Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Костенко Александр / Дитя Мертвой Луны: " №01 Скверная Жизнь Дракона " - читать онлайн

Сохранить .
Скверная жизнь дракона Александр Костенко
        Дитя мёртвой луны #1
        Секундное недоразумение и жизнь, наполненная заботами, но не лишённая ярких красок, обрывается. И вот знакомься с новым миром, получив новую жизнь и новое тело.
        Дракон!
        Самое могущественное, сильное, грозное и великолепное живое существо. Они были превознесены в легендах прошлого мира… где их с радостными воплями и повизгиванием убивали консервные банки, что кличут себя рыцарями. Что на счёт этого мира?
        Ну… такое себе, конечно.
        В тексте есть: авторский мир, дракон, жестокость и насилие, магия и приключения, попаданцы в магический мир, реалрпг, темное фэнтези
        18+
        Скверная жизнь дракона. Книга 1
        Пролог
        Горький дым дешёвой сигареты, наполненный огромным количеством смол и химикатов, проник в легкие и заставил сердце биться чаще. Я задержал дыхание, пытаясь усилить это чувство. Две ночи без сна дают о себе знать: мозг уже как старая машина, которая ездит, но плохо, да заводится только с толкача.
        СОПРОТИВЛЕНИЕ ЯДАМ НА ОСНОВЕ ВОЗДУХА УВЕЛИЧЕНО НА 0.0001 %
        ОБЩЕЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ СОСТАВЛЯЕТ 6.2311 %
        - Ну, ништяк, че? Лог…
        В открывшемся лог-листе красовался набор из собранных мной негативных состояний за последние четыре дня: отсутствие сна, сильная усталость, алкогольное опьянение и другие.
        - Н-да, не слабо так покуролесил. Правда денег почти не осталось… Надо будет с Димона долг стрясти, а то уже месяц мне десятку должен.
        Под таблицами красовались надписи, греющие мою душу в самые холодные и темные дни: «Нераспределенных очков характеристик - 56. Нераспределенных очков навыков - 7».
        Наверное, если бы закончил отличником университет, то дали бы тогда не пять характеристик, а целых десять, и навыков бы отсыпали больше. Хотя и не факт. Маринка вон, хоть и отличница, лучшая дипломная работа, за границу позвали работать, а все равно один навык дали.
        Шесть лет уже очки свободные не раскидываю - охраняю, как дракон золотые запасы. А надо ли это делать? Как говорится в одном фильме: “Надо, Федя, надо!” Еще три очка навыка, и смогу взять продвинутую инженерную физику. В магистратуре дадут два очка и останется одно, но у меня нет двух миллионов, чтобы его купить.
        Глаза начали смыкаться под тяжестью сна. Встряхнув головой и, сделав глубокую затяжку, выкинул сигарету в окно. Вдалеке, на улице, слышались крики - наверно, кто-то оказался не в том месте и не в то время. Теперь, в лучшем случае, он будет мечтать о новых зубах, ну а в худшем - его к утру холодненьким найдут.
        ВНИМАНИЕ, ВЫ СМЕРТЕЛЬНО УСТАЛИ
        ХАРАКТЕРИСТИКИ СНИЖЕНЫ НА 80 %
        - В туалет и спать, - мысленно дав себе команду, я на автомате побрел в сторону квартиры.
        Звук распахнувшейся двери на лестничной площадке прозвучал для меня глухо и отдалённо. Опять сосед вышел из своего жилища, чтобы завести привычную шарманку. Эх, а ведь вечер так хорошо заканчивался!
        - Ну, и куда это мы собрались, а? Я тебя спрашиваю!
        Он не видит, что тело на автопилоте? Да нет, вроде.
        - Молодой человек, ты совсем страх потерял? Что за хрень у тебя творилась последние дни?! Отвечай! Стоять!
        Сосед схватил мою руку и с силой потянул на себя. Мозг не успел среагировать на столь резкое движение и ноги запнулись на ровном месте. Потеряв равновесие, я безвольной куклой стал падать в сторону лестницы: медленно приближающиеся ступеньки, удар… тьма.
        «ВЫ УМЕРЛИ.»
        «ВАШЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ТЕЛО В МИРЕ ИЛЬСТРУМ № 12578 ПРЕКРАТИЛО ФУНКЦИОНИРОВАТЬ.»
        «ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА ВАШЕГО ЭФЕМЕРНОГО СОЗНАНИЯ - РЕИНКАРНАЦИЯ В МИРЕ ИЛЬСТРУМ № 7578 С ПОЛНОЙ ОЧИСТКОЙ ХАРАКТЕРИСТИК, НАВЫКОВ И ВОСПОМИНАНИЙ.»
        Ну, сосед, дери тебя черти три вечности подряд! Вот же мудафилище! Вот же урод!
        «ПОЗДРАВЛЯЕМ! ВАМ ДОСТУПЕН ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВЫБОР РЕИНКАРНАЦИИ ВАШЕГО СОЗНАНИЯ В МИРЕ АСТАРУМ № 46723. В ДАННОМ МИРЕ ПРОИСХОДИТ КАТАКЛИЗМ. ПРИРОДА НЕИЗВЕСТНА. ВОЗМОЖНО УЧАСТИЕ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ.»
        Чего? Это я что, гусеницей стану что ли? Со своими сознанием? Святой Рандом - за что?
        «ПОЛНОЕ СОХРАНЕНИЕ ЛИЧНОСТИ, НАВЫКОВ И ХАРАКТЕРИСТИК. ВНИМАНИЕ, ИЗ-ЗА РАЗЛИЧИЯ СТРУКТУРЫ МИРОВ ИЛЬСТРУМ И АСТАРУМ ВОЗМОЖНО ЧАСТИЧНОЕ ИЗМЕНЕНИЕ НАВЫКОВ. ПОЛНОЕ СОХРАНЕНИЕ ПОЛА И 80 % СОХРАНЕНИЯ ВИДОВОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ.»
        Это я что, стану миленьким богатеньким мальчиком с кошачьими ушками и пятью хвостами? Ай лайк ит!
        «ЖЕЛАЕТЕ ВЫБРАТЬ ЛЕГЕНДАРНЫЙ ШАНС?»
        Ну, была не была. Да!
        Серая дымка, окружавшая меня, рассеялась, оставив после себя непроглядную тьму, в которой постепенно растворилось моё сознание.
        В глубокой пещере, изумрудная дракониха с последней надеждой в глазах выдыхала языки пламени из своей пасти на кладку яиц. После двух тысяч лет безуспешных попыток стать матерью и отчаянного решения провести сотню зим в пещере с черным драконом, она была способна дать новую жизнь. Силы дракона истощались с каждым месяцем. К сожалению, несколько лет в бесконечных молитвах не отменяли того факта, что пятерым из семерых детенышей не было суждено родиться. Их души покинули свои временные пристанища и ушли обратно в потоки эфира.
        Стояла ночь. Полный месяц уверенно занимал свое место на небосклоне. Заканчивался очередной год. Скоро крестьяне вновь, как муравьи, разбредутся по полям собирать урожай и готовиться к зиме.
        Треск скорлупы вывел дракониху из прострации, заставив замереть и затаит дыхание. Одно яйцо покачнулось, треснуло, и скорлупа стало рассыпаться по кусочкам. На свет выполз маленький дракончик изумрудного цвета: закрытые глаза, маленькие перепончатые крылья. Слышалось тихое завывание из открытой пасти.
        - Мое дитя, девочка. О, Великая хранительница Изустария, богиня моих родичей, благодарю тебя за подаренное дитя. Я назову тебя Калиса, о, дитя мое.
        Второе яйцо неожиданно шелохнулось, слегка треснуло, и замерло. Дракониха чувствовала вытекающую из него жизнь. Она с ужасом взяла его в пасть и из последних сил выдохнула огромный столб магического пламени, окутавший еще нерожденного детеныша, как магма оборачивает центр земли. Но даже после этого яйцо не подавало признаков жизни. Опустив его в кладку, осторожно, своими зубами и языком, дракониха сняла часть скорлупы - в нём безжизненно лежал маленький черный дракон с остекленевшими серебряными глазами. Отчаяние захлестнуло материнское сердце. Она ткнула носом в тело мертвого сына, а затем подняла голову к своду пещеры:
        - О, боги! За что вы забрали его у меня? Каков мой грех? Разве есть в материнстве грех? О, Великий Нефаус, Жнец Смерти, Глава рода Черных драконов! Разве твой потомок не достоин жизни?
        Огромные слезы скатывались с морды дракона и падали на бездыханное тело. Поглощенная своим горем, мать не заметила движения в колыбели: сердце дракончика снова забилось, а глаза ярко заблестели серебристой синевой. По пещере пронесся громкий, отчаянный и в то же время наполненный злобой на все миры крик. И хоть для Ликуры, самой счастливой матери в мире, этот крик означал огромную радость, для маленького дракона он мог означать только одно:
        - МЛЯЯЯЯЯЯ!!!
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО РЕДКОЕ ДОСТИЖЕНИЕ «ВАС УСЛЫШАЛИ БОГИ»
        ВАШ КРИК ЗАСТАВЛЯЕТ СЛАБЫХ ВОЛЕЙ СУЩЕСТВ ЗАМИРАТЬ В УЖАСЕ.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО УНИКАЛЬНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ “???”
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО УНИКАЛЬНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ “???”
        Арка первая
        Арка первая
        Место действия: Южным континент.
        Лог-Лист
        ОПОВЕЩЕНИЕ:
        ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗУМ ИЗМЕНЕНА НА ХАРАКТЕРИСТИКУ МАГИЯ. ХАРАКТЕРИСТИКА ВОЛЯ УЛУЧШЕНА НА 100 ОЧКОВ ИЗ-ЗА РОДСТВА С ДРАКОНАМИ.
        НАВЫК МЕДИЦИНА ИЗМЕНЕН НА НАВЫК ЗНАХАРСТВО. СОПРОТИВЛЕНИЕ ЯДАМ НА ОСНОВЕ ВОЗДУХА УДАЛЕНО ИЗ-ЗА СОВМЕЩЕНИЯ С ВИДОВОЙ СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬЮ К ЯДАМ.
        НАВЫК ОБЫЧНАЯ ИНЖЕНЕРНАЯ ФИЗИКА ИЗМЕНЕН НА НАВЫК ЗНАНИЕ МЕХАНИЗМОВ. НАВЫК ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ ИЗМЕНЕН НА НАВЫК ВЛАДЕНИЕ ОРУЖИЕМ. НАВЫК ДИПЛОМАТИЯ ИЗМЕНЕН НА НАВЫК КРАСНОРЕЧИЕ.
        ЛОГ-ЛИСТ
        ПАРАМЕТРЫ:
        ИМЯ: СИАЛОНУС
        РАСА: ЧЕРНЫЙ ДРАКОН
        КЛАСС: ЗАБЛОКИРОВАНО
        ВОЗРАСТ: 0
        УРОВЕНЬ: 0
        ОПЫТ: 0/1000
        ЖИЗНЬ: 1100/1100
        МАНА: 0/0 (ЗАБЛОКИРОВАНО)
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 1100/1100
        --
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        СИЛА: 3
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 5
        ЛОВКОСТЬ: 3
        ИНТЕЛЛЕКТ: 26
        ВОЛЯ: 111
        МАГИЯ: 22(ЗАБЛОКИРОВАНО)
        УДАЧА: 23
        СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК: 56
        --
        НАВЫКИ:
        МАСКИРОВКА: 2
        НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТЬ: 11
        КОНЦЕНТРАЦИЯ: 5
        КРАСНОРЕЧИЕ: 15
        ЗНАХАРСТВО: 2
        КУЛИНАРИЯ: 7
        ЗНАНИЕ МЕХАНИЗМОВ: 12
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ: 3
        ВЛАДЕНИЕ ОРУЖИЕМ: 2
        СВОБОДНЫХ ОЧКОВ НАВЫКОВ: 7
        --
        СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ:
        СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ К ФИЗИЧЕСКОМУ УРОНУ: 50 %
        СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ К ЯДУ: 50 %
        СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ К ПЕРВИЧНОЙ МАГИИ СМЕРТИ: 50 %
        --
        ДОСТИЖЕНИЯ:
        «ВАС УСЛЫШАЛИ БОГИ», «???», «???»
        --
        АКТИВНЫЕ ЗАДАНИЯ:
        --
        «ВЫЖИТЬ В ТЕЧЕНИЕ 1 ГОДА»
        НАГРАДА: 100 ОПЫТА
        ПРОВАЛ: СМЕРТЬ
        --
        «НАУЧИТЕСЬ ГОВОРИТЬ»
        НАГРАДА: 100 ОПЫТА, ЗНАНИЕ ЯЗЫКА ДРАКОНОВ
        ПРОВАЛ: УМЕНЬШЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИНТЕЛЛЕКТ НА 100 ПУНКТОВ
        --
        «СРОДНИТЕСЬ С СЕСТРОЙ»
        НАГРАДА: 100 ОПЫТА
        ПРОВАЛ: УМЕНЬШЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЛЯ НА 100 ПУНКТОВ
        Глава 1
        Первый год, после моего крика, я пытался освоить новое тело. К несчастью, мне не хватало собственных сил, чтобы хоть как-то двигаться - сказывалось то, что этой самой силы у меня было гораздо меньше нужного значения. Моя “сестра по кладке” за это время обследовала всю пещеру раз сто. Как бы я ни старался скрыть зависть, но у меня это выходило так себе, а “сестра” постоянно прыгала вокруг, бегала и даже пару раз вставала на задние лапы.
        - Калиса, прекрати будить брата! - прислала мысль моя новая мама.
        - Но он же только ест и спит! Он вырастит самым великим и самым ленивым драконом! - сестра смешно состроила мордочку и фыркнула в мою сторону. Эта маленькая егоза!
        День, когда мама научила нас обмениваться мыслями, стал для меня днём завершения моего первого задания и днём начала страданий. Даже не знаю, что хуже: еда в виде сырой косули или постоянные издёвки сестры. Хотя косуля, по сравнению со старым горным козлом, не так уж и плоха.
        - Зато я тёмный как ночь! Страшный, как смерть! Я ужас, летящий на крыльях ночи! А ты ужас болотного цвета для жаб.
        - Слышишь, ужас. Ты хоть лапой помаши для приличия, а то… - она застыла, взглядом уткнувшись в одну точку.
        - А то что? - как она меня достала за это время, О Великие боги К’тулху, как же она меня достала!
        ВНИМАНИЕ, ВЫ ПРОЖИЛИ ЕЩЁ ОДНИ ГОД
        ПОЛУЧЕНО: 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК, 1 ОЧКО НАВЫКА
        «
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ЗАДАНИЕ «ВЫЖИТЬ В ТЕЧЕНИИ 1 ГОДА» ВЫПОЛНЕНО
        ВЫ ПРОЖИЛИ СВОЙ ПЕРВЫЙ ГОД
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА: 100 ЕДИНИЦ ОПЫТА
        «
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ПОЛУЧЕНО МАЛОЕ ДОСТИЖЕНИЕ «ПЕРВЫЙ ШАГ»
        ПУТЬ В СОТНИ ТЫСЯЧ ЛИ НАЧИНАЕТСЯ С ПЕРВОГО ШАГА, ДРАКОНЫ ЖИВУТ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯМИ
        ВЫ ПРОЖИЛИ СВОЙ ПЕРВЫЙ ГОД
        ПОЛУЧЕНО СЛУЧАЙНОЕ ОЧКО ХАРАКТЕРИСТИКИ: УДАЧА + 1
        Ага, вот вырасту и стану большим и сильным, буду убивать всех и вся, грабить караваны и опустошать целые царства. Но для начала и немного пошевелится тоже неплохо будет. Стоп: по пять очков каждый год? Тысячелетиями? Мать моя Дуйнерис! Да я же читер, похлеще любого школьника в шутерах. Так, стоп. У меня же двадцать шесть интеллекта, а я до сих не положил хотя бы пару очков в характеристики, чтобы начать хоть чуть-чуть двигаться? Да-а, явно интеллект от уровня интеллекта не зависит. ЛОГ…
        - Ау, зелёная, ты на месте?
        - Да, ужас ночной, чего тебе? - злорадно оскалилась сестра.
        - Слушай, а сколько у тебя силы?
        - Побольше, чем у тебя.
        - Ну, я же серьёзно спрашиваю! Что ты как не родной чело… родная моя?
        - Двести пятьдесят три. Доволен теперь?
        Чего? Вы что, издеваетесь? Да я до пенсии царя Леонида буду столько копить! Ау, Рандом, молю, сжалься над бедным мной, это же невозможно!
        - Вижу, по твоей думающей роже, что хотя бы единица интеллекта у тебя есть. Ладно, сжалюсь над тобой - двадцать четыре силы у меня, - в её позе читалась полная победа надо мной.
        - Твои шутки убьют меня раньше, чем я вылезу из пещеры. А по остальным характеристика у тебя как?
        - Ну… - протянула она задумчиво. - Выносливость четырнадцать, ловкость и интеллект по одиннадцать, сто воли, десять магии, говорят заблокировано, удача пятнадцать. А у тебя?
        - Да вот думаю. У меня есть пять свободных очков, но как их распределить я не знаю. Не подскажешь?
        - Сиал, сын мой. Три очка вложи в силу, а два в выносливость. Не пройдёт пяти лет, как ты станешь бегать рядом со своей сестрой.
        - Спасибо, мама. Я так и сделаю.
        Вот только это предложение увеличу в четыре раза, и будет очень хорошо. Стоп. А не слишком ли это будет странно? Ведь не может же хромой и кривой вдруг просто так встать и побежать?! В два раза, больше не надо. Всё равно я не тороплюсь. Учитывая, что моей “мамочке” больше двух с половиной тысяч лет. ЛОГ…
        Хоть сил да выносливости во мне и прибавилось, единственное, что я смог, так это перевернуться с правого бока на живот. Когда же я попытался встать, хотя бы приподняться на передние лапы, левая конечность подвернулась, тело выпало из кладки и, с грохотом стокилограммовой гири, упало на холодный камень пещеры.
        - Сиал! - голос сестры звучал тревожно.
        Жгучая боль из левого крыла ударила в мозг, заставив меня вскрикнуть. Но вместо гримасы страдания на моём лице, точнее, на морде, была улыбка. Хоть боль и сильная, но радость от осознания, что скоро я смогу полноценно двигаться, что меня больше не будут, как тряпичную куклу переворачивать с боку на бок, приглушала её.
        Мягкое и тёплое чувство разлилось по больному месту. Рядом стояла сестра, испуганно смотря на меня и мама, магией обрабатывая сломанное крыло. Затем стальной и нежной хваткой челюстей она подняла моё тело и перенесла обратно в кладку.
        - Сиал, не спеши. Вам с сестрой всего лишь год. У вас всё впереди, не стоит торопиться. Сейчас нам нужно подготовиться к вашей спячке. Три года я буду смотреть на ваши спящие тела, и охранять вас. Теперь я полечу и принесу вам еды. Калиса - не выбегай из пещеры.
        - Хорошо, - протянуло мелкое наказание, забираясь в кладку. - Как думаешь, ужас ночной, кого мама принесёт? Я надеюсь, что косулю или оленя. Но только не козла! Это самое отвратительное что есть в мире! - при упоминании рогатого животного её передёрнуло от носа до кончика хвоста.
        - Я с тобой полностью согласен. Что угодно, лишь бы не козла.
        - Ты не сильно ушибся?
        - А чего спрашиваешь?
        - Ты не огрызнулся на меня, когда я назвала тебя ужасом ночным, - что-то в её взгляде изменилось, как будто в ней шла какая-то борьба.
        - Мне не до этого. Пройдёт пару лет, и я тоже смогу ходить. Для меня это настолько радостно, что я даже не хочу бодаться с тобой.
        - Конечно будешь. А теперь давай спать, маленький братик. Мама нескоро вернётся.
        - Ты права, сестра. Я надеюсь, что не только буду ходить, но побегаю и даже полетаю.
        В спину уткнулся чей-то нос.
        ВНИМАНИЕ, ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ «СРОДНИТЕСЬ С СЕСТРОЙ»
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА: 100 ОПЫТА.
        М-да. Я никогда не понимал творящегося хаоса в других головах. Откуда такая резкая перемена отношения ко мне? Может проще убиться с разбегу об стену, чтобы меня тут все начали любить по такой логике? Ладно, потом с этим разберёмся - надо сперва маму дождаться. Рядом слышалось мерное дыхание сестры.
        - Ты спишь? - я поинтересовался у неё.
        - Нет ещё, а что?
        - Помоги мне перевернуться на другой бок.
        - Крыло сильно болит, да?
        - Да не особо, мне просто лень шевелиться. Ведь я раненый, мне нужен покой и забота! - с нескрываемым удовольствием от своего сарказма ответил ей.
        - Дурак! Я ведь за тебя волнуюсь.
        - А чего за меня волноваться? Я не стеклянный, не разобьюсь. Да и немаленький я уже! Так что, пожалуйста, оставь свою жалось кому-нибудь другому.
        - Как это не волноваться? Как это немаленький? А кто же ты, если не мой маленький, младшенький братик? - она потрепала меня по загривку своей лапой.
        - Ненавижу! Стерва, как же я тебя ненавижу! - мой голос сквозил горечью от осознания проигрыша.
        - Знаю, маленький брат. Знаю. А теперь давай спать.
        Подведя итог нашей словесной перепалки, сестра свернулась калачиком и мирно засопела. Недолго думая, я присоединился к ней.
        Три года пролетели для семейства драконов как один миг. Пока детёныши спали, к ним в логово прилетал ещё один дракон, что приходился родной сестрой хозяйки пещеры.
        Если человек может сплетничать весь день, пока у него язык не устанет, то дракон может сплетничать месяцами, пока голод не даст о себе знать: полюбоваться спящими детёнышами, порадоваться за сестру, перетереть все косточки отцу выводка, кто с кем сошёлся, кто с кем расстался, кто из драконов исчез, рассказать о новостях в мире, снова порадоваться за сестру и так далее.
        - И всё же, моё сердце переполняется радостью за тебя, когда я смотрю на твоих детёнышей.
        - Будет тебе, Изуса - я сама вне себя от счастья. Ты мне вот что скажи: первородный источник жизни хоть один открылся вновь? Конечно, Сиала придётся оставить в пещере, и лететь будем не меньше года. А потом возвращаться, но Калиса уже будет спать в этот момент.
        - Забудь об этом Ликура. Просто забудь. О последнем источнике я слышала две сотни лет назад, и то он уже тогда истощался. Наверно, его уже сейчас нет. Ты хочешь раскрыть магическую стезю Калисы?
        - Да. Но как это сделать, раз не одного источника нет?
        - Скармливай ей высших эльфов. Их от обычного человека можно отличить очень светлой кожей и…
        - Я знаю, как они выглядят и внешне, и магически. Ты предлагаешь мне такой способ из-за их родства с первородной жизнью? Но ведь это опасно! Её стезя может повредиться или, того хуже, форму изменить.
        - А других возможностей нет у тебя! Сейчас все так делают. Обычно между первой и второй, либо между второй и третьей детской спячкой. Говорят, в эти моменты самый высокий шанс того, что всё пройдёт без осложнений. Но только убедись, что у неё магии не меньше двадцати очков, иначе она рискует остаться на всю свою жизнь обычным зелёным драконом. С Сиалонусом, кстати, придется тебе поступить так же, но только скармливай ему порождений тьмы. Очень хорошо подойдёт высший вампир или низший лич. Но только этих двух, а то его эфемерная душа может просто не справиться с таким потоком скверны. Ты в курсе, из-за чего так придётся поступить?
        - Да. Хенгеус мне рассказывал, что во время катаклизма, когда почти все первородные источники смерти были повреждены и искажены, остался один-единственный, к которому все стали слетаться. Но чтобы он не истощился, его предки ввели правило - каждая дракониха может окунуть туда только троих своих детей, неважно из какой кладки, двух девочек и одного мальчика. Хенгеусу повезло быть одним из них. Он рассказывал, что пока узнали о повреждении источника, больше сотни детских душ были расщеплены на эфир скверной этих мест, - с горечью сочувствия матерям прошлого выдохнула Ликура. - Да, ты права: я не чёрный дракон, меня к источнику не пустят. Да я и сама не смогу к нему пройти, оставшись в живых - первородная смерть для нас губительна.
        - На сегодняшний день все эти источники стали рассадниками скверны. Мало того что во время катаклизма мир породил новых существ, таких как гноллы, гарпии, минотавры и другие, так ещё и нежить привнесли в наш мир. Старейшины поговаривают, что через две тысяч лет случится новый катаклизм и источники вернутся в первозданное состояние, но возможно что-то другое. Никто не знает. Давай лучше обсудим твои дальнейшие действия…
        Глава 2
        Глава 2.
        Первым, что я увидел после спячки, были два красных глаза Калисы, пристально смотрящих на меня. Бегло осмотревшись, стало понятно, что кроме неё и меня в пещере никого нет. Скорее всего, “матушка” улетела на охоту. Маленький дракончик всё ещё пристально смотрел на меня, не моргая и не отводя взгляда.
        - Чего тебе надо? Ты настолько голодна, что хочешь слопать своего брата-инвалида? Неужели в тебе нет ни капле совести? Жалости? Сострадания? Брезгливости, в конце концов?
        - Ты закончил? Мама улетела, сказав, что будет через пару недель. Вон там лежит наша еда, и я ждала, когда ты проснёшься, - в её голосе явным намёком читалась обида на мои слова.
        - Калиса, прости, пожалуйста, своего глупого, маленького братика! Просто я не думал, что первое, что я увижу после трёхлетней спячки, будет твоя прелестная мордашка, - я с трудом приподнял голову и ткнулся носом в её бок.
        - Хм, - она фыркнула, отвернулась и вылезла из кладки. - Распределяй очки и иди кушать. Мама сказала, чтобы ты восемь очков отправил в силу, четыре в выносливость и три в ловкость, а то ходить начнёшь, но спотыкаться будешь. Хотя бы ползать начни уже!
        В её словах слышалась явная просьба: первый год, пока она от скуки бегала по всем пещерам раз по сто, я валялся в гнезде и боялся отсвечивать в окружающее пространство. Страшно представить, что стало бы со мной, узнай Ликура, что я не её сын. Вот и лежал, не раскидывая очки и пытался обойтись тем, что было. Но, как я понял, сейчас уже можно не бояться, что меня раскроют. Вложу пока так, а там посмотрю. ЛОГ…
        Я сразу же почувствовал прилив сил. Моё тело стало больше меня слушаться, пора попробовать встать и…
        - Ловкости недостаточно, - крутилась мысль, пока я созерцал свой грациозный полёт из гнезда в сторону каменного пола. Глухой удар разошёлся слабой болью по спине. Немного полежав без движения и прислушиваясь к телу, я с облегчением понял, что ничего в этот раз не сломал. Сестра, сидящая в дальнем углу пещеры рядом с тушей коровы, взволнованно смотрела на меня.
        - Капитан! На ужин говядинка!
        - Ты головой сильно ударился? Достал уже! Ползи сюда, я кушать хочу!
        Угу, ток сначала кое-что надо подправить. ЛОГ.
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        СИЛА: 20
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 16
        ЛОВКОСТЬ: 9
        ИНТЕЛЛЕКТ: 26
        ВОЛЯ: 111
        МАГИЯ (ЗАБЛОКИРОВАНО): 22
        УДАЧА: 24
        СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК: 42
        - Встать! - я мысленно приказал своему телу.
        Как ни странно, оно послушно оперлось сначала на передние лапы, а потом полностью распрямилось на всех четырёх конечностях. Не скрывая своего удивления Калиса привстала, пристально смотря на меня, такого чёрного, шикарного, и просто красавца дракончика.
        Шаг вперёд, ещё шаг, ещё… Ходьба далась мне довольно-таки легко. Такое чувство, будто бы я всю свою жизнь был четвероногим. Медленно и не спеша пункт назначения “тушка коровки” был достигнут без падений и прочих происшествий. Сестра стала медленно меня осматривать со всех сторон. Пока она ходила во круг, я подметил, что её хвост, ярко-изумрудного цвета, немного потемнел. А ещё мы выросли на сантиметров пятнадцать.
        - Что-то не так?
        - Смотрю на тебя и думаю: а точно ли это мой братец-инвалид? Вдруг тебя кобольды подменили, пока мы спали.
        - Какие кобольды?
        - Мама рассказывала, что они жили здесь раньше. Она сказала, что тогда многих убивать не стала: не хотела, чтобы в будущем они вернулись и усложняли ей жизнь. Она дала им возможность убраться по подземным ходам, а после запечатала их магией, оставив только три системы пещер, коридоры между ними и несколько запасных выходов. А ты что так перепугался? Струсил?
        - Ты самая лучшая сестра на свете, и я очень сильно тебя люблю, - стараясь скрыть сарказм, попытался парировать ей. - Но всё же: кто есть кобольды? Что они такое?
        - А, ты об этом… Я не спрашивала. А надо было? - она наклонила голову, прям-таки намекая взглядом, что эта информация не входит в список жизненно важных вещей.
        - Сила есть - ума не надо. Ладно, потом у мамы спрошу. Давай уже поедим, а то я сам начинаю голод чувствовать.
        Долго уговаривать её не пришлось. Подскочив к туше со скоростью пули, она вцепилась заднюю ногу мёртвого животного. Для себя я приметил спину коровы и с жадностью оторвал кусок поясницы - загустевшая кровь покрыла мою морду. О, Великие Боги, Старых городищ и Новых - я бы никогда не подумал, что мясо с небольшим душком может быть настолько вкусным! И ведь правду Будда говорил, что голод - лучшая приправа.
        - Поспали? Поспали! - ведя монолог в своей голове, я попутно транслировал мысли сестре. - Поели? Поели! Что там дальше по списку?
        Я стал осматривать пещеру, в надежде найти хоть какой-то ответ на вопрос. Взгляд невольно остановился на месте нашего пиршества. Как голодная стая пираний разрывает свою добычу за считаные минуты, так и два голодных дракона, хоть и маленьких детёныша, способны буквально за каких-то двадцать минут заточить небольшую тушу и оставить после этого лишь лужу крови, какие-то мелкие ошмётки да голову с рожками. Раздавшийся хруст ломаемых костей подсказал мне, что некоторые мои выводы были слегка поспешны.
        - Калиса, прекращай есть, а то ты потолстеешь и не сможешь оторвать своё тело от земли! - в ответ сестра лишь молча проглотила оставшуюся часть головы и уставилась на меня взглядом, в котором только слепой не прочитал бы вопрос: «Ну вот что тебе надо?». - Ты ведь наверняка изучила тут всё вдоль и поперёк, пока я валялся в кладке. Может, покажешь мне наш дом? Проведёшь экскурсию, так сказать.
        - О, точно. Как раз маму дождёмся! Пойдём, я тут всё знаю, всё тут изучила по её заданиям.
        Вот так началось наше путешествие по системам пещер и тоннелей, связывающих их, образуя подобие паутины. И ведь правду сказала сестра, что маму дождёмся и время скоротаем: системы оказались просто огромными. Хоть у драконов самое лучшее ночное зрение среди всех живых существ, но даже так, в некоторых местах я просто не мог увидеть противоположной стены - она словно утопала во мраке. На осмотр самой большой пещеры мы вообще потратили, по моим прикидкам, около двух дней.
        К моменту возвращения мамы мы уже закончили осматриваться и без дела валялись в кладке. Сильный порыв ветра из первой пещеры известил о том, что семья воссоединилась. Подойдя к нам, Ликура заботливо опустила на пол дрожащее от страха живое существо.
        - Вот это поворот! - вертелось у меня в голове.
        Перед нами лежал, с обмоченными штанами и наполненными ужасом глазами, настоящий эльф. Блондинистые волосы, светлая кожа и длинные, заострённые уши, так и напрашивающиеся на холодец. Рассматривая его, в голове рождалась философская дилемма: если я его съем, то не будет ли это каннибализмом? Но, если посмотреть с другой стороны, о каком каннибализме вообще может идти речь, когда я дракон?
        - Это живое существо называется высший эльф, но можно также назвать их лесными, - раздался голос матери. - Наш мир населён многими разумными существами, даже есть различные расы эльфов, но только раса этого существа обладает наибольшей степенью родства с первородной магией жизни. Кроме наших сородичей - само наше существо соткано из магии. В тебе, Сиал - течёт первородная магия смерти. В тебе же, Калиса - течёт первородная магия жизни.
        - Вы обратили внимание, что ваша магия заблокирована? Именно из-за этого он здесь, - не прерывая рассказа, Ликура придавила несчастного к полу. Этому наивному глупцу вдруг показалось, что на него никто не обращает внимания и можно попробовать тихонечко улизнуть. - Калиса, дочь моя. Обычно мы окунаем своих детей в первородные источники магии, но, к сожалению, никто не знает где он сейчас находится. Поэтому ты впитаешь в себя магию жизни через его плоть и кровь. Сиал - он трапеза только твоей сестры.
        - Это потому, что я чёрный?
        - Да, - резко ответила Ликура. - Именно поэтому. Пока ты не раскроешь свой магический сосуд поглощать первичную магию жизни тебе запрещено. Она станет для тебя смертельной.
        - Но ведь ты вылечила моё крыло с помощью магии жизни?
        - Да, но я лечила тебя простой магией жизни - она не способна вдохнуть эфир в безжизненное тело. А вот первичная магия жизни может.
        Мои глаза расширились до размера блюдца. Это что же получается: если первичка жизни может вытворять подобное, то на что способна эта же первичка смерти? Поделить на ноль этот самый эфир? Это что, все чёрные драконы представляют из себя один большой Янь для всего живого? Значит, изумрудные драконы - это Инь? Ты был недалёк от истины, Конфуций!
        Мой монолог мог продолжаться и дальше, но он был прерван криком. Повернув голову, я увидел картину из дешёвого фильма ужасов: сестра перемалывала кусок ноги эльфа, тот кричал от боли и пытался вырваться. Но не мог, потому что был придавлен к полу огромной лапищей дракона, что лечебной магией останавливала кровь из свежей раны несчастного. Укус, ещё укус.
        Я заворожённо смотрел на сестру и постепенно рождалось осознание, что мне, рано или поздно, предстоит таким жестоким образом лишить жизни другого человека. Да, я дракон, да, у меня закрыта магия, но может быть можно как-то обойтись без вот этого вот всего? Может, ну, там, пойти к какому вулкану и там что решить с великими мира сего и магию от них получить, не? И может есть что-то похожее на культивацию? Или что ещё?
        Из размышлений меня вывела тишина, витавшая в воздухе пещеры - эльф молчал, отключившись от болевого шока. Но стоило Калисе отгрызть ему запястье, то он снова начал оглашать пещеру своими воплями. Что бы вскоре опять замолкнуть. Навсегда.
        - Ну как? Вкусно, как орбит сочная капуста? - спросил я у сестры, когда от эльфа осталось лишь, в прямом смысле этого слова, кровавое место.
        - Не знаю, что такое капуста, но вкус отличается от того, что мы ели раньше. А что, завидуешь? Я видела, как ты смотрел на меня.
        - Ну ещё бы! Как же я мог пропустить, как моя любящая, заботливая, милая, добрая и прекрасная сестра будет так хладнокровно лишать кого-то жизни? - в ответ Калиса засмущалась и отвернула от меня свою перепачканную в крови мордашку.
        - Сиал, подойди ко мне. Сейчас я буду учить твою сестру первичной магии жизни. Это займёт не один месяц, поэтому я открою несколько ходов и позволю тебе выйти и увидеть окружающий нас мир. Я дам тебе задание: ты должен будешь рассмотреть, изучить и потом мне рассказать всё, что увидишь. Но есть условия: к каньону не уходи, горные хребты не пересекай и в леса не заходи. Тебе и этого пространства хватит на много лет вперёд. А ещё, если сможешь, попробуй поймать себе еду. Ты справишься?
        - Конечно, - я сильно обрадовался только от одной мысли, что наконец увижу солнце, а то всё время в пещерах да в пещерах.
        - Зато я буду учиться магии! - в голосе сестры чувствовалась лёгкая зависть.
        - За каждого родившегося дракона мать получает пятьдесят очков характеристик. И ими я поделюсь с тобой. В первый год твоя сестра выполняла мои поручения, настала и твоя очередь.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ «РАЗВЕДКА МЕСТНОСТИ ВОКРУГ ПЕЩЕРЫ»
        НАГРАДА: 10 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК.
        ПРОВАЛ: НЕВОЗМОЖЕН
        Так вот откуда у Калисы было столько силы в первый-то год! Вот в чём причина! Отлично. Прямо не терпится уже убежать наружу.
        - А теперь укуси меня за лапу.
        - Зачем? - меня так сильно ошарашила её просьба, что я невольно приоткрыл пасть от удивления.
        - Моя кровь попадёт в твоё тело, и я смогу точно знать, где ты сейчас находишься. Всего лишь, чтобы мне было спокойней. И ты сможешь посмотреть на мою душу. Знай, что душу любого разумного существа можно узнать, поглотив хоть каплю его кровь. Если существо живо - без его разрешения ты увидишь только характеристики. Если же оно мертво - ты не сможешь узнать о его умениях и навыках. Только характеристики и лишь сутки после смерти, пока эфир окончательно не покинет тело. Теперь укуси меня и ступай выполнять поручение.
        Меня долго упрашивать не пришлось, и я легонько укусил её за лапу - сладковатый вкус крови коснулся кончика моего языка. След от укуса почти сразу затянулся, стоило мне разжать челюсти
        ВЫ ВКУСИЛИ КРОВЬ ДРУГОГО СУЩЕСТВА:
        ИМЯ: ЛИКУРА
        РАСА: ИЗУМРУДНЫЙ ДРАКОН
        ВОЗРАСТ: 2756 ЛЕТ
        УРОВЕНЬ: 12564
        - Ну на хер! - не став дочитывать, я закрыл лог.
        Двенадцать с половиной тысяч уровней?! Ёжика мне в братья! Да она одна способна выкосить всё живое в этом мире! Качающейся походкой я направился вглубь пещер, оставив позади двух драконов. Первый выход оказался лишь отверстием в отвесной стене горы, с которого открывался шикарный вид.
        Передо мной простиралось горное плато, резко уходящие в огромную равнину, а за ней зелёный океан леса, концом своим уходя за горизонт. По левой стороне цепь гор, постепенно переходя в холмы, разделяла зелёный лес и рыжевато-серый океан деревьев, конца которого также не было видно. В этом лесу деревья выглядели странно: одни были без листвы и скрючены, словно кто-то с проблемами головы поиздевался над ними, другие же были нормальные, но с листвой нездорового рыжего цвета.
        Мне пришлось поднять свою нижнюю челюсть с пола, когда я повернул голову вправо: горная гряда простиралась до горизонта и впереди неё возвышался один огромный каменный исполин, которого я гордо нарёк Эверестом. Гигантская глыба камня стремилась вверх километров на пять и была накрыта белоснежной шапкой. Да и не только у неё был снег - большинство вершин гор были усеяны им.
        Я посмотрел вниз и невольно сделал шаг назад - край площадки обрывался очень резко, переходя в практически отвесный и длинный горный склон. Прыгать с такого без парашюта не самая удачная идея, но когда я подрасту, стану большим, сильным и научусь летать, то обязательно приду сюда и разбежавшись, прыгну со скалы.
        Немного постояв на площадке, любуясь видами, я направился к другому выходу.
        Поплутав по пещерам, и выйдя на противоположную сторону горы, в голове невольно всплыло воспоминание из прошлой жизни, когда мечтой было съездить и посмотреть на Великий Каньон. Но вот, стоя тут и смотря на огромную расселину в земле, уходящею на сотни метров вглубь и тянущуюся от одного края горизонта до другого, я решил, что можно ставить галочку напротив такого желания.
        Слева виднелся Эверест, с которого стекала река, соединявшаяся с потоками ручьёв из других гор, и падала, образуя водопад, прямо в каньон. За ним же была неимоверно широкая равнина: я не видел ничего, кроме горной гряды, каньона и вот этой маленькой лужайки. Взгляд зацепился за сероватые вершины гор, едва видневшиеся на краю горизонта, вдалеке за каменным исполином. Надо будет узнать у Ликуры - какое расстояние до этих гор. И про скрюченный лес надо не забыть спросить.
        Но всё же мне стоит отдать ей должное: наверно это одно из лучших мест для гнезда. Мы живём в огромной горной цепи, которую так просто штурмом не взять, сзади каньон, проходящий по всей цепи, если не дальше, спереди огромная холмистая местность, а там равнина и лес, где точно есть чем закусить. Но главное в этой обороне - это маленький изумрудный дракончик двенадцатитысячного уровня! Только личность с суицидальными наклонностями решится зайти к нам на ужин.
        Но вот что странно - сколько бы я ни всматривался в открывающуюся местность, мне не попадались хоть малейшие признаки деятельности человека. Дракон, конечно, не станет селиться напротив дворца местного царька, но даже вытоптанной или наезженной дороги и той нигде не было видно. Вот и вопрос номер три на повестке дня: узнать, где обитают представители вида гомо сапиенс, или эльфо изящникус, или чего-то похожего.
        Дальше я направился к оставшемуся неизученному выходу из пещер. Логика мне подсказывала, что он выходить как раз в сторону леса. По пути заглянул в пещеру с кладкой. Два дракона стояли, смотря друг другу в глаза, не моргая и не двигаясь, словно под гипнозом. Иногда, рядом с ними, образовывался едва различимый туман салатового цвета, растворявшийся в ту же секунду. Подумав, что лучше им не мешать, я направился к выходу, располагавшийся в самой большой системе пещер.
        Идя рядом со стеной, мне в глаза бросились не замеченные раньше кристаллики светло-фиолетового цвета, торчавшие из стен. Я, как самое любознательное существо на свете, конечно же был обязан попробовать когтем выцарапать один из этих неизвестных мне кристаллов. За пять минут трудов единственное, что у меня получилось - это маникюр, притом довольно грубой работы, поэтому я бросил эту затею и направился дальше.
        Выйдя на свет божий, у меня сразу же появился ещё вопрос: кому принадлежат кости, разбросанные у входа в пещеру? Правда есть идеи: это либо ребята, ищущие принцесс и приключений, либо это кобольды, жившие здесь раньше.
        В голове вдруг всплыл тот момент, когда я только переродился в этом мире. Моё сердце тогда чуть не остановилось от страха, когда я увидел свою новую маму. Дракон! Мать моя, грызи её за ногу - дракон. Сестра моя, что б ей икалось - дракон. Я, внезапно - тоже дракон. Свыкаться с этими мыслями пришлось очень долго. Учитывая, что тогда двигаться мне было нельзя. Единственное, что у меня оставалось, так это мои мысли о том, где я оказался и что делать дальше. После небольших лекций от Ликуры о магии и прочих вещах, мне невольно пришлось свыкаться со своей участью.
        “Старейшины утверждают, что наш мир не единственный, существует огромное количество миров, возможно даже есть миры, в которых магии не существует.” Вот именно после этих слов Ликуры ко мне вернулся трезвый рассудок. Мне так и хотелось добавить, что это не лишено смысла. Ведь и в моем мире обсуждали нечто подобное. Теория губчатых миров, или теория струн. Не помню точно.
        Мои размышления прервало чувство опасности. Задумавшись, я не заметил, как пересёк плато с равниной и подошёл к опушке леса. Его вид подсказывал мне, что лучше в него не заходить. По крайней мере, сейчас, пока мой уровень похож на дырку от бублика.
        Хотя, у меня же есть сестра!? Она ведь недавно, как настоящий дракон, заточила принцессу в башне! Правда, не совсем принцессу, не совсем в башне, и не заточила а захомачила… но она должна была повысить свой уровень! Вот её и приглашу погулять в этот лес и пущу вперёд, раз такая сильная стала. Немного постояв около леса, я побрел обратно на плато, вернувшись к своим мыслям.
        На протяжении шести дней я путешествовал по горным хребтам, безрезультатно осматриваясь в поисках обеда. Пару раз примечал горных козлов, мирно пасущихся на склонах, но вот поймать их мне никак не удавалось. К концу седьмого дня, когда солнце начало опускаться к горизонту, раздался голос мамы - они с сестрой добились некоторых результатов и решили сделать перерыв, поэтому мне следует возвращаться.
        Пока я ходил по открытым пространствам и радовался солнышку, в мою сестру насильно впихивали информацию, объёмами примерно с курс теоретической физики для тех, кто хочет собрать звездолёт из куска картона и пластиковой бутылки. Именно на эту мысль наводил её полностью отрешённый взгляд.
        - Земля вызывает Калису, приём! - я подошёл поближе и помахал своей лапой перед её мордой.
        - Отстань! - лишь это слово, полностью лишённое всяческих эмоций, было мне ответом.
        - Сиал, расскажи нам, что ты увидел.
        Описав маме пространство вокруг нашего жилища, закончив задание и раскинув полученные очки характеристик, я стал планомерно задавать вопросы из своего внутреннего списка.
        Как оказалось, те дальние горы являются самым ближним обиталищем к нам разумных существ - дворфы обосновали там форпост, до которого около четырёх сотен километров. После этой фразы я не мог определиться: выпасть мне в осадок оттого, что тут ещё и дворфы есть, или от того, что в этом мире драконы используют метрическую систему исчисления.
        Камушки в стенах пещеры оказались не чем иным, как концентрированной магией, чистой, без какой-либо принадлежности к стихиям. Они явились второй причиной, почему за драконами охотятся, а первая - это их тела. В тех местах, где они обитают, на стенах постепенно кристаллизируется магия. Первые двести или триста лет - это чистая эссенция маны, но после, эти кристаллы начинают впитывать в себя природу магии дракона, что живёт рядом.
        - Существуют не только изумрудные и чёрные драконы, Сиал. После катаклизма многие наши сородичи утратили связь с первородными аспектами и, лишившись значимой подпитки внутренней энергии, они стали селиться в места сплетения обычной магии и природных сил. Со временем на свет стали появляться рыжие драконы, чей магический сосуд состоял из магии огня и голубые драконы, в основе которых лежит родство с магией воды. Те же, кто впитал магию земли, стали медного цвета. И белые драконы, сосуд которых состоит из магии воздуха. В итоге шесть разных рас драконов. И кровь всех нас является ценнейшим артефактом для этих жалких разумных существ.
        - В одной книге, что я читала, было написано так: «Добавь кровь рыжего дракона в эликсир, выпей его, и твоё тело станет не восприимчиво к жару и к холоду. Возьми кристалл из пещеры, где живёт огненный дракон, сотри в порошок, добавь в металл, выкуй меч, и он будет разить огнём». То же и с другими драконами. Так что запомни мои слова - все разумные существа охотятся на нас из-за нашей природы. Они не просто нас убивают - они затачивают нас в клетки и опустошают наши тела, выкачивая кровь на протяжении веков.
        Разговор плавно перетёк в недельную лекцию об устройстве мира, его обитателях, структуре магии, её формах и прочей базовой информации. Сотни образов впечатывался в моё сознание. В них была информация и по кобольдам, чьи кости я встретил рядов с входом. Из этой же лекции я понял, что случилось в том больном лесу.
        Скверна. Это самое непонятное явление мира, по мнению старейших драконов. Странное и губительное смешение первородных магий смерти и жизни. Часто в такие узлы вплетаются и другие аспекты. Сомнений быть не может: там когда-то находился источник первородной магии. Либо в самом лесу, либо под ним. Но после катаклизма структура источника исказилась, он стал изменять округу и порождать на свет всяческих тварей.
        - На пока что закончим. Калиса уже смогла раскрыть небольшую часть своего сосуда, а значит, что в будущем осложнений у неё не будет. Теперь же надо попробовать раскрыть свою силу и тебе, Сиал. Меня долго не будет, и вам предстоит позаботиться о себе. Я дам вам задание поймать себе еду, но прошу вас далеко не уходить.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ «ПОЙМАТЬ СЕБЕ ЕДУ»
        НАГРАДА: 10 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК
        ПРОВАЛ: НЕВОЗМОЖЕН
        Сказав Ликуре, что мы справимся и пожелав удачи, я улёгся недалеко от Калисы. Наша мама, посмотрев на два бесчувственных тела, валяющихся на полу, развернулась и направилась к выходу.
        - Калиса, ты жива?
        - Да, но давай полежим ещё немного. Пока вы с мамой общались, я всё время спала, но хочу ещё. Так что давай спать, - она перевернулась набок, свернулась калачиком и мерно засопела.
        Придвинувшись к ней поближе и заняв удобную позу, я тоже стал постепенно засыпать.
        Глава 3
        - Сиал, пойдём обратно. Нам сегодня опять не повезло.
        - Подожди, давай постоим и понаблюдаем ещё немного.
        - Сколько ещё? Мы каждый день ходим по этой горе! Две недели, каждый день и ничего, а ты постоянно говоришь, что постоим ещё, и ещё, и ещё, и ещё, и ещё. Братик, ты безумен?
        - Нет. Там определённо что-то есть, нужно просто подойти поближе и посмотреть.
        - Сколько можно говорить, что мама не разрешала нам так далеко уходить и ты, мой братик, должен меня слушаться. Иначе я на тебя нажалуюсь!
        - Хорошо, хорошо, мамочка. Тогда принеси нам покушать, а я пойду в пещеру.
        - Ну и пойду! Ну и принесу! Какая может быть помощь от такого слабенького дракона, как ты!
        - Куда уж мне до тебя, истребительницы эльфов! - Сиал развернулся и медленно побрёл в пещеру.
        Ну вот, опять он обиделся. Сколько можно быть таким маленьким? Почему я вообще должна его защищать? Чего мы до сих пор не ложимся в спячку, а ходим по округе? Где же мама, когда она так нужна? Не хочу быть одна, даже братик ушёл… ой, опять напомнила про его слабость, надо будет извиниться. Но сначала нужно найти покушать.
        И почему я должна идти одна? Неужели нельзя быть хоть немного смелым? Наш отец один из сильнейших чёрных драконов: что, нельзя взять с него пример? Каким же братик был слабеньким и миленьким, пока лежал в кладке. А ведь специально для него бегала по пещере, мамины задания выполняла. Хотела стать сильнее, чтобы защищать его.
        Когда нас мама научила говорить, он оказался таким злым. Я понимаю, что он не мог ходить, всё время лежал, не шевелился почти. Но зачем быть такой злюкой? А ведь я его так люблю! Так страшно было, когда он из гнезда упал на пол. И утешить его пыталась, а он всё туда же, огрызаться начал. Про жалость что-то начал говори…
        - Еда! - из леса на поляну резко выскочил олень, прервав мои размышления.
        Он продолжал бежать по поляне в мою сторону, будто убегая от чего-то. Буквально через несколько секунд из леса выскочило трое волков, и продолжили гнаться за ним.
        - Ещё больше еды!
        - Еды?
        - Да, мой маленький братик. Вот, на меня бежит.
        - Я бегу, не ввязывайся в неприятности.
        - Какие неприятности? Чего тут бояться? Ведь мама говорила, что она истребила всех опасных существ в округе.
        Кажется, олень словно прочитал мои мысли, потому что он резко развернулся и бросился к волкам. Как таран он налетел на первого, боднув его своими рогами, да так сильно, что у него отломались эти самые рога, а волк с разорванным животом отлетел на пару метров. Затем олень резко поднялся на дыбы и мощным ударом передних копыт проломил второму череп. Оставшийся волк воспользовался ситуацией и прыгнул в сторону оленя, целясь тому точно в шею. Резко присев и позволив волку перелететь через него, олень закончил эту схватку точным ударом задних ног в затылок по ещё не приземлившемуся волку.
        Как только последний волк оставил этот мир, оленя охватило золотое сияние, повторяющее очертания его тела, полностью скрывая его в себе. Эта аура начала расти в размерах вместе с ним, а на месте отломленных рогов стали вырастать новые, более широкие и массивные. Спустя всего несколько секунд это сияние исчезло так же внезапно, как и появилось. Не считая того, что он отрастил новые рога и увеличился в полтора раза, у него изменился цвет шерсти на более тёмный окрас. Теперь он не казался мне такой уж безобидной закуской. Повернув голову, он бросил гордый взгляд на меня, фыркнул, и медленно направился обратно в лес.
        - Ты тоже это видела? - спросил Сиал, остановившись рядом.
        - Да, наша еда уходит!
        - Не хочу проверить на себе его новые рога. И тебе не советую. Пусть идёт.
        - Но еда… Я не хочу быть голодной.
        - Перестань, на поляне остались волки. Да, это не олень, зато мы будем целы.
        - Я не пойму, то ты хочешь идти в лес, то не хочешь преследовать какого-то оленя. Струсил?
        - Нет, но глупо пострадать не желаю ни тебе, ни себе!
        - Да? Тогда зачем ты сюда прибежал?
        - Ну, как же, ты же кричала: «Еда!», - он посмотрел на меня странным взглядом.
        За время нашей перепалки олень уже успел скрыться в лесу, оставив нас наедине с тремя тушками волков. Живот снова начал болеть, напомнив мне о голоде. Делать нечего, будем обедать волками. Подойдя к ближнему, я немного подумала и откусила кусок от его тела.
        - Гадость!
        - Вспомни горного козла! Эти ребята ещё ничего, - ответил мне братик, тоже успев попробовать другого на вкус.
        ВЫ ВКУСИЛИ КРОВЬ ДРУГОГО СУЩЕСТВА:
        ЖИВОТНОЕ: ЛЕСНОЙ ВОЛК
        - Незачем мне знать, кто они такие, - сказала про себя, закрыв это оповещение. - И так понятно, что это волк, а какой он там, лесной или болотный - мне без разницы.
        Уткнувшись в труп волка и постепенно поедая его, я не заметила, как брат подошёл и оторвал кусок от моего волка. А затем просто уставился в одну точку. Наверно он пока бежал ко мне споткнулся и головой ударился. Надо будет маму попросить полечить его.
        Стараясь не обращать на него внимания, я продолжила поглощать еду, пока от волка не осталась одна голова. Моё любимое. Самая вкусная часть у животных. И так хрустит!
        - У каждого седьмой уровень, и каждому по семь лет. Интересно, - прозвучал голос Сиала. - А может быть у них уровень связан напрямую с возрастом?
        - Что ты там бормочешь?
        - А? Да так. Пытаюсь разобраться в их характеристиках.
        - И зачем тебе это?
        - Интересно. Мне просто интересно понять как устроен этот мир.
        - Какой мир тебе интересен, если ты даже оленя боишься поймать? - вскрикнула я на него. Нет, ну действительно, о чём он может думать? - Я возвращаюсь в пещеру! - Схватив в зубы голову волка я пошла домой. Лучше там доем, чем в компании чудика-братика.
        Серьезно, о чём он только думает? Что вообще у него в голове происходит? Он что, действительно об камень ударился? Надо будет у него спросить, когда вернётся. И вообще не хочу с ним разговаривать. Если так хочется узнать о мире, то спроси маму. Она умнее тебя будет, это уж точно. И когда мама вернётся?
        Так за своими размышлениями я оказалась в пещере рядом с нашей кладкой, и быстренько доела то, что осталось от моего обеда. Приняв удобную позу на полу, уже собираясь немного вздремнуть, как услышала какой-то шорох в дальней пещере и стук падающих камней. Мне стало очень любопытно, и я медленно пошла в сторону источника звука. Мама обычно пользуется главным входом, а там большая пещера и замаскированные выходы. Может пещера рушиться? Не может этого быть! Стены очень прочные: их мама магией укрепила!
        По мере приближения звуки слышались отчётливей, и даже стало казаться какое-то повизгивание. Любопытство боролось с чувством тревоги и, в конце концов, откинув все сомнения, я со всех лап помчалась в ту сторону.
        Резкий удар в бок заставил меня споткнуться и по инерции отлететь вперёд на несколько метров. Что могло меня ударить, камень? Неужели действительно пещера рушится? Тогда надо срочно убегать отсюда.
