Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Келлехер Виктор: " Брат Из Царства Ночи " - читать онлайн

Сохранить .
Брат из царства ночи Виктор Келлехер
        # Жизнь 15-летнего Реймона резко меняется, когда он узнает, что его настоящим отцом является могущественный Солнечный Лорд, матерью - та, которую все называют «Лунной ведьмой», а братом-близнецом - безобразное гигантское чудовище.
        Виктор КЕЛЛЕХЕР
        БРАТ ИЗ ЦАРСТВА НОЧИ
        Глава первая
        РОЖДЕННЫЕ ВЕДЬМОЙ
        Все началось со стука в ворота, - рассказывал Дорф своему сыну. - Я очень хорошо помню этот вечер за несколько месяцев до твоего рождения. Я как раз запер ворота, когда раздался стук, такой сильный, что и мертвый поднялся бы.
        Реймон, которого никогда не утомляли рассказы старика, наклонился вперед, глаза его горели.
        - А что потом? - нетерпеливо спросил он.
        - Я предложил посетителю подождать до утра, - ответил Дорф. - Но стук продолжался, еще более громкий. В конце концов, я поднялся по лестнице, посмотреть, кто там. Но это не помогло: ты ведь знаешь, на закате солнце светит так ярко, что на башне ничего не видно. Я заметил только сгорбленную фигуру женщины в рваной одежде. Сначала я подумал, что она одна из тех, кто спускается с гор просить милостыню. Конечно, я не собирался открывать ей ворота, я пытался убедить ее подождать до восхода солнца, если она…
        - А что она сказала? - перебил его Реймон. Лицо мальчика вспыхивало в отблесках свечи.
        Дорф, как всегда, не обратил внимания на нетерпеливого сына-подростка.
        - Ты не хуже меня знаешь, что случилось потом, - ответил он, - ты ведь слышал это миллион раз.
        - Расскажи мне снова, - потребовал мальчик. Дорф внимательно посмотрел на сына, его взгляд выражал одновременно любовь и неодобрение.
        - Если тебе так нравится слушать эту историю, - сказал он, - то почему ты не попросишь Пилар рассказать ее?
        Как Дорф и предполагал, имя Пилар охладило пыл мальчика. Спустя некоторое время старик продолжил свой рассказ.
        - На чем это я остановился? - пробормотал он про себя. - Ах да, я как раз передал ей пакет… А может, я только попытался. Но дело в том, что она была необычным посетителем. Я понял это, когда она отступила назад и попала прямо в змеиное гнездо около стены. Другой отпрыгнул бы, но не она. Она так и стояла там. И эти твари мирно копошились у ее ног.
        Дорф ущипнул себя за верхнюю губу, его старческое лицо выглядело рассеянным, как будто он вспомнил что-то важное.
        - Она была необычная, - повторил он. - Это очевидно. Она ничего не просила, нет! Вместо этого она упомянула Ночного Лорда и приказала Его именем открыть ворота. Его именем! И она говорила не шепотом, а так, как будто имела на это право.
        Реймон, жадно ловивший каждое слово, слегка дрожал и нервно смотрел на тени, скопившиеся в углу комнаты.
        - Я не мог решить, что делать, - вздохнул Дорф. - Все изменилось, когда она подняла глаза и я увидел ее лицо в последних лучах заходящего солнца.
        Нетерпеливый взгляд мальчика немедленно обратился на него.
        - Ты удивлен? - прибавил Дорф быстро. - Но ты-то привык к ее лицу. Имей в виду, никто в селении раньше не видел жриц из городов-близнецов. Ее татуировка, покрывавшая лоб и нос, шокировала меня. К тому же она была много моложе в те дни, на гладкой коже ее лица татуировка особенно выделялась - жезл, обвитый змеями.
        Он задумчиво покачал головой.
        - Этого оказалось достаточно, - признался он. - Не впустить ее значило бы отвергнуть самого Солнечного Лорда. Мгновенно я спустился вниз по лестнице и отпер ворота. Хорошо, что я сделал это: я заметил, как она испугана и утомлена. Входя в ворота, она обернулась и поглядела назад, на высохшую долину, в глазах ее плескался настоящий страх.
        - Страх? - Реймон придвинулся ближе к старику. - Но чего же она боялась?
        - Я ничего не увидел. Но ее напугал не только надвигающийся сумрак, и вот почему. Когда я предложил ей глоток воды, собранной поутру около болота, она снова вспомнила Ночного Лорда.
        - Он будет признателен тебе, - сказала она. - Скажи, какой благодарности ты хочешь?
        На этот раз Реймон промолчал. Дорф, вспоминая события той ночи, угрюмо смотрел на пламя свечи. В ее свете он видел себя, каким он был много лет назад, когда стоял над своей спящей нежданной гостьей. Еще раз он задумался о тайне ее появления… Почему она, жрица из городов-близнецов, пришла одна в его селение? Что заставило ее покинуть Солнечного Лорда и брести через горы и мертвые равнины?
        - Так или иначе, теперь ты все знаешь. Именно так Пилар появилась в нашей деревне.
        Реймон, чей интерес был удовлетворен только наполовину, прижался к земляной стене.
        - Но ты рассказал мне только начало, - сказал он жалобно. - А дальше что было?
        Дорф почесал щетинистый подбородок.
        - Ты же знаешь. Мы построили ей дом, и она стала помогать роженицам.
        - Да, но что же было дальше?
        - Ты имеешь в виду ее прогулки на болото? Реймон взволнованно кивнул:
        - Расскажи мне снова! Старик пожал плечами:
        - Она не обращала внимания на многовековые запреты и ходила туда регулярно. Не только к пруду, но и дальше, на болото. Туда, где поднимается туман, и стоят скрюченные деревья… Где только…
        - Она видела его? - прервал его Реймон с волнением и страхом. - Он ждал ее?
        - Кто же знает? - Дорф уклонился от прямого ответа. - Она говорила, что ходит туда, чтобы собрать кое-какие корни и травы для своих снадобий. Может, это и правда. Никто же не отрицает, что она искусная целительница, но…
        - Что но? - подсказал Реймон.
        Дорф уже не раз повторял все, что ожидал услышать мальчик и смиренно произнес:
        - Вскоре стало заметно, что она ждет ребенка. Он глубоко вздохнул:
        - Сначала люди решили, что отец ребенка - кто-то из жрецов в городе, хотя было непонятно, почему она так это скрывала и пряталась в глуши? Нет, не все было так просто. Тогда-то некоторые сплетники и начали шептать о Солнечном Лорде - будто это он отец ребенка.
        - Так это он? - спросил Реймон задумчиво.
        - Возможно, они были правы, - пробормотал Дорф, - потому что я никогда не видел ребенка прекраснее первенца Пилар. Он… Он сиял как солнце.
        Старик отвернулся и украдкой посмотрел на лицо Реймона и его сверкающие волосы.
        - Через несколько минут после его рождения, - продолжил он поспешно, - старухи вынесли дитя, чтобы каждый увидел это чудо. При виде прекрасного ребенка люди начинали смеяться от радости. Или от облегчения? Некоторые из них пели, и все селение ликовало, пока….
        Дорф сделал паузу и наклонился к свече, бросавшей ужасные тени на стены и потолок. Двумя пальцами он затушил фитиль. С дальнего болота донесся крик совы, печальный, звучавший, словно предупреждение.
        - Да, - пробормотал он. - Некоторое время мы были счастливы. Пока не услышали плач и стенания Пилар. Все изменилось очень быстро.
        - Почему она не радуется и не ликует, как другие? - удивлялись люди. И я тоже. В конце концов, она родила ребенка от самого Солнечного Лорда! Нам казалось, что она должна быть самой счастливой. - Дорф перевел дыхание. - Вот тогда-то старухи и рассказали нам правду. Про то, что родились близнецы. Был еще один ребенок.
        - Его, - прошептал Реймон. - Это его сын.
        - Что это было за чудовище! - простонал Дорф. - Какая огромная голова! Пилар разразилась страшным криком при его появлении на свет. Он был ужасен настолько, насколько первый был прекрасен. Такой ужасный, что невольно сомневались: а человек ли это? И огромный, в два раза больше брата. Ужасный гигант… Людоед…
        - Его сын, - повторил Реймон. - Сын Луана! Голова старика дернулась, его глубокие глаза глянули на сына и затем в ночную мглу.
        - Только дураки произносят это имя, - прошептал он неодобрительно. - Ведь считается, что его можно вызвать одним упоминанием. Особенно в полнолуние. И помни, у него нет причин быть снисходительным к здешним людям. Ведь после того, что мы сделали с его сыном…
        - Расскажи мне об этом, - настаивал Реймон, хотя без прежнего пыла.
        - Это был самый ужасный день в моей жизни, - признался Дорф. - И в то же время самый прекрасный, - добавил он, но так тихо, что сын не услышал его слов. - Многие настаивали на убийстве обоих детей. Но видел бы ты, как Пилар защищала своих младенцев. Она защищала их так, как если бы они оба были подарком небес. Она сцепилась с женщинами, когда те подошли ближе.
        - Так хоть один ребенок спасся? - спросил Реймон с надеждой.
        Дорф покачал было головой, но передумал, заметив тень разочарования на лице мальчика.
        - Я думаю, тебе можно рассказать, - сказал он нерешительно. - Если бы она не боролась так отчаянно, люди не пожалели бы ее. Но они пожалели, и первенец остался жить. «Пусть живет, - решили люди, - но не вместе с ведьмой».
        - А что же второй ребенок? - спросил Реймон, затаив дыхание. - Сын чудовищного Ночного Лорда?
        Дорф не сумел подавить дрожь. Прикрыв глаза рукой и опустив голову, он пробормотал:
        - Его отнесли в болото. В обиталище тьмы.
        - Чтобы убить? - спросил Реймон тоскливо. Дорф сурово нахмурился.
        - Тому, кто отнес ребенка на болото, было поручено убить его, - признался он. Затем голос его смягчился. - Но кто знает, выполнил ли ой наказ? Каким бы чудовищем ни был этот ребенок, но все же он был живой. Он шевелился. Его огромный рот искал материнскую грудь.
        Дорфа душили рыдания, он опустил голову, закрываясь от пламени свечи.
        - Так он спасся, - уверенно заявил Реймон.
        - Этого я не говорил, - сказал Дорф твердо, - я сказал только - возможно, ребенка оставили там. Среди болота, среди корней огромного дерева.
        - Так он спасся, - повторил Реймон еще увереннее.
        Рука Дорфа поднялась, но, взглянув на золотые волосы мальчика, он не смог пересилить себя и ударить его.
        - Ты думаешь, это милосердно - оставить там ребенка одного? - спросил Дорф хрипло. - Если только голод не убил его, то многое на болоте могло довершить дело. Огромные водяные змеи, свисающие с деревьев, черные скорпионы, таящиеся в водной пене, смертоносные пауки, прячущиеся среди корней и поваленных стволов. А если они и не были достаточно опасны, то существовала еще лихорадка, которую каждый вечер приносил туман… - Он покачал головой. - Нет, тут не было ни капли милосердия. Деяние это было достойно наказания, а вовсе не награды, которая за этим последовала.
        - Награды? - Это слово напомнило Реймону о Пилар.
        - Да, награды, - решительно сказал Дорф и мягко коснулся пальцами щеки мальчика. - Видишь ли… человек, что отнес ребенка на болото… Он затем позаботился и о первенце Пилар. И растил его как собственного сына.
        В первый раз Дорф признался в этом. Теперь, с растущим чувством потери, он ждал неизбежных вопросов.
        Вопросов не последовало. Мальчик лишь глубоко вздохнул. Через минуту он молча пересек комнату и лег на кровать у стены.
        - Я еще кое-что хочу тебе сказать, - буркнул Дорф. - Это важно. Ты всегда будешь моим сыном. Всегда. Что бы ни говорили.
        Ответа не последовало. В конце концов, Дорф прошел через комнату и лег на кровать, вскоре оттуда послышалось его ровное дыхание.
        Только тогда Реймон шевельнулся. Он бесшумно вышел из дома и направился к лестнице, ведущей на вершину башни.
        Ночь была особенно темной, луна скрывалась за грядой облаков. На западе ничего не было видно - дальние горы скрыла темнота. Разочарованный, Реймон повернулся к востоку, к грязным домикам селения. Нетрудно было разглядеть и то жилище, что интересовало его, - хижину Пилар.
        Сейчас, как и в другие ночи, свет струился из ее окна. «Лунная ведьма» - вот так называл он ее в дни детства, вместе с другими детьми он громко выкрикивал это прозвище, когда она проходила мимо, ее дом он всегда называл «Хижина ведьмы». Он попытался представить ее там, в доме - татуировка на лице, изуродованном болезнью.
«Мама… » - неуверенно произнес он, как будто пробуя слово на вкус. Затем его лицо исказилось от отвращения: «Брат… »
        Едва он произнес это слово, как луна вышла из-за облаков и ее бледный свет опустился на равнину. Теперь Реймон не мог не видеть того, что находилось за восточной стеной - зловещее болото и рваные верхушки деревьев.

«Брат… » - прошептал он снова. И рыдая, закрыв лицо руками, он устремился вниз.
        Глава вторая
        ПОДАРОК
        Он поклялся не обращать на нее внимания, или, по крайней мере, относиться так, как к любой другой женщине в селении. Но следующим утром, заслышав ее шаги, Реймон не смог устоять и бросился к воротам.
        Пилар была уже не та здоровая энергичная женщина, которую он помнил с раннего детства. Изможденная и согнутая лихорадкой, она двигалась с большим трудом. Реймон был готов броситься ей на помощь. Его остановило лишь то, она вдруг замедлила шаг и стала подозрительно оглядываться.
        Реймон наблюдал за ней в щель между дверью и стеной. Несмотря на болезнь, лицо Пилар было по-прежнему жестким, глаза смотрели прямо и пронзительно. Когда же она бросила взгляд на жилище Реймона, взгляд ее смягчился и стал почти нежным. Даже яркая татуировка, казалось, потеряла свои резкие очертания. Затем Пилар отвернулась и медленно побрела прочь, тяжело опираясь на палку.
        Она еще не успела добрести до ворот, когда Реймон подбежал к лестнице и вскарабкался наверх.
        Как обычно, Дорф уже был на страже. Он повернулся к Реймону, но, внимательно посмотрев на выражение его лица и глаза, которые жадно следили за удаляющейся фигурой Пилар, ничего не сказал, предоставив мальчику самому нарушить молчание.
        - Неужели не существует никакого средства от лихорадки? - спросил, наконец Реймон.
        Пилар к тому времени уже ушла в направлении болота, ее фигуру скрыла южная стена деревни. Виднелась лишь ее тень.
        - Средство? - Дорф с сожалением покачал головой. - Нет, я ничего такого не слышал.
        - Почему она все-таки туда ходит? - спросил Реймон. - Разве она не понимает, что это место погубило ее?
        - Я думаю, она все хорошо понимает, - сказал Дорф мягко. - Но, как и все мы, она делает свое дело. Наше дело охранять ворота. Ее - собирать целебные травы на болоте. Себя она спасти не в силах, но другим она может помочь. Вот та причина, которая заставляет ее туда ходить.
        - А может, причина в другом? - спросил Реймон с горечью. - В Ночном Лорде? Может, в нем все дело?
        - Замолчи, парень! - сказал Дорф строго. - Такие мысли тебя недостойны. В любом случае, Ночной Лорд далеко оттуда. Он заключен в Запрещенном городе, об этом любой ребенок знает.
        - Но дух его здесь, - промолвил Реймон упрямо. - Дух, породивший чудовище. И болото по-прежнему ее привлекает.
        Дорф грубо тряхнул сына за плечи.
        - Прекрати! - потребовал он строго. - Кто бы ни прятался на болоте, это не имеет значения. Они расстались еще до вашего рождения.
        - Люди говорят другое, - упорствовал Реймон. - Я слышу, о чем они шепчутся. Говорят, она ходит на болото, чтобы поболтать и посмеяться с духом Ночного Лорда. Ее «приятель», так они его называют. А некоторые даже видели…
        Договорить Реймон не успел, широкая рука Дорфа зажала ему рот.
        - Они лгут, вот что я тебе скажу! - прошипел он. - А хуже всего то, что им не хватает милосердия. После того что Пилар сделала для деревни, они могли бы думать о ней и получше. Особенно сейчас, когда она так больна и вот-вот умрет.
        Он тут же пожалел о вырвавшихся у него словах. Наступила неловкая пауза, за время которой солнце успело подняться выше, осветив долину желтым светом. Люди уже начали выходить на работу, многие из них приветствовали хранителя ворот, проходя мимо.
        - Как скоро она умрет? - спросил Реймон шепотом.
        Дорф указал сначала на солнце, затем на луну.
        - Все мы умрем, - сказал он. - Ты, я, Пилар… Все.
        - Когда?
        Дорф потеребил нижнюю губу.
        - Я не целитель, но я бы предположил… Через неделю или две, не позже.
        Он ждал эмоций со стороны мальчика, но, как и накануне вечером, Реймон только глубоко вздохнул.
        Все утро Реймон бродил по дому. Несколько раз Дорф обращался к нему, но мальчик игнорировал его просьбы. Он ждал только одного - возвращения жителей селения с полей.
        Вскоре после полудня возрастающая жара вынудила каждого искать прибежище. Люди устало брели через ворота. Последней, хромая, прошла Пилар.
        Реймон не видел ее, но знал о ее возвращении по детским крикам. «Лунная ведьма, лунная ведьма! » - кричали они, притопывая в такт ногами. Совсем недавно и он был в их компании, но сейчас вдруг почувствовал, что весь охвачен гневом.
        Впоследствии он не смог объяснить своего поступка. Как будто бы тело само решило за него. Он выбежал через дверь и бросился к воротам.
        - Нет, Реймон! - услышал он чей-то крик, но не разобрал, чей это был голос, - Дорфа или Пилар.
        Увидев его, дети разбежались в разные стороны. Все, кроме сына бочара, с которым он часто играл в тени стены. Реймон бросился на него, и через секунду оба сцепились и катались в густой пыли.
        Дорф бросился разнимать мальчиков.
        - Убирайся домой! - сердито крикнул он сыну бочара. - А тебе!..
        Он повернулся к Реймону, его рука взметнулась, но костыль Пилар предотвратил удар.
        - Оставь мальчика! - сказала она резко. - Он не хотел ничего дурного. Нрав сразу виден.
        Дорф покорно отпустил сына и согнулся в почтительном поклоне.
        - Ну вот… - буркнула Пилар. - Вот ты и решился.
        Реймон не знал, что ответить. Пилар медленно наклонилась к нему. Ее пальцы нежно коснулись его щеки, когда раздался глумливый смех. И Реймон, не удержавшись, ударил ее по руке.
        - Пошла прочь, лунная ведьма! - услышал он свой крик.
        Через мгновение он, красный от стыда, бросился прочь, выбежал через ворота и помчался в долину. Он бежал, пока хватало дыхания, затем он опустился на горячий песок, чувствуя, как солнце обжигает плечи. Вечером Дорф впервые выпорол его широким кожаным ремнем. Реймон терпел наказание без единого звука, Дорф тоже не произнес ни слова.
        Ночью Реймон все еще чувствовал боль. Однако внутри его жила боль более сильная, которую он не мог бы объяснить. Рядом в темноте Дорф спал беспокойным, тяжелым сном. Он громко стонал и бормотал что-то вроде «Уважать… их… любить… ».
        Эти слова решили дело. Реймон встал и на цыпочках прокрался к двери. Вид спящей деревни заставил его поколебаться, но только мгновение. Мальчик прокрался мимо закрытых ворот и направился к освещенной хижине.
        Верно, она ждала его, потому что дверь отворилась при первом же стуке. Змея, лежавшая на подоконнике, подняла голову, но Пилар успокоила ее движением руки и поманила Реймона.
        Изнутри дом был совершенно не похож на его собственный. Стены с полками, на которых стояли фляги и лежали аккуратные связки сухих трав и корешков, земляной пол посыпан тростником. Дверь в дальней стене вела в другую комнату, где виднелись два предмета, свисающие с потолка: один в форме солнца, другой - в форме луны. Видимо, откуда-то сквозило, потому что они слабо качались.
        - Ну? - спросила Пилар.
        Сейчас она стояла, не опираясь на костыль, и смотрела на Реймона. Невозможно было выдержать ее взгляд.
        - Я пришел попросить прощения, - сказал он с усилием.
        Пилар хрипло рассмеялась.
        - За что? За то, что ты назвал меня лунной ведьмой? Но ведь это правда! Это…
        - Нет! - выдохнул он. - Это не так. Мы люди солнца. И я, и ты. Ты можешь… и я… - Реймон не мог заставить себя продолжить.
        Пилар пристально посмотрела ему в глаза, тень улыбки блуждала на ее тонких губах.
        - Почему ты не веришь в то, что я связана с Ночным Лордом? - спросила она с любопытством. Потянувшись, она приподняла занавеску. - Посмотри на свет луны! В нем нет ничего страшного, ничего такого, о чем рассказывается в старинных преданиях. Посмотри, какой он прохладный и бледный, как он успокаивает измученную солнцем землю. Кстати, как и болото.
        Он повернулся было, но его внимание привлекла ее рука, такая худая и слабая, дрожащая даже от тонкой занавески.
        - Но хватит об этом, - добавила она. - Ты же не за этим пришел. Так за чем же?
        Наконец он смог посмотреть на нее пристально.
        - Я пришел узнать, кто я на самом деле, - сказал он с запинкой.
        - На это легко ответить. Ты сын хранителя ворот. Кто же еще?
        - Нет, кто я на самом деле?
        Она хрипло засмеялась.
        - Не забывай, сколько на земле ворот, - сказала она. - Есть большие, есть маленькие. И у каждых есть свой хранитель.
        - Я хочу знать только об одном хранителе, - сказал Реймон более твердо. - О Солмаке. О Лорде Солнца. О хранителе самых больших в мире ворот.
        - Тогда ты пришел зря. Он единственный, о ком я никогда не буду говорить.
        - Почему? Что он тебе сделал?
        Реймон смотрел ей прямо в лицо, но она лишь покачала головой.
        - Так ты мне ничего не скажешь, - разочарованно пробормотал он.
        - Скажу, - ответила Пилар мягко. - Я могу сказать тебе, что я твоя мать. И что ты очень дорог мне, так, как сын может быть дорог матери. Разве это ничего не значит?
        Он рад был услышать ее слова. Но все же, несмотря на теплое чувство, охватившее его, он понимал, что этого недостаточно.
        - А… А мой близнец? - спросил он. - Он тебе тоже дорог?
        Ее лицо стало строгим.
        - Мать не может любить одного сына больше другого, - ответила она.
        - Но Дорф говорит, что мой близнец - сын…
        - Придержи язык! - перебила Пилар. - Или мне придется выбирать между вами. Нравится тебе это или нет, но он твой брат.
        Реймон отпрянул, как будто она ударила его. Он бросился к двери, но Пилар удержала его за рукав.
        - Нет, не сейчас, - сказала она просящим тоном.
        - Ведь это может быть наша последняя встреча. Не время гневаться. Мы должны попрощаться достойно.
        - Попрощаться? - спросил он опечаленно. - Ты хочешь сказать, что так и бросишь меня с этим? И с памятью о моем умершем брате? Ребенке Ночного Лорда?
        Пилар неодобрительно прищелкнула языком.
        - Ты говоришь так, как будто я ничего не подарила тебе. А жизнь? Или это так мало?
        - Мне нужно кое-что еще, - попросил он и помимо воли сжал ее руку. - Я хочу услышать о моем отце. Ты ведь жила в чертогах Солнечного Лорда. Ты близко знала его. Расскажи мне о нем.
        Несколько мгновений она колебалась, затем притянула его за плечи, как будто желая защитить.
        - Разве Дорф не отец тебе? - спросила она с горечью.
        Голова Реймона была тесно прижата к ее груди, он слышал биение ее сердца.
        - Я не отвергаю Дорфа! - воскликнул он. - И никогда этого не сделаю. Но у меня есть настоящий отец. И я почти ничего не знаю о нем.
        Его пылкость подействовала на Пилар. Она отступила, пошатываясь, и наконец выговорила:
        - Хорошо… Твой отец… Не проси меня называть его по имени, он…
        Собрав последние силы, она добавила:
        - Он похож на человека… Все годы после твоего рождения он помнит тебя… Ты всегда был дорог ему. И придет время, когда он вспомнит о тебе. Неважно, будешь ты бояться или ненавидеть его.
        - Бояться или ненавидеть? - спросил Реймон потрясенно. - Я не понимаю. Почему…
        Но Пилар едва слушала его, она слабела на глазах.
        - Да, это так, - шептала она. - Он не забудет тебя. И я не забуду.
        Как будто приняв какое-то решение, Пилар внезапно подняла голову и пристально посмотрела на Реймона.
        - Мы говорили о подарке. Ты прав, я мало дала тебе. Сейчас время нашего прощания. - Дрожащей рукой она пошарила у себя на груди и вытянула какую-то вещь. - Это мой второй подарок. Он сохранит тебе жизнь.
        Реймон посмотрел на вещицу. Это был довольно большой костяной амулет, вырезанный в форме змеи, с маленьким золотым кольцом на одной стороне и странным крючком на другой. У змеи был глаз из драгоценного металла, ее длинное тело вращалось.
        - Что это? - спросил Реймон удивленно.
        - Древний амулет, указывающий путь тому, кто потерялся.
        - Путь куда?
        Пилар слабо махнула рукой.
        - К Ночному Лорду или Солнечному. Смотря кого ты ищешь.
        - А если я никого не ищу?
        Пилар зло засмеялась и упала бы, если бы Реймон ее не удержал.
        - Ты не ищешь, - прошептала она ему на ухо. - Но один из них придет за тобой, не сомневайся.
        - Тогда зачем мне амулет?
        - Вопросы! Все время вопросы! - закричала Пилар, тряся головой. - У нас так мало времени… - Она снова покопалась у себя на груди, вытащила прекрасную золотую цепь и прикрепила к ней амулет.
        - Надень, - сказала она ласково и прикоснулась к волосам Реймона. - Носи у сердца и вспоминай меня. Но держи это в тайне! От него больше, чем от кого-то другого.
        - От него? От Луана?
        Силы ее иссякли и она ослабла в его руках.
        - Когда придет время, вспомни про амулет, - прошептала она. - И знай, путь открыт там, куда не доходит солнце. Повтори, я хочу убедиться, что ты запомнил.
        - Путь открыт там, куда не доходит солнце, - повторил Реймон послушно. - Но что это за путь?
        - Да, правильно, - вздохнула Пилар с облегчением, - для вас обоих… когда две части целого встретятся, вы пойдете… Но идите тогда, когда не светит солнце…
        Глаза ее закрылись, голова опустилась на его плечо. Реймон осторожно отнес ее к кровати. Его глаза встретились с ее нежным взглядом.
        - Когда он придет за тобой, - пробормотала она, - помни: люби того, кого бы боялся, и бойся того, кого бы любил. - Ее голос совсем затих, она заснула.
        Реймон наклонился и поцеловал ее в лоб и глаза. Она не проснулась, ее дыхание было прерывистым и затрудненным. Реймон медленно пошел к двери.
        Выходя, он заметил движение в дальней комнате. Два металлических предмета тихо кружились, как будто потревоженные сквозняком. Они столкнулись, издав легкий предупреждающий звук. Реймон быстро взглянул на Пилар - она спала. Лицо ее, наполовину освещенное, наполовину находившееся в тени, было подобно маске.
        Он не знал, что видит ее живой в последний раз.
        Глава третья
        УЖАСНЫЙ ГОЛОС
        Реймон с Дорфом были на башне, когда с полей прибежали сельчане. День был пасмурный, намного холоднее, чем обычно, для окончания работ было еще слишком рано.
        - Как, вы уже утомились, друзья мои? - насмешливо спросил Дорф. - Или, может, вы настолько богаты, что можете позволить себе…
        Дорф примолк, когда люди подошли ближе и он увидел выражения ужаса в их глазах.
        - Закрывай ворота! - кричали они на бегу. Реймон уже спустился вниз.
        - Что случилось? - испуганно спросил он. Одна из женщин, запыхавшись от быстрого бега, махнула рукой в сторону, откуда она пришла.
        - Там дух Ночного Лорда, - пояснила она. - Он начал выть на самом краю болота. Это было ужасно…
        - Некоторые его видели, - добавил мужчина. - На расстоянии брошенного камня.
        Дорф, уже спустившийся с лестницы, закрыл ворота плотнее.
        - Как можно увидеть дух? - с сомнением спросил он. - Он же не из плоти и крови, как мы!
        - Тогда это была его тень, - произнес кто-то. - Но мы видели. Что-то мелькнуло между деревьями.
        Это не убедило Дорфа.
        - Тень? - переспросил он. - Как вы могли увидеть тень, когда нет солнца?
        - Не веришь - не верь, - горячо сказала женщина. - Но мы-то знаем, что это правда. Мы еще и слышали. И это был ужасный голос Ночного Лорда.
        Договорив, она поспешно устремилась к своей хижине вслед за остальными.
        - Проследи, чтобы ворота были закрыты, - крикнул кто-то.
        После этого настала тишина, деревня опустела. Только несколько змей копошились у стены, и ветер шевелил пыль. Реймон потихоньку шагнул в сторону дома.
        Дорф резко повернулся к нему.
        - Куда это ты? Мы здесь для того, чтобы охранять ворота, а не прятаться. Что, по-твоему, значит быть хранителем ворот?
        Реймон смущенно остановился.
        - Но ты сам не веришь тому, что говорят люди, - сказал он в свое оправдание. - Я же слышал. Как мог дух Ночного Лорда покинуть болото? Зачем же нам охранять ворота вдвоем?
        Дорф возился с воротами.
        - Чему бы я ни верил, - сказал он, - мои обязанности от этого не меняются. Как, впрочем, и твои. Мы должны охранять селение от опасности. Ценой жизни, если понадобится.
        Остаток дня Дорф и Реймон провели на башне. С неусыпным вниманием вглядывались они в сторону болота и расслабились только с наступлением темноты.
        - Так я и думал, - пробормотал Дорф. - Лишь бы не работать. Наверняка они услышали крик совы, или это были болотные газы.
        Реймон принял его слова за сигнал и повернулся к лестнице. Дорф, однако, спускаться не собирался.
        - Ты знаешь мой девиз, - сказал он извиняющимся тоном, - лучше уж подстраховаться, чем потом локти кусать. Иди приготовь нам что-нибудь поесть.
        Он сказал это так просто и естественно, что Реймон ушел не возражая. И тем сильнее потряс его крик тревоги, раздавшийся через полчаса.
        Бросив все, он выбежал как раз в момент, когда Дорф спрыгнул с лестницы в пыль.
        - Мы захвачены! - закричал он, хватая брусок железа.
        - Захвачены? Но ведь стена… Никто не может перелезть через стену без…
        - Тому, кого я видел, не нужно перелезать, - хрипло пояснил старик. - Они были правы - это тень! Просто тень. И она скользнула по восточной стене подобно туче на небе.
        Он схватил железный брусок и со всей силы ударил им по железному обручу. Звон металла наполнил деревню. Несколько дверей приоткрылись, однако никто не вышел.
        Постепенно шум затих. В течение нескольких секунд ничто не нарушало тишину ночи, не было слышно даже писка насекомых. Внезапно - настолько внезапно, что Дорф и Реймон в испуге схватились за руки - послышался очень странный шум: долгий пронзительный вой, похожий на вой ветра. Облака на ночном небе расступились, и луна осветила долину, вопль стал громче и более жалобным, похожим на рыдание.
        Дорф опомнился первым.
        - Это там! - прошептал он, указывая на хижину Пилар.
        Он побежал, ударяя железным бруском по дверям домов.
        - Выходите! Выходите! - кричал он. - Готовьтесь защищать селение!
        Двери понемногу стали открываться, люди нерешительно выходили, некоторые были вооружены мотыгами и кочергами, другие держали топоры и палки. Испуганной толпой, окружив Дорфа, они направились к хижине Пилар. Громкий вой сопровождал их.
        - Пилар, ты меня слышишь? - позвал Дорф. - Мы пришли помочь тебе. Впусти нас!
        Ответа не последовало. Тогда он приказал двум мужчинам с топорами выбить дверь. Она дрожала под ударами, щепки летели во все стороны, доски рушились.
        Вой продолжался, настолько громкий, что жители в испуге подались назад. Только Реймон, казалось, был заворожен ужасной печалью в этом звуке. Тоска была настолько глубока, что казалось, проникала в сердце и наполняла его ужасом.
        Сам не понимая, что он делает, Реймон прорвался через толпу к двери. Змея, охранявшая вход, поднялась и приготовилась к прыжку, но мальчик был готов к этому: благополучно миновав ее, он вбежал в комнату и осмотрелся.
        Теперь он ясно слышал плач и чувствовал слабый запах болота. Кто-то бросил через дверь пучок горящего тростника, и комната озарилась слабым светом.
        Реймон больше не слышал крика, все его внимание было приковано к тому, что лежало перед ним. Это была Пилар… Но ее лицо… Оно казалось пустым, татуировка превратилась в бледно-голубое пятно на белой коже.
        Реймон не подошел к ней и не опустился перед ней на колени. Он слегка отодвинулся, загораживая вход тем, кто теснился позади него. Раздался шум, и стена дома рухнула от сильного удара.
        - Не дайте ему уйти! - кричал Дорф. Сельчане устремились за ним, оставив Реймона одного. Тростник слабо тлел в углу, слегка освещая комнату. Этого света было достаточно, чтобы видеть очертания тела Пилар и боль и разочарование на лице Реймона.
        Именно смерти Пилар он боялся больше всего. И все же он чувствовал, что это можно пережить. Он знал, что если бы умер Дорф, горе его было бы намного глубже. Но теперь…
        - Мне жаль, - сказал он громко.
        Ничего, кроме сожалений. Сожалений не о том, что он не любил ее, а о том, что он любил ее слишком мало. Его печаль была ничем по сравнению с плачем и отчаянием того, другого.
