характеру добился многого. Кто-то завидовал этому парню, мол, отец директор, оттого и оценки высокие. Но так говорили неудачники, у которых нормальное боевое заклинание получалось раза с десятого. Преуспевающие в учебе, наоборот, уважали директорского сына. И, наверное, завидовали. Например, я всегда стремился обойти его. Но из-за нелюбви к травоведению я ему проиграл.
        С Ингой мы поссорились еще на первом курсе. В отличие от Анди, она звезд с неба не хватала и все время стремилась стать лучше. Похвальное рвение с минимумом врожденных способностей. Она всегда была коварна и жестока. Поэтому я и не удивился, когда она вышла в финал конкурса имени Зины Лесовой. Не раз случалось, что Инга ликвидировала своих конкурентов: то зелье какое неправильное подмешивала в еду, а потом конкурентки вместо сдачи экзаменов мучились банальным несварением; то метлы для полетов подпиливала… В итоге пропустившие экзамены волшебники сдавали все с пониженными баллами из-за ослабленного здоровья.
        А однажды Инга решила подобным образом поступить со мной. Она придумала для этого особо изощренную шутку. Девушке прекрасно было известно, как я не люблю травоведение. Она украла у Фрау Флайр колбочку с зельем и налила его мне в уборной. Жидкость действовала наиотвратнейшим образом: все нечистоты увеличивались в объеме и… ночью я почувствовал их запах в своей комнате. Кроме этого, в зелье содержались какие-то вредоносные микробы, что отравляли организм. Человек, дыхнувший запаха образовавшегося (не буду говорить это слово), начинал страдать поносом и мучиться жаром. Только со мной сия шуточка не прошла. Потому что я воспользовался астралом и убрал туда на время свое тело. А потом вычистил туалет. Да, я дыхнул предложенной мне отравы, но кое-что в травоведении я смыслил и, пока лихорадка не овладела мной, приготовил противоядие. Закончилось все тем, что, пребывая в астральных плоскостях, я встал на след злоумышленницы, а наутро вызвал ее на дуэль и победил.
        Вот с того дня мы и стали с Ингой врагами. Это было выше моего достоинства распускать слухи о том, что одна из учениц нахальным образом убирает конкурентов, поэтому вся школа с упоением следила за нашими боями. Инга с тех пор больше не устраивала мне подлостей, потому что поняла: с астральным магом шутки плохи, - зато она начала намного лучше учиться и стала подниматься в рейтинге. Получилось, что таким образом я спас большинство учеников от злых шуточек рыжей ведьмы.
        Я не сомневался, что Инга очень серьезно подойдет к написанию диплома. И не исключал мысли, что если наши пути пересекутся, она попробует ликвидировать меня. Что, собственно, и произошло.
        Не знаю, нагадила ли она Анди, это мне станет известным только на защите, но себя и своих подопытных мерисью (а в расовой принадлежности девушек после турнира в Фуфеле я не сомневался).
        Мария и Зина, готовые сражаться, стояли неподалеку.
        - Знаете, девочки, - я повернулся к ним, а Инга терпеливо ждала, когда я, наконец, избавлюсь от марионеток, - это моя битва, понятно?
        - Но если она тебя убьет, Ди, я не выйду за тебя замуж! - возмутилась Мария.
        - И я! - добавила Зина.
        Все мысли у них об одном: как бы меня обженить. Но лично мне не хочется становиться ни мужем Марии, ни, тем более, Зины. Хотя, о сожительстве с первой я изредка и подумывал, уж очень мне понравилась та ночь, что мы провели в хамке у вампиров. Но о госпоже Лесовой я как о возможной партии никогда не задумывался.
        Я не стал их спрашивать, и поместил в непроницаемую сферу для их же пользы. Если они захотят воспользоваться магией и у них, естественно, не получится, то я сошлюсь на непропускаемость колдовских сил сферой. Девушки прямо-таки прилипли к сфере, в ужасе наблюдая за мной. Больше я на них внимания не обращал.
        Пора было заняться дуэлью. Это нечестно, потому что моя победа посредством чужого тела должна зачитываться за две. Но, похоже, Инга поставила перед собой задачу извести мой источник силы до дна.
        - Как ты так быстро восстановилась? - я спросил ее.
        Она, усмехнувшись, достала из-за пазухи красный кристалл.
        - Это моя дипломная работа, - похвасталась рыжая ведьма, - амулет силы.
        Я слышал, что многие выпускники магической школы, особенно, из боевых, часто в качестве темы на диплом брали разработку подобного артефакта. Эта вещь была настолько индивидуальной, что амулет, разработанный Ингой, никогда бы не подействовал на меня и наоборот.
        - Так что, я теперь практически непобедима. И я просто не ожидала Пляски Света, поэтому и проиграла в Фуфеле. Пойми, Ди, мое важное изобретение станет лучшей работой за этот год, потому что тебя не будет, как не стало и Анди.
        - Стерва! - в душах крикнул я. - Ты идешь к славе по чужим костям.
        - И получаю то, что мне нужно! - хихикнула ведьма.
        Да, даже если она и получит диплом магической школы, я всегда буду называть эту девушку ведьмой, потому что такие как она, только бесчестят нашу школу. Я просто не представлял, как Инга может стать магистром и учить юных волшебников. Точнее, чему она их будет учить?
        И если бы у меня в голове витала только эта мысль, у меня была бы сильнейшая мотивация к победе. Но подобных причин не сдаваться накопилось очень много.
        На Пляску Света я был сейчас неспособен. Я чувствовал, что если я начну читать это заклинание, то выдохнусь на середине, и Инга одним ударом Клинка Тьмы отправит меня в царство мертвых.
        - Тогда получи вот это, - у меня в руках загорелся зеленый плазменный шар.
        Попади такая штуковина в человеческое тело, от него останется горстка пепла.
        Я сосредоточился на Инге и начал шарить по астралу, просчитывая все вероятности, куда она может податься. Промахнуться было нельзя, но именно это я и сделал. Не найдя оптимального решения проблемы, я швырнул плазму в то место, где левитировала Инга.
        Она, естественно, тут же ретировалась. Но я, предугадывая ее поведение, разделил шар на три. Но и это мне не помогло. Инга не попала в область поражения моих шаров.
        Я почувствовал адскую боль в правом боку, а потом заметил, что из моего живота торчит окровавленное лезвие.
        Глаза мои полезли на лоб, и я закашлялся. Она научилась-таки прыгать по астралу. Подобные выкрутасы всегда плохо удавались рыжей, но, готовясь к нашей финальной битве, она набралась терпения и потренировалась. Я не ожидал, что ведьма будет способна перенестись на те десять метров, что только что разделяли нас.
        - Магия иногда бессильна, - шепнула она мне на ухо, медленно вынимая нож из моего бока.
        О, как это было больно. Я жалким взглядом посмотрел на мерцающий шар, куда запрятал Мари и Зину. Девушки чуть ли не драли оболочку, отделяющую их от поля битвы, но из-за полнейшего отсутствия всяческих способностей им суждено было оставаться лишь зрителями.
        Я пихнул Ингу в грудь, и та, споткнувшись о камни, свалилась на спину.
        - Спасибо за урок, - прижав руку к ране, процедил сквозь зубы я. - Но все же…
        Левая рука у меня намного слабее правой, но я не мог отпустить рану, иначе бы вся кровь из меня, наверное, вылилась бы.
        Я бросил ей в глаза обычный светящийся шарик, чтобы выиграть пару минут.
        Как бы силен ни был маг, но против света ничего не поделаешь. Пока Инга жмурилась и вставала, потирая ушибленные бедра, я начал читать заклинание для открытия портала. Я знал, куда отправлю конкурентку. Я никогда над ней не шутил, и то, что я сейчас задумал, должно было стать достойным финалом нашего противостояния.
        Нет, я не Инга, я не хотел ее длительной болезни, лишения способностей или даже смерти. Мне просто хотелось опозорить ее, показать преподавателям школы истинное лицо одной из лучших учениц. У нее есть фора на конкурсе в Фуфеле. Не знаю, насколько ли честно она вышла в финал. Она разработала весьма сильный артефакт, против этого не поспоришь. Но многого эта девушка добилась, пройдя по трупам, жестоко пошутив над сокурсниками. И я решил отомстить за всех.
        Сотворить портал оказалось для меня очень сложно. Мало того, что я делал это левой рукой, вместо правой. Руны, которые я вычерчивал в воздухе, получались корявыми, и приходилось повторять некоторые части заклинания по нескольку раз. Потом я очень быстро терял силы из-за ранения. Ноги пои подкашивались, и я находил последние силы, чтобы случайно не упасть со скалы.
        - Ну что, конец? - раскатистый смех Инги застал меня при вычерчивании последней руны, и моя рука дрогнула.
        - Нет, - прошипел я.
        Мы смотрели друг на друга, как два хищника, сражавшиеся за один кусок мяса. Победитель получит все, проигравший - погибнет. Третьего не дано.
        Она поднялась, и в тот же момент у нее в руках загорелся зеленый плазменный шар. Точь-в-точь такой же, как был недавно у меня. Я уверенно рисовал последнюю руну. Да, сейчас она испепелит меня. Да, мои подопытные в ужасе кричат, и это даже слышно через практически непроницаемую защитную оболочку. Да, Эйзо и Торбо, наконец-то начали приходить в себя.
        Но в то же время, правая рука сжимала серьезную рану. В животе болело так, будто Инга проткнула какой-нибудь орган. Если это так, мне нужно будет моментально лететь в Лутиниэль. Но останется ли у меня сил… сначала потому что я открою портал для Инги.
        - Готовься к смерти! - крикнула моя конкурентка и побежала на меня со своим готовым заклинанием.
        А я уже закончил свою гадость. Стоит Инге приблизиться ко мне, и она провалится в портал. Я чувствовал, как расходятся в стороны астральные плоскости, как открывается переход длиной в несколько недель пути, как создается граница между двумя местами нашего мира. Я даже начал чувствовать интерьер той комнаты, куда я задумал поместить безжалостную конкурентку.
        Но в то же время мне приходилось пятиться. С каждым шагом я боялся, что вот-вот сорвусь и полечу вниз головой.
        Девушки в оболочке, затаив дыхание, ожидали исхода битвы, естественно, в мою пользу. Торбо разминал крылья и тоже не спускал с меня глаз. А Эйзо снова принялся за попытки научиться вставать и идти.
        "Если я погибну, отведи Мари и Зину в Клюквянку!" - бросил я мысль в голову тролля.
        Я боялся. Но я хотел победить. Инга бросилась на меня неожиданно, и я в страхе отскочил. Я увидел, как она, широко открыв рот от несказанного удивления, проваливается в портал-ловушку. Да, она была очень слаба в астральной магии и не могла почувствовать моего подлого заклинания. Я на мгновение представил ее выражение лица, когда она окажется там, куда я ее отправил с плазменным шаром наготове. А я ее отправил прямиком в кабинет Торрета.
        Не думаю, что директор школы будет рад, когда на него выскочит бешено орущая девушка с плазменным шаром в руке. А ведь заклинание, если прочтено, должно быть использовано. Поэтому взрыв в Клюквянке гарантирован. А как следствие… очень много штрафных баллов на счету моей конкурентки.
        Но успели мои мысли веселым хороводом пронестись по моей голове, как я понял, что мир почему-то несется куда-то вниз, и я осознал… что я падаю… что пришел мне конец… вряд ли кто сможет срочно провесить портал в Лути…

* * *
        - Ди! - хором крикнули мы с Зиной.
