Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Козюра Владимир: " Я Всегда Буду С Тобой " - читать онлайн

Сохранить .
Я всегда буду с тобой Владимир Козюра
        На Земле разразилась биологическая катастрофа.
        Виктор, вместе со своей старшей дочкой пытаются покинуть захваченный мутантами Брест и вернуться в родную деревню Тевли. Последняя крепость людей уничтожена, идти больше некуда, всё вокруг либо разрушено природой, либо заполонено монстрами.
        Виктор теряет жену и младшую дочь - и ему во что бы то ни стало нужно защитить восьмилетнюю Аню. Сможет ли он пройти полный тяжёлых испытаний путь, сталкиваясь всё с новыми и новыми порождениями вируса? Кто и что его ждёт в деревне?..
        Читатель вместе с героями окунётся в ужасы нового мира, который уже никогда не станет прежним.
        Владимир Козюра
        Я всегда буду с тобой
        Я создам новый мир, он будет больше, и в нём не будет людей…
        Я возьму тебя с собой, у нас будет немного времени - всего лишь вечность…
        Ты, как всегда, мне поможешь и поддержишь советом, и я не замечу, как пройдёт ещё одна… вечность…
        Посвящается моему отцу…
        Глава 1
        «Охотники»
        1
        Мужчина лет 50 на вид, в длинном старом изодранном пальто прошёл по широкой центральной, некогда асфальтированной улице. От асфальта практически ничего не осталось: бесконечные дожди, крепкие морозы и постоянные бури уничтожили этот признак цивилизации и смешали его с землёй, образовав что-то на манер хорошо утрамбованной просёлочной дороги.
        По обе стороны тянулись деревенские домики, все, без исключения, разрушенные в большей или меньшей степени, некоторые повреждены взрывом либо пожаром, но большинство уничтожила матушка-природа, которая за последний год не на шутку разозлилась.
        А когда-то посёлок городского типа гордился своей школой, большим фруктовым садом, фермерскими угодьями и огромной, по меркам сельской местности, больницей.
        Деревня процветала и жила своей, отличной от городской суеты, жизнью…
        Фёдорович свернул налево и побрёл по маленькой улочке, вдоль которой стояли мёртвые деревья. От густой листвы не осталось и следа, и деревья протягивали к небу голые чёрные ветви, словно моля небеса вернуть их к жизни. Метров через пятьдесят улочка сделала крутой поворот вправо и вывела его на родную улицу. Там, в конце, находился его дом-крепость, в котором он счастливо прожил 25 лет. И наверняка прожил бы ещё…
        Ветер швырнул в лицо горсть песка, и мужчина пригнул лысую голову. Он поправил автомат, висящий на правом плече, и приподнял выше рваный платок, укрывая им рот и нос.
        Если бы пару лет назад ему сказали, что он будет идти с автоматом по своей улице, а тем более стрелять и… убивать, хотя, скорее, защищаться… Вряд ли он поверил бы и, даже вероятнее всего, усомнился в здравости ума говорящего такое…
        Фёдорович прошёл мимо того, что осталось от двух перевёрнутых автомобилей, брошенных по разные стороны дороги, на секунду остановился и посмотрел на трупы вокруг.
        Слегка улыбнувшись, он опустил на землю мешок, который нёс в левой руке, достал пачку сигарет, отвернулся от ветра и закурил.
        - Ну как? Не холодно? - мужчина выпустил струю дыма, ветер подхватил и унёс её прочь.
        Он перебросил ремень автомата через голову и убрал оружие за спину, стволом вниз. Подошёл поближе к одному из автомобилей и присел.
        Машина лежала на крыше. Когда-то это был старенький «мерс» чёрного цвета. За неполных два месяца ветер и песок не оставили и следа от краски, превратив корпус в сверкающий на солнце кусок серебра.
        Из окна «мерса» торчала наполовину вылезшая, а точнее, выпавшая фигура человека. Определить, что некогда она принадлежала мужчине, сейчас было крайне сложно. Природа приложила немного усилий и придала достаточно «изящный» вид умершему, и теперь этот труп походил на египетскую мумию. Отчётливо просматривалось пулевое отверстие в самом центре правой щеки.
        Фёдорович прекрасно помнил, как в тот день, в его обычный день, который он собирался провести, пополняя запасы еды, на улице появились две машины «охотников».
        2
        Фёдорович разделял всех выживших на три категории. «Охотники» - выжившие, которых мутации коснулись незначительно, и которые могли здраво мыслить: по сути, убийцы и воры. Как правило, они объединялись в группы, их было очень мало. Он таких встречал всего дважды. «Падальщики» - озабоченные исключительно поиском еды, причём под едой подразумевалось всё биологическое: живые люди, животные, насекомые, разлагающиеся трупы и ещё многое из того, что нормальному человеку не пришло бы в голову считать съедобным; мутации затронули их особенно сильно, и порой сложно становилось понять, животное это или человек. Они держались поодиночке, их попадалось больше всего. И третья группа - «счастливчики».
        «Счастливчики» были самыми безобидными из всех. Они не представляли никакой опасности и выглядели как обычные люди, только неухоженные, иногда с незначительными уродствами и почти всегда в рваном тряпье или вовсе голые.
        Вирусы сильно повредили их нервную систему, напрочь уничтожив память и накопленный опыт, вернув человека в младенческое состояние. Теперь это были существа, бессмысленно бродившие по улицам и управляемые лишь инстинктами. «Счастливчики» держались поодиночке, они находились в постоянном поиске пищи и, так же, как и «падальщики», потребляли всё подряд. Они просто ели, пили и умирали, хотя чаще их самих убивали и съедали. Они не были способны к какой-либо самообороне и не могли планировать нападения, а при виде чужака кидались прочь.
        Уже почти год Фёдорович не встречал ни одного «счастливчика».
        «Повымирали», - говорил он себе, стараясь не думать о том, что те могли стать чьим-то обедом…
        Он называл их «счастливчиками» по одной лишь причине: они не помнили другой жизни, а увиденное сразу забывали. Ну разве не счастье - не помнить всего того кошмара, который за неделю свёл популяцию людей практически к нулю? Разве не счастье - не помнить и не знать того, что начали творить выжившие? И… разве не счастье - забывать этих отвратительных монстров, которые когда-то были людьми?
        Себя он относил к четвёртой группе, название которой пока не придумал. Он был в здравом уме, его совсем не коснулись мутации, не проявлялись даже малейшие симптомы заболеваний. Возможно, он был единственным, но в это не хотелось верить.
        Фёдорович знал, что когда-нибудь наступит день, и он уйдёт на поиски себе подобных. Он очень надеялся, что такие остались, по крайней мере, в ещё одного выжившего он безоговорочно верил.
        Мужчина ещё мгновение смотрел на обтянутый кожей череп, затем сделал большую затяжку и затушил сигарету в глазнице умершего.
        Он помнил, как из-за поворота вылетели две машины. Фёдорович только закрыл калитку на засов и собирался двинуться по улице, как раз в том направлении, откуда они появились. Он вышел на центр дороги, словно на ней никого и не было, и стал внимательно наблюдать за незваными гостями.
        «Охотники» его заметили. Машины остановились, будто бы планируя атаку. Затем моторы взревели, и чёрный «мерс» и красный джип понеслись на очередную жертву.
        Фёдорович стоял, не двигаясь. Временами он даже хотел, чтобы это наконец-то закончилось… Но только не сейчас, он ещё не всё успел сделать, кое-кого надо разыскать, а пока… пока он приготовил небольшой сюрприз для гостей.
        Расстояние между ними быстро сокращалось, автомобили пролетели уже полпути. Люди в машинах орали и стреляли в воздух, предвкушая близкую победу. Ещё мгновение - и прогремел такой мощный взрыв, что немногие уцелевшие стекла в близлежащих домах разлетелись вдребезги, и их осколки долетели до асфальта, осыпая автомобили блестящим на солнце конфетти.
        Машины раскидало по разные стороны дороги, и они несколько раз перевернулись в полёте. Стихли крики и выстрелы. Шатаясь и держась за головы, с земли поднимались люди, вылетевшие через открытые окна автомобилей.
        Фёдорович медленно присел на правое колено, передёрнул затвор и нажал на спусковой крючок своего автомата, приклад которого весь был покрыт крестиками. Он ощутил приятную отдачу и крепче прижал автомат к плечу.
        Вдалеке упали два человека, сражённые точными попаданиями. Месяцы тренировок не прошли даром, и теперь Фёдорович мог похвастаться прицельной стрельбой: все пять пуль угодили точно в цель. Он встал, отряхнул колено и внимательно осмотрелся.
        Наступила тишина - никто не кричал и не стрелял, лишь колеса машин продолжали по инерции вращаться в воздухе. Через секунду из перевёрнутого «мерса» через выбитое окно со стороны водителя начала вылезать фигура. Сначала человек вытащил окровавленные руки, затем просунул голову и стал подтягивать корпус. Вновь раздался выстрел, тело дёрнулось и замерло без движения.
        Фёдорович молча забросил автомат на плечо и направился осматривать трофеи…
        3
        Он постоял с минуту, словно дожидаясь ответа от молчаливого визави. Затем развернулся, поднял мешок и медленно двинулся к дому.
        Ветер кинул в лицо очередную порцию песка, заставив вновь пригнуться и пальцами протереть очки. Фёдорович снова обернулся и посмотрел на мумифицированные трупы.
        - До завтра, ребята! Если что, звоните…
        Откуда-то донёсся неприятный треск ломающегося дерева, и мужчина попытался определить, где же рухнул очередной мёртвый ствол.
        - Хотя странно!.. Буря не началась, а деревья уже валятся.
        Звук повторился где-то совсем рядом, и Фёдорович понял: это не дерево. Звук напомнил жужжание бензопилы, которое усиливается при увеличении оборотов. Он быстро развернулся и побежал к дому. Периодически оглядываясь назад, он нёсся со всё возрастающей скоростью к спасительному островку. К его крепости, которую выстроил сам, и которая оставалась недоступна для противника.
        Рёв мотора громом прогремел в ушах, и он осознал, что не успеет укрыться в доме, хотя оставалось каких-то метров двадцать. Он развернулся и бросил взгляд на дорогу.
        Из-за поворота медленно выкатил мотоцикл с двумя мотоциклистами. Водитель, заметив вдалеке стоящую фигуру, выключил двигатель, притормозил и остановился. Его пассажир сошёл и встал справа от него. Водитель поставил мотоцикл на подножку и тоже слез, став левее.
        С такого расстояния сложно рассмотреть, что там за люди. А вдруг такие же спасённые и здоровые, как и он сам? Фёдорович поставил мешок на землю и снял автомат. Он прекрасно понимал: отсюда их не достать, но и подходить ближе не собирался.
        Незнакомцы по-прежнему неподвижно стояли и смотрели на одинокую фигуру, явно что-то затевая.
        Фёдорович запустил левую руку в карман плаща и вытащил половину бинокля. Целый бинокль был достаточно тяжёлым, чтобы носить с собой постоянно, и поэтому пришлось уменьшить вес вдвое.
        Оставшейся половины вполне хватало для использования прибора по назначению. Он поднёс миниатюрную подзорную трубу к глазу и посмотрел на гостей.
        Внимание привлекло нечто длинное, выступающее из-за спины водителя.
        - Так, у этого «снайперка», это плохо! А что у тебя? Вроде пусто!
        Он перевёл взгляд на лица и вздрогнул. Лица были полностью покрыты шерстью, похожей на собачью, вместо глаз зияли чёрные дыры, ни белков, ни зрачков - просто огромная чёрная глазница. Из верхней челюсти выступала наружу пара клыков, которые доходили до середины подбородка.
        - Падальщики! Чтоб вас! - он быстро спрятал бинокль, присел на колено и начал целиться.
        В это время водитель вскочил на мотоцикл, одним рывком завёл его и, подняв морду вверх, зарычал.
        Этот рык долетел до Фёдоровича и заставил снова вздрогнуть. По спине пробежали мурашки, и мгновенно стало жарко. Ему было знакомо это чувство, когда потоки адреналина вливаются в кровь, заставляя все системы работать на пределе. И иногда даже нравились эти ощущения, но не теперь.
        Он прицелился и сделал два выстрела, затем ещё два. Стрелок прекрасно понимал, что с такого расстояния вероятность попадания ничтожно мала.
        Одна фигура по-прежнему неслась к нему на мотоцикле, а вторая бежала следом. И бежавший мало чем уступал в скорости мотоциклу. Фёдорович знал, что мутации меняют не только внешность, но и физические способности. Он немного завидовал тем мутантам, возможности которых превосходили обычные человеческие.
        Фёдорович поднялся в полный рост и заорал:
        - Ну, давай, ближе! Давай, твари! Когда ж вы все передохнете? - он переключил предохранитель в режим автоматической стрельбы, прижал приклад к плечу и выпустил несколько очередей…
        «Какого же чёрта я не поставил новых растяжек?» - пронеслось у него в голове.
        Пули вновь не достигли цели, а между тем расстояние продолжало неумолимо сокращаться.
        Мотоциклист промчался мимо перевёрнутых авто, не обратив никакого внимания на «объедки», и теперь Фёдорович отчётливо мог рассмотреть монстров, с которыми меньше всего хотел встречаться. Он ещё раз присел и выстрелил, зная, что в этот раз не промажет.
        Пули попали точно в грудь мотоциклиста. Водитель моментально уронил голову на руль и круто завернул вправо. Мотоцикл упал на бок, угодив прямо под ноги бежавшему следом монстру. Существо с лёгкостью перепрыгнуло препятствие, взлетев в воздух метра на три и даже не сбросив скорости.
        Фёдорович ещё раз нажал на спуск, затем ещё, но выстрела не последовало: патроны кончились. Он молниеносно вскочил и сунул руку в правый карман за новым магазином.
        Сердце колотилось с такой силой, что, казалось, грудная клетка вот-вот разорвётся. И если бы кто-то стоял рядом, он с уверенностью сказал бы, что человек от напряжения перестал дышать.
        Он выбросил пустой магазин и вставил новый. Передёрнул затвор и поднял ствол. Его глаза встретились с чёрными бездонными глазами мутанта. Существо правой рукой выбило автомат, а левой ударило человека в грудь.
        Стрелка отбросило метров на пять. Отлетев, он больно ударился спиной о землю. От сильнейшего удара Фёдорович чуть не потерял сознание. Хотя сейчас это, возможно, был бы наилучший исход. Лучше не знать и не видеть того, что творят со своими жертвами «падальщики», особенно с живыми жертвами.
        Мужчина медленно приподнялся на руках. Голова сильно болела, и всё вокруг выглядело каким-то размытым и нечётким.
        - Чёрт бы тебя побрал, ублюдок!
        Он видел перед собой расплывчатые очертания монстра, который по какой-то причине не спешил с расправой.
        Фёдорович коснулся рукой правого виска, стараясь как можно быстрее оправиться от удара. Затем присел и дотронулся второй рукой до лица.
        В голове запульсировало, лёгкая тошнота подступила к горлу, его бросило в жар.
        Он встал на четвереньки и принялся на ощупь что-то искать вокруг себя…
        «Падальщик» внимательно следил за странным поведением беспомощного человека, оставшись на том же месте, где столкнулся с ним лицом к лицу. Существо оглянулось назад - там неподвижно валялся труп напарника, затем вновь перевело взгляд на добычу.
        Ещё немного постояв, наблюдая, как человек что-то судорожно пытается найти, тварь, издав негромкий урчащий рык, медленно направилась к своей жертве…
        Глава 2
        Эра Выживания
        1
        Виктор стоял в глубокой траншее и в бинокль осматривал периметр перед собой.
        Некогда наполненная энергией движения трасса М-1 сейчас выглядела пустой и безжизненной, будто кто-то невидимый и всемогущий высосал жизнь и перекрыл этот поток.
        Напоминанием о совсем недавно круглосуточной востребованности трассы служили лишь сотни машин, разбросанные вдоль всей дороги. Безжалостные ветра и ураганы обглодали все признаки краски, обезличив автомобили и превратив их в похожие друг на друга серебристые «скелеты».
        Отряды разведки, подвергаясь постоянным атакам, смогли дойти до Федькович, а дальше… дальше идти не имело смысла - всюду одно и то же: сотни и сотни вновь оживших и тысячи «спящих», разрушенные дома и брошенные машины. Те, кто проснулись в здравом уме, начали объединяться и пытаться вместе выжить и построить новое общество. Но были и такие, которые, проснувшись совсем другими существами, не собирались жить по давно установленным правилам. И таких было большинство.
        Эти существа мутировали за пару месяцев, потеряв человеческий облик и переродившись в монстров, в чудовищ, которые хотели лишь одного: ЕСТЬ. К счастью для людей, мутанты не могли объединяться в группы: чего-то не знали или не умели, а возможно, и не хотели. Как бы там ни было, именно это помогло многим людям спастись и сформировать островок жизни - укрепление, в котором теперь оставалось 375 человек. Были ли другие островки? Не исключено, но за два года о них никто не слышал, и те, кто каким-то чудом смогли выжить и дойти до Бреста, рассказывали, что жизни больше нет ни в Кобрине, ни в Гродно; некоторые смогли спастись из Минска и Витебска, но и там была одна лишь смерть. Все в один голос говорили об ужасных существах-монстрах, которые прежде были людьми, а теперь… а теперь стали хищниками, для которых уцелевшие люди - лишь потенциальные жертвы. Мало того, вместе с людьми мутировали и другие виды живых существ, которые вирус по какой-то причине не уничтожил. И все они превратились в охотников на людей и друг на друга. Началась новая эра - эра Выживания.
        Эпохе человечества пришёл конец, существам, которые ещё вчера занимали вершину пищевой цепи, теперь отводилось место в самом её низу…
        Траншея доходила человеку среднего роста до плеч, ширина была рассчитана на то, чтобы, пока одни стреляют, другие меняли позиции, не задевая стрелков.
        - Пап! Ну что там? - раздался звонкий детский голосок.
        Виктор положил бинокль на край окопа и развернулся к дочери. Он присел на одно колено и посмотрел в глаза ребёнка.
        Девочка сидела позади него, двумя руками обхватив колени. Она была одета в короткую спортивную куртку и брюки чёрного цвета. На ногах были некогда модные и яркие, а теперь выцветшие кроссовки фирмы «Nike». И то, что выглядело совершенно неестественным для ребёнка в её прошлой, такой спокойной и беззаботной жизни, теперь заменило ей игрушки, став частью экипировки и давая надежду просто уцелеть в этой новой реальности - к правому бедру пристёгнута кобура с пистолетом, ниже, на голени, крепились ножны пустынного цвета, из которых торчала чёрная рукоять армейского ножа.
        - Всё хорошо! Только дозорные задерживаются! - он нежно провёл рукой по чёрным волосам девочки, стянутым в один хвостик красной перепачканной лентой. - Будем надеяться, что они нашли что-то ценное, а не вступили в бой с бродягами или мутантами, - о том, что с отрядом могло случиться то же, что и с предыдущими группами, которые просто исчезли и о их судьбе ничего неизвестно, он не стал говорить ребёнку.
        Около девяти часов утра два бронетранспортёра с четырнадцатью бойцами покинули лагерь и отправились в город за очередной порцией лекарств, консервов и… в общем, всего того, что может быть пригодным для выживания. Запасы воды пополнили на прошлой неделе, и их должно было хватить ещё дней на пять. Но всё равно каждая группа, отправляясь в город, неважно зачем, брала с собой пустую цистерну и старалась наполнить её. Воды должно всегда быть в избытке на случай длительных песчаных бурь или атак на крепость, во время которых никто не покидал убежище.
        Группа никогда не опаздывала и всегда возвращалась до 16.00. Дольше нельзя - на охоту выходили новые создания, которых выжившие пока не видели.
        Но громкие леденящие душу крики и ужасные завывания не оставляли сомнений в их существовании. И звуки эти раздавались всё ближе и ближе к лагерю.
        Скорее всего, то были новые порождения вируса, размеры и степень опасности которых трудно представить, но вой волка или рычание рыси казались детскими всхлипываниями по сравнению со звуками, издаваемыми этими существами. Уже полгода они заставляли защитников поселения просыпаться посреди ночи, чтобы спешно занимать боевые позиции, готовясь обороняться. Но нападения не было, словно их всего-навсего дразнили, хотя пройти через все минные поля и растяжки или прорваться через всю ту мощь огня, которой сейчас обладали люди, казалось невыполнимой задачей. Из 375 жителей всего двенадцать знали карты закладки мин, и одним из них был Виктор.
        Он очень ответственно относился к защите тыла, и не одну неделю провёл в размышлениях о тактике закладки мин и растяжек. Минные поля сделали своё дело, и периодически защитники слышали взрывы. Количество взрывов имело существенное значение, и все они чётко фиксировались. При использовании половины зарядов минные поля обновлялись. Недостатка в боеприпасах не было: в мёртвом Бресте прежде стояли две воинских части, и там хватало всего - от огнестрельного оружия до пушек, от бронетранспортёров до самоходок и танков, а кроме того, мин, гранат и огромного количества других боеприпасов.
        Только на транспортировку самоходных установок и бронетранспортёров ушло две недели, и ещё столько же на доставку боеприпасов. На полное обеспечение лагеря бронетехникой и оружием потребовалось два месяца.
        Но новые хозяева города не спешили нападать, видимо, были заняты другими делами. Виктор считал, что именно по этой причине люди и выжили, ведь если бы мутанты сумели объединиться и напасть немного раньше, от людей и от тогда ещё формировавшегося лагеря ничего не осталось бы. Постоянные переходы, транспортировка техники, пополнение всевозможных запасов в условиях, когда все дороги загромождены, требовали значительного количества времени. И если кто-то не успевал вернуться до темноты и был застигнут ночью врасплох… никто не знал, что случалось - рассказать было некому.
        Немало времени заняла и подготовка, и обучение людей. Хотя большинство защитников быстро освоили ведение огня по целям из доступных средств.
        Слишком уж часто приходилось стрелять, да и присутствие военных в самом начале миссии спасения сыграло не последнюю роль.
        - Пап, а когда мама придёт? Я так сильно скучаю! - глаза ребёнка наполнились слезами, и она прижалась к отцу.
        Виктор обнял дочь и закрыл глаза. Он давно боялся, что дочка рано или поздно увидит, как он плачет, как страдает и тоскует по её маме. Для своей маленькой Ани он должен оставаться сильным и бесстрашным. Он до сих пор не сказал ей, что случилось с Надей и их крохой Настей. Виктор тщетно пытался забыть весь этот кошмар; каждый раз, закрывая глаза и пытаясь уснуть, он слышал плач ребёнка и крики Нади…
        Каждую ночь он возвращался в прошлое, туда, где два года назад не сумел защитить свою семью…
        2
        - Спокойной ночи, папа, спокойной ночи, мама! - прошептала Аня, уходя в свою комнату.
        - Спокойной! - шёпотом ответил Виктор. - Немного посиди и выключай свет! Если приснится кошмар - сразу приходи! Поняла?
        Анна в ответ лишь кивнула, увидев, как мама поднесла палец к губам и недовольно покачала головой:
        - Тише! Если Настёна проснётся, будете сами её укладывать!
        Виктор послал дочери поцелуй, бесшумно чмокнув воздух, маленькая Аня кивнула и вышла из комнаты.
        - Зря ты так! Она через пару лет вырастет и уже сама не будет нам желать спокойной ночи, а ещё через 10 - 15 вообще станет жить отдельно.
        - Я всё понимаю, но ты же видишь - я её еле уложила.
        Надя аккуратно вынула правую руку из-под головки младшей дочери. Закрыв глаза, сказала:
        - Не смотри долго телевизор и не делай громко! Спокойной ночи, я тебя люблю!
        - И я! Спокойной!
        Маленькой Насте недавно исполнилось полтора годика, и всё это время малышка спала между папой и мамой - и никак по-другому.
        Виктор щёлкнул пультом, и экран телевизора погас. Очень осторожно мужчина повернулся на правый бок и закрыл глаза. У него никогда не было проблем с бессонницей, и как только он ложился в свою любимую позу - «на бок», быстро засыпал.
        Многие могли бы ему позавидовать: в свои 32 года он почти каждую ночь видел яркие красочные сны. В них он сражался с чудовищами и летал на драконах, плыл по морям и открывал новые космические дали. И периодически, рассказывая Наде об очередном приключении, говорил, что мог бы написать книгу и она точно стала бы бестселлером.
        В свою очередь жена, слушая захватывающие истории, удивлялась фантазиям мужа, называя его сказочником.
        Вот и сейчас, стоило Виктору закрыть глаза, как он перенёсся в другой мир, в очередную сказку.
        3
        Виктор сидел в какой-то очень широкой и глубокой яме. Он никогда здесь прежде не был, но точно знал, что местность ему знакома, и ощущал, что он здесь не один. Всё вокруг было как за пеленой тумана - расплывчатым и плохо различимым. Он смотрел вперёд и сжимал в руках автомат. И даже во сне чувствовал, как холод металла обжигает руки.
        Откуда-то сверху раздался крик:
        - Справа по периметру! Расстояние два-три километра! Занять позиции! Орудия к бою! - в голосе звучала тревога, даже ужас.
        Картина прояснилась, словно туман мгновенно рассеялся, и сон стал более ярким и контрастным.
        Виктор огляделся по сторонам и понял, что он в каком-то лесу, в окопе, который тянулся и влево, и вправо, затем закруглялся и исчезал где-то далеко; где именно, он не видел.
        По обеим сторонам от него стояли люди, другие спешно прыгали в окоп и занимали свои позиции. Все были вооружены и выглядели странно: старая и рваная одежда, на лицах тёмные пятна, напоминающие засохшую грязь, многие лица изуродованы ранами, похожими на ожоги.
        Виктор обернулся назад, чтобы посмотреть, что там, и в это время прогремело несколько мощных залпов. От сильного и неожиданного звука Виктор закричал и упал на колени, закрыв уши руками, автомат выпал и ударился о землю где-то рядом.
        Он сидел и зажимал уши. В голове гудело, казалось, внутри звонит огромный колокол и уже никогда не смолкнет.
        Виктор не знал, сколько так просидел: секунду, две, может, больше, но что-то заставило его поднять голову и посмотреть прямо перед собой.
        Он открыл глаза, и его тело передёрнулось, будто через него прошёл электрический ток. Напротив сидела на коленях его маленькая Аня и что-то кричала. Девочка прикрывала левой рукой ухо, а правой сжимала пистолет и показывала им куда-то перед собой, выше Виктора.
        Последовавшие несколько залпов показались на этот раз не такими громкими, и он даже не вздрогнул.
        Аня кричала, но он её не слышал. Виктор стоял на коленях перед дочерью и не мог пошевелиться, будто парализованный тем же электрическим импульсом.
        Постепенно откуда-то издалека стали доноситься звуки Аниного голоса. Сначала это был шёпот, который становился всё громче и громче, и наконец стал таким громким, что Виктор смог разобрать.
        - Пап! Кто они? - кричал испуганный ребёнок. - Это новые мутанты? Мне страшно!
        «Мутанты», - эхом отозвалось у Виктора в голове.
        Он быстро схватил ребёнка и прижал к себе.
        - Всё будет хорошо! Мы справимся! - произнося эти слова, он ощущал, как сильно дрожит его тело, а вместе с ним и тело дочери. - Ещё никому не удавалось взять нашу крепость.
        Фрагменты мозаики сложились в единое целое, и Виктор понял, что он здесь делает.
        Они находились в крепости, и их атаковали!
        Виктор выпустил ребёнка из объятий, вскочил и крикнул куда-то вверх:
        - Что там?
        Сон вновь стал более чётким, и его границы расширились.
        Теперь Виктор стоял и смотрел в сторону крепости. Прямо перед ним раскинулась вторая линия обороны, и она выглядела весьма внушительно.
        В центре возвышался длинный дзот с торчащими из него шестью стволами пулемётов. По обе стороны от бетонного сооружения расположились по два танка и шесть орудий, возле которых туда-обратно сновали люди.
        - Непонятно, что это! - прокричали сверху. - Похоже на какое-то зверьё! Волки, медведи, чёрт его знает! Но очень много! ОЧЕНЬ! Целая река тварей. Они заполонили всё от моста до границы. Снаряды попадают, но толку немного!
        Виктор поднял голову и увидел наблюдательную вышку, которая доходила до верхушек деревьев.
        После очередного залпа он машинально присел в окоп, но сразу вскочил:
        - Сколько до цели?
        - Около минуты до контакта! Очень быстро движутся! Я такого никогда не видел!
        «Минута, твою мать! Что же это такое? - отсутствие представления о надвигающейся опасности ещё сильнее пугало и мешало сосредоточиться. - Ладно, к защите!»
        Виктор поднял автомат и начал целиться. Перед собой он видел узкую дорогу, вдоль которой с обеих сторон тянулись ряды колючей проволоки, натянутой между деревьями. Импровизированные стены достигали двухметровой высоты.
        Свидетельствами их неприступности являлись висящие на колючках проволоки ошмётки кожи, клоки чёрной шерсти и даже несколько конечностей-лап.
        Существа пытались атаковать крепость и, маневрируя под выстрелами, попадали в зловещий капкан, из которого никто не мог уйти.
        - Внимание! Контакт!
        Узкая дорога выходила на трассу и открывала для наблюдателя небольшой отрезок проезжей части.
        Этот отрезок заполнился чёрной массой, которая подобно реке текла по трассе, возвышаясь над ней на метр-полтора. Расстояние до дороги было не таким уж большим, около 100 - 120 метров, тем не менее пока было непонятно, что же это такое.
        Виктор сжимал автомат и чувствовал, как сильно нагревается приклад оружия. К правой ноге прижалась Аня, и сейчас она так дрожала, что это мешало целиться.
        - Бог ты мой! Неужели это конец? - раздался чей-то возглас. - Я не хочу умирать!
        Рядом кто-то шептал сквозь слёзы, и поэтому сложно было понять, что именно, но похоже на молитву…
        И вот часть реки отделилась от общего потока и поплыла по узкой дороге к первой линии обороны. До людей донёсся звук, который заставил их ещё сильнее дрожать. Этот звук ни с чем невозможно перепутать: лязганье челюстей…
        Как только река свернула на дорогу, стало наконец ясно, что это. Существа, похожие на собак или крыс, но очень больших, бежали так плотно, что сливались в общую массу, формируя единый поток. Этих тварей никогда раньше не видели жители крепости.
        - Огонь! - раздался приказ.
        И в мутантов, заключённых в узкий коридор между проволочными стенами, полетел град пуль. Застрочили крупнокалиберные пулемёты, их поддержали несколько пулемётов сверху - стреляли из наблюдательных гнёзд.
        Тысячи и тысячи пуль вонзились в ужасных существ, порождённых вирусом, и начала расти кровавая стена из их трупов. Существа её перепрыгивали и продвигались дальше.
        Многих отбрасывало, и они попадали в сети, из которых не было выхода. Но твари продолжали рычать и пытаться выбраться из объятий проволоки, оставляя свою шерсть, кожу и конечности как трофеи победителю от побеждённого.
        Десятки и десятки трупов тварей заполнили проход. Пулемёты и автоматы не замолкали, и всё больше существ ложились под свинцовым градом.
        Но нескончаемая река прибывала и прибывала, и теперь до первой траншеи оставалось каких-то метров двадцать. Свалка трупов всё быстрее приближалась к людям, стремясь похоронить под собой всё живое.
        - Я не могу так больше! - заорал кто-то слева, выпрыгнул и побежал ко второй линии.
        - К чёрту всё! Давайте в бункеры! - раздался ещё один истеричный крик.
        - Назад! - заорал Виктор. - Стойте здесь!
        И в это время те существа, которые достигли верха свалки, оттолкнувшись, прыгнули в сторону траншеи.
        - Сверху! - закричал кто-то.
        Повсеместно раздавались крики людей - многие мутанты достигли траншеи. Пулемёты переключили огонь, пытаясь уничтожить тварей, которые находились в прыжке.
        Виктор поднял автомат и открыл огонь, прямо на него неслась огромная крыса. Существо выпрямило мощные лапы, которые заканчивались длинными отвратительными когтями. Его жёлтые голодные глаза в упор смотрели на свою жертву, а из открытой пасти торчали острые белые клыки. И Виктор мог поклясться, что хотя существо и было в нескольких метрах от него, он ощущал зловонное дыхание зверя.
        Пули угодили в крысу, и она, не долетев до цели, свалилась в траншею. Виктор повернулся и начал целиться, но Анна опередила его. Она вскочила и с криком несколько раз выстрелила в мутанта.
        - Молодец! - похвалил он. - Так держать!
        Девочка повернулась к отцу и хотела что-то сказать. Но вздрогнула и что-то неразборчиво прокричала.
        Виктор всё понял: на него летела очередная тварь.
        Он мгновенно развернулся и, не целясь, нажал на спуск. Буквально в метре от себя он увидел крысу, летящую на него. В блестящих глазах зверя не отражалось ничего, кроме ненависти и ГОЛОДА. По белым клыкам стекала липкая слюна. А длинные жёлтые когти тянулись к его лицу. Раздался выстрел, и пуля попала мутанту в грудь, но… слишком поздно.
        Когти коснулись лица Виктора…
        - Боже! - Виктор вскочил и сел на постели. Сердце бешено колотилось, он глубоко дышал, хватая воздух ртом как рыба, выброшенная на берег.
        - Пап? Ну проснись уже! Сколько тебя можно будить?
        Он перевёл взгляд на тёмный силуэт дочери. Она стояла рядом с ним, напротив окна с плотно задёрнутыми шторами, сквозь которые в комнату едва пробивался неяркий лунный свет.
        Он посмотрел на лежащих рядом с ним жену и младшую дочь. Они спокойно спали, к счастью, его вскрик не разбудил их.
        - Милая, что случилось? - он коснулся ногами прохладного пола.
        - Я тебя будила за лицо, а ты всё спал, - прошептала она. - Там машина сигналит под окном, мне страшно.
        Виктор дотронулся до горящей щеки, ещё ощущая прикосновение когтей.
        - Милая, так это ты меня тормошила! - дрожащим голосом проговорил он.
        - Идём, пап, я хочу спать!
        - Да-да, идём!
        Виктор встал и тихонько последовал за дочкой в её комнату.
        - Всего лишь сон, дурной сон!
        Глава 3
        Кто там?
        1
        Виктор тихонько, почти на цыпочках, прошёл между кроватью и окном, ещё раз взглянул, не проснулись ли Надя и малышка, и на этот раз отметил, что в комнате стало значительно светлее - то ли глаза привыкли к темноте, то ли Луна стала ярче светить. Но из-за нелепости второго предположения первое ему показалось вполне логичным.
        Виктор вышел из своей спальни и, повернув направо, оказался перед открытой дверью в детскую. Комнаты располагались параллельно, и двери находились почти рядом.
        Кровать Ани стояла прямо напротив окна, а вдоль стен размещался диван с двумя креслами по бокам и длинная стенка, совмещающая в себе и шкаф для одежды, и модули для книг и игрушек.
        Анюта уже забралась на кровать, укуталась в одеяло и сидела, опираясь о стену.
        - Что случилось, доченька? - спросил Виктор сонным голосом и присел на кровать.
        - Пап! - недовольно пробурчала девочка. - Там за окном что-то сигналит, это мне мешает спать.
        Виктор улыбнулся и нежно погладил дочь по голове.
        - Сейчас посмотрим! - прошептал он. И заметил, что в комнате настолько светло, что он смог рассмотреть веснушки на лице своей дочурки.
        Подойдя к окну, завешенному лишь тюлем, Виктор понял, что свет действительно идёт снаружи, но это не свет фонарей. Он коснулся подоконника и едва заметно вздрогнул: ощущения от прикосновения очень походили на то, что он чувствовал во сне, дотрагиваясь до холодной стали оружия. И это вернуло его к неприятным воспоминаниям: «Приснится же такой бред!» Затем поднял голову, посмотрел вверх и застыл в изумлении.
        На небе красовалась огромная Луна, такой он её ещё никогда не видел.
        - Анюта, иди сюда, посмотри какая большая и яркая Луна! - позвал он.
        Девочка нехотя вылезла из-под тёплого одеяла и подошла к отцу.
        Она привстала на носочки и тоже посмотрела вверх.
        - Ого! Какая большая! Пап, а чего она такая?
        - Даже не знаю! Какое-то особенное полнолуние.
        И тут до него донёсся странный писк, который исходил откуда-то снизу. Он-то, вероятнее всего, и разбудил девочку.
        Выглянув во двор, он увидел тёмно-синий автомобиль (света включённых фар и мерцания огоньков сигнализаций было вполне достаточно, чтобы определить цвет машины), возможно, минивен, который съехал с дороги и врезался в припаркованные вдоль бордюра машины. Было заметно, что автомобиль въехал в одну машину, которая сместилась и зацепила соседнюю. Таким образом, сигнализации сразу двух машин противным пиликаньем нарушали ночную тишину.
        Через закрытые пластиковые окна звук проникал заметно ослабленным, но всё равно его было слышно, и это раздражало.
        Странным было то, что из авто никто так и не вышел - будто уснул за рулём и до сих пор не проснулся. К тому же хозяева повреждённых машин тоже не появились, хотя и должны были отреагировать на звук.
        «Ну, если я не услышал эти трели через закрытое окно, то вряд ли их услышат и другие», - успокоил себя Виктор.
        Наличие в семье маленького ребёнка превращало полноценный ночной сон родителей в недостижимую пока роскошь. И сейчас, когда Настя спокойно спала, чужие, совершенно не имевшие к нему никакого отношения проблемы, отнимающие драгоценные мгновения сна, начинали медленно, но верно выводить Виктора из себя.
        - Ладно, Ань, давай спать! - Виктор отошёл от окна. - Там одна машина врезалась в другую. Пусть сами разбираются. Бегом в кровать!
        Девочка легла, и Виктор аккуратно укрыл её одеялом.
        - Спи, маленькая! - он наклонился и хотел поцеловать дочь в щёчку.
        В этот момент за стеной раздался такой грохот, словно опрокинулся шкаф или перевернулся диван.
        Аня дёрнулась, да и сам Виктор тоже вздрогнул и оглянулся на противоположную стену комнаты, откуда был слышен звук.
        - Папа, что это? - Анюта поёжилась и сильнее натянула на себя одеяло.
        - Да, что-то у соседей свалилось, - сказав это, он поцеловал дочь и встал. - Давай спи и ничего не бойся! Всё, я тоже спать.
        - Пока! - прошептала девочка и отвернулась к стене.
        Виктор вышел из детской. Он постарался как можно тише войти в свою спальню и так же тихо вернуться на своё место, он надеялся, что на этот раз сон будет гораздо приятнее.
        Уже присев на край кровати, Виктор на мгновение замер: малышка зашевелилась и перевернулась на другой бочок, лицом к нему.
        «Спи, спи и даже не думай плакать», - он затаил дыхание.
        Но девочка спала крепко и просыпаться не собиралась.
        - Фух! - почти беззвучно выдохнул он с облегчением.
        И тут зазвонил домашний телефон, установленный в коридоре, прямо напротив входа в спальню.
        2
        Надя вздрогнула и приподнялась на постели, она бросила сонный непонимающий взгляд на маленькую дочь, которая начала ворочаться и недовольно морщиться.
        Виктор мгновенно развернулся и выбежал в коридор к аппарату. Ему показалось, что от момента первого звонка до его прикосновения к трубке прошла всего доля секунды, так быстро он очутился возле шкафа-купе, на наружных полках которого стояла база радиотелефона.
        Он протянул руку, схватил в темноте трубку и нажал кнопку приёма.
        - Алло, - едва слышно прошептал Виктор. Но уже можно было говорить вслух - маленькая Настя проснулась, и Надя взяла её на руки, Анна тоже села в своей постели и через открытую дверь смотрела на отца.
        - Господи, спасите! - заорал кто-то в трубку, и Виктор машинально отдёрнул руку от уха. - Здесь… здесь все умирают! Они просто падают и … «Скорая» не отвечает… кто-нибудь!
        - Что у вас случилось? Где вы? - уже громче спросил Виктор.
        - Я в дом… - человек закашлял, затем послышался грохот чего-то падающего, и в трубке воцарилась мёртвая тишина.
        - Алло!.. Что за дурацкие шутки? Это не смешно! - трубка по-прежнему молчала, не издавая ни звука, может, и впрямь по ту сторону все умерли?
        - Идиоты! - сказал злобно Виктор и поставил трубку на базу.
        - Что там, Витя? - голос Нади звучал встревожено. Она уже сидела на кровати и на руках баюкала Настю.
        - Да какой-то идиот… - он не успел договорить фразу, через закрытое окно с улицы донеслись глухие звуки ударов, похожих на столкновение нескольких автомобилей. Запищали сигнализации, стараясь перекричать друг друга. Звуки столкновений вновь повторились, но теперь они казались более отдалёнными и тихими.
        - Что там такое? - Надя встала, обошла кровать и вплотную приблизилась к окну. Свободной правой рукой она резко отдёрнула штору.
        Виктор застыл в центре комнаты, так и не закончив свою фразу.
        - Витя, иди сюда! Смотри, что там! - она немного отодвинулась в сторону. - Там что-то произошло!
        - Папа, мама, что случилось? - маленькая Аня стояла в дверном проёме и недовольно потирала сонные глаза. - Я не могу уснуть.
        - Всё в порядке, милая! - сказал Виктор. Шептать уже не было смысла: Настя проснулась и что-то лепетала своим нежным голосом маме.
        Он подошёл к жене и посмотрел в окно. Их дом стоял параллельно дороге, но перед ним располагался ещё один такой же пятиэтажный дом, слева и справа от которого тоже стояли параллельные многоэтажки. Застройка закрывала всю картину происходящего на дороге, оставляя лишь небольшой участок полосы слева - между домом напротив и его каменным соседом.
        Виктор внимательно всматривался в доступную взгляду часть дороги.
        - Смотри, мне кажется, что автобус врезался в несколько машин сразу.
        Дорога была хорошо освещена фонарями, и даже с четвёртого этажа можно было рассмотреть перевёрнутый автобус и несколько разбросанных автомобилей.
        - Странно, но я не вижу людей, - сказала Надя. - Двери машин закрыты, и никого нет вокруг.
        Вдруг фонари на улице несколько раз моргнули и одновременно погасли.
        - Ничего себе! - выпалил Виктор. - И такое бывает! Никогда бы не поверил!
        - Что там, пап? - Аня уже подбежала и тоже пыталась увидеть хоть что-нибудь, встав между папой и мамой.
        - Тише, Анюта! - сказала ровным голосом Надя. - Нечего тут смотреть, марш в кровать!
        Вдруг раздался протяжный писк телефонной трубки. Звук был таким неожиданным, что Надя вскрикнула. Аня, стоявшая рядом, дёрнулась и прижалась к папе.
        - Что за чертовщина? - выругался Виктор.
        - Что это, пап? - взволнованным голосом спросила Аня.
        - Да телефон, чтоб его! - продолжал ругаться Виктор. - Отличная у меня сегодня ночь.
        - Закройте глаза, я включу свет! - сказал он и направился к выходу из комнаты. Подойдя к двери, он поднял руку и нащупал выключатель.
        Раздался звук щелчка, но свет не загорелся.
        Виктор несколько раз безрезультатно щёлкнул кнопкой:
        - Да что ж такое сегодня творится? Как меня это достало!
        Вновь пикнул телефон, напоминая об отсутствии электричества.
        - А ты заткнись! - крикнул в его сторону Виктор.
        - Витя, перестань! - чуть тише сказала Надя. - Не забывай, ты не один! Давайте успокоимся и ляжем спать. Я уверена, к этим людям скоро прибудет помощь, к тому же вокруг никого не было, возможно, их уже забрали спасатели, а электричество к утру восстановят. Всё, хватит!
        Слова жены всегда успокаивали Виктора. Они возвращали ему уверенность и помогали объективно оценить ситуацию. Не то, чтобы он часто поддавался эмоциям, нет. Но сначала он мог и вспылить, и заорать, и обрушить море брани на неугодных, а уж потом начинал корить себя за то, что не сдержался, переживал и злился на себя.
        Но жена легко мирила мужа с реальностью, которая не всегда была такой, какой хотелось бы её видеть. Иногда Виктор приходил с работы подавленным, часто раздражённым. Причиной могли быть переживания по поводу очередной сделки, необдуманно брошенное партнёру слово, прочие крупные и мелкие неприятности. Но ему достаточно было войти в дом, как навстречу выходила Надя - всегда спокойная и всегда готовая выслушать мужа. Стоило ему коснуться её губ, оказаться в её объятиях, и все тревоги уходили, а на смену раздражению и усталости приходили простые и логичные решения всех проблем. Так было всегда, и для него оставалось загадкой, как же так безотказно и результативно действует этот метод.
        «Ну что б я делал без неё? - иногда думал Виктор. - Пил бы, скорее всего, а может… я не был бы тем, кем есть, мне действительно повезло».
        Надя вернулась на кровать, посадила младшую дочку, облокотив её о свою подушку, а сама села с краю у ног малышки. Анна уже забралась под одеяло на папино место.
        - Мне страшно, я буду спать с вами, - сказала неуверенно девочка. - Можно?
        - Конечно, спи! - ответила мама. - Витя, принеси попить и давай тоже спать.
        Она взяла мобильный телефон, который по привычке клала на пол возле кровати, чтобы при необходимости сразу включить небольшое освещение. Настенька часто просыпалась ночью и требовала внимания, и мобильник в таких случаях служил фонариком, помогая ориентироваться в тёмной комнате.
        - Да, я сейчас, - уже более спокойным голосом сказал Виктор.
        Он вышел и по тёмному коридору направился на кухню. Верхняя панель холодильника тревожно мигала красными огнями, сигнализируя о прекращении подачи электропитания.
        Он открыл дверку и на верхней полке на ощупь отыскал бутылку с питьевой водой.
        Виктор захлопнул холодильник и повернулся к окну, чтобы посмотреть, что там с огнями из дома напротив.
        Мрак полностью поглотил дом, и теперь наступила действительно непроглядная ночь. Странным было и то, что ещё совсем недавно небо украшала яркая огромная луна, освещая всё вокруг, а теперь…
        Луна как будто потускнела и даже уменьшилась в размерах.
        - Ерунда какая-то! - вслух высказался он. - Будто и вправду потускнела и отдалилась.
        - Ну где ты, Витя? - донёсся крик Нади.
        - Иду! - он молча, погруженный в свои мысли, развернулся и направился обратно в спальню.
        - Что так долго? - спросила Надя, когда Виктор вошёл.
        Она включила подсветку и положила телефон экраном вверх на комод возле кровати.
        Виктор протянул бутылку жене, и она сделала несколько глотков. Он обошёл кровать и подошёл к окну. В кромешной темноте сложно было рассмотреть, что творилось на дороге. Свет, исходящий от Луны, на самом деле стал более тусклым, каким-то грязно-жёлтым, и его не хватало для освещения ночного города.
        Со стороны улицы доносились приглушенные звуки сигнализаций. Некоторые из них протяжно пищали, словно брошенные котята, ищущие своего хозяина, а другие издавали, напротив, злобные прерывистые звуки, и, казалось, количество сигналящих машин возрастало.
        - Вить, связи тоже нет, - тихим голосом сказала Надя.
        - Что? - он отвернулся от окна и посмотрел на сидящую к нему спиной жену.
        - Покрытие отсутствует, видимо, какая-то серьёзная авария. А может, все разом решили провести профилактику? Как ты считаешь?
        Виктор подошёл к тумбочке, которая стояла с его стороны кровати, и взял свой телефон.
        - Да, покрытия нет. Лучшая ночь в моей жизни! - у него складывалось странное ощущение: вроде бы ничего страшного не произошло - всего-то отключили электроэнергию, да столкнулось несколько автомобилей. Для большого города это даже происшествием не назовёшь, и в то же время ощущение тревоги начинало нарастать.
        - Давайте попытаемся уснуть! - Виктор перевёл взгляд на маленькую Настю, которая привстала, пододвинулась к маме и начала перебирать её длинные распущенные волосы.
        Надя повернулась, немного отодвинула дочь и аккуратно примостилась с краю.
        - Думаю, что кое-кто точно будет сопротивляться! - она не выключила подсветку телефона, и на её молодом лице можно было различить нежную улыбку.
        - А кое-кто нас и не дождался, - Виктор улыбнулся в ответ и кивнул головой на спящую Аню, которая сместилась к центру кровати, оставляя папе совсем мало места, и уже крепко спала.
        От тревожных звуков и многократных подъёмов девочка изрядно подустала и теперь уснула, не обращая внимания на звуки с улицы.
        Виктор прилёг с краю, повернулся к окну и в меню телефона выбрал плейлист, заранее заготовленный на случай нежелания младшей дочки спать, активировал проигрыватель, и по комнате начала разноситься тихая романтическая музыка.
        Он выключил подсветку и закрыл глаза. Тревожные воспоминания о недавнем кошмаре уже испарились.
        Настя на этот раз заснула на удивление быстро.
        «Повезло», - глядя на посапывающую малышку, улыбнулась Надя. Муж уже крепко спал, повернувшись к ней спиной. Надя взяла мобильный, экран отображал 03:52. «Ещё можно так долго спать!» - не без удовольствия отметила она.
        Она выключила телефон и положила на пол. Комната сразу погрузилась во тьму.
        Надя попыталась сосредоточиться на завтрашних делах и заботах, она совсем выбросила из головы случившееся, так как на самом деле считала, что с наступлением утра всё встанет на свои места: и электроэнергия появится, и связь восстановится, и пострадавшим людям окажут помощь. «Всё будет хорошо», - подумала она, уже засыпая.
        Несколько минут спустя вся семья крепко спала под несмолкаемые, чуть слышные тревожные звуки снаружи и нежную мелодичную музыку внутри.
        3
        Виктор то и дело просыпался и ворочался, периодически поправляя одеяло и укутывая Аню, которая всё время умудрялась раскрыть и себя и его.
        В один из таких подъёмов он выключил проигрыватель и бросил взгляд на незашторенное окно - на улице по-прежнему было темно. Первые лучи солнца только показались из-за горизонта, но не могли пробиться сквозь каменные джунгли Бреста, оставляя большинство домов в полумраке.
        Виктор лёг и в очередной раз попытался заснуть.
        Звуки с улицы стали тише, а может, и вовсе прекратились.
        «Наверное, спасатели и медики разобрались с аварией, и всё вернулось на свои места», - решил он и провалился в очередной сон.
        На этот раз Виктору снилась лишь тьма. Тьма то расширялась вокруг него, то сужалась, и тогда его дыхание становилось чаще.
        Вдруг откуда-то издалека послышались звуки. Поначалу это были тихие хлопки, словно шлёпали младенца. Затем звуки стали приближаться и становиться громче.
        От одного из этих хлопков Виктор проснулся, слегка приподнялся, и краем глаза заметил, что и Надя не спит.
        - Ты тоже слышишь этот грохот? - спросила она как можно тише - дети спали.
        - Какой ещё грохот? - удивился он, думая, что звуки хлопков были лишь отголосками его сновидения.
        И в этот момент в дверь так громко ударили, что одновременно проснулись обе девочки. Виктор вздрогнул, а Надя присела на постели, взяв на руки захныкавшую малышку.
        Звук повторился с ещё большей силой, и кто-то громко закричал:
        - Есть кто-нибудь?
        Казалось, рычал медведь, таким грубым и диким был этот крик.
        Надя испуганно посмотрела на Виктора, который уже вскочил и быстрыми шагами направился в коридор.
        Виктор подбежал к входной двери, когда в неё вновь ударили и, похоже, на этот раз били ногой и со всей силы. Звук эхом пронёсся по площадке, многократно усиливаясь.
        - Есть живые? - вновь раздались раскаты грома с обратной стороны двери и гулкие удары в соседние двери на площадке.
        Виктор схватил рукой дверную ручку и почти прокричал:
        - Кто там?
        Глава 4
        Это такая игра
        1
        Виктор чуть приоткрыл дверь, и в ту же секунду резким рывком со стороны лестничной площадки её распахнули настежь, и в квартиру влетели трое солдат. Лица ворвавшихся рассмотреть было невозможно - на голове у каждого был шлем с непрозрачным стеклом, напоминающий шлем космического скафандра. В остальном их обмундирование было вполне привычным для военных: камуфляжного цвета штаны, куртки, рюкзаки за спиной.
        Солдаты направили на мужчину оружие, от неожиданности и нереальности всего происходящего Виктор не смог понять, какое, и заорали:
        - К стене, быстро! Кто ещё есть в квартире?
        Один из военных грубо схватил его за шею и прижал лицом к стене. На крики из комнаты выбежала Надя, а следом за ней и испуганная Аня.
        Солдаты перевели стволы в их сторону и громко скомандовали, чтобы те отвернулись к стене. Аня вскрикнула и кинулась обратно в комнату, Надя дёрнулась за ней, но была схвачена солдатом за волосы и брошена к стене. Ещё двое солдат, вбежав в квартиру, вытащили обеих девочек из комнаты и, не обращая никакого внимания на крики и слёзы детей, вынесли их на лестничную площадку. Виктор попытался развернуться и закричал:
        - Что вам надо? Я умоляю, не трогайте детей! - такого ужаса и отчаяния от осознания собственной беспомощности он не испытывал никогда в жизни. - Там, в комоде, лежат деньги, забирайте все, только не трогайте детей!
        Получив удар в живот, Виктор упал на пол. Один из военных уселся ему на спину, грубо заломил руку и за волосы поднял голову так, чтобы тот мог видеть, что происходит с его дочерями.
        Двери всех квартир на площадке были распахнуты, но оттуда не доносилось ни единого звука. Виктор видел, как к солдатам, удерживающим его кричащих от страха и вырывающихся девочек, подошёл ещё один военный. От остальных его отличало лишь наличие на левой руке повязки с красным крестом. Он достал какой-то прибор, по форме и размеру напоминающий мобильный телефон. Солдат, держащий Настю, ещё плотнее прижал её к себе, а военный с «мобильником» присел и левой рукой раздвинул веко ребёнка. Из прибора в глаз малышки устремился красный луч. Ту же процедуру повторили с Анной.
        Аня, не переставая, звала на помощь папу, но ни одного из военных детские крики не трогали, они их просто не замечали.
        Военный с красным крестом на рукаве, очевидно, врач, снял рюкзак, достал оттуда медпистолет и вставил в него какую-то ампулу. Солдат освободил плечо старшей девочки, и врач, прижав к нему пистолет, ввёл препарат, затем вынул ампулу, вставил другую и сделал ещё один укол в другое плечо ребёнка.
        Аня взвыла от боли, казалось, её голосовые связки вот-вот разорвутся, но сил вырываться уже не было, и ребёнок просто рыдал навзрыд.
        Две инъекции сделали и младшей девочке, затем доктор встал и направился к Виктору с Надеждой.
        Солдаты поставили их на ноги.
        - Я думаю, вы поняли, что сопротивляться бесполезно, этим вы только причините себе боль и страдания, - проговорил врач.
        - Кто вы такие? Что вам нужно? - сквозь слезы прокричал Виктор.
        - Раскройте глаза пошире и попытайтесь не моргать! - скомандовал один из солдат, игнорируя вопрос.
        Врач направил луч прибора по очереди в глаза мужчины и женщины. Оценив результат на электронном табло, он перевёл взгляд на военных:
        - Здоровы!
        Военные, как по команде, отпустили супругов.
        - Отдайте наших детей! - дрожащим голосом, едва слышно проговорила Надя. Её лицо, ещё совсем недавно молодое и нежное, теперь напоминало восковую маску.
        Врач развернулся и кивнул солдатам. Они отпустили детей, осторожно поставив их на пол.
        Девочки бросились к родителям, не обращая никакого внимания на людей вокруг. Аня пулей влетела на руки отца, а маленькую Настю подхватила мама и разрыдалась, как можно крепче прижимая к себе своё дитя.
        Виктор через распахнутую дверь заметил, как с верхнего этажа спустились несколько военных, среди которых был ещё один врач.
        - Здесь всё! Это единственные?
        Солдаты утвердительно кивнули.
        - Уходим! - и медик направился вниз.
        Один из военных повернулся к Виктору и сказал:
        - У вас пять минут. Берёте самое необходимое: документы, одежду - только ту, в которую будете одеты, никакой сменной, никакой еды и воды, из медикаментов - обезболивающие.
        В это время доктор уже зарядил пистолет.
        - Освободите плечи!
        - Мы не понимаем, что происходит. Объясните хоть что-нибудь, - тихо попросил Виктор. - Что вы нам вводите?
        Никто из солдат не проронил ни слова. Доктор сделал по два укола в каждое плечо Виктора и Нади, спрятал пистолет и вышел из квартиры, часть солдат последовала за ним.
        - Теперь у вас всего четыре минуты! Т-О-Р-О-П-И-Т-Е-С-Ь, - растягивая, проговорил тот же солдат.
        Напуганные, измотанные, ничего не понимающие Виктор с женой послушно вошли в комнату и начали собираться под пристальным взглядом оставшегося солдата.
        2
        Быстро одев детей и одевшись сами, они взяли документы и весь «неприкосновенный» семейный запас наличности - две тысячи долларов. Виктор посмотрел на бледную растерянную жену, приобнял её за плечи и сказал солдату:
        - Мы готовы!
        - На выход! - сухо резюмировал солдат и первым вышел из квартиры.
        Семья спускалась с четвёртого этажа. На каждой лестничной площадке двери квартир были выломаны или открыты настежь, и почти в каждой квартире можно было увидеть тело: где-то лежащее лицом вниз, где-то в сидячем положении, а где-то в огромной луже крови.
        - Что здесь произошло? Вы хоть что-то можете сказать? - закричал Виктор спускавшемуся перед ним военному.
        Тот остановился и медленно повернулся к испуганным людям с заплаканными детьми на руках.
        - Что здесь случилось? - повторил военный. - Ты и твоя семья - единственные выжившие в этом районе! Почему? Сам не знаю. Как по мне, так лучше бы все тебе подобные нытики вместе с тобой сдохли этой ночью!
        Виктор почувствовал, что в горле пересохло, и следующие слова дались с трудом:
        - Единственные выжившие?.. На нас напали?
        - Сейчас выйдем к «консерве», и тебе всё объяснят, а пока - не зли и делай то, что говорят.
        Солдат резко передёрнул затвор автомата. Аня крепче прижалась к отцу, а маленькая Настя опять заплакала.
        Дверь подъезда распахнулась, и семья вышла на улицу. Яркий дневной свет ударил в глаза. В это тёплое июньское утро солнце сияло с голубого, абсолютно безоблачного неба, и на улице было удивительно тихо - раннее утро, а вокруг ни единого звука. Через мгновение где-то вдали вновь раздались глухие удары, чем-то напоминающие игру барабанщика.
        Виктор опустил ребёнка на землю и огляделся. Прямо перед ним, на проезжей части, стояло человек десять вооружённых солдат, напоминающих героев какой-то космической саги, но это были солдаты его страны - на плечах каждого виднелись нашивки в виде флага Беларуси.
        Чуть правее находился тот самый синий «минивен» марки «Рено», который, врезавшись в припаркованные машины, разбудил Аню. Дверь со стороны водителя была открыта. Водитель упал на сиденье пассажира, оставшись там лежать, но с того места, где стояла семья, этого не было видно. От работающих сигнализаций аккумуляторы за ночь разрядились, и теперь ни одно из трёх пострадавших авто не нарушало утренней тишины.
        Солдаты стояли, повернувшись спиной к двери подъезда, и что-то живо обсуждали, не обращая никакого внимания на гражданских. Вдруг один из них развернулся и подошёл к людям.
        - Через минуту нас заберут, не волнуйтесь, сейчас вам всё объяснят!
        Виктор поблагодарил солдата кивком головы, отметив про себя, что агрессия и грубость, оказывается, совсем не обязательное приложение к военной форме, и посмотрел на жену.
        - Ты как?
        Он не услышал ответа, так как тишину нарушил внезапный взрыв, который прогремел в соседнем доме. Снаряд угодил в крышу, и в разные стороны полетели кирпичи и куски цемента.
        Стекла в окнах пятиэтажки разлетелись вдребезги, и часть осколков накрыла машины, припаркованные напротив подъезда. Взвыли сигнализации, и едва успокоившиеся дети вновь заплакали. Вместе с ними плакала и Надя, присев на колени, она закрывала собой младшую дочку.
        Солдаты мгновенно рассредоточились и начали целиться, один из них подбежал к Виктору и заорал:
        - Давайте за нами, только не отставать! Мы не знаем, кто это стреляет!
        Группа солдат быстро двигалась по улице между домами, за ними бежали двое молодых людей с детьми на руках. Они, пригнувшись, пробежали между многоэтажками и вынырнули на широкую улицу - Партизанский проспект.
        Вся группа остановилась, солдаты присели на колено с автоматами наготове и стали осматривать периметр.
        Картина, открывшаяся Виктору и его семье, не оставляла никаких шансов на то, что весь этот абсурд, происходящий с ними, быстро и благополучно закончится. Вся проезжая часть представляла собой свалку хаотически разбросанных машин, большинство из которых врезались друг в друга, некоторые выехали на газоны, оставшись там неподвижно стоять. В витрине торгового центра «Восточный», напротив них, застрял огромный джип. Другая спортивная машина въехала в дверь аптеки, которая находилась в этом же центре. Автобус, врезавшись в остановку на противоположной стороне, похоронил под собой несколько человек. В автомобилях лежали мёртвые водители в таких позах, будто бы они уснули за рулём. Некоторые пассажиры в попытке покинуть свои авто попали под колеса других машин. Были и такие автомобили, в которых отсутствовали и водитель, и пассажиры. Машины оказались просто брошены и, очевидно, в спешке, так как все двери оставались распахнутыми настежь.
        На ступеньках торгового центра тоже лежали люди, словно в съёмках какого-то очередного бессмысленного и глупого фильма ужасов: сейчас все погибшие встанут, превратятся в зомби и начнут атаковать выживших.
        - Что с ними случилось? - тихонько спросила Надя. - Витя?
        - Я… я не знаю, - дрожащим голосом ответил он, - их убили…
        - Папа, они что, уснули? - Аня с непониманием озиралась вокруг.
        Виктор отпустил ребёнка, присел и посмотрел дочке в глаза.
        - Да, зайка, это такая игра, - он старался говорить как можно увереннее, но понимал, что получается неважно.
        Вновь раздался взрыв, но теперь он был значительно дальше.
        Со стороны парка, слева от них, послышался лёгкий скрежет, который всё нарастал, и через мгновение с улицы Ленинградской вырулил огромный бронетранспортёр, он был гораздо шире и выше гражданских автомобилей и занимал целую полосу. Машина была оснащена мощным ковшом, для расчистки проезжей части от различного мусора, в том числе и техники, а также пулемётом, за которым сейчас находился солдат. Сразу за бронетранспортёром двигались два «хаммера», а за ними следовали такие же серьёзные бронемашины с пулемётами на крыше, но уже без ковшей.
        Колонна вырулила на Партизанский проспект и направилась к стоящей группе людей.
        Виктор схватил ребёнка на руки и отвернулся от приближающейся техники, Надя крепче прижала Настю, которая сейчас крепко спала - слишком изматывающими физически и эмоционально оказались для малышки последние события.
        Колонна двигалась со скоростью около двадцати километров в час. Легковые машины разлетались из-под ковша словно игрушечные. Беспощадная техника корёжила и рвала металл, далеко отбрасывая в стороны его куски, а вместе с ними и разорванные и перемолотые мёртвые тела, оставляющие на ковше жуткие кровавые разводы. Головная бронированная машина напоминала гигантского демона. Два бездонных глаза - затонированные лобовые стекла - и ненасытная окровавленная пасть, которая вот-вот поглотит беззащитных людей.
        - А вот и «консервы», - хрипло произнёс один из солдат. - Ну, наконец-то.
        Военные повернулись в сторону колонны.
        И тут откуда-то со стороны автобусной остановки донёсся умоляющий голос:
        - Прошу вас, помогите!
        Глава 5
        Они уже просыпаются
        1
        Военные, мгновенно развернувшись, присели и взяли на прицел приближающуюся фигуру.
        - Гражданских в кольцо! - скомандовал один из них.
        Шестеро солдат подбежали к молодым людям и жестом указали им присесть. Затем, полукольцом расположившись вокруг них, тоже начали целиться.
        Виктор, выглядывая из-за спин солдат, пытался разглядеть, кто же направляется к ним.
        Медленно, волоча левую ногу, навстречу им двигался мужчина с каким-то свёртком в руках. Солнце ярко светило, мешая смотреть, но человек был не так далеко, и его лицо можно было рассмотреть.
        Это был молодой мужчина, лет двадцати пяти - тридцати. На мертвенно-бледном лице проступали необычные чёрные линии и полукруги, складываясь в узор, напоминающий паутину. На фоне лица глаза казались не просто большими, а огромными, и их иссиня-чёрный цвет странно и страшно гармонировал с затейливым рисунком, покрывавшим кожу.