        Он поднял голову при мысли о брате. Отдаленный шум сказал ему, что охота еще продолжается. Реймон вышел из дома и поднялся на башню.
        Он пришел как раз вовремя. Дым пожара подсказал ему, что надо смотреть на дальний край деревни. В отблесках лунного света он увидел, как длинная тень быстро передвигается между хижинами и перебирается через восточную стену.
        Через несколько минут вернулись Дорф и остальные жители деревни. Реймон ждал их на главной улице.
        - Он ушел, - произнес он. - Я видел, как он перелез стену и ушел на болото.
        - Но что это было? - спросил кто-то шепотом.
        - Какая-то тень. Я не уверен.
        - Что же он хотел? - спросил кто-то быстро. Дорф, обычно терпеливый с - односельчанами, сердито отмахнулся:
        - Разве у вас нет ушей? Разве вы не слышали его горя? Он пришел оплакать Пилар. Ведь он горюет не меньше меня и…
        Он шагнул к Реймону, но увидел его сухие глаза и резко остановился.
        - А ты? Ты ничего не чувствуешь? - спросил он потрясенно.
        Реймон неловко пожал плечами и покраснел.
        - Мне жаль, что она умерла, но… Но… - попытался он объяснить свои настоящие чувства, но не смог. - Я почти не знал ее, - закончил он нерешительно.
        - Выродок, она же была твоя мать! - вспыхнул Дорф. - Для тебя это ничего не значит? Даже твой брат явился оплакать ее! А ты, ты хуже его? Да?
        Реймон вздрагивал при каждом слове Дорфа, эти обвинения заставляли его страдать.
        - Я не могу… - объяснял он, но не находил слов. - Я не могу лгать.
        Дорф отвернулся, плечи его опустились.
        - Вот что я скажу вам, - обращаясь к толпе, сказал один из жителей. - То, что случилось сегодня, - лишь начало. Дальше будет хуже. И скорее, чем вы думаете.
        Дорф согласно кивнул.
        - Да, - пробормотал он подавленно. - И может быть, зло уже среди нас.
        Он замолчал, как будто голос отказался ему служить, и украдкой посмотрел на Реймона, страшась увидеть что-то на его лице. Затем, сутулясь больше прежнего, он побрел к своему дому.
        Глава четвертая
        СОЛНЕЧНЫЙ ЛОРД
        Обряд погребения Пилар за стеной селения закончился, когда произошло нечто странное. На западе показался столб пыли, и сначала его можно было разглядеть, только поднявшись на башню. Постепенно он увеличивался, и к полудню стало ясно, что по направлению к селению шагает колонна людей. Они приближались, и было видно, что это не обычные странники - часть из них была одета в развевающиеся одежды золотого и серебряного цветов, на других сверкала броня цвета солнца.
        - Жрецы! - потрясенно кричали одни сельчане. - Это жрецы из городов-близнецов!
        - Да, но кто же идет впереди? - гадали другие.
        Вскоре сомнения рассеялись. На высоком человеке, шагающем во главе колонны, сверкал шлем из золота, в правой руке он держал золотой посох с набалдашником в виде гадюки. Другая гадюка, живая, обвивала левую руку.
        - Солнечный Лорд! - закричали люди. - Солмак пришел!
        Реймон взволновался.
        - Она сказала, что один из них придет! - крикнул он. - И он пришел! Он пришел!
        - Осторожнее, парень, - предупредил его Дорф, поскольку Реймон уже бросился к лестнице.
        - Осторожнее? - Реймон уставился на старого хранителя ворот. - Но почему? Солмак пришел за мной, как она и обещала. Ты что, не видишь?
        - Пока я вижу только вооруженную колонну из города Тереу, - бросил Дорф, - и нужно бы сначала выяснить, зачем они пришли.
        - Ты хочешь сказать, что не впустишь их? - вспыхнул Реймон.
        - Не раньше, чем я узнаю, что они хотят.
        - Зато я знаю!
        Прежде чем Дорф успел остановить его, Реймон бросился вниз по лестнице и попытался отодвинуть засов. Засов не поддавался, и старик успел помешать ему.
        - Послушай-ка меня, - предостерег он Реймо-на. - Дай мне все выяснить, пока они там, за воротами, и мы в безопасности. Если они пришли с миром, я впущу их. А если нет…
        Охваченный волнением, Реймон едва слушал. Мысли его были поглощены только одним: легендарный Солнечный Лорд пересек пустыню, чтобы найти сына, его настоящий отец ждал по ту сторону ворот!
        - Пусти! - закричал он, пытаясь отодвинуть Дорфа от ворот. Потерпев неудачу, он резко оттолкнул старика. Дорфу потребовалась секунда, чтобы прийти в себя, но Реймону хватило времени отодвинуть засов. Тяжелые ворота начали открываться.
        Дорф схватил Реймона обеими руками за тунику, швырнул его на землю и прижал своей тяжестью.
        - Хватит! - проговорил он задыхаясь. - Приди в себя. Ведь сюда идет самый могущественный человек на земле.
        - Не просто человек! - кричал Реймон, пинаясь и пытаясь высвободиться. - Это мой отец! Ты слышишь? Мой отец!
        Но Дорф по-прежнему прижимал его к пыльным камням, не давая подняться. И тут Реймон выкрикнул то, о чем впоследствии горько сожалел:
        - Ты завидуешь, что это он мой отец, а не ты? Именно поэтому ты мешаешь мне увидеть его? Поэтому…
        Он не успел продолжить. Лицо Дорфа исказилось болью, и хватка ослабла. Реймон оказался на свободе и, игнорируя крик Дорфа, скользнул через узкую щель.
        Позади себя он услышал скрип открываемых ворот и тяжелые шаги Дорфа. Впереди были люди из Тереу. Они остановились в сотне шагов от стены. Во главе их стоял Солмак, блестящий шлем которого ярко горел в солнечном свете, его окружала дружина в блестящей броне и ярких одеждах.
        Если бы не Дорф, преследующий его, Реймон легко добежал бы до них. Он уже был совсем близко, когда жесткая рука ухватила его за воротник и дернула вниз, лицом прямо в горячий песок.
        Дорф не дал ему приподняться, он стоял над ним, прижимая его ногой к земле. Не более чем в дюжине шагов находились Солмак с дружиной. Вблизи они выглядели не так роскошно, как с башни - лица уставшие, броня и одежды покрыты пылью.
        - Ты всегда так встречаешь гостей? - спросил Солмак с усмешкой на красивом лице.
        - Это зависит от того, зачем они приходят, - ответил Дорф, - как друзья или как враги.
        Улыбка Солмака исчезла.
        - Кто ты, чтобы выяснять цель моего прибытия? - спросил он надменно.
        - Я хранитель ворот, как и ты, - твердо ответил Дорф, - и мой долг - знать, зачем ты пришел в селение.
        - Оставлять пост - тоже твой долг? - глумливо сказал Солмак. - И оставить ворота открытыми, когда хочется побегать за мальчишкой по пустыне? - Его спутники засмеялись. - Скажи мне, кто этот мальчик? И почему ради него ты пренебрегаешь своими обязанностями?
        Реймон открыл было рот, но Дорф вновь ткнул его в песок.
        - Он - непослушный ученик, Господин, - сказал Дорф. - Он пришел в такой восторг от твоего прибытия, что осмелился ослушаться меня и отворил ворота. Я не могу допустить неповиновения и должен как следует наказать его.
        Солмак не мог скрыть недоверия.
        - И из-за непослушного ученика ты оставил деревню незащищенной? Отдай его мне, я сам его как следует отчитаю.
        - Нет нужды, Господин, - скромно ответил Дорф.
        Он рывком поднял Реймона и толкнул его по направлению к воротам.
        - Подожди! - резкий окрик остановил Дорфа. - Если ты хранитель ворот, то должен помнить всех, кто проходит через эти ворота. Подумай-ка и скажи мне: четырнадцать или пятнадцать лет назад сюда пришла женщина по имени Пилар. Это была молодая жрица. Она еще была беременна.
        - Да!.. - начал Реймон.
        - Нет, Господин, - прервал его Дорф. - Никогда подобная женщина не проходила через эти ворота.
        Солмак взглянул на него с подозрением.
        - Да? А мне кажется, тут кое-кто с тобой не согласен.
        Стоило Реймону открыть рот, как Дорф ударил его по лицу, заставляя молчать.
        - Не обращай на него внимания, Господин. Он немного не в себе, да и потом, пятнадцать лет назад его и на свете-то не было.
        Высокий седой жрец нагнулся и что-то прошептал Солмаку на ухо. Солмак кивнул и посмотрел на Дорфа.
        - Ты называешь его учеником и говоришь, что у него не в порядке с головой?
        - Дело в луне, Господин. На него действует луна. Когда полнолуние, он…
        Прежде чем Дорф успел закончить, Реймон вырвался.
        - Ложь! - закричал он. - Все ложь. Жрица по имени Пилар приходила сюда. - Он указал на свежий холмик у стены. - Сегодня утром мы похоронили ее.
        - А ее ребенок? - спросил Солмак.
        - Я…
        - Говори!
        - Это… Это я.
        Говоря, Реймон смотрел на Солнечного Лорда, ожидая увидеть на его лице удовольствие или радость. Но Солмак, казалось, лишь еще больше помрачнел - щеки побледнели, губы сжались.
        - Ты? - спросил он резко.
        - Да, Господин. Я ее первенец.
        - Понятно, - безрадостно вздохнул Солмак. Синие глаза, точь-в-точь такие, как у Реймона, продолжали рассматривать мальчика.
        - Пилар говорила мне, что ты придешь, - пояснил Реймон, наклоняя голову, - она говорила…
        Солмак прервал его величественным движением руки. Он кивнул двум вооруженным жрецам и произнес:
        - Заберите его!
        Жрецы двинулись вперед, угрожающе подняв посохи.
        - Мальчик не вооружен! - закричал Дорф.
        На него никто не обратил внимания. Первый жрец замахнулся, но Реймон успел отскочить назад. Посох вновь поднялся, и на этот раз Реймон упал от удара по голове.
        Дорф бросился на помощь. Он напал на одного из жрецов и стукнул его.
        - Беги, парень, беги! - закричал он.
        Он оттолкнул Реймона и бросился на второго вооруженного жреца. Но, не успев поднять руку, он получил удар по голове, сбивший его с ног. Дорф перевернулся и попытался подняться, но жрец ткнул его ногой в живот.
        Реймон не убежал. Он забыл про Солнечного Лорда. Подхватив посох упавшего жреца, он принялся размахивать им быстро и умело. Секунда - и второй тоже лежал на земле.
        Остальные двинулись было вперед, но седой жрец вновь наклонился к Солнечному Лорду и что-то зашептал ему на ухо.
        - Прекратить! - внезапно вскричал Солмак, властным жестом останавливая жрецов. Затем он дружелюбно обратился к Реймону: - Опусти оружие, мальчик. Никто не причинит тебе вреда. Поверь мне.
        Реймон покачал головой. Тяжело дыша, он встал между Солнечным Лордом и старым хранителем ворот.
        - Подойди, мальчик, - сказал Солнечный Лорд почти нежно, - такие поступки. нас недостойны. Люди, подобные нам с тобой, так не поступают. Мы больше чем кто-либо другой должны доверять друг другу. Не так ли?
        На мгновение Реймон дрогнул. Но глаза Солмака по-прежнему смотрели на него жестко и почти с ненавистью, невозможно было поверить в его искренность, несмотря на добрые слова.
        - Зачем вы напали на нас? - спросил он. - Что мы вам сделали?
        - Да что ты, это просто ошибка. Прости меня.
        Реймон пристально посмотрел в глаза Солнечного Лорда. Глаза, так похожие на его собственные. Что говорила ему Пилар? «Он не забудет тебя». Да, так оно и было.
«Когда придет время, неважно, будешь ли ты бояться или ненавидеть его» .
        - Нет, не ошибка, - Реймон с горечью покачал головой. - Ты приказал им взять меня. Я слышал.
        - Я не имел в виду тебя, - возразил Солмак, - я говорил о старике. Я подумал, что он тебе угрожает. Как я могу причинить тебе вред, ведь мы…
        Он замолк, как бы подчеркивая сказанное. Обманутый его тоном, Реймон расслабился. Солмаку хватило этого мгновения, чтобы схватить его и грубо ткнуть лицом в сияющие доспехи.
        - Ну вот, парень, - прорычал он свирепо, - ты говоришь, что ты - первенец Пилар. Это правда?
        Лицо Реймона было плотно прижато к броне Солмака, он чувствовал несвежий запах немытого тела. Когда он попытался поднять голову, он увидел свирепые глаза Солмака и лицо, казавшееся совсем черным на фоне солнца.
        Рядом послышался стон.
        - Оставь мальчика в покое, - прошептал Дорф хрипло.
        - Отвечай! - угрожающе произнес Солмак. Реймон промолчал и тогда Солмак плотнее ухватил его за волосы и поднес к лицу руку с намотанной гадюкой.
        Глаза Реймона расширились от ужаса - совсем рядом с ним мелькнул змеиный язычок, ее маленькая головка тянулась к нему. В последний момент, когда змея почти коснулась его щеки, Солмак рывком убрал руку.
        - Это было предупреждение, - произнес он, - единственное. Теперь говори правду: ты и есть тот ребенок, которого я ищу? Ты сын Пилар?
        - Да, - крикнул Реймон, - не сводя глаз со змеи, которая в свою очередь продолжала рассматривать его своими холодными глазами. - Я ее первенец. Клянусь!
        - А другой? Твой близнец?
        - Он умер.
        - Ты уверен?
        - Селяне выбросили его на болото через час после рождения.
        - А, - безрадостно заметил Лорд, - ты слышал, Пендар? - обратился он к кому-то сзади. - Выбросили сразу после рождения. Все так, как ты говорил.
        - Наша поездка закончилась, Господин, - ответил жрец.
        - Да, Пендар. Осталось еще одно дело.
        - Нет! Отпустите его! - воскликнул Дорф. Он с силой оторвал Реймона от гадюки и сияющего шлема.
        Солмак выпустил Реймона, и они с Дорфом бросились бежать по песку. Свобода их длилась недолго - через мгновение Дорф получил удар по голове.
        - Мальчишку не трогать! - раздался крик Солмака.
        Реймон попытался бежать дальше, но его ноги застревали в песке, а спасительные ворота селения расплывались в надвигающихся сумерках.
        - Закройте ворота! - хотел он крикнуть людям, наблюдающим за происходящим с башни. - Закройте…
        Рот его открывался без звука, последнее, что он видел перед собой - ужасную рану Дорфа, и после этого все померкло.
        Глава пятая
        ПОБЕГ
        Ночью Реймон очнулся от острой боли. Больше всего болела голова, особенно когда он приподнимался. Кроме того, что-то его держало за шею, натягиваясь, всякий раз, когда он пытался сделать шаг. Присев на песок, Реймон исследовал темноту. Его пальцы нащупали веревку на шее. Она была крепко стянута под подбородком, так что он не мог развязать ее.
        Реймон устало опустился на песок и посмотрел наверх. Высоко над ним раскинулось чистое небо, усеянное звездами, сияла луна. Вокруг возвышались странные тени. Одна из них была изломанной. Реймон внезапно понял - это то, что осталось от ворот. В них зияли огромные дыры, куски дерева валялись вокруг.
        Их же закрывали, подумал Реймон. Будто сквозь туман он вспомнил, как кричал сельчанам, что надо защищать деревню. Он принялся вспоминать остальное. Холодные змеиные глаза Солнечного Лорда и то, что случилось с ним самим и Дорфом.
        Тяжело дыша, Реймон поднялся на ноги. С удивлением он заметил свет в окнах своего дома.
        - Дорф? - тихо позвал он. И немного громче: - Дорф!
        В дверном проеме возникла вооруженная фигура и направилась к Реймону. Лица он не мог разглядеть. Человек протянул ему кубок с водой, который Реймон осушил одним глотком.
        - Очнулся? - произнес человек равнодушно.
        - Где Дорф? - взволнованно спросил Реймон.
        - Дорф?
        - Да, старик, хранитель ворот.
        - Старик? Валяется за воротами. Пендар приказал мне прикончить его, но в этом уже не было необходимости.
        - Не было необходимости?
        - После такого удара он вряд ли встанет! Реймон на секунду представил себе Дорфа с кровью в спутанных седых волосах.
        - Так он… умер?
        - Умер? - равнодушно бросил стражник. - Конечно.
        Реймон глухо застонал и закрыл лицо ладонями. Все его тело дрожало.
        Стражник наклонился за упавшим кубком.
        - Я на твоем месте так бы не убивался, - сказал он, - твои слезы тебе еще пригодятся. Завтра твоя очередь.
        Реймон поднял голову.
        - Тогда зачем меня принесли сюда? - спросил он с горечью. - Почему вы не убили нас обоих за воротами?
        Охранник хихикнул.
        - Не все так просто. Ты - особенный. Солмак поклялся не обагрять руки твоей кровью. Пендар с ним согласен. Он сказал, что лучше отдать тебя солнцу.
        - Солнцу?
        - Да, оставить тебя в пустыне без воды. Это будет своего рода жертва. Пусть солнце делает свое дело. Если, конечно, муравьи и стервятники не успеют прикончить тебя раньше.
        - Но почему? - спросил Реймон, озадаченный и испуганный одновременно. - Почему Солмак хочет меня убить?
        Стражник снова захихикал.
        - Ты не того спрашиваешь. Я лишь выполняю приказы. Задавай свои вопросы Солмаку. Или Пендару. Только они знают ответ. - Он удалился покачиваясь.
        Предоставленный самому себе, Реймон подполз к стене и прислонился к ней. Заснуть он не мог. Луна поднялась выше. Время от времени его охватывала сильная дрожь - от ожидания собственной смерти и от того, что Дорфа не было рядом с ним.
        События путались в его голове. Возникала картина: Пилар в своей хижине, ее татуированное лицо, освещенное светом от горящего тростника.
        Реймон измученно метался в забытьи. Ему казалось, что его касается чья-то рука, - Пилар или Дорфа. Реймон попытался отстранить ее, но рука схватила его за плечо и встряхнула с такой силой, что он очнулся.
        Это оказался не сон. Дорф будил его. Живой, настоящий Дорф, не призрак. Он сделал знак молчать, одновременно приложив руку ко рту Реймона.
        - Тихо, - сказал он и кивнул на дверь. Сдерживая радость, Реймон ждал, пока Дорф обрезал веревку. Взявшись за руки, они выбрались через дыру в воротах и побежали по равнине прочь, подальше от разгромленного селения.
        Отбежав, как ему показалось, достаточно далеко от стены, Реймон не мог сдержаться - откинув голову, он радостно рассмеялся.
        - Стражник сказал мне, что ты умер! - воскликнул он. - Я уж подумал, что никогда…
        Реймон остановился и посмотрел на Дорфа. В лунном свете он с болью разглядел, что старик выглядит таким же изможденным, как Пилар. Он обнял Дорфа за шею, и тотчас же почувствовал на своих руках кровь. Вся его радость мгновенно улетучилась.
        - Нам надо идти обратно в деревню, - сказал он, - тебе нужна помощь.
        Дорф отвел руки Реймона, стараясь самостоятельно держаться на ногах.
        - Нет, - сказал он твердо. - Мы погибнем, если вернемся. Нам надо где-нибудь спрятаться. - Он поднял голову и осмотрел долину, задержавшись взглядом на болоте.
        - Только не там! - поспешно сказал Реймон.
        - Где же? Больше здесь скрыться негде. Даже если бы я не был ранен, мы все равно бы не смогли перейти горы. Стражи Солмака быстро нас настигнут.
        - Но дух Ночного Лорда! - возразил Реймон. - Он там, я сам видел призрак.
        - Да, - сказал Дорф с волнением, - это второй сын Пилар. Он скрывался там все эти годы.
        - Если он поймает нас, - прошептал Реймон, содрогаясь, - особенно ночью…
        - Ты прав, - согласился Дорф, - но ведь мы слышали его голос. Мы знаем, что он может чувствовать. Он может любит и горевать так же, как и мы. Значит, он способен и на жалость. Чего уж никак не скажешь о Солмаке и его жрецах.
        - Но ночью… - повторил Реймон. - Пойдем хотя бы утром!..
        В эту минуту со стороны деревни раздался крик, его сразу подхватили другие голоса.
        - Они заметили твое исчезновение, - прошептал Дорф и побежал.
        Реймон догнал его через несколько шагов и подставил старику плечо. Некоторое время им удавалось бежать достаточно быстро. Но постепенно Дорф все тяжелее опирался на Реймона и бег их замедлился.
        - Нам надо спешить! - бормотал Реймон задыхаясь. В поле они были видны, как на ладони. Крики преследователей приближались.
        Дорф застонал и тяжело опустился перед канавой с водой.
        - Это бесполезно, - прошептал он, хотя Реймон продолжал тянуть его дальше, - я больше не могу.
        - Еще чуть-чуть, мы почти у цели, - задыхался Реймон. Теперь Дорф полностью повис на его плечах.
        Они добежали до следующей канавы, но у Реймона уже не было сил перетащить через нее старика. Перед ними расстилался пруд, на поверхности которого отражалась луна. По ту сторону находилось болото. Там, в трясине, росли искореженные деревья и таились всякие ужасы. Реймон едва не отступил - встреча с Солмаком казалась ему менее ужасной, чем болото, которое всегда было для него местом кошмаров.
        Позади послышались радостные крики: преследователи приближались.
        - Они догоняют! - закричал Реймон, из последних сил таща Дорфа к спасительной тьме.
        Но старый хранитель уже оставил все попытки спастись.
        - Все кончено, - сказал он устало. - Беги один.
        - Только с тобой.
        - Беги, я сказал! - Дорф перешел на крик. - если ты останешься, оба погибнем.
        Реймон опустился около старика.
        - Разве я могу тебя бросить? Что ты говоришь?
        - Что я говорю? Я объясню тебе, слушай, - Дорф приподнялся на локте. - Когда Пилар отдавала тебя мне, она потребовала клятвы. Я поклялся, что всегда буду защищать тебя. «Следи за тем, как он растет и мужает. У него особое предназначение», - вот как она сказала.
        - Предназначение? Дорф покачал головой.
        - Я не знаю, что это значит. Но я поклялся ей, что с тобой ничего не случится. Поэтому я прошу тебя - уходи. Только так я сдержу свою клятву. Ты должен мне помочь. Разве я многого прошу?
        - Но Солмак не может убить нас! - вскричал Реймон в отчаянии. - Пилар сказала, что он никогда не предаст меня!
        - Иди, мальчик мой, - сказал Дорф с улыбкой и кивнул на огоньки на дальней стороне поля, где уже показались преследователи. - Только посмотри на них! Разве они похожи на друзей? Не надо ждать от них добра - ни мне, ни тебе.
        Реймон колебался. Дорф в отчаянии сжал кулаки.
        - Я прошу тебя, - сказал он, - разве этого недостаточно? Что ты еще хочешь? Моего проклятия? Чего ты ждешь?
        - Нет! - воскликнул Реймон. Голос его заглушили крики людей Солмака, которые уже подошли совсем близко.
        - Я прокляну тебя! - закричал Дорф. - Прокляну!
        Зажав уши, Реймон бросился бежать со всех ног. Только один раз он замедлил бег и оглянулся. Дорф отчаянно сражался, казалось, он двигался под какую-то неслышную музыку. Но вдруг сверкнуло орудие - и он упал на землю.
        - Дорф! - зарыдал Реймон. - Дорф! - Он выкрикивал это имя все время, пока бежал через долину и перебирался через пруд. Наконец поле закончилось и он оказался в стране теней, намного более темной, чем он себе представлял.
        Глава шестая
        БОЛОТО
        Реймон резко остановился, почувствовав, что провалился в ледяную воду по грудь. Он поморгал, словно внезапно очнувшись, и оглянулся. Вокруг было стоячее болото, покрытое отвратительной пеной, и время от времени из-под ног с противным хлюпаньем вырывался зловонный газ. Сдерживая дыхание, Реймон выбрался из ила и вскарабкался на твердую землю. Над ним нависало черное корявое дерево. Сквозь его ветки просачивался лунный свет, открывавшийся жуткий пейзаж: переплетенные толстые искореженные стволы, безжизненно повисшие виноградные стебли, затопленные низины, бесконечное заунывное жужжание насекомых. Нечто тонкое и призрачно-серое обвилось вокруг него, от чего он в ужасе отпрянул. Но это оказался лишь клочок тумана, принесенный с болота ночным ветерком.
        Всю свою жизнь Реймон страшился этого места. Он отказывался даже смотреть в сторону болота, когда его посылали за водой к глубокой заводи, Ребенком он любил сидеть в безопасной деревне и слушать рассказы стариков. Они говаривали, что это обиталище духа Ночного Лорда. Этот дух был таким жутким, что даже от мгновенного взгляда на него можно сойти с ума. Одна из подобных историй потрясла Реймона до глубины души. В ней говорилось, как маленькая девочка заблудилась в болотах и ее поглотила тьма. Всю ночь жители деревни бегали у края болота и звали ее. Только один отчаянно храбрый человек осмелился пойти за малышкой. Больше о нем никто никогда не слышал. Следующим утром ребенок вернулся. Родители потом говорили, что лучше бы бедняжка совсем сгинула в болоте. Девочка ослепла и оглохла, ее глаза стали такими же серебряными и гладкими, как луна, и до конца своей короткой жизни она разговаривала только с Луаном. Ее безумные речи и квохчущий хохот отдавались эхом по всей деревне ночь за ночью.
        Похоже, с Реймоном сейчас должно было случиться нечто похожее. Он дрожал и сжимал ворот туники. Но хотя его ужас перед болотом становился все сильнее и сильнее, о возвращении назад, к полю, не могло быть и речи. То, что осталось там, было намного хуже любого болота: родной голос, умолкший навеки, любимое лицо, которое он никогда больше… Никогда… Но Реймон отбросил мысль о своем одиночестве. Надо было спастись. Впасть в отчаяние можно и позже.
        Люди Солмака выстроились в линию и начали медленно, но верно приближаться. Вскоре они подошли к самому краю болота. Когда солдаты ступили на низко провисший мостик, их факелы вспыхнули неровным светом. Словно цепочка живых огней, связанная невидимой нитью, они надвигались, и ничто, казалось, не было в состоянии остановить их.
        Но тем не менее они остановились. В голосах послышался испуг, а лица, освещенные факелами, стали бледны. Реймон даже видел их глаза, широко раскрытые от страха.
        - Долго нам еще идти сегодня? - услышал Реймон протестующий голос.
        - Я говорю, мы можем вернуться, - громко крикнул кто-то, - скоро настанет утро, тогда и поработаем.
        Один из ближайших факелов вспыхнул ярче и осветил все вокруг. Неровный свет упал на Реймона.
        - Кто… Кто там? - спросил кто-то испуганно. Реймон пригнулся к земле и побежал прочь со всех ног.
        Со стороны солдат раздался вопль ужаса, и кто-то вдруг развернулся, отбросил факел и пустился наутек к открытому полю. Огонь опалил траву. Тревога распространилась быстро. Те, что были близко, закричали и кинулись в разные стороны. Через несколько мгновений отряд охватила паника. Солдаты в беспорядке отступали.
        В другой раз Реймон, может быть, и засмеялся бы, но не сейчас. Не успел он облегченно вздохнуть, как раздался совершенно дикий, ни на что не похожий рев. Реймон замер, не в силах шевельнуться от ужаса. Рев раздался снова, грозный, нечеловеческий. Из-за него все остальные голоса показались тихими и слабыми.
        Реймон судорожно оглядывал темное болото. Оттуда ли донесся рев? Он не мог сказать точно. Из-за растущих вплотную друг к другу деревьев было очень трудно распознать, откуда шел звук. Даже уханье совы, казалось, раздавалось одновременно со всех сторон.
        Постепенно Реймон оправился от страха и сделал шаг. И сразу же остановился. Куда ему идти? Обратно к полям - невозможно. Он знал, что ожидало его там: мертвая тишина, лицо, такое же неподвижное и пустое, как и у Пилар. Или же стражники Солмака. Нет. Он не был к этому готов. Тогда вперед? В темные глубины болот, где, как рассказывали деревенские старожилы, даже почва колышется под ногами?
        Словно кто-то невидимый услышал его тайные мысли… Реймон вдруг почувствовал сильный толчок в промокшей земле: один… другой… третий… Будто бы сама земля отвечала неведомым шагам. Реймон судорожно оглянулся, но он смог разглядеть лишь все те же искореженные силуэты деревьев. Те же серебряные пятна лунного света, те же хлопья тумана, зловеще поднимающиеся между стеблями и листвой.
        - Луан? - осипшим голосом прошептал он. - Луан, ты пришел за мной?
        Земля вновь содрогнулась. Реймон зажмурил глаза и задрожал всем телом, ожидая самого ужасного. Но когда после бесконечно долгой паузы ничего не произошло, он осмелился чуть-чуть приоткрыть веки и увидел, что вокруг все по-прежнему. Лунный свет лежал как и раньше, странные очертания деревьев точно так же зловеще стояли вокруг. Или почти так же? Он открыл глаза пошире. Одно из деревьев выглядело не таким, как другие. Реймону даже показалось, что раньше его на этом месте вообще не было. Он встряхнул головой в надежде, что наваждение исчезнет. Но когда он снова взглянул туда, дерево шевельнулось и подошло поближе. Земля содрогалась в такт шагам.
        Реймон хотел повернуться, побежать… и не мог. Прямо над его головой послышался высокий звук, мягкий, похожий на утренний ветер, шелестящий по листве. Он взглянул наверх и увидел два бледных полумесяца. Два! На него глядели глаза. Из мрака нависало лицо. Это лицо было таким ужасным, что Реймон отчаянно завопил, и вопил долго, бесконечно… Тяжелая ветка надломилась, опустившись вниз, и оказалась рукой. И тут эта рука легла Реймону на голову, ероша волосы.
        На этот раз он сорвался с места и побежал во тьму, не разбирая дороги. Какие-то стебли как петли хватали его за руки и за ноги. Клейкая паутина прилипала к лицу, когда он продирался сквозь деревья. Трясина затягивала его, грозя поглотить. Но Реймон продолжал бежать, нарушая мертвую тишину болота. Вдруг он грохнулся в какой-то пруд, покрытый толстым слоем мерзкой тины. Мгновенно оказавшись под водой, Реймон пошел ко дну, барахтаясь в холодном скользком иле.
        Он вынырнул, отплевываясь, судорожно глотая воздух, и чудом ему удалось вцепиться в виноградную лозу, которая свисала над ним. Она натянулась, но выдержала, и Реймон подтянулся… Он почти уже вылез на твердую землю… Не успел Реймон обрадоваться, что спасен, как что-то обвилось вокруг его кисти и полезло дальше. Какие-то толстые петли с силой захлестнули его поперек груди и принялись сжиматься, явно намереваясь задушить. Луна, словно равнодушный глаз, взирала на его страдания.
        - На помощь! - попытался крикнуть Реймон, но петли мертвой хваткой впились в грудь, и вместо отчаянного крика послышался лишь едва слышный хрип.
        Реймон уже не мог вздохнуть, и перед его глазами поплыли кровавые круги. Продолжая отчаянно бороться, он понимал, что через минуту задохнется, но все же нанес последний бессильный удар. Он не принес никакого результата, и последнее, что мальчик видел перед собой, были собственные скрюченные пальцы.
        Он почти потерял сознание. Вся его жизнь, казалось, погружалась в пустоту. Реймон истратил все силы в бесплодной борьбе, и уже готов был сдаться и уйти в эту страшную пустоту, как вдруг что-то резко дернуло его вверх и сильно встряхнуло.
        Как сквозь пелену он чувствовал, что его руки и ноги беспомощно болтаются, словно тряпочные. Самым удивительным было то, что вся его ярость и отчаяние преобразились в одно сладкое чувство освобождения. Безжалостные петли ослабили свою хватку и, наконец, освободили Реймона совсем. И пока он все еще продолжал жадно хватать ртом воздух, сильные руки осторожно опустили его на землю.
        Когда Реймон снова взглянул наверх, то увидел, что над ним возвышалось лунное создание. Впрочем теперь, когда оно спасло его от верной смерти, Реймон уже так не боялся его. Он даже взглянул в полукруглые глаза и ему показалось, что в них теплится нежность. Но несмотря на это, само лицо казалось ему в высшей степени отталкивающим. Две зияющие дыры вместо ноздрей, длинная щель на месте рта, опухший высунутый язык, неровный ряд плохо посаженных темных зубов в прорези разбитых губ. Словно чувствуя себя неловко под пристальным взглядом, создание отвернулось, и в свете луны Реймон увидел, что его щеки, подбородок и лоб покрыты множеством бородавок, и из каждой рос жесткий волосок. Такие же грубые черные волосы покрывали его голову и шею, ниспадая, словно паутина, на уродливые уши. Казалось, они были искорежены или измяты. Мочки ушей доходили существу до плеч.
        - Кто… Кто?.. - послышался высокий звук, который Реймон уже слышал раньше, звук, похожий на ветер в листве. Он начал осознавать, что это чудовище обращалось к нему. - Имя… - прибавило оно. Лишь одно это слово можно было разобрать. Высунутый язык очень мешал ему говорить.
        - Реймон, - ответил Реймон.
        - Рей… мон… - с трудом повторило оно. Затем, прижав огромную руку к груди, чудовище произнесло: - Лал… я… Лал…
        Обмен именами, казалось, обрадовал чудовище, оно открыло рот и издало урчащий смешок. Реймон попытался вторить ему, но у него ничего не получилось. Чудовище вопросительно на него взглянуло и нагнулось, словно желая дотронуться до лица Реймона.
        В этот момент Реймон заметил водяную змею, возможно, ту самую, что напала на него несколько минут назад. Она обвилась вокруг гигантской руки Лала и сидела там, вытянув голову. Именно эта рука и тянулась сейчас к Реймону, поэтому змея приближалась. Реймон поспешно вырвался и пополз по невидимой во тьме земле, пока столетнее дерево не преградило ему путь.