        После того, как преследовавшая нас проигравшая турнир Инга провалилась в неизвестном направлении, Димиан пошатнулся, сделал шаг назад… оступился…и полетел вниз.
        Торбо тут же сорвался с места, и взмыл высоко в небо. И больше я не видела своего личного Боинга.
        Вот так рушатся девичьи мечты. Мы свесились со скалы, пытаясь найти Димиана внизу. Мы втайне надеялись, что он воспользовался заклинанием левитации и избежал смерти. Но внизу мы видели только спящих и убитых камнями монстров и скелетов. Не знаю, честно говоря, как скелеты закрывают глаза, но на них мое заклинание сна тоже подействовало безотказно.
        - Вас велено доставить в Клюквянку, - раздался бархатный бас сзади.
        Мы с Зиной синхронно обернулись и увидели, что Эйзо научился вставать и даже ходить…
        - Но Димиан, - сквозь слезы, поглядывая за край обрыва, спросила я.
        Я надеялась, что он не разбился, что пройдет еще пара секунд, и счастливый Ди, залечивший свою рану, вылезет к нам, обнимет и поцелует меня.
        Но время растягивалось до бесконечности, а волшебник все не появлялся.
        Страшные мысли заселили мою голову. О, как я любила Диму Колдуна. Он был красив, он умел петь, он (как я только что поняла) отлично сражался с сильнейшими волшебниками, но только один эпизод я готова была вспоминать с трепетом на сердце: ночь в сампирском замке. Я не помнила, что там произошло, но была уверена, что именно это и стало главным в наших с ним отношениях. Я хотела повторить, а теперь… не получится… Ди никогда не будет жить в Москве: ни у меня в Бутово, ни даже у Зины.
        И я разревелась. Я рыдала так, как плачут вдовы на похоронах любимых мужей (об этом я читала в любовных романах). И мне очень захотелось умереть. Только я боялась смерти, и решила этого не делать.
        - Он погиб? - сквозь слезы спросила я.
        Зина тоже была не в лучшем состоянии, однако, для нее кончина Димиана не оказалась такой большой трагедией. Она и влюбиться в него толком не успела.
        - Наверняка, - потупив взгляд, сказал тролль. - А я в благодарность за свободу отвезу вас в Клюквянку, и там вас отправят домой.
        Тролль подставил нам плечо, и мы взобрались на него. Когда он спрыгнул со скалы, я еще раз посмотрела вокруг в поисках хотя бы тела моего возлюбленного. Но ничего не увидела. Неужели плазменный шар попал в Ди и сжег его. Нет, этого не может быть, потому что я отчетливо видела, как маг падал с обрыва. А может эта рыжая стерва приготовила внизу целый костер, который потух, когда Димиан сгорел. Тревожные мысли не отпускали меня.
        - Фу, человек, - фыркнула я, увидев бездыханное тело какого-то мужчины.
        Он лежал с распростертыми руками. Как и Ди, он был ранен в правый бок и одежда черная очень похожая. Но сначала я даже подумала, что это и есть мой возлюбленный. Однако, разглядев тело поближе, я поняла, что к Димиану этот человек имеет такое же отношение, как зима к лету. Он был достаточно высок, но настолько худ, что до комплекции Ди ему нужно было съесть тысячи порций мясного. По его длинным окровавленным волосам стекала кровь. Да и на изувеченном ударами о камни лице невозможно было найти хоть какого-то сходства с колдуном: длинный острый нос, впалые щеки, высоко поднятые брови.
        Только чего-то я не припомню, чтобы среди оцепления были люди. Наверное, не заметила.
        - Прислужник низких тварей, - заключила Зина.
        Я ей поддакнула и только плюнула в сторону раненого.
        - Чтоб он побыстрее сдох! - пожелала я, прищелкнув пальцами.
        Тролль за двое суток довез нас до готического замка, что стоял в дельте реки. За это время мы с Зиной пролили немало слез по нашему любимому и единственному. Я дала себе зарок, что никогда не выйду замуж, ибо в Москве все мужики идиоты, а моя подруга сказала, что зря я так. Я еще раз поняла, что Ди она не любила. Да будет земля ему пухом, даже если и погиб он на острых скальных камнях.
        Сколько бы я ни звала Торбо, он не прилетал. Странный какой-то дракон. Наверное, на него так подействовало заклинание, когда Димиан отправлял в другой мир эту рыжую девицу.
        Потом мы целый день провели в замке под присмотром мага Торрета. Он оказался славным старичком и внимательно выслушал обо всех наших с Зиной приключениях, а наутро обещал пренепременно отправить нас домой.
        Как он нам объяснил - вернемся мы в то время и место, откуда нас доставили на Транс-поляну.
        Зина грустно улыбнулась.
        - Получается, что выйдя из переулка, я стану на два года старше? - удивилась Зина.
        Торрет добрым взглядом окинул Лесову, а потом, наверное, прочитал ее мысли и ответил:
        - Твоя жизнь настолько коротка, что не позволительно так просто терять два года. При переходе домой я верну тебе те годы, что ты провела тут. Ты будешь помнить обо всем произошедшем, но тебе будет ровно двадцать восемь, ведь именно в этом возрасте ты попала в Фуфляндию, Зина Лесова.
        Девушка кивнула. Вот я и узнала ее истинный возраст. Она на десять лет меня старше. Но как мы с ней поладили.
        Но вдруг Зина вскочила с кресла, где сидела и в ужасе посмотрела на меня.
        - Представь, Маш, я оставила все рукописи, все свои шесть романов в Фуфеле.
        Наверное, это и было для нее самой большой трагедией.
        - А знаешь, - всхлипнув, я обняла ее, - давай напишем совсем другой роман. То, что ты сочиняла в заточении - оно темное, грустное. Вряд ли москвички станут восхищаться теми книгами. Два года… ты не забудешь меня за это время?
        - Ни в коем случае! - горящими глазами Зина впялилась в меня.
        И кроме нас больше в комнате никого не существовало: ни Торрета в красной мантии, ни его вычурных интерьеров, ни любопытных слуг, заглядывающих то и дело в кабинет директора.
        - Запиши мой сотовый и позвони восьмого июня 2007 года после двенадцати.
        Зина внаглую взяла со стола директора листок и под диктовку записала десять цифр моего номера и дату. И я была уверена, что она позвонит, на двести тысяч процентов.
        - Ну что, в путь? - хлопнул в ладоши Торрет, отодвигая шкаф с книгами.
        Там было настолько черно, что я даже испугалась: а что, если я не вернусь в свой мир? Что, если меня обманут и бросят в тюрьму, как и Зину.
        Но подруга взяла меня за руку, и мы шагнули в неизвестность. Терять уже было нечего: шпаргалки я посеяла в Фуфеле, честь девичью - в вампирском замке, а горячо любимого Димиана - в горах. Нужно было идти вперед…
        Когда я поднялась по лестнице, мне в лицо подул горячий июньский ветер. Ярко светило солнце. Было жарко. Люди куда-то спешили. А я стояла одна-одинешенька у подземного перехода. На мне розовая миниюбка и топик со стразами, на ногах - босоножки на шпильках, а под мышкой книга с проводками. Как будто ничего и не было. Словно Фуфляндия и Димиан - это минутная иллюзия. Блин. Я вышла не на той стороне улицы. Я только что вспомнила о презентации гламурного журнала.
        Но вокруг не было толпы счастливых девиц, которые собирались бы на столь массовое мероприятие.
        Я безнадежно опоздала на экзамен. Надо было идти в университет, а не любоваться московскими пейзажами. И я спустилась в переход. Посмотрев на стену, где, как мне казалось, и должно было висеть объявление про женский журнал, красовалась реклама дешевого роуминга по всей Европе. Как будто ничего и не произошло. Словно Димиан - это только страшный сон, видение, которое пришло и исчезло. Пропало тогда, когда настала пора. Никто не погиб, потому что во сне жизни нет.