        Встав на лапы и уже собираясь бежать обратно, я подняла взгляд от пола и увидела полчище крысоподобных существ, обступивших меня со всех сторон. Они держали в руках какие-то палки с чем-то блестящим на конце, смотря на меня своими мелкими красными глазами. Скалясь и повизгивая, они подходили всё ближе и ближе.
        - Мама, братик. Пожалуйста, помоги.
        Глава 4
        - Что? - вертелось у меня в голове, пока я смотрел вслед уходящей родственницы.
        Что это за нервные срывы? Какая муха её укусила? У неё что, пубертатный период начался? Рано вроде бы для этого, очень рано, как минимум на спячки три или четыре.
        Как же мне это надоело! Хрен с ним, что я переродился ящерицей с крылышками, хрен с ним, что о “земных” радостях забыть придётся, но этот зелёный крокодил-переросток меня уже в край достала. Да ещё этими волками питаться. Да, согласен, гадость редкостная, но зато вот они, лежат, подходи и ешь. Нет, надо пойти и само убиться об какого-то оленя. Он ведь класс свой изменил, не иначе, а с этим он сильнее, ловчее и умнее. Его взгляд, который он кинул на сестру как на “унтерменш” подтверждает это. Сдаётся мне, она немножко мозгом тронулась, пока её мама магии учила. Ладно, проехали. Сейчас главное - поесть да обратно домой пойти.
        Пристроившись рядом с ближайшей тушкой, я стал быстро поглощать обед, попутно успокаиваясь и возвращаясь к своим рассуждениям. У каждого волка был седьмой уровень, каждому по семь лет и характеристики одинаковы… Можно сделать вывод: либо животные здесь, как обычно, не имеют разума от рождения до смерти, либо зачатки интеллекта появляются у них только после смены класса. И второй вариант кажется похожим на правду, ведь олень действительно повёл себя как более-менее разумное существо.
        Закончив есть, я уже хотел пойти в пещеру, но обратил внимание на третью тушу, что лежит недалеко. Хотелось бы её взять с собой. Но как я это сделаю? Ведь у меня лапки! В челюстях тащить как-то не хочется. Пусть лежит. Если что, то можно будет сегодня-завтра за ним вернуться, когда истеричная самка дракона успокоится. А может быть он запахом тухлятины привлечёт кого-нибудь из леса и тогда я попробую его поймать.
        Уже стоя у входа в пещеру, я рассматривал открывающийся мне вид на поляну и лес, любуясь им.
        ВНИМАНИЕ
        ИЗ-ЗА РОДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ «СПАСТИ СЕСТРУ»
        НАГРАДА: ВАРИАТИВНО.
        ПРОВАЛ: СМЕРТЬ СЕСТРЫ.
        Какое еще «Спасти сестру»? От чего, от волчанки? И что значит вариативно, а? Какое ещё вариативно, когда мне до сих пор тело не вернули?! Э, система, я тебя спрашиваю: где? Где моё тело? Чёрт возьми, это же прям классный-прекрасный фэнтезийный мир, про которые я в книгах читал, так? Так! А значит у меня, как у главного героя своей жизни, должны быть крутые способности, красивое, стройное, накаченное тело без единого изъяна, огромная куча денег от богатых родителей, которых почему-то умерли и оставили всё наследство мне единственному, великие познания в магии и невероятные умения в фехтовании и ближнем бою! И заметь, система, я молчу про всякие там королевские интриги, спасения принцесс, приключения в опасных землях и вот это вот всё! Я даже про личный гарем не заикаюсь, даже слово не говорю! Тело. Моё. Где? О, Великий Рандом - чем я тебе не угодил, а?
        И вообще, сдалась мне эта сестра - плевать вообще на неё. Вот только мама может сильно обидится на меня если с Калисой что случится. Сам-то я, пока что, не смогу выжить в этом мире. Да и информации о нём не хватает. Вот через пару спячек, как подрасту, окрепну и магией обзаведусь, так и спокойно упорхну как гордый северный орёл. А, пусть сама выкручивается. Пойду лучше тушку волка в пещеру оттащу, как раз время скоротаю.
        ВНИМАНИЕ
        ИЗ-ЗА РОДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ЗАДАНИЕ «СПАСТИ СЕСТРУ» ИЗМЕНЕНО
        НАГРАДА: ОТСУТСТВУЕТ.
        ПРОВАЛ: СМЕРТЬ.
        Воу, воу, воу, система, полегче! Какая ещё смерть? Понял я, понял. Вот смотри, я поворачиваюсь и иду в пещеру на помощь своей родственнице. Вот только предупредили бы, от чего её спасать. Что я смогу сделать-то вообще? Если её камнями придавило, то я ничем не смогу помочь, так как даже до метра не дорос. А если там кто-то наподобие эльфов или ещё кого? Скажу им: “Ребята, давайте жить дружно”?
        - Мама… братик, - лёгкий шёпот прозвучал у меня в голове, полный отчаяния и страха.
        Не знаю, что со мной произошло, видимо сработал драконий инстинкт, но расстояние от входа до большого зала, где ощущалась сестра, я преодолел за считаные мгновения. Вбегая в пещеру, я увидел Калису, окружённую крысоподобными существами, с серой, грязной шерстью и облезлыми хвостами. Кобольды.
        Сестра застыла от страха, словно каменная статуя. Надеюсь, она дышать не забывает. Отставить пессимизм. Пора испытать мой навык.
        - ЛЕРОООЙ ДЖЕЕЕНКИИИНС!
        Крикнул я что было сил, бросившись в толпу крыс-переростков. Правда, это больше походило на несвязанное рычание, но главное - навык сработал. Те ребятки, что стояли рядом с сестрой и постепенно сжимали вокруг неё кольцо, оцепенели от ужаса, а шерсть на спинах встала дыбом, визуально увеличив их в размерах. Остальные же с визгом и писком бросились в дальний конец пещеры. Налетев на первого врага, я свалил его с ног и одним укусом прокусил ему голову.
        ВЫ ВКУСИЛИ КРОВЬ ДРУ…
        Отключить лог оповещения. Следующему досталось хвостом по спине, отчего тот сложился пополам и отлетел в стену. Ещё одному я отгрыз кусок от бока, кому-то я когтями располосовал морду, кому-то больше не нужна обувь… Калейдоскоп разрываемых тел мельтешил перед глазами. Я не знал, как долго ещё будет действовать навык, поэтому старался убивать как можно быстрее и как можно больше.
        - Калиса, очнись! - попытался связаться со своей сестрой, когда большая часть окруживших её крыс была нейтрализована. Но она так и стояла, оцепенев от страха.
        Один из кобольдов пришёл в себя и, потянувшись за кинжалом на поясе, стал приближаться к сестре. Я резко прыгнул на него, сбивая его с ног. Что-то острое прошлось по моему левому боку, отдавшись болью, но хруст проламываемого черепа крысёныша отвлёк моё внимание. Развернувшись, я уже был готов прыгнуть на следующего, как громкий хлопок позади меня сотряс стены с таким грохотом, что у меня невольно подкосились лапы, в ушах стало звенеть, в глазах зарябило, а недавний обед попросился подышать воздухом.
        Почти сразу зрение вернулось в норму и передо мной предстала сама смерть во плоти: она сеяла хаос, страх и погибель в рядах кобольдов, вихрем забирая кровавую жатву. Повсюду виднелись разорванные тела, части крыс просто разлетались в стороны, крики, визги. Я вдруг вспомнил своего друга Джонни, который был на войне. Вспоминая какие-то деревья, он всегда говорил, что видел саму смерть. Только сейчас я понял, что он хотел сказать. Видя, как огромный изумрудный дракон буйствовал в пещере, круша налево и направо тех, кто посмел причинить вред её детям, мне поневоле стало страшно.
        Когда меня перестало укачивать, звон в ушах прекратился, и я смог встать, мама продолжала крушить оставшихся кобольдов, отгоняя их от нас к дальнему краю пещеры. Но среди трупов были и те, кто продолжал показывать признаки жизни. Вот ими сейчас и нужно воспользоваться, ведь халявный опыт на дороге не валяется. Хотелось бы, конечно, узнать: откуда эти крысы появились, как Ликура тут очутилась, и что вообще произошло.
        Но это будет понятно после того, как этот зелёный смерч остановится, а сестра всё также стояла, оцепенев от страха. Ни попытки её растолкать, ни попытка связаться с ней по мысленному каналу ни к чему не привела. Наверно, этот навык работает вообще на всех существ, не деля их на своих и чужих. Ну и ладно - пусть постоит. Хоть мешаться под ногами не будет.
        Медленно продвигаясь между телами, я искал живых крыс и быстренько отправлял их на перерождение. Хотя таких наблюдалось очень мало. Недолгие счастливчики, что чудом, по-другому и не скажешь, умудрились избежать атаки мамы. Вот как пример: груда тел, а под ними трепыхается ещё живой крысёныш. Наверно его похоронило под собратьями, которые отлетели от удара. Разворошить тела, добраться до него, отправить его на перерождение и пойти искать следующего. Найти, упокоить, искать следующего. И так далее.
        - Хватит, Сиал, - раздался голос матери. - Они отступили. Больше живых нет поблизости.
        Я остановился, и смог наконец-то полностью осмотреть последствия этой небольшой вечеринки. Пол пещеры был завален трупами и их количество ошеломляло - не меньше тысячи крысят решили немного отдохнуть от этой жизни, удобно устроившись на полу, а кто-то, не без помощи Ликуры, стены себе присмотрел и даже потолок… Это какое ускорение надо было придать несчастному животному, чтобы его так сплющило и пригвоздило?
        Из дальнего участка пещеры вышла Ликура. Всё её тело, кроме верхней части спины, было покрыто слоем крови, но, похоже, её это мало волновало. Она уверенно шла к своей дочери. Приблизилась к маленькому истукану и понюхала её, а потом просто приоткрыла пасть - из неё вылетело небольшое, яркое зелёное облачко, окутавшее голову маленького дракона и моментально рассеявшееся. Секунда, в глаза Калисы вернулся отблеск разума, и она куклой рухнула на пол.
        - Я рада, что ты цела. Страшно представить, если Сиала не было бы поблизости.
        - Ч-ч-что… Что произошло?
        - Кобольды смогли прорыть заново тоннели, - со свойственным спокойствием отвечала Ликура. - Но не та колония, что была изгнана мной. Семьи кобольдов, если кто-то сильный прогоняет их, не возвращаются обратно в течение пяти веков.
        - Сестра, ты в порядке?
        - Да, только тело не слушается. Встать не могу.
        - Сиал, - раздался голос мамы. - Повернись ко мне боком - его надо вылечить.
        Только сейчас я вспомнил, что меня задела одна из крыс. Неглубокая, но до сих пор кровоточащая рана шла через весь бок: от живота до начала спины.
        - Мама, у меня несколько вопросов. Можешь ответить на них?
        - Спрашивай, сын. Если что знаю, то отвечу.
        - Как ты здесь появилась?
        - В момент нападения на вас я была с группой авантюристов.
        - Группа авантюристов?
        - Да. Я специально присоединилась именно к этой группе из-за их ученика-некроманта. Они искали себе в состав жреца либо клирика и были новичками, что толком не развили свои специализации. Это был прекрасный шанс, и я им воспользовалась. Мы путешествовали вместе, попутно они поднимали свои уровни. Несколько дней назад они отважились зайти в осквернённую деревню. Твари, что обитают там сильней и опасней тех, что скитаются по равнинам или лесам. Но, убивая таких порождений, они намного быстрее смогли бы дойти до момента улучшения своей специализации.
        - Я давно смогла убедить некроманта развиваться не в подмастерья-некроманта, а на низшего лича. Хоть на этом этапе разумный и сохраняет нормальный внешний вид, стоит этот класс развить дальше, и пути назад не будет: плоть с его тела начнёт постепенно отторгаться, оставив лишь скелет, в котором будет сознание разумного. Нет обратного пути у выбора этого. Но этот глупец поверил, что если его постоянно подпитывать магией жизни, то участь эта минует его. Когда мы уже были недалеко от деревни - кобольды напали на вас. У меня не было времени, чтобы спрятаться и незаметно переместиться сюда. Пришлось их убить, всех.
        - А этот некромант так важен, - раздался голос сестры, которая, хоть и валялась на полу, но ясность разума смогла себе вернуть.
        - Нет, пока он был некромантом. Но изменив класс, его тело стало бы впитывать первородную магию смерти, и он послужил бы хорошим катализатором для раскрытия сосуда Сиала.
        - Мам! А как ты вообще по миру путешествуешь? Ты же дракон, - я решил задать самый очевидный вопрос, который мог быть сегодня задан.
        - Как только ваши магические сосуды полностью раскроются, когда вы сможете использовать первородную магию, тогда будет доступна способность изменять тела, трансформирую их в облик одних из разумных существ. Им дали имя ящеролюды, но они называют себя Кта’сат. Но хватит историй. Идите к кладке и отдохните, а я пока что приберусь здесь. Раз эти существа спутали все планы, то пусть возместят своими телами.
        Ликура развернулась и направилась в сторону дальних систем пещер. Я же не мог пошевелиться от возбуждения: я смогу стать человеком! Мой гарем, состоящий из лолей, пышногрудых эльфиек и прелестных дворфиек, жди меня! Вот прямо здесь, стоя посреди этой груды тел, готов расплакаться от счастья. Надо только всего лишь раскрыть свой магический сосуд, вот и всё! Конечно плохо, что так получилось с этим некромантом. Проклятые крысята! Я надеюсь, вы переродитесь в дерево, которое пустят на подогрев воды в пансионате престарелых.
        Небольшой шорох заставил меня развернуться и увидеть, как Калиса пыталась встать с пола. Но это получалось у неё плохо: тело совсем не слушалось, а лапы, казалось, были набиты ватой.
        - Калиса, не дёргайся! - подойдя вплотную, я прилёг рядом и постарался просунуть свою голову ей под переднюю лапу и грудь.
        - Ты что делаешь?
        - А ты что думаешь? Помочь пытаюсь. Ты лучше не брыкайся, а привстань. Я попробую поддеть твоё тело и сделать так, чтобы твоя верхняя часть была у меня на спине. Тогда мы сможем вместе дойти до кладки.
        Как ни странно, но она действительно послушалась меня и сделала именно так, как я и просил её. И уже когда она оперлась на мою спину, была предпринята попытка встать - у меня почти получилось от напряга пупок себе развязать.
        Хоть мы и смогли встать, такое чувство, что сестра никак не помогала мне своими лапами. Правда, если учесть факт, что она в это состояние впала из-за моего крика, то уже ничего не поделаешь.
        Медленно, мы всё же кое-как добрались до кладки, где без сил рухнули на пол. Не буду отрицать: я не самый сильный и выносливый. Но я так долго нёс её, что теперь удивляюсь сам себе.
        - Сиал, - голос сестры прервал мои размышления о собственной крутости. Мы встретились взглядом. - Прости.
        Лишь это слово, наполненное грустью, прозвучало у меня в сознании. И тут я осознал, что она ещё ребёнок, хоть дракон, но ей всего лишь четыре года, и я единственный, с кем она может провести время. Мне стало немного стыдно от моего поведения.
        - Успокойся. Ты моя сестра, и я никогда не буду на тебя злиться. Так что не извиняйся, - я посмотрел ей в глаза. - А теперь давай отдохнём. Тебе надо прийти в себя после этих потрясений. А мне от того, что силы почти все потратил, пока тебя тащил.
        - Прости, - вновь прозвучало это слово.
        И вот что теперь будешь делать с ней? Всю оставшуюся жизнь слышать её это “прости”? Я пододвинулся поближе и ткнулся своим носом в её бок.
        - Давай поспим немного, а потом посмотрим, что там мама делает, хорошо?
        - Да. Давай, - она свернулась калачиком и спрятала голову под хвост.
        Наверно она всё ещё в страхе от произошедшего находится. Я прижался к ней, и уже было хотел отправиться в царство Морфея, но вспомнил, что мне не засчитали задание по её спасению. Атака ещё не закончилась? ЛОГ… Тьфу, лог-оповещения выключены. Включить.
        Вместо водопада сообщений - абсолютное ничего. А если посмотреть в активных заданиях? Только поручение от мамы, а насчёт сестры ни строчки. Наверно эта миссия зачлась автоматически, когда опасность для Калисы миновала. Обидно за информацию о крысятах, но уверен, что у меня будет возможность с ними пообщаться.
        Что-то в моих характеристиках не то… Цифра? Святой Онотоле, я получил уровень! Мама, срочно неси шампанское - твой сын стал мужчиной! Так, а теперь самое вкусное: сколько мне там ништяков отсыпали? Что? Всего одно очко характеристики? Что за дискриминация по расовому признаку? Э, система, что за балет? Мы так не договаривались! Как тут можно пожаловаться богу? Алло-о! Я желаю больше плюшек! Э, слышно меня, да? Ну!? Ой, всё! Я спать, идите нафиг.
        - Сиал, просыпайся.
        Голос сестры раздался в моем сознании, ещё не до конца прояснившемся ото сна. Вслед за этим я почувствовал, как моё тело начали раскачивать. Ощущение, что из меня пытаются вытрясти душу.
        Калиса стояла на задних лапах, передними она упёрлась в мой бок и производила над бедным мной сеанс пыток.
        - Сестрёнка, послушай: разрешаю тебе меня слопать, только дай поспать!
        - Да не собираюсь я тебя есть! Нас мама позвала, а ты спишь!
        - Ну, если мама зовёт, то надо идти, - озвучив неоспоримое утверждение, я встал, и с удивлением обнаружил, что полностью отдохнул после прогулки с сестрой на спине.
        Зайдя в пещеру, где недавно шло сражение, я невольно остановился: не было ни следа от недавнего нашествия крысят, ни одного кусочка тел, ни одной капли кровинки не было видно. Даже их примитивные орудия труда и убийства отсутствовали. Словно все происходит так, как и должно быть, сестра, ни на секунду не останавливаясь, продолжала идти дальше, так что мне пришлось поторопиться и направиться за ней следом.
        Вскоре мы достигли одной из крайних пещер, где нас ожидала наша мама и её маленькое гротескное произведение искусства в стиле арт-хаус: она создала гору из мёртвых тел крысят, высотой не меньше десяти метров. Как прекрасно, что у драконов притупленное обоняние, иначе бы мне стало дурно от запахов, исходивших от этого нагромождения тел.
        - Сиал, сын мой. До начала вашей спячки я не успею принести разумного, что послужит катализатором для раскрытия твоего сосуда. Я решила воспользоваться этими телами - эту спячку ты проведёшь здесь, погрузившись в сон на верху этой кучи. Будем надеяться, что, нахождение в таком месте, где столько мёртвых тел, благоприятно скажется на твоей магической основе и позволит нам приоткрыть её. Конечно, это не заменит факта поедания существа, напрямую контактирующего с магией смерти, и никак не сможет заменить прямого вливания первичной магии смерти в твоё тело. Но не стоит переживать, ведь после этой спячки у нас будет три года перед тем, как вы вновь заснёте.
        После этих слов Ликура развернулась и пошла в сторону пещеры, где мы обычно проводим время, и позвала нас с собой. В пути мама стала расспрашивать нас о том, смогли ли мы добыть еды, а когда услышала ответ, попросила подробнее рассказать этом. И сестра стала рассказывать о небольшой сценке возмездия, когда олень покарал преследовавших его волков. Выслушав Калису до конца, мама сказала, что мы справились с её просьбой, и зачла нам задание и сразу же попросила нас распределить очки. Сестре было сказано увеличить волю на все десять очков. Мне же она сказала вложить все в магию.
        Когда мы пришли к кладке, наша мама сказала нам приготовиться. До нашей спячки чуть больше года, поэтому это время мы проведём в обучении. Пока она не начала, я решил уточнить ситуацию с оленем и волками: меня интересовал факт с увеличением класса у животного и его возможности в интеллектуальном плане. Её ответ подтвердил полностью мои опасения.
        Здесь так-же, как и в моём прошлом мире, животинка может в математику. Но для этого необходимо повысить свой класс как минимум два, а то и три раза. Да и то, как такового интеллекта у них не будет - лишь лидерские качества и более развитый инстинкт, но даже с такими возможностями, подобные животные действительно очень умны и сильны. Дракону они в противники не годятся, а вот для всех остальных они станут серьёзной проблемой.
        Начался сеанс обучения и мне в разум впечатывались сотни различных образов из памяти мамы. Этот урок она решила посветить небольшой истории мира, затронув все возможные разумные расы. Что интересное, само определение “разумный” было предложено не кем иным, как высшими эльфами. Они говорили, что если живое существо способно к обмену мыслями и информацией в логической последовательности, то его следует называть разумным. То есть, если ты по мыслеречи связался с ним, сказал привет, и оно тебе ответило, то существо разумно. Если тебе оно не ответило, а попыталось сожрать - это простое животное.
        Ещё в рассказе мамы было очень много интересных и важных фактов. И не самый главный факт, что в этом мире помимо людей, дворфов, ящеролюдов и высших эльфов есть ещё равнинные эльфы, тёмные эльфы и орки. И не столь важно, что эти крысята тоже являются разумной расой. Они, так же минотавры, гноллы, гарпии, ламии и другие - все подобные являются разумными. Но вот они не хотят контактировать с окружающим миром никак иначе, кроме как ударить дубиной, утащить к себе в племя, принести в жертву своим богам, надругаться или просто съесть. Как оказалось, орки тоже были подобными дикими племенами, но они одумались и решили наладить более-менее цивилизованный диалог с миром. И тогда те расы, что могут не только грабить караваны и сжигать деревни, а ещё способны договариваться между собой, стали называть “высшими разумными”. А вот таких ребят, как кобольды, стали именовать “низшими разумными”.
        Самое важное, как подчеркнула наша мама, это то, что лет пятьдесят-семьдесят назад стали рождаться представители новой расы у женщин всех видов разумных. Это связывали с влиянием скверны, поэтому этим новорождённым было не так уж и комфортно в этом мире. Ликура толком ничего про них не знала, так как сведения везде были обрывочны, но пообещала разузнать.
        Потом мы сделали небольшой перерыв, в течение которого мы с сестрой немного поспали, а в это время наша мама вышла наружу пещеры и принесла нам тушу горного козла. Конечно, гадость редкостная, но съесть его пришлось, потому что голод начал давать о себе знать. Как только Калиса закончила хрустеть черепушкой невинно убиенного существа, мама продолжила наше обучение. В этот раз она подробно остановилась на скверне, её природе и проявлениях.
        Как она уже раньше нам говорил, появление этой скверны явилось причиной катаклизма, произошедшего две с половиной тысячи лет назад. Вначале она исказила почти все источники первичной магии смерти и жизни, а потом, спустя века, начала проявлять себя спонтанно, в местах, где таких источников не было. В лесу, что рядом с нами, был источник, и теперь, спустя тысячелетия, этот лес стараются обходить за многие мили вокруг все живые существа.
        Есть случаи, когда скверна проявляла себя в местах скопления разумных. Будь то деревушка, небольшой городок, форт или даже пещера - если там проявилась скверна, то она за считаные секунды поглощала всё, что было рукотворно создано разумными, как и самих разумных и животных. А затем, спустя время, она восстанавливала всё, но уже в искажённом, порченом виде. Скверна, как выразился один из старейших драконов, очень странное, непонятное, интересное и пугающее явление.
        Со временем стало понятно, что она не подвержена законам этого мира. Ведь если ты достанешь из чаши горошину, то она там больше не появится. Скверна же восстанавливала всё до мельчайших деталей. И неважно, что ты заберёшь с собой из порченного места: кружку, случайно найденную монету, или же, ты просто выжжешь всё дотла магией. Скверна всё восстановит.
        Но не только в этом странность. Если авантюрист погибнет в таком месте, его тело тоже будет поглощено скверной, вместе с его пожитками, что были на нём, а после возродится как одна из форм осквернённой нежити. И даже если его потом найти и убить, полностью раздеть и забрать все его вещи с собой, а труп сжечь, то через время он вновь будет возрождён вместе с вещами. То есть скверна просто дублирует всё, что она поглощает, искажает или порождает.
        На этой веселой ноте мы закончили обучение. Незаметно год пролетел как одно мгновение, и теперь близилось время нашей спячки. Она ещё раз слетала за горным козлом, который был сразу съеден, и мы стали расходиться по подготовленным местам. Немного пройдя, я ненадолго остановился, решив проявить банальную вежливость.
        - Тихого сна, мама. Тихого сна, сестра.
        - Спи спокойно, сын.
        - Спи спокойно… братик, - робко и неуверенно прозвучал ответ от сестры.
        Посмотрев на свою семью, я развернулся и направился в дальнюю пещеру. Там меня ждала та же куча тел, но уже с изменениями. Судя по тому, что верхние тела уже успели полностью сгнить, оставив после себя лишь груды костей, можно предположить, что мама не ошиблась в подсчёте времени, и действительно прошёл год. Как ни странно, я чувствую себя вполне сносно, если сравнивать с первым процессом обучения. Наверно я просто привык к этой жизни, раз у меня даже не вызывает отвращения сама мысль спать на огромной куче, состоящей из костей и полуразложившихся трупов.
        Я аккуратно забрался на самый верх и, стараясь не думать о запахе, витавшем в воздухе, медленно погрузился в сон.
        Забвение, в которое провалилось моё сознание, расступилось, и я увидел бескрайнюю степь. Куда бы ни устремлял взор, везде было одно и то же. Выжженная солнцем земля без единого признака растительности, простиравшаяся до самого края горизонта. Сколько бы я не всматривался в даль, везде виднелась одна лишь пустошь. Наклонив голову вниз и опустив взгляд, я увидел свои ноги. Мои человеческие ноги. Переведя взгляд чуть правее, я увидел свою руку. Отведя взгляд влево, увидел, что и левая рука была на месте.
        Не веря самому себе, в состоянии первобытного ужаса, я поднёс свои дрожащие кисти поближе к лицу и стал в них всматриваться, словно заворожённый. Это действительно мои руки. Даже есть шрам, между указательным и большим пальцем, который я получил в детстве. Мы тогда всей семьёй поехали в лес, за грибами. А когда вернулись, стали их чистить и нарезать. Помню, отец в то время всегда всё шинковал и резал в руках, на весу, без разделочной доски. Я тогда решил повторить за ним, и, зазевавшись, разрезал себе эту тонкую складку между пальцами. Шрам остался на всю жизнь: порез очень долго заживал.
        Оторвав взгляд от источника воспоминаний, я пробежался по всем пальцам, будто пытаясь понять, мои ли они. А затем, медленно поднеся ладони к своему лицу, стал осторожно трогать его, ощупывать и изучать. Не было сомнения, мои пальцы скользили по обычному человеческому лицу. Не было ни вытянутой клыкастой пасти, ни роговых отростков, только гладкая кожа обычного человеческого лица. Собирая в одно целое судорожно скачущие по сознанию мысли, я решил вызвать лог-лист.
        Он никак не открывался. Сколько бы усилий я ни прикладывал, всё было попусту. И вдруг меня осенило - это сон. Это очень странный сон. Моё сознание полностью ощущает всё тело от макушки до кончиков пальцев на ногах. Но ничего более я не чувствую. Даже тот страх, что был в начале, куда-то отступил, оставив после себя лишь пустоту.
        Я просто стоял. Стоял, не двигаясь, смотря себе под ноги и уставившись в одну точку. Осознание происходящего давалось мне с трудом. В голове так и вертелся вопросы: а что дальше, что мне делать?
        Я просто побрёл вперёд, к границе горизонта, пытаясь по пути зацепиться хоть за одну дельную мысль, которая должна, рано или поздно, появиться. И я шёл и шёл, шёл и шёл…
        Не знаю, какое расстояние я уже преодолел. Я пытался считать по секундам время, но постоянно сбивался и отбросил эту затею. Ориентирование по солнцу тоже не приносило результатов: сколько бы ни всматривался на звезду, светившую в небе, она так и не сдвинулась с места. Она словно прикована этому безоблачному, белёсо-синему небу.
        Вниз. Лишь это слово мелькнуло у меня в сознании.
        Действительно, если нельзя дойти до края горизонта, то может быть, я смогу докопаться до самого дна.
        Я резко остановился и, опустившись на колени, попытался руками раскопать небольшую ямку в земле. Но почва оказалась настолько твёрдой, что как бы ни пытался отковырять хоть немного, получилось лишь поцарапать поверхность, оставив лишь неглубокие бороздки. Немного сжав руки в кулаки, я осмотрел свои ногти, но обнаружил, что под них не забилась ни одна песчинка, будто бы своими руками и не пытался начать копать. Немного посидев и обдумав этот факт, было принято решения продолжить попытки раскопать хоть небольшое углубление.
        Постепенно царапая грунт и откидывая небольшие кучи земли и песка, я смог пробиться сквозь твёрдую корку. В моих руках оказалась земля, жирная, словно чернозём, и в то же время очень пластичная, будто глина. Не прикладывая почти никаких усилий, моя рука погружалась по локоть в эту почву. Вытащив руку обратно, я решил не прерываться ни на секунду, и продолжил раскапывать яму, постепенно расширяя её границы и уходя всё глубже и глубже.
        Не зная счёту времени, я осознал себя лишь тогда, когда был уже по пояс в яме. Разрыв очередную порцию почвы, я увидел нечто белое, выглядывающее из-под слоя земли. Поддел пальцами этот объект и, с небольшим усилием, всё-таки смог вытащить его наружу.
        В руке была кость. Обычная белая кость. Не уверен, от какой части тела, руки или ноги, но то, что это действительно кость, у меня никаких сомнений не вызывало. Осмотрев немного странную находку, откинул её в сторону и продолжил раскапывать дальше солидных размеров яму, в надежде, что может быть смогу ещё что-то найти.
        Вскоре я нашёл - целые груды костей и различных частей скелетов стали попадаться мне. По начало немного, можно даже сказать редко. Но потом их количество начало расти, и вскоре уже вместо земли, я стал раскидывать эти останки.
        Откинув в сторону очередную кость, взглядом зацепился за что-то, сильно выделяющееся на этом белом фоне. Аккуратно вытащив наружу, в руке оказался необычный чёрный камень, небольшой, размером с ноготь большого пальца. Но он не был абсолютно чёрный - будто внутри его была какая-то жидкость. Солнечный свет отражал внутри этого камня нечто, напоминающее густой туман.
        Странная мысль промелькнула в моей голове, но, не сомневаясь ни на секунду, я с уверенностью отправил его к себе в рот и проглотил. И стал прислушиваться к своим ощущениям. Поначалу ничего не происходило, но потом меня словно всего обволокло вязкой слизью, поглотив моё тело и сознание, растворив моё "я" в бездонной пустоте, оставив вместо меня лишь вакуум и небытие.
        Глава 5
        Когда я смог проснуться, мне пришлось приложить немало усилий, чтобы вспомнить сон. Не знаю, имел ли он хоть какой-то смысл, но я точно тронулся умом, раз решил так лихо начать рыться в земле, а потом так спокойно растаскивать чьи-то останки и глотать непонятные науке камни. Наверно, это влияние кучи тел, на которой я спал.
        Сначала я обрадовался, когда осмотрел себя и убедился, что не превратился в землеройку, но тело мне никто так и не вернул - пришлось немного огорчился. Закончив горевать, я уже хотел бы спуститься на пол, как зацепился за бесчисленное множество кусочков слезшей кожи. Её наличие могло означать только одно - я вырос.
        Спустившись на пол пещеры я стал осматривать мою лежанку: почти все трупы успели сгнить и теперь она представляла собой огромную груду плотно уложенных костей не меньше метра высотой. Магия. Пронёсшееся слово в моём сознании заставило вспомнить причину, по которой я спал именно здесь. Надеюсь, что всё получилось. ЛОГ.
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        СИЛА: 20
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 16
        ЛОВКОСТЬ: 14
        ИНТЕЛЛЕКТ: 26
        ВОЛЯ: 111
        МАГИЯ (ЗАБЛОКИРОВАНО): 37
        УДАЧА: 24
        СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК: 77
        Не получилось.
        Нет, кончено, мою жадную душу греет такое количество свободных очков характеристик, но всё же хотелось бы иметь хоть небольшие способности в магическом ремесле. А то получается, что вот тебе мир меча и магии, вот тебе тело дракона, самого лучшего существа в плане взаимодействия с магией, и вот тебе полная неспособность этой самой магией пользоваться. Обидно. Остаётся надеяться, что мама найдёт разумного, кто поможет мне решить эту проблему.
        Я направился в нашу главную пещеру, попутно рассматривая стены и магические кристаллы, что образовались на них. Сестра ещё мирно спала в кладке, мама лежала рядом с ней и наблюдала за мной.
        - С пробуждением, Сиал. Ответь мне: смог ли раскрыться твой магический сосуд?
        - Магия всё так же недоступна.
        - Не стоит расстраиваться, ведь до начала новой спячки мы сделаем всё, чтобы раскрыть её. Сейчас, раз ты уже проснулся, мне пора уйти на поиски того, кто поможет нам в этом. Я буду долго отсутствовать, может быть все три года, поэтому вы сами позаботитесь о себе. Я разрешаю вам заходить в лес, находящийся рядом с пещерой, но ни в коем случае не пересекать его границы. А чтобы вам было проще ориентироваться не только в лесу, но и в мире, я обучу тебя одному навыку, что доступен только нашему роду. У разумных есть подобный навык, но сравнивать нельзя их. Твою сестру я уже обучила, теперь настал твой черёд.
        Она наклонила голову ко мне и наши глаза встретились - за секунду в сознании вспыхнули миллиарды образов.
        ВАМ ПРЕДОСТАВИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫУЧИТЬ НАВЫК «ДРАКОНЬЯ КАРТОГРАФИЯ»
        СТОИМОСТЬ 5 ОЧКОВ НАВЫКОВ.
        Сразу же после того, как я мысленно подтвердил изучение столь полезного и важного навыка, внутри моего сознания пробудилось чувство восприятия сторон света - я словно стал маленьким передвижным компасом, что мог безошибочно сказать, где находиться стороны света. Вызвав лог-лист, я увидел там новую вкладку, которая была не чем иным, как той самой картой - на ней ничего не было, кроме входа в пещеру. Но, думаю, это можно изменить: всего лишь надо прогуляться по округе.
        - Сиал, сын мой. Распределял ли ты свои очки характеристик, после того как проснулся?
        - Нет, но хотел это сделать сейчас. У меня их тридцать пять, - на самом деле у меня их гораздо больше, но очки из старой жизни лучше приберечь на потом. Всё же, если судить по маминому рассказу, больше двадцати очков в магии ни на что не повлияет. А у меня их вообще под сорок. Путь лежат - пригодятся, когда магия раскроется… Надеюсь раскроется.
        Рассказав, как надо вложить очки мне и Калисе, мама посмотрела на свою спящую дочь, потом на меня, повернулась, и направилась к выходу. Пожелав ей счастливого пути, я приступил к распределению очков. ЛОГ…
        Покончив с улучшениями, я решил посмотреть, не проснулась ли там сестра. Моё внимание привлекло такое же обилие слезшей кожи - она тоже подросла и теперь её хвост, уже не помещаясь в кладке, свисает с краю. Наблюдая за спящей родственницей, я почему-то пришёл к мысли, что пока это маленькое создание не двигается и не разговаривает, то её вполне можно не только терпеть, но и полюбить.
        Но просто стоять и ждать, когда она проснётся - это лишь потеря времени. Так что самое полезное, что можно сделать сейчас, это немного пройтись по пещерам и узнать, может ли навык зарисовывать подземные ходы. Поблуждав немного по коридорам, я сделал вывод, что не может.
        Жалуясь на несовершенство навыка, я не заметил, как преступил границу пещеры, где спала сестра - мне казалось, что дорога на все эти обходы по пещерам должна была занять больше времени. Всё-таки это очень непривычно, когда ты проваливаешься в сон на несколько лет, а потом просыпаешься и осознаёшь, что вырос сантиметров на тридцать, и всё твое тело стало немного больше. А вслед за этим увеличилась и ширина шага.
        Со стороны кладки раздался шорох и лёгкая возня - сестра постепенно просыпалась.
        - Калиса, очнись! Не сдавайся! Не иди на свет! - я постарался придать своему голосу как можно большую трагичность и подскочил к ней.
        - Что? Что такое? Какой свет?
        - Мама уже как два года назад улетела, а ты не просыпалась! Я уже было подумал, что ты решила покинуть этот мир. Как же я испугался, сестрёнка!
        - Два года? - Калиса резко подскочила, чудом не потеряв равновесие. - Почему ты не пытался меня разбудить?
        - Я пытался! Я пытался тебя растолкать всё это время, но ты не просыпалась. А уйти из пещеры и попробовать найти себе еды я не мог: вдруг кобольды опять нападут? А ведь я очень сильно тебя люблю! Вот мне и пришлось всё это время провести рядом с тобой, - закончив свою речь, наполненную особым драматизмом, я показательно лёг на пол пещеры и устало положив голову на скрещённые передние лапы, стал смотреть на неё. - А ещё мама просила тебе передать, чтобы ты вложила десять очков характеристик в выносливость, пять в ловкость, а остальное в показатель воли.
        - Да. Да, сейчас сделаю, - родственница стала копаться в своём логе.
        Остаётся надеяться, что она разберётся в моей шутке, иначе можно будет с уверенностью сказать, что она точно тупее того оленя. В ожидании момента, когда сестра закончит рассматривать свои характеристики, время потянулось медленно. Но вот, её глаза странно забегали, она немного покачнулась и пристально на меня уставилась.
        - Сиал, что за шутки? Как я могла проспать два года, если мне одиннадцать лет?
        - Два года? Я хотел сказать два дня! Наверно я просто немного устал, вот и оговорился. Прости меня, сестрёнка, пожалуйста!
        - Оговорился? Да я подумала, что со мной что-то не так! Зачем ты так шутишь?
        - А над кем мне ещё подшучивать? На расстоянии многих километров вокруг ты единственное разумное создание, с которым я могу общаться. И я хочу, чтобы ты вела себя нормально, а не замыкалась в себе, как ты сделала после нашествия крысят! - мне хочется надеяться, что подобная встряска подействует, иначе придётся её просто игнорировать.
        - Но ведь я обидела тебя. Тогда, на поляне. А потом эти крысы напали, а ты меня спас.
        - Так, давай расставим всё по местам. Первое: я на тебя не обижался. Второе: я не мог не спасти тебя. Третье: ты тогда в пещере стояла как истукан, оцепенев от страха, только благодаря моему навыку. Поэтому может, забудем всю эту ситуацию и пойдём уже охотиться?
        - Навыку?
        - Ну да, навыку. Точнее будет сказать - некая сила. Я ведь родился очень слабым, и чтобы это компенсировать, мне была подарена одна способность. Вот благодаря ей я и могу кричать так, чтобы у всех в округе душа в лапы уходила. Но вот как часто ей можно пользоваться я не знаю, поэтому давай договоримся, что я её приберегу на тот случай, если кобольды решат вернуться.
        - Так вот почему мне вдруг стало так страшно? Это из-за тебя! Ну, братец… - она прервалась и стала буравить меня взглядом. - Ты точно не обижен на меня?
        - Ещё раз попробуешь подумать о таком, моя сестрёнка, и мы сыграем с тобой в одну игру: я отгрызу тебе хвост и посмотрю, отрастёт он или нет. Договорились?
        - Зачем ты хочешь съесть мой хвостик? Неужели ты настолько голоден? Так что ж ты раньше не сказал! Тебя же мама обучила навыку карты, - фразы прозвучали со скоростью пулемётной очереди, на что я лишь смог кивнуть. - Отлично! Пошли, добудем тебе еды! Не волнуйся, старшая сестрёнка позаботится о тебе. Пойдём! - развернувшись, она бодро засеменила в сторону выхода, а я лишь стоял и думал о творящемся хаосе в её голове. - Сиал, ты идёшь?
        По дороге к лесу наш разговор не очень складывался, но, когда карта стала зарисовывать местность, неловкость в общении стала угасать и мы принялись обсуждать полученный навык.
        Очень удивительная штука - эта способность картографии. Хоть карта и получалась несколько топорно нарисованной, какой-то плоской, но стоит отдать ей должное за удобность в использовании. А ещё Калиса сказала, что поначалу карта будет получаться очень простой, но в будущем мы сможем развить этот навык, и карта станет более подробной. Мы даже сможем делать пометки на ней. Меня очень сильно радовали эти факты, ведь по итогу получится эдакая карта со спутниковой навигацией. Правда, без спутников и навигации, но и так сойдёт.
        Когда на карте начало вырисовываться очертание леса, я закрыл лог и стал всматриваться в приближающийся лес. С каждым шагом становилось не комфортно, словно моя безусловная вера в себя дала трещину. Когда же мы подошли к опушке, то я и вовсе остановился, не решаясь идти вперёд. Я понимаю, что у меня теперь тело не такое маленькое как раньше, и такие ребята как волки и олени мне в противники не годятся… Но вот если предположить, что некий медведь улучшил свой класс, то тут уже мы с сестрой станем ему обедом.
        - Ты чего застыл, братишка-трусишка? - сестра остановилась рядом со мной.
        - Не трусишка, а младший братик очень сильной и отважной старшей сестрёнки, которая первой зайдёт в лес!
        Хмыкнув, она с грациозностью северной лани пересекла границу леса и стала углубляться в чащобу. Направившись следом, я поймал себя на мысли, что использовать её в качестве авангарда не такая плохая идея. Она может магией себя полечить, в отличие от бедного меня.
        Неспешная прогулка по лесу притупляла чувство опасности и вызывала ностальгию, пробуждая в памяти картины из прошлой жизни, когда я ещё не обзавёлся хвостом и чешуёй. В какой-то момент мне это надоело, и отбросив воспоминания в дальний ящик, я стал рассматривать окружающее пространство.
        Мы сбились со счёта, сколько раз день сменялся ночью. Здорово конечно, что драконам сон, как потребность организма, не нужен, кроме моментов спячки, но вот голод с каждым днём становился сильней, а еда не спешила идти к нам. Правда, пару раз нам с Калисой на глаза попадались кролики и белочки, но вот пытаться их ловить у меня желания не было. Что не скажешь о родственнице.
        Она, словно обезумевший хорёк, бросалась за каждым мелким зверком, надеясь его поймать. Мало того что у неё это не могло получиться из-за разницы в скорости, так ещё и мне приходилось бежать за ней следом, дабы не потерять это зелёное наказание из виду. А как только она упустит свою добычу, ещё и выслушивать гневные тирады о том, как она ненавидит этих мелких существ, что устала, ей всё надоело, хочется кушать и всё в подобном роде. А после, как она выговорится, мы обычно ложилась на землю и полдня не двигались, восстанавливая силы, чтобы вскоре сестра смогла вновь повторить забег.
        И когда мне это уже стало порядком надоедать и появилось желание высказать ей всё и потребовать, чтобы она прекратила вести себя как полоумное животное, сестра вновь резко соскочила с места, погнавшись не то за зайцем, не то за мышкой. Но не успела вписаться в поворот и всей своей тушкой на приличной скорости влетала в дерево. Наверно, звуки падающего древесного исполина распугали всю живность вокруг, а Калисе хоть бы что: встала, осмотрела себя и пошла дальше.
        - Сестра, я тебе поражаюсь! - я отправил ей мысленный посыл, поравнявшись с ней и идя рядом, попутно огибая деревья и перешагивая торчавшие повсюду корни.
        - Что?
        - Ты только что убила дерево, ты это понимаешь? Ты его не свалила - ты его убила! Тебе хоть не больно? Ничего не ушибла?
        - Нет, я даже ничего не почувствовала. Но ты знаешь, здесь так весело! Не то, что у нас в пещере или там, на равнине. Так интересно, всё новое. Поскорей бы мама прилетела, так хочется ей рассказать ей обо всё, что мы видели.
        - Только не говори ей, что ты носилась по лесу как дикое животное, а то она расстроится, подумав, что её единственная дочь рассудком тронулась.
        - Ничего не тронулась! Мне весе…
        - Замри, - скомандовав очень серьёзным голосом и не дав ей договорить, я резко остановился и стал прислушиваться к окружающему нас лесу.
        Вновь раздавшийся едва ли уловимый треск ломающихся ветвей подтвердил - что-то очень крупное двигалось в нашу сторону. И мне не очень хочется узнать, кто решил нас посетить.
        - Сестра, можешь считать меня трусом, плевать, но кажется, что на нас движется кто-то или что-то, что может сильно усложнить нашу жизнь. Прошу тебя, не шуми и внимательно всматривайся в лес, - я аккуратно продолжил идти дальше и Калиса, не став мне перечить, пошла следом.
        Тревога в душе всё никак не унималась. И уже когда я стал ловить себя на мысли, что у меня паранойя, сестра вдруг резко остановилась и сказала, что почувствовала что-то справа. Замерев на месте и стараясь не отсвечивать, я стал всматриваться в чащу. Поначалу ничего видно не было, кроме деревьев и редких кустов, но вскоре проявился силуэт, который медленно приближался, увеличиваясь в размерах.
        Сказав сестре готовиться к скорому знакомству с медведем, я сам стал морально готовиться к предстоящей схватке - от такого зверя бегать бесполезно, ибо мы медленней его. Но всю мою уверенность как ветром сдуло, когда непонятный зверь вышел к тому месту, где деревья росли редко.
        В нашу сторону шла очень уверенной походкой огромная свиная туша: бодрый кабанчик, ростом в два метра и шириной больше половины. Густая тёмно-коричневая шерсть в некоторых местах отсутствовала, обнажая ужасного вида шрамы. Довеском к его внушительным габаритам были огромные клыки, сантиметров по сорок каждый. Встреча с таким вепрем не предвещала ничего хорошего.
        Затаившись, мы приняли решение немного подождать - вдруг он нас тоже почувствует и обойдёт стороной. Но эти надежды были бесплотны, так как вскоре за ним появилось ещё три кабана, размерами поменьше. Скорее всего, вожак со своим выводком решил проверить, кто тут валит лес без соответствующих разрешений и документов на вырубку.
        - Калиса, скажи пожалуйста, что одним ударом магией ты можешь всё это семейство превратить в наш сочный и очень вкусный обед!
        - Нет, ты что! Я не знаю такой магии.
        - Какую магию ты тогда знаешь?
        - Я знаю только магическую стрелу. Но я ей владею не очень хорошо, и маны она расходует много. Но три стрелы у меня получится выпустить. У тебя есть идея?
        Идея? Да, у меня есть идея: тикать с села, пока не поздно. Но уже поздно, потому что это семейство нас заметило и, не останавливаясь, засеменило в нашу сторону.
        - А что с лечебной магией у тебя как? - задав родственнице вопрос, узнал, что она сможет вылечить, и себя, и меня, но не так эффективно и быстро, как мама, но всё же может. - Слушай, я согласен с утверждением, что, сколько тактику и стратегию ни думай, на войне, один чёрт, правит балом импровизация. Но! Сделаем с тобой следующее: я побегу на них, стараясь отвести от тебя хотя бы большого, а ты попробуешь магией убить мелких и потом вместе сможем одолеть эту большую ходячую тушку. Ты согласна?
        Калиса сразу же ответила одобрительно, и мы стали ожидать начала нашего первого сражения, ибо случай с кобольдами можно в расчёт не брать. Время словно замерло, пока вепри сокращали расстояние. Но когда оно уменьшилось метров до ста, всё семейство остановилось и стало пристально нас рассматривать. Мы в ответ рассматривали их. Они изучали нас, и мы отвечали им тем же.
        Справа от меня и чуть поодаль стоит Калиса. Напротив меня находится сарделька-переросток, правее неё два кабана, и по левую сторону один… думаю, у меня получится увести за собой вожака и того, что левее. Сообщив сестре, что ей придётся справляться сразу с двумя противниками, добавил, что я сам первым нападу.
        Делаю несколько медленных шагов в сторону вепря и останавливаюсь. Надо брать инициативу, иначе худо будет. Хм, а что, если попробовать связаться с этой тушкой по мысленному каналу?
        - Мои предки улыбаются, глядя на меня! - что есть сил я стал напрягать разум, в надежде достучаться до сознаний вепря. - А ваши предки улыбаются вам, имперские свиньи?
        Я резко срываюсь с места, направляясь к вожаку кабаньей группы. В тот же момент он издаёт дикий визг, и вся стая бежит в нашу сторону.
        Расстояние между мной и огромным вепрем стремительно сокращается. Встречаться в лобовой атаке - самоубийство, поэтому решаю брать хитростью и отскакиваю в сторону. Вовремя! Мимо меня на огромной скорости проносится разъярённый зверь и я понял, что чудом остался цел, когда в нескольких сантиметров от себя услышал тяжёлое дыхание.
        Только успел подумать, то с кобольдами было проще, как меня сносит от удара в бок - острая боль на мгновение затуманила разум. Резко поворачиваю голову и вижу мелкого кабана, пытающегося поддеть мой живот своими окровавленными клыками.
        - Двое на одного - нечестно!
        Быстро отворачиваюсь и пропускаю мимо острые как бритва клыки. Пока боров не сориентировался, я наваливаюсь на него и пытаюсь нанести как можно больше ущерба: вгрызаюсь в плоть, царапаю когтями и бью своим хвостом, пытаясь как можно быстрее с ним расправиться. Замечаю, что вожак разворачивается и готовится броситься в мою сторону.
        - Не, я с тобой бодаться не хочу! - отправляю этой твари свою мысль и, оставив валяться на земле корчащегося в агонии кабана, бросаюсь наутёк.
        Бегу от вепря и думаю лишь о том, как бы мне с ним справиться. Он сильнее меня. Быстрее. Но я умнее!
        Постоянно оборачиваясь назад - он всё ближе и ближе. С ужасом понимаю, что времени на действия почти не остаётся. Немного правее по курсу становится видно огромных размеров дерево.
        - Ну-ка, месье сарделька, за мной!
        Изменяю направление - он следует за мной по пятам. Расстояние до цели сокращалось с каждой секундой. Несусь сломя голову и буквально в последний момент я успеваю отпрыгнуть в сторону. Но не вепрь: он на огромной скорости врезается в дерево и падает без чувств.
        Пользуясь шансом, бросаюсь на него и начинаю кромсать его тело, отрывая от него куски. В какой-то момент кабан приходит в себя, но я не позволяю ему опомниться и вгрызаюсь в глотку. Раздаются булькающие звуки из разорванного горла - он продолжает цепляется за жизнь, хоть для него уже всё кончено. Его трахея разорвана. Своими челюстями, словно тисками, надёжно фиксирую его шею, не позволяя встать. Он ещё какое-то время барахтается, но потом медленно затихает.
        У Р ОВЕНЬ БЫЛ ПОВЫШЕН
        ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ: 2
        БОНУСНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК: + 1
        - Алюминь!
        Я падаю рядом с тушкой без сил, уставившись в небо. По небу плывут облака, я лежу на мягкой земле. Красота! Безмятежное настроение накрыло меня с головой.
        - Братик? Ты жив? Ты в порядке? - Калиса прервала минутку умиротворения и мне пришлось приподняться.
        - Да-да, что со мной будет? Ты-то как?
        - Я? Я - хорошо! Бежала как могла, но увидела только конец. Мы победили?
        - Да, победили. Но эта битва далась мне нелегко, поэтому исполни одну просьбу.
        - Конечно! Что нужно сделать? - взволнованная, она подошла поближе.
        - Почеши, пожалуйста, спинку, а то у меня лапки! - я вытянул вперёд две конечности. Сестра с разочарованным видом отвернулась от меня и улеглась неподалёку, переводя дыхание.
        - Ты точно хорошо себя чувствуешь?
        - Ни хорошо, ни плохо. Нормально, одним словом. Только крыло болит немного, можешь его вылечить?
        - Да, сейчас, - по моему крылу стало разноситься тепло, навевающее воспоминания.
        - Спасибо, сестрёнка. А теперь давай получим свою заслуженную награду за нашу доблесть и отвагу - давай поедим!
        При слове еда в глазах родственницы вспыхивает огонёк. Она радостно смотрит сначала на вепря, потом на меня, а затем в один прыжок оказывается рядом тушей и жадно вгрызается в ещё тёплую плоть. Я решаю последовать её примеру и, подойдя к своей добыче, начинаю откусывать от неё куски.
        ВЫ ВКУСИЛИ КРОВЬ ДРУГОГО СУЩЕСТВА:
        ЖИВОТНОЕ: ВЕПРЬ-ВОЖАК
        ВОЗРАСТ: 17 ЛЕТ
        УРОВЕНЬ: 27
        Закрываю оповещение, не досмотрев до конца его характеристики. Потом с ними ознакомлюсь. Главное - не отключить оповещения, а то эта информация пропадёт. Сейчас меня интересует одно - еда.
        Не отвлекаясь, продолжаю набивать живот свежим мясом. Буквально через час от вепря почти ничего не остаётся, и мы с сестрой падаем на землю. Чувство сытости расслабляет меня, и я ни о чём не думая смотрю пустым, но довольным взглядом на ближайшее дерево и постепенно теряю счёт времени.
        - Калиса, какие у тебя ощущения после первой победы? - решил я поинтересоваться, когда пища в животе улеглась, чувство эйфории притупилось и разум вновь обрёл ясность мыслей.
        - Не знаю, - она на секунду задумалась. - Как обычно, наверное. Когда увидела, что ты убил вожака и всё закончилось, у меня было очень приподнятое настроение. Было так радостно, а вот теперь - как-то всё равно. Я думаю, такие битвы будут часто происходить, ведь нам самим нужно добывать себе еду. Мы уже взрослые, а мама далеко, покушать не принесёт.
        - Ты права насчет мамы. Но в том, что мы взрослые - я несогласен. Нам через три спячки надо ещё пройти, чтобы считать себя взрослыми.
        - Ну и что? Я решила, что уже взрослая, а ты можешь считать себя маленьким. Твоё право.
        - Хорошо, хорошо. Мы оба уже взрослые и можем сами о себе позаботиться, как скажешь. Я хотел спросить: как ты расправилась с теми кабанами? Не расскажешь? Мне просто интересно узнать, как ты героически сражалась с этими свирепыми, страшными и агрессивными существами!
        - Ой, я только помню обрывками, мысли были как в тумане. Помню, когда ты рванул в сторону вожака, я сильно за тебя испугалась. Потом вижу, что ты стал уводить ещё одного кабана в сторону, а два оставшихся продолжили бежать на меня, решила сначала разобраться с ними, а потом приди к тебе на помощь. В первого я сразу смогла попасть магической стрелой, а во второго промазала. Когда он уже подбежал близко, я резко отскочила в сторону, пропустив его. Пока он разворачивался, успела выпустить в него стрелу, отчего он тоже моментально помер. Затем я нашла последнего кабанчика. Вот с ним было легче всего разобраться. Мана у меня закончилась, но он просто лежал и трепыхался, так что я спокойно перегрызла ему глотку. А когда он умер, сразу же бросилась тебе на помощь. Но ты и без меня справился с этим огромным вепрем! Но как ты его завалил! Ты так отпрыгнул, а вожак такой бум об дерево, а ты на него прыгнешь и как вцепишься в шею! Ух, Сиал, так здорово!
        - Да я сам не ожидал, что смогу такое сделать. Двигался буквально на инстинктах. Сам-то я почти ничего не соображал в этот момент.
        - И что? Ведь ты победил его! А то, что на инстинктах, так это хорошо. Помнишь, нам мама объясняла, что если ты во время сражения будешь думать, а не действовать, то проиграешь? Вот и ты просто действовал. Так что всё хорошо. Кстати, ты уровень смог с него получить? Я - да, после второго кабана. Правда, обидно немного, что за каждый уровень нам только по одному очку характеристик дают.