        Крепко прижавшись к узловатому стволу, Реймон начал напряженно вглядываться во тьму. Но болотное существо даже не пыталось преследовать его. Оно лишь принялось разглядывать Реймона между стволами, расставив толстые, как тумбы, ноги.
        - Реймон… Лал… - удовлетворенно вздохнуло чудовище, после чего начало устраиваться на ночлег.
        Как только полукруглые глаза устало закрылись, Реймон решил, что пора тихо ускользнуть. Очень осторожно он приподнялся… поколебался… и, наконец, снова бессильно опустился. Прежде чем идти куда-либо, сначала необходимо решить - куда. Но Реймон не знал, куда он мог направиться. О том, чтобы вернуться в поле или в селение, не приходилось и думать. Уж тогда было лучше оставаться там, где он находился. По крайней мере, здесь он чувствовал себя в безопасности. Даже нет, более, чем в безопасности. Близость этого болотного создания, спавшего в нескольких шагах от Реймона, успокаивала его. Заревел же этот странный Лал на людей Солмака. Он ведь спас его от змеи. От той, кстати, которую сейчас нежно баюкал. Странно, но такое проявление любви тоже радовало Реймона, и от этого он почему-то чувствовал себя вдвойне защищенным. Измученный всем происшедшим в этот день, Реймон закрыл глаза и уснул рядом со своим спасителем.
        Когда он проснулся, было уже светло, и туманные испарения поднимались над прудом. Реймон оглянулся в поисках чудовища, но то пропало. Куда? Может, Луан призвал его обратно? Реймон не имел понятия.
        Он осторожно поднялся на ноги. Змея тоже исчезла. Окружающий пейзаж, такой черный и жуткий в ночной темноте, совершенно изменился. Поверхность пруда была покрыта сочно-зеленой ряской. Такой же ярко-зеленый мох рос на стволах самых старых деревьев. Повсюду пестрели разноцветные лишайники, живые оранжевые и красные пятна сверкали подобно драгоценным камням на фоне росистой свежести этого раннего утра. Бриллиантовые искры проблескивали сквозь виноградные лозы, и бесконечное множество цветов в подлеске открывали свои чашечки навстречу солнечным лучам, которые с трудом пробивались сквозь завесу листвы. В таком же тусклом свете паутинки блестели серебром, оперение стремительно носящихся птиц вспыхивало ярким золотом. Весь воздух, земля, темные кроны деревьев были наполнены жизнью и движением.
        Для Реймона, привыкшего к гладкой пыльной равнине, это представлялось ожившей сказкой. Он сидел и в изумлении смотрел по сторонам. Вдруг послышался звук тяжелых шагов и вчерашнее чудовище вышло из-за деревьев. Взбаламучивая воду, оно зашлепало по пруду прямо в сторону Реймона.
        В свете дня и это болотное создание выглядело несколько иначе: такое же отталкивающее, как и прежде, со змеей, обвившейся вокруг руки, но размерами оно превосходило все, что Реймон мог себе вообразить. Пруд, в котором он сам чуть не утонул прошлой ночью, едва достигал чудовищу до бедер. Ну и ноги же у него были! А руки! Какие мощные кисти рук, какие плечи! Казалось, что, живя на болоте, это создание само приняло его внешние черты: конечности напоминали массивные стволы деревьев, темная волосатая кожа была почти такой же жесткой и неровной, как и их кора.
        Чудовище приветствовало Реймона высоким криком и вывалило перед ним целую груду только что собранной еды. Оказывается, на существе была надета туника из очень грубого материала. На ней было множество карманов. Именно из них появились коричневые грибы, алые ягоды, пригоршня различных птичьих яиц, сочные молодые побеги и луковицы с прилипшими комочками влажной земли.
        - Ешь… Ешь… - пригласил Реймона болотный житель, показывая жестами, что именно следует Реймону делать.
        Реймон ничего не ел со вчерашнего утра. Уговаривать его было не нужно. И, хотя большая часть продуктов была ему, мягко говоря, незнакома, он с жадностью проглотил все подряд, удивляясь, насколько вкусным кажется этот необычный завтрак.
        Пока Реймон ел, чудовище сидело рядышком, следя глазами за каждым его движением, изучая каждую черточку его лица. Один раз оно наклонилось к Реймону и погладило его золотые волосы, не обращая внимания на то, что мальчик весь съежился от отвращения.
        - Солнце… Как солнце… - прошептало оно, указывая на мягкий желтый свет, льющийся сквозь зеленую листву. И затем засмеялось от удовольствия. Рокочущий звук начался глубоко в груди и разошелся по всему телу, отчего оно все заколыхалось.
        Реймон заставил себя улыбнуться в ответ, После всего, что это создание сделало для него, он чувствовал себя обязанным потакать ему, обращаться с ним как с отсталым ребенком. Но, как он вынужден был признать несколько минут спустя, в поведении этого странного создания не было ничего отсталого.
        Недалеко от того места, где они сидели, из-под крючковатых корней деревьев выбивался родник. Утолив голод, Реймон поднялся и пошел к ручью, чтобы напиться воды. Когда он нагнулся, костяной амулет, данный ему Пилар, выпал из туники и закачался из стороны в сторону.
        С криком восторга создание подбежало к Реймону. До того как он успел уклониться, чудовище схватило амулет и ловко сняло его с шеи мальчика. Тщательно изучив вещицу, особенно крошечную застежку с одного конца, оно достало точно такой же амулет из кармана собственной туники. Затем быстрым точным движением существо сложило обе половинки вместе. С негромким щелчком замочек сработал, и вдруг из двух отдельных предметов волшебным образом получился один: длинный плоский узор, изображающий две змеиные головы, растущие на одном теле. Глаза змей были сделаны из драгоценных камешков, тело - в виде изящного орнамента из петель и узлов.
        Следующим незаметным движением великан снова разделил амулет надвое и повесил половину Реймона обратно к нему на шею. Создание продолжало глядеть на амулет со странным выражением, возбужденно шевеля губами.
        - Пилар… - радостно мурлыкал он. - Мама… - И вдруг чудовище потянулось к Реймону, явно намереваясь заключить его в объятия.
        Реймон отполз в сторону, в ужасе мотая головой, но чудовище протянуло волосатую руку, осторожно взяло Реймона за талию и поставило рядом с собой.
        - Пилар… - повторяло оно так же радостно, как прежде. - Мама… Мама… - Он указывал сначала на Реймона, потом на себя.
        Реймон закрыл глаза, словно пытаясь отгородиться от правды, которая внезапно осенила их обоих. Но отрицать было бессмысленно. Чудовищное лицо болотного создания любовно прижалось к нему, и все было совершенно ясно.
        - Брат из царства Ночи, - заключил Реймон сквозь стиснутые зубы.
        Глава седьмая
        ВОЗВРАЩЕНИЕ
        Они прятались уже несколько дней и наконец отважились подойти к краю болота. Лал указывал дорогу, пробираясь между деревьями почти беззвучно, несмотря на огромную неуклюжую фигуру. Его огромные ноги легко переступали через сучья и упавшие ветки. Реймон, несмотря на все старания, двигался неуклюже. Лал дважды предостерегал его. Когда же Реймон в очередной раз наступил на ветку и раздался громкий хруст, великан поднял его на руки и понес.
        - Отпусти! - сердито закричал Реймон. Он барахтался в мощных объятиях Лала, пытаясь вырваться. - Отпусти меня сейчас же!
        Крик его прервался, когда Лал мягко, но решительно прижал его лицом к своей грубой тунике.
        - Слышишь? - прошептал он.
        Давление на шею ослабилось, и Реймон получил возможность выглянуть наружу сквозь каскад виноградных лоз и листьев. Примерно в десяти шагах от них, в лучах солнечного света стояли двое жрецов из свиты Солмака. Они были вооружены теми же посохами, что и раньше, только теперь металлические наконечники были заменены остриями. Оба держали копья наготове. Видно было, что они напуганы.
        - Это, наверное, тот мальчишка, - произнес один из них дрожащим голосом.
        - Там живет ночной дух, о котором рассказывали люди из селения!
        Подтверждая их слова, Лал издал глубокий рев, правда, не столь громкий, как раньше. Но и его было вполне достаточно, чтобы обратить стражников в бегство. Натыкаясь друг на друга, они перебежали поросший высокой травой луг и выскочили в открытое поле.
        Убегая, стражники бросили одно из своих копий. Реймон схватил копье и бросился было следом за стражниками, но Лал неодобрительно покачал головой и повернул прочь, призывая Реймона следовать за ним в глубь болота.
        В первые дни их пытались искать. Время от времени слышались голоса стражников, окликающих друг друга. Иногда над болотом раздавались повелительные голоса Солмака и Пендара. Но после того утра уже никто не приближался к болоту.
        Все это время, когда им приходилось прятаться и скрываться, Реймон видел Лала намного реже, чем ожидал. Большую часть дня гигант спал, ночью же бродил по болоту. Единственные часы, которые Реймон и Лал проводили вместе, были рассвет и закат, время встречи дня и ночи. Тогда Лал сидел рядом с Реймоном на берегу пруда, водяная змея, как всегда, обвивала его руку.
        - Брат…. - шепелявил он и застенчиво смеялся, показывая на себя.
        Это слово заставляло Реймона внутренне сжиматься, Лалу же, видимо, оно доставляло большое удовольствие. Он повторял это «брат» по нескольку раз за время их коротких свиданий. Кроме этого, он говорил очень немного, предпочитая просто сидеть и с искренним любопытством разглядывать Реймона.
        Реймон по возможности пробовал избегать этого взгляда. Угрюмый и замкнутый, угнетенный мыслями о Дорфе, он часто испытывал чувство ненависти к огромному существу. Через некоторое время Реймон понял молчание Лала. За ужасной внешностью великана угадывалась глубокая печаль.
        Тогда он вспоминал, что Лал тоже горюет по Пилар, любящей матери, которая навещала его каждый день, скрывая от всех его существование. Когда она умерла, тоска привела Лала в деревню, где он завыл на виду у всех жителей. Он уже перестал выражать свои чувства жалобными стонами, но было видно, что он все еще скорбит. И вновь Реймон чувствовал себя виноватым в том, что он недостаточно любил свою мать, которую едва знал. С горечью отворачивался он, ожидая времени прогулки.
        Прогулки эти не были бессмысленными: каждое утро, перед восходом солнца, Лал приносил Реймону пищу и садился поблизости, глядя, как брат утоляет голод.
        Однажды утром он принес больше еды, чем обычно.
        - Ушли… - сказал он радостно и показал в направлении поля.
        Оставив еду нетронутой, Реймон отправился с ним к краю болота. Лал оказался прав - в поле уже не осталось никаких следов Солмака и его сторонников. Только вытоптанное поле говорило о произошедшем.
        Радуясь свободе, Реймон бросился вперед, но Лал предостерегающе поднял руку.
        - Плохо… - сказал он. - Никто… не приходит… Плохо…
        Реймон и сам понимал, что глупо игнорировать отсутствие жителей. Ему пришлось обуздать свое нетерпение и дожидаться темноты.
        К вечеру так никто и не появился. Реймон взял копье и приготовился идти.
        - Останься… - мягко остановил Лал и придержал его за рукав.
        Реймон понял, что Лал предлагает ему остаться на болоте не из соображений безопасности, нет, он желал составить себе компанию.
        - Нет, - сказал он и покачал головой, - я должен идти. - И неловко продолжил: - Я благодарен тебе за… за помощь.
        Удрученный, Лал отступил назад и позволил Реймону пройти. Но когда через несколько мгновений Реймон обернулся, он увидел, что Лал тихо бредет сзади.
        - Вернись! - закричал Реймон. - Не преследуй меня!
        Губы Лала расползлись в робкой улыбке, но он и не думал возвращаться.
        - Слышишь меня? - заорал Реймон. - Ты мне не нужен! Твой дом там, на болоте!
        Он бросился на гиганта с копьем, но Лал не шелохнулся даже при виде направленного на него оружия.
        Тыкая тупым пальцем себе в грудь, он бормотал «брат… », как будто это слово что-то объясняло.
        Реймон с отвращением бросился бежать, но Лал не отставал, его шаги все время слышались рядом.
        До деревни они добрались уже в темноте. Башня была пуста, поломанные ворота заперты. Подойдя к ним, Реймон заглянул через доски. Света не было ни в его доме, ни в доме Пилар. Это лишь подтверждало то, что Солмак и его последователи действительно покинули селение.
        - Дорф? - позвал он, отчаянно надеясь, что старик все же сумел остаться в живых.
        Единственным ответом ему был печальный вой. Лал стоял у стены и выл, подняв лицо к темнеющему небу. Хотя луна еще не взошла, в слабом свете звезд Реймон смог увидеть то, что вызвало крик его близнеца - раскопанный песок, где раньше была могила Пилар и кости - все, что осталось от тела их матери после того, как над ним потрудились пожиратели падали.
        Несмотря на отвращение к Лалу, он хотел подойти и успокоить его, пока не заметил останки другого тела, лежащего рядом с останками Пилар.
        В ужасе он бросился к ним. Тело было объедено до скелета. Но если труп Пилар лежал без одежды, то на другом оставались клочки ткани. И это было не все. В песок были воткнуты четыре деревянные колышка со свисающими с них кожаными ремнями. Видимо, этими ремнями привязали Дорфа, оставив его умирать на солнце.
        - Солмак! - прошептал Реймон, произнося это имя как проклятие.
        В нескольких шагах от него Лал продолжал тихо выть, по его бородавчатым щекам катились слезы. Но глаза Реймона оставались сухими, казалось, солнце выжгло слезы, оставив только слепой гнев. Посмотрев на Лала, Реймон вдруг подумал, что это он настоящее чудовище, а вовсе не его брат-близнец. Несмотря на свой отвратительный облик, Лал был настоящим сыном Пилар. Сыном, способным любить и заботиться. Но как это могло быть? Ведь отцом Лала был Луан, ужасное, безумное и бессердечное существо. Это знал каждый. А сам Реймон был сыном прославленного Солнечного Лорда. Хранителя света. Человека, который пересек пустыню, чтобы сделать это! Вот это! Того человека, который в солнечный день принес с собой только смерть и тьму. И эти бедные обглоданные кости - дело рук Солмака, а не Луана.
        Запутавшийся и оскорбленный больше, чем он мог бы перенести, Реймон цеплялся за единственное, в чем он еще был уверен - свой гнев. Свое желание отомстить за смерть Дорфа. Отомстить любой ценой.
        - Замолчи! - зарычал он Лалу и бросился на него с копьем, нанося ему удары тупым концом копья в шею и спину, пока тот не замолчал.
        Все еще в гневе, Реймон бросился к воротам и заколотил в них. В течение нескольких минут удары отражало только эхо. Наконец на лестнице зажегся слабый огонек и кто-то осторожно выглянул из-за стены. Это был не взрослый, как ожидал Реймон, а мальчик такого же возраста, как и он сам.
        - Кто там? - испуганно спросил мальчик.
        - Реймон.
        - Ты? Но они сказали, что ты мертв! Что «дружок» Солнечного Лорда забрал тебя.
        - Я жив, как видишь. Где Солмак?
        - Они ушли отсюда вчера вечером, он и его люди. Они отправились обратно в Тереу.
        - Он не говорил, зачем он приходил?
        - Пендар, их священник, говорил речь с башни, но я понял очень мало.
        - Расскажи мне, что он говорил.
        - Что оба ребенка умерли. Лунная ведьма и «приемный отец этого ублюдка» тоже - кажется, так он сказал.
        - Да, да! - нетерпеливо прервал его Реймон. - Но почему он это сделал?
        - Я же сказал, что я понял мало. Что-то о каких-то мертвецах. О том, что ребенок солнца никогда не станет хранителем ворот между городами-близнецами. Я думаю, что речь шла о тебе. Он что-то говорил и про лунное дитя тоже, и про Ночного Лорда, оставленного тонуть в его собственных темных водах, но никто ничего не понял. Только про Солмака я понял очень хорошо. Он сказал нам, что теперь Солмак управляет ночью так же, как он управляет днем.
        - Да, и ночью, - произнес Реймон, ожесточенно кивнув. - Он всегда ею управлял. Но этому скоро придет конец.
        Последние слова он сопроводил сильным ударом по воротам. Одна из досок раскололась.
        - Что ты можешь сделать Солмаку? - спросил мальчик испуганно. - Разве хоть кто-то может с ним справиться? Посмотри, что случилось с Дорфом.
        Упоминание имени старого хранителя ворот, казалось, успокоило Реймона.
        - Послушай, - сказал он сдержанно, - принеси мне еды и воды. Достаточное количество, чтобы я мог пересечь пустыню.
        - Но если ты пойдешь за ним, он убьет тебя. Он ушел только потому, что был уверен в твоей смерти.
        - Может, умереть придется ему, - ответил Реймон.
        Он прекрасно понимал, как наивно и глупо звучат его слова - бедный деревенский мальчик, желающий бороться против самого Солнечного Лорда, - но в этот момент он об этом не думал.
        - Как ты можешь убить Солмака? - продолжал мальчик. - Он - твой отец. Это каждый знает.
        Реймон резко выпрямился. Его лицо, пылавшее до тех пор, побледнело, как отражение луны.
        - У меня только один отец, - промолвил он медленно. - И сейчас он лежит мертвым на песке. Я сын Дорфа. Другого отца у меня нет. Запомни это. Принеси мне еду и воду, или я разломаю ворота и заберу все сам.
        Его решительный тон подействовал на мальчика. Через несколько минут он вернулся с наполненным кожаным рюкзаком.
        - И вот еще что, - добавил Реймон, - присмотри за воротами, пока меня не будет. ,
        - Но… если ты не вернешься?
        - Как преемник Дорфа, я назначаю тебя. Ты станешь хранителем ворот.
        Говоря это, он как будто терял часть себя. Его ждало и еще одно испытание: обернувшись к останкам, он заметил, что Лал исчез. Странно, это расстроило его. Он хотел попрощаться с ним и, может быть, поблагодарить за свое спасение. Пожав плечами, он пошел к останкам и начал голыми руками рыть могилу.
        Работа была тяжелая и заняла много времени. Уже взошла луна. Он не останавливался, пока не покрылся потом и рядом с ним не выросли две большие кучи песка. Стиснув зубы, он осторожно перенес останки Дорфа, мягко опустил их в могилу и поспешно закопал, стараясь удержаться от воспоминаний.
        Он повернулся к останкам Пилар, собираясь похоронить их, когда вернулся Лал. Вдоль стены скользнула огромная фигура. Реймон заметил в лунном свете, что на его руке больше не было водяной змеи. Вместо этого он нес мешок и дубинку, сделанную из корня дерева.
        - Не с кем сражаться, - произнес Реймон, кивнув на дубинку, - Солмак ушел вчера.
        Но Лал думал вовсе не о сражении. Глаза его были полны слез, он положил дубинку и опустился на колени перед скелетом Пилар. Нежно и аккуратно он сложил кости в мешок. Затем он поднял дубинку и встал.
        - Город… - сказал он и показал на темноту. - Хоронить… Пилар…
        - Почему там? - спросил Реймон.
        - Пилар… принадлежать… городу… место там… хоронить…
        Хотя слова его были бессвязны, смысл их был ясен. Реймон потянулся к мешку.
        - Дай мне, - сказал он, - я отнесу их в город. Но Лал удивил его еще раз.
        - Лал… отнесет… - сказал он, мягко, но решительно отодвигая руку Реймона. - Лал… пойдет… Лал похоронит.
        - Это долгий путь, - сказал Реймон, все еще надеясь переубедить Лала. - Ты встретишь людей, которые испугаются тебя и примут за врага.
        Лал покачал головой:
        - Друг… Не враг…
        - Они-то этого не знают. Они попытаются остановить тебя, а может, и убить.
        - Не убить… - Лал указал на свою огромную дубинку. - Они драться… Лал драться…
        И с этими словам он побрел по равнине.
        Глава восьмая
        ЖЕРТВА
        В течение следующего часа Реймон делал все, чтобы убедить Лала повернуть обратно. Он пробовал угрозы, обещания, лесть и, наконец, отчаявшись, оскорбления.
        - Ты хоть понимаешь, на что ты похож? - насмехался он. - Как ты думаешь, почему Пилар тебя скрывала? Потому что она не хотела пугать людей твоим рылом! А теперь ты собираешься в город! Что ты хочешь там делать, перепугать людей до смерти? Почему бы тебе не остаться в болоте, где твоя харя не причинит никому вреда?
        Лал остановился и уставился на Реймона.
        - Лал… уродлив?.. - спросил он удивленно. Реймон нарочно поежился.
        - Ты больше чем уродлив. Ты чудовищен!
        - Лал… чудовищен… - произнес Лал, его глаза вновь наполнились слезами, но плакал он уже не по Пилар.
        Реймон поглядел на его удрученный вид и смягчился, думая, что уж теперь-то гигант отправится назад.
        - Ну, не настолько чудовищный, - добавил он, - не такой, как все, вот и все.
        Но то, что Лалу поиходило в голову, оставалось там надолго.
        - Другой… Чудовищный… - бормотал он, горестно вздыхая на каждом шагу.
        Так они продолжали свое путешествие. Лал передвигался намного быстрее Реймона. Если в прохладе ночи тому и удавалось придерживаться того же темпа, то днем под палящим солнцем он совсем выбился из сил.
        - Остановись, - взмолился он, задыхаясь. Его ноги тяжело проваливались в песок. - Дай мне передохнуть хоть немножко.
        Лал неохотно повернул обратно и присел на корточки рядом с Реймоном.
        - Город далеко, - терпеливо промолвил он. - Лал брать… мать… ты оставаться… ждать… Лал…
        - Я? - Реймон ничего не понял. - Почему я должен остаться и ждать тебя?
        - Один ребенок… хоронить мать… только один… не оба.
        Сейчас Реймон понял: Лал думал, что он идет в город по той же самой причине - похоронить останки Пилар.
        Он быстро встал и взмахнул копьем.
        - Я иду в город вовсе не из-за Пилар, - сказал он резко, - я преследую Солнечного Лорда, человека, от которого ты меня спас. Когда я его найду, то рассею его кости по песку.
        Лал неодобрительно покачал головой.
        - Пилар говорить… не убивать… - сказал он спокойно. Затем он взял копье, переломил его о колено и отбросил обломки прочь.
        - Что ты делаешь? - Подхватив кусок копья,
        Реймон размахнулся и швырнул его в Лала. Но весь гнев его тут же улетучился.
        - Я… прошу прощения… - запинаясь, сказал Реймон. - Я не хотел.
        Он ожидал ответного нападения, но Лал не двигался. Поняв, зачем Реймон идет в Тереу, он протянул Реймону палицу.
        - Взять…. - пробормотал он печально. - Тебе… Не Лалу… - Он ласково погладил мешок. - Пилар… Лалу…
        Братья продолжили путь. Темп задавал Лал. Ближе к концу ночи, заметив усталость Реймона, он поднял его на свои широкие плечи и без видимых усилий понес по равнине.
        Рассвет застал их далеко в пустыне. Впереди из тумана и облаков розовели горы. Вскоре солнце поднялось над горизонтом и наполнило равнину ярким светом.
        Лал продолжал двигаться вперед, хотя было видно, что он устал. Шаги становились медленнее, тяжелее. Через несколько часов после восхода солнца небо над ними наполнилось скользящими фигурами - стервятниками.
        - Нам надо найти тень, - пробормотал Реймон запекшимися губами. Макушка его нестерпимо нагрелась, во рту было сухо и кисло.
        Лал остановился и внимательно огляделся. Приблизительно в двух-трех сотнях шагов виднелась роща кактусов, Лал направился туда.
        Мясистые стволы безжизненно торчали под палящим солнцем. Они росли вплотную друг к другу, образуя подобие защиты от солнечных лучей.
        Несмотря на усталость, Лал не стал отдыхать. Устроив Реймона в тени, он взял копье и сделал надрез в ближайшем кактусе. Оттуда потек холодный сок, пить его было намного приятнее, чем нагревшуюся воду из фляжки Реймона. Они передвигались от растения к растению, пока не утолили жажду.
        День клонился к вечеру, когда Реймон проснулся. Лал сидел неподалеку с озабоченным видом, казалось, он ничего не видит. Он держал полированный наконечник и пытался поймать там свое отражение. Ему это удалось, так как он внезапно издал стон и опустил копье. Затем он поднял его и посмотрел снова.
        Реймон подошел, взял копье и заткнул его за пояс, где оно уже не могло причинить никого вреда. Он пытался найти слова утешения, но ничего не смог выдумать. Ужасная внешность Лала делала все, слова утешения бессмысленными. Реймон отвернулся и открыл рюкзак.
        Лал не мог промолчать.
        - Лал… ужасный… - прошепелявил он, повторяя слово, которое говорил прошлой ночью, и добавил: - Реймон… пре… пре… - Но это слово оказалось слишком сложным для него и вместо этого он сказал: - Реймон хороший.
        - Нет, - буркнул Реймон, - не хороший.
        - Хороший, - бубнил Лал, не слушая возражений.
        Солнце село, когда они закончили свою скудную трапезу и направились к горам.
        Прежде чем ночь перевалила за половину, Лал снова поднял Реймона на плечи. Теперь, когда его ничего не задерживало, он зашагал намного быстрее, чем мог идти обычный человек. Вскоре они достигли первых холмов.
        Начал дуть ветер, бросая песок в их лица. Неожиданно Лал остановился, указав на маленькую пещеру неподалеку.
        - Нет, еще не время, не сейчас, - возразил Реймон, пытаясь убедить его идти дальше. - Мы должны идти, пока есть силы и пока не так жарко.
        Лал в сомнении покачал головой.
        - Люди… увидеть… - сказал он, его темные глаза тревожно осматривали холмы. - Увидеть Реймон, увидеть Лал…
        - И что с того? - спросил Реймон нетерпеливо. Он совсем забыл о том, что ему говорили о горном народце.
        Но Лал помнил. Выросший в болоте, постоянно боявшийся за свою жизнь, он был вынужден быть подозрительным.
        - Лицо… - сказал он и прикоснулся ко лбу. - Другой… Враг… Недруг…
        Чтобы скорее настигнуть Солмака, Реймон готов был проигнорировать собственное предупреждение.
        - Что ты волнуешься? Чего ты боишься? - засмеялся он и соскользнул с плеч Лала, - Какой враг, здесь вообще никого нет!
        Желая подтвердить свои слова, Реймон пошел вперед. Внезапно он уловил краем глаза какое-то движение. Он быстро обернулся, но никого не заметил. Холмы были пусты. Мелькнула мысль послушаться Лала, но было так жалко терять целый день. Тут ему показалось, что он уловил еще движение на далеком холме, но, сколько он ни всматривался, ничего конкретного увидеть не смог.
        Здесь никого нет, решил наконец Реймон. Те движения - просто игра света и тени. Они приблизились к наклонному горному хребту, пересеченному глубоким оврагом… Солнце припекало все сильней, и Реймон обернулся к Лалу, чтобы предложить остановиться.
        Внезапно раздался дикий грохот. Подняв голову, Реймон увидел катящийся на них огромный валун.
        - Уходи! - проревел Лал. Оттолкнув Реймона, он бросился навстречу камню.
        Реймон отскочил в сторону. Валун с шумом пролетел. В облаках пыли Реймон смог разглядеть Лала, придавленного валуном.
        - Уходи… - простонал он, даже не пытаясь выбраться.
        Грохот раздался снова. Сверху катился валун.
        Для Реймона это была бы верная смерть, если бы не Лал. Второй валун налетел на первый, и теперь Лал изо всех сил удерживал оба камня.
        - Уходи! - простонал он в третий раз. Сверху полетел третий валун. Лал не выдержал удара. Выпустив камни, он кубарем полетел в овраг.
        Реймон вновь заметил движение. Маленькие фигуры бежали к нему с разных сторон. Вокруг замелькали бледные лица.
        Цепкие руки схватили его.
        - Лал! - закричал Реймон в отчаянии. Но никакого ответа не последовало.
        Глава девятая
        ПЛЕННИК
        Его вели с крепко связанными руками через узкие горные кряжи и овраги. Сначала он пытался оглянуться назад, в тщетной надежде увидеть Лала среди скал. Но по горным хребтам перекатывались лишь клубы пыли. А вскоре их процессия отошла так далеко, что Реймон уже не мог отличить одного оврага от другого.
        Он все еще находился в состоянии шока и поэтому не мог до конца осознать происходящее. Его непрерывно подгоняли. Как он ни старался идти быстрее, им все казалось недостаточным.
        Ведущие его создания были очень низенькими, с бледными круглыми лицами и темными глазами.
        - Не останавливаться! - кричали они всякий раз, когда Реймон пытался замедлить ход. - Боран не велел останавливаться! - и толкали его копьями, пока он не побежал, задыхаясь.
        Он едва запомнил тот день. Не в силах даже поднять голову, он видел только пыль под ногами, пыль забивалась ему в нос и мешала дышать.
        Вечером Реймону едва хватило сил проглотить немного еды. После нее он забылся тяжелым сном.
        Очнулся он среди ночи от сильного холода. Звезды ярко сияли в черном небе.
        Он крикнул, и на его крик вышла женщина. Она пристально посмотрела на него жесткими глазами. - Холодно… - прошептал он, запинаясь.
        Женщина, казалось, удивилась, как будто сама мысль о холоде была ей непонятна - ее собственное тело было едва прикрыто. Лишь коснувшись его, она поняла, что он действительно замерз. Беспомощно пожав плечами, женщина показала ему пустые руки, как бы объясняя, что у нее нет ничего теплого.
        - Пожалуйста… - умолял он.
        Женщина отошла. Через несколько мгновений до Реймона донеслись голоса.
        - Есть только одна возможность, - услышал он решительный голос женщины.
        - Но у него другое тело, - ответил мужчина, - посмотри на его кожу и волосы. Он - дитя солнца, горячих равнин. Почему бы не позволить горам делать свое дело?
        - Ты сам знаешь почему. Боран велел оставить в живых по крайней мере одного из них.
        - Ну и что? Это глупый приказ. Все равно парень скоро умрет.
        - Да, но только после того, как его увидит Боран. Он должен убедиться, что это тот ребенок.
        - Достаточно одной головы, чтобы в этом убедиться. А в остальном нет нужды.
        В кристальном воздухе резко зазвучал голос женщины:
        - Если тебе так нравится рубить головы, то почему бы тебе не срубить голову чудовища? Что тебе мешает?
        Возникла пауза.
        - А ты бы смогла к нему прикоснуться? - наконец ответил мужчина. - Ведь не только мне страшно. Но мальчик-то не такой. Один взмах топора…
        - Хватит! - прикрикнула женщина угрожающе. - Не ты хранитель, а Боран. Ослушаешься - и Солмак получит еще одну голову. Можно и твою пронести через ворота.
        Аргумент подействовал, и скоро женщина вернулась, ведя за собой остальных жителей селения. Не пытаясь скрывать отвращения, они собрались вокруг Реймона и прижались к нему своими теплыми телами. Некоторое время Реймон продолжал дрожать, ничего не чувствуя, но затем их тепло подействовало, и, исполненный благодарности, он уснул.
        Следующее утро выдалось ясным, но через час подул ветер и опустился туман. Как он знал из рассказов Дорфа, это и было обиталище горного народца - место, где виднелись только скалистые пики. Для Реймона такая природа выглядела суровой и непривлекательной, намного хуже, чем та залитая солнцем равнина, на которой он вырос. Но его охранники реагировали по-другому. Сильный ревущий ветер вызывал улыбку на их лицах, а туман заставлял их ласково и довольно кивать друг другу.
        Несчастный и промерзший, с инеем на волосах и ресницах, Реймон осматривал окрестности. Долину перегораживала каменная стена, поверх которой возвышались острые пики. Под защитой стены располагалось множество пещер. Над каждой поднимался темно-серый дым, который Реймон вначале принял за туман. Он понял свою ошибку, когда его подвели и втолкнули в одну из пещер и он ощутил тепло.
        Он оказался в широкой комнате с низким потолком, освещенной несколькими масляными лампами. Лампы горели ярко, но несмотря на этот свет, поднимающийся от небольшого водоема, пар делал все нечетким. Вода в водоеме мягко бурлила.
        В облаках пара стоял человек. Реймон заметил, что он выше, чем большинство представителей горного народца, глаза его были темнее, борода и волосы на голых обнаженных руках были намного гуще, чем у любого из его соотечественников.
        - Да… - протянул он, пристально разглядывая Реймона. - Это один из них, никаких сомнений. - Он обратился к женщине, стоявшей за спиной Реймона: - А что с другим? Чудовищем? Оно еще живо?
        - С ним было какое-то чудовище, Боран. Настолько огромное, что нам пришлось его убить.
        - Точно чудовище? - Да.
        - И они направлялись сюда?
        - Прямо к западу.
        - Солнечный Лорд ошибся, - пробормотал Боран, - оба они остались живы. Оба шли прямо на запад, а он был уверен, что мы в безопасности. Интересный поворот событий.
        Затем он обратился к Реймону.
        - Скажи мне, мальчик, - проговорил он холодно. - Зачем ты преследуешь Солнечного Лорда?
        Реймон едва начал согреваться и попытался сохранить самообладание.
        - А почему бы мне не следовать за ним? Боран громко засмеялся.
        - Нет, вы только послушайте его, - сказал он, вытирая выступившие от смеха слезы.
        - Я задал тебе вопрос, - продолжил Реймон с вызовом.
        Боран прекратил смеяться и посмотрел на него оценивающе.
        - Я тебе объясню, - ответил он. - Потому что разумные люди не ищут смерти. Добрые мы или злые, все мы спасаем свои собственные шкуры.
        - Все, кроме Лала, - пробормотал Реймон вполголоса.
        Он не хотел говорить это. Или даже думать об этом. Слова, казалось, вырвались сами собой.
        - Кроме кого? - спросил Боран, прикладывая ладонь к уху.
        Реймон покачал головой.
        - Ты его не знаешь, - сказал он грустно. - Это тот, кто не задумывался о себе. Он больше думал о других.
        - Тогда он дурак. И ты тоже. Бегать за своим врагом…
        - Но почему Солмак мой враг? - спросил Реймон, надеясь разрешить вопрос, мучивший его в течение стольких дней.
