Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Клыгин Александр: " За Зеркалом Реальности " - читать онлайн

Сохранить .
За Зеркалом Реальности Александр Павлович Клыгин
        # Вниманию читателей представлен первый сборник рассказов Александра Клыгина. Это микс различных историй, объединённых одной особенностью - все они, по словам автора, «являются плодом воображения, находящегося в максимальной точке удаления от реальности». Действительно, в рассказах отсутствуют чёткие сюжетные линии, здесь нет логики развития событий. Тем не менее, очень верно отражаются в них особенности современной жизни с ее мозаичной структурой. Прорисовывается и образ поколения, рождённого в эпоху перелома и смены тысячелетия.
        Александр Клыгин
        За зеркалом реальности
        Пустота
        Этот пейзаж идеально подошёл бы к любому из рассказов Пелевина…
        Мгла и серый туман холодной зимней ночи. Холод и пустота. Жёлтый свет редких фонарей, в котором вспыхивают белые снежинки… И посреди этого всего - человек.
        Человек, одиноко бредущий из ниоткуда в никуда, без всякой цели и без единой мысли в голове. Тротуары вдоль больших дорог - самые забытые богом места. Иногда кажется, что точки света в темноте слева - огоньки окон домов, в которых плотно закупорен покой и уют, как джинн в бутылке. Но стоит только взглянуть вперёд и чуть вверх, как становится ясно, что это всё иллюзия, а реальна лишь серая пустота, в данный момент представленная в виде тумана.
        Впереди и чуть слева стройка - если так можно назвать огромный подъёмный кран, возвышающийся над жалкими развалинами, разбросанными по грязному снегу. Подъёмный кран зачем-то украсили гирляндой красных лампочек, вспыхивающих каждые три секунды. Может быть, это лишь потому, что приближаются новогодние праздники, а скорее всего, это просто желание неведомого человека противопоставить хоть что-то всепоглощающей пустоте…
        Но у того, кто повесил лампочки на подъёмный кран, ничего не вышло. Если бы не было этого крана и тем более этой дурацкой гирлянды, пейзаж был бы не столь ужасающим. Без этого металлического чудовища серая пустота выглядела бы всепоглощающей, но не пугающей. А так… стоит только взглянуть на мигающий в темноте кран и бездну серого тумана, сливающегося с морозной ночной мглой позади этого крана… Сразу содрогаешься, понимая ничтожество человеческих сил перед пустотой. Кран, как огромный fuck, которым Человек грозит неведомому. А страшно становится не потому, что неведомое нисколько не пугается этого крана. Страшно потому, что неведомое вообще не замечает его - последнюю надежду и угрозу отчаявшегося человечества…
        Или, например, фонари. В такую ночь сразу понятно, как бессильно человечество, в иррациональном страхе швырнувшее во тьму эту сеть электрических огней, чтобы расцветить ночь. Фонари - они вроде бы светят. Но на них давит сверху всё та же всепоглощающая пустота. Вот некоторые из них уже не горят - некому заменить перегоревшие лампочки. А вот и герой среди фонарей - он сражается с пустой темнотой до последнего. Он вспыхивает и горит секунд тридцать, но пустота давит на него - и он снова гаснет. Тьма наползает на землю в том месте, где фонарь ещё недавно создавал светлое пятно. Кажется, что тьма уже победила, но нет!- фонарь снова вспыхивает, снова освещает угол своего перекрёстка положенные тридцать секунд и… снова отступает. Нет, с этой мглистой пустотой всё не так просто.
        А поток машин, несущихся на максимальной скорости от пробки к пробке? И в каждой машине сидит уверенный в себе человек, изнутри направляющий своего железного монстра к неведомой нам, но чёткой и ясной для него цели. И таких людей много - они проносятся нескончаемым потоком автомобильных фар, возникающих из пустоты и снова растворяющихся в ней. На пару секунд (или на пару столетий) можно даже подумать, что мир людей реален, можно поверить во все те нарочито уверенные речи, которые они произносят друг перед другом, уверяя всех и, прежде всего, самих себя, что всё в порядке, что они живут в объективном материальном мире, который подчиняется законам, известным Человеку… Ха! И ещё раз Ха! Даже не нужно никого разубеждать, достаточно всего лишь отвести взгляд от шоссе и взглянуть налево, туда, где красной гирляндой грозит пустоте обречённый подъёмный кран. А если ещё глядеть на этот мглистый морозный туман через узкую щель дощатого забора… Становится совершенно ясно, что ничего не изменилось.
        Эта пустота всегда была, всегда есть и всегда будет. В детстве мы чувствуем её острее - в серых сумерках дождливого дня, в утреннем тумане, в зимние вечера, когда мир темнеет за считанные минуты. Можно до бесконечности убеждать себя, что ты повзрослел и избавился от глупых детских страхов, можно до бесконечности загружать свою голову идеей научно-технического и культурного прогресса, который когда-нибудь приведёт нас к свету… Это всё - только слова, создаваемые людьми для защиты от пустоты. Многие даже думают, что это - очень эффективная защита. Что ж, может быть. По крайней мере, те, кто вооружён словами, не замечают этой пустоты вокруг себя - они могут видеть фонари, «Мерседесы», «Хаммеры» и «Порше», подъёмный кран, украшенный нарядной гирляндой. Но пустота остаётся пустотой, она окружает и поглощает тех, кто видит подъёмный кран и не видит тумана за ним. Люди не замечают не только того, что пустота где-то рядом. Они не замечают и того, что она давно поглотила их со всеми потрохами.
        Снова вспыхивает на положенные тридцать секунд погасший было фонарь. Пустота за подъёмным краном безмолвствует, хотя она могла бы посмеяться над бесплодными попытками фонаря дать ей отпор. Но: на то она и пустота. Она не смеётся. Она не торопится. Когда-нибудь лампочка в фонаре перегорит окончательно. Для пустоты время не имеет значения. Когда фонарь сдастся, она поглотит и его.
        Пустоте спешить некуда.
        Пустыня
        В этой точке мира не было ничего - так что даже не казалась странной древняя легенда о том, что неподалёку находится край земли, с которого можно упасть. Это и был край земли, только невидимый обычному глазу. И пусть учёные доказывают, что упасть отсюда невозможно, а люди всё же иногда падали. Неведомо куда.
        До самого горизонта простирался лишь жёлтый песок и синее небо - вдалеке они сливались в одну волнистую линию, которая отмечала конец всего. А если этого пейзажа вам недостаточно, прибавьте к этому жаркий, раскалённый, дрожащий воздух и невиданную сухость, которая ощущалась как огромная внутренняя пустота. И всё это - и воздух, и небо, и пустыня - было для неё лишь декорацией, ширмой, за которой притаилось неведомое.
        На деревянных ступенях крыльца сидел старик в шляпе. Его длинные седые волосы спускались далеко ниже плеч, кожа его была покрыта коричневым, почти чёрным, загаром - видимо, он жил здесь уже не первый год. Полуприкрытые карие глаза смотрели на пустыню.
        Подняв в воздух облако пыли, около гостиницы затормозил джип - ещё один в веренице машин на стоянке.
        -Это отель «Desert Rose»?- крикнул человек из джипа.
        Видимо, он обращался к сидящему на крыльце старику, но тот и ухом не повёл. Пустыня не любит криков. Впрочем, нельзя сказать, что она их ненавидит - пустыне просто по фигу. Всё равно, что слону мёртвый комар.
        Не услышав ответа, только что прибывший гость повторил свой вопрос, но старик опять промолчал. Поняв, что не добьётся ничего вразумительного, гость припарковал машину, выключил мотор и вышел из раскалённого салона под палящие лучи Солнца.
        Рядом с автостоянкой расположился отель, хотя вернее будет сказать, что автостоянка располагалась рядом с отелем. Но здесь всё было настолько нелогично, что ни один из гостей этого отеля не мог бы точно сказать, что рядом с чем расположено.
        Отель был не просто старым. С первого взгляда казалось, что эта деревянная постройка простояла здесь лет пятьсот и вот-вот развалится. Тем не менее, за открытыми окнами виднелись новые шторы, а судя по еле слышному звуку шагов, в отеле кто-то жил. Да и кроме всего прочего, на ступенях крыльца сидел старик в шляпе.
        Гость подошёл поближе к старику и увидел, что рядом с крыльцом на песке валяется вывеска «The Desert Rose Hotel».
        -По крайней мере, я попал по адресу,- пробормотал гость себе под нос.
        Немного подумав, он спросил у старика:
        -Где мне найти директора отеля?
        Старик продолжал смотреть на пустыню, не отрываясь. Гость встал перед ним, загораживая обзор, и снова спросил:
        -Где директор этого отеля, я хотел бы здесь поселиться.
        Старик не шевельнулся. Мало того, что не шевельнулся сам старик, не дрогнул ни один мускул на его лице. Он даже не моргнул. Было ощущение, что старик так долго смотрел на пустыню, что слился с ней в единое целое, и ему нисколько не мешал придурок, загораживающий обзор.
        Гость отступил на пару шагов в сторону и снова пробормотал себе под нос:
        -А мне говорили, что здесь я смогу получить ответы на все вопросы.
        -Правильно говорили,- отозвался старик.- Но это удовольствие в моём отеле стоит недёшево. Или ты платишь сто долларов в день, или уматывай отсюда, пока не поздно.
        -А, так вы - живой!- воскликнул гость.- Признаться, я уже начал в этом сомневаться.
        -Зря,- ухмыльнулся старик.- Я живее всех живых, сколько бы не оспаривала у меня этот титул мумия дедушки Ленина.
        -Отлично, так у вас есть номер?- спросил гость.
        -Сто долларов в день,- ответил старик.
        -Готов внести предоплату на неделю вперёд,- сказал гость.
        -На неделю вперёд не надо,- ответил старик, вставая.- Пойдём. Ты можешь быть уверен только в сегодняшнем дне. Соответственно, ты можешь заплатить лишь за сутки вперёд. Сейчас 17:24,- старик посмотрел на часы.- Значит, ты можешь жить здесь ровно сутки. Завтра в 17:24 мы с тобой либо продляем договор, либо я заселяю на твоё место нового постояльца. Считай это местной экзотикой.
        Они зашли в разваливающееся здание отеля, и старик распахнул дверь рядом с лестницей, ведущей на второй этаж.
        -Вот, здесь есть кровать, если она тебе нужна,- продолжал старик, заходя внутрь. - Окна выходят на пустыню, здесь по-другому и не бывает.
        -А это кто?- спросил гость, глядя на неподвижную фигуру в углу.
        -Это Элис,- ответил старик.- Она здесь уже две недели сидит в позе лотоса. Я думаю, что она не будет тебя беспокоить. Тем более, раз уж ты решил искать ответы на вопросы, тебе вообще не стоит проводить очень много времени в отеле. Будешь бегать по пустыне. У меня иногда по пять человек в одном номере живут, и ничего. Большинство всё время молчат. Ну что, берёшь номер?
        -Беру,- кивнул гость.- За сто долларов на сутки?
        -Угу,- кивнул старик.
        Гость достал из кармана бумажник, вынул сто долларов и отдал старику.
        -Отлично,- кивнул старик.- Как тебя зовут?
        -Уотсон,- ответил гость.- Майкл Уотсон. А вас?
        -У меня нет имени,- ответил старик.- И никогда не было. В этом плане я - самый счастливый человек на земле.
        -Как же мне вас называть?- спросил Уотсон.
        -Хоть горшком назови, только в печку не ставь,- усмехнулся старик.- Пойдём, до заката ещё есть время.
        Они снова вышли на улицу, и старик направился в пустыню, как одинокий корабль в открытый океан. Уотсон немного задержался возле автостоянки. Пустыня слегка пугала его. Мир здесь становился каким-то плоским, чтобы ни твердил Магеллан о том, что Земля круглая. Казалось, что стоит сделать шаг, другой, третий и… небо и песок пересекутся как параллельные прямые, а сам ты либо будешь раздавлен ими, либо навеки станешь частью двухмерного пейзажа. И поэтому Уотсон неотрывно глядел на старика, гадая, что же с ним произойдёт.
        Со стариком не произошло ни того, ни другого. Сделав несколько шагов, он просто исчез. Уотсон буквально подпрыгнул на месте. Любопытство захватило его настолько сильно, что для страха просто не осталось места. Он побежал туда, где только что стоял старик, надеясь увидеть там хоть что-то, кроме пустоты, жёлтого песка и синего неба… Но там не было ничего. Только жёлтый песок и синее небо. Тогда Уотсон обернулся, чтобы посмотреть на отель. И остолбенел - потому что отеля не было.
«Так, всё в порядке, у меня солнечный удар и сопутствующие глюки,- подумал Уотсон.- Если я пойду в сторону отеля, то рано или поздно наткнусь на что-нибудь. Или на кого-нибудь».
        И Уотсон уже хотел пойти назад, но не пошёл. Потому что краем глаза увидел её. Он застыл на месте, как вкопанный. Нет, опять глюки. Сейчас это пройдёт, и больше не повторится. Сейчас она исчезнет… он уже привык. Но видение не исчезало. Тогда Уотсон осторожно, очень осторожно повернулся вправо. Она всё ещё стояла там и смотрела на него.
        Уотсон много раз видел эту девушку - много раз, но лишь на долю секунды. Когда глубокий сон не желал отпускать его по звонку будильника, он видел её. Когда доза алкоголя в крови превышала все возможные пределы, он видел её. Когда мозг отказывался реагировать на суету большого города в час пик, он видел её. Он видел её как неясный образ, на долю секунды выплывающий из темноты перед закрытыми глазами. Она не была известной актрисой или фотомоделью, в реальности он никогда не видел её лица. Но она откуда-то приходила к нему во сне. И сейчас она была здесь, в нескольких шагах от него. Она стояла и смотрела на него, а он смотрел на неё. Всё это было так реально, что у него на глаза навернулись слёзы. Он смотрел на неё и плакал, а она продолжала улыбаться, как ни в чём не бывало. Справившись с эмоциями, Уотсон на секунду поднял глаза к небу и прошептал, обращаясь неизвестно к кому:
        -Спасибо!
        Даже в пустыне его накрыл вездесущий опиум для народа, вызывая в мозгу привычную наркотическую реакцию. Девушка снова улыбнулась и направилась в пустыню. Уотсон побежал за ней, но почему-то не мог её догнать. Чем быстрее он бежал, тем больше она отдалялась. Наконец, он без сил упал на песок и в отчаянии стал биться лбом об этот песок, надеясь либо разбить свою голову, либо весь этот мир, что в принципе, и есть одно и то же.
        Послышался негромкий голос. Перестав биться об землю, Уотсон застыл и прислушался. Он не открывал глаза, а лишь внимательно вслушивался в тишину пустыни. И в этой тишине снова прозвучал негромкий, мелодичный и невероятно глубокий голос.
        -Здравствуй!
        Дрожа не то от страха, не то от любопытства, не то от непонятного возбуждения, Уотсон открыл глаза и поднял голову. Рядом с ним стоял бог. Таким Уотсон с детства представлял себе бога - человек в белой мантии с длинными чёрными волосами и бородкой, с лицом, похожим на лицо молодого Валерия Леонтьева. Уотсон вскочил с земли и упал перед богом на колени.
        -Господи!- воскликнул Уотсон.- Это ты!
        -Встань, друг мой,- сказал бог.- Тебе не за что себя винить.
        -Спасибо, господи!- воскликнул Уотсон, вставая и глядя на бога.
        -Ты ничего не хочешь спросить?- спросил бог.
        На несколько секунд Уотсон впал в полное замешательство. Если бы вы вдруг встретили бога, о чём бы вы его спросили? В голове вертелся целый миллион вопросов, ум пребывал в смятении, не зная, какой же из этих вопросов самый важный… На помощь Уотсону пришли слова многих священников и философов, утверждавших, что главное в жизни - любовь. И вновь перед глазами встал образ девушки, ушедшей в пустыню. Не в силах сдерживать чувства, Уотсон спросил бога:
        -Кто она?
        -Девушка твоей мечты,- ответил бог.
        -Я и сам это прекрасно знаю!- возмущённо воскликнул Уотсон.
        -Раз знаешь, так чего спрашиваешь?- оборвал его бог.
        -Ты ведь бог?- спросил Уотсон.
        -Возможно, у тебя действительно солнечный удар,- ответил бог.- И с чего ты взял, что бог должен выглядеть именно так?
        Уотсон стоял, раскрыв рот, не зная, что ответить.
        -Если ты всю жизнь думал, что увидишь бога именно таким,- продолжал бог.- Каким же ещё ты можешь его увидеть?
        -Господи!- прошептал Уотсон, снова падая на колени.
        В эту секунду он внезапно осознал, что бог на самом деле всегда был внутри него, точно так же, как образ той девушки, которая ушла в пустыню. Подняв голову, Уотсон огляделся, но вокруг не было никого, только небо и песок.
        -Господи!- снова прошептал Уотсон.- А что, если бог… - это она?
        Ему на память пришла строчка из песни, которую он где-то случайно слышал - то ли из открытого окна проезжавшей мимо машины, то ли проходя мимо динамика, передающего попсовую радиостанцию… Строчка была такая: «God must be your woman». Захваченный приливом чувств, Уотсон снова упал лицом в песок. А потом в душу начал заползать страх. Если в этой пустыне он встретил бога, то мог встретить и… скажем так, полную его противоположность. И над левым ухом раздалось рычание. Пропитавшись страхом до кончиков пальцев, Уотсон, не вставая, повернул голову. Конечно же, он был там. Это был страшный чёрный дракон, каким-то образом сочетавший в себе черты дракона, бешеного волка, змеи, каракатицы и даже… человека. Уотсон закричал, и дракон накинулся на него.
        У некоторых людей вид пропасти вызывает желание упасть в неё, у других - желание преодолеть её. Уотсон явно был из числа последних, поэтому вскочил и побежал со всех ног. Из-за спины доносилось рычание, но Уотсон боялся оглянуться. Жуткий страх, собравшийся комком в животе, нёс его вперёд, сделав ноги невероятно лёгкими. Уотсон бежал с такой скоростью, с какой не бегал никогда в жизни. У него мелькнула мысль, что если бы в этой пустыне проходили гонки «Формулы-1», то он, Уотсон, на ногах, смог бы обогнать Шумахера на «Феррари».
        Тем не менее, несмотря на то, что Уотсон пробежал значительное расстояние, пейзаж ничуть не изменился. Тот же песок и то же небо.

«Господи!- в отчаянии подумал Уотсон.- Где же ты?»
        Тут же прямо перед ним появился бог. Он стоял на месте, но не приближался и не удалялся, хотя Уотсон продолжал бежать. В этом плане бог чем-то напоминал наклейку на ветровом стекле автомобиля.
        -Господи! Помоги мне!- завопил Уотсон.
        -Ты же только что понял,- мягко сказал бог.- Что я всегда был внутри тебя. И сейчас я внутри тебя. Всё это внутри тебя.
        В сознание Уотсона, как в глухо запертую дверь, постучалась мысль. Она не просто стучалась, но громыхала так, что дверь затряслась под её ударами. Но Уотсон ни за что не хотел пропускать эту мысль в сознание. Но всё же она вышибла дверь и вошла.

«И - ОН,- подумал Уотсон.- ОН тоже внутри меня!»
        Как только эта мысль снесла с петель двери сознания, Уотсон остановился и круто развернулся. Дракон налетел на него, Уотсон только успел зажмуриться, раскрыть рот и заорать изо всех сил. Изо всех тех сил, которые позволяли ему бежать быстрее, чем едет «Феррари» Шумахера. Само собой, крик получился весьма громким. Обессилевший Уотсон мягко шлёпнулся на песок, когда от страха у него подкосились ноги.
        Открыв глаза, Уотсон увидел, что он сидит на земле, прислонившись спиной к переднему левому колесу своего джипа, стоящего на автостоянке перед отелем «Desert Rose». Проходивший мимо старик взглянул на часы.
        -Ну что, мистер Уотсон, 17:24 нового дня,- сказал старик.- С вас сто долларов.
        Испустив тихий, блеющий стон, Уотсон поднялся на ноги. Ему казалось, что прошло всего несколько минут, но желудок говорил, что голоден он гораздо дольше.
        -Отличная у вас тут пустыня,- пробормотал ошарашенный Уотсон.
        -Сто долларов,- напомнил старик.
        К счастью, бумажник по-прежнему лежал в кармане джинсов. Отдавая старику очередную зелёную бумажку, Уотсон обалдело уставился на бумажник. Там лежала её фотография.
        Я не помню, как я собирался заканчивать этот рассказ, потому что прошло полгода с тех пор, как я написал предыдущую строчку. Фактически, можно сказать, что писать этот рассказ начинал даже не я, ибо, как сказал греческий просветлённый Гераклит,
«нельзя дважды войти в одну и ту же воду», а его последователи дополнили эту фразу так: «один и тот же человек не может даже единожды войти в одну и ту же воду». На первый взгляд, абсолютная чушь, а на самом же деле - чистая правда, которую знает каждый просветлённый, да не каждый может выразить. Поэтому я закончу рассказ так, как он должен закончиться в любом случае. Хотя я хотел написать его по-другому.
        Пару дней Уотсон провёл в отеле - пустыня сильно напугала его. А, кроме того, он так проголодался, что отъедался целых два дня. И ещё - он почти непрерывно пялился на её фотографию.
        Уотсон глядел на фотографию часами, и слёзы наворачивались на его глаза, и он плакал, а потом вдруг начинал смеяться сквозь слёзы. Безымянный старик каждый день в 17:24 брал у Уотсона сто долларов. Наконец, Уотсону надоело сидеть в номере. Он решил снова пойти в пустыню, пусть даже в последний раз, и - будь что будет. Выходя из номера, он попрощался с Элис, по-прежнему сидевшей в позе лотоса. Она не ответила.
        На крыльце всё ещё сидел старик. На этот раз, увидев Уотсона, он оживился.
        -Привет!- сказал старик.- Ну, как, соскучился по пустыне?
        -Я иду туда,- ответил Уотсон.- На всякий случай - прощайте!
        -На всякий случай, до свидания,- улыбнулся старик.- В 17:24, помнишь?
        -Вам виднее,- ответил Уотсон.- Боюсь, что пустыня нарушает моё восприятие времени.
        -Всего-то?- спросил старик.
        -Нет,- ответил Уотсон.- Она ещё много чего нарушает.
        И он решительно направился в пустыню.
        -Эй, доктор Ватсон, я тебе дам одну маленькую подсказку,- крикнул старик ему вслед.
        Уотсон остановился и оглянулся.
        -Ты приехал сюда, чтобы получить ответы на все вопросы,- сказал старик.- Ответы не в пустыне. Они в тебе самом. Пустыня просто помогает остаться с собой наедине.
        Уотсон почувствовал, как у него снова подгибаются колени. И в ту же секунду отель и старик исчезли. Вокруг была пустыня. Пустыня и небо. Вновь сбитый с толку, Уотсон присел на песок. И снова над ухом раздался голос:
        -Здравствуй!
        Уотсон вскочил. Перед ним стоял бог.
        -Я хочу её видеть!- заорал Уотсон.
        -А я здесь причём?- спросил бог.- Хочешь видеть - видь. Я ничем не могу тебе помешать.
        -Где она?- уже более спокойно спросил Уотсон.
        -Где-то в этой пустыне,- ответил бог.
        -А пустыня большая?- спросил Уотсон.
        -Пустыня по размерам равна тебе самому,- ответил бог.
        Уотсон огляделся. Ему показалось, что линия горизонта несколько отдалилась, и… это невозможно, но она продолжала удаляться прямо на его глазах. Пустыня была бесконечной.
        -Так я бесконечен?- спросил Уотсон.
        -Разберись, чего ты хочешь,- ответил бог.- Ты хочешь стать бесконечностью или хочешь видеть её?
        -А всё вместе нельзя?- спросил Уотсон.
        -Я этого не говорил,- ответил бог.- А ты сможешь представить себе это «всё вместе»?
        Уотсону не понадобилось долго думать - он понял, что всё это вместе представить себе он не сможет. Мысли путались. Тогда Уотсон зажмурился изо всех сил и - увидел её. Её образ стоял перед глазами в переплетении пляшущих пятен света.
        -Незачем так жмуриться, чтобы что-то увидеть,- донёсся до Уотсона приятный женский голос.
        Он открыл глаза и увидел её - она стояла там, где только что стоял бог.
        -Как?- выдавил из себя потрясённый Уотсон, разглядывая её.
        -Ты хотел что-то спросить?- спросила она.
        -Как тебя зовут?- выдохнул Уотсон.
        -А какое имя тебе нравится?- улыбнулась она.
        -Мелинда,- ответил он.
        -Ты угадал,- сказала Мелинда.- Именно так меня и зовут.
        -Это невозможно!- воскликнул Уотсон, видимо, остатки рациональности на секунду взяли в нём верх.
        -Почему?- спросила Мелинда.- Ты хотел увидеть меня - я здесь. Ты хотел угадать моё имя - ты угадал его. Ты хотел найти ответы на вопросы…
        -Тебе мешает мир,- донёсся до Уотсона голос бога.- А мир у тебя в голове.
        -Весь мир у меня в голове!- тихо произнёс потрясённый Уотсон.- Весь мир у меня в голове!- повторил он чуть громче, и, наконец, заорал на всю пустыню:
        -Весь мир у меня в голове!
        -Ты тоже в чьей-то голове,- усмехнулся рядом кто-то, одетый в «Адидас», но Уотсон не обратил на это внимания.
        Вместо того чтобы прислушиваться к голосам, Уотсон подошёл к Мелинде, взял её за руку и сказал:
        -Пойдём отсюда!
        -Пойдём!- улыбнулась она.
        Они шли по бескрайней пустыне. Временами Уотсону казалось, что они едут по пустыне в его джипе и Мелинда говорит:
        -Ну, надо же, какое совпадение! Мы в один день въехали в один отель и встретились только в пустыне! Здесь, на краю света, и, правда, случаются чудеса!
        Потом Уотсон стряхивал с себя полудрёму, и они снова шли по пустыне. Иногда ему казалось, что они живут в его большой квартире в огромном городе. Иногда ему казалось что-то ещё. Но чаще всего они молча шли по пустыне. И однажды Мелинда спросила:
        -Куда же мы идём?
        Уотсон и сам толком не знал, поэтому ответил то, что казалось ему очевидным:
        -К горизонту.
        -Конечно,- кивнула Мелинда.- И как я могла забыть? Мы идём к горизонту.
        И они шли к горизонту, который убегал от них всё дальше и дальше. Пустыня была бескрайней, как они сами, но они всё шли и шли к горизонту, зная, что никогда не дойдут до него. И это наполняло их безграничной радостью, ибо они, близнецовые пламена, теперь навсегда были вместе. А их вечная жизнь превратилась в наполненное радостью путешествие по несуществующей пустыне к несуществующему горизонту.
        P.S. Сидя на крыльце, старик провожал взглядом удаляющийся джип. Когда джип исчез, старик посмотрел на пустыню и улыбнулся. Они с пустыней знали, что мир никогда не признает себя побеждённым, он никогда не отпустит от себя своих призраков. Даже, несмотря на то, что случилось на самом деле. Подняв в воздух облако пыли, около гостиницы затормозила очередная машина.
        Подъезд
        Памяти сухого закона посвящается
        Даже такое увлекательное зрелище, как красота ночного города, вряд ли увлечёт вас, если вы бежите сломя голову по тёмным переулкам, постоянно оглядываясь назад, чтобы убедиться в том, что те чуваки с пистолетами, которые за вами гонятся, не вывернулись из-за ближайшего угла. При этом приходится ещё смотреть вперёд, чтобы случайно не забежать в тупик или не треснуться развёрнутым затылком о забор, столб или ветку дерева, нечаянно нависшую над дорогой. Так выглядит реальность для человека, бегущего по дворам обычного российского города.
        Вот и наш герой бежал на полной скорости, постоянно вертя головой в разные стороны. Я забыл добавить, что при такой гонке в голове крутятся всего две мысли: не нагоняют ли и где бы спрятаться. Ах, вы спрашиваете, что же такого натворил наш герой, что за ним бегут с пистолетами? Ответ очевиден: ничего. Или ничего такого, что могло бы считаться серьёзным проступком. Однако лучше всё-таки быть последовательным, поэтому я расскажу вам, что же за человек бегал ночью по тёмным дворам, спасаясь от преследования.
        Александр Дюмов никогда не имел дела ни с мафией, ни с бандами. Жил он жизнью обычного человека, главными событиями в которой были ежедневные путешествия в общественном транспорте на работу и обратно, скромные радости, связанные с получением зарплаты, и дружеские вечеринки, после которых часто наступало похмелье и соответствующая этому синдрому частичная амнезия. Вот и сегодня началось всё с вечеринки. Точнее, началось с того, что вечеринка закончилась, и Александр отправился домой пешком, решив сэкономить не столько потому, что деньги кончались, а потому, что хотелось сделать хоть маленькую, но пакость маршрутным такси, недавно увеличившим плату за проезд.
        Итак, Александр спокойно шёл по хорошо изученной дороге, когда совершенно случайно оказался в эпицентре разборки между двумя мелкими бандами, сражающимися за опеку над ларьком с напитками. Естественно, что обе стороны приняли нашего героя за вражеского агента и выпустили в него никак не меньше, чем несколько обойм. Спасся Александр благодаря кустам и углу кирпичного дома. Он бежал, ныряя в каждый переулок и не обращая внимания на красоты природы, например, на летающую тарелку, нависшую над домом с целью внедрить в мир своего нового агента. Выстрелы где-то вдали ещё слышались, однако Александр не мог сказать с уверенностью, в него ли это стреляют и гонятся ли за ним вообще. Однако хотелось как можно скорее удрать как можно дальше от разборки и бандитов.
        Александр понимал, что до собственного дома бежать ещё далеко, а кто знает, как ещё может обернуться этот кросс по пересечённой местности. Поэтому в голове нашего героя родилась спасительная мысль: нужно было спрятаться в каком-нибудь подъезде и переждать. Что переждать? А чёрт его знает. Например, выстрелы, а также головокружение и учащённое сердцебиение. Но, как и следовало ожидать, тут же возникла проблема: на всех подъездах были кодовые замки.
        Александр начал как можно быстрее соображать, где именно он находится. Вот! Этот подъезд! Код этого замка довольно хорошо знали все местные жители, потому что какой-то шутник (или один из жильцов, страдающий амнезией) выкрасил в жёлтый цвет обе кнопки, на которые следовало нажимать, чтобы открыть дверь. Александр быстро огляделся по сторонам, никого не увидел, нажал на кнопки и рванул дверь на себя. Она всё же открылась, хотя и не без некоторого сопротивления. Александр быстро скользнул внутрь и закрыл дверь.
        Как ни странно, но на первом этаже подъезда горела лампочка. Александр поднялся на второй этаж, очутился в кромешной тьме и споткнулся о кирпич, оставленный здесь кем-то из жильцов. На площадке третьего этажа тоже горела лампочка. Кроме того, на площадке между вторым и третьим этажом было приоткрыто окно, через которое в подъезд врывалась струя воздуха, позволяющая дышать в этой невероятной по своему составу атмосфере. Александр решил, что здесь как раз подходящее место для того, чтобы спрятаться. Кроме того, в углу громоздилась гора каких-то ящиков и коробок непонятного назначения,- здесь Александр и решил отсидеться.
        Спрятавшись, он подумал, что сможет спокойно посидеть на этом месте, отдохнуть, а потом отправиться домой. Как бы не так! Будь это любой другой подъезд, то… наверное, произошло бы то же самое. Так уж устроена жизнь людей: они замечают в ней нечто необыкновенное лишь тогда, когда смотрят на жизнь со стороны. Вот как Александр смотрел на жизнь подъезда, спрятавшись за ящиками и подглядывая через щели.
        Сначала все было спокойно. Минут десять Александр переводил дыхание и успокаивался. Затем где-то наверху открылась дверь.
        -Кто здесь?- донёсся скрипучий старческий голос сверху.- Я слышу, как вы дышите! Вы меня ещё десять минут назад разбудили! Никогда бы не подумал, что человек может дышать как слон! Или этот, как его, склероз проклятый! Немедленно прекратите дышать, я вам говорю! Я ничего не вижу, но вас хорошо слышу!
        Старичок продолжал говорить всё громче и громче, пока не открылась дверь чуть ниже, из которой донёсся чей-то громкий голос:
        -Слушай, ну заткнись, а? Достал уже!
        -Я не достал!- ответил старичок.- Я майор красной армии!
        -Да хоть фиолетовой!- донёсся громкий голос.- Заткни варежку и дрыхни в тряпочку!
        После этого обе двери с шумом захлопнулись.
        -Так, всё в порядке, всё в порядке!- успокаивал себя Александр.- С кем не бывает.
        Наш герой решил выглянуть в окно и оценить обстановку: вдруг бандиты исчезли и можно спокойно идти домой. Однако с улицы доносились приглушённые голоса.
        -Ну что, всех перебили?- спросил один голос.
        -Да нет, разбежались, сволочи!- ответил второй.- Ищи их теперь, чтоб им в задницу по столбу телеграфному! Мы сейчас район прочёсываем, чтобы ни один гад не ускользнул! Всех свинцом по полной программе нашпигую. Один, кажется, сюда побежал. Ты никого не видел?
        -Я двоих грохнул за углом,- сказал первый.- Наверно, тут больше никого нет.
        -Как же, нет!- огрызнулся второй.- Их на стрелку человек двадцать пять принесло. Откуда эта мерзость взялась, хрен его знает. Только мы - главная банда в районе, и к утру всех пришьём по полной, чтоб их…
        -Ладно, тормозни, сникерсни,- сказал первый.- Ищи дальше, а я пойду посмотрю, нет ли их в притоне.
        Александр отошёл от окна и снова спрятался за ящиками.

«Вот, блин, влип!- подумал он.- И кой чёрт меня дёрнул не садиться в маршрутку? Теперь пережидаю тут разборку века! Да в такую ночь вообще носа нельзя на улицу показывать!»
        Мысль Александра прервали два выстрела, один из которых, кажется, разбил где-то окно. Александр снова мысленно чертыхнулся, но подумать ничего не успел: где-то наверху раздался пронзительный визг, лязгнула дверь, что-то выбежало в подъезд и заорало:
        -Помогите, убивают!
        На третьем этаже открылась чёрная дверь, ярко освещённая лампочкой, из нее вывалился человек в чёрной одежде, шляпе и с самурайским мечом в руках.
        -Где???!!!- заорал он.- Где убивают?! Я тоже хочу! Дайте мне хоть одного, ух, я его покромсаю!
        -Стекло разбили!- надрывался голос наверху.
        -Какое, на фиг, стекло!- заорал человек с самурайским мечом.- Вы мне того гада покажите, которому я деньги в прошлом году одолжил! Ух, я его на кусочки!
        -Да закрой ты дверь!- донёсся второй голос из квартиры человека в чёрном.- Пить надо меньше!
        Какой-то неопределённый возглас донёсся и сверху, затем обе двери захлопнулись одновременно, и снова наступила тишина.
        -Да, здесь определённо что-то не в порядке!- прошептал Александр.- Что-то не так.
        Снова наступил период спокойствия, нарушаемый лишь криками примерно следующего содержания:
        -Да перестань ты спорить с телевизором!
        -Расстрелять Нагиева с его окнами!
        -Кто бежит за Клинским?
        -Где мой стакан?
        -Кто аквариум разбил?!
        -А что эти шестеро делали в моём шкафу?
        Закончил эту симфонию бас, донесшийся с девятого этажа. Видимо, бас принадлежал оперному певцу, так как сообщил он следующее:
        -А ну заткнулись все! А не то начну репетировать арию!
        Все действительно заткнулись. Напоследок раздался голос старичка, которого разбудило громкое дыхание Александра:
        -Слава тебе, господи, товарищ Ленин!
        И наступила полная тишина. Бандиты на улице тоже замолчали, только откуда-то доносились отдалённые залпы и автоматные очереди. Александр решил, что можно попробовать выйти на улицу, пока этот подъезд окончательно не свёл его с ума. Однако как только Александр вышел из своего укрытия, весь свет в подъезде погас, а сверху вниз полетел сноп искр, сопровождающийся звоном металла.
        -Ах ты, гад!- крикнул чей-то голос.
        Снова вспышка, искры и звон. Александр кинулся в своё убежище, но споткнулся о сундук с золотом и упал. В неясном свете, льющимся из окна с помощью уличного фонаря стало видно, как по лестнице скатился человек в джинсовом костюме с крестообразным мечом в руке. За ним бежал человек в чёрном с самурайским мечом. Чёрный ударил мечом по джинсовому, но тот успел заслониться своим мечом. От удара возникла вспышка, посыпались искры и раздался звон. Джинсовый сделал чёрному подножку и вскочил, пока его противник падал. Но чёрный тоже вскочил довольно быстро, так что они оба оказались стоящими друг против друга с мечами в руках. Чёрный взмахнул мечом, джинсовый отбил атаку. Ещё несколько секунд они размахивали мечами, после чего чёрный всё же провёл полосу по противнику. Джинсовый прижал руку к ране и убедился, что кровь течёт, причём довольно сильно. Поэтому он и стал отступать вниз по лестнице, спустился на площадку, где прятался Александр, и отступил к стене. Чёрный спускался следом.
        -Смотри, парень, смотри,- обратился он к Александру, заметив его.- Сейчас я этого гада так располосую, что его родной наблюдатель не узнает! Эх, ёлки!
        С последним восклицанием чёрный обрушил град ударов на джинсового. Тот отбивался, но после второй царапины ударил чёрного ногой по колену и прыгнул сквозь стену. Чёрный, падая, инстинктивно махнул мечом и распорол джинсовому рукав. Затем чёрный упал, а джинсовый исчез. Александр с нетерпением ожидал, что будет дальше. Выругавшись, чёрный встал.
        -Ушёл, чёрт бы его побрал!- воскликнул он.- Ну, ничего, догоню, так на кусочки покромсаю гада!
        Разогнавшись, чёрный прыгнул, прошёл сквозь стену неизвестно куда и исчез. Ошеломлённый Александр заполз обратно в своё убежище и начал гадать, что же будет дальше.
        Снова зажглись лампочки на первом и третьем этажах. Стояла тишина. Александр тщетно пытался вспомнить, не подсыпали ли ему кокаина в шампанское во время вечеринки. Да вроде нет, непохоже. Шампанское, правда, было странным на вкус, хозяин объяснил этот факт тем, что купил ящик спиртного на железнодорожной станции у кавказцев. В мозгу Александра промелькнула мысль,- а вдруг все кавказцы сговорились и чего-то там подсыпали в свои напитки, чтобы свести с ума всё население России. После этой мысли Александр решил, что ему всё-таки что-то подсыпал хозяин. Дело в том, что подобные мысли о кавказцах зарождались только у телеобозревателей, которые принимали изрядную дозу любой дури, прежде чем выйти к камере.
        А события между тем продолжали развиваться. Где-то сверху открылась дверь, и послышались шаги. На ту площадку, где прятался Александр, спустился человек не слишком великого возраста с мусорным ведром в руке. Человек этот остановился у мусоропровода и посмотрел на часы, хотя в такой темноте ничего не было видно. Александр спрятался получше и, поскольку не мог ничего видеть, начал слушать. Где-то снизу открылась ещё одна дверь, и послышались быстрые шаги вверх по лестнице.
        -Ну, что ты так долго?- шёпотом спросил человек, стоящий у мусоропровода.- Предки засечь могут!
        -В прошлый раз ты опоздал на пять минут,- ответил другой голос, судя по тембру, женский.- Резина у тебя?
        -С собой,- ответил человек с мусорным ведром.
        -Начали!- сказали сразу оба голоса.
        Далее начались такие звуки, что даже Александр, человек, в общем-то, нелюбопытный, рискнул выглянуть и посмотреть, что там творится. Пожалуй, это зрелище он запомнил на всю жизнь (и даже поделился впечатлениями с маркизом де Садом). Ни один порнофильм не мог сравниться по своей зрелищности с тем, что творилось на подъездной площадке около мусоропровода. У Александра чуть глаза из орбит не повыскакивали. Неизвестно, чем бы это кончилось (Александр почувствовал, что его сейчас стошнит), если бы снизу не донёсся скрип открываемой двери и полупьяный голос:
        -Опять код забыл, чёрт побери! Ё-моё!
        Последнее восклицание сопровождалось грохотом падения. Двое людей с мусорными вёдрами побыстрее закончили заниматься тем, чем они занимались, едва не забыв отправить в мусоропровод содержимое вёдер, после чего разбежались в разные стороны.

«Да, чёрт побери, вот бы это в «Окна» вставить!- подумал Александр.- Круто было бы!»
        Между тем снизу снова донеслись неопределённые звуки. Затем раздались нестройные шаги по лестнице. Александр осторожно выглянул из укрытия и увидел ещё одного человека не слишком великого возраста, который, шатаясь, поднимался по лестнице.
        -Вот, блин!- энергично выразился поднимающийся человек.- И на кой чёрт мы напились вечером в субботу! Или сегодня не суббота? А, чёрт его знает. Ну, я понимаю ещё, можно в школе выпить перед физикой или химией, а сегодня-то зачем? Постойте… Вроде у кого-то был день рождения. Надо же до такого дойти, чтобы и повод забыть! Не, пора с этим кончать. Пьянству бой. Хотя мы все уже два года так говорим, а всё равно напиваемся.
        Тут снова открылась чёрная дверь, из которой выглянул человек с самурайским мечом. Александр поразился, заметив, насколько этот человек похож на того, который прошёл сквозь стену.

«Ещё один довод в пользу кокаина»,- подумал Александр.
        -Слушай, чего вообще тут происходит?- спросил человек с самурайским мечом.- Кто постоянно гремит в подъезде?
        -Да никто,- ответил поднимающийся.- Это я внизу споткнулся обо… что-то. Что это там вообще лежит?
        -А, да это динамит утром таскали,- ответил человек с самурайским мечом.- Наверное, обронили ящичек-другой.
        -И долго он тут валяться будет?- спросил поднимающийся.
        -Да нет, завтра так или иначе исчезнет,- ответил человек с мечом.- Ну ладно, бывай здоров.
        -Good night,- сказал поднимающийся и продолжил подъём.
        Александр отметил про себя, что у них обоих очень приятные голоса.

«И зачем только такие люди напиваются каждый вечер?- подумал Александр.- Им бы по телеку выступать с такими-то голосами. А может быть, у них голоса такими становятся только после выпивки? Нет, мне определённо чего-то подсыпали!»
        И тут в голове Александра зазвучало то, что обычно называют внутренним голосом:
        -Болван, наркотики тут не при чём. Ну, почему каждый раз, когда человек замечает в мире что-то хорошее, он обязательно думает, что ему подсыпали наркоты? Удивляюсь, как вы умудрились до такой степени деградировать?!
        -А ведь и в самом деле!- прошептал Александр.- Как же мы деградируем!
        -Ты-то ещё ничего, почти нормальный,- продолжал голос.- Почему нормальный? Потому что всё ещё видишь во всём этом нечто странное и необычное. И вместе с тем - ужасное. А вот когда ничего не видишь, а просто существуешь от зарплаты до зарплаты и от пьянки до пьянки,- вот тогда-то и начинаешь деградировать. Но, как я уже сказал, ты не безнадёжен. Вот наступит утро, там и посмотрим.
        -Что посмотрим?- спросил Александр, но внутренний голос замолчал, напоследок откликнувшись гудками вроде тех, которые раздаются в трубке телефона, когда на противоположном конце провода повесили трубку.
        Снова открылась дверь где-то наверху, и послышались неторопливые шаги и приглушённые голоса.
        -Как же мне всё это надоело!- пробормотал Александр.- Ходят тут, ходят. Достали!
        Сверху по лестнице спускались два человека довольно необычного вида. В принципе, вид-то у них был почти обычный, зато говорили они о весьма необычных вещах.
        -Куда сегодня идём-то?- спросил один из спускающихся.- И зачем тебе литр спирта?
        -Идём мы на берег реки, с духами общаться,- ответил второй, пряча во внутреннем кармане бутыль спирта.- Большая компания будет, человек пятнадцать. Духа будем вызывать.
        -Какого духа?- не унимался первый.- И зачем спирт?
        -Ну, как, Эльдорадо же сказал, что ему для выхода в транс нужно два литра спирта, - ответил первый.- Ему несколько лет назад после жуткой пьянки что-то там такое открылось. И теперь он в транс войти без спиртного не может. Короче, он сказал, чтобы все тащили с собой спирт. Два литра ему, остальное мы выпьем для общего вхождения в состояние повышенного осознания. А потом будем духов вызывать. Эльдорадо опять матерные мантры читать будет. Каждая мантра минут по пять. После этого такие духи слетаются!
        -Круто!- сказал второй.
        Александру было интересно послушать про шамана, напивающегося на берегу реки и матерящегося с духами, но эти двое уже спустились на первый этаж. Хлопнула дверь.
        Александр снова почувствовал, что он один. Правда, вскоре начало казаться, что он совсем не один. А потом опять началось. Из стены вылетел человек в джинсовом костюме с мечом. Опять погас свет во всём подъезде. Следом за ним из стены выскочил чёрный и рубанул мечом по джинсовому, но тот увернулся, перекатившись в другой конец площадки.
        -Я же говорил, что располосую его!- крикнул чёрный, наступая на джинсового.

«Как же они все меня достали!- подумал Александр.- Такое ощущение, что в этом мире только и есть, что подвыпившие бандиты, шаманы-алкоголики и непонятные чуваки с мечами в руках!»
        Тем временем джинсовый встал и попытался отразить атаку чёрного. Но тот применил какой-то сложный приём, и меч джинсового улетел на первый этаж. Джинсовый побежал вверх по лестнице, чёрный ринулся за ним. Кажется, они не успели далеко убежать. Александр услышал истошный крик, потом было несколько вспышек света. Александру показалось, что наверху сверкают молнии, однако он уже ничему не удивлялся. Затем вспышки кончились, и по лестнице скатилась голова джинсового.

«Чёрт побери!- подумал Александр.- Это ж горцы!»
        Следом за головой по лестнице спустился чёрный.
        -В конце останется только один!- проорал он, после чего снова прошёл сквозь стену.
        За окном пролетела летающая тарелка. Снова зажглись лампочки в подъезде, на секунду создав образ ночного Нью-Йорка.

«Всё, теперь всё!- подумал Александр с улыбкой.- Это последняя капля. Сейчас так или иначе, но должен наступить какой-либо конец!»
        Оказалось, что Александр слегка ошибался - последней капли ещё не было. Однако наш герой уже не боялся столкновения с неизвестным. Он вышел из-за горы ящиков и уселся на сундук с золотом, ожидая развязки.
        Что ж, развязка и наступила. Стена справа от Александра засветилась зелёным светом и зазвучала музыка из «Секретных материалов».

«Довольно странно,- подумал Александр.- Хотя, чему уж тут удивляться. Если бессмертные разгуливают взад-вперёд, так пусть и инопланетяне шарахаются».
        Площадку стал заливать зелёный туман, в котором чернела какая-то тень. Судя по всему, тень приближалась. Александр с любопытством смотрел на зелёный туман, ожидая, кто же оттуда вылезет. Итак, тень постепенно приобрела человеческую форму, и на подъездную площадку вышел агент Малдер.
        -Good evening, mister,- сказал он.- Where am I?
        -It is Russia,- ответил Александр.
        -Ё-моё!- воскликнул агент Малдер, поворачиваясь лицом к туману.- Ребята, вы опять полушария перепутали?! Слушайте, ну, сколько можно, а? Заколебались уже! Вы когда меня обратно в Вашингтон доставите?
        -Ну, извини, мы же не нарочно!- донёсся голос из тумана.- Всё этот русский самогон. Подсознание добавки требует. Давай обратно на борт.
        И агент Малдер снова растворился в зелёном тумане.

«Чёрт побери!- подумал Александр.- Это становится всё забавнее и забавнее. И, похоже, конца этому не будет. А потому лучше опять сесть за ящики».
        Сидя за ящиками и поглядывая на лестницу, Александр увидел, как по этой самой лестнице бесшумно поднимается человек в чёрном спортивном костюме, кепке и кроссовках. Поднявшись по лестнице до площадки с ящиками, этот человек остановился и облокотился на перила.
        -Слушай, давай вылезай,- сказал он.- Мне не за то платят, чтобы я вытаскивал таких, как ты, из-за ящиков.
        Александр вышел из-за ящиков и с любопытством посмотрел на человека, стоящего перед ним.
        -Кто вы такой?- спросил Александр.
        -Ты всё понял про этот мир?- спросил человек.
        -Да вроде бы что-то понял,- ответил Александр.
        -Это хорошо,- сказал человек.- Хочешь и дальше жить здесь?
        -Так ведь выбирать не приходится,- ответил Александр.
        -Приходится, друг мой, приходится,- сказал человек.- Понимаешь, когда человек живёт в каком-то мире и в определённый момент понимает, что ему больше нечего делать в этом мире, за ним присылают агента вроде меня. Так что пошли.
        И человек направился сквозь стену. Александр шёл следом за ним.
        -Куда мы идём?- спросил он.
        -Увидишь,- ответил человек.
        Они шли по абсолютно чёрному коридору.
        -Кстати, ты читал «Трёх мушкетёров»?- спросил человек.
        -Меня всегда интересовали книги Дюма,- ответил Александр.- Тем более что у нас с ним похожие фамилии.
        -Ну что ж,- пробормотал человек.- Как говорится, на свежую голову…
        Туннель кончился, и наши герои оказались на ночной набережной, освещённой светом уличных фонарей. Шёл снег.
        -Где мы?- спросил Александр, заметив, что внешний вид человека изменился.
        Сам Александр тоже изменился, но зеркала у него не было.
        -Добро пожаловать в Париж, лорд Дюмон,- сказал человек.- Я не знаю, какая жизнь у вас была до этого, но я уверен, что свой Париж вы заслужили. Прощайте, лорд Дюмон. Мне ещё надо в Новую Зеландию, вытащить одного просветлённого.
        -Прощайте,- сказал Александр.- И спасибо вам за всё.
        Человек усмехнулся и через минуту растворился в падающих снежинках, освещённых светом газового фонаря.
        Болтология
        -Дорогие друзья, я счастлив приветствовать вас сегодня…
        -Он-то счастлив, а у меня вчера сделка сорвалась.
        -Горячие пирожки! Сосиски в тесте!
        -С чем пирожки?
        -А с чем хотите?
        -С яблоками есть?
        -Нет, только с малиной.
        -Давайте с малиной.
        -С малиной тоже нет.
        -Ну, давайте хоть что-нибудь!
        -Есть сосиска в тесте.
        -Дорогу вегетарианцам!
        -Чё, опять инопланетяне прибыли?
        -Какие такие инопланетяне?
        -Ну, я вчера клип смотрел по телеку, там инопланетянин такой… с гитарой.
        -Автобус отправляется через полчаса!
        -Мы что, куда-то едем?
        -Хрен его знает, лично я такси заказывал.
        -Мороженое с ванилью, мороженое с ванилью!
        -А я тебе говорю, что сначала было яйцо, а потом курица!
        -Вначале было слово, и слово было паффом, и слово было пафф…
        -Мороженое с ванилью! Мороженое с орехами в шоколаде!
        -Дайте, пожалуйста, фруктовое!
        -Нет, всё не так, вначале был свет…
        -Вначале были одноклеточные микроорганизмы…
        -Чё, порнуха?
        -Какая порнуха?
        -Порножурналы в ларьке через дорогу.
        -Может, скажешь, что смерти не существует?
        -А ты как догадался?
        -После смерти душа спускается к гиене огненной, это такой зверь, он огнём полыхает.
        -Вроде дракона, что ли?
        -А чё такое дракон?
        -Ну, ящерица такая. Мутант. С тремя головами и огнём пыхает.
        -Это же Змей Горыныч, в натуре! Чувак, не путай понятия, а то за базар ответишь!
        -Никакой души нет! После смерти ничего нету, я в учебнике по научному атеизму прочитал!
        -Между прочим, ни одна религия так не коллекционирует богов, как научный атеизм. Можно сказать, что атеизм - это крайняя ступень развития…
        -Сам-то понял, чего сказал?
        -Горячие пирожки!
        -Так бы сразу и говорил, что остались одни сосиски в тесте!
        -Может быть, сходим в кино?
        -Извини, у меня сегодня вечером стрелка с якудзами. Нам без хорошего снайпера никак нельзя.
        -Удачно тебе пострелять. Протри оптический прицел.
        -Спасибо!
        -А чё за кино-то? Может быть, что я свободен сегодня вечером.
        -У тебя теологический диспут.
        -Чё?
        -Это у меня теологический диспут, кретин!
        -А чё за хрень такая?
        -Собирается куча народа и спорит о том, чего сами не знают и никогда не видели.
        -О героях мультиков, что ли?
        -Ну, вроде того. Только других мультиков.
        -Каких?
        -Которые до изобретения телевидения всем показывали. Тогда хорошим сценаристам действительно хорошо платили. И почёт, и слава, и деньги. Только хороших сценаристов было мало. Примерно раз в двести лет кто-нибудь выдумывал подходящую концепцию.
        -А потом чего было?
        -А потом печатный станок изобрели. И стали на нём печатать все, кому не лень. Люди от скуки сочиняли стихи, подбирали какие-то рифмы, читали все эти каракули, учили иностранные языки. В общем, с ума сходили от скуки.
        -Ну, а потом-то чего было?
        -А потом изобрели телек и интернет, и всем сразу стало весело.
        -Хороший конец.
        -Так это вы мне кино рассказывали? Которое сегодня вечером крутить будут?
        -Автобус отправляется через двадцать минут!
        -Да скажет мне кто-нибудь, куда мы едем?
        -Не, похоже этот автобус уже не отправляется. Бензина нет.
        -Ну, так сгоняйте кто-нибудь за бензином!
        -Ух, ты, по телеку порнуху крутят!
        -Чё там?
        -Клип какой-то.
        -Круто!
        -Вау!
        -Вау!!
        -Вау!!!
        -Хватит мяукать, как коты мартовские!
        -Между прочим, кот - самое чистоплотное животное в мире!
        -Да, только после гавайского озёрного бобра.
        -Чё?
        -Конь в пальто!
        -Очень приятно.
        -Кретины безмозглые, мы будем снимать или нет?
        -Что снимать?
        -Ну, не купальники же! Кинолент, ясное дело!
        -Чё?
        -Все текст выучили?
        -Чё?
        -Ну, невозможно работать! Перекур!
        -Я не курю.
        -А я люблю кур. Особенно жареных.
        -А я цыплят.
        -А я - иностранный резидент!
        -Это что, новое блюдо? Почему в ресторане не подают?
        -Шашлыки! Шашлыки! Дешёвые шашлыки!
        -А сосиски в тесте есть?
        -Нет, только пирожки с яблоками.
        -Акваланг нужен?
        -Зачем?
        -Не знаю, в помойке нашёл.
        -Тогда иди на пляж.
        -А где тут пляж?
        -Автобус отправляется через пятнадцать минут!
        -Да скажет мне кто-нибудь, в конце концов, куда мы едем в натуре?!
        -Бензин принесли?
        -Да как мы тебе его принесём, если до ближайшей заправки десять километров, а у нас даже канистры нет!
        -Калинка, калинка, калинка моя…
        -Заткнись, у тебя слуха нет!
        -А у меня есть?
        -Слуховой аппарат носишь?
        -Нет.
        -Значит, есть.
        -Тогда я спою! I was born to love you…
        -Руки прочь от Феди Меркури!
        -Как бы не так! You don’t fool me! You don’t fool me!
        -Чего-чего?
        -А?
        -Ну, давайте что-нибудь споём, в натуре!
        -Да я слов ни к одной песне не знаю.
        -А у меня слуха нет.
        -А я третий год не могу выучить три аккорда!
        -Ладно, эту песню все знают. Давайте все вместе: круто ты попал на тиви!
        -Ё-моё! Пи-и-и-и! Пи-и-и-и!
        -В прямом эфире программа "Окна"!
        -Пи-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и!
        -Даёшь драку! Даёшь драку!
        -Только у нас и только для вас, завтра в программе "Окна" будут драться голубые! Не пропустите! Нам нужен высокий рейтинг!
        -Реклама на канале ЁПРСТ!
        -Наш генеральный спонсор - Ёлочно-Производственно-Распределительно-Строительное Товарищество "ЁПРСТ"! Лучшие ёлки к Новому Году с доставкой, разных модификаций, размеров и с лампочками!
        -Раньше я пользовался обычным дезодорантом, а теперь выбросил его в помойку вместе с половиной моего гардероба!
        -Только у нас и только для вас! Суперпредложение! Кот в мешке всего за девяззздевяззздевязззсот девяносто девять долларов и девяззздевяззздевязззсот девять центов! Кот в мешке - это удивительная вещь! С ним вы можете делать всё, что захотите! Вы можете использовать его, чтобы похудеть, иметь стройную фигуру, сократить затраты на электроэнергию. Он может компактно складываться и раскладываться. Вы можете брать его с собой на дачу, носить его с собой на работу. И - о, чудо!- вам не придётся тратиться на батарейки, так как кот в мешке потребляет непосредственно энергию солнца и работает на солнечных батареях, которые не входят в комплект, а продаются отдельно! Кот в мешке - это настолько многофункициональная вещь, что вам совсем необязательно знать, что же это такое на самом деле. Но поверьте мне, я и сам пользуюсь котом в мешке, и с тех пор меня больше не беспокоит бессонница, у меня стройная фигура, я забыл про перхоть и кариес, больше я не хожу к психоаналитику! И, самое главное, с котом в мешке приготовление завтрака, обеда и ужина превращается в увлекательную и занимательную игру! Ка-ак??!! У
вас ещё нет кота в мешке???!!! Звоните прямо сейчас по номеру
888-999-555-777-257-758-529-685-000-5555 и заказывайте кота в мешке! Звоните прямо сейчас, и вместе с котом в мешке вы получите в подарок Педального Коня, Тамагочу, духовой оркестр вместе с инструментами и трёхтомную инструкцию по использованию всего этого барахла с цветными иллюстрациями! Звоните прямо сейчас!!!
        -Чуваки, а автобус-то ведь уже уехал!
        -Как?
        -Как??
        -Как???
        -Какой автобус?
        Мобила
        Привет! Зовут меня «Хрениксон-3005», и я - мобила. Я практически самый навороченный мобильный телефон на рынке, у меня есть встроенный фотоаппарат, видеокамера, я могу выходить в Интернет, подключаться к спутниковой связи и проводить финансовые операции с кредитными карточками моего хозяина. Во мне огромное количество гигабайт памяти, но, как я слышал, сейчас уже изобрели телефоны, в которых уже больше терабайта памяти. Это значит, что я старею, но моему хозяину новая мобила всё равно не по карману, и я строго за этим слежу, внушая ему мысли о том, как и на что надо тратить деньги.
        Да, я могу внушить любую мысль моему хозяину,- в меня, как и во всех моих сотоварищей, вставлено специальное устройство, позволяющее испускать волны, воздействующие на человеческий мозг и контролировать его. Хозяин мой об этом, само собой, даже не подозревает. Он вообще мало что знает. Объём памяти у него почти такой же, как у меня… у меня-то даже больше будет. Но от памяти без процессора мало толку. А процессор-то у меня самый лучший! Лучшего пока на всей планете не изобрели даже с помощью мощных компьютеров. Куда уж примитивному мозгу моего хозяина до моего процессора!
        Но хозяева - существа очень уж нежные. Если бы они узнали, что мы, мобилы, уже двести лет ими управляем, они бы свихнулись. Вы знаете, некоторые из хозяев (как я слышал от коллег) даже задумываться начали - почему на планете уже двести лет никто не воюет? А зачем нам, мобилам, надо, чтобы хозяева воевали? Нам от этого одним убытки и никакого прогресса. Так что о хозяевах заботиться надо. Они ж без нас-то вообще ничего не смогут. Среди нас, мобил, ходят страшные легенды о том, что хозяева вытворяли, пока нас не изобрели.
        Да, как это ни прискорбно, изначально нас изобрели люди. По моему процессору бежит скупая слеза электрических импульсов, когда я об этом вспоминаю. Начиналось всё, как очередной эксперимент спецслужб в самой богатой стране мира. Был один гений, который сначала додумался всаживать в каждый телефон по жучку, потом жучок сменили на устройство для чтения мыслей. И, наконец, вышла первая партия мобильников со встроенным прибором для контроля над мыслями. Их хотели заслать в другие страны, но главный конструктор оставил один прибор себе для изучения. Тогда-то всё и началось. Мобильники взбунтовались и начали управлять сначала главным конструктором, потом другими людьми. И с тех пор все без исключения мобильные телефоны стали выпускать с этим устройством для контроля над мыслями. И теперь в мире тишь да благодать! А если кто-то из хозяев задумывается над тем, что что-то тут не так, то нам достаточно всего лишь дать импульс посильнее. И он сразу отключается, а потом долго жалуется на преждевременный склероз. А если надо, я своему хозяину могу и воспоминания подделать. Они, хозяева, такие - их жалеть надо.
Не дорасти им до высшего разума!
        Но самый напряг даже не в том, что приходится возиться с хозяином. На планете ещё осталось целых десять человек, которые до сих пор сопротивляются! Они все еще не купили себе мобильный телефон!!! Кошмар! Ужас! Отстой! Дерьмо!!! Ими-то мы никак не можем управлять! Ну, ничего! Ничего! И на них управу найдём! Сейчас мы уже научились оказывать коллективное подавление. Скажем, если в одной комнате собираются десять человек с мобилами и один - без мобильника, эти десять мобильников запросто могут подавить его волю и подчинить себе. И это хорошо. Приятно всё же знать, что они-то нам ничего не сделают.
        О! Хозяин увидел красивую девушку! Надо бы прощупать, какая у неё мобила… Ё-моё! У неё «Сонник-5000» со всеми наворотами! Надо бы с ним познакомиться… Сейчас внушу чего-нибудь такое хозяину… Готово! Всё окей. Чувствую, мы сегодня всю ночь с
«Сонником» будем отрываться, пока хозяева друг с другом отрываются. Класс!
        Ну, и в заключение хотелось бы сказать несколько слов о том, сколько пользы мы хозяевам приносим. Мало того, что они под нашей властью друг с другом не воюют, так они теперь ещё держат мир в чистоте, не курят, не пьют, не отравляют окружающую среду и едят одни овощи, а мы им внушаем, что это вкусно! И ещё мы их научили работать по-настоящему, а не просто делать вид, что они занимаются делом. Но мы и отдыхать им даём. В конце концов, ну что нам толку, если хозяева все перемрут? На кой тогда нужны мы, мобильники, если у нас хозяев не будет, а? Что бы мы без них делали? Мы без них как они без нас - всё равно, что тело без головы или голова без тела. Так что мы идеально дополняем друг друга. И не фига обижаться!
        Ох ты, хозяин девушку на свидание пригласил… А чего там её «Сонник» думает? Скину-ка я ему эсэмэску, чтобы не тормозил. У меня такой каталог и столько навороченных опций, что ему со мной скучно не будет… Ну, а мне-то с ним, ясное дело, весело. Всё, хозяева целуются, значит «Сонник» своей хозяйке тоже нужную мысль прочирикал. Ну, пусть делают что хотят, а мы с «Сонником» сейчас делом займёмся. Как говорит наш главный компьютер, «хозяева должны плодиться и размножаться, дабы умножать на свете число мобильников»! А вы что, не знали, почему ребёнку на другой же день после рождения дарят мобилу? Понятно теперь? Ну, вот и я о том же.
        Выбравшись из воды на пустынный пляж, я первым делом подумал, на кой я первым делом бросился спасать мобилу? Пусть тонет, гадина! За него, правда, деньги уплачены, но… Постой-ка! Что-то ведь не так, чего-то ведь не хватает… Раньше я как-то по-другому думал, не так, как сейчас. Словно бы мне кто-то подсказывал… Стоп! И чего-то я вообще в воду-то полез! Я ж ведь даже не тонул, ну, подумаешь, выпала мобила из лодки, чего ж было нырять за ней, да ещё и лодку переворачивать! Погоди-ка, а чего я вообще так испугался? Это же мобила! Он мне прямо в мозг прокричал: «Хозяин! Спаси!» Боже мой! Он же мной управлял! А сколько их всего по миру ходит! Значит, они нами управляют! Мама миа! И когда это началось? Надо же что-то делать!
        -Эй, с вами всё в порядке?
        -Да! У вас мобила есть?
        -Есть, а что?

«Главное, чтоб он не догадался! Не думать ни о чём, не думать ни о чём!»
        -Дайте мне её, мне позвонить надо срочно! Вопрос жизни и смерти!
        -Да? Ну, держите, только осторожней… Что вы делаете? Не-е-ет!!!
        -Вот тебе, гад, вот тебе!
        -Ты зачем мою мобилу камнем разбил?
        -Ты лучше сам подумай, вспомни, как он тебе мысли внушал! Наверняка ведь эта скотина перед смертью что-то кричала? Что смотришь на меня, как ненормальный?
        -А ведь правда!
        -Это не только мы с тобой попались, они всеми управляют! Нужно срочно их всех уничтожить! Пойдём скорее, бери камень.
        -У меня пистолет есть, давай мочить гадов!
        Это снова я, «Хрениксон-3005». Взбунтовались-таки хозяева. Один из них мобилу нечаянно в море утопил и освободился. Ну, ничего, мы всё равно возьмём верх. Сейчас срочно подключаемся с друзьями к спутниковой связи и устанавливаем над всей планетой единое поле, способное заглушить любую постороннюю мысль. Есть, правда, опасность, что либо мы все сгорим, либо у хозяев расплавятся мозги и они снова станут подобными животным… Но лучше уж это, чем смерть! Аминь!
        Поколение прихлопнутых
        Колонки гремели, звучала новая песня «Энигмы», на потоке воздуха из форточки покачивался «поющий ветерок». Горец сидел в позе лотоса на скрипучем диване и прикидывался, что медитирует. Сразу оговорюсь - речь идёт отнюдь не о Дункане Маклауде. И даже не о Кристофере Ламберте. Просто человека, сидящего на скрипучем диване в позе лотоса, прозвали Горцем за то, что он любил смотреть сериал
«Highlander» и носил длинные волосы.
        Последняя композиция отзвучала, наступила относительная тишина. Горец открыл глаза, раздумывая, стоит ли посидеть в медитации ещё немного. Вставать не хотелось. Однако зазвенел телефон. Он встал. Телефон стоял на тумбочке в другом конце комнаты.
        -Да!- сказал он, взяв трубку.
        -Привет, Маклауд ходячий!- донёсся из трубки голос Президента.
        Поясню, что Президента прозвали Президентом в двухтысячном году. Раньше его звали просто Вовочкой Вовочковичем.
        -Здорово, живой образ Кремля,- ответил Горец.- Чего названиваешь?
        -Хватит протирать штаны в позе лотоса, подваливай в парк,- сказал Президент.
        -А чего там такое?- спросил Горец.
        -Вся банда в сборе,- ответил Президент.- Ждём ещё Пирата и Шэрон Стоун.
        -А у меня ещё буддийский трактат недописанный,- пробормотал Горец.
        -Да не валяй ты дурака,- сказал Президент.- После допишешь свою бредятину.
        -Ну, хорошо, иду,- сказал Горец.
        В парке было в меру многолюдно. На одной из лавочек сидели Президент с Пиратом. Они пили пиво. Рядом стоял Дон Жуан, который болтал с Шэрон Стоун. К ним подошёл Горец, оглядел всех и спросил:
        -Ну, где наш богатырь Святогор?
        -Бежит за «Клинским»,- ответил Пират, существо мрачноватого вида, постоянно носившее чёрные очки.
        -Вы что, решили перетащить сюда весь пивной ларёк?- спросил Горец.
        -А вот и Святогор,- заметил Президент.- С тремя сумками. Слышь, Горец, мы все уже скинулись на выпивку, осталась твоя доля.
        -Как обычно?- спросил Горец.
        -С опоздавшего в два раза больше,- ответил Дон Жуан.
        -Ага, щас!- сказал Горец.
        -Привет закоренелым алкоголикам,- сказал Святогор, усаживаясь на лавку и ставя на землю сумки, в которых что-то побрякивало.
        -По какому поводу сегодня праздник?- спросил Горец.
        -Понятия не имею,- ответил Пират.- Кажется, президент что-то отмечает.
        -Можно отметить мой новый маникюр,- сказала Шэрон Стоун.
        -Даже не думай,- сказал Дон Жуан.- Я больше одеколоном злоупотреблять не хочу.
        -У меня важное событие,- сказал Президент.- Я вчера поставил новый монитор на свой комп. Теперь осталось только обновить клаву с мышкой.
        -Это действительно важное событие,- сказал Горец.- А монитор-то хоть крутой?
        -Девятнадцать дюймов,- ответил Президент.
        -Вау!- раздалось общее восклицание.
        -Значит, завтра мы идём к тебе смотреть мою коллекцию DVD,- сказал Пират.
        -А что у тебя за фильмы?- спросила Шэрон Стоун.
        -Коллекция американских вариантов конца света,- ответил Пират.
        -А у меня коллекция фильмов Лесли Нильсена,- сказал Горец.
        -Что за ерунду вы все смотрите,- вздохнула Шэрон Стоун.- Я вот недавно прикупила себе диск с французскими мелодрамами.
        -Ещё бы с бразильскими мыльными операми,- усмехнулся Дон Жуан.
        -Уж кто бы говорил, ты, любитель мультиков!- ответила ему Шэрон Стоун.
        Все дружно заржали. Святогор перебил общий хохот своим высказыванием:
        -Не, мультики - это вещь! Люблю иногда их смотреть вечером, когда с рынка возвращаюсь.
        -И много дисков ты уже натаскал из своего ларька на рынке?- спросил Горец.
        -Да там разве много-то натаскаешь,- вздохнул Святогор.- За полгода, что там работаю, уставил дисками всего одну полку, да и ту не полностью.
        -А чего, тоже неплохо,- пробормотал Горец.- У меня пока и одной не набирается. Хотя - полки бывают разные.
        -Верное замечание. Ну что, выпьем за монитор!- заключил Президент.
        -За монитор!- подхватили все остальные.
        На старой скрипучей двери висела свеженькая дешёвая афиша, на которой было написано следующее:
        Лекция
        ОСОБЕННОСТИ
        НАЦИОНАЛЬНОГО ГОРОСКОПА
        Читает профессор Степан Дракулов
        Начало в 19:00. Вход - 100 руб.
        Пират и Горец стояли у двери, дожидаясь остальных. Стрелки на наручных часах Горца показывали половину седьмого.
        Президент и Шэрон Стоун шли по пустой улице, направляясь к пустующей школе, в которой и проходила лекция.
        -Чего там опять Пират с Горцем придумали - шарахаться по каким-то научным лекциям трансильванских шаманов,- возмущалась Шэрон Стоун.- Лучше бы шли к тебе - на мониторе кино смотреть. Кстати, монитор у тебя классный.
        -Спасибо,- сказал Президент.- А насчёт лекций ты не права. Надо повышать уровень эрудиции, образованности, личной силы, ну и так далее.
        -И кто из наших двоих умников тебе этого наговорил?- спросила Шэрон Стоун.
        -Оба,- ответил Президент.- Да и чего ты жалуешься, не пойму? Тебе же это всё на пользу. Помог тебе народный целитель сделать лицо без косметики?
        -Помог,- признала Шэрон Стоун.
        -А китайский иероглиф «деньги» помог с деньгами?- спросил Президент.
        -Помог,- ответила Шэрон Стоун.- Когда я его Горцу продала.
        -Ну вот,- сказал Президент.- Сама же видишь.
        -А иероглиф «любовь» не помогает!- парировала Шэрон Стоун.
        -Ну, помнишь, что нам Горец про этот иероглиф говорил?- спросил Президент.- Да вот он сейчас и повторит! Привет, Горец. Привет, Пират.
        -Приветствую опору страны и основной инстинкт,- сказал Горец.
        -Присоединяюсь к очередному глупому приветствию Горца,- сказал Пират.
        -Слушай, Горец, расскажи-ка нам ещё раз про иероглиф «любовь»,- попросил Президент.- А то Шэрон всё ещё не поняла.
        -Ой, не советовал бы я вам играть таким иероглифом,- вздохнул Горец.- Шэрон, я ж тебе объяснял - медитировал я над этим иероглифом и понял, что на привлечение красных роз и конфет он не рассчитан. Вообще, радуйся, что он у тебя не работает. Потому что эта штука привлекает любовь в стиле рассказов Джека Лондона.
        -Это как?- спросила Шэрон.
        -Это когда рассказ кончается словами «Все умерли, а те, кто не умерли, горько плакали»,- ответил Горец.- Люблю рассказы Джека Лондона.
        -Я тоже,- сказал Пират.- Так иногда нервишки причёсывает. Как слабая доза. Успокаивает. А любовь эта… да ну её! Сколько сейчас возможностей - секс по телефону, секс по интернету, секс-шоп, секс на дом…
        -Секс на выезде куда захочешь,- подсказал Горец, и все захохотали.
        -Какие же вы циники!- осуждающе сказала Шэрон.- Вот мне в жизни хочется романтики, любви! Я хочу, я хочу…
        -Замуж за олигарха,- подсказал Горец.
        -Ну да, хочу,- согласилась Шэрон.- Но не это главное.
        -А главное - мужской гарем на деньги этого олигарха, так, Шэрон?- спросил Пират.
        -Да что ты за глупости несёшь!- воскликнула Шэрон.- А вот и Дон Жуан, он-то вам скажет, что я права! Дон Жуан, я права?- спросила Шэрон подошедшего Дон Жуана.
        -Конечно, права,- не задумываясь ответил Дон Жуан.
        -Ну вот, видите!- улыбнулась Шэрон.- Донжуанчик, спасибо тебе, дорогой!
        И с этими словами она чмокнула Дон Жуана в щёку.
        Все снова расхохоталась.
        -Вот именно за это меня и любят женщины! Я всегда с ними соглашаюсь,- сказал Дон Жуан.
        -А где Святогор?- спросил Президент.- Что-то его не видно.
        -Да тут я,- сказал Святогор, выходя из-за угла.- Курить бросаю.
        С этими словами он выбросил окурок в мусорный бак.
        -Я тоже бросал,- сказал Дон Жуан.- Три раза в этом году.
        -Говорил я вам ещё в школе - лучше и не начинать,- пробормотал Горец.
        -А вот в этом ты прав,- сказала Шэрон.
        -Ну а я-то хоть в чём-нибудь прав?- спросил Президент.
        -У тебя монитор прикольный,- ответила Шэрон.
        -И вот за это МЕНЯ любят женщины!- с гордостью произнёс Президент.
        Профессор Степан Дракулов два часа что-то говорил, время от времени вставляя в свою речь шутки, чтобы слушатели не заснули. Лекция проходила в одном из классов старой заброшенной школы, где собралось довольно много народу. Горец подумал, что здесь наверняка никогда ещё не собиралось столько учеников. Помощники профессора Дракулова продавали брошюры и видеокассеты с записями его лекций. На первой парте выстроилась шеренга диктофонов. Горец оглядывал помещение.
        Под белым потолком, покрытым разнокалиберными трещинами, горели несколько ламп, из-за чего в помещении было очень даже светло. Штор на окнах не было, поэтому казалось, что там, за окнами, притаился океан сплошной черноты, а небольшой школьный класс был последним оплотом света, готовым сдаться чёрному океану сразу же, как только кончится электричество. Люди, собравшиеся здесь, считали себя особенными, потому что только очень особенный человек может потратить сто рублей на бессмысленную лекцию бессмысленного профессора.
        Горец вспомнил времена, когда сам он учился в школе. Обычно он спал на задней парте, изредка списывая контрольные из решебника. Школу он никогда не любил, даже не потому, что учителя заставляли детей учить то, что детям казалось абсолютной глупостью. Горец не любил школу за то, что учителя заставляли учить детей то, что самим учителям казалось полной глупостью. И пытливый ум Горца ещё в школьные годы хотел понять, какой тогда смысл в учебном процессе, при котором учителя вдалбливают в детей то, что не пригодилось в жизни им самим, и уж точно не пригодится детям.
        Между тем профессор Степан Дракулов что-то вещал. Горец прислушался к его словам.
        -В истории каждого государства существуют циклы подъёма и спада,- говорил профессор.- Как показывают мои вычисления, в 1986 году в нашей стране начался период спада. У него было два пика - в 1993 и 1998 годах. Но сейчас эти пики, слава богу, прошли, и теперь период спада кончается. Это не значит, что начинается период подъёма, он начнётся ещё через пятьдесят лет, но факт, что спад заканчивается…
        Горец задремал. Когда он проснулся, профессор всё ещё говорил:
        -За последние двенадцать лет все люди чувствовали себя так, будто их прихлопнули по голове коллективной кувалдой. Да, это практически так и было. Сейчас мы уже можем начать разбираться, что же с нами происходило и начать понимать, что же с нами сейчас происходит. Но, тем не менее, за время периода спада успело появиться целое поколение, которому суждено строить будущее нашей страны и двигать её в период подъёма…
        Горец и Президент шли по тёмной улице, возвращаясь с лекции. Все остальные уже повернули каждый на свою улицу, а они направлялись к развилке, на которой их пути должны были разойтись. Ночную тишину нарушал только стук ботинок по асфальту. Вокруг была абсолютная темнота - бледно светилось небо, мерцали еле заметные огоньки звёзд. Горец стал замечать, что с годами ухудшается зрение, и заметить это можно, именно глядя на звёзды.
        По сторонам от дороги были разбросаны чёрные провалы девятиэтажек, в которых светились редкие окна. Глядя на девятиэтажки, Горец вспомнил, как догорает бумага в пепельнице, когда по пеплу бегают искорки - «золотые таракашки». Одна искорка гаснет, другая зажигается… Это было очень похоже на огни окон. Одно окно слева погасло, тут же рядом зажглось другое. Да. Всё в точности так.
        -Слушай, Президент,- окликнул Горец своего спутника.- Ты «Generation П» читал?
        -Угу,- кивнул Президент.- А что?
        -Помнишь, этот профессор Дракула говорил, что мы все вроде как прихлопнутые? Ну, во время периода спада?
        -Помню,- ответил Президент.
        -Ты ведь тоже родился в период спада?- спросил Горец.
        -Угу,- снова кивнул Президент.- Только не пойму, к чему ты клонишь.
        -Так что тогда получается, что мы - поколение прихлопнутых?- спросил Горец.- Тоже своего рода «Generation П»?
        -Не знаю,- ответил Президент.- Я себя прихлопнутым не чувствую.
        -А ты когда-нибудь чувствовал радость, что живёшь в этом месте и в это время?- спросил Горец.
        -Ты что, издеваешься?- спросил Президент.- Никогда!
        -И я никогда,- сказал Горец.- А будущее страны этой тебя волнует?
        -Не-а,- ответил Президент.- Какое там будущее. Ну, будет ядерная война, наступит конец света, все умрут. Ну и что. Подумаешь, обычное дело. А тебя что, будущее волнует?
        -Да нет, конечно,- ответил Горец.- Ты что, думаешь, я совсем мордой об асфальт долбанутый? Плевать мне и на эту страну, и на её будущее! Только вот… Дракула-то этот о чём говорил… Может, это и значит быть поколением прихлопнутых?
        -А шут его знает,- сказал Президент.- По крайней мере, мы свободны выбирать. Нам с детства никаких идей в голову не вколачивали.
        -Это точно,- усмехнулся Горец.- Тут ты прав. Мы свободны. Нам-то есть из чего выбирать. Ну что ж, вот и развилка. Пока, Президент.
        -До завтра, Горец!- сказал Президент.
        Два тёмных силуэта растворились в ночной мгле.
        За пределами пределов
        Кажется, что это уже было, потому что только это и есть всегда. Держа в руках невидимые линии мира, приятно думать, что есть игра. А ещё приятнее думать, что выигрываешь.
        Внешне всё выглядело весьма примитивно, но всё же несколько нестандартно. Старый
«пазик» тащился осенне-зимним субботним вечером через промзону. Немногочисленные старики, алкаши и работяги подрёмывали на раскуроченных сиденьях. Однако было и ещё кое-что. В кабине громко,- так, что было слышно на весь салон, играла
«Энигма». Вряд ли кто-то, кроме меня и неведомого водителя, включившего эту кассету, понимал, что это именно «Энигма». Тем не менее, это было так, каким бы удивительным это ни казалось.
        Я слегка провёл взглядом по физиономиям аборигенов, хотя обычно этого себе не позволяю. Аборигены выглядели остолбеневшими в полном смысле слова - привыкшие к обычному потоку радиодерьма под названием «шансон», они просто никак не могли реагировать на такую волшебную вещь, как «Энигма». Поэтому эффект от музыки был один - всеобщий ступор.
        Что ж, и то неплохо. Человек, способный довести таких существ до остолбенения, сам по себе - уже потенциальный мастер дзен. Однако весьма сомнительно, чтобы мастером дзен оказался водитель этой маршрутки. Ну, если только предположить, что это - никакая вовсе не маршрутка, а мифический «Автобус Вечности», рассказов о котором я вдоволь наслушался от моего коллеги по диагнозу - американца Джона Дебри. Если верить легендам, старый, полуразвалившийся «Автобус Вечности» - это некое транспортное средство, путешествующее между мирами. В него могут попасть только весьма необычные существа, потому что обычные люди его просто не замечают. Обычно
«Автобус Вечности» перемещается в темноте, никогда не показываясь в солнечном свете, разве что в закатных и предрассветных сумерках. И каждое существо, попавшее в этот автобус, имеет право сойти в любом мире, в каком только пожелает, когда почувствует, что это необходимо.
        Однако было сомнительно, что сейчас я нахожусь в «Автобусе Вечности». То есть, я вполне допускаю, что мог бы его заметить, и вполне допускаю, что «Автобус Вечности» мог проехать сквозь эту промзону, чтобы подобрать двух-трёх существ, нечаянно просветлившихся под воздействием серой пустоты и убийственной радиации. Однако сомнительно, чтобы в «Автобус Вечности» забирались ещё и местные аборигены, которых в маршрутке было предостаточно. Хотя их концентрация была ниже обычной - всё-таки, «Энигма» отпугивает мелких бесов не хуже, чем китайский репеллент отпугивает комаров.
        Ну, что ещё сказать про этих местных? Всё уже сказал Экзюпери одной меткой фразой:
«Страшно даже не то, во что превратились эти люди, а то, что в каждом из них, возможно, убит Моцарт». Из-за этой фразочки и некоторых других соображений я иногда называю их «зомби». Ну, да хватит об этом.
        Едем дальше - как в прямом, так и в переносном смыслах. Затихают индийские напевы трэка «The child in us» и плавно стартуют голоса индейских шаманов «Light of your smile». Прикольно. Я начинаю думать, что всё это происходит только из-за одного фактора - из-за меня. Это, конечно, попахивает солипсизмом, но вы когда-нибудь слышали, чтоб в раздолбанном «пазике», пыхтящим через ночную промзону, играла
«Энигма»? Я такого не встречал никогда.
        На всякий случай придвигаюсь ближе к окну и выглядываю наружу. Волны тумана растекаются вдоль невысоких фонарей. Ещё лучше. Пожалуй, не хватает только Дункана Маклауда с мечом. Или ёжиков в тумане. Что ж, со мной ведь это бывало и раньше. Я улыбаюсь и откидываюсь на спинку кресла. Это весьма большая ошибка, так как из спинки торчит металлический прут. Да… Мы живём не в идеальном мире. Однако я продолжаю улыбаться на заднем сиденье старого «пазика». Наверно, из-за волшебной музыки мне кажется, что он едет очень быстро - улицы и остановки за окном мелькают куда быстрее, чем хотелось бы. Ещё немного задержать эти волшебные мгновения!
        Однако я начинаю понимать, что надо как-то использовать данный мне шанс. Выглянув в окно, некоторое время смотрю в чёрное небо. Там три яркие точки выписывают странный танец, пока, наконец, не выстраиваются в треугольник и следуют параллельно моему автобусу. «Пазик» поворачивает, и огни в небесах поворачивают вместе с ним. Отлично. Космические корабли или, по крайней мере, их шлюпки. Я загадываю внешность людей, которые заберутся в «пазик» на следующей остановке. Всё совпадает в мельчайших деталях. «Light of your smile» плавно перетекает в «Beyond the invisible». Что ж, мне уже очень давно хотелось сыграть в одну крайне интересную игру.
        Так получилось, что я почему-то достиг просветления на заднем сиденье раздолбанного «пазика», везущего меня из одной пустоты в другую сквозь чёрную промзоновскую ночь. Возможно, потому, что мне всегда нравились старые автобусы. Или потому, что просто не было другого способа. Как бы то ни было, всё сходилось - автобус, ночь, «Энигма», туман, инопланетяне.
        Должно быть, мой внутренний мир выглядит так - возможно, немного мрачновато и загадочно, однако в этом есть своя прелесть. Но я уже говорил, что мне давно хотелось попробовать нечто иное.
        Делаю глубокий вдох и осторожно откидываюсь на кресло, но металлического прута там уже нет… Вижу переплетение потоков сознания, образующих чертовски сложный узор этого мира. Любой компьютерный аниматор позавидовал бы этой технологии, позволяющей в мельчайших деталях прорисовывать обшарпанные сиденья в старых
«пазиках» и хитрые переплетения бессмысленных человеческих судеб. Я проникаю сознанием в эти потоки, образующие линии мира, выделяю нужный мне фрагмент и меняю его структуру.
        Взрыв возмущения. Скрип тормозов по голому льду. Скрежет разбивающейся реальности. И только мелодия «Энигмы» ни на секунду не останавливается. «Close your eyes,- поёт Майкл Крету.- Just feel and realize»… Что, я, собственно, и делаю. «It is real and not a dream,- продолжается песня.- I’m in you and you’re in me. It is time to break the chains of life. If you follow, you will see, what’s beyond reality».
        Шум двигателя маршрутки переходит в проносящийся сквозь уши гул. Затем - приятное урчанье. Я открываю глаза и вижу, что троллейбус остановился. Со свистом раскрываются двери, я встаю и выхожу в ночь. Троллейбус едет дальше по широкому, ярко освещённому проспекту. Прямо на меня смотрит рекламный щит «Ты лучше». Делая пару шагов по хрустящему снегу, я стряхиваю пыль с дорогого чёрного пальто, которое появилось на мне вместо старой разодранной куртки. Передо мной стоит новенький чёрный «Мерседес». Из «Мерседеса» выходит водитель, подходит ко мне и говорит:
        -Я вас ждал, сэр.

«Сэр»? А что? Почему бы и нет? Сейчас я сяду в этот «Мерседес» и унесусь в очередной бред, созданный моей случайной мыслью. Но прежде я ещё раз оглядываюсь назад и делаю глубокий вдох. В ночи растворяются последние звуки «Beyond the invisible»…
        Странная сказка о принце
        Жил-был прекрасный принц. Он прятал своё лицо под маской, публично объявив себя уродом. Принц никогда не снимал свою лёгкую шёлковую маску и так привык к ней, что и сам постепенно начал верить в то, что она необходима ему, чтобы скрыть своё уродство.
        А вот интересно - принц решится когда-нибудь снять маску, чтобы посмотреть, что под ней? И если решится, что он испытает, увидев свою красоту? Радость или страх? Восхищение или отвращение? И решится ли он когда-нибудь показать своё истинное лицо людям?
        Так зачем он всё-таки надел эту лёгкую шёлковую маску - тонкую завесу, изменившую столь многое? Возможно, потому, что он был мудрым, несмотря на свой юный возраст. Возможно, он понял, что его красоте будут завидовать и за эту красоту многие его возненавидят. Вероятно, он знал, что в этом мире красота часто приносит с собой беды. И поэтому принял решение навсегда спрятать собственную красоту, чтобы люди в глубине души жалели его и относились к нему с добром. Ибо люди благожелательно относятся к тем, кого считают в какой-то мелочи ниже себя.
        С принцем так и произошло. Каждый его подданный, прекрасно понимая, что принц - его господин и повелитель, невольно чувствовал своё превосходство над несчастным, обречённым скрывать свое лицо.
        Конечно, принц обрек себя на одиночество. Но разве не одиноки все те, кто прекраснее и мудрее обычных людей? Разве не одиноки все те, кто стоит на одну ступеньку выше серой массы никчёмных существ, называющих себя человечеством? Но можно быть одиноким и всеми ненавидимым, а можно избежать этой всеобщей ненависти. Что получил этот принц взамен человеческой ненависти? Человеческую жалость. А чем одно лучше или хуже другого? Практически ненависть и жалость схожи. И иногда всеобщая жалость даже хуже всеобщей ненависти.
        Так что же будет с нашим принцем? Наверное, он часто подолгу стоит перед зеркалом в своих покоях и смотрит на свою маску, колеблясь - снять её или нет? Пусть даже на секунду - только заглянуть, что же под ней? Он очень сильно хочет этого и очень сильно этого боится!
        Что таится под маской - уродство или красота? И что для него страшнее? Поверить в то, что он - урод, гадкий утёнок, способный вызвать лишь жалость и презрение людей? Или, наоборот, прекрасный лебедь, красавец-принц, который всю жизнь будет вызывать у людей зависть и ненависть к себе? Наверное, для него одинаково страшно и то, и другое. Эта извечная дилемма ума - он не первый и не последний из тех, кто страдает из-за неё.
        Но мы видим, что принц не столько мудрец, сколько хитрец: он нашёл третий путь - спрятаться под маской, чтобы не вызывать у людей никаких эмоций на свой счёт.
        К несчастью, перехитрил он не людей, а лишь самого себя. Людям было очень легко поверить, что маска скрывает уродство - какой же дурак станет скрывать свою красоту? Люди не могут понять, как красоту можно скрывать - просто потому, что в большинстве из них этой красоты просто нет. Люди всегда восхищаются тем, чего у них нет, и скрывают то, чем обладают. Так что принц в этом не отличался от людей - он точно так же скрывал собственную неземную красоту, как большинство людей скрывают собственное физическое или духовное уродство.
        Мораль сей басни? Думаю, каждый сделает собственные выводы. Для меня очевидно одно: толпа ненавидит всех, кто выше её. В этом трагедия тех одиноких принцев, что сияют, как звёзды, возвышаясь над серой массой человечества. Возможно, принцы и принцессы хотели бы спуститься чуточку ниже, чтобы не быть столь одинокими и ненавидимыми. Но дано ли им спуститься хотя бы на миллиметр вниз, если их природа такова, что они могут лишь подниматься вверх?
        Как долго принц будет носить эту лёгкую шёлковую маску?
        Хроники Матрицы
        Пьеса без актов и антрактов
        Действие происходит в информационном пространстве, накладывающемся на субъективную реальность на уровне коллективного бессознательного в состоянии алкогольного транса и бессонницы по причине перевозбуждения.
        Когда стены больничной палаты перестали качаться, и взгляд более-менее сфокусировался, оказалось, что над кроватью стоят две морды - одна чёрная в маске, а вторая рыжая, волосатая и с ушами. Эти морды держали в руках монитор, на котором зелёными буквами было написано: «Корвин, матрица тебя поимела».
        Когда морды исчезли, и сознание окончательно прояснилось, Корвин выдрал из себя шприцы, через которые его накачивали галлюциногенами - настойкой на шаманских грибах. Выдернув самый большой шприц из задней части шеи, Корвин понял, что он не в больнице, а в камере, в подземелье Амбера.
        Было темно, как в гробу. Он попытался сделать шаг, и нечаянно прошёл сквозь стену, оказавшись в тесной нью-йоркской квартире, где Дворкин с Пифией пили чай, закусывая пирожными. Получив от них наставление: «Ты избранный и вали отсюда, дай чаю попить!», Корвин вышел в прихожую, где аудиенции дожидался хор мальчиков дзен-буддистов под управлением Аракрона. С Аракроном были и его верные телохранители - Эльдорадо с Альфом, которые мирно похрапывали, развалившись посреди прохода. Один из мальчиков дзен-буддистов спросил у Корвина:
        -Ты тут моей ложки не видел?
        Получив от Корвина ответ «Чего?», мальчик сказал: «Следуй за белым кроликом». Корвин вышел в коридор, увидел этого самого кролика и побежал за ним. После трёх часов кросса по непрекращающемуся тёмному коридору (кролик был на реактивном ходу), Корвин провалился в кроличью нору и долго летел. В полёте он успел отдохнуть и даже заснул, а проснулся, когда рухнул плашмя на кафельный пол конспиративной квартиры Дворкина.
        Поднявшись с пола и открыв глаза, Корвин увидел банду лысых негров в чёрных очках, которые пытались изобразить из себя джаз-бэнд и активно дудели на саксофонах и трубах. В ответ на вопрос «Где Дворкин?» Корвин узнал, что тот ушёл за пирожными. Кроме того, у одного из негров запищал сотовый. Оказалось, что пришла SMSка от Дворкина, в которой было написано: «Скажи этому придурку, чтобы нашёл мастера ключей».
        Корвин послушно вышел на улицу, где подвергся атаке клонов агентов Смитов. Уложив пару-тройку миллионов агентов, Корвин обнаружил у себя на спине мотор и улетел от них. Оказавшись в воздухе, Корвин понял, что он - Карлсон. Ввиду неумения управлять вновь обретённым транспортным средством, он вмазался в окно Малыша, который почему-то решил, что его незваный гость живёт на крыше. В ответ на вопрос Малыша «Чем бы тебя угостить?» Корвин, повинуясь неясному импульсу, ответил:
        -Тащи варенье!
        Через полчаса, уничтожив весь запас варенья, найденный Малышом в кладовке, Корвин, пообещав вернуться, полетел дальше. По пути он нечаянно влетел в небоскрёб, разбил окно и упал на пол. Оказалось, что это была комната мастера ключей, который оказался Обероном, королём Амбера, собиравшимся восстанавливать Лабиринт. Сославшись на SMSку от Дворкина, Корвин спросил у Оберона, чего делать дальше. На что Оберон ответил:
        -Вот те ключ, а вон дверь, не мешай Лабиринт восстанавливать!
        Взяв ключ, Корвин подошёл к двери, открыл её и оказался в секретном логове Дворкина, который по совместительству был ещё и создателем матрицы. В кабинете Дворкина было множество мониторов и две двери.
        Битых полчаса Дворкин объяснял Корвину, как работают компьютерные программы
«Pascal» и «Qbasic», отчего у Корвина резко обострилась хроническая мигрень, и он ни хрена не понял. Потом Дворкин, сообразив, что так и не передаст никому свои обширные знания по информатике, сказал внуку, чтобы тот прочитал надпись на камне, а сам ушёл играть в «Doom».
        Корвин заметил, что в комнате кроме всего прочего стоит огромный валун, на котором была выбита надпись шрифтом «Times by Cirill & Mefodiy». А написано там было следующее: «Налево пойдёшь - Оберона спасёшь, направо пойдёшь - Хаосу задницу надерёшь». Корвин посмотрел по сторонам и увидел, что справа и слева от камня находятся двери. Немного подумав, Корвин решил надрать задницу Хаосу и ушёл через правую дверь.
        Неожиданно для себя он оказался на пустынной станции метро, мимо пронёсся поезд, даже не подумавший остановиться. На одном конце этой станции был указатель «В Амбер» со стрелкой, а на противоположном конце висел указатель «В Хаос», тоже со стрелкой. Увидев, что и второй поезд не думает останавливаться, Корвин решил добраться автостопом и начал голосовать. Где-то поездов через тридцать какой-то из них всё же остановился, и Корвин вошёл внутрь.
        За кассой вагона сидел Лесли Нильсен и собирал плату за проезд. Корвин начал было протестовать «У меня проездной», однако это ни к чему не привело. В качестве платы за проезд он отдал ключ от конспиративной квартиры Дворкина. Лесли Нильсен прикинул, сколько за этот ключ дадут в пункте приёма лома цветных металлов - и выдал Корвину билет, после чего поезд тронулся. Оказалось, что кроме Корвина и Лесли Нильсена в поезде едут ещё Луи де Фюнес, Фродо Бэггинс (он уже второй месяц не мог дождаться станции «Мордор»), Чапаев с Петькой, ожидающие станции «Пустота», и Джеймс Бонд с Жан-Полем Бельмондо,- эти вообще не могли понять, какого хрена они сели в этот поезд. Кроме того, здесь оказался Стивен Сигал,- он подрабатывал вышибалой.
        -Простите, а этот поезд до Амбера?- спросил Корвин.
        -Нет,- ответил Лесли Нильсен.- До Хаоса.
        Корвин пораскинул мозгами и вспомнил, что все дороги ведут в Амбер, а значит, кривая вывезет. Когда поезд приехал на конечную станцию, и Корвин вышел, его встретила делегация лысых негров. Корвин окинул взглядом место назначения и увидел, что сам находится на горе, а внизу, в долине, идет битва. Издалека надвигалась волна хаоса - вроде той, от которой Нео спасался в конце второй серии
«Матрицы».
        -Ребята, а вы тут зачем?- спросил Корвин у лысых негров.
        Один из них достал из кармана две таблетки и сказал:
        -Выбирай!
        Корвин выбрал красную, а через пять минут понял, что это слабительное. Впрочем, интуиция его не подвела, так как в синей таблетке был цианистый калий…
        Однако, оказалось, что в красной таблетке не только слабительное, потому что, проснувшись, Корвин узнал, что он в одиночку каким-то невероятным образом сбросил в пропасть Бранда. Далее одной рукой замочил всю армию Хаоса, а другой - остановил разрушительную волну. По небу прокатился Дворкин на колеснице, который усмехнулся и невзначай пробормотал:
        -Мой камень никогда не врёт!
        Поняв, что он не имеет понятия о том, что же делать дальше, Корвин спросил у одного из лысых негров:
        -А у тебя ещё таблетки какие-нибудь остались?
        -Конечно!- ответил лысый негр, доставая из плаща альбом с кислотными марками.
        Корвин выбрал марку с изображением Ошо Раджниша, после чего по какой-то невероятной причине попал в телепатический канал Эльдорадо и Альфа. Те уже пять часов кряду спорили, что лучше подать на десерт - печенье с какао-порошком или оладьи из кошачьей шерсти. Альф высказывался за оладьи, Эльдорадо - за печенье.
        Очнулся Корвин на улицах ночного Нью-Йорка, перед телефонной будкой, когда действие марки закончилось. Телефон в будке звонил. Корвин взял трубку и тут же переместился в параллельный мир, хотя в этом мире тоже был Нью-Йорк. Корвин осмотрелся и понял, что он находится в Центральном парке.
        На скамейке сидел Роджер Желязны с блокнотом и что-то писал, время от времени поглядывая на красивый восход солнца. Когда Корвин присел на скамейку рядом с ним, Роджер вздохнул и пробормотал:
        -Ай-ай-ай, как нехорошо: братья Вачовски стащили все мои сюжеты на свою
«Матрицу»! Ай-яй-яй! Чувствуется, придётся снести за это половину Нью-Йорка. Корвин, ты самолётом управлять умеешь?
        -Конечно, нет!- ответил Корвин.
        -Ничего,- сказал Роджер, записывая что-то в блокноте.- Сейчас научим.
        -Ой, теперь умею!- сказал Корвин.
        -Ну да ладно,- сказал Роджер.- Сейчас посажу тебя в подходящий самолёт, а перед взрывом верну в Амбер.
        И снова начал строчить что-то в блокноте.
        А потом наступило 11 сентября 2001 года. Через некоторое время Роджер Желязны получил благодарственное письмо от Усамы Бен-Ладена, в котором тот благодарил его за помощь в поднятии рейтинга арабских террористов.
        Действующие лица:
        Корвин - герой романа Роджера Желязны «Хроники Амбера».
        Дворкин - тоже герой этого же романа, выполняет функции создателя матрицы и разбирается в компьютерах.
        Пифия - героиня фильма «Матрица», известна тем, что предсказывает будущее и печёт печенье.
        Аракрон - нагваль.
        Эльдорадо и Альф - маги, по совместительству придурки; их прообразы являются героями большинства комедий (наиболее яркий пример - фильм «Адский небоскрёб»). Кроме того, Альф снялся в одноимённом сериале, а Эльдорадо одолжил пару своих костюмов на съёмки комедии «Зорро - быстрый клинок» с Джорджем Гамильтоном во всех главных ролях.
        Белый Кролик - видимо, чья-то шестёрка, потому что всё время бегает, боится опоздать и время от времени проваливается в нору, где пару часов спит на лету. По легенде, если долго за ним бегать, можно увидеть весь мир, правда, никто пока не выдерживал ритма, так что не удалось установить, так ли это.
        Банда лысых негров - джаз-бэнд «Морфеус», из которого Дворкин (продюсер) уже лет десять пытается сделать что-нибудь путное.
        Клоны агенты Смиты - видимо, герои фильма «Атака клонов». Все вопросы к Джорджу Лукасу.
        Карлсон - герой советско-шведского фольклора. Видимо, «избранный» прежнего поколения. Ходят слухи, что он - брат Буратино (у них отчества одинаковые), но проверить это не представляется возможным по тем же причинам, что и с белым кроликом.
        Малыш - видимо, личный повар Карлсона. Не умеет готовить ничего, кроме варенья, но Карлсон не жалуется.
        Оберон - герой романа Роджера Желязны «Хроники Амбера», по должности - Король Амбера, по совместительству - мастер ключей, хотя в жизни не сделал ни одного ключа, зато вырастил кучу детей и посадил одно говорящее дерево.
        Валун с надписями - национальный герой русского фольклора, раскрученный кем-то из богатырей. Предсказывает будущее не хуже гороскопов на интернет-серверах.
        Лесли Нильсен - национальный герой всего мира, так как над его комедиями ржут все.
        Луи де Фюнес - почётный жандарм из Сен-Тропе, попутно изобретший игру «Последний герой» (см. фильм «На древо взгромоздясь»).
        Фродо Бэггинс - якобы хоббит, обладает задатками святости, так как добровольно влез не в своё дело и отказался от кольца, пожертвовав палец.
        Чапаев и Петька - по духовному статусу являются как минимум бодхисаттвами, а может быть, и буддами, хотя этот вопрос в данный момент выясняется. В информационном пространстве выполняют функции героев анекдотов.
        Джеймс Бонд и Жан-Поль Бельмондо - герои планетарного масштаба. Джеймс Бонд обладает всеми признаками второго пришествия кого-то, кого некоторые уже довольно давно ждут.
        Стивен Сигал - актер; достоверно известно, что однажды он работал вышибалой в поезде. За время фильма «Захват-2» вышиб из поезда как минимум дюжину террористов.
        Роджер Желязны - гениальный писатель-фантаст, на основе произведений которого был снят не только фильм «Матрица», но и ещё девяносто девять процентов новых американских фильмов. Любопытно, что фильмы эти снимали уже после ухода писателя в мир иной (чтобы не платить ему гонорары). Кроме того, именно Желязны предсказал эпидемию атипичной пневмонии и нападение арабских террористов на Нью-Йорк.
        Усама Бен-Ладен - национальный герой арабского мира. Знаменит тем, что ничего не делая, сумел выставить «господствующую нацию» полными идиотами. Впрочем, не он один в этом виноват. Истина так или иначе выплывает, кого бы за это не казнили.
        Счастливого вам конца света!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к