Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Козинцев Сергей: " Когда Ангелы Спят " - читать онлайн

Сохранить .
Когда ангелы спят Сергей Козинцев
        Среди величественного царства природы расположено грандиозное строение - Чертог. ВЧертоге обитают ангелы - истинные хозяева этого мира. Прекрасные ивеличественные, сбелоснежными крыльями ивсветлых одеждах, ниспадающих изящными складками.
        Человечествоже обитает внорах запределами Чертога.
        Есть очень веская причина, покоторой норы тяготеют кЧертогу, нонемогут быть расположены слишком близко отнего…
        Эротика, экшен, философия инеобычный взгляд намир.
        Когда ангелы спят
        Сергей Козинцев
        
        ISBN978-5-4493-4276-8
        
        Когда ангелыспят
        Ангелы спали. Чертог охранялипсы.
        - Если увидишь пса, кинь ему кость. Вот, держи… Штук пять, я думаю, хватит.
        - Хватит…
        - Иты, Ло, держи. Так, что ещё? Вот карта. Новые склады тут. Авот здесь они хранят чипы. Вообще электроники нужно побольше, впоследнее время совсем сней туго, Алхимику несчем работать.
        - Это что запустота накарте?
        - Ачёрт его знает. Далеко отнор, карту непрорисовали… Дик, «неизвестно что» незначит, что тебе нужно обязательно туда сунуться. Особенно ствоим талантом попадать вистории.
        - Да ладно тебе, - отмахнулся я, - всё будет хорошо.
        Старый Том покачал головой.
        Чертог светился мерцающим светом нафоне звёздного неба. Средоточие наших помыслов, притягивающий, пугающий, дарящий жизнь, способный убить. Сегодня нам предстояло обчистить его полностью. Обычно мы проникали туда небольшими группками или поодиночке. Новэту ночь все гнёзда шли наштурм разом. Я видел, как тень отСада, скалы, берег моря шевелятся бесчисленным количеством людей, ожидающих сигнала. Я инедумал никогда, что нас так много.
        - Можно пройти ходами кстарым гнёздам внутри Чертога, - предложиля.
        - Нестоит, - Том вздохнул. - Погибшие гнёзда - плохие места. Там слишком много ловушек. Только я вас прошу, очень осторожно. Помните про последние экспедиции. Скорее всего, ангелы начали пользоваться какими-то принципиально новыми методами.
        Мы сЛо переглянулись. Нетерпение недавало ей стоять наместе. Обтягивающие штаны чуть ниже колен, топ изкожи нашнуровке, чёрные волосы, короткая стрижка, озорные глаза. Я судовольствием скользнул глазами поеё животу, икрам ибосым ногам.
        Отстен Чертога стремительными искрами разлетелись фосфоресцирующие мотыльки. Разведчики давали понять, что можно идти. Темная подвижная волна рассыпалась наотдельные фигурки, набольшом расстоянии друг отдруга движущиеся кстенам.
        - Побежали, - крикнула моя подружка, ивследующий миг мы вырвались изуютной безопасной тени ичерез освещённую луной площадь помчались кбашням.
        - Пойдем вторым лазом Северного пристенка. Через охладители.
        Ло согласно кивнула.
        Устены мы остановились, струдом отодвинули камень, маскировавший проход, июркнули внутрь. Этот путь мне нравился. Я нелюбил ползать подлинным узким проходам, атут два метра - иты ныряешь втеплую, почти горячую воду бассейна. Ктомуже мокрая Ло выглядела ещё соблазнительнее.
        Мы выбрались изводы усамого коридора. Я выжал свои волосы, собранные вхвост, наблюдая, как капельки воды скользят покоже моей подружки. Ло вскочила наноги, встряхнула головой, создав вокруг себя облако брызг, иинстинктивно юркнула втень. Я прижался кстене рядом.
        Как ипредполагалось, коридор был пуст. Заним начиналась лестница, поднимающаяся кгалерее, галерея распадалась нанесколько проходов, некоторые изкоторых вели кскладам.
        Я любил комнаты Чертога. Невообразимая роскошь, пушистые ковры, покоторым так приятно ступать босыми ногами, гобелены, рассказывающие обангельской жизни… Иногда я часами простаивал перед ними, разглядывая разнообразные, вомногом непонятные сюжеты. Исегодня рассчитывал сделать всё быстро ипобродить всвое удовольствие между гигантских лиц, глазеющих состен.
        Пробегая через галерею, мы услышали шаги иостановились, спрятавшись. Дыхание Ло касалось моей щеки. Я какбы невзначай коснулся рукой её бедра вмокрых брюках. Ло отодвинулась.
        Спокойные шаги стали совсем близкими, иизперехода показалась девушка. Я облегченно вздохнул. Надо сказать, передвигалась она непозволительно шумно, поэтому её шаги изаставили нас насторожиться. Издалека было непонять, кого именно мы увидели. Лишь движения были смутно знакомыми. Впрочем, я мало кого знал вдальних гнёздах.
        Даже натаком расстоянии было видно, как она красива. Безупречно стройная фигурка, точёное лицо счуть преувеличенными глазами… Как только она скрылась водном изкоридоров, я выпалил:
        - Побежали…
        Ло неответила. Обернувшись, я увидел её ехидные исердитые глаза, глядевшие наменя из-под темной челки. Сжатый кулачок упирался вбок.
        - Не-а, - сказала она. - Мы пойдем нетуда.
        - Номыже хотели…
        - Всё равно. Пойдем через библиотеку иоранжереи кскладу назападе.
        Иногда она становится необъяснимо упрямой. Я обхватил её заталию ипопытался таким образом утянуть вправильном направлении, номои ладони скользнули помокрой коже, иЛо освободилась:
        - ТУДА я непойду!
        Есть такой закон природы: стоит лишь раз уступить женщине, иуступать потом придётся всю жизнь. Потому мне неоставалось ничего иного, как отрезать:
        - Я пойду так, как собирался ссамого начала. Аты иди куда хочешь.
        - Ну ипрекрасно! - Ло резко развернулась иразмашисто зашагала прочь. Я двинулся впротивоположную сторону.
        Пока мы препирались, незнакомка успела исчезнуть влабиринте коридоров. Впрочем, отсюда действительно удобнее было идти кскладам, поэтому рано или поздно мы должны были встретиться. Почти бегом я пустился вперёд.
        Там, где коридоры пересекались, я поскользнулся, инстинктивно шарахнулся втень изамер. Первое правило любого человека: если столкнулся снеожиданностью - спрячься инешевелись. Спокойно обдумывая ситуацию. Анеожиданность случилась. ВЧертоге НЕНАЧЕМ поскальзываться. Осторожно я огляделся иприслушался. Тихо. Пусто. Похолодным плитам я медленно приблизился кнапугавшей меня лужице посреди коридора икоснулся её рукой.
        Кровь.
        Исамо посебе это малоприятно. Пугаложе то, что было непонятно, откуда тут взяться крови. Пёс оставилбы гораздо больше, чем маленькую лужицу. Ангелы спят, аинеспалибы - кровь они нелюбят. Для ловушекже обычно обустраивают отдельные комнаты.
        Я внимательно оглядел стены, пол, потолок. Всё как должно быть, никаких аномалий. Медленно я двинулся дальше. Коридор поворачивал уоткрытой комнаты.
        Комната тёмная ипустая. Некоторое время я вглядывался всумрак, решая, есть тут что-нибудь полезное или нет, потом махнул рукой - нестоило распыляться намелочи. Ктомуже открытая комната - плохая примета. Ангелы закрывают засобой двери. Если дверь открыта, сбольшой вероятностью заней ловушка.
        Двинувшись дальше, я попытался сосредоточиться натом необычном, счем столкнулся только что. Новголову упорно лезли мысли оЛо. Я вспоминал, какая нежная унеё кожа, как вода совсем недавно струилась поней, забираясь запояс. Я представлял, как она прекрасна, когда обнажена, как приятно будет кончиками пальцев провести поеё подбородку, шее, груди, как можно губами ласкать её соски, аруками проводить поеё спине вниз, досамых ягодиц…
        Я споткнулся опорог ичуть неупал. Прерванные мечты рассыпались блестящими бусинами ираскатились повсей комнате. Пустой коридор привёл меня кподсобным помещениям. Здесь всегда было много интересного ипрятаться было легко, потому я немного расслабился. Но, несмотря наэто, шаги заспиной услышал сразу. Судя попоходке, замной крался пёс. Ангелы приложили все свои силы, чтобы движения псов были беззвучными. Они даже надевали им наноги специальную обувь измягкой резины. Ивсилу своего слабого слуха предполагали, что их питомцы абсолютно бесшумны. Мыже слышали их надовольно большом расстоянии ивсегда успевали приготовиться. Вообще говоря, пса легче запутать, чем обороняться отнего, встретившись лицом клицу. Исейчас мне стоило оторваться отпреследования, нобыло жутко любопытно посмотреть, как пёс проглотит брошенную ему кость.
        Я продолжал путь всё темже размеренным шагом. Псы очень чувствительны критму походки - когда этот ритм изменится, пёс может повести себя непредсказуемо. Сейчасже он просто шёл замной следом, иэто меня устраивало. Я свернул вкоридор без ковра. Конечно, ступать помягкому пуху приятнее, чем похолодным плитам, ношаги моего преследователя станут отчётливее, ия смогу, необорачиваясь, определить расстояние между нами. Впереди было несколько развилок. Я свернул налево, затем направо, затем опять налево иопять направо. Этого достаточно, чтобы пёс уловил стратегию. Теперь нужно было сделать свои шаги бесшумными ибыстро двинуться туда, где чудовище меня искать нестанет. Новместо этого я вытащил измешка кость, остановился иобернулся кповороту изпрохода. Втоже мгновение я услышал, как хищник, потеряв звук моих шагов, отпреследования перешёл катаке ибыстрыми, невообразимо шумными прыжками помчался кмоему коридору. Бегают псы очень быстро, наоткрытом пространстве человеку убежать отних практически невозможно. Неуспел я досчитать допяти, как хромированное чудовище вылетело из-за поворота. Его стальные лапы,
обутые врезину, грохоча, оттолкнулись отплит, голова крутанулась нагибкой шее вмою сторону, ия увидел, как диафрагмы застеклянными линзами глаз фокусируются намоей фигуре. Немедля, я кинул кость. Рефлексы пса сработали безукоризненно - морда развернулась кдвижущемуся предмету, железные челюсти, лязгнув, захватили ипереломили его. Втоже мгновение конденсатор внутри кости разрядился через металл монстра, ипёс, невсостоянии завершить прыжок, рухнул напол грудой железа. Инерция проволокла закостеневшее тело ксамым моим ногам. Я неспешно отступил нанесколько шагов. Для того чтобы прийти всебя, роботу требовалось одиннадцать секунд. Четырех изэтих секунд было достаточно, чтобы кислота израздавленной стальными зубами ампулы внутри кости протравила гортанные трубки исожгла несколько микросхем. Пёс пришел врабочее состояние, но, вместо того чтобы кинутся надобычу, завертелся волчком, ловя несуществующий хвост.
        - Класс! - вслух сказал я. Алхимик порой творил чудеса!
        Я хотел было наковырять измонстра чипов, но, попробовав подступиться кнеистово крутящемуся чудовищу, передумал. Да ишума было наделано много, отсюда стоило убираться.
        Запутывая преследователя, я забрался немного нетуда, куда собирался. Теперь можно было либо вернуться назад, либо попытаться найти новый проход кскладу. Второй вариант мне нравился больше, ия двинулся вперед. Нонапервойже развилке остановился.
        Опять кровь. Наэтот раз совсем мало - несколько капель. Что-то неладное творилось вэтом чёртовом Чертоге.
        Очень медленно я двинулся вперёд. Негромкий стук иневнятный шум заспиной заставили меня оглянуться. Глаза мои расширились, сердце бешено заколотилось вгруди. Изсоседнего коридора выкатилась голова, стукнулась остену изамерла внеподвижности.
        Первым моим побуждением было броситься бежать, ноя взял себя вруки имедленно, очень тихо двинулся прочь. Встретив первуюже дверь, я открыл её испрятался отнеожиданностей вспасительном полумраке комнаты. Мне нужно было успокоиться, подумать ипереждать.
        Понегромким звукам имерцанию индикаторов я сразу понял, что мне несказанно повезло. Я попал водну изтех редких комнат, которые просто забиты электроникой. Забыв обиспуге, я раскрыл мешок поудобнее иподошёл кработающей аппаратуре. Можно было утащить одну большую штуковину или много маленьких. Подумав, я остановился навтором варианте - Алхимик любит разнообразие. Ухватив первое, что попалось под руку, я обнаружил, что этот предмет привязан проводами кдругим, подобным ему. Глаза пообвыкли втемноте, ия разглядел, что вся техника связана между собой, акое-где шнурами привязана кстене. Вэтом небыло ничего необычного, ангелы часто привязывают электронные устройства друг кдругу. Я вытащил нож изножен наикре иперерезал провод. Перерезая путы, я высвобождал изних технику икидал её всвой мешок. Вкакой-то момент один изперерезаемых проводов обдал меня снопом искр, ия вспомнил, как Алхимик инструктировал новичков. Изтого, что он говорил тогда, следовало, что дотронься я вэтот момент долезвия собственного ножа, имне пришлосьбы распрощаться сжизнью… Всё-таки ангелы - странные существа, иЧертог их наполнен
странными вещами.
        Вскоре мешок был полон. Идти кскладам неимело теперь смысла, да идобыча была наредкость богата. Я осторожно выглянул задверь. Вкоридоре ничего неизменилось. Голова по-прежнему лежала устены. Было тихо. Я вышел вкоридор. Возвращаться мимо головы нехотелось, ноэтот путь домой был кратчайшим. Стараясь неглядеть наотрубленную часть тела, я аккуратно заглянул заугол. Длинный пустой коридор. Длинный! Ипустой! Если голова выкатилась изнего, то куда делось тело?
        Нацыпочках я прошёл некоторое расстояние, внимательно оглядывая пол истены. Ничего необычного небыло. Вообще ничего! Небыло даже крови! Заисключением тех нескольких капель, которые я уже видел ранее… Как можно отрезать голову инезалить кровью весь пол истены?
        Теперь я испугался по-настоящему. Стоять наместе я больше немог ипомчался прочь отвсех этих загадок. Казалось, коридоры сжимаются, пытаясь раздавить меня, сердце бешено колотилось вгруди, имои ноги никак немогли заним поспеть. Единым махом перепрыгнув через пса, который всё также безысходно крутился волчком, я вдруг вспомнил, что Алхимик просил приносить ему электронику сухой. Он даже как-то объяснял это, хотя я его так инепонял тогда. Значит, обратный путь через бассейны мне неподходил. Я остановился, припоминая, какие ещё выходы есть поблизости. Пожалуй, стоило взять западнее. Перейдя нашаг ипытаясь просчитать маршрут, я вновь успокоился. Места пошли знакомые, неожиданностей непредвиделось. Я даже начал предвкушать, как буду рассказывать обо всех встреченных чудесах напосиделках уАлхимика.
        Время отвремени мы все собирались уАлхимика ирассказывали освоих похождениях. Первоначально назначение этих встреч было чисто утилитарное - Алхимику нужна свежая информация омире ангелов, оповедении псов, оловушках… Носовременем сборища эти превратились влюбимое всеми мероприятие, где рассказы оприключениях находили своих слушателей, где одни истории влекли засобой другие, где смех ишутки способны были удержать любого изнас надолгие-долгие часы. Дополнительной прелестью описываемых приключений было то, что каждый изнас понимал: его история повлечёт те или иные выводы вголове нашего гения. Поэтому мы старались неврать - введенный взаблуждение Алхимик мог ошибиться, что всвою очередь привелобы нас ккрупным неприятностям…
        Я был уже довольно близок квнешним стенам, когда мой взгляд привлекла распахнутая дверь. Посреди комнаты стоял стол, который просто ломился отвсевозможных яств.
        Вообще-то я был голоден. Обычно мы подкреплялись наскладе, асегодня досклада я так инедобрался. Стол выглядел аппетитно. Даже чересчур аппетитно, намой вкус. Недолго думая, я взял сближайшей полки небольшую круглую вазочку и, стараясь ненаделать много шума, бросил её красставленным блюдам. Вмомент, когда ваза коснулась скатерти, повсему периметру стола сметаллическим лязгом выскочили острые идлинные, неменьше метра вдлину, шипы. Я вздрогнул, хотя ипредполагал, что это ловушка. Любой, кто стоялбы сейчас рядом состолом, былбы мёртв.
        Ловушка сработала, теперь она была безопасна. Можно было полакомиться чем-нибудь. Впрочем, сангелов сталосьбы отравитьеду.
        Только сейчас я заметил, что неодин вкомнате. Вуглу, прикрытая тенью, стояла та самая незнакомка иглядела наменя. Унеё действительно были неправдоподобно огромные, восхитительно прекрасные глаза. Правильные черты лица, белоснежные волосы, идеальная фигурка. Топ слегка сбился, и, казалось, грудь её вот-вот обнажится.
        Девушка улыбнулась вдруг, исердце мое взорвалось праздничным фейерверком. Сделав несколько шагов кстолу, незнакомка потянулась через агрессивно выпяченные шипы ивзяла состола яблоко. Неуспел мой взгляд забраться вприоткрывшуюся ложбинку между её грудей, как изящное тело выпрямилось. Продолжая улыбаться, девушка протянула яблокомне.
        - Их нельзя есть, они могут быть отравлены, - почему-то смутившись, ответиля.
        Девушка пожала плечами илегкомысленно откусила кусок ангельского угощения. Тутже скривившись, она отбросила оказавшийся кислым плод, тот ударился остену ибеспомощно покатился пополу. Струйки прозрачного сока спустились сгуб незнакомки кеё подбородку, повисли сверкающими каплями и, резко сорвавшись, полетели вниз, впустоту.
        - Иди сюда, - произнесло восхитительное создание, - ещё много времени.
        Я, несмея поверить собственному счастью, сделал несколько шагов, огибая стол, адевушка тем временем отступила всамый тёмный угол ибыстрым движением сорвала ссебя топ, обнажая точёные полусферы груди срубиновыми бугорками сосков. Тень бесцеремонно положила свою чёрную руку намраморную кожу, скользнула поживотику, адевушка, необращая нанеё внимания, уже снимала бриджи. Ненужная одежда полетела через комнату, напоролась наиглы, торчащие изстола, ибеспомощно повисла наних. Я подошел кнезнакомке совсем близко. Кеё обнаженному, трепещущему телу.
        - Раздевайся, - сказала она иизящным диким движением села напол умоих ног. Неотрывая взгляда отбелоснежной фигурки, я откинул всторону мешок, спешно стянул ссебя одежду. Моё тело пылало ижаждало прикосновения.
        Неговоря ни слова, девушка откинулась нахолодные плиты пола, распластавшись передо мной естественно ибесстыдно. Мой взгляд метался, словно пойманная птица, между её лицом, холмами груди, изящным треугольником волос налобке. Под этим взглядом девушка вытянулась иразвела ноги. Я опустился наколени, оперся наруки, имоё тело повисло над её телом, трепещущим перед соитием, близко-близко, вкаких-нибудь двух сантиметрах. Руки её вспорхнули вверх, желая обнять меня зашею.
        Вследующий момент ладони незнакомки сомкнулись замоей спиной сметаллическим щелчком. Невообразимо сильным движением они опустились намою шею иизо всей силы прижали кнеобыкновенно твёрдому ихолодному телу. Я сужасом осознал, что кожа моя прикасается неккоже восхитительной девушки, акрезиновому покрытию механического монстра. Неуспел я шевельнуться, как избоков андроида выскочили железные щупальца иобхватили моё тело, недавая возможности пошевелиться. Резина между ключицами соблазнительной приманки лопнула, пропуская тонкое лезвие, холодным металлом коснувшееся моей шеи. Втоже время несильный укол впах дал понять, что любая попытка ксопротивлению обернётся невообразимой болью.
        Я вдруг осознал весь ужас моего положения. Паника мутной водой хлынула вмою голову, застилая глаза илишая возможности думать. Тело моё забилось вмощных тисках механических объятий, ноповторный укол вчувствительную область заставил меня скривиться отболи иприйти всебя.
        Несколько раз глубоко вздохнув ивыдохнув, я локализовал бунт своего паниковавшего естества владонях дрожащих рук итёмных углах сознания. Надо было думать. Искать выход.
        - Послушай, - сказал я андроиду, впрочем, неособенно надеясь науспех, - давай попробуем договориться.
        Лицо механической девушки, ранее такое подвижное, сейчас застыло неестественной механической улыбкой. Голова её была откинута инедвижна. Робот сделал свое дело, разговоры спленником были вне программы.
        - Эй ты! - заорал я, сорвавшись. - Немедленно отпусти меня! Меня всё равно найдут! Мы усамого лаза!
        Тело подо мной вдруг защелкало иприподнялось над полом. Голова незнакомки безжизненно откинулась ивдруг отвалилась. Стукнувшись отвёрдый пол, путаясь всобственных белокурых волосах, она откатилась нанесколько шагов, ударив нетак давно успокоившееся яблоко исообщив ему своё движение.
        Изосиротевшей шеи электронного чуда высунулись стальные ноги иупёрлись впол. Моё тело ещё немного приподняли иплавно понесли квыходу. Чудовище юркнуло под стол, скатерть отвесила мне оплеуху. Выскочив из-под стола сдругой стороны иосчастливив меня ещё одной оплеухой, андроид по-паучьи резво засеменил вдоль коридора. Паника сменилась апатией, имне оставалось беспомощно лежать натом, что раньше казалось девичьим телом, иуныло разглядывать ковры иплиты покрытия, мелькающие усамого моего лица.
        Двигались мы довольно долго. Сначала я вяло пытался найти выход изсоздавшейся ситуации, прекрасно, впрочем, понимая нелепость моих планов. Потом спохватился иначал тщательно запоминать маршрут. Наслучай, если придется-таки возвращаться назад. Я так погрузился вэтот процесс, что несразу обратил внимание, как изподсобных помещений мы попали вжилые. Измоего положения лицом вниз сложно было разглядеть что-либо кроме ковров. Любопытство вывело меня изступора, я попробовал извернуться так, чтобы увидеть побольше, итутже порезалшею.
        - Чёрт, - поморщился я. Тело затекло ижаждало движений. Побыстреебы уж всё закончилось…
        Сэтими мыслями меня втащили вдруг взал, переполненный светом. Шелест крыльев, гул голосов, смешки, раздающиеся совсех сторон, давали понять, что впомещении полно народу. Почему они неспят всамый разгар ночи, вот что я хотелбы знать. Андроид подо мной остановился.
        - О, ещё один! - громовой голос сверху вызвал шквал хохота.
        Стальные лапы, державшие меня, вдруг ослабили свою хватку иоткинулись всторону. Две громадные сильные руки подхватили меня иподняли.
        Никогда ещё я невидел столько ангелов одновременно. Большой круглый зал свысоким куполом был переполнен. Ангелы стояли наполу, намногочисленных балконах внесколько ярусов, парили над головой. Их огромные белоснежные крылья были окружены сиянием. Ангелы могут сильно отличаться поразмерам, ивобщей толпе я заметил несколько маленьких ангелов женского пола - они были ниже, чем ангелы-мужчины, чутьли невдвое, доставая тем лишь допояса. Впреимущественно мужской толпе они казались детьми. Пополу, цепляясь заослепительные хитоны ифаросы, сновалипсы.
        Ангел, подхвативший меня, поднял моё тело доуровня своих глаз, внимательно разглядывая. Я тоже всмотрелся вего лицо, щурясь отяркого света вокруг - когда ещё доведется идоведётсяли вообще. Большие внимательные глаза стонкой, еле видимой паутинкой кровяных прожилок, добрые морщинки вуголках глаз, чуть вздрагивающие губы. Каким-то неожиданно человеческим оказалось это лицо.
        Громадные губы скривились вусмешке, ангел повернулся, чтобы сказать нечто ехидное, да так изастыл соткрытым ртом. Я проследил заего взглядом, имой рот тоже открылся. Ввысоком проёме, увсех навиду (икто только учил эту девчонку прятаться) стояла Ло сраспахнутыми отужаса глазами. Ужас этот влился вмои зрачки, тело изогнулось, как тело змеи, исотчаянной силой я вцепился зубами водну издержащих меня рук. Ангел закричал иразжал пальцы. Я шлёпнулся напол, больно ударившись коленом, вскочил втотже момент ипомчался кдвери через переполненный зал. Некоторые ангелы перепугано отшатывались смоего пути, некоторые, наоборот, бросились наперерез, желая поймать. Но, господи, какиеже они все медленные… Я мчался позалу, лавируя между высокими телами, имне казалось, что окружающие замерли внелепых позах. Руки смыкались замоей спиной, перепуганные херувимы неуспевали убраться смоего пути, имне приходилось их обегать. Псы, перешедшие наконец врежим охоты, рванулись вмою сторону, натыкаясь наприсутствующих ивнося хаос встоль мирный дотого мирок.
        Ло, всё также стоящая впроёме, ноуже неиспуганная, асосредоточенная, швырнула несколько костей разгоряченным роботам исорвалась сместа втотже момент, когда я поравнялся сней. Бок обок мы помчались прочь отизысканного собрания. Псы ворвались вкоридор иззала истремительно начали нас догонять. Необорачиваясь инезамедляя бега, Ло швырнула заспину последние две косточки. Псов было явно больше. Однако возня занашими спинами давала понять, что некую фору мы получили.
        Вдруг сильный рывок заволосы бросил меня накаменные плиты. Затылок ударился отвердое, насекунду я лишился сознания. Звонкий удар железа окамень заставил меня прийти всебя. Ло протягивала мне руку. Вдругой её руке находилось мачете. Пёс заспиной возился смнимой добычей.
        - Быстрее! - высоким голосом заорала Ло. - Поднимайся!
        Я вскочил наноги и, так инепридя всебя, побежал. Спина Ло мелькала впереди. Стены пульсировали, пол раскачивался, пытаясь вновь опрокинуть меня. Псы были всё ближе иближе. Лязг их стальных лап прибавил мне сил. Запутать электронных чудовищ, когда они так близко, непредставлялось возможным, новремя работало нанас. Если пёс непоймал тебя впервые две минуты, то убежать отнего уже возможно. Их аккумуляторы немогут долго выдержать максимального темпа, ипёс переходит накрейсерскую скорость. Момент этого перехода я почувствовал всей кожей спины - шаги обрезиненных лап стали чаще иглуше.
        Непосредственная опасность миновала, амы мчались, несбавляя темпа, всё дальше идальше отсияющего зала. Псы давно отстали, окружающая обстановка стала знакомой. Мы приближались квнешней стене. Размеренный ритм бега привел меня вчувство. Голова больше некружилась, стены нешатались. Наконец, мы остановились. Ло прислонилась кстене тяжело дыша. Я тоже пытался совладать сдыханием.
        - Ты мне волосы подрезала? - спросил я, ощупывая шишку назатылке.
        - Ага, - кивнула Ло, подняв науровень глаз мачете. - Твой хвост стал короче.
        Слезвия сосвежими зазубринами я перевёл взгляд наехидные глаза Ло иосознал вдруг, что стою перед ней совершенно голый. Ничуть несмущаясь, моя подружка бесцеремонно разглядывала меня. Под её взором моё возбуждающееся естество счрезмерной очевидностью проявило себя. Сконфуженный, я сделал шаг навстречу ипопытался обнять Ло заталию, нодевушка отскочила всторону, продолжая пялиться наменя.
        - Иди сюда, - начал я переговорный процесс.
        - Зачем?
        - Ну немогуже я втаком состоянии, - я показал глазами вниз, - возвращаться кгнёздам!
        - Ну, отменя-то какая польза? - Ло сявным удовольствием издевалась надо мной. - Тыже унас любитель андроидов!
        Я мгновенно вскипел. Но, увидав, что Ло только того инадо, также мгновенно остыл.
        - Ну, как хочешь, - как можно равнодушнее сказал я. Впрочем, скрыть свои желания мне сейчас всё равно неудалосьбы. - Пожалуй, нам стоит вернутся ктой комнате, где уменя одежда осталась.
        - Не. Это далеко слишком…
        - Аты откуда знаешь? - вдруг удивился я. - Ивообще, откуда ты взялась втом зале? Небось, следомшла?
        - Очень надо! - раздосадовано взбрыкнулась подружка. - Случайно набрела.
        - Случайно? Допустим… Какбы то ни было, заодеждой надо вернуться. Действительно далековато, нотам ещё сумка скучей барахла. Идоконца ночи ещё далеко.
        - Незнаю, заметил ты или нет, - Ло рассердилась, - новданный момент АНГЕЛЫ НЕСПЯТ! Да уних просто облава нанас! Причём именно втот день, когда вЧертог сунулись все разом. Может, ты так стукнулся головой, что уже ничего несоображаешь, ноубираться отсюда нам нужно как можно скорее.
        Ло была права. ВЧертоге творилось что-то чудовищное. Однако нагишом идти кгнезду тоже нехотелось.
        Инстинктивно я нагнулся ксвоей икре, нообнаружил, что нож мой остался тамже, где ивсе остальные вещи.
        - Дай мачете, - попросиля.
        Взяв протянутое оружие, я подошёл кодному изгобеленов исрезал его так высоко, как только мог дотянуться.
        - Как ты пользуешься этой штуковиной, - пробурчал я, струдом прорезая вполучившемся куске ткани дыру для головы. - Жутко неудобно.
        - Для того чтобы рубить хвосты всяким умникам, всамый раз, - огрызнуласьЛо.
        Приведя себя внето чтобы приличный, нопокрайней мере пристойный вид, я отдал подружке мачете, имы двинулись всторону лаза.
        Места были хоженые испокойные. Бесчисленные подсобные помещения усамых внешних стен, довольно много выходов. Тем неменее водной изкомнат мы наткнулись намужчину вбессознательном состоянии. Он сидел наполу, облокотившись спиной остену. Его волосы небыли забраны вхвост, как принято умужчин, анаоборот - коротко стрижены. Изсвежих ссадин наноге покаплям сочилась кровь.
        Мне он сразуже непонравился. Он был чист иопрятен, нотем неменее при взгляде нанего почему-то возникало ощущение, что незнакомец несколько месяцев жил вканализационных тоннелях. Ложе, напротив, глядела снескрываемым интересом.
        Я присел рядом сним ипотряс заплечи. Незнакомец струдом открыл глаза.
        - Что случилось? - спросиля.
        Незнакомец медленным кивком головы показал надверь всоседнюю комнату. Заглянув туда, я обнаружил захлопнувшуюся ловушку. Парню повезло, он успел проскочить под захлопывающейся дверцей.
        Я вновь повернулся кнашему новому знакомому ипротянул ему руку:
        - Подняться можешь?
        Незнакомец кивнул иухватился замою кисть потными пальцами.
        - Я Дик, - представился я, - это Ло. Мы оба изПуто.
        - Адриан изВырия.
        - Вырий - это одна извосточныхнор?
        - Да, это навостоке. Хорошо, что я вас встретил. Эту часть Чертога я совсем незнаю.
        - Мы усамого выхода, - уже находу пояснил я, - нонам стоит поспешить…
        Завсё время нашей беседы Ло непроронила ни слова. Когдаже мы пробрались через длинный иузкий лаз наружу, вспасительную темноту ночи, она вдруг разговорилась, расспрашивая Адриана овосточных гнёздах иосегодняшних похождениях поЧертогу.
        Возвращаться кПуто мы нестали: учитывая возможную облаву, самое разумное было спрятаться вближайшей норе. Уже наподходе кСитану уменя вновь закружилась голова, ия подотстал. Сладкая парочка даже необернулась, увлечённая беседой. Когда я добрался доноры, ведущей кгнезду, они уже успели обменяться краткими новостями сместными обитателями.
        Последствия облавы доконца были ещё неясны, ноуже был очевиден грандиозный масштаб этих последствий. Добычи увернувшихся было мало, многие, как имы, предпочитали спрятаться вближайшей норе, аневозвращаться домой, поэтому кто смог выбраться изЧертога, акто пропал там, оставалось неизвестным. Ктомуже последние изспасшихся должны были добраться кгнёздам нераньше утра. Всюду царил переполох, местные расспрашивали прибывающих опоследних событиях. Чужих должно было оказаться гораздо больше, чем гостевых комнат, иАмито Фо, управлявший Ситаном, пытался заблаговременно решить эту проблему засчет помещений самого разного назначения. Соскладов туда вспешном порядке перетаскивали постели исамую необходимую утварь.
        Вэтой суматохе я потерял Ло иАдриана. Совсем маленькая девочка показала мне мою комнату, довольно уютную ипросторную. Усталый иразбитый, я опустился намягкую постель, расстеленную наполу, исразуже заснул.

* **
        Я стоял посреди бескрайнего луга. Мягкая высокая трава простиралась вдаль, насколько хватало глаз. Наповерхности глубокого небо плавали дремлющие облака.
        Глядя наних, я осознал внезапно, что мир перевёрнут, опрокинут, словно чашка, ичто настоящий низ там, внебесах, среди облаков. Ичто я чудом удерживаюсь вниз головой набескрайнем потолке, покрытом свисающими вниз травинками. Чудо кончилось, ноги мои оторвались отземли, итело помчалось вниз, вголовокружительную бездну неба.
        Головокружение итошнота, подступившая кгорлу, заставили меня проснуться. Я сел напостели, дожидаясь, пока комната прекратит своё вращательное движение.
        Вкоридорах было по-дневному тихо. Все спали всвоих комнатах вожидании ночи - времени, когда события развиваются.
        Вуглу раздался шорох, я резко обернулся.
        Удивительно стройная июная девушка глядела по-детски беззащитными глазами. Я вспомнил глаза андроида, разглядывавшие меня изполумрака, ивздрогнул:
        - Ты зачем здесь? - я смутно помнил её. Кажется, её звали Бетти.
        Бетти неответила. Несколькими движениями она сбросила ссебя одежду, подошла иопустилась наколени рядом сомной. Её ладони протянулись ко мне. Вмоей памяти прозвучал щелчок смыкающихся конечностей соблазнительной ловушки, ия инстинктивно отстранился. Девушка удивлённо наклонила голову испросила, расстроенно инемного обиженно:
        - Почему?
        Я глядел наеё наготу иникак немог отделаться отощущения, что передо мной обтянутая резиной кукла. Идеальные полусферы груди, идеально плоский живот, идеальные обводы бёдер… Живой человек просто немог быть таким.
        Существовал единственный способ это проверить.
        Я поднял руку имедленно поднёс её ксамой коже девушки. Одного её вздоха было достаточно, чтобы расширившаяся грудная клетка ткнулась вмои пальцы. НоБетти затаила дыхание. Аможет, инедышала вовсе.
        Эта мысль добавила мне решимости, иподушечки моих пальцев коснулись её тела. Девушка легко вздрогнула, ая почувствовал настоящую живую плоть. Мир обрёл ясность, иясность эта лишила меня рассудка. Я стремительно обхватил руками такое живое, подвижное, тёплое человеческое тело, я прижимался кнему телом своим ижадными глотками упивался естественностью чувств. Бетти, удивившись столь резкой смене моего настроения, замерла нанесколько секунд, азатем тоже обхватила меня своими мягкими инежными руками. Волны ощущений захлестнули моё сознание, ия погрузился вих сладостные глубины. Мои губы отыскали губы девушки, обхватили их намгновение иотстранились, потом коснулись опять. Я погружался вчужое естество, полностью потеряв себя. Ладони скользили непереставая пошёлку кожи отспины добёдер. Струящееся вмоих руках тело отвечало накаждое мое движение, откликалось намалейшее касание. Раздвинув колени, она сидела наколенях моих, давая возможность нашим телам скользить друг подругу. Её запах вызывал воспоминания обутреннем дожде. Светлые длинные волосы метались поплечам, путались вмоих пальцах. Один извоздушных
локонов ухитрился приникнуть кнашим губам вмгновение поцелуя.
        Неожиданно Бетти, словно блестящая верткая рыбка, высвободилась измоих объятий иодним движением откинулась наспину, представая вся перед моим взором. Я стоял наколенях меж её раздвинутых ног инаблюдал завзбудораженным дыханием, сложным ритмом поднимавшим иопускавшим её грудь. Мои ладони ласково коснулись её коленок, пальцы пробежали побёдрам клобку…
        Шаги вкоридоре несмогли проникнуть вмоё сознание, нозаставили меня повернуть голову ипосмотреть надверь. Вдверь постучали.
        - Неоткрывай, - попросила Бетти.
        Тем неменее причин неоткрыть уменя небыло. Я ласково погладил её колени, поднялся наноги, находу заворачиваясь вгобелен, иоткрыл дверь.
        Напороге стояла абсолютно голая девушка ипри этом ничуть нестыдилась своей наготы. Огненно-рыжие волосы были заплетены вбесчисленное множество тонких косичек, которые своими кончиками при каждом движении головы касались её плеч. Я открыл было рот, ноненашелся что сказать. Единороги сгобелена неменее изумлённо глядели нанеё.
        Поправде говоря, мне следовалобы удивиться гораздо раньше, нораньше было недотого. Впрочем, сейчас было недотого тоже.
        Девушка сделала шаг вперед иоказалась неимоверно близко отменя. Слегка асимметричное личико сосмеющимися глазами глядело немного снизу. Я вновь открыл рот, нонезнакомка вдруг приникла ко мне, обхватила шею руками ипоцеловала меня долгим поцелуем. Голова уж вкоторый раз предательски закружилась.
        - Привет, Элли! - раздался голос замоей спиной.
        Элли прервала поцелуй, взглянула вглубь комнаты, улыбнулась, иответила:
        - Привет, Бетти!
        Меня выпустили изобъятий, ия оказался один вокружении холодного влажного воздуха. Элли обогнула меня ипрошла вглубь комнаты. Я растерянно наблюдал, как она опускается наколени рядом сБетти.
        - Иди сюда, - Элли позвала меня рукой.
        Я закрыл дверь, подошел кпостели исел нанеё, всё ещё внедоумении разглядывая обнаженных пришелиц. Они тоже глядели наменя иулыбались.
        - Ничего непонимаю… Мир всё-таки опрокинулся?
        - Опрокинулся, - согласно кивнула Бетти. - Ты против?
        Неуспел я ответить, как Элли стремительно приблизилась ко мне, сдернула сменя самодельную одежду ивесело констатировала:
        - Он непротив!
        Вследующий момент её жаркое, почти обжигающее тело приникло ктелу моему. Присоединившаяся кнам Бетти принесла успокоительную свежесть ипрохладу.
        Я обнимал иласкал обеих. Одна неистовым огнём поглощала меня, другая дрожала при каждом касании. Тонкие косички барабанили вмою грудь, длинные светлые волосы ручьями струились помоей коже. Их тела двигались под моими ладонями настолько замысловато ипо-разному, что мое представление опространстве рассыпалось, обнаружив свою несостоятельность. Право илево, верх иниз перестали существовать. Две девушки были теперь пространством, заключая всебе весьмир.
        Впылу наших игр чуть поджившая корочка пореза намоей шее содралась, ияркие капельки крови разбились осмуглую кожу Элли, находившейся вэтот момент подо мной. Бетти тутже пришла напомощь, слизав своим язычком алый пунктир, протянувшийся отключиц Элли кложбинке между её грудей, азатем припав губами кмоей шее, заживляя рану иутихомиривая встрепенувшееся воспоминание боли. Вблагодарность я поцеловал её лоб, мягкими касаниями губ спустился ксияющим глазам и, наконец, встретился сеё губами, почувствовав насвоём языке вкус собственной крови.
        Жаркое тело Элли выгибалось при каждом моём движении. Клокочущий огонь передавался мне, я двигался всё неистовее, я жалел, что уменя только две руки, невсилах обхватить одновременно её всю. Меня разорвалобы начасти, еслибы неБетти, прижимающаяся своим телом кмоей спине, целующая её, спасительным умиротворением превращая бурю внегу, инапоминающая, что кроме восхитительного пылающего ада внизу существует неменее восхитительныйрай.
        Мы проснулись оттого, что покоридору промчался человек скриком:
        - Облава!
        Я высвободился изобъятий девушек исел. Элли тоже села, протирая кулачками глаза. Бетти перевернулась наспину исладко потянулась. Затем обе девушки встали, улыбнулись мне. Бетти оделась. Элли завернулась впростыню. Бетти чмокнула меня влевую щеку. Элли вправую.
        - Увидимся, - сказала Бетти.
        - Увидимся, - сказала Элли.
        Иобе выскользнули задверь.
        Я попытался вновь осмыслить произошедшее, ноосознав, что времени наэто уменя опять нет, рассмеялся.
        Встав, накинув гобелен (так инеуспел поменять его нанормальную одежду; теперь придется так ходить неизвестно сколько, напотеху всем), я свернул постель ивышел вкоридор.
        Вокруг царила естественная для облавы суматоха.
        Когда-то, когда я был ещё совсем маленьким, облава сопровождалась несуматохой, апаникой. Железные двери, прикрывающие вход внору, немогли противостоять огненным мечам херувимов. Оттого норы делались узкими, даже человек пролезал туда начетвереньках, аангел застревал. Ангелы пускали внору особой породы псов, те довольно быстро взламывали двери, иобщее время наэвакуацию составляло десятка минут.
        Потом Алхимик, ненынешний, аещё прежний, придумал обрушивать вовходной коридор тонны земли втом случае, когда дверь неоткрывалась, абыла взломана. Нора закупоривалась намертво. Проходы теперь можно было делать высокими, вполный человеческий рост. Авремени нато, чтобы собраться испокойно уйти тайными ходами, было неменее нескольких часов. Ктомуже вбольшинстве случаев ангелы решали нераскапывать засыпанный проход, и, вернувшись, мы находили жилище нетронутым.
        Немедля, я включился впроцесс эвакуации, перенося то, что нельзя забрать ссобой, вТайник. Насамом деле Тайник был нетаким уж итайным. Вход внего засыпался, вещи, которые находились внём, непредставляли никакого интереса для ангелов, что гарантировало его неприкосновенность. Втоже время нам эти вещи были нужны, иэто являлось залогом того, что мы их откопаем.
        Покончив сТайником, каждый изнас взвалил насебя свою часть поклажи, иотправился кзапасному выходу. Пролезая через отверстие, пахнущее свежеразрытой землёй (последние метры запасного хода прокапывались только вовремя эвакуации), я инстинктивно зажмурился отяркого солнечного света. Поодному мы выбирались наповерхность награнице рощи ибесконечных лугов. Запах цветов, свежего воздуха, яркий свет, бесчисленные звуки наполнили меня радостным возбуждением.
        Многие излюдей нелюбят солнечный свет. Днём снаружи они чувствуют себя беззащитными, некоторые просто впадают впанику или замирают вступоре, боясь пошевелиться. Мнеже дневной мир кажется восхитительным, иего опасности только придают ощущениям насыщенность. Особенно сейчас, впредвечерние часы, когда низкое солнце нестоль ослепительно, когда тени длинны ивоздух прохладен икогда дневные бабочки сверкающими облаками возвращаются налуга, чтобы впокойной безмятежности проспать всю ночь. Они похожи наангелов, инетолько крыльями идневным образом жизни. Мне порой кажется, что, несмотря насвою громоздкость инеуклюжесть, ангелы также хрупки иизящны, как эти крохотные создания.
        Нам предстояло пересечь луга иукрыться вноре натой их стороне. Судя понаправлению, выбранному Амито Фо, мы шли кЭлизиуму. Высокая мягкая трава доставала почти догруди, путалась вногах ипыталась забраться под мою импровизированную одежду. Усталые бабочки сыпались снебес дождём лепестков изасыпали усамых наших лиц. Запах цветов проникал через ноздри вголову иполностью заполнял её, перемешиваясь смыслями ивпечатлениями.
        Я пытался найти вверенице людей Ло или моих ночных подружек, но, видимо, они были далеко. Зато неожиданно я наткнулся наМишеля - старого знакомого попосиделкам. Он ухмыльнулся поповоду моего внешнего вида, мы перебросились несколькими малозначащими фразами.
        Неожиданно меня дернули заволосы. Я остановился иобернулся.
        Рядом стояла Ло иулыбалась совершенно идиотским образом.
        - Я слыхала, утебя была весёлая ночь? - осведомилась она, приблизив своё тело максимально близко кмоему изадумчиво водя пальчиком повышитому нагобелене ангелу. Я неуспел ответить, как она резко отстранилась ипродолжила:
        - Ая тоже нескучала. Знаешь, Адриан - отличный парень!
        Я только открыл рот для ответа, как Ло уже обогнула меня иневероятно быстро скрылась среди идущих людей.
        - Значит, сегодня ночью утебя тоже были гости? - понимающе покивал Мишель, когда мы вновь отправились впуть.
        - Ага. Это что, массовое явление? Я ничего непонимаю…
        - Аты погляди вокруг. Ничего незамечаешь?
        Из-под наших ног выпорхнула стая радужных птиц и, лавируя между бабочками, понеслась прочь. Белоснежный жираф, оконтуренный ослепительно-красной полоской солнечного света, повернул нашум свою голову ипосмотрел нанас большими имудрыми, как уиндрика, глазами.
        - Кажется, - пробормотал я, - вокруг слишком много женщин.
        - Скорее слишком мало мужчин… Знаешь, вчера вернулись только трое мужчин изкаждых десяти. Все остальные попали вловушку, скоторой иты, как мне известно, столкнулся. Мир изменился, Дик. Надесять женщин теперь приходится потрое мужчин.
        - Понимаю, - задумчиво согласился я. - Ловушек-андроидов для женщин небыло…
        - Нет, непонимаешь. Были там иандроиды-мужчины. Просто втакую ловушку попалась только одна девушка.
        Я открылрот.
        - Нопочему?
        - Наверное, - пожал плечами Мишель, - уних лучше интуиция.
        Солнце коснулось горизонта, итрава затрепетала сияющими струнами, когда мы вышли кЭлизиуму.
        Хотя мне инадоело моё нелепое облачение, я понимал, что сейчас беспокоить когобы то ни было поповоду костюма крайне неуместно. Тем неменее меня окликнул сутулый мужчина, вручил свёрток содеждой, поспешно кивнул наслова благодарности иумчался. Я выбрал самый тёмный тупик, вкотором никого небыло, скинул сплеч гобелен иначал одеваться.
        Всамый неподходящий момент вмой угол заглянула девушка, смутилась, прикрыла личико ладошкой и, исподтишка подглядывая вщели между пальцами, сообщила, что меня ждёт Алхимик.
        Поспешно закончив переодевание, я пошёл следом замоей провожатой, оставившей меня унужной двери.
        Келья Алхимика была завалена самым экзотическим хламом. Здесь была даже пёсья лапа. Уж незнаю, где икак её добыли. Вуглу сидел хмурый, заросший щетиной мужчина исосредоточено скручивал между собой проволочки какой-то схемы.
        - Привет! - Алхимик, мальчишка тринадцати лет, вышел из-за стеллажей ипротянул мне ладонь. Еле заметный пушок только-только начал пробиваться над его верхней губой.
        - Привет, - пожал я протянутую руку. - Как тебе ученик твой новый? - я показал подбородком настарательного мужика.
        - Прилежный, - почему-то поморщился Алхимик. - Итолково делает то, что ему объяснят.
        - Ну так здорово, развенет?
        - Азарта внём нет. Неинтересно ему. Вот ты - другое дело. Зря непошёл комне.
        - Тыже знаешь, я люблю приключения.
        - Ты просто непонимаешь. Это, - он взял охапку схем ичертежей сполки, - тоже приключения. Иещё какие! Это даже круче, чем приключения!
        Я улыбнулся. Нынешний Алхимик был учеником ещё год назад. Алхимик прежний, вполне удовлетворительно выполнявший свои функции так, как его научили предшественники, быстро обнаружил, что неиссякаемые идеи парнишки стремительно меняют окружающий мир. Старик соблегчением удалился напокой, ученик стал Алхимиком ивзял себе нового ученика. Стех пор жизнь наша стала проще иудивительней одновременно.
        - Мне сказали, что ты побывал влапах андроида итем неменее выкарабкался? - Алхимик внимательно посмотрел вмои глаза.
        - Да уж, выбраться изэтих лап нетак просто.
        Алхимик согласно кивнул:
        - Ты единственный, кому это удалось. Расскажи.
        Бумаги вуглу зашуршали, изних выпрыгнула крыса иторопливо засеменила через комнату. Усклянок скислотой она остановилась иначала принюхиваться. Запах ей явно непонравился, иона помчалась кближайшей стене. Почувствовав вдруг, что заней наблюдают, крыса замерла иповернула вмою сторону голову сблестящими глазами. Некоторое время мы глядели друг надруга, потом крыса подпрыгнула истремительно юркнула внепроницаемую тень.
        - Расскажу, конечно, - согласился я. - Нообычно такие вещи рассказывают напосиделках.
        Разумеется, мне хотелось поведать историю собственных похождений нетолько Алхимику, ноибольшому собранию неравнодушных слушателей.
        - Да какие уж тут посиделки, - вздохнул мой собеседник. - Влюбом случае они будут нескоро, аинформация нужна чем скорее, тем лучше.
        - Тебе откуда рассказывать? - вздохнул я. - Сначала или только про андроида?
        - Давай всё выкладывай.
        Я начал своё повествование. Алхимик внимательно слушал, задумчиво теребя амулет изсобачьего зуба, висящий унего нашее. Дойдя доистории спсом, я заметил:
        - Классные утебя получились кости! Это было так эффектно…
        - Да, пора уж думать над следующим шагом… - покивал Алхимик.
        - Над каким ещё шагом?
        - Сегодня ангелы обнаружили обезвреженных псов. Они исследуют их ипоймут, как мы сними справились. Попробуют сделать их невосприимчивыми ккостям. Поскольку захотят модифицировать роботов побыстрее, небудут забираться винстинкты - они глубоко зашиты инаних много завязано, придётся всю систему перепрограммировать, чутьли неспроцессорных операций. Значит, пойдут посамому простому пути: покроют гортань пластиком, чтобы кислота её неразрушила. Изчего следует, что вочередную модификацию костей мне следует включить ещё один элемент - термический, я думаю… Впрочем, мы отвлеклись…
        Я потряс головой, стряхивая ссебя гипноз алхимических рассуждений (меня всегда завораживали его речи), ипродолжил.
        Я рассказывал отом, как мы сангелом разглядывали друг друга, когда дверь без стука распахнулась. Напороге стоял СтарыйТом.
        - О, Том, ты тоже здесь! - обрадовался было я иосёкся. Необычайно жесткое инеподвижное лицо моего старого приятеля пугало. Сердитые глаза осматривали меня сног доголовы. Алхимик иего ученик смотрели нагостя вопросительно. Из-за его спины вышел Амито Фо иещё один человек, которого я незнал.
        - Что случилось? - спросил Алхимик.
        - Облава, - коротко проговорил АмитоФо.
        - Как? Опять? - удивился я. - Ивсамом начале ночи?
        - Определенно он, - неожиданно сказал Том своим спутникам. - Покрайней мере, похож как две капли воды.
        - Втом-то идело, что опять, - хмуро заметил АмитоФо.
        - Алхимику надо подготовится кэвакуации, - вступил вразговор незнакомец. - Актебе, Дик, есть разговор. Пойдём, время неждёт.
        Я растерянно попрощался сАлхимиком, кивнул ученику, который уже приступил ксуетливой упаковке аппаратуры, иотправился следом занежданными пришельцами.
        Окружающая суматоха была удивительно похожа натрудноуловимое воспоминание, неожиданно заполонившее разум. Предыдущая облава, случившаяся менее суток назад, делала поступки окружающих болезненно знакомыми. Амы всё шли ишли через хаос умирающей норы неизвестно куда.
        - Что такое, Том? - обратился я ксвоему спутнику, - Что нетак?
        Том только хмуро взглянул наменя ипромолчал.
        Наконец мы вышли кзапасному лазу. Он ещё небыл прокопан доконца, ивсе мы вчетвером, вооружившись хранящимися здесьже лопатами, принялись заработу. Довольно скоро ночь обрушилась нанаши головы иринулась мимо нас вглубь норы. Мы вышли наружу. Трое моих спутников стояли напротив ихмуро глядели наменя.
        - Послушай, Дик, - начал Амито Фо. - Ты единственный завсю историю умудрился спастись, попав вруки ангелу…
        Амито Фо замолчал.
        - И? - поторопил егоя.
        - Дик, необижайся, - заговорил Том. - Сразу после твоего возвращения вСитан его накрыли. Ты перешёл сюда, инакрыли Элизиум…
        - Вы хотите сказать… - начал я возмущённо.
        - Нет, Дик, - прервал меня Том. - Никто излюдей никогда небудет помогать ангелам. Это понятно. Сперва мы думали, что они сделали андроида, такогоже, как ты. Ноты неандроид, я вижу. Единственное объяснение, которое унас осталось… Алхимик говорил как-то, что можно под кожу человека поместить маленький прибор ивсегда знать, где он будет находиться. Звучит фантастично,но…
        - Звучит как чепуха! - возмутилсяя.
        - Дик, пойми, - вмешался незнакомец, - мы неможем рисковать. Возможно, чепуха, номы сейчас уйдем отсюда, иснами пойдет Алхимик. Если его выследят…
        - Алхимика сейчас лучше вбезопасное место увести, - посоветовал я. - ВЭдем или, скажем…
        - Заткнись ты! - вдруг резко оборвал меня Том. Двое других переглянулись.
        - Ну вот, - вздохнул незнакомец, - вЭдем вести уже нельзя. Дик, иговорить теперь тебе надо осторожно. Они могут всё слышать.
        «Значит, - подумал я, - поведут вСваргу, вгоры. Ну чтоже, даже лучше».
        - Ичтоже мне делать теперь?
        - Уходить, - сочувственно, нотвёрдо сказал Амито Фо. - Чем быстрее, тем лучше: вообще говоря, даже сейчас тебе неместо узапасного хода. Иневозвращаться ни вкакую изнор. Иповозможности непользоваться убежищами.И…
        - Гдеже мне тогда жить? Икак долго теперь прятаться?
        - Незнаю, - пожал плечами незнакомец. - Скорее всего - всегда.
        - Все будут знать, что тебя нельзя пускать вноры, - добавил Амито Фо. - Можно сказать, что ты становишься легендой.
        - Всю жизнь мечтал, - буркнуля.
        - Втоже время любой извстреченных тобой даст всё, что тебе потребуется. Всё, что захочешь. Мы понимаем, как трудно выжить одному снаружи.
        - Спасибо, конечно, - я старательно пытался примерить насебя моё новое будущее.
        - Держи, - Том протянул мне сумку. - Там дюжина костей. Хватит напервое время. Ну, аеду сам вЧертоге найдёшь. Инеобижайся, ладно?
        - Да, пустяки, - я легкомысленно махнул рукой. - Я всегда мечтал обойти весь Чертог. Ипосмотреть, что надругом его конце. Вот теперь пришло время мечте осуществиться. Только уменя нет ножа.
        Амито Фо снял ножны сосвоей икры имолча протянул мне. Я прицепил оружие кноге, развернулся ипошёл прочь.
        - Удачи! - крикнули мне вслед.
        - Спасибо, - ответил я необорачиваясь.
        Под колючими звёздами я шёл прочь отгнезда, раздумывая находу, куда именно я иду. Быстрые шаги замоей спиной заставили оглянуться.
        - Уф, догнала, - сказала запыхавшаясяЛо.
        - Аты-то как здесь? Опять следила?
        - Опятьнет!
        - Я ухожу, Ло. Неизвестно куда инавсегда.
        - Ну ая вернусь, когда ты мне надоешь, - ехидно улыбнуласьЛо.

* **
        Первые лучи солнца яркими росчерками прорисовали края отверстий световых колодцев. Чертог просыпался, благостно илениво. Амы досих пор ненашли, где прятаться сегодняшним днём.
        Вот уже четыре ночи мы пробирались всё дальше идальше вглубь Чертога. Ипервый раз мы оказались под утро нерядом скаким-нибудь убежищем, апосреди громадных залов, галереями распахивающимися друг задругом - каждый следующий больше ивыше предыдущего. Совершенно неподходящих для того, чтобы вних прятаться.
        Вдоль стен шли двери внебольшие комнатки. Заними просыпались ангелы, медленно потягивались, меланхолично зевали, искали под кроватями свои сандалии.
        Видя, что Ло напряжена допредела, я приобнял её, коснулся губами ушка ипрошептал:
        - Представляешь, как будет забавно, если сейчас двери откроются ивсе ангелы войдут взал одновременно.
        Я ожидал, что Ло возмутится иотпрянет, но, видимо, её воображение оказалось сильнее, чем я предполагал. Девушка испуганно прижалась ко мне. Я чувствовал, как её сердце неистово колотится под моими ладонями.
        Следующий зал был неменее громадным, но, покрайней мере, он был весь заставлен мебелью. Столы, книжные стеллажи, уходящие ввысь неприступными башнями, распахнутые книги инедвижные механизмы. Эх, почему мы попали сюда именно втот момент, когда неможем тут остаться.
        Скрипнула дверь, сонный ангел споникшими крыльями вышел взал. Мы замерли. Я увидел, как кожа Ло покрывается мурашками. Ангел подошёл кодному изстолов, поклацал тумблерами машины, повертел какую-то ручку. Затем снял сполки толстый том, положил его натабурет иуселся сверху.
        Я глазами указал Ло наближайший выход. Ло кивнула исделала осторожный шаг. Боковым зрением ангел увидел движение, вскинул голову иудивлённо уставился нанас. Схватив Ло заруку, я бросился кдверному проёму. Мы стремительно промчались через зал, затем через следующий зал ивнезапно остановились. Было очевидно, что погони небудет - ангелы вообще крайне редко пытаются догнать людей - нотем неменее неподвижность была сейчас непозволительной роскошью. Однако отувиденного мы немогли незамереть.
        Громадное помещение больше напоминало внутренний двор. Стены изгибались шарообразным куполом, всю центральную часть которого занимала круглая дыра внебо. Колонны, выстроившись кольцом, тянулись коблакам. Никакой практической пользы отних небыло, они ничего неподпирали, зато делали весь зал удивительно изящным, несмотря наразмеры. Между колоннами наперекладинах висели шёлковые живописные полотнища иколыхались отприкосновений ветра.
        Засмотревшись нанебо, я несразу увидел, что дыру впотолке повторяет такаяже дыра вполу. Невысокий, ангелам поколено, бордюр извитых столбиков окружал глубокий круглый колодец, поразмерам больше походивший набассейн. Мы сЛо подошли ксамому краю иглянули вниз. Колодец оказался неправдоподобно глубоким. Он пронизывал сполдюжины этажей, накаждом обрамляясь кружевными столбиками, иуходил ещё дальше. Что было всамой его глубине, разобрать было сложно. Кажется, внизу была вода, отражающая дневной свет иоблака над головой. Повторяющиеся кольца отверстий над ипод нами создавали иллюзию того, что мы очутились между двумя параллельными зеркалами.
        Из-за колонн показался ангел и, незамечая нас, остановился усамого края пропасти. Он некоторое время глядел вниз, затем легко переступил бордюр, оттолкнулся открая ипрыгнул вниз, находу расправляя крылья.
        - Пойдём, - Ло дёрнула меня заруку. - Уже все проснулись наверняка!
        - Ага, - согласно кивнул я, невсилах оторваться отплавных движений ангела, широкими кругами опускающегося всё глубже иглубже.
        - Пойдёмже! - Ло наконец оторвала меня отсозерцания. Мы быстро проскользнули между колонн, юркнули враспахнутую дверь ичуть неуткнулись вбелоснежные крылья ангела, стоявшего усамого входа кнам спиной. Пулей вылетев обратно, мы прижались кстене.
        - Влипли, - констатировалаЛо.
        - Ну, чтоже. Покрайней мере, нашей ЖИЗНИ вданный момент ничто неугрожает, - успокаивающе отметиля.
        Это было правдой. Ангелы обладали странной разновидностью гуманизма. Они ставили ловушки, убивающие наместе. Их псы могли разорвать человека вклочья. Ноесли кто-либо излюдей попадал вих руки, нето что убить, причинить физическую боль ему ангелы были невсостоянии. При этом было совершенно непонятно, куда исчезали их пленники - никто иникогда их больше невидел.
        Высказанная мною истина врядли успокоилабы даже меня самого. Надо было прятаться, причём срочно, прямо сейчас. Прятаться было негде.
        - Давай туда, - я указал надверь сдругой стороны колодца. Скорее всего, итам были проснувшиеся ангелы, носейчас они были повсюду. Покрайней мере, нам непридётся открывать двери закрытых комнат.
        Стараясь нешуметь, мы пробрались вдоль стены зала иосторожно заглянули воткрытый проход. Увы, несколько ангелов уже находились там. Небольшой группкой они стояли упротивоположной стены ибеседовали.
        - Гляди! - я указал нагромадный круглый стол посреди помещения. Скатерть, обрамлённая меандром, свисала почти досамого пола.
        Пригнувшись ксамому полу, мы бросились вперёд ичерез десяток секунд юркнули вспасительное сумеречное пространство. Прикосновением ладоней я остановил колыхающееся полотнище скатерти иприслушался: заметили илинет?
        Монотонный гул разговора ничуть неизменился. Непосредственной опасности небыло.
        - Ух, - вздохнул я. - Пронесло.
        Ло шикнула наменя. Сжавшись вкомок, она испуганно озиралась посторонам иприслушивалась.
        - Расслабься, - посоветовал я. - Нам тут весь день торчать. Смешно, конечно, укрываться под столом. Ипоспать здесь врядли дадут. Они такие шумные… Хорошо хоть наковре стол стоит. Изачем ангелам ковры, они ведь всё равно всандалиях ходят…
        - Помолчи, - уже спокойнее попросила Ло. Она перебралась всередину импровизированного убежища ирастянулась наполу. Я перебрался кней имолча лёг рядом.
        Свет, проходя через белое полотнище скатерти, немог полностью прогнать сумрак, нонаполнял воздух тусклым сиянием. Глаза постепенно адаптировались кполумраку, ия смог разглядеть доски стола над нашими лицами. Старое дерево было покрыто сетью дырочек, оставленных личинками жуков.
        Близкое присутствие Ло наполняло моё тело сладостным возбуждением. Я слышал, как её дыхание, взбудораженное недавним испугом, становится спокойнее ировнее. Мы лежали так близко, что, некасаясь её, я чувствовал её тепло. Соблазн был чрезмерен.
        Протянув руку, я коснулся её шеи, провёл пальцами поключицам иплечу. Дыхание Ло намгновение замерло, азатем стало более глубоким ичастым. Моя рука скользнула вниз, кеё животу, коснулась бархатистой кожи. Ло затаила дыхание. Пальцы мои наткнулись напояс её бриджей, но, непосчитав это серьёзным препятствием, забрались под него. Мои ласки становились всё смелее, я чувствовал, как тело девушки напрягается ивновь расслабляется рядом сомной. Маленькая ладошка, зацепив плечо, обхватила мою шею ипотянула ксебе. Я развернулся и, опёршись наладони, завис над распластанным телом, как грозовое небо зависает над беззащитной землёй. Мы глядели вглаза друг другу, каждый её вдох приближал её тело комне.
        - Сейчас? - одними губами спросилаЛо.
        - Ну, нужноже нам чем-нибудь заниматься весь день, - легкомысленно ответиля.
        Ло нахмурилась:
        - Просто отскуки?
        - Нет, непросто. Я тебя люблю.
        - Любишь или хочешь?
        - Так ведь это одно итоже.
        - Совсем неодно итоже! - рассердиласьЛо.
        - Ну хорошо-хорошо, - примиряюще сказал я, - Люблю, анехочу, - итутже вспылил. - Ну что забред! Как можно любить инехотеть!
        - Ещё как можно, - Ло отвернула голову всторону итудаже, всторону, завершила: - Ктомуже некоторые умудряются хотеть инелюбить при этом.
        Я развернулся иплюхнулся спиной наковёр. Деревянная столешница вновь нависла надо мной.
        Так мы лежали, бок обок, довольно долго. Теперь я старался неслышать дыхание рядом ссобой, нооно помимо моей воли упрямо забиралось вмоё сознание.
        Подбородок Ло ткнулся вмоё плечо:
        - Обиделся?
        Я помотал головой, новэтот момент губы Ло дотронулись домоих губ, имне ничего неоставалось, как ответить поцелуем. Я исам незаметил, как мои руки обхватили гибкую талию, как мои пальцы ласково провели пожелобку наспинке иснеудовольствием уткнулись вкрай одежды, ограничивающей их движение.
        Я вновь приподнялся налокте иопрокинул девушку насветлый мех ковра. Жадными руками я дёрнул завязки её топа итутже приник щекой коткрывшимся соскам. Ло запрокинула голову, её пальцы обхватили мою шею. Кончиком языка я коснулся упругих холмов груди, скользнул понежной коже нашее. Губы мои намгновение дотронулись догуб Ло. Её широко распахнутые глаза смотрели наменя, я неудержался инежно подул наних. Глаза моргнули ивновь взглянули наменя, пронзив насквозь. Лёгким дуновением я коснулся ямки между ключицами, сосков, пупка. Жаждущее тело выгибалось навстречу моим губам, как пустыня выгибается отприкосновения ветра.
        Ивновь ненавистный пояс остановил моё путешествие. Нецеремонясь более, я сдвинул его вниз, постепенно приоткрывая тайные области девичьего естества. Показалась граница волос, и, обняв полуобнаженные бёдра, я покрыл её поцелуями. Бриджи спускались всё ниже, подставляя под мои ладони имой взгляд ошеломляющей гладкости кожу ивосхитительные обводы тела. Коленки, кожаный ремешок ножен, пристёгнутых кикре, мраморные ступни, вздрагивающие отприкосновений инетерпеливо ждущиеих.
        Грохочущий голос сверху заставил прижаться кполу. Чёрные тени грозовыми тучами начали заслонять сияющий покров, окружающий нас. Скатерть колыхнулась, агрессивно выпятилась ивнезапно пропустила под стол гигантские ноги, окутанные хитоном. Затем ещё иещё, повсему периметру, сужая пространство нашего мира, внего вторгались колени, покрытые тканью, ступни, схваченные сандалиями.
        Я тихонько засмеялся:
        - Небойся. Они просто решили позавтракать.
        - Я инебоюсь, - шепотом отозвалась Ло. Тем неменее я почувствовал, как тело её окаменело изамерло.
        Я нежно провёл ладонью вдоль всего её тела отступней доподбородка, лёг рядом иприжал ксебе. Так мы илежали, обнявшись - нагая Ло ивсё ещё одетыйя.
        Ангелы переговаривались отом осём. Врядли они считали, что говорят громко, нодля нас их разговор был почти оглушающим.
        - Ты слышал? - вдруг спросила моя подружка.
        - Что? - удивился я. - Если честно, я думал отом, какая ты красивая. - Я погладил девушку поживоту. - Ачто такое они сказали?
        Ло неответила, обезмолвленная моими касаниями.
        - Сейчас невремя, - прошептала она впаузе между моими ласками.
        - Ага, - искренне согласился я. - Подождём, пока они наедятся иуйдут. Апока можно просто целоваться.
        Я обнял девушку, наши губы соприкоснулись. Гомон голосов окружал нас, гремели звуки переставляемой посуды. Я ощущал своими губами икончиком языка влажные итрепетные губки Ло. Мои руки, невсилах сдержаться, гладили её спинку, ласкали ягодицы. Ло прижималась ко мне всё сильнее исильнее. Её руки сперва обхватывали мою шею, потом я почувствовал, как они вдруг потянулись кмоей одежде иначали судорожно стаскивать её сменя. Жилет полетел всторону, упав рядом счьими-то ногами, аруки Ло уже искали пуговицы моих штанов. Высвободившись изеё объятий, я скинул остатки одежды. Девушка приподнялась, опершись наруку, и, нервно кусая губы, глядела наменя. Голые ивзбудораженные, мы сидели друг напротив друга, всамом центре враждебного окружения. Лишь магический круг скатерти защищал нас отобнаружения ипленения. Я попытался прочувствовать страх инесмог.
        - Мы только поласкаемся немного, ивсё, - невнятно пробормотала Ло. Замершая, напряженная, она была похожа намраморную статую. Я приблизился кней, коснулся своим плечом её плеча. Порывистым движением прижался своим телом кеё спине, обхватывая руками гибкий стан. Ладони мои пустились вдолгое путешествие понеизведанным землям, непропуская попути ни одной достопримечательности. Ло целиком отдалась моим ласкам, её запрокинутая голова легла намоё плечо. Пульсирующее дыхание усамого моего уха делало желание овладеть девушкой невыносимым. Ло, почувствовав, что я струдом удерживаюсь оттого, чтобы войти внеё, отстранилась иразвернулась ко мне лицом. Некоторое время мы сидели, тяжело дыша, иглядели друг другу вглаза, пытаясь справиться сосвоей страстью. Практически водин итотже миг мы устремились навстречу, инаши губы опять поймали друг друга. Моя кожа почувствовала тепло девичьих ладоней, тело моё неожиданно для меня самого задрожало всеми своими мышцами. Невсилах успокоиться, я обхватил руками Ло, передавая свою дрожь ей. Ло чуть слышно вскрикнула итутже прикусила губу. Её глаза закрылись, руки вэкстазе
цеплялись замою спину. Я безудержно истрастно целовал её. Обхватив заталию, бережно опустил покорное тело наковёр. Руки девушки безвольно раскинулись встороны, охватывая всю землю. Небо столешницы нависло над нашим маленьким миром, окруженным монстрами. Мои пальцы коснулись распростертого тела, как пальцы скульптора касаются своего творения. Я целовал её колени, ерошил волосы наеё лобке, невсостоянии насытиться прикосновениями. Ло оторвала свои ладони отковра ипротянула мне навстречу. Лишь только я приблизился, девушка обхватила меня руками иногами одновременно ипритянула ксебе. Тёплое, податливое, словно глина, тело приняло меня всебя, моя индивидуальность растворилась вбесчисленных ощущениях, перепутываясь синдивидуальностью Ло. Мы двигались вместе, слившись вединое целое, невсостоянии определить, кто изнас где. Руки переплетались сруками, ноги сногами, как корни переплетаются вглубинах земли. Ло извивалась подо мной, судорожно дыша ипостанывая всё чаще исильнее. Я наслаждался её телом, блаженство стало почти невыносимым, и, достигнув предела, оно хлынуло наружу, как дождь изливается наплодородную
землю. Втотже момент стон, срывающийся сгуб моей подруги, превратился вкрик, неистовый иоглушительный, заполнивший собой весь мир досамых облаков.
        Тишина, обрушившаяся нанас, как только стих голос Ло, была ошеломляющей. Ангелы застолом молчали несколько секунд, затем один задругим начали вскакивать сосвоих мест. Мы лежали, тесно прижавшись друг кдругу, всё ещё тяжело дышащие инеосознавшие весь ужас того, что натворили. Ангелы недоумевали, они искали источник непонятного для них звука иникак немогли найти. Рано или поздно кто-нибудь изних обязательно заглянет под стол. Моё сердце, так инеуспев успокоиться, заколотилось снеистовой силой. Ло вцепилась вменя. Лицо её стало совсем бледным, зрачки расширились почти навсю радужку. Совершенно неожиданно ивдвойне неуместно я вдруг почувствовал вновь растущее желание отприльнувшего ко мне нагого тела.
        Скатерть колыхнулась, чья-то рука приподняла её край. Вобразовавшемся проёме показались воздушные кудри, аследом заними удлинённое изящное личико девушки-ангела. Она увидела нас, брови её поползи вверх, рот приоткрылся. Никогда ещё невидел я ангела столь удивлённым. Светло-серые глаза бесцеремонно разглядывали наши переплетенные тела. Мы замерли, нешевелясь изатаив дыхание. Выскочить из-под стола мы уже неуспевали. Да еслибы это иудалось, непопасться вЧертоге среди бела дня было нереальным…
        Лицо нахмурилось, поднятый край скатерти упал, вновь закрывая отнас окружающее пространство, иженский голос над нами возвестил:
        - Под столом - никого.
        Мы сЛо переглянулись. Произошедшее было чудом. Во-первых, я инезнал, что ангелы могут врать. Аво-вторых, ипредставить было невозможным, зачем кому-то понадобилось нас спасать.
        Суета вокруг стола продолжалась ещё некоторое время. Мы немного успокоились, нообъятий так инеразняли. Когда вокруг всё утихло иангелы разошлись, мы незаметно для самих себя уснули, обхватив друг друга, хранимые длинной скатертью ичьим-то необъяснимым капризом.
        - Чёрт возьми, - заявил я просыпаясь. - Я, кажется, понял.
        - Что? - пробормотала Ло сквозьсон.
        - Я единственный человек, которого им нет смысла ловить. Если, конечно, они хотят смоей помощью поймать остальных.
        - Ты осебе слишком высокого мнения, - обнажённая Ло потянулась вмоих объятиях, сладко исоблазнительно. - Уж недумаешьли ты, что каждый изангелов знает тебя влицо?
        - Тоже верно, - согласился я, наблюдая задвижениями обольстительной фигурки. Мы всё ещё касались друг друга, ия струдом удерживал себя отповторения дневного приключения.
        Бесцеремонно сбросив мои руки сосвоего тела, Ло протёрла кулаками глаза, возвращая им обычное злорадно-ехидное выражение, имолча уставилась наменя. Она видела, что возбуждает меня, иполучала отэтого удовольствие.
        - Куда пойдем сегодня? - как можно бесстрастнее спросиля.
        - Как это куда? Наюг, конечно!
        - Ну да, там мы ещё небыли, - согласилсяя.
        - Ты, конечно, вчера всё прослушал, - заявила девушка, найдя свои бриджи иначав их натягивать насебя. Я ссожалением следил затем, как её ноги ибёдра обволакиваются тканью. - Ангелы говорили много всего интересного.
        - Ичегоже такого интересного они сказали?
        - Ну, например, что пора освобождать южные клетки, поскольку они переполнены.
        Я резким движением вскочил начетвереньки.
        - Ты думаешь…
        - Наверняка. Так что именно наюг. Искать эти самые клетки, пока их не«освободили».
        - Чтоже они сними хотят сделать?
        - Будет здорово, если мы этого неузнаем.
        - Побежали! - я принялся собирать разбросанную под столом одежду. Найдя топ Ло, кинул его ей изамер намиг, наблюдая, как прячется под одеждой девичья грудь. Пока я одевался, Ло затянула шнуровку, подползла наколенках ккраю скатерти ивыглянула наружу.
        - Тихо ипусто, - обернулась она комне.
        Мы выбрались из-под стола, разглядываязал.
        - Юг, кажется, там, - неуверенно сказал я. - Авообще, давай вернёмся кколодцу, посмотрим.
        Под открытым небом определить стороны света проще простого. ВЧертоге это тоже было несложно, нужно было только, заходя вкаждую комнату, запоминать, какой стороне света соответствует каждая изстен. Однако вчерашнее паническое бегство через круглый зал сбило меня столку.
        Сейчас под сферическим куполом царил полумрак. Звёзды молчаливо заглядывали через отверстие внутрь Чертога. Свежий ветер, дувший сэтих звёзд, также, как иднём, колыхал полотнища.
        - Действительно, юг там, - отметила Ло. - Пошли.
        - Подожди…
        Мне хотелось посмотреть, как вода вглубине колодца отражает звёзды. Я подошёл ксамому краю пропасти. Внизу действительно сияли звёзды, носовсем иные, чем звёзды над головой. Они сгруппировались громадным, неправильной формы скоплением, оставив остальное пространство абсолютно чёрным. Некоторые звёздочки светили ровным светом, некоторые мерцали, были итакие, которые двигались мимо своих соседей, разбегаясь вразные стороны. Помере адаптации глаз я начал различать структуру скопления, сложную, нонепонятным образом гармоничную.
        - Непонимаю, - тихо сказаля.
        - Да, забавно, - равнодушно кивнула Ло, стоявшая рядом, идобавила: - Пойдем быстрее. Тут беспокойно как-то.
        Я послушно кивнул.
        Помере удаления отколодца залы становились всё меньше. Довольно долго я шёл молча, под впечатлением отувиденного. Израздумий меня вывела Ло, дёрнув заруку изаставив остановиться:
        - Я думаю, нам пора съесть что-нибудь. Ато мы бредём ибредём.
        - Можно иперекусить, - ухмыльнулся я. - Вон, видишь ту дверцу вуглу? Там маленькая комнатка скухней. Что-нибудь съестное обязательно сыщется.
        - Здесь? Маленькая комнатка? Ты погляди вокруг!
        - Ты думаешь, ангелы носят еду сюда сдругого конца Чертога?
        - Нопочему именно эта дверь?
        Я нестал отвечать. Мы были уже усамой стены, и, толкнув створку, я продемонстрировал Ло помещение, заполненное разделочными столами ипечами, ещё неостывшими сужина. Ло открыларот.
        - Имного здесь таких вот комнаток?
        - Есть какое-то количество, - я судовольствием наблюдал заизумлённым лицом моей подружки.
        - Так какогоже чёрта мы прятались под столом весь день?
        - Потому что любая изэтих комнат днем забита ангелами, снующими туда-сюда. Это РАБОЧИЕ помещения. Эх, Ло. Нельзяже быть такой нелюбопытной.
        - Я очень хорошо знаю Чертог, - возмутилась девушка. - Покрайней мере, те места, где уже бывала…
        - Абывала ты только там, где тебе надо. Добежать досклада, наполнить сумку иобратно…
        - …Спасая попути оболтусов, чьи хвосты запутались впёсьих зубах.
        - Ты всю жизнь теперь будешь мне напоминать? - примиряюще проговорил я. Водном изшкафов обнаружились головы сыра. Я разломил одну изних ипротянул половинуЛо.
        Наш спор прервался потехнической причине. Уобоих были набиты рты. Наевшись сыру, мы обшарили все полки, набивая сумку съестным напару дней вперёд.
        - Ивсё-таки, - спросила Ло, когда мы покинули гостеприимное место, - как ты умудряешься внезнакомых местах ориентироваться, как вродной норе?
        - Это большая тайна, - шепотом сказал я, привлёк девушку ксебе и, почти касаясь губами её ушка, продолжил. - Видишьли, Чертог функционален. Каждый коридор, каждая дверь имеют свой смысл, своё предназначение. Поняв это предназначение, можно догадаться, куда ведет коридор ичто задверью.
        Ночь прошла наудивление спокойно. Мы практически утратили бдительность, бегали ирезвились, как дети, играли впрятки, швыряли друг вдруга смешными легко бьющимися статуэтками людей вангельских одеждах, найденными вдлинном зале свысоким сводчатым потолком иневозможно тонкими колоннами. Под утро я вдруг обнаружил настене знаки, говорившие отом, что поблизости находится убежище. Нарисованные низко, почти усамого пола, они были практически незаметны для ангелов. Идя поцепочке этих значков, мы удивлялись, откуда убежище здесь, так далеко отнор. Ло даже высказала предположение, что это очередная ловушка, расставленная херувимами, ичто вконце этой цепочки нас поджидает пёс. Несмотря нанелепость этой гипотезы, двигались мы крайне осторожно. Тем неменее загобеленом, изображавшим ангела, занёсшего пылающий меч над головами двух перепуганных людей, обнаружилась дыра, ведущая вуютное пространство под лестничными пролётами.
        Я сразуже почувствовал, что вубежище кто-то был. Я подал Ло знак, имы замерли, вслушиваясь втемноту. Прячущийся тоже затаился. Судя подыханию, это был неангел иуж точно непёс.
        - Привет! - громко сказал я, вполз всвободное пространство ивыпрямился вовесь рост. Незнакомец облегчённо вздохнул изажёг лампу. Ло показалась из-за моей спины, инезнакомец улыбнулся.
        - Ло изПуто, - представилась девушка. - Аэто Дик, тоже…
        - Дик изниоткуда, - закончиля.
        - Максим изВырия, - кивнул незнакомец ивздохнул. - Хотя вобщем-то тоже изниоткуда. Накрыли Вырий.
        - Надоже, - огорчилась Ло. - Хотя это всё-таки не«изниоткуда». Нора может погибнуть, новедь гнездо-то остаётся. Ичто занапасть такая. Адриан расстроится. Знаешь, мы недавно ствоим земляком познакомились, он про вашу облаву ещё незнал ничего.
        - Скаким земляком?
        - Ну, сАдрианом!
        - Нет унас вВырии никакого Адриана. Да иимена унас дают совсем иные.
        Мы сЛо переглянулись.
        - А! - нашего нового знакомого вдруг осенило. - Был Адриан. Ноон неизВырия. Он просто гостил унас недолго. Апотом дальше пошёл. Он изЭдема.
        - ИнеизЭдема тоже, - мрачно сказал я. - Я вЭдеме всех знаю. Мои родители жили вЭдеме.
        Я замолчал. Ло тоже ничего неговорила, хмуро глядя наменя. Максим недоумённо переводил взгляд сеё лица намоё.
        - Да чего уж тут, - Ло нарушила молчание. - Яснее ясного. Это он. Он пришел снами вСитан, затем вЭлизиум. Адоэтого был вВырии…
        - Черт возьми, атеперь пойдёт сАлхимиком вСваргу! Вгоры! Всамое надёжное убежище! - Я рванулся квыходу.
        - Постой, - Ло вцепилась вмою руку. - Уже утро почти. Всё равно днём тебе непройти.
        - Да, Ло, ты права, - я отошёл вдальний угол исел наподушку изскрученных узлом тканей. Надо ждать.
        - Объясните, наконец, что случилось, - вставил наш новый знакомый.
        - Ло, расскажи ему, - устало попросиля.
        Ло принялась излагать цепочку событий отвстречи сАдрианом идонашего изгнания. Максим слушал икивал:
        - Да, он ивправду был странным. Ното, что вы говорите, неможет свидетельствовать оего причастности коблавам. Малоли людей, бывавших вовсех трёх норах. Да ивообще все, кто был вСитане, наследующую ночь оказались вЭлизиуме.
        Ло иМаксим теперь сидели рядом, образовывая вместе сомной тесный кружок.
        - Аврут тоже многие? - отрезал я. - То он изВырия, то изЭдема…
        - Зачем он врёт, влюбом случае неясно, - Максим единственный изнас сохранял ясность мысли. - Откуда-то он ведь должен быть. Почемубы ему обэтом честно несказать? Если он совершил вродном гнезде нечто ужасное, то мыбы все онём знали. Ноничего столь вопиющего небыло уже лет сорок.
        - ААдриан явно младше, - закончилаЛо.
        - Врать таким образом имеет смысл только водном случае. Если он действительно НИОТКУДА. Инетак, как мы стобой, апо-настоящему.
        - Или если он андроид, - предположиля.
        - Нет, он неандроид, - поспешно сказала Ло, искоса взглянув наменя. - Это точно.
        - Тогда чепуха получается, - я действительно ничего непонимал. - Как можно быть ниоткуда? Если он неандроид, унего должны быть родители. Где-тоже они жили.
        - Может, ангелы специально вывели… - началаЛо.
        - Нет, тоже чепуха. Во-первых, ангелы, занимающиеся разведением людей - это бред какой-то.
        - Неаргумент, - Максим неожиданно поддержалЛо.
        - Аво-вторых, если его вывели специально, чтобы накрыть норы, онбы пришел кнам будучи вдвое младше. Зачем им ждать лишние полторы десяткалет?
        - Да, неполучается, - согласился Максим.
        - Что понятно, - кусая губы, сказала Ло, взглянув наменя, - так это то, что нам нужно возвращаться. Чем быстрее, тем лучше. Пока хоть какие-то норы ещё остались.
        - ТЕБЕ нужно возвращаться, - поправил я девушку. - Аещё лучше - вам обоим. Вдвоём будет безопаснее.
        - Дик, теперь тебе можно вернуться… - началаЛо.
        - Нет. Я наюг. Пока клетки «неосвободились».
        Весь день мы сЛо немогли уснуть. Перед расставанием нам хотелось насытиться друг другом, носпящий рядом Максим стеснял нас. Мы лежали обнявшись, поглаживали друг друга ишептались.
        - Как ты думаешь, Элли иБетти бросят меня, когда мы вернём мужчин? - спросил я, отыскивая пальцами наспинке уЛо точки, отприкосновения ккоторым она сжималась изадерживала дыхание.
        - Конечно! - фыркнулаЛо
        Я грустно вздохнул.
        - Это такая большая трагедия? - хихикнула моя подружка.
        - Нет, я непотому. Просто обидно немного. Так инеполучилось стать легендой, - мои руки скользнув побокам девушки легли наеё грудь. Ло глубоко вздохнула, затем помотала головой ипроговорила:
        - Н-н-не надо. Разбудим.
        - Ангелов ты так небоялась.
        - Так то ангелы.
        Нас окружала ранняя ночь. Многие изангелов ещё неспали, доделывая свои многочисленные суетливые дела. Скрипы дверей, неторопливые шаги то идело нарушали вечернюю тишину. Пройдёт совсем немного времени, иэти ангелы тоже уснут, оставив нам весь мир вполное распоряжение.
        Мы стояли вкоридоре увхода вубежище ипрощались. Я впоследний раз прижал ксебе хрупкую Ло, пытаясь согреться её теплом намаксимально долгое время. Мы сМаксимом пожали друг другу руки.
        - Привет Тому иАлхимику. Увидимся ещё, - больше сказать мне было нечего.
        Ло кивнула инапрощание чмокнула меня вщёку.
        - Побежали, - сказала она Максиму, иоба они помчались покоридору прочь отменя. Чтобы добраться допредыдущего убежища, им придётся бежать всю ночь. Как мы сЛо убедились, вэтом районе Чертога, кроме убежищ, прятаться было негде. Ну, почти негде.
        Я смотрел наих стремительно удаляющиеся фигурки, пока они нескрылись заповоротом, затем развернулся иразмеренным шагом пошёл наюг.
        Здесь, натаком удалении отлюбой изнор, было спокойно. Ни псов, ни ловушек. Потому я безмятежно шагал покоридорам, разглядывая окружающую меня действительность изевая отжелания спать. Парадные залы кончились, началась вереница подсобных помещений. Склады следовали один задругим. Сначала я подолгу рылся вкаждом изних, выискивая полезные или просто забавные вещицы, затем моё ненасытное любопытство объелось илишь лениво ворочалось при виде новой непонятной штуковины. Однако очередной склад подействовал нанего как ведро холодной воды.
        Большая полутёмная комната была наполнена андроидами. Впервое мгновение я удивился неподвижности множества голых людей заполнивших зал. Потом увидел знакомые лица исразу всё понял. Старая знакомая, пленившая меня совсем недавно, теперь глядела наменя соспокойной улыбкой. Остальные андроиды улыбались точно также, ицепочка этих улыбок, отражающихся друг вдруге, уходила вбесконечность.
        Я неспеша прошёл вдоль шеренги механических чудовищ. Даже осознавая, что это нелюди, авсего лишь ходячие мышеловки, я находил их восхитительными. Плавные изгибы нагих тел, одинаковые контрастно выделяющиеся кружки сосков, тонкие талии, стройные ножки. Полураскрытые губки моглибы внушить мысль, что каждая избесконечного количества близняшек желает именно тебя, еслибы это положение губ невоспроизводилось буквально улюбой изних.
        Я долго ходил иразглядывал недвижимых красавиц. Внимательно вглядываясь вих лица итела, я увидел, что их внешность непохожа начеловеческую. Многие черты были преувеличенны, почти гротескны. Лицо любой изних ошеломляло, тело сводило сума, нони лицо, ни тело немоглобы принадлежать реальному человеку.
        Наглядевшись, я решил уж было уходить, нонемог удержаться отсоблазна прикоснутся ккакой-нибудь изних. Осторожно протянув ладонь, я дотронулся дохолодной резиновой кожи. Кмоему удивлению, прикосновение неразрушило иллюзии соблазнительной красоты. Я пошёл кдвери, ведя рукой пошеренге животов там, где собственно животы уже заканчиваются.
        Усамой двери я оглянулся ипосмотрел напротивоположную стену. Там стоял ряд андроидов-мужчин. Мускулистые, хорошо сложенные, все как один сэрегированными фаллосами (видимо, другое их состояние непредусматривалось), они выглядели комично ипошло. Бесконечная шеренга недвижных возбуждённых мужчин глядела сквозь меня нашеренгу стольже недвижимых соблазняющих женщин. Невсилах больше находиться под их перекрёстными взглядами инежелая мешать противоестественной гармонии растянутого добесконечности соблазнения, я вышел.
        Впечатление отувиденного непокидало меня долгое время. Я перестал осматривать склады ишёл практически машинально, придерживаясь направления наюг. Изтранса меня вывел рисунок настене. Я остановился, подошёл поближе, присел накорточки, чтобы лучше рассмотреть.
        Неровно нарисованная стрелка настене. Над ней надпись: «Клетки там».
        Надпись была абсурдна. Ангелы неделали столь безыскусных указателей. Кроме того, слова были написаны явно для людей: так низко ангелам ни писать, ни читать былобы неудобно. Словом, всё говорило отом, что рисунок был сделан людьми идля людей.
        Ноэто тоже было чепухой. Наши знаки были малозаметны, аэтот просто бросался вглаза. Условные обозначения, которые мы использовали, были нестоль прямолинейны, непозволяя ангелам найти убежище даже втом случае, если они обнаружат метки. Иуж тем более мы никогда неделали поясняющих надписей.
        Объяснение напрашивалось только одно. Стрелка указывает наловушку. Правда, досих пор такого никогда неслучалось. Мы даже полагали, что ангелы незнают отом, что мы пользуемся знаками. Видимо, мы ошибались.
        Я внимательно посмотрел налево инаправо покоридору. Затем вновь уставился настрелку.
        При всей правдоподобности моей гипотезы одна загадка оставалась. Загадка самая пугающая. Тот, кто рисовал указатель, знал, что я ищу клетки! Кроме меня обэтом знали только Ло иМаксим. Даже если они попались, даже если покаким-либо немыслимым причинам рассказали обо мне, ангелы всё равнобы неуспели оказаться здесь раньше меня иподготовить западню.
        Намгновение я решил было, что ангелы научились читать мои мысли, ииспугался так, как непугался никогда ранее. Мне стало трудно дышать, голова закружилась… Нотутже я вновь взял себя вруки. Гипотеза очтении мыслей была самой абсурдной гипотезой извсех.
        Какбы то ни было, практический вывод измоих размышлений был один. Ни вкоем случае неследовало идти пострелке. Изэтого вытекало, что я никогда неузнаю разгадки этого дурацкого ребуса. Смириться сподобным положением вещей было выше моихсил.
        Медленно иосторожно я двинулся вуказанном направлении. Каждый бесшумный шаг поалому ковру отдавался ударом крови ввисках. Время отвремени страх уравновешивал любопытство, ия замирал внерешительности.
        Вдалеке показалась развилка. Всё также медленно я дошёл донеё иоглядел стены. Нагобелене, перечеркивая густой краской разноцветные стежки, красовались знакомая стрелка изнакомая надпись: «Клетки там».
        Следующая стрелка, наэтот раз без надписи, была нарисована нанебольшой декоративной амфоре стоявшей посреди холла. Беспрекословно следуя их указаниям, я придумывал всё новые иновые ругательства, обращённые ксебе самому ивобразной форме объяснявшие, что только идиот добровольно пойдёт вприготовленную для него западню.
        Знаки вывели меня вобширный коридор. Повысокому потолку шла череда световых окон, через которые были видны съёжившиеся отнапряжения звёзды. Вдоль одной изстен стоял ряд постаментов сраскрашенными статуэтками. Напротивоположной стене находились двери. Стрелка указывала наодну изних.
        Задверью явно должна была быть жилая комната. Люди редко заходят втакие помещения - ночью там наверняка кто-нибудь спит. Ловушек втаких комнатах небывает никогда. Предполагать, будто там действительно клетки, было ещё смешнее.
        Дрожащей рукой я медленно приоткрыл створку изаглянул внутрь. Тусклый свет ночника обрисовывал вполне обычный интерьер спальни. Вкомнате никого небыло.
        Я проверил, незахлопнетсяли дверь замоей спиной, ипротиснулся вщель между створками. Некоторое время я стоял увхода, разглядывая обстановку. Шкафы скнигами ибезделушками, тканевые портьеры, окно, ведущее вовнутренний дворик, большая кровать спологом изпрозрачной воздушной ткани. Оглушительный пульс, стучащий помоим барабанным перепонкам, недавал мне возможности вслушаться вокружающую тишину. Вообще-то я был слишком возбуждён для того, чтобы соваться вавантюру. Надо было как можно быстрее обшарить всё вокруг, обнаружить бессмысленность нелепой загадки иубираться отсюда.
        Неуспел я сделать нескольких шагов, как дверь замоей спиной открылась, пропустила кого-то изакрылась вновь. Я резко обернулся. Увхода стояла девушка-ангел исмотрела наменя.
        Ситуация была дурацкая. Между мной ивыходом находился ангел, других способов бежать небыло.
        - Где твоя подружка? - спросила девушка.
        Внезапно я узнал её. Именно она тогда заглядывала под стол, иименно она солгала, позволив нам спастись.
        - Ты, наверное, расстроишься, ноподружка моя далеко, - я старался говорить как можно ровнее. - Вэтот раз попался только я. Надо было хватать нас ещё там, под столом.
        Только теперь я осознал, что впервые вжизни разговариваю сангелом. Происходящее немогло быть реальностью. Никак.
        Девушка улыбнулась, ещё более удивив меня:
        - Очень мне надо вас ловить!
        - Какэто?
        - Ты действительно думаешь, что охота налюдей составляет смысл нашего существования?
        Поправде говоря, я никогда над этим незадумывался. Примерно так я иответил:
        - Я уже незнаю, что идумать. Нет, наверное… Хотя сангелами мне приходилось взаимодействовать только вэтом аспекте.
        Крылатая девушка молча улыбалась, глядя намоё недоумение.
        - Ивчёмже тогда заключается смысл существования ангелов? - решил я перейти внаступление. Когда ещё доведётся вот так вот поговорить подушам смонстрами.
        - Я думаю, втом, чтобы олюдях ЗАБОТИТЬСЯ иПОМОГАТЬим.
        Я ожидал любого ответа, ноуслышанное ввело меня вступор. Когда я обрёл дар речи, то моей язвительности небыло предела.
        - Помогать, натравливая нанас псов, устраивая ловушки, разрушая норы?
        - Ну, вы тут ни при чём. Точнее, невсчёт, - девушка сделала шаг мне навстречу. Я нашаг отступил.
        - Ничего непонимаю, - её речи мне действительно казались абсурдными. - Ну амне ловушку ты зачем подстроила, если людей неловишь?
        Она медленно шла ко мне, я также медленно отступал. Это было мне наруку, когда она отойдёт отдвери подальше…
        - Наэто ответить сложнее, - странно ответила собеседница. Ноги мои наткнулись накровать замоей спиной, ия остановился. Кажется, ещё несколько секунд, иеё можно будет обогнуть слева.
        - Как? ещё сложнее? - сложившийся план действий заставил меня почувствовать себя увереннее.
        Девушка подошла совсем близко. Её взгляд завораживал. Дыхание ангела коснулось моего лица, ия отвёл глаза, рассматривая её фигуру, одежду. Сейчас самое время. Надо сделать шаг влево ипопрямой квыходу.
        - Сложно, ноненевозможно, - ответила собеседница, неотрывая отменя взгляда. Драпировки тонкого гиматия сзолотой каймой замысловатым образом окутывали её фигуру. Белоснежные крылья слегка развернулись, послав наменя волну воздуха иодновременно загородив собой спасительный путь кдвери.
        - Ты мне интересен, - продолжила девушка. - Ещё стех пор, как я увидела тебя впервые, попавшегося влапы Лилит.
        - Лилит?
        - Лилит - это андроид-суккуб - пояснила незнакомка.
        Я сделал над собой усилие ивновь подставил лицо под её пристальный взгляд. Померкам ангелов она была невысока, даже для женщины. Чуть выше меня ростом.
        - Ичемже я так интересен? - происходящее никак немогло уложиться вмоём сознании. Объяснение, такое стройное илогичное, оказывалось фантастичнее всех предыдущих нелепых гипотез.
        - Забавный, - пояснила девушка. - Нетакой как все. Много людей принесли суккубы втот день. Все кричали, огрызались. Атебе было любопытно.
        Моё частое дыхание колыхнуло её воздушные кудри.
        - Имне захотелось стобой встретиться. Ещё тогда, - руки ангела потянулись вверх, коснулись чеканной фибулы, закрепляющей гиматий ушеи. - Акогда я увидела тебя под столом ствоей подружкой, то подумала: раз он зашёл так далеко, значит, наверняка идёт кклеткам.
        - Встретиться зачем? - спросил я, впрочем, уже зная ответ.
        Девушка-ангел резким движением сорвала фибулу, бесконечное полотнище одежды заструилось поеё телу, очерчивая фигуру, заскользило немыслимой кривой поеё груди, талии, бёдрам, вдруг вбесконечном движении открыло грудь и, медленно опускаясь внеподвижном воздухе, упало кногам, открыв её всю. Ветер, разбуженный этим движением, всколыхнул её лёгкие кудри.
        Невсилах поверить впроисходящее, я протянул руку мимо слегка фосфоресцирующего вполутьме тела, мимо плавных обводов груди идотронулся досияющих крыльев. Перья, мягкие иупругие одновременно, подались навстречу моим ладоням. Я, чуть касаясь, провёл пальцами покромке крыла, насколько хватило руки. Сердце, казалось, уже разрывалось внутри отбешеного темпа. Всё ещё робея, я положил ладонь намягкую, нежную, словно воздух, кожу. Девушка молчала, глядя наменя. Её дыхание утренним ветром сморя коснулось моего вспотевшего лица, ия почувствовал, насколько грубо, угловато, шероховато моё собственное тело посравнению спочти бесплотным существом, стоявшим предо мной. Неуклюжая одежда делала меня ещё более нелепым, ия начал медленно стягивать её ссебя, загипнотизированный прозрачным взглядом светлых глаз. Как только одежда была отброшена всторону, я понял, что моя грубость инеуклюжесть естественны, также как естественна трепещущая нагота ангела. Нестараясь более скрыть свою инакость, я резким движением обхватил сияющую фигуру иприжал ксебе. Касание тела, более нежное, чем касание ветра, глаза девушки усамых моих
глаз, её молчаливая улыбка сводили сума. Мои руки, двигающиеся отягодиц вверх поспине, наткнулись начереду перьев. Я только смог пробормотать:
        - Чёрт возьми, чтоже я делаю…
        Девушка запрокинула голову, подставляя под мои губы свою шейку. Длинные белые её волосы казались невесомыми. При каждом движении они запутывались вструях окружающего воздуха имедленно опускались вниз, касаясь моих рук. Волшебное существо билось вмоих объятиях. Её крылья всладостной истоме изгибались изящным полукругом, иочень скоро я оказался впернатом сияющем коконе. Прикосновение перьев кспине, ягодицам, ногам заставляло меня всё более страстно целовать неожиданно обретённое чудо.
        Мои поцелуи спустились кгруди, я ласкал губами иязыком аккуратные нежные соски. Плоский живот сполусферической ямкой пупка переманил мои губы ксебе, ия опустился наколени, чувствуя насвоих волосах иплечах ласковые ладони ангела. Вмомент, когда мои руки обняли бёдра девушки икоснулись её ягодиц, губы мои вышли ккромке треугольника снежно-белых, как всё тело, имягких словно пух волос.
        Упругими потоками воздуха тело девушки изгибалось вмоих руках. Дрожащие кончики крыльев щекотали мою спину. Я чувствовал её желание отдаться грубой, неуклюжей, первобытной силе, которая нынче воплотилась вомне. Её ноги медленно раздвигались под воздействием моих ласк, я жаждал овладеть ею, превратить непорочное впорочное, насладиться безгрешным ивозвышенным существом.
        Невыпуская пернатое сокровище изсвоих рук, я поднялся сколен ивыпрямился вовесь рост. Девушка замерла, ожидая моих дальнейших действий, немного испуганно иглядя наменя. Она боялась продолжения ивсёже частыми касаниями приникала кмоему телу ивновь отстранялась. Я крепко обхватил хрупкую фигурку игрубо вошёл внутрь её тела. Втоже мгновение трепещущий кокон лопнул, крылья распахнулись вовсю ширь, сощутимым хлопком отвесив воздуху оплеуху. Обиженный воздух ответил мощным толчком ишквальным порывом бросил нас накровать. Ровный свежий ветер превратился вураган.
        Я положил щёку нарасслабленную спину девушки-ангела. Мои пальцы нежно гладили мягкий пух между её крыльями.
        - Как тебя звать, чудо пернатое? - спросил я, нарушив тишину.
        - Рея, - девушка из-под руки взглянула наменя. Её крыло одеялом укрывало моё тело.
        - Ая - Дик.
        Мы вновь замолчали. Наступало утро, скоро моей новой знакомой придётся уйти посвоим делам. Никогда непредполагал, что мне доведётся прятаться весь день вспальне ангела, да ещё исего согласия. Жалко, что именно эту историю я нестану рассказывать напосиделках.
        - Вечером я уйду, - вновь заговорил я, добираясь рукой догруди Реи. - Мне надо освободить друзей.
        - Останься ещё надень. Сними ничего неслучится. Азавтра я покажу тебе кратчайшую дорогу кклеткам. Сам ты их ещё долго искать будешь.
        - Хорошо, ещё ночь я здесь побуду.
        Усамой стены раздался шорох. Встревоженный, я сел напостели.
        - Недёргайся, это крысы, - успокоила меня Рея. Она свернулась калачиком иположила голову мне наколени, подставляя под мои ладони всё своё тело. Я ласково провёл пальцами посветящейся коже:
        - Увас тоже живут крысы?
        - Чтоже тут удивительного?
        - Унас есть легенда, покоторой крысы созданы ангелами, чтобы показать людям, кем они являются насамом деле.
        - Нет, - засмеялась девушка. Её волосы, встрепенувшись отэтих движений, покрыли мои руки иноги бесчисленным множеством касаний. - Ангелы ничего несоздавали.
        - Актоже тогда?
        - Я немогу тебе назвать его имени.
        - Отчегоже? - нахмурилсяя.
        - Ревнуешь? - хихикнула Рея, посмотрев наменя смеющимися глазами. - Непереживай, это скорее он должен ревновать. Ивообще - глупая увас легенда. Этот мир был создан для людей.
        - Как для людей? - удивился я. - Мы тут наптичьих правах. Наши гнёзда вынуждены воровать еду ивсё остальное уангелов, просто чтобы неумереть сголоду.
        - Неоправдывайся. Я знаю, что другого выхода уваснет…
        - Я неотом, - перебил я. Хотя насамом деле оправдывался, конечно. - Если этот мир создан для людей, почему мы живём внем вопреки его устройству?
        - Вкакой-то момент тот, кто создал этот мир, поссорился слюдьми ивыгнал их отсюда, - Рея изогнулась, подставляя под ласки свою спину. - АСад, Луга, горы иморе отдал ангелам. Мы построили здесь Чертог. Вообще говоря, нам было велено непускать сюда людей. Мы тщательно охраняли этот мир, нолюди такие пронырливые…
        - Это да, - сгордостью подтвердил я. - Кудаже делись те, кого прогнали?
        - Для них был создан другой мир. Там, внизу.
        - Так это его я видел вколодце вцентре Чертога, - осенило меня.
        - Ага, - Рея приподнялась наруках. Её грудь коснулась моих коленей. Я обхватил её голову иприжал ксебе. - Исюжных балконов он хорошо виден.
        - Тамже должно быть море.
        - Там море упирается вкрай мира, азакраем, внизу, можно разглядеть мир людей.
        - Ичто, там действительно много людей? Больше, чем здесь?
        - Больше, - девушка вновь засмеялась. - Неменее шести миллиардов.
        - Миллиард - это сколько?
        - Тысяча миллионов.
        - Амиллион?
        - Тысяча тысяч.
        Я попытался представить тысячу людей. Сбольшим трудом уменя это получилось. Тогда я представил тысячу тысяч. Иэто уменя вышло. Собрав вкулак всё моё воображение, я очень тщательно представил тысячу миллионов. Осталось собрать воедино шесть таких миллиардов, нотут моё воображение забастовало, ивоображаемое построение рассыпалось.
        Вкоридоре при свете звёзд, заглядывающих вокна напотолке, мы прощались. Рея, одетая вбелый фарос спурпурной каймой, протянула мне браслет, казалось, сотканный изсеребряных пёрышек:
        - Уклеток много псов… Пока браслет натвоей руке - они тебя нетронут.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил я. Свет, исходивший оттела ангела, пробивался через тонкую ткань, очерчивая фигуру. Нотем неменее сейчас, когда Рея была одета, я робел, ясно почувствовав, что она ангел, ая человек.
        - Заходи, когда будешь возвращаться, - попросила девушка.
        - Ага. Увидимсяещё.
        Я улыбнулся, помахал рукой, развернулся ипошёл вперёд, удерживаясь оттого, чтобы обернуться.
        Запервымже поворотом сердце моё упало. Тихий, еле слышный шум: дыхание пса. Как бесконечно длинный выдох, никак несменяющийся вдохом. Меня всё-таки подставили!
        Вытащив кость исжав её вкулаке, я собрался сдухом ивыпрыгнул наоткрытое место перед самым носом робота, заорав:
        - Вот оня!
        Пёс нешелохнулся, как будто меня инебыло тут вовсе.

* **
        Над первым замком я бился больше часа. Пленники вклетках, думая, что помогают мне, пытались давать дурацкие советы. Наконец я додумался разломить одну изкостей ивылить содержащуюся там кислоту внутрь хитроумного устройства. Замок зашипел, внутри звякнула пружина, изамок поддался простому нажатию руки.
        Дальше дело пошло быстрее. Выходящие насвободу люди тутже подключались квзлому, идовольно скоро все клетки опустели. Радостный, нотихий гул голосов витал вокруг. Я говорил окружившим меня:
        - Там задверью - два пса. Один просто выключен, другого я разобрал начасти. Если каждый возьмет покуску ипринесёт Алхимику, утого враспоряжении будет робот целиком.
        Люди согласно кивали ивыходили задверь. Споследними вышел ия. Отмеханического чудовища остался только кусок головы. Остин, мой старый товарищ, подхватил его. Освобождённые пленники расходились подвое или потрое, чтобы разными путями выбираться изЧертога.
        - Слушай, Остин. Возьми вот это, - я протянул браслет, подаренный Реей, - иотдай Ло изПуто. Скажи, чтобы носила иникогда неснимала.
        - Так сам иотдашь, - удивился Остин.
        - Ты её раньше встретишь. Я сейчас вдругую сторону. Говорят, сюжных балконов виден край мира. Хочу посмотреть. Когда ещё доведётся оказаться здесь. Аотсюда близко совсем, возможно, даже успею добраться туда доутра, пока ангелы спят.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к