        Боран недоверчиво посмотрел на него.
        - Не строй из себя идиота, парень. Он еще спрашивает почему! Как любой разумный правитель он боится своих преемников. Тех, кто мог бы отнять у него власть. Единственное, что может его спасти, - это твоя смерть до того, как ты достигнешь совершеннолетия. А что бы сделал на его месте ты? Упустил бы ключ от Солнечных ворот? Нет, кто-то из вас должен погибнуть - или он, или ты.
        - Тогда это будет он, - мрачно выговорил Реймон, вспоминая в этот момент не только Пилар и Дорфа, но и смерть Лала в овраге.
        Боран вновь засмеялся.
        - Ах, что значит быть молодым и полным надежд, - сказал он весело. - Но ничего, время это изменит. Время все меняет. А у тебя его так мало. Ровно столько, сколько падает топор. И он взмахнул рукой так, будто в ней был топор.
        - Что… Что ты имеешь в виду? - спросил Реймон испуганно.
        Но он и сам уже догадался.
        - Что я имею в виду? - ухмыльнулся Боран. - Только то, что совсем скоро твоя голова расстанется с телом. Только и всего.
        Реймон похолодел. Он изо всех сил пытался выжать улыбку, но ему это не удалось.
        - Но почему? Почему ты хочешь убить меня? Мы же никогда не виделись и вряд ли увидимся снова!
        Боран осторожно провел большим пальцем по острию топора.
        - Ты - угроза всемогущему Солмаку. Убить тебя мне ничего не стоит. Знал бы ты, сколько золота я получу за твою голову в Тереу!
        Стражники схватили Реймона, заставили встать на колени и положить голову на каменный барьерчик водоема. Изогнувшись, он увидел ноги приближающегося Борана.
        - Подожди! - закричал он. - Я… Я заплачу тебе намного больше!
        - Ты? Больше? Ты можешь заплатить больше, чем Солнечный Лорд?
        Реймон рванул ворот туники и вытащил амулет.
        - Возьми вот это!
        - Что это? - спросил Боран с интересом. Он нагнулся, желая разглядеть амулет ближе. - Откуда у тебя это? Ты отобрал этот амулет у чудовища?
        - Нет, - твердо ответил Реймон. - У него есть такой же, но этот - мой. Мне дала его моя мать. Она сказала, что он покажет дорогу. Там, где нет солнца…
        Он выпалил эти слова просто потому, что не знал, что еще говорить. Боран посмотрел на него почти с восхищением.
        - Ты, конечно, дурак, парень, - произнес он медленно, - но храбрый. Солмак опасен, но Луан еще опаснее. Зачем ты ищешь его? Он чудовище, он уничтожает все вокруг. Все, что можно сделать, - это утолять его голод ежемесячной данью. Что заставляет тебя идти туда?
        Реймон ничего не понял. Он удивлялся, почему он до сих пор жив и не знал, что отвечать.
        - Есть ли у меня выбор? - спросил Реймон.
        - Я думаю, что есть, - ответил Боран, - но решиться отправиться туда? Туда, где текут темные воды и обитают страшные существа? Ты думаешь, почему Солнечные ворота заперты всегда? И почему Солмак, при всем его могуществе, платит ежемесячную дань? Чтобы не вызвать гнев Луана! Но добровольно сражаться с ним, да еще на его территории… Многие предпочли бы умереть…
        Реймон ухватился за слова о смерти.
        - Ты говоришь, что я все равно умру? - прервал он Борана.
        Боран пожал плечами.
        - Я не могу изменить существующий порядок, - сказал он. - Я не хочу терять золото и доверие Солмака, которые я получу за твою голову. Но я восхищен твоей смелостью и награжу тебя за это. Я отведу тебя в Тереу живым. Все остальное решит Солмак. Реймон не знал, к чему готовиться.
        - А пока поешь и отдохни, - продолжал Боран, - мы выходим завтра на рассвете.
        Он помахал Реймону, но передумал и позвал его обратно.
        - Маленькое предупреждение, мой юный друг, - сказал он тихо. - Не прими мое великодушие за слабость. Знай, твоя голова может легко оказаться на острие копья.
        Реймона вывели наружу. Порыв холодного ветра заставил его съежиться. Он чувствовал себя чудовищно усталым. Стражники привели Реймона в другую пещеру, намного меньшую, чем первая. В ней не было кипящего водоема, только отверстие в полу, через которое поднимался пар. Реймону дали немного мяса и оставили одного. В углу он нашел кусок козлиной шкуры и завернулся в него. Вскоре он заснул.
        Реймон собирался спать совсем недолго, но усталость взяла свое. Когда он вновь открыл глаза, был уже вечер. Пещера была не освещена. Несколько минут он лежал в тепле, вновь вспоминая разговор с Бораном. По крайней мере, одну вещь Реймон понял - он получил отсрочку. Его отдадут в руки врага живым. Что ж, все было не так уж плохо - теперь он мог быть уверен, что доберется до Тереу и сможет бросить Солмаку обвинения во всех его преступлениях, а может быть, и узнать, почему его ненавидит собственный отец. С другой стороны, он - беспомощный пленник. Его отдадут безжалостному человеку, не знающему милосердия.
        Реймон сбросил шкуру и подкрался к открытой двери. Единственный стражник стоял снаружи, повернувшись спиной к пещере. Он был маленький даже для своего народа. Возможно, Реймону удалось бы его побороть.
        Он решил не задумываться о последствиях. Схватив козлиную шкуру, он набросил ее на стражника и затащил его внутрь. Последовала жестокая схватка. Стражник, против ожидания Реймона, оказался намного сильнее и отчаянно сопротивлялся. Некоторое время они катались по полу из стороны в сторону. Тело Реймона ныло от ударов. Из последних сил он бросился вперед и тяжело рухнул на стражника. От удара тот потерял сознание.
        Обессиленный Реймон добрался до двери и выглянул наружу. Увиденное заставило его сердце дрогнуть. Ворота были открыты, около них кипела бурная деятельность. В воздухе летали сигнальные ракеты, на стене ярко горели огни, люди метались вдоль стены. Пройти незамеченным было невозможно. Измученный схваткой со стражником, Реймон не выдержал бы еще одной.
        Понимая безвыходность ситуации, Реймон колебался. Он нерешительно стоял на пороге. Впервые он подумал о Лале… Ему так не хватало Лала в его нелегком путешествии.
        Перед его глазами возник образ Лала в овраге. Застонав, Реймон попытался прогнать образ, но не смог. Он взглянул вниз. В свете факела мелькнул знакомый силуэт. Гигантская фигура двигалась по равнине. Реймон знал, что это невозможно, что это всего лишь игра света или обман зрения. Этого просто не могло быть. Но надежда не оставляла его, и он тщетно вглядывался в равнину. Стон стражника вернул Реймона к действительности. Единственным шансом на спасение было быстрое бегство. Ворота уже закрывались. Реймон подобрал посох стражника и бесшумно спустился по каменным ступеням. Он побежал к воротам, ожидая, что его тут же схватят. Но рев ветра заглушал его шаги. Группа людей медленно толкала массивные ворота, и Реймон с радостью подумал, что еще успеет выскользнуть. Он ускорил бег и почти достиг цели, но в этот момент его заметили.
        - Мальчишка! Лови его!
        Кто-то попытался остановить его, но Реймон ударил противника посохом. На пути немедленно возник другой. Реймон отбросил его в сторону, но теперь против него обратился ветер, заставляя бороться за каждый шаг. Если бы он смог ухватиться за ворота, то успел бы ускользнуть. Но брошенное копье заставило его отпрянуть. Реймон запустил копье обратно. Ворота закрылись с тяжелым стуком. Ветер прекратился.
        Наступила тишина. Реймон обернулся к окружившим его преследователям. Он попытался пробиться, крутя посох над головой. Несколько фигур упало, но их место заняли другие. Из пещер выбегали все новые и новые люди с факелами в руках. В свете факелов фигуры казались огромными. Но одна из них была действительно такой: Лал, как лунный дух, пробирался через ночь.
        - Лал! - попытался выкрикнуть Реймон, но не смог. Толпа в ужасе расступилась, только Боран остался стоять неподвижно. Лицо его было искажено от гнева.
        Глава десятая
        ЗАЛОЖНИК
        Так вот как ты отплатил мне за щедрость! - воскликнул Боран, перекрывая рев ночного ветра. - Я подарил тебе еще несколько дней жизни, а от тебя никакой благодарности. Больше я этой ошибки не повторю. Солмаку нужна твоя жизнь. И он ее получит!
        Он стоял в неясном свете факелов, гневно сверкая глазами.
        Реймон, окруженный вооруженными мужчинами и женщинами, уронил посох.
        - Чего же ты ждал? - закричал он. - Чтобы я сдался без боя?
        - Ждал? - передразнил его Боран сердито и, выхватив копье у одного из спутников, приставил его острие к горлу Реймона. Наточенный камень проткнул кожу, и струйка крови побежала по его груди.
        - Мы дважды сохраняли тебе жизнь. Дважды! Первый раз в овраге, когда мы убили чудовище, и второй, когда я решил не пачкать топор твоей кровью. Это ли не крупное везение? Кто ты такой, бесчестное создание?
        Реймон был готов возразить, но остановился, внезапно вспомнив прощальные слова Дорфа и его проклятие, звучащее над полями. Усталым жестом он провел рукой по губам и взглянул в воспаленные глаза Борана.
        - Ты, наверное, прав, - прошептал он. - Наверное, я и вправду бесчестен. Впрочем, как и Солмак.
        - Бесчестен он или нет, - возразил Боран, - свои долги он платит. Золотом! - И он отвернулся, сделав знак толпе следовать за ним.
        Сподвижники Борана потащили беспомощного Реймона к освещенным пещерам. Он не сопротивлялся. Зачем? Он только что слишком хорошо осознал, как скоро присоединится к своей маленькой семье - Пилар, Дорфу и Лалу - чтобы сойти к ним во мглу.
        Его лицо побелело от ужаса, губы затряслись мелкой дрожью, когда его втолкнули в одну из пещер. Боран уже был там, он стоял с топором в руке. Выражение его лица говорило о том, что мольбы бесполезны.
        Боран подал знак, и Реймона снова поставили на колени, прижав головой к каменному выступу колодца. С этого места он не видел входа, но слышал шарканье ног входящих в пещеру людей. По движению теней вокруг Реймон понимал, что в руках они держат факелы.
        - Хорошо известно, - торжественно сказал Боран, - что Горные ворота - единственные в нашей стране, сквозь которые проход закрыт. Умные путешественники платят дань и проходят. Мы здесь собрались для того, чтобы взыскать дань с этого мальчика.
        - Головой! - крикнул кто-то. - Пусть заплатит головой!
        - Он и заплатит, - усмехнулся Боран, - а затем сможет продолжать свое путешествие. С нашей помощью, разумеется.
        Несколько человек нерешительно засмеялись, но замолчали, как только начала подниматься тень топора. Реймон крепко зажмурился и не заметил появления огромной черной фигуры. Затем он услышал дикий рев, за которым последовали громкие крики ужаса: люди вопили, неистово продираясь к выходу.
        Пока сильные руки прижимали его к холодному полу, Реймон не мог и шевельнуться, но как только из-за этой суматохи хватка ослабла, он стремительно откатился в сторону. И как раз вовремя - топор упал, расколов каменный выступ.
        Реймон тут же поднялся на ноги. Голова кружилась, в залитых потом глазах стоял туман. Он смог разглядеть лишь массивную фигуру, похожую на Лала. Он потряс головой, поморгал и в изумлении уставился на своего спасителя. Тот был такой же огромный, но выглядел намного страшнее: голова, руки, широкая грудь были покрыты запекшейся кровью, грубые волосы смерзлись и стояли дыбом, множество багровых ран зияло на щеках и шее. Чудовище вновь заревело, схватило отбивающегося Борана и подняло его над головой.
        Реймон немного оправился от испуга. Взяв остатки разбитого топора, он хотел обрушить их прямо на беззащитную спину Борана. Но гигантская рука перехватила удар.
        - Нет, - мягко прошелестел голос. Внезапно Реймон понял, что перед ним действительно стоит Лал, глаза Лала глядят с окровавленного лица. Великан мягко, но решительно отобрал у него топор.
        - Как… - выдохнул он с изумлением.
        - Идем… - перебил его Лал. - Реймон… идем… Волоча Борана за шиворот огромной рукой, Лал проскользнул в дверь. Реймон шел за ним. Сильный порыв ветра со снегом ударил им в лицо, и в следующее мгновение вслед им полетело несколько копий.
        С одного из наблюдательных постов раздался невнятный голос:
        - Отпустите Борана или умрете оба.
        - Убивайте, убивайте! - закричал Боран и попытался вырваться, беспомощно колотя по огромной руке Лала.
        Не дожидаясь реакции стражников, Лал избрал единственный способ спасения. Подобрав одно из копий на длинном древке, он швырнул его в ворота, где оно со звоном застряло.
        - Открывай! - взревел он. Затем, чтобы показать, что случится, если требование не будет выполнено, он взял Борана одной рукой за шею и поднял его повыше, сжав пальцы, приглушая протестующий вопль пленника.
        Намек был понят правильно, и уже через несколько мгновений маленькие фигурки спускали лестницу к воротам, а остальные разбегались в разные стороны от освещенных пещер.
        - Нет! - закричал Боран, стоило Лалу ослабить хватку на его горле. - Не открывайте ворота! Убейте их, это приказ!
        Работа наверху замедлилась, но Лал поднял другое копье и метнул его к воротам с такой силой, что древесина застонала от удара. За ним последовало третье копье, наконечник которого попал в один из металлических гвоздей обшивки, и посыпался дождь из бело-синих искр.
        После этого уже никто не колебался: люди поспешно высвободили засов и опустили ворота, несмотря на протестующие вопли своего предводителя.
        Лал, ничуть этим не смущаясь, вытащил что-то из-за пояса и вложил в руку Реймона. Это было копье, которое Реймон принес с болота. Также за пояс Лала была заткнута узловатая булава, но он не тронул ее, предпочитая защищаться Бораном. Когда ворота медленно отворились, он, тяжело ступая, прошел вперед, крепко держа Борана за горло. Он не обернулся на стражников, которые стояли на стене, глядя ему вслед.
        Реймон же оглянулся, и увидел холодный блеск оружия, направленного на них. Но рядом с ним находилось нечто, в равной степени жуткое. Лицо Лала на мгновение осветилось неверным светом факела. Оно было покрыто коркой запекшейся крови, одна бугорчатая щека была продрана почти до кости, распухшие губы были так покрыты рубцами и порезами, что рот превратился в багровую рану. Реймон не мог помочь тащить Борана, он и так отставал на пару шагов, когда они выбирались из ворот.
        Отойдя подальше, Лал остановился, оторвал две тонкие полоски материи от своей туники, связал Борану руки и заткнул ему рот. Проделав это, он взвалил сопротивляющееся тело на свое плечо и с трудом пошел вперед.
        Снегопад усилился, ветер нес мокрые хлопья с бешеной яростью. Кроме того, было очень холодно, так холодно, что каждый вдох, казалось, обжигал легкие. Через несколько минут губы Реймона задрожали и посинели, окоченевшие руки примерзли к копью, которое он прижимал к груди. Прямо над ними, гонимые ветром, бесконечно неслись низкие облака. Тьма окружала их со всех сторон, и лишь покатый склон служил им ориентиром.
        Задолго до полуночи Реймон уже начал спотыкаться от усталости. Он с трудом брел через сугробы или на ощупь перелезал через скалы, разбросанные тут и там по долине.
        Его волосы покрылись льдом и снегом, и наконец он стал молить об отдыхе. Но Лал понимал, что только ходьба может спасти их, и шел все быстрее и быстрее. Реймон отчаянно вцепился в подол туники Лала. Ему казалось, что этот путь никогда не закончится.
        В отчаянии он попросил Лала понести его, но великан проигнорировал его просьбу. Ярость и обида захлестнули Реймона.
        - Ты хочешь, чтобы я сдох? - закричал он охрипшим голосом, - Ты мне завидуешь, вот что! Потому что ты такой… Такой!..
        Он силился придумать какие-нибудь обидные слова, чтобы побольнее уязвить Лала. Но вместо этого ему представился путь через болото, который день за днем самозабвенно проделывала Пилар ради своего второго ребенка.
        - Я ненавижу тебя! - завопил он в отчаянии. - Ох как я тебя ненавижу!
        К середине ночи даже злость оставила его. Изнуренный ледяным холодом и борьбой с ветром, он должен был собрать всю волю и силы, чтобы хотя бы остаться в живых. Почти без сознания, он падал и не замечал, как Лал возвращался, помогал ему подняться и заставлял идти вперед. Он уже не помнил, как глухой ночью великан нашел убежище под упавшим куском скалы. Лал прижал тело Реймона к собственному и растирал его отмороженные конечности, пока тот не начал дышать ровно и глубоко.
        Только утром Реймон очнулся. Было довольно тепло, хотя и ветрено. Он открыл глаза и увидел изуродованное лицо Лала, покрытое коркой запекшейся крови.
        Он не смог преодолеть отвращения и, вывернувшись из заботливых рук Лала, вскарабкался на край скалистой пещеры.
        Лал вздохнул.
        - Лал… некрасивый… - прошелестел он.
        - Нет, - Реймон запнулся, внезапно устыдившись. - Нам надо идти дальше. Туда, где теплее.
        Лал грустно покачал головой.
        - Тепло… хорошо… - согласился он. - Еда… хорошо… тоже.
        И он вытащил из-за пазухи знакомый мешок. Не тот, в котором хранились останки Пилар, тот он всегда ревниво держал при себе, а кожаный рюкзак Реймона.
        Увидев свой рюкзак, Реймон понял, что безумно голоден. Он выхватил его из рук Лала и набил рот зерном. Он жадно глотал, потом доставал еще и еще, пока Лал не остановил его.
        - Еда… для человека… - проговорил он, кивнув в сторону.
        До сих пор Реймон и не замечал связанного Борана. Изо рта у него все еще торчал кляп, и он пристально наблюдал за ними из своего угла. На него не подействовал ночной мороз, его темные глаза глядели враждебно, он был особенно бледен и напряжен.
        Почувствовав укол совести, Реймон подошел к Борану, вытащил кляп из его рта и протянул горсть зерна. Но Боран злобно оттолкнул мальчика ногой, разбросав зернышки.
        - Ты думаешь, я приму пищу от близнецов из Тереу? - сказал он высокомерно. - Щенки! Один - дурак, другой - чудовище, каких поискать. Теперь понятно, почему Солмак хочет поскорее отделаться от вас обоих. Человек, если он в здравом уме, никогда в жизни не признает таких сыновей!
        - Ты ошибаешься, - холодно ответил Реймон. - Солмак приходится отцом только одному из нас. Моя мать знала еще и Ночного Лорда. Он и есть отец Лала.
        - Луан! - ухмыльнулся Боран. - Эта жалкая тварь! Ни одна порядочная женщина не признала бы его мужем. А даже если бы и признала, то долго не протянула бы.
        - Что ты несешь? - возмутился Реймон. - Она жила в деревне, где я вырос.
        - Ну и дела творятся в нашем государстве! Ты что, хочешь, чтобы я поверил, что близнецы произошли от двух отцов? - глумливо спросил Боран. - От сил света и сил тьмы? Так, что ли?
        - Почему нет? - ответил Реймон. - Ты сам видишь, какие мы разные.
        Боран злорадно захохотал. Угомонившись, он произнес:
        - Знаешь, что говорят мудрые люди? Счастлив тот, кто знает своего ребенка. И счастлив ребенок, знающий своего отца. Или ты не согласен? Он скорчил хитрую гримасу.
        - С другой стороны, ты, возможно, думал об этом слишком много, - добавил он, обращаясь только к Реймону. - Может, лично тебе очень не хочется называть этот ужас родным братом, а обоих вас - детьми Солмака. Тогда как сводный брат, сын Луана, это уже не так противно. Выходит, что у вас только мать общая. А кому какое дело до неизвестной потаскухи, которая?..
        Лал бешено взревел и вскочил на ноги, готовый броситься на нечестивца, но Реймон сам сумел заставить Борана замолчать. Он изо всех сил схватил его за волосы и треснул о каменный пол. Несмотря на то, что руки Борана были связаны, он быстро вскочил, бледный от ненависти.
        - Ах ты тварь! - яростно воскликнул он. Реймон выхватил копье. Боран бросился вперед и непременно наткнулся бы на него. Но тут вмешался Лал, который растащил их в стороны как котят.
        - Не убивать! - взревел он, оттесняя Реймона в сторону. Затем огромными ручищами схватил маленького Борана и принялся отчаянно трясти до тех пор, пока его голова беспомощно не повисла. - Не говори… плохо… про маму…
        Реймон увидел сверкнувшие в огромных глазах слезы и понял, что Лал оскорблен за Пилар. Он подошел к брату и осторожно прикоснулся к его руке.
        - Ладно тебе, - проговорил он, - пусть себе болтает. Это уже не причинит ей зла.
        Он хотел сказать еще что-нибудь хорошее. Но, взглянув на обезображенное лицо Лала, покрытое шрамами и кровоподтеками, Реймон не смог заставить себя продолжить, не смог открыто признать, как многим он был обязан ему, этому болотному созданию, и как сильно он зависел от него. Мальчик глубоко вздохнул, борясь с самим собой, не желая допускать в себе подобные чувства. Лал, охваченный вновь пробудившейся скорбью, стряхнул с себя его руку.
        - Пилар… мама… заботится о Лале… Лал! - рыдал он все громче и громче. - Лал… заботится о Лале!.. - повторял он, жалуясь скалистым вершинам.
        Лал отбросил Борана в сторону и вышел из пещеры. Он прижал к своей груди мешок с останками Пилар и принялся баюкать его так же заботливо, как незадолго до того баюкал Реймона, защищая его от леденящего холода ночи. Его губы шевелились, и Реймон сквозь рев ветра смог расслышать обрывки скорбной песни.
        Реймон рассержено повернулся к Борану.
        - Ты! - воскликнул он. - Что ты наделал!
        - Что я наделал? - ухмыльнулся Боран. - Посмотри лучше на себя, жалкий щенок.
        Реймон злобно пнул его.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Ну как же. Это чудовище - твой спутник. Ты обращаешься с ним как с равным. С равным! Такие выродки рождаются раз в поколение. Это уродливый символ того, что скрывается за пределами Тереу, в черных недрах Запрещенного города. Пока другие стремятся уничтожить его, ты объединяешься с ним! И это отношение, которое вызывает доверие и уважение к тебе? Я не удивляюсь, почему Солмак хочет твоей смерти. Разве ты сможешь быть достойным хранителем Солнечных ворот? Из всех детей солнца только у тебя брат - чудовище. Да ты сам откроешь ворота, чтобы впустить Луана. Ты сам пригласишь его набросить свою дьявольскую завесу на страну.
        - Лжешь! - воскликнул Реймон, замахиваясь.
        - Давай, - горько усмехнулся Боран, - покажи, какой ты храбрый. Ударь беззащитного.
        - Беззащитного? - с горячностью ответил Реймон, попавшись на удочку. - Сейчас исправим. Знаешь что, - сказал он, - ты нам больше не нужен. Если я отпущу тебя, дашь мне слово, что вернешься к своим людям?
        - А куда мне еще идти? - ответил Боран.
        - Тогда уходи, - сказал Реймон и распустил веревки. Очутившись на свободе, Боран отскочил в сторону. Но побежал он совсем не в ту сторону своей страны. Сделав три больших прыжка, Боран достиг утеса, примыкавшего к тропе, находя пальцами рук и ног щели и выступы, невидимые глазу. Его проворное тело стремительно продвигалось наверх, к ровной поверхности.
        За секунду перед тем, как беглец достиг вершины, раздался рев Лала. Огромный валун пролетел по воздуху и раскрошился об утес справа от Борана. Такой же огромный камень ударил слева. Но Боран бесстрашно карабкался, извиваясь по покатой скале под градом грохочущих и разбивающихся камней, и, наконец, забрался на пологую поверхность.
        - Ты же сказал, что вернешься к своим людям! - негодующе закричал Реймон. - Ты дал мне слово!
        - Ну-ка, пошевели мозгами, жалкий щенок, - напомнил ему Боран и рассмеялся. - Я ответил тебе вопросом, а не обещанием. Не давал я тебе слова, дурачок.
        Разъяренный тем, что Боран его так легко провел, Реймон поднял камень и запустил его из всех сил. Не нанеся никому вреда, камень беспомощно отскочил от скалы, далеко не долетев до своей цели.
        - Ты обманул меня! - закричал он.
        - Тут мы квиты, - радостно парировал Боран, - потому что ты обманул меня с тем золотом, которое мне было обещано за вашу милую парочку. Но хоть мне и не удастся, к сожалению, доставить ваши головы к Солмаку, кое-что приятное для вас я все же могу сделать. Я могу предупредить его о вашем приближении. Могу помочь ему приготовиться к вашему приему. За это он меня и наградит!
        Он легко побежал по склону, и вскоре его маленькая фигурка исчезла в клочьях низких облаков.
        Все еще чувствуя себя дураком, Реймон повернулся к Лалу. Его суровое лицо никогда не было более грозным, он крепко прижимал к себе останки Пилар.
        - Плохие… люди… - прошелестел он. - Люди ждать… Реймона… Лала… плохо… плохие…
        Глава одиннадцатая
        ЗАНА
        На следующий день они миновали горы. Скалистый горный хребет еще прятал от взора жаркую, низко расположенную страну, но незадолго до полудня они пересекли его и стояли, всматриваясь в широкую, плоскую долину, которая, изгибаясь, уходила в туманные дали. В одном месте ее пересекала речка. Низкие участки были того же скучного желтого цвета, как и широкие отлоги на другой стороне. Только лишь где случайная ветряная мельница обнаруживала присутствие водоема, виднелся яркий всплеск буйной растительности, словно художник оставил на полотне случайный мазок. На раскаленном песке росли лишь тощие пальмы с сухими поникшими ветвями и зеленые кактусы.
        Они шли, зной усиливался. Фляги с водой опустели, и путники с вожделением всматривались в ближайший источник, хотя и знали, что не осмелятся приблизиться к какому-либо поселку при свете дня: ведь стоило Лалу показаться людям, и новость разнесется по долине, подобно пожару. Вместо этого они решили укрыться в пальмовой рощице, которая отбрасывала редкую рассеянную тень и немного защищала от солнца.
        Когда они тащились через пески к этой рощице, Реймон вдруг заметил, что Лал подволакивает ноги и немного покачивается при ходьбе.
        - Что с тобой? С тобой все в порядке? - спросил он.
        - Лал… устал… - признался великан смущенно.
        Но его стоны и тяжелое дыхание говорили о большем. Только теперь Реймон осознал, что даже мощь Лала имеет свои пределы. Пересечение пустыни и переход через горы были достаточным испытанием, а вдобавок к этому битва в овраге. Кто знает, насколько сильно он был изранен?
        Встревоженный, Реймон склонился над ним, заставив себя взглянуть в лицо, которого он обыкновенно избегал. С острым внезапным чувством вины он увидел, насколько серьезны раны, которые он принимал за царапины. Незалеченные, они покрылись пылью и загноились.
        - Лал, послушай, - сказал он, - я сбегаю за водой. Жди меня здесь.
        - Лал… тоже… пойдет, - послышался ответ, и Лал попытался встать, но снова упал. По его запыленным волосам тек пот.
        Пробравшись к опушке рощи, Реймон внимательно посмотрел вперед. Недалеко, за зеленым полем, виднелись крылья ветряной мельницы. Поблизости от нее находился пруд, его поверхность заманчиво блестела. Сопротивляться было невозможно, и, согнувшись почти вдвое, Реймон побежал к полю и бросился в траву. Используя ее как прикрытие, он добрался до пруда.
        Мальчик жадно утолил жажду, погрузив свои голову и плечи в холодную воду, побарахтавшись в ней несколько минут. Освеженный, он вынул фляжки из рюкзака и погрузил их как можно глубже туда, где вода была холоднее.
        Реймон уже завинчивал крышку, когда увидел приближающуюся женщину. Он понял, что она заметила его, но поспешил спрятаться в траве.
        Она неторопливо подошла, обогнула пруд и остановилась рядом. Сквозь зеленые стебли он мог видеть, что она была совсем старая, ее густые волосы были абсолютно седыми, голые руки и шея - тощими и костлявыми. Синяя татуировка сбегала по ее лбу к переносице, такую же татуировку носила и Пилар: две змеи, обернувшиеся вокруг тонкого прута.
        Она смотрела не на него, а на небо.
        - В старые времена люди свободно ходили в страну солнца, - услышал Реймон ее голос, словно она обращалась к небесам, - никто не прятался. Особенно от старых жриц, в сердце которых нет зла.
        Так как Реймон не шевельнулся, она посмотрела прямо на него.
        - Подойди, дитя, - с упреком сказала она, - покажись. Я не причиню тебе вреда.
        Реймон нерешительно поднялся на ноги. Увидев его, она отшатнулась назад, и глиняный кувшин выскользнул из ее рук.
        - Возможно ли это? - пробормотала она, нерешительно подошла к нему и внимательно вгляделась в его глубокие голубые глаза. Затем она провела рукой по волосам и щеке. - Как твое имя, дитя, - спросила она, - как тебя зовут?
        - Реймон.
        - Реймон?.. - Она недоверчиво покачала головой. - Рей… Рей… - возбужденно повторяла она. - Да, похоже, совпадает. - Она немного помедлила, словно подыскивая слова. - А твою… твою мать… уж не… уж не зовут ли ее… Пилар?
        Реймон вздрогнул.
        - Откуда ты знаешь? - спросил он.
        - Мальчик, ответь мне!
        - Да, ее так звали. Она…
        - Звали? - Она пронзительно посмотрела на него. - Что значит звали?
        Он смущенно опустил глаза.
        - Она умерла от лихорадки, - пробормотал он, - перед самым полнолунием.
        - Ты сказал умерла? - прошептала женщина дрожащими губами, но тут же овладела собой. - Перед самым полнолунием, - прибавила она задумчиво. - Да, это тоже совпадает. Как она и хотела. После… после…
        Она внезапно умолкла и снова уставилась на него своими серыми глазами.
        - Я хочу спросить тебя еще кое о чем, - настойчиво произнесла она. - Меня зовут Зана. Может, твоя мать рассказывала обо мне.
        Он отрицательно покачал головой и увидел тень разочарования на ее лице.
        - Ну ладно, - сказала она, пожав плечами, - быть может, она пыталась забыть. Но все равно ты должен мне довериться. Понимаешь, мне надо знать, был ли у тебя… был ли у тебя брат-близнец. Ребенок, который родился вместе с тобой. Но совсем на тебя не похожий.
        - Ты имеешь в виду чудовище? - резко спросил Реймон.
        Она сердито сжала тонкие губы.
        - Нет! - гневно воскликнула она. - Не чудовище! Просто другой, вот и все.
        Она говорила о Лале с теплотой в голосе.
        - Да, был близнец, - признался он.
        - Он выжил? - поспешно спросила она. - Он еще жив?
        - Его зовут Лал, - сказал Реймон, - и он здесь, со мной. Он болен. Я бегал за водой для него.
        - За водой? Тебе нужна вода? - схватив упавший кувшин, она наполнила его водой. - Где он? - спросила она, выпрямляясь и оглядываясь. - Проводи меня к нему.
        Он послушно провел ее через поле к рощице.
        - Там, - сказал он, указывая туда, где лежал обессиленный Лал.
        Реймон был уверен, что она до смерти испугается безобразного великана. Но она заботливо склонилась над ним и поднесла кувшин к его изрезанным губам.
        - Пей, мой хороший, - приговаривала она нежно, - пей, пей.
        Веки Лала дрогнули, и вдруг он заметил ее татуировку.
        - Мама… - пробормотал он, - мамочка…
        - Нет, я не мама, - ответила она, - я ее подруга, Зана. Я пришла помочь тебе.
        Весь вечер Зана занималась ранами Лала. К тому времени, когда она закончила, вечер перешел в сумерки, синее небо потемнело. Когда настала ночь, она заставила Лала подняться на ноги, и они вместе направились к ее дому.
        Ее дом располагался на краю долины - скромное глинобитное жилище, похожее на дома в родном селении Реймона. При их приближении на пороге приподнялась сторожевая змея, Зана ее успокоила и велела отползти. Лал с трудом забрался внутрь. Его тело заняло почти всю хижину.
        Пока он безмятежно лежал на земляном полу, Зана зажгла фонарь, приготовила для него жидкую кащицу и накормила его с ложечки, напевая веселую песенку.
        Реймон в одиночестве сидел снаружи и прислушивался к ее пению со смешанными чувствами: зависти, сожаления и потери. Через окно он видел, как нежно она склонялась над огромным телом Лала, и мучительно размышлял, что же так привлекало Пилар и Зану к этому чудовищу, что такого было у Лала, чего не было у него, Реймона.
        Кроме того он думал о том, что могло связывать Зану и Пилар. Его любопытство усилилось, когда он увидел необычный предмет на раме окна. Такой же предмет он видел в комнате Пилар: это устройство напоминало весы, на которых взвешивали продукты, на каждом конце металлической планки висели два плоских металлических диска: один - круглый и желтый как солнце, другой - как серебряный полумесяц. Сейчас, на слабом ветерке, который дул по долине, оба диска медленно вращались по кругу, они вращались и поблескивали в свете фонаря, не касаясь друг друга, хотя при более сильном ветре они запросто могли бы столкнуться и запутаться.
        Реймон с интересом поглядывал на них. Когда песня закончилась, Зана вынесла ему чашку еды.
        Пока он ел, она понимающе кивнула на фигурки.
        - Это знак, эмблема наших жрецов. Но, я уверена, ты понимаешь, что для Лала и тебя они имеют особое значение. Судьбы братьев-близнецов связаны друг с другом, как и эти диски. Если один из них прекратит свое существование до назначенного времени, равновесие нарушится.
        - Какое равновесие? - спросил Реймон, отставляя в сторону пустую чашку.