        - Вот нашла из-за чего жаловаться! - я чуть не подскочил на месте от удивления. - Подумаешь, всего одно очко за уровень. Зато за каждый прожитый год нам по пять очков дают. Вот ты только что маму вспоминала, а сама забыла, что она про это говорила. Не помнишь?
        - Я не очень хорошо запомнила этот момент, - немного сконфуженно ответила Калиса.
        - Зато я хорошо помню. Все разумные, без разницы, высшие или низшие, за каждый уровень получают по пять очков характеристик, зато за каждый прожитый год они получают только по одному очку, а мы - наоборот. Вдобавок каждый год получаем и по одному очку навыка, а они о таком даже мечтать не могут! Они его могут получить либо за каждые пять уровней, либо за каждые пять прожитых лет. Нам с тобой, по сравнению с ними, не надо ничего делать вообще, только кушать да расти.
        - Всё равно это нечестно!
        - И что бы ты с таким огромным запасом очков делала?
        - Я стала бы очень сильной!
        - А почему не очень умной?
        - Вот сам и будь очень умным, а я буду сильной, ловкой и быстрой, - закончив бахвалиться, она вскочила и приняла победную стойку, как будто это она разобралась со всей кабаньей стаей в одиночку.
        - И тупенькой, как сапожок, - добавив про себя, я тоже встал и стал разминать затёкшие лапы.
        Я, конечно, смирился, что быть мне драконом, но немного клинит по фазе от того, как я теперь воспринимаю время: вроде мы вот только легли, и вроде даже не засыпали, но прошло несколько дней! Подумаешь, пару раз небесная лампочка моргнула! В нашей системе пещер было намного приятней и комфортней в этом плане: там всегда одно и то же время суток. Там темно, но с моим зрением на это не обращаешь внимание. Интересно, животные так же воспринимают поток времени, как я? Вот те же кабанчики? Или у тебя такое притупленное сознание, пока ты мал…
        Маленькие кабанчики! Это ведь не весь выводок, которым управлял вепрь - у него наверняка где-то есть логово! И почему я об этом раньше не вспомнил? Мне кажется, или я нахватался тупости от сестры?
        - Калиса? - она разминала мышцы, вытянув и изогнув спину, как кошка. - Ты помнишь то место, где мы встретились с этим вепрем? Дойти дотуда сможешь? Хотя бы направление покажешь?
        - Примерно помню. А зачем тебе?
        - Да тут подумал… Расскажу, как придём.
        - Странный ты какой-то. Пойдём, нам туда, - она зашагала в сторону, где, как ей казалась, находилось место встречи. Я сразу же направился за ней следом, надеясь, что она не повторит подвиг Сусанина.
        Постепенно уходя вглубь леса, я перестал понимать, где мы сейчас идём. Конечно, когда ты бежишь от дикой разъярённой свиньи, тебе не до осмотров достопримечательностей, но, хоть убей, никак не сориентируюсь. Даже постоянно сверяясь с картой и используя внутренний компас, я могу понять, в какую сторону мы идём, но не где именно.
        - Я нашла его! - радостный возглас сестры вырвал меня из пучин страданий от осознания собственного топографического кретинизма.
        - Кого?
        - Того кабана, которого я прикончила после тебя. Вот он лежит, - она взглядом показала куда-то между деревьями. Присмотревшись, я смог различить силуэт.
        Мертвечину потихоньку начали растаскивать по кусочкам мелкие зверьки и птицы, но вот их самих рядом не было видно. Наверное, почувствовали наше приближение и удрали. В принципе, обычное поведение дикой живности: если есть халява - бери, если рядом кто-то сильный - беги.
        Глядя на покусанную, смердящую тушку я стал сокрушаться, что мы так много времени бесцельно провалялись где-то там вместо того, чтобы сразу направился сюда и узнать характеристики этого кабанчика.
        - Сиал, я вспомнила, куда нам идти.
        - Отлично, - я направился в чащу за мелькающим среди деревьев силуэтом.
        - Вот мы и пришли, - раздался голос сестры, и она взглядом стала указывать на две кабаньих тушки, валявшихся на расстоянии друг от друга. Их постигла та же участь, что и третьего - стать кормом для мелких лесных зверей.
        Проходя между ними, я запнулся и с трудом смог удержать равновесие. Пытаясь посмотреть, за что я зацепился, мой взгляд упал на неглубокую воронку в земле. Она неестественно смотрелась на фоне хаоса, создаваемого природой: ровные края, слегка присыпанные листвой, и почти сферически правильная форма. Складывается впечатление, что кто-то целенаправленно вырыл эту ямку.
        - Неужели мы помешали белочку хоронить?
        - Какую белочку? А, вот где она. Именно сюда я попала магической стрелой, когда промахнулась. Сиал, там! Там мы их заметили, - сестра взглядом указывала на ближайший к нам холмик.
        Пытаясь всматриваться в сторону возвышенности, я поначалу никак не мог вспомнить это место - всё казалось незнакомым. Но потом память стала проясняться: тут мы стояли, вот сюда я шёл, перед тем как кинуться на вепря, а они стояли на этом холме. Значит, мы заметили их, когда они были в той стороне.
        - Сестра, я знаю куда нам. Беги за мной, - я сорвался с места и побежал, как мне казалась туда, где нас ждёт настоящий пир.
        - Братик, подожди!
        Напрягая зрение по максимуму, я старался различить хоть малейшие признаки того, что здесь проходил вепрь. И мне удалось. Сточенная кора деревьев, отломанные веточки - всё говорило, что мы движемся в правильном направлении.
        Вдалеке стала различаться небольшая полянка, на которой сваленные деревья образовывали некий природный шалаш. Я ускорился, уже предвкушая уровни, которые скоро получу. Но по некоторым причинам, моим мечта не суждено сбыться.
        На поляне, вокруг почти полностью обглоданных свиных тел, стояло и лежало очень много различных причин. Такие, с серой шерстью и с острыми клыками. Один из них, почуяв нас, встал и уставился в мою сторону. Вслед за ним встала остальная стая.
        - Опоздали.
        Повсюду валялись останки свиных туш: одни были совсем маленькие, размером с небольшого поросёнка, а некоторые были даже больше тех, что мы встретили в лесу, но не дотягивали до габаритов вожака. Надо было сразу сюда направиться, а не беспечно валяться на земле, а то получается, мы всю работу за этих шакалов сделали.
        Волки рассматривали нас, не двигались, не проявляли агрессии. На поляне стало тихо и лишь лес, окружавший нас, создавал свою музыку жизни. Но никто не обращал на этот шум внимания: и я, и волки, и, надеюсь, сестра, были слишком увлечены неожиданной встречей. Внезапно раздавшийся тоненький писк и тявканье из логова кабанов нарушил тишину.
        На свет из своего убежища неуверенно стали выползать маленькие волчата. Жалобно скуля, они пытались обратить на себя внимания. Им стало интересно, почему все взрослые вдруг резко подскочили и уставились в одну сторону.
        Смотря на столь милую картину, я стал понимать, что нам придётся отступить иначе нас загрызут, стоит лишь сделать шаг в сторону потомства волчьей стаи. Попросив сестру, чтобы она сделала шаг назад, стал изучать реакцию хищников. Они так и продолжали стоять, а это значит, что они сыты и драться не горят желанием.
        Из логова вышло массивное тело огромного волка, ростом не меньше вепря. Его шерсть напоминала чем-то раскраску зебры - в основу легла обычная серая расцветка, но к ней добавились полосы белого и чёрного цвета. Огромные челюсти были сомкнуты, но всё равно проглядывались торчащие из-под шерсти клыки. Взгляд, которым он стал изучать нас, говорил, что он прекрасно понимает, кто мы и зачем сюда пришли. Он, скорее всего, тоже улучшил свой класс до вожака.
        Суммируя всю информацию, можно сделать вывод, что на этой поляне он единственный, с кем я могу попробовать связаться.
        - Покайтесь, грешники, ибо судный день близок!
        В ответ на мою попытку связаться с этой серой меховой горжеткой, она лишь оскалилась и глухо зарычала. Все волки последовали примеру своего вожака. Судя по их поведению, им как-то всё равно на все возможные наказания в геенне огненной. Значит, надо делать лапы, но медленно.
        - Калиса, не разворачиваясь, потихоньку уходи назад.
        - Зачем?
        - Потому… - решив, что убеждать её бесполезно, я решил подать ей пример и стал постепенно, пятясь назад, отступать в чашу.
        Сестра, осыпая моё сознание своим ворчанием, последовала моему совету. Вскоре мы удалились на безопасное расстояние, поэтому я просто развернулся и побрёл в сторону. Калиса, поравнявшись со мной, продолжала бубнить, чем сильно портила моё, и без того паршивое, настроение.
        - Пожалуйста, сестра, прекрати ворчать.
        - Что значит прекрати? Почему ты решил так трусливо уйти? Разве они для нас представляют хоть малейшую опасность? Ведь нам мама говорила, что она…
        - Да, я помню, что она поубивала всех сильных зверей в лесу. Но когда это было? До нашей первой спячки, или второй? Или ещё до того момента, как мы родились? Но это не так важно! Позволь тебя спросить: ты считать умеешь?
        - Да, нас же мама обучала вместе! К чему этот вопрос?
        - Тогда скажи: скольких волков ты насчитала на поляне?
        - Маленьких около двадцати, штук десять средних и одного большого. А что?
        - Моя горячо любимая, бесстрашная сестра, послушай…
        И вот именно сейчас мне стало ясно, почему популяция первичных драконов постепенно падает. Любая изумрудная или чёрная дракониха может отложить за жизнь две кладки яиц, максимум по десять в каждой. Но после катаклизма из этих десяти, в лучшем случае половина вылупится на свет. Но это мелочи. И тоже не существенно, что дракончики часто не переживают первый год жизни. Но ведь у этих грёбаных ящериц напрочь отсутствует инстинкт самосохранения! И вот рядом идёт и достаёт меня своими вопросами почему-то до сих пор живой пример.
        Кажется, ещё немного, и я поучаствую в космической программе мало бюджетных стран используя тепловое возгорание своего подхвостного пространства как ускоритель! Надо успокоиться! Читаем сутру: "Я един с миром, и мир един со мной. Я един с миром, и мир един со мной"… Помогает.
        - Сестра, слушай, ты немного ошиблась. Во-первых: на поляне было не двадцать маленьких волков. Те маленькие бегающие шерстяные комочки всего лишь детёныши. Хоть их и было семь штук, но считать их не нужно. А вот обычных волков там было тринадцать голов. Во-вторых: не средних, а взрослых особей, которых было восемь штук. В-третьих: тот, кого ты назвала большим, не кто иной, как вожак стаи. А теперь вопрос: какие шансы у нас победить эту ораву? Хотя нет, давай по-другому: сколько раз ты можешь запустить магическую стрелу?
        - Три раза.
        - Хорошо. Значит, в лучшем раскладе, это три мёртвых обычных волка, так?
        - Да.
        - Просто замечательно. А теперь давай подумаем вместе, - ибо ты думать не способна, добавил про себя. - Сейчас нам не особо важно учитывать их класс и уровень. Давай просто посчитаем цифры! Тринадцать минус три, это десять. Десять плюс восемь, да ещё один сверху - это девятнадцать! Вопрос: что может помешать этой толпе нас окружить и задавить числом?
        - Ой, - она резко остановилась и стала смотреть на меня взглядом, полным удивления. - Я как-то не подумала.
        Меня пробил озноб от осознания, что мы могли помереть, если бы она сделала хоть одно неверное движение. Как же мне хочется высказать ей всё, что думаю, но меня удерживает лишь то, что не так уж много времени прошло с разговора о её поведение. Если буду на неё давить, она может вновь в себе замкнуться. Нет, это не то, чтобы плохо, но всё же лучше, если она будет пребывать в адекватном состоянии.
        - Калиса, давай договоримся: если я говорю тебе, что что-то важно, значит - это важно, и к моему мнению стоит прислушиваться. Я всегда тебе потом смогу объяснить причины. Но пробуй иногда сама немного думать, хорошо? А теперь как насчёт того, чтобы вернуться в нашу пещеру и немного отдохнуть, а то у меня уже от постоянной смены дня и ночи голова побаливает. Не привык я к этому.
        - Ой, давай. Я тоже чувствую себя последнее время как-то плохо. А потом мы ведь всё равно вернёмся в лес?
        - Конечно. Сходим в лес, найдём кого-нибудь и съедим, вернёмся в пещеру и отдохнём. А потом повторим, хорошо?
        Ответив радостным согласием, сестра бодро засеменила в сторону нашей пещеры. Я шёл следом с надеждой, что в родных стенах смогу уютно отдохнуть и обрести душевную гармонию. Что-то мне подсказывало, что мне срочно следует принять Буддизм и познать дзен, иначе в один прекрасный момент родственница действительно может меня довести.
        Когда мы оказались внутри, она тут же упала на холодный каменный пол, всем своим видом давая понять, что до следующего приступа голода не сдвинется с места. Пожелав ей спокойного отдыха, я направился к смотровым площадкам, рассчитывая расширить карту.
        Выйдя на край платформы, я стал внимательно всматриваться в горизонт, изучая всё, что только мог заметить, одновременно с этим посматривая в карту. Зарисовка шла медленно, волнами расходясь от точки, где я находился. Убедившись, что навык действительно зарисовывает далёкие объекты, я решил не мучить себя, закрыл лог-файл с картой и продолжил вглядываться в окружающее пространство. Лучше полностью изучить пространство с обеих сторон горы, а только потом узреть получившиеся результаты.
        Когда солнце стало клониться к горизонту, меня словно ударило током: ведь только что эта люстра подвесная ещё даже в зенит не вошла, а уже вечер? Что за ересь? Может быть, у меня действительно мозг… того? Ведь я не спал, не отключался, полностью себя осознавал.
        Решив сконцентрировать внимание на краю горизонта, я стал отсчитывать секунды. Когда цифра приблизилась к отметке в две тысячи, я одёрнулся и посмотрел на светило - оно сдвинулось примерно на расстояние в полчаса. Немного подумав, дальше решил попробовать также всматриваться в даль, но уже не считать секунды, а просто предаться воспоминаниям из прошлой жизни, но постараться не терять внутреннее ощущение времени.
        В какой-то момент я стал различать разницу в насыщенности светом в окружающем меня пространстве и посмотрел на солнце - оно переместилось примерно на два часа по времени и уже на треть скрылось за горизонтом. А внутренний хронометр мне подсказывал, что прошло от силы часа полтора максимум. Но эта погрешность не критична: в последнее время у меня с ним натянутые отношения.
        Теперь самая сложная часть в моём эксперименте - надо постараться познать самадхи и уйти в нирвану. Уставиться в одну точку в горизонт, очистить свой разум, отрешиться от всего мирского бытия.
        Сколько бы я ни пытался, ничего так и не вышло. Солнце так и продолжало медленно заходить за горизонт.
        И почему у меня не получилось? Почему мне ещё не открылись врата прозрения и просветления? Что же я такого делал, когда терял счёт времени? Вроде бы ничего, просто не думал. Не думал в принципе ни о чём. Похоже, надо отбросить эти тщетные попытки и уже дождаться возвращения мамы да спросить у неё об этой странности.
        Решив дать карте ещё немного времени, для точности результата, я стал бесцельно бороздить взглядом по открывающемуся пространству. В какой-то момент я не произвольно моргнул - было утро. Уже просто не понимая, что происходит, я плюнул на это, и, удостоверившись, что карта зарисовала всё что могла на этой стороне горы, двинулся к смотровой площадке, выходившей к лесу.
        Спустя день карта была закончена полностью, и я смог подробно изучить то место, где мы обитаем. Оно действительно поражало своей грандиозностью: оба леса закрывали собой почти половину карты, огромная равнина забирала себе вторую половину, а между ними горный массив, каньон и плато, на котором виднеется малюсенькая точка, показывающая вход в пещеру.
        Внутрь пещеры, рядом с нашей кладкой, всё так же в состоянии киселя валялась сестра, не желавшая куда-либо выходить ближайшие пару недель, поэтому я просто лёг на пол и уткнулся в одну точку.
        Через какое-то время сестра отозвалась и сообщила, что она хочет есть - мы направились обратно в лес. Немного поплутав, мы смогли поймать себе обед. Подкрепившись, вернулись и приняли позу амёбы, в ожидании нового приступа голода.
        Глава 6
        - Я поймала!
        - Молодец, - я встал с нагретого места и направился в сторону сестры.
        Редко у неё получается поймать мелкую живность на этом лугу. Но стоит этому случится, как она начнёт буквально светиться от счастья. Этот раз не стал исключением и Калиса не упустила возможности повысить чувство собственной важности. При моём приближение она гордо задрала подбородок к небу, призывая хвалить её полностью.
        Подойдя к ней вплотную, я решил подыграть и потереться носом о её бок. Но она резко отскочила в сторону, упав прямиком мордой в землю и сразу же стала корчиться и извиваться, как уж на сковороде, чем не слабо меня напугала. Она задрала голову к небу, стараясь как можно сильнее вытянуть шею, что-то проглотила и стала очень жадно, с натугой, вдыхать воздух.
        - Пришибленная моя, ответь: что это сейчас было?
        - Знаешь, - немного отдышавшись и придя в себя, ответила она, - вот когда ты подошёл ко мне, у меня под лапами из земли выскочила мышка и решила сбежать. Но я оказалась быстрее!
        - И где она?
        - Как где? В животике! В самом надёжном месте для хранения всего, что можно кушать! Только сначала я подавилась, но это быстро прошло, и я смогла её проглотить.
        - Живьём? - на что сестра лишь кивнула и ещё больше преисполнилась гордостью за свою персону.
        Моя фантазия вырисовывала картину: уже осень, мышка в норку натаскала запасы на зиму и решила провести инвентаризацию. Сидит значит такая вся важная, никого не трогает, и тут топот, земля ходит ходуном, её чуть не засыпает. Когда всё заканчивается, она решается посмотреть, что же на поверхности случилось. Вот вылезает из своего убежища - а там дракон! Бросается наутёк и следующее, что она видит - чей-то желудок.
        - Хочу поздравить тебя, сестра, - она вопросительно посмотрела на меня. - Ты только что подарила бедному грызуну самую болезненную смерть, которую можно вообразить! А теперь, может скажешь, кого ты там поймала?
        - Голову опусти и увидишь. Только как мы договаривались. Не жульничай, иначе обижусь!
        На траве лежал маленький, серенький, пушистенький зайка. Прям такая милашка! Был. Пока его кое-кто лапой об землю не расплющил.
        Хорошо, что я выбил из себя всю эту сентиментальную придурь. Я - дракон! Я должен вести себя как дракон! И я буду вести себя как дракон, потому что от моего поведения зависит моя жизнь. И если мне надо пойти в лес сожрать какую-нибудь зверюшку: я пойду и сожру. И мне плевать, что эта самая животинка категорически отказывается становиться обедом - её проблемы.
        Сейчас же самое время узнать, какого уровня этот пушистик и немножко откусить от его тушки. Только аккуратно, не схватить лишнего, а то сестра действительно может обидеться.
        ВЫ ВКУСИЛИ КРОВЬ ДРУГОГО СУЩЕСТВА:
        ЖИВОТНОЕ: ЗАЯЦ
        ВОЗРАСТ: 0 ЛЕТ
        УРОВЕНЬ: 0
        ОПЫТ: 0/1000
        ЖИЗНИ: 0/100 (МЁРТВ)
        МАГИЯ: 0/0
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 0/100 (МЁРТВ)
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        СИЛА: 0
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 0
        ЛОВКОСТЬ: 0
        ИНТЕЛЛЕКТ: 0
        ВОЛЯ: 0
        МАГИЯ: 0
        УДАЧА: 3
        - Сестрёнка, я обожаю тебя! - с нескрываемым восторгом я прыгнул на сестру.
        Наконец-то картина полностью сложилась и мне теперь стало понятно, как развиваются с уровнем животные, и что отличий с моим прошлым миром в этом плане нет! Сестра смогла выпутаться из моих объятий и, отойдя в сторону на пару шагов, испуганно уставилась на меня.
        - Сиал, что с тобой?
        - Что со мной? - я прилёг на нагретую солнцем землю, и пытался разгладить на своей морде наркоманскую улыбку. - Да всё со мной хорошо, я просто рад.
        - Чему? - сестра не спускала с меня взгляд и аккуратно приближалась к зайцу, боясь, что я вновь на неё накинусь.
        - Сама посмотри. Я про твою добычу, про характеристики, возраст и уровень.
        Калиса неуверенно подошла к телу животинки, постоянно озираясь на меня, изловчилась и одним присестом отправила к мышке нового друга. А затем уставилась на меня непонимающим взглядом и спросила:
        - И что с ним необычного? По нулям всё, кроме удачи. Не объяснишь?
        - Объясню, - я ответил на автомате и чуть не подавился от удивления. Ей интересно? Вроде бы снег не выпал, да и свиста с ближайших гор я не слышу. Нет, конечно, два с половиной года это большой срок, но вот такие разительные перемены.
        Пока я размышлял о её поведении, сестра улеглась рядом и стала ожидающе на меня смотреть. Надо пользоваться моментом - похоже она действительно стала использовать своё серое вещество по назначению.
        - Для начала ответь: ты странного ничего не заметила в распределении уровней и характеристик у животных, которых мы с тобой ловили?
        - Нет. Я даже не смотрела на это. А надо было?
        - Надо было! Хотя мы давно договорились, что из нас двоих думаю только я. Ладно, слушай. Есть два типа животных: хищники и травоядные. Травоядные, в свою очередь, делятся на два вида: безобидные, такие как вот этот заяц и те, кто может дать сдачи, такие как…
        - Такие как тот вепрь?
        - Умница! - от похвалы Калиса начала довольно ухмыляться. Как же мало, оказывается, ей для этого надо.
        Я стал в красках описывать всё то, что мне казалось интересным и познавательным, но она лишь встала и стала смотреть куда-то в сторону леса.
        - Сиал, а как нам это поможет разбираться с волками? А то они уже стали подходить
        - Что? - подскочив на месте, я стал смотреть в ту же сторону, куда смотрела сестра.
        И понял - мы попали! Взяв нас в тиски, целое семейство волков двигалось к нам, медленно сокращая дистанцию. И чего Калиса молчала? Раньше не могла сказать? Плевать. Надо понять, сколько шакалов пришло по нашу душу.
        - Сестра: ты сколько можешь магических стрел выпустить?
        - Пять, а что?
        - Приготовься, нам не дадут сбежать. Придётся драться с этими…
        - Сиал, смотри: за ними, ближе к лесу! Разве это не тот самый волк?
        За кольцом волков, из леса на поляну вышло огромное тело вожака, с чёрно-белые полосками на серой шерсти. Только вот что-то количество подручных не вяжется с тем, которое мы видели два с половиной года назад. Но, если подумать, то время прошло, вот они и выросли. Вот и получается, что обычных теперь шестнадцать штук, матёрых волков уже десять и вожак, в одном экземпляре. А что там с картой? ЛОГ…
        Понятно - мы точно попали, так как стоим почти в центре поляны. Даже если попробуем сбежать, в лесу нас всё равно догонят. Наверно, это была плохая идея: договориться с сестрой, чтобы мы каждый наш выход в лес приходили к этой поляне, где она могла вдоволь набегаться за зайцами, как оголтелый сурикат. Вот и аукнулось. Выследили нас, твари.
        Волки стали интенсивней сокращать дистанцию. До вожака метров пятьсот, а до ближайшего к нам около трёх сотен. Плохо. Не будь вожака с ними, то можно было бы кинуться на них и попробовать оглушить своим навыком. Но эта тварь путает все карты: он всяко ментально усиливает стаю. Из-за него навык сработает только наполовину в лучшем случае, да и то ненадолго.
        Отставить панику: некогда мне тут от страха кирпичные замки строить. Так, слева нас пять мелких и два матёрых, правее четыре матёрых и семь обычных. Остальные группировались по центру, за ними и вожак стоит. Что-то они левый фланг сильно ослабили: пытаются нас заставить бежать именно туда? Нет, ни в коем случае! Даже если раскидаем эту мелкую группу, то нас просто окружат с двух сторон, а затем возьмут в тиски. Значит, остаётся только одно:
        - Сестра, только не двигайся и жди команды!
        - Ты что, собрался с ними драться? Братик, ты совсем спятил? Их же очень много! Нужно попробовать прорваться в лес и бежать к нашей пещере. Только тогда у нас будет хоть небольшой шанс их победить!
        - Да не дадут нам так долго бегать! Со временем нас просто окружат и всё, добегались. Лучше приготовься. Слева нас видишь небольшую группу? Как только всё начнётся, твоя задача выкосить всех мелких своей магией. Я же кинусь на правую группу и попробую увлечь за собой ещё и центральных. Не знаю скольких, но, если половину утащу, уже будет хорошо. Ты же, когда убьёшь всех мелких, и сразу же бросайся в сторону вожака, забыв обо всём! Твоей задачей будет убить вожака. Как только умрёт, я использую свой навык, и мы их быстренько поубиваем, пока они будут в ступоре стоять.
        - Но как же ты?
        - Да забудь ты обо мне!
        Я осекся и быстро глянул на группы волков. Они всё приближались, но уже медленно, словно готовясь к схватке. Наверно, вожак тоже раздаёт указания, или что он там делает. До ближайшей своры метров двести. Немного времени есть.
        - Сестра, твоя задача - вожак стаи. Подпускаешь к себе мелких шакалов, убиваешь их магией и кидаешься в сторону вожака. Хотя нет, оставь одну стрелу про запас: мало ли что произойдёт. А так, в случае чего, будет возможность путь себе расчистить. Сможешь на бегу магией пользоваться?
        - Да.
        - Отлично! Я постараюсь напасть первым. Как только увидишь, что я побежал в сторону волков - сразу действуй. А теперь готовься!
        Я стал всматриваться в глаза вожаку стаи. Наверно, он уже закончил все приготовления и теперь так же изучающе смотрит на меня. Твою за лапу налево! ЛОГ…Вот падла шерстяная! Мне эти пятьдесят шесть очков дороги как память! Я, может быть, и планировал потратить их на магию, когда она откроется, но всё же так сильно путать карты мне - не честно! Так, ладно. Позволю им напасть первыми, а там сразу будет понятно, чему отдать приоритет: силе, выносливости или ловкости. Ну… во славу Нерзула!
        - Эй, подстилка меховая! Ты меня слышишь? - что есть сил я стал пробиваться своими мыслями в сознание вожака. - Я тобой сегодня пообедаю, учти это! - глава волков оскалился и зарычал. Не любит, когда ему в голову незнакомцы стучатся.
        Быстрый взгляд на левую группу - до них примерно метров двести. Они начали удаляться друг от друга. Правый фланг - та же ситуация. Рассредоточиваются, стараясь сделать как можно больший полукруг. Скоро они все пойдут в атаку. Я перевожу взгляд на вожака стаи - он неотрывно наблюдает. Даже на секунду показалось, что улыбается. Ну, давай! Мне нужно как можно больше выносливости, от неё многое будет зависеть и про силу надо не забыть. Значит, тридцать пять и девятнадцать.
        Буквально в тот момент, когда я уже хотел вызвать лог и распределить очки, по земле пронеслась огромнейшая тень, чем привлекла всеобщее внимание. За полсекунды она преодолела расстояние от опушки леса, прошла рядом со мной и сестрой, и, приблизившись к вожаку волков, уменьшилась в размерах.
        - Вашу ж душу! - вырвалось у меня в сознании, когда, стоявший позади всей стаи вожак, в одно мгновение очутился в когтях огромнейшего беркута, размерами с многоэтажный дом. Он поднялся обратно в небо, не ощущая веса своей добычи. Играючи, на лету, откусил волку голову и направился в сторону горизонта неся в мощных когтистых лапах безвольное тело, из откушенной шеи которого вытекала кровь, порциями падая с неба алым дождём.
        Что-то на мгновение затмило солнце, опустив на меня тень, и я невольно устремил взор в небо.
        - Воздух! В лес! Бегом! - и развернувшись на месте, помчался в сторону ближайшей опушки. Сестра тут же повторила за мной.
        Это что ещё за чернобыльские переростки? Как такие птицы вообще существовать-то могут? Бежать! Бежать!
        - Беги, Калиса! Беги! - как можно сильнее подгоняя сестру, я пытаюсь перебирать лапами с максимальной скоростью. Вся жизнь проносится перед глазами. Не могу обернуться и посмотреть, как там волки. И тем более в небо. Всё время смотрю строго вперёд, словно лошадь на скачках. Только краем глаз, боковым зрением мельком посматриваю, чтобы хоть иметь возможность заметить приближающуюся птицу.
        - Сиал, справа… - сестра не успевает договорить, как моё тело на автомате прыгает в противоположную сторону. Не зря.
        В землю, где я находился буквально мгновение назад, своими когтями впивается одна из хищных птиц. Да так крепко, что по инерции, на огромной скорости падает и утыкается клювом в землю. И всё это происходит в тот момент, пока я нахожусь в воздухе.
        Желаю этой курице приятного аппетита и пытаюсь приземлиться. Но выходит из лап вон плохо: запнувшись, начинаю кубарем перекатываться по поляне. Раз десять земля сменилась небом, а небо землёй, когда мне удалось нащупать опору под собой. Резко отскочив от поверхности, продолжаю бежать, постепенно набирая потерянную скорость.
        - Сиал, ты как? - пока моя тушка каталась по земле, сестра успела отдалиться от меня на приличное расстояние.
        - Не останавливайся! Беги! - кричу и продолжаю нестись, словно паровоз.
        До спасительного леса совсем чуть-чуть. Вот он. Уже сейчас! Последний рывок.
        Набрав огромную скорость, мы влетаем в лес, попутно перепрыгивая через торчащие корни, отламывая низко растущие ветки и снося со своего пути молодые деревья, словно они просто щепки.
        Не знаю, сколько мы бежали, но остановилась только тогда, когда до поляны было не меньше трёх километров. И сразу же попадали на землю, став хватать ртами воздух, словно загнанные вусмерть лошади. Я весь дрожу: не то от страха, не то от ужаса, не то от усталости. Мысли путаются в голове.
        - Что это было? - сестра нарушила тишину, когда шоковое состояние постепенно начало отпускать нас.
        - А я откуда знаю? Какие-то птицы! Слушай сестрёнка, давай договоримся, - я остановился, пытаясь сформулировать мысль из скачущих по возбуждённому разуму слов, - давай больше не выходит на поляны? Хотя бы до того момента, пока я не обзаведусь магией. Договорились? А то, что эта стая волков, что эти птицы, как-то не добавляют счастья в жизни.
        - Согласна. Мне уже надоело бегать за мелкими зверьми, тем более что с них очень мало опыта дают.
        - Вот на этом и решим, а теперь давай отдохнём и по…
        - Калиса, Сиал, вы в порядке? - прервал меня знакомый и ставший уже родным голос.
        - Мама!
        Глава 7
        - Вы целы?
        - Да, с нами всё хорошо! - отвечала сестра. - Ты где?
        - Только что зашла в лес. Я заметила стаю осквернённых беркутов и сразу связалась с вами. Ещё раз спрашиваю: вы в порядке?
        - Да, мама! Не волнуйся! Мы тоже увидели, но успели скрыться, - я вставил свои пять копеек, для успокоения материнского сердца. - Мы сейчас в северной части леса, недалёко от большой поляны и можем прийти к тебе.
        - Это будет напрасно. Во-первых: я в южной части леса, и вам до меня долго добираться. А во-вторых: я сейчас нахожусь в форме ящеролюдки, а рядом разумный, которого я веду в пещеру. Нет нужды, чтобы он видел вас. Лучше попробуйте держаться как можно ближе к порченому лесу, только не заходите в него. Мы будем добираться до нашего логова примерно неделю. Вы должны всё это время находиться недалёко от осквернённого леса. Когда буду подходить к пещере, я позову вас, и только тогда вы направитесь ко мне. Вы поняли?
        - Да, - мы одновременно ответили.
        - Подождите немного, мои дети, и мы сможем с вами встретиться.
        - Да, мы дождёмся, - сообщила Калиса, но мама молчала.
        Наверно, лучше сейчас её не отвлекать, а последовать совету и уйти северней. Словно подумав так же, сестра вслед за мной встала, и мы направились в сторону рыжего леса.
        - Как думаешь, Сиал: почему мама идёт через лес? Это из-за птиц? Или из-за разумного, что она ведёт с собой? Но зачем так делать? Ведь проще было бы просто схватить его и принести в пещеру, как она сделала тогда, с эльфом.
        - А я почём знаю? Думаю, что на это есть причина. Но меня больше интересует другой момент: кто именно этот разумный? Скорее всего, он кто-то особенный, раз надо держаться так далеко от них. Тем более рядом с осквернённым лесом.
        - Думаешь, что этот разумный сильный?
        - Не знаю, но он уж точно не сильнее нашей мамы.
        - Ты прав, - сестра вдруг резко остановилась и посмотрела на меня. - Сиал, давай поохотимся. Ты скоро покушаешь, а вот мне от того разумного и кусочка не достанется.
        А ведь она права - он, так или иначе, как-то связан с первичной магией смерти и ей его трогать категорически нельзя. Сообщив Калисе, что я с ней полностью согласен, мы направились в северную часть леса, по пути пытаясь выследить какую-нибудь живность. Но все наши попытки оканчивались провалом: если нам изредка и попадались представители местной фауны в виде оленей и кабанчиков, но они замечали нас раньше. И чем ближе мы подходили к осквернённому лесу, тем реже встречаются хоть малейшие признаки того, что здесь кто-то есть.
        В какой-то момент мы пересекли невидимую черту, и звуки леса остались позади. Хоть мы всё ещё находились в обычном лесу, но складывалось такое впечатление, что птицы и животные боятся приближаться к осквернённым местам. Музыка жизни, пение пернатых, всяческая возня остались там, за чертой, а здесь, в преддвериях скверного места, воцарилась мёртвая тишина, разбавляемая лишь редким завыванием ветра и скрежетом раскачиваемых деревьев.
        Мне стало как-то не по себе. Такое ощущение, что я нахожусь в пограничье, в странном подобии чистилища, и жизнь, какое бы воплощение она ни имела, старается держаться подальше от скверны.
        Сверившись с картой, я лишь подтвердил свои убеждения. Лес, на окраине которого мы сейчас стоим, редеет, уходя на север и через километр он закончится, плавно перетекая в открытый луг. А за ним начнётся осквернённая местность, и кто его знает, каких она размеров.
        Интересно, скоро Ликура дойдёт до пещеры? Говорила, что с неделю, но я сильно в этом сомневаюсь, ведь почти середина осени и снег может со дня на день пойти, так что, думаю, она будет подгонять разумного, чтобы тот быстрее перебирал ногами. И всё же, чем она умудрилась его завлечь в такое путешествие? Какими пряниками? Ведь ему нужно идти по правилу трёх “Х”: хрен пойми куда, хрен пойми зачем, и хрен пойми с кем! Вот тут я согласен с сестрой - намного проще его было бы так, в лапах принести.
        - Сиал, что делать будем?
        - Ну, мне вот интересно: как выглядят осквернённые места вблизи. Может, подойдём поближе, посмотрим?
        - Мы, вообще-то, должны мне покушать поймать, - чуть не с обидой ответила Калиса.
        - Хоть одним глазком!
        - Только из леса не будем выходить. И так сможешь всё увидеть.
        - Ты лучшая, - я кинул ей фразу уже помчавшись в сторону скверного леса и радуясь, что хоть упрашивать долго не пришлось, и то хорошо. А то, что всего лишь из леса, так не проблема - поверхность луга ровная, без холмов, а зрение у меня отличное. Да и желания соваться в такие злачные места у меня не наблюдается.
        Остановившись в тени редеющих деревьев, прямо на краю леса, я всматривался в далёкие очертания искорёженных стволов. Вскоре глаза смогли сфокусироваться, и мне стало немножко дурно.
        Скверна не просто скопировала живых существ и исказила их, но и переписала их поведение, отчего они стали выглядеть ещё более странно и пугающе. Чего только стоит огромный арахнид, размером с автомобиль! Словно не ощущая своих габаритов и наплевав на все возможные законы физики, он планомерно оплетает своей рыжей нитью облысевшие кроны нескольких деревьев, создавая огромнейших размеров паутину.
        На другом краю леса показалось существо, внешне напоминающее кабана. Вот только огромная пасть, усеянная клыками различных размеров и форм, подсказывала мне, что он питается не совсем желудями. Подойдя к одному из деревьев, он стал мощными передними лапами раскапывать землю, попутно вырывая из земли и проглатывая массивные корни мёртвого дерева.
        Мгновение, и массивная ветка со скрежетом опустилась на спину свинье с такой скоростью и силой, что даже отсюда мне был слышен звук ломающегося позвоночника. Дерево вытащилось из-под земли, развернулось и слегка наклонилось к визжащему кабану и теперь я мог осмотреть его переднюю часть: с виду оно напоминало обычный сухой ствол, с шершавой, потрескавшейся корой и метра три высотой, заканчивающийся кроной искорёженных ветвей разной длины, формы, и степени уродливости. Книзу ствол переходил в огромное количество различных корней, чем-то напоминавшими конечности пауков и осьминогов одновременно.
        Внезапно ствол древня расщепился на две части, образовав огромный вертикальный зёв. Одной из своих ветвей дерево схватило несчастное животное, которое было ещё живо и пыталось отползти в сторону - раздался оглушительный визг. Своей работающей верхней половиной тела свинья пыталась вырваться из мёртвой хватки, но это было тщетно. Не спеша, древень закинул в свой ствол кабана, и резко захлопнул рот с отвратным, чавкающим звуком. Визг тут же смолк, но из разреза, где был зёв, фонтаном брызнула кровь. Постояв пару секунд, дерево развернулось ко мне спиной, ловко окопалось в землю и замерло.
        - Слушай, сестра… Пойдём… - медленно повернувшись, я побрёл в сторону родного леса.
        - Сиал, что с тобой? Ты какой-то нервный?
        - Нервный? - меня переклинило от этого слова. - Какой, на год, нервный? Ты вообще видела, что там творилось? Нет, ну ты видела? Видела? Этого паука? А живое дерево, которое сожрало кабана? Знаешь… К чёрту этот осквернённый лес! Мне и тут приключений хватает. Те же волки, или, на худой конец, птицы-переростки. Тут, по крайней мере, меня деревья сожрать не пытаются, уж и на том спасибо! Нет, нет, нет! Я к этой обители абсурда и близко подходить не намерен!
        - Братик. Тебе что, страшно?
        - Страшно? Мне? Не, ни разу! Вообще, ни капельки! Просто знаешь… Я тут подумал… Мы ведь так тебе и не поймали еды, а время уходит! Скоро нас мама может позвать, тогда у нас и шанса не будет тебя накормить, так что пойдём, нам надо спешить, - я продолжил путь в сторону чащи.
        Не знаю, как там кто что хочет, но выходить из зоны комфорта и искать приключения на свой хвост у меня желания нет. Вот подрасту, обзаведусь магией, там и посмотрим.
        Спустя несколько секунд сестра догнала меня и предложила сходить к тому месту, где мы птиц видели. Она объяснила решение тем, что прошло уже несколько дней и, возможно, стая волков собралась неподалёку, а раз там теперь нет вожака, то можно попробовать их сцапать. Согласившись с её доводами, мы неспешно отправились в дорогу.
        Удача в этот раз оказалась на нашей стороне и подарила оленя, которого сестра заметила на полпути к поляне. Побегав за ним около часа, мы всё же смогли его загнать. А когда родственница закончила акт чревоугодия, развалились там же, предавшись дреме.
        На меня вдруг накатило осознание того, что мне в скором времени предстоит сделать. Как не посмотри, но это будет убийством. И какие бы цели я ни преследовал, но лишить жизни другого человека? От осознания этого мне стало очень противно. Одно дело зайти в лес и поймать того же оленя, но вот человека… В памяти всплыла картина из прошлого, когда сестра поедала эльфа. Хладнокровно, без эмоций, словно он какое-то животное.
        - Дети мои, где вы сейчас находитесь? - голос матери выдернул меня из раздумий. Предавшись философии, я не заметил, как день стал подходить к концу, и местность вокруг меня залилась лучами заходящего солнца.
        - Мы между северной границей леса и поляной, где были беркуты, - быстренько объяснила ситуацию Калиса.
        - Я, вместе с разумным, только что подошла к нашей пещере. На ночлег решили остановиться внутри, рядом с входом. Поутру я поведу его к западной площадке. А после будем плутать по пещерам. Так что два или три дня на дорогу у вас есть. Но поторопитесь. Время идёт против нас.
        - Мы поняли, - отрапортовала Калиса и стремглав помчалась в сторону нашего жилища.
        На горное плато мы вышли, когда уже вторая ночь нашего пути плавно подходила к концу. За лесом стало постепенно светать, а значит до рассвета не так уж много времени и стоит поторопиться. Известив маму, что мы вышли из леса и через два часа будем, как безумные бросились к намеченной цели.
        Когда до входа оставалось меньше минуты бега, Калиса сообщила матушке, что мы почти прибыли. Ликура ответила, что она уже час может нас отчётливо чувствовать. Она попросила нас направиться в пещеру и предупредила, чтобы мы были готовы к возможным сложностям: разумный может начать сопротивляться. Поэтому сестре ни в коем случае нельзя приближаться к нему и вступать с ним в бой. Тем более, пробовать поглотить его плоть.
        Сообщив маме, что всё поняли, мы ускорились и влетели в преддверии пещеры, где наши уши уловили лёгкий хлопок, а затем сдавленный, глухой крик. Переглянувшись, мы бросились к нашей кладке.
        В пещере нам предстало увидеть интересное зрелище: посередине пещеры стояла наша мама в драконьей форме, рядом со стеной лежали два наплечных мешка и всякие вещи, а недалеко от них два спальника. Один пустовал, а другой был связан, брыкался, издавал непонятные звуки и катался по полу.
        - Мама, что про… - я уже хотел уточнить один очень интересный момент, но меня сбила с мысли одна мелкая зелёная особа, пронёсшаяся рядом и стремглав устремившаяся к Ликуре.
        Добежав, Калиса со щенячьим восторгом, наплевав на все предупреждения матери, прилипла к ней и стала оглашать наши сознания своими радостными речами. Ликура не стала её отчитывать, а лишь наклонилась и потёрлась о её спину своим носом и попросила её отойти и встать ей за ней. А меня, наоборот, подойти поближе.
        - Здравствуй, мама. Я рад, что ты вернулась, - я встал рядом с ней.
        Ничего не ответив, она просто потёрлась своим носом о мою спину. Наверно ей, как матери, эти два с половиной года разлуки дались очень нелегко. Я посмотрел ей в глаза, а затем на спальник, который прекратил перемещаться туда-сюда и притих. Наверно существо в нём пытается прислушаться к происходящему.
        - Что это?
        - Это разумный, которого я привела тебе. Он станет для тебя ключом, с помощью которого ты раскроешь свой магический сосуд.
        - А чего он связан? Он не задохнётся?
        - Нет. Я сейчас освобожу его. Связала специально, чтобы уменьшить его возможности к сопротивлению.
        Переведя взгляд на спальник, Ликура медленно подошла к нему и занесла над ним свою когтистую лапу:
        - Не дёргайся, сейчас я разорву верёвку, - раздалось у меня в сознании. Наверно она подключила разумного к нашему каналу мыслеречи. Аккуратно поддев верёвку когтями, мама разрезала её в нескольких местах и скомандовала:
        - Вылазь!
        - Аффигеть! - пронеслась мысль у меня в сознании, глядя на запыхавшееся и покрасневшее от удушья существо, вылезшее из спальника.
        Взъерошенные, местами слипшиеся серо-синие волосы. Красная радужка глаз и тёмно-фиолетовая кожа. Длинные, заострённые уши с кончиками, немного загибавшимися вниз. Сглаженные скулы, лёгкий румянец на щеках и тяжёлое дыхание, от которого вздымалась небольшая грудь, закованная в кожаный нагрудник, видневшийся из-под распахнутого камзола. Под ним рубаха свободного покроя, но от влажного пота прилипшая к телу, и я мог видеть чётко выраженную талию. Тёмно-коричневого цвета штаны из грубой ткани мешковато висели на ногах и имели вставки из кожи на тыльной и передней стороне бёдер. На ногах надеты походные сапоги из топорно обработанной шкуры, доходившие почти до середины голени и по всей длине перевязанные бечёвкой.
        На поясе находился широкий кожаный ремень, с каждого бока на нём что-то крепилось. Справа висела книга, закрытая с помощью кожаного клапана, а слева - небольшая сумка и рядом с ней странное деревянное изделие, чем-то напоминающее толстую барабанную палочку, но обильно украшенную непонятными линиями и разноцветными стекляшками. За ней висели ножны с кинжалом. Взгляд зацепился за левую руку, на которой отсутствовал мизинец. Но на всех остальных пальцах было надето по кольцу.
        - За что? - лишь эта фраза вертелась у меня в голове, пока я разглядывал девушку, выпрыгнувшую из спальника.
        За прошедшие почти четырнадцать лет в теле дракона, из которых шесть лет бодрствовал, я привык к своему новому телу. Даже как-то и не вспоминал о тех прекрасных моментах из прошлой жизни, которые происходили с участием противоположного пола. И вот Ликура притаскивает с собой довольно симпатичную девушку. Хорошо, что у драконов пубертатный период проходит во время последней спячки и гормоны тебе в голову не бьют от слова совсем, но, всё же - это подло.
        - Лира! Нк’аро нэ лосву? Орно т’ютрэ нг’шоуд уно даро…
        - Говори с помощью мыслеречи! Я ещё не обучила своих детей языкам разумных.
        - Деть… - прервалась мысль остроухой, когда она, немного поплутав взглядом, заметила меня.
        От моего вида у неё перехватило дыхание, глаза расширились до размера блюдца, а зрачки стали настолько огромными, что полностью скрыли радужку под собой и я на секунду смог различить в них страх. Настоящий, животный страх перед чем-то, что может стереть себя в порошок и не заметить этого. Но она быстро справилась с нахлынувшими на неё чувствами, и, глубоко вздохнув, попыталась придать себе как можно более дружелюбный и безобидный вид. Лишь для того, чтобы вновь удержатся от падения в омут безумия и страха, когда она увидела мою сестру.
        - Сиал, Калиса, это разумный, про которого я говорила, - вновь объяснила мама, и мы втроём уставились на несчастную, готовую потерять контроль над своим разумом и расплакаться от затуманившего её взгляд ужаса. Секунда, другая. На мгновение она сильно зажмурилась, и её глазам вернулась дружелюбие.
        - Лира, что за шутки? Я уже давно знаю, что ты не высший, а древний разумный, - как будто всё в порядке, остроухая стала оглашать нас речами. - Но зачем все эти фокусы? Ты хотела познакомить меня со своими прекрасными, милыми детками?
        Она попробовала сделать шаг в нашу сторону, но передумала и поставила ногу обратно. Вместо этого она наклонилась, оперлась ладонями о колени и изобразила на лице самую милую улыбку, которую я когда-либо видел.
        - Здравствуйте, маленькие детишки. Меня зовут Нарт’ана из школы Кн’урто. Моя раса зовётся Сэ’тах, но разумным привычно называть нас тёмными эльфами. Мы с вашей мамой познакомились два года назад и всё это время путешествовали по миру.
        - Сиал, Калиса. Когда вы будете бороздить просторы мира в теле Кта’сат, вам изредка, но придётся проявлять формальную вежливость - если с вами поздоровались, надо поздороваться в ответ. Ну же, попробуйте.
        - Здра… Здравствуй, - кое-как выдавила из себя сестра. - давайте уже заканчивать! Мама! Мне очень хочется послушать рассказ о твоих приключениях!
        - Всему своё время, дочь моя. Сиал, теперь ты!
        Она права - надо поздороваться с человеком, а то стоит, зашуганная вся, да улыбаться пытается. Надо бы помягче с ней. Помягче. Нежно и ласково, да.
        - Дратути! - я как можно веселее выпалил приветствие, попутно постарался улыбнуться. Правда, у меня больше получился оскал, от которого эльфийка чуть не потеряла сознание. - Меня зовут Сиал. Скажи, а чем ты занималась до того, как встретила нашу маму?
        - Я? Я была библиотекарем в одной из магических школ, - почувствовав какое-то облегчение, остроухая выпрямилась и успокоилась. - Это такие места, где разумные собираются вместе и получают новые знания, а чтобы их занятия проходили должным образом, я подбирала для них книги и хранила их.
        - Расскажи моим детям подробней об этих самых книгах. Точнее о той, что висит у тебя на поясе.
        - Лира, ты же знаешь - я против всего того ужаса, что делают с древними! - голос эльфийки дрожал, а она сама выглядела как смертник перед плахой.
        - Знаю, ты мне уже рассказывала, - мама сухо посмотрела на свою попутчицу. - Но ты всё равно расскажешь им про эту книгу.
        - Книга, - эльфийка замялась, пытаясь побороть себя. Даже не приглядываясь к её лицу, было понятно, что она готова от страха дух испустить. Дрожащими руками она отстегнула книгу от своего пояса, словно она была чем-то ужасным, и взяла в обе руки. - Это гримуар… Это магический предмет. На его страницах можно записать заклинания и высвободить их силу, когда…
        - Из чего он сделан? - гром раздался голос Ликуры.
        - Лира, чего ты хочешь?
        - Я хочу, чтобы ты рассказала моим детям, из чего разумные изготавливают свои магические предметы.
        - Из всего, что поддаётся магическим манипуляциям: кора столетнего дуба для бумаги; тонкие дощечки белого дерева для основы обложки; кожа любого существа, способного впитывать магию, для обложки… В моём случае это осквернённый золотой олень.
        - А чьей кожей обит корешок твоего гримуара? - слегка повысив голос спросила мама, отчего остроухая замерла, словно парализованная. - Молчишь? Тогда я отвечу за тебя: кожей чёрного дракона, ведь так? Мне было всё равно, если это был бы взрослый дракон, но живьём ни чёрного, ни изумрудного невозможно взять! Мы примем смерть, чем попадём в заточение. В ту же секунду, как прервётся наша жизнь, магия из наших тел уйдёт в магический поток и никакой пользы от них не будет. Магические катализаторы с тел стихийных драконов получить можно, но…
        Ликура остановилась, и у неё на морде, одна за другой, стали напрягаться мышцы, но она взяла себя в лапы и продолжила, а эльфа с каждой фразой становилась всё белее и белее.
        - Но эта полоска кожи принадлежала когда-то чёрному дракону, которого ещё в детстве заточили разумные в свои клетки и держали там сотнями лет, как дикого зверя. Пытали, выкачивали кровь. И это… Эту кожу срезали с него, когда он был жив! Для вас это единственный способ получить столь “ценный” магический ингредиент. Твои тщедушные речи про то, что ты против всего этого ужаса меркнут от одного факта владения столь омерзительной вещью.
        - Нет я…
        - Что ты? Когда мы путешествовали у тебя было несчётное количество возможностей сменить этот переплёт на более подходящий под твою ложь. Чего только стоил тот лазурный тигр. Но нет же - ты вцепилась за этот кусок кожи!
        - Я не знала об этом, - чуть ли не плача сообщила остроухая.
        - Хватит врать! - как гигантская волна накатывает на камни, так и слова мамы прокатились взрывом по нашим сознаниям, отчего меня пробило дрожью, а со стороны эльфийки послышалось непонятное журчание. - Всё это прекрасно знают и нет в этом секрета не для кого из разумных. Так что не смей больше обращаться ко мне, не смей со мной говорить, не смей смотреть в мою сторону. Твою судьбу решит мой сын!
        Закончив монолог, Ликура сдержалась, дабы не набросится на эльфийку. Сделав пару шагов назад, мама вопросительно посмотрела на меня, ожидая моих дальнейших действий.
        Мне, на самом деле интересно: чего мама так взъелась на неё? Нет, она, конечно, некрасиво поступила, используя кусочек кожи чёрного дракона, но мне кажется, что мама немного перегнула палку. Но здесь есть одна заковырка, что не укладывается в общую картину.
        - А почему она не сменила переплёт? Он так важен?
        - Причина этому только одна: тщеславие! Обладать столь редким компонентом - своеобразная гордость и показатель статуса для разумных. Даже тот некромант, которого я хотела принести тебе, был одним из таких. Навершие его посоха было выполнено из небольшого кусочка кости медного дракона. А эта книга, точнее, тот лоскут кожи, что прикреплён к ней, намного усиливает заклинания, которые будут вписаны в гримуар. Но, Сиал, - мама посмотрела на меня с просьбой в глазах, - у неё была возможность изменить полностью обложку на кожу лазурного тигра. Обив ей гримуар, она бы записала заклинания, которые не могла раньше. Сам эффект от цельной обложки был бы лучше, чем мозаика из какого-то оленя и лоскута кожи, что срезали с невинного дитя. Если бы она не использовала столь омерзительную вещь, то не оказалось здесь, но она стоит перед тобой. Не забывай, что она катализатор для раскрытия твоего магического сосуда. Ты можешь отпустить её, но тогда не сможешь овладеть магией.
        - Спасибо, мама. Я уже всё решил.
        Моя мать права: передо мной стоит не человек, не личность и не разумный, нет! Передо мной стоит лицемерная тварь и просто животное. Плевать на всех остальных, не родня мне и хрен с ними, кого там заточили, кого освежевали, но эта откровенная ложь… Теперь понятно, чего она так испугалась, когда увидела меня и сестру. Теперь моя совесть будет чиста.
        - Мама, Калиса, пожалуйста, не вмешивайтесь, что бы ни произошло. Я воспользуюсь своим умением, так что будьте готовы.
        - Хорошо, - отозвалась тут же сестра.
        - Каким умением? - недоумённо спросила мать.
        - Когда я родился, боги даровали мне способностью кричать так, что пугало бы всех, кто рядом.
        - Хвала тебе, Великий Нефаус, что наградил своего потомка частицей своей силы! Я знаю о подобных способностях. Что ты решил сделать?
        - Наказание, - коротко ответив, я стал всматриваться в глаза эльфийки. Пора заканчивать этот цирк:
        - Эй, тёмная, я к тебе обращаюсь, - я напрямую связался с девушкой, что стояла предо мной с бледным лицом и трясущимися от страха ногами. - Я должен съесть тебя, и я сожру тебя! - на её глазах проступили слёзы, но в самом взгляде будто стала зарождаться искра решимости, а я продолжал:
        - Но, я предлагаю тебе шанс сохранить свою жалкую жизнь. Хоть это ложь и омерзительна, но мне, по большому счёту, абсолютно всё равно, что ты используешь и в каких целях. Поэтому вот тебе мои условия: ты бросишь здесь все свои вещи. Одежду можешь оставить себе. А потом, со скоростью ветра, побежишь прочь и через день я пойду тебя искать. Мы все пойдём тебя искать. И если найдём… Можешь, конечно, попробовать сопротивляться, но эта затея обречена на провал. Что ты выбираешь?
        - Я… Я жить хочу… - с мольбой в голосе проговорила она.
        - Тогда чего ты ждёшь? Скидывай всё и беги, что есть сил!
        Ухватившись за спасительную соломинку, эльфа бросила на пол гримуар, сняла пояс и отправила его вслед за книгой. И застыла в нерешительности.
        Видя, что на неё никто не нападает на дрожащих ногах пошла в сторону выхода. Сначала робко, потом быстрее. И когда нас разделяло метров десять, перешла на бег. Секунда ожидания.
        - Повернись! - зарычав на всю пещеру, попутно прокричав это слово в её сознании, я бросился к ней.
        Сработало как нельзя лучше: её мозг, переполнявшийся страхом вперемешку с надеждой, дословно выполнил мою команду. Она развернулась, застыв на месте только для того, чтобы я, набросившись, ударил лапами о её грудь и повалил на землю. От удара об пол её рёбра затрещали под моим весом, а изо рта фонтаном брызнула кровь.