        Я перешла улицу и быстро (насколько это возможно на высоких каблуках) направлялась к универу, когда у меня зазвонил телефон.
        Номер, который отобразился на экране, я не знала. Первое, что очень мне захотелось - отклонить вызов. Но внутренний голос запретил мне это делать, и я нажала от ответ.
        - Привет, Маша, - этот голос я словно слышала несколько минут назад.
        И сразу же мои догадки подтвердились:
        - Это Зинка Лесова.
        Меня словно холодной водой окатило. Значит, Фуфляндия и все, что произошло там - чистая правда?
        - Я еле дождалась, когда пройдут эти два с половиной года… Я написала несколько черновиков о Фуфляндии. Приедешь, почитаем вместе, а?
        - Да… - я опешила, - конечно… только я сначала сдам бухучет… Давай вечером.
        Образ Димиана всплыл у меня в памяти, и я твердо решила, что у нашего с Зиной романа будет счастливая концовка. Коли там я числилась Избранной, то у меня должно было хватить сил прорвать защитную оболочку и прочитать левитацию для Димиана. После чего мы должны были отправиться в Лутиниэль и пожениться.
        - Вечером, хорошо, - эти формальности выбили меня из мечтаний, - где?
        - Чкаловская в центре зала…

* * *
        Я с трудом открыл глаза.
        - Мари, - простонал я.
        Чего я не хотел делать, так это называть ее по имени. Я видел, как она плюнула в меня, когда Эйзо уносил их с Зиной в Клюквянку. И правильно, она так и не узнала моего истинного облика. Но зато я в полной мере познал природу мерисью. Отвратительные создания. Но почему я подсознательно позвал ее? Между нами образовалась такая сильная мыслесвязь.
        Но надо мной свесилось совсем другое, и куда более милое лицо: Нюкукулюэль.
        Я было потянулся, чтобы поцеловать ее, но ее холодные руки уложили меня обратно в постель.
        - Ее больше нет. Торрет отправил ее на родину, - шепнула мне эльфийка, - еще три месяца назад.
        Сколько? Я чуть не подскочил на кровати. Оставалось два месяца до защиты, а я, скорее всего, потерял все свои записи, и мне придется многое восстанавливать.
        - Лежи, лежи и отдыхай, - Нюкукулюэль всегда была заботлива и спокойна. - Раны затянулись давно, но вот сила восстановилась с большими проблемами. Я было подумала, что ты исчерпал себя.
        Нечто подобное она говорила и в предыдущую нашу встречу. Какая тревожная особа эта эльфийка.
        - А я расскажу тебе, что произошло.
        Оказывается, меня поймал Торбо. Дракон настолько ненавидел Марию, что решил во что бы то ни стало унести меня от нее куда подальше. Он спрятался и ждал, когда Эйзо утащит двух мерисью в Клюквянку, а потом вылез из своего убежища, кинул меня на спину и унес в Лютиниэль, где меня и выходили.
        Инга, как я и хотел, попала прямиком в кабинет к Торрету. С криком: "Димиан, теперь я самая могущественная ведьма", - она всадила плазменным шаром в любимую собачку директора школы. Начались разбирательства, и мою конкурентку исключили из школы и отправили успокоиться и прийти в себя в другом мире. Как мне жалко те земли, на которые ступит ее нога. Потому что эта коварная женщина слабо отличается от мерисью, обитающих в Москве.
        Торрет вскоре после ссылки Инги наведывался ко мне в эльфийский замок, но Нюкуку поведала ему неутешительные новости: я потерял всю силу и больше никогда не смогу пользоваться магией, даже если и приду в себя.