        - Ну, здесь об этом знает каждый ребенок, - ответила она. - Мы, дети солнца, живем в вечном страхе перед темнотой, безумием и хаосом, которые царят по ту сторону Солнечных ворот. Это кошмар, который постоянно нас преследует.
        - Как же тогда вам удается удерживать хаос там? С помощью Солнечных ворот?
        - Отчасти и так, - признала она, - хотя сами по себе Солнечные ворота недостаточно мощны, чтобы противостоять силе Луана, когда он в гневе. Для этого существуют другие ворота. Самые могущественные.
        - Какие же?
        - Мы откупаемся с помощью дани. С одной стороны, каждый месяц Луану преподносится еда. С другой, каждое поколение должно приносить ему гораздо более значительную дань. Только этим можно умиротворить Луана и помочь Солнечным воротам сдерживать его. Вот почему нам так важен Лал.
        - Важен? Как это?
        - Большинство людей боятся его. Когда они смотрят на его лицо, они видят Луана. Но мы, жрецы, знаем больше: мы знаем, что без его жертвы мы бы погибли, Солнечные ворота пали бы, как игрушечный домик. Его смерть - наша защита от Луана, только она способна умиротворить его кровожадную натуру. Аппетит Луана невозможно утолить одной лишь пищей. Ему необходима сама жизнь жертвы. И если ему отказать, он придет и уничтожит невинных. Зана тряхнула головой, словно отгоняя грустные мысли.
        - Но конечно, - быстро сказала она, - ты все это уже слышал. Ведь Пилар тебе давно это рассказала.
        - Она почти ничего не говорила, - признался Реймон.
        Зана снова посмотрела на него с подозрением.
        - А о своей жизни в Тереу? - с сомнением спросила она. - О своих надеждах на тебя? О своих страхах за Лала? Я уверена, она говорила тебе о таких вещах.
        - Мы… мы почти не разговаривали, - с трудом признался он. - Я вырос с другими людьми. Когда мы с ней разговаривали, она редко упоминала о своей прошлой жизни.
        - Так, - сказала Зана. - Значит, она решила, что неведение лучше защитит тебя. - Она одобрительно кивнула. - Так и есть, если ты до сих пор жив. В любом случае, с этим знанием ребенку жить тяжело.
        Она придвинулась к нему и легко положила свою руку к нему на плечо, взглянув на него так же нежно, как до того на Лала. Он так хотел этого несколько минут назад, но сейчас, к своему удивлению, он почувствовал смущение и отодвинулся.
        Чтобы спрятать свою холодность, он быстро произнес:
        - Все разговаривают со мной загадками, и я ничего не понимаю. Пожалуйста, объясни мне, что происходит? Прошу тебя!
        Он увидел, что она колеблется.
        - Если уж Пилар ничего не рассказывала тебе… - начала она.
        - Но это было так давно, - возразил он, - я жил в деревне, окруженной горами, где никто не думал о городах-близнецах, там мы были отрезаны Горными воротами и пустыней. Здесь все по-другому. Сейчас я имею право знать правду.
        Зана отвернулась, глядя в темноту. На западе долины в нескольких хижинах горели огни.
        - Да, - согласилась она, - здесь все по-другому. Даже еще более по другому, с тех пор как Солмак перевел стражу Солнечных ворот.
        - Ну так как, объяснишь? - с надеждой спросил Реймон.
        Зана ответила не сразу. Она подошла к открытому окну, чтобы взглянуть на Лала. Удостоверившись, что он мирно спит, она вернулась к Реймону и снова нежно положила руку ему на плечо.
        - С чего же начать? - спросила она со вздохом.
        Глава двенадцатая
        ИСТОРИЯ ПИЛАР
        С чего же начать? - спросила Зана со вздохом. Реймон немного помолчал.
        - Зана, откуда ты знаешь Пилар?
        - Ну, это просто, - ответила она, - когда-то мы с ней были сестрами-жрицами. Мы были равны по рангу, прислуживая на ежемесячных церемониях в Тереу. Мы вместе много пережили в те дни, несмотря на разницу в возрасте. Некоторые даже принимали нас за мать и дочь. Но, повторяю, это было много лет назад, до того как Солмак выбрал ее.
        - Выбрал ее? Для чего?
        - Твоя мать была очень красивой, - ответила Зана. - Все замечали это, не только Солмак. Во время церемоний у Солнечных ворот он не сводил с нее взгляда, пока все остальные смотрели на темную тень Луана. Вот мы и не удивились, когда он предложил ей стать его женой.
        Реймон невольно приблизился к костлявой старухе, боясь пропустить хоть слово.
        - И что она… Она согласилась? - спросил он. Зана горько усмехнулась.
        - Солмак никогда не обеспокоился бы согласием девушки. Он всегда брал то, что хотел.
        - А как же сама Пилар? - настаивал Реймон. Он чувствовал, что для него это крайне важно. - Что она ответила?
        - О, она была польщена его вниманием, - сказала Зана. - Насколько я знаю, она даже хотела согласиться. Но когда она узнала Солмака получше, ответила иначе. Ни к чему хорошему это не привело. Он уже назвал имя своей нареченной и не принял бы отказа.
        - И что она тогда сделала?
        - Что можно сделать против такого могущественного человека как Солмак? - устало ответила Зана. - Она пыталась убежать, но ее тут же поймали стражники. Она попыталась спрятаться в городе, но глаза и уши Солмака были повсюду. В отчаянии она пришла ко мне. Помоги мне, умоляла она. Было очевидно, что она была готова скорее умереть, но не покориться.
        Зана помолчала немного, перебирая в памяти давние события.
        - Я сказала ей, что есть лишь один способ избавиться от Солмака. Пилар сразу поняла, что я имела в виду. Она должна была выйти за Солнечные ворота и пройти в Запрещенный город, найти Луана и попросить его о помощи.
        - Попросить о помощи Луана! - в ужасе воскликнул Реймон. - Почему Луана?
        - А что ей еще оставалось делать? - резко спросила Зана. - Он единственный, кто может сравниться с Солмаком в могуществе. Это был ее единственный шанс.
        - Как можно войти в Запрещенный город без ведома Солмака? - спросил Реймон. - Ведь только он имеет право открывать Солнечные ворота.
        - Да, - согласилась Зана, - но Пилар была умной и отважной. Она знала, что Солмак никогда не снимает с шеи золотой ключ от ворот, Однажды ночью, когда он спал, она стянула его ключ и сделала глиняный слепок. При помощи этого слепка она смастерила второй ключ, идентичный первому.
        - Так она ушла к Луану? - прошептал Реймон и вспомнил, с какой любовью Пилар смотрела на лунный свет.
        - Да, одной безлунной ночью она исчезла во тьме Запрещенного города. Долго-долго о ней никто не слышал. Затем она неожиданно вернулась, неся в своем чреве близнецов. Это были необыкновенные дети. И уже тогда она откуда-то знала, что именно этих детей искали жрецы. Солмак был в ярости, когда узнал о ее беременности, потому что эти дети представляли для него немалую угрозу.
        - Почему? - переспросил Реймон. - Я не понимаю. Зачем дети жрецам, и почему их боялся Солмак? Чего страшного может быть в детях, которые даже еще не родились?
        Зана взглянула на него с жалостью.
        - Так Пилар не рассказала тебе о нашем народе? - сокрушенно спросила она.
        - То немногое, что я знаю, рассказал мне отец… Человек, который меня вырастил. Дорф, хранитель ворот.
        - Хранитель ворот, - усмехнулась Зана, - так вот как она позаботилась о тебе. Ты учился тому, что тебе предстоит делать.
        - А что мне предстоит делать?
        - Сначала я расскажу тебе легенду о близнецах. Хотя не легенда это, - поправилась она быстро, - а правда. У нас в каждом поколении появляется особая пара близнецов. Они могут родиться у любой женщины: у жрицы, у простолюдинки, даже у хранителя Солнечных ворот, когда это женщина. Также эти близнецы могут быть как мальчиками, так и девочками.
        - Ну и как вы узнаете, что это те самые близнецы?
        - Ошибки быть не может, - уверенно ответила она, - дети не похожи друг на друга. Один - золотое дитя солнца, другой, как считается, - ужасное чудовище, порождение тьмы.
        - Так значит, что Лал и я ?.. Она прервала его.
        - Выслушай меня! Близнецов воспитывают жрецы. Первого ребенка - открыто, второго - в секрете, чтобы не позволить людям причинить ему вред. Ведь люди могут принять его за Луана и забросать камнями. Судьбы этих двух детей так же различны, как и они сами. В возрасте 16 лет каждый из них берет на себя груз своего будущего. Золотой ребенок становится новым хранителем Солнечных ворот. Прежний хранитель теряет при этом свою власть. Теперь он обязан надеть плащ покорности и служить новому хранителю. А другой ребенок…
        Она не решилась продолжать. Но Реймон даже не заметил этого. Вскочив на ноги, он горящими глазами уставился в темноту.
        - Теперь я понимаю, что хотел сказать мне Боран. Солмак знает, что я скоро достигну 16-летнего возраста и ему придется отойти от дел. Поэтому он пришел в деревню и пытался меня убить. Он решил убить собственного сына, не желая терять власть! Зана кивнула.
        - Да, я видела, как он уходил в горы и возвращался обратно. Я все гадала, зачем он туда пошел. Я думала, что история повторяется. Это меня обрадовало. Пилар ведь перехитрила его однажды, и я верила, что ей удастся это сделать снова.
        - Перехитрила его? Каким образом? - Он забегал из стороны в сторону, но тут же остановился.
        - Когда Пилар выбралась из Запрещенного города, Солмак в первый раз нарушил нашу традицию. Вместо того чтобы принять ее и позволить жречеству приготовить ее к рождению детей, он отдал приказ убить ее. Но снова Пилар оказалась умнее его. Она знала, что второй возможности уйти через Солнечные ворота у нее не было. Теперь Солмак был куда более бдительным. Тогда она перелезла через стену. Она сильно поранилась, и на камнях остались следы свежей крови. Солмак не поверил, что она смогла перебраться через стену. Таким образом мы выиграли еще некоторое время. Я долго сопровождала ее, и мы ушли далеко от города, но затем, по ее настоянию, расстались. Одетая во вдовье платье, со спрятанной под траурной повязкой татуировкой, она направилась к Горным воротам, а я осталась жить здесь, в изгнании.
        Реймон почти не слушал старую жрицу.
        - Так Солмаку придется ответить не только за Дорфа и за то, что он сделал лично мне. Теперь еще и за Пилар. Посмотрим, кто из нас умрет. - Реймон решительно вытащил из-за пояса свое копье.
        Зана скептически покачала головой.
        - Ты собираешься убить собственного отца?
        - А почему бы и нет? - с вызовом воскликнул Реймон.
        - Потому что в этом случае ты сам уподобишься Солмаку. Ты обязан вразумить его, но никак не убивать.
        - Я пытался!
        - Попытайся снова, - перебила она.
        - Ты предлагаешь сдаться ему?
        - Да, предлагаю. Не забывай, что мы смогли спасти Пилар. Если потребуется, мы и тебя спасем.
        - А Солмак останется безнаказанным? - воскликнул Реймон.
        - Солмака накажут люди! Когда выяснится, что Луан не получил свою дань, когда жажда смерти заставит его выпустить великие воды моря и опустошить Тереу, люди спохватятся и отомстят Солмаку. Никто не сможет спокойно смотреть на гибель любимых.
        - Если хочешь, рассчитывай на людей, - ядовито бросил Реймон, - но я в них не верю. Они не помогли ни мне, ни Дорфу. Я полагаюсь только на себя.
        Реймон заткнул копье за пояс и зашагал прочь.
        - Ты куда пошел? - строго окликнула его Зана.
        - На поиски Солмака, - ответил он. - Я должен сделать то, что должно было быть сделано более пятнадцати лет назад.
        - Что? Ты? Ребенок? Один против Солмака и его стражников?
        Реймон остановился.
        - Но кто-то ведь должен это сделать, - упрямо сказал он и пошел вниз по песчаному склону.
        - А как же Лал? - отчаянно выкрикнула она вслед. - Как же он?
        Реймон снова остановился.
        - Ты же сама сказала, что у нас разные дороги, - грустно заметил он.
        - Пока нет. До своего 16-летия вы связаны друг с другом.
        Реймон неохотно возвратился.
        - Ты не сказала, что будет с ним, когда… когда придет время.
        - А тебе-то что? - испытующе спросила она. Реймон замялся.
        - Ответь мне, - тихо попросил он. Зана вздохнула и опустила голову.
        - Я уже рассказывала тебе, что каждое поколение приносит Луану особую дань. Когда близнецы достигают своего 16-летия, Солнечные ворота поднимаются, и брата-великана скармливают Луану.
        - Скармливают? - повторил он, словно эхо, с трудом веря сказанному. - Ты сказала скармливают?
        Она грустно кивнула.
        - В старых легендах говорится, что Луан пожирает ребенка. Только так можно утолить его голод.
        - Нет, - бросился к ней Реймон, - я не позволю!
        - Ты говоришь как Солмак, - укорила его старая жрица, - словно тоже хочешь разрушить наши традиции.
        - Но это так… так жестоко!
        - А раздражать Луана еще более жестоко. - Зана повернулась и указала на ритуальные диски, висящие на окне. - Если равновесие будет нарушено, если Луан напустит на нас мощь морских вод, тогда…
        - Что тогда?
        - Люди обернутся против тебя! А Лал в любом случае будет отдан в жертву.
        - Разве нет другого пути?
        - Нет.
        Последнее слово прозвучало с пугающей неотвратимостью и напомнило Реймону ворота селения, которые обязательно закрываются на ночь. Но еще он неожиданно осознал, что много лет назад Дорф снова открыл ворота, чтобы Пилар могла войти.
        - Мне все равно. Я не позволю принести Лала в жертву.
        - Не позволишь? - удивленно переспросила Зана. - Скажи мне, Реймон, - мягко сказала она, - ты любишь Лала?
        Любил ли он Лала? Этот вопрос застал его врасплох. Реймон вспомнил, что Лал сделал для него, как много раз он спасал ему жизнь. Он в долгу перед Лалом! Он был благодарен ему, но любить! Такого урода?
        - Нет, не люблю, - ответил он честно. Она кивнула, словно обрадовавшись.
        - Так и должно быть, - сказала она, - ведь не Солмак принесет Лала в жертву. Это первая обязанность нового Солнечного Лорда.
        Реймону потребовалось несколько секунд, чтобы осознать услышанное. Затем, коротко вскрикнув, он бросился к окну. Лал крепко спал прямо посреди комнаты, его мощная грудь поднималась и опускалась. Он выглядел мирным и беспомощным, и Реймон вдруг подумал: а что если взять да провести его обратно через горы, снова спрятать в болоте и провести там вместе с ним остаток жизни? Да, подумал он возбужденно, именно! Он уже нарисовал себе их воображаемую совместную жизнь, как вдруг его глаза остановились на мешке с останками Пилар. Ведь ради них Лал и был здесь.
        Выхода не было. Лал ни за что не согласится покинуть Пилар. Это было немыслимо. Он поклялся похоронить ее там, где она родилась, и он сдержит свою клятву. Да и сам Реймон дал слово Дорфу отомстить за его жестокую смерть. Эта клятва связывала его не меньше, чем клятва Лала. Нет, им пути назад нет. Будь что будет, но они должны дойти до конца.
        Он снова услышал голос Заны:
        - Сейчас наши судьбы связаны. У нас троих одна дорога.
        Реймон не ответил. Ночь, поначалу такая теплая и близкая, внезапно показалась ему холодной. Ветерок из долины беспрестанно продолжал вращать два диска-близнеца над его головой.
        Глава тринадцатая
        ГОРОДА-БЛИЗНЕЦЫ
        Силы Лала быстро восстановились, и через несколько дней путники двинулись по направлению к городу Тереу. Они шли только ночами, избегая, таким образом встреч со шпионами Солмака. К утру третьего дня они приблизились к цели. Рассвет поднялся над дикими скалами, и спутники увидели море. Реймон никогда прежде не видевший моря, был совершенно им очарован. Он и представить себе не мог, что в мире существует такое количество воды. Лал испустил крик восторга и устремился вниз к пенистым волнам.
        - Стой! - строго крикнула Зана. Лал неуклюже остановился. - Это опасные воды, населенные зубастыми созданиями, равными тебе по силе.
        - Попить… - объяснил он и показал на пустые мешки из-под воды.
        Зана решительно увлекла его обратно.
        - Это не колодезная вода, - объяснила она, - ты сойдешь с ума, если выпьешь ее.
        - Сойду с ума? - удивился Реймон, завороженно глядя на широкие просторы сверкающей голубизны. - Почему? Это же так… красиво.
        - Внешняя привлекательность обманчива, малыш, - сказала Зана. - Вся эта вода такая соленая, что пить ее невозможно. И если она хоть раз попадет на поле, то на нем много лет ничего не вырастет. Мы называем это проклятием Луана.
        При упоминании Луана Реймон порывисто отвернулся от моря. Это имя, как и имя Солмака, набросило тень на сияющее утро, еще раз напомнив о том, что ожидало его впереди, - сражение, как Реймону казалось, абсолютно бессмысленное. Даже если он победит Солмака и отомстит за убийство Дорфа, что тогда? Он снова должен будет совершить убийство: принести Лала в жертву темной тени, таящейся за Солнечными воротами. Реймон вздрогнул. Уж лучше тогда покориться Солмаку. Но кто же тогда отомстит за Дорфа?
        После часа ходьбы по усиливающейся жаре они достигли места, с которого можно было увидеть долину, а на ней - сотни ветряных мельниц, водоемы и зеленые поля. Посреди долины, утопая в гуще растительности, стоял город Тереу.
        Реймон раньше думал, что Тереу - это просто большое селение, похожее на его собственное. Но, к его удивлению, здесь не было разбросанных тут и там глинобитных хижин, строгими рядами стояли каменные дома, многие высотой в несколько этажей. Позади каждого дома пышно цвели маленькие садики, и даже на некоторых крышах росли трава и кусты. Между домами тянулись длинные улицы, по которым двигались люди и повозки.
        У города была еще одна отличительная черта, особенно удивившая Реймона. На восточной границе Тереу не было никаких защитных сооружений.
        Улицы вели прямо к окружающим город полям. Только с запада город был обнесен высокой каменной стеной. Она огибала долину и врезалась в отвесные скалы с другой стороны. Каждый зубец по всей длине стены был увенчан металлическим шипом, способным проткнуть любого, кто попытается перелезть через нее в Запрещенный город.
        Почему эти города называют близнецами? Они были абсолютно не похожи друг на друга. Большинство домов Запрещенного города были сырыми и полуразрушенными, вода стояла прямо на кривых узких улицах, казалось, лишь тьма господствует там. Он было намного больше Тереу. Единственное, что было похоже на Тереу, - это стена на западе города. Даже отсюда было видно, какая она высокая и мощная. Видимо, она была предназначена для защиты городов-близнецов от моря.
        - Это и есть секрет власти Луана, - объявила Зана, указывая на далекую стену. - Если он пожелает, он может отворить Лунные ворота и затопить долину соленой водой.
        - А как же Солнечные ворота? - спросил Реймон. Тогда она указала на меньшую из двух стен, ту, что разделяла города.
        - Вон там находятся Солнечные ворота. Как я уже рассказывала тебе, они не приспособлены для защиты от темных вод. А шипы преграждают Луану дорогу в Тереу.
        - Так это и есть задача Солнечного Лорда - защищать нас от Луана? - спросил Реймон.
        Зана кивнула.
        - Да, но не только. Солнечный Лорд также следит за выплатой Луану ежемесячной дани. Без этого его невозможно контролировать. Ну и также существует вопрос… безопасности…
        Она осеклась и украдкой взглянула на Лала. Он не обращал на них внимания и отвязывал мешок от пояса.
        - Дом… - нежно шептал он, словно обращаясь к останкам в мешке. - Дом… для мамы…
        - Да, - согласилась Зана и погладила его по голове, - здесь она и родилась. Посмотрите-ка на те дома.
        Она снова прервалась, потому что Лал смотрел совершенно в другую сторону. Его взгляд с тоской остановился на водном лабиринте Запрещенного города.
        - Нет, не там, - поправила она его, - а здесь, в Тереу.
        Лал отрицательно покачал головой и еще крепче прижал к груди мешок.
        - Мама говорит… город… около воды… - взволнованно бормотал он.
        - Я же говорю тебе, она родилась в Тереу. В Запрещенном Городе никто не живет. Его очень давно отдали Луану и его водам. Это было так давно, что никто уже и не помнит когда.
        - Тереу… не дом… - настаивал он. - Пилар говорит… другой город… дом…
        Зана повернулась к Реймону.
        - Тебе он поверит, - сказала она. - Объясни ему, что он не может отнести останки в Запрещенный город. Его же там убьют.
        Но Реймон опустил глаза и не ответил.
        - Объясни ему! - Зана почти кричала. Реймон нехотя взглянул на старуху.
        - Все равно ему придется туда пойти, - тихо сказал он, - так почему не сейчас?
        - Потому что время не пришло, - сердито проговорила она, - ему отпущено еще больше года жизни. Ты же не можешь его так ограбить. Ему, в сущности, и так-то осталось уже совсем немного.
        Реймон снова промолчал. Зана схватила его за руку и с силой встряхнула.
        - Опомнись, дитя мое! - зашипела она. - Ты не можешь пренебречь своим долгом, своей обязанностью. Ты будешь чувствовать себя еще более виноватым.
        - Какое тебе дело до моих чувств? Что ты про них знаешь? - мрачно спросил Реймон.
        - Ты прав, мне нет дела до твоих чувств, - уступила она, - но я точно знаю про твои обязанности. Они состоят не только в том, чтобы принести Лала в жертву Луану, когда придет время. До этого момента ты должен быть его главным защитником.
        Реймон недоуменно вскинул голову.
        - Защитником?.. - начал он.
        - Ты забыл, что он твой брат? - перебила его Зана. - Что он родня тебе? - Она снова затрясла его, но тут вмешался Лал.
        - Не драться… - сказал он, осторожно разнимая их. - Драться… плохо…
        - Да, плохо, - горько повторила Зана, - но то, что хочет сделать твой брат, еще хуже. Будущий Солнечный Лорд! С глазами, жестокими, как у Солмака, с сердцем, таким же воинственным.
        - Не плохой… - возразил Лал и улыбнулся Реймону. - Он хороший… хороший…
        - Слышал? - воскликнула Зана. - Он еще верит тебе, хоть ты и создан для того, чтобы отправить его на смерть.
        Реймон затравленно оглянулся, словно ожидая, что Лал снова его спасет. Тот успокаивающе кивал ему.
        - Не… останавливай… Лала… - сказал он твердо. - Лал… отнесет Пилар… в другой город… сегодня ночью…
        - Ты истинный сын Солмака! - ядовито произнесла Зана.
        - Это выбор Лала, а не мой, - в отчаянии произнес Реймон.
        - Ты должен будешь отворить ему ворота. Ты хоть это понимаешь?
        - У меня нет ключа!
        - Не все так просто, мой мальчик, - насмешливо прошипела она, шаря костлявой рукой между высохших грудей. - Ты помнишь тот ключ, который использовала Пилар, чтобы войти в Запрещенный город? Вот он, у меня! Если мы доберемся сегодня до Солнечных ворот, он твой. Делай с ним, что хочешь. Что скажешь?
        Что Реймон мог ей ответить? В отчаянии смотрел он на город Тереу, такой обманчиво прекрасный в солнечном свете,
        Глава четырнадцатая
        СОЛНЕЧНЫЕ ВОРОТА
        Путники не решились приблизиться к Тереу до полного наступления темноты. Несколько часов подряд они наблюдали за мерцающими огнями города, и лишь когда большинство домов уже погрузились в темноту, спустились в долину.
        С величайшими предосторожностями они вышли на первую длинную улицу, внимательно оглядываясь по сторонам. Никого не было видно, дома стояли запертыми и безмолвными, растущая луна пряталась за облаком. Где-то вдалеке раздался стук тяжелых шагов, будто там маршировали солдаты, когда этот шум вдалеке затих, не стало слышно ничего, кроме стрекота цикад во влажном воздухе ночи.
        Воодушевленные, они поспешили вперед, придерживаясь только самых узких и темных улиц, где вероятность попасться сводилась к минимуму. При виде случайных, одиноких фигур припозднившихся прохожих они вжимались в стенные ниши, ожидая, когда минует опасность. А один раз, напуганные внезапной вспышкой света факела, они кинулись в ближайший садик и спрятались за раскидистым кустом. Но, несмотря на эту суету, никто их, по счастью, не заметил, и вскоре они в полном одиночестве шли в тени стены, направляясь прямо к Солнечным воротам.
        Они почти уже достигли их, как вдруг снова послышались тяжелые шаги. Пришлось поспешно искать укрытия в темноте под каким-то каменным сводом. Шаги стали громче, в конце улицы появились блики факелов, и вооруженная стража двинулась прямо на них. В неясном свете Реймон разглядел две шеренги солдат - одни были вооружены копьями, другие несли плетеные корзины. Среди солдат выделялись три фигуры, которые он сразу узнал. Высокий седой жрец по имени Пендар, со щитом в правой руке, позади него устало брел Боран, поглядывая по сторонам, а в самом центре колонны, защищенный от любого возможного покушения, шагал, вне всяческих сомнений, сам Солмак. Свет факела играл на его золотом шлеме, на начищенных доспехах, на палке с набалдашником в виде золотой змеи, а вокруг его левой руки обвилась живая гадюка. Она медленно поворачивала голову, всматриваясь в темноту.
        Вид Солмака, столь высокомерно вышагивающего в ночи, пробудил в Реймоне всю его прошлую ненависть.
        - Будь он проклят! - прошипел он, хватая копье и выступая вперед с самым грозным видом.
        - Не торопись, дитя мое! - прошептала Зана, притягивая его обратно за подол туники. - Еще не время для вызова. Нельзя нападать сейчас, когда его так надежно охраняют.
        Реймон заколебался, и через мгновение колонна уже прошла мимо них. Звуки начали затихать, но вдруг солдаты остановились. Послышалось громкое звяканье.
        - В чем дело? - спросил Реймон. Зана сокрушенно схватилась за голову.
        - Я должна была вспомнить, - пробормотала она себе под нос. Затем обернулась к Реймону: - Я боюсь, что из нашей затеи ничего не выйдет. Сегодня единственная ночь в году, когда нельзя подойти к Солнечным воротам.
        Пока она это говорила, тьма немного рассеялась, и великолепный полумесяц вынырнул из-за облака.
        - Глядите! - сказала она, указывая на него. - Это ночь первой четверти, когда Луан приближается к Солнечным воротам забрать свою дань. К тому месту, где сейчас стоит Солмак. Мы не можем подойти к воротам, когда Солнечный и Ночной Лорды собрались вместе.
        Она повернулась, чтобы уйти, но ни Лал, ни Реймон даже не сдвинулись с места.
        - Лал пойдет… Солнечные ворота… сейчас… - сказал он, положив одну руку на свой поясной мешок.
        - Дорогой мой, сейчас не время заходить в Запрещенный город, - ответила Зана. - Разве ты не слышал, что я сказала? Луан всегда приходит за своей данью, когда луна заходит в первую четверть. Солдаты уже вызвали его звяканием оружия.
        - Лал… не ждет… - сказал он упрямо. - Мама… отдыхать… скоро…
        - Неужели ты не можешь подождать всего одну ночь? Какая разница? - раздраженно произнесла она, - она ведь ждала уже так долго…
        - Нет, - отрезал Реймон, - Лал прав. Если ему придется когда-нибудь встретить Луана, то сегодняшняя ночь ничем не отличается от любой другой. Для меня тоже. Какой толк от того, чтобы бегать от Солмака? Я должен буду бросить ему вызов рано или поздно.
        - Тогда давай это и будет поздно, - быстро сказала она, - для вас обоих. Потому что я вправду говорю тебе, если вы сегодня пойдете к Солнечным воротам, скорее всего, оба и умрете.
        Ее голос упал до шепота, и лицо стало таким серьезным, что Реймон почти дрогнул. Только Лал не колебался.
        - Сегодня ночью… для Пилар… - сказал он торжественно, - не для Лала…
        Не для Лала! Истина этих простых слов задела Реймона за живое.
        - Да, - твердо сказал он, внезапно приняв решение, - мы здесь ради Пилар и Дорфа, а не ради самих себя.
        И, оставив Зану одну на пустой улице, он бросился вслед за Лалом.
        Звяканье прекратилось в тот момент, когда они достигли верхней каменной ступени. К тому времени Зана, скрепя сердце, вновь присоединилась к ним.
        - Луан скоро подойдет, - зашептала она Реймону, - если ты все-таки хочешь бросить вызов Солмаку, делай это, пока Лал отвлекает его.
        Реймон подобрался к нижней ступени и заглянул за угол. Лал буквально нависал над ним всей своей массой, с нетерпением переступая с ноги на ногу. Перед ними простирался внутренний двор, освещенный факелами. Он был довольно значительных размеров, и со стороны ворот защищен стеной. По верхнему краю стены тянулись темные силуэты зубцов, а у основания зияло еще более темное отверстие. Это отверстие было закрыто не тяжелой деревянной дверью, как он раньше думал, а переплетенной металлической решеткой, сквозь которую Реймон увидел блеск кружащейся в водовороте воды. Решетчатый заслон никак не мог служить преградой для воды. И, кроме того, он не представлялся достаточно прочным, чтобы выдерживать натиски Ночного Лорда, который, по преданию, обладал баснословной силой. Но когда один из факелов вспыхнул поярче и осветил все вокруг неровным светом, Реймон через отверстия в решетке разглядел, что вся ее задняя сторона, та, что была обращена на Запрещенный город, была утыкана ужасными шипами. Они, по всей видимости, и препятствовали Луану приближаться слишком близко.
        - Солнечные ворота, - выдохнул он. Зана что-то утвердительно пробурчала.
        Было видно, что нижняя часть ворот мокла в темной воде. Маленькие волны перекатывались через нижнюю перекладину, и стекали вниз, образуя неглубокие лужицы на земле. Стражники шлепали по этим лужам, неся тяжелые корзины с едой к другой решетке, поменьше, вделанной в стену рядом с воротами. Солмак отодвинул ее, а сам стоял тут же, наблюдая, как солдаты проталкивают корзины через отверстие.
        - Дань, - тихо сказала Зана.
        Реймон кивнул, глядя тяжелым взглядом на Солмака. Стражники сновали туда-сюда, постоянно закрывая обзор. Когда за решеткой исчезла последняя корзина, Солмак отвернулся, чтобы запереть ее на замок. Его широкая спина и шея оказались незащищенными.
        Это был тот момент, которого так ждал Реймон, но все же на секунду он запнулся. Был ли этот человек его настоящим отцом? Может ли он убить его? Как? Ответом на этот вопрос стало возникшее перед глазами мальчика воспоминание о милом Дорфе, улыбающемся ему. И, отбросив, прочь все сомнения, он выхватил из-за пояса свое копье и замахнулся для броска. В этот момент Зана вцепилась ему в руку.
        - Нет! - взмолилась она яростным шепотом. - Ты пришел для того, чтобы бросить ему вызов, а не убивать его. Собственного отца!
        Реймон попытался вырваться, но момент был уже упущен.
        Она все еще сдерживала его, когда из-за стены послышался тяжелый всплеск. Сразу после этого за воротами выросла тень. Подобной тени Реймон не мог даже и вообразить. Она была огромной и жуткой, что он, как и все прочие, не отрывал от нее глаз.
        - Сейчас! - настоятельным голосом воскликнула Зана. - Иди к Солмаку, проси его, пока у тебя еще есть этот шанс.
        Реймон с трудом оторвал взгляд от ворот и оттолкнул Зану. Вдруг он где-то рядом услышал непонятное сопение. Он оглянулся и увидел Лала, шедшего за ним. С его губ срывались невнятные звуки.
        - А ну, тихо! - сердито рявкнула Зана.
        Но шум уже выдал их присутствие. Боран, самый бдительный, закричал громче всех.
        - Они здесь! Смотрите! Смотрите скорей! Держите их! Хватайте!
        В начавшейся суете все перемешалось: Зана висела на Лале, пытаясь удержать его, стражники бегали в разных направлениях, гремя доспехами и сталкиваясь друг с другом. И тут стремительно, чтобы не успеть передумать, Реймон выскочил на открытое пространство и запустил свое копье.
        Это был поспешный бросок, но и он достиг бы своей цели, если бы не Пендар. Выступив вперед, он выставил свой щит как раз вовремя, и копье, вместо того, чтобы вонзиться в грудь Солмака, скользнуло по гладкому металлу щита и вылетело в дырку решетки Солнечных ворот, прямо на тень Луана.
        Послышался тяжелый удар, и из тьмы поднялся дикий рев боли и изумления, такой громкий, что он заглушил все остальные звуки. На мгновение все замерли, и лица стражников напряглись и осунулись в свете факелов. Затем с ужасающим криком Лалсбросил с себя цепкие руки Заны и огромными скачками устремился прямо к Солнечным воротам, расшвыривая стражников, попадавшихся на его пути.
        Он врезался в ворота с такой силой, что о металлические заклепки застонали и образовалась вмятина. Но ворота не открывались и Лал начал биться о решетку. Прочная конструкция шаталась под натиском огромной массы, куски камня, к которым крепились невиданных размеров болты, отлетали в разные стороны.
        - Остановите его! - взревел Солмак. - Если он проломит ворота…
        Несколько стражников уже пришли в себя. В их числе были Боран и Пендар. Они отобрали копья у рядом стоящих людей и стали медленно окружать Лала. Опомнившиеся стражники выстроились вокруг него полукольцом, но Лал продолжал пробивать себе путь. Он остановился, лишь когда некоторые из копий укололи его. Это очень разозлило великана. Обернувшись, он издал один из своих ужасающих рыков, взмахом одной руки отбросив нападающих назад. Но враги продвигались уже более организованной линией и не давали ему пробиться к воротам.
        - Мы должны помочь! - воскликнула Зана и выскочила вперед. Но первый же стражник, на которого она наткнулась, легко опрокинул ее ударом тупого конца копья.
