Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Колупаев Виктор: " Зачем Жил Человек " - читать онлайн

Сохранить .
Зачем жил человек? Виктор Дмитриевич Колупаев
        В новую книгу писателя-фантаста Виктора Колупаева вошли повесть «„Толстяк“ над миром» и рассказы, посвященные будущему человечества и человека. Фантастика Виктора Колупаева как всегда лирична и личностна, о чем бы ни шла речь - о космических экспедициях или о судьбе провинциального инженера.
        Виктор Колупаев
        ЗАЧЕМ ЖИЛ ЧЕЛОВЕК
        Повесть, рассказы
        
        
        «ТОЛСТЯК НАД МИРОМ»
        ^В сумерки на каменное плато сошли пять скакунов с пятью членами экипажа на своих пластмассовых спинах. Возглавлял ночной патруль сам Тактик…^

1
        Разведывательный крейсер «Толстяк» приближался к солнечной системе.
        - Есть ли новые данные? - спросил Стратег, захрустев ремнями мундира.
        - Новые данные подтверждают старые данные, - ответил Звездочет. - Уровень радиоизлучения системы непрерывно повышается. Еще две-три минуты и мы поймем: шумит само Светило или какая-либо из его планет.
        - И что это будет означать?
        - Если излучает Светило, то в скором времени возможен взрыв, - ответил Звездочет. - Если же Планета, то это неопровержимо доказывает, что на ней обитают разумные существа.
        - Хм… цивилизация… Сколько раз мы предполагали наличие разума на других планетах, но ничего пока не нашли. - Стратег задумчиво потер ладонью подбородок. - Что скажешь, Тактик?
        - Как только приборы подтвердят, что радиоизлучение идет с Планеты, на «Толстяке» будет объявлена тревога нулевой степени, - ответил Тактик.
        - Хорошо. - Стратег встал и прошелся по отсеку управления, затем взглянул на песочные часы.
        Звездочет нагнулся над самописцем, регистрирующим радиоизлучение неизвестной солнечной системы. Перо вычертило горбушку, сделало два прочерка и наконец выдало огромный импульс.
        - Есть! - радостно воскликнул Звездочет. - Третья планета!
        - Так что это означает? - спросил Стратег.
        - Это означает, что на третьей планете существует высокоразвитая цивилизация, - вытянулся Советник. - Необходимо записать эти радиосигналы и попытаться расшифровать их.
        - Так займитесь этим! - нетерпеливо заметил Стратег и недовольно посмотрел на Тактика.
        Тот поспешно схватил микрофон.
        - Объявляется тревога нулевой степени! Произвожу проверку. Шкипер!
        - «Толстяк» идет точнехонько к третьей планете!
        - Канонир!
        - Все бомбарды заряжены чугунными ядрами!
        - Оружейник!
        - Все арбалеты заряжены лучами повышенной убойной силы!
        - Умелец!
        - Все системы крейсера работают нормально, в точно заданных режимах!
        - Лекарь!
        - Лазарет готов к принятию раненых!
        - Бунтарь!
        - Начал расшифровку радиоизлучения!
        - Дурашка!
        - Согласно вашему приказу отбываю наказание в карцере!
        - Стряпух!
        - Накрываю в кают-компании стол на тринадцать персон!
        - Неприметный…
        - Я-я-а-а… - тихо зашелестело на корабле.
        Тактик довольно шмыгнул носом. Теперь, когда Планету уже можно было видеть в обзорном экране, командование «Толстяком» переходило из рук Стратега в его, Тактика, руки. Стратег теперь мог давать только самые общие указания.
        Команда «Толстяка» приготовилась к встрече с неизвестной цивилизацией.

2
        - Прямо по курсу неизвестное тело! - доложил Шкипер.
        Стратег зевнул, опустился в кресло, еще немного поскрипел ремнями мундира и заснул.
        - Бомбарды к бою! - приказал Тактик.
        - Есть бомбарды к бою! - с залихватской веселостью ответил Канонир.
        - Тактик! - крикнул Бунтарь. - Удалось расшифровать одну фразу!
        - Мы им пошифруем! - пообещал Тактик. - Ну что там у тебя получилось?
        - «Милости просим!»
        - Какой еще милости?! - не понял Тактик.
        - Планета непрерывно излучает фразу: «Милости просим!»
        - Ах Планета! Уже милости просят! Прекрасно. Они у нас еще не этого запросят…
        - Тактик, они не милости у нас просят. Они милости просят пожаловать к ним в гости!
        - Не понимаю. Просить милости - это просить милости. Может, мы и смилостивимся. Это зависит от того, как они поведут себя.
        - Тактик, ты совершаешь ошибку!
        Тенью мелькнула в отсеке управления фигура Неприметного, на мгновение замерла возле Тактика и снова скользнула в открытую дверь.
        - Бунт! - взревел Тактик. - На вверенном мне крейсере не позволю! Оружейник, препроводи Бунтаря в карцер!
        - О, Пустынный Космос, - вздохнул Оружейник. - Каждый день одно и то же. Уж и поселили бы его там навечно.
        - Разговорчики, Оружейник!
        - Да слушаю, слушаю… Препровожу… Не впервой…
        - Тактик, - успел крикнуть Бунтарь, - они наверняка хотят вступить с нами в контакт. Не ошибись!
        - Посиди, остынь, - посоветовал Тактик. - Мы с ними в такой контакт вступим, что только дым пойдет!
        Бунтаря увели.
        - Тактик! - крикнул Шкипер. - Неизвестное тело производит какие-то маневры!
        - Что скажешь, Советник? - спросил Тактик. - Тело-то неизвестное маневры производит.
        - Может, припугнуть его для начала, - робко предложил Советник.
        - Припугнуть бы хорошо… А если они?
        - Выпустим дымовую завесу и уйдем.
        - А ведь верно! Канонир! Как там у тебя?
        Неизвестное тело держу под прицелом бомбард левого борта!
        - Повышенным… товсь!
        - Понятно, что повышенным…
        - Огонь!
        «Толстяк» тряхнуло. С левого борта крейсера сорвалась дюжина молний и стремительно понеслась к неизвестному телу, охватывая его со всех сторон. В положенном месте возникло маленькое солнце, запульсировало, сжалось в ослепительную точку и исчезло. Космос снова был чист. Никакое неизвестное тело больше не болталось рядом с «Толстяком».
        - Так-то оно надежнее, - сказал Тактик. - Что они теперь нам передают? Ну?!
        - Странно, - сказал Звездочет. - Все радиостанции Планеты мгновенно замолчали.
        - Замолчали? Что скажешь, Советник?
        - Для того, чтобы мгновенно и одновременно выключить все радиостанции и излучающие установки, нужна не только высокая развитость цивилизации, но и ее высокая организация, синхронность, синфазность. Скажу одно: обитатели этой Планеты вымуштрованы что надо!
        - Отлично! - обрадовался Тактик. Он чуть было не испугался непонятного поведения существ Планеты, но доводы Советника вернули ему уверенность. - Стратег будет доволен. Готовиться к посадке!
        Но не успела команда «Толстяка» отрапортовать о готовности к посадке, как Звездочет выкрикнул:
        - Повысился радиофон Светила! Смотрите!
        Самописец раз за разом вычерчивал огромный импульс на месте, соответствующем Светилу. А на местах планет делал прочерки. И если бы не графики, выданные им минуту назад, можно было плюнуть на эту солнечную систему и преспокойно топать к другой.
        - Насколько я понимаю, - сказал Тактик, - выключить все радиостанции Планеты мгновенно теоретически можно. Но как повысить в тысячи раз радиоизлучение Светила?! Ответствуй, Советник.
        - Тут нужно проводить исследования. Хотя, как я полагаю, нас ведь интересует Планета, а не Светило. Возможно, у них существует такой переключатель…

3
        «Толстяк» трижды облетел Планету. Его приборы фотографировали, записывали, анализировали. Но Планета была мертва.
        - Кто же тогда просил милости? - удивился Тактик и приказал Шкиперу посадить крейсер на удобную площадку.
        Только скалы да вода. Ничего больше не было на этой Планете. Шкипер ввел данные визуального обзора в компьютер, поразмышлял немного над ответом и повел крейсер на посадку.
        Каменистое плато километров в пять диаметром окружало корабль. Датчики мгновенно проанализировали состав атмосферы.
        Воздух оказался вполне пригодным для дыхания. Из выходного люка корабля выдвинулся пандус, и по нему на землю негостеприимной Планеты, стуча копытами и мягко раздувая бока, сошли три скакуна. На своих спинах они несли Тактика, Оружейника и Советника.
        Сдерживая горячившегося, заряженного на сто часов скакуна, Тактик сказал:
        - Ну? Как вам нравится эта распрекрасная Планета? Куда они все подевались? Может, устроим маленький кавардак? Как ты считаешь, Советник?
        - Кавардак не помешает. А если аборигены спят, то поможет разбудить их к обоюдной радости.
        - Заметано, - оживился Тактик и пустил своего скакуна вскачь. - Кавардак устроим! А ты что думаешь, Оружейник?
        - Мое дело маленькое, - нехотя ответил Оружейник. - Арбалеты да мечи. Оружие ближнего боя… Если сами нападут, что ж, будем отбиваться.
        - Не чувствую задора. - Тактик остановил своего скакуна на краю пропасти. - Выбирай, какую из скал мы для начала превратим в пар.
        - Не мое это дело - выбирать. Пусть Советник советует.
        - А я тебя спрашиваю, Оружейник!
        - О, Пустынный Космос! - вздохнул Оружейник. - Да по мне хоть и вовсе не превращать в пар. Красота-то, красота какая!
        Скакуны высекали искры из камней, испуганно прядали ушами-локаторами, косились чувствительными фотоэлементами на край обрыва.
        Внизу, под стометровой кручей, бежал ручей, неширокий, в три проскока хорошего скакуна, но бурный, горный. Далее расстилалась холмистая равнина с причудливым нагромождением скал. Ярко-желтое Светило заливало местность потоками лучей, и в нагретом, дрожащем воздухе, казалось, плывут и переливаются невиданные и чудные корабли.
        - Значит, не превращать?
        - Как скажешь, Тактик. Исполнять ведь Канониру, а не мне.
        - Ну и настроение у тебя! Недаром Неприметный возле тебя трется.
        - О, Пустынный Космос! - в испуге воскликнул Оружейник. - Да по мне хоть в пар, хоть в плазму. Только ошибается, ошибается Неприметный! Я ведь и Бунтаря в карцер, и Дурашку… Чуть ли не каждый день! Вспомни, Тактик, всю мою верную службу!
        - Так-то лучше! Так что, Советник?
        - Превращать.
        - Эй, на «Толстяке»! - крикнул Тактик, нажав кнопку на мундире. - Вдарь-ка, Канонир, чтоб нам хорошенько видно было!
        И через мгновение чугунное ядро просвистело над их головами и взорвалось километрах в полутора. Яркая вспышка ослепила Оружейника. Он закрыл ладонями глаза и долго не открывал их, хотя гул от взрыва, петляя между скал, уже затих.
        - Что за чертовщина?! - испуганно сказал Тактик.
        Оружейник открыл глаза и увидел, что долина не изменилась. Ничто не превратилось ни в пар, ни в плазму. Все так же плыли в солнечном расплаве странные корабли-скалы, светило Солнце, тихо журчал ручей. Мир оставался прежним. Оружейник проглотил комок в горле и испуганно огляделся. Чем черт не шутит! Этот Неприметный может оказаться за спиной, когда его и не ждешь. И как только у него получается?
        - Канонир, усиленным! - крикнул Тактик. - Кавардак так кавардак!
        Чугунное ядро в пять раз больше диаметром просвистело над головами. И снова яркая вспышка, и снова нетронутые скалы, целые, невредимые, сказочные.
        - Да что же это?! Бунт! - Тактик повернул своего скакуна к крейсеру. - Из всех калибров! Чтоб только мокрое место!
        «Толстяк» ощетинился жерлами бомбард и исчез в клубах дыма. Троица уже доскакала до вздрагивающего пандуса. Оружейник оглянулся. Мир только расцвел новыми красками. И нипочем ему были чугунные ядра.
        - Да что же это?! - растерянно спросил Тактик. - Нападение! Враги! Уничтожить! Врезать!
        - Стволы греются! - кричал Канонир. - Передохнуть бы…
        - Ну, Планета! Смотри у меня! Ты еще попляшешь! Посмотрим, кто кого…
        И пропустив вперед Оружейника и Советника, Тактик крепко закрутил запоры выходного люка.

4
        Необъяснимое поведение Планеты встревожило Тактика. Если она не хочет превращаться в пар, то в свою очередь наверняка захочет проделать то же самое с «Толстяком». Необходимо было принять меры предосторожности. Все датчики крейсера чутко уставились на Планету. На ночь было необходимо организовать и внешнюю охрану.
        В сумерках на каменное плато сошли пять скакунов с пятью членами экипажа на своих пластмассовых спинах. Возглавлял ночной патруль сам Тактик.
        - Оружейник и Лекарь, - сказал он, - будут охранять южную часть плато. А Советник и Звездочет - северную. Я поддерживаю связь с обеими группами и крейсером.
        Застучали копыта скакунов, высекая из камней искры. Тактик для начала сопровождал южную группу. Светило скатилось за горизонт, но каменные нагромождения, отсвечивающие как драгоценные камни, были еще видны отчетливо.
        - А красиво все-таки, - сказал Оружейник.
        - И отсюда мы должны ждать нападения? - спросил Лекарь.
        - Планета - враг! - сказал Тактик. - И неизвестно, что она может выкинуть.
        - А планетяночки, должно быть, шикарные женщины, - вздохнул Лекарь.
        - Так что будем делать, Тактик? - спросил Оружейник.
        - Делать? А делать будем вот что. Вы остаетесь здесь. Особенно не шумите. Скоро станет совсем темно, так что надейтесь больше на уши, а не на глаза. Если заметите что странное, сигнальте.
        - Если нападут, не успеешь и до крейсера доскакать, - сказал Лекарь.
        - Нападут? - переспросил Оружейник. - Да кто тут на тебя нападет?
        - А планетяне… - сказал Тактик.
        - Кто их видел?
        - Оружейник! Ты, кажется, уверен, что Неприметного нет рядом. Что за упадочническое настроение! А ну-ка, приободрись!
        - Есть, Тактик! - и Оружейник выпрямился в седле, расправил плечи.
        - Вот так-то лучше. В случае чего… первый выстрел в воздух, второй - по ногам, третий - сами понимаете…
        - Да у них, может, и ног-то нет, - заметил Оружейник.
        - Нет, значит, нет. Тем хуже для них!
        Тактик развернул скакуна и начал удаляться, растаяв в уже опустившейся на плато темноте.
        - Как ты думаешь, Оружейник, нападут они на нас? Мы, вроде бы, им еще ничего плохого не сделали.
        - Вроде бы, нет…
        - А тело-то неизвестное обстреляли! И скалы в пар хотели превратить. Не просто ведь так мы сюда приперлись?
        - Ничего не могу сказать, - ответил Оружейник. - Это компетенция Стратега и Тактика… Ну что, для начала двинем налево или направо?
        - Давай налево, - предложил Лекарь.
        Впереди ехал Оружейник. Лекарь за ним. У Лекаря арбалет нелепо болтался и бил по спине, колчан с лучами свисал чуть ли не до земли. В случае необходимости до него и не дотянешься сразу. Было видно, что не привык Лекарь к оружию. Среди бинтов да скальпелей, вот где он чувствовал себя свободно и легко. У Оружейника арбалет словно прирос к мундиру, ни разу не шевельнулся отдельно, только вместе с телом, в такт осторожным шагам скакуна. Так доехали они до восточного склона, постояли немного, прислушались. Тишина, никаких посторонних звуков.
        - Назад поехали? - спросил Оружейник.
        - Ага. Давай.
        И хотя места здесь было сколько угодно, они развернулись, как на узкой тропе, и снова поехали спина в спину, только теперь впереди был Лекарь.
        Вдруг с запада послышался какой-то шум.
        - А ну-ка, пригнись! - тихо приказал Оружейник. - Кажется, начинается… - И молниеносно сорвал арбалет с плеча, снял луч с предохранителя. Лекарь никак не мог сдернуть свой. Запутался, зацепился у него за что-то арбалет. - Фу ты! - вдруг с облегчением сказал Оружейник. - Это же Тактик. Он объехал плато, потому и с другой стороны.
        - Эй! - донеслось из темноты. - Патруль!
        - Здесь мы, - отозвался Оружейник.
        Тактик подъехал ближе. Арбалет у него лежал поперек луки седла.
        - Доложите обстановку! - коротко приказал он.
        - Все спокойно, - отозвался Оружейник.
        - Все, говоришь? Не замечено никаких признаков нападения?
        - Не замечено, Тактик.
        - Не нравится мне это. Притаились враги!
        - Да откуда ты взял, что здесь есть эти самые враги? - удивился Оружейник.
        - Разговорчики! - повысил голос Тактик. - О субъективных впечатлениях не спрашиваю.
        Оружейнику вдруг стало ясно, что Тактику позарез нужно это нападение. Нападение! Враг! Все понятно. И Тактик будет точно знать, что ему делать. Уничтожить врага! Победить! Зачеркнуть в памяти тот неприятный случай днем, когда бомбарды «Толстяка» не смогли превратить в пар эту Планету, Победителей не судят. У победителей даже не спрашивают, правы ли они.

5
        На вершине крейсера вдруг зажегся прожектор, тревожно замигал, заметался из стороны в сторону.
        Тактик включил нагрудную радиостанцию, что-то выслушал, потом сказал:
        - Понимаю… Хорошо… Приступаем к действиям.
        - Ну?! - хрипло спросил Оружейник.
        - Кто-то открыл люк крейсера, - сказал Тактик. - Проник внутрь или нет, пока неизвестно. Скорее всего - нет, потому что стреляли по убегающему.
        - По какому убегающему? - недоуменно спросил Лекарь.
        - Да разве в темноте разберешь? Кто-то открыл люк, был замечен и бежал.
        Тактик снова прислушался к тому, что передавали ему по радио.
        - Слушаю… Понятно… - И уже обращаясь к патрульным: - Неизвестный бежал в нашу сторону. Звездочет и Советник заходят слева, а нам - от центра и вправо.
        - Километры здесь, - не очень радостно заметил Лекарь. - А нас трое.
        - Ну и что?! - Тактик весь горел нетерпением. - Скачем к крейсеру челноком!
        И Тактик, натянув поводья скакуна левой рукой, правой высоко поднял арбалет и помчался к «Толстяку». Лекарь жался ближе к нему. Оружейник оказался крайним слева. Через две минуты из темноты выскочили на взмыленных скакунах Звездочет и Советник.
        - Что скажешь, Советник?! - крикнул Тактик.
        - Стрелять по ногам! - ответил тот, мчась вдоль цепи. - Живые нужны! Живыми будем брать!
        - Есть, значит, у них ноги, - с удивлением пробормотал Оружейник, пришпоривая и без того мчавшегося на предельной скорости скакуна.
        - Слышите, живыми брать! - приказал Тактик.
        Цепь начала заворачивать влево.
        Сердце Оружейника билось в груди учащенно. Раза два скакун спотыкался и сбрасывал Оружейника на камни. Но тот снова вскакивал в седло и боли не чувствовал. Левее, ближе к центру, шибанул выстрел из арбалета. «Началось», - подумал Оружейник. А оно и действительно началось! Еще и еще раз громыхнуло из арбалета. Цепь смялась.
        - …вое! - донеслось до Оружейника.
        «Что за „вое“?» - подумал он.
        Выстрел грохнул совсем рядом.
        - Не стрелять! Не стрелять! - орал кто-то, приближаясь со стороны крейсера.
        Облава смещалась к обрыву изломанным кольцом.
        - Не стрелять!
        - Стрелять! - это голос Тактика.
        - Не стрелять!
        - По ногам целься! - А это голос Советника.
        - Не знаешь, кого и слушать, - хрипло выдавил из себя Лекарь, внезапно появившись перед Оружейником. - Ты, что ли? Своих перестреляем!
        - Вот они! - кричал кто-то. - Вот!
        Крики. Топот копыт.
        Чуть правее себя Оружейник увидел неясную фигуру. Она растаяла в темноте, растворилась. А в одно единственное мгновение случайно удержавшейся тишины Оружейник услышал тяжелое дыхание тех двоих. Двоих! Он поймал направление, бросил скакуна в их сторону. Мимо промчался Тактик, стрелявший из арбалета.
        - Упустили! - заорал он.
        Цепь приблизилась почти к самому обрыву. Садануло еще несколько выстрелов.
        - Прекратить! Не стрелять!
        «Это же Умелец! - удивился Оружейник. - Он-то как сюда попал?»
        «Толстяк» грохнул из всех своих бомбард. Но это больше для острастки. В пламени взорвавшихся где-то за десяток километров чугунных ядер Оружейник увидел мчавшегося во весь опор Умельца. О, Пустынный Космос! Что же он делает?! Умелец на всем скаку налетел на Тактика. И сделал он это не случайно, а намеренно. Но Тактик вовремя оглянулся, развернул своего скакуна и поднял его на дыбы. Скакуны столкнулись. Умелец вылетел из седла на камни, а Тактик бросил своего скакуна к самому обрыву.
        Взрывы ядер освещали местность, но в перерывах между вспышками тьма становилась еще кромешнее, непрогляднее.
        Оружейник соскочил с седла и нагнулся над Умельцем. Тот был жив.
        - Останови его, - с трудом прошептал он.
        - Вниз! - крикнул Тактик, спешившись. - Заходи к ручью!
        - Да останови же его! Не стреляйте! Ведь такие же люди!
        Оружейник начал что-то понимать, но еще не совсем, не до конца. А крики погони раздавались уже откуда-то снизу. Умелец застонал. Оружейник хотел было поднять его и усадить на своего скакуна.
        - Скорее! Останови их! Да брось ты меня! - крикнул Умелец.
        Оружейник кинулся к обрыву, заскользил вниз, как по мокрой глине, натыкаясь на острые камни и разрывая в клочья мундир. Последние метров десять он кувыркался через голову. Распластавшись на камнях, он услышал торопливый говорок горного ручья.
        - Люди это! - крикнул Оружейник, поднимаясь.
        Тишина, а потом страшное предупреждение Тактика:
        - Стой! Стреляю!
        «Как будто они могут понять», - удивился Оружейник и различил впереди себя человека, лежащего на животе, с раскинутыми в стороны ногами и твердо держащего арбалет на локте.
        - Тактик!
        - Смотрите, чтобы через ручей не ушли!
        - Тактик! Остановись!
        Тень метнулась по камням через горный поток. За ней вторая. Обе они не были неожиданными. Но первая все же подготовила успешный выстрел по второй.
        И выстрел грянул!
        Крик!
        - Ушел!
        И тут второй выстрел. Стрелял Тактик. Оружейник упал на него сверху, когда тот издал удовлетворенный, радостный вопль. Попал Тактик! Пронзил врага лучом из арбалета! И хотя не ожидал нападения сзади, не растерялся, потянулся за ножом, но тут же сообразил, кто на нем, и только попытался скинуть его с себя.
        - Зачем ты стрелял?! - застонал от внутренней, душевной боли Оружейник.
        - А… Оружейник… Раздавишь… Катись…
        - Один есть! - крикнул Советник.
        Тактик скинул с себя Оружейника, встал, отряхнулся. Советник и Звездочет с арбалетами на изготовку стояли возле валунов, цепочкой протянувшихся через ручей, не решаясь приблизиться к тому, что лежало там.

6
        - Один есть! - передал Тактик по радио Стратегу. - Канониру остудить стволы бомбард… А ну-ка! Я сам! - Тактик прошел мимо расступившихся Советника и Звездочета.
        - Га-а-а-а-а-ды! - вдруг раздалось уже с той стороны ручья. - За что вы его убили!
        Тактик остановился, вздрогнул, чуть не свалился со скользкого камня в воду.
        Похолодели спины стоявших у ручья. Голос-то ведь был свой, только сумасшедший, дикий, гортанный.
        Тактик нервно рассмеялся, крикнул:
        - Эй ты! Выходи!
        Тихий шорох шагов, и все смолкло.
        - Эй, посветите фонариком, - попросил Тактик.
        У Советника нашелся и фонарик. Четко очерченное световое пятно скользнуло по камням и воде и замерло на мгновение, потом задрожало, забилось в забавной и страшной пляске. Звездочет вскрикнул, застонал тоскливо и жутко.
        - Похож, очень похож, - сказал Тактик и носком сапога перевернул тело.
        Голова Бунтаря нелепо качнулась и стукнулась о камень. Грудь его была прожжена лучом арбалета.
        - Да что же это?! - крикнул Оружейник.
        - Выходит, на своих охотились, - констатировал факт Советник.
        - А кто же второй? - всхлипнул Звездочет.
        - Дурашка, наверное, - предположил Советник.
        Оружейник надвинулся на Тактика, весь гнев и боль.
        - Зачем ты стрелял?! Стрелял зачем?!
        Тактик отступил на шаг:
        - Ведь планетяне же…..
        - Зачем ты стрелял?!
        Сильный и злой удар кулаком бросил Тактика в воду.
        Сверху с обрыва засигналил Лекарь:
        - Что там у вас? Поймали?
        - Нет, - ответил Звездочет. - Убили.
        - Убили? И кто же он такой?
        - Бунтарь! Бунтаря убили!
        - Бунтаря… Да как же так? Ведь за планетянами охотились…
        - Что будем делать? - спросил Звездочет.
        - Понесли на крейсер. Оружейник, держи голову.
        - Взяли.
        - Осторожнее!
        - Чего уж теперь осторожнее…
        Цепляясь за камни, трое медленно поднимали в гору четвертого. Чуть поотстав, но уже догоняя их, отплевываясь и что-то невнятно бормоча, полз Тактик.
        Наверху нервно били подковами разгоряченные скакуны.

7
        Дурашка был Офицером для Наказаний, Случалось иногда так, что провинившегося нельзя было помещать в карцер. К примеру, Шкипера, который проводил в это время сложный маневр «Толстяка» в пространстве, или Стряпуха, готовившего обед. Так вот, наказание в таких случаях за всех отбывал Дурашка. Плата за работу шла порядочная, наказание розгами применялось редко, карцер был давно обжит, казался родным и уютным. Находясь здесь частенько, Дурашка, как мог вычистил его, дал имена и своему, и запасному топчану, привинченному к полу столу и стульям, графину с водой и чашке, в которой ему приносили остатки обеда. Он научился разговаривать с неодушевленными предметами, знал их повадки и привычки, относился к ним с нежностью и уважением, любил и понимал. Ему и сам крейсер представлялся живым существом. В те дни, когда никто из команды не совершал проступков, он любил лазить по всяким закоулкам корабля, поглаживать трубы и кабели, спрашивать о самочувствии планетарные и космические двигатели, вытирать пыль или смазывать трущиеся части, выслушивать стуки и вздохи «Толстяка». Словом, корабль он знал хорошо, хотя
никто об этом и не догадывался. Но знал он его не с технической стороны, а подсознательно, чувствами, душой.
        Команда относилась к Дурашке с юмором, не травила его, не смеялась над ним. Разве что Звездочет, Советник да сам Тактик иногда говорили: «Что-то ты, Дурашка, давно не работал» - и совершали какое-нибудь нарушение правил внутренней дисциплины, за что Дурашку немедленно отправляли в карцер. Но он не обижался. Ведь это действительно было его работой! Случалось, что в карцере поселялся еще кто-нибудь из команды. Звездочет молчал, не опускаясь до разговоров с Офицером для Наказаний, Советник всячески старался вывести его из терпения, Оружейник тоже молчал, но не так, как Звездочет. Молчание его было легким, приятным. Бунтарь беседовал с Дурашкой как равный с равным, сообщал ему много любопытных фактов, которые откладывались в сознании Дурашки не в виде знаний, а в виде настроений и чувств. Дурашка искренне сочувствовал попавшему в карцер. В таких случаях ему казалось, что он плохо выполняет свою работу.
        Вот и в этот раз, когда в карцер вошел Бунтарь, Дурашка застыдился, покраснел от огорчения. Но Бунтарь никогда не принимал сочувствий. Его радовало пребывание в карцере.
        - Ну, что? Займемся обучением? - спросил он просто.
        Дурашка всегда был рад слушать его. Бунтарь заговорил о Планете. О том, что она, наверняка, населена разумными существами. Пофантазировал по поводу их вида и образа мышления. Посожалел о бессмысленном уничтожении неизвестного тела. Все разговоры в карцере прослушивались специальным устройством. Но вторичное наказание за один и тот же проступок не полагалось и поэтому Бунтарь говорил не таясь.
        Они знали, что «Толстяк» совершил посадку на поверхность Планеты. По вибрации и гулу догадались, что бомбарды начали обстрел.
        Время шло. Дурашка, случайно подойдя к двери, обнаружил, что она не заперта. Это его озадачило. А в голове Бунтаря мгновенно созрело решение: нужно бежать. Бежать, чтобы предупредить планетян о том, что их ждет в случае контакта с «Толстяком» и что ждет Планету, если такой контакт не состоится. В существовании на Планете разумных планетян он не сомневался. Дурашка вдруг почувствовал, что Бунтарь давно ждал такого случая. Побег с «Толстяка» был для Бунтаря решенным делом. И вот случай представился.
        Сердце Дурашки радостно забилось, когда Бунтарь предложил бежать вдвоем. Это было как отдых после работы. Он не сомневался, что через несколько часов их поймают и снова посадят в карцер. Но отдохнуть хотелось очень.
        По странному стечению обстоятельств люк, крейсера тоже оказался открытым и никем не охранялся. Дурашке это показалось смешным, ведь он знал о ночном патруле. Какой смысл было охранять открытый корабль? Но Бунтарь спешил уйти подальше от крейсера. Необходимость встречи с планетянами гнала его вперед.
        Сначала беглецы крались по каменистому плато незамеченными. Потом на верхушке «Толстяка» зажегся прожектор, лучи из арбалетов пронзили воздух, цокот копыт скакунов надвинулся на них, но беглецы все же проскочили к обрыву. Только Дурашке вдруг показалось, что все это не очень смешно. Какая-то боль, тоскливое предчувствие сдавили ему сердце. Но впервые за весь рейс ему не хотелось возвращаться в карцер, и он бросился по камням через ручей… А потом сзади раздался крик, и Дурашка понял, что Бунтарь мертв. И говорливый ручей вдруг навсегда отрезал Дурашку от «Толстяка». Что-то мгновенно прорвалось в его сознании, еще неопределенное, неясное, но новое, незнакомое, это и обрадовало его и испугало. И страшный, звериный крик вырвался из его груди:
        - Га-а-а-а-а-ды!
        Никогда ранее он не смог бы так закричать. И слово-то такое не могло прийти ему в голову! Дурашка упал, забился головой о камни, заплакал, застонал. А те, преследователи, находились от него всего в каких-нибудь двадцати метрах, но почему-то не решались переходить ручей… Дурашке вдруг так захотелось умереть! Но смерть Бунтаря настойчиво влекла его к действию, и он встал и начал осторожно удаляться от ручья.

8
        Тактик дрожал от страха, когда вошел в отсек управления. Такого еще не бывало за всю историю полетов «Толстяка». Убит свой! Пусть и Бунтарь, пусть и нечаянно. Но свой, свой! Да, Бунтарь достукался до того, чтобы закрепить за собой место в карцере пожизненно. Прощай, так удачно начавшаяся карьера! Черт дернул Бунтаря попасться на мушку арбалета!
        - Доложить результаты ночного патруля! - приказал Стратег, позевывая.
        - Враг отбит! - отчаянно крикнул Тактик. - Но… но с потерями с нашей стороны.
        - Велики ли потери? - Видно было, что Стратег отчаянно боролся со сном.
        - Убит Бунтарь…
        - Этого следовало ожидать. Он всегда имел обыкновение лезть на рожон.
        Нет, Тактик еще не докатился до такой степени, чтобы врать Стратегу.
        - Стратег, - сказал он, - произошло страшное недоразумение. Бунтарь попал под луч моего арбалета. Я не хотел, я не знал…
        - Кто просил его лезть на мушку? - удивился Стратег. Борьба его со сном, кажется, проходила успешно. - И как он вообще попал в ночной патруль? Ведь он сидел в карцере!
        - Он не был в патруле. Бунтарь и Дурашка бежали из карцера.
        - Бежали!
        - Да, Стратег. В ночном переполохе и был убит Бунтарь. Дурашка удалился в неизвестном направлении. Преследовать его ночью по вражеской территории мы не решились.
        - Ну, Дурашка сам придет, - сказал Стратег. - Захочет есть и обязательно придет. С него спрос небольшой. Но каков Бунтарь! А?
        Тактик понял, что грозы не будет. Нужно, не теряя времени, переходить в атаку.
        - Стратег, - начал он, - враждебность планетян очевидна. Мы не могли превратить в пар ни одного камешка. Кто-то открыл дверь карцера. Я не могу предположить, что это сделал кто-то из команды «Толстяка». Открытым оказался и люк крейсера. И это в то самое время, когда мы предпринимали все усилия, чтобы враг не смог прорваться в корабль!
        - В надежности команды сомневаться не приходится. Даже Бунтарь не пошел бы на предательство.
        - Стратег, я заметил нехорошие веяния среди команды.
        - Какие же?
        - Оружейник не верит, что мы окружены врагами. Более того, Планета ему нравится, он даже жалеет ее!
        - Ну и Оружейник! В карцер? - спросил у кого-то Стратег. Но Советника рядом не было.
        - Оружейника в карцер! - гаркнул Тактик.
        - Да помолчи ты, - недовольно поморщился Стратег, Тень мелькнула за его спиной, и Стратег принял решение: - Оружейника в карцер не препровождать… И все же, если попытаться перебрать команду… Вдруг среди нас предатель?
        - Нет, Стратег, нет! - закричал Тактик. - Все что угодно, но только не это. Нам хватает внешних врагов.
        - Шкипер? - все же предположил Стратег. - Что в это время делал Шкипер?
        - Не могу знать, Стратег.
        - Звездочет?
        - Звездочет, Оружейник, Советник, Лекарь и я были в ночном патруле.
        - Значит, эти пятеро отпадают. Канонир?
        - Канонир непрерывно производил обстрел Планеты и не отлучался от бомбард.
        - Кто там у нас еще? Стряпух? Что делал Стряпух?
        - Стряпух готовил стол на тринадцать персон.
        - Хорошо! Умелец?
        - С умельцем какая-то странность, Стратег. Он не был в ночном патруле. Но потом откуда-то появился, кричал: «Не стрелять!» Пытался выбить меня из седла своим скакуном, но сам пал жертвой провокации.
        - Неужели он?
        - Тогда зачем ему было вести себя так вызывающе? Он знал, где дежурил патруль, и мог увести беглецов незаметно.
        - Кто еще?
        - Неприметный, - прошептал Тактик.
        - Тс-с… Тише ты! - испугался Стратег.
        - Прошу прощения! Остаешься еще ты, Стратег.
        - Ну я карцер и люк «Толстяка» не открывал. Это уж я знаю точно!

9
        Стряпух расставил на столе в кают-компании тринадцать приборов. Он знал, что суп ему сегодня не удался, но надеялся, что никто не обратит на это внимания. Попробовали бы они сами отвешивать специи необходимыми порциями, когда весь корабль сотрясается от выстрелов.
        Одиннадцать человек стояли возле резных деревянных кресел с высокими спинками. Но прежде чем дать сигнал к обеду, Стратег пожелал сказать речь.
        - Офицеры разведывательного крейсера «Толстяк»! Сегодня ночью наш корабль подвергся нападению врагов. Только хладнокровие и изобретательность Тактика позволило нам обойтись малыми жертвами. Тактик приговаривается к награждению орденом лучеиспускающей Розы.
        Тактик преклонил колени, и Стратег вдел в его петлицу сияющий орден.
        - Дальнейшее после завтрака, - объявил Стратег. - Прошу к столу.
        Только позвякивание ложек и вилок нарушало тишину кают-компании. Стряпух ждал, что вот-вот кто-нибудь отбросит ложку в сторону и тогда ему придется идти в карцер, но никто не замечал вкуса предложенных им блюд.
        - Нет сомнения, что карцер и люк крейсера открыли враги, - сказал Стратег, заканчивая обед. - И все же я спрашиваю: не кто-нибудь ли из вас открыл люк?
        Все молчали.
        - На крейсере находилось шесть человек: я, Шкипер, Умелец, Канонир, Стряпух и… э-э… м-м…
        Неприметный, закутанный в темно-серый плащ, улыбнулся, и всем сразу стало неуютно.
        - Кроме Шкипера и Умельца все были заняты своими делами.
        - Я не открывал карцер, Стратег! - воскликнул Шкипер.
        - Не открывал его и я, - сказал Умелец.
        - Вот и хорошо. Враги еще поплатятся за свое коварное нападение на крейсер. Но почему ты, Умелец, кричал: «Не стрелять!», а потом напал на Тактика?
        - Я виноват, Стратег. И мне трудно оправдаться. Кто-то сообщил мне, что облава идет на людей. Я только хотел предотвратить кровопролитие.
        - Кто же сообщил тебе это?
        - Не знаю, Стратег. Я находился в своей мастерской, когда кто-то сказал через динамик внутренней связи, что идет облава на людей.
        - Внутренняя связь! - воскликнул Тактик. - Значит, они были на крейсере! Черт меня побери, если я не расколю эту Планету.
        - Выходит, что они знают наш язык? - прикрыв глаза ладонью, спросил Неприметный. А ведь он очень редко говорил и еще реже задавал вопросы.
        - Выходит, что так, - ответил Умелец. Нет, неспроста задал вопрос Неприметный. Его вопрос, все равно что клеймо на лбу спрашиваемого.
        - Кого-то из вас двоих, Умельца или Шкипера, необходимо посадить в карцер.
        - За что?! - взмолился Шкипер.
        А Умелец промолчал.
        - Твое мнение, Советник? - спросил Стратег.
        Советник уловил на себе тяжелый и пристальный взгляд, понял, что от него требуется, и сказал:
        - Умельца в карцер. Шкиперу рыть могилу.
        - Хороший совет, - согласился Стратег.
        - Оружейник!
        - Я отведу Умельца в карцер, - прервал Тактика Неприметный, путаясь в складках плаща.
        - Нет, Неприметный, это, как всегда, сделает Оружейник, - твердо сказал Умелец.
        - Пусть Оружейник, - тут же согласился Неприметный.
        Умелец снял ремни и протянул их Оружейнику.
        Что-то хотел и боялся сказать Звездочет.
        - Дурашка уже захотел есть, - сказал Тактик. - Странно, почему он не идет.
        - Отыскать, привести, наказать розгами! - приказал Стратег. - Обшарить всю Планету.

10
        Первым ехал Тактик, облаченный в парадный мундир, с золотым пером в шляпе с большими полями. Он помахивал сабелькой и иногда сдерживал своего скакуна, аккумуляторы которого были заряжены до предела. За ним следовал Лекарь, обычно редко покидавший крейсер и оттого державшийся в седле неуклюже и растерянно. Советник ехал сосредоточенно, лишь иногда бросая по сторонам быстрые взгляды. Четвертым в кавалькаде был Оружейник, сросшийся с седлом, ловкий, сильный, привыкший к кавалерийским стычкам и знавший цену и скакуну, и арбалету, и сабле. Недаром же он служил на «Толстяке» в чине Оружейника! Замыкал шествие тяжеловоз, из лба которого торчала малая бомбарда, а спина была нагружена чугунными ядрами с автоматической подачей в ствол орудия и прочими припасами этой маленькой экспедиции.
        Край плато был обрывист, но в одном месте сыскался оползень, по которому, где на ногах, а где и на брюхе, скакуны смогли спуститься вниз. От тряски и вибрации сработал какой-то механизм в тяжеловозе, и бомбарда лупанула по скалам на другом берегу ручья. Тяжеловоз спускался последним, и ядро прошелестело над головами экспедиционеров. Оружейник был готов поклясться, что скала, в которую ударило чугунное ядро, разлетелась в пыль, но, когда рассеялся дым, оказалось, что скала стоит себе целой и невредимой. Оружейник и обрадовался и подивился такому непонятному поведению Планеты, но все же больше обрадовался и даже подумал: «Нет, эта загадочная Планета себя в руки не даст!» И тут ему так захотелось бросить и арбалеты, и бомбарды, и прочее оружие, имеющееся на крейсере, прогуляться с легким сердцем по Планете, попытаться раскрыть ее тайну, а если и не раскрыть, то просто сказать: «Ну что ж, прости, что мы тут немного напоганили… все, все… улетаем…»
        Остальные в момент выстрела были заняты только управлением скакунами, поэтому им ничего не показалось.
        Только чуть сбив подковы, скакуны благополучно достигли ручья.
        - Враг не дремлет! - сказал Тактик. - Поедем друг за другом. А на поворотах не терять едущего впереди из виду! Вперед!
        Россыпь скал даже приблизительно не могла дать направления, по которому нужно было искать беглеца. Тактик нетерпеливо взглянул на Советника и услышал:
        - Там, где легче пройти пешему!
        Кавалькада тронулась, выбирая некие подобия тропинок. Только подобия, потому что настоящих в этом чужом и враждебном мире быть не могло. Тактик виртуозно поигрывал сабелькой, иногда, рассекая со свистом воздух, обрушивал ее на какой-нибудь валун, но вскоре прекратил это интересное занятие, потому что сабелька совершенно затупилась. Но золотое перо на шляпе продолжало горделиво и вызывающе покачиваться в такт шагам скакуна.
        Вскоре вокруг пошли сплошные завалы из огромных камней, и пришлось остановиться. Времени на путь было затрачено более часа, а проехали от силы - километр, полтора.
        - Что делать, Советник? - спросил Тактик.
        - Продвигаться пешим порядком.
        - Ищи-свищи тут! - сказал Лекарь, которому тряская езда изрядно надоела и который вообще чувствовал себя уютно только в стенах корабля.
        - Разговорчики! - оборвал его Тактик.
        - Мне что… Надо, вот я и трясусь.
        - Не трястись надо, а проявлять бдительность. Искать! Глазами, ушами, носом!
        - Мне что… - снова повторил Лекарь так тягостно, что Тактику пришло в голову приструнить свою команду.
        - В линию равняйсь! - приказал он.
        Здесь и кучкой-то стоять было тесно, но все же скакуны Советника и Лекаря стали в линию. А Оружейник вынужден был развернуться левым боком.
        - Это еще что?! - удивился Тактик. - Где твой арбалет, Оружейник?
        - Какой арбалет? - не понял Оружейник.
        - Ты что, на прогулке?! Мы находимся в окружении врагов, а ты без оружия. Где твой арбалет?
        - А… Арбалет… - наконец сообразил Оружейник. - Так ведь, когда ручей переходили, скакун споткнулся, тряхнуло, он и брыкнулся в воду.
        - Та-ак! Значит, нечаянно?
        - Нечаянно, Тактик.
        - Что же ты не остановился, не подобрал его?
        - Унесло его тотчас же. Да и вообще…
        - Что вообще?
        - Еще убьешь кого-нибудь из арбалета-то. А так уж точно в живых оставишь.
        - Ну, Оружейник, сейчас ты у меня попляшешь!

11
        Когда «Толстяк» совершал посадку на какую-нибудь планету, Шкипер оказывался самым незанятым офицером. Потому, наверное, Стратег и поручил ему предать тело Бунтаря земле, вернее, скалам.
        Шкипер отыскал в запаснике заступ и лопату, закинул то и другое на плечо, вышел из корабля, охрану люка которого нес Стряпух, и тяжело зашагал по каменистому плато, отыскивая подходящее место. Шкипер не любил планеты. Не так, впрочем, чтобы уж и не любил. Просто не лежала у него душа к событиям, обычно разворачивающимся на планетах, к которым он имел малое касательство, часто к тому же томясь безделием.
        Другое дело в открытом космосе. Засечь свои координаты, свериться по картам звездных морей, задать программу компьютеру, уже интуитивно чувствуя правильное решение, ощутить радостную дрожь обшивки корабля, крикнуть в переговорное устройство: «Полный вперед!», крепко сжать в руках штурвал, крутануть его ровно на три с четвертью оборота, выправить, посмотреть в обзорный экран на круговерть звезд, снова совершить разворот, дать ускорение, да и подойти к необходимой солнечной системе с такой скоростью и с таким спиралевидным сближением, что у какого другого шкипера глаза на лоб полезут от удивления и зависти! Вот это да! Вот это работа! Вдохновение! Упоение творчеством. И никакой компьютер не сделал бы лучше, тем более, что Шкипер часто и выключал его на особенно опасных участках сближения, чтобы не сбивал с толку своими сухими бесстрастными цифрами.
        В открытом космосе Шкипер чувствовал себя человеком.
        Эх, так и ходить бы всю жизнь, поднимая на корме приветственный вымпел при встрече другого корабля, крейсера, сухогруза или контейнеровоза! Посидеть с другими шкиперами в таверне порта приписки или завести знакомство в новом. Эх, были когда-то времена, да прошли, канули в вечность. Вот уже и шелест тугих солнечных парусов сменился перестуком и чадом хитрых машин. Но это, впрочем, дело Умельца… Но как все же хорошо было идти в открытом космосе. Даже на поперечный рой метеоритов был согласен Шкипер. А нипочем ему были метеориты и незарегистрированные в лоциях астероиды! Была бы голова, да корабль слушался малейшего движения штурвала…
        А тут камень вокруг, один камень!
        Ничего подходящего не нашел Шкипер и очертил лопатой прямоугольник недалеко от обрыва. Звякнул заступом раз, другой. Силушки в плечах было предостаточно. Крушил камень, менял заступ на лопату, выкидывал щебень, снова хватал в руки заступ, потом лопату, заступ и далее все в таком же ритме. Мундир с золотыми стрелами на плечах пропитался потом, но мышечная работа заглушала тоску по космосу и какую-то тревогу, не за себя, а за кого-то другого. Но, не умея в себе разобраться, Шкипер только азартнее вгрызался в скалу, пока не достиг такой глубины, что уж и выбраться из ямы смог лишь с большим трудом.
        Тогда он вернулся на корабль, положил Бунтаря на наскоро сколоченную волокушу, потолкался в переходном тамбуре. И не тяжело ему было тащить Бунтаря, а как-то жалко, неудобно, стыдно даже. Попросить бы кого помочь. Но Тактик, Советник, Лекарь и Оружейник собирались на поиски Дурашки. Звездочет заперся в своей телескопической башне и на вызов не отвечал. Канонир покрывал поворотные устройства бомбард специальной смазкой и складывал возле каждой ядра горкой. А защищал корабль Канонир. Уж этот врага не подпустит, вдарит так вдарит! Не Умельца же просить о помощи, да и в карцере он, ну, а Неприметный и Стратег такие большие начальники, что в разговор с ними Шкипер никогда не вступал.
        Потолкался, потолкался Шкипер, хотел уж уйти, да поймал сообщническое подмигивание Стряпуха, выставлявшего арбалет и алебарду словно напоказ или для устрашения.
        Пока в тамбуре толкались офицеры, скакуны и тяжеловоз, Шкипер принес инструмент и приделал к волокуше еще пару ручек. А когда кавалькада медленно тронулась в путь, Шкипер и Стряпух, подперев для надежности люк алебардой и навострив арбалет, осторожно понесли Бунтаря к уготованному ему месту вечного успокоения.
        Шкипер мало водился с Бунтарем. Да он и вообще мало с кем разговаривал на «Толстяке». Жаль ему было Бунтаря и не понимал он его. Звал и манил Шкипера вольный космос!
        Молча опустили Шкипер и Стряпух тело Бунтаря в яму, молча засыпали его камнями, которых теперь хватило и на продолговатый холмик, молча сняли широкополые шляпы, с белым, словно обсыпанным мукой или сахаром, пером у Стряпуха и черным, как драгоценный ночной алмаз, у Шкипера. Постояли еще немного, думая о своем, и собрались уже уходить, когда под обрывом у ручья оглушительно ухнула малая бомбарда тяжеловоза. Как прощальный салют прозвучал этот выстрел. Потянулся Шкипер за ненужным теперь заступом, потянулся и обомлел. Ровное место было перед ним. Ни холмика, ни щебня, которого он наколол здесь. Ровная, нетронутая скала без всякого намека на человеческую деятельность. Лицо Стряпуха цветом сравнялось с пером, и бросился он невероятными прыжками к крейсеру, прыгая и виляя из стороны в сторону, словно сбивал кого со следа.
        А Шкипер зачем-то потрогал нетронутую скалу лопатой, но уже не осмелился в этот раз оставить на ней метку, хотя бы и в виде черты, потом бросил ненужный теперь инструмент, примял шляпу, отломив при этом драгоценное перо, положил ее на камень и прилег сам, словно загорал на солнышке или просто отдыхал.
        Понял Шкипер, что уже никогда не взлетит с Планеты, и жизнь для него потеряла всякий смысл.

12
        Всего на свете боялся Звездочет: и человека, и насекомых, и арбалета, который мог нечаянно выстрелить, но пуще всего боялся он Звезд. Потому и пошел в Звездочеты, что еще в ранней молодости услышал от одного надежного человека, что Звезды часто взрываются или коллапсируют, превращаясь в черные дыры, а это все равно, что исчезают. Свой счет вел Звездочет Звездам и никому не показывал заветного списка, в котором был им отмечен уже три миллиона сто пятнадцать тысяч один объект. Ни дымка, ни хмарь, источаемая большими городами, ни смена дня и ночи на планетах, ни дожди, ни туманы не мешали Звездочету в космосе. Сутками просиживал он в телескопической башне «Толстяка», обводя зорким глазом черное небо. И когда в положенном месте не оказывалось ранее сиявшего объекта, он пускался в пляс, отбивая у сапог каблуки, швырял шляпу с крапчатым пером на пол. Сильно он иногда при этом сбивал точнейшую настройку своего телескопа, но приводить механизм в порядок было делом Умельца.
        Страх к Звездам происходил у него от непонимания. Не понимал Звездочет, кому понадобилось такое огромное количество косматых светил, издали обманчиво напоминающих холодные светлячки. Хорошо, что не у каждой Звезды, а лишь через десяток, имелись планетные системы. И только через сотню додумывались Звезды до создания жизни, и уж совсем хорошо, что лишь через тысячу жизнь порождала разум. Хорошо, но и плохо… Звездочет считал, что жизнь и разум могли бы проявляться в космосе и пореже. Иначе ему, затерянному среди себе подобных, никак не обратить на себя внимания. А ведь и галактик насчитывалось более пятисот миллионов. Такое количество миров Звездочет не мог объять своим разумом. И страх его был настолько велик, что среди членов экипажа «Толстяка» только Дурашка стоял ниже его рангом. Но Дурашка не сознавал своего унизительного положения, а Звездочет страдал. И если уж уничтожить звезду «Толстяку» пока было не под силу, то расправиться с Планетой он вполне мог. Звездочет никогда бы не осмелился дернуть шнур бомбарды, но не возражал в душе, если это делал кто-то другой.
        Даже в планетянина не смог бы он выстрелить, но остаться, как Лекарь, над обрывом он тоже не мог, потому что это повлекло бы за собой справедливые вопросы: почему он не был в первых рядах? почему количество солнечных лучей в колчане не уменьшилось даже на единицу?
        Таща тело Бунтаря вверх, машинально находя точки опоры для ног и выступы для свободной руки, Звездочет случайно взглянул в небо и чуть не сорвался вниз. Его наметанный глаз сразу заметил что-то незнакомое в до мельчайших подробностей знакомом черном покрывале неба. Окрик Тактика, правда, тут же вернул его к действительности, а на плато, когда идти стало легче, он уже просто не осмеливался поднять голову вверх, да и мешала бахрома широкополой шляпы. Но мысль твердо засела в сознании, единственный взгляд отпечатал небо со всеми подробностями. И во время ночной беготни по кораблю, и во время завтрака, когда Тактик был награжден орденом лучеиспускающей Розы, он думал только об одном и уже знал, что произошло, и даже придумал, что же нужно делать дальше, но не осмелился высказаться вслух. Да и проверить кое-что нужно было с помощью верного телескопа.
        Обрадовавшись, что его не назначили в экспедицию и не заставили долбить могилу, он тотчас же по окончании завтрака помчался в свою башню. Телескоп имел устройство и для разглядывания Звезд в дневное время. Небо уже давно было поделено на равные участки с точнейше сосчитанным количеством светлячков в каждом. И десяти минут было достаточно, чтобы подтвердилось худшее. В секторе, насчитывавшем ранее ровно сто тысяч звезд, количество их увеличилось на тридцать штук. Если бы уменьшилось… Ну почему не уменьшилось?!
        Увеличилось! Такого еще не бывало. Такое вообще не могло произойти! Звездочет изошел потом и похудел на три килограмма сразу. Уже не столь тщательно проверил он другие участки и там прибавка шла на десятки и даже в одном случае на сто двадцать пять штук.
        Вот это самое и заметил Звездочет, когда полз вверх по крутому склону обрыва.
        Имелись еще некоторые расхождения в местоположении Звезд, иногда доходившие до десятка градусов и более, но тут обмануть Звездочета было трудно. Он знал каждую, не считая, конечно, только что возникших. Эти-то были совершенно незнакомыми.
        Что же могло вытекать из столь неожиданного открытия?
        Или мир сошел с ума, или…
        Ясно было одно, что тут не обошлось без участия Планеты… Вот где-то глухо пыхнула бомбарда экспедиционеров, и тотчас же количество звезд увеличилось на одну!
        Прекратить обстрел, вот что пришло в голову Звездочету. И, конечно, не от жалости к Планете, а, скорее, от ненависти и страха. Бежать, бежать скорее с нее, пока еще не поздно.
        Звездочет бросился вон из своей телескопической башни, бессвязно выкрикивая:
        - Небо! Небо!.. Бежать… Бежать…
        Он выкрикивал невнятно и невразумительно, потому что торопился. Толкнулся в одну каюту, чтобы немедленно поделиться своей ужасной новостью. Заперто! Ах, это же каюта Бунтаря! В другую. Тоже заперто. Ах, это Шкипера… Стратегу! Стратегу! Вот кому нужно немедленно сообщить. Он вбежал в апартаменты Стратега.
        - Стратег! Стратег! Стартовать с Планеты немедленно!
        Нехотя отворилась дверь кабинета Стратега.
        - И Планета, и небо сошли с ума! Единственное спасение - стартовать!
        Такой знакомый, похожий с торца на птицу с распростертыми крыльями арбалет уставился ему в грудь.
        - Стратег! Стра…
        Алмазным лучом ощетинился арбалет. Все Звезды в мире навсегда исчезли для Звездочета. Осуществилась его сумасшедшая мечта.

13
        - Ну, Оружейник, сейчас ты у меня попляшешь! - крикнул Тактик, и скакун под ним завертелся юлой.
        Оружейник насмешливо наблюдал за происходящим, хотя главным действующим лицом в этой сцене был, кажется, он сам. Советник бросил своего скакуна назад к только что пробитой тропе, но дорогу ему преградил Лекарь, поднявший своего скакуна на дыбы, Советник отступил, но с явной неохотой.
        - Беги! - крикнул Лекарь, освобождая Оружейнику тропу.
        - Нет, - твердо ответил тот. - Мне некуда бежать, да и, признаться, нет желания.
        - Он же убьет тебя!
        - Пожалел! - криво усмехнулся Тактик, наконец справившись со своим скакуном. - Я не буду его убивать. Я вообще не убийца!
        - Это уж точно, - вставил Оружейник.
        - Да! Да! Бунтарь сам виноват, что наскочил на мушку арбалета! Из-за него мы лишились двух офицеров, а проклятая Планета продолжает издеваться над нами. А теперь ты! Собственно, не теперь, а еще со вчерашнего дня. Все равно тебе не уйти от наказания!
        - Только не поднимайте друг на друга руку! - взмолился Лекарь. - Хватит нам и одного Бунтаря. И вообще, что ж такого, что Планета не раскрывается перед нами. Нужно уйти и все.
        - Да ты что?! - взвился Тактик. - Уйти! Признать свое поражение! Навеки покрыть позором «Толстяка»! Такого еще не было в истории.
        - Не было, - согласился Лекарь. - Но раньше в экипажах не было ни Бунтарей, ни Дурашек. Что-то меняется в мире, Тактик. И мы совершаем жестокую ошибку, продолжая действовать как и раньше.
        - Это бунт! - гневно выдавил из себя Тактик. - Это бунт! Но, чего бы мне это ни стоило, я все расставлю на свои места! Вчера, сегодня, завтра и вечно, всегда «Толстяк» будет над миром! Сдать оружие, Лекарь! Советник, вырви перья из их шляп! Негодяи! В такой ответственный момент, когда все висит на волоске… Будь в нас единодушие, мы бы уже давно раскололи Планету!
        Лекарь протянул свой арбалет и колчан с солнечными лучами Советнику.
        - Возьми. Я все равно не умею стрелять. Ланцет и зажим для остановки кровотечения, вот что привыкли держать мои руки… Ах, Оружейник, зря ты не воспользовался возможностью бежать.
        - Что же ты не бежал сам? - спросил Оружейник.
        - Никто не осмелится тронуть меня, - ответил Лекарь. - Ведь каждый в борьбе с невидимым и коварным врагом может получить тяжелую рану. Не так ли, Тактик? Судя по развивающимся событиям, мне не хватит корпии. Придется нащипать еще.
        - Ладно - успокоился Тактик. - Я назначаю вам обоим отложенный карцер. Как только Умелец отсидит свое, карцер займет сначала Оружейник, потом Лекарь.
        Советник сделал странное движение, словно хотел обратить на себя внимание, но только одного Тактика.
        - Что скажешь, Советник?
        - Из-за уменьшения состава команды карцеры лучше отменить. Временно.
        - Так ведь я и сказал - отложенный карцер. Ну что, бравые офицеры, продолжим экспедицию с целью поимки беглеца? Или продолжим теоретические споры?
        - Бесполезно это - ответил Лекарь. - Нам не найти Дурашку таким образом. Надо воспользоваться орланом. Сверху виднее.
        - Только Стратег может поднять орлана вверх.
        - Вот пусть и поработает, - заключил Лекарь.
        Тяжеловоз, отвернув бомбарду в сторону от людей, иногда уныло перебирал ногами. Ясно, что дальше ему не пройти.
        Тактик вдруг насторожился, подтянулся, щелкнул тумблером нагрудной карманной радиостанции.
        - Прием… - По мере того, как он слушал сообщение с «Толстяка», лицо его серело, а бравая фигура расплывалась, теряя свою подтянутость. - Не может быть?! Кто охранял люк?.. Ужасно… Немедленно возвращаемся! - Тактик выключил радиостанцию, натянул поводья, сказал срывающимся голосом: - Они проникли на корабль! Убит Звездочет! Голубым аллюром к «Толстяку»!
        - Я остаюсь, - сказал Оружейник.
        - Испепелю! - вскричал Тактик. - Бежишь, когда над нами нависла такая опасность!
        - Нет, Тактик, я не бегу. Я вернусь на корабль. Только мне очень хочется узнать, что же все-таки происходит на этой Планете. Я буду ехать и думать, спрашивать себя и отвечать. Пойми, Тактик, здесь нужно действовать без арбалетов и бомбард.
        - А убийство Звездочета?!
        - А убийство Бунтаря?! - в тон Тактику опросил Оружейник. - Возвращайтесь. Я вернусь, как только что-нибудь пойму.
        - Дурашка… - начал было Тактик.
        - Приведу и Дурашку. Подумай насчет бомбард и арбалетов, Тактик.
        - Чертовщина! - заскрежетал зубами Тактик и пустил своего скакуна голубым аллюром.
        Советник молча зыркнул на Оружейника, и какая-то хитрость скользнула в его взгляде.
        - Счастливо оставаться, Оружейник! - сказал Лекарь.
        Все трое исчезли, только тяжеловоз, чугунно ступая своими колоннообразными ногами, еще некоторое время сотрясал камни.

14
        Дурашка шел всю ночь. Его не интересовало, куда он идет. Непривычная к мыслям голова гудела. Иногда он ложился на камни, но не отдохнуть, а просто потому, что и движение, и покой были сейчас абсолютно равноценны. Если встречались непроходимые нагромождения камней, он неосознанно искал другой путь, мелкие ручьи переходил вброд, карабкался на скалы, даже не подумав, что ждет его впереди.
        Рассвет застал его на высокой горе. Восходящее Светило странно меняло краски Планеты, укорачивало тени, играло отраженным светом на алмазных пиках гор.
        «Какая красота!» - подумал Дурашка и сам удивился своим мыслям. Что делать дальше? Он не имел ни малейшего представления о том, откуда пришел и в какой стороне теперь находится «Толстяк». Но это его не пугало. Он не собирался возвращаться на корабль. Бунтарь убит, а без него на крейсере делать нечего. Пусть оставшиеся уничтожают Планету. Дурашка будет идти, пока есть силы, а потом станет частью ее. Эта мысль привела его в восторг. Стать частью Планеты! Не Офицером для Наказания, а частью Планеты, с ее горами, морями, реками, скалами, ручьями.
        Теперь он по-другому взглянул на окружающее. Как часто ранее он рассматривал свои ни на что не пригодные руки, лоб, за которым ему чудилась пустота! Все, кроме Бунтаря, убеждали его в собственной бесполезности. Но теперь он станет необходимым. Он - это Планета. Планета - это он. Есть ли на ней разумные существа или нет, это теперь неважно. Раз жив он, значит, жива и Планета. Каждый камень, каждый атом!
        Дурашка взял в руки камешек, обточенный водой. Планета несомненно жила! Когда-то здесь было море, иначе кто еще мог так обточить этот кусок камня? Дурашка ласково погладил камень, поцеловал его, хотел положить в карман изодранного во многих местах мундира, но передумал. Почему именно этот? Вот другой, не такой круглый, но приятный, родной… Или вот этот! А там, чуть ниже? Дурашка даже растерялся. Он понимал, что всю Планету не положишь в карман, даже десяток камешков не войдет во все карманы мундира. Но как выбрать один-единственный? Дурашка заметался по склону, бестолково, растерянно. Несколько камней, сдвинутых с места каблуком его сапога, покатились вниз, к далекому, бесшумному отсюда ручью. Дурашка похолодел. Ему не хотелось нарушать первозданность Планеты. Он чуть было не бросился к подножию горы, чтобы сыскать скатившиеся камни и положить их на определенное им Планетой место, но вовремя сообразил, что не сможет этого сделать, опечалился и решил ходить как можно осторожнее, чтобы не нарушать спокойствия Планеты.
        Но не взять с собой хоть один камешек… От такого соблазна отказаться он не мог. И уже не выбирая, не высматривая, куда протянулась чуть вздрагивающая рука, даже закрыв глаза, он взял первый попавшийся камень, ощутил его вес и твердость, положил в карман брюк и лишь тогда осмотрелся, радостно ощущая, что он любит все вокруг.
        Светило оторвалось от изломанного горизонта. И в это время приглушенный грохот раскатился между скал. Дурашка понял, что это бомбарда, горестно покачал головой, но тут два явления привлекли его внимание. Камень, который лежал в кармане, исчез, не вывалился, не провалился в дыру, а просто исчез. Что-то мелькнуло внизу над ручьем. Дурашка не успел рассмотреть, что именно, но подсознательно сообразил - камни, которые он бросал, вернулись на свои места. Он даже ощутил, как приподнялся каблук его сапога. Вот так чудеса! Планета исполняла его желания! Он ничего не хотел здесь нарушать, и она исправляла последствия его случайных действий. И даже то, что она отняла у него камешек, не огорчило Дурашку. Он понял, что поступал нехорошо, пытаясь присвоить себе часть Планеты.
        Камень лежал на том самом месте, откуда Дурашка его взял. Он был тот самый и немного не тот. Точно Дурашка мог определить только на ощупь, потому что глазами не видел его, но ощупывать не стал. Ему было довольно и того, что они с Планетой поняли друг друга. Планета приняла, стала считать своим…

15
        Тактик что есть силы пришпоривал своего скакуна. Крутой подъем на плато они взяли с разгона. Что-то мелькнуло слева, но некогда было обращать внимания на пустяки. До крейсера оставалось не более ста метров, когда люк его открылся и каурый скакун стрелой вылетел навстречу, даже не коснувшись пандуса копытами. «Скакун Дурашки, - определил Тактик. - Кто и зачем выпустил его из корабля? Теперь Офицера для Наказаний вообще не догнать!» Сумасшедший, как и сам хозяин, был скакун у Дурашки.
        - Спят, идиоты! - крикнул Тактик. - Так вас всех можно взять голыми руками!
        Сдержав бег скакуна, он влетел в никем не охраняемый крейсер.
        Советник, непостижимым образом чуя большие перемены, отстал от него не более, чем на минуту.
        Лекарь был плохим наездником и вообще сломал бы себе шею на горных кручах, если бы не представил своему скакуну полную свободу. Взобравшись на плато, именно он увидел неподвижно лежавшего Шкипера. Соскочив со скакуна, бросив поводья, он кинулся к офицеру, приложил ухо к груди, ничего не услышал, разорвал мундир непослушными пальцами, снова прислушался. Шкипер был мертв! И смерть его казалась необъяснимой.
        Скакун Лекаря несся по краю обрыва и поймать его теперь было нелегко. Тяжеловоз глухо ухал где-то за ручьем. Осторожно положив тело Шкипера на плечи, Лекарь понес его к крейсеру.
        А Тактик тем временем вихрем промчался по коридорам и эскалаторам «Толстяка».
        - Как это произошло?! - крикнул он в кают-компании.
        - Сначала спешься, - попросил Стратег.
        Тактик, соскочив, пнул скакуна. Скакун, фыркнув, умчался на конюшню.
        - Стратег!
        - Успокойся, Тактик. Врагов на «Толстяке» уже нет. Убит лишь Звездочет. Мы выясняем обстоятельства его гибели.
        Тактик огляделся.
        Стол как всегда был накрыт на тринадцать персон. Стряпух разливал утреннюю похлебку, расплескивая холодный бульон на скатерть. Стратег сидел во главе стола. Справа от него расположился Неприметный. Канонир меланхолично жевал лепешку. Вошел Советник и сел на свое место.
        - Где же остальные? - спросил Тактик.
        - Я тоже спрашиваю: где же остальные?! - повысил голос Стратег.
        - Оружейник отказался вернуться на корабль. Еще утром я предлагал посадить его в карцер. Но ты, Стратег, послушался совета Неприметного!
        - Неприметный награжден двойным орденом лучеиспускающей Розы!
        - Прошу прощения…
        - Это он вовремя обнаружил врагов и спас крейсер от уничтожения. Где же Лекарь?
        - Будет с минуты на минуту.
        - Исчез Умелец, - сказал Стратег. - Двери карцера снова оказались открытыми. Возможно, его увели враги. Шкипер не отвечает на запросы. В шкиперской его тоже нет. Исходя из всего случившегося, я прихожу к выводу, что тактика нашего поведения на Планете является ошибочной.
        - Стратег! - взмолился Тактик.
        - Мы делаем что-то не то. Экипаж тает! Надежность охраны корабля не обеспечена! Планета посмеивается над нами. Я вынужден…
        - Нет, Стратег! Нет! Только не это! Мы расколем Планету, клянусь тебе!
        - Кого мы должны еще для этого потерять?
        Тактик понял, насколько плохи его дела. Ну, да ведь есть еще язык арбалета. Он повел плечами, так что арбалет начал медленно сползать вниз, подставленную ладонь. Но тут в кают-компанию вошел Лекарь.
        - Я оставил его в коридоре… Шкипер не убит, он умер. Понимаете, умер!
        - Еще один, - сказал Стратег.
        И в это время на крейсер обрушился удар. Канонир своим опытным слухом сразу понял, что корабль обстреливают, и, не дожидаясь приказа растерявшихся Стратега и Тактика, бросился к своим бомбардам.
        Еще и еще удар обрушился на «Толстяка». Крейсер начал крениться на бок. Все в кают-компании поползло к одной стене, посыпалась посуда, покатились, хватаясь за что попало, офицеры.
        Взглянув в обзорный экран, Канонир понял, что враг немногочислен. Лишь в одном месте изрыгало огонь невидимое в дыму орудие. Несколько ядер ударили в корпус «Толстяка», но не смогли пробить его броню. Пандус же и одна опора крейсера уже перестали существовать. Канонир быстренько навел самую большую бомбарду на врага и рукою дернул запальный шнур. Меткий глаз был у Канонира. Он никогда не ошибался, Больше никто не пытался стрелять в крейсер.

16
        В кают-компании никто не пострадал. Только у Стряпуха на темечке вспухла шишка, но, прикрытая шляпой с белым пером, она была совершенно незаметна.
        Некоторое время среди офицеров чувствовалась растерянность, но как только Канонир доложил по внутренней связи о полном уничтожении врага, все стало на свои места.
        - Теперь мы уже не сражаемся с невидимками, - с удовлетворением отметил Тактик. - Наконец-то планетяне проявили свою истинную сущность!
        - И все-таки тактика наших действий на Планете была неверна, - сказал Стратег, пытаясь установить резное кресло таким образом, чтобы на него можно было сесть. Давленые макароны облепили его мундир, соус залил эполеты и знаки отличия. Внешний вид его не внушал никакого страха и уважения. Впрочем, и все другие были заляпаны остатками различных кушаний. Но каждый видел только других.
        Слова Стратега означали одно: место Тактика сейчас займет кто-то другой. А Тактик очень не хотел расставаться со своим чином.
        - Стратег! - воскликнул он. - Тактика гибка. Возможно, и были кое-какие упущения и незначительные ошибки, но в рамках правильной стратегии они легко исправимы. - И, торопясь высказаться, не давая возможности Стратегу перебить себя, поспешно продолжил: - Все непоправимое происходит здесь, на крейсере. Врагам предоставлена возможность открывать люк корабля, карцер, убивать офицеров! Почему все это происходит?! Кто убил Звездочета?
        Стратег искренне удивился нервной вспышке Тактика.
        - Вот и нужно разобраться, - сказал он. - Не помогает ли врагам кто-нибудь из членов экипажа?
        - Именно так, - скромно, но отчетливо отпечатал Неприметный.
        Стряпух собирал разбитые чашки. Советник лихорадочно соображал, чьи советы он так удачно выдавал ранее за свои. Лекарь чувствовал себя здесь лишним, но удалиться ему не позволяла субординация. Вошел закопченный пороховыми газами Канонир, но на него не обратили внимания. Что-то гораздо более серьезное занимало сейчас умы офицеров.
        - Где был убит Звездочет? - спросил Тактик.
        - Я нашел его в приемной возле своего кабинета, - чистосердечно признался Стратег.
        - Ага! Как он лежал? Был ли слышен звук выстрела? Откуда и чем предположительно стреляли? - Нужные вопросы сами собой возникали в голове Тактика.
        Стратег посмотрел на него изумленно.
        - Я могу ответить на все вопросы, - сказал Неприметный. И уж вовсе не таким неприметным, как всегда ранее, оказался он. Какая-то властность почувствовалась в его голосе. - Звездочет был убит выстрелом из арбалета. По отверстию, оставленному лучом в теле, можно уверенно сказать, что стреляли из нашего арбалета! По положению тела можно судить, что стреляли через чуть приоткрытую дверь кабинета Стратега.
        - Но кроме меня в кабинете никого не было, - удивился Стратег. - Уверяю вас!
        - Это понятно, - сказал Неприметный. - Кроме тебя в кабинете никого не было.
        - Что ты хочешь этим сказать, Неприметный?! - закричал Стратег.
        - Измена! На «Толстяке» измена! - понял, что нужно сейчас кричать, Советник.
        - Слово сказано, - заключил Неприметный. - Вот кто помогал врагам, вот кто убивал своих же офицеров!
        - Это ложь, - возразил Стратег. - Мне не было никакого смысла помогать врагам и убивать офицеров. Стратегия…
        - Ах, так вот почему так подозрительно неверной была стратегия?! - обрадовался Тактик.
        Канонир смотрел на все происходящее, ничего не понимая. Он только что отбил нападение врага, а его никто не поздравляет, никто не приговаривает к ордену. Черт знает, что творится на этой Планете! Лекарь осмысливал все, что произошло с «Толстяком», и начинал понимать прозорливость Шкипера. Стряпух сгребал в одну кучу макароны, вареные овощи и осколки разбитой посуды, благо это делать было нетрудно из-за довольно значительного уклона пола кают-компании.
        - Трое убитых! - подытожил Неприметный. - Трое убитых! Крейсер поврежден! А Планете не причинено никакого ущерба!
        - Измена! - возопил Советник. Он уже чувствовал, что будет налету ловить мысли Неприметного и выдавать их за свои советы. Да не его ли советы он оглашал вслух и ранее?
        - Остановитесь, - слабо попросил Лекарь. - Образумьтесь.
        - Кто же из вас желает стать Стратегом? - спросил поверженный.
        Что-то запрыгало от счастья в груди Тактика, но тут же испуганно замерло от холодного взгляда Неприметного.
        Стратег сломал золотое перо на широкополой шляпе и, скользя по покатому полу, медленно направился к выходу из кают-компании.
        В один момент рядом с ним оказался Неприметный. В руке его блеснула сталь клинка.
        - Только не это! Нет… - беззвучно произнес Тактик.
        Стратег упал. Неприметный повернулся к офицерам. Глаза его горели сумасшедшим огнем.
        - Я - Стратег! Тактиком назначаю Советника! Впрочем, нет… Тактик остается Тактиком, но только до первого неприятного случая.
        Так он обезопасил себя от Советника и Тактика, направив их мысли на тяжелую и беспощадную борьбу друг с другом.

17
        Стратег лежал на операционном столе.
        Лечебница тоже здорово пострадала от нападения врага.
        Рука Неприметного дрогнула в последний момент, а может, сердце Стратега от старости просело чуть вниз, но Неприметный только нанес смертельную рану, а не убил.
        Лекарь свято хранил заветы своей древней профессии. Что бы ни случилось, пусть весь мир катится к черту на кулички, а он обязан спасать людей. Его не особенно интересовало, что происходит на планетах, которые встречал «Толстяк». Лишь бы были всегда прокипячены хирургические инструменты, имелся запас крови для переливания, содержались в сухом и прохладном месте сыворотка от насморка, антибиотики и витамины. Провести профилактический осмотр, измерить кровяное давление, выслушать легкие, проверить зрение и слух.
        Во время полетов жизнь Лекаря текла спокойно. Времени у него было предостаточно и для того, чтобы наточить ланцеты до субатомной остроты, и для того, чтобы сбраживать дрожжи, на которых он проводил строгие научные опыты с магнитным полем. Но это, впрочем, было просто увлечением.
        Подкручиванием винтов Лекарь привел операционный стол в строго горизонтальное положение, снял со Стратега мундир, подсоединил к телу необходимые датчики и приборы, вскрыл грудную клетку, мелкими аккуратными стежками зашил поврежденный правый желудочек сердца и артерию, помассировал уже остановившийся человеческий мотор. Сердце заработало, но редко, с минутными перерывами. Ему просто нечего было толкать. Стратег потерял всю кровь.
        Лекарь еще раз на всякий случай проверил содержимое холодильников. Нет, все трехлитровые банки с запасами крови были разбиты и кровь смешалась с ядами, лекарствами и печеночной желчью.
        Все сделал Лекарь, но спасти Стратега не мог.
        Он не думал о том, нужно ли спасать Стратега. Просто перед ним лежал человек, и Лекарь был обязан сделать все возможное и невозможное.
        Время бежало. Через десять-пятнадцать минут Стратегу не помогло бы уже ничто на свете. Тогда Лекарь пододвинул к Стратегу еще один операционный стол, строго выверил его горизонтальность, сделал резиновым шлангом отвод от артерии Стратега, разделся сам, протер шею спиртом, установил над вторым столом зеркало, улегся на стол, так что в зеркале была видна его голова и верхняя часть туловища, острым ланцетом сделал надрез, ловко на пару секунд перекрыл сонную артерию, рассек ее, соединил с резиновой трубкой, убрал зажим и взял руку лежащего рядом Стратега за запястье.
        Боли он не чувствовал. Чистое спокойствие снизошло на него. Мир заблистал, заклубился радугами, ожил, открыв Лекарю свою потаенную, невидимую простым глазом красоту. Божественная музыка звучала в ушах, сначала одна лишь мелодия, а потом и ритм, все убыстряющий свой шаг. Это пульс Стратега, понял Лекарь и улыбнулся. Никогда и нигде Лекарь не нарушит своей Клятвы!
        В зеркало ему было видно и лицо Стратега, Оно чуть оживилось, легкий румянец появился на дряблых щеках. Стратег приходил в сознание. Вовремя успел Лекарь.
        Вот и веки шевельнулись, раз, другой, третий, и открылись глаза, затрепетали губы. Стратег ожил.
        Что вспоминал он? Что сохранили в его памяти просуществовавшие почти час без кислорода клетки коры головного мозга? Вспомнил ли он, что уже умер, а теперь воскрес? Или память пощадила его, не записав событий последнего часа?
        Нет, Стратег не обрадовался своему воскрешению. Да неужели же он помнил все?!
        Глаза его, полные боли, нашли в зеркале отражение глаз Лекаря.
        - Поздно, Лекарь, поздно… Ошибка была не в тактике…
        Он замолчал, минут пять собираясь с мыслями.
        - Ошибка была в стратегии…
        Ритм чудесной мелодии замедлялся.
        Или нашлась какая течь в располосованных сосудах и капиллярах Стратега, или не слишком плотно соединил Лекарь сосуды с трубкой, или шероховатость самой трубки была выше допустимой нормы, а может, и еще что-то, но крови Лекаря уже не хватало на двоих.
        Его не интересовало, что там шепчет Стратег, правильно или неправильно была выбрана стратегия и тактика поведения «Толстяка» и его команды - все это сейчас не имело значения! И единственное назначение человека Лекарь видел в спасении людей, в своей уже откатывающейся в прошлое работе, в чем-то ласковом, необходимом, что уже перестал сознавать, но еще чувствовал. А потом перестал и чувствовать.
        Последняя капля скользнула по резиновому шлангу.

18
        Умелец находился в своей лаборатории. Он не собирался бежать с крейсера, когда дверь карцера внезапно открылась. Первым его побуждением было броситься в кают-компанию или рубку управления, но тяжелые стальные щиты перегораживали коридоры перед самым его носом. Его словно загоняли в необходимый кому-то угол. Умелец бросался вперед, отступал, сворачивал в боковые проходы, поднимался и опускался по эскалаторам, направляемый чьей-то рукой. Наконец он понял, что его загоняют в лабораторию и чуть было не расхохотался. Ведь лаборатория была единственным местом, где он чувствовал себя спокойно. Умелец любил свою лабораторию. Здесь, да еще в машинных и двигательных отсеках, он проводил почти все свое время.
        Что сейчас происходило на крейсере, Умелец не знал. Но пусть остальные занимаются своими неотложными делами, он должен разгадать тайну Планеты. Убийство Бунтаря - дело рук Тактика. И он никогда не простит Тактику того рокового выстрела. Жаль, что столкновение скакунов произошло не на самом краю обрыва.
        Но Планета скрывала в себе какую-то тайну. Обстрелы из бомбард не задевали ее. Да найдется ли в мире более страшное оружие, чем все разрушающее чугунное ядро, начиненное ужасающей силы взрывчаткой? Не только враждебный корабль, но и средних размеров астероид могли превратить в пар бомбарды корабля.
        Очутившись в своей лаборатории, Умелец первым делом поразмышлял над возможным взаимодействием бомбарды и Планеты. Обычная планета, конечно, не могла устоять перед ядрами. Следовательно, Планета необычна. Да. Но это Умелец уже знал. Излучавшая мощный радиофон, она внезапно и неожиданно оказалась мертвой. Но это только внешне, только для «Толстяка» и его команды. Что же хотели сказать своим молчанием планетяне?
        Итак, скалы Планеты не могли противиться ядрам бомбард. Следовательно, Планета мгновенно самовосстанавливает себя. Эта мысль вела к другой тайне. Как? Как Планета могла мгновенно самовосстанавливать себя?
        И радиофон, естественный только для высокоразвитой цивилизации, и его внезапное исчезновение!
        Нет, стройная теория не складывалась.
        Что ж, подумал Умелец, начнем планомерное исследование. Он с помощью манипуляторов взял пробы воздуха. И сразу же заметил еще одну странность. Количество кислорода в атмосфере Планеты уменьшилось. Совсем немного, на какую-то сотую долю процента, но все же уменьшилось. Умелец решил вести непрерывные замеры. Тем более, что времени это не занимало, со всем прекрасно справлялся автомат.
        С помощью пташек, оснастив их предварительно буравчиками, он хотел исследовать состав скал и камней вокруг крейсера.
        Но тут как раз и случилось то самое открытое нападение неприятеля на корабль, которое привело к отклонению продольной оси корабля от вертикали. Кое-что из аппаратуры при этом, конечно, пришло в негодность, но не это расстроило Умельца. Нападение планетян на корабль он тоже отнес к разряду загадок. Судя по всему, крейсер не особенно пострадал. И такой необдуманной, половинчатой, неподготовленной акции планетян Умелец не мог найти оправдания. Ну не нападали бы совсем, как предыдущие сутки, или уж уничтожили бы «Толстяк» первым прицельным выстрелом. А получилось ни то, ни се! Такая нелепость со стороны планетян даже обидела его.
        За бортом корабля все стихло, и Умелец решил продолжить исследования. Через пневматическую трубу запустил он пташек, и, пока они буравили скалы в разных местах и в районе уничтоженного орудия планетян, бросил взгляд на таблицу замеров состава воздуха. Количество кислорода держалось стабильно с точностью до шестого знака. Этому не помешали и клубы порохового дыма, медленно растворявшегося над полем недавнего боя.
        Возвратились пташки с пробами грунта. Умелец провел спектральный анализ образцов в пламени спиртовой горелки. Состав пород не вызвал удивления, да и сравнивать его пока было не с чем. И только один образец, взятый на месте уничтоженного ядром вражеского орудия, дал совершенно неправдоподобный результат. Он, конечно, отличался от всех других, что само по себе не было неожиданностью, так как орудие было делом рук планетян, а скалы - самой Планеты. Но вот запах горелой шерсти! Откуда мог взяться этот запах? Умелец тщательно исследовал остатки образца и нашел в нем какие-то волосинки. Странно! Можно было подумать, что бомбарды «Толстяка» разнесли в клочья скакуна или тяжеловоза. Но одно дело в неразберихе, ночью, убить своего офицера, другое - при свете дня стрелять в свое же собственное средство передвижения!
        Но ведь Умелец не мог знать, что представляют собой орудия разрушения планетян.
        Состав воздуха за бортом упорно продолжал оставаться прежним.
        Ах, почему он не догадался взять пробы грунта накануне? Умелец сильно затосковал, но тут взгляд его случайно упал на сапоги с отворотами. Пыль! Ну, пусть не пыль. На Планете и пыли-то не было. Но случайные атомы и молекулы, налипшие на сапоги вчера… Да и на мундире! Как удачно, что скакун Тактика выбил его из седла!
        Умелец немедленно взялся за анализ. Не прошло и десяти минут, как количество загадок увеличилось. Для проверки Умелец послал стайку пташек с буравчиками на место своего ночного падения. Успокаивая сердцебиение, дождался их возвращения, тщательнейшим образом провел анализ еще раз.
        Проба грунта, взятая в том месте, где он упал ночью, совпадала с пробами в других местах, но не имела ничего общего с пылинками, налипшими на его мундир и сапоги. Получалось так, что он вчера упал с седла совсем не на этом плато!
        Умелец глубоко задумался, а когда очнулся, увидел, что перед ним лежит листок с временным графиком взятия проб воздуха и грунта.
        Но в лабораторию, он был уверен, никто не входил.

19
        У Неприметного теперь было много забот. Он даже не особенно интересовался, кто из двух офицеров, Тактик или Советник, успеет первым пустить солнечный луч из арбалета в своего противника. Конечно, Советник был ему ближе. Все-таки тот на протяжении всего полета высказывал под видом своих советов его, Неприметного, мысли. Но это при Стратеге. Тактик был энергичнее, предприимчивее, но и эти прекрасные качества сейчас не имели особого значения, когда он, Неприметный, взялся за дело сам. Стряпух не мог никому ни помочь, ни помешать. Обращать внимания на него не стоило. Только Канонир да Умелец интересовали сейчас Неприметного. И еще двое беглецов. Но с тех спрос особый!
        Неприметный осторожно подергал ручку двери лаборатории. Нет, никто бы не смог проникнуть сюда. Канонира он нашел на артиллерийской палубе. Спокойно и отрешенно ходил Канонир между своими бомбардами, где смазывая механизм поворота из большой масленки, где проверяя крепость веревочки запала, поправляя аккуратно сложенные горкой чугунные ядра, вытирая тряпочкой пороховую пыль со стволов и лафетов.
        - Будешь производить обстрел Планеты вот по этому графику, - приказал Неприметный.
        - Слушаюсь! - отозвался Канонир.
        - Секунда в секунду! Понял?
        - Понял, Неприметный. Да только зачем все это?
        - Не твоего ума дело. Присматривай за своими бомбардами да точно выполняй приказ!
        - Слушаюсь, Неприметный!
        - Стратег!
        - Слушаюсь, Неприметный Стратег!
        - Ладно. Если успеешь, научишься называть меня просто Стратегом.
        Неприметный пошел к стойлам и клеткам, вполне уверенный, что Канонир сделает все так, как он приказал.
        В стойлах били копытами застоявшиеся скакуны. Орлан, едва помещавшийся в клетке, встретил Неприметного возбужденным клекотом. Не каждый мог справиться с этой кибернетической машиной, предназначенной для дальних полетов. Но ведь Неприметный теперь был Стратегом! Он проверил, полностью ли заряжены аккумуляторы орлана, в порядке ли боезапас, и вывел огромную птицу из клетки. Поскольку «Толстяк» накренился на одну сторону, идти по коридорам было трудно, орлан все пытался помочь себе взмахами крыльев. Пандуса, уничтоженного неприятелем, больше не существовало. Неприметный взобрался на спину орлана, удобно устроился в седле, взялся за цепочки управления, слегка сдавил шпорами бока птицы.
        Орлан тяжело оттолкнулся от люка, не успев расправить крылья, начал падать, но у самой земли все же выправился, оглушительно хлопнул махательными плоскостями, по крутой пошел вверх, описал над «Толстяком» круг и устремился в только одному наезднику известном направлении.
        С такой головокружительной высоты Планета казалась еще наряднее и красивее, чем вблизи. Вершины огромных гор серебрились снегом. Проснувшийся вулкан смотрел в небо раскаленным глазом. Жилы ручейков и рек прорезали лик Планеты, устремляясь в Океан.
        - Какая красота! - воскликнул Неприметный. - Но уж я проучу тебя, сравняю горы, засыплю реки и Океан, чтобы сделать тебя идеальным шаром!
        Неприметный взглянул на точнейшие наручные песочные часы. Время! Сейчас Канонир должен дать первый залп по Планете.
        Столб огня вырвался из вулкана, но не из того, что смотрел раскаленным глазом, а из другого, на том месте, где за мгновение до залпа бомбард и не было никакого вулкана, даже горы для него подходящей не имелось в округе.
        - Отплевываешься! Мстишь! - крикнул Неприметный. - Думаешь, это тебе поможет? Черта с два!
        Неприметный что-то отметил маленьким грифельным карандашиком на белоснежной манжете и направил орлана вперед, значительно увеличив скорость.
        Нешелохнувшаяся гладь встретила его спокойствием. Лишь легкие вздохи нарушали тишину. Это Океан насыщал атмосферу Планеты кислородом. Смешно растопырив крылья и хвост, орлан тяжело пробежался по прибрежному песку и остановился. Неприметный соскочил с него, размял ноги, затекшие от сидения в седле. Поглядывая на песочные часы, пристегнутые к левой руке, медленно пошел к воде. У самой кромки он остановился и начал внимательно всматриваться в свое зеркальное изображение. Затем он сделал несколько шагов вперед, зачерпнул ладошкой воду, поднес ее к лицу. Десятиклеточные живые организмы сновали меж десятиклеточных же водорослей. В одной капле их было миллион. Неприметный радостно улыбнулся.
        - Жизнь! Вот она жизнь! А ты, Планета, хотела перехитрить меня!
        Вода внезапно отступила от ног Неприметного почти на километр. Неприметный вздрогнул, увидев, что его ладонь суха, но тут же успокоился, сообразив, что все это последствия залпа из бомбард. Реагировала Планета на поцелуи чугунных ядер. Реагировала, да еще как!
        Неприметный настиг отступивший Океан и снова зачерпнул в ладонь воды.
        Разве что чуть медленнее сновали девятиклеточные живые организмы меж девятиклеточных же растений.
        Неприметный стоял со страной улыбкой на губах и смотрел на копошившиеся в его руке комочки. Но вот настало время, Океан снова отступил, на этот раз уже километров на десять, но Неприметный не стал больше преследовать его. Он все узнал. Планета не смогла утаить от него свою тайну. Жизнь существовала на ней. А следовательно, и разум, с которым он жаждал сразиться.

20
        Скакун нетерпеливо ржал, словно просил разрешения показать свою прыть. Оружейник опустил поводья, давая ему такую возможность.
        Ах, если бы был жив Бунтарь! Уж он бы знал, что сейчас нужно делать! Растерялся Оружейник от всего увиденного…
        Когда кавалькада всадников, оставив его одного, умчалась к «Толстяку», Оружейник вздохнул свободно. Пусть скачут. Пусть ищут способы наказать Планету за коварство и непокорность, Он больше в этом деле не участник. С него хватит и смерти Бунтаря. И хоть какая-то цель есть в жизни. Найти Дурашку, поговорить с ним, узнать, что хотел сделать Бунтарь. Что он хотел предотвратить? Что было у него на уме?
        Где искать Дурашку, Оружейник не знал, но интуиция говорила ему, что они встретятся. Как только Оружейник бросил свой арбалет с колчаном лучей в воду, так их встреча стала неизбежной. И даже когда вдали загремели залпы бомбард, он не особенно насторожился. Нет… Ничего не сможет поделать Стратег с этой удивительной Планетой! Но залпы звучали как-то странно, не так стройно и ритмично, как это полагалось по инструкции, без соблюдения интервалов. Хаос звуков царил на плато, где стоял «Толстяк».
        Оружейник бросил своего скакуна вперед, давая ему направление, но никак не сдерживая его, целиком полагаясь на чутье машины. Взлетев на вершину, значительно возвышающуюся над плато, он увидел страшную картину. Оседая после каждого выстрела на задние ноги, тяжеловоз одно за другим выплевывал ядра в сторону «Толстяка». Словно ослепленный яростью, тяжеловоз не разбирал ничего и бил куда попало, пока Канонир не поймал его в прицел и не развеял в пыль.
        Вот так дела разворачивались на планете!
        Несколько пташек пролетело мимо, а Оружейник все сидел, застыв в седле, не находя мыслей в своей голове. Тяжелый орлан вывалился из люка «Толстяка» и, с трудом набрав высоту, прошел стороной. Орлан подчинялся только Стратегу. И если уж за дело взялся сам Стратег, то дела «Толстяка» очень плохи. Как теперь в случае надобности поднять крейсер с Планеты? Разве что Умелец возьмется…
        Планета планетой, но теперь и сам «Толстяк» попал в западню. Эх, бросить бы все раздоры, попросить у Планеты прощения, да и убраться восвояси. Так думал Оружейник и сам понимал: Стратег и Тактик никогда не откажутся от мысли об экзекуции Планеты. Бунтарь бы что-нибудь придумал. Да что именно? Что нужно делать?
        И не знал еще Оружейник, что уже нет в живых Стратега, да и многих других тоже нет.
        Опустив поводья, дал он волю своему скакуну, надеясь, что тот найдет Дурашку. А там уж можно будет и принять решение.
        Оружейник искал пешего, а встретил всадника. Дурашка без мундира и шляпы счастливо восседал на своем скакуне, который мчался бесшумно, легко, даже как-то ненормально.
        - Эгей! - крикнул Оружейник. - Эгей!
        Дурашка остановил своего скакуна, оглянулся и увидел Оружейника. Обрадовался, но тут же и опечалился; приложив палец к губам, попросил:
        - Тише…
        - К черту тише! - загремел Оружейник. - Надо что-то делать. - Остановив своего зашедшегося в бешеной скачке скакуна, он заметил, что мундир и шляпа Дурашки намотаны на копыта неизвестно откуда появившегося скакуна. - Что говорил Бунтарь?
        - Не надо ничего делать, - ответил Дурашка. - Планета приняла нас!
        - Тебя, может, и приняла, а меня, да и всех других, нет. Что говорил Бунтарь?
        - Бунтарь говорил, что Планета, несомненно, населена разумными планетянами. Он хотел их найти, извиниться, попросить прощения.
        - Так ведь никого здесь нет! Одни камни!
        - Я не знаю, что имел в виду Бунтарь, только думаю, что Планета - это и есть планетяне, которых хотел найти Бунтарь.
        - Что ты мелешь, Дурашка! Тогда выходит, что я - Тола, что я и наша планета - это одно и то же?!
        - Конечно, Оружейник. Мы и наша Тола - это одно и то же…
        - Слишком хитроумно для меня… Что же все-таки хотел сделать Бунтарь?
        - Прекратить разрушение Планеты, я думаю.
        - Это мысль. Только, во-первых, не поздно ли? А во-вторых, что прекращать? Ведь о Планету хоть головой бейся, а ей хоть бы хны! Не чувствует она ничего!
        - Ну нет, Оружейник. Она все чувствует. Каждое ядро приносит ей боль. Каждый удар копытом скакуна.
        - Поэтому ты и обмотал ему ноги тряпками?
        - Да, Оружейник.
        - Значит, надо возвращаться на крейсер и остановить Стратега и Тактика?
        - Наверное, Оружейник. Я ведь ничего не знаю, ничего не понимаю. Я Дурашка. Я только чувствую.
        - Что ты еще чувствуешь?
        - Я чувствую, что Планета становится молодой. В нее вливаются какие-то силы. Она вот-вот заговорит.
        - Откуда у тебя скакун?
        - Он отыскал меня.
        - Отыскал? Слишком плохи дела на «Толстяке», если они выпустили скакуна. Ведь тебя искали специально, чтобы вернуть назад. А сами выпустили скакуна! Нет, здесь что-то не так, Дурашка. Жаль, что нет Бунтаря. Я, пожалуй, возвращусь на «Толстяк», хотя, убей меня, не знаю, что там буду делать.
        - Возвращайся, Оружейник, если хочешь.
        - А ты?
        - Я никогда уже не возвращусь на крейсер.
        Оружейник вспомнил Пустынный Космос и пришпорил своего скакуна.

21
        Никогда в жизни не делал Канонир более бессмысленной работы, чем сейчас. Уже более половины всего запаса ядер израсходовал он, и шальная мысль забрела ему в голову. Все острее и острее чувствовал он желание исполнить нечто.
        Все другие бились с неприятелем на скакунах или в пешем порядке, он же всегда поражал врага издали. Ни стоны, ни крики не доносились до его ушей, лишь привычный гром бомбард да гул и эхо отдаленных взрывов. И свое занятие всегда казалось ему чистым и надежным, даже красивым. Дернув за запальную веревочку, он иногда подходил к амбразуре, чтобы посмотреть, как в нескольких километрах от крейсера возникает, распускается и вновь опадает диковинный цветок, созданный им самим. И пусть это дело рук человеческих было недолговечным, он все же чувствовал себя создателем. Каких только ценностей не придумал мир!
        Но все было иначе на этой Планете! Ядра таяли, но лишь одно из них породило уродливый маленький цветочек, когда он попал в неприятеля, обстреливавшего корабль. Дымовой завесой окутал себя хитрый враг да еще беспрестанно менял позицию. Но никому не уйти от возмездия бомбард!
        Одно из тысяч! Из остальных семян ничего не вырастало, словно они были лишены зародыша. И никогда, никогда здесь ничего не вырастет. Канонир это понял. Но у него в запасе была хитрость, та самая шальная мысль. Необходимо было только выбрать время.
        Канонир тщательно изучил график обстрела Планеты, с радостью обнаружил в нем часовой перерыв, запланированный, видимо, для охлаждения бомбард, и принялся за работу. Все, кроме одной бомбарды, развернул он на сто восемьдесят градусов. Особую же, самую большую и прицельную, тщательно навел на приметную скалу километрах в пяти, соединил запальные веревочки бомбард с очень сложным кибернетическим механизмом, который обязан был дернуть их ровно через необходимый промежуток времени, и поспешно выбрался из корабля. Где торопливым шагом, где рысцой, двигался он к облюбованному ориентиру. Путь оказался труднее, чем он предполагал, но шальная мысль давала новые силы непривыкшему лазить по горам Канониру.
        Минут через пятьдесят он был уже на месте. Половина оставшегося времени ушла на то, чтобы как следует отдышаться. Затем Канонир спокойно огляделся. Да, местечко выбрал он себе что надо! Хоть сто лет ищи, а лучше не найдешь! Высоко, и все видно вокруг. Канонир даже ласково похлопал камни рукой. Нет, он не держал зла на Планету. Ну, хитрила она с ним, хотела оставить в дураках, да только все напрасно. Победителем останется он, Канонир, а не лукавая и несговорчивая Планета. А хороша, хороша! В меру тепла и в меру тверда. Вот только оспины вулканов стали появляться на ее лице. Ну да ладно! Разум человека тоже велик. Канонир даже рассмеялся от счастья. Вот ведь как здорово он провел еще ничего не понимающую Планету! Ха-ха-ха! Вот так-то! Нечего тягаться с человеком, до тонкости знающим свою работенку, хоть и пыльную, да все равно кому-то нужную.
        «А кому?» - вдруг подумал Канонир. Кому была нужна его работа?.. Раз поручили, значит, нужна! Не надо было бы, не поручили. Кто-то там, Стратег ли, Тактик ли, все знали, а он, Канонир, только заряжал, наводил да дергал за веревочку, лишь иногда находя время взглянуть на диковинные цветы, выраставшие не без его участия. И то сказать, потаскай-ка ядра, покрути механизм наводки, повозвращай-ка назад так и стремившиеся после каждого выстрела откатиться бомбарды! Нет, тут кроме ума да ловкости еще и сила нужна. Ух, какая сила, силища!
        Но сейчас торопиться некуда. Сейчас отдых, а не работа. Красота! Блаженство!
        В небе возникла точка, приблизилась, превратилась в орлана.
        Неприметный тоже хотел узнать, что же происходит там, где был обязан расцвесть цветок, зародыш которого несло в себе ядро.
        Канонир устроился поудобнее. Время настало.
        И точно, там, в пяти километрах, распустился цветок, какого Канонир еще не видывал. Ну, да ведь и постарался он на славу. Не подвел сложный кибернетический рычаг, в нужный момент дернул веревочки запалов. Молча распустился цветок. Обманул, обманул Канонир Планету! Но вот и гул докатился до Канонира, а за ним последовало и ядро той единственной бомбарды, которая не была нацелена на пороховой погреб «Толстяка».
        Дым от взрыва рассеялся.
        Орлан сделал несколько кругов над спокойно, как и прежде, возвышавшейся скалой. Ни единой царапины не заметил на ней Неприметный. Ничего не осталось и от Канонира.

22
        Для Тактика теперь не было задачи важнее, чем отстоять свой чин. Неприметный вскользь брошенной фразой как бы разрешил Советнику попытать счастья. Но что за Тактик выйдет из Советника?! Что он может!? Его глупые советы уже привели к тому, что «Толстяк» не может взлететь с Планеты, а сама Планета так и не получила положенной ей взбучки. Правда, тут во многом виноват и сам Стратег. Но он тоже слишком часто прислушивался к словам Советника.
        Нет, удержание во что бы то ни стало с таким трудом доставшегося чина принесло бы необходимую пользу не только самому Тактику, но и всем остальным!
        Только жестокая борьба! До победы или смерти!
        Тактик осторожно крался по коридору, приноравливаясь к наклону пола, стараясь не зацепиться колчаном с солнечными лучами за какую-нибудь выступающую часть стены, сжимая в руках взведенный арбалет. Скорость солнечного луча мгновенна. Практически все решает реакция стрелка. А Советник был плохим стрелком. Тактик это знал и считал, что у него есть несколько очков форы.
        Коридор под прямым углом повернул направо. Тактик остановился, вдвойне насторожился. Острый слух его уловил шорох крадущихся шагов. Тактик подождал еще, пока не определил, что человек за поворотом удаляется. Тогда он бесшумно выдвинулся из-за угла и мгновенно поймал на мушку широкую, мясистую спину Советника. Все разрешилось так просто, что Тактик даже разочарованно вздохнул. Лишь на пять миллиметров нужно было согнуть указательный палец, чтобы навсегда остаться Тактиком. Других соперников у него на «Толстяке» не было.
        Но что-то удерживало его. Простота происходящего, что ли? Он ожидал борьбы, хитростей, ловушек, игры ума… А тут широкая мишень, не попасть в которую просто невозможно.
        - Эй, претендент! - неожиданно для самого себя крикнул Тактик. - Так дело не пойдет! Слишком примитивно!
        Лишь на мгновение растерялся Советник, замер, но уже в следующее резко обернулся и пустил луч, второй, а затем уже и целую очередь. Ни один из лучей не попал в Тактика, который чему-то смеялся, успев заскочить в помещение и захлопнуть за собой дверь. Он отчетливо представил себе, как, обезумев, убегает Советник по коридору, ища спасительного поворота или двери. Ну и Советник! Тактиком захотел стать! Но Тактиками не становятся, а рождаются!
        Металлический звук наружной защелки заставил его образумиться. Советник, оказывается, не бежал и даже поймал его в ловушку. Тактик растерялся, но лишь на секунду. Попытался вспомнить, что было написано на двери, которую он так неосторожно закрыл за собой. Вспомнил. Это еще не ловушка! Есть другой выход! Советнику никогда не догадаться, что у этого помещения есть другой выход!
        Для того, чтобы окончательно сбить с толку Советника, он с грохотом набросал возле двери разный металлических предметов. Помещение оказалось кладовой инструментов. Пусть Советник думает, что он строит баррикаду и готовится к длительной осаде. Затем, сбросив сапоги с металлическими набойками, чтобы не выдать себя случайным стуком, Тактик начал пробираться к запасному выходу. Все здесь было перевернуто и разбросано, так что ему пришлось основательно потрудиться, пока он не добрался до лестницы, которая вела на другой ярус. Люк был открыт. Тактик начал осторожно взбираться наверх, крепко хватаясь за металлические перекладины. Иногда он поднимал голову, чтобы определить, много ли еще осталось. Но вот и последняя ступенька… Рука прилипла к холодному металлу и не было сил оторвать ее. А в каком-нибудь полуметре в грудь ему смотрел арбалет. Советник сидел на стуле. Он, видимо, уже устал ждать.
        Никакая реакция не могла спасти Тактика. Советник перехитрил его! Но что же он медлит? Неужели ему так приятна эта пытка? Тактик осмелился перевести взгляд с арбалета на лицо Советника и ужаснулся. На него смотрел не человек. Какое-то чудовище с мукой и отчаянием в глазах. Тактик пожалел, что не выстрелил там, в коридоре, потом ему стало все равно. А Советник медлил. Память Тактика жестоко подсовывала ему фрагменты из их деятельности на Планете. Охота на Бунтаря и Дурашку. О, Бунтарь! Много крови ты испортил Тактику! Но стрелял Тактик все же в планетянина, а не в Бунтаря. В планетянина… Если бы он знал, что это Бунтарь! А в планетянина стрелять было можно. И в него, в Тактика, тоже сейчас можно стрелять. Но почему можно было стрелять в планетянина? Правда, сначала в воздух! Но почему, зачем? Потом по ногам… Все-таки у планетян был шанс, если первый выстрел в воздух! Почему под взглядом арбалета приходят в голову такие мысли? Почему нужно было стрелять в планетян и разрушать Планету?
        Да что же это? Лучше смерть, чем такие вопросы! Да разве можно вынести столь внезапно свалившуюся тяжесть?
        - Стреляй, Советник, - попросил он.
        Лицо того оживилось:
        - Нет, нет… Уж лучше ты стреляй.
        - В кого?
        - В меня, конечно!
        - Зачем же, Советник?
        - Тошно все и противно…
        - Ты первый…
        - К черту все! - вдруг заорал Советник и бросил арбалет. - Как звери! Да нет! Мы же хуже зверей, страшнее. Те хоть не уничтожают себе подобных!
        - Ты прав, - сказал Тактик, вылезая из люка. - Мы здесь столько натворили, что наше существование кощунственно.
        И тут на них обрушился потолок и стены.

23
        Советник очнулся и почувствовал на себе чей-то взгляд.
        В полумраке светились глаза, дикие, сумасшедшие.
        - Помогите… - прошептал Советник.
        - Как?! - сказал кто-то удивленным голосом. - Советник и Тактик! Разве вы не охотились друг на друга?
        - Это ты, Неприметный?
        - Нет, я - Стратег.
        - Ты - Неприметный. Да, мы охотились друг на друга.
        - Надеюсь, ты выиграл новый чин?
        - Я проиграл, Неприметный…
        - Ладно. Пусть я для тебя останусь Неприметным. Но только и ты в этом случае не станешь Тактиком. Уж он-то не упустил бы момента угостить тебя солнечным лучом из арбалета. Только Оружейник стреляет лучше его… Что посоветуешь, Советник?
        - Я знаю, что ты смеешься надо мной. Я знаю, что всегда выполнял твои тайные желания. Ты подавал советы моим голосом! Даже сама мысль, не отгадать твои желания, приводила меня в ужас.
        - Так, так. Все так, - согласился Неприметный.
        - Это твоя вина, что мы навсегда останемся на этой Планете! Ты тайно направлял действия офицеров.
        - Какая же тут вина?
        - «Толстяк» взорван. Одни убиты, другие бежали!
        - Пусть вина. Но только ли моя?
        - Да… В равной степени виноваты все.
        - Приятно прозреть, Советник, не правда ли? Особенно, когда уже ничего не можешь сделать…
        - Почему не могу? Я еще жив. Мне бы вот только высвободить ноги.
        - Конечно, высвободи.
        - Я понял, Неприметный. Ты не поможешь мне.
        - С какой стати. Планета должна быть разрушена! А ты ведь теперь еще, поди, станешь возражать?
        - Теперь - да.
        - Тогда возражай здесь.
        - Будь ты проклят! Спаси хоть Тактика!
        - А он еще жив?
        - Дышит. Может он…
        - С какой стати я стану спасать Тактика?
        - Ну уж он-то служил верой и правдой.
        - Что же он не выстрелил в тебя?
        - Не знаю, Неприметный.
        - Вот если бы он выстрелил в тебя, тогда другое дело. А так… Нет. У меня много работы. Заковыристая попалась Планета. Но с тремя такими отличными помощниками ее тайну мы разгадаем сегодня же.
        - Кто это собрался тебе помогать, Неприметный?
        - Умелец, Оружейник, Дурашка.
        - Спасибо, Неприметный, что рассмешил перед смертью. Как раз эти трое были всегда настроены против тебя. Они, да еще Бунтарь.
        - Бунтаря жаль… Я тогда ночью послал Умельца спасти его, но Тактик слишком настойчиво придерживался своей тактики.
        - Так это ты открыл карцер и люк крейсера?
        - Я. Бунтарь мог очень быстро разгадать тайну Планеты. Я надеялся, что, бежав с крейсера, он даже вступит в контакт с планетянами. Но ничего, эти трое вполне заменят Бунтаря.
        - Где же ты их найдешь?
        - Где? Умелец в своей лаборатории.
        - Он же бежал!
        - Да. Но только до своей лаборатории, из которой уже не сможет выйти. Оружейник возвращается на корабль. С минуты на минуту он будет здесь. А Дурашку я могу найти в любой момент. Ведь я послал ему меченого скакуна.
        - Они не станут помогать тебе, Неприметный.
        - Отчего же? Неприятель убил большую часть экипажа. Тебя, Советник, в том числе. Подверг крейсер обстрелу, а потом и взорвал его. Все взывает к отмщению.
        - На этой Планете нет никакого неприятеля, кроме тебя. Теперь я понял.
        - Понимай, Советник, понимай. Мне кажется, что вот-вот лопнет шпангоут и тогда на вас обрушатся верхние ярусы. Пойду, пожалуй… Ведь разгадка Планеты так близка.
        Неприметный протиснулся между покореженными металлическими конструкциями в люк, спустился по лестнице и уже выскочил в коридор, когда наверху раздался грохот.
        Обрушилась еще одна часть «Толстяка».

24
        Умелец честно проводил эксперименты, придерживаясь графика, который ему кто-то подсунул. Очень интересные получались результаты. Тайну Планеты он еще не разгадал, но уже приближался к этому. Не хватало какого-то одного звена.
        Страшный взрыв потряс корабль.
        Умелец очнулся в темноте, ощупал себя. Кажется, он отделался лишь ссадинами да синяками. Не теряя времени, Умелец начал восстанавливать электропроводку. Но главный генератор крейсера, видимо, был разрушен. В лаборатории имелись аккумуляторы, и вскоре электрические лампочки зажглись.
        Разгром был полнейший. Ни о каком продолжении экспериментов не могло быть и речи, но Умелец упорно трудился. Входная дверь все равно заперта, а сидеть без дела он не привык. Вскоре на стене, на расстоянии полутора метров друг от друга были прикреплены клеммы, куда Умелец подсоединил все аварийные аккумуляторы. Он начал разгребать остатки аппаратуры, надеясь, что что-нибудь уцелело, и не заметил, как кто-то открыл дверь и вошел в лабораторию.
        - Плохи наши дела, Умелец, - услышал он, вздрогнул и обернулся.
        - Неприметный!
        - Стратег, - поправил Неприметный.
        - Стратег? А что же произошло с настоящим Стратегом?
        - Убит!
        - Убит?
        - Да. Он и еще многие.
        - Кто же?
        - Тактик, Шкипер, Звездочет, Канонир, Советник, Лекарь. О Бунтаре ты знаешь и сам.
        - Как же это произошло, Неприметный? - ужаснулся Умелец.
        - Неприятель жесток и коварен! Нам не будет пощады, если мы не разгадаем тайну Планеты. Корабль взорван. Обратного пути все равно нет.
        - Я не верю, Неприметный, что планетяне могли так поступить.
        - Кто же тогда убил семерых офицеров? Может, я?
        - Что ты, Неприметный… Хотя, Бунтаря убил Тактик.
        - Они ввели Тактика в заблуждение. Значит, это их вина, а не Тактика. Так что же ты выяснил, Умелец? Знай, ты сейчас единственная надежда «Толстяка».
        - Странных фактов много, но объяснить их я еще не могу.
        - Выкладывай свои факты, Умелец. Я подбавлю своих. Может, вдвоем мы что-нибудь и поймем.
        - В атмосфере Планеты непрерывно уменьшается количество кислорода. Вернее, не непрерывно, а скачками. И это как-то связано с обстрелом скал из бомбард. При каждом выстреле доля кислорода уменьшается.
        - В момент выстрела или в момент взрыва? - уточнил Неприметный.
        - В момент взрыва.
        - Что же там взрывается?
        - Я заснял скоростной камерой момент соприкосновения ядра с Планетой. На одном кадре видно, что скала взорвалась. Но уже на другом она стоит целой и невредимой.
        - Длительность кадра?
        - Одна микросекунда. И вот еще что. Скала восстановилась не совсем в таком виде, какой она была прежде. Она стала чуть больше, ровнее. Первая из второй могла бы получиться под действием Светила, ветра и дождя. Но вторая из первой - никогда. Я не знаю, в чем тут дело.
        - Ландшафт Планеты вообще здорово изменился. Возможно, что выстрелы из бомбард пробудили дремавшие в ней силы. Вулканы возникают десятками. Учти и это, Умелец.
        - Массовое возрождение вулканов?! А ведь возросла и тектоническая деятельность Планеты.
        - Жаль, что у «Толстяка» больше нет бомбард. Мы бы ее так растрясли ядрами, что она уничтожила бы сама себя.
        - Уничтожила, Неприметный?
        - А что ты думаешь?! Простить ей все, что она сделала с «Толстяком»?! Впрочем, не это сейчас главное… На Планете есть жизнь!
        - Что же ты молчал, Неприметный!
        - В пригоршне воды Океана я обнаружил десятиклеточные живые организмы и водоросли. После залпа бомбард Океан отступил на километр, но я догнал его. В нем снова были живые организмы и водоросли, правда, почему-то только девятиклеточные. Это тебе говорит о чем-нибудь?
        - Жизнь… Жизнь! А мы обстреливали Планету из бомбард.
        - Умелец! Мы должны разгадать тайну Планеты?
        - Ты говоришь, десятиклеточные, а потом - девятиклеточные… В таком случае, боюсь, что жизни на Планете больше не существует.
        - Объясни.
        - Скажи, Неприметный, а не замечал ли Звездочет каких-нибудь странностей в ночном небе?
        - Замечал. Еще как замечал! Он как сумасшедший орал: и Планета, и небо сошли с ума! Единственное спасение - стартовать!
        - Если бы знать, что он там увидел.
        - Уверен, что что-то со звездами.
        - Я думаю, - сказал Умелец, - он заметил, что изменилось расположение звезд.
        - Звезд?! На Планете может происходить все что угодно, но звезды не могут меняться так быстро. Они далеко!
        - Тогда кое-что проясняется. Только это не в нашу пользу.
        - Что теперь думать о нашей пользе, Умелец. Подумай о вреде для Планеты. Больше нам ничего не остается.
        - Неприметный! Я понял, в чем тут дело. Каждый раз, когда мы наносили Планете какой-нибудь вред, она…
        - Ну, ну, - с нетерпением сказал Неприметный.
        - Остановись, Умелец!
        В дверях стоял Оружейник.

25
        Оружейник подумал, что он заблудился, настолько неузнаваемо изменилась местность. Горы стали выше, ущелья глубже, обрывы круче. В каком-нибудь километре от него вдруг вырос вулкан и начал извергать из себя темно-вишневую лаву и плеваться каменьями. Столб дыма и пепла поднялся в стратосферу. Оружейник развернул своего скакуна, бросился в одну сторону, чуть не попал под град камней, завертелся на одном месте. Скакун захрапел испуганно и протяжно. И намека на тропинку не было вокруг. Увеличив мощность скакуна до предела, Оружейник погнал его в гору, тяжело дышавшую, вздрагивавшую, шевелившуюся камнями и целыми скалами. Преодолев подъем, он понял, что кратчайшим путем до «Толстяка» уже не добраться. Горы шевелились, вулканы ревели. Оружейник отчаянно гикнул, прижался к шее скакуна, вонзил в его бока шпоры, засвистел над головой витой плетью. Выручай, родной!
        Скакун высоко заржал, на пределе слышимости человеческого слуха, и помчался, сам выбирая нужное направление. Он мягко перепрыгивал ущелья, карабкался, тяжело мотая головой, на скалы, чуть ли не на брюхе скатывался с крутых склонов, увлекая за собой груды камней, мягко касался копытами едва затвердевшей корочки лавы и ни разу не провалился, с удивительной точностью увертываясь от падающих с неба камней. Он весь покрылся грязью, потом и пеплом, натужно дышал, но шел хорошо, легко, уверенно, хотя интегральные схемы и исполнительные механизмы его наверняка уже перегрелись.
        Оружейник не запомнил, как скакун взобрался на вздыбившееся плато, совсем не похожее на то, что лежало тут несколько часов назад. И «Толстяка», красавца крейсера, грозы Вселенной, Оружейник перед собой не увидел. Только груда металлических конструкций даже отдаленно не напоминающая корабль, пучилась и вздрагивала на голых камнях.
        Оружейник бросил поводья, и скакун, медленно опустившись на передние ноги, судорожно задышал и завалился на бок. Короткое замыкание превратило его в никому не нужный хлам. Сердце дрогнуло в груди Оружейника, но там, впереди, его, наверняка, ждали люди!
        Проникнуть в корабль было нетрудно, хотя и опасно. Первым делом Оружейник бросился в кают-компанию. Кое-как соорудив стол из обломков и досок, Стряпух расставлял приборы на тринадцать персон.
        - Что здесь происходит?! - крикнул Оружейник.
        Стряпух посмотрел на него, но ничего не ответил, даже когда Оружейник тряхнул его за лацканы изодранного мундира.
        - Кто здесь есть! - крикнул Оружейник еще раз и выпустил офицера из рук.
        Стряпух спокойно и старательно, медленно, как в полусне, расставлял на столе черепки чашек. На Оружейника он не обращал внимания. Он сейчас вообще ни на что не обращал внимания. Приближалось время ужина, и стол на тринадцать персон должен был быть накрыт в любом случае.
        Оружейник бросился по уцелевшим ярусам. Звездочет с солнечным лучом в груди… Убит?.. Оружейник наклонился, исследовал луч. С луча была соскоблена личная метка, но следы ее остались. Неприметный! Да что же происходило здесь?.. Оружейник растерялся. Но и в лечебнице было не лучше: на двух сдвинутых операционных столах рядом, как братья, лежали Стратег и Лекарь. А среди инструментов - кинжал. И снова - Неприметного!.. Оружейник взял в руки братоубийственное оружие и взглянул на рану Стратега. Да! Кинжал несомненно побывал в груди Стратега!.. Ноги несли Оружейника дальше, пока среди металлического залома он не обнаружил Тактика и Советника. Ну эти-то погибли под рухнувшими балками… Но что это? Следы подошв!.. Оружейник, как следопыт, присел на корточки и всмотрелся в отпечатки каблука. Здесь проходил, долго сидел на корточках, а потом поспешно бежал Неприметный. Причем он даже пальцем не дотронулся ни до одного обломка. Оружейник бросился на груду металлических балок, перекрытий, листов стали и прочих обломков. Он разгребал их и отбрасывал в сторону, гнул, сгибал, пока не освободил тела офицеров. Его
помощь запоздала… Ну, Неприметный! Оружейник озверел. Он еще поискал Шкипера, Канонира и Умельца, но никого не нашел. Впрочем, ни палубы бомбард, ни шкиперской рубки на корабле уже не существовало. Каким-то чудом уцелела лаборатория. Оружейник бросился было в распахнутые двери, но остановился, замер, сжал плеть, которая неизвестно как оказалась в его руке. Прислушался. Говорили Неприметный и Умелец… Умелец явно что-то знал о Планете, и похоже, это знание должно было сейчас перейти к Неприметному… А Неприметный ни перед чем не остановится! Он уничтожит все! Он никого, даже себя, не пожалеет, если такое понадобится для достижения его бредовых целей.
        - Ну, ну! - поощрил Умельца Неприметный.
        И тогда Оружейник выступил из своего укрытия.

26
        - Оружейник! - воскликнул Неприметный. - Уж и не знаю теперь, нужен ли ты мне?
        - Нужен, Неприметный! Нужен! Еще как нужен! - Оружейник приблизился, поигрывая плетью.
        - Проходи, - предложил Неприметный. - Расскажи, что видел интересного. Нашел ли беглеца Дурашку? Не образумился ли он?
        - Дурашку тебе не достать, Неприметный! А вот с остальными ты сыграл ловко! Умелец, это он убил Бунтаря!
        - Вот что значит быть в бегах, - спокойно ответил Неприметный. - Бунтаря убил Тактик. Это знают все. Да ты ведь и сам участвовал в деле!
        - Твоя рука направляла арбалет Тактика. Он лишь выполнял твою волю. Да и все остальные тоже. Ты убил Звездочета!
        - С какой целью? Ты видишь, Умелец, Оружейник сошел с ума!
        - Ты убил всех! И Стратега, и Тактика, и Канонира, и…
        - Снова ложь. Канонир убил сам себя. Тактик и Советник начали охоту друг на друга, и я не успел им помешать. Они погибли под завалом. Я бы помог, да не сумел добраться до них.
        - А я добрался.
        - Конечно, Оружейник. С твоею силою можно гнуть стальные балки.
        - Там следы твоих сапог! Офицеры были живы, когда ты сидел рядом. Ты просто не захотел им помочь, потому что они мешали тебе.
        - Ты тоже начинаешь мешать мне, Оружейник. Я организовал побег Дурашки и Бунтаря. Я санкционировал твой уход из экспедиции. Я освободил Умельца. Я знал, что только вы четверо сможете разгадать тайну Планеты. Вы с самого начала были против того, чтобы подвергнуть ее наказанию. Но я, кажется, ошибся во всех, кроме Умельца. Ты мне больше не нужен, Оружейник. Берегись!
        - А теперь слушай меня. На солнечном луче, пронзившем грудь Звездочета, твоя метка. Ты плохо стер ее. Конечно, когда кругом неприятель, кому придет в голову исследовать смертоносный луч. Но никакого неприятеля нет! Мы воевали только друг с другом!
        - Планета все равно получит свое! Ее тайна разгадана!
        - Твоим кинжалом, Неприметный, был убит Стратег!
        - В этой неразберихе, когда никто честно не исполнял свои обязанности, мне некогда было следить за тем, кто взял в руки мой кинжал.
        - Умелец! Не выдавай Неприметному тайну Планеты! Мы и так произвели здесь множество необратимых изменений!
        - Необратимых изменений… - прошептал Умелец. - Разве ты тоже догадался, Оружейник?
        - Нет, я больше привык действовать руками, чем умом. Я знаю только одно: Неприметного надо остановить.
        - Ты слишком много знаешь, Оружейник! И ты мне действительно больше не нужен!
        Неприметный отступил на шаг, завел правую руку за спину, что-то нашаривая там. Взведенный арбалет в миг уставился Оружейнику в грудь. Но и Оружейник не был бы Оружейником, если бы не его мышечная реакция. Он метнулся чуть в сторону и прямо, витая плеть свистнула в воздухе и наверняка рассекла бы Неприметного надвое, но бросок Умельца испортил дело. Плеть обрушилась на пустое место. И в тот же миг солнечный луч вонзился Оружейнику в грудь.
        - Эх, Умелец… - только и успел сказать Оружейник.

27
        - Что ты наделал?! - ужаснулся Умелец.
        Он почти всю свою жизнь просидел в лаборатории, разгадывая тайны природы, считая общение с офицерами корабля помехой в работе. Он никогда не принимал участия и в наказании планет. Исследования, исследования были его уделом да еще четкая работа всех систем корабля. И он не зря был Умельцем. Каждый болтик и каждый рычажок корабля чувствовал он как живое существо. Все слушалось его и редко выходило из строя. Усовершенствовать что-нибудь на крейсере, будь то новая броня или двигатель орлана - вот это жизнь, достойная человека. А все остальное, все, что происходило на крейсере, его не касалось. Слишком долго это его не касалось!
        - Что ты наделал?!
        - Нет, это не я. Это ты подтолкнул меня, Умелец. И арбалет сделал случайный выстрел. Ах, как жаль, что ты убил Оружейника!
        - Я, Неприметный?!
        - Ну да ладно… Ведь об этом никто не знает.
        - Нет, Неприметный! Я не мог убить человека!
        - И все же убил… Я понимаю, что это нечаянно. Вот и Бунтаря убили нечаянно.
        - Нечаянно, - прошептал Умелец. - Нечаянно! Нет, не нечаянно! Все было закономерно! Я, действительно, виноват в их смерти. Я молчал. Я старался ничего не замечать. Я заменил человеческое окружение машинами. Пусть все происходит так, как происходит! Мне ни до чего нет дела! Ведь я ни во что не вмешиваюсь… А оказалось, что не вмешиваться нельзя!
        - Да что об этом говорить, Умелец. Мы, конечно, совершали ошибки. Но тайну… Тайну Планеты…
        - Ты не узнаешь ее, Неприметный.
        - А вдруг я не утерплю и расскажу, что ты убил Оружейника?
        - Рассказывай.
        - Тебя будут судить. Тебя будет мучить совесть. Говорят, что это страшнее всего.
        - Я уже осудил себя.
        - И что же… Это больно?
        - Больно, Неприметный.
        - А если я сделаю еще больней?
        - Больней уже нельзя.
        - Посмотрим!
        Неприметный схватил даже не сопротивлявшегося Умельца, подтащил его к стене, закрепил одну руку в клемме высокого напряжения, разорвал провод, ведущий к ней, чтобы не ударило током, зажал второй клеммой другую руку Умельца, отошел на несколько шагов, оглядывая, хорошо ли у него получилось, взял в руки плеть.
        - Тайну!
        - Нет, Неприметный.
        Плеть рассекла Умельцу лицо.
        - Тайну!
        - Нет.
        Плеть разорвала мундир на груди Умельца.
        - Тайну!
        - Нет! Нет. Нет…
        Неприметный остановился передохнуть.
        - Тебя обратит в пепел электрический ток, Умелец. Послушай, ну зачем тебе тайна? А мне она так нужна! Еще не все потеряно. Я найду способ расправиться с Планетой, только бы знать ее тайну. Сжалься, Умелец! Сними с моей души гнет неведения! Что тебе?! Да и ей тоже! Скажи, она мертвая?
        - Она, жива, Неприметный! Планетяне приглашали нас в гости.
        - Они просили милости! А потом затаились. Тайну… Тайну. Тайну!
        Взрыв близкого вулкана потряс остатки корабля.
        - Молодец, Планета, - прошептал Умелец. - Представляю, что здесь будет через час.
        - Что? - с надеждой спросил Неприметный.
        - Расплавленный шар.
        - Это ведь от бомбард, правда?! Мы ведь все-таки встряхнули ее?
        - Нет, Неприметный. Это она сама. Я, пожалуй, раскрою тебе тайну Планеты.
        - Давно бы так!
        - Мало радости принесет тебе это. Планета обманула тебя. Вернее, она увернулась от твоих действий. Как жестоко ты просчитался!
        - Мне бы только узнать тайну. А там…
        - На Планете существуют разумные планетяне. Они хотели принять нас с радостью и желанием. Но мы тотчас же уничтожили их корабль. Уверяю тебя, Неприметный, у них хватило бы средств уничтожить в ответ наш крейсер. Но они не могут убивать людей. Они просто забросили наш корабль в свое прошлое, когда на Планете еще только зарождалась жизнь. Они хотели посмотреть, что мы будем делать. Если, не обнаружив планетян, спокойно улетим, что ж… далеко за пределами своей солнечной системы они бы наверняка вернули нас в свое время. Но мы обстреляли Планету из бомбард. Им, наверняка, пришлось здорово поработать, чтобы сгладить следы, оставленные нами. Планетяне перебросили нас в еще более далекое прошлое. И так случалось каждый раз, когда алы производили на Планете какие-либо разрушения. Поэтому уменьшалось в воздухе количество кислорода, поэтому убегал от тебя Океан, поэтому десятиклеточные организмы превратились в девятиклеточные, поэтому менялся ландшафт, а сейчас вдруг ожили вулканы. Мы уходим все дальше и дальше в прошлое этой Планеты. Ты понял, Неприметный?! Скоро здесь заплещется лишь одна расплавленная
лава. А за стенами корабля наверняка уже нечем дышать.
        - Не верю!
        - Это так, Неприметный.
        - Они убили всех нас!
        - Нет, это сделали мы сами. Ведь они только предоставили нас самим себе.
        - Будь проклята эта Планета! Я буду бороться с ней до конца!
        - Поздно, Неприметный, поздно!
        - Для тебя - да. - Неприметный соединил концы проводов и даже не взглянул, что там осталось между клеммами высокого напряжения.
        Хлеща плетью все, что попадалось под руку, Неприметный бросился вон.

28
        По мнению Стряпуха, что-то случилось. Никак не хотел стоять скрепленный чем попало стол. Потух очаг, пищевые продукты превратились в неприглядное месиво. Никто не отдавал приказаний относительно ужина. Стряпух чувствовал, что его вина безмерна. Не накормить как следует команду! Да такого, наверное, еще никогда не случалось за всю историю флота Толы!
        Стряпух разжигал из стульев костер, но тут же гасил его, хватался за погнутые кастрюли, наливал в них воду и снова все бросал. Он принюхивался к перцу и корице, пробовал на язык соль и сахар, удрученно качал головой, после каждого толчка бросался к разваливающемуся столу, прислушивался к гулу, доносившемуся извне, задумчиво разглядывал ряды потухших светильников, бросался протирать немногочисленные уцелевшие. Он старался, напрягал весь свой мозг, но что-то не складывалось в его сознании. Что-то не получалось. Словом, происходило непонятное, и Стряпух не в силах был разобраться в этом непонятном.
        Он чувствовал, что время ужина пришло, но никто не входил в кают-компанию, не слышно было оживленных голосов, обсуждения доблестных побед, поздравлений.
        Стряпух хватался то за одно, то за другое, ничего не доводя до конца. И в его одуревшую голову уже закрадывалась мысль о бесполезности этих действий. Но он гнал ее от себя, потому что ничего не умел делать, кроме как кормить людей вкусной пищей. В создании кушаний был весь смысл его жизни. Его не особенно интересовало, что там делают все остальные, он твердо знал, что без него мир не может существовать. Все мироздание держалось на его сковородках и кастрюлях.
        Уже и без того вздыбившийся пол тряхнуло и установило под новым углом. Этот сошедший с ума пол и был сейчас главной помехой Стряпуху, но как укротить его, он не знал.
        Спешный топот подошв отвлек его от решения неразрешимых проблем. В проеме двери стоял Неприметный. Стряпух испугался, задрожал. А вдруг Дурашка уже отбывает наказание в карцере за кого-нибудь? Вдруг и ему, Стряпуху, придется проследовать туда же? А ужин еще немножко не готов!
        - Что ты тут делаешь? - спросил Неприметный.
        - Ужин, - коротко ответил Стряпух.
        - Ужин больше никому не нужен, - сказал Неприметный.
        Эта фраза была выше понимания Стряпуха.
        - Не нужен! - повторил Неприметный. - Ничего больше не нужно!
        Нет, на крейсере, кажется, действительно что-то происходило…
        Неприметный исчез.
        Стряпух увидел чистую кастрюлю и улыбнулся, но не взял ее в руки, потому что рядом валялась другая. А там крышка от сковороды. А еще дальше - уже и не поймешь что. Стряпух засмеялся, легко, свободно, замолчал, засмеялся еще громче, снова смолк, прислушиваясь, захохотал оглушительно, даже удивляясь силе своего голоса.
        Откуда-то приближался шум. Он все нарастал. Стряпух опомнился и начал собирать черепки чашек, чтобы склеить их. Эта работа была сейчас самой важной.

29
        Неприметный успел выбежать из корабля через какой-то пролом. Все кругом гудело и стонало. Десятки действующих вулканов выбрасывали в небо огненные столбы. Цепляясь когтями за шевелящиеся камни, нахохлившись, клекотал орлан. Пепел покрывал его, и кое-где уже дымились и таяли перья. Неприметный усмехнулся. Времени оставалось мало. Уже, наверное, исчезли моря и океан, но дышать еще было можно. Неприметный топнул каблуком сапога, ожег Планету ударом плети.
        - Наказание! - крикнул он. - Наказание!
        Орлан пополз к нему, широко разевая клюв. Кое-где из его боков торчали оплавленные балки каркаса, дымились интегральные схемы.
        - Сначала Дурашку, - сказал сам себе Неприметный и вскочил в седло, тотчас же прожегшее ему мундир. Но боли не было.
        Орлан тяжело запрыгал и с трудом поднялся в воздух. Скакун у Дурашки был меченый и разыскать его по радиодатчику не составляло труда. Кибернетическую птицу подбросило и чуть не переломало ей махательные плоскости. Это возник еще один вулкан, на том месте, где лишь вчера совершил посадку «Толстяк». Крейсера больше не существовало.
        Неприметный вперился в экран пеленгатора. Светящаяся точка указывала ему путь. Лететь по прямой мешали километровые столбы огня, приходилось делать зигзаги и петли. Орлан все медленнее и медленнее махал крыльями, но и цель уже была близка.
        Дурашка стоял на плато, со всех сторон окруженном лавой. Скакуна он держал в поводу.
        И каких-то сто метров не смог еще пролететь израненный орлан, упав в густую, медленно текущую огненную массу. Птица сгорела мгновенно. Но с Неприметным ничего не случилось. Лишь на миг потеряв самообладание, он встал, поправил широкополую шляпу с хрустальным, прозрачным пером, хлестанул плетью Планету и пошел вперед. Никакие вулканы ему были не страшны!
        Дурашка видел Неприметного и спокойно ждал его приближения.
        - Ты знаешь, что сотворила с нами Планета? - спросил Неприметный.
        - Знаю.
        - И как же, по-твоему? Она и теперь не заслуживает наказания?!
        - Она приняла нас как мать, Неприметный. Разве можно наказать мать?
        - У нас одна мать - Тола! - Неприметный стеганул Планету плетью. - Понял? Конечно, она переиграла меня. Но отмщение все равно состоится! Ты видел, как я шел по расплавленной лаве? Планета ничего не сможет со мной поделать. И я еще сумею исхлестать ее всю вдоль и поперек!
        - Она просто ничего не хочет с тобой делать, Неприметный. Ты ей не нужен.
        - А ты нужен?! То-то все уже превратились в пар!
        - Нет, не в пар, Неприметный. Они уже там, на зеленой и чудесной Планете.
        - Как же!
        - Я тоже иду туда, Неприметный.
        - А вот этим! - Неприметный ударил плетью Дурашку, но она прошла через того, как сквозь пустоту.
        - Что, не получилось?
        Неприметный ударил еще раз, другой, третий! Дурашка был неуязвим.
        - Бесполезно, Неприметный. Мы уже живем в разных временах.
        Дурашка и его скакун неуловимо, но быстро становились прозрачными. Неприметный рубил плетью пустоту, но Дурашка не обращал на него внимания.
        - Она живая, - сказал он сам себе, - живая… зеленая и ласковая. Я чувствую это. Я всегда больше чувствовал, чем понимал. Здравствуй, Планета…
        Неприметный остался на плато один.

30
        Планета стремительно проваливалась в прошлое.
        Уже исчезли вулканы, потому что все превратилось в один большой огненный Океан.
        А Неприметный все хлестал Планету плетью. Он шел и идти ему было далеко.
        Ускорялся бег времени, словно Планета хотела избавиться от Неприметного хитрым и страшным образом. Постепенно потухал огонь, увеличивался радиус Планеты, рыхлее и легче становилось вещество, из которого она состояла. А вот уже только огромная, аморфная туманность окружала его. Да и та все более разреживалась. И плеть уже не встречала сопротивления и за каждым атомом приходилось гоняться, как за быстрым зверьком. Первоначальная пепельная мгла наполнялась светом, пока наконец туманность не рассосалась по всей Вселенной. И Светило, которое когда-то в будущем потрудится над созданием Планеты, откатывалось все дальше и дальше. Вот и оно превратилось в Звезду, обыкновенную, как и все другие. И уже не отличить ее от всех других недосягаемых светлячков неба.
        И плеть Неприметного была обречена рассекать лишь пустоту…

31
        Дурашка высвободил ногу из стремени и спрыгнул в густую зеленую траву, повел своего скакуна в поводу. Вокруг раздавались пение птиц и стрекот насекомых. Вскоре он набрел на тропинку, пересекавшую лес, вышел на опушку и… остолбенел от счастья. Сказочный хрустальный город раскинулся перед ним. Не спеша прохаживались планетяне, ребятишки как всегда и везде во Вселенной с шумом носились по улицам города. В гору поднимался человек, приветная улыбка играла на его губах.
        - Так вот ты какая, Планета! - удивленно прошептал Дурашка. - Здравствуй еще раз! Здравствуй и ты, приветный человек!
        - Здравствуй! - ответил планетянин.
        - А мы хотели разрушить ее, - сказал Дурашка, - но только погибли сами…
        - Погибли? - переспросил планетянин.
        - Да. Все, кроме Неприметного.
        - Тебе больно?
        - Больно. Я чувствую, что все они были добрыми людьми. Но это в душе, глубоко в душе. Страх перед Неприметным заставлял их творить зло. Но это ошибка, ошибка! Все могло быть иначе!
        - Ты хочешь сказать, что без Неприметного они стали бы совершенно другими людьми?
        - Да, да! Они уже становились людьми и в присутствии Неприметного. Не хватало какого-то маленького толчка.
        - Мы знаем это. Все члены экипажа живы. Но захотят ли они стать новыми людьми?
        - Захотят! Захотят! - вскричал Дурашка.
        - Помня о всем том, что они здесь пытались сделать?
        - Нет, - задрожал Дурашка.
        - Они ничего не будут помнить, если ты так хочешь.
        - Нет, - застонал Дурашка.
        - Тогда что же?
        - Пусть они и помнят, и не помнят.
        Дурашка устал. Он уже что-то понимал, а не только чувствовал. Он понимал, что человека нельзя заставить, человек должен выбрать сам!
        - Хорошо, - сказал планетянин с приветной улыбкой. - Ваш корабль приближается к нашей солнечной системе, как и в первый раз. Действуйте.
        Дурашка торопливо вскочил в седло, и его скакун с места пошел огромными скачками. Его бока покрылись пеной… И Дурашка чистил своего скакуна, недоумевая, как это его Каурый умудрился так устать в своем стойле. Но тут прозвучал сигнал. Это Тактик сзывал всех офицеров.
        Разведывательный крейсер приближался к солнечной системе.

…1
        - Прямо по курсу неизвестное тело! - доложил Шкипер.
        - Движется в нашу сторону… Причаливает… Готово… Кто-то выходит из него!
        Двенадцать офицеров крейсера в хрустящих мундирах, начищенных сапогах с отворотами и шпорами, в широкополых шляпах с разноцветными перьями замерли возле резных кресел, стоящих вокруг стола..
        Дверь кают-компании открылась и вошел человек.
        - Приветствую вас, братья по разуму, на нашей Планете! - сказал он.
        - Экипаж крейсера приветствует Планету и планетянина! - хором ответили офицеры.
        - Приветный! - представился планетянин и всем по очереди пожал руки.
        - Прошу к столу! - пригласил Стратег.
        - А что за название у вашего крейсера? «Толстяк», что ли?
        - «Тол-стяг»! - поправил его Тактик.
        - Стяг. Флаг. Знамя. «Знамя Толы»!
        - Ах, Тола - это планета, с которой вы прибыли? - догадался планетянин.
        - Да, да! Тола - это наша родная планета.
        - И что же за задачи у вашего крейсера?
        - Искать братьев по разуму! - ответил Стратег. - Вступать с ними в контакт. Добиваться взаимовыгодного сотрудничества.
        - Ну что ж… Наши цели совпадают. Планета примет вас с радостью! А много ли миров вы уже открыли?
        - Ваш первый, - правдиво ответил Стратег. - Разум - слишком редкая ценность во Вселенной! Иногда нам казалось, что некоторые планеты обитаемы. Но при тщательном исследовании все они оказывались мертвыми. Возможно, тут все дело в стратегии поиска…
        - Или в тактике, - добавил Тактик.
        - Да, - согласился планетянин. - Стратегия и тактика поиска братьев по разуму не терпит ошибок…
        - Значит, торговля, обмен духовными и культурными ценностями, - заключил планетянин. - Прекрасно! Эта ваша стратегия только или стратегия самой Толы?
        - Конечно, наша! - воскликнул Отгадыватель.
        - Конечно, Толы! - воскликнул Тактик.
        Оба офицера посмотрели друг на друга недоуменно. Больно сжалось сердце у Тактика.
        - Послушай, Отгадыватель… Мне кажется, что я доставил тебе какую-то неприятность. Обидел, что ли?
        - Да что ты, Тактик! Как мы можем обидеть друг друга?! Никаких обид у нас нет! Иначе был бы невозможен поход нашего крейсера.
        - Хорошо, если так… И все-таки что-то крутится у меня в подсознании.
        - Может, дурной сон?
        - Да, да, сон, наверное! - обрадовался Тактик.
        - Так как же быть со стратегией Толы? - напомнил планетянин.
        - Есть малюсенькая загвоздка, - вздохнул Стратег. - В общем-то, нам рекомендуется немного припугнуть каждую встреченную цивилизацию. Продемонстрировать, так сказать, силу. Но… но на это не стоит обращать внимания.
        - Да, - согласился Канонир. - Кроме букетов цветов бомбарды могут заряжаться и чугунными ядрами. Но я, правда, закрыл погреб на замок, а ключ выбросил.
        - Да и арбалеты приспособлены не только к стрельбе лучами фейерверков, - сказал Оружейник. - Я свинтил с лучей все боевые наконечники. Но ведь так просто навинтить их вновь.
        - Тем более, - подхватил Звездочет, - что Звезды все-таки иногда внушают страх.
        - Лазарет тоже не всегда бывает пустым, - буркнул Лекарь.
        - В наставлении по вождению судов, - сказал Шкипер, - есть, кстати, термин: боевой разворот.
        - Да и я не сижу без работы, - сказал Умелец.
        - А я чувствую, - сказал Умница, - что на нашей Голе, кажется, не все в порядке.
        - И в кают-компании всегда накрывался на тринадцать персон, - вставил Стряпух.
        - Ну, это на всякий случай, видимо, - объяснил Тактик. - Для встречи дорогого гостя, вот как, например, сейчас.
        - Что-то мы копнули тревожное, - нахмурился Стратег. - Тут такая радость. Встреча с братьями по разуму! А в сердце тревога…
        - Что скажешь, Советник?
        - Скажу. На Толе, конечно, все не так хорошо, как мы поведали планетянину Приветному. Да и стратегия и тактика «Толстяка.» неприметно меняется во время нашего похода. Почти у каждого раны на теле…
        - Да, да! Это правда, - подтвердил Лекарь.
        - …Я думаю, что все здесь рады такой приятной и интересной встрече. Но на Толе нам не простят, что мы не поприветствовали Планету двумя-тремя залпами чугунных ядер из всех бомбард. Дело в том, что наша стратегия и тактика отличаются от принятых на Толе. Контакт контактом, а глубокий карцер на Толе нам всем обеспечен.
        - Выходит, что мы, планетяне, поставили вас в тяжелое положение? - огорчился Приветный.
        - Нет, нет. Мы так рады! Нам бы только выкрутиться на Толе, - сказал Стратег.
        - Я предлагаю не возвращаться на Толу, - сказал Советник.
        - Я согласен! - воскликнул Шкипер.
        - Оставайтесь у нас, - предложил планетянин. - Мы примем вас с радостью. Все разумные существа - братья.
        - Нет, нет, - запротестовал Отгадыватель. - Наш долг - вернуться на Толу.
        - А! - поморщился Стратег. - Ты всегда был бунтарем!
        - Мы вернемся на Толу, но не с тем, чтобы поселиться в глубоком карцере, а с тем, чтобы рассказать всем, что стратегия и тактика Толы неверна.
        - Только попробуй, - сказал Тактик. - Так тебе и разрешат.
        - А зачем спрашивать разрешения? Мы поднимем весь флот Толы! Мы объясним всем гражданам Толы, что долго заблуждались. Пора исправлять свои ошибки!
        - Это значит, что придется отказаться от длительных походов? - сказал Шкипер.
        - Я не знаю. Я еще ничего конкретно не знаю. В голове лишь одна мысль: надо возвращаться на Толу и попытаться изменить ее.
        - Да, да! - поддержал его Умница. - Я чувствую, что буду круглым дурашкой, если не поддержу Отгадывателя! Что толку от нашей встречи с планетянами для Толы? Она постарается прислать сюда целый флот!
        - Выходит, - сказал Стратег, - что мы доставим Планете большую неприятность?
        - Нет, нет, - ответил планетянин. - В ваших искренних мыслях и действиях нет никакой вины. Если даже к Планете подойдет весь флот Толы, мы не пострадаем.
        - Война?! - ужаснулся Лекарь.
        - Нет, нет. Мы обходимся без военных действий. Тем более, что ваше возвращение на Толу, я уверен, не повлечет за собой такой устрашающей акции.
        - Вы верите нам? - спросил Умница.
        - Верю!
        - Но вы же совсем не знаете нас!
        - Как знать…
        Проведя на Планете несколько дней, крейсер на предельной скорости ушел к Толе.
        И снова экипаж крейсера насчитывал тринадцать человек.
        ^От удара электрическим током ферряне посыпались как горох, но тут же вскочили. Игорь посмотрел на насыпь железной дороги. Огромные фигуры бежали вслед за удаляющейся авиеткой и что-то кричали…^
        РАССКАЗЫ
        ФИЛЬМ НА ЭКРАНЕ ОДНОГО КИНОТЕАТРА
        Препротивнейшая погода стояла в Усть-Манске уже целую неделю. То дождь, то мокрый снег, да еще с ветром. Не знаешь, что надеть на себя: в плаще - холодно, в пальто - как-то еще неудобно. Ведь не зима же! Осень… Октябрь… А тут еще воскресный день. И на улицах только энтузиасты.
        Да, да. По улицам спешили лишь одни энтузиасты, да и то, чтобы только поскорее добраться до теплого угла… Словом, молодежь… И еще один человек. Этот никуда не спешил, хотя и проклинал себя за характер, который привел его на мокрую улицу.
        Впрочем, проклинать свой характер и даже подвывать от нестерпимой мысли, что характер этот - тряпка, вошло у промокшего человека в какую-то чуть ли удобную привычку.
        Фамилия его была - Непрушин. Петр Петрович Непрушин.
        Непрушин, собственно, и не спешил, а просто шел и если уж и обгонял редкого прохожего, то только для того, чтобы согреться. В холодную, но сухую погоду это было бы вполне оправдано. Но в такой, как сегодня, промозглости сколько ни беги, не согреешься.
        Идти домой Петру Петровичу не было совершенно никакого смысла. Там его никто не ждал, а если и ждал, то с руганью, неторопливой, нисколько не грозной, а, напротив, привычной и ленивой, как капля воды на обритую голову во время пытки. Или, что несколько интереснее, но и неприятнее - Цельнопустов, друг семьи, который уже давно брился лезвиями Непрушина, носил его тапочки и даже носки, сидел в единственном кресле перед телевизором, запросто выпивал заготовленную к празднику водку и что-то там еще такое делал… Присутствие его Непрушину было невыносимо, позорно, но Варвара - жена Непрушина - боготворила Цельнопустова и много лет подряд ставила его мужу в пример.
        Непрушин то привыкал к такой жизни, то начинал робко и неуверенно с нею бороться; впрочем, до первого лишь окрика Варвары: «Где уж тебе!»
        Летом и в начале осени можно было уходить в лес. Но куда пойти вот в такую мерзкую погоду?
        К друзьям, если только их можно так назвать, он не любил ходить… Правильные и решительные, они посмеивались над его нелепым существованием, пусть добродушно, пусть без ехидства, но посмеивались.
        Не лучше было и на работе, но там хоть можно было что-то делать, чертить, проверять кальки, соблюдать «единую систему конструкторской документации», спорить (только много ли тут наспоришь?) с нормоконтролером. На работе Непрушина считали средненьким, а если уж говорить честно, то и просто некудышненьким инженером-конструктором.
        Да ладно… Черт с ними со всеми! Убежать бы куда-нибудь от этого нудного и холодного дождя.
        Непрушин никогда не задумывался, почему так получилось. Получилось и получилось. Ниже среднестатистического уровня? Так ведь на то он и средний, чтобы были выше и ниже.
        И маршруты-то ведь уже все были хожены-перехожены. По асфальтику, по асфальтику! В грязь переулков даже Петр Петрович не хотел лезть. Вот сейчас будет детский сад, за ним кинотеатр «Октябрь» и рядом магазин «Театральный», где можно купить конфет или выпить молочный коктейль. Но коктейль - холодно. Хотя все же можно постоять в сухом месте… Можно и в кинотеатр, но смотреть кинофильмы Непрушин не любил. У киногероев все получалось. Ну, в боевиках - понятное дело. А вот в простых, обыкновенных-то? Все равно получалось! В начале каждого, конечно, конфликт. На работе начальство зажимает прогрессивные методы строительства или новые методы заточки сверл. Дома сын попадает в плохую компанию. Жена не разрешает задерживаться на работе… Но уже по умным глазам и решительному выражению лица понятно, что главный герой все осилит. Помучают его, помучают, но все же сдадутся.
        Словом, не любил Непрушин ходить в кино. Постоять в очереди за билетами, если народ ломится в обе кассы, еще куда ни шло. Стоишь сначала в одной, а когда очередь подходит, задумчиво выходишь из нее и пристраиваешься во вторую. Итак - сколько угодно. И деньги целы, и содержание кинофильма все равно узнаешь, и, вроде бы, на людях побыл, в обществе… человеческом.
        Непрушин вышел на небольшую площадь перед кинотеатром и привычно, машинально бросил взгляд на афиши. В голубом зале «Октября» шел кинофильм «Битва в токарном цехе», а в зеленом - «Петр Петрович Непрушин». Да, грустно, вздохнул Непрушин, на такие народ в кассы не лезет валом, да еще в такую пого… Тут что-то сработало в его мозгу… Что же это? «Битва в токарном цехе»… Понятное дело! А здесь… «Петр Петрович Непрушин»! Нет, постойте! Как это: Петр Петрович Непрушин? Это я - Петр Петрович Непрушин! Петруша, если уж на то пошло… Непруша, то есть… Как это, как это?
        Непрушин растерянно остановился перед афишей, потом чуть отошел, чтобы лучше рассмотреть ее. Нет уж помилуйте. Как это: Непрушин, и вдруг на афише?! Цельнопустов придумал? Ах, Цельнопустов, гад, то есть! Мало ему, всем мало, так еще на афишу! Петр Петрович непривычно разгорячился, даже ручейки, стекающие со старенького черного берета за шиворот, перестал замечать.
        Да что же это? Уж совсем житья нет, что ли?!
        Он еще раз подозрительно исследовал неряшливую афишу. Вот и сеансы. 12^35^, 14^10^ и так далее. Студия! Студия даже есть! Ну надо же! Зеленым по серому: Марградская киностудия.
        Так, так… Что же выходит? Выходит, что Марградская студия поставила кинофильм «Петр Петрович Непрушин».
        Фу ты черт! - снова что-то сработало в голове Петра Петровича. Это же кинофильм! «Петр Петрович Непрушин» называется. Это не про него, а про какого-то обобщенного Петра Петровича Непрушина, который борется, наверняка, со всеми, а в конце фильма побеждает.
        У Непрушина даже на душе полегчало. Все чуть было не опрокинулось, но тут же крепко стало на ноги. Петр Петрович ощутил холодные струйки, ползущие по спине, передернул плечами и вошел в кинотеатр.
        Что-то пустовато было возле касс. Можно сказать, совсем пусто. В фойе, правда, кто-то ходил, но здесь, у входа, на Непрушина с двух сторон цепко узрились настороженные кассирши. Возьмет гражданин билет или не возьмет? Петр Петрович сначала прошелся, словно раздумывал, размышлял, решался, старательно не смотря в окошечко кассы голубого зала. Он не хотел подавать надежду, а потом грубо разрушать прекрасное здание мечты той кассирши.
        Билетерша, женщина лет тридцати пяти, злая, неряшливо одетая, определенно сознающая всю бессмысленность своего сегодняшнего стояния возле врат отечественного киноискусства, посмотрела на делающего возле касс третий круг гражданина, как на известного всему городу шаромыжника, который только и ищет себе местечко, где бы распить бутылку дрянного вермута. Посмотрела и вызывающе зевнула. Видела она всяких…
        Название кинофильма Марградской киностудии все же интриговало. Да и разгуливать здесь - все равно что жевать бутерброд в зале филармонии… Не для прогулок этот пятачок возле двух настороженных амбразур. Непрушин решился.
        - Один билет, - сказал он в зеленую амбразуру и протянул полтинник.
        Кассирша швырнула монету в коробку из-под немецкой магнитофонной ленты, но билет не оторвала.
        - Один, один, - повторил Непрушин.
        Кассирша разверзла уста:
        - На какой сеанс? Я что, гадать должна? Вас тут много!
        - На этот, - сконфузился Непрушин. - На ближайший…
        - Ближайший только что начался! А следующий в четырнадцать десять.
        - На который начался…
        Кассирша шлепнула билет на нижнюю доску амбразуры и сопроводила свой профессиональный жест словами:
        - Здесь вам не бульвар, чтобы прогуливаться.
        Но Непрушин ее уже не слушал, так как сеанс-то ведь уже начался, а впереди еще могли возникнуть осложнения. Он слегка помахал билетом перед закрытой стеклянной дверью, чтобы привлечь внимание. Билетерша все распрекрасно видела, но дверь не открывала. Петр Петрович махнул билетом энергичнее. Обе кассирши с интересом наблюдали, что же будет дальше.
        Человек, размахивающий билетом, являл собой фигуру жалкую и ненапористую. Билетерша приоткрыла дверь, сказала недовольно, но уже с какими-то примирительными нотками в голосе: «После третьего звонка воспрещается…», но Непрушина все-таки пропустила. И тот, торопясь и делая вид, что торопиться ему некуда, бросился в зеленый зрительный зал.
        Темнота, на миг ослепившая его, рассеялась, и Петр Петрович, сев на первое попавшееся место, огляделся, заметил где-то впереди с десяток чуть задранных кверху голов, успокоился, поежился в волглой своей одежде и сосредоточенно уставился в экран. Киножурнал, конечно, уже кончился. Прошли и титры фильма. На белом с полосами швов полотне разворачивалась нехитрая завязка скучнейшей, судя по всему, интриги. Ее и интригой-то назвать было нельзя.
        Непрушин пожалел, что приперся сюда, но тут же опомнился: ведь кинозал еще не худшее место в его несуразной жизни, по крайней мере тут не дует и не льет за шиворот. А вдобавок ко всем благам, можно еще посмотреть на себя со стороны, хотя, честно говоря, смотреть на это не особенно-то и приятно. Ну, мечется вот Петр Петрович по экрану, по жизни то есть своей экранной, делает глупость за глупостью. И даже не глупость, а так, что-то аморфное, безвольное, бесформенное, потому что даже для того, чтобы сделать глупость, нужно иметь хоть какой ни на есть характер-характеришко… А у того Петра Петровича-то намека на него хотя бы вовсе никакого и не было.
        Тут и режиссеру, и киноартистам, и даже осветителям и статистам было ясно, не говоря уже о потенциальных зрителях, что сдержаться, не сделать какую-нибудь пакость тому Петру Петровичу было выше человеческих сил. Никакой возможности не было сдержаться! Вот все, кто мимоходом, даже и не подозревая об этом, кто сознательно, мучаясь содеянным или радуясь ему, и пакостили товарищу Непрушину. А тот ничего не понимал, и было совершенно ясно, что он именно не понимает, а не делает с тайными мыслями вид, будто ничего не понимает.
        Впрочем, и пакостями-то действия людей назвать было нельзя. Ну, лишили премии, так ведь он мог обжаловать, три дня на доске приказ висел! Начальник конструкторского бюро, может, и лишил его премии специально, потому что Непрушину она была положена, а кому-то там - нет. Но кто-то там ничего не мог обжаловать, а Непрушин мог. И тогда премия досталась бы и самому Непрушину, и кому-то там еще. И все было бы нормально. Так ведь не сделал Непрушин совершенно понятного и естественного дела, не сообразил или просто не захотел облегчить моральные страдания начальника, остался соринкой в глазу. А ведь ему даже намекали, и текст обжалования был заранее заготовлен. Но Петр Петрович только виновато разводил руками, нес в оправдание начальника какую-то ахинею. И ведь все-таки убедил всех, что он крепко виноват, что премии его лишили законно и даже мало ему такого наказания. На тут же созванном летучем собрании администрация объявила ему выговор с занесением в личное дело, само собой разумеется, с согласия месткома.
        А ведь именно так и было в настоящей, не экранной, жизни Петра Петровича. До сих пор носил он в своем одуревшем от тычков и ударов сердце тот выговор и еще парочку более свежих. О премиях узнавал, когда товарищи, спохватившись, приглашали его на стаканчик «сухаря» - сухого вина то есть. Но Петр Петрович чаще отказывался, так как даже пить совершенно не умел, пьянел, лишь взглянув на стакан, а отхлебнув, начинал самоуничижаться и падать на колени, «всех уважать» и просить прощения за свое происшедшее сорок лет назад рождение. Настроение он этим портил всем основательно, вплоть до нецензурных эпитетов со стороны слушателей и ударов кулаком в солнечное сплетение с воспитательными целями. Так что его и приглашали-то редко, чаще лишь делая вид, в стопроцентной уверенности, что Непрушин откажется.
        Все это было, было! Ну да ладно. Не с одним же с ним это происходит… Странно и тревожно задевало другое. Тот, экранный, Петр Петрович Непрушин как две капли воды походил на сидящего в зале. Всем, всем! И лицом, и фигурой, даже стареньким, давно не глаженным костюмом с дырками в карманах, куда часто проваливалась мелочь, осложняя этим до скандалов проезд в трамваях и троллейбусах; даже плащом, после покупки ни при каких обстоятельствах не желавшим расправлять свои залежалые складки; ботинками, один из которых всегда приходил в негодность, в то время как второй лишь приближался к этапу легкой поношенности.
        Кинофильм сейчас доставлял Непрушину новое неудобство, какую-то дополнительную неуверенность, а жизнь ведь и так не радовала его! У Петра Петровича уже и мысль возникла: уйти, убежать от этого экранного двойника, привычно подставить шею своей невыносимой обыденности и ординарности. Но ведь и идти-то было некуда! Снова в дождь, в грязь, в слякоть? Да и выпустят ли его из зала? Вошел не вовремя, уходит, не досмотрев. Подозрительно и обращает внимание. Этого Непрушин боялся больше всего.
        Так и сидел он, точно зная, что не увидит ничего нового, разве что посмотрит на себя со стороны.
        События на экране разворачивались в вымышленном городе, в вымышленном конструкторском бюро. И фамилии героев все были вымышлены. Цельнопустов, например, оказался Половиновым. Жена Варвара - Маргаритой. И похожи они были на своих прототипов не очень, хотя жесты, характеры и поступки схвачены просто здорово, правдиво.
        Зрители, сидящие впереди, не уходили из зала лишь потому, что на улице было еще тоскливее, чем здесь. И, наверное, одному лишь Непрушину, единственному из всех потенциальных зрителей кинофильма, было интересно. Интересно - не то, впрочем, слово. Конечно, и интересно, но и стыдно, неуютно… противно. Вот его нелепую жизнь развернули перед людьми, а им и смотреть-то неохота. На что тут смотреть? Чему тут учиться? Да и отдохнуть на таком фильме невозможно.
        Ясно, что кассовых сборов фильм не даст, а режиссеру в дальнейшем предложат снимать скучнейшую кинохронику. К скукотище у него явный талант.
        Кинофильм кончился. Так ничего интересного и не произошло в жизни экранного Непрушина. Зал опустел мгновенно. Петр Петрович вышел под противный дождь. И одна мысль вдруг закопошилась в его голове. Кто, кто играл роль заглавного героя? Кто согласился на эту смертную муку?
        Непрушин обогнул угол кинотеатра и торопливо вбежал в холл. Нет, очереди в кассах сегодня не предвиделось. Нашарив в кармане мятый рубль, он ринулся к кассе зеленого зала. Вид его среди этого ленивого покоя и нетронутой тишины был странен и нелеп. Куда, скажите, пожалуйста, рвется человек?
        - Один билет! - с хрипотцой в голосе сказал он.
        Видя такую поспешность, человек шесть-семь, только что вошедших и начавших было отряхиваться, не раздумывая, образовали очередь за Петром Петровичем. Кассирша синего зала даже просунула голову в окошечко, чтобы получше рассмотреть это чудо.
        - На четырнадцать десять? - чуть испуганно спросила кассирша зеленого зала.
        - Да! - коротко, но с некоторым нажимом ответил Непрушин, схватил билет, сдачу и бросился к билетерше.
        Что его несло? Что несло его еще раз со стороны посмотреть на самого себя? Ведь только тоска и безнадежность были оставлены ему в удел…
        Билетерша посмотрела на Непрушина с явным сочувствием.
        - Не началось? - с испугом спросил Непрушин.
        - Нет, - вежливо ответила женщина и немного приосанилась. Даже платье на ней стало сидеть опрятнее и красивее. - У нас после третьего звонка начало.
        - Ага, - сказал Непрушин облегченно. - Это хорошо, что после третьего…
        - Хорошо, - согласилась женщина и быстрым жестом поправила прическу. - Вам понравилось?
        - Разве это может кому понравиться?
        - Вчера вот на два сеанса вообще ни одного билета не продали.
        - Бывает… Так, значит, после третьего?
        А у кассы зеленого зала уже вытянулась цепочка человек в двадцать.
        Билетерша, удивленная и даже как-будто чем-то обрадованная, отрывала корешки билетов. Двери в зал распахнулись, и Непрушин, кивнув женщине, побежал занимать место. Титры, титры бы только не пропустить! Он нашел свое место посреди ряда прямо перед проходом. Никогда в жизни ему не доставались такие хорошие и удобные места. И ничья голова впереди мешать не будет.
        Человек пятьдесят зрителей свободно разместились в пятисотместном зале. Свет начал меркнуть. Сначала показывали журнал «Сибирь на экране» за март месяц, «линейку готовности», последние массовые лыжные кроссы, хор завода режущих инструментов.
        А вот пошли и титры. Так. В главной роли… Кто же в главной роли? Кто в роли?! Петр Петрович Непрушин… и далее ничего, пропуск, многоточие! Маргариту Непрушину вот кто-то играет, и Половинова, Цельнопустова, то есть, в действительности. А самого Непрушина?! Что за фокус, растерянно подумал Петр Петрович, это же издевательство! Никого, видимо, и не интересует фамилия артиста. Всем все равно. А вот ему нет. Даже тут на Непрушина свалилась очередная нелепость.
        Ну хорошо. Играй, играй, уже злорадно подумал Непрушин, посмотрим, что у тебя получится. А ничего путного у тебя не получится. Потому как - тряпка, размазня, ошибка природы. Убивать таких рохлей надо… при рождении… Сейчас вот Половинов, Цельнопустов то есть, первый раз придет к нему домой и как барин развалится в кресле. Играй, играй! Да я бы его попер, так что только пыль столбом. Уже тогда все ясно было, но неудобно, нетактично… А он носки мои носит, галстук… еще что-то… Нет, сейчас бы дал ему хорошенечко.
        А Непрушин на экране словно прочел мысли Непрушина, сидящего в зале, схватил Половинова, то есть Цельнопустова, за шиворот, выволок из кресла и встряхнул.
        - Ты че? - удивился Поло… Цельнопустов.
        - Это кресло для Варвары, - спокойно пояснил Непрушин.
        - Для какой такой Варвары?! - завопил Пол… Цельнопустов. Это он страх нагонял на хозяина квартиры. - Знать не знаю никакой Варвары! Маргаритой твою жену зовут!
        - Для кого - Варвара, а для кого - Маргарита, - лениво сказала жена Непрушина, подводя брови черным карандашом.
        - Нет, Варвара! - упорно повторил Непрушин. - А ты никакой не Половинов, а Цельнопустов! Цельнопустовым был, Цельнопустовым и останешься!
        - За оскорбление, знаешь, че бывает? - спросил Половинов-Цельнопустов.
        - Знаю, - вдруг сник Непрушин. - Я не ответственности боюсь, я вас боюсь, подлости вашей, бессовестности боюсь.
        - Да поддай ты ему как следует! - выкрикнули в зале.
        - И никуда он жаловаться не пойдет! - пообещал кто-то еще. - Вот ведь скотина!
        - Ты, Петруша, жизни-то ведь не знаешь, - лениво сказала Варвара-Маргарита. - Ты ведь не от мира сего… Другим жить не мешай…
        - Да разве жизнь у вас?! - возопил Непрушин.
        - А у тебя? - нехотя спросила Варвара-Марга…
        - Нет у меня жизни, - согласился Непрушин.
        - Нет, - подтвердила Варвара-Ма… - И не путайся под ногами у других… Ты прогуляться-то, Петруша, не хочешь ли?
        - А! - с отчаянием сказал Непрушин. - Делайте что хотите. Только учтите, что никакие вы не Маргарита и Половинов, а Варвара и Цельнопустов. Это уж я точно знаю. - И ушел, даже не хлопнув дверью.
        - Ну и дурак! - раздалось в зале. - Вот дурак!
        Дурак, согласился Непрушин, всю жизнь дураком был. Ведь не встряхнул тогда Цельнопустова, не схватил его за шиворот, а даже спичку поднес, чтобы Цельнопустов прикурил свой неизвестно откуда берущийся «Филипп-Морис». Цельнопустов тогда еще немного покуражился, словно не замечал, что огонь подбирается к чуть вздрагивающим пальцам хозяина квартиры, мужа Варвары.
        Вот как оно было на самом деле…
        А тут кино!
        Но… но ведь и в кино, на предыдущем сеансе, все было как в нелепой жизни Непрушина! Что же это?!.. Кусок ленты пропустили? Так нет. Дубль, может, какой нечаянно вклеили? Петр Петрович настороженно уставился в экран.
        Господи боже мой! Кинофильм чем-то изменился! Невозможно, а изменился. И Цельнопустова уже в основном называли Цельнопустовым, а не Половиновым. И если иногда и путались, то тут же извинялись. А сам Цельнопустов один раз даже крикнул на Варвару: «Никакая ты не Маргарита! Варвара ты обыкновенная!» На что, впрочем, Варвара нисколько не обиделась.
        Ну дела! Дела, да и только!
        Что-то еще происходило на экране, но уже совсем не так, как на предыдущем сеансе.
        Что-то закипало в Непрушине на экране, хотя и не прорывалось больше наружу. Что-то закипало и в Непрушине, сидящем в зале.
        Зрители расходились слегка возбужденными. Обсуждали увиденное, пытались понять замысел режиссера.
        - Модернизм, - говорил кто-то. - Сейчас модно ставить модернистские фильмы.
        - А кто режиссер? Малиновский?
        - Малиновский, наверное. Кто же еще? Или Иванов-Ивановский.
        - Многое все же непонятно.
        - Тут надо раза два посмотреть. Фолкнер ведь, к примеру, как отвечал тем, кто не понял его роман «Шум и ярость»? Читайте, мол, дорогие товарищи, второй раз. А если снова не поймете, то и третий. Вот так!
        - И с именами какая-то путаница. То Маргарита, то Варвара.
        - Не-ет. Это не путаница. Это прием такой. Она то Маргарита, когда с Половиновым…
        - С Цельнопустовым…
        - С Половиновым… То Варвара, когда с Непрушиным. Этим как бы раздвоение характера режиссер подчеркивает.
        - Надо бы еще раз посмотреть. - Это сказал уже кто-то третий.
        - А что… Погода мерзкая. По телевизору ничего интересного. Пошли?
        - Пошли.
        Ну уж нет, думал Непрушин, они ведь думают, что я полнейший идиот, что мне жизнь не в жизнь, если по морде не дадут, в душу не плюнут. Они ведь что? Они ведь безнаказанность свою чувствуют. Проглотит Непрушин, все проглотит! При нем что хочешь делай! Его в любую дыру сунуть можно, куда больше никто не полезет. Непрушин - сплошной комплекс неполноценности и вечной неосознанной вины! Да… Опустился, сдался, со всеми согласился… Да только не со всем. Не со всем! Есть еще искра божия в душе. Ведь больно ей, родимой, больно. Вечно, что ли, носить эту боль?!
        Из желавших посмотреть кинофильм еще раз к кассе Непрушин добежал первым. Но его возбужденный бег, тучи разбрызгиваемых капель, странная спешка - все это утвердило еще колеблющихся в мысли, что надо торопиться. Торопиться! Там, у кассы, наверное, не протолкнешься!
        Человек тридцать бросилось за Непрушиным, хотя обогнать его никто не смог. Тут подошел трамвай. Дождь дождем, а сидеть людям дома в воскресенье не очень-то и хочется. Кто в гости, а кто и в кино! Ничего плохого нет в том, что человек в такую дерьмовую погоду захотел сходить в кино. Да если и не хотел, но видит, как толпа прет в кассу, едва успев выйти из зала… Да тут и думать нечего. Так просто в кассу не бросаются!
        Трамвай полностью опустел, лишь девушка-водитель с сожалением закрыла двери. Работа! На последний сеанс разве успеть…
        - А что? Хороший кинофильм? - спрашивали в толпе, мчавшейся с остановки.
        - Во! Кинофильм во!
        Понятное дело. Если уж все так бегут, то кинофильм: во!
        Возле кинотеатра образовалось маленькое столпотворение. В неположенном месте остановился троллейбус. Из кафетерия выскакивали, не успев допить молочный коктейль. Продрогшая группка возле винного магазина, ожидавшая конца обеденного перерыва, держалась дольше всех, но, так и не дождавшись скрипа двери, неуверенно двинулась к кинотеатру.
        Нет, так просто кинотеатры не осаждают!
        А кассу зеленого зала и в самом деле брали приступом.
        Непрушин-то успел взять билет первым. Кассирша даже не спросила, на какой ему сеанс. И так все ясно. Вроде бы как своим человеком стал Непрушин в кинотеатре «Октябрь».
        Он и не видел, что там творилось у него за спиной. Он бросился к билетерше, взволнованной, почему-то радостной, кажется, даже ожидающей именно его. Он кипел, он бурлил, он увидел со стороны, что являл собою всю жизнь. Тоска собачья! Мука зеленая! Жуть сорокалетняя!
        - Понравилось! - обрадованно спросила билетерша.
        - При чем тут: понравилось?! - не понял Непрушин. - Вы хоть знаете, за кого они меня принимали?
        - За кого же? - испугалась женщина. Но испугалась как-то не так, не обыкновенно, а со значением. Знала она, знала, что гражданина, стоявшего перед ней, принимали за кого-то другого. По ошибке принимали. А он совсем другой! Он вот какой, хоть и взволнованный, а симпатичный, уставший, но решительный. Ясно, что он им всем покажет, кто он такой на самом деле! И в кино уже третий раз подряд идет.
        - Они меня за… - Но договорить Непрушин не успел, потому что в двери повалили зрители, нетерпеливые, возбужденные. Времени до начала сеанса оставалось совсем мало, а у кассы вон какая давка!
        Билетерша принялась за работу, а в двери все напирали, напирали. Тут и двум не справиться. Хорошо, что из комнаты с надписью «Администрация» на помощь выбежали две женщины, потом еще откуда-то две появились. Дело свое они знали, так что первая билетерша даже нашла время спросить еще раз:
        - За кого же?
        - За дурака, за человека, который все стерпит…
        - Господи, - сказала женщина. - И давно?
        - Сорок лет. Я вам расскажу…
        Непрушин настойчиво потянул женщину в сторону. Та с готовностью отошла. И тут Петр Петрович неожиданно осознал, что он хочет выговориться, давным-давно хочет выговориться. Но не было на земле человека, который бы захотел его выслушать. Никому до него не было дела. Разве что вот этой незнакомой билетерше… А ведь он сам, сам, наверное, делал так, чтобы его не желали слушать. Ну что можно услышать от Непрушина? Жалобы на свою неудавшуюся жизнь, тоскливое описание ударов, подножек и предательств? Так ведь с ним очень трудно не поступать не подло. Он ведь вроде как сам вызывает всех на такие действия. Уж не сам ли он делает других людей хуже, чем они есть на самом деле! Ну пусть некоторые носят нечто в своих душах, так ведь другие не дают развернуться, расцвесть этому нечто. Не специально, не приказом, не давлением, а просто своим поведением, своим отношением к миру.
        Вот какая мысль вдруг осенила Петра Петровича Непрушина.
        - Знаете что? - сказал он. - Ничего я не буду вам рассказывать. Все увидите сами.
        - На работе я, - слабо запротестовала билетерша. - Да и видела уже.
        - Это я устрою. Кто у вас администратор?
        Женщина молча показала взглядом. Прозвенел третий звонок.
        - Я извиняюсь, - сказал Непрушин администраторше. - Эта… м… м… Как вас зовут?
        - Надя, - ответила билетерша.
        - Надежда Сергеевна сейчас пойдет со мной смотреть кинофильм «Петр Петрович Непрушин».
        - А вы кто такой? - грозно надвинулась на Непрушина администраторша.
        - Я Петр Петрович Непрушин.
        - Про артистов нас не предупреждали.
        - Надежда Сергеевна…
        - … Ивановна, - поправила билетерша.
        - Все равно. Надежде Ивановне необходимо посмотреть этот кинофильм.
        - Если вы настаиваете, я не возражаю, - сдалась администраторша.
        - Я настаиваю, - сказал Непрушин, удивляясь своему тону. - Прошу то есть.
        Дверь в зал уже закрывали, но их пропустили. Как-никак, билетерша-то свой, кинотеатровский, так сказать, человек. Свет начал гаснуть. Искать свое место в переполненном зале не имело смысла. Два свободных места оказалось в первом ряду с краю.
        - И что это народ повалил? - тихонечко удивилась Надежда Ивановна.
        Но Непрушина сейчас интересовало другое. Он жаждал увидеть, каким боком еще повернется его экранная жизнь.
        И вот побежали титры.
        «Петр Петрович Непрушин». А фамилии артиста нет.
        «Половинов» зачеркнуто наискосок, а сверху буквами, написанными в явной спешке: «Цельнопустов». И снова нет фамилии артиста, а ведь была, только Непрушин уже не помнил ее.
        Зачеркнуто и «Маргарита». И тем же торопливым почерком исправлено на «Варвару». И снова без фамилии актрисы.
        То же и с начальником КБ и со многими другими.
        По залу прошел шепоток. Все заметили странность в титрах.
        Но вот начался и сам кинофильм.
        Да-а… Непрушин на экране был жалок и чем-то даже омерзителен Непрушину, сидящему в зале.
        Но это только в самом начале. Характер главного героя странно ломался. Он и сам удивлялся этому, удивлялись и окружающие. Друзьям и знакомым было еще труднее, чем самому Петру Петровичу. Он хоть и страшился перемен, происходящих в нем, но, кажется, понимал, прозревал. А ведь другие-то десятилетиями привыкли видеть его мямлей и тряпкой, человеком, который ни при каких обстоятельствах не постоит за себя. И вдруг - на тебе! К примеру, с премией. Ведь раньше Непрушин стандартно и привычно проглатывал обиду, находя ей даже оправдание. А тут вдруг заартачился, да как-то непонятно заартачился. Нет, он не стал требовать себе законную премию. Он просто в нужный момент тихо и спокойно сказал начальнику КБ в чем тут дело, дал точную характеристику происходящему, все расставил на свои места, ввел в краску чуть ли не с десяток человек. И выговор ему не смогли вынести. Собрание проголосовало против.
        И уже становилось понятным, что Непрушин не просто изменился, бунтует, защищает свое нет, о себе он, может, думал меньше прежнего, разве что о том, как он влияет на других. Вот и в сцене, когда одному изделию хотели присвоить государственный Знак качества, он вдруг вылез со своими мыслями и соображениями, а ведь его никто не просил, и сорвал все дело. Сорвал без крика, без какого-либо надрыва, а тихонечко, в двух десятках слов объяснив, что если в погоне за Знаком делать, к примеру, тару из полированного дерева, то шифоньеры придется собирать из неструганных досок.
        Сорвал Непрушин важное дело, да еще под аплодисменты комиссии, хотя теперь всем стало ясно, что план КБ по Знакам качества будет определенно завален. Ничего в КБ не нашли предложить комиссии взамен.
        И на экране, и в зале Непрушину сочувствовали, симпатизировали. И тот, экранный Петр Петрович, кажется, черпал в этом сочувствии новые силы. Раза два Непрушин экранный внимательно посмотрел на Непрушина, сидящего в зале, так что зрители даже начали привставать с мест, чтобы увидеть, кого он там разглядывает.
        В миг, в час, конечно, не переродишься. Экранный Непрушин иногда все же срывался на свое прежнее, особенно, если ему противостояли уверенные наглецы.
        И когда он чуть ли не в конце фильма пришел домой и увидел нахально развалившегося в кресле Цельнопустова, что-то оборвалось у него внутри. Нет, этого ничем не прошибешь. Так и будет он всю жизнь носить непрушинскую пижаму и носки, освежаться чужим одеколоном, пользоваться безопасной бритвой, никогда не вытирая ее после бритья.
        - Отец, - сказал сын. Порядочный, надо заметить, пацан уже вырос. - Отец, почему он в твоей пижаме ходит?
        - Пусть, - еле слышно ответил Непрушин. - Пусть. Не могу я с ним бороться. Сил нет.
        - Давай, отец, спустим его с лестницы, - предложил сын.
        - Нельзя. Засудит.
        - Нельзя, - уверенно подтвердил Цельнопустов. - По судам затаскаю.
        А Варвара добавила:
        - И без пижамы проживешь…
        Лениво, лениво сказала она это.
        Непрушин на экране повернулся и вышел из квартиры.
        - Ну уж нет! - закричал Непрушин в зале. Закричал так громко, так протестующе и грозно, что в зале ахнули, а Цельнопустов на экране испуганно привстал.
        Не помня себя от гнева и ненависти, Непрушин вскочил со своего места на первом ряду с самого краю, и билетерша не успела его удержать, может, впрочем, и не хотела, рванулся по ступенькам на сцену перед экраном, и с ходу, с лету, с разбегу долбанул чуть пригнутой головой Цельнопустова в живот. Не совсем, правда, в живот, чуть пониже, потому что фигуры на экране были побольше размером, чем обыкновенные люди, да и фильм был широкоэкранным. Как бы там ни было, а Цельнопустов согнулся от боли и взревел благим матом.
        - Так его и надо! - кричали в зале.
        - Не будет ходить, куда не звали!
        - Давай, Непрушин! Дави его, подлеца!
        Но Непрушин не хотел убивать Цельнопустова. Да и успокоился он почему-то после своего удара.
        - Давай, отец, за руки, - посоветовал сын.
        - Давай, - согласился Петр Петрович.
        И они, подхватив обмягшего, что-то нечленораздельно мычавшего Цельнопустова под мышки, деловито и толково вывели незваного друга семьи на лестничную площадку, легонько придали ему не очень, впрочем, значительное ускорение и, даже не посмотрев, что там у них получилось, вернулись в квартиру.
        - Как ты смел! - встретила их Варвара, обращаясь только к мужу. - Что ты значишь по сравнению с Цельнопустовым! Ты хоть представляешь, что он с тобой сделает?!
        - Ничего он не сделает, - сказал сын.
        - Ты вот что, Варвара, ты это… как его… не нужна мне. А я тебе, кажется, давным-давно. Так что уходим мы с сыном. А Цельнопустов, когда очухается, пусть прописывается здесь на постоянное местожительство. Мы с сыном себе место в жизни найдем. Правда, сын?
        - Правда, отец. Прощай, мать…
        - Да как же это? - впервые за весь кинофильм заволновалась Варвара, даже вся лень с нее слетела. - Да как же… Жили бы вчетвером… Тихо-мирно…
        - Хватит! - отрубил Непрушин.
        В зале его бурно поддержали.
        Непрушин оглянулся, посмотрел на то место, где он только что сидел. Его место было пусто. А рядом сидела билетерша и трогала платочком щеки.
        Входная дверь квартиры со скрипом отворилась, и в комнату вошел начальник КБ, волоча за собой тело Цельнопустова. Момент очень походил на сцены из «Тита Андронника» Шекспира.
        - Непрушин, - сказал начальник КБ с угрозой, - ты становишься поперек нашей дороги.
        - Да, да, - подхватила Варвара. - Ненормальный он, ненормальный! Жили бы впятером… тихо… мирно…
        Так они и стояли. Непрушин с сыном по одну сторону баррикады, принявшие твердое решение и уверенные в своей правоте, а Варвара, Цельнопустов, немного очухавшийся, и начальник КБ - по другую, морально разбитые, дискредитированные в глазах зрителей, но еще не сдавшиеся. Тут было ясно, что борьбы хватит еще серий на пять.
        Но кинофильм был односерийным.
        Зазвучала финальная тема музыкального сопровождения. Вот-вот должен был зажечься свет.
        Непрушин уже почувствовал, как его закрывает огромная буква «К», дернул сына за руку, и оба они вывалились на пыльную сцену, но не ушиблись. А те трое, наверное, так бы и растворились в белизне экрана, особенно Цельнопустов, в данный момент морально совершенно несостоятельный, но начальник КБ толкнул из экрана, толкнул сильно, нерасчетливо, схватил за руку Варвару, дернул и ее. И они оба успели выскочить из экрана в самое последнее мгновение. Аппарат уже не стрекотал, а плафоны в потолке наливались светом.
        Непрушин нагнулся и поднял Цельнопустова.
        Свет в это время зажегся в полную силу.
        Зал ревел и стонал от восторга. На сцену лезли за автографами. Из дальней двери пробивался директор кинотеатра, которому только что сообщили, что после сеанса началась встреча с киноартистами. Откуда? Ну откуда встреча? Никто не предупреждал. Никаких наценок на билеты не было. И вообще…
        Но на сцене действительно стояли артисты. Один так прямо в пижаме.
        - Смотри, Непрушин, - кривя рот, зло прошептал начальник КБ. - Не на того ты напал!.. Да кланяйся же, идиот, кланяйся!
        И сам премило поклонился. Поклонился и Непрушин, раз, другой. Цельнопустов при этом тоже как-то нелепо складывался пополам.
        - Продолжения! - кричали в зале.
        - Многосерийку!
        - Сериал!
        - Что делается, - пробормотал директор, пробиваясь к сцене. - Вчера ни одного человека, а сегодня - столпотворение. На два зала надо пустить… От имени и по поручению! - торжественно пожал он руки киноартистам. - Прошу прощения, не предупредили. Но встречу организуем. После выступления сразу прошу ко мне в кабинет.
        Непрушин чувствовал в груди непонятное воодушевление.
        - Вторую серию будем играть, - сказал он. - В голубом зале. Здесь - первая, а в голубом - вторая. Кончать с этим делом надо.
        - Правильно, отец, - поддержал его сын.
        - Сейчас сил нету, - запротестовал Цельнопустов. - Нечестно без передышки.
        - Ничего, ничего. Отдохнешь, подлечишься. Мы тебя со средины второй серии. А в начале будет крупный разговор с начальником КБ.
        На Варвару Непрушин даже не глядел.
        - И еще вот что, - это относилось уже к директору. - Надежда Ивановна, билетерша вашего кинотеатра, тоже будет играть во второй серии. И не возражайте, пожалуйста. Так требует логика развития кинофильма.
        В зал уже рвались зрители.
        Непрушин пристально оглядел ряды. Нет, быть киноартистом он не собирался. Довести только начатое дело до конца. Хватит ли сил? Ну да зрители, Надежда Ивановна… помогут.
        Ведь сорок, сорок лет убито! Выкинуто! Зачеркнуто!.. И никто особенно не заставлял, не вынуждал… Сам, сам, только сам. А много ли осталось впереди?
        Около кинотеатра «Октябрь» в этот вечер, промозглый, нудный, противный, было очень многолюдно. Даже трамваи и троллейбусы то и дело останавливались в неположенном месте, чтобы выпустить куда-то спешащих пассажиров.
        ЗАЧЕМ ЖИЛ ЧЕЛОВЕК?

1
        Владимир Чесноков заглядывал то в одну, то в другую дверь, не зная, к кому обратиться, и не решаясь задать вопрос. Сотрудники молодежной газеты «Утренние зори» деловито сновали мимо него по коридору. К обеду его фигура уже примелькалась и ответственный секретарь бросил на ходу:
        - Хлесткий заголовок для статьи о пионерлагерях! А?
        - У меня стихотворение, - ответил Чесноков.
        - Чтоб не стандартно и в самую суть. А? - остановился секретарь.
        - Стихотворение… вот… - Чесноков бережно вытащил из внутреннего кармана пиджака лист бумаги и начал разворачивать его.
        - А, - досадно сморщился секретарь. - Стихи, стихи! Прозы сейчас пишут мало. - И он неопределенно махнул рукой куда-то в конец коридора.
        Чесноков потоптался еще немного и уже собрался плюнуть на все и уйти, но в это время в коридоре снова появился секретарь.
        - Ну что у вас с вашим стихотворением? Что Пионов сказал?
        - Ничего.
        - Он всегда так. Не унывайте.
        - Я его даже и не видел еще.
        - Правильно. Он сейчас в командировке. Вся поэзия в командировках. Большое стихотворение?
        Чесноков не успел ответить. Ответственный секретарь взял его под руку, подвел к дверям с надписью «Редактор» и, втолкнув в комнату, крикнул:
        - Тимофей Федорович, это мой знакомый! Борис!
        Чесноков оказался посреди комнаты. Смущение его достигло предела. Тимофей Федорович, сорокалетний мужчина, уже страдающий одышкой и давным-давно забывший, чем интересуется юность, сидел за столом и писал заявление о переводе его на другую работу. Он уже давно чувствовал, что перестал понимать молодых сотрудников своей газеты, ходивших с модными бородками и в ярких свитерах даже в жару. Да и его, он это знал, не всегда понимали. В сорок лет руководить молодежной газетой…
        - Ну что там, у вас, Борис? - спросил он.
        - Стихотворение… Владимир я.
        - Отлично. Покажите.
        Чесноков протянул ему дрожащей рукой лист бумаги. Редактор на несколько секунд углубился в чтение, а потом спросил:
        - Что вы этим хотели сказать?
        - ?..
        - Ну, в чем идея, мысль стихотворения?
        - Шел молодой человек, - начал Чесноков, стараясь говорить бодро и непринужденно, - по улице… увидел девушку. И ему стало очень хорошо.
        - А что было потом?
        - Не знаю… Просто ему стало хорошо.
        - Они так и не поженились?
        - Нет. Он ее больше не встречал никогда.
        - Откуда вы знаете?
        - Я видел это собственными глазами.
        - Хорошо. Просто прекрасно… И что же вы хотите? Опубликовать в нашей газете?
        - Я просто пришел. Кому-то все равно надо показать.
        - А вы что, намерены этим заняться всерьез? Посвятить всю свою жизнь. Или просто так?
        - Я бы хотел серьезно, - отважно ответил Чесноков.
        - Молодец! - Редактор даже вышел из-за стола и похлопал начинающего поэта по плечу. - Если бы вы написали это просто так, мы бы напечатали недельки через две-три. А если вы серьезно, то придется еще поработать. Серьезно всегда труднее, чем просто так.
        Через двадцать минут Чесноков вышел из редакции радостный и улыбающийся. Стихотворение, конечно, не приняли, но сколько он услышал полезного, сколько интересных тем подсказал ему редактор! А в будущем, если его стихи окажутся свежими и оригинальными, то даже напечатают. Честное слово, напечатают!
        Чесноков прибежал к себе в квартирку на пятом этаже, с шумом распахнул дверь, поцеловал Анечку, свою жену, бросился на диван, крикнул:
        - Работать и еще раз работать! - и начал подробно рассказывать.
        Анечка присела на край дивана, широко раскрыла свои голубые глаза и, охая и ахая в особенно страшных местах повествования, прижимала кулачки к груди. Так внимательно и не перебивая выслушала она Володеньку.
        А когда он закончил свой рассказ, сказала:
        - Володька! А ведь ты в душе и так поэт. Я это знаю.
        Владимир смутился и начал было возражать, но Аня перебила его:
        - Неужели ты станешь настоящим, общепризнанным поэтом?
        Чесноков вздохнул и сурово произнес:
        - Все зависит только от нас.
        Анечка утвердительно кивнула головой.

2
        Чесноков работал старшим инженером на радиозаводе. Анечка готовила торты на кондитерской фабрике. Оба любили литературу, разбирались в поэзии и значительную часть денег тратили на приобретение книг, чем вызывали недоумение, а иногда и смех у соседа по лестничной площадке Вениамина Кондратюка, весь бюджет которого был подчинен одной цели: приобретению мотороллера - мотоцикла - мотоцикла с коляской - «Запорожца» - «Москвича» и т. д.
        Чесноков на три месяца был освобожден от мытья полов в квартире. Писать так писать!
        Они приходили с работы почти одновременно, разогревали вчерашний борщ или суп с лапшой, наскоро перекусывали. Владимир выкладывал на стол лист чистой бумаги, шариковую авторучку и начинал расхаживать из угла в угол. Анечка занималась домашними делами, которые никогда не переделаешь, сколько ни старайся.
        Начало каждого такого вечера пропадало для Чеснокова зря. Он ничего не мог написать. В голову лезла всякая ерунда, которая отлично рифмовалась, но в ней не было ни крупицы чувства. Плоское, ремесленное, как по заказу для ширпотреба.
        - Вовка, перестань мучиться, - говорила обычно Анечка, вытирая мокрые руки передником и бросая свою работу. Она брала его за шею своими маленькими крепкими руками и заглядывала ему в глаза. И ее глаза были крохотным, но интересным, ласковым миром. Маленькой вселенной.
        - Ну, отпусти меня, - говорила она.
        - Подожди, - отвечал он. - Я еще не все прочитал.
        - Что там можно прочесть?
        - Все. Там все мои стихи.
        Она прижималась к его груди и слушала, как бьется сердце, восторженное и одержимое.
        Потом они садились на диван или прямо на пол, и она о чем-нибудь его спрашивала, а он отвечал. Или он спрашивал, а она отвечала. Они вспоминали: «А помнишь…», мечтали: «Вот будет здорово…», спорили: «Володька, ты не прав»; решали тысячи проблем и создавали тысячи новых. В голове у Чеснокова рождались музыка и стихи. Стихи у него всегда были связаны с музыкой, Анечка замолкала, чувствуя, что с ним происходит что-то странное. Может быть, это состояние странности она и любила в нем больше всего. Он и сейчас был таким же, как в день их знакомства. И она хотела, чтобы он был таким всегда - близким, родным и странным.
        - Прочти, - просила она шепотом.
        Он начинал говорить. И она переносилась в странный, необычный и в то же время удивительно знакомый мир.
        В нем были друзья, знакомые, старый сибирский городок, ветер морей, россыпи звезд, молоденькие деревца и крики ребятишек за окном. Все было так, как она привыкла видеть каждый день, и только какой-то сдвиг его настроения делал все свежим, удивительно неожиданным. Мир раскрывался под каким-то новым углом зрения. Может быть, это было вдохновение? Или талант? В его мире плакали и смеялись, радовались и печалились, любили и ненавидели. Но все в нем было честным, странным и необыкновенным. И если в его стихи иногда врывался крик боли и отчаяния при виде уродства человеческих отношений, то он звучал диссонансом. Очень странным диссонансом, без которого вся музыка поэзии превращалась в изящную пошлость.
        Перо и бумага ненужными валялись на столе.
        - Кажется, начинается сплошная ерунда, - говорил он, и они шли гулять в Университетскую рощу или Лагерный сад, если погода была хорошая, или, раскрыв дверь на балкон, слушали шум дождя. И молчали.
        Сколько можно сказать друг другу таким молчанием!
        Иногда он сам записывал свои стихи, иногда это делала Аня.
        Случалось, что у него «заклинивало» и стихи не писались. Тогда они шли к кому-нибудь в гости или приглашали к себе.

3
        Сосед по площадке купил мотороллер. Чесноков помогал грузить его на машину, втаскивать в гараж, и вместе с женой был приглашен на «обмыв» покупки.
        Собралось человек восемь, все заядлые мотоциклисты и автомобилисты. Разговор, естественно, вертелся вокруг автомобильной темы. Кондратюка поздравляли, пили за колеса, за руль, за запчасти. Советы сыпались со всех сторон. Вениамин Кондратюк сиял. Его жена незаметно сновала из комнаты в кухню, таская тарелки и стаканы.
        Вначале Чесноков чувствовал себя неуютно, но потом постепенно освоился. Кондратюк то и дело бегал в гараж посмотреть, не сперли ли его мотороллер. Мотороллер никто не спер. Кондратюк показывал всем ключ зажигания и старательно окунал его в стакан с водкой.
        - А почему бы и вам не купить мотороллер? - спросил он Чеснокова.
        - Действительно, почему? - зашумели вокруг. - Красота! В лес, на базар за картошкой. Быстро.
        - Мы как-то не думали об этом, - сказал Чесноков.
        - Да у нас и денег-то нет, - сказала Анечка.
        - Ага! Денег у них нет! На книги, на барахло - есть. А на мотороллер - нет!
        - Книги не барахло, - сказал Чесноков.
        - Ну зачем вам столько книг?
        - А зачем тебе мотороллер?
        - Да хотя бы в лес съездить. В автобусе не надо толкаться. Захотел - съездил. В любой момент.
        - Так же и книги. Захотел - взял с полки и прочитал.
        - Ну прочитал раз, и хватит. Да и в библиотеке можно взять.
        - Можно ездить на такси, К чему мотороллер?
        Кондратюк даже опешил:
        - На мотороллере я буду ездить! Он окупается! А у вас эта макулатура стоит без пользы! Зачем?
        - Это не макулатура. Это люди, друзья. Верные - и на всю жизнь.
        - Врете вы! Интеллектуалами хотите казаться! Чтобы зашли к вам в квартиру и первым делом увидели полки с книгами. Вот, дескать, умные люди живут. Сервант с посудой в угол, значит, а книги на видное место… Знайте все, что мы выше соседа! Он купил мотороллер, а книг не покупает! Писаки гонорары задарма получают! Землю бы всех копать заставить!
        - Это ты переборщил, - начали успокаивать Кондратюка.
        - Подумаешь! - орал хозяин. - Я тоже книжный шкаф заведу!
        - Кур заводят, - сказал Чесноков.
        - Вот мотоцикл куплю, а потом книг полный шкаф наставлю, чтобы все знали, что я тоже не дурак.
        - Ну нет! - заорал Чесноков и даже ударил кулаком по столу. - Я тебе не дам книги покупать. Не позволю! Там люди, мысли. И чтобы их в твой шкаф-гроб? Да они там зачахнут, с ума сойдут, умрут. Не позволю!
        - Пойдем домой, Володя, - сказала Анечка.
        Анечка тянула Чеснокова за рукав. Кондратюка держали за пиджак, он все время порывался броситься врукопашную.
        Чесноков проснулся на другой день с пакостным привкусом во рту. Голова хоть, слава богу, не болела. Анечка только сказала:
        - Как ты мог затеять с ним этот разговор?
        - Разве я начал? - оправдывался Чесноков.
        На площадке он встретился с Кондратюком. Было как-то неловко за вчерашнее, и он спросил:
        - Э-э, Вениамин, как у тебя мотороллер?
        - Спасибо, ничего, - ответил Кондратюк. Он тоже не совсем уверенно чувствовал себя после вчерашнего разговора. - А ты, Владимир, дал бы мне что-нибудь почитать. А? Чтоб за душу взяло!
        - Такого у меня нет, да и вряд ли где найдется, - ответил Чесноков, но Кондратюк не понял иронии.
        - Ну что-нибудь там современное. Что в этом году на соискание Государственной премии выдвинуто?
        Они прикурили от одной спички и вместе вышли из подъезда. Работали они на одном заводе, в одном отделе.
        С неделю Чесноков просил Анечку даже не упоминать о стихах и литературе вообще.
        Потом отошел.

4
        Через три месяца было готово около тридцати стихотворений. Чесноков отдал их перепечатать машинистке, работавшей на дому. При этом он страшно волновался, назвался чужим именем, конфузился. И когда наконец все было отпечатано, облегченно вздохнул. Однажды в пятницу, после работы, он надел белоснежную рубашку, черный костюм, нацепил синтетический галстук, поцеловал Анечку и направился в редакцию.
        Особенно не размышляя, он прошел прямо к редактору. Но редактор был не в духе. Его никак не освобождали от работы в молодежной газете. Про единственный визит Чеснокова он, конечно, забыл и теперь взвинченно и недружелюбно попросил его выйти вон. Чесноков, ничего толком не понимая, - ведь его же просили прийти через три месяца! - выскочил в коридор и, собравшись с мыслями, решил все бросить и идти домой. Редактору, который, в общем-то, был хорошим и добрым человеком, стало стыдно оттого, что он ни с того ни с сего наорал на незнакомого человека. И через несколько секунд он тоже был в коридоре. Чесноков еще не ушел. Редактор облегченно вздохнул:
        - Молодой человек, что, собственно, у вас?
        Чесноков вкратце напомнил о своем первом визите и, смущаясь, достал пачку листов. Редактор повел его в отдел поэзии к Пионову. Там они мирно побеседовали. Чесноков оставил свои стихи. Пионов мельком взглянул на них и сказал:
        - А тут что-то есть… - и записал телефон и адрес Чеснокова, обещая позвонить на будущей неделе.
        Прошло четыре дня, и Пионов действительно позвонил. Он просил Чеснокова немедленно прийти в редакцию. Дело очень важное и срочное.
        Чесноков отпросился с работы и кинулся в редакцию. Если они решили отказать, то незачем было бы и вызывать его, думал он. Наверное, напечатают.
        Из проходной завода он выскочил радостный и чуть ли не пел во весь голос, но, подходя к редакции, сник и начал волноваться.
        Пионов встретил его довольно дружелюбно, усадил в кресло, предложил сигарету и несколько минут молча рассматривал Чеснокова, делая вид, что роется в бумагах на столе.
        Молчал и Чесноков.
        - Я прочел ваши стихи, - сказал наконец Пионов. - И нисколько не преувеличу, если скажу, что написаны они здорово.
        У Чеснокова почему-то упало сердце.
        - Я сам поэт, - продолжил Пионов. - Скоро в Западно-Сибирском издательстве выйдет мой сборничек. Я знаю, что говорю. Написано у вас талантливо. Когда вы их написали?
        - С июня по август, - внутренне холодея, ответил Чесноков. Что-то в голосе Пионова говорило ему, что со стихами дело дрянь. Не напечатают. Ни при каких условиях не напечатают. - Три месяца. Недели две как закончил.
        - А как бы вы назвали весь цикл, если бы это понадобилось?
        В небольшой комнате клубами висел дым. Кто-то пытался знаками вызвать Пионова в коридор, но тот только крикнул: «Закройте дверь! Занят я, не видите, что ли?»
        - Я назвал бы его «Удивление».
        - Странно, - прошептал Пионов. - Очень странно.
        - А что случилось? - спросил Чесноков.
        - Вы никому не показывали свои стихи? - не отвечая на вопрос, в свою очередь, спросил Пионов. - Друзьям? Знакомым?
        - Нет. Мне и в голову не приходило.
        - Странно. А слышать или видеть их раньше у кого-нибудь… Впрочем, расскажу все. Меня, как я уже говорил, взволновали ваши стихи. Я сделал подборку, У нас есть такая рубрика - «Молодые голоса». Тимофей Федорович тоже одобрил. И тут к нам зашел Серегин. Знаете такого поэта? Нашего, сибирского?
        - Знаю, - кивнул головой Чесноков. - Читал.
        - Он у нас бывает часто. Читает все, что мы готовим в набор. Правит иногда. Он прочел ваши стихи и сказал… что это его стихи… Вот так.
        - Как его? - одними губами спросил Чесноков.
        - Он будет здесь с минуты на минуту. Я пригласил его. Понимаете, редакция должна разобраться. Мы не имеем права попадать в глупое положение.
        - Это мои стихи, - прошептал Чесноков.
        - И поэт-то он так себе, бездарность, - словно не слыша Чеснокова, сказал Пионов. - А вот, поди ж ты, выпустил уже четыре книжки. Все серость невероятная. А тут сразу такой фейерверк… Он уже отослал рукопись в издательство. И там ее приняли. И название то же - «Удивление». Понимаете, какая петрушка получается?
        Пионов встал из-за стола и принялся расхаживать по комнате, постукивая кулаком в раскрытую ладонь и что-то рассеянно напевая.
        - Насколько я понимаю, - сказал вдруг осевшим голосом Чесноков, - меня обвиняют в воровстве…
        - Что вы, что вы! - заволновался Пионов. - Я никого не обвиняю. Редакция просто должна разобраться. И кроме того… Серегин ужа признанный поэт. У него летом, по его словам, был приступ вдохновения.
        - Это мои стихи, - твердо сказал Чесноков.
        Дверь отворилась, и в комнату уверенно, как в собственную квартиру, вошел человек средних лет с портфелем.
        - Привет, Гриша, - привычно приветствовал он Пионова. - Сергей Серегин, - протянул он руку Чеснокову. Тот неуклюже поднялся, держась одной рукой за спинку стула.
        - Чесноков.
        - Вот как! Лю-бо-пыт-но!
        На протяжении последующих пятнадцати минут Чесноков молчал. Говорил Серегин, Он бросил на стол кипу листов, исписанных чернилами и отпечатанных на машинке, и начал подробно рассказывать о том, как на него после полугодового перерыва снизошло вдохновение, как им овладела радость поэтических открытий, уверенность, что он оставит важную веху в поэзии.
        - Вот, все тут. Адский труд, бессонные ночи, тонны бумаги. На каждом листе дата. Можно проследить, как рождались эти стихи. К счастью, я не уничтожаю черновиков. Вот доказательства, что это все мое. В издательстве почти приняли. Скоро договор… И в Союз писателей не сегодня-завтра примут. А у вас, у вас есть черновики с датами?
        - Черновики у Анечки, - сказал Чесноков.
        - У Анечкина? - насторожился Серегин. - Не знаю такого.
        - У Анечки! - заорал Чесноков. - У моей жены! В голове! Понимаете!
        - Так, так, так. Понимаю, - радостно проговорил Серегин. - Значит, черновиков нет? И что же вас заставило…
        - Во всяком случае не веха…
        - Какая веха?
        - Важная веха в поэзии. Вы же сами это сказали. Я писал, потому что не мог не писать.
        В комнату вошел редактор и скромненько устроился в углу на трехногом стуле.
        - Что же делать? - с нескрываемым отчаянием в голосе спросил Пионов.
        - Во всяком случае, в газете ничего не помещать, - подсказал Серегин.
        - Это и так ясно, - буркнул Пионов. - Дальше что?
        - Плагиат! Я этого так не оставлю. Я судиться буду!
        - А вы будете отстаивать свои права? - спросил Пионов у Чеснокова.
        - Судиться, что ли? - ответил Чесноков. - Вряд ли. Ведь у меня нет черновиков.
        «Эх, бедняга, - подумал редактор. - Не в черновиках дело. В человеке».
        - Я вам заявляю со всей ответственностью! - неизвестно к кому обращаясь, кричал Серегин.
        Чесноков неуклюже встал, пробормотал: «До свиданья!» - и пошел к выходу.
        - Вы уходите?! - крикнул ему Пионов. - Приносите еще что-нибудь. Можно и по одному стихотворению.
        - Я застолбил этот участок поэзии и никому не позволю! - все еще кричал Серегин.
        «О-хо-хо, - подумал главный редактор. - Не в поэзии, а под солнышком, чтоб теплее и сытнее, ты хочешь застолбить участок. И не попрешь тебя. По судам затаскаешь!»
        - Вы заходите, Владимир, - еще раз крикнул Пионов.
        Чесноков осторожно прикрыл дверь и, сгорбившись, вышел на улицу.

5
        Моросил дождь. Сентябрь. Пакостно на душе.
        Чесноков побродил по Университетской роще, стараясь ни о чем не думать. Небо вскоре прояснилось. В сентябре дожди еще не идут неделями.
        Когда он открыл дверь квартиры, Анечка была уже дома. И как он ни старался казаться спокойным, она сразу же заметила, что произошло что-то нехорошее. Она умоляюще взглянула на него, но он только покачал головой, и тогда она не стала его ни о чем расспрашивать. Он сам подошел к ней, погладил волосы, приподнял ее голову за подбородок, грустно улыбнулся и все рассказал. Она ни разу не перебила его, только глаза ее то расширялись, то сужались.
        - Но ведь ты же не думаешь, что он каким-то образом присвоил твои стихи? - спросила она, когда он закончил. И голос ее был чуть-чуть испуганным.
        - Конечно, нет, Анечка, - ответил он. - Это просто нелепое совпадение. Грустно.
        И тогда она заплакала, а он не просил ее успокоиться - знал, что этого нельзя делать.
        В дверь позвонили. Это оказался сосед Кондратюк.
        - Мне бы рублишко разменять, - сказал он.
        - Проходи, - предложил Чесноков.
        Кондратюк прошел в комнату, увидел заплаканное лицо Ани и спросил:
        - Что тут у вас происходит? Похороны, что ли?
        Чесноков не умел лгать и в двух словах рассказал соседу о случившемся.
        - О, да ты, оказывается, в поэты метишь!
        - Никуда я не мечу, - ответил Чесноков.
        - Не скромничай, не скромничай. При, если возможность есть. Там платят здорово. Вот поэтому туда все и лезут.
        - Не все.
        - Все, все. А вакансий мало. Вот и тащат друг у друга, кто стих, а кто и роман. И у тебя сперли. Судись, мой тебе совет. Может, что и возьмешь. А лучше купи мотороллер. Колеса, они, знаешь, всегда себя оправдают. Я уже рублей на двести малины, смородины и прочей дребедени навозил.
        - Продаешь, что ли?
        - Не-ет! Возни много. Увидят свои сотрудники со стаканом на базаре, засмеют. Я люблю, чтоб все было спокойно, тихо. Жена на зиму варит. С братом мы: он - сахар, а я - ягоду. Колеса - это вещь. Бери зимой в кредит. За лето оправдаешь. Дело надежное.
        - Вениамин, у тебя, кажется, мотороллер спереть кто-то хочет. Слышишь, заводят?
        Кондратюк прислушался, вытянув шею, опрометью бросился к двери, забыв разменять рубль.
        - Володя, ты хочешь есть? - спросила Аня.
        - Как зверь, - ответил Чесноков. - Сто лет не ел. - И он засмеялся.
        Аня подозрительно посмотрела на него и тоже засмеялась.
        - Тогда садись.
        Она загремела тарелками. В дверь снова позвонили. Это опять оказался Кондратюк.
        - Целый, - сказал он, ухмыляясь, - у меня не сопрут. У меня запоры, знаешь, какие!
        Он вдруг недоуменно пожал плечами и спросил:
        - У вас что, свадьба уже или именины? Чего смеетесь?
        - Есть хочу, Вениамин, - сказал Чесноков. - Ты знаешь, так есть хочу, терпенья нет.
        - А-а-а! - недоверчиво протянул Кондратюк. - Тогда понятно. Ну а как с рублишком-то?
        Кондратюк ушел довольный. Рубль разменял. Мотороллер цел. Что еще надо?
        - Володя, - сказала Аня, когда они ложились спать, - я ведь знаю, ты еще много напишешь.
        - Много, очень много, - ответил он.
        И все же после этого случая Чесноков как-то сник. Все-таки было очень неприятно. Дело даже не в том, что скоро выйдет его сборник под чужой фамилией, и уж, конечно, не в том, что кто-то другой получит за него гонорар. Просто Серегин не мог написать такие стихи. Чесноков это чувствовал. Одно дело писать стихи, чтобы глаза любимой женщины превращались в радостное удивление, другое - чтобы застолбить и оставить веху.
        Совпадение? Конечно. Не украл же их Серегин. Но почему именно он? Чеснокову было бы легче, если бы это был кто-нибудь другой. Пусть Пионов или сам редактор газеты. Правда, редактор стихов не писал.
        Чесноков принялся за домашние работы. Нужно было отремонтировать квартиру. Он работал с остервенением, с грохотом обдирал полуобвалившуюся штукатурку с потолка, вырывал с «мясом» гвозди из рассохшегося пола, выпивал за вечер три литра кваса и орал во все горло арии из популярных оперетт.
        - Вовка, - говорила Аня, - учти, что на самом деле ты не такой. Ну что ты напускаешь на себя?!
        - Я такой, я сякой, - речитативом тянул Чесноков. - Я всякий.
        - Неправда. У тебя сейчас в душе злость. На кого? Зачем?
        Чесноков, не отвечая, с одного удара вгонял гвоздь в доску по самую шляпку.
        Однажды он, отчаянно фальшивя, запел: «Здоров ли, князь? Что призадумался?»
        Аня в слезах вбежала в комнату и закричала:
        - Струсил! Расписался! Никакое это не совпадение. Ты думаешь, что он у тебя украл стихи! Поэтому и бесишься!
        - Нет. Я этого не думаю. А вообще, конечно, и противно на душе, и обидно. Скоро перегорит и забудется. Хочешь новые стихи? Прямо из печки! Хочешь?
        - Хочу, - сказала Аня и вытерла глаза грязными ладонями.
        Всего восемь строк, грубо вырубленных из твердого камня.
        Аня поняла, что Вовка отошел, выжил.
        А через две недели он встретил эти стихи в «Литературной газете». Подписал стихи какой-то неизвестный Чеснокову поэт.
        Чесноков даже не удивился, не стал разыгрывать из себя обиженного и тяжело переживающего удары судьбы человека. Он просто перестал записывать свои стихи, не старался их запомнить, а просто длинными зимними вечерами импровизировал перед единственной своей слушательницей - Анечкой. Он был неважным чтецом. Со сцены его, быть может, никто и не стал бы слушать. А зря… Нужно было только поверить ему, понять, что мир, рождающийся в его стихах, реален, несмотря на всю свою фантастичность.
        Анечка верила ему и понимала его.
        Если бы Кондратюк присутствовал на этих вечерних чтениях, он наверняка удивился бы и сказал:
        - Вот прет из тебя, Чесноков! Прямо стихами прет! Только записывай и переводи в валюту. Мотороллер ку…
        Но Кондратюк никогда не слышал стихов Чеснокова - ведь это не окупалось, а значит, и не имело смысла. Да и в его присутствии стихи Чеснокова рассыпались бы ворохом беззащитных слов, робких, неуклюжих, смешных.
        Анечка тайком записывала те строки, которые успевала запомнить, а память у нее была отличная. Пачка пухла из месяца в месяц. Чесноков знал, что жена пытается «сохранить для потомков» его творения, но ему не приходило в голову запретить ей это. Никогда он не просил у нее прочитать их. Зачем читать черновики? Он мог встретить все свои стихи в газетах, журналах, сборниках. Правда, всегда под чужими и разными фамилиями… ну и что же?
        Несколько раз Чеснокову на работу звонил Пионов. И просил принести что-нибудь новенькое. Но Чесноков отказывался под разными предлогами. В первый раз он сказал, что бросил писать, но Пионов ему не поверил:
        - Это теперь от тебя не зависит: бросить или не бросить. Они сами будут рождаться в твоей голове. И ты тут уж ничего не поделаешь.
        В следующий раз Чесноков ответил, что нет ничего значительного. Потом - что у него нет времени. И это была правда, потому что группа, где работал Владимир, как раз заканчивала тему. И в последний раз Чесноков сказал только одну фразу:
        - Повторяется все та же история, - и повесил трубку.
        Пионов позвонил еще раз и попросил разрешения прийти к Чеснокову домой. У Чеснокова не было причин отказывать, и он назначил время, но совершенно неожиданно уехал в командировку.
        А Пионов все-таки пришел. Анечка была дома. Пионов представился, а узнав, что Чесноков уехал, даже обрадовался.
        С полчаса они говорили о поэзии, выяснили, что им нравятся одни и те же поэты. Как бы невзначай Пионов спросил, продолжает ли Чесноков писать стихи. Анечка молча показала ему пачку листов и рассказала, что она записывает это тайком от Владимира.
        - Все это было уже в газетах и журналах, - сказала Анечка. - Просто ужас какой-то!
        - Ну-ка, ну-ка, - сказал Пионов. - Вы разрешите мне это посмотреть?
        Анечка разрешила. Пионов наскоро перелистал страницы, заполненные строчками с четким почерком.
        - Я это уже читал, - сказал он наконец.
        - Ну вот видите, - грустно сказала Анечка. - Вся трагедия в том, что он не может не писать, даже если захочет этого. Будет молчать днем, ночью во сне выговорится.
        - Да, да, да! А вы могли бы дать мне эти стихи на несколько дней?
        - Пожалуйста, возьмите. Только я бы не хотела, чтобы узнал Володя.
        - И напрасно. Надо показать ему это. Я сам покажу, а вы уж не отказывайтесь, что записывали. Может быть, ему так будет лучше.
        Аня напоила Пионова чаем с медом, а он поставил ей на газовую плиту бак со стиркой. Ей этого уже нельзя было делать самой. Аня ждала ребенка. Перед уходом Лионов заволновался - как же она снимет бак, и не успокоился до тех пор, пока не договорился с соседом, что тот поможет. Это оказался Кондратюк. Он был так рад познакомиться с представителем прессы! Как же, он знает, знает, что и Чесноков причастен к литературе. Нет, нет, не читал, но еще надеется когда-нибудь прочитать. Вот если бы было лето, он отвез бы товарища представителя прессы домой на мотороллере.
        Добрая и отзывчивая душа был этот Кондратюк.

6
        Когда Чесноков вернулся из командировки, Анечка все ему рассказала.
        - Ерунда это, - сказал Чесноков. - Записывать тут нечего. Слушай уж ты мои стихи одна. Гордись хотя бы тем, что раньше всех можешь познакомиться с ними.
        Но Пионова, видимо, здорово заинтересовала вся эта история. Вскоре он снова пришел к Чесноковым и притащил с собой старящегося редактора молодежной газеты Тимофея Федоровича. Услышав шум, прибежал и Вениамин Кондратюк. Пионову не хотелось высказывать свои соображения, причем совершенно фантастические, при посторонних, но Кондратюк отрекомендовался редактору лучшим другом семьи Чесноковых, к тому же соседом. И Пионову пришлось терпеть. Разговор долгое время вертелся вокруг да около. Редактор уже был вынужден согласиться, что «Паннония» для дорог Сибири барахло по сравнению с «Уралом». Чесноков вообще ничему не радовался.
        Наконец Тимофей Федорович отодвинул чашку и сказал:
        - Все! Спасибо! Больше не могу!
        Пионов тоже облегченно вздохнул, потянулся за своим объемистым портфелем, раскрыл его и вытащил толстую пачку листов, газетных вырезок и небольших книжечек. Кондратюк поспешно сгреб посуду на край стола, а Анечка унесла ее на кухню. Все расселись вокруг стола, серьезные и сосредоточенные, как на важном совещании.
        - Владимир, - начал Пионов. - Может быть, то, что ты сейчас услышишь, для тебя будет немного неприятно.
        Чесноков махнул рукой: «Валяйте».
        - Тот случай с Сергеем Серегиным все никак не выходил у меня из головы, - продолжил Пионов. - Я тщательно просмотрел то, что он писал раньше и после того. Я тогда говорил, что последний сборник Серегина отличается от всего, что он написал, как небо от земли. Это же действительно явление в поэзии. Никто так не писал раньше. Вспомните Маяковского. Ведь ни до, ни после него никто так не пишет.
        - Писали, Григорий, как же! Только не получалось, - вставил редактор.
        - Вот именно. Ничего толкового не получалось. А у Маяковского получилось.
        - Ну и что? - страшным шепотом спросил Кондратюк.
        - А то, что бездари и кустари все похожи друг на друга, а талант не похож ни на кого.
        - Талант, - холодея перед какой-то страшной тайной, прошептал Кондратюк.
        - Сборник под названием «Удивление», который выпустил Серегин, - это Грин в поэзии. Не успел он выйти в свет, как о нем заговорили. Вы бы отличили рассказы Александра Грина от рассказов других авторов? - спросил Пионов, обращаясь к Кондратюку.
        Кондратюк смутился. Некогда ему было читать Грина. То мотороллер, то грибной сезон, то ягодный. Зимой и то передохнуть некогда.
        - Ну да ладно, - вздохнул Пионов. - Не в этом дело. Вот три стихотворения из «Юности», одиннадцатый номер за прошлый год. - Пионов нашел журнал в куче бумаг и прихлопнул его ладонью. - Читали?
        Чесноков потянулся за папиросами.
        - Понимаю, - сказал Пионов. - Неприятно. Я видел эти стихи в черновиках, которые записывает ваша жена Аня. Стиль, образ мышления, способность видеть мир не так, чуть-чуть не так, как все… Удивление, это все то же удивление! Мир потихонечку разучивается удивляться. Чем можно удивить человека? Полетом на Марс? Африкой? Узенькой полоской зари на восходе солнца? Или, быть может, музыкой, детской улыбкой? Чем?
        - Вот это правильно! - восторженно произнес Кондратюк.
        - Нет, неправильно. Все это еще удивляет, но как-то вяло, однобоко. Удивляет обычно. Представляете себе - обычное удивление? Обычное удивление! Разве удивление может быть обычным? Но то оно и удивление, чтобы быть необычным.
        Чесноков сидел с таким видом, словно все это его не касалось.
        - А в этих стихах все иначе, чем у других.
        - Он и на самом деле такой, - сказала Анечка и смутилась. - Какой в жизни, такой и в стихах.
        «Господи, - подумал редактор, - что за счастливая женщина».
        - А стихи подписываются чужими фамилиями. Я их все собрал. Вот посмотрите. Это твои стихи, Владимир?
        - Я знаю, - тихо сказал Чесноков. - Я их все читал.
        - Я сначала собрал их все вместе и лишь потом пришел к вам в надежде, что увижу здесь хотя бы черновики. И я не ошибся. Они все здесь.
        - Не все, - сказал Чесноков. - Последние я не читал даже Анечке.
        - Вот эти?
        - Да.
        - И вот стихийно возникло общество поэтов, которые написали «ваши» стихи. Они как-то нашли, отыскали друг друга. Их человек десять. А Серегина они избрали своим председателем.
        - Я все это знаю, - спокойно и с расстановкой сказал Чесноков. - Ничем вам полезным быть не могу.
        - У меня предположение, - сказал Пионов. - Совершенно фантастическое. Может быть, это действительно не вы пишете, - Пионов машинально перешел на «вы». - Может быть, пишут действительно другие? А ваш мозг так точно настроен на определенное настроение, что мгновенно воспринимает их. И никак нельзя доказать, что они возникают у вас первого.
        Анечка закусила губу.
        - Телепатия! - покрываясь холодным потом, выдавил из себя Кондратюк.
        - Да, да. Нет! При чем тут телепатия? Не в этом дело.
        - Ну что ж! - сказал Чесноков. - Спасибо вам за хлопоты. Все-таки участие.
        - В том-то и дело, - пожалуй, впервые за все это время открыл рот редактор молодежной газеты, - что все это ерунда.
        - Нет никакой телепатии, - облегченно вздохнул Кондратюк. - Я слышал.
        - Почему для всех этих поэтов, - редактор дотронулся кончиками пальцев до кипы бумаг, - именно эти стихи являются исключением из их творчества?
        - Да, да, - поддержал его Пионов. - Напишет одно, два стихотворения или, как Серегин, целый сборник, а ни до, ни после этого ничего похожего больше нет. Зато появляется у другого. И снова как явное исключение. А у тебя ведь это система. Ничего нельзя спутать. Так, может быть, это они каким-то чудом, непосредственно из мозга в мозг воспринимают твои стихи? И эти стихи действительно твои?! Понимаешь, это твои стихи! - Пионов, довольный, откинулся на спинку стула и оглядел всех торжествующим взглядом.
        - Но этого никак нельзя доказать, - сказал Тимофей Федорович. - К сожалению.
        - А зачем доказывать? - спросил Чесноков.
        - Нет, можно, - возразил Пионов. - Трудно, но можно. Теоретически можно, если знать, у кого они возникнут в голове. Какая-то разница во времени должна быть. Предположим, у него, у этого человека, вечером чернила кончились или бумага. Нечем записывать. А утром дела наваливаются, не передохнешь. Вот тебе и разница во времени. Ты-то успел записать. Причем, разница всегда должна быть в твою пользу.
        - Что же мне, всегда пузырек с чернилами открытым держать по этому поводу? - усмехнулся Чесноков.
        - Это действительно смешно, - сказала Аня.
        - Надо общественность на ноги поставить, - посоветовал Кондратюк. - Общественность, она все может.
        - Тут хоть на голову ставь всю общественность, - вздохнул Тимофей Федорович.
        - В таком случае надо писать в «Технику - молодежи», - снова подсказал Кондратюк. - Там и не такое еще пишут.
        - Нет, нет, - сказал редактор. - Тут даже сдвиг во времени не поможет. Что такое день, два? А если попадется такой человек, как Серегин? Кроме всего прочего у него амбиция, голос хорошо поставлен, а эрудит какой по охране прав автора! Попробовать, конечно, можно. Мы, собственно, решили напечатать несколько ваших стихотворений, а там будь что будет. Все ближе к чему-то определенному.
        - Да, да, Владимир, подборка стихов за тобой.
        - Уговорили все-таки, - обрадовался Кондратюк. Эта история разжалобила его. У него даже появилось желание помочь соседу. Чего он бьется впустую?.. Но как?
        - «Уговорили» тут ни при чем, - отрезал редактор. - Просто это наше решение.
        - Я не отказываюсь, - устало сказал Чесноков. Он был явно расстроен. Жена незаметно взяла его руку и погладила - осторожно, чуть-чуть.
        - Мы искренне верим, что это ваши стихи. И должны они печататься под вашей фамилией, - твердо сказал Тимофей Федорович.
        - Теперь я не уверен в этом.
        Гости разошлись поздно. Кондратюк недоумевал. Счастье само лезет в руки человеку, а он отказывается. В то, что Чесноков пишет здорово, Кондратюк поверил. Не зря к нему приходят такие люди! При расставании Пионов поклялся, что напишет статью. Он еще не знает куда, но напишет. А Тимофей Федорович по обыкновению ничего не сказал, лишь подумал про Чесноковых: «Ведь трудно людям. Но почему в их квартире ощущение счастья?»

7
        Чесноков ничего не дал в газету. А Пионов написал все-таки толковую статью, в которой подробно изложил все факты, касающиеся загадочного явления и судьбы никому не известного талантливого поэта. Статья была отправлена в «Литературную Россию». Через несколько месяцев пришел ответ, в котором сообщалось, что газета очень редко печатает научную фантастику и в настоящее время не находит возможным опубликовать рассказ. Пионов страшно расстроился, написал в газету резкое письмо, но ответа не получил, И все же он надеялся когда-нибудь доказать свою правоту и восстановить в правах Чеснокова.
        Раза два-три в год он заходил к Чесноковым в гости, но все реже и реже просил Владимира дать что-нибудь в газету. А потом его перевели на работу в Москву, в одну из центральных газет.
        У Чеснокова родился сын, потом сын и дочка. Хлопот с малышами было очень много. К этому времени у Чеснокова набралось бы десятка два сборников стихов, если бы их удалось собрать вместе.
        Свой первый рассказ Чесноков написал, когда старшему, тогда еще единственному сыну, исполнилось три месяца. И с этого времени писал стихи все реже и реже. И все больше его тянуло к прозе. Сначала небольшие грустные, но с тонким юмором рассказы. Потом большие, серьезные. А однажды он рискнул написать повесть. И снова он встречал их в журналах и сборниках под чужими фамилиями. Стихийно возникшее общество поэтов «Удивление» постепенно распалось, потому что все реже и реже стали появляться в печати стихи соответствующего стиля и содержания.
        Так кто же все-таки писал эти стихи и рассказы? Пионов так ничего и не смог доказать. Он был уверен, что все это принадлежит Чеснокову, но требовались точные доказательства. А сам Чесноков? Конечно, ему было грустно сознавать, что кто-то мгновенно воспринимает его творения и выдает за свои, нисколько в этом не сомневаясь. Но еще хуже было бы, окажись, что сам Чесноков просто-напросто способен мгновенно воспринимать стихи и рассказы разных авторов, созвучные его настроению. Он много думал об этом, особенно после памятного разговора с Пионовым и Тимофеем Федоровичем. Пришел ли он к какому-нибудь выводу? Пришел. Он был твердо уверен, что пишет именно он. Но это еще не давало ему оснований посылать рукописи в издательства и редакции.
        Время шло своим чередом. Чесноков уже руководил небольшой лабораторией, а Кондратюк стал начальником крупного отдела. Оба они не привыкли относиться к работе спустя рукава, а это означало, что нередко им приходилось технические проблемы своих разработок решать в нерабочее время.
        Кондратюк проникся к Чеснокову каким-то странным уважением. Лезет человек на отвесную стену, выбивается из сил, падает, снова лезет. А зачем? Ведь на вершине горы все равно ничего нет. Нет ни золотых россыпей, ни красивого цветочка, даже панораму гор и долин оттуда не увидишь, потому что сама вершина вечно скрыта в тумане. И все-таки человек продолжает восхождение. И это непонятное упорство невольно вызывает уважение и страх. А если бы это был он, Кондратюк? Хорошо, что это не он!
        Вениамин Кондратюк даже взял нечто вроде шефства над Чесноковыми. В летние воскресные дни предлагал свой автомобиль, чтобы выехать на лоно природы, приглашал на дачу.
        Иногда Чесноковы принимали приглашения. Кондратюк был искренне рад. Людям приятно - значит, и автомобиль, и дача оправдывают себя. Не зря деньги вбиты в это дело.
        Но чаще Чесноковы отказывались. Впятером шли они по проселкам и тропинкам пригородных лесов Усть-Манска. Старший сын мог уже тащить рюкзак, а младшие в основном ехали на не очень широких папиных плечах, пока впереди не показывался пустынный берег ручья или речушки. Они уходили недалеко от города, но видели очень многое. Странный талант Чеснокова помогал им видеть все не так, как обычно. И от этого становилось странно на душе, и хотелось летать и плакать оттого, что летать не можешь.
        Может быть, Чесноков и бросил бы писать, если бы хоть раз Анечка, слушая его, прикрыла скучный зевок ленивой ладонью. Но этого не случилось. Ей было интересно. И так же, как десять лет назад, с замирающим сердцем слушала она о том, какой странный, удивительный, радостный и грустный, счастливый и горький мир окружает их. Он всегда был разным. А разве можно скучать, когда тебя все время окружает разное и новое? Зевают от скуки, когда все уже давным-давно известно и ничего нового в будущем не предвидится.
        Он и писал, потому что и ему, и жене Анечке, теперь уже Анне, это было интересно.
        Однажды Чесноков неопровержимо доказал, что пишет именно он. Еще раньше Пионов обращал внимание на то, что необычные стихи выпадают из творчества некоторых поэтов, а для Чеснокова они являются системой. Нужно было только доказать, у кого они появляются раньше.
        Чесноков начал новую повесть из жизни инженеров. Она была задумана в виде трех рассказов, от лица трех главных действующих лиц. Повесть писалась легко. Чесноков вообще писал легко. Была уже закончена первая и начата вторая часть. Как обычно, просматривая в библиотеке новые поступления, Владимир встретил первую часть повести в одном журнале. Это было настолько привычным, что не удивило ни его, ни Анну.
        В тот год была ранняя весна. Днем снег таял, а утром подмораживало. Чесноков шел на работу, поскользнулся, упал и сломал руку. Бывает же такое невезение! Его положили в больницу, но кость руки долго не срасталась. Вдобавок ко всему обнаружилось повреждение позвоночника. Короче говоря, Чесноков проболтался в больнице месяца три. Писать он не мог, но зато читал сколько угодно. Как-то на глаза ему попался журнал с первой частью повести, и он обратил внимание на сообщение редакции о том, что в следующем номере будет напечатана вторая часть. Чесноков разыскал следующий номер. Продолжения в нем не оказалось. И в третьем номере он не нашел ничего. Зато в журнале появилось редакционное сообщение: по независящим от редакции причинам публикация повести откладывается на неопределенное время.
        И тогда Чесноков послал автору телеграмму, в которой советовал или расторгнуть договор с издательством, или изменить сроки публикации, потому что он, Чесноков, в настоящее время не может заняться этой повестью.
        Автор телеграмму получил, хотел ответить Чеснокову чем-нибудь ядовито-ехидным, но передумал. Мало ли у любого писателя недоброжелателей! Со всеми не будешь вести переписку. А повесть у него действительно застопорилась. Ни слова. В голову лезла всякая ерунда, но только не то, что нужно. Он уже несколько раз ходил на завод, чтобы посмотреть, как работают инженеры. Сам он никогда инженером не был. И все равно ничего не получалось. И редакция уже надоела своими звонками. Ну где он возьмет продолжение, если вдохновение пропало!
        А Чесноков неожиданно для самого себя написал автору письмо, в котором просил его сообщить сроки, когда он начал и закончил вторую и третью части. К этому времени Чесноков уже вышел из больницы и за две недели закончил вторую часть.
        И на автора повести вдруг нашло вдохновение, да причем такое, что он закончил вторую часть точно за две недели. На радостях он написал Чеснокову пространное письмо о том, когда и как он написал вторую часть повести. Благожелательным читателям надо иногда отвечать.
        Теперь Чесноков твердо знал, что пишет все-таки он сам. У него даже возникло желание подшутить над автором повести и совсем не писать третью часть. Но, немного поразмыслив, он решил, что незачем издеваться над человеком - ведь он, в общем, ни в чем не виноват.
        Судя по критическим статьям, рецензиям и заметкам, Чесноков был талантливым писателем. От Кондратюка, как от старого друга семьи, у Чесноковых не было тайн. И Кондратюк был чрезвычайно обрадован, когда узнал, что сосед доказал свое первенство. Значит, если рассказы начнут печатать под настоящей фамилией, Чесноков лез в гору не зря, а потому что там материальное благополучие, добытое честным трудом, которое Кондратюк ценил превыше всего.
        У Чеснокова не было никаких связей в литературных кругах, да и времени, чтобы обивать пороги, у него не было. Иногда он встречал Тимофея Федоровича. Тот все еще продолжал работать редактором молодежной газеты и по-прежнему убедительно доказывал, что его надо перевести на другую работу. Но эти встречи были случайными и короткими.
        И Чесноков продолжал писать, пожалуй, даже с большим желанием, чем раньше. Не ставят его фамилию на обложке романа? Черт с ними! И не поставят никогда? Уже привык к этому. Главное, что его повести и романы нравились. Люди в них находили то, что тщетно искали в произведениях других авторов. И еще - его романы были все так же чуточку чудными, необычными, в них все еще сквозило удивление. Чесноков не переставал удивляться миру и людям.

8
        Поведение Чеснокова начало раздражать Кондратюка. Не воруй, не обманывай, живи честно! Все это правильно. Кондратюк никогда в жизни не совершил ни одного нехорошего поступка. Не крал, не обманывал. Своими руками, своим собственным горбом он заработал и автомобиль, и дачу, и кооперативную квартиру одному из сыновей. Гнул шею, если этого требовали обстоятельства, и в выходные дни, и в отпуск. Но ведь это приносило пользу, окупалось, было необходимым. Если бы кто-нибудь попытался отнять у него выходной костюм или сломать изгородь на даче, разве бы он не впился своими руками в горло обидчика, разве не бил бы его смертным боем?! Мое! Не трожь! Заработай сам!
        А Чесноков отдавал все добровольно. И Черное море, и яхты, и поездки за границу, и деньги, и славу. Кому? А кто подвернется. Чеснокову все равно. А ведь все, все принадлежало Чеснокову. По закону, по праву.
        Кондратюк чувствовал, как рушится его спокойный, понятный, обычный мир. Оба его сына пропадали целыми вечерами у Чесноковых. И для них не было большего авторитета, чем дядя Володя. Непорядок! И его жена, тихая, незаметная женщина, никогда не решавшаяся высказать свое мнение вслух, вдруг зачастила к соседям, перестала смотреть в пол, подняла голову, хоть и теперь никогда не противоречила мужу. Да и сам Кондратюк был частым гостем у Чесноковых. Там всегда было шумно. Людям почему-то нравилось бывать в этой небольшой стандартной квартирке, сплошь заставленной книгами.
        А разговоры… Что это были за разговоры! Каждое слово в отдельности было понятно Кондратюку. Но смысл фраз?! Что это? Зачем? Почему жена его ворочается по ночам и не спит, лежит с открытыми мокрыми глазами и улыбается? Почему старший сын ушел из дому? Почему тошно смотреть на сверкающий лаком автомобиль? Почему вокруг пустота?
        А все потому, что Чесноков пишет. Зачем пишет?
        - Зачем ты пишешь?
        - Интересно.
        - Какая польза от этого?
        Чесноков взял с полки книгу в нарядном переплете.
        - Хочу, чтобы такое читали меньше.
        - Я читал. Книга интересная.
        - Ложь тоже бывает интересная.
        А время шло. Дети выросли и разъехались. Анна, теперь уже Анна Ивановна, располнела, но смеялась все так же заразительно весело и все так же любила своего Володьку, теперь уже Владимира Петровича, худого, сутулого, поседевшего.
        И все так же весело было в их квартире. Даже когда Чесноков оставался один, а Кондратюк приходил к нему, чтобы покурить и помолчать, даже тогда в квартире было что-то удивительное. Кондратюк как бы видел и Анну Ивановну, и свою жену, детей Чеснокова и своих, знакомых и незнакомых людей. Все они хорошо понимали друг друга, спорили и часто не приходили к единому мнению, но все равно стремились сюда. Как они могли здесь очутиться? Ведь все они были далеко. Они хорошо знали друг друга, и только его, Кондратюка, никто не замечал. И, докурив папироску, он молча уходил, чтобы выпить стакан водки и лечь спать. Кругом было тихо и пусто как в гробу.

9
        Чеснокову уже было за сорок пять, когда он встретил в последний раз Тимофея Федоровича. Тот так и вышел на пенсию редактором молодежной газеты. Много мыслей и фактов накопилось в его памяти за шестьдесят пять лет. И Тимофей Федорович писал книгу - итог своей долгой жизни.
        Сначала они поговорили о погоде. Потом Тимофей Федорович посетовал на постоянные боли в пояснице, а Чесноков пожаловался на боли в сердце. Вспомнили Пионова. Он к этому времени уже был главным редактором толстого журнала.
        - Все по-прежнему? - спросил Тимофей Федорович.
        - Да, - ответил Чесноков. - Но работать становится все труднее и труднее. Напишу еще один роман, если успею, и все.
        - Я тоже заканчиваю шедевр. А что за роман у вас? - полюбопытствовал Тимофей Федорович.
        - Хочу назвать его «Зачем жил человек?» - ответил Чесноков.
        Тимофей Федорович вдруг оступился на ровном месте и тяжело задышал.
        - А у вас? - спросил Чесноков.
        - Да так, ерунда, в общем-то. Пустяки.
        - Ну, Тимофей Федорович, у вас не могут получиться пустяки. Я вас хорошо знаю.
        - Да, да. Конечно. - И Тимофей Федорович перевел разговор на другую тему.
        Они еще с часок побродили по Университетской роще, поговорили и разошлись.
        «Вот и моя очередь пришла, - подумал Тимофей Федорович. - Осталось только уничтожить рукопись». Он тоже писал роман под названием «Зачем жил человек?»
        Удивительный талант Чеснокова коснулся и его.
        Больше они не встречались.

10
        Чесноков умер в конце осени, когда шли затяжные, нудные дожди и на улицах была непролазная слякоть. Он умер сразу, никого не обременив ни болезнями, ни страданиями.
        Чесноков умер.
        Кондратюк даже не предполагал, что у Чеснокова столько друзей. Прилетели его дети и дети самого Кондратюка, не появлявшиеся дома годами. Прилетел Пионов, вызванный Тимофеем Федоровичем. Люди шли длинной печальной вереницей в квартиру. Несколько часов длилось это прощание.
        - Господи, - повторяла Анечка сквозь слезы. - Он совсем не страшный. Он все такой же. Он все такой же.
        На лице Чеснокова застыло вечное удивление. Он словно хотел сказать:
        - Смерть… Так вот ты, оказывается, какая… странная…
        Кондратюк стоял у изголовья гроба. Его покачивало от усталости и выпитой водки. Глаза слезились, руки мелко вздрагивали. Но ему не было жаль Чеснокова. Сейчас он ненавидел его лютой ненавистью. Это он, Чесноков, сделал бессмысленной всю его жизнь, свел на нет его нечеловеческие усилия. Он, проживший такую бессмысленную жизнь, перетянул на свою сторону столько людей. Плачут! И дети - его, Кондратюка, дети - плачут! И тихая незаметная женщина плачет! А когда он, Кондратюк, умрет, будут они плакать? Чуть-чуть, потому что так положено?
        - Зачем жил человек?! - закричал Кондратюк. - Какая от него была польза? Какая?!
        Сыновья молча взяли его под руки и увели в свою квартиру.
        - Зачем жил человек?! - продолжал кричать Кондратюк. - Лжете вы все! Зря! Зря жил!
        - Ты!.. - закричала на него жена, тихая, незаметная женщина. Она всегда была тихая, и мать у нее была тихая, и бабка. - Как ты смеешь! Тебе этого никогда не понять!
        Неужели это его жена? Откуда она и слова-то такие знает?
        - Ненавижу! Ненавижу! - кричала тихая женщина.
        И дети не заступились за отца.
        Все перевернулось и рассыпалось в голове Кондратюка. Может быть, впервые в жизни он подумал: а зачем живет он сам? Как он живет? Не крал, не обманывал! Брал только то, что положено по закону. Неужели этого мало?! Что нужно еще? Что?!
        Когда все возвращались с кладбища, Кондратюк бросился с моста в ледяную воду Маны. Его выловили и откачали. Кондратюк остался жить.
        Тимофей Федорович уговорил Пионова задержаться в Усть-Манске на недельку. Они вместе разобрали архив Чеснокова. Страшно волнуясь, Тимофей Федорович начал читать последний роман Чеснокова, роман, который он писал и сам. Он предполагал встретить абсолютное сходство. Но это был совершенно другой роман. Тимофей Федорович напрасно волновался.
        Пионов взял с собой рукопись романа с твердым намерением опубликовать его под фамилией Чеснокова. Он было хотел взять и рукопись Тимофея Федоровича. Ну что особенного, если у двух разных романов окажется одинаковое название?
        - Нет, Гриша, - сказал Тимофей Федорович. - На вопрос «Зачем жил человек?» можно дать только один ответ. Так пусть уж на него ответит сам Чесноков.
        МОЛЧАНИЕ
        Мне нужно было увидеть их обоих. Но где? Я этого еще не знал. Я ходил по городу и ждал, что вот они сейчас появятся передо мной на шумной и огромной площади или на аллее космолетчиков. Но они не появлялись. И тогда я садился на свободную скамью в тени деревьев, доставал сигарету и снова ждал. Иногда мне вроде бы удавалось на мгновение увидеть их. Площадь замолкала, торжественно, чутко, радостно, как при долгожданной встрече, и чуть грустно, как при расставании.
        Они стояли на возвышении, видные всем издалека. Два космолетчика, парень и девушка. В сверкающих легких и изящных доспехах-скафандрах. Они были молоды, сильны и счастливы. Они уходили в далекий космос на двух красавцах кораблях. Он должен был вести «Мысль», она - «Нежность». И вот они стояли передо мной и перед тысячами людей, намного возвышаясь над всеми, положив руки на плечи друг другу и широкими взмахами приветствуя всех, кто собрался вокруг. Они были героями. Это чувствовали и они сами и все другие. Это чувствовал и я и страшно завидовал им. Они еще не взошли на борт своих кораблей, но слава уже несла их на своих стремительных крыльях.
        Забрала их шлемов были подняты, и даже отсюда, где сидел я, можно было различить их счастливые улыбки. Такими они и запомнились всем. Наверное, это была вершина их счастья. Всеобщая любовь и всеобщее уважение.
        Видение исчезло. И люди снова шли по своим делам, и шумела площадь, и нещадно палило июльское солнце, а я вынужден был признавать, что что-то я еще не додумал, не дочувствовал и начинал искать ошибку, но не находил. Так проходили дни, а у меня все еще ничего не получалось, и ничьи советь! мне не помогали, потому что я, наверное, закуклился в своих мыслях, и все внешнее отскакивало от меня как от стенки горох.
        - Ты хоть изучил их биографии? - спрашивал меня Островой, июльский руководитель нашей мастерской. Это руководство выжимало из него все соки, он высох то ли от забот, то ли от жары.
        - Изучаю, - отвечал я. - Хотя их биографии знают все.
        - Да, каждая минута их жизни была расписана заранее. И все же…
        - Я буду узнавать еще.
        - Узнавай. Но лучше почувствуй хоть одно их мгновение.
        - Я уже пытался. Сегодня, например.
        - Ну и что?
        - Они стояли на площади и приветственно махали всем руками.
        - Приветственно, - пробормотал Островой. - Ты так решил? А что за чувства переполняли их?
        - Счастье, - ответил я, - восторг, радость.
        Островой грустно покачал своей лысой головой на тонкой шее. И ничего не сказал мне больше. Наверное, говорить со мной было бесполезно, Я не обиделся. Менее всего были нужны мне всякие советы, наставления и подталкивания.
        Я снова шел бродить по паркам, площадям и скверам и все думал, почему мне удалось удержать ту картину на площади лишь мгновение? Ведь все было красиво, празднично, радостно. Нет, ошибка еще путалась где-то во мне. И просто, волевым усилием, мне было не поднять ее из подсознания.
        Я вышел на проспект, по которому они ехали на космодром, когда вокруг стояли тысячные толпы, и миллионы роз падали на асфальт перед ними, и все вокруг кричали что-то приветственное, ласковое, радостное, героическое. Все были празднично разнаряжены, и настроение у всех было праздничное.
        Остановившись на углу, я попробовал все это себе представить. И мне удалось. Удалось! Правда, всего лишь на одно мгновение, как и тогда, на площади.
        Ну какой я к черту мыследел! Ведь у меня же ничего не получается!
        На ближайшей стоянке я вызвал авиетку и полетел на космодром. В нагрудном кармане у меня был каплевидный ультразвуковой пропуск, и поэтому передо мной открывались все двери. Я мог проникать в святая святых этого огромного космодрома. Но сначала я просто побродил по залу ожидания с его парками и милыми уютными барами, с его солнечным прямолинейным пространством и с его уже чуть не земным временем. Люди встречали и провожали друг друга. Стройные табунчики детей смешно шествовали к посадочным площадкам, уже с очевидностью предвкушая себе приключения в песках Марса. Командированные и художники, туристы и неопытные отпускники, все они двигались вокруг меня, точно зная, что им предстоит делать. Одежды модниц причудливо менялись на ходу, обдавая встречных сиянием переливающихся цветов радуги. Изящные роботы-корзинщики, мороженщики, доверху наполненные сластями, мороженым и бутылочками с тонизирующими напитками, бесшумно носились по залу, подчиняясь мысленным желаниям людей. Направленные узкие пучки звуковых колебаний сопровождали любителей музыки.
        Я вышел на смотровую площадь, с которой люди уже казались смешными черточками. И здесь кое-где сидели провожающие. И тот, кто хотел, видел перед собой лицо или всю фигуру отъезжающего человека и мог с ним говорить, пока люки корабля не закроются наглухо. А сами корабли стройными стрелами пронзали золотисто-голубой воздух космодрома и чуть покачивались в струях разогретого воздуха. И время от времени какая-нибудь из этих стрел срывалась с места и стремительно, с легким свистом, исчезала в зените, словно растворялась в солнечных лучах. И тогда кто-нибудь из провожающих медленно вставал и шел к выходу.
        Я обратил внимание на лица этих людей. За секунду до старта они были радостны и бодры, а теперь грустны и замкнуты. И тогда я понял, что эта грусть и замкнутость присутствовала на их лицах и во время разговора, только она тщательно, хотя и не нарочно, скрывалась.
        Меня это заинтересовало, как чуть отдернувшийся край завесы какой-то тайны. А впрочем, подумал я, что же тут особенного: люди провожают своих близких, и им грустно. Все правильно.
        Забравшись повыше, где было пусто, я снова представил себе момент их отлета. Вот они стоят на подъемниках своих кораблей. А тысячи людей на этой смотровой площади и еще десятки и сотни тысяч на ближайших холмах, и еще миллионы у телевизоров приветственно машут им руками… Фу, черт! Далось мне это «приветственно». С этим «приветственно» я не мог удержать картину и на мгновение. Впрочем, эта картина мне и не была нужна. Но в ней все-таки что-то было, что так неуловимо ускользало от меня, без чего я не смог бы сделать главного.
        Люди тогда провожали двух близких… Я сосредоточился… Картина получилась, я удержал ее. Но это были не сотни тысяч провожающих. Сначала я увидел девушку, стройную, в переливающемся розовыми оттенками платье. Она была очень красива, и она плакала. Она сама не замечала этого. Но почему? Кого ей жалеть? Себя? Этих двух? Я думал снова и снова. И лицо девушки надвинулось на меня, остались лишь два больших черных, широко открытых глаза. И в уголках каждого - слезы. Я смотрел в эти глаза и начинал что-то чувствовать. Я, кажется, понимал ее. Она смотрела на этих двоих, которые любили друг друга. И она любила. Сейчас она была той девушкой, которая улетала на «Нежности». И любовь, и нежность, и горе были в ее глазах, в ее взгляде, в ее слезах. Это провожали ее. Пусть на мгновение, но и навсегда, надолго. От этого мира, в котором прожиты первые двадцать лет, от этих людей, чувств, улыбок, ласковых взглядов, пустячных разговоров. А что будет там, впереди? Все время был порыв, страсть, стремление вперед, в поиск, в неизвестность, и вот теперь на мгновение все прошлое остается здесь и через несколько минут с
ужасающей скоростью останется позади.
        Все-таки я приблизился к чему-то.
        Я чуть сдвинул картину. Передо мной был парень. Он держал за руку ту девушку, в огромных глазах которой были слезы. Их руки застыли в каком-то неестественном напряжении, и я боялся, что он сломает хрупкие пальцы девушки… Только ни он, ни она этого не замечали. Я развернул лицо этого парня, так что он теперь смотрел на меня. Да… Конечно… Он провожал самого себя. И лицо у него было смелое, чуть жесткое, внешне решительное. В нем не было колебаний, только чуть заметное «Прощайте!»… Я сдвинул картину еще, все так же крупным планом. Женщина… Она провожает своего ребенка. И гордость в ее лице, и неистребимое желание вернуть все назад, не прощаться, прижать его к груди и никуда, никуда не пускать больше, никогда.
        Картина сдвигается, вправо, влево, вверх, вниз… Мальчишки с разинутыми от загадочного и таинственного ртами. Это они сейчас уйдут в зенит на «Мысли». Восторг и страх! Старик, женщина, девчонка, мужчина, девушка, и еще, и еще… Лица, фигуры, и души, души людей, раскрытые сейчас тем двоим, которые стоят на подъемниках «Мысли» и «Нежности».
        Ну что же, я, кажется, понял, пусть чуть-чуть, тех, кто провожал их. И мысленно создал теперь общую картину. Это удалось с трудом, но все же удалось. Стыдно стало за «приветственные» взмахи руками. Ну да! Люди, конечно, махали им руками, но каждый по-своему, с радостью, с болью, с нежностью. Одни были со слезами на глазах, как та девушка с огромными черными глазами, другие что-то кричали, смеялись, улыбались, смотрели сурово и сдержанно, кто-то подпрыгивал, кто-то бил кулаком по спинам стоящих впереди, кто-то спокойно доедал мороженое или непослушными руками теребил воротничок рубашки.
        И невозможно было удержать мыслью эту картину, силы моей и воли было слишком мало. Я бы разорвался на тысячи частей, если бы попробовал продолжать удерживать ее своим сознанием. Да это теперь уже и не нужно было мне.
        Я понял, что каждый в этой толпе был самим собой и еще одним из них. Я расслабился и картина ускользнула. Ну и хорошо! Они меня уже многому научили. Я приблизился к решению своей задачи и устал. Я сидел, откинув голову на спинку кресла, и ни о чем не думал… Стрелы кораблей устремлялись в зенит, кто-то из людей улетал, оставлял частицу своей души на Земле в тех, кто оставался. И кто-то оставался, отдавая себя космосу, который он, быть может, и никогда не увидит.
        Прошел час. Ну что ж. Надо продолжать работу. Я вызвал картину их кораблей, потом приблизил ее к себе и сделал так, что лица двух космолетчиков сблизились. Они улыбались. Потом она украдкой взглянула на него. На моей картине это получилось неудачно. Ведь тогда они стояли на расстоянии ста метров друг от друга. Ее взгляд и был направлен туда, к «Мысли», и поэтому прошел сквозь него. Секунду длилось это, и картина смазалась, растаяла.
        Нет, я еще не понял их. Я ужаснулся. А вдруг никогда и не пойму! Я встал и пошел вниз, потом долго бродил по службам космодрома. Двери комнат и залов открывались передо мной, но двери душ тех двоих оставались закрытыми.
        Много ли я о них знал? Посещение библиотек, встречи с людьми, которые их знали, просмотр кинолент. Всему этому я отдал много времени. Я знал почти каждый час их жизни. Они всегда были на виду. Во всяком случае, начиная со школы космолетчиков и кончая отлетом с Земли.
        Я не помню момента, когда они улетали. Мне тогда было всего несколько месяцев. Но, может быть, именно поэтому я и взялся за эту скульптуру, потому что был уверен, что смогу все увидеть своими глазами, без предубеждения. И все-таки я сбился. Эти «приветственные» взмахи рук, эта гордость, радость, счастье и даже зависть. Все это оказалось лишь верхним слоем, позолоченным и поэтому не глубоким и не главным.
        Они учились в одном классе. Потом они поступили в одну школу космолетчиков. И там, на третьем году обучения, им предложили полет в Дальний космос. Первый полет человека в Дальний космос. Они были абсолютно психологически совместимы. Это поразило ученых и вселило в них уверенность, что полет закончится благополучно.
        Потом их начали готовить. Месяцы и годы, расписанные по минутам. Даже редкие часы отдыха были тщательно продуманы учеными. Каждый шаг их был записан в протоколах и актах. Конечно, это делалось незаметно, ненавязчиво, необидно. Вряд ли они сами это знали. Разве что чувствовали.
        Я уже давно понял, что они любили друг друга. Но разве можно было из этого вывести, что они должны лететь с радостью? Ведь они должны были лететь на разных кораблях и никогда не покидать их, не встречаться вплоть до посадки на планете Сиреневой звезды. Правда, у них была постоянная видео- и звукосвязь…
        Стоп!.. Вот что пришло мне в голову. Они никогда не были одни. Что-то в этом заключалось… Да. В записях распорядка их поступков и действий был один пробел. Всего на несколько часов, когда им удалось запутать, отвлечь опекунов. Это было… было… Да, я знал, где это примерно было.
        И снова я вызвал авиетку и полетел на заросший ивняком берег таежной речушки. А там я долго стоял над водой, крепко держась за гибкий ствол куста.
        Они не вернулись на Землю. В этом был какой-то абсурд. Это было невозможным, нечестным, дурацким. Я даже не мог придумать этому слов. Их корабли нашли в тысяче световых лет от Земли. Они не дошли до своей цели. «Нежность» была изуродована неведомой ужасной силой. И она была мертва. «Мысль» была изуродована меньше. А его на корабле не нашли. Он вышел спасать ее и не вернулся.
        Они были первыми и им необходимо было поставить памятник, созданием которого я и занимался.
        Я стоял над рекой и думал. Почему я все время хотел запечатлеть вершину их славы, их почитания? Не потому ли я не могу удержать мыслью эти картины даже на мгновение? Значит, не это было главным в них. Не подвиг, не слава. Это вообще поверхностное выражение поступков и стремлений человека.
        С площадями и аллеями космолетчиков я покончил навсегда. Там они не согласятся стоять.
        Вот здесь, где-то рядом, они были вместе. Сказал ли он ей, что любит ее? Или это сказала ему она? Было тихо, очень тихо, и чуть слышный плеск волн и шелест листьев на ивах только усиливали эту тишину, это молчание.
        Я стоял и видел, как шли они по траве, с удивлением вслушиваясь в этот прекрасный и молчаливый мир. Это было впервые, далеко от всех людей. И он бережно обнял ее за плечо, а она прижалась к его груди. Они молчали.
        Я мог, как хотел, приближать эту картину к себе. Мог видеть их фигуры, лица и глаза. И если они даже не смотрели друг на друга, они все равно взглядом тянулись друг к другу.
        Молчание.
        Они ничего не говорили. Это было молчание, которое красноречивее слов. Они все, все, все сейчас говорили друг другу этим молчанием. В эти минуты для них ничего в мире не существовало, кроме них самих. И его руки, ласково, но неумело, еще по-мальчишески, обнимающие ее плечи… И ее грудь трепетно и нежно прижавшаяся к нему… И волнение лиц, движение бровей, взмахи ресниц.
        Они впервые были одни и знали, что это ненадолго, возможно, единственный, последний раз. Только там, на планете Сиреневой звезды, они снова смогут взять друг друга за руки. Память о шумной, на людях, жизни, мысли о предстоящем одиночестве, прижимали их друг к другу все теснее.
        Картина удерживалась легко, без всякого напряжения. Значит, в ней не было лжи, значит, такими и были эти их минуты, пусть не в деталях, но в главном. Здесь начиналась моя работа. Я мог остановить эту неосязаемую еще картину в любой миг, потом добавить детали, увеличить размеры. Я мог сделать скульптуру величиной с Эйфелеву башню, если ее захотят поставить на огромной площади. А потом бы я сделал постамент и написал на его необычных формах: «Мысль» и «Нежность». И так бы они и остались на века, осязаемыми, в камне или металле, знакомые миллионам людей, чуточку непонятные, потому что ведь для всех они были героями, а я хотел сделать их людьми, обыкновенными, простыми, как все другие, как ты да я, как целующиеся на другом берегу мальчишка и девчонка.
        Меня могли и не понять. Но это была правда. Эти минуты, это удивительное молчание составляли все существо их жизни. Я сделаю модель, покажу ее специалистам, пусть спорят, доказывают, у меня перед ними преимущество. Я понял их души, и никто, кроме меня, не сможет удержать картину своею мыслью, если только она не совпадет с моей. Никому не удастся сделать их только героями, потому что главным в них была любовь. Любовь друг к другу, а через нее ко всем людям, ко всей Земле. И пусть они уходили одни, своею любовью они уносили с собой всю Землю.
        Молчание…
        Они спустились к реке.
        Он сел на корявое, выброшенное на берег волной бревно, а она опустилась с ним рядом, положила голову на его колени и протянула вверх руки к его лицу. А он нагнулся над ней.
        Это был тот миг! Я понял. Я уже ничего больше не хотел изменять. Пусть все будет так!
        Без этого молчания им не вынести и месяца дороги. Без этого молчания они погибли бы. Без этого молчания они не выдержали бы взлета. А если бы и взлетели, то уже сломленными и покоренными.
        Так, так, все так! Сейчас в этом молчании, в этих поднятых кверху ее руках, в его склонившемся над ней лице начинала рождаться их слава. Не нужно славы. Пусть будут людьми. Пусть любят друг друга.
        Я остановил картину…
        Я учился. Я создавал скульптуры и раньше. Теперь я мог превратить эту картину в нечто осязаемое, в скульптуру. Я так и сделал.
        Я устал. Все-таки у мыследелов ужасно тяжелая работа. Я больше не глядел на них. Да. Я сделал свой шедевр. Я понимал это. Ни раньше, ни позже я не делал и уже не сделаю такого. Словно тяжесть свалилась у меня с души. Стало легко, но не совсем, не так, как раньше, не полностью.
        Тут дело было уже не в ошибке. Тут было что-то другое. Я бросил сигарету и подошел к ним. Все было так, как я хотел. Я ласково потрогал скульптуру. Счастье и мука были в ее глазах. Счастье, горечь и растерянность в его.
        Нет, я правильно схватил миг. На них будут смотреть и плакать. Люди увидят гораздо более важное, чем геройство и подвиг. Они увидят боль, в которой еще только рождается их будущее, их слава и смерть… И молчание. Это тоже правильно. Ведь по сути они говорили с собой только в эти минуты молчания.
        Они молчали тогда, молчат и сейчас. Они будут молчать всегда. Тысячи поколений людей будут рождаться, проходить возле них и умирать, а они все будут молчать, как тогда. Молчать…
        Я сел на бревно. Я мог сейчас разрушить эту скульптуру, а дома в своей мастерской воспроизвести вновь. Так я делал всегда. А сейчас не мог почему-то. Я знал, что все сделано правильно, но не мог показать ее людям. Слишком живыми сейчас были они для меня. И потом, эти тысячи лет молчания. Их молчание тогда было прекрасным, потому что оно было неожиданным, потому что длилось недолго, потому что впереди все-таки что-то было. А теперь? Тысячи лет молчания!
        Нет! Ее нужно было разрушить. Но я не мог.
        Ее нужно было показать людям. Но и этого я не мог сделать.
        А третьего пути не было. Вернее, был, но он запрещался. После этого я уже не был бы мыследелом. Я не имел права этого делать. Нужно было посоветоваться хотя бы с Островым. Но это все равно означало отказ.
        Я сидел возле них, которые улетели когда-то на «Мысли» и «Нежности» и не вернулись, и курил, пока не кончились сигареты. И солнце уже начало цепляться за верхушки деревьев. А я все еще ничего не мог решить. И вдруг солнце под каким-то странным углом осветило ее, и в глазах девушки я увидел слезы. С этими слезами скульптура была еще прекраснее, еще невозможнее. Я онемел, внутренне сжался, надеясь, что солнце сейчас уберет свой световой эффект. А слеза вдруг покатилась вниз… Я потрогал лицо девушки рукой: слеза была настоящая, солнце здесь было ни при чем.
        И тогда я встал, оглядел их еще раз и сказал: «Ну что ж, живите…» - и пошел к своей авиетке, но не сел в нее, а лишь вызвал по каналу связи Острового.
        - Ну что у тебя? - спросил он. - Что-нибудь получилось?
        - Получилось, - сказал я. - Вот что… Я больше не скульптор, я больше не мыследел. Я разрешил им… жить.
        - Ты с ума сошел! Ты нарушил клятву! Что теперь будет?
        - Со мной будет то же, что и с другими скульпторами-мыследелами, которые преступили закон.
        Я закрыл колпак авиетки. Авиетка была мне больше не нужна. Я пошел напрямик, куда глядели глаза, внушая себе, что оглядываться нельзя. Но не вытерпел и оглянулся. Они стояли у самой кромки воды, обнявшись. Отсюда я уже не мог слышать, говорят ли они, или молчат, да это мне и не нужно было знать.
        Сумерки упали на лес, а я все шел, и идти было легко, и хотелось идти.
        И молчание было вокруг меня.
        СЕДЬМАЯ МОДЕЛЬ

1
        Полупустой автобус распахнул двери. Конечная остановка. За шоссе начинался парк, тянувшийся до самой реки. Из-за верхушек сосен виднелись два верхних этажа нашего института. Сосны быстро глушили городские звуки. Скрип песка на еще мокрых от росы дорожках, шорох ветвей и запах… Какой запах!
        Из вестибюля широкая лестница вела на второй этаж в большой светлый зал со смотровой площадкой на Ману и ее левый берег. В зале стояли мягкие кресла, а на столиках - букеты цветов, полевых, лесных. Здесь уже толпились испытатели. Все еще были в обычной одежде городских жителей. Я поздоровался. Мне ответили вразнобой. Некоторые, уже постояв на смотровой площадке, выходили в дверь, ведущую в «экипировочную».
        Смотреть отсюда на зеленый, с голубыми прожилками озер, левый берег Маны стало уже ритуалом. Проектировщики нашего института кое-что понимали в человеческой психологии. Вид отсюда был красив всегда, в любое время года. Даль, открывающаяся километров на двадцать, действовала на людей умиротворяюще. Чуть левее Мана круто поворачивала под девяносто градусов на север, широко блестя на солнце своей ровной тихой гладью, а еще раньше, где-то за Синим утесом, сливалась с дымкой горизонта.
        Я вздохнул и оглянулся. В двух шагах от меня стоял испытатель Строкин.
        - Как дела с нашей «подопечной», Валерий? - спросил я.
        - В вечернюю смену все было нормально, - ответил он.
        - Пусто то есть?
        Строкин пожал плечами:
        - Что у нас может быть интересного? Это у самого Маркелова, да еще, возможно, в третьей модели есть что-то интересное. А у нас… - Валерий махнул рукой и замолчал.
        С минуту мы еще постояли рядом.
        - Красота какая… - сказал Валерий.
        Я кивнул и отошел в сторону. Разговаривать больше не хотелось. А место здесь действительно великолепное. Чудесное, умиротворяющее. Здесь, у этой земной красоты, полной, спокойной и понятной, испытатели отрешались от всего земного, от всего, что было дома, в семье, у знакомых, в городе, в стране, вообще на Земле.
        Странное и желанное ощущение. Я сейчас словно летел.
        И сознание, уже автоматически переключенное на что-то иное, подсказывало мне, что надо идти в «экипировочную». Машинально, даже не думая об этом, я отворил дверь, вошел в зал, уже не имевший окон, но с множеством кабинок, вошел в одну из них, свою.
        Через десять минут я вышел, одетый в плотно облегающий тело комбинезон, удобный и нисколько не стесняющий движений, по эскалатору в конце зала поднялся на следующий этаж. Здесь находились просмотровые, или «предбанники», как мы их называли. «Предбанников» было четырнадцать, по числу сменных испытателей. Я зашел в свой. Двухметровый экран объемного телевизора. Пульт управления и четыре кресла. В трех уже сидели инженеры обслуживающего персонала. Приятный приглушенный свет, шум аппаратуры, привычный и необходимый. Я поздоровался. Трое повернули головы и тоже поздоровались. Один крутанулся в кресле, спросил:
        - Просмотр?
        - Да, - ответил я. - Сколько информационных минут? - Про часы испытатели уже и не спрашивали.
        - Ноль, - ответил инженер.
        - Хорошо. Сколько дает машина?
        - Четверть часа.
        Это означало, что электронный мозг института из восьми часов работы испытателя выбрал только пятнадцать минут, которые имели хоть какое-то еще значение для исследований. Да и то… Пятнадцать минут - это просто так, минимально возможное время. Хочешь, не хочешь, а смотри. Все равно ничего полезного и интересного не будет.
        - Вечерняя смена, - сказал инженер. - Седьмая модель.
        Я и так знал, что будет просмотр вечерней смены. Ночная еще не вернулась. А когда вернется, то материалы ее исследований еще несколько часов будут обрабатываться. Этот разрыв в восемь часов представлял некоторое неудобство, потому что связи с испытателем во время смены не было никакой. На восемь часов испытатель был предоставлен лишь самому себе. Правда, их там двое, но это мало что могло дать. Ведь вездеходы работали в разных квадратах. В институте уже проводились работы по обработке поступающей от испытателей информации в реальном масштабе времени. Но эту систему введут еще не скоро. Несколько минут можно было поговорить с самим испытателем ночной смены Вольновым, когда он выйдет из вездехода. Но это и все…
        Я сел в кресло перед экраном, сказал:
        - Просмотр.
        Экран ожил.
        Накатились барханчики песка, ушли в стороны, желтые-желтые, безжизненные, привычные. Машина шла, по-видимому, со скоростью километров пятьдесят в час. Я это чувствовал.
        - Три часа сорок пять минут, - сказал автомат.
        Это означало, что кадры, возникшие на экране, соответствовали трем часам сорока пяти минутам после начала вечерней смены.
        - Почему вычислительный центр выбрал именно этот момент? - спросил я.
        - У испытателя участился пульс, - ответил инженер.
        Учащение пульса! Я усмехнулся. Тоже мне, критерий!
        - Может, Крестьянчиков пить захотел?
        - Оператор Крестьянчиков выпил бутылку минеральной воды, - словно прочел мои мысли инженер.
        Так я и знал. У него еще в одном случае пульс обязательно учащается.
        - А Васильеву в это время не хотелось пить? - спросил я. Вопрос был пустой. Я сам знал это.
        - Нет, - лаконично ответил инженер.
        Два других в это время, манипулируя клавишами управления вычислительного центра, еще раз небольшими кусками просматривали на экране простого телевизора всю восьмичасовую видеозапись вечерней смены.
        - Четыре часа пятнадцать минут, - объявил автомат.
        И снова барханчики накатывались на вездеход. А!
        - Да эти барханчики здесь все одинаковые! Но все же я понял, что Крестьянчиков возвращается. По времени нетрудно было догадаться.
        - Почему? - спросил я.
        - Замедление пульса, - ответил инженер.
        - Жажда?
        - Нет.
        - Координаты?
        - Те же, что и в три часа сорок пять минут.
        Странно, подумал я, почему он возвращается по своему следу? Обычно вездеходы делали круг или эллипс, хотя это и не оговаривалось инструкцией. Поиск на «подопечных» был свободный, в пределах заданного квадрата, конечно.
        - Почему он возвращался по своему следу?
        - Конкретных объяснений нет. Крестьянчикову просто так захотелось.
        - Ясно. Ощущения?
        - Ничего необычного.
        - Координаты этой точки в память машины?
        - Записаны.
        Экран погас.
        - Просмотр кончен, - сказал инженер.
        - Ясно.
        Два других инженера тоже закончили просмотр видеозаписи вечерней смены.
        - Ваше мнение? - спросил я.
        - Информации мало или ее вообще нет, - ответил один. - Случайность.
        - Желательно ли проверить эту точку?
        - Вычислительный центр не настаивает на проверке.
        - Вычислительный центр! - слегка вскипел я. - А вы-то сами? Ваш опыт, интуиция, предчувствия!
        - Интуиция? Да при чем же интуиция, когда дело идет о седьмой модели? Вот у Маркелова…
        - Ну и пусть! Наша модель ничуть не хуже модели Маркелова… - сказал я и внезапно успокоился. - Проверю, хотя вы, конечно, правы. Седьмая «подопечная» пуста.
        - Это уж точно, - вздохнул один и с хрустом потянулся.
        Ясно. Они нашу седьмую модель и всерьез даже не воспринимают.
        - Через десять минут конец ночной смены, - напомнил инженер.

2
        Я вошел в свой ангар. Сейчас здесь появится вездеход, Вольнов из ночной смены с облегчением выпрыгнет из него, освобождая мне место. Начнется дневная смена, и я еще восемь часов буду перепахивать гусеницами пески «подопечной».
        Мы никак не могли придумать название исследуемой планете. Самое лучшее, пожалуй, было - «Песчинка». Но дело в том, что почти все модели были покрыты песком. Все можно было назвать «Песчинками». А некоторые испытатели в своей фантазии доходили даже до «Зануды».
        Огромный, чуть больше Земли шар из песка. И все. Ничего здесь не было, ни жизни, ни разума. Да и самой-то ее не было. Вернее, была, но не в обычном смысле этого слова, не в буквальном.
        Уже давно были известны основные параметры многих звезд: их масса, спектр и энергия излучения, небольшие отклонения в движении, что указывало на наличие у них планет. Четвертое поколение вычислительных машин вполне справлялось с моделированием. И если человек пока еще не мог улететь к другим планетам, к другим солнечным системам, то почему нельзя изучать эти планеты на Земле?
        Вот и начали появляться институты, подобные нашему.
        Мощь человеческого воображения и интеллекта плюс невероятные способности машин к хранению и обработке информации создали несколько десятков «подопечных» планет, одну из которых я со своими товарищами и исследовал.
        Здесь не было никакой иллюзии, здесь все было настоящее, но опять же не совсем в обычном смысле. Ведь я мог погибнуть, если вездеход внезапно разгерметизируется. Я мог получить солнечные ожоги, умереть от голода или жажды, если вездеход на несколько дней застрянет в песках. В институте, конечно, на всякий случай есть специальная группа спасателей, отчаянных парней, только работы им пока не было. Но, в принципе, с нами, испытателями все могло случиться, хотя наши тела во время работы пребывали в стенах института, воображение и сознание работали на далекой, никем и никогда не виданной на самом деле планете.
        В создании моделей принимали участие и испытатели, но во время экспериментов специальные детекторы вычислительного центра не пропускали всплесков нашего воображения, которые могли повредить самому испытателю или «подопечной». На время работы наше воображение как бы выключалось. Оставалось лишь то, что необходимо было для планомерных исследований. И во время восьмичасовых смен мы обязаны были напрягать свое воображение, чтобы отыскать на планете что-то интересное.
        Атмосфера нашей «подопечной» была непригодной для дыхания, более разреженной. При выходе из вездехода нужно было надевать кислородную маску, у которой имелось устройство для радиопереговоров с напарником по смене. С самолетов и вертолетов исследования пока не проводились. Во-первых, не было подходящих типов, во-вторых, выхлопные газы могли нарушить первоначальный состав атмосферы. Маленький же вездеходик с электрическим приводом для этого вполне годился.
        Все смоделированные на Земле «подопечные» были бесплодны. Только у самого Маркелова, да еще в третьей модели были, кажется, небольшие зацепки. Во всяком случае, в модели Маркелова была нормальная для дыхания атмосфера и вода, а третья модель иногда выкидывала какие-то фокусы, связанные с парадоксами пространства и времени. Отработает, например, испытатель восьмичасовую смену, а в институте пройдет или семь с половиной часов, или восемь часов пятнадцать минут. Впрочем, в третьей модели, фокусы могла выкидывать просто сама вычислительная машина. Тут еще нужно было как следует разобраться.
        А вот наша бедная, безымянная планетка почетом и уважением у инженеров и операторов не пользовалась.

3
        Загорелось табло, извещавшее о том, что машинное время и наше земное время совместились. Створки ангара разошлись, Вольнов с силой отбросил дверцу вездехода, спрыгнул на бетонный пол. Был он весь взъерошенный, взвинченный.
        - Что интересного? - осторожно поинтересовался я.
        - Надоело! - отозвался Вольнов. - Надоело! И хоть бы толк какой был… Я уже спираль начал с тоски крутить. До того закрутился, что в точке схода уснул. Даже сны цветные видел. Ерунду какую-то, а все больше про желтые пески. Хорошо, вездеход сам нашел место выхода в наше время.
        Инженеры обслуживающего персонала четко и быстро осматривали машину. С ней все было в порядке.
        - Спираль мы никогда не крутили, - сказал я. - Обычно круг или эллипс.
        - Сам не знаю, что на меня нашло. Плохо, что я уже не верю в смысл нашей работы. Ничего мы здесь не найдем, кроме абсурда в снах.
        - Что за абсурд тебе приснился?
        - Так… Какая-то круглая булка хлеба, только металлическая и с пятиэтажный дом высотой… Ну… я пошел?
        - Иди… А точка схода спирали?
        - А! Там на карте увидишь. Ничем не отличается от всех других. Пусто все. Слаба фантазия у нас с машиной. Слаба…
        Вольнов рассеянно хлопнул меня по плечу и вышел из ангара. Я его понимал. А ведь все бы изменилось, прилети мы на такую вот захудалую планетку, проведи мы предварительно пять-десять лет в стенах какого-нибудь космического корабля. Да ведь мы от радости насмотреться не смогли бы на эти безжизненные пески. Уж мы бы ее облазили всю, обсосали, выяснили, что на противоположной месту посадки стороне высота барханчиков на два миллиметра больше, в среднем, конечно. А тут, пьешь утром кофе, даешь указания дочери, чтобы она на уроках сидела внимательно и все старательно слушала, договариваешься с женой, кому после работы зайти в универсам и овощной магазин, потом шесть остановок едешь на автобусе, хорошо хоть остановка конечная, садишься в вездеход и начинаешь исследовать модель неизвестной планеты, у которой, кстати, даже названия нет. Потом говоришь сменному испытателю, что бросаешь такую работу к черту, заходишь в магазин, стоишь в очереди, вечером почитываешь потихонечку литературу по вычислительной технике, потому что уж лучше перейти в операторы и создавать очередную модель «подопечной», чем потом ее
исследовать!
        Начальник смены обслуживающего технического персонала подписал акт о проверке вездехода. Можно было приниматься за работу.
        Я влез в машину, захлопнул дверцы, наружную и внутреннюю, проверил герметичность кабины, запасы энергии, пищи, воды, воздуха, мельком глянул на карту, лежавшую на операторском столике. Вольнов действительно вычертил спираль. Только… Только он, кажется, исследовал совсем не тот квадрат, который ему полагался по программе. Странно… Ну это Вольнов сам объяснит в отделе обработки информации, поступающей с модели.
        Я дал сигнал о том, что к работе готов. Дисплей высветил программу работ на смену и предполагаемый район поиска. Но я и так знал программу работ на целый месяц вперед.
        Зажглось табло. «Выход разрешаю»… Я нажал кнопку пуска. Вездеход рванулся с места, чуть замедлил ход, когда его гусеницы врезались в песок, дернулся, проскочил еще метров сто и остановился.
        В кабине было прохладно. А вот там, за стеклом… Десятидневные по земным меркам сутки «подопечной»! И вот ведь что интересно: когда создавали программу нашей седьмой модели, машина никак не хотела понизить температуру на поверхности «подопечной» ниже + 53 градусов по Цельсию.
        Солнце поднялось уже высоко и раскалило песок. Программа работ сегодня не предусматривала выхода наружу, хотя в комбинезоне и кислородной маске это и можно было сделать.
        Сейчас я должен был задать программу авторулевому. Но чаще испытатели сами вели машину. Все-таки какое-то действие, какая-то работа, а авторулевой только выдавал поправки, если машина чуть сбивалась с курса.
        Еще в ангаре я почему-то почувствовал, что мой сегодняшний маршрут не совпадет с запрограммированным. Это правилами работ разрешалось. Испытатель волен был импровизировать. Но сегодня здесь было что-то другое.
        Ведь Крестьянчиков в вечернюю смену вместо круга шел по прямой, возвращаясь тем же самым путем. Вольнов в ночную смену сделал сходящуюся спираль.
        И вот ведь что странно… Вольнов сразу же вышел из своего сектора. Он месил гусеницами вездехода песок в уже исследованном секторе. Стоп! А ведь точка схождения спирали совпала с тем местом, где у Крестьянчикова сначала участился, а на обратном пути замедлился пульс. Но ведь ни тот, ни другой не заметили ничего странного… Ну, участился пульс у Крестьянчикова… Да только что из этого следует? Пустяк… А вот зачем Вольнов покатил туда? Ведь он даже не знал, что в этой точке с Крестьянчиковым что-то произошло.
        Так… Но ведь я-то уже кое-что знаю. Машина, конечно, все обработает и выдаст результаты. Но только это все будет лишь через восемь часов.
        Запланированный сектор может и подождать. А вот эта странная точка…
        Посоветоваться здесь я мог только со Строкиным, испытателем второго вездехода, который находился где-то километрах в двухстах от меня. Я включил передатчик.
        - Курилов Строкину. Намерен исследовать вчерашний квадрат Крестьянчикова.
        - Строкин Курилову. Что там?
        - Не знаю. Но Вольнова из ночной смены почему-то понесло туда, хотя он ничего особенного и не заметил. Как у тебя?
        - Я в квадрате по программе. Связь постоянная.
        - Хорошо. Только тебе придется что-нибудь рассказывать. «Подопечная» дает для разговоров слишком мало информации.
        - Я буду петь. Мурлыкать то есть. Знаешь, Алексей, когда я здесь, мне все время приходят в голову джазовые мелодии. И я исполняю, мысленно, конечно, все партии: трубы, банджо, саксофона, даже барабана. Усложняю обработку, создаю вариации. Даже самому нравится. А вот там, у себя в городе, в институте даже в голову такое не приходит.
        - Это потому, что у тебя здесь сенсорный голод. Ощущений не хватает. Песок. Все один и тот же песок с самого начала и до самого конца… Так я, Валерий, в квадрате Крестьянчикова.
        Строкин в ответ что-то замурлыкал.
        Я развернул машину и на предельной скорости повел ее в точку, где у Крестьянчикова что-то произошло с пульсом. Я-то делал это вполне сознательно, а вот что повлекло туда Вольнова?
        Вездеход шел легко, без натуги, как всегда. Да и местность была совершенно ровная. Песок. Один песок! Через определенные программой промежутки времени исследовательский комплекс вездехода автоматически производил самые разнообразные замеры. Но все это, как я был уверен, впустую, все для того, чтобы лишь что-то делать, чтобы выполнять программу, для очистки совести, словом.
        Ведь седьмая модель пуста! Только вот такую простенькую планетку и смог смоделировать электронный мозг нашего института. Фантазии, что ли, мало у машины? Или мощности не хватает? Конечно, когда-нибудь смогут моделировать сложные миры. Когда-нибудь смогут… А сейчас вот приходится месить гусеницами сыпучий песок. И так до тех пор, пока всем не станет ясно, что на «подопечной» делать нечего и ее просто-напросто прикроют, как уже было не раз, Потом смоделируют другую, тоже, наверняка, пустую. Вначале будет некоторый интерес, все будут ждать чего-то, надеяться.
        И вот ведь на каком чувстве внезапно поймал я себя: мне стало жаль седьмую модель, у которой до сих пор не было даже названия. Жаль, что за ненадобностью она будет пылиться в виде программы на бобинах с магнитной лентой где-нибудь на складе неудачных научных проектов. Жаль… Ну хорошо! «Подопечная» никому скоро не будет нужна. Исследователям, то есть операторам, испытателям. Да разве нельзя ее приспособить для каких-нибудь других целей? Отдать ее ученым, физикам, химикам или биологам. Пусть строят здесь свои научные центры. А ведь действительно! Физикам-ядерщикам, например. Соорудят они здесь какой-нибудь сногсшибательный синхрофазотрон и будут потихонечку сидеть и радоваться. А разные промышленные производства с вредными отходами? Ведь и их можно вынести вот на такие смоделированные планетки. Да и вообще все, что не нужно человечеству. А еще экскурсии можно устраивать. Да и мало ли что еще…
        Конечно, пока все дело в энергии и в возможностях электронного мозга. Ведь «забросить» на смоделированную планету мой вездеход и то не так просто с точки зрения потребления энергии. Здесь-то он потребляет энергии ровно столько, сколько и на Земле. Уйму энергии жрет «переход» с Земли на модель. Но и эту проблему человечество когда-нибудь решит. Труднее с фантазией электронного мозга.
        Труднее. А что это за пространственно-временные парадоксы в третьей модели? Да ведь это, наверное, не ошибка в моделировании, а именно очень сложная модель с заранее запрограммированными парадоксами! И там, наверное, будут изучать не саму «подопечную», а строить какой-нибудь исследовательский институт Пространства и Времени.
        Четвертый месяц я работаю исследователем, а только сейчас пришел к мысли о том, что возможности «подопечных» гораздо шире, чем мне это казалось ранее. Но кто-то, наверняка, знал это с самого начала.
        Я чуть было не запел, но сдержался. Пусть уж лучше мурлычет Строкин.
        А ведь работа мгновенно стала интересной. Ай да красавица! Красавица! Конечно, красавица! А то - «подопечная». С тоски можно умереть! «Красавица»!

4
        Ничто не изменилось в песках. Да и что тут могло измениться? Яркий свет с неба да желтое море без конца и краю.
        И вот я уже был примерно в том месте, где сошлась спираль Вольнова, где то убыстрялся, то замедлялся пульс Крестьянчикова. Координаты я мог определить с точностью в сто метров, не лучше. Ничего интересного я тут не заметил. Но ощущение чего-то таинственного, значительного и тревожного во мне нарастало. Я уже не сомневался, что встречу здесь нечто. Ведь недаром Крестьянчиков пересек эту точку дважды, Вольнова влекло сюда по сходящейся спирали, а я мчал напрямик, хотя мне сейчас нужно находиться совсем в другом квадрате.
        Песок и солнце. Но я был уверен. Пусть я пока ничего не увидел, не услышал, но это где-то здесь. Вездеход начал утюжить квадрат. За двадцать минут я изъездил его вдоль и поперек.
        И ничего…
        Тогда я изменил тактику. Раз оно влечет меня, так пусть же само и укажет дорогу. Я закрыл глаза, полагаясь только на чутье. Штурвал в моих руках крутился то влево, то вправо. Вездеход шел медленно, как бы на ощупь, впотьмах.
        И вдруг, сам того не сознавая, я резко нажал на тормоза, Открыл глаза… Прямо передо мной, метрах в двадцати возвышалась какая-то странная конструкция. А ведь еще минуту назад ее здесь не было. Сооружение было непонятным для меня, я не видел в нем ни смысла, ни цели. И в то же время это было явное творение разума, а не природы.
        Внутренне я был подготовлен к чему-то неожиданному. И все же… И все же я был поражен. Но мозг работал спокойно, только пульс участился да кровь прилила к лицу. Я это чувствовал.
        По инструкции нужно было заснять все достойное внимания на кинопленку. Потом в институте сравнят кадры кинопленки с моделью вычислительной машины. В ста случаях из ста изображения должны совпасть. Ну это их дело… Я включил кинокамеру, установленную на крыше вездехода. Теперь нужно было убедиться, что оно не опасно для человека. Я это чувствовал, но объяснить не мог. Оно не только не было опасным для меня, оно просило о помощи! Так мне показалось. Я пристегнул кислородную маску, скользнул в шлюз и через минуту оказался в песках.
        Так что же это? Машина нашего института смоделировала какую-то конструкцию? Специально, чтобы удивить меня? Или они там придумали новые испытания? Или что-то в самой вычислительной машине сломалось, произошел какой-то сбой, и она теперь будет моделировать черт знает что?! Сейчас погасит солнце или разверзнет передо мной пучину океана? Да нет. На такое моделирование она не способна. А вот сбой… Даже если и сбой (хотя такое предположить трудно), то ведь должно было появиться нечто нецелесообразное, уродливое. И хотя мгновение назад я не видел в странной конструкции ни цели, ни смысла, мне вдруг показалось, что смысл в ней есть.
        Она была похожа на каравай хлеба. На ту самую «булку», которую Вольнов увидел в кошмарном сне!.. Не во сне он ее увидел! Не во сне! Все это было наяву.
        Я зашагал, тяжело вытаскивая ноги из песка. Мне попался полузасыпанный след от гусеницы. Да, я тут порядочно перемешал песок своим вездеходом.
        И тут до меня дошло, что в последние несколько минут я не слышу мурлыканья Строкина. Более того, я даже не передал ему, что встретил нечто странное. Ну да ладно, две минуты подождет еще. Я только мельком взгляну на сооружение, возвышающееся передо мной, и вернусь в вездеход.
        А конструкция действительно возвышалась передо мной метров на семь-восемь. Какая-то полусфера из металлических, кажется, ребер, с выступами и углублениями. Я подошел ближе и прикоснулся к сооружению рукой. Поверхность была более прохладной, чем можно было ожидать на таком солнцепеке. Тогда я двинулся по окружности, старательно обходя выступы и не рискуя пока даже заглядывать в непонятные мне углубления. Я вернулся к тому месту, откуда начал обход. Следы от моих ног были еще отчетливо видны.
        Непонятно… Что же это все-таки такое?
        Я влез в машину, вызвал Строкина. Мой напарник по смене мне не ответил. И автоматический радиодатчик его вездехода тоже молчал. Строкин, в принципе, мог просто уснуть, что, конечно, было очень маловероятно. Но датчику положено было бодрствовать все время, пока машина находилась на «Красавице». Причин для волнения было уже предостаточно. И по крайней; мере в одном я был виноват: перед тем, как выйти из вездехода, я не сообщил Строкину о странной конструкции, не поставил его в известность о своих предполагаемых действиях. И все из-за того, что работа в модели была какой-то обыденной. Кончится смена, и я сразу домой. А вот на настоящей планете я бы так не поступил.
        Связь между вездеходами на «Красавице» еще никогда не прерывалась, никогда не было и помех радиоприему. Возможно, и это как-то усыпило мою бдительность. Спокойствие и однообразие, песок и солнце.
        Неужели со Строкиным что-то случилось? Да что здесь может произойти? И эта конструкция? А странные маршруты Крестьянчикова и Вольнова? Значит, что-то может!
        Я еще колебался, хотя алгоритм моего поведения в данной ситуации был однозначным. Пусть «Красавица» хоть на голове пляшет, но самое главное - это жизнь человека.
        Чтобы не объезжать непонятную конструкцию, я дал задний ход и проехал метров пятьдесят.
        Все так же мурлыкал Строкин, ничего странного не было видно до самого горизонта, след от вездехода обрывался метрах в пяти-семи передо мной. Все это я воспринял мгновенно.
        - Курилов Строкину! Курилов Строкину! Ты слышишь меня? Прием! Прием!
        - Строкин Курилову. Слышу тебя прекрасно. Что произошло? Почему ты так кричишь?
        - Я вызывал тебя, но ты не ответил. Минуту назад…
        - Никакого вызова не было.
        - И радиодатчик твоего вездехода не отвечал.
        - А сейчас?
        - Сейчас все нормально. Отвечает. Но сейчас и ты меня слышишь. Тут странное дело…
        - Красавицу в песках увидел?
        - Красавицу? Да, да, именно «Красавица»! Тут какая-то странная конструкция была…
        - Что значит: была?
        - Была. А теперь нет. Я даже обошел вокруг нее, руками потрогал. Метров восемь высотой и метров пятнадцать-двадцать в диаметре, это если не учитывать выступающие части.
        - У нее даже и выступающие части есть?
        - Есть, есть у нее все есть, что надо. Да только дело в том, что она исчезла. Сначала я хотел, чтобы ты отправился в институт и вызвал сюда кого-нибудь, еще. Но показывать больше нечего. Что делать?
        - Ты уверен, что она действительно была?
        - Думаешь, галлюцинация? Даже если и так, все равно на «Красавице» есть что-то странное, У меня никогда раньше не было галлюцинаций. А что в твоем квадрате?
        - Мой квадрат пуст, как и все другие на нашей «подопечной». А «Красавица» это что, название такое, имя? И давно ты придумал?
        - Совсем недавно. Да только дело сейчас не в этом. Ведь и Крестьянчиков и Вольнов чувствовали в этой точке что-то странное, непонятное. След! След. Я только что проехал задним ходом метров пятьдесят, а след от вездехода обрывается прямо передо мной.
        - Полагаю, что нам нужно встретиться, - сказал Строкин.
        - Похоже, что так. Только сначала один небольшой эксперимент. Я буду двигаться вперед и все время что-нибудь говорить, а ты внимательно слушай. Понял? Начали!.. А «подопечная» действительно красавица. Вот вернемся в институт и я официально предложу называть ее «Красавицей». Слушай! Снова та же самая конструкция! Строкин! Стро… Курилов Строкину! Прием! Прием! Курилов Строкину! Прием!
        Но мне никто не отвечал.
        Теперь я уже сознательно не стал разворачивать вездеход. В этом моем движении то вперед, то назад что-то было… А конструкция все возвышалась. И все было как несколько минут назад. Или… или нет. Да, наверняка, все как несколько минут назад. Только я тогда не все заметил, потому что был уверен, что странность заключается только в непонятной конструкции, неожиданно возникшей передо мной. Теперь я был повнимательнее. Во-первых, связь со Строкиным снова оборвалась. Я сейчас дам задний ход и услышу от своего напарника, на каком слове она прекратилась. Во-вторых… Или это мне только кажется?.. За окнами машины было не такое уж и пекло, как всегда… В-третьих, колея от вездехода, которую я перешел пешком, тянулась перпендикулярно движению моей машины. В-четвертых, это была колея только от одной гусеницы.
        Но сначала связь со Строкиным.
        Я дал машине задний ход и почти тотчас же услышал:
        - …рилову! Прием! Прием!
        - Курилов Строкину! Слышу нормально. Когда прекратилась связь?
        - На фразе: «И я официально предложу называть ее „Красавицей“».
        - Все верно. Следующей фразой было: «Слушай! Снова та же конструкция!» Что будем делать? Похоже, что дело тут не в плохом прохождении радиоволн. Я куда-то попадаю. Только наш вычислительный центр вряд ли смог бы это смоделировать. А какой-либо сбой в машине уже давно бы заметили и исправили.
        - Выхода два: или обоим немедленно возвращаться в институт, все рассказать, а там уж пусть начальство принимает решение, или попытаться кое-что разузнать об этой твоей конструкции, но только вдвоем. Впрочем, уже одно то, что на «подопечной», «Красавице» то есть, пропадает радиосвязь - немаловажно. И если это не причуды вычислительного центра, то работы хватит всему институту.
        - Я уверен, вычислительный центр здесь ни при чем. Жду тебя в квадрате Крестьянчикова. - Я назвал координаты места, где сейчас находился. - Придумаю для тебя какой-нибудь буй. Или… или даже просто оставлю на этом самом месте свою машину, а сам пойду пешком.
        - Думаешь, туда можно пройти пешком?
        - Почему нет? Сейчас попробую. Иди по радиодатчику. Минуты через две я тебя вызову.
        Я вылез из вездехода и пошел по следу машины. Лицо мое защищала только кислородная маска, а кисти рук были открыты вообще. Я чувствовал, какая жуткая жара стояла здесь. Колея от моего вездехода кончалась внезапно, словно срезанная ножом. Я постоял с секунду и сделал шаг вперед. Передо мной высилась конструкция. Воздух несомненно стал прохладнее. И еще одна странность - горизонт словно бы сузился. Но это могло быть и от того, что в вездеходе мои глаза находились метра на полтора выше. На ровном месте и это имело значение.
        Несколько минут у меня ушло на то, чтобы вернуться в машину, вызвать Строкина, сказать ему о том, что я намерен делать дальше, убедиться, что тот на предельной скорости идет в мой квадрат, и снова вернуться к странному сооружению.

5
        На связь со Строкиным я должен был выйти через полчаса.
        Еще раза три я обошел вокруг странной конструкции, уже более смело заглядывая в ниши и похлопывая рукой выступающие части. И если раньше я отметил, что оно, кажется, было изготовлено из металла, то теперь я начал различать цвета металла. Преобладающим был малиновый с множеством оттенков, переходящих в желтый или фиолетовый. Завершенность форм конструкции привела меня к мысли, что это какой-то законченный, отдельный, специальный аппарат, у которого нет никаких функциональных связей с окружающим миром. То есть я пришел к мысли, что это какой-то летательный, скорее всего, космический аппарат. Одна из ниш оказалась настолько глубокой, что свет в нее уже не проникал. Уверенность, что ничто здесь не причинит мне вреда, возникла у меня уже давно. Она окрепла и даже казалась внушенной, внешней, не подавляющей, но какой-то призывной. Словно кто-то приглашал меня и просил помощи.
        Я уже не мог, да и не хотел противиться этому зову.
        Ниша заканчивалась лазом, в котором я мог проползти. Я двинулся вперед и метров через пять очутился в помещении, светлом, достаточно просторном, круглом, с какими-то стойками по окружности, с двумя креслами или чем-то отдаленно напоминающим кресла, с пультом управления. Во всяком случае здесь что-то переливалось всеми цветами радуги и походило на перемигивание лампочек на мнемосхеме какого-то очень сложного устройства. В одном из кресел лежало существо и глядело на меня двумя немигающими глазами. Мне показалось, что оно мертво или без сознания. Призыв о помощи, безмолвный, но страстный, исходил несомненно от него.
        Что-то перевернулось в моей голове и стало на место. Спокойно… Спокойно… Спокойно…
        Чьи бы это ни были штучки, но передо мной лежал человек. Да я и не рассуждал, человек это или не человек? Просто разумное существо. Я подошел и положил руку на высокий лоб. Он был тепел, этот именно человеческий лоб. Да и черты лица были явно человеческими. Глаза, уши, рот, нос. Руки, ноги, туловище. Он, кажется, был точной копией человека, хотя человеческими мне показались только глаза. Что же делать? Что с ним? Чем я могу ему помочь? Я чуть было не сгреб его в охапку и не потащил в вездеход, чтобы немедленно транспортировать в наш институт. Но вовремя опомнился. Во-первых, атмосфера. Лаз в это помещение, каюту или рубку управления был открыт. Вполне возможно, что существо дышало именно таким воздухом, какой был на этой планете. А он ведь далеко не похож на земной. Может случиться, что один глоток земного воздуха - и спасать будет некого. Во-вторых, еще одно кресло. Я не знал, есть ли здесь второй член экипажа. А если есть, то жив он или мертв? Колея одногусеничного вездехода наводила на мысль, что второе существо должно быть. Я бы сейчас сделал все, что нужно вот только не знал, что именно.
Осмотреть корабль? Теперь я был уверен, что это космический корабль. Да чем же все-таки помочь ему? Я рванулся в одну сторону, в другую, чуть было не сбил со стойки графин с водой… и остановился.
        Ладно. Космические корабли, представители другой цивилизации, очень похожие на нас, вычислительная машина, продолжающая играть цветовые гаммы - все это возможно. Для меня, по крайней мере. Я ведь никогда не встречался с пришельцами, как, впрочем, и все остальные люди на Земле. Но… но этот обыденный, простой, слишком уж человеческий графин с водой. Стеклянный графин, похожий на тот, что стоял в холле нашего института. На нем только инвентарного номера не хватало!
        - Пить… - сказало существо.
        Понятно. Если есть графин, почему бы ему не сказать на чистейшем русском: «Дай-ка, дружище, водицы испить!»
        Я спокойно взял в руки графин, даже вода в нем булькнула как-то знакомо, и поднес его ко рту человека. Теперь уже точно: человека! Только вот рта он не раскрыл. Мне пришлось приложить значительное усилие, чтобы раздвинуть стиснутые челюсти и влить в рот немного воды. Человек был без сознания. Тогда как же он смог попросить воды?
        Я поставил графин на место и осмотрелся еще раз. Никакого другого выхода отсюда не было. В это помещение можно было проникнуть только одним единственным образом: через тот самый лаз, его даже ходом не назовешь.
        - Спасибо… - сказал человек. - Помоги еще…
        - Как? Как тебе помочь?!
        Глаза человека, по-прежнему, были открыты. И все-таки он лежал без сознания. Во всяком случае он не пошевельнулся. Да и говорил он, не открывая рта. Ладно. Переживем. Телепатия! Передача мыслей непосредственно из мозга в мозг. Поэтому он и говорит на русском. Даже в самом непонятном есть какой-то порядок, который успокаивает, делает это непонятное приемлемым, во всяком случае. Сейчас он скажет, подумал я, что у них сломалась дюза или отражатель фотонного двигателя и попросит помощи. Я даже ответа ждал на свои невысказанные вслух мысли. Но не получил. Человек не сказал больше ничего.
        - Сколько вас здесь? - спросил я. - Двое? Или больше? Что это за аппарат? Космический корабль? Вы хоть знаете, что находитесь на Земле?
        Я мог продолжить этот ряд вопросов до бесконечности. Мне самому нужна была помощь. Я не знал, что делать.
        Но ведь где-то на подходе уже был вездеход Строкина.
        Здесь мне мог помочь только он.

6
        К своему вездеходу я вернулся вовремя. Машина Строкина приближалась. Вот она остановилась. Еще минута, и Валерий появился передо мной. На нем был такой же комбинезон, как у меня, и кислородная маска.
        - Ну! - нетерпеливо спросил он. - Что тут у тебя?
        - Полагаю, что это космический аппарат, - ответил я. - Внутри находится человек. Он даже попросил у меня пить, хотя и лежит без сознания.
        - Ты хоть представляешь, что говоришь? - не поверил Строкин. - Машина нашего института создала математическую модель этой планеты. И вдруг на математическую модель преспокойно садится космический аппарат пришельцев!
        - Не знаю, преспокойно он сел или нет, но существо, находящееся в нем, нуждается в помощи. Вот кончается колея моего вездехода. Можешь сделать шаг вперед и сам все проверить.
        Строкин шагнул. Минут через пять он вернулся.
        - Оказывается, ты прав. Только их корабль находится не на «подопечной», не на «Красавице» то есть.
        - Это в каком же смысле?
        Вместо ответа Строкин сказал:
        - Давай загоним туда один вездеход и пусть он определит некоторые параметры планеты, а мы займемся самим человекоподобным существом.
        - Человеком, - поправил я.
        Предложение Строкина было правильным. Мы так и сделали. Моя машина по стандартной программе занялась исследованием планеты, которая, как мне теперь казалось, действительно заметно отличалась от «Красавицы». Но чем мы могли помочь человеку? Валерий оказался находчивее меня. Он прихватил с собой аварийную аптечку.
        - Уж не собираешься ли ты лечить его земными лекарствами? - спросил я.
        - Нет, не собираюсь. Но попытаться определить, что же с ним такое произошло, стоит.
        - Как ты сможешь это сделать? Ведь мы же ничего о нем не знаем!
        - Тогда предложи что-нибудь другое.
        - Его нужно немедленно транспортировать в наш институт. А уж там пусть разбираются. - Я еще долго распространялся по поводу научного потенциала нашего института и других научных организаций нашего родного города, в том числе и медицинских.
        Строкин слушал меня вполуха, то прикладывая ладони ко лбу человека, то выслушивая его. Ясно, он пытался определить, бьется ли сердце этого существа.
        - Жаль, - наконец сказал он.
        - Совсем уж безнадежно?
        - Жаль, что мы его не можем транспортировать в наш институт.
        - Да почему же?! - вскричал я и тут же все понял.
        Нет! Ведь все это существует только в нашем мозгу. Ведь это только модель, созданная вычислительным центром нашего исследовательского института. Ничего мы не сможем вынести отсюда, так же, как и внести сюда. И никакие вредные отходы промышленных производств сюда тоже не перебросишь. И не создашь невиданные синхрофазотроны…
        - Ты, Алексей, срочно возвращайся, - сказал Строкин. - Расскажи там все подробно. Здесь нужен опытный врач. Я уверен, что такого найдут, и он согласится посетить нашу седьмую модель.
        Мне не хотелось оставлять Строкина здесь одного. Но и выхода другого, кажется, действительно не было.
        - Поторопись, Алексей, - сказал Строкин.
        - Я все понял. Сделаю. Только учти, что несколько фраз он мне все-таки сказал.
        - Хорошо, учту. А ты не забудь сообщить, что все это происходит не в нашей модели. Не знаю уж где, но только не в нашей модели.
        Я мчался на своем вездеходе к точке выхода из математической модели. Параметры планеты, на которой остался Строкин, действительно резко отличались от нашей «подопечной». Она была меньше по размерам и имела другой состав атмосферы, почти пригодный для дыхания человека. Только кислорода в ней было чуть-чуть меньше, чем в земной.

7
        Оказывается, моего возвращения уже ждали. К ангару сбежался почти весь институт, по крайней мере все необходимые мне сейчас люди.
        Вычислительный центр проанализировал странности в поведении Крестьянчикова и Вольнова. И хотя рекомендаций никаких не выдал, весь институт уже ждал чего-то необыкновенного.
        Первое, что попытались сделать программисты, это найти ошибку в модели нашей собственной «подопечной». Ошибки или сбоя не было. Тут же начали организовывать спасательную экспедицию, в состав которой включили двух врачей. Мне предложили отдохнуть, но я чувствовал себя проводником, первопроходцем и поэтому отказался. А у них, конечно, не хватило духу отстранить меня от дальнейших работ.
        В модель меня перебросили первым. Я вышел из вездехода, и он автоматически вернулся в институт. Через минуту он появился с врачом. Затем возникло сразу три машины. Ясно. Это впервые начали работать спасатели. Машины снимали даже с модели самого Маркелова.
        Через час экспедиция прибыла к тому месту, где стояла машина Строкина. Несколько человек остались возле нее, остальные пошли по колее, которая и вывела нас в какой-то другой мир.
        Строкина мы нашли сидящим во втором кресле. Он сидел совершенно неподвижно. И я вначале подумал, что и он тоже находится в глубоком обмороке. Но испытатель вдруг шевельнулся и открыл глаза. Лицо его было очень усталым. Поднялся он с большим трудом.
        - Можете не торопиться, - сказал он. - Контакт надежен. Этот человек моделирует не только окружающий его мир, но и самого себя. Он не знал, что для нас столь важно казаться живым, двигающимся. Скоро он встанет и пожмет нам руки. А желающие поговорить с ним должны сесть вот в это кресло. Разговор будет идти на чистейшем русском, потому что передача информации идет непосредственно из мозга в мозг. Кто желает?
        Желали все, но предпочтение отдали мне. Все-таки, как ни как, а именно я нашел странное сооружение. Я сел в кресло и расслабился.
        - Повторяю еще раз, - сказал человек. - Спасибо тебе за спасение!
        - Но я не спасал тебя! - удивился я. - Я даже не знал, что нужно делать, если ты и нуждался в помощи!
        - Контакт установлен и это - главное. Мой корабль действительно потерпел аварию. Координаты его не имеют для тебя значения. По космическим меркам это наверняка в какой-нибудь другой галактике. На случай подобных происшествий у нас имеются устройства для моделирования планет, совершив посадку на которые, мы могли бы произвести ремонт, а если планеты обитаемы, то и вступить с их обитателями в контакт.
        - Но ведь все это фикция! - вскричал я. - Модели на самом деле не существуют. Они только в нашем воображении!
        - Конечно, - согласился человек. - И наш контакт существует только в нашем воображении, а вернее, в нашем сознании, хотя без воображения здесь, конечно, не обойтись. Мой корабль потерпел аварию. Я начал моделировать разные миры, но все они мало пригодны для меня. Дело еще в том, что пострадала и моя вычислительная машина. Но почти все цивилизации при моделировании миров проходят через этап вот таких песчаных планет. Тут какая-то закономерность. Или люди думают, что проще песка уже нет ничего на свете? Поскольку модели существуют не в обычном пространстве и времени, вероятность встретить на одной из них разумных существ очень велика. Вот я и встретил вас.
        - Но чем мы можем помочь тебе?
        - Мыслями, идеями, участием.
        - Подожди, между нашими моделями связь можно установить только в одной-единственной точке, которую я нашел случайно.
        - Ты же сам не веришь в эту случайность. В принципе, если вам так хочется, наши модели можно совместить полностью.
        - Это было бы интересно. Вот ты говорил, что корабль и вычислительная машина частично вышли из строя. А если бы машина вышла из строя полностью?
        - Осталось бы мое сознание и воображение. Модель все равно можно построить.
        - А если и сознание и воображение…
        - Что ж, мы не бессмертны.
        - Сколько вас на этом корабле?
        - Я один.
        - А кто же тогда проделал колею вездеходом с одной гусеницей?
        - Я об этом ничего не знаю.
        Я встал с кресла. Похоже, что мы разговаривали вслух. Но это не беда. Каждый наш разговор с ним будет что-то прибавлять к нашему знанию о нем. И мы ему чем-нибудь поможем. Я в этом уверен.

8
        Так наша «подопечная» стала знаменитой. И ее уже вполне официально называют «Красавицей».
        Обе модели по взаимному согласию совмещены в пространстве. Испытателям и программистам работы по горло. Тем более, что не разгадана тайна колеи вездехода. Кажется, в нашей седьмой модели был кто-то третий.
        И хотя на седьмую модель брошены основные силы института, иногда у меня нет времени после смены вернуться домой. А когда это все же получается, я сначала стою на смотровой площадке института и смотрю на заречные поля и леса, на седую дымку над горизонтом. А потом еду в переполненном автобусе домой и там занимаюсь самыми обычными делами, обыденными и вечными. И жена часто говорит мне, что у меня не хватает воображения.
        Я не спорю. Возможно, она права. Я соглашаюсь.
        А завтра меня снова ждет «Красавица» со своими тайнами…
        КАПИТАН «ГРОМОВЕРЖЦА»
        О, мода!
        Сдав экзамены на право вождения грузового космического корабля, Игорь немедленно направился в Управление Внегалактических Цивилизаций, где получил разрешение на вылет. А в придачу к этому разрешению - видавший виды транспортник, носивший гордое название «Громовержец». Через сутки Игорь уже рыскал на своем корабле в одной из удаленных галактик, надеясь встретить что-нибудь интересное. Это был его первый самостоятельный полет, пока еще без всякого задания.
        И вот уже внизу расстилалась зеленая, гладко причесанная планетка. За бортом «Громовержца» проносились города, поселки, реки, горы. Корабль дважды облетел вокруг планеты и пошел на посадку. Космодром можно было различить невооруженным глазом.
        Игорь ощутил легкий толчок и облегченно вздохнул. Посадка закончилась благополучно. Теперь можно было и осмотреться.
        Со всех сторон к кораблю летели внушительных размеров диски. На них, держась за поручни, стояли еще плохо различимые фигурки существ - жителей планеты.
        Игорь вышел из корабля. Летающие диски опустились метрах в ста. Существа, перепрыгивая через поручни, скатывались на шестигранные плиты космодрома. Капитан «Громовержца» ожидал увидеть разумных кузнечиков, мыслящие пишущие машинки, белых слонов, абстрактные фигуры кибернетических аборигенов, словом, все, что угодно, кроме людей, хотя гуманоиды и встречались в Метагалактике очень часто.
        Но его окружали люди. Их открытые веселые лица, пропорционально сложенные загорелые фигуры были настолько красивы, что Игорю стало стыдно за свои сутуловатые плечи и спину.
        - Здравствуйте! - смущенно проговорил он.
        Встречающие тоже сказали: «Здравствуйте!»
        Киберпереводчик переводил все, о чем они говорили:
        - Какое у него оригинальное тело!
        - А голова? Абсолютный сфероид!
        - Откуда он к нам прибыл?
        - Говорят, из провинциальной галактики.
        В толпе заметно оживились и заговорили все разом, громко и возбужденно. Киберпереводчик безуспешно пытался перевести этот водопад слов на земной язык, но не мог. Его пришлось выключить. Из толпы выскочил коренастый мужчина и на чисто земном языке попросил Игоря выступить по телевидению Тевы. Тева - так называлась эта планета. Игорь очень удивился, услышав земную речь, но выступить согласился. И, уже шагая по плитам космодрома, он понял, что и у тевян тоже имелись киберустройства, которые могли переводить на родной язык любые языки Метагалактики. По одному вздоху эти удивительные устройства узнавали словарный запас, грамматику, синтаксис, лексику и стилистику чужого языка.
        На Игоря смотрели с нескрываемым любопытством, Он почти физически ощутил, как взгляды измеряют пропорции его не слишком складно скроенного тела.
        Игорю отвели огромное помещение, состоящее из нескольких комнат, сада и бассейна. Коренастый мужчина, которого звали Кликс, пожелал ему хорошо отдохнуть с дороги и удалился, на прощание окинув тоскливым взглядом фигуру капитана. Тот не придал этому особого значения.
        Оставшись один, Игорь вышел в сад, побродил по дорожкам, вдыхая приятный аромат незнакомых цветов, подошел к бассейну и решил искупаться. Быстро раздевшись, бросился в воду и поплыл вдоль стенок бассейна. Минут пять он плескался, поднимая тучи брызг, как вдруг услышал в кустах шорох.
        Из ветвей выглянул мужчина. Указательный палец его был прижат к губам. Поза человека как бы говорила: «Спокойно. Не бойтесь. Не поднимайте шума», Игорь замер на воде, лишь слегка шевеля ладонями рук, чтобы не погрузиться на дно.
        - Меня зовут Слоп, - прошептал тевянин. - Вы бы не могли дать мне письменное свидетельство, подписанное вами?
        Игорь промолчал, так как не имел ни малейшего представления, о каком свидетельстве идет речь.
        - Дайте мне свидетельство, что только я могу владеть вашим телом. Прошу вас.
        Капитан «Громовержца» испуганно открыл рот, хлебнул с пол-литра воды и пошел ко дну. Слоп, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, с беспокойством следил за странными действиями пришельца из космоса. Вдоволь наглотавшись воды, Игорь всплыл на поверхность, с трудом соображая: «Что это? Тевянская шутка? Или сумасшедший?»
        - Отдайте! Умоляю! - Слоп упал на колени.
        - Мое тело нужно мне самому, - ответил Игорь и поспешно отплыл к противоположному краю бассейна.
        - Отдайте! Ведь я же первый! - стонал Слоп. - Не я, так кто-нибудь другой возьмет ваше тело. А я первый!
        «Так вот оно что, - подумал Игорь. - Мое тело все равно кто-нибудь возьмет… Дудки! Только вместе с душой!»
        - Засвидетельствуйте! - причитал Слоп. - Что вам стоит?! Разве будет лучше, если ваше тело отдадут миллионам тевян?
        «Что уж тут хорошего, - лихорадочно думал Игорь. - Зачем миллионам? Хватит и одному десятку!»
        Он выскочил из бассейна на камни и, не вытираясь, начал поспешно натягивать на себя одежду. Из-за огромного валуна выглянула голова второго тевянина. Первый крупными скачками огибал бассейн.
        - Отдайте тело! - прохрипел второй.
        - Мое… мой… мне… меня… Я умолял уже… первый… - захлебываясь, кричал Слоп. - Я первый… Меня жена домой не пустит, если я не возьму его тело! Жена не пустит!
        - А я и не женат еще! - закричал второй. - Меня невеста просила!
        Тевяне стояли друг против друга, готовые сцепиться. Игорь, зажав в кулаке галстук, метнулся к дорожке, ведущей из сада. В самом начале ее стоял третий тевянин и умоляюще протягивал вперед руки.
        - Тебе тоже нужно мое тело! - взревел капитан и с разбегу толкнул его в грудь. Тевянин упал. А сбоку на тропинку выскочил четвертый тевянин, пятый, шестой, десятый…
        - Мне… тело… засвидетельствуйте… - Они почти окружили Игоря.
        Тот понял, что влип, и бросился назад к бассейну. Но и там его уже ждало с десяток тевян. Не раздумывая ни секунды, он схватил в каждую руку по камню и с воплем кинулся на врагов. Тевяне бросились врассыпную. Игорь догнал последнего, схватил его за пояс и кинул в бассейн. Но еще около сотни тевян металось в саду. Они не подходили близко, прячась за деревьями и камнями.
        - Ну что ж! Берите, если можете! - Капитан снова схватил камень и что есть силы побежал по дорожке. Часть тевян кинулась ему навстречу, другие бежали сзади. Один молниеносным броском упал Игорю в ноги, и капитан растянулся на дорожке. Из носа хлынула кровь. Игорь успел вскочить, дико оглядываясь по сторонам.
        - Тело испортил! - испуганно завопил кто-то из тевян. А тот, который кинулся в ноги, побледнев и мелко вздрагивая, сделал несколько шагов спиной вперед, повернулся и опрометью бросился из сада. Это послужило сигналом. С ужасом глядя на окровавленного человека, тевяне медленно пятились от него. В конце дорожки появился Кликс.
        - Что здесь происходит?! - закричал он. - Это… это… они вас так?
        Игорь сплюнул:
        - А вам не нужно мое тело?
        - Они просили у вас тело? - ужаснулся Кликс и в бешенстве затопал ногами. - Вон! Идиоты! Как вы смели?!
        Тевян будто дождем смыло.
        - Странная у вас манера брать автографы, - со злостью сказал Игорь, доставая платок и вытирая им кровь. - Ни больше, ни меньше, как все тело. Сумасшедший дом!
        - Простите! - взмолился Кликс. - Это действительно сумасшедшие. Фанатики. Форсуны несчастные! Этого больше не повторится. Уверяю вас.
        - Предположим, - сказал капитан. - А зачем им все-таки понадобилось мое тело? Поджарить на жертвенном огне? Изучить микроструктуру или поставить в вазу на столике?
        В это время ему промывали нос и смазывали ссадины какой-то пахучей жидкостью. Кликс хватался руками за голову, стонал, проклинал свою забывчивость и нерасторопность и так убивался, что Игорю в конце концов стало жаль его, хотя он так и не понял, зачем тевянам понадобилось его тело.
        - Я все объясню, объясню, - бормотал Кликс. - Вам нечего опасаться. Вам ничто не грозит. Смогли бы вы выдержать еще час без объяснений? Боюсь, что сразу вы ничего не поймете. А я так хочу, чтобы вы нас поняли, помогли нам.
        Игорь согласился подождать, хотя на душе у него скребли кошки.
        После обеда Кликс предложил побродить по городу.
        - Это второй по величине город Тевы, - сказал он и, довольно усмехнувшись, добавил: - Кое в чем мы значительно обогнали столицу!
        Кроме Кликса в этой прогулке капитана «Громовержца» сопровождала девушка по имени Ора.
        Первое, что удивило Игоря, когда они вышли на привокзальную площадь, была встреча с тевянином, который нес на плече тело мужчины, завернутое в прозрачную золотистую ткань. Кликс и Ора даже не повернулись в его сторону. А Игорь остановился.
        - Пойдемте, пойдемте. - Ора взяла его под руку и потащила по тротуару. Она была высокой стройной шатенкой с красивым лицом и глазами, которые, казалось, все время смеются. Ее прикосновение было приятным, и Игорь подчинился.
        По другой стороне улицы мужчина нес на плече загорелую стройную женщину, тоже завернутую в золотистую ткань. А рядом шла еще одна женщина и с нежностью смотрела на ту, которая лежала на плече.
        - Это что у вас, обычное явление? - спросил Игорь у семенящего рядом Кликса. - У нас для этой цели применяются катафалки.
        - Катафалки? - переспросил Кликс. - Возможно. А что вас, собственно, удивляет?
        - Странный способ транспортировать тела, - уклончиво ответил Игорь.
        Кликс пожал плечами:
        - Вероятно, они живут где-нибудь рядом.
        - Как вам нравится ват это здание? - спросила Ора. - Это Дом Моделей.
        Капитан окинул взглядом громадину. Да! Здание было оригинальным и красивым.
        - Извините меня, - сказала Ора. - Я на минутку зайду в магазин. Сюда поступает все самое модное.
        Прохожие почтительно раскланивались с Кликсом. Похоже, он был в городе значительным лицом. А на Игоря смотрели как-то странно.
        Из магазина вышла девушка невысокого роста с широкими бедрами и удивительно тонкой талией. Она подошла к Игорю и повисла у него на руке. Тот невольно отшатнулся.
        - Вы меня не узнали? - рассмеялась девушка. - Я - Ора.
        - Да, да, да, - сказал Игорь. - Я знакомлюсь здесь всего со второй девушкой и обеих зовут Ора. Удивительное совпадение, не правда ли?
        Девушка снова рассмеялась. Кликс тоже улыбнулся.
        - Пошли дальше? - спросила Ора.
        - А та, первая Ора, не пойдет с нами? - Игорю не хотелось терять знакомых в чужом городе.
        - Нет, - ответила девушка. - Она вам понравилась?
        - Да, - смущенно ответил Игорь.
        - А у нас сейчас в моде полные шатенки. Смотрите, какая крутая линия бедра. А талия! Ах, какая тонкая талия! Разве она вам не нравится?
        - Кхм, - закашлялся Игорь. - Нравится. У вас довольно жарко. А где Кликс?
        Кликс исчез. Капитан и вторая Ора стояли на тротуаре вдвоем. Высокий, атлетически сложенный мужчина бесцеремонно взял Игоря за руку и предложил продолжить прогулку.
        - Какого черта! - вскипел Игорь. - Я вас не знаю!
        - Я - Кликс.
        - Странно. Все девушки здесь Оры. А все мужчины - Кликсы.
        - Если вам хочется увидеть первую Ору, - сказала девушка, - то вы ее увидите. Вечером. А мне, признаться, больше нравятся упругие крепкие бедра. С ними чувствуешь себя как-то увереннее.
        На огромной площади недалеко от них стоял диск, какой Игорь уже видел на космодроме. Несколько тевян грузили на него продолговатые красивые ящики. Один из тевян вдруг оступился. Ящик стукнулся о тротуар и раскололся. Из трещины высунулась женская нога. Тевяне засуетились.
        - Пошли, - капризно сморщила губы Ора номер два. - Ну что тут интересного? Составят акт. Подпишут. Если тело пострадало - заменят.
        - Как заменят? Что это, рубашка, что ли? Почему их грузят штабелями и таскают по улицам на плечах?
        - Я уже говорил тебе: тот, кто живет поблизости от магазина, может не пользоваться услугами транспортного бюро и перенести тело сам, - ответил Кликс номер два.
        - Постой, - Игорь развернул мужчину лицом к себе. - Когда ты мне об этом говорил?
        - В самом начале…
        - Тут что-то не то. В самом начале вас со мной не было.
        - Мы с самого начала были с тобой. - Ора снова схватила капитана под руку и попыталась сдвинуть с места. - Пойдем!
        - Хватит! Я не сдвинусь с места. Сяду на тротуар и буду сидеть до тех пор, пока вы мне все не объясните. Как понимать, что вы были со мной с самого начала? Со мной были другие Кликс и Ора! Что от меня скрывают? Почему у меня хотели отнять тело? Ну?
        - Мы действительно те самые Кликс и Ора. Я специально вписалась в новое тело, чтобы тебе было приятно. И Кликс тоже.
        - Странно. Кажется, я начинаю что-то понимать…
        - Я всегда говорил, - сказал Кликс, - что лучше все увидеть собственными глазами, чем выслушивать объяснения. Нам осталось только зайти в магазин.
        Кликс и Ора подхватили капитана под руки и увлекли в открытые двери магазина.
        - Что вы мне подсовываете? - возмущалась молодая высокая тевянка. - У этой модели одна рука короче другой!
        - Не может быть, - забеспокоилась продавщица. - Ах, ах! Какая досада. Извините, пожалуйста, случайно попало из другого отдела. Примерьте вот эту, самую последнюю модель.
        - Пожалуй, можно, - ответила покупательница, с удовлетворением рассматривая красочную этикетку. - Как ты считаешь, Вок? - Это относилось уже к стоящему рядом мужчине.
        - Очень подходит. Но, дорогая, мы опаздываем на прием.
        Продавщица суетливо бегала вокруг и приговаривала:
        - Это тело словно создано для приемов. Да, да!
        - Мне нужна модель, - говорила другая покупательница, - для кухонной работы. С толстой кожей на ладонях и не боящейся жара.
        - Пройдите, пожалуйста, в другой отдел.
        - Подумать только, - говорил кто-то рядом. - Муж приносит мне новую модель. Я вписываюсь в тело. И, о ужас! - обнаруживаю на пятках вот такие мозоли… Что? Ну конечно! Он наверняка купил его в комиссионном магазине. И это в день моего рождения!
        - Дорогая, тебе нужно развестись с ним…
        - Мы всегда стараемся поразить воображение пришельца, - сказал Кликс. - Тогда он лучше понимает нас. Это, так сказать, моральная подготовка.
        - Ну что ж, - ответил Игорь. - Вы достигли своей цели. Я поражен. Вы научились делать тела и лица поразительной красоты. Но мне, надеюсь, вы не будете предлагать вписаться в новое тело?
        - Мы не можем настаивать, - скромно ответил Кликс и потупился. - Хотя, как главный модельер нашего Дома Моделей, я счел бы за честь…
        - Нет, нет, - поспешно отказался Игорь. - Я отлично чувствую себя и в этом.
        Они сели в такси-автомат и направились к космовокзалу. Игорь чувствовал себя утомленным и хотел немного отдохнуть.
        - А как вы узнаете друг друга? - спросил капитан. - Как я узнаю, Кликс вы или не Кликс?
        - А как вы делаете это на Земле? По образу мышления, по походке, по привычкам, по выражению глаз, по неуловимым на первый взгляд движениям. Конечно, нужна соответствующая тренировка. Дети приучаются к этому с пеленок. Но не в этом суть. Главное - спроектировать новую модель, которая бы понравилась тевянам. Наш Дом Моделей соперничает со столичным…
        - Понятно, - перебил Игорь. - Ну а зачем тевянам понадобилось мое тело?
        - Поверьте, - забеспокоился Кликс, - не в прямом смысле, не в прямом. Нам нужно только записать код.
        - А эти в саду?
        - О, это кошмарный эпизод. Если бы вы дали кому-нибудь письменное свидетельство на владение вашим телом, мы уже не имели бы права запустить его в серийное производство. Вы хорошо поступили, что отказали всем этим недоношенным франтам. Наш Дом Моделей по достоинству оценит ваш поступок.
        - Не сомневаюсь. Но ведь мое тело… оно, как бы вам сказать, менее красиво, чем тела тевян.
        - О! - сказала Ора. - Ваше тело просто уродливо, удивительно уродливо!
        - Тогда зачем же запускать его в серийное производство?
        - Все дело в здоровой конкуренции. Мода, как и все на свете, не может стоять на месте. Она должна развиваться. Мы уже спроектировали сотни тысяч моделей. И… зашли в тупик. Новое тело из пальца не высосешь. Нам нужно что-то оригинальное. И тут являетесь вы. Как дар небес! Человек с другой планеты! Уродливое, кошмарное тело! Это же просто чудо! Столичный Дом Моделей просто лопнет от зависти. После вашего выступления по телевидению, которое состоится через полчаса, заявки посыпятся десятками миллионов. - Кликс умолк, довольный своей речью.
        Такси остановилось в саду, где Игорь безуспешно пытался бороться с законами развития тевянской моды. Он вылез из экипажа и молча направился к выходу. Сто миллионов сутулых тевян… Брр!
        - Куда же вы?! - завопил Кликс. - Куда же вы?! У нас и без того трудностей много. Постойте! - Кликс загородил Игорю дорогу. - У нас еще с головными мозгами много неувязок. Купит тевянин новую модель, впишется в нее, а через некоторое время начинает жать голову. Информация не вмещается. А нам рекламации, неприятности. Постойте! У вас такая большая черепная коробка!
        Игорь оттеснил Кликса и все так же молча пошел вперед.
        - У нас еще хуже бывает, - стонал Кликс. - Умоляю. Код вашего тела. Всего пятнадцать минут. От вас же ведь ничего не убудет!
        Игорь ускорил шаг.
        - Ора, задержите его на несколько минут, - всхлипнул Кликс. - Я сейчас вернусь. - И он исчез в кустах.
        Ора взяла Игоря за руку. Тот не протестовал.
        - Ты обиделся, что мы назвали твое тело уродливым и кошмарным? Но ведь это ерунда! Я уверена, тебя не оскорбило бы замечание, что твой костюм скроен не по моде. Ты бы надел новый и все. Так же и с твоим телом. Это всего лишь внешняя оболочка твоего Я.
        - Я не обиделся. Я просто не хочу, чтобы миллионы тевян имели сутулые спины и нескладные фигуры только потому, что ваш Дом Моделей зашел в тупик. Оставайтесь красивыми! Прощай, Ора! - Игорь повернулся и, не оглядываясь, побежал к своему «Громовержцу».
        Закрыв люк, он вошел в отсек управления и устало упал в кресло. Пот лил с него градом. Глаза невольно косили на обзорный экран. Может быть, Ора еще не ушла?
        Взревели двигатели корабля. Столб огня приподнял его и плавно бросил вверх.
        - Согласитесь. Умоляю вас, - раздалось вдруг за спиной капитана. Игорь вскочил. В проеме люка стоял Кликс и нудно тянул: - Ну что вам стоит? А мы утрем нос столичным модельерам!
        Игорь молча сгреб обмягшего тевянина в охапку, вынес его из отсека управления, втиснул в аварийную шлюпку и сказал:
        - Передайте Оре, что лучше и красивее всего она была, когда я увидел ее в первый раз.
        После этого он закрутил люк шлюпки, вошел в отсек управления, нажал кнопку катапультирования и несколько секунд смотрел в обзорный экран. Аварийная шлюпка, уменьшаясь на глазах, летела к Теве.
        Приключение на Ферре
        Игорь знал, что на Ферре работала небольшая научная экспедиция. В ее состав входил пилот Анри Бато, биолог Анат Апухтин и археолог Виль Ярве. У экспедиции был летающий дом со всем необходимым для работы и отдыха, три авиетки и девятнадцать силовых роботов.
        Аварийный передатчик экспедиции непрерывно передавал сигнал бедствия. Когда Игорь посадил свой корабль недалеко от лагеря и вышел наружу, глазам его предстала ужасная картина. Летающий дом стоял с вывороченными окнами и дверями, авиетки были разбиты, повсюду валялись останки силовых роботов. Людей не было… Игорь обошел все комнаты и везде обнаружил одно и то же: какая-то жестокая сила вырвала, искорежила, поломала все, что попалось ей на пути.
        Несколько секунд Игорь стоял не двигаясь, потом опрометью бросился к кораблю. Закрыв за собой входной люк, он спустился в кладовую и долго что-то там искал, лихорадочно разбрасывая попадавшие под руку ненужные вещи.
        Минут через десять он вышел из корабля, держа в руке легкий бластер. Настороженно вслушиваясь в гнетущую тишину, оглядываясь по сторонам, он более тщательно осмотрел место разыгравшейся трагедии. Странно… Исчезли все мелкие металлические предметы, но запасы пищи в картонной и бумажной упаковке уцелели. В комнате Апухтина на столе валялась запыленная тетрадь. В ней сохранилась всего одна-единственная запись:
        «В двенадцать часов „Канберра“ стартовал с Ферры. За нами вернутся через три месяца. Экспедиция начинает работу. Анри И Ярве обследовали окрестности лагеря. В двадцати километрах от нас найдены развалины города. Обнаружена старая железная дорога».
        Запись была сделана через восемь часов после старта «Канберры» двадцать три дня назад. Следующей записи не было. Значит, это произошло после восьми часов вечера и не позже вечера следующего дня. Иначе была бы еще одна запись. Что могло произойти? Помешательство? Но все трое… Нападение? Возможно… Только не нападение зверей.
        Игорь резко обернулся и схватил бластер наперевес. Ему почудилось какое-то движение за окном. Ага! Зашевелилась трава на опушке леса. Нет, показалось… Игорь перевел дыхание. Что же делать? Немедленно возвращаться на Землю? Но пока пройдешь все инстанции, пролетит неделя. Может оказаться, что будет уже поздно. Попытаться самому? Экспедицию наверняка застали врасплох. Они не ждали нападения… А он ждет. Надо быть все время наготове.
        Игорь вывел из корабля авиетку, сел в нее, и она, разматывая спираль, начала удаляться от лагеря. Ярко-желтый диск солнца перевалил за зенит. На небе не было ни облачка. Внизу расстилались бескрайние заросли уродливых деревьев и колючих кустарников, Игорь не знал, в какой стороне находятся развалины города, и поэтому искал его довольно долго.
        Руины возникли перед ним внезапно. Улицы заросли все теми же уродливыми деревьями и кустами. Пустые проемы окон. Обрушившиеся стены и крыши. Городок был небольшой, около километра в диаметре. Но и на этой территории пропавшую экспедицию можно было искать много дней.
        Игорь посадил авиетку на плоскую крышу одного из зданий и обошел все его этажи, не заметив ничего интересного… И в других зданиях картина была такая же. Искать, искать! В дневнике говорилось о какой-то железной дороге. Может быть, там?
        Фигуры странных существ Игорь обнаружил уже перед самым закатом. Подлетев поближе, он увидел и людей. Бато и Апухтин, стоя на коленях, пилили толстый рельс. Ярве сидел чуть в стороне и затачивал второе ножовочное полотно. Все трое были в грязной, рваной одежде. Вокруг расположились восемь или девять феррян.
        Не долетев до заброшенной железной дороги метров сто, авиетка Игоря повисла в воздухе между ветвями деревьев. Игорь сжал рукоятку бластера. Люди работали явно не по своей воле. Они были пленниками.
        Вдруг Бато перестал пилить и растянулся на насыпи. Апухтин еще раз нехотя протащил пилу вперед и назад и встал, разминая ноги. Игорь сжался как перед прыжком и, не глядя, повернул верньер, настраивая игольчатые микрофоны на полную громкость.
        - Перекур, - с вызовом сказал Ярве и перестал затачивать пилу.
        Черные силуэты феррян зашевелились. Один из них подошел к людям и с трудом прохрипел:
        - Железо. Резать.
        - А ты сам попробуй, - ответил Апухтин. - Силища-то в тебе какая! Давай сюда лапу. Становись на колени. Тяни ручку на себя. А теперь от себя. Работай, работай. Молодец! Молодец, Орс! Ург, подойди сюда. Бери вторую ручку. Работайте. А мы отдохнем. - И Апухтин отошел в сторону.
        Ферряне секунд двадцать неумело пилили рельс, потом начали дергать ручку не в такт, заволновались и стали злиться друг на друга. Ург залепил Орсу затрещину, и тот, дико завопив, бросился в драку. Из круга феррян, продолжавших сидеть, выделилась еще одна фигура и начала разнимать дерущихся, отвешивая оплеухи обеим ссорящимся сторонам.
        - Есть хочется, - уныло выдавил из себя Ярве. - Хоть рельс грызи.
        - Да, хорошо этим волосатым, - со злостью бросил Бато.
        - Ведь и они с голоду подохнут, - сказал Апухтин. - Вот придет за нами «Канберра», что они будут делать?
        - Если мы раньше не подохнем. - Бато перевернулся со спины на живот и уставился тоскливым остановившимся взглядом на то дерево, в ветвях которого скрывалась авиетка Игоря, но не заметил ее. Предметы размывались, теряя конкретные очертания. Смеркалось.
        - Я разведу костер. - Ярве поднялся и пошел в кусты. Двое феррян тоже поднялись с места и последовали за ним. Через несколько минут все трое вернулись назад. Ярве тащил огромную охапку сухих сучьев. Вскоре запылал костер, и люди подсели к нему поближе.
        - А в летающем доме пищи сколько хочешь, - сказал Бато и грустно вздохнул. - Надо удирать.
        - Попробуй тут удрать. Днем эти вертятся вокруг. А ночью через дебри… - Ярве покачал головой. - За ночь не дойти. А днем все равно поймают.
        - Была бы еда, можно жить до прихода «Канберры», - неуверенно сказал Апухтин. - Пропадут ведь без нас.
        - А я не буду ждать «Канберру». Я проберусь в летающий дом. Будь у меня в руках бластер, они бы живо научились работать. - Бато чертыхнулся.
        - Железо. Резать. - Подошел к ним Ург.
        - Режьте сами, - ответил Бато.
        Никто из людей не пошевелился.
        - Железо! Резать!
        - К черту! Вот вам! - Анри Бато выхватил из костра пылающую ветвь и двинулся с нею на феррян.
        - Анри, они не боятся огня! Это ведь не звери! - крикнул Апухтин, но пошел рядом с Бато.
        Орс неожиданным ударом сбил обоих с ног.
        Ярве оттащил стонавшего Бато к костру. Апухтин отошел сам.
        И в это время Игорь резко бросил свою авиетку вперед на толпу феррян. Затормозив, он включил фары авиетки и сирену. Хотя нападение и было неожиданным, ферряне не растерялись. Они бросились на авиетку. Трое людей, вскочив на ноги, растерянно смотрели на происходящее. Игорь откинул прозрачный колпак машины:
        - В кабину! Быстро! Чего стоите?! - И, вскинув бластер, полоснул им черноту ночи.
        - Что ты делаешь! - завопил Апухтин и, перевалившись через борт, навалился на Игоря, выбил бластер из его рук. Ярве перекинул в кабину Анри, вскарабкался туда сам и, не обращая внимания на барахтавшихся Игоря и Апухтина, попытался поднять авиетку вверх. Но не менее двух тонн весили вцепившиеся в авиетку ферряне, и машина не смогла даже тронуться с места.
        - Закрой колпак, - простонал Бато.
        Ярве закрыл колпак и еще раз попытался поднять авиетку. Тщетно. Ферряне, яростно крича, огромными ручищами держали ее, обламывая выступающие части.
        Игорь скинул с себя Апухтина и взревел:
        - Какого черта! Какого черта вы на меня напали!
        - В них нельзя из бластера. Их осталось совсем немного.
        - Ну и пилите для них рельсы!
        - Подключите к корпусу электричество, - выдавил из себя Анри Бато.
        - Не более пятисот вольт, - взмолился Апухтин.
        От удара электрическим током ферряне посыпались как горох, но тут же вскочили. Игорь посмотрел на насыпь железной дороги. Огромные фигуры бежали вслед за удаляющейся авиеткой и что-то кричали.
        Машина, набрав высоту, вдруг начала крениться набок и падать.
        - Что случилось? - испуганно спросил Ярве.
        - Управление! - крикнул Игорь.
        Апухтин слегка откинул колпак и осмотрел корму авиетки.
        - Так и есть. Они обломили стабилизаторы.
        - «В них нельзя из бластера», - передразнил его Игорь. - Будем теперь скакать как лягушки.
        Авиетка длинными, метров в пятьсот скачками удалялась от полуразрушенной железной дороги. Игорь едва справлялся с управлением. Ярве копался в небольшой аптечке и перевязывал кровоточащие ссадины на теле Анри. Апухтин несколько раз со слезами в голосе простонал:
        - Подохнут ведь без нас. Подохнут. Жалко.
        «Ну и человек, - подумал Игорь. - Несколько минут назад они могли разорвать его на части, а он их жалеет».
        Авиетка все время кренилась на один бок и не могла удержаться в воздухе более одной минуты. Игорю требовалось все его искусство водителя, чтобы не разбить непослушную машину. Руки и голова его были заняты этой напряженной работой, и Игорь ни о чем не спрашивал сидящих сзади и не отвечал на вопросы сам.
        Минут через тридцать авиетка шлепнулась на поляне возле летающего дома. Игорь включил прожекторы, откинул колпак, взял в руки бластер и спрыгнул на землю. Апухтин и Ярве бережно перенесли Бато в дом и уложили в постель. Игорь решил стартовать с Ферры утром, чтобы Анри Бато немного окреп за ночь. Даже полуторные перегрузки, возникающие при старте, могли причинить пилоту ужасную боль. У него, ко всему прочему, оказалась сломанной ключица.
        В кухне дома по-прежнему на полу и на полках валялись съестные припасы, и пока Игорь и Ярве бродили по освещенной площадке, Апухтин приготовил обильный, хотя и не изысканный ужин. Настроение людей заметно улучшилось. Анри даже несколько раз прошелся по комнате, а Ярве начал рассказывать о приключениях экспедиции.
        Ферряне напали на экспедицию, как и предполагал Игорь, в первую же ночь. Заслон из пяти силовых роботов был смят в несколько секунд, быстро и бесшумно. Остальные роботы, на ночь оставленные с выключенными силовыми-установками, были разворочены и разбиты. Вслед за ним пришли в негодность и авиетки. Когда люди проснулись, защищаться было нечем. А летающий дом стал просто разрушенным домом.
        Ярве едва успел ссыпать в рюкзак несколько десятков пачек концентратов, как людей погнали по едва заметной тропинке куда-то на северо-запад. Шестеро феррян окружали их плотным кольцом. Побег был немыслим. Да и куда бежать? В летающем доме осталось несколько аборигенов. «Канберра» должна была вернуться только через три месяца. Так глупо влипнуть!
        У феррян не было жилищ. Спали они там, где заставала их ночь. Они не занимались ни скотоводством, ни земледелием, не умели охотиться, ловить рыбу, собирать коренья и фрукты. Они вообще не питались растительной и животной пищей. Они ели железо! Могли и другие металлы и сплавы. Но охотнее всего они ели железо. Мелкие детали, прутья, пластинки.
        Людей привели к заброшенной железной дороге. В полдень прибыли и остальные ферряне. Они притащили с собой все пилы, какие были на базе и заставили членов научной экспедиции пилить рельсы на тонкие пластинки.
        - Они, наверное, наблюдали за нами с самого начала и видели, как Ярве пилил рельс, чтобы провести химический анализ, а я копался во внутренностях неисправного робота, - вставил пилот Бато. - Вот и решили заставить нас поработать.
        - Так и пилили, - уныло закончил Ярве.
        Игорь слушал внимательно. Сначала на его скулах играли желваки, затем он успокоился, а при последних словах Ярве неудержимо расхохотался:
        - И сколько же километров рельс вы распилили?
        - Около пятисот метров, - растерянно моргая, сказал Апухтин. - Но зато они почти научились пилить сами.
        - Ни черта они не научились! - воскликнул Бато. - Завтра же съедят все пилы и снова начнут подыхать с голоду.
        - Да. Они были предельно заморенными, когда напали на нас. А сейчас отъелись.
        - Я чувствую себя вполне нормально, - сказал Бато. - Надо стартовать. Через час эти железоеды будут здесь. Тогда без применения оружия не обойтись. А Апухтин снова не позволит стрелять в них. Надо стартовать.
        Игорь согласился. Сборы были недолгими. Остатки разбитого оборудования брать с собой не имело смысла, а научных материалов экспедиция не накопила. Апухтин тщательно проверил все закоулки «Громовержца» и сложил рядом с развалинами дома аккуратной кучкой пилы, ножи, зубила, молотки и прочие режущие и рубящие инструменты. В другую кучу он сложил килограммов двести гаек, ключей, болтов, гвоздей и прочей металлической мелочи.
        «Громовержец» стартовал в тот момент, когда на опушку леса выскочила разъяренная толпа феррян…
        Через двадцать часов корабль материализовался в окрестностях Земли.
        …Месяца через два Игоря неожиданно по мыслефону вызвал Апухтин. Вид у него был кислый. Вот что он рассказал.
        Вторая экспедиция на Ферру в количестве десяти человек стартовала через две недели после первого возвращения на Землю. В нее снова вошли Апухтин, Бато и Ярве. На этот раз члены экспедиции вели себя осторожно. Но было уже поздно.
        - Как поздно? - переспросил Игорь.
        - Поздно. Они умерли с голоду. Съели все режущие инструменты и… Ург еще дышал, когда мы его нашли. Он лежал возле огромного железного парового молота и умирал. Подумать только! Этой груды железа ему бы хватило на много лет! Но ему нечем было распилить его на части. Последнее зубило он съел за два дня до нашего прибытия. Он сам мне это объяснил. Я не могу себе этого простить. Почему я тогда не остался на Ферре?!
        - Он тоже умер?
        - Умер. Когда мы перенесли его в авиетку, он вдруг вырвался из рук (последняя вспышка энергии перед смертью), отломил у нее стабилизаторы, проглотил их и умер… Ему нельзя было есть так много сразу.
        - Они всегда питались железом?
        - Нет, Когда-то они питались, как и мы, растительной и животной пищей. Цивилизация феррян очень напоминала нашу. Все началось с лезвий безопасных бритв, кнопок, скрепок, которые глотали по спору и просто ради чудачества. Потом гвозди, гайки, болты… автомобили. Постепенно это стало потребностью. Цивилизация феррян начала деградировать. Были съедены все небольшие механизмы и приборы. Ферряне одичали… Остальное ты видел сам… Нет. Я не могу себе простить этого! Я опоздал и он съел последнее зубило.
        Изображение Апухтина постепенно размывалось и исчезало. Он выключил мыслефон.
        Стригуны
        Третьи сутки «Громовержец» чуть наклонным гигантским конусом торчал на поверхности планеты.
        В корабле прозвучал сигнал тревоги. Игорь воспринял его внешне совершенно спокойно. Пока есть желание, надо жить. Делать что-то, чтобы жить. Стригуны? Надо отбить их нападение. А дальнейшее покажет, что делать, если оно, конечно, будет, это дальнейшее…
        Выбравшись из отсека планетарных двигателей, из этого хитросплетения труб, электрических кабелей и емкостей, странных для постороннего взгляда по своей конструкции, Игорь на четвереньках начал карабкаться по вспученному, разорванному пластику коридора, ориентируясь во тьме уверенно и спокойно. Дело, пожалуй, было даже не в уверенности. Просто мозг отдавал приказ телу, и человек, ничего не видя в темноте, уверенно протягивал руки туда, куда следовало.
        Открыв дверь рубки управления, Игорь перевалился через порожек, дотянулся руками до командирского кресла и вполз на него.
        Теперь он почти лежал на спине. Это было неудобно, это раздражало. Он на ощупь включил обзорный экран и освещение пульта.
        Мутноватые красно-желтые потоки лучей Пенты освещали уходящую вдаль равнину. За спиной, километрах в двух, неясно вырисовывались силуэты каких-то скальных нагромождений, уже тонувшие в сумерках.
        Впереди, слева и справа тянулись однообразные серовато-красные возвышения, нечто вроде обыкновенных кочек, только гораздо больших по размерам. Местность и в самом деле была болотистая. Это он очень хорошо почувствовал, когда еще вчера днем попытался выйти из корабля. Трясина засасывала быстро, странно и неприятно шлепая и чавкая при этом. Без авиетки здесь никуда не денешься. Да и куда? Куда здесь можно лететь на авиетке, если бы она и была? Груда искореженных металлических и пластиковых деталей давно уже ни на что не годилась.
        Болото было не очень глубоким. Дюзы корабля в одном месте ушли в грязь на три метра, а в другом метров на пять. Хорошо, что это случилось здесь, а не в двух километрах за спиной. Тогда был бы конец!
        Примерно в километре от корабля затрепетал воздух, искажая перспективу. Игорь приободрился, даже попытался спеть песню. Теперь ему было хорошо. Перед ним стояла конкретная задача: не подпустить стригунов к кораблю. Теперь надо было действовать, размышляя молниеносно или вообще не размышляя, подчиняясь лишь чисто инстинктивному чувству.
        - Ну, Гром, начинается! - сказал Игорь.
        Ему показалось, что кибернетический помощник вздохнул.
        Стригуны появились в первый же вечер. Игорь сперва не придал значения неясному колебанию атмосферы на горизонте. Да и до того ли ему было! Следовало осмотреть планетарные двигатели, привести в порядок свои мысли, узнать, что у них с Громом осталось, на что еще можно надеяться… Он мог вообще не заметить стригунов, если бы не странный звук, проникший внутрь через наружные пластиковые микрофоны. А ведь сначала на планете не слышалось никаких звуков. Еще бы час, два… Он бы даже не понял, откуда пришла смерть.
        Сигнал опасности подал киберпомощник, теперь уже наполовину ослепший и оглохший, да и не привыкший к тому, чтобы от него что-то требовали в таких условиях. Его стихией был космос, взлет, посадка, прокол пространства, обратный выход из четвертого измерения, расчет оптимального варианта движения.
        После того, как нападение было отбито, Игорь вышел из корабля… Стригуны уничтожили часть обшивки. Ровно, как гигантской острой бритвой, В некоторых местах толщина обшивки уменьшилась почти на четверть. Металлокерамит на четверть! - за одну только атаку стригунов.
        Колебания воздуха приближались к кораблю. Это были они! Сегодня на полчаса раньше, чем вчера. Вчера на пятнадцать минут раньше, чем в день катастрофы.
        Игорь положил разбухшие пальцы на клавиши пульта.
        Пульсации воздуха приблизились уже метров на пятьсот, образуя идеальное кольцо около километра шириной. Высота же его достигала двадцати метров. Передний фронт постепенно замедлял свое движение, задний - убыстрял. Кольцо становилось уже, не меняя высоты.
        «Сейчас начнется», - подумал Игорь.
        И в это время кольцо разорвалось на несколько десятков пучков, каждый из которых превращался в вертящуюся и мутнеющую спираль. Из них начали выскакивать сотни шаров, переливающихся в лучах красного карлика всеми цветами радуги. Одна из спиралей вытянулась наподобие щупальца и стеганула корабль.
        Игорь с силой нажал клавишу и отпустил. С правого борта корабля соскользнула ослепительная молния и разметала щупальце.
        «Нерационально трачу энергию», - мелькнула мысль. Надо уменьшить импульс.
        В это время прямо в лоб «Громовержцу» метнулось сразу около десятка щупальцев, и одиночная молния, скользнув с корабля, лишь на мгновение остановила движение шаров. Они облепили корабль.
        Игорь надавил сразу несколько клавиш и не отпускал их до тех пор, пока за бортом не исчез стригущий звук.
        Атака была отбита, но с потерями. Игорь это понимал. На сколько еще уменьшилась толщина обшивки корабля?
        В первый вечер он разметал стригунов несколькими залпами кольцевых молний, и они быстро исчезли. Стригуны тогда напоминали неорганизованную, никем не управляемую толпу. Так ему показалось. Вчера они нападали кольцо за кольцом, но тактика их была все же проста. К сегодняшнему вечеру они многому научились. Нападали то узенькими щупальцами, то внезапно почти полукольцом, мгновенно оттягиваясь при разряде молний.
        «Громовержец» израсходовал уже почти пять вчерашних количеств энергии, а стригуны, похоже, не хотели отступать.
        А какова их техника будет завтра, послезавтра? Корабль не был приспособлен к подобным битвам. Все могут решить даже не запасы энергии. Час, два, три и Игорь наверняка просмотрит одно из щупалец. Потом второе, третье…
        Стригуны ринулись со всех сторон узенькими язычками. У корабля было всего четыре излучателя. Чтобы создать кольцо молний, нужен большой импульс энергии. Если его уменьшить, стригуны полезут в щели между молниями.
        Игорь представил себе, что творится снаружи. Что-то невероятное и ужасное. Адское пламя молний, грохот, треск! От высокой температуры в болоте начала испаряться вода, грязным тяжелым туманом застилая экран. Красный карлик Пенты уже скрывался за краем зловещей долины.
        Стригуны рвались кольцо за кольцом. Их уже почти нельзя было рассмотреть. Только жуткий стригущий звук, да грохот, да вой и треск.
        Сумасшедшими глазами глядя в экран, Игорь ладонями давил на клавиши, а потом упал на пульт грудью.
        Зачем Гром в последнее мгновение вмешался в управление кораблем? Зачем? Зачем? Как тихо и хорошо сейчас было бы лежать между скал. И ничего не нужно делать. Ничего! Ничего не надо!
        Силы оставляли Игоря и он упал на спинку кресла, с ужасом глядя в экран.
        Возле корабля никого не было.
        И тишина…
        Человек не всесилен. Иначе бы он был бессмертен. Или, в крайнем случае, умирал только по собственному желанию. Сколько нелепых смертей происходит в мире!
        Взглянув на экран и увидев, что стригуны исчезли, Игорь не обрадовался, не заплакал, не попытался проанализировать - почему это произошло. Он просто устало лежал в кресле. Потом выключил обзорный экран и свет в рубке.
        Киберпомощник несколько раз тихонько окликал его, но Игорь ничего не слышал. Он уснул незаметно для самого себя.
        Киберпомощник не нуждался в сне. Он еще и еще раз перебирал возможные варианты спасения, но тщетно. Игорю он сейчас ничем не мог помочь. Два из четырех планетарных двигателей пришли в полнейшую негодность. Их просто-напросто не существовало. Один с большой натяжкой можно было считать исправным. Только он и спас корабль. И еще один можно было попытаться исправить. Немногочисленные оставшиеся исправными киберы и занимались этим. Только вот взлететь на двух двигателях «Громовержец» все равно не мог.
        Красный карлик поднимался перпендикулярно к горизонту, освещая сероватую поверхность болота мрачным тусклым светом.
        Игорь не сразу пришел в себя, несколько секунд путая события действительности и сна. Потом окончательно очнулся.
        - Игорь, - сказал киберпомощник. - За ночь произведен частичный ремонт одного планетарного двигателя.
        - Понятно, Гром, - отозвался капитан. - Что-то делать все равно нужно…
        Игорь скатился с кресла, пробрался в бывшую душевую, сбросил с себя комбинезон и включил воду, которая теперь била сбоку, потому что капитан стоял на одной из стен помещения. Потом, даже не вытираясь, приготовил кофе и съел стандартный завтрак.
        Как ни странно, но после вчерашней встряски Игорь чувствовал себя заметно лучше. Теперь он знал, что шансы на благополучный исход были им значительно преувеличены. Знал, что стригуны явятся сегодня еще раньше и будут действовать еще умнее. Он знал все, что ему было нужно, и был спокоен, потому что уже ничего не мог сделать.
        Снова надев рабочий комбинезон, капитан возвратился в рубку управления.
        Киберпомощник молчал, и это означало, что он не нашел решения, ведущего к спасению. Игорь скатился вниз по коридору к подъемнику, который, несмотря на удар во время катастрофы, действовал нормально. Рядом со шлюзом находился гардероб скафандров и ангары авиеток. Но авиетки были разбиты вдребезги. Закрепив на спине скафандра реактивный ранец, он пристегнулся гибким тросиком к специальному кольцу. Дверь камеры Отошла в сторону, пандус выдвинулся на несколько метров и замер.
        Капитан решил больше не опускаться в засасывающую жижу, а перескочить, насколько позволит тросик, на один из выступающих из болота бугорков. Манипулируя двумя рукоятками заплечного ранца, он благополучно добрался до одного из возвышений. Пружинистая почва выдержала вес тела. Игорь надеялся найти где-нибудь возле корабля остатки хоть одного из стригунов, чтобы потом исследовать их в более удобном месте. Он ведь до сих пор не знал, что представляют собой стригуны. Разумные существа? Ну это вряд ли! Какие-нибудь кибернетические устройства или просто устойчивые сгустки энергии?
        В радиусе двухсот метров Игорь не нашел ничего. После этой неудачи капитан с полчаса исследовал свой изуродованный корабль. В некоторых местах металлокерамитовая обшивка его уменьшилась почти наполовину. В других же была совершенно нетронутой. Были целы даже выступающие части локаторов, датчики биомассы и многих других приборов, которые не пострадали при ударе. Эти детали в основном состояли из высокотемпературных кремнеуглеродистых полимеров.
        Уже в рубке, размышляя над результатами своей вылазки, он вдруг пришел к открытию: стригуны разрушают только то, в чем есть металл. Это было очень важное открытие, но скорее всего чисто теоретического характера. Корпус корабля состоял из металлокерамита. Игорю пришла хорошая мысль: покрыть корабль тонкой пленкой органического вещества. Но эта мысль сразу была отброшена как неосуществимая. Впрочем, один из участков поверхности «Громовержца» можно было закрыть такой пленкой, чтобы убедиться в правильности гипотезы. Игорь решил на следующий же день начать строительство небольшого помещения из органической пленки, чтобы перенести туда наиболее ценное и нужное, что есть в корабле. А на тот случай, если корабль окажется разгерметизированным, следовало все время находиться в скафандре.
        Определив запасы энергии, кислорода, воды, пищи, Игорь несколько часов посвятил ремонту планетарного двигателя, которым занимались исправные киберы. До окончательного восстановления двигателя было, к сожалению, еще далеко.
        К тому времени, когда красный карлик повис над самым горизонтом, Игорь уже сидел в рубке.
        Он угадал: воздух вокруг «Громовержца» задрожал раньше, чем это случилось вчера.
        Игорь успел отдохнуть, но теперь вдруг к горлу подкатила противная тошнота. Отчаяние неумолимо выплывало из глубин подсознания.
        Усилием воли он унял страх. Но надолго ли хватит таких нечеловеческих усилий?
        Пелена колеблющегося воздуха увеличивалась, приближалась к кораблю, вставала ввысь. Двадцать, тридцать, пятьдесят метров… Стало трудно дышать… Сто, довести… И вдруг пелена закрутилась смерчем и рванулась вверх, смыкаясь над кораблем.
        Идеальная полусфера.
        Да, эти переливающиеся всеми цветами радуги шары учились очень быстро.
        «Сейчас начнется», - спокойно подумал капитан.
        Полусфера рванулась на корабль, выбрасывая перед собой щупальца, превращаясь в миллионы шаров. Еще мгновение!.. Игорь похолодевшими ладонями нажал на клавиши. Корабль исчез в пламени молний. За его бортом сейчас творилось что-то ужасное. Все новые и новые ряды стригунов падали на корабль, исчезая в адском пламени. В защите корабля наверняка имелись бреши. Игорь явственно слышал раздирающие слух стригущие звуки. Они становились все громче и… ближе. Ближе?.. Ярость, которая охватывает человека перед смертью, когда уже все равно, лишь бы захватить с собой побольше врагов, овладела командиром умирающего «Громовержца». Он не снимал ладоней с клавиш, каким-то кусочком чудом уцелевшего сознания понимая, что броня корабля тает, что это конец.
        Стригущие звуки рвали на кусочки мозг, размалывали его между двумя огромными грохочущими жерновами, Все исчезло, кроме скрежета, грохота и ужаса.
        - Игорь!
        Все! Слабый голос-полушепот. Какофония звуков и красок.
        - Игорь!
        Отчаянным усилием воли Игорь вернул ускользающее сознание. Кто это? Кто зовет его? Скорченные ладони продолжали давить на клавиши. Их сейчас нельзя было оторвать, если бы он даже и захотел этого.
        - Есть шанс, - сказал Гром.
        И тут, словно вспышка, в сознании Игоря возникла мысль. Тяжелая обшивка корабля почти полностью уничтожена. Масса корабля уменьшилась. Насколько? На четверть? На треть? Попытаться взлететь на двух планетарных двигателях? Игорь снял ладони с клавиш. Надо торопиться. Теперь, когда шанс, кажется, действительно появился, на него снизошло трезвое спокойствие. Надо действовать, Киберпомощник по какой-то своей программе сдерживал стригунов, подставляя им то один, то другой участок брони корабля.
        Перед глазами капитана поплыли разноцветные круги… или шары. Шары-стригуны!
        Теперь не пропустить момент. Пусть стригуны обдерут корабль ровно на столько, сколько нужно. Пусть стригуны из врагов превратятся в друзей. Игорь ждал. Киберпомощник молниеносно рассчитывал массу корабля. Только бы стригуны не успели затронуть жизненно важные части корабля… Ну! Ну же!
        Корабль вздрогнул и ясно ощутимая вибрация пробежала по нему.
        Игорь дал «Громовержцу» старт.
        Словно бы нехотя, корабль оторвался от поверхности планеты, завис над ней на какое-то мгновение и стремительно рванулся вверх. Игоря вдавило в кресло, и эта внезапно навалившаяся тяжесть была сейчас для него приятнее всего на свете.
        Корабль шел. Шел! Истерзанный, смертельно раненный, похожий на скелет, а не на прежнего красавца! Но все же шел!
        Дефицит информации
        Возвращаясь на Землю, «Громовержец» вынужден был выйти в трехмерное пространство, чтобы пополнить запас глубокого вакуума, необходимого для работы двигателей. Непредвиденная остановка срывала график рейса. Игорь расстроился и поэтому не сразу обратил внимание на перемигивание сигнальных лампочек на пульте управления. И только когда звуковая сигнализация резанула слух, он сообразил, что его вызывают по радиосвязи.
        Но откуда? Здесь! Вдали от всех трансгалактических трасс!
        Игорь поспешно включил радиостанцию, киберпереводчик и услышал:
        - Всем, всем, всем! Говорит разведывательный корабль мысликов. Возьмите на борт нашего пострадавшего товарища!
        - Я готов принять на свой корабль пострадавшего, - сказал капитан.
        - Благодарим! Через минуту запускаем к вам спасательную шлюпку с умирающим.
        - Габариты вашего товарища?! - крикнул Игорь, но ответа не получил.
        Радиосвязь оборвалась. Очевидно, корабль неизвестных, запустив шлюпку по направлению к «Громовержцу», уже ушел в четырехмерное пространство.
        Через несколько минут магнитные присоски притянули спасательную шлюпку вплотную к борту корабля. Дверь переходной камеры отошла в сторону, и Игорь увидел фигуру в скафандре, медленно двигающуюся ему навстречу. У существа было тонкое туловище метра два высотой; две длинные руки нелепо шарили в воздухе; голова была закрыта полупрозрачным шлемом, так что черты лица Игорю разглядеть не удалось. Гость приблизился к порогу камеры и упал. Капитан подхватил его и потащил по коридору. В комнате, приготовленной для странного существа, он осторожно положил неизвестного на пол и на всякий случай включил киберпереводчик. А вдруг неизвестный заговорит? На скафандре мыслика Игорь не обнаружил никаких баллонов с дыхательной смесью.
        И вдруг мыслик заговорил, медленно, с большими паузами:
        - Обетованная земля… где ты?.. Так мало пищи… Как не хочется умирать… Но что это?.. Здесь есть пища? - Мыслик заворочался на полу. - Неужели я спасен? - Голос его заметно окреп. - Где я?
        - Ты находишься на корабле человека Земли.
        - О, говори, говори! - В голосе мыслика послышалось волнение. - Говори! Мне уже становится лучше. Человек! В этом, наверное, очень много информации?
        - Что я должен сделать в первую очередь? - спросил Игорь. - Как снять с тебя скафандр? Каков состав атмосферы, необходимый для твоего существования? Отвечай скорее!
        - Атмосферы? Что ты имеешь в виду?
        - Чем вы дышите?
        - A-а… Но мы вообще не дышим…
        - Тогда все в порядке, - облегченно вздохнул капитан, в душе, правда, удивляясь словам мыслика. - Значит, можно снять скафандр?
        Мыслик попытался встать. Кажется, он уже чувствовал себя заметно лучше. Игорь помог ему. Что-то внутри скафандра щелкнуло, и, внезапно распавшись на две части, скафандр опал с мыслика.
        Теперь Игорь смог его разглядеть.
        Огромная голова мыслика была совершенно лысой, почти половину лица занимали глаза, маленький рот кривился в слабой и благодарной улыбке, вместо носа - две слегка трепещущие ноздри. Тонкие руки, туловище и ноги гостя были покрыты эластичной обтягивающей одеждой безо всяких пуговиц и застежек-молний. На ступнях некое подобие обуви. Кисти рук открыты.
        - Рассказывай! - потребовал мыслик. - Говори что-нибудь!
        Игорь удивился, но не отказал в этой странной просьбе. Объяснил, кто он, что тут делает, как узнал о происшествии на корабле мысликов. На секунду он прервал рассказ, но гость тут же потребовал продолжения. С улыбкой, но настойчиво.
        И тут Игорь заметил, что у гостя нет зубов. Нет рта. Небольшие губы были, правда, обозначены, но между ними виднелась лишь блестящая белая мембрана, вибрирующая в такт звукам голоса. Игорь сообразил, что это орган, предназначенный для произнесения слов. Но и только!.. А каким же образом мыслики принимают пищу? Ведь все, что он пока знал о них, касалось только пищи. У них на планете голод. Этот мыслик умирал от истощения. Корабль неизвестных летел на поиски достаточных запасов пищи. И в то же время у мыслика нет рта…
        И тут Игорь вспомнил слышанную когда-то в детстве историю о космических завоевателях. Неужели?.. Нет. Невозможно!..
        И все же, подумал Игорь, все это странно. Вот мыслик, и о нем не скажешь, что он умирает от истощения. А ведь только что он еле двигался… Если он голоден, почему не просит еды?
        - Человек, в твоих рассказах не очень много информации. Мне ее не хватает. Мне нужна информация!
        - Информация? - Игорь вскочил со стула. Мыслик тоже встал. В его фигуре уже чувствовалась сила.
        - То, что ты мне рассказал, поддержит меня ненадолго. Я голоден. Ты же обещал!
        В словах странного гостя не звучало угрозы, но Игоря охватила тревога. Эти недомолвки, намеки… Капитану тоже не хватало информации. Что же делать? Что представляют собой мыслики?
        - Сейчас я добуду тебе запас информации, - стараясь казаться спокойным, заметил Игорь. - Но очень прошу тебя не выходить из комнаты.
        Мыслик кивнул.
        Игорь, не спуская с него глаз, пятясь, подошел к двери, толкнул ее спиной. И, только очутившись в коридоре, заметил, что с него градом льет пот, а руки мелко вздрагивают. Заперев дверь, он бегом кинулся в отсек управления. Нужно немедленно подготовиться к старту на Землю. Там разберутся, чего хотят эти мыслики. Собственно, есть же ведь Управление Внегалактических Цивилизаций. Это их работа.
        Отдав приказ киберштурману, Игорь составил на тележку обильный ужин из мясных, овощных, рыбных и прочих блюд и, подкатив ее к двери комнаты, где находился гость, возвратился к киберштурману. Тот уже все рассчитал. Для возвращения на Землю оставалось только нажать кнопку.
        Игорь вкатил тележку в комнату. Мыслик сидел на стуле в непринужденной позе и старательно изучал стены помещения. Дверцы шкафа с книгами были распахнуты, а сами книги стояли не в таком порядке, как прежде. Значит, мыслик их просматривал? Чрезвычайно любопытный гость!.. Игорь пододвинул к нему столик. Интересно, как он будет есть?
        Мыслик зачерпнул ложечкой овощную пасту, раскрыл губы и положил пасту на слегка вибрирующую пластинку. То же самое он проделал и с другими блюдами.
        - В таком виде это очень трудно переварить, - сказал он. - А какова химическая формула этого?
        Игорь пожал плечами. Мыслик встал.
        - Извини, человек. Я без твоего разрешения просмотрел книги. Уж очень велико было искушение. Ты не употребляешь их?
        - Отчего же? - ответил Игорь. - Я иногда читаю их. Когда есть свободное время.
        - Это сразу видно. В них не пропущено ни одной фразы. Зачем же ты их здесь держишь, если в них для тебя нет информации?
        - Почему это в них нет информации?
        - Эти книги новенькие. Совершенно новенькие. Только что из печки. Их никто не употреблял. Наверное, то, что в них содержится, несъедобно?
        Игорь пожал плечами, уже ничего не пытаясь понять.
        Мыслик еще что-то говорил, но Игорь вышел.
        В рубке капитан сел в свое кресло и огляделся. Все было готово к старту. Киберштурман рассчитал элементы полета в подпространстве и теперь преспокойно занимался решением китайских головоломок.
        Позади кресла послышался шум. Игорь оглянулся. В дверях стоял мыслик. Его сытое порозовевшее лицо лоснилось от удовольствия. Весь вид странного гостя говорил о том, что он испытывает величайшее блаженство.
        - Это я решил оставить на десерт, - сказал мыслик. - Слушай. - Посыпались слова: «волевой лоб», «могучий интеллект», «острый ум» и дальше все в том же роде. - А? Как ты находишь это место? - Мыслик захлопнул принесенную им книгу.
        - Премило, - глухо отозвался Игорь.
        - Ведь это хлеб, кекс, торт!
        - На Земле для некоторых это тоже хлеб…
        - А для тебя?
        - Для меня это, пожалуй, несъедобно.
        - Не можешь переварить?
        Игорь промолчал.
        - Тогда я употреблю это на десерт. - И Мыслик, близоруко сощурившись, прикоснулся губами к раскрытой книге, словно хотел ее поцеловать.
        Не обращая внимания на гостя, Игорь попросил киберпомощника отвлечься от решения головоломок и включил систему старта. Ритмично и почти неслышно заработали двигатели прокалывателя пространства. Мгновенный суперпереход и… в это время раздался дикий вопль. Игорь оглянулся. Мыслик, держась руками за голову, медленно оседал на пол. Издав вопль еще раз, он затих в странной, неестественной позе.
        Игорь подбежал к непонятному существу и нагнулся над ним. Тот не подавал никаких признаков жизни. Схватив мыслика под мышки, капитан поволок его в биолабораторию. Положив несчастного на стол, Игорь подсоединил к нему диагностическую машину и стал ждать результата. Диагностический аппарат довольно долго анализировал информацию, поступающую в него с многочисленных датчиков, и потом сообщил, что у мыслика несварение желудка и это может окончиться смертью.
        - Так я и знал, - побледнев, прошептал Игорь. - Он наверняка проглотил что-нибудь несъедобное.
        Медлить было нельзя, и капитан поместил мыслика в холодильную камеру.
        До прокалывания трехмерного пространства в окрестностях Солнечной системы оставалось еще несколько часов, и Игорь занялся осмотром помещений, где хоть одну секунду мог находиться мыслик. На Земле его, конечно, спасут. Но предварительные исследования мыслика могут ускорить это спасение.
        Он осматривал все долго и тщательно. И не нашел ничего, кроме одного… Но это «одно» было странным и необъяснимым: книги, которые просматривал мыслик, стали просто переплетенными пачками абсолютно чистых листов. Даже обложки были без всяких надписей. В книгах больше не содержалось ни одной буквы. Теперь даже невозможно было установить, что за книги это были раньше.
        Странное исчезновение печатных знаков настолько взволновало Игоря, что он чуть было не пропустил момент выхода корабля из подпространства.
        Капитан немедленно попытался связаться с Управлением по Внегалактическим Цивилизациям, но попытка почему-то не увенчалась успехом. Игорь забеспокоился. В этом рейсе, казалось, все было против него. Служба автоматической посадки тоже начала выкидывать штучки. Вместо Земли ему настойчиво предлагали сесть на Венеру. А тут еще забарахлили фильтры обзорного экрана, и Солнце вместо ослепительно желтого вдруг оказалось бледно-голубым. Количество планет в Солнечной системе уменьшилось почти вдвое. И даже созвездия стали совершенно незнакомыми.
        Словом, когда Игорь посадил корабль на предложенный ему космодром, он еще не знал, что попал не в Солнечную систему.
        Причиной всему явились невинные занятия киберпомощника Грома в свободное от работы время. Он так умудрился забить свой кибермозг всевозможными головоломками, ребусами и шарадами, что вместо того, чтобы направить корабль к Земле, стартовал к какой-то малоизвестной планете под названием Лемзя. И это в то время, когда дорога каждая минута! Игорь только косо взглянул на проштрафившегося и даже не вскипел. Грому от этого стало, пожалуй, еще тяжелее. Уж лучше бы капитан обругал его.
        Прежде, чем стартовать вновь, Игорь решил выяснить: нельзя ли чем-нибудь помочь мыслику здесь? Никто не спешил к кораблю, никто не задавал обычных при посадке вопросов, Игорь открыл холодильную камеру и увидел сидящего мыслика. Вид у него был вполне нормальный, если не принимать во внимание толстого слоя инея, покрывавшего странного гостя с ног до головы.
        - Ну! - подозрительно спросил Игорь.
        - Все в порядке, - как ни в чем ни бывало ответил тот. - Это действительно оказалось несъедобным. Хорошо, что ты догадался поместить меня в прохладное место. А теперь мне снова нужна пища.
        - Вот что, - сказал Игорь, - мне надоело играть в прятки. Я готов дать тебе все, что у меня есть. Все! Но я не знаю, что тебе нужно. Ты ведь практически не притронулся ни к чему из того, что я предложил тебе. С тобой происходят странные превращения, а я не знаю почему. Ты все время просишь что-нибудь рассказать. Зачем? И что случилось с моими книгами?
        - Я их съел, - просто ответил мыслик.
        - Как… то есть… съел?
        - Обычно. Употребил в пищу всю информацию, которая была в них. Только ее в этих книгах оказалось маловато. А разве вы питаетесь не информацией?
        - Это невозможно! - вскричал Игорь. - Информацией питаться нельзя! Она нематериальна. Она не может поддерживать жизнь в материальном теле.
        Теперь пришла очередь удивиться мыслику:
        - Как то есть нельзя питаться информацией? А чем же вы тогда… Уж не материальной ли пищей?!
        - Естественно, - подтвердил Игорь.
        По звуку, который издал мыслик, можно было заключить, что он не поверил Игорю, а если и поверил, то от души пожалел все человечество.
        - У нас на планете почти не осталось информации. Всем грозит голодная смерть. Наш корабль обязательно должен найти планету, которая накопила очень много информации. Я хочу поскорее на вашу Землю.
        - Это не Земля. - Капитан покраснел.
        Глаза мыслика выразили безмолвный вопрос.
        - Это планета Лемзя. Произошла ошибка. Кибермозг перепутал порядок букв в названии планеты.
        Мыслик снова заметно ослабел. Игорь подхватил его и повел в шлюзовую камеру. Лемзя - цивилизованная планета. За время своего развития цивилизация лемзян должна была накопить достаточно информации. Мыслика надо спасать. Разумное существо не может оставить в беде другое разумное существо, если даже одно из них питается материальной пищей, а другое - информацией.
        Мыслик едва доплелся до покосившегося здания космовокзала. Он жадно впитывал новую для него информацию глазами, ушами и носом. Но, вероятно, коэффициент полезного действия этих органов был чрезвычайно мал. Да и сама информация являлась малопригодной для переваривания.
        В почти пустом зале ожидания Игорь подошел к окошечку администратора и спросил, как пройти к ближайшему книжному магазину.
        Администратор старательно переписывал что-то из большой толстой книги в красивом переплете в почти такую же толстую красивую тетрадь. На вопрос Игоря он долго не отвечал, а когда тот начал терять терпение, поднял посоловевшие глаза на посетителя и махнул рукой куда-то влево. Жест был довольно неопределенным.
        Проходя мимо окошечек различных служб космовокзала и окидывая взглядом немногочисленные фигурки лемзян, сидящих в зале, Игорь обратил внимание, что все они что-то пишут, вернее, переписывают из книг. Некоторые отстукивали на пишущих машинках длиннющие очереди. А те, у кого не было машинок, бросали на счастливчиков завистливые взгляды. Несколько пришельцев негуманоидного происхождения, выпучив глаза, с явным удивлением взирали на эту потрясающую воображение картину.
        То же самое повторилось и на улицах. Даже мамаши, катившие в колясках младенцев, умудрялись писать что-то в небольших блокнотиках, приспособив переписываемые книги на козырьках колясок. Мужчины, женщины, старики и дети занимались только одним - переписыванием книг.
        На двух пришельцев никто не обратил внимания.
        Книжный магазин нашли довольно быстро, но в нем толкалось столько народу, что Игорь не смог пробиться к прилавку. Через десяток метров встретился второй магазин, затем третий, пятый, десятый… Везде было много, очень много книг! И раскупались они с потрясающей быстротой. Но количество их нисколько не уменьшалось. Это было море, океан, вселенная книг!
        Игорь даже подумал, не питаются ли и лемзяне информацией. Но вокруг жевали обыкновенные пирожки, булочки и сосиски.
        Над каждым магазином висел плакат: «Экономьте бумагу! Пишите мельче! Исписывая мелким почерком лист с двух сторон, вы помогаете самим себе!»
        Мыслик заметно повеселел, как голодный человек при виде вкусно пахнущего блюда, но все еще еле-еле переставлял ноги. Наконец, Игорю удалось пробиться к прилавку и купить два десятка книг.
        Мыслик заметно повеселел. Игорь мельком успел взглянуть на названия. Это были книги по радиоэлектронике: «Проблемы электроники», «Радиоэлектроника», «Промышленная электроника», «Новые схемы в радиоэлектронике», «Новые схемы на транзисторах», «Новые…», «Новые…», «Новые…»
        Мыслик превратил первую книгу в стопку абсолютно чистых листов секунд в пять. Вторую еще быстрее. Третью. Четвертую. Игорь только удивленно покачивал головой. Мыслик растерянно посмотрел на капитана «Громовержца».
        - Но здесь же нет почти никакой информации!
        - Как?! - забеспокоился Игорь. - Ведь двадцать книг!
        - В них нет информации. Они почти слово в слово повторяют друг друга, отличаясь одной, двумя страницами.
        Игорь рванулся со скамейки, растолкал плечами толпу лемзян и купил еще несколько десятков книг, истратив последние имеющиеся у него сертификаты.
        По удрученному виду мыслика он понял, что тот снова не нашел в книгах никакой информации.
        Через несколько минут все свободное пространство возле мыслика было завалено огромными грудами чистых листов, но сам мыслик буквально таял на глазах.
        - Я не кит и не могу пропустить через себя море, чтобы выбрать из него килограмм планктона, - прохрипел он.
        - Что, воды много? - с заботливым участием спросил Игорь.
        - Сплошная вода.
        - Что же делать?
        Планета Лемзя, вторая в системе звезды Шансон, по возрасту и уровню развития цивилизации была почти двойником Земли. Материальный уровень жизни лемзян неуклонно рос. Росли и их духовные потребности. На каждого жителя планеты приходилось по три экземпляра новых книг в год и по 1,714 экземпляров газет и журналов. Если учесть, что лемзяне очень любили детей и в каждой семье было по три, по четыре ребенка, то эти цифры звучали достаточно убедительно. Количество научных работников, писателей и поэтов постепенно опережало естественный прирост населения. Росло и количество книг, журналов и газет.
        И вот однажды, лет сто назад по лемзянскому времени, они узнали, что на других планетах прирост количества информации намного больше, чем на Лемзе. Сначала это вызвало лишь удивление, затем недовольство собственными темпами. Лемзяне решительно взялись за исправление создавшегося положения. И началось катастрофическое увеличение числа издательств и изданий.
        Лемзяне не утруждали себя работами по увеличению количества информации. Это ведь давалось трудно. Многие, правда, пробовали, но у них ничего не получалось. Гораздо проще было взять, например, книгу по радиоэлектронике, переписать первые ее три четверти, где приводились общеизвестные истины о работе транзисторов и интегральных схем, добавить одну четверть из другой книги и придумать новое название.
        Издательства расхватывали рукописи. Между ними даже возникло нечто вроде соревнования - кто больше выпустит книг.
        Писать новые книги стало легко. Особенно по технике. Видя удивительные успехи технических издательств, к ним вскоре примкнули и другие: сельскохозяйственные, промышленные, издательства, выпускающие литературу по искусству, музыке и т. д. Дольше всех держались прозаики и поэты. Но, в конце концов, сдались и они.
        Уже давным-давно Лемзя по количеству книг, выпускаемых на душу населения, перегнала все обитаемые миры в ближайших обозримых частях Метагалактики. Но ведь оставались еще неизвестные, неоткрытые миры! А вдруг там выпускают еще больше? Это «а вдруг» придавало лемзянам силу, бодрость и вдохновение, так необходимые при переписке книг.
        Книги писали все. Запрещение писать научный труд или монографию считалось самым жестоким наказанием. Истинные лемзяне этого не выдерживали. Но, к счастью, запрещение писать применялось крайне редко, только к закоренелым преступникам.
        Книг выпускалось много. Может, пятьсот, а может, и пять тысяч на человека. Точно этого никто не знал. Статистики уже давно побросали свою работу и теперь тоже писали книги. Один даже именно по статистике. Расхватывались же книги молниеносно. И каждая давала начало десяткам других.
        А на скамейке умирал мыслик - разумное существо. Умирал от недостатка информации.
        Игорь начал приходить в бешенство. Положив мыслика на скамейку, он вскочил на ближайшее крыльцо возле книжного магазина и заговорил. Сначала он говорил зло, потом убежденно, затем просяще и, наконец, умоляюще. Он говорил о том, чтобы лемзяне написали несколько книг, в которых бы действительно была информация. Ведь умирает мыслящее существо!
        Лемзяне удивленно останавливались возле странного оратора, на несколько минут отвлекаясь от переписывания книг. На их лицах появлялось негодующее выражение. Этот пришелец говорил явную чепуху. Только идиот мог придумать такое. Вскоре лемзяне поняли, что они зря теряют время, и начали безмолвно, но поспешно расходиться.
        Игорь взвалил умирающего мыслика на плечо и угрюмо побрел к своему «Громовержцу». Лучше бы он не делал этой остановки!
        - Послушай, друг, - сказал он. - Не торопись умирать. Мне кажется, что на Земле тебе хватит информации. Крепись. Я буду рассказывать тебе сказки.
        И Игорь рассказывал мыслику сказки до тех пор, пока корабль не вошел в трехмерное пространство уже в окрестностях Земли. Игорь немедленно связался по радио с Управлением по Внегалактическим Цивилизациям и сообщил все, что произошло с ним и мысликом.
        На космодроме его ждали сотрудники Управления и грузовые авиетки с несколькими Большими Энциклопедиями.
        Видя, что его никто не расспрашивает, Игорь немного потолкался рядом с авиетками, прощально махнул рукой уже повеселевшему мыслику и отправился к диспетчеру космодрома. Пора было разгружать «Громовержец».
        С мысликом он больше никогда не встречался.
        В печати, по радио и телевидению о нем говорили тоже очень мало. Не такое это уж и значительное событие - еще одна неизвестная ранее цивилизация.
        В разговорах с друзьями за стаканом тонизирующего шипучего напитка Игорь часто развивал недавно разработанную им гипотезу о путях мыслящих существ во Вселенной. Эта гипотеза увлекала его несколько месяцев. Она была не то чтобы антинаучной, а просто, по-видимому, не имеющей смысла. Друзья подшучивали над Игорем. Сначала нападки на свою гипотезу он воспринимал всерьез и с отчаянием защищался, но постепенно и сам начал охладевать к ней.
        Гипотеза заключалась в том, что когда-то давным-давно все мыслящие существа питались только информацией. Постепенно там, где накопление информации шло медленно или вовсе прекращалось, пища для души заменялась пищей для желудка. Этот мучительный процесс радикальной перестройки занял, по-видимому, очень большой период времени и за несколько тысяч лет до новой эры (для цивилизации Земли) полностью закончился. Во всяком случае о нем не сохранилось никаких воспоминаний или записей ни в шумерской, ни в египетской культурах, ни в культуре майя или ольмеков. Правда, и в настоящее время требуется пища для души, но разве в таком количестве, как мысликам?!
        Гипотеза Игоря разбивалась шутя. Но иногда он все-таки сопротивлялся.
        - А как вы думаете, почему говорят: «В этой статье много воды», «я не могу переварить эту информацию», «книга несъедобна»? А? Вы думаете, по аналогии с пищей и желудком?.. А я все-таки думаю, что наоборот!
        Игорь всегда любил кому-нибудь противоречить.
        Исключение
        «Громовержец» приняли на девятый, космодром Селги, как Игорь и хотел. Он быстро оформил все формальности, связанные с прибытием и сдачей груза с Земли, подписал график работы кибергрузчиков и внимательно просмотрел список аппаратуры, которую он должен был доставить в Солнечную систему. Аппаратура показалась ему очень любопытной и даже несколько неожиданной. Затем он отправился на стоянку авиеток, чтобы навестить своих друзей: Гела и Найю. Поселок, в котором они жили, находился километрах в пятистах от космодрома. Улетая с Селги два месяца назад, он обещал им вернуться. И вот - вернулся.
        Авиетка шлепнулась посреди группы коттеджей, расположенных в роще деревьев с белыми стволами и фиолетовыми стрельчатыми листьями. Дверь домика Гела оказалась закрытой. И Игорь, чувствуя себя здесь своим, влез в открытое окно. В комнате никого не было, но за стеной слышался приглушенный шум голосов.
        - Гел! Это я, Игорь! - на всякий случай крикнул капитан «Громовержца».
        Ему никто не ответил. Тогда Игорь открыл дверь в другую комнату. В глубине ее во всю стену был виден большой зал какой-то лаборатории. Несколько человек стояло и сидело возле незнакомых ему аппаратов и приборов. Игорь шагнул вперед, очутился в лаборатории и крикнул, увидев Гела и Найю:
        - Привет! Я…
        На него замахали руками, словно он помешал. Голубая девушка оглянулась и лишь покачала головой. Игорь повернулся и хотел выйти, но перед ним оказалась сплошная матовая стена. Комната, в которой он только что находился, исчезла… Игорь растерянно топтался на месте, не зная, что делать, потом сделал шаг к стене… и снова очутился в комнате, во всю стену которой была видна все та же лаборатория.
        На чужих планетах часто попадаешь впросак. Что это? Нуль-транспортировка? Но на таких маленьких расстояниях!.. Невероятно!.. И тут он вспомнил, что груз для Солнечной системы и представлял как раз аппаратуру нуль-транспортировки. Интересно…
        Игорь не утерпел, выпрыгнул в окно и обежал домик. Коттедж как коттедж, с окнами, входной дверью и стенами. Значит, действительно нуль-транспортировка… Когда он вернулся в комнату, в проеме стены возник огромный зал с тысячами прогуливающихся голубых людей… А не шагнуть ли еще раз в экран? Если что-нибудь окажется не так, он просто отступит… Игорь решился и сразу же оказался в зале с полированным полом и терявшимися где-то в вышине потолками. За его спиной возвышалась лишь гладкая колонна. Отступать было некуда, но он никому и не мешал здесь! Постояв, Игорь нерешительно двинулся вперед. Ему было все равно, куда идти. Толкаясь в толпе, он обратил внимание на красивого молодого человека с выпиравшими из плотно облегавшей его рубашки рельефными могучими мускулами. С атлетом шли две девушки, лицо одной из них поразительно напоминало лицо древнеегипетской царицы Нефертити. Все трое прошли мимо Игоря и растворились в водовороте людей.
        Голос, раздававшийся сразу отовсюду, называл какие-то имена. И то одна, то другая группа голубых людей, торопливо шагая, скрывалась в дверях в дальнем конце зала.
        Неожиданно Игорь очутился возле столика с надписью «Прием заявлений»; не успел он отойти, как старичок, сидевший за столиком, спросил:
        - Ваше имя?
        Игорь ответил.
        - Судя по цвету кожи, вы не с Селги?
        - Да, я землянин.
        - У вас есть здесь ливанна?
        Игорь замялся. Что такое «ливанна»?.. Спрашивать ему не хотелось, вечером он все узнает у друзей.
        - Ее здесь нет?
        - Нет, - облегченно выдохнул Игорь.
        - Почему она не пришла? У нас нет ограничений для людей других планет. Ее имя, адрес?
        - Не знаю, - Игорь развернулся, собираясь нырнуть в толпу.
        - Не знаете? - удивился старичок. - Но такого не может быть! Она отказывается?
        - Да. То есть нет! - Игорь устал от разговора неизвестно о чем. - Нет у меня никакой ливанны!
        - Вы впервые на Селге?
        - Я был здесь уже много раз.
        - Тогда я ничего не понимаю. Невероятно. Это чрезвычайно редкий случай. У вас есть ливанна, но вы просто не знаете об этом. Обратитесь ко мне через два часа.
        Игорь наконец скрылся в толпе. Надо скорее встретиться с друзьями. Что здесь все-таки происходит?
        От нечего делать он довольно долго бродил по огромному залу. Голова шла кругом от бесконечных поворотов, разворотов, шума, света, странных выражений лиц. Надо найти выход из зала. Посидеть где-нибудь под деревьями. Упасть на фиолетовую с синими прожилками траву. Отдохнуть от всего этого.
        Внезапно он остановился. Вот те две девушки, которых он уже видел. А юноша? Юношей тоже было двое! Совершенно одинаковых, с похожими движениями, жестами, улыбкой. Да, они улыбались. А девушки выжидательно смотрели на них. Это же близнецы! Смешная ситуация.
        - Айра, - сказал один из молодых людей. Девушка с лицом Нефертити вздрогнула и вдруг заплакала, не закрывая лица и словно даже не замечая этого.
        - Я боялась, Сэт, - сказала она сквозь слезы. - Что бы они ни говорили…
        - Айра, уйдем отсюда. - Он обнял ее за плечи и увлек в толпу.
        Девушка задержалась. Остановилась. Оглянулась.
        - Но ты так похож на него!
        - Сейчас нам лучше уйти отсюда.
        - Нет… Я что-то поняла. Мне плохо! Ты совсем другой!
        Юноша поднял Айру на руки, прижав ее лицо к своей груди, и пошел через расступившуюся толпу.
        - Отпусти меня! - вырывалась девушка. - Это не ты… Ты совсем такой же… Что теперь будет со мной? Я ничего не знаю! Отпусти меня!
        Но юноша не выпускал Айру из рук. К ним быстро подошла женщина в халате врача, приложила к виску девушки блестящий диск, и та затихла.
        - У нее это очень быстро пройдет, - сказала женщина. - Только пореже встречайтесь с вашим близнецом.
        Юноша, как драгоценную хрупкую ношу, бережно понес девушку на руках.
        Постояв еще немного, Игорь решил искать выход. Только теперь он обратил внимание, что в толпе преобладают именно близнецы. Какой-то всепланетный съезд близнецов!
        Число голубых людей в зале не уменьшалось. Пожалуй, даже становилось больше. Случайно Игорь оказался возле колонны. Какая-то девушка нажала несколько выступающих из нее кнопок, и на колонне появилось изображение здания. Девушка шагнула вперед, прямо в колонну и исчезла. Так же поступали и другие, Только на колонне появлялись каждый раз совершенно непохожие друг на друга изображения. Это были целые комнаты, лаборатории, дворики, улицы, площади, перекрестки, сады. Люди входили в эти изображения и исчезали вместе с ними.
        Игорь несколько раз обошел вокруг колонны, затем решил понаблюдать, в каком порядке и сколько кнопок нужно нажимать. Хорошо бы очутиться где-нибудь в лесу, недалеко от стоянки авиеток, чтобы в любое время можно было добраться до знакомого поселка. Но люди так быстро нажимали кнопки, что он ничего не разобрал и не понял и, решив, что придется рискнуть наугад, еще минут десять кружил возле колонны. И только сообразив, что на него начали обращать внимание, небрежным шагом подошел к колонне, нажал несколько кнопок и, не успев разобрать, что за изображение появилось перед ним, шагнул вперед.
        Очутился он в незнакомой комнате. Солнце светило в широкие распахнутые окна. В углу перед зеркалом стояла девушка. Очевидно, она увидела незнакомца именно в это зеркало, потому что резко обернулась. Высокая прическа на ее голове была разлохмачена.
        - Какой ты, - сказала она без всякого раздражения или испуга. - Какой ты неосторожный. Разве можно входить в чужую комнату без разрешения?
        Игорь молча попятился назад. Там должно быть спасение. Но спина ощутила лишь гладкую холодную поверхность.
        - Я не хотел, - покраснев от смущения, сказал Игорь. - Я не знал. Куда…
        - Нажми кнопки и будь в следующий раз осмотрительнее.
        Игорь с удивлением уставился на ряд кнопок, выступавших из панели стены, и вдруг ему стало так неуютно, так стыдно, что он вскричал:
        - Не знаю!.. Я ничего здесь не знаю!
        - Какой ты, - снова сказала девушка и пошла прямо на него. Игорь отскочил в сторону. Из соседней комнаты доносились голоса:
        - Сиб, ты скоро переоденешься?
        - Мы, наверное, еще успеем, сыграть пару партий в шахматы.
        - Поторопись, Сибилла!
        - Сиб! Сибилла!
        Девушка остановилась в двух шагах от Игоря и нетерпеливо спросила:
        - Куда тебе?
        - Не знаю.
        От девушки пахло лесом.
        - Какой ты, - в третий раз сказала девушка. - Хочешь в парк?
        Игорь кивнул. Девушка нажала кнопки, но капитан вдруг, даже не взглянув на изображение, метнулся к окну, перебросил тело через подоконник, упал в траву, ободрал ладони о какие-то колючки, вскочил и побежал, не разбирая дороги, перепрыгивая через ручьи и канавы, остановившись лишь на вершине холма. Сердце бешено колотилось. Игорь лег на траву и с удивлением отметил, что не знает, с какой стороны он прибежал. Трава была чуть-чуть влажной. Отовсюду доносился стрекот незнакомых насекомых. Ослепительно голубое солнце спускалось к далеким горам. Немного отдышавшись, Игорь рассмеялся. Прошло только два месяца. Два месяца назад ему казалось, что он знает Селгу достаточно хорошо. Правда, он и тогда попадал впросак, но не настолько, чтобы стыдиться своего невежества. А сейчас?
        Игорь встал, отряхнул с одежды комочки земли, сухие листья, травинки и начал спускаться с холма. Во что бы то ни стало нужно найти авиетку. В ней он будет чувствовать себя уверенно. Капитан спускался довольно долго, на ходу машинально срывая попадавшиеся под руку цветы. Наверное, он все-таки спускался по другую сторону холма, потому что ему не попалось на пути ни камней, через которые он перепрыгивал, ни ручья. Потом он наткнулся на тропинку и побрел по ней, точно зная, что тропинка приведет его куда-нибудь.
        Тропинка долго петляла между деревьев и кустов. Воздух стал прохладнее. Приближалась ночь. Чужое солнце уже зацепилось за верхушки гор, осветив оранжевым отсветом далекие вершины, а Игорь все шел, похлопывая себя по ногам коротеньким прутиком и потихонечку насвистывая. Тропинка то поднималась на какой-нибудь бугор, то опускалась в ложбинку. Иногда ему приходилось карабкаться, цепляясь за тоненькие ветки кустов. Несколько раз он падал. В душе наступила кроткая тишина, и он уже с улыбкой вспоминал события прошедшего дня.
        Всегда так. Увидишь непонятное и хочется его понять. И не дает покоя неизвестное. Тайна заманчиво и настойчиво влечет тебя в водоворот событий, до которых тебе еще вчера, еще час, минуту назад не было никакого дела.
        А надо ли стараться понять, чем живут красивые голубые люди Селги? Ведь они все-таки отличаются от нас. Своими заботами и мечтами, мыслями и самим образом мышления… Игорь был уверен в этом.
        Капитан надеялся, что тропинка приведет его к авиетке и он полетит к своим друзьям. Там будет много смеха и стакан зеленого шипучего вина. Гел, как обычно, большую часть времени будет молчать и тискать в громадной ладони свой подбородок. Нет сомнения, что он влюблен в Найю. А она?.. И тут Игорю снова пришло в голову: что же сегодня происходило в зале? Почему Айра вырывалась из рук Сэта? Ей было плохо?
        - Почему Айре было плохо? - Он опомнился и сообразил, что кричал вслух. - Что здесь происходит? Ответьте!
        Перед ним стоял домик. Солнце скользнуло за горы. Все окутала темнота. Лишь на самом горизонте чуть искрились и блестели вершины гор.
        Игорь остановился возле низенькой ограды. В доме слышался тихий смех. Потом два красивых голоса, мужской и женский, низкими голосами запели песню, но слов нельзя было разобрать. Эти два голоса, переплетаясь, временами почти затихали, чтобы через мгновение вновь зазвучать громко, призывно. Они заставили Игоря задержаться, затаить дыхание, но вдруг неожиданно, на высокой ноте, смолкли. В домике зашумели, но никто не аплодировал, не хвалил певцов, лишь одно Игорь сумел расслышать:
        - Послушай, Сибилла… Пусть только Дан не сердится и не хмурится… Я ведь не влюблен в тебя, но твоя песня разрывает мне сердце. Отчего это?
        Девушка рассмеялась низким грудным смехом.
        «Потому что в ней счастье!» - захотелось крикнуть Игорю.
        - Хорошо, если ты этого не понимаешь, - сказала девушка и снова рассмеялась.
        Заговорили все.
        Игорь постоял перед оградой, раздумывая, войти ему в дом или нет, и в это время в распахнутом окне появился силуэт мужчины.
        - Эй, - тихо позвал Игорь. - Я тоже слушал песню.
        Силуэт вздрогнул, исчез, но через секунду в распахнутом окне появилось сразу несколько.
        - Заходи!
        - Что ты стоишь один?
        - Заходи, заходи!
        Игорь перепрыгнул через изгородь и оказался в квадрате света, падающего из окна.
        - А-а, - раздался удивленный возглас. - Это он! Заходи же. Какой ты! Это тот, я вам про него рассказывала!
        Кто-то рассмеялся, но Игорь ничуть не обиделся. Значит, он несколько часов бродил по лесу, чтобы выйти к тому же месту, откуда так поспешно и глупо бежал.
        - У вас есть авиетки? Мне нужно лететь.
        - Зачем тебе лететь? Мы тебя и так переправим. Заходи. Сегодня на Селге все празднуют день Счастья.
        - Мне нужно лететь, - упрямо повторил Игорь.
        - Может быть, ему есть с кем праздновать и без нас, - сказал кто-то. - Правильно я говорю?
        - Правильно. Меня уже, наверное, ждут. Так у вас есть лишняя авиетка?
        - Есть. Они теперь все лишние. Сибилла, это твой знакомый. Проводи его.
        Компания еще некоторое время выглядывала из окон, затем по одному все исчезли в глубине дома.
        - Зашел бы, - неуверенно предложил еще раз последний из них. - Мы бы тебя телепортировали.
        - Нет. Я полечу.
        - Как хочешь… - И он тоже отошел от окна.
        Сибилла вынырнула из темноты и схватила Игоря за руку.
        - Какой ты! Мог бы и остаться!
        - Я слышал от тебя десяток фраз и девять из них были: «Какой ты!» А какой я?
        - Смешной. Ты ведь откуда-то прилетел?
        - Да. С Земли. Я капитан грузового корабля.
        - Наверное, поэтому ты и странный…
        - Наверное, - согласился Игорь.
        - А с кем ты будешь на празднике?
        - С Найей, - ответил Игорь. - Она работает в институте Счастья.
        Девушка неопределенно покачала головой.
        - А что это за праздник? - спросил Игорь.
        - Ты не знаешь? Какой ты… Теперь все будут счастливы. - В ее словах, так же как и в песне, чувствовалась грусть. - Разве твоя девушка тебе не говорила? Ведь это происходило там, в институте…
        Найя не была девушкой капитана. И он не знал, что этот огромный зал принадлежал институту, где работала Найя.
        - А я и без того счастлива, - сказала Сибилла. Сказала Игорю или самой себе, он не понял.
        - Знаю.
        - Как ты можешь знать?
        - Я слушал песню… Дан?
        - Да. Он.
        Они дошли до небольшого ангарчика. Сибилла вывела одноместную авиетку.
        - Значит, это происходило в институте Счастья? - спросил Игорь.
        - Ну да. Из его дверей выходили только счастливые.
        - А Айре было плохо. Она плакала.
        - Плачут и от счастья…
        - Нет. Я знаю. Ей было плохо.
        - Это тебя тронуло? Тогда найди ее. Может, она ждет этого?
        - Я с ней даже незнаком.
        Сибилла промолчала. Игорь открыл дверцу авиетки и сел на сиденье перед пультом.
        - Ну я пойду? - Белое платье девушки смутным пятном выделялось в темноте ночи. Лицо и руки были почти незаметны. - Я пойду?
        - Конечно. Иди. Спасибо тебе, Сибилла! - Игорь захлопнул дверцу. Осветилась панель управления. Игорь набрал на пульте маршрут. Ого! До поселка коттеджей было полторы тысячи километров. Это около часа полета.
        Авиетка взлетела вертикально вверх и, сделав круг над освещенным домом, рванулась вслед скатившемуся за горизонт солнцу.
        Дверь коттеджа Гела оказалась открытой, но сам дом был пуст. В стене-экране виднелся все тот же зал, но только теперь он был превращен в банкетный. Слышалась приятная и негромкая музыка. Нарядно одетые и счастливые люди сидели за столиками или танцевали, разговаривали, разбившись на группы. Игорь распахнул окно коттеджа и тут заметил на столе лист бумаги. Записка предназначалась ему.
        «Игорь, - писала Найя. - Куда ты пропал? Неужели ты обиделся на нас? Мы тебя ждем. Система телепортировки включена. Смелее шагай в экран. Ждем».
        Игорь сложил лист, сунул его в карман и уже довольно спокойно шагнул в экран. Передвигаясь вдоль столиков, он увидел своих друзей. И они его заметили.
        - Игорь! Игорь!
        - Твое место ожидает тебя уже два часа!
        Игорь подошел к столику и сразу попал в объятия Гела. О! Тот мог превратить Игоря в лепешку.
        - Оставить в живых! - взмолился капитан.
        - Оставить в живых! - приказала Найя.
        Игоря усадили в кресло.
        - Где ты был? - спросила Найя. - Я беспокоилась за тебя. Где?
        - В зале вашего института и еще в разных местах.
        - Ну и как? - задал вопрос Гел.
        - В общем, неплохо. Только я ничего не понял. Что же это за праздник Счастья?
        - Сейчас объясню, - сказал Гел. - Ты заметил, сколько здесь похожих друг на друга людей?
        - Действительно, - ответил Игорь. - Я заметил это еще днем.
        - Так вот. Это близнецы. Они во всем похожи друг на друга. В привычках, в мировоззрении, в интеллектуальном развитии, не говоря уже о внешнем сходстве. Во всех своих слабостях и достоинствах. Во всем, кроме одного…
        Игорь кивнул и спокойно принялся за еду. Ведь он не ел сегодня целый день.
        - Слушай. Все они родились сегодня.
        Игорь снова машинально кивнул. Но тут до него дошел смысл сказанного, и непроглоченный кусок стал поперек горла.
        Все рассмеялись, а Гел стукнул Игоря кулаком по спине.
        - Значит… значит, вы научились делать копии?
        - Это не копии, потому что их нельзя отличить от оригинала, - сказала Найя.
        - Интересно… Но в чем же смысл?
        - Представь себе, - продолжил Гел. (Гел никогда не отличался особым красноречием. Что с ним сегодня?..) - Представь себе, что тебя любит, например, Найя.
        - Меня? - Игорь снова поперхнулся и покраснел. А Найя с явной досадой отвернулась. Капитан начинал чувствовать себя неуютно. Что ж… Ему нравилась Найя. Да и кому она не нравится? Но зачем об этом говорить вслух? Ведь любит-то ее сам Гел! Это Игорь знал наверняка. Подшутить решил он, что ли?
        - Я говорю: предположим, - сказал Гел.
        - Ну хорошо. Предположим.
        - А ты ее нет. Так ведь?
        Игорь посмотрел Гелу в глаза. Лицо того было непроницаемо. Не поймешь, шутит он или говорит всерьез. Найя мельком взглянула на Игоря, и что-то грустное почудилось ему в этом взгляде.
        - Предположим, - с неохотой согласился Игорь. Есть ему вдруг расхотелось.
        - Она любит тебя так, что это на всю жизнь. А ты - нет. Что ей делать?
        - Не знаю. А что делают другие? Наверное, это проходит или человек просто забывает… Привыкает… Находится кто-нибудь другой.
        - А если нет?
        - Не знаю, - Игорь растерянно замолчал. То, что сказал Гел, было настолько известным и обычным, встречающимся миллионы и миллиарды раз, что, казалось, тут и говорить не о чем.
        - А что если создать твоего близнеца? Абсолютно тождественного. С одним единственным изменением. Этот новый человек будет любить Найю. Ведь первого-то нельзя заставить, потому что каждый человек свободен в своих чувствах.
        - Так это и есть всеобщее счастье?
        - Да, - ответил Гел.
        Что-то в его словах Игорю не понравилось.
        - Я понимаю. Это слишком неожиданно для тебя, - сказал Гел.
        - Все хорошо. Но только почему вы не слишком веселы?
        - Мы же устали, Игорь, - сказала Найя. У нее действительно был очень усталый вид. - Ведь у нас сегодня был сумасшедший день!
        - Да, да! Естественно. Я просто влез к вам со своими земными мерками… Я, наверное, не прав. Я еще слишком плохо знаю Селгу. Это неожиданно для меня. Одним махом вы решили такую сложную проблему.
        - Не мы, - усмехнулся Гел. - Эта идея родилась неизвестно где и как. А рассматривал ее Высший Научный Совет. Подавляющее большинство высказалось «за»… А мы лишь рядовые исполнители.
        - Значит, некоторые все же были против?
        - Конечно, были.
        - Ну а каковы результаты сегодняшнего дня? Все счастливы?
        - Все, - ответила Найя. - Но исключения возможны.
        - Ты только посмотри вокруг, - сказал Гел. - Покажи мне здесь хоть одного, кто не был бы счастлив!
        Игорь впервые как следует огляделся… Глаза людей были красноречивее всяких утверждений. Да, эти люди были счастливы. Счастливы и не скрывали этого.
        Было далеко за полночь, когда люди начали постепенно расходиться. Они уходили все через те же колонны. Игорь усмехнулся. Теперь-то он уж немного разбирался в этих кнопках. Достаточно, чтобы не попадать в чужие комнаты…
        - Давайте побродим перед сном по парку, - предложил Гел. И вся компания, которую Игорь знал еще плохо, с ним согласилась.
        Парк лишь кое-где освещался шаровыми светильниками, так что тропинки и дорожки были едва заметны. Игорь сел на траву, обхватив колени руками, и прислонился спиной к дереву. Рядом примостилась Найя, положив голову ему на плечо. На Селге так было принято. Гел лежал перед ними, уткнувшись лицом в траву. Остальные расположились вокруг, как кому удобно. Несколько минут все молчали.
        Воздух был напоен ароматом трав и цветов. Пахло корой и смолой. Эти незнакомые запахи, шорохи, звуки будили в Игоре какие-то смутные чувства… Конечно. Он чужой, чужой… Он никогда не сможет понять Селгу… Там, на Земле, все иначе. Там он является частичкой самой планеты с ее людьми и проблемами… Почему это пришло ему в голову только сейчас? Может быть, проблемы землян только количественно отличаются от проблем Селги, которые они решили уже давно? Или их образ мышления покоится совсем на других принципах? Ведь Игорь думает, мыслит совсем не так, как Гел. А сам Гел? Смог бы он принять нашу цивилизацию? Цивилизацию Земли… Понимают ли они его?
        Яркие незнакомые звезды просвечивали сквозь кроны развесистых деревьев. Тихо, ласково и грустно. Но все это было не его…
        - А вы сами? - спросил вдруг Игорь. - У кого-нибудь из вас тоже должен появиться близнец?
        - Конечно, - спокойно ответила Найя. - Будет вторая Найя. Доктор Сарапул - мой ливанна.
        Как спокойно она это сказала.
        «А Гел?» - чуть было не спросил Игорь, но вовремя сдержался.
        - Что такое ливанна?
        - Ливанна - это человек, которому нужна твоя любовь.
        - И тебе не жалко ту, вторую, Найю.
        - Нет. Она же будет счастлива.
        - Рядом с этим гениальным лысым стариком?
        - Игорь, - сказал Гел. - Вряд ли ты сможешь понять это сразу.
        Капитан кивнул и замолчал. Гел был прав.
        Все стали расходиться. Вот уже и Гел вопросительно смотрит на Найю. А та молчит, словно не замечает его. И Гел ушел, тяжело ступая по траве.
        - Игорь…
        Капитан все понял. Значит, Гел уже знал.
        Найя чуть отодвинулась.
        - Что с тобой, Найя? - глупый, нечестный вопрос.
        - Ты не любишь меня. - Она не спрашивала. Она сказала это утвердительно, чтобы ему было легче ответить: «Да, не люблю». Все равно он не мог этого сказать.
        - Не знаю! Я не знаю, Найя! - Это была полуложь, потому что можно было ответить только - «да» или «нет».
        - А я знаю: «нет». - И она поцеловала его. В это мгновение он почти ненавидел ее, потому что в его душе начали рождаться нежность, желание, а он не хотел этого. Он не мог справиться с собой… Уходи же!.. Она не давала ему говорить. Она понимала его лучше, чем он ее.
        - Тебе не придется решать, - сказала она.
        Капитан уснул в коттедже Гела и проснулся уже днем. Нужно побывать на космодроме, проверить график выполнения погрузки. Теперь это на Селге делалось просто! А скоро так будет и на Земле. Ведь «Громовержец» везет в своем трюме аппаратуру бытовой транспортной телепортации… Итак, выяснил Игорь, стартовать можно следующим утром.
        Игоря неудержимо влекло в толпу. Набрав номер зала, он смело шагнул в экран. Тысячи людей кружились в огромном зале медленным замысловатым водоворотом. Институт продолжал создавать счастливых.
        «Что делать? Значит, Найя - моя ливанна? Но ведь я не люблю ее. - Игорь пытался думал отвлеченно, как будто не о себе. - Как оставить здесь своего двойника? Неужели он действительно будет счастлив?» - Ничего он не мог придумать. Ничего.
        «Это не ты, это он?» Так, кажется, кричала Айра. Досадное исключение? Издержки производства? Необходимость?
        Они готовились к этому много лет и вот - почти мгновенное удвоение числа жителей. И для всех «новых» нужна еще и работа. И где гарантия, что эта лавина не начнет стремительно расти? Ведь это не опыт на собаках…
        «Грандиозно и страшно! - подумал Игорь. - А может, страшно для него? А для них нет?.. Ведь они подготовлены ко всему этому… Но тогда почему была невесела Айра?..»
        Через головы окружавших его людей Игорь увидел стол, у которого его вчера допрашивал седобородый старичок. Игорь протиснулся к самому столу и сказал:
        - Меня зовут Игорь. Капитан «Громовержца» с Земли. Вчера вы заполняли мою анкету. Помните?
        Старичок заиграл на клавишах пульта, и из узкой щели стола выскочил лист. Старичок протянул его Игорю:
        - Записать вас для производства двойника?
        Он так и сказал: «для производства».
        - Пока нет. Ведь я имею право встретиться с ней, прежде чем…
        - Имеете, - не дослушав вопрос до конца, ответил старичок. - Но заявка не помешает. Ведь вы все равно не откажетесь?
        - Я хотел бы знать, где находится справочная машина, - сказал Игорь, уклоняясь от ответа.
        - Странно. Но как хотите, - проворчал старичок и показал рукой куда-то влево.
        Игорь отошел за первую попавшуюся колонну, благо в нее сейчас никто не входил и развернул лист.
        Неужели он еще надеялся на что-нибудь другое? С листа на него живыми, смеющимися глазами смотрела Найя. Гулко и резко заколотилось сердце. Найя, Найя… Это, наверное, было возможным… Игорь скомкал лист. Всеобщее счастье! Оптом и в розницу! Легко и непринужденно! Только захоти!
        Какая-то девчонка задела его плечом, засмеялась и исчезла в толпе. Игорь расстегнул воротничок рубашки. Жарко. Расправил ладонью лист. На бумаге появились морщинки и мелкие трещинки. Взгляд Найи потух… А вот и текст. Все как в магазине. Возраст, рост, вес. Основные черты характера. Место работы. Домашний адрес. Увлечения. Да-а-а… Куда уж тут маленькой кустарной любви тягаться с этим великолепно отлаженным механизмом производства счастья. Если он захочет, будет три Найи. Одна для доктора Сарапула, другая для Гела и третья для него самого.
        Ну и что ж? Может быть людям нужно десять Най. Сто! В чем же дело? Нет. Она ему просто нравится. Она очень красивая. Он любит ее!.. Нет… Он бы об этом знал. Ведь он сам-то бы об этом знал?! Вот он и знает теперь. Знает все. Он любит ее! Если она захочет… Нет!
        - Вам плохо? - Перед Игорем стоял человек и застенчиво, но участливо улыбался.
        - Нет. Ничего. - Игорь сложил лист и повернулся в сторону, затем внезапно обернулся. Человек все еще улыбался. - А вам? Вам хорошо?
        - Конечно. Вчера и сегодня всем хорошо.
        «А Айра?!» - чуть не крикнул он вслух, но только сказал:
        - Значит, позавчера было плохо?
        Человек растерялся:
        - Но ведь теперь все счастливы.
        - Еще бы! - Сунув лист в карман, Игорь натянуто улыбнулся и зашагал прочь.
        Он подошел к автомату и выпил стакан холодной воды. Захотелось еще. Но и второй стакан не принес облегчения. Во рту было сухо. Сердце, глухо бухая, вырывалось из груди. Его вдруг потянуло броситься в море. И чтобы ветер свистел мокрой пеной с верхушек волн. Плыть, вкладывая во взмахи всю силу рук. Дальше в море, лишь бы плыть. Ощутить, как устают руки, как в голову закрадывается липкий страх перед бездной и как мозг лихорадочно ищет спасения. Как возникает злость, желание выплыть. Как снова вливаются силы в уже ослабевшие руки. И все поет, и мечется, и орет, и низвергается в бездну. Но это уже не страх. Это уже радость, злая, выстраданная, чуть не погибшая, но победившая… А потом упасть на мокрый песок. И пусть щупальца волн пытаются стянуть его в пучину.
        Очнувшись, он увидел перед собой отполированную сотнями тысяч пальцев панель справочной машины.
        Что он имел в виду, когда спрашивал у старика, где находится эта машина? Найя? Гел? Айра?.. Айра! Узнать, где она живет. Увидеть. Здесь всем хорошо. Только ей и ему плохо. Почему ей плохо?
        Игорь подошел к панели пульта.
        - Айра!
        Сигнальные огни машины замигали.
        - Почему ей плохо? - И тут же сообразил, что машина не может ответить на такой вопрос.
        - Где она живет или работает?
        Машина требовала дополнительной информации. Игорь вспомнил:
        - Ее друга, а может быть, и мужа зовут Сэтом. Вчера у Сэта появился близнец. У нее, у Айры, лицо, как у египетской царицы Нефертити. - Откуда машина могла знать, какое лицо было у царицы Нефертити? - Больше ничего.
        Машина молчала больше минуты. И Игорь уже отчаялся получить ответ, но машина все же ответила. Из щели в подставленную ладонь выпала небольшая карточка.
        Это была она. Айра. Серьезная, с чуть удивленным выражением лица. На оборотной стороне адрес и место работы. Игорь, не раздумывая, направился к ближайшей колонне и через несколько секунд уже стоял в вестибюле института Статистики. Айра работала здесь.
        А через минуту он увидел и ее саму. Она вышла ему навстречу легкой изящной походкой, спокойная и уверенная. У Игоря что-то оборвалось в душе. Словно исчезла последняя надежда, словно его обманули. Обманули просто и мимоходом… Он даже не поздоровался.
        - Это действительно прошло?
        - Что - это? - Все-таки она не улыбнулась.
        - То, что произошло с тобой вчера в зале института Счастья.
        - Ты спрашиваешь так, словно имеешь на это право, а ведь я даже не знаю тебя. Зачем тебе?
        - Я хочу знать, прошло это или нет? Разве ты не помнишь? «Что теперь со мной будет?!» Ты вырывалась из рук Сэта. Ты хотела от него уйти… Почему?
        Они шли по широкому коридору-аллее. Прохладный ветерок шевелил легкое платье Айры. Мягкий искусственный свет был теплым и ласковым. Айра остановилась, притянула к себе ветку молодого деревца и сорвала прозрачный трепещущий листок.
        - Это прошло. Я даже не могу представить, как все со мной произошло. Бедный Сэт. Он прожил ужасный день. И я не знаю, почему это со мной произошло. Наверное, было нечто вроде нервного шока. - Айра улыбнулась ему такой радостной улыбкой, что он понял - эта улыбка предназначалась Сэту. Сэт сейчас был рядом с ней. Он всегда будет рядом с ней, потому что она так хочет.
        Ну вот и все. Можно уходить. Можно не сомневаться - она счастлива. Проблема любви решена.
        Игорь вышел на улицу. Пешеходы встречались редко, для деловых перемещений пользовались теперь телетранспортировкой.
        Игорь чувствовал себя опустошенным. Он не понял, не принял того, что поняли и приняли люди Селги. Пусть он не прав, но… Неужели он боится нового, непонятного? Или эта приманка всеобщего счастья действует безотказно?.. Да полно! Никакая это не приманка! Каждый получил, что хотел.
        Бесцельно бродил Игорь по улицам города. Странно, как опустели улицы. К этому тоже, видимо, надо привыкнуть.
        Войдя в кабину телетранспортировки, Игорь понял: следует попрощаться с друзьями. Мало ли что он их не понял…
        И Игорь нажал кнопку.
        В коттедже Гела было шумно. Кроме вчерашней компании Игорь увидел и совсем ему незнакомых людей.
        Подняв руку, он приветствовал всех, и незнакомая девушка шепнула Игорю:
        - Здесь помолвка. Понимаешь, как это интересно!
        - Кто? - спросил Игорь.
        - Гел и Найя.
        Впрочем, он мог и не спрашивать, стоило только взглянуть на Гела. Все написано у него на лице. А Найя? Увидев Игоря, она вскочила с кресла и поспешно подошла к нему.
        - Игорь…
        - Я уже все знаю, Найя. Поздравляю! Так будет лучше?
        - Так будет лучше.
        Подошел Гел и стиснул капитана своими могучими руками:
        - Где тебя носит? Все выискиваешь истину? Ну и как? Нашел?
        - Нашел, но по-прежнему…
        Гел понимающе улыбнулся:
        - Это очень трудно. Тем более мы разные.
        Игоря усадили в кресло.
        - Хочешь вина?
        Игорь отказался.
        - А как с доктором Сарапулом?
        - Ты его увидишь. Он обещал быть с Найей.
        - Как! - Игорь вскочил с кресла. - Уже?!
        Найя кивнула и рассмеялась:
        - У тебя такой испуганный вид.
        - Все это было как-то вообще… А теперь с вами… с тобой… Как же вы будете работать, встречаться?
        - Та Найя остается здесь, а мы с Гелом улетаем на Агриколь. Там филиал нашего института. Рук и голов всегда не хватает. Да и работы много. Ведь счастье не в одной любви. Многое нужно для счастья. И каждому - свое.
        Вот сейчас Игорь был с нею согласен.
        - Понятно… А как идут дела вообще? На всей Селге? Все, как и предполагалось? Аномалий по-прежнему нет? Вчера я еще сомневался. А сегодня уже нет.
        Найя промолчала. Гел тщательно исследовал свои кулаки и сказал:
        - Все это очень сложно. И всего не предусмотришь. Появились непредвиденные исходы. Даже не то, чтобы непредвиденные… Просто процент их значительно выше, чем предполагалось.
        - И какой же?
        - Около пяти.
        - Значит, проблема не решена?
        - Нет. Но мы и не надеялись решить все сразу. Вряд ли это возможно вообще.
        - Что же делать с теми, у которых не получилось?
        - Не знаю. Но уже есть кое-какие мысли. Да и они сами…
        - Что, они сами?
        - Сегодня был случай, - сказала Найя. - Одна молодая женщина попросила, чтобы мы сделали ее близнеца для ее же мужа. И чтобы он этого не знал. Она его больше не любит. Вчера у мужа тоже появился близнец, и с ней, с этой женщиной, произошло…
        - Ее имя?
        - Я не знаю. Не помню. Но могу узнать. Для тебя. Хотя это тайна.
        Найя вышла из комнаты.
        Значит, все-таки он не один. Но это не принесло облегчения. Напротив. Ему стало очень грустно. Почему у людей хорошее никогда не получается на сто процентов?
        В это время из экрана появился доктор Сарапул и… Найя. Ни за что на свете Игорь не отличил бы ее от той, которая только что вышла из комнаты. Правда, на ней было другое платье. И еще… она была с этим ученым стариком.
        Игорь встал.
        - Игорь! Как я тебя хотела увидеть! - Она даже обняла капитана. - Ты знаком с моим Реем?
        Она сказала: «с моим Реем», а не «с доктором Сарапулом».
        - Да, немного.
        - А-а-а! Это тот молодой человек, который без разрешения входит в экраны. - Доктор густо расхохотался. И вообще он показался вдруг Игорю очень симпатичным. - Как вам у нас нравится?
        - Неплохо…
        В комнату вошла первая Найя. Обе кивнули друг другу, как ни в чем не бывало. Для Игоря это оказалось уже слишком.
        - Мне нужно на космодром, - сказал он. - Прощайте же! - И не оглядываясь, направился к выходу.
        - Я узнала ее имя, Игорь, - шепнула Найя, когда он проходил мимо нее.
        - Не нужно. Ничего не нужно! - Он тронул ее за руку. - А ты та самая Найя? - И не дожидаясь ответа, выскочил из домика. Вышла на крыльцо и Найя.
        - Да, та самая.
        - Это теперь невозможно доказать.
        - Возможно. Ведь я все еще люблю тебя… Прощай!
        - Прощай! - Игорь бросился к авиетке.
        - Ее звали Айра, - успела крикнуть Найя. - Айра!
        Авиетка свечой взвилась вверх.
        На космодроме было многолюдно. Диспетчер объявил, что корабль Игоря должен стартовать в пять утра. Выйдя на плоскую крышу здания, Игорь опустился в шезлонг. Спать не хотелось.
        «Айра! Ее звали Айра!» Это дошло до него только сейчас. Не может быть! Неужели это она? Где она сейчас? Значит, там, в институте Статистики он видел уже не ее. Найти! Нет, поздно. Да и зачем?
        Игорь не выдержал и вскочил. Бегом спустился на второй этаж, где стояла справочная машина космовокзала. На ходу вытаскивая фотографию Айры из кармана, он подбежал к машине, сунул карточку в приемную щель и спросил, еле выговаривая слова от волнения.
        - Ее зовут Айра. Сегодня… она не стартовала на каком-нибудь корабле с этого космодрома?
        - Нет, - ответила машина и Игорь облегченно вздохнул.
        - Она есть в списках пассажиров?
        - Да. Корабль «Фреантина». Старт в два часа одиннадцать минут.
        Оставалось полтора часа.
        На просьбу явиться к справочной, объявленной по местному вещанию, Айра не пришла. Он нашел ее на крыше космовокзала метрах в ста от того места, где недавно сидел сам.
        - Айра, - он дотронулся до ее плеча. - Я ищу тебя второй день. Я все знаю. Кроме одного. Можно мне спросить у тебя?
        Она позволила одним движением век.
        - Почему тебе было плохо там, в зале?
        Айра перестала раскачиваться в кресле-качалке. В ее больших глазах было столько страдания и терпения, что на мгновение он пожалел, что задал этот вопрос.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я был там. Я все видел. И тебя, и Сэта. Обоих Сэтов. Я был сегодня у тебя и говорил с той, второй Айрой. А потом случайно узнал, что это была не ты. Так почему?
        Айра долго молчала, а Игорь не задавал больше вопросов. Наконец Айра заговорила.
        - Я не люблю его… И поняла это я там, в зале… Слишком поздно. Но если бы он был один, я, наверное, этого никогда не узнала бы… А что говорит Айра, которая осталась?
        - О! Она будет любить своего Сэта вечно!
        - Да, они научились это делать.
        - Но для чего? Ведь проблема любви все равно не решена. И разве можно ее решить с помощью науки, техники, близнецов или каких-нибудь таблеток? Каждый должен сам решать ее и по-своему.
        - У них этого никто не отнял. Они решают одну проблему за другой. Когда-нибудь должна была прийти и очередь любви. Вот она и пришла.
        - Почему ты говоришь: у них?
        - Потому что «Фреантина» стартует через час.
        - Но ведь эксперимент не совсем удачен.
        - Я занималась статистикой и поэтому знаю, чего они сумели добиться в эти два дня. О! Селга когда-нибудь будет счастливейшей из планет. И уже скоро.
        - Тогда почему ты покидаешь ее?
        - Я не люблю Сэта, и мне кажется, что здесь я все время буду попадать в исключения. А их будет все меньше и меньше.
        Наконец-то Игорь понял все. И себя, и Айру, и Найю, и Гела, всех их. Кто-то, кажется, Шекспир, сказал, что любовь - всегда исключение. Появилось два Сэта, и Айра поняла, что она уже не любит своего Сэта… Не стало исключения… Теперь Сэтов, абсолютно одинаковых может быть и пять, и десять, и сто. Одинаковых в мыслях, в поступках, в чувствах, в чертах лица. Какое уж тут исключение! Нет исключения - нет любви. Потому Айра и бежит с Селги. И Сибилла, маленькая голубая девчонка с чудным низким голосом, тоже не выдержала бы, если бы ее Данов стало два. Когда она говорила о празднике Счастья, в ее лице было что-то чуть-чуть испуганное. И ее песня… Нет, она любит Дана, пока он такой, какой есть, пока он один, пока он составляет для нее исключение.
        Ну а другие? Найя, Гел? Наверное, они находят исключение в чем-то другом, чего Игорь так и не понял. Они другие. Не похожи на него, на Айру, на Сибиллу. Они будут счастливы и на Селге.
        - Но почему ты хотел узнать, что произошло со мной? Этого у меня никто не спрашивал. Даже Сэт. Меня только успокаивали и убеждали, что это пройдет. А это не прошло.
        - Не знаю, - сказал капитан. - Я еще не знаю… Но если ты когда-нибудь попадешь на Землю, спроси там Игоря, капитана «Громовержца».
        - Хорошо. Я обязательно спрошу.
        Диктор объявил посадку на «Фреантину».
        - До свиданья, Игорь.
        - До свиданья, Айра.
        Сканирование - Беспалов, Николаева.
        DjVu-кодирование - Беспалов.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к