        Я посмотрел на её скрюченное от боли лицо и раскрыл свою пасть. Её глаза наполнились слезами и ужасом, она хотела что-то прокричать. Но не успела: мои челюсти сомкнулись на её голове и лопающимся звуком перезрелого арбуза она разорвалась на части. Свежая живая кровь, смешенная с волосами, кусочками мозга и костей, наполнила рот, пробуждая что-то внутри меня - что-то заставляло меня забыть обо всём на свете и остервенело, с животной яростью, разрывать её тело на части, набивая свою утробу…
        - Сиал… Сиал! - голос матери вырвал меня из прострации. Сознание постепенно пришло к норме, и я смог сфокусироваться.
        Я стою посреди кровавого месива, а вокруг валяются мелкие ошмётки, что остались от одежды эльфийки. Память словно в тумане. Помню, как повалил её, раскусил голову. А потом… Потом я услышал голос матери. Похоже, меня переклинило… Вот был человек, и вот он… Я… Как же гадко…
        Ай, к чёрту её! Она сама заслужила такую смерть! Да, к чёрту! Гори они все синим пламенем.
        Я - дракон! Значит - не человек!
        Но всё равно надо постараться в будущем не опускаться до убийства, какая бы ни была причина. Главное, чтобы меня не пытались убить или чего похуже, а всё остальное уж как-нибудь решу.
        - Сиал, ты рядом с нами?
        Прозвучавший странный вопрос от мамы заставил меня обернуться в её сторону. Мать смотрит на меня с тревогой, а сестра, что стоит рядом с ней, смотрит с опаской.
        - Да, всё в порядке. Я потерял контроль над собой… Сколько времени прошло?
        - Немного, - мама на секунду замолкла, словно обдумывая что-то, - солнце ещё не скрылось за горизонтом. Не волнуйся, первая кровь разумного всегда так влияла и всегда будет влиять на разум чёрных драконов, в этом ваша особенность. А теперь проверь свою способность к магии: получилось ли у нас?
        Точно - вся эта затея только для одного! ЛОГ… М-да. Всё! Толстый пушистый полярный зверёк! Приплыли. Просто шикарно, просто огонь!
        - Сиал, не отчаивайся, - по выражению моей опечаленной морды мама смогла определить, что не получилось. - Перемены в тебе должны будут произойти, когда будешь спать.
        - Мама, раз с Сиалом всё хорошо, то ты расскажешь нам, как путешествовала. Ну, расскажи, ну, пожалуйста! - сестра стала выпрашивать у нашей мамы свежую порцию интересных историй.
        - Всему своё время. Я обязательно поведаю о том, что я видела и слышала. Но не сейчас. Мой рассказ может затянуться на долгое время, а его у нас не так много: вам скоро предстоит пройти ещё одну спячу. Когда вы проснётесь, тогда и будет мой рассказ. А сейчас расскажите мне о том времени, пока меня не было рядом.
        - Ой, знаешь, а ведь мы столько всего видели! А когда ты улетела, и мы пошли в лес, там…
        И сестра, в своей неуклюжей манере, постоянно разбавляя повествование различными восхищениями и другими эпитетами, стала рассказывать матери о наших похождениях в лесу.
        Я лишь частью сознания слышал её голос. Всё так же стоя на месте своего кровавого пиршества, пытался воссоздать в голове всё то, что произошло со мной за последнее время. Весь разговор с эльфийкой, как она надеялась уйти, как я набросился на неё… И как потом очнулся.
        Оповещений от системы были, но я не помню ничего. Возможно, закрыл его, пока находился в беспамятстве. Ведь столько планов построил, насчёт того, что смогу поговорить с разумным существом, узнать от него хоть какую-то информацию, неважно какую. А затем рассчитывал очень вдумчиво изучить его характеристики. Но вместо этого поддался эмоциям… Придётся и дальше пользоваться единственным доступным мне источником знаний - мамой, эдаким локальным подобием википедии.
        Отойдя подальше от окровавленного места, я хотел прилечь и немного расслабиться, слушая восторженный монолог сестры, как в голове пролетела мысль, что всё не так уж и плохо! Ведь в пещере остались вещи эльфы.
        С азартом я подскочил к ним, аккуратно вытащил гримуар и стал её рассматривать. И сразу же в глаза бросилось различие между основной обивкой и корешком гримуара: он был обильно украшен пластинками, по цвету напоминавшие золото и серебро, а обложка удостоилась лишь рисунка непонятного зверя.
        - Сиал, - голос матери едва не напугал меня до потери пульса, - тебя заинтересовало это магическое изделие?
        - Да. Ты ведь говорила, что на страницы этой книги можно записать магию. А как это сделать? А главное: как я могу этим воспользоваться?
        - Для тебя она бесполезна, мой сын. Не потому, что твоя магическая основа не раскрылась, но лишь по той причине, что подобные магические вещи привязаны к своему владельцу. Раскрыть и пролистать эту книгу ты сможешь, но не сможешь высвободить магическую силу, запечатанную на её страницах. Для этого нужен владелец книги. Я уже вам рассказывала, что каждое существо обладает свои личным, неповторимым оттенком магии.
        Да что же за день сегодня такой, а! Сначала напортачил с эльфой, потом меня переклинило, и я ничего не помню о её логе, затем обломался с магией, а теперь ещё и это! Хочется просто лечь на пол и впасть в спячку, вот прямо сейчас. Да вот только не получится это. До этого момента месяца минимум четыре ещё. И чем занять себя на это время?
        - Мама, а ты можешь рассказать, как разумные записывают свою магию в книги.
        - Эй! - раздался недовольный голос. - Я, вообще-то, не закончила.
        - Сиал, подожди. Калиса закончит, и тогда я отвечу на твой вопрос.
        - Хорошо, - я упал на пол и стал взглядом скользить то по гримуару, то по сумкам, что стояли около стены, то по спальным мешкам, лежавшие рядом с ними, то переводил взгляд обратно на книгу. В какой-то момент я потерял счёт времени и впал в прострацию.
        - Сиал, вставай. Сколько ты ещё будешь валяться? Мама уже ушла!
        - Как ушла? Куда ушла? Когда ушла? - ничего не соображая, я подскочил как ужаленный, пытаясь понять, что происходит.
        - Ты чего? Что с тобой? Братик, успокойся.
        - Чего так пугаешь? Нельзя, что ли, помягче со мной?
        - А ты чего так пугаешься? - ответила мне сестра и в недоумении стала всматриваться мне в глаза, а мне показалось, что она меня уделала подчистую.
        - Ой, всё! Что там насчёт мамы?
        - Она скоро вернётся. Уже день прошёл, как она вышла найти нам еды, вот и всё.
        - И ради этой архиважной информации ты решила устроить мне небольшой сердечный приступ?
        - Нет, мне скучно! Поговори со мной! - состроив милую мордашку, сестра пару раз хлопнула глазами.
        - Что ты хочешь от меня услышать?
        О, Скотче наш, за что?! Я только стал радоваться, что она немного поумнела и вытащила детство из-под своего хвоста, и вот на тебе, скучно ей!
        - Да хоть что-нибудь. Хотя бы то, почему ты так смотрел на этого разумного, когда её увидел? Разве в ней было что-то необыч… Мама!
        Услышав поступь, доносившуюся из преддверий пещеры, сестра забыла обо всём на свете и стала всматриваться в ожидании момента, когда Ликура зайдёт к нам. А у меня пронеслась мысль в голове, что я чуть было не вляпался в историю. И вот как мне надо было ей отвечать на её столь странный вопрос?
        В пещеру вошла Ликура, неся в пасти тело волка. Не самая вкусная еда, но зато не мне его пришлось добывать, и на том спасибо. Опустив тушку на пол, она сказала, что уже успела поесть. Особо не церемонясь, сестра набросилась на еду, отрывая куски мяса и проглатывая их. Решив, что в большой семье челюстями не щёлкают, я присоединился к ней.
        - Теперь, когда голод утолён, а рассказ твоей сестры был закончен, я могу ответить на вопрос: ты спрашивал о том, как разумные записывают магию книги? Ответ и прост, и сложён.
        - Существует множество различных магических изделий, начиная украшениями и заканчивая одеждой и оружием, что используют разумные. Но так просто не создать магический предмет: нужен и опытный маг, и магические компоненты. Нельзя взять простой пергамент и начертить на нём узор и запитать его магией: это действие лишено всякого результата.
        - Чтобы получить специальную бумагу разумные используют кристаллы, которые вы видели на стенах нашей пещеры. Они перетирают их в порошок и изготавливают смесь, в которую опускают обычную бумагу получая магическую. Но она одноразова, ибо после высвобождения заклинания уничтожится. Именно поэтому изготавливают магические книги.
        - В таком гримуаре страница останется целой и чистой, готовой для повторного использования. Каждый разумный вносит на такие страницы заклинания удобным для себя способом: кто-то вписывает магическими чернилами, кто-то использует свою кровь, некоторые магией оставляют след на бумаге. Но всё это имеет один общий аспект - свой магический предмет ты подпитываешь только своей магией.
        - То же касается посохов и жезлов - только хозяин… - мама резко замолчала и нежным взглядом посмотрела на Калису, сильно зевнувшую, устав слушать скучный рассказ.
        - Время уже подходит к моменту спячки. Целых десять лет вашего сна я буду самым надёжным стражем. Но сейчас надо подготовиться. Я выйду наружи и найду еды, а вы будьте здесь и постарайтесь не заснуть: я хочу пожелать вам тихих снов.
        Глава 8
        Проснувшись после долгого сна, первым что я увидел: родные стены пещеры. Беззвучно зевнув, я встряхнул головой, пытаясь привести свои мысли к логическому порядку - в воздух поднялось облачко пыли, а с головы стали падать куски полинявшей кожи. Следя за их падением, я уткнулся взглядом на передние лапы, ставшие больше и массивней, как и всё тело. Цвет моей шкурки немного изменился и теперь она не просто чёрная, но отдаёт немного обсидиановым оттенком. Вроде сестра тоже начала менять свой цвет, когда в ней проснулась магия.
        Надо посмотреть, получилось ли у меня. Но как же страшно становится от одной мысли, что там всё так же заблокировано: ведь без магии я тело в форму ящеролюда сменить не могу! Меня пробил озноб от осознания всех проблем, которые могут возникнуть. Хорошо, рано или поздно я узнаю, так что на счёт три открываю лог-файл и… Раз. Два! ТРИ! ОНОТОЛЕ ПОМОГИ! ЛОГ.
        ПАРАМЕТРЫ:
        ИМЯ: СИАЛОНУС
        РАСА: ЧЕРНЫЙ ДРАКОН
        КЛАСС: ЗАБЛОКИРОВАНО
        ВОЗРАСТ: 24
        УРОВЕНЬ: 4
        ОПЫТ: 1040/5000
        ЖИЗНЬ: 1620/1620
        МАНА: 370/370
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 1620/1620
        Что? Рядом с показателем маны появились цифры? И система не говорит, что заблокировано. И в характеристиках так же?
        - ДААА! Я могу в магию! Отлично, замечательно, просто прекрасно. Осталось только немножко подождать, когда я смогу летать, и тогда… Тогда я погружу этот бренный мир в пучины хаоса и целые страны будут стёрты с лица земли! Словно жнец смерти, я пронесусь по этому миру, оставляя после себя лишь выжженную пустыню. Я стану тем, чьё имя произносят с опаской и страхом! Жалкие смертные знайте, что день моего появления на свет стал днём конца вашего никчёмного существования! Так что готовьтесь, прячьтесь или бегите. И знайте: вам не скрыться от моего гнева, ведь я…
        - Мам, братик с ума сошёл. Ты можешь ему помочь? - раздавшийся голос прервал мой наигранный театральный монологи и напугал так, что я подпрыгнул.
        Сестра, стоя рядом матерью, смотрела на меня взглядом, полным сочувствия. Но вот взгляд матери, напротив, был наполнен радостью и облегчением. Похоже, я спросонья стал вещать в наш общий канал.
        - Мой сын. Слушая твои речи, сердце с каждым словом наполнялось безграничным счастьем. Я рада, что у нас получилось. И твои слова… Воистину твоё естество берёт начало от самого Нефауса, и не следует тебе пугаться столь масштабных планов и громких фраз, - мама закрыла глаза и запрокинула свою голову в немой молитве. - А теперь тебе нужен навык, что поможет тебе чувствовать магическую энергию, что всюду вокруг нас. Подойди ко мне.
        ВАМ ПРЕДОСТАВИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫУЧИТЬ НАВЫК «ЧУВСТВО МАГИИ»
        СТОИМОСТЬ: 5 ОЧКОВ НАВЫКОВ
        - Мама, скажи, а мне надо что-нибудь ещё знать? - после того как согласился с изучением я решил уточнить один момент.
        - Ты прав. Калиса, нам потребуется время, а ты проснулась недавно и голодна. Сходи и поохоться.
        - Нет, мам. Я лучше подожду вас, а потом мы вместе пойдём! - ответив в привычно жизнерадостной манере, Калиса завалилась на пол и закрыла глаза.
        - Пусть будет так. Навык, что изучил ты, позволяет чувствовать магию, текущую в тебе.
        - А магия - это вообще что? Энергия?
        - Да. Энергия, что наполняет наш мир, и энергия, которую выделяет душа живого существа - это всё мана. Изначально энергия, что выделяется душой любого существа, закрыта. Лишь вкладывая очки в магию есть способ раскрыть эти незримые ворота, а в месте с ними и прочувствовать магию. И чем больше вкладывать в магию, тем сильнее откроются эти ворота.
        - То есть, получается, сейчас я могу как-то чувствовать магию, а в месте с тем и управлять ею?
        - Чувствовать и управлять не одно и то же. С помощью умений ты можешь раскрыть весь потенциал магии…
        Она замолчала на секунду, чтобы потом продолжить:
        - Я должна извиниться перед тобой: сначала нужно овладеть умением, присущем виду. Так было с Калисой: сперва я обучила её первичной магии исцеления, а уже потом она постигла обычную магию исцеления и магическую стрелу. Но не могу я сделать так с тобой.
        - Мне надо будет сразу изучить магическую стрелу? А тогда какое у меня расовое умение?
        - Неведомо мне его название, лишь знаю, что оно противоположно нашему. Мы излечиваем многие повреждения и восстанавливаем свои тела, пропуская через рану огромные потоки магии. Но род чёрных драконов излечивается иначе - они пропускают свою магию через тела других существ и забирают их жизненные силы. И я не могу обучить тебя ему.
        Слушая её объяснение, мне всё больше и больше хотелось лечь на пол, свернуться калачиком и немного, самую малость, вот прям чуть-чуть взять и порыдать. Как не зарыдать горькими слезами, когда ты решил одну проблему, а тут судьба тебе такая: «О, ты решил проблему? Держи новую!».
        - Но не стоит отчаиваться. До того, как вы впадёте в спячку, прилетит моя вне кладочная сестра по имени Изулиса. Я рассказывала вам о ней. Когда наша родная мать пропала, то она заменила мне её, хоть и была из другой кладки. Она обещала узнать всё возможное об этом умении. Но это будет потом, а сейчас настало время обучения.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ «ДОБИТЬСЯ УСПЕХА В ИЗУЧЕНИИ МАГИЧЕСКОГО УМЕНИЯ»
        НАГРАДА: 10 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК
        ПРОВАЛ: НЕВОЗМОЖЕН
        Получив просто огромную порцию мотивации, я с утроенным вниманием слушал маму и её объяснения. Чтобы впасть в уныние, потому что ничего не понимаю. Хотя нет, понять-то понимаю: почувствовать внутри себя что-то, это что-то сформировать единым потоком и сделать магию!
        Сколько ни пытался почувствовать внутреннюю силу, единственное, что чувствовалось - нарастающий голод. Пытаясь выкрикивать различные слова у себя в голове, вставая в странные позы, даже на задние лапы, единственное, что получилось вызвать - приступ истерического смеха у сестры.
        Вдруг меня озарила мысль, что я тупой, ведь навык «Чувство магии» неразвит. Подняв его до второго уровня, я замер и прислушался к своим ощущениям. Ничего. Усилил до третьего - тоже ничего. Четвёртый и пятый тоже без результата.
        Но когда навык поднялся до шестого уровня, я что-то уловил. Что-то странное, наподобие маленького тлеющего костра у себя в животе. Ощущение, что его тепло разносится вместе с кровью по всему телу. Какое-то время я просто не двигался и концентрировал внимание на этот слабом чувстве. Казалось, что стоит отвлечься, как оно тут же исчезнет. Собравшись с духом, я решил спросить маму об этом странном явлении.
        Именно то, что нужно! Каждое существо воспринимает магию более удобным для себя способом, поэтому она дала мне такое расплывчатое определение. Теперь, когда я смог прочувствовать магическую энергию, мне необходимо постараться собрать её в одной точке. Проще будет это сделать перед пастью, ведь надо же понимать, куда и в кого ты целишься.
        И я стал пытаться это тепло переместить из своей утробы ближе к голове. Поначалу у меня ничего не выходило, но как только я представил перед собой шар, который необходимо заполнить этой энергией - дело сдвинулось с мёртвой точки. Сначала чуть-чуть, но потом всё больше и больше энергии вливалось в него.
        В голове что-то щёлкнуло и в сознании переключился незримый рубильник: я вытянул шар в длинный овал и пустил его вперёд. Тут же небольшое сероватое облако, появившись из неоткуда перед моей мордой, за одно мгновение приняло форму цилиндра и полетело вперёд. Попав в Ликуру.
        ОСВОЕНО УМЕНИЕ «МАГИЧЕСКАЯ СТРЕЛА»
        - Мам, прости.
        - Наконец-то! Как же долго ты соображал, братик. Я даже начала думать, что умру от голода. Пойдёмте на охоту, ну!
        - Не стоит переживать, Сиал. Этот прекрасный момент говорит мне, что не будет у тебя проблем с познанием других умений, но тебе нужно практиковаться. А сейчас мы расстанемся, чтобы утолить голод. Минуло два месяца и тёплые дни уже берут свою власть, а вместе с ними и животные стали активней. Сходите в лес и найдите себе еды. Я полечу на запад: мне проще охотится там.
        Мама зачла задание и пошла к выходу. Калиса, став ворчать из-за очередной разлуки, направилась за ней. Сверившись с лог-файлом и убедившись, что десять очков пришли, я стал замыкающим в этом шествии. Выйдя из пещеры, мы сделали небольшую остановку, и мама тут же расправила свои огромные крылья, каждое длиной не меньше семи метров.
        На поверхности кожи, там, где находятся суставы сопряжения её крыльев и спины, появилось странное свечение. Оно постепенно нарастало и резко, словно молния, прошлось по каждому крылу, окутав их легким туманом. Чтобы через мгновение бесследно исчезнуть. Ликура взмахнула ими и оторвалась от земли, с каждым взмахом поднимаясь выше и выше.
        Поднявшись, она наклонилась вперёд, вытянув шею, сложила крылья и камнем устремилась вниз. Набрав скорость, резким движением раскрыла их и, выйдя из пике, полетела в сторону гигантской равнины. Пролетая над нами, она пожелала удачи и скрылась из виду.
        А мы с сестрой так и стояли с открытыми ртами: это был первый раз, когда мама показала, как драконы умеют летать. Она так спокойно поднялась в воздух, не говоря уже о её вираже. Всё моё тело пробила мелкая дрожь и показалось, что на коже проступили мурашки. Мурашки от осознания, что и я смогу вот так же.
        - Мама такая… Такая! Сиал, а мы ведь тоже будем летать! Да! Да? Да! Вот так, как мама! Вместе будет там, в небе. Вместе! Да, да! Так здорово!
        - Сестра, я тоже впечатлён, но, как насчёт того, чтобы направиться в лес и найти еду?
        - Вот ты сказал, и мне сразу захотелось кушать. Вот всегда ты так делаешь! Чего встал? Пошли!
        Пока мы шли в направлении леса, сестра обсуждала мамин полёт и мечтала, как она будет летать, а я обдумывал последние события. Теперь, когда у меня открылся третий глаз и я могу повелевать магией, можно с уверенностью сказать, что я смогу и летать, и форму менять. Это, конечно, не скоро случится, но случится. И это радует.
        Преодолели плато и зайдя в лес, я отодвинул размышления в сторону и сконцентрировался на охоте. Спустя день мы были награждены огромной тушкой лося, которого легко смогли загнать: всё же наш рост теперь примерно с человека, так что бегать мы стали быстрее. А ещё помогло то, что у меня получилось на бегу сотворить магию - стрела удачно угодила лосю прямо в ногу, отчего тот упал. Чем воспользовалась сестра, напрыгнув на него и сразу перегрызя ему хребет. И как сорвавшиеся с цепи псы, мы стали с остервенением рвать тушу животного на части, утоляя голод.
        Валяясь на земле после трапезы, ощущая тепло от солнца, пробивавшееся через ветви деревьев, я вдруг осознал, что мне постепенно начинает нравиться эта жизнь. Тихая, размеренная. Захотел есть - пошёл и поймал животинку. Захотелось спать - лёг спать. А вот летать начну, так вообще заживу как в сказке.
        Закончив хрустеть черепом лося и пожаловавшись, что он так быстро кончился, сестра предложила немного поваляться. Не дожидаясь моего ответа, она плюхнулась рядом, тихонько пыхтя от переедания. По её глазам было видно, что это чувство ей приятно. Но “немного” затянулось и домой мы отправились на следующий день.
        В пещере нас уже ждала мама. Она собиралась обучить нас языкам разумных. И внезапно для Калисы оказалось, что их количество равно количеству рас. Огромными объёмами информация стала передаваться в моё сознание. На каждый язык собственный пласт информации: как читать, писать, общаться и всё это с примерами и различными образами. Знания всех семи языков впитывались моим разумом, отчего я чуть не потерял сознание.
        Рядом что-то глухо упало: сестра, закатив глаза и тяжело дыша, валялась на полу, словно тряпичная кукла. Я упал рядом. Ликура тоже выглядела немного уставшей после такого экспресс-курса лингвистики. Она аккуратно легла напротив и стала ждать, когда мы вновь сможем мыслить адекватно, чтобы поведать о своём грандиозном плане.
        Последняя детская спячка у драконов самая важная и чувствительная поэтому, когда мы научимся летать, всё наше семейство переместится на один из островов посреди океана. Эта пещера, в которой мы живём, была выбрана только из-за того, что здесь рядом осквернённый лес, отпугивающий разумных. Но на последней спячке нас лучше оградить от него.
        Когда прилетит тётя, мы разобьёмся на пары и пойдём к границе порченого леса. Там мы будем выманивать искажённых существа, убивать их и поднимать уровни. Причина всего этого - наш перелёт, так как он будет долгим, и необходимо иметь много выносливости и магии. Закончив объяснения, мама попросила нас устроится поудобней и в мой разум хлынули воспоминания.
        Огромный океан свободы. Где-то внизу, за пеленой облаков, скрывается земля, а по сторонам, куда не посмотри, раскинуто безграничное пространство небес. Ощущение, что ничто в этом мире не способно хоть как-то тебя сковать.
        Именно это я почувствовал, когда мама стала показывать воспоминания с момента полёта. Она видела, как мы заворожённо смотрели, когда она улетела на охоту и поэтому решила показать то, что доступно только драконам - возможность летать. Хоть мама сделала это из лучших побуждений, но рассказ долго не мог продолжиться - то я, то сестра, наперебой просили вновь и вновь показывать эти моменты.
        С каждым разом во мне снежной лавиной нарастало желание выбежать из пещеры, взмахнуть крыльями и направиться в небо. Когда мы, наверно, в двадцатый раз попросили её вновь, Ликура посетовала, что следует набраться терпения и продолжила.
        Она показала карту мира, рассказав, что жизнь сейчас возможна лишь на трёх континентах и различных островах, разбросанных в океане. Всё остальное захвачено скверной и нет там жизни никому. На двух материках раскинулись различные королевства и империи разумных, а третий же, больше похожий на крупный остров, полностью принадлежал расе Кта’сат и был перевалочной базой для драконов, решивших путешествовать по миру.
        Между драконами и ксатами испокон веков существует негласная договорённость - драконы принимают форму их тел и гуляют по миру, за что они защищают их государство. Это давно не секрет для всех остальных разумных и на ящеров всегда смотрели с недоверием, но в открытый межгосударственный конфликт с ними никто не вступал. Себе дороже, зная, что, в случае чего к тебе может прилететь небесное воздаяние за грехи твоя.
        - Мам, а можно уточнить? - я потерял ход мыслей, когда Ликура показала, как выглядят Кта’сат. - А почему их вообще назвали ящеролюдами? Они же непохожи на ящериц!
        - На этот вопрос можно узнать ответ лишь познав хаос мыслей разумных. Но неведомо мне почему так стало.
        Она продолжила показывать, как прилетела на остров, что делала, про все нюансы с получением одежды и документов, про деньги, как на корабле переплыла на наш, южный, материк. И с каждым новым образом, с каждым новым воспоминанием мне становилось не по себе.
        Дороги, после дождей превращавшиеся в одно сплошное месиво и вечно озлобленные друг на друга разумные. Случайные путники, готовые прирезать ближнего своего, обокрасть и бросить тело в лесу. Огромные гарнизоны городской стражи, и редко патрулируемые дороги. Дикие звери сбивались в стаи, совершенно ничего не боясь. Шайки бандитов и разбойников. То тут, то там брошенные и искорёженные телеги.
        Разорённые деревни: одни опустели буквально вчера, другие настолько давно, что в них, опасаясь за свою жизнь, но не видя иного выбора, селились разумные. Облезлые, заплесневелые стены домов в городах или покосившиеся, старые лачуги в сёлах. Грязь, что месили ногами разумные в городах.
        И на этом фоне помпезные повозки знати, как и их одеяния. Чванство любого, кто имел хоть какой-то достаток, власть, силу. Роскошные замки, дворцы и особняки. Десятки голов слуг и охраны. Огромнейшее различие между базаром для черни, рынком для обычного люда и торговыми лавками для богатых. Абсолютная власть лордов над своими людьми. Крепостничество и круговая порука среди ремесленников и рабство, во всех его мыслимых и немыслимых проявлениях.
        Я с трудом слушал. Мама давно объясняла устройство этого мира, рассказывала о его правителях, странах и государствах, и я мысленно готовился к подобным вещам, но вот увидеть такое совершенно не был готов. Моё сознание отказывалось хоть как-то воспринимать это всё. Впав в прострацию, уйдя в свои мысли и игнорируя всё вокруг, я не заметил, как мама закончила рассказ.
        - Вот тот мир, что создали для себя разумные. Придёт время, и вы сможете также познать приключения, как их познала я.
        - А мы же будем вместе, да? Вместе с тобой, мама? - сестра щенячьим взглядом уставилась на Ликуру.
        - Конечно, дочь моя.
        Сообщив, что прошло два года и до прилёта тёти нам стоит поохотиться, мама вышла из пещеры. И в эту же секунду мне в голову влетел огромный поток почти несвязанного текста, вперемешку с восклицаниями и громогласными заявлениями.
        - Слушай, сестра. Может, пойдём в лес и попробуем найти еды?
        - Братик, подожди, - Калиса в три прыжка догнала меня. - Тебе что, не понравилось мамино приключение? Сколько всего разного она видела! А какую еду она пробовала! Так здорово. Мы ведь тоже так сможем?
        - Конечно, сможем. Просто знаешь… Слишком много всего сразу увидел. Осмыслить бы.
        - Мой маленький глупенький братик! Ты даже не понял, какие приключения и истории ждут нас? Ничего, старшая сестра позаботится о тебе!
        - Даже если я попрошу свою милую, ласковую, сильную старшую сестру поймать еды?
        - Конечно! А знаешь: я действительно поймаю! Одна пойду, да! А ты не торопись, думай, только не отставай сильно, - у неё выросли крылья, что зовутся мотивация и она стремглав помчалась в лес.
        Я шёл по её следам и думал, что я редиска: так не прикрыто манипулировать маленьким ребёнком?! Но если посмотреть с другой стороны - быть младшим братом не так уж и плохо.
        Зайдя в лес и найдя там родственницу мне пришлось не скупиться на похвалу и с каждым сказанным комплиментом она всё выше и выше задирала свою голову. А потом ей это надоело, и она набросилась на пойманный обед. Постояв немного, я присоединился к трапезе, попутно обдумывая случившийся факт обезбашенности сестры.
        Вот кем надо быть, чтобы пойти одной в лес, найти, загнать и убить медведя? Нет, я понимаю, что мы с ней вершина пищевой цепи, но медведя? А если судить по искорёженному телу, выдранным кускам плоти и перекушенной шеи, то можно уверенно сказать: сестра решила, что пользоваться магией на охоте не спортивно.
        - Слабоумие и отвага.
        - Что?
        - Говорю, отважная ты очень, целого медведя поймала. Не отвлекайся, кушай. Приятного аппетита!
        Мишутку мы ели долго и когда смогли справиться со столь непосильной задачей по перееданию, желания ходить у нас не наблюдалось. Лишь на пятый день, полностью переварив его, мы направились обратно в пещеру.
        По возвращении мама сразу же поинтересовалась насчёт нашей охоты. Услышав историю, как Калиса самостоятельно смогла поймать медведя, мама похвалила её и сказала, чтобы мы познакомились с нашей тётей по имени Изулиса.
        В пещеру вошёл дракон, такого же изумрудного света, как и мама. Их можно было бы принять за близнецов, но все же различия были: роговые отростки на головах имели разную форму и длину, у тёти хвост чуть длиннее и его кончик светлее, да и сам цвет их кожи имеет разные оттенки.
        - Рада видеть вас такими подросшими и окрепшими, - совершенно новый голос раздавался в голове. - Ликура мне уже всё рассказала. Наш с ней план идёт по намеченному пути, что для меня есть радостная весть. Дочь, - Изулиса посмотрела на мою маму, - времени не так много у нас.
        - Ты права. Мои дети - полгода осталось перед вашей спячкой, и мы не станем терять это время. Калиса, ты отправишься со мной на западную сторону осквернённого леса.
        - А на южную отправимся мы, - раздался голос тёти. - Ты смог самостоятельно разобраться с магической стрелой, а значит и расовое умение сможешь освоить. Пора выдвигаться в путь.
        Глава 9
        - Достаточно, Сиал. Ты смог многого достичь, и теперь осталось лишь раскрыть твоё умение. Восстанови силы, а я пока найду и принесу живое существо, - Изулиса взмыла в воздух и полетела в сторону большого луга на западе, оставив меня дожидаться её возвращения.
        Я дошёл до опушки нормального леса и распластался на мягком, недавно выпавшем снегу. Все эти полтора года я выполнял функции робота по уничтожению осквернённых существ. Каждый день, каждую неделю, каждый месяц одно и то же - стоять далеко от осквернённого леса и своим видом выманивать порождения скверны из него. Когда же это случится, подпустить поближе и постараться забить издалека магией. Расправиться, отойти и ждать, когда мана восполнится, чтобы потом выйти на поляну и дёрнуть в сознании рычаг с названием “Повторить”.
        Я приподнял голову и осмотрел поляну: кристально чистое снежное полотно, если не считать труп осквернённого волка. Сейчас мне очень легко даётся магия, но в самом начале приходилось сильно концентрироваться, чтобы воспользоваться магической стрелой. Нередко существа почти вплотную подходили ко мне и их убивала тётя. Со временем я набрался опыта и началась череда похожих друг на друга дней и лишь сменяющиеся времена года вносили хоть какое-то разнообразие.
        Пока я предавался размышлениям, труп волка стал медленно исчезать. Словно разъедаемый кислотой, он растворялся на глазах, не оставив и малейшего клочка шкуры от себя. Лишь небольшое углубление на снегу могло напомнить о его существовании.
        Незаметно прошёл ещё один день, Изулиса так и не возвращалась, а восстановившийся запас магии толкал меня вновь попробовать выманить кого-нибудь из леса. Хоть и сидит у меня в печёнках вся эта рутина, но осталось не так немного до нового уровня.
        Дойдя до середины поляны, я остановился и стал всматриваться в пространство между искорёженными деревьями. Остаётся только ждать. Взглядом я скользил по стволам, постепенно переводя с правого на левый участок и обратно. Полдня пришлось простоять, пока не уловил движение в правой части проченного леса.
        - Что вы такое?
        Этот вопрос родился, когда я смог сфокусировать взгляд на приближавшейся ко мне группе из трёх непонятных существ: блеклая оранжевая шерсть и передвижение прыжками на задних лапах наводили на мысли о кенгуру. Но я не припомню, чтобы у кенгуру были заячьи уши. И, кажется, у них не должно быть огромных когтей вместо передних лап. И клыков.
        Пока я разглядывал непонятных существ, они продолжали прыгать в мою сторону. До них километра полтора, не меньше, а магическая стрела дальше километра не летит: просто растворяется в воздухе. И движется не со скоростью света, так что оптимальное расстояние - метров восемьсот.
        Время тянулось, пока я наблюдал за неспешными прыжками компании кенгурят и медленно прокручивал цифру шестнадцать в голове. И ждал, пока расстояние не сократится до приемлемого. Ждал нужного момента.
        Отметка в километр пройдена! Интуитивно формирую стрелу и пускаю в правое существо. Вот она летит. И проносится под подпрыгнувшей метра на три тварью. Она приземляется, и вся группа начинает резко ускоряется.
        Пускаю ещё одну стрелу в их группу. Мимо! Не нервничать, расстояние пока некритичное. Прыгать кенгурята умеют, но умеют ли маневрировать в воздухе? Делаю залп в левого, и тут же запускаю ещё одну стрелу выше его головы. Первая приближается к нему, и он прыгает. В яблочко!
        Прыгун, не ожидая такого развития событий, теряется в пространстве и падает, а я улавливаю едва различимый хруст костей и визг. Двое оставшихся начинают мчаться ко мне зигзагами, постоянно виляя из стороны в сторону. Даю пробный залп на упреждение в правого - неточно рассчитал и снаряд ушёл правее, чем надо.
        Ругаюсь и отправляю, одну за другой, три стрелы. И первая сразу попадает точно в цель - кенгуру, получив снарядом прямо в грудь, теряет равновесие и боком падает на землю. Словно резиновый мячик, отскакивает несколько раз и по инерции продолжает кубарем перекатываться, оставляя после себя борозду на рыхлом снегу. Звук ломаемых костей стал ему спутником на всём протяжении пути. Остановившись, он больше не двигается. Остался последний.
        - Так, четыре… Да, четыре. Два, два. Восемь. Восемь? Нет. Девять? Да, девять. Значит, осталось семь! - пулемётной очередью проносятся мысли в голове, пока я перевожу взгляд на оставшуюся тварь. Она всё так же продолжает носиться зигзагами, сокращая дистанцию. Даю серию из двух залпов. Первая стрела проходит левее, вторая встречается с целью и кенгуру падает. И сразу встаёт, набирая потерянную скорость.
        - Три! - отправляю два залпа в одну точку. Оба ударяются в осквернённое существо, и оно вновь на полной скорости падает. И опять встаёт, и продолжает двигаться ко мне, но уже не так резво, как раньше. Сказываются постоянные падения: правое ухо оторвано, несколько рваных ран на теле, а правый коготь с корнем вырван из сустава.
        - Да сдохни ты уже! - выпускаю ещё две стрелы. Первая заставляет его замедлится, вторая укладывает на землю - он больше не двигается. Быстро перекидываю взгляд на второго из компании - лежит без движения переломанной куклой. Но первый, оставшийся вдали, ещё жив.
        Правда, жизнью это назвать сложно: переломав задние лапы, ему оставалось лишь ползти с помощью передних конечностей. Смотря на это удручающее зрелище, выпускаю в него последнюю стрелу, опустошая запас маны. Снаряд попадает ему в голову, но он не торопится умирать: упав навзничь, приподнимается и продолжает ползти.
        - Живучая тварь!
        И мана, как назло, закончилась. Соприкасаться с порождениями скверны мне нельзя, а других вариантов нет, кроме как подойти и загрызть. Придётся подождать, пока мана не восполнится хоть чуть-чуть. На всякий случай осматриваю двух упавших - всё так же без движения. Буду надеяться, что они мертвы и через пару часов их тела начнут исчезать. Долго там мана будет восполняться? ЛОГ…
        - Как восемьдесят маны, если должно было остаться десять? Спасибо мне из прошлого за этот маленький подарочек!
        Надеясь, что получится, я сфокусировался на последней твари и выпустил магический заряд. Получив новую порцию, она утыкается мордой в снег.
        УРОВЕНЬ БЫЛ ПОВЫШЕН
        ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ: 32.
        БОНУСНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК: + 1
        - О, Великий Чакэ, твой последователь справился! - я вскинул голову к небу.
        Подёргай чёрт меня за хвост - это было очень близко и опасно! Хорошо, что всё так удачно сложилось, иначе пришлось бы бегать от него и ждать, пока мана восстановится.
        Оторвав взгляд от неба и полностью довольный собой, я направился к своему привычному лежбищу. Теперь до следующего уровня мне как до того Эвереста ползком, так что вряд ли в обозримом будущем придётся истреблять порождения скверны в таких объёмах.
        И всё же, не совсем понятно, что это были за существа. Если всех, кого я встречал до этого, можно было хоть как-то опознать, но вот эти прыгуны совсем не поддаются таксономическому определению. В этой местности не тот климат, так что не кенгуру. Зайцы или кролики отпадают: они бегают на всех четырёх лапах. Когти то же не показатель: в плане всевозможных телесных модификаций у скверны просто шизофреническая фантазия.
        Добравшись до своего места и коснувшись земли, моё тело тут же ощутило приятную прохладу. Отдавшись омуту блаженства - незаметно пролетели несколько дней.
        Моя нега могла продолжаться и дальше, если бы не звук взмахов огромных крыльев. Изумрудный дракон постепенно снижался, направляясь в мою сторону, а в его передних лапах был зажат олень.
        - Приветствую тебя, Сиал. Не пострадал ли ты, пока я отсутствовала? - Изулиса приземлилась и опустила на землю несчастное животное. Оно было живо, но мечтало о скорой смерти: все лапы были переломаны во многих местах и выкручены в разные стороны.
        - Нет, я в порядке. Что с ним случилось?
        - Чтобы не сбежал. Тебе нужно раскрыть умение, и будет проблемно, если это существо исчезнет. Скажи, ты помнишь, что я тебе показала?
        - Ты про воспоминания, где ты общалась с чёрным драконом? Нужен плотный контакт, даже лучше будет, если я вообще укушу. Потом создать магическую полость внутри себя, сотворить какой-то магический канал и перекинуть его от этой полости в живое существо, потом такую же полость сделать там и соединить их другим каналом, обратным. По одному каналу вкачивать в животное свою ману, а по второму её выкачивать, но уже с жизненной силой, это я всё помню, даже понимаю смысл. Но вот как это сделать?
        - Не волнуйся, просто начни пробовать. Если не справишься, то принесу другое животное. В запасе три месяца и тебе стоит постараться понять своё умение в этот короткий срок. А теперь приготовься!
        Она запустила в мою спину магической стрелой, отозвавшейся в сознании миллионом воткнутых игл, наполнивших разум болью.
        - За что?
        - Можно лишь восполнить недостаток сил, но никак не накопить сверх меры, поэтому я причинила тебе ущерб. А теперь тебе следует поторопиться. И отвлекайся на постороннее.
        Тётя отошла и стала пристально наблюдать за моими действиями. Мне же ничего другого не оставалось, как начать сетовать про себя на свою несчастную жизнь: меня даже мать родная не била, а тут такое! Ущерб ей нужно мне причинить… Интересно, сколько? ЛОГ… Ничего себе ущерб - одной стрелой почти девять сотен жизней отняла!
        Бросив короткий, наполненный недовольством взгляд на Изулису, я подошёл поближе к оленю и приступил к новому сеансу самообучения. И потянулась череда долгих дней.
        - Сиал, чего так долго? Я уже устала ждать! - раздался голос сестры, когда я вошёл в пещеру.
        - Слушай, сестрёнка: не вылизывай мне мозг. У меня это время было не самыми лучшими, особенно последние месяцы. Да и ждёшь ты минут десять.
        - Я уже месяц тебя жду! Чего ты делал так долго?
        - Умение пытался раскрыть, - продолжая словесную перепалку, я прошёл к центру пещеры и развалился на полу.
        - И как? Получилось?
        - Чудом, но получилось. С попытки двадцатой, - меня всего передёрнуло от воспоминания этого процесса. С каждой неудачной попыткой тётя приносила новое животное и обязательно одаряла меня зарядом бодрости по хребту. Под конец я стал ловить себя на мысли, что мне начинает это нравиться.
        - Так ведь это хорошо. Мне мама говорила, что если ты не раскроешь умение сейчас, то следующая возможность будет только тогда, когда мы перелетим на новое место. А ещё, знаешь… - и сестру понесло рассказывать всё, что с ней произошло за время нашей разлуки.
        - Мама! - резко, на полуслове прекратив монолог, сестра подскочила к вошедшим в пещеру драконам.
        - Мы все в сборе, так что сейчас самое время выполнить одно из моих обещаний разузнать про новый вид разумных, который стал рождаться на свет. К сожалению, в моих странствиях мне не довелось повстречать их, но удача улыбнулась Изулисе.
        - Всё так. Мне довелось не только увидеть представителя этого вида, но и узнать подробности. Я покажу этот момент. А потом расскажу всё остальное.
        В мой разум хлынули воспоминания.
        Набитая людьми площадь города. Шум толпы перекрывал все возможные звуки: все обсуждали человеческого паренька, прикованного к столбу, стоящему на помосте в центре площади. Слипшиеся от грязи волосы и измученный, отсутствующий взгляд. Торс его был оголён, видны были свежие кровоподтёки и шрамы, закрытые свежей, красной кровяной коркой. Ниже пояса была накинута ткань, скрывающая его наготу, вместе с ногами.
        Рядом стоят три человека в коричневых робах. У двух лица были скрыты капюшонами. Третий же, чьё лицо было открыто, взглядом бегал по толпе, иногда переводя его то на узника, то на стол, накрытый грязной серой скатертью, то опять на узника, то на своих компаньонов. Люди в капюшонах кивнули и человек с открытым лицом поднял одну руку, призывая толпу к тишине. Гам стал постепенно стихать, пока на площади не воцарилась тишина, и глашатай стал говорить.
        - Все вы, представители разумных, что проживают в нашем великом королевстве. Все вы, кто получает кров, еду и защиту от нашего великого и мудрого правителя. Все вы, что поклялись в верности нашей стране, королевской семье и церкви. Все вы, что ставите интересы нашей страны и нашего мира выше собственных. Вы все, слушайте!
        - Полвека назад наш мир, что сотрясётся, но не прогибается под ударами богомерзкой скверны, стали одолевать новые болезни. И имя им - Троптос. Выродки, что рождаются у представителей всех возможных разумных рас. Не важно, чем ты занимаешься, какому богу поклоняешься или где ты живёшь. Это напасть может постичь любого из нас.
        - Неважно, жили ли вы рядом со скверной, или далеко - всё равно никто не защищён. И в дом каждого из нас может прийти несчастье, и наши жёны могут родить осквернённых существ. Существ, что совмещают в себе и начало своих родителей и семя скверны. Существ, что перенимают свойства диких зверей. Существ, что не являются нами, разумными. И не смущайтесь, что могут они говорить и мыслить, подобно нам: они порождение скверны, ими они и останутся до смерти своей, - глашатай дал небольшую паузу, позволяя толпе осмыслить сказанное раньше, после которой он продолжил:
        - Но знайте! Знайте и живите в спокойствие, ибо не являются они гневом богов, а лишь очередное наше испытание! Испытание, что мы выстоим и преодолеем, как и преодолеем нашествие скверны! И, дабы мы выстояли, Всеобщая Церковь, вместе со всеми императорами, королями и лордами приняла закон, по которому подобные выродки не имеют права спокойно жить в нашем мире, словно они одни из нас! Каждый из вас, кто знает о рождение подобных существ, обязан сообщить об этом любому человеку, что представляет интересы вашего лорда, или любому священнику, что несёт святую волю богов в наш мир. И если вы родили подобное существо, то не следует бояться - в том нет вашей вины! Ибо никто не знает, когда семя скверны поселится в нём.
        - Сдайте подобное существо, что несёт в себе зачатки скверны. Сдайте, и получите очищение и живите как жили. Ведь вся скверна, что была в ваших телах, будет вычищена, и да прибудете вы в гармонии!
        Глашатай вновь сделал паузу, давая возможность народу переварить сказанные им слова.
        - Но находятся те, кто роднит себя с подобными существами. Те, кто скрывает их. Те, кто считает, что, такие как он - одни из нас!
        С этими словами он сорвал простыню с узника и толпа, с ужасом и возмущением загалдела, обсуждая увиденное.
        Ниже колен у пленника вместо нормальных человеческих ног были птичьи лапы. Посередине его человеческие голени сужались. Нормальная кожа, словно витиеватая мозаика, переходила в грубый, твёрдый, жёлтого цвета кожный покров. Стопы также были от птичьего рода: тонкая и длинная стопа заканчивалась спереди четырьмя пальцами с длинными, крючковатыми когтями, и одним таким же пальцем с задней части.
        Несчастный вдруг поднял свою голову и посмотрел в центр толпы. В его усталых глазах отражалась немая просьба - мольба о сострадании. Слёзы стали нескончаемым потоком литься из его глаз. Он открыл рот и попытался что-то сказать, но лишь смог мычать - его язык, как и его зубы, были вырваны, обнажая изуродованную пытками глотку.
        - Узрите же! Разве порождения скверны одни из нас? Разве это существо может быть одним из нас? НЕТ! Он семя скверны, что призвано разрушить наш мир. Искоренить нас всех! Поработить нас всех! Изничтожить нас всех! Изничтожить, дабы низвергнуть наш мир, что подарен нам богами, во власть скверны. Но пусть же знают все эти выродки - мы не отступим перед натиском скверны!
        Два человека в капюшонах, стоявшие неподвижно, вдруг зашевелились: быстрыми, отмеренными движениями они подошли к столу и подняли ткань, под которой покоился кинжал. Один человек поднял его и передал его второму. Взяв его с такой же церемониальной наигранностью, второй тожественно, с протянутыми руками, подошёл к глашатаю. Присев на одно колено, он приподнял свои руки, протягивая кинжал вверх. Приняв его, глашатай окинул взглядом толпу, застывшую в ожидании.
        - Мы не примем их! Мы не сдадимся им! - развернувшись, он резким движением полоснул острой сталью по шее парня - кровь тут же хлынула пульсирующим потоком из разрезанных артерий. Узник задёргался, пытаясь вырваться из мёртвой хватки цепей. Но было тщетно: сколько бы он ни брыкался, он не мог высвободиться, сколько бы он ни раскрывал свой рот в беззвучных попытках обрести помощь - никто не пришёл на подмогу. Вскоре его движения начали становиться вялыми. Бросив последний, затуманенный взгляд в толпу, его глаза закрылись. Словно тряпичная, его голова опустилась, и он замер, навсегда.
        - МЫ ВЫСТОИМ! - подняв руку с окровавленным кинжалом в небо, глашатай прокричал на всю площадь.
        И тишина, что тяжёлым грузом витала в воздухе, была разорвана в клочья одобрительными криками и возгласами, доносившимися со всех сторон.
        - Звиздец! - пронеслась мысль, когда воспоминания тёти закончились.
        - Это давнее воспоминание, ему полвека. Какова судьба этих несчастных сейчас мне не ведомо.
        - Эти Троптос… Они все так выглядят? - раздался голос матери и судя по её интонации, она тоже видит эти кадры впервые.
        - Нет, это только одно из возможных проявлений скверны. Родившийся ребёнок может иметь лишь малые признаки от животных: звериные уши вместо нормальных, может быть хвост, нос, либо ноги или руки. Что угодно может быть изменено. Он может родиться полностью покрытым шерстью, со звериной головой или даже полностью похожим на животное. Но участь их предрешена - если их не убьют собственные родители, то приговор свершат священники и солдаты, либо исследователи в лабораториях.
        - Если ребёнок родился немного не таким, как остальные, то единственно, что его ждёт - смерть?
        - Ты всё правильно понял, Сиал. По крайней мере, так было в то время, но я сильно сомневаюсь, что их участь могла стать слаще к сегодняшнему дню. Они семя скверны и его надо выжигать.
        - Ведь мы сможем их увидеть, когда будем путешествовать?
        - Будем наедятся, дочь моя, что удача нам улыбнётся. Но это случится нескоро, а сейчас для нас всех наступает сложный период: со дня на день вы впадёте в спячку, а мы вас будем охранять, - Ликура с Изулисой прошли вглубь пещеры. Сестра подбежала к ним и начала осыпать то одну, то другую вопросами, догадками и предложениями.
        Поблагодарив Великого Рандома за то, что меня закинуло в тело дракона, а не в одного из этих несчастных, я принял удобную позу и стараясь отдаться в объятия Морфея, вскоре отключился.
        Арка вторая
        Арка вторая
        Место действия: Северный континент
        Глава 1
        Приложив немного сил, и дверь с глухим скрежетом открылась. Мне в нос тут же ударила густая, приторная смесь запахов подобная той, когда о корзине с яблоками забывают на несколько недель. Стандартный запах, витающий в воздухе алхимических мастерских.
        - Одну минуту, сейчас подойду, - прозвучало извинение из другой комнаты, как только входная дверь закрылась за мной.
        Медленно проходя по помещению, в который раз можно убедиться, что между мастерскими и лабораториями даже во входной заметна огромная разница.
        Зайдя в алхимическую лабораторию, ты словно попадаешь в гости к клептоману-наркоману, который несёт в дом всё, что попадается ему на глаза, а притащив, старательно высушивает и подвешивает под потолок, если места на полках и в шкафах давно заняты другими ингредиентами. Не говоря об учениках, которые будут в достатке даже в самой захудалой лаборатории.
        Но переступив порог мастерской, может показаться, что ты случайно забрёл на склад очень бедной торговой компании, которая вот-вот разорится - либо всё помещение завалено ящиками и мешками, либо ничего, кроме стола и пары стульев, в нём не будет. Это комната одна из последних, если не обращать внимания на пару ящиков в углу.
        - Прошу прощения за ожидания, - мужчина лет пятидесяти стоял в межкомнатном проёме и протирал руки о рабочий фартук. - Меня зовут Раймарт, один из мастеровых магов этого города. Хотите сделать заказ на инструмент?
        - Почти. Вы знаете такого архивариуса Настрайской магической академии по имени Густах? Он рекомендовал обратиться к вам с моей просьбой.
        - Кто вы? - в голосе мастерового читался неподдельный интерес, смешанный с осторожностью. Не каждый день к нему в гости заходит Кта’сат и говорит, что знает его друзей.
        - Меня зовут Лик’Тулкис, но можно Ликус. Во время обучения в академии Густах был моим наставником. Он передаёт привет и говорит, что без вас шутку с “холодным котлом” делать не будет.
        - Да-а, - на лице мужчины заиграла лёгкая улыбка, а взгляд стал мягче, - было интересно наблюдать, как в течение недели группа преподавателей пыталась выяснить, из-за чего огромный котёл на кухне не нагревается, сколько ты его ни держи над огнём. Слушаю тебя.
        - Нужен экстрактор скверны, но с изменениями. Ты ведь умеешь их делать?
        - Продолжим внутри, проходи, - мастеровой, подкрепив своё предложение приглашающим жестом, скрылся в помещении.
        Cтены этой комнаты были полностью покрыты магическими узорами и письменами, стабилизирующими потоки маны, которые возникают при работе с магическими предметами. В полу, вдоль одной из стен, находились три погребных люка дверцы которых, как и пол во круг них, тоже были расписаны рунами. С противоположной стороны, длиной во всю стену, стоял массивный деревянный стол, уставленный различными мелкими инструментами, книгами и отдельными листками, перьями и чернильницами. Рядом с ним стояли два стула и на одном из них уже сидел Раймарт.
        Как только я сел напротив мастера, наш разговор продолжился. Как настоящий знаток своего дела, он сразу стал расспрашивать о всех моментах работы: что будет использоваться в роли блокирующего материала, из чего делать поглотитель, каким методом наносить на разделитель магические круги и другие вопросы сыпались на меня. После уточнения всех моментов мы перешли к разговору о том, в какой последовательности какие материалы будут использоваться.
        Скрежет открывшейся двери, раздавшийся из входной, отвлёк нас.
        - Хозяин, я принёс вещи от торговца, - проговорил тихий голос.
        - Одну минуту, - мастер, повернул голову в сторону входа и немного повысив голос, приказал принести вещи к нему.
        В комнату зашёл человек, держащий в руках сколоченный из грубых досок ящик, накрытый куском ткани. На его шее, обвивая её кольцом, мерцал тусклым красным цветом замысловатый узор - рабская печать. В отличие от обычных, такие специально накладывали, чтобы в будущем вытащить душу из тела и поместить её в кристалл. В этом случае даже после смерти ты будешь служить источником энергии в магической устройстве, пока твоя душа не растворится в потоке эфира.
        Подойдя к Раймарту, он опустил рядом с ним коробку и слегка приподнял ткань. Быстрым взглядом оценив содержимое, ремесленник кивнул и сказал рабу положить коробку под стол, а самому ждать в другой комнате.
        - Есть несколько неприятных для тебя моментов, которые существенно повлияют на время изготовления, - продолжил мастеровой, как только раб ушёл.
        Под этими моментами он подразумевал две вещи, что способны отложить на десятки лет исполнение моего запроса: шкуру лунного зайца и минимум сто, а лучше полторы сотни грамм нейтральный магических камней. Заказ на шкуру может долго исполняться, а камни обычно если и продают, то партиями по двадцать грамм. И большие деньги, чтобы всё это оплатить, не считая его работы и остальных материалов.
        Со словами о том, что всё готово, я достал свёрток со шкурой и протянул мастеру. Узнав, что она была подготовлена буквально сразу после поимки животного, Раймарт удовлетворённо закивал. Затем передал ему небольшой мешочек. Как и свёрток, он был покрыт рунами, не позволяющими мане проникать внутрь и влиять на содержимое.
        - Здесь около ста шестидесяти грамм. Сколько времени займёт изготовление и сколько стоить будет? С учётом заказа и доставки остальных компонентов, конечно же.
        Задумавшись, Раймарт глядел в потолок. Долгую минуту он сидел неподвижно, а после решительно посмотрел на меня: - Мне надо проверить шкуру и камни на целостность. И посмотреть, что и откуда будет заказываться, ведь все материалы должны прийти ко мне с интервалом в неделю, не больше. А по поводу оплаты… В чём рассчитывать: в монетах Ганзейской торговой лиги или Арнурского королевства? Местные деньги не возьму, только сил больше на обмен потрачу.
        - В Ганзейских монетах. В городе есть банковское представительство?
        - Больше - целый банк. Он на центральной площади, недалеко от торговых лавок. Касательно денег: точную сумму скажу завтра, но не выше тридцати. Возьми в банке расписку на двадцать монет, а десять золотом. Заодно завтра и по срокам определюсь, но не раньше весны.
        Епифань - столица мира! Не слабо так за работу просит. Хотя, наверно он сам удивился, когда узнал, что у меня с собой шкура и камней на сотни четыре золотом. Но всё равно соглашаться надо: Густах его рекомендовал. Только вот что мне эти полгода делать? К тому же зима вот-вот начнётся, надо теперь думать, как и где её провести, пока заказ делается. Ладно, об этом потом.
        - Согласен.
        Мастер тут же встал со стула и достал с полки небольшую деревянную статуэтку в форме человека с весами в одной руке и молотком в другой. На её пьедестале были два небольших углубления.