        Это словно подтолкнуло Реймона. В следующий момент он также перебежал через двор, прыгнув на спину кого-то из людей, окружавших Лала.
        Это была короткая бессмысленная борьба. Его силенки не шли ни в какое сравнение с физической подготовкой каждого из солдат Солмака. Через несколько мгновений Боран прижал его к земле, а тяжелый щит Пендара пригвоздил его окончательно, не давая вздохнуть. Подошедший Солмак приставил холодное острие своего посоха к его горлу.
        - Смотри, чудовище, как умирает твой брат! - громко позвал Лала Солмак.
        Удары по Солнечным воротам внезапно прекратились, и Лал обескураженно обернулся. Он было сделал один неуверенный шаг… и вдруг остановился, так как Солмак приподнял свой посох.
        - В твоей власти спасти его, лунное отродье. Сдайся, и он жив. Вы оба живы, - прибавил Солмак.
        Лал, казалось, слегка покачнулся, словно гигантское дерево на ветру. Неуклюже поворачивая голову из стороны в сторону, он поглядел на Реймона, беспомощно лежащего перед ним, а затем на ворота. Продолжая смотреть на ворота, он обеими руками схватился за свои висячие уши, словно в отчаянии. Глубоко в его горле клокотал мучительный стон. Он был обращен не Солмаку, а тени за стеной. Из темноты раздавался ответный стон, еще более низкий, сопровождаемый громкими всплесками воды. Постепенно всплески стали отдаляться, а вода у подножия ворот успокаиваться.
        Лала смотрел на мучителей со слезами отчаяния и тоски. Дрожа, он упал на колени и низко наклонил голову в знак подчинения, хотя его голос был тверд и решителен.
        - Лал… не дерется… Солмак… не убивает…
        Глава пятнадцатая
        ТЮРЬМА
        Казалось, они снова попали в бесплодные земли: безжалостное солнце палило прямо в яму, куда пленников бросили солдаты Солмака. Хуже всех было Зане. Голова старухи все еще раскалывалась от пульсирующей боли после того удара копьем. Она лежала на грубом полу, задыхаясь в полном изнеможении; и хотя Лал склонился над ней, защищая от прямых солнечных лучей, яростный жар все равно отражался от каменных стен, заставляя беднягу сильно страдать.
        Один раз, когда солнце стояло в самом зените и в душной яме было нестерпимо жарко, на них пришли посмотреть Солмак и Боран. Пендар молча стоял сзади. Они приблизились к краю и, приветственно улыбаясь, заглянули вниз.
        - Что вы собираетесь сделать с нами? - спросил Реймон голосом, сиплым от жажды.
        - Сделать? - удивился Солмак. - А мы уже все сделали. Вы отданы солнцу. Как и все те, кто искал темноты. Это закон.
        - Я не темноты искал, - ответил Реймон, - я искал своего отца. Своего настоящего отца.
        Он произнес это вызывающим тоном, ожидая, что Солмак как-нибудь отреагирует, но Солнечный Лорд лишь приятно улыбнулся.
        - Ах, так это и есть обычный способ приветствовать отца? - спросил он. - При помощи наточенного копья?
        До того как Реймон успел бы придумать какой-нибудь ответ, Солмак со своей свитой удалился, предоставив солнцу дальше сжигать их.
        - Он хочет оставить нас здесь умирать, - проговорил Реймон, тяжело опустившись на землю, - он хочет, чтобы солнце сожгло нас. И мы ничего не можем поделать!
        - Нет… что-нибудь… можно… поделать… - ответил Лал, кивая своей большой головой.
        Реймон взглянул наверх.
        - Ты хочешь сказать, что всех нас отсюда вытащишь?
        - Лал… выбросит… Реймона… - прошептал он, указывая на края ямы.
        - Так высоко? - спросил Реймон, щурясь от ослепительного света.
        - Руки… сильные…
        - А ты-то сам как вылезешь
        - Лал… остается… Реймон… уходит… Несмотря на жару, Зана перевернулась на бок и пристально на него посмотрела. Почувствовав на себе ее взгляд, Реймон раздраженно спросил:
        - Ты что, думаешь, я убегу и оставлю его здесь? - Зана глубоко вздохнула.
        - Ни одному из вас нет никакой нужды оставаться здесь, - уверила она его. - Если будете терпеливы, оба выберетесь.
        - Не вижу как, - ответил Реймон, мрачно глядя на гладкую стену их тюрьмы.
        - Жречество состоит не из одного Пендара, - кратко сказала она, - некоторые из нас еще остались верны традициям.
        Больше она ничего не сказала; и лишь много часов спустя смысл ее слов стал ясен.
        Солнце село, что принесло неимоверное облегчение пленникам. Когда начали появляться первые звезды, раздался шорох шагов, и какая-то узловатая веревка скользнула вниз. Едва она коснулась пола, как по ней слезла юная золотоволосая жрица.
        Зана молча обменялась с ней понимающей улыбкой.
        - Значит, ты помнила о моем предупреждении, - сказала Зана.
        - Я же дала клятву, - ответила девушка, кланяясь старой женщине.
        - Исполнишь ли ты ее? Отдашь ли собственную жизнь, если это понадобится для дела?
        Девушка не колебалась.
        - Да, отдам.
        - Хорошо, - сказала Зана. Протянув руку к девушке, она повернулась к Реймону и Лалу. - Это Нари. Мы родом из одной долины, и я знаю ее с самого дня рождения. Она поможет вам убежать. Слушайте внимательно. Сначала…
        - У нас веревка, - оборвал ее Реймон, - так чего же мы ждем?
        - Если ты сдержишь свое нетерпение хоть раз, узнаешь, - прервала его старуха. - Сначала ты, Реймон, должен взять этот ключ, чтобы открыть Солнечные ворота. - Она вытащила золотой ключ из-под своего одеяния и протянула ему. - Затем ты поменяешься одеждой с Нари.
        - Одеждой? Это еще зачем?..
        - Слушай, кому говорю! Нет времени болтать и спорить. Бери ключ. Беги сразу к Солнечным воротам. Отвори их и подними, чтобы казалось, что Лал уже убежал в Запрещенный город. Когда Солмак обнаружит, что они открыты, он прекратит поиски. Между тем ты должен как можно скорее убежать в бесплодные земли. В это время ночи ты наверняка сможешь выбраться из Тереу незамеченным. Если все ясно, вперед. И беги как можно дальше.
        - А ты? - спросил он.
        - А я останусь здесь с Нари. У нее примерно твои размеры и цвет волос. Она сойдет за тебя, особенно в твоей одежде. Любой, кто заглянет сюда, заметит лишь, что только Лала нет на месте. Они подумают, что он выбрался благодаря своей силе. Пройдет много дней, пока Солмак раскроет обман. К этому моменту ты уже далеко уйдешь.
        Это был заманчивый план, Реймон должен был признать это. Но, как всегда, воспоминание о Дорфе решило все: ведь только отчаянное желание Реймона отомстить за него было единственной причиной его прихода в Тереу. А еще этот взгляд Заны, которым она смерила его сегодня, когда Лал предложил ему спастись одному…
        - Нет, - сказал он, пытаясь казаться храбрее, чем был на самом деле, - никого мы здесь не оставим. Либо мы все выбираемся, либо все остаемся.
        Лал покачал головой.
        - Все… все… остаемся.
        Неожиданно Зана улыбнулась Реймону - в первый раз за много дней, как ему показалось.
        - Все это очень хорошо, - одобрительно ответила она, - но как далеко, вы думаете, мы уйдем? Если никого не останется, Солмак нас в два счета догонит.
        - Но вас с Пилар он не догнал.
        - Тогда все было по-другому. Он не поверил, что Пилар вернется в Запрещенный город.
        Запрещенный город! Решение пришло внезапно, так же, наверное, как и у Заны много лет назад.
        - Есть… другой путь, - с запинкой произнес он. - Кое-что мы все-таки можем проделать, а Солмак не может…
        - Брось это дело, дитя мое.
        Он торопился сказать, потому что сам боялся испугаться.
        - Солнечные ворота совсем близко. Мы можем уйти в Запрещенный город.
        Даже Нари, до того такая безмятежная, отшатнулась назад.
        - Ты в своем уме? - спросила она. - Луан или какое-нибудь его чудовище прикончит вас, они сделают работу Солмака за него. Ты не доживешь до рассвета.
        - Пилар-то выжила, - мягко сказал он, - и Зана как раз и подала ей эту мысль. Оказалось, неплохую.
        - Но даже если ты каким-то образом и выживешь, то никогда уже не выйдешь обратно. Это бесконечный лабиринт. Ты канешь там навеки.
        Он твердо глянул на нее.
        - Моя мать не потерялась. Она выбралась оттуда живая и здоровая много месяцев спустя.
        - Ей просто повезло, - начала Зана, - она…
        - Нет, не повезло, - перебил ее Реймон, - Луан приютил ее. И вот, пожалуйста, Лал - достаточное доказательство этому. От кого еще он получил бы это лицо и тело, как не от Луана?
        - Ты сам-то понимаешь, что говоришь? - Зана почти кричала от ужаса, - Пилар спала с Луаном так же, как с Солмаком! Что ее два близнеца появились от двух разных…
        Но Нари, обеспокоенная шумом, который они подняли, предостерегающе поднесла палец к губам:
        - Тихо! Или никто не выберется отсюда живым, - прошептала она.
        - Ты права, - согласился Реймон, - мы наговорили уже больше чем достаточно. Давайте решать. Прячемся мы в Запрещенном городе или остаемся здесь?
        - Кто бы ты ни был, - проворчала Зана, берясь за веревку, - ты сын Пилар, да-да. Я уж тебе это гарантирую. Такой же упрямец как она.
        При помощи Лала, издавая один стон за другим и постоянно охая, она шаг за шагом выбралась из ямы. К ней вскоре присоединились остальные, после чего Лал вытянул веревку и обернул ее вокруг пояса.
        Они оказались внутри широкой высокой башни красного кирпича. Из этого сооружения был только один выход - дверной проем, настолько узкий, что сквозь него мог пройти лишь один человек. Этот выход обычно бдительно охранялся. Но часовой почему-то лежал на земле, закрыв глаза. Рядом с ним валялись бутылочные осколки.
        - Не бойтесь, - успокоила их Нари, указывая на темное пятно, разлившееся вокруг разбитой бутылки, - он проспит до самого утра.
        Переступив через тело, они оказались в отдаленной части города. Между домами они увидели фонтан, струящийся серебром в лунном свете, и с жадностью бросились к нему, чтобы утолить жажду; затем наполнили кожаные мешки, принесенные Нари. Проделав все это, они двинулись по спящим улицам.
        Нари выбирала маршрут так, чтобы оставаться преимущественно в тени. И все же, несмотря на все их предосторожности, иногда приходилось переходить дорогу по светлым участкам. На одном из светлых участков их и заметили. Раздался предупреждающий крик, и осторожное продвижение по городу превратилось в отчаянное бегство.
        Человеческие силуэты возникали теперь на каждом перекрестке, вооруженные группы гнались за ними, пока Лал не обернулся и не зарычал на солдат, изрядно напугав. Но предупреждающие крики продолжали раздаваться со всех сторон - с попутным открыванием дверей, выставлением фонарей, рассеивающих ночную спасительную тьму. Лица людей выражали испуг, будто они видели привидение. Вскоре Зану, которая была уже не в состоянии бежать, понес на руках Лал; в безумной попытке оторваться от преследователей пленники кидались в разные стороны.
        - Сюда! - крикнула Нари и указала на каменные ступени, которые Реймон внезапно узнал.
        Обрадованные, поверившие в близкое спасение, они поднялись на двор, лежавший перед Солнечными воротами. Но они опоздали. Три стражника под предводительством Борана уже поджидали их.
        - Что-то слишком часто ты убегаешь, жалкий щенок, - с ухмылкой проговорил Боран, глядя на Реймона, - дальше пути нет, Солнечные ворота закрыты. А если ты посмотришь назад, ты обнаружишь, что нет пути и назад.
        На верхних ступенях была какая-то суматоха, стражники выбегали во двор, окончательно отрезая им путь к спасению.
        - Ты лучше отойди, Боран, - предупредил его Реймон пронзительным и отчаянным голосом, - ты не свои ворота охраняешь.
        - Да, не свои. Но и не твои. Пока не твои. Да и вообще не твои, если Солмак поступит по-своему. А он поступит, я тебе обещаю. Особенно сейчас, когда Луан уже не такой могущественный, как раньше.
        - Не такой могущественный? Что ты несешь? Боран засмеялся и опустил руку, в которой держал топор.
        - Как будто ты сам не знаешь, - усмехнулся он, - ты же сам бросил копье, ты же сам слышал, как оно достигло цели в темноте, и какой цели!
        Лал гневно взревел, но Боран снова рассмеялся:
        - Чистый, должно быть, это был бросок, судя по стону, который издала эта гадина. Кто же знает, насколько серьезно ты его ранил? Если повезет, Тереу избавится от этого мрачного соседства навеки. Солнечный Лорд станет единственным правителем здесь, а Луан будет валяться где-нибудь мертвый…
        Ему не было дано закончить свою тираду. Испустив скорбный вопль, Лал бросился вперед, размахивая веревкой, свернутой в петлю. Он набросил эту петлю на Борана, захватив его за пояс, и швырнул на стражников, в результате чего они дружно покатились кувырком по двору.
        - Быстро! Ключ! - воскрикнула Зана, бросаясь к Солнечным воротам.
        Реймон и Нари побежали за ней. Вскоре и Лал, скорбно завывая, присоединился к ним.
        У Реймона от переживаний тряслись руки, но ему удалось засунуть золотой ключ в скважину и повернуть его. Раздался щелчок, будто ряд болтов встал в гнезда, и вдруг металлическая решетка отъехала в сторону, образовав щель.
        - Тяни! - закричала Нари, и Реймон прыгнул в бурлящую воду и стал тянуть изо всех сил. Ворота со скрипом начали подниматься.
        Позади них слышались испуганные крики, кто-то истерически выкрикивал слово «Луан». Обернувшись, они увидели, что стражники отступали, толкая друг друга и стремясь поскорей убраться прочь. Через несколько мгновений двор опустел. Остался только один человек, Боран. Он снова поднял свой топор и подкрадывался к Лалу.
        - Лал! - вскрикнули хором Реймон и Нари.
        Великан, внимательно наблюдающий за убегавшими стражниками, медленно обернулся, беззащитный против поднимающегося топора. Зана уже представляла, как топор вонзается в Лала. Она стремительно подняла с земли какое-то копье и бросила его в Борана. На таком коротком расстоянии не имело значения, что бросок был неуклюжий и неумелый. Наточенное острие сделало свое дело: оно ударило Борана между лопаток и пронзило грудь.
        Он, должно быть, умер мгновенно, потому что топор выпал из его рук, и тело обрушилось в подставленные руки Лала.
        Великан осторожно положил его на землю. Вынув копье из тела, он отбросил его прочь. После этого он отер кровь с губ Борана.
        - Идем, Лал, - подтолкнул его Реймон. Они уже слышали голос и топот ног приближающихся людей. Это бежали не обычные солдаты, охраняющие город по ночам, а личная охрана Солмака. Вспыхнуло золото, и сам Пендар взбежал по ступеням. Его сухопарое тело было закрыто доспехами.
        Погладив Борана в последний раз, Лал последовал за Реймоном и Нари. Но когда Зана подошла к воротам, он остановил ее.
        - Не… иди… Тереу… для Заны только Тереу… - мягко прошелестел он.
        - Ты с ума сошел! - взорвался Реймон. - Она должна идти с нами!
        - Лал… говорит… нет, - твердо повторил он.
        - Но Лал… - начала Нари. Зана жестом велела ей замолчать.
        - Я знаю, о чем он говорит. Возможно, он и прав. После того, что я сделала, мне придется остаться здесь. Нравится нам это или нет, но я превратилась в одного из служителей Солмака.
        Продолжать бессмысленный спор было некогда. Копье пролетело через двор и плюхнулось в воду. За ним последовали другие. Одно копье попало в голову Заны, отчего та упала на колени.
        - Идите! Идите… пока еще можете, - сказала она, борясь с головокружением.
        - Зана! - крикнула Нари, пытаясь пробиться к ней.
        Но Лал одной рукой обхватил ее за плечо, другой подтолкнул Реймона, и все трое вошли в ворота, исчезнув в ожидающей темноте.
        Глава шестнадцатая
        ЗАПРЕЩЕННЫЙ ГОРОД
        Луна зашла за ближайшие здания. Все, что они могли видеть, это медленное движение мерцающих вод и черные крыши, вырисовывающиеся на фоне россыпи звезд. Все остальное окутывала тьма, теплый воздух, пахнущий солью, обвивался вокруг них как влажное одеяло.
        При помощи Лала, подгоняющего их, они углублялись вперед, шлепая по воде, делающейся все выше с каждым шагом: ее холодное прикосновение сначала доходило до колен, потом вода достала им до пояса и, наконец, едва не поглотила их. Лишь Лал держал беглецов на плаву. Поддерживая их, он стремительно шагал, врезаясь в волны, пенившиеся у его груди. Шум позади них утих, огни потускнели и тоже исчезли.
        В течение некоторого времени слышался лишь звук, производимый их быстрым продвижением вперед. Но когда Лал приостановился, чтобы передохнуть, они услышали кое-что еще: зловещий всплеск тяжелого тела, рассекающего воду, шипение и удары хвоста по поверхности.
        До того как Реймон и Нари успели предупредить
        Лала, тот поменял направление бега на противоположное. Полубегом, полувплавь он прокладывал себе путь сквозь тьму, не останавливаясь до тех пор, пока не достиг каменного выступа. Он быстро забросил туда Реймона и Нари, а потом залез сам: все трое спрятались там, пристально глядя на воду, плещущуюся о камни под их ногами.
        Когда по прошествии нескольких минут ничего не появилось, Реймон с облегчением вздохнул и прислонился к каменной стене.
        - Как ты считаешь… - начал он и вдруг остановился, потому что заметил напряжение и настороженность в позе Лала.
        Затем он его увидел, это существо, прожившее здесь так долго, его темный цвет и чешуйчатую спину, сливающуюся с зыбкой поверхностью воды. Очень медленно оно скользило к ним, его длинная морда приближалась.
        Реймон вскочил на ноги и отпрянул.
        - Убей его! Убей его! - закричал он в ужасе. Но Лал, вместо того чтобы перейти к активным действиям, лишь закинул голову назад и издал долгий звук, высокую, тонкую ноту, которая постепенно поднималась, а затем срывалась. Песня, вот что это было, которая была чужеродной и в то же самое время странно приятной. Ритмичная и мягкая мелодия без какого-либо определенного начала и конца, она поднималась в тишине, каким-то образом сливаясь с самой ночью.
        Песня подействовало на загадочное существо ошеломляюще. Зачарованное совершенной магией звука, оно открыло пасть, обнажив смертоносные ряды зубов в странном обряде демонстрации смирения. По инерции существо еще продвигалось вперед и наконец оказалось прямо напротив выступа скалы. Его широко раскрытый рот находился на расстоянии ладони от голой ноги Лала, но, будто в трансе, оно не сделало никакой попытки нападения. Мирно и спокойно оно плавало там, словно сделанное из дерева, не шевелясь, пока ритм мелодии немного не изменился. Тогда в фонтане брызг и пены оно исчезло из поля зрения.
        Стирая пот со лба, Реймон откинулся назад. Сидящий рядом с ним Лал продолжал петь, не так громко, как раньше, но столь же завораживающе. Хотя ничуть не посветлело, ночь уже больше не казалась такой зловещей, как прежде. Реймон был бы рад, если бы не заметил, как Нари подсела поближе к Лалу. Она сидела наклонив к нему голову и, казалось, забыла, каким он был уродом. Как и существо, которое только что преследовало их, она, по всей видимости, была очарована его мягким голосом - она легко положила одну руку на большую рану на бедре, другую обвила вокруг его волосатого запястья. И увидев их рядом, таких довольных и спокойных, Реймон внезапно почувствовал себя выброшенным. Одиноким. Отрезанным от мира тепла и безопасности, которого он толком и не знал - или, возможно, утратил сам.
        - Ты не прекратишь этот шум? - спросил он грубо.
        Нари чуть повернулась.
        - Тихо! Не мешай ему петь, - сказала она и приняла прежнюю позу, еще теснее прижавшись к нескладному телу Лала.
        На этот раз, к своему удивлению, Реймон почувствовал острую зависть, такую сильную, что ему захотелось протиснуться между ними, насильно их разделить. Вместо этого он отполз назад, подальше от них, и разлегся один, позволив песне убаюкивать себя.
        Когда он проснулся, солнце уже поднялось, и он секунду размышлял, где находится. Это было в точности как тем утром, много недель назад, когда он проснулся на болоте. В бликах утреннего света место оказалось неожиданно милым. Исчезло мерцание темных вод, ушли нескладные формы строений, нависающих как чудища в ночи. Вместо мира кошмаров он стоял перед миром света и цвета. Река, медленно текущая мимо, была почти такой же лазурно-голубой, как и небо. Полуразрушенные дома были красивы сами по себе - поверхность гибнущих стен была покрыта зеленым мхом, папоротники, экзотические цветы и вьющиеся виноградные лозы вылезали из каждой щели и трещины. Среди лоз он мог разглядеть бриллиантовые кольца водяных змей, их гладкие головы грелись на солнышке. На более низких выступах наслаждались теплом крокодилоподобные существа, их чешуйчатые тела были окрашены в зелено-золотой цвет.
        - Разве не чудесно? - спросила его Нари.
        Как и накануне, она сидела, прижавшись к Лалу, ее свежее юное лицо было оживленным от возбуждения. И снова Реймон почувствовал зависть к этому страхолюдному сводному брату, которого до того он лишь жалел.
        - Да, - нерешительно заговорил, - это действительно выглядит…
        Но Лал, знаком призывая к тишине, указал направо, где до сих пор еще были видны Солнечные ворота. Их уже опустили, и ужасные шипы смотрели на беглецов, отрезая их от Тереу.
        - Должны… жить… здесь… - сказал Лал.
        Реймон согласился. Но пока они находились близко к воротам, на них легко могли напасть. Поэтому надо было быстро решить, какой дорогой идти дальше: речная магистраль разделялась на пять разных направлений. Даже с того места, где они сидели, Реймон мог видеть, как некоторые из этих пяти проходов, в свою очередь, вскоре разбегались в стороны.
        Это и был тот лабиринт, о котором говорила Зана: сбивающая с толку сеть затопленных улиц, уводящая странника по бесконечным кругам. Реймон с тоской смотрел на эти входы в лабиринт и случайно его взгляд упал на здание, стоящее напротив Солнечных ворот. Как и все другие дома, этот тоже был покрыт мхом и украшен виноградными лозами. Но внизу, у кромки воды, небольшой кусок стены был расчищен от растительности и облицован крошечными изразцами, на которых золотом был выгравирован сложный узор.
        - Что это такое? - спросил он Нари, указывая поверх воды туда, где изразцы сверкали на утреннем солнце.
        Она пожала плечами.
        - Некоторые жрецы говорят, что это лишь украшение. Другие верят, что это карта города, А точно никто не знает.
        - Карта города? - он резко схватил ее. - Тогда почему бы нам не воспользоваться ею?
        - Потому что она немеченая. Чтобы использовать эту карту, надо знать, где ты находишься. Но там не указаны Солнечные ворота. И вообще ничего не указано. Даже если это и карта, она такая же запутанная, как и сам лабиринт.
        - Но мы же сможем сообразить, где изображены Солнечные ворота? - возразил Реймон.
        - Люди уже пытались, - объяснила Нари, - но они не могут договориться между собой, потому что там много мест, где они могли бы быть. Как я и сказала, если это и карта, только Луан умеет ее читать.
        Только Луан. Действительно ли это так, спросил он себя. Каким образом тогда Пилар нашла путь через город? А может, это Луан провел ее? Или… Слово «провел» напомнило ему об амулете, который он носил на шее. Как его называла Пилар? «Древний проводник к тем, кто потерян». И еще как-то, но она непременно хотела, чтобы он это запомнил. В памяти всплывали какие-то обрывки: «Путь… лежит только там… куда не доходит солнце». Да, так и было: куда не доходит солнце. Но как это может ему помочь? Что это означает? И как это связано с амулетом, висящим на его шее? Или с узором, сверкающем в солнечном свете?
        В солнечном свете! Что она там говорила? «… Куда не доходит солнце». Не доходит! Возбужденный, хотя еще ни в чем не уверенный, он стал смотреть на линии более внимательно. Хотя и очищенные от зелени, они были окружены зарослями винограда и цветов. Часть этой буйной растительности под порывом утреннего ветерка отбрасывала тени на лабиринт золотых линий. Тени! Темные тени, закрывающие солнце!
        Он постиг тайну. Он вдруг понял, что пыталась ему сказать ослабевшая Пилар.
        - Лал! - воскликнул он и вскочил со своего места. - Твой амулет! Дай его мне!
        Как только Лал снял со своей шеи амулет, Реймон нетерпеливо схватил его и сложил вместе две половинки. Застежка захлопнулась, амулет снова был в целости: единый рисунок, изображающий двуглавую извивающуюся змею.
        - Проводник! - выкрикнул он. - У нас он есть! - И, позабыв о водяных змеях и крокодилах, о том, что он не умел плавать, он выпрыгнул из укрытия.
        В следующий момент он беспомощно барахтался в соленой воде, которая попадала ему в рот и в нос, щипала глаза и затягивала, несмотря на все его усилия удержаться на поверхности. Наконец Лал спас его: великан снова перенес Реймона и Нари на своих плечах на противоположный берег.
        Несмотря на неудачный опыт с нырянием, Реймон оставался возбужденным, но на этот раз он был осторожен, да и ворота находились совсем рядом.
        - Смотрите! - прошептал он, взобравшись на выступ рядом с картой. И, держа свой амулет высоко в воздухе, он позволил сплетенной тени змеи, отбрасываемой солнцем, упасть прямо на путаницу золотых линий. Сначала два рисунка, казалось, не имели между собой ничего общего, но затем, когда он повернул амулет, держа его лицевой стороной к солнцу, вьющаяся тень легла на единственную золотую дорожку, которая бежала с одного конца карты на другой.
        - Видите! - сказал он, указывая на извилистую линию. - Это дорога. Одна единственная, куда не доходит солнце. Если мы по ней пойдем, мы дойдем до… дойдем до…
        - До Луана? - спросила Нари ослабевшим голосом.
        Он внезапно опустил руку. Да, он не сразу сообразил, куда мог завести их амулет. Он думал лишь о том, чтобы найти дорогу через лабиринт, чтобы не потеряться в этом громадном городе. Но Нари была права. Куда еще могла вести тропа, как не к Луану? Да и Пилар то же самое говорила: «К Ночному Лорду или к Солнечному, какого бы ты ни искал». Сейчас ему вспомнились эти слова. И в первый раз они имели смысл - вьющаяся тропа на амулете могла читаться как вперед, так и назад, от одной змеиной головы к другой.
        - Да, - ответил он мрачно, - дорога, которая ведет к Луану.
        Он был так разочарован, что не заметил, как амулет выскользнул из его пальцев. Он стукнулся о выступ и упал бы в воду, но Лал успел поймать его.
        - Луан! - сказал он хриплым шепотом, и снова поднес амулет к карте. Затем он снова произнес с дрожью открытия: «Луан! » - и ткнул огромным пальцем в точку, на которую большая из змеиных голов отбрасывала свою тень.
        В его голосе не было и намека на скорбь, его массивные черты лица наполнились странной радостью.
        - Что это? - спросила Нари, в не меньшей степени, чем Реймон, удивленная его ответом. - Ты хочешь пойти туда? К нему?
        - Домой… для мамы… - шелестел Лал в восторге. - Лал… берет Пилар… домой…
        - Пилар? - удивленно переспросила Нари.
        - Он носит ее останки в этом мешке, - объяснил Реймон. - Он хочет похоронить их где-то в этом городе.
        Он внимательно наблюдал за Нари, когда говорил это, ожидая, что она с отвращением отпрянет от мешка. Но этот мешок, казалось, отталкивал ее не больше, чем сам Лал.
        - И ты думаешь, что твоя мать связана с Луаном ? - спросила она Лала, мягко кладя свою руку на его плечо. - Ты приготовился отнести ее туда? Ради нее встретиться лицом к лицу с Ночным Лордом?
        Он решительно кивнул.
        - Мама говорит… домой… около Луана… около воды… - Снова он повернулся к карте, изучая ее, запоминая затемненный маршрут, которым им предстояло следовать. Наконец он кивнул. - Лал… запомнил… - сказал он твердо и потянулся, будто бы для того, чтобы поднять Нари и Реймона к себе на плечи.
        - Минуточку, - возразил Реймон, отступив назад, - не просите меня идти с вами. Я здесь для того, чтобы свести счеты с Солмаком, только и всего.
        - И как ты собираешься это сделать? - спросила Нари. - Солнечные ворота заперты с той стороны. Ты не сможешь выйти.
        - Это еще не значит, что я должен бежать сдаваться Луану! - вспылил Реймон, возвышая голос, доносящийся теперь уже до ворот.
        - Почему? - настаивала она. - Ты сам сказал, что Луан спас твою мать. Он и тебя, может быть, спасет.
        - А если нет? - громко возразил Реймон, не заботясь о том, что его голос раздается по всей округе.
        Он видел, что она борется с собой, собирая все свое мужество, чтобы покрепче ухватиться за Лала. Ее золотая кожа находилась в резком контрасте с его темным волосатым телом.
        - Я готова попробовать, - сказала она доверчивым тоном, - я уверена, что Лал защитит нас, если сможет. Так же, как он сделал это вчера.
        - Если ты такая дура, чтобы верить, что он сможет… - начал он, раздираемый ревностью и гневом.
        Его прервали громкие голоса со стороны ворот. Кто-то отчетливо выкрикивал:
        - Позовите Солмака! Скорее позовите Солмака!
        - Опасность, - пробормотал Лал, и на его лице отразилась тревога. - Реймон… не остается… Лал говорит… Вместе идем…
        На этот раз он не позволил Реймону возражать. Подхватив на руки обоих своих спутников, он бросился прочь от ворот. Синяя вода забурлила, когда он грудью стал пробивать себе путь.
        Глава семнадцатая
        ДОРОГА ПО ЛАБИРИНТУ
        Дорога, которой они шли, была узкая, по сторонам ее стояли высокие здания, так что путешествие по Запрещенному городу походило на продвижение по поросшему зеленой бахромой туннелю. Солнце тускло светило сквозь переплетенные ветви. В самых сумрачных местах тучи крошечных насекомых клубились над синей водой, малиновые стрекозы уносились прочь при их приближении, ящерицы и водяные змеи высовывались и наблюдали за ними своими глазами-бусинками, прячась за качающимися листьями. И на каждом повороте, греясь в редких пятнах солнечного света, сидели крокодилы. Огромные мрачные создания шлепались в воду и подплывали к ним, но всегда, как только песня Лала начинала звучать в жаркой тишине, они резко поворачивали обратно к своим нагретым выступам.
        Нари, удобно расположившаяся на плечах Лала, была заворожена всем происходящим вокруг. Реймон же со страхом поглядывал на крокодилов, все еще сомневаясь в том, что Лал способен уберечь от них путников. Кроме того, Реймон часто вслух беспокоился о том, в правильном ли направлении они двигались.
        - Ты уверен, что мы идем, куда надо? - спрашивал он каждый раз, когда они хоть немного меняли направление.
        И снова его страхи оказывались напрасными, потому что на каждом четвертом или пятом переулке они встречали очередную карту города - линии, сверкающие в солнечном свете. И когда Лал подносил к ним амулет, тень непременно показывала, что они не сбились с пути, следуя единственной золотой линии, вьющейся через лабиринт улиц.
        После каждой подобной проверки Лал терпеливо успокаивал Реймона:
        - Лал… помнит…
        И он действительно помнил, потому что вскоре поднялся ветер и нагнал облака, закрывшие солнце. Полагаясь теперь только на свою память, Лал шел навстречу усиливающемуся ветру.
        К полудню вода покрылась рябью, и брызги от маленьких волн летели им в лицо, с обеих сторон улицы свисающие завесы ползучих растений под порывами ветра колыхались и спутывались в нечто невразумительное.
        Промокший с ног до головы Реймон взмолился первый.
        - Мы что, не можем остановиться хоть ненадолго? - воскликнул он, растирая глаза, саднящие из-за соленой воды.
        Лал уже свернул, чтобы поискать место для отдыха, но вдруг заметил что-то впереди. Тут же его лоб тревожно нахмурился, и он принялся грести руками по воде, чтобы продвигаться быстрее.
        - Что случилось? - спросила его Нари.
        - Луан… - прохрипел он, изо всех сил пробираясь к скрытому убежищу.
        Луан! Реймон инстинктивно пригнулся, разглядывая убежище, ожидая, что какое-нибудь чудовищное лицо выглянет сейчас из-за свисающих виноградных лоз.
        Но когда Лал, подскальзываясь, выкарабкался из воды, мальчик увидел лишь несколько красно-коричневых пятен на мшистом камне. В середине самого большого пятна виднелся отпечаток огромной ноги.
        - Что это? - спросила Нари.
        - Кровь, судя по виду, - хладнокровно ответил Реймон, вспомнив, как он бросил копье и услышал звук удара по живому телу где-то за воротами. - Вероятно, кровь Луана, - добавил он, - больше ей неоткуда взяться.
        Лал, спустив своих спутников на землю, в отчаянии опустился на колени посреди кровавых пятен. Он снова запел, но на этот раз очень грустно, издавая плач, который был отчетливо слышен в реве ветра. Прозвучали несколько первых нот, когда среди листвы появилась водяная змея. До того как Реймон и Нари успели издать предупреждающий возглас, змея скользнула вверх по руке Лала и обернулась вокруг его шеи. Но это не было нападением. Ее прикосновение было столь же мягким и уверенным, как и собственно Лала, ее чеканная головка мягко прижалась к его щеке, словно утешая.
