Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Клюев Кирилл: " Вихрь Стали И Огня " - читать онлайн

Сохранить .
Вихрь стали и огня Кирилл Юрьевич Клюев
        Человек испытывает разные эмоции. Многие из них, особенно отрицательные, очень сильны и могут дать силу чему-то, что неподвластно простым смертным. Поэтому надо держать себя в руках, несмотря ни на что… Фото для обложки взято с сайта Pixabay, автор: monicore.
        В этот день погода была поразительно хороша. Солнце сияло в девственно-чистом небе, а редкие облачка ползли вдали, цепляя горы, застеленные снегом. Те в свою очередь возвышались над холмами, покрытыми лесами хвойных деревьев. Морской бриз принёс влажность и удивительную атмосферу, которой не было нигде, кроме как здесь. Изредка меж лесов и гор мелькало море, которое было темное и мрачное. Его воды были почти черными, а волны были высоки и смертоносны для кораблей.
        Поезд проходил сквозь ущелья и долины, минуя туннели и леса. Изредка были видны одинокие хижины и пастбища, полные овец. Кроме того, мелькали и поселения, где, как казалось, жизнь остановилась. В этом, далеком от цивилизации, краю такие пейзажи были типичны. Пассажиры наблюдали прекрасные картины сурового побережья в окна и с нетерпением ждали прибытия.
        Поезд прошел сквозь густой лес, где росли ели и сосны, а почва была покрыта мхом. После этого шёл длинный и тёмный туннель. По его окончанию, появились рвущиеся ввысь горы и снег. Далее шла укромная долина, в которой расположился маленький городишко. Вердзен был небольшим, в нём жили менее 3 тысяч человек, но жизнь их была необычной: из долины была только одна дорога, которая вела на побережье, а оттуда в ближайший крупный город; была и железная дорога, но зимой ей нельзя было воспользоваться без спец состава. Всё это создавало укромную и тихую жизнь с неповторимой атмосферой и колоритом.
        Она вышла на станции в этом небольшом городе. Он был окружен скалами, лесами и некоторыми ущельями. Основан он был в 13 веке, но точной даты не сохранилось. Местные старожилы утверждали, что это было в 1217 6 июня. Но многие, особенно приезжие, не соглашались с этими словами.
        Аврен Алкотт, среднего роста девушка с серебряными глазами, волосами цвета темная медь, с завязанной косичкой у левого уха, вышла с вокзала. Одета она была в пальто, на голове был черный берет, а в руках спортивная сумка. У ближайшего дома стояла новая машина (универсал повышенной проходимости известной шведской марки), которая была для неё. Девушка направилась к ней, но при приближении к ней из транспорта вылез человек. Это был невысокий старик с непропорционально большой головой, голубыми глазами и бакенбардами цвета снега, резко переходящими в усы. Он обошел машину, дождался Аврен и снял шляпу.
        - Аврен Алкотт? - сухим, но доброжелательным голосом сказал он.
        - Да, а вы должно быть…
        - Я ваш водитель и дворецкий Эргард.
        - Мистер Эргард, я с трудом, но помню вас…
        - Вы покинули нас, когда вам было почти четыре года. Неудивительно, что мы почти стёрлись из вашей памяти.
        При этих словах над городом прогремел гром, а тучи, шедшие до него много часов, остановились.
        - Думаю, что лучше отправиться в особняк.
        Он взял сумку, закинул в багажник, и они сели внутрь. Дворецкий завёл двигатель, и машина поехала к выезду из города. Они проехали по городским улицам, и она увидела, что в окрестностях много людей, несмотря на дождь. Уже на выезде были видны заброшенные дома.
        После Вердзена быстро промелькнуло поле и начался лес. Кроны вековых елей и сосен свисали, почти полностью закрывая собой небо. Дорога была бугристой, а также корни деревьев мешали быстрому прохождению этого участка. На часах было почти четыре часа дня, а в лесу была уже тьма, лишь редкие лучики, пробившиеся сквозь кроны и тучи, мелькали среди ветвей. На них лежали капли воды, и свет играл в них.
        - Долго ещё ехать через лес?
        - Нет, но из-за дороги я не спешу: впереди ещё большое открытое пространство, подъём в гору, а там уже и дом.
        - В этом лесу всегда так темно?
        - Да, из-за густоты и высоты деревьев его прозвали Тёмным. Говорят, что по ночам по нему лучше не ходить…
        - Но это лишь легенды? - Она отвлеклась от окна и посмотрела на Эргарда.
        - Надеюсь, вы будете в этом уверены до конца своей жизни…
        Он загадочно улыбнулся и согнулся над рулем, прибавив газу. Машина сорвалась и заметно ускорилась; началась сильная тряска и кузов стал трещать. Аврен вцепилась в кресло и стала всматриваться вдаль, а в голове были мысли наподобие "Вот и мой конец - как забавно! Именно так и именно здесь…"
        Но её мысли оказались обманчивыми - они уже выехали из леса и направлялись к особняку. Это был старый дом, выполненный из камня в замковом стиле. Он был очень массивный и крепко стоял на возвышении, к которому вела дорога. Аврен поняла, что поместье очень большое и осматривать его придётся долго.
        Машина уже поднялась по дороге и припарковалась слева от дома. Выйдя из неё, Аврен посмотрела на каменную махину, которая теперь была её. Эргард запер транспорт, и они пошли к дверям дома, если их можно было так назвать: это были почти ворота, выполненный из старого дуба и высотой почти 2,5 метра. Дворецкий долго перебирал ключи и наконец открыл двери. Со скрипом они отворились, и они уже были внутри.
        - Для начала, я проведу вас в кабинет, где нужно урегулировать некие формальности. Верхнюю одежду вешайте сюда.
        Прихожая была довольно большой и имела ещё несколько входов в другие комнаты. Повесив всё, они отправились вглубь особняка. Следующая комната была уставлена столами, стульями и диванами. На полках стояли папки, набитые бумагами, а из одного угла выпирал кусок котла.
        - В этой комнате ваш отец почти не проводил время: лишь говорил с местными и проверял котел, который греет воду в ванной и отапливает дом.
        Из этой комнаты они прошли в длинный и широкий коридор, в котором было много сундуков, кушеток и рыцарских лат. Там они поднялись по ступеням на второй этаж и повернули налево. Пройдя немного, они вошли в маленькую гостиную, но до этого Аврен увидела со второго этажа главную залу, где были в огромном количестве полки с книгами и камин с прочими удобствами. В гостиной всё было обставлено как в комнате для отдыха: диваны, столы, кресла и картины. Из окон был виден лес и город вдали. Оттуда они прошли в крыло, где были столы вдоль окон и несколько шкафов. Также были видны тонны бумаги для работы. Из этого помещения они попали в просторный кабинет, явно предназначенный для хозяина. Там был большой Т-образный стол, книжные шкафы и серванты с бутылками и стаканами под разные напитки. Эргард достал бумаги из стола и сел за него. Аврен опустилась на стул напротив него.
        - Здесь завещание вашего отца: он хотел отдать вам это поместье и пару предприятий в городе. Также здесь приведен наш с ним договор о моей службе.
        В этот момент она взяла бумаги и стала внимательно их просматривать.
        - По нашему договору и его завещанию, я буду работать здесь и следить за состоянием дома ещё три года. Далее договор не заключен, а я хочу уже выйти на пенсию…
        Дальше они недолго обсуждали содержание особняка, финансовый вопрос с предприятиями в городке и погоду в ближайшие дни. Разговор закончился на тонкостях работы дворецкого и горничной.
        - Горничная, в чьи обязанности входит уборка и приготовление пищи, прибудет завтра: с ней договор заключен на такой же срок, но вы прибыли быстрее чем она рассчитывала…
        - Понятно, но сегодня я справлюсь, только покажите, где и что.
        Они встали и направились к дверям, как вдруг она спросила:
        - А как её зовут?
        - Думаете знаете её? Имя этой девушки Леви Сандамор. Она жила здесь всю свою жизнь, но решила год назад увидеть большой свет и уехала. Что же это я, давайте я проведу вам экскурсию.
        Начали со второго этажа: кроме того, что она видела, ей показали коридоры, огибавшие большое отверстие в потолке на главной гостиной, склад, где были самые необходимые вещи; её комнату с огромной кроватью, ещё одну комнату отдыха и странный коридор в никуда. Он просто шел от её комнаты до гостиной, а вход был только во второй комнате…
        На первом этаже она увидела большую ванную с двумя раковинами и современным санузлом, обеденный зал и кухню, ещё три склада, где лежали дрова и стоял генератор; две библиотеки, летную веранду и странную безымянную комнату. Когда осмотр был закончен, часы пробили семь с половиной.
        - Я скоро отправлюсь к себе домой, а пока мне надо осмотреть котел и проверить дровницу. Вы сможете сами сделать ужин?
        - Да, разумеется.
        Кухня была не сильно большой, но на ней было всё что надо для готовки. Также присутствовали все необходимые продукты. За полчаса Аврен приготовила себе полноценный ужин и пошла с ним на веранду.
        Веранда была согнутым под углом коридором с длинным окном. Сама она была сделана из прочного дерева, а панорамные окна на зиму закрывались ставнями. Сейчас с неё открывался вид на лес, горы вокруг и на поле. Ещё с веранды была видна площадка, где стояла машина, а рядом велосипед.
        Аврен довольно быстро окончила трапезу и помыла за собой посуду; далее она прошла в главный зал, где уже горел камин. Там она села в кресло и стала осматривать всё вокруг.
        В комнате были диваны, столы и очень много сервантов, шкафов и полок. Последние двое были заполнены книгами, словарями, энциклопедиями и гримуарами. Аврен встала и начала искать чтиво на вечер. Она отобрала три наиболее интересные книги и принялась читать их.
        Спустя час её прервал Эргард - он уже готовился уходить и зашел сообщить об этом.
        - Я уже уезжаю в город: ключи от вашего транспорта я положил в кабинет. Все окна я проверил, но сейчас вы должны пройти за мной, чтобы я убедился, что вы можете закрыть двери главного входа.
        Они прошли в прихожую и Аврен, выпустив дворецкого закрыла дверь. Она была тяжелая, а замок - поддающийся с трудом. Выполнив это, она прошла на веранду, откуда увидела Эргарда, уезжавшего на велосипеде.
        - Забавно, такое расстояние, по лесу и по полю, да ещё и во тьме…
        Аврен снова уселась в кресло и стала читать. Во время чтения ей несколько раз показалось, что кто-то ходил по коридорам второго этажа. Внимания она не обращала, думала, что это просто ей послышалась, ведь она тут только первую ночь…
        Дальше лучше: в десять часов, когда пламя почти потухло, она почувствовала холодный ветер, который шел из-за её спины. Оглянувшись, она ничего не увидела и стала снова читать книгу. Теперь, она услышала стук веток об окно в библиотеке. Ничего необычного, кроме того, что вокруг дома нет таких деревьев: только кедры, которые не могли издать такие звуки. Она понемногу начинала вжиматься в кресло…
        Закончив чтение, она посмотрела в камин: пламя потухло. Значит, можно идти спать; она поднялась и почти вошла в коридор, только услышала, что латы начали скрежетать.
        Теперь ей было не до шуток: глаза начали вылезать из орбит, а дыхание стало прерывистым и резким, пульс участился. Скрежет становился всё громче и теперь стали слышаться шаги. Сил почти не было, но она все же открыла дверь, но казалось, что там кто-то делает тоже самое.
        В коридоре славы доспехи стояли подле сундуков, как было днем. Ничего не изменилось. Она прошла к лестнице и была готова подняться, но услышала шорох за спиной. Обернувшись, она ничего не увидела, кроме мелькнувшего на мгновение черного платья с кружевами и белыми лентами. Теперь она стояла в едва освещенном коридоре и прислушивалась. Внезапно стены начал сотрясать звонкий смех молодой девушки, но это была не Аврен.
        Утром она проснулась в момент соприкосновения с полом. Придя в себя, она оглядела большую комнату, где спала. Она упала с огромной кровати, сделанной из дуба, в которой могли спокойно спать три, а то и четыре человека. В спальне была пара столов и диванов. Также имелись шкафы для разных вещей, сундуки и полки. Последние были наполнены кораллами, необычными приборами и насекомыми в янтаре. Эта коллекция была совсем необычная и вызывала неподдельный интерес. Сев на кровать, она посмотрела на часы: 9 часов.
        - Эргард приедет к 11, примерно также должна появиться Леви.
        Аврен встала, оделась и пошла на кухню. Там она приготовила себе трапезу, а позавтракала в обеденной зале. Это была комната с большим столом на 10 человек; на стенах висели картины с изображениями гор и лесов, а в уголках стояли горшки с маленькими туями.
        Употребляя яичницу, Аврен думала о том, что надо сделать: в первую очередь купить продуктов: запасы уже были на исходе, второе: перечитать контракты и документы на особняк, в-третьих: узнать причину вчерашнего буйства чего-то или кого-то…
        До 11 она сидела в библиотеке и изучала книги об этой местности. Она нашла историю города, строительства железной дороги и даже много информации о своих предках, которые строили этот особняк. Чтение было прервано громким звонком в дверь.
        Хозяйка быстро прошла ко входу и стала его открывать. На пороге стоял дворецкий, который приветствовал её:
        - Доброе утро, госпожа. Как вы провели первую ночь в этом доме?
        - Доброе, спасибо - неплохо. Но всё же надо привыкнуть…
        - Само собой; приехала ваша горничная.
        Из-за его спины вышла невысокая девушка, одетая в черно-белую униформу и с чемоданом из крокодиловой кожи. Она была обладательницей среднего роста, почти черных глаз и иссиня-черных волос, завязанных в высокий хвост, хотя челка её была растрёпана.
        - Рада встречи, моё имя - Леви Сандамор. Я буду выполнять обязанности горничной в вашем доме.
        - Приятно познакомиться, Леви.
        Они все вошли в дом, и тут же отправились на кухню. Там новоиспеченная горничная осмотрела имеющиеся продукты и посетила склад, который был предназначен для еды. Этакая кладовка.
        - Такс, еды здесь хватит на два-три дня, если питаться умеренно. Но я бы отправилась за едой сегодня. Если желаете, это сделаю я.
        - Спасибо, но я хотела посетить город и купить всё необходимое.
        - Как пожелаете. А пока отнесу свои вещи в свою комнату.
        Ещё вчера Аврен посетила комнату, для персонала. Она была соединена с обеденным залом, была небольшой и уютной. Внутри стояла кровать, стол, сундук и шкаф с диваном. Леви кинула чемодан на диван, открыла его и стала осматривать всё вокруг.
        - Я сейчас поеду с Эргардом в город, а ты пока можешь навести чистоту в гостинице и самых нужных комнатах.
        - Как скажете…
        Она хотела договорить, но вдруг что-то остановило её. Она уставилась в стену, как будто всматриваясь в кого-то…
        - Леви?
        Эргард и Аврен с недоумением смотрели на неё.
        - Леви?
        Горничная потрясла головой и снова смотрела на них.
        - Извините меня: задумалась.
        Она прошла вперёд и обернулась.
        - Я сейчас же приступаю к работе.
        Аврен с дворецким поехала в город, чтобы купить себе еды и ознакомиться с Вердзеном. Они очень быстро спустились с пригорка и въехали в Темный лес. Сегодня на небе не было солнца, и поэтому вокруг машины было очень темно. В этой тьме постоянно мелькали деревья причудливой формы: казалось, орда каких-то мифических существ бежала за автомобилем, пытаясь прорваться внутрь. Пытаясь отвлечься, она вспомнила вчерашний вечер и тот смех. Тут же на ум пришла реакция Леви, сегодня утром. Даже стало интересно…
        - Мистер Эргард? Помните, вы говорили о легендах?
        - Да, вчера во время поездки в ваш особняк. Заинтересовались?
        Он говорил, не отвлекаясь от дороги и продолжал направлять машину через местность, производящую неприятное и пугающее впечатление.
        - Пожалуй, тем более реакция Леви мне показалась связанной с этим…
        - Ну, я владею информацией, которая ходит в массах, а именно я знаю две истории о призраках, которые населяют эти места…
        Его речь прервал корень, на который авто налетело с довольно большой скоростью. Это заставило его сбавить ход, а позже он возобновил диалог.
        - Первая история рассказывает об одной девушке, которая погибла где-то здесь. Она была приезжей, которая явилась сюда по важному делу о наследстве своей семьи.
        - А что с ней произошло?
        - Говорят, что она стала слышать голоса, которые стали сводить её с ума. Вскоре её стали видеть только не берегу моря: она стояла и смотрела вдаль, как будто она ждала кого-то… Однажды её нашел один из жителей, который осматривал побережье; она стояла и смотрела вниз, потом перевела взгляд на него и прыгнула на скалы… По словам того парня, она исчезла в морской пучине, где волны встречаются с камнями.
        - И, что было дальше?
        - Она стала призраком. Возможно, сделать задуманное, никому не известно, что именно, ей не удалось, и поэтому она бродит тут и ищет чего-то. Прозвали её Серебряная, так как она носила платье серебристого оттенка. Мы уже подъезжаем.
        Лес расступился, и они уже видели городок за полем. Быстро пролетев открытую местность, они въехали в Вердзен. Аврен ещё раз поразилась этому маленькому чуду: выросла она в большом мегаполисе, а этот городок вызывал неподдельный интерес. Она старалась разглядеть каждого жителя, каждый дом и даже деревце. Они остановились у большого каменного здания, которое внушало уважение и страх. Явно оно было выполнено в романском стиле, имело красную крышу и красиво оформленные окна.
        - Это наша ратуша - здесь собираются жители и решают самые важные вопросы - сказал Эргард, выйдя на улицу.
        Они пошли по улице мимо домов. Среди них было здание из камня с высоченным шпилем, собранным из дерева.
        - А вот эта пожарная станция - здание-ровесник вашего особняка. Всё ещё действует.
        Пройдя ещё немного, они свернули на широкую площадь. Она вся была уставлена торговыми рядами, а количество народа зашкаливало. Явно это было самое оживленное место в городе.
        - Здесь, если ходит к определённым продавцам, можно приобрести самые лучшие фрукты, овощи и прочие продукты.
        За полчаса они купили всё, что надо. Рынок был огромен: в его начале были продукты, бакалея, потом шли хозяйственные, а в конце располагались точки торговли строительными материалами. Здесь было всё, даже антиквариат и книги известных авторов. Аврен поразилась атмосфере, которая висела в воздухе, и почти ощутила себя в месте очень уютном, почти дома.
        Теперь они шли по тротуару к своей машине.
        - У вас есть всё, чтобы жить в доме. Продукты понадобятся только в следующем месяце.
        Аврен не успела ответить, так как получила в лицо дверью: она распахнулась внезапно и ударила её прямо в переносицу, из-за того, что шла она, немного опустив голову.
        Из-за двери выглянул невысокий темноволосый парень с зелеными глазами и стал смотреть на неё.
        - Ой, прости! Я тебя не за…
        Договорить он не успел, потому что Аврен опустила сумки на землю и со всей силы врезала ему правым кулаком. Удар был сильным и стремительным, а парень почти упал на асфальт.
        - Ай, как так можно, а? - только успел ответить он. Теперь он смотрел на неё, явно пытаясь понять кто она, а Аврен оценивала его реакцию и его слова.
        - А ты… Твое имя не Аврен, а фамилия не Алкотт?
        - Верно, это моё имя и фамилия. А ты кто? - Девушка была удивлена и немного озадачена.
        - Я Арндт Ремарк, мы были знакомы и проводили много времени вместе, до того, как…
        - Всё с тобой ясно. До встречи! - ответила она, явно вспомнив его.
        Она взяла сумки и быстро пошла в сторону ратуши. Арндт так и стоял, пытаясь осознать случившиеся и потирая ушибленное место.
        Аврен и Эргард ехали в машине через лес.
        - Я думаю, что ели вы будете так общаться с каждым в нашем городе, у вас вскоре появятся проблемы…
        - Я знаю, что надо быть вежливым, белым и пушистым; только меня волнует другое - вы не договорили о тех легендах, которые ходят в округе.
        - О, да… - он ухмыльнулся и перевел взгляд на зеркала. Оценив обстановку, он продолжил разговор.
        - Самая известная легенда ходит о вашем особняке. Как она гласит на его месте когда-то было отдельное поселение, в котором было лишь 10-15 домов, церковь и что-то наподобие школы. Однажды всю эту территорию захватила болезнь. Тогда Европа была охвачена чумой, а местное заболевание было совсем другим. Старейшины считали, что это проклятие от которого нет избавления. Говорят, что кто-то из них занимался оккультными практиками, и он смог убедить всех принести жертву, а именно юную девушку. Ей оказалась прилежная ученица, которая, будучи очень красивой не заболела. Тюра была доброй и очень старалась всем помочь. Вечером, она зашла в церковь, так как её попросил прийти один из старейшин. В итоге, её схватили и скинули в подвал, где она умерла. Говорят, что её тело до сих пор не найдено, а легенда живет в разговорах, как наш. Иногда по коридорам ходит её призрак - Тусклая дева…
        Этот рассказ заставил её задуматься. До самого особняка она молчала, погрузившись в свои мысли. На пороге их уже ждала Леви, готовая взять покупки и отнести их на кухню. Время было уже обеденное, и Аврен пошла с горничной. Войдя, она обратила внимание на удивленный взгляд Леви.
        - Что не так?
        - Просто, когда я уходила, эти ножи лежали в ящике, а сейчас лежат под углом 45 градусов к стене…
        Этот инцидент запомнился Аврен, и позже она ещё вернётся е нему.
        Весь этот день она осматривала особняк, в особенности библиотеку. Леви за короткий период убрала всю пыль, находившуюся в доме. К вечеру же, она приготовила прекрасный ужин, который пришёлся по душе Аврен. Эргард снова растопил камин и заметил, что за ним надо обязательно следить.
        Аврен два часа сидела перед пламенем, читая книги. Весь день она хотела узнать больше о легенде про Тюру. Ничего не было найдено. Огонь почти погас, и у неё осталась одна книга. Это оказался сборник стихов про природу. Они были очень красивые, и среди обычных встречались на латыни. Аврен почти закончила, когда из книжки выпал листок. Подняв его, она стала читать. Пытаясь понять его, она положила книгу на место, не отрывая взгляд от листка.
        - Какая-то бессмыслица, да ещё и на латыни!
        Тут она почувствовала чьё-то приближение. Казалось, что кто-то, замахнувшись, несётся на неё, готовясь отправить девушку в мир иной. Аврен понимала, что это всего лишь страх и ничем не обоснованный, но холодок пробежал у неё по всему телу.
        С большим трудом она отправилась к двери, которая вела в коридор. Даже звук лязгающих доспехов и мечей, вынимаемых из ножен, никак не пугал её, ведь то, что было за её спиной было в разы страшнее…
        Аврен влетела в залу, закрыв за собой дверь. Отдышавшись, она пошла к себе, попутно думая обо всей этой чертовщине.
        - Я никогда не верила в призраков; для меня всего лишь сказки из старых легенд. Даже слова Эргарда не могут переубедить меня, если я не увижу такого призрака своими глазами. Ладно, предположим: Серебряная дева и Тюра существуют. Следуя этому заявлению, можно делать вывод о том, что происходящее дома (доспехи, движение ножа) связано с Тюрой. Тогда всё выглядит целой картиной. Хотя бы логично…
        Аврен лежала в кровати с зажженной лампой. В руках был клочок бумаги, на котором прописью был выведен текст.
        - Я не могу понять этот текст - нужен перевод. В библиотеке есть словарь по латыни и справочник по грамматике. Так, я смогу точно перевести слова и составить полный текст. Но для чего? Может, чтобы призвать её? Но она и так здесь (движение объектов, я её чувствую) …
        А если и вызову её, то, что произойдет? Я её увижу, ведь в некоторых книгах было написано, что для того чтобы увидеть призрака надо его представить, и в зависимости от того как ты его представишь себе таким он и предстанет. Надо углубиться в литературу и изучить этот вопрос.
        С этими мыслями Аврен погасила лампу и повернулась, прикрывшись одеялом. Сделав это, она немного поёжилась, ведь становилось уже холоднее.
        Аврен на следующие утро почти сразу отправилась в библиотеку, где набрала несколько книг. После легкого завтрака она вернулась и стала подробно штудировать словари и аккуратно записывать почти каждое слово и его перевод. Время шло не особо быстро, но ей не было скучно, ведь молодая девушка была поглощена работой, и так происходило ещё в большом городе. Её девиз был: если делать, то с фанатизмом и по максимуму!
        До обеда она рылась и искала. Прервал её Эргард:
        - Госпожа, Леви уже приготовила обед, а ещё вам звонили.
        Лицо Аврен, выражавшее полное непонимание, появилось из-за рядов книг, а её глаза были округлены.
        - Что? Кто?
        - Он сказал, что перезвонит через час, а пока я настаиваю на том, что вам стоит пообедать…
        Аврен быстро направилась на веранду, также быстро пообедала и отправилась обратно. В это раз её отвлек звонок телефона.
        - Алло, кто это?
        - Аврен?
        "О черт!" - мелькнуло у неё в голове.
        - Это я, Арндт. Хотел спросить тебя, могу я прийти к тебе?
        - Нет!
        - А как насчет встретиться?
        - Нет!
        - Ну, в целом я буду у ворот твоего дома через час, надо кое-что обсудить…
        Договорить он не успел - Аврен бросила трубку и отправилась в библиотеку к горе книг, некоторые из которых были открыты. Далее она всё ещё сидела и пыталась перевести тот злосчастный листок. Иногда ей мешало что-то, что она и увидеть не могла, поэтому девушка не отвлекалась: сидит себе смирно, читает. Но тут внезапно рядом падает книга, кто-то бесшумно проноситься мимо или перелистывает страницы в словаре. Это порядком выводило из себя, а также Аврен не могла сосредоточиться в эти моменты.
        На часах было почти три часа, как раздался звонок в дверь. Аврен вышла и с Эргардом встретила Арндта. Она, с трудом сдерживаясь, провела в кабинет и там осталась с ним наедине. Заперев дверь, она уселась на стул, и начала разбор полетов:
        - Чего ты тут забыл? Я занята важным делом, а тут ты лезешь…
        Она сама остановилась, дожидаясь его ответа.
        - Но, судя по всему, ты тут не находилась сегодня…
        Аврен не ожидала такого тона и такой наблюдательности. Хоть пыли нигде не было, зато все бумаги и прочее лежали в шкафах, и казалось, что их не брали много лет.
        - Предположим, я находилась в библиотеке. Чего тебе надо?
        - В библиотеке? Наверное, за словарями, пытаясь разобрать какой-то сложный текст?
        Это уже было не смешно, вовсе не смешно. Аврен не показывала это, но внутри её сердце бешено колотилось, пока этот высокомерный персонаж, совсем не такой как в разговоре по телефону и на улице, смотрел ей прямо в глаза и чего-то ожидал…
        - Да, нашла очень интересное - в этот момент она решила соврать - письмо… Она написано на - снова соврала - немецком, а я его почти не знаю. Зачем я тебе? Уже достал!
        Выражение Арндта почти не менялось, но внезапно она запрокинул голову и захохотал. Аврен не на шутку испугалась, даже была готова выхватить саблю, которая была спрятана хитроумно ещё отцом в столе. Но тут хохот прекратился, а Арндт смотрел на неё как прежде:
        - Я знаю, что это не письмо - это записка. Язык не немецкий, а латынь. Как ты поняла, со мной лучше не шутить, ведь я вижу тебя насквозь…
        Аврен просто опала, более того ей показалось, что её собеседника окружает нечто тёмное, мрачное и мерзкое. Как аура, только реальная и очень пугающая.
        - Я владею строительной компанией, которая занимается всеми домами тут, а также приводит в порядок все сады. Твоему особняку это необходимо. Я пришел его осмотреть, а также сказать, что с ним можно сделать.
        Аврен была в ступоре. Она просто сидела и ждала.
        - Я пока выйду, осмотрюсь и расскажу всё, что нашел.
        Он открыл дверь и ушел на улицу. Аврен сидела и пыталась понять, что это было. Никогда в её жизни ей никто так не диктовал свои условия. Вопрос оставался один: как он всё понял? Аврен умела врать первоклассно - никто не мог точно сказать говорит ли она правду или нет. Сделать это было невозможно, также она в идеале владела искусством блефа. Этот простой провинциальный парень сумел прочитать её и продиктовать свои условия. Как?
        Она сидела довольно долго. Прервал её размышления Арндт, вошедший в кабинет.
        - Всё ещё в ступоре? Неудивительно! Ну, так вот - у западного угла твоего дома есть проблема: крошится камень. Я знаю как это сделать - это довольно просто. Веранда почти развалилась: нижние доски скоро сгниют и отвалятся. Ещё, я бы осмотрел крышу у дымохода: мне кажется, там есть дефекты. Верно я говорю?
        Он посмотрел в пустоту и снова повернул голову к Аврен. На секунду она заметила на его лице ноту негодования, но он быстро смахнул её со своего лица.
        - Ну так вот, предлагаю заключить договор, а через пару дней я прибуду с бригадой, мы очень быстро всё исправим. Где же тут бумага?
        Аврен вышла из ступора, в мгновение схватила чистый листок гербовой бумаги и начала писать договор. За пять минут они всё обсудили и расписались. Арндт сам покинул кабинет и Аврен прошла на веранду, чтобы увидеть, как он отправиться домой. У её машины стояла другая, одной известной итальянской фирмы. Это купе очень выделялось своим внешним видом и не соответствовала среде этого города. Он сел в неё и поехал, явно не торопясь. Машина неспеша, громоздко переваливаясь, проехала поворот, и Аврен поняла, что она совсем не для этих мест и дорог.
        Она вернулась в библиотеку и долго не могла начать заново. Но вскоре она снова погрузилась в работу и спустя несколько часов она взяла листок и выписала итоговый вариант перевода. Взяв его в руки, она подошла к окну. Лучи заходящего солнца осветили строчки и Аврен начала читать их. Бывает, когда работаешь с текстом много часов, а в итоге даже не знаешь, что в нём было. Вот тут-то Аврен и испугалась не на шутку. Это было обращение к кому-то… Прочитав его, она подняла глаза и увидела тот самый силуэт, что был позади Арндта, но тот быстро исчез, создав сильный ветер, из-за которого все страницы в книгах стали шуршать и перелистываться, как в осенний вечер от ветра. Аврен снова стояла в ступоре, но ненадолго. Найдя в себе силы, она пошла прямо к столу и быстро расставила книги по местам. Вздохнув, она пошла к себе в комнату.
        По пути Леви сказала, что собирается готовить ужин и ей хотелось бы услышать пожелания от хозяйки. Ничего лучше тушеного мяса с овощами ей в голову не пришло. Аврен поднялась наверх и уселась в кресло в своей комнате. Сидела, сидела и ничего не придумала. В итоге взяла книгу, но тут же положила на место.
        - Достаточно с меня сегодня…
        Она снова уселась и стала осматривать комнату. Передумала и вошла в гостиную. Там села на мягкий диван и стала смотреть на картину, на который был изображен какой-то всадник на коне и с рапирой в руке. Снова ничего. Она встала и пошла в загадочный коридор. Он имел только вход из гостиной. В нём было несколько окон и одна картина, одна пика и рога оленя. Из окон был виден лес и совсем немного городок. Из размышлений Аврен вывел Эргард, передавший, что ужин готов.
        Его Аврен съела очень быстро и, поблагодарив Леви, ушла из залы. Она пошла прямо на веранду и стала смотреть на закат, который очень тут красив. Солнце, почти погрузившись в горы, озаряло всё вокруг мягким, приятным и малиновым светом. Этот свет как будто был наполнен жизнью, радостью и желанием жить и радоваться всему вокруг. Но вместе с этим сильно холодало: Аврен поняла, что пора закрывать веранду и, сделав это, отправилась в библиотеку. Там она зажгла лампу и стала смотреть на книгу, которая лежала на столе. Это был сборник историй про Вердзен, и про его жителей. Эту книгу она не брала, а она лежала тут, на столе…
        Аврен просто ушла в безымянную комнату. В ней были окна, стены с обоями, стул, небольшой шкафчик и стол, табуретка и кушетка с матрасом. Всё. Краткость сестра таланта, мог бы подумать простой человек. Но Аврен помнила, что её отец никогда не делал что-либо просто так: в комнате был какой-то смысл.
        - Похоже, она сделана для того, чтобы в ней кто-то жил. Просто жил, ничем не занимаясь. Может, его могли бы навещать, и эти кто-то разговаривали с ним, пока тот лежал на кровати. Ещё немного она побродила из угла в угол и пошла в главную залу.
        Там уже был разведен огонь в камине, а Эргард предупредил, что он и Леви идут спать.
        Аврен сидела и ждала чего-то… Просто сидела и долго смотрела в пламя. Но если смотришь во тьму, она начинает смотреть на тебя…
        - Чего-то я сегодня слишком много нахожусь в ступоре…
        Взгляд её упал на бумажку с текстом на ней. Она взяла её и снова погрузилась в раздумья, пока время шло.
        Огонь почти погас, а она всё ещё не решалась. Но вот, она взяла её, встала и раскрыла. Собравшись с мыслями, она начала читать:
        - Ecce venit Agnus. Ancilla de tenebris arcana virginis, et dolorem de speculis Virgin. Qui transit et dolore et qui videt miseriae dolore. Coepitque spiritus ignis ab ira eius et oculi apparent purpura turbo …
        (перевод: Туманная Дева приди. Дева тьмы, Дева тайн, Дева скорби и зеркал. Та, кто идет сквозь время и горесть; та, кто видит беды и горе. Дух стали и огня, вихрем несется чей гнев и только очи пурпурные видны…)
        Сказав это, она почувствовала что-то. Точнее кого-то… Она оглянулась и никого не увидела. Снова она смотрела в пламя, которое почти потухло.
        - Ой, надо уже идти спать…
        - Не спеши, поговори со мной…
        Аврен ощутила, как её сердце оказалось в районе пяток, и она развернулась и увидела её.
        Перед ней стояла молодая девушка с пурпурными глазами, заложив руки за спину. Она была выше среднего, с очень стройной фигурой, длинными иссиня-черными волосами, которые были её до лопаток. Одета она была в рубашку фиолетового оттенка, тёмно-синюю юбку чуть ниже колен и длинные колготки, на ногах были бело-бирюзовые кеды. Её кожа была совсем бледной, а черты лица были резкие, приятные и необычные. Она загадочно улыбалась, ожидая чего-то.
        - Приехали…
        Аврен бессильно упала в кресло и стала смотреть на пламя. Всё это время она пыталась понять, что творится, и как это произошло. Пару минут она сидела, даже на решаясь обернуться, и ждала. Сзади иногда было слышно, как переминалась с ноги на ногу гостья. Спустя ещё полчаса девушка подошла к столику подле кресла и постучала кулаком о него. Это заставило Аврен повернуть голову в её сторону. Первое что она увидела, это большие и яркие пурпурные глаза полные жизненной энергии и радости.
        - Привет! Тебя зовут Аврен, а меня - Тюра Вагнер! Я призрак…
        Аврен всё ещё смотрела на неё пустыми глазами. Несколько раз моргнув, она встала и, потирая виски, вступила с ней в диалог:
        - Погоди, можно с начала?
        Призрак хихикнула и, обернувшись вокруг своей оси три раза, продолжила разговор:
        - Моё имя - Тюра Вагнер, я призрак, живущий в этом особняке уже несколько сотен лет. Ты же тут всего три дня, но наконец увидела меня, а судя по твоей реакции, увидела такой, какой я являюсь…
        - Придержи коней, ты та самая Тюра, о которой говорится в легенде о Тусклой деве?
        - Да, но мне не очень нравиться это имя - в этот момент она задумалась, запрокинула голову и прижала указательный палец левой руки к подбородку: лучше бы назвали меня по-другому… Например, сумеречная дева или наподобие этого.
        - Понятно, почему ты сказала: "такой, какой я являюсь"?
        - Объясняю, я призрак, которого каждый видит по-своему. Всё зависит от эмоционального состояния человека и того, что он обо мне думает.
        - Пример можно?
        - Конечно - всё это время с её лица не спадала улыбка: если человек прочитает обо мне легенду и станет вдаваться в подробности, захочет со мной встретиться, но будет бояться меня, то увидит меня как воплощение своего страха. Если человек знает легенду, но не будет уделять ей внимание, то просто не увидит меня; а если кто-то с чистыми помыслами и сердцем узнает легенду и попытается представить меня, то сможет узреть меня настоящую.
        - А этот листок?
        - А этот? - Тюра взяла его в руки и стала перечитывать его: ну, это было составлено ещё много лет назад одним из самых знатных людей в этом городе. Он заинтересовался мною, увидел меня, даже много ночей разговаривал, всё записывая, а под старость лет написал это. Возможно, он хотел таким образом задать настрой для тех, кто читает, чтобы увидели меня истинную. Вот так…
        Тишина, только треск последних угольков.
        - Эм, Тюра, а скажи мне… Сколько тебе было лет на момент смерти?
        - Мне было 15 лет и три месяца. Умерла я в сентябре. Год, извини, не очень точно помню - я давно потеряла счет времени. Слушай, может пойдёшь спать? Утро вечера мудренее!
        - Ты права.
        Они обе пошли в комнату Аврен. У второй в голове не укладывалось как это произошло и что это было. В своей комнате она легла в кровать и подняла взгляд на гостью.
        Призрак сидел на диване и пристально смотрел на неё.
        - Ты, так и будешь тут сидеть?
        - Да, всю ночь!
        -Всю ночь? А тебе, спать не надо?
        - Ну, может я и посплю… Я не хочу с тобой расставаться, ведь впервые кто-то нормально меня увидел и заговорил, а не стал использовать или пытаться поймать.
        Как-то по-детски, мелькнула у Аврен в голове.
        - Ладно, спокойной ночи… - сказала она, погасив свет и завернувшись в одеяло.
        - Спокойной - ответила призрак, чьи глаза продолжали пристально смотреть на хозяйку.
        Аврен проснулась раньше, чем обычно. Глаза слипались, но она поднялась, потянулась и посмотрела на часы. Чуть больше 7 часов. После этого она осмотрела комнату и увидела её.
        Тюра всё также сидела и смотрела на ней и чего-то ждала. Увидев её пробуждение, она радостно соскочила с дивана и, радостно улыбаясь, заложила руки за спину.
        - Доброе утро! Я ждала, когда ты проснёшься. Но сегодня ты спала мало - это нехорошо!
        - Доброе, ты не смыкала глаза всю ночь, а просто смотрела за мной?
        Лицо Аврен выражало полное недоумение и желание осознать всё, что могла натворить Тюра.
        - Для меня сон необязателен - хочу сплю, хочу нет. Одна ночь - ничтожный отрывок времени для меня.
        - Ладно, я отправляюсь на кухню. Ты со мной?
        - Да, как и раньше…
        Они обе шли по комнатам, вышли на лестницу и прошли на кухню. Там уже стояли Эргард и Леви.
        - Доброе утро, госпожа! - сказали они вдвоём.
        - Что же сегодня желаете? - поинтересовалась горничная.
        - Что-нибудь простое, вкусное и быстрое, пожалуйста.
        Леви тут же обернулась и начала готовить завтрак. Аврен уселась за стол в обеденной зале, а Тюра стояла рядом. Она слегка перекатывалась с носка на пятку и явно чего-то ждала.
        - К слову, Аврен, Эргард меня не видит. А вот Леви, весьма вероятно.
        Аврен молчала.
        - Возможно, видит меня искаженно, но всё же. Это многое значит.
        Аврен молчала. Всё это время она сидела, сложив руки на столе.
        - Я понимаю, что ты не можешь при нём говорить с воздухом, но всё же.
        Тут перед Аврен появилась готовая яичница с беконом. Она была только что снята с сковородки, поэтому в воздухе витал её аромат.
        - Приятного!
        -Спасибо.
        Аврен спокойно ела, замечая, что Леви смотрит без остановки на Тюру. Эргард просто стоял около стены, ожидая чего-то. Тюра стояла, но внезапно он щелкнула пальцами и умчалась куда-то. Спустя минуту, послышалось шипение, переходящие в свист. Эргард прислушался и внезапно, почти закричав, побежал в сторону ванны.
        Только он исчез, в комнату посмеиваясь вошла Тюра.
        - Что ты наделала? - серьёзно ей спросила Аврен.
        - Так, просто покрутила что-то на котле. Я так много раз уже делала - это абсолютно безопасно.
        - Погодите, вы её видите? - в разговор вмешалась Леви.
        - Да, с вчерашнего дня она меня видит, но видит в настоящем облике. А как ты меня видишь?
        Леви задумалась, внимательно осмотрела Тюру и сказала:
        - Я вижу перед собой молодую девушку, с иссиня - черными волосами, пурпурными глазами и бледной, как снег, кожей.
        - Достаточно. Аврен, она меня видит настоящей - одна из многих загадок решена.
        - Госпожа, я видела её всегда, замечала её деятельность. Однако вы нет, что же произошло?
        - Это - Аврен протянула ей листок.
        - Понятно…
        Аврен доела, поблагодарила Леви за еду и отправилась с Тюрой в кабинет. По пути они встретили Эргарда, который шел и был готов пнуть от ярости всё, что было досягаемо.
        - Что же это было?
        - Котел, госпожа. Уже который раз за всю мою службу он внезапно приходит в околокритическое состояние.
        - Это как?
        -Если бы ещё немного, мы могли бы взлететь на воздух. В лучшем случае, людей в приёмной, ванне и немного в холле ошпарило бы паром и кипятком. Я думаю, что надо вызвать бригаду - я не специалист по такой технике.
        Теперь Аврен сидела в кабинете на своём месте, а за одним из стульев сидела Тюра и беззаботно глядела в окно.
        - Тюра, если ты ещё раз подвергнешь опасности меня, этот дом и всех вокруг, то я не знаю, что сделаю…
        - Хм, вызовешь охотников за привидениями?
        - Нет же! Почему ты ведешь себя так по-детски. Ты же призрак, которому почти 600 лет, или сколько там…
        Тут она встретила холодный, режущий взгляд собеседницы. Эти пурпурные глаза приобрели оттенок красного, а вокруг неё сформировалась какая-то темно - фиолетовая масса, которая действовала устрашающе.
        - Ты даже не знаешь мою историю. Я умерла, когда мне было 15 лет. С высоты твоего возраста, я, конечно, совсем маленькая. Да, я знаю, что могла бы набраться жизненного опыта за это время - эпохи менялись, люди менялись, а я всё это видела. Видела их рождения, становления и их смерти, но я почти ничего не помню - только ключевые и самые радостные моменты.
        Тут она встала, отодвинув стул, который чуть не влетел в стену от такой силы. Аврен почти остолбенела.
        - Я думала, что нашла собеседника, того, кто видит меня настоящей и готов выслушать, но ты… Ничем не лучше тех, кто заклеймил меня Тусклой девой. Если ты ещё хочешь со мной говорить, ты знаешь, где меня найти…
        Она ушла, громко хлопнув дверью. Теперь Аврен сидела в кабинете одна; девушка пыталась встать на её место и понять её. Ничего не вышло. Для того чтобы отвлечься, она достала бумаги, которые были ключевыми для неё и стала их перечитывать, проверять и делать выводы. В её планы входило либо продать особняк, либо сдать в аренду, ведь ей не нужен был абсолютно он: огромный дом с проблемами в конструкции, возрастом более 600 лет, тем более с призраком…
        Крайний пункт всё менял. Теперь, спустя час, она смогла настроиться на правильный лад и всё же поняла Тюру. Так она думала сидя внутри комнаты. Но стоило ей встать, всё тут же пропало. Теперь она пошла в коридор. Постояла и посмотрела на камин со второго этажа. Спустилась, посидела на веранде, поняв, что пиджак, юбка и рубашка для таких посиделок не подходит. Отправилась в гостиную, посидела там, пытаясь прочитать книгу об экономических отношениях в обществе 19 века. Не выдержала - ушла на кухню, где был готов обед. За трапезой, она удивилась, как быстро пролетело время.
        После этого она снова ушла в кабинет, попыталась снова её понять. Не вышло. Отправилась в свою комнату, посмотрела в окно. Поняла, что стоит сходить как-нибудь на берег, ведь надо было всего лишь обогнуть дом, пройти сотню метров и завернуть за скалу.
        - Ясно, сегодня же и схожу!
        Сказав это, она провалилась в глубокие чертоги сна.
        Проснулась она спустя два часа. С трудом уселась на диван, прикрыла глаза и прозрела. За несколько секунд она вспомнила всё, что ей пришло в голову там, в кабинете.
        - Да, она ведёт себя как 15-летний подросток; она уже просто с ума сходит от отсутствия нормального общения. Она умерла, будучи в подавленном состоянии, наверняка чувствуя себя всеми забытой и потерянной. Я тоже была не подарок в её возрасте, так что надо мне повести себя как человек, как хозяин положения и поговорить с нею.
        Аврен обошла все комнаты, занимаясь её поиском. Везде она была, даже в дровнице и на складе. Нигде её не было. Под конец она даже испугалась, а что, если она теперь её не видит? Для достоверности она перечитала заклинание, и ничего не изменилась.
        Потерянная, она уселась за стол в библиотеке. Вздохнув, она стала придумывать что-то. Идей снова не было?
        - Где же она может быть? Я была везде, где мог находиться человек…
        Безымянная комната. Она была совсем рядом, за стеной. Аврен оглянулась и стала смотреть на приоткрытую дверь комнаты.
        Медленно встав, она пошла к ней, стараясь не шуметь, почти на цыпочках. Открыв дверь, она увидела Тюру спящую на кушетке. Она лежала на боку, почти свернувшись в калачик. Аврен также тих подошла и села на табуретку, что была рядом с изголовьем кровати.
        Солнце медленно клонилось к закату, угол освещения в доме менялся, а Аврен сидела. Слышалась, как Леви говорила с Эргардом и приступала к готовке ужина, а лакей собирался сегодня снова поехать домой. Аврен на мгновение посмотрел на наручные часы. Было почти семь вечера.
        - Ого, я сегодня весь день потратила только на неё…
        Снова ожидание. Тут её глаза уже начали слипаться от скуки, как вдруг Тюра пришла в движение. Она резко перевернулась на спину, вытянула левую руку и правую ногу, зевнула и перевернулась, уткнувшись лицом в подушку, заложив при этом руки под неё.
        Правда через несколько секунд она встала и посмотрела на Аврен.
        - Ты тут сидела всё это время?
        - Не всё, но достаточно долго. Тюра, пожалуйста выслушай меня.
        Тюра поёрзала на кровати, и стала внимательно слушать.
        - Прости меня за такой тон и обращение к тебе. Я теперь поняла каково тебе: тебе сложно от тяжести предыдущей жизни, тебя угнетает одиночество и обращение некоторых людей, а я, будучи эгоисткой, не приняла это во внимание. Прости меня, пожалуйста.
        - Хорошо! Мне, если честно тоже было тяжело от утреннего: Я понимаю, что, делая такие поступки могу навлечь гибель на всех. Больше так не буду.
        - Вот и хорошо - молчаливая пауза: а ты, всегда живешь здесь?
        - Да, почти. Твой отец сделал ремонт в комнате и выделил мне.
        - Мой отец? А что насчет твоей истории?
        - Да, если хочешь узнать, то я могу показать тебе её. Хочешь?
        - Слушай, я не готова сейчас. Над этим надо подумать, а пока, пошли на кухню - скоро должен быть готов ужин.
        - Как скажешь!
        Теперь она сидела за столом и мирно ела свой ужин. За другим концом сидели её слуги, а рядом пристроилась Тюра.
        - Госпожа, сегодня я отправлюсь ночью в город. Говорю просто, для вашего сведения…
        - Понятно, я никак не препятствую, да и не могу.
        Пауза. Слышны лишь звуки движения ножа о поверхность тарелок и ветер, колышущий кедры…
        - Послушайте, а можно ли пройти к побережью?
        - Да, но только в хорошую, безветренную погоду. Для этого надо обогнуть дом, пройти вдоль скалы, и когда она закончится, повернуть направо. Немного вперёд, и океан перед вами. Берег очень скалистый, подойти к воде невозможно. Но в шторм брызги достают до конца обрыва… Незабываемой зрелище…
        - Понятно, я думаю сходить туда как-нибудь…
        - Это можно сделать завра - вмешалась Леви: Я уверена, что погода будет прекрасной…
        Доев, Аврен уселась у камина. Эргард уехал, Леви пошла уже спать, а она сидела. Только рядом стояла Тюра и мирно наблюдала.
        - Я могу увидеть её прошлое… Стоит? Это может быть опасно, никто ничего не гарантирует, но я не хочу больше с ней ссориться… Мне надо её лучше понять…
        Она повернулась и посмотрела на деву:
        - Тюра…
        - Чего? - пурпурные очи засверкали, а лицо стало радостнее.
        - Я понимаю, что ты говорила о том, что можешь рассказать свою историю…
        - Не просто рассказать: я могу тебе всё показать!
        - Я решилась - я хочу увидеть это…
        - Ну ладно… Готовься!
        Тут Тюра взмахнула руками, её окружила тёмно-фиолетовая аура, а зал вокруг начал вращаться… В мгновение ока его озарил яркий свет, Аврен закрыла глаза на несколько секунд и увидела, что её дома нет. Она стояла посреди улицы, вокруг были дома с дымящимися трубами и прочие постройки. Было ранее утро, солнце почти вышла из-за скалы и готово было осветить всё вокруг и даровать жизнь новому дню.
        Аврен стояла, не понимая ничего. Через минуту она начала оглядываться, и первое что увидела это были кресты. На многих дверях были белые кресты, нарисованные мелом. Она начала несмело двигаться и поняла, что видит всё искаженно: окрестности были тусклыми, словно она смотрела старый фильм с помощью проектора. Тут она увидела, как открывается ближайшая дверь; не на шутку испугавшись, она встала в боевую стойку и приготовилась. Из-за двери показалась Тюра. Такая же внешне, такая же весёлая и доброжелательная. Она была одета в черно-фиолетовое кружевное платье с белыми лентами на поясе и на руках. Она заперла дом и в припрыжку отправилась куда-то. Аврен пошла за ней. Тюра остановилась у одного дома, постучалась и вошла. Аврен последовала за ней, но при попытке придержать дверь, та прошла сквозь её пальцы…
        Провалившись за дверь, она увидела дом. В той комнате был стол, стулья и печка с горевшим внутри пламенем. Рядом с Аврен лежало то, от чего она шарахнулась в сторону, закрыв рот рукой. Там лежали три трупа, накрытые серой простыней, а рядом в вазе было два цветка…
        Из соседней комнаты послышался кашель. Аврен вошла в дверь и увидела Тюру, которая кормила другую девушку. Она была её ровесницей, тоже красивой, только под глазами были страшные мешки, а лицо было почти белое.
        - Чего же ты? Надо кушать - вот, открой ротик…
        Её подруга медленно приподнималась и жевала кашу, которой её кормили.
        - Спасибо тебе, - сказала она, откашлялась и легла, накрывшись одеялом: Я боюсь, как бы ты не заболела…
        - Не бойся, пока доктора не прибыли, надо, чтобы кто-то заботился и собирал сведения.
        Тут она достала из сумки несколько листков бумаги, села за стол и стала выводить чернилами буквы.
        Аврен весь день наблюдала за ней. Дальше она ушла к себе, пообедала и поспала. Ближе к вечеру, она снова пошла с едой к подруге, а по пути назад её встретил старик.
        - Здравствуй, Тюра. У меня есть к тебе поручение…
        - Какое? Я готова помочь!
        Она тогда даже не обратила внимание на сильную дрожь этого человека.
        - Прошу тебя, подойди после заката в церковь. Нам там… Мне нужна помощь…
        - Как скажете!
        Тюра теперь шла домой, будучи очень довольной, а этот старик с трудом поковылял к церкви, возвышавшийся над деревней.
        После заката Тюра пошла туда. Аврен пыталась ей сказать, остановить или обратить на себя внимание - без толку. Но она понимала, что скоро Тюра умрет…
        Девушка вошла в церковь, в которой слабо горели свечи, тускло освещая стены и иконы. Тюра шла вдоль рядов скамеек и оглядывалась, пытаясь найти кого-то.
        - Странно, я думала они здесь.
        Она встала перед лавками и развернулась. Тишина. Так Тюра стояла почти полчаса, как вдруг раздался скрежет и подул сильный ветер. Она обернулась, и увидела открывающийся люк, из которого сквозил ветер и выбиралось трое человек. Их вид внушал ужас, движения были размазаны, но резки, а рты постоянно двигались, ведь они что-то бормотали…
        - Вы… Чего? Я же…
        Договорить она не успела. Эти трое человек, двое из которых были достаточно сильные и крепкие мужчины, схватили её и потащили к люку. Тюра только успевала ударять их кулаками и ногами, но им было как по барабану. Через несколько секунд она поняла, что это бесполезно и подняла глаза на их лица. Но тут же поняла, что зря это сделала: их глаза горели безумием и были налиты кровью…
        Эти мужчины скинули её в подвал и быстро закрыли дверь, откуда только успело вырваться начало страшного стона.
        Аврен попыталась тоже отбить её, но руки проходили сквозь тела, словно она была призраком, позже она быстро прыгнула вместе с ней и приземлилась на ступени без проблем, но при крике обернулась. Она увидела, как Тюра упала: немного под углом, а вес при ударе пришелся на ногу и таз, от чего и закричала девушка, при этом потеряв сознание.
        Аврен осмотрелась и увидела, что от этих ступени, ведущих от отвесной стены с вырубленной лестницей, до люка было почти три метра. Она посмотрела на Тюру, которая мирно лежала. Только сейчас она заметила, как её платье в районе правой ноги покрывается кровью. Она быстро подскочила к ней и приподняла его, чему очень удивилась. Нога была сломана, а кость торчала прямо из бедра, вокруг этого места текла кровь. Аврен попыталась что-либо сделать, но не смогла к ней даже прикоснуться: руки проходили сквозь тело…
        Аврен со всей силы ударила по полу, но тут же почувствовала страшную боль.
        - Как? Я не могу ей помочь, но ведь…
        Тут она встала и посмотрела вперёд.
        - Я же в её прошлом - я ничего не изменю, только могу наблюдать…
        Она села рядом и стала смотреть на неё. Позже девушка встала и увидела алтарь, освещенный большими свечами. Он был сделан из темного дерева, представлял собой стол со стенкой, стоял вплотную к скале. На нём была пара свечей, серебряный кинжал и статуя кого-то. Это было странное существо, с длинными руками и головой, похожей на череп буйвола, только рог один был сломан. Статуя была высечена из камня, но была недоделана: тело только формировалось, но было совсем неаккуратным.
        Аврен увидела зеркала вокруг, и пару книг, лежащих подле, также там были всякие безделушки, а именно гвозди и куски стали. Девушка даже представить не могла цель нахождения этих предметов тут. Позже она отошла к Тюре и стала ждать.
        Долгое время спустя, Тюра очнулась и с трудом перевернулась на спину. Она с трудом дышала, лицо её покрылось пылью, а губы были треснувшими и высохшими.
        - Где? Что со мной? Ай…
        Она посмотрела на свою ногу и ужаснулась тому, что увидела. Позже она посмотрела на свой живот и тоже видела кровь, вытекавшую около талии.
        Она сидела так очень долго, позже она рассматривала алтарь, изредка поднимая голову наверх. В какой-то момент стали слышны приглушенные голоса сверху, и Тюра с трудом перевернулась и забарабанила руками по стенке.
        - Кто там? Выпустите меня, помогите! Я умираю…
        Так она билась немного времени: голоса стихли, а девушка сползла, тяжело дыша от боли и усталости.
        Ещё прошла вечность, но Аврен сидела и ждала. Сидела и ждала. Внезапно Тюра подняла голову, обернулась и увидела алтарь. Она, хрипя и корчась, поползла туда, оставляя кровавый след.
        - Куда? Тебе нельзя - у тебя же перелом!
        Аврен пыталась её остановить, но тщетно. Тюра подползла к столу, с трудом запрокинула туда руки, поднялась и стала осматривать всё. Взгляд её задержался на кинжале, а увидев фигурку из камня, она и вовсе с криком ужаса упала. Удар причинил дополнительную боль, из-за чего она потеряла сознание.
        Долго она не приходила в себя, но вскоре вернулась в реальность. Тюра увидела зеркало и поползла к нему. С неимоверными усилиями, она подняла голову и долго смотрела на себя, всё больше ужасаясь.
        - Это страшное лицо с треснувшими губами, кровоподтёками и этими яростными глазами, это я? Они со мной это сделали… Ненавижу!
        Аврен ужасалась таким словам, но стояла рядом, смотря с сожалением на бедняжку. Она понимала, как это ужасно, и что она не может помочь.
        Тюра замахнулась, ударила по зеркалу, от чего по нему пошли трещины. Аврен подскочила от такого неожиданного действия. Тюра долго смотрела в пол, держа руку на стекле. Спустя некоторое время, она посмотрела на себя сквозь трещины и развернулась, издав крик от страшной боли. Теперь она лежала на спине, одна рука была подле неё, а вторую она держала на груди. Всё это время она бешено дышала, жадно глотая воздух. Она снова осмотрела помещение и запрокинула голову.
        - Нет, это не могу быть я… Я же… Я же не умею ненавидеть…
        Тут она закрыла глаза и осталась в таком положении навсегда…
        Внезапно Аврен увидела яркую вспышку и оказалась в кресле. Вокруг неё был её особняк, а рядом лицом к углям в камине стояла Тюра.
        - Я увидела и поняла, что тебе пришлось пережить и как умереть…
        Тюра развернулась. Глаза её, как всегда, сверкали, но было видно, что она была измотана.
        - Прости ещё раз, за то, что тебе наговорила сегодня.
        - Я всё тебе прощаю: ты ведь помнишь - я же не умею ненавидеть.
        Пауза, крайнее потрескивание угля в камине и снова тишина.
        - Слушай, я пойду спать… Сегодня я измоталась, особенно за последние два часа…
        - Ладно, я пока похожу, но потом приду к тебе и буду наблюдать. Не бойся, не разбужу!
        - Ладно, тогда… Спокойной ночи!
        - Спокойной…
        Они разошлись по разным углам дома. Спустя полчаса Тюра стояла в библиотеке и перечитывала книгу об истории города, а Аврен почти спала, лежа в постели и смотря в потолок. Тем временем на улице всё сильнее выл ветер, а вскоре стал слышен брызг волн океана. Из-за одного порыва Тюра даже уронила книгу, испугавшись этого. Но никто не знал, что оно уже наблюдало за ними…
        Аврен проснулась и сразу же увидела лицо Тюры. Она стояла рядом и ждала чего-то.
        - Ты сколько здесь стоишь?
        - Наверное, часа три или больше. А что?
        - Если на человека смотреть более трех часов, то он проснётся. Хотя вчера это не сработало…
        - Неужели ты намекаешь, что это я виновата, что ты проснулась? Не выспалась?
        - Нет, всё в порядке.
        Спустя некоторое время они уже шли вниз, где был уже готов завтрак. Эргард ещё не вернулся, но Леви ожидала Аврен, стоя прямо у стола.
        - Доброе утро, вы вчера очень поздно пошли спать. Всё ли в порядке?
        - Я не знаю, когда пошла спать. Ты разве видела? - спросила Аврен, садясь за стол.
        - Да, почти в полночь я услышала слабый грохот и пошла в главный зал. Пока я выходила, мне стали слышны шаги по лестнице. Я поняла, что это вы и удивилась.
        - Да, я поздно ушла спать.
        - Что-то связанное с Тюрой?
        При этих словах призрак оживился и подошел вплотную к Леви.
        - Да, я показала ей своё прошлое, хочешь и ты увидеть?
        В этот момент она поймала на себе осуждающий взгляд Аврен, которая намазывала масло на тост.
        - Спасибо, но я уже знаю историю Тусклой девы. Эргард мне недавно рассказал, а также иногда в городе ходят об этом слухи.
        - Да? Тогда ответь - важно сказала она, садясь за стол: сколько человек было в церкви в тот момент, когда меня… И что со мной было?
        - Трое человек, старейшины, схватили и скинули тебя в подвал, прямо на ступени перед древним алтарем. Верно?
        Взгляд Тюры выражал полную обескураженность.
        - Да, ты это знаешь…
        - Предположим - вмешалась Аврен: Тело Тюры было в подвале церкви, а дальше что? Где она сейчас?
        - Хм, я помню, когда очнулась призраком, что церковь сносили, а спустя пару лет там активно строили это особняк. Я даже ничего не слышала о подвале, но найти свое тело хочу. Если, это ещё возможно…
        Тут их разговор прервал звонок в дверь. Аврен открыла, а за дверью были Эргард и Арндт.
        - Доброе утро, Аврен. Я, как и обещал, пришел с бригадой - скоро мы приступим и качественно всё сделаем. А ещё, я поговорил с Эргардом и убедился в необходимом ремонте крыши рядом с трубой. Раскладываемся ребята!
        Его бригада, а именно 15 человек приступили к подготовке. Они очень быстро разложили всё что надо и отправились осматривать угол, где были проблемы. Арндт поговорил с ними и подошел к хозяйке.
        - Думаю, что сейчас надо решить вопрос с оплатой…
        - Подойди через несколько минут в кабинет…
        - Как скажешь!
        Ответил он, покосился на Тюру, которая стояла в дверях и пошел к рабочим.
        Аврен уже сидела за столом и думала над ситуацией, как вдруг её знакомый вошел в комнату.
        - Так, я принес все бумаги, давай разберемся со всем, и я пойду проверю все деревья: там тоже могут быть проблемы.
        При этих словах он снова покосился на Тюру, которая находилась у окна и внимательно смотрела на них.
        - Ну и чего ты смотришь? Не строй из себя крутого!
        - Тюра, не сейчас, пожалуйста…
        При этих словах, сказанных Аврен, Арндт чуть не упал со стула от удивления.
        - Ты… Ты её видишь? До этого момента ты её не замечала…
        - Не сейчас, бумаги ждут! А позже я позову Эргарда, и он отведёт тебя куда надо. Понятно?
        Арндт, совсем не похожий на отважного человека, которым он был в предыдущий раз, с трудом качнул головой и начал сортировать документы. За полчаса со всем разобрались и теперь они сидели и ожидали дворецкого.
        - Так, как же ты смогла её увидеть?
        - Просто: прочитала ту самую записку, которую переводила во время твоего прихода. Прочитав её, я смогла узреть Тюру, узнала её историю, а дальше - вот она стоит перед нами… А ты, как её увидел?
        - Сам не понимаю - просто, когда ещё впервые тут оказался, увидел. Мы тогда были совсем мелкими, нам было три года. Ты пригласила меня к себе, и мы провели весь день тут. Тогда, пробегая по лестнице со второго этажа, я увидел молодую девушку, окутанную какой-то аурой, или чем-то наподобие этого. Этот момент врезался мне в память, я помнил его всегда, а когда наконец оказался тут, то увидел её…
        - То есть, ты развязал всё это дело с ремонтом только для того, чтобы увидеть её?
        - Да, нет… Я, увидев тебя, хотел помочь тебе и ввести в курс дела. А в тот момент, когда пришел и убедился в присутствии Тюры, то разыграл тебя.
        - А я вместе с ним: говорила реальные проблемы твоего дома, а он делал всё как надо. Только вскоре обнаглел, и я перестала помогать ему…
        В этот момент она потянула его за ухо, а тот немного заскулил. Аврен смотрела на всё это с невозмутимым лицом, полным раздумий и уверенности.
        - Ладно, ты её видишь. Но как? В детстве ты знал о ней легенду?
        - Когда был такой маленький - нет…
        - Мистер Ремарк? Я готов провести вас…
        - Да, я скоро вернусь.
        Он исчез, а Аврен и Тюра ждали его.
        - Почему же он видит тебя?
        - Не знаю, но видит так видит. Мне кажется, что он какой-то особенный…
        - На что намекаешь?! - спросила Аврен, сверкнув глазами.
        - Он имеет что-то особенное с призраками. Мне так подсказывает шестое чувство.
        - Очень полезная чуялка… Пригодилась хоть раз?
        - Только когда тебя разыграли!
        Они сидели почти молча, пока Арндт не вернулся. Усевшись, он вздохнул и стал потирать виски.
        - Так, со всем теперь полный порядок. Скоро мои ребята доделают всё. Насчет оплаты…
        - В городе есть банк?
        - Есть, отделение одного известного банка. Но хотелось бы получить наличными…
        Не успел он договорить как Аврен достала из тумбочки, похожей на сейф, несколько пачек банкнот и положила на стол.
        - Здесь вся сумма.
        - Ясно… Ты слышала о Серебряной?
        - Да, вроде тоже призрак, стоящей на обрыве, ожидающий кого-то. Так?
        - Я и с ней входил в контакт. Однажды она стояла и смотрела, а я подошел. Она завела диалог о море и о волнах. Я поддерживал его, пока она не спрыгнула в пучину… Позже это повторялось, ну почти также.
        - Интересно, к чему клонишь?
        - Я увлекаюсь мистикой, я хочу раскрыть тайны всех привидений в городе. Собрано было уже много информации о многих. Просто, если хочешь… Можешь присоединиться ко мне…
        - Я подумаю. Ты закончил?
        - Почти: скоро в городе праздник. Называется "Ночь печальных дев", он посвящен Тюре и Серебряной. Приезжай, будет интересно.
        - Подумаю, до встречи!
        - Ладно…
        Он осторожно вышел и исчез. Аврен наблюдала за отбытием его команды и за обедом спокойно думала о произошедшем.
        - Что насчет праздника?
        - Не знаю, думаю поехать. Я знаю твою историю, хочется услышать другие варианты. Или все знают, что было?
        - Мне это неизвестно. Я не могу выйти из особняка - я привязана к нему.
        - Как же о тебе узнали в городе?
        - Работники твоих предков видели и слышали меня. Они и рассказывали в кабаках, на рынке и просто на улице обо мне. Так что это стало достоянием города. Об этом я узнавала из диалогов разных людей в особняке.
        - А что по поводу моего отца?
        - Он увидел меня почти сразу после твоего отъезда и очень быстро заинтересовался мною. Начал изучать, конспектировать. Он переделал комнату, выделив её для меня. Там он поставил кровать, всё необходимое для жизни. Так я стала жить в той комнате, которая называется безымянной.
        - Отец, ты говоришь, всё записывал. Только где это всё?
        - Знал только он. Может, в кабинете, может в зале.
        Весь день Аврен искала эти записи. Перерыв всё здание, она села вечером у камина и стала думать.
        - Отец любил порядок, заботился о чистоте. Бумаги он мог только спрятать, если не хотел, чтобы кто-то узнал о них. Наверное, они спрятаны в двойном ящике стола, под кроватью в оружейном ящике, ну или… Я не могу представить, где…
        Весь следующий день она искала. Этот поиск не дал результата, а назавтра она отправилась в город на праздник. Поехала она в машине вместе с Эргардом и Леви, которые тоже хотели принять участие в празднике. За день до этого к ним пришел человек и передал визитку Арндта с адресом его конторы. На ней было приписано в уголке: зайди, как сможешь.
        Машина аккуратно и неспешно переползала по кочкам и корням вековых деревьев. Погода была сегодня прекрасная: воздух теплый и совсем немного увлажненный, солнце сияло, а ветров почти не было. Даже в этом лесу, где всегда стояла тьма, во многих местах были видны пробивающиеся лучики света, дающего жизнь. Изредка дорога тоже освещалась, из-за чего Аврен щурилась, иногда отворачивалась в сторону деревьев. Что-то ей казалось странным в этом лесу, а из головы не выходили слова Тюры перед отъездом: " Посмотри, что там происходит. Мне очень хочется узнать, что люди думают обо мне и кем видят чаще всего".
        Ну вот лес закончился, а спустя полчаса машина стояла возле ратуши, вокруг которой ходили радостные люди. В этот день город прямо-таки преобразился: весь украшенный, наполненный жителями, которые в суете ходят туда-сюда и обратно. Аврен очень заинтересовалась этим, но она понимала, что прежде всего надо зайти к Арндту, который просил её об этом. Конечно, просто так это сделать она не собиралась, особенно после его выходки. Тем более она считала себя выше и лучше его, а посему это он должен бегать за ней, а не наоборот…
        Перед Аврен стояло невысокое покосившиеся здание с огромной витриной. На ней золотыми буквами было выведено: Remark& Co. Ниже была ещё фраза, но уже зелёного цвета: Arndt Mystics. Поглазев на эти два названия, она вошла без стука.
        Внутри был приглушенный свет в углах, а большую часть запыленной комнаты освещало окно. Около витрины стоял большой бильярдный стол с выцветшей поверхностью и кучей разных бумаг на ней. Стены были перегорожены полками и шкафами с книгами, и разнообразными безделушками. В одной из стен был камин, в котором ещё трещал огонёк. Вдобавок, были два кресла, обитые зеленой тканью. Ощущение создавалось поистине домашнее, но присутствовала какая-то затхлость, заброшенность, которая не давала покоя.
        - Я скоро буду! Садись, жди!
        Тут на втором этажа стали раздаваться шаги, а Аврен села в одно из кресел и краем глаза стала смотреть в окно, где ходил радостный народ.
        - Вот и я - выкрикнул Арндт, спускаясь по лестнице, почти падая. Теперь он, с таким же, как и впервые в особняке серьёзным лицом стоял напротив неё.
        - Спасибо, что пришла. Как тебе праздник?
        - Довольно весело и ярко. Надо будет понаблюдать. Зачем меня звал?
        - Видишь всё это? Данную комнату отец отдельно отвел под мистические исследования и изучение всего необычного. Ещё будучи ребёнком, он стал замечать странности и прочее и прочее. Он стал собирать вырезки из газет, записывать истории старожилов и сам исследовал тут многие места.
        Тут он положил перед нею на стол толстую книгу. Открыв её, он пролистал пожелтевшие страницы и Аврен увидела кучу статей, рисунков и фотографий разного рода.
        - Я продолжил его дело, ведь мне это всё было очень интересно. Я собираю свои данные много лет и уже готов много что сказать о привидениях в нашем городе.
        - Погоди, есть Тюра, она только в особняке, есть Серебряная, только на берегу, а в городе?
        - Есть ещё минимум два. Знаешь, держи эту книгу и читай.
        Он захлопнул её и вручил своей собеседнице.
        - Стой, так поспешно, а как же её важность? А если потеряю?
        - Да, я знаю, какое это клише, но уверен, что ты её не пролюбишь, а она тебе пригодиться.
        - Ладно.
        - И ещё кое-что. Как тебе идея… Изучать призраков и их влияние?
        - Я подумаю.
        Забросив книгу в машину, она пошла на площадь. Там люди собрались, а рядом с ратушей стояло несколько человек, готовившихся к речи.
        Ещё часа два она ходила по площади, ела яблоки в карамели и просто скучала, как вдруг началось то, чего она ждала. Все встали и обратили взоры на группку.
        - Добрый день, граждане! Сегодня у нас праздник - день Тусклой Леди, который посвящен Тюре Вагнер, которая стала негласным символом нашего городка! А также прекрасной Ирэн, известной как Серебряная! - говорил мэр, седой и мелкий старик, похожий на дворецкого.
        Люди одарили его аплодисментами, а Аврен, похлопывая, смотрела на толпу. Где-то вдали были Леви с Эргардом, на другом конце - Арндт, но её это не волновало.
        - Я уверен, что торжество у нас будет более пышным, чем год и два назад. В этом году, я сильно в это верю, среди нас нет гостей из других мест…
        Тут он хищно, словно стервятник, осмотрел толпу. Выполнив это, он с улыбкой продолжил:
        - Ну, а теперь - история Тусклой!
        На его место вышла молодая девушка и начала красиво и складно говорить. Её речь сопровождала музыка, исполняемая молодыми парнями и девушками, стоявшими рядом. Рассказывала она о Тюре:
        - Она была юна и красива, жила без несчастий и невзгод, даже чума обходила её стороной, но в город наш явился иностранный сброд. Они влекли её странами с райскими кущами и цветочными садами, она поверила. Они предложили сбежать, она согласилась. И вот в ночи, одна на холоде стоит, всё гостей она ждет. А потом, наступила тьма. И вот она лежит на вершине горы, где сейчас стоит особняк, вокруг зеркала, свечи и кровь. Увидела она в груди своей кинжал и тут же умерла…
        Теперь повисла пауза - все ждали.
        - Тело так и не нашли, но поняли одно - людям извне верить нельзя. Наш староста, который больше всех переживал из-за её гибели, был готов на всё, чтобы никого не пускать в нашу деревню, но не успел - был уже слишком стар…
        Её речь закончилась овациями и радостью толпы. Лишь трое в ней стояли без должного трепета.
        Аврен решила уйти пораньше и сообщила это Эргарду. Тот согласился, но настоял на ходьбе только вдоль дороги. Взяв книгу, она пошла прочь из города. Быстро она дошла до леса, а тот стал тянуться вечно. Солнце било сквозь кроны, но казалось, что тут всё не так. Аврен стала слышать тяжелые шаги за спиной, словно в латах за ней шел рыцарь. Всё ближе и ближе. Тяжелее и тяжелее. Вот очередной поворот. Теперь прямо и может скоро она выйдет. Тут раздался скрип ржавой детали. Аврен встала как вкопанная. Шаги остановились. Лишь был слышен ветер и треск сосен в высоте. Она медленно обернулась и остолбенела.
        - Вот это да…
        За ней стоял мужчина, ростом под два метра, весь в броне и в шлеме. Латы были белые и редкими красными полосками, а многие места были во власти ржавчины. Шлем был высокий с т-образным вырезом. Из-под него торчала платиновая борода, развевающаяся на ветру. В его руке был сжат меч, а на поясе подрагивали ножны. С другого боку висел горн охотника, постоянно прижимаемый рукой.
        Немая сцена длилась две минуты. Рыцарь пошел прямо. Аврен, без крика и очень оперативно, развернулась и побежала. Она была явно быстрее и проворнее, а перед носом уже расступался лес. Вкладывая все силы в свою скорость она пыталась уйти от этого странного типа. Больше всего в нём её смутила его полупрозрачность.
        Внезапно она споткнулась. Едва коснувшись земли, она тут же вскочила и почти обернулась как он врезался в неё… Думала девушка - странный незнакомец прошел сквозь и встал как вкопанный. Теперь он вертел головой. Загадочный рыцарь был призраком, который не мог ни с чем контактировать. Сделав это, он резко обернулся и медленно ушел в сторону города.
        Сердце Аврен всё ещё бешено колотилось, а руки сжимали книгу. Она решила открыть её и поискать. На одной из страниц было нечеткое изображение и подпись последующим описанием.
        - Рыцарь пустоты. Призрак графа, который много лет бродит по землям нашего королевства, но нашел пристанище именно тут. Он всегда молчит, изредка достаёт свой меч и может атаковать (рядом кривыми буквами кто-то написал обратное), но полностью безвреден. Единственный раз, когда я видел, как он что-то трогает или касается, то это на кладбище рядом с городом: там он разрубал большие валуны и камни. Явно этот беспокойный дух ищет чего-то. Судя по тому, что он уже в нашем городе, он близко к своей цели…
        Дочитав, она почувствовала холодок. С трудом она пошла в сторону своего дома, где хотела спрятать книгу и раздумать над всем. Ведь этот день принёс много чего для размышления. Странный праздник, призрак и слова Арндта. Всё слишком натянуто за уши, словно в каком-то дешёвом и простеньком готическом романе низкого уровня…
        Сидя на веранде, она всё больше осознавала необходимость её закрыть. Но только тут был широкий круговой обзор всего вокруг. Рядом с хозяйкой сидела и ожидала Тюра. Её глаза светились, а руки постоянно меняли положение.
        - Ну, так что?
        - Я услышала о тебе историю, в которой говорилось, что тебя убили чужеземцы, а староста делал всё, чтобы никто не повторил твою судьбу и тому подобное…
        - Ложь - страшная ложь! Как они могут просто врать всем в лицо…
        - Странно то, что даже Эргард рассказывал мне другую историю. Но я-то знаю, что твоя история совсем иная.
        - Да… - повисла пауза, обозначавшая полное понимание друг друга и ожидание: насчёт этого старика. Он явно что-то знает, или с кем-то связан. Он особенный…
        - Не знаю… Смотри, что у нас в распоряжении…
        Она развернула книгу перед Тюрой. Её глаза просто загорелись.
        - Здесь, здесь есть все обитатели долины. Все призраки и слухи о них. Очень ценная вещь! Но зачем тебе?
        - Тюра, я хочу начать изучать призраков и выяснить всё про них. Теперь это моя цель.
        Их разговор прервал звонок в дверь. Приехали Леви и Эргард. Те были довольно радостные и позитивные.
        - Госпожа, зря вы ушли - как раз после вашего ухода началась часть посвященная Серебряной.
        - А её история тоже искажена или такая же как вы рассказывали?
        - Эм, не понимаю, о чем вы. Есть только один вариант, принятый жителями города, который вы слышали. Если вам не нравится, то это ваши проблемы…
        Прямо перед сном Аврен сидела в своей комнате и листала книгу за столом. О Тюре было огромное количество статей в газетах, расследований местных энтузиастов и прочего и тому подобного. Вариантов истории было много, но чаще фигурировал вариант из города. Девушка совсем сбилась и потерялась в бесчисленных строчках, пытаясь откопать правду, пускай и известную ей. Теперь она лежала, завернувшись в одеяло, и раздумывала о той задаче, которую поставила перед собой.
        Утром она, после завтрака, снова села за эту книгу и стала изучать её содержимое. Незаметно к ней подсела Тюра, внимательно вглядывающаяся в эти строки.
        - Ну и что?
        - Да так - ничего - спокойно ответила Аврен, хотя в тот момент она готова была в окно выпрыгнуть от страха и неожиданности: не каждый день к тебе вот так подсаживается бесшумно призрак. Да ещё какой!
        - Здесь что-то есть про меня важное?
        - Нет, разные варианты, но чаще всех тот из города. Я планирую сходить к побережью.
        - Зачем?
        - Во-первых, увидеть какое оно. Во-вторых, надеюсь встретить Серебряную.
        - Я тебе желаю удачи, ведь сама помочь не могу, а идея не такая уж и плохая.
        Чуть позже она оделась и вышла из дома. Дул ветер, а небо медленно затягивалось облаками. Его лучи казались не той живой силой, которая прекрасна, а тем, что доставляет мучения всем живым.
        Аврен уверенно шла в сторону скал. Отойдя от особняка на полкилометра, она увидела спад высот и расщелину, из которой бил ветер, пробирающий до костей. Уверенно она пошла именно туда. Было не холодно, но то, что нёс океан на своих волнах было очень неприятно. Её желтый плащ колыхался во все стороны и явно был намерен улететь. Аврен придерживала на макушке свой вечный берет и пыталась увидеть волны Атлантики.
        - Не помню, когда в последний раз одевала что-то столь яркое, но было только это.
        В доме была пара плащ-палаток и этот дождевик, но первую одел Эргард, отправившись в город, а вторую подшивала Леви, ведь в ней была большая прореха. Дуло всё сильнее, но Аврен всё же дошла до берега и увидела океаническую пену, волны и ощутила силу этого серо-синего гиганта. Удивительно, но вдали, над горизонтом была полоса яркого неба. Там, где-то далеко было чистое небо, может не было ветра и людям было тепло и приятно, пока Вердзен бился в агонии от того, какая ужасная погода стояла. Это было одновременно приятное ощущение, дающее надежду и частицу тепла прямо в сердце, и мысль, всё больше вгоняющая в депрессию.
        Из раздумий вывел порыв ветра, который ударил прямо в лицо, который почти снес с головы её берет. Но именно он позволил Аврен увидеть Серебряную, которая стояла в пятидесяти метрах от неё.
        Это была молодая невысокая девушка, в белоснежном платье с кружевами и вышитыми якорями, в большой белой шляпе, чьи поля полностью закрывали её от глаз и платиновыми распущенными волосами. Она развернулась и Аврен увидела её лицо: большие синие глаза, полные скорби и печали, белоснежная кожа и тонкие губы, которые как будто что-то произнесли. В тот же момент она спрыгнула в волны.
        Она бросилась в волны и на камни, а тела её не было видно. Тщетно, но Аврен просидела на берегу ещё пару часов, ожидая эту загадочную деву. Безуспешно.
        Дома она начала снова читать ту книгу, рыться в архивах и расспрашивала Эргарда. Тот с всё большей неохотой рассказывал легенду о бедной девушке, которая бросилась со скалы в порывах горя и скорби. Вечером того же дня она сидела и ожидала с книгой у камина.
        - Что нашла?
        Тюра образовалась из неоткуда и теперь парила рядом.
        - Смотри: часто появляется вариант имени Ирэн Орено. Сказано, что это была богатая замужняя девушка, которая приехала в наш город решить проблему с имуществом мертвого отца. Её муж обещал приехать, но не являлся. Она каждый день ждала, а вскоре стала ходить к морю, где и самоубилась, не вынеся тоски и печали тут. Её кончину видел молодой парень, где-то написано, что его фамилия Ремарк, где-то что что фамилия Стивенсон. Непонятно как-то…
        - Но ты хочешь выяснить правду?
        - Для этого надо поговорить с самой этой леди. Я буду ждать её появления.
        - Уверена? Уже холодает, а погода всё хуже и хуже.
        С тех пор Аврен каждый день ждала на берегу. Сидя на камнях в своём плаще, она ждала. Ждала появления этого призрака. Иронично, что вела она себя прямо как Ирэн в своей жизни. Иногда был дождь, а она не уходила, пару раз было солнце и чистое небо, но она была непреклонна. Спустя почти месяц она была готова сдаться, как вдруг…
        В один из дней с омерзительной погодой, когда ветер просто хлестал скалы вокруг, а дождь едко капал на землю, она увидела её. Призрак стояла на том же месте, ожидая чего-то. Аврен медленно подошла к ней, не переставая смотреть прямо в её глаза. Абсолютно пустые, словно она была в депрессии и отчаянии, они никак не менялись.
        - Серебряная?
        - Да, теперь меня так зовут.
        Призрак отошла на пару шагов от края.
        - Что ты хочешь, девушка в плаще цвета солнца?
        - Кто ты? Кем была и почему стала призраком?
        Вопросы поставили её в тупик, ведь она просто зависла, как старый компьютер от новой программы.
        - Моё имя - Ирэн Орено, я наследница семьи Орено, которая владеет территориями вокруг этого города. Мой отец умер в 1725, и я приехала, чтобы решить вопрос с наследством. Мой муж, который жил на континенте, обещал приехать и предлагал начать тут новую жизнь. Я стала ждать его, ждала и буду ждать…
        При её последних словах мелькнула молния, а землю сотряс гром. Аврен не показывала того страха, что сотрясал её внутри.
        - Он так и не приехал, а я была настолько печальна, настолько огорчена, что не вынесла и прыгнула туда - она указала пальцем в пучину: на глазах какого-то парня.
        - А ты, ни с кем так не говоришь?
        - Нет, многие люди мною считаются недостойными, но ты, Аврен, та, которая может со мной говорить. Ты сблизилась с Тюрой, поняла её и слушаешь, когда многие от неё отворачивались. Есть ещё один парень, но я не знаю, почему с ним я говорю…
        В тот момент мелькнула молния, а Серебряная подняла глаза к небу.
        - Ты услышала ответы?
        - Да, вполне…
        - Иди домой. Тут уже очень сильный ветер - ты можешь по неосторожности упасть. Иди домой.
        Аврен сидела в кабинете за книгой. Она в ней делала пометки и исправления, а Тюра, сонно потягиваясь, тихо вошла в кабинет.
        - Что делаешь?
        - Дополняю сведения. Я всё же познакомилась с этим призраком.
        - Надо же!? И как прошла встреча?
        - Скажем так, я не зря столько дней ходила туда и ожидала. Теперь надо разобраться с рыцарем…
        - Кем?
        - Ну, на меня в лесу давно напал призрак рыцаря. Странный тип, если честно.
        Она подняла глаза на Тюру, а та дрожала как лист. Её глаза были круглыми от страха и бешено метались.
        - Чего ты?
        - Не знаю, но от этого призрака меня трясёт. Мне кажется, что-то нехорошее связано с ним.
        - Если тебе так кажется, то я приму это во внимание.
        Ещё немного она писала в книге, а потом взяла стопку бумаг, лежащих в рабочей зале, и принялась их перечитывать. Это продолжалось почти час, как зазвонил телефон.
        - Алло? Я очень занята - побыстрее!
        - Это Арндт. Есть дело.
        - По поводу?
        - Призраки. Я предлагаю ночью пойти на кладбище. Оно неподалёку от города…
        - А днем?
        - Днем очень странно будет выглядеть.
        - Значит, ночью это будет выглядеть совершенно нормально?!
        - Хотя бы тех, кто будет судить о нормальности будет меньше. Ну как тебе идея?
        -А зачем? Какие призраки есть на кладбище?
        -Книгу читала?
        -Да.
        - Рыцарь пустоты, так его прозвали, обитает на кладбище. Нигде больше не я, не мой отец его не видели.
        - А за мной он гнался в лесу. Буквально сразу после праздника.
        На том конце провода упало что-то явно тяжелое. Спустя минуту Арндт вернулся.
        - Как? Я не могу в это поверить. Ладно, завтра ночью. Жду в своей конторе к 9 вечера. Все вещи я подготовлю. До встречи!
        Гудки. Она даже не успела ответить, а он уже всё решил.
        - Ну и? - спросила Тюра, подходя к столу.
        - Пойду вместе с этим персонажем, ведь я уже решилась изучать вас, призраков.
        - А почему?
        -Почему? Потому что вы вызвали интерес, особенно о время общения. Я поняла, что, изучая вас и ваше прошлое, можно узнать интересные истории, полные тяжестей и эмоций. После того как рыцарь чуть не прошёл по мне ногами, я захотела хоть ментально, но обезопасить себя, ведь зная слабости врага можно избежать многого.
        Вечер. Солнце почти село, а Аврен стояла напротив Серебряной.
        - Что тебя держит тут?
        - Я не знаю, но что-то тяготит.
        При этих словах она отошла от обрыва и внезапно развернулась.
        - Иногда я вижу образ, который словно удерживает меня здесь, как птицу клетка.
        - Какой?
        - Какое-то существо, одетое в грязный балахон и рубашку с галстуком. Он тянет свои руки - кости ко мне, а его неестественно вытянутая физиономия, которая является чисто черепом с двумя рогами, улыбается мне. А потом его сотрясает смех, в глазницах загораются зелёные огоньки… Когда я вижу его, то всё самое плохое приходит мне на ум, а чувство свободы и легкости пропадает совсем…
        Аврен стояла и слушала. Изредка она смотрела на малиновый закат, на волны, которые спокойно переливались и сталкивались, на скалы, окрашенные солнцем. Тем временем у неё в кармане лежал и записывал всё диктофон…
        На следующий день она за обедом решила сказать всем о своём отбытии на ночь.
        - Леви, Эргард, прошу вас послушать меня…
        При этих словах они остановили приём пищи и стали внимательно на неё смотреть.
        - Сегодня вечером я покину особняк на ночь. Всё это время я буду находиться у Арндта…
        - Как уже всё далеко зашло… - ехидно заметил Эргард.
        - Нет - это связано с ремонтом. Ничего более. Эргард, прошу вас отвезти меня в город.
        - Как скажете… - теперь она поймал полный недоверия взгляд голубых глаз своего дворецкого.
        - То есть, вы не будете ужинать и завтракать? - вмешалась Леви.
        - Да, уже в восемь вечера надо будет выезжать.
        Было семь с чем-то. В кабинете Аврен собрала всё необходимое и запихнула в свой рюкзак. За её действиями пристально наблюдала Тюра.
        - Хотите ещё призраков найти?
        -Да. Этому типу пришла в голову просто гениальная идея отправиться ночью на кладбище, а впрочем, ты всё слышала.
        - Да… Расскажешь, как всё прошло?
        - Конечно!
        Вскоре она уже ехала в машине по извилистой дороге к лесу. На этот раз они очень быстро добрались до городка. Эргард развернул автомобиль и посмотрел пристально на Аврен.
        - На одну ночь?
        - Да, доберусь обратно сама. Ждите меня к 10 утра, если не приду, то бейте тревогу.
        - Как скажете - ответил он, сверкнув глазами.
        Как только она вышла, дворецкий выжал газ, и машина с рёвом, окутанная облаком пыли, исчезла, лишь были видны мелькавшие ходовые огни. Теперь Аврен шла по городу. Было тихо, даже слишком тихо. Казалось, что она очутилась в какой-то зоне отчуждения после катастрофы. Так она проходила мимо кабаков, где едва горел свет, мимо тёмных витрин и запертых дверей. Внезапно, перед ней оказалась обитель того самого незадачливого охотника за привидениями. За стеклом горел ярко-хвойный свет от лампы вперемешку с оранжевыми бликами пламени. Аврен подождала и постучалась, только вышло это, как ей показалось, очень громко. Даже слишком…
        Она услышала шаги, и ей казалось, что это жители городка в порывах гнева от созданного ею шума идут по её душу. Вот они уже почти подошли к своим дверям, схватили что-то острое или тяжелое, начали отпирать двери, открывают…
        - О, привет Аврен.
        Перед нею стоял Арндт. На нём был одет тёмный маскхалат, а на ремне висело разнообразное снаряжение.
        - Быстро внутрь!
        Аврен довольно сильно втолкнула его, от чего исследователь почти упал, и захлопнула дверь.
        - Ты готов?
        - Почти, иди за мной - скоро будем выдвигаться.
        Он быстро пошел в комнату, где горел свет. На столе для бильярда были разложены карты, бумаги и разные гримуары. Явно он провёл над ними много времени, пытаясь найти что-то. Спустя полчаса он уже тушил огонь, вытаскивал рюкзак и гасил лампу.
        - Пошли.
        Они вышли на улицу. К этому моменту небо очистилось, сильно похолодало, и выглянула луна, осветив окрестности. Они направились к машине, которую Арндт быстро открыл и закинул назад все рюкзаки. После этого они сели, он дрожащими пальцами от страха завёл двигатель, и они неспеша поехали по городу. Вскоре они ползли по грунтовой дороге на северо-запад от Вердзена. Несмотря на луну, было достаточно темно. Лица двух искателей приключений освещала лишь синяя подсветка панели приборов.
        - Мы отправляемся на кладбище, там есть церковь. Служитель каждую ночь уходит, так что нам никто не помешает. Много времени я не планирую там провести. Что с книгой?
        -Она со мной - в рюкзаке. Только, что мы делать будет?
        - Рыцарь. Он последняя деталь головоломки.
        - Чего? Что ты такое прочитал и выдумал?
        -Слушай: эти трое призраков связаны. Связаны каким-то четвёртым, который выше их по статусу. Он и есть ответ на всё, что произошло. В участи каждого он принял участие. Хотя, я сомневаюсь в этом…
        - Так, понятно.
        - С ним как-то связан тот староста, из-за которого умерла Тюра - я в этом уверен, ну почти
        - Доказательства?
        - Мы вдвоём знаем легенду о Тюре, легенду истинную, так? А народу всегда рассказывают ложную, про иноземцев. Вот в чем суть: староста выдумал её, чтобы отвести взор людей от себя. Я читал про него - тот ещё скользкий тип. Но получилось, что только мы двое, те кто её видит по-настоящему знаем её историю…
        - Есть ещё один - мистер Эргард. Он мне рассказал почти ту же, что и Тюра. А она говорила правду. А её ещё видит Леви.
        Тут водитель ударил по тормозам. При этом все вещи сзади кубарем посыпались, а Арндт просто вылупился на Аврен.
        - Что?
        - Что слышал. Почти правдоподобный вариант мне рассказал Эргард.
        - Ну ладно… Это вносит некие изменения в эту стройную теорию, хотя я уже от неё отказался… - с этими словами он поехал дальше.
        Фары машины постоянно выхватывали деревья и камни, но вскоре появилась стена, около которой Арндт развернул транспорт и остановился.
        - Вылезаем.
        Они выбрались и полезли в багажник.
        - А это зачем?
        Аврен указала на несколько кирок и лопат, которые аккуратно лежали рядом с рюкзаками и касками.
        - Мало ли что… - пожал плечами исследователь.
        Они взяли только самое необходимое и отправились за забор. Неподалеку были ворота. Зайдя за них, они увидели маленькую часовню, которая стояла в уголке, будучи окруженной крестами и плитами старого кладбища. Они сделали несколько шагов и остановились. Снова выглянула луна, поливая серебряным светом всё вокруг, и раздался вой. Выли где-то вдали волки. Они осознавали, что тут никого нет и им ничего не грозит, по крайней мере человеческого или животного нет…
        Аврен присела и включила фонарь над книгой.
        - Смотрим… Я здесь сделала пару пометок, на основе наблюдений за Серебряной и Тюрой. Думаю, это будет полезно.
        - Ладно, если будешь делать важные пометки, по делу и со смыслом, то пожалуйста. А сейчас открой страницу рыцаря…
        Их прервал рокот. Словно шарниры из железа, покрытые ржавчиной, пришли в движение. Выждав несколько секунд, они снова начали перелистывать книгу.
        - Вот… Смотри…
        Аврен не успела договорить, ведь совсем рядом они услышали тот же рокот, только громче и с шагами. Далее последовал звук рассечения каменной глыбы. Они выглянули, ведь было очень интересно, хоть и страшно. Арндт дрожал очень сильно, а Аврен сохраняла хладнокровие.
        Неподалеку стоял рыцарь. Такой же совершенно, как и тот, что преследовал Аврен. Он только что рассёк огромную каменную глыбу и убирал свой меч. По неосторожности парня, тот увидел свет и мгновенно развернул голову. Арндт был раскрыт, а рыцарь стал пристально смотреть на него. Спустя пять минут он поднял забрало. Под ним было вытянутое лицо с широкими скулами и голубыми глазами, выражавшими заинтересованность и отвагу. Дополняла его образ борода, которая была короткой и очень седой с такими же бакенбардами.
        - Странник, вижу, напуган ты? Не стоит, я не трогаю людей. Вы совсем не моя цель и причина моего тут пребывания.
        - А кто же?
        - Кто же что?
        - Ваша цель? - Арндт с трудом говорил, а Аврен аккуратно записывала интересные подробности.
        - Цель? Слушай меня…
        Тут он подошел ближе и оперся о могильный камень. При этом, он запрокинул голову и стал смотреть на луну.
        - Я был графом в этом местности, был в почете и всегда поддерживал порядок. Деревенька что тут была стала для меня отрадой, я проводил с радостью здесь каждый день, если была возможность. Только однажды люди престали меня замечать, обратив взоры на какого-то старика, говорившего свои странные речи. Я не раскис, а только приободрился. Вскоре в этих краях я встретил девицу, приглянувшуюся мне, но вскоре романтика сошла на нет, а она пошла за этим старостой. Тогда я впал в уныние, и сидел в ожидании у себя в особняке. Год за годом и вскоре оказался таким…
        - Ясно, спасибо за сведения, а цель?
        - Перед смертью у меня было видение какого-то существа, верно демона. Я понял, что теперь должен его изничтожить, ведь в том самом сне оно стало причиной катастрофы в деревне: все умерли от эпидемии, а этот, словно стервятник, даже лицо у него было похожее на птицу смерти, стоял посреди тел и радовался, пополняя свои силы… Я решил, что этого не допущу и изничтожу его…
        При этих словах призрак растворился, оставив после себя лишь звон в ночной тиши.
        Арндт с трудом сел рядом с девушкой. Аврен всё аккуратно писала и вскоре захлопнула книгу.
        - Ну всё - пошли домой.
        - А расхищать гробницы?
        - Подождёт!
        Они сели в машину и поехали, аккуратно переползая по поверхности грунтовки. Аврен достала диктофон.
        - Что это?
        -Я записала диалог с Серебряной, чтобы потом его исследовать. Но из того, что мы слышали ясно одно: все призраки связаны одной сущностью. Скорее всего с ней был связан и староста, но давай послушаем.
        Она включила. Отчётливо был слышен голос Аврен а голос призрака… Звучал он словно телевизионные помехи вперемешку с жужжанием осы. Ничего не было понятно. Спустя пару минут она выключила запись.
        - Так, ясно - записать голос призрака невозможно.
        - А идея была хороша… Слушай, а твои предки тут давно живут?
        - Да, чуть ли не с основания города. А что?
        - В статье про Серебряную упоминалось фамилия как у тебя…
        - Послушай - он склонился над рулём: мой далекий предок что-то видел. Он передал это своему сыну, и так из поколения в поколение. Только мой отец, услышав это, напился до такой степени, что всё забыл. Я даже понятия не имею, что это было. Я мельком в статье видел свою фамилию, но не придавал значения. Может это и так…
        Они приехали прямо к дому Ремарка. На экране бортового компьютера был уже почти час ночи. Дома было тепло в отличие от кладбища. Арндт показал комнату для Аврен. Это была небольшая спальня с окошком вдоль кровати, парой шкафов, столом и тумбочкой. Аскетично, но довольно уютно.
        - Как тебе или лучше…
        - На ночь сойдёт.
        Она вошла и громко хлопнула дверью за собой. Арндт в нерешительности ещё стоял полчаса, а потом пошел вниз на кухню, сделал бутерброд и пошел к себе. К двум часам свет везде погас в этом небольшом доме с огромной витриной.
        Аврен встала в 8. Потянувшись, она схватила рюкзак и пошла на выход. Спала она в одежде, чтобы всё было быстрее. Напротив большой двери она остановилась и постучалась. Довольно настойчиво и яростно. Последовал сильный зевок, грохот и немного последовавшей ругани. Арндт вышел в халате, потягиваясь после сна.
        - А вот и ты… Чай, кофе…
        - Дверь отопри, и я уйду.
        - Что так быстро?
        - Не хочу попусту тратить время.
        - Ну ладно.
        Он с трудом пошел ко входной двери, открыл её и выпустил девушку, напоследок сказав:
        - Я ещё позвоню…
        Теперь она довольно быстро шла к своему дому. В городе люди начинали обычную дневную жизнь: открывали лавки, шли за продуктами или просто открывали окна.
        Очень скоро она вошла в лес и поняла, что утром в нём прекрасно находиться. Солнце било сквозь хвою, туман рассеивался в лощинках, а тепло медленно прогревало каждый метр земли. Так она и шла по дороге, ощущая тепло солнца, аромат смолы и уходящую влажность ночи.
        Лес она прошла без происшествий. К 9 часам она была на пороге и уже звонила, желая войти. Дверь ей открыла Леви.
        - Доброе утро. Как вы?
        -Прекрасно, но забудь мои вчерашние слова - я очень голодна.
        - Сделаю вам завтрак в наилучшем виде, госпожа.
        Она очень быстро, словно ветер, понеслась на кухню, а Аврен спокойно пошла к себе, чтобы закинуть вещи. В комнате, вальяжно растянувшись на кровати, её ждала Тюра.
        - О, ты вернулась! Как всё прошло?
        Она вскочила и почти вплотную подошла к Аврен.
        - Лучше, чем я думала. Мы пообщались с этим призраком, вернее это сделал Арндт - я же всё время вела записи.
        При этих словах она достала книгу и кинула её на стол.
        - Я достаточно устала вчера, а поспать нормально мне не удалось. Я думаю, что сегодня проведу весь день в библиотеке, а завтра снова отправлюсь в город.
        - Как знаешь…
        Вскоре она спустилась на кухню, где был готов завтрак. Она села за стол и принялась за еду. Леви вынесла свою яичницу и села напротив.
        - Леви…
        - Что, я вас слушаю?
        - Что ты можешь сказать о еде? Достаточно ли у нас её?
        - Хмм - на несколько секунд она развернулась к кухне и вскоре снова посмотрела на хозяйку: у нас очень мало еды. Вскоре закончатся основные запасы.
        - Значит, завтра надо съездить в город и закупиться.
        - Тем более скоро начнёт совсем портиться погода - это время штормов в нашем городе.
        - Но ведь долина защищена от ветров и волн скалами?
        - Несмотря на них, ветер доходит сюда и начинается форменный кошмар. Но лучше меня знает Эргард, так как всегда здесь жил, а я недавно приехала и мне сообщали мои родственники о том, что происходило.
        - А где Эргард?
        - Он скоро придёт - отправился к берегу, чтобы подышать океанским воздухом.
        После этого Аврен сидела весь день в библиотеке. Иногда она уходила к Тюре в её комнату, но чаще всего сидела за разными книгами и вникала в них. К вечеру, когда солнце уже начинало приближаться к горизонту, резко зазвонил телефон. На том конце провода был Арндт.
        - Слушай, ты делала заметки вчера?
        - Да. Всё самое важное записано.
        - Прекрасно… Слушай, что же дальше?
        - В смысле?
        Тут её немного переклинило: человек, который почти полностью убедил её в необходимости изучения призраков теперь, после важной работы, которая может стать ступенью в продвижении исследований, не знает что делать…
        - Погоди, ты с ума сошел?
        - В смысле? Почему?
        - Да потому, что ты прожужжал мне все уши, говоря о важности этого дела, уверял, что сам этим долго занимаешься, а теперь…
        - Ну, я только в детстве слушал отца и читал ту книгу, а сейчас весь энтузиазм был вызван только Тюрой и пребыванием в твоем особняке… Я этим много не занимался - деятельность строителя гораздо важнее и прибыльнее…
        - Я в шоке. Завтра буду в городе, зайду к тебе.
        Тут она швырнул трубку. Откинувшись в кресле, она закрыла глаза, опустила руки и вздохнула.
        - Сколько от него проблем… Словно ребёнок, который впервые начал жечь муравьёв лупой и не знает как это делать…
        - Чего у тебя?
        Тюра внезапно появилась из-за двери. Она грациозно шла, помахивая частями своего платья…
        - Чего?
        Тут Аврен чуть не упала, резко откинувшись в кресле.
        - Тюра, ты же всегда была одета в рубашку и юбку, а платье носила только когда была жива…
        - А это? Знаешь, тут такая странная вещь: когда меня встретил твой отец, он сказал, что давно положил в шкаф моей комнаты одежду и было бы забавно, если призрак мог переодеться. Я зашла и спокойно переоделась в ту одежду, так у меня появилось два комплекта.
        - Шкаф? Комната же была пустая…
        - Там был только старый шкаф, даже твой отец не помнил зачем поставил его туда.
        - Ясно. Каковы причины смен твоего повседневного наряда?
        -Да так просто. Обычно я делаю это в памятные или праздничные дни.
        Они провели ещё немного времени в кабинете, пока Аврен записывала ещё сведения о Тюре и проверяла целостность книги: переплёт уже слабо её держал, многие листки могли порваться от времени…
        Солнце всё быстрее опускалось к горизонту и вскоре скрылось за ним, оставив лишь зарево надо долиной. Аврен сидела за столом и, поедая свой аппетитный ужин, посматривала на своих слуг. Те спокойно и молча ели.
        - Прошу меня послушать, пожалуйста…
        Они отвлеклись, а Эргард даже отложил хлеб и свои столовые приборы.
        - Завтра необходимо съездить за продуктами, следовательно, надо всем продумать весь день. Мистер Эргард, есть ли у вас важные дела по дому?
        - Да, так как скоро совсем будет холодно мне надо осмотреть вентиляционные отверстия в фундаменте и проверить веранду. Это будет очень долго.
        - Ясно, Леви?
        - Всё как всегда: готовка и уборка.
        - Мне надо в городе снова встретиться с Арндтом, поэтому мы с Леви завтра отправимся в город.
        - Разрешите вопрос - вмешался Эргард: почему он? Что вы в нём нашли?
        - Ничего - он жалок, труслив и ведёт себя как ребёнок. Только он мой деловой партнёр, посему мне необходимо с ним работать. Теперь ясно?
        - Да, всё понятно. Но как вы планируете добраться? Если пешком, то это полный бред.
        - У меня есть водительские права. Если вы не против, то я могу спокойно доехать.
        - Ладно. Я вам полностью доверяю и не сомневаюсь в ваших навыках.
        Следующим утром Аврен после завтрака, который был очень беден (сказывался недостаток еды), с Леви и Эргардом вышли на улицу. Уже холодало, несмотря на яркое солнце и насыщенное голубое небо, но Аврен была в своём неизменным черном пиджаке и берете. Леви же одела поверх одежды куртку, Эргард был в пальто, а в руках сжимал фонарь и верёвку.
        - Ну, что же… Мы поехали.
        - Держите ключи.
        Он вынул из кармана ключи от авто, которые представляли собой брелок с парой кнопок, символикой марки и колечком, на котором ничего не было. Они разошлись: Эргард пошел на юг, а Аврен с Леви на север, к парковке.
        Там их ожидал тот самый универсал. Аврен не спрашивала, но гадала откуда он взялся в такой местности. Открыв её, они сели и Аврен завела двигатель. Среднего размера дизель немного трещал, но со временем, равномерно разогреваясь, работал всё ровнее и спокойнее.
        Прогрев его, они поехали, неспеша переваливаясь на неровностях. Аврен довольно быстро привыкла к автомобилю, несмотря на его размеры. Они неспеша спустились к лесу, а там она решила немного прибавить газу. Подвеска играючи сглаживала все ямы и корни многочисленных деревьев. В салоне, напоминавшем Аврен с водительского места танк, так всё обволакивало и закрывало водителя с пассажиром, было тихо и комфортно. Аврен внимательно следила за дорогой и иногда её правая рука, явно по привычке ложилась на рычаг коробки передач, но она тут же отдёргивала её. Леви всё время сидела и проверяла список, который она держала в руках.
        В город они приехали довольно скоро и первым делом отправились к конторе Арндта. Там около его машины было пустое место, куда Аврен и встала. Выйдя, она подошла к Леви.
        - Я пойду к нему, а ты пока сходи на рынок.
        Тут она передала ей деньги, и они пошли по тротуару.
        - Вы, однако, так легко справляетесь с машиной, словно очень много ездили и имеете большой опыт в этом деле.
        - Ну, я совсем недавно сдала на права, а в городе мне пришлось ездить - пешком мне не нравится ходить, общественный транспорт медленный, то ли дело машина. Тем более своя… Ладно, как закончишь, приходи.
        Аврен зашла в дом и направилась в комнату с бильярдным столом. Удивительно, но всё было убрано, а на полках царил порядок и даже книги стояли по алфавиту. Яркое солнечное сияние из окна смешивалось с тусклым зелёным светом лампы, которая стояла над единственной книгой. Тут она услышала шаги. Арндт спустился по лестнице, поправил волосы и подошел к столу.
        - Ну, что же…
        - Опять ты за своё!
        - Что за своё?! Я, наоборот, придумал план, но нужна книга.
        - Держи!
        Аврен достала из рюкзака книгу и аккуратно положила на стол. Арндт тут же развернул её и стал судорожно искать нужные ему части. Спустя пять минут он открыл страницу про рыцаря.
        - Так… Вот оно…
        С этими словами он подчеркнул пару строк. Потом он принялся за поиск деталей о Серебряной. Найдя сведения, он снова вывел черту под строками. Аврен тем временем отошла и села в кресло, уставившись в окно, и стала осматривать жителей, которые проходили мимо.
        Прошла почти полчаса как он отложил ручку и снова стал рассматривать книгу.
        - Послушай, тут кое-что интересное…
        Аврен неспеша встала, подошла и указала пальцем на пожелтевший лист газетной вырезки.
        - Книгу надо переписать. Видишь, все листки отваливаются. Очень скоро мы не сможем ею пользоваться. Понятно?
        - Да, знаю. Хотел тебе предложить этим заняться…
        - Чего?
        С недоумением она отошла к камину. С трудом облокотилась (роста не хватало) о каминную полку с важным видом. Похоже Арндт не понимал всего этого фарса, а Аврен просто хотела разбавить такую серьёзную и нерабочую атмосферу.
        - У тебя много времени? Много - ходила же каждый день на обрыв к призраку…
        - А об этом как узнал? Я же молчала…
        - Просто: во-первых, записи, во-вторых я сам к ней ходил.
        - Да? И как всё прошло?
        - Ну, она всегда со мной говорила, с моим отцом говорила, с моим дедам и так далее…
        - Вот оно!
        Она подошла к столу, выхватила ручку и записала около статьи из газеты: Арндт родственен тому свидетелю.
        - А почему сразу так? Может я особенный…
        - Так и есть: ты сразу без проблем увидел Тюру, заговорил с молчаливым феодалом, а твой предок видел кончину Ирэн. Ты являешься этакой квинтэссенцией, правда непонятно чего.
        - Вот именно… Слушай, это очень важная деталь. Я нашел, что их всех объединяет.
        - Что же?
        - На основе их слов, некоторых легенд я нашел, возможно, виновника всей этой несуразицы.
        Тут он распахнул старую книгу, которую взял с полки. Пролистав её, он открыл её посередине. В уголке была репродукция какой-то гравюры. Изображение было нечёткое и смазанное, но различимое. Перед ними предстало жуткое существо, обладающее чертами человека и чего-то непонятного, пропитанного хаосом. Существо было одето в балахон, под которым была рубашка и галстук, голова его была похожа на череп быка или лошади. Казалось, что все его конечности вытянуты, деформированы, а голова сильнее всего. Её венчали два рога, а в глазницах горел яркий огонёк.
        - Что это?
        - Я не знаю его имя… Нигде нет, а гравюра не имеет названия или автора. Я с трудом вычитал, что у него есть свой культ. Он зародился в этих местах и возраст его неизвестен. Ясно одно - это древнее зло, объединяющее всё плохие эмоции и чувства.
        - Ладно. А наши призраки?
        - Ну вот смотри: Ирэн. Она перед смертью была в отчаянии, а теперь? Она ждёт уже много столетий, совсем без тех эмоций, которые были перед смертью…
        - Я поняла твою мысль: рыцарь впал в уныние, а сейчас несмотря ни на что придерживается своих идеалов - он верен всем своим принципам. Тюра перед своей кончиной была полна ненависти, чего не было при жизни до этого. Она была готова всех в тот момент лишить жизни, всех тех, кто заставил её страдать. Теперь она радостна. Такое ощущение, что все призраки отвергают свои отрицательные черты, частично погубившие их, заменяя положительными качествами. Вот ещё часть головоломки.
        - Да, а это монстр. Он совмещает всё плохое, что они пережили и их эмоции дали ему сил.
        - Староста и его потомки… Они, похоже, поклонялись этому демону, влияя на жизни людей. Это… Просто ужасно…
        - Так и есть.
        Теперь они стояли молча, смотря на гравюру. Стало слышно, как сзади на кухне играет радио. Так было тихо, но внезапно спокойная музыка сменилась пронзительным визгом сирены.
        Они метнулись к приёмнику, а оттуда стала доноситься сводка новостей.
        - Жители нашего города. Это срочно. Повторяю: срочно! На Вердзен надвигается шторм. Он прибудет сюда вечером - завтра днём. В это время всем надо быть у себя дома. Не выходите на улицы, ожидайте дальнейших сведений…
        Дальше снова пошла спокойная музыка. Ещё с минуту они стояли на аккуратной и чистой кухне, отделанной белой и бирюзовой плиткой, пока Аврен не вышла из оцепенения.
        - Ну, всего лишь шторм…
        - Всего лишь?! В этих краях в такое время года - это самое страшное, что может приключиться с погодой. Представь сильнейший ветер, дождь с градом и это несколько часов, с молниями и громом. Это очень нехорошо…
        Тут в дверь постучались. Вошла Леви с покупками.
        - Вы слышали?
        - О шторме? Да… Это нехорошо всё нехорошо.
        Короткая пауза.
        - Ладно, думаю, что нам надо ехать домой.
        - Стойте. Идите за мной…
        Они прошли в комнату, где Арндт положил книгу в рюкзак Аврен.
        - Перепиши. Я, если смогу, найду ещё сведений и приеду. Но лучше переждать шторм.
        Аврен и Леви ехали в машине. Уже шел лес, который опять радовал глаз хвоей на свету.
        - Леви, продуктов много?
        -На шторм хватит более чем.
        - Прекрасно.
        Так они и ехали. Аврен, сама не знаю почему, спешила. Что-то ей казалось нехорошим в этом оповещении…
        У особняка девушки оказались совсем скоро. Взяв все продукты, они отправились внутрь. В первой же комнате им повстречался Эргард, который шёл к ним.
        - Вижу, всё что надо вы купили…
        - Да. Вы слышали объявление о шторме?
        -Да. Это очень плохо - всем стоит подготовиться. Шторм в такое время года наиболее яростный и беспощадный. Это просто лютый ужас, пронимающий до костей, и сеющий в умы горожан самые жуткие мысли. Я ходил на берег давно, но на горизонте уже виднелись скопления тёмных облаков, значит завтра он настигнут нашу долину.
        - Ясно. Мы готовы к этому?
        -Морально - не знаю, а вот дом готов: на веранде окна закрыты ставнями, все вентиляционные отверстия находятся в оптимальном положении, а генераторы заправлены и готовы запитать весь особняк. Всё что нам остаётся делать - ждать.
        Весь привезённый провиант был помещен в кладовую и в холодильник. Аврен быстро пошла в свой кабинет, порылась в шкафах и не нашла чего искала. Спустя какое-то время она вошла туда снова с толстой книгой в руках. Она была пустая и Аврен хотела переписать весь материал из журнала Арндта в неё. Осознавая, что на это уйдёт уйма времени, она попросила Леви сделать ей кофе покрепче и принести его. Работа обещала быть долгой и кропотливой.
        Спустя полчаса переписывания, Леви вошла в комнату, неся на подносе чашку с горячим напитком. Передав его хозяйке, она пошла обратно. В дверях она встретила Тюру, и чтобы разойтись горничная повернулась боком, что повторила и призрак. Данный момент сильно удивил хозяйку, но не заставил оторваться от работы.
        - Чего это?
        - Та самая книга - её надо переписать.
        - Почему?
        - Она уже разваливается. Тем более вскоре вырезки из газет станут совсем нечитаемыми. Это будет мешать исследованию.
        - Ясно.
        Она отошла, посмотрела в окно, задумалась и так стояла долго. Очень долго. Где-то через два-три часа Аврен отложила ручку и откинулась в кресле.
        - Чего ты? - поинтересовалась призрак.
        - Рука уже болит. Мне нужен перерыв…
        Она встала, потянулась и подошла к окну. Оттуда были видны горы, устремлённые вверх, и покрытые светом заходящего солнца.
        - Сколько уже переписала?
        - Почти половину.
        - Так скоро? Как сумела?
        -Я всегда писала быстро, а тем более прочитанный текст. Но я же ещё и редактирую те моменты, которые стоит упростить или изменить.
        - Я тебе поражаюсь…
        Снова молчание. По небу медленно плыло облако, которое чем-то цепляло внимание. Оно было почти черное, а в глубине словно горели огонечки зеленоватого оттенка. Но они не обращали внимания…
        - Я пойду, пожалуй, вниз… Хочу полежать у себя.
        - Да, ладно. Я тоже пойду - хочу чем-нибудь перекусить.
        Они разошлись и направились в разные части особняка. Стоя на кухни, опираясь о столешницу и жуя бутерброд, Аврен думала о тексте в книге. Почти всё, что написано было теми же фактами, которые они выяснили за прошедшие недели расследований. Что-то не сходилось.
        Идя по лестнице, она увидела Леви, которая шла явно из ванной, Эргарда, который оттирал доспехи в зале (хотя делал это и до того, как она спустилась). Поднявшись наверх она вошла в кабинет и увидела, что старая книга пропала, а новая была скинута на пол…
        Она снова всё перерыла, и нашла только записку. На ней корявым почерком было написано "В лесу найдёшь почти все ответы, если осмелишься…"
        Это уже было совсем не смешно. Она тут же бросилась к Тюре, ведь только она могла знать об этом. Тюра лежала в кровати и смотрела в потолок.
        - Тюра, где книга?
        -Что? Ты о чём?
        - Иди за мной.
        Она провела её в свой кабинет и показала всё это. От вида записки Тюра впала в ступор.
        - Это… Я не знаю почему, но от всего этого… Словно, веет гнилью.
        - Как?
        - От записки исходит что-то неприятное, мерзкое и леденящее… Я не знаю кто это сделал, но даже не могу представить кто.
        - Ладно, спасибо за твои слова.
        Она тут же села и набрала Арндту. Из трубки раздался сонный голос, словно тот уже ложился спать:
        - Я тебя слушаю.
        - Книга пропала. Я переписала только половину, а она исчезла со стола. Словно испарилась.
        - Стой как? Ты уверена?
        - Да. Тут ещё записка с призывом найти её в лесу. Тюра сказала, что от она словно пропитана леденящей гнилью. Это очень странно.
        - Ясно. План есть? У меня просто идеи не очень…
        - Пойти искать?
        - Да, так и думал. Так вот, берём фонари, компас, карту местности и начинает всё прочесывать. Лес густой, но небольшой. Относительно.
        - Гений нашелся.
        - Сама не лучше - предлагаю встретиться через час около самого крутого поворота на дороге. Это примерно в центре леса. Потом начинаем искать.
        - Думаешь, можно просто так верить такой записке?
        - Я считаю можно. Чутьё призраков не может обмануть. Это я уяснил ещё в детстве, когда заговорил с одним из них…
        - Поняла. До встречи.
        Тут она начала собираться. Обегая весь особняк, она собирала важные вещи. Она нашла старый, но рабочий и яркий шахтерский фонарь, компас, а карта отсутствовала. Дождевик и теплый свитер пошли в рюкзак. Спустя двадцать минут она была готова идти. Теперь надо было сказать об этом остальным.
        Она спустилась по лестнице и пошла в столовую. Там за приёмом пищи сидели Леви и Эргард. Они даже не заметили, как она вошла.
        - Я хочу вам сообщить о том, что сейчас должна отбыть…
        Мгновенно она поймала на себе взгляд старика, наполненный подозрением и превосходством.
        - Куда же вы?
        - Мне нужно найти одну свою вещь в лесу. Я только сейчас поняла, что потеряла свою книгу там, когда шла ещё во время праздника.
        Леви вскочила из-за стола и подошла к Аврен.
        - Как же так? Уже почти вечер, а вы…
        - Со мной ничего не будет. Я должна вернуться к полуночи.
        С этими словами она покинула полных изумления слуг и вышла на улицу. Солнце почти скрылось, а долина начала наполняться тьмой и холодом. Аврен вдохнула побольше воздуха и пошла вниз.
        Было очень свежо, небо не предвещало ничего, а луна почти вышла из-за скал. Аврен смело шагала по дороге и приближалась к лесу. Перед вековыми деревьями она встала и подняла голову. Они были невысокие, но очень густые. Кроны елей и сосен в это время суток стали совсем чёрными и немного покачивались, словно в трансе. Повнимательней прислушавшись, она включила фонарь и пошла вперёд.
        Яркий и заполняющий луч света выхватывал из темноты очертания стволов и корни, обрамляющие дорогу. Она смело продвигалась через лес и вскоре была у того самого поворота. Спустя пять минут ей навстречу начал бить не менее яркий свет. Его трясущийся лучик приближался, и стали слышны шаги. Это был Арндт, который шёл, аккуратно вглядываясь во всё вокруг.
        - Ну, начнём?
        - Пожалуй. Надо быть очень аккуратными, чтобы ничего не пропустить.
        - Тем более ни в коем случае нельзя как в типичный готических романах или в фильмах ужасов расходиться. Всегда более-менее вместе.
        Они совместно пошли вглубь черной массы, которая словно ждала жертв, которых могла поглотить и насытиться. Плавно водя фонарями, они осматривали всё вокруг, всё больше отдаляясь от дороги. Вскоре они ушли совсем глубоко в деревья, Аврен, обладавшая хорошими способностями к ориентированию, уже не могла точно определить, где они.
        Тем временем нарастал ветер. Холодный, словно пришедший с далёкого севера, он пробирал до костей, создавая мерзкие звуки, проходя через ветви. Легко было испугаться, но они шли и искали, осознавая всю важность этой книжки.
        Прошел час, а они всё никак не приближались к заветному предмету. Луна окончательно выглянула, осветив своим серебряным светом лесную чащу. Аврен стала замечать, что чем дальше в лес, тем более жутко и неприятно: корни были словно обглоданные кости, а силуэты растительности напоминали самые разные жуткие вещи. Хотелось поскорее покинуть эти места, но оглядываясь назад, она видела такие силуэты, а может это всё дорисовало её сознание.
        Перед ними оказался пень, а на нём что-то лежало. Подойдя к нему, они обнаружили книгу. Посветив на неё, Арндт раскрыл журнал. Всё те же картинки, те же записи, те же желтые листки бумаги. Он поднял её и передал Аврен.
        - Ну, наконец-то. Теперь всё можно доделать.
        - Да, сейчас определимся в какую сторону, а затем пойдём к дороге.
        Он достал компас, повертелся и пальцем указал куда идти. Аврен засунула книгу в свой рюкзак, потом ещё раз убедилась, что она там. Сделав шаг, она остановилась как вкопанная: она ощутила мерзкий холод, запах гнили и чей-то взгляд на себе, полный ненависти и ярости ко всему живому. Она была не в силах обернуться, но всё же преодолела себя. Получилось так, что Арндт решил посмотреть, где она, и они развернулись одновременно. И увидели его.
        Оно, а может он, стоял за пнём и наблюдал. Это было высокое существо, одетое в рваный балахон, в грязной рубашке с галстуком. Его лицо представляло собой череп какого-то животного, скорее всего быка или лошади. Венчали его голову рога, а в пустых глазницах горели огоньки зелёного цвета. Он держал руки за спиной, но при повороте их голов выставил вперёд. Они были словно кости с которых свисали куски гнилого мяса, а формой костей напоминали человеческие только сильно вытянутые. Оно продолжало стоять ещё пару секунд. Этого времени для них хватило и оба стали медленно отходить назад. В каждом боролся дух исследователя и инстинкт самосохранения. От этого создания веяло смертью, а каждое движения было угрожающее. Тут он поднял руку ко своему лицу. Слегка раскрыв рот, он выставил перед ним указательный палец, призывая к тишине. Тут они побежали со всех ног.
        Бежали точно по маршруту Арндта. Не понимая, преследует он или нет, они почти пробежали всё расстояние, что прошли. Но тут Арндт споткнулся. Он упал, а Аврен развернулась и увидела преследователя. Оно вышагивало и медленно приближалось, а огни глаз горели всё ярче.
        - Быстрее!
        Он вскочил, и они продолжили бег. У дороги он остановил её.
        - Слушай план таков: я к себе, ты к себе. Завтра утром созвонимся. Пока!
        Только пятки сверкали от него. Аврен стояла в ступоре, пытаясь понять происходящее, но потом в манере одного известного кино-пирата побежала прочь. Дорога назад была гораздо короче. По пути она видела, что в особняке во многих комнатах горит свет. Подбежав к двери, она забарабанила в дверь. Ту открыл сонный Эргард, но несмотря на это он был доволен её увидеть.
        - Госпожа, вот и вы. Рад, что всё…
        Она впихнула его и закрыла дверь на все замки. Кажется, Эргард стал понимать, что к чему… Он подошел и посмотрел в окно, тут же почти упав в обморок: там стояло оно.
        - Ты… Я думал, что ты продолжишь его дело, а что теперь… Я приду по твою душу, и ты за всё ответишь…
        Тут он испарился, а Эргард сполз по стене на пол.
        - Кто это? Он преследовал меня всю дорогу, а теперь…
        На вопрос Аврен, Эргард встал и рукой позвал за собой. Они подошли в соседней комнате к люку в полу и спустились. Подвал состоял из двух коридоров и одной комнаты. Они прошли по ним, а Эргард всё молчал. Очутившись в комнате Аврен не могла поверить своим глазам.
        Перед ней стоял тот самый алтарь из воспоминаний Тюры. Те же свечи, то же разбитое стекло и скелет юной девушки, лежавший подле. Были видны трещины в тазовой кости и сломанная нога. Она лежала оперившись о стол, а глазницы смотрели в потолок.
        - Я всё могу объяснить…
        Тут он подошел к алтарю и указал на статуэтку этого существа.
        - В древности люди поклонялись разным богам. Даже спустя века многие остались верны своим идолам, а как оказалось, это всё было не просто так; всё сложнее и запутаннее. Кто-то давно создал культ этого существа. Имя ему никто никогда не давал, или боялся его произносить вслух… Он является точкой сосредоточения всех плохих и отрицательных эмоций жителей этой долины - он привязан к ней обрядом. Заточили его ещё римляне, которые пришли сюда и сильно пострадали от воздействия этого типа, совершив жертвоприношение.
        Мой предок, будучи ещё ребёнком, услышал о нём легенду. Она так его поразила, что он всеми силами пытался связать себя с ним. В итоге он заключил договор, что он и его последователи освободят его. Оно питается эмоциями, связанными с печалью, гневом и ненавистью. Получилось, что три человека стали его жертвами, подпитав его…
        - А что теперь? Он свободен, или как?
        - Трудно сказать. Скорее всего этот шторм и есть попытка освободиться. Я прочитал это в трудах своего дяди, который был против культа. Теперь нам остаётся только ждать…
        - А что насчет призраков?
        - У них есть что-то, что может ему противостоять. Я не знаю, что это, но наверняка это страшное оружие для него.
        Позже они вышли из подвали и пошли спать. Тюра ожидала Аврен в комнате.
        - Ну, как?
        - Нашла книгу, встретила демона и увидела твой скелет.
        Тут Тюра вскочила и подошла вплотную. Впервые Аврен увидела у неё злые глаза, которые просто сияли от злости. Тюра была немного выше, от чего впечатление устрашения усиливалось.
        - Мой скелет? А спросить разрешения? Ты понимаешь, как это смущает… Хуже, чем быть увиденной голой… Хоть Мне и неизвестно, где он находится.
        Она плюхнулась на диван и скрестила руки. Отвернувшись, она стала смотреть в окно.
        - Ну, прости. Пожалуйста…
        Поглядев одним глазом, она снова развернулась и сказала.
        - Так и быть… Предлагаю лечь спать, завтра что-то будет… У меня ощущение нехорошее.
        Они легли. Обе лежали и смотрели в пустоту. Обе ожидали чего-то. Чего-то нехорошего…
        Утром Аврен разбудил телефон. Она с трудом вскочила, раскидывая всё в сторону, побежала в кабинет. Звонил Арндт, который, судя по голосу, вообще не спал.
        - Ты как после вчерашнего?
        - Я?! Я просто с трудом добежала домой, а он преследовал меня до самого…
        Договорить она не успела: её прервал зевок собеседника.
        - А, ну ты это… Герой! Так сказать…
        - Чего тебе?
        - Я не спал и разузнал кое-что. Во-первых, шторм уже близко. Во-вторых, есть способ противостоять этому типу.
        - Как? И что по поводу шторма?
        - В каких-то левых книжонках написано, что ему могут противостоять только положительные эмоции тех, кто с ним связан напрямую. Я, честно, не знаю как это…
        - Ладно, я подумаю. А шторм?
        - Шторм может быть вызван им для усиления своего присутствия. Для того, чтобы укрепиться в сознаниях и усилиться.
        - Ясно, приходи сегодня до шторма… У меня ощущение, что скоро настанет тот момент, когда всё сдвинется с мёртвой точки и что-то будет…
        - Ладно, жду.
        Она почти положила трубку, но тут раздался вопль, который заставил её остановиться.
        - Стой, не хочешь узнать… Ну, как я добрался или типо…
        - Нет, абсолютно нет у меня такого желания!
        Она бросила трубку и пошла вниз.
        До самого обеда она сидела и писала. Очень сильно болела рука, глаза начинали слипаться, но она держалась. К часу дня, когда над долиной стал подниматься ветер, а облака скрыли солнце, она закончила и откинулась в кресле с довольной ухмылкой.
        - Чего ты?
        Тут вошла Тюра, которая, как оказалась, всё время наблюдала за Аврен из-за угла.
        Она посмотрела с некоей жалостью на Аврен и села рядом на стул. Глаза её были полны печали, а взор был устремлён в небо, которое медленно исчезало в тучах. Она взяла прядь своих волос. Явно призрак была обеспокоена чем-то. Аврен стало интересно, ведь она сама чувствовала что-то.
        - Тюра, ты как?
        - Я? - тут она вздохнула, повернула голову к девушке и подняла пурпурные глаза: я напугана, впервые будучи призраком мне страшно. А хуже всего от того, что я не знаю от чего…
        Тут повисло молчание. Тюра снова вздохнула и повернулась к окну. Аврен собиралась встать и подойти к тумбе, но тут раздался звонок.
        На пороге стоял Арндт, который явно спешил.
        - Опа, нарисовался… - встретил его дворецкий.
        - Арндт, быстро за стол обедать, а потом наверх, за работу.
        Впервые за столом сидели 4 человека. Никто не спешил пока ел, но напряжение висело. Из-за угла всё ещё выглядывала Тюра, которая с интересом наблюдала за ними.
        - Аврен, я принес кое-какой материал. Там может быть назван способ избавиться от него…
        - Погодите - вмешалась Леви: от кого? Зачем? Я вообще ничего не знаю.
        За пять минут ей всё рассказали и объяснили. Горничная сидела и внимательно слушала.
        - Ну вот. А избавиться надо, потому что этот тип уже угрожал нам, а значит настроен враждебно. За это уже можно считать его своим врагом.
        - Ясно, теперь я всё поняла - ответила Леви, пытаясь осознать всю важность происходящего.
        Аврен сидела за столом, а напротив стоял Арндт. Тюра сидела рядом.
        - Вот, здесь написано о важности эмоций и тех, кто стал его жертвами.
        - Но по-настоящему жертвой стала только Тюра - она умерла на его алтаре, а остальные видели его образ.
        - Да, сложно. Но пока не разгадаем, не сможем победить…
        Его речь прервал сильный раскат грома. За ним последовал страшный стук дождя о крышу и завывание ветра. Явно буря уже настигла особняк. Все трое вскочили и пошли в гостиную около спальни Аврен. Оттуда они вышли в странный коридор и стали смотреть на лес, город и горы. Тучи, медленно и жутко переваливаясь, ползли к городу, поливая всё серым и мерзким дождем. Вдобавок к этому, иногда проскакивали гигантские молнии, а за ними следовали раскаты грома, разносившиеся на мили вокруг.
        - Началось… - только успел сказать Арндт.
        - Ну и ладно - пошли дальше искать!
        Аврен первой вышла из оцепенения и отправилась в кабинет. Там они до восьми часов вечера продолжали читать и рассматривать все материалы, которые набрал незадачливый строитель. Продолжалось это пока Аврен не упала в кресло со словами:
        - Всё! Я считаю, мы сделали всё что могли.
        Арндт хотел ответить, но тут погас свет. Лампы перестали испускать свой холодный заполняющий свет, но через секунду включились снова. Это происшествие заставило их перейти в состояние ступора, словно в момент угасания света они увидели что-то такое, что не могло просто родиться под тем же небом, в том же мире в котором они живут…
        Спустя пару секунд раздался крик. Он принадлежал Тюре, но казалось, что он был наполнен сотней таких же обреченных голосов, которые в мгновение ока взвыли от боли, которую никто не смог перенести. Аврен сорвалась с места и помчалась на голос. На лестнице стояла призрак, которая смотрела прямо перед собой. Аврен подошла и схватила Тюру за плечо и развернула лицом к себе.
        Её прекрасные пурпурные очи были наполнены ужасом, губы дрожали, а лицо выражало крайнюю степень ненависти к чему-то. Это лицо могла напугать любого, но Аврен держала себя в руках и первым делом же попыталась вернуть Тюру в нормальное состояние.
        - Что с тобой?
        - А?
        - Ты в порядке?
        - Да… Только чего-то не помню, что было со мной… Пойду, пожалуй, полежу…
        Тут она медленно пошла в сторону своей комнаты, а Аврен продолжала смотреть ей вслед, стоя на лестнице. Тут появился Эргард.
        - Госпожа, в данный момент дом обеспечивается энергией за счет генераторов. Линии электропередач повреждены.
        - На сколько хватит топлива?
        - На два дня, если он будет работать бесперебойно. Примерно на два дня…
        - Надеюсь, что шторм раньше закончится…
        Через некоторое время они сидели и ужинали. У всех были напряженные выражения лиц. Изредка слышался гром и треск могучих кедров от ветра, который пришел с моря и теперь обрушился на долину, несмотря на скалы. Немые вековые стражники не смогли сдержать натиск потоков воздуха, порождённых злом, и те прорывались через их оборону.
        - Кхм… - начал было Арндт: я думаю, что сегодня нам нужно быть наготове. Есть ли оружие?
        - Нет ничего… - отвечал угрюмый дворецкий.
        - Даже охотничьего ружья?
        - Нет, абсолютно…
        - Эх, я так и знал, что надо взять винтовку. Только я надеялся на ваше благоразумие и предосторожность. Зря…
        В этот момент он посмотрел на Аврен. Её лицо было похоже на Тюрино, только страха не было и в помине, а глаза наполняла ненависть. Казалось, что только своей силой мысли она способна запустить в него все ножи, что были на столе.
        - Молчу, молчу…
        Теперь он опустил глаза и стал медленно болтать вилкой в макаронах.
        Аврен осознавала, что боевой дух её товарищей упал. Надо было срочно что-то делать, а то…
        - Внемлите мне, простые смертные… - раздался в их головах голос. Кроме того, все видели в своём сознании образ того самого существа. Этот тип стоял, раздвинув в стороны руки и направив свой горящий взор на трапезничающих: Вы проживаете последние часы своей бренной жизни… Многие из вас перешли мне дорогу, а кто-то просто был в тот момент рядом. Сегодня ночью, в тот момент, когда шторм сильнее всего, я приду за вами…
        Тут он растворился. Все сидели словно парализованные. Аврен собрала волю в кулак и начала говорить:
        - И что? Мы вот так просто сдадимся ему? Нет! Кто он такой чтобы диктовать условия нам? Он придёт к нам с мечом, с ним же и уйдёт, только его орудие будет в одном месте…
        Неважно! Мы не может просто так сдаться: каждый из нас имеет амбиции и мечты, и готов сделать всё, чтобы их осуществить, поэтому мы просто обязаны бороться с ним и победить, во чтобы то ни стало. Мы будем бороться, ради тех, кто нам дорог и ждет где-то… - Тут её лицо приняло задумчивое выражение, которое вмиг сменилось ликом уверенности и хладнокровия: ради наших амбиций и желаний!
        Тут она подняла бокал, а на лицах всех её окружавших проступила та же уверенность и отвага. Все одновременно встали и подняли бокалы, наполненные до краев тёмно-красным, словно кровь, вином.
        Час пролетел незаметно. Все за это время успели собрать всё необходимое и теперь сидели перед камином. Аврен была в центре, в кресле, а по бокам от неё стояли диваны, на которых разместились все остальные. Девушка в берете сидела, сложив руки перед лицом, и думала над чем-то.
        - Так, всё готово… Одна лишь проблема: Тюра пропала… Её нигде нет, поэтому я начинаю беспокоиться. Она связана с ним сильнее всех, также она очень важная фигура. Теперь вся надежда на нашу слаженность, удачу и точность нашего плана…
        Тут раздался очередной раскат. Леви немного сжалась.
        - Когда же будет конец?
        - Завтра утром, не раньше.
        Ответила ей Аврен, но тут же замолчала. Она почувствовала холод и запах гнили. Верный признак. Тут послышался лязг доспехов со скрипом от ржавчины, шорох плотного платья и звук легкого подступа девушки, обутой в кеды. Аврен вжалась в кресло на несколько секунд, но смогла преодолеть себя и всё же обернулась. Вместе с ней это сделали все остальные. То, что они увидели ввергло их в шок и отчаяние. Кто-то ожидал такого, но абсолютно все были словно в анабиозе от того ужаса, который сковал их умы и сердца. Результат был страшнее любого ожидания.
        За ними стояли рыцарь, Тюра и Серебряная. Они казались совсем неживыми, а более того их глаза светились зелёным. Этот факт намекал на близость с тем самым духом. Они стояли совсем неподвижно, что вселяло ужас больше, чем если бы они двигались. Пустые и горящие их взоры были уставлены на пока ещё живых.
        Оцепенение сковало их. До этого они все воспринимали этих призраков как жертв, но не слуг, а теперь они стояли прямо напротив, будучи пропитанными волей этого существа…
        - Послушайте меня… - начала было Аврен, которая первая взяла себя в руки, но тут они исчезли, издав перед этим протяжный гул, похожий на охотничий горн.
        Обнаружив пропажу, все развернулись к пламени. Леви немного расслабилась и с улыбкой произнесла:
        - Ну вот… Решила приехать домой, насладиться покоем, а тут такое…
        Аврен снова сложила руки перед собой и стала внимательно смотреть прямо в сердце пламени, чьи языки отражались в её глубоких и серебряных глазах. В это время начал говорить Арндт.
        - Если честно, я испытываю смешанные чувства: я жутко напуган, но при этом поражаюсь, тому, что изыскания моих предков и мой путь исследователя скоро будут окончены…
        Не успел он договорить, как вскочила Аврен, громко щелкнув пальцами.
        - Идея! Нам нужна книга, где всё есть.
        - В смысле? - переспросил парень.
        - Я кажется знаю, как нам его победить. Ключ к ответу - призраки и их смерти. Они связаны с этим духом.
        В ответ Арндт качнул головой.
        - Это вся ваша догадка? - спросила Леви, чьи глаза наполнились надеждой.
        - Да, пока что… Арндт, идёшь со мной на второй этаж. Вы двое - ждите тут, если что, то встречаемся в безымянной…
        Дворецкий и горничная согласились, показав это головой, а Аврен и немного дрожащий Арндт пошли в сторону лестницы.
        В доме горел свет, и поэтому воспринималось всё проще. Парень шел сзади и решил заговорить с девушкой:
        - Слушай, ты даже не рассказывала о своей жизни в городе. Как там всё и зачем…
        - Тебе не кажется, что сейчас не время?! Может и расскажу, но потом уже…
        Они были в коридоре с латами. Те безмолвно стояли друг напротив друга. Пройдя немного, они начали подъём. Каждая ступень жалобно скрипела под их ногами, словно была готова в ту же секунду треснуть, увлекая за собой бедную пару. На втором этаже было темно. Войдя в рабочую залу, Арндт включил лампу. На мгновение им показалось, что в кабинете стоял мрачный силуэт девушки, окруженной тьмой, а также с горящими глазами. Аврен первой вошла и направилась к столу. На нём лежала книга, открытая на странице со статьями и рисунками Рыцаря пустоты. Аврен, включив свет, села за стол и стала судорожно листать книгу, шелестя страницами в абсолютной и пугающей тишине. Арндт тихо подошел к окну и стал смотреть в непроглядную тьму. Изредка мелькали молнии, которые, как он мог поклясться, обретали форму головы того духа, даже в глазницах были те же самые огоньки.
        Спустя почти двадцать минут Аврен вскрикнула:
        - Всё! Теперь всё на своих местах!
        Арндт подошел сзади и показал жестом, что был готов слушать. Говорить он не мог - так сильно был напуган.
        - Всё связано: это место, этот дух и эти призраки. Они являются его жертвами, то есть теми, кто дали ему силу, а значит до сих пор есть невидимые нити, которые тянутся между ними. Я уверена, что он может их контролировать, ведь они ключевые фигуры для него, но и они могут влиять на духа.
        - Но как, если все в его власти? - с трудом, но он смог заговорить, содрогаясь от каждого пронзительного раската.
        - Нужно до них достучаться… Не знаю как, но поняла, как от него избавиться раз и навсегда! Алтарь.
        Она встретила взгляд полный испуга и непонимания. В тот же момент свет стал немного дрожать, лампа горела с перебоями.
        - В подвале есть алтарь этого существа, Тюра умерла на нём, а теперь он находиться внизу. Разрушим - избавимся от него…
        - А как ты поняла?
        - Если честно, это предположение. Но довольно логичное.
        - М-да…
        Тут раздался крик. Принадлежал он девушке, может даже Леви. Аврен вскочила и зажала в руках книгу. Кивком она дала знак Арндту, что надо идти. Они аккуратно вышли и подошли к лестнице. Подойдя к перилам, они посмотрели вниз в гостиную. Перед камином стояли диваны и кресле, но там никого не было…
        - Быстрее!
        Аврен сказала это и пошла вниз. Магическим образом, она то ли поскользнулась, то ли ещё что-то, но она упала на ступени. Это и спасло её от тяжелого меча, который тут же влетел в стену с треском и грохотом. Аврен лежала на ступенях, сжимая книгу в руках, и смотрела на рыцаря, который сжимал в руках меч, вырванный уже из стены. Глаза светились цветом свежей хвои через забрало, а тем временем он уже заносил своё оружие для удара. Тут девушка впервые потеряла самообладание, а парень быстро схватил её за руку и стянул вниз. Удар пришелся прямо в деревянные ступени, и те с хрустом, словно кукурузные палочки, разломились. Арндт мгновенно подхватил её и поднял.
        - Ладно, ты сказала его надо образумить? Вот я и попытаюсь.
        Он выхватил меч, который был в руках у одних из лат и направил его на своего врага. Аврен с хладнокровием смотрела на эту сцену.
        - Ладно, если хочешь, то строй дальше из себя героя. Увидимся!
        Она уже пошла, а Арндт стоял с раскрытым ртом.
        - Как так-то, а? Тебе даже меня не жалко?
        Ответом стала атака рыцаря.
        - Не отвлекайся - твой противник сегодня я! - прокричал он басом. Пи этом он навалился всем весом и попер на парня. Тот выставил меч по отношению к лезвию врага под острым углом и тоже пошёл вперёд. Он проскочил и оказался на лестнице, выше своего противника. Аврен ещё пронаблюдала эту сцену, а потом побежала к библиотеке.
        Арндт же продолжал бороться с рыцарем, который был гораздо выше его, крупнее и явно сильнее. Каким-то образом тот наравне с ним фехтовал и можно было поклясться, он имел шансы на победу в этой дуэли. Но всё же он делал ставку на моральную составляющую поединка, а дрался, чтобы потянуть время.
        Незаметно они сместились из коридора на кухню, где ударами мечей разносили всё вокруг. Будучи более проворным, Арндт уворачивался и контратаковал. Когда они переместились к двери, ведущей к веранде, его обдало сильным холодом.
        - Зачем же ты, гордый граф и славный рыцарь делаешь это?
        - Я уже впал в уныние, мне всё наскучило…
        - Что?! Ты же…
        Тут он просто упал, а призрак ударом выбил дверь на веранду. Теперь они оба были в совершенно темном помещении. Арндт знал, что здесь есть окна, но те были заколочены, а полной контраст в плане освещенности с остальным домом создавали психологическую атаку, из-за чего он почти потерял контроль.
        Аврен стояла в библиотеке. Напротив неё была Серебряная, которая выглядела угрожающе.
        - Зачем?
        - Отчаяние… Оно двигает вперёд.
        Тут она взмахнула своим платьем, из-под которого вылетели лезвия. Аврен кувырком увернулась, при этом продолжая держать книгу.
        - Он не пришёл за мной, я уже ничего не ощущаю…
        Снова атака, на этот раз одно из лезвий прошло по плечу, порвав пиджак и слой кожи.
        - Ты не должна так думать! Всегда нужно ждать и надеется…
        - На что когда всё уже потеряно…
        Снова лезвия, только Аврен на этот раз побежала вперёд, уворачиваясь от них. Она оказалась прямо перед лицом девы, ощущая при этом холод и ужас. До сих пор она не ощущала опасности от неё - ни разу при разговорах на склоне… А теперь словно аура, став материальной, приобретя форму каких-то щупалец или балахона, в который она была завёрнута…
        Это не могло остановить Аврен - та была слишком уверена в себе и не боялась ничего в тот момент, ведь ради своих амбиций и ради тех, с кем сдружилась тут она была готова на всё.
        - Нет! Ничего не потеряно, надо всегда надеяться. Верить в надежду, но при это не сидеть сложа руки - лицо призрака медленно меняло выражение, а глаза теряли зелёное свечение.
        - Надо верить и делать. Именно такая комбинация позволит достичь всего, всего чего ты хочешь. Но нельзя отчаиваться, никогда… Ведь это ведёт в бездну, которая затянет тебя, не дав возможности приблизиться к тому, чего ты желаешь…
        Тут её глаза стали совсем нормальными, а запах гнили и мерзкий холод исчез. Теперь перед ней стояла обычная, ничем не выделяющаяся Серебряная, тот самый призрак с которым она провела много времени.
        - Я… Я не знаю, что сказать…
        - Ирэн, не надо ничего… Просто иди за мной…
        Она протянула ей свою руку. Призрак стояла и думала, а тем временем слышался страшный грохот, гром и то, как барабанил дождь по крыше. Она думала, но вскоре медленно протянула руку и Аврен слабо потянула её за собой. Дверь безымянной комнаты была закрыта. Она постучалась. Тут же раздался голос дворецкого.
        - Стой, кто идёт?
        - Это я - Аврен, со мной Ирэн.
        - Кто? Не знаю такую…
        - Серебряная. Нормальная абсолютно…
        Тут он открыл дверь и впустил их. Леви сидела на кровати, а Эргард сжимал тяжёлый подсвечник и наблюдал за пространством за ними. Ни Арндта, ни Тюры не было.
        - А они где?
        Ответом было лишь пожимание плечами. Леви встала и провела Ирэн к кровати, а Аврен снова собралась идти. Остановил её Эргард.
        - Вы куда?
        - Надо найти оставшихся. Призраки - ключ к освобождению от гнёта этого существа!
        - Стойте…
        Тут она исчезла среди шкафов, полных книг, полок и столов.
        Арндт почти выдохся. По силе он уступал рыцарю, но он был быстрее и проворнее. Этого хватало, чтобы маневрировать, а тем временем говорить с ним.
        - Ты - гордый рыцарь без страха и упрёка, но позволяешь ему, этому жалкому духу, управлять собой… Как такое возможно?!
        Очередной удар, и теперь окно на веранде лишилось стекла и ставень. Холодный по - могильному ветер ударил ему в лицо. К тому же ледяной дождь приободрил его, попав на щеки, которые почти горели.
        В тот момент он заметил, что глаза его противника начинают терять зелёный оттенок: свечение через забрало уже не было таким ярким.
        - Неужели ты сдашься? Будучи верным своим идеалам, своим желаниям и амбициям! Вспомни ту самую деву, вспомни ту деревню. Ты можешь всё исправить, но надо бороться с ним… Ты сможешь!
        Крикнув это, он сжал со всей силы меч и прыгнул на него, замахнувшись на своего врага. Он сумел увернуться, просто упав на колени и выронив оружие, а парень просто пролетел мимо и упал на стол, скрючившись от дьявольской боли…
        - Ты прав, чертовски прав, мой друг! - прокричал он. Теперь перед Арндтом стоял нормальный, каким может быть призрак, Рыцарь пустоты. Он поднял забрало, а Арндт увидел его задумчивое лицо, полное благородства и понимания.
        - Прекрасно, а теперь идите за мной…
        Он протянул руку ему, а старик по-товарищески сжал её. Они двое шли по коридорам полным загадочного света и гула от дождя и грома. Теперь они вышли в гостиную, где стоял он.
        - А ну ни шагу назад!
        - Стой…
        Рыцарь с криком бросился на духа, а тот просто растворился в воздухе. Удар меча снёс кресло, в котором постоянно сидела Аврен.
        - Исчез? Какой трус! - только успел прокричать граф, а в ответ они услышали раскатистый голос хозяйки, которая уже только им могла напугать куда сильнее этого духа…
        - Твою… Как ты вообще посмел!
        - Аврен - пытался успокоить он девушку, а та только сильнее раззадоривалась: там был он, а я пытался отговорить…
        - Ремонт будешь сам делать. Причём совсем бесплатно, боюсь представить, что ты ещё сломал там… Я иду за Тюрой, веди его в комнату безымянную. Понял?
        - Да… А ты…
        Не успел он договорить, ведь она исчезла в двери…
        Она обошла весь дом и осталась лишь одна неизведанная комната - её спальня. По дороге она оценивала масштаб разрушений.
        - Ах, Арндт, черт тебя дери! Платить за всё будешь ты…
        Тут она прислушалась. С крыши слетала черепица, а кто-то пытался разломать трубу. Стало ясно, что дело плохо… Аврен подкралась к комнате, прислушиваясь. Тишина, только рокот по крыше, грохот кирпича и всё…
        Теперь она тихо открывала дверь. Внутри было темно, только перед не зашторенным окном, за котором в блеске молний были видны капли дождя, стояла Тюра.
        Она было совершенно тёмной, окруженной зловещей аурой фиолетового оттенка. Глаза её светились изумрудными огнями и были полны ярости. Она приоткрыла рот из которого сразу стала вытекать грязно-пурпурная жидкость, а позже обнажились белоснежные зубы, которые показали ей оскал подобный звериному. За спиной образовались щупальца из сгустков энергии, которые потянулись к дивану, столу и кровати.
        В одно мгновение она запустила в Аврен тяжеленую кровать, но та увернулась, хоть и с трудом. Рана давала о себе знать, и ей казалось, что уже весь рукав пиджака был в крови.
        - Тюра! Остановись… Он тебе никто…
        - Заткнись. Я ненавижу, всех вас.
        Теперь эти сгустки стали хватать Аврен и через секунду она оказалась в воздухе, а после почувствовала сильную в груди. Очнулась она на полу и вовремя откатилась из-под ног призрака, а та швырнула на то самое место стол, который чуть не проломил пол.
        - Тюра, как ты можешь ненавидеть, ведь ты всегда была счастлива радостна. Это было твоё истинное состояние…
        - Да - теперь диван прилетел в стену, развалившись на части: поэтому и умерла, от своей доброты ко всему и всем!
        Аврен задумалась: хм, а ведь частично она права.
        - Вспомни свой момент смерти - она рискнула и высунулась, смотря прямо в глаза, которые у призрака округлились от удивления: - ты возненавидела только перед своей смертью, но потом… Ты поняла, что можешь это делать, но не хочешь… Хочет он, но он же тебя и убил…
        Тут цвет глаз начал меняться, а сгустки энергии исчезали. Тюра начала медленно падать на колени, при этом руки приподнимались к лицу.
        - Я всегда была добра ко всем, но умерла от этого… При этом я всегда была счастлива от этого, ведь у меня не было просто повода для этого, а теперь…
        Тут энергия снова стала появляться, а глаза засверкали пурпурным пламенем, руки она сложила на груди, при этом подняв яростный взор на Аврен. Та оставалась непреклонной.
        - Тюра…
        - Ненавижу!
        - Ты забыла, о чем я говорила?
        - Убить гада… Рассечь его холодной сталью перед зеркалами…
        Тут Аврен ощутила всю мощь этой девочки, которая одной своей мыслью сносила полки и заставляла трескаться стекла.
        - Так ты ко мне относишься?! - раздался за её спиной холодный голос, полный безразличия. Там был он, но в ту же секунду Тюра обернулась и запустила в него оторванные от стены полки. Он растворился, а она погналась за ним.
        - Куда ты…
        Ответом был только яростный крик и мелькнувший на мгновение глаз ярко-пурпурного цвета. Аврен почти упала на пол от бессилия.
        Спустя пару минут, а то и пару десятков, она встала и пошла к лестнице. По мере приближения она стала слышать ужасные крики и вой, которые разбавлял леденящий душу гром. Один голос был мужской, а другой женский, точнее Тюрин; голоса раздавались из гостиной. Она вышла к перилам и увидела их.
        Он и она сошлись в схватке. Явно неравной, но при этом страшной. Она пыталась достать его и изувечить, а он со своей постоянной ухмылкой наблюдал за ней и уворачивался.
        Аврен не могла на это смотреть и просто крикнула:
        - Хватит!
        Оба отвлеклись, но тут она поняла, что сделала это зря. Тюра издала яростный крик и выпустила сгустки энергии, а он просто открыл рот, из которого раздался стон помирающего зверя. Аврен с трудом увернулась, а эти проклятые щупальца снесли перила и вошли в стену. Аврен с трудом сползла на пол и стала жадно глотать воздух. Кровь стучала в висках, а рука почти полностью отнялась. Тут она почувствовала, как её ногу обвила холодная и мерзкая субстанция. В следующий миг она поняла, что летит прямо на первый этаж…
        Очнулась она от неприятного ощущения. Логично: кому будет приятно, если его тащат лицом вниз по ковру, который давно уже не чистили. Она нашла в себе силы перевернуться и увидела их. Он стоял, а она тянула к себе. Она не чувствовала боль, а точнее не обращала на неё внимания, но та была очень сильной, сводящей с ума, той самой, которую заглушают, причиняя себе другую боль. Только девушка осознавала, что сейчас тот момент, когда нельзя дать слабину - в опасности были дорогие ей люди и она сама была на волоске от ужасной смерти. Это давало сил и заставляло её взять себя в руки: она смогла оторвать кусок материи и вырвалась. Теперь она стояла напротив этих двух ужасающих существ. Одна против двоих. Или трое, но каждый за себя…
        - Тюра…
        Никакой реакции…
        - Тусклая Дева!
        Вот теперь она повернула свою голову и сверкнула глазами, которые уже выглядели как пылающие угли пурпурного цвета. Её рот приоткрылся и снова оттуда вытекла вязкая тёмно-фиолетовая жидкость. Оскал её был страшнее звериного, а клыки словно выросли за эти часы в пару, а то и в тройку раз.
        - Тусклая…
        В ответ раздался страшный вой, подобным тому, который издает разгневанный и загнанный в угол дикий зверь. От крика начали содрогаться стены, а где-то далеко даже попадали фарфоровые предметы сервиза.
        - Послушай меня… Вспомни свои счастливые дни, и то, к чему ты пришла…
        - Из-за своей философии я умерла… Потеряла близких мне людей, а теперь у меня осталась только… Только ненависть ко всему и всем!
        Снова ужасающий вой, на этот раз ему словно начали вторить сотни волков из-за скалистого перевала. Ясно было одно: на зов Тюры отозвались извне. Это сила пугала сильнее чем полутьма в сочетании с зеркалом и странными звуками. Почему полутьма? Потому что наш мозг начинает рисовать в этом самом зеркале неизвестно что. Что-то непонятное появляется перед нами, даже можно сказать рядом с нами…
        - Тюра, да - ты умерла… Но разве сейчас ты не нашла тех, кто тебе хоть каплю дорог?
        В ответ на это она склонила немного голову, а огни стали немного тусклее. Дух, всё время наблюдавший за ними, напрягся.
        - Разве Леви, Эргард, я или даже Арндт не стоят прекращения своей безумной мести? Пожалуйста… Тюра…
        Аврен с трудом медленно опустилась на пол. Тут она увидела в глазах Тюры, схватившийся обеими руками за лицо, испуг и сочувствие. Появились слёзы, но было трудно понять какие они: радости или горя.
        - Довольно! - прокричал басом дух и замахнулся своей рукой.
        - Стой!
        Тут прямо на него выбежал рыцарь и ударил по конечности. Раздался хруст, но рука осталась цела. Лицо, если это так можно назвать, исказила гримаса ужаса, мгновенно сменившиеся хитрой улыбкой. Что было дальше, Аврен не помнила.
        Очнулась она в комнате Тюры. Все её друзья окружили её и внимательно следили за ней.
        - Что? Как…
        Она приподнялась, почувствовала боль в руке и села, свесив на пол ноги. К ней тут же приблизились Тюра и Леви. Они увидели на лице Аврен, которое всегда показывало выдержку и спокойствие, мину, выражавшую её эмоции от сильной боли.
        - Не напрягайся! Отдохни - тут безопасно…
        - Как… Тюра, как ты?
        -Я в полном порядке, благодаря тебе - ответила призрак, ехидно, впрочем, как и всегда, улыбаясь: я вспомнила, что эта комната абсолютно безопасна.
        - Но как? - на это раз в разговор ввязался Арндт.
        - Отец Аврен провёл ритуал, необходимый для защиты помещения от этого злого духа. Он получил от кого-то, не знаю кого, сведения, говорящие о том, что можно спастись от него. Нужна морская соль, добытая с побережья, хвоя и руны, начерченные шилом в полнолуние. Посмотрите на плинтус и углы под потолком.
        Все, в том числе и призраки подняли головы, а затем опустили. Действительно, на углах и по всему плинтусу были расположены причудливые руны.
        - Надо начертить их, на углях снизу заполнить округлые углубления солью, а под потолком выложить хвоей. После этого комната станет недосягаемой для духа.
        - А способа изгнать он не нашел?
        - Хм - она серьёзно задумалась: нет, точно нет…
        Тут Аврен встала и пошла к окну. За ним лил проклятый дождь, а воздух сотрясали тысячи зубчатых молний, и над долиной разносился трескучий гром. Аврен смотрела на свирепствующий шторм, параллельно думая о духе, призраках и обо всей этой кутерьме событий.
        - Три призрака, три отрицательные эмоции - фрагменты головоломки…
        Взгляд её пал на кедры, которые были готовы сломаться под натиском яростного природного бедствия. Если бы её окружающие могли заглянуть в её мысли, то они бы поразились ей. Однако, Тюра смогла сделать это, хоть и условно.
        В противовес разрывающейся от ярости шторма действительности, она была совершенно хладнокровна и сосредоточена. Её лицо не выражало никаких эмоций, впрочем она никаких и не испытывала: не было ни страха, ни отчаяния или уныния… Уныния?!
        - Три призрака… Один дух… Три эмоции… Я поняла!
        Тут она развернулась, и окружающие увидели, что её серьёзная физиономия выражает крайнюю степень уверенности, словно она была учеником на последнем экзамене, которому выпал выученный наизусть билет.
        - Вы трое, Тюра, Серебряная, Рыцарь, являетесь той силой, которая может победить его…
        - Возможно, но как? Я даже его не повредил своим ударом… - слова девушки немного воодушевили старого графа.
        - А от моих атак он только уворачивался… - вмешалась Тюра, которая сидела на кровати, сложив свои руки на коленях.
        - Вы трое - то, что его остановит! Только вместе. Общими усилиями, ударами, плечом к плечу… Но вот…
        - Что вот? - спросил всё это время стоявший около двери Эргард, сжимавший в руке тяжелый подсвечник.
        - Я уверена, что просто так его не победить… Нужно то, что его точно связывает с этим миром - призраки не в счет - они всё же потусторонние…
        Тут она поймала взгляд полный презрения, но от этого ей было не горячо не холодно, от своих друзей-умерших.
        - А сейчас было немного обидно - сказала Серебряная.
        - Я имею в виду, что он связан с нашим миром призраками, которые "запитали" его, и… Алтарь…
        При этом слове, будто в фильме ужасов или в готическом романе из серии "бульварное чтиво", раздался звонкий раскат грома, сотрясший особняк. Арндт не обратил на это внимание, но внезапно посмотрел прямо в глаза хозяйке.
        - Алтарь?
        - В подвале моего дома… На нём умерла Тюра…
        Тут они оба посмотрели на бедного призрака, который сидел в метре от них.
        Аврен подошла к двери и приоткрыла её. Там никого не было, а в библиотеке горел слабый свет. Закрыв дверь, она подошла ко столу и рукой указала всем сделать то же самое. Теперь все окружили её и стали внимательно слушать Аврен.
        - Нам нужно сделать две вещи: разрушить алтарь и напасть на него… Знаю, что это очень сложно и страшно, но это надо сделать. Арндт, идёшь со мной… Эргард и Леви - будьте здесь, а призраки - вам надо найти духа и напасть на него… Все вместе, делая всё сообща…
        Окружающие молча согласились и приготовились к выполнению плана. Все понимали, что от этих действий зависят жизни, не только их, но и окружающих. Вот они выдвинулись, дождавшись серии молний и протяжного грома, вселявшего ужас в сердца. Пятеро аккуратно вышли за дверь и стали продвигаться вперёд, к выходу из библиотеки.
        Выглянув, Аврен ничего не увидела подозрительно, и они с Арндтом выскользнули. Около двери ведущей из гостиной в ванную они остановились, ведь обоих словно окотило водой, такой холодной, что они замерли. За их спинами оказался он. Снова приоткрытая пасть и снова эти звуки.
        Почти немая сцена продлилась ещё несколько секунд, но внезапно Тюра прокричала:
        - Бей его!
        Три призрака в одно мгновение помчались на него, а тот не успел и не ожидал столь слаженной и молниеносной атаки. Одновременный удар оставил не его физиономии большую трещину. Аврен увидела это и поняла, что она была права… Теперь она была даже больше уверена в том, что правильно разложила карты.
        Они с Арндтом прошли в ванную, оттуда в миниатюрный кабинет, а затем в прихожую. Теперь они были на складе, где лежали дрова и были лопаты с прочими инструментами. Аврен подошла к стене и взяла висевшие там топор и монтировку. Вторую она дала своему компаньону, а сама, вооружившись почти секирой, открыла люк в подвал. Оттуда на них сразу вырвался поток холодного воздуха, который был наполнен непередаваемым запахом гнили, от которого Арндт почти упал на пол, чуть не распрощавшись со своим ужином.
        - Как… Мы…
        - Да возьми же себя в руки… Пошли!
        Она исчезла, а потом и он сиганул в люк.
        Оказавшись внизу, они включили свет, который редкими лампами осветил коридор. Несмотря на это, Аврен достала шахтерский фонарь и включила его.
        В туннеле глухим эхом распространялись звуки их шагов. В остальном была полная тишина. Но вскоре стали слышны звуки борьбы и крики сверху. Арндт, давно желавший что-то сказать, открыл рот:
        - Аврен, расскажи о том, что происходило в городе… Пока тебя не было в наших краях… Зачем ты здесь, какая твоя мотивация?
        - Серьёзно?
        - Ну да… Tell me, baby, what’s your st…
        Увидев сияние её серебряных глаз, он прекратил пение. Стоит отметить, что голос у него был ужасен.
        - Тушите свет! Это просто невыносимо… Ну ладно… - в сторону парня она посмотрела с небольшим презрением и недовольством: слушай…
        Снова короткая пауза, звуки шагов, ужасающая вонь гнили и разложения и эхо постукивания монтировкой о стены.
        - Я приехала в столицу, когда нам было почти 4 года. Отец хотел, чтобы там я училась и начала работать. К концу школы я поняла, что этот городок мне неинтересен и уже противен. Единственной отрадой были науки и вождение машины, хотелось поскорее убраться оттуда…
        На уроках мне было скучно, но когда мы изучали языки и историю, я сразу оживлялась, ведь это было поистине интересно для меня… По окончании школы со мной связался один исследователь из научно-исследовательского Института, занимавшегося стариной и загадками истории. Это заведение было заинтересовано в амбициозных и молодых людях, которые имели страсть к истории и языкам. Я быстро получила рабочее место в отделе, который занимался этим районом и загадками северных краёв…
        Я с трепетом изучала легенды сибирских жителей Заполярья, с нетерпением ждала новых материалах от экспедиции в Канадских провинциях, а потом узнала о смерти отца…
        Это отразилось на моей работе; на несколько дней я взяла себе отгул. Мой босс, который и позвал меня в Институт, понял это всё и дал задание: ему было известно, откуда я, а также, что эта долина очень загадочна. Он потребовал собрать информацию об истории района и загадках местных. Получилось, что, попутно решая проблемы с наследством, я должна была сделать колоссальную исследовательскую работу… Вот почему я здесь, вот то, что мне надо…
        Молчание повисло в сыром и мерзком воздухе. Здесь, внизу, царила теперь тишина и смерть, а наверху…
        Тюра и Серебряная не могли как-нибудь атаковать духа, магия им была теперь неподвластна, а вот Рыцарь теснил его. Девушки подбегали, били его кулаками или просто мелькали вокруг, а граф в нужный момент атаковал его мечом. Подобная слаженная работа давала плоды: дух уже почти лишился лица, а руки его были покрыты трещинами, однако его глаза также сияли болотно-зелёным цветом. Это заставило Тюру задуматься, но не усомниться в их борьбе… В словах её подруги…
        Аврен и Арндт стояли перед алтарём. Обоих охватил трепет, но Арндт просто боялся, а Аврен вспомнила смерть Тюры, при этом посмотрела на её скелет.
        Взяв себя в руки, она подошла к столу, где стояло огромное зеркало, 4 свечи, несколько книг и статуэтка духа. Там же были разные предметы, сделанные из блестящего металла. Она перехватила топор.
        - Ладно… Уничтожаем всё, но даже не думай трогать скелет Тюры, а остальное - в щепки!
        - Почему?
        - Ну… Во всех книгах о потустороннем я читала, что призрак связан со своим телом, и если уничтожить останки, то и он исчезнет. За дело!
        Она замахнулась и ударила прямо по зеркалу, но не смотрела на него. Раздался треск, звон осколков и глухой удар железа о дерево. Арндт через секунду разнёс другое зеркало и стал скидывать хрупкие вещи на каменный и неровный пол.
        Наверху дух взвыл от боли. Он почти упал на пол, его лицо стало рассыпаться, а призраки на секунду отшагнули от него. Первым взял себя в руки Рыцарь:
        - Что же вы… Надо добить его!
        Они вместе снова накинулись на него; в небе в ту же секунду появилась похожая на длань молния, за ней последовал адский гром, а внизу Аврен с Арндтом нанесли последний удар по алтарю…
        Прямо над Тёмным лесом, где ударила крайняя молния, появилась яркая вспышка, которая осветила всю местность. От неё начали расходиться тучи, которые стремились подальше от этой долины, словно загадочная сила стала гнать их подальше оттуда.
        Луна осветила долину, она была почти полной, но совсем не одинокой на небосводе. Рядом с ней расположились тысячи звёзд, которые дополняли картину прекрасного северного неба в ночное время. Воцарилось полное безмолвие над долиной, которую окружили молчаливые скалы.
        В лесу на хвое сотен елей и сосен лежали капельки дождя, которые собирались кое-где в большие, что срывались с веточек, которые не могли выдержать тяжести. Мох тоже был покрыт водой, которая сияла в свете луны и звезд. Стволы многовековых деревьев не трещали, а мирно стояли, устремившись вверх, к небу, красотой которого можно было только восхищаться… Но кому?
        В городе всё стихло, только десятки луж, отражавших луну и звёзды, находились на улицах Вердзена. У многих домов были приоткрыты окна: наверное, хозяева после шторма решили впустить свежий воздух внутрь.
        Часы пробили три часа ночи. Но все, абсолютно все спали в тот момент, словно и не было жуткого шторма, вот только о нём напоминали многочисленные изменения. Хлипкие заборы рухнули, где-то оторвало ставни, а с некоторых домов сорвало черепицу. На асфальте и на тротуаре лежали многочисленные доски, палки и целые куски заборчиков, которыми ещё вчера были огорожены участки. Со здания парикмахера сорвало вывеску, а на рынке многие палатки бесследно исчезли. Нет, владельцы не были дураками: они предварительно убрали все ящики под столы, и прочно связали их, накрыв брезентом палатки, чтобы не промокло, но ветер был такой сильный, что смог вырвать огромные куски материала из объятий верёвок.
        На старом кладбище и рядом с ним рухнули вековые деревья, а церковь словно покосилась. Колокол её до сих пор немного раскачивался, а внутри здания всё стояло ровно и неизменно.
        Здание вокзала было огромным и старым, симметричным бирюзового цвета и с большим окном в главном зале. Неподалеку от него был небольшой отель, который переживал не самые лучшие свои времена. Но там ничего не изменилось, а вот рядом были раскиданы некоторые стулья и перевёрнутые столы.
        А особняке всё было тихо… На первом этаже следы разрушений были наименее заметны, но всё же урон был нанесен зданию довольно большой.
        В гостиной никого не было. В камине уже давно не горело пламя, так как его залил дождь - дымоход был поврежден, что повлекло за собой попадание воды внутрь. Напротив камина, около разорванного в клочья кресла лежала грудка пепла серо-зелёного цвета. На её верхушке лежал кусок грязного балахона. Тысячи книг были разбросаны по полу в полнейшем беспорядке. На полу была пара странных пятен и смятый ковёр.
        На кухне был разбит почти весь сервиз; теперь его остатки усыпали кафель, создав удивительный орнамент.
        На веранде было разбито окно, перевёрнуты почти все лавки и столы, а в коридоре славы многие латы просто обвалились. Лестница имела огромную дыру в середине, в которую свалились обломки ступенек.
        Библиотека почти не подверглась повреждениям, за исключением книг, которые вылетели со своих мест и попадали в произвольном порядке кто куда.
        На втором этаже разрушения прослеживались больше всего. Перила коридора, который шел на втором этаже, обрамляя огромную комнату с камином, были сломаны в некоторых местах, а длинная красная, как кровь, ковровая дорожка смялась почти по всей своей длине.
        В кабинете и рабочей зале ничего не изменилось: столы стояли ровно посередине комнат, стулья были приставлены к ним с зазором ровно в полтора дюйма, а бумаги были аккуратно сложены. Папки стояли словно солдаты на карауле по своим полкам, строго в алфавитном порядке, а старая книга со всеми сведениями про призраков этой долины лежала на столе у Аврен. Её сестра-близнец находилась в комнате Тюры, будучи раскрытой на том месте, где сама хозяйка вывела записи и свои наблюдения о ней.
        На всех складах и в странном коридоре царил порядок, будто Леви убралась там только что. Через окна, которые иногда были заставлены разными вещами, бил лунный свет.
        Он был холодным, загадочным, но одновременно дарующим спокойствие и радость. Если бы его ещё кто-то видел в ту ночь… Только волки за перевалом наблюдали прекрасную луну, которая грациозно шла по небосклону, словно хозяйка по своему особняку.
        В комнате Аврен всё было перевёрнуто вверх ногами. В половицах почти образовалась дыра от запущенного туда стола, массой почти полтораста килограмм. Полки, на которых стояли самые разные вещи, некогда украшавшие собой комнату, были сломаны, а кораллы, большие капли янтаря и прочее было сброшено вниз. Кровать, сделанная из векового дуба, украшенная резьбой и прочими декоративными элементами, выполненными руками прирождённого мастера. Она развалилась на куски, валявшиеся подле того места, где стоял когда-то рабочий стол. Вернее, не совсем рабочий: Аврен и её отец за ним читали книги, рассматривали какие-то камни, позже вставшие на полки, но никогда не подписывали за ними контракты, договоры или считали свои налоги. Неподалёку находилось то, что недавно было диваном. Ещё день назад на нём сидела Тюра, а теперь… Только обломки и выпотрошенное содержимое.
        Серебряный свет пробивался в окна и заливал всё вокруг, будто вода из горного ручья. Он был противопоставлением всему этому хаосу и бессмысленным разрушениям, которые появились из-за ненависти, страха и отчаяния…
        В подвале неизменно лежал скелет юной девушки. Всё те же трещины и тот же перелом, ставший критичным для жизни ни в чём не повинной девушки. Он, как и всегда, лежал подле стола. Другие два стояли рядом. На них были осколки зеркал, разорванные в клочья страницы, а на полу - ещё больше блестящих зеркалец и прочего магического хлама. Ещё недавно это были серьёзные вещи, но теперь по-другому их назвать не поворачивался язык. На камнях неподалёку лежала изломанная статуэтка, чья голова осталась почти неизменной, только отломался один рог…
        Аврен стояла на парковке подле своей машины, а рядом был Арндт. Он был завёрнут в тёплое пальто, а она - в неизменном пиджаке чёрного цвета и берете. Обоих освещало почти осеннее, но по-прежнему ласковое солнце. Она сложила руки на груди, а парень убрал свои в карманы. Они наблюдали за работой бригады Ремарка, которые почти закончили восстановление дома.
        - Ну… Что думаешь насчёт этого?
        - Ремонт - хорошо, а вот его причины - это какой-то ужас!
        -Но… Теперь всё позади. Остаётся только радоваться тому, что он теперь ушёл навсегда.
        В тот момент она посмотрела на него. Он несколько минут смотрел на своих ребят на крыше, иногда кричал на них, а потом посмотрел на неё.
        - Я думаю, что мы…
        - Нет, мы только квиты. Других отношений между нами нет.
        Он явно был подавлен. Девушка отошла от него, а он вытянул руки, как будто пытался поймать. Теперь она смотрела на веранду с другой стороны. На месте старых рам, сделанных два века назад, стояли новые, прикрытые ставнями.
        - Кстати, угадай кто поднял кучу денег на ремонтных работах по всему городу?
        Она скривилась и спросила, словно была заинтересована.
        - И кто же?
        - Я! Теперь по количеству денег я даже богаче тебя…
        К концу фразы в его голосе стала пропадать вся уверенность, ведь он уловил злой взгляд Аврен, которая могла его испепелить в одно мгновение.
        - Эм… Они всё доделают. Осталось немного… Увидимся!
        Он прыгнул в свой автомобиль и быстро сдал назад. Махнув рукой, он вдавил педаль газа и уехал, оставив за собой облака пыли, оседавшие на грунтовой дороге. Аврен совсем не удивилась, а только обрадовалась.
        - Всё же, несмотря на все его небольшие, но важные преимущества, он такой же трус и также гордец, любящий врать и сплетничать. Времена меняются, а люди нет.
        Подумав над этим, она пошла внутрь, где кипела работа над самыми крайними деталями интерьера, и проверялись все места, где были повреждения.
        Спустя пару дней в городе устроили небольшой праздник. Он был ежегодным, и он обозначал собой конец сильных штормов. И правда, погода стала лучше, а небо каждый день радовало всех голубым цветом, чистым и насыщенным.
        Аврен села в машину. На кресле рядом лежала старая книга. Девушка положила руки на руль, а спустя пару минут там была и её голова. Салон наполнил сильный вздох и последовавший за ним звук работы двигателя. Почти машинально она завела двигатель.
        Рокот дизеля разносился над особняком и лесом, ведь там была тишина. Прямо как в ту ночь…
        Солидный универсал аккуратно покатился в сторону леса, оставляя за собой облака пыли. Аврен уже привыкла к машине, поэтому ехала гораздо уверенней. Скорость была даже немного большей чем можно, но это было не только на серпантине.
        Въехав в лес, она даже не сбавила её, а наоборот - ускорилась. Лишь посередине дороги она остановилась, на том самом повороте, где она встретила Арндта ночью. Тут она очень сильно удивилась.
        Тёмный лес совсем не соответствовал названию. Она пригляделась: деревья всё также обступали каждый метр, хвоя была такой же густой и тёмно-зелёной. Вот только лучи дарующего всему жизнь солнца доставали до мха нежно-изумрудного оттенка. В лесу точно стало светлее и свежее…
        Аврен смотрела на это недолго. Утопив педаль газа, она помчалась в сторону городка. На крутых поворотах, когда машина почти улетала в управляемый занос, на её лице проскакивала довольная ухмылка.
        В городе всё преобразилось. Контора Арндта хорошо поработала, и теперь каждый уголок Вердзена радовал глаз: хлипкие ограждения были заменены блестящими от лака заборами, новые резные ставни украшали собой окна. На улицах было много счастливых людей, одетых в свои самые лучшие одежды. Аврен припарковалась около дома Арндта. За витриной был виден слабый свет.
        Она не постучалась, просто вошла и встала. Арндт сидел за бильярдным столом и внимательно читал какой-то договор. Тут его глаза метнулись к своему гостю. Увидев её, он почти упал с табуретки.
        - Не бей!
        -Больно надо руки пачкать. Вот…
        Она положила на стол книгу.
        - Я отдаю её тебе.
        - А новая?
        - Её, если ты не против, возьму с собой в столицу. Я должна предоставить материал своих исследований Институту. Все свои наблюдения и приключения я записала отдельно, а книга нужна как материал исследований.
        - Скоро уедешь… Понятно… - сказал парень, поправляя табуретку, с которой упал.
        Арндт смотрел на неё стеклянными глазами.
        - Ну ладно… Как тебе город? Я не про самую лучшую бригаду строителей в округе, а про людей… Словно все изменились, стали более радостными и открытыми…
        - Да - ответила, смотря на процессии за окном. Перед строем людей шли парни, державшие над собой длинные жерди с привязанными на конце пучками пшеницы: всё стало другим…
        - А слышала про мэра?
        - Что?
        - Он умер. Той самой ночью, когда мы дали отпор духу, он умер. Его нашли в своём доме, сидящим перед камином со стаканом виски - Арндт протянул ей газету с подчёркнутым заголовком: причина смерти неизвестна. Умер он в два-три часа ночи. Иронично.
        - Может, его жизнь была тоже связана с духом, а когда тот окончательно исчез, то и его вассал умер....
        - Возможно, а хотя, кто его знает…
        Они стояли в тёмной комнате, освещённой только зелёной лампой. За их спинами расположился камин и огромные книжные шкафы. Пламя не горело, а вместо него там была горстка золы. Книги стояли в произвольном порядке, где-то упав, а иногда в их рядах впихивались папки, красивые кристаллы и загадочные предметы. Например, хрустальный шар. Он был мутный, но вызывал неподдельный интерес. Около стола находись две небольшие тумбы. Из их верхних ящиков смятым шаром, или чем-то наподобие его, торчали бумаги. У стены стояло старое кресло, в котором уже несколько раз сидела Аврен. В этом хаосе, который был по-домашнему уютен и тёпл, стояли они.
        Двое, смотрящие на радостных людей, шедших по улицам города, украшенными цветными лентами и колосьями пшеницы.
        Аврен сидела в кресле в кабинете. Оно было пододвинуто к окну, за которым раскинулись скалы, покрытые северным мхом. За ней, на столе сидела Тюра, весело болтая ногами.
        - Ну, что теперь?
        - Теперь? Я почти забыла, что в городе есть два предприятия, которые теперь мои…
        - А какие? - поинтересовалась призрак.
        - Одно занималось поставками разных товаров на рынок по дороге и поездом, а второе… Оно обеспечивало ремонтом все машины в городе. Теперь они заброшены, а я хочу их оживить.
        - А ещё что-нибудь?
        - Ну… Через неделю отъезжаю в столицу. Там доложу Институту, получу новое задание, выслушаю мнение начальника, а затем обратно - в Вердзен. А там уже и начну возрождать «компанию отца» …
        Тюра спрыгнула и подошла к ней.
        - Ой как скучно… А я что буду делать тут одна?
        - Ну… - задумалась Аврен, сложив руки перед собой: Леви тебя может видеть, Эргард - снова перестал, а на крайний случай есть Арндт.
        - Он же тот ещё увалень! Обманывал тебя и меня, а ещё когда не надо такой гордый…
        - На крайний случай, повторяю.
        Снова молчание. Тюра снова села на стол и окинула кабинет взглядом пурпурных глаз. Она сидела на нижней части стола, если его представить буквой Т, а на месте хозяйки, откуда кресло передвинулось к окну, лежала папка с надписью" Дело №1: Вердзен и его окрестности". Рядом стояли тумбы с убранными в них документами и деньгами. С другой стороны, около двери, находились шкафы с аккуратно сложенными бумагами. Также там находились книги о ведении хозяйства, бизнеса и прочих вещей, которыми занималась Аврен и её отец.
        Кабинет был наполнен солнечным светом, который заполнял все комнаты дома. Но на втором этаже, в комнатах, где чаще всего шла жизнь, он ощущался лучше всего, прогревая каждый дюйм помещений.
        - Тюра, я хочу сказать тебе кое-что.
        - Слушаю! - её очи загорелись азартом и интересом.
        - Мы потеряли Рыцаря и Серебряную… Они навсегда упокоились, но может… Ты тоже такого хочешь? Внизу твой скелет и мы можем…
        Она не видела взгляд Тюры, который выражал раздражение и недовольство.
        - Нет не надо. Я хочу ещё многое сделать, находясь на земле, находясь рядом с тобой…
        Снова молчание. Только Аврен ощутила что-то…
        - Ну, они сделали то, что хотели и должны были. Они побороли свои страхи, те эмоции, которые сделали их жертвами духа… Теперь они свободны ото всех нитей…
        Звонкие хлопки и смех призрака раздались в ответ на эту короткую, но пафосную речь.
        - Ха-ха-ха! Ну, всё логично… Только как-то печально, что мы не увидим белоснежную бороду Карла, не услышим, как колышутся роскошные, платиновые волосы Ирэн… Грустно опять же.
        - Тюра, они теперь там, где им хорошо. Они ничего не оставили на бренной Земле, а теперь могут отдохнуть ото всего.
        - А мы? Нам что осталось?
        - Я понимаю, что ты говоришь это как призрак. По-моему, мы должны продолжать заниматься своими делами: в Вердзене ещё осталось много загадок, а за его пределами…
        - А я? Я не могу выйти из особняка.
        - Я прошу тебя подождать. Просто ждать моего возвращения, а затем я сама тебе всё расскажу. Ладно?
        - Ага - она снова была радостной, словно ребёнок, решивший сложную задачу.
        - Ещё много осталось загадок, много чего интересного, того, что хотелось бы попробовать. Вне долины тоже есть многое неисследованное. В своём отделе я узнала, что есть северней ещё пара загадочных городов: один совсем закрытый, непонятный, с загадочным культом моря, и почти разрушенный, откуда люди бегут как от огня… На севере много чего ещё есть. Например, железная дорога ведёт к большому портовому городу. Он неподалёку расположен от тех загадочных городков, но больше нашего раз в пять. Он богат, развивается и привлекает много людей, но и в нём есть свои загадки и тайны. Я хочу приподнять эту завесу, узнать всё и собрать огромное количество сведений об этом… Ещё столько неизведанного, нет времени просто так сидеть!
        - Да, ты права - это твой путь, только тебе самой решать, как его пройти. Я же буду просто наблюдать…
        - Я не сделаю ни шага в сторону; я узнаю все мистерии и их смысл. Я, Аврен Алкотт, только начинаю свой путь великого исследователя. Меня ничто не остановит!
        Тут за их спинами появилось оно, но они не обращали внимания…
        Небольшая грязная куча мятно - фиолетового пепла появилась из воздуха, словно из другого мира. Она стала перестраиваться в что-то отдалённо напоминавшее человека. Появились руки с длинными когтями-пальцами, вытянутые ноги, как будто в остроносых башмаках, а ещё вытянутая, словно бычий череп, голова. В глубине недо-глазниц сияли изумрудные огни, полные ненависти и презрения. Эта сущность раскрыла пасть и вытянула руки по отношению к призраку и девушке. Всё замерло, даже часы перестали бить во всём особняке. Утих каждый шорох и не только: звон посуды на кухне, создаваемый Леви, стук молотка Эргарда по котлу перестали быть слышны. В воздухе малейшие частицы перестали двигаться, зависнув перед лицами этой пары в кабинете.
        Оно вытянулось и через мгновение набросилось, с широко расставленными руками и готовыми к укусу челюстями, на них. Всего одно мгновение и им ничем нельзя помочь…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к