Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Косенков Евгений: " Белый Дракон Златогорья " - читать онлайн

Сохранить .
Белый дракон Златогорья Евгений Косенков
        Сказка. Другой мир со схожей историей земли. Прошлое и будущее связывают потомки катаров, которые хранили и из род в род передавали символы веры. Пришел час, когда колдун решил соединить все реликвии вместе и завладеть властью над всем миром. Для этого он выбрал конец двадцатого века. Уничтожая хранителей и охранителей, он пытается получить эти символы веры. Но потомки не так просты, как кажется на самом деле.
        Евгений Косенков
        Белый дракон Златогорья
        Желтая луна с красновато-алым отливом и мириады далеких серебряных звезд смотрели на огромное лесостепное пространство средневековья и загадочно поблескивали, сохраняя таинственность и первозданность. Странный ветер бороздил воздушные океаны над восточной Европой и Азией, словно перемешивая на этой территории массы народов, сплавляя в один крепкий симбиоз под еще более странным названием - Великая империя.
        Вся Европа содрогнулась от неведомой силы и мощи. Выходцы с Востока обрушились на западные земли и смяли, разбили, растоптали противостоявшие им войска. Легкая конница на выносливых небольшого роста лошадях решала исход любого сражения. Мудрые полководцы вели объединенные племена и завоевывали славу своему хану - батьке. Георгий Победоносец - царь, хан, великий князь - не знал поражений. Прямой потомок северных Ариев решил вновь объединить осколки величайшей империи, погибшей от природных катаклизмов. Он поднял тяжелый меч над головой. Блеск глаз и стали сказали все без слов. Азиатские и славянские народы создали империю, равной которой не было. И стала Русская земля центром, благодаря своему местоположению. Перекрыв доступ восточным купцам на запад, а западным на восток, казна империи пополнялась не по дням, а по часам. Скупая товар у одних, продавала его другим дороже в два-три раза, и совершая те же действия в обратном направлении. Кроме того, купцы платили пошлину за право торговать на ханской земле. Подвластные земли Азии, Европы, Африки платили дань в виде золота, серебра и драгоценных
камней. Платили в срок, а то и заранее, боясь ханского гнева.
        Военные гарнизоны расположились на западных землях, повсюду строились мощные и величественные крепости. Так родилась Остер-Рейх, империя на землях Европы, подвластная Великой империи, со столицей в городе Вена. Самой знаменитой линией обороны стали замки - крепости в Лангедоке, юге Франции, разрушенные лишь в XVI или XVIIвеке по указу короля Франции прямыми попаданиями пушечных ядер.
        ВЕЛИКАЯ ИМПЕРИЯ
        Вся Европа содрогнулась, захлебываясь в собственной крови от ярости и беспомощности. Как орел опустился на жертву и сжал ее крепкими когтями, таков был Чингис. Объединив на востоке племена и народы, он смял и подчинил Азию. Слава его бежала впереди войска. Непобедимый! Победоносец! Запад был смят! Конница и хитрость Чингиса решали исход сражения. И казалось, нет силы, способной выбить Георгия Победоносца из седла, но смерть, коварная человеческая смерть простерла костлявые пальцы и отобрала у народа - хана, у войска - полководца. Похоже, начатое завоевание обречено. Но брат Георгия - Иван, а для воинов просто Батька, обнажил свой меч и поклялся довершить дело Чингиса и преумножить пределы империи. С новой силой и мощью промчалась по Европе ордынская конница, грабя, пленяя, уничтожая. И расцвела Западная земля восточными названиями проливов, рек, городов, областей. По имени венедов прозвались Вена и Венеция. Размножился Дон в Дунай и Днестр, два пролива Средиземного моря стали называться проливами Святого Георгия (позже будут учреждены награды его имени во всех странах), обширная южная область
Франции получила название Руссильон. Славянско-тюркское нашествие на Европу оставило неизгладимый след в ее жизни и развитии. Именно так пришло христианство на Запад.
        То, что не успел совершить Чингис, сделал Батый. Непобедимое войско смяло и ошеломило весь мир, неся новую религию. И засияли купола церквей в империи золотом, и расцвели внутренние убранства храмов, и вошли в употребление кубки из серебра и золота. Зачем империи серебряные рудники, когда весь восток и запад платят огромную дань?
        Черное знамя империи с вышитым золотым Георгием Победоносцем на коне, поражающим змея саблей, гордо развевалось над средневековым миром. И никто не мог допустить даже мысли напасть на территорию Великой империи. Именно так описан Египет в Библии. Государство, на чьи пределы никто не посягает, ведет малозначительные войны, побеждая и терпя небольшие поражения.
        Великая империя правила миром триста лет, пока наместники хана в захваченных областях не решили отделиться. Волна Реформации прокатилась по всей Европе, раскалывая и разрушая Остер-Рейх. Грозная некогда империя еще сопротивлялась, но Арта-Ксеркс чувствовал неминуемое отложение запада от востока. Далекий правитель посылал войска на мятежные области, безжалостно громил и уничтожал «неверных», назначал и смещал наместников, но Реформация разрасталась, затушеванная в религиозную борьбу с еретиками. И снова кровь залила Европу, перемешавшись со слезами народов, как одной, так и другой сторон.
        Великая империя уходила в прошлое, как древний храм с течением тысячелетий в землю. А вместе с ней уходила в прошлое, настоящая и будущая история государства-орды…
        ЧАСТЬ 1
        ГЛАВА 1
        НЕТ БУДУЩЕГО БЕЗ ПРОШЛОГО, КАК НАСТОЯЩЕГО БЕЗ ТОГО И ДРУГОГО
        Затоптанный мраморный пол в переходе метро как-то неприветливо встречал прохожих. Откуда-то тянуло прохладой. Не исчезающий текущий гул, то затихал, то возрастал. Люди спешили, на ходу обсуждали свои проблемы и новости. Где-то под землей то и дело грохотали поезда метрополитена.
        Молоденький сержант в милицейской форме, время от времени подходил к небольшой группе подростков, лежащих прямо на полу в одном из углов перехода. Долго глядел на них и, качая головой, отходил. Ребятам было лет по четырнадцать - шестнадцать. Четверо ребят и две девушки, прилично одетые, спали, прижавшись, друг к другу. Они чему-то улыбались во сне и по-детски всхлипывали. Сержант в очередной раз подошел к ним, держа руки в карманах, внимательно осмотрел ребят и, вдруг, увидев лежащий на полу использованный шприц, нагнулся, с брезгливостью поднял и отнес в дальнюю урну, проигнорировав ближнюю. Затем бросил осуждающий взгляд на юных наркоманов и скрылся за дверью комнаты милиции.
        Продавщица газет всегда внимательно изучала действия сержанта, а сейчас ее заинтересовал необычный бело-голубой свет из того угла, где лежали подростки. Она вытянула голову, приподнялась на цыпочки, стараясь лучше разглядеть происходящее. Покупатели, глядя на нее, тоже повернулись в ту сторону. Бело-голубой свет становился все ярче, рос на глазах, расширялся. Удивленные прохожие останавливалисьот неожиданности, открывали рты и непонимающе хлопали глазами. Свечение становилось все ярче и ярче, и люди ужежмурились и прикрывали глаза руками. А когда стало совсем невыносимо от яркости, раздался оглушительный щелчок, вспышка, и в углу, где только что находились подростки, оказалось пусто. Продавщица вскрикнула, закрыла рот руками, затем закричала, словно вой простуженной сирены, и рванула к дверям комнаты милиции, расталкивая остолбеневших прохожих. Она резко дернула дверь, но в это же время в глубине комнаты произошла вторая вспышка. Ослепленная продавщица выбила мощным ударом косяк и завопила с такой силой, что оглохла сама. Метрополитен задрожал, вторя ей, словно на взлет пошли несколько тяжелых
бомбардировщиков. Началась паника…
        Сержант проснулся от нежного прикосновения чьих-то холодных пальцев к его разгоряченному лбу, но глаза не открыл, а осторожно прижал ладонью маленькую женскую руку и, улыбаясь, проговорил:
        - Светлана, выходи за меня замуж.
        Рука дернулась, но он удержал.
        - Тогда, скажи, ты меня любишь?
        Рука дернулась сильнее, и кто-то резко встал.
        Сержант открыл глаза. Голубое небо проглядывало сквозь густые ветви хвойных деревьев. Пахло чем-то прелым и довольно приятным. Он сел и остолбенел. Благоухающий лес первозданной красоты предстал просветленному взору городского жителя. Слышалось пение птиц и легкий шелест листьев, слышался шепот травы и перекличка невидимых цикад.
        Сергей резко обернулся и остолбенел от неожиданности. Перед ним стояла обнаженная девушка в набедренной повязке, и нисколько не стыдясь своего вида, широко открытыми глазами смотрела на него.
        Предчувствие чего-то необычного, непонятного, навалилось, раскидало мысли, и сержант нервно задергался. Куча вопросов всплыла в его голове.
        - Кто ты? - он заворожено смотрел на девушку.
        - Леся, - тихо произнесла она, не сводя с него глаз. - А как зовут тебя?
        Язык Леси показался сержанту необычным, но он прекрасно его понимал.
        - Я, Сергей.
        - Кто ты? Воин?
        - Милиционер.
        - Это кто? - она непонимающе продолжала смотреть на него.
        - Как тебе сказать. Слежу за порядком, чтобы никто ничего не нарушал, и никто никого не обижал.
        Она вдруг упала на колени и поклонилась.
        - Прости, князь, мои грешные мысли, я не знала, кто ты.
        Сергей удивленно смотрел на сгорбленную фигуру и, совершенно ничего не понимая, растерялся.
        - Я должна была догадаться сразу, - проговорила девушка, не поднимая головы.
        Сержант поднял ее на ноги, чуть приобняв за плечи, и сквозь мундир ощутил твердые соски грудей. Он отпрянул, смутился.
        - Леся, а как я тут оказался? - не зная, куда деть глаза, спросил сержант.
        - Я нашла тебя, князь, у опушки, без сознания и перенесла в тень, заметив смущение Сергея, она слегка отвернулась.
        - Погоди, Леся, я не князь, я обыкновенный человек и вообще, причем тут князь?
        - Значит, ты воин?
        - В каком-то смысле да… - неуверенно подтвердил Сергей.
        - Стой! - она смешно подпрыгнула на месте и хлопнула в ладоши. - Ты из будущего! Это тебя ждет моя тетка! Пошли, я провожу.
        Леся резко развернулась и словно ветерок зашуршала по лесу.
        - Я не понял, какое еще будущее?
        - Тетка все расскажет, - бросила она на ходу и, улыбаясь чему-то, поспешила дальше.
        Они остановились у двери старенькой избушки, чем-то напоминавшей жилище бабы Яги. Крыльцо сильно проскрипело под ногами Сергея, словно сообщая хозяйке о гостях. Тяжелая дверь тоже ответила скрипом, пытаясь не отставать от крыльца. Неожиданно над головой ухнул филин, что-то посыпалось, где-то загремело. Сергей втянул голову в плечи. Леся взяла его за руку и потянула внутрь темной избушки.
        - Тетка Доброслава! Тетка Доброслава! Я его нашла!
        Сгорбленная старуха сидела за низким дубовым столом и толкла в ступе сушеную траву.
        - Добро пожаловать, молодец, на Черные топи, - прокряхтела она, продолжая толочь, но ее глаза из-под густых бровей зорко осматривали пришедших. - Знаю, о чем ты думаешь, милок. Твой мир в будущем, а это прошлое для тебя…
        Она помолчала.
        - Для нас же это настоящее. Тебе, молодец, уготована необычная, интересная судьба. Ты - воин, в котором скрыта неведомая магическая сила, о которой ты, пока, вряд ли подозреваешь…
        - Как я сюда попал? - чуть ли не крикнул Сергей и добавил упавшим голосом. - В прошлое?
        - Не перебивай, - сказала, как отрезала старуха. - Впитывай то, что говорю. Для тебя это очень важно. Леся, собери на стол, гость пообедает. Первым делом нужно переодеться, негоже в мышиной коже бродить в средневековье. Леся, покормишь и приведешь к камню.
        Старуха ушла.
        Огромный валун лежал на краю болота, магические знаки испещряли его сверху донизу. И, похоже, в этой местности, этот камень, был единственным.
        Старуха в праздничном сарафане стояла на коленях сбоку от валуна и часто крестилась, поднимая время от времени голову вверх и кланяясь. Сергей сделал шаг в сторону и увидел выбитое в камне во весь его рост подобие православного креста или, скорее, изображение латинской буквы игрек, а над нимлик Иисуса Христа. В этом Сергей ошибиться уж точно не мог и сам невольно перекрестился. Его движение не ускользнуло от Леси, которая подбежала к старухе, и что-то горячо прошептала ей, махнув рукой в сторону Сергея. Та поднялась и медленно подошла к нему.
        - Ты тот, кто нам нужен, - старческие губы задрожали. - У меня все получилось. Теперь все зависит от тебя.
        - Я ничего не понимаю. Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?! И что за идиотский фильм вы тут снимаете? А, хотя, понимаю, опять скрытая камера! На этот раз вы меня не проведете! - Сергей уже кричал.
        - Замолчи и не перебивай! - жестко отрезала старуха. - От того, как ты меня выслушаешь и запомнишь сказанное, зависит не только твоя судьба, но и многих поколений людей. Отроки из твоего времени, две девочки и четыре мальчика, попали в беду. Ты их должен вспомнить. Их надобно освободить из лап белого дракона, который захватил не только тела, но и души. Усыпил и затуманил их мозг. Если их не вызволить из лап хищника, то потерянные души совершат немало зла и при выполнении твоей миссии доставят массу неудобств. Спасешь их души, избавишься от многих вражеских козней. Вот зелье, способное вернуть их к жизни. Возьми.
        Она протянула темную медную фляжку не перевязи.
        - Не потеряй, - предостерегла Доброслава. - Путь у тебя долгий и трудный. К сожалению, я не знаю, где искать белого дракона. Но люди знают. Людская молва подскажет. А может, и я когда-нибудь помогу советом. Леся, собирайся, пойдешь с ним. Без тебя он не справится.
        Девушка обрадовалась и помчалась к избушке.
        - Ты тоже переоденься.
        Сергей развернул сверток. Шелковая рубаха, кожаные сапожки, холщовые штаны и тонкая, из плотно подогнанных друг к другу мелких колец, но крепкая кольчуга.
        - У валуна возьмешь лук и стрелы. Вот нож.
        - У меня табельное оружие, его я не оставлю здесь. К тому же хрен вас поймешь, кто вы такие и что за новое шоу придумали.
        - Что это? - Доброслава указала на пистолет.
        - Хватит прикидываться! Игра игрой, но не до такой степени!
        Старуха неожиданно нанесла удар согнутыми фалангами пальцев, и Сергей оказался на траве.
        - Ну, ты, бабка… - он хотел вскочить, но босая шершавая ступня придавила горло.
        - Хочешь ты, или не хочешь, а реальность пред тобой. Отказаться ты не можешь, уйти тоже. Мир, в котором оказался, для тебя - прошлое. Это не сон, не видение. Пойми, наконец, что это реальность, в которой волей судьбы оказался именно ты.
        Сергей сделал попытку вырваться, но старухина ступня еще сильней прижала его к земле.
        - Подумай получше. Стала бы я издеваться над тобой просто так? Не твое это время, не твое! Вот только жизнь будущая зависит от тебя!
        Доброслава отпустила его.
        Сергей, косо поглядывая на нее и держась одной рукой за горло, медленно встал. Дышать было тяжело.
        - Черт возьми, - выдохнул он.
        - Не упоминай всуе, - получил подзатыльник Сергей.
        - Так и убить можно, - словно ребенок пробормотал обиженный сержант.
        - Так учат.
        - Учат? Где я нахожусь?
        - В прошлом, в прошлом. Для тебя в прошлом, - ответила Доброслава.
        - Не могу поверить.
        - Погоди, встретишься с врагами, поверишь.
        - С врагами?
        - Переодевайся, - старуха улыбнулась и зашаркала к избушке.
        Леся и Сергей шли всю вторую половину дня пересекали густые заросли молодняка, проходили поймы небольших речушек, миновали орешник, ельник и, наконец, вышли на тропу.
        Леся поправила съехавший платок.
        - Если бы мы пошли к тропе по протоптанной тропинке, то и к утру бы не вышли, - сказала девушка, видя некоторое замешательство своего спутника.
        - Не сомневайся, это я уже понял. Слушай, темнеет, отдохнуть бы. Разведем костерчик, перекусим.
        Леся отрицательно покачала головой.
        - Надо идти, скоро деревня. Дед Иван ждет.
        - А он откуда знает?
        - Зачем ночевать в лесу, когда всего в двух верстах от нас крыша над головой и накрытый стол? - перебила его Леся.
        Сергей с трудом поднялся на ноги. Сапожки были мягкие, непривычные и, оттого сильно болели исколотые и избитые ступни.
        - Леся, постой, хочу спросить, - Сергей чуть прихрамывал. - Я, конечно, согласился на вашу авантюру, но я могу хотя бы узнать, кто такой белый дракон? И вообще, что значат все эти сказки и белые драконы?
        Она не ответила, лишь ухмыльнулась.
        - Во сне я часто попадал в прошлое, так откуда мне знать, не сплю ли и сейчас? Машину времени еще, кажется, не изобрели. Как можно поверить в то, что оказался черт его, знает, в каком веке!? Скорее всего, очередное шоу и вы меня разыгрываете, но я уже, конечно, принял ваши условия. Не смотри на меня так, - ответил на немой взгляд Леси Сергей. - Сейчас много разных игр, вот только почему без предупреждения, хотя для вас это интереснее. Я посылал заявку на игру «последний герой», но там говорилось, кажется, про остров. Скажи, мы на острове? Как он называется? Или это тайна?
        - Нет никакой тайны. Мы зовемся Русью. Великой империей.
        - Смеешься?
        - Нисколько.
        - Ладно, не говори, сам догадаюсь. Ну, а белый дракон кто такой? Почему никто не хочет мне объяснить даже это? Кругом одни тайны.
        Леся лишь улыбалась и с интересом поглядывала на Сергея.
        Темнело быстро. Чуть заметная тропа внезапно выбежала из леса и уперлась в невысокий плетень. Желтая луна выхватывала из мрака около десятка небольших домиков, разбросанных по поляне, как попало.
        Дед Иван оказался лет 40 -45 с рыжей бородой и мускулистым богатырским телом. Так что, сказать, про него дед, стоило большого труда. Темные глаза смотрели смиренно и доброжелательно. Стол, как и предсказывала Леся, давно был накрыт. Небольшая избушка имела одну комнату и кухню, посреди которой стоял деревянный темного цвета стол, по обеим сторонам стояли две лавки. Немного в стороне деревянная бадья с водой и три небольших табурета. Большая печь занимала почти половину кухни. Напротив входа, в углу, три христианских иконы.
        Леся перекрестилась, как только переступила порог, Сергей последовал ее примеру.
        Во время ужина дед Иван был немногословен. Им постелил в комнате, а сам взобрался на лежанку печи.
        Леся прижалась к Сергею и сразу же заснула. Ее близость волновала его, никак не мог заснуть. Первый раз поразительно красивая девушка, лежала рядом с ним так близко. Горячее дыхание чувствовалось на лице, женское тело будоражило кровь. И все же усталость взяла свое, и сержант незаметно для себя, забылся…
        «Блестящий меч в чьих-то руках, а может лапах, наносил ужасные удары по Сергею, он защищался маленьким мечом. Пытался увернуться, спрятаться, убежать, но некто довольно быстро настигал его и бил опять. Силы таяли, руки становились ватными, все больше труда стоило отбить удар. Вдруг, голос Леси прозвенел, как тетива лука: Найди слабое место! Но Сергей внезапно оступился, упал между камней, меч неведомого врага сверкнул в воздухе, но опустился рядом, раздробив один из камней. Второй удар навис над самой головой, и меч пошел вниз…»
        Сергей проснулся, сел, вытер рукой пот со лба.
        - Мамуля, - позвал он и вдруг осекся, перед ним стояла полуобнаженная девушка.
        - Значит, это не сон? - выдавил сержант удрученно и с силой потер виски.
        - Ты расстраиваешься, потому что не знаешь своего предназначения, своих сил, не понимаешь смысла жизни и не можешь перебороть лень, которая окутала людей будущего точно так же как и равнодушие. Ты из тех, кто не потерял веры, но забыл для чего она. Я не знаю, почему тетка выбрала именно тебя из всех претендентов, а их было немало. Иди, умойся, во дворе кадка с водой, дед Иван ждет. Он расскажет то, что тебе должно знать.
        Ужасный сон не выходил из головы и за завтраком. Солнце висело над горизонтом, с каждой минутой раскрываясь, словно бутон алой розы и, разбрызгивая загорающиеся лучи по вершинам сосен и крышам домов.
        Дед Иван был слишком серьезен. Леся нахмурено жевала кашу. Сергей исподлобья поглядывал на них и тщательно пережевывал необычную для себя еду, отмечая необыкновенный вкус и аромат. Он обратил внимание, что, девушка одета в одежду, сшитую из выделанной кожи. На голове повязан тонкий шнурок. Волосы заплетены в длинную плотную косу, спадающую по левой стороне груди. Дед Иван разгладил бороду.
        - Ну, что ж, молодец, ты хотел знать, кто такой Белый дракон? Люди говорят разное, одни, что это чудище о трех головах, другие - ящер огромных размеров, третьи - человек с великой силой зла и знанием черной магии, - он пошамкал губами. - И еще. Как его убить не знает никто, но оракул указал на тебя. Ты должен об этом знать или должен догадаться потом. Тут я ничем тебе не помогу.
        - Откуда я…
        - Так предначертано. К тому же ты ясновидящий, но пока не умеешь этим пользоваться. Время будет, научишься. Доброслава поможет. Усилием воли ты можешь отвести от себя или другого пущенную стрелу, передвинуть не слишком тяжелый предмет, услышать чужие мысли на расстоянии, блокировать свои мысли и память и все тому подобное. Главное же, освободить отроков, один из них обладает мощью и силой белой магии, но сам, как и ты, об этом не подозревает. Если Белый дракон завладеет его телом и душой, то сможет проникнуть в ваш, будущий мир. К тому же сильнее в несколько раз. Это и будет апокалипсис. Возьми котомку с припасами, которую я вам заготовил на дорогу и прими в дар меч булатный. Он, конечно, тяжеловат для тебя, но рука окрепнет.
        Дед Иван проводил их до ворот.
        - Вот два коня, на обоих по мешочку овса, к твоему, добрый молодец, приторочил меч. Надеюсь, что к верховой езде у тебя способности есть.
        Он перекрестил их, поцеловал Лесю.
        - Двигайтесь на запад. Примета подскажет, когда повернуть на север. С богом!
        Сергей вскочил в седло, словно всю жизнь провел в нем. Даже сам удивился легкости и ловкости.
        Они не спеша, удалялись от небольшого поселения. За спиной вставало огромное алеющее солнце. Сергей оглянулся.
        Дед Иван стоял у плетня, опустив руки и, продолжая смотреть вслед удаляющимся, будто провожал их навсегда.
        ГЛАВА 2
        НЕ КАЖДЫЙ ПУТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ, НО БЕЗ ГОЛОВЫ НА ПЛЕЧАХ ЭТОГО ПОНЯТЬ НЕВОЗМОЖНО
        Весь день двигались молча. Солнце почти не выглядывало из-за туч, легкий ветерок обдувал тела спутников. Тропа постепенно превратилась в дорогу, на которой явственно были видны следы телег, людей, лошадей и никаких намеков на колеса техники. К вечеру, на высившихся холмах, показался город. Золотые купола церквей блестели и переливались, не требуя солнечных лучей. Сергей пристально вглядывался вдаль, словно пытаясь вспомнить, что же это за город, но Леся тихо произнесла:
        - Артарим.
        - Артарим? - переспросил Сергей. - Это русский город? Первый раз слышу.
        Леся удивленно посмотрела на сержанта.
        - Славяно-тюркский город. А что, у вас не принято знать историю своих предков?
        - Принято. Но никакого Артарима в нашей истории нет. И я понятия не имею, что за Артарим такой.
        - Странный ты какой-то. Ведь Артарим - одна из столиц Златогорья.
        - Какой уж есть. Город-то мы посмотрим?
        - Нет. Обойдем с юга. Заходить не будем.
        - Почему?
        - Чем меньше глаз нас увидят, тем лучше.
        - Мы еще и скрываемся?
        - Нет, но люди Белого дракона могут на тебя выйти. Ты не нашего времени и это сильно заметно по глазам. Простой человек сразу не догадается, но обученный и опытный…
        Она вдруг замолчала, делая знак Сергею остановиться. Впереди послышался стук копыт.
        - Всадники! - Леся грозно оглянулась на Сергея. - Будь готов ко всему.
        - Ко всему, это к чему?
        Напряженный взгляд девушки остановил его от дальнейших расспросов.
        Леся отстегнула от седла лук, который сержант до этого не замечал, перекинула через плечо колчан со стрелами, одну из которых изготовила к стрельбе. Сергей последовал ее примеру. Всадников было семеро, в боевых доспехах, со щитами, мечами, луками, в тяжелых шлемах и кольчугах, на мелких кольцах которых, были симметрично закреплены шесть металлических пластин.
        - Кто такие? - спросил чернобородый всадник, остановившись на некотором расстоянии перед ними.
        Другие, не сокращая расстояния, обступили полукругом.
        Леся перекрестилась, держа лук левой рукой, затем что-то достала из-под кожаной куртки, показала и спрятала обратно. Чернобородый всадник указал глазами на Сергея, Леся кивнула в ответ.
        - Всеслав, - представился он, приложив руку к сердцу, и слегка поклонился. - Дружинник Великого князя, послан к вам в помощь. Это мои воины. Надежные, преданные, проверенные, но они не знают еще, для чего посланы. Миссия тайная.
        - Тайная? А столько народу о ней знают, - ухмыльнулся Сергей. - Никак вся Русь в курсе.
        - Знают только пятеро и Великий князь. Больше никто, - с серьезным видом ответил Всеслав.
        - Хорошо, - согласился Сергей, чувствуя, что задел чернобородого за живое. - Чем меньше, тем лучше.
        Он оглянулся на Лесю, та улыбнулась, и кивнула.
        Всеслав отправил двух всадников вперед, двух, чтобы охраняли сзади, еще двое заняли позиции слева и справа от Сергея.
        Начало темнеть. Всеслав направил коней в лес, подальше от дороги. В небольшом овражке спешился.
        - Здесь разведем костер, переночуем. В путь тронемся рано, до восхода солнца.
        Двое воинов быстро собрали сучья. Чернобородый достал камни и стал выбивать искры, направляя их в сухую листву.
        - Подожди, - остановил Сергей и, чиркнув спичкой, подпалил костер.
        - Сера? - спросил Всеслав одобрительно.
        - Сера, - удивленно подтвердил сержант.
        - Прибереги, пригодятся еще.
        - Так вы знакомы со спичками? - Сергей был сильно удивлен.
        - А ты думаешь, мы тут совсем дремучие? - Всеслав сказал это так, словно извиняясь за свое высказывание.
        Сергей отметил тактичность и осведомленность чернобородого. Помог одному из воинов приготовить постель из хвойных веток. Оглянувшись, не заметил Леси. Настороженно осмотрелся еще раз, ее не было. Все то время, что Леся находилась рядом, она была неприметной, словно умела растворяться или отводить от себя взгляд.
        Он вздрогнул, когда кто-то положил ему руку на плечо и увидел пронзительные темные глаза Всеслава с пляшущими в них огоньками.
        - Не волнуйся, ей надо побыть одной. Пытается увидеть будущее.
        Всеслав присел рядом.
        - Тебе надо как можно скорее понять свои возможности и использовать их. Без этого придется туго всем нам.
        - Но я не знаю как.
        - Но ты и не пробовал, - чернобородый подбросил в костер. - Перекуси, да ложись спать. Завтра понадобятся силы. А вот и Леся.
        Девушка выглядела устало. Всеслав ее недалеко от костра и они о чем-то начали шептаться.
        Сергей напряг слух, но ничего не услышал. Чем больше он напрягался, тем больше болела голова, но голоса, в один момент, зазвучали довольно отчетливо.
        «Кругом стена, Всеслав, не могу пробить. Кто-то не дает увидеть будущее, препятствует. И этот некто очень силен. Заглянуть в завтрашний день может только Сергей, я бессильна. Этот некто блокирует меня».
        «Значит, мы остались без глаз. Хуже придумать нельзя. Нас могут перебить уже завтра. А на него нельзя каким-нибудь образом повлиять?»
        «Тетка сказала, что он должен сделать сам, иначе потеряет часть своей силы. Его к тому же нельзя торопить, опасно, может зачерпнуть зло, а это гибель для всех».
        Сергея разбудил Всеслав.
        - Пора, - он тронул его за плечо, - я оседлаю коней.
        Леся подала котелок с остатками каши.
        - Доедай, ты последний.
        Сергей почувствовал, как она напряжена, как чем-то озабочены воины. Еще только начало светать, а все были на ногах. Каша чуть теплая, с запахом луговых трав, показалась очень вкусной.
        - Мечом умеешь пользоваться?
        - Не приходилось.
        - Игнат, не отходи от Ясника ни на шаг.
        - Ясника?
        - Привыкай, это твое новое имя, - бросил Всеслав через плечо.
        Ехали быстро, одной рукой сжимая повод, другой меч. Хмурые лица всадников напряженно всматривались в каждый кустик, заглядывали за каждое дерево.
        Сергей закрыл глаза, напряг внимание, направил свои мысли в густую ближнюю рощу. Появилась головная боль, а затем, вдруг, неожиданно для себя, увидел человека, спускающего тетиву.
        - Засада! - крикнул он и свалил с коня Всеслава.
        Стрела пропела над седлом. Всадники выпустили несколько стрел в ответ. Всеслав, словно кошка прыгнул в сторону и скрылся в лесу. Сергей ощутил в голове резкую боль, тихо вскрикнул, упал на землю, сжимая руками виски. Усилием воли все же встал, качаясь, подошел к своему коню. Попытался взять притороченный к седлу лук, но краем глаза увидел летящего прямо на него всадника в черных доспехах. Блеснул меч. … Раздался крик…
        - Князь, держи, - это был Игнат с окровавленным мечом в руке.
        Сергей вполз в седло, вытянул меч и с трудом удержал его на весу.
        «Не подниму, опозорюсь! На меня надеются! Не могу, не имею права подвести».
        Азарт боя захватил его и уже меч казался ни таким тяжелым, как вначале. Но крепкая рука Игната опережала движения и противника, и его, и поэтому Сергей опускал орудие уже на убитого или раненого врага. Хотя вряд ли он замечал это. Разгоряченное тело слушалось как никогда. Сергей мчался, рубил, колол, крутился на поле боя, словно был одним из воинов этого, прошлого для него, века.
        Леся наблюдала за ним издалека, впрочем, хорошо обозревая и место сражения. Она любовалась симпатичным молодцем из чужого, незнакомого ей мира и боялась этого.
        Схватка завершилась внезапно, как и началась. Потный, окровавленный Всеслав, сидя на траве, вытирал меч об одного из убитых. Леся и Сергей подъехали к нему.
        - Благодарствую, - дружинник похлопал сержанта по ноге. - Как ты заметил засаду?
        - Не знаю, увидел…
        - Все правильно, - одобрил Всеслав. - Так оно и должно быть.
        Один из воинов был ранен в плечо, другому неглубоко рассекли лицо. Можно сказать, что удача была их стороне.
        Ехали молча. Леся поглядывала на Сергея и смущенно опускала глаза. Всеслав только качал головой. Сам, Сергей, был задумчив, закрывал глаза, пытался заглянуть вперед, но страшная боль не давала сделать этого. Он удрученно оглядывался и, когда боль утихала, пробовал снова.
        Так они вышли к широкой реке.
        - Тут недалеко есть переправа, - произнес Всеслав и направил коня вправо, вдоль реки.
        Бревенчатый плот связывал два берега реки при помощи толстой веревки и бригады паромщиков. Крепкие молодцы, подстриженные одинаково, коротко, под горшок, настороженно встретили их.
        Всеслав достал что-то из-за пазухи и показал старшему паромщику. Тот с серьезным видом кивнул и предложил пройти на паром.
        «На этом плоту можно и танки перевозить, - отметил Сергей. - Бревен, рядов пять. Прочен, удобен, специальные люди. Организация».
        - Много лет назад наши войска пошли на запад и переправлялись именно на этом пароме. Многие остались навсегда в далекой земле. Вернулась малая часть огромного войска. Кто поселился на новых землях, кто остался там служить, а кто и буйную голову сложил. Во всяком случае, каждый из них получил свойнадел земли.
        Всеслав грустно улыбнулся.
        - Сейчас наше царство лежит между двух великих океанов. За один год не объедешь. Великая Татария одним словом.
        - Татария? - Сергей непонимающе посмотрел на Всеслава.
        - Ну, да, Татария. Когда пал второй Рим, фемы распались. Русь все переняла от старого центра. Стольными градами были многие города. Ныне это Владимир. А монголами или татарами нас стали называть греки. Вторглись-то на их территорию с Татрских гор. Они еще окрестили нас выходцами из ада.
        - А причем тут монголы?
        - Монголы по-гречески - великие. Великие татары.
        - Но вы же, русские?
        - Мы - русичи, - согласился Всеслав. - Вот только не могу взять в толк, почему ты не знаешь истории своего народа, прошлого своих великих предков?
        - Нас учили совсем другой истории, - упавшим голосом проговорил Сергей. - И, теперь получается, что истории своей страны я не знаю. Поразительно!
        Сержант лохматил свои волосы, чесал затылок. Все известия оказались довольно неожиданными.
        - В школе нас учили, что Русь провела триста лет под игом монголо-татар.
        - Под игом? Русь - центр всей империи. Наш царь всем царям - царь. От восхода до заката, от океана до океана лежит Великая Татария! Русь часть этой великой державы, но ее главная часть! Все короли и князья подчиняются нашему царю. Турецкий султан приходится ему младшим братом. После смерти царя, если не останется наследников, власть перейдет к нему и уже Константинополь станет Вавилоном.