        Нари, напуганная появлением змеи, придвинулась ближе к Реймону. Он был этому рад: рад тому, что она была рядом с ним, что ее пальцы вцепились в его руку, а не в руку Лала.
        - А она не… не сделает ему больно? - неуверенно спросила она.
        Он потряс головой:
        - Я не думаю. Он привык к ним, и они, кажется, его любят.
        Тут же, к его досаде, она выпустила его руку, сделала шаг, затем другой по направлению к Лалу.
        - Кажется, он здесь свой, да? - спросила она удивленно.
        - Это потому что он вырос в болоте, - объяснил Реймон, - он понимает такие места.
        - Значит, это и впрямь для него как дом родной, - задумчиво сказала девушка.
        - Пока Луан правит в Запрещенном городе, - напомнил он ей, - он никому не может быть домом. Зана говорит, что город опустел так давно, что никто уже об этом не помнит.
        - Лал утверждает, что это был дом твоей матери, - возразила ему Нари, - в любом случае Лал не боится Луана, это точно.
        Она сделала еще один шаг, и Реймон быстро проговорил:
        - Это потому что он глупый. - Это прозвучало грубо и недобро даже в его собственных ушах, и он добавил:
        - То есть я хочу сказать… он не… не очень умный.
        - Да разве? - переспросила Нари с вызовом в голосе. - Тогда почему мы от него все время зависим? И почему только он один в состоянии запомнить маршрут, по которому мы идем?
        Реймону нечего было ответить, и она оставила его, подошла к Лалу и пристроилась рядом с ним, даже не вздрогнув, когда змея скользнула и по ее шее, своими кольцами притянув ее и Лала ближе друг к другу.
        Несмотря на постоянно усиливающийся ветер они недолго оставались в своем убежище. Как Реймону, так и Лалу не терпелось поскорей отправиться в путь. И, выпив по глотку воды из бурдюков, они двинулись, следуя тем же извилистым маршрутом, что и раньше.
        Через некоторое время они уже значительно ушли вперед, точнее, Лал решительно шел вперед, не сгибаясь под постоянными ударами ветра и волн. Но ближе к середине дня возникла опасность. Уровень воды, в большинстве улиц доходивший Лалу до пояса, поднялся на дюйм выше. Через некоторое время вода дошла до его груди, потом до шеи, так что подгоняемые ветром волны заливались ему в рот, и брызги летели в глаза и ослепляли его.
        Ветер все усиливался. Завывая вдоль протоков между домами, он срывал целые колонии виноградных лоз и сбрасывал их вниз, где они становились опасностью для путешественников: плывущие островки живой зелени неслись вниз по течению, грозя отбросить Лала назад.
        В разгар всего этого хаоса они увидели лодку. Сначала они приняли ее за один из островов - клубок виноградных лоз, увенчанный разноцветными цветами. Затем, когда это сооружение поравнялось с ними, они смогли лучше его разглядеть: длинное низкое судно, нагруженное рядами плетеных корзин, каждая из корзин была наполнена фруктами и зерном.
        - Дань! - воскликнула Нари.
        До того как лодка успела проплыть мимо, она нагнулась и потянулась за веревочным тросом. Ей удалось его ухватить, но тут же течение засосало Нари под лодку - ее крик о помощи сразу затих, но лодка замедлила ход, так как Нари продолжала ее держать.
        С изумительной скоростью Лал прыгнул за ней, его голова и плечи исчезли под водой. Реймон тут же забарахтался в глубокой воде. Он неистово выныривал и погружался снова, в отчаянии пытаясь выбраться наверх, к грозовому воздуху. Совсем рядом краем глаза он увидел борт лодки и. вцепился в него, потерял и снова вцепился. Из его рта вырывались пузыри, булькая перед его обезумевшими глазами, исчезая в небытие там, где заканчивался этот безжизненный зелено-голубой мир. В течение доли секунды, когда он боролся за то, чтобы уцепиться за край лодки, он подумал: «Лал меня предал». Почему-то это показалось ему самым ужасным из всего, что происходило в данный момент. Даже хуже, чем паника и ужас. «Бра..! - начал он кричать. - Бра…
» - Слова застревали в горле, литры соленой воды вливались потоком вслед за ними, заставляя его все глубже уходить под воду. Все, подумал Реймон безнадежно, все, - и холодная зеленая темнота накрыла его, затуманивая одновременно зрение и сознание. Затем, на самом пороге тьмы, он увидел над собой что-то, где-то сверху в синем просвете. Рука! Похожая на клешню и огромная. Опустившись вниз, она схватила его за волосы, потащила выше и выше, туда, где он смог, наконец, закончить свой крик, начатый раньше: «Брат! Брат! » Слова вперемешку с рвущимся дыханием вырывались из него, когда он лежал, растянувшись поперек лодки.
        Долгий крик боли был ему ответом. Такого звука он не слышал с той ночи, когда умерла Пилар. Он поспешно оглянулся, испугавшись, что Нари утонула, но она также лежала в лодке, и вода струилась с ее волос и одежды. Тот же скорбный крик послышался снова, еще более грустный, чем раньше. На этот раз Реймон увидел лицо Лала: великан с трудом продвигался к носу лодки, а затем начал тянуть ее за веревку. Черты его лица были искажены горем, слезы и соль смешивались и катились вниз по его щекам.
        Реймон приблизил лицо к Нари, привлекая ее внимание.
        - Почему он такой грустный? - Ему приходилось почти кричать.
        Она указала на красно-коричневое пятно на борту лодки, где кто-то недавно сидел, будто прислонившись, отчего кровь просочилась на грубую обшивку.
        - Должно быть… думает, Луан… умер… - закричала она в ответ, но он едва слышал ее из-за рева ветра.
        - Умер? - отозвался он в шоке. Она кивнула:
        - Кровь… лодка по течению… что же еще… думаешь?
        - Тогда он плачет из-за Луана? - сказал Реймон изумленно, разговаривая больше с собой, чем с Нари.
        - Что? - закричала она в ответ.
        Но в этот момент лодка скользнула в укрытие: это была веранда, на которую вели несколько ступеней. В этом закрытом пространстве стоны Лала звучали громче, чем раньше, и Нари подбежала к концу лодки и заставила его посмотреть ей в глаза.
        - Все хорошо, - сказала она успокаивающе, - шторм, наверное, просто сорвал лодку с якоря, вот и все. Луан, наверное, только ранен. Он…
        - Ты так говоришь, будто хочешь, чтобы он был жив, - взорвался Реймон.
        - А почему нет? - ответила она.
        - Потому что мы в большей безопасности, если он мертв. Ты это знаешь так же хорошо, как и я. Он - самая большая опасность для нас в этом городе.
        - А Лалу так не кажется.
        - А мне кажется! Я надеюсь на то, что Луан мертв. Я…
        Это был единственный раз, когда Лал рассердился на него. Взявшись за нос лодки, он тряхнул ее так, что Реймон кувырком полетел за борт. К счастью, вода на ступенях, была не очень глубокой, и мальчику удалось взобраться обратно.
        - Не умер?.. - услышал он обнадеженный шепот Лала. - Живой?
        - А почему бы и нет? - ответила Нари. - Если он зашел так далеко, значит, он не может быть сильно ранен.
        - Живой!.. - нетерпеливо повторил он. - Лал… найдет… поможет… - прибавил он, неуверенно входя в воду.
        - Ты не можешь идти сейчас, - запротестовала она, - уже поздно. Скоро совсем стемнеет.
        Он не обратил внимания на ее слова, остановившись лишь для того, чтобы откинуть волосы со лба Реймона и вытереть воду с его глаз.
        - Лал… извиняется… - прошептал он, прижимая свои жесткие губы к его щеке.
        - Послушай меня, Лал, - не сдавалась Нари, умоляюще глядя на него, - ты просто не сможешь найти кого-либо в этой темноте. Ты только сам потеряешься. Почему ты не хочешь отдохнуть здесь? Съесть что-нибудь? Тебе надо подкрепиться и набраться сил перед встречей с Луаном.
        Он поколебался и голодным взглядом окинул корзины с едой.
        - Лал… кушать… - согласился он наконец и принялся наполнять свой рот фруктами и пригоршнями зерна.
        Думая, что Лал изменил мнение относительно ночных поисков Луана, Нари и Реймон тоже начали есть. После долгого голодания множество разных видов фруктов и недавно сорванных орехов казались особенно вкусными. Но у них оказалось слишком мало времени, чтобы насладиться едой. Не успели они закончить, как Лал снова поднял своих спутников и приготовился идти.
        - Идем… - прошелестел он - Найти… Луана… сейчас…
        Реймон попытался вырваться.
        - Ты не потащишь меня к Луану! - заорал он. - Сам ищи его, если хочешь, без меня, пожалуйста!
        Но спора не получилось.
        - Реймон… не останется… это место… опасно… Реймону безопасно… с Лалом. - И без дальнейших дискуссий он вышел навстречу ветру и дождю.
        За то короткое время, что они провели на закрытой веранде, вода поднялась еще выше, и даже Лал, чтобы хоть как-то продвигаться вперед, должен был придерживаться домов. Там, частично защищенный от ветра, цепляясь за виноградные лозы и каменные выступы, он наполовину плыл, наполовину тащил сам себя.
        Для Нари и Реймона хуже всего было преодолевать перекрестки, когда Лал вынужден был пересекать открытое водное пространство. Намертво вцепившись в его волосы, полузадушенные пеной и брызгами, они тянулись за ним, как два буксира. После каждого такого перехода Реймон умолял Лала остановиться, но так как становилось все темнее, тот лишь упорнее устремлялся вперед.
        В опускающихся сумерках все ощущение от города начало изменяться. Утром он выглядел как райский уголок. С началом шторма он стал более хмурым и серым, местом, где было неуютно, даже опасно. Сейчас, когда тени удлинились, сгустились, превратились в бассейны черноты, город снова поменял свой облик: он медленно стал зловещим миром кошмаров, о котором им рассказывали, когда они были детьми. Это был уже не просто город, в приближающейся ночи он обратился в царство неизвестной опасности, где страх и смерть, наблюдая за ними, скрывались во мраке.
        Вскоре Реймон уже держался за волосы Лала не только для того, чтобы держаться на плаву, но также и для удобства. И когда он бросал взгляд в сторону Нари, он видел, что ее лицо было бледно и напряженно в угасающем свете и что она была испугана не меньше него самого. Один Лал, казалось, не утратил присутствия духа, несмотря на творящееся вокруг. Единственной его заботой было не заблудиться, и на каждом перекрестке он вылезал из воды, подтягиваясь на пучке виноградных лоз, и изо всех сил вглядываясь в темноту перед собой.
        Но вскоре смутился даже Лал. С трудом продвигаясь против ветра, он резко свернул за поворот в тот момент, когда внезапно вся ночь наполнилась ритмичным бухающим звуком. Звук был такой громкий, словно билось некое гигантское сердце, и он отчетливо слышался сквозь завывание ветра. Непрерывное «бух… бух… бух… » исходило не от какого-либо из зданий, казалось, оно шло из ниоткуда. В путанице улиц сейчас была лишь пустота: темное пространство ветра и воды, окруженное огромной кляксой абсолютной черноты. Именно из этой черноты исходил жуткий звук: барабанный грохот, наполняющий воздух.
        Лал выдрал громадный камень из какого-то ближайшего фундамента и поднял его над головой, готовый защищаться. Раскрыв рот, он взревел, бросая вызов. Но никто ему не ответил. Равномерное «бух… бух… » продолжалось, как и раньше, до странности монотонное, так что они постепенно притерпелись к нему.
        Нари первая догадалась, что это такое.
        - Морской колодец! - закричала она, указывая рукой на темную линию, видневшуюся впереди.
        И тут же лучик желтого света промелькнул высоко над ними, где-то рядом с вершиной колодца.
        Лал, подняв лицо к ветру, отшвырнул тяжелую каменную глыбу. Он схватился за мешок, висевший на его поясе, и поднял его высоко, будто бы показывая свой груз невидимым глазам. Затем, глубоко вдохнув, он выкрикнул одно единственное слово: «Луан! »
        - Нет, Лал! Пожалуйста! - взмолился Реймон, пытаясь вскарабкаться повыше к его уху.
        Но Лал уже бросился в пространство глубокой, терзаемой штормовым ветром воды, которая лежала между ними и башенной стеной.
        Глава восемнадцатая
        ЛУННЫЕ ВОРОТА
        Попытка ослабить хватку на волосах Лала означала для Реймона и Нари верную, смерть. Здесь, на открытом пространстве, ветер был слишком яростным, глубина - слишком большой, натиск волн и пены - слишком мощным, чтобы они могли сами продержаться на воде и не утонуть. Все, на что они еще были способны - это отчаянно сжимать кулаки, полагаясь на силу и решительность Лала. Они были окружены темнотой и шумом, невидимые водяные руки дергали их, острые когти ветра жадно царапали промокшую одежду. И все время где-то рядом раздавались, сотрясая воздух, чудовищные барабанные удары прибоя, словно он вознамерился вступить в последний бой с морской стеной. Брызги окатывали их как грозовой ливень, бешеный рев шторма напоминал безумные вопли Луана, как будто он в своей одержимой ярости повернулся к своим темным владениям, чтобы уничтожить их.
        Во всем этом безумии лишь две вещи оставались неизменными: мощное тело Лала, без устали прокладывающего себе путь сквозь ветер и прибой, и светлая точка, расположенная наверху, по направлению к которой он с таким трудом двигался.
        Через промежуток времени, показавшийся Реймону бесконечным, он почувствовал, что тело Лала стало более устойчивым. Затем Лал выбрался из воды и разместился на широком выступе обдаваемой волнами скалы. Свет теперь был прямо над ними, очень высоко на стене, которая разделяла их и равномерное грохотание прибоя.
        При помощи Лала они прошли вдоль выступа и зашли в низкие входные ворота высокой башни. Они все еще не могли ничего разглядеть, в пустых пространствах башни эхом отдавался яростный грохот шторма, и каскады падающей воды потоками лились на них. На ощупь они пробрались сквозь тьму и оказались на винтовой лестнице.
        - Луан! - взревел Лал снова, будто бы он умолял мрак и пустоту, нависшие над ними как некие угрозы, не имеющие названия.
        Но ответом им был лишь постоянный сердечный стук прибоя. И внезапно Лал кинулся вверх, он двигался так быстро, что Реймон и Нари сразу отстали.
        - Подожди! - в панике крикнули они, карабкаясь за ним, больше боясь остаться в этой тюремной темноте, чем встретиться с тем, что ждало их на верху башни.
        Вцепившись в тунику Лала, они карабкались по ступеням, сделанным для кого-то, кто был намного больше них самих, медленно поднимаясь выше и выше, туда, где шторм стал живым, смертельным врагом, яростно бросающимся на город. Они поняли, что уже приблизились к вершине, когда почувствовали, что камни под их ногами раскачиваются и шатаются, будто вся башня сейчас надломится и рухнет, и превратится в руину.
        Реймон услышал голос, плачущий и умоляющий: «Нет! Нет! Нет! » Это был его собственный голос, такой ослабевший и несчастный, бессильный перед сумасшедшими воплями ветра. Внезапно налетевший ветер поймал его в свои когти и сбросил бы в темное пространство, если бы Лал не подхватил его и не поставил вплотную к себе туда, где уже стояла Нари.
        Они вылезли на зубчатую стену, справа от которой далеко внизу виднелся город, слева - море, бесконечность гигантских волн, почти таких же высоких, как сама стена.
        Смахнув с глаз брызги, путешественники снова увидели свет. Он находился теперь на одном уровне с ними, он пробивался из окна, находящегося за зубчатой стеной. Лал, заслонив своих спутников руками, напряженно всматривался в него. Потом он опустил голову и неуверенно пошел к закрытой двери, которая, впрочем, открылась от толчка. Все трое с трепетом прошли сквозь проем и попали в сухое помещение, в которое не долетали соленые брызги.
        Они осмотрелись уже через минуту. Это был длинный покой с высокими потолками, намного больше обычной комнаты. Освещенный единственным светильником, он был наполнен двигающимися тенями. Среди них Реймон разглядел ряд предметов, похожих на столбы, стоящие у стены со стороны моря. Один из этих столбов, размерами больше остальных, имел выпуклые очертания, будто это было что-то завернутое в материю. И вот это что-то - чем бы оно ни было - вроде бы дернулось и пошевелилось под его взглядом, и урчащий стон пронесся по покою.
        Реймон метнулся к двери, но ветер отшвырнул его обратно. Он оглянулся назад и увидел, что какая-то фигура отделилась от столба и выпрямилась. Голова непонятного существа скрывалась в темноте под потолком, движение его огромных конечностей затмевало свет, отбрасывая еще больше теней по всему помещению. Край тени упал на лицо Реймона, подобно темному пятну на бледной коже, и он снова отскочил к двери. Но, как и раньше, стена ветра отбросила его назад, свалила с ног, и он катился до тех пор, пока не наткнулся на ноги Лала.
        Как только мальчик вскочил на ноги, он услышал, как Лал нежно проговорил единственное слово: «Отец… »
        Это остановило Реймона. Пригвоздило к месту. Заставило его повернуться и увидеть, что Лал пододвигался к высящейся фигуре, которая стояла перед ними, покачиваясь, словно ее тоже поймал в свои когти штормовой ветер, носящийся снаружи, в ночи. С чувством одновременно отвращения и зачарованности Реймон смотрел, как Лал берет фигуру на руки и нежно кладет ее на пол. Стукнувшись о тяжелый камень, фигура застонала, и Реймон увидел ее лицо: такое же безобразное, как и у Лала, но старше, больше, и еще оно было серого цвета из-за непереносимой боли. Рука лежащего существа тоже показалась Реймону странно знакомой, только она была толще, волосатее, с большим количеством вен и мускулов, - а во всем остальном она была идентична руке Лала.
        - Помогите… - мягко позвал Лал дрожащим от горя голосом, склонившись над фигурой.
        Но Реймон не был состоянии шевельнуться, он все еще стоял в ошеломлении, так что только Нари пришла на помощь к Лалу.
        Они действовали так заботливо, что Реймон исполнился странным состраданием. Они размотали ткань на огромной фигуре. В свете лампы показалась окровавленная повязка, проходящая через всю спину. Послышался стон, на этот раз со стороны Лала. Неожиданно Реймон подхватил этот стон, потому что в самом центре кровавого пятна он увидел металлический наконечник копья.
        Давным-давно, в своей деревне (теперь ему казалось, что это было совсем в другой жизни), он очень гордился этим копьем. Но сейчас он не чувствовал никакой радости. К его смятению, он был охвачен ужасом. Как будто только теперь, встав перед реальным видом крови, капающей из живого тела, он начал понимать истину, о которой раньше не имел ни малейшего понятия.
        Все еще зачарованный и полный отвращения он смотрел, как Нари стаскивала запачканную кровью часть туники. На остальное у него не хватило сил смотреть. Зажмурив глаза, он слышал хрип Лала, когда тот тащил сломанное древко, он слышал, как прерывалось от боли дыхание. Затем, после какого-то безумного шепота, послышался грохот падения тяжелых предметов и наконец - тишина…
        Украдкой он приоткрыл глаза. Кости Пилар теперь валялись на полу, а Нари прижимала пустой мешок к зияющей ране.
        - Все хорошо, - шептала она, - кровь почти остановилась.
        Лал встал. На его лицо падала тень от лампы, на месте глаз - огромные черные пещеры, он подошел к Реймону и что-то протянул ему. Это был наконечник копья, острие которого блестело от свежей крови.
        - Возьми… - прошелестел он голосом скорее грустным, чем упрекающим.
        Реймон хотел потрясти головой, чтобы отказаться, но не мог. Его рука сама по себе вытянулась вперед.
        - Я не хотел… - начал он. - Не хотел этого… Он умолк, когда его пальцы сомкнулись вокруг древка, которое неожиданно оказалось теплым. Кровь сочилась с острия, стекая на его пальцы. Он попытался вытереть руку и копье о край туники, но появившееся на ней пятно лишь напоминало о том, что он сделал - клякса краснела, как позорная отметина.
        - Для… Реймона… - добавил Лал и отвернулся от него.
        Предоставленный сам себе, Реймон забрался в угол комнаты и сжался в комочек, уткнув лицо в стену.
        Он оставался в этой позе несколько часов. Позади него Лал и Нари шептались о том, как лучше перебинтовать рану. Позже к ним присоединился третий голос. Сначала тихий, как вздох, он постепенно становился громче, увереннее, словно пытался перекрыть возрастающую силу бури.
        Слыша его, этот голос, так похожий на голос Лала, Реймон лишь сильнее сжимался, обеспокоенный чувствами, которые он не понимал. Эти чувства возбуждали нежеланные воспоминания. Он вспомнил, как Дорф в ночь появления Лала спросил его возмущенно:
«Ты хоть что-нибудь чувствуешь? » И затем:

«Черт возьми, она же была твоей матерью!… Даже это чудовище знает, что значит скорбеть!» Еще он воспоминал Пилар, гладящую его по щеке загрубевшей рукой, и свой жестокий ответ ей. Он видел Солмака, отца, которого он нашел и потерял в песках пустыни. Он думал об отце, к которому так долго шел, чтобы убить его.
        У Лала все было по-другому. Лал проделал это путешествие, потому что его обуревала скорбь. Он прошел весь этот путь ради совсем другой цели. И наконец здесь, в этом заброшенном месте, ему удалось найти… он действительно нашел…
        Реймон встряхнул головой, не желая додумывать эту мысль. Вместо этого он с тоской спросил себя: «А что я сделал? А что я делаю? » Ответов не было. Только навалились на него тягостная смесь страдания и вины, ощущения невосполнимой потери, - и со всем этим он не мог справиться. Ему так хотелось, чтобы те трое, тихо и доверительно шепчущиеся между собой за его спиной в этом сотрясаемом ветром покое, вспомнили о нем.
        Он утратил всякое представление о времени, когда Лал и Нари подошли к нему. К этому моменту буря достигла своей высшей точки. Ветер, казалось, превратился в безжалостного демона возмездия, волны - в горы скал и стали, которые сметали все на своем пути. Под их совместной атакой морская стена трещала и стонала, угрожая надломиться, так как ее камни беспрерывно скрежетали друг о друга.
        - Стена долго этого не выдержит, - сказала Нари, - мы должны помочь Лалу, если мы хотим спасти ее. И нас самих тоже.
        - Стену? - Реймон оглянулся, глядя испуганными глазами, словно только что пробудился ото сна. С ужасом он заметил, как сильно раскачивается лампа, ее мощное маятниковое движение соответствовало ударам волн.
        - Но стена всегда стояла здесь, - возразил он, - она никак не может упасть. Абсолютно исключено.
        - Она до сих пор стоит тут только благодаря Луану, - сказала Нари, - он единственный хранитель Лунных ворот. Без него стена бы давным-давно рухнула.
        Мальчик взглянул на нее в изумлении. Луан? Истинный защитник людей? А вовсе не Солнечный Лорд? Нет, в это он поверить не мог.
        - Да правда же, - настаивала она, - все, о чем нам рассказывают, вранье. Луан находится здесь для того, чтобы не позволить морю ворваться и затопить долину, и его обязанность - запирать Лунные ворота, когда начинается шторм. А больше никто этого сделать не может. У других нет такой силы.
        - Тогда почему?.. - начал он.
        - Почему они сейчас открыты? - подхватила она. - Он оставил их, пока ходил за ежемесячной данью. Он хотел промыть старый город во время низкого прилива, сполоснуть его от стоячей воды. Это тоже часть его работы. Обычно он запирает ворота при первом признаке шторма, но в этот раз не смог из-за раны. К тому времени, когда он сюда добрался, он уже потерял слишком много крови. Он был слишком слаб.
        Реймон, которого внезапно пронзила тревога, вскочил на ноги.
        - Значит, Тереу и долина затоплены? - спросил он почти крича.
        - Хуже, - ответила Нари, - когда Лунные ворота открыты, опоры, на которых держится стена, ослабевают и могут рухнуть. Если нам не удастся как можно скорее закрыть ворота, все это, - она приложила ладони к вибрирующему полу, - будет разнесено по камешку.
        Лал, который внимательно слушал их разговор, протянул руку и коснулся плеча Реймона.
        - Реймон… хранитель ворот… как Лал… - прошелестел он. - Реймон поможет… сейчас…
        Эти слова Реймон не мог не услышать. Он опустил глаза, скользнул ими по костям Пилар, перевел взгляд на гигантскую фигуру, безразлично лежавшую на полу в свете лампы и, наконец, остановил его на четырех столбообразных предметах, стоящих в дальнем конце покоя.
        При ближайшем рассмотрении все увидели, что это были вовсе не столбы, а металлические рычаги, вырастающие из продолговатой прорези в полу.
        Лал указал на ближний столб.
        - Тянем… - велел он. И они втроем обхватили длинную металлическую рукоятку и дернули назад.
        В течение нескольких секунд ничего не происходило, и даже когда рычаг начал наконец поддаваться, он делал это так медленно, что нельзя было сразу понять, действительно ли он движется или это только кажется.
        - Тянем! - взревел снова Лал, и они удвоили усилия, напрягаясь так, что их спины заныли и дыхание перехватило. Рычаг уже прошел половину прорези, застряв между положениями «открыто» и «закрыто». В течение нескольких мгновений, когда они все трое висели на нем, им казалось, что они поднимают не просто некий механизм под ногами, а всю тяжесть моря - каждая обрушивающаяся волна отзывалась в их руках.
        - Я не могу… не могу, - в отчаянии прохрипел Реймон. Но наконец ужасная тяжесть ослабла, рычаг двинулся снова, гладко проскользнул вдоль прорези и щелкнул, встав на свое место.
        Они знали, что нельзя долго отдыхать. Подгоняемые кошмарными ударами волн, они вскоре взялись за второй рычаг.
        Снова, на первом этапе их борьбы, было несколько мгновений, когда они балансировали между успехом и провалом, и казалось, они противопоставляют себя неподатливой силе моря. За исключением этих минут моря все равно было слишком много для них: его тяжесть заставляла рычаг вырываться из их рук, словно какое-то живое существо хотело убежать. Близкие к умопомешательству, они едва не позволили ему вырваться на свободу. Только стремительное усилие Лала поставило все на места, и рычаг, протестующе скрипнув, защелкнулся.
        Они практически уже выдохлись, когда надо было переходить к третьему рычагу, так что даже необыкновенной силы Лала было недостаточно, чтобы довести дело до конца. Он был еще слишком молод для выполнения такой работы, и он напрягался и боролся напрасно.
        - Не годится! - закричала Нари и почти уже сдалась, когда четвертая тень упала на стену: тень, больше чем на голову выше Лала. Секунду спустя две могучие руки присоединились к их рукам, рев боли слился с их отчаянными криками, когда море неохотно уступило их нажиму.
        Слишком усталый, чтобы беспокоиться о происходящем вокруг, Реймон бросился к последнему рычагу. Чудовищная тень снова нависла над ним, но это больше его не пугало. Даже когда его руку задела темная огромная ручища, он едва это заметил. Он знал только, что ему надо тянуть, тянуть и тянуть, пока биение его собственного сердца и стук прибоя не сольются воедино. Море лилось по его венам в мозг. И бушевало там, не причиняя боли никому, кроме него самого, оставаясь запертым во внезапном спокойствии его сознания.
        Это спокойствие напугало Реймона, потому что он продолжал слышать звук ветра и шум волн - звуков было достаточно. Наконец колебания прекратились. С чувством облегчения он прикоснулся к полу. К его изумлению, он был податливый и мягкий, эхо от ужасного грохота волн пульсировало сквозь этот удивительный пол. Потом послышался голос, рокочущий где-то снизу от него, голос, произносящий нежные слова.
        Озадаченный, он приподнял голову… и нос к носу уперся в огромное лицо. Налитые кровью глаза размером в полумесяц, зияющие черные ямы ноздрей, вздувшийся надрез вместо рта - и вся эта «красота» была на расстоянии вытянутой руки.
        Тут он понял, где находится. Он лежал вовсе не на полу. К его обжигающему ужасу, он простерся на лежащем ничком теле Луана. До того как он смог шевельнуться, гигантские губы прошептали слова, которые Реймон оставил далеко в прошлом, похоронил их в могиле вместе с Дорфом: «Мой… сын… »
        Слова и глаза в полумесяц были направлены не на него, а на Лала, скрючившегося рядом. Это не сильно утешило Реймона. Со сдавленным криком он откатился и съежился в дальнем углу комнаты. Долгое время спустя, всю оставшуюся жизнь он все размышлял, что же его так напугало. Обычный страх перед Луаном? А может, ревность к Лалу, от которого не отказались? Или что-то еще, более обидное и болезненное?
        Какой бы ни была причина, он не вернулся к освещенному лампой пространству, а остался сидеть, скорчившись в темном углу, и где и провел весь остаток ночи.
        Глава девятнадцатая
        ВТОРЖЕНИЕ
        Реймона разбудил солнечный свет, бьющий ему в глаза сквозь открытое окно. Он слышал, как волны прибоя все еще плещутся о стену. Ветер уже не был штормовым, он лишь наполнял воздух запахом соли и кристальной чистотой.
        Спутники Реймона в изнеможении спали на каменном полу. Рядом с ними сидел Луан. На его лице были написаны боль и страдание. Но когда Реймон приподнялся, огромные глаза приоткрылись. Потрескавшиеся губы прошептали одно только слово:
        - Пить…
        У Реймона на поясе висел бурдюк с водой. Он боязливо подошел к Луану и вылил ему воду прямо в раскрытый рот.
        Послышался благодарный вздох.
        - Спасибо… Реймон…
        - Ты знаешь, как меня зовут? - удивленно спросил тот.
        - Ждал… тебя… - пробормотал Луан, произнося слова так же медленно и несвязно, как и Лал.
        - Меня? Почему меня?
        Луан пододвинулся к нему и уже собрался говорить, но передумал.
        - Эх… - вздохнул он. - Не время… еще… не время…
        Не время для чего, хотел его спросить Реймон. Но Лал и Нари уже проснулись и могли услышать их разговор, что в планы Луана, по-видимому, не входило.
        Заметив бурдюк в руках Реймона, Лал одобрительно кивнул.
        - Реймон… хороший… - сказал он радостно.
        - Разве? - спросила Нари. Недоверие, прозвучавшее в ее голосе, заставило Реймона похолодеть.
        - Хороший, - настаивал Лал. - Реймон… брат…, - Он приблизился и любовно положил руку на его плечи. - Брат… - повторил он и лучезарно улыбнулся Луану, словно ожидая одобрения.
        Но Ночной Лорд печально посмотрел на них обоих и промолчал.
        Приняв его молчание за одобрение, Лал нагнулся и начал собирать кости. Оказывается, они всю ночь пролежали вот так, на полу.
        - Одна… мать… - причитал он жалобно. - Одна… мать… одна…
        Луан резко прервал его.
        - Помоги мне… должны осмотреть… город…
        Он попытался подняться на ноги, но так скривился от боли, что Лал тут же позабыл обо всем. Он всплеснул руками, отбросил в сторону кости, гигантским скачком приблизился к Луану, крепко обхватил его массивную грудь и повел к двери.
        Им пришлось идти наверх очень долго! Реймону хотелось бежать, но он не осмеливался обгонять Луана. К тому же лестница была узкая, и ему пришлось бы протискиваться между Луаном и перилами, что было совершенно немыслимо. Он плелся шаг за шагом, занятый своими невеселыми мыслями. Наконец, наверху показался выход на стену.
        Вид с высоты одновременно восхищал и ужасал. Дома в Запрещенном городе, отмытые дождем и высушенные ветром, сверкали свежей зеленью. Лабиринт затопленных улиц, по которым пронесся бурный прибой, сиял в утреннем свете лазурной синевой. Но, приглядевшись, можно было обнаружить, что несмотря на прозрачную синь воды эти реки не были так невинны, как казалось с первого взгляда. Еще вчера уровень воды доходил лишь до нижних этажей, не выше. В течение ночи этот уровень опасно поднялся, так что невысокие дома оказались целиком затоплены.
        Вдруг Нари, схватив Лала за руку, что-то взволнованно сказала и махнула рукой в сторону Тереу. Реймон принялся вглядываться в даль против солнца. Когда он разглядел то, что так напугало Нари, у него самого перехватило дыхание. Тереу тоже был затоплен. Город был залит сверкающей на солнце водой. Происходящего на улицах видно не было, но отдельные, как отсюда казалось, ручейки доходили до возделанных полей.
        - Мы закрыли Лунные ворота как раз вовремя, - с облегчением выдохнул Реймон, - останься они открытыми еще немного, залило бы всю долину. Посевы, почва - все бы погибло.
        - Да, - ответила Нари, - хотя я думаю, что Солмак считает иначе. Он, вероятно, решил, что наводнение - это месть Луана. Происки Ночного Лорда, так сказать, желание поквитаться.
        Она взглянула на Луана, ища подтверждения своих слов, но глаза его были закрыты, он слабо покачивался.
        Увидев отца таким слабым и немощным, Лал попытался увести его обратно вниз, но Луан потряс головой и сам пошел к башне. На ногах он держался с трудом. Но все равно он был слишком большой и слишком грозный, чтобы с ним спорить. И снова этот бесконечный путь по винтовой лестнице, на этот раз вниз.
        Выйдя из башни, они обогнули ее и проникли в помещение. Этот покой был еще просторнее верхнего. Здесь было более прохладно и влажно. Зелень разрослась чрезвычайно буйно - виноградные лозы, ползучие растения и разноцветные орхидеи вылезали изо всех щелей в стенах. Ящерицы и водяные змеи выглядывали из-за пышной листвы. Их глазки блестели подобно драгоценным камням. Только одна водяная змея осмелилась вылезти на всеобщее обозрение. Тело гигантского создания было таким же толстым, как рука Лала. Змея лежала, свернувшись огромным клубком на мшистом ложе поверх переплетенных стеблей.
        Когда Лал помог Луану взгромоздиться на это ложе, змея скользнула на колени к своему хозяину. Почувствовав ее прохладное прикосновение, Луан слабо улыбнулся и любовно положил руку на ее глянцевую головку. Затем силы снова покинули его, и Луан погрузился в беспокойный сон.