        Поставив статуэтку, он взял в руку маленькое шило, уколол указательный палец и положив его в одно из углублений, начал стандартную процедуру принятия заказа. Проговорив вслух все моменты, о которых мы договорились, и поклявшись перед богами о том, что он выполнит все условия сделки и не посмеет украсть мои вещи, посмотрел на меня. Я повторил всё вслед за ним. В тот же момент статуэтка легонько засияла синим цветом.
        ВНИМАНИЕ, БЫЛ СФОРМИРОВАН КОНТРАКТ, ЗАФИКСИРОВАННЫЙ СИСТЕМОЙ
        - Подожди немного, я пока уберу твои материалы. Заодно проверю их состояние.
        Раймарт взял вещи и направился к люкам. Подойдя к одному из них, замер на несколько секунд, а после быстро спустился в низ. По возвращению он стал мне рассказывать, что шкура в прекрасном состоянии, а из камней у него получится чуть больше ста грамм эссенции, что тоже очень хорошо. Условившись, что завтра я приду с деньгами после полудня, мы попрощались.
        Ветер ударил мне в бок, как только я оказался на улице, заставив поёжится от прохлады. Усталость после четырёхдневной поездки давала о себе знать, хоть немного и отступила от холода глубокой осени. Пока мы общались, прошло несколько часов и на улице стало темнеть.
        Я решил направиться к гостинице, которую заприметил ещё в полдень, после приезда. Она стояла как раз на условной границе между нижней частью города и средней. Можно рассчитывать, что там будут не такие высокие цены, как в богатой части, но и не будет так много проходимцев, как в бедной.
        Идя по грязным улочкам, я вскоре вышел на главную дорогу, пронизывавшей город с запада на восток и почти сразу заприметили вывеску искомого здания. Стараясь не мешкать, с надеждой на свободную комнату, я быстро зашагал к ней.
        Волна тепла нагретого помещения сразу же поприветствовала нового посетителя, лишь стоило мне оказаться внутри. Растопленный камин излучал жар, заполнявший помещение, походившее на трапезную. Половина столов была уже занята: кто был в одиночестве, а кто в компании, кто-то просто сидел и ждал второго пришествия, попутно греясь и отходя от холода улицы, кто пил из кружек пойло и закусывал его хлебом, а кто-то отвлекался от своих дел и с интересом смотрел на меня.
        Не обращая внимания на любопытные взгляды, я подошёл к барной стойке, за которой стоял мужчина и всем своим видом дававший понять, что он здесь главный.
        - Вечер. Есть свободные комнаты на одного?
        - Есть. На втором этаже за шестьдесят медяков за ночь, и на третьем, за тридцать пять. Завтрак и ужин в стоимости. Дрова для камина на втором этаже тоже. За рабов платить отдельно. Хранение вещей для второго этажа в стоимости, а так пять медных за ночь.
        - Рабов нет, - три маленьких серебряных кругляшка и три больших медных монеты, звякнув, оказались на стойке. - Второй этаж на три ночи. Может продлю. Когда будет ужин?
        - Через полчаса, - хозяин гостиницы вытащил из-под стойки железный ключ. - По левой стороне вторая дверь. Принести наверх?
        - Не надо, я спущусь и передам сумку на хранение.
        Поднявшись на этаж, войдя в комнату, закрыв дверь и тихо вздохнув, я позволил себе немного расслабиться - на моё сознание тут же накатилась новая волна усталости. Постояв немного с закрытыми глазами, набираясь сил, я встряхнул головой и стал осматривать комнату.
        Маленький камин, даже можно назвать его очагом, был пуст, а рядом стоявшая небольшая поленница, полня дров, приглашала меня растопить его после ужина. Кровать, набитая соломой и покрытая серой, изношенной, но чистой тканью, такая же подушка и несколько сшитых вместе овчинных шкур в качестве одеяла. Окно на противоположной стене от входа, закрытое ставней, под ним стол и стул.
        Радом со столом стояла одна из причин, по которой я взял эту дорогую комнату - длинная деревянная палка с блюдцеобразным навершием, которую несведущий разумный мог принять за чудной подсвечник. Но это был замыкатель сигнального контура. Без него спать где бы то ни было нельзя - опасно для жизни. А свой распаковывать не очень хотелось, помня, как я потом полночи уснуть не мог из-за звона в ушах.
        Проверив, что замыкатель цел и магические узоры не повреждены, я принялся за установку сигнализации. Сперва замыкатель надо поставить в центр комнаты и напитать его маной. Достать из сумки мешочек с сигнальными камнями, а из него вытащить крупный зелёного цвета. Влить в него ману, положить на замыкатель и наблюдать, как магические цепи на контуре моргнули зелёным светом, подтверждая связку двух предметов.
        Доставая маленькие синие камушки и напитывая их, класть в каждый из четырёх углов комнаты. Затем повторить такое же действие для каждого потолочного угла, положив камень на специальную маленькую подставку. Вновь подойти к замыкателю и, дотронувшись до главного камня, наблюдать как он связывается со всеми остальными. Моргнув три раза и оповестив, что контру установлен корректно, свечение на замыкателе пропадает и аккуратно убрать его в сторону.
        Теперь можно не бояться за свой сон. Магическая сеть, протянутая между камнями по всем стенам, полу и потолку, будет проверять сама себя на целостность. И если её пересечёт что-то без маны или с отличной от моей - замыкатель должен будет запищать, а не громом прокатится по округе звуком падающего метеора.
        Проверив свои карманы, прощупав гримуар, висевший на боку, жезл с кинжалом на поясе, и убедившись, что на ближайшие несколько дней у меня с собой всё есть, я взял сумку и вышел из комнаты. Увидев меня внизу, хозяин гостиницы сразу сообщил, что ужин будет через пять минут и мне следует занять один из ещё свободных столиков.
        - На хранение. Заберу через день.
        Хозяин достал статуэтку с пузатым человеком, в одной руке которого были весы, а в другой кружка. Он быстро проговорил, что берёт у меня на хранение мою сумку и поднёс статуэтку ко мне. Я лишь легонько коснулся её головы, вслух подтвердив передачу вещей. Статуя тускло загорелась синим цветом, пропавшим через секунду.
        ВНИМАНИЕ, БЫЛ ЗАКЛЮЧЁН КОНТРАКТ
        - Присаживайся, а вещи твои я сейчас спрячу.
        - Мне бы разбавленного, тёплого вина и хлеба перед едой. Сколько?
        - Пять медяков. Как постоялец можешь рассчитаться утром.
        Вскоре крепкий, коренастый парнишка, явно приходившимся родственником хозяину, принёс кувшин и небольшую булочку белого хлеба. Из сосуда поднимались едва заметные клубы пара.
        Налив в кружку бледно-красной жидкости, я сделал небольшой глоток и сладко-пряное вино тёплым комком ушло в утробу, наградив меня приятным, согревающим чувством. Набрав воздуха в лёгкие, я залпом осушил стакан, удовлетворённо выдохнул и с наслаждением стал прислушиваться к ощущениям: тепло от напитка медленно расходилось от живота по всему телу. Тепло - вторая причина столь завышенных трат на комнату.
        Я откусил кусок хлеба и запил его вином. Хотелось напиться этим нектаром до смерти, в отместку за четыре дня пути, когда я мёрз как последняя собака, матеря всё на свете и насылая проклятия на всех и вся, кто только попадался мне на глаза. Караван едет, колёса у повозки скрипят, а ты, как тварь дрожащая, укутанная двумя слоями одеяла, сидишь в телеге и дрожишь от холода. А если не найду в городе места, куда пристроится на эти полгода, то помёрзну ещё в одном круизе.
        Мотнув головой и стараясь отогнать дурные мысли, я хотел отломить ещё хлеба, но заметил, как парень, принёсший мне до этого вина, шёл в мою сторону с небольшим подносом в руках. На моём столе оказалась тарелка с горячим рагу, нарезка из вяленого мяса, пара ломтей козьего сыра и ещё один кусок хлеба.
        Дверь в гостиницу открылась и внутрь зашли двое мужчин, в одним которых был Мирн. Увидев меня, он поднял руку в приветственном жесте. Повторив за ним, я пригласил их присоединиться.
        - Ликус, рад тебя снова видеть! Смотрю ты отогрелся и стал выглядеть добрее! Или это вино так на вашего брата действует? - вечно позитивный караванщик, по совместительству начальник каравана, в котором я добирался до города, стал засыпать меня словами:
        - Знакомься, это мой старый друг Нарик, организатор рабских аукционов в этом городе. Нарик, это Лик… Ликду…
        - Лик’Тулкис, но Ликус проще произносить, - помог выкрутиться караванщику, видя, как он себе чуть язык не прикусил от соблюдения этикета. - Наши имена сложно выговаривать остальным разумным.
        - Не сложнее, чем орочьи, - парировал Нарик.
        - Смотря о каком племени идёт речь.
        - Ты был в землях орков?
        - Несколько раз, но надолго не задерживался.
        - Как интересно. Мне вот доводилось лишь общаться с некоторыми из них. Племя Багрового Козла знакомо?
        Неспешно продолжая разговор, два друга заказали себе ужин и вина. Решив обзавестись полезным знакомством в этом городе, я попросил записать на мой счёт. Поглощая еду и напитки, мы плавно перешли с темы орочьих племён на обсуждение того, как нам повезло, что на караван никто не пытался напасть. Потом я, как странствующий магос, рассказал парочку интересных историй.
        Затем были искренние слова благодарности от Нарика в адрес церкви за то, что позволила использовать троптосов как живой товар. Ещё его отец, сорок лет назад светился от счастья, когда получил дополнительные вещи для продажи любому желающему, а не только строго установленным лицам по строго фиксированной цене и строго для убийства.
        Нарик посетовал, что аукцион был неделю назад, а новый планируется минимум через три и теперь ему нечего мне предложить. Хоть мне раб и не нужен был, он всё равно стал заверять что, если вдруг мне понадобится живой товар или другие его услуги - он с радостью поможет. За соответствующую плату. Со скидкой, разумеется.
        Закончив ужин и попрощавшись со мной, два друга направились к выходу, а я же подошёл к хозяину гостиницы, и попросив принести ко мне зажжённую свечу, чтобы растопить камин.
        Стоило мне войти, как в дверь постучали - за ней стояла дородная женщина с моим заказом, который я обменял на медяк чаевых. Активировав сигнальный контур и немного повозившись с камином, я скоро стал наблюдать, как языки пламени с жадностью окутывали поленья, а вместе с ними волнами распространялось тепло, убаюкивая меня.
        Глава 2
        Позднее утро разбудило моросящим дождём, стучавшим по закрытой ставне и прохладой воздуха, медленно наполнявшей комнату.
        - Доброе утро, - стоявший за стойкой парень, разносивший вчера заказы, буднично поприветствовал, стоило мне спуститься, - завтрак готов, можем принести в комнату. Что-нибудь ещё желаете?
        - Нет, завтракать буду тут. Хочу рассчитаться за вчерашнее.
        - С вас тридцать пять медных: пять за вино и хлеб, по десять за два заказа ужина и дополнения, - расплатившись, я сел за свободный стол.
        В зале было почти пусто, а те из немногих, кто завтракал, старались быстрее закончить с едой и уйти по своим делам. Шум, доносившийся с улицы, доказывал, что город ожил после ночи. Вскоре принесли мой завтрак, состоящий из пшённой каши с фруктами и отваром из трав с ягодами. Медленно поглощая его, я стал обдумывать свою дальнейшую судьбу.
        А у неё лишь три пути: остаться в этом городе, попробовать прибиться к какой-нибудь деревне за плату или же отправиться в другой город. Мёрзнуть вообще не хочется - значит последние про запас. А если оставаться здесь, то где? Жить всю зиму в гостинице? Идея просто огонь, учитывая, что ближе к зиме цены на аренду комнаты поднимут минимум в полтора раза. Не, деньги есть, хватит. Но надо будет снять на оплату заказа и ещё с двадцатку на три месяца. А если кто ушлый прознает, что я здесь проездом и жду заказ и устроит мне сладкую жизнь? Ведь по-любому узнает - номер на всю зиму редко кто снимает.
        Перемещается между гостиницами через каждый месяц? Проще повесить на себя табличку с надписью «Я тут». Не, гостиница тоже на крайний случай. В район знати в качестве рассказчика ламповых историй? Ага, десять раз им нужен ксат. Который ещё и магос, а не бравый воин.
        Хотя, можно попробовать арендовать квартиру в среднем городе? А сигнальный контур: как он сделан и как вшит в каркас? Но опять же, если кто прознает обо мне таком хорошем? Да и убираться и готовить постоянно тоже удовольствие ниже среднего. Не говоря про походы на рынок и заказ дров. Всё же стоит дождаться слов Раймарта о сроках. Если он закончит заказ к началу весны - останусь в городе. Но если к лету - то лучше будет это время провести в другом месте…
        Когда я вышел на улицу, осенняя пора поприветствовала меня во всей своей красе. Сырость, наполнявшая воздух после дождя, густым киселём обволакивала открытые участки кожи. Лужи из грязи на главной дороге, хоть и вымощенной из камня, всё равно собиравшей на себе землю с ног снующих туда-сюда разумных. Эти самые разумные, быстрым шагом проносились по ней, меся эту жижу, кутаясь в плащи, спеша по своим делам и рассасываясь в проулках города.
        Города, такого же, как и многие другие, непримечательного ничем, кроме дороги, проходящей сквозь него. Она связывала между собой два города-оплота, в близкой доступности от которых расположены скверны места: лес, село или что-то ещё. И люди идут туда, в надежде хоть что-то найти и добыть, очистить да продать. И кочуют они из одного города в другой, вместе с караванами и торговцами, каждый раз платя за вход и оставляя здесь часть своих денег. Тех самых кровных денег, которые достаются им тяжёлым трудом, но лёгким для города.
        Это очень заметно в центральной части: в торговой аллее много различных лавочников, которые, даже в такую мерзкую осеннюю погоду стараются привлечь покупателей к своим товарам. Почти в каждом доме на первом этаже что-то располагается, будь то магазин или представительство гильдии, или сама гильдия, или даже несколько зданий отведены под одно место.
        Как банк, на огромной каменной стене которого выложена и красиво украшена узорами надпись «Синяя Гортензия», написанное на эльфийском языке. Не иначе как название дома ушастых, что организовал его здесь. Но зная все их политические игрища внутри кланов и между домами - не факт, что он всё ещё подконтролен этому дому.
        Внутренняя отделка соответствовала статусу - всё красиво, всё блестит. На стенах и потолке яркие светильники, на полу ковры разных цветов и узоров, у стен стоят скамейки со спинками, обитыми кожей. За отдельными стойками, отгороженными друг от друга, сидят работники в чистых одеждах.
        Но если начать присматриваться, то вдруг окажется, что светильники из бронзы, краска на коврах некачественная и очень быстро выцветает, скамейки сделаны из обычного дерева и лишь покрашены в красивый цвет. Стойки тоже из простого дерева, притом сучковатого и с различными фактурными дефектами, а одежда на сотрудниках хоть и чистая, но изо льна и одним она мала, а другим велика из-за однотипного пошива.
        Так высшие эльфы поступают со всем, что принадлежит им, но не находится на их земле - экономия во всём. Хотя, в каждом банке есть отдельный вход для знати, где убранство не хуже, чем во дворцах лордов.
        - Добрый день! Добро пожаловать в банк Синяя Гортензия, принадлежащий дому Цветущая Астра, - когда я подошёл к одной из стоек, девушка, с немного удлинёнными и заострёнными на кончиках ушами, поприветствовала меня встав и немного поклонившись. - Хочу донести до вашего знания, что валюту города Мантар мы не принимаем. Чем могу помочь?
        - Дайте мне деняг!
        - Что, простите?
        - Хочу получить деньги со своего счёта.
        - Да, конечно. Пожалуйста, подтвердите свою личность.
        Она пододвинула ко мне кристалл в форме пирамиды, стоявшем на специальной подставке так, чтобы под ним мог спокойно пройти лист бумаги. Я отогнул правый рукав кафтана, прислонил свой именной браслет к кристаллу - он тут же мягко замерцал зелёным цветом. Работница прислонила ладонь к нему со своей стороны. Я повторил за ней со своей стороны и передал в кристалл окно информации. ЛОГ.
        ИМЯ: ЛИК’ТУЛКИС
        РАСА: КТА’САТ (ОСКВЕРНЁН)
        КЛАСС: НЕКРОМАНТ-ПРИЗЫВАТЕЛЬ
        Кристалл прекратил мерцать и начал светится зелёным светом. Сказав, что моя личность подтверждена, девушка подложила под устройство небольшой листочек с красными линиями по краям. Через секунду на нём уже были нанесены все данные. Увидев написанное, её зрачки расширились - то ли от удивления, то ли от страха. Но ничем другим она себя не выдавала.
        - Скажите, вы нуждаетесь в информации по вашему счёту?
        - Нет, я помню остаток.
        - Сколько и в каком номинале хотите получить?
        - Тридцать монет. Нет, - у меня не так много крупных монет замотано в пояс, а если придётся уехать, то лучше иметь про запас. - Тридцать пять монет Ганзейской торговой лиги золотом, двадцать из которых в виде расписки. И две, нет, три Рудной монеты.
        - Расписку на конкретное имя?
        - Нет, без имени вообще.
        - Подождите, пожалуйста.
        Девушка направилась к дальней стене, где была дверь. Рядом с ней, за небольшим столом сидела пара других эльфов, отличавшиеся от неё не только длиной ушей, но и богатыми одеждами и вычурной осанкой. И взглядом, которым они смотрели на меня и на работницу.
        Поравнявшись с ними, она поклонилась и протянула одному из них мой бланк и что-то сказала. Бросив быстрый взгляд, высший эльф медленно встал, глядя прямо в глаза девушки, отчего она начала съёживаться, будто старалась стать меньше. Он что-то ей говорил, а она легонько вздрагивала.
        Мне стало любопытно, и я направил поток маны в область ушей.
        АКТИВИРОВАНО УМЕНИЕ «СЛУХ ГОНЧЕЙ»
        ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ: 3 МИНУТЫ
        ВРЕМЯ ДО ПОВТОРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ: 48 ЧАСОВ
        - … тупой Монкхай, - эльф говорил медленно, размеренно и сухо, без каких-либо эмоций в голосе, - я ещё раз задаю свой вопрос: из какой он семьи? Что написано в графе? Троптос?
        - Нет, господин.
        - Нет. Он всего лишь порождение причудливой воли богов, не больше. Но всё же, ты, подошла ко мне?
        - Простите, господин. Нам говорили, что, если что-то необычное - доложить вам.
        - И увидев ксата, ты подумала, что это что-то необычное? Он уже третий за этот месяц. Или необычно то, что его душу скверна извратила? Скажи, ты видишь его класс? Такие как он живут в порченых местах, где их душу скверна и насилует, как толпа нищих твою мать. А потом на нашей истерзанной земле рождаются такие создания, как ты. Иди и исполни его запрос.
        - Да, господин, - девушка поклонилась и вышла за дверь.
        Мы пересеклись с эльфом взглядом. Сделав вид, что ничего не слышал, я приподнял брови в немом вопросе. Махнув рукой, что волноваться не надо, он слегка кивнул мне и сел обратно за стол. Вскоре работница вернулась и пригласила меня в отдельную комнату, где меня уже ждали деньги. Забрав их и подтвердив, что всё в порядке, я вышел из банка.
        На улице стало чуть светлей. И хоть небо всё также было затянуто тучами, но они уже не нависали свинцовой крышкой над городом, лишь серой ватой устилали небосвод. Неприятная морось прекратилась, и улица стала оживлённой. Можно было иногда заметить мелькавших среди толпы детей, которым родители позволили выйти на улицу поиграть. Были и другие, что боролись за свою жизнь, пытаясь украсть хоть немного еды или чей кошелёк.
        Многие лавочники стали более активными, а рядом с кафе и харчевнями появились выносные таблички. Время уже обеденное, но идти к мастеровому пока рано, поэтому я зашёл в первую попавшуюся забегаловку, заказал горячего питья и погрузился в свои мысли. Но уже не хотелось думать о том, где провести эту зиму - и так понятно, что надо дождаться слов мастерового.
        Сегодня, если всё пройдёт гладко, я закончу с первым этапом из всего запланированного. И в лучшем случае останется ещё два. С зельями всё пройдёт гладко - в любом отделении ксатов закажу и привезут их куда надо.
        Главный вопрос: из чего сделать поглотитель? Можно воспользоваться церковной методикой, но после этого почти не останется магического следа. Воспользоваться услугами тёмных эльфов? Тоже не лучшая идея - скверну-то они откачают, но магический след будет перекручен до неузнаваемости.
        Ещё остаётся сделать самому устройство из запчастей от магических зверей. Но кого именно? Конечно, самый лучший вариант - использовать шкуру тигров из нефритового семейства. Ничего другого не понадобиться больше, только она и зеркальное зелье. Но я их искать замучаюсь. Да и не факт, что вообще встречу этих меховых специалистов по пряткам.
        Шкуру бородавочника предгорного проварить в жиру годовалого аиста? Нет - столько условностей надо учесть, что оторопь берёт. Какие ещё есть варианты? Опять за лунным зайцем гоняться по лесам и степям? Мысль достойная чтобы её думать, но только шанс успешно отзеркалить её свойства около десяти процентов. Масло из корневища пустынного тысячелистника? Тоже идея не лучшая: мне понадобится его литра два, или даже три. При том что всех моих финансов хватит лишь на пол литра максимум. Да и собираться они будут лет десять. А что…
        Городские часы пробили два раза, вернув меня в реальность. Расплатившись, я быстрым шагом направился к Раймарту, ловя себя на том, что мне не терпится узнать точные сроки. Люди, дома, улочки мелькали калейдоскопом, пока перед глазами не показалась та же деревянная дверь мастерской, с той же железной окантовкой и с тем же глухим скрипом при открытии. Тот же сладковатый аромат в воздухе и такая же пустая входная.
        - Ликус, приветствую тебя, - тот же мастер, появившийся в том же самом проёме. - Сегодня ты выглядишь лучше. Смог нормально отдохнуть?
        - Приветствую, Раймарт. Тихая ночь, тепло и сытный ужин - это всё что мне было нужно. Четыре дня пути на холоде из любого разумного сделают кровожадного убийцу.
        - Не любого, а конкретно из вашего племени. Вы же холод не переносите. Был в банке?
        - Да, сделал всё, как договорились. Сколько в итоге получается? И что там по срокам?
        - Двадцать девять монет ровно. А по срокам… К концу весны закончу, не раньше. Сейчас как раз жду столяра, у которого обычно заказываю обработку деревянных частей. С тиковым деревом проблемы, а он как раз должен быть в курсе.
        - М-да, - вырвалось у меня.
        Ну, хоть понятно, что можно из города уехать. А что дальше? На юг поехать да в деревне какой осесть? Я поднял взгляд и посмотрел на мастера: он выглядел немного взволнованно. Наверно, представил себе, что сейчас весь план придётся изменить.
        - Ну а что делать? Переделывать заказ? На что тогда? Тик мы выбрали как раз потому, что он стабилен. Что ближе к нему? Серебролист? Его ждать ещё дольше: пока найдут распустившееся дерево может пройти месяц, а может и сто лет.
        - Спорить не буду. Но всё равно - приношу тебе свои извинения!
        - Не извиняйся. Ну не пойду же я к другому мастеру из-за этого, ведь не к кому! На этом континенте ты, да ещё с десяток, кто умеет работать с этими схемами. Но Густах посоветовал тебя, а его словам я доверяю. Можно самому сделать, но эта идея из разряда дурости. Даже будь у меня штук двадцать таких шкур, всё равно не подумал бы - не мой профиль, я по скверне специализируюсь.
        - Спасибо за доверие. Завершим формирование контракта или столяра сначала дождёшься?
        - Давай закончим уже: не люблю таскать с собой огромные суммы денег.
        Раймарт достал с полки статуэтку. Получив и пересчитав деньги, он стал вновь обговаривать контракт, углубляясь во все детали, из-за чего мне пришлось ждать его минут пять. Зато потом достаточно было лишь уколоть палец, приложить его к статуе и подтвердить, что я согласен на заключение контракта.
        ВНИМАНИЕ, БЫЛ ЗАКЛЮЧЁН КОНТРАКТ, ЗАФИКСИРОВАННЫЙ СИСТЕМОЙ
        ЦЕЛЬ: СОЗДАНИЕ МОДИФИЦИРОВАННОГО УСТРОЙСТВА ЭКСТРАКТОРА СКВЕРНЫ
        ИСПОЛНИТЕЛЬ: НОРТР РАЙМАРТ, АЛХИМИЧЕСКИЙ МАСТЕРОВОЙ ГОРОДА ИНЛИЙСК
        ОПЛАТА: УПЛАЧЕНА ПОЛНОСТЬЮ
        СРОК ИСПОЛНЕНИЯ: ОГОВАРИВАЕТСЯ ОТДЕЛЬНО, НО НЕ БОЛЬШЕ ГОДА С МОМЕНТА ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНТРАКТА
        В СЛУЧАЕ НЕИСПОЛНЕНИЯ КОНТРАКТА: ПОЖИЗНЕННОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЙСТВИЯ ЛИЦЕНЗИИ МАСТЕРОВОГО
        Вот теперь всё хорошо. Можно начать думать о том, куда можно будет отправится.
        - Ликус, благодарю тебя за эту работу. Ещё раз скажу - мне интересно воплотить твою задумку в жизнь.
        - Я сам благодарен тебе, что ты взялся за него, - мы обменялись крепким рукопожатием.
        - Столяр должен прийти с минуты на минуту. Вина не хочешь, пока ждёшь?
        - Не откажусь, но только разбавленного. И тёплого, если можно.
        - Конечно. Сказать по правде, я приготовился заранее - редко, когда мне получается изготовить нечто стоящее. Сейчас прикажу при… - скрежет открывшейся входной двери прервал мастера. Извинившись, он вышел во входную. - Горвил, приветствую тебя. Как раз с заказчиком разговаривали о проблеме с деревом. Известно, из-за чего задержка?
        - Привет, Раймарт. Известно, чего ж гадать. Вчера твой раб спрашивать пришёл, я догадывался, а вот сейчас знаю точно - то морозные слизни. Заполнили они рощу собой так, что живности теперь плохо живётся, а тут поди отрядом деревья искать. Дело-то плохо, не раньше первых месяцев весны будет.
        - А если заказ авантюристам предложить? На сопровождение.
        - Да кто ж возьмётся-то? Особенно после того случая, что три года назад-то был. Слухи есть, что тот несчастный до сих пор никак сумму не накопит на лечение.
        - О каком случае идёт речь? - моё любопытство перекрыло чувство такта, и я вышел во входную.
        Напротив мастерового стоял мужчина лет сорока, немного упитанный, с косматой бородой и большими кистями рук. Поношенный, но качественный сюртук, одетый с целью произвести впечатление на одного из своих постоянных заказчиков, выглядел изысканным костюмом из гардероба королей рядом с лохмотьями, в которые был одет разумный, стоявший рядом.
        Исхудавшее лицо, растрёпанные и засаленные волосы цвета соломы, опущенный взгляд в пол, кожаный ошейник, закрывавший почти всю шею и торчащие из-под одежды углы тела. Всё говорило о том, что это раб не самого хорошего хозяина. А болезненный вид сигнализировал, что жить ему осталось от силы несколько лет.
        - Да что там говорить? - опешив от моего внезапного появления, столяр почти сразу смог вернуть себе самообладание. - Группа сопровождала вальщика одного, так во время привала один из наёмников сел на снег, а под ним слизень был. Вот то он и отморозил ему задницу так, что вырезать пришлось. Да так вырезали, что вообще ничего не осталось! То говорят в народе, что длинноухие такую цену заломили за отращивание новой, то тот до сих пор так и ходит.
        Я на секунду представил эту картину и с трудом смог удержать смех: идёт группа авантюристов по лесу и один особо умный решается сесть не на поваленное дерево, не на пень, а вот прямо на снег, тем местом, которым он думает. А там внизу лежит слизень и он такой: «а-а-а-а-а-а, авантюристская жёпа!». И всё, больше думать ему нечем.
        - Бедняга, - мастеровой с нескрываемой жалостью тихонько протянул. - Остаётся ждать весны?
        - Снег как сойдёт и прогреет землю солнце, то слизни сами и помрут. Иль зароются вглубь до следующего раза. Они ж только на холоде опасны, под снегом прячутся, ползают, листву пожирают. Ты уж извини, но быстрее не получится достать.
        - А что уже сделаешь? К тому же мы с Ликусом уже всё решили. Скажи лучше: ты когда в банк ходил? Я вот был там недели две назад и всё было нормально у них.
        - А что такое?
        - Я сегодня был там и мне сказали, что монеты города Мантар не принимают.
        - Впервые слышу! Я-то, с неделю назад ходит и то ж ничего не слышал об этом.
        - Значит, что-то случилось недавно. Надо будет завтра посмотреть в гильдиях: вдруг мор в окрестностях, а я рядом буду проезжать.
        - Ну, тут только на волю богов стоит надеется, - столяр поднял глаза наверх в мыленной молитве. После короткой паузы он продолжил:
        - Это, Раймарт. Я-то к тебе с делом ещё пришёл. Вот, - он показал рукой на раба, - ты до этого её проверял на магию, помнишь? Ну, ещё пальцы на ногах ей резал.
        - Вспомнил, - всматриваясь в лицо рабы, он воскликнул. - И я не на магию её проверял, а пытался выяснить вид животного, лёгший в основу её осквернения. И не резал, а отрубал по фаланге, чтобы зафиксировать изменения. Если память не изменяет, то всего четыре отрубил, - повернувшись ко мне, мастеровой жестом показал на рабу, которую я принял за парня:
        - Ликус, представь себе, что кости этого существа способны ману накапливать! В малой степени и с огромным смешением с порчей, но способны! А вид животного непонятен.
        - Я столько денег-то потратил, чтобы узнать этот вид. А всё из-за церковного эдикта. Десять лет назад, когда купил её, сказали, что надо узнать и сообщить. И кормил её по-разному, как Раймарт говорил. А толку-то? Вон, уж совсем загибается. Я-то неделю назад новую купил. Ой, и как на сестрёнку-то мою похожа! А глазки-то добрые-добрые, а личико-то милое-милое. Бедная моя сестра… Чёртов дракон! Я надеюсь, ты страдаешь сейчас!
        - Будет тебе, Горвил. Сестру твою не вернуть никак. А мы здесь.
        - Да, мы здесь, - здоровяк шмыгнул носом и частенько заморгал. - Так я о чём - она же магию впитывает, нужна тебе тогда. Дёшево отдам, за четыре золотых. Магией кости напитаются у неё, вытащишь их, да и сделаешь что.
        - И это что-то будет скверну источать? Не, не нужна она мне, тем более за столько. В ней же нет ничего ценного.
        - А шкура? Ну та, на спине?
        - Просто шкура. Волчья стоит дешевле, а по качеству лучше будет.
        - Ну то для работы купи! У тебя ж много всяких работ, а лишние руки в плюс будут.
        - Какая работа? Да она выглядит так, что стул не поднимет.
        - В постель её возьми. Она вон же, как парень выглядит, плоская вся! Как раз в твоём вкусе.
        Когда он произнёс эти слова, мне показалось, что мою пятую точку обняла костлявыми руками сама смерть. Нет, я, конечно, не против чужих увлечений гомогейством, но прям опасностью повеяло от того предложения испить винца.
        - Она “как” парень, но не парень. К тому же у меня уже все семь ячеек заняты - я не смогу больше взять. Прости Горвил, но не куплю, - было заметно, как столяр осунулся. - Не пробовал зайти к торговцам?
        - Да заходил я уже и к торговцам, и к аукционеру. Все как один говорят, что услуги труповозки дороже стоят, чем она. Боятся, что купят и она сразу умрёт.
        - В итоге какой у неё вид? - эти двое так жарко спорили, что напрочь забыли про моё существование. По крайней мере, с десяток секунд в помещении стояла тишина, сквозь которую я слышал о чём говорят люди на улице.
        - Записали как один из видов волков и на этом всё, - мастеровой заговорил первым. - Я, когда она впервые зашла, подумал, что в основе лежит нефритовый тигр. Шкура на её спине и боках так же имеет пять слоёв подшёрстка, но сколько её не кормили козьим молоком, так изменений и не последовало.
        - Да я её не только молоком кормил - и сыром, и творогом, и кефиром, и чем ещё не кормил, то всё без толку, только денег зря потратил. Когда малой была, то выглядела лучше, чем сейчас. С каждым годом слабеет. Может, действительно, вывести за город да прирезать, чтоб на труповозку не тратиться?
        Мысли вертелись роем пчёл в моей голове: пять слоёв, с каждым годом слабеет, ману в костях накапливает, молоко… Они неправильно её кормили! В основе у неё точно кто-то из нефритового семейства, я уверен. Они не знают как тигрицы выхаживают молодняк! Это объясняет, почему она выглядит как скелет: хоть её тело и растёт с каждым годом, но основа всё ещё как котёнок. Вдруг это окажется правдой, то сколько лет сэкономлю, если куплю и выхожу её? Два года? Три? Пять? Может, даже десять?!
        Так, надо что-то придумать. Чёрт! Как не выдать, что она мне очень даже интересна? Думай, думай! Что её отличает от других порождений: мана в костях и шкура? Всё. Нет - ещё хилое состояние тела к…
        - Сколько ей лет?
        - Двадцать один как с месяц назад исполнилось.
        - А купил ты её, когда ей было одиннадцать?
        - Десять с половиной. Как десять лет ей стукнуло, торговец получил разрешение на продажу, то и выставил сразу, но не покупал её никто. Так полгода и просидела у него, пока он совсем цену не скинул до пол золотого. А мне пара рабочих рук мелких ой как нужна была.
        - Девичья кровь у неё уже была?
        - Да какая кровь, о чём ты? Она скверная! Кто ж её трогать-то будет? Не было у неё никого, как хозяин говорю.
        - Ты серьёзно? Хорошо, давай попробуем по-другому: вот каждая девушка раз в месяц кровью течёт, она тоже?
        - А то! Как купил, так года через два и начала одежду марать! - столяр от возбуждения стал чуть ли не кричать.
        - Ликус, у тебя есть какая-то идея? - мастер с интересом смотрел на меня.
        - Почти. Последний вопрос: она стала слабеть после начала взросления, или до того?
        - После. То я помню, что примерно тогда она к Раймарту впервые и пришла.
        - Я тебе вчера шкуру передал, - я с лёгкой улыбкой стал смотреть на мастерового, надеясь, что мой блеф удастся.
        - Лунный заяц?
        - Их же нужно добывать только до третьего года жизни, так? Там же у них потом первый брачный сезон и всё, шкура перестаёт отторгать ману. И кости их тоже после этого начинают ману всю жизнь накапливать. Самый минимум, но накапливают. У неё же всё точь-в-точь! Ты ведь её изучать начал уже после того, как месячные у неё начались?
        - И ведь у зайцев тоже пять слоёв! Что же я так не заметил, стал на тигра думать? - Раймарт стоял и проклинал прошлого себя из-за невнимательности. Но, скорее всего, из-за алчности.
        - Так это, может её то травой кормить?
        - Какой? Да и зачем? Шкуру её уже не исправить, момент упущен. В детстве надо было содрать, тогда самое оно, а сейчас бесполезно. И кости её, раз вместе с маной накапливают скверну, нельзя использовать, даже как катализатор. Прирежь её и не мучайся - проще будет всем.
        И в этот момент комнату накрыла атмосфера полнейшего разочарования на всё и вся в этом мире. Один разумный стоял, сокрушаясь о своей алчности, другой о том, что денег не выручит, и на зиму нужно хоть пару заказов достать. Третья как родилась троптосом, так и разочаровалась в жизни сразу. Лишь я стою, с разорванной на лоскуты скверной душой, и стараюсь не лыбиться.
        - Один золотой.
        - Что? - оба ремесленника одновременно спросили.
        - Говорю, что могу купить её. Как снег сойдёт - отведу её в осквернённое место и посмотрю, как быстро у неё кости порчей пропитаются. Буду раз в неделю отрубать ей что-то и сравнивать степени пропитывания. Это немножко пересекается с моим основным исследованием. Но мне её нужно выходить сначала: вон, шатается уже вся. Так что не больше золотого. Хотя… Какой сейчас обменный курс на монеты Ганзы?
        - Если в золоте, то одна чуть больше, чем наши две.
        - Готов прямо сейчас купить её за одну золотую монету Ганзейской торговой лиги. Но с двумя условиями.
        Как только я заговорил об условиях, лицо столяра, которое до этого светилось детской радостью, помрачнело. Он явно готовился к тому, что его сейчас будут пытаться сделать должником на услугу.
        - Первое: ты в лучшем виде исполнишь заказ, который касается моего изделия. Второе: мне может понадобиться деревянная шкатулка и я обращусь к тебе, а ты постараешься сделать её максимально быстро. Она тоже будет из тика, так что держи про запас немного очищенной древесины. Конечно, я полностью заплачу и за работу, и за материалы, но мне нужно идеальное качество и максимальная скорость работы. Понимаешь? Это моё последнее предложение: принимай или иди и режь ей горло!
        - Забирай! Забирай! Продана, продана! Раймарт - ты свидетель!
        - Свидетельствую о сделке, - ремесленник поднял правую руку и одобрительно мне закивал. Он тоже остался в плюсе, ведь его репутация не пострадала и древоделу зимой будет не так грустно.
        - Спасибо тебе! Как увидел тебя вначале, то подумал, что ты такая же тварь, как и все из вашего племени. А нет, ты хороший разумный. Выручил-то меня. Всё сделаю в лучшем виде! Не волнуйся! Ты это, того, когда готов сделку заключить?
        - Монета у меня с собой есть, так что можем хоть сейчас отправиться в гильдию.
        - А зачем вам куда-то идти? - в голосе Раймарта слышалось удивление. - У меня всё есть: статуэтка, подставка и лист бумаги. Это бесплатно. Можете заключить здесь, а зарегистрируешь завтра.
        - Я-то за!
        - Если несложно, то я тоже согласен.
        Вскоре на столе появилась статуэтка на такой же подставке, как в банке. Под неё подложили листок бумаги. Несколько минут проговаривания всех моментов сделки, два уколотых пальца, и вот статуэтка уже моргнула синим цветом. За ней почти сразу засияла подставка, нанося детали сделки на бумагу. Пара секунд, и всё закончилось.
        ВНИМАНИЕ, СДЕЛКА О ПОКУПКЕ РАБА УСПЕШНО ЗАВЕРШЕНА
        СДЕЛКА ЗАФИКСИРОВАНА СИСТЕМОЙ
        ВНИМАНИЕ, ПРИОБРЕТЁН РАБ ПО ИМЕНИ ЛИНА
        КОЛИЧЕСТВО СВОБОДНЫХ ЯЧЕЕК РАБОВ: 2 ИЗ 4
        Я закрыл оповещение, решив осмотреть её более внимательно в гостинице. Вместо этого я достал монету и передал её столяру.
        С нескрываемым облегчением Горвил взял жёлтый кругляшек и начал меня благодарить. Закончив с рукопожатиями и договорившись, что заказ я передам ему через Раймарта, он попрощался, кинул взгляд на уже бывшую рабу и вышел на улицу. Лина так и стояла на том же месте, где ей приказали ещё в самом начале, и всё также смотрит в пол.
        - Я тоже тебе благодарен, что выкупил её. Теперь я не переживаю, что он не сможет продержаться эту зиму. Древодел он хороший, да только придумал себе всякого.
        - Кстати, а что там за история с сестрой?
        - Ты про дракона? Перестань. Горвил не местный, он лет двадцать назад поселился здесь. Как раз после большого пожара. Работы много тогда было у него, многие к нему с заказами ходили. Вот он и рассказывать начал всем, что, когда он был маленький, дракон вынырнул из реки и съел его сестру.
        - Дракон? Из реки?
        - Дослушай, это не всё. Пока дракон ел его сестру, деревня странным образом загорелась, а селяне странным образом погибли. Разбойники, скорее всего, напали на деревню, а он спрятался в кустах и смотрел, как его сестру насилуют и убивают. Вот и придумал себе историю, немного спятив.
        - Тяжела крестьянская доля, но это жизнь.
        - Это жизнь. Так что насчёт вина? Я его заранее приготовил.
        - Спасибо, но уже откажусь: устал немного и дел, как видишь, прибавилось. Не знаешь, где в городе рабов отмывают. У неё волосы слипшиеся, как бы вшей не было.
        - А ты в какой гостинице остановился?
        Глава 3
        Получив объяснения, где Лина сможет не только отмыться, но и ещё можно будет по дешёвке обноски ей купить, мы стали прощаться. Договорившись, что, как только я обоснуюсь на зимовку, отправлю на его имя письмо в городскую гильдию ремесленников, я направился к выходу.
        Раба покорным зверьком последовала за мной, хотя никаких приказов не было. Выйдя на улицу, она продолжала смотреть себе под ноги, не поднимая взгляда.
        Я шёл медленно, позволяя рабе не сильно напрягать своё слабое тело, но даже так, когда мы добрались до банной, у неё появилась тяжёлая отдышка. В руки банщицы были вложены семнадцать серебряных за то, чтобы Лина смогла отмыться, её проверили на блох и если найдут, то попробуют вывести. И подберут новые вещи.
        Оставив Лину мыться, я стремглав помчался к центральной площади. Вот магазинчик специй, в котором была куплена маленькая кружка лимонного сока и несколько маленьких мешочков пряностей. Лавка зелий - пара флаконов не настоянного ложного зелья маны. Вот магазин сыров: здесь я взял порцию свежего творога из козьего молока. При виде еды голод, щекочущий мой живот с самого обеда, сразу усилился. Сглотнув слюну и стараясь не обращать на него внимания, я закончил покупки. Осталось вино, но его можно и в гостинице взять.
        Городской колокол пробил шесть раз, говоря всему городу, что пора заканчивать рабочий день, когда я вернулся за Линой. Она покорно ждала меня: читая, отмытая и в новой одежде. Хоть и поношенная, но целая и без заплаток и дыр, так что всяко лучше будет, нежели старая груда тряпья
        - С возвращением! Ужин готов как пять минут назад. Можем подать в комнату, - поприветствовал меня хозяин гостиницы, стоило мне переступить её порог.
        - Вечер! С ужином чуть позже. Сколько нужно за раба доплатить?
        - Пятнадцать медных за ночь, но отдельных комнат нет, - он ответил не думая. - Либо спит с тобой в комнате, либо в коридоре. Еда в стоимости: овощная похлёбка, кусок хлеба и кружка воды. Вечером и утром. Если нужна подстилка, то за три медных будет соломенный матрац.
        - Ужинать буду внизу, скоро спущусь. А для раба в комнату пусть сейчас принесут, - я выложил на стойку один большой медный кругляшек, а получил назад сдачу в виде одно маленького серебряного и четырёх медяков.
        Идя наверх, я мысленно материл трактирщика: он явно на мне по семёрке за ночь нагрел. Зайдя в комнату, первым делам приказал Лине сесть на кровать и не мешаться. Стоило обновить заряд контура и выложив все покупки на стол, как принесли рабский ужин и скрученный в рулет тоненький матрац.
        - Лина, посмотри на меня! - я обратился к рабе, как только навёл порядок на столе.
        Она не шелохнулась. Даже ошейник на её шее не заиграл красками, сигнализируя о сопротивлении. Подозрительно. ЛОГ.
        ЛОГ-ЛИСТ: …
        ЛИЧНОЕ ИМУЩЕСТВО: …
        РАБЫ: …
        РАБ ЛИНА (НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНА): …
        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПРИКАЗЫ:
        ВРЕМЕННЫЕ ПРИКАЗЫ: ОТСУТСТВУЮТ
        ПОСТОЯННЫЕ ПРИКАЗЫ: «ВНИЗ СМОТРИ, КОГДА Я РЯДОМ», «НЕ СМЕЙ ОТКРЫВАТЬ СВОЙ ГРЯЗНЫЙ РОТ», «СУКА, ЯЗЫКОМ РАБОТАЙ», «ГЛОТАЙ, СУКА, ГЛОТАЙ», «ЗА МНОЙ».
        Серьёзно? Нет, серьёзно? Мне теперь ясно, почему она всё время рассматривала свои ноги. Второй приказ понятен, последний тоже. А остальные два зачем? Что он с ней дел… Вот же ж двуличное животное, а?! «Да ты что? Трогать её? Она же скверная, ко-ко-ко» … Надо всю эту ересь отменить.
        - Лина, посмотри на меня, - сидя на кровати, она медленно, словно испуганный хорёк, стала поднимать голову, попутно вжимая её в плечи. Взгляд её остановился на моём животе. - Посмотри мне в глаза!
        Дрожа всем телом, она неуверенно, борясь внутри сама с собой, подняла голову. Передо мной предстало приятное, хоть и обезображенное истощением лицо с впалыми щеками, тонкими, обкусанными губами и глазами тусклого зелёного цвета. И взгляд.
        Взгляд, наполненный страхом вперемешку с отчаянием. Страхом, который я давно не видел в чужих глазах. Так смотрят на что-то настолько превосходящее тебя, что ты начинаешь считать себя песком под ногами этого существа. На то, что уничтожит тебя играючи, как ребёнок разрушает свой песочный замок, вдоволь наигравшись с ним. На того, кто пообещал убить тебя одним из самых страшных способов.
        - Слушай мой постоянный приказ: ничего, никому, никогда и никаким образом не сообщай про меня и обо мне! - узоры на её ошейнике моргнули жёлтым цветом. Лучше перестраховаться: кто его знает, какие настройки в него вложили.
        - Да… хо… зя… ин, - сухим, еле слышимым голосом она отвечала медленно, вспоминая, как разговаривать.
        - Посмотри на стол, - я показывал ей на её пищу. - Поужинай и сиди здесь, жди меня. Остальное на столе не трогай.
        - Да… хо… зяин, - она громко сглотнула слюну, заполнившую её рот.
        Оставив рабу, я спустился и успел занять последний свободный стол. Вскоре парнишка принёс мой ужин: кусок жареного мяса с картошкой, порция тушёных овощей в соусе, половинка свежеиспечённого хлеба и кувшинчик с вином.
        - Вино подогрето и разбавлено водой. Вы вчера так просили?
        - Да, спасибо, - я достал пару медяков и протянул их парню. - Есть какие слухи о городе Мантар? И как давно банк перестал его монеты принимать?
        - Про сам город ни чё не знаю. Но слышал, что старый лорд толь слёг, толь помер. Вроде потому и банк как третий день монеты не берёт, - он отправился дальше обслуживать клиентов, а я спокойно принялся за ужин.
        Если он сказал правду, то окрестности города свободны для проезда. Скорее всего, старый лорд нахватал долгов и решил лично поздороваться с предками. А дальше, как в сказке: получил царевич по наследству сарай разрушенный, клячу дохлую и долг неподъёмный. Наверно, свой гонор решил показать, когда к нему заявились кредиторы, вот длинноухие его и проучили. Ничего, пару недель посидит с урезанной торговлей и сам приползёт к ним договариваться.
        Покончив с трапезой и сделав заказ в комнату, я направился наверх. Лина всё также сидела на кровати смотрела в пол. Чашка с миской были чистыми настолько, что казалось их собака вылизала, а на столе не было ни единой крошки. Остальные вещи были не тронуты.
        В освободившуюся миску я выложил творог. Пока методично его разрыхлял, краем глаза видел, как Лина с интересом хомяка смотрит на меня - неуверенно, боязливо. В дверь постучали. На столе появился кувшин с вином, хлеб и зажжённая свеча. Первым делом взял свечу и разжёг камин. Вернувшись к столу, я продолжил готовить смесь для животной основы рабы.
        Если моя теория верна, то эффект не заставит ждать: творог из козьего молока как основа вскармливания тигрят; вино заменит спирт, выделяющийся при брожении; лимонный сок сойдёт за желудочный; а зелье, надеюсь, заменит порцию маны, передаваемой от тигрицы. Тщательно перемешать, накрыть тканью и поставить в тепло, недалеко от камина. За ночь должно будет добродить.
        Я резко встал. От неожиданности Лина чуть не упала на пол - она всё это время осторожно смотрела на меня. Теперь же опять уставилась на свои ноги. Подойдя к столу, налил в стакан вина и передал ей вместе с куском белого хлеба.
        Сидя на напротив, я наблюдал как она медленно, потихонечку, с нескрываемым удовольствием откусывает от булки по кусочку. ЛОГ.
        РАБ ЛИНА (НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНА):
        ПАРАМЕТРЫ:
        ИМЯ: ЛИНА
        РАСА: ТРОПТОС (РАВНИННЫЙ ЭЛЬФ +???)
        КЛАСС: ОТСУТСТВУЕТ (НЕ ВЫПОЛНЕНЫ УСЛОВИЯ ПОЛУЧЕНИЯ)
        ВОЗРАСТ: 21
        УРОВЕНЬ: 0
        ОПЫТ: 17357/1000
        ЖИЗНЬ: 101/280
        МАНА: 0/0 (ЗАБЛОКИРОВАНО)
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 86/280
        ХАРАКТЕРИСТИКИ: …
        НАВЫКИ: …
        НЕГАТИВНЫЕ ЭФФЕКТЫ:
        «ПОРЧЕННАЯ КРОВЬ», «ИСТОЩЕНИЕ», «НЕДОЕДАНИЕ», «СИЛЬНЫЙ ГОЛОД»
        ДОСТИЖЕНИЯ:
        «ДИТЯ СКВЕРНЫ», «???», «???», «???»
        АКТИВНЫЕ ЗАДАНИЯ:
        «СЛУЖИТЬ ХОЗЯИНУ» - ВЫ СОБСТВЕННОСТЬ ВАШЕГО ХОЗЯИНА. ВЫ ДЕЛАЕТЕ ТО, ЧТО ОН ВАМ ПРИКАЗЫВАЕТ. ВЫ НЕ МОЖЕТЕ СОВРАТЬ ХОЗЯИНУ. ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ПРИЧИНИТЬ ВРЕД ХОЗЯИНУ.
        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПРИКАЗЫ:
        ВРЕМЕННЫЕ ПРИКАЗЫ: ОТСУТСТВУЮТ
        ПОСТОЯННЫЕ ПРИКАЗЫ: «НИЧЕГО, НИКОМУ, НИКОГДА И НИКАКИМ ОБРАЗОМ НЕ СООБЩАЙ ПРО МЕНЯ И ОБО МНЕ».
        Рассматривая её лог-лист, я всё больше убеждаюсь, что столяр морил её голодом. Последние несколько недель уж точно. Но вот насчёт её основы я чёткого подтверждения не вижу. Почти нулевое восстановление выносливости и уменьшенное здоровье - следствие голода. То, что магия заблокирована - вполне вероятно просто оттого, что она троптос. Но и нельзя игнорировать тот факт, что её уровень не повышается, хотя давно пора. Явно что-то из скрытого не позволяет это сделать.
        Поняв, что больше ничего не надумаю, и остаётся ждать утра, закрыл лог и тут же встретился взглядом с Линой. Пока я ковырялся в данных, она закончила есть и с интересом смотрела на меня. Возможно, это алкоголь ей ударил в голову и притупил чувство страха: хоть вино и разбавлено, но вряд ли она даже такое пробовала. А вот теперь, когда мы оба смотрели друг на друга, её взгляд начал наполнятся тревогой. Но она не спешила опускать голову - она застыла от страха.
        - Тебе больше есть нельзя, иначе плохо станет. Возьми матрац, расстели рядом с кроватью и ложись спать.
        - Да… хозя… ин, - с едва различимым облегчением в голосе, Лина в тут же исполнила приказ. Активировав контур и подкинув дров в камин, сам расположился в кровати.
        Поутру, проснувшись, умывшись и попросив завтрак в комнату, я стал проводить сеанс пыток над эльфийкой. Сначала заставил полностью раздаётся. Пока она снимала с себя вещи, ошейник слабо мерцал.
        Всё её тело, если этот почти высохший от голода организм вообще можно так назвать, покрывали ссадины, синяки и кровоподтёки. Каждый сантиметр её кожи, закрытый раньше одеждой, хранил в себе следы побоев: на плоской, ссохшейся груди, впалом животе, костлявых руках, тонких ногах, везде были следы побоев. Даже там, где была звериная шерсть, сохранившая свой грязный серый цвет после бани, я уверен, что тоже скрывались такие же следы.
        Осмотрев полностью и поняв состояние её тела на начало эксперимента, я разрешил ей одеться обратно. Примерно секунду она стояла как вкопанная, думая, что ей послышалось. Но сообразив, что ничего другого с ней делать будут, оделась мгновенно. Вскоре принесли наши завтраки. Через два часа, когда еда улеглась в её животе, пришло время главного блюда.
        Стоило мне снять с миски тряпку, как мне в нос ударил настолько противный запах, что на моих глазах проступили слёзы, а желудок решил прояснить ситуацию. Едва сдерживаясь, я поставил миску на стол и открыл окно - в комнату проник свежий воздух и дышать стало легче. А всё это время Лина, с зелёным лицом и ошалевшими глазами сидела на кровати и закрывала рот руками, стараясь контролировать свой организм.
        Ссыпав почти все вчерашние пряностей в эту смесь, мне всё же удалось добиться, что отвратный запах не так сильно бил в нос. Но вот на вкус я пробовать точно не собираюсь.
        - Лина, сядь за стол!
        Когда она села, я встал с ней рядом и пододвинул к ней миску с ложкой. Её глаза стали влажными при виде этой смеси. Словно понимая, что произойдёт дальше, она стала умоляюще смотреть на меня. Я мысленно пожалел её ещё раз. - Тебе придётся съесть это.
        - Хо… зяин, по…
        - Никаких пожалуйста! Ты должна съесть это! - в этот момент мне пришла в голову мысль, что через приказы заставлять её не самый лучший вариант. Если вспомнить, то тигрята подобную бурду едят сами. - Хорошо, хорошо. Давай для начала познакомимся. Я твой хозяин по имени Лик’Тулкис. Я странствующий магос, в путешествиях изучающий скверну. А ты не просто мой раб, ты - мой подопытный зверёк! Но зверёк, который нужен мне живым. Скажи: ты помнишь, что я вчера обещал с тобой сделать?
        - Да, - её голос звучал сухо.
        - Это была ложь. Но я сделаю это с тобой, если ты не будешь есть! Или съешь и не удержишь в себе. В этой миске то, что должно тебе помочь выздороветь. Ты будешь съедать по такой миске раз в две недели. Если ты будешь хорошо себя вести, то я не поведу тебя в порченое место. Я не буду убивать тебя. Я даже не буду морить тебя голодом. Я даже буду давать тебе белый хлеб! Скажи: тебе понравился хлеб, который я вчера тебе дал? - Лина боязливо кивнула. - Во-от. Почти каждый день ты его будешь кушать. И даже иногда вкусное вино буду давать! Тот красный напиток, что ты вчера пила - он тебе тоже понравился, я видел. Поэтому выбирай!
        Она уставилась на миску, не понимая, как эта бурда может ей помочь. Потом вновь посмотрела на меня - в её глазах стояли слёзы.
        Дрожащей рукой взяв ложку, она зачерпнула эту смесь и с отвращением уставилась на неё. Секунда, другая и вот, полная решимости, отправляет её в рот - её тут же начинает кривить. Запрокинув голову, она с трудом проглотила и схватилась за живот, стараясь не позволить этой маленькой порции вернуться. Я налил в стакан немного вина. Как заправский пьяница, она осушила его одним глотком, глубоко выдохнула и с мольбой посмотрела на меня, заплакав.
        - Не плач! Если доешь, то дам ещё вина!