        Но все сложилось гораздо лучше. Я быстро шел на поправку и уже через неделю чувствовал себя полным сил не только физических, но и магических. Я взялся за написание диплома, и к сроку сдал свой труд Торрету. О, как был рад мой наставник, когда я, похудевший (я после лечения походил на скелет), бледный, но уверенный в себе, передал ему переплетенную работу.
        А в день получения диплома школы магии Торрет позвал меня к себе.
        - Анди идет на поправку, мы его вовремя спасли, - начал он, - но сильнейший маг этого выпуска уже никогда не станет таким, как был раньше. Инга сильно потрепала его. Да и тебя тоже, но твое здоровье меня удивляет. Как будто в тебе есть неисчерпаемый источник жизненной силы.
        Кто знает, может, и так, но я ничего подобного не чувствую.
        - Анди получит свой золотой кубок, потому что он изобрел эликсир молодости. Да, Инга подмешала туда каких-то странных веществ, устроила взрыв в замке у Анди, но все равно… он говорил, что все формулы в целости и сохранности.
        - Это замечательно, - я был искренне рад за сокурсника.
        - Но и тебя, Ди, я тоже не хочу оставлять без возможности стать магистром. Вопреки законам, Клюквянка возьмет в этом году двух соискателей в магистры.
        Мой рот самопроизвольно открылся. Чего я не ожидал, так это подобного решения магистрата.
        - Но учти, Ди, я делаю это исключительно потому, что мне требуется продолжение исследования мерисью: откуда они берутся, что их делает такими и так далее. Они не отличаются от людей, но в них есть что-то разрушительное. И я даже рад, что собственноручно спас мир от этих двух девушек.
        - Вы хотите, чтобы я разрушал Фуфляндию и дальше, устраивая невинные прогулки упертым девицам, которые мнят себя Избранными? - не понял я.
        - Нет-нет, Ди. Это нам как раз и не нужно, - Торрет ходил взад-вперед, как будто не знал, с чего начать разговор со мной. - Ты отправишься в эту Москву, на родину мерисью и узнаешь, каким образом они проникают в наш мир и в другие государства. Нам нужно закрыть все порталы, чтобы ни одна подобная девушка не попыталась больше спасти наш мир. Понятно?
        Чего не ясного-то? Мне предстояло отправиться в незнакомый мне мир, туда, где кишат убежденные в своей неимоверной везучести и избранности девушки, способные разрушить мир своими наивными идеями. Как выглядит их родина… Мне стало интересно.
        Торрет предложил мне отправляться немедленно. Обратный портал он обещал провесить через полгода, когда я, возможно, закончу свое исследование. Или умру, потому что иного с мерисью не светит.
        - Только предупреждаю, - тихо сказал наставник, - в том мире нет магии, и ты не сможешь воспользоваться ни одним из своих фокусов. Так что, это путешествие станет для тебя и своеобразным уроком, Димиан. Ты неразумно расходуешь свою силу, а там ты научишься бороться за жизнь без магии.
        О, без нее я чувствовал себя как без рук. Мне на мгновение показалось, что в личине Торрета передо мной стоит Инга, придумавшая мне в ответ вот такую жестокую шуточку. Но нет, рыжая нахалка бороздила чужой мир (и я искренне не завидовал тамошним жителям), а магистр отодвигал от стены книжный шкаф.
        - Доброго пути тебе, Димиан, и всяческой удачи, - он похлопал меня по плечу.
        И я шагнул туда, где сгущалась непроглядная тьма. Я подумал, как хорошо было бы встретить там Марию Сусанину, посмотреть в ее красивые зеленые глаза, полные печали, провести с ней еще одну незабываемую ночь… Но потом я вспомнил: я не могу пользоваться магией, у меня не получится создать красивую иллюзию, от которой девушка и сходила с ума. И еще я подумал: если мы все же с ней встретимся, примет ли она меня таким, какой я на самом деле?
        Здесь и далее по тексту приведены слова из песни Дмитрия Колдуна "Work your magic". Уважаемый Дмитрий, простите эту глупую фанатку.
        notes
        Notes

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к