        - Отец?.. - позвал Лал и легонько коснулся его руки. Змея приподняла голову и зашипела. - Отец?..
        Луан не отзывался. В голосе Лала росло отчаяние.
        - Оставь его в покое, - сказала Нари и повлекла Лала прочь из комнаты, - сейчас ему необходимо отдохнуть. Но когда он проснется, то захочет есть.
        - Есть! - Лал почувствовал, что сам проголодался. Он вскочил и бросился к двери. - Лал… достанет… еду… - объявил он громко. - Притащит… лодку… дань… Луану…
        И, пока его не успели остановить, он выскочил наружу и бросился в воду.
        Реймон и Нари не побежали вслед за ним. В этом не было никакого смысла - вода была слишком глубока. В любом случае, оба знали, что Лал прав: кто-то должен был забрать лодку и корзины с едой. Им оставалось лишь тихонечко сидеть в мрачном покое и ждать.
        Реймону хотелось успокоить свою юную спутницу, которая явно беспокоилась за Лала. Но пока он размышлял, что бы такое сказать или сделать, она встала и удалилась.
        Ему очень хотелось последовать за ней, оставаться наедине с Луаном ему было нелегко. Это чудовищное в своем безобразии лицо даже во сне страшило его, заставляло с тоской вспоминать родные черты Дорфа, его любящую улыбку. Но он не ушел, что-то его удержало. То, что хотел сказать Луан сегодня утром, весьма заинтриговало Реймона. Подобравшись к мшистому ложу Луана, он с любопытством стал разглядывать бородавчатую кожу на щеках и носу. Грубые толстые волосы росли так низко, что почти сливались с бровями. Реймон увидел пучки волос, растущие из ноздрей, кривые, неопределенного цвета зубы.
        Все, что Реймон видел перед собой, было абсолютно безобразно. Затем, неожиданно для себя, он заметил нечто еще: несмотря на ужасающее внешнее уродство, в уголках глаз Луана, в изгибе губ неуловимо проскальзывали намеки на доброту, милосердие, глубокую печаль. Ни одного из подобных чувств Реймон никогда не замечал в холодных чертах Солмака.
        Набравшись мужества, он пододвинулся ближе.
        - Луан! Луан! - прошептал он. - Что ты имел в виду, когда говорил, что время еще не пришло? Какое время? - Он сделал еще шаг вперед и остановился, когда змея настороженно приподняла голову. - Мне для этого надо что-то узнать? - прибавил он совсем тихо.
        Глаза медленно открылись, и Луан нахмурился.
        - Реймон… не захочет… слушать… - прошелестел он.
        - Почему? То, что ты хочешь сказать, так плохо?
        - Не плохо… а правда…
        - Правда? Обо мне? - удивленно переспросил Реймон и отступил. Вдруг он понял, что вовсе не хочет слушать какую-то правду о себе. Он сам не понимал почему. В этих словах Реймону послышалась неясная угроза. Его охватил такой страх, что захотелось убежать.
        Словно бы осознавая это, Луан понимающе кивнул.
        - Ладно… правда… потом… - проговорил он и снова закрыл глаза. Реймон поспешил прочь из помещения.
        Он обнаружил Нари на зубчатой стене. Она задумчиво смотрела на город. Длинные пенистые волны одна за другой беспрестанно обрушивались на стену.
        - Ты видишь Лала? - спросил он.
        - Да, - коротко ответила она и указала вниз. Реймон разглядел едва видную темную тень, которая медленно пробиралась по затопленной улице. Вдруг Нари приподняла руку. - Взгляни-ка туда, - сказала она изменившимся голосом, указывая пальцем на дальнюю часть Запрещенного города.
        Реймон напряг зрение. Вдалеке плыли две лодки.
        - Кто это? - спросил Реймон. Нари пожала плечами.
        - Наверное, Солмак со своими стражниками. Кто же еще?
        - Но ему же нельзя входить в город. Никому нельзя. На то он и Запрещенный, разве нет?
        - Но мы-то вошли, - сказала она, - почему Солмак не может? Пройти через Солнечные ворота легко. Когда здесь спряталась Пилар, он остался в стороне. Теперь он не хочет повторять этой ошибки. К тому же море залило Тереу, а это хороший повод для вторжения.
        - Значит, он охотится на нас?
        - Может быть. А может, он думает, что настало время напасть на Луана. Он же тяжело ранен. В любом случае Солмак опасен для нас. Куда бы он ни шел, смерть следует за ним.
        Смерть! Реймон на своем горьком опыте узнал, насколько права Нари.
        - А что мы будем делать, если Солмак нас найдет? - взволнованно спросил он.
        - Без амулета у него немного шансов пройти лабиринт.
        Реймон надеялся, что так оно и есть, но беспокоиться не перестал. Еще бы, ведь Солмак каким-то образом нашел дорогу в пустынной равнине, он отыскал одну-единственную нужную ему деревню. А чем хуже этот город? Он мог найти карту и обнаружить золотую нить, указывающую путь через лабиринт.
        Реймон и сам не знал, оправдан ли его страх. Но после того, как Нари ушла вниз, он еще долго оставался на жарком солнце. Его глаза щурились от солнечного света, он внимательно следил за продвижением лодок.
        Реймон покинул свой пост только один - как раз перед полуднем, когда Лал вернулся с провизией. Великан стоял на корме, под тяжестью его тела лодка почти опустилась в воду. При появлении Лала Реймон сбежал вниз и помог разгрузить корзины с едой. За едой он со странно смешанными чувствами отметил, как плохо выглядел Луан. Но меньше чем через час Реймон уже снова находился на зубчатой стене и напряженно следил за продвижением Солмака по лабиринту.
        Через несколько часов лодки подошли к ряду довольно высоких строений, и он потерял их из виду. С нетерпением Реймон пробегал глазами окружающие улицы, в надежде обнаружить хоть какой-нибудь признак движения, пока еще было достаточно светло. Но тени постепенно начали удлиняться, сгущались сумерки. Хотя Реймон продолжал сидеть на своем посту до наступления полной темноты, лодки больше не показывались.
        Это было мучительно. Реймон не имел понятия, где остановились враги, насколько близко они успели подойти. Весь вечер, пока Нари и Лал болтали о чем-то своем, он сидел один, мрачный и полный тревоги.
        Казалось, только Луан понимал состояние Реймона. Один раз он шевельнулся, чтобы придвинуться к нему поближе, но Реймон притворился, что не заметил этого движения. Он сидел, убивая время, пока все не уснули, и затем снова поднялся к зубчатой стене.
        Луна пряталась за облаками и, когда Реймон вышел из башни, он сразу же увидел огонь: отчетливый язычок пламени светился в одном из зданий. В такой темноте было невозможно рассчитать расстояние. Как бы то ни было, Реймону показалось, что огонь находится в опасной близости. Его рука инстинктивно дернулась к копью за поясом.
        Это движение и холодное прикосновение металла напомнили ему, что свою деревню он покинул не для того, чтобы прятаться или убегать. Его целью было выследить Солмака, хотя в последние дни охотником стал Солмак. Для него поимка беглецов была лишь вопросом времени. Он мог окружить лабиринт лодками и сужать круг. В конце концов они просто попадут в западню, а пока будут сидеть и ждать своей участи? Промедление позволяло лишь выиграть немного времени и отодвинуть роковой день прихода Солмака. Его лодки проскользнут по открытой воде к башне, точно так же как его вооруженная колонна когда-то промаршировала по деревне. Ни городской лабиринт, ни пустынная равнина не были по-настоящему защищены. Хотя нет. Единственный способ спастись от Солмака - атаковать его первыми, действовать подобно самому Солмаку - подобно человеку, не имеющему ни совести, ни чувств. Доказать, что он все же сын своего отца, наконец. Ведь доказывал Лал, что он сын Луана.
        Приняв решение, Реймон оставался на зубчатой стене, пока не занялся рассвет. Когда звезды начали тускнеть, он в последний раз взглянул на огонь, постарался запомнить его месторасположение и спустился вниз. Лодка стояла у основания башни. Он спрыгнул в нее, но вдруг вспомнил еще об одном деле.
        Как можно тише, на цыпочках, он вошел в нижний покой. Лал спал у дальней стены, Нари свернулась в клубок рядом с ним. Серый свет пробивался из двери, и Реймон с трудом видел лишь их темные силуэты. Тихо и медленно он протянул руку и нащупал амулет на волосатой груди Лала. Затаив дыхание, он очень долго стягивал амулет через огромную голову. Ему уже практически удалось завладеть ключом, как Лал резко проснулся и схватил Реймона за руку, едва не сломав ее.
        - Тихо, ты что? - прошептал тот. - Это же я, Реймон!
        Лал с облегчением вздохнул.
        - Реймон… брат… - пробормотал он, снова погружаясь в сон.
        Реймон повесил амулет к себе на шею и тихо, но быстро направился к выходу. Вдруг прямо перед его носом бесшумно метнулась какая-то страшная тень и загородила проход. Плоская злобная голова оказалась на уровне его глаз, заставив в ужасе отпрянуть. До того как Реймон сообразил, что это такое, громадная рука легла ему на плечо. Луан нежно, но твердо развернул его и усадил на край своего ложа. Даже в бледном свете раннего утра Реймон увидел, как на него смотрят знакомые огромные глаза, а губы мучительно пытаются произнести что-то.
        - Останься… с нами… - пробормотал Луан. - Тут безопасно… Луан… Лал… защитят…
        - Нет! Дай мне пройти! - отбивался Реймон. Рука легко провела по его щеке.
        - Реймон… не иди… - Тон голоса изменился, в нем появились умоляющие нотки. - Если пойдешь… Реймон… умрешь…
        - Мне все равно, - ответил он, выворачиваясь из объятий.
        - Луан… позаботится… всегда… - настойчиво повторял великан.
        Реймон подавил желание сказать этому созданию тьмы, что у него нет никакого права говорить с ним таким образом. Луан не смёл говорить с ним как отец. Это право принадлежало только Солмаку. Отцу, который отвернулся от него.
        - Оставь меня в покое! - взмолился он. - Пожалуйста!
        Но Луан был неумолим.
        - Вспомни… Солнечные ворота… Реймон… пытается убить… вспомни…
        - Ты не понимаешь, - в отчаянии зашептал он Луану в ухо, - я бросил копье в Солмака. Только в него. Я совсем не хотел тебя ранить.
        - Копье… не ранило… - ответил Луан. - Реймон ударяет… Солмак снова… это больно… еще…
        - Нет! - воскликнул мальчик так громко, что Лал и Нари проснулись. - Я не хочу, чтобы тебе было больно. И не только тебе, кому бы то ни было! Не хочу!
        - Что… Реймон… хочет?..
        Но Реймону нечего было ответить. Что он мог сказать? Что он тосковал по любви Солмака? Или по копью, которое пробьет его сердце? Нет. Он знал лишь то, чего не хотел. Он не хотел вспоминать о последних днях Пилар, не хотел, чтобы кости Дорфа были разбросаны по пустыне. Не хотел, чтобы Солмак смотрел на него пустыми, ничего не выражающими глазами.
        Реймон во что бы то ни стало старался вырваться из объятий Луана. Свободной рукой он шарил в поисках копья, сам не зная зачем. Не Луану же грозить?
        - Если ты меня не отпустишь, - голос срывался в крик, - то я… тебя…
        Наконец он почувствовал, что хватка ослабла. Что-то тяжелое и гладкое оказалось в его руке.
        - Возьми… - сказал Луан. - Если опасно… подуй… подуй…
        И отпустил. Реймон выбежал в дверь и пропал в сером свете.
        Глава двадцатая
        ОХОТНИКИ И ДОБЫЧА
        Утренний туман клубился над водой, когда Реймон плыл через открытое водное пространство к улицам. Предмет, который дал ему Луан, оказался большой морской раковиной. Реймон небрежно бросил ее на дно лодки. В тот момент его гораздо больше интересовал амулет, потому что это был единственный шанс найти Солмака и выбраться живым из лабиринта.
        Реймон помнил, как пользоваться амулетом. Но солнце еще не взошло, и на первом перекрестке он остановился и стал ждать.
        Вскоре золотые лучи засияли между зданиями, и Реймон нетерпеливо начал осматриваться вокруг. Но вожделенных серебряных пластин с сетью золотых нитей нигде не было.
        Раздосадованный, он попытался воспроизвести карту по памяти и свернул почти наугад. Но и на следующих перекрестках не было установлено никаких карт.
        Вскоре он сообразил, в чем дело. После вчерашнего шторма вода поднялась и затопила все нижние этажи, вместе с ними были затоплены и карты. Если они тут и были, то находились далеко под ним, где-то в сине-зеленых глубинах.
        Осознав, что плана местности у него нет, Реймон заколебался. Мелькнула предательская мысль: не поиграть ли ему в благоразумие и не повернуть ли назад. Или ему все же следовало отправиться по лабиринту навстречу Солмаку? А вдруг он заблудится, потеряется один в этом городе, особенно ночью? Что тогда? Но решение уже пришло, и вернуться ни с чем к Лунным воротам было невозможно. Вернее, не ни с чем, а с позором. Никто его ни в чем, разумеется, не упрекнет, но…
        Бросив амулет на дно лодки, Реймон погрузил весло глубоко в воду и решительно погреб вперед.
        С этого момента он плыл наугад. Ах, как недоставало ему превосходной памяти Лала! Реймон не делал бесполезных попыток запомнить дорогу. Вместо этого он лишь старался придерживаться восточного направления. Затем, когда ему казалось, что он зашел уже достаточно далеко на восток, Реймон поворачивал к югу, ориентируясь на то место, где, по его собственным вычислениям, Солмак и его люди провели ночь.
        Благодаря удаче или хорошему расчету, ему наконец удалось достичь зданий, похожих на те, что он наблюдал со стены - хотя с воды трудно было определить, те ли это именно дома, которые он разыскивал. Во всяком случае, здесь не наблюдалось никаких признаков Солмака. Затопленные водой мирные улицы разбегались в разные стороны, а заросшие зеленью здания не несли на себе следов человеческого пребывания. Словно никого никогда здесь и не бывало…
        Реймон внезапно остановился, заподозрив что-то. На зеленых одинаковых улицах словно чего-то не хватало. Ощущение было неопределенно навязчивым, пока Реймон не сообразил - крокодилы. Еще десять минут назад вокруг кишели бесчисленные множества крокодилов. Они грелись на подоконниках и выступах. Наиболее крупные некоторое время даже плыли за его лодкой, словно размышляя, а не сожрать ли? Теперь же улицы были пустынны, крокодилов нигде не было видно, словно что-то привлекло их, например, это мог быть человеческий запах, такой сильный, что…
        Он погрузил в воду весло и развернул лодку на 180 градусов. Значит, Солмак плывет сюда! Но по какой улице? Угадать было практически невозможно. Инстинкт подсказал Реймону, что если Солмак охотится за Ночным Лордом, он пойдет на запад. Не там ли садится солнце? Не оттуда ли ночь начинает свой путь?
        Реймон развернул лодку, и солнце оказалось позади. Он снова стал грести, теперь уже гораздо энергичнее, потому что перед ним забрезжила надежда на успех. Меньше чем через час он заметил то, что искал: прямо перед носом лодки промелькнула длинная спина рептилии. Воодушевленный Реймон устремился вперед, и через некоторое время перед ним была уже целая флотилия крокодилов. Все они двигались по улице в одном направлении. Вскоре Реймон смог различить еще кое-что. Голоса! Люди сердито переговаривались между собой. Среди них выделялся один голос, самый громкий и повелительный.
        Реймон метнулся к стене, под прикрытие виноградных лоз. Едва он скрылся, на улице показались две лодки, которые остановились посередине перекрестка.
        Реймон углубился в заросли, привязал лодку покрепче и выглянул наружу. Насколько он мог понять происходящее, на лодках разгорелся спор. Солдаты ворчали или мрачно ругались. Пендар размахивал руками и кричал. Один Солмак не участвовал в перепалке. Неподвижно сидя на корме одной из лодок, он смотрел прямо перед собой.
        В этой позе, подставив Реймону широкую спину, он представлял собой отличную мишень. Но расстояние было слишком большим. Кроме того, чтобы лучше прицелиться, Реймону необходимо было подняться повыше.
        Он посмотрел наверх через переплетенные лозы и заметил, что в этом доме незатопленными оставались только последние несколько этажей. Более того, там имелся оконный проем, куда легко было залезть с того места, где он стоял.
        Реймон мгновенно все рассчитал, и секунду спустя уже карабкался через окно. Откуда-то из темноты выскочила большая ящерица. От неожиданности Реймон отшатнулся и споткнулся о лестницу. Ступени были неустойчивые, полуразрушенные, но лестница выдерживала его вес, и Реймон заспешил к прямоугольнику голубого неба наверху.
        Выглянув наружу, он обнаружил, что хотя часть крыши уже провалилась, внешний парапет все еще невредим. Он зарос виноградом, но это обеспечивало Реймону идеальное прикрытие, и мальчик прижимался к нему спиной, пока не дошел до угла. Лодки были видны как на ладони, но Солмак больше не сидел, соблазнительно подставив спину. Он передвинулся на середину лодки, оказавшись посреди солдат. Оказывается, он тоже присоединился к спору.
        - Вам нечего бояться, говорю вам! - орал он. - Луан - всего лишь человек, как любой из вас. Мальчишка ранил его вчера? Ранил. Ну и все. Налегай на весла, поплыли!
        - А я говорю, что мы поворачиваем, - ответил ему солдат со второй лодки.
        Солмак сердито повернулся к нему: внезапное движение раздражило гадюку, обвивавшую его руку. Она подняла голову и злобно зашипела.
        - Может, ты испугался водяного? - спросил Солмак презрительно.
        - Я не одного Луана боюсь, - возразил солдат. - Мне страшно в этом городе. Он как бесконечная дорога, ведущая в никуда. Если мы не выберемся отсюда как можно скорее, мы все умрем.
        - Умрем? - издевательски повторил Солмак. - Я не вижу причины.
        Солдат вскочил на ноги, отчего лодка опасно покачнулась.
        - Да что ты говоришь? - воскликнул он и показал на крокодилов, окруживших лодки. - Посмотри вокруг!
        Солмак обозрел ждущих рептилий, и на его лице появилось задумчивое выражение. Когда он снова повернулся к солдату, гнев уже сошел с его лица.
        - Так ты отказываешься плыть с нами дальше? - холодно сказал он.
        - Отказываюсь.
        - В таком случае пришло время расставаться.
        - Расставаться? Я не понимаю…
        Но Солмак уже кивнул Пендару. Солдат и охнуть не успел, как жрец схватил весло и сильно ударил его по голове.
        Солдат выпал из лодки, не издав ни звука, и доспехи потянули его под воду. Крокодилы заинтересованно приблизились. Солдат с неимоверным усилием выплыл на поверхность и вцепился в борт одной из лодок.
        - Помогите! - завопил он.
        Солмак снова кивнул, и Пендар, исполнительный, как всегда, ударил солдата по пальцам. Тот откинулся назад, и крокодилы вцепились в него - зелено-золотые тела сплелись, разрывая живую плоть на части. Красное облако заклубилось в синей воде.
        Реймон, шокированный жутким зрелищем, совсем забыл о том, что нужно прятаться. Он ничего не соображал. Его лицо было мертвенно-бледным, горло пересохло, он забыл, что стоит в полный рост на I виду у собравшихся внизу. Его сразу заметили, солдаты принялись показывать на него пальцами и кричать, тут же позабыв о только что погибшем товарище. Эти крики привели Реймона в чувства. Но Солмак уже схватил одно из копий, сложенных на дне лодки. Реймону необходимо было действовать быстро, не было времени возвращаться назад по парапету. Он ясно представил себе, что и как сейчас случится, если он немедленно что-нибудь не предпри- ( мет. Выбора не было, и он, выхватив копье из-за пояса, изо всех сил бросил его вниз.
        Бросок был несвоевременный, поспешный - Реймон осознал это еще до того, как копье вылетело из его руки. С ужасом он беспомощно наблюдал, как оно пролетело над плечом Солмака, прямо ко второй лодке. Солдаты начали метаться в стороны, налетая друг на друга в отчаянной попытке избежать попадания. Они чудом спаслись - оружие, не причинив вреда, просвистело мимо них и воткнулось в деревянную обшивку. Но другая опасность уже подстерегла несчастных. В суматохе солдаты нарушили равновесие в суденышке. Они попытались уравновесить лодку, но сделали только хуже. Один борт черпнул воды. В панике солдаты бросились к другому, зачерпывая еще больше. Вода уже бурлила у их колен, судно выходило из-под контроля.
        - Да сидите вы спокойно! - взревел Пендар.
        Лодка накренилась еще… и еще… и наконец перевернулась окончательно, вывалив солдат к хлопающим хвостами крокодилам.
        Реймон не видел начала кровавой расправы. Как только лодка перевернулась, его вернуло к действительности копье Солмака, ударившее его в грудь. Реймон ощутил обжигающую боль. С удивленным вздохом он притронулся к ране, пошатнулся и потерял равновесие. Мозг говорил, что падение в воду означает верную смерть, и смерть еще более ужасную, чем любая, которую мог придумать для него Солмак. Уголком глаза Реймон увидел Солмака, который, вместо того чтобы спасать умирающих солдат, ликующе глядел на него.
        Вероятно, именно это зрелище и спасло его. Оно придало ему силы, и он вцепился в виноградные лозы. Реймон повис на них, обрывая стебли и ломая ногти. Ладони взорвались режущей болью. Взглянув вниз, он увидел крокодила, учуявшего его, и поспешно подтянулся на руках, оказавшись вне досягаемости. Недалеко находился подоконник. Реймон, раскачавшись, смог дотянуться до него, и, извиваясь всем телом, хватаясь руками и цепляясь ногами, забрался в окно, где облегченно вздохнул.
        Облегчение было совсем недолгим, так как он выглянул на улицу и увидел, что происходящее там было в сто раз ужаснее всего, что он мог себе вообразить. Огромное количество блестящих рептилий взболтали всю воду, лица, руки, зияющие раны на мгновение выскакивали из-под воды и тут же исчезали. Синие когда-то воды превратились в кровавые потоки, стремительно несущиеся прочь. И что еще хуже, катастрофа угрожала и второй лодке.
        Несколько солдат, и в том числе Пендар, пробивали себе дорогу сквозь кровавую бойню и умоляли взять их на борт. Пендара отпихнул сам Солмак, который думал только о собственной безопасности. Но некоторые из солдат пытались спасти несчастных. Из-за их действий лодка опасно накренилась. Тут подоспели крокодилы и доделали остальное. Лодка треснула и расщепилась.
        Солмак последним покинул тонущее судно. Он стоял на носу, пока оно медленно переворачивалось. Собрав всю свою силу, он нырнул и сразу ушел на большую глубину. Его защищенное доспехами тело проскользнуло мимо бьющихся тел и исчезло.
        Отчаянная, но бессмысленная борьба завершилась через несколько минут. Реймон все еще стоял на подоконнике, когда услышал шлепанье по лестнице. Он в ужасе подумал, что это какой-нибудь ненаевшийся крокодил идет за свеженьким мясом.
        - Нет… - прошептал Реймон. - Больше не надо.
        Он боялся не только смерти как таковой, хотя и в ней тоже было мало хорошего. Гораздо тяжелее была мысль, что этот кошмар с крокодилами еще не закончился. Содрогаясь от отвращения, он слез с окна и спрыгнул в лодку, которая все это время стояла спрятанная в зарослях. Если бы он оглянулся назад, он бы обнаружил, что шум на лестнице произвел не крокодил. Лицо, возникшее над лестницей, было вполне человеческим: голубые глаза, слегка замутненные от попавшей в них соленой воды, золотистые волосы, с которых капала вода. На верхней части тела не было ничего, кроме обернувшейся вокруг шеи гадюки. Человек подошел к окну и выглянул.
        Со своего места он заметил кровавую рану в боку Реймона, заметил, как парень сморщился от боли, взявшись за весло, как, сделав несколько слабых гребков, он чуть не повалился на дно лодки.
        - Ага, - пробормотал Солмак довольно.
        Но Реймон поборол боль и поднял что-то со дна лодки. Он поднес к губам свернутый сверкающий предмет и подул в него, надувая щеки. Послышался глубокий протяжный звук, громкий и чистый, он понесся над неподвижным, жарким городом. Казалось, звук достиг самых отдаленных концов города.
        Солмак вылез из окна и осторожно спустился к перевернутой лодке, плавающей рядом с домом.
        Глава двадцать первая

«ЛЮБИ ТЕХ, КОГО БЫ БОЯЛСЯ… »
        Должно быть, Реймон долго лежал без сознания. Он понял это, когда открыл глаза. Во-первых, солнце было уже высоко, почти в зените, и жгло немилосердно. Во-вторых, вдали раздавался грохот: звуки мощных ударов волн странным образом не сочетались с абсолютно чистым небом.
        Застонав от боли в боку, он с трудом приподнялся и оглянулся. К своему удивлению, он обнаружил, что лодка быстро плывет между домами. Ничто ею не управляло, лодка сама двигалась по течению. На следующем перекрестке несколько таких потоков сливались, крутясь в водовороте, из которого продолжали путь в западном направлении.
        Грохочущий шум приблизился, течение стало быстрее. И Реймон, попытавшись определить свою скорость и направление, заметил кое-что еще: общий уровень воды стал ниже, будто этот поток осушал город.
        Осушал город? Это сбило его с толку на несколько мгновений, но потом он понял, в чем дело. Это было не что иное, как ответ на его крик о помощи, на сигнал бедствия, данный при помощи раковины.
        Кто-то открыл Лунные ворота и, так как уровень моря сильно понизился после шторма, паводковые воды начали уходить. Все, что от него требовалось, это оставаться в лодке и ждать, когда вода сама пронесет его через лабиринт обратно к своим.
        Обрадовавшись своему открытию, он без сил лег обратно на горячее дно и поплыл дальше, с удовольствием слушая, как усиливается грохот.
        Он выглянул лишь тогда, когда шум практически оглушил его. Лодка уже выбралась из лабиринта улиц, и стена возвышалась прямо над ним. Выбеленные солью камни приближались на опасной скорости, и лодку влекло к водопаду.
        С трудом, так как рана терзала его при каждом движении, Реймон поднялся на ноги. То, что он увидел, заставило его взвыть от страха. Потому что в тени стены, о которую утром плескались крошечные волны, теперь бурлил пенистый водоворот. Он едва успел отчаянно вцепиться в лодку, которая чуть не перевернулась. Нос лодки устремился вниз, и водоворот немедленно захватил ее.
        Реймон, которого немилосердно швырнуло в сторону, бросил взгляд на сами ворота: их огромные стальные зубья, подобные сверкающим бивням, жутковато смотрелись на фоне темной воды. Он поднялся, хватая воздух в последней попытке спастись… и нос к носу столкнулся с нависающим над ним лицом. Лицо это больше не казалось Реймону безобразным и деформированным. Сейчас он об этом даже не вспомнил. Выпученные глаза, бородавчатая кожа, высунутый язык странным образом обрели особую прелесть. Реймон как никогда обрадовался появлению этой мощной фигуры. Он с удивлением вспоминал потом, что когда-то содрогался от отвращения при виде этого лица.
        - Лал! - завопил он, выражая своим воплем все то, чего он никогда никому не говорил и даже не думал до сих пор.
        Лодка окончательно затонула, и Реймон отчаянно забарахтался, глотая горькую воду, когда его схватили за волосы и резко дернули вверх.
        Он не осознавал рвущей боли в черепе. Он лишь понимал, что спасен из смертельной хватки водоворота, что может привычно вцепиться в твердое сильное тело.
        - Лал! - простонал он снова.
        Ответ прошелестел так тихо, что Реймону пришлось напрячь весь свой слух, чтобы услышать его сквозь рев водопада.
        - Спасу… брата… спасу…
        Глаза Реймона защипало от слез. Лал пронес его мимо башни в нижний покой. Там он осторожно положил Реймона на ложе Луана, обращаясь с ним так бережно, словно он был хрупкой драгоценностью.
        Лицо Луана, как и лицо Лала до того, показалось ему намного менее безобразным, чем раньше. После той бессмысленной жестокости, свидетелем которой Реймон был сегодня утром, эти тяжелые черты больше не вызывали у него неприятия.
        При его появлении Луан удивленно приоткрыл глаза.
        - Кто… это… сделал?.. - спросил Луан, указывая на кровоточащий порез на боку.
        - Солмак, - ответил Реймон, - он пытался убить меня.
        Огромная голова откинулась назад, раздутые ноздри затрепетали от волнения.
        - Где… Солмак?.. - спросил он дрогнувшим голосом.
        - Он мертв, - нехотя ответил Реймон, - он и его люди - все убиты. Лодки перевернулись, и крокодилы… они…
        - Мертв! - Огромное тело начало трястись, лицо внезапно превратилось в агонизирующую маску страдания - Брат Солнце… мертв!
        - Ты хочешь сказать, что Солмак твой брат? - спросила Нари, которая вошла в покой вслед за Лалом.
        Луан не сразу ответил, он отвернул лицо, пока дрожь в его теле не утихла.
        - Брат Солнце… умер, - пробормотал он грустно и стер слезы со щек, - теперь… только Луан… только… - Он умолк, слишком потрясенный, чтобы продолжать.
        Вдруг он приподнял голову, прислушиваясь к размеренному стуку, исходящему от Лунных ворот. Он медленно повернул голову туда, откуда раздавался шум, словно выискивая какого-то знакомого давнего врага.
        - Ворота… - проговорил он, кивая Лалу. - Должен… закрыть… должен…
        - Он еще не отдохнул, - возразила Нари, пока Лал не успел ответить сам, - он с трудом открыл их. Ему необходимо посидеть хоть немного перед тем, как скова идти наверх.
        Она не преувеличивала. Лал, обычно такой деятельный и нетерпеливый, апатично стоял, опустив от усталости свои тяжелые плечи.
        Но Луан продолжал качать головой.
        - Должен… закрыть… - настаивал он и попытался подняться, но слабость свалила его. - Вода… защищает… город… - объяснил он. - Защищает… от Тереу…
        - От Тереу? - резко переспросила Нари. - Да…
        И вдруг Реймон понял, что это - оборотная сторона всего, чему его учили, что все было неправда. Ужас не брал начало в залитой луной темноте Запрещенного города. И Солнечные ворота были построены не для того, чтобы сдерживать Луана, что бы там ни рассказывали люди из долины. Как затопленные улицы, так и ворота были устроены для того, чтобы держать самих людей на расстоянии.
        - Пожалуйста, Лал, - сказал он, присоединяясь к Луану, - тебе придется закрыть Лунные ворота. Придется! Если улицы высохнут, придет еще больше солдат. А тогда…
        Больше ничего не понадобилось добавлять. Лал мягко положил палец на губы Нари, не давая ей ничего сказать.
        - Лал… идет… - ответил он и помчался к двери.
        Прикованный к постели из-за своей раны, Реймон не видел, как Лал сражался с чудовищной тяжестью ворот, как, при помощи Нари, он отжимал каждый из рычагов - грудь его вздымалась, мускулы предельно натягивались, лицо чуть не разорвалось от напряжения и усилия. Снизу раздавались скрежещущие звуки, а затем, когда последняя, четвертая, секция ворот встала на место, настала внезапная тишина.
        После этого Лал без чувств повалился на каменный пол, так что он, как и Реймон, пропустил одно очень важное событие.
        Это произошло несколько минут спустя, когда перевернутая лодка с человеком, вцепившимся в днище, появилась из города и быстро устремилась к водовороту. Ворота закрылись за секунду до того, как лодка достигла его, так что вместо того, чтобы нырнуть вниз навеки, лодка лишь стукнулась об основание стены, и невредимый человек вскарабкался на низкий парапет.
        Реймон заметил его присутствие, когда во входной двери внезапно померк свет. Он взглянул туда, ожидая увидеть Лала или Нари, но вошедший человек был старше и был знаком РеймЪну. Даже в бледном свете и без доспехов ошибиться было невозможно. Его длинные светлые волосы и гадюка, обернувшаяся вокруг его руки, не оставляли места сомнению.
        - Солмак! - выдохнул Реймон и, скатившись с ложа Луана, встал посередине комнаты. Его сильно качало от слабости.
        На секунду Реймону почудилось, что он не проделывал своего долгого пути. Словно он снова стоял на той пустынной равнине за воротами селения, глядя Солмаку в глаза. На самом деле действительно ничего не изменилось: те же голубые глаза холодно смотрели на него, рот расплывался в той же издевательской усмешке.
        - Ну, вот мы и снова встретились, - просто сказал Солмак, - после нашей с тобой последней душевной встречи, думаю, ты будешь менее горяч в выражении приветствий.
        - Я не собираюсь приветствовать тебя, - ответил Реймон, стараясь, чтобы голос его звучал угрожающе, несмотря на болезненную рану и пустые руки, - я здесь для того, чтобы закончить начатое. Заставить тебя заплатить за все, что ты сделал.
        Позади него раздалось протестующее бормотание, сопровождаемое мягким стоном. Это Луан попытался встать на ноги.
        - А что я такого сделал? - спросил Солмак тем же издевательским тоном.
        - Что ты сделал со своими солдатами?! - Реймон уже почти кричал. - И с Дорфом! Особенно с Дорфом!
        - С Дорфом? Что такое Дорф?
        - Дорф - это человек, который меня вырастил! - сердито выкрикнул Реймон. - Человек, которого я зову своим отцом. Да, отцом! А не тебя! Ты мне больше не отец!
        Позади него послышались шаркающие шаги, и еще один тихий стон. Луан чуть не упал на колени, но затем поднялся.
        - Я? Твой отец? - ответил Солмак и горько усмехнулся. - Пилар, что ли, тебе это сказала?
        - Да… это… она… - сказал Реймон и осекся. Он усомнился в том, что она сказала ему об этом. Многое в их последнем разговоре было таким неопределенным и вводящим в заблуждение. Ведь она утверждала, что его отец никогда не предаст его, Реймона. Ему достаточно было посмотреть на Солмака, чтобы понять, насколько бессмысