Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Клюев Кирилл: " Превзойди Свой Предел " - читать онлайн

Сохранить .
Превзойди свой предел! Кирилл Юрьевич Клюев
        Мир делится на слабых и сильных… Разумеется, многие предпочтут читать про вторых, про то, как они становятся сильнее, преодолевают себя и всё в этом духе. Однако, они же с презрением смотрят на сильных героев, думая, что тем всё по плечу. Селия - самая сильная девушка, которую вы можете себе представить, но с великой силой приходит и великая ответственность; на своих плечах она несёт тяжкий груз прошлого, но именно он даёт ей эту силу....
        Кирилл Клюев
        Превзойди свой предел!
        -Ты чертовски слаба…
        Сотни ударов сотрясали её тело, она даже не могла ничего видеть, в нос ударил запах крови и страниц старых книг, а затем… Будто отключили свет, хоть и на мгновение. Сразу после этого она увидела своего противника.
        - Как ты посмела бросить мне вызов?!
        На этот раз- всего один удар, но тот был сопоставим по силе с ядерным взрывом. Её тело отлетело и почти пробило насквозь стену, подняв облако пыли.
        Когда она рассеялась, в читальный зал заглянули десятки глаз. Лишь два человека были в той комнате, помимо сражавшихся. В центре помещения стоял самый сильный студент, с которым захотела сразиться первокурсница.
        Август был высоким и очень тонким, носил чёрный фрак и такого же оттенка брюки со стрелками, а также синий галстук- боло с аметистом. Надменное лицо с резкими линиями было направлено в сторону оппонента. Один глаз смотрел сквозь монокль, который он сразу же поправил. Также у него были серые растрёпанные волосы.
        Из- под завала стала подниматься она… Через мгновение высокая девушка уже снимала изумрудный пиджак. Она была высокой, стройной, но с большой грудью, а также красивыми, мускулистыми ногами. Её чёрные волосы с редкими белыми прядями, доставали ей до лопаток, а ярко- зелёные глаза хитро смотрели на Августа. На ней осталась белая рубашка, синяя юбка чуть короче колен и ультрамариновые чулки.
        Её резким чертам лица шёл такой хитрый и самоуверенный взгляд. Она с невозмутимым видом кинула свой пиджак в руки одного из парней, которые стояли в комнате.
        Среднего роста брюнет с короткими непослушными волосами сразу же поймал его. Он был худощавым, носил джинсы и красную рубашку в клетку, а поверх был незастёгнутый белый халат.
        Девушка подошла почти вплотную к сопернику и посмотрела в его холодные глаза.
        - Даже если я сейчас слабее, я одолею тебя!
        - Ты слишком самоуверенная…
        Он не закончил фразу, так как девушка уже нанесла удар ногой. Для Августа не было проблемой защититься, но дальше на него посыпался град самых разнообразных ударов, каждый из которых почти достиг его.
        - Она хочет меня отвлечь, а потом достать… Надо уже кончать с ней! - промелькнуло в голове у студента.
        Он отклонился от ноги, которая почти влетела в его висок, а затем захватил одну руку, которая уже была у его солнечного сплетения, а потом вторую. В тот момент его глаза засияли, а шевелюра будто загорелась аспидным пламенем…
        От первой его атаки девушка вырубилась, однако парень видел, что ей наносили более ста ударов в секунду и так почти четверть минуты, а затем одним сильным толчком отправили в его сторону. Он без проблем, аккуратно подставив руки, остановил её полёт. Его оливковые глаза, поднятые на Августа, были пусты.
        - Отнеси её в лазарет, медик. И пусть запомнит- пока она так слаба, она даже приближаться ко мне не может!
        Август надменно хмыкнул, поправил очки и растворился в воздухе.
        В лазарете были кристально- белые стены, покрытые плиткой, огромные окна и множество белых металлических кроватей, на которых лежало много людей. Часть была скрыта от глаз шторами, ровно так же была отделена ото всех Селия, которая решила сразиться с Августом. Она лежала под одеялом и ещё спала, а мягкие лучи солнца лежали на её груди, животе и лице; рядом сидел тот самый парень, который смотрел то на её лицо, то в окно- за прозрачным стеклом были видны холмы, несколько домов, густой лес, а совсем далеко поднимались могучие Альпы.
        - Давно я уже тут лежу?
        Её глаза сияли, будто она не лежала, будучи страшно побитой.
        - Селия, ты смеёшься? У тебя сломано три ребра, порваны связки верхней конечности, грудинного сочленения, а также многочисленные ушибы по всему телу. Даже тебе надо отдохнуть…
        Она в ответ лишь рассмеялась, помахав рукой перед глазами парня.
        - Эрвин, хоть ты и медик, всё же я не такая хиленькая…
        - Как обычный человек?
        Пауза, которая продлилась всего мгновение. Смеялись теперь они оба, он после этого взял её руку в свою.
        - Но всё же…
        Тут она медленно "сползла", после чего посмотрела на него игриво, словно кошка, и медленно встала, но руку не выпустила.
        - Я пойду и немного проветрюсь…
        - Ты знаешь, я проти…
        - Да, да. До встречи.
        Она тихо ушла, а он всё сидел и смотрел на кровать, лишь потом поднял глаза на холмы и лес, покрытые золотистыми лучами. Именно в таких же лучах Селия шла по кампусу, направляясь в сторону общежитий. На девушке не было и следа от драки, но в памяти тот момент, когда её назвали слабой, отложился глубоко- глубоко… Так ей говорили лишь давно в детстве. Девушка остановилась напротив нескольких деревьев, между которыми было солнце. В тот же момент Эрвин тяжело вздохнул, подумав об одном:
        - Какая же ты иногда несносная, но в то же время милая и любимая…
        Она была далёким от романтики человеком, однако шаг за шагом делала что- то свойственное влюблённому. Но в тот день её волновал лишь бой. Девушка быстро зашагала в сторону многочисленных домиков, в которых жили студенты.
        Университет Грабенштадта располагался на огромной территории, где находились Медицинский институт, гуманитарно- социальный корпус и здание, где сидели физики, математики и химики. Также к этому участку примыкал другой, где стояли те самые домики- общежития, а на краю был физкультурно- оздоровительный комплекс со стадионом.
        Селия подошла к своему, если так можно было сказать, участку, осмотрелась и понюхала воздух. Тёплый и пряный, какой бывает лишь в конце сентября. Она посмотрела на дорогу, где лежали редкие листья, а потом на дом. Довольно большой, он был построен в викторианском стиле, имел башенку, широкое крыльцо, много разных декоративных элементов, сложных деталей; стены окрашены в пастельные тона, только крыша была ярко- алой.
        Селия поднялась на крыльцо, где стояли два складных стула, открыла дверь и пошла на кухню. То есть прямо по коридору. Слева от неё пронеслась комната и ванная, а справа- арка в гостиную и лестница на второй этаж. Кухня была большой, со множеством шкафов и ящичков на стенах, а в центре стоял большой стол. Девушка сразу повернулась налево, где был огромный холодильник с распашными дверьми, а потом подошла к длинной столешнице. Из ящика, который был под ней, она достала тарелку, насыпала туда хлопьев и залила их уже подогретым в микроволновке молоком.
        Девушка села за стол и принялась за еду, а сзади уже закипал чайник. Из окна кухни был виден лишь небольшой кусок медленно багровеющего неба, где исчезало солнце. Думала она только о бое, но изредка мелькала одна мысль, которую она даже произнесла вслух:
        - Интересно, а как там Эрвин…
        В часов 10 в ту же дверь вошёл Эрвин. Удивительно, но они жили в одном доме, что породило много шуток про них. На самом деле, это было нормально пацану и девушке жить вместе, но они были почти единственными студентами первого курса, которые были знакомы и попали в один дом. Вообще они даже встречались, но это не было похоже на нормальную романтику…
        Эрвин сразу же пошёл в ванную, оттуда наверх, где увидел, что в коридоре горит свет. Значит, она ещё не спит. Он тихо подошёл к двери и постучал.
        - Чего тебе? - ответила она, приоткрыв.
        - Да так… Хотел поинтересоваться как ты.
        - Нормально. Спать скоро пойду.
        - Ой, знаю я это "скоро"!
        - А чего тогда спрашиваешь?
        - Ну так…
        - Тогда, спокойной ночи!
        - Да… Спокойной…
        Она закрыла дверь, а он выключил свет и пошёл к себе. Второй этаж делился на две большие комнаты, которые были разделены коридором. Им очень повезло, что достался такой дом, ведь почти все вокруг жили по четверо или по пятеро.
        Эрвин недолго учил конспекты и кости, а затем отправился спать. В комнате Селии ещё горел свет- она сидела за столом, который стоял в "башенке"; горела лампа с зелёным плафоном, а она аккуратно писала. У неё был очень красивый почерк, все буквы были ровными и округлыми. Девушка не привыкла рано ложиться спать, хотя дефицита сна у неё не было. Около полуночи Селия подняла глаза и посмотрела на дома вокруг. Нигде не горело ни огонька, будто все давно уже спали. Даже ветра не было на улице. В два часа двадцать минут она выключила свет, предварительно почитав социальные сети, и легла спать.
        Первые лучи ласкового солнца стали дотрагиваться до крыши домиков. Всё больше и больше света покрывало фасады, а вскоре в окна второго этажа начали проникать нежные лучики. Они плясали по тетрадям на столе, по белым стенам, а также по многочисленным книгам в шкафах. Несколько упало на темно- зелёное одеяло, под которым спал Эрвин. Он сразу же открыл глаза, после чего сел в кровати.
        Он уже был готов бодрствовать, а спустя пару минут встал. Накинув халат, он проверил время и тихо открыл дверь. В коридоре было тихо, из соседней комнаты не доносилась ни звука. Парень аккуратно начал красться в сторону ванны.
        Почти бесшумно он умылся и вскоре сидел на кухне, читая книгу. Сегодня он готовил Селии сюрприз.
        - Ну что может пойти не так! - подумал он, доставая яйца, сковородку и масло.
        Эрвин решил приготовить яичницу на двоих, а также сварить себе кофе. Последнее было делом обычным, но вот готовка… Он умел лишь варить супы, картошку и макароны, в отличие от Селии, которая была великолепным поваром, хоть и редко притрагивавшимся к мясу.
        Эрвин начал делать так, как было в инструкции, яйца с кусочками бекона зашкварчали, а наверх устремился чудный аромат. Селия уже начала просыпаться, а почуяв лёгкий запах, открыла глаза. Она сонно смотрела вокруг, но тут раздался крик, полный отчаяния и боли.
        А случилось это из- за того, что Эрвин решил вспомнить их знакомство. Оба они были из Штутгарта, где жили на разных концах. Познакомил их общий друг Карл. Эрвин с ним учился, а Селия с ним встретилась в деревне, где они оба проводили лето. Именно он решил свести их, думая, что они очень друг другу подходят- оба странные, оба писатели. Они познакомились в кафе, и Эрвин вспоминал именно их встречу. Карл пропал, решив найти Селию, а та пришла к ним. В момент, когда Эрвин уже хотел тоже идти, она появилась перед ним…
        И вот они сидят за столом. У неё- прекрасно прожаренная и воздушная яичница с одним неповторимым кусочком бекона, а у него- немного обугленные ломтики и яйца, которые он чуть не испортил. В воздухе витал аромат кофе, который был налит в большую чашку, поставленную в центр стола. Селия не любила кофе, но обожала его запах. Эрвин пытался не подавать виду, но ел с трудом, а девушка думала о том, какой же он бывает забавный и милый....
        После завтрака они разошлись, но в обед вместе сидели в столовой. В здании гуманитарно- социального корпуса был и лазарет, и библиотека, и столовая, рассчитанная на всех студентов. В зале с огромными окнами были многочисленные столы, а у одной стены располагались лотки со столовыми принадлежностями и подносами, за которыми уже можно было брать еду.
        Столовая могла похвастаться десятками разных салатов, автоматами с горячими напитками и свежими соками, а также газировкой. Пройдя мимо стены, студент после всего этого натыкался на раздачу горячего- тут тоже царило разнообразие- предлагалось всё от простого картофельного пюре до изысканного и нежного мяса самых разных сортов.
        Эрвин и Селия сидели за одним столом неподалёку от окна. У него на подносе была картошка с котлетами, греческий салат и аппетитный эклер, а девушка взяла несколько разных салатов и кусок торта. Оба пили виноградный сок. Во время еды они обсуждали свои утренние занятия, но внезапно девушка посмотрела на него прямо.
        - Надо найти сильных противников!
        - Ты опять за своё? - спросил он, отпивая сок.
        - А как же мне стать сильнее? Вернее, как доказать, что я стала.
        - Всё по порядку. Мы только на первом курсе, а ты уже хочешь всем физиономии начистить.
        - Ага. А ты как, уже подал заявку на участие?
        Он отвёл глаза, похожие на рыбьи в сторону.
        - Всё ещё думаешь, что я хочу попасть в Рейтинг…
        Рейтинг представлял собой список сильнейших 150 студентов. На самом деле, всем позволялось драться, что было кредо ректора фон Майера, который был выпускником этого вуза. Он стал самым молодым юристом, защитившим диплом и издавшим свою первую научную работу, позже он прославился как прекрасный прокурор, всегда сражавшийся за правду. Затем его пригласили на должность, а он немного изменил порядки. Даже в возрасте 50 лет он оставался сильным бойцом, и всегда был за хорошую потасовку. Именно поэтому выпускников его вуза считали не только одними из лучших в стране, но и одними из сильнейших.
        По его приказу появился рейтинг, где записывались самые сильные студенты. Чтобы попасть туда, надо было подать заявку, и сражайся сколько душе угодно. Члены студсовета и комитета порядка всегда мониторили сражения и простые драки, фиксируя изменения позиций, и сразу обновляли сведения на сайте. Лишь один день в году был объявлен свободным от боя- Рождество.
        - В ночь, когда поют ангелы, даже орудия смолкают! - говорил ректор.
        Селия сразу же подала заявку, а теперь хотела, чтобы и Эрвин принял участие. Она знала, что он может.
        - Ну чего ты? Мы же вместе дойдём до первого места!
        - Я же говорил- я не отказываюсь от драк и сражений, но я не хочу быть в этом списке. Я же тогда стану известным, а значит со мной захотят сразиться ещё больше…
        - А это плохо? Тем более ты и так станешь известным, даже больше.
        - Я не хочу лишнего внимания, тем более, когда ты его просто так притягиваешь…
        - Ну я это я!
        Она ненадолго замолчала, но после тарелки ананасового салата с ней уже заговорил Эрвин.
        - Как тебе история?
        - Ты же знаешь, как я её люблю, а наш препод… Она просто великолепна!
        - Знаю, после моего доклада она спросила, не хотел бы я пойти на исторический?
        Они немного посмеялись, после чего стали обсуждать свои предметы. Селия была на филологии, а Эрвин- на лечебном деле. Даже сейчас он сидел в халате, как того требовали правила.
        Он снова вспомнил тот мартовский день, когда они познакомились- они поели, а затем, когда ещё присоединилась подруга Селии, пошли гулять. К сожалению, они почти не говорили тогда, но оба друг другу понравились, а потом они нашли друг друга в соцсетях и начали общаться так…
        - Слушай, у тебя уже еду тырят…
        - Где!
        Он будто проснулся, но увидел лишь Селию, которая медленно ела торт. Его драгоценная трапеза была в полном порядке.
        - Очень смешно…
        Она засмеялась, а потом, заметив его разочарование, протянула вилку с кусочком мягкого теста с кремом.
        - Пробуй! Пока я разрешаю!
        Он осмотрелся вокруг, нагнулся и съел его.
        - Очень лёгкий и нежный, хотя сладковат…
        - Иди в баню! Твой эклер ничем не лучше.
        Он посмотрел на свой десерт.
        - Селия!
        Ближе к 5 вечера они сидели в гостиной. В огромной комнате были два кресла, диван и стол, а также много разных шкафов и тумбочек, в одной из которых они хранили свои секретные предметы… Также был камин, на полке которого стояла красивая ваза с цветами, картина родного города; в углу, около окна, выходившего на север, стояла гордость парня- проигрыватель виниловых пластинок, которые теснились на стеллаже рядом.
        Он изредка ставил их, и волшебная музыка заполняла дом, который принадлежал только им двоим… Вот и сейчас, так как была суббота, он рылся и искал пластинку. Выбрав одну из самых любимых, он поставил её, а затем опустился в кресло. Селия сидела рядом и смотрела в бежевый потолок (комната была оформлена в синих и светло- кремовых тонах).
        Вскоре она уже постукивала ногой в такт. Через некоторое время она уже сидела боком с запрокинутой за подлокотник головой. Её волосы свисали вниз, а Эрвин изредка проводил пальцами по ним. Воцарилась редкая идиллия.
        Разумеется, её надо было нарушить. И как только прозвучала последняя песня швейцарского электронного дуэта, Селия села ровно и посмотрела прямо в глаза Эрвину.
        - Я хочу сразиться с кем- то из пяти сильнейших!
        - Ты серьёзно? Ты даже никого из первой десятки не одолела, а куда там до…
        - Ну если ты думаешь, что я не справлюсь…
        - Я так не думаю. - он посмотрел прямо в её зелёные глаза: но я уверен, что нужно действовать по плану.
        - И что же нужно делать?
        - Для начала, узнать о них побольше, может поговорить с теми, кто уже сражался с ними, а потом, проанализировав их бои, самому лезть на рожон.
        - Ну это долго и скучно!
        В итоге они снова погрузились в тишину, но это уже было что- то другое. А Эрвина не покидало чувство, будто он всё испортил. Казалось, что он сделал большую глупость, при этом до этого сказав, что не сделает так…
        Теперь они оба сидели на кухне; за окном темнело, а также были слышны редкие крики. На столе расположились две глубокие миски с хлопьями, а также чашки с чаем и баночка мёда. Селия изредка черпала его и просто так ела. Эрвин сидел с книгой, но внезапно закрыл её и положил.
        - На четвёртом и пятом местах Рейтинга расположились Нед и Зед. Что ты о них знаешь?
        Селия задумалась, даже стала постукивать ложкой о тарелку.
        - Они братья близнецы?
        - Значит, лишь слышала о них… Они единственные технари из пятёрки, а также- негласные "псы" первых трёх.
        - То есть они не дают никому подняться выше и стерегут места своих хозяев?
        - Ага. Они очень быстрые, проворные и управляют разрядами эклектического тока.
        - Они не ровня мне! - со смехом ответила девушка.
        - Думаю, ты легко их одолеешь, но тут же начнутся проблемы…
        - Да что может пойти не так?
        Он посмотрел в сторону, а потом они разом сказали:
        - А что у нас идёт так? Ничего!
        Парень и девушка рассмеялись, а потом он, моя посуду, спросил у сидящей сзади Селии.
        - Ты завтра свободна? Хотя бы утром.
        - Ага. Если встану хотя бы в 8, в чём сомневаюсь.
        - Я хотел бы сходить с тобой на пикник… Отойти по тропе на пару- тройку километров от города, а в тени деревьев посидеть и посмотреть на Альпы…
        - Ну не знаю… Думаю, можно! Давно мы так не делали, мы даже не гуляли с июня.
        - Зато живём уже почти два месяца под одной крышей. - подумал парень.
        В 9 часов они уже шли мимо домиков в сторону фонтана, откуда бежала дорожка на юг. Селия специально легла в полночь, встала вместе с Эрвином, и они оба готовили сэндвичи и чай для пикника. Было очень тепло, листья спокойно лежали на асфальте и траве, а на голубом небе были редкие облака, растянувшиеся на невообразимую длину тонкими нитями. У домов росли деревья и кустики, последние всё ещё были изумрудно- зелёными, а листья клёнов, дубов и ясеней уже приобрели оттенка жёлтого и красного, почти полностью опав.
        Они дошли до ворот, за которыми начиналась грунтовая дорога, уходившая налево, а впереди лежала широкая тропа, ведущая к холмам. Они пошли туда, держась за руки, и вскоре, будучи среди высокой травы, увидели их…
        Впереди было неширокое поле, за ним- густой лес, а уже вдали, примерно в 50 километрах, начинались горы. Альпы нависли над узкой долиной, где журчали несколько ручейков, а за ними скрывалась загадочная и древняя Австрия.
        Эрвин повёл Селию в траву, где они увидели одинокий вяз, под которым постелили плед и сели. Не спеша, они говорили обо всём, попутно ели собственноручно приготовленные бутерброды. После того, как с ними было покончено, Эрвин показал плитку шоколада, который уже давно хотел попробовать Селия. Она радостно засмеялась и прыгнула на него. Парочка лежала на пледе, нежно обнимая друг друга…
        Они прекрасно провели время, а ближе к обеду пошли к своему, как можно было говорить, дому. Около фонтана они разошлись- Селия побежала к спортивному залу, а Эрвин пошёл в другую сторону. Он убрался в комнатах- вытер пыль, пропылесосил и даже подмёл веранду, а также дорожку. Стоя под ласковым солнцем, опираясь на метлу, он задумался.
        - Ну что, как ты?
        Мимо проходил его одногруппник Роберт. Он был высоким, коренастым парнем с рыжими волосами и небольшой бородой, его карие глаза смотрели прямо на товарища.
        - Привет. Всё просто класс, а ты как?
        - Да потихоньку… - ответил он, пожимая руку.
        Почти сразу они заговорили об анатомии, потом Роберт достал пачку сигарет и вопросительно посмотрел на друга.
        - Не сегодня.
        - Как хочешь… Думаю, после коллоквиума ты точно потянешься за ними.
        - Ага. Что что, а врач без сигареты- это нонсенс.
        Они немного поговорили о ежедневной рутине, Роберт посмеялся над жизнью с девушкой под одной крышей, а потом ушёл. Сам он жил в городе, хоть и на другом его конце. Эрвин смотрел ему вслед, а потом направился к себе. В комнате он сначала долго решал задачи по химии, а потом его взгляд упал на турник, гантели и гимнастический коврик. Почти каждый день он выполнял самые разные упражнения.
        Пока Эрвин подтягивался, Селия отрабатывала удары на груше. На ней была лишь майка и короткие шорты, а на кулаках были намотаны эластичные ленты. С каждым ударом с её лба слетела капелька пота, сияющая в лучах солнца; подпрыгивая на кончиках пальцев, она мгновенно перемещалась и наносила удары руками и ногами. В голове часто мелькали эпизоды из её детства…
        Это не была какая- то последовательность, а набор образов. Мысли возвращались к разным монастырям, её родной матери, которая жила кочевником, а ещё там были первый врач, к которому она пришла из- за застуженных почек, боль, стены больницы, деревья на склоне, папа, который в 5 лет забрал её вместе с братом и привёл в новую семью, редкие встречи с родной матерью, которую она теперь звала по имени, а также нападки мачехи…
        В тот момент она ударом сорвала грушу, а потом оглянулась. Она тяжело дышала, была вся покрыта потом, а взгляд упал на одну точку в стене. Вздохнув, она пошла тихонько к выходу. В душе она некоторое время стояла, просто подставив лицо под струю воды, в голове снова замелькали образы из детства, однако к ним прибавился Август, назвавший её слабой…
        - Так же как врачи, как Хельга, как мама, как одноклассники и учителя…
        Она зажмурилась от боли и ударила кулаком по плитке, что была перед ней. Кафель треснул, а девушка взглянула на трещины, после чего снова захотела сразиться со всеми, кто назвал её слабой, кто считался сильным. В то же мгновение Эрвин, качавший пресс, почувствовал что- то. Он сразу понял, что дело в Селии…
        Прошло немного времени, и ранним утром в понедельник они шли в сторону корпуса физтеха. Это было вытянутое здание, казавшееся древним и зловещим. Сруб с гигантской крышей, оба разных оттенков тёмно- коричневого цвета. В нём были также небольшие столбы из камня, а на первом этаже (другие два были в крыше) располагались маленькие окошки.
        Парочка шла позади здания, где была глухая стена и такой же непроницаемый забор из листа стали. Там не было камер, и у них обоих было странное предчувствие, которое не обмануло их…
        Стоя в узком проходе, они увидели перед собой двоих парней. Оба небольшого роста, с одинаковыми лицами и спортивным телосложением, но у них были разного цвета волосы. Сразу стало понятно, что это 4 и 5 в Рейтинге.
        Без угроз и прочих слов они, просто смеясь, начали кружить вокруг на невероятной скорости, а на кончиках травинок вокруг стали проскакивать электрические заряды. Эрвин и Селия стояли друг к другу спиной, при этом правые руки были сцеплены. Тут близнецы атаковали их…
        Одним прямым ударом ноги, парень и девушка вырубили одних из самых сильных в университете бойцов. Каждый стоял на одной ноге, согнув вторую, как бы будучи готовым к новой атаке, но те двое лежали в отключке. Об этом никто не узнал, и они никому не говорили.
        Прошло время, уже наступил ноябрь, но не произошло не одной крупной драки, в которой участвовала Селия. Она почти всегда, когда не училась и не читала, тренировалась, а изредка к ней присоединялся Эрвин. Вечером восьмого дня предпоследнего месяца они сидели на веранде, предаваясь своим вредным привычкам. Для этого они воспользовались той самой тумбочкой, в которой хранились бокалы и две бутылки вина, а также табак и сигареты.
        Эрвин раскуривал свою трубку, а Селия пила красное вино из бокала. Не то чтобы это было разрешено, но никто из профессоров или кураторов первого курса не был против такого досуга студентов.
        - Если студент будет в стельку или обдолбан, ему не место в моём университете, но если он изредка прибегает к утешению через алкоголь или табачный дым, я не против! - так говорил ректор.
        Селия ещё в 16 лет говорила парню, что обязательно будет пить, а он давно бросил… Почти на все его действия влияла семья, и в его курении тоже было её участие. Он когда- то сам употреблял спиртное, но после дебоша в деревне, что устроил его отец, он бросил. Было это почти год назад.
        Селия почти не пьянела, но от горячительного у неё появлялась лёгкость, которая вела к разговорам на некоторые запретные темы. Эрвин же, как всегда, был серьёзен, но поддерживал такие декадентские темы, такие как размеры груди или плюсы и минусы быть плоской.
        С каждой затяжкой он чувствовал, как стресс тонкой струйкой покидал его тело, а голова становилась легче. Он понимал, что в скором времени у него начнутся проблемы, его родители были категорически против, но не препятствовали. Парень ожидал, что умрёт либо в бою, либо от каких- нибудь осложнений от курения.
        Вечер завершился тем, что подвыпившая Селия попросила зажигалку у Эрвина. Он пользовался особой, которая была специально сделана для трубок, что вызывало интерес у девушки. Вскоре она вертела её в руках, долго пыталась открыть её, а потом даже зажгла. Тут парень выхватил её и не отдавал, в итоге Селия обиделась и ушла к себе, надувшись как мышь на крупу. Он хотел ей помочь дойти, но она с презрением ему отказала и исчезла в тёмном коридоре.
        На следующей неделе в Грабенштадт должен был приехать отец Эрвина по работе на выходные. Из Штутгарта, по автобану, ему было ехать три часа и 25 минут, и в пятницу утром он выехал, предварительно написав Эрвину. Он знал, что отец приедет в один из домов, который арендовала его компания; этот двухэтажный коттедж находился неподалёку от университета, куда в тот день Эрвин просто полетел после последней пары. Он прошёл мимо техдвора, где стояли многие машины студентов, и они там уже работали в сервисе, который организовал один известный автомобильный производитель, чьей марки были обе машины в его семье.
        Парень аккуратно перешёл улицу, после этого пошёл по аллее между очень похожими друг на друга домами- все были белого цвета с красными крышами. Около одного из них стояла машина его отца, которая теперь, отчасти, была его. Огромный алый минивэн, известной немецкой марки, который парень просто обожал за гигантский багажник, а это была длинная версия с вынутым третьим рядом сидений, и большой дизель, который резво тянул машину, даже максимально нагруженную. Эрвин прошёл мимо, проведя рукой по глянцевому борту, постучал по надписи "Каравелла" на распашной двери, тяжело вздохнул, и ступил на порог.
        В доме было тихо и просторно. Везде стояла простая, но красивая мебель, а в кресле уже лежал отцовский рюкзак.
        - Привет, пап.
        - Ну здравствуй…
        Они немного поговорили, обсудили учёбу, работу и после этого, прямо-таки символически, отец отдал ключи от машины. И теперь Эрвин стоял на крыльце, сжимая в руке раскладной ключ, к которому был присоединён брелок с изображением гор. Он нажал на кнопку разблокировки, машина поприветствовала его, моргнув поворотниками и фарами, и он обошёл её. Она была в идеальном состоянии: ни одного скола или следа ржавчины (спасибо немецким дорогам), и только недавно она прошла третье ТО.
        Эрвин распахнул водительскую дверь и начал взбираться на кресло. Преодолев две ступеньки, он немного отодвинул его и перенастроил поясничный подпор- он был чуть выше отца, поэтому им не надо было менять настройки зеркал и руля. Разложив ключ, он воткнул его в посадочное гнездо и провернул. Машина легко завелась, и теперь на улице было слышно, как тарахтел мотор. Эрвин провёл рукой по ободу, по широченной торпедо, а потом оглянулся назад- там был бесконечный простор.
        Пока мотор прогревался, парень встал и положил рюкзак на сиденья второго ряда, а затем уже снова расположился на месте водителя, разложил подлокотники, проверил фары и передачу, после чего опустил ручник. Каравелла медленно покатилась по дорожке, мигая левым поворотником. Парень аккуратно вырулил, после чего сразу переключил передачу и неспешно поехал вокруг универа.
        На территорию общежития можно было беспрепятственно заезжать на машинах, чем пользовались многие студенты, паркуя свои первые автомобили прямо под окнами домов. Эрвин, когда садился за руль, делал огромный микроавтобус грациозным и лёгким, и именно так красный бусик подъехал к его дому. Селия сидела за столом, но услышала звук мотора. Она посмотрела на машину и с безэмоциональным лицом отвела пустой взгляд.
        Вообще Эрвин получил права ещё в конце весны. Экзамен он сдал без проблем, и теперь пожинал плоды своего труда- ещё в июне он впервые отправился на прогулку с Селией на машине. Тогда он с семьёй был в деревне на двух машинах, а по работе отцу срочно надо было ехать в город, а уже наступил вечер пятницы. Эрвин отвёз его, а когда сказал, что хочет погулять завтра с Селией, отец сказал, что он может даже машину взять.
        Она тоже была в деревне, куда он поехал и забрал её. Самое забавное- в её семье была такая же машина, но только постарше и синяя. Селия особо даже разницы не увидела, и они тогда поехали в Штутгарт, а по пути заехали в магазин, на одно живописное поле, а затем только припарковались у её дома. После этого парень помог ей занести вещи, далее они немного погуляли вокруг домов, и только потом разошлись. С тех пор они не виделись до августа, когда уже просто встречались в университете, пока шёл конкурс.
        Именно это вспоминал Эрвин, пока сидел в машине, но его вывела из размышлений Селия. Она стояла за окном и тяжело дышала, а потом она нарисовала смайлик на стекле. Эрвин улыбнулся и вышел из машины, предварительно проверив включённую передачу.
        - А твой папа в курсе?
        - Да. Он даже настаивал на таком свидании…
        - Нит!
        Она так говорила нет, когда хотела заложить немного другое значение в это слово.
        - Да. Ведь если парень и девушка вдвоём идут куда- то и проводят время- это свидание.
        Ответа не было, она лишь обошла машину и провела рукой по короткому капоту.
        - И куда мы?
        - Я пока думаю, но маршрут уже набросал- будет классно. Но сначала надо на заправку…
        - Ты серьёзно? Твой отец отдал тебе машину с пустым баком?
        - Ну почти…
        Они медленно пошли к веранде, и тут он положил свою руку ей на талию. Девушка никак не отреагировала, разве что сразу выпрямила спину и стала ровнее дышать.
        - Хорошо, что мы завтра можем не ходить на занятия…
        - Ага. Из- за того, что мы оба часто тренируемся в зале, наши физруки сказали, что поставят нам эти часы как отработку, а моя преподавательница по английскому слишком меня любит.
        В университете кроме борьбы внимание уделялось языкам- каждый выходил отсюда с 2 дипломами, то есть специалистом и переводчиком.
        Они посидели в гостиной, читая книги, после чего отправились на кухню, где Эрвин вызвался сварить макароны. Девушка, тихо посмеиваясь, пошла собирать вещи на завтрашнюю прогулку. Но сразу же, отложив лишь самое необходимое, она сложила одежду и пошла ждать ужин.
        На улице уже было темно, в небе неслись редкие облака и загорались звёзды, а в низинах уже начал собираться туман. Эрвин положил в тарелки макароны и налил чаю, а Селия полезла в холодильник за соевым соусом. Они сидели на кухне и не спеша ели, причём занимаясь своими делами- он просматривал карты, а она читала книгу. В тот вечер они легли одновременно и очень рано.
        Лёжа в постели, Эрвин вспоминал время, когда они только начинали общаться. Почти сразу он понял, что это была очень сложная в понимании девушка, которая также была очень переменчивой. Несколько раз ему хотелось уйти, но он не мог представить и дня без неё… Первый раз, когда у неё был день рождения, она его не позвала; парень расстроился, но потом они целый день гуляли по лесам и полям, где он подарил ей то, что сейчас лежало у неё под кроватью- дневник, в котором она оставила много записей. Время шло, и со временем становилось всё сложнее проводить время вместе…
        Утром, ещё когда было темно, Эрвин и Селия встали. Они быстро позавтракали и вскоре вышли на веранду. Девушка глубоко вдохнула прохладный осенний воздух. Ни в одном домике рядом не горел свет. У обоих были рюкзаки, которые сразу же пошли на заднее сиденье. Эрвин забрался и завёл двигатель, а Селия устроилась рядом. Как только обороты упали, он сказал:
        - Ты готова?
        - Всегда! Погнали! - ответила она.
        Парень опустил рычаг ручника и включил заднюю передачу. Машина откатилась, и резко, почти с пробуксовкой, стартовала вперёд. Селию впечатало в спинку, но к такому она уже привыкла- её папа водил иногда слишком агрессивно.
        Красный минивэн, освещая себе путь яркими лучами фар, покинул территорию кампуса и направился на запад. Сначала они ехали по городу: мимо проплывали дома, школы и разнообразные рестораны. В городе летом было много туристов, но сейчас всё казалось вымершим.
        На выезде была заправка, где они встали на самой крайней колонке; парень долго заправлял Каравеллу (и неудивительно- бак был 80 литров), после пошёл на кассу. В воздухе висел слабый запах опавшей листвы и солярки, а на востоке уже стало выглядывать солнце. Селия сидела на месте штурмана и любовалась, как за холмами и домами появлялись лучи. Небо же было невообразимо чистым.
        Вот теперь они могли отправиться в своё маленькое путешествие. Проверив полосу, Эрвин аккуратно свернул на дорогу, сразу же набрав максимально допустимую скорость. Стрелка тахометра висела на двух с половиной, машина стояла на асфальте словно литая и уверенно ехала. Вскоре они уже приблизились к трассе, что вела на юг, и там он уже раскочегарил машину. Набрав сотню, он лихо перестроился в крайний левый ряд, где продолжил набирать скорость. На отметке 140 он сбавил темп и так они катились до границы с Австрией, когда уже вокруг их обступили горы.
        - Неужели ты через Австрию маршрут провёл?
        - Ага. - ответил он, передёргивая рычаг.
        Вокруг были горы, покрытые разноцветными деревьями. На склонах собрались все оттенки- от ярко красного, до бледно- зелёного. Именно в такой буйной палитре скрывалась тоненькая дорога, уходившая в сторону. Туда они и свернули, а вскоре небо скрылось за многочисленными деревьями. Они поднимались вверх, совершая всё более крутые повороты. И вот на мгновение они увидели долину- она лежала справа.
        Там текла река, а вокруг было поле и редкие домики. Всё было покрыто тонким слоем снега. Вскоре они доехали до того самого места- небольшая смотровая площадка, где был столик и щит. Оттуда открывался великолепный вид на горы с водопадами. Они вышли из машины, взяв свои рюкзаки и сели там. Термос с горячим чаем и бутерброды, которые девушка сделала сама, были как нельзя лучше. Они сидели, и смотрели на картину, которую иначе как божественной назвать нельзя было.
        Внизу лежала парочка домов, около которых ещё паслись коровы, а мимо проходила тонкая дорога. Чуть выше росли сосны и редкие лиственные деревья, которые своей ещё не опавшей желто- малиновой листвой украшали пейзаж. Ещё выше расположились горы- серые скалы имели причудливую форму, а на их пиках лежали тонкие снежные шапки. Они сияли на солнце и великолепно контрастировали с небом. Из щелей вырывались бирюзовые потоки воды, которые стремились вниз, а там, разбиваясь в брызги, они соединялись в один поток. Солнце сияло в этих самых каплях.
        Селия не удержалась, и сняла эту картину на телефон, что и сделал Эрвин. Забавно, но у них были одинаковые чехлы.
        - Вот бы поближе…
        - Там есть дорога.
        - Ты серьёзно?
        - Да. Там можно проехать мимо этих домиков, а потом- прямо через горы обратно на трассу.
        - Давай! Чего ждёшь?
        Она сразу подскочила, а Эрвин уже открыл машину. Девушка закинула туда рюкзаки и потащила парня к двери. Он завёл Каравеллу, а потом начал настраивать навигатор, так как там уже плохо ориентировался. Телефон был закреплён по центру торпедо, чтобы в случае чего Селия могла посмотреть карты и даже перестроить. Выжав сцепление, он воткнул первую, и плавно тронулся, будто гигантская машина была лёгким шариком, который нежно подхватил ветер.
        Машина уверенно ехала в гору, а вниз они устремились по серпантину. Каждые 30 метров дорога делала петлю, почти в 360 градусов. Над ними смыкались кроны разнообразных деревьев- от сосен до вязов. На дороге никого кроме них не было, так что Эрвин немного вылезал на встречку. Машина шла легко и управлялась как легковая. На ходу они оба приоткрыли окна, впустив прохладный и свежий воздух внутрь. Климат- контроль был выключен, а на большом центральном экране, помимо обложки играющей композиции, отображалась температура снаружи. Было почти 8 градусов.
        Они спустились, и теперь впереди тонкой змейкой извивалась дорожка. Асфальт закончился, и им пришлось ехать по грунтовке, как перед ними, на встречке, появился трактор. Он тащил огромный прицеп, поэтому парень начал медленно уходить вправо. На узком куске, когда с одной стороны была река, а другой- деревья, они разошлись, после чего Каравелла немного ускорилась. Они проехали мимо тех домов, а Селия просто прилипла к стеклу, внимательно рассматривая каждый изгиб гор.
        Вскоре начался снова подъём. Включив передачу пониже, Эрвин заставил машину более уверенно взбираться.
        - А был бы тут робот, мы бы не смогли так легко заехать! - сказала Селия, когда они уже преодолели этот кусок.
        - Ага. Поэтому я всегда за механику.
        Некоторое время дорога шла прямо, а вокруг были лишь деревья, однако сквозь них было видно голубое небо и склоны с обеих сторон. Начался новый подъём, и мимо них промчалась другая машина. Это был родстер, выполненный по старинным технологиям, который производили в Англии. Лёгкая машина с мощным мотором была любимицей автоценителей, и в том авто за рулём был мужчина в возрасте, а рядом сидела женщина, его ровесница. С утра пораньше они решили сгонять на перевал, чтобы хорошо начать день.
        Каравелла без проблем взобралась и на крутой склон, за которым была низина, покрытая снегом. Тут Эрвин начал снижать скорость, затормозив двигателем. Затем шёл небольшой спуск. Раздался грохот, чей источник был за поворотом- это был водопад. Потоки воды падали рядом с дорогой, издавая подобный грому звук. Левая полоса была немного влажной, а сверху был даже виден снег. Дальше они нырнули в туннель, который шёл прямо в скале. Были видны многочисленные трещины, из которых на стекло падали капли воды, а вскоре они выехали туда, где был свет.
        Перед ними раскинулась длинная полоса дороги, которая медленно спускалась. Это всё было на живописном высокогорном луге, где стояли дома. Из небольших труб тянулся дымок, а над ними сияло солнце, которое казалось как никогда близким. Теперь парочка на большом минивэне неспешно ехала по этой дороге.
        Дальше дорога начала медленно спускаться; тут тоже был серпантин, но более спокойный и не такой резкий. Селия внимательно смотрела то на карту, то на небо, то на деревья вокруг. Изредка попадались и водопады поменьше, но с той же кристальной водой, однако девушка начала засыпать.
        Эрвин спокойно ехал, пока они не оказались в кармане. Там он аккуратно и плавно остановился, достал плед и накрыл девушку. Она всё также спала. Убедившись в том, что она удобно сидит и пристёгнута, он включил музыку поспокойнее, после чего нежно и плавно тронулся, буквально так, что не было ни звука или даже слабого толчка. Машина неспешно двинулась в сторону трассы.
        Эрвин плавно переключал передачи, а также не ехал быстро. Из- за этого время поездки начало увеличиваться, но им было некуда спешить. Надо была ещё заехать за едой в магазин, который был на севере от города, так что он хотел, чтобы девушка выспалась.
        Пролетали километры, проплывали дома и машины, а Селия всё спала. В кое- то веке у неё был хороший сон, где она оказалась у реки, которая текла среди гор. Там она села на камень, опустила ноги в воду и стала смотреть на утреннее небо- звёзды медленно исчезали, а окраска с индиго менялась на голубую. Девушка поняла, что счастлива, что наконец она в спокойствии и никуда не должна спешить. Ничего не должна доказывать…
        Проснулась она нескоро. Эрвин припарковался у магазина и стал ждать. Прошло почти полтора часа, и всё это время он сидел и учил анатомию.
        - Так долго?! - говорила она, пока шла в сторону входа.
        - Ну да… Я не хотел тебя будить.
        - Зачем? Мы же столько времени потеряли!
        - Зато ты выспалась…
        - Ты сегодня не уснёшь!
        - А в чём я- то виноват? - спросил он, катя перед собой тележку и отдавая Селии список покупок.
        Они зашли в огромное здание, напоминающее ангар, и перед ними протянулись высоченные стеллажи, где на нижних полках стоял распакованный товар, а выше были многочисленные коробки. В потолке было несколько окон, через которые на глянцевый пол падал свет. Тут можно было купить почти всё от молока до нового телефона. Народу сегодня было не очень много.
        Селия шла впереди вприпрыжку, а сзади катил тележку извечно серьёзный Эрвин. Она держала в руках список, но её радость вызывало то, что после нужных покупок она может купить себе что- то вкусное.
        Вскоре тележка была наполнена- там стояли молоко, йогурты, макароны, замороженные овощи, салфетки и туалетная бумага. Последним пунктом в списке была бутылка вина, а также сигареты. Селия решила добавить немного разнообразия, поэтому взяла белое австрийское, а Эрвин положил в тележку черно- красную пачку дорогих сигарет, как всегда.
        Пока они шли к вину, неподалёку стоял Август. Он выбирал херес, как почувствовал знакомую ауру. Она принадлежала довольно сильному пацану, который в тот день стоял в зале, рядом с ней, которая бросила ему вызов. Но её он не чувствовал, пока не обернулся… Она шла рядом с пернем, смеясь и немного подпрыгивая, но она не была такой же…
        - Судя по ауре, её сила возросла в разы, и теперь она вполне может тягаться с десятым в Рейтинге… - подумал он.
        Август схватил бутылку и поспешил исчезнуть, практически растворившись в воздухе. А парочка уже прошла через алкоголь, и Селия хотела что- то выбрать. В итоге, походив мимо пирожных и печенек, она купила фунчозу и острый соус к ней.
        Оплатив покупки, они взяли пакеты и пошли к машине. Пока парень держал пакеты, девушка достала ключи, которые он ей отдал перед тем, как выйти из магазина, открыла её, и стала открывать двери. Эрвин запрыгнул внутрь, где разместил пакеты так, чтобы они не метались по дороге. Захлопнув двери багажника, он стал обходить машину и вскоре они уже ехали по шоссе.
        Дорога назад не была какой- то странной или слишком хорошей- они неспеша доехали до дома, немного поболтав о музыке в дороге, а теперь Эрвин загонял машину задом к дому, чтобы завтра было удобней выезжать. Они вместе отнесли продукты, разобрали их и разошлись учить уроки. К семи с половиной вечера они пошли на кухню, где Селия начала готовить фунчозу. Её надо было варить, а потом жарить с овощами и соусом. По просьбе Эрвина она добавила туда немного кусочков мяса. Пока шла готовка, Эрвин сидел за телефоном и кому- то писал, а её смартфон стоял и из его динамика доносилась музыка.
        У них были совершенно разные телефоны, но в одинаковых чехлах. У него- финский, сверхпрочный и похожий на кирпич серого цвета, а у неё- китайский, но надёжный и красивый неописуемого оттенка синего. Девушка имела в распоряжении больше памяти, более быструю зарядку и более совершенный процессор, а у парня была лучше камера. Однако Селия забила все 256 гигабайт памяти фотографиями, артами и скриншотами.
        Наконец горячая лапша оказалась в глубоких тарелках. Она была рыжеватой от соуса, в ней лежали кусочки огурцов и мяса, а на вкус она была просто восхитительна. Также у них стояли стаканы с соком, а рядом с Эрвином лежал телефон. Он всё что- то читал, но внезапно отложил его.
        - Ты знаешь, какой силой обладает третья в Рейтинге?
        - Неа. Я даже не знаю, кто она.
        - Её зовут Мария, она- студентка лечебного дела, уже на пятом курсе. Она обладает удивительными способностями к телепатии и хочет стать психиатром.
        - И что она может? Думаю, она ещё и быстра и сильна физически.
        - Верно. Она умеет читать мысли, а также "залезать" в голову человеку.
        Селия засмеялась, звонко и невинно.
        - Но против меня такое не сработает!
        Чуть позже они сидели в гостиной с вином и слушали пластинки. Когда оркестр играл реквием, Селия, отпив вина, сказала:
        - Вот ты бы с ней не справился- ты слишком серьёзен, а я могу действовать так… Да и в голове моей ей не понравится.
        - Думаю, ты точно с ней справишься, но надо быть осторожнее… - ответил он.
        - Поживём- увидим. Кстати, а завтра у тебя что- то есть? Ты говорил?
        - Ой да! Я же завтра пойду на тусовку к сожителю одногруппника. Мы почти все туда идём… А ещё это начнётся рано утром…
        - А машина?
        - Так, папа завтра придёт сюда, к 10 утра. Отдай ему ключи сама, а я буду там. Но обещаю рано вернуться.
        - К обеду?
        - К обеду- может быть, к полднику- точно.
        - Ну ладно, только сегодня мы будем смотреть фильм!
        - С твоим любимым актёром?
        - А как иначе!
        Они уселись на диван, а перед ними, на небольшой подставке, горел телевизор. К нему был присоединён жёсткий диск, который равномерно гудел. Девушка и парень сидели с ногами на диване, прикрыв их пледом. Сначала она обхватила его шею, а он потом приобнял её. В итоге, к концу фильма её голова лежала на его груди.
        - Прямо как тогда… - подумал он.
        Когда фильм кончился, она также лежала, а потом посмотрела на него почти что кошачьими глазами… Дальше он крепко- крепко обнял её, погрузив свою голову в её тонкие, приятно пахнущие волосы…
        Утром, когда Селия проснулась, его уже не было. На часах было около 9, и девушка медленно пошла вниз. Умывшись, она взглянула на стол, где была записка. Там он написал, где лежали ключи и время прибытия отца. Внизу было большое сердечко.
        Она достала йогурт, заварила чаю и только потом пошла наверх, в его комнату. Там было чисто и убрано, на столе лежали ключи, но она пошла в сторону его кровати; легла, погрузив лицо глубоко в подушку и так полежала. Потом всё же встала и взяла ключи.
        Девушка вышла на улицу, подошла к машине и провела рукой по её сияющему борту. Открыв дверь, она посмотрела на кресло водителя, а потом забралась внутрь. Прав у неё пока не было, но отец много раз давал порулить на своей машине. Она вставила ключ, думая, что надо прогреть мотор. Уже было без двадцати десять. Когда она провернула его, раздался рокот мотора, и она сразу вспомнила тот день, когда он приехал за ней и впервые познакомился с её родителями…
        Раннее утро июня, Селия лежит на раскладном диване у стены в деревенском доме. Солнце уже посылает свои лучи сквозь шторы, а с кухни доносятся разные звуки. По её ощущениям было почти 7 утра, а затем она поняла, что её разбудили. С улицы доносилось тарахтение мотора, работавшего на тяжелом топливе. Девушка неспеша встала, после чего подошла к окну. За забором виднелся глянцевый красный борт.
        Тут же зазвонил телефон, и вскоре она с отцом шла к воротам, чтобы впустить парня. Посмотрев на участок, она сразу же подумала, как ему лучше встать. Тем временем внутри машины Эрвин был готов провалиться, так как ему было немного не по себе- он знал, как отцы берегут своих дочерей, а также знал, что он сильно не похож на кого- то из её семьи. Отец был его выше на голову, брат- тоже, а мама Селии была такого же роста. Селия подошла к его окну, немного подбодрила и сказала, что лучше заехать кормой.
        Эрвин развернул машину, элегантно управляя ей, и вскоре уже закатывал её на участок. Отец Селии внимательно смотрел на неё и немного поражался тому, как юнец управлялся с Каравеллой и какой она была. Вскоре, две машины стояли рядом. Одна постарше и синяя, а другая- совсем свежая и красная. Обе длинные, обе только с двумя рядами сидений, но очень похожие мордашками.
        Селия сразу же начала собирать вещи, пока её папа разговаривал с парнем. Они стояли у машин, а потом прошли в дом. Там она уже почти все вещи принесла ко входу, но когда был собран рюкзак, девушка увидела, что вся её семья (кроме брата- он был в городе) стоит у обеденного стола и обсуждает что- то. Отец настаивал на завтраке. Селия посмотрела стеклянными глазами на Эрвина, и тот ответил им:
        - Раз вы настаиваете, я выпью с вами чаю, но на завтрак нет времени- скоро будут пробки, а вы знаете лучше меня, как их плохо переносит Селия…
        За пять минут они выпили по чашке и успели погрузить всё в машину (в багажнике стояли все сумки и пакеты, а рюкзак был закинут на второй ряд, где лежал рюкзак Эрвина). Две Каравеллы смотрелись рядом немного забавно: синяя- словно элегантная леди, а вишнёвая- будто впервые вышла в свет. После прощания, Эрвин завёл машину, и порулил в сторону ворот. Селия сидела рядом и разглядывала всё вокруг. Торпедо, панель, рычаг КПП и даже дефлекторы- всё было таким знакомым и одновременно непохожим. А ещё она получала непередаваемое удовольствие от того, что ехала на машине своего парня.
        Они мчались по узеньким дорожкам, которые петляли среди холмов и лесов, но вскоре Эрвин свернул на грунтовую дорогу. Сразу же микроавтобус на жёсткой подвеске начали сотрясать сильные толчки, но это длилось недолго- в скором времени, они остановились. Эрвин попросил Селию выйти и посмотреть вперёд.
        Она стояла на возвышенности, а перед ней расположилось гигантское поле, за которым шли леса и холмы. Где- то у его края, среди тоненьких деревьев, журчал ручеёк, а вся изумрудная трава на лугу была покрыта росой, которая сияла в лучах восходящего солнца. На голубом небе не было облачков, а ещё воздух там пах свежестью и был необычайно лёгок. Эрвин подошёл к ней и приобнял девушку за талию.
        - Я вчера совершенно случайно на него наткнулся, подумал, тебе это понравится…
        Потом они заехали в магазин у города, а затем доехали до её дома. Во дворе сразу же нашлось место, а оттуда они пошли к подъезду. Эрвин нёс все сумки, а у Селии был лишь её пастельно- розовый рюкзак и лёгкий пакет. Жила она на последнем, четырнадцатом, этаже. Девушка впустила его в квартиру, но поклялась, что не пустит дальше кухни и коридора, так как за остальное она не отвечает. В итоге они посидели на кухне с чайком (она была очень светлой и поразительно продуманной). А потом они погуляли по её району- девушка показала свою школу, где училась до 14 лет, свой детский сад, свою детскую поликлинику, а также сводила в лес, куда часто уходила.
        Разошлись они вечером, часов в 8, когда уже начало темнеть. Они долго и страстно обнимались у её подъезда, никак не хотели расходиться, но всё же Селия сбежала в подъезд, а парень, огорчённый, что они увидятся лишь в августе, пошёл к машине. Девушка стояла на лестнице и смотрела на него и машину, ждала, пока он поедет. Какое- то время сухопутный корабль стоял, а затем медленно поехал в сторону, освещая путь фарами. Домой парень тогда приехал к 10 вечера.
        Селия посмотрела на приборную панель, поняла, что мотор уже прогрет до рабочей температуры, и теперь смотрела то на дверную карту, где глубоко в нижнем кармане лежали перчатки, водосгон и пара тряпок, потом перевела взгляд на место штурмана, а затем на руль и рычажки под ним. Она дёрнула правой рукой один, и на лобовое стекло устремились потоки воды тоненькими струйками. Чуть позже она включила дворники, а затем и заднее стекло помыла. Но струя становилась всё слабее, а вскоре совсем исчезла. Девушка заглушила мотор, после чего поставила передачу, но ручник оставила, а затем потянула что- то слева у рулевой колонки. Капот с лёгким щелчком приоткрылся.
        Распахнув дверь, она спрыгнула, а затем пошла внутрь дома. Там, внутри небольшой тумбочки у входа, стояла пустая канистра, которую она схватила. С южной стороны дома, под деревянной панелью, был спрятан кран и шланг; там Селия набрала чистой воды, а затем залила её в горловину бачка.
        Он был огромного объёма, а также под небольшим капотом виднелись ещё горловины и бачки технических жидкостей, под чистой крышкой скрывался сам мотор, а также был виден масляный щуп. Селия залила всю канистру, сходила ещё раз, и только после этого захлопнула капот. Она помнила, что в топливном баке ещё оставалось чуть больше трёх четвертей топлива, а значит отцу Эрвина этого хватит. Селия зашла домой, села с книгой в гостиной и стала ждать.
        Около 10 он и вправду пришёл. Девушка перед тем, как открыла дверь, посмотрела на себя в зеркало, а затем глубоко вдохнула. Папа Эрвина стоял на крыльце с рюкзаком, смотря на машину. Они оба были одинакового роста.
        - Доброе утро!
        - Доброе, Селия… - он ответил, глядя на неё как на незнакомца.
        - Не желаете ли пройти внутрь?
        - Да, конечно, но хотелось бы поскорее уже уехать.
        Он после этого сразу же вошёл домой, почти толкнув девушку и встал напротив гостиной. Взгляд его застыл на диване, на котором лежал плед. Селия сразу же обошла его, взяла ключи со столика и отдала ему в руки. Он недолго рассматривал их, а затем спросил её о парне, об учёбе и самочувствии. Затем он вежливо попрощался и скрылся за дверью.
        - Желаю всего наилучшего!
        Фраза звучала избито и шаблонно, но была искренней. Он уже сидел за рулём, почти сразу поразился тому, что двигатель прогрет. Он уже хотел тронуться, но не смог- по привычке он не проверил ручник, поэтому машина почти заглохла. Селия сразу спряталась за шторой, чтобы не получить нагоняй. Но почти сразу же Каравелла двинулась, и отец парня аккуратно вырулил на дорогу, а затем исчез за домиками.
        Тем временем в глубине студгородка, в одном из домиков, веселье было в самом разгаре. Эрвин сидел с красным стаканом в руке, смотрел в одну точку, пока вокруг происходило форменное безумие. Кто- то с торшером на голове носился по лестнице, другие же сидели на диванах и пили. Тот самый ординатор, который скоро должен был покинуть учебное заведение, расположился за столом, держал в руке бокал и обсуждал с коллегами свои планы, а также смотрел за теми, которые веселились. Эрвин иногда ходил по комнатам дома, попивая обычную воду.
        На втором этаже, в спальнях студенты валялись на полу и на кроватях, обнимаясь с бутылками спиртного. В коридоре, прямо у окна стояло несколько курильщиков, которые выдыхали дым прямо в открытое окно, и из- за них немного сквозило. В ванной постоянно кто- то был, на кухне девушки пытались резать салаты, но им постоянно мешали, как правило, другие девушки. Но никто не злился друг на друга- все были в бодром расположении духа.
        Он провёл там почти полдня, и к часу он, немного голодный и уставший, пошёл домой. Он неспешно шёл по аллее мимо домиков, деревьев, которые уже полностью потеряли листья. Из носа и рта при выдохе вылетал пар, а солнце уже начинало светить по- зимнему. Но голубое небо по- летнему насыщенным, а облака ползли где- то вдали, на западе. Эрвин шёл, смотрел то наверх, то на окна домов- что очень любил делать с детства.
        Внезапно нахлынули воспоминания, а именно его пятнадцатилетие, когда он осенью также гулял с Селией. Она впервые приехала в его район, против чего был настроен парень, так как ему было идти до станции метро всего 20 минут, а ей ехать семьдесят минимум. Они тогда встретились и пошли к лесу. Он показал ей в основном лес, но потом сводил в одно из лучших кафе, где они выпили горячего чаю (Селия долго сидела, сжимая чашку в руках, чтобы согреть их), а ещё девушка съела восхитительное пирожное. После они долго ходили мимо разных домов, часто рассматривая окна первых этажей и делились своими мыслями о своих будущих квартирах. Тогда они даже не знали, что будут учиться в одном ВУЗе и жить в одном доме…
        В течении всей прогулки он неоднократно подводил разговор к теме отношений. Он уже почти как год был влюблён в неё, но девушка не отвечала. Даже наоборот- в первое его признание она его практически согнала, но всё же они всегда с самого знакомства были вместе. В тот день он несколько раз спрашивал её, будет ли она встречаться с ним, а она отводила тему, или просто говорила нет. В итоге, в часов 8 вечера, они стояли и страстно обнимались в вестибюле метро. Мимо шли люди, почти все скрывали улыбку от увиденного, а парень и девушка никак не могли разойтись- он тянулся к ней, она не хотела отпускать… В итоге, минут через тридцать, когда они всё же смогли разойтись, Селия окликнула его, почти стоя у турникета:
        - Я говорю тебе Да!
        В тот момент он не понял, но потом, придя домой, он увидел, что девушка ответила на тот самый вопрос. Он достиг своей цели- он начал встречаться…
        Может, это было глупо- такой приоритет иметь в своей жизни, но это была его цель. Он поставил её ещё в 13 лет, и наконец достиг успеха. Всё это было из- за того, что он начал смотреть аниме, романтические фильмы. В его семье его стремление было встречено в штыки- папе было по фигу, лишь бы не был геем, а мама имела не очень приятный опыт отношений. Она не стала воевать с сыном по поводу выбора, но считала, что видеть своей целью кого- то другого- это неправильно. Но от этих слов парню лишь больше хотелось доказать, что он сделал правильный выбор. И в плане направления, и в плане человека, с которым хотел провести всю жизнь.
        Слыша слова о том, что вокруг одни предатели, он искал верных друзей, таких как Карл. Слыша слова о глупости любви, он рвался найти ту единственную. Всё шло от слов родителей и аниме; детище японской анимации дало ему много ответов на волнующие вопросы, а также дало силы идти дальше, идти к цели. Он чаще всего смотрел романтику, иногда фэнтези, изредка что- то связанное с наукой и спортом. Но тема отношений всегда была главной, то же касалось и Селии.
        Она любила романтические комедии, мангу и аниме, а также сериалы, но часто говорила о своей неспособности к любви…
        Они оба сидели за столом и ели овощи, которые приготовила девушка. Она была налегке, но парень сразу понял, что что- то было неприятное.
        - Что случилось?
        Она сразу же перевела тему, но потом сама же рассказала о том, как встретилась с его отцом. Парень, услышав о речи своего отца, а также о том, что он её чуть не снёс, вскочил и уже хотел выбежать, но она его остановила. Словами и держа за рукав рубашки.
        - Не надо…
        - Почему? Он не имеет право так с тобой поступать!
        - Но я не член вашей семьи…
        - Я тоже…
        Она посмотрела на него круглыми глазами, которые уже немного покраснели. Её жизнь в семье не была самой лучшей, но она никогда таким образом не думала, никогда не отсоединяла себя от семьи…
        - Если бы кто- то также поступил с твоей мамой, твой отец бы сделал что- то?
        Небольшая пауза.
        - Да… Он бы как минимум огрызнулся бы, а то и в рожу дал.
        - Вот. Мне всё равно, кто говорит тебе, но если он тебя как- то унижает или обижает, я его похороню… - воздух вокруг него начал слабо сиять голубым.
        - Стой! Ты ему ещё успеешь сказать, успеешь что- то сделать, но не сейчас.
        Волосы, стоящие дыбом на его голове, сразу же улеглись, а взгляд стал живым и спокойным.
        - Да, ты права. Прости, что почти сорвался- он за рулём, а я не хочу, чтобы машина пострадала.
        Скорее всего его отец и вправду уже стоял в пробке в Штутгарте. Они снова сели за стол, но на этот раз разговор шёл на более живые и весёлые темы. Казалось, правда, что они болтают ни о чём, но их это не волновало.
        Во вторник у Эрдмана после обеда была история. Он обычно шёл в столовую, где сидел вместе с Селией, а потом уже направлялся в учебную аудиторию. Это была просторная комната на третьем этаже здания гумсоца; на одной из стен, прямо под потолком, расположились небольшие окна, через которые падал яркий свет. От этой же стены, к противоположной тянулись столы, за которыми сидели студенты, а прямо перед широченной доской, над которой в барабане висело полотно для проекции, находилась импровизированная кафедра. Там располагалась их преподавательница, в кипе бумаг, со своим ноутбуком. Именно она попросила парня, который пришёл раньше всех, сходить с ней в её кабинет.
        Она вела историю и у Селии, и у него; звали её Грейс Ламарр. Это была совсем молодая девушка, которая буквально год назад закончила обучение в стенах этого университета. Ассистент была огромного роста (6'2"), обладала тонкой талией, неширокими бёдрами, а также огромной грудью; её лицо было будто устремлённым вперёд, с тонкими линиями и в особенности губами, а также небольшим и аккуратным носом. У неё были серо- серебристые глаза, которые очень нравились Селии, а также густые и длинные, до бёдер, волосы чёрного цвета.
        Грейс носила самую разную одежду, но в универе чаще всего была в брюках или юбке с колготками, рубашке белого цвета и жакете. Изредка на шее висел галстук. Именно в таком виде она шла рядом с Эрвином в сторону своего кабинета, который был на том же этаже.
        Внутри было гигантское окно, несколько шкафов, а в центре расположился стол, заваленный бумагами. К нему присоединялась небольшая полка с принтером и вазой, в которой уже давно пустовала. За столом, прямо у окна, стояло кожаное кресло с тумбочкой, на которой лежала книга, а рядом была пепельница. В кабинете не висели какие- либо ароматы, дышалось легко.
        - Это и есть наши тесты? - с опаской спросил парень.
        - Ага! - ответила Ламарр, заглядывая в шкаф: но ты не думай, что там очень сложно. Вчера народ из другой группы написал без проблем.
        Теперь они шли в сторону аудитории, он нёс бумаги.
        - Мне вот стало интересно… Если вы сразились бы с кем- то из первых трёх в Рейтинге, вы смогли бы их одолеть?
        Ещё учась, преподавательница стала первой, и держала этот статус до выпуска.
        - Ну… С Августом я пару раз смахнулась- его я могу одолеть без особого труда. А другие две… Впрочем, они не так сильны, как другие. Кстати, ты же понимаешь, будь ты в Рейтинге, я бы не сказала это…
        - Но вы прекрасно знаете о настрое Селии…
        - Вот именно. Честно, вот с кем бы я не хотела сражаться, так это с ней или тобой! - ответила она со смехом.
        - Ну да… Если мы начнём драться, то от нашего ВУЗа камешка даже не останется!
        Она какое- то время помолчала, а затем начала говорить:
        - Могу я к вам зайти в субботу? Приготовлю вам что- то, и поговорим…
        - Вы хотите культурно выпить и покурить, ведь так?
        - Ну… - её лицо выражало обеспокоенность и страх: со мной никто из коллег не хочет провести выходные…
        - Ну ладно. Только я с трудом верю, что вы очень круто готовите…
        - Парень, лучше никогда не говори девушке о её готовке и её возрасте! Это чревато смертью.
        - Вас понял!
        - Молодец. Скажешь ей?
        - Без проблем. Думаю, она будет только за.
        - Вот и хорошо!
        Он посмотрел на её покрасневшие щёки и подумал:
        - Вот же радостная от того, что есть собутыльник и сокурильщик, да ещё из студентов!
        Селия была только за. Девушка оказалась рада узнать о таком варианте времяпрепровождения в субботу; Грейс ей нравилась своим нравом, страстью к предмету и тем, что была на одной волне со студентами. Все хотели, чтобы она была тьютором по внеучебной работе, но она всегда отказывалась, предпочитая помогать студентам неофициально.
        В субботу, после душа, Эрвин пошёл в магазин, так как у них закончилось молоко и овощи. Он прошёлся по улице, понял, что уже стало слишком холодно, и наконец достиг магазина. Этот был прямо в центре города, так что там было много народу. Он стоял напротив полок со специями и думал, есть ли у них ещё куркума. Тут он решил отойти назад и посмотреть повыше, как наткнулся спиной на кого- то. Кого- то высокого с длинными волосами и упругой пятой точкой.
        - А, это ты. - сказала Грейс обернувшись.
        Будто она нисколько не была удивлена тем, что так встретила своего студента. На преподе была вытянутая зелёная майка с черепом, камуфляжные штаны и берцы. На голове- кепка с эмблемой Бундесвера.
        - Добрый.
        - У вас дома овощей не было?
        - Да. Вот я и решил сходить, а вы… - сказал он, смотря в её корзину.
        - Это я решила приготовить сегодня. Я только зайду ещё в пару отделов и всё.
        Они сходили в мясо, после чего направились на кассу, но Грейс не удержалась и зашла в отдел с табаком. Стоя на кассе, она взглянула на корзину Эрвина.
        - Я заплачу. Всё равно сегодня нахлебничать буду я.
        - Ну ладно… Хотя любой мужчина был бы против такого.
        - Ты тоже?
        - Я тоже.
        - Вы все примерно одинаковые… - сказала она это с досадой.
        - А разве не потому, что мы мужчины? К вам, девушкам, это тоже относиться.
        - Знаешь… - когда она так говорила, значит ступала на путь размышлений: я же росла как нормальный ребёнок? Ну в смысле я часто гуляла со своими ровесниками, причём всех полов, много читала и смотрела фильмы… Психологи говорили, что я развиваюсь как должен развиваться ребёнок, к 18 годам мне стало интересно то, что становится мыслью номер 1 в голове у подростка… Погоди, а почему я душу изливаю своему студенту?! - её глаза засияли алым цветом.
        - Ну раз так, то я готов взять вину. Вы, наверное, очень устали и вам просто надо выговориться… Лучше же это сделать вашим студентам, с которыми вы хотите провести время?
        - Здесь есть здравый смысл. - она уже достала кошелёк.
        Расплатившись, она продолжила:
        - Может, я и неправа, а может это так, но все мужчины, с которыми я сближалась…
        - В общем, они не оставались надолго.
        - Правду- матку рубишь. Я впервые начала встречаться в 17 лет с парнем, который ко мне неровно дышал. Вроде даже всё было круто, но через недели три нашего тесного общения он отвернулся от меня…
        - Это ужасно, но разве вы с ним не учились вместе и, следовательно, много общались?
        - Нет, мы общались, но не так тесно… Сам знаешь- ночные разговоры, долгие переписки и всё в этом роде… Подав документы в универ, я встретила ещё парней и один мне приглянулся. Я ему тоже, мы начали встречаться, и вскоре он меня бросил. И так было всегда.
        - Ваша история и вправду жуткая, но сейчас ведь вы думаете уже о замужестве… А где ваша машина?
        - Хороший вопрос. Вот она! - она указала на дальний край куска асфальта, который заканчивался у забора какого- то дома. Там, в свете фонаря, стоял её автомобиль.
        Преподавательница истории ездила на самой крутой, как считали студенты, машине- на "Мустанге". Её авто был кислотно- зелёного цвета, с небольшим антикрылом и сплиттером. Она нажала на кнопку брелка, и машина моргнула поворотниками. В багажник отправился её рюкзак и пакет с продуктами.
        Эрвин сел внутрь, что было довольно сложно, и устроился в комфортном сидении с мощными валиками. Вокруг было почти всё черное и серебристое, а вскоре раздался рёв мотора. Всего два и три литра, но даже с турбиной звук был чистым и басовитым- словом, породистым. Грейс какое- то время прогревала мотор, а потом, пристегнувшись, взглянула на Эрвина.
        - Ха, ещё не один студент не ездил со мной. Лучше тебе приготовиться! - сказала она, ухватившись за шарик- набалдашник рычага коробки передач.
        Лёгкое движение руки, и машина приходит в движение. Чувствуется подхват с самых низов, а также необузданная мощь мотора. Мустанг подъехал к выезду с парковки, и Грейс, снова включив первую, нажала на газ и просто вылетела на дорогу. Задние колёса, ведущие, начали издавать визг, а также, что было видно в зеркале заднего вида, появился дым.
        - А ответьте, пожалуйста… Как у молодого преподавателя уже есть такая машина?
        - Ну всё просто. У нас сейчас отнюдь не плохие зарплаты, а ещё мои родители постоянно мне посылали деньги. Часть я вкладывала в банке, вот и на машину накопила… Тебе что, не нравится?
        - Я больше по грузовым и минивэнам, но эта- просто огонь. Но может, это из- за водителя…
        - Ты ещё этого не видел!
        Она направила машину в поворот, крутанула руль и одновременно дёрнула рычаг тормоза и тут же его отпустила. Грейс начала поочерёдно выжимать газ и сцепление, из- за чего машина вошла в управляемый занос. Они прошли так поворот, потом другой и устремились вперёд, почти нарушая скоростной режим, но перед университетом уже замедлились. Очень точно она направила свой автомобиль на территорию студгородка, где вскоре припарковалась. Прямо там, где раньше стояла Каравелла.
        - И как после такого вы говорите, что все мужчины от вас отворачивались? - он посмотрел на неё.
        В свете, который лился откуда- то сверху, она была прекрасной- милое лицо, длинные и густые волосы, а самое главное- глаза, которые словно затягивали.
        - У Селии всё равно глаза и лицо лучше. - подумал парень.
        - Когда мы становились ближе, то вскрывались мои недостатки. Все поражались тому, какой я была, когда узнавали ближе. Всем было невыносимо от того, что я так отличалась от того образа, что они уже нарисовали себе в голове…
        Тут её лицо скрылось во тьме.
        - Ну пошли уже!
        Через полчаса она стояла у плиты, а парень с девушкой сидели в гостиной. Они ждали сигнала своего преподавателя, и вскоре она их позвала.
        На столе были три тарелки с руладеном. Это были маринованные огурцы, бекон, майоран с перцем и горчицей, завёрнутые и обжаренные в тонком пласте говядины. В тарелке также была мясная подлива и огромное количество овощей. Всё это пахло очень аппетитно, да так что у обоих студентов сразу потекли слюнки.
        - Налетайте! - крикнула Грейс.
        У Селии, из- за её нелюбви к мясу, говядина была совсем- совсем тонкой, но это даже было плюсом- она чувствовала все тонкости многогранного вкуса этого блюда. Эрвин же старался выглядеть и довольным, и не особо, чтобы не обидеть девушку, а Ламарр ела так, будто давно уже не видела нормальной еды.
        - Ну вообще я почти не готовлю- у меня есть микроволновка, и мне этого достаточно! - сказала она как- то во время занятия, когда говорили о еде.
        Они ещё попили чай с пирогом, который до этого готовила Селия. Судя по их немного напряжённым взглядам, они чувствовали себя соперницами. Будто молнии сверкали между их глазами…
        - И как вы так можете готовить, когда сами поклоняетесь СВЧ!
        - Ну… Дома у меня просто мало времени- надо проверять ваши работы, писать отчёты и составлять планы занятий, про крайние курсы я вообще молчу- там свои пляски… А если учесть мои увлечения…
        - Вы, я помню, говорили, что увлекаетесь историей Японии… - сказала Селия.
        - Ну в каком- то смысле… Я очень люблю читать мангу и смотреть аниме, но также я читала Бусидо и как ты помнишь, я помогаю вести уроки одному нашему преподу… Я бы сказала, что всё свободное время я также посвящаю играм, порой даже не сплю…
        Они знали, что их преподаватель немного раздолбай, но не до такой же степени… Студенты чуть не упали со стульев.
        - Вы чего?
        - Не поймите неправильно- мы сами любим аниме и мангу, а Селия даже смотрит разные дорамы, но от вас, уважаемого преподавателя, такого не ждали…
        - А ведь мог сказать, что это моя самая большая проблема… Эх!
        Они посидели на кухне ещё немного, а вскоре пошли на веранду, предварительно одевшись. Селия была в пальто, Эрвин надел чёрную куртку, а Грейс поверх майки натянула толстый свитер того же цвета. Она сидела с бокалом красного вина в одной руке и сигаретой в другой. Эрвин также курил, но его преподаватель уже умудрилась выкурить две сигареты за несколько минут. Селия же только начала пить вино.
        - А вы точно удержитесь от соблазна выпить больше одного бокала?
        - Парень, ты думаешь, что я хочу потерять работу? Тем более как- то повредить машину?
        - Нет, Грейс.
        - Вот именно. Был у нас один препод, точнее даже профессор- его притащил наш ректор- так вот, он очень любил пить. Многие зачёт сдавали ему, принося бутылку виски. Короче, у него был старый Т1, который он угандошил о ворота университета. Шуму тогда было много, а сам ректор его побил и выкинул.
        - Он этого всё же заслужил. Какой пример он мог подать студентам…
        - Верно, Селия. Поэтому я, даже если очень захочется, никогда не пожертвую работой и студентами ради привычки.
        Спустя пару минут она уже редко говорила, лишь повторяла о своём несчастье. Она рассказала то же самое, что и Эрвину пару часов назад в магазине, а теперь эту историю слушала Селия с отрытыми и ясными глазами.
        - Ну я так вам скажу… У мужчин и вправду есть какое- то стадное чувство, но вашей вины, я думаю, нет. Вы делаете то, что хотите, вы не должны меняться ради кого- то- будьте самими собой и делайте что хотите.
        - И как же я наконец выйду замуж?
        - Я уверена, что он найдётся. Но я не могу понять, какие ваши минусы вскрывались?
        - Ну ладно… Что вы можете сказать обо мне?
        - Ну скажу я так… - начала Селия: вы очень необычный человек, способный на то, что не по силам обычным. Вы одновременно умны, что всем мужчинам придётся по вкусу, но при этом у вас есть слабости, вы совершаете ошибки, что делает вас приземлённой. Вы всегда способны найти общий язык и с тем, кто моложе, и с теми, кто старше. Все эти качества очень редко встречаются в одном человеке, но в таком случае восхищение, переходящее в любовь, только усиливается.
        Некоторое время все молчали. Селия отпила вина, а Грейс затянулась. Эрвин же затушил окурок и стал смотреть на небо.
        - Ладно. Твои слова немного приободрили меня- надеюсь, всё же я найду того самого…
        - Когда я стал подростком, и понял, что человек может сделать всё, кроме эмоций другого, я начал искать ту единственную, но мне говорили, что она сама найдётся…
        - Но ты никого не слушал, так как хотел всё сделать сам!
        - Вот, о чём говорила Селия- вы прекрасно нас понимаете.
        - В конце учёбы, когда все вокруг начали венчаться, я почувствовала себя неполноценной. Я была на десятках свадеб, и практически всегда букет падал именно мне в руки. Как иронично…
        Какое- то время они ещё посидели молча, а потом сама Ламарр начала говорить об учёбе.
        - Я не хочу вылететь, но физика слишком уж жёсткая!
        - Да не парься! Даже если вылетишь, то я пристрою тебя к нам- на кафедру истории.
        - Вы серьёзно?
        - Только не попади под отчисление нарочно… Да, так как я уверена в том, что ты можешь стать историком, а потом будем вместе преподавать!
        - То есть, даже если на 4 курсе вылечу…
        - Да. Я тебя за полтора месяца подготовлю даже к экзамену, обещаю. Просто… Вот вы двое- у вас горят глаза на уроках. Я не знаю, есть ли такое на других предметах, но в своей аудитории я видела только ваш энтузиазм.
        К десяти вечера, она удалилась. Селия и Эрвин вместе мыли посуду, а потом, стоя у своих дверей, они посмотрели друг на друга.
        - Ты говорил, что искал ту самую… Так ты её нашел?
        - Так точно.
        Молча, лишь добавив в свой взгляд немного теплоты, она пожелала спокойной ночи и закрыла дверь.
        На следующий день Селия заболела. Утром всё было нормально, но к вечеру у неё поднялась температура до 39 градусов. Пришёл врач из поликлиники университета, записал всё, а потом ушёл, выписав рецепт. Там было немного лекарств, в основном надо было пить горячий чай с мёдом. У неё была простуда, а хотя у неё был такой организм, что сказать что- либо было невозможно.
        Утром понедельника он стоял перед её кроватью. Внизу на столе уже был готовый завтрак для неё.
        - Ты как?
        - Да нормально всё…-речь прервал кашель.
        - Вот именно… Ну хотя бы стал получше.
        - Есть такое. Думаю, завтра я уже смогу пойти учиться, а сегодня буду читать.
        - Ладно. Староста твоя в курсе?
        - Угу.
        - Ладно. Я пошёл…
        - Иди учись! - сказала она с лёгкой улыбкой на лице.
        Эрвин вышел из дома. Поправил шарф и направился в сторону учебных корпусов. На нём была та самая крутка, в которой он сидел на веранде. К сожалению, запах табачного дыма пока не выветрился.
        День у него прошёл как всегда- ничего особого. Селия же потом вылезла из- под оделяла, позавтракала и занялась уроками. Было не особо много, часть она делала просто так- захотелось. Но позже она выдвинула коробку, которая была под кроватью. В ней были собраны листы бумаги всевозможных размеров, разные блокноты и старые тетради. Это было то, что заставило её пойти учиться на филолога, то, что она пронесла вместе с болью за свою короткую жизнь…
        Эрвин же сидел в столовой. Напротив него была Грейс. Еда у препода и студента была одна и та же- чашка крепкого чая, тарелка с большими и сочными сосисками с капустой, салат наподобие греческого и эклер. Оба с удовольствием ели, но чувствовалось, что оба немного расстроены- он был без неё, а она прожила ещё один день без жениха.
        - Болеет, говоришь?
        - Да. Думаю, она простудилась ещё в октябре, а сейчас просто остаточное, так сказать. Её организм не подчиняется биологии. Она будто выше этого…
        - Хорошо загнул!
        Слышать её звонкий смех во время обеда было необычно- она всегда сидела в отдельном зале для преподавателей, но сегодня они оба были в какой- то мере "одиноки".
        - Я вот думаю… - начала она: готова ли Селия к бою с Марией?
        - Я в ней уверен всегда, но тут- особенно.
        - М- да? И с чего такой вывод?
        - Всё из- за силы Марии и Селии.
        - Ну ладно. Я с удовольствием за ними посмотрела бы…
        После еды они переглянулись, а затем вместе пошли к небольшому шатру, который стоял у стены гумсоца. Там собирались курильщики и предавались своей прихоти. В этот раз там не было ни студентов, ни профессоров- только эти двое. Они вскоре стояли и дымили, а ветер уносил клубы куда- то далеко в сторону, где сизая дымка окончательно исчезала, растворяясь в прохладе ноябрьского дня.
        На следующий день Селия уже была в полном порядке- будто и не было высокой температуры. Они встали пораньше, сходили в поликлинику, которая расположилась неподалёку, а затем уже направились к ВУЗу. Около гумсоца разошлись, и до обеда не виделись. Однако они всё равно общались- переписывались, как это была давно в Штутгарте. После первых пар они устремились в столовую, где пообедали.
        Еда не особо отличалась из дня в день, но было бы несправедливо жаловаться, когда она такая вкусная. После этого они разошлись. Селия пошла куда- то наверх, где уже ждали её одногруппники.
        Эрвин же подошёл к зданию меда, которое было похоже на старинный замок. Казалось, что в его основе было огромное двухэтажное строение, которое имело форму двух соединённых прямоугольников, один сильно уже, и в месте их соединения стояла башенка, где были кабинеты преподавателей, а под сводом- кабинет самого директора мединститута. К большему прямоугольнику примыкал ещё один, который был заметно выше- в нём находился лекционный зал.
        Сам зал был раньше музеем, а поэтому в нём был этакий второй этаж, на него вела лестница, а стены были сделанными из рам со стеклом, а на них уже висели шторы. Вокруг зала на каждом этаже было пространство, где находились столы со скамейками.
        Именно там и сидел Эрвин, под крышей с огромными солнечными колодцами. Перед ним лежала тетрадь по биологии, он повторял регуляцию трансляции, как почувствовал что- то. Чутьё подсказало, что надо срочно очистить мысли и не думать про Селию.
        - Это тебе не поможет- ты бы знал, как забита твоя голова в этот момент! - произнёс вибрирующий и тонкий голос.
        Он сразу обернулся, будучи готовым и ударить, но замер.
        Перед ним стояла Мария. Девушку можно было описать одним словом- идеальная. У неё были прекрасные волосы пшеничного цвета, свободно висевшие, голубые, как бездонное озеро, глаза, аккуратный нос, не слишком большой и не слишком маленький, а также тонкие губы, будто созданные для шёпота. Про её тело тоже самое можно было сказать- всё по миллиметру как прописано в золотом стандарте. Носила она джинсы с рисунком розы на бедре, белую рубашку с синим джемпером и халат.
        - Чего ты хочешь?
        - Скажем так, все мы- сильнейшие- не очень довольны твоей подружкой, которая уже бросила вызов Августу. Я же пришла сказать, что в скором времени я сделаю ей предложение, от которого та не сможет отказаться…
        - И мне просто передать ей это?!
        - Типа того. Этот день настанет, и она запомнит его на всю жизнь… Она не имеет права покушаться на то, что ей никогда не будет принадлежать! Свой предел ей не превзойти!
        - То есть ты так уверена в себе?
        - А как же? Если я вижу всех насквозь! - тут она подняла руки к небу, а в голове Эрвин начал слышать гул.
        Через секунду он стих, а девушка повернулась, взмахнув волосами и полами халата, и ушла, поскрипывая по кафелю красными конверсами. Парень с трудом стоял на ногах, сотрясаемый болью от этого мерзкого звука.
        -Ну наконец! Когда? - глаза Селии, сидевшей за столом на кухне, горели.
        - Она не сказала… - отвечал Эрвин, выливая воду и макароны в дуршлаг.
        - Так не интересно! Я же не зря столько занималась, чтобы она опять тянула время…
        Она явно обиделась, и стала смотреть на бутылку с соевым соусом.
        - Господи, нельзя быть такой милой, когда начинаешь дуться.
        Они ели макароны, пока за окном становилось всё темнее, поднимался ветер, словно несущий что- то нехорошее. На них падал тёплый свет, руки сжимали чашки с горячим чаем. Над плитой же была тоненькая полоса светодиодов, которые сияли слабым и холодным блеском. На окне были тёмно- синие шторы, а из телефона Селии, лежавшего на небольшом комоде лилась музыка.
        Начались заморозки- снега в этих краях обычно не было, но температура падала с каждым днём все ниже. На лужайках перед домами вся трава была белёсой и сияла в лучах восходящего солнца, а изо рта выходил клубами пар. Деревья уже были похожи на жутких мифических созданий, но не давала унывать одна мысль- скоро наступит зима, и, несмотря на сессию, наступит Рождество. Эрвин снова говорил с отцом по поводу машины, так как хотел на первые выходные поехать в Австрию. Селия пока что не подавала виду, что знает об этом. Её волновала лишь она…
        В один из учебных дней, когда и Селия, и Эрвин были в гумсоце, она её услышала. В тот момент начиналась пара по языку, и Селия уже начала писать конспект, как услышала её голос. Она звала её…
        Звала сразиться, севернее фонтана, после этой пары. В тот момент девушка не испугалась, она лишь почувствовала прилив сил и огонь, который разгорался глубоко у неё внутри. Урок пролетел незаметно, и она уже, схватив пальто, бежит в сторону фонтана, но только девушка не учла одного.
        В тот же момент, когда она услышала голос, его смогла уловить Грейс, которая сразу же решила пойти за ней. Тогда же Эрвин что- то ощутил- просто сработала интуиция. Он сразу же выскочил из кабинета и наткнулся на Ламарр. Она ему рассказала о том, что услышала, и вот они оба уже идут за девушкой. Грейс сумела скрыть их присутствие, так что та пока что их не замечала.
        Фонтан представлял собой огромный резервуар, в котором был монолит с углублением сверху. Там сияла вода, которая стекала по узеньким пазам, а также по двум желобам со стороны площади, образуя два водопада. Между ними был барельеф с боевой сценой из древней саги. Также напротив него находились ещё фонтанчики, которые в тёплое время года выстреливали струями к солнцу. Вокруг фонтана шли две лестницы, и на одной из них Селия обернулась.
        - Какого…
        - А ты что думала? Что пойдёшь махаться без присмотра?
        - А как ещё! И ты туда же…
        - Я не мог бы так всё оставить.
        - Мог. - её глаза выражали злость, да такую, что могла напугать своей чернотой.
        - Так, потом будешь его мучить. Тут нет камер, а значит, даже если ты победишь, ты не сдвинешься со своего места в Рейтинге, однако решение зависеть будет от меня…
        - Ну ладно… А он зачем? - она тыкнула в Эрвина, будто в чужого.
        - Так, шагай вперёд. Тебя там ждут… - сказала Грейс, смотря вдаль.
        Почти весь кампус университета был покрыт травой, а в этом уголке ещё были вязы и ясени, а также две ёлки с синеватыми иголками. Как раз у одной из них стояла Мария. В той же одежде, всё с тем же надменным видом. Ни одного слова она не произнесла, а сразу встала в стойку, подняв кулаки.
        Селия же кинула сумку и пальто в Эрвина (последнее попало аккурат в его лицо, перекрыв обзор), и тоже подготовилась к бою. Грейс же казалась безэмоциональной.
        Мгновение в тот момент будто остановилось… Селия внезапно рванула вперёд.
        Меньше секунды, и она уже у её лица. Стремительный удар ногой! Однако Мария сразу увернулась, одновременно быстро и грациозно. Тогда же Селия решилась сократить дистанцию, вновь оказавшись у лица своего оппонента.
        В тот же момент она распустила руки- удары, наносимые с немыслимой скоростью, посыпались на Марию. Селия производила все удары чётко, явно планируя и контратаку, и возможные пути отступления, однако Мария уворачивалась от кулаков.
        Виртуозно огибая вытянутые руки, а изредка и ноги, она изгибалась под невообразимыми углами. Её реакции мог позавидовать даже мастер боевых искусств, а пластике- балерина мирового уровня. Но она постоянно улыбалась, будто говорила Селии, что той её не одолеть, раз она только уворачивается. Тем временем они были уже очень близко к деревьям.
        И тут она поняла- это была иллюзия. Ну, если иллюзией можно назвать то, что в твою голову залезли и начинают искажать твои мысли. Селия не думала ни о чём, но в то же время продумывала свои действия на пять шагов вперёд. В тот момент, когда стало понятно, что её мозгами манипулируют, она тут же нашла выход.
        В тот момент, когда её противница увернулась от очередного хука левой, она прыгнула за ней, а та сразу же переместилась в сторону. Тогда Селия ударилась головой о ствол вяза. Грейс и Эрвин раскрыли рты, но сразу же поняли её. В тот же момент они услышали вопль Марии.
        Селия всё билась головой, пока не потемнело в глазах. Мария же почти упала на землю, которая была покрыта изморозью. Она корчилась и орала от боли, будто ей выдирали ногти, Селия же встала и высокомерно взглянула на противника; на лбу были капельки крови. Мария же стихла, но теперь скалилась, как дикий зверь. Она пыталась достичь разума девушки, но не могла это сделать. Её глаза в тот момент горели яростью…
        На этот раз атаковала Мария, которая надеялась на внезапность, однако после первой же атаки она получила сильный удар в живот. После этого Селия снова принялась молотить, будто пять минут до этого вовсе не билась. Мария же пропускала почти все удары, лишь заблокировав два- три из этого безумного шквала. Лицо её выражало досаду и непонимание того, что с ней происходило.
        Тут изо рта у неё хлынула кровь, точнее полетели её капли. Всё это случилось после хорошего апперкота, который заставил её отлететь на несколько метров. Однако она сумела встать, после чего сплюнула красную жидкость. На траве образовалась лужа, в которую она опустила свои пальцы и провела ими под глазами, оставив там алые полосы. В то же мгновение, она исчезла.
        Селия же принялась ждать, она прислушалась. Через несколько секунд её ударила Мария пяткой по затылку, из- за чего Селия почти упала, но сумела извернуться и снова оказаться в стойке, но тогда же она получила удар кулаком в висок. Она была готова заблокировать его, но ощутила на себе тысячи ударов гигантской силы. Будто она же себя и била, как избивала Марию до этого.
        Несколько минут она не могла сконцентрироваться, получала удар за ударом и вскоре почти что выбилась из сил, как в её живот прилетел самый сильный удар, будто в неё на полной скорости влетел японский скоростной поезд. Тогда она упала на колено, но сразу же подняла глаза. Перед ней была трава в изморози, но не было крови… Той самой, которую сплюнула Мария… Она догадалась, что это снова иллюзия.
        В то же мгновение она оказалась во тьме. Девушка стояла в луче света, а кроме него ничего не было. Повисла гробовая тишина, стало холодно, а также она ощущала запах гвоздики, от которого хотелось выколоть глаза. Тогда же свет начал падать и на неё…
        Мария стояла перед ней с дьявольской ухмылкой. К её пальцам, которые она будто хотела показать Селии… К ним тянулись многочисленные нити, которые пропадали во тьме.
        - Ты думаешь, что смогла выгнать меня из своей головы?! Напрасно! Я вскрою тебя, как консервную банку, и увижу то, что тебя заставляет идти в бой с нами, сильнейшими.
        Селия стояла с невозмутимым видом.
        - А потом я исправлю тебя- ты никогда не захочешь биться… Станешь послушной и ручной, будто маленькая собачка! Вот она, твоя судьба!
        В ту же секунду она рванула нити на себя. По тёмной ткани мироздания пошли трещины, будто это была высохшая земля. Они с треском ползли вокруг них, образуя причудливый шар, а вскоре соединились, и черный занавес исчез. Селия прикрыла глаза, так как было слишком ярко, и ощутила, что падает…
        Эрвин и Грейс стояли рядом, с трудом скрывая своё удивление. Перед ними стояли две девушки, сжав кулаки, немного присев, готовые наброситься друг на друга, однако было кое- что странное… Они были будто в трансе- глаза Селии стали абсолютно белыми, а вокруг головы Марии появился ореол цианового цвета. Грейс стояла и смотрела на них, казалось, что она видела это не в первый раз, а сейчас пыталась осознать, кто же победит. В отличие от преподавателя, Эрвин был уверен в победе Селии, хоть и не понимал, что же происходит в данный момент…
        Селия стала различать какие- то светлые силуэты, при этом появилось странное чувство. Казалось, что кто- то видит её глазами, будто некто стал частью её восприятия, если не её самой. Девушка сразу поняла, что…
        - Всё верно! Я наконец смогла проникнуть в твои воспоминания, в самые тёмные закоулки твоего сознания, которые ты прячешь, считая источником своей силы… К слову, не ты одна так думаешь, но вскоре я увижу всё, что видела ты, испытаю всё, что чувствовала ты, а значит, смогу одолеть тебя! Да… Твоя память под моим контролем, а значит, что ты тоже! - говорила она, громко хохоча.
        Селия всё это время казалось безжизненной, но после этих слов её губы растянулись в улыбке, слегка обнажающей белоснежные зубы.
        - Ты в этом так уверена?! Ну смотри же на то, что я пережила!
        В тот момент появилась яркая вспышка света, а потом, как в старом кино, понеслись картинки…
        Перед их глазами возник монастырь, расположенный где- то под холмом. Вокруг были деревья с изумрудными листьями, на улице гулял прохладный ветерок, но с неба светило ласковое солнце, а также слышалось пение птиц. Облаков на лазурном небе почти не было, а прямо впереди был замок. Точнее не совсем замок, а просто старый храм, вокруг которого стояли разные здания, где жили монахи. Стены почему- то казались отвратительно серыми. Сами дома были очень красивыми, шпили величественно тянулись в небесную высь, над рыжими крышами начал раздаваться звон большого колокола, а вдали слышался радостный смех, но тут же раздался крик. Они слышали, как какой- то женский голос ругал их за то, что она устала, что хочет отдохнуть и что она голодная. Они слышали столько проклятий, которыми говорили лишь одно- ты слаба.
        Затем всё пропало в дымке, а потом появился магазин. Такой большой, с длинными полками, которые почти ломались от тяжести яств. Тут же они увидели детские ноги в колготках и юбку того, из чьих глаз они смотрели. Селия тогда сидела в корзине и с жадностью пожирала глазами разные вкусности. Иногда она говорила, что хочет что- то, и рука взрослого мужчины или мальчика брали это и клали в тележку к радостной девочке, которая почти что плакала от эмоций, переполнявших её. А когда в её руках оказался ещё горячий тёмный хлеб… Тут было невозможно сдержать слёзы.
        А дальше… Они увидели белый свет ламп, такой мерзкий, который всегда сопровождает звук, кабинет с койкой, большим плакатом со скелетом на салатовой стене. Также они видели ноги, но уже девочки постарше- она была в чулках и туфельках, а ещё была видна юбка, в каких ходят первоклассницы. Рядом слышался диалог врача и мамы, но его сначала заглушали крики Хельги, которые становились всё тише, и всё более отчётливо слышались слова врача: "с этим просто невозможно жить… Она точно не справится… Не сможет…". Они были сказаны не то с безразличием, не то с насмешкой, будто тебе плевали в лицо.
        И вот теперь эпизод, который будто разжигал огонь внутри- всё ещё начальная школа, стадион, по которому бегают дети, а они медленно шли в школьной форме, тут сзади раздался крик. Опять смех, только над тем, что они всегда освобождённые, что не смогут так же бегать, как она. Это была одноклассница, от вида которой становилось сразу не по себе. Эту нападку они так просто не оставили- предложили на перегонки на сто метров, пока учитель не видит. Согласилась. Встали на изготовку, и стартовали… Это чувство… Когда ты с самой первой секунды вырываешься вперёд, а потом только удаляешься, и к концу дистанции безоговорочно лидируешь, прибегаешь первой, уставшей до нельзя, с тяжелым дыханием, но победившей. Сердце билось так, будто было готово выпрыгнуть, в глазах немного потемнело, внутри, казалось, скрипели кузнечные меха, но это был он… Вкус победы, с которым пришла мысль, которая словно шило пронзила их сознание- "Я могу! Я сильная! Я могу победить, даже когда это невозможно!".
        Снова тот самый мерзкий свет ламп, который можно услышать… Мягкий плюшевый кот, который стал им единственным и первым другом в полной мере. Шум катящихся каталок, шорохи ног сестёр… Крики тех, кому ставили уколы и брали кровь. Боль… Тонкая и изящная рука, на которой повязка, при взгляде на которую снова ощущаешь то мерзкое чувство, когда протыкают вену иглой. Жёсткая койка с унылым бельём… Деревья без листьев за окном, напоминавшие кривые скелеты, изогнувшиеся в необузданном танце… Вкус слёз, такой неприятный, терпимый, но жгучий в глубине души- от того, что они вызваны не радостью, от того, что это клеймо слабых… Слова врачей о том, что надо наблюдать… Надо делать то, делать сё и не факт, что поможет. Наигранная жалость и откровенный наглёж, клевета и новая волна боли, жгучего вкуса слёз и горечи…
        Новая школа. Точнее гигантские корпуса, где предстояло им жить и учиться. Недели вне дома, а потом долгая дорога туда. Подъём в понедельник в пять, снова дорога, тяжеленые портфели. Редкие смешки тех, кто сразу невзлюбил. Первый соперник, которого пророчили в друзья… Всё становится темнее, будто идёт погружение на глубину, но тут пробиваются три лучика света, которые начинают потихоньку греть…
        Затем их снова озарил свет, но в этот раз он был тёплым и даже греющим. Они увидели то, что грело душу девушке- первая встреча с лучшей подругой, время, проведённое с ней, ночевки, долгие беседы, иногда ни о чём, и долгие будни в школе, когда она была рядом… А потом они увидели Эрвина- их первую встречу, ощутили то самое, что почувствовала Селия при взгляде парня, а потом… Их совместные прогулки, тёплые объятия и радостный смех от нелепых ситуаций и забавного поведения кого- то из них. Экран телефона, на котором видна переписка, долгие ночные разговоры…
        Однако крайним таким эпизодом была прогулка у реки- они стояли у перил и смотрели в воду, на которой уже отражались огни улиц. Солнце почти скрылось, его лучи были далеко позади, поднимался слабый ветер. Их глаза сначала смотрели на водную гладь, а потом на деревья, теряющие листья и на траву, которая будто умирала. Также она чувствовала тепло от рук Эрвина, который нежно её обнимал. Она обернулась, взмахнув волосами, и игриво улыбнулась и они стали сближать свои лица. Они почти коснулись, но… Они ощутили слабость, которая не давала стоять, а потом она стала сильнее. Они начали падать, с трудом держа глаза открытыми… Стало очень холодно и больно; боль становилась всё сильнее, и вскоре она уже не могла держать глаза открытыми- всё поглотила тьма…
        Капельница. Это первое, что она увидела. Вокруг зеленоватые стены, слабый свет, который будто выжигал кожу, и нестерпимая боль, от которой хотелось плакать. Но она не рыдала. Её руку кто- то сжимал, а его голова лежала на одеяле. Это была больница… Каждый день брали анализы, капали что- то, что жгло вены изнутри, а также она постоянно мучилась от болей, которые не давали даже спать. Хотелось рыдать, но они знали, что плакать- это быть слабым, но тут уже появились сомнения, что можно такое стерпеть.
        Боль всё сильнее. Врачи лишь разводили руками, отшучивались, но было не смешно. Всё больнее, будто ты попал в капкан на гигантского медведя. Она уже сводила с ума, бумага, пропитанная ею, не помогала… Казалось, что дальше ничего нет- только эта боль и смех над ними… Становилось всё темнее, будто кто- то тянул на глубину, но тут же появились три луча света, которые не давали ей потеряться.
        Ужасный вопль повис над кампусом. Его было слышно даже в студгородке. Мария скрючилась от боли и кричала в агонии, будто её пытали самыми извращёнными методами. Девушка не могла стерпеть боль, билась в конвульсиях, будто эпилептик, а её безумные, налитые кровью глаза уже были навыкате. Селия же опала, но казалось совершенно нормальной. Она открыла глаза; такие зелёные, они смотрели на мир так, будто в них горело, нет- бушевало, пламя. Она подняла взор на визжащую Марию, которая немного успокоилась. Тяжело дыша, она встала и сжала кулаки.
        Они кинулись друг на друга, словно хищные звери. Битва началась жестокая- Селия яростно била её то в лицо, то в корпус, то пыталась сделать подножку. Мария же хоть и пыталась ответить, но всё пропускала. На идеальном лице появились синяки, глаз заплыл, а под рубашкой стали появляться небольшие пятнышки крови. Окончанием недолгого боя стал удар по шее, которым Селия одарила девушку с непревзойдённой силой. Та упала без сил.
        Селия медленно отвернулась и пошла в сторону свидетелей, которые уже с радостью выдыхали, но тут услышала слабое дыхание. Мария приподняла голову, показав кровью налитые и бешенные глаза, однако в тот момент она не казалась страшной или даже хоть как- то угрожающей- она была жалкой. Та открыла рот, откуда сразу потекла тёмная и густая кровь, и с трудом произнесла:
        - Как ты можешь жить, неся столько боли…
        На следующий день Август уже знал о случившемся. Он организовал встречу сильнейших в холле, который обычно пустовал. В нём уже сидела в кресле Мария, гулявшая глазами по стенам, словно стыдившаяся чего- то, а также стоял сам парень. Они ждали вторую в Рейтинге, и его необходимость ещё раз встретиться с ней напрягала.
        Тут раздался грохот, и открылась дверь.
        - Здорово, бродяги!
        В комнату вошла высокая (такого же роста, как и Селия) девушка, которая была довольно тонкой- небольшая грудь, узкие бёдра и талия, но она не казалось скелетом- в её фигуре было некое очарование. У неё были белые волосы, уложенные в удлинённое каре, причём кончики у всех были ломкими; один глаз был янтарным, а другой- голубым.
        Носила девушка чёрную рубашку и такого же оттенка юбку до щиколоток, разве что на крайней была белая полоса. На шее повязан красный платок. Она подошла к своим друзьям, шаркая старыми кроссовками и посмотрела на них. У неё были кривые зубы, но при этом улыбка казалось очаровательно- обманчивой, ровным счётом, как и глаза.
        - Ты наконец пришла…
        - Ирма Ришельё, к вашим услугам! - она надменно посмотрела на него и поклонилась.
        Артур одним ударом впечатал её в стену, где образовалась гигантская трещина. Девушка теперь лежала там, истекая кровью- один глаз стал полностью красным, синяки были на руках, а ноги, казалось, были переломаны.
        - За что? - спросила она таким голосом, будто была готова расплакаться.
        - Ты опоздала. Тем более, ты слишком сегодня легкомысленна.
        Тут он почувствовал холод. Тонкие пальцы, будто мертвеца, легли ему на плечи. Он чуть повернул голову и испытал непередаваемый ужас.
        Сзади сияла ужасающая улыбка и один янтарно- золотой глаз. От них веяло холодом и… Август в этом был готов поклясться, смертью.
        - Так ты хочешь, чтобы я стала серьёзной?!
        Тут Артур умудрился развернуться и отскочить в сторону. Ирма же стояла, словно не могла выпрямиться в полный рост, будто внутри что- то сломалось…
        - Так лучше. Присаживайся… - сказал он, подвинув ей кресло, как джентльмен.
        - Спасибки! - она с радостью туда плюхнулась, словно ничего не было.
        - Итак, сегодня на повестке дня та самая, которая бросила мне вызов ещё в сентябре.
        - Селия… Или как её?
        - Так точно. Она стала слишком опасной…
        - Ты это понял после того, как её поколотили? - Ришельё показала на Марию, которая сразу спрятала глаза.
        - Никак нет. Я это понял ещё в октябре, когда столкнулся с ней в магазине. Её аура изменилась… Она словно была наполнена силой, жизнью и огнём.
        - За месяц? Стать такой сильной? Чтобы ты испугался? Ставлю десятку, что ты оттуда сразу слинял!
        Август вздохнул и отдал красную купюру девушке. Та ехидно усмехнулась и убрала её в карман.
        - Дело в том, что она стала гораздо сильнее. Я не был уверен, что она нам ровня, пока не услышал об этом…
        - Проигрыше нашего будущего мозгоправа?
        - Нет. Первыми ей проиграли они!
        Тут из- за двери вывалились Нед и Зед. Они молча сели на диван.
        - Ещё в октябре они проиграли ей.
        - Она одна тогда их вдвоём побила?
        - Нет. С ней был тот парень.
        - А он что?
        - Трудно сказать. Он тоже силён, но его аура другая- более холодная и спокойная, я полагаю.
        - Его нет в Рейтинге, он ни разу не дрался…
        - Нед говорил, что они тогда одним ударом их обоих вырубили.
        - Тогда возникает проблема…
        - Ты права- если мы её одолеем, то он точно придёт, чтобы мстить, а какая у него сила- мы не знаем…
        - Ха! Какая бы не была, я могу его легко одолеть!
        - Не форсируй события, а то тут одна уже наломала дров… - его взгляд упал на Марию.
        - Простите…
        - Ты понимаешь, какую глупость сделала?! Мне теперь кажется, что эти два недоумка оказались сообразительней тебя, так как им хватило ума драться в том месте, где камер нет, на случай проигрыша, а ты запорола себе репутацию прямо на глазах у преподавателя…
        Про отсутствие камер в том закоулке она не решилась говорить.
        - Я не знала, что она…
        - Что она не такая простая?! - его волосы начали вставать дыбом, глаза засверкали алым, а клыки будто увеличились.
        - Ты подвергла опасности наши позиции в Рейтинге. Мало того, что она воодушевила разных студентов, так теперь её ещё сложнее будет остановить.
        - Ой, ты так за Рейтинг держишься… Не забывал бы, что твоё место- второе…
        - Я помню, Ирма. Однако тебе не стоит так радоваться- он посмотрел на неё таким взглядом, будто мог им расплавить лёд.
        - Да ладно тебе. Мои способности даже её сломают… - она вскочила и ушла.
        - Ты куда?
        - Мангу читать! У вас скучно. Хотя… - она обернулась, зловеще сверкнув глазом: есть идея, чтобы припугнуть Селию…
        После боя Селию почти что тащил Эрвин.
        - Мне туда не надо!
        - Нет. Идём быстро.
        - Селия, послушай его, а то хуже будет… - многозначно ответила Грейс, идущая позади.
        Эрвин притащил Селию в медпункт, где никого не было. Под ответственность препода, он сам прочистил ей рану и наложил пластырь. Она же сидела и не двигалась, но казалось, что ей очень приятно. На лбу теперь у неё был гигантский пластырь. Домой она шла чуть более довольная, а потом с гордостью показала, что теперь она на 3 месте в Рейтинге.
        Эрвин же вечером долго говорил с отцом. Он хотел на первой неделе декабря поехать в Австрию на выходные и покататься там на лыжах вместе с Селией, но у той был сноуборд. Отец долго думал, но всё же частично согласился. Девушка же недолго думала и решила, что хотела бы съездить в Зёльден. Осталось лишь решить вопрос с физруком, чтобы их отпустили в субботу. Время шло, приближалась сессия, но в воздухе уже витало новогоднее настроение.
        Наступил декабрь, и они в пятницу собирались ехать в горы. С физруком договорились, а отец Эрвина выехал рано утром и к концу учебного дня уже должен был их ожидать. Вчера он встретился с отцом Селии, который привёз сноуборд и сумку со шлемом и ботинками девушки.
        После обеда у них оставалась одна пара, и в это время пошёл снег. Сначала была лёгкая крупа, а потом уже начали падать хлопья покрупнее. Селия и Эрвин быстро шли к своему дому, около которого уже стояла алая "Каравелла". Опираясь о её борт, стоял папа Эрвина, который почти сразу показал его лыжи, её сноуборд и две сумки. Они немного поговорили, а вскоре он ушёл, а парень и девушка начали собираться. В машине появились ещё сумка- холодильник и два рюкзака. К 4 вечера они были готовы ехать.
        Пока Эрвин прогревал мотор и смотрел карты, он рассказал, что снял на три дня апартаменты в одном домике неподалёку от подъёмника. Вскоре лучи фар высвечивали не только снег, всё ещё падающий, но и полосы автобана. Они мчались в сторону границы, где хотели заправиться и продолжить путь, но уже по трассе в Австрии. На стекле со стороны водителя, в верхнем углу, была наклеена жёлтая виньетка, которая позволяла ездить по всем платным трассам в Австрии.
        Сразу после границы, которую обозначал большой дорожный знак, они заехали на заправку. Там Эрвин долил топлива, а также купил канистру мочевины. На новых машинах стояла специальная система нейтрализации выхлопных газов: для этого в систему выхлопа впрыскивались частицы капель мочевины, тем самым выхлоп становился чище. Почти вся канистра ушла в небольшой бачок, а пока Эрвин заливал её, Селия смотрела на горы, которые раскинулись впереди.
        Это были величественные скалы, покрытые снегом и лесами. Сосны и ели скрылись под белизной, а между ними, внизу, стояли дома, в окнах которых уже горел свет. Солнце почти село, небо стало серо- синим, но только из- за снегопада, который усиливался. Небо медленно темнело, и только на западе оставалась широкая полоса желтоватого света.
        Машина уверенно шла по узкой дороге, а мимо, в сторону Германии, пролетели два огромных грузовика с гигантскими отвалами на мордах. Они гремели, не собирались тормозить даже в городишках, где иногда было только два перехода через эту трассу, а за ними чуть медленнее шли машины и автобусы серого цвета с синими полосами на бортах. Сзади у них были крепления для лыж.
        Эрвин ехал аккуратнее, чтобы не рисковать, но "Каравелла" была очень послушной и вела себя предсказуемо даже на свежем снегу. Вскоре справа появилась полноводная река с бирюзовой водой, которая неслась на север, а изредка она перекидывалась под мостом налево. Её окружали камни и сосны, на которых уже лежал толстый слой снега. Вскоре они въехали в Лангенфельд, самое любимое место парня. Этот небольшой город лежал на высоте 1121 метра, был красивым и аккуратным. Все домики уже были украшены, а церковь в центре была освещена множеством огней.
        Вскоре они уже были в Зёльдене. Вечером почти ничего не было видно, так что не было возможности рассмотреть нависшие горы. Проехав полгорода, они повернули налево, через реку, где были апартаменты. На белом здании в тирольском стиле было написано "Corona", а чуть поодаль находился поворот на парковку. Здание почти полностью стояло на колоннах, образуя на первом этаже парковку. Каравелла с трудом поместилась под крышей, но зато она была защищена от снега.
        Обойдя дом, они увидели у сдвижных дверей ящики, в каких хранились ключи. Введя пароль, Эрвин открыл один, взял две карточки и приложил одну к валидатору на стене. Две стеклянные двери распахнулись, и парень с девушкой зашли внутрь. Поднявшись на второй этаж, они повернули налево, открыли дверь с помощью карточки и оказались внутри своей "квартиры". Было две комнаты и ванная; в большой находился диван, второй диван со столом и кухня с двумя большими шкафами, а во второй был кровать и шкафы для одежды. Кинув рюкзаки, они ушли вниз, где через вторую дверь попали на парковку. Сначала все сумки отнесли в комнату, а лыжи и ботинки они убрали за второй заход. Их надо было отнести в подвал, где была комната для хранения лыж и сушки ботинок. Их можно было просто оставить, ведь в Австрии было безопасно.
        Вечером, когда уже совсем стемнело, они решили начать небольшой отдых походом в ресторан. Неподалёку был один очень известный, где они и провели время.
        Внутри было очень красиво, будто в одном месте сплелись две эпохи- старые плафоны, барная стойка и диваны, а с другой стороны- новые столы и белоснежные кресла со авангардным дизайном. Они сели напротив панорамного окна у веранды, которая была покрыта толстым слоем снега, взяли себе по салату из авокадо, который был тут просто восхитителен, а также одну пиццу, которую съели очень быстро.
        - Лишь бы сессию не завалить! - говорила Селия, держа в руке бокал красного вина.
        На десерт был тирамису и панна кота, которые также были прекрасными. Где- то неподалёку, будто в соседнем зале, уже начали танцевать под бодрую музыку. Селия посмотрела туда, после того как с едой было покончено. Эрвин качнул головой, и, после оплаты, они пошли туда. В зале половина людей сидела на софах, а другая уже танцевала.
        Селия первая рванулась на танцпол, где сразу же начала грациозно и завораживающе двигаться. Эрвин же танцевал неплохо, но и не отлично- просто органично выглядел во время движений.
        Но как двигались руки Селии, её бёдра… Как она взмахивала головой, в тот же момент сияя своими глазами… Это заставило Эрвина снова её полюбить, будто он снова сидел в кафе, а она возникла перед ним…
        До номера они оба шли, шатаясь от усталости, приобняв друг друга. От Селии пыхало жаром, поэтому она закуталась в шарф и сдвинула шапку почти на глаза. Эрвин же смотрел то на её путь, то на гору, где несколько ратраков носилось по склону. Селия же тоже остановилась- она услышала звон, говоривший о приближении крампусов…
        Три человека в костюмах чертей вышли из- за угла, позвякивая альпийскими колокольчиками большого размера на поясах. В руках у них были плети, а позади шли довольные люди. Они и вправду были похожи на чертей, ведь они были волосатыми, на лицах были жуткие маски с длинными рогами. Изредка издавая рык, каждый из них приближался к парочке…
        В свой дом они вернулись весёлыми, смеющимися и в целом очень довольными. По очереди помылись и легли спать… Утром Эрвин уже был на диване, часть которого выдвигалась, образуя кровать. Там он и лежал, а Селия всё спала, хотя было уже почти 7. Он тихо встал и пошёл умываться. Она спала. Он уже готовил завтрак, а она спала. Но к тому моменту, когда омлет был готов, она уже сидела за столом. Поев, они начали одеваться. Термобельё, поверх которого кофта, а под ней- защита. Спустившись вниз, они начали обуваться, а затем, надев шлемы, пошли со своими спортивными снарядами наверх, где сияло солнце. Эрвину было немного труднее идти, так как в своих ботинках он шёл с полусогнутыми ногами, а сноубордистка Селия была почти полностью налегке, особенно когда отдала свой борд.
        По улицам уже текли потоки людей, которые хотели покататься, а вскоре и они стояли у кассы, где Эрвин купил скипасс на два дня каждому. Затем- наверх, где надо было сесть в большую кабину подъёмника, напоминавшую яйцо. Они сели на диван и поняли, что были тут одни.
        Кабинка довольно быстро понеслась наверх, а мимо пролетали изгибы трассы, дома и заснеженная дорога. Внизу уже были деревья, а впереди- перегиб, за которым ожидал ещё подъём. Город был далеко позади, а выше только небо. В это утро оно было совершенно чистым и ярким, а снег сиял в лучах зимнего солнца. Они сидели приобняв друг друга, а мимо пролетали деревья и скалы, а вскоре уже была станция, на которой надо было сойти.
        Перед ними раскинулось поле, где были люди, стоящие в очереди на два подъёмника, а справа уходила трасса вниз, причём чёрная. Они немного размялись и закрепили свои ботинки. У Эрвина были синие лыжи с зелёными линиями, а у Селии- фиолетово- розовый сноуборд. Они пошли в очередь и уже очень скоро снова неслись вверх, но уже сидя на пластиковых сидушках. Ноги стояли на специальных подпорках, а над головой был колпак, который можно было опустить. На высоте 2666 метров они решили спуститься. Он погнал первым.
        Это был длинный спуск, ведущий на ту же площадку, с которой они поднялись. Эрвин сделал пару дуг не очень красиво, явно вспоминая как кататься, а следующие у него стали выходить гораздо лучше. Селия же глянула вниз, сдвинула очки и направила доску туда же. Девушка молниеносно набрала скорость, перемещаясь от одного края склона к другому. Он красиво наклонялась то вперёд, то назад, тем самым смещая доску. За ней оставался живописный след, а вскоре она уже нагнала Эрвина. Тот шёл не очень быстро, стараясь делать всё технично и правильно. Она же пыталась развести его на скорость, а он никак не хотел. В итоге она махнула головой, после чего унеслась вниз. Там она стояла и ждала его, а вскоре он уже затормозил рядом, почти засыпав её.
        - Чего ты такой медленный? Я не каталась давно, а так легко уже двигаюсь!
        - Давай потом на скорость, а сейчас- просто наслаждайся!
        - Ну ладно…
        Они поднялись на том же подъёмнике, но направились в другую сторону, практически к большому ущелью. Мимо пронеслось кафе, а впереди был короткий перегон. Оттуда они поднялись ещё выше, а там уже сели в кабинку поменьше. Она потом останавливалась у другого такого же подъёмника, а тот шёл наверх в двумя остановками. За этот путь они смотрели то на чистое небо, то на горы, которые простирались на сотни километров вокруг. Среди пиков можно были иногда углядеть домики или даже небольшие крепости, а над ледяными шапками изредка проносились самолёты. Но вот им предстояло покинуть подъёмник и приготовиться к длинному спуску.
        Они вышли на более сильный холод, но ветра почти не было. Перед ними была та же прекрасная картина из скал, а они просто глубоко вдохнули колющий и чистый воздух и погнали вниз. Трасса шла под подъёмником, а потом разделялась- правая часть уходила на участок для соревнований кубка мира, а нужный им фрагмент шёл через туннель. Там они проехали почти пять минут, но их снова осветило солнце.
        Они увидели прекрасный и широкий склон, пропадавший с двух сторон, а к нему вёл петляющий участок. Тут Эрвин ускорился, а Селия очень быстро нагнала его. Парень и девушка влились в поток катающихся и очень скоро были уже внизу. Там, чуть отдохнув, они снова поднялись, но только в начало этого же склона. Туда они поднялись за минут пять, а там…
        - Это ледник; думаю, мы даже расщелины может увидеть…
        Селия сразу же пошла на странную конструкцию, на которой были люди. Это было что- то похожее на мост, который оборвался на середине. С помощью балки и тросов, конструкция висела над снегом и льдом в метрах 600. Девушка сразу же оказалась у её конца, и теперь восторженно вглядывалась за горизонт. Эрвин же неспешно подошёл к ней, постоял так, а потом приобнял её. Она недолго не двигалась, а потом отшатнулась и достала телефон.
        - Сфоткай меня, пожалуйста!
        Она повернулась спиной и стала смотреть вдаль. На ней была светло- бирюзовая куртка с капюшоном, толстый бафф синего оттенка, а на голове- белый шлем с розовым цветком. Также на глаза были натянуты оранжевые очки. У парня же куртка была чёрно- зелёной с чёрным баффом и чёрным шлемом, похожим на немецкую каску Второй Мировой. Он снял её, а потом показал. Хорошая фотография вызвала у неё откровенный восторг.
        Они погнали вниз. На большой скорости, доходившей до 70 километров в час, Эрвин несся, виртуозно выписывая широкие дуги, при этом правильно стоя на лыжах, а Селия, не менее мастерски, управлялась со сноубордом. Оба спустились вниз за считанные минуты, откуда поехали наверх на другом подъёмнике. Этот был открытым, с кожаными сидушками и шёл на самый верх. По пути Эрвин рассказал про дальнейший маршрут, а когда они сошли на пике, достал телефон и показал их путь. Селия качнула головой, натянула очки, но тут Эрвин сказал:
        - Ну вот теперь, давай кто быстрее окажется у того подъёмника!
        Он, постучав палками, бросился вниз. Селия пару секунд пыталась понять, что же происходит, но тут же рванула за ним. Здесь он ехал не совсем технично, но быстрее, а Селия его нагоняла. Они мчались по широкому склону, на который падали лучи солнца, а кроме них не было никого.
        Эрвин вырвался вперёд, когда трасса сузилась и пошла в сторону. Там он сильно ушёл вперёд, но девушка сокращала разрыв. Вскоре ей пришлось притормозить, так как впереди через трассу шла дорога. Эрвин смело пролетел по льду, а она аккуратно последовала за ним. Впереди был крутой поворот со спуском, который оба виртуозно прошли, а впереди был ски- роуд. Пологая трасса шла вдоль ручья в ущелье, где было холоднее, а где- то в метрах десяти наверх лежала дорога. Эрвин тут уже не мог гнать, а Селия держалась чуть впереди. Так они ехали очень долго, изредка поглядывая вперёд в долину или на скалы вокруг.
        Ски- роуд вскоре стал шире, мимо проносились редкие кафе, а вокруг всё чаще стали появляться деревья. В какой- то момент трасса повернула направо, а потом влево. Эрвин сумел ускориться и обогнал Селию, первым оказавшись у подъёмника.
        - Енто нечестно! - сказала она, немного надувшись.
        - Да ладно… Ты же хотела?
        - Да… - сказала она тихо, будто котёнок.
        Там они поднялись немного вверх, по склону медленно пронеслись к другому подъёмнику, который вёл на Гайслах, пик, на котором начиналась трасса и где было дорогое кафе. Там был ещё музей агента 007, так как именно здесь снимался один из фильмов про него. Наверх шли гигантские кабинки на 12 человек, но опять же парень и девушка были вдвоём в одной. Подъём был долгий, да и они уже довольно долго катались. Солнце уже почти стояло в зените, а они даже не устали. Выйдя наверху, они не сразу поехали вниз. Селия сделала несколько фото, посмотрела на ресторан с прозрачными стенами, а затем только призвала поехать вниз.
        Эрвин шёл впереди, так как этот склон также был незнакомым, а ещё на трассе валялись камни. Им обоим пришлось маневрировать, что начало выматывать, а нижний отрезок трассы вообще был очень сложным. Они оказались внизу, откуда вереницей подъёмников поднялись в начало ски- роуда, снова проехали его, но оказались на сей раз у других "сидушек". Те медленно понесли их вверх, из ущелья, и на них стали падать прямые лучи солнца. Селия закрыла глаза и так сидела, будто бы кошка грелась на солнце.
        Оказавшись на высоте 2666, они решили сходить в кафе, а там немного передохнуть и перекусить. Селия предложила поесть внутри, чтобы чуть согреться- всё же руки у обоих замёрзли. Лыжи оставили у входа, где была специальная подставка. Люди сидели на улице, от голов без шлемов и шапок шли струйки пара, все весело болтали и смеялись. Селия и Эрвин зашли внутрь и сразу же направились на второй этаж. Там они нашли стол на двоих, кинули одежду и спустились. Еды было много, но налегать никто не хотел. В итоге наверх они шли уже с подносами. Эрвин, хотя девушка упиралась, заплатил за всё- ну не любила она, когда за неё платят.
        Парню идти по лестнице было сложнее- всё же горнолыжные ботинки. Хоть путь был не близок и сложен, он не отставал, и они вместе наконец сели. Стулья были рядом, а стол располагался прямо у окна. Они сидели бок к боку, а впереди лежали две тарелки. Решено было поделиться друг с другом, ну как - кто- то объедает другого в одном и наоборот. У него был шницель с жаренной картошкой и чай, а у неё- глинтвейн, очень горячий, и кайзершмаррн. Сначала её руки изредка, словно кобры, хватали картошку, а потом они практически вместе ели десерт. Затем они просто сидели, болтали ни о чём и пили свои напитки. В окно под углом падали ласковые лучи солнца, сзади слышались радостные голоса и смех, а они сидели, легонько приобнявшись. Тут Селия сначала сопротивлялась, но потом сама взяла инициативу…
        Они вышли оттуда, когда народу стало чуть больше. Среди туристов появились и местные, которые в обеденный перерыв ушли покататься, также выползли на склон те, кто любил поспать. Селия согласилась, что не зря они встали пораньше; на этот раз решили скатиться с того склона, который был для соревнований, но небыстро. По пути туда спустились с одного пика, который был по пути, а только потом оказались в том же месте, где трасса одна уходила в туннель, а другая- вниз.
        Трасса для спортсменов была сложной, но они всё- таки справились. Позже они направились к тому самому ски- роуду, поднялись на ту же высоту и оттуда помчались вниз, на поляну перед крупным подъёмником. Оттуда, после короткой передышки и разговора, солнце уже медленно начинало скатываться к горизонту, они решили спуститься вниз и на том завершить катание на сегодня. Завтра надо было утром пораньше встать и ехать обратно, в Грабенштадт. Они, переглянувшись, помчались вниз.
        Туда шла сложная трасса, с крутыми кусками, где приходилось аккуратно кантоваться, чтобы не упасть, а потом- тонкий участок среди леса, петляющий каждые десять- пятнадцать метров. Селия была впереди, а Эрвин смотрел на её спину и думал о том, о чём как- то на прогулке думала она: он видел эти плечи, видел вес на них и необузданное желание жить, тягу к победе и железную волю… Словом, того, с кем бы он хотел провести жизнь бок о бок.
        Когда деревья остались позади, трасса стала шире. Она шла между домами, и там Эрвин уже ускорился, обогнал Селию и теперь она шла за ним. За несколько минут они спустились, и уже стояли у подъёмника. На часах было почти 4 дня.
        Домой пришли они уставшие и голодные. Первые пару минут они просто лежали на диване, а потом Эрвин пошёл греть еду на обед. Селия же пошла в душ, а потом парень тоже помылся. За столом они сидели и говорили о своих впечатлениях от трасс, от погоды и людей вокруг. Еда казалось всё такой же вкусной, а в огромное окно позади падали солнечные лучи, которые медленно начинали выцветать.
        После обеда они решили сходить в бассейн, который был рядом. Проживая в этих апартаментах, они получали ваучер на его посещение. Собрав рюкзаки, они покинули дом, прошли за угол и через метров сто уже стояли перед торцом здания, где был бассейн. Они оказались внутри, поднялись на второй этаж и показали бронь апартов и прочие документы. Им выдали браслеты, показали куда идти и пожелали приятного вечера. За окнами уже виднелись последние лучи солнца, а на горе стали появляться лучи фар ратраков.
        Они спустились на этаж, где были шкафчики. Бросив туда рюкзаки и взяв всё необходимое, они пошли к кабинкам, в которых переодевались. Эрвин вышел раньше в чёрно- серых плавках. Он пока закинул свои вещи, захлопнул дверцу, и увидел Селию, спрятавшуюся за ней…
        На ней был великолепный закрытый купальник синего цвета с красной полосой от плеча к талии. Волосы она, впрочем, как всегда, распустила, но именно в таком виде она казалась пляжной богиней… С её великолепной грудью, такой талией и восхитительными бёдрами, девушка была неотразима, но даже так Эрвин смотрел в первую очередь ей в глаза…
        Они оба вышли из оцепенения, посмеялись и пошли в сторону бассейна. По пути были душевые, вход в сауну, куда они не думали идти. Эрвин не видел никаких проблем, в том, чтобы даже голым сидеть в парилке, как и Селия, но им они не особо нравились.
        Они вышли в большой зал… В центре был огромный бассейн причудливой формы, вокруг стояли лежаки, а стены были украшены деревом и песчаником, а одна представляла собой панорамное окно, за которым был балкон, покрытый снегом. Они обошли бассейн и зашли в тёплую воду с той стороны, где было меньше людей. Слева от них была небольшая круглая зона с течением, куда оба сразу же направились. И девушка, и парень сразу же поплыли против течения, чем навлекли на себя гнев старшего по бассейну. Но они просто со смехом поплыли дальше.
        С другой стороны были под водой начерчены линии, как в спортивном бассейне дорожки, и там они какое- то время поплавали. После лыж и сноуборда это была лучшая смена деятельности, а затем они сели на железные лавки под водой, которые стояли полукругом вокруг места, откуда вода шла под напором вверх. В какой- то момент поток усилился, будто произошло извержение, а в спины и ноги ударили потоки воды, тем самым массажируя их.
        Позже они уединились в "гроте": из гипса в углу бассейна была сделана пещера, на потолке которой горели миниатюрные лампочки, а снаружи свисали лианы. Внутри неё, под водой, была такая лавка, из которой также были потоки воды. Но это место казалось немного волшебным, так как там почти никого не было. Выход закрывал поток воды, казавшийся изнутри могучим водопадом. Там они просидели довольно долго, пока не поняли, что уже никого в бассейне нет. Это была прекрасная возможность, и они ещё какое- то время плавали в нём совершенно одни. Сотрудники комплекса уже намекали, что им пора бы уходить, но паре было всё равно. Незадолго до закрытия они вышли из воды и, закутавшись в полотенца, пошли в сторону раздевалок. Когда они вышли на улицу, было очень темно и прохладно.
        В апартаментах они недолго готовили простой ужин, а затем сели на диван. Эрвин и Селия смотрели фильм на ноутбуке, стоявшем на столе, и только спустя полтора часа легли спать. До этого парень мыл посуду, а девушка уединилась в душе, и только потом, удостоверившись, что Селия уже скоро заснёт, он покинул её комнату.
        Встали рано. На улице так мело, что дальше ста метров ничего не было видно. Эрвин почти сразу пошёл перетаскивать лыжи в машину, а Селия пока что собирала сумки и готовила лёгкий завтрак. Уже через час они оставили свои ключи на стойке регистрации и сели в машину. Ту совсем не занесло снегом, благо парковка была умно сделана, но прогревать её пришлось долго. Буря немного утихла, и "Каравелла" медленно двинулась в тонкий коридор, который вёл на улицу. Фары выхватывали силуэты людей, коих было немного, и других машин, а также фонарей и ограждения на мосту, покрытых толстым слоем снега. Они довольно быстро выехали из города, и теперь мчались по трассе, ведущей к большому платному автобану.
        - А давай заедем кое- куда?
        - Зачем? - Селия выглядела совсем безразличной.
        Она просто смотрела в окно, пытаясь что- то скрыть.
        - Мы можем не успеть подготовиться к урокам. Ты же не хочешь, чтобы я сидела до позднего часа над учебником?
        - Успеем мы всё. Это того стоит.
        - Тебе легко говорить- ты даже когда надо учить всё равно ляжешь раньше, а я так не могу. Ладно… Но это плохая идея.
        Они покинули долину, а дорога до Инсбрука заняла почти час. На трассе они свернули в сторону, проехали по большой эстакаде и оказались в городе. Все дома были украшены, на улицах висели гирлянды из лампочек. От такой рождественской атмосферы было тепло и приятно. Машина закатилась на подземную парковку, где парень недолго её парковал в одно укромное место. Талон остался лежать под ветровым стеклом, так как автомат был совсем рядом.
        - Плохая идея.
        Они вышли на улицу, вдохнув прохладный воздух. Вокруг почти не было людей, небо покрывали тучи, но снег не шёл. Парень повёл её в сторону какого- то большого и величественного дома. Они оказались на площади, на которой устроили рождественскую ярмарку, а над их головами был он… Балкон с золотой крышей- местная достопримечательность. Но они пошли чуть дальше, и Эрвин открыл дверь ресторана перед девушкой.
        - Плохая идея.
        Они сели на диван, так как внутри почти никого не было. Также висела тишина, приятный запах выпечки и горячего вина, а вокруг были панели из дерева и уютные кресла. Атмосфера ресторана казалась домашней и чарующей. Тут у Селии глаза повеселели, и она даже позволила взять себя под руку, пока они шли к столику.
        Спустя минут 10, которые они провели за диалогом (Эрвин рассказывал о городе, об истории дома с золотой крышей и императорах, а девушка с интересом слушала), перед ними появились две чашки с горячим и вкусно пахнущим чаем, а также венский штрудель и кайзершмаррн. Селия с аппетитом уплетала императорский десерт, изредка забирая кусочки штруделя у парня. Пока они ели, на улице пошёл снег. Внезапно Эрвин встал, завернулся в куртку и сказал, что ненадолго отойдёт.
        Он вернулся уже через пять минут, скрывая свою радость. Девушка не злилась, но апатичное состояние к ней вернулось. Они вместе уже через минуту вышли на улицу, где крупные хлопья снега падали с серо- голубого неба. Было чуть больше 11 утра, так что они всё успевали. Пара прошла чуть вдоль набережной, где Селия ненароком вспомнила тот самый момент… А затем, спустились под землю. Прогрев мотор и оплатив парковку, парень передёрнул рычаг и минивэн плавно тронулся. Пока они выезжали из города, между ними повисла тишина. Не та, которую надо избегать, а та, которая сближает и создаёт магическую атмосферу.
        Уже на трассе они говорили. В основном о том, как бы было тяжело без прав и машины, а также о Зёльдене, в который девушка уже хотела вернуться. Но тут позвонил отец парня. Он мягко намекнул, что в их родном городе могут появиться пробки, которые тот не переносил, так что им стоило бы поспешить. Эрвин без страха и упрёка сбросил его вызов, предварительно сказав, что ускориться, но не будет нарушать. Было разрешено 130, а микроавтобус нёсся со скоростью 140. Уже скоро исчезли такие высокие горы, обступающие дорогу, а также сама Австрия осталась позади. Вскоре появился указатель об отсутствии ограничения скорости, и тут дизельный мотор взревел, а стрелка спидометра легла за отметку 150. Они менее чем за час домчались до Грабенштадта, а там уже неспеша доехали до кампуса. У их дома уже стоял отец Эрвина.
        Они очень быстро разгрузились, обменялись парой слов, и отец сразу же прыгнул в кабину и исчез.
        Вскоре должна была начаться зачётная неделя, а там и первые экзамены. Селия и Эрвин немного изменили свой распорядок дня, и когда девушка ложилась спать, парень вставал. Как бы это парадоксально не звучало, хотя почти во всех домах студгородка горел свет в окнах.
        У парня с девушкой были разные подходы к использованию времени, и тем более их вынуждали так им распоряжаться, ведь оба, может это и было глупо, не хотели терять свободное время. Выходило так, что Эрвин ложился спать часов в 8, а то и в 7, а вставал почти в 2-3. В это же время Селия шла спать, а он садился за стол и начинал работать. Иногда он смотрел в окно, за которым некоторые голые ветки были покрыты снегом.
        И вот в предпоследний учебный понедельник Эрвин в очередной раз помогал Грейс. Он нёс толстую пачку бумаг и тетрадей, а она вальяжно вышагивала рядом, закинув руки за голову. Внезапно она посмотрела на потолок и ударила парня по плечу, попутно смеясь.
        - Что вы как ребёнок?
        - Да у вас же первая сессия! Это надо будет отметить… На Рождество мне как раз не к кому идти....
        - Нет.
        - Ну ты и злюка!
        - Поймите- в этот день утром у меня экзамен, а потом я хотел с Селией провести день.
        - А… Ну тогда вперёд и с песней!
        Конечно, это и звучало, и выглядело забавно, но поддержка от такого человека была согревающей и дававшей надежду на что- то светлое. В тот момент Эрвин в который раз подумал- Грейс очень похожа на Селию.
        Будто бы это была отделённая светлая сторона девушки, которая прошла путь взросления и стала такой вот. Ламарр была мудрой, в этом никто не мог даже сомневаться, также как в её силе, но при этом она оставалось живой и приземлённой, не лишённой слабостей и с разными увлечениями, активной позицией и любопытной, тянущейся к чему- то новому.
        В сочетании с неземной красотой, уверенностью и человечностью, она казалось идеалом. Именно такие же черты видел парень в своей девушке, которая довольно часто с ним по этому поводу спорила. Хотя даже у Ламарр были и изъяны, если их можно было считать таковыми. Её безумные поиски любящего сердца были понятны парню, но при этом это иногда пугало.
        Снега было много в этом году. Пока что мело каждый день, что казалось странным. В Германии было тепло, а сейчас… Это было похоже на зимнюю сказку.
        - Будто горы спустились к нам… - сказала Селия как- то.
        Но вот она сдала свои экзамены, а у Эрвина осталась химия. Теперь шла последняя неделя, и ритм жизни немного изменился. Эрвин всё также ложился рано, но вставал почти в 3 часа ночи, а Селия стала реже сидеть допоздна. Разве что в один вечер она засиделась за аниме, и закончила смотреть его только в 2 часа сорок минут. Девушка взглянула на часы и решила сходить тихо на кухню и попить воды. Открыв дверь, она увидела свет в его комнате. Подошла к двери и остановилась с пустым лицом.
        Тут дверь тихо открылась и на неё взглянул Эрвин.
        - Только встал?
        - Только собираешься спать?
        Они оба решили пойти на кухню, где, в итоге, просидели ещё почти час. Сначала просто решили попить чаю, а потом она достала мёд, а он решил позавтракать. За окном стояла непроглядная тьма, а они спокойно ели овсяные хлопья в горячем молоке с мёдом и запивали это чаем. Обсуждали аниме; у Селии была традиция перед Рождеством смотреть какие- то тайтлы в режиме марафона, а в этот раз там были некоторые сериалы, которые посоветовал Эрвин. За несколько часов она уже успела глянуть один сезон из двух и решила рассказать о своих впечатлениях.
        Утром Эрвин тихо встал из- за стола, собрал учебники и тетради, собрался выйти, но перед этим тихо пошёл на кухню. Там он посмотрел на стол, затем немного поел и уже пошёл в универ. Пока он шёл к зданию, он думал о вчерашнем диалоге.
        - Я же сегодня смогу прийти сюда перед парой по истории…
        - Зачем?
        - Ну… Одиноко есть в столовой, и тебе, наверное, тоже…
        - А Ламарр? О ней подумал?
        - Но…
        Тяжелый вздох: у меня предчувствие, что так надо. Завтра поедим вместе- я такое приготовлю, прямо как папа учил.
        - Он бы тобой гордился! - подумал парень.
        В обед он неспешно пришёл в столовую и оглядел её. Как назло, почти все сидели парами, и только одна девушка махала ему рукой. Это была Грейс. Как всегда радостная, как всегда, с горой мяса на столе.
        - Я тебе решила взять- ты же не против?
        - Нет, но…
        - Ничего не надо. Это же те самые блюда, которые делают лишь во время Рождества, а хватают их быстро- надо успеть было.
        Он осмотрелся. Вокруг висели самые разные украшения, все в красно- зелёных цветах. Дух Рождества был повсюду. У них на столе были: гусь с красной капустой, айсбан, мюнхенские колбаски, розбратен, а также гратен и дрезденский штоллен. Этого всего могло бы хватить на 3 человек, но и преподаватель, и студент с удовольствием ели много, если это было мясо или что- то очень хорошо скомпонованное.
        Наконец они подошли к заключительному этапу- осталась только булочка с изюмом из Дрездена; Эрвин ел её с горячим чаем, а Грейс запивала глинтвейном.
        - Вот скажите мне, как думаете…
        - Хм?
        - Как- то Селия очень много размышляла о том, что может стать эгоистичной и подлой, так как все к ней так относятся… Что станет черствой и ни к кому не привязанной…
        - А ты так уши распустил?
        - Чего?!
        - Знаешь, я отчасти понимаю её… Мне кажется, что у неё в какой- то степени две личности, она же изменчивый человек? Вот и пожалуйста- сегодня она может быть невинной и искренней, а завтра будет косить под крутую, познавшую жизнь и её тяготы, хотя она имеет право.
        - Но какой будет она в конце…
        - Трудно сказать. Всё зависит от того, как ты будешь держаться рядом и будет ли у неё поддержка…
        - А позволит она мне…
        - Не сомневайся. Надо просто подождать- она же только начала учиться, и ты тоже… Ещё успеете "расцвести"… Так, а теперь быстро на пару.
        - Так она же у вас!
        - Вот и пошли, а то мне выговор сделают…
        Селия же встала в тот день в хорошем настроении- лучи солнца, одновременно морозного и тёплого, проникали сквозь шторы и падали ей на кровать, отчего становилось очень уютно. В воздухе не летали пылинки, всё было чистым и таким уже дорогим сердцу. Она всё ещё думала, ехать ли домой на праздники, или остаться тут… С Эрвином.
        Девушка неспеша встала, после чего какое- то время провела в постели, посмотрев ещё пару серий и послушав музыку. Взяв книжку, она пошла вниз, а на кухне стояла невскрытая пачка какая для неё с рецептом и подробно расписанными шагами. Селия немного ухмыльнулась, умылась и пошла варить себе вкусный напиток. В холодильнике стояла бутылка свежего молока со стикером "Только для твоего какао"; девушка наконец могла сделать то, о чём совсем недавно только думала. После завтрака она пошла на улицу.
        На ней была тёплая шапка, чёрные джинсы и бежевая куртка. Подошвы высоких ботинок скрипели по тонкому слою снега, а вскоре она уже брела по тропинке в то самое место, где они сидели ещё в октябре. Узкая долина с густым лесом, а над ней- великолепные Альпы. Не было слышно, как журчат ручейки, так как они все замёрзли, а весь лес был будто присыпан сахарной пудрой. Селия отошла в сторону, где был тот самый вяз и приложила к нему руку- будто пытаясь выцепить из прошлого что- то…
        Вечером они оба уже были свободны, а по этому поводу устроили небольшой праздник. К ним завалилась Грейс, которая выпивала вместе с Селией и слушала их впечатления от первой сессии.
        - Это ещё ладно… А вот я, когда была на первом курсе умудрилась попасть в историю…
        Отпила вина.
        - Так вот! Я тогда уже отстрелялась по всем предметам, осталось лишь сдать крайний, и я шла к кабинету препода; значит, я стою напротив двери, уже стучусь, как слышу грохот и дверь вышибают с огромной силой. Это были два старшекурсника, оба помощники препода, но характер у обоих был… Ну не очень спокойный. Они начали спорить о своих любимых героинях сериала, а потом слово за слово и…
        Самое забавное- оба были в Рейтинге, причём во второй десятке. Я же тогда только вступила и была где- то в конце. Ну, значит, вижу я этих обалдуев, слышу, как хрустят кости и рвутся их связки, ну и думаю- а чё бы не вступить к ним в бой?! Ну и врываюсь- со всей силы правой одного, а ногой по башке другому. Ну тут мы уже втроём летим по лестнице, а я раздаю им на орехи.
        Парни, похоже, не поняли сразу, что произошло, но получив бодрящий удар по виску, сразу оживились. Ну мы и дрались так, я даже забыла о своём зачёте…
        - И сколько так было?
        - Ой, Эрвин… Почти час мы так бились- ну я ещё была хиленькой, так что не вышло быстро… А в итоге я их уделала двумя ударами, а потом увидела нашего профессора, такого тишайшего, который чуть не уронил свои бумаги от шока…
        Ламарр долго и звонко смеялась, не забывая изредка выпивать вино. Только вот красное закончилось, и ей пришлось достать пиво. Тут её начало развозить- глаза слипались, а поддерживать диалог она не могла. В итоге преподаватель по истории Европы, один из лучших во всей Германии, боец, державший титул сильнейшей в университете до самого выпуска, просто отрубилась и заснула на диване. Эрвин и Селия посмотрели, подумали, а потом пошли мыть посуду и убираться. Через три часа она не встала, так что они её просто отнесли в маленькую комнату для гостей (даже такая была): одно окно, кровать, тумба и табуретка, а также моток верёвки. Тут они её и оставили. Спала она, на удивление тихо и спокойно.
        Следующее утро было как раз Рождественским. 25 число- все улицы сияют, ровно так же, как лица людей. Эрвин встал раньше и пошёл готовить Селии завтрак. Но на запах пришла Ламарр, шатающаяся и злая.
        - Чёрт, башка болит! Дай мне что- нибудь сжевать!
        - Грейс, вы…
        - А ну не перечь своему препода… Препа… А иди ты… - и ушла обратно спать.
        На сковородке уже был готовый блин из воздушного и лёгкого теста, который был приготовлен на двоих. Это было то самое блюдо из австрийской кухни, а на столе уже стояли банки с яблочным и клюквенным джемом, а также вскипел чайник; разлив чай по кружкам, Эрвин продолжил следить за плитой. Сзади тихо кралась Селия, похожая на любопытную кошку. Она выглянула из- за угла и завороженно смотрела на парня, готовившего карамель.
        Селия уже сидела за столом, абсолютно бесшумно прокравшись на кухню, как вдруг ей сказали:
        - Доброе утро, а передай- ка, пожалуйста, тарелки.
        - Ты меня когда заметил?
        - Как только ты подкралась и посмотрела.
        - Это наш завтрак?
        - Ага. Нравится?
        - Не знаю, но пока что…
        Они неспешно ели, пытаясь прочувствовать все оттенки многогранного вкуса блюда, а также наслаждались разговором о том, как в их семьях праздновали Рождество. Селия должна была позвонить ближе к часу дня и поговорить с мамой, папой и братом, а также бабушкой. Поэтому они в 10 утра вышли их дома и направились к большому магазину- для праздничного ужина ничего ещё не было готово.
        По пути Эрвин попросил постоять и его подождать, и исчез, а Селия смотрела по сторонам: её окружала дорога, снежное поле и несколько домов, украшенных к празднику. Всё словно было в этот день добрым и приветливым, будто радовалось. С неба светило солнце, которое уже начинало пригревать, а небо вернуло свой летний, насыщенно- голубой цвет. Тут она резко обернулась и увидела, что это была контора по аренде машин. Раздался звуковой сигнал авто.
        Она обернулась и увидела Эрвина… За рулём. Это была немецкая ало- красная машина; универсал повышенной проходимости (то есть с пластиковым обвесом и полным приводом) с огромным багажником. Его прищуренные фары сразу понравились девушке, а серебристые линии, шедшие по верхним кромкам дверей, спадали к задним фарам, становясь их элементами. Автомобиль был словно устремлён вперёд, но при этом казался большим и внушительным, хотя некая лёгкость появлялась именно в движении. Эрвин открыл окно и пригласил девушку сесть.
        - Это как? Откуда?
        - Да у меня у одногруппника отец тут работает, вот я и договорился об аренде на студенческие каникулы.
        - И до какого? И сколько…
        - Цена не так важна, но мы может на ней ездить до 11 января!
        - Ну хорошо…
        Она села рядом с ним. Сразу в глаза бросилась немного другая посадка, не такая удобная, как в микроавтобусе, а также тоннель между ней и парнем- на нём располагался рычаг коробки, отделение для телефона и ручник. Разные детали интерьера напоминали застывшую лаву, которая приобрела великолепные формы. Эрвин сжимал руль, изредка поглядывая на хорошо читаемую панель приборов перед глазами, а Селия смотрела то вперёд, то на экран, который был прямо над туннелем.
        Они подъехали к торговому центру, где припарковались. Эрвин вышел из машины, а Селия уже изучала багажник.
        - Он не такой большой, но, поверь мне, влезет много.
        - А что с мотором? Напоминает нашу, но чуть шустрее.
        - Дизель на два литра, который выдаёт около 170 лошадей. На трассе она даст жару, но только вот полный привод…
        - Но ведь мы может по снегу ехать?
        - Резина позволяет. Но я взял также цепи- мало ли что. Так, что нам нужно купить?
        - Вот список, смотри…
        Они почти два часа провели в магазине, покупая нужные для ужина продукты, а также пару раз просто не могли сдержаться и дурачились. Вышли они из- за стеклянных дверей с хорошим настроением и полными пакетами, а на выходе наткнулись на своих друзей. Немного поболтав, они пошли к авто. Тут Селия снова обратила внимание, что красный цвет украшал эту машину, а также ей очень нравилась эмблема в виде круга с молнией в центре.
        Багажник её поразил- такой длинный и удобный, что туда поместились все пакеты, а с помощью крючков те не должны были летать по пути. Эрвин уже завёл мотор, после чего вышел убрать снег со стекла, налетевший за время их пребывания в магазине. Селия прильнула к дефлекторам и грелась, а вскоре машина уже пришла в движение. Передачи переключались легко, а эластичный мотор позволял почти всегда ехать в диапазоне двух- двух с половиной тысяч оборотов в минуту.
        Но вот они уже подъехали к своему дому, как увидели Ламарр, курившую с чашкой кофе на веранде. Та приветливо им помахала рукой. Руки Эрвина сжали с огромной силой руль, а зубы его заскрипели:
        - Селия… Ты думаешь о том же, о чём и я?
        - Так точно…
        Грейс они быстро выгнали, но пожелав всего наилучшего, и Эрвин остался разбирать вещи, а Селия пошла звонить своей семье. Сам же парень написал им что- то утром и больше не обращал внимания.
        Через два часа вышла Селия, но тогда ещё говорила с папой, и Эрвин выдал ей тарелку с картошкой и куриной котлетой, а затем забрал её. Теперь Селия была почти что в слезах.
        - Что произошло?
        Судя по глазам, парень был готов разорвать даже её родителей за такое отношение с его любимой девушкой. Была у него такая черта- ему было всё равно кто, но если он причинял Селии вред, парень уже без разбору желал и мог того самого отправить даже на тот свет.
        За готовкой она рассказала. Был совершен очередной наезд. Зашли издали- что жаль, что им не помогают ёлку украшать, а потом…
        - Почему ты решила там остаться?! Родная семья уже не имеет значения? Неужели познала вкус взрослой жизни?!
        Эрвин пока молчал, только лишь слушал. Когда она снова почти разрыдалась, он обнял её. Так они и стояли напротив духовки, где готовился гусь. Они так стояли почти час, пока обоим не стало лучше. На улице начало темнеть, а еда уже была готова. Эрвин потянул её за собой, призывая выйти на улицу. Она пока что ничего не думала, но вскоре они оказались в городе.
        Всё вокруг сияло, со стен на них смотрели пряничные домики и человечки из лампочек, а всюду чувствовался дух Рождества. Тут Селия начала медленно радоваться. Они поели жаренных каштанов, посмотрели на один из балконов, на котором собрались музыканты и играли разные гимны. Они пошли по улице, где была ярмарка и видели тогда самые разные блюда, людей и товары. В центре стояла большая ель, украшенная самыми разными игрушками и гирляндой. Около неё стояли дети и подростки, а также взрослые, которые вместе со священником, которые то же находился рядом, пели. Селия чуть приблизилась, оглянулась и то же запела. Эрвин пытался, но выходило не очень, хотя парень не сдавался, но всё время смотрел на девушку, которая уже сжала его руку.
        Она была необычайно красивой- в волосах виднелись снежинки, в глазах отражались огни; Селия казалась абсолютно счастливой- от неё никто ничего не требовал, не ругал и не обвинял её, а девушка могла делать то, что хотела и как хотела. В тот момент весь мир, который она хотела познать, превратился в эту ель, эту песню и людей, среди которых она знала лишь пару, но всё равно… Было тепло и легко на душе, будто появились крылья, а песня разжигала пламя. До глубоких сумерек она так стояла с Эрвином и поражала людей своим красивым голосом.
        Они пришли домой в начале 9, сразу сели за стол и принялись есть. На столе появлялись: гусь, имбирные пряники, картофельный салат, а ещё штрудель и глинтвейн. Последний сварил сам Эрвин, специально для девушки. Она оценила его по достоинству, сказав:
        - Вот почаще бы такой… Он греет не только мои органы, но и душу, будто я совсем не одна.
        - Но ты же не одна- посмотри себе на шею.
        Тут она заметила то, что было на ней весь вечер- колье с сердцем и васильками, которое Эрвин незаметно повесил. А на столе появились две плитки дорогущего и вкусного шоколада, завёрнутые в подарочную упаковку.
        - Это мне? - говорила она, почти что в слезах радости.
        - Да. С Рождеством, Селия…
        Она вскочила, и оба бросились друг к другу. Стояли на кухне и обнимались, будто их разлучили, но они смогли преодолеть горы, моря и равнины- всё, ради этой встречи. Спустя некоторое время она исчезла, а из комнаты пришла с ответным подарком, сильно краснея и пряча глаза. Это был свитер зелёно- красного цвета с оленями, а также пара перчаток чёрно- белого цвета. Такие же были у самой девушки, а у парня- шапка. Они снова обнялись, а потом… Парень с девушкой заметили над собой веточку омелы…
        Утром следующего дня оба пошли в универ- ещё задолго до пьянки Грейс просила их прийти и помочь ей. Они оказались совсем одни во всём универе, а задача на сегодня была простой- убраться в аудитории, за что Грейс обещала их наградить. Она сидела за столом, при этом с трудом держа открытыми глаза, а парень с девушкой убирались.
        - Грейс, как вы довели кабинет до такого состояния?
        - Да чтоб тебя… - на большее она не была способна.
        Селия, подметая пол, оказалась рядом и шепнула ему на ухо:
        - А как её вообще пустили внутрь, от неё же перегаром несёт за километр…
        В итоге аудитория сверкала, но ни у кого не возникали вопросы, почему же студенты таким занимаются.
        В конце надо было отнести на крайний этаж несколько тяжеленых коробок. В них было какое- то оборудование, так что пришлось быть аккуратнее. В итоге Эрвин нёс две коробки, Селия- тоже, а Ламарр сидела внизу около ещё трёх- ей запретили к ним вообще прикасаться.
        - Злюки вы! - думала она, как можно милее дуясь.
        В итоге за час своего времени они успели сделать всё, а наградой было право воспользоваться столовой, когда там никто не работал и никто туда не ходил. Грейс сама решила сварить своим любимым студентам по чашке какао, а те пока что ждали её в кабинете, где витал лёгкий запах табака. Грейс плечом открыла дверь, чуть не снеся её с петель. Со смехом она плюхнулась в своё кресло перед столом, и они заговорили. От похмелья и следа не осталось.
        - Грейс, а эти бумаги разве не надо было сдать на той неделе?
        - Ой, чёрт…
        Селия поставила преподавателя в тупик, а потом та поняла, какую ошибку совершила. Они сидели так довольно долго, а вскоре Грейс заявила, что вечером будет один стрим по новой игре, так что они все обязаны пораньше прибыть домой. Как оказалось, они с Селией смотрели одного и того же геймера, который им безумно нравился за свои реплики, а также хороший юмор. В итоге они прогнали Эрвина (-Лови ключи. Прогрей- ка мне машину и можете идти! - сказала Ламарр ему.)
        Поэтому очень скоро Эрвин шёл в сторону парковки, где стояли только три машины- её "Мустанг", "Ягуар" ректора и технический фургон с эмблемой вуза на борту. Эрвин направился к кислотно- зелёному мускул- кару и открыл его. Оказавшись внутри, он с трудом дотянулся до гнезда зажигания и провернул ключ. Мотор взревел, стрелка тахометра оказалась на отметке чуть больше 1000, а парень включил обогрев переднего и заднего стёкол. Тонкий слой льда начал сходить, а вскоре он достал сзади щётку и вылез.
        Он быстро смёл с капота, с крыши и багажника снег, аккуратно удалил из- под дворников лёд и комки, а также очистил фары. Казалось, что машина всё это время стояла в гараже, а только сейчас её выгнали. Также он заглянул в багажник, откуда извлёк большую канистру с зелёной жидкостью для стеклоомывателя. Открыв огромный капот, он сразу нашёл заливную горловину. Очень удобно было аккуратно открыть канистру прямо на капоте, а потом залить её. Когда уровень достиг почти что предела, он перестал наполнять бачок и завинтил крышку. Мотор, расположившийся перед ним, немного подрагивал, издавая великолепные звуки, будто с ним дышала вся история великого американского машиностроения. Смущала турбина, но её даже не было слышно. Вскоре вышла Ламарр с его девушкой.
        - Ого, ты меня удивил. Она обошла машину, а когда они оба оказались у багажника, куда парень убирал канистру, сказала ему на ухо:
        - Я была недавно у озера Кимзе; свози туда Селию- ей понравится, да и тебе есть что посмотреть.
        Они попрощались, а через час уже сидели по своим домам. Селия и Эрвин были на диване, с пледом у ног, а на экране телевизора уже показался её любимый геймер. Трансляция шла почти две часа, но это было восхитительно.
        Тем временем, где- то вдали, на окраине небольшого соседнего города стоял покосившийся дом. От него веяло холодом и смертью, но выглядел он вполне нормально. Казалось, правда, что он сгорел, но это было не так- он был просто чёрным. Стёкла почти везде были разбиты, дверь с трудом висела на петлях, а в крыше зияли дыры. Там, на втором этаже, куда вела кривая и хлипкая лестница, горел свет в одной комнате. В ней была небольшая печка, на полу валялись книги, будто их бросили ещё несколько лет назад, а совершенно целое окно было занавешено фиолетовой шторой.
        На старом кресле, из которого вылезала набивка, восседала она- Ирма. Она была в той же одежде, что и в универе ходила, но её волосы были более растрёпаны, а руки почернели от холода. Она смотрела на них, а потом на огонь, а затем обвела глазами всю комнату…
        Под потолком покачивалась люстра со свечами, которые не горели, а под ней был старый и дырявый ковёр. У одного его угла сидела сама девушка, а в противоположном был стол с ещё одним креслом- на нём аккуратно были сложены книги и тетради, а также стояла лампа с красным плафоном, которая ярко светила на поверхность деревянного стола. Рядом был шкаф с одеждой (почти пустой) и книгами, а с другой стороны- кровать, у которой отвалилась одна ножка. Она была небрежно застелена, подушка почти сползла на пол, а одеяло уже давно стоило бы выбросить. Также рядом с этой комнатой была отличная ванная, в которой было всегда тепло и светло, а также кухня- только эти две комнаты были в постоянном порядке и чистоте, словом, в надлежащем виде. Тут Ирма ударила рукой по стене, да так что полетела с потолка штукатурка, и сказала:
        - Селия… Я доберусь до тебя!
        Шёпот её матери, полный ненависти и ужаса, причиной которого стала она… Петля на шее той самой женщины, носившей девочку под сердцем почти 9 месяцев, сбитое дыхание и паника отца… Следы крови на её шее и руках, но на руках была её кровь- кровь Ирмы, тогда ещё всего лишь двухлетней… Постоянные побои от неё, крики о сломанной жизни… 10 лет- крайняя книга в библиотеке их дома, прочитанная ею… На этот раз о патологической анатомии, так как это была работа отца… Холод, который скоро распространится на весь дом… Появление силы, которую она нашла случайно, и начало странных и жутких экспериментов по её развитию и владению…
        За те каникулы они много куда ездили, но поездка на озеро и вправду вышла прекрасной. Снова они встали рано утром, на удивление по просьбе Селии, и скромно позавтракали. Селия пообещала собрать всё для поездки, а парень отправился греть машину. Точнее его практически выгнали. Он завёл её и стал очищать снег той щёткой, которая лежала у них в прихожей. В тот же миг, с неба перестали сыпаться хлопья, а солнце медленно начало появляться из- за горизонта. Его тёплые лучи уже достигали земли, и всё стало преображаться.
        С машины были скинуты последние пласты снега, а в дверях уже стояла Селия с рюкзаками. Эрвин помог ей закинуть их назад, а когда девушка села внутрь, проверил дом и уже вскоре был рядом. Он плавно толкнул рычаг коробки, и машина откатилась назад, после чего аккуратно поползла по заснеженной дороге.
        Они неспешно двигались по зимнему городу, который словно ещё спал, а вскоре мчались по узенькому шоссе, лежащему между холмами, на которых росли покрытые снегом деревья. Всё будто искрилось в этот день- Селия не могла оторваться от этой красоты. Вскоре показалось озеро.
        Огромное, оно было третьим по размеру во всей Германии, и в данный момент лёд не сковывал его. Эрвин вскоре подъехал поближе, и они припарковались на окраине небольшого городка, прямо у воды. Селия сразу вышла и посмотрела на неё вблизи. Холодная и чистая вода её почему- то влекла, будто звала чарующим голосом.
        Потом они пошли вдоль воды, оказавшись прямо напротив самого большого острова. Там они довольно долго стояли, обсуждая его историю и красоты здешнего леса. Также они очень много ещё говорили обо всём, потом снова пошли. Может это и покажется странным, но так прошёл почти весь день- они медленно шли, говорили о чём-то, а потом снова. Но всё же они могли болтать ни о чём, но в то же время о важных вещах часами. Пообедали они в одном кафе, где Селия просто оказалась в шоке от вкусных и тёплых булочек и какао. Эрвин же лишь пил кофе, пока его девушка пробовала самые разные вкусности.
        - Ня! - сказала она, протянув ему половину самой вкусной, как ей казалось, булочки с корицей.
        Ближе к вечеру они только покинули этот город, а по пути проехали вдоль рек, которые впадали в него. Их окружали заснеженные холмы и высокие деревья, множество елей, а также луна, которая уже выплывала на небосвод.
        Так и прошли их каникулы, первые студенческие в их жизни, но так было лишь до их середины- потом, когда Эрвин вернул машину, они развлекались дома- смотрели вместе фильмы, аниме и читали книги, изредка гуляли вместе с кем- то, часто одни, но вот наступила учёба, и с ней пришли и некоторые проблемы…
        Эрвин шёл по коридору в сторону зала, как его за руку схватил кто- то. Оказалось, что из- за угла на него напал Август.
        - Ну и чего тебе?
        - Я хочу поговорить. Насчёт Селии.
        - А что не так? Ты её уже начал бояться?
        - Она всего лишь создаёт угрозу нашей идиллии… - говорил он с уверенностью, хотя в глубине души он дрожал.
        - Что ли вам троим на верхушке?
        - Видишь ли, Мария была очень важна, а теперь она бесполезна. Я хочу предупредить, если она не остановится, то проблемы будут у неё и у тебя.
        - Ха. Так только сейчас вы начали действовать? Долго до вас доходило…
        - Ты сам знаешь лучше меня- учёба для нас важнее всего!
        - Не спорю… Ты же наверняка какой- то план уже замутил?
        - Можно и так сказать… Но я повторю: она ещё может отступить.
        - Селия никогда не отступит. Такое не в её стиле!
        - Значит, вы выбрали смерть… - он явно хотел сказать больше, но не смог- отдёрнул руку.
        На его ладони и пальцах остались ожоги, будто от раскалённого предмета. Эрвин, усмехнувшись, ушёл в сторону.
        - Невозможно! - только и подумал Август.
        Эрвин ждал чего- то, даже предупредил Селию и Ламарр. Первая воодушевилась, а вторая… Тоже. Ей было интересно увидеть, что же будет. И что- то начало происходить. А началось всё с обычного занятия по биологии.
        Эрвин сидел в аудитории, ничего не предвещало беды, разве что все беспокоились из- за опроса, как вдруг…
        Стена проломилась, и в аудиторию влетели двое- один был из их потока, а второй… Второй был из Рейтинга. Точнее он был на 15 месте. Они проломили своими телами стену, а затем и столы. Все разошлись в стороны, а сражавшихся прикрыла завеса пыли. Тут из неё вылетел первокурсник, который головой проломил окно и повис на подоконнике. Но он покачал головой, согнул руки и создал огненную сферу и с криком полетел вперёд. Его противник же покрыл свои ладони и предплечья чешуёй из металла, так что ему было плевать на температуру и ожоги.
        - Тебе меня не одолеть!
        - Ну это мы ещё посмотрим- я использовал лишь 2, 05 процента моей силы!
        Они снова схлестнулись, однако даже преподаватель их не остановил. За дверью уже собрались глазеющие студенты, ожидавшие развязки. Препод, высокий и лысый мужчина в белом халате, смотрел на часы, и в какой- то момент прыгнул на стол. Он исчез в дымке, а появился из такой же, возникшей между сражавшимися- это было похоже на дрожащий воздух, оттуда появились руки, а затем и он сам.
        - Так, началось занятие- потом продолжите.
        Казалось бы, как это было связано с Селией и планом троицы? На самом деле это была попытка поместить Селию в разные ситуации, в которых Ирма собирала данные. Она очень воодушевилась, прямо- таки пылала от радости, а после ещё трёх таких же боёв смогла сказать:
        - Он не представляет угрозы- слишком тихий и спокойный, а она… Чёрт, у неё горят глаза во время схваток, она рвётся вперёд, как и я…
        На дворе был уже февраль, и тёплое, ласковое солнце уже растопило все сугробы- земля была зеленоватой, а в небе уже виднелись птицы. Именно в такое утро почти в середине февраля вышли из дома Эрвин и Селия.
        - Что же… Скоро уже 14 февраля- надо ей что- то подарить будет…
        - Эрвин, а что насчёт ещё одной поездки в горы? В начале марта, там же ещё шоу будет…
        - Я думал, но не знаю, как папа скажет…
        Его прервали. Кто- то женским и грубым голосом выкрикнул имя Селии, та обернулась и увидела сотни болтов. Именно болтов- только они были почти в метр длиной и в половину в диаметре каждый. Своими тупыми концами они были нацелены на девушку, но та вовремя отпрыгнула. Эрвин, будто бы полноценный участник, кинулся на нападавшего, он уже видел, что это была Ирма, как почувствовал, что падает. С трудом повернув голову он увидел Марию. Но не было в той больше того превосходства- словно ей просто управляли.
        Эрвин не мог противиться- тело уже просто не двигалось, даже несмотря на все его усилия…
        - Не беспокойся обо мне- Ирма моя! - крикнула Селия, готовая размазать лицо своего оппонента.
        Ирма же только улыбалась, как бы уже раскрывая свои намерения. Эрвин сумел обрести над собой контроль и атаковал Марию. Стоит отметить, что он двигался очень схожим образом с Селией, но для него Мария была слишком опасным врагом.
        - Что же ты, неужто забыла о своей "мечте"? - со смехом спросила Ирма.
        Пустые глаза безумным взглядом сверлили её.
        - Я одолею тебя, и доберусь до вершины.
        - Когда поймёшь зачем, ты уже будешь жалеть о своём решении!
        Обе девушки сорвались и направились друг на друга с молниеносной скоростью.
        Эрвин не то чтобы побеждал, а наоборот- он с трудом мог вообще держаться. Каждый его шаг Мария видела наперёд, изредка она меняла его восприятие, делала его заложником собственных воспоминаний, но у того не было так много боли, и тем более девушке явно приказали придумать что- то новое. Он с трудом уходил в защиту, пока его тело сотрясали сотни сильных ударов. Он пытался придумать план, но всё было тщетно…
        - Хах! даже в такой момент ты почти всегда думаешь о Селии… Когда недалёк от провала…
        Тут на неё упала тень. Мария посмотрела в сторону, где увидела Ламарр, которая летела к ней. На лице девушки появился испуг, а Грейс явно была довольна. Одним ударом она впечатала её в землю, оставив небольшую воронку.
        - Ты как?
        - Стыдно…
        - Ну не все могут скрывать своё прошлое и мысли… Это и сила, и слабость- смотря какой противник. А против Селии вышла Ирма?
        - Да.
        - Это будет интересно, но я тут уже начинаю беспокоиться… Её сила… На деле- она достойна первого места в Рейтинге.
        - Как же так? Вы с ней сражались? - спрашивал он, пока они шли в сторону здания гумсоца по разрушенной дороге.
        - Один раз. Мне этого хватило- она не поддаётся логике, а её сила ужасает, но…
        - Селия с ней справится.
        - Тоже в этом уверена.
        Они быстрым шагом дошли до площади и увидели нечто- фонтан превратился в груду камней, из- под которых доносилось журчание, вся плитка была поломана и всюду остались следы, будто кто- то постоянно падал и пропахивал собой гранит с землёй, а также были видны они…
        Они были похожи на две звезды, которые носились по периметру универа, попутно разрушая всё- даже их очертания с трудом проглядывались, а продолжалось это долго. Спустя почти двадцать минут один поток света прижал другой к крыше здания, а сам приземлился рядом. Тут же стали видны две девушки, стоящие друг напротив друга. Казалось, что вокруг них собралась вся сила, что когда- либо существовала на свете…
        Ирма вся была побита- огромное количество переломов, ссадин, кровоподтёков и ушибов, а Селия… Она была вся пронизана сотнями болтов разного сечения и длины. Но судя по её уверенному взгляду, она этого не замечала…
        - И кто из нас победил?
        - Судя по твоему состоянию, ты не сможешь выдержать даже одного моего удара.
        - Селия, ты когда- нибудь думала, что некоторые способности можно описать со знаком "плюс", а другие- "минус"? Вот твой брат- контролирует потоки воздуха, Мария- сознание посредством пси- волн, ты…
        - К чему клонишь? Тогда уже я скорее какая- нибудь неравная, так как про меня нельзя сказать ни то, ни другое…
        Красиво- обманчивая улыбка не слишком прямых зубов, покрытых кровью.
        - А знаешь, какая самая отрицательная способность?
        - На себя намекаешь?! Не получится! - прокричала Селия.
        Она напрягла все мышцы своего тела, тем самым болты стали медленно выкручиваться; она начала выдёргивать их и крошить. Ирма и глазом не повела… Теперь Селия стояла почти что невредимой и целой.
        - Ты изучаешь филологию, так что лучше меня должна знать, что в слове может крыться многое… Вот слово надежда… Что оно тебе говорит?
        Тут Селия испытала странное чувство, будто у неё что- то в глубине выжгли…
        - Антоним надежды- отчаяние… Так вот, свою способность, обрати внимание- особую, я назвала "Нить отчаяния", и ты сейчас в полной мере испытаешь её!
        - Что?! - с трудом сказала Селия.
        - Что слышала! Мой "минус" или моя способность- обращать что угодно в ничто!
        Селия упала от боли и странного чувства, всё вокруг покрывалось пеленой, и она вскоре уже ничего не видела, лишь долетал до неё булькающий голос Ирмы.
        - Я пронзила тебя несколько раз, тем самым пытаясь стереть твои силы, характер и способности, но решила, что в первую очередь я уберу из твоего разума надежду. Вот ты и проиграла, снова!
        Селия погрузилась в тьму. Она начала испытывать ту самую боль, которая сжирала её ещё тогда- в больнице, которая появилась ещё давно… Как в тот вечер на мосту… Будто бы её пытались скрутить, зажав в тиски и переломить, содрав кожу и вырвав кости с кусками мяса… А также она слышала шёпот Ирмы, который до боли напоминал слова тех самых врачей: полный издёвки и насмешек, будто бы облегчения, что не он лежит на койке, осознавая, что жизнь для него кончилась…
        Она сумела на секунду разглядеть мир, но видела лишь сереющее небо и Ирму… Ветер колыхал её волосы и полы юбки, а страшные глаза разных цветов смотрели на неё с несдерживаемой радостью и осознанием победы. В глазах всё померкло, и она упала, слыша где- то вдали голос Эрвина.
        Голос? Этот голос… Он будто бы луч… А рядом ещё один- лучшей подруги, которая была всё время рядом в новой школе… Снова запах больницы, это мерзкий звук от ламп… Она вспомнила, как и Эрвин, и её подруга приходили и приводили много времени с ней… Приносили какие- нибудь книги, и они вместе их читали, а может смотрели фильмы… Именно они были рядом в ту сложную минуту, именно они вместе с ней видели отважных героев, встававших, когда всё потеряно.
        К слову, Селия сначала была против- от этого чувствовала себя слабой, хиленькой… Но всё же поняла, что они так не считают, что даже самому сильному нужна поддержка. И сейчас не исключение.
        Ирма хохотала, Эрвин и Грейс казались потерянными, он взывал к ней, как вдруг… Селия начала сиять и молча встала; её добрые и красивые глаза, казалось, пылали огнём страсти, жажды жить и верой в себя. Ирму перекосило… Она даже представить не могла, что в голове девушки прокручивались те события, которые с ней случились при жизни…
        В той больнице она с каждым днём, который проводила с этими людьми, будто лучами, греющими тебя, начинала всё больше верить в себя и обретать уверенность. Видя героев, которые повергали опасных врагов, как они проигрывали им в первый раз, но через время уже одолевали, став сильнее. Она хотела того же, она… Поняла, что может… Что может стать сильнее и одолеть кого угодно, надо лишь пойти вперёд… И так одним солнечным утром она проснулась с этой мыслью и напрягла все мышцы своего уставшего тела… Она испытала тогда сильнейшую боль, будто штыри загоняли ей в кости, но после нескольких минут этого Ада, она поняла, что ничего больше не болит… Она посмотрела на себя и поняла, что больше нет её недуга… Что она его одолела. Тут в комнату вошёл Эрвин. Она же почти сразу начала вставать, хоть парень был против, но в итоге она встала на ноги, а он сразу же её обнял, чтобы ей было легче. Он провёл руками по её талии, спине и шее и понял, что она совершенно здорова… Оба в тот день не смогли сдержать слёзы радости…
        Именно этот эпизод вновь дал ей мотивацию, снова напомнил о её цели.
        - Ты можешь обратить мою надежду и волю в ничто, но тебе не обратить в ничто мои усилия и мою жизнь!
        Она встала в полный рост, набрала полную грудь воздуха и подняла руки.
        Ирма скривилась, в её руке появился болт, и она себя им проткнула. Он был длиной в полтора метра и около 25 сантиметров в диаметре. Теперь эта железяка торчала между её грудей, и выглядело это странно. Та лишь усмехнулась и направилась к Селии. Было ощущение, что её сила возросла в разы…
        - Я победила себя. Я обратила её минус в ноль! - думала Селия.
        Обе вновь стали похожи на две звезды, несущиеся друг на друга, и в итоге они почти встретились… Ирме в тот момент стало не по себе, но она постоянно видела вновь и вновь картины из своей жизни, думая, что именно это и есть причина, почему она не может проиграть.
        В 11 лет- смерть родителей от её рук, но все вокруг верят в то, что это был маньяк… Одного безработного потом ещё казнили, и когда через его тело пробегал ток, Ирма улыбалась… У неё тогда остались деньги, дом и куча разных реликвий, но через год они пропали… Девочка сама от них избавилась, превратив их в ничто… В 15 лет она встречает Грейс- та ей не нравится, и вскоре они дерутся… Ламарр побеждает и покидает её, а Ирма чувствует обиду и угнетение- да как она могла ей проиграть? Кто эта такая?! Её нужно обратить в ничто! Она идёт за ней по пятам, мечтая одолеть, но натыкается на первом курсе на странного Августа, который её побил за пару секунд… Она испытывает страх и уважение к нему- они становятся как двойники…
        Селия же думала о другом- она вспоминала те самые моменты, когда была с Эрвином, её подругой и как она впервые победила… Как поверила в себя. К этому прибавилось то, что она делала всё это время в универе- занятия в зале. Она была там одна, иногда с Эрвином, но всё время в коротких шортах, майке с короткими рукавами и всегда с бинтами на руках… Регулярные тренировки, много сна и полезная еда, а также самое главное- вера в себя. Это выматывало, но она становилась сильнее. Хотелось бросить, но она становилась сильнее. Она не отступала, она поборола себя, а значит, никто не отнимет у неё то, чего она достигла.
        Ирма стояла, вытянув руку после удара. Чувствовала холод и влагу… Тут она упала. Селия выпрямилась и посмотрела на солнце, выходившее из- за туч… Ирма проиграла, а Селия вновь обрела себя. Снизу донеслись радостные крики Эрвина и Ламарр. Она сразу спустилась к ним, а там её как следует поздравили. Оба не на шутку перепугались и были рады её победе.
        Из- за угла смотрел Август. Он выглядел очень недовольным- волосы медленно вставали дыбом, глаза начинали недобро суживаться и сиять, а рот искривился. Он просто отколол кусок стены, сжав кулак, а также почувствовал жжение в глубине себя… В тот момент не было более озлобленного существа во Вселенной, чем этот утончённый студент. В итоге даже его монокль треснул от напряжения… Он оскалился и показалось, что ещё немного, и он окончательно сойдёт с ума…
        Но вот наступило 14 февраля, а значит Эрвин уже что- то успел подготовить. Селия проснулась этим утром, в очередной раз солнечным, и прислушалась. Что- то было на кухне. Спустившись вниз, она сразу же наткнулась на Эрвина, который что- то держал за спиной.
        - Что- то от меня скрываешь?
        - Ну почти… С днём святого Валентина, Селия!
        Он подарил ей чуть ли не самый дорогой и вкусный шоколад, после чего она обняла его. Так они недолго стояли в коридоре.
        - А что ты там на кухне устроил?
        - Всего лишь завтрак.
        На кухне уже вкусно пахло хорошо прожаренным омлетом и разными приправами. Перед девушкой появились кружка какао с зефиром, а также тарелка с омлетом в форме сердца. Оно было не идеально, но всё- таки не так уж и плохо. На вкус он оказался прекрасным, хотя может Эрвин немного переборщил с приправами, так как хотел придать сердцу красный цвет. Чуть после он удалился, а вернулся чуть более довольным и предложил пойти сегодня на прогулку куда- нибудь. Селия согласилась, после чего ушла наверх, к себе. На кровати её ждал сюрприз.
        Там сидел большой плюшевый енот: его тело было сизого цвета, брюшко- белым, а глаза- чёрными. Он был очень красивым и милым, а к его ноге парень прикрепил небольшую открытку с сердечками. Селия какое- то время посидела, держа его за лапку. Эрвин же одевался и вспоминал её недавние слова; ещё до битвы она говорила, что они встречаются лишь на словах, а на деле- просто друзья. Разумеется, это очень сильно причиняло боль…
        Они вышли на улицу и пошли сначала в город. Плана, как казалось, не было, но вскоре они уже прилипли к стёклам ресторана, куда оба очень хотели попасть. Он был очень известным, дорогим, а каждый вечер около него стояли дорогие машины и люди в костюмах. Но сейчас там никого не было. Селия открыла дверь и предложила войти.
        Они сели около окна, откуда открывался вид на главную улицу- пару красивых домов и гостиниц, а также церковь. Оба взяли крем- брюле, который тут очень хвалили. Прямо на глазах его им поджарили, после чего на зеленоватой массе в глубокой тарелке небольшого размера появилась корочка. Они ели его с большим удовольствием, изредка что- то говоря друг другу. Кроме них никого в зале не было- за столом- никого, барная стойка казалась одинокой, а на вешалке около входа были лишь две куртки. Вскоре они покинули тёплый зал, будучи довольными.
        По пути им встретилась Ламарр, которая сразу заулыбалась, причём так ехидно, что была похожа на лисицу.
        - Уже с утра проводите праздник вместе и с пользой? Вот и правильно!
        Они какое- то время поговорили, а вскоре покрасневшая Грейс протянула ему пачку шоколада. Судя по упаковке, сделанного собственноручно. Она отвела взгляд, а после благодарности исчезла.
        Селия с Эрвином немного удивились такому поступку, но пошли дальше. Вскоре они вышли из города, и шли по полю, которое начало медленно зеленеть. Всё же тут зима была не такая суровая, как в горах или на севере, так что это можно было назвать весной.
        И вот, стоя на холме, где встречались ветра, уже на закате, Селия попросила Эрвина закрыть глаза. Он стоял, слыша лишь ветер, а также отдалённые голоса и как она что-то искала. А потом в его руках оказался шоколад.
        - Не открывай. Просто… Я не делала его сама, так что…
        - Ничего, ты же знаешь- я больше всего хотел получить шоколад от тебя, так что я очень рад. Хоть ты его и не готовила, но ты же его выбирала, так что я уверен, что ты подобрала именно то, что я хотел попробовать.
        Они обнялись. Была абсолютная безмятежность, который всё же угрожали. Они знали это, но не думали, а тем временем Август вынашивал план ликвидации Селии. И приступил он к козням в марте.
        Дверь в их зал с грохотом открылась. Там была вся троица, а вошла туда Ламарр.
        - Так, вы же знаете правила? Ты и ты, - она показала на Марию и Ирму: вы больше не входите в тройку сильнейших. Выметайтесь!
        - Грейс, мне не нравится твой тон… - начал Август.
        - Я всё ещё ваш преподаватель, а вы должны соблюдать правила…
        - Ошибаешься! Ты уже стала нашей марионеткой!
        Тут Грейс ощутила поток силы, который препятствовал её воле. Руки ослабели, ноги подогнулись, а голова с трудом повернулась в сторону Марии. Та уже давно её контролировала…
        - Чёрт, я расслабилась! - подумала она.
        Август начал злобно улыбаться. Наконец он сможет претворить свой план в жизнь…
        - Я не хочу так делать… - подавленно сказала Ирма.
        - Чего?!
        - У меня нет ни желания, ни силы…
        Тут и её настигло то же самое, ведь Мария, как это не банально, была под контролем Августа. Студент сумел подчинить её страхом и угрозами, да так, что та не смогла бы ему противостоять.
        - Вы все теперь мои пешки; вы доказали свою непригодность как ключевых фигур, так что я вами воспользуюсь так, как пожелаю. Итог всё равно будет один- проигрыш Селии…
        Наступило утро, и солнце выглянуло из горизонта, приветливо освещая дома в студгородке. На деревьях уже начинали появляться почки, такие сочные и зеленеющие, а вскоре, несмотря на раннее утро, уже стало светло. Эрвин и Селия проснулись одновременно, и прислушались- где- то вдали пели птицы, чего не было уже давно… На календаре было 17 марта, среда… Несколько лет назад, именно в этот день они встретились… Девушка даже с трудом верила, что они смогли быть так долго, а парень просто радовался, что новый день он начнёт с ней.
        Они вместе готовили завтрак, параллельно девушка рассказывала о нескольких работах великих литераторов, а парень внимательно слушал и изредка что- то ей отвечал. Как ни в чём не бывало, они поели, полюбовались тёплыми лучами на фоне синего неба, а затем пошли собирать вещи.
        Парень остановился у стола, взглянул на листы бумаги и… Рука сама потянулась к ручке и через пару минут два листа были исписаны- на них появилась история вымышленного мира, главные герои и ключевые события и краткое содержание… Он наконец смог придумать что- то, что мог переложить на бумагу. Он мог снова писать!
        Они подошли к гумсоцу и остановились ещё поговорить, как зазвонил её телефон- это была Грейс.
        - Ага… - девушка положила трубку и повернулась к Эрвину: Грейс просила зайти в какой- то зал наверху, чтобы обсудить что- то для университетской субботы по истории для школьников, так что я побежала. Увидимся!
        Они разошлись, а пока Эрвин шлёпал в сторону медкорпуса, он задумался:
        - Тройка сильнейших получает в своё распоряжение зал на крайнем этаже… То есть там, куда пошла Селия! - он мгновенно обернулся и понёсся к зданию гумсоца, ибо там ждала Селию ловушка.
        Девушка поднялась на крайний этаж. Висела тишина, а дверь в холл была заманчиво открыта; тихий скрип показался громом, но сразу за ним последовали уверенные шаги. Она стояла там одна, в лучах солнца, но нигде не было преподавателя. Селия, как думал Эрвин, уже тогда догадалась о том, что это ловушка, но она не была тем, кто сбежал бы с поля боя или от проблем. Тут сзади, из тени тяжёлых гардин, вышел мрачный, как небо в шторм, Август. Его монокль сверкнул, волосы лежали ужасно, как никогда, будто он находился на грани… Селия его чувствовала, а он знал это- теперь оба выжидали, а победа должны была быть за тем, кто переждёт противника.
        Только Селия не была той, кто даст противнику преимущество…
        Она с разворота ударила его, сократив дистанцию, но тот увернулся… Раздался грохот, а пол просто треснул, образовав углубление… Артур атаковал сзади; его руки, напоминавшие лезвия, двигались подобно потоку воды, но он не мог пробить защиту девушки. Та же пока давала ему возможность атаковать, но вскоре сама взяла инициативу, а он сделал то, чего она никак не ожидала…
        Он просто встал ровно и немного усмехнулся… В тот момент на него обрушился град ударов, которые могли сокрушить самую крепкую броню, но не его… Всё вокруг уже превратилось в щепки и пыль, но на Августе даже не было и синяков. Тут- то Селия и остановилась на секунду, будто сомневаясь, а Август одним ударом выкинул её из здания. Она вылетела из окна и упала прямо на площадь, перед Эрвином.
        Тот помог ей встать, а она тяжело дышала.
        - Он силён…
        - Но ведь не так, как Ирма? - спросил усмехаясь парень, явно желая приободрить свою девушку.
        - Он слабее её… Но в любом случае…
        - Ты победишь! - он взял её руку в тот момент, и их пальцы сплелись.
        Тут же они направились наверх. Оба неслись с огромной скоростью, Селия немного отставала, но у лестницы они замедлились.
        - А какая там у него сила?
        - Он неуязвим.
        - То есть?
        - Он перенаправляет урон в какой- либо объект рядом. Даже в противника.
        - Ясно… Я же что- то придумаю?
        - Непременно!
        Тут сзади раздались шорохи и появились они… Ирма, Нед и Зед, Мария и Грейс. Все со стеклянными глазами и странными выражениями лиц, будто зомбированные.
        - Я погнала наверх, можешь погеройствовать.
        Эрвин встал в стойку и с улыбкой ответил:
        - Да, иди и одолей его, а я пока с ними разберусь!
        - Береги себя…
        - Спасибо.
        Она исчезла позади, и все разом кинулись к лестнице, но поток странной энергии откинул их… Эрвин стоял перед ними, от него исходило голубоватое свечение, а около рук появились странные полупрозрачные сферы… Тут же Ирма кинула в него сотню болтов, но те просто превратились в ничто по пути… Во рту появился металлический привкус, начало подташнивать…
        Это была его сила- управление направленными выбросами радиации, за счёт чего он мог просто оставить на теле врага синяк или же уничтожить его. И сейчас все они ощутили её на себе, разве что Ламарр он атаковал меньше, надеясь на её силу. С Марией ему было уже проще- он сумел очистить разум и действовать на ходу.
        Передвигался он со скоростью Селии, если не быстрее, явно обладая обширными знаниями боевых искусств, действовал молниеносно и хладнокровно, просчитывая действия на два шага вперёд. С холодной головой, свежими силами, правильным дыханием и желанием вех победить он ворвался в их строй, продолжая покрывать радиацией всё вокруг…
        Пока он отражал атаки и просто жарил конечности врагов, Грейс начала что- то понимать… Она была будто в бесконечном коридоре, но всё же сломала стены и… Она упала, но сразу вскочила и увидела это…
        Эрвин уже уложил Неда и Зеда, чьи руки и ноги казались обгоревшими, а теперь дрался с Ирмой и Марией… Он мог бить радиацией издалека, но тогда бы мог задеть и стены, сделав их радиоактивными, а так он рисковал собой, но одновременно враг оказывался в большей опасности… В итоге Ирма, всё покрытая чёрными кусками плоти, упала без сознания, а на Марию сзади набросилась Грейс.
        Та подлетела в воздух, а препод несколько раз ударила её ногой в грудь и в живот, отчего у противницы пошла кровь изо рта, а затем с разворота она отправила ту в стену. Пыль осела, и они увидели, что все лежали поверженными.
        - Я был уверен, что вас так просто не одолеть.
        - Ну ослабила бдительность… Один раз за всю жизнь, но вот ты очень неплохо с ними справился… Чтобы разом с самыми сильными, а тем более Август не смог бы в бою с первого раза отразить твои удары радиацией… Так что первое место в Рейтинге могло бы быть и твоим.
        - Возможно. Мне достаточно этой силы, - говорил он, пока они шли наверх: чтобы защитить когда надо дорогих мне, или дать им возможность проявить себя.
        - Вот поэтому я говорила- если мы сразимся с тобой, мы разнесём весь универ в клочья…
        - Но это будет того стоить! - сказали они оба со смехом.
        От зала и крыши над ним ничего не осталось- их просто уничтожили. Среди пыли стояли они, хотя отчётливо были видны лишь горящие глаза. От былой элегантности Августа ничего не осталось- лишь ярость. Но он казался просто уставшим, а Селия выглядела так, будто её хорошо так побили.
        - Ты не видишь… Что я- это ты?
        - Тебе не кажется, что это уже избито и глупо?
        - Нет… Я- твоя тёмная сторона, которая отражает все удары, направляя их на других, даже дорогих тебе… - это её уже начинало задевать: вся твоя боль из прошлого- вот же она… Я стою перед тобой, и я побеждаю! Ты не справишься с тем, что не поверишь в себя, ведь…
        Тут его прервал крик Эрвина:
        - Селия! Победи… - она, совсем подавленная, обернулась: победи… Продолжай побеждать!
        Тут девушка вспомнила ту коробку… Те записки и то, что вложила в них… Всю боль, пропитавшую их, неудержимое желание жить, делать то, что хочется и не быть гонимой… Это всё заставляло двигаться её вперёд, но одновременно тянуло вниз… Она выбрала такой путь, потому что доказала себе, что сильная… Чтобы никто ей не сказал, что она слаба…
        - Я избавлюсь от тебя…
        - Но как? - он захохотал, распластав руки: я- твоя боль! Я- твоя сила! Я- твоя жизнь!
        - Значит, я пойду вперёд без цели, буду идти… Буду идти, пока не найду!
        Уже тогда стоявшие внизу препод и парень поняли, что в этом диалоге крылась её победа.
        Артур сорвался вперёд, Селия устремилась на него… Они схлестнулись в воздухе, но куда- то делась сила Артура- он впервые испытал ту самую боль, о которой говорил- и душевную, и физическую… Он ударил её в грудь и живот, но ощутил лишь её мышцы, а она тогда же тылом ладони ударила в висок, голенью сбила ему дыхание, а правым кулаком вошла прямо в солнечное сплетение… Он поперхнулся кровью и начал падать, в лучах солнца…
        Селия уже приземлилась, а Август начал просто исчезать… Его глаза выражали страх и ненависть, которая разгоралась где- то в глубине души, но с каждой секундой, метром до земли, он становился всё более хрупким… Одно дуновение ветра, и его просто нет… Словно и не было никогда…
        Селия гордо стояла на обломке, смотрела на небо, по которому ползло солнце… Её великолепные, хоть и тонкие, волосы ласково перебирал ветер, пламенный взор был устремлён вдаль, а грудь медленно поднималась и опускалась. Она тогда сказала:
        - Я- сильная. Я прокладываю свой путь, и я никогда не позволю своему прошлому и той боли, что мне причинили, изменить свою жизнь- я преодолею всё, во что бы то ни стало я достигну высот и все, кто считал меня слабой, пожалеют об этом… Это моя жизнь, и только мне решать, как она сложиться!
        После этого она увидела стоящего рядом Эрвина. Он улыбнулся, а снизу что- то радостное прокричала Ламарр; он подхватил её на руки, будто парочка была на свадьбе. Они медленно спустились вниз, где покрасневшая девушка нежно обняла парня, а их обоих по голове гладила Грейс, с трудом сдерживая слезу.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к