        - Вавилоном?
        - Стольным городом. Сюда же переместится и религиозный центр.
        - Трудно во все это поверить.
        Всеслав рассмеялся и похлопал Сергея по плечу.
        - Ничего, Ясник, поверишь.
        «Странно все как-то. Вавилон, Татария, монголы. Явно не снится, но может, я просто попал в какой-нибудь параллельный мир? Тогда несовпадения объяснить, конечно, можно. Хотя, что-то не сходится и здесь».
        Он прокрутил в памяти события последних двух дней. Ощущение сказки или сна не исчезало.
        Яркое солнце припекало, легкие волны убаюкивали. Немного ныло плечо и правая рука, не привыкшая к тяжелому мечу. Чувствительно побаливала спина. Голова гудела, но и только. Боли не ощущалось. Хотелось пить. Он обвел взглядом спутников. Леся прикладывала какие-то листья к раненой руке одного из воинов. Игнат следил за всем, что творилось вокруг. Всеслав неотрывно вглядывался в приближающийся берег.
        - Всеслав, ты как-то упомянул, что у человека всегда есть два имени. Как это? - похоже, что у Сергея было слишком любопытное выражение лица, раз дружинник улыбнулся.
        - Когда человек рождается, ему дается имя. Оно вписывается в церковные бумаги, но никто в миру, кроме священника и самого человека, не знает этого настоящего имени. Оно остается тайной для всех до самой его смерти. Второе имя - мирское. Есть еще прозвища. У кого-то их несколько. Бывает, за прозвищем забывается даже имя. К тому же на других языках одно и то же имя звучит по-разному.
        - Постой, ты говоришь, на разных языках имя звучит по-разному?
        - Конечно. Что тут странного?
        - А вот Великий князь, как зовут его другие народы?
        - Дмитрия Ивановича называют Донским. Он разгромил войска взбунтовавшегося сына последнего тысяцкого. Степняки зовут Великого князя ханом Тохтамышем.
        - Как? Тохтамышем? Удивлению Сергея не было предела.
        - Что-то не так?
        - Даже не знаю, - сержант большим трудом справился с собой. - У тебя тоже прозвище есть?
        • Леопард.
        • Леопард? Странное имя для русского воина.
        - Отчего, странное? - Не понял Всеслав. - Странно такое слышать от потомка русских воинов.
        • Леопард в наших землях не водится…
        • Кто тебе сказал?
        Сергей виновато улыбнулся.
        - До моего времени, значит, они не дожили, - совсем сник Сергей.
        Вдруг, Всеслав напрягся и сжал в руке лук.
        • В кустах, слева, у воды, никого не видишь?
        Сергей вгляделся, но ничего особенного не отметил. И тут, словно резервное зрение, включилось видение.
        - Высокий, беловолосый, на боку длинный узкий меч, за спиной лук и колчан. Дальше, в кустах, конь серого цвета под седлом. Больше никого.
        Всеслав посмотрел на Лесю и одобрительно кивнул головой. Она улыбнулась и бросила многозначительный взгляд на Сергея.
        • Это свои. Альбелис, - Леопард опустил лук.
        - Всеслав, кто были те люди, которые на нас напали? - не унимался Сергей.
        - Разбойники, их много в лесах. Вот только не все отважатся нападать на воинских людей. Скорей всего за ними стоит некто, не желающий нашего продвижения вперед.
        - Белый Дракон?
        - Возможно, - ответил уклончиво Всеслав. - Альбелис, где поворачивать на север?
        Спросил Леопард у поджидавшего их на берегу молодого статного воина.
        - Разберемся, - улыбнулся воин.
        - Альбелис, это Белый лис, - ответил на немой вопрос Сергея Леопард, не выпуская из ладони рукоятку меча и готовый обнажить оружие в любой момент.
        Плот мягко врезался в песчано-глиняный, невысокий берег. Паромщики закрепили его веревками к вкопанным в землю столбам, бросили сходни, и спутники медленно сошли на твердую почву.
        Альбелис отозвал Всеслава в сторону. Что-то шепотом начал объяснять, сильно размахивая руками. Затем свистом подозвал коня, вскочил в седло и умчался.
        Леся хмуро смотрела на подходившего Леопарда.
        - Всеслав, мы не можем идти на северо-запад, еще не было приметы, чтобы повернуть на север.
        - Другого выхода нет. Нас впереди поджидают. Спроси у Сергея, он может заглянуть вперед?
        Всеслав поправил у коня подпруги, прыгнул в седло.
        Леся глянула на Сергея, и он ее сразу понял. Закрыл глаза, сосредоточился и полетел вдаль.
        - Впереди небольшое ущелье, дорога идет по самому дну. На всем протяжении вооруженные люди. У всех на груди нарисован белый огромный зверь. У них мечи, копья, стрелы и заготовлены большие камни, готовые обрушиться вниз.
        - Как мы тогда узнаем, правильно ли мы идем? - спросила Леся.
        Всеслав кивнул в сторону Сергея.
        - Ему надо попробовать заглянуть в будущее как можно дальше.
        Леся потянула Сергея за руку.
        - Куда мы идем? - задал вопрос Ясник, с трудом поспевая за девушкой.
        Она не ответила. В березовых зарослях, когда все скрылись из виду, остановилась.
        - Садись на землю, как можно удобнее, лицом на северо-запад. Закрой глаза. Тебе надо увидеть будущее. Соберись. Ты сможешь. От тебя зависит жизнь всех этих людей, моя и твоя собственная. Я помогу тебе. Главное, не бойся.
        Она зашла сзади. Сергей ощутил тепло ее тела, затем почувствовал, как горячие ладони зажимают ему глаза.
        Шепот Леси слегка убаюкал его. Глаза закрылись сами. Началось затяжное падение в темноту, которое породило нарастающий страх. Но, вдруг, кто-то словно подхватил его и довольно легко стал тянуть вверх. Появился свет, затем тропа, петляющая по лесам. Какие-то зверьки высовывали остренькие мордочки из норки и настороженно провожали его. Целые поля ромашки вырастали из ниоткуда, колосились под голубым небом и золотистыми лучами солнца, и также внезапно куда-то исчезали. Тропа виляла, пропадала, появлялась опять. Наконец, она вывела прямо в деревню, но довольно быстро ее миновала. Через некоторое время путь преградило болото. Странные люди с топорами и мечами, кого-то поджидали. Их было не менее пятидесяти. Огромный человек в черном плаще с капюшоном что-то разъяснял им. Из его сапога торчала рукоятка ножа, а на пальце блестел золотой перстень. Тропа же, шла дальше. Лес, то прерывался, то стоял стеной. Еще два селения остались позади. Началась равнинная местность с отдельно стоящими деревьями, которая затем, медленно перешла в холмы и горы. Тропа скользнула в ущелье, и за первым поворотом расположилось
около десятка воинов в стальных доспехах и арбалетами за плечами. На склонах горы виднелось еще с десяток воинов. Тропа вдруг исчезла. Кто-то заставил свернуть влево, пройти до отвесной скалы и повернуть один из выступающих камней. Черное жерло пещеры распахнулось, призывая войти. Смоляные факела коптили неровные стены и бросали не ласковый багровый свет на вымощенный булыжником пол. Пещера делилась на четыре хода. Повинуясь какой-то силе, Сергей вошел в третий слева и через какое-то время попал в обширную пещеру, которую охраняли несколько воинов. Отсюда вход в другую, поменьше. Здесь был лишь один охранник. Третью пещеру отделяла тяжелая дубовая дверь, обитая железом. За ней совсем небольшая пещерка, вытянутая, словно коридор и венчающаяся широкой полусферой, в которой на столах стояло множество стеклянных баночек, колб, мензурок. В них что-то дымилось, клокотало, бурлило. Справа, огромная металлическая дверь с большим висячим замком и двумя засовами. Сергей проник сквозь дверь и увидел пятерых ребят, осунувшихся, измученных. Они спали на ворохе соломы, грея друг друга своим теплом. Вернувшись
обратно в длинную пещеру, он уткнулся в человека в черной сутане. На лице поблескивала ужасная маска. Человек резко обернулся и его взгляд врезался в Сергея.
        - Ты здесь? Значит, обучился немного. Это хорошо, - голос звучал с каким-то надрывом. - Жду, дорогой, жду. Уж очень ты мне нужен.
        Громкий смех потряс своды пещеры, и вдруг человек резкодернулся и метнул в сторону Сергея белый светящийся шар.
        - Это тебе подарок от Белого Дракона.
        В сознании Сергея все вспыхнуло, сдавило обручем голову, перехватило дыхание…
        Безжизненное тело скользнуло из рук Леси и упало лицом вниз.
        Стая черного воронья взметнулась кверху, разнося своим ужасным карканьем недобрую весть по земле …
        ГЛАВА 3
        НЕ КАЖДЫЙ ПУТЬ ОЗАРЯЕТСЯ КОСТРОМ, НО НЕ КАЖДЫЙ И СПОСОБЕН ПО НЕМУ ПРОЙТИ
        Квадратная пещера непонятно откуда-то сверху, пропускала, словно заблудившийся свет. Вода каплями стекала по стенам и впитывалась в земляной пол. Это были единственные звуки, которые доносились до усталого, прикованного цепями, Саши. Глаза сильно впали, одежда отсырела, руки, вздернутые кверху, затекли. Он редко выходил из затуманенного состояния, мало, что понимал вокруг. Некий человек в черном одеянии приходил через определенное время и вливал в послушное тело ароматно пахнущий отвар, после которого Саша погружался в новый сон. Осознание происходящего не приходило к нему совсем. Лишь возникающие сладкие грезы успокаивали, подменяя реальность ярким сновидением.
        … Величественный и мощный бастион на вершине горы, стены которого были сложены из огромных, плотно подогнанных друг к другу камней, высился над странной местностью с интересным названием Руссильон и считался совершенно неприступным. Многочисленная армия конных и пеших окружила подножие горы. Осажденных в крепости, ждала смерть. Они молча смотрели с высоких стен на участников крестового похода, среди которых были те, кто совсем недавно стоял с ними плечо к плечу, но изменившие вере и имперской власти, получившие от протестантов наделы земли и высокие должности. Осажденные были совершенно непоколебимы. Среди них остались только самые преданные.
        Мятеж Реформации прокатился по Западной Европе. Православно-кафолическая вселенская церковь была заменена церковью католической. И прежняя вера, принесенная с востока, была названа ересью. Потомки завоевателей, оставшиеся верными Татарской империи яростно сопротивлялись, но раскол оказался неминуем. Остер-Рейх рушился, крошился на отдельные графства, княжества, государства. Еще держалась Италия, Испания и юг Франции, Лангедок, с ее мощной линией крепостей - замков. Но жестокие расправы, штурмы, предательства приводили к уничтожению, как самих крепостей, так и всех защитников. Аббат и папский легат Арнольд Амари обратился к войскам перед решающим штурмом города Каркасона, одного из оплотов альбигойцев (или как их еще называли - катаров), со словами: «Убивайте всех подряд. Бог распознает своих». Тысячи скифов и славян альбигойцев, независимо от пола и возраста были уничтожены. Прикрываясь религией, бывшие наместники императора в Остер-Рейхе, совершили политический мятеж. Западная Европа потонула в крови. Вавилонское столпотворение свершилось. Единая империя раскололась на части. Люди заговорили на
разных языках. Взбунтовавшаяся Казань отвлекла на время внимание царя от дальних провинций. Время было упущено…
        Неприступный мощный бастион Монсегюр, с развевающимся на ветру знаменем, с желто-красными вертикальными, чередующимися полосами, тревожно трепетал, словно в последний раз, наслаждаясь весенней прохладой. Мужественные лица совершенных (и так называли катаров), смотрели смерти в глаза. Один штурм сменял другой. Упорная осада длилась целый год, но осажденные продолжали яростно защищаться. И все-таки, замок был взят. Благодаря предательству, крестоносцы ворвались в крепость, уничтожая всех и вся. Около двухсот совершенных оказались окружены в центральной башне. Им было предложено отречься от своей веры или взойти на костер. В ходе переговоров было достигнуто двухнедельное перемирие.
        В башне стояла духота, воды не хватало, осажденные молча молились.
        Старый граф Монсегюр, постаревший за время осады еще лет на сорок, тяжелым обреченным взглядом обвел оставшихся в живых воинов и монахов, глаза блеснули, появилась твердость и уверенность.
        - Братья и сестры! Империя гибнет, но может ли погибнуть вера? Наша христианская вера любви и братства? Душа бессмертна по отношению к плоти, и вы это знаете не хуже меня. Тот, в кого вселилось зло, открыл путь врагу в замок, он приобрел золото, но погубил душу. Я же верю в вас, что никакие муки не заставят теперь изменить истинной вере. Они называют нас вероотступниками! Вы только подумайте, кто! Они, еще вчера стоявшие на страже Великой империи, сегодня стоят по другую сторону и пытаются запугать сожжением на костре, сами, испугавшись этого испытания и предавшие веру предков. Но, неужели мы, правоверные, ради которых Иисус принял смерть, откажемся от великой жертвы, спасая наши жизни? В наших жилах течет горячая кровь победителей, кровь, которая залила всю Европу. И неужели уподобимся жалким беспомощным овцам, когда всю жизнь были сильными и непобедимыми львами? Братья и сестры! Вот священная чаша христианской религии!
        Граф поднял над головой Святую Чашу.
        - Ее, как вы знаете, может взять в руки только чистой души человек. Он перед вами. А это означает только одно. Все сказанное мной здесь и сейчас - истина! Так почему мы должны отступать от правой веры и предавать Всевышнего! Скажем врагу - никогда!
        И все, в один голос, на одном дыхании, повторили: Никогда!
        - Лучше взойти на костер и сохранить душу, чем остаться жить и потерять все! Всевышний с нами!
        Граф перекрестился и ушел в небольшую комнату. Через некоторое время появился его доверенный Максимилиан и тайком позвал за собой троих совершенных. Те вошли в комнату, где светилось круглое маленькое окошечко с решетками, выходящее на запад. Там солнце садилось за горизонт, обагряя края далеко плывущих облаков.
        Лицо графа было желтым, болезненным, глаза красные, как у кролика, смотрели устало.
        - Послезавтра все закончится, - прошептал он, - но только не для вас. После окончания завтрашнего ритуала возьмете иконы и священные реликвии, спрячетесь в подземелье, вход под этой плитой, выход с западной стороны стены.
        Он стукнул пяткой о пол.
        - Вы должны сохранить священные вещи, во что бы то ни стало. Передавать из поколения в поколение с наказом, что придет посланник божий через века и возьмет в руки священную чашу, чтобы возвести на трон истинного царя. Таково предначертание. Яков, возьмешь Чашу и отправишься на восток, в центр империи. Твой род избранный. Ты слышишь и чувствуешь то, что никому другому не сделать никогда. Ты, кажется, с самой Руси? Тем лучше. Максимилиан, возьмешь икону и золотой крест правителя. Тебе путь в Египет. Жан, икона и перстень Соломона. Твой путь на север, в Шотландию или Ирландию. И, наконец, Антуан, икона и наша великая книга мудрости. У тебя очень далекий путь, в Америку. Подойдите ближе. Вам и вашим потомкам предстоит защищать избранника, передавать из поколения в поколение эти иконки, драгоценности, чашу, книгу, перстень, крест. По вот этим маленьким иконкам избранник найдет и узнает вас. Благословляю вас.
        Граф перекрестил всех четверых, отдал иконки с изображением трехконечного креста с подписью «Монсегюр» на обратной стороне, и опять утратил в глазах блеск.
        - Ступайте, завтра великий праздник. Завтра все закончится… - прошептал он, глядя уже на закрывшуюся дверь и вдруг, чему-то улыбнулся.
        Следующий день, день Пасхи и весеннего равноденствия, позволил нескольким рыцарям, младшим офицерам и женщинам в конце церемонии праздника, быть принятыми в лоно христианской церкви. Сразу же, после окончания, Яков и трое совершенных тайно спустились в небольшое мрачное подземелье со всеми реликвиями и заготовленными длинными веревками.
        Утром граф открыл ворота башни.
        - Мы идем на костер. Наша вера истинна и непоколебима. Всевышний с нами!
        Десятки костров заполыхали у подножия горы. К вечеру, от двухсот совершенных осталось только несколько кучек горячего пепла, который дымился всю ночь напролет…
        В ночь, четверо, осторожно выбрались из укрытия и по отвесной скале спустились в лагерь крестоносцев. Осторожно пробираясь между спящими врагами, они словно тени растворились в ночном сумраке, загадав последующим поколениям странную и неразрешимую загадку…
        - Плесни воды, - послышался неприятный голос откуда-то издалека. - Мне нужно знать, на каком уровне его способности. Что он вообще может. Боюсь потерять время зря, а оно так быстротечно.
        - Господин, - раздался другой голос. - Вернулся Сигибарт.
        - Зови, - владелец этого голоса остановился рядом с Сашей, который впервые за долгое время, пришел в себя, но продолжал висеть на цепях с закрытыми глазами. - Юнец не промах. Умеет блокировать свои мысли даже в бессознательном состоянии. Неплохо.
        По стуку каблуков о гулкий пол из булыжника, догадался о появлении еще одного человека.
        - Сигибарт, нашел охранителей? Или нашел самого хранителя?
        - Я узнал, Господин, что хранитель имеет тайный знак на сердце в виде креста и полумесяца. У охранителей знак выжжен с правой стороны груди, а у хранителя - с левой. У каждого на груди маленькая иконка с крестом и подписью - Монсегюр на обратной стороне.
        - Отлично. Бур! Где вода?
        - Здесь, господин.
        - Сорви с него одежду!
        Кто-то с сильным запахом пота и мощными руками сдернул с Саши рубашку.
        - Господин, крест у него справа. Охранитель.
        - Где иконка? Ведь если сложить три иконки вместе, они укажут путь к хранителю.
        - Вот она.
        - Срывай! Нет, стой! Я сам!
        Кто-то быстро подошел.
        Саша открыл глаза и поднял голову.
        - Стоять! - голос был твердым и резким, все трое на мгновение растерялись. - Никто не имеет права дотрагиваться до священной вещи нечистыми руками. Слышите, никто!
        - Сигибарт, в тайных записях говорится, что о проклятии или еще чего от прикосновения к иконке охранителя?
        - Первый, кто затронет, превратится в камень. Второй возьмет без препятствий, но сократит свою жизнь на 20 лет.
        Человек в черном плаще протянул руку, ухватил иконку и с силой дернул.
        Ужасный смех потряс квадратную пещеру.
        - Написать можно все, что угодно, - темные глаза, холодный тяжелый взгляд пронзил Сашу насквозь, словно выдавил из тела тепло, стало зябко. Лет 50 на вид, худощавый, с золотыми перстнями и кольцами на пальцах, он вызывал отвращение.
        - Бур! Бур! Куда провалился?
        - Господин! - голос Сигибарта был страшен, взгляд, направленный в сторону, выдавал ужас.
        Саша и колдун медленно повернули головы в том направлении. Бур стоял во весь рост, но это была каменная статуя, а не человек из плоти и крови.
        Колдун неожиданно растерялся, уронил иконку, попятился назад. Хотел что-то сказать, но махнул рукой и убежал. Сигибарт поднял иконку, ухмыльнулся и ушел.
        Саша, вдруг, ощутил прилив энергии и почувствовал присутствие родственного духа…
        Они встретились не во времени, а в пространстве, меж падающих и сверкающих звезд, среди пересекающихся ветров и небесных путей. И они узнали друг друга. Белый маг и охранитель.
        ГЛАВА 4
        КАЖДЫЙ ПРИХОДИТ К ДОБРУ, ЧЕРЕЗ ГОДЫ ИЛИ ЧЕРЕЗ ВЕКА И ВСЕГДА ЕСТЬ ЛЮДИ, СПОСОБНЫЕ ИМ В ЭТОМ ПОМОЧЬ
        После очередного скандала, от старшего лейтенанта Жоржа Ремина, просто-напросто избавились. Своенравный, не терпящий лжи и подлости, сующий свой нос во все дела и не терпящий обид. Его понижали в должности и звании, сажали на гауптвахту, бросали в самые горячие точки планеты. Но это его только забавляло. Чувствуя свое необычное предназначение, он шел рядом со смертью, ощущая ее холодное дыхание, и всегда ощущая ту, невидимую черту, за которой заканчивается жизнь. Восточные единоборства, медитация и ралли - вот чему посвящал свое свободное время Ремин. Он ощущал в себе необыкновенную силу, и время от времени ему удавалось ее высвободить и реализовать. Так было в Афганистане, так было в Чечне, так было в Ираке и Сирии. Куда только не забрасывала его судьба.
        Но вот армия стала прошедшим этапом. И бывший десантник - разведчик оказался грузчиком в мебельном магазине, оказавшись ненужным новому государству. В его жизни изменилось многое. Работал без конфликтов, тихо, скромно, незаметно. Все выполнял, водку не пил, прошлыми заслугами не хвалился. Считали его просто сумасшедшим и за глаза прозвали «Придурок». Слыша это, Жорка только улыбался, именно такое прозвище дали ребята из его подразделения при взятии королевского дворца в Афганистане. Его действия, рисковые и иногда нелогичные, не раз спасали жизнь кому-нибудь из товарищей. Подчиненные любили никогда неунывающего офицера Жоржа. Начальство же с трудом терпело, хотя нравились им отчаянные профессионалы, волки войны, такие, как Ремин. Любовь и антипатия соседствовали. Таким уж он был человеком.
        Переворот 1992 года стал переворотом в судьбе Ремина, как и многих других опытных, обученных, обстрелянных воинов. Элитное подразделение, где служил он, было расформировано. И разлетелись бойцы кто куда. Кто на службу в другие государства, кто пополнил ряды бандитов и милиции, а Ремин оказался в магазине.
        Десять лет пролетели как один. Серо, незаметно, однообразно. Иногда хотелось напиться, но что-то или кто-то будто держал за руку. Слишком уж часто в последнее время ему снятся необычные сны, в которых гибнут средневековые рыцари, пронзенные стрелами и копьями, разрубленные острыми мечами и топорами. А еще прекрасный незабываемый образ молодой средневековой девушки с шелковыми волосами, спадающими на ослепительно белые плечи. Томные умные глаза каждый раз с интересомразглядывали его. Ему все время казалось, что она где-то рядом, он даже это чувствовал, но на самом деле…
        Так появился смысл жизни. Поиск той, которая улыбается во сне. Ремин прекрасно понимал всю несостоятельность своих поисков, но отгонял от себя все эти мысли и верил, что сумеет найти свою средневековую красавицу.
        Жорка сидел в своей квартире напротив окна и смотрел в одну точку. Уже давно было за полночь, но почему-то не спалось. Он перебирал в памяти события своей жизни, мысли прыгали с одного на другое и, в конце концов, вдруг остановились на образе девушки. Он всегда считал, что его сердце для любви закрыто, но вот, вдруг, все изменилось. Черные краски куда-то пропали, появилась та самая легкость, которая исчезла после увольнения из армии. Произошло возрождение и поставлена четкая задача - найти эту девушку!
        Странный шум привлек внимание Жорки, он напрягся. Натренированное тело в один миг пришло в боевую готовность. Шум повторился.
        - Кто здесь? - спросил он не оборачиваясь, но ясно ощущая спиной чье-то присутствие. - Кто здесь?
        - Извини, - раздался вежливый голос из кресла. - Хотел напугать, но понял, что, таких, Жора, как ты, вряд ли напугаешь.
        В кресле, откуда доносился голос, никого не было.
        - Почему я тебя не вижу?
        - Понимаешь, какое дело, я - привидение. Зовут меня Барабашка. Ваши ящики меня показывали несколько раз, рассказывали обо мне. Я бесплотное существо, не имеющее ни дома, ни тела, ни смысла существования. Я даже не могу покончить с собой, так как меня нет. За последние, лет четыреста ты первый, с кем я заговорил на человеческом языке. А когда-то я сам был человеком. Твой далекий предок высвободил мою душу из оболочки, закрыв для меня и ад и рай. Теперь ищу покой там, где его не может быть.
        - Что же требуется от меня? Чем я тебя заинтересовал?
        - От тебя я жду действий. Тебя я ждал четыреста лет, чтобы ты вернул мне тело или успокоил душу. При жизни я был мерзким, отвратительным, да и потом, после нее, но сейчас изменился и хочу помочь всем. Слушай.
        Жорка, прикрыв глаза, слушал неторопливую речь Барабашки о святой чаше, колдуне и его новых замыслах, об охоте на хранителей реликвии, о своих необычных способностях и совершенно утратил чувство тревоги. Оно словно растворилось, убирая препятствия между ним и привидением. Барабашка закончил, когда уже начало светать.
        - Похоже, что именно этого я ждал всю жизнь, - вдруг признался Жорка. - Знал, что нечто подобное должно было произойти. Дождался. Я опять нужен. Я готов.
        - Ну и нервы! Можно сказать, что его жизнь перевернули вверх ногами, забили голову средневековыми сказками, а он сразу - я готов! Поражаюсь вашему поколению. Я не рассказал тебе еще одну важную вещь, - Барабашка на секунду умолк. - Посланник, он также главный хранитель, должен был собрать все вещи воедино, но недавно исчез. Я все время держал его в поле зрения. Только не досмотрел. Его сын тоже исчез. Я чувствую зло, чувствую, что может произойти самое страшное, но без помощи я не ничего сделать не могу. Я не знаю, сколько реликвий удалось собрать посланнику и где они находятся. Знаю лишь, что двое из хранителей и четверо из охранителей уже мертвы. Что мы имеем в данный момент, так это два хранителя и все. Не густо. Самое главное, что неизвестно где находятся реликвии.
        - Сколько всего этих самых хранителей и охранителей?
        - Четверо хранителей. У каждого по три охранителя.
        - Ты хочешь сказать, что осталось два хранителя и шесть охранителей?
        - Я не уверен, - замялся Барабашка. - Есть сомнение в смерти кое-кого. Я предполагаю, что колдун сумел проникнуть в будущее. Это значит, что они могут быть у него в плену, в прошлом.
        - В прошлом? Впечатляет. И почему я верю во все эти бредни? Похоже, дед сумел меня подготовить к этой встрече. А нервы у меня крепкие. Раз уж так закрутилось, могу спросить по личному вопросу?
        - О-о! Ты имеешь в виду симпатичную даму с темными глазами, чей взгляд сжигает тебя без остатка?
        - Читаешь мысли? - вопросом на вопрос ответил Жорка.
        - Нет, это невозможно! - закричал Барабашка, роняя с журнального столика книги. - Тебя ничем не удивить, не испугать! Так неинтересно, Жора! Ничего, что по имени?
        - Нормально. Только ты за собой следи, а то всю мебель переломаешь.
        - Извини, привычка, выработанная веками.
        - Давай вернемся к нашему вопросу.
        - Найти ее, я думаю, не составит большого труда. Между вами существует некая невидимая, но ощущаемая связь. Нет, - опередил вопрос Жоржа Барабашка, - она из нашего времени, зовут ее Таня, Татьяна. Она - охранитель, но вполне могла бы стать хранителем.
        - Ничего себе.
        - Закрой глаза, отрешись от всего, представь ее и запомни местность. Легче будет отыскать. А вообще ваши биотоки должны улавливать местонахождение друг друга. Постарайся, попытайся и ты в дамках.
        - Чего?
        - Ну, так у вас говорят.
        - Слушай, Барабашка, а если в тебя кинуть предмет, он тебе не повредит?
        - Нет, я дух, бестелесный. В какой-то степени концентрация энергии. Меня нет, но я есть!
        - Как же ты опрокидываешь предметы?
        - Усилием воли. Ты тоже можешь. Помнишь, в Афганистане, уже во дворце, бетонная дверь? Динамит применять нельзя, а открыть надо. Ты положил руки на нее и сдвинул, помнишь?
        - Постой, постой. Тогда я удивился этому. Все, после захвата дворца спрашивали, как мне удалось, а я и сам не знал как. Значит, в пылу боя я не заметил, как использовал это?
        - А помнишь, у полковника Тычинского цветочный горшок с кактусом?
        - Помню. Я только подумал, что было бы хорошо вышибить идиотство из лысой головы кактусом, который висел прямо над ним.
        - А лейтенанта Срамова? Когда он запнулся и угодил генералу кулаком в лоб!
        Жорка засмеялся.
        - А когда расформировали ваше подразделение, ты помнишь, что заказал?
        - Смутно.
        - Чтобы тот, кто сделал это, ответил перед законом.
        - И что?
        - Через год арестовали, посадили. Застрелился по официальной версии. На самом деле - задушили. Попал он туда, где сидел бывший капитан Узловой. Он его и отправил к праотцам.
        - Узловой жив?
        - Теперь уже нет. Убит в Чечне два года назад. Его дочь исчезла неделю назад с группой подростков из перехода в метро, на глазах десятков людей. Сейчас она в прошлом, в замке колдуна, называющего себя Белым Драконом. На самом деле, это Черный Шакал. Она, как и ты, охранитель, но ее хранитель уже мертв. Так что неизвестно, оставит ли ее колдун в живых. Я не знаю, жив Белый Дракон или нет, но колдун пользуется его именем, распространив весть о своей гибели. Скоро и ты окажешься в прошлом, так что не пугайся. У колдуна есть шар, спрятанный в нише, в стене горной лаборатории. С его помощью он может путешествовать во времени и видеть многие вещи в разных веках, находясь в своем времени. Если уничтожить шар, то Шакалу потребуются еще несколько столетий, чтобы повторить попытку захвата мира. Этот год благоприятный для сбора всех реликвий вместе, без них у колдуна, ничего не получится.
        - Как его остановить?
        - Разбить шар, но добраться до него невозможно. К тому же тот, кто это сделает, никогда не вернется в будущее и останется в прошлом.
        - А если это сделает человек того времени?
        - Он умрет без права возрождения. Его душа потеряется во времени.
        - Барабашка, а ты такой один?
        - Нет, конечно, нас много, не успокоенных, мятущихся, исправляющихся. Раньше мне это нравилось, а сейчас устал, смертельно устал. К тому же люди моим именем называют всех привидений. Имел неосторожность накарябать на стене имя. Теперь расплачиваюсь и за это.
        Жорка вышел из подъезда своего дома.
        - Жора, про меня не забывай, я ветра боюсь.
        - И что?
        - Можно в тебя нырну? Хоть в карманчик?
        - Прыгай, а то и, правда, потеряешься.
        Жорка уверенно шел в направлении, известном только ему. Переходил улицы, не глядя по сторонам, смело направлялся через дворы, в которых никогда не был.
        - У тебя автопилот? - спросил Барабашка.
        - В некотором роде.
        У дверей огромного магазина со стеклянными витринами, он притормозил.
        - Она здесь.
        - Запеленговал что ли? - продолжал иронизировать Барабашка.
        - Шутишь? Лучше скажи, как к ней подойти и что сказать?
        - Ну, ты, донжуан!
        - Ладно, в атаку.
        Войдя внутрь, повернули к книжному ларьку. Симпатичная девушка в джинсовом костюме, разглядывала книги. Когда Жора подошел, перебирая слова, которые он скажет, она не оборачиваясь, проговорила:
        - Молчите, за мной следят. Мужчина в черном плаще, справа от меня.
        - Я понял, все сделаю, - забормотал Барабашка. - Только, Жора, не забудь, пожалуйста, вернуться за мной. Я буду ждать тебя здесь.
        - Кто это? - удивленно спросила Таня.
        - Потом, - Жора схватил ее под руку и быстро повел к выходу, замечая боковым зрением, что со всех сторон магазина к ним спешат люди в черных плащах.
        - Бегом, бегом, - Ремин услышал голос Барабашки и увидел ларек с книгами, который поднялся в воздух вместе с продавцом и полетел в сторону нескольких преследовавших.
        У самых дверей, Жора еще раз оглянулся. В магазине стояла такая круговерть, что уже совершенно не было понятно, что, где и кто. Все летало, вертелось, кружилось, кричало, охало и ухало.
        Беглецы впрыгнули в ближайшее такси.
        - Поехали, поехали, - махнул рукой Ремин.
        Таксист хмуро поглядывал в зеркало заднего вида и вдруг, сказал:
        - За вами следят. Я не хочу неприятностей, поэтому сделаем так. Я заеду в частный сектор, приторможу, вы выпрыгните. Я поеду дальше, а вы притаитесь. Дальше ваши дела. Идет?
        - Идет, - почему-то сразу согласился Жора и сжал руку Тани.
        Так и сделали. За поворотом, таксист притормозил и высадил пассажиров. Жора и Таня проскочили между гаражами и спрятались за выступом. За уехавшей волгой, спустя несколько секунд, промчалась черная волга.
        Жорка только сейчас взглянул в лицо девушки и замер. Сердце бешено забилось. Это была та самая ослепительная улыбка.
        - Таня, - произнесла она и засмущалась.
        - Ужель та самая Татьяна? - неожиданно для себя прошептал Жора.
        - Увы, увы, но я не та. И вы, я вижу, не Евгений, - она опять улыбнулась.
        Они смотрели друг другу в глаза, и все вокруг перестало существовать. Их губы сближались, но, вдруг, где-то рядом, кто-то закричал.
        - Скорей, - Жорка схватил Таню за руку и потащил за собой. - Обратно, к магазину. Надо забрать Барабашку.
        - Барабашку? А что он сам?
        - Он ветра боится.
        Магазин был оцеплен милицией. Пройти незамеченным было невозможно.
        - Таня, останься, я попробую пробраться.
        - Постой. Я, кажется, его чувствую, - она закрыла глаза, лицо побелело, покраснело. - Надо идти с подветренной стороны, он вылетит к нам.
        - Но тамне подойти, - проговорил Ремин, но в голове уже рождался план спасения бестелесного существа.
        Жорка вскинул вверх голову.
        - Я пошел за ним, - твердо произнес Жорж. - Жди, я быстро. Никуда не уходи.
        Он подошел к оцеплению и с наглостью направился в сторону магазина.
        - Эй, стой! - закричало сразу несколько человек в милицейской форме.
        - Все в порядке, ребята, ФСБ, - он достал из кармана удостоверение грузчика и стал размахивать перед лицом офицера. - Вы хотите неприятностей? Я вам устрою. Кто здесь главный? Ну-ка, расступись! Дорогу офицеру ФСБ! Какие-то проблемы, офицер?
        Лейтенант только замотал головой из стороны в сторону.
        Жорка продвинулся к самому магазину. В это время что-то сильно его толкнуло, и он с трудом устоял на ногах.
        - Спасибо, что не оставил, не бросил на произвол судьбы, я сейчас заплачу. Человек спасает привидение! Это же заголовки центральных газет! Дай я тебя расцелую, спаситель!
        Что-то смачно чмокнуло в щеку.
        - Я рад, что ты со мной, но пора убираться отсюда.
        - Ты рад! Если б ты знал, как я рад!
        - Залазь в карман и пошли отсюда.
        - С вами все в порядке? - спросил стоящий недалеко офицер.
        - Все нормально. Просто мне надо позвонить. Где тут телефон?
        - Направо, за углом. В машине есть рация. У майора есть мобильный телефон.
        - Спасибо, офицер.
        Жорка медленно выбирался из нескольких рядов оцепления. Затем через кучу зевак. Тани, где он ее оставил, не оказалось.
        - Не понял, - пробормотал Ремин и стал оглядываться по сторонам.
        - Я здесь, Жора.
        Он оглянулся назад, и взгляд остановился на женщине в шляпе с вуалью.
        - Таня? А ты чего в таком виде?
        - Нам надо уходить. Чем быстрее, тем лучше. Ищейки где-то рядом.
        Они взяли такси и оказались в другой части города.
        - Что теперь? - спросил Жорка, устало, усаживаясь на скамью в парке.
        - Мы отправляемся в прошлое.
        - У тебя есть машина времени? - пошутил Ремин.
        - Мы воспользуемся магическим шаром Белого Дракона.
        - Таня, Таня, он же в руках Черного Шакала!
        - Это не имеет значения. Тем более что он нас ждет в прошлом. Его люди следили за мной, поэтому рано или поздно все равно нас найдут. Так не лучше ли сделать шаг первым?
        - Тактик! - восхищенно присвистнул Жорка. - Что нам нужно?
        - Немного еды, уйму сил и средневековую одежду.
        - И где мы возьмем одежду?
        - Там найдете, - вмешался в разговор Барабашка. - Я знаю, что вы отправитесь сейчас, поэтому хочу сразу попросить сделать одну небольшую вещь в прошлом. Убейте меня там, чтобы мне больше не пришлось страдать столько времени. Прошу вас.
        - Ты плачешь? - спросила Таня.
        - Да, меня надо убить как можно раньше, пока я не успел совершить столько зла, иначе все повторится.
        - Я сделаю, как ты сказал, если получится, - пообещал Жорка.
        - Пусть получится, - смешно произнес Барабашка и всхлипнул.
        - А у Шакала есть слабое место? - вдруг спросила Таня.
        - Я не знаю. Может и есть. Прошло столько времени, что все позабылось.
        - Что это за век? - Жорка был сосредоточен. - Огнестрельное оружие появилось?
        - Появилось, но еще в малом количестве и очень сложно в обращении. В основном воины вооружены мечами, копьями и луками. Но ужеесть пушки! А теперь вам пора, ребятки, пора.
        - А как же ты? - спросил Ремин.
        - За меня не волнуйтесь. Кто, как не я могу ощущать себя в полной безопасности. Не забудьте, что обещали. А я уж буду держать за вас кулаки. Кстати, Жорж, хотите узнать, откуда ваша фамилия? Ремин, ударение на последний слог, а не на первый. Твой далекий предок принадлежал к православному христианскому ордену Остер-Рейха. Это он превратил меня в бестелесное существо. На него я теперь не в обиде. Он был прав. А теперь история, которая очень интересна. Когда Монсегюр пал, то четверо совершенных, тайно ночью, сумели покинуть его стены, унеся с собой реликвии и сокровища. Но и они не знали, что на самом деле их останется жить пятеро. Этим пятым стал Белый Дракон. Его благословил Великий Магистр и сохранил жизнь. Это его чары провели избранных через весь город, через всю спящую армию противника. Белый Дракон, Жорж, и есть твой предок - Жорж Александр Ремин. Он стал первым охранителем всех. Потом организовал охрану хранителей из трех человек - теней, которые, не зная самого хранителя, но, ощущая с ним беду, получали информацию на подсознательном уровне. Принимали решения, которые спасали хранителя.
Порой ценой своей жизни. Поверь, реликвии того стоят.
        - Ничего себе, - покрылся испариной Жорка. - С тобой не соскучишься.
        - В тебе, именно в тебе скрыты великие способности далекого предка. Такое произошло, когда все планеты солнечной системы образовали причудливую, тайную фигуру в пространстве. Твое рождение явилось знаком свыше для посланника, главного хранителя реликвий. Теперь он должен собрать их все вместе, чтобы добро сумело победить зло. Я не знаю, что замыслил Черный Шакал, но его цель всегда одна - завоевать весь мир! Не теряйте время, перемещайтесь, а то вас найдут.
        - Где же сам хранитель священной чаши? - спросил Ремин.
        - Этого я знать не могу. Вы ощутите его, когда с ним произойдет беда или он окажется недалеко от вас. Про посланника лучше не спрашивайте. Вы его встретите в прошлом, он где-то там. Ну, удачи в средневековье.
        Таня вынула из кармана куртки стеклянный шар. Она протерла его, затем провела несколько раз рукой по поверхности, шепча какие-то заклинания и взяв за руку Жорку, улыбнулась.
        - Держи меня крепче.
        Потом произнесла еще какое-то непонятное слово, и все вокруг завертелось, закружилось, замельтешило. Настоящее угасло, началось прошлое…
        ГЛАВА 5
        В КАЖДОМ «ВОЛКЕ» ЕСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ
        Уставшая Леся смотрела на пылающий костер и нежно поглаживала волосы Сергея, думая о чем-то своем. Дрова в огне потрескивали, огонь выбрасывал в звездное небо светящиеся искорки, словно был живым и сейчас наслаждался этим. Сергей часов восемь не приходил в сознание. Жизнь и смерть боролись внутри его тела. Ни Леся, ни Всеслав не могли предполагать такого развития события.
        - Я знаю дорогу, но без него мы бессильны, - в глазах Леси появились слезы. - Стоило мне встретить воина, которого полюбила, как его сражают не мечом или копьем, а колдовскими чарами.
        - Это испытание, - проговорил Всеслав и подбросил сучья в огонь. - Его мысли блокированы, а это хороший признак, значит, он жив.
        - А если у него нет больше мыслей, и он ничего уже не думает. Тогда что?
        Всеслав встал и отошел в сторону.
        - Любый, как странно было встретить тебя, так глупо было потерять. Ты человек другого времени, другого мира, чуждого мне. Между нами целые века. Тетка Доброслава тогда, ответила уклончиво: «Четыре года на четыреста, но Млечный путь бывает, долог и лишь дыхание смерти может спасти любовь, но старуху - смерть увидеть невозможно». Четыре на четыреста. Тетка тогда еще прищурилась и улыбнулась.
        - Нам все равно надо идти, - Леопард был озабочен. - Мы должны сделать все, что в наших силах. Речь идет о будущем, а это значит, что нужно сражаться.
        Леся кивнула в ответ.
        - А он?
        - Игнат довезет в целости и сохранности, не бойся.
        Огромная желтая луна освещала путникам путь, которые держали мечи и луки в боевой готовности. Спутники пересекли селение, не потревожив ни одной собаки, и через некоторое время, оказались на краю болота, заросшего деревьями и травой.
        Всеслав спешился.
        - Здесь подождем Альбелиса. Он знает тропу через болото. В обход нам нельзя, засада. Костер не разводить, - строго предупредил он всех.
        Сторожа разошлись в разные стороны, давая возможность путникам немного выспаться. Начинало светать. Утренние птицы переговаривались между собой. И стояла странная тишина.
        Альбелис появился неожиданно. Всеслав успел выхватить меч, но тут же опустил.
        - Как ты прошел?
        - Уходить надо, Леопард. Сторож убит этим кинжалом, - он подал Всеславу нож с узким лезвием и изогнутой костяной ручкой. - Там нарисован Белый Дракон. Уходим, Леопард.
        Сборы были быстрыми. Старались не шуметь. Альбелис повел в сторону болота.
        - Тропа хорошая, пройдут и кони. Надо только быть осторожными, - Белый Лис спешил.
        И он первым шагнул в мерзкую темную болотистую жижу. Кони идти не хотели, но крепкие руки воинов, направили их в нужном направлении друг за другом. Двое воинов, с луками, остались прикрывать отход отряда. Светало довольно быстро.
        В полдень, уставшие и голодные, путники повалились в мягкую траву по другую сторону болота. Перепачканные жижей и измотанные переходом, они ждали оставшихся. Но время шло, а двух воинов, прикрывавших отход, не было.
        - Ждать больше нельзя, - Всеслав вскочил в седло. - Надо двигаться. Если из разбойников кто-то знает тропу, то тогда у нас еще меньше времени. Вперед.
        Леся посмотрела вслед Леопарду. Он был достоин своего прозвища. Рядом, на коне, которого вел под уздцы Игнат, лежал без признаков жизни Сергей. Леся подъехала и погладила его волосы, ощутив в груди легкое волнение. Перекрестила и взглянула на полуденное солнце, словно упрекая в том, что оно не в состоянии оживить человека.
        Спутники шли навстречу неизвестности, усталые и голодные, предельно собранные и готовые к бою. Их было всего семеро, из них одна девица и один полуживой, на которого возлагались надежды, но так же и быстро таяли.
        - Назад! - вдруг раздался голос Альбелиса, до этого находившегося впереди отряда. - Назад! Лесные братья!
        - Альбелис, забирай Лесю, Игната, Ясника, и уходите. Быстрее. Мы их задержим, сколько сможем. Уходите, через минуту будет поздно, - закричал Всеслав и обнажил меч. - Альбелис.
        Леопард положил руку ему на плечо и посмотрел прямо в глаза. Альбелис кивнул и направил коня в сторону чащи.
        Всеслав вздохнул и поднял оружие. Воины приготовили к сражению мечи, луки и стрелы. Странная тишина воцарилась вокруг, и хоть никого не было видно вокруг, но присутствие человека или зверя, отчетливо ощущалось в воздухе.
        - Отходим к опушке, Альбелис не мог ошибиться, - буркнул Леопард и попятился назад. - Они ждут подходящего момента.
        Резкий оглушающий крикразорвал тишину. Всеслав с трудом отбил дротик у самого лица. Острие лишь окорябало щеку. И тут же, отовсюду, с деревьев, из кустов, из-под земли выныривали волосатые люди в лохмотьях с мечами и копьями. Всеслав двинул коня в самую гущу, опуская меч налево и направо. Острый наконечник копья по касательной поранил голову так, что кровь стала заливать глаза. Чей-то меч звякнул плашмя по крепкой кольчуге и сильный удар болью отозвался в спине. Но Всеслав продолжал рубить налево и направо. Стрела прошла насквозь, под сердцем. Наконечник торчал со спины, а впереди виднелось оперение. Рука слабела с каждым ударом, и вскоре он повалился из седла…
        Альбелис поторапливал своих спутников. Не смотря на колючие кустарники и плохо проходимые места леса, они двигались вперед.
        Игнат усадил Сергея прямо перед собой и, держа, одной рукой беспомощное тело, другой, с мечом, рубил кусты. Леся старалась не отставать, и все время оглядывалась назад. Альбелис вел коня Сергея в поводу и ехал последним, чутко прислушиваясь к дыханию леса. Настороженная тишина рождала тревогу. Птиц почти не было слышно. Леся в нервном напряжении сжимала лук с вложенной стрелой. Сердце сильно стучало и казалось, заполняет своим стуком весь лес.
        Вдруг Игнат остановился и замер. Леся вскинула лук.
        - Впереди кто-то есть, - проворил он, указывая на густой кустарник у разветвленного дерева.
        - Я ничего не вижу и не чувствую, - ответила Леся, натянув тетиву.
        Подъехал Альбелис.
        - Тропа. Похоже, по ней только что проехали люди. Нам туда нельзя. Пойдем по звериной, она проходит немного северней этой.
        Так и сделали. Путь стал немного легче, но чувство тревоги оставалось. Они проехали версты две, как неожиданно сзади охнул Альбелис. Затрещали кусты от падающего тела. Конь, раненый в шею, захрапел, разбрызгивая кровь и ворочая испуганными глазами по сторонам. Леся и Игнат пригнулись в седле и быстро осмотрелись, но никаких признаков нападения не было. Альбелис, держась за плечо, вскочил на коня Сергея.
        - Извини, друг, прощай, - проговорил он, глядя в печальные глаза умирающего коня, и пустил стрелу прямо в голову. Леся, с удивлением увидела в шее коня заостренный кол.
        Альбелис перехватил ее взгляд.
        - Это ловушка. Их здесь много. Чуть отвлекся и вот…
        Лесе показалось, что он смахнул слезу.
        - Игнат, поменяемся местами. Поеду впереди, чтобы не повторилось это еще раз. Нам осталось уже немного, но к затемну все равно не успеем. Надо заночевать.
        Игнат молча кивнул. Леся промолчала.
        Она прекрасно понимала, что оставаться опасно, но еще опасней продолжать двигаться по лесу, полному ловушек и сюрпризов. Конечно, можно было воспользоваться дорогой, что проходит, не так далеко, но Леся, уединившись, увидела несколько засад, устроенных впереди. Оставалось ждать рассвета.
        Альбелис в стороне от тропы, нашел небольшое углубление в земле, так, что костер, разведенный в ней, не так был сильно виден. К тому же заросли густо обступали спутников. Съестных припасов оказалось не так много. Когда уходили от погони, потеряли мешок с запасами. Осталось только то, что находилось у каждого с собой, наподобие пайка. Котелок тоже был утерян, так что остались и без горячего.
        Альбелис, обменявшись знаками с Игнатом, исчез в темнеющих зарослях. Сначала принес охапку дров, затем какой-то травы и горсть кисловатых ягод. Ягоду протянул Лесе.
        Путники съели по сухарю, по стеблю какого-то растения и Альбелис с Игнатом всю ночь попеременно дежурили у костра.
        Чуть свет засобирались в дорогу. Леся помогла Игнату усадить Сергея к нему в седло. Тот был все в том же состоянии.
        Альбелис подъехал к Лесе.
        - Как он?
        - Удар очень сильный. Ему попытались стереть сознание, но он заблокировался и ушел в пространство, там и Дракон его не найдет. Вот выйдет ли он обратно, найдет ли дорогу к свету, я не знаю.
        - Теперь он в руках Всевышнего, - покачал головой Альбелис.
        Леся кивнула.
        - Ты тоже почувствовала засаду лесных братьев там?
        - Да, но увидеть так и не смогла.
        - Насколько слились с природой, что будто не люди, а ходячие кустарники. Иметь такого врага опасно.
        - Я слышала, они людоеды?
        - Людоеды. Считают, что мясо убитого ими воина самое лучшее. Что через него передаются его силы и знания. Люди говорят, что были случаи, когда лесные братья отпускали восвояси храбрых воинов, не погибших в битве, словно уважая их храбрость. Хотя, по-моему, это всего лишь легенда.
        Игнат поднял руку, требуя тишины, прислушался, и, неторопливо потянул меч из ножен. Альбелис последовал его примеру. Леся натянула тетиву.
        Солнце еле пробивалось сквозь кроны деревьев и весело играло блестками на доспехах Игната. Лезвия мечей пускали по кустам игривых солнечных зайчиков. Сама природа противилась кровопролитию, но таков мир, где выживает сильнейший.
        - Скоро лес закончится, - проговорил Игнат. - Но я сердцем чувствую опасность и к тому же, близкую опасность.
        Альбелис проехал вперед, склонившись к голове коня. И в это время веревочная петля вылетела из кустов. Альбелис на лету перерубил аркан, такой реакции позавидовал бы любой воин. Через мгновение два человека в шкурах животных уже лежали под копытами коней. Нападавших оказалось около десяти, с дубинами и рогатинами, обросшие волосами, как приматы, и неимоверной физической силы.
        - Лучше попасть к лесным братьям - людоедам, чем оказаться живым в пасти такого существа, - прокричал Альбелис, с размаху отрубая руку с дубиной.
        Страшный рев раненого зверя взметнулся в воздух. Леся всадила в надвигавшееся на нее существо семь стрел, но существо продолжало идти, держа рогатину перед собой и глядя прямо ей в глаза. Мохнатая лапа легла на круп коня, смрадное дыхание больно ударило в нос. Леся выхватила кинжал и, что есть силы, вогнала в огромный глаз. Существо закричало, рванулось вперед. Конь Леси повалился на бок, подминая ее под себя. Альбелис видел произошедшее. Изловчившись, швырнул нож в горло другому зверю, который уже был готов нанести смертельный удар упавшей девушке. Тот попытался ухватиться за воздух, но не смог и, обливаясь кровью, рухнул прямо на Лесю. Игнат срубил одному из существ лохматую голову, трое оставшихся, побросав оружие, скрылись в зарослях.
        Альбелис с трудом сбросил мертвое тело с Леси и помог ей выбраться.
        - Как ты?
        - Все хорошо, - устало проговорила Леся, обводя взглядом место схватки.
        - Это кроги. Полузвери, полулюди. Живут обычно в пещерах. И так просто на людей не нападают. Здесь что-то не так. Жилища крогов находятся в горах, а они далеко от них большими группами не уходят. Темные скалы уже рядом. Они всегда возвращаются за своими убитыми, так что надо убираться отсюда, как можно быстрее. Не завидую тому, кого они застанут здесь. Мучить будут долго, повыдергают и выколют все, что возможно и невозможно.
        - Альбелис, а почему тебя так назвали? - спросила Леся и опершись о его руку, вскочила в седло позади Белого лиса.
        - Раньше меня называли Гюргий, в честь Чингиса, но мне пришлось жить в Гипте и там меня нарекли за белую кожу и изворотливый ум - Альбелисом. С тех пор, прозвище крепко за мной увязалось.
        Неожиданно лес закончился, и перед спутниками пролегла ровная поляна, заканчивающаяся отвесной скалой в три - четыре человеческих роста.
        Игнат хмуро огляделся, не убирая меч в ножны. Посмотрел на Альбелиса с Лесей и обменялся знаками.
        Альбелис тоже вынул меч, спрыгнул на землю. Леся и Игнат во весь опор помчались к скале, держа в поле зрения всю поляну. Оказавшись у скалы, подождали Альбелиса. Коней пришлось отпустить, дальше им дороги не было.
        - Леся, ты можешь заглянуть вперед? - тронул ее за плечо Белый лис.
        Она виновато улыбнулась.
        - Не знаю, после того удара по Сергею, сожгло и часть меня. Я, постараюсь.
        Она отошла в сторону, забралась на небольшой округлый камень, выбрала сторону, где пространство открыто, и закрыла глаза. Черная стена выросла перед ней, не имеющая длины и высоты. Она попыталась пробиться сквозь нее, но не сумела.
        Открыв глаза, огляделась, встряхнулась, словно сбросила все наваждения, и повторила еще раз. Черная стена оставалась непроходимой. Ничего не получалось.
        Вдруг перед ней возник Сергей, который поднял руку, словно останавливая ее, и попросил внимания.
        - Не удивляйся, - заговорил он. - За то время, что прошло с того злополучного приключения, я сильно вырос и понял множество вещей, о которых даже не мог и помыслить. Кто-то спас меня от смерти после удара Белого Дракона. Кстати, это не Белый Дракон, а Черный Шакал, убив или спрятав от чужих глаз мага, он присвоил себе его имя. Не обижайся, но это я не пускаю тебя за эту стену. Иначе нам всем грозит гибель. Шакал перехватит видение и узнает наше местонахождение. Хотя, он наверно, и так знает. Но я не хочу потерять тебя в пространстве. Сейчас надо спрятаться в пещере, вход в которую знает только Альбелис. Меня поместите в глубь пещеры и засыплете землей по шею, сами идите поближе к выходу и отдохните. Путь будет тяжелым. Я к вам вернусь.
        Он развернулся и исчез.
        - Сергей! Сергей!
        Леся открыла глаза. Яркое солнце ударило горячими ослепляющими лучами прямо в лицо. Она зажмурилась от неожиданной перемены и почувствовала слабость, а затем послышался голос Альбелиса.
        - Леся, что случилось? Прошло столько времени, мы не дождались…
        Она положила палец ему на губы, предлагая замолчать, и тихо, с трудом, прошептала то, что поведал ей Сергей.
        ГЛАВА 6
        ШАКАЛ, НАЗВАВШИЙСЯ ДРАКОНОМ, ВСЕ РАВНО ОСТАНЕТСЯ ШАКАЛОМ
        Мрачный замок с высокими стенами, возвышался над горами. Занявший всю вершину самой высокой из них, он вызывал непонятный страх у всех, кто приближался к нему. Его старались обходить стороной. Хотя еще недавно это место наоборот, вызывало уважение, и сюда приходили простые люди из самых разных мест империи, чтобы получить помощь или совет. Но как-то неожиданно белый маг превратился в страшного Белого Дракона и путь в эти стены стал закрыт. В охране замка служили люди самых разных сословий, для которых не существовало ничего святого. Им по сердцу приходились лишь три занятия: сражение, грабеж и женщины. Хозяин замка доверял им и чувствовал себя в полной безопасности. Крепость Белого Дракона считалась неприступной. Несколько лет назад она дважды осаждалась ордынскими войсками, но устояла. Войска отошли, когда им сообщили о том, что Белый Дракон уничтожил Черного Шакала. То есть добрый маг одолел злого колдуна. Все, как ни странно поверили. С тех пор стали считать, что в замке по-прежнему живет Белый Дракон, но только люди все так же, как и прежде, боятся подходить к крепости. Власти уверены в одном,
а народ в другом. Но кто будет слушать народ?
        Черный шакал большую часть времени проводил в лаборатории. Он многого достиг в алхимии и магии, а лет пять назад ему был голос, что с помощью спасенных святых реликвий из Монсегюра, ему удастся завладеть властью не только в империи, но и во всем мире, пространстве и времени. Он пять лет в разных временах и странах пытался добыть необходимое, но все было против него. И вот час настал. Планеты выстроили необходимый знак. На протяжении четырех веков, кто-либо из хранителей оказывался монахом, это очень осложняло дело. Но вот в конце двадцатого века Черный Шакал обнаружил то, что надо. Силу, но неопытность, мощь, но не знание. И ни одного монаха в среде хранителей и охранителей! Навербовав людей в двадцатом веке, он принялся за осуществление своих планов. Их задачей было самое простое - обнаружить, выследить, нейтрализовать, остальное он доделывал сам или его неутомимый помощник - Паук. Так оказались в прошлом парни и девушки из метро, белый наркотический порошок сделал свое дело, так оказался в средневековье Саша. Нежданным гостем для Шакала стал Сергей, которого сумела вызвать в прошлое тетка
Доброслава. Это она заставила сержанта взять в руки шприц, обработанный порошком времени. Это она нашла его среди множества людей, разглядев силу души. Это она помогла ему выжить после энергетического удара. Это она заставила его раскрыть способности магии и ясновидения в сокрытом для всех сознании. Сергей оказался прилежным учеником и за довольно короткое времяперепрыгнул несколько ступенек и уровней мастерства в колдовском деле. Тетка Доброслава не ошиблась.
        Черный Шакал по нескольку раз в сутки отправлялся в своем сознании на поиски Сергея, с его приближением к замку, он чувствовал растущую силу противника, который стал превращаться в опасного. Это был первый смертный, выдержавший энергетический удар, испепеляющий все и вся. В руках колдуна уже находились две реликвии и несколько охранителей, но главных вещей ему, пока, достать не удалось. К тому же планы, которые строил столько лет, могли рухнуть в один момент из-за одного единственного смертного, все еще не осознавшего до конца, кто он на самом деле.
        Черный Шакал прогуливался по тронному залу, ожидая известий из двадцатого века и крутил в руках пачку сигарет, вынутую из кармана одного из парней.
        - Неплохая отрава, - проговорил вслух, смял пачку и бросил в угол.
        Вошел высокий темноволосый воин, одетый в звериную шкуру, с мечом за поясом.
        - Господин, люди готовы, - сказал он и слегка поклонился.
        - Хорошо, Тайрам, сейчас подойду.
        Человек опять поклонился и вышел.
        Колдун накинул на лицо капюшон и вышел в коридор. Немного пройдя, открыл потайную дверь и оказался в небольшом темном помещении. Нащупал на стене маленький глазок, открыл и оглядел соседнюю комнату. Пять человек стояли лицом к нему. Оглядев с головы до ног, толкнул незаметную дверцу и предстал перед ними. Проходя мимо каждого, прощупывал взглядом, ощущал их волнение, стук сердца, читал мысли. Дойдя до четвертого, остановился, прислушался и произнес:
        - Оставьте нас.
        Тайрам быстро выгнал остальных и вышел сам.
        - Как тебя зовут?
        - Как зовут - какая разница? Кличут в народе Дырявое ухо.
        - Дырявое ухо? Отчего?
        - Стрела прошла, - он показал из-под длинных волос пронзенное ухо.
        - Ты неплохо скрываешь свои мысли.
        - Они у меня бывают редко.
        - Это хорошо, - улыбнулся колдун. - Ведом ли тебе страх?
        - А чего бояться? Все равно помирать.
        - Тогда слушай, Дырявое ухо.
        Черный Шакал объяснил тайное задание шепотом и тем же путем вернулся обратно, в тронный зал, наказав Тайраму подготовить все, что может понадобиться Дырявому уху. Остальных, четверых, отправил к входу в пещеру с мушкетами и луками.
        «Вряд ли им удастся убить его, но может кого-нибудь сразят. Внутри, кажется, все готово, ничего не упустил. Леопард с его людьми уничтожен, остался только один, а также Альбелис, хитрый, изворотливый, но и тебя я достану. Третья - девчонка, внучка старой ведьмы, ну с этой и того проще. Главное - молодой чародей, но опыт и годы тоже чего-то значат. Тем более моя цель ясна, а его туманна».
        Он улыбнулся кривой улыбкой.
        «Смерть - лучшее лекарство от всех недугов и болезней».
        Колдун направился через весь тронный зал к еще одному потайному ходу, который вел вниз, вглубь горы. Когда закончилась лестница, начался горизонтальный коридор с высокими потолками, где легко умещался конный воин. К тому же, как раз здесь и располагалась конюшня. Черный Шакал выбрал жеребца и поскакал по пустынному коридору. Около двух верст было от конюшни до развилки, от нее шло две дороги. Колдун оставил коня встретившему его воину и пошел по узкому проходу, который закончился небольшим гротом. Отсюда еще одна незаметная дверца вела в лабораторию. В ту самую, в которой уже побывал Сергей в своих видениях. Здесь трудились три человека обритых наголо и в черных накидках как у хозяина.
        - На этот раз, надеюсь, ничего не разбили? - грозно спросил он, открывая огромную книгу на столе.
        - Ничего, господин, - ответили они хором и поклонились.
        - Можете уходить. На сегодня все.
        Работники исчезли, словно их тут и не было.
        - Бур, - позвал колдун, держа перед собой иконки охранителей. - Бур!
        - Слушаю, господин, - застыв в полупоклоне, проговорил Бур.
        - Ты зачем напугал Барабашку? У него до сих пор дрожат колени. К тому же заикаться стал, и дергать бровью. Наверно, опять статуей прикинулся, как прошлый раз? А? Хитрец. Даже я поверил в бредни арестанта. Позови Сигибарта и приведи охранителя.
        Минуту спустя вызванныеим уже стояли перед колдуном.
        - Пить хочешь, Александр? - Черный Шакал подошел к Саше с опущенным на глаза капюшоном. - Я тебе дам воды. Не могу же я не быть гостеприимным. Бур, подай кружку с водой.
        Бур быстро принес и протянул Саше.
        - Бери, бери, а то вон губы потрескались. Того и гляди помрешь.
        Колдун взял чашу за дно и подал, так как руки Саши с трудом поднимались и вряд ли что могли удержать.
        Обезвоженный организм требовал влаги, но Саша сильно мотнул головой, и кружка покатилась по полу, оставляя белесые шипучие следы.
        Колдун рассвирепел.
        - Знаешь ли ты, мальчишка, что я потратил шесть суток на изготовление этого зелья, а ты разлил за один миг! Теперь тебя ждет смерть. Бур приготовь все к обряду, пора забрать его дух. Сигибарт, приготовь его. Постарайся, чтобы как можно меньше крови потерял.
        - Господин, а как же другие отроки?
        - Позже, Бур, позже. Сейчас нужно разобраться с этими избранными.
        С трудом, сдерживая гнев, Черный Шакал опустился в огромное деревянное кресло за столом, взял в руки толстую книгу, и принялся читать, нервно дергая пальцами.
        ГЛАВА 7
        НЕ РОЙ ЯМУ ДРУГОМУ, ВЕДЬ В НЕЕ МОЖЕШЬ УГОДИТЬ И САМ
        Все было сделано так, как просил Сергей.
        Мрачная пещера оказалась в человеческий рост, и довольно глубоко уходящей в скалы. Альбелис внимательно осмотрел стены, проводя по ним ладонью, затем развел костер за уступом далеко от входа. Сел на некотором расстоянии так, чтобы огонь не позволил увидеть входящему сидящих у костра. Все трое молчали, бросая изредка, друг на друга, беглые взгляды. Угнетенное состояние поглотило все слова. Игнат точил меч, Альбелис проверял лук и стрелы, Леся печально смотрела на огонь.
        Ей вдруг, вспомнилась тетка Доброслава. Прошлым летом, ночью, они ходили за лечебными травами, которые собирают на рассвете. Идти было далеко, поэтому вышли на закате солнца и прибыли к месту незадолго до рассвета. Развели костер, чтобы хоть как-то провести оставшееся время. Леся долго смотрела на огонь. Тетка Доброслава кинула в костер веточку ароматного пахнущего кустарника и заулыбалась.
        - Смотри, внучка, смотри. Там твоя судьба, протянувшаяся сквозь времена и пространства, там твой путь, там твой суженый. Смотри.
        Леся заворожено вглядывалась в огонь и острые язычки пламени, словно наперебой зашептали, забегали, зазывая к себе. Затем огромное количество звезд с неистовой быстротой помчались навстречу Лесе, раздувая и лаская ее волосы необъяснимо ласковым ветром. А потом множество городов в слепящем ярком свете, замелькали перед удивленными глазами. Железные блестящие колесницы неистово завывали, распугивая людей в странных одеждах. Другие, длинные, связанные между собой колесницы, с бешеной быстротой летели по железным прутьям, словно боялись куда-то опоздать. Огромные птицы, страшно воя, взлетали в небо. И только один человек никуда не спешил и, наклонив голову набок, смотрел на нее…
        Вдруг, неподалеку ухнул филин, как и в прошлый раз. Леся очнулась.
        Все прислушались.
        - В лесу, - прошептал Альбелис. - Здесь звуки хорошо слышны.
        - Я не чувствую Всеслава, - проговорила Леся. - Он, наверно, погиб.
        - Леопард если и погиб, то отправил на тот свет немало лесных братьев, - мрачно ответил Игнат. - Но я не верю в его смерть. Сердце подсказывает обратное.
        - Если Всеслав жив, то он тогда в плену, - добавил Альбелис и прислушался к звукам снаружи. - Дождь.
        - Дождь хорошо. Смоет следы, - Игнат тоже вслушивался в звуки. Кони ушли?
        - Сразу ушли, к лесу.
        - Тогда у нас гости, - Игнат приготовил меч.
        Чей-то сиплый голос рассылал людей, сильно ругался под звон оружия о доспехи, часто чертыхался и подгонял опаздывающих.
        - Их много, - прошептал Альбелис. - Надо уходить вглубь.
        Он кивнул на костер и изготовил к стрельбе лук. Игнат затушил огонь.
        Сергей очнулся в кромешной темноте, но его окрепшее внутреннее зрение помогало свободно ориентироваться.
        - Надо уходить, - проговорил он, подходя к спутникам. - Эта пещера имеет множество ходов и выходит к самому замку. Надо идти вглубь, у нас другого выхода нет.
        Леся от радости прыгнула в сторону прозвучавшего голоса и всем телом прижалась к Сергею.
        - Любый, любый, - шептала она, не помня себя от переполнявших чувств.
        - Не время, - произнес Сергей и слегка отстранил Лесю. - Игнат, пойдешь замыкающим.
        Почему-то никто не удивился командному тону Ясника и послушно последовали за ним. Через несколько шагов, он попросил всех остановиться и пошарить по стенам пещеры.
        - Где-то здесь должны быть факела, - голос Сергея звучал настолько уверенно, что никто не возразил, послушно ощупывая неровную поверхность стен.
        - Нашла, - проговорила Леся, задетая холодным отношением к ней возлюбленного.
        Сергей чиркнул спичкой и поджег просмоленный факел. Неровный свет выхватил из темноты озабоченные лица и силуэты нескольких воткнутых в расщелины факелов.
        - Возьмите все. Идти далеко, - бросил он на ходу и взял из рук Игната свой меч. - Пусть те, кто идет за нами, останутся без света.
        - Это не лесные братья, - пробурчал Игнат.
        - Это воины Черного Шакала, - ответил Сергей.
        - А Всеслав жив? Ты можешь сказать? - Леся довольно холодно и почти с ненавистью взглянула на Ясника.
        - Всеслав жив, но находится в плену. Лесные братья его вылечат и отпустят. Храбрые воины у них удостаиваются великой чести.
        - Что с остальными? - не выдержал Игнат, приблизившись к Сергею.
        - Убиты.