        Человек открыл рот, чтобы что-то сказать, и из уголка рта медленной струйкой потекла слюна. Она докатилась до подбородка и каплями, засверкав под лучами солнца, полетела на землю.
        - Прошу вас, помогите! Моя дочь больна! Она… не дышит! - взмолился мужчина.
        - Стоять на месте! - заорали солдаты в один голос. - Стой, где стоишь! Ни с места!
        Раздался громкий звук передёргивания затворов. Сегодня Виктор слышал его уже не впервые, но опять вздрогнул, и почувствовал, как Аня тоже дёрнулась и крепче прижалась к нему.
        Человек сделал ещё один шаг, зацепился за выступ в дорожной плитке и упал, выронив свою ношу.
        Свёрток покатился в сторону военных. Стало заметно, что внутри него находится что-то, завёрнутое в несколько слоёв пелёнок, часть которых размоталась; и из образовавшегося просвета вывалилась маленькая детская ручонка. Ручка ударилась о землю, оставшись лежать раскрытой ладошкой к небу.
        «Господи! Что здесь происходит? - Виктор ощутил дрожь по всему телу. - Это же ребёнок! Боже, это ребёнок!»
        - Не двигаться, твою мать! Мы будем стрелять!
        «Они сейчас его убьют! Его ребёнку нужна помощь…» - казалось, в голове разливается огненная лава и мозг сейчас взорвётся, не справившись с потоком мыслей.
        - Не стреляйте! Там же ребёнок! - попытался закричать Виктор, но его голос потонул в очередных криках солдат.
        - Не стреляйте! - заорал он что было сил.
        В это время демоническая машина врезалась в очередной автомобиль, далеко его отбросив. Мужчина встал и сделал шаг. Где-то прогремел взрыв. Солдаты, стоявшие впереди, одновременно нажали на спусковые крючки, и в человека устремились пули из трёх стволов.
        Виктор видел, как пули угодили человеку в грудь, и из ран во все стороны полетели чёрные брызги. Мужчину сорвало с места и подбросило в воздух, как если бы кто-то невидимый дёрнул за верёвку, привязанную к поясу, и резко потащил к себе. Он отлетел метра на два и упал на землю. Его голова ударилась о плитку и отскочила, словно баскетбольный мяч, затем вновь ударилась и на этот раз осталась лежать неподвижно. Мужчина издал протяжный булькающий вздох, повернул голову на бок и закрыл глаза. Из уголка рта полился ручеёк чёрной жидкости…
        2
        Двое солдат медленно, с оружием наготове, направились к убитому. Один из них присел и внимательно оглядел лежащий свёрток. Стволом автомата он осторожно приподнял безжизненную крохотную ручку младенца и сразу отпустил. Ручонка упала и беззвучно ударилась о плитку.
        - Всё в норме! - отрапортовал военный, осматривая убитого мужчину. - Этот готов.
        Колонна бронетехники подъехала к ним, и головной бронетранспортёр остановился прямо напротив Виктора и его семьи. Моторы выключились, и неудержимый и ненасытный демон притих. На мгновение воцарилась тишина.
        Из «хаммеров» вышли несколько солдат с автоматами, в таких же необычных закрытых шлемах, и разбрелись вокруг.
        Защитное кольцо расступилось, и один из военных повернулся к Виктору:
        - Ну вот и «консервы»! Сейчас вам всё объяснят.
        Виктор взглянул на солдата и увидел своё отражение в тёмном стекле шлема: «Это… я?»
        Он смотрел на свою зеркальную копию и не узнавал себя: его лицо за эти несколько часов осунулось и сейчас блестело на солнце, будто натёртое кремом для загара. Глаза ввалились, и в них застыло выражение панического ужаса, как у загнанного в угол пса. На заднем плане он увидел отражение плачущей жены, прижимающей к себе ребёнка…
        - И это всё? - спросил кто-то громко.
        Перед Виктором стоял широкоплечий военный. Без знаков отличия и дурацкого «космического» шлема, но одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: это - главный. На нём плотно сидела камуфляжная форма, к правому бедру пристёгнута кобура с пистолетом, а ниже, на голени, - огромный нож в чёрных ножнах. На ногах - высокие военные берцы, начищенные до блеска.
        Вся его фигура излучала спокойствие и уверенность. Взгляд зелёных глаз, казалось, пронизывал насквозь. И тот факт, что ему следует безоговорочно подчиняться, был настолько очевидным, что не вызывал ни малейшего сомнения или противоречия.
        - Командующий Брестской группой спасения! Капитан Веров! - офицер кивнул в знак приветствия, очевидно, ожидая ответного представления от стоявших перед ним людей.
        - Меня зовут Виктор, а это моя семья. Мы…
        - Очень приятно! Меня интересует, какое у вас образование, какого пола ваши дети? - Веров перевёл взгляд на заплаканную женщину, затем на детей. - Уже вижу - девочки!
        Капитан заложил обе руки за спину и вопросительно посмотрел на Виктора.
        - Мы с женой биохимики… - Виктор ощутил, как заболело пересохшее горло. - Объясните, что здесь происходит? Зачем здесь столько военных и почему столько… - тут он запнулся и огляделся вокруг. - Столько трупов?
        Лёгкая, едва заметная улыбка тронула губы офицера. Он отвернулся и обратился к солдатам:
        - По машинам! Группа Рэкса не выходит на связь, нам нужно найти их и покинуть этот проклятый город до наступления темноты!
        Солдаты направились к технике.
        - Давайте мы пройдём к машинам, там безопасно, - сказал Веров, развернулся и направился ко второму транспорту. - Прошу не отставать, я не привык повторять дважды.
        Капитан молча направился к бронетранспортёру. Солдаты разошлись по машинам, занимая свои места.
        Виктор взглянул на взволнованную жену. Подошёл к ней и поцеловал в лоб, ощутив горьковатый привкус пота. И уже более уверенным голосом сказал:
        - Пойдём! Думаю, сейчас нам всё объяснят. К тому же с военными… безопасно. Я… надеюсь.
        Он точно знал, что ни на что и ни на кого уже не надеется. Просто сейчас выбора не было…
        3
        Вход в бронемашину находился в задней части. Мощная бронированная двойная дверь была открыта.
        Первым вошёл капитан, сразу за ним Виктор с женой и девочками.
        Попав внутрь, Виктор отметил, как неожиданно просторно там оказалось. У самого входа слева и справа стояли вертикальные стеллажи с автоматами, около десятка стволов с обеих сторон. Чуть выше, на полке, находились закреплённые магазины с патронами, ещё выше, у самого потолка, ряд чёрных шлемов.
        Сразу за стеллажами, вдоль стен, размещались два длинных ряда отдельных кресел для пассажиров. Кресла были очень удобными и мягкими на вид, с анатомическими изгибами для спины. Глядя на них становилось понятно, что предназначены они для долгих «путешествий».
        Ряды кресел упирались в стену, до половины она была металлической, а выше уровня груди переходила в стеклянную. Через стекло можно было рассмотреть водителя и пассажира, которые сейчас вели оживлённую беседу. К стене крепилось ещё одно кресло, и оно явно предназначалось для капитана.
        Капитан сразу направился на своё место в центре, обойдя металлическую круговую лестницу, выходящую наверх, - место пулемётчика. Солдат по пояс был скрыт внутри и в любой момент мог присесть и спрятаться от вражеского огня, закрыв за собой мощный люк.
        - Прошу вас! Присаживайтесь. Как видите, здесь много свободных мест, - сказал Веров, занимая своё кресло.
        Виктор посмотрел на людей, сидящих вдоль стены. Их было четверо, и все сидели по правой стороне. Он медленно обогнул лестницу и направился к противоположному ряду. Ещё раз для себя отметив, что здесь настолько просторно, что можно двигаться, выпрямившись во весь рост.
        Он сел в кресло, усадил слева от себя Аню, которая оказалась возле капитана, рядом устроилась Надя с малышкой на руках. Только теперь он смог повнимательнее рассмотреть остальных.
        Прямо напротив Виктора сидел мужчина средних лет в белой перепачканной майке и тёмных джинсах. Он читал какую-то книгу в чёрном переплёте. Место справа от него занимала молодая девушка лет двадцати, одетая в короткие чёрные шорты и тонкую красную кофту. Она, опустив голову, бессмысленно смотрела себе под ноги. Напротив Нади сидела ещё одна девушка, но чуть старше. На ней были красные рваные на коленях джинсы и такого же цвета потёртая майка с надписью «I love what I do!». Девушка испуганно осматривала новичков.
        Положив голову ей на колени, спал кудрявый черноволосый мальчик лет девяти, может, чуть старше, в заношенных спортивных брюках и такой же заношенной синей кофте.
        В динамиках прогремел голос водителя:
        - Капитан? Маршрут?
        Веров повернул голову вправо и, нажав какую-то кнопку, отчётливо проговорил:
        - Двигаемся к перекрёстку напротив собора. Там будем ждать!
        - Принято! - протрещал динамик.
        По лестнице спустился пулемётчик и уселся через одно сидение от Нади. Он снял шлем и положил его себе на колени.
        - Всё плохо, капитан? Да? - его голос был тихим и спокойным. В нём не было страха или волнения, казалось, он не спрашивал, а просто констатировал очевидное.
        Капитан перевёл взгляд на солдата и невесело улыбнулся одними уголками губ.
        - Я бы сказал, дерьмово! Они уже просыпаются…
        Демон зарычал и медленно двинулся вперёд, разбрасывая в стороны покинутые автомобили и поглощая лежащие тела. За ним последовали остальные машины, и вся колона направилась к месту назначения…
        Глава 6
        Тени
        1
        - Вы можете нам объяснить, что здесь произошло? - повторил свой вопрос Виктор. - Кто вы такие, почему столько мёртвых, и …
        - А кто вам сказал, что они мертвы? - перебил капитан. - Они спят. И вам всем предоставляется редкая возможность наблюдать за пробуждением нового вида, - невесело ухмыльнувшись, продолжил Веров.
        - Какого нового вида? Я ничего не понимаю…
        - Это долгая история, но суть в том, что человечеству пришёл конец. И в своей гибели виноваты мы сами…
        Колонна медленно выехала на перекрёсток и остановилась.
        - Мы прибыли, капитан! - раздался голос из динамика.
        - Всем оставаться на местах! - Веров обвёл взглядом сидящих людей. - Я сейчас узнаю обстановку, и мы определимся с дальнейшими действиями.
        Капитан встал и направился к выходу из бронетранспортёра. Перед дверью он остановился, ещё раз окинул всех взглядом и, улыбнувшись, вышел наружу, оставив дверь открытой.
        Виктор повернулся к жене и как можно тише сказал:
        - Всё будет хорошо! Я думаю… - он запнулся, потому что не знал, что сказать дальше. - Я думаю…
        - Поздно что-то думать. Это конец! - не поднимая взгляда от страниц, проговорил незнакомец напротив. - Наступил Судный день для человечества. Скоро мы все предстанем перед Всевышним.
        Только теперь Виктор заметил надпись на книге у него в руках - «Библия».
        «Отлично! Только тебя нам и не хватало! Ты-то точно всех запросто успокоишь и приободришь», - подумал он, но вслух ничего говорить не стал.
        - Внимание! Они просыпаются! - прохрипел динамик. - Занять позиции!
        Надежда испуганно посмотрела на мужа.
        - Они? Кто это «Они»?
        2
        Капитан, вернувшись в машину, схватил автомат и несколько магазинов.
        - Ты! - он указал пальцем на Виктора. - Когда-нибудь стрелял?
        Мужчина отрицательно покачал головой.
        - Самое время учиться! На выход!
        Виктор неуверенно поднялся и пошёл за капитаном. Он старался не смотреть в глаза жены, не в силах видеть в них страдание и страх, от которых сейчас не мог её избавить.
        Веров достал второй автомат и протянул Виктору.
        - Сейчас покажу, идём!
        Они вышли из машины, захлопнув за собой двери. На улице было тихо и безлюдно. Солнце нещадно палило.
        Улица Московская. Широкая и просторная. Четыре полосы движения в обе стороны прежде никогда не пустовали. Центральная магистраль города всегда бурлила, подобно огромной реке. Она служила главной транспортной артерией и, достигнув Кобринского моста, впадала в следующий, не менее значимый поток.
        Теперь эта река прекратила движение, и, на сколько можно было видеть, всюду громоздились брошенные автомобили, автобусы и… тела. Жизненный поток иссяк, и, казалось, уже никогда не восстановится.
        С правой стороны вдоль дороги тянулась длинная стена многоэтажек с яркими вывесками магазинов и огромными рекламными щитами. Слева возвышался собор с пятью золотыми куполами и высокой колокольней, стоящей немного в стороне. Сейчас центральный купол был раскрыт, как бутон цветка, один из снарядов угодил точно в цель, и десятки позолоченных изодранных пластин, разлетевшись, покрывали территорию храма. Между переливающимися на солнце тяжёлыми кусками металла лежали человеческие тела. Похоже, люди пытались укрыться внутри, но не смогли достичь спасительных стен.
        Опустив автомат, Виктор стоял и смотрел вперёд. Метрах в пятидесяти от него, напротив храма, несколько тел, лежащих лицом вниз, зашевелились и медленно приподнялись на руках.
        Те, кого Виктор принял за мёртвых, неторопливо осматривались по сторонам, принюхиваясь, будто дикие звери, выслеживающие добычу.
        Веров, стоявший рядом, наблюдал за происходящим в бинокль.
        - На, взгляни!
        Виктор молча взял протянутый ему бинокль…
        3
        Фигуры встали в полный рост и с интересом разглядывали группу людей, расположившихся напротив.
        В бинокль Виктор мог хорошо рассмотреть их. От увиденного холодный пот выступил у него на лбу, а по спине пробежала мелкая дрожь. Тех, кто стоял перед ним, можно было бы назвать людьми, но кожи такого цвета Виктор никогда не видел у живых. Кожные покровы выглядели землисто-серыми, неестественными, и даже на таком расстоянии казалось, что от них веет холодом. Немигающие чёрные глаза походили на сверкающие на солнце обсидиановые бусины. Из уголков губ вытекала тонкой струйкой тёмная вязкая жидкость.
        Виктор опустил бинокль:
        - Бог ты мой! Кто это?
        Капитан, не отрывая взгляда от «проснувшихся», прокричал:
        - Круговая оборона, парни! Выстраиваем технику и зачищаем периметр! Все по местам!
        Взревели заведённые моторы, и машины организованно двинулись к центру перекрёстка. Опытные водители с лёгкостью управляли тяжеловесной бронетехникой, размещая её по кругу - кабинами наружу. В течение нескольких минут образовалась восьмиугольная звезда, место в центре которой заняли два джипа, укрывшись за надёжной преградой.
        Ботинки тяжело застучали по пуленепробиваемым крышам машин - солдаты поднимались наверх для ведения огня.
        Пулемётчики выставляли дополнительные коробки с патронами.
        Тем временем две особи медленно двигались навстречу людям, преодолев уже половину расстояния.
        Веров поднял автомат и прицелился.
        - Берите этих тварей в прицел! Огонь!
        Капитан нажал на спусковой крючок дважды. От выстрела одно из существ отлетело назад, упав спиной на землю. Второе, даже не обратив на это внимания, так же размеренно продолжило движение.
        Капитан повернулся к Виктору и вопросительно посмотрел на него.
        Молодой человек, мозг которого пытался найти хоть какое-то логичное объяснение всему происходящему, понял, чего от него ждут, и без колебаний навёл прицел на того, кто ещё вчера был человеком. Виктор плотнее прижал приклад к плечу и нажал на крючок… Выстрела не последовало… Ещё раз - и вновь щелчок.
        Веров негромко засмеялся и, подняв свой автомат, показал неопытному стрелку на предохранитель с правой стороны, который он, перещёлкнув несколько раз, перевёл в крайнее нижнее положение.
        Виктор повторил движение и, прицелившись, нажал на спуск. Отдача больно ударила в плечо, ствол немного дёрнуло вверх, и Виктор понял свою ошибку, которую больше никогда не повторит.
        Не дожидаясь новых попыток людей внизу, расположившийся на крыше бронемашины снайпер выстрелил, и голова странного создания превратилась в серую пыль. Существо по инерции сделало ещё один шаг, рухнуло на колени и плашмя свалилось замертво.
        - Молодец, лейтенант! - одобрительно кивнув, Веров повернулся к группе солдат, которые забрались на крышу. - Ждём Рэкса до темноты и покидаем город. Уничтожаем всё, что движется!
        Он обернулся к Виктору:
        - Пойдём! Если ты готов слушать, а главное - услышать, - военный сделал упор на последнее слово, вырвав Виктора из безумного потока мыслей, - мне есть, что тебе рассказать. К тому же среди спасённых - ты единственный взрослый мужчина, способный сражаться. Я не беру в расчёт тех, кто уже смирился и не собирается сопротивляться судьбе.
        Капитан приподнял бровь, и по выражению его лица Виктор понял, кого тот имел в виду.
        4
        На крыше каждой машины разместилось около десятка солдат. Присев, они внимательно осматривали территорию вокруг. Даже неопытному человеку, который никогда не сталкивался с боевыми действиями, стало бы понятно, что каждая из групп - отдельный отряд. Внутри боевой единицы находились два снайпера, вооружённых винтовками с мощной оптикой, и врач с нашивкой в виде красного креста на левом плече и небольшим рюкзаком пустынного цвета с таким же ярким крестом посередине. Ещё один солдат занимал место за пулемётом, а остальные военные были вооружены автоматами. Весь состав одет в военные куртки и брюки защитного цвета без каких-либо знаков отличия. Головы солдат закрывали мотоциклетные шлемы. Их не было у снайперов, Виктора и Верова.
        Капитан с Виктором прошли между двух бронетранспортёров и оказались внутри защитного круга. Двери всех машин были закрыты, и теперь стало заметно, что справа у каждой крепилась лестница, по которой Виктор, следуя за Веровым, поднялся на крышу.
        - Давай пройдём поближе! - предложил Веров, улыбаясь. - Мне нравится фронтальный вид.
        Они приблизились к краю кабины.
        Капитан присел и свесил ноги, закрывая обзор водителю, Виктор последовал его примеру и осторожно уселся, бросая тревожный взгляд на пулемёт, который сейчас целился прямо ему в спину.
        - Куришь?
        Виктор хотел ответить, но капитан продолжил, не дав даже открыть рот молодому человеку.
        - Хотя, я знаю ответ! Не куришь и не пьёшь. Скорее всего, и твой отец не курил и не пил. Наверняка ты занимался спортом, как и твой отец. И ты, как и твои дети, практически никогда не болел, - капитан сделал паузу и продолжил: - Но болела твоя жена, так?
        - Вы мне обещали рассказать, что здесь произошло, а не пытаться поразить меня своими экстрасенсорными способностями. Таких «неболеющих» в наше время тысячи, вы меня не удивили своими догадками и…
        Веров повернулся к молодому человеку:
        - Таких, как ты - единицы! В этих восьми «консервах» всего тридцать семь человек. И вот начало моего рассказа: завтра твоя жена умрёт, а может, и сегодня.
        Виктор испуганно посмотрел на офицера, который бесстрастно продолжил.
        - Ты сказал, что вы с женой биохимики. Значит, ты поймёшь меня быстрее других. Помнишь, - капитан сделал глубокий вдох, положил автомат между собой и Виктором и задумчиво уставился прямо перед собой, - помнишь всю эту канитель со «свиным» гриппом, «куриным», «овечьим», что там ещё было… Развод для лохов…Кое-кому очень нужна была такая информация, которую, особо не задумываясь, глотали бы миллионы простачков.
        Виктор с иронией посмотрел на военного:
        - Развод для лохов? Я лично в лаборатории проводил исследования вируса «куриного» и «свиного» гриппа. А тысячи погибших? И хочу вам сказать…
        - А ты знаешь, как выглядят эти вирусы? - вновь перебил его Веров. - Есть ли они на самом деле?
        - Да, конечно! Мы получаем данные из Министерства здравоохранения, а они, в свою очередь, из исследовательских лабораторий ООН по всему миру. Это точные данные, и они не требуют проверки.
        - А если бы они требовали проверки, или вы усомнились бы в них, как бы вы смогли их проверить?
        На этот раз Виктор ответил уже не так уверенно.:
        - Никак… Но что вы хотите этим сказать?
        - Всё, что хотел, я уже сказал: вас заставляли тиражировать нужную информацию. Общество с радостью верило всему и действовало по навязанному сценарию.
        - И зачем? Для чего всё это делалось? Чтобы настал вот такой Судный день?
        Капитан с улыбкой посмотрел на молодого человека:
        - Сколько тебе лет?
        - Тридцать два. Это тоже имеет значение?
        - Нет, не имеет. Просто в тридцать два люди не так верят в сказки, как в пять, - Веров не увидел понимания на лице Виктора и продолжил: - Во-первых, фармкомпаниям нужны финансовые вливания для дальнейшего развития, вот они и придумывали «новые» вирусы и такие же «новые» лекарства. По сути, они лечили насморк водой из-под крана. Но обществу это нравилось, и никто, в том числе и ты, ни разу в этом не усомнился, - командующий вновь вздохнул. - Во-вторых, люди всегда умирали, и в масштабах планеты пару тысяч людей - это пыль, но когда в СМИ с тревогой сообщали, что из-за такого-то гриппа уже погибло сто человек, это вызывало волну паники в обществе и лишь усиливало эффект доверия.
        - Стоп! - прервал Виктор. - И Вы думаете, что я поверю в этот бред? Неужели не нашлось ни одного учёного, который смог бы докопаться до истины?
        - Скажу даже больше, - капитан вновь повернулся к Виктору и немного приблизился. - Их были тысячи. Но! - военный опять отвернулся и уставился на очертания храма. - Но люди - странные создания, у каждого своя цена, за которую они продадут и мать родную.
        - Ваш рассказ больше похож на сказку, о которой вы говорили раньше. А этих людей, - Виктор кивнул в сторону лежащих тел, - тоже убили «сопли»?
        - Вот мы и подошли к главному. Пока одни делали деньги, распространяя в общем-то ненужные лекарства среди людей, другие начали лечить заболевших животных. От чего? Никто не знал. Их пичкали всем: от иммуностимуляторов до антибиотиков. Ты можешь возразить, что коров, кур и овец убивали, закапывали и сжигали. Всё верно, но потом те же компании придумали новую идею для распространения своих таблеток: массовая гибель животных неминуемо приведёт к голоду по всему Земному шару, - капитан чуть громче повторил, чётко разделяя слова: - По всему Земному шару!.. Ты можешь себе представить, что тогда началось?
        Виктор кивнул. Он начинал понимать, о чём говорит военный, а его рассказ всё меньше походил на выдуманную историю.
        - Они начали внедрять лекарства в сельское хозяйство?
        - Именно! И не просто лекарства, а мощнейшие антибиотики последнего поколения. К чему это привело? Антибиотики стали привычной пищей для людей, а так как вирусы и бактерии всегда присутствовали в наших организмах и развивались вместе с нами, то…
        Виктор не успел дослушать рассказ капитана Верова. Всю правду о рождении нового и такого страшного вируса он так никогда и не узнает.
        Где-то совсем рядом с ними прогремел сильнейший взрыв, и люди инстинктивно пригнулись. Дёрнувшись от неожиданного звука, Виктор выронил автомат. Снаряд угодил в середину колокольни. Раскрошившийся кирпич и куски бетона разлетелись во все стороны. Тучи песка и пыли поднялись в воздух, укрывая от военных и широкую улицу, и пылающий диск солнца.
        Обломки некогда величественного сооружения рухнули прямо на проезжую часть, перекрыв движение. Сверкающий купол накрыл собой перевёрнутый автобус, превратив его в многотонный кусок сплюснутого металла.
        Множество мелких осколков долетели до машин и забарабанили дробью по бронированным корпусам, некоторые осколки попали в военных. Волна пыли поглотила колонну, укутав её грязным облаком.
        - Все целы? - капитан вскочил и посмотрел на своих солдат. - Раненые есть?
        - Порядок, капитан! Всё нормально! - отозвалось несколько голосов.
        - Откуда ведётся огонь? Есть идеи?
        - Возможно, из какой-то военной части! - предположил кто-то.
        Капитан повернулся к Виктору.:
        - Части далеко?
        - Да нет! - ответил он. - Километров пять.
        Со стороны храма, скрытого пыльной пеленой, раздался сильный удар.
        Практически ничего не удавалось разглядеть, но по звуку можно было понять, что в металлическую пластину что-то ударило, и она, отлетев на некоторое расстояние от источника звука, с грохотом упала.
        - Внимание! - скомандовал Веров.
        Послышался лязг затворов и звуки поворотников, на которых крепились пулемёты.
        - Присядь! - приказал капитан Виктору. - Где твой автомат?
        - Я его уронил, - негромко ответил он.
        Протяжный утробный рык донёсся со стороны собора. В этом звуке было что-то звериное, безудержное, рождающее невольное сравнение с потусторонней силой, которая долго спала, а теперь пробудилась и готовилась к охоте.
        - Что это? - спросил Виктор едва слышно.
        - Нам нужно поменять позицию! И…
        Капитан замолчал, прислушиваясь.
        - Слышишь?
        Звериный рык не повторился, наступила тишина.
        - Нет! - ответил Виктор с тревогой. - А что вы слышите?
        - Быстро за пулемёт! Приготовить гранатомёты!
        Они подошли к группе солдат, которые всматривались в облако оседающей пыли, стараясь не упустить малейшее движение.
        - Капитан! Я что-то слышу! Это похоже на… - солдат на секунду замолчал, пытаясь подобрать подходящее сравнение.
        Виктор тоже уловил едва различимые новые звуки, только не мог понять, на что они похожи. Звуки казались знакомыми, и доносились из-за обломков разрушенной колокольни, издалека, но рассмотреть что-либо было сложно.
        Вновь раздалось рычание, и стало понятно: существо движется в их сторону.
        Странный грохот усиливался и приближался. И теперь с большой долей вероятности можно было сказать, что это какая-то техника с мощным двигателем.
        - Может, это Рэкс?
        Капитан ничего не ответил, продолжая напряжённо всматриваться в ещё не рассеявшуюся стену пыли.
        Гул мотора усиливался, а вместе с ним громче становилось и лязганье железа.
        - Это танк! - почти прокричал он. - Это точно танк! Быстро по машинам! У Рэкса не было танков. Бегом, бегом!
        «Танк! - Виктор почувствовал, как сдавливает виски. - Что же здесь происходит, в конце концов?!»
        Солдаты стали стремительно спускаться по лестницам на землю. Последними бежали Виктор и Веров.
        - Давай! - скомандовал капитан.
        И в это время грянул ещё один залп.
        Капитан не успел больше ничего сказать. Снаряд влетел прямо в кабину бронетранспортёра, стоящего посреди проезжей части, параллельно улице. Пробив кабину, он влетел внутрь, где сидели эвакуированные люди и часть уже спустившихся солдат, и разорвался. Осколки убили всех находившихся в машине людей и прошили стенки бронетранспортёра насквозь.
        Виктор и Веров только собирались спускаться, когда прямо у них за спиной прозвучал взрыв. Капитана убило сразу. Кусок обшивки, оторвавшийся от бронированного корпуса, угодил ему в голову, и тело военного бросило прямо на Виктора. От резкого толчка тот не смог устоять на ногах, и они оба, скатившись, рухнули на асфальт между соседними машинами. Сильно ударившись, Виктор потерял сознание. От гибели его спасло только то, что тело капитана Верова первым полетело на асфальт, смягчив удар упавшему на него Виктору.
        Тяжёлую бронемашину подбросило в воздух и перевернуло. Машина с грохотом приземлилась на крышу и накрыла два «хаммера», в которых уже находились военные. Прогремел ещё один взрыв - бензобак джипа взорвался, разбрызгивая во все стороны огненные струи.
        Повсюду были слышны крики солдат, которые явно не ожидали атаки тяжёлой техники.
        Моторы машин заработали, и колонна начала перестраиваться для отступления. Открыли огонь крупнокалиберные пулемёты, и сквозь тучи пыли и дыма в невидимую цель полетели сотни пуль.
        Между горящими кусками металла сновали солдаты, пытаясь разыскать выживших. Пулемёты не прекращали стрелять, в надежде попасть в противника и замедлить его наступление.
        Где-то справа вновь послышался звериный рёв, но на него уже никто не обратил внимания.
        5
        На улице непроглядная темень, но одиннадцатилетний Витя точно знает, что сейчас три часа ночи, и они с отцом скоро поедут на рыбалку. Он ещё не проснулся окончательно, и сквозь сон слышит, как отец, включив свет в коридоре, собирает обед для рыбаков.
        Отец всегда с лёгкостью просыпался по утрам без будильника, и эта особенность перешла от отца к сыну. Виктору стоило перед сном лишь посмотреть на часы и подумать о том, во сколько нужно проснуться, и ровно за минуту до установленного времени его глаза открывались, и сон мгновенно улетучивался. Из всех людей, которых знал Витя, «биологический будильник» был у него, его деда и его отца.
        Тоненькая полосочка света чуть пробивается из-под плотно закрытой двери и нарушает абсолютную темноту в комнате Вити. Темноту, которая совершенно не пугает мальчика, а наоборот, нравится ему. Владимир Фёдорович с детства научил своих детей не бояться ночной тьмы. И там, где их сверстников подкарауливали видения и страхи, маленьких Витю и Алесю ждали яркие фантазии и бесконечные приключения.
        Отец прививал детям любовь к природе и всему живому. В то время, когда девчонки визжали от одного лишь вида паука, Витя спокойно брал его в руки и повторял слова папы: «Он боится тебя больше, чем ты его! Ведь ты легко можешь его убить, а он даже не сможет защититься!»
        Владимир Фёдорович много внимания уделял здоровью своих детей.
        И Витя, и его младшая сестрёнка Алеся каждое утро умывались исключительно холодной водой, хотя в их небольшом деревенском доме имелась и горячая. Так приучил отец.
        Мама жалела детей, и не раз упрекала отца в излишней строгости, когда дочь с сыном этого не слышали. Но Владимир Фёдорович был непреклонен, и со временем маленький Витя в любое время года выпрыгивал из кровати и бежал умываться ледяной водой, а за ним, потирая сонные глазки, семенила и маленькая Алеся и повторяла то же самое. Потом все вместе пили на кухне горячий чай, шумно обсуждая планы на новый день.
        Витя никогда не видел, чтобы у отца был насморк, кашель или вообще хоть какая-то простуда.
        За ужином отец любил рассказывать истории из своего детства. Виктор запомнил многие и потом с гордостью пересказывал своей жене особо любимые, в которых отец оказывался лучшим и сильнейшим, а его иммунитет удивлял всех уже в детские годы. Например, когда однажды восемь человек из его класса в один день заболели «свинкой», а на другой день в школу пришёл только отец - остальные слегли.
        Когда все прививались от гриппа и через неделю валялись в постели с температурой за 38, Володя даже не думал ходить на прививки, и ни разу, НИ РАЗУ не чихнул.
        В будущем Владимир Фёдорович контролировал календарь прививок своих детей, очень избирательно позволяя их вакцинировать.
        Маленький Витя вырос, и за все свои тридцать два года ни разу не лежал в больнице. Тёплая атмосфера в семье, постоянное закаливание, спорт (мальчик в девятом классе имел третий юношеский разряд по бегу на три километра), никаких сигарет и спиртного, много овощей и фруктов, а в деревне с этим не было проблем, и унаследованный непробиваемый иммунный щит отца - всё это сделало его организм необыкновенно крепким и здоровым.
        …Дверь бесшумно открывается, и в комнату проскальзывает высокая и широкоплечая Тень. Через открытую дверь пытается прорваться поток света и озарить мрачную комнату. Свет упирается в спину Тени и отскакивает обратно, так и не сумев преодолеть этот барьер. Тень подходит к спящему мальчику и резко сбрасывает одеяло на пол, затем грубо хватает ребёнка за плечи и начинает трясти, пытаясь разбудить его.
        Виктор медленно открыл глаза. Над ним склонился военный с перепачканным лицом.
        Солдат продолжал трясти мужчину, что-то выкрикивая. Но Виктор не слышал звука, он только видел, как беззвучно шевелятся губы военного…
        6
        Перед глазами Виктора всё расплывалось и вертелось, как на безумном аттракционе. Вокруг перевёрнутые машины, всё пылает, и клубы чёрного едкого дыма расползаются во все стороны. Несколько солдат пробежали мимо и скрылись за дымовой завесой. Выпрыгнула какая-то тень и снова исчезла, словно её и не было.
        - … идти? - донеслось откуда-то сверху. - Вы можете идти? Нам пора уходить!
        - Что произошло? Моя семья… - простонал мужчина.
        От сильного удара кружилась голова, а к горлу подкатывала рвота. В ушах гудело.
        - Вставайте, нам пора уходить!
        Где-то совсем рядом разорвался снаряд. Солдат машинально пригнулся, закрывая собой гражданского.
        - Где моя семья? Мне надо к ним, - с трудом проговорил Виктор, пытаясь подняться.
        - В каком транспорте они были?
        Слух постепенно возвращался, и теперь со всех сторон доносились выстрелы и крики солдат, рёв двигателей.
        - Кажется, во втором… сразу за джипами.
        - Второй бронетранспортёр уничтожен! Снаряд прошил его насквозь. Все пассажиры погибли! - прокричал солдат, помогая мужчине встать.
        «ПОГИБЛИ!» - эхом отозвалось в голове Виктора.
        Он вырвал руку и посмотрел на солдата дикими глазами. Виктора словно окатили ледяной водой, и он моментально пришёл в себя. Электрический импульс зародился в мозгу и прошёлся по всему телу, возвращая силы и заставляя все системы работать на пределе.
        - Нет! Они…
        Следующий взрыв поглотил его слова, и фраза так и осталась незаконченной.
        Виктор, не обращая внимания на происходящее вокруг, нагнулся и снял автомат с лежащего капитана. Он передёрнул затвор и процедил сквозь сжатые зубы:
        - Покажи мне, где этот бронетранспортёр!
        - У меня приказ…
        - Где этот долбаный бронетранспортёр?! - закричал Виктор и ему показалось, что земля вокруг него задрожала.
        - Прямо за моей спиной. Но они все мертвы, мы смотрели, и…
        Виктор, чуть не сбив с ног солдата, бросился к перевёрнутому транспорту, очертания которого едва проступали из-за столбов дыма.
        Не стихали выстрелы пулемётов и рёв моторов отступающих машин. К этому хору присоединялся звериный рык, но Виктор перестал воспринимать эту какофонию.
        - Ты погибнешь, - услышал он голос солдата. - Мы уходим!
        - Чёрт с вами, ублюдки, - бросил в его сторону Виктор. - Бегите, вы мне не нужны! Я даже не знаю, зачем вы пришли!
        Он резко обернулся, чтобы закричать, как он ненавидит солдат, как он ненавидит это утро, и …
        Но, обернувшись, никого не увидел. На том месте, где только что стоял солдат и лежало тело капитана, осталась пустота.
        Он развернулся и быстрым шагом подошёл к перевёрнутому на бок бронетранспортёру.
        - Они просто потеряли сознание, когда перевернулся броневик! - успокаивал себя Виктор. - Сейчас я их найду и вернусь…
        Он не знал, куда вернётся. Но хотел вернуться туда, где не будет всего этого кошмара, этих людей в военной форме. Туда, где будет он, Надя, и две их дочурки…
        Мужчина заглянул внутрь через образовавшийся проём…
        Всё было перевёрнуто и свалено в одну общую кучу. У самого входа валялись покорёженные автоматы и десятки целых магазинов.
        По стенам расплывались ярко-красные кровавые подтёки. В нос ударил тошнотворный запах горелого мяса.
        Упавшие с полок ящики завалили людей, части тел которых виднелись из-под помятых контейнеров. От винтовой лестницы остались рваные изогнутые трубы, торчащие с противоположных сторон. Прямо перед Виктором, метрах в двух от входа, на четвереньках стоял какой-то человек. Он словно молился, поднимаясь и вновь быстро опускаясь к лежащим трупам и куче сваленного хлама. При этом его движения сопровождались непонятными звуками, чем-то напоминающими кошачье мурлыканье.
        «Значит, всё-таки есть живые! - подумал Виктор, улыбнувшись. - Чёртовы военные!»
        - Вы выжили? - спросил он, протискиваясь внутрь. - Здесь должны быть мои…
        Человек медленно обернулся к Виктору. Бледно-серое лицо было изрезано вдоль и поперёк тёмными линиями вперемешку с пятнами крови. Чёрные глаза влажно блестели. Существо слизало капельки крови с губ и негромко предостерегающе зарычало.
        - О боже! - вырвалось у Виктора. Он сделал шаг назад.
        Существо встало во весь рост, и теперь мужчина заметил, каким огромным было тело мутанта.
        Майка лопнула в нескольких местах под напором неестественно раздувшейся мышечной массы, и сквозь разорванную ткань проглядывала чёрная шерсть.
        Оскалив зубы, монстр грозно зарычал и кинулся на человека…
        Глава 7
        Видение
        1
        Был прекрасный летний вечер, который священник Константин намеревался, по обыкновению, посвятить общению с Богом и с теми, кто нуждался в его, Константина, помощи.
        Жара спала, и город постепенно заменял дневные декорации вечерними. Толпы молодёжи заполнили улицы и парки. Бары, дискотеки, ночные клубы манили яркими неоновыми вывесками. И девчонки в узких джинсах, которые, казалось, вот-вот разойдутся по швам, и мальчишки в зауженных штанишках торопились сюда снова и снова, чтобы оставить здесь частичку себя и почувствовать вкус взрослой, свободной, настоящей, как им казалось, жизни.
        Большинство из них не беспокоились о завтрашнем дне и совсем не задумывались о каких-то серьёзных планах на будущее. Ведь впереди так много времени, нужно стараться получить максимум удовольствия сегодня. На улице лето, и провести его они стремились так, чтобы было о чём вспомнить в ожидании следующего.
        «Система» сделала всё возможное, чтобы это поколение вытащило из глубин своего подсознания самые потаённые желания и смогло их осуществить, не задумываясь о последствиях. Дозволено всё: от сигарет до алкоголя, от наркотиков до секса. Конечно, общество боролось с вседозволенностью и ужесточало ответственность за наркотики, за проституцию и за всё то, что в маленькой стране считали незаконным.
        Но разве может небольшая страна противостоять тому, на что остальной мир снимает табу? Легко ли ей осуждать однополые браки и «лёгкие» наркотики - то, что Церковь считает грехом, когда весь мир это пропагандирует и называет «выбором каждого» или «правами человека»?
        Но Константин ни секунды не сомневался, что скоро общество очнётся, и маленькая страна сможет дать отпор всему греховному, став оплотом благодетели и праведности, и её примеру последуют другие страны. Люди создадут новый Эдем, в котором будет царствовать добро и любовь к Богу, к творцу всего сущего. И молодой священник каждый вечер молился о скорейшем приходе этого благословенного времени.
        2
        Константин поднялся на четырнадцатый этаж двадцатиэтажного дома. Он всегда поднимался пешком и полагал это правильным. «Организм постоянно должен тренироваться и подвергаться нагрузкам!» - говорил он себе.
        Священник вставил ключ в замочную скважину и собирался повернуть его, как вдруг зазвонил телефон. Константин достал старенький мобильник «Nokia», активировал его и произнёс:
        - Добра вам! Я слушаю!
        В трубке раздался голос молодой женщины, которая сквозь слёзы задала единственный вопрос:
        - Он меня любит?
        Перед глазами Константина сразу возник образ нежной девушки двадцати семи лет, которая сидит на кухне в стареньком синем халате. У неё длинные светлые волосы, спускающиеся на плечи, бледное личико с почти детскими чертами и покрасневшие от слёз карие глаза. Её сердце громко стучит от волнения, почти заглушая ещё один едва уловимый стук маленького сердечка, которое бьётся в утробе будущей матери.
        Эта картина исчезает, и сразу появляется новая: солидный мужчина лет тридцати пяти лежит с девушкой в постели. Одеяло на полу, скомканная простыня… Их тела обнажены и ещё не остыли от страсти. Константин слышит голос этого человека:
        - Завтра я не заеду. Много работы.
        - А когда ты ей скажешь? - спрашивает девушка.
        Всё расплывается, видение пропадает, и Константин возвращается на четырнадцатый этаж к закрытой двери своей квартиры.
        - Он вас не любит! - слова священника тверды как камень. - Он вам изменяет и уже год живёт с другой женщиной! Вы для него ничего не значите.
        На другом конце послышалось рыдание. Наталья, так звали девушку, плакала навзрыд:
        - Что мне делать? Я не знаю, как дальше жить!
        Константин вошёл в квартиру и закрыл за собой массивную бронированную дверь.
        - Вы должны развестись! У вас две недели.
        - Но как же жить дальше? Я не смогу.
        - Сможете! Даже мать, теряя самое дорогое - своё дитя, продолжает жить дальше и рожает на свет новое Чудо Господне, с которым она забывает обо всех невзгодах.
        - А если я разведусь? Кому я буду нужна? - почти кричала Наташа.
        Константин прикрыл глаза, и сразу появилась смеющаяся девушка, которая идёт и держит под руку высокого мужчину. Перед собой он везёт зелёную коляску со спящим малышом - это девочка. Ещё один ребёнок бежит впереди…
        - У вас на развод две недели! - повторил священник. - Потом вы мне позвоните, и я скажу, что делать дальше.
        - Хорошо! - девушка всхлипнула. - Я постараюсь! Вы меня не бросите?
        - Храни вас Бог, Наталья! Звоните, я всегда помогу! - и он нажал «отбой».
        3
        Константин сменил длинную рясу священника на привычную домашнюю одежду: спортивные брюки чёрного цвета и старенькую застиранную рубашку. Он вышел на кухню и помыл два яблока - ужин на сегодняшний вечер.
        Молодой священник знал, что будет много звонков, и поспешил в единственную комнату, на стенах которой висело множество старинных и редких икон. Здесь он собирался провести в молитве два часа, как и вчера, и позавчера, и за редким исключением каждый день. Затем начнутся звонки…
        Однажды, десять лет назад, студент медвуза Константин Николаев увидел сон.
        Его родители едут к нему, чтобы забрать из общежития и вместе провести очередные выходные за городом. Сон был ярким и чётким, как и последующие видения. Отец говорит матери: как здорово, что их единственный сын станет хирургом и осуществит их давнюю мечту… Мать лишь улыбается в ответ… Ещё долгих два года Костя будет видеть эту улыбку в своих снах. Снах, где он будет рядом с родителями, такими любящими, понимающими, такими…живыми.
        Отец поворачивается к матери, чтобы сказать что-то ещё… По встречной полосе несётся автомобиль, пьяный водитель не справляется с управлением, машину заносит… Лобовое столкновение, выживших нет…
        Костя вскочил с постели. Он часто дышал, сердце готово было выпрыгнуть из груди.
        «Идиотский сон!» - подумал он.
        На следующий день за ним никто не приехал: родители погибли в автокатастрофе по вине пьяного водителя…
        - Почему я? - кричал он сквозь слёзы. - За что? Что я Тебе сделал?
        Спустя ровно сорок дней после похорон видения посыпались одно за другим, и студент пятого курса Гродненского мединститута бросил вуз и подал документы в духовную семинарию, где провёл последующие пять лет.
        За время учёбы он принял и осознал свой дар, который послал ему Бог. Он мог видеть будущее с точностью до минуты. Священник Константин предупреждал об опасностях и несчастных случаях всех, кто просил его о помощи.
        Он помогал избегать ошибок и часто задавал себе вопрос: имеет ли он на это право, ведь человек не получает опыта, а следовательно, не подвергается испытаниям Бога.
        - Господь не мог дать мне этот дар лишь для того, чтобы я молча хранил в себе это знание, значит, я должен использовать его во благо других людей! - успокаивал он себя.
        Константин мог разгадать все свои видения и помочь людям воспользоваться подсказками. И лишь одно видение он никак не мог понять и не знал, кому оно предназначено.
        4
        Вот уже три дня он видел одно и то же. Видение приходило в разное время, но всегда днём, и Константин не мог понять, почему.
        «Для кого оно? - спрашивал он себя. - Для меня? Кто эти дети и кто этот мужчина? А ангел? Он откуда? И что я должен сделать?»
        Всё вокруг поглощено тьмой… И вот из неё, будто из звериных лап, вырываются два пленника. Они от кого-то бегут, их дыхание сбилось, в глазах страх.
        Константин их видит очень чётко, как если бы сам бежал рядом. Девочка одета в чёрную изодранную куртку, в её правой руке пистолет. Длинные волосы стянуты красной перепачканной лентой. Рядом, держа её за руку, бежит белокурый мальчик. Он выглядит младше. Его штаны оторваны по колено, и пропитанные кровью лохмотья развиваются на ветру. Босые ноги покрыты множеством ссадин и багровых кровоподтёков. На нём тёмный рваный свитер, который явно велик мальчику.
        Дети бегут и плачут, периодически оглядываясь. И вот до Константина доносятся возгласы девочки.
        - Папа! - кричит она. - Мой папа!
        Картина меняется, и перед глазами священника появляется ОН.
        Это мужчина лет пятидесяти, седина только-только тронула его чёрные усы. Тело человека скрыто мощными сверкающими латами, как у рыцаря. Но сверкает металлический панцирь не от солнечного света, а от энергии, которую излучает тело мужчины.
        Человек ступает тяжёлой, закованной в металл ногой, и тьма отступает, освобождая территорию для него. Ещё шаг - и новый отвоёванный кусочек земли. Тьма подбирается к мужчине сзади и пытается атаковать, но отскакивает и вновь отдаляется. Кто он?
        Мужчина видит бегущие силуэты, приседает на одно колено и дважды стреляет из сверкающего автомата. В кого? В детей? Но за что?
        Одно изображение сменяет другое, словно слайды, и Константин видит, как две горящие пули попадают в грудь девочки. Малышку срывает с места, и она отлетает далеко назад. Она не шевелится, из уголка рта сочится тоненький красный ручеёк.
        Подбегает рыдающий мальчик и пытается поднять её. Но он слаб. Он хватает пистолет и стреляет вдаль.
        Священник слышит, как металлический гигант всё ближе и ближе подходит к своим жертвам, как бесполезные пули барабанят по его броне. Где-то сзади раздаётся такой звериный рёв, что у Константина перехватывает дыхание. А это ещё кто?
        - Нееет! - откуда-то сверху раздаётся крик.
        Константин поднимает голову и видит ангела.
        Ангел несётся с небес на белом коне. В его правой руке горит меч, и тьма расступается перед ним. Всё озаряется, и ночь сменяется ярким днём.
        Белый конь спускается, ударяет копытами о землю, и из мёртвой почвы начинают пробиваться десятки цветов, которые быстро пускаются в рост, и всё вокруг расцветает и зеленеет. Ангел спрыгивает с коня и устремляется к детям.
        Мальчик его не замечает, может, ангел невидим для людей? Ангел подбегает к девочке, становится на колени и начинает плакать, гладя её шелковистые чёрные волосы.
        Вновь слышен звериный рык, шаги закованного в латы мужчины всё ближе…
        Ангел поднимает меч и готовится к битве. Его глаза горят огнём, и из них вытекает пылающая лава…
        Константин открыл глаза и понял, что видение вновь приходило к нему: «Я потерял сознание? Ну да, конечно. Что же иначе я делал бы на полу?»
        Молодой священник, поднявшись, присел на старенькую скрипучую кровать, которая стояла напротив окна и вместе со шкафом составляла всю обстановку скромной обители.
        Константин перевёл взгляд на стену, с которой на него смотрели десятки старинных икон в позолоте. Большинство из них куплены за баснословные деньги и привезены из-за границы.
        Все изображения строгих святых, летящих ангелов и просто невинных младенцев обладали огромной силой, которой Константин защищал себя и весь Мир. Он каждый вечер молился святым монахам и девам, восхвалял их и просил дать сил для борьбы со злом.
        - Мне нужна подсказка, Отец! - сказал он вслух.
        Он встал на колени перед иконами и правым локтем коснулся края кровати.
        - Завтра отвечу на звонки, а сегодня мне нужна помощь.
        Константин опустил голову, и его губы безмолвно зашевелились в молитве, восхваляя Бога и его деяния.
        5
        Священник приподнялся с пола и устало опустился на кровать. Колени гудели и ныли, спина горела огнём, лоб был покрыт испариной, но на душе стало чисто и светло. После молитвы он всегда чувствовал себя свежим и очищенным. Его дух окреп и вновь был нерушим.
        Он взглянул на старенькие отцовские часы, которые снял с руки отца после его гибели и с тех пор никогда с ними не расставался.
        - Ого! - вырвалось у него. - Почти три часа ночи!
        Вспомнив, что он ещё не ужинал, священник встал и пошёл на кухню.
        Кухонька выглядела так же скромно, если не сказать убого, как и спальня. Круглый коричневый стол с одиноким табуретом возле. Напротив старенький, ещё советских времён, холодильник, и тех же времён газовая плита. За ней раковина с тоскливо капающим краном и навесной шкафчик со скрипящей дверцей.
        Родители Константина были обеспеченными людьми, и уже став священнослужителем, он вложил их сбережения в покупку древних икон и артефактов, которые заняли всю стену его комнаты. Всё это и охраняла мощная пуленепробиваемая дверь квартиры.
        Священник произнёс ещё одну молитву, благодаря Господа за ужин, съел яблоки, запив стаканом воды, и вернулся в комнату.
        Только теперь он заметил необычно яркую и большую луну на ночном небе. Константин подошёл к окну, прикрытому выцветшим на солнце тюлем, и посмотрел на пылающий спутник.
        - Какая красота! - восхищённо прошептал он.
        Он смотрел, как загипнотизированный, на пульсирующий жёлтый диск. Луна настолько ярко светила, что у мужчины замелькали огненные круги перед глазами. Он почувствовал, как из глаз покатились слёзы, но моргнуть не смог.
        - Господи, что это? - его губы едва шевелились.
        Тело священника содрогнулось, пол стал уходить у него из-под ног. Константин хотел схватиться за тюль, но руки не слушались. Он грузно осел на пол и остался лежать между кроватью и окном, уставившись в потолок. Его глаза оставались по-прежнему открыты, и он силился понять, что происходит.
        При падении он ударился головой о деревянный пол. Но боли не почувствовал, как будто свалился на мягкую постель.
        Перед глазами возникло огромное чёрное пятно. Пятно расплылось и затянуло всё вокруг, словно чёрная клякса растеклась по белоснежному листу.
        Откуда-то из глубины чёрной бездны донёсся грубый мужской голос. Слова разобрать сложно, но можно понять, что голос принадлежит сильному и грозному человеку, который куда-то спешит…
        Из тьмы выскакивает монстр. Это огромный волк, но движется он не по-волчьи - на двух лапах, как человек. Но в нём уже нет ничего, что роднило бы это создание с человеком. Он весь покрыт густой шерстью и достигает метров двух в высоту. Пасть широко открыта и из неё торчат длинные изогнутые клыки. Существо приседает и готовится прыгнуть на беззащитное тело девочки.
        Рядом стоит мальчуган с перепачканным сажей лицом. В руке он сжимает пистолет и продолжает безрезультатно спускать курок, но выстрелов нет, патроны кончились.
        Из его глаз текут слёзы, и эти слёзы не от страха перед неведомым чудовищем. Это слёзы по погибшей малышке.
        Человек-волк допрыгивает до лежащей девочки и одним ударом лапы в грудь отбрасывает её бесстрашного защитника. Тело мгновенно поглощает тьма.
        Монстр склоняется над добычей и широко раскрывает пасть…
        Всё плывёт перед глазами. Видение тает, как утренний туман, и окончательно исчезает.
        Глаза священника закрылись, и он потерял сознание.
        Вирус активировался и начал встраивать свою ДНК в ДНК человека…
        Глава 8
        Свидетель эволюции
        1
        Через разбитое оконное стекло в комнату ворвался ветер. Захватив охапку пожелтевших листьев, он швырнул их в морду лежащего на полу монстра. Существо открыло глаза и мгновенно вскочило на ноги, готовясь к защите. Оно грозно зарычало и оскалило пасть, обнажив множество белых крепких клыков.
        Поняв вскоре, что пока ему ничего не угрожает, монстр осмотрелся вокруг. Он не знал, где он, кто он и что тут делает. Вирус стёр воспоминания и весь накопленный опыт. И теперь это создание было словно только что родившийся детёныш зверя, которому предстояло самостоятельно познавать мир. Существо осознавало лишь одно: оно очень хочет есть. Время охоты пришло…
        Монстр легко перемахнул через кровать и услышал странный треск. Он осмотрел своё тело в грязных лохмотьях, несколькими движениями сдёрнул с себя обрывки разорванной одежды и приступил к изучению помещения.
        Весь пол покрывал песок, грязь и охапки листьев вперемешку с осколками стекла. Внимание монстра привлекли несколько сверкающих картинок, лежащих среди мусора на полу. Такие же картинки он увидел и на стене. Он грубо сорвал одну из них, и от стальной хватки деревянная икона разломилась на куски, которые упали на пол с глухим стуком.
        Существо непонимающе оглядело свои лапы, уже аккуратнее взяло следующую икону, и на этот раз она уцелела. С картинки на монстра добрым и нежным взглядом смотрел ребёнок. Он был в белых одеждах, а в руках держал сияющий крест.
        Монстр обнюхал икону и с рёвом швырнул в стену. Образ разлетелся на мелкие кусочки дерева и металла. Часть осколков вонзились в морду ничего не подозревающего мутанта и причинили боль. Рассвирепев, мутант со всего маху принялся бить кулаками по иконам. Он яростно наносил удары, стараясь уничтожить все изображения, но, замахнувшись в очередной раз, так и замер с поднятой лапой, привлечённый посторонним звуком, доносившимся откуда-то снизу.
        Существо припало к деревянному полу, скрежещущий звук стал слышен отчётливее. Монстр, рыча, принялся колотить лапами по дереву, поднимая облака пыли, листьев и мелких деревянных щепок.
        Мгновение - и скрежет прекратился, монстр ещё некоторое время прислушивался, но звук не повторялся, и он решил вернуться к своим исследованиям.
        2
        За час мутант изучил квартиру, в которой находился, и понял, что здесь нет ничего, что могло бы утолить голод. Осознал он и то, что ему необходимо выбраться за пределы этого замкнутого пространства. Инстинкт самосохранения не дал ему выпрыгнуть в окно, существо смогло сообразить, что такая высота небезопасна. И тогда мутант сосредоточил внимание на сверкающей металлическим блеском заслонке, которая выглядела не очень прочной, а главное - именно через неё проникали едва ощутимые, но такие влекущие ароматы.
        Высокий мохнатый зверь чуть отошёл от двери, намереваясь с разбегу вынести её, как вдруг вновь услышал знакомый ему странный звук. Кто-то снизу то ли грыз стену зубами, то ли царапал когтями, и этот звук вызывал у него раздражение и какую-то необъяснимую тревогу. Монстр издал такой сильный рык, что с потолка посыпалась побелка, и с размаху ударил в бронированную дверь. Существо не сомневалось, что эта преграда вылетит или сломается пополам от удара. Но дверь устояла, и лишь две небольшие вмятины появились на поверхности. Монстр с изумлением и нескрываемой злобой уставился на оказавшееся неожиданно прочным препятствие.
        От очередного мощного удара зазвенел ключ в замке, и этот звук привлёк монстра. Он наклонился, и хоть коридор не был освещён, но глаза мутанта прекрасно видели в темноте, и он без труда заметил торчащий кусок железа с чёрной верёвкой. Существо с опаской коснулось ключа и осторожно подвигало им вперёд, назад, затем влево и вправо. Раздался громкий щелчок, и монстр, оскалившись, отскочил в сторону. Но ничего не произошло, и чуть подождав, он вновь подошёл и уже смелее начал вращать ключ то вправо, то влево. Щелчки его уже не пугали, и он увлёкся игрой настолько, что даже на время забыл о голоде.
        Но внезапно сильный аромат ударил в нос. Голова закружилась, а пасть наполнилась слюной, которая потекла по выступающим клыкам.
        Монстр присел, чтобы лучше улавливать струящиеся потоки, при этом зацепив плечом ручку двери, и она открылась, давая возможность мутанту покинуть первое пристанище.
        3
        Существо в испуге отпрыгнуло от открывшейся двери. Но за преградой никого не оказалось, лишь измазанные кровью стены и выбитые двери предстали его взгляду.
        Приятный аромат, исходивший откуда-то снизу, стал ощутимее и заставил существо выйти наружу. Мутант прикрыл глаза, сильно втянул ноздрями воздух и заурчал от удовольствия.
        Открыв глаза, он уверенно сделал шаг вперёд. На полу что-то хрустнуло, и он увидел огромную овальную раковину, половина которой превратилась в мелкие осколки под тяжёлой лапой.
        Существо наклонилось и подняло уцелевший кусок шероховатого панциря. Оно внимательно осмотрело предмет, затем обнюхало. Запах был странный, чужой и даже… враждебный, как показалось мутанту.
        Монстр с силой швырнул раковину о стену, и она разлетелась на десятки осколков, некоторые из которых попали в мутанта и больно его ранили. Существо взвыло от ярости и боли и, не найдя ничего подходящего для очередного броска, изо всех сил хлопнуло дверью. Пуленепробиваемая дверь с грохотом захлопнулась, и стало заметно, что снаружи она вся изрезана, поцарапана и покрыта мелкими отверстиями.
        Мутант осторожно коснулся лапой пулевых отверстий и прорезей от лезвия топора, попытался ощутить исходящий от них аромат, но запах давно выветрился, и остались лишь эти следы, которые сами по себе мало интересовали голодного зверя.
        Он медленно развернулся и начал спускаться по лестнице. На площадках двери либо были выбиты и валялись рядом, либо их не было вообще. Монстр осторожно заглядывал внутрь и нюхал воздух, пытаясь хоть что-то учуять, но ароматы отсутствовали, и лишь тот единственный, который он улавливал, усиливался по мере того, как он спускался ниже.
        Существо не раз останавливалось, изучая продолговатые обглоданные кости, которые валялись среди лохмотьев и разбитого стекла практически на каждом этаже, пахли они приятно и вызывали обильное выделение слюны. Иногда ему попадались такие же раковины, что он нашёл выше, но теперь они не привлекали его внимания.
        Спустившись на несколько этажей, он выглянул сквозь выбитое окно на лестничной площадке. В вышине ярко сверкал необычный диск, на который невозможно было смотреть не морщась, и от света которого перед глазами поплыли разноцветные круги. Чудовище опустило голову и взглянуло перед собой. Метрах в пятидесяти возвышалась огромная гора - взорванная многоэтажка обрушилась, образовав насыпь из бетонных перекрытий, кирпича, всевозможного строительного материала и ставших хламом бытовых приборов, мебели, посуды. Слева и справа повсюду возвышались такие же унылые и безликие насыпи, некоторые дома были полностью уничтожены, другие частично, но картина теперешнего Минска напоминала разрушенный страшным катаклизмом и покинутый людьми мир. На самой вершине горы восседало какое-то существо, оно копалось в мусоре, разгребая завалы своими сильными лапами.
        Монстр приподнял голову и несколько раз втянул воздух, но запаха не почувствовал. Тогда он что было сил зарычал на другое, неведомое ему существо. Оно же, напротив, вздрогнуло и слегка пригнуло голову. Немного осмотревшись и определив, откуда исходят звуки, существо раскрыло длинный и заострённый клюв и издало протяжный клокочущий крик, затем взмахнуло двухметровыми крыльями и взмыло в небо. Это был неопытный детёныш Аркипрона, дальнего предка птиц. Во взрослом состоянии размах перепончатых крыльев Аркипрона достигал семи метров, а длина заострённого клюва - метра. Мутант, защищённый бетонными стенами, сам того не зная, избежал встречи с очень опасным хищником. Небо над Минском теперь безоговорочно принадлежало этим тварям.
        Монстр ещё некоторое время наблюдал, как крылатое существо с огненно-красным оперением по краям крыльев удаляется и постепенно превращается в едва заметную точку, которая вскоре совсем исчезла. Затем отвернулся и, раздавив лапами ещё одну раковину, продолжил поиск.
        Он спустился на четвёртый этаж и остро ощутил тот самый манящий аромат. Перед ним была дверь. Единственная уцелевшая дверь, которую он повстречал на своём пути, не считая двери собственной квартиры.
        Эта преграда выглядела не такой серьёзной, как та, сверху.
        Монстр одним ударом тяжёлой лапы сбил с петель старенькую дверь. Она влетела внутрь и с грохотом упала, поднимая клубы пыли в воздух.
        Существо вдохнуло аромат. В квартире было темно, но мельчайшие частицы пота, человеческие феромоны и только что отшелушившийся эпителий рисовали мутанту видимую тропу, которая вела к добыче, и по которой он устремился, не раздумывая.
        4
        Свет в длинный и узкий коридор совсем не попадал, но для мутанта это не имело значения, он уверенно прошёл его и попал в просторную комнату. Через щели в досках, которыми было заколочено окно, пробивалось небольшое количество света. Пол покрывал толстый слой песка, камней и гниющих листьев. У стены стоял диван, а напротив него - встроенный шкаф.
        Зверь втянул воздух широкими ноздрями и повернулся в сторону шкафа, занимавшего всю стену комнаты. Его влекло именно это место.
        Прыжок - и он очутился у дверок шкафа. Аромат добычи настолько опьянил монстра, что тот перестал ощущать остальные запахи.
        На дверце шкафа он заметил металлическую ручку, напоминающую ту, что была в двери его квартиры. Он ухватился за неё и потянул на себя створку двери.
        В этот же момент раздался пронзительный крик девушки. С зажатым в руке ножом она сделала стремительный выпад, рассчитывая всадить длинное лезвие прямо в сердце зверя.
        Вирус провёл миллионы лет в ожидании. Он медленно развивался в каждом организме этой планеты и терпеливо запоминал все изменения, все навыки и все адаптации, которыми обладали отдельные особи. И теперь настал час, когда он стал способен создавать новые виды, наделяя их немыслимыми качествами и возможностями, используя опыт многих миллионов лет.
        Монстр сам не понял, как, но с лёгкостью схватил добычу за запястье, не дав пройти лезвию и полпути. Его лапа, словно металлические тиски, сдавила хрупкую руку, которая под таким чудовищным давлением не выдержала. Раздался звук ломающихся костей.
        Девушка завопила от боли и едва не потеряла сознание. Зверь резким движением выдернул свою жертву из укрытия и швырнул в стену. Девушка ударилась головой о бетонную плиту и уже без сознания сначала свалилась на диван, а затем сползла на грязный пол.
        Мутант поднял морду вверх и раскатисто зарычал, оповещая весь мир о своей первой победе и, упоенный ею, не слыша, как на ступеньках где-то снаружи треснула раковина под лапами нового чудовища, а чьи-то клыки продолжали сверлить пол, желая поскорее присоединиться к пиршеству.
        5
        Монстр опустился на колени перед лежащей жертвой, затем грубо схватил девушку за плечи и поднял её на вытянутых руках так высоко, что ноги девушки не касались пола, а мутант при этом оставался на коленях.
        От громкого рычания зверя девушка пришла в себя. Она попыталась пошевелить руками, но они были парализованы хваткой чудовища. Девушка заплакала и начала что-то лепетать, моля о пощаде.
        Но это только раззадорило мутанта, и он приблизил жертву к себе. Его пасть раскрылась, обнажая огромные влажные клыки.
        Девушка находилась на грани безумия. Рыдая, она звала на помощь и пыталась вырваться, но бесполезно. Те люди, которые выжили в Минске после активации вируса, давно стали добычей чудовищ, девушка оставалась последней, и прийти ей на помощь было попросту некому…
        Она видела, как клыки приближаются к её шее, и с ужасом осознавала, что спастись не сможет, что это конец, неожиданный, страшный и неизбежный… Но вдруг раздался какой-то треск, и девушка инстинктивно повернула голову в сторону звука.
        Услышал этот звук и мутант, и на мгновение отвернулся от добычи, посмотрев в ту же сторону.
        Он сразу уловил резкий поток запахов, и из тьмы возникла фигура ещё одного, такого же огромного, покрытого чёрной шерстью монстра. Появившееся существо, неистово рыча, занесло топор и с нечеловеческой силой опустило широкое лезвие на голову соперника.
        6
        Лезвие топора, раскроив череп, упёрлось в позвоночник. Раздался ужасный хруст, сопровождаемый дикими воплями обезумевшей девушки и рёвом мутанта.
        Череп раскололся как грецкий орех, на две половины, которые отделились от лезвия и упали в разные стороны, накрывая плечи своего владельца. Несколько сломанных клыков вылетели из пасти и бесшумно упали на пол.
        Хватка монстра ослабла, девушка выскользнула из его рук и, оказавшись на полу, прижалась спиной к дивану.
        Демон-победитель рывком вытащил топор, и безжизненное тело опустилось на пол. Чёрная жидкость вытекала из раскроенного черепа, лужа становилась всё больше, приближаясь к ногам перепуганной девушки.
        Мутант перевёл взгляд с трупа на парализованного страхом человека.
        Чудовище, продолжая рычать, подошло ближе к отвоёванной добыче и присело на одно колено. Оно обнюхало человека, затем провело своим омерзительным языком по щеке девушки. Из уголков его рта текла густая слюна, а в желудке начинало приятно урчать. Жертва не сопротивлялась, её взгляд был направлен в пустоту, сквозь тело монстра, которого она уже не замечала.
        Монстр встал и, не спуская глаз со своей жертвы, занёс топор для очередного удара. Он сглотнул скопившуюся слюну и уже готов был опустить лезвие, как вдруг стало происходить что-то странное.
        Грудная клетка девушки перестала двигаться, её остекленевшие глаза выпучились, и она начала судорожно глотать воздух.
        Монстр медленно опустил топор и с интересом наблюдал за таким необычным поведением этой особи. Он наклонил голову на бок и сделал шаг назад.
        Вдруг жертва резко запрокинула голову, и монстр заметил, как сильно выступают пульсирующие вены на шее. В одно мгновение кожа девушки посинела, и её тело несколько раз содрогнулось в волнах предсмертных конвульсий. В ту же секунду её руки опустились, затем ещё раз дёрнулись, словно коснулись электрического провода, и повисли вдоль тела. В её широко раскрытых глазах застыл блеск надежды, надежды на выживание, который уже никому не суждено было увидеть.
        Монстр, вновь приблизившись, грубо схватил её за длинные густые чёрные волосы и поднял, как котёнка. С губ девушки не слетело ни звука, она была мертва.
        Зверь в ярости со всей силы швырнул тело в заколоченное окно. Послышался звук ломающейся древесины, и несколько сорванных досок накрыли мёртвое тело.
        Яркий свет ворвался в комнату и на мгновение заставил мутанта зажмуриться и прикрыть глаза лапой.
        Зверь осторожно опустил ладонь, и уже собирался пойти и полакомиться мясом, как вдруг громкий звук обваливающегося пола оглушил его.
        Он схватил топор и молниеносно развернулся, готовясь защищать себя и свою добычу.
        7
        Огромная дыра образовалась прямо в дверном проёме. Кусок прогрызенной бетонной плиты обвалился, и клубы пыли, листья, мелкий мусор взмыли вверх, закрывая обзор.
        Зверь предупреждающе зарычал и сделал несколько шагов назад к окну, пытаясь рассмотреть, что происходит внутри облака пыли.
        Раздался мелодичный звук, и из-за мутной завесы выскользнуло странное существо, спрятанное в белый, весь унизанный шипами, панцирь. Шипы были на голове, густо покрывали всё туловище, края панциря напоминали гребёнку с тонкими и длинными, как рапиры, зубьями. Из боковых отверстий овального и волнистого панциря виднелось по три пары лап с пятью острыми когтями на конце каждой. Два длинных, тоже покрытых мелкими шипами, заострённых на конце жгута, которые сейчас лежали на полу, были похожи на хвост, продолжающий собой заднюю часть панциря. Спереди из широкого отверстия выглядывала такая же белая, покрытая мелкими шипами, плоская Т-образная голова с двумя сверкающими огненными глазами по бокам. Вдоль головы, как переливающийся капкан, торчали острые зубы.
        Существо выползло из пыли и быстро устремилось к мутанту.
        Монстр отступил ещё немного с занесённым для удара топором. Он уже встречал такие же раковины, и с каждой неделей их появлялось всё больше на поверхности, но он никогда не видел живого владельца этой защиты. И вот теперь необычное создание само пришло к нему.
        Незваный гость подобрался к лежащему трупу мутанта, не обращая никакого внимания на двухметровое вооружённое чудовище у окна, пригнул голову и начал слизывать с деревянного пола чёрную липкую жижу, вытекающую из раскроенного черепа.
        Мутант пришёл в бешенство. Он привык к тому, что существа, с которыми он встречался до этого, орали, визжали и кидались прочь, и это нравилось ему. Что же происходит теперь? Как смеет это нечто вот так просто явиться и у него на глазах поглощать его добычу?!
        Дыхание его участилось, ноздри широко раздувались при каждом вдохе, верхняя губа поднялась, открывая ряд мощных белоснежных клыков.
        - Никто не смеет воровать мою добычу! НИКТО! - всем своим видом монстр демонстрировал крайнюю степень негодования.
        Он свирепо зарычал и бросился на наглеца.
        Но тот даже не шевельнулся, чтобы хоть как-то уйти от прямой атаки, и мутант со всего маху опустил лезвие топора прямо в центр панциря.
        Существо молниеносно втянуло лапы и голову, оставив неприкрытыми лишь плети хвоста.
        Раздался звонкий удар металла о металл, в воздух поднялись десятки разноцветных искр, которые отразились яркими вспышками в глазах монстра. Лезвие слетело с гладкого панциря, не причинив ему ни малейшего вреда - лишь несколько шипов были сбиты - и глубоко вонзилось в деревянный пол. Монстр так и остался стоять, держась за ручку топора.
        У далёких предков этого создания - трилобитов - в состав панциря входил кальций, и их защита была относительно хрупкой и гораздо меньшей по размеру, но теперь…
        Теперь свои поправки внёс вирус, который миллионы лет записывал и запоминал в своей ДНК все изменения, выявляя и исправляя слабые места каждого вида, который он заразил.
        В состав «усовершенствованного» панциря наряду с кальцием входило железо, и он представлял собой непробиваемый щит.
        С момента касания лезвием пола прошло не больше секунды. Неизвестное существо мгновенно высунуло лапы и голову. Затем вскочило на задние конечности так, чтобы передние две пары встали на деревянное топорище.
        Горящие глаза незнакомца встретились с огромными глазищами мутанта, который ещё больше оцепенел от такого стремительного движения. Затем двойная плеть взвилась в воздух подобно хлысту и раздался щелчок.
        Монстр перевёл взгляд на хвост твари. И в этот момент длинные жгуты с огромной скоростью вонзились в глазницы мутанта. Металлические наконечники прошили глазные яблоки и, пробив кость, глубоко вошли в череп. Затем цвет глаз существа изменился на светло-голубой и прозвучал громкий треск, словно ломалась толстая палка, по жгутам прошли электрические импульсы и устремились в тело мутанта, волны судорог прошли по нему. Его лапы разжались, высвобождая деревянное топорище, и он рухнул на пол. Он не издал ни единого звука - всё произошло слишком быстро даже для такого создания, как он.
        Глаза странного существа изменили цвет на привычный красный. Оно ещё стояло на задних лапах, передними опираясь о длинную ручку топора, и его плети торчали в глазах мутанта. Потом бесшумно опустилось на передние лапы и резко выдернуло хвост. Голова мутанта дёрнулась и глухо ударилась о пол, из глаз начала струиться чёрная жидкость.
        Существо осмотрелось по сторонам, затем задрало голову вверх, и металлический капкан раскрылся, выпуская мелодичную песню, больше напоминающую трель птицы.
        Где-то внизу несколько таких же тварей отозвались, принимая приглашение поживиться.
        Опустив голову, чудовище-победитель взглянуло на лежащий у окна труп. Оно аккуратно обошло мутанта с раскрытым черепом, сделало несколько глотков жидкости и направилось к человеку. Приблизившись, обнюхало левую руку девушки от кисти до плеча. Затем вернулось к ладони, приблизило пасть и широко её открыло. Раздался хруст костей, и несколько пальцев были ампутированы. Металлические зубы с лёгкостью перемололи мясо и кости, и существо разом всё проглотило. Затем понюхало кровь, которая начала вытекать из раневых поверхностей, развернулось и направилось к двум мутантам, которые выглядели значительно аппетитнее …
        Глава 9
        Чистильщики. Песня Смерти
        1
        Два бронетранспортёра, не спеша, проехали под полуразрушенным металлическим мостом. Машины уверенно двигались по коридору между огромными кусками искорёженного металла, которые когда-то были автомобилями.
        Два года назад этот путь проложила группа людей во главе с Виктором. Они бежали из военной части, спасаясь от постоянных атак монстров, и попытались покинуть Брест.
        К тому времени большинство мутантов проснулись, и началась кровавая жатва - охота на людей. И благо, что военные имели такой внушительный арсенал, иначе… Иначе зыбкий покров человеческого присутствия был бы сдёрнут с ландшафта НАВСЕГДА.
        Именно населённые пункты, особенно такие крупные, как города, стали отныне местами скопления этих существ, и вряд ли стоило ожидать, что прежние густонаселённые территории освободятся от присутствия мутантов в скором времени.
        …Колонне из тридцати двух бронетранспортёров, шести танков и двух грейдеров удалось тогда добраться до выезда из города.
        Было очевидно, что базу следует строить в глухих и безлюдных местах, и такое, к счастью, сразу попалось на глаза.
        В 2016 году был разработан проект постройки в Бресте аквапарка. Комплекс планировали разместить напротив медгородка, сразу на въезде в город. Территорию уже расчистили от деревьев, и огромное количество техники и стройматериалов стянули сюда в процессе подготовки к строительству, начать которое так и не успели.
        Добравшись до этого места, Виктор принял решение: «Нам некуда идти! - обратился он к остальным. - Думаю, мы последние, и в других городах нас ждёт то же самое, что и в Бресте. Если нам суждено выжить, то строить базу нужно здесь!»
        В течение трёх долгих месяцев продолжалась работа, и последнее пристанище людей было возведено и защищено со всех сторон. Пока одни строили, другие транспортировали оружие, военную технику и зенитные комплексы из двух военных частей города, параллельно свозились запасы пищи - в основном консервы, крупы, бутилированная вода.
        Работы проводились с максимальной осторожностью - днём, когда мутанты прятались. Где? Почему? Однозначного ответа пока не было, но в светлое время суток по какой-то причине массово они не появлялись… Те немногие чудовища, которых голод всё же выгонял на охоту днём, становились лёгкой добычей для обученных и хорошо вооружённых людей.
        Люди предполагали, что монстры прячутся от них, на самом же деле они скрывались от себе подобных существ, своих конкурентов и врагов.
        Одни мутировавшие виды охотились на других и становились пищей для третьих…
        2
        Бронетехника двигалась с небольшой скоростью - около сорока километров в час. И люди, расположившись на открытом корпусе бронетранспортёра БТР-60П, снабжённом съёмным тентом, имели возможность внимательно осматривать территорию.
        На двух машинах находилось четырнадцать бойцов, одетых в камуфлированную форму, вооружённых автоматами или снайперскими винтовками. Лица большинства скрывали чёрные маски.
        На каждой единице техники имелось по одному 7,62-мм пулемёту СГМБ с двойным боекомплектом в 1250 патронов. Оба пулемёта грозно смотрели вперёд и не раз демонстрировали свою мощь, превращая встречавшихся мутантов в пыль.
        Бронетранспортёры миновали поворот на улицу Гаврилова, которая до сих пор оставалась загромождённой, и устремились дальше.
        Вдруг девушка, сидевшая на первом БТР, справа за пулемётчиком, резко подняла руку и что-то прокричала. Раздался звук торможения мощных покрышек о песок - следы асфальта давно исчезли под природным настилом. Казалось, вирус даже погоду изменил и перемешал все времена года. И теперь с утра могло пригревать по-летнему ласковое солнце, к обеду начиналась буря с ливнем и градом, а ночью температура падала до минусовых отметок и лужи покрывались коркой льда.
        - Что там, Дана? - крикнул высокий молодой человек из второй машины. На его лице была маска из чёрной материи с прорезями для глаз и рта.
        Его звали Миша, но имя осталось в том далёком и навсегда потерянном мире.
        Молодой подающий надежды певец из Кобрина, который работал в небольшом ресторанчике «Гристок», уснул во время корпоратива со всеми гостями и персоналом заведения, а проснулся уже другим… совсем другим. Теперь это был Кувалда - командир уцелевшего отряда, составлявшего авангард быстрого реагирования выживших людей.
        Первоначально в состав подвижных частей быстрого реагирования входило три подразделения. Первое - «Вихрь», под командованием Акулы, его роль заключалась в разведке новых магазинов, аптек и бензоколонок и постоянном пополнении запасов оружия и боеприпасов. Отряд насчитывал двадцать восемь человек, которые перемещались на пяти бронетранспортёрах.
        Подразделение в полном составе исчезло ровно три недели назад, во время очередной вылазки. Как? Куда? Никто не знал.
        Второе - «Призрак», под командованием Кирпича: тридцать шесть человек и семь бронетранспортёров.
        Основной задачей отряда являлось пополнение запасов воды. Они исчезли две недели назад. Просто не вернулись, и всё. И вновь - никакой информации о случившемся.
        И третье подразделение - «Возмездие». Основная задача - конвоирование и огневая поддержка двух других групп, а также зачистка территорий от возможного противника. Отрядом командовал Кувалда. В состав входило от четырнадцати до пятидесяти человек в зависимости от выполняемой задачи. В своём распоряжении, кроме бронетранспортёров, группа имела два танка, которые сегодня решили оставить в крепости.
        Все три подразделения подчинялись своим командирам и непосредственно Виктору. Солдаты называли себя «чистильщиками»: убивая чудовищ, они очищали город от напасти.
        И сейчас оставшийся отряд отправился пополнить запасы воды, а также попытаться отыскать хоть какие-то следы пропавших.
        Остальные выжившие люди, не входившие в состав трёх подвижных подразделений, также умело обращались с оружием, но территорию крепости не покидали и всегда были готовы отбить любую атаку на лагерь.
        Хотя большинство людей сходились во мнении, что в ближайшем будущем нужно перенести их пристанище куда-нибудь подальше от Бреста.
        Останавливало лишь одно: расстояние транспортировки пищи, воды и прочих необходимых вещей увеличится, а значит возрастёт и опасность… быть съеденными.
        3
        Девушка, лицо которой тоже было скрыто маской, внимательно смотрела в прицел СВД. Её звали Дана, и ещё два года назад, в ту самую роковую ночь, она веселилась с подружками на девичнике - завтра у неё должна была состояться свадьба. Всю свою жизнь она мечтала об одном: иметь нормальную семью, которой у неё не было двадцать четыре года. Она никогда не видела своих родителей. Бабушка, воспитавшая её - единственный родной человек, говорила, что они умерли, когда малышке исполнилось полгодика. Но на кладбище бабушка её никогда не водила, могил родителей не показывала, и со временем девушка перестала просить показать, где они похоронены. Она всё поняла сама…
        Дана росла, взрослела, и со временем превратилась в роскошную красавицу с фарфоровой кожей, длинными чёрными волосами и утончёнными чертами лица. Девушка никогда не пила и не курила, много времени уделяла спорту, и усердно и с удовольствием училась. Она нравилась многим, но всерьёз отнеслась к ухаживаниям только когда в её жизни появился Дима. Она училась на третьем курсе «политеха», он был на два года старше. Они познакомились на студенческой вечеринке, и Дана сразу поняла, что это тот человек, которому она может доверять и с которым сможет быть счастлива.
        Это было чудеснейшее время в жизни Даны. Дима был умным, воспитанным, красиво ухаживал и имел самые серьёзные намерения. Уже через три месяца после того, как они начали встречаться, он сделал предложение…
        Ту ночь Дана сравнивала теперь с ночью из сказки «Золушка». Часы пробили двенадцать, и у бедной Золушки всё исчезло, будто ничего и не было. Так случилось и с ней - вокруг все умерли, мечты о семье испарились с осознанием той реальности, которая воцарилась в мире. С грёзами о счастье ушла и её красота. Вирус не смог убить девушку, но забрал многое. Пышные волосы выпали, кожа на лице сморщилась и потускнела, превратив юное создание в старушку, а глаза…
        Вирус внёс значительные коррективы, и теперь глаза Даны превратились в две чёрные жемчужины.
        Не стало никакой границы между зрачком и белком - просто большая чёрная бусина. Но зато теперь глаза способны были видеть гораздо дальше, чем обычный человеческий глаз. Дана с лёгкостью могла рассматривать объекты на расстоянии в километр. А научившись стрелять с использованием отличной оптики, стала фантастическим снайпером.
        - Прямо напротив храма, в центре левого ряда, - негромко проговорила она, всматриваясь в прицел винтовки, - мутант, но… не такой, как все.
        - Что значит не такой? Почему он вылез, сейчас ведь светло? - Кувалда спрыгнул с бронетранспортёра и подошёл к первой машине. Он перебросил автомат через плечо и внимательно посмотрел в бинокль.
        За ним последовали ещё три человека и расположились с левой стороны бронемашины с оружием наготове.
        - Ну что, видишь?
        Кувалда смотрел в бинокль и не мог понять, кого он видит. Расстояние составляло около двух-двух с половиной километров, и изображение было нечётким. Но всё же он мог точно сказать, что там, вдали, на задних лапах стоит странное существо, похожее на чёрного медведя.
        - Что за чёрт? Оптика, что скажешь? - обратился он к Дане.
        - Мне кажется, это большая собака. Очень большая. Точно могу сказать: у неё здоровые торчащие уши и вытянутая пасть.
        - Новый вид? - спросил один из пулемётчиков. Его лицо не было скрыто маской. Кит, так сейчас звали бывшего водителя троллейбуса, который ночью подрабатывал таксистом и уснул за рулём во время очередного рейса, не стеснялся своего лица. Внешние уродства, свои и чужие, давно перестали вызывать у него ужас и отвращение: в той или иной степени они имелись у всех, кроме Виктора и его дочери.
        Хотя Киту повезло больше других - вирус расплавил его нос и ушные раковины, оставив на их месте просто отверстия, но сохранил функции органов слуха и обоняния. Именно из-за этой особенности сорокадвухлетний Дмитрий Владимирович и получил своё прозвище.
        - Нужно ближе подоб…
        - Смотрите! Там, наверху! - закричал второй снайпер, тоже девушка, которая сидела сразу за Даной. - Оно за нами следит!
        Солдаты мгновенно обернулись, оба пулемётчика развернули пулемёты и направили стволы вверх.
        При стандартной установке пулемёта его угол перемещения ограничен, но новая реальность диктовала свои правила и условия, и, подстраиваясь под них, люди усовершенствовали крепления, которые теперь давали возможность пулемётчику перемещать оружие вокруг центральной оси на 360 градусов и целиться вверх под любым углом.
        4
        С крыши многоэтажки на людей смотрела ещё одна особь. Она стояла на краю здания на задних лапах и просто наблюдала. Со своей позиции люди могли хорошо различить, что зверь ростом около полутора метров весь покрыт чёрной переливающейся под тусклыми лучами солнца шерстью. Вытянутая пасть, похожая на крысиную, судорожно втягивала воздух.
        - Твою мать! Какой здоровый! - вырвалось у Кувалды, и он почувствовал, как запульсировали жилки на висках.
        - Это точно не наши знакомые! - негромко сказала Дана.
        - Да и не собака, - так же тихо добавила Алёна - второй снайпер.
        Обе девушки рассматривали особь в прицелы снайперских винтовок, и их тоненькие пальчики готовы были нажать на спусковой крючок в любой момент. Исход был предопределён: Оптика и Анёла выпустят ровно по одному патрону, которые попадут точно в цель - один в голову, второй в грудь. Независимо от того, будет ли противник стоять, бежать или начнёт взлетать, мгновения его жизни сочтены.
        - Кто держит периметр? Или вы забыли, что есть ещё одна цель? - заорал Кувалда и обернулся в сторону церкви.
        - Кувалда, я слежу за тварью! Не волнуйся - она там, где и была, - отозвался один из автоматчиков, стоявший неподалёку от него.
        - Хорошо! Девчонки, вы можете их снять одновременно? - он перевёл взгляд на бронетранспортёр, где находились оба снайпера.
        - А тебя не удивляет, что перед нами две особи, и они выползли днём? - спокойным голосом спросила Анёла, продолжая удерживать существо на прицеле. - Я, конечно, не знаю, связаны ли они, но…
        - И таких мы ещё не встречали! - перебила её Оптика.
        Кувалда стянул маску с лица и вытер рукой вспотевший лоб, затем вытащил бинокль, который успел вернуть в карман куртки, и навёл на тварь на крыше.
        - Чертовщина какая-то! Мне кажется, оно смотрит прямо на меня! Оно меня будто сверлит взглядом.
        - И мне так кажется! - подтвердила Анёла.
        - Всем так кажется! - грубо рявкнул пулемётчик по прозвищу Саламандра. Кожа его лица почернела, и на ней появились причудливые рисунки жёлтого цвета, словно кто-то поставил несколько ярких клякс на чёрном холсте. И теперь лицо человека больше напоминало морду земноводного. - Завалим их на фиг и поедем дальше!
        В «прошлой» жизни, когда ещё не был Кувалдой, Миша интересовался редкими и необычными животными, много читал об экзотических существах, их особенностях и повадках. Однажды наткнулся на информацию о тасманийском дьяволе - сумчатом млекопитающем, обитающем на острове Тасмания, близ Австралии. Его тогда поразил устрашающий вид этого небольшого по размеру животного: огромная пасть с острыми зубами, и описание свирепого нрава и жутких звуков, издаваемых существом.
        И в какой-то момент Кувалде показалось, что это животное на крыше и есть тасманийский дьявол, только значительно большего размера, но такой же отвратительный и безжалостный: чёрная окраска, пасть с торчащими клыками, ненавидящий взгляд… Но странным и необъяснимым было поведение особи, она смотрела на людей и не собиралась бежать, не выказывая ни малейшего страха.
        - Хорошо! Девчонки, как всегда! Быстро и точно!
        - Команда принята! - проговорила Анёла. - Оптика, начинай.
        - На счёт три… два… давай! - негромко скомандовала Дана, и обе девушки практически одновременно нажали на спусковые крючки.
        Техника стрельбы была отработана идеально - если цель стоит и не двигается, они всегда считали вслух и так координировали свои действия. Если противник перемещался, то просто вели прицельный огонь. Оптика всегда в голову, Анёла - в грудь.
        Прозвучали два выстрела. Кувалда наблюдал за огромной крысой в бинокль. Он видел, как из тела неизвестного существа вылетели два сверкающих чёрных фонтана. Один - из головы, а второй из правой половины грудной клетки.
        Особь, не издав ни единого звука, отлетела назад и скрылась из вида.
        - Как всегда! - констатировал Кувалда уже более уверенным голосом. - Теперь второго!
        Солдаты обернулись в сторону другого существа, которое даже не вздрогнуло от звука выстрелов.
        - Может, подберёмся поближе! - предложил Кит. - Чтоб наверняка.
        В этот момент Кувалда ощутил какое-то непонятное давление на грудную клетку, вызывающее сильную ноющую боль. Он сделал глубокий вдох и уже собирался отдать команду, как вдруг раздался тонкий протяжный писк. Звук исходил с того места, где только что стоял мутант…
        5
        Алёна крепко сжимала ствол своей СВД и в прицел осматривала крышу высотки.
        Вокруг что-то кричали люди, но она их не слышала. Писк повторился несколько раз, и наступила тишина, затем вновь высокий и противный звук, словно попавшая в мышеловку тварь пыталась вырваться из капкана, но безуспешно.
        Алёне звук показался куда более зловещим. Перед ней возник образ старухи в длинном чёрном плаще. На голове - широкий капюшон, полностью скрывающий лицо. Костлявые руки подносят к голове золотистую флейту. Ветер усиливается и срывает капюшон, открывая сверкающий лысый череп. Флейта приближается к сухим старческим губам, и ветер разносит тихую мелодию смерти.
        С каждой нотой всё цветущее, благоухающее, живое начинает покрываться пеплом. Всё вокруг вянет и сникает, словно кто-то незримый высасывает жизненные соки. И вот мелодия доносится до людей…
        Алёна почувствовала, как начала дрожать её правая нога. Дрожь, словно электрический импульс, зародившись где-то в области колена, быстро расползалась и добралась до живота.
        «Нет, только не сейчас! - подумала она. - Только не руки!»
        Дрожь достигла грудной клетки, дыхание девушки участилось. Забарабанило сердце и стало невыносимо жарко. Капелька пота стекла со лба, медленно огибая место, где к коже плотно прижимался пластиковый окуляр.
        Дрожь перешла на правую руку, и изображение в прицеле слегка завибрировало.
        Алёна много раз спрашивала себя, что она делает здесь, почему выжила и за что ей всё это. Она до сих пор не могла привыкнуть к этим тварям, которых видела практически каждый день. Хотя такого, как этот, встречала впервые.
        Единственное оружие, из которого раньше, ещё в восьмом классе, стреляла девушка, была старенькая «воздушка». А теперь - мощная и безжалостная СВД, которая, впрочем, выглядела изящно в руках девушки-снайпера.
        Алёна, вместе со своим братом Владимиром, росла в небольшой деревне Гродненской области. Каждое лето родители отправляли брата и сестру к бабушке - в Новую Руду. Там она и получила своё первое и единственное прозвище от собственного родного брата.
        Бабушка воспитывала детей в строгих католических традициях, и Володя с пяти лет прислуживал в местном костёле, где обучался и польскому языку. На очередном занятии он услышал слово «Aniola», что в переводе на русский означало ангел. А если польское «Анёла» прочитать наоборот, то получается русское «Алёна».
        Вот так Алёна превратилась сначала для своего брата, а затем и для всех остальных в ангела.
        Даже в лингвистическом вузе в Минске её звали именно так - Анёла.
        Благодаря своим способностям, она уже на третьем курсе сопровождала международные делегации в качестве переводчика английского языка. Но мечтой всей её жизни было не это. Она безумно хотела увидеть Америку. Увидеть и остаться там жить и работать. Алёна упорно шла к своей цели и с лёгкостью выиграла Грин-карту. И завтра, ровно в девять утра, за ней должен был заехать брат и отвезти в Минск в консульство Соединённых Штатов для получения заветной визы.
        Но… наступило утро, и за ней никто не приехал. Она видела тысячи трупов, сотни столкнувшихся машин, всюду полыхали пожары и слышались отзвуки стрельбы. Тонкая невидимая грань отделяла её от сумасшествия, когда она пыталась звонить в милицию, «скорую», пожарную, но в трубке слышала лишь тишину.
        А потом… потом Они начали вставать…
        - Что это за звук? - закричал Кувалда и присел на одно колено с автоматом наготове.
        - Я не знаю! - крикнула Оптика в ответ. - Но звук идёт сверху. - Девушка внимательно изучала крышу.
        - Может, так эта тварь подыхает? - предположил Кит, лицо которого покрылось испариной.
        До Алёны долетели возгласы, и она вернулась к действительности.
        - Мы точно попали в цель! - сказала она, пытаясь контролировать дрожь в голосе. - Никаких звуков быть не должно, лишь рефлексы.
        Люди стояли, всматриваясь в крышу высотки. Алёна несколько раз просмотрела всю её в прицел, но так и не заметила ничего подозрительного.
        - Всё, сдохла! - подытожил Саламандра. - Давайте грохнем второго и поедем дальше!
        Кувалда неуверенно опустил оружие и поднялся. Он был убеждён, что тварь уничтожена, но этот звук… Его он никак не мог объяснить. Главное, что существа не было, и писк больше не повторялся.
        «А что, если это и впрямь предсмертные крики?» - подумал он.
        Хотя где-то внутри сомнение оставалось: «Может, вернуться? Цистерну мы всё равно забыли, и теперь придётся либо ещё раз съездить до темноты, либо уже завтра отправиться за водой.
        Нет, нужно прикончить вторую тварь и рассмотреть её. Если будет умирать с такими же звуками, то станет понятна причина писка. А если нет?..»
        - Подберёмся ближе и, - он попытался сглотнуть, но во рту всё пересохло и в горле неприятно запершило, - завалим эту тварь.
        Автоматчики вернулись на свои позиции, а снайперы взяли в прицел новое существо, которое продолжало следить за группой людей.
        С поверхности земли люди не могли видеть, но когда в тварь попали обе пули, её тело отлетело далеко назад и упало в гущу сородичей, которых было так много, что не осталось ни единого свободного клочка поверхности.
        Существо свалилось замертво, и на него сразу набросились другие мутанты. До людей доносились едва уловимые крики огромных кротов, которые сражались за кусок мяса. И через пару минут от полутораметровой туши остался лишь скелет, который растащили и тоже съели изголодавшиеся твари.
        Кормовая база этих мутантов давно иссякла. По ночам они выбирались на поверхность и охотились на других мутантов, которых могли отыскать в городе. Колония быстро разрасталась, и очень скоро истребила всех человекоподобных мутантов, которые так и не научились объединяться в большие группы и не представляли особой угрозы для этих существ. Затем были съедены особи меньших размеров. И вот город опустел…
        Это необычное существо являлось дальним потомком звероподобных рептилий, лапы которых копали глубокие норы 245 миллионов лет назад в Антарктиде, на заре триасового периода. Вирус встроил свою ДНК в ДНК крота со всеми исправлениями и изменениями, накопленными за долгие эпохи и периоды. В результате обычный крот эволюционировал в огромного монстра, который боялся светлого времени суток и громких звуков.
        Когда же относительно доступная пища была исчерпана, вместе с ней исчезли и страхи, удерживающие безумных тварей под землёй. И теперь одно пищевое звено требовалось заменить другим. Мутанты знали о существовании людей, которые периодически появлялись в городе. По запахам тварям удалось отследить пути перемещения их и сделать несколько удачных засад.
        Так три недели назад началась охота за новыми пищевыми ресурсами, и сегодня вновь настал день пополнить запасы. Многотысячная колония мутантов во главе с королём жаждала мяса…
        Моторы взревели, и обе машины медленно направились ко второй цели…
        6
        Бронетранспортёры выстроились в ряд так, чтобы солдаты могли рассмотреть мутанта.
        Существо стояло прямо за обломками разрушенной колокольни. Сразу за тварью замер танк М1 «Абрамс», который два года назад был уничтожен отступающей армией спасения.
        Огромный монстр бесстрашно смотрел на людей. Его блестящая чёрная шерсть перекатывалась волнами под порывами лёгкого ветра. Вытянутая пасть жадно втягивала потоки запахов, исходящие от людей, и было заметно, как капельки слюны стекали по длинным, выступающим из верхней челюсти двойным клыкам.
        Солдатам казалось, что тварь смотрит на каждого из них, без исключения. И этот взгляд словно пронизывал насквозь всех, кто не смог скрыться от него.
        - Давайте кончим эту тварь! - крикнул Кит, лицо которого блестело от пота. - Не нравится мне это, - добавил он уже тише.
        - Меня удивляет, что он не бежит, - сказал Кувалда. - Тут что-то не то. Животные так себя не ведут!
        Он плотнее прижал приклад своего «калаша» к щеке, ощутив липкий и прохладный металл.
        Все солдаты, включая двух снайперов и двух пулемётчиков, держали мутанта на прицеле, совсем забыв о прикрытии тыла. Часть людей стояла на внутренних боковых скамейках, другая - на бортах машин.
        Во время любой операции несколько военных всегда следили за тылом, но сейчас… сейчас ситуация была нетипичной: одна тварь убита, а другая вот-вот присоединится к сородичу, к тому же это были необычные существа, впервые встреченные людьми.
        - Ладно! Оптика, Анёла, снимите его! - дал команду Кувалда, не отрываясь от прицела.
        - Вас поняла! - Оптике не нужно было повторять дважды. - На три, два, огонь!
        Прозвучали два выстрела. Оба снайпера спустили курки практически одновременно, но лишь одна пуля достигла цели.
        Дана видела в прицел, как чёрные капли брызнули из головы и существо отлетело назад. Она повернулась и посмотрела на Алёну, которая была белее смерти и ещё целилась.
        - Ты что, промазала? - удивлённо спросила она. - Тут расстояние всего метров семьдесят. Мы с тобой с «макара» цели поражали на таких дистанциях. А если бы этот урод мчался на нас? Ты же могла подставить всю команду!
        Несколько солдат опустили оружие и посмотрели на Алёну. Девушка поставила винтовку и виновато взглянула на Дану.
        - Сама не понимаю, что происходит, - подавленно сказала она. - Не могу унять дрожь в руках. Я такого…
        - Отношения выяснять будем? Самое время! - с раздражением произнёс командир, он сразу понял, что надо вытащить Алёну как можно быстрее. - Твари больше нет, а значит и проблема решена.
        Среди всех выживших девушек Алёна сумела сохранить ту крупицу нежности и доброты, которую большинство девушек-солдат уже потеряли. Даже её внешность отличалась от суровых лиц защитников.
        Иммунитет выдержал и не покорился вирусу. Всё тело девушки было изуродовано сосудистыми рисунками, которые испещрили и обезобразили кожу, но не тронули лица. Волосы тоже сохранили природную силу и красоту, но их пришлось состричь - они мешали во время точечного ведения огня.
        Кувалда перестал себя обманывать, и давно признался самому себе, что это единственный выживший человек, с которым он хотел бы связать судьбу. Но… было слишком много «но». Он командир и должен быть жёстким и строгим. И отвечал он не только за свою жизнь, а ещё и за сотни других, которые ждали еду, воду и оружие в лагере.
        Он всегда считал, что любовь делает человека слабым и уязвимым. К тому же любовь давно покинула этот мир…
        «Позже, - думал он. - Я всё скажу ей позже!»
        - Анёла, спускайся и пошли осмотрим мутанта! - скомандовал он. - Все остальные - за периметром.
        Кувалда спрыгнул с бронетранспортёра и уверенно направился к убитому монстру.
        Он так и не вспомнил о предсмертном звуке, который должна была испустить тварь, и которого в этот раз, в отличие от прошлого, не прозвучало…
        Сразу за ним спрыгнула Алёна. Она оставила винтовку в машине и достала пистолет. Девушка поспешила за командиром, почувствовав спиной тяжёлый взгляд Оптики, которая обязательно, в другой раз, но обязательно выскажет всё, что думает о ней как о снайпере.
        Вдвоём они медленно пересекли перекрёсток улицы Московской и Партизанского проспекта и, не переставая целиться, приблизились к лежащему телу почти вплотную.
        - Что скажешь? - спросил Кувалда.
        - Очень похож на крота, тебе не кажется? Смотри, какая морда вытянутая, и передние лапы напоминают лапы крота - словно ковши. Очень острые ковши.
        Алёна с ужасом представила, как такая лапа касается лица человека.
        - Да, ты права. На огромного крота, - он ботинком пнул тварь в бок.
        Тело дёрнулось от удара, но другой реакции не последовало.
        - Твою мать! - внезапно заорал кто-то, и оба резко обернулись.
        7
        Кувалда и Анёла повернулись к машинам - солдаты наводили стволы прямо на них.
        - Быстро, вниз! - закричал Кит и открыл огонь из пулемёта.
        Вслед за ним начал стрелять второй пулемётчик и остальные стрелки. Присоединилась к стрельбе и Оптика.
        - Что вы творите! - Кувалда, пытаясь перекричать звуки выстрелов, быстро припал к земле.
        Алёна последовала его примеру и упала на живот. Затем аккуратно перевернулась и посмотрела в противоположную сторону.
        Миша тоже хотел увидеть, в чём причина такой интенсивной стрельбы. Он развернулся, плотнее прижимаясь к земле, и медленно приподнял голову.
        «Господи! - у Алёны перехватило дыхание от ужаса. - Господи, нет!»
        По направлению к ним двигался сплошной чёрный поток мерзких тварей, словно река несла полные воды между двумя берегами. Слева и справа от дороги прямо из земли вырывались два ручейка. Они торопились к центру дороги, где соединялись и начинали совместно двигаться вперёд, по Московской.
        - Чёрт! - крикнул Кувалда. - Давай назад к машинам!
        Он постарался лечь поудобнее и открыл огонь из автомата.
        Жаль, что гранаты остались в машинах!
        Там, впереди, твари, бегущие первыми, падали, кувыркались, и их накрывала следующая зловещая волна.
        Кувалда опустошил магазин, мгновенно отстегнул его и сразу же, достав полный, вставил на место. Он передёрнул затвор и уже коснулся спускового крючка, как вдруг услышал душераздирающий крик Алёны.
        - Миша, нет! Смотри… Боже… Там…
        Кувалда отвернулся от надвигающейся опасности и увидел то, что так напугало Алёну.
        С противоположной стороны, за бронетранспортёрами, нёсся ещё один поток смерти. Эти существа двигались без единого звука, без единого писка. И это полчище монстров было гораздо ближе к ним.
        - Сзади! - что было сил закричал Миша. - Они сзади!
        И только теперь он с ужасом осознал, как глупо они попались. Два убитых существа являлись приманками, вот почему они никуда не бежали, вот почему пошли на смерть. Это была заранее приготовленная наживка, и они на неё клюнули.
        - Это ловушка! - ему показалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
        Миша и Алёна видели, как несколько автоматчиков развернулись и, что-то закричав, сразу открыли огонь. Один из пулемётчиков начал разворачивать пулемёт, но было поздно.
        Чёрный поток налетел на обе машины и мгновенно поглотил их, обтекая технику, будто река скалу, и устремился дальше, к двум уцелевшим солдатам.
        Десятки монстров, запрыгнув на бронетранспортёры, принялись разрывать людей на куски, разбрасывая далеко в стороны части тел. С машин доносились крики и стоны умирающих солдат, но уже через минуту всё стихло - и выстрелы, и крики.
        Один из пулемётчиков успел спрыгнуть на землю, и его моментально поглотила несущаяся чёрная масса.
        - Твари! - заорал Кувалда. - Стань за меня! Быстро! - он поднял ствол и открыл огонь.
        Алёна прижалась к спине Миши. Отвратительные существа были совсем рядом.
        - Боже, спаси нас! - простонала она. - Защити, молю!
        Девушка подняла пистолет и начала стрелять.
        Теперь потоки двигались медленно, словно издеваясь над пока ещё живыми жертвами. Монстры, похожие на гигантских кротов, перешли с бега на шаг и продолжали приближаться к добыче. Их челюсти злобно щёлкали, а с выступающих клыков капала слюна.
        - У меня всё, - тихо сказал Миша, который понял, что жить им осталось считанные минуты. Он бросил автомат на землю, и в воздух поднялись десятки потревоженных пылинок. Затем достал армейский нож и приготовился к ближнему бою.
        - И у меня, - сказала сквозь слёзы девушка.
        Она замахнулась и с силой швырнула ствол в мутантов. Всего несколько метров отделяло людей от неминуемой гибели.
        Одно из существ молниеносно вскочило на задние лапы и схватило пастью летящий ствол. Послышался звук удара металла о мощные клыки. Зверь опустился на четыре лапы и швырнул ствол в сторону.
        Существа замерли и ближе не подходили, казалось, они чего-то ждали.
        - Почему они не нападают? - дрожащим голосом спросила Алёна.
        - Алёна… послушай… я… - неуверенно начал Миша, который чувствовал своим телом, как сильно дрожит девушка. Он опустил нож и, не обращая внимания на монстров вокруг, повернулся к Алёне.
        «Другого шанса не будет! - подумал он, и лёгкая улыбка коснулась его губ. - А на том свете, говорят, появится много других дел, так что нужно успеть сейчас!»
        - Что? Что ты хочешь сказать? - пытаясь сдерживать слезы, она тоже повернулась к нему. - Это конец, да?
        Миша пристально посмотрел в глаза перепуганной девушки. Они были такими большими и такими красивыми. Они были живыми и яркими, и в них было так много человеческого, всего того, что навсегда исчезло с лица земли.
        «Как давно я не видел такого нежного и милого лица!» - подумал он.
        - Я тебя люблю! - он наклонил голову и коснулся тоненьких обескровленных губ девушки, ощутив их солоноватый вкус.
        Миша разжал пальцы, и холодное лезвие выскользнуло из руки. Он обнял её и крепче прижал к себе.
        Затем немного подался назад, не выпуская её из объятий, и сказал:
        - И всегда любил. Прости меня за то, что взял с собой сегодня!
        Алёна смотрела на него блестящими глазами и не могла подобрать слов. Время остановилось, а вместе с ним замерли и кроты-мутанты. И ей показалось, что у них ещё целая вечность.
        «Почему ты, дурак, всё это время молчал? Ну почему?» - думала она.
        - Я… - начала шептать Алёна. - Я…
        В это мгновение раздался такой оглушительный звериный рёв, что девушка ещё сильнее прижалась к Мише. Дрожь во всём теле она уже не могла унять…
        8
        Чудовища, как по команде, расступились, образовав широкий коридор, соединяющий уцелевших людей и брошенную технику.
        - Это, наверное, главный! - тихо сказал Миша, кивая в сторону монстра.
        Алёна молчала. Она просто смотрела туда, где ещё совсем недавно сидели её друзья, а вместе с ними и она сама.
        На капот одного из бронетранспортёров запрыгнул огромный мутант и медленно встал на задние лапы. Он был таким же, как и те, что окружали людей, но отличался от них.
        Мутант был явно выше и крупнее сородичей. Из его пасти торчал кусок чьей-то оторванной руки, и его взгляд был направлен на людей.
        Он резким движением швырнул конечность в толпу особей, и оттуда послышался знакомый писк: мутанты пытались отхватить кусок свежего мяса, затем спрыгнул с машины, и медленно, не отводя взгляда, направился в сторону двоих обречённых.
        Алёна смотрела через плечо своего защитника на приближающегося монстра. Демона, который с каждой секундой всё ближе и ближе подбирался к беззащитным людям.
        Она чувствовала, как сильнее барабанит сердце, как интенсивнее пульсирует у неё в голове, всё вокруг закачалось и поплыло перед глазами, словно она изрядно перебрала с алкоголем.
        - Не бойся! - сказал, не оборачиваясь, Миша. - Я обещаю, я тебя даже Там найду и больше никому не отдам. Ты слышишь?
        Алёна не ответила, её начало клонить в сон, и в одну секунду панический ужас сменился усталостью и безразличием.
        «Вот. Она. Смерть», - подумала она отрешённо и подняла глаза к небу.
        Монстр приближался, и с каждым его шагом всё пронзительнее становился писк, всё громче лязганье челюстей его свиты, смыкающей ряды и закрывающей за ним тоннель.
        Мишу не пугала близость смерти. Он верил в то, что этим не заканчивается, что будут ещё жизни… много жизней.
        «Если ты решился играть со Смертью, помни: рано или поздно Она начнёт играть с тобой!» - так говорил Кувалда своим солдатам, понимая, что исход миссии не всегда может быть в их пользу.
        Он часто дразнил Старуху с косой, и в то же время ощущал, как что-то невидимое и могущественное следует за ним. И от этого незримого присутствия мороз бежал по коже даже у него.
        Больше всего Кувалда боялся потерять своих солдат и особенно Её - Алёну. Единственную девушку, которая пробилась сквозь годы безумия и осталась человеком.
        И вот этот день настал…
        Мутант подобрался к людям и встал на задние лапы.
        Кувалда бесстрашно смотрел в тёмные пылающие огнём глаза Смерти. Мутант почти на две головы возвышался над своей жертвой и молча сверлил взглядом человека, который почему-то не плакал и не скулил, как предыдущие.
        Широко раскрыв пасть, монстр зарычал. Зарычал так, что у Миши зазвенело в ушах.
        Сейчас же всё чудовища вокруг смолкли и покорно склонили головы перед вожаком.
        Из раскрытой пасти зверя, как из бездны, несло гнилью и тленом. Мише стало дурно, он закрыл глаза и сглотнул скопившийся ком, пытаясь остановить приступ рвоты, и вдруг почувствовал, как тело девушки перестало дрожать, и она медленно сползла на землю, не издав ни единого звука.
        9
        - Алёна! - он резко повернулся, чтобы поднять её, не обращая внимания на нависшего над ним зверя.
        И в то же мгновение мощные челюсти схватили его за левое плечо. Клыки прорвали ткань куртки и впились в человеческую плоть, не давая возможности склониться над телом.
        Миша не закричал. Он лишь стиснул зубы и замер. Его взгляд был направлен на лежащую девушку, до которой он уже не мог дотянуться…
        Монстр крепче сжал клыки, и Мише показалось, что они вонзились в кость. Затем существо слегка наклонилось вперёд и резко отшвырнуло человека в сторону.
        Миша не понял, что произошло: только что он стоял и смотрел на Алёну, а через мгновение - толчок, и всё закружилось, смешалось в бешеном круговороте.
        Он отлетел метров на десять и, больно ударившись о землю, несколько раз перекувыркнулся, но сознание не потерял и попытался медленно встать на колени и поднять голову.
        Прямо перед ним на четырёх лапах стоял монстр, пристально глядя ему в глаза. Его армия расступилась, образуя небольшой просвет для дальнейших игр своего короля.
        Командир «Возмездия» стоял на коленях перед мутировавшим зверем, который готовился к расправе над человеком.
        Миша посмотрел туда, где лежало тело девушки, вокруг которого начинали сгущаться полчища Смерти.
        - Возьми меня вместо неё! - с ненавистью сказал Кувалда, переводя взгляд на монстра. - Какая тебе разница, кого жрать?
        Мутант ещё мгновение смотрел на человека, затем почти вплотную приблизился к его лицу и, раскрыв пасть, вновь громко зарычал.
        На этот раз Миша не закрыл глаза. Невыносимый смрад не вызвал позывов рвоты, и ему показалось, что этот рёв был значительно слабее предыдущего.
        - Пусти меня к ней, тварь! - закричал Миша и приподнялся с колен. - Я… прошу… пусти! - почти шёпотом, сквозь стиснутые зубы повторил он.
        Мутант, неторопливо поднявшись, вновь возвысился над человеком. Его чёрная шерсть переливалась магическими оттенками под невидимыми лучами солнца. Взгляд бездонных глаз был безжалостным, и сомнений не оставалось: зверь чувствует своё неоспоримое превосходство и не оставит жертве ни единого шанса.
        Существо подняло морду вверх и зарычало, словно отдавая какой-то приказ своей бесчисленной армии.
        В ответ послышалось множество ответных рыков, и Миша мог поклясться, что таким образом они благодарили своего вожака за что-то. Толпа чудовищ запищала и заклацала клыками.
        Немного сдвинувшись, Миша вновь взглянул туда, где оставалась лежать Алёна. То, что он увидел, подтвердило его самые худшие догадки - твари готовились разделаться с девушкой.
        - Нет! - заорал он. - Я вас… - Миша не успел договорить.
        Король мутировавших кротов нагнул голову и изо всех сил ударил человека в живот лбом.
        Миша, словно боксёрская груша, отлетел на несколько метров и упал на песок, поднимая тучи пыли.
        Он мгновенно вскочил, но сразу рухнул на колени. Перед глазами всё расплывалось, и земля уходила из-под ног. Монстр попал прямо в солнечное сплетение, и Миша не мог сделать вдох. Он, как рыба, выброшенная на берег, пытался втянуть воздух широко открытым ртом. Его лицо стало багрово-красным, и Мише показалось, что кожа воспламенилась.
        - Я… прошу… - прокричал он, пытаясь сдерживать раздирающий горло кашель. - Возьми меня!
        В глазах потемнело, и он почувствовал, что вот-вот отключится. Миша склонил голову, ещё один толчок - и его вновь отбросило на несколько метров.
        Но именно этот удар не дал потерять сознание молодому командиру и вернул его к реальности. Миша лежал на спине и смотрел на плывущие облака. Картина была нечёткой, размытой. Дыхание постепенно приходило в норму.
        Облака неслись с огромной скоростью, меняя очертания. И одно из них напомнило Мише черепаху, ту самую, которую он видел когда-то в своём беззаботном детстве.
        Тогда девятилетний мальчишка лежал в высокой траве и любовался великолепием огромного облака, которое закрыло собой солнце, давая возможность молодому пастуху ненадолго укрыться от палящих лучей.
        Облако медленно плыло по голубому простору, и в какой-то момент мальчику показалось, что это черепаха, огромная черепаха, которая всплыла из глубин бесконечного океана, чтобы наполнить лёгкие живительным воздухом…
        И вдруг Кувалда услышал громкое и чёткое «Беги!»
        Молодой человек вздрогнул, словно очнувшись.
        - Кто здесь? - негромко спросил он. - Кто это сказал?
        Миша собрался с силами, опёрся на левую руку, но тут же вскрикнул от острой боли. И всё же, преодолевая её, сумел встать на колени. Только сейчас он заметил, что весь рукав куртки, от плеча и до кисти, пропитался кровью.
        Пыль и песок пристали к влажной ткани, покрыв её грязно-серым налётом. Кровь небольшими ручейками струилась по почерневшей конечности.
        Вирус уничтожил кожу человека, превратив её в обугленную поверхность. Всё тело Михаила покрывала такая повреждённая кожа, и лишь лицо не пострадало, хотя и его цвет начинал меняться. Миша считал, что вирус пытается уничтожить последние признаки человека в нём, и с грустью думал о том, что рано или поздно его молодое лицо превратится в обугленную и стянутую маску.
        Именно из-за того, что кожа плотно обтянула кулаки, они стали казаться значительно больше, напоминая молотки. Так молодой человек превратился из Михаила в Кувалду.
        Кровь медленно капала на песок, стекая с ладони. К теплу, распространяющемуся по поверхности кожи левой руки, добавилась дрожь, напоминающая электрические импульсы.
        «Наверное, тварь повредила нерв», - подумал Миша.
        И вдруг снова - «Беги!»
        Молодой человек встал и осмотрелся вокруг. Он находился в самой гуще чудовищ, они окружали его со всех сторон и нетерпеливо порыкивали в ожидании свежего мяса. Метрах в десяти от него расположился вожак этой безумной стаи. Он стоял на задних лапах и с презрением смотрел на раненного человека. Чуть дальше за чудовищем огромная чёрная масса скакала в безумном танце вокруг лежащей девушки.
        Вожак раскрыл пасть и громко прорычал. Его примеру последовали другие мутанты, и казалось, в мире не осталось иных звуков, кроме свирепого дикого рёва.
        Но вдруг снова отчётливо прозвучал чей-то голос. Голос был спокойным и на удивление легко заглушал песню Смерти. Это не было криком, не было приказом, а звучало как команда, которую невозможно не выполнить, - «Беги!»
        Миша поднял глаза вверх, и в это мгновение несущиеся облака разошлись, и тоненький лучик солнца упал именно на то место, где сейчас стоял человек.
        Миша прикрылся от света неповреждённой рукой. Яркий луч пронизывал тело насквозь, подпитывая его теплом и энергией.
        Эти невидимые потоки неслись по сосудам и нервам, наполняя тело желанием жить, желанием побеждать.
        И тут таким очевидным и ясным для него стал ответ на вопрос, кто же отдавал ему команду, кто пытался его спасти.
        Он опустил голову и посмотрел на чудовищ вокруг.
        Это они, эти твари, дают ему шанс бежать. Но зачем? Зачем им это нужно?
        Скорее всего, они хотят по его следам выйти к лагерю. Но они без особого труда могли уловить запахи, струящиеся из лагеря? Они убили два других отряда, и это нападение планировали заранее, зная о пути движения людей. Тогда что? Игра?! Неужели такое может быть, неужели они способны на это?
        - Хорошо! - крикнул Миша, глядя на вожака. - Поиграем! Посмотрим, кто первый добежит до моста.
        А там… Там меня заметят дозорные и успеют оповестить лагерь. Вот тогда и сыграем по-настоящему!
        Он сделал шаг назад и заметил, как тихо стало вокруг. Существа замерли, ожидая дальнейших действий человека, и Михаил в гнетущей тишине услышал стук собственного сердца, который становился всё сильнее. От волнения он даже перестал чувствовать боль в руке. Ещё один шаг… никто не нападает.
        «Беги!» - теперь голос зазвучал так, словно кто-то говорил совсем рядом.
        Миша развернулся и побежал, постепенно увеличивая скорость. Бег был его любимой спортивной дисциплиной, и он точно знал, что успеет оповестить людей. Теперь, когда терять ему было нечего, эта цель сосредоточила в себе всё - ярость, ненависть, непреодолимое желание отомстить, уничтожить ненавистных тварей и спасти тех, кого ещё можно было спасти.
        Когда Миша учился в седьмом классе, тренер рассмотрел в мальчике хорошие задатки бегуна. С тех пор начались усиленные тренировки. Уже через пять лет Миша имел второй разряд по бегу на длинные дистанции и множество призов на республиканских соревнованиях. Возможно, он продолжил бы спортивную карьеру, но… родители решили: мальчик должен петь.
        Он пробежал мимо брошенной техники, перепрыгнул через чью-то оторванную ногу, пытаясь не думать о том, кому она принадлежала.
        Через некоторое время он остановился. Не потому, что дыхание сбилось или он устал. Он остановился вытереть слёзы, которые резали глаза и раздражали кожу щёк.
        Он не позволил себе обернуться и посмотреть, что с Алёной, прекрасно понимая, что он не в силах изменить того, что её ждёт…
        В небе по-прежнему беззаботно плыли «черепахи». Слёзы застилали глаза, а в горле стоял ком, который мешал говорить.
        - Я прошу об одном! - прошептал он, глядя в небеса. - Помоги мне её отыскать Там! И… не оставляй её одну, она боится… очень боится одиночества и темноты, - его голос оборвался, и на мгновение Миша закрыл глаза: - Прости меня, Алена, мой ангел!
        Он вытер слёзы и ещё быстрее бросился бежать. И теперь Миша, командир отряда «Возмездие», точно знал: любовь - это не слабость. Это огромная сила, которая даётся не каждому, и именно она делает нас НЕПОБЕДИМЫМИ.
        Глава 10
        Живые бегут
        1
        Виктор стоял, повернувшись спиной ко входу в перевёрнутый бронетранспортёр. Он часто дышал, сжимая дрожащими руками автомат. Из которого только что убил своего первого монстра.
        Он стоял и не понимал, что произошло. Всё, случившееся несколькими мгновениями раньше, память удивительным образом зафиксировала фрагментарно, напрочь стерев часть информации: вот чудовище с диким рёвом бросается на него, яркая вспышка, и вот уже оно, мёртвое, лежит у его ног…
        Сквозь множество отверстий на спине мутанта сочилась чёрная пузырящаяся жидкость.
        Мужчина развёл руки в стороны и внимательно осмотрел себя. Ни царапины!
        «Как это произошло? - недоумевал Виктор. - Может, стрелял не я? Хотя нет, ствол дымится».
        Раздавшийся грозный рык отвлёк мужчину от его мыслей. Он резко обернулся и увидел ещё одного мутанта, который медленно появлялся из дыма.
        Сначала высунулась морда существа. Она успела покрыться тёмным налётом, а густая растительность на щеках и шее чудовища увеличивала сходство с диким зверем. Мутант полностью вышел из дымовой завесы и с любопытством уставился на растерянного человека.
        Монстр был одет в изодранную ярко-голубую рубашку, ткань которой плотно облепила неестественно раздувшиеся мускулистые лапы. Все пуговицы были вырваны, и рубашка, распахнувшись на груди, не скрывала жёсткой чёрной шерсти, полностью покрывавшей торс. Ткань джинсов оказалась более прочной и пока выдерживала напор быстро растущей мышечной массы.
        Монстр поднял морду вверх и его широкие ноздри зашевелились, втягивая воздух. Пасть раскрылась, обнажая множество белоснежных клыков, которые удивительно контрастировали с почерневшей кожей морды. Липкая слюна по торчащим клыкам медленно стекала на землю.
        Монстр ещё раз зарычал, собираясь броситься на свою жертву, и тут прогремел выстрел…
        Голова чудовища разлетелась на множество кусков плоти и костей. Облако чёрных брызг заблестело под лучами солнца и причудливо окропило землю вокруг мутанта.
        На месте головы остался уродливый пенёк, из центра которого фонтаном вырывалась чёрная жидкость, вылетая высоко вверх и густыми потоками падая на такой же чёрный асфальт.
        Ноги монстра подкосились, и он рухнул на колени, а затем повалился на землю словно мешок, набитый мусором.
        От выстрела Виктор машинально присел и направил автомат на мутанта. И лишь когда тело упало замертво, он привстал, пытаясь собраться с мыслями.
        «Надя!» - мысли бешеным потоком понеслись в голове. Перекинув автомат через плечо, Виктор бросился к транспорту, не думая больше ни о прозвучавших выстрелах, ни о тех, кто их произвёл.
        2
        Оказавшись внутри броневика, Виктор устремился к груде человеческих тел, придавленных упавшими предметами.
        Один из снарядов уничтожил кабину, и через образовавшийся проём клубами прорывался едкий дым, он мешал дышать, разъедал глаза. Но Виктор заметил её сразу - детскую ручку, видневшуюся из-под обломков.
        - Анюта! Милая! Я… я сейчас! - отложив автомат, он торопливо, но осторожно принялся разбирать завал, скрывавший девочку. Коробки, ящики, тела… Он исступлённо стягивал, сталкивал, отбрасывал всё, что мешало добраться до ребёнка, мысленно убеждая себя, что всё это нагромождение подобно куполу укрыло тело дочери, не раздавив его, а, наоборот, защитив от осколков снарядов. Абсолютная уверенность в том, что иначе быть не может, и ощущение, что кто-то помогает и всячески пытается спасти его и семью не покидали, пока он не достиг цели.
        Как только стало возможным, он аккуратно вытащил ребёнка, положил на пол и припал ухом к груди девочки. В эту секунду в дверном проёме показались двое солдат.
        - Вы живы? Давайте быстрее! Мы остановились именно из-за вас! Мутанты активировались, времени больше нет!
        Виктор ничего не ответил, он лишь плотнее прижал ухо.
        И только много позже он вспомнит этот момент, когда вся колонна остановилась именно из-за него. Рискуя собой и людьми, солдаты по какой-то причине вернулись за ним, простым человеком. И это станет третьим счастливым событием, произошедшим с ним в этот безумный день.
        Затаив дыхание, он смог различить тихий равномерный стук маленького сердечка.
        - Боже, она жива! Помогите мне! - он повернулся к солдатам, которые внимательно осматривались с автоматами наготове. - Здесь должны быть ещё жена и младшая…
        Виктор не договорил. В одно мгновение по телу разлилась огненная река и стало невыносимо жарко. Руки задрожали, и он осознал то, что не могло… никак не могло быть реальностью:
        «Я перебрал все тела - их там не было! Надя и Настёна исчезли! Их… нет!»
        Он вскочил и бросился к лежащим телам.
        Сердце барабанило так, что заложило уши. Голова налилась свинцом и, казалось, вот-вот разорвётся.
        Виктор метался от одного трупа к другому как безумец. Перед глазами всё расплывалось от слёз, которые он не в состоянии был остановить.
        Он не слышал, что кричали солдаты, как рассекали воздух автоматные очереди, уничтожая выпрыгивающих из дыма чудовищ, он хотел найти свою жену и дочь, всё остальное не имело ровным счётом никакого значения. НИКАКОГО!
        Виктор резким движением перебросил очередное лежащее тело на спину: «Нет! Я знаю, вы где-то здесь!»
        - Там! Да, скорее всего! - он поднял голову и посмотрел в отверстие, оставшееся на месте уничтоженной кабины. - Конечно, как я сразу не догадался. Их выбросило!
        Мужчина закричал, обращаясь к солдатам:
        - Их выбросило при взрыве! Они там! - он судорожно улыбнулся и вскочил, чтобы бежать.
        И сейчас же что-то ужалило его в затылок, как будто гигантская пчела вонзила жало, и яд начал быстро распространяться. В глазах потемнело, и мужчина свалился на одно из тел. С его уст не сорвалось ни звука, а на губах застыла растерянная улыбка.
        3
        - Приём… мы отступаем… потери соста… - что-то трещало и шипело, в голосе говорящего слышалось отчаяние.
        Виктор открыл глаза. Он лежал на полу между скамейками, на которых сидели люди с испуганными лицами.
        - … капитан Рэкс… команда погиб… Веров… приём. Мы отходим… - вновь странный треск и срывающийся голос военного.
        Мужчина несколько раз моргнул. Густая пелена стояла перед глазами, а мозг отказывался вспоминать, что случилось и как он здесь оказался. Со всех сторон доносились какие-то крики, которые многократно усиливались и эхом повторялись, с каждым разом всё громче.
        - … направляемся по маршруту… приём… ждём дальнейших указаний…«Всевидящий», я…
        Туман постепенно рассеивался, и Виктор смог разглядеть металлические полки и знакомые ящики на них, тёмно-серый потолок, колени сидящих людей и…
        «Боже! - в одно мгновение он вспомнил всё. - Надя, мои девочки!»
        Он попытался быстро встать, но свалился обратно, обхватив голову обеими руками. Острая боль пригвоздила мужчину к полу. Лицо покрылось испариной, тело бросило в жар.
        - Папа! - раздался нежный голос, и маленькие ручки коснулись руки Виктора.
        Боль вмиг улетучилась, Виктор приподнялся на локтях, рядом с ним сидела его Аня. Лицо ребёнка было перепачкано сажей, волосы взъерошены, верхняя губа распухла, а нижняя потрескалась. Глаза девочки блестели, и в них Виктор увидел своё отражение, своё бледное лицо, искажённое отчаянием и страхом.
        - Папа! Где мама? Где Настя? - голос ребёнка дрожал, глаза наполнились слезами. Я… - голос сорвался, и девочка бросилась к отцу.
        Виктор едва успел сесть, чтобы вновь не свалиться, и крепко обхватил дрожащее тельце.
        - Всё хорошо, маленькая! - проговорил он, едва сдерживая слёзы и проглатывая подкативший к горлу ком.
        - Приём! - раздалось сзади. - Все, кто слышит! Приём! Отряд спасения продвигается по курсу полсотни четыре. Приём! - шипение рации. - Все, кто слышит! Мы…
        - Приём! Вас слышим! Обозначьте себя? Кто вы? И сколько среди вас живых? Ваши позывные? - раздался в ответ чей-то взволнованный голос, больше напоминающий крик.
        - Господи, хоть кто-то! Я - «Восход»! Мы сейчас в Бресте! Потери в личном составе тридцать два человека. Эвакуируем сорок шесть живых.
        - «Восход»! Я «Контур-7» - третье подразделение группы войск «Зачистка»! Россия! - треск рации. - Мы сейчас на территории Витебска. Точно не могу сказать, где. Поступил прямой приказ покинуть Витебск, Гомель, Могилёв. Мы эвакуируем последних живых, примерно две тыся… - шипение. - Ваша зона… мёртвая.
        Виктор, не выпуская плачущего ребёнка, немного повернулся и посмотрел через правое плечо. Туда, где было место для военного. Оно оказалось свободно, и мужчина аккуратно пересел, усадив дочку на колени.
        - Приём! «Контур-7»! Повторите.
        Треск…
        Виктор слышал всё отчётливо через окно, которое располагалось чуть выше головы. И ощущение безысходности всё сильнее и сильнее охватывало его.
        - Приём! «Восход», данная зона будет зачищаться ядерными боеголовками. Вариантов нет! Вы… не успеете, - шипение. - …единственные выжившие в Беларуси. Связь со всеми подразделениями потеряна. Мне жаль вас… - шипение и треск. - Помощи не будет. Выбирайтесь сами! Приём!
        - «Контур-7»! Мать вашу! - закричал солдат, сидящий справа от водителя. - Чёрт бы вас побрал! Нас послали в эту мясорубку, а теперь бросают?
        - «Восход»! - раздались прерывистые крики на фоне непрекращающейся стрельбы. - Вакцина не работает! Повторяю ещё раз! Вы заражены и, скорее всего, умрёте через пару часов, а вместе с вами и весь ваш состав. К тому же… - послышались более громкие выстрелы, и голос оборвался, рация вновь затрещала.
        - Повторите!.. «Контур»… Что нам делать? - стало слышно, как солдат заплакал и опустил рацию. - Что будет с нами? - уже гораздо тише проговорил военный.
        - Хватит выть! - закричал водитель. - Мы ещё живы, а значит, можем двигаться.
        Вдруг голова водителя судорожно дёрнулась. Его каска слетела, а руки круто вывернули руль влево. Тело забилось в конвульсиях, изо рта пошла пена.
        - Сергей! - испуганно заорал солдат, только что говоривший по рации. - Что с тобой? Твою мать!
        Бронетранспортёр, ехавший третьим в колоне из пяти уцелевших машин, неожиданно свернув влево, налетел на брошенный автомобиль и начал крениться на бок.
        - Приём! «Восход»! - вновь завопила рация. - До наступления ночи четыре часа! Вы трупы! - рация замолкла, но не затрещала. - Мне жаль вас, парни! Вокруг вас бездна, вы обречены! Приём! - послышался треск. - Это…
        Никто уже не слышал голоса военного. Броневик перевернулся и завалился на левый бок. Люди полетели друг на друга, крича и пытаясь ухватиться хоть за какие-то опоры.
        Виктора сорвало с места, и он полетел прямо на стену.
        Маленькая Аня закричала, стараясь крепче обхватить отца.
        «Никто у меня больше не заберёт ЕЁ! Даже Смерть!» - успел подумать Виктор, разворачиваясь спиной к стене, и тут же от сильного удара у него перехватило дыхание. Упав лицом вверх, он наблюдал, как на него, словно в замедленной киносъёмке, летят два ящика с верхних полок.
        Он резко перевернулся, закрывая собой ребёнка, и вновь ощутил мощнейший толчок в спину. На этот раз ему показалось, что позвоночник треснет, такой силы был удар, но мужчина не издал ни звука.
        БТР замер. Люди медленно выбирались из-под завалов тел и коробок. Повсюду слышался плач и мольбы о помощи. Виктор поднялся и сразу взял на руки дочь.
        - Как ты? - спросил он ровным голосом. - Я с тобой, всё в порядке!
        Ребёнок плакал и ничего не отвечал.
        Открылись двойные двери, и свет ворвался внутрь. А вместе с ним проникли и звуки пулемётных и автоматных очередей, крики солдат и рёв десятков чудовищ, атакующих со всех сторон.
        - Давайте быстрее! - закричали солдаты. - Выходим, выходим!
        Виктор сильнее прижал к себе плачущую девочку и перешагнул через лежащее тело женщины. Её голова была вывернута практически на спину, посиневший язык вывалился изо рта, в широко открытых глазах застыл ужас.
        «Интересно, кому повезло больше?» - подумал он.
        Виктор осторожно переступил завал из ящиков и направился к выходу…
        4
        Солдаты оперативно направляли выбегающих людей в другие бронетранспортёры. Из восьми машин осталось всего четыре, и теперь все были переполнены людьми. Три броневика и два хаммера уничтожил танк, ещё один перевернулся.
        У самого выхода из транспорта валялись автоматы и десятки магазинов, упавших со стеллажей. Виктор с ребёнком на руках наклонился и вложил несколько магазинов в карман куртки и поднял лежащий автомат.
        Один из солдат, придерживающий дверь, заметил это:
        - Вы умеете с ним обращаться?
        Виктор ничего не ответил и лишь кивнул. Он вышел наружу, и яркий свет заставил его прищуриться, но сквозь белую завесу смог рассмотреть несколько разбросанных авто и с десяток солдат, расположившихся полукругом.
        - Нам нужны стрелки! - сказал тот же военный, отпустив дверь, которая, громыхнув, захлопнулась. - Каждый ствол дорог. Отправьте дочь в первую машину, а сами забирайтесь на крышу.
        - Я никуда её не отпущу! - злобно выкрикнул Виктор. - Я уже доверил вам семью, и где теперь моя жена и младшая дочь? Я спрашиваю, где они? - сердце бешено колотилось, а щеки горели огнём. Он не мог остановиться, поток обиды и ненависти требовал выхода наружу и выплеснулся бы на солдата, который просто оказался ближе других, но тут кто-то сзади схватил Виктора и резким движением повернул к себе.
        Сила была такой, что мужчина едва удержался на ногах. Ремень автомата слетел с плеча, и ствол больно ударил по правому бедру.
        - Послушай меня, защитник хренов! - заорал солдат, перепачканное лицо которого блестело от пота, а глаза сверкали, как два лазерных прицела. - Если бы не мы, то и ты и твоя уцелевшая дочь давно гуляли бы по Эдему, держась за руки, и нюхали сраные фиалки. Ты считаешь, что мы сюда развлекаться приехали, да? Вирус уничтожил всё человечество, и не факт, что ты или она доживёте до следующего утра, а вместе с вами и все, кого ты сейчас видишь!
        Солдат разжал руки, отпуская мужчину, но не сводя с него испепеляющего взгляда.
        - Так что усади девчонку в «эвакуатор», а сам, на хрен, залезай наверх! Ты понял?
        Виктор хотел было возразить что-то в ответ, но усилием воли заставил себя промолчать. Военный был прав. Если солдаты не смогут защитить колонну, то все погибнут, и если бы не они… лучше об этом не думать.
        - Я спрашиваю, ты понял? - и солдат почти вплотную приблизился к Виктору.
        - Да, да, я понял, - уже без всякой агрессии в голосе ответил мужчина, крепче прижимая к себе дочь, которая от крика задрожала ещё сильнее.
        - Хорошо! - кивнул солдат, тоже перестав кричать. - Теперь по местам.
        Виктор с дочкой и несколькими солдатами обежали перевёрнутую махину и приблизились к головному транспорту. Это был самый крупногабаритный эвакуационный бронетранспортёр, снабжённый бульдозерным отвалом для расчистки дороги.
        Выстрелы снайперских винтовок и пулемётный огонь не прекращались ни на минуту, но теперь они казались просто обычными хлопками, безобидными и не опасными.
        5
        Виктор с ребёнком на руках вскочил внутрь, подгоняемый солдатами. Он сразу заметил молодую девушку, которая молча смотрела на мальчишку напротив таким отсутствующим взглядом, как будто ничего перед собой не видела.
        Он пробирался между сидящими людьми, кто-то из них плакал, кричал, кто-то бормотал что-то себе под нос, некоторые, соединив ладони у рта, сквозь слёзы просили помощи у Бога. В основном это были женщины и дети, молодых мужчин он не увидел ни одного. Всего внутри находилось человек тридцать.
        Виктор обошёл центральную лестницу, на которой сейчас стоял пулемётчик, наполовину высунувшийся наружу, и по его движениям было понятно, что идёт ожесточённый бой. Внизу, у лестницы валялось множество пустых звеньев от пулемётных лент, рядом стояли и полные коробки с патронами. И, как показалось Виктору, полных оставалось всего две.
        Он подбежал к девушке и выкрикнул, пытаясь перекричать шум вокруг:
        - Возьми её на руки!
        Девушка вздрогнула и посмотрела непонимающим взглядом на него, словно все эти мгновения пребывала в ином мире.
        - Возьми девочку! Она тихий ребёнок! - глаза Виктора блестели и всё внутри вздрагивало. - Это моя дочь. Пусть она побудет с тобой!
        Девушка, так же молча, послушно протянула исцарапанные руки, и Виктор опустил Анну ей на колени.
        - Аня, не бойся, я скоро приду! - Виктор присел и провёл рукой по растрёпанным волосам девочки, но дочь уже спрятала личико, повернувшись к молодой женщине.
        - Как тебя зовут? - спросил он.
        - Оля, - безжизненным голосом ответила девушка. Её лицо было бледным, и длинные спутанные светлые волосы, которые теперь беспорядочно лежали на плечах, лишь подчёркивали это.
        - Я скоро приду! - поднимаясь, повторил Виктор. - Позаботься о ней! Она очень испугалась!
        Он сделал шаг к выходу, когда вдруг Оля спросила:
        - А если вы не вернётесь? Что мне делать… с девочкой?
        Он развернулся и резко ответил:
        - Я вернусь! Во что бы то ни стало вернусь! Ты только её не отпускай, а я обязательно вернусь! Я обещаю! - решительно выкрикнул он. Затем кивнул и бросил взгляд на дочку, пытаясь увидеть нежное личико, но ребёнок обхватил девушку руками и крепко прижался к ней.
        «Так даже лучше! - подумал Виктор. - Посмотри она в глаза, сил оставить её мне бы не хватило!»
        Он уверенно вышел из бронетранспортёра, и лишь у самого выхода незаметно стер слезу с правой щеки, от следа которой начала зудеть кожа. Мощные двери закрылись, и техника двинулась дальше.
        Снаружи доносились глухие выстрелы, но теперь это было не так страшно, и под эти звуки Аня крепко уснула. И даже удары брошенных автомобилей о мощный отвал и постоянная тряска не могли разбудить уставшего и испуганного ребёнка.
        6
        Виктор сидел на броне первого транспорта вместе с двенадцатью солдатами и одним пулемётчиком. БТР двигался с небольшой скоростью, постоянно сталкиваясь с оставленными автомобилями и наезжая на трупы людей. За ними следовало ещё три броневика с военными на крышах.
        То тут, то там поднимались чудовища и, увидев колонну, пускались в погоню, пытаясь догнать транспорт и запрыгнуть наверх. Многие из них утоляли нечеловеческий голод, довольствуясь лёгкой добычей - пока ещё спящими, но уже начавшими мутировать людьми. Но проезжающая техника с живыми людьми притягивала их значительно сильнее.
        - Ты знаешь, где именно военная часть? - спросил один из военных, пытаясь перекричать выстрелы, и несколько раз нажал на спусковой крючок. - У нас мало боеприпасов, очень мало!
        - Мы правильно едем! - ответил Виктор. - Нам нужно двигаться прямо, и примерно километров через пять справа будет база.
        Солдат достал из кармана куртки рацию и быстро произнёс:
        - «Голова», приём, я «Крыша»! Движение прямо, как понял? Движение прямо, расстояние около пяти километров.
        - Приём! - зашипела в ответ рация. - Вас понял, «Крыша»! Продолжаю движение!
        Виктор смотрел вперёд поверх головы пулемётчика, который вёл огонь по направлению движения, с лёгкостью уничтожая бегущих тварей, остальные солдаты находились позади него и отстреливались, рассредоточившись у краёв. Только сейчас Виктор заметил, что броня имеет небольшой бортик, который не давал людям соскользнуть вниз.
        В голове не укладывалось, что за столь короткое время такое количество людей оказалось заражено и начало превращаться в монстров. Его мозг пытался найти этому хоть какое-то разумное объяснение.
        Виктор постарался восстановить в памяти всю ту информацию, которую в избытке получал сегодня: «Вирус заразил всех людей, в том числе и меня… Заражённые теряют человеческий облик, превращаясь в монстров. Но пока… Пока что? Наш организм по каким-то причинам подавляет вирус и не даёт ему активироваться? А что это за вирус? Откуда он взялся? Вся планета подверглась его воздействию или только мы? Почему столько военных одновременно выжило?..»
        - А что вы знаете о вирусе? - Виктор обратился к солдату справа, который несколько раз нажал на спусковой крючок, и ещё одно чудовище свалилось на тротуар.
        - Только то, что нам говорили!
        Пыль, оседая на влажном от пота лице военного, покрывала его грязно-серой маской, и стекающие капельки оставляли светлые извилистые дорожки на тёмном фоне.
        - Парни, не расслабляемся! - заорал он, затем повернулся к Виктору и продолжил:
        - Наши учёные заметили вспышки странного заболевания в африканских странах. Внешность заболевших постепенно менялась, появлялись звериные черты и повадки, они нападали на других людей. Впервые это…
        Бронетранспортёр с грохотом въехал в «спящий» «крайслер», и тот, кувыркаясь, отлетел метров на десять вперёд и замер. Затем вновь мощный толчок - и машина, многократно перевернувшись, вылетела на тротуар. Двери искорёженного автомобиля распахнулись, и наружу вывалился труп водителя.
        - … впервые это произошло в 2009-м.
        - Свиной грипп, да?
        - Тогда его назвали именно так!
        - Внимание, группа! - затрещала рация, и солдат потянулся за ней в карман. - Въезжаем в плотную застройку! Приём! «Крыша», спроси у этого хрена, ещё долго? Приём!
        Виктор понял, что водитель имел в виду именно его, и поспешил ответить, не дожидаясь повторного вопроса. Осмотревшись по сторонам, он выдал:
        - Мы сейчас движемся по Суворова, ещё пара…
        - Внимание! - прервал его взволнованный голос по рации, и вновь раздался уже знакомый треск. - Слева! На десять часов! Расстояние около ста - «коробка»! Приём! Движение прекращаю!
        - Твою мать! - выкрикнул солдат и привстал, пытаясь увидеть указанную цель. - И правда танк!
        Глава 11
        Крепость
        1
        «Танк! - в памяти Виктора моментально всплыла недавняя встреча с грозной боевой машиной и её разрушительные последствия. - Нам конец!»
        - Накроем его с РПГ! Живее! - закричал солдат и развернулся ко второму транспорту, который почти вплотную приблизился. - Парни, сколько у вас гранатомётов?
        БТР замер, но солдаты продолжали отстреливаться.
        Неширокая и тихая улица Суворова принадлежала району частной застройки, и с 80-х годов прошлого века на ней мало что изменилось: деревянные одноэтажные домики с обычными сельскими сарайчиками, небольшими тепличками, ухоженными грядками. И по числу жителей район, конечно, не мог тягаться с многоэтажными современными новостройками. Логично было предположить, что и количество мутантов здесь окажется незначительным, что пока и подтверждалось - всё вокруг замерло, и не было видно ни единой твари. Сама дорога тоже оставалась практически свободной от брошенных автомобилей, лишь несколько легковушек «уснуло» на проезжей части. И на их фоне и без того немаленький танк казался ещё более внушительным.
        Он немного съехал с дороги и замер на тротуаре. Длинное дуло смотрело прямо на движущуюся технику, и в любой момент мог прозвучать выстрел, но пока стальной гигант молчал.
        - Сержант! - прокричал солдат, который осматривал периметр в бинокль. - Это «Абрамс», и он просто стоит. Его ствол целится не в нас. Я думаю, его бросили. Там вокруг люди лежат и не двигаются.
        - Чёрт, откуда здесь «Абрамсы»?
        - Давай подойдём поближе и посмотрим!
        Стрельба прекратилась: мутанты, пытавшиеся догнать технику, были уничтожены, тишину нарушали лишь звуки работающих моторов и рёв чудовищ, доносившийся откуда-то издалека. Город наполнялся множеством охотников, жаждущих мяса.
        - Думаю, его действительно оставили, - сержант повернулся к Виктору и продолжил: - Иначе нас бы уже не было.
        2
        Группа из восьми человек быстро двигалась по опустевшей улице, периодически останавливаясь возле очередного брошенного автомобиля, чтобы осмотреть. Солдаты открывали двери и делали несколько выстрелов по находящимся внутри «спящим». Виктор лишь наблюдал за их действиями, понимая, что убивают они уже монстров, а не людей, но сам не стрелял.
        Сразу за ними расположилась колонна бронетехники. Часть солдат тоже спустились с крыш и рассредоточились вокруг машин. Иногда были слышны единичные выстрелы - снайперы находили цели и уничтожали, не давая возможности чудовищам понять, что произошло.
        Виктор бежал третьим в колонне и только сейчас обратил внимание, что солдаты без шлемов, а большинство из них - вообще без головных уборов, лишь у сержанта, бегущего первым, на голове берет с какими-то нашивками спереди.
        - Внимание, парни! - голос сержанта звучал настороженно. - Здесь несколько тел! Аккуратно!
        Группа подбежала к танку и распределилась вокруг машины. Наблюдая за их слаженными отработанными движениями, Виктор не сомневался, что за плечами у каждого многолетний военный опыт.
        Он остановился у передней части танка. Стальная махина возвышалась над человеком и казалась нерушимой скалой, выросшей из недр земли. Огромное дуло было направлено поверх его головы, и Виктор сделал шаг назад, чтобы получше рассмотреть технику.
        Танк был оснащён множеством пулемётов: один расположился перед люком заряжающего, второй стоял на командирской башенке, ещё один спарен с пушкой. Возле открытой крышки люка на броне лежал автомат. Какие-либо знаки или символы на танке отсутствовали, и определить с первого взгляда, кому он принадлежит, было затруднительно.
        Возле танка лицом вниз лежало два человека без признаков жизни, что в свете последних событий само по себе вовсе не причисляло их автоматически к числу неживых. Виктор с опаской смотрел на лежащих, когда откуда-то из чрева стальной громадины начали доноситься звуки, которые вряд ли мог производить человек. И Виктор инстинктивно отпрянул, чуть не выронив оружие.
        Солдаты, находившиеся рядом, присели на колено с автоматами наготове.
        - Кто бы там ни был! - заорал сержант и рукой вытер вспотевший лоб. - Выходи наружу! Мы не причиним вреда!
        Звук теперь стал напоминать жалобный плач беззащитного ребёнка, которого закрыли в тёмной комнате. Послышались удары о металл, и из люка показались руки.
        Военные медленно переместились к передней части танка, готовые в любой момент открыть огонь.
        - Что у вас? Приём! - зашипела рация в кармане сержанта. - Почему поменяли позицию?
        3
        Сержант быстро вытащил рацию, проговорил:
        - Приём! У нас контакт! Снайперы, внимание! - и швырнул рацию обратно в карман.
        - Вас понял! Приём!
        Виктор отошёл немного назад и тоже присел на колено, целясь из автомата.
        Вслед за руками из люка появился и их хозяин - военный в светлой форме пустынного цвета с опознавательными нашивками на карманах куртки. Чуть ниже знаков на левом кармане был виден значок в виде цветастого флага с красно-белыми полосами и со множеством звёздочек в левом верхнем углу. От глаз военного, наполненных слезами, в разные стороны разбегались чёрные линии. Они пересекали всё лицо и скрывались под подбородком. Линии были разной ширины, и казалось, что некоторые, расширяясь, соединяются с соседними.
        - Please! Kill me! - негромко проговорил он и вдруг, скривившись, заплакал, по-детски жалобно всхлипывая, что никак не вязалось с его внешним видом и грозным орудием, над которым он сейчас возвышался. - Please!
        - Твою мать! - выкрикнул сержант, не сводя глаз с военного. - Это янки?
        - Что он сказал? - спросил Виктор.
        - Он попросил убить его! - невесело ухмыльнулся стоявший рядом солдат.
        - Спроси его, что он тут делает? Откуда он, мать его, тут взялся? - сказал сержант.
        - Where are you from here? What happened to you?
        Солдат с мольбой смотрел сверху вниз на окруживших его военных. Он перестал всхлипывать, вытер рукавом слёзы, и стало заметно, как все полосы на щеке слились в одно чернильное пятно, которое на глазах продолжало расширяться, постепенно покрывая всю щеку и переползая на другую.
        - We angered God! We must die! - он ещё раз оглядел солдат. - Please!
        Вдруг изнутри донеслось негромкое рычание, солдат посмотрел себе под ноги, затем поднял голову и с ещё большей мольбой сказал, протянув трясущиеся руки к военным:
        - Please! Kill…
        Договорить он не успел. Его тело мгновенно исчезло из виду, как будто кто-то схватил его за ноги и резко дёрнул вниз.
        Виктора бросило в жар, в голове зашумело.
        Из танка доносились крики солдата и рыки чудовища, которое проснулось и изрядно проголодалось. Наконец стало тихо, но через секунду послышались знакомые звуки ударов о металл.
        Из люка показались две руки, и наружу выползло чудовище. Существо было в такой же пустынного цвета форме с теми же знаками отличия. Но она плотно облегала тело, изменившее объёмы, местами начиная рваться.
        Почерневшее лицо монстра блестело от покрывающих его капель. Он посмотрел на стоящих внизу бездонными, абсолютно чёрными глазами, и его кадык быстро задвигался. Монстр облизал губы, с уголков которых капала тёмная жидкость, и, подняв голову, угрожающе зарычал.
        4
        - Сержант, у нас прорыв! - прохрипела рация. - Приём! Эти твари выползают из домов!
        Послышались автоматные очереди, крики солдат и рёв моторов. И в этот момент монстр, оттолкнувшись, легко выпрыгнул из люка и устремился на людей.
        Солдаты что-то прокричали, но было поздно. Одновременно заговорило восемь стволов. Все пули попали точно в цель, но траекторию летящего тела изменить не смогли.
        Мёртвое чудовище, с оскаленной пастью и застывшей в глазах ненавистью, падало прямо на сержанта. Никто из солдат не ожидал такой молниеносной реакции от мутанта, сержант не успел вскрикнуть и исчез под навалившейся тушей.
        Виктор попытался отскочить в сторону, налетел на стоявшего солдата, потерял равновесие и, не сумев удержаться на ногах, упал на спину. В то же мгновение один из двух лежащих на земле неожиданно вскочил и бросился на ближайшего к нему военного.
        Упав, Виктор заметил, как чудовище запрыгнуло на человека и зубами вцепилось в горло. Послышались хрипы солдата, который под тяжестью тела мутанта не смог устоять. Когда военный коснулся земли, из его горла бил ярко-красный фонтан.
        Виктор ничего не мог сделать, а когда, поднявшись, прицелился в чудовище, восседавшее на теле мёртвого солдата, прозвучал выстрел.
        Голова монстра разлетелась в клочья, разбрызгивая вокруг фонтаны сверкающих капель. Тело мутанта отлетело назад и, ударившись о трак гусеницы, грохнулось на землю.
        Брызги попали Виктору на кожу и в глаза, и он рухнул на колени, закрывая руками воспламенившееся лицо. Ему показалось, что его со всего размаху ударили хлыстом. Кожа запылала огнём, а из глаз хлынули ручьи слёз:
        - Помогите! Я ничего не вижу!
        Но никто не откликнулся и не подбежал к нему - вокруг шло сражение.
        Виктор ничего не мог различить, его охватила паника, и он не слышал, как вскочил второй лежащий мутант и с ужасным рёвом прыгнул на солдат, как из-за забора выскочил ещё один и тоже устремился к новой добыче.
        У Виктора перед глазами всё расплывалось, он видел лишь тусклый свет и какие-то точки, которые всё увеличивались. Грудная клетка ходила ходуном. Он ощущал, как струйки пота текут по лицу, и от них кожа ещё больше горела и, казалось, отслаивалась лохмотьями.
        Вокруг раздавались крики обезумевших людей и дикий рёв тварей, стреляли автоматы и снайперские винтовки, но Виктор перестал замечать это.
        - А-а-а! - закричал он в отчаянии и вновь принялся протирать повреждённые глаза. - Где вы? Помогите!
        «Это конец! - второй раз за день подумал он, но не со страхом, а со злостью, которая неудержимой волной захлестнула его. - Я потерял Надю и Настёну. Теперь пропаду и сам! Чёртов слабак, я даже себя не могу спасти!»
        Он наклонился и начал на ощупь искать свой автомат.
        - Нет, твари, я вам так не дамся! - заорал он.
        Вдруг ему на спину свалилось чьё-то тело, придавив к земле. От неожиданности он раскинул руки и почувствовал правой рукой прохладу металла. Он змеёй вывернулся из-под грузного тела и схватил лежащий автомат.
        Виктор направил ствол, как ему казалось, на лежащего монстра, громко заорал и нажал на спусковой крючок. Он орал до тех пор, пока не закончились патроны и не раздались глухие щелчки.
        Он мгновенно отстегнул пустой магазин и полез в карман куртки за другим. Жжение глаз немного ослабло, и Виктор попробовал ещё раз оглядеться вокруг.
        - Всё в порядке! Успокойся! - донеслось откуда-то сзади. - Всё в норме! Не стреляй!
        - Вы пришли за мной! - радостно закричал Виктор. - А что с этими… которые были со мной?
        Подбежавшие военные смотрели на разбросанные окровавленные тела солдат. Все были мертвы, как и четверо мутантов, валявшихся рядом. Солдаты с нескрываемым удивлением рассматривали ослепшего человека, убившего двух монстров.
        Он сидел на земле, устремив прямо на них взгляд своих чёрных, как ночь, глаз. Жидкость, напоминающая по цвету и консистенции липкую смолу, попала на лицо и в глаза, лишив Виктора возможности видеть. Тонкая плёнка покрыла глаза, блокируя поступление света и вызывая раздражение человеческой ткани.
        Прямо перед Виктором раздалось чьё-то бурчание, и он вздрогнул от предчувствия опасности, затем вытащил магазин и быстро перезарядил автомат, наведя ствол прямо перед собой.
        - Сержант! Глянь, живой!
        - Снимите с меня эту тварь! - заорал сержант.
        Виктор ничего не мог разобрать, но был несказанно рад услышать голос военного. Его воображение рисовало трёх вооружённых людей и вылезающего из-под мутанта четвёртого.
        - А ты чего сидишь? Думаешь, брошусь тебя благодарить? - выкрикнул сержант, оглядевшись и поняв, что произошло.
        - Да не надо меня благодарить, помоги-ка мне лучше, похоже, я ослеп! - Виктор улыбнулся и медленно встал.
        5
        - Ну, как теперь? - спросил медик, в очередной раз промыв глаза пациенту.
        Виктор немного поморгал и стёр рукой выступившую слезу. Он сидел, прижавшись спиной к траку танка, над ним склонился военный врач, всюду сновали солдаты, некоторые из них убирали тела, другие осматривали территорию. Сфокусировать взгляд пока не получалось, и он вспомнил, как в детстве они с сестрёнкой брали отцовские очки и играли с ними, надевая, пока никто не видел, и меняя до неузнаваемости окружающую реальность. Игра повторилась, и теперь точно так же расплывалось перед глазами, только очков не было.
        - Я могу различать очертания предметов и… - он напряг глаза. - Нет, даже вблизи не могу точно рассмотреть ваше лицо - плывёт, как будто смотрю через «увеличилку», но силуэты различаю.
        - Это пройдёт! Главное, глаза не повреждены. Их просто, как вам сказать, заклеило, что ли! Думаю, завтра будете видеть, как раньше, но сегодня промывать уже нельзя!
        - Давайте по машинам! - раздался знакомый голос сержанта. - Мы движемся первыми, за нами колонна. Связь по рации!
        Солдаты вытащили труп из «Абрамса» и проверили исправность техники.
        Никаких повреждений не обнаружилось, и поэтому решено было забрать танк с собой, тем более что бак оказался наполовину заполнен, а это почти двести пятьдесят километров ходу, да и такую броню не пробьют твари.
        Виктор поднялся, заметив, что отчётливо видит контуры танка и даже различает цвета.
        - Залезай! - выкрикнул солдат и подал руку.
        Мужчина ухватился и оказался наверху. Затем на ощупь забрался на башню и отыскал люк.
        Внутри было достаточно светло и просторно. Виктор уселся сзади на единственное мягкое сидение.
        «У меня на работе стул хуже, чем в танке!» - подумал он.
        Прямо перед ним стоял командир, который что-то рассматривал на мониторе. В левой половине танка, параллельно месту командира, находилось место наводчика, а в передней части машины - отделение механика-водителя. Он практически лежал на кресле в горизонтальном положении.
        - Я и подумать не мог, что в танке столько места! Тут человек десять влезет.
        - Ну да, у нас в Т-90 места для разворота нет, - отозвался сержант, не отрываясь от изучения панелей, - а тут хоть в пляс пускайся.
        - Это точно! - донеслось снизу.
        Наводчик повернулся к сержанту и сказал:
        - Ну что? Разобрался?
        - Да немного подзабыл! Тут столько всего ненужного! Жаль, Верова нет, он в этой технике ас.
        - В этом танке половину стоимости составляет «начинка»! Не удивляйся! - сказал наводчик, который достал снаряд и начал заряжать пушку. - Осталось всего двенадцать зарядов, видимо, ребята с кем-то воевали.
        После этих слов Виктор вспомнил глухие звуки взрывов, разносившиеся по городу, и танк, который их встретил на Московской.
        - Послушайте! А нас атаковал такой же танк?
        К нему повернулся сержант. Голова его была перебинтована, и на затылке бинт пропитался кровью.
        - А ведь ты прав! Это такой же «Абрамс». Значит, есть вероятность встретить ещё!
        - Тогда «коробка» нам точно не помешает! - его хлопнул по плечу наводчик и занял своё место за оптикой. - Давай, заводи! Часа через два стемнеет, нам надо добраться до базы!
        - Так точно! - прокричал водитель. - Держитесь!
        Танк развернулся практически на месте, ломая асфальт и выбрасывая куски камня далеко в стороны, и медленно поехал по улице. Следом за ним двигалась колонна бронетранспортёров.
        Множество раздавленных и взорванных автомобилей, попадавшихся по пути следования, свидетельствовало о том, что танк появился на улице уже тогда, когда машины замерли и водители уснули. Всё чаще встречались полуразрушенные дома, часть которых дымилась.
        - Впереди многоэтажки! - проговорил сержант, который изучал периметр по мониторам. - Машина, стоп! - прокричал он.
        - Есть, машина стоп! - прозвучал ответ, и танк замер.
        Сержант отстранился и достал рацию.
        - Парни, приём! Притормозите! Мы двинемся первыми и, если что, примем удар на себя! Приём! Как там у вас дела?
        - Приём, «Вожак», Вас понял! Колонна останавливается. Всё в норме! По какой-то причине тварей нет, возможно… - раздался треск рации, и связь прервалась. - … с наступлением ночи… они… - треск усилился.
        - Приём! «Восход»? - с тревогой переспросил сержант.
        - Связь пропадает, «Вожак». Помехи… - вновь треск.
        Сержант спрятал рацию и вернулся к мониторам.
        - Наводчик! Внимание!
        6
        - Зарядил?
        - Готово!
        - Внимание, залп!
        Наводчик, не отрываясь от прицела, нажал на кнопку. Прозвучал выстрел, и орудие отскочило немного назад, выбросив пустую гильзу.
        Танк содрогнулся, его отбросило сначала назад, а затем вперёд, и для неподготовленного человека это было достаточно резким толчком. Несмотря на то, что выстрел прозвучал приглушённо, как через надетые наушники, этого хватило, чтобы на секунду всем находящимся внутри заложило уши. Пустая гильза со звоном упала на металлический пол, и по салону разнёсся запах жжёного пороха.
        Наводчик зарядил новый снаряд и отрапортовал:
        - Готово!
        Сержант молча смотрел в оптику на только что подбитый БТР без каких-либо знаков отличия, перегородивший им дорогу. Снаряд угодил точно в центр транспорта, горящие покрышки разлетелись в разные стороны. Машину охватило пламя, и чёрный дым, клубясь, поднимался к небу.
        - Я всегда говорил, что мне для уборки мусора достаточно всего ста двадцати миллиметров, - рассмеялся сержант.
        Весь экипаж вслед за ним дружно расхохотался, как будто только и ждал сигнала, чтобы разрядить обстановку и освободиться от напряжения, тревог и страхов последних часов. Лишь Виктор едва заметно улыбнулся. Мыслями он пребывал со своей дочуркой… или… нет… их больше нет.
        «Да, их больше нет! - от этой мысли всё внутри сжалось так, что стало трудно дышать. - Но есть Анна!»
        - Это тоже был «чужак»? - слишком громко выкрикнул он, пытаясь хоть как-то отвлечься от того, что до последних дней будет ранить его сердце.
        - Так точно! - выпалил, улыбаясь, сержант. - Но не волнуйся, они нас не побеспокоят! Как твои глаза? Как тебя зовут, напомни мне!
        - Виктор! Глаза лучше, не слезятся, я уже всё могу различить, но картинка не совсем чёткая.
        - Хорошо! Я сержант Олег Корнеев! За пушкой твой тёзка Виктор. За штурвалом… впереди… э… кто там впереди?
        - Сергей Корт! - наводчик немного обернулся и посмотрел на сержанта. - Что, нормально башкой долбанулся?
        И весь салон вновь наполнился раскатистым смехом, на этот раз засмеялся и Виктор.
        - Приём, «Вожак»! - затрещала рация. - У нас потери!
        Улыбка исчезла с лица сержанта.
        - «Восход»! Повторите! - прокричал он в рацию. - Что случилось?
        - У нас потери: две девочки из гражданских и один наш. Они уснули! Приём!
        «Девочки! Нет, только не она!» - Виктор вскочил и приблизился к сержанту.
        - Приё…
        Сержант не успел договорить, Виктор выхватил рацию у него из рук и прокричал:
        - Что за девочки? Сколько им лет? - его колотила мелкая дрожь, руки тряслись.
        Сержант вырвал рацию и не терпящим возражений голосом сказал:
        - Сядь на место! Я сказал - сядь!
        - Приём! «Восход»! Повторите!
        7
        Виктор сделал шаг назад, но не отвёл вопрошающего взгляда от сержанта.
        - «Восход»! Приём! Девчонка парня, из-за которого мы возвращались к перекрёстку, жива?
        - «Вожак», приём! Она… - пауза, треск рации. - … как будто… - треск… - всех нас!
        Виктор, весь обратившись в слух, ловил каждый звук, но сквозь треск и шипение никак не мог разобрать, что говорят. В салоне стало так жарко, что раскалённый вдыхаемый воздух, казалось, обжигал губы и слизистую рта. Он перевёл взгляд на открытые люки, в которых виднелись кусочки темнеющего неба, и дрожащей рукой вытер пот со лба.
        То ли действие «яда» закончилось, то ли нервная система так среагировала на очередную встряску, но зрение полностью восстановилось, и Виктор стал видеть, как раньше.
        - Что это значит, сержант? Что…
        Корнеев его перебил и продолжил, не отводя взгляда от взволнованного мужчины:
        - «Восход»! Просто ответьте, она жива?
        Через секунду, которая показалась Виктору вечностью, раздался ответ:
        - Да жива! Жива! Вам что, больше заняться нечем? Через час стемнеет! Выдвигайтесь!
        «Жива! Боже, она жива!» - Виктор вернулся на место и опустил голову, закрыв лицо руками. Глаза наполнились слезами, и Виктор заплакал. Он заплакал так, как плакал когда-то в детстве, когда спасал тонущего котёнка из болота.
        Вите было всего восемь. В солнечный летний день он играл в песочнице у себя во дворе. И вдруг услышал, как соседка велела своему сыну отнести ставшего никому не нужным котёнка к карьеру и просто… выбросить его.
        «В пакет положь и кинь подальше, чтоб не выбрался, зараза!» - эти слова поразили тогда маленького Витю. И долго ещё снились ему в ночных кошмарах, заставляя вскакивать с постели, включать свет и искать запутавшегося в одеяле малыша, чтобы крепче к себе прижать.
        Соседский мальчишка был намного старше, и Витя не смог бы силой забрать котёнка, но он мог… проследить и спасти тонущего.
        Сын соседки засунул котёнка в целлофановый пакет и швырнул в чёрную жижу.
        Карьер разрабатывался колхозом для добычи песка. Грунтовые воды, расположившиеся слишком близко к поверхности, быстро его заполнили, и яму со временем превратили в мусорку. В неё вывели стоки от местной прачечной, сюда же свозился и всевозможный бытовой мусор. Через некоторое время вода в карьере превратилась в зловонную жижу, в которую продолжали сбрасывать мусор.
        Целлофановый пакет приземлился на вязкую поверхность, и котёнок оказался на тонущем корабле. Малыш жалобно замяукал, но хозяин стоял и с интересом наблюдал, как пучина поглощает кроху.
        У Вити слёзы ручьём катились по щекам, сердце рвалось на части, больше слышать эти крики он не мог. Не обращая внимания на старшеклассника, он вылетел из-за дерева, за которым прятался, и без раздумий прыгнул в вязкую жижу.
        Жидкость доходила ему до пояса, но он решительно сделал ещё один шаг, потом ещё… Он поступил так, как учил его отец - не бросил слабого в беде… он его спас.
        Пакет практически скрылся из виду, и на поверхности остался лишь краешек целлофана, котёнка уже не было видно.
        Тягучая смесь коснулась шеи мальчика, но он, протянув руку, двумя пальцами сумел схватить край пакета.
        Сопровождаемый удивлённым взглядом остолбеневшего соседского парня, Витя выбрался из грязи и с рёвом бросился домой. Он как пуля влетел во двор и закричал:
        - Папа! Папа! Помоги, он умирает!
        На призывные крики ребёнка выбежали перепуганные родители.
        Маленький Витя, весь в грязи, стоял на коленях перед входом в дом и ревел навзрыд, прижимая к себе такого же перепачканного котёнка.
        Отцу всё сразу стало ясно. Он улыбнулся и сказал:
        - Давай его сюда! Пойду отмывать! Ну а ты, мама, иди зови Мойдодыра и очищайте спасателя! Самой тебе не справиться.
        В тот вечер отец много говорил о поступке Виктора, у которого на руках спал чистый накормленный котёнок…
        Теперь котёнком оказался он сам, а вокруг то же смертельное и бездонное болото, которое вот-вот поглотит всё живое, только выбираться из него, похоже, придётся самому…
        Сержант подошёл к Виктору и положил руку ему на плечо.
        - Я тебе обещаю, что до утра, по крайней мере, ты доживёшь точно, а вместе с тобой и твоя дочь. Нас всех очень долго готовили, чтобы защитить выживших, и поверь, эти ребята, если потребуется, не раздумывая, отдадут жизнь, выполняя свой долг.
        Военный развернулся и посмотрел на наводчика, который притих и с пониманием смотрел на плачущего мужчину. Они обменялись одобрительными взглядами, и каждый занял своё место.
        Огромная махина заревела и рывком двинулась вперёд.
        8
        - «Восход»! Приём! База по курсу! Вокруг множество уничтоженной техники! Приём! - в ответ шипение.
        - Повторите, «Вож… - треск рации. - Вас… пропали! Приём! - вновь треск.
        - Долбаная связь! - со злобой выругался Корнеев. - «Восход»! Приём! База перед нами! Вокруг много уничтоженной техники! Похоже, был серьёзный бой с применением танков и пушек! Тварей нигде нет! Приём!
        - Вас понял! «Вожак», заходите, мы следом! Приём!
        - Принято!
        Сержант спрятал рацию и вернулся к исследованию горизонта.
        День подходил к концу, раскалённый алый диск коснулся верхушек деревьев. Температура резко и ощутимо понизилась, и можно было бы сказать, что повеяло осенней прохладой, если бы не стояла всего лишь середина июня.
        Город погрузился в тишину. Всё смолкло - не стало слышно ни криков мутантов, ни жалобных возгласов их жертв. Как будто ничего ужасного и не случилось, а если и случилось, то где-то далеко отсюда. Но тишина не была тишиной спокойствия и умиротворения вечернего города. До недавнего времени Брест вообще никогда полностью не затихал, ни днём, ни ночью, круглые сутки он жил своей особенной жизнью, которая безвозвратно изменилась в считанные часы.
        - Глянь, сержант, сколько танков! Такое впечатление, что на военную часть напали, - негромко сказал наводчик.
        Сержант молча осматривал периметр. Глубокие воронки изуродовали асфальт и прилегающие территории, напоминая язвы на лице прокажённого. Некоторые машины превратились в куски спрессованного металла, другие выгорели до основания. Уничтоженная или повреждённая техника была повсюду. Он насчитал восемнадцать «Абрамсов» и двадцать шесть БТР и БМП. У опытного военного не оставалось сомнений в том, что все они штурмовали военную часть, которая, судя по всему, не была взята. Но зачем? Кто они, эти атакующие?
        Техника не имела никаких опознавательных знаков или символов. Чья она? Неужели американская? Но откуда? Что они тут делают?
        На экстренном заседании контактной группы встречавшиеся стороны пришли к соглашению о том, что каждая страна спасает своих граждан, не вмешиваясь в дела других, тем более не нападая. А уже позже будут рассматриваться варианты объединения и выстраивания новой цивилизации.
        А тут такое…
        Танк двинулся, готовый атаковать в любую секунду.
        - Парни! Устраиваемся поудобнее и задраиваем люки! Хрен его знает, что там!
        Боевая машина приблизилась к въезду в часть.
        Пункт пропуска военной части протаранил один из «Абрамсов». Он въехал в здание и был сразу уничтожен, замерев под грудой обрушившихся кирпичей, из-под которых торчала лишь задняя часть. Второй попытался прорваться слева, через металлические ворота, но его постигла та же участь. Почерневший, он стоял без башни, которая отлетела назад и валялась на дороге.
        - Чем это они стреляли? - присвистнул наводчик. - «Абрамсы» практически не убиваемые!
        - Давай, Серёга, объедем этот кусок железа и заглянем внутрь!
        Танк медленно развернулся и так же медленно, как крадущийся тигр, объехал «Абрамс» и замер.
        - Твою мать! - вырвалось у сержанта.
        - Сколько же здесь техники? - отозвался наводчик. - Виктор, сколько у вас тут солдат служило-то?
        Мужчина пожал плечами и ответил:
        - Не знаю. Мне казалось, что все военные в критической ситуации должны принимать участие в спасательных миссиях и быть заодно. Они были не в курсе, что начнётся…
        «А что начнётся? - он замолчал, подбирая слова. - Как назвать то, что случилось?»
        - … вы не вместе? - закончил он.
        - Нет! - холодно отозвался Корнеев. - Не вместе!
        Перед частью стояла боевая техника противника, а вот дружественной техники нигде не было видно.
        Сразу за пунктом пропуска открывалась площадь, покрытая многочисленными воронками от снарядов и подбитыми танками, за ней выстроились три перпендикулярных дороге казармы. Попадания крупнокалиберных снарядов оставили глубокие следы на стенах зданий, а часть центрального сооружения и вовсе обрушилась. Слева тянулись склады, защищённые длинной линией обороны из орудий и артиллерийских установок.
        Поле боя напоминало шахматную доску, где схлестнулись две армии. «Абрамсы» влетели на территорию базы и смешались в ходе сражения с танками противника. Везде, куда ни кинь взглядом, стояла подбитая бронетехника - «Абрамсы», Т-90, Т-80, - окружённая со всех сторон телами убитых солдат.
        Т-80 и Т-90 были повреждены значительно сильнее, чем танки противника. Сорванные башни, прожжённые корпуса и просто перевёрнутые гиганты - всё говорило о превосходящей по мощности силе нападавших. Попадались танки, практически разорванные пополам, подбитые точно не 120-миллиметровым снарядом, а чем-то посерьёзнее.
        - Сколько ты насчитал? - спросил наводчик.
        - Сбился на сорока шести и … - сержант замолк и прислушался.
        До них донёсся необычный дзинькающий звук ударов о корпус, который постепенно усиливался. Мгновение - и прозвучал приглушенный выстрел орудия. Снаряд не попал и разорвался далеко сзади.
        - Твою мать! - заорал сержант. - Отводим технику! В нас стреляют!
        Машина заревела и попятилась.
        Ещё взрыв, теперь совсем рядом - осколки забарабанили по корпусу, и Виктор прикрыл голову руками.
        Сержант выхватил рацию и срывающимся голосом прокричал:
        - Приём! «Восход»! Отходим! Приём! Отступаем! По нам ведётся ого…
        Очередной взрыв - и весь экипаж бросило на пол. Виктора сорвало со стула и подкинуло до потолка, затем швырнуло на металлический пол. В ушах зазвенело с такой силой, что казалось, вот-вот лопнут перепонки. Сверху упало что-то тяжёлое, и он провалился во тьму.
        Снаряд попал в корпус танка, но пробить броню не смог. Машина от прямого попадания сместилась и угодила в воронку. И теперь танк замер, закопавшись носом в землю.
        Из воронки торчала задняя часть, которая служила отличной мишенью, и лишь множество подбитой техники вокруг мешало сразу обнаружить танк и уничтожить его точечным попаданием.
        9
        - … вставай!.. - в ушах шумело, и что-то больно врезалось в правую щеку. - Ты меня слышишь?
        Виктор приподнялся на дрожащих руках. Всё вокруг было затянуто белой пеленой. Он опустил голову, сдерживая рвоту.
        «Абрамс» после попадания в корпус напоминал гигантского крота, который успел наполовину зарыться в землю и по какой-то причине решил передохнуть.
        - Вылезайте, уроды! - раздался чей-то голос. Звук был сильно приглушен, словно говорящий нацепил на голову пакет.
        Виктор присел, держась за голову руками, и осмотрелся. Люки теперь располагались не сверху, а справа. Прямо перед ним лежал наводчик, Над ним склонился сержант. Танк влетел в яму так, что весь экипаж оказался на панелях управления. И, судя по всему, наводчику не повезло больше всех. Снаряды слетели с полок и накрыли тело солдата, часть угодила военному в голову.
        - Выходим, я сказал! - вновь кто-то прокричал снаружи. - Или мы всё здесь заминируем к чертям!
        Сержант опустил голову наводчика и посмотрел на Виктора.
        - Он умер! Похоже, я не сдержу обещание, Витя! - он отвернулся и крикнул. - Серёга, ты как?
        - В норме! Башкой дался сильно…
        - Хорошо, парни! - прервал его Корнеев. - Я выйду первым, если грохнут… закроете люк сразу за мной.
        Он повернулся и начал медленно открывать люк.
        - Не стреляйте! Мы свои! - заорал он в образовавшуюся неширокую щель.
        Никакого ответа не последовало, и он полностью открыл люк.
        - Парни, не стреляйте! Мы…
        - Заткнись и вылезай! - грубо оборвал его кто-то. - Какого чёрта ты на «америкашке», раз ты «свой»?
        Корнеев аккуратно выбрался из люка, который сразу захлопнулся, и спрыгнул в яму. Травма головы давала о себе знать, и он чуть не упал от начавшегося головокружения. Но, сумев устоять, сразу поднял руки вверх.
        - Не стреляйте! Сержант Корнеев, 32-й отряд армии спасения. Основная цель - эвакуация выживших людей совместно с 31-м отрядом капитана Рэкса, - он посмотрел на стоявших сверху солдат. Уже начало темнеть, но на таком расстоянии можно было рассмотреть лица: - Танк мы подобрали по дороге для усиления. Его команда оказалась заражённой.
        - Так вы, ублюдки, знали, что произойдёт эта хрень, да?
        Сержант ничего не ответил и просто смотрел на десяток солдат, одетых в форму ВДВ.
        - Давай, вылезай и дружков своих вытаскивай!
        Сержант опустил руки и медленно повернулся к корпусу танка.
        - На выход! - затем несколько раз постучал по орудию костяшками пальцев.
        Через несколько минут весь экипаж, включая Виктора, стоял с поднятыми руками перед десантниками. Солдаты были одеты в стандартную военную форму цвета хаки. Из-под курток виднелись бело-синие тельняшки, а головы покрывали голубые береты.
        - Парни! - сказал сержант. - Скоро ночь, нам нужно укрыться. Через пару часов начнёт…
        - Опустить оружие! - заорали в один голос несколько человек сзади. - Подняли руки, я сказал! Оружие на землю!
        В сгущавшихся сумерках солдаты Верова обогнули уничтоженный КПП и ворвались на базу, спасать попавших под обстрел.
        Десантники сразу развернулись и присели на колени, забыв о трёх пленниках.
        - Ни с места! Будем стрелять на поражение! - заорал кто-то из десантников.
        - Заткнись! - донеслось ему в ответ. - Посчитай, сколько нас, идиот, и опусти автомат! На землю, на хрен!
        Виктор спокойно и даже отрешённо наблюдал за всем происходящим: вдох, выдох и снова вдох. Он медленно опустил руки и поднял глаза к небу.
        Вокруг орали вооружённые солдаты, которые в любой момент могли открыть стрельбу, перестрелять друг друга, убить его, но он их не слышал. Он смотрел вверх, на несущиеся облака. Облака почему-то показались ему суровыми и спешащими куда-то, куда явно опаздывали.
        «Заберите меня с собой! - беззвучно проговорили его губы. - Унесите отсюда, я вас молю! Я так устал!»
        Он закрыл глаза и представил свою семью. Вот они вместе идут на прогулку. Надя катит прогулочную коляску, в которой сидит смеющаяся Настёна, а рядом идёт он. Маленькая Анна крепко уцепилась за руку и что-то рассказывает …
        - Мы откроем огонь! - продолжали орать десантники. - Оружие…
        - Заткнитесь! - заорал Виктор так, что даже сержант вздрогнул. - Вы идиоты с оружием в руках! Кого вы, придурки, можете защитить? Кого, я спрашиваю?
        Вот теперь Виктор ощутил, как забарабанило его сердце, как участилось дыхание, и как ненависть заполняет его тело и начинает выплёскиваться наружу.
        - Давайте, к чертям, стреляйте друг в друга! Давайте! Ну, что вы не стреляете?
        Воцарилась полная тишина, которую никто не решался нарушить.
        - Всего-то осталось перестрелять несколько десятков простых людей - женщин и подростков, и вы останетесь наедине друг с другом! Стадо тупых баранов! СТАДО! - продолжал кричать Виктор.
        В абсолютной тишине он стремительно приблизился к десантнику, который сделал шаг назад и направил ствол автомата прямо мужчине в голову.
        - Давай! - гораздо тише сказал Виктор. - Перебейте друг друга, только меня отпустите! Меня и мою дочь. У меня НЕТ автомата…
        Виктор смотрел в глаза парню, которому едва исполнилось девятнадцать, и тот явно не ожидал такого напора от безоружного гражданского и выглядел явно растерянным.
        - Рядовой Иван Трофимчук! - солдат опустил автомат и виновато посмотрел на беззащитного человека. - Это весь боевой состав 125-го военно-воздушного полка. Офицерский состав погиб. Я… я командую выжившими.
        Десантники поднялись с колен и опустили оружие, их примеру последовали и солдаты Верова.
        Вновь повисла пауза.
        - Парни! - наконец произнёс сержант, находясь под впечатлением от поступка Виктора. - У нас много гражданских! Требуется укрытие и пища, с нами дети и женщины!
        - Пойдёмте в нашу крепость! - улыбнувшись, как показалось Виктору, с облегчением, сказал Иван. - Её никто не сможет взять. А уж про еду и подавно беспокоиться нечего. Здесь запасов на годы.
        - А оружие, боеприпасы? - спросил бывший водитель танка, который не меньше Корнеева был поражён произошедшим. - У вас есть?
        - Хватит на несколько армий! - отозвался другой десантник.
        Солнце полностью скрылось, когда последний бронетранспортёр с людьми въехал на территорию военной части. Солдаты спешно расставляли бронетехнику и включали мощные прожекторы. Часть военных заступила на вахту, другие солдаты должны были перекусить и пару часов поспать, а потом сменить посты.
        Десантники раздавали людям тёплую одежду, консервы и воду. Виктор сидел рядом с дочерью и едва сдерживался, чтобы вновь не заплакать. Малышка жадно лопала тушёнку из жестяной банки и запивала водой, делая большие жадные глотки.
        Перепачканное лицо, разбитая губа и порванная куртка, да ещё весь день голодная…
        «Надя меня убила бы!» - он едва заметно улыбнулся.
        Анна проглотила кусок мяса и посмотрела на отца:
        - Пап, я устала. Я не хочу больше играть, я хочу к маме и Насте!
        Виктор обнял дочь.
        - И мне надоело! А мама… - он на мгновение замялся. - Мама скоро придёт! Очень скоро!
        Глава 12
        Тринадцатый день…
        1
        Виктор спал очень беспокойно. На ночлег спасённые расположились внутри бронированных машин, на полу. Места между сидениями было недостаточно, чтобы вытянуться в полный рост, и приходилось подгибать ноги. Металлический пол застелили одеялами, принесёнными из уцелевших казарм, ими же и накрывались. Виктор ворочался на жёсткой поверхности, боясь потревожить спящую рядом Анну. К тому же стоило сомкнуть глаза, как он погружался в сон, в котором бежал за женой и маленькой дочерью…
        Чем быстрее он бежал, тем быстрее они от него отдалялись. Он не видел их лиц, лишь удаляющиеся спины. Всё было как в тумане или в дыму, но запаха гари он не чувствовал…
        - Стойте! - кричал он во сне. - Куда вы?
        В какой-то момент он смог ускориться, и его рука коснулась плеча Нади…
        В тот же миг она застыла на месте. Виктор не успел среагировать и больно ударился о спину Нади, которая почему-то оказалась твёрдой, как бетонная стена, от неожиданности он упал на колени.
        - Надя, почему ты убег…
        Она резко обернулась и схватила мужчину за воротник куртки.
        Виктор увидел огромные чёрные глаза, лицо, испещрённое тёмными полосами, которые начинали сливаться в единое пятно.
        - Тебе пора! - прохрипело существо грубым, совсем не Надиным голосом. - Вставай!
        - Куда? Где Надя?
        Виктор попытался вырваться, но чудовище держало его настолько сильно, что он не мог пошевелиться.
        - Тебе пора! - ещё громче зарычал мутант и раскрыл пасть.
        Струйки чёрной жидкости стекали с белых заострённых клыков. Существо стремительно приблизилось к Виктору и вонзило клыки ему в шею.
        - Чёрт! - выкрикнул Виктор и сел на полу.
        На лбу выступил холодный пот. Кожа на шее слева пылала, будто обожжённая пламенем. Он осторожно коснулся места укуса и ощутил леденящий холод, словно засунул руку в морозильник.
        - Бред какой-то! - шёпотом произнёс он и посмотрел на спящих людей, не потревожил ли кого.
        Через окно, которое соединяло кабину и грузовой отсек, пробивался лунный свет, давая возможность сориентироваться и разглядеть очертания спящих тел. По салону разносилось монотонное дыхание спящих. В основном это были молодые люди от двенадцати до двадцати шести, измотанные последними событиями, все крепко спали.
        Виктор уложил Анну за сиденьем командира, которое примыкало к стене с окном, напротив кабины. Он решил, что так безопаснее. Если кто-то проснётся, превратившись в монстра, то, чтобы добраться до Анны, ему сначала придётся перелезть через Виктора. А этого он никогда не допустит.
        Он посмотрел на спящую дочь.
        - Как всегда, - с нежностью прошептал он. - И как тебя приучить спать под одеялом, а не на нём!
        Виктор улыбнулся и осторожно вытащил край скомканного одеяла из-под дочери и накрыл её.
        Он собирался вновь прилечь, как вдруг услышал, что кто-то проснулся и шумно ворочается, пытаясь встать.
        Виктор обернулся и в полумраке заметил, как человек перевернулся с со спины на живот и встал на колени.
        - Тише! - негромко сказал Виктор. - Ты всех разбудишь!
        Человек спал в центре броневика, за лестницей пулемётчика, поэтому сразу не заметил Виктора, но когда тот заговорил, обернулся на звук и уставился на мужчину.
        - Ты можешь… - и тут мурашки побежали по спине Виктора, - у-л-е-ч-ь-с-я, - медленно закончил он.
        В голове зазвучали слова чудовища из недавнего сновидения: «Тебе пора!», и Виктор чуть громче повторил их:
        - Действительно, пора! Аня, вставай!
        2
        - Аня! - более настойчиво позвал Виктор, не сводя глаз с проснувшегося существа. - Проснись же!
        Девочка открыла глаза и недовольно буркнула:
        - Ну что? Я хочу спать! - и попыталась посильнее укутаться в одеяло.
        - Вставай! Я не шучу!
        На этот раз слова прозвучали так убедительно, что маленькая девочка приподнялась и села на место командира, потирая руками сонные глаза.
        Существо тем временем встало во весь рост и внимательно смотрело на Виктора, как будто изучая человека.
        - Папа, что случилось? - сонно зевнув, спросила Анна.
        Виктор подумал о том, как глупо было отдать автомат военным, понадеявшись, что ночью он не понадобится, и остаться совсем беззащитным.
        Он хотел закричать, но быстро отбросил эту идею: «Нет, могут проснуться другие, и мутант, который по какой-то причине пока не реагировал на спящих, накинется на них! Нужно привлечь его внимание. Солдаты снаружи услышат звуки борьбы и придут на помощь».
        - Я надеюсь! - вслух сказал Виктор, не расслышав вопроса дочери.
        - Что? Что ты сказал, пап?
        Чудовище шумно втягивало носом воздух. Звук был свистящим и грубым, и больше походил на дыхание животного, который выслеживал жертву.
        Маленькая Анна, глаза которой привыкли к полумраку, немного сдвинулась в сторону и посмотрела вглубь бронетранспортёра. Она мгновение всматривалась, потом подтянула под себя ноги и негромко спросила:
        - Папа, а почему он не спит? Это мальчик?
        - Нет! Это уже не мальчик! Послушай меня…
        Чудовище выдохнуло и, издав рык, бросилось на жертву.
        Дикий рёв разбудил людей, которые достаточно наслушались за день подобных звуков. Перепуганные, они, крича от ужаса, вскакивали, не понимая спросонья, откуда надвигается опасность.
        Монстр в несколько прыжков приблизился к Виктору и накинулся на человека, который никак не ожидал такой стремительной атаки.
        Мужчина успел выставить перед собой согнутую руку, и это спасло ему жизнь. Рука упёрлась мутанту в шею и не дала возможности вонзиться острым клыкам.
        Толчок был достаточно мощным, и Виктора отбросило на кресло. Анна едва успела среагировать и спрыгнуть на расположенную рядом скамью. Девочка громко закричала и стала звать на помощь.
        Виктор слышал лязганье клыков возле уха, ощущал всем телом холод, исходящий от пробудившегося существа, и дыхание смерти, которая была сейчас, как никогда, близка.
        Чудовище столкнуло мужчину на пол и пыталось добраться до шейных артерий. Виктор одной рукой отстранял мутанта, другую же чудовище так прижало к полу, что та начинала неметь.
        Сдерживать натиск ревущего мутанта становилось всё сложнее. Кислорода не хватало, и перед глазами Виктора замелькали разноцветные круги, вены на висках натянулись, как струны, готовые в любой момент лопнуть.
        - Н-е-т! - прохрипел он, ощущая, как голова наливается свинцом.
        Виктор, как мог, пытался сопротивляться, но против такой силы у него не было шансов. Чудовище уселось на него верхом, пригвоздив обе его руки к полу, подняло голову вверх и победно зарычало.
        Виктор закричал и из последних сил постарался сбросить с себя монстра, но попытки были тщетны, его словно приковали к полу.
        Вокруг звали на помощь дети и молодые люди, которые ничем не могли помочь Виктору, понимая, что остались в ловушке с чудовищем.
        Монстр опустил голову и с недоумением посмотрел на жертву, пытавшуюся вырваться, затем медленно приблизил к нему разинутую пасть.
        Виктор в каком-то оцепенении, не веря в реальность происходящего, наблюдал, как чудовище обнажило клыки и неторопливо, предвкушая лёгкую добычу, потянулось к свежему мясу.
        Вспыхнул яркий свет, и Виктор сразу зажмурился.
        «А вот и свет! - почему-то очень спокойно подумал он. - Ещё какой-то тоннель, говорят, должен быть!»
        В это мгновение солдаты влетели внутрь транспорта, мгновенно оценили ситуацию и бросились на помощь Виктору.
        Зубы чудовища практически коснулись кожи, и мужчина ощутил липкую прохладную слюну на своём лице.
        Вдруг тело монстра судорожно дёрнулось, затем ещё раз и, обмякнув, навалилось всем весом на Виктора. Хватка ослабла, и мужчина, осознав, что произошло, моментально вышел из оцепенения и, как будто обретя второе дыхание, поспешил освободиться от придавившей его туши.
        3
        - Знаешь, парень, а ты действительно везунчик! - сказал сержант, осматривая вырубленного мутанта.
        Солдаты вытащили тело чудовища из бронетранспортёра и вынесли за пределы крепости под свет прожектора, чтобы уничтожить его в момент пробуждения.
        Туда же сносились тела и других уснувших, военных и гражданских. Стрелять в упор в своих однополчан и детей, не потерявших пока человеческого облика, рука не поднималась, и было решено дождаться, пока они превратятся в монстров, когда последние человеческие черты покинут тела, и уже тогда уничтожить.
        - И ещё! У тебя смелая дочь! Очень смелая. - Корнеев немного помолчал, а затем продолжил: - Пока чудовище пыталось тебя укусить, девчонка колотила его по спине кулаками, в то время как другие визжали от ужаса.
        Военный похлопал Виктора по плечу и направился осматривать посты.
        - Я знаю! - сказал мужчина ему вслед, крепче прижал к себе дочь и чуть тише обратился к ней: - Я думаю, ещё пару минут - и ты бы сама его разорвала в клочья.
        Отец с дочерью рассмеялись. Виктору не хотелось идти спать, отчасти оттого, что вновь придётся расположиться в замкнутом пространстве с потенциальными монстрами, а отчасти оттого, что хотел просто побыть с дочерью наедине.
        На улице было прохладно. Они сидели на сложенном одеяле на краю траншеи, внутри которой оживлённо беседовали военные.
        Прямо перед ними тянулась стена из нескольких десятков орудий и артиллерийских установок, они своим огнём остановили продвижение непобедимых танков и продолжали грозно смотреть вперёд. Сзади, метрах в двадцати, выстроились квадратом четыре бронетранспортёра. В них теперь постоянно несли дежурство несколько солдат. За бронетранспортёрами вторую линию обороны создавали самоходные пушки. На крышах броневиков установили по мощному прожектору. Их свет, идущий в четырёх направлениях, обеспечивал отличную видимость.
        В меньшей степени вызывали беспокойство тыл и фланги - высокие бетонные стены с колючей проволокой - непростое препятствие, а вот передняя часть с уничтоженными воротами и стенами нуждалась в постоянном контроле.
        Два дополнительных прожектора, размещённые по краям линии обороны, освещали въезд в часть. Вырванные из тьмы силуэты танков казались брошенными игрушками, которые какой-то мальчуган забыл поставить на свои места. Изрытая многочисленными воронками земля, боевая техника повсюду и множество лежащих тел - всё напоминало Виктору кадры из кинофильма о войне. Ещё несколько дней назад он и вообразить не мог, что станет не только очевидцем, но и участником событий, обрушившихся на него как снежная лавина и в один момент разделивших всю его жизнь на «до» и «после».
        Он попытался представить, что же чувствует человек, которого застигла врасплох война. Наверное, то же, что и он сам. У тебя всё прекрасно: есть семья и кров, ты живёшь, планируешь своё будущее, радуешься успехам детей, огорчаешься каким-то неурядицам на работе… и вдруг… и вдруг всё это исчезает. Исчезает так быстро, что тебе кажется, будто это сон, а не реальность, и случилось это не с тобой. И лишь спустя некоторое время приходит острое, болезненное осознание всего происходящего, все твои радости и горести теперь оказываются такими несущественными и мелкими. А ещё больнее оттого, что ты никак не можешь повлиять на ход событий. Ты один ничего не можешь сделать, даже защитить своих близких и родных, самых родных… не в силах. Ты НИЧЕГО не можешь изменить!
        Звук выстрела заставил Виктора пригнуться. Дочь успела крепко уснуть у него на коленях, и на этот раз не шевельнулась. Он аккуратно убрал прядь волос с лица девочки и едва заметно улыбнулся.
        Виктор поднял голову и посмотрел вдаль, в промежуток между двумя орудиями: там один из лежавших встал, оглядываясь по сторонам. Снайпер заметил это и тут же ликвидировал мутанта.
        Раздался едва слышный смех солдат, и всё вновь стихло.
        Ночь поглотила Брест, и с её приходом воцарилась непривычная тишина. Не было слышно ни криков монстров, ни выстрелов, ни звука машин, ни мигалок «скорых» или «пожарных», ни криков молодёжи - ничего. Электричество по всему городу было отключено, и лишь всполохи нескольких пожаров не давали тьме полностью завладеть городом.
        Жизнь в городе остановилась, Ночь и Тишина накинули на него невидимые сети, захватив в плен и превратив в призрака.
        Время от времени звучали одиночные снайперские выстрелы, но Виктор не реагировал на шум. Ни один мускул на его лице не дрогнул - выстрелы становились нормой. Он любовался личиком дочери, которая осталась его последней надеждой в этом потерянном мире.
        И вдруг ночную тишину разорвал крик, от которого у Виктора побежали мурашки по телу. Крик. Такой человеческий и такой живой.
        - Не стреляйте! Прошу! - кричал мужчина взволнованным голосом. - Мы увидели свет и решили идти на него! Молю вас, помогите! Нас тут пятеро!
        4
        Анна заворочалась во сне. Виктор аккуратно переложил её голову на одеяло и привстал.
        - Не стреляйте! Прошу! Помогите!
        - Стойте, где стоите! - закричали солдаты. - Не двигаться!
        Виктор всматривался вдаль. Из-за одного из взорванных танков вышло несколько человек с поднятыми руками. Отсюда их было сложно разглядеть - слишком далеко, да и свет прожекторов превращал людей в одинаковые чёрные силуэты.
        Раздался выстрел, и люди попадали на землю. У очередного «проснувшегося» исчезла голова, и он свалился на землю, не издав не единого звука.
        - Нет! Прошу вас! Нет! - кричали наперебой перепуганные люди.
        Виктор развернулся к бронетранспортёрам, где на крышах стояло пятеро снайперов, целясь в приближающихся.
        - Не стреляйте! Они ведь… - Виктор попытался найти какое-то особенное слово - «беженцы», «уцелевшие», «пленные», и прокричал отчётливо: - Они выжившие!
        В окопе, возле орудий, расположилось около десятка автоматчиков, среди них был и Корнеев.
        Он вылез из окопа и сделал несколько шагов по направлению к людям.
        - Вставайте! Мы не в вас стреляли! Кто вы? Как вам удалось спастись?
        Он развернулся к Виктору и жестом руки подозвал к себе. Мужчина, рванув было вперёд, остановился, бросив тревожный взгляд на спящую дочь.
        - Эй! - негромко крикнул он солдату в окопе. - Пригляди за ней!
        Военный ничего не ответил и лишь кивнул в ответ. Виктор быстро оббежал первую линию обороны и оказался рядом с сержантом.
        - Не верю своим глазам! - проговорил военный, повернувшись к нему. - Как им удалось выбраться?
        Виктор сам не понимал, как это произошло. Он посмотрел вдаль и закричал:
        - Вставайте! Мы идём вам навстречу! Не бойтесь!
        Корнеев поправил ремень автомата.
        - Ты, как всегда, свой забыл дома в хлебнице, да?
        «А он весельчак! - Виктор машинально коснулся плеча, на котором должен был висеть ремень автомата. - Я уж подумал… не помню, что я подумал!»
        Виктор улыбнулся в ответ:
        - А ты где свой обычно забываешь?
        - Нигде! - без улыбки ответил сержант. - Он всегда со мной! Я с ним сплю, ем, переодеваюсь и…
        Дикий рык прервал их разговор. Он слышался где-то позади пришедших людей, и Виктор ощутил, как оттуда повеяло холодом и… смертью. Да, это был запах зверя, который выследил свою жертву и готовился нападать.
        - Давайте к нам! - закричал Виктор и услышал очередной выстрел. Он машинально пригнулся и начал быстро двигаться, как предполагал, к приникшим к земле людям.
        Он обогнул глубокую воронку, явно не от обычного танкового снаряда, затем ещё одну, и, по его ощущениям, где-то здесь они и должны были находиться.
        Он обернулся, дыхание участилось, и, прежде чем крикнуть, он сделал глубокий вдох.
        - Где они? Они ведь были… - он ещё раз вдохнул. - Должны быть здесь.
        Ещё выстрел. Крики солдат. Корнеев остался перед первой линией обороны и присел на колено, целясь, казалось, прямо в Виктора.
        - Прямо тридцать! - донеслось со стороны снайперов.
        - Стой! - закричал ещё кто-то, но эти слова Виктор не услышал.
        «Так, прямо тридцать! - мысленно повторил он. - Мне ещё тридцать метров, они просто испугались и замерли!»
        Виктор не знал, что на крепость началась атака, и снайперы распределяли цели. И команда «Прямо тридцать!» была адресована не ему, а другому снайперу.
        Он развернулся и бросился вперёд. Ещё одна воронка. В ней несколько тел, и Виктору показалось, что одно из них поднимает голову… Уничтоженный танк, обгоревшее тело солдата, наполовину торчащее из люка…
        Прозвучал выстрел, ещё, автоматная очередь. Несколько мутантов одновременно зарычали, им ответили другие, спешащие присоединиться к охоте.
        Виктор пробежал половину пути к выходу из военной части.
        - Ну, где вы? Вставайте! Нужно уходить!
        Слева от него что-то зашевелилось.
        - Давайте быстрее! - выдохнул он.
        Теперь выстрелы звучали повсеместно, но Виктор слышал лишь крики людей, которых нужно было вытащить из ловушки.
        Мощности прожекторов хватало, чтобы осветить всю территорию военной части, но на своём пути свет врезался в металлическую стену из танков и БТРов и частично терял мощность.
        Виктор обогнул ещё один танк и оказался в тени, свет заметно потускнел, и с каждой новой преградой становился всё слабее и слабее.
        Он обернулся туда, где стоял покорёженный Т-80, в надежде увидеть выходящих людей.
        Медленно, постоянно закидывая вверх голову и громко втягивая ночной воздух, из-за боевой машины появилось существо в военной форме. Оно сразу заметило человека, и его ноздри перестали расширяться. Мутант замер, словно просчитывая варианты атаки. Существо посмотрело своими чёрными, как смола, глазами, в которых отразился беспомощный человек. Доля секунды… дикий рёв - и монстр бросился на жертву…
        Виктор, который успел привыкнуть к подобным сюрпризам, мигом сделал шаг назад. Он ощутил, как земля ушла из-под ног и всё вокруг поднимается и затягивается тьмой. Дыхание перехватило от сильного удара по рёбрам, он сразу вскочил и сделал ещё один шаг, вновь уцепился за что-то мягкое и снова упал.
        - Чёрт! - воздуха едва хватало. - Помогите!
        Вокруг непроглядная тьма, словно на него набросили одеяло и начали душить. Жарко… очень жарко… воздуха не хватает…
        - Кто-нибудь! - закричал он. Сердце колотилось, и казалось, что его удары начинают сливаться в один протяжный гул. - Спасите!
        - Заткнись! - раздалось сверху. - Ноешь, как девка!
        Виктор поднял голову и понял, что свалился в воронку от снаряда. Свет ночного неба вырвал из тьмы голову военного, который заглядывал внутрь ямы.
        - Ты что, меня не слышал? Вылезай! Похоже, мы в осином гнезде!
        Корнеев подал ему руку, и Виктор вмиг оказался на поверхности. Рядом с воронкой мордой вниз распласталось тело мутанта.
        - Чего ты туда попёр? - закричал сержант.
        - Я хотел…
        - За мной, быстро! - не дожидаясь ответа, приказал военный.
        - А люди! Как они?
        - Всё в порядке! Они лежали и… - сержант сделал глубокий вдох. - Тварь была слишком близко. Потом вскочили и понеслись пулей. Я тебе кричал, но ты оглох, а потом и вовсе скрылся из виду.
        - Спасены! - вырвалось Виктора, и улыбка коснулась его лица.
        - Что ты там бормочешь?
        - Нет, нет! Всё в порядке! - часто дыша, ответил мужчина.
        Только теперь Виктор услышал, как активно ведётся огонь, как кричат солдаты, и как свирепо рычат эти твари.
        Они подбежали к траншее и нырнули в неё. Траншея была полна солдат, которые громко переговаривались, периодически открывая огонь.
        Виктор бросился к месту, где оставил дочь. Девочка спала крепким сном, так же наполовину раскрывшись.
        «А ещё спрашивает, почему я не слышал криков?» - он аккуратно поправил сползшее одеяло.
        5
        Всю ночь солдаты защищали крепость, занять боевые позиции пришлось всему воинскому составу без исключения и даже некоторым гражданским, которые до этой ночи понятия не имели, как пользоваться оружием, но огневой мощи не хватало, и выбора не оставалось.
        С восходом солнца, избегая яркого света, монстры прекратили атаку. Поднимались лишь те, которые уснули ещё людьми на поле боя.
        Корнеев стоял перед небольшим отрядом из тридцати солдат, которые выстроились между бронетранспортёрами и первой линией обороны. Снайперы остались на своих местах, и несколько автоматчиков контролировали периметр из траншеи.
        Бледные усталые лица, измятая, грязная, местами рваная форма - но это были настоящие солдаты, обученные сражаться и, если потребуется, погибнуть, защищая граждан своей страны, своей Беларуси. В их глазах читалась решимость и уверенность в том, что рано ещё сдаваться… пока рано…
        - Солдаты! - обратился к ним сержант, который не спал уже двое суток. - Похоже на то, что мы единственные выжившие, и я не буду скрывать от вас… я не знаю пока, что делать дальше. При таких атаках… - он немного помедлил, сглотнул слюну и продолжил: - Я думаю, вы сами всё понимаете, при таких атаках мы продержимся не более двух дней.
        Он замолчал и посмотрел на солдат, среди которых стояли и десантники части, и Виктор, ожидая, что кто-то предложит свой вариант.
        - Можно, я скажу? - Виктор сделал шаг вперёд и посмотрел на сержанта.
        Военный лишь кивнул в ответ.
        Мужчина встал рядом с сержантом и обернулся к строю.
        - Вы все отличные солдаты. Вы рисковали собой, спасая горстку людей, большинство из которых, как говорили по рации, всё равно умрёт, и вы в том числе, - Виктор запнулся, глядя в глаза военных. - Так… если всё предрешено и все умрут - может, ничего и не надо делать. Просто останемся здесь и смиримся со своей участью?
        Корнеев с ухмылкой спросил:
        - Ты когда таким умным стал? Когда тебя чуть не задушила эта тварь или когда в песочницу свалился?
        Послышались смешки солдат.
        Виктор медленно повернулся к сержанту, и теперь он точно знал, что и как говорить военным. Он улыбнулся в ответ и, немного наклонив голову, сказал:
        - Я на вас вчера насмотрелся, когда взрослые мужики, тренированные чёрт знает сколько и прошедшие не одно сражение, чуть не поубивали друг друга… А может, и не надо было вам мешать, и остались бы самые умные?
        Сержант стиснул зубы и уже собирался ответить, но Виктор продолжил:
        - Послушайте меня! - крикнул он, и улыбки исчезли с лиц военных. - Сегодня ночью в крепость пришло пять человек. Среди них бабушка семидесяти трёх лет. - Он вновь повернулся к сержанту: - И её не защищали такие крутые вояки, как вы. Она…
        - А ты кто такой, чтобы… - выкрикнул кто-то из строя.
        - Молчать! - перебил сержант, и тот смолк. - Хорошо, давай… давай, умник. Ты же знаешь стратегию, тактику, да и автоматом всегда умел пользоваться. Давай!
        - Мы ждём ещё неделю, а затем выдвигаемся…
        - Куда? - заорал ещё кто-то из строя.
        Сержант вновь бросил взгляд на солдат, и на этот раз показалось, что молнии вылетели из его глаз.
        - Я сказал - заткнулись! Выслушаем гения, а потом ты, - и он указал пальцем на выскочку, - предложишь свой вариант.
        Военный отвёл взгляд от испепеляющих глаз командира и покорно склонил голову.
        Корнеев кивнул головой в знак одобрения, и Виктор продолжил.
        - Сегодня за ночь число защитников выросло на пять человек. Как они спаслись? - мужчина развёл руки в стороны. - Но спаслись же. Возможно, есть ещё, и они придут на свет прожекторов. За неделю мы спасём многих, а заодно и сами закалимся. Когда поток выживших иссякнет, мы покинем город. Тут есть танки, бронетранспортёры… А пока вам следует обучить всех, и даже детей, стрелять и управлять боевыми машинами.
        Виктор обвёл взглядом военных и посмотрел на Корнеева.
        - Вот и вся идея! - сухо закончил он.
        Сержант молча смотрел на мужчину, испытывая смешанные чувства, но и отдавая отчёт в том, что парень во многом, если не во всём, прав.
        - Слушай приказ! - выкрикнул командир. - Вывести гражданских, раздать оружие и начать боевую подготовку. Подогнать уцелевшие танки и расположить по периметру. Гражданских - за пулемёты и орудия, - он обернулся к Виктору: - Теперь ты командуешь гражданскими и отвечаешь за новичков, если таковые будут…
        6
        Виктор не ошибся…
        За первые три дня в крепость пришло почти триста человек. Все спаслись чудом или им просто повезло. Люди приходили из Бреста и окрестностей, приезжали из районов. Некоторые были вооружены. Они рассказывали, как по ночам прятались в подвалах, баррикадировались в комнатах и на складах, скрывались в гаражах и денежных хранилищах. А днём выбирались и искали еду, питьё и помощь. Некоторые объединялись и вместе выживали. Все они увидели яркие лучи света, направленные вверх, и услышали канонаду выстрелов, доносившуюся из части…
        К концу недели в крепости насчитывалось 473 человека. В основном это были дети и молодые люди от 6 до 28 лет. Около пятидесяти человек достигли 33 лет. Старше не было. И лишь один человек - исключение из правила.
        Ей было 73 года, и её звали Евгения Викентьевна. Бабушка приехала в Брест к дочке в гости. Утром, проснувшись, увидела, что вся семья без сознания и, не дозвонившись спасателям, решила пешком идти за помощью. На улице её и подобрали четверо молодых людей, а чуть позже все вместе добрались до крепости. В крепости Евгения Викентьевна сразу стала зваться бабушкой Геней и занялась воспитанием самых маленьких, в том числе и Анны.
        Виктор иногда задавался вопросом, как ей удалось выжить, почему вирус её не уничтожил, как тысячи и тысячи более молодых и сильных людей. К тому же, как выяснилось, бабушка уже более десяти лет болела сахарным диабетом и каждый день нуждалась в приёме инсулина. Но на военной базе инсулина не было, и баба Геня, не имея возможности сделать инъекцию, просто жила, питалась тем же, что и остальные - консервами, и ждала худшего. Но прошло три дня, и вопреки ожиданиям хуже ей не становилось, напротив, она заметно помолодела внешне, почувствовала необъяснимый прилив сил и бодрости и, к всеобщему удивлению, стала двигаться с прытью тридцатилетнего человека. Вирус её исцелил? Произошло чудо? Никто не знал. Но бабушка жила и здравствовала, активно воспитывая молодое поколение, и не только. Все в крепости слушали замечания старушки, которая ребёнком пережила голодное послевоенное время, и никто не смел перечить ей или спорить. Постепенно она заменила детям и маму и бабушку.
        К середине второй недели люди расширили ареал пребывания в десять раз, заняв практически всю территорию части. Воронки на поле боя разровняли и похоронили в них сотни трупов убитых чудовищ, а боевые машины убрали. Исправная техника своим ходом заняла места в линии обороны. И теперь эту крепость можно было назвать неприступной…
        Оборона выстроилась квадратом. Четыре стены из танков и бронетранспортёров, всего 106 единиц. В центре меньший квадрат из сорока орудий и самоходных установок. Внутри которого расположились бараки с людьми. Боеприпасов в военной части было не просто много. Горы снарядов разного калибра и такие же горы противотанковых и противопехотных мин. Два огромных контейнера, набитых автоматами, пистолетами и пулемётами, и столько же боеприпасов к ним. Для всех оставалось загадкой, почему в городе оказалось сконцентрировано столько оружия, ведь обследовали ещё не все склады.
        На самом деле всё легко объяснялось. Державы прекрасно знали о новой волне вируса, и начинали готовиться к ней заранее, разрабатывая сверхсекретные вакцины, которые в итоге не оказали никакого действия, как и ранее, при всех вспышках вируса.
        За многие годы обычная военная база Бреста разрослась и превратилась в огневой опорный пункт с колоссальным запасом оружия, техники и продовольствия.
        Именно эта крепость в приграничном городе и должна была стать командным пунктом и перевалочной базой для новой цивилизации, и именно эту базу пытались захватить войска противника - для пополнения собственных резервов.
        Никто из тех, на ком испытывали вакцину, не выжил - вирус оказался гораздо мощнее и опаснее, чем можно было предположить. К тому же постоянное употребление населением Земли антибиотиков, по причине и без, адаптировало его ко всем существующим препаратам и сделало непобедимым. Вирус, прилетевший на Землю вместе с кометой 83 миллиона лет назад, убил практически всех живых существ, а те, кто всё-таки выжили, эволюционировали и развивались с невидимым монстром внутри своей ДНК и прочным иммунитетом к нему. Всё это долгое время вирус становился крепче и сильнее, записывая весь многомиллионный ход эволюции на страницах своей ДНК, чтобы в конечном итоге обратить его вспять. Он ждал лишь подходящего момента для атаки…
        7
        Крепость разрасталась и одновременно несла значительные потери. За первую неделю умерли все военные, в том числе и сержант Корнеев, и многие из гражданских.
        Солдаты успели обучить людей пользоваться стрелковым оружием, стрелять из орудий и танков и минировать подходы к их новому дому и… и один за другим перешли на сторону зверя, который с каждым днём усиливал атаки.
        Каждый день в крепости появлялись новые люди, и ежедневно кто-то погибал.
        Пока монстры охотились на добычу меньших размеров или вовсе на себе подобных и доедали тех, кто пока ещё не проснулся, у людей был шанс, оставшись незамеченными, добраться до спасительного островка. Но для десятков тысяч голодных ртов запасы пищи иссякли очень быстро.
        Весь одиннадцатый день своего существования крепость подвергалась небывалому натиску. Потоки смерти несли новых чудовищ, которые хотели лишь одного - есть. И эти монстры были куда сильнее и напористее предыдущих.
        Они с лёгкостью преодолевали двухметровый забор, и их не останавливала ни колючая проволока, ни дневной свет. Атаки не стихали всю ночь и весь следующий день…
        Монстры атаковали и замертво падали, сражённые либо пулей, либо осколками мин. Некоторые прекращали нападение и утаскивали тело погибшего зверя, которого точно не собирались спасать, а совсем наоборот.
        Во внешнем виде мутантов не осталось ничего человеческого. Огромный рост, раздутая грудная клетка, и тело, полностью покрытое чёрной густой шерстью. Большие сверкающие на солнце безжалостные глаза и расширяющиеся при каждом вздохе широкие ноздри. Твари издавали такой жуткий крик, что привыкнуть к нему было невозможно, и каждый раз, когда кто-то из выживших его слышал, всё внутри леденело от ужаса.
        Ночью над Брестом раздавался безумный вой охотников и такие же звериные вопли их жертв. Эта какофония долетала и до крепости, лишая защитников и без того краткого и беспокойного сна.
        С каждым днём добывать пищу быстро растущему поголовью мутантов становилось всё сложнее - еды на всех не хватало, а сводящие с ума запахи свежего мяса, которые струились из крепости, толкали изголодавшихся зверей под пули и мины.
        Уже две ночи подряд люди почти не спали. Каждая атака казалась мощнее предыдущей. Все заложенные мины были взорваны, а установить новые под прямыми атаками было невозможно.
        На двенадцатый день Виктор собрал командующих отдельными группами. Он и его дочь остались единственными выжившими из тех, кто первыми прибыли в крепость. Боевого опыта у него тоже было больше, и самое главное - Виктор и Анна были единственными людьми, которых пока не коснулись мутации. У остальных начали проявляться хоть и незначительные, но изменения: цвет кожи, волосы на лице или по всему телу, внешний вид ушей, носа и даже кончиков пальцев и многое другое. И как-то само собой получилось, что Виктор стал во главе армии выживших, взяв на себя командование, и в данной ситуации каждый выполнял порученное ему задание и никто не смел спорить.
        - Мы под постоянной атакой. Мне кажется, они начали строить жилища за стенами нашей крепости.
        Усталые люди прекрасно понимали, что хотел сказать Виктор.
        - Если мы здесь останемся, то рано или поздно они прорвут оборону. Мы не имеем возможности заминировать территорию, - он замолчал и обвёл взглядом собравшихся: - Мы не сможем не спать вечно. Завтра закончатся боеприпасы, и мы исчезнем.
        - Куда нам идти? Нам даже выбраться не дадут! - прозвучал охрипший голос.
        - Загружаем боеприпасы, еду и воду в бронетранспортёры, на которых прибыли военные спасать выживших. В транспортах поедут и дети - броню твари не прогрызут, и места там достаточно.
        Людей загрузим в обычные бронетранспортёры. Возьмём пару танков и несколько грейдеров. Пулемёты и пушки снаружи. Они до нас не доберутся, а мы уничтожим преследователей, и на их трупы набросятся другие. Если сложится удачно, мы сможем прорваться и уйти.
        - А куда идти? - более напористо спросил тот же голос.
        - Всё равно куда! Надо покинуть город! Дальше от города - дальше от тварей. Мы доберёмся до какого-нибудь глухого места, где до этого не было людей, и там обустроимся.
        Виктор смотрел на людей, в глазах которых надежды уже не было. Но он чётко понимал, что это единственный выход и шанс на спасение.
        На тринадцатый день колонна бронетехники покинула крепость и направилась к выезду из Бреста…
        Всё получилось так, как и говорил Виктор. Десятки убитых тварей привлекли охотников и на время переключили их внимание. По одиночке мутанты не решались нападать, а те, кто пытался, сразу погибали и становились пищей для себе подобных.
        Колонна покидала город-призрак…
        Глава 13
        Больше, чем человек… Больше, чем собака…
        1
        Мужчина ползал по земле на четвереньках и что-то искал, не обращая внимания на рычание приближающейся твари. Перед глазами расплывалось. Сердце бешено колотилось, но дыхание успело восстановиться и прийти в норму, приступы тошноты исчезли. Голова немного гудела, но растерянность сменилась спокойствием, и вернулось самообладание, которое на мгновение его оставило.
        После такого серьёзного удара, от которого у обычного человека проломилась бы грудная клетка, у Фёдоровича лишь на время сбилось дыхание. Хорошая генетика, здоровый образ жизни (по крайней мере, он был таким два года тому назад) и любовь к спорту, сохранили в 52-летнем мужчине не по возрасту сильного и выносливого воина. Грудная клетка болела, и внутри нестерпимо жгло огнём, но это было несущественно - боль скоро стихнет и забудется.
        - Ну где же они! - прокричал он. - Долбаный институт!
        Фёдорович отвёл взгляд немного в сторону и заметил, как что-то блестит на солнце. Блеск напоминал сияние утренней росы под лучами восходящей звезды.
        Быстро схватив найденный предмет, он улыбнулся.
        - Вот теперь тебе конец, мразь! Ты упустил свой шанс! - мужчина, по-прежнему стоя на коленях, надел очки и облегчённо вздохнул: стёкла уцелели. Он спрятал обе руки за спину и коснулся поясницы:
        - У тебя нет шансов! - он едва сдержал истерический смех. - Лучше бы ты доел своего дружка!
        Двухметровый мутант стоял напротив человека и с любопытством наблюдал за происходящим. Наконец, решив, что ждать больше нечего, он сильными лапами схватил мужчину за воротник плаща и с лёгкостью оторвал от земли.
        Фёдорович опустил руки вдоль тела и посмотрел в огромные глазища мохнатой твари. Во взгляде мужчины не было страха…
        Глаза мутанта сверкали, чёрная жидкость сочилась из уголков пасти. Но к чувству превосходства примешивалось лёгкое недоумение: жертва не кричала, не пыталась вырваться, как другие, не падала на колени, соединяя на груди ладони и громко рыдая… Существо как будто радо, что его поймали… Или…
        Падальщик широко распахнул пасть и зарычал так, что стекла очков моментально запотели от потока тёплого воздуха. Тварь была уверена, что после такой демонстрации жертва задрожит, а её глаза наполнятся ужасом. Но нет…
        Мутант вновь уставился на человека, который на этот раз не просто улыбался, он… смеялся… и его тело содрогалось от хохота. При этом он не отводил взгляда от глаз чудовища.
        Победный блеск в глазах мутанта сменился ещё большим сомнением и непониманием.
        «Нет! Просто кусок мяса! - монстр не находил причин для тревоги. - Просто Еда!»
        Чудовище обнажило крепкие белоснежные клыки, перепачканные чёрной вязкой жижей, и с ходу вонзило зубы в шею человека.
        Раздался хруст ломающихся костей. Мутант громко взвыл от адской боли и выпустил жертву. Несколько сломанных клыков высыпались из раскрытой пасти.
        Чудовище сделало шаг назад и трясущимися лапами зажало кровоточащую пасть, из которой, не переставая, хлестала чёрная жидкость…
        2
        С шеи мужчины слетел платок, открывая сверкающую металлическую поверхность. Фёдорович не раз видел, как атакуют подобные существа, и давно придумал защиту. С внутренней стороны двойного листа жести он приклеил мягкую основу, которая уменьшала давление и сглаживала дискомфорт. Снаружи защита маскировалась платком и была незаметна. Без платка жестяной щит смотрелся по-дурацки, но в третий раз спасал человеку жизнь.
        Мужчина приземлился на ноги и присел, не сводя глаз с воющего от боли мутанта. Он запустил обе руки за спину, под полы плаща, и вытащил два кастета, к которым были припаяны десятисантиметровые лезвия хирургических скальпелей.
        Человек, который мгновение назад казался жертвой, теперь сбросил беспомощную маску и открыл истинное лицо - лицо Хищника, всем нутром ненавидящего тварей. Тварей, которые отняли у него всё…
        Он в полуприседе сделал шаг вперёд, развернулся вокруг своей оси с полусогнутыми руками и выставленными вперёд лезвиями. Послышался звук лопающихся сухожилий, чёрные капли брызнули из раны. Фёдорович немного привстал и ещё раз повернулся. Всё повторилось - звук рвущейся ткани и хлынувшие потоки биологической жидкости… Он выпрямился во весь рост и сделал ещё один поворот. Оба лезвия прошлись по горлу твари, которая до сих пор держалась за окровавленную пасть. Затем сделал шаг назад и, замерев со скрещёнными руками, в которых сверкали окровавленные лезвия, посмотрел на падальщика.
        Фонтан чёрной жидкости брызнул из горла мутанта, и зверь схватился обеими лапами за развороченное горло, судорожно пытаясь остановить кровотечение. По нижним конечностям чудовища прошли электрические импульсы, заставив содрогнуться тело, ноги подкосились, и оно грузно упало на колени, не убирая лап с горла. Глаза твари, до этого излучавшие мощь и силу, теперь наполнились страхом и, казалось, уменьшились в размере. Мутант разинул окровавленную пасть и хотел зарычать, но вырвался лишь приглушенный хрип, сопровождаемый чёрными брызгами.
        Мужчина опустил руки и гордо выпрямился. Он поднял с земли изодранный платок, затем аккуратно протёр лезвия ножей и выкинул грязный лоскут. Быстрым движением поднял полы плаща и вернул оба лезвия в ножны.
        Мутант переместил взгляд на бёдра мужчины, там крепились две кобуры с пистолетами.
        Фёдорович заметил это:
        - Ты думал, у меня только автомат? - он улыбнулся и подошёл почти вплотную к мутанту. - Я же предупреждал: у тебя нет шансов.
        Улыбка исчезла с лица мужчины, которое выражало теперь только ненависть и отвращение. Он медленно обошёл существо и направился к лежащему автомату.
        Чудовище, падая, резко выбросило вперёд правую лапу, чтобы удержаться и не свалиться плашмя на землю.
        Фёдорович услышал странный звенящий звук и новые приглушенные хрипы. Звук показался знакомым, словно рвалось что-то… тонкое.
        Он поднял автомат, заменил магазин и вернулся к монстру. И теперь каждый его шаг означал лишь одно: месть и смерть. Монстр это почувствовал, и пытался рычать громче, но вылетали лишь сдавленные и хриплые звуки, в них не было ничего пугающего.
        Фёдорович обошёл мутанта, который одной лапой держался за горло, а другой упёрся в землю. Из ран вытекло много жидкости, и успела образоваться чёрная лужа, над которой и склонился зверь.
        - Никогда не давай шанса врагу! НИКОГДА! - он передёрнул затвор и безжалостно нажал на спусковой крючок.
        Пули вошли монстру в спину и как будто невидимыми штырями мгновенно пригвоздили тело к земле… Монстр не издал ни звука… Его тело рухнуло в лужу собственной крови и замерло навсегда.
        Мужчина перебросил автомат через плечо и посмотрел вдаль, туда, где валялся мотоцикл и ещё один подстреленный падальщик.
        - Пойду, проверю твоего дружка! - сказал он, не взглянув на лежащую тварь. - Мало ли, подлечить надо!
        Ненадолго выглянуло солнце, и солнечный луч отскочил ярким бликом от небольшого предмета, лежащего в стороне от мёртвого тела. Блеск привлёк внимание Фёдоровича.
        - Это ещё что такое? - он подошёл поближе и наклонился.
        На земле лежал медальон, скорее всего, золотой, он крепился на золотой же цепочке. По-видимому, мутант, отдёрнув лапу от горла, зацепил и разорвал цепочку, отшвырнув украшение в сторону.
        - Ну да! Скажи ещё, что ты наряжал… - он не договорил, дрожь пронеслась по вспотевшей спине, когда он повнимательнее рассмотрел медальон. Дрожь докатилась до рук, и он едва не выронил предмет.
        - Бог ты мой! Нет! Этого не может быть! - он закрыл глаза.
        - Н-ЕЕЕТ! - закричал мужчина и из его глаз хлынули слёзы.
        3
        Мужчина стоял на коленях и плакал. Рядом с ним лежал мёртвый мутант. И, казалось, человек оплакивает только что убитое им чудовище…
        Фёдорович узнал медальон. Этот кулон, точнее, два кулона, он с женой дарили на свадьбу сыну и будущей невестке. Украшения создавались на заказ и должны были стать особенными. Ювелир поинтересовался знаками Зодиака молодых и, узнав, что это Овен и Рак, предложил взять за основу идею слияния двух стихий. На круглом диске солнца волна налетала на пламя огня, но не тушила его - две противоположности становились единым целым.
        По краю диска мастер выгравировал латинское выражение - Amor omnia vincit (Всё побеждает любовь). С обратной стороны были начертаны имена молодых: для Вити - Надежда, а для Нади - Виктор, и их стихии - несущаяся волна у Виктора и всепоглощающее пламя у Надежды, символизируя то, что они могут управлять стихиями друг друга. И ещё одно выражение на латыни: Dum spiro, amo atque credo (Пока дышу, люблю и верю). Это настолько восхитило родителей, что решение было принято сразу, без раздумий.
        Сейчас Фёдорович сжимал медальон, на обратной стороне которого значилось - «Виктор».
        Мужчина открыл глаза, перед которыми до сих пор стояли его сын, невестка, и две хохочущих девчушки, и рукой вытер слёзы.
        - Не может быть! - он привстал и бросил взгляд на убитого. И теперь его глаза наполнились жалостью и болью. - Этого просто не может быть. Это несправедливо, - гораздо тише сказал он.
        Мужчина на ватных ногах подошёл к убитому водителю мотоцикла и осмотрел шею, холодея от мысли, что найдёт второй медальон, но украшение отсутствовало…
        Фёдорович молча развернулся, подобрал мешок и направился в свой дом-крепость.
        Это тело мутанта будет первым, которое он закопает в землю и поставит крест на могиле, а не предаст огню, как предыдущие…
        4
        Он открыл калитку и аккуратно переступил растяжку, сделал два шага и вновь переступил едва заметную светлую нить.
        «А ведь я когда-то забыл про гранату!» - он вдруг живо вспомнил, как, за долю секунды сообразив, что произошло, пулей сорвался с места и в мгновение ока долетел до угла дома, укрывшись за ним. Прогремел взрыв… Окна вылетели, и сотни стёклышек, переливаясь разноцветными огоньками под лучами гаснущего солнца, тревожно зазвенели и осыпались на землю.
        Стряхнув с себя несколько осколков, он сказал:
        - Так даже лучше! - и попытался улыбнуться, но улыбка получилась неестественной и тусклой, словно человек сожалел о невосполнимой утрате. - Будут думать, что искать здесь нечего…
        Мужчина ступил на бетонную дорожку и двинулся вдоль дома.
        Два года назад к этой кирпичной стене под прямым углом примыкал металлический каркас, по которому вверх тянулся ветвистый виноград. Коричневые ветви с огромными зелёными листьями густо переплелись и полностью скрыли искусственный скелет, погрузив эту сторону дома в тень. Знойными летними днями отец любил посидеть в прохладе с сыном, планируя очередную поездку на рыбалку или обсуждая последние новости.
        Прошло совсем немного времени, и многолетний виноградник погиб. Он просто засох и превратился в пыль, которую наглый ветер подхватил и унёс прочь. Металлический корпус сильно деформировался, частично от перепадов температур и постоянных дождей, а частично от взрывов. Некоторые прутья изогнулись вверх, некоторые - вниз. Часть металлоконструкции и вовсе лежала на земле.
        - Бардак! - говорил хозяин и не верил своим глазам: весь огромный сад и лесок, которые они сажали с сыном, погибли…
        Фёдорович любил деревья. Как только они с женой переехали сюда, он сразу заложил сад. Земли было много, и ему нравилось экспериментировать. Через шестнадцать лет во дворе насчитывалось 163 дерева, среди них были различные сорта груш и яблок, туи, алыча, вишни, грецкие орехи и многие другие, десятки кустарников. На заднем дворе он посадил с десяток берёз и множество елей и сосен. Спустя пять лет вырос миниатюрный лес, которым он очень гордился. Ветви деревьев давали прохладу, а осыпающаяся хвоя сформировала особенный настил, характерный для лесной чащи. Не хватало только мха.
        В леске мужчина поставил мангал и навес, но пользовались ими нечасто. Семья выбиралась на пикник в собственный лес, лишь когда родные собирались вместе: Виктор с женой и дочерьми, и дочь Алеся с мужем и разбойником-сыном.
        В остальное время они с женой отдыхали в тени деревьев на искусно сделанных скамейках. В центре двора размещался неглубокий, выложенный камнем бассейн с фонтаном, возле которого семья собиралась вечерами и любовалась гладью воды и играющими в ней бликами заходящего солнца. В нём же радостно плескались и обливались водой маленькие внучата. Всё хозяин сделал своими руками.
        - Куда всё это девалось? - часто спрашивал себя Фёдорович.
        Он молча смотрел в затянутое густыми тучами небо, пытаясь что-то увидеть или кого-то услышать, затем опускал голову и шёл прятаться в своё подземное царство.
        Перед самой дверью мужчина перешагнул через ещё одну растяжку и потянул за ручку двери.
        Он открыл её наполовину, дверь противно заскрипела, словно сопротивляясь, протянул руку и снял крючок, который крепился к ручке с обратной стороны и соединялся верёвкой с кольцом гранаты. Мужчина осторожно закрыл дверь и повесил крючок на место. Он сделал несколько шагов и повернул налево. Открыв ещё одну дверь с такой же хитроумной ловушкой, Фёдорович оказался в небольшом коридоре.
        Слева в полу располагалась деревянная дверца, ведущая в подвал, а справа - дверь в дом. Комнаты были заминированы, поэтому проникновение через окна он точно исключал.
        «Такое количество мин даже чёрта остановит!» - часто думал он, в очередной раз проверяя растяжки.
        Мужчина присел и с лёгкостью открыл крышку. Сбросил внутрь мешок и ступил на лестницу. Деревянные ступени застонали под весом, будто выказывая недовольство. Уже на середине лестницы он потянулся и закрыл крышку, оказавшись в абсолютной темноте. Он спрыгнул вниз и сразу достал зажигалку. Огонь осветил глубокий подвал и вырвал из тьмы мощную металлическую дверь в кирпичной стене. В центре двери темнели две замочные скважины и один кодовый замок, который не работал.
        Это была дверь от взломостойкого сейфа, точнее, это и был сам сейф, который Фёдорович позаимствовал в местном банке, где на полке хранились и ключи от него. Он погрузчиком загрузил сейф и привёз домой. Вначале хотел установить лишь дверь, но, увидев хитроумное устройство, понял, что это плохая идея. Тогда сваркой вырезал заднюю стенку и установил весь сейф в качестве двери. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что это устройство имело возможность открываться и запираться изнутри.
        - Прямо под заказ! - сказал он и начал процесс установки и закрепления «двери».
        Фёдорович достал два ключа и оба вставил. Держа в одной руке зажигалку, которая начинала жечь палец, он сперва повернул нижний, затем, не вынимая, и верхний ключ. Раздался приятный звук щелчка, мужчина крутанул колесо влево и потянул на себя.
        Массивная дверь подалась и начала медленно открываться. С обратной стороны донёсся негромкий звук, напоминающий приглушенное рычание.
        Мужчина открыл дверь полностью, и в ту же секунду четвероногое существо набросилось на него. Он не успел среагировать, и зверь сбил его с ног. Падая, мужчина выронил зажигалку, и вновь всё вокруг погрузилось в непроглядную тьму. Животное прыгнуло на грудь человеку и разинутой пастью коснулось его лица…
        5
        - Ну всё, Бакс! Хватит! - недовольно выкрикнул мужчина и попытался сбросить с себя огромного пса. - Слезай!
        Собака спрыгнула с хозяина и послушно присела рядом. Вокруг было совсем темно, но Фёдорович прекрасно знал, что сейчас делает его верный друг. Бакс, так звали собаку, довольно вилял хвостом из стороны в сторону, громко стуча им по бетонному полу. Глаза собаки светились от радости, и очень часто мужчина замечал сияние этих добрых глаз даже в кромешной тьме.
        Фёдорович привстал и на ощупь принялся искать зажигалку. На это ушло несколько долгих минут, но вот наконец маленькое пламя вспыхнуло и отогнало прочь густую тьму.
        Мужчина улыбнулся, глядя на сидящего пса, и негромко сказал:
        - Ну, что? У нас сегодня много дел! - он вспомнил об убитом монстре и удивительной находке, и улыбка исчезла. - Я кое-что прихвачу, и выйдем прогуляемся, а заодно и поедим.
        Собака, словно чувствуя горечь в голосе хозяина, спрятала язык и вопросительно наклонила голову вправо.
        Фёдорович всегда считал собак очень умными созданиями - умнее большинства людей, а когда встретил «подкидыша», то убедился в этом окончательно.
        Встреча случилась двенадцать лет назад…
        Мужчина вышел к калитке проверить почтовый ящик. Стоял холодный зимний вечер, около семи часов. Ветер дул не сильно, но маленькие снежинки, которые он вырывал из сугробов, больно жалили лицо, и хотелось как можно быстрее вернуться в дом. Фёдорович рывком открыл калитку, и…
        Прямо напротив него, на вычищенной от снега широкой дорожке, сидела большая собака. Необычно тёмное тело животного удивительно контрастировало с ярким белым снегом. Фёдорович любил вспоминать этот момент знакомства.
        В подобной ситуации человек должен был дёрнуться, ну, или хотя бы вздрогнуть, а собака в ответ - вскочить и залиться лаем. Но тогда было ощущение, что встретились два старых друга. Глаза зверя ярко сверкнули, голова несколько раз наклонилась - то вправо, то влево, и радостно забарабанил хвост, поднимая небольшие облачка снежной пыли в воздух.
        Фёдорович машинально, будто бы кем-то управляемый, сделал шаг в сторону, что означало не что иное, как: «Заходи! Раз уж пришёл!»
        Пёс медленно, по-хозяйски, вошёл во двор и сразу направился к двери. Он немного покрутился и затем улёгся на пороге.
        Мужчина, ошеломлённый таким поведением, забыв о газетах, двинулся следом. Он наблюдал, как собака бухнулась на порог и положила голову на лапы. Фёдорович подошёл ближе, и пёс поднялся и отошёл в сторону, весело виляя хвостом и пропуская хозяина в дом.
        Из кухни навстречу вышла жена.
        - Ну, и где газеты? - она улыбнулась и продолжила: - Ты опять забыл, за чем ходил?
        Мужчина поднял голову, и жена увидела в его глазах… она не могла понять, что - растерянность, удивление, или, может, испуг, но что-то явно было не так.
        - Что-то случилось? - с тревогой спросила она.
        - Пойдём! - ответил он. - У нас гости…
        6
        За несколько лет пёс превратился в друга, можно сказать, в члена семьи. Он любил играть с детьми, никогда не нападал на соседских кур и уж тем более не дрался с местными «хозяевами помоек». Он всегда смирно стоял в очереди на уколы у ветеринара и не дёргался во время манипуляции. Имя «Бакс» пришло как-то само собой. Просто Бакс, и всё тут.
        И Витя, и Алеся сразу приняли собаку. От четвероногого существа просто веяло добром - не возникало и мысли о какой-то агрессии со стороны зверя. Откуда он? Может, потерялся, а может, выкинули? Несколько недель поисков хозяев ничего не принесли, и пса решили оставить себе. Но были у Бакса и отрицательные черты. Он просто ненавидел… аистов и ёжиков. Стоило аисту пролететь над домом, как пёс срывался с места и нёсся за «чудовищем», задрав морду и ничего не видя перед собой, часто по хозяйкиным клумбам и цветам.
        А ночью вылезали новые «чудовища» - ежи. Семья сразу определяла, что на территории «враги», по нескончаемому лаю. Причём Бакс мог лаять час, два… да хоть до утра. Все знали: нужно выбираться из тёплой постели и идти спасать несчастного. Бакс не мог причинить никакого вреда колючему, но нескончаемый лай раздражал всех. Уползти сам ёж тоже не мог: прямо над ним нависал и злобно лаял пёс.
        Иногда отец, но чаще Витя, вставали, брали ежа на руки и выносили со двора. И всё - тишина. Территория свободна - пёс спокойно продолжал нести вахту. Как же хотелось в этот момент Виктору схватить ежа и швырнуть куда подальше, а в самого Бакса запустить кроссовком, но нет - нельзя. Эх… а так хотелось.
        Прошло долгих десять лет, и Бакс состарился. Он уже не лаял на пролетающих мимо аистов, а лишь молча провожал их взглядом. Ночные противники свободно пересекали «запретную зону» и лишь изредка подвергались нападкам, да и то всего на пару минут.
        Виктор женился, и его старшая дочь часто тягала собаку за уши, и пёс никак не реагировал на «экзекуцию», словно понимая, что с ним играют, а не хотят причинить боль.
        - Самый умный пёс, которого я когда-либо видел! - говорил Владимир Фёдорович. - Но…
        Но… два года тому назад практически все люди и животные превратились в монстров, не миновал этой участи и Бакс…
        Можно сказать, он тоже превратился в монстра. Но не такого, как многие другие…
        И без того немаленькая колли выросла после той ночи сантиметров на двадцать и доставала мужчине до середины бедра. Фёдорович не мог понять, что произошло: шерсть стала жёстче и напоминала конский волос, зубы обновились и теперь поражали белизной, лапы напоминали сжатый кулак взрослого мужчины, и… те же добрые и безобидные глаза, которые по непонятной причине светились двумя зеленоватыми огоньками в кромешной темноте.
        «Это неспроста! Случайностей не бывает! - думал мужчина. - Значит, остались у этого «волка» дела, раз он не обернулся, как остальные!»
        - Пойдём домой! - сказал мужчина, глядя псу в глаза и улыбаясь, и поднял мешок. - Сегодня я принёс много мяса!
        Собака, как будто в ответ на слова хозяина, кивнула головой и вошла в подземную крепость первой. Фёдорович закрыл мощную бронированную дверь, и темнота вновь ворвалась в свои законные владения.
        Фёдорович шёл по длинному коридору и периодически поднимал руку с горящей зажигалкой, чтобы запалить очередную керосиновую лампу.
        Всё светлее становилось в подземном царстве, в котором был лишь один хозяин и лишь один слуга, да и тот… хотя хорошо, что это пёс, а не человек - надёжнее…
        Глава 14
        Когда разверзнется ад… Какое это странное чувство - умирать…
        1
        Виктор сидел в окопе и крепко обнимал дочь…
        Окоп, служивший первым уровнем обороны, предназначался для стрелков. Он опоясывал поселение не полностью, а лишь ту часть, которая смотрела на трассу. Более широкая и глубокая траншея тянулась на расстоянии пяти метров от окопа, полностью охватывая укрытие. Её ширина составляла десять метров, а глубина - около пяти. Траншея была заполнена колючей проволокой «Егозой», её витки устанавливались на одинаковом расстоянии друг от друга. Всего по ширине поместилось шесть линий проволочного заграждения. Изначально было принято решение фиксировать спираль к кольям металлическими скобами - для устойчивости, но с учётом потери времени и отсутствия необходимого количества людей - крепость подвергалась постоянным атакам - решили просто заполнить широкий ров проволочной спиралью. Поверх первого слоя проволоки «постелили» второй уровень, из пяти рядов. Таким образом вокруг поселения «разлилась» смертоносная «река», которая прерывалась лишь небольшим островком земли для связи с внешним миром.
        Транспорт сворачивал с трассы и медленно двигался по узкому коридору, стенами которого тоже служила скрученная по спирали колючая проволока. Здесь она крепилась к деревьям и также устанавливалась в два уровня по высоте и по ширине - вглубь леса. Техника продвигалась по узкому проходу, пересекала «реку смерти» по оставленному кусочку земли, который служил мостом через траншею, и дальше двигалась между сверкающими волнами стали и первой линией обороны, огибала её и въезжала в поселение.
        Через несколько метров за первой линией обороны расположилась вторая. Огромный бетонный дот, из узкого окна которого смотрели шесть крупнокалиберных пулемётов. Когда-то это был обычный железнодорожный контейнер, который вкопали наполовину в землю, укрепили бетонными плитами и залили со всех сторон цементом, оставив длинное узкое окно, вырезанное сваркой в боковой стене, и дверь. Дот установили параллельно первой линии обороны. Слева и справа от него стояло по два танка и по пять орудий, а за орудиями расположились шесть самоходных установок.
        Возможно, такое количество оружия и боевой техники и было излишним, но так спокойнее, к тому же Виктор с детства привык перестраховываться и, просчитывая возможные варианты развития событий, готовиться к худшему. Так воспитал его отец.
        Территория, отведённая под строительство аквапарка, была огромной. Сюда успели свезти необходимую технику: бульдозеры, экскаваторы, тракторы и три крана, а также значительное количество стройматериалов - от строительных смесей до бетонных плит и перекрытий. И, самое важное, железнодорожные контейнеры. Материалов и техники было немало, но недостаточно для строительства того убежища, которое планировалось возвести. Но наличие крупного железнодорожного узла позволило, хоть и не сразу, решить проблему доставки недостающих грузов и техники.
        Для экономии места под землю поместили пятнадцать двадцатитонных контейнеров, в которых находились запасы круп, консервов, зерна, бутилированной воды, а также отдельные контейнеры с оружием и топливом. Всего этого должно было хватить на долгие годы, но Виктор жил по принципу: запас беды не чинит, и люди постоянно пополняли запасы провианта. Контейнеры погружались в ямы и засыпались землёй, но доступ к дверному проёму оставался свободным. В любое время можно спуститься к тому или иному контейнеру и взять необходимое.
        В таких же контейнерах жили и люди. Двадцать «домов» закопали под землю, оставив свободными двери, к ним люди спускались под углом. Сверху поместили ещё тридцать, не прямо над подземными, а немного сместив в сторону, для более удобного входа. Вдоль внутренних стен контейнера крепились навесы, на которых люди спали. Таким образом на заднем плане располагались контейнеры с запасами оружия, топлива и провианта, в центре - жилые блоки, у стен которых припарковали десятка два бронетранспортёров, далее самоходные машины, танки и пушки - и первая линия обороны. Всё опоясывала колючая «река», до берегов которой никому не удавалось добраться.
        Между жилыми блоками люди разводили костры и собирались у них, чтобы приготовить общий ужин или обед, поговорить, вспомнить прошлую жизнь или просто погреться. Детей обучали наукам и правилам выживания в новом мире. Люди продолжать жить, верить, строить планы, несмотря ни на что…
        Над поселением возвышалось пять наблюдательных вышек, расположенных по краям у самой «реки смерти» - три позади и две на одной линии с дотом. Опоры вышек изготовили из сваленных фонарных столбов. Четыре столба вкапывали квадратом, и на них размещалось гнездо с наблюдателем. Лестницей служили металлические планки, которые приваривались между двумя соседними столбами. Гнёзда находились немного выше деревьев для лучшего обзора местности. Само место наблюдателя представляло собой сбитый из досок квадрат, замаскированный торчащими во все стороны ветвями. Наблюдатель был вооружён пулемётом и имел запас патронов и провианта на случай затяжного боя. Смена длилась восемь часов.
        За пределами лагеря лес был усеян минами и растяжками, и ещё никто не смог преодолеть эту преграду. Хотя по звукам взрывов становилось ясно, что попытки предпринимались постоянно.
        Лагерь никогда не спал. Два десятка солдат постоянно несли вахту, независимо от погоды и времени суток…
        - Всё будет хорошо! - прошептал он. - Я тебе обещаю…
        - Внимание! - закричал дозорный. - Я что-то вижу!
        Люди, которые находились в окопе и несли вахту, подняли головы и посмотрели на дозорного.
        - Что там, Красный?
        - Не понимаю! - он немного помолчал, всматриваясь в бинокль. - Боже, там кто-то бежит! Человек… точно… он вынырнул из-под моста…
        «Человек! - Виктора будто окатили холодной водой. - Ещё есть выжившие?! Не может быть!»
        - Поднять людей! - закричал он и выпрыгнул из окопа. - Все по местам! Дозорные по гнёздам! Аня, сиди тут!
        - Но, пап! - попыталась воспротивиться дочь и встала во весь рост.
        - Я сказал - тут! - строго повторил Виктор и помчался к вышке.
        Мгновение - и спящий лагерь превратился в жужжащий улей. И со стороны могло показаться, что людей охватила паника, но это было не так. Всё было отработано до мелочей - каждый знал своё место, и по малейшей тревоге защитники крепости поднимались и готовились к полноценному бою. Бою, который мог стать последним…
        Виктор выскочил из окопа, оставив автомат, и побежал к первой наблюдательной вышке, чтобы всё увидеть самому.
        2
        Виктор быстро забрался наверх. Человек, которого здесь называли «Красным» из-за покрасневшей кожи лица, протянул руку, и мужчина оказался рядом с дозорным.
        - Где? - тяжело дыша, спросил Виктор.
        Уже несколько месяцев не приходило ни одного спасшегося. И вот…
        - Вон там! Смотри! - Красный протянул бинокль и указал направление.
        - Да, давай!
        До движущейся цели было примерно километров пять, но силы оптики хватило, чтобы командиру выживших всё стало понятно.
        По дороге бежал человек. Не очень быстро и, казалось, немного прихрамывая. Одна рука плетью висела вдоль туловища, а вторую он периодически поднимал и махал, словно пытаясь дать кому-то сигнал. Кому?
        - Бог ты мой! - закричал дозорный с другой вышки. - Что это?
        Снизу начали раздаваться тревожные голоса. Всё больше жителей покидало убежища и занимало позиции, пока не зная причины тревоги.
        Виктор пристальнее посмотрел в бинокль и…
        - Это же… - тихо сказал он, не веря глазам. - Это свои. Это наше подразделение!
        - Смотри, под мостом! - закричал ещё один дозорный.
        Виктор опустил бинокль и посмотрел вдаль. Теперь очертания человека были едва различимы. С обеих сторон дороги валялись брошенные автомобили, и человек то исчезал, то вновь появлялся из-за гор никому не нужного хлама. Иногда ветер поднимал тучи пыли и накрывал бегущего, полностью скрывая его. Сразу за ним, занимая обе полосы, нёсся чёрный поток. Этот поток напоминал реку, прорвавшую плотину. И теперь она неслась с всё возрастающей скоростью, готовая поглотить человека и уничтожить всё на своём пути.
        Расстояние между человеком и потоком быстро сокращалось и составляло каких-нибудь метров сто.
        - Это мутанты! - закричал дозорный. - И они несутся сюда! Господи, сколько же их! Он приведёт их прямо к нам!
        Виктор посмотрел вниз на собравшихся людей.
        - «Гиацинты» к бою! Бьём вдоль трассы, от моста! Все по местам! Детей в укрытие!
        Этим людям не нужно было повторять дважды. «Занять позиции!» - значит, прямо сейчас, а не через секунду, значит, назревает серьёзный бой. Люди бросали тарелки с едой, выскакивали из «домов», хватали оружие и рассредоточивались в окопе. Пулемётчики занимали позиции внутри дота, туда же помещались и дети, всего около тридцати человек. Затем укрепление закрывалось.
        В этом укреплении должна была оказаться и Анна, но на этот раз она решила встретить противника в первой линии обороны и проигнорировала приказ отца. Она давно хотела отомстить тем, кто отнял всё, что у неё было.
        Слышался скрип разворачивающихся орудий и крики солдат - да, теперь это были солдаты, работающие слаженно и организованно. Одни подносили снаряды, а вторые - гильзы, и только так, каждый знал свою задачу. Орудия давно были пристреляны, и наводчики точно знали, под каким углом нужно установить ствол, чтобы стрелять по тому или иному участку трассы. По этой дороге к крепости не раз пытались прорваться монстры, и люди обстреливали их с точностью профессиональной армии.
        Виктор поднёс бинокль к глазам и посмотрел на трассу. Человека не было видно, но чёрный поток растянулся на несколько сотен метров, иногда скрываясь за чередой автомобилей, и пока ему не было видно ни конца, ни края, казалось, бесконечное количество монстров гналось всего за одним человеком. Но где же беглец? Виктор немного переместил бинокль к началу потока и увидел человека, который теперь замер и просто махал рукой.
        - Молодец! - прошептал Виктор и громко заорал: - Прицел - мост! От него плюс сто!
        - Ясно! - закричал наводчик снизу. - Первый - мост, второй - плюс сто!
        - Готово! - через мгновение ответил заряжающий.
        - Огонь! - крикнул Виктор и поднёс левую руку к уху.
        Практически одновременно выстрелило шесть 152-миллиметровых пушек. Мощь была такой, что Виктор ощутил вибрацию вышки. Звуковая волна докатилась до людей и больно ударила по перепонкам, вызвав неприятный звон в ушах…
        3
        Миша думал, что пробежал около восьми километров, может, больше. Иногда перед глазами начинали прыгать жёлтые и красные пятна, которые сливались в одно большое чёрное пятно. Всё вокруг темнело, и он понимал, что теряет сознание.
        - Нет, нельзя! - шептал он обветренными и пересохшими губами. - Ещё немного!
        Он пробежал под полуразрушенным мостом, который много раз служил мишенью их артиллерии, и через огромную дыру увидел «черепаху» из своего детства. Обогнув глубокую воронку, он приблизился к перевёрнутому грузовику. Его лицо было мертвенно-бледным, левой руки он уже не ощущал, словно её и не было никогда. Он коснулся холодного металла и попытался восстановить сбившееся дыхание.
        Кувалда обернулся назад - перед глазами мельтешили сотни мошек и всё расплывалось, но он отчётливо различал полчища монстров, которые издевательски медленно гнались за ним.
        - Твари! - крикнул он и отвернулся. - Я первый добеж… - ветер поднял тучу пыли и швырнул в человека.
        - Тьфу! - Миша попытался сплюнуть песок, набившийся в рот, но там пересохло, и он ощутил лишь неприятный скрежет песчинок на зубах: - И ты против меня. Ну ладно, ещё немного!
        Молодой человек оттолкнулся от грузовика и, собравшись с последними силами, побежал. И сразу земля чуть не ушла из-под ног, и он вновь ощутил, что теряет сознание.
        - Нет! - заорал он. - Не сейчас.
        Он бежал и думал об одном: когда же его заметят дозорные?
        Ещё один шаг, нога подвернулась, и он не смог устоять. Ему казалось, что он смотрит на себя со стороны.
        Его тело падает, левая рука подворачивается под туловище - она вся покрыта подсохшей липкой кровью, и он её не чувствует. Правая щека касается холодного песка, и во все стороны разлетаются сотни песчинок… Темнота… Здесь холодно… Как же здесь холодно!
        - Не бойся! - шептал чей-то нежный и тихий голос - от него хочется спать. - Она ждёт тебя! Я с тобой!
        Миша открыл глаза и понял, что отключился, видимо, от огромной потери крови. Ещё бы - прокушена артерия!
        Превозмогая боль, он заставил себя подняться.
        - Какой же сильный ветер! - его тело шаталось из стороны в сторону. - Ну, где же вы?
        Кувалда поднял правую руку и стал махать.
        - Ну! Давай! - его голос сорвался на кашель.
        Сзади раздался знакомый звук - писк подземных созданий, который нарастал, приближаясь. И вдруг…
        Залп, ещё залп…
        - Я успел! Они заметили! - его обескровленные губы скривились в улыбке, и он попытался засмеяться, но опять закашлялся.
        Ветер вновь ударил в спину, но на этот раз показалось, что с этим толчком к его левой, мёртвой уже, как он считал, руке, кто-то прикоснулся. Кто-то знакомый, кому хотелось быть вместе с ним и даже в момент смерти не выпускать руку. По левой руке пробежала волна тепла. Он попытался поднести руку к лицу…
        Внезапно что-то подхватило его, сорвало с места и подняло ввысь… Очень высоко… Миша не верил своим глазам - он висел в воздухе и при этом ощущал опору. Там, внизу, голодные монстры неслись на застывшего человека… Он посмотрел в сторону и… огромная «черепаха» очень медленно проплыла совсем рядом, она повернула к нему белоснежную голову и слегка кивнула в знак приветствия. Он протянул к ней повреждённую руку и ощутил холод от прикосновения к облаку.
        - Что… где я? Я умер? - удивлённо спросил он, разглядывая влажную ладонь.
        - Не бойся! - рядом раздался нежный и очень знакомый голос девушки. - Идём! Нам пора!
        Мелодичный негромкий звук голоса рождался позади него. Кто это?
        - Я умер! Или потерял сознание и вот-вот умру - это галлюцинация и, значит, Ты тоже мне мерещишься!
        Он резко обернулся и…
        - Ты? О, Господи, это Ты! - глаза наполнились слезами, и электрические импульсы начали пронизывать тело. - Это… что… откуда ты здесь? - его голос задрожал, и дрожь передалась всему телу.
        Девушка протянула к нему руки, и Миша ощутил, что вновь срывается и летит вниз на землю…
        Он медленно, шатаясь, обернулся, пытаясь снова увидеть Её, и в этот момент смертоносный поток настиг полумёртвого человека и поглотил его. Поток ни на секунду не замедлился, налетев на человека, и тело скрылось в бурлящей лаве смерти…
        Алёна обняла Мишу за шею, и их губы слились в поцелуе…
        - Пора, - прозвучал мужской тихий и спокойный, но в тоже время величественный голос. - Нам пора!
        Какое это странное чувство - умирать…
        4
        Виктор видел, как чёрная река поглотила тело несчастного и устремилась дальше. Сколько же их?
        - Огонь! Не прекращать огонь! - закричал он с вышки. - Палите вдоль трассы, от моста!
        Он обернулся к Красному:
        - Они скоро будут здесь. Минут десять.
        Тот кивнул в ответ. Он прекрасно понимал, что хотел сказать Виктор.
        - До последнего патрона! - Красный протянул ему руку.
        - Не выпускай пулемёт из рук! - Виктор крепко сжал его руку. - Мы последние.
        Молодой человек, лицо которого покраснело настолько, что, казалось, вот-вот вспыхнет, кивнул в ответ и прошептал:
        - Не выпущу, как жену в первую ночь!
        - Ты был женат? Почему ты никогда не рассказывал?
        - А почему ты не рассказывал?
        Виктор молча кивнул, хлопнул его по плечу и подошёл к лестнице. Начав спускаться и коснувшись рукой первой холодной перекладины, он вновь обернулся:
        - Напомни мне завтра!
        Красный улыбнулся и дотронулся указательным пальцем до своего лба, а затем перевёл его на командира, что означало не что иное, как: «Я запомнил, не забудь и ты!»
        5
        Виктор спрыгнул с вышки и побежал к окопу. Прогремела очередная серия залпов самоходных орудий, но он не пригнул голову. Сейчас ему хотелось лишь одного - чтобы эта мелодия не стихала. Пусть звучит, не переставая.
        - Орудия танков в коридор! - скомандовал он. - Пушки тоже туда! Бьём сразу с появлением мутантов, не переставая!
        - Их там много? - крикнул вслед один из защитников. Он и ещё пятеро танкистов выстроились возле своих боевых машин в ожидании команды.
        Виктор остановился на краю окопа. Он видел узкий коридор, через который вот-вот к ним ворвётся дьявол со своим войском, и…
        - Их сотни! - закричал он. - Нам надо выстоять. Мы сможем!
        Послышались взволнованные голоса людей, которые до этого ещё не сталкивались с такой мощной атакой. Обычно это были максимум десяток-два мутантов или две-три машины изуродованных, но выживших людей, которые искали лёгкой добычи.
        А теперь… теперь на них надвигалась целая армия, многократно превосходившая их силы, и оставалась лишь одна надежда - на оружие, которым располагали уцелевшие.
        Около восьмидесяти бойцов сидели в окопе и ждали появления первых тварей, чтобы вновь доказать своё превосходство.
        Виктор, обернувшись, посмотрел на солдат. Одни залезали на танки, другие возились возле орудий, сразу за ними устанавливались миномёты. Из дота торчали пулемёты, готовые в любой момент начать изрыгать свинец. Крепость была готова принять бой!
        «Этого не хватит! - с горечью подумал он. - Нет, мы должны! Мы всегда побеждали, победим и теперь!»
        - Они прошли стелу! - заорал сверху дозорный. - До контакта пару минут!
        - Все по местам! - крикнул Виктор. - Открываем огонь с появлением первой твари.
        Он спрыгнул в окоп и побежал на своё место - напротив коридора. Он оббегал людей и мог поклясться, что слышал их учащённое сердцебиение и прерывистое дыхание. Вот его автомат, ящик с гранатами и обоймами и… его дочь.
        - Аня! - воскликнул он испуганно. - Почему ты не в убежище? Я же…
        - Мне надоело прятаться! - точно так же громко выкрикнула девочка, и Виктору показалось, что её крик заглушил очередные залпы самоходок. - Я хочу сражаться с этими тварями, как ты, как все. Моя мама…
        - Вон они! - закричал кто-то с вышки. - Огонь!
        Одновременно выстрелили четыре танка и двенадцать орудий. Застрочили пулемёты и автоматы. Десятки килограммов свинца устремились к незваным гостям. Сотни пуль встретили первых ворвавшихся тварей и превратили их в чёрную пыль. Но прибывающие полчища чудовищ и не думали останавливаться.
        Виктор схватил автомат, пригнулся и приблизился к Ане.
        - Ты дурочка! - выкрикнул он сквозь слёзы. - Почему ты никогда меня не слушаешь?
        Прогремела очередная серия залпов, и на этот раз Виктор почувствовал, как содрогается земля, и пригнулся ещё ниже.
        Аня, словно не замечая упрёков отца и громкой пальбы, быстро встала на ящик, который компенсировал нехватку роста, направила вперёд ствол пистолета и начала стрелять.
        Виктор вытер слёзы и последовал примеру дочери, которая давно перестала быть ребёнком, нуждающимся в защите.
        «Ну, схлопочешь же ты у меня после боя!» - подумал он.
        6
        Основной поток монстров «поплыл» дальше по трассе. Куда они направлялись, было пока непонятно. Боковой же поток ворвался в узкий коридор и хлынул на людей.
        Снаряды угодили точно в цель и сразу разбросали куски тел в разные стороны, образовав брешь в сплошном потоке. Послышался отвратительный вой, больше напоминающий вопли раненой собаки, который мгновенно сменился озлобленным рычанием и пронзительным визгом. До этого мутанты не издавали ни звука.
        Промежуток мгновенно заполнился новыми особями, и основной поток помчался дальше. Часть монстров устремилась в узкий коридор и заполнила его по всей ширине. Голодные твари рычали и жутко лаяли, напоминая африканских гиен, только эти были размером со льва. Чудовища толкались, падали и перескакивали друг через друга, многие попадали в цепкие лапы стального капкана. Они продолжали рычать и, не обращая внимания на острые шипы проволоки, пытались бежать дальше. Колючий забор покрывался клочьями шерсти и ошмётками кожи, многие существа безжизненно повисали на нём, но, казалось, их глаза по-прежнему наблюдали за горсткой людей, осмелившихся противостоять самой Смерти. В воздухе стоял отвратительный запах разорванной плоти, и непрерывно звучали вопли умирающих тварей. Что за чувство способно заставить забыть невыносимую боль и даже подавить инстинкт самосохранения? Лишь одно - голод.
        - Не прекращать огонь! - закричал Виктор, пытаясь побороть охватывающую его панику.
        Прогремела ещё одна серия залпов, и вновь волна монстров была отброшена на несколько метров, но на этот раз промежуток не образовался, и снаряды не смогли расчистить периметр до основного потока.
        Не стихали миномёты и крупнокалиберные пулемёты. Взрывы разбросали тварей в разные стороны, и под весом их тел было сорвано колючее ограждение с двух сторон. Часть проволоки упала прямо под ноги мутантам, что должно было снизить скорость их продвижения.
        Чудовища перепрыгивали горы трупов и устремлялись к цели. Первые твари утонули в сверкающих убийственных волнах, другие, не реагируя на вопли сородичей, прыгали прямо на них, не оставив тем ни малейшего шанса на спасение, и неслись дальше.
        Сотни пуль замедляли продвижение тварей, но не могли отбросить их так, как это делала артиллерия. Твари падали, следующие прыгали на них и вновь погибали, образовывая очередную гору убитых чудовищ, которую уже не способны были сдвинуть с места пули автоматов и пулемётов. Смертоносное цунами поднималось всё выше и выше, и медленно, с огромными потерями, но неизбежно подбиралось к людям.
        Вновь прозвучала канонада выстрелов, и горы тварей разлетелись в стороны, окончательно срывая проволоку. Часть её витков осталась бесполезной паутиной висеть на деревьях. Огромные кольца сверкающего металла попали под ноги мутантам, захватывая очередную жертву. Снаряды не могли больше пробить завалы тел, и лишь отбросили первую гору чудовищ.
        - Они прошли больше половины дороги! - закричал кто-то слева. - Мы все умрём!
        Человек выскочил из окопа и понёсся ко второй линии.
        - Назад! - скомандовал Виктор. - Не прекращать огонь!
        - Нет! - выкрикнул ещё кто-то, вылезая из окопа. - Я не хочу умирать.
        - Стойте! Мы…
        Серия залпов - и вновь десятки ревущих монстров отбросило назад. Чудовища начали издавать новые жуткие звуки, которые сложно описать, к ним добавился ещё один странный звук, который очень напоминал лязганье множества тонких металлических пластинок.
        - Мы их не остановим! - прокричал кто-то из стрелявших. - Гранаты к бою!
        Виктор присел, достал новый магазин и посмотрел на дочь. Её лицо пылало огнём, а глаза были не по-детски полны ненависти. Девочка разрядила магазин, быстро его выбросила и вставила новый, нажала кнопку затворной задержки, и вновь начала стрелять.
        - Аня! Молю тебя, иди в бункер! - сказал он и ощутил, как вновь начинает жечь глаза.
        Девочка не ответила, словно не услышав, и продолжала стрелять.
        - Иди в чёртов бункер! - заорал он и вплотную подошёл к ней. - Или я тебя силой затащу!
        - Папа, они прыгают! - прокричала Аня. - Вставай!
        Виктор вскочил и направил ствол на атакующих. Огромная куча убитых мутантов возвышалась метров на пять. Монстры забирались наверх и оттуда прыгали на людей. До глубокого рва с колючей проволокой оставалось метров двадцать. Залп орудий - все снаряды угодили в нагромождение тел, но смогли лишь «смыть» верхушку. Куски трупов долетали до окопа, а вместе с ними и осколки, часть которых звонко барабанила по колючей проволоке. Чудовища забрались наверх и, оттолкнувшись, устремились вперёд.
        Никто не знал, насколько далеко они умеют прыгать. Но то, что произошло, ошеломило людей. Мутанты не долетели лишь пару метров до окопа, и те, что смогли удачно приземлиться на спасительный мост, помчались к первой линии. Некоторые создания прямиком угодили в сверкающие волны смертоносной «реки», тела исчезли из виду, будто проглоченные бездонной пучиной, оставались лишь клочья шерсти и куски кожи на сверкающей поверхности. Никаких криков и завываний - «река» поглотила попавших в её объятия, не оставляя шансов выбраться на берег. Многие твари были убиты ещё в воздухе, но такое количество нападавших пули не могли остановить.
        Виктор увидел, как прямо перед ним приземлился монстр, как вспыхнули его глаза, и какие огромные у него клыки. Он мгновенно нажал на спусковой крючок, и все пули прошили голову мутанта насквозь.
        Чудовище замертво свалилось, из открытой пасти вывалился длинный и тонкий омерзительный язык, такой же чёрный, как и жижа, вытекающая из ран на голове.
        - Папа! - вскрикнула Аня. - Сверху!
        Виктор поднял глаза - ещё один мутант находился в полёте. Из полураскрытой пасти торчали длинные белоснежные клыки, по которым сочилась густая чёрная жидкость. Лапы с загнутыми когтями, вытянутые вперёд, были совсем близко от лица. Он ощущал зловонное дыхание твари, отдающее мертвечиной. И…
        Всё вдруг замедлилось, и на мгновение Виктору показалось, что он это уже видел. Но где? Время как будто остановилось. Он всё слышал и всё видел - как что-то кричит дочь, как выпрыгивают из окопа люди и начинают отступать, как всё ближе и ближе когти монстра, которые сейчас разорвут его череп…
        Какое же это странное чувство…
        Глава 15
        Подземное царство. Время «чёрного охотника»
        1
        Мужчина плотно закрыл за собой дверь и, повернув колесо с внутренней стороны и опустив вниз ручку, запер её.
        Бакс побежал вперёд, а мужчина поднёс горящую зажигалку к фитилю ещё одной керосиновой лампы. Появившийся свет мгновенно разогнал тьму и отбил у неё часть коридора, но дальше пробиться не смог, столкнувшись с очередной невидимой преградой.
        Фёдорович снял автомат и повесил слева от себя, туда, где висело ещё с десяток таких же. Все аккуратно подвешивались на ремни - по три ствола в четыре ряда. Приклады автоматов были покрыты маленькими крестами, и свободного места для очередного символа уже не оставалось ни на одном. Сразу за ними к стенке был прибит стеллаж. На двух верхних полках в специальных зажимах по двадцать штук дулом к стене крепились пистолеты. На шести оставшихся полках хранились заряженные магазины для пистолетов и автоматов.
        Он снял пальто и пристроил на оленьи рога, выполняющие роль вешалки. Когда-то он нашёл их в лесу. Здесь же было несколько курток, а чуть дальше, на продольной полке, прибитой на уровне рогов, находились головные уборы - зимние шапки, кепки, просто платки и ещё несколько изготовленных собственноручно «ошейников» для защиты от укусов тварей.
        - Ну и денёк! - вслух сказал он и коснулся грудной клетки, которая всё сильнее начинала ныть.
        Откуда-то из темноты донёсся недовольный собачий лай, и Фёдорович крикнул:
        - Да иду я, иду! - он наклонился, поднял мешок и улыбнулся: «Интересно, а когда в следующий раз я приду без мяса, он на меня накинется?»
        Мужчина сделал несколько шагов, и его силуэт исчез во мраке подземного царства, царства, которое он сам создал и в котором было всего два воина: один человек, а второй - зверь. И иногда человек становился куда опаснее зверя.
        2
        Когда всё началось, Владимир Фёдорович был в лесу и занимался любимым делом - охотился. Он обожал охоту и рыбалку, и давно не искал для этого компанию. С другими совсем не те ощущения - одни не так забрасывали удочки и слишком громко разговаривали, другие брали не ту наживку, а третьи и вовсе просто хотели поохотиться с опытным зверобоем и ухватить часть чужого. Поэтому либо сам, либо с сыном.
        Фёдорович обычно брал с собой два ружья и гору патронов. Не столько для охоты, ему нравилось просто пострелять по пням и стволам. Любил он оружие, и если бы завтра отменили закон о запрете на приобретение стрелкового оружия, то… Он много раз представлял, что было бы - купил бы он себе «калаш» или пулемёт? Скорее всего, и то и другое, и ещё пару танков и один вертолёт.
        Мужчина возвращался с трёхдневной охоты. Он выехал на своём джипе из лесу и сразу оказался на дороге, разделяющей огромное поле кукурузы и ведущей прямиком в родную деревню. Мотор ревел, а клубы пыли, вырываясь из-под огромных колёс, скрывали очертания знакомого поселения, погружая салон в полумрак.
        - Боже, что это? - испуганно воскликнул он, когда пыль немного осела, и прибавил газу.
        Вдали, над деревней, поднимались клубы чёрного дыма, словно одновременно горели десятки домов. Он никогда не брал с собой мобильный - связи в лесу всё равно не было - только лишний груз, и не более…
        Автомобиль выскочил на центральную улицу, и мужчина едва успел затормозить, чуть не сбив двоих человек, которые дрались посреди проезжей части. Немного дальше за ними стояли столкнувшиеся автомобили - один перевернулся, а другой налетел на него. Возле машин лежало несколько тел, спасателей и полицейских нигде не было видно. Ещё дальше какие-то автомобили просто замерли посреди дороги, один выгорел до основания, и было заметно, что пассажиры, превратившиеся в почерневшие скелеты, так и сидят на своих местах.
        Фёдорович выскочил из авто и недовольно заорал на людей, которые никак не среагировали на визг тормозов:
        - Вы что, совсем мозг пропили, идиоты? Я ведь вас чуть…
        Он замолчал на полуслове и сделал шаг назад к машине.
        Дерущиеся остановились и одновременно посмотрели на человека. Лица мутантов, именно мутантов, людьми они уже не были, казались перепачканными чёрной краской. Щеки покрывала густая чёрная шерсть, пучки такой же шерсти торчали на ладонях и предплечьях. Блестящие чёрные глаза были необычно большими, а из открытой пасти выглядывали перепачканные какой-то тёмной жидкостью клыки. Оба были одеты в майки, которые из-за грязи имели практически одинаковый цвет. Майки плотно облегали тела, и местами ткань начинала расходиться. Через небольшие разрывы можно было рассмотреть пучки той же чёрной шерсти, пробивающейся наружу. Монстры, угрожающе зарычав, кинулись на стоящего человека.
        Фёдорович, никогда не жаловавшийся на быстроту реакции и пребывавший в отличной физической форме, сорвался с места и мгновенно очутился за рулём. Но даже этой скорости было недостаточно, чтобы соревноваться с монстрами.
        Мужчина схватился за ручку двери и попытался захлопнуть. Но один из мутантов успел запрыгнуть на крышу, которая прогнулась под тяжестью грузного тела, а второй ухватился лапой за дверь, не давая закрыть. Мужчина изо всей силы рванул дверь на себя. Захрустели ломающиеся кости, и пальцы остались торчать с внутренней стороны салона. Монстр взвыл от боли и инстинктивно дёрнул зажатую конечность. Хруст костей повторился, к нему добавился ещё один звук - рвущихся сухожилий, словно разрывали плотную ткань. Чудовище отскочило от машины и обхватило второй лапой повреждённую, кровоточащую чёрной жидкостью беспалую конечность. Монстр, находящийся на крыше, присел и, издав свирепый вопль, двумя кулаками неистово ударил по лобовому стеклу. Стекло покрылось сеткой паутинок, готовых в любой момент превратиться в тысячи сверкающих осколков, но не разбилось.
        Чудовище зарычало громче, но не успело опустить кулаки. Двойной выстрел ружья сорвал тело монстра с крыши и отбросил далеко в сторону. Чудовище не издало ни звука, лишь волна конвульсий прошла по телу, и оно замерло навсегда.
        Второй монстр на секунду застыл, забыв о кровоточащей ране. Он удивлённо смотрел на дёргающееся тело, которое по непонятной для него причине слетело с крыши и не поднималось для дальнейших атак.
        Дверь машины резко распахнулась, и, прежде чем выйти, мужчина схватил ампутированные пальцы и швырнул под ноги чудовищу, которое и вовсе опешило от дерзкого поступка.
        - На вот! Может, пригодятся! - равнодушно сказал мужчина. Прогремел ещё один двойной выстрел. Фёдорович перегнул ствол и перезарядил ружьё…
        3
        Зажжённая керосиновая лампа тускло осветила подземное царство, на строительство которого у Фёдоровича ушло полгода.
        Необходимость такого укрытия возникла сразу, как только он осознал весь ужас сложившейся ситуации. Но где? Где прятаться от полчищ монстров? Дома? Нет! К сожалению, нет. Когда он сумел пробраться домой, была глубокая ночь, и количество убитых тварей перевалило за два десятка. Дом был в том же состоянии, в котором он его видел несколько дней назад, только… только в нём никого не было - лишь непроглядная и зловещая тьма. Мужчина вышел на улицу и посмотрел на полную Луну. Ему казалось, что он спит, что всё происходит не с ним… К реальности его вернул чей-то грубый лай.
        Мужчина выставил перед собой ствол ружья, второе висело за спиной и не раз его выручало. Звук повторился, и Фёдорович узнал лай Бакса. Он сразу вспомнил, что на ночь пса закрывали в сарае - у местных собак начался брачный период, и, конечно, Бакс был завсегдатаем ночных поединков. По утру его встречали то с разорванным ухом, то с поджатой лапой, то с заплывшим глазом. Было принято решение на этот период закрывать собаку на ночь в сарае и выпускать лишь утром.
        Фёдорович медленно, с ружьём наготове, подошёл к сараю и очень тихо спросил:
        - Бакс! Это ты?
        Ответа не последовало, словно пёс притаился, прячась от кого-то.
        Где-то сзади раздался пронзительный вопль пробуждённого, мужчина быстро развернулся и присел на одно колено, готовый в любой момент разрядить ружьё.
        На дорожке, ведущей от дома к сараю, стоял мутант. Но как он бесшумно открыл калитку и обошёл дом? Или он вышел из дома?
        Существо подняло вверх голову и начало втягивать носом приятные ароматы, исходящие от человека. Его, похоже, вовсе не волновал ствол ружья, направленный прямо ему в голову.
        Ещё один протяжный рык прозвучал справа, и, вздрогнув, мужчина перевёл ружьё в поиске новой цели.
        - Отлично! Теперь вас двое! - невесело ухмыльнулся Фёдорович, глядя на приближающегося мутанта, который явно желал первым заполучить добычу. - Только спокойно! Я готов к встрече, я знал, что так может быть.
        Мужчина осторожно взял ружьё в правую руку, а левой снял с плеча второй ствол. Он так же медленно приподнялся с колен, не сводя глаз с обеих целей. Стоять с двумя ружьями в обеих руках, удерживая на мушке две разные цели - задача не из лёгких, но выбора у человека не было.
        Ещё один рык - и из-за угла дома показалась тень нового мутанта. Существо выползло на четвереньках и, заметив двух монстров, выпрямилось, ожидая нападения. Но мутанты не обратили никакого внимания на новенького и продолжили приближаться к человеку. Увидев, куда они направляются, монстр решил присоединиться к охоте, тем более что сородичи не выказывали какого-либо недовольства и агрессии в его адрес. Мутант повторил рык и, не получив никакого ответа от соседей, окончательно утвердился в своём решении. Его глаза вспыхнули ярче обычного, а рот наполнился липкой слюной.
        - Вот только тебя не хватало! - негромко сказал мужчина и сделал шаг назад.
        Дальше идти некуда - он упёрся спиной в дощатую дверь сарая.
        Он был сосредоточен и на удивление спокоен: «Я выстрелю из обоих ружей и укроюсь в сарае, там сумею перезарядить ружьё и добью оставшегося! Так и сделаю!»
        Монстры, следовавшие впереди, были совсем близко.
        Фёдорович спустил курок правого ружья, и обе пули угодили точно в грудь чудовища. Мутанта отбросило назад, и он несколько раз перевернулся в воздухе, прежде чем замертво упасть. От возникшей вибрации левое ружьё немного сместилось в сторону, и одна пуля прошла мимо, а другая оторвала правую руку второго монстра. Чудовище развернуло вокруг своей оси, оно упало на колени, но мигом вскочило. Третий монстр перепрыгнул лежащий труп, сделал несколько быстрых шагов и, оттолкнувшись от земли, с душераздирающим воплем устремился на человека.
        - Мать вашу! - заорал мужчина.
        Он бросил левое ружьё, моментально развернулся к сараю и пронзительно закричал, нащупывая засов трясущимися руками.
        Ещё мгновение… вот оно… перед глазами полная темнота, сердце бешено колотится… Боже, ничего не видно… где эта чёртова ручка? Он поднял засов и резко дёрнул вправо. Затем схватился за ручку двери и потянул на себя.
        В этот момент монстр приземлился прямо за спиной человека, грубо схватил его за воротник куртки и дёрнул на себя.
        Никогда прежде Фёдорович не ощущал на себе такой нечеловеческой силы. Его, словно котёнка, подняли за шиворот и швырнули на пол. Он почувствовал, как земля ушла из-под ног, как кто-то силой выдернул ружьё из рук и отшвырнул далеко в сторону, услышал, как победно рычат монстры, предвкушая скорую кормёжку и… ещё один новый рык.
        От удара он едва не потерял сознание, но сразу вскочил, чтобы встретиться со смертью лицом к лицу. Каково же было его удивление, когда увидел, как огромный волк разрывает на куски тех, кто только что собирался расправиться с ним самим.
        В тот момент, когда человек дёрнул ручку двери, ему навстречу выпрыгнул новый мутант, но он не успел этого заметить. Чудовище вылетело из сарая и без промедления накинулось на монстров.
        Первым умер тот, что швырнул мужчину. Острые зубы сомкнулись вокруг шеи мутанта, и лишь булькающие хрипы успели вырваться из пасти монстра, а его голова отделилась от туловища. Второй мутант, потерявший конечность, оценив силу соперника, решил бежать. Но волк был быстрее, намного быстрее. Он догнал свою жертву, и через пару секунд ещё одна голова глухо ударилась о землю. Волк облизнул окровавленную пасть, несколько раз обнюхал лежащую «болванку», выпрямился, отряхнулся, затем игриво завилял хвостом и направился к опешившему человеку.
        - Бакс? - дрожащим голосом произнёс мужчина, не веря своим глазам. - Что с тобой случилось? Это ты?
        4
        Сначала пришлось пройтись по деревне и местами её зачистить. Нос Бакса был лучшим навигатором. Собака предупреждала лаем о приближении опасности, и Фёдорович со временем научился определять направление, откуда появится монстр.
        Идея переселиться под землю пришла не сразу - спустя две недели укрытия в лесах и на заброшенных хуторах.
        Только там он сможет чувствовать себя в безопасности, ну, или почти в безопасности, иногда думал он, глядя на пса-волка.
        Человек и собака нуждались в запасах воды и еды, и проще всего добыть их в городе, до которого добраться пока не представлялось возможным. Идея пополнить запасы в родной деревне, где осталось несколько магазинов и складских помещений, нравилась Фёдоровичу куда больше, чем мысль о посещении города-призрака.
        Это было рискованным делом, если учесть, что у него оставалось всего тридцать два патрона. Можно положиться на собаку, которая теперь напоминала оборотня-волка, но постоянное недоедание не лучшим образом сказывалось на самочувствии Бакса, всё больше времени он стал проводить на заднем сиденье машины, где спал, вытянувшись и положив голову на передние лапы.
        Благо проблем с топливом не возникало - во многих брошенных на трассе машинах баки были наполнены, а в некоторых стояли и полные канистры.
        Однажды Бакс, прогуливаясь вокруг машины, в которой Фёдорович в полудрёме размышлял о том, как быть дальше, резко сорвался с места и помчался в поле. Он отсутствовал минут двадцать, и всё это время взволнованный мужчина стоял у края дороги с ружьём наготове и наблюдал, как пёс за кем-то гоняется вдалеке. А потом, довольно виляя хвостом, охотник вернулся к хозяину с добычей в зубах.
        Фёдорович очень обрадовался - уже почти десять дней они не ели ничего мясного. Издалека добыча напоминала тушку зайца, но, разглядев существо поближе, он понял, что всё намного хуже, чем он мог представить…
        Серое тельце, действительно похожее на заячье, только размером раза в три больше, торчащие уши, заканчивающиеся чёрными кисточками, как у рыси, и заострённая мордочка с выглядывающими из пасти… клыками. Всего торчало четыре клыка - два по краям нижней челюсти и два центральных, сросшихся у основания, с верхней.
        Фёдорович осторожно раскрыл веко мутанта и волна холода пробежала по телу. На него смотрело ярко-красное, почти пылающее око. Даже принадлежавший мёртвому существу глаз, казалось, смотрел на человека, и на мгновение мужчине почудилось, что расположенный в центре тусклый двойной зрачок в виде знака бесконечности расширился, а потом немного сузился от реакции на яркий дневной свет. Это был совсем не заяц и уж точно не травоядное.
        На самом деле Бакс поймал дальнего предка обычного зайца. Современные учёные считали, что у нынешнего зайца и кролика есть общий предок - Gomphoselkema. Но они ошибались, и очень сильно. Gomphoselkema был безобидным родственником белки, а предком зайца и кролика являлся Niriorus. Это очень быстрое существо, размером со взрослую собаку, было хищником. Вирус усовершенствовал данный вид и устранил множество недостатков, создав по-настоящему опасного зверя. Niriorus обладал двойным зрачком - один для ориентации днём, а другой - ночью, и ночью он видел на гораздо большее расстояние, чем в светлое время суток. Его скорость многократно превышала скорость человека, и пока Фёдорович пробежал бы стометровку, Niriorus обогнал бы его раз пять. Существо набрасывалось на жертву и перегрызало горло. Если жертва укрывала горло руками, хищник мог с лёгкостью отгрызть и конечности. Дело в том, что Niriorus не способен был потреблять твёрдую пищу, он переваривал только жидкость и поэтому стремился к наиболее широким сосудам, тепло которых ощущал своими рецепторами, расположенными на верхушках кисточек. Существо
опустошало кровеносные сосуды жертвы и бросало труп, который всё равно долго не залежался бы, вряд ли ему дали бы даже начать разлагаться.
        - Ты будешь это есть? - обратился мужчина к собаке и его передёрнуло от отвращения. Но длинный высунутый язык пса, который то и дело облизывал пасть, и частые движения кадыка говорили сами за себя.
        Фёдорович всё понял и направился в машину за спичками и запасёнными дровами.
        Через час пища была готова. Тушка шкварчала на костре, издавая такие ароматные запахи, что мужчина едва успевал проглатывать слюну. Вкус еды оказался восхитительным, и Фёдорович перестал думать об ужасном виде приготовленного существа. Пищи сполна хватило, чтобы насытились и человек и пёс, к тому же Бакс жадно поглощал и все кости, громко перемалывая их мощными челюстями.
        - Надо возвращаться! - сказал мужчина, обглодав очередную кость и швырнув собаке. Бакс поймал её на лету, и послышался привычный хруст. - Ты представляешь, какие там запасы тушёнок?! А вяленое мясо! Только надо подумать, как это правильно сделать!
        Часы показывали 15.30, и Фёдорович решил ехать прямо сейчас, надеясь на то, что мутанты либо ушли в поисках пищи, либо посжирали друг друга, хотя едят ли они себе подобных, он не знал.
        Чёрный джип промчался мимо таблички «Тевли 10», и вдруг водитель заметил вдалеке перевёрнутый микроавтобус, который перегородил движение в обе стороны. Когда в прошлый раз они здесь проезжали - пять дней тому назад, машины не было.
        Мужчина поглубже вдавил педаль акселератора. «Чёрный зверь» зарычал, выбрасывая клубы белого дыма из-под колёс, и рванул с места так, что Бакс недовольно взвизгнул, едва не слетев с заднего сиденья.
        Через пару минут мужчина и собака стояли у задних дверей перевёрнутого белого микроавтобуса. Номер был минский. «Может, в гости приехали, или товар какой развозили», - подумал Фёдорович.
        Длинный тормозной путь свидетельствовал о том, что водитель резко затормозил, автомобиль бросило влево, и он перевернулся. Дверь со стороны пассажира была открыта. Ну, значит, один человек точно выбрался. Или, наоборот, кто-то забрался внутрь? Фёдорович посмотрел по сторонам, слева успела подняться почти по колено кукуруза, которая была достаточно густо посажена, и если кто хотел сделать засаду, то это не составило бы никакого труда. Справа колосилось поле пшеницы, её колоски плавно покачивались, словно волны золотистого океана, гонимые лёгким дуновением ветра, и в них тоже можно при желании укрыться. Почувствовав тревогу, мужчина крепче сжал ствол ружья. Осторожно подойдя к кабине, он заметил руку, торчащую из-под неё, со стороны водителя. Конечность до середины предплечья была придавлена кабиной, скорее всего, при падении рука просто выпала через незакрытую форточку. Рука успела почернеть и начала немного набухать, но что удивительно - вокруг не было ни единой мухи, ни одного насекомого, словно и эти твари повымирали.
        Бакс подошёл, обнюхал конечность и принялся лаять.
        - Тихо, ты! Ну, Бакс! - скомандовал человек.
        Собака посмотрела на хозяина, замолчала, но от конечности не отошла.
        Мужчина обошёл кабину, надеясь увидеть водителя через лобовое стекло, но оно оказалось покрыто десятками мелких трещинок, скрывавшими происходящее внутри.
        - Бакс! Иди сюда!
        Собака подошла и вновь разразилась громким лаем. Её уши приподнялись, а из оскаленной пасти показались острые клыки.
        - Там кто-то есть? - спросил человек, глядя на рычащую собаку. - Сейчас, отойди!
        Мужчина размахнулся и ударил прикладом в стекло.
        5
        - И здесь эти твари! - с ненавистью выпалил мужчина и направил ствол на лежащее существо.
        Водитель покоился на левом боку. Видимо, он ехал с открытым окном, высунув руку, и при аварии конечность заблокировало. Сам водитель не был уже похож на человека. Тело настолько увеличилось в объёмах, что одежда не выдержала и лопнула. Теперь поверх густой чёрной шерсти виднелись лишь ошмётки ткани. Существо, полностью покрытое густым волосяным покровом, напоминало огромную гориллу, вот только голова пока походила на человеческую, и шерсть на ней была не такой густой и длинной. Скорее всего, существо было мертво.
        - Как думаешь, сдох? - спросил мужчина.
        Бакс крутанулся вокруг себя и снова зашёлся лаем.
        - Ладно! - не отводя ружья от чудовища, продолжил Фёдорович. - Давай посмотрим, что он вёз, и поедем дальше! Чёрт с ним.
        Двойная дверь оказалась закрыта, и пришлось постараться, чтобы её отпереть. Фёдорович хотел уже стрелять, когда вспомнил, что в машине лежит ломик-фомка. Несколько ударов - и замок сломан. Мужчина, отложив лом на землю, немного приоткрыл правую дверь, чтобы полностью отворить левую. Дверь с грохотом распахнулась, и несколько округлых предметов выкатилось прямо ему под ноги.
        Фёдорович присел и поднял один из них, затем посмотрел в кузов автобуса и присвистнул:
        - Этого не может быть! - он глянул на собаку, которая непонимающе, наклонив голову набок, рассматривала груз.
        - Этого просто не может быть! - заорал Фёдорович и рассмеялся.
        Он подошёл и вытащил один из автоматов. Кузов микроавтобуса до половины был завален оружием. Автоматы вперемешку с пистолетами, перевёрнутые ящики с гранатами и магазинами…
        - Мы всё это возьмём! А если что-то останется - вернёмся! Ну а сейчас… - он вновь засмеялся, глядя в сторону деревни. - А сейчас загрузим, сколько сможем, и вернёмся домой! Да, дружище?!
        Бакс, видя настрой хозяина, отреагировал радостным лаем и весело завилял хвостом.
        В багажник джипа поместились четыре ящика пистолетов, три ящика магазинов и ящик гранат. Туда же Фёдорович уложил сорок автоматов и ещё пятьдесят на заднее сиденье. Бакс уселся на свободное место пассажира справа и несколько раз гавкнул на хозяина, показывая недовольство.
        - Потерпишь! - ответил мужчина, укладывая ещё несколько стволов на переднее пассажирское сиденье. - Пойдём, немного потренируемся и поедем!
        Первой мишенью для стрельбы стал труп мутанта. Мужчина разрядил в него несколько обойм, вспоминая, как правильно держать ствол, менять магазин и целиться. Через полчаса вооружённый до зубов Фёдорович направился в родную деревню.
        6
        Фёдорович аккуратно объезжал перевёрнутые и выгоревшие машины и внимательно смотрел по сторонам. Трупов убитых существ нигде не было, как и пассажиров, тела которых раньше лежали вокруг машин. Через центральную часть повреждённого лобового стекла было сложно наблюдать за дорогой, и изначально он решил и вовсе его выбить, но потом передумал и оставил - хорошая защита от ветра во время быстрой езды, к тому же по краям стекло оставалось целым, этого вполне хватало для обзора проезжей части.
        - Ни одной твари! И тел тоже нет! - вслух сказал он, сворачивая с центральной улицы.
        Джип немного проехал, а затем повернул направо - на улицу Южную, где прежде жил Фёдорович. Он остановил машину и повернулся к собаке:
        - Давай выйдем и осмотримся!
        - Странно, как будто никого нет! - сказал мужчина, глядя на незахламлённую автомобилями дорогу и дома вокруг. - Вроде чисто!
        Но стоило ему это произнести, как ветер донёс отголоски звериного рыка, и собака начала лаять, глядя куда-то вперёд.
        Вдалеке, из переулка, показались две фигуры. Расстояние было немалым, и Фёдорович не мог разобрать, кто это, но прекрасно понимал, что пора целиться.
        - Бакс, отойди…
        Ещё один рык, теперь сзади. Мужчина резко развернулся и увидел нового мутанта. Ветер дул с противоположной стороны, поэтому собака не смогла учуять запах. Существо стояло на четвереньках, метрах в пятидесяти. Оно было гораздо меньше человека и чем-то напоминало… собаку.
        - Бакс, стой тут! Понял? - заорал мужчина на рычащего пса, который в любой момент готов был сорваться и броситься на противника.
        Он поднял автомат и передёрнул затвор.
        - Ну, давай! - крикнул он и, не обращая внимания на других монстров, сделал несколько шагов в сторону собаки-мутанта, затем прицелился и нажал на спуск.
        Мутант бросился атаковать, но с такого расстояния Фёдорович прекрасно стрелял и точно поразил цель. Существо упало, но продолжало издавать душераздирающие звуки и дёргать лапами, поднимая тучи песка в воздух.
        - Готов! - мужчина резко развернулся и принялся стрелять по двум другим монстрам. Существа находились далеко, и остаток обоймы он выстрелял в никуда.
        - Ладно! Хрен с вами! - выругался Фёдорович и глянул на собаку, которая абсолютно спокойно, без лая, наблюдала за приближающимися хищниками. - Значит, мы сами подберёмся ближе!
        Он перезарядил автомат:
        - Давай в машину! Немного подъедем!
        Фёдорович захлопнул дверь за собакой. Уселся на своё место, завёл машину и рванул с места.
        Монстры продолжали наступать, но только теперь им навстречу нёсся двухтонный гигант, не собираясь останавливаться.
        - Держись! - закричал водитель перед самым столкновением.
        Раздался глухой удар, других звуков, издаваемых существами, не было слышно. Один мутант перелетел через машину, а второй попал под колеса. Фёдорович резко затормозил, развернул машину и ещё раз проехался по корчащимся телам.
        - Чтоб наверняка! - крикнул он вслух, развернулся и поехал к своему дому.
        Он остановил джип и выложил с десяток стволов на капот, готовясь к встрече. И ближайших часа три провёл в упражнениях по стрельбе из автомата. Он не считал убитых, но по его прикидкам их оказалось не меньше пятидесяти. К вечеру он решил уехать из деревни и вернуться в поле, где было безопаснее, пока безопаснее. На четвёртый день вылазок мутанты перестали появляться, и он решил, что есть время на обустройство нового жилища. Все тела были собраны экскаватором - который он «одолжил» у соседа, работника местного совхоза - в кучу, и подожжены. Костер пылал почти сутки, и на него тоже начали сползаться охотники, но их было уже меньше, и Бакс всегда предупреждал о новом госте.
        За пару дней мужчина перевёз весь найденный арсенал. Оружие аккуратно складировалось дома, а вокруг были расставлены десятки растяжек и противопехотных мин. Поначалу взрывы гремели очень часто, и Фёдорович уничтожал по десятку тварей каждый день. За это время он собрал необходимое количество техники и стройматериалов, всего этого добра было предостаточно в местном совхозе, да и в деревне у многих имелись трактора и погрузчики. С едой проблем тоже не возникало: шесть магазинов и складов, заваленных крупами, всевозможными консервами, питьевой газированной и минеральной водой, почти в каждом дворе стоял колодец. Жаль, хлеба не было - весь покрылся какой-то красной плесенью. Но зато в каждом доме существовали подвал и кладовая, где хранилось закаток и солений даже больше, чем в магазинах.
        Строительство продвигалось не так быстро. Довольно часто приходилось прерываться и вновь браться за автомат. Благо громкий лай Бакса всегда оповещал о новой угрозе, ещё до того момента, как чужак заходил на заминированную территорию.
        Сначала Фёдорович выкопал очень широкую и глубокую траншею - около шестнадцати метров длиной - от дома до самого сарая. Стены, пол и потолок он собирался сделать из бетонных плит, которые свёз на участок. Затем планировал провести вытяжки, замаскировав их в доме и сарае, и всё засыпать землёй. Аккуратно разровнять, засадить деревьями, а лишнюю землю убрать. Но чтобы уместить необходимое количество припасов, пришлось немного расшириться и доделать две боковые комнаты. Они примыкали точно посередине и отходили в стороны от центрального коридора. Затем он добавил ещё одну отдельную комнату в самом конце коридора, ближе к сараю.
        В первую очередь на голую землю укладывался пласт битого стекла, сверху заливался толстым слоем бетонный раствор, а на него помещались три слоя изоляции и только потом бетонные плиты и вновь цементная стяжка. Железобетонные плиты размещались поперёк выкопанной траншеи, и до сарая их поместилось ровно тринадцать. Изначально Фёдорович хотел просто положить плиты на землю, но, дойдя до трёхметровой глубины, он вырыл… странное создание. Длиной около метра, шириной с поливочный шланг, оно было чёрного цвета, словно вытекшая из недр земли нефть.
        Тварь была выброшена на кучу земли, и заметил он её не сразу. Но Бакс метнулся к куче и начал лаять и скакать вокруг необычного создания.
        Фёдорович с автоматом тоже выскочил из экскаватора и подбежал к собаке. Тварь шипела и извивалась как дождевой червь на крючке, видимо, от попадания солнечных лучей.
        Это был действительно дальний предок дождевого червя, прежде не известный науке. Вирус его «доработал» и изменил. И человеку и собаке повезло наткнуться на него днём, но если бы крипториус добрался до них ночью… Существо не могло быть активно под действием ультрафиолета и находилось в спящем состоянии. Солнечный свет попадал на рецепторы, которыми было усеяно тело крипториуса, и тормозил химические реакции, протекающие в организме существа, включая и мозговые процессы. Но если бы он выполз на поверхность ночью и учуял человека, то немедленно атаковал бы. Тело крипториуса растягивалось до четырёх метров в длину, а скорость передвижения на открытой поверхности превышала шестьдесят километров в час. Хищник моментально запрыгивал на свою жертву и обвивался вокруг, растягиваясь и сжимаясь. Попавший в капкан не мог пошевелиться, и его грудная клетка прекращала двигаться, в попытке сделать вдох жертва открывала рот, и в это мгновение крипториус проникал внутрь. Обречённое создание ещё долго корчилось бы на земле в лужах собственной крови, пока его медленно поедали изнутри.
        Мужчина заметил, что тело существа не гладкое, а состоит из множества полуколец.
        «Что это? - подумал он, передёргивая затвор. - Червяк?»
        После этой «встречи» в целях безопасности Фёдорович решил максимально укрепить своё жилище. По краям уложенных плит вкапывались бетонные столбы, к ним с двух сторон прикреплялись плиты, а между ними вновь заливался бетонный раствор.
        В процессе закапывания боковых стенок в ров постепенно добавлялось битое стекло, гвозди и металлическая стружка - ещё один непреодолимый рубеж для подземных тварей.
        Через шесть метров от центрального коридора в обе стороны были вырыты две комнаты. Две высоты плиты равнялись её ширине. Поэтому на дно комнат он уложил по две железобетонные плиты, параллельно плитам коридора. Комнаты представляли собой идеальный квадрат с размером стороны два метра тридцать восемь сантиметров.
        Ещё через пять метров от центрального коридора вправо уходила третья комната - жилое помещение для человека и собаки.
        Поначалу Фёдорович хотел по всей длине коридора установить металлические балки для поддержания потолка. Железобетонные плиты длиной почти два с половиной метра ложились на боковые стены, и он сомневался, не обвалится ли вся конструкция. Но, немного поразмыслив, решил сэкономить пространство и установил балки лишь в местах ответвления всех трёх комнат: посередине и у входа.
        Фёдорович торопился поскорее спрятаться от нового и такого недружелюбного мира, но ему постоянно приходилось отвлекаться от стройки, хотя это, как оказалось, было не так уж и плохо. Например, желая поскорее укрыться под землёй, он думал, что, закончив строительство, потихоньку перенесёт запасы самостоятельно. Со временем стало ясно, насколько глупа эта затея. Огромное количество запасов, которое он рассчитывал взять, следовало изначально погрузить в убежище и лишь потом установить крышу - так проще и быстрее.
        Бетонный пол левой комнаты он застелил слоем плёнки, а наверху сконструировал поддон из металлических балок, чтобы между припасами и полом было пространство и воздух постоянно циркулировал, не давая скапливаться влаге. Туда были помещены мешки с солью и сахаром, десятки ящиков всевозможных консервов: кукуруза, зелёный горошек, фасоль, оливки, а ещё сгущёнка… много сгущёнки, как же он её любил - одна из немногих радостей, оставшихся в этом мире.
        Особое внимание уделялось ящикам с мясными и рыбными консервами, которых, к счастью, было больше всего. Не все ящики с припасами вместились в комнату, и оставшиеся выстроились высокими рядами, чередуясь с двадцатилитровыми бутылями питьевой воды, вдоль левой стены, сразу за складской комнатой. Ширина коридора была чуть больше двух метров, и её уменьшение сантиметров на тридцать-сорок не сильно стесняло человека и собаку, особенно если учесть, что эти запасы были гарантом выживания.
        Понимал Фёдорович и всю важность медпрепаратов в сложившейся ситуации, и в первую очередь витаминов, приём которых он начал незамедлительно, и антибиотиков. В правую комнату поместилась почти вся местная аптека. Лекарства аккуратно запаковывались в пластиковые пакеты, а затем укладывались в герметичные квадратные контейнеры. Каждая группа лекарств - в отдельный подписанный контейнер. В эти же контейнеры, найденные в аптеке, помещались одноразовые шприцы, капельницы, пластырь и бинты.
        Здесь же стояли два бензиновых генератора, десять ящиков с патронами, пять с пистолетами. Гранаты и мины решено было хранить на поверхности, в сарае. Ящики с автоматами ставились вдоль стены коридора, до складских комнат, часть оружия вешалась на стену у входа.
        Особым грузом являлись всевозможные батарейки, которые также аккуратно запаковывались и прятались в контейнеры. Не менее ценными были и свечи с керосиновыми лампами - единственный источник искусственного света в этом мире. Средства личной гигиены - мыло, шампуни, бритвы и горы туалетной бумаги. Хорошо, что в хозяйственном магазине нашлось в достатке всего. Со временем всё больше вещей доносилось в комнаты, и Фёдорович жалел, что не вырыл ещё хотя бы две дополнительные. Пришлось использовать сарай как ещё один огромный склад - через год и он оказался набит под завязку.
        В жилое помещение он поместил кровать, напротив поставил стол со стулом. Собрал огромное количество книг и разместил на полках над столом. Полки заняли всю стену, не оставив свободного места. Книги приобрели теперь особую ценность, только они могли дать ответы на многие вопросы. Рядом со столом стоял двойной шкафчик, в котором висела одежда на все случаи жизни, хотя в новой реальности постоянные переодевания потеряли всякий смысл. У изголовья кровати находился ещё один шкафчик - тоже с одеждой и обувью. За состоянием своей обуви Фёдорович тщательно следил. Если подошва берцев начинала отходить - подклеивал или зашивал, ну а если не подлежали ремонту - надевал новые. В ногах стояла тумбочка, заполненная тетрадями, в которых он помечал каждый день своей новой жизни - по сути это были его дневники. В некоторых из них он размышлял и мечтал, представляя, каким бы сейчас был мир, не случись всего этого кошмара.
        В шуфлядах письменного стола хранились семейные альбомы с фотографиями, музыкальные диски, которые можно было слушать в машине, получая энергию от аккумулятора. Но это тоже ненадолго - со временем аккумуляторы разрядятся, а источника подпитки больше не было.
        Первым слоем крыши стали бетонные плиты, затем укладывался тройной слой утеплителя, ещё бетонные плиты и цементная стяжка. Покрывал всё слой битого стекла, и вся конструкция засыпалась землёй. Швы между плитами и на стыках особенно тщательно замазывались раствором. Лишняя земля была вывезена с участка и, казалось, никакого сооружения и нет под землёй, лишь перепаханный участок двора, который со временем зарастёт травой. Но трава не взошла, больше ничего не росло - всё погибло или медленно умирало. Трава сохла, желтела и превращалась в пыль, оголяя песок. Самыми первыми погибли посевы: через месяц на полях не осталось и следа человеческих стараний - словно опалённая солнцем пустыня, следом за ними погибли плодовые деревья. Они сбросили листву и засохли. Участившиеся бури с лёгкостью ломали ветви и безжизненные стволы. Дольше всех держались ели, и даже спустя два года некоторые из них ещё зеленели.
        Вход в убежище должен был осуществляться через подвал. Фёдорович собирался установить двойную металлическую дверь, но найденный сейф изменил его планы. Всё-таки сейф понадёжнее, а наличие двери, открывающейся и запирающейся изнутри, оказалось просто подарком.
        «Интересно! - часто думал он. - Зачем в сейфе дверь, которая открывается изнутри?» Но так и ни найдя ни одного логичного ответа, выбрасывал эту мысль из головы и возвращался к реальности.
        7
        Фёдорович зажёг все керосиновые лампы, которые расположил на одинаковых расстояниях - в коридоре поместилось четыре, и ещё одна в комнате.
        Тьма окончательно ушла, и, казалось, даже Бакс, который прекрасно ориентировался в кромешной тьме, был рад тому, что наконец-то наступил день.
        Собака часто облизывалась и топталась на месте, нервно виляла хвостом, периодически недовольно лая на хозяина.
        - Ну сейчас, сейчас! - Фёдорович аккуратно высыпал содержимое мешка на кусок линолеума, который служил обеденным столом для пса.
        В конце коридора мужчина установил печь, смастерив её из трёх МАЗовских дисков, установленных один на другой. В центральном диске он сваркой прорезал дверцу - туда помещались дрова. В нижний диск осыпался пепел, а на верхний ставилась кастрюля или чайник.
        Прямо из стены торчала широкая труба-дымоход - одна из вытяжек, которая проходила под землёй, затем выходила в сарае и заканчивалась ветвистой сетью на чердаке. Туда выходили дым и аромат готовящейся пищи. По ходу трубы было установлено множество фильтров, чтобы мелкие твари, если такие найдутся, не смогли проникнуть внутрь помещения и чтобы немного приглушить выветриваемые запахи.
        Правее печи находилось место приёма пищи для Бакса, за ним тумбочка и кровать вдоль стены. Бакс спал на полу между кроватью и столом. И иногда, когда хозяин был занят своими записями или чисткой оружия, верному другу позволялось поваляться на кровати.
        Фёдорович несколько раз стряхнул мешок, удаляя из него кусочки мяса и остатки шерсти убитых тварей.
        Ещё полгода назад рацион Бакса составляли крысы и полевое зверьё, которых он мог поймать и сам. К тому времени крысы достигали тридцатисантиметрового роста и почти метра в длину. Они искали пропитания в одиночку, и Баксу не составляло труда поймать одну или две в день, но со временем они начали объединиться в группы, и однажды Фёдорович едва успел добежать до места, где на пса набросилось с десяток мутировавших существ. Он иногда вспоминал, как огромный пищащий шар катался по полю - твари облепили собаку, пытаясь её убить. Минут через десять все крысы были мертвы, но и Бакс еле держался на ногах. Его правая скула кровоточила, а оба уха были разодраны. На спине и боках остались множественные следы укусов, шерсть в этих местах была вырвана и зияли кровоточащие раны. Пёс благодарно смотрел на своего спасителя, а с высунутого языка медленно капала кровь. Бакс попытался сделать шаг, но, взвизгнув, упал.
        Внутри у Фёдоровича всё сжалось, когда он на мгновение представил, что останется один в этом… в этом ужасе и хаосе. Он подбежал к собаке и попытался приподнять тело, но вес мутанта-пса превышал привычные двадцать килограммов, и Фёдоровичу пришлось бежать за тачкой.
        Собака поправлялась долго, почти месяц. И все тридцать дней хозяин ежедневно обрабатывал раны, которые никак не хотели заживать, и колол то антибиотики, то витамины. И когда наконец Бакс поправился, решил никуда не отпускать его одного. Но чаще Фёдорович оставлял своего друга не потому, что считал обузой, нет - он дорожил им больше, чем некоторые люди дорожили друг другом в том далёком и беззаботном мире, он дорожил им больше, чем… собой.
        Бакс набросился на освежёванные тушки, напоминавшие по размеру кошек. Но это были вовсе не кошки.
        Да мужчина и сам не знал, кто эти существа. Просто со временем крысы исчезли, полевые звери тоже, и приходилось уходить в лес, где на наживку - мёртвое тело такой же твари - попадались эти зубастые и длинноухие создания.
        Раздались звуки крошащихся костей и глотательных движений - собака жадно поглощала мясо.
        Мужчина отодвинул стул и уселся на своё место. Он достал медальон и положил перед собой.
        Постепенно перед глазами возникли родные образы, и, сам того не замечая, он начал улыбаться…
        Фёдорович вышел к калитке, как всегда, встречать сына с семьёй. У Виктора свободные выходные, и они решили провести их с родителями. Будет много разговоров, смеха и просто милого и доброго общения с самыми близкими людьми.
        Со временем ты начинаешь понимать, как мало уделял времени подрастающим детям, и замечаешь это лишь тогда, когда они тебя покидают и создают свои семьи. И ты дорожишь каждой минутой, которую тебе дарит судьба на общение с родными, и хорошо, если ты это успел осознать, а если нет… ну что ж… время слишком быстро летит, и второго шанса может и не быть.
        Фёдорович посмотрел на фото в рамке. На нём он возле беседки держал на руках двух внучек - Анну и Настёну. Фотографировала Надя, а стоявший у неё за спиной Виктор корчил рожицы, пытаясь вызвать улыбку у уставшей Насти. Виктор кривлялся так, что смеялись и Аня, и Настя, и даже сам дед, который хотел, чтобы это мгновение не прекращалось никогда.
        Вдруг мужчина зажмурился и сжал зубы, как будто внезапная острая боль пронзила его. Он с силой ударил кулаком по столу.
        - Хватит! Я и так потерял слишком много времени!
        Бакс с торчащим изо рта куском мяса поднял голову и удивлённо посмотрел на хозяина.
        Тот медленно встал и, глядя на медальон, сказал:
        - Мы едем в Брест! - он так же медленно перевёл взгляд на собаку и спросил: - Скорее всего, там много тварей, и я могу не вернуться! Ты со мной?
        Бакс резко вскочил, раздался хруст ломающейся кости, и кусок мяса исчез в окровавленной пасти. Он громко гавкнул и сделал шаг вперёд.
        - Тогда собирайся! - сухо скомандовал Фёдорович и направился в комнату за боеприпасами. - Выдвигаемся через час!
        Собака некоторое время смотрела на хозяина, который зашёл в одну из комнат и начал выставлять какие-то ящики.
        Затем Бакс пригнул голову и схватил кусок мяса, с характерным звуком несколько раз пережевав, всё разом проглотил и облизал перепачканную кровью пасть. Затем понюхал оставшуюся тушку и решил доесть. Кто знает, когда в следующий раз придётся есть свежее мясо?
        8
        Фёдорович загружал последние ящики в багажник своего «чёрного охотника». Так называл он теперь джип. И действительно, внешне тот скорее походил на автомобиль из какого-нибудь фантастического боевика, чем на обычное средство передвижения.
        Широкие покрышки, усиленные слоем металла с приваренными к нему шипами - гайками и болтами для лучшего сцепления с почвой (или же для разрыва тварей, попавших под колеса). Поверх заменённого лобового стекла легла оцинкованная решётка с мелкими ячейками. Такие же решётки защищали и остальные стёкла авто. Дополнительные листы жести, приваренные к очищенной поверхности кузова, укрепляли крылья, двери, крышу, днище и капот. К передней части Фёдорович приварил широкую чугунную решётку, а к ней - четыре заострённых металлических штыря метровой длины каждый. Во время одной из вылазок «охотника» на штырях осталась наколотой голова мутанта - как награда от побеждённого победителю. Фёдоровичу эта идея понравилась, и теперь на двух крайних шипах торчали обожжённые черепа мутантов; такой же, но немного пожелтевший, с длинными выступающими клыками череп был надет на фаркоп сзади. Машина несколько раз перекрашивалась специальной чёрной краской по металлу, которую он нашёл на стройке, и всё вместе придавало дополнительного демонизма автомобилю и его водителю.
        Прямо над задними сиденьями, по центру, было вырезано округлое отверстие, в которое с лёгкостью проходил корпус взрослого мужчины. Длинная металлическая тренога, прикрученная к полу, прошивала крышу и через специальное отверстие выходила наружу, немного впереди люка. К ней крепился треножный же станок пулемёта, и стрелок мог бы с лёгкостью вести огонь во время езды, жаль только, что стрелка не было.
        Но иногда Фёдорович останавливал машину и издалека превращал в решето мчавшееся на него создание, а иногда и просто стрелял по мишеням. Такой же пулемёт он хотел прикрепить и на капот, но отказался от этой идеи. Уж слишком сильно стрельба будет отвлекать от езды, ведь иногда проще сбежать, чем истратить впустую весь боекомплект на тварей, которые и сами прекрасно истребляют друг друга.
        В багажник поместился запас еды и воды, которого вполне хватит недели на две. Тёплая одежда, два ящика с полными магазинами, шесть 20-литровых канистр с топливом (и ещё девяносто три литра в баке), ящик лекарств и средств первой медпомощи. Шесть коробок с лентами, по двести пятьдесят патронов каждая, он поставил на заднее сиденье, туда же поместилась гора автоматов и коробка с пистолетами. К передней панели Фёдорович клейкой лентой прикрепил несколько пистолетов. Ещё парочка стволов крепилась над водительским и пассажирским сиденьями. Идея погрузить как можно больше оружия была воплощена сполна - оно было повсюду: в бардачке лежали армейские ножи, в передних дверках надёжно фиксировались гранаты, а на задней полке - запасной пулемёт и заправленные пулемётные ленты.
        Фёдорович наклонился за очередной коробкой, и вдруг до этого спокойно стоящий пёс разразился лаем и начал нервно переступать лапами.
        Мужчина снял автомат с плеча.
        - Что, кто-то ещё хочет в гости? - ухмыльнулся он.
        Фёдорович обошёл машину и посмотрел вдаль, туда, где ещё совсем недавно замер мотоцикл.
        На том же самом месте, где оба мутанта наблюдали за человеком, теперь стояло новое существо, точнее, два - одно побольше, другое совсем маленькое. Даже с такого расстояния опытный охотник узнал зверя.
        - Не может быть! - дрожь пробежала по спине.
        Он перебросил автомат через плечо и коснулся кармана пальто, нащупывая половинку бинокля.
        - Чёрт! - выругался он, вспомнив, что оставил «подзорную трубу» на полке рядом с шапками. - В самый подходящий момент!
        Собираясь в дальний путь, Фёдорович полностью переоделся, забыв вложить в карманы многие привычные вещи. Он надел всё новое и надёжное - всё-таки в город собирается. Длинное чёрное пальто, выглядевшее как только что купленное (что неудивительно, оно почти два года пролежало в контейнере и ни разу не надевалось), чёрные пятнистые брюки, заправленные в высокие сверкающие берцы.
        Тёплый тёмный свитер с высоким воротником - на этот раз он решил не надевать «ошейник». На руках - чёрные кожаные перчатки с обрезанными пальцами. Раньше он их никогда бы не надел, считая юношеским атрибутом, но теперь, когда постоянно приходилось стрелять, а температура даже летом не поднималась выше плюс семи, он по достоинству оценил их преимущества. Забыв вложить бинокль и запасные очки, он тем не менее не забыл армейский нож, прикреплённый к правой голени, и два пистолета, которые крепились к бёдрам, для максимально быстрого выноса оружия. На животе, под пальто, висели шесть отдельных подсумков - два с магазинами для автомата и четыре для пистолетов, сзади на поясе - его любимый нож: кастет с приваренным к нему лезвием.
        Зверь был далеко, но человек, который хоть раз видел его вблизи, узнает и с большего расстояния, тем более охотник. И, конечно, Фёдорович сразу понял, что перед ним взрослый волк с малышом-волчонком.
        - Это… это волк, Бакс!
        Мужчина повернулся и посмотрел на собаку. Бакс прекратил лаять и теперь просто сидел и вилял хвостом, разбрасывая в стороны песок.
        Вдалеке раздался вой, и мужчина ощутил, как задрожали руки и сильно зачесалась шея от стекающих капелек пота.
        - Как же ты выжил, друг, да ещё со щенком? Я…
        Волк, не обращая никакого внимания на человека и отголоски лая собаки, развернулся и последовал прочь, малыш, который и так не сидел на месте, резко развернулся и помчался за взрослым.
        - Нет! - закричал мужчина. - Бакс, их надо догнать!
        Но собака вскочила, подбежала к хозяину и громко залаяла.
        - Ты… ты не хочешь? - изумлённо спросил он. - Но… это единственное существо, которое я…
        Собака вновь залаяла и несколько раз развернулась на месте, словно говоря: «Нет, у нас дела поважнее!»
        Фёдорович посмотрел вдаль. Волк и его детёныш исчезли, но их появление усилило уверенность в том, что кто-то ещё мог выжить в этом безумном мире. И пора его разыскать.
        - Странный ты всё-таки, Бакс! - сказал он, пытаясь что-то разглядеть вдали. - Я иногда даже думаю, что тебя специально подослали ко мне!
        Фёдорович присел и почесал собаку за ухом.
        - Уж больно ты умная тварь! Умнее многих, кого я помню. Нам пора, поехали!
        Он загрузил последние ящики и уселся за руль. Собака сидела сзади, справа от пулемёта.
        - Ну вот и всё! - с грустью сказал человек, глядя через решётчатое окно. - Как думаешь, вернёмся? - и посмотрел в зеркало на пса.
        Бакс поднял морду вверх и несколько раз гавкнул.
        - Я тоже так думаю!
        Мужчина коснулся груди и через слой одежды ощутил приятное давление металла - медальон находился на месте. Он улыбнулся, выжал сцепление и включил передачу.
        «Чёрный охотник» заревел и медленно двинулся в путь. Фёдорович не мог и представить, насколько этот путь будет коротким…
        Глава 16
        Единственные выжившие. Туда, где всё начиналось…
        1
        За долю секунды Виктор отчётливо представил, как его череп разламывается пополам от удара нечеловеческой силы.
        «Нет! Только не сейчас!» - он молниеносно поднял автомат и нажал на спусковой крючок…
        Пуля попала точно в грудь чудовища, но расстояние оказалось слишком маленьким, и гигантская крыса всем весом обрушилась на Виктора. От сильного удара он отлетел назад и ударился о стену окопа. Ему повезло, что тело мутанта сразу обмякло и лапы расслабились, не причинив никакого вреда человеку.
        Виктор сбросил с себя монстра, вскочил и, схватив автомат, несколько раз выстрелил в мёртвое существо. Затем повернулся к Анне, которая вставляла очередной магазин в пистолет.
        - Ты как? - он судорожно сделал глубокий вдох.
        - В порядке! Было страшно, но я в него попала! - сказала девочка и продолжила стрельбу. Её голос звучал куда спокойнее, чем у отца.
        «… но я… в него попала? - повторил он про себя. - Так это она его убила. А я подумал…»
        - Отступаем! - закричал кто-то слева, вернув Виктора к действительности.
        Он высунул голову из укрытия и посмотрел вперёд. До надвигающейся волны мутантов было каких-то метров десять, и сомнений в том, что они вот-вот прорвут оборону, не оставалось. Танки и пушки прекратили стрельбу из-за слишком близкого расположения цели, и лишь пулемёты и автоматы пока сдерживали напор чудовищ, но было понятно, что это ненадолго.
        - Аня, отступаем к бункеру! - закричал он. - Быстро уходим!
        Малышка достреляла обойму, спрыгнула с ящика и подбежала к отцу. Виктор подхватил дочь и вытолкнул её на поверхность, затем нагнулся, схватил из ящика две гранаты, быстро рассовал их по карманам и сам вылез из окопа.
        Вокруг него люди в панике отступали ко второй линии обороны.
        Повсюду были слышны крики ужаса, некоторые, добежав до второй линии, бросали оружие и бежали дальше, надеясь укрыться в контейнерах.
        Поток мутантов тем временем добрался до узкого перешейка, который никак нельзя было отдавать. Монстры устремились по тесному переходу, но теперь вся огневая мощь сосредоточилась на этом участке, и твари, чьи лапы только касались моста, погибали. Их тела падали, и на них заскакивали новые особи. Куча трупов разрасталась, её верхушка обваливалась, и мутанты, срываясь, падали в глубокий защитный ров. Тела тонули в сверкающих волнах колючей проволоки, и ни одно создание не могло оттуда выбраться. Существа дико вопили и лязгали челюстями, попадая в стальной капкан, и исчезали из виду, тоже издавая жуткие звуки, но это были визг и душераздирающие стоны обречённых.
        Люди расположились вдоль второй линии, перед танками и пушками, некоторые забрались на дот и продолжали вести огонь. Пулемётчики на вышках оставались на местах и не прекращали поливать свинцом непрошеных гостей.
        - Всем назад! - прокричал Виктор. - Танки, огонь!
        До цели было немногим больше тридцати метров, и осколки могли ранить и людей, но без поддержки артиллерии исход был бы предопределён.
        С интервалом в одну секунду выстрелили четыре, затем ещё два танка. Все снаряды угодили в цель и расчистили нагромождение мутантов на мосту. Куски тел разлетелись во все стороны, часть потонула в смертоносной реке. Стволы деревьев до половины окрасились жуткими чёрными разводами. На ветвях висели куски мяса, головы и оторванные конечности мутантов. Остатки чёрных шкур свисали с ветвей, напоминая изодранные лохмотья пиратского флага. До людей долетали фрагменты тел - то длинная лапа, то изуродованная голова твари, скалящаяся, обнажая сломанные клыки…
        2
        - Пап, смотри! Они не атакуют! - удивлённо воскликнула Аня.
        Виктор привстал, опустил автомат и крикнул:
        - Прекратить огонь!
        Послышалось множество встревоженных голосов - люди приподнимались с земли, не понимая, что происходит.
        Существа, которые только что всеми силами пытались прорваться к людям, вдруг остановились. Новой волны мутантов не последовало, и чудовища рассредоточились на горизонте.
        Огромные тёмные силуэты сновали вдоль края защитного рва, некоторые суетились на кучах убитых сородичей и периодически нагибались к ним, словно проверяя дыхание или сердцебиение. Твари то пригибали головы, то вновь поднимали, постоянно перебегая от одного тела к другому и издавая жуткие звуки, похожие на…
        - Они пожирают своих! - закричал кто-то с вышки. - Эти твари жрут друг друга!
        Люди решили, что это победа и твари прекратили атаку, поняв, что не сумеют пробиться сквозь оборону и им гораздо проще насытиться умершими, чем потерять всю популяцию. Но… это было заблуждением.
        - Мы победили!
        - Давайте их добьём! - воскликнул кто-то.
        И вдруг… мощный взрыв слева, достаточно далеко.
        - Что это? - испуганно спросила Аня. - Пап, мне страшно!
        Она подошла к отцу и прижалась. Ликование вновь сменилось непониманием и тревогой, люди начали отходить к танкам, бросая насторожённые взгляды в сторону лесной чащи.
        Ещё один взрыв, на этот раз гораздо ближе…
        Защитники столпились у одного из танков, даже те солдаты, которые перезаряжали орудия, оставили позиции и начали отходить к общей группе, другие забрались на стальных гигантов, и все вместе пристально вглядывались вглубь леса, не забывая следить и за тварями, пожиравшими себе подобных.
        - Красный! Ты что-нибудь видишь? - крикнул Виктор.
        Он с дочкой обошёл орудия и оказался ближе всех к лесу. Стволы деревьев - елей и сосен - были не слишком толстыми, но росли близко друг к другу, многие из деревьев ещё зеленели. Поэтому дальше пяти-десяти метров ничего не просматривалось.
        - Витя! Смотри на этих тварей! - прокричал дозорный.
        Существа, которые недавно жадно поглощали мясо, теперь замерли и просто наблюдали за людьми.
        «Вторая волна! - Виктор осознал это со всей ясностью и очевидностью. - Конечно!»
        - Быстро! Занять позиции! - прокричал он, схватил Аню за руку и начал отходить к танкам. - Они нас обошли!
        В это мгновение совсем близко раздался такой пронзительный и дикий вой, что в ушах зазвенело, и десятки изголодавшихся тварей, испуская ужасающие звуки, посыпались с верхушек деревьев.
        Мутанты неоднократно предпринимали попытки проникнуть в крепость, но минные поля не давали им приблизиться, и грохот взрывов доносился до людей каждую ночь. Но существа не были примитивны, они умели сопоставлять, анализировать и исправлять свои ошибки. И с течением времени сообразили, что есть и другие пути, ведущие к цели: можно бесшумно и безопасно передвигаться по деревьям.
        Голод поставил под угрозу само существование многотысячной колонии особей. И чтобы выжить как виду, потребовалось жёсткое и жестокое иерархическое разделение, диктующее каждой особи своё место и предназначение, подчинённое служению общей цели. Самые слабые и бесполезные для колонии особи, потеря которых никак не сказалась бы на процветании вида, призваны были отвлечь внимание людей на себя. Они и составили первую волну нападавших. Их участь была предопределена - быть съеденными своими сородичами или же погибнуть, давая возможность более сильным и крупным особям продвигаться незамеченными к крепости.
        Но твари оказались не только хитры и сообразительны, они способны были испытывать азарт и тщеславие от превосходства над противником. И сейчас они не просто стремились утолить голод, они затевали новую игру с потенциальными жертвами…
        Сразу за защитным рвом начинался лес, вырубать который никто и не собирался. А зачем? Кто сможет преодолеть все минные поля и перепрыгнуть десятиметровый ров? Никто. Но люди не могли и предположить, что мутанты додумаются атаковать их с верхушек деревьев.
        Прыгая с деревьев, многие особи сразу достигли берега. Те твари, которые были заняты едой, словно получив приказ, тоже бросились в атаку.
        Вновь тысячи пуль устремились в нападавших, но теперь их натиск остановить было невозможно. Прогремели выстрелы танков и отбросили ещё одну волну чудовищ, пытавшихся перебраться через мост, и на этом смолкли. Мутанты метнулись к мосту, мгновенно его преодолели, и теперь их встретил лишь огонь из дота, не способный помешать им переправиться и накинуться на людей.
        Гигантские крысы, которые сыпались с небес, были трудной мишенью. Они приземлялись и бежали, лавируя между телами убитых и свинцовым потоком.
        - Аня, беги за мной! - закричал Виктор, устремляясь к противоположному краю. Люди, словно рассыпавшийся бисер, разбегались в разные стороны, а твари всё прибывали и прибывали.
        Отовсюду доносились людские крики. Мутанты, стремительно приблизившись ко второй линии обороны, расправлялись с обезумевшими от ужаса людьми. Волна, хлынувшая через мост, поглотила стрелков на доте и понеслась дальше.
        Виктор и ещё несколько десятков защитников добежали до края и стали отстреливаться. Пулемётчики на вышках вели огонь, но твари быстро их обнаружили и кинулись наверх.
        - Папа! - заплакала Аня, глядя, как в дикой пляске смерти погибают последние из защитников. - Куда нам дальше бежать?
        - Стань за меня! - скомандовал он и открыл огонь из автомата.
        Люди, став строем, продолжали держать хрупкую оборону.
        Дальше бежать было некуда: до контейнеров далеко и там уже идёт бой, а через «реку» - десять метров колючей проволоки, невозможно перебраться.
        С вышки, расположенной в нескольких метрах слева от них, слышались пулемётные очереди. Люди неслись к ней и, охваченные безумным страхом, карабкались наверх в поисках спасения.
        Виктор схватил дочь и тоже бросился к вышке. Люди, в надежде забраться повыше, облепили всю конструкцию.
        Несколько десятков монстров, расправившись с теми, кто укрывался в контейнерах, дико рыча и визжа, помчались в сторону вышек.
        - Аня, маленькая! - прокричал Виктор сквозь слёзы. - Давай я тебя попытаюсь перебросить.
        - Нет, папа! Я боюсь, ты не добросишь!
        «Конечно, не доброшу! - как сквозь сон подумал Виктор и протёр глаза - Идиот! Это конец!»
        Люди не прекращали стрелять, но поток монстров докатился до вышки, и чудовища полезли наверх. Десятки монстров одновременно прыгнули на конструкцию, не обращая внимания на стрелков за ней.
        Зубы чудовищ впивались в руки и шеи людей, которые кричали и молили о пощаде.
        Но на мгновение всё перекрыл сильный треск и скрежет металла - вышка под весом скопившихся тел накренилась и начала падать в сторону леса.
        3
        Виктор вовремя успел схватить Аню и отскочить в сторону. Металлоконструкция быстро упала, десятки монстров и людей исчезли в сверкающих волнах колючей проволоки. Снизу раздавались крики о помощи и рычание монстров, сопротивляющихся цепким объятиям колючки.
        - Аня, быстро на шею! - закричал Виктор.
        Он перебросил автомат через плечо, и малышка забралась к нему на спину. Мужчина ступил на поверженную вышку, которая превратилась в мост, дающий единственный шанс на спасение. Он встал на четвереньки, и по перекладинам, когда-то служившим ступеньками, насколько мог быстро стал перемещаться в сторону другого берега.
        - Только держись! - крикнул он и ощутил, как дочь крепче обхватила шею. Дышать стало сложнее, а сердце так колотилось, что он перестал слышать крики людей и вопли тварей.
        За ним устремилось несколько человек. Кто-то оступился, и его тело скрылось в реке смерти. Уцелевшие монстры тоже кинулись через «мост» за убегающими и уже на середине догнали одного обречённого. Солдат успел что-то прокричать, и вместе с несколькими вцепившимися в него тварями свалился в ров. Почти сразу прогремел взрыв - человек успел выдернуть кольцо и подорвал себя и чудовищ вокруг. От взрывной волны часть стенки рва обвалилась, и тот конец «моста», который заканчивался пулемётным гнездом, сорвался и рухнул вниз. Выходов из крепости не осталось.
        4
        Виктор прекрасно знал, как перемещаться по минным полям. Ведь это он придумал схему закладки мин. Растяжка - и сразу мина, два шага - и вновь растяжка и две мины, одна за другой, ещё два шага - и всё заново. И это безумие растянулось на несколько десятков метров. Но выбора не было.
        Перебравшись на другой берег, Виктор отошёл на десять шагов, это был безопасный периметр, и обернулся, чтобы подождать остальных. Прозвучал взрыв, и он немного присел, держа дочь на спине. Больше никто не сумел перебраться - они оказались единственными, кому повезло.
        Он смотрел на крепость и не верил своим глазам. Самое огромное скопление тварей кишело у второй линии, там, где полегло больше всего защитников. Чудовища визжали и толкались, разрывая тела людей и жадно поглощая куски мяса. Огонь ещё вёлся из пулемётов некоторых танков, не смолкал и дот - мутанты не могли прогрызть толщину брони и металла. Часть монстров рыскала среди контейнеров, видимо, кто-то сумел укрыться внутри. Но людские крики прекратились, доносились лишь злобные вопли дерущихся за мясо тварей.
        Один из мутантов, который рыскал среди броневиков, поднял голову и принюхался, затем обернулся в сторону обрушившегося моста и с пронзительным визгом ринулся к нему.
        - Только не отпускай! - сказал Виктор, развернулся и начал отсчитывать шаги.
        5
        «Два шага, переступаем растяжку и ставим ногу немного дальше, чтобы не наткнуться на мину». Зелёная трава исчезла, выгнила, листья и опавшие иглы тоже сгнили, и лишь высохший, сильно пожелтевший мох хрустел под ногами. Среди коричневых стволов и грязного настила натянутые нити были очень хорошо заметны. Нужно помнить одно: после первой растяжки - мина, а после второй - сразу две, только бы не перепутать последовательность.
        Виктору казалось, что он прошёл несколько километров, так тяжело ему давалось преодоление собственных ловушек. Лоб покрылся испариной, капельки пота иногда срывались и тоненькой струйкой текли по лицу. Когда они докатывались до верхней губы, он их слизывал, ощущая солоноватый вкус. Ребёнок изо всех сил держался за шею, и Виктор не всегда мог сделать полноценный вдох. Ремень автомата больно резал плечо, а гранаты периодически чувствительно ударяли по бёдрам, но это было неважно. Ведь они живы! Он и его родная дочь.
        Крики чудовищ и выстрелы стали не слышны. Лишь скрип колышущихся под порывами ветра стволов и хруст крошащегося мха под ногами. Можно сбавить ход.
        - Пап, ещё долго? - почти прошептала Аня, боясь, что кто-нибудь её услышит.
        - Нет! Думаю, нет. Скоро дорога, а там можно идти по…
        Взрыв позади них прозвучал так неожиданно, что маленькая Аня вскрикнула и задрожала, а Виктор чуть не наступил на мину.
        «Это они! - понял он. - Надо бежать!»
        - Они идут за нами! - прохрипела дочь и опять принялась тихонько всхлипывать.
        - Всё в порядке! - ответил отец, заметно ускорившись. - Они не смогут… там столько…
        И тут он вспомнил, что эти твари способны перепрыгивать с дерева на дерево. Но погонятся ли они за двумя людьми, когда в крепости столько «еды»?
        Он не мог знать того, что более сильные мутанты не подпускали к завоёванной добыче слабых сородичей, существование которых не имело значения для колонии. Запасы пищи должны достаться самым сильным, тем, кто сможет дать жизнь здоровому и крепкому потомству. Слабым и больным не давали утолить голод даже падалью, и, учуяв запах людей, твари, гонимые диким голодом, обошли крепость и бросились вдогонку.
        Ещё одна растяжка, и… дорога.
        - Держись как можно крепче! - закричал Виктор и рванул вперёд по хорошо утрамбованной лесной дороге.
        Даже с ребёнком на шее, уставший и измотанный, он нёсся как ветер. Во рту пересохло, и губы горели, словно обожжённые кислотой, когда их касалась капля пота. Спина взмокла. Берцы сильно натёрли ноги, и каждый шаг причинял боль. Длинное пальто тоже мешало, постоянно цепляясь за ноги. Но он не собирался останавливаться, Виктор точно знал, что по крайней мере пять километров он легко преодолеет.
        Тропа завернула влево, и внезапно сзади раздался пронзительный писк и послышались глухие удары о землю, через долю секунды звук повторился, но уже ближе.
        - Папа, они нас догонят!
        - Нет, не догонят!
        Виктор вспомнил, как бежал на соревнованиях с одной только мыслью, мыслью о победе. И он побеждал. Не всегда, но в большинстве случаев победа была за ним. Он мог не сдать «стометровку», но пробежать три или пять километров - запросто.
        Сложнее всего давались первые триста метров, а дальше дыхание приходило в норму, и он нёсся, постоянно ускоряясь и не замечая стука барабана в груди и свиста в ушах.
        Сейчас Виктор бежал со всех ног, но всё равно не так, как раньше. Руки были не задействованы, ему приходилось поддерживать дочь.
        К тому же мешал и лишний вес, и совсем не спортивная одежда. В общем, вряд ли он занял бы первое место на спортивных соревнованиях. Но здесь и сейчас он просто обязан стать первым.
        На сколько хватит сил монстров, он не знал, не знал и с какой скоростью они способны передвигаться, но знал, что ещё долго сможет бежать… если его не догонят.
        Лес вдруг резко закончился, и Виктор, выскочив из него, помчался по выжженному полю. Трава давно погибла, и теперь это была пустыня, где не хватало лишь высоких барханов. Благо, что песок был твёрдым и ноги уверенно касались поверхности.
        - Папа, они сзади! - прокричала дочь.
        Виктор понял это и сам по многоголосым воплям охотников, преследующих добычу… Он не мог обернуться, чтобы посмотреть, сколько их, но по звериному реву и писку было понятно, что за ними гонится несколько десятков тварей.
        - Ты можешь достать пистолет? - прохрипел Виктор и опомнился. - Нет, не надо! Ты можешь упасть!
        И тут ветер донёс до него запах, который ни с чем не спутать.
        «Конечно! - он даже улыбнулся. - Там река!»
        Впереди действительно раскинулась широкая река Мухавец, где прежде он не раз бывал на рыбалке. Иногда они всей семьёй собирались на отдых и уезжали подальше от города, устраиваясь на пикник с ночёвкой. Он не знал, где она берёт начало и где кончается, но знал, что её воды несутся до самого Кобрина. В этом небольшом городке возвели два огромных моста через двухсотметровую реку, и каждый раз, проезжая по ним, Виктор с семьёй любовались прекрасным видом. Жаль, что нельзя останавливаться на мосту! Но теперь он бежал не для того, чтобы полюбоваться сверкающей гладью. Он должен добежать до реки и прыгнуть в её воды. Есть ли там мутанты? Он не знал, отряды разведки запасались водой из родников и никогда не подходили к рекам. Сейчас он видел в этом единственное спасение, надеясь, что твари не умеют плавать и что в реке всё-таки нет мутантов.
        Впереди показалась блестящая под скудными лучами солнца серебристая поверхность. Он ощутил, как ребёнок попытался повернуться. Девочка дёрнула правой ногой и взвизгнула.
        - Он меня сейчас укусит! Папа!
        «Они так близко? Вот она, река! Ещё пару метров!»
        Аня резко подтянула ногу, и от этого её вес сместился на левую сторону. И Виктор потерял равновесие. Он и не заметил, как земля ушла из-под ног, но понял, что падает.
        Виктор отпустил руки, чтобы смягчить падение, выставив их вперёд. Он услышал крик ребёнка, который перелетел через него, и всё поглотила тьма. Он больно ударился головой о землю и потерял сознание.
        6
        Виктор медленно открыл глаза. Голова немного болела, и саднила кожа на правой половине лица. Всё вокруг было во тьме, и он не мог понять, где он и что произошло. Но память вдруг вернулась, и он вспомнил всё, что случилось.
        Он резко приподнялся и закричал:
        - Аня! Малыш, ты где? - сердце бешено стучало. От быстрого подъёма голова сильнее заболела и зазвенело в ушах. Он ощутил что-то тяжёлое на коленях и, посмотрев, увидел спящую дочь, которая скрутилась калачиком и, обняв автомат, спала, положив голову на колени отцу.
        - Боже, ты жива!
        Потоки радости хлынули с такой силой, что глаза стали влажными, головная боль сразу улетучилась. Виктор аккуратно приподнял голову дочери и привстал на коленях. Затем сбросил пальто, достал гранаты и аккуратно отложил в сторону. Подложив один рукав под голову девочки, остальной частью укрыл её.
        - Спи, милая! - он осторожно, чтобы не разбудить малышку, нагнулся и поцеловал в лоб.
        Прямо перед ним, метрах в пяти, раскинулась река, в тихих водах которой сейчас отражался яркий диск бледно-жёлтой луны и россыпь мерцающих точек. Позади виднелся лес, который два года скрывал и защищал их от нового и такого безумного мира.
        Он точно знал, что трасса М-1 проходила над Мухавцем и сейчас располагалась справа, километрах в трёх. По крайней мере, какой-никакой, но ориентир имелся. Чудом уцелевшие наручные часы показывали 3.46, была тихая июньская ночь.
        Вот только теперь почти каждая ночь сопровождалась морозами и даже снегом. И эта ночь не была исключением. Средние колебания температуры летней ночью составляли от -2 до -10 градусов.
        Но удивительно, Виктору не было холодно, он чувствовал тепло, и тепло шло от… реки. Он ощущал всем телом, как потоки тёплого воздуха исходят от водной поверхности.
        - Странно! - вслух сказал он и подошёл ближе к берегу.
        Ничего особенного: спокойная и умиротворённая чёрная гладь реки и… тысячи сверкающих точек. Точки то уменьшались в размерах, то увеличивались и вновь уменьшались, словно пульсируя. Виктор поднял голову вверх и посмотрел на небо. Ни единой звезды - густые тучи покрывали небосвод, и лишь одна луна, пока ещё не захваченная в плен, медленно плыла в бескрайнем океане вечности.
        Лёгкий порыв ветра поднялся со стороны реки, и он вновь ощутил потоки тепла, как если бы стоял возле пылающего костра.
        - Папа!
        Виктор вздрогнул и обернулся к дочери.
        - Да, милая! - он быстро подошёл и присел возле сонного ребёнка.
        Света Луны было вполне достаточно, чтобы рассмотреть личико девочки, на котором играл багровый румянец. Несколько тоненьких царапин на правой щеке и шишка на лбу - последствия приземления. Прядь волос упала девочке на глаза, и Виктор нежно убрал её за ухо дочери.
        - Здесь так жарко! - сказала недовольно Аня. - Я хочу пить!
        - Нам нужно дотерпеть до утра. Я не уверен, что сейчас можно безопасно набрать воды.
        - А утром что-то изменится?
        - Послушай… - начал Виктор, пытаясь переключить внимание дочери. - А почему… - он немного помолчал, не зная, чем лучше заменить слово «убили», а затем, так ничего и не придумав, продолжил: - А почему мутанты нас не убили?
        - Я не знаю, - тихонько сказала она и пододвинулась к отцу, который её крепко обнял и поцеловал в лоб. - Когда ты упал и потерял сознание, я очень испугалась, что они на нас набросятся. Но почему-то они стояли в нескольких шагах, топтались на месте, просто рычали и стучали челюстями. Я схватила твой автомат и нескольких убила. А потом они подобрали мёртвых и утащили. Всё.
        «Какая ты у меня смелая! - подумал он, и внутри него всё сжалось. - Жаль, что мамы нет рядом!»
        - Ты молодец! Патроны остались?
        - Нет, пап, - ответила дочь и зевнула, широко раскрыв рот. - Автомат пустой, а у меня всего два патрона.
        - Всего два патрона, - почти шёпотом повторил Виктор.
        - Что, пап? - переспросила она и вновь зевнула.
        - Ничего, милая! Постарайся уснуть, утром мы попытаемся набрать воды, а пока спи!
        Аня, с закрытыми глазами, едва заметно кивнула, и через мгновение он услышал негромкое сопение заснувшей дочери.
        Всего два патрона, а впереди… а впереди полчища беспощадных чудовищ и километры пути. Пути? А куда идти, когда всё уничтожено и людей больше нет? Пожалуй, стоит вернуться туда, где всё начиналось когда-то очень, очень давно. Там всё начиналось… пусть там и закончится…
        7
        Виктор не сомкнул глаз до самого рассвета. Он опасался, что мутанты, по какой-то причине не убившие их, могут вернуться, и понимал, что нужно двигаться дальше. Но куда идти в темноте? Опасность могла поджидать на каждом шагу. К тому же температура воздуха продолжала понижаться, и было разумно остаться на ночь у источника тепла, пусть этот источник и не внушал доверия, но выбора пока не было, и мужчина решил дождаться восхода солнца.
        Голод ощущался не так сильно, как жажда, которая усиливалась с каждым новым потоком тёплого воздуха. Маленькая девочка ворочалась во сне, то и дело просыпаясь.
        Виктор так и не решился подойти к воде, и это спасло его.
        В отличие от него, мутанты, атаковавшие крепость, были знакомы с тварями, живущими в глубинах тёмных вод Мухавца, и не раз становились их жертвами. И поэтому единственное, чего они безумно боялись, были любые водоёмы. И как только впереди показалась гладь воды - чудовища замерли и начали отступать.
        Те существа, которые поднимались из глубин ночью и излучали свет и тепло, вовсе не были безобидными. Именно тепло и свет притягивали обречённых к воде.
        Жертва подходила к краю берега, влекомая ярким мерцанием, затем чувствовала непреодолимое желание напиться, склонялась над безупречно тихой гладью воды, и в этот миг десятки сверкающих созданий размером со спичечный коробок выпрыгивали из реки и, словно пиявки, присасывались к поверхности. И неважно, кожа это или одежда, с внутренней стороны выстреливало острое четырёхсантиметровое жало. Яд мгновенно проникал в тело жертвы и блокировал передачу нервного импульса. Существо за долю секунды оказывалось парализовано и ещё через пару минут погибало. Смерть наступала очень быстро: прекращалась передача нервных импульсов, контролирующих сердцебиение, нарушалась работа лёгких, прекращались дыхательные движения, и жертва засыпала навсегда. Затем готорсы постепенно выпрыгивали из воды, облепливали тело жертвы и, расщепляя все биологические ткани, всасывали. Уже через час от существа оставалась лишь одежда, даже кости поглощались этими мутантами. Но наступало утро, и твари спешили спрятаться поглубже в песок - губительный дневной свет разрушал их клетки.
        Первые блеклые лучи солнца Виктор встретил стоя, внимательно осматривая местность. Анна тоже не спала и стояла рядом. Её в меньшей степени сейчас заботили мутанты - жажда настолько усилилась, что она готова была сама спуститься к воде и лишь слова отца её сдерживали.
        - Пап! Давай попьём! - взмолилась Аня, глядя на отца. - Звёздочки уже уснули.
        Виктор присел и улыбнулся, ему пришла в голову замечательная идея.
        - Ты стой здесь, а я пойду и принесу воды.
        Он встал и сбросил пальто, затем снял толстый свитер, оставшись в чёрной майке, поверх которой висел золотистый медальон.
        - Что ты делаешь?
        - Ты знаешь… - начал он и спрятал украшение. - Когда-то давно я смотрел передачу про альпинистов, застрявших в горах. Жутко палило солнце, а вода закончилась. И вдруг начался дождь. Угадай, как они утолили жажду?
        Маленькая девочка пожала плечами.
        - Открыли рот и ловили капельки.
        Виктор разошёлся громким смехом.
        - Что? - с улыбкой спросила Аня.
        - Ничего, милая! - продолжая хохотать, сказал он. - Ты только представь: люди с открытыми ртами ловят дождь.
        - Ну а как ещё? Давай, говори!
        - Давно так не смеялся! Они сняли одежды и, когда те намокали, выкручивали себе струйки воды в рот. Поняла?
        - Да! - недовольно сказала девочка. - А теперь иди и принеси пить.
        Виктор кивнул и осторожно направился к берегу. Берег плавно спускался к воде, и волны нежно касались песка. Он присел у неровного края земли и забросил свитер, держа его за рукав. Одежда быстро потонула, Виктор её вытащил. Он перевернул обильно стекающий свитер и взял за горловину. Несколько раз внимательно осмотрел, затем развернулся и направился к дочери.
        - Давай, папа! - нетерпеливо сказала дочь, облизывая потрескавшиеся губы. - Я очень хочу пить.
        - Открывай рот!
        Аня широко открыла рот, а Виктор начал выкручивать рукав свитера. Аня, не ожидая такого потока, закашлялась, а часть воды попала на лицо.
        - Ну, заодно и умоешься, - весело сказал отец и помог ребёнку вытереть лицо.
        Виктору пришлось ещё раз спуститься к воде, чтобы окончательно утолить жажду. Через полчаса, выкрутив свитер и обвязав вокруг шеи, Виктор, держа за руку дочь, направился вдоль реки к трассе, решив, что лучше идти вдоль неё до самого Кобрина, а там… будет видно.
        Глава 17
        Я всегда буду с тобой
        1
        Виктор опасался открытой местности и, выйдя на трассу, укрылся с дочерью за одной из машин и долго изучал дорогу. Страх был вполне обоснованным: их могли преследовать мутанты, которые вчера уничтожили крепость, а могли встретиться и другие твари, патрулирующие дорогу. Но тревоги на этот раз оказались напрасны: вокруг всё умерло. Весь участок трассы, который они могли видеть, представлял собой засыпанную толстым слоем песка дорогу. Иногда налетевший ветер поднимал тучи пыли и нёс вдоль полотна, словно сопровождая путников. Солнце поднялось высоко, но было холодно. Десятки брошенных автомобилей лежали вдоль дороги, и гонимые ветром песчинки звонко барабанили по сияющим и местами проржавевшим корпусам. За два года с них стёрлись все признаки краски, в некоторых местах песчаные насыпи достигали середины колеса, и техника, ставшая грудой металлолома, постепенно исчезала с лица земли под натиском безжалостной стихии.
        Виктор понимал, что бесполезно искать машину с «живым» аккумулятором, но некоторые проверил. И напрасно: аккумуляторы разряжены, а если бы и остался хоть один, то это не спасло бы ситуацию. Песок был везде: под капотом, в салоне, в багажнике и даже в закрытом бардачке. Он проник во все узлы и, конечно, забил фильтры и насосы. Зато в бардачках машин путники отыскали бумагу для костра (когда-то за эти разноцветные «бумажки» человек мог позволить себе всё, а теперь их можно лишь сжечь), спички, пару перчаток. Машин было много, но они решили осмотреть лишь несколько - всё равно нести найденное не в чем, да и следовало торопиться.
        Расстояние до Кобрина составляло около сорока километров, и Виктор рассчитывал преодолеть его за два дня. От Кобрина до Тевлей ещё восемнадцать - один день пути. Итого три дня. Виктор надеялся, что пищу они найдут в заброшенных магазинах, и не ошибся.
        В Федьковичах их ждал тот же песок, гонимый ветром. Некогда это был пункт пропуска с многотысячным потоком авто в день, а теперь уснувшая и потерявшая жизненные краски деревушка. Дома уныло встречали гостей и точно так же провожали. Разбитые стекла и выбитые двери, обвалившиеся крыши и почерневшие коробки - совсем не радостная картина. Никаких признаков жизни, ни единого намёка на присутствие хоть кого-то живого, даже мутанта. Ни-ко-го.
        В центре посёлка, у самой дороги, расположился магазин. Ярко-красная вывеска потускнела и уныло повисла, крепясь за один край. Двери были закрыты на замок, который до сих пор не поржавел. Это было одновременно хорошей и плохой новостью. Консервов и бутилированной воды в достатке - припасы не тронуты, а значит, людей здесь не было.
        Изрядно подкрепившись и наполнив два походных рюкзака, которые они нашли в хозяйственном отделе, продуктами, Виктор с дочерью продолжили путь. В рюкзаки хотелось поместить побольше нужных вещей, но взяли только самое необходимое - Виктор положил себе десять банок консервов, четыре литра воды и две банки газировки. В Анин рюкзак поместилось мыло, зубная паста и щётки, бумага, спички, куча зажигалок, два мотка верёвки, изолента, несколько кухонных ножей. Они решили не набивать рюкзаки до отказа, во-первых, лишний вес сильно замедлял продвижение, к тому же на плече у Виктора висел автомат, а в карманах лежало две гранаты, а у Анны - пистолет, во-вторых, Виктор был уверен, что в каждом населённом пункте, занесённом песком, они найдут точно такой же нетронутый оазис. И снова оказался прав.
        Первую ночь они провели в кабине фуры, где-то между Федьковичами и Ленинским. Огромная машина съехала на обочину и замерла. Стёкла и двери остались целыми, замки работали. Виктор и Анна внимательно осмотрели изодранный прицеп, рваные куски ткани громко хлопали на ветру и могли маскировать шум их присутствия, и, убедившись, что всё в порядке, забрались в кабину.
        Виктор настроил зеркала так, чтобы видеть, что происходит позади машины. Ночь быстро опустилась, а вместе с ней пришёл и леденящий холод. На полу между сиденьями они разложили небольшой костёр из собранных веток. И чтобы подольше сохранить тепло внутри, решили положить несколько некрупных камней, которые, нагревшись, потом медленно будут отдавать жар. Кабина быстро наполнилась тёплым воздухом, и стало очень уютно. Несколько банок консервов легко утолили голод, их срок годности вышел пару месяцев назад, и Виктор внимательно осмотрел сначала сами банки, а затем и их содержимое, и лишь не обнаружив ни малейших признаков недоброкачественности, попробовал их сам, а потом позволил есть и дочери. Съеденное запили газированной водой, хотя такой она была пару лет назад, а теперь пузырьки газа исчезли, и тёмная жидкость стала обычным сладковатым напитком.
        Летнее утро, как всегда, наступило серым и холодным. С первыми скудными лучами солнца прилетел пронизывающий июньский ветер, который то и дело догонял путников, окутывая их тучами пыли.
        В расчёты Виктора пришлось внести некоторые коррективы. Анюта, которая, резко повзрослев за последнее время, владела оружием лучше многих взрослых, физически оставалась восьмилетним ребёнком, быстро уставала и требовала больше времени на отдых. Только на третий день пути они подошли к указателю с надписью «Добро пожаловать в Кобрин». Указатель прекрасно сохранился и лишь немного поскрипывал под порывами ветра.
        Кобрин выглядел не лучше остальных городов планеты. Виктор не был в этом уверен, но догадывался, что такими же безжизненными и серыми сейчас стали все населённые пункты. Он не мог знать, что целые континенты стёрты ядерным оружием и Кобрин выглядел куда жизнерадостнее многих поселений. Вся Австралия превратилась в выжженную пустыню с глубокими язвами и широкими шрамами. Выжившие люди хотели превратить континент в новый дом, полностью очистив его от заразы. Их не пугал даже высокий уровень радиации, от которого планировалось прятаться глубоко под землёй. Но на тот момент, когда пришло время переселяться, эвакуировать стало некого. Америка, решив зачистить для себя кусочек территории, попыталась атаковать Африку. Лишь несколько десятков ракет смогли достичь дальних земель, остальные либо остались в бункерах, либо попадали в океан и на свои города - координировать полёт было некому, как некому запустить и остальные ракеты. Россия решила использовать свою собственную территорию за Уралом, куда эвакуироваться представлялось целесообразнее, чем в Африку или Австралию. Несколько ракет достигли окраин
Беларуси и сравняли с землёй Витебск и Могилев.
        На этом всё закончилось. Ядерное оружие сделало свою работу и уничтожило всё живое. Повысившийся уровень радиации ускорил природные процессы, что привело к рождению десятков абсолютно новых видов и активации новых вариантов мутации имеющегося вируса. К тому же огромное количество одномоментно выделившегося тепла при взрывах привело к таянию ледников и повышению уровня мирового океана на несколько метров, а поднятые в воздух мельчайшие частицы сформировали невидимый купол вокруг планеты, который пропускал меньше половины солнечного тепла. Но, к счастью, Виктор всего этого не знал, как не знал никто из немногочисленных оставшихся в живых людей.
        2
        Виктор и Анна шли по неширокой центральной улице. «Ул. Советская» - так гласила белая надпись на синем фоне.
        Здесь было гораздо меньше брошенных автомобилей - то ли их убрали, то ли большинство людей не успело и попытаться покинуть город. Слева и справа обглоданные ветром голые стволы деревьев - ни одной зелёной веточки, ни единого листочка. Некоторые стволы сломаны пополам, а на некоторых не осталось и ветвей - словно вбитый в землю толстый кол. На земле то же самое: ни травинки, лишь серый грязный песок. Неприветливые многоэтажки с выбитыми окнами и местами осыпавшейся краской, но нигде не видно повреждений от взрывов.
        Ставшая привычной картина мёртвого города не пугала и не вызывала негативных эмоций - теперь это новый мир, и выглядит он по-новому. Отсутствие мутантов или намёков на их существование в течение целых трёх дней казалось каким-то невероятным стечением обстоятельств и придавало дополнительной уверенности. Они прошли около бывшего молочного завода и свернули на мост. Этот мост был относительно недавно построен и назывался просто - Новый мост, на нём замерло десятка два безжалостно обглоданных ветром машин и микроавтобусов, но всё равно не так много, как в Бресте, что вполне объяснимо: до случившегося население Бреста приближалось к отметке в триста девяносто тысяч, тогда как в Кобрине проживало всего около девяноста тысяч горожан.
        Но Кобрин выглядел натурально мёртвым городом: автомобили хаотично разбросаны вдоль центральной улицы и на мосту. Во многих местах перила отсутствовали, возможно, заграждение обвалилось само, а может, было сбито автомобилем, который сейчас покоился где-то под бурлящим потоком Мухавца. Между автомобилями не смогла бы проехать другая техника, не разбросав их в стороны, а значит, движения здесь не было. Но, может, оно проходило на других улицах? Или люди передвигались пешком? Вряд ли. Ведь за два прошедших года люди многократно объехали бы город в поисках пищи, лекарств и топлива или попытались покинуть его.
        Дойдя до середины моста, Виктор с дочерью подошли к краю и посмотрели на чёрные воды несущейся реки. Вместе с ними в воду глядело несколько фонарных столбов, которые, обрушившись, перевесились наполовину через перила. Вода заметно потемнела, но уровень не упал. Самым удивительным было то, что берега реки не покрылись растительностью и она не начала зарастать, оставшись такой же широкой и свободной от торчащих водорослей территорией. И даже тонны песка не смогли засыпать её или сузить русло. Река неслась быстро, как и несколько лет назад, когда Виктор с отцом многократно пересекали её.
        И вдруг раздался крик…
        - Пап? Ты слышал? - тревожно спросила Аня.
        Виктор вытащил армейский нож, который забрал у дочери и повесил себе на бедро.
        - Возможно, ветер, а может, и…
        Мгновение - крик повторился, и стало ясно, что кто-то действительно кричит, и это не игра воображения. Крик звучал слабо и прерывисто, как будто кричащему попеременно то закрывали рот ладонью, то вновь открывали.
        - Это оттуда! - Анна достала пистолет и указала направление.
        Сразу за мостом дорога, словно змея, сворачивала вначале вправо, а затем влево, туда, где расположилась разрушенная заправка, а за ней железнодорожный переезд. Даже издалека было отчётливо видно, что на заправке произошёл мощный взрыв, который и обрушил здание, превратив его в огромную почерневшую насыпь из кирпича, блоков и перекрытий.
        - Да, это там! Похоже на…
        - Это человек кричит! - прервала его дочь. - Может быть, ему нужна помощь.
        - Аня! - сказал отец. - Я не уверен, что нам стоит туда идти. Подумай сама! В этом мире всем нужна помощь и даже нам.
        - Пап! Нам больше некуда идти, - спокойно сказала Аня. - А если человеку просто плохо или он умирает?
        - А если это двухметровая горилла и она нас убьёт? Откуда ты знаешь, что это человек?
        - Пап?
        Глаза девочки заблестели, а нижняя губа едва заметно задрожала.
        - У нас два патрона и две гранаты! Ну, одного мутанта мы точно убьём!
        Виктор поймал себя на мысли, что ему тяжело сопротивляться собственному ребёнку. Он не понимал, почему так необходимо перейти мост и найти того, кто кричит, но чувствовал, как сам хочет это узнать, к тому же их путь всё равно пролегал мимо этой заправки.
        - Хорошо! Но только очень, ОЧЕНЬ осторожно! Пистолет останется у тебя. Если что, я и ножом отобьюсь, а ты сразу стреляй. Поняла?
        Дочь улыбнулась и сказала:
        - Я не знаю почему, но мне очень хочется найти того, кто кричит. Не знаю сама. Будто…
        - Будто кто-то подталкивает! - продолжил отец, ощущая, как мурашки побежали по спине.
        Дочь кивнула, глядя в глаза отца. Виктор подошёл к ней и поцеловал в лоб.
        - Пойдём! Ты за мной! Очень осторожно!
        3
        Они медленно, перебегая от одной машины к другой и постоянно осматриваясь, подошли к разрушенному зданию и спрятались за перевёрнутой машиной напротив. Теперь крик стал разборчивее, и можно было с уверенностью сказать, что кричал человек. Голос был тонким и немного хриплым, и повторял он всего лишь одно слово - «Мама».
        Виктор высунулся из-за машины и осмотрел вход в здание. Видимо, запасы топлива взорвались и уничтожили окружающее. Само двухэтажное здание, которое обвалилось и образовало насыпь с овальным входом в центре, напоминало пещеру.
        - Мама! - вновь донёсся крик.
        От этого звука у Виктора всё внутри напряглось, но страха не было. Он посмотрел на дочь и почувствовал её силу и уверенность. Маленькая девочка с нежным, усыпанным веснушками лицом и добрыми светло-карими глазками стояла перед ним с оружием, готовая стрелять и убивать. Как говорится, «Не мы такие - время такое!»
        Он кивнул головой, они пригнулись и побежали к входу. Добежав, встали по сторонам, и Виктор прижал указательный палец к губам.
        - Мама! Где ты? - раздался надрывный крик и послышался плач.
        «Точно, ребёнок! - Виктор крепче сжал рукоятку ножа. Автомат по-прежнему висел на плече, но магазин пуст, и теперь это бесполезная вещь, хотя мужчина надеялся отыскать патроны. - Его надо вытащить!»
        Он высунулся и заглянул в пещеру. В нос ударил отвратительный запах гниющего и разлагающегося мяса, от которого к горлу подступила рвота. Он вновь прижался к стене и сглотнул скопившийся ком. Аня тоже почувствовала запах и закашлялась. Виктор сделал глубокий вдох, повернулся к дочери и спросил:
        - Готова?
        Девочка кивнула в ответ.
        - Вперёд! - он повернулся и исчез в пещере.
        Сразу за ним, с пистолетом наготове, последовала Аня.
        Длина коридора составляла всего пару метров, и поэтому они сразу оказались в просторной комнате, в центре которой догорал костёр. Было достаточно светло, чтобы они могли понять, что оказались в логове дьявола. Пол, усыпанный костями или обломками костей вперемешку с черепами. С потолка пещеры, прямо над костром, свисало несколько человеческих черепов, они крепились верёвками и беззвучно вращались вокруг своей оси. Пустые глазницы осматривали всё вокруг, словно охраняя помещение от врагов. Стены жуткого жилища были обвешаны изодранными тряпками, висящими костями и просто торчащими палками. Слева и справа от костра лежала сваленная одежда, напоминая настил для сна. Над самим костром стоял огромный чан с жидким булькающим варевом, из которого торчала человеческая рука, возле костра лежал широкий топор с метровой ручкой, а за костром, у дальней стены…
        Там стоял ребёнок, ростом не больше Ани, в рваной чёрной майке и по колено оторванных брюках. На голове у него был мешок. Ребёнок был подвешен за руки к потолку и едва касался пола, стоя босыми изодранными ногами на костях и их осколках.
        Ребёнок услышал шаги и закричал:
        - Прошу вас! Не убивайте! - мальчик заплакал и начал вырываться. - Моя мама…
        «Господи! - Виктор едва не выронил нож. - Ребёнок!»
        - Тише! Мы поможем! - сказал он и снова сглотнул. Позывы рвоты участились, и он с большим усилием сдерживал их.
        - Кто, кто вы? - всхлипывал мальчик. - Вы меня не убьёте?
        Виктор быстро подошёл и сдёрнул мешок с его головы.
        Не может быть!
        Вокруг Виктора всё начало сужаться, и ребёнок то отдалялся, то приближался к нему. В желудке заурчало, и он почувствовал кисловатый привкус желудочного сока во рту.
        Лицо мальчика покрывали многочисленные синяки и кровоподтёки, нижняя губа была разбита и сильно распухла. Но… ни единого уродства - это было здоровое дитя. Короткие светлые волосы падали на лоб, в центре которого багровел продольный неширокий шрам.
        - Вы… люди? - спросил мальчик, и из больших тёмных, как ночь, глаз сорвались сверкающие бусинки.
        - Да, да, мы люди! - сказал Виктор дрожащим голосом и услышал, как сзади всхлипнула Аня. Девочка прикрыла глаза руками и тихонько заплакала.
        Он поднял руки и перерезал толстую верёвку, на которой мальчик был подвешен к потолку, а затем другую, связывающую ему руки.
        - Как ты выжил? - спросил Виктор, глядя в сверкающие глаза мальчишки. - Ты здесь один?
        Мужчина скинул пальто, снял свитер и протянул полураздетому ребёнку.
        - На, надень! Тут холодно! Как тебе удалось выжить?
        Мальчик молча надел свитер и немного подкатал длинные рукава, он, словно не услышав вопроса, медленно обошёл мужчину и подошёл к костру, затем упал на колени и заплакал.
        - Мама! Моя мамочка…
        Виктор перевёл взгляд на дочь, которая закрывала глаза руками и смотрела на этот ужас сквозь растопыренные пальцы. И он и его маленькая Аня всё сразу поняли: внутри огромного котла была мать ребёнка. Аня не выдержала, сорвалась с места, подбежала к мальчику, присела на колени и обняла ребёнка.
        - Не плачь! - сказала девочка, и было слышно, что она тоже плачет.
        Проклятый мир. Безумный и чудовищный мир, где люди превратились в кусок мяса, за который грызутся звери!
        Виктор протёр глаза и подошёл к детям.
        - Сколько их?
        - Много! - сказал мальчик и встал, помогая приподняться заплаканной Ане.
        - Нам надо спешить! Давайте, уходим! - сказал Виктор, стараясь не заплакать.
        Мальчик посмотрел на торчащую руку и вытер грязные влажные разводы от тоненьких ручейков на щеках, затем наклонился над большим чаном, в котором сам мог бы поместиться и снял с пальца блестящее колечко. Он крепко сжал его в кулаке и сказал:
        - Меня зовут Даник!
        4
        Втроём они выбежали из пещеры, и Виктор потянулся за гранатой, намереваясь швырнуть её внутрь, но спохватился: взрыв мог привлечь внимание тварей.
        - Нам нужно туда! - выкрикнул Виктор, показывая на железнодорожный переезд. - А там…
        Он не успел договорить, совсем близко раздался грозный рык, от которого Анна вскрикнула, а маленький мальчик споткнулся и упал. Аня помогла ему подняться, и они сразу обернулись. Девочка выставила вперёд пистолет, готовая в любой момент стрелять.
        Наверху пещеры стояло два гигантских монстра, ещё один вышел из-за насыпи и остановился у входа в жилище. Все трое были одеты в грязные с многочисленными заплатками брюки, и по их виду и размеру можно было судить, что их шили «под заказ». У того, что внизу, это была единственная одежда. Его тело покрывала густая чёрная шерсть, волосяной покров полностью скрывал морду существа, оставляя свободными лишь два больших блестящих глаза и полураскрытую пасть с обнажёнными длинными клыками, в лапах он сжимал палку длиной метра два, верхний край которой был усыпан торчащими шипами, похожими на вбитые гвозди.
        На монстрах, находящихся наверху пещеры, одежды было больше. Торс одного покрывала грязно-красная куртка с оторванными рукавами, он был вооружён длинным и широким ножом. Верхняя часть тела третьего чудовища была обкручена какой-то широкой тканью в кровавых разводах. В левой лапе он держал бейсбольную биту.
        Открытые участки тела мутантов укрывала густая чёрная шерсть, которая перекатывалась волнами под лёгкими порывами ветра, отбрасывая блики под тусклыми лучами солнца.
        Мутанты спрыгнули и грузно приземлились по сторонам от своего сородича. Звери злобно смотрели на людей, всё шире раскрывая пасти и демонстрируя множество изогнутых клыков.
        Виктор ощутил, как по телу начало разливаться тепло. Жарче всего стало в груди, казалось, там взорвался вулкан и его огненная лава расплывается и заполняет все внутри.
        - Спрячьтесь за меня, - тихо сказал он.
        Монстр, стоящий в центре, поднял голову и с закрытыми глазами громко втянул воздух, затем перевёл взгляд на людей и что было силы зарычал.
        Такого громкого рыка Виктор никогда не слышал. От него зазвенело в ушах, а по телу пошла дрожь.
        Монстры, словно получив приказ к атаке, начали медленно наступать.
        - Папа, мы…
        - Нет! - выпалил Виктор. - Они не дадут убежать. Мы не сможем.
        - Даник, это все или есть ещё?
        - Есть ещё! - негромко ответил мальчик. - Много!
        Виктор прокручивал в голове возможные варианты спасения, но их просто не было. Два патрона едва убьют одного, а нож и подавно не сможет задержать двухметровое чудовище, к тому же вооружённое. Но у него две гранаты. Они не дадут эффекта, если их бросить в мутантов, но… Да, это вариант! Единственный!
        5
        «Чёрный охотник» медленно вырулил на широкую улицу и замер. Фёдорович вышел из машины и осмотрелся. Никого. Ветер колыхал ветви деревьев и громко хлопал открытыми окнами. Он поднимал песок и со злостью швырял в стоящего мужчину, который лишь немного морщился от этого. Фёдорович ещё раз посмотрел по сторонам и, убедившись, что мутантов нет, вернулся за руль автомобиля.
        - Как думаешь, мы Их встретим по пути?
        Собака громко залаяла в ответ, не отрывая взгляда от окна.
        - Да, ты прав! Я тоже на это надеюсь! - Фёдорович улыбнулся и выжал сцепление, он начинал тосковать по брошенной крепости, но ещё больше переживал из-за того, что может ждать его впереди.
        Через пять минут он выехал за пределы посёлка и ему открылся знакомый и такой привычный пейзаж. Слева и справа раскинулись песчаные поля. Ничего, ни единого зелёного островка, ни единого золотистого злака, лишь серый и грязный песок. Океаны песка. Но был в этом и плюс: можно издалека заметить несущегося мутанта, поднимающего шлейфы пыли, словно оповещая человека о своём приближении. Дорогу тоже покрывал песчаный налёт, но её контуры чётко выделялись на общем фоне благодаря тому, что она немного возвышалась над уровнем полей.
        Впереди можно было рассмотреть очертания следующей деревни, такой же серой и такой же мёртвой. Фёдорович однажды пытался проехать через Стригово, но толпы мутантов атаковали его на подъезде. И хорошо, что он вовремя их заметил и смог вернуться обратно, иначе ни автомат, ни грозный Бакс не смогли бы остановить натиск чудовищ. Он пробовал покинуть деревню много раз, но всегда случалось что-то непредвиденное: то лопнули сразу два колеса, то внедорожник застрял, казалось бы, на обычном участке дороги, и пришлось идти за буксиром. Иногда Фёдоровичу начинало казаться, что кто-то специально не выпускает его за пределы деревни. Но кто и зачем?
        Деревушка была, как и Тевли, серой, как чёрно-белое фото, и такой же мёртвой, как и все безжизненные деревни в округе.
        Вдоль дороги возвышались толстые стволы деревьев. Мелкие ветки давно сорвал ветер и унёс в никуда, и теперь оставшиеся ветви напоминали вколоченные в огромную палку колья. И вдруг Фёдорович увидел впереди на песке какое-то движение. Он резко затормозил, и его накрыло облако пыли, которое обогнало автомобиль и понеслось дальше, гонимое ветром.
        - Бакс, там что-то есть! - Он выскочил из машины и прицелился.
        Метрах в сорока от него маленький коричневый комок выбежал на центр проезжей части и приподнялся на задних лапках, осматривая визитёров.
        Фёдорович готов был стрелять, но существо опустилось на землю и, добежав до высокого ствола справа, мгновенно на него забралось.
        - Хм, странно! - сказал мужчина и опустил оружие. - Я не привык к таким приёмам.
        И действительно, поступок неизвестного существа был довольно странным. Как правило, мутант, завидев человека, кидался на жертву. А этот… К тому же было в нём что-то… что-то знакомое. Но что?
        «Ладно! - подумал Фёдорович. - Подъеду поближе».
        - Бакс, ты останешься в машине, а я… - мужчина повернулся к собаке. - А почему ты не залаял и не предупредил меня об опасности?
        Но собака, словно не слыша слов хозяина, продолжала любоваться мёртвым пейзажем за окном.
        - Ты ведь даже под землёй мог учуять Их запах!
        Никакой реакции.
        - Бакс?
        Собака повернула морду к хозяину и посмотрела на него огромными и добрыми глазами, которые всё сказали сами.
        - Понятно! - улыбнулся мужчина. - Вроде как несерьёзно лаять из-за такой мелочи!
        Он отвернулся и направил «Охотника» вдоль дороги к дереву, на котором притаилось существо.
        Мужчина выскочил из машины и укрылся за капотом, выставив перед собой ствол автомата. Дерево выросло высоким, и на его видимой поверхности всё было чисто.
        Неужели ушёл?
        - А ну, вылезай! - Фёдорович выпрямился.
        Уцелевшие ветви дерева монотонно покачивались под порывами ветра. Под его натиском толстые ветки негромко стонали, словно старые ворчуны, и это был единственный звук в мире, который Фёдорович мог слушать часами. И вдруг звонкий писк, затем ещё.
        Мужчина вздрогнул и вновь направил ствол.
        - Давай, покажись! - крикнул он, судорожно осматривая дерево.
        И существо не заставило долго ждать. Маленький коричневый комок выскочил из-за ствола и замер, вися вниз головой.
        От такого резкого появления Фёдорович чуть не выстрелил. Он медленно опустил оружие и застыл, глядя на зверька.
        - Не может быть!
        С трёхметровой высоты на мужчину смотрела… белка. Самая обычная белка. Её коричневый цвет казался необычно ярким на фоне серого песка и выцветшей, обглоданной ветром древесины.
        - Откуда ты взялась? - Мужчина смотрел на существо, которое с не меньшим интересом рассматривало его, быстро поворачивая голову с торчащими ушками из стороны в сторону. - Ты же… ты же… - он не мог подобрать слов.
        Сначала волк с детёнышем, которого он принял за какого-то мутанта, очень похожего на «серого», а теперь белка. Сомнений нет: это белка. Значит, в прошлый раз действительно мог быть волк.
        Из салона донёсся грозный лай собаки, и Фёдорович вздрогнул и снова направил оружие на зверька. Существо тоже встрепенулось и звонко зацокало, а затем очень быстро перевернулось и понеслось на самую верхушку дерева. Верхняя часть ствола была надломлена, и белка, забравшись на него, полностью скрылась из виду.
        - Стой! Вернись! Это моя собака! - крикнул Фёдорович. - Ух, бестолковая!
        Но собака продолжала громко лаять, и он понял, что что-то не так.
        Фёдорович посмотрел по сторонам и увидел причину тревоги пса.
        Слева от дороги, в полукилометре, двигалась песчаная буря. Мутант с огромной скоростью нёсся к человеку.
        - Давно не виделись! Ага! - сказал он вслух. - Кажется, со вчерашнего дня.
        И он вспомнил двух мотоциклистов, пытавшихся его атаковать.
        Он сделал несколько шагов навстречу бегущему существу, подойдя к краю проезжей части, и присел на колено. Так ему всегда нравилось стрелять - может, это добавляло меткости, а может, просто удобнее. Мутант уже пробежал половину пути и продолжал беззвучно приближаться.
        - Огонь! - крикнул стрелок сам себе и начал стрелять.
        Он нажимал на спусковой крючок очень медленно и плавно, стараясь не дёргать ствол и не дышать. Первая пуля мимо. Ещё одна мимо. Кусачий ветер заставлял крепко морщиться, а звук ударов песчинок о стекло очков становился всё громче.
        - Ближе!
        Два выстрела, быстро следующих один за другим - и существо упало, будто споткнувшись. Раненое создание несколько раз перекувыркнулось, подняв в воздух ещё больше песка.
        Раздался жалобный вой неудачливого охотника, который попытался приподняться, но свалился и остался лежать.
        - Бакс! Не уезжай без меня! - крикнул Фёдорович, ухмыльнувшись. - А я схожу и помогу раненому.
        Собака лайнула в ответ и замолчала - проблема устранена.
        Мужчина подошёл к багажнику и достал гранату.
        Мутант продолжал громко рычать и барахтаться в песке, безуспешно пытаясь подняться. Голод двигал тварями, и они никогда не убегали. И даже смертельно раненные пытались нападать.
        Фёдорович сошёл с дороги и уверенно двинулся к раненому существу.
        - Слушай! - крикнул он издалека. - У меня тут есть кое-что для тебя. Игрушка. Тебе понравится!
        Мутант, наблюдая за приближающимся человеком, начал рывками ползти навстречу. Он перестал скулить и громко зарычал, думая, что добыча сама идёт к нему. Мутант попытался подняться на лапы, но вновь свалился и завыл ещё громче.
        - Ладно! Лови! - крикнул мужчина, приблизившись метров на тридцать. - Тебе понравится! - ещё раз повторил он.
        Он резким движением выдернул кольцо, послышался звенящий звук отскакивающей чеки, замахнулся и метнул гранату. Затем неспешно, глядя, как чёрная точка долетает до цели, прилёг и закрыл уши руками.
        - Раз, два, три, четыре, пять - я иду тебя искать!
        Прогремел глухой взрыв, и крики мутанта стихли.
        Фёдорович встал и отряхнулся.
        - Никого не нахожу и обратно ухожу! - закончил он придуманную считалочку, которая ему спонтанно пришла в голову во время очередной охоты на мутантов.
        Пылевое облако рассеялось, и на месте четвероногого зверя осталась неглубокая воронка с лежащим безголовым созданием, напоминающим размерами трёхлетнего бычка.
        - Стоило на тебя тратить время!
        Мужчина развернулся и пошёл к машине. На его лице ещё долго оставалась мечтательная улыбка - то ли от того, что уничтожена очередная ненавистная тварь, то ли от предвкушения предстоящей встречи. И теперь он почему-то не сомневался, что сможет отыскать сына.
        6
        - Аня, послушай, - сказал Виктор, доставая гранаты. - Ты сейчас возьмёшь Даника, и вы оба побежите.
        - Нет, папа, - всхлипнула девочка, понимая, что задумал отец. - Я никуда не уйду, мы сможем…
        - Помолчи! И сделай, как я прошу. - Виктор не сводил глаз с приближающихся монстров. - Хоть раз сделай так, как я говорю!
        - Стоять, твари! - выкрикнул он и сделал шаг вперёд.
        Чудовища замерли от неожиданности, никогда раньше их жертвы не позволяли себе такой дерзкой выходки.
        - Вы должны уйти! - сказал мужчина и ощутил резь в глазах. Слезинка, сорвавшись, медленной струйкой покатилась по левой щеке. - Я прошу, иди!
        Он немного развернулся и посмотрел на дочь. Девочка была бледнее смерти, и из её глаз капали слёзы. Её маленькие дрожащие ручки сжимали пистолет, и из-за сильной дрожи казалось, что она специально дёргает стволом.
        - Папа! - негромко сказала она. - Я… я…
        - Даник, возьми её и уведи! Будь мужчиной!
        Мальчик стоял немного правее Ани и тоже тихонько плакал, прикрывая рот свисающими рукавами свитера.
        Одно из чудовищ рыкнуло и шагнуло вперёд.
        - Стоять на месте, уроды! - закричал Виктор и быстро выдернул кольца из гранат.
        - Аня, беги, молю! - его голос сорвался, и он едва сдержался, чтобы не разрыдаться. - Я всегда буду с тобой! Не бойся! Ты слышишь? Я ВСЕГДА БУДУ С ТОБОЙ!
        Он сделал ещё шаг вперёд, и теперь до мутантов оставалось метров пять, не более. Трое чудовищ пока не нападали, а лишь наблюдали за непонятной сценой.
        Возможно, их останавливал громкий крик человека, а возможно, и то, что за плечом мужчины висел автомат, действие которого они не раз видели. Но странно, что он до сих пор не воспользовался оружием. Они не сводили глаз с людей, и больше всего им хотелось поймать детёнышей - их мясо нежнее и вкуснее.
        - Даник, уведи её!
        Почти сразу Виктор услышал слова мальчика:
        - Пойдём!
        - Нет, я не уйду! - крикнула девочка и хотела броситься к отцу, но мальчик крепко схватил её за руку и потянул к себе.
        - Пусти! Папа!
        Мальчик развернулся и медленно начал отходить, практически волоча за собой вырывающуюся девочку.
        - Иначе мы все умрём! - выкрикнул он, ускоряя шаг. - А так твой папа спасёт нас!
        - Папа!
        «Только не оборачивайся! - думал Виктор, и слёзы капали из его глаз. - Беги, маленькая! А я буду охранять твои сны! И поверь мне - никто не посмеет тебя потревожить!»
        - Ну что, твари! - негромко сказал он. - Поиграем?
        Мутанты, которые до этого стояли вместе, теперь немного разошлись в стороны, и каждый приготовился к бою. Виктору показалось, что они смотрели не на него, а провожали взглядом убегающих детей.
        Виктор обернулся и увидел, как дети пролезли под опущенным шлагбаумом и побежали дальше. Аня на ходу повернулась и закричала: «Папа!»
        «Помоги им! - подумал Виктор. - Молю, помоги! Я никогда Тебя ни о чём не просил! Ты только помоги им!»
        Тут монстр, стоявший в центре, громко зарычал, занёс палку над головой и кинулся на человека. Два других тоже зарычали, бросившись вперёд.
        Виктор разжал большие пальцы и услышал знакомый звон. Обе чеки отскочили и полетели в стороны. Он развёл руки и с криком побежал навстречу смерти.
        «Ты только помоги! Слышишь? Помоги!»
        И Виктору показалось, что он услышал - «Помогу!» А может, это ветер?
        Яркая вспышка озарила всё вокруг. Перед глазами замелькали изображения, напоминающие огромные слайды. Слайды быстро сменяли друг друга, как если бы он перелистывал альбом… альбом своей жизни. Вот картинка, где он убегает от первого своего трёхколёсного велосипеда, который купили родители, а вот где встречает отца - тот принёс какой-то небольшой свёрток и положил в кроватку, а сам пошёл забирать маму из машины. Страницы быстро перелистываются, но он каждый может рассмотреть, как будто и торопиться никуда не нужно. Вот он с отцом на рыбалке - маленький Витя не выспался, один неловкий шаг - и падает в воду… Отец улыбается и подшучивает над сыном, который дрожит, согреваясь у горящего костра. Следующий слайд - Виктор забирает из роддома жену, рядом отец и мама, маленькой Ане уже семь дней. Всё исчезает, и он видит Надю, которая словно летит к нему. Она во всём белом, и её одежды развеваются на ветру.
        - Иди ко мне! - шепчет Надя, и на её молодом лице загорается улыбка. - Нашим детям нужна помощь!
        - Моя Надя! - из его глаз льются слёзы, но он не чувствует жжения. - А где наша Настёна?
        Женщина подлетает к нему и касается губами его щеки. Виктор ощущает, как длинные волосы дотронулись до его лица, как вспыхнуло место поцелуя и как сильно начали гореть ладони, словно он держит кусок раскалённого металла.
        - Нам нужно торопиться! Наши дети в опасности!
        Серые тучи разошлись, и яркий луч на мгновение ослепил мутантов, помешав им опустить своё оружие на человека. Они на долю секунды зажмурились, и это дало возможность Виктору добежать до цели. Он хотел «обнять» всех троих, но они отдалились, и поэтому в объятиях оказался только центральный. Человек упёрся в его грудь с разведёнными в стороны руками.
        Практически одновременно прогремели два взрыва, и всех четверых разбросало в разные стороны…
        Один из монстров встал и огляделся. Оба сородича лежали неподвижно, и их тела немного дымились.
        Он попытался приподняться и свалился, громко зарычав: осколок прошил его левую голень и переломал обе берцовые кости. Он присел и нагнулся, чтобы осмотреть конечность, но вновь взвыл, ухватившись за левое подреберье. Монстр с рёвом разорвал ткань и увидел, как из небольшого отверстия торчит осколок ребра и сочится пенящаяся чёрная жидкость. Мутант сжал мощные челюсти и посмотрел на лежащее тело того, кто причинил ему столько боли. Он подполз к одному из мутантов и поднял длинную палку с торчащими шипами. Затем привстал и, используя палку как опору, медленно подошёл к человеку. Тело лежало на животе, голова была повёрнута на бок. Обе руки до локтей отсутствовали, и с раневых поверхностей вытекала ярко-красная кровь. На лице человека, обращённом в сторону мутанта, не было ни единого повреждения. Ни царапины, ни синяка, и казалось, что он ухмыляется.
        Чудовище перенесло вес на здоровую ногу и приготовилось размозжить череп этому созданию, но порыв ветра донёс приятный запах двух убегающих детёнышей, о которых он успел позабыть.
        Мутант медленно опустил палку и поднял голову, втягивая ароматную струю. Его ноздри то сужались, то расширялись, рот наполнился липкой слюной, и он закрыл глаза, предвкушая лёгкую добычу.
        Он ещё раз посмотрел на человека, затем опёрся на палку и, неуклюже подпрыгивая, направился за беглецами.
        «Нужно их догнать, а с этим успею разобраться позже. Он никуда не денется! К тому же взрывы наверняка услышали другие охотники, и они скоро вернутся! - думал мутант, оборачиваясь. - Твой череп я повешу над костром и, каждый раз проходя мимо, буду ударять его палкой, пока он не расколется. А когда расколется - я буду топтать его куски, вспоминая Тебя!»
        Через пару минут чудовище встало на четвереньки, отметив, что в этой позе он может двигаться быстрее и не так ощущается боль в ноге. Мутант громко зарычал и быстро пополз за детьми.
        7
        Фёдорович осторожно объехал очередной поваленный бетонный столб, внимательно обследуя проезжую часть. Та же картина, что и в предыдущей деревне.
        Когда-то Легаты были крупным населённым пунктом. Одноэтажные домики расположились вдоль центральной трассы.
        Новые улицы лишь начинали строиться, и по проекту должны были вырасти тоже параллельно дороге. Приусадебные участки пестрили разноцветными клумбами и зеленеющими газонами с играющими детьми. То тут, то там сновали вечно занятые люди. Во дворах наперебой лаяли собаки, а вдоль самой трассы частенько можно было увидеть марширующих гусей - таких же занятых, как и хозяева. По вечерам нужно было и вовсе съезжать с проезжей части, уступая её стаду коров, возвращавшемуся с пастбищ.
        Теперь же деревушка мало чем отличалась от Тевлей или от Стригова - тот же серый песок, те же оборванные провода, играющие, как струны гитары, на ветру, и такие же голые стволы безжизненных деревьев, и ни одной живой души. Возможно, ласковое солнышко, пышные белые облака и бездонная голубая высь смогли бы скрасить картину, но атрибуты наполненной жизнью Земли тоже остались в прошлом. И лишь хмурые и грузные тучи неслись по небу.
        «Эх! - думал с горечью Фёдорович. - Оживёт ли когда-нибудь всё это?»
        И иногда сам себе отвечал, но всегда старался поскорее забыть ответ и переключиться на что-нибудь иное.
        Деревня осталась позади, а вдоль трассы потянулись одинокие столбы, чередуясь с такими же одинокими стволами деревьев. Здесь начали попадаться покинутые автомобили. Не так много - две легковушки на обочине и ещё несколько на самой дороге. Как и везде, обглоданные кузова сверкали серебром. На блестящем металле можно было заметить огромные коричневые пятна ржавчины, напоминающие незаживающие и кровоточащие раны сражённого воина.
        Фёдорович с лёгкостью объезжал покинутую технику, бросая тревожные взгляды на открытые двери. Но можно не волноваться: там давно никого не было, и песок успел засыпать большинство салонов, постепенно превращая машины в безжизненные барханы.
        Бакс, который до этого тихо сидел и смотрел в окно, вдруг заскулил.
        Мужчина сразу отреагировал и остановил машину.
        - Что там, Бакс? - спросил он и обернулся.
        Собака громко залаяла в ответ и начала нервно топтаться на сиденье.
        - Что с тобой? Опять мутант? - он не мог понять, что случилось, обычно пёс заходился лаем, и это был знак, а теперь он просто скулил…
        - Бакс! - крикнул Фёдорович, глядя, как тот начал лапами царапать свою дверцу. - Ты хочешь выйти? Ладно, сейчас.
        Фёдорович вышел из машины и осмотрелся. Впереди можно было видеть очертания Кобрина, до которого оставалось пару километров. Трасса была свободной от машин и далеко просматривалась. Справа от неё отходила ещё одна дорога. Она прямиком вела на заправку и сокращала путь в город. Сложно было рассмотреть, что на ней творится: длинный ряд деревьев, специально высаженных для уменьшения воздействия воздушных масс, полностью скрывал её. Сзади тоже чисто. Он посмотрел по сторонам и пожал плечами.
        - Я не понимаю, что ты хочешь? - он обошёл машину спереди и выпустил собаку.
        Бакс выпрыгнул и стал впереди джипа.
        - Эй! - крикнул Фёдорович, ощущая, как немного начинает волноваться. - Что случилось? Может, ты…
        Но договорить он не успел, огромный пёс громко залаял и оскалил пасть, обнажая длинные клыки.
        - Б-а-к-с? - мужчина передёрнул затвор автомата и тоже посмотрел вперёд. - Там кто-то есть? - он поравнялся с собакой и опустился на колено.
        Пёс ещё громче зарычал, и Фёдорович заметил, как у собаки-мутанта начала подниматься шерсть, отчего животное стало казаться ещё громаднее.
        - Господи, да что ты види…
        И тут вдалеке, из-за поворота выбежали две фигуры. Расстояние до них было немного меньше километра, и из-за завихрений песка сложно было понять, на четырёх лапах двигаются мутанты или на двух.
        - Да, - негромко сказал Фёдорович. - Теперь вижу. - И начал целиться.
        За два года Фёдорович ни разу не встречал людей, а те, что хоть как-то могли сойти за ему подобных, всегда стремились напасть и убить. Поэтому и эти две фигуры он сразу же без тени сомнения причислил к мутантам, и никак иначе. Непонятно, конечно, почему Бакс не заходится лаем, а ещё непонятно, почему они так медленно бегут? Ну, это сейчас не главное. Его опять атаковали твари, и их следовало уничтожить. Расстояние было слишком большим, но ему предоставлялся шанс потренироваться в стрельбе по дальним мишеням. Почему нет? Он и так редко стрелял дальше, чем на четыреста метров.
        - Подпустим поближе… и… - он специально растягивал слова, стараясь точнее прицелиться. Фёдорович медленно сделал вдох, выдох и задержал дыхание, затем дважды нажал на спусковой крючок.
        От выстрела Бакс вздрогнул и обернулся к хозяину. Он грозно зарычал и схватил его за левый рукав, затем резко потянул на себя.
        Фёдорович потерял равновесие и упал, но сразу вскочил, глядя испуганными глазами на собаку.
        - Ты что, Бакс? - У него немного задрожали руки.
        «Неужели он превращается в мутанта?» - в отчаянии подумал он.
        Собака громко залаяла на хозяина, показывая недовольство, и сделала шаг к нему. Затем мгновенно задрала морду вверх и начала втягивать воздух.
        - Что с тобой случилось? - сказал взволнованно Фёдорович и направил автомат на пса. Он сделал шаг назад, глядя, как собака втягивает потоки воздуха и мотает головой.
        - Бакс? Я не хочу стрелять!
        Собака, не обращая внимания на хозяина, ещё громче зарычала и так резко сорвалась с места, что мелкие камни забарабанили по передней панели джипа, а некоторые долетели до лобового стекла.
        - Стой! - крикнул он. - Куда ты?
        Фёдорович смотрел вслед уносящемуся псу. Так быстро Бакс не бегал никогда. Собака-мутант поднимала тучи песка, которые полностью скрывали её из виду.
        Мужчина коснулся правого кармана пальто и вспомнил, что забыл бинокль. Но и без него он видел, что к нему никто не бежал. Видимо, он всё-таки попал, так как одна фигура исчезла из виду, возможно, лежит, а другая замерла. Он перевёл взгляд правее и увидел ещё одну фигуру. И даже издалека было заметно, что эта фигура крупнее и движется намного быстрее.
        - Да что тут творится? - выпалил он, затем перевёл взгляд на клубы пыли, которые значительно приблизились.
        - Опять ты ввяжешься в переделку! - недовольно сказал он и быстро вернулся на место. - А мне расхлёбывай! Я так никогда до Бреста не доеду!
        Фёдорович завёл машину и двинулся на выручку псу. В это мгновение он и представить себе не мог, что стрелял не в мутанта, а в самого дорогого человечка - любимую внучку. Его больше волновала реакция пса на мутантов, и то, как животное кинулось навстречу им.
        «Разберёмся! - подумал Фёдорович и переключил следующую передачу. - Ещё раз кинешься, и я тебя…
        - О господи! - выкрикнул он и ощутил, как ледяной холод коснулся тела.
        8
        Даник очень крепко сжимал руку Ани, боясь, что она споткнётся и упадёт. В свои восемь лет он прекрасно понимал малышку. Только что вдалеке прогремел взрыв, и это означало одно: её отец погиб. Девочка не прекращала плакать и звать папу, она просила вернуться, надеясь на его спасение.
        Но Даник точно знал, что возвращаться нельзя. Монстров гораздо больше, и все эти годы они рыскали по городу в поисках пропитания. Они никогда не заходили на окраины, где в контейнере прятался он с мамой. Молодая женщина выжила, но её организм подвергся серьёзным изменениям, и теперь с каждым днём она слабела. И однажды Светлана не смогла вернуться до наступления темноты. Отважный мальчик ринулся на поиски и был схвачен безжалостными чудовищами, которые на его же глазах убили мать. За два года он не встретил ни одного человека, только множество зверей, видевших в нём лишь кусок мяса.
        - Пусти! - крикнула Аня сквозь слёзы. - Там мой папа! Папа! - девочка опустилась на колени и закрыла глаза руками.
        Даник присел рядом и обнял её. Из его глаз тоже капали слезинки, и он едва себя сдерживал, чтобы не разрыдаться.
        - Аня, нам надо бежать! К ним скоро присоединятся другие, и тогда они выследят нас.
        - Ну и пусть! - заорала она и вскочила. - Не надо было нам заходить в эту пещеру. Это ты виноват! Мой папа…
        Аня сняла рюкзак и швырнула его в мальчика.
        Даник не шелохнулся, он лишь медленно приподнялся и протёр глаза длинным рукавом свитера, от удара сильно заболело левое плечо и щека, но злости и обиды он не чувствовал.
        Она была права: пройди они мимо, возможно, ничего не случилось бы. А так… а так отец Ани погиб. Наверняка взрыв услышали другие мутанты, а значит, скоро их настигнут и тоже убьют.
        Мальчик хотел что-то сказать, но в этот момент сзади раздался рык чудовища. Оба ребёнка вздрогнули и обернулись. Метрах в ста от них на коленях стоял мутант. Правой лапой он сжимал длинную палку с торчащими шипами на конце. Чудовище из стороны в сторону двигало запрокинутой головой, улавливая несущиеся ароматы. Затем, не торопясь, опустило голову и вновь зарычало, встало на четыре лапы и бросилось к ним.
        - Я его застрелю! - завопила Аня и достала пистолет из кобуры.
        - Нет! Оставь патроны, они нам ещё пригодятся! А от него мы сможем убежать.
        Мальчик схватил Аню за руку и потащил с такой силой, что она едва успевала переставлять ноги.
        Они выбежали на широкую трассу, и девочка выкрикнула:
        - Налево! Нам туда!
        Почему именно налево, Даник не знал, но спорить и обдумывать было некогда.
        Впереди виднелся брошенный автомобиль, и стоило попробовать до него добежать. Слезы застилали глаза, а летящий в глаза песок заставлял жмуриться, мешая рассмотреть дальний объект. Даник не сомневался, что осилит этот путь, но сможет ли Аня?
        «Сможет! - подумал он, вспоминая слова Аниного папы. - А не сможет, значит, я понесу её на руках!»
        До них донёсся очередной леденящий душу вопль монстра, и девочка всхлипнула.
        - Не волнуйся! - с уверенностью выкрикнул Даник. - Нам бы только…
        И в этот момент оба услышали какой-то приглушенный хлопок. Аня резко рванула мальчика за руку и упала, не издав ни единого звука. От неожиданного толчка Даника развернуло, и он тоже свалился на землю.
        - Вставай! - крикнул он, думая, что Аня всё же зацепилась. - Побежали, Аня!
        Но девочка не двигалась. Она лежала на спине, и из её закрытых глаз текли тонкие ручейки.
        - Аня! - мальчик встал на колени и склонился над малышкой. - Нам… надо…
        Он заметил небольшое отверстие в её левом плече. Края ткани изорвались и выглядели темнее самой куртки. Даник коснулся материи и ощутил тепло. Он посмотрел на покрасневшие от крови пальцы и сразу всё понял.
        «Всё-таки выследили!» - решил он. Мальчик встал, не сводя глаз с побледневшего и перепачканного личика девочки.
        - Это я виноват! Прости меня! - он поднял глаза и посмотрел на хищника. Мутант остановился в нескольких метрах от них. Даже стоя на коленях, существо было выше мальчика. Оно по какой-то причине не торопилось атаковать, а лишь втягивало потоки воздуха и смотрело, словно сквозь ребёнка, куда-то вдаль.
        «Пистолет!» - опомнился мальчик.
        Даник быстро склонился и вытащил ствол из тёплой руки малышки. Затем прицелился и несколько раз нажал на спусковой крючок. Но выстрела не было. Аня не успела снять с предохранителя, а Даник и понятия не имел о его существовании.
        Звуки щелчков переключили внимание монстра. Он оскалил пасть, опустился на лапы и медленно пополз к стрелку.
        Даник опустил руку и посмотрел в огромные глаза мутанта, который возвышался над ним. Мальчик не бросился прочь, а остался стоять как вкопанный. И вовсе не потому, что страх сковал его. Нет! Он остался стоять, чтобы попытаться защитить маленькую девочку, лежащую сзади него. Даник даже не знал, жива ли она… Как много событий пронеслось за эти пару дней. Он потерял маму - единственного близкого человека на огромной Земле, затем сам попался в ловушку и встретил ещё людей. И эта девочка, которую он знал меньше часа, показалась такой… такой родной… как… как мама, только маленькая.
        Монстр широко раскрыл пасть и зарычал с такой силой, что у смельчака взъерошились волосы, как от сильного порыва ветра. Даник странно себя чувствовал - его сердце не колотилось, как у загнанного зверя, дыхание было спокойным и ровным и… ему совсем не было страшно.
        Мутант, ожидавший мольбы и криков жертвы, пребывал в некоторой растерянности. Мало того, теперь он начал ощущать ещё один запах. Это был иной запах, таких он ещё не встречал.
        Мутант мог различить существо, которое мчалось к нему, но был уверен, что оно схватит одного из детёнышей и на этом они разойдутся. Такое бывало и раньше, а чуть позже они выследят этого зверя по оставленным следам и тоже съедят. Не знал мутант лишь одного: это была последняя его охота.
        Даник, глаза которого наполнились влагой, размахнулся и хотел ударить пистолетом в морду чудовища. Но реакция мутанта была на порядок выше, чем у ребёнка. Мутант блокировал удар и, выпустив палку из правой руки, изо всей силы ударил кулаком в грудь мальчику. Ребёнка сорвало с места, он несколько раз перевернулся в воздухе и, больно ударившись, свалился на землю. Этого удара должно было хватить, чтобы убить человеческое дитя.
        «Вот его Ты и сожрёшь!» - подумал мутант, глядя на приближающийся силуэт четвероного существа.
        Он оскалил пасть и хотел поближе приблизиться к девочке, чтобы насладиться ароматами, а уж потом начать утолять голод. Он хотел лизнуть щёку малышки, чтобы ощутить солоноватый привкус слёз, а вместе с ним и аромат нежной кожи. И в то мгновение, когда чудовище склонилось над ребёнком, что-то огромное и мощное ударилось в него. Мутант не понял, что произошло, такой силы он никогда не испытывал на себе. Его просто снесло с места и отбросило на несколько метров…
        9
        Когда Фёдорович подъехал настолько, что можно было понять, кто эти существа, он чуть не перепутал педали автомобиля, его глаза так расширились, что, казалось, вот-вот вывалятся из орбит.
        - Господи! - заорал он, глядя, как прямо перед ним возникла фигура мальчика, обычного маленького человечка, а не мутанта. Он вдавил педаль тормоза и, не дожидаясь полной остановки, выпрыгнул из автомобиля. Машина замерла, и её накрыла серая туча. Но мужчину это не волновало. Он вылетел и подбежал к мальчику.
        - Ты кто? Парень, как тебя зовут? - Фёдорович не говорил, он кричал.
        Даник стоял и не мог поверить своим глазам. Он видел человека. Огромного, здоровенного человека, который не собирался его убивать.
        Фёдорович схватил мальчика за плечи и спросил ещё громче:
        - Парень, ты откуда?
        Но мальчик ничего не ответил. Его нижняя губа задрожала, и он крепко прижался к мужчине.
        - Её убили! - закричал он сквозь слёзы. - Маленькая девочка, там… Аня!
        «Аня… Аня… Аня…» - продолжало звучать у него в голове.
        Фёдорович посмотрел через плечо мальчугана и увидел ещё одного ребёнка.
        - Аня! - повторил он. - Нет, только не она!
        Он встал и бросился к ребёнку…
        - Нет! - закричал он, глядя на лежащую малышку. - Аня! Я… я не знал…
        Он схватил лежащее тельце и прижал к себе. Голова девочки свалилась на плечо мужчине, а руки так и остались висеть разведёнными в стороны.
        - Господи, Нет! Этого не может быть! - кричал он сквозь слезы. - Прошу, не умирай! Я не знал! Откуда ты тут взялась? Тебя не должно было быть здесь!
        - Д… ед!
        Донеслось откуда-то сверху.
        Волны дрожи пронеслись по всему телу мужчины, и его несколько раз передёрнуло.
        «Схожу с ума! - подумал он. - Так мне и надо!»
        - Дед! Отпусти, мне больно.
        Он снова вздрогнул и медленно опустил маленькое тело.
        Аня, широко раскрыв светло-карие глазки, смотрела на своего деда и не могла понять, правда ли это.
        - Дед, это ты или я умерла? - на нежном бледном личике девочки заиграла улыбка.
        Мужчина молчал, пытаясь контролировать нахлынувшие эмоции. Его лицо мгновенно из мертвенно-бледного превратилось в розовое. По щекам текли тонкие струйки, а губы шевелились, словно читая молитву.
        - Нет! Ты жива. Милая, ты жива!
        Он перевёл взгляд на плечо девочки и увидел пулевое отверстие. Одна пуля прошла навылет, а второго отверстия не было.
        «Боже, как хорошо, что я мало тренировался!»
        - Дед, мне больно! Очень!
        - Да, да, милая! - сказал он, вытирая слёзы. - Я сейчас принесу аптечку.
        - Нет! Там мой папа! Со мной всё в порядке, только плечо горит!
        Ещё один разряд прошил тело Фёдоровича, и на этот раз дрожь была такой силы, что если бы он стоял, то свалился бы и не смог подняться.
        - Что? Там Витя?
        - Да, дед! Поехали! - девочка сделала попытку приподняться, и её лицо исказила гримаса боли.
        Фёдорович замер на месте как вкопанный. Он поднял голову и посмотрел, как огромный волк метался вокруг ревущего мутанта и вырывал клочья шерсти и куски мяса из его тела. Чудовище вопило и пыталось отбиваться, но не могло - скорость Бакса была гораздо выше.
        - Да, едем! - сказал он задумчиво и громко заорал: - Бакс!
        Собака выпрямилась и посмотрела на хозяина.
        - В машину! Я сказал, быстро! - голос хозяина был таким, что огромная собака-волк не осмелилась ослушаться и начала пятиться к машине. - Я сам разберусь!
        Фёдорович аккуратно приподнял Аню и отнёс на переднее сиденье. Усадив девочку, он осмотрел рану. Поразительно, но кровотечение прекратилось, её следовало лишь обработать и наложить лёгкую повязку. Бакс уселся сзади, сразу за водителем на коробки с патронами. Мужчина помог устроиться мальчику и захлопнул дверь.
        - Никому не выходить! - сказал он твёрдым голосом. - Я быстро! Бакс, сторожи их!
        «Теперь я точно знаю, что собака не сама пришла… её Кто-то прислал!» - подумал Фёдорович, вытаскивая из-за спины два острых, как бритва, клинка.
        Маленькая Аня прижимала бинт к ране и смотрела, как вдалеке пытается уползти чудовище, которое совсем недавно выглядело непобедимым, сразу за ним двигался широкоплечий мужчина со сверкающими лезвиями в руках. Ветер развевал плащ и пытался засыпать песком, но на этот раз человека никто не мог остановить.
        Израненное чудовище ползло обратно, в сторону своего гнезда. Оно пыталось громко рычать, чтобы оповестить других, но вырывались лишь булькающие и клокочущие звуки. Во что бы то ни стало ему нужно доползти до своих и предупредить, а они отомстят этим жалким кускам мяса.
        Странно, почему этот мутант накинулся, ведь еды хватило бы всем? Я его ещё найду. Я всех вас убью!
        Он услышал глухие удары о землю и обернулся. Мутант попытался встать на колени, чтобы поравняться с человеком и устрашить его. Но это было сложно. Странный зверь откусил ему все пальцы на правой лапе, повырывал куски мяса из бёдер и отгрыз поломанную правую голень. Что же то было за чудовище? Неважно - перед ним стояло новое.
        Мужчина подошёл настолько близко, что мутант мог дотянуться до него лапой и ударить. Но теперь человек не выглядел как беззащитная и перепуганная жертва, на которую можно зарычать, и она начнёт молить о пощаде.
        Над мутантом возвышалась огромная широкоплечая фигура мужчины. Он казался выше и сильнее любого из существующих чудовищ. Мутант ощутил, как страх начинает сковывать его израненное тело. Глаза мужчины сверкали, а от тела исходило необычное свечение и тепло.
        Мутант попытался зарычать и ударить человека когтями уцелевшей левой лапы. Он размахнулся и ударил, но там, где ещё недавно стоял человек, теперь была лишь пустота.
        Фёдорович пригнулся и мгновенно всадил десятисантиметровое лезвие в левую подмышку зверя. Затем, не дожидаясь криков чудовища, развернулся и оказался сзади. Он погрузил оба лезвия по самые рукояти в шею монстра. Волны конвульсий понеслись по телу зверя, и дрожь, словно электрический импульс, коснулась металла и передалась рукам мужчины. Человек хладнокровно выдернул лезвия и медленно направился к машине.
        - Куда едем? - спросил Фёдорович, усаживая на место.
        - На заправку! - выкрикнули оба ребёнка, а Бакс громко залаял.
        - Сейчас немного потрясёт! - сказал дед и улыбнулся. Включил передачу, и машина рванула с места.
        Перед глазами мутанта всё расплывалось, но он ещё был жив. Он собрался с силами и поднял голову. В это мгновение многотонный джип сорвался с места и за долю секунды домчался до него. Два длинных копья пронзили тело насквозь, нога попала под колесо, и тело мутанта разорвало на куски.
        Говорят, что души бессмертны
        И есть ещё один Мир, недоступный живым.
        Но кто в это будет верить?
        Глава 18
        Человек, закованный в сталь, из видения Константина
        1
        Фёдорович издалека заметил монстров, копошившихся возле лежащих тел, одно из которых было меньше других и явно принадлежало человеку. Он плавно остановил внедорожник метрах в двадцати от закрытого шлагбаума и медленно повернулся к Ане.
        - Там папа?
        Девочка смотрела сквозь решётчатое грязное стекло блестящими от слёз глазами.
        - Да, - её голос дрожал. - Мой па-па.
        «Опоздал! Я опоздал!» - Он стиснул зубы и с силой сжал кулак.
        С заднего сиденья доносилось рычание пса-мутанта, который в любой момент готов был кинуться в бой и разорвать хоть с десяток тварей.
        Монстры тоже заметили людей и нехотя оторвались от своего занятия. Их было трое, ещё один вышел из пещеры и быстро забрался наверх - повнимательнее изучить гостей.
        - Бак… - голос Фёдоровича сорвался, и он едва не закашлялся. Мужчина сглотнул скопившийся ком и ещё немного подождал, давая возможность восстановиться связкам. - Бакс, ты пойдёшь со мной!
        Собака ответила громким лаем.
        - Даник! Ты…
        - Можно, я тоже буду называть вас дедушкой? - голос мальчика был высоким и звонким. В нём пока не слышалось и намёка на мужскую грубость, и звучал он нерешительно.
        - Называй! Ты останешься с Аней. Я закрою двери. И чтоб не вылезали! Поняли?
        «Я не могу ещё и вас потерять!» - подумал мужчина.
        Монстр, стоящий на вершине насыпи, задрал голову и угрожающе зарычал, к нему присоединились и твари на земле. До людей донеслась жуткая какофония - Смерть взяла золотую флейту и заиграла свою страшную мелодию, но на этот раз адская песня не произвела должного эффекта. Фёдорович остался абсолютно спокоен и хладнокровен.
        - Вон тот, - сказал тихо Даник и указал пальцем, - что сверху, убил мою маму.
        Перед глазами мальчика возникла жуткая картина: огромное чудовище разрывает на куски молодую женщину, остальные сидят вокруг костра и нетерпеливо рычат, и из раскрытых пастей брызжет слюна.
        Фёдорович посмотрел на монстра, который поднял правую лапу с зажатой в ней огромной кувалдой.
        Ростом существо превосходило всех мутантов, которых когда-либо видел мужчина. На его шее из стороны в сторону болтался человеческий череп. Это был просто гигант под два с половиной метра ростом и около полутора метров в плечах. На чудовище не было никакой одежды. Очевидно, найти облачение такого размера непросто.
        Трое других мутантов были вооружены и одеты. На двух были рваные, когда-то разноцветные, а теперь перепачканные кровью и сажей куртки с оторванными рукавами. Расстёгнутые, они едва скрывали огромные мускулистые торсы чудовищ. Нижнюю часть тела прикрывали широкие, местами рваные светло-коричневые штаны. Они были явно маловаты и доходили лишь до середины голени. Третий мутант умудрился влезть в какой-то серый длинный плащ с одним оторванным рукавом. Серую ткань густо покрывали бурые и чёрные пятна. Чудовище вооружилось двумя дугообразными клинками, похожими на самодельные серпы. Вооружение двух других составляли длинный и широкий нож с поржавевшим лезвием и длинная палка, усеянная на конце множеством шипов. Случись встреча с ними в другое время и в другом месте, можно было бы подумать, что из цирка сбежали четыре огромных человекоподобных гориллы, которых следовало поймать и вернуть.
        - Из машины ни шагу! - строго сказал мужчина и взял два автомата, которые лежали под ногами у Ани. - Бакс, за мной!
        Человек вышел и, не сводя глаз с мутантов, открыл дверь собаке. Бакс выпрыгнул и, оскалившись, встал рядом с хозяином.
        Фёдорович услышал какой-то скрежет со стороны машины и оглянулся посмотреть, что происходит. Из импровизированного люка показалась голова Даника.
        - Ты что задумал, парень?
        - Я помогу!
        - А ты умеешь стрелять? - спросил Фёдорович и вновь повернулся к мутантам, которые с интересом и недоумением наблюдали за поведением обнаглевших людей, которые не выказывали ни малейшего страха, не бросались наутёк и вообще вели себя странно.
        Голова мальчика исчезла, но через мгновение появилась вновь. Даник поставил несколько пулемётных коробок себе под ноги, и теперь его фигура напоминала пулемётчика, укрывшегося в окопе.
        Сообразительный малый!
        - У тебя сто двадцать патронов, предохранитель снят, - спокойно сказал мужчина и медленно подошёл к переднему колесу. Затем положил один автомат на капот и передёрнул затвор того, что остался в руках. - Он прочно закреплён, ты почти не почувствуешь отдачи. Просто стреляй!
        «Время учиться пришло!» - подумал Фёдорович.
        Он дотронулся до левого кармана и нащупал пачку сигарет.
        «Как странно! Я никогда раньше не курил, но теперь откуда-то появилась тяга к никотину. Нервы!»
        Мутант на возвышенности ещё раз громко зарычал, и трое других, размахивая оружием и дико завывая, бросились в атаку.
        Фёдорович тотчас присел и прицелился.
        - Бакс! Рядом! - крикнул он предостерегающе, боясь, что пёс кинется им навстречу.
        Мужчина не успел спустить курок. Даник что-то прокричал и открыл огонь. И стало понятно, что стреляет опытный боец, а не какой-то мальчишка.
        У одного из мутантов мгновенно исчезла голова, образовалось облако чёрных брызг, и два серпа, которые он крепко сжимал в лапах, разлетелись в разные стороны. Тело грузно свалилось на колени и рухнуло навзничь. Свинцовый град угодил в грудь второго монстра, пробив широкое отверстие. Его тело сорвало с места и отбросило далеко назад, словно несчастного на скорости сбил поезд. Третий смог затормозить и попытался развернуться, когда смертельный поток настиг и его.
        Даник смотрел на происходящее и не верил своим глазам. Он никогда раньше не стрелял, даже из рогатки.
        А сейчас у него было ощущение, что кто-то им управляет. В голове звучали чёткие команды, одна сменяющая другую. Затем он почувствовал невидимое давление на свои руки, кто-то или что-то надавило на его палец и начало двигать ствол пулемёта. Все пули попадали точно в цель, и ни одна не прошла мимо. Даник услышал звонкие щелчки, и в голове возник очередной алгоритм команд. Мальчик исчез из виду и через секунду показался с полной коробкой патронов. Он быстро отбросил пустую и присоединил новую, аккуратно завёл ленту, передёрнул затвор и вновь нажал на спусковой крючок.
        Мутант, стоявший на вершине, понял, что впервые встретил серьёзного противника, и в этой ситуации лучше спасаться бегством. И Фёдорович, и Даник одновременно открыли огонь, но поздно - чудовище исчезло.
        - Как ты это сделал? - спросил взволнованно мужчина, глядя на побледневшее лицо мальчика. - Ты… ты просто… - он не мог подобрать слов.
        - Это… это не я! - ответил Даник, и было заметно, как учащённо двигалась его грудная клетка.
        - Ладно, сиди в машине! Позже поговорим! Хотя нет, лучше следи за периметром!
        «У тебя это хорошо получается!» - добавил он про себя.
        - Бакс! - Фёдорович повернулся к собаке, которая продолжала рычать. - Догони его, но не убивай!
        Пёс, услышав команду, сорвался с места и помчался вдогонку. Мужчина смотрел вслед собаке, которая через пару секунд исчезла за развалинами. Послышался грозный рык чудовища, прерываемый лаем собаки-волка.
        «Попался! - Фёдорович улыбнулся. - Ещё никто просто так не уходил от Бакса».
        2
        Мужчина пролез под шлагбаумом и услышал, как хлопнула дверца автомобиля.
        «Нет! Дети!»
        Маленькая Анна выскочила из машины и побежала к лежащему отцу.
        - Аня, нет! Вернись в машину!
        Но девочка не ответила и пронеслась мимо.
        Мужчина хотел кинуться за ней, но остановился, поняв, куда она направляется. Аня миновала тела только что убитых монстров и, сбавив ход, медленно и нерешительно приблизилась к отцу. Она на мгновение замерла, а потом зарыдала навзрыд и упала на колени.
        - Па-па! Мой папа! - она положила голову на грудь убитого отца и ещё громче заплакала.
        Фёдорович поспешил к ней, но, приближаясь, заметил, как мутант, которого Даник подстрелил последним, зашевелился, стараясь приподняться. Мутанту вырвало из плечевого сустава правую лапу, и несколько пуль прошили правое лёгкое, но он ещё был жив…
        Чудовище почувствовало, что кто-то склонился над ним, и развернулось. Монстр опёрся на уцелевшую руку, но сил удержаться не хватило, и он рухнул на спину. Грудная клетка вспыхнула огнём, и он закашлялся, захлёбываясь собственной кровью. Чудовище сплюнуло и, преодолевая приступы пронизывающей боли, попыталось разглядеть человека.
        У его ног стояла не просто высокая, а гигантская фигура. По запаху точно человек, он знал наверняка, нюх его никогда не подводил. Вместе с привычным запахом мутант чувствовал что-то ещё, какой-то едва уловимый аромат, очень странный и необычный, словно кто-то неведомый стоял рядом. Но где? Очертания фигуры были нечёткими, казалось, сразу за человеком что-то пылает. Потоки тепла неприятно ударяли в морду, и чудовище раскрыло окровавленную пасть, силясь издать устрашающий звук. Но вместо грозного рыка раздались лишь скулящие звуки, напоминающие плач брошенного котёнка.
        Фёдорович наблюдал за безуспешными попытками мутанта. Каким же жалким и слабым выглядел он теперь…
        - Не повезло, - негромко сказал мужчина и пожал плечами. - Может, в другой раз!
        Фёдорович поднял ствол и нажал на спусковой крючок. Тело мутанта пригвоздило пулями к земле, он дёрнулся несколько раз, голова завалилась на бок. Из пасти хлынули потоки густой чёрной жижи, и тварь закрыла глаза.
        3
        Мутант никогда не встречал такого быстрого зверя, как это четвероногое существо.
        Чудовище стремительно опускало молот на то место, где мгновение назад стоял Бакс, в полной уверенности, что размозжит ему голову, но со свистом рассекало лишь пустоту. Огромный волк метался вокруг монстра с немыслимой скоростью и после каждого удара умудрялся укусить противника и вырвать кусок плоти. Пасть пса была перепачкана чёрной кровью израненного вожака, скорость и реакция которого не шли ни в какое сравнение с возможностями пса-мутанта.
        - Бакс! - прогремело сзади, и собака обернулась. - Иди к машине!
        Пёс оскалил пасть и зарычал, выказывая недовольство.
        - Я сказал - к детям! - мужчина крикнул так, что пёс поджал уши и безоговорочно повиновался. Теперь даже Бакс не смел спорить с этим человеком.
        Мутант смотрел вслед убегающей собаке, которая, поравнявшись с человеком, слегка пригнула голову. Чудовище занесло молот для удара, принимая воинственную позу. Дальше последовало то, что поразило мутанта ещё больше, чем собака-волк.
        Мужчина приблизился к монстру на несколько метров, сделал глубокий вдох и так быстро метнулся к нему, что тот не смог понять, что произошло.
        Фёдорович изо всей силы нанёс удар двумя кастетами в грудь мутанту.
        Раздался резкий звук ломающихся грудины и рёбер, молот вырвало из лап и отбросило далеко в сторону, туша мутанта оторвалась от земли и отлетела на несколько метров. Чудовищу показалось, что в него врезалась огромная кувалда, наподобие той, что он держал в лапах, только значительно больше. Мутант вскочил и хотел зарычать. Но вместо громогласного рыка из пасти вырвался хрип, сопровождаемый фонтаном мелких чёрных брызг. Монстр коснулся лапами глубокой впадины в центре груди. Острые куски сломанных рёбер разрывали лёгочную ткань при каждом вдохе и выдохе. Он ощущал, как огонь начинает пылать в груди и волнами катится вниз. Чудовище опустило голову, пытаясь рассмотреть, что произошло с его телом, и свалилось на колени. Оно обхватило лапами широкую кровоточащую рану на животе. Как он смог нанести два удара одновременно? Это же всего лишь человек - ничтожное создание!
        Фёдорович сам не понимал, как он это сделал. Он прыгнул к твари и нанёс удар в грудную клетку, а затем лезвием, приваренным к кастету, располосовал брюхо, и всё за долю секунды.
        С его телом давно начали происходить изменения, но он не обращал внимания на то, что обувь его размера становится тесной, а одежда узкой.
        Не было зеркал, и не перед кем было красоваться, поэтому он и не придавал значения таким «мелочам». Не заметил он и того, что реакция и скорость стали выше, что боль в коленях и спине, которая так докучала ему в прошлой жизни, исчезла. И теперь это был совсем другой человек.
        Вирус убивал всё живое, но, столкнувшись с по-настоящему крепким организмом, становился абсолютно бессильным. И тогда под действием вируса начинали эволюционировать все клетки, ткани и системы. Мельчайшие структурные компоненты крови изменялись и совершенствовались, а их функции расширялись. В крови появлялись новые включения, главной задачей которых был дополнительный перенос кислорода, замена устаревших и инородных клеток, мгновенное уничтожение любого инородного агента и выведение токсинов. Скорость регенерации повреждённых тканей возросла в разы. Весь организм начинал восстанавливаться и омолаживаться, превращая обычного человека в непобедимое существо. Рана Анны давно зажила, все повреждённые ткани заменились новыми, синяки Даника исчезли.
        Чудовище собралось с силами и приподнялось. Тело пылало, словно его лизали языки пламени, а перед глазами двоилось.
        - Ты забрал у меня всё! - выкрикнул мужчина. - Сначала ты забрал мою жену и дочь, потом Дом и весь Мир, а теперь и… - его голос сорвался, и он на секунду смолк, - и сына. Ты мог забрать весь Мир, но не их. Их Никому нельзя трогать.
        Мутант в ответ лишь прохрипел. Эти звуки уже не походили на крики, от которых всё внутри холодеет и тело от ужаса наливается тяжестью так, что человек не в силах сдвинуться с места.
        Фёдорович забросил обе руки под плащ, за спину, и вложил ножи в ножны.
        «Это шанс! Теперь ты сдохнешь!» - подумал мутант и ударил мужчину мускулистой лапой с длинными кривыми когтями.
        Удар должен был снести человеку полчерепа и мгновенно убить.
        И чудовище не в силах было поверить в то, что человек перехватил его лапу на полпути, сильно сдавив запястье.
        Мутант смотрел на это существо, и его тело начало содрогаться под стальным и прожигающим насквозь взглядом мужчины.
        Этот человек уже не был слабым. Нет! Он был просто огромен. Мутанту почудилось, что тело человека возвышается над ним.
        Этот мужчина был одет в какую-то необычную сверкающую одежду, казалось, её нельзя пробить. Свет мешал смотреть, и ему приходилось морщиться. Кто же ты?
        Фёдорович резким движением вывернул лапу наружу, вырывая кости предплечья из сустава. Чудовище взвыло от боли и согнулось. В это мгновение мужчина крутанулся и ударил локтем в нижнюю челюсть мутанта. Несколько сломанных клыков вылетело, послышались новые стоны боли, и монстр свалился на землю.
        Фёдорович смотрел, как тварь зажимает дрожащей лапой кровоточащую пасть.
        «Какое ничтожество! Почему я все эти годы прятался под землёй? Вас просто было больше! Я боялся… Но сейчас… Сейчас я тоже не один!»
        Мужчина склонился над своей жертвой, которая пыталась уцелевшей лапой закрыться и защититься от этого… МОНСТРА.
        - Кое-кто хочет с тобой пообщаться! - сказал он тихо. - Я сейчас схожу за ним, а ты подожди! И даже не думай уйти! - Фёдорович перевёл взгляд на ряд составленных мотоциклов, на которых, видимо, и передвигались мутанты.
        «Надо будет парочку прихватить! Всегда хотел погонять и чтоб никто не мешал».
        Монстр лишь мычал, глядя на непобедимого человека.
        Человек развернулся и ушёл, наступила полная тишина, даже ветер смолк, словно испугавшись. Монстр не пытался приподняться и доползти до мотоциклов - силы быстро оставляли его. И через пару минут он вновь услышал громкие и чёткие шаги и рядом ещё чьи-то, не такие тяжёлые. Чудовище открыло глаза и посмотрело на приближающиеся расплывчатые силуэты, оно раскрыло пасть, но не единого звука не вылетело из неё.
        Из зияющей раны на животе вытекло слишком много крови, а сломанные рёбра повредили лёгочную ткань настолько, что левое лёгкое практически не дышало. Жизнь стремительно покидала израненное тело мутанта. Но для подошедших людей этот вариант смерти казался слишком лёгким.
        Фёдорович открыл канистру с бензином и стал выливать содержимое на дёргающегося и скулящего мутанта, начинающегося захлёбываться потоками льющейся жидкости.
        Бензин лился на кровоточащие раны и больно жёг, отчего полуживое существо жутко корчилось и громко хрипело. Струи жидкости попадали в раскрытую пасть и смешивались с чёрной пеной. Кашляя, мутант извергал фонтаны сверкающих брызг, часть которых долетала и до человека. Немного в стороне стоял маленький мальчик и крепко сжимал автомат.
        Мужчина начал отходить с канистрой в руке, тонкой струйкой выливая бензин. Отойдя метров на десять, он отшвырнул канистру в сторону и взглянул на монстра. Тот лежал на боку и не сводил глаз с людей. Его грудная клетка быстро поднималась и опускалась, и с каждым вдохом разносился характерный хрип. Пропитанная топливом шерсть плотно прилипла к телу, отчего чудовище стало казаться ещё меньше.
        - Ты гадаешь, что я сейчас сделаю, так? - мужчина подошёл к нему и присел. - Помнишь того мальца? - Фёдорович указал пальцем на Даника, и монстр быстро перевёл взгляд на дальнюю фигуру. - А он тебя помнит! - Мужчина почти коснулся уха чудовища - просто дыры, покрытой густой шерстью, и едва слышно прошептал: - За отобранную жизнь платят собственной, но для тебя это будет слишком легко! Ты забрал гораздо больше.
        Он медленно встал и развернулся. Затем опустил голову и вытер вспотевший лоб.
        Да, ну и денёк!
        Фёдорович достал из кармана золотистую зажигалку и чиркнул, проверяя, рабочая ли она. Увидев дрожащее пламя, удовлетворённо улыбнулся и направился к Данику.
        Мужчина протянул ему зажигалку и сказал:
        - Ты знаешь, что с этим делать!
        Даник молча взял её и кивнул.
        - Я пойду! - Мужчина отвернулся и опустил голову, стараясь спрятать слёзы на лице. - В общем… Мы ждём у машины! Давай быстрее! Я пока заминирую пещеру.
        Даник посмотрел на мутанта, того самого зверя, который убил его больную маму и собирался съесть и его.
        Ну что ж! Время пришло!
        Он несколько раз неудачно чиркнул зажигалкой, прежде чем возник огонёк. Даник присел и разжал руку. Зажигалка упала на узкую тёмную полосу пропитанного топливом песка.
        Пламя вспыхнуло с характерным хлопком и быстро понеслось к мутанту. Огонь мгновенно охватил тело чудовища, и ввысь начали подниматься клубы чёрного густого дыма. Мутант уже не выл, он пищал и извивался. Чудовище каталось в агонии, пытаясь сбить пламя, но попытки были тщетны.
        Даник подошёл поближе, ощущая отвратительный и едкий запах горелой плоти, и приподнял ствол автомата. Чудовище взвыло и вскинуло лапу к небу, в это мгновение мальчик нажал на спусковой крючок.
        Стрелок не разжимал пальца до тех пор, пока не закончились патроны. Монстр перестал шевелиться и издавать какие-либо звуки. Тело лежало, объятое пламенем, и вокруг разносился звук, напоминающий треск сухих поленьев в печи. В небо взмывали густые чёрные облака. Последняя тварь была уничтожена…
        4
        Чёрный джип медленно ехал по трассе. Фёдорович пытался сдерживать себя и не показывать эмоции при детях. Но это было нелегко, и он то и дело приподнимал очки и протирал глаза. На заднем сиденье лежал его сын. Голова Виктора покоилась на коленях Анны, девочка уже не плакала, она просто смотрела вдаль - сквозь стекло автомобиля, сквозь завихрения серого песка. Туда, где на зелёной лужайке играет в мяч большая и дружная семья, где нет страха и боли, ужасных монстров и тысяч смертей. Маленькая Настя бежит к мячу и спотыкается, малышка падает, и к ней подбегает взволнованная мама. Папа громко смеётся, глядя на то, как тихонько ругается Надя, пытаясь оттереть салфеткой зеленоватое пятно со светлых брюк дочери.
        "А я тебе говорил - ты бы ещё и Аню в белое одела! Как будто ты не знаешь наших девчонок!"
        Лёгкая улыбка озарила лицо Анны. Отец никогда не ругал дочерей за испачканную одежду, и его мало интересовало мнение окружающих, которые, глядя на довольных детей, осуждали неаккуратных и невнимательных родителей. Это больше беспокоило маму, и она всегда старалась, чтоб девочки выглядели чисто и опрятно. Поэтому и Аня, и маленькая Настя больше любили прогулки с отцом.
        - Неужели снова Ты! - воскликнул Фёдорович и затормозил, вырывая Аню из её воспоминаний. - Смотрите на чудо - там белка! Только очень тихо, она пугливая.
        Аня аккуратно переложила голову отца на сиденье и вышла из машины. Все трое выстроились перед автомобилем, оставив Бакса внутри, и смотрели на маленький подвижный комочек. Создание встало на задние лапки и тоже принялось изучать людей. Затем опустилось и немного подбежало.
        - Я думала, уже никого не осталось! - изумлённо сказала Аня. - А можно я подойду к ней, дед?
        - Ну конечно, но она сразу убежит!
        - Её надо забрать с собой, она ведь погибнет, - сказал Даник, глядя на то, как Аня пригнулась и очень осторожно направилась к белке.
        Фёдорович был уверен, что зверёк сорвётся с места и кинется на соседний ствол, как произошло в прошлый раз. Но… белка, увидев идущую с вытянутой рукой девочку, быстро подбежала к ней, обнюхала ладонь и сразу забралась на плечо.
        - Не может быть! - выдохнул мужчина, ощущая одновременно волнение и какое-то непонятное, иное чувство, словно перед ним стояла не маленькая девочка, а кто-то могущественный и всесильный.
        Аня повернулась и развела руки в стороны:
        - Вот так! - Её порозовевшее личико излучало радость, казалось, она никогда не была так счастлива. - Дед, можно мы её возьмём?
        Фёдорович улыбнулся и молча кивнул.
        - Поехали! У нас ещё много дел: нужно прибраться дома, - он отвернулся и, открывая дверь, продолжил: - Там давно не было маленькой хозяйки.
        Сегодня люди переселятся из подземного царства в их большой и пока не очень уютный дом. Никто не будет прятаться, ведь теперь Фёдорович не один. Целых два человека присоединились к нему сегодня, и в новом мире это просто огромное количество, это целая армия. «Чёрного охотника» он припаркует возле гаража, не боясь, что кто-то или что-то обнаружит его. Вечером на заднем дворе появится новая могила, которая станет последней.
        Больше НИКТО, даже САМ ДЬЯВОЛ, не сможет лишить Фёдоровича близких ему людей.
        А если кто-то посмеет… ну, что ж, ему придётся иметь дело с ним, с Фёдоровичем, и ещё с одним стражем, который изо дня в день неустанно будет нести свою вахту, охраняя и защищая людей. И сложно сказать, кого Тьма будет бояться больше - непобедимого человека - представителя нового вида, или невидимого всемогущего стража.
        А завтра, завтра начнётся новый день и новая жизнь…
        Глава 19
        Очередная строка… «Божественные дары»
        1
        Мутанты уничтожили всех людей, до которых смогли добраться, превратив их в куски плоти. Куда ни кинь взглядом, везде виднелись лужи крови, изодранные лохмотья одежды, фрагменты тел. Огромная колония насытилась, как никогда, такого пиршества не было давно. Вожак крыс-мутантов, забравшись на дот, зарычал, и в этом рыке звучала и удовлетворённость сытого зверя, и уверенность в собственной непобедимости, и предостережение тем, кто посмеет ему не подчиниться.
        Уцелевшие люди больше не стреляли из укрытий, они выли от бессилия и ужаса. Но сегодня им повезло: мутанты утолили голод, и им, сытым, незачем грызть бетонное укрепление, ломая клыки и когти, чтобы добраться до очередного куска мяса.
        Чудовище ещё раз издало рык, и это означало одно: пора домой. Дневной свет больно обжигал, и нужно поскорее убраться в подземные лабиринты.
        Но сколько же здесь оставалось еды. Завтра они вернутся, и послезавтра, и ещё через пару дней…
        От пятитысячной колонии осталось чуть более двух тысяч особей. Чёрная река быстро добралась до спасительных нор и исчезла в глубинах многокилометровых лабиринтов.
        В нескольких метрах от норы гора песка приподнялась, превратившись из светлой в тёмно-коричневую. Странное создание умело маскировалось, наблюдая за передвижением мутантов. Существо напоминало половину огромного шара около метра в диаметре. Из округлых отверстий необычного панциря торчали две пары лап и длинный двухметровый хвост, заканчивающийся диском с тонкими и плоскими шипами-лезвиями по краю. Казалось, существо не имело головы, но это было не так. Голова скрывалась в отверстии спереди, и выдвигалась лишь чтобы полакомиться убитой жертвой. Из панциря медленно начали появляться иглы, и вскоре существо стало похоже на гигантского ежа, усыпанного тридцатисантиметровыми копьями. Мутант высунул продолговатую голову и из его пасти вырвался тонкий пронзительный звук. И в тот же миг серый песок, которым был засыпан асфальт Московской улицы, завибрировал, поднимаясь буграми, как будто началось землетрясение, только лишённое характерного шума. Цвет песка мгновенно изменился, и тысячи новых мутантов приготовились к атаке.
        Эволюция никогда не стоит на месте, и всё новые и новые виды возникали и сражались, захватывая территории, обеспечивая пропитание и процветание колонии. Пройдёт много времени, прежде чем возникнет хрупкий баланс между хищниками и их жертвами. Ну а пока приходилось бороться за выживание и доказывать остальным тварям, кто здесь хищник, а кто жертва…
        Очередной писк послужил сигналом, и армия мутантов, повинуясь приказу, ринулась в атаку. Две армии чудовищ столкнулись в смертельной битве. На поверхности земли всё было, как всегда: неутомимый ветер гнал тучи песка, а под землёй развернулась настоящая бойня. Крысы-мутанты кидались на усыпанных шипами тварей и тут же отпрыгивали.
        Существа были практически неуязвимы: шипы не давали возможности атаковать их, а длинный хвост со свистом бил чудовищ, рассекая на куски. Через несколько часов от колонии крыс-мутантов осталось чуть более трёхсот особей, а противник едва ли потерял несколько сотен воинов. Крысы всё отступали и наконец добрались до незаконченной, тупиковой части лабиринта. Эта часть представляла собой километровое закругление, выход из которого находился в нескольких метрах рядом. Вожак, который потерял в бою переднюю лапу, но продолжал сражаться, принял мгновенное решение, и вся колония развернулась и кинулась бежать. Существа направились за ними, не подозревая о том, что следовало бы заблокировать соседний ход, и оказались в ловушке. Крысы быстро преодолели расстояние и вернулись в исходную точку. Затем принялись лапами обрушивать стены и через полчаса замуровали врагов внутри. Мутанты не знали, умеют ли эти создания копать тоннели, и поэтому ещё долгих пять часов обрушивали собственное королевство.
        Уставшие и едва стоящие на дрожащих лапах крысы выбрались из норы лишь к рассвету следующего дня. Других вариантов не оставалось: нужно копать новую нору, но где? Там, где есть запас пищи. Следовало вернуться в крепость людей и там обосноваться. Оставшаяся в живых горстка крыс-мутантов во главе с израненным вожаком медленно двинулась в сторону крепости.
        Мутанты прошли под полуразрушенным мостом, и вожак, который двигался, прихрамывая, первым, резко встал на задние лапы и начал принюхиваться. Что за ароматы? Как будто… люди. Но как? Другие мутанты тоже почувствовали, что здесь недавно были люди, много людей. Вожак разглядел вдали едва различимые очертания выстроившейся армии. Люди готовились к обороне…
        После того, как твари покинули крепость, выжившие люди выбрались из убежищ. Двадцать два человека укрылись внутри дота, в основном дети от восьми до четырнадцати лет, и одна… бабушка, та самая, которая самостоятельно пошла за помощью и давно должна была умереть от сахарного диабета. В четырёх танках находилось двенадцать человек экипажа, ещё десять спрятались в БТР и шесть в контейнерах.
        Целая армия, состоящая из пятидесяти солдат. Всю ночь люди очищали крепость от трупов тварей, вывозили их и складывали в огромную кучу через дорогу, а затем подожгли.
        В течение двух лет жители крепости, озабоченные проблемами обороны и выживания, почти не обращали внимания на старушку, которая занималась воспитанием детей. Её не смели тревожить, уважая почтенный возраст. К тому же бабушка всегда тепло одевалась и укутывала голову шерстяным платком, скрывая от всех свои кожные покровы. А между тем у старушки не было ни единой мутации. Никто не придал значения тому, что она болела диабетом и не умерла. Почему? Вирус, активировавшись в организме старушки, не просто исцелил её, а повернул процессы вспять. Бабушка начала молодеть, поражённые органы и системы восстановились, а вместе с ними и весь организм. И теперь бабушка Геня, как называли её обитатели крепости, выглядела не на свои семьдесят три года, а, казалось, совсем немного за пятьдесят.
        Когда уцелевшие жители смогли рассмотреть её, многие не поверили глазам. Да и сама старушка изумилась, когда с лёгкостью подняла десятилетнего ребёнка и перенесла через ров. Эта старушка вселила в выживших надежду, надежду на другую, новую жизнь, олицетворяя собой эту Новую Надежду.
        Люди понимали, что повторная атака монстров неизбежна, и сразу после очистки крепости принялись готовиться к бою. Они не спали всю ночь, и теперь многие дремали, а вахту несла неутомимая старушка, которая не сводила глаз с дороги.
        - Подъём! - прокричала пожилая женщина и достала из-за плеча автомат.
        Сразу за ней выстроилась шеренга из четырёх танков, на которых устроились солдаты. Танки заняли обе полосы дороги, и по краям поместилось всего по одному бронетранспортёру.
        Бабушка быстро развернулась и прошла между танками на несколько метров назад. Люди поспешили слезть с бронемашин и тоже отошли подальше.
        Командиры расчётов повернулись к бабушке - своему новому командующему - и, увидев одобрительный кивок, скрылись внутри.
        Люди присели и зажали уши, прогремели четыре выстрела. Многотонные машины вздрогнули, изрыгая пламя огня.
        Снаряды угодили в самую гущу мутантов. Осколки разорвали с десяток тварей и ещё столько же смертельно покалечили. Вожак взвыл, и вся стая двинулась вперёд. Мутанты приближались к людям и визжали в предвкушении жестокой расправы. Многократно превосходящие по количеству звери с лёгкостью расправятся с людьми, как было вчера, позавчера и будет всегда, и пулемётный огонь не сможет сдержать их натиск.
        Вожак ковылял на трёх лапах, и никто не смел его обгонять. Даже теперь ни одна тварь не пыталась оспорить его право первенства. Самым странным было то, что машины людей больше не стреляли, а они сами выстроились шеренгой перед техникой. Безумцы, лёгкая добыча!
        Вожак уцелевшей лапой наступил на что-то мягкое, конечность провалилась словно в пустоту и коснулась чего-то холодного и твёрдого, одновременно послышался щелчок. Противопехотная мина разорвалась, уничтожая ближайших мутантов и кромсая их на куски осколками. Сотни металлических шариков и гвоздей, со свистом разрезая воздух, устремились в разные стороны, на огромной скорости пронзая тела и отрывая конечности. Обезумевшие мутанты продолжили атаковать с усиленной яростью, и буквально через секунду сдетонировали ещё три мины. Искалеченные и смертельно раненые крысы скулили, извиваясь и барахтаясь в лужах собственной крови. Оставшиеся замешкались и начали пятиться, наступая на куски тел сородичей. Они с ужасом смотрели на горстку людишек вдалеке, которые перешли в атаку. Вожак погиб, и теперь некому возглавить стаю, и чудовища не знали, что делать. Возвращаться нельзя - их дом занят, атаковать тоже опасно, а вдруг оставшийся участок дороги заминирован, значит… одна из крыс взревела, и полторы сотни оставшихся тварей метнулись в стороны, рассчитывая сойти с трассы и броситься атаковать по краям дороги.
        Именно такое развитие событий и предвидела баба Геня. Она с самого начала знала, как поступить, но предполагала, что тварей будет гораздо больше. Поэтому весь участок трассы, от моста до самой стелы, люди заминировали. Противопехотные мины устанавливались на расстоянии в двадцать пять метров друг от друга, мутанты бежали толпой, и не было смысла как-то по-особенному минировать территорию, и мины закопали точно посередине обеих проезжих частей в шахматном порядке.
        Поэтому и техника, и люди, двигаясь по краям двух полос, точно знали, что не станут жертвами собственных ловушек. Но это было ещё не всё…
        Как только первый из мутантов выскочил на обочину, решив, что теперь осколки его не достанут и можно без опаски атаковать, прогремел двойной взрыв, испепеливший тварь и ближайших к нему сородичей. Возможно, чудовища и успели понять, что угодили в ловушку, но большинство приземлилось на смертоносные мины. Словно праздничный салют, взрыв мины гремел за взрывом, только вместо радостных криков слышались душераздирающие вопли разорванных и покалеченных тварей. Некоторые из них ещё жили и даже с оторванными лапами пытались двигаться, но основная масса мутантов была уничтожена.
        Казавшийся непобедимым, высокоорганизованный, со сложной системой иерархии вид превратился в очередную строку, зашифрованную в ДНК вируса.
        Один из монстров, который ещё вчера купался в крови беззащитных людей, теперь беспомощно лежал и наблюдал, как металлические гиганты давят его сородичей. Все четыре конечности мутанта перебило осколками, и, лёжа на боку, он дожидался своей очереди. Танки не съезжали с дороги, минуя заминированный периметр, и находящихся там мутантов добивали люди.
        Старушка подошла к лежащей твари, которая смотрела на человека огромными, расширенными от ужаса глазами. Грудная клетка монстра быстро поднималась и точно так же быстро опускалась, из многочисленных ран на теле сочилась чёрная пенящаяся жидкость. Две задние конечности вырвало осколками, а передние выкрутило наружу. Чуть выше глаз кожу сорвало, и обнажились мощные белоснежные кости черепа.
        - Мы так долго не ели свежего мяса! - произнесла старушка и присела. Она давно начала ощущать потребность в животном белке, её организм восстанавливался, развивался и требовал много строительного материала. - Я даже стала забывать его вкус.
        К ней приблизились ещё два человека, и они о чём-то стали живо спорить.
        - Всех не переспоришь! - громко заявила бабушка, переводя взгляд на мутанта. - Не хотят тебя есть, но я уже придумала, как поступлю с тобой!..
        Армия людей добила всех тварей, и лишь один пока оставался в живых. Старушке показалось, что этот крупный мутант мог быть вожаком, а значит, ему стоило уделить особое внимание.
        Грохот машин и лязг гусениц стих, и до мутанта перестали доноситься людские крики и смех. Каждый последующий вдох казался больнее предыдущего, и огненная лава разливалась по лёгким. Монстр смотрел на странную квадратную коробку, изнутри которой доносились равномерные и монотонные звуки. Она была достаточно тяжёлой, её несли два человека. Вместе с ними подошла та же старушка и несколько раз нажала пальцем на коробку. Только теперь монстр учуял её запах, он был не такой, как у других людей. От людей всегда пахло одинаково, пасть сразу наполнялась густой слюной, а в желудке начинало урчать. Эта же особь излучала иной аромат, монстр в нём читал не приглашение на обед, а… предостережение. И чем дольше старушка находилась возле него, тем сильнее он хотел убежать, зарыться поглубже в землю, но… не мог.
        - Передашь привет остальным! - сказала она и, развернувшись, медленно пошла к танкам.
        Люди успели вернуться в крепость, и только тогда прогремел оглушительный взрыв, звуки которого эхом донеслись до людей. Они одержали победу, очередную и самую тяжёлую, дорого заплатив за неё. Нужно восстанавливать крепость, всё сначала, как два года назад, и готовиться к новым боям…
        Люди не знали, что Брест опустел. В нём не было больше никого, кроме них. Доминантная популяция, занимавшая территорию, уничтожена и постепенно её заселят новые, не такие агрессивные виды. Пройдут сотни тысяч лет, прежде чем многотысячное разнообразие видов живых организмов займёт свободные ниши. Восстановится баланс, и сформируются стабильные пищевые цепи. Пустоши покроются лесами. Множество трав, кустарников и цветов, словно разноцветный ковёр, выстелют континенты. Разнообразие видов достигнет небывалых размахов.
        Будет ли там место для людей?..
        2
        Смертоносный вирус, уничтоживший всё живое на планете, не впервые демонстрировал свою силу. Ни один человек - ни Веров, с его догадками о новом штамме гриппа, ни Виктор, который предполагал, что вирус был искусственно разработан, ни самые прогрессивные учёные планеты не знали всей правды.
        Восемьдесят три миллиона лет назад на Землю упала комета. Современные учёные считали именно её причиной вымирания всех видов динозавров и большинства видов растительности того времени.
        Но они ошибались. Вместе с кометой на планету попал вирус. Именно он и уничтожил практически все виды, у которых не было стойкого иммунитета.
        Вместе с поднятым облаком пыли космический пришелец облетел всю планету и попал во все организмы. Всего лишь один процент представителей флоры и фауны смог противостоять ему. Все остальные погибли или мутировали. Среди таких мутантов оказались и далёкие предки нынешних людей, которые в течение миллионов лет эволюционировали, превращаясь из огромных, покрытых чёрной шерстью хищных созданий в человека разумного. Не поддавшиеся воздействию вируса организмы имели мощный иммунный щит, но это не значит, что вируса в них не было. Со временем и мутанты выработали защиту от вируса, и, казалось, микроскопический убийца побеждён.
        Организмы развивались и совершенствовались, занимая все свободные ниши. Вместе с ними развивался и жестокий вирус, спрятавшийся в ДНК. Всё последующее разнообразие живой природы носило его в своём генетическом материале, передавая новым поколениям.
        Вирус не раз проявлялся, убивая сотни тысяч существ, и не раз порождал мутантов. Люди сложили легенды об этих существах, назвав их вампирами и оборотнями. Вирус продолжал изменяться и принимал новые, более жестокие и чудовищные обличия - Чума, Холера, Грипп, но человек всегда побеждал, и вирус снова отступал.
        Развитие современной медицины и фармакологии дало миру поистине «божественные дары». Мощнейшие антибиотики и противовирусные препараты уничтожали все известные вирусы и бактерии. И чем сильнее были вновь созданные лекарства, тем устойчивее делались микроорганизмы. Новые вирусы, такие как СПИД, вообще не поддавались лечению. Не было лекарств от туберкулёза и многих других болезней. Люди начали применять комбинации антибиотиков и различных препаратов, пока не подошли к точке невозврата. Теперь антибиотики были везде: в воздухе, воде и еде. Все живые организмы на планете, сами того не подозревая, насытились плодами фармакологии. От былого величия иммунитета, того незримого воина, который все эти годы сдерживал атаки вируса, остались лишь доспехи, всё остальное разрушили те же «божественные дары». И наконец настал момент, когда для борьбы с новым вирусом необходим стал такой препарат, который уничтожит и вирус, и саму жизнь. Люди пытались использовать новейшие достижения фармакологии, но…
        Первые вспышки инфекций прокатились по планете, собирая многомиллионную кровавую жатву, державы пытались скрыть истинные масштабы трагедии, постоянно переключая внимание общества, беспокоясь об экономической безопасности. Но это было лишь предупреждение.
        Для полной активации вирусу необходимы были определённые условия. Он должен вновь мутировать, перейти на новый уровень, и тогда…
        29 июня 2016 года в 03.00 по Минскому времени произошла небывалая за всю историю наблюдений вспышка на Солнце. Радиационная волна быстро докатилась до Земли и накрыла планету. Люди могли наблюдать феерические красочные сияния в тех уголках Земли, где их раньше никогда не было. Под воздействием излучения атмосфера планеты дарила людям фантастическое шоу, во время которого Луна предстала во всём своём величии, как никогда огромной и яркой.
        Вирус активировался и начал встраивать свою ДНК в ДНК всех живых организмов. На планете начиналась новая эра…
        Когда падут города и цивилизации
        И ветер сотрёт с лица земли границы,
        Я буду искать Тебя…
        Когда исчезнут последние Живые
        И закончится Этот Мир,
        Я перейду в Другой и буду искать Тебя там…
        Со мной всегда будет ненависть и надежда.
        Одна мне поможет выжить, а другая не даст прекратить поиск…
        Посвящается моим дочерям - смыслу всей моей жизни!
        Глава 20
        Ещё одна Надежда… Поцелуй ветра
        1
        Маленькая девочка стояла на коленях, склонившись над только что умершей матерью. Длинными вьющимися кудрями малышки играл ветер, то и дело бросая их в глаза ребёнка. Правой рукой Надя ласкала почерневшее, казавшееся обугленным лицо мамы. Мутации безжалостно изуродовали молодую и нежную кожу женщины, как и всех других людей, которых видела и знала Надя, и это было не самым страшным преображением.
        Два года назад её совсем маленькой подобрала девушка, в спешке покидая обезумивший город. Она вырулила на Партизанский проспект, пытаясь объехать перекрёсток, где шло яростное сражение, и едва успела нажать на тормоз - прямо на проезжей части сидел ребёнок. Девушка быстро выбежала из машины и подхватила рыдающую малышку. В это время прогремела очередная серия взрывов, и послышались выстрелы крупнокалиберных пулемётов. Со стороны перекрёстка доносились людские крики и чудовищный звериный вой. Пулемёты не прекращали стрельбу, взрыв гремел за взрывом, и, казалось, в смертельном сражении столкнулись две непобедимые армии.
        - Маленькая! - выкрикнула Татьяна, вздрогнув от очередного взрыва. - А где твоя мама? - Девушка в ужасе осматривалась, пытаясь отыскать родителей малышки.
        В это время девочка протянула маленькие ручки к спасительнице и крепко прижалась к её груди. Малышка сразу прекратила плакать, но её тельце дрожало, и эта дрожь начала передаваться Татьяне.
        - Господи! - выдохнула Таня, и слёзы хлынули из её глаз. - Нам надо спешить!
        Девушка смотрела вперёд, на перекрёсток, где всё заволокло непроглядной пеленой пыли и густого чёрного дыма. Бой не стихал, и нужно было поскорее бежать отсюда.
        «Как вовремя я тебя нашла! - мелькнула у неё мысль. - А если бы опоздала?»
        Девочка привстала и вытерла слёзы со щеки…
        Татьяне едва исполнилось двадцать шесть лет, когда ужасный вирус активировался и повлёк за собой череду катастрофических последствий. Вместе со спасённой малышкой она успела добраться до границы с Россией, и там им несказанно повезло. Армия спасения Российской Федерации с тяжёлыми боями покидала территорию Беларуси. Колонна бронетехники из сорока пять единиц подвергалась постоянным атакам. Монстры выпрыгивали из-за деревьев, неслись со всех сторон и кидались на технику. Пулемёты не смолкали ни на секунду, солдаты едва успевали менять коробки с патронами. Ехавший впереди бронетранспортёр с широким ковшом расчищал проезжую часть, захламлённую брошенными автомобилями и пока ещё спящими мутантами.
        Татьяна увидела удаляющуюся колонну и поспешила за ней. Мотор кашлянул, затем ещё раз, и машина заглохла - бензин кончился. Девушка мгновенно приняла решение, выпрыгнула из машины и помчалась вдогонку. Она бежала как никогда быстро. Девушка кричала и махала свободной рукой, крепко прижимая к себе дитя. Со всех сторон к ней устремились ужасные твари, она начала ощущать их тяжёлое дыхание за спиной и понимала, что вот-вот её настигнут. В тот самый момент, когда тварь почти догнала бегущую девушку и протянула к ней лапу, снайпера засекли её и открыли огонь.
        Татьяна не поняла, что произошло, но тварь мгновенно отлетела назад, зажав в почерневшей лапе оторванный кусок платья. Затем другое чудовище выросло прямо на пути и упало ей под ноги. Девушка без колебаний перепрыгнула труп и ринулась навстречу развернувшемуся бронетранспортёру. Их заметили…
        Так Татьяна обрела дочь и оказалась среди тех немногочисленных людей, которым удалось вырваться из лап смерти. Но ненадолго. Через десять дней военные умерли или превратились в монстров. Вместе с ними мутировали и погибали и спасённые люди. И уже через месяц в живых остались лишь Татьяна и Надюша, так она назвала свою малышку.
        С самых первых минут Татьяна решила, что девочку следует назвать именно так - Надежда, она смотрела на бледное личико малышки и хотела жить вопреки всему. Вокруг рычали монстры и погибали люди, тысячи людей, но стоило ей прижаться к ребёнку, как сразу всё исчезало, и она оказывалась далеко от всего этого безумия, в абсолютно ином мире. Девочка оказывала поразительное воздействие на окружающих, она словно дарила надежду обречённым и отчаявшимся людям.
        В новом мире можно было выжить, лишь постоянно находясь в движении, и Татьяна строго следовала этому правилу. Очень скоро они примкнули к новой группе выживших и вместе с ними продолжили путь. В постоянных скитаниях, поисках пищи, боях и сражениях за жизнь пройдут долгих два года, и вновь в живых останутся лишь Татьяна и её Надюша.
        Но теперь Надя уже не была прежним беспомощным ребёнком. Её организм тоже подвергся мутациям, но совсем иного рода. В свои четыре года ребёнок выглядел на восемь. Надя умела не только отчётливо говорить, но и хорошо читать и писать, её мозг постоянно развивался, и в критической ситуации принимал решения мгновенно и безошибочно. Все системы и органы усовершенствовались, и теперь это был представитель нового вида человека. Организм девочки насыщали неизвестные современной науке химические вещества и гормоны, в крови циркулировало множество дополнительных компонентов. Токсины выводились гораздо быстрее, вещества, которые образовывались в мышечных тканях в ходе постоянных нагрузок и вызывали боль и усталость, теперь мгновенно вовлекались в новые химические реакции и не оказывали никакого вредного влияния на организм. Физически ребёнок превосходил всех живущих до него людей, обладая невероятно сильным иммунитетом.
        Сама же Татьяна погибла не от мутаций, вызванных вирусом. Последний месяц они с дочерью укрывались на обожжённых и испепелённых ядерными взрывами территориях. Мутанты здесь редко попадались, а те, что встречались, становились лёгкой добычей для быстрой и ловкой Нади. Её иммунная система каждую минуту уничтожала возникающие очаги онкологии и инородные клетки, перерабатывая их и используя как энергию для организма. Но организм Татьяны не обладал таким совершенным иммунитетом, и злокачественные опухоли быстро поразили практически все органы. Её кожа приобрела жуткий чёрный цвет, местами виднелись длинные и тонкие белые полосы, словно обгоревшая кожа начинала трескаться и отшелушиваться.
        Перед смертью женщина успела рассказать Наде всю правду, которую девочка поначалу приняла за предсмертный бред. Но Татьяна протянула ей маленький выцветший кусочек бумаги. Это была фотография, которую она нашла в кармане курточки ребёнка. Девушка сразу догадалась, что на ней изображена семья малышки, но не решалась сказать это самой девочке. Детей у Татьяны не было, и она понимала, что уже никогда не будет, малышка стала для неё не просто дочкой Надей, а настоящей Надеждой, в которой она видела своё будущее. За два года фотография истрепалась, и яркие краски поблекли, но сохранилось изображение. На Надю смотрели счастливые, весёлые люди. По их радостным лицам можно было с уверенностью сказать, что это крепкая и дружная семья. Молодые лица родителей сияли, а две девочки строили смешные рожицы. Яркие разноцветные заколки-бабочки красовались на густых волосах старшей девочки, таких же вьющихся и чёрных, как и у её молодой мамы.
        Надя коснулась рукой своих длинных волнистых волос.
        «Как у мамы!»
        По воле случая Татьяна дала малышке то же имя, что было у её родной матери.
        Девочка быстро прижала фотографию к губам и ещё громче зарыдала.
        - Мама, папа, где вы? Я хочу к вам! - закричала она.
        Вокруг, куда ни кинь взгляд, раскинулись серые безжизненные пески ядерной пустыни. Раньше это был лес, о чём свидетельствовали огромные завалы из обглоданных ветрами и обожжённых огнём стволов. Торчащие пни и наполовину сломанные тела лесных исполинов, глубокие воронки и сверкающий, гладкий, как зеркало, песок вокруг создавали картину чудовищной трагедии, разыгравшейся на обречённой планете. Местами деревья уцелели, но от былого величия остались лишь торчащие колья без ветвей и коры. Под одним из таких деревьев лежала Татьяна.
        Девочка перевернула фото и прочла вслух:
        - Партизанский проспект 24, Брест.
        Она резко развернулась и посмотрела далеко вперёд. Ветер ударил в лицо и вновь растрепал густые длинные локоны. На этот раз ветер не был таким холодным и дерзким, она не почувствовала жжения. Девочке показалось, что он словно поцеловал её, нежно, как целуют… родители своё дитя. Она подняла взор к небу и увидела грузные, вечно куда-то спешащие свинцовые тучи.
        - Я возвращаюсь домой! - Надя убрала волосы с лица и взглянула на женщину, которая всё это время заменяла ей Маму. - Спасибо!
        Она аккуратно присела и поцеловала Татьяну в щёку, затем осторожно подтянула изодранное перепачканное одело, которым укрывалась женщина, и накрыла ей лицо. Она ещё раз обняла маму и решительно встала.
        Надя прекрасно ориентировалась по картам, этому её вторую маму обучили военные, а та в свою очередь передала опыт дочери. Она сняла с плеч спортивный, когда-то яркий, а теперь грязный и местами зашитый рюкзак. В нём было всё необходимое для выживания: коробка спичек, бумага, пара жестяных коробок с чаем, поцарапанный термос с водой, три магазина к пистолету, несколько банок мясных консервов, бинты, лейкопластырь и ещё много нужных вещей, среди которых особое место отводилось военным картам и компасу.
        Девочка быстро разложила карту и внимательно посмотрела на красную точку - здесь находились они с ма… с Татьяной. А вот здесь Беларусь и родной Брест. Девочка быстро приложила линейку и посчитала сантиметры, затем взглянула на масштаб.
        - Всего-то тысяча километров! - улыбнувшись, сказала она, разглядывая неустанно движущуюся по кругу стрелку компаса, которая отказывалась остановиться и точно указать стороны света.
        «Нужно поскорее выйти из радиоактивной зоны. Слишком много помех, сложно понять, где север, а где юг!»
        Девочка встала и забросила рюкзак за спину. Она не решилась ещё раз посмотреть на Татьяну, боясь потратить лишнее время на никому не нужные слёзы. Надя полностью застегнула молнию спортивной куртки, потерявшей цвет от грязи, но зато целой и тёплой, и проверила ножны.
        Оба армейских ножа достались от военных, и она никогда с ними не расставалась. Ножны крепились снаружи к бёдрам на джинсы и являлись основным оружием девочки. Под курткой сзади к ремню пристёгивалась кобура пистолета. Надя редко им пользовалась, чаще он служил для охоты на мутантов. Для её молниеносной реакции и таких быстрых движений, которые не поддаются никаким законам физиологии, было вполне достаточно ножей.
        Она ещё раз протёрла влажные глаза, сделала глубокий вдох и сорвалась с места. Девочка очень быстро бегала, а главное - могла так бежать очень долго. Конечно, плотные джинсы и ободранные кеды не самая лучшая одежда для бега, но обычные кроссовки давно порвались бы, а спортивные брюки не очень-то практичны в современном мире.
        Девочка перепрыгнула наполовину засыпанный песком широкий ствол дерева и сразу почуяла какой-то странный запах.
        Она остановилась и обернулась, нюхая потоки ветра, словно волчица.
        Её нос был ещё одним совершенным оружием, количество специфических клеток внутри органа намного превосходило число подобных рецепторов в носу собак. Надя опустила голову и посмотрела на едва различимые силуэты. Сейчас это были всего-навсего три точки, но уже знала, что это за твари. Точки словно скакали на месте и расплывались, но на самом деле четвероногие мутанты обнаружили человека и начали преследование.
        Надя улыбнулась и облизала потрескавшиеся губы. В её зеленоватых глазах вспыхнули демонические огоньки, и она тихонько проговорила, ощущая, как волны электричества возникают из ниоткуда и начинают пронизывать всё её тело:
        - Чтобы меня поймать, ты должен быть молнией, а не мешком, набитым падалью!
        «Ты должен быть молнией… молнией… молнией, мешок падали!» - подхватил ветер и несколько раз повторил, а затем так же нежно, как в предыдущий раз, коснулся лица девочки и «поцеловал».
        Надя развернулась и так рванула с места, что ощутила жар под подошвами обуви, словно стояла на раскалённой сковороде…
        Она неслась быстро, но всё равно не так, как этот… необычный ветер, который слетал к тварям и погрузил их в настоящий песчаный ураган, отрывая от земли и больно швыряя вниз, ломая кости и выворачивая суставы, засыпая глаза песком и жаля в морду, и успел вернуться к ней… к своей Насте…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к