        Полчаса потребовалось ей, чтобы осилить это шедевр высокой кухни. Сидя перед пустой миской, она с трудом сдерживала рвотные позывы. В кувшине осталось чуть больше четверти вина и похвалив её за старания, протянул ей его.
        Выпив всё до последней капли ей явно становится легче, а через полчаса она наконец прекращает держаться за живот. Ещё полчаса, и её начинает немного пошатывать. Я сказал ей лечь на матрац, где она почти сразу заснула.
        Если всё будет хорошо, то она проснётся уже завтра утром. Закрыв окно и подпитав контур, я направился на улицу, попутно предупредив трактирщика, чтобы в комнату не входили.
        Улица была намного оживлённее, чем в это обычное предобеденное время. Складывалось впечатление, что город спал последние несколько дней и вот сейчас, сегодня, он проснулся. Пристроившись с краю дороги, я, не торопясь, размеренным шагом направился в сторону гильдии.
        Разглядывая людей, я не заметил, как отделение гильдии вольных наёмников и авантюристов оказалось передо мной. Двери его были плотно забиты толпой, пытающейся попасть в здание любой ценой. В образовавшейся давке сыпались проклятья, разумные отдавливали себе ноги, клялись, что найдут друг друга и прирежут. Становится частью этой вакханалии мне не очень хотелось.
        Решив время не терять, ожидая, пока вся эта давка закончится, я направился в торговую палату. Заплатив пошлину в десять серебра, что являлось примерно пятью процентами от сделки, я получил официальное подтверждение покупки Лины. Система тоже моментально отреагировала, обновив информацию в лог-файле. Но вернувшись к гильдии, мне всё равно пришлось ждать, так как народ всё подходил к её дверям.
        Когда же поток разумных иссяк и из дверей перестали выходить толпы, я осмелился зайти. Пол, покрытый слоем грязи, нанесённой с улицы, был больше похож на настил в свинарнике, а всклоченные представители гильдии походили на фермеров, только что разогнавших ораву бешеных свиней по загонам.
        На досках, висевших над стойкой, были сгруппированы различные листки с предложениями для вольных наёмников и заданиями для авантюристов. И была ещё одна, третья доска, с общей, но важной информацией. Помимо прочих, на ней висели четыре листочка с одинаковым текстом. Лишь порядок имён и условия контрактов отличали из друг от друга.
        «На основании закона о родовом наследовании, Я, виконт Алгон Мантийский, являясь родным сыном умершего графа Бражена Мантийского и родным братом скоропостижно погибшего графа Гулмана Мантийского, а также являясь родным братом виконтов Лермена Мантийского, Милона Мантийского и Лирмана Мантийского заявляю свои законные права на город Мантар и земли во круг него.
        Заявляю, что вышеуказанные виконты попытаются захватить город Мантар в обход закона о родовом наследовании. Всем славным войнам, наёмниками и авантюристам, кто готов встать под мои знамёна, прошу явиться в мой лагерь, стоящий под городом Мантар до конца последнего дня последнего месяца осени этого года.
        Условия службы: …
        Виконт Алгон Мантийский.»
        - Скажите, а… когда появилась эти контракты? - с путающимися мыслями я обратился работнику, сидящем как раз под третьей доской.
        - Вы про город Мантар? - в его голосе чувствовалось плохо скрываемое раздражение.
        - Да.
        - Сегодня утром принесли из администрации. Там их получили тоже сегодня, по маяку дальней связи.
        Поблагодарив за информацию, я стал думать о будущих планах и действиях. Первое: чисто из вежливости надо будет вечером помянуть окрестные деревни города Мантар. Зуб даю, что их разорят ватаги наёмников после, а может и вместо битвы за город. Второе: придётся по широкой дуге объехать его от греха подальше. По очень широкой дуге. С недели две я точно потеряю на этот объезд. ЛОГ…
        Ну да, поехать сначала сюда, потом вот так, потом сюда, сюда… Стоп. А Лина? С ней что делать? Две лошади арендовать? Она не удержится в седле, упадёт и хеппи-энд. Повозка тоже не вариант: одиночная телега - это прекрасная мишень для грабежа. Посмотреть, какие сейчас караваны собираются и к одному из них прибиться? Единственный вариант, но тащится будем долго. А что, если не на юг? А что… А почему бы нет!
        Окрылённый новой идеей, я направился в административное здание, где сообщил работнику о своём желании получить информацию из города Эльбен. Заплатив за один простой запрос, я направился в отдел дальней связи. Там меня встретил дворф, одетый в расшитую узорами мантию. Он рутинно выслушал меня и, повторив слово в слово, сказал ждать в коридоре. Через пять минут он вышел.
        - Администрация города Эльбен передаёт, что предложение на зимовку от деревни Вен к ним поступило и размещено в ратуше. Охранные контракты от деревни Вен в последние недели не поступали. Имя старосты деревни - Гильм. Ваш запрос на этом закончен. Дополнительный запрос оплачивается отдельно.
        Обрадовавшись, что староста тот же, направился в холл и оплатил новый запрос. Но теперь, за его сложность, приходится заплатить одним золотым. Вернувшись к дворфу, я сообщил ему детали и то, что обращение должно быть передано непосредственно старосте деревни. В этот раз мне пришлось ждать почти полчаса.
        - Староста деревни Вен сообщает, что они помнят магоса по имени Лик’Тулкис, который был у них семь лет назад. Он сообщает, что, если магос хочет, деревня с радостью примет его на зимовку. Он добавляет, что, если магос хочет, деревня может предложить ему контракт на охрану. Он сообщает, что если магос хочет принять предложение, то пусть оставит сообщение в администрации. Ваш запрос на этом закончен. Дополнительный запрос оплачивается отдельно.
        Процедура повторяется в третий раз. В этот раз дворф отправляет лишь короткое послание, состоящее из моего согласия на контракт и на зимовку, но без точной даты приезда. Теперь, когда появилась хоть какое-то понимание дальнейших действий, можно пойти в гильдию и поспрашивать про караваны свободных торговцев.
        Гильдия свободных торговцев пристанище не менее азартных людей, чем авантюристы: перевозить на телеге товары, боясь налететь на разбойников или дикое зверьё; сбиваться в группы, надеясь, что количеством вы сможете отпугнуть ворьё; нанимать в складчину охрану; или потерять милость переменчивой удачи и лишиться всего.
        - Именно в город Эльбен никто не регистрировался. Но, вон за тем столом сидит мужчина в бордовой куртке, его группа будет проезжать через Нолгонскую равнину. Это самое ближнее для вас. Его зовут Парт, - человек, на которого указывала регистраторша, заметил меня и поднял руку в приветственном жесте.
        - Добрый день, вы Парт?
        - Всё верно, так меня зовут, - мужчина изучающе рассматривал меня, пока я подходил к столику. - Чем могу помочь?
        - Мне нужно попасть в Эльбен, а ваша группа будет как раз недалеко проезжать. На провоз берёте разумных?
        - Конечно, берём! Только учти, что в сам город у нас никто не направляется. Так что, как высадишься, придётся ещё дня три идти пешком.
        - Три дня не месяц, как-нибудь дойду. Какие расценки? Только говори сразу в Рудных монетах.
        При упоминании валюты, которой пользуются королевства дворфов для торговли с внешним миром, лицо торговца изменилось. Доброжелательность во взгляде осталась, но вот шутливый вид сменился серьёзным выражением.
        - А ты мне сам скажи, что надо и как ты будешь ехать. Пешком или в телеге место нужно? Что насчёт еды? Сколько рабов с тобой будет?
        - Одно место в телеге, но не мне. Еда полностью на вас. Раб будет один и ему надо организовать увеличенную порцию.
        - Это что, раб будет ехать в телеге, а хозяин пешком? Может ему ещё твою порцию отдать? - на этих словах все сидящие за столом засмеялись.
        - Если я буду не голоден, то сам это сделаю.
        - Твоя воля… Четыре гномьих монеты.
        - Три гномьих монеты и три Ганзейских золотом. Но взамен тёплые одеяла и нормальные порции.
        - Пять!
        - Четыре Ганзы, три гномьих и плачу сейчас!
        - Сонтьяла, тащи статуэтку!
        Молодая, бойко выглядящая девушка с короткими, тёмно-каштановыми волосами, карими глазами и смуглой кожей тут же выскочила из-за стола и стремглав вылетела на улицу. Через пару минут, немного запыхавшись, она уже протягивала статуэтку.
        - Завтра выезжаем, когда часы пробьют семь раз, - сообщил торговец, как только контракт был заключён. - Не опаздывай, или придётся догонять.
        Заверив его, что меня ждать не придётся, я пошёл готовиться к отъезду.
        Решив, что всё-таки две недели в пути - это срок и Лина, как мы сойдём с каравана, сможет нести на себе хоть что-то, пошёл покупать ей рюкзак. Найдя нужный по размерам и приобретя дополнительно ей личную посуду, передо мной встал вопрос: стоит ли покупать набор зимней одежды для неё и дополнительно ткани метров пять со швейными принадлежностями? Она хоть и умеет шить, но вот навык шитья совсем мелкий. Не, она справится с той же льняной тканью, но какой-нибудь паучий шёлк сам справится с ней… Взвесив все за и против, я всё же купил. Так можно будет не бояться, что она простынет на холоде, а из ткани будет себе исподнее шить.
        В номер я вернулся поздним вечером. Когда начинаешь готовиться к долгой поездке, стараешься учесть всё. А сейчас ещё нужно было про Лину помнить. Но вроде немного накупил, а главное, что всё компактное и точно влезет к нам в мешки. Поужинав, забрал свои вещи у трактирщика и договорившись, что завтра утром завтрак заберу с собой сухим пайком, я потратил с час, чтобы всё нормально упаковать. Теперь остаётся лишь благополучно добраться до деревни и зиму переждать.
        И вот засыпая под мелодичные звуки потрескивающих поленьев в камине, я поймал себя на мысли, что если завтра утром Лина всё ещё будет без сознания, то мне придётся что-то придумать, чтобы доставить её к гильдии. Ещё и вещи… Надеюсь, бог Император всея человечества убережёт меня от этой участи.
        Глава 4
        Я не мог пошевелить своим озябшим телом. Скрюченные пальцы рук застыли в приступе боли, а судороги, сковавшие горло, не позволяли открыть рот. Нарастающий гул в голове давил на мозг с такой силой, что, казалось, череп не выдержит нагрузки и взорвётся. Мои ноги, не чувствующие под собой опоры, беспомощно болтались в воздухе.
        Огромная змея сильнее сжала свои кольца, обвитые вокруг моей груди - звуками костяного ксилофона из неё вылетел хруст ломаемых рёбер. Воздух из лёгких, не зная другого пути, на огромной скорости ударил о закупоренные судорогой голосовые связки, разрывая их. От боли моя нервная система взвыла сиреной, а голова запрокинулась с такой силой, что в шее раздался треск. Рот открылся в беззвучной попытке издать хоть один-единственный звук, но вместо этого вылетели лишь брызги алой крови. Глаза горели, словно тысячу раскалённых игл в них воткнули в одночасье.
        В моей окровавленной и разорванной глотке что-то стало шевелиться, и каждое движение отдавалось по сознанию ударом плети. Желудок скрутило, и из моего рта, нескончаемый потоком, хлынули орды чёрных, замазанных кровью пауков. Каждый шаг их волосатых лапок отрывал от меня по кусочку плоти.
        Змея наклонила свою голову - в её глазах читался голод. Она смотрела на мои мучения как на ту часть приготовления еды, где ты её фаршируешь. Из её открытой пасти несло смрадом, а с каждого зуба, в несколько рядов покрывавших её обезображенные челюсти, капал яд. Её рот открылся шире, и она выдохнула на меня едкое облако.
        Затуманенное от боли сознание получило новую порцию сигналов от нервных окончаний - от этого дыхания кожа стала плавиться и стекать вниз густой, тягучей жижей. Глаза змеи заблестели. Мгновенное напряжения её тела, и моё было сложено как прочитанная книга.
        Я вскочил с кровати. Холодная испарина покрывала мой лоб, а влажная от пота рубаха прилипла к спине. С каждым вдохом от сбитого, неровного дыхания меня то сгибало, то разгибало. Сердце бешено билось в груди.
        Когда сознание прекратило выискивать в тёмной комнате врагов и искать пути побега, а мой разум стал постепенно успокаивается, в окна уже пробивались первые лучи восходящего солнца. Ложиться обратно в кровать уже бессмысленно, да и уснуть всё равно не получится, поэтому я оделся и направился на улицу.
        В передней комнате на кровати мирно посапывала эльфийка. Её обнажённая спина выглядывает из-под одеяла, выставляя наружу животную шерсть. Не знаю почему, но она притягивает внимание магнитом: когда вижу её, постоянно ловлю себя на мысли, что хочется провести по ней руками. Забурится в неё пальцами и наслаждаться этим густым мехом.
        Но всегда останавливаюсь - это опасно. Пока не раскроется её основа, скверна в моём теле может навредить ей, так что лучше вообще к Лине не прикасаться. Или только через защитные перчатки.
        Два месяца назад на её шерсти стали проступать тонкие, едва различаемые полосы зелёного цвета. А вместе с ними и её здоровье стало постепенно улучшаться: теперь она могла от колодца до дома пройти, не шатаясь и не делая пауз, чтобы отдышаться. Но всё равно полосы поправлялись очень медленно, не говоря о раскрытии её основы. Остаётся надеется, что её тело готово к увеличенной порции маны, иначе ждать мне ещё очень и очень долго.
        Я вышел на крыльцо дома и наблюдал, как на улице медленно светало. В конце лета, когда полуденного зноя уже нет, утроений воздух наполняется живительной прохладой. Она успокаивала мой воспалённый разум, приводя его в равновесие после кошмара.
        Где-то загорланил петух, испугавшись восходящего солнца. К нему присоединились другие пернатые, а своим лаем несколько собак стали аккомпанировать им. Живность деревни Вен постепенно пробуждалась, а значит и самим селянам пора вставать и начинать каждодневную борьбу за свою жизнь.
        - Хозяин?
        Голос Лины вытащил меня из раздумий. Она удивлённо смотрела на меня, ведь в последнее время я просыпался только к завтраку. И то, если разбудить. Сказывается усталость, накопившаяся за весну и первые месяцы лета. Только сейчас появилось свободное время.
        - Утро. Всё хорошо. Умывайся и делай завтрак.
        Покончив с едой, сидя на веранде, мы пили чай. Лине он очень нравился. Местные готовили его из лесных трав и полевых цветов. Терпкий, душистый, с приятной горечью.
        - Вы сегодня в город, хозяин?
        - Как и планировал заказ забрать. Скоро выйду, но вернусь к вечеру - дорога неблизкая, а идти пешком.
        - У вас специи кончаются, хозяин. Соли почти не осталось. Вино ещё есть, хозяин, но немного. Вяленого мя…
        - Господин ящур! Утро доброе! - звонкий голос, раздавшийся рядом с калиткой, принадлежал сыну деревенского старосты. Парнишка лет двадцати, что постоянно бегает по деревне и из деревни в город по поручениям отца, широко улыбался.
        - Было бы, если б меня так не называли! - лунная призма дай мне сил терпеть этого “ящура”.
        - А как? Вы ж того, магию понимаете, заклинания там знаете, грамоте разной обучены. Батька говорит, что с домом этим помогли! Кто ж вы тогда, если не господин?
        - Хрен с тобой Ренс, проходи. Чай будешь?
        - С удовольствием, господин ящур. Спаси… - он запнулся, а кончики его ушей немного покраснели. - Да мне ж ещё по деревне надо бежать! Там батька спрашивает - вы с нами в город не хотите поехать?
        - Вы тоже?
        - Мы тоже! Заказ вчера на свинью пришёл. Вот, повезём. Батька говорит, что с вами спокойней будет. Вам, может, того, что купить надо в городе? Так мы и тут поможем. Вы, того… это… Лину берите. Ну… батька в ратушу пойдёт, вы по своим делам, а я, как управлюсь, так её и проведу по магазинам. Куда надо - туда и отведу!
        - А через сколько едете?
        - Через час. Всё соберём да поедем.
        - Передай старосте, что я приду.
        - Вот и хорошо! Обязательно приходите оба… места в телеге всем хватит!
        Неумело скрывая радость, рыжеволосый парень стремглав помчался дальше по деревне. Я развернулся и чуть не столкнулся с Линой. Похоже, не в силах справится с любопытством, она в какой-то момент встала за моей спиной и разглядывала гостя. Теперь же стыдливо смотрела вниз.
        - Хороша погодка! А если дождя не будет, так воротимся раньше ужина, - нарушил тишину староста, когда деревня уже успела скрыться за горизонтом.
        - Так быстро?
        - Конечно, господин ящур. Дорога сухая, не разбита дождями и колёсами. Да лошадь у меня сильная, крепкая, третьего уровня. Во как прёт, а того считай в телеге мы вчетвером, свинья да товаров на продажу.
        - Тогда на обратном пути ей совсем легко будет.
        - А вам что, ничего в городе не нужно? - раздался взволнованный голос за моей спиной, принадлежавший Ренсу.
        - А что мне нужно? Овощи, мясо, хлеб и что ещё - всё у вас покупаю. Хотя кое-что купить надо, но там немного…
        - Ой! - повозка немного качнулась, и Лина едва не свалилась с борта, успев схватится за него руками.
        - Держись крепче.
        - Да, хозяин.
        - Улыбнулась ей удача с вами, господин ящур, - Гильм одобряюще смотрел на меня. - Редко, когда владелец так за своего раба переживает. Всё ж добрая душа у вас, хоть вы из Кта’сат.
        - Добрая? - я мельком взглянул на старосту и продолжил изучать опушку леса, что была по левой руке от нас. Хоть весной я зверей побил в лесу немного, а когда вернулся с Инлийска с заказом, то и пару групп разбойничьих погонял вместе с другими авантюристами, но осторожность лишней не будет.
        - Конечно добрая! Я ж помню, как вы на первых днях зимы к деревне пришли. Мы тогда стали думать, что вы пропали по дороге. Вдруг зверьё напало на вас, аль бандиты какие. И тут смотрим - подходите со стороны полей да волоку за собой тащите, а в ней Лина сидит и вещи сжимает. А снегу-то навалило тогда!
        - Да-да, добрая, добрая! - вторил ему сын. - Я помню, как она выглядела - как скелет! Больная очень, мы думали, что зиму не переживёт. А вот… сидит… живая. И выглядит лучше. Тогда у неё ушки серые были, чуть не закручивались. А сейчас розовые и выглядят красиво. Как у всех равнинных эльфов - острые.
        - Вы её, господин ящур, купили прям перед тем, как к нам отправится? За один золотой?
        - За пару дней до того. Вроде за одну Ганзейскую золотом, если правильно помню. И прекратите меня нахва…
        - А продавать не планируете её?
        - Нет! - повысив голос, я ошалевшими глазами смотрел на парня: такая наглость мне давно не встречалась!
        - Идиот, - вырвалось еле слышное замечание у старосты. - Вы уж простите его, господин ящур - как взбредёт что в голову, так он и выпалит, а потом подумает. А ты, - он повернулся к сыну, - сиди и думай, что нам самим в лавках нужно! Помнишь, что мать сказала купить?
        - Да, бать.
        - Вот сиди и думай, про себя.
        - Всё хорошо, я не злюсь, - я поспешил заверить старосту.
        Потому что это правда, и я действительно не злюсь. Я всего лишь сижу в осаженном состоянии от произошедшего! Для начала мозг бы на место поставить, а уж потом злится. Они явно планировали мне на уши присесть - но не получилось, терпения парню не хватило. И, что главнее всего, им обоим красноречия, пунктов по пятнадцать на каждого.
        Оставшуюся часть пути мы проделали молча. Лишь изредка стоящую тишину нарушал шум ветра и фырканье лошади. Въезжая в город, староста перекинулся парой фраз со стражниками, которые бегло осмотрели содержимое телеги. Сообщив, что всё в порядке, взяли налог на въезд и пустили внутрь.
        Город встретил нас яркими красками ухоженных улиц. На некоторых домах можно было встретить небольшие разноцветные флажки, развивающиеся на стенах. По мощёным улицам иногда проносились маленькие тележки, толкаемые рабами. Их можно было бы принять за простых разнорабочих, если не обращать внимания на кожаные ошейники. Разные группы богато одетых молодых людей, явно знатного происхождения, встречались рядом с тавернами и питейными. Они что-то живо обсуждали, употребляя прохладный эль.
        Постепенно проезжая через город, мы подъехали к местной гильдии вольных торговцев.
        - Спасибо, что взяли с собой, - я обратился к старосте, как мы спустились с повозки. - Обратно захватите нас?
        - О чём вы? Конечно захватим, господин ящур! Вы как закончите, то идите на торговую улицу, к конюшням: там буду или я, или сын.
        Они поехали дальше по улице и Ренс, робко посмотрев на нас, пересел к отцу, а мы направились в здание. Внутри было мало народу, и половина столов была пуста. За одним из них компания из трёх мужчин резко оживилась, увидев меня.
        - Да это же сам великий магос по имени Ликус! Защитник слабых, опора и поддержка рабов и просто до крайности заботливый разумный, кто любит разбрасываться деньгами ради ближнего своего!
        - Неужели это лучший из лучших торговцев на этом континенте по имени Парт? Словоблуд, рассказчик небылиц и просто прекраснейший синоптик, способный видеть яркое солнце там, где через час будет метель.
        - Да кто же знал, что снег так резко наскочит? Сам же помнишь, как небо в секунду затянуло.
        Я обменялся со всеми крепким рукопожатием. Все трое мужчин завсегдатаи одного каравана: три повозки, три лошади и три торговца, с именами Парт, Бром и Лекс, что кочуют из города в город, каждый раз собирая во круг себя новых людей.
        - Не вижу здесь твою ученицу.
        - Она к стойлам направилась, лошадей проверить. Приехали вчера под вечер, а сегодня, как с ратуши вернулись, сама туда и пошла - нравятся ей лошади, что сказать. Ты тут какими судьбами? Решил в путешествие направится?
        - Да, но не сегодня. Думаю, в Ольск отправлюсь на пару недель.
        - Из-за всплеска скверны?
        - Там был всплеск? В той деревне? С неё же как года три скверна полностью сошла! Когда это случилось?
        - О, как глаза загорелись! - Парт игриво ткнул локтём в сидевшего рядом напарника, но почти сразу его лицо приняло серьёзный вид. - Сошла, да обратно вернулась! По весне, говорят, как снег стаял, туда из церкви группа пришла - что-то смотреть, изучать, молится богам. Теперь опять порченное место. Кого-то из группы той уже видели в рядах порождений.
        - Не самую хорошую новость ты говоришь.
        - Тогда вот тебе точно хорошая: на этой группе можно заработать! Там у одного священника скипетр был уж очень добрый и сгинул вместе с ним. Вот если завалишь его, а удача улыбнётся и оставит после него этот самый скипетр, то… По крайней мере церковь за него платит полсотни монет!
        - Пятьдесят церковных серебряников? Это что же там за скипетр такой, если даже за порченный готовы так платить?
        - А кто его знает? Но и тут не всё просто: мало того, что в охране были рыцари церкви, так ещё паладин с ними был какой-то сильный… - за окном раздался одиночный звон городского колокола, перебивший рассказ торговца.
        - Не всё так гладко. Вы сами не определились, куда поедите?
        - Пока нет, думаем. Но поехать в Ольск, на самом деле, не такая и плохая идея: там сейчас, не иначе как дефицит с ингредиентами для зелий. Но ещё не решено, да и отдохнуть надо. Думаю, пару дней мы здесь ещё будем.
        - Если вдруг надумаете, то обязательно сообщи. Я в деревне Вен временно прописался, старосту зовут Гильм. Воспользуйся маяком в ратуше и не волнуйся: будет бесплатно, я старосту предупрежу.
        - Договорились. Удачи тебе!
        - И вам всем! Передавай привет Сонтьяле.
        Я направился к стойке, за которой сидела работница гильдии. Закончив со всеми формальностями, она пригласила меня пройти в отдельную комнату. Вскоре туда зашёл человек, нёсший на руках три плоских ящика, сложенных пирамидой.
        Двое из них были покрыты рунами: самый маленький и самый большой. Именно эти два представляли для меня большую ценность, особенно маленький. Внутри среднего раздалось лёгкое дребезжание стекла, когда эта пирамидка оказалась на столе. Проверив целостность склянок и узнав, что ни в Ольск, ни в его окрестные земли никто не собирается, я забрал заказ.
        Долго искать телегу старосты не пришлось: дойдя к торговой улице, мы прошли чуть дальше, свернули на соседнюю и практически сразу вышли к конюшням. В стойле, закреплённом за несколькими деревнями, нас ожидал Ренс, ухаживая за лошадью.
        С радостью на лице от нашего возвращения, он тут же подскочил к Лине, которая несла на руках самую маленькую коробочку, и попытался помочь. Но из-за своей неуклюжести практически уронил коробку, когда чуть ли не с силой вырвал её из рук эльфийки. Мне пришлось прикрикнуть на парня, чтобы тот думал, как себя ведёт - окрик успокоил его и он, извинившись, стал не таким суетливым.
        Они с отцом недавно вернулись с ратуши, и староста ушёл договариваться о продаже других товаров. Ренс же, пока с лошадью не закончит, отойти не сможет, поэтому он попросил нас идти первыми к торговцам, а как управится, то сразу нас догонит. И он клятвенно заверил меня, что с моими ящиками ничего не случится. Тонко намекнув ему, что их содержимое может стоить дороже, чем его собственная жизнь, и получив ещё одну порцию заверений в безопасности этого места, мы направились к торговцам.
        Улица кипела жизнью. Разумные ходили между прилавками с детским азартом, стараясь подобрать самое лучшее для себя. Одни лавочники вели бойкую торговлю с толпившимися рядом покупателями, другие же громко расхваливали свой товар, стараясь привлечь к нему внимание. Вот лавка скобяных изделий, которой управляет бородатый мужчина. Вот продают мелкие плетёные коврики. Вот две хорошо одетых женщины рассматривают резные поделки из белого дерева - одной из них приглянулась статуэтка гарцующей лошади. Вот мелкий паренёк под присмотром гончара пытается продать пожилому мужчине глиняный кувшин. А вот упитанный торговец, продающий специи.
        Я подхожу лавке, и мы начинаем мериться навыками красноречия: «За перец сколько просишь? Серебряник за грамм? Получается, что сто грамм золотой стоят? А он свежий? Можно один на зуб? Спасибо! Что-то не чувствую… вообще нечего! Можно ещё одну? Лина, попробуй! Ну? Вот, смотри, даже у неё ноль эмоций! А нет, во, чувствую… ох, ядрёный! Ух, как горит. Лина, вытри слёзы! Ух… Но что-то не сразу действует… Давай девяносто серебряных за сто грамм и я возьму сразу три сотни! Ну как девяносто восемь? Он же не сразу действует! Девяносто две. Не, девяносто три. Девяносто четыре, и я ещё чего куплю! Ай, шельма… давай за девяносто пять, но только самого лучшего! Да, три сотни грамм. Ай, спасибо! Вот золото. Ага. Есть мускатный орех? А, вижу. Даже зира есть?! Ай, хорошо! Сколько за грамм?»
        Выбираю товар, торгуюсь, покупаю. Потом продолжаем гулять с Линой. Покупаю ей стакан пива что бы она смогла промочить горящее от перца горло. Она отпивает половину и робко передаёт обратно, прося меня тоже попить - прохладный напиток дарит наслаждение в этот тёплый день. Покупаю немного ткани, соли мешок, ниток, всего что может пригодиться. Везде, где получается, торгуюсь.
        По моей установке Лина постоянно наблюдает за мной. Не очень сильно верится, но вдруг у неё красноречие появится таким образом, а то она говорит практически односложно. Ну, всяко лучше красноречие с одним пунктом чем без него вообще.
        Вот прилавок, что продаёт местный сорт вкусностей - креп. Тонкая белая булочка, из которой вытащили всю мякоть и заменили на творог, смешанный с орехами и мёдом. После булочку немного поджаривают в масле и подают горячей. Хозяин обслуживает двух маленьких ребят - девчонку и мальчика. В руки малышки попадает булочка, она её ломает пополам и протягивает половинку мальчонке. Они оба надкусывают, улыбаются, берутся за руки и идут дальше по улице, провожаемые влажными глазами равнинной эльфийки.
        Мы медленно подходим ближе к этой лавке. Сладкий молочный запах, перемешанный с ароматом свежего хлеба, щекочет мне нос, заставляя желудок отозваться в животе лёгким урчанием, а заворожённый мозг требует взять две булочки. Протянув одну эльфийке, я спокойно продолжаю идти по торговой улице, наслаждаясь сладким перекусом, рассматривая прилавки и прикидывая в голове что ещё следует купить. Сумка за спиной пока что не тяжёлая, но у Лины она уже забита на максимум.
        Поворачиваюсь - а она всё ещё идёт с булкой в руках, смотря на неё голодными, блестящими глазами и не притрагивается. Даже не думает надкусить. Не верит, что это ей. Услышав, что эта булочка только её она медленно, боясь обжечься, откусывает кусочек и на её лице тут же расцветает маленькая, счастливая улыбка.
        Прикинув все покупки, я решаю, что на сегодня веселья хватит и направляюсь к конюшням. Да и заставлять старосту ждать не очень хочется: вдруг он давно пришёл, а я тут плюшками балуюсь? Уже выйдя с улицы, я вдруг вспомнил, что забыл про вино. Чуть не повернув назад, меня посетила идея, что можно будет Ренса подрядить на это дело.
        Когда мы пришли, Гильм уже был на месте и о чём-то разговаривал с сыном.
        - Вы вернулись! Как прогулка?
        - Очень даже неплохо, спасибо. Благодаря особому волшебству торговых мест купил чуть больше, чем рассчитывал. Смотрю, в телеге сильно уменьшилось товаров.
        - А то! Свинью сразу в ратуше забрали: там опять какой-то высокородный отпрыск будет праздновать успешный поход на скверный луг. А вот с товарами пришлось попотеть. Как вернулся с центра, так чуть не упустил сына: он уже уши навострил бежать на рынок. Вот, только сейчас закончили разносить. Но ещё самим надо закупиться, но сил торговаться после всего у меня уже не осталось, - староста вопросительно посмотрел на сына, в ответ тот показушно постучал себя кулаком в грудь. - А вы, господин ящур, закончили с покупками?
        - Осталось вино. Но если честно - я тоже без сил. Можно Ренса попросить за ним сходить? Заодно пусть Лину возьмёт с собой - пусть посмотрит, как другие торгуются. Может, хоть таким образом красноречия наберётся.
        - Я только за, господин ящур! Ренс, ты что скажешь?
        - Всё в лучшем виде сделаю, лучшую цену выбью! Скажите место, и я всё куплю. И за Лину не волнуйтесь: всё услышит!
        Рассказав ему, где находится магазинчик с вином и сколько надо купить, я передал деньги и сказал Лине, чтобы была рядом с пареньком и слушала как он торгуется так же внимательно, как и до этого слушала меня.
        - Хороший выбор вина. Сами частенько покупаем такое на праздники.
        - Вино неплохое, согласен. Что там насчёт охранного контракта: откликнется хоть кто-то?
        - Не волнуйтесь, откликнутся. Даже больше скажу: в этом году, наверно, сразу три, а то и четыре группы охранять нас будут.
        - Много разбойников на дорогах появилось?
        - Да после вас их здесь вообще не будет! - он заискивающими глазами посмотрел на меня, но поняв, что лесть опять не сработает, попытался скрыть конфуз кашлем. - Тут, в другом дело: много благородных отпрысков этим летом пожаловало. Им же всем надо опыта набраться, перед наёмничеством, поэтому много групп будет.
        - Мне стоит волноваться за Лину, если я её здесь на месяц одну оставлю?
        - Да чего вам волноваться-то? Никто её не тронет - она ж ваша собственность! Вы что оставите в доме, то будет защищаться всеми законами как часть деревни. У вас же ещё аренда до следующей зимы, так что не волнуйтесь. А вы решили, куда отправитесь?
        - Подумывал в Ольск, но сегодня твёрдо решил туда ехать. Слышали, что произошло?
        - О скверне? Так ещё по весне - как случилась напасть эта, так и узнал.
        - А чего ж мне не сообщил? Вдруг этот чёртов луг тоже бы всплеск выдал, и кто его знает, какие твари понеслись на деревню? Я хотя бы присмотрел за этим!
        - Да потому-то и не сказал, господин ящур, что страху на наших нагнало бы так, что из домов не вытащишь! У нас ведь посевные, скотиной заниматься, да и других дел полно. А тут вы каждый день ходили бы в сторону этого проклятого места, да и пошли б слухи по деревне. Вы уж простите, но я поступил правильно!
        - А если б что случилось?
        - Ну так спокойно же всё лето было: чего переживать? А если бы что случилось… Там уже бы и придумали что.
        - Мне всё равно не нравится, как ты поступил, хоть я и понимаю тебя. Ладно, раз всё обошлось, то и нечего обсуждать. Но, пожалуйста, - я пристально посмотрел на старосту, - в следующий раз скажи мне и объясни ситуацию.
        Померившись со старостой, мы плавно перешли на обсуждение нашествия благородных в этом году.
        Единственная причина, что могла заставить лордов отправить своих младших сыновей в таком количестве - возможная война за наследство. Точнее, не столько война, сколько её предотвращение. Недавнее событие многих напугало, когда четыре младших сына чуть не сровняли город с землёй. Теперь пытаются по-тихому избавиться от претендентов: дать им денег, чтобы те походили по простым и неопасным местам, где они наберутся немножко опыта, и, глубоко уверовав в свою исключительность, сгинут, так и не снискав себе славы.
        Лина в сопровождении парня вернулась, когда мы стали немного скучать. Она выглядела уставшей, а Ренс, как антипод ей, светился зарядом бодрости. Пара кувшинов с вином добавились к содержимому телеги, и мы направились в деревню.
        Вечером, когда все покупки были разложены, а ужин съеден, настало время заставить работать магический инструмент, заказанный почти год назад - только сегодня наконец-то всё было готово.
        Сначала я открыл самый маленький из ящиков, который чуть не уронил пацан сегодня днём. Внутри, завёрнутыми в бумажки с надписями, укутанные в пуховые подушечки и накрытые соломой, в два ряда по две штуки лежали одни из самых дорогих, и одни из самых мерзкий зелий, которые только могли придумать разумные.
        Отблёскивая кроваво-красным цветом, жидкость внутри склянок манила моё сознание. Что-то просыпалось во мне и чем больше я вглядывался в эту красную бездну, тем сильнее нарастало это чувство. Словно какая-то тревога, перемешанная со страхом, боролась с ненавистью за право взять контроль над моим разумом. Я до боли в веках зажмурился, отгоняя от себя это.
        Немного подождав и придя в нормальное состояние, аккуратно снял с одной из склянок листок.
        Зелье Истинного Лечения
        Класс зелья: Легендарный
        Партия: И17-517
        Количество зелий в партии: 1000
        Количество крови изумрудного дракона на данную партию: 3.2 литра
        Подтверждённые лечебные свойства:
        полное излечение критических ранений, восполнение 2500 жизненных сил.
        (возможно ухудшение свойств при нахождении в осквернённых местах)
        Там, где было написано про заверение в подлинности, стояло пара магических печатей: одна принадлежала магической академии Арнурского королевства, вторая - одному из архимагов этой академии.
        - Надеюсь, я ошибся! - от волнения, я не заметил, как стал говорить вслух. - Надеюсь, что это всё напрасно. Пусть это всё будет напрасно! Я хочу ошибиться! Пожалуйста, пусть это всё будет напрасно. Я поселюсь в пещере и забуду это всё как страшный сон. Пожалуйста…
        Собрав волю в кулак, я отбросил наваждение, что попыталось сковать мой разум. Сейчас надо быть внимательным и максимально сконцентрированным. Сперва нужно достать тот самый инструмент, что так долго делал мастеровой.
        В прямоугольном свёртке покоилась деревянная коробочка, полностью расписанная защитными рунами. Энергия души несчастного, заточённая в магический кристалл, стала основой для нанесения этих символов. Чуть не открыв шкатулку, я вовремя остановился - на мне не было защитных перчаток, предотвращавших проникновение магии. Для таких как я, в чей магический сосуд проникла скверна, они необходимы при работе с настолько чувствительными предметами.
        Теперь всё готово: на моих руках перчатки, на столе стоит мешочек с тальком, который погасит небольшие колебания магического поля, зелье и магическая коробочка. Погрузив руки в тальк, я старательно похлопал в ладоши, убирая лишний порошок. Медленно, аккуратно снял с коробки крышку. Внутри шкатулка была полностью покрыта мехом. Каждый сантиметр был закрыт обработанной шкурой лунного зайца, что будет стабилизировать процесс перекачки.
        Внутри два отделения: в одном пусто, в другом же стоит маленькая стеклянная бутылочка, в которой еле заметно колышется жидкость: тягучая, будто кисель, ярко-голубая, как небо в самый светлый день и светящаяся, как далёкая, маленькая звёздочка. Эссенция из магических камней. Жидкая, чистая, первозданная мана без каких-либо примесей и оттенков.
        Твёрдой рукой я взял зелье лечения и вставил его в пустое место. Аккуратно закрыв крышку и убедившись, что зазоров нет, завернул её обратно в свёрток. Теперь нужно всё спрятать и подождать два месяца, чтобы повторить процедуру.
        На полу сиротливо лежали два оставшихся ящика. В одном всего лишь пустые стеклянные баночки для зелий, которые будут использованы ближе к зиме, когда волна заболеваний прокатится по деревне. Во втором ящике, самом большом, лежат двенадцать настоянных на травах ложных зелий маны. Можно было бы заказать и обычные, но есть риск, что душу Лины разорвёт в клочья слишком большая доза.
        За окном стемнело. Решив оставить всё оставшееся на завтра, я лёг в кровать и тут же уснул.
        Глава 5
        Полуденное солнце грело и сушило землю после ночного ливня. Колонной муравьёв караван ехал по грунтовой дороге, стрелой пронзавший огромный лес насквозь.
        Хороший темп, взятый в начале путешествия, был полностью сбит разбухшей от влаги землёй. Потеряв полдня в попытках выехать из лагеря, разбитого на ночь, караванщики хмурились и посылали проклятья в небеса - они рассчитывали уже к завтрашнему обеду прибыть в Ольск, или, может быть, чуть позже. Но теперь были все шансы увидеть перед собой закрытые на ночь городские ворота.
        Почти все разумные, что были в караване, не чувствовали сил после тяжёлой работы - утром каждый помогал вытащить телеги из месива, толкая их сзади. Либо они группами сами впрягались, заменяя лошадей.
        Теперь же те, кто купил себе место в повозках - спокойно отдыхали. А кто просто прибился к каравану для защиты - тяжко передвигал ноги, медленно восполняя силы. Грязь на ботинках и штанах разумных высыхала, и с каждым шагом замысловатой мозаикой отваливалась по кусочку. Я постучал ботинком об борт телеги, пытаясь стряхнуть последние.
        - Всё же не надо было вам двоим толкать, - Парт выглядел тревожно, сидя за поводьями рядом со мной.
        - Надо, иначе кто знает, сколько бы мы ещё страдали с ними в том поле.
        - А если что случится? Ты и дворф - вот и вся охрана.
        - И охраняем, как договаривались.
        - Охрана должна быть готовой драться, а не сгибаться от усталости!
        - Ты не сочиняй тут, хорошо? Я, может быть, не орк, но сил у меня хватает. И Оглаф, заметь, не слабак. Так что не сгущай краски, а за лошадью следи. И не забывай, что у нас ещё охранники есть, - позади нас через две повозки раздался громкий смех группы молодых ребят.
        - О боги, простите алчного меня! - перенервничав, караванщик чуть не выпустил из рук поводья, захотев сложить их в молитвенном жесте. - Какая, к скверне, охрана из этих благородных? Да они вчера груди мамок своих изо ртов повытаскивали и уже мнят себя непобедимыми! О боги, о великие боги, простите меня!
        - Парт, ты чего?
        - Сердце мне щемит! Чувствую, что накажут нас боги за мою алчность - чувствую случится что-то плохое! Накликал я на нас беду, Ликус, накликал! Все тут сгинем, все здесь помрём.
        - За себя говори! - я отогнул воротник куртки, выставляя на показ отметины и пытаясь немного отвлечь караванщика. - Меня даже скверна не смогла убить.
        - Что тебя вообще убить может? Да я быстрее голышом своим членом насмерть забью дракона, чем скверна тебя развратит!
        - Мне кажется, или ты слишком много с Оглафом общался?
        - А он здесь при чём?
        - Слышать от него, что он без рук, одним только членом забьёт кого-то насмерть - это нормально. Но от тебя такое услышать я не ожидал.
        - Тьфу! - караванщик немного повеселел от этого замечания. - Но всё равно неспокойно мне. Надо было подождать пару дней: вдруг ещё бы кто нашёлся?
        - Пару дней? Все вояки до середины осени из города не высунуться, так что прекращай уже.
        - Стойте! Стойте! - сзади кричала Сонтьяла.
        - Что случилось?
        - Середина встала!
        - Только этого… Парт, смотри по сторонам! - быстро спрыгнув с сиденья, я стремглав помчался к центру каравана.
        На обочине, рядом с маленьким мальчиком сидела мать, а его отец стоял рядом. Лицо пацанёнка было красными и его пошатывало. Женщина суетливо отряхивала его одежду от грязи, попутно что-то бормоча себе под нос. Похоже, мальчишке стало плохо и он упал, чем нешуточно напугал своих родителей. Его отец нервничал, видя, что вся колонна остановилась посреди леса.
        Из конца каравана, встав на край телеги, выглядывал Оглаф и вопросительно смотрел в нашу сторону. Увидев, что я махнул ему рукой, а потом жестами показал смотреть по сторонам, кивнул и вернулся на место. После пришлось прикрикнуть на группы благородных, чтобы тоже не зевали и всматривались в лес.
        - Что с ним?
        - Ничего, честно, ничего!
        - А ну, пусти… Да у него жар! Это с утра?
        - Простите нас, мы можем идти! Пожалуйста, простите! Муж случайно остановил повозку, простите его! Вот, мы уже идём, смотрите, - с бледным лицом женщина взяла за руку сына и потащила его вперёд, но он еле волочил ноги и споткнувшись, повис на руке матери.
        - Возьми его! - пришлось хорошенько потрясти женщину за плечи, чтобы хоть какие-то проблески сознания замаячили у неё в глазах. - Возьми на руки пацана и иди сядь на первую повозку. Поняла? Парт! - показалась голова караванщика. - Возьми на моё место!
        Немного опешив, женщина сразу направилась к повозке с сыном на руках. Было заметно, как они дрожали от усталости.
        - Так, а теперь ты, - я медленно развернулся к крестьянину, благодаря которому мы так удачно встали посреди леса.
        - Я не хотел, простите.
        - Заткнись! Сейчас тебя никто отчитывать не будет. Вечером да, но сейчас ты сядешь обратно за поводья и поедешь вслед за всеми. За сына не волнуйся, я осмотрю его, - мужик поспешно занял своё место. - Послушай совет: попробуй вспомнить условия, по которым ты вступил в караван, - я показал две раскрытые ладони, - и подумай на досуге о том, какой из пальцев тебе не нужен.
        - Ликус! Мы готовы! - раздался голос Парта.
        - Задавай темп!
        - Караван пошёл! - прогорланил караванщик и тронулся с места. За ним Сонтьяла, прикрикивая эту фразу, стартовала на второй повозке, потом третья, четвёртая. Вот уже замыкающая поравнялась со мной.
        - Чего там случилось? - дворф всё ещё сидел с мечом в руках, готовый по первому сигналу ринуться в бой.
        - Ребёнку стало плохо, и его отец остановил лошадей. Ситуация для него, конечно, скверная. Но я ему немного намекнул, что девять пальцев и свободная жизнь лучше, чем полный комплект и рабский ошейник.
        - О! Ставки будут?
        - Так, стоп! - его азартная улыбка говорила мне, что подобные моменты для него не впервой. - А хотя, знаешь, давай: одна Ганза золотом на левый безымянный!
        - Чего не мизинец?
        - Идея есть одна.
        - Идея есть у него, ха! Левый мизинец и готовь моё золото.
        - Сам готовь!
        Я быстро пошёл к первой повозке, попутно вкратце рассказывая караванщикам причину остановки и собирая ставки.
        Мальчик дрожал, сидя с красным лицом на коленях своей матери, двумя руками обнимающей его и пытающейся убаюкать. Её глаза были на мокром месте, но она контролировала себя. Увидев меня они ещё больше увлажнились и забегали, ища место чтобы спрятаться.
        Идя рядом, я прислонил ладонь сначала ко лбу мальчика, потом ко рту, пытаясь определить, как он дышит - его начинало лихорадить. Если простуда, то это одно. Но если у него какая сыпь на теле выскочила, то жди беды.
        - Верхнюю одежду сними! - я пристально смотрел крестьянке в глаза - в них читалось недоразумение и не понимание. - Чего уставилась? Верх снимай! Мне пацана лечить или нет? - испугавшись, она судорожными движениями, придерживая ребёнка одной рукой, стала неуклюже вытаскивать рубаху из-под юбки. - Шлюха портовая! Да не с себя, с ребёнка.
        Залившись пунцовой краской, она аккуратно стянула кофту с мальчика. Сыпи не было. Мой взгляд зацепился за грязь маленькими пятнышками присохшей к его ботинкам - внутри они оказались мокрыми, словно в них только что прошлись по глубокой луже. Лицо женщины исказилось. Она стала корить себя, как и любая мать, допустившая вред своему дитя по своей оплошности, по глупости: недосмотрела, недоглядела, а теперь её ребёнок страдает.
        - Как мальчик? - с тревогой в голосе спросила Сонтьяла, когда я подошёл к её повозке, где лежала моя сумка.
        - Жар сильный и его лихорадит - он весь день прошагал в мокрых ботинках.
        - Что же теперь делать? У тебя есть что-то готовое? У нас в запасе только сухие травы.
        - Микстур и у меня нет. Есть пара зелий лечения, но это не тот случай.
        - Может его положить где?
        - Где? Сама же знаешь, что все повозки забиты. Лучше следи за лошадью, я попробую что-нибудь придумать.
        Я уже хотел достать из сумки пестик со ступой, но остановился - в таких условиях у меня получится максимум плацебо. Нужно сначала подобрать хоть какой-то действенный рецепт. ЛОГ… Да, вот так смешаю, и до вечера парень дотерпит. Аккуратно вытащил пустую стеклянную бутылочку и мешок с различными травами. И тут же начал сокрушаться о своей маленькой магической печи, которую оставил Лине в деревне. Насыпал в бутылку несколько видов сушёных трав, имбиря с мятой и залил водой. Теперь осталось просто подогреть. Но где?
        На помощь пришёл мужчина, сидевший рядом с Сонтьялой. Будучи поваром, которого выписал кто-то из знатных, он ехал дальше Ольска, но сейчас мы каждый вечер наслаждались его кулинарными навыками. Достав связку свечей, он разжёг их и передал, разрешив их истратить полностью. Я тепло поблагодарил его и, держа в одной руке горящие свечи, а другой бутыль над ними, стал ждать, когда микстура начнёт парить. И в который раз проклял скверну в своём теле за то, что лишён возможности пользоваться такой простой магией.
        Свечи не успели стаять до половины, как я отсчитал пять минут после первых ниточек пара. Уже идя к ребёнку, меня остановила Сонтьяла и дала своё одеяло с просьбой укутать мальчика в него. Но он уже был завёрнут в другое, а рядом сидевший Парт всем своим видом давал понять, что тоже умеет сочувствовать другим. Передав женщине зелье и сказав, чтобы мальчик его выпил полностью, я вернулся к своим прямым обязанностям охранника, идя рядом с повозкой.
        - Боги, ниспошлите мне откровение! - Парт замер, рассматривая свой лог-файл. - Ликус, где-то через полчаса выедем из леса. Там будет равнина, есть пара хороших оврагов и ручей рядом, там и встанем лагерем.
        - Отлично.
        Караванщик посмотрел на мальчика - зелье оказало положительный эффект, отогнав лихорадку. Уже как два часа он крепко спал на руках своей матери, а его розоватое лицо багряными тонами освещало вечернее солнце.
        То самое солнце, которое уже не могло пробиться сквозь кроны деревьев, и лес, медленно погружаясь во тьму, давил незримыми стенами на колонну телег. Обступая со всех сторон, беря в кольцо, стараясь замедлить, остановить, порождая паранойю и заставляя нервничать. Единственное, что может быть хуже вечернего леса - лес ночной, когда твоё сознание пытается сгладить обступающую тебя тьму через слух и воображение, даря тебе настоящие кошмары наяву.
        В чащобе мне начали мерещиться тени - они летели среди деревьев, скрывая свои истинные формы. Плывя медленно, они могли в секунду помчатся со скоростью ветра, двигаясь линией, пытаясь отзеркалить колонну повозок. Перелетая из конца линии в начало и замедляясь, позволяя другим себя обогнать, чтобы повторить вновь. Казалось, тени наблюдают за нами, копируют, приспосабливаются, исполняя свой странный танец. Ожидая чего-то.
        - Сонтьяла, - спокойное лицо девушки мгновенно стало серьёзным, как только мы встретились взглядом. - Передай дальше слово в слово: “Опасность по правую сторону. Всем, кроме охраны, спрятаться за левую сторону повозок”.
        Передаваемое по цепочке сообщение заставило разумных суетится, слышались обрывки фраз, перекрикивания. Вдали раздался возглас Оглафа, обещавший своим врагам горячую драку с его детородным органом.
        Вся охрана заняла свои места: я шёл в самом начале каравана, благородные по двое распределились между повозками, а замыкала двойка из дворфа и ещё одного благородного, между восьмой и девятой. Все сосредоточили своё внимание на чащобе, всматриваясь в неё. Постепенно каждый смог высмотреть эти мелькающие чёрные тени, от которых вскоре не осталось и следа.
        На их место, сократив дистанцию, пришёл серый цвет. Каждый из охраны видел серые шкуры и множество пар коричневых глаз. Двенадцать волков следовали напротив нас. Нет, их пятнадцать. Нет, больше двадцати. Нет, двенадцать… Они мельтешат, постоянно перебегая, то отдаляясь, то приближаясь к границе леса.
        - Охрана! Передать по колонне: “Стрелять по самым мелким”! - зазвучали голоса благородных, а из конца ветер принёс выкрик дворфа. Остаётся наедятся, что у нашего лучника и арбалетчика нервы не сдадут и они смогут прикончить хоть одного.
        Раздался протяжный вой и лошади сильно занервничали. Но караванщики смогли их удержать и успокоить - караван не сбавил хода.
        - Волки не дадут нам выехать из леса. Они точно нападут раньше! - нервно проговорил Парт, крепко сжимая поводья.
        Чувствуя наше напряжение, волки стали постепенно сокращать дистанцию.
        - Передать по колонне: “По сигналу телеги и разумные бегут вперёд. Охрана остаётся!” - прятавшиеся за повозками разумные стали охать и готовится к худшему, а караванщики напряжённо прислушивались и готовились со всей силой стегануть поводьями лошадей.
        Волки всё ближе и по центру их линии теперь виден огромный силуэт вожака - он сам готовится к атаке.
        Я инстинктивно поднимаю голову и осматриваю небо. Пусто. Пора.
        - Пошли! - кричу и сразу же, сформировав магическую стрелу, отправляю её в сторону вожака.
        Сзади меня защёлкали поводья, заржали лошади, затопали ноги. Раздался треск - мой снаряд угодил в дерево. Вожак громко зарычал, и волки тут же бросились на нас линией. Я прошёл им навстречу, отойдя от мчащихся повозок и коснулся правой рукой своего гримуара, подав в него порцию маны.
        ВЫБРАНО ЗАКЛИНАНИЕ «СТРАХ»
        Рядом с рукой тут же образовался маленький магический круг, кинутый на упреждение в сторону самых дальних - туда, рядом с Оглафом, который готовился встретить волков с щитом и мечом в руках.
        ВЫБРАНО ЗАКЛИНАНИЕ «УСТАЛОСТЬ»
        Магический круг полетел в центр атакующей линии. Недалеко свистнула стрела и не издав ни звука самый крайний волк с моей стороны упал с пробитым черепом.
        ЗАКЛИНАНИЕ «СТРАХ» ПОДЕЙСТВОВАЛО НА 1 СУЩЕСТВО
        Я схватил посох двумя руками.
        ЗАКЛИНАНИЕ «УСТАЛОСТЬ» ПОДЕЙСТВОВАЛО НА 2-Х СУЩЕСТВ
        - Дух гончей, прими мою плату! Разврати труп и служи мне!
        Серая дымка стрелой вылетела из посоха и направилась в сторону умершего волка.
        ПРИЗЫВ ДУХА УСПЕШНО ВЫПОЛНЕН
        ЖИЗНЬ: - 500
        МАНА: - 500
        В глазах моментально стемнело и в голове раздался гул, подобный тому, когда рядом с тобой ударяют в огромный колокол. Боль стала пульсировать в районе висков. Рядом послышался чей-то крик. Я замотал головой, отгоняя от себя последствия призыва.
        Восстановившееся зрение тут же показало мне серый силуэт, что уже был близко и готовился прыгнуть, целясь мне в лицо. Я чудом успел подставить свой посох. Сильный удар от наскока сбил меня с ног, и мы падаем.
        Я удерживаю посох перед лицом, в который яростно вцепился волк - с его пасти капает слюна, он рычит, пытаясь продавить. Я резко опустил левый конец посоха до земли - раздался стук. Опора есть и освободившейся рукой выхватил кинжал и воткнул его в грудь волку - он заскулил от боли, ослабив свою хватку.
        - АААААА, СУКА! - стоило мне только оттолкнуть серое тело от себя как боль пронзила моё сознание, разрывая его на части. Волк, другой - он вцепился мне в голень, мотая головой, пытаясь оторвать кусок плоти. Не понимая себя, я размахнулся и ударил посохом по его голове, но он ещё сильнее начал мотать ею. БОЛЬНО! Сквозь агонию я нащупал гримуар.
        ВЫБРАНО ЗАКЛИНАНИЕ «ЛЕДЯНОЕ КОПЬЁ»
        Швыряю магический круг в сторону этой паскуды - из-за структуры заклинания, копьё начинает формироваться и вылетать из круга прямо перед этой тварью.
        С глухим хлопком оно пронзило голову серого, попутно утягивая половину с собой дальше в полёт. Туловище, лишившись головы, осталось стоять, послушно исполняя последние команды от несуществующего мозга. Челюсти всё ещё сжимают мою голень, но они отделены от тела - они просто как прищепка. Я потряс ногой, пытаясь их скинуть, и сразу же пожалел об этом - от сильной боли сознание чуть не покинуло меня.
        Я стиснул зубы и от их скрежета стало немного легче и сразу же стал осматриваться - живых волков нет, а тот, с кинжалом в груди лежит недалеко и тихо скулит.
        Поодаль от меня ребята удерживают натиск этой шерстяной оравы: встав широкой линией, отмахиваясь мечами и защищаясь щитами, они прикрывают стрелков, которые тоже теперь на передовой. Все шестеро молодцы, справля… Шесть? Сквозь боль привстаю, опираясь на посох - седьмого волокут в лес. Его глаза безжизненны, а затылок, смятый и превращённый в месиво, оставляет на траве след из крови и мозгов. Оглаф?!
        Дворф держит правый фланг, сражаясь сразу с тремя волками. Но его медленно теснят. Если он падёт, то пацаны следующие.
        ВЫБРАНО ЗАКЛИНАНИЕ «МОЛНИЯ»
        Прицеливаюсь в крайнего. Молния формируется сразу и тонкой, яркой нитью устремляется к волку - электрический разряд попадает в район груди, проходит сквозь сердце и уходит в землю. Хищник напряжённо замер со вставшей дыбом шерстью: кажется, что он вот-вот атакует. Но это всего лишь посмертные судороги, сковавшие тело. Оглаф закричал, давая понять, что заметил смерть одного из противников.
        ОСКВЕРНЕНИЕ ТРУПА ЗАВЕРШЕНО
        КОЛИЧЕСТВО ГОНЧИХ СКВЕРНЫ: 1 ИЗ 3
        ПРИКАЗЫВАЙТЕ СОЗДАНИЮ
        - Убей волков! - я направил существо в сторону центральной группы.
        Голова трупа, что стал пристанищем духа гончей, разорвана на три части и теперь это три огромных длинных челюсти, заполненных кривыми зубами. Они готовы сомкнуться и разодрать любого, кого прикажет хозяин.
        Существо проносится стрелой и прыгает на одного из волков, сжимая челюсти вокруг его тела с чудовищной силой. Раздался хруст, чавканье и волк, взвыв предсмертным хрипом, развалился на две части. а гончая часовым механизмом, не теряя времени, тут же набросилась на второго и сомкнула челюсти на его голове - окружающее пространство наполнил звук лопнувшей переспелой тыквы.
        Оглушительный вой пронёсся по округе: вожак стаи отходит в лес. За ним, поджимая хвосты, устремились оставшиеся в живых волки. Всё кончено.
        - Замри! - я оставил гончую стоять на месте, в качестве пугала. - Охрана ко мне! Отходим по дороге.
        Пока все медленно подходят и постоянно осматриваются, я отцепляю от своей окровавленной ноги челюсти волка и боль тут же начинает пульсировать, обжигая мой мозг. Дрожащей рукой вытаскиваю одну из стеклянных бутылочек из поясной сумки и выпиваю залпом. Система сразу оповещает, что было восстановлено две сотни жизней, боль в голове немного притупляется и становится легче. Мне на ногу накладывают повязку и помогают встать. Одной рукой я опираюсь на плечо лучника, другой на посох.
        - Уходим на хрен из леса! Вы двое в авангарде, вы двое - арьергард, мы в центре. Расстояние пять метров. Оглаф, кинжал, пожалуйста, - дворф молча кивает, вытаскивает клинок из туши и отдаёт мне. Мы начинаем движение, постоянно осматриваясь и вглядываясь в лес, выискивая волков. Но их больше невидно - как стая гиен, пытаясь украсть добычу у группы львов, они напали, урвали кусок и скрылись, понеся потери.
        Отойдя от места сражения, я отменил призыв. Вокруг существа образовался серый дымок, и тут же исчез утренним туманом. Тело, лишённое подпитки энергией, падает на землю как бесформенная кукла. Теперь главное: выйти из леса.
        На равнине нас ждала повозка, в которой сидел взволнованный караванщик. Увидев вышедших людей из леса, он радостно замахал нам, стараясь не омрачать ситуацию и делая вид, что благородных изначально было шестеро.
        Вскоре мы добрались до места, про которое говорил Парт, где нас встречали с одобрительными возгласами, но была заметна печаль, скрывавшаяся за лицами.
        Когда караван собирается, хоть и ненадолго, то формируется общность разумных - маленькая семья где каждый воспринимает друг друга как брата, независимо от происхождения. Потом уже, когда разумные выйдут из состава каравана, они смогут ненавидеть друг дружку хоть до потери пульса, строить козни и пытаться убить. Но потом.
        Сейчас же все потихоньку обустраивали лагерь: кто-то разбивал палатки, кто-то носил из ручья воду, а кто-то готовил есть. И хоть по лагерю проходила незримая черта, разделяя разумных на добывающих себе еду самостоятельно и питающихся от караванного котла, они с лёгкостью обменивались шутками и рассказывали друг другу истории.
        Развалившись около повозки, я постепенно приходил в себя, выпив ещё одно зелье и наложив припарку на истерзанную голень - теперь можно не бояться, что появится заражение, да и мышцы немного восстановятся к утру. А уже в городе можно будет зелье купить, или к лекарю зайти. От охранного контракта денег должно хватить, даже немного сверху останется.
        Но что эти деньги точно не смогут покрыть, так это ущерб моему гримуару - высвободив четыре заклинания, в нём должны были остаться четыре пустых страницы для перезаписи. Но, по всем законом подлости, две из них закоротили и покрылись витиеватым узором. Я аккуратно срезал бесполезные листы и скомкав, бросил в костёр. Они сгорели моментально лишь выбросив в воздух небольшой сноп ярких, синих искр.
        На другой стороне лагеря расположилась крестьянская семья. После того как мальчик принял новую порцию лекарства, я заверил женщину, что у он переживёт ночь и дал дополнительную на утро. Сейчас же мать потихоньку кормила кашей своего больного сына, которому медленно становилось лучше. К его отцу подошёл дворф и потащил ко мне, попутно созывая всех, кто делал ставки.
        - Ну что, начнём? - Парт, удостоверившись, что все собрались, начал отчитывать крестьянина:
        - По условиям контракта ты являешься не полноправным членом каравана, а наёмной повозкой, которая предоставила два сидячих места для аренды пассажирами.
        - Я…
        - Молчи! Я понимаю, что вы переезжаете в поисках лучшей доли и решили немного заработать - за это тебя никто не осуждает. Даже больше скажу: как торговец я поощряю твой выбор. Но ты посмел остановить повозку посреди леса, тем самым подвергнув опасности всех нас! По условиям, если ты так поступишь, будешь обязан выплатить компенсацию, равную ста граммам золота за каждого разумного в караване. Или идёшь в рабство, если неспособен моментально выплатить.
        При словах рабства мужик осел на землю. Он не мог отвертеться от этой участи, ведь контракт был заверен перед его богами.
        - Но это только в том случае, - Парт продолжал, - если не будет предложено альтернативное наказание. Вот оно: в качестве наказания я отрублю тебе палец, но только тот, который ты выберешь сам.
        Я был прав: крестьянин занимался резьбой по дереву. Я правильно подмети ещё в Эльбене, что инструменты в повозке его, а гончарный круг он вёз то ли на продажу, то ли ещё что. Резчикам нужен мизинец, чтобы чувствовать дерево, когда они работают со стамесками.
        Двадцать три ганзейских монеты золотом ушли Сонтьяле, так как он оказался левшой и выбрал правый безымянный палец. Вот холера!
        Глава 6
        За мной закрылась дверь портняжной мастерской, и я оказался на оживлённой улице. В воздухе немного пахло осенью, но солнце всё ещё пыталось отстоять летнее тепло. За два дня, что пришлось провести в гостинице, ожидая полного выздоровления, всё моё нутро успело одеревенеть. Как приехали и мне помогли зайти в комнату, так там и просидел. Лишь один раз выходил по делам.
        День обещал быть хорошим: нога зажила почти полностью, лишь изредка беспокоя лёгким зудом, и новые штаны сидели на мне как влитые. Если ещё в банке всё пройдёт гладко, то можно будет с чистой совестью сходить в осквернённую деревню. Предаваясь размышлениям о прекрасном будущем и наслаждаясь каждым шагом, я направился к городской ратуше. Точнее к ресторану, стоящему рядом. Если верить хозяину гостиницы, то там подают самые лучшие стейки на всём континенте.
        - Ликус! - знакомый, низкий и чётко поставленный голос прозвучал, когда до ресторана мне было рукой подать.
        Низкорослый, даже по меркам своей расы, каменщик смотрелся непривычно без своего оружия. Его будничная одежда и гладковыбритое лицо могли сбить с толку любого, а широкая коса, сплетённая из густых волос, завершала образ городского писаря. Любой, кто хоть мельком знаком с культурой этого народа с уверенностью бы сказал, что перед ним кто угодно, но не бравый воин, ветеран одной из внутренних дворфийских войн.
        - Оглаф! Рад тебя видеть.
        - Я отвечу тебе абсолютной взаимностью!
        - Ты какой-то радостный сегодня: что-то случилось?
        - Караван поедет только через два дня.
        - И поэтому ты ходишь по городу с хитрой улыбкой?
        - Потому что завтра «мадам Жозефа» распахнёт для меня свои двери! - он жадно сглотнул, его глаза заблестели, а на лице заиграла голодная улыбка.
        - Ты про бордель?
        - Откуда ты про него знаешь, чертяка? Сдаётся мне, что кто-то не только в номере лежал всё это время!
        - Да на твоём озабоченном лице и так всё написано.
        - А чего мне скрывать? Красивая баба да добрая брага - вот истинное счастье в этой жизни! - он постоял молча пару секунд, предаваясь сладким воспоминаниям. - Ты куда сейчас?
        - Туда, - я показал на вывеску ресторана. - Посоветовали зайти и попробовать их мясные стейки с мёдом.
        - Сдалось тебе это мясо? Еда надоедает быстро, а выпивка никогда! Пойдём со мной - тут рядом место, где наливают отличную груцевую брагу. Говорят, они прямо здесь, в своём погребе её варят и настаивают.
        - Откуда здесь эти грибы, когда горы далеко и тащить их оттуда недели?
        - Ничего ты не понимаешь: чем старше груц, тем насыщенней вкус! Пойдём, позволь мне тебя угостить.
        Решив не обижать Оглафа, я принял его предложение. К тому же не каждый дворф будет нахваливать выпивку, приготовленную на территории людей. Вернувшись на главный перекрёсток, мы практически сразу вышли к нужному заведению, рядом с которым были расставлены столы и стулья. Благодаря тёплой погоде их всё ещё выносили на улицу.
        В будний день не проблема найти свободное место, поэтому мы ребячески долго выбирали самый удобный для нас столик, а когда выбрали, то дворф немедленно попросил принести кувшин браги. Насыщенного рыжего цвета напиток разливался по нашим чаркам, с шипением и сильно пенился. Оглаф, как только увидел это, сразу же начал одобрительно кивать.
        Взяв в руку чарку, он в привычной манере пожелал всем друзьям и соратникам долгих и насыщенных лет жизни. Я присоединился к его словам и особо подчеркнул, чтобы боги наградили конской силой одного похабного разумного. Он весело засмеялся, и мы выпили. Густой, сладкий, но в то же время пряный напиток, шипел во рту и оставлял после себя лёгкое ореховое послевкусие.
        - Хозяин! - осушив залпом свою чару, Оглаф был готов подпрыгнуть от удовольствия. - Отруби мне член, если здесь нет Вырноройского груца!
        - Пятая часть! - на лице хозяина заведения, тоже дворфа, заиграла довольная улыбка: не каждый день посетители угадывают состав его выпивки.
        - За свои восемьдесят лет я ясно уяснил, что это лучшее соотношение! Если меньше, то не чувствуется вообще, а если больше, то начнёт горчить.
        Оглаф ещё долго обменивался замечаниями с хозяином питейной по поводу грибного сусла, попутно посвящая меня в тонкости приготовления браги. Ему, как и любому дворфу, было сложно устоять от разговора о подземных грибах и не только потому, что они были неотъемлемой частью культуры горного народа - пока он жил в родном городе, то часто помогал троюродной сестре. Она выращивала различные грибы: одни шли в еду, другие на сусло, третьи на корм животным, четвёртые были лекарственными и так далее.
        Даже у королевской семьи есть своя личная грибница, в которой произрастает уникальный, характерный только для конкретной горы сорт грибов. Мало того, что они в других местах не растут, странным образом прикреплёнными к одной-единственной пещере, так ещё способны на своеобразное волшебство - если старая королевская семья падёт, а пришедшая им на замену окажется неспособной нести бремя ответственности, то грибы начнут желтеть, чернеть, гнить и просто увядать.
        Но если придёт сильная и крепкая семья - то грибница, благословляя её на правление, первый год будет давать огромные, просто фантастические урожаи. Именно поэтому эти грибы назвали Нроггрос, или, если перевести с дворфийского на язык человеческий - Выбирающий королей. Продолжая просвещать меня аспектами культуры его народа Оглаф становился всё задорней и задорней.
        За вторым законченным графином незаметно начался третий: брага шла легко. Как свежий яблочный сок, она проскальзывала в живот и почти не давала в голову. Зато, как и любая другая жидкость, требовала выхода.
        - Ну вот скажи мне: как можно спутать Донгросийский и Норагринский груц? - вопрошал Оглаф, когда я вернулся из уборной. Городской колокол пробил три раза, говоря, что времени у меня ещё достаточно. - Ну вот как? Ведь у одного ножка в середине утолщается, а у другого там юбка! У одного шляпка… Эй! Эй, чернобровая красавица!
        В городской толпе дворф каким-то чудом смог разглядеть девушку и стал весело размахивать руками, стараясь привлечь её внимание. После нескольких приглашений к нашему столику подошла смуглянка прибрежных кровей с тёмно-каштановыми волосами, настолько густыми, что солнце не способно было пробиться сквозь них.
        - Ликус, здравствуй! Как твоя нога?
        - Привет, Сонтьяла. Почти зажила, спасибо. Оглаф говорил, что караван задерживается: что-то случилось?
        - Мы решили немного маршрут изменить - поедем на восток, а там южнее возьмём. Спасибо, - она приняла от дворфа наполненную чарку, заблаговременно вынесенную разносчиком. - Как раз в городе собирается большой караван в ту сторону, и мы в него войдём. Вы что-то празднуете?
        - Мы? Мы празднуем возвращение долга - мне Ликус жизнь спас! И в ответ я с удовольствием угощаю его лучшей брагой этого города!
        - Понятия не понимаю о чём он! - я находился в не меньшем недоумении, чем Сонтьяла, смотревшая на меня удивлёнными глазами.
        - Ну как не понимаешь? Ты же того молнией убил? Убил! Значит - спас меня!
        - Только не говори, что три волка - это слишком для тебя.
        - Ты так не говори! Когда повозки встали, из-за мужика того, я инстинктивно много навыков использовал, и они не успели восстановиться к моменту битвы. Вот и пришлось мне сражаться без них, считай, что голым. Так что ты спас меня, не отнекивайся.
        - Будет тебе Оглаф! Сначала бы ты упал, потом благородные. За ними и мой черёд настал бы.
        - Не настал - твоя гончая защитила бы тебя. А вот я сейчас бы был в чертогах предков!
        - Оглаф, расскажи мне, как всё было, - девушка попыталась разрядить обстановку, чувствуя, что весёлая атмосфера потихоньку начинает пропадать.
        - Во, точно! Послушай и рассуди нас! Вот когда повозки рванули, я благородного своего отправил прикрыть левую руку, поближе к другим. Удачно, кстати - на нас семеро волков выскочило, и он смог двух оттянуть на себя. А я говорил, что у меня с навыками туго было? Так там ещё один…
        «Вот в чём причина смрада! Что здесь забыла мразь подобная тебе?»
        Сквозь канал мыслеречи моё сознание пронзил чужой голос. С самого приезда я ощущал присутствие драконов в этом городе, а сейчас чувствую одного очень отчётливо: в трёх сотнях метров, сзади меня стоит самка воздушного дракона в облике Кта’сат. Но где земляной? Фиг с ним. Чёрт, как же дворф неудобно сидит, далеко тянутся до него, а за душу девчонки явно никого сильного не призвать.
        «Осторожней со словами, если не хочешь битвы!»
        «Что ты забыл в моём городе?»
        «Твоём?»
        «Я живу здесь пять десятков лет.»
        «А где другой?»
        «Мне он не важен. Важно то, что ты здесь, чудовище! Уезжай!»
        «Уеду, когда решу. Но сейчас я здесь не ради тебя, а ради порченого места.»
        «Так ты ещё из этих? Больше никогда не смей говорить со мной, отродье скверны, иначе я разорву тебя!»
        «Ещё раз пригрозишь, и разрывать будешь демон-принца! Я уеду, когда посчитаю нужным, а до того - не смей связываться со мной. Исчезни!»
        «Кровавое отродье.»
        «Пошла прочь!»
        - …ну гончая и порвала двух волков, а оставшиеся, поджав хвосты, свалили обратно. А вожак так вообще скулил как щенок! Жалко того парня, но все наёмники знают, что смерть в старости искать не стоит. И он тоже должен был это знать. Так что Ликус спас как минимум меня… Ликус, ты чего кислый такой?
        - А? - голос дворфа вернул меня в реальность, но я всё ещё ощущаю эту дракониху. - Да, так. Задумался о том парне: я виноват в его смерти.
        - Ты это мне брось! Слышишь?!
        - О чём ты, - девушка говорила с негодованием в голосе, - если тебя самого чуть не разорвали на части? Это стрелки виноваты, что подпустили волков к тебе! Ведь все должны были действовать по плану!
        - Спасибо за поддержку, но я о другом, - дворф с девушкой переглянулись и уставились на меня. - Я в твою сторону страхом запустил, и он задел одного волка, так ведь?
        - Так и я сказал, что он прям мордой упал в землю, а потом как вскочит, словно ему в глотку углей всыпали и понесётся в лес, скуля да ветки ломая!
        - Вот. Но было ещё второе заклинание: я усталость пустил в центр. И оно двух существ задело. Я старался выбрать место, где будут только волки, но, думаю, что оно того парня зацепило.
        - Ха, думает он. А я думаю, увидев завтра прекрасных фурий у меня член не встанет и пойдёт по городу слух про Оглафа Немощного! Но я пойду к ним, потому что не думаю о всякой чепухе, и ты также перестанешь думать о подобной ерунде! Вместо этого поднимем чарки за мою спасённую жизнь и за твой первый охранный контракт в качестве начальника охраны!
        - И за моё золото, - Сонтьяла игриво посмотрела на дворфа, помня, как тем вечером он поносил крестьянина всеми бранными словами что знал.
        - Да иди ты! За нас!
        Мы стукнулись чарками и выпили содержимое до дна. Дракониха отдалилась и теперь сложно сказать, где она точно находится. Если хотела напасть, то атаковала бы ещё в самом начале. А тот второй, земляной, наверно покинул город. Стоит быть внимательным, но, думаю, можно немного расслабиться.
        - Решил уже, когда пойдёшь в порченую деревню? Говорят, в гильдии до сих пор ажиотаж и полно народу, что группы собирает.
        - Пока не знаю. Сегодня после семи будет видно.
        - А там что?
        - Очередь в банке такая, что только по записи пускают.
        - И там очередь? Я сегодня в ратушу ходил - маяком воспользоваться надо было. Так они мне сказали завтра приходить, ещё и время раннее назначили!
        - И не удивительно, - Сонтьяла показала на улицу, где прибавилось народу, - разумных вот сколько. Но нам повезло - в ратуше торговцев пропускают вне очереди, - девушка с довольной улыбкой гордо распрямила плечи и выпятила грудь.
        - Вас следует поздравить с удачной сделкой? - дворф, приободрённый хорошими новостями, стал разливать брагу по чаркам.
        Как река, мягко струящаяся по своему руслу, так и наш разговор стал плавно течь по всевозможным темам. Не спеша он перешёл из рассказа про новую купленную лошадь одним из караванщиков, которую как раз девушка ходила регистрировать, на объяснение правил выбора тягловых лошадей для повозок. Затем Сонтьяла стала делиться с нами знаниями о том, как правильно ухаживать за этими сильными и благородными созданиями. Как они могут быть добрыми и умными.
        Говорила она в эти моменты как разумный, влюблённый в своё дело, видя в нём смысл жизни и засыпая грезя, как утром он вновь приступит к свой работе. С искрой в глазах и лёгким придыханием он способен говорит о своём увлечении часами, ничего не замечая вокруг себя.
        - Сонтьяла, откуда ты всё это знаешь? Хотя нет, плохой вопрос. Лучше так: как получилось, что ты, ученица торговца, питаешь любовь к лошадям, а не к удачным сделкам? И как ты вообще с Партом встретилась?
        - А я не рассказывала?
        - Я не помню, чтобы спрашивал тебя.
        Думая, собираясь с силами, борясь с собой, она всё же отважилась нарисовать историю своей жизни. О радостных и грустных моментах. Про воспоминания, что бережно хранило её сердце о времени, когда она жила вместе с семьёй на южном континенте.
        Об отце, который старался растить своего единственного ребёнка в одиночку, когда жена скончалась от болезни на пятом году жизни дочери. О человеке, работавшим конюхом на ферме, увлечённого своей работай настолько, что мог пропустить день рождения девочки, когда одна из лошадей захворает. Человека, который с малых лет привил дочери любовь к этим созданиям и пожертвовавшего собой ради спасения лошадей, когда в конюшне случился пожар.
        Сколько бы владелец фермы ни искал виновных, как бы он отчаянно не пытался скинуть вину на её отца, и тем самым переложив беря ответственности на неё - у него не вышло. Судьи, насколько бы они ни были продажными, не могли закрыть глаза на самопожертвование мужчины и защитили пятнадцатилетнюю девушку. А может быть в том пожаре, зная гнусную натуру работодателя, отец спасал именно свою дочь? Этот вопрос останется без ответа, но суд обязал хозяина фермы выплатить компенсацию сироте.
        Недолго думая, она, боясь за свою жизнь, полностью оформила себя как взрослого человека, продала дом, собрала все деньги и поплыла сюда, на северный материк. С момента смерти отца её жизнь затянулась серым туманом: дни сливались в один и, казалось, бессмысленность существования готова раздавить её.
        Но в один прекрасный день краски окружающего мира вернулись, она смогла дышать полной грудью и прямо смотреть вдаль. Она обрела мечту - иметь свою конюшню и разводить там лошадей. Но, как и любая мечта, она требовала денег на своё исполнение. Огромную сумму. Долго, скрупулёзно вникала она во все возможные нюансы своего будущего и сложности путей его достижения, будто была не юной девушкой, а познавшим все тяготы жизни старцем. Она решилась стать торговцем.
        Но ни в одну из торговых лиг, даже на место перекладывателя бумаги её, безродную оборванку с улицы, непросто бы не взяли: ей не позволили бы к крыльцу близко подойти. Единственное, что ей оставалось - вступить в гильдию свободных торговцев. Что она и сделала, сдав экзамен, заплатив пошлину и получив класс «Ученик торговца».
        И два года после этого мыкалась с разными караванами по городам в качестве кухарки и служанки, лишь бы хоть кто-то взял её в обучение. Но всё было тщетно: после пары переездов караван распадался, и она вновь оставалась одна, ища новый как голодный и слепой щенок ищет свою маму. Даже уличные торговцы отказывались её брать к себе, посылая прочь. Они не могли позволить собственноручно вырастить конкурента, который обречёт их семьи на голодную смерть.
        Но боги берегли её - в город приехал караван и Парт, заметивший в этой затюканной девчонке потенциал, взял к себе в ученицы. Она не поверила его словам, но караванщик оформил ученичество в тот же день. И взялся её учить. Все три друга взялись за её обучение. Она плакала, не переставая несколько дней. Даже когда выехала с ними из города, она продолжала плакать и не скрывала своего счастья. Через год она провела первую сделку на покупку товара. А ещё через год состоялась первая сделка по продаже, и она улучшила класс до подмастерья торговца.
        Когда до её двадцатилетия оставалось три месяца, её караван прибыл в Инлийск, где она впервые узнала, что существует Кта’сат, который не только уступит своему рабу место в телеге, но и наймёт носильщика, чтобы тот дотащил раба к каравану, а не бросит в переулке с перерезанным горлом. Спустя почти год, судьба вновь сведёт её с этим разумным и познакомит с дворфом, сидящим рядом и пытающимся удержать слёзы в себе.
        - Вот я слушал тебя и понял, что у меня теперь на одно желание больше - хочу я, лет через десять рассказывать всем, что я пил с одного кувшина с величайшей торговкой на континенте ещё тогда, когда она была зелёной соплячкой! Да благословят тебя боги и исполнят твою мечту: ты заслужила это. За тебя! - Оглаф залпом усушил чарку.
        - Спасибо. Мне приятны твои слова. Спасибо, - Сонтьяла мило улыбнулась дворфу, но её глаза говорили о лёгкой грусти.
        - Я тоже желаю тебе удачи. Но выпить я хочу не за тебя, а за твоего отца. Ведь именно он подарил тебе то, чего многие лишены - цель в жизни. Ту самую мечту, к которой ты идёшь. Тот огонь в груди, что согревал тебя и не позволял впасть в отчаяние. Та мечта, которая питает тебя силами - не что иное, как твой отец. За твоего отца и память о нём, что живёт в тебе и пусть боги благословят этот огонь и не позволят ему угаснуть!
        Девушка попыталась выдавить из себя улыбку, но смогла лишь низко опустить голову. Её загорелые плечи задрожали, а на штаны, скрывающие под собой крепкие бёдра, стали падать маленькие капельки прозрачной, солёной жидкости. Дворф кивнул и запрокинул голову к небу.
        Минут через пять смуглянка прекратила всхлипывать и очень удивилась, не увидев Оглафа. Пришлось придумать историю про то, что он вспомнил о каких-то делах и оплатив счёт, растравился в толпе. Не хотелось говорить, что этот бахвалящийся воин не мог выдержать женских слёз и оставил меня одного разбираться с рыдающей девушкой. А уходя, он сам часто моргал.
        Отпив браги, Сонтьяла успокоилась, но было видно, что она чувствует себя немного не в своей тарелке. Напрягая своё красноречие, я всё же смог вернуть разговору непринуждённое русло, хоть и пришлось прибегнуть к грязной тактике - восхищению её знаниям о лошадях и паре комплиментов её навыкам торговца. Обсуждая различные торговые хитрости, мы не заметили, как на улице стало темнеть.
        - Спасибо за вечер, Ликус. Мне повезло встретить вас двоих: у меня было свободное время, и я действительно не знала, чем заняться.
        - И тебе спасибо, Сонтьяла, что составила двум одиноким мужчинам компанию.
        - Сола.
        - Что?
        - Друзья называют меня Солой. Мы через многое прошли, поэтому я хочу считать тебя своим другом.
        - Конечно, можешь считать меня своим другом. Спасибо за это. Береги себя, Сола.
        - И ты береги себя, - я уже было хотел развернуться и уйти, как она продолжила: - Ликус! Если вдруг понадобится со мной связаться… Вдруг нужна будет помощь торговца или ещё что - оставь сообщение в гильдии на имя Отэро Сонтьяла. Я обязательно отвечу!
        - Ты будешь первой, кому я всенепременнейше напишу! Но чувствую я, что мы ещё не раз встретимся. Береги себя. И удачи с будущим экзаменом.
        - Я буду просить богов об этом. Береги себ… - она прикусила язык и сильно засмущавшись, быстрым шагом направилась прочь. Но развернулась и улыбнувшись, стала махать мне рукой. Я успел лишь ответить улыбкой, когда толпа скрыла её из виду.
        Поблагодарив трактирщика за вкусную брагу, я направился в банк и когда колокол пробил семь раз, зашёл внутрь. Направившись к одному из работников, я сообщил, что мне назначено на семь в представительство Кта’сат. Подтвердив свою личность мне пришлось прождать пару минут, прежде чем меня пригласили в отдельную комнату.
        Помимо стола и стульев, украшенных резными орнаментами, там меня встретил ксат, одетый в синего цвета костюм, отлично сидящий на нём, а красного цвета рубаха, выглядывавшая из-под ворота, только дополняла образ одного из представителей экономической системы этого народа. На его тёмном, морщинистом, покрытом толстой, грубой кожей лбу была белая татуировка в виде глаза и зубастых челюстей, сжимающих его.
        Он поприветствовал меня и предложил присесть за стол. Я молча обвёл пальцем по стенам, намекая на возможность прослушки. Ксат прислонил к тату два пальца и вслух поклялся о том, что никто, кроме него и работника дальней связи, находящего в другой комнате, не сможет узнать о содержании нашего разговора. Когда он закончил клятву, тату моргнула красным цветом - он поклялся своей жизнью.
        - Чем наше отделение в этом городе может помочь? - заговорил ксат, когда мы оба сели за стол.
        - Я хотел бы узнать состояние своего счёта. И воспользоваться услугами заказа некоторых вещей и их доставки.
        - Конечно. Какой процент комиссии вы оплачиваете?
        - Пять.
        Клерка сильно напрягся. Я, не дожидаясь от него приглашения, протянул руку к кристаллу и влил в него информацию из своего лог-файла. Из той части, что временно закрыта для работы с ней. Всего лишь две строчки. ЛОГ.
        ИМЯ: СИАЛОНУС
        РАСА: ЧЁРНЫЙ ДРАКОН (ОСКВЕРНЁН)
        - Древнейший! - на лице ксата отобразился священный трепет. Он встал со стула и поклонился так резко, будто его спина состоит не из мышц и костей, а из пружины, которая смогла наконец разжаться.
        - Но заказ нужно будет сделать и доставлять на имя этой оболочки.
        - Конечно, древнейший. Подождите, пожалуйста.
        Он приоткрыл заднюю дверь и пригласил зайти в комнату другого ксата. Это был так же одетый клерк, с такой же татуировкой и по приказу первого коснулся кристалла. Побледнев, он также резко поклонился, а затем они оба прислонили пальцы к тату и стали клясться, что никто лишний никогда не узнает о том, кто сегодня приходил, что он говорил и делал. Татуировки моргнули, и мы приступили к работе.
        Две минуты потребовалось им, чтобы связаться с островом, запросить информацию и сообщить, что у меня на счёте осталось сто двадцать три килограмма магических камней.
        - Будете работать двумя цифрами: десять и три килограмма. Эти три нужно разменять на самые ходовые монеты на этом континенте: один разменяйте на Ганзейскую торговую лигу, а остальное распределите по остальным. Дворфийским рудным монетам отдайте небольшой приоритет - они у меня заканчиваются.
        - Дальше: я хочу сделать заказ на зелья истинного лечения. Я уже заказывал раньше, и мне пришли из партии “И17-517”, но мне нужны зелья из ранних партий. И чем старше - тем лучше. Вот эти десять кило и есть верхняя граница цены за четыре флакона. Те мне обошлись в один килограмм, так что должно хватить. Срок на покупку и доставку - полгода с сегодняшнего дня. Если не получится найти, то берите, что сможете.
        Два клерка один за другим повторили заказ, заверяя меня, что всё сделается как сказано. Попросив подождать, они вышли в соседнюю комнату и минут десять отсутствовали. Я размышлял в это время: стоит ли соваться в порченую деревню или лучше не рисковать, а дождаться каравана и поехать обратно?
        Вернувшиеся клерки чётко отрапортовали, что все мои заказы переданы и взяты в работу. Деньги переведут на счёт оболочки в эльфийской банковской системе, а зелья купят и отправят в Эльбен. Приняв работу и согласовав юридические моменты, я попрощался с ними и вышел на улицу с чётким намереньем всё-таки дойти до того ресторана.
        Завтра, поутру, первым делом узнаю по поводу каравана, а там и в гильдию авантюристов можно будет зайти. Если что, то всегда можно уехать обратно, но вот узнать про новый всплеск скверны лишним не будет.
        Глава 7
        Иногда так хочется получить от своей судьбы ответ всего лишь на один вопрос: почему?
        Вот почему, когда решаешь пойти в осквернённую деревню - тебе говорят, что она закрыта для посещения? Почему, когда решаешь ехать обратно - днём с огнём не найдёшь каравана? Почему, когда наконец найдёшь подходящий караван и поедешь - хлынут такие дожди, что придётся увязнуть в грязи на несколько дней? Почему, когда караван будет въезжать в город - именно тебя надо проверить городской страже и бросить в кутузку на несколько дней?
        Почему осень будет дождливой настолько, что в город не то, что проехать - пройти будет невозможно? Почему, когда всё говорит о тёплой зиме - налетят такие холода, что спастись от них будет просто невозможно? И, конечно: почему на эти места должна налететь практически метель, столь странная для первого месяца весны?
        Стоя в тёплом помещении гильдии, я дрожал от холода и слушал завывания ветра за только что закрывшейся дверью. Вот почему стоит наполовину дойти до города, как начнётся снегопад, хотя рано утром на небе и облаков то почти не было? А стоит только увидеть городские ворота - обязательно начнётся ветер такой силы, что покажется, будто ты угодил в снегопад с ветром силы, достойный самого холодного зимнего дня. Не удивлюсь, если ответом на все мои “почему” будет одно единственное “потому”.
        Я стал хлопать по одежде, стараясь сбить с неё налипший снег. Коварное тепло нагретого помещения воспользовалось этим и проникло под капюшон и за шиворот - меня передёрнуло от такого резкого перепада температуры.
        Где-то сбоку послышались лёгкие смешки: рядом с растопленным камином сидела группа молодых людей, трое из которых о чём-то оживлённо перешёптывались, а четвёртый меланхолично смотрел в окно. Меховые подкладки воротников и ножны мечей, покрытые теснённой кожей с витиеватыми узорами, выдавали в них отпрысков зажиточных семейств. Не обращая на них внимание, я направился к стойке.
        Конец осени, зима и начало весны - самые не постоянные времена года для гильдии авантюристов. Иногда не успевают вывесить на доску задание, как народ тут же начинает драться за его исполнение. Но бывает, что задание может провисеть не один день и даже не одну неделю - авантюристы, как хитрые и расчётливые разумные, не будут лишний раз напрягаться ради дешёвых контрактов, коими так изобилуют эти времена года. Количество листков намекало на второй сценарий.
        - Много, - невольно вырвалось замечание.
        - В последний раз брали на прошлой неделе, - работница гильдии смотрела на меня глазами начинающего торговца, который смотрит на возможного клиента с надеждой, что тот хоть что-то купит.
        Заданий действительно было много: одним нужны были ресурсы, другим сопровождение. Были даже запросы от различных гильдий и пара заданий от администрации города. А запросы от простого люда складывали отдельной стопкой в углу стойки и сейчас она была толщиной в палец.
        - Ликус, - на лестнице, ведущей на второй этаж, появился сурового вида мужчина, - очень хорошо, что ты здесь. Поднимись ко мне, разговор есть.
        - Добрый день, глава. Сейчас закончу и поднимусь.
        - Потом закончишь. Поднимайся!
        - Иду, иду, - глава кивнул и ушёл обратно.
        Я повернулся к работнице и хотел попросить, чтобы она нашла в стопке пару заданий на поиск трав, но передумал: нежно прикусывая нижнюю губу и глубоко дыша, девушка влажными карими глазами смотрела на то место, где секунду назад стоял глава гильдии. Пришлось оставить её в стране грёз и направиться наверх.
        - Заходи, - раздался голос за дверьми, как только я постучал в них.
        Казалось, офис главы гильдии застыл во времени и единственные изменения в нём пришлись на оружейную стойку: теперь там висел меч, а на полке лежала пара кинжалов. Шкафы и стеллажи закрывали собой полностью одну из стен, а в углу одиноко стояла тумбочка с чайным набором. Напротив входа под окнами был письменный стол с креслом, а в центре пара мягких диванчиков и маленький столик.
        - Спасибо, что сразу пришёл, - на одном из диванчиков уже сидел глава и пристально смотрел на меня.
        Огромный шрам на коже гладко выбритой головы был рваной формы - складывалось впечатление, что в этом месте волосы с мясом вырвали. Короткая, но густая борода, полностью скрывавшая подбородок, лишь дополняла брутальный образ.
        - Бриан. Я понимаю, что субординации и всё такое - но это было немного грубо.
        - Прости меня: я не хотел тебя обидеть. Но, как ты и сказал - субординация.
        - Я не в обиде, - сев напротив главы, я мог видеть картины за его спиной. Они пробуждали давно забытые образы в моей голове.
        - Чай будешь? Местные травы, чуть мяты и немного туранского коньяка, так ведь?
        - Эх, Бриан, - я по-доброму усмехнулся, глядя на этого грозного война. - Я читаю тебя как открытую книгу: тебе явно что-то надо от меня. Ты слишком рано начал подхалимничать… Конечно же я буду, и чем горячее - тем лучше!
        - Тебя не проведёшь, но давай потом про это. Как жизнь твоя?
        В последний раз нам получилось встретиться полгода назад, но тогда мы смогли обменялись лишь парой фраз. И вот только сейчас, сидя друг напротив друга, нам наконец-то выпала возможность поговорить по душам. Смеясь и подшучивая, мы стали обмениваться новостями из наших жизней и вспоминать былые дни. В такой спокойной обстановке не удивительно, что целый час прошёл незамеченным.
        - Так о чём ты хотел поговорить?
        Услышав мой вопрос, глава очень быстро стал серьёзным. Его лицо отражало сильную озабоченность чем-то, что подтачивало его душу.
        - Видел ту компанию молодняка на первом этаже? - я утвердительно кивнул. - Нужно их сопроводить к осквернённому лугу. Но задание сложнее, чем просто наставничество - я не всем могу его выдать.
        - Я не очень хорош в этом деле. К Джоссу обратись.
        - Джосс и Барат ещё осенью приобрели по паре рабынь, а потом скупили почти всё вино в округе и засели по деревням - до лета они не высунутся.
        - Рувила?
        - Неделю назад взяла охранный контракт у караванщиков. Если и вернётся, то только через месяца два.
        - К орку тогда.
        - К Огату? У него бзик, что каждый четвёртый год своей взрослой жизни он должен провести на землях предков. А сейчас тот самый год.
        - Не удивлён: орки все помешаны на нумерологии.
        - Да хрен с ними. Слушай: ты в округе единственный свободный и опытный разумный, который может провести эту группу. И ты из тех немногих, кому я доверяю.
        - При всём моём уважении и дружеской любви к тебе Бриан - эта затея отдаёт каким-то подвохом. Я отказываюсь!
        - Ликус… Ты мне должен! - он нахмурил брови, пытаясь надавить на меня, но сразу же отступил. - Я прошу тебя ещё раз, как старого друга - возьмись за это задание.
        - И где же тот курчавый парень, что стоял во-от здесь? - моя рука показывала на пол рядом с диваном, на котором сейчас сидел глава. - Где тот самый паренёк, который с жадностью ловил любое слово и чуть ли не хвостиком бегал за своим наставником? Я помню, как ты слушал главу тогда: рот открыт, глаза горят и дышишь через раз.
        - Семь лет уже прошло, - Бриан с грустью посмотрел на пустое кресло. - Первый год было особенно тяжко, когда глава погибла.
        - Хорошая была женщина. Она могла бы гордиться, что воспитала такого приемника… Ладно уж, долг вернуть надо.
        - Спасибо.
        - Но у меня два условия! У меня в деревне дела есть, так что надолго отлучаться не смогу.
        - На этот счёт не волнуйся.
        - Хорошо. Второе: если в контракте что-то серьёзное, то сам мне должен будешь.
        - Считай, что должен. Но сначала поклянись, что всё останется между нами.
        - Во что ты меня втягиваешь?
        - Ликус, поклянись, прошу тебя!
        - Я до сих пор храню твой секрет, так что можешь не волноваться на мой счёт.
        Бриан бросил короткий взгляд на пустое кресло и стал буравить меня взглядом. Мне ничего не оставалось, как поднять правую руку и пообещать ему своё молчание. Только после этого глава принялся объяснять все детали.
        - Так. Если коротко, то главный персонаж весь такой грустный из себя, а все остальные лишь случайные лица, так? И мне нужно всех отвести скверному лугу и прирезать как свиней, а назад притащить тебе именные браслеты в качестве доказательства, так? - эти белые пятна в рассказе Бриана очень сильно нервировали.
        - Именно.
        - Они здесь собрались случайно, и друг друга до этого точно не знали?
        - Да, я проверил. Можешь не волноваться, что за них хватятся - сам ведь всё уже понял. Единственная сложность с Имтаром. И вот тут как раз второй случай, - глава поставил на стол маленькую бутылочку с розовой жидкостью внутри.
        - Слушай, меня всё это уже напрягает! Давай начистоту, коротко и без утайки: что в бутылке и чем так особен этот пацан?
        - Хорошо, - Бриан долго думал, глядя на зелье. - Помнишь, год назад, в соседнем королевстве четыре младших сына чуть город не сровняли с землёй? Отец семейства умер, поперхнувшись завтраком, а старшего сына на охоте с оленем спутали.
        - Припоминаю, но сути не улавливаю.
        - Сейчас, сейчас. Дослушай. У всех этих сыновей…
        - У них всех были дети, все сдохли, остался один, которого как шлюху кто-то использует и город контролирует через него, а тут этот объявился… Слушай, Бриан, история стара как мир, так что давай к сути: зелье зачем?
        - Тёмный эльф, который передал этот флакон, взял с меня клятву. Только с одним разумным я теперь могу поделиться этой информацией.
        - И ты решил на плаху привести меня, да? Ну, блядь, спасибо!
        - Не волнуйся! Какой вариант не выберешь - для тебя последствий не будет.
        - Так я ещё и выбрать должен?!
        - Ликус, дослушай, пожалуйста, ты всё поймёшь!
        - Удиви! - я бросил ему со злостью в голосе и посмотрел на свой гримуар. Моё действие не осталось не замеченным и Бриан, заверив меня, что всё объяснит, продолжил.
        - Гонец от длинноухих пришёл летом и сказал, что если устраним как надо, то Эльбену выдадут преференции в торговле на территории того города. Хоть до него полторы недели, но это сулит огромный, просто гигантский приток денег в казну! Понимаешь же, что даже боги не в курсе, как себя этот порченый луг поведёт! Вдруг с него скверна полностью сойдёт? Чем же тогда город жить будет, если эти благородные смертники перестанут здесь деньги оставлять?
        - В деревню около Ольска скверна вернулась.
        - А в этот вернётся? А главное: с чем? Вдруг она кого серьёзного затронет и тогда это уже не будет тренировочным местом!
        - Ладно, с лесными эльфами понятно. Что тёмный эльф сказал?
        - Два хорошо обученных мага придут в город на постоянную прописку и закрепятся за гильдией. А если умрут, то пришлют новых. Если дословно: «До скончания времён, или пока школа наша не исчезнет». Два тёмных мага могут сильно помочь в случае чего.
        - Так спрячь его на время… У длинноухих его кровь?
        - Да. Мало того что могут понять жив он или нет, так ещё ему тату набили поисковое. Его намололи и теперь какой-то лесной эльф всегда знает, где примерно пацан находится.
        - Это, значит, то самое зелье, которое эту связь рушит?
        - Да. Побочных явлений вроде быть не должно.
        - Хорошо. Но ведь в любом случае ты меня подставляешь: я же буду заключать контракт на сопровождение и меня следующим прирежут!
        - Нет! Контракт будет оформлен на гильдию и из города их выведет мой человек. Он не местный, в соседнем городе живёт и там банде одной задолжал огромную сумму. Его семью держали в заложниках и не верни он деньги, то поставили бы магические печати на жену и детей и продали в рабство. Я выкупил его долг - теперь он сдохнет вместо тебя.
        - Браслеты как передать обратно?
        - В любом случае план такой: встречаешь за городом и ведёшь на луг, там кончаешь их, прячешь тела и на следующий день идёшь обратно. Возьми пару заданий на травы, а когда будешь сдавать, передашь их Нурту. Только попроси пройти в заднюю комнату.
        - Что с зельем? Что в этом случае?
        - Убьёшь троих, но принесёшь тоже четыре браслета. Сказали, что татуировку парню набили где-то в районе паха: то ли на внутренней стороне бедра, то ли между ягодиц. На этот счёт сведения неточные. Найдёшь тату, нальёшь на кусок ткани зелья, и приложишь к ней, а остальное дашь выпить пацану и начинай тереть что есть сил!
        - А если тату у него на яйцах набита?
        - Натрёшь их до блеска!
        Мы оба прыснули, а потом заржали в две глотки, выпуская накопившееся напряжение. Минут пять мы хохотали над всей этой ситуацией, позволяя нервам немного упокоится.
        - Фу-у-ух, - утирая слёзы на глазах, мы оба, остывшие и спокойные, расселись по местам, и глава продолжил: - Как вольёшь и начнёшь тереть - он почти сразу вырубится и будет в отключке около недели. Тату же сойдёт через день-другой. Нужно будет подержать его в секрете пару месяцев и позаботится о нём, а там я его выведу. Сможешь у себя в деревне спрятать?
        - Думать надо… Тебе ответ сейчас нужен?
        - По твоему выбору или когда пойдёшь? - я замахал рукой, показывая, что и так, и так. - По поводу выбора, то можно и по факту: когда будешь передавать Нурту, просто скажешь три или четыре тела, он сразу поймёт. А вот с датой лучше сейчас, - он пододвинул ко мне зелье.
        - Не сегодня и не завтра точно: слишком много подозрений будет. Послезавтра. Карта есть? - Бриан встал и нарпавился к письменному столу, чтобы сразу вернуться с бумажным свёртком. - Пусть идут по западной дороге, я встречу их тут.
        - Время?
        - Выйду до рассвета, но буду идти в обход… после полудня. Только собери их нормально, словно они собираются вернуться через пару дней.
        - За это не волнуйся! Всё, что связано с моей частью, будет выполнено идеально.
        - Если поутру небо будет затянуто или дождь будет идти - переносим на следующий день. Если будет ясно или будет немного облаков - тогда действуем.
        - Послезавтра?
        - Послезавтра… А ты вырос, Бриан, - я посмотрел ему в глаза и глубоко вздохнул. - Пойду я. Мне ещё заказов набрать надо.
        - Ликус! - я уже стоял рядом с дверью, когда глава окликнул меня. Он сильно нервничал. - Я всё ещё имею право называть тебя другом?
        - А вот ты ответь: делаешь ли так, чтобы твои друзья в итоге сдохли?
        - Нет! Я пожертвую своей жизнью ради друга!
        - Тогда мы друзья, - я кивнул ему, и он, с умиротворённым лицом, ответил тем же.
        Зал гильдии был пуст. Лишь Нурт стоял за стойкой, сменив девушку. Посмотрев задания, я взял несколько на поиск трав, которые растут восточнее порченого места, и направился на улицу.
        Звук хлюпающей слякоти доносился со всех сторон. Тяжёлые, серые, рваные тучи плотными слоями мишуры закрывали собой небо и не позволяя солнцу пробиться сквозь них. Витавшие в воздухе отголоски весеннего тепла очень медленно растапливали налетевший снег, а ноги, копыта и колёса превращали его в месиво.
        Я взглянул на свою обувь и в сердце стало зарождаться желание снять комнату в гостинице, заказать вина и забыться до завтра. Обычные короткие сапоги не смогут спасти мои ноги ни в месиве города, ни в грязных лужах за ним. Настроение, омрачённое недавним разговором, было готово совсем испортиться, и мне пришлось силой заставить себя вступить в эту хлюпающую жижу и направится к торговцам. Быстро пробежавшись по мелким лавочкам, я заторопился обратно в деревню, надеясь прийти не сильно затемно.
        Идя по дороге, я прокручивал в голове всё сказанное Брианом. План действий постепенно формировался. Хотя эти наброски планом сложно назвать - они ближе к банальным инструкциям во время пожара. ЛОГ…Даже со всех четверых навряд ли соберу нужное количество до следующего уровня.
        Ладонь аккуратно похлопала по бугорку на груди - под одеждой едва выпирала бутылочка с зельем, лежащая во внутреннем кармане. Конечно, с одной стороны, городу не помешает приток денег от торговли, но два мага от тёмных эльфов всё же очень серьёзная сила. Даже если они новички, то всё равно смогут призвать по две гончей каждый.
        Я постепенно пришёл к выводу, что и мне вариант сохранить пацану жизнь кажется более приемлемым: можно будет попросить познакомить меня с представителями этой самой школы. Но почти два месяца скрывать парня в доме сложно. А если он на Лину накинется? Всё же тяжёлый выбор мне этот кучерявый подкинул. Но, думаю, Бриану тоже несладко пришлось - трудно занимать место в гильдейском совете и совмещать это с работой в городском.
        Предаваясь размышлениям о судьбе старого друга, я поднялся на холм. С него вся деревня была видна как на ладони. Но солнце уже успело опуститься к горизонту, а тучи не пропускали много света - всё постепенно утопало в полумраке.
        Россыпью горящих свечей на праздничном дереве, по всей деревне точками лился свет из окон. И вон там, по левой стороне, немного поодаль от всех остальных домов, почему-то горел свет. Когда не должен. И система ничего не говорила про охранный контур. ЛОГ… Жива.
        Я побежал к деревне, стараясь не упасть грязную жижу дороги. Уже рядом с домом я стал чувствовать чьё-то магическое присутствие в нём. Но это точно не Лина: у неё магия заблокирована! ЛОГ… Ещё жива.
        Везде горит свет. Резко открыв калитку, я бросился к дому. Вот крыльцо и входная дверь, но там могли поставить ловушку! Дотягиваюсь концом посоха до ручки и дёргаю дверь на себя. Она с лёгким скрипом приоткрылась и ничего.
        Подскакиваю, резко открываю и, выставив вперёд руку с посохом, а другую держа на гримуаре, врываюсь внутрь веранды. По центру - пусто. Правая часть - пусто. Слева раздаётся скрип открывшейся двери, ведущей в переднюю комнату. Резко поворачиваюсь.
        - Хозяин! Не надо! - лицо Лины исказил первобытный страх.
        Она падает на пол вслед за кружкой, выпавшей из её рук. Обхватив голову руками и поджимая ноги под себя, она пытается стать незаметной. Умоляет пощадить её.
        Перепрыгиваю через Лину и врываюсь в переднюю комнату - внутри горят светильники и никого. На столе что-то булькает - из кастрюли поднимается пар. Я не чувствую магического присутствия в дальней комнате.
        - Лина! - продолжаю осматриваться и пытаюсь достучаться до рабы.
        - Прошу! Пожалуйста, не надо! - она плачет.
        - Лина, блядь, кто в доме?
        - Хозяин и я!
        - Кто ещё в доме? - я чуть не срываюсь на крик.
        - Только хозяин и я! Пожалу… - поперхнувшись, она начинает надрывно кашлять.
        Сердце отдаёт стуком в ушах. Сквозь этот адреналиновый барабан слышен кашель Лины. От него я невольно переключаюсь с поисков врагов и смотрю на рабу: свернувшись калачиком, как новорождённый зверёк, она лежит и сотрясается от кашля. Медленно прохожу в дальнюю комнату. Но там тоже никого и я возвращаюсь.
        Мой взгляд скользит по столу: на маленькой магической плите стоит кастрюля, рядом кувшин, обмотанный полотенцем, приборов разложено на двоих.
        - Лина, почему ты не спишь? Ты же должна проснуться завтра от этой бурды!
        - Я недавно проснулась! Простите меня!
        - Почему?
        - Я не знаю, простите! Пожалуйста… Я только чувствовала себя очень хорошо. Я попросила богов… - она вновь поперхнулась и стала оправдываться сквозь кашель, - показать мне… там магия… Прошу… не бейте меня, я больше не буду без вас, пожалуйста!
        Я стоял как в копаный несколько минут и отрешёнными глазами смотрел на Лину, пытаясь продраться сквозь застилающий разум адреналин и сообразить: о какой магии идёт речь? За это время она успела успокоиться и с опаской смотрела на меня. Лишь ещё раз услышав объяснения до меня дошло, и я сразу же полез в её лог-файл. ЛОГ…
        - Как же ты меня напугала!
        Адреналин мгновенно выветрился из крови и по телу пробежала лёгкая слабость. Мне хотелось радоваться - моя теория оказалась верна. Но из-за этой кутерьмы я был морально истощён. Словно душу вынули из тела и отжав как мокрое полотенце от всех эмоций, всунули обратно.
        - Серьёзно, - я стал выговариваться, постепенно возвращая себе самообладание, - как же я испугался: сигнальный контур молчит, в доме горит свет, чей-то магический след, а ты ещё должна спать после этой бурды… Лина, вставай, всё хорошо.
        - Не могу, хозяин, - она попыталась встать, но от сильного испуга ноги отказались ей подчиняться.
        Я уже хотел помочь ей, но остановился, и сначала пошёл за защитными перчатками. Может быть её основа сейчас раскрыта, но не хочется рисковать напрасно. Вот удостоверюсь, тогда и без перчаток буду обходиться.
        - Спасибо, хозяин, - я потянул её за руки, и она кое-как всё же смогла встать. Её деревенская одежда была испачкана, а на полу красовалась размазанная и наполовину стёртая лужа.
        - Что в кружке было?
        - Вино, подогретое и разбавленное. Я услышала звук открытой калитки, налила в кружку и пошла встречать вас… Я сейчас приберусь, простите, пожалуйста.
        - Иди умойся сначала и переоденься, а то ты вся грязная. Я сам вытру. Стой. Сильно испугалась?
        - Да.
        - Всё хорошо, не бойся: я до этого никогда тебя не бил. И сейчас не собираюсь.
        Ужинали мы почти молча и лишь в конце немного разговорились.
        Сидя с кружкой тёплого вина, я смотрел, как Лина маленькими глотками смаковала свою порцию напитка. В те редкие случаи, когда ей достаётся вино она старается сделать всё, чтобы прочувствовать каждую каплю этого сладостного нектара. И вот сегодня она заслужила даже немного добавки к основной порции.
        Я открыл её лог-файл. И сразу же закрыл. У меня не было сил вникать в изменения - я решил отложить это на завтра. Лишь сказал остроухой, чтобы она ничего не трогала в нём.
        Мне хотелось побыстрее лечь в кровать и закончить этот злополучный день.
        Глава 8
        Безоблачная синева неба простиралась от края до края. Прохладный ветерок старался разнести во все дали новость о том, что весна окончательно взяла свои права. Земля, свободная от снежного покрова, медленно прогревалась солнцем и давала старт новым циклам жизни.
        Семена, осенью спрятанные в земле, чувствуя тепло пробуждались и тянули зелёные ростки навстречу яркой звезде. Травы и кустарники с жадностью старались впитать в себя как можно больше тепла зная, что рано или поздно проснуться древесные исполины и закроют от них солнце распустившейся зелёной кроной - значит, стоит приниматься за работу и насыщаться энергией небесного светила даже сейчас, когда оно робко выглянуло из-за горизонта.
        Не только растения радовались весне, но и любое живое существо знало, что весна - это маленький праздник. Так старательно зимой скрывавшиеся от хищников и холодными днями раскапывая снег в поисках еды зайцы и мыши знали, что с каждым днём будет легче. Птицам стало проще ловить насекомых, что пробуждались и вылазили из земли и коры деревьев. Лисицы и мелкие хищники знали: добыча оживится с приходом весны и станет легче прокормить себя и своих детёнышей. Олени, лоси, волки… Все знали, что значит весна.
        Колесо жизни постепенно проворачивалось на новый виток после белого сна. Всё было готово к новой жизни.
        Стоя на крыльце с горячей чашкой чая и вдыхая аромат сырой земли, приносимый ветерком с оттаявших полей, я пытался вообразить картину пробуждения жизни. Все эти сложные взаимосвязи между живыми существами сплетались в замысловатый узор в воображении, поглощая моё я в непрерывном танце жизни, не оставляя мест для тягостных чувств, что приносят ночные кошмары.
        - Завтрак готов, хозяин, - взгляд Лины был мягким и добрым. Казалось, она забыла вчерашнее.
        Завтракали мы долго, старательно прожёвывая кашу из зёрен пшеницы, и я всенепременнейше возненавидел бы того, кто посмел мне её предложить. Но сушёные ягоды прятали столь пресный вкус.
        - Хозяин, можно вас спросить?
        - Лина! Месяц назад я был очень рад, когда ты наконец перестала так обращаться ко мне. И вот опять? Прекращай.
        - Простите, хо… Простите.
        - Что ты хотела?
        - Вы… вы тоже были рабом?
        - Что? - как хорошо, что ложка была в тарелке, иначе бы я её выронил от удивления.
        - Вы едите туже простую пищу, как и я, но у вас ведь достаточно денег чтобы есть в разы лучше.
        - И откуда, позволь узнать, такая осведомлённость в моих финансах?
        - Эм…
        Остроухая сложила руки на груди и стала поглаживать большой палец левой руки правым. Этот своеобразный способ набраться отваги проявился у неё несколько месяцев назад. Она тогда долго решилась попросить рассказать ей про то, как я в конце лета в Ольск ездил.
        Можно только порадоваться, что у неё начали проявляться зачатки своего “я”, хотя буквально пару месяцев назад… Если бы тогда мне пришлось поставить все свои магические камни и решить, у кого больше индивидуальности: у Лины, у этого стола, за которым мы сейчас завтракаем, или у моей прикроватной тумбочки - я бы, наверно, до сих пор выбирал между столом и тумбочкой. Хотя, надо быть честным с самим с собой - я бы поставил на табуретку, что стоит на веранде.
        - Неделю назад я ходила за продуктами домой к старосте и спросила там про стоимость зелий маны…
        - Стоп! То есть ты, вот так пошла, не пойми к кому, и на голубом глазу сказала, что у меня в доме лежат зелья и заодно спросила их стоимость?
        - Нет-нет-нет! - она замахала ладонями, пытаясь всеми силами отогнать столь страшные для неё слова. - Я сказала, что раз вы маг, то можете меня послать за ними в город, а я не знаю цену. Вдруг меня обманут? Я честно хотела быть полезной!
        Мне следовало ожидать что-то подобное. Особенно после того, когда она очень подробно расспрашивала старосту про еду и различные блюда, присущие кухне ксатов.
        - С кем ты разговаривала об этом?
        - С парнем, у которого рыжие волосы.
        - С Ренсом? Сын старосты?
        - Да. Просто вы вчера завтракали и сказали, что надо думать о переходе на более мощные зелья.
        - Хм. Продолжай-продолжай: мне действительно интересно.
        - Вы вчера упомянули про зелье, а он говорил про такое тоже. Вот я и подумала, что у вас достаточно денег на вкусную еду, раз вы столько тратите на меня.
        - Феноменально! - мне хотелось встать и поаплодировать её зарождающимся дедуктивным способностям, хоть и приведшим её к ложному заключению. - То есть ты решила определить меня как бывшего раба лишь потому, что я ем простую еду, когда у меня есть деньги на что-то большее?
        - Но ведь вы меня просили готовить простую пищу - почти рабскую! Вы даже сказали масло не добавлять в каши на завтрак, а его в погребе целый свёрток. И раньше, когда мы сюда приехали, когда я была слабой и больной: вы тоже готовили простую пищу. Вот я и подумала, что вы привыкли к такой еде за годы рабства.
        - Ты неправильно поняла мою сдержанность, - Лина хотела что-то возразить, но я жестом остановил её. - Сколько времени отведено человеку? Лет сто. А равнинному эльфу? На пять десятков больше. Сколько дано подобным тебе никто не знает. Может быть тридцать лет, а может и все триста.
        - А вы?
        - Мой род исчисляет жизнь в веках и поверь: если по своей глупости в первую же сотню лет испробуешь все наслаждения, что есть в этом мире, то жизнь твоя потеряет краски. Обычный день должен быть наполнен пресной едой лишь для того, чтобы яркий день был насыщен вкусами. Понимаешь о чём я? Так что ты ошиблась насчёт еды.
        - Не только еда.
        - Что ещё?
        - Боги даруют рабу право узнать немного о хозяине: имя, раса, возраст. И они говорят, что вы осквернены! Вы тоже, как и я, с детства были в рабстве, но смогли освободиться! Ведь так!? - Лина в пылу рассказа не заметила, как привстала, опёрлась руками на стол и стала смотреть на меня сверкающими глазами разумного, что познал самую сокровенную тайну мироздания.
        - И как, по-твоему, можно освободиться из такого рабства, как твоё?
        - Я… - её задор иссяк, и она медленно села обратно. - Я не знаю.
        - И я не знаю, потому что троптос никем иным не может быть, кроме как рабом. Или мертвецом.
        - Но ведь вы такой же как я!
        - А это вторая твоя ошибка - ты дитя скверны, а я её жертва. Но я не сержусь на тебя за это сравнение, ведь ты только недавно стала узнавать про окружающий мир.
        - Простите меня.
        - Всё хорошо. Мы вечером продолжим - по твоим глазам видно, что ты ещё что-то хочешь спросить. Сейчас у нас есть другие дела.
        Я быстро доел свою порцию и направился в заднюю комнату, что служила для меня одновременно и спальней, и мастерской. Из шкафа я достал маленькую склянку, больше похожую на флакончик духов. Маленький ножик и пинцет расположились рядом с ней на столе, а защитные перчатки заблаговременно были надеты на руки. Теперь можно вдумчиво всё изучить. ЛОГ.
        РАБ ЛИНА:
        ИМЯ: ЛИНА
        РАСА: ТРОПТОС (РАВНИННЫЙ ЭЛЬФ + ИЗУМРУДНЫЙ ТИГР)
        КЛАСС: ОТСУТСТВУЕТ (НЕ ВЫПОЛНЕНЫ УСЛОВИЯ ПОЛУЧЕНИЯ)
        ВОЗРАСТ: 22
        УРОВЕНЬ: 5
        ОПЫТ: 4940/6000
        ЖИЗНЬ: 300/300
        МАНА: 100/100
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 300/300
        ХАРАКТЕРИСТИКИ: …
        НАВЫКИ: …
        НЕГАТИВНЫЕ ЭФФЕКТЫ:
        «ПОРЧЕНАЯ КРОВЬ»
        ДОСТИЖЕНИЯ:
        «ДИТЯ СКВЕРНЫ», «ОСНОВА ИЗУМРУДНОГО ТИГРА», «ЭМПАТ», «???»
        Та-ак. Допустим, что я знаю смысл про кровь и дитя, а про эти два я узнаю первым делом, как в город с ней поеду и зайду оценщику. Но вот что под закрытым? Бонус от основы - «Эмпат», чем бы это ни было и двойной получить невозможно. Хорошо, с этим разберусь тоже у оценщика.
        Так, уровни ей ещё вчера просчитало, а очков характеристик и навыков дали стандартно - это тоже полностью подтверждает, что не раскрытая животная основа блокирует увеличение уровней. Сотня маны при нулевой магии тоже от её основы. Хм. Есть идея одна, но это вечером.
        Но на самом деле мне хочется начать прыгать от радости, что всё-таки сработало, да ещё и так рано. Я уже рассчитывал ещё года два кормить её этой бурдой, а тут такой шикарный подарок! Сейчас Лина придёт и проверю её шерсть. Нет, я и так знаю, что всё в порядке, но надо быть полностью, абсолютно уверенным. Ну, где она там? Я уже не могу терпеть!
        Зайдя в комнату, эльфийка увидела то, что всю оставшуюся жизнь будет сниться ей в кошмарах: я стоял посреди комнаты с поднятыми руками с перчатками на них, безумным взглядом смотрел на неё, злобно ухмылялся и властным голосом произнёс: - Раздевайся!
        - Я…
        - Никаких “я”! Мне надо проверить шерсть на твоей спине, так что разденься и повернись.
        Лицо Лины было красным от стыда, когда она робко снимала с себя одежду, но не было похоже, что она сопротивляется - я не отдавал приказа, а лишь попросил, и раздевалась она по своей воле. Скоро она стояла ко мне спиной.
        Я заворожённо смотрел на шерстяной покров её спины - настолько белый, насколько вообще способен быть белым и чистым снег, падающий с неба в самые сильные зимние морозы. Изумрудного цвета полосы разрезали его, как золото режет собой простую каменную породу, заставляя каждого разумного желать этот самородок, порождая безумное стремление бросить всё и посвятить себя прекрасному…
        - Хозяин? - голос Лины вывел меня из прострации.
        - Всё в порядке. Пока стоишь, вложи по пять очков в силу, ловкость и выносливость, остальное не трогай. Очки навыков тоже не вкладывай: у тебя ничего существенного нет, поэтому лучше их сохранить. Поняла?
        - Да, - она стала тихонько шептать молитву богам.
        Чёрт, это не шерсть, а какое-то наваждение - тянет к себе и тянет! Но не я помню, чтобы я подобными приступами страдал. Это только с Линой меня так перекручивает. Ладно, надо сконцентрироваться.
        Твёрдой рукой я взял пучок белой шерсти и аккуратно отрезал его, стараясь не повредить подшёрсток, тем более кожу. Кое-как сняв перчатку с другой, я медленно, боязливо потрогал пальцем этот клок.
        - Смотри! - подойдя к Лине, прикрывающей руками свою маленькую грудь, я показал ей, что эффекта нет. Но она ничего не поняла.
        Из моей головы совсем вылетело, что год назад она была в отключке, когда я так делал. Просвещая её в детали прошлого опыта, я открыл склянку, капнул на шерсть несколько бледно-зелёных капель и вернулся к ней обратно. Быстро, буквально на четверть секунды, коснулся этого клочка…
        Лина вскрикнула и отскочила назад: как пожар в сухую летнюю пору, за секунды поглощая целый лес, чёрный цвет, отблескивая смолью, полностью заменил белый.
        - Что… что произошло?
        - Не пугайся! Давно, когда твоя основа была не раскрыта, шерсть при контакте со скверной просто превращалась в труху и рассыпалась в пыль. Сейчас же, вот когда я тебе показал в первый раз, ничего не случилось, ведь так?
        - Да.
        - Это потому, что шкуры изумрудного, лазурного и других тигров из нефритового семейства способны отторгать скверну. Если проще, то эти тигры, и несколько других видов, могут жить в порченых местах и не подвергаться осквернению.
        Глаза Лины расширились от удивления, ведь даже некоторые аристократы и учёные мужи не знают о таких подробностях:
        - Но она почернела!
        - Я покрыл её особым реагентом: алхимической смесью из глазной жидкости циклопа и сока сребролиста. Она способна инвертировать… эм… переворачивать свойства некоторых предметов. Твоя шерсть, как пример, стала впитывать в себя скверну, что гнездится в моём теле.
        Лина смотрела на меня глазами разумного, у которого в голове есть список вопросов и каждую секунду в него добавляется десяток новых, но она стоит и не может выбрать хотя бы один из них.
        - А дальше?
        - А дальше ты приготовишь мне чай. Но сперва оденешься.
        Отскочив, она перестала прикрывать свою наготу, и за это время я вполне смог убедится, что её тело оправилось и окрепло. Хотя, из-за стольких лет недоедания и закрытой основы - оно больше похоже на тело парня, чем девушки. Но, если увеличить ей съедаемые порции и дать физических упражнений и нагрузок на бёдра… думаю, что-то вполне симпатичное может из неё выйти.
        Её лицо моментально покрылось краской, как только она познала всю глубину своего позора. Пискнув как маленькая мышка и пытаясь прикрыться одной рукой, она другой подняла одежду и стремглав выскочила в соседнюю комнату.
        - Лина! Чай!
        - Да.
        По передней комнате, быстро перебирая ножками, пробежала девушка лишь в одних исподних шортах да наполовину надетой рубахе и скрылась за дверью. Спустя секунду со стороны веранды донеслось повизгивание. Влетев обратно и чуть не упав, она схватила оставшуюся одежду и умчалась, прикрывая своё красное от стыда лицо.
        Стоя в проёме между комнат и наблюдая за этими перебежками, я стал смеяться, приложив кончик мизинца к уголку рта. Откуда у меня появилась эта привычка делать так в особые периоды собственной гнусности я не знаю, но чёрт возьми - мне это нравится!
        Чай мы пили долго, размеренно и молча. Не потому, что Лина, сидевшая напротив меня с румяными щеками, дулась и смотрела только в свою чашку. Я всего лишь не мог перестать посмеиваться над ней и успокоился только посмотрев в окно и поняв, что скоро время обеда.
        Быстро выпил остывший напиток и стал готовиться к выходу.
        - Вы куда?
        - В деревне женщина одна должна родить со дня на день, если уже не родила, поэтому хочу зайти и спросить про здоровье. Просто акт вежливости, не больше, но надо поддерживать с деревенскими хорошие отношения - это выгодно. Как минимум - ничего лишнего спрашивать не будут, в случае чего. Хочешь пойти со мной?
        Проходя по улице и вдыхая ещё влажный воздух, я наслаждался прекрасным видом деревни, постепенно оправляющейся от последствий зимы: разумные чинят изгороди, латают крыши, белят стены, чистят дымоходы. Ожив после зимы, они хотят как можно больше успеть в своих домах - придёт пора выйти в поля и времени у них просто не останется.
        - Ой, господин лекарь, здравствуйте! А подождите немного! - на крыльце одного из домов появилась и сразу же исчезла женщина, которая неделю назад прибежала ко мне вся в слезах. - Спасибо вам большое, господин лекарь! Сыночек мой на поправку пошёл, а всё благодаря зельям вашим, ага! Вот, возьмите от нас, пожалуйста!
        Она протянула мне мешочек: внутри лежали флаконы из-под зелий, которые я сделал для её ребёнка. В отдельном свёртке лежал кусочек домашнего сыра. Немного солёный и только что вынутый из-под пресса.
        - Вкусный. Спасибо.
        - А вы куда идёте-то? К старосте?
        - Нет, к роженице: про здоровье узнать. Ничего не слышно про неё?
        - А как не слышно? Слышно уж как пару часов. Как начала рожать, так и стала орать на всю деревню такими матюгами, что я уж было не знала как своим уши затыкать! Она-то тётка привычная, шестого уж рожает, да глотка у неё широкая, так что всё у неё… - по деревне прокатилась волна отборного мата. - О, как орёт! Жива значит.
        - Жива, но я всё равно пойду и проверю. Спасибо за сыр. Если что случится, то обязательно приходите.
        - Ой, что ж мы без вас делали-то, господин лекарь? Конечно придём! Спасибо вам большое от всех моих!
        Я спешно шёл к дому главы деревни. По традициям этих земель он всегда стоит в центре деревни и если староста меняется, то и семьи меняются домами. Рядом с ним виднелась длинная смотровая башня, построенная прошлым летом. Хотя правильней сказать: восстановленная после обрушения. Из-за обильных дождей её опоры, неправильно установленные, сгнили, и она рухнула. Только по счастливой случайности на ней в тот момент никого не было.
        Через дом от старосты виднелась сборище крестьян, пришедших на крики. Стоя рядом с калиткой, они то отправляли молитвы богам, то обсуждали что-то, то замирали, стоило раздаться новой порции бранных слов.
        - Господин лекарь, здравствуйте! - загорланили люди, когда я подошёл к ним. - Решили спроведаться?
        - На всякий случай.
        Молодая крестьянка, стоящая рядом со мной, только начала что-то говорить, как двери дома распахнулись, из них вылетел всклоченный мужчина и помчался к калитке. Весь люд, не переговариваясь, отошёл и расступился. Все понимали, что муж роженицы так просто бегать не будет.
        - Позовите ксата! Быстре… - не добежав до калитки он увидел меня и сильно удивившись, споткнулся на ровном месте. - Господин лекарь, хвала богам, вы здесь! Быстрей, прошу вас!
        - Что случилось? - уже стоя в доме, я направил свой вопрос старой бабке-повитухе. Она принимала роды у женщины, лежавшей на большом столе с бледным и потным лицом.
        - Ребёнок нейдёт да крови пошли!
        - Может ногами вперёд идёт?
        - Да нормально сидит, я проверила, - она подняла перемазанную в крови и слизи руку. - Головка как надо: смотрит туда, где солнце встаёт.
        - А чем тогда я помогу?
        - Может зелье какое у вас есть?
        - На такой случай точно нет.
        - Ну магией! - голос мужика дрожал. - Вы же маг!
        - Добить, чтоб не мучалась? Я боевой маг!
        - Пожалу… - раздавшийся крик не позволил ему договорить. Вновь подступившие схватки напрягли живот женщины, заставив тужиться. Но ребёнок так и не хотел идти, а из её утробы тоненькой струйкой потекла на стол кровь.
        - Лина, сюда.
        Мы вышли на крыльцо, где никого не было, а весь народ так и стоял за калиткой. Увидев нас, они что-то начали спрашивать, но я их не слушал.
        - Положи свёрток. Сейчас бежишь к нам в дом: в моей комнате шкаф, на нижней, самой нижней полке ящичек маленький такой лежит, рунами покрытый. Не на верхней, а на нижней. Поняла о каком я говорю?
        - Шкаф, самая нижняя полка. Руны.
        - Умница. Так, в нём четыре склянки с зельями - достань две и бегом сюда. Только будь аккуратна. Поняла?
        Лина убежала сразу.
        Думая о том, что распределённые очки ей сейчас очень помогут, я вернулся обратно в дом. Эльфийка прибежит в худшем случае минут через десять, а сейчас надо что-то сделать - взгляд у женщины какой-то бесноватый. Одним зельем из поясной сумки я могу пожертвовать.
        - Держи и заставь её выпить полностью, - я передал зелье бабке.
        - Это чтоб ребёночек вышел? - она с надеждой посмотрела на склянку.
        - Нет, это зелье лечения. Должно немного помочь, пока Лина не вернётся.
        Пока я говорил мужику, что с него один золотой, старуха кое-как влила зелье в роженицу. Ей действительно стало легче: в глазах прояснилось и дыхание перестало быть таким сбивчивым. Оставалось дождаться Лину.
        - Что у вас? - в дом зашёл староста деревни. - Господин ящур! Как хорошо, что и вы здесь. Я видел, как Лина бежала куда-то!
        - Скоро вернётся.
        И вот уже пятеро разумных: я, роженица, её взволнованный муж, бабка и староста стали ждать. Чтобы как-то разрядить обстановку, Гильм расспрашивал у мужика всякую чепуху, стараясь отвлечь его. И нам ещё повезло, что детей этого семейства не было в доме, иначе здесь творился бы сущий хаос. Благо утром их старшая дочь собрала всю малышню и увела к реке до вечера.
        - Хозя… прине… вот, - взъерошенная и запыхавшаяся эльфа показалась в дверном проёме. Но её силы иссякли, и она медленно сползла на пол, лишь вытянула вперёд руки.
        - Молодец! Гильм, зелья. Ты, - я указал на мужика, - помоги ей сеть и дай воды.
        Секунда, и в моих руках появились две небольших склянки с розоватой жидкостью.
        - Видишь это? - я обратился к роженице, на что она легонько закивала измученной головой. - Это тоже зелье лечения, но необычное. Если честно, то я не знаю, как оно подействует и подействует ли вообще. Так что решать тебе.
        - Совсем не знаете?
        - Совсем. Но оно бесплатное, лишь скажешь мне потом что боги нашепчут.
        - Вы ж вылечили мою старшенькую… кровиночку. Что ж мне… не доверять? Я вы… - новые схватки не позволили ей договорить. Она взвыла от боли.
        Дождавшись, когда она прекратит кричать, я влил содержимое одной склянки в её распахнутый рот. Она чуть не поперхнулась, но смогла проглотить всё без остатка.
        Не знаю, что произошло с ней в этот момент - она взревела и напряглось всем телом. Бабка тут же стала орать, что ребёнок наконец-то полез, что видна макушка, но крови слишком много.
        - Святые Боги, что это? - старуха прижалась к стене и полными от страха глазами смотрела на промежность роженицы.
        Не обращая внимания на неё, я потянул голову вверх и увидев, что маленькое тельце полностью вышло и теперь лежит на поверхности стола, влил в рот женщины вторую склянку. Из последних сил проглотив жидкость, её передёрнуло: глаза стали неуверенно фокусироваться, а в их глубине вновь заблестел огонёк жизни.
        - Боги… Что это? - раздался голос старосты.
        - Скверна! Скверна! - причитала испуганная бабка.
        - Не-е-ет! Только не мой ребёнок! Не мой ребёнок! - мужик развернулся, и достав из-за печки топор, бросился к столу: - Отродье скверны!
        - Куда? - когда он оказался рядом, я схватил его за руку, развернул на себя и со всей силы ударил в живот - его согнуло и он стал задыхаться. Я выхватил топор и откинул его в сторону, а мужика оттолкнул назад.
        - Гильм! Гильм, сука, старое уёбище, на меня смотри! - староста, находившийся в прострации, испуганными глазами уставился на меня. - Держи этого утырка! Сука, если он встанет, я тебе голову отрублю!
        - Уберите его! Уберите его от меня! - женщина яростно болтала ногами, пытаясь скинуть со стола своего ребёнка.
        - Успокойся! - что есть сил я ударил кулаком по столу рядом с её ухом. От сильного удара боль разошлась по руке, но это сработало - женщина замерла.
        Осталась причитающая бабка, сползшая по стене на пол. Я отвесил ей пощёчину, отчего она сразу же замолкла. Лина стояла рядом с печкой, и смотрела на меня глазами, в которых перемешался страх с желанием помочь во что бы то ни стало.
        В комнате воцарилась звенящая тишина, сквозь которую был слышен ветерок, шелестящий соломой на крыше дома. Ребёнок не плакал.
        - Согласно эдикту Всеобщей Церкви о детях скверны, каждый такой ребёнок должен быть доставлен живым для освидетельствования! Я повторяю тебе, сука, - я ткнул пальцем в мужика, - живым! Ты! - я повернулся к бабке: - Заставь его дышать! Оживи его!
        - Нет! Я не трону это отродье!
        - Слушать меня! - я что есть сил заорал, привлекая к себе внимание. - Я, магос Настрайской магической академии по имени Лик’Тулкис, являясь подтверждённым исследователем скверны от самой Всеобщей Церкви, клянусь: я заверю твой отказ соблюдать святые писания и да отлучат вас всех от света богов и да падёт проклятье на вас и весь ваш род!
        - Не надо! - бабка взмолилась и стала ползти ко мне на коленях.
        - Заставь его дышать, карга!
        С трясущимися от страха ногами, с отвращением подняв бездыханное тельце, она стала шлёпать его по попе. Наконец я понял почему его сразу окрестили отродьем скверны: его плечи, спину и грудь покрывал маленький пушок, слипшийся в продолговатые лини, а там, где должны были быть человеческие уши, торчали два маленьких полукруглых блюдца от животного семейства с таким же слипшимся пушком.
        Я медленно обвёл взглядом всех, кто был в доме. Мои слова про отлучение от церкви заставили всех начать дышать через раз. Даже Лина, которой вообще церковная благодать не грозит, и та испугалась.
        - Гильм. Гильм! Отпусти его: ты ему сейчас плечи раздавишь. Смотри на меня! Быстро беги к себе и попробуй связаться с церковью и расскажи про этот случай. Спроси у них, когда они смогут принять его… мальчик или девочка?
        - Всё отродье скверны, - бабка процедила сквозь зубы.
        - На вопрос отвечай!
        - Мальчик.
        - Хватит бить его, а то одно месиво от задницы оставишь - пробуй что другое. Не криви свою рожу, делай! - я повернулся обратно к старосте: - Ты понял, что это мальчик?
        - Да.
        - Молодец. Расскажешь и спросишь, когда они смогут приди и засвидетельствовать ребёнка. Ну или когда к ним нужно его притащить. Ты же староста, знаешь процедуру.
        - А я…
        - Время не теряй! Сейчас лучше всё узнать, а там дополним. Иди, я здесь буду.
        Староста сильно сомневался, но всё же вышел из дома и направился к себе, где стоял небольшой маяк для связи с администрацией города.
        Бабка всё откачивала ребёнка. Хоть опыт в таком деле у меня практически отсутствует, но что-то у меня в груди подсказывает, что он родился мёртвым.
        - Что боги тебе сказали? - я обратился к роженице. Она всё ещё не могла собраться с мыслями и начать мыслить адекватно. - Что тебе сказали боги, когда ты выпила моё зелье? Сколько жизни тебе восстановило?
        - Жизни? Жизненных сил, да?
        - Да, жизненных сил, - похоже я сам перенервничал, раз забыл, что вижу характеристики иначе. - Сколько восстановилось?
        - Нисколько.
        - А что они сказали тогда?
        - Точно не помню - было больно. Я почти ничего не поняла. Они говорили что-то по всесильное восстановление.
        - Это всё? Узнай: твои жизненные силы сейчас уменьшаются?
        - Нет, - сообщила она после того, как прочла молитву богам. - Пожалуйста, господин лекарь: не губите нас!
        - Ты про отлучение? Не буду. Главное - его не убивайте. Если он, конечно, дышать начнёт.
        Но всё обошлось. Почти сразу как я закончил говорить мальчик стал кричать и все, кто был в комнате, облегчённо выдохнули. Бабка, женщина и её муж были теперь спокойны, что их не покарают в церкви. Но даже выбрось они ребёнка в лес - им бы всё равно ничего не было.
        У меня тоже был повод для радости: к этой чёртовой змее, постоянно приходящей мне в кошмарах, не присоединится разрубленный на части младенец. Я ко многому отношусь спокойно, но такое вынести не способен. Нет уж, увольте! И Лина что-то как-то странно смотрит на ребёнка.
        Пока я заставлял женщину покормить его грудью, отчего та всячески отнекивалась, в дом вбежал Ренс. Он стал рассказывать, что церковники смогут приехать только через две недели: они сами сейчас заняты и надо младенца где-то подержать. Напомнив женщине, что она жива только благодаря моим зельям и всё же заставив её покормить ребёнка, я повернулся к парню.
        Никто в деревне не возьмёт это дитя к себе - оно и так понятно. Поэтому в таких случаях заботится должен о нём староста. Ренс тут же стал кричать, что младенца разрешили зарубить. Ещё раз успокоив бабку и мужика, я подтвердил, что это можно сделать, но только если его животная основа известна. Если же она закрыта, то это пойдёт поперёк всем догмам.
        Женщина тут же взмолилась. Она сказала, что боги не знают о том, какую форму приняла скверна и тут же стала просить их отцепить от неё это отродье. Через минуту она облегчённо сообщила, что боги сжалились над ней и теперь это не её ребёнок. Мужик повторил за ней следом.
        Пока бабка, сокрушаясь об испорченных пелёнках, заворачивала в них дитя, а женщина клялась, что отрежет себе грудь, но не будет его больше кормить, мы стали с Ренсом обсуждать судьбу ребёнка. Как заведённый, он всё твердил, что его семье противна сама мысль быть в одном доме с эти порождением скверны. Я же доказывал, что это их обязанность как главных в деревне.
        - Может быть вы и привычны в обращении с этим отродьями, но батька строго сказал, что этого, - он указал на младенца, - в доме нашем не будет.
        - Будет, и ты это прекрасно понимаешь.
        - Нет. Никто его даже в руки не возьмёт, поймите вы это!
        - Пойдёшь и в лес вынесешь?
        - Вынесу, только сначала ведро найду.
        - Хозяин, - Лина хрипела, а из её глаз текли слёзы. - Пожалуйста, молю - сохраните ему жизнь! Я позабочусь о нём! - она спустилась на колени. - Ничего и никогда я не попрошу у вас! Я буду самой верной, самой преданной, только сохраните ему жизнь - это всё, чего я желаю!
        - Не… - я проглотил окончание, старательно делая вид, что сильно удивлён, хотя и это тоже правда. Ещё чуть-чуть и я сказал бы “нет” - это не только двулично, но и даст отличный повод Ренсу свести все мои доводы на это самое “нет”. - Неужели у табуретки могут быть свои желания?
        - Хозяин, пожа…
        - И как ты это себе представляешь? Ты умеешь выхаживать детей? Растить? Кормить?
        - Хозя…
        - Молчи.
        В комнате стало так тихо, что я слышал, как мальчик причмокивал губами. Все смотрели на меня, а я сердито смотрел на эльфийку и лишь в мыслях сильно ругая её.
        - Лина, встань. Ты ответственна за жизнь этого дитя.
        - Спасибо хозяин! Спаси…
        - Молчи. Ты, - я обратился к мужику, - за тот золотой я покупаю у тебя всё, что требуется для содержания ребёнка: повязки, пелёнки, кроватку и что ещё там надо. Всё вот это принесёшь ко мне до вечера.
        - Всё принесу, господин лекарь, не волнуйтесь. Спасибо вам! - в глазах мужика читалась благодарность, ведь я не только спас его жену, но и избавил их от долга.
        Сказав бабке, чтобы передала Лине ребёнка и объяснила, как ухаживать и что делать вообще с ним, я подобрал свёрток с сыром и пустыми склянками, добавил туда недавно освободившиеся и стал ждать эльфийку.
        - Стойте! - Ренс кричал нам вслед, когда мы уже успели отойти от дома.
        - Что такое? Мы ведь уже всё обсудили.
        Мне оставалось лишь зайти к старосте и просто поставить его в известность и было не понятно почему парень, стоя посреди толпы селян, сжимает кулаки.
        - Вы… Вы приказали Лине заняться этим отродьем! Вам просто хочется его изучить! Это из-за вас она рыдала! Вы отдали ей приказ! - после этих слов в моей голове осталась ровно одна мысль: «Этот рыжий идиот вообще способен думать прежде, чем говорить?».
        - Ты хоть сам понимаешь, что ты несёшь?
        - А вы понимаете, что делаете? Слушайте все! Я клянусь выкупить Лину у вас! А после освобожу её из рабства и женюсь на ней! - последнюю фразу он проорал так, что наверно в городе его слышно было.
        Вся толпа загалдела, подбадривая парня. Стали слышны возгласы, что я лишь притворяюсь добрым, а на самом деле являюсь лишь обычным ксатом - алчный, жестокий и презирающий все остальные расы. И вообще мне тут не место. В общем, делали всё присущее высшим разумным: повелись на громкие слова и забыли всё то добро, что я им сделал.
        Вон стоит дедок, по прошлой зиме ногу сломавший. Если бы не мои припарки и уход - сдох бы через пару недель от гангрены. Вот девка, что прошлой весной ходила с водой в лёгких. Если бы не мои зелья - она бы осенью не вышла замуж, а слегла бы от этого отёка в течение месяца. А вот целое семейство засранцев, которые летом не слезали с вёдер. Если бы я не напрягся и не подобрал каждой из этих пятерых мразей необходимый состав микстуры - так бы и сдохли, высрав свои кишки.
        Вот парень стоит, вот ещё одна девка, вот семья. Всем я помогал. Единственное, что просил взамен - вернуть потраченные ингредиенты. Всё. Даже ломаного медяка с них не взял. И это мне отплата?
        - И сколько ты думаешь она стоит?
        - Мы пойдём в город и сколько оценщик скажет, столько я и заплачу!
        - Я её оценщик, пацан! Ищи десять тысяч золотых, иначе цена твоей клятвы ниже слова длинноухих.
        - Но я…
        - Разговор окончен! - он хотел возразить очередной глупостью, но я его прервал. - Ещё слово, и за каждое моё лекарство придётся платить.
        - Хозяин, прошу, не надо, - Лина умоляюще смотрела на меня, держа в руках ребёнка и идя дальше.
        - Хватит хозяйкать, достала! Эта ситуация только из-за тебя… Хотя, чего врать - тут только я один виноват со своим эгоизмом. О, вон староста идёт.
        Вечером я наблюдал, как у передней комнаты, которая служила и как столовая, и как спальня Лины, добавилось ещё одно применение - детская. Посреди комнаты, закреплённая верёвками к потолку, на уровне пояса висела детская кроватка. Лежавшие на скамьях грудами простыни и пелёнки могло навести на мысль, что я всерьёз собрался растить этого ребёнка вместе с Линой.
        Я представляю картину этой любящей семьи: дракон в облике ксата в роли отца, которому душу скверна перекрутила так, что и врагу не пожелаешь; за мать будет раба, у которой своё “я” начало появляется лишь несколько месяцев назад, а до этого никаких интересов и стремлений у неё не было, как и у любой другой живой тумбочки с функцией кухарки; и дитя скверны с нераскрытой основой, из-за чего оно может в любой момент помереть. И орёт уже минут десять, а эльфа никак его не может успокоить да носится вокруг как умалишённая. Может, она действительно головой тронулась? Может как раз всё дело в том закрытом бонусе?
        Как же всё-таки легко было с Соей. Кстати, как там она? ЛОГ… Вроде жива. В следующий раз, когда буду в отделении ксатов, обязательно свяжусь с ней. Да-а, Соя хоть тоже из троптосов, но всё же не так сильно была замучена жизнью, как Лина.
        С улицы послышались знакомые голоса. У калитки стоял староста и всё его семейство: жена, два сына и две дочери. Я ещё днём просил его зайти с супругой, чтобы она рассказала Лине правила ухода за детьми. Но что здесь делают его отпрыски, не говоря о старшем сыне?
        Они все хором, перебивая друг дружку, стали упрашивать меня не сердится на него - мол, он в семье один такой дурачок, взял и полюбил чужую рабу, что хочет жениться, что сердцу не прикажешь. Даже заставили его на колени упасть и просить прощения за свои слова. Пообещали с деревенскими разобраться так, что те сами будут извиняться при встрече.
        Лину я продавать не планировал, о чём я сразу сообщил. Но всё же немного сдался и пообещал Ренсу, что позволю ему погулять с эльфой наедине и устроить маленькое свидание. Как раз недели через две будет праздник в городе, если верить старосте. Но только при условии, что его мать должна будет позаботиться о ребёнке, если его не заберут к этому дню. Женщина, немного подумав, всё же согласилась. Наверно, если поменять местами солнце в самый яркий день и светящееся от счастья лицо Ренса - никто не заметит разницы.
        Почти стемнело, когда Гильм и его супруга наконец-то ушли - женщина всё объясняла и объясняла Лине премудрости ухода за ребёнком. Хорошо хоть их отпрыски убежали ещё днём, когда я принял извинения от рыжеволосого парня. Сейчас же младенец спал и Лина, с уставшим, но счастливым лицом, готовила на веранде ужин.
        Я стоял в задней комнате напротив открытого шкафа, смотря поочерёдно то на свёртки с заготовками, то осматривал кольца на моих пальцах.
        - Скверно это всё, что сказать, - невольно вырвалось замечание, когда я глянул в окно и понял, что сон отменяется.
        Глава-филлер. О системе. Лекция 1
        От автора.
        Эта глава объяснит: как действует система на жизнь человека. В контексте характеристик.
        Навыки и умения будут рассмотрены в другой книге.
        --------
        - Здорова, братиш. Пара уже вот-вот начнётся, а ты чё такой? Чё приуныл?
        - Чёт приуныл. Так, задумался.
        - О чём? Всё думаешь, где очки нарыть на продвинутую инженерную физику?
        - Да хер с ней. Ты новости читал? Я про новый природоохранный эксперимент по сохранению популяции амурских тигров.
        - Ты про тот, где специально откармливают парочку тигров? Тип повысят класс, станут умными, соберут других тигров под своё крыло и, таким образом, популяция сохранится?
        - Да, именно про этот. Я просто подумал, что это очень рискованно.
        - Ты о чём?
        - Хммм, ну вот смотри. Давай я тебе на листочке нарисую, друг мой слабоумный.
        - Сам такой.
        - Скажи мне, кто твой друг… Ладно, смотри. Они хотят довести этих тигров до финального грейда - до императора. А это значит нулевой, потом матёрый, затем вожак, воевода, царь и император.
        - Воевода, затем князь, а уже потом царь и император.
        - Точно. Шесть грейдов без нулевого. Значит, императора эти тигры возьмут на шестидесятом уровне. Но есть одна заковырка - рост уровней. Окей. Считай, что для первого уровня это тысяча опыта, для пятого - шесть тысяч опыта, двадцать третий уровень - это двадцать четыре тысячи. Тигр, не тигр, всех это правило касается.
        - Да в курсе я! Вообще-то у всех в школе, в одиннадцатом классе, были уроки по грейдонике и систематонике. Как там её? Ну, эту формулу.
        - Формула Тотхена? “N” равна тысяче, помноженной на уровень плюс тысяча?
        - Она самая. И чего с этими тиграми не так?
        - Ну так подумай, братиш: чтобы перейти с пятьдесят девятого на шестидесятый уровень, надо набрать каждому тигру по шестьдесят тысяч опыта. Шестьдесят кусков опыта, Карл! А за все уровни - почти два ляма. Два миллиона очков опыта, Карл! Да эти кошаки подохнут быстрее, чем наберут нужное количество.
        - Да по-любому там что-то придумали.
        - Окей, окей, окей! Предположим, что кормить их будут нулевыми кроликами. Так. Мы знаем, что с каждого живого существа при убийстве падает по пять процентов опыта, кроме людей…
        - Три процента.
        - Именно. А теперь давай финальную цифру поделим на пятьдесят - это то количество опыта, что получит тигр за убийство нулевого уровня. В итоге почти тридцать шесть тысяч кроликов надо сожрать им! Даже если они будут съедать по одному кролику в день, то эта затея минимум на сто лет. Да они от ожирения сдохнут быстрее!
        - Нет, ну… можно же им скармливать высокоуровневых животных.
        - Ага, можно. Вот только ты забыл, что животное должно быть убито тигром, иначе он опыта не получит. А теперь представь: ему закинут волка уровня пятнадцатого, а он возьмёт, и захомячит этого тигра?! На год кому упал такой риск? Но, на самом деле, я не об этом думал.
        - А о чём?
        - Да вот слушок недавно услышал, пруфов нет, но всё же. Знаешь тюрьму… там ещё сидят всякие отморозки пожизненно, без права на досрочное? Там главный момент в том, что они оттуда могут выйти только ногами вперёд на кладбище.
        - Знаю, конечно. Я ж тебе туда передачки-то и отправлял. Ну, сижки, книжки и мыло, что б жопе твоей не так больно было!
        - Ты чё, пёс?
        - Хы-ы! Ну, чё там за инфа.
        - Собака сутулая… Короче: слух прошёл, что там внезапно открылся специальный цех по забою всяческих пушных зверей. Ну там: кроликов, зайцев, песцов, лис и так далее. И главное, что только ручным способом. Никакой автоматики и прочего. Взял в руки, убил, пошёл к следующему. Ты ведь помнишь, что каждое живое существо получает с убийства человека по три процента?
        - Подожди! Ты предполагаешь что…
        - Я ничего не предполагаю! Я лишь говорю, что слух очень даже занятный и… Препод.
        - Добрый день, товарищи студенты. Меня зовут Ибрагимов Мурат. Я являюсь участником международной исследовательской программы по систематонике и грейдонике под эгидой ООН. Это занятие общее, по нему не ставят оценок, а лекция будет одна. Но, по плану министерства науки и высшего образования, общий материал этих дисциплин должен быть вам прочитан. Поэтому давайте проявим уважение друг к другу.
        - …
        - Тогда я сочту, что молчание уже первый признак уважения и перейду непосредственно к сути лекции. Кто-нибудь может мне ответить: когда человечество стало взаимодействовать с системой?
        - …
        - Ну что так скромно? Вот вы, девушка в белой блузке.
        - Эм… Шумерская цивилизация?
        - Почти верно, но не совсем. С одной стороны, первые зафиксированные случаи взаимодействия с системой действительно были найдены на местах раскопок исчезнувшей шумерской цивилизации. Там были найденным монументы, глиняные и каменные таблички с протоклинописью, на которых были изображены моменты получения определённого достижения. Но мой вопрос заключается в другом: до этого человечество взаимодействовало с системой или же нет?
        - …
        - Кто-нибудь?
        - …
        - Правильно: не известно. В начале девятнадцатого века были предложены две теории, касательно этого вопроса. Первая теория говорит, что до возникновения цивилизаций наши предки не могли никаким образом хоть как-то влиять на свои характеристики. По факту: распределялись как у животных. На какой тип животного распределение равняется тогда так и не смогли решить… Молодой человек с телефоном.
        - Я?
        - Да, вы. Какие типы животных существуют по распределению характеристик от уровня и возраста?
        - Эм… Ну, хищники и травоядные.
        - Травоядные на какие типы делятся?
        - Эм… Кони, пони, коровы там.
        - И это третий курс одного из самых престижных институтов страны?
        - «Слышь.»
        - «А?»
        - «Он нашу шарагу назвал “престижным институтом”?»
        - «Нормальная шарага: чего начинаешь-то?»
        - «В столовке пицца кончилась, вот чего.»
        - «Простите великодушно, ваше величество.»
        - Можно?
        - Кончено.
        - Травоядные первого и второго порядка.
        - Правильно. Как вас зовут?
        - Марина Антоновна.
        - Очень приятно. Дайте определения этим трём группам.
        - Травоядные первого порядка - это любые животные и птицы, которые могут убить нападающего на них хищника. Это слоны, лошади, олени, дикие кабаны и другие. Травоядные второго порядка - это все остальные животные и птицы, которое не могут убить нападающего на них хищника. Хищники - это… хищники. Волки, тигры… некоторые виды птиц тоже.
        - Замечательно. Вы помните, как распределяются очки характеристик у всех этих групп? Будьте любезны, расскажите.
        - Ну. Хищники получают опыт и повышают уровень как обычно, по формуле Тотхена. Нет, все животные получают уровень по этой формуле, просто…
        - Не волнуйтесь. Попробуйте с начала. Про хищников мы поняли. А остальные животные. Они же не убивают других, чтобы выжить, так? Значит, чтобы сохранить паритет выживаемости среди видов, система распределяет очки у них каким-то образом. Каким?
        - У травоядных второго порядка, так как уровень у них не растёт, происходит автоматическое начисление трёх характеристик каждый прожитый год. У травоядных первого порядка три характеристики начисляются каждые два года. Хищники просто получают за каждый уровень три характеристики без всяческих надбавок.
        - Не помните: как распределяются характеристики?
        - Там тоже формула, я не помню точно. Там случайное распределение, но отдаётся предпочтение силе, ловкости и выносливости.
        - Замечательно. Садитесь, пожалуйста.
        - А, можно вопрос?
        - Конечно.
        - А вы не знаете: где можно прочитать подробней про феномен лидерства у травоядных животных.
        - Есть пара исследовательских работ на это тему… Подойдите ко мне после лекции, хорошо? Продолжим.
        Смысл другой теории заключается в том, что и до формирования цивилизации наши предки могли изменять свои характеристики за счёт очков, полученных за поднятие уровня. И у этой теории есть два доказательства: языковой барьер и наскальные росписи, которые находят по всему миру в пещерах.
        Рассмотрим эти два пункта подробней. Первый пункт - языковой барьер. Вопрос к изысканию: как можно понять, что написано у тебя в лог-листе, если только недавно ты, и твои соплеменники, смогли добыть огонь, а письменная или устная речь ещё не зародилась?
        Как раз для ответа на этот вопрос по всему миру проводились различные исследования. Обычных людей просили на бумаге изобразить, как они видят у себя в голове свой лог-лист. Для некоторых людей система приставлена в виде различных карточек, которые закреплены к некому виду кольца или круга. Другие видели систему в виде некоторого подобия вкладок в браузере. Третьи видели свой лог-лист в виде одного большого списка. И в тех, и других случаях они могли в той или иной степени управлять им.
        Также испытуемых просили написать - какими словами представлены у них основные характеристики. Например, показатель силы. Могло быть написано: сила, могучесть, мощь, даже встречается мышечный потенциал.
        Главное то, что в разных народах, в разных культурах, в разных языковых группах находились испытуемые, у которых характеристики были написаны не словами, а изображены в виде образов и различных картинок. У одних была изображена рука, согнутая в локте, у других был изображён сам испытуемый или силуэт человека, который поднимал над головой определённый груз. Как раз подобные явления и являются главными фактами доказательности второй теории, подкреплённой ещё и некоторыми наскальными росписями.
        Самое древнее подобное изображение датируется примерно двадцать восьмой тысячью лет до нашей эры. Посмотрите на слайд. На стенах пещеры изображён процесс загонной охоты первобытного племени, а сам рисунок представлен четырьмя частями. На первой части изображена группа охотников, уходящая от пещеры, и все они одного размера. Затем изображён сам процесс. На следующей изображено убийство животного.
        На финальной части рисунка запечатлены те самые охотники, возвращающиеся назад в пещеру - один из них изображён длиннее, чем все остальные. Скорее всего, именно он убил животное и, получив опыт, увеличил свой уровень, а в след за ним и увеличил одну из своих характеристик. Хоть подобное доказательство и является спорным, но научное сообщество придерживается мнения, что вторая теория больше соответствует природе возникновения и развития интеллекта у человека.
        Теперь давайте придвинемся во времени и рассмотрим такое явление прошлого, как престолонаследование в контакте нашего обсуждения о взаимодействии с системой. Изображения на фресках древнего Египта показывают, что при рождении ребёнок фараона сразу получал так называемое “благословение богов”, которое египтяне воспринимали или как показатель того, что ребёнок является богом, или что он был сыном бога.
        Если же взять относительно близкие к нам события, то прекрасным примером будет восхождение на трон любого императора, короля или царя - как только священник заканчивал ритуал помазания на престол, то монарх тут же получал соответствующее достижение. То есть человечество всегда взаимодействовало с системой. Вопросы есть по вышеизложенному материалу?
        - …
        - Тогда перейдём к следующему пункту: к рассмотрению самого понятия характеристик и навыков. Скажите, у кого в нашем мире имеются характеристики, а у кого их нет?
        - Человек, все млекопитающие, птицы, рыбы, пресмыкающиеся и земноводные?
        - Правильно: только те виды живых существ, которые имеют позвоночник и развитую нервную систему. Научное сообщество затрудняется дать чёткий ответ, почему все беспозвоночные виды не имеют системы. Возможно, у них она есть, но не в таком виде, как у нас.
        Как было сказано ранее: только при убийстве живого существа, которое имеет систему, другое существо может получить опыт. Правда, что касательно нас с вами, то в определённый момент развития цивилизации человек стал получать опыт не только от убийства животных, но и за выполненные действия.
        Например человек, занятый фермерством: посадил семена и получил опыт, собрал урожай и получил опыт. Либо же сотрудник какой-нибудь фирмы: заключил сделку и получил опыт, сделал квартальный отчёт и получил опыт. В какой момент произошёл подобный переход точно не известно.
        - У меня вопрос, можно?
        - Конечно.
        - У животных три очка характеристик, а у нас пять. Как нас вообще можно сравнивать?
        - Можно сравнивать, и даже нужно, так как различие в количестве как раз и произошло, согласно второй теории…
        - «Чёт Серёга какой-то пришибленный. Даже я знаю, что пять очков люди начали получать ещё пока Египта не существовало.»
        - «Интеллект от уровня интеллекта не зависит.»
        - «А у него сколько?»
        - «Вроде хвастался, что под полтинник.»
        - «А у тебя?»
        - «… Двадцать два. Доведу до двадцати пяти и забью на это.»
        - «А чего не выше?»
        - «А смысл? Если ты дурак, то сколько интеллект ни качай, то всё равно дураком будешь.»
        - «Ты же на красный идёшь?»
        - «Ага. Правда, с матаном и маттехом не всё так гладко, но я что-нибудь придумаю.»
        - «Чёт вот вспомнил, что Серёга каждый семестр в списках на отчисление.»
        - «Интеллект…»
        - «…от уровня интеллекта не зависит.»
        - … отсюда и вытекают все различия и непонимания. Я ответил на ваш вопрос?
        - Да, спасибо.
        - Тогда продолжим. Кто-нибудь может мне ответить: как на человека и, в принципе, на любое другое существо, находящееся в системе, влияет тот или иной показатель в характеристиках? Вот вы, молодой человек. Да, вы, рядом с девушкой в очках.
        - Улучшение нашего тела на несколько процентов?
        - Правильно: улучшение показателя на пять процентов за каждые десять очков. Но это информация школьного уровня, которая даётся детям в таком сильно упрощённом виде. Так как вы уже взрослые люди, то вам следует оперировать другим определением. Оно полностью коррелируется принятыми на сегодняшний день установками и называется…
        - Вы про “Определения Нирутаги”?
        - Именно про них. Что ж… Раз уже некоторые из вас знают об их существовании, то мы тогда опустим предыстории возникновения этих определений и сразу перейдём к рассмотрению всё характеристик по пунктам. Пойдём по порядку.
        Сила. Наверно, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять за что отвечает эта характеристика. Но как изменяется влияние этой характеристики на наш с вами организм при её росте? Давайте представим следующий пример: есть два абсолютно одинаковых человека. Ещё раз - они одинаковы и идентичны и каждого все характеристики на нуле. Так вот.
        Предположим, они оба стали готовится к олимпиаде по тяжёлой атлетике - они поднимают тяжёлые грузы. Знаете, когда спортсмены рывком поднимают тяжесть? И занимаются по одним и тем же программам… одним словом - они во всём одинаковы. Но когда приходит время соревнования, то оказывается, что первый атлет может поднять сто килограмм, а другой на двести грамм больше. Всё из-за разницы в одно очко силы.
        Если же предположить эту же ситуацию и взять тоже двух одинаковых человек, но они уже будут спортивного телосложения, то есть у них будут начальные данные лучше, чем в первом случае, то результат будет следующим: они оба смогут поднять двести килограмм, но второй поднимет лишь на сто грамм больше. Понимаете, к чему я клоню?
        - Можно?
        - Кончено, Марина Антоновна.
        - Вы хотите сказать, что система показателями влияет на каждого из нас сугубо индивидуально и нет какой-то определённой градации?
        - Именно. Ведь не зря существуют такая древнерусская поговорка: «Ум глубокий да мысль короткая». Если перефразировать на современный язык: «Интеллект от уровня интеллекта не зависит».
        - То есть изначально важно каким ты родишься?
        - Конечно. Если ты родился изначально очень сильным, но ловкостью твоё тело сильно обделено, то сколько в ловкость очков ни вкладывай, без тяжёлых тренировок ты ловчее не станешь. Это, кстати, серьёзная проблема современного общества, подрастающее поколение которого было воспитано с очень простым объяснением системы. Но об этом потом. Продолжим.
        Ловкость. Наверно тоже понятно, за что отвечает данный показатель: за быстроту действий, скорость бега и так далее. Но не следует путать две разных вещи: как быстро ты хватаешь руками падающий предмет и как быстро ты понимаешь, что тебе надо схватить падающий предмет.
        Параметр выносливость самый интересный для нас, так как отвечает: и за наш показатель выносливости, или как у многих написано “запас сил”; так и за показатель жизни, они же жизненные силы, очки здоровья и так далее. Рассмотрим оба случая на примере тех же двух человек.
        В случае запаса сил - всё очень просто. Первый пробежит десять километров и выдохнется, то другой, с такими же физическими данными, но на одно очко выносливости больше, продержит на метров пятьдесят дальше. А в другом случае может быть разница лишь в десять метров. В третьем - вообще полкилометра.
        Больше всего, наверно, вас интересует показатель очков здоровья. Что ж. То, что я скажу дальше не принято говорить школьникам, но раз вы уже взрослые люди, то я могу себе позволить некую доли откровенности. Неважно, сколько человека очков здоровья: если его смертельно ранить - он умрёт. Если проткнуть ему мечом сердце - он умрёт. Если ему отрубить голову или уничтожить мозг - он умрёт. Если он заболеет смертельной болезнью - он умрёт. Если он выпьет смертельную дозу яда - он умрёт. Единственная разница в том, что чем больше очков здоровья, тем дольше он будет умирать.
        Но не следует себе фантазировать! Даже если у человека будет десять тысяч очков здоровья и его смертельно ранят в сердце, то он всё равно умрёт. Может быть, проживёт на минуту после ранения дольше, чем нежели человек с теми же тремя сотнями очками здоровья. Или всего лишь на тридцать секунд дольше, или может быть даже разницы не будет. Давайте остановимся на этом и перейдём на то, что больше вас должно волновать, как студентов.
        Интеллект. И, да, как было сказано ранее: Интеллект от уровня интеллекта не зависит. Но, сейчас проводятся исследования и есть теория: чем больше очков интеллекта, тем дольше может храниться информация в долгосрочной памяти и меньше риск возникновения умственных заболеваний, таких как слабоумие, амнезия, деменция и так далее. Так что, товарищи студент, не надейтесь: даже если все очки будете вкладывать в интеллект - умнее не станете. Так что учитесь, читайте книжки, анализируйте мир и всё, что вас окружает - только так вы можете стать умнее.
        Показатель воли действует примерно так же, как и интеллект, но отвечает за харизму. Да, если не тренировать и не выращивать в себе уверенность и лидерские качества, то сколько ни вкладывай в волю - армию ты за собой не поведёшь. Кстати, есть теория, что многие великие люди, которые вели за собой других, рождались с каким-то либо достижением, связанным с волей.
        Дальше обсудим два самых неоднозначных характеристики, по которым ещё нет точной позиции, поэтому их мы затронем лишь вскользь - разум и удача.
        Есть предположение, что разум отвечает за нашу психику. Если представить пример - человек с десятью единицами разума испугается внезапного крика в тёмной комнате и заплачет от испуга, а человек с двадцатью единицами испугается меньше и сможет сохранить самообладание. Но, как я и сказал, это лишь предположение.
        То же самое и с удачей. Она, безусловно, влияет на жизнь человека. Но выяснить как - пока нет предпосылок. Единственное, что можно предположить - она может собой подменять характеристики, которые меньше её показателя. Например, при забеге в марафоне, у бегуна может вовремя открыться второе дыхание, и он придёт первым лишь потому, что удача вовремя возобновила внутренние резервы организма. Но, опять же, это лишь предположение.
        Наверно, у вас уже должен был возникнуть вопрос - как можно отследить подобные показатели у человека? Не опираясь на слова самого человека, конечно же. Ответ простой - уже как десять лет по всему миру распространилась технология церебрологметрии, которая и позволяет это выяснить. Кто знает, как она появилась?
        - …
        - Чистейшая случайность и череда событий. В одной из Новосибирских клиник, при исследовании мозга пациента через энцефалографию, неправильно задали значения в аппарате плюс в нём произошло небольшое замыкание в цепях плат. И на выходе получил полный отчёт о лог-файле исследуемого человека. Обычная случайность, которая в корне изменила всё мировое сообщество и нашу жизнь в целом. Но, кто-нибудь может мне ответить, зачем подобная процедура проводится у новорождённых?
        - …
        - Для поиска аномалий! Пример подобной аномалии может быть приведён из русского фольклора: и пролежал Илья Муромец на печи тридцать лет и три года, пока не явились старцы к нему. Но довольно странно проводить подобные исследования, основываясь лишь на устном творчестве одного народа. Если бы не одно, но: подобные случаи упоминаются во всех культурах и рассказах по всему миру. Самый детально расписанный случай был найден в Китае. Там был найден свиток, с описанным случаем, что был рождён сын лорда, который не мог двигаться, но мог говорить. В свитке упоминается, что он не мог получить “божественное откровение”, что мы называем лог-файлом.
        - Дальше написано, что пришёл к нему странник и, проделал какие-то манипуляции. Только потом сын лорда смог вызвать свой лог-файл и оказалось, что показатель его силы был меньше нуля, то есть минус единица. Да, всё верно, отрицательный показатель в характеристиках. После того как показатель был поднят на единицу, к человеку сразу же вернулась способность управлять своим тело.
        - До этого я упомянул, что в свитке говорилось не лог-файл, а “божественное откровение”. И это самая интересная часть нашей лекции. Три года назад, на конференции в Москве, было сказано, что система не статична. Кто в курсе, о чём гласит текст данного документа?
        - …
        - Тогда я объясню вам значение этого открытия на примерах… Но после перерыва, во второй части лекции. В ней же мы и обсудим такие вещи, как навыки и умения.
        - «Понял, братиш.»
        - «Что?»
        - «Выносливость качай, раз у тебя столько свободных очков.»
        - «А это тут причём?»
        - «Как, причём? Вот прокачаешь выносливость, того и глядишь начнёшь девушек лучше обхаживать, а то семь секунд - сам понимаешь, не очень здорово. Хотя бы десять надо, понимаешь?»
        - «Странно слышать такие советы от типа, который вчера плакался, что на него виагра перестала действовать.»
        - «Вот ты нехороший человек - на самое больное!»
        - «Редиска, что сказать.»
        - «Курить пойдёшь, овощ?»
        - «Пошли.»

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к