        Никто не знает, сколько прошли спутники, и что сейчас день или ночь. Короткий привал и снова в путь. Петляя по гранитному лабиринту, они добрались до небольшого грота, по одной стене которого стекал маленький ручеек, а в другой зиял темный проем меньше человеческого роста.
        Альбелис развел костер из взятых им с собой дров и разогрел кусочки холодного мяса.
        Леся придвинулась к Сергею и, прижалась к его груди. Тот с нежностью обнял дрожащую то ли от холода, то ли от любви, девушку. Ощутил пьянящий аромат ее волос и понял, что всю жизнь искал только Лесю. Ему не хватало ее голоса, глаз, губ. И, сейчас, когда время и пространство открылись перед ним, он почувствовал то, незабываемое, легкое, воздушное, что всегда казалось сказочным и недосягаемым. Сердце Сергея запылало, запрыгало, как веселые язычки пламени костра и поселило надежду в уверенность в будущем.
        - Нам еще долго идти? - спросила Леся, целуя Сергея в губы.
        - Долго, - ответил он, крепче прижимая девушку к себе.
        - И мы выйдем отсюда?
        - Обязательно выйдем. Не знаю, как, но выйдем. Сейчас, меня тревожит ощущение появившейся опасности. Непонятное, далекое, но это непреследователи. Возможно, что я ошибаюсь. Что-то все равно должно произойти. Но что именно, не знаю, не вижу.
        - Ты изменился. Стал другим. Настоящим воином.
        - Тетка Доброслава постаралась. А теперь поспи. Идти далеко, понадобятся силы.
        Сергей остался караулить, дав немного времени на сон своим спутникам. Он ласкал мягкие волосы Леси шершавой ладонью и вспоминал их первую встречу.
        Вдруг, он ощутил незнакомый ледяной взгляд, резко оглянулся и увидел человека в черной сутане с капюшоном, закрывающим лицо. Ясник медленно поднялся, стараясь не разбудить Лесю.
        И вот два человека стояли друг напротив друга, и Сергей ощутил воздушное давление со стороны человека в черном одеянии. Вскоре почувствовал, как холодные невидимые щупальца пытаются проникнуть в его мозг. Сергей собрался с духом и выдержал атаку.
        - Ты стал сильнее, чем я думал, - проговорил человек, заполняя своим металлическим голосом пустоту грота. - Но теперь это уже не важно. Скоро ты умрешь. Умрешь в этом каменном мешке со своими друзьями и, возможно, несколько веков спустя, вас сумеют обнаружить потомки, и будут изучать ваши кости, как доисторических ископаемых животных.
        - Неужели? - полное спокойствие Сергея задело противника за живое.
        Колдун резко размахнулся, и светящийся шар полетел в сторону Ясника. Но Сергей поднял руку и остановил заряд на небольшом расстоянии от себя. Медленно опуская руку, он заставил упасть шар, который зашипел как змея, и мгновенно затух.
        - Неплохо. Только это все равно ничего не меняет.
        Человек развернулся и ушел. Огромные валуны с грохотом закупорили оба выхода из грота. Сергей усилием воли попытался открыть проход, но не смог. Внутренний взгляд наткнулся на каменную толщу и не сумел пробиться сквозь стены.
        Спутники оказались замурованными в каменном мешке. Все предпринимаемые попытки успеха не имели. Выхода не было.
        - Ты совсем ничего не видишь? - с надеждой на лучшее спросила Леся.
        - Повсюду каменная толща, которую пройти невозможно. Колдун закрыл все и на всех уровнях. Но выход все равно есть. Из любой ситуации есть выход. Надо немного времени. Надо просто подумать, как. Выход есть.
        Альбелис его поддержал.
        - Выход есть всегда, даже когда его нет.
        - Что ты хочешь этим сказать, Альбелис? - Сергей посмотрел на охотника.
        - Судьбой мне предначертана другая смерть и не здесь, а далеко отсюда. Поэтому мы выберемся.
        Дюйм за дюймом четверка пленников исследовала грот в надежде отыскать выход, но холодный гранит стен молчаливо разрушал надежду на спасение.
        - Что это за гул? - спросил, вдруг, Сергей и прислушался.
        - Я тоже что-то слышу, - подтвердил Игнат.
        - Похоже, землетрясение, - проговорил Альбелис. - Здесь такое часто случается. Потрясет немного и утихнет.
        - Спасибо, что успокоил, - ответил Сергей и почувствовал колебание почвы под ногами. - Это нормально?
        В это время толкнуло так, что никто не устоял на ногах. Альбелис сильно ударился головой о выступ и рассек лоб. Леся пришла на помощь.
        - Это нормально? - чуть не крича, спросил Сергей, с трудом справляясь с головной болью, появившейся внезапно.
        - Это, - но договорить фразу Альбелис не успел.
        Новый подземный толчок сотряс стены грота, раздался страшный треск и грохот. Сверху полетели мелкие камни и осколки. И затем, не давая спутникам опомниться, земля под ногами треснула и провалилась. Игнат с Сергеем оказались по одну сторону, Леся с Альбелисом по другую. Но прежде, чем они что-то успели понять, одна из сторон резко ушла вниз.
        Леся, в не себя от увиденного, подбежала к выросшей перед ней стене и закричала, срывая голос.
        - Любый!
        Огромные слезы навернулись на глаза. Она стала барабанить своими маленькими кулачками по неровной поверхности, не замечая боли и крови. Альбелис с трудом оттащил девушку от стены и вовремя. Большой острый камень вонзился в то место, где только что стояла Леся. Новый толчок разломил противоположную стену и Альбелис с обессилевшей внезапно, девушкой нырнул в образовавшуюся расщелину, которая тут же сомкнулась за ними.
        Охотник обнял Лесю и дал ей возможность придти в себя. Подземные толчки прекратились. Девушка, наконец, успокоилась и только изредка вздрагивала.
        - Все факела остались там, - пробормотал Альбелис. - У нас остался один, который я воткнул за пояс.
        - Какая разница, - безразлично произнесла Леся.
        - Такие, как он, так просто не погибают. Он жив. В этом я больше, чем уверен.
        - Не утешай меня, Альбелис.
        - А я и не утешаю, говорю все как есть.
        Альбелис зажег факел.
        - Ничего себе, - пробормотал он и присвистнул.
        Леся подняла голову.
        Ровные поверхности стен были испещрены наскальными рисунками. Создавалось впечатление, что спутники проникли в тайное священное место некоего народа. Человеческие фигуры в натуральную величину изображали охоту на зверей, ритуальные танцы, рыболовство и во множестве маленьких зарисовок рассказывалось об изготовлении предметов войны и быта.
        - Что это? - заворожено, спросила Леся, не отрывая взгляда от изображений.
        - Это рисунки наших предков, - ответил Альбелис и перекрестился. - Похоже, мы попали туда, куда нам нельзя было входить. Священное место, в которое вход закрыт всем, кроме избранных, священнослужителей. Надо уходить отсюда, иначе не сносить головы.
        - Почему ты думаешь, что это место кто-то посещает?
        - Цветы у алтаря свежие, словно сорваны только сейчас.
        - Может эти люди помогут нам? - с надеждой проговорила Леся.
        - Помогут, но отправиться на тот свет, - буркнул Альбелис. - Мы нарушили табу, а этого не прощают. Мы разгневали их богов. Теперь землетрясение свяжут с нашим появлением. Идем, кажется, там есть выход.
        Они прошли через длинный коридор священного грота и оказались у каменных дверей, покрытых искусными рисунками животных и растений.
        Альбелис толкнул обе створки сразу, но они не поддались. Он нажал плечом со всей силы, но они не сдвинулись и даже не качнулись.
        - Как же они выходят? - Альбелис обследовал всю поверхность вокруг дверей и не обнаружил ничего.
        - Там голоса, - проговорила Леся и схватила Альбелиса за руку. - Они идут сюда.
        Вдруг, двери задрожали и поползли в разные стороны.
        Альбелис подхватил Лесю за талию и потащил в сторону, за небольшой каменный выступ.
        Двери раскрылись. Квадрат яркого света упал на пол пещеры. В проеме дверей появился человек в звериной шкуре и шестом. Он постоял, словно не решаясь войти внутрь, поднял вверх свободную руку и резко указал в сторону затаившихся спутников.
        - Мы пропали, - произнес Альбелис и достал меч. - Наши следы на хорошо прометенной земле, выдали нас.
        И, действительно, на свету следы отчетливо указывали на местонахождение нарушителей.
        Около десятка воинов, вооруженных копьями и секирами, моментально окружили их. Человек в звериной шкуре медленно вошел в образовавшийся круг и встал напротив не прошеных гостей.
        Альбелис выронил меч из ослабевшей внезапно руки.
        Человек в звериной шкуре пристально вгляделся в глаза Леси и сделал мимолетное движение пальцами, развернулся и пошел к выходу. Воины схватили Альбелиса и девушку, связали и понесли вслед за ним.
        ГЛАВА 8
        ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА, ЕГО НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ
        Сергей очнулся от нестерпимой боли в затылке и никак не мог вспомнить, что же произошло. С трудом, встав на четвереньки, переждал внезапное головокружение. Провел рукой по затылку и ощутил ладонью липкую массу. Другой рукой машинально пошарил вокруг, поднял факел. Липкую ладонь с остервенением вытер о штаны и сел, прислонившись спиной к камням темного грота. Спички оказались на месте, и факел вспыхнул, словно ему надоела темнота. Сергей огляделся. Недалеко лежал еще кто-то, присыпанный мелкими осколками камней. Рядом пара факелов, сумка, лук со стрелами, меч. Стоило пошевелиться, как головная боль опять появилась, и сильное головокружение вызвало тошноту. Сергей сделал несколько шажков на четвереньках и потерял сознание.
        Когда он пришел в себя, то с удивлением отметил в крепко сжатой руке горящий факел. Сильно болел затылок, мысли путались, движения оказывались замедленными. Сергей ничего не мог вспомнить, кто он и как здесь оказался. Усилием воли добрался до лежащего человека и потряс его за плечо.
        - Эй, эй, - раздался приглушенный хриплый голос Сергея. - Ты живой? Вставай! Эй!
        Человек пошевелился, медленно привстал и мотнул головой.
        - Ясник? Жив! - Игнат усталый, но довольный смотрел прямо в глаза Сергея. - Что с тобой?
        Игнат насторожился, когда свет от факела упал на лицо сержанта. Чувство неимоверной тревоги появилось в груди воина и стало расти с каждой минутой.
        - Кто ты? - проговорил Сергей и потерял сознание.
        Игнат пришел в себя, осмотрел рану Ясника на затылке, перевязал. Собрал все, что могло понадобиться в пути, взвалил на себя тело Сергея и потащил через узкий проем. Пещера, в которой оказались спутники, оказалась в человеческий рост и имела несколько выходов. Игнат достал из сумки клубок ниток и закрепил на уступе. Хотел оставить Сергея здесь, но передумал и опять взвалил его себе на плечи. Путь оказался тупиковым и Игнат, кряхтя и ворча, отправился в обратную сторону. Следующие два выхода оказались связанными между собой. Остался последний, четвертый. Игнат сел передохнуть и закрыл глаза. Усталость сморила его.
        Он очнулся от легкого прикосновения и отработанным движением резко схватил за руку непрошеного гостя, приставив кинжал к горлу. Этого противник не ожидал.
        - Ты кто такой? - спросил Игнат, отмечая приличное одеяние гостя и неопытность в военном деле.
        - Прохожий, я.
        - Чего же тебя сюда занесло, прохожий? Али жизнь не дорога?
        - Кто я такой и что здесь делаю не должно тебя касаться, - дерзко ответил гость.
        - Смел, братец, - Игнат довольно хмыкнул и отпустил пленника. - Ты не из нашего мира. Я, похоже, даже знаю, что привело тебя сюда.
        Молодой паренек лет восемнадцати поправил чалму, но ладони с рукояти сабли не убирал. Подозрительный взгляд просверлил Игната, убиравшего на место кинжал.
        - А сам-то ты кто? - спросил парень, сделав воинственное движение рукой.
        - Я, воин. Кличут Игнатом.
        - А второй?
        - Ясник.
        - А что с ним?
        - Головой сильно ударился, когда землю трясло.
        - А ты не воин Паука?
        - Это ты Черного Шакала имеешь ввиду? - Игнат усмехнулся. - Нет, я воин империи.
        - Какой еще империи?
        - Великой Татарии.
        - Не знаю такой империи. Что же тебя сюда завело?
        - То, что и тебя.
        - Ну, это еще неизвестно. Подскажи лучше дорогу к замку.
        - Самому хотелось бы узнать.
        - Не врешь?
        - Слушай, посланник из будущего, ты бы хоть имя свое назвал для начала. А то прямо разговаривать неудобно.
        - Райан.
        - Это твое имя? - удивился Игнат.
        - А что тебе не нравится в моем имени? - вспыхнул паренек и вскочил на ноги, вытянув саблю из ножен до половины.
        - Просто имя твое в наших краях звучит слишком странно и непонятно. Ты здесь по своей воле или по воле колдуна?
        - Я и сам не знаю. Все произошло настолько быстро, что и разобраться не успел, кто есть кто, - остывая понемногу, заговорил парень.
        - Откуда наряд?
        - Купец какой-то сжалился надо мной, когда я появился в вашем времени раздетым.
        - А сабля? - с интересом спросил Игнат.
        - Нашел в лесу, недалеко от пещеры.
        - С какой же целью ты идешь к Черному Шакалу?
        - Убить его!
        - С чего это ты такой кровожадный?
        - Тебя не касается, - огрызнулся Райан.
        - Где ты слышал, что колдуна убивают саблей? Тут нужна особая магическая сила. Сабля для него, что для тебя заноза.
        - Но его надо убить!? - растерялся Райан и сел на землю.
        - Не все так просто, - вздохнул Игнат. - Как ты оказался в нашем времени?
        - Я и сам не могу объяснить, - устало вздохнул паренек. - Их было несколько, странные люди с какими-то выцветшими глазами. Они окружили меня и заставили поехать с ними в разрушенный дом на окраине Лос-Анджелеса. Меня поставили рядом с каким-то прозрачным небольшим шаром, заставили на него смотреть. Потом, вдруг, началась стрельба, драка. Кто-то меня толкнул на шар, и все вокруг завертелось, голова закружилась. Очнулся, почти голым, на улице какого-то города. Все вокруг, глядя на меня, смеялись и, показывали пальцами. Потом подошел человек, который назвался купцом, и бросил мне одежду.
        - А почему ты говоришь на русском языке? - неожиданно спросил Сергей, приходя в сознание.
        Райан опешил и пожал плечами.
        Игнат испытывающим взглядом посмотрел на Сергея.
        - Ты все помнишь, что произошло?
        - Память вернулась. Кто-то пытался ее отнять у меня. Не вышло. Так что я в полном здравии и уме.
        Сергей перевел взгляд на Райана и словно пронзил его своим острым взглядом. Паренек заежился и напрягся.
        - Ты охранитель, - после долгих разглядываний произнес Сергей. - Твой хранитель попал в беду, но вас отрезали временем друг от друга. Как ты понял, что ты в прошлом?
        - Не знаю. Отец очень часто об этом говорил, готовил к великому событию. Можно сказать, что я был ко всему готов.
        - Ты не заметил того, что говоришь на незнакомомтебе языке? Я, например, только сейчас сообразил, что говорю на древнерусском или старославянском языке. К тому же прекрасно понимаю других. Тебя не учили в детстве древним языкам?
        - Нет. Кроме английского не знаю больше никакого.
        - Это открытие мирового значения, Райан! - воскликнул Сергей и обреченно вздохнул. - Но об этом никто не узнает. Я, думаю, нам пора в путь. Мы, тоже, как и ты, Райан, ищем логово Черного Шакала. Можешь присоединяться к нам.
        - С великой радостью, - ответил паренек и с чувством благодарности пожал протянутую руку.
        ГЛАВА 9
        ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН, НО ЕСЛИ ТЫ НИКОМУ НЕ ДОЛЖЕН, А С ТЕБЯ ТРЕБУЮТ ДОЛГ?
        Немолодой уже офицер запаса военно-морских сил США Артур Спинкс, решил посетить большие города России и прибыл в сибирский мегаполис Новосибирск.
        Город, как и все остальные города, которые Спинкс уже успел посетить, не был похож на грандиозные американские мегаполисы. Но, построенный с размахом, он совершенно не давил тяжестью небоскребов, и воздух, казался более свободным и вольным. Артур удивлялся самому себе. У него, патриота Америки, вдруг защемило сердце от всего увиденного. Он, словно, освободился от чего-то тяжелого, непонятного, будто стеснявшего дыхание. Душа, при взгляде на золотые кресты и купола храмов, пела. В конце концов, Артур начал гнать от себя навязчивую мысль, что он всегда любил именно эту страну, русские города, русских людей.
        Он стоял на площади Ленина, лицом к театру Оперы и балета. Солнце нещадно палило землю. За спиной гудели машины. Прохожие, то и дело задевали его, но он стоял и любовался открывшимся ему городом. Многое для него, повидавшего виды, стало откровением, перевернуло заложенные с детства представления о многих вещах. Он, словно вернулся в места древнего зарождения цивилизации. На ту самую землю, откуда вышли далекие предки нынешних многих народов. Удивленный и потрясенный своим открытием, Спинкс, смахнул слезу.
        - Привет, дядя, - услышал Артур молодой голос. - По-русски понимаешь?
        Спинкс посмотрел на говорившего юношу. С виду, лет шестнадцать, в кожаной куртке без рукавов, обвешанной цепочками и браслетами. На голове зелено-красный ирокез. Толстые губы двигались в такт чавкающей челюсти.
        - Глухой, чо ли? - юноша вопрошающе развел руками в стороны.
        - Что вы хотите? - спросил Спинкс, снимая темные очки.
        - Вон там, - юноша показал большим пальцем себе за спину. - У темной машины два чела хотят с тобой поговорить, говорят, что твои друзья.
        - Мои друзья? - переспросил Артур с удивлением.
        - Ну не мои же, дядя. Иди, а то не дождутся, - буркнул юноша и, сунув руки в карманы, побрел прочь.
        Спинкс сразу понял, что за ним началась охота. Он ощупал в кармане ключ от дипломата, спрятанного в камере хранения на железнодорожном вокзале. Еще раз взглянул на двух мужчин у легковой машины, осмотрелся вокруг и быстрым шагом направился в обратную сторону. Он почувствовал спиной, что незнакомые люди, назвавшиеся друзьями, побежали за ним. Артур нырнул в подземный переход, с трудом избегая столкновения с прохожими, миновал ларьки и оказался в метро. Без очереди сумел купить жетон, люди не успели и сообразить, что произошло, а он уже находился в вагоне. Двери закрылись, когда двое преследовавших его молодых людей показались на перроне. Артур в шутку, резко выкинул вверх руку и отдал им честь.
        Довольный своей выходкой Спинкс улыбнулся, но чувство опасности не оставляло. Артур искоса взглянул в сторону соседних дверей, стараясь оставить свой взгляд незамеченным, и отметил странного мужчину с выцветшими глазами, похоже, что следившего за ним.
        «Хорошо подготовились, просчитали все возможные варианты, - подумал Спинкс, и опять нащупал в кармане ключик от дипломата».
        - Станция «Гагаринская», - услышал он объявление по радио.
        - Откуда я так хорошо понимаю русский? - шепотом спросил Артур сам себя и пожал плечами.
        Двери открылись, но Спинкс остался стоять, наблюдая за реакцией незнакомца. Тот откровенно следил за всеми движениями Артура.
        - Осторожно, двери закрываются. Следующая станция «Заельцовская», - опять прозвучало по радио и двери зашипели закрываясь.
        В одно мгновение Артур оказался по другую сторону закрывшихся дверей и взглянул на преследователя. Тот, что есть силы, пытался раздвинуть створки своих дверей, но сил не хватало. Поезд забрал преследователя с собой.
        Спинкс с удовольствием хмыкнул и сел в поезд обратного следования.
        Со станции «Красный проспект» он по подземному переходу прошел на станцию «Сибирская» и отправился на Главный железнодорожный вокзал. Выйдя из перехода метро, Артур медленно зашагал по площади в сторону здания вокзала дальнего пассажирского следования, но вдруг, передумал и свернул в недавно построенный вокзал пригородного назначения. Он пытался понять, следят ли за ним, или все-таки удалось скрыться. Насквозь пересек зал ожидания, на выходе остановился и посмотрел на световое табло, словно разыскивая нужную информацию о нужном электропоезде. Не оглядываясь, вышел на мост, связывающий вокзал с противоположной стороной железнодорожного парка. Здесь он сделал вид, что развязался шнурок на ботинке и, наклонившись, тайком осмотрелся. Похоже, что его потеряли, никого подозрительного не было.
        Артур спустился по лестнице на перрон между поездами дальнего следования и прошел до окончания перрона. Затем перешел пути и зашагал в обратном направлении. Сзади никого не было. Артур, не спеша, открыл дверь в вокзал и направился в сторону камер хранения. Но сердце екнуло и Спинкс, делая вид, что ко всему безразличен, прошел в туалет. Немного погодя, с тем же видом, поднялся на второй этаж, подошел к расписанию поездов, постоял, изучая маршруты, и вышел из здания вокзала на прилегающую к нему площадь.
        Вот теперь он вновь почувствовал слежку. Рука невольно проверила наличие ключа в кармане, а взгляд уже выхватил одного из преследователей. Артур ускорил шаг. У входов в метро стояли люди, которых нельзя было спутать ни с какими другими. Выцветшие глаза и неизменно черная одежда. Они были повсюду.
        Артур решил обратиться к помощи милиции, но ни одного сотрудника правоохранительных органов почему-то не увидел. Спрятаться в незнакомом городе возможно, но для начала надо убежать, скрыться, уйти из поля зрения преследователей. Впервые в жизни, он ощутил себя в роли загнанного волка, у которого один спасительный выход - на флажки!
        С решительным видом, Спинкс двинулся к каменной лестнице, которая вела к входу в вокзал с первого этажа. Два огромного роста незнакомца молча преградили путь. И вот тут, произошло неожиданное событие. Юноша и девушка, появились ниоткуда и свалили на ступени лестницы людей с выцветшими глазами, больше похожих на горилл. Девушка схватила Артура за рукав и потянула на железнодорожные пути. Спинкс не сопротивлялся, хотя понимал, что это могло быть обыкновенной уловкой. Внутреннее чувство подсказывало, что это те, кто и должен быть его защитниками, что это и есть охранители, о которых он слышал от своей матери.
        Преследователи не ожидали такого поворота событий и немного растерялись, предоставив возможность хранителю реликвий скрыться.
        Оказавшись по другую сторону железнодорожных путей, все трое решили воспользоваться автомобилем, но передумали в самую последнюю минуту и обошли вокзал с другой стороны и сели в вагон электропоезда.
        - Спасибо вам, вовремя, - произнес запыхавшийся от пробежек и пережитого Спинкс и улыбнулся.
        Девушка с юношей улыбнулись в ответ и показали руками, что не понимают его.
        Тогда Спинкс достал иконку и показал им. Спутники проделали то же самое.
        - Артур, США - представился хранитель.
        - Диего, Аргентина, - ответил юноша.
        - Франческа, Куба, - улыбнулась девушка.
        Артур напряг всю свою память, вспоминая испанский.
        - Тревожно, - медленно произнес он. - Нам не дадут далеко уехать.
        В это время в салон скрипнула дверь.
        - Вот и они, - упавшим голосом подытожил Спинкс. - Что будем делать?
        - Отсюда не убежать, - проговорила Франческа и решительно встала.
        Артур встал рядом. Диего пошел навстречу незнакомцам. В руке одного из преследователей сверкнул нож, и юноша согнулся пополам, повалился набок. Владелец ножа толкнул его ногой и прошел к оставшимся.
        - Где спрятал книгу? - спросил угрюмый, небольшого роста человек, вынырнувший из-за широкой спины владельца ножа. - Долги возвращать надо. Черный Шакал не любит должников.
        Артур промолчал.
        - Берите, там расскажет, - угрюмый человек хмыкнул, развернулся и пошел к выходу.
        - Шеф, а с девкой что делать?
        - Берите обоих. Кстати, этого, которого почикали, тоже надо куда-нибудь с глаз долой. И всех, кто что-либо видел, - произнес он и улыбнулся забившейся в угол женщине.
        ГЛАВА 10
        ЗЛО ЧАСТО ОДЕРЖИВАЕТ ПОБЕДЫ, НО ВЛАСТЬ ЕГО ВСЕГДА ВРЕМЕННА
        Никто из людей и предположить не мог, что Черный Шакал и Паук это не один человек, а два. Паук, очень был похож на своего господина, но отлично знал свое место, не обладая многим, что было доступно колдуну. Единственным внешним отличием от Черного Шакала оказался рост. Паук почти на голову ниже своего господина.
        Колдун сидел за длинным черным столом, листая лежащую перед ним книгу.
        - Господин, к тебе Паук, - раздался в дверях голос Сигибарта.
        - Зови, - ответил колдун, закрывая книгу.
        Паук быстро вошел в пещеру-кабинет и поклонился, не доходя до длинного стола.
        - Опять сорвали операцию? - спросил Шакал, пронизывая собеседника взглядом.
        - Доставили хранителя и охранителя, господин, одного убили. Иконка убитого вот.
        - Что с книгой? - гневно спросил колдун, топнув ногой.
        - Молчит, господин, - растерянно пробормотал Паук.
        - Приготовьте мне их, я поговорю с ними сам.
        - Слушаюсь, господин. Будет сделано, господин, - попятился Паук, открывая двери задом.
        Черный Шакал от злости ударил кулаком по столу.
        - Ничего поручить нельзя! Все приходится делать самому! Сигибарт!
        - Здесь, господин.
        - Давай шар.
        Сигибарт с трудом подкатил тумбу с шаром к столу колдуна. Пол, мощенный булыжником, затруднял движение колес.
        - Иди, приготовь отрока с белой силой. Может, он уже готов с ней расстаться, - Черный Шакал потер руки. - Еще немного, половина реликвий в моих руках, магический шар Белого Дракона мой, отрок с белой силой в моей власти. Осталась книга мудрости, но и это, думаю, теперь не проблема. Хранитель в моих руках. Остается чаша, последняя и очень важная часть ритуала. Без нее все становится бессмысленным.
        Колдун заглянул в шар, поводил над ним руками и прочел заклинание.
        - Проклятые совершенные, как им удалось закодировать реликвии, что даже магический шар не может определить их местоположение?
        Он резко встал и вышел в соседнюю пещеру.
        - Сигибарт, убери шар на место, - крикнул оттуда Шакал и прошел дальше, в соседнее помещение.
        Небольшая пещерка, вытянутая, словно коридор, являлась колдовской лабораторией, где Черный Шакал, разрабатывал различные отвары и эликсиры.
        Колдун прошел мимо столов и свернул к огромной металлической двери справа в стене. Открыв висячий замок и откинув засовы, он вошел внутрь. В ворохе соломы валялись трое спящих отроков, которых перевели сюда из дальней лаборатории, чтобы запутать Сергея.
        Колдун хотел уйти, но, вдруг, резко обернулся и пересчитал спящих.
        - Сигибарт! - закричал он вне себя от бешенства.
        Бледный Сигибарт в один миг оказался перед ним.
        - Где еще одна девица? - потряс своды пещеры громовой голос колдуна.
        - Бур, я ему говорил, но он не послушал, - стал оправдываться Сигибарт.
        - Я отрежу ему его отросток, чтобы он о нем больше не думал! - колдун был страшен в этот момент. - Страх потеряли? Я вам покажу развлечения!
        Шакал выбежал в лабораторию, но внезапно остыл.
        - Сигибарт, - позвал он изменившимся голосом. - Держи порошок, введешь каждому в вену раствор этого вещества по двадцать капель. Ровно по двадцать капель. Ты понял?
        Сигибарт согнулся в поклоне.
        - Вечером обо все сообщишь.
        Колдун вышел в другую дверь и медленно спустился по каменной лестнице дальше в подземелье.
        К стене цепями был прикован юноша. Голова бессильно болталась, тело обвисло.
        Черный Шакал брезгливо поднял голову Саши за подбородок. Веки юноши дернулись, но не открылись.
        - Решил умереть? Не выйдет! Ремаз!
        - Да, господин, - вбежал из соседнего помещения человек в одеянии воина.
        - Освободи, приведи в чувство. Он мне нужен живым.
        - Слушаю, господин.
        Колдун прошел еще дальше по небольшому коридору и открыл металлическую решетку в маленькую комнату.
        - Как добрались? - учтиво спросил Черный Шакал у арестованных. - Надеюсь, вас не слишком укачало?
        - Кто ты такой? - спросила Франческа, пытаясь встать и подтянуть к себе увесистую цепь.
        - Сидите, сидите, мадам. От вас мне ничего не нужно. А вот с Артуром Спинксом, нам есть о чем поговорить. Не правда ли?
        - Не правда, - ответил тот и отвернулся.
        - Какие мы сердитые. Я не хочу причинять вам обоим вред. Хочется решить все проблемы полюбовно. Ты, Артур, отдаешь мне книгу, а я вас отпускаю на все четыре стороны. Идет?
        - Ты или слишком хитрый, или слишком наивный, - сказала Франческа.
        - Не угадала, мадам. Я - страшный! Я - очень страшный! Меня боятся все!
        - Тем хуже для тебя! - со злостью выговорила она.
        Колдун ударил Франческу наотмашь.
        - Не надо меня злить, красавица. Это может слишком плохо закончиться. И не только для тебя. Тычок! - позвал кого-то Черный Шакал.
        - Здесь я, господин, - в дверях стоял лилипут с бритой головой и расплывшейся по всему лицу улыбкой.
        - Переведи-ка девицу в другое место. Пусть поразмышляет в одиночестве.
        Тычок отстегнул от пола цепь и маленькой, но сильной рукой заставил Франческу согнуться до его роста.
        - Мне так неудобно идти, - проговорила она и попыталась разогнуться.
        - Мне удобно, - ответил лилипут и резко вернул ее в прежнее положение.
        Когда они ушли, колдун подсел на солому рядом с Артуром.
        - Скажи, где книга и никто никогда не узнает, что об этом сказал ты. Я ведь, рано или поздно, ее найду. Книга в аэропорту, в театре, музее, жилом здании, вокзале… Ага! - Черный Шакал даже подскочил от удовольствия. - Дрогнул! На вокзале книга! А где тебя взяли? Да, конечно, на вокзале, на железнодорожном вокзале! Вот видишь, как все просто. Осталась мелочь, выяснить, где именно она лежит. Ну, напрягись! Не получается у тебя блокировка сознания, не получается.
        Но как только не старался колдун, а больше он ничего не сумел узнать.
        - Может нам девицу помучить?
        - Она ничего не знает, - проговорил Артур и замолк.
        - Я знаю, что она ничего не знает. Зато знаешь ты!
        - Мне стерли информацию.
        - Кто тебе мог стереть? Ты чего болтаешь? Ну-ка открой сознание! Иначе я не поверю тебе.
        Колдун долго искал искомое, но все исчезло.
        - Проклятье! Кто это сделал? Она? Нет, девица не способна. Кто? Ремаз! - закричал Черный Шакал и быстрым шагом отправился наверх.
        В лаборатории остановился напротив колбочек и пробирок. Выбрал одну и подал Ремазу.
        - Отправишься к Доброславе и сделаешь все, что бы она исчезла. Понял?
        - Будет исполнено, господин.
        Черный Шакал остался один.
        - Сигибарт! Что с отроком?
        - Все готово, - послышался голос издалека.
        Колдун пошел в обход, хотя в пещеру обрядов был прямой проход из лаборатории. Приблизившись к обрядовому ложу, он нащупал пульс отрока, проверил лоб, дыхание, приподнял веки.
        - Будем пробовать, - сказал он Сигибарту и тот принес меч.
        Черный Шакал закатил глаза и зашептал заклинания. Меч сам поднялся вверх и повис над телом отрока. Поднялся вихрь, который закружил по куполовидной верхней части пещеры. Из носа, ушей, рта отрока потекла кровь. Его тело стало дергаться, словно пытаясь вырваться из железных пут, которыми были прикручены запястья к обрядовому столу. И, вдруг, колдун прекратил шепот заклинаний, и меч по самую рукоять вонзился в сердце отрока. Тело дернулось вверх, и душа стала отделяться от него, засасываемая вихрем в Черного Шакала. Обряд свершился.
        Обессиленный колдун упал на руки Сигибарта и тот мгновенно влил в него какую-то жидкость.
        Вскоре Черный Шакал стоял на ногах.
        - Отлично, Сигибарт! У нас есть сила! Сила пространства и времени! Как долго я этого ждал! На завтра приготовишь нашего пленного гордого Александра, пора его душе найти место во мне. Через день девицу - охранителя. С каждым днем я становлюсь все сильней и сильней! Очень скоро я буду править миром! И никто! Никто! Не сумеет мне в этом помешать! Я - повелитель мира!
        Зло наступало не в настоящем, а подло заглядывало из прошлого, и ждало своего часа. Смертельный удар исподтишка становился все ближе и ближе, но человечество было занято мелкими разборками между собой и не замечало, как мир меняется в худшую сторону. Исторический обман, изменивший коренным образом прошлое многих народов, стал лишь поводом для разногласий религиозных фанатиков. Исторические подмены родили террористов, которые перепутали на самом подсознании добро со злом. Да и вся подмененная история мира, впитавшая великую ложь и несправедливость, открыла ворота пространства и времени непомерному и жестокому злу. Темные времена приближались.
        ЧАСТЬ 2
        Настоящее и прошлое, неожиданно, для многих героев слились в единое целое, объединившее реальность и сказку. История преподнесла сюрпризы потомкам, к которым оказались подготовленными только избранные. Мир, перевернутый с головы на ноги, дал крен, а затем и течь. Знаменитые профессора исторических наук, защитившие множества диссертаций, вдруг беспомощно развели трясущимися руками, понимая своим подсознанием, что здание, построенное ими и их великими предшественниками, зависло в воздухе и вот-вот рухнет. Продолжая сражаться на страницах газет и журналов, на сайтах интернета и ученых встречах, мужи науки незаметно для себя перешли на плевки и черные реки грязи на своих оппонентов, чей новый взгляд на всемирную историю был выстроен с точки зрения логики развития и подтвержден фактами истории. Признанные историки отбрасывали в мусорное ведро все, что не укладывалось, по их мнению, в настоящую, утвержденную всеми хронологию. Все исторические заметки, записи, архивы, подрывающие их ученые заверения в непогрешимости исторической науки, назывались ложными. Но мир менялся, мир рушился. Вековая ложь
разъедала людские души, калечила сознание, порождала религиозных фанатиков и борцов за веру, которой они и сами не понимали. Деньги, роскошь, власть заманивали все новые и новые жертвы в свои объятия, чтобы уничтожать не по одному, а целыми группами. Тюремный срок, пьянство, жестокость, наркотики стали идолами поклонения молодежи, заменив благородство, дружбу, честь. Поруганная православная вера пыталась остановить разрушение, но, будучи сама изменена в прошлом, многого достигнуть, не могла. В битву вступали избранные, последние, кто мог еще остановить расползающееся по земле зло. Но их неопытность и слабые знания, уже стоили жизни многим из них. И все же, только они, оставшиеся в живых и оказавшиеся в прошлом, могут защитить и веру, и жизнь, и землю.
        ГЛАВА 1
        ТАНЯ И ЖОРЖ В ЗАМКЕ ПРОШЛОГО
        Неприступная крепость Белого Дракона выстояла при довольно серьезном, хоть и коротком, землетрясении. Ничто не осыпалось, ничего не рухнуло. Все испытали лишь легкий испуг. Но вот подземные ходы, ведущие из замка в различные части местности, были повреждены. Черный Шакал, немедленно отправил людей для восстановления проходов, снарядив их орудиями будущего. Так что работа у них двигалась быстро и удачно.
        Таня и Жора оказались в прошлом, в мрачной пещере крепости Белого Дракона, но в гостях у Черного Шакала. Немного растерянно и с чувством тревоги они оглядывались по сторонам. Глаза долго привыкали к мраку, царящему вокруг. Ощущение опасности придавало силы и храбрости.
        - Мы, в прошлом, - проговорила Таня и осмотрела длинный стол посреди пещеры.
        - Возможно, - предположил Ремин, все еще пытаясь понять, что произошло на самом деле.
        - Большой шар времени где-то здесь, - сказала Таня и указала на зеленое свечение ее шара. - Смотри, у этой стены, мой шар светится ярче. Значит, тот рядом.
        - Он в стене, - ответил Жорж и попытался выдвинуть камень, между которым со стеной не было никакого видимого сцепления. - Тут щель! Судя по всему, этот большой шар выкатывают!
        - Знать бы, еще, как, - грустно вздохнула Таня. - Здесь не все так просто. Замок колдуна таит в себе предостаточно случайностей.
        - Нам необходимо разбить шар! - Ремин с остервенением стал дергать камень в стене.
        - Прежде, чем это сделать, нам, похоже, надо пройти какие-то испытания.
        - Какие еще испытания, Таня? Надо сделать главное!
        - Все сказки подразумевают испытание.
        - Причем тут сказки? - спросил Ремин, почувствовав всем своим существом нечто такое странное, что замер на месте.
        - Что с тобой? - забеспокоилась девушка.
        - Не знаю. Но мне, кажется, что все здесь мне знакомо. Мне надо сделать лишь небольшое усилие, и я все вспомню! Невероятно, но я чувствую, запах моего дома. Давно забытый запах родительского дома!
        Таня удивленно следила за движениями Жоржа и крепко сжимала светящийся зеленым шар.
        - Нет, ты этого не можешь чувствовать. Пусть замок принадлежал Белому Дракону, твоему предку, но сейчас он полностью пропитан черной энергетикой страшного и безжалостного колдуна! - быстро заговорила девушка. - Чем скорее мы отсюда уйдем, тем лучше для нас!
        - Конечно, - согласился Ремин. - Нам надо идти, но я чувствую неповторимый, давно забытый запах. Ни с чем мне его никогда не перепутать! Может, Черный Шакал не убил Белого Дракона?
        Они выскользнули в соседнюю пещеру, из которой каменные ступени вели вниз. Оглянулись назад, словно запоминая дорогу, чтобы вернуться обратно, и пошли вниз под свет торчащих из стен смоляных факелов. Чем ниже спускались Жора и Таня, тем холоднее становилось, тем тревожнее бились сердца.
        - Здесь можно и заблудиться, - проговорила Таня. - Лестница кажется бесконечной и что нас ждет в конце ее, неизвестно. Может, лучше, вернемся? Если попадем в лабиринт, то выход можем и не найти.
        - Таня, Танечка, Танюша, - неожиданно услышала в ответ девушка. - Чем дальше мы идем, тем больше я убеждаюсь, что дорога мне знакома. И я благодарен судьбе, что здесь я не один, а с тобой. Мы с тобой, вдвоем. Так долго я тебя искал! Так долго ждал часа, когда смогу сказать… Я люблю тебя!
        Таня растерялась. Тревога ушла на второй план. Словно никакого путешествия в прошлое не было, никакая опасность им не угрожала. И во всем мире только они одни. Она не знала, что отвечать на столь дорогие сердцу слова. Ведь и она так долго ждала этого самого часа. Таня колебалась, но, вдруг, прильнула к пылающим губам Жоржа. Любовь, она всегда остается любовью, и порой не знаешь, где и когда ее нежные руки обнимут вас и откроют те стороны блаженства, от которых захватывает дух и часто-часто бьется сердце.
        От счастья у Тани закружилась голова, она повисла на шее Жоры. Ремин крепко держал ее обеими руками, ощущал тепло ее тела, прерывистое дыхание и понимал, что Таня самое драгоценное из всего того, что ему доводилось держать в своих руках. Слова здесь были неуместны. Они и не нуждались в них.
        Сколько прошло времени не смогут сказать ни он, ни она. Но когда прошел порыв страсти и они вспомнили, где находятся, то в их душах не было страха и сомнения. Их убеждения лишь стали тверже, а шаги уверенней.
        Бесконечная лестница внезапно кончилась, и вывела Жоржа с Таней в уходящий в темноту подземный ход высотой с человеческий рост. Они молча взялись за руки, выдернули из стены по факелу и смело двинулись вперед.
        Два человека из будущего шагали по сырым камням средневекового подземелья, счастливые от провидения судьбы, что она свела их вместе. Два человека, понимающие свое предназначение, имеющие цель и идущие вперед, презирающие опасности, шли навстречу своей судьбе плечо к плечу. Кто знает, что их ждет, чем закончится их необычный путь в прошлое, но они уже нашли друг друга, обрели ту самую, порой для многих недосягаемую, земную любовь и верили в то, что добро всегда будет побеждать зло.
        Длинный темный коридор обнаружил в стене овальное углубление. Жорж осветил его и понял, что это колодец. Вода в нем оказалась леденящей и совершенно свежей.
        - Чей-то голос шепчет мне, что этот колодец с секретом, - проговорил Ремин и стал обшаривать овальные стены.
        Таня молча смотрела на его действия.
        - Ага! - воскликнул он и нажал на выступающий вперед камень.
        Внутри колодца сильно заскрежетало, вода забурлила, и вдруг, исчезла.
        Жорж оглянулся на девушку и осветил факелом колодец.
        - Здесь лестница, - сказал он и первым полез на открывшиеся каменные ступени. - Не бойся, Танюша, нам надо именно туда. Внизу нас ожидает самая невероятная встреча.
        - Откуда ты знаешь? - спросила Таня, но доверилась своему возлюбленному и приняла протянутую руку.
        Лестница не доходила до дна колодца, а заканчивалась на середине его небольшой железной дверцей, больше похожей на заслонку. За ней вился тайный узкий проход, который закончился еще одной каменной лестницей вниз. Скользкие ступени не давали идти быстро, и влюбленным стоило большого труда пройти по ним и не упасть.
        Невысокая, но широкая пещера открылась перед ними со свисающими вниз огромными сосульками - сталактитами и торчащими вверх, не менее грандиозными - сталагмитами. Факела бросали на них свой свет, а те, словно откликаясь, блестели и переливались цветами радуги. Таня и Жорж в едином порыве оглянулись друг на друга и улыбнулись. Сама природа одобряла их союз. Они прижались плечо к плечу, с чувством сжав руки, и пошли дальше, любуясь вспыхивающими огоньками и переливающимися блестками. В конце пещеры открылся проход в следующую, не менее сказочную, скорее похожую на владения хозяйки медной горы. Полезные ископаемые, в основном медь, лежали перед ними, как нечто само собой разумеющееся.
        - Тут целые залежи несметных богатств! - воскликнул Жорж и провел по стене рукой. - Кто же добрался до этих сказочных сокровищ? Кто владеет ими?
        - Я, - раздался за спиной тихий голос.
        Влюбленные разом обернулись и увидели немощного старика, которого держали под руки два крепких юноши. Длинные белые волосы спадали на грудь, переплетаясь с такой же длинной бородой. Худые костлявые руки слегка дрожали. Но глаза смотрели молодо и пристально, что не совсем вязалось с обликом немощного старика.
        - Это все, что у меня осталось, - проговорил он, разглядывая с интересом своих гостей. - Но вы, мое самое главное сокровище. Я давно вас жду.
        Он хитро подмигнул им и улыбнулся своей старческой, больше похожей на гримасу, улыбкой.
        Сердце Жоржа вдруг затрепетало, защемило. Он сделал шаг в сторону старика.
        - Ты - Белый Дракон! - вскрикнул Ремин и опустился на колено, преклонив голову.
        - Узнал! - радостно выдохнул старик и в его глазах показались капельки слез. - Жорж Александр, мой далекий потомок. Я знал, я верил, что тебе удастся добраться до меня. Мой голос мог дойти до сознания лишь того моего потомка, в ком осталась белая сила. Обними меня!
        Ремин, словно родного отца, обнял далекого великого предка из прошлого.
        - Познакомь со своей возлюбленной, Жорж, - отстранил потомка Белый Дракон. - Она прекрасна и величественна как принцесса! Она так похожа на мою Адель! Все в мире повторяется. Скорей, познакомь!
        Ремин подбежал к девушке, взял ее за руку и торжественно подвел к старику.
        Белый Дракон неожиданно освободился от помощи юношей и, взяв двумя руками ладонь девушки, облобызал ее.
        - Таня, - сказал Ремин, представляя возлюбленную.
        - Таня, - как эхо повторил старик и с трудом сдержал слезы. - Красивое имя, достойное принцессы.
        Девушка зарделась от таких лестных слов и немного растерялась.
        - Что ж, я старый пень, держу вас здесь, - словно скинув несколько десятков лет, засуетился старик.
        В его движениях перестала ощущаться столь отчетливая немощность. Юноши, хоть и держались рядом, но маг больше не позволял им себя поддерживать. За длинным уступом у самого входа в эту пещеру, находилась металлическая дверь, в которую провел хозяин своих дорогих гостей. Белый Дракон, уже, словно сам юноша, вел молодую даму, указывая, где лучше наступить, где лучше пройти. Девушка совсем растерялась от такого внимания старого мага. Жорж только улыбался, он видел, что стоило старику его кокетство.
        Грот, в котором они оказались, имел большую своеобразную печь, недалеко спальная лавка и невысокий шкаф с лекарственными травами, порошками, эликсирами.
        - Ты здесь живешь? - Спросил Жорж, пораженный увиденным. - Но как? Здесь ничего нет!
        Старик пальцем указал вверх и улыбнулся.
        Над ним находилось круглое небольшого радиуса, отверстие.
        - Это мое окно в свет, - Белый Дракон сделался серьезным. - Мои друзья пришли на помощь, когда прознали о кознях Черного Шакала. При помощи хранителей древней магии, они нашли меня, загнанного сюда преследователем. Шакал не знает, где я, а друзья из верхнего яруса подземелья смогли пробиться к нам.
        Белый Дракон указал рукой на двух юношей:
        - Через это отверстие мы получаем воду и пищу. Расширить лаз не удалось, так как колдун что-то почувствовал и наложил заклятие на горные породы этой части подземелья, - Белый Дракон многозначительно вздохнул. - Так получилось, что нас осталось мало. Предательство из-за золота, к великому сожалению, не исчезнет в веках, и будет иметь предостаточно последователей. Нас предали. Колдуну удалось лишить меня части белой силы, отобрать магический временной шар, но уничтожить меня ему оказалось тяжеловато. Не хватило черного колдовства для уничтожения веры, любви и добродетели. Я могу предложить вина?
        Резко сменив тему, произнес старик, глядя Тане прямо в глаза.
        - Спасибо, но я не знаю, - пролепетала девушка. - Я не употребляю алкоголь. Я никогда не пила вина.
        - Немного, глоточек, - уговаривал маг и налил себе сЖоржем полные бокалы.
        Таня не смогла устоять и пригубила.
        - Вот и хорошо, - одобрил Дракон. - Это напиток силы духа и ума. Он заставляет работать скрытые в человеке возможности. Помогает стойко переносить невзгоды. Хотя, вы оба, уже доказали, что храбры и отважны, чисты помыслами и сердцем. Жадные люди не так смотрят на окружающее их золото.
        Таня и Жорж только сейчас обратили внимание, что все вокруг них блестит желтым цветом драгоценного металла.
        - Вы этого даже не заметили. Хорошо. Перейдем к делу, - маг стал еще более серьезен. - Черный Шакал набрал большую силу. Еще вчера он не мог путешествовать во времени со своей черной магией, но сегодня все изменилось. Даже если разбить временной шар, то он все равно сумеет пройти сквозь время и пространство за счет отобранных душ белых сил. Он приобрел души нескольких охранителей и хранителей, это и открыло ему путь в будущее. В его руках находится хранитель Великой книги мудрости и колдун близок к открытию тайны ее хранения. Мне удалось на время стереть память Артуру, но она скоро восстановится и Черному Шакалу будет легко узнать место, где она спрятана. Золотой крест правителя и перстень царя Соломона в руках Шакала, но они в будущем! Колдун не может вернуть их в прошлое, так как в данный момент, эти реликвии играют важную роль в мире и их встреча во времени невозможна. Для Шакала существует еще одна неразрешенная загадка, он не может найти Якова, хранителя Чаши. Впрочем, ни вы, ни я, его тоже не знаем! И это очень хорошо! Но с другой стороны, не очень то и хорошо… Его нам надо отыскать первыми.
Есть еще одна неприятная вещь. Завтра Черный Шакал решил забрать душу вашего собрата охранителя Чаши - Александра. Давно этот юноша мучается прикованный цепями к стене в сыром подземелье. Там же еще две девушки, Маша, последняя из охранителей перстня, и Франческа, охранитель книги. Если души этих трех будут принадлежать колдуну, то он наберет невероятную силу и энергию, станет сильней намного. Справиться будет с ним почти невозможно.
        Старик замолчал и опустил голову.
        - Скажи, что нам делать? - спросил Жорж, сжав кулаки.
        - Найти собирателя, - Белый Дракон поднял глубокомысленный, слегка затуманенный взгляд на потомка. - Собиратель здесь, в прошлом. Его вызвала Доброслава в противовес злу. Сейчас, он где-то на нашем уровне, я это чувствую, но помочь не могу. Силы ни те. Но ты, Жорж Александр, сам можешь их обнаружить. В тебе сохранились сила и вера, а это очень важно. Их трое. Сергей, или Ясник - собиратель, его охранник в нашем времени воин Игнат и охранитель книги - Райан. Найдите их, дети мои.
        Последние слова он произнес с надрывом, с трудом сдерживая слезы.
        - Данко, - подозвал старик одного из юношей. - Две сабли доблестным воинам правды!
        Сабли сверкали, переливались от падавших на них бликов огня факелов. Для пришельцев из будущего это казалось еще одной сказкой.
        - Данко, проводи их к разлому, - проговорил чародей, расправляя рукой длинные белые усы с бородой. - Пусть Господь хранит вас. Будьте осторожны и всегда начеку. А ты, Жорж, слушай свой внутренний голос. Им буду я. Хоть так, но смогу вам помочь.
        Через узкий неровный разлом Таня и Ремин проникли в небольшой грот и дальше двинулись по темному коридору, сжимая в руках факела и сабли. Они снова были одни, но более уверенные и имеющие важную цель перед собой. И их главным оружием в жизни стала страстная, долгожданная любовь.
        ГЛАВА 2
        ДАЖЕ В ЛОГОВЕ ВРАГА ВСЕГДА МОЖНО НАЙТИ ДРУГА
        Лесе и Альбелису завязали глаза и куда-то вели под руки, ничего не объясняя. Девушка оступилась и подвернула ногу, тогда ее сопровождающие молча подняли над собой и понесли дальше. Альбелис несколько раз пытался завести разговор с этими странными людьми, но все было тщетно. Единственное, что понял охотник, так то, что вели их вниз, вглубь горы.
        Когда глаза, наконец, развязали, Альбелис долго не мог привыкнуть к темноте. Вскоре, разожгли костер, и охотник огляделся. Огромная пещера вмещала в себя большое количество людей, которые смотрели на него. В первых рядах стояли воины, за ними все остальные, последние ряды терялись в темноте. Отдельно, с краю, с великим достоинством жрецы. Леси рядом не было. Белобрысые, с выцветшими глазами, люди, не проявляли агрессии. Они только рассматривали его и молчали.
        - Где Леся? - спросил он. - Девушка. Где девушка?
        Но все продолжали молчать и не сводили с него глаз. Один из жрецов медленно подошел и протянул серебряный кубок с приятно пахнущей жидкостью.
        Альбелис принял кубок, но пить не торопился, хоть и жажда давала е себе знать. Он тянул с этой процедурой, пытаясь понять, хотят его отравить его или нет. Непроницаемые лица жрецов ничего не выказывали, лица ближайших воинов выдавали любопытство. Тот, который протянул питье, настойчиво, но не без уважения, коснулся ладонью дна кубка, показывая, что надо выпить. Глаза жреца были опущены вниз и Альбелис не смог определить по ним, что его ждет. С забившимся сердцем, он поднес к губам кубок и залпом выпил. Горло сильно обожгло, дыхание перехватило, на глаза навернулись слезы. Кто-то сунул ковш с холодной водой и заставил выпить. Наступило облегчение. Только сейчас Альбелис отметил, что лица вокруг стали приветливыми и улыбчивыми. Воины ободряюще потрясали копьями, женщины визжали и плакали. Перед ним стоял главный жрец с тяжелым посохом в звериной пятнистой шкуре ягуара. На шее блестели бусы из металлических шариков, между них висели клыки и когти различных животных. На голове шкура медведя. Жрец молча указал рукой за спину Альбелиса, знаком указывая на каменный стул рядом с золотым троном повелителя.
Два лежащих льва с обеих сторон трона, выдали принадлежность народа к Татарской империи. Правитель, наклоном головы, приветствовал охотника и рукой указал на место подле себя. Альбелис поклонился с благодарностью и, ощутив в себе уверенность, присел на каменный стул. Правитель хлопнул в ладоши и тут же возник стол, который моментально заполнился яствами.
        - Прошу, - наконец, услышал голос Альбелис.
        Охотник, сильно проголодавшийся, сделал вид, что сыт и лишь слегка, из уважения, притронулся к пище.
        - Где Леся? - опять спросил охотник, но на этот раз у самого правителя.
        Тот молча хлопнул в ладоши.
        Из боковых дверей пещеры четверо крепких мужчин вынесли паланкин, на котором восседала в атласных одеждах прекраснейшая из женщин. Альбелис опять хотел спросить, где Леся, но вдруг, признал в ней свою спутницу и замер.
        - Она повредила ногу, но шаман ее вылечил. Принцесса скоро станет королевой, - на ухо охотнику сказал жрец, который подносил ему кубок. Завтра великая свадьба. В честь этого ты стал гостем нашего государя.
        - Она не может стать королевой, - ответил вполголоса Альбелис. - В ее судьбе написан другой избранник, от которого зависит жизнь всей вселенной.
        Жрец подошел к правителю и прошептал что-то ему на ухо. Правитель недовольно сморщил лоб, нахмурил брови и бросил грозный взгляд в сторону гостя. Жрец толкнул Альбелиса в бок.
        - Что ты еще об этом знаешь?
        - Она знает, - увернулся от ответа охотник. - Вы у нее спрашивали?
        - Женщина не имеет право противиться тому, что ей говорит мужчина!
        - Тогда вам придется иметь дело не только с Черным Шакалом, но и со всеми магами и чародеями Златогорья! - повысил голос Альбелис, чтобы его мог услышать правитель. - Девушка, предназначенная для высшей цели человечества, не может стать королевой маленького народа. Белый Дракон это бы не одобрил.
        Зазвучавшая было музыка, смолкла, разговоры затихли, воцарилась тишина, даже было слышно, как где-то капает вода. Люди замерли в тех позах, в которых их застала последняя фраза. Повелитель во все глаза смотрел на Альбелиса.
        - Кто ты? Как тебя зовут? - вдруг послышался голос разума из ряда жрецов, словно имя девушки здесь ни разу не было произнесено.
        - Леся, внучка Доброславы, - ответила та, продолжая находиться в паланкине.
        Повелитель нахмурился больше прежнего. Жрецы склонили головы в знак уважения, но с предостерегающим видом.
        - Хорошо, - заговорил повелитель. - Мы обязательно узнаем о ней у Белого Дракона. А пока, будьте нашими гостями.
        Он хлопнул в ладоши и два жреца с поклоном удалились.
        Застолье продолжалось долго. Перед гостями выступили местные музыканты и танцоры. Воины показали умение владения копьем и мечом. Девушки хвалились своей вышивкой. Наконец, пришли жрецы.
        - Повелитель, все, правда, что сказал чужеземец, - проговорили они и с поклоном остались стоять на месте, словно ожидая своей участи.
        - Что еще сказал Белый Дракон? - повелитель уже смирился с обстоятельствами.
        Один из жрецов подошел ближе и прошептал на ухо.
        - Так и будет, - ответил повелитель и встал. - Повелеваю! Гости будут отпущены с миром, ибо это наши друзья, которые ведут войну с нашим врагом, Черным Шакалом. Но прежде, охотник, должен обновить кровь нашего народа. Такой доблестный воин с чистой душой обязан оставить свое семя в нашем древнем народе.
        Народ зашумел. Женщины завизжали от радости. Воины стали себя бить кулаком в грудь, одобряя решение повелителя. Альбелис хотел возразить, но жрец, стоявший рядом, его остановил.
        - Мы вымираем, свежая кровь необходима. Когда еще к нам попадет такой человек, как ты? Может быть, мы вымрем к тому времени. Мы не можем подниматься на поверхность, организм не выдерживает внешнего воздействия. Поэтому мы навечно заключены здесь.
        - Как же вы добываете дрова для костра?
        - Это недрова, это жидкость, которую придумал Белый Дракон и подарил нам. А теперь тебе пора, женщины ждут. Лучшие женщины нашего народа надеются на твою мужскую силу, - жрец поклонился, как кланяются здесь только повелителю.
        Леся улыбнулась ему.
        - Я уверена в твоих способностях, Альбелис. Дай им то, что они просят, и получи удовольствие от приятного общения.
        Охотник поклонился повелителю и в сопровождении жрецов покинул пещеру.
        Повелитель с трудом сполз со своего высокого трона и подошел к Лесе. Долго смотрел на нее, порывался что-то сказать, но замолкал, как только слово начинало произноситься вслух. Нерешительность и растерянность повелителя передалась его людям. Жрецы постарались отвлечь внимание народа от немой сцены, запев какую-то религиозную песню.
        - Ты, внучка Доброславы? - наконец произнес повелитель и тяжело вздохнул.
        Леся кивнула в ответ, пытаясь понять, что случилось.
        - Я, - он помялся, но, кинув взгляд на жрецов и людей, решился. - Я - повелитель горного народа Златогорья, охраняющий со своими людьми древние ценности и древние верования человечества. Мы заперты в каменных пещерах и не имеем выхода наверх. Солнце стало для нас убийственным. Пророчества старых свитков и папирусов предупредило нас о твоем приходе. О той беде, которую ты несешь нам. Хотя эта беда по сравнению со всей огромной Вселенной совсем мала. Нашему народу предстоит сражение с армией Черного Шакала, в которой уже много моих людей, предавших веру. Эта справедливая война должна отнять у моего племени половину храбрых воинов. Так гласит пророчество, но оно ничего не говорит о победе или поражении. Напрасны будут жертвы или нет. И вот я, Андрей VI, стою перед великим выбором. Исполнить пророчество и потерять народ или сохранить людей и испить чашу неизвестности. Что скажешь ты, прекрасная дева солнца?
        - Каждый выбирает свой путь, но ты правитель и должен думать о своем народе. Ты можешь спрятаться, скрыться, затаиться, но только отсрочит полную гибель. Разве Черный Шакал останавливался перед истреблением целых племен, которые были указаны в пророчестве? - Леся заглянула правителю в глаза, в них промчался испуг.
        - Откуда ты знаешь о пророчестве так много?
        - Похоже, что я именно та, которая должна дать тебе силы для сражения с воинами Черного Шакала. Только битва спасет твой народ от полного уничтожения! Только твоя храбрость и твоя решительность способны вселить во врага ужас. Я знаю, что ты сам должен погибнуть в сражении, но разве это не прекрасно? Король, умирающий не от старости, а от руки достойного врага? Не об этом ли мечтали все твои предки?
        Повелитель выпрямился, на лице проявилась решительность.
        - Ты права, дева. Мое место в сражении, как и моя смерть. Рюрик, - позвал правитель сына. - Рюрик, моя смерть близка и трон после нее по праву твой. Правь народом по совести, оберегай священные реликвии далеких предков, не забывай древнюю веру. И знай, что правда сильнее лжи, а добро всегда победит зло, каким бы сильным оно не было.
        Рюрик слушал отца, преклонив колено и склонив с почтением голову.
        - Прими, сын мой, жезл и корону, они твои по праву, - обращаясь к воинам, он произнес. - Храбрые и отважные мои братья. Долгий путь пришлось нам пройти вместе ради этого тяжелого, но необходимого испытания. Для многих сражение с воинами Черного Шакала будет первым и последним в его жизни. Но эта священная битва, о которой говорит пророчество, и мы не имеем права уклониться от него. Пришло время, когда мы, маленький, забытый в недрах гор, народ, становится главным защитником всего человечества. Не об этом ли мечтал каждый из нас? Не это ли обсуждали жрецы? Не об этом ли нас предупреждало пророчество? Только храбрый воин может жить после смерти!
        Народ в едином порыве вскинули вверх копья, сабли, руки и словно клятву, стали повторять:
        «Жизнь после смерти, жизнь после смерти».
        Леся, оглядывая единодушные ряды народа, поняла, что пророчество сбывается. Война, предсказанная многими, становилась реальностью. Только эта война совершенно отличалась от других земных войн, ибо здесь участие принимали время и пространство. Мир коридора веков был нарушен. Добро вступало в великую битву против зла, лжи и коварства. И на чьей стороне окажется победа - не ведал никто.
        ГЛАВА 3
        СИЛА, КОТОРОЙ ИСПУГАЛСЯ КОЛДУН
        Все, что не совершается, к лучшему. Райан был счастлив, что оказался в прошлом и неизвестном ему мире не один. Впервые, с самого рождения, он ощутил свободу. Ощутил возможность выбора не того, что говорит тебе, ты - должен, а того, что я могу сделать полезного. Райан понял еще и то, что никому на свете ничего он не должен. Его выбор, его действия, его свобода, его жизнь и он вправе распоряжаться всем этим сам. Человечность и добродетель, вот основные критерии его жизни. Жить по правде, любить окружающий тебя мир и защищать его. Душа Райана, переполненная высокими чувствами, была как никогда тверда. Его уже не пугал путь, который подарила судьба, с его приключениями и опасностями. Он верил в будущее.
        Сергей, часто оглядываясь на Райана, удивлялся его ясному, открытому взору. Давно он не встречал таких сияющих лиц. Это придавало дополнительную силу и энергию. К нему постепенно возвращалось все то, чему его научили, и что он познал в этом, становящемся знакомым мире. Сергей уже чувствовал всем своим существом неизбежность первого сражения со злом. Ощущал запах пролитой крови и смерти. Но он верил, что добро сильнее зла и что одним из орудий добра был он сам.
        Одна пещера сменялась другой, но намека на выход не было.
        - Мне кажется, что здесь мы уже были, - остановившись, сказал Игнат. - Это мой след.
        На маленьком клочке земли каменной дороги, отчетливо был виден след сапога с треугольным каблуком и перпендикулярным вырезом от носка к пятке в виде елочки.
        - Такой след, могу заверить, только у меня, - Игнат еще раз осветил факелом след, словно лишний раз, убеждаясь в своей правоте.
        - Какие мысли насчет всего этого? - спросил Сергей, внутреннее зрение которого, было не в состоянии проникнуть сквозь толщу камня.
        - Где-то должен быть другой выход, - Игнат поднял факел и пошел вдоль стены. - Выход должен быть, его не может не быть. Так, кажется, это звучит?
        - Выход есть в любой ситуации, - подтвердил Сергей и пошел вдоль другой стены.
        Игнат запнулся и, чертыхнувшись, хотел встать на ноги, но его внимание привлек камень, из-под которого потянуло ветром. Отчего пламя факела заметно отклонилось.
        - Ясник, Райан, нашел, сюда.
        Камень оказался податливым и легко отвалился от прохода.
        - Я полезу первым, - заявил Игнат, и не дожидаясь ответа, вполз в открывшийся лаз.
        Проход оказался достаточно длинным. Но, может быть, им просто так показалось, из-за острых камней, о которые они поранили локти и колени. Отличие пещеры сразу бросилось в глаза. Высокие своды, мягкий грунт под ногами, далекое эхо и легкий ветерок.
        С этим свежим ветром Ясник почувствовал присутствие силы. Насторожился. Рука твердо легла на рукоятку меча. Райан тоже встревожился, но, сам не понимая почему. Игнат, внешне оставался спокоен. Он твердым, уверенным шагом двинулся навстречу неизвестности.
        - Я пойду один, - произнес Игнат не оборачиваясь, и сделав предостерегающий жест рукой. - Останьтесь позади.
        В конце пещеры было хорошо освещено. Факела, расположенные полукругом, напоминали подкову. Ничто не выказывало присутствие людей, но опытный воин чувствовал, что враг затаился и ждет удобного случая. Осторожно ступая, Игнат напрягся, сменил факел на меч, вслушался. Особое чутье не подвело.
        Острие копья прошло мимо, благодаря резкому повороту тела параллельно древку. Меч достал обладателя пущенного в ход оружия. Некто, в темном плаще, вскрикнул и упал к ногам воина. Игнат отпрыгнул в сторону, так еще два копья попытались пронзить его. Ловко работая мечом, он решил отходить назад, но почувствовал, что окружен.
        - Засада! - крикнул Игнат, отражая удар за ударом.
        Сергей и Райан поспешили на помощь. Враг старался быть незаметным, и, нанеся несколько ударов, исчезал в темноте, а вместо него появлялся другой. Приходилось крутиться волчком. Райан оступился, но это его спасло, сабля разрезала воздух над головой. Игнат сумел пронзить своего врага и этим же ударом ранить напавшего на Райана. Сергею рассекли одежду, он дернулся в сторону и столкнулся лицом к лицу с воином в деревянной маске с ярким рисунком зверя с ощеренной пастью. От неожиданности оба немного растерялись, но Ясник толкнул оппонента и тот упал на спину. Враг исчез внезапно, как и появился. Ни трупов, ни оружия, ни следов их пребывания.
        - Что это за невидимки? - спросил Райан, тяжело опускаясь на землю и размазывая по лицу кровь. - У вас, в прошлом, всегда так весело?
        - Ранен? - вместо ответа задал вопрос Игнат.
        - Чужая, - буркнул Райан. - Чуть без рук не остался.
        - Главное, что голова на месте, - Игнат поискал вокруг, обо что вытереть с меча кровь, но ничего не найдя, вытер о свое платье. - Они появятся опять.
        - Но кто они? - нетерпеливо спрашивал Райан, потирая ударенное плечо.
        - У них нет имени. Это забытые богом и людьми существа, для которых нет ничего святого. Хотя каждый, в своем недалеком прошлом, был отличным воином или ремесленником. Видишь, они будто из плоти и крови, а на самом деле они пустые. Можно сказать духи. С другой стороны, мой меч был в крови, в их крови. Люди часто придумывают то, чего никогда не было. Страх, он в каждом. Я сказал то, что слышал от людей, но не знал, что их можно убивать.
        - Значит, это не духи, - Сергей обернулся назад и увидел лежащего на спине воина в яркой маске, которого толкнул в бою. - Один лежит. Возможно, что даже и живой.
        Воин потерял сознание, когда падал на спину, ударился затылком о камень. Понемногу приходя в себя, стал осознавать, что находится в плену. Пошарил по земле рукой, но оружия не обнаружил и замер.
        - Кто ты? - спросил Сергей, присев рядом с ним.
        - Вы убьете меня, - послышалось в ответ.
        - Если ты ответишь на все наши вопросы, то обещаю, что ты будешь жить, - заверил воина Сергей.
        - Я могу, сначала узнать, как зовут моего победителя?
        - Ясник, - ответил Сергей и почему-то протянул руку поверженному воину, предлагая встать.
        Воин не отказался от помощи и встал на ноги.
        - Меня зовут Кровохлебка.
        - Приятное имя, - усмехнулся Игнат.
        Райан медленно вытянул вперед руку, воин не препятствовал ему, и сдернул маску с лица.
        - Девушка, - тихо произнес он и остолбенел.
        - Ты победил меня. Теперь, ты мой господин, - произнесла она и опустилась перед Сергеем на одно колено. - Я сделаю все, что ты прикажешь.
        - Встань, - потребовал Ясник. - Здесь господ нет. Ты - свободна. Но, насколько я помню, ты обещала ответить на наши вопросы.
        - Любые, мой господин.
        - Во-первых, не надо говорить - господин.
        - Хорошо, господин.
        - Черт с тобой, - махнул рукой Сергей. - Что вы за воины? Кому подчиняетесь? Что вам от нас надо было?
        - Мы невольные слуги Черного Шакала. Он приказал убить вас. Тот, кто это сделает, будет отпущен на волю. Мне же, теперь, грозит только смерть. Вы не должны дойти до последней пещеры этого, самого нижнего уровня Златых гор. Если все же сделаете это, то Черный Шакал сам перебьет всех тех, кто не погиб в битве с вами.
        - Еще одна приятная новость, - Сергей тяжело вздохнул. - Значит, они будут биться до последнего, невзирая на смерть и раны. Хорошее дело, нечего сказать.
        - Как твое настоящее имя, - спросил Райан и взял девушку за руку.
        Кровохлебка, вдруг, вздрогнула, глаза стали большими, дыхание участилось.
        - Дуняша, - ответила она и заплакала совсем по-детски.
        Райан привлек ее к себе и стал успокаивать. Сергей и Игнат переглянулись. Лица тронула мимолетная улыбка.
        - Слушай, Дуняша, - Сергей почесал затылок. - Неужели нет другого пути, в обход пещер? Вот вы пришли по тайному ходу?
        - Нет, это ушли по тайному ходу.
        - Мы можем обойти засады? - более ясно поставил вопрос Игнат.
        - Можем.
        - Ты нас проведешь? - спросил Райан, сжимая ее руки.
        Девушка долго смотрела ему в глаза и согласно кивнула.
        - Сколько вас, было? - не унимался Игнат.
        - Ровно сорок. Нас всегда сорок.
        - Надо спешить, - Игнат дернул за руку Райана. - Пора уходить.
        Теперь их было четверо, и надежда выбраться живыми возросла.
        Проход был достаточно узким, и двум людям разойтись было невозможно. Игнат пошел первым, за ним девушка, последним Сергей. Они миновали несколько выходов, и подошли к последнему.
        - С богом, друзья мои, - произнес Игнат и выскочил в пещеру.
        Похоже, что враг был готов и к этому. Их ждали. Кровохлебка подобрала чужую саблю и сражалась плечо к плечу с Райаном против своих бывших приятелей. Игнат, заметив напротив каменную лестницу, ведущую наверх, стал пробиваться к ней. Но его голос потонул в звоне оружия и боевых кличах врага. Острое копье вонзилось в спину и опрокинуло. Игнат попытался встать, но тяжелая нога твердо придавила к земле. Крикнуть уже не мог. Сергей видел, как упал Игнат, рванулся на помощь, но его смяли. Краем глаза он успел увидеть падающего Райана и сбитую с ног Кровохлебку. Ярость сдавила грудь Ясника. Он поднял вверх руку, сжал с силой кулак и словно что-то метнул в толпу окружавшего врага. Яркая вспышка озарила темную пещеру, и страшный взрыв потряс своды. Раздались ужасающие крики, полетели камни. Но Сергей этого уже не видел.
        Черный Шакал, находясь в дальней лаборатории, вздрогнул и застыл на время. Мощная энергетическая волна пошатнула великую силу чародея. Он вскочил, опрокинул колбу с пенящейся жидкостью, которая прожгла стол и закипела на каменном полу.
        - Кто? - во всю глотку закричал Черный Шакал, сотрясая кулаками. - Кто посмел?
        Сигибарт от неожиданности вжался в стену, стараясь стать как можно незаметней. Бур просто залез под стол и затрясся мелкой дрожью.
        Колдун забегал по лаборатории.
        - Кто еще, кроме меня на такое способен? Никто! Но если не я, то кто? Неужели ты вылез на поверхность, Белый Дракон? Но твоей силы для такой мощи не хватит! Кто?
        Вдруг колдун замер. Мутным взглядом оглядел лабораторию.
        - Ясник! - словно прояснение раздался громкий протяжный возглас. - Я уж было забыл о тебе! Растешь. Только с такой энергией тебе не совладать. Случайность еще не говорит ничего о твоей силе. Хотя, ты становишься опасным и начинаешь действовать на нервы.
        Черный Шакал взглядом нашел Сигибарта.
        - Пошли людей, он не должен выйти оттуда.
        Сигибарт кивнул и исчез за дверями. Колдун нахмурился, и долгое время чувствовал себя уязвленным. Маг из будущего очень неприятно напомнил о себе.
        ГЛАВА 4
        КОЛДУН НАЧИНАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ РЕШИТЕЛЬНО, РОЖДЕНИЕ СКИНХЕДОВ
        Жорж вовремя почувствовал опасность и бросил вперед факел. Несколько человек в звериных шкурах оказались перед ними, но внезапности Ремин их все-таки лишил. Спустя минуту, раздался рык и, несколько голосов повторили его. Тяжелые дубины застучали о стены, пол, друг друга. Вой рос и стал давить на слух.
        Ремин неожиданно для дикарей закричал, что есть силы:
        - Победа или смерть!
        Поднял саблю перед собой, но никого впереди не было.
        - Мне снится? - произнес Жорж и оглянулся на Таню.
        - Смотри, - ответила она и взяла саблю обеими руками.
        Из стен коридора как факела торчали испуганные бородатые головы, готовые в любой момент исчезнуть.
        - Ну, и кто вы, братья по разуму? - спросил Ремин, слегка покачивая саблей.
        - Ув, дык бам губ, - забормотали вражеские воины на неизвестном языке. - Ув, бам дык.
        - Ты чего-нибудь понимаешь? - Жорж сделал шаг в сторону говорящих голов, но они тут же исчезли.
        - Ув, бам дык! - закричал Ремин.
        Из стен на колени попадали несколько десятков воинов, роняя тяжелые дубины и склонив низко головы.
        - Бам дык, - прошел одобрительный шепот по рядам дикарей.
        - Как легко ты находишь друзей, - улыбнулась Таня.
        - Это не я их, это они меня, - он жестом показал воинам встать.
        Дикари с великим почтением поднялись на ноги.
        - Именем Белого Дракона, - заговорил Жорж, но осекся, так как все опять упали на колени, протянули вперед руки и зашептали свое «Бам дык».
        - Ну, ладно, если вам так больше нравиться меня слушать, то, пожалуйста. Я хотел спросить у вас. Вы люди Дракона или Шакала?
        Дикари молча попятились, не поднимая головы.
        - Стоять! - закричал Ремин и топнул ногой, все замерли.
        - Смерть Черному Шакалу! - Таня сама не ожидала от себя этого.
        - Дык бам! Дык бам! - закричали в ответ десятки голосов, сжимая кулаки и блестя страшными глазами из-под длинных спутанных волос. - Дык бам! Дык бам!
        - За мной, друзья! - Жорж поднял саблю и, увлекая за собой Таню, пролетел между распластавшихся на полу дикарей. - Вперед! Восстановим великое имя Белого Дракона!
        - Бам дык! - послышалось в ответ и преданные воины в звериной шкуре пошли за ними.
        В первой же пещере их атаковали рыцари в металлических доспехах с тяжелыми длинными, заточенными с одной стороны, мечами. Дикари, издав какой-то возглас, навалились на них и вначале даже смяли, но потом стало видно, что железные воины подготовлены лучше. Казалось, что легкая сабля, будет отскакивать от металлических доспехов, и Жорж, хотел, было подобрать упавший меч врага, но, отмахнувшись от удара воина, рассек пластины на груди нападавшего. Откуда только взялась сноровка и ловкость во владении оружием. Ремин успевал отразить нападение своего врага и защитить Таню, которой пришлось овладевать саблей во время сражения. Дикари падали под сокрушительными ударами железных воинов, но с достойным упорством лезли со своими дубинами на тяжелые мечи врага. Смерть бродила рядом, но не трогала Жоржа. Казалось, что он опять в составе элитного подразделения выполняет очередное задание.
        В пылу рукопашной он потерял из виду Таню. Сердце бешено забилось, в руках появилась неимоверная сила. Враг старался уклониться от схватки с ним, но длинные руки Жоржа доставали одетые в панцирь тела и острая сабля, словно ткань разрезала металлические доспехи. Запах крови, скрежет металла, духота и теснота вызывали головные боли. Враг отступил, неся потери. Дикарей осталось всего пятеро, но они были горды тем, что железные люди бежали под ударами их дубин. Ремин бросился туда, где стояла девушка. Мертвые тела полетели в сторону. Дикари с благоговением смотрели на действия Жоржа. Такой силы они еще не видывали.
        - Таня! - закричал он и со всей силы ударил в стену.
        Каменная стена открылась, и Жорж увидел саблю, которую подарил Тане Белый Дракон.
        - Куда ведет этот ход? - спросил Жорж у самого себя. - Куда б ни шел. За мной, ребята.
        Дикари переглянулись и последовали за Жоржем в узкий и невысокий проход, который оказался довольно коротким и закончился широкой освещенной пещерой.
        - А вот и Жорж, кусок паршивого белого драконьего мяса, - раздался сверху звонкий голос. - А мы тут тебя с девицей красавицей ждем - пождем. Думали, ты не придешь, и решили начать пиршество без тебя.
        Ремин посмотрел вверх и увидел на площадке скального выступа связанную Таню рядом с молодым высоким воином.
        - Молчишь? Меня зовут - Барабашка. Я - воин Черного Шакала. Лучший воин.
        - Встречал я тебя, Барабашка, в будущем. Без тела ты намного обходительней и мягче.
        - Глупый дракончик, - усмехнулся воин. - Как можно верить в небылицы? Говори, придумывай все, что хочешь, но моя воля не сгибаема!
        - Твой бестелесный дух пел совсем другое, и был очень разочарован тем, что натворил в этом времени.
        - Заткнись! А то твоя подружка узнает остроту моего кинжала!
        - Хорошо, Барабашка, что же ты хочешь? - Жорж смотрел прямо, но боковым зрением разглядывал все, что находилось вокруг.
        - Задание простое. Надо убить Ясника.
        - И кто он, Ясник? - притворился Жорж, оценивая происходящее.
        - Колдун, который угрожает жизни всего человечества! - закричал Барабашка и с удовольствием слушал эхо своего звонкого голоса.
        - Но, а что же ты, великий воин современности, не в состоянии его убить?
        - Могу. Только это право человечество дало тебе. Ты - избранный! Этим надо гордиться! Будь я на твоем месте, то давно сделал бы это!
        - Ты не на моем месте, и на нем никогда не будешь, - сказал Жорж. - Отпусти Таню, Барабашка, а то не выполню твою просьбу, которую ты передал из будущего.
        - Я не мог дожить до вашего будущего, - парировал воин.
        - Мог, не мог, но дожил, в виде духа не находящего себе места.
        - Не пугай, пуганый, - Барабашка щелкнул пальцами, и вся пещера заполнилась лучниками, стоящими на стенах в четыре яруса.
        - Соглашайся, дурень, - проговорил кто-то рядом с Жоржем.
        Ремин оглянулся, но не увидел никого.
        - Смотри выше, - опять раздался тот же голос.
        В стене, над головой Жоржа, находилось небольшое окошечко, и в нем, он увидел Белого Дракона.
        - Ты избран, и ты должен свершить во имя человечества великое дело. Смерть колдуна из будущего сильно ослабит колдовскую мощь Черного Шакала. С исчезновением Ясника все встанет на свои места и люди будут благодарны тебе за великое деяние. О тебе станут слагать песни, тебе поклоняться как герою или богу. Ты вернешь народу свободу и радость. Соглашайся же! Ты ведь потомок Белого Дракона, Жорж Александр! И твоя участь спасать мир!
        Ремин слушал горячую речь Дракона, и не мог избавиться от мысли, что с ним играют как с котенком и задерживают от действий. Что-то они замышляют, раз разыгрывают неподготовленную комедию. Белый Дракон в это время поймал отвалившуюся бороду и прицепил на место. Жорж сделал вид, что ничего не видел.
        Дикари с открытым ртом смотрели на белого старика в окне и что-то бормотали себе под нос. Жорж призвал на помощь все свои силы, но так и не сумел услышать голос настоящего Белого Дракона. Надо было что-то решать. Вот только решения никакого не приходило, словно кто-то аккуратно стирал в памяти пытающиеся зародиться мысли. И Жорж не нашел ничего лучше, как кинуться на стоящих перед ним воинов. Жестокий удар в челюсть опрокинул Ремина на спину. Сабля отлетела в сторону. Кто-то наступил на горло и стал медленно давить.
        - Вот и пришел твой последний час, Жорж Александр, - хриплый голос показался знакомым.
        - Кто ты? - спросил Ремин.
        - Твоя смерть, - послышался ответ и из ножен с противным скрежетом стал выниматься меч.
        Откуда взялись силы. Жорж резким движением сбил ногу противника и свалил его на пол. Отточенным поставленным ударом локтя обезвредил врага. Стрела просвистела над головой и содрала кожу. Увернувшись от разящего меча, двумя кулаками разом ударил в грудь нападавшего. Падая, выхватил кинжал у другого воина и сумел заколоть стоящего ближе всех к нему. Теплая кровь брызнула на лицо, но это дикарь раскроил череп одному из воинов Барабашки. Сразу несколько острых наконечников копий неприятно защекотали кожу шеи.
        - Барабашка любит хороших воинов, - послышался голос сверху. - Я оценил твои навыки опытного воина. Только не люблю глупцов, которые погибают зазря.
        Наверху послышался шум, крики, Барабашка замолчал. Раздался звон металла о металл. Жорж воспользовался замешательством и увернулся от копий. Подхватил чей-то меч и, припав на колено, срубил несколько ног. Увернулся от падавших тел и устремился к лестнице наверх.
        - Не так быстро, сынок, - раздался за спиной все тот же хриплый голос.
        Жорж обернулся и замер.
        - Полковник? Полковник Тычинский? - изумленно спросил Ремин.
        - Узнал. Я думал, тебя давно нет в живых, а ты вот он, - с ненавистью в голосе произнес полковник. - Многие из элитного подразделения сложили головы. Кто от пули, кто по глупости, кто и сам постарался. Ты же, смотрю, выжил. Но сейчас я исправлю эту маленькую оплошность.
        Тычинский нанес удар мечом, но Жорж выставил саблю и теперь они стояли лицом к лицу, скрестив оружие, словно выжимая друг у друга силу.
        - Как ты попал сюда, полковник?
        - Меня наняли. Я ведь теперь наемник.
        - Наемник Черного Шакала, неплохое продолжение карьеры. Выбрал именно то, что по тебе. Мрак и темноту.
        - Мне плевать по какую я сторону. Главное, что здесь очень хорошо платят.
        - Ах, я же забыл. Твоя страсть всегда была - деньги! Потому ты и ребят продал. С твоей легкой руки элита армии оказалась ненужной государству.
        - Плевать.
        Полковник с силой оттолкнул Жоржа, который запнулся и упал спиной на каменный выступ. Резкая боль парализовала на время движения, но он встал и взял саблю двумя руками.
        Сверху кто-то спрыгнул и ударил в затылок. Жорж медленно выпустил саблю, опустился на колени и завалился набок. Он успел еще увидеть, как Тычинский замахнулся, и сверкающий тяжелый меч пошел на него. Еще мгновение и все исчезло.
        - Живой? - усмехнулся какой-то воин и помог сесть к стене.
        - Жора! - вскрикнула Таня и бросилась его обнимать, покрывая лицо поцелуями. - Жора, милый, жив!
        Воин и девушка стояли поодаль и улыбались.
        - Они скоро вернутся, - проговорил воин. - Тут опасно оставаться.
        - Кто это? - спросил Жорж у Тани, вставая при ее помощи на ноги.
        - Друзья, - ответила девушка. - Альбелис и Леся. Они тоже ищут Ясника. Их разделило во время землетрясения.
        Ужасная боль пронзила все тело, и Жорж бы упал, но сильные руки Альбелиса подхватили его. Теперь их было четверо плюс двадцать воинов горного правителя вместе со своим вождем.
        - Не торопитесь, - раздался неприятный голос. - Ваш путь по моим владениям закончен. Вы сами пришли туда, куда я хотел. Приятно осознавать свою власть над простыми смертными. Вы, все, конечно, немного выше, чем простые, но такие же людишки, которые закончат жизнь в сырой земле. Вечен только я! Скоро я стану царем всей Земли. Реликвии уже в моих руках и никто не сможет мне помешать получить великую власть! Мир будет жить по моим законам!
        Тяжелый смех потряс своды пещеры. Все закачалось, закружилось, смятое прилетевшим из ниоткуда вихрем. И поплыло вдаль, стирая сознание и осознание происходящего. Ремин старался противостоять, но силы были не равны.
        Колдун вышел на то место, где недавно стояли его враги, и поднял над головой руки.
        - Я - всемогущ! Придумать такое и осуществить, мог только гений! Я - гений! Скоро, очень скоро наступит мое время. Повсюду будет только моя власть. Сигибарт! Давай наших трех пленников мужского рода. Они видели мою силу, они ощутили мою власть над их душами.
        Сигибарт привел осунувшихся юношей, которых колдун похитил из метро в будущем.
        - Вы видели, что станет с теми, кто мне не подчиняется?
        Пленники молча кивнули головами.
        - Это хорошо, что вы учились в своей школе очень плохо. Настоящие знания могу дать только я. Ну, что такое ваша школа? Оценки, поведение. Вы пройдете мою, настоящую школу выживания. Вам не надо думать. Думать буду я. Вы только исполнять! Исполнять беспрекословно! За неповиновение - смерть! Хорошо, когда ваши головы не затуманены глупыми науками, значит в них больше места для навязчивых идей превосходства! Вы, избранные! Отныне вы, выше остальных людей, вы приближенные к величию! Преклонить колено!
        Пленники сразу упали на колени и склонили головы.
        - Власть и деньги правят миром. Но без жестокости власть ничто! Вы будете моим орудием смерти! Будете?
        - Мы будем орудием смерти, - в один голос проговорили юноши.
        - Отныне вас будут звать - скинхеды! Во веки веков! Вы - мои последователи, телохранители и оружие возмездия! Однажды, я взял имя Гитлер, и попытался завоевать мир, как сделали это Чингис с Батыем. Но в обратной последовательности. Из Европы на Русь. Не получилось. Столько сил и энергии ушло на все это, но главного не достиг. Теперь я знаю, что хитростью и обманом можно достичь всего! Власть, мои скинхеды, сладкая вещь. Вы будете свободными людьми власти. Моей власти! Отправляйтесь в свое время и подготовьте почву для моего прихода. Санкт-Петербург должен дрожать от страха смерти. Это в ваших силах. Смерть всем, кто встанет у вас на пути! Истинная цель жизни на земле - это смерть!
        Колдун хлопнул в ладоши и троица, подхваченная вихрем, сверкнула ярким светом, и исчезла.
        - Евреи никогда не найдут общий язык с арабами. Как удачно я подменил мировую историю! Святая Земля полыхает от пожарищ, дрожит от взрыва фугасов и бомб, люди трепещут под ливнем пуль. Я - гений! Никто и никогда не узнает правды о монголах, и чем была Европа до вторжения тюрков и славян. Никто и никогда не узнает истинной веры! Я всех опередил! Я вложил в уста миллиардов смертных разные имена богов, разделив одну веру на несколько частей! Фанаты этих вер никогда не объединят осколки единой веры в целое. Даже православные христиане, которые ближе всех к ортодоксальной вере, не в состоянии понять подмены. Маленькой подмены, но достаточной, чтобы путь оказался немного иным. Красивое имя тогда я придумал себе - Никон. И роль служителя церкви сыграл отменно. А как заставил себя казнить! Церковники должны были замараться в крови, и они это сделали! И кто после всего этого скажет, что я не гений?!
        ГЛАВА 5
        РОССИЯ ДЛЯ РУССКИХ ИЛИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ В КРОВИ
        Конец девяностых годов двадцатого века потрясла целая серия жестоких избиений и убийств людей с другим цветом кожи. Северная столица Руси содрогнулась от крови, пролитой в мирное время. Безумная ненависть, отсутствие жалости и незнающая пределов крайняя жестокость отличали этих бандитов от всех остальных. Это были скинхеды.
        Совсем еще подростки организовали боевую группу, идолом которой стал Адольф Гитлер. Тела молодых людей украсила фашистская символика. Трое парней, одержимых навязчивыми идеями, организовали эту группировку, которая не знала в своих зверствах ни границ, ни пределов.
        За последними рядами одного из питерских рынков в небольшом помещении открылся бар. Посещать его мог любой желающий, но вскоре он стал местом сбора скинхедов. Здесь свободно продавалась фашистская символика, портреты Адольфа Гитлера. Здесь решались вопросы организации.
        Беловолосый парень с короткой стрижкой встал на стул и вытянул вперед руку. Все, находящиеся в баре, притихли.
        - Россия нуждается в нас, ее великих защитниках. Никто, кроме нас не защитит ее от черных, желтых и красных! Мы, белые, избранные, продолжатели великого дела Адольфа, покажем всему миру, кто на земле хозяин! Россия для белых! Везде и всюду, где не увидите цветных, бейте, пока кровь не окрасит все вокруг. Там, в Чечне, чернозадые убивают белых. Так почему им можно?
        - Смерть черным! Смерть! - закричала толпа подростков, сжимая в руках молотки, металлические прутья, ножи.
        - Мы вправе за кровь белых проливать кровь цветных. Это наше право! Зиг хайль!
        Толпа как заведенная стала кричать: Зиг хайль! Глаза выкатились из орбит, лица побагровели, в воздухе запахло кровью и ненавистью.
        Разогретая толпа ринулась из бара и на перекрестке за рынком набросилась на уроженца Азии. Первым же ударом свалили его на асфальт, и стали наносить удары ногами, куда придется. Жертва не сопротивлялась и лишь пыталась закрыть лицо руками. Кованые ботинки вонзались в тело, голос пропал. Азиат не мог позвать на помощь, но и кто же ему поможет, когда такая толпа с кровавой пеленой в глазах, совершенно отрешена от действительности?
        Фашисты продолжили свой путь, а жертва выжила чудом. Несколько ребер, ключица, челюсть, рука имели переломы, внутренние органы были отбиты и вызывали неимоверную боль при дыхании. Милиция по горячим следам не смогла никого арестовать. Свидетелей не было.
        - Мы очистим город от понаехавшей нечисти. Мы санитары белой расы! Смерть цветным! Зиг хайль!
        И опять разъяренная толпа появилась на улицах, и падали под ее убийственными ударами люди с другим цветом кожи. И лилась кровь, и умирали жертвы, но свидетелей, как всегда не было.
        Андрей и Алик требовали большего, но Вадим считал, что дальше избиений идти не следует. Так их пути разошлись, а через месяц Вадима и оставшихся с ним парней арестовали.
        Двое других ввели строгую конспирацию в группу. Все знали друг друга исключительно по кличкам. Встречи назначались заранее в оговоренных местах. Следили друг за другом, чтобы обнаружить слежку. Каждый член группировки должен был всегда иметь при себе нож.
        Андрей, или как его стали звать, Ариец, продал квартиру, доставшуюся от родителей, и на вырученные деньги купил два стареньких маузера, но в хорошем рабочем состоянии. Алик, или Шаман, имел револьвер, неизвестно как ему доставшийся.
        На одном из собраний группировки, Ариец, всегда немногословный, произнес целую речь.
        - Мало жертву избить, надо убивать! Только кровь, пролитая от боевого оружия, может очистить нашу душу. Хороший цветной - мертвый цветной! Никаких поблажек и никаких скидок на возраст быть не должно! Если цветной - смерть! Даже белые, которые встают на их защиту, должны умирать немедленно! Смерть профессору Кольцову, смерть мэру Маенко, смерть майору Суглобину! Это они впустили в наш город черномазых и развращают народ. Смерть предателям! Зиг хайль!
        И покатились по городу жестокие убийства. Корейский студент не успел убежать и получил около сорока ножевых ранений. Свидетелей нет. Таджикская девочка одиннадцати лет убита ножами и молотками. Свидетелей нет. Для раскрытия этих преступлений привлечены лучшие оперативники, но результатов все равно не было.
        Ариец находился на даче одного из участников группировки по кличке СЦВ (смерть цветным), когда в дом вошли незнакомцы в черном. СЦВ выхватил револьвер, но его легко оттолкнули, и он потерял сознание.
        Гости разошлись по комнате, окружили Арийца.
        - Большой привет от Черного Шакала, - проговорил невысокий, лицом сильно напоминавший колдуна. - Хозяин очень доволен вашими действиями, но считает, что вы не достаточно активны. Наймите еще людей, организуйте небольшие группы, сделайте сеть по всему городу, убийств должно быть больше. Для этого Шакал посылает вам скромный подарок.
        Паук бросил на стол толстый тряпочный кошелек, перетянутый шнурком.
        - Здесь золотые монеты. В ваше время они имеют большую стоимость и силу. Хозяин рассчитывает на тебя.
        Люди в черном развернулись и ушли. Ариец выглянул в окно, но там никого не было. Он пожал плечами и развязал кошелек. Столько золота он в жизни никогда не видел.
        - Ничего себе! - раздался голос СЦВ, потиравшего ушибленную голову. - Тут целое состояние!
        - Это деньги нашей организации, - ответил Ариец, завязывая кошелек. - Пикнешь об этом, удавлю. Понял?
        - Понял, - проглотил комок СЦВ, не сводя глаз с кошелька.
        Шаман и Ариец договорились о закупке оружия. Сделку решено было произвести прямо в городе, на одном из рынков на окраине Санкт-Петербурга. Люди группировки рассредоточились вокруг места встречи. Продавцы прибыли вовремя, но без товара.
        - Я не понял, братан, - Ариец недовольно хмыкнул. - Где обещанное оружие?
        Высокий с широкими плечами парень улыбнулся.
        - Не горячись, братан. Нам пришлось сменить место. На рынок проехать не получилось. Но здесь недалеко, в гаражах, есть укромное место. Поехали, если оружие еще нужно.
        Ариец обвел взглядом рынок.
        - Поехали.
        Они долго петляли по дворам, пока не оказались в гаражах. Ариец и Шаман понимали, что вчетвером, они рискуют не только не получить оружие, но и остаться без золота, а может даже расстаться с жизнью. Маячок, встроенный в часы Арийца, работал без сбоев, но найти владельца приспособления было нелегко. Там, где их провезли, находилось много тупиков и, не зная заведомо пути, можно легко заблудиться. Ариец это понимал. Выходя из машины, он стрельнул глазами по крышам гаражей и сразу же заметил снайпера. Чувство опасности возбудило в нем зверя. В кармане спортивной куртки Ариец сжал нож и глазами указал на снайпера Шаману. Тот незаметно кивнул и сунул руку за пояс.
        У «ГАЗели» стояли семеро, трое из них кавказцы. Они вели себя уверенно со знанием дела.
        - Где товар? - спросил Ариец, кося глазом на снайпера.
        - Смотри, дорогой, - один из кавказцев откинул полог машины.
        В кузове стояло три ящика.
        - Дорогого присмотри на Кавказе, - буркнул Ариец и сам запрыгнул в кузов. - Отлично. Автоматы, пистолеты, патроны. Все правильно.
        - Мы выполнили условия договора, - сказал тот же кавказец и улыбнулся. - Где деньги?
        - Габил, - позвал кавказца широкоплечий парень, который сопровождал на место покупателей. - Они вооружены.
        - Глупые пацаны, - оскалил белые зубы Габил. - Мои ребята в одно мгновение превратят вас в трупы.
        Ариец долго не думал. Прыгнул на кавказца и перерезал ему горло, Шаман из маузера уложил двоих автоматчиков, СВЦ вогнал нож в горло широкоплечего. Четвертый, Прицел, из обреза уложил снайпера, который почему-то не успел произвести выстрел. Завязалась драка. Автоматчики не успели воспользоваться оружием, так как не ожидали от подростков такой прыти.
        Ариец вытер нож о костюм врага. Шаман держался за плечо. СВЦ улыбался окровавленным ртом. Прицел смотрел в одну точку, прислонившись к колесу «ГАЗели».
        - Прицел! - позвал Ариец. - Прицел, жив? Эй, Прицел?
        - Жив, - нехотя ответил тот и медленно поднялся. - Нож сломал об этого козла.
        Он с силой ударил ногой лежащего рядом кавказца.
        - Твой подарок, Ариец, - добавил Прицел грустно. - Обидно.
        - Для дела ничего не должнобыть жалко. Ты заслужил новый, братан!
        Они обнялись все четверо.
        - Мы сила, которую уже боятся и уважают. Завтра менты нас будут обходить стороной. Валить будем всех, кто против нас. Завтра великий день! И еще, братаны, сегодня вечером, мы услышим наш гимн. Музыканты Агея записали альбом на мои слова. Музыка та, что нам надо! Название их группы мне тоже нравится - «Цивилизация». Смерть цветным!
        Они перешагнули очередную черту пропасти, не признавая суда совести и законов общества. Для них не существовало авторитетов, кроме Адольфа Гитлера. У их организации не существовало названия, реки крови говорили за них. Свидетели молчали, потому что знали, неуловимые фашисты доберутся до них быстрее, чем милиция до банды. Заколдованный круг разорвался неожиданно, но спустя лишь несколько лет. Один из членов организации решил выйти из группы, но страх возмездия не давал ему это сделать. И все же оперативники получили от него сведения, надежно спрятав источник от его собратьев. Арестовали всех, кроме Арийца. Внутреннее чутье опять выручило. Арийца объявили в федеральный розыск.
        Арестованные ничего не отрицали и брали на себя самые громкие преступления последних лет, считая себя патриотами и освободителями.
        Следователь в упор смотрел на Шамана и пытался понять, какие мысли роятся в его голове.
        - Зачем вы убили двух своих?
        Шаман улыбнулся.
        - Надо было повязать всех членов кровью. Чтобы каждый у всех на глазах воткнул свой нож в жертву. Братство через кровь, если хотите.
        - Но почему своих? - недоумевал следователь.
        - Сильнее ощущения, - Шаман вел себя, словно встречался с репортером.
        - Это и была ваша ошибка. Страх и кровь не только сближают, но и отталкивают. Убив своих, рядовые члены вашей группировки поняли, что их ждет та же участь. Это и сгубило вас.
        - Я учту на будущее, - серьезно ответил Шаман. - Когда выйду на свободу, построю организацию по другому принципу.
        Следователь застыл.
        - Ты что, уверен в том, что выйдешь на свободу?
        - Выйду, и ты будешь валяться у меня в ногах, умаляя оставить в живых твоих детей.
        - Что? - побледнел следователь, но сдержался. - Ты никогда не выйдешь на свободу! Если тебя не расстреляют, то ты сгниешь в камере. Я слов на ветер не бросаю!
        Шаман издевательски улыбнулся.
        Когда фашиста уводили, он оглянулся в дверях.
        - Жди, я выйду и прикончу всю твою паршивую семью. И запомни, я тоже слов на ветер не бросаю!
        Следователь опять с трудом сдержался.
        Ариец перебрался в Москву, снял квартиру и затаился. Прошло полгода и Ариец решает вернуться в Санкт-Петербург. Он встречается со своей девушкой во дворе ее дома. Они целуются, обнимаются, и вдруг, к ним подходит человек и объявляет об аресте. Ариец резко прыгнул в сторону, ударил на лету врага ножом и попытался скрыться. Прозвучал предупредительный выстрел, но он не остановил убегавшего. Следующие выстрелы были на поражение. Ариец взмахнул руками, споткнулся, и вонзился головой в асфальт тротуара. Подбежавшие милиционеры оцепили место гибели. Девушка Арийца во все глаза смотрела на происходящее и не могла ничего понять.
        - Вы знали, чем занимается ваш друг?
        - Знала.
        - И все равно с ним дружили?
        - Он ничего плохого не делал!
        - Вы хотите сказать, что убийство, это нормально?
        - Он никого не убивал! - девушка никак не могла поверить в произошедшее.
        - Он - убийца! Безжалостный, жестокий убийца!
        - Нет, он не мог. Он этого не мог сделать. Он не убивал.
        Девушка испытала настоящий шок, после которого для нее началось переосмысление ценностей, словно она родилась заново.
        ГЛАВА 6
        ПРОИГРАННОЕ СРАЖЕНИЕ ИЛИ ПУТЬ К ПОБЕДЕ?
        Сергей открыл глаза, вокруг было светло как днем. Все факела горели, и отчетливо было видно место недавнего сражения. Трупы врагов громоздились друг на друга, но от Сергея и до самой дальней оплавившейся стены, шла чистая ровная полоса. Тела, попавшиеся на пути, дымились, и у них не хватало именно той части, которую пересекла полоса. Голова с одной стороны, ноги с другой, а самого тела не было. Сергей быстро встал, подбежал к Игнату, но он не дышал, а в груди торчало до десяти копий.
        - Игнат, - прошептал Ясник, сжимая уже холодную руку своего добровольного охранника. - Райан, Кровохлебка!
        Но вместо ответа услышал чужой голос.
        - Вот он!
        Сергей нащупал на полу копье и когда почувствовал, что враг готов нанести удар ему в спину, то со всей силы, не оборачиваясь назад, воткнул острие в мягкое тело воина. Тот застонал, выронил топор, и упал. Сергей подхватил меч Игната и с разворота рассек еще двоих воинов.
        Столько физической силы в своих руках, Ясник не ощущал никогда. Возможно, боль утраты и озлобление дали ему ее, но в груди бурлила химическая реакция. Сергей отмахнулся кулаком от настырного воина и тот отлетел к дальней стене и больше не поднялся. Меч сминал ряды врага, словно не замечая стального оружия, противостоящего ему. Воины отступали к каменным ступеням лестницы, еще немного, и они уже бежали.
        Сергей махнул им вслед рукой и их, будто ветром унесло.
        Раскидав тела убитых врагов, Ясник нашел Райана. Голова оказалась в крови, в боку торчал обломок копья, но он дышал. Кровохлебка лежала с открытыми глазами. Сергей пощупал пульс и вздохнул. По обнаженной руке девушки потекла капля крови, оставляя неприятный след. Глаза невольно проводили ее и остановились на крепко сжатом кулаке. Из него торчал краешек бумаги. Сергей разжал пальцы девушки и развернул записку.
        «Есть два пути: темный и светлый. Какой выберешь ты, по тому пути напишется твоя судьба. Но никогда не поздно изменить путь. На пути света искушений больше и темное всегда маячит перед глазами, темный путь искушений не имеет, он самый легкий, ему следовать просто. Пытаясь заглушить свою совесть или оправдать свои неправильные поступки, темный путник делает еще более существенные ошибки. Тогда ни вера, ни любовь не в силах спасти его душу. Только самосознание остается единственным выходом из ада. Есть только ад и рай, пути света и тьмы. Нет никакого чистилища. Душа отправится туда, куда направит ее владелец. Светлый путь, путь добра и любви становится все уже, тогда как темный путь, путь ненависти и зла все шире и шире. Мир погружается во тьму и исчезнет, если воины добра не сумеет восстановить свет. Аминь».
        Где-то он уже это слышал. Сергей пытался вспомнить, но так и не сумел. Позади, раздался шум и рык зверей. Он оглянулся и вовремя. Тигр летел на него, выпустив огромные когти, и открыв невероятно здоровую пасть. Реакция была моментальной. Сергей подсел под тигра и меч с хрустом вошел под самую рукоять. Зверь упал рядом и издал последний вздох. Сергей вскочил на ноги и схватил первое попавшееся копье. Но остальные четыре тигра смотрели на него и словно боялись подходить к такому опасному хищнику из породы людей.
        - Что же вы, киски, - подбадривал Ясник и ладонью подзывал их к себе. - Испугались никак? Смелее, вас же четверо, а я - один. Идите, я вас насажу на вертел, как вашего друга. Отличный получится шашлык!
        Но звери неожиданно попятились назад и скрылись в чуть заметном лазе.
        Только сейчас Сергей ощутил боль в плече.
        - Вот, паразит, все-таки зацепил когтем мое мясо.
        Он отыскал свой меч, взвалил на здоровое плечо Райана и побрел по каменным ступеням вверх. Винтовая лестница закончилась неожиданно странным восьмигранным залом, стены которого составляли высокие зеркала. Пол блестел от падавшего сверху света множества зажженных свечей.
        - Браво, браво, - непонятно откуда появился колдун в черном и обтягивающем тело одеянии и с мечом на широком узорном поясе. - Честно сказать я не ожидал, что ты сумеешь дойти до этого великолепного зала. Но раз дошел, то не откажи сразиться со мной.
        В это время что-то зашуршало, лязгнуло и задвигалось. Восьмиугольная комната превратилась в шестнадцати угольник.
        - Не удивляйся, всего-навсего свойства комнаты, - проговорил Черный Шакал и вынул меч. - Неужели ты позволишь мне проткнуть тебя?
        - Вряд ли тебе это по плечу, - ответил Сергей, готовясь к сражению.
        Лезвия мечей соприкоснулись, и глаза смотрели в глаза. Два мага сошлись в битве, как представители сил тьмы и света. Один на один, лицом к лицу, воины зла и добра. Время остановилось.
        Человек, смотрящий на поединок со стороны, не увидел бы и мелькания клинков, с такой скоростью двигались противники. Но для каждого из них это происходило как в замедленной киносъемке. Они успевали оценить намерения соперника, предпринять защиту или атаку, увернуться, не теряя зрительного контакта.
        - Ты не мог так быстро научиться владеть мечом, - сказал колдун, удержав своим клинком булат Сергея. - Так владели лучшие воины империи. Но ты ведь из будущего и с мечом знаком не был. Где ты научился обращению с холодным оружием?
        - Еще вчера я и держать его не умел, - весело ответил Сергей, пытаясь улыбнуться.
        - Этого не может быть, - Шакал отскочил от Сергея и сощурил глаза. - Ты помнишь своих родителей?
        - Смутно.
        - Не может быть, - опять повторил колдун и ринулся в бой.
        С новой силой столкнулись добро и зло. И зеркальные стены, время от времени приходящие в движение, размножили сражающихся воинов в своих отражениях, и уже казалось, что весь мир закружился в этом страшном военном танце.
        Параллельно этому сражению на горных лугах Алтайских гор происходила еще одна битва. Телепортированные Черным Шакалом охранители и воины светлых сил оказались далеко от подземелий и замка, зажатые между двух озер и двух отрядов врага. Ночная темнота скрала различия мест, густые тучи скрыли звезды, стало свободней дышать. И свежий ветер играл волосами. Но этого спутники понять не могли, так как враг наступал и не давал опомниться. Воины горного народа бились мужественно и отважно, правитель сражался наравне со всеми. Но трудно было разобрать, где свои, а где чужие, если бы не факела врагов, освещавшие их ряды.
        Силы тьмы и света сошлись между собой под лязг оружия, стоны раненых и нечеловеческие крики живых. Смерть не успевала отмечать в списках имена павших. Правитель своим телом закрыл Лесю и получил копье в сердце. И враг уже теснил, оставшихся в живых воинов светлых сил, к озеру. Но вдруг, ряды темных сил покачнулись и разошлись на две стороны. Могучий всадник проложил своим мечом путь к защищающимся. Протаранив врага конем, порушив мечом, доблестный и храбрый Леопард внес смятение в стан нападавших. Они на некоторое время встали, но этого было достаточно, чтобы Леся, Альбелис, Таня и Жорж оказались в непонятно откуда взявшейся здесь лодке. Уже на середине озера Леся спросила Альбелиса.
        - Мне показалось, или это, правда, был Всеслав?
        Охотник пожал плечами, но ответил твердо.
        - Всеслав, скорее всего, Всеслав.
        Таня и Жорж только переглянулись, но ничего не спросили.
        Горные воины исполнили свое предназначение и пали в тяжелой неравной битве. Темные силы одержали победу, но те, кто должен был погибнуть в этой схватке, ускользнули от карающего топора Черного Шакала.
        В подземелье, в зеркальной комнате, продолжался поединок. Сергей чувствовал, что силы на исходе. Он стал запаздывать с отражением удара и меч несколько раз проходил вскользь. Колдун улыбался, будучи уверен в победе.
        - Я неслучайно выбрал именно это место для нашего поединка, - заговорил Черный Шакал. - Дабы избежать искушения испепелить тебя. Здесь колдовство не действует.
        Колдун воткнул меч в плечо Ясника и слегка успел провернуть в ране. Сергей вскрикнул от внезапной боли, но отскочил в сторону и, стиснув зубы, собрал оставшиеся силы. Он понимал, что силы все равно неравны и колдун постарается уничтожить его. Сергей отбивал выпады Шакала, отступая назад и кружа по комнате. Колдун понял, что противник экономит последние силы, и стал наносить коварные удары, от которых Яснику не удавалось уйти.
        - Принимай мою сторону, - издевался колдун. - Неужели ранняя смерть тебя устраивает больше, чем власть на земле и золото? Что тебе даст добро? Ничего! Ни уважения, ни денег, ни власти! Я могу дать тебе все, что пожелаешь!
        - Моя душа не продается, Шакал, - огрызнулся в ответ Ясник, с трудом увернувшись от меча колдуна.
        - Что ж, ты свою возможность упустил, а с нею проиграл и жизнь.
        Удар пришелся по рукоятке меча. Оружие выпало из онемевшей руки Сергея, но кто-то заставил его сразу же прыгнуть вперед, на врага, пока тот отводил меч для нового удара. Ясник толкнул колдуна головой в грудь и, пытаясь удержать равновесие, сорвал с груди Шакала амулет. В это время комната пришла в движение, и Сергей нырнул в образовавшуюся щель между зеркалами. Его бросило через какие-то механизмы, от чего-то пролетавшего он успел увернуться. Скорее по инерции ухватился за непонятный рычаг и оказался в стороне от движущихся частей.
        Подчиняясь внутреннему зову, чуть не теряя сознание, Сергей толкнул дубовую дверь, неизвестно как оказавшуюся перед ним. Ему очень хотелось оказаться как можно дальше от места поединка, потому он шел вперед, подчиняясь этому странному внутреннему голосу, который почему-то казался знакомым и в то же время чужим. Сергей вглядывался в темноту. После света глаза никак не могли привыкнуть к темноте. Слабоосвещенный коридор уходил в темноту, но она не пугала Ясника. Ему хотелось спрятаться в ней, отлежаться. Понять, что же сегодня произошло. Сколько он прошел, неизвестно. В нише стены оказался колодец. Напившись холодной воды и умывшись, Сергей присел у стены и потерял сознание.
        ГЛАВА 7
        СТРАННЫЙ СОН ИЛИ ПРОБУЖДЕНИЕ В ТЕМНИЦЕ
        Тишина словно звенела в ушах. Маша открыла глаза и попыталась вспомнить, где находится, новокруг было совершенно темно. Она на ощупь добралась до стены, встала на ноги и осторожно ступая, стала обследовать комнату. Через несколько шагов рука скользнула по деревянной двери. Маша попыталась открыть, но дверь не шелохнулась. Через маленькую щелочку слева, падал слабый свет. Маша с надеждой прильнула к ней, но увидела только горящий факел на противоположной стене. Голова сильно кружилась, к горлу подступала тошнота, во всем теле ощущалась слабость.
        - Что произошло? Где я? - задала себе вопрос девушка и как ни старалась, ничего не могла вспомнить. Прошлое словно было кем-то старательно стерто.
        За дверью послышались шаги. Маша глянула в щелку. Маленький человечек проследовал важной походкой, неся перед собой факел. Она тяжело вздохнула.
        - Меня что, похитили? Я сплю? Дед, это что, твои сказки начали сбываться? - шептала девушка, продолжая наблюдать в щелку.
        Мимо проследовал еще какой-то человек с ящиком в руках.
        - Что это за люди? Что им надо? - Маша повысила немного голос и спросила в темноту. - Здесь есть еще кто-нибудь? Показалось.
        Неожиданно скрипнул замок, лязгнул засов. Маша спряталась за открывающейся дверью. Кто-то вошел в темницу, зацокал языком. Медленно прошел внутрь, похоже, искал ее. Маша тихо, не спуская с него глаз, вышла в коридор и побежала, если это так можно было назвать. Босые ноги не давали гулкого звука, и поэтому она не привлекла внимания. Дверь, которая оказалась на пути легко открылась. Маше стало не по себе, когда взгляд остановился на стоящих по обеим сторонам входа скелетам. Крик замер внутри и только открылся рот. Это была лаборатория Черного Шакала. Масса препаратов, кипящих колбочек и баночек. За столом, спиной к двери, стояло два человека и о чем-то спорили. Взяв себя в руки, и преодолев страх, Маша осторожно, чтобы ничего не задеть, пересекла зал поперек. За следующей дверью оказалась длинная каменная лестница, уходящая вниз. Бросив мимолетный взгляд назад на двух незнакомцев, девушка решила следовать дальше. Голова болела все сильнее, очень хотелось пить, ноги подкашивались от голода. Осторожно, держась за стену, девушка почти уже спустилась вниз, но на последних ступеньках вдруг потеряла
равновесиеи покатилась вниз к ногам высокого мужчины.
        Удивленный Тайрам, как-то беспомощно огляделся, и словно дитя, поднял Машу на руки. Он растерянно посмотрел на застывшего Сашу, встретился с ним глазами и опять перевел взгляд на девушку.
        Молча, он уложил ее на ворох соломы в дальнем темном углу. Постоял рядом, а затем неожиданно подошел к внимательно следившему за его движениями Саше, и снял с него оковы. Саша повалился в объятия Тайрама.
        - Ноги не держат, - пробормотал он охраннику.
        - Посиди, я сейчас, - ответил Тайрам и быстро побежал по коридору.
        Обратно он вернулся не один. Им были освобождены еще два пленника. Артур Спинкс слегка поддерживал под локоть Франческу.
        - Нам надо уходить и очень быстро, - Тайрам поправил на боку саблю. - Черный Шакал не простит никому. Здесь есть лаз, который выходит к реке, но придется долго ползти. Колдун о нем не знает. Лаз защищен силой Белого Дракона, поэтому в нем какое-то время мы в безопасности.
        - Откуда о нем знаешь ты? - спросил Саша, тяжело вставая с пола.
        - Можно я расскажу это позже? - сказал Тайрам, и поднявшись вверх по лестнице на несколько ступенек, сдвинул внутрь лаза два камня. - Местами придется трудно.
        Артур полез первым, за ним Франческа, Саша и последним Тайрам, бережно держа на руках потерявшую сознание Машу. Камни сами закрыли проход за беглецами.
        Факел, который взял Тайрам, неожиданно затух.
        - Как мы будем без света? - спросила из наступившей темноты Франческа.
        - Здесь свет не нужен, - ответил Тайрам. - Пропустите, я пойду впереди.
        - Но, без света невозможно идти, - недовольно проговорил Артур. - Острые камни хуже лезвия ножа.
        - Здесь нельзя пользоваться светом, - твердо сказал Тайрам. - Это священное место и вам повезло, что все вы избранные. Иначе, мы бы здесь никогда не смогли оказаться.
        - Опять тайны, - удрученно буркнул Артур, но, немного помолчав, добавил негромко: - Все же нравится мне это.
        Проход то сужался, то расширялся, то заставлял ползти на коленях. Спутники пыхтели, ругались, но продолжали двигаться за случайным проводником.
        Неожиданно Тайрам произнес:
        - Сейчас вы окажитесь в святая святых. Очень мало смертных видели Алатырь. Вам повезло, вы его увидите.
        - Бел горюч камень? - удивился Артур. - Это же миф, сказка.
        Тайрам только усмехнулся в ответ.
        Постепенно, по мере продвижения, в узком проходе становилось светлее и светлее.
        - Как себя чувствуешь? - спросил проводник у Саши.
        - Не очень, если честно.
        - Пойдешь со мной, остальные немного подождут здесь, - Тайрам аккуратно прижал к себе Машу и решительно направился в сторону источника света.
        - Франческа, - Спинкс замялся. - Я хотел тебя спросить. … Понимаешь, какое дело… Я военный, я не умею…
        - Артур, прошу, не надо сейчас ничего говорить. Колдун, наверное, нас уже ищет. Знаешь, у меня никогда не было способностей к изучению иностранных языков. А здесь, в прошлом, оказывается, что я свободно владею славянским языком. Тебе не кажется это странным?
        - Я в таком же недоумении, как и ты, Франческа. Я знал французский, итальянский, шведский, а теперь, кроме славянского языка я не знаю никакого! Даже своего родного! Я не могу и предположить из-за чего такое возможно.
        - Мы в прошлом, это несомненно, но какая связь между языком и прошлым? - Франческа подсела поближе к Артуру. - Здесь прохладно.
        Спинкс молча снял легкую куртку и набросил на плечи девушки. Немного подумал и прижал ее дрожащее тело к своему.
        - Все в порядке? - раздался над ними голос проводника.
        Артур и Франческа не заметили, как уснули.
        Огромная пещера была освещена ярким белым, слепящим глаза светом. В центре пещеры лежал, скорее, возлежал большой валун, на который невозможно было смотреть, настолько мощным он обладал свечением.
        - Это и есть Алатырь, бел горюч камень, - Проговорил Тайрам. - Средоточие всех сил земных и небесных. Его может увидеть только чистой души человек, который никогда не свернет с истинного пути. Но и такие люди не все получают возможность оказаться здесь. Когда мы выйдем отсюда, то каждый будет помнить лишь эту пещеру и яркий свет Алатыря, но никогда не вспомнит дороги сюда.
        - Но у подземного хода, по которому мы шли, нет другого ответвления, - не выдержал Артур.
        - Горы живые, и они никогда не откроют своих тайн не прошеным гостям, если не захотят этого сами. По их воле, мы здесь. По их воле мы выйдем отсюда или навсегда останемся здесь.
        - Мы выйдем? - с надеждой посмотрела на Тайрама Франческа.
        - Ответ дадут горы, - загадочно ответил он.
        Саша и Маша вышли из-за камня, держась за руки, словно для них не существовало никаких болезней.
        Тайрам обратил внимание на босые ноги девушки. Достал из кармана сшитые из выделанной кожи обувки и протянул Маше.
        - Я их шил дочке, но ее больше нет на этом свете и ей они не нужны. Одень, тебе обувки подойдут. Они мягкие, я сам выделывал кожу.
        Маша благодарно взяла из рук Тайрама ценный подарок.
        - Ваши сердца отныне наполнены силой добра земли и небес. В ваши руки вложено будущее всего мира. В вас верит Всевышний и доверяет это опасное и сложное дело. Только люди с чистотой помыслов способны совершить то, что никогда не смогут сделать самые огромные и сильные армии мира. Вы - избраны, - Тайрам опустился перед ними на колено. - Каждый из вас пройдет свой путь, выпьет до дна свою чашу и каждый выполнит свое предназначение. Я не ведаю, останетесь ли, вы живы или нет, но знаю, что возложенная на вас миссия, будет выполнена. Дальше вам придется идти одним. Я всего лишь хранитель тайн и я должен остаться здесь. А вас горы отпускают.
        Скальная порода разошлась, приоткрыв выход.
        - Спасибо, Тайрам, - Саша сжал руку проводника. - Спасибо.
        - Идите, проход скоро закроется.
        - Как же ты? - спросил Саша.
        - У меня своя судьба, у вас своя. Иди, твой путь открыт.
        Саша оглянулся уже из прохода на одиноко стоящего в пещере Тайрама под ослепительно ярким светом и понял, что видит его в последний раз.
        Каменные стены прохода то сужались, то расступались. Маленькие кусочки Алатыря, полученные каждым от Тайрама освещали путь. Саша поддерживал под локоть Машу, Артур - Франческу.
        Проход становился все уже и уже. Саша озабоченно оглядывался назад, что-то было не так. Странные, ничем не подкрепленные опасения, не давали покоя. Предчувствие неизбежного росло, и постепенно вытесняло все другие мысли.
        - Артур, вы ничего не чувствуете?
        - Мне кажется, что все слишком гладко.
        - У меня погас камень, - вскрикнула Франческа.
        Из внезапно наступившей темноты послышался голос Маши.
        - Камни не настоящие. Нас провели.
        - С чего ты взяла? - спросил Артур.
        - Камни угасли, этого недостаточно?
        - Она права, - ответил Саша. - Все, что мы видели и в чем участвовали не более чем фарс.
        - Подождите, а как же ваше исцеление? - спросил насмешливо Артур.
        - Исцеления не было, - спокойно ответил Саша. - Нам просто вернули силы. Я только не пойму, для чего? Что мы должны сделать такого, что нас выпустили из темницы и вернули силы? Вот это меня беспокоит больше всего.
        - Что будем делать? - упавшим голосом спросила Франческа.
        - Искать выход, - как можно бодрее ответил Саша. - Пойдем на ощупь. Держитесь друг за друга, чтобы не потеряться.
        - Может лучше назад? - сказал Артур, сам не доверяя своим словам.
        - Вперед, Артур, и только вперед! - Саша засмеялся. - Дорогу на свободу мы обязательно найдем.
        - Тот, кто ищет, тот всегда найдет, - поддержала его Маша.
        - Я никогда не понимал оптимизма русских, но всегда был от этого в восторге. Обожаю русских.
        - Спасибо, Артур. Откуда ты знаешь наш язык?
        - Саша, я немного изучал его, но когда попал сюда, то безо всяких проблем заговорил и заметь, без какого-нибудь акцента!
        - Значит, моя теория верна!
        - Какая теория? - Артур остановил Сашу.
        - Теория логики. Так я ее назвал. Смысл ее прост. Если в прошлом не было какого-либо языка, то переместившийся туда человек будущего будет разговаривать только на языке прародителе всех языков.
        - То есть, ты хочешь сказать, что славянский язык - прародитель?
        - Именно это, Артур, я и сказал.
        - Нет, этого не может быть!
        - Артур, а на каком языке ты разговариваешь сейчас?
        - Все равно непонятно. Как может иностранец в один момент начать говорить на незнакомом ему языке?
        - Так ты на своем родном говори.
        - Не получается, Саша. Я, будто, забыл мой родной язык.
        - Его просто еще не существует в природе! Еще даже латинский язык не изобретен, - сказал Саша и засмеялся.
        - Но как Древний Рим и Древняя Греция? - возмутился Артур. - Ты хочешь сказать…
        Спинкс замялся, подбирая слова.
        - Я хочу сказать, что Древний Рим и Древняя Греция разговаривают на славянском языке. И им не так много лет, как утверждают историки, размахивая поздними подделками, выданными за античные подлинники.
        - Саша, ты страшный человек, - Артур глубоко вздохнул. - Я знал, что прародина всех цивилизаций здесь, в России. Но чтобы так, как говоришь ты, это невозможно!
        - Саша, а ты историк? - спросила из темноты Маша.
        - Хотел стать. Отец - академик. Всю жизнь писал для общества традиционную историю, а по ночам, в стол, настоящую историю мира. Он говорил, что придет то время, когда ложь утеряет силу и правда возьмет верх. Что все люди, наконец, узнают, кто такая на самом деле, Русь.
        Они замолчали и молча, держась за руки, двинулись дальше.
        - Свет! Смотрите, свет! - закричала вдруг Франческа.
        Впереди, на стене, сиял спасительный солнечный луч. Спутники, как обезумившие бросились к нему, подставляя лицо, словно это была струя воды. Так они никогда в жизни не радовались солнечному свету.
        - Нам остается лишь расширить проход, откуда падает луч, и мы на свободе! - весело кричала Франческа.
        - Этот луч, наш единственный выход, - рассудительно произнес Саша и дернул за рукав Артура. - Отсюда больше нет пути!
        Спинкс огляделся. Небольшая, полукруглая пещера.
        - Может, есть тайный выход? - нерешительно произнес он и по-детски шмыгнул носом.
        - Может, - согласился Саша. - Поищем? Авось и найдем что-нибудь.
        Маша встала в центр пещеры.
        - Мне кажется, что я что-то чувствую…
        Договорить она не успела. Раздался страшный скрип и на месте, где только что стояла Маша, поднялся клуб пыли, сверкая в солнечном луче.
        Саша ошеломленно смотрел на квадрат плиты.
        - Смотрите, - Артур стоял на коленях. - Здесь была пыль. А этот квадрат словно хорошо почистили. Здесь стояла Маша.
        - Плита перевернулась, - закончил мысль Саша. - Я не знаю, что под ней, но Машу я не оставлю.
        - Саша, - крикнул Артур, но было поздно, плита перевернулась во второй раз. - Что будем делать, Франческа?
        - Я думаю, что это и есть тайный выход, но, возможно, что это ловушка.
        - Здорово! - Артур посмотрел на стену, где красовался солнечный луч, его не было. Он перевел взгляд на противоположную, и не поверил своим глазам. - Там выход! Надо только добраться до отверстия. Там нечто вроде двери! Я, видел! Посмотри сама, Франческа!
        В это время солнечный луч появился снова, и разглядеть что-либо рядом с отверстием, оказалось невозможным.
        Глаза Артура блестели, он рванулся к стене и полез наверх. Несколько раз срывался, падал вниз, но снова лез, словно одержимый.
        Франческа молча наблюдала за его взлетами и падениями. Она прислонилась спиной к одной из стен и ощутила спиной что-то круглое. Пошарив рукой, нащупала кольцо на цепи, встроенное в стену. Она потянула его со всей силы, но кольцо было прочно вмонтировано в камень.
        - Артур, - позвала Франческа. - Я нашла какое-то кольцо.
        Почти добравшийся до отверстия Спинкс, спрыгнул вниз.
        - Я дергала его, но это ничего не дало.
        Артур взял одной рукой кольцо, потянул его, отпустил, опять потянул.
        - Смотри, Франческа, там еще одно! И еще! Стой! Конечно! Держась за кольцо, ты идешь по выступам для ног в стене. Вот они. Конечно, это такая лестница, и ведет она к отверстию! Молодец, Франческа! Дай, поцелую!
        Каменная дверь открылась, и солнечный свет ворвался в темноту пещеры. Глаза заслезились. Артур и Франческа, словно пьяные, стояли, обнявшись на небольшой каменной площадке. А под ними лежали горы, лес, реки. Свежий ветер оказался хмельнее любого алкоголя. Невиданная первозданная красота завораживала. Перед ними, как на ладони, лежало Златогорье, пропитанное теплым солнечным светом.
        Саша открыл глаза. Сквозь листву кустарника пробивались солнечные лучи, и словно заигрывали с ним. Сильно болела спина и плечо. Саша привстал, опираясь на каменный край длинной канавы, в которой он лежал. Дно было сделано из странного материала, обильно смазанного жиром. Саша ощутил, что одежда прилипла к телу, руки стали скользкими. Ему захотелось выбраться из канавы, но это оказалось непростым делом. И все же, ухватившись за ветку куста, он выполз на ароматно пахнущую траву.
        - Неплохо прокатился, - пробормотал он, оглядывая оставшуюся позади горную стену. - Где же, Маша?
        Саша изрядно покряхтел, прежде чем встать на ноги. Он пошел вдоль канавы, надеясь отыскать девушку, но через несколько шагов споткнулся и упал. Перед ним лежала кожаная туфелька, подаренная Маше Тайрамом. Саша схватил ее, сжал в кулаке и увидел чуть заметную тропу, уходящую в глубь леса.
        - Кому ты опять понадобилась, Маша?
        Лес повеял прохладой и неприятным затхлым запахом. Саша поморщился и подобрал метровую палку. Мало ли что может произойти. А так какое-никакое, но оружие в руках. Идти пришлось не долго, ряды сосен расступились, открыв свободное пространство, в центре которого собралась толпа загорелых и обнаженных людей. Но в центре их круга, на возвышении, выделялись три одетые фигуры. Длинный с посохом в шкуре медведя, потрясал кулаком воздух и что-то кричал. Рядом, в кожаных доспехах, стоял воин и держал за плечи напуганную девушку.
        - Маша, - произнес Александр и сдавил палку что было силы.
        Воин сорвал с девушки одежду и вручил ее шаману. Толпа упала на колени и завыла то ли песню, то ли молитву. Шаман, сопровождаемый воином и Машей, неожиданно исчез. Саша не понял, как это случилось, и растерянно забегал глазами по всему открытому пространству. Вдруг, за спиной, треснула ветка…
        ГЛАВА 8
        ЯМА СМЕРТИ ИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ОЦЕНИТЬ СИТУАЦИЮ
        Свежий ветер ударил в лицо, словно заставляя спутников очнуться и вернуться в реальность. Альбелис сразу ощутил в воздухе тревогу.
        - Колдун выбросил нас из подземелий наружу. Хочет погубить нас здесь.
        - Странно, что он не уничтожил нас там, - вставил Жорж.
        - Ничего странного, ребята, я в этом не вижу, - возразила Таня. - Он не может своим колдовством погубить нас.
        - Объясни, - Жорж развернулся к ней лицом.
        - Все просто. Если колдун воспользуется своей силой, чтобы просто погубить нас, то наша высвободившаяся сила не перейдет к нему, а будет мешать в его действиях. Воин, который сможет эту силу использовать, будет равным колдуну. Поэтому Шакал решил избавиться от нас руками своих рабов. Тогда наша сила уйдет в землю, и никто ей не сможет воспользоваться.
        - Хоть в темноте ничего не слышно и не видно, но я чувствую запах оружия и доспехов, лошадиный и человеческий пот, - Альбелис подозвал предводителя горного народа. - Это враг. И мы окружены.
        - Когда солнце выйдет на небо, мои воины ослепнут, - сокрушенно молвил предводитель. - Мы обречены. Так что лучше пасть в битве, чем ждать смерть в слепую. В темноте мы можем нанести врагу большой урон. Надо атаковать!
        Альбелис согласно кивнул головой.
        - Другого пути нет.
        - Они уже атакуют, - заговорил Ремин. - Они ждали нас. Наше появление всего лишь часть плана колдуна. Вряд ли у нас есть пути отступления. Колдун продумал все.
        Один из горных воинов что-то прошептал предводителю.
        - Мы рядом с озером. На воде небольшой плот. Вас четверо, места хватит. Уходите. У нас времени мало. Мы сумеем сдержать врага до восхода солнца. А воину лучше погибать в бою, чем быть зарезанным как овца, - предводитель улыбнулся. - У вас очень важное дело, которое должно быть завершено. Уходите.
        Альбелис только кивнул в знак согласия и вопрошающе посмотрел на Жоржа, Лесю и Таню.
        - Да пребудет с вами Вышний! - сказал охотник и обнял предводителя. - Мы будем молиться о вас.
        - От судьбы не уйдешь.
        Плот отошел от берега и сразу попал в сильный водоворот.
        - Этого нам еще не хватало, - выдавил Альбелис. - Все надежды только на Вышнего. Держитесь крепче!
        Плот закрутило на одном месте с большой скоростью. Жорж и Альбелис лишь скрежетали зубами от бессилия.
        Леся открыла глаза и ощутила неимоверный холод. Воды не было, только мокрый песок. Рядом лежал кто-то еще. Она привстала и уже стоя на четвереньках, заглянула в лицо человека. Страшный крик, помноженный на множество эхо, заполнил всё пространство. Жоржподбежал к Лесе, и она вцепилась в него, как кошка. Тут же оказалась и Таня.
        - Труп человека, - сказал Ремин. - Похоже, долгое время провёл в воде. Судя по одежде - воин. Только оружия при нем нет.
        - Ты так говоришь, как будто всю жизнь работал с трупами, - пробурчала Таня, ёжась от холода.
        - Отчасти ты права, - согласился Жорж.
        Ремин огляделся. Песочно-илистое дно, округлые формы камней с темно-зелёным налётом. Вверху, на очень большом расстоянии виднелся кусочек голубого неба.
        - Мы, будто в каменном кувшине, закрытом сверху небом, - проговорил Жорж. - Красиво, но неприятно. Пятачок, на котором мы находимся, невелик, десять на десять, в лучшем случае. Постойте, а где Альбелис?
        - Здесь я, - раздался знакомый голос из-за валуна.
        Охотник висел на стене с кровавым, растекшимся пятном по правой стороне тела.
        - Снимите, - с трудом произнес Альбелис и сжал челюсти от боли. - Напоролся на что-то острое, то ли крюк, то ли меч.
        Леся, сразу пришла в себя, и они втроем сняли охотника со стены. Он вскрикнул и потерял сознание.
        Жорж осмотрел место распятия Альбелиса. Длинный меч застрял рукояткой в щели между двух валунов острием вверх.
        - Надо же, - мотнул головой Ремин. - Девчата, я пройдусь, огляжусь.
        Заглядывая во все щели, осматривая все темные закоулки, Жорж исследовал место невольного пребывания. У одной из стен, он обнаружил странную впадину, больше других мест, занесенную разным сором и травой. Но большего внимания заслуживало то, что бревна разбитого плота, не были разбросаны повсюду, а валялись здесь, в одном месте. Жорж присел рядом с впадиной и запустил руку в слизь.
        - Решётка, - проговорил он. - Так вот куда ушла вода!
        Он с лёгкостью отбросил в сторону пару брёвен и, не обращая внимания на грязь, расчистил решетку полностью.
        - Замечательно, - устало буркнул Ремин. - Она заделана в камень так, словно залита высококачественным бетоном.
        Дальнейшее обследование ничего интересного не принесло.
        - Есть хочется, - сказала Таня. - И холодно. Так ведь и заболеть недолго. Жора, неужели у нас нет никакого выхода?
        - Выход есть всегда, надо только его найти, - обессиленным голосом прошептал Альбелис. - Я всегда доверял своему внутреннему голосу. Даже в безнадёжной ситуации полагался на него. Никогда, запомните, никогда, он меня не подводил. Еще не пришел час моей смерти. Значит, выход есть, его надо искать.
        Воцарилась тишина. Леся склонилась к Альбелису.
        - Без сознания.
        - Сюда даже солнце не заглядывает, - поговорила Таня.
        - Мы в ловушке, - подвел итог Жорж. - Колдун все рассчитал верно. Он знал, что мы воспользуемся плотом, который он нам так любезно предоставил. Решетка говорит о том, что совершенное, деяние рук человеческих. Тот погибший воин, такая же жертва, как и мы. Нет, но как он все рассчитал!
        - Может, не будем обо всем этом, а то и так тошно, - раздраженно бросила Таня.
        - Именно сейчас, об этом и обо всем, что мы должны еще сделать! - крикнул Жорж. - Другой возможности обсудить планы, может и не быть. А ну-ка, упали и отжались, девчата. Сидите, дрожите.
        Физические упражнения, которые заставил делать Ремин, согрели девушек.
        - Еще бы покушать, - мечтательно произнесла Таня.
        - Наши котомки где-то здесь, - сказала Леся.
        - Здесь, - подтвердил Жорж. - Только внизу их нет. Значит, зацепились вверху. Давайте, осмотрим?
        Один заплечный мешок был найден. Жорж медленно, нащупывая выступы, полез к нему, дотянулся, но нога соскользнула, и Ремин повис, держась за край мешка.
        - Вот, черт! - успел выругаться он.
        В это время мешок отцепился от скалы и Жорж удачно приземлился на ноги.
        - Теперь у нас есть сухари и веревка. Вот только сухари нельзя назвать сухарями, размокли, - Ремин задумался. - Знаете, девчата, мне кажется, что разбить шар, это всего лишь полдела. Этим колдуна не уничтожить. Лишить части силы да, но не уничтожить. Должно быть что-то еще.
        - Его смерть в игле, а игла в яйце, а яйцо, в утке, а утка в зайце, а заяц в сундуке, а сундук на дереве, а дерево на крайнем севере, - вставила Таня.
        - Не смешно, - ответил Жорж. - Я ведь серьезно!
        - Мы должны отнять у колдуна реликвии, - проговорила Леся. - Они дают ему силу и власть.
        - Сколькими реликвиями он завладел? Барабашка не знает. Белый Дракон говорил, что возможно, в руках колдуна перстень Соломона и Крест правителя.
        - Значит, остается Великая книга мудрости и Чаша, - Леся произнесла последнее слово так, будто оно было ей дорого.
        - Мы с Жорой охранители хранителя Чаши. Он в этом времени, но он вне опасности, по крайней мере, сейчас.
        - Я скажу больше, - вдруг прервал Таню Ремин. - Он у Белого Дракона! Не знаю, как это происходит, но я знаю, что он там!
        - Получается, что две реликвии у колдуна, а две неизвестно где?
        - Именно это, Леся, и получается, - Жорж почесал затылок. - Если даже Белый Дракон не знает, как справиться с Шакалом, то кто нам в этом поможет?
        - Великая Книга мудрости, - ответила на поставленный вопрос Леся.
        - Верно, - согласился Жорж. - Нам надо отыскать Книгу мудрости быстрее, чем сделает это колдун.
        - А я думаю, что вам надо сначала выбраться из этой ямы, - послышался сверху мужской голос.
        Леся подняла вверх голову. Не так высоко, на уступе, стоял воин.
        - Всеслав, - прошептала она. - Всеслав! Леопард! Жив!
        Подъем Альбелиса занял много времени, но когда все уже были наверху, в подземелье, уходящем вглубь гор, все вздохнули свободно и перевели дух.
        - Всеслав, как? - Леся не могла прийти в себя от радости.
        - Долгая история.
        - Но как ты нашел нас?
        - Проще некуда. Люди рассказывали о страшной яме с бурлящей водой. Много людей сгинуло в ней бесследно. Тетка Доброслава указала мне путь сюда, - Всеслав помолчал. - Леся, тетки Доброславы больше нет, ее убили люди колдуна. Она умерла на моих руках.
        Леопард не знал, куда деть руки, потом обнял застывшую Лесю за плечи, притянул к себе и стал гладить по спине.
        - Нам надо идти, Черный Шакал что-то задумал, надо узнать, что. Слишком мало времени осталось, чтобы остановить конец света.
        - Как быть с Альбелисом? - спросил Жорж.
        - Я смазал его рану животворящими мазями. Рана скоро затянется, он встанет на ноги. Вот только с рукой у него плохо, нужен знахарь. Альбелису разницы нет, в какой руке держать меч, он одинаково владеет и правой и левой рукой. Я, думаю, он останется с нами. Силы к нему вернутся очень скоро. А пока, понесем его на себе.
        - Куда ведет подземелье? - спросила Таня.
        - В логово Черного Шакала, - ответил Всеслав. - Разве нам не туда?
        - Нам нужна Великая книга мудрости, в которой написано, как справиться с колдуном, - не выдержал Жорж.
        - Ты знаешь, где она находится?
        - Мы будем искать!
        - На это уйдет много времени, а у нас, его нет! Надо попытаться отнять у колдуна те реликвии, которые уже оказались у него.
        - И разбить шар, - добавила Таня.
        Задачи были определены, цели поставлены. Спутники двинулись в путь, к новым приключениям, помня о том, что от их действий зависит судьба не только настоящего, но и прошлого и будущего времени.
        ГЛАВА 9
        ПРЕЗРЕВШИЙ СМЕРТЬ, ИЛИ ОДИНОКИЙ ТИГР
        Кто-то, тяжело дыша, приближался. Саша, не оборачиваясь, строго спросил:
        - Что же тебе надо?
        Некто остановился, словно растерялся.
        - Что ты от меня хочешь?
        - М-м… - прозвучало в ответ.
        - А ты должен меня бояться! Когда я занят каким-нибудь важным делом, то свергаю горы и поворачиваю реки вспять! А если меня еще и рассердить, то тут пощады не жди! - Саша медленно повернулся к стоящему у него за спиной.
        Это был не человек! Похож на человека, но покрытый с ног до головы шерстью, два с лишним метра, с широко раскрытыми глазами. Огромная дубина устрашающе возлежала на широком плече. Взгляд чудища был испуган и сильно взволнован. По нему было видно, что он боится сдвинуться с места.
        Не понимая, что происходит, но, овладев собой, Саша, снизу вверх заглядывает в темные глаза противника.
        - Ты так и не ответил, зачем я тебе? И меня очень интересует вопрос, кто ты? - все смелее и смелее стал спрашивать Саша.
        Глаза чудища, вдруг, округлились, страх перешел в ужас, он всплеснул руками и помчался от Саши как от огня, ломая и сминая все на своем пути. Огромная дубина, упавшая с плеча великана, немного постояла и стала медленно падать. Саша прыгнул в сторону и вовремя.
        - Это, наверно, и есть йети, - заключил Саша. - Здесь, в прошлом, их должен быть немерено.
        Что-то острое больно воткнулось в спину. Саша медленно повернулся. Обнаженные люди, выставив допотопные копья, окружали его. Лица и тела нападавших, были разрисованы и напоминали самых различных зверей.
        - Вы ко мне? - спросил Саша, сам не зная почему.
        В это время раздался страшный рык и не так далеко. Нападавшие разом втянули головы в плечи, колени подогнулись, их головы завертелись на все триста шестьдесят градусов. Вдруг, они закричали, запрыгали, бросили свое оружие и побежали, поскакали, понеслись, словно их вот-вот накроет огнедышащая лава. Они давили друг друга, толкались, кусались, лезли на деревья, в их глазах стоял неподдельный ужас. Саша никогда раньше не видел, чтобы так могли лазать люди по стволам деревьев не имеющим ветвей. Причина странного поведения обнаженного народа оказалась проста - тигр! Обычный полосатый тигр. Он стоял напротив, скалил зубы и смотрел черными круглыми глазами в его глаза. Саша замер, но испугаться не успел, и теперь понимая, что, отвернувшись для побега, он даст возможность зверю напасть на него со спины. Два взгляда встретились. Тигр неожиданно разинул пасть и зарычал, но Саша, сам не понимая зачем, сделал шаг в его сторону. Зверь должно быть сильно удивился, раз сделал шаг назад и еще внимательней вгляделся в человеческого противника. Затем, что уж совсем неожиданно, подошел вплотную к замершему Саше и
лизнул ему руку, лег в ногах и задремал. Кто-то из обнаженного воинства попытался спуститься с дерева, но стоило тигру приоткрыть один глаз и слегка повернуть в ту сторону голову, как смельчак, пуще прежнего, вскакивал обратно, дрожа всем телом. Саша сглотнул комок, застрявший в пересохшем горле, наклонился и погладил полосатого зверя меж ушей. Тот вытянул вперед морду и мурлыкнул, словно домашний кот.
        - Ну, раз мы подружились, то скажи, зачем ты гоняешь этих дикарей? Чем они тебе так помешали? Насколько я знаю, тигры на людей не охотятся. Хотя, в прошлом, кто его знает? - сказал Саша и присел на корточки рядом с тигром.
        Обнаженные дикари, подобно обезьянам, сидели на деревьях и созерцали странное явление. Зверь людоед не только не трогает человека, а даже ластится к нему и лижет руки! Даже шаман не имел власти над этим тигром!
        - А ты, брат, смотрю, держишь тут всех в страхе, - проговорил Саша, все еще с опасением обнимая рукой зверя за шею. - Может, ты меня и к Маше проводишь?
        Тигр встал, посмотрел вокруг, заглянул Саше в глаза. Затем, мотнув головой, словно призывая за собой, побрел в ту сторону, куда шаман увел девушку. Зверь уверенно подошел к шалашу, расположенному в лесу за поляной, и, оглянувшись, будто убедившись, что за ним следует тот, кто надо, вошел внутрь. В полу зияло отверстие, внизу которого мерцал свет. Тигр легко спрыгнул в виднеющийся тоннель. Саша воспользовался веревочной лестницей, висевшей тут же. Тоннель, высотой метра полтора и шириной до метра, очень долго петлял и изгибался, прежде чем вывел человека и зверя в обширную пещеру. Посреди которой стоял круглый каменный стол с какими-то сосудами, лежали пучки травы, когти животных и множество еще непонятных вещей. Саша напряженно прошел по периметру.
        - И где же? - спросил он, то ли тигра, то ли самого себя.
        Тигр поднял морду кверху, заработал носом, и резко прыгнул в сторону. Огромного роста волосатое чудище с дубиной, неизвестно откуда взявшееся, повернулось в сторону Саши. Тут же, словно из стены пещеры, появились еще двое таких же великанов. Они встали в ряд, перед Сашей, готовые нанести разящий удар своими огромными дубинами. Тигр, оскалившись, стоял рядом с человеком.
        - Мы вас не тронем, - заговорил Саша, унимая дрожь в руках и ногах. - Скажите, где девушка Маша, мы заберем ее, и уйдем.
        Великаны переглянулись, но воинственной позы не изменили.
        - Хорошо, - Саша медленно отошел спиной к столу. - Не желаете по-хорошему, будет по-плохому.
        Сам еще не осознавая того, что он делает, он схватил кувшин с каким-то отваром и замахнулся в сторону противника.
        - Нет! Не смей! - закричал кто-то, и все оглянулись в ту сторону.
        Шаман мелкими шажками приближался к столу.
        - Это снадобье готовится годами. Я потратил на него половину своей жизни. Не урони!
        - Скажи, дорогой, где девушка? Тогда может, я и отдам тебе снадобье.
        - Там, девица, там, - шаман махнул рукой в сторону.
        - Веди, - Саша угрожающе поднял сосуд вверх.
        - Да, конечно, - залепетал шаман и мелкой рысцой побежал к стене пещеры.
        То, что издали, кажется единым целым, оказывается тайным ходом. Комната, в которую попали Саша и тигр, напоминала комнату пыток. Крючки, веревки, деревянные колодки, целый набор страшных инструментов. К стене была прикована обнаженная девушка.
        - Что стоишь? - Сашу затрясло. - Отпускай!
        Шаман нехотя отцепил браслеты с запястий девушки.
        - Маша, как ты? - Саша схватил валявшееся на полу одеяло и закутал ее, забыв о сосуде, который поставил на пол.
        Шаман выбрал момент и схватил кувшин за ручку, но тигр прикусил вытянутую руку колдуна.
        - Что это за снадобье, за которое ты так трясешься? Что оно делает?
        Шаман, морщась, попросил отпустить его. Тигр послушался.
        - Это целебная смесь, - забормотал он, поглаживая прокусанную руку. - Она не только заживляет раны, но и…
        Шаман осекся и замолчал.
        - В чем дело? - недовольно спросил Саша, чувствуя себя хозяином положения.
        - Я не могу этого говорить! Он меня убьет! - шаман затрясся, упал на колени, сжал голову руками. - Он убьет меня!
        - Кто он?
        Вдруг, шаман замолк, сбросил с головы звериную шкуру, и устало посмотрел на Сашу.
        - Мне давно за сто, я уже не помню, когда пришел на этот свет. Белый Дракон научил меня многому, когда я стал его учеником, хотя по возрасту я старше его. Так получилось. Но неожиданно появился он, Черный Шакал, и все резко изменилось. Он подчинил всех шаманов и ведунов, неугодных уничтожил. В том числе и самого Белого Дракона. Тьма, великая тьма опустилась на нашу землю. Я остался в живых только потому, что единственный знаю рецепт изготовления этого снадобья. Шакал не сумел выбить из меня секрет. Да я и сам его не вспомню, пока не начну заготавливать компоненты. Состав этой смеси придает силы и делает любого неуязвимым на время действия снадобья. Для покорителя миров это великая вещь. Мало ли с какими колдунами придётся сразиться. А тут небольшая хитрость, способная противостоять чарам, мечу, огню. Ничто не может нанести вред тому, кто воспользовался смесью, если время её действия не истекло.
        - Как долго снадобье действует?
        - У всех по-разному. Чем подвижней человек, тем быстрее используются целебные свойства. У Шакала хороший запас смеси, она всегда при нем, и потому он не победим.
        - Но можно ведь уничтожить запас, раз снадобье готовится годами, то у него не будет времени изготовить новое.
        - Новое уже никто и никогда не изготовит. Тайна этой смеси уйдет вместе со мной.
        - Как найти место, где Шакал хранит снадобье?
        - Здесь я ничем не смогу помочь, - шаман откинул назад седые длинные волосы. Высохшее, желтое, изможденное лицо глянуло на Сашу под мерцающим светом факела.
        - Возьми небольшой сосуд и набери себе смеси. Для ее действия тебе хватит растереть на любой части тела всего лишь каплю. Если нанесешь на одежду, то результата не будет. И еще, вода сокращает действие смеси ровно в половину. А теперь, - шаман шумно вдохнул воздух. - Разбей кувшин с остатками снадобья, чтобы никому больше не досталось. Сам я не смогу. Но, если ты хочешь победить Шакала, то кувшин надо разбить.
        Саша размахнулся, глядя на шамана, подержал с минуту и разбил о стену комнаты. Земляной пол в один момент впитал жидкость.
        - Вот и все, - пробормотал шаман, и его голова резко пошла вниз, увлекая тело.
        Тигр обнюхал упавшего. Поднял умные глаза на Сашу, словно говоря, что шаман мертв.
        В пещере, прямо на полу, сидели великаны и плакали, словно дети.
        Тем же путем спутники выбрались наружу. Когда они вышли из шалаша, то на другой стороне поляны увидели стоящих на коленях дикарей. Они тянули руки в их направлении, словно пытались вымолить прощение. Тигр ударил хвостом по ноге Сашу и пошел по чуть заметной тропинке вдоль поляны. Они вышли на солнце и глаза слипались от яркого света. Слёзы потекли по щекам. Вскоре тигр уверенно свернул в лес, пересек ручей и вышел к скалам, вдоль которых тянулась все такая же, чуть заметная тропка.
        - Ты дальше не идешь? - спросил Саша, на что зверь помотал головой. - Жаль. Что ж прощай, друг!
        Он обнял тигра. Тот неожиданно протянул лапу. Маша удивленно наблюдала за ними и не знала, как себя вести в данной ситуации. Когда церемония прощания закончилась, и они были уже далеко, Маша оглянулась назад. Одинокий тигр на небольшом возвышении сидел и молча смотрел вслед уходящим людям.
        Тропка нырнула в лес и стала круто забирать влево. Вскоре в солнечном свете взору открылись горы. Дорожка вела к ним и исчезала внутри скалы.
        - Я же говорил, что они придут именно сюда, - раздался недалеко знакомый голос.
        Саша и Маша узнали Спинкса и Франческу.
        - Я чувствовал, я, словно знал, что вы придёте сюда, - радостно затараторил Артур. - Мы, с Франческой спустились вниз, и мне будто кто-то сказал, чтобы я ждал друзей здесь. Жаль, вы не видели всего этого великолепия вокруг оттуда, сверху! Такого в нашем времени нет! Уже нет! Там всюду прошла нога человека, а здесь вид первозданной природы!
        - Я рад встречи, - оборвал Спинкса Саша. - Меня всё время подгоняет чей-то голос. Нам надо вернуться в логово колдуна. Меня словно что-то зовёт.
        - Не одного тебя, - проговорила Франческа и улыбнулась.
        - Надо идти, раз так, - ответила Маша.
        - Возможно, что тропа и есть путь туда, куда нам надо, - Саша задумчиво оглядел друзей. - За неимением другого, я считаю, надо пробовать.
        Они отправились в темноту пещеры прошлого, подгоняемые кем-то, но не знающие цели. Их надеждой стала возможность добраться до колдуна. Только они и сами не знали, зачем им нужен колдун. Они просто надеялись хоть что-то понять там, откуда не так давно сбежали. Если есть путь в прошлое, то почему не может быть в будущее? И этот путь надо искать в логове человека, который к этому причастен. А в этом спутники никак не сомневались. Смерть им, в данный момент, казалась такой мелочью, что и говорить о ней не хотелось. Они шли за ответами, они искали истину.
        ГЛАВА 10
        ВОРОТА ВРЕМЕНИ ОТКРЫТЫ, НО НЕ ВСЕМ СУЖДЕНО ВЕРНУТЬСЯ ТУДА, ОТКУДА ОНИ ПРИШЛИ
        Мир содрогнулся и за балансировал на краю пропасти. Содрогнулись Кавказские горы от грохота пушек, облились кровавыми слезами земли южной России, никак не мог утихнуть Афганистан, напоминал о себе Ирак, Израиль и Палестина разговаривали на языке оружия, будоражило Южную Америку. Соединенные штаты Америки помнили 11 сентября, а природные ураганы и смерчи повысили свою активность, разрушая и затапливая города нового света, побережья Индийского океана и территории Западной Европы. Словно великое проклятье нависло над землёй, тяжёлый меч зла поднялся над головами народов и завис, ожидая главной даты, которую люди приближали сами. Чёрное вдруг стало белым, а белое чёрным. Ложь стала нормой, убийство - привычкой, тюремный срок - геройством. Вера в деньги вытеснила все остальные веры, вместо покаяния в храмах развернулись эстрадные песнопения и танцы, религия стала частью шоу - бизнеса, молитвы перестали быть сокровенными. Бездумные слова религиозных лидеров разжигали и без того неутихающий вековой конфликт различных вер и верований. Подмена понятий несла смерть. Суровая действительность всё отчётливей
стала проглядывать сквозь достижения и открытия цивилизации. Исправленное прошлое продолжало затянувшийся путь обмана и фальши, став незыблемой исторической традицией. Ложь сделалась нормой поведения. Что будет завтра? - висел над целым миром неутешительный и не знающий ответа, вопрос.
        Тронный зал разветвлённого горного подземелья был ярко освещён дополнительными факелами, так что тёмных углов не осталось. Колдун в чёрном плаще победно восседал во главе длинного стола, время от времени потирая руки. Рядом стояли его помощники. Высокий Сигибарт, маленький, щуплый Тычок, Бур, с лицом, просящим кирпич, Тайрам, с виноватым видом и Барабашка, наглый, со злобным, хитрым взглядом. Глаза Барабашки не могли стоять на одном месте и быстро бегали по всему пространству тронного зала. Сам он не мог не дёрнуть ногой или рукой, постоять спокойно. Барабашка мог неожиданно чему-то улыбнуться, ухмыльнуться, щёлкнуть пальцами, заговорить сам с собой. Раньше это раздражало колдуна, но неожиданно он обнаружил в этом даже некое удовольствие - наблюдать, как реагируют на это другие. Ремаз подкатил к колдуну тумбу с магическим шаром и покорно склонил голову.
        - Вот и настало наше время, - заговорил Шакал. - У меня достаточно сил для похода за мировым господством. Нас ждёт будущее, пока неизведанное, но, можно сказать, уже наше будущее. Паук обнаружил Великую книгу мудрости, а значит власть теперь не такая уж и недосягаемая! Покорить разрозненные народы задача не трудная. Просто не всем это дано. Там, в будущем, люди решают глупые, никчемные проблемы, сами себя загоняют в угол, не видят очевидного, не видят смысла жизни. Но границы между государствами начинают стираться и вскоре исчезнут, а значит, понадобится единый правитель Земли, настоящий царь с атрибутами власти. Им должен стать я. Я избран, стать властителем Вселенной! Моё имя с трепетом и благоговением будут все повторять вокруг! В слабые человеческие души навсегда поселится страх, а те, кому, в общем-то, по зубам справиться со мной, навсегда застрянут в прошлом. Причём похоронят себя здесь, они сами, своими руками. Я хорошо знаю людей, и знаю, о чём они думают и что замышляют. Достаточно проникнуть в сознание одного, чтобы узнать всё. Белый Дракон слаб, его потомок - слепой котёнок, Ясник - при
смерти. Кто ещё может мне помешать в моих стремлениях? Никто! Путь свободен! Но прежде, чем покинуть эти пещеры, заброшенный замок и этот мир, я должен встретить моих врагов и посмеяться им в глаза, унизить, растоптать и оставить на погибель в не их мире. Я никогда не ошибаюсь. И сейчас я уверен в победе, как никогда.
        - Господин, но ведь чаша так и не найдена, - проговорилБур, опустив взгляд вниз.
        - Чаша найдётся в своё время. Сейчас самое главное - книга. Хотя, никуда она теперь не денется. Паук не позволит ей исчезнуть с места хранения. К тому же скоро мы сами будем там, в будущем.
        Дверь в тронный зал открылась, вошли Таня, Жорж, Леся, Всеслав и внесли раненого охотника. Колдун усмехнулся. Немая сцена продолжалась недолго.
        - Мы вас ждём, - сказал Шакал и неожиданно засмеялся.
        - Что здесь может быть смешного? - жёстко спросила Таня.
        Колдун замолчал и пристально всмотрелся в девушку.
        - Амазонка будущего и настоящего прошлого, - проговорил он и в этот раз лишь улыбнулся широкой улыбкой. - Рядом с вами, девица, я вижу потомка великого Белого Дракона - Жоржа Ремина. Чудненько. Значит, в будущем, куда я отправляюсь, белого мага нет! Как замечательно решаются столь сложные, казалось бы, вопросы. Леопард жив, я так и знал, что эти олухи опять кого-нибудь отпустят, но и это сейчас не важно. А что случилось с Альбелисом? Какое несчастье! Величайший охотник - ранен! Что ж, смерть для людей естественное явление. Где ваши остальные друзья? Сколько мне их ещё ждать? Впрочем, можете не отвечать. Вы настолько умны, что потерялись. Но я буду, любезен и позволю вам всем встретиться у меня в гостях, в этом чудном тронном зале подземелья. Вот, кто-то стоит у двери!
        С другой стороны зала вошли четверо: Саша, Маша, Франческа и Артур. Колдун, не оборачиваясь к ним лицом, рукой указал, чтобы проходили.
        - Присоединяйтесь, а то давно не виделись. Хотя, вы вообще не виделись! Тогда знакомьтесь.
        - Что ты задумал? Погубить нас всех вместе? - крикнул Жорж.
        - Мне нравится твоя злость, Дракончик, - усмехнулся чему-то Шакал. - Слабоват ты для меня, и ты это понимаешь, потому и злишься.
        - Скажи, что ты хочешь? - твёрдым голосом спросила Таня.
        - Не надо торопиться, - как от назойливых мух отмахнулся колдун. - Всему своё время. Не все в сборе. Мне, поверь, милая девица, совсем не хочется повторять одно и то же несколько раз. Всеслав, не надо так крепко держаться за меч, он не понадобится. Я бы хотел разрешить всё мирным путём и дать вам возможность дожить до глубокой старости. Видите, какой я великодушный, а вы всё пытаетесь представить меня кровожадным и страшным. А я не страшный, я очень даже пушистый и добрый.
        - Это ты-то, добрый? - послышался голос со стороны потайной двери.
        Колдун резко посмотрел в ту сторону.
        - Сумел скрыть своё появление? Считай, получилось, Ясник. Только неожиданностью для меня это не стало.
        - Я и не рассчитывал. Что, пришло время покидать прошлое, раз собрал нас всех здесь?
        - Пришло. Должен я как-то отблагодарить вас, попрощаться. Злой ты, Ясник. Не умеешь достойно проигрывать.
        В это время Артур мгновенно оказался возле магического шара, оттолкнул Ремаза и нанес сильный удар по сфере оружием Альбелиса. Шар громко лопнул, засветился, засиял, заиграл цветными лучами на стенах пещеры и потух, рассыпавшись на мелкие кусочки.
        - Браво! - заорал колдун. - Я так и думал, что именно воин решится на этот ужасный поступок разрушения. Правда считал, что им будет Всеслав или Альбелис, но это дела не меняет. Браво, Артур, ты лишил своих друзей вернуться в будущее!
        - Пусть так, но и ты туда не доберёшься! - Спинкс бросился в сторону колдуна, но несильный разряд электричества сбил его с ног.
        - Мой переход в будущее состоится! А вот вам, без магического шара, там никогда больше не оказаться, - колдун захохотал так, что всё подземелье подхватило его истерический смех.
        Растерянные друзья стояли молча. Сергей уверенным шагом прошёл к колдуну и остановился в трёх шагах.
        Шакал встал навстречу из-за стола с серьёзным видом.
        - Хочешь меня убить? Попробуй!
        Люди колдуна схватили Сергея за руки и потянули в сторону. Ясник разбросал их, не прилагая много усилий, но они не сдавались.
        Чёрный Шакал воспользовался моментом и направил в Сергея мощный заряд. Вот только заряд не долетел до цели и завис в воздухе.
        - Не торопись, - послышался старческий, слабый, но твёрдый голос. - Не следует делать того, чего тебе нельзя.
        Вытянутая вперед рука Белого Дракона удерживала мощную энергию врага.
        - Ещё жив, старый развратник? - с трудом, покрываясь липким потом, пробормотал колдун.
        Сгусток энергии скользнул в сторону и вонзился в стену, раскрошив камень. Белый Дракон тут же вытянул вперёд другую руку, метясь в Шакала, но на пути оказался Барабашка.
        - Ой! - раздался голос, и все увидели, как исчезает тело человека, а вниз падает одежда.
        Колдун проглотил комок и посмотрел на Дракона.
        - Надеюсь, это твоя последняя шутка, - скрипучим голосом сказал он.
        Белого мага, потерявшего силы, поддерживал его незаменимый спутник-телохранитель.
        - Прощай, старик. Больше никогда не увидимся! И вам, избранные, моё почтение, - колдун опять захохотал нервно и обрывисто.
        Продолжая смеяться, в окружении своих людей, он вышел из зала и исчез в странном тумане открывшегося временного пространства.
        - Сделай что-нибудь! - закричал Жорж, подбегая к Дракону.
        Тот медленно поднял голову.
        - Поздно, моих сил недостаточно.
        - Значит, всё было напрасно? - спросила Таня.
        - Колдун ждал, что мы разобьём шар, - проговорил Артур, с трудом поднимаясь на ноги при помощи Франчески.
        - Артур, ты понимаешь, - Сергей замялся. - Человек, который разобьёт магический шар, никогда больше не сможет переместиться во времени и пространстве. Ты останешься здесь навсегда.
        В тронном зале воцарилась тишина.
        - Мне не очень-то и хочется возвращаться обратно, - произнёс Артур. - Мне кажется, что я всю жизнь шёл именно сюда. Да и нравится мне здесь. Жаль, конечно, что ничем не смогу помочь в будущем. Могу только подсказать, где находится Великая книга мудрости.
        - Не ты один остаёшься в прошлом. Мы все оказались заложниками, - с досадой сказала Таня, держа в руках маленький шар, который без главного магического шара не работал.
        Она размахнулась и хотела бросить его.
        - Постой! - Белый Дракон собрался с силами. - Этот шар ещё можно оживить. Моя жизнь в этом мире больше ничего не значит, а потому и силы мне не нужны. Зато мои силы нужны вам. Дай шар.
        - Что случилось? - внезапно завизжал звонкий голос. - Где мои руки? Где я? Кто? Как это?
        - Жорж сделай ветер, у тебя получится. Выгони из подземелья бесплотный дух Барабашки, - произнёс Дракон.
        - Совсем забыл, - хлопнул себя по лбу Жорж. - Я обещал Барабашке там, в будущем, убить его, чтобы он не мучился столько веков.
        - Правильно сделал, что не убил, - закашлялся маг. - Иначе его душа никогда не обрела бы покой. А участь его скоро разрешится. Он сам найдёт выход. Так что гони этот дух отсюда, в нём ещё предостаточно зла. Пусть немного развеется.
        Жорж напряг внутренние силы и сумел таки соорудить небольшой ветерок, но потом приложил больше усилий, и направленный поток воздуха подхватил крик духа и потащил через все помещения подземелья.
        - При помощи этого шара я смогу отправить в будущее только пятерых. Кто это будет, я не знаю. Решите сами. Только время у нас слишком мало. Воспользуемся открытым временно-пространственным коридором Шакала. Только помните, что ошибаться в выборе вам нельзя.
        - Я останусь с Артуром, - вдруг высказалась Франческа. - Я всегда мечтала о таком человеке, как Артур. Простите меня, но я останусь.
        - Нам с Альбелисом там будет очень сложно. К тому же он ранен, - сказал Всеслав, глянув на Белого Дракона. - Но воин не отступает перед трудностями. Если будет нужно, я готов продолжить борьбу.
        - Скажи своё слово, Ясник, - белый маг хитро посмотрел в его сторону. - Ведь ты и есть тот, кто способен остановить Шакала. Выбери помощников себе. Твоё чутьё не подведёт тебя.
        Сергей, молча и немного рассеянно выслушал Белого Дракона. Он ощущал на себе пристальный взгляд Леси и странное чувство обеспокоенности. В глазах поплыл свод пещеры, пылающие факела и все находящиеся вокруг люди. С тяжёлымчувством, медленно, пытаясь принять какое-нибудь решение, Сергей подошёл к Лесе, обнял её. Он не знал, как поступить, что сказать и как сказать. Он колебался в своём выборе. Сердце сжалось в комок. Надо было принимать решение, но он медлил, боялся потерять то, что сумел найти. Боялся убить любовь. Душа клокотала, как вулкан, горло сдавил спазм, появилось ощущение нереальности. В мозгу стучал вопрос нелёгкого выбора.
        - Я всё знала заранее, прости, - Леся размазала по щекам разом брызнувшие слёзы. - Мы ещё встретимся, любый мой. Я знаю. Верь мне. Мы обязательно встретимся.
        Быстро сказанная фраза, словно вернула Ясника в действительность, он хотел прижать Лесю к себе, но она освободилась из его объятий, немного отстранилась. Влюблённые, жадные зрачки словно вонзились в глаза любимого, прожгли его душу. Ясник прочувствовал дорогой взгляд, дошедший до самого сердца, сжавшегося сразу от боли и тоски предстоящей разлуки. Кровь прихлынула в голову, сердце яростно забилось, заставляя дышать всё чаще и чаще.
        - Думай о главном, это важнее. Время очень мало, - Леся с трудом отвела взгляд от самого милого и ставшего таким родным человека.
        Все смотрели на Сергея с надеждой, а он медлил. Рассеянный взгляд блуждал по лицам спутников. Он впервые ощутил себя не только нужным человеком, но и имеющим ярко очерченную цель, которая неожиданно разделила для него главное и второстепенное. Смысл его жизни раскрылся явно и отчётливо, все краски мира хлынули в открытое сердце. Твёрдость и решительность сменили на лице рассеянность. Три прекрасных музы: Вера, Надежда и Любовь, всколыхнули все чувства с новой силой.
        - Я найду тебя, Леся, - решительно сказал Сергей. - Даже если мне придётся вернуться назад, сюда. Ни что не сможет стереть любовь к тебе в моём сердце.
        Леся закивала головой, в глазах стояли слёзы. Всеслав обнял девушку и стал гладить её волосы.
        - Береги Лесю, Всеслав.
        Воин молча кивнул в ответ.
        - Таня, Жорж, Маша и Александр, готовы ли вы продолжить битву с Чёрным Шакалом в будущем? - Сергей выждал паузу, глядя на кивание головой друзей. - Там будет намного сложнее, чем здесь. Если вы готовы, то надо отправляться в будущее.
        - Белый Дракон, скажи, откуда берётся зло? - неожиданно спросила Маша. - Я и раньше часто об этом, но так ничего для себя и не решила.
        - Это очень сложный вопрос, - маг задумался, нахмурив брови, морщинистое лицо, отчего стало, словно перепаханным плугом. - Могу сказать только одно. Не было бы зла, то не было бы и добра. Они всегда рядом. Так уж устроен человек. В каждом из нас есть светлое и тёмное начала. Под разными обстоятельствами развиваются те или иные стороны нашего характера, наше отношение к окружающему и окружающим, наше восприятие мира. В зависимости от многого получают развитие и стороны нашей личности. Даже во мне есть часть тёмного, которая время от время пытается напомнить о себе, но я твёрд в своих убеждениях и никогда не пойду против своей совести. Шакал мог убить всех нас, но не сделал этого, значит, тёмное не погубило полностью светлое. В каждом из вас есть зло и добро. Зло всегда первично, а добро - вторично. От этого никуда не уйдёшь. Любой из вас может поколебаться в своей вере, обидеться на весь свет и начать делать зло, не подозревая об этом. Но ведь можно совершить зло и ради добра. Если бы вы не уничтожили людей колдуна, когда пробирались сюда, то мир лишился бы своих защитников. Убийство - зло, но в
данном случае оно оправдано. Вы молоды, полны сил и энергии. Вы - люди, но избранные люди, как не громко это звучит. Редко кому доводится случай побывать в прошлом, а вам довелось. Одно это много значит. Я знаю, что в каждом из вас светлого намного больше, чем тёмного, но всё равно хочу предостеречь. Чем больше будете искать выгоды для себя, тем дальше вы окажетесь от своей мечты и от своей совести. Какие бы времена не были, а плечо друга, любовь - это самые бесценные богатства в жизни. Помните всегда о тех, кто вас окружает. Скверное слово, глупый необдуманный поступок, незаслуженная обида, могут круто повернуть вашу судьбу. Подумайте, вы обидели человека, а он, оказывается, мог спасти вас в трудную минуту, но вспомнил ваше отношение к себе и решил отплатить тем же. Вместо добра вы оба совершили зло во имя зла. Будьте осторожны во всём. Лучше семь раз отмерить, и один раз отрезать. Идите путём прави, путём добра, вам его подскажет сердце. Это сложный путь, но справедливый. Для вас он единственный правильный.
        Белый Дракон склонил голову, словно вспоминая что-то ещё, и медленно поглаживая шар, произнёс:
        - Вам пора. Больше нельзя терять ни минуты.
        Белое свечение ярким лучом вырвалось из старческих рук мага, превратилось в молочный туман.
        - Успехов вам. Удачи. Да хранит вас Всевышний.
        Один за другим уходили в туман друзья. Сергей оглянулся в последний раз в сторону Леси, глаза встретились, и ещё мгновение он рванулся бы к ней. Через силу резко отвёл взгляд в сторону.
        - Дракон, а на каком языке мы все разговаривали? Мы же не могли понимать друг друга, - почему-то спросил он.
        - На койне. На двух языках принятых на Руси, славянском и тюркском. На этих языках разговаривала орда.
        Сергей с безумно сильно бьющимся сердцем вошёл в туман и не выдержал, оглянулся. Всеслав с трудом удерживал Лесю.
        - Мы встретимся, - прошептал Сергей, и вихрь времени закрутил его по спиралям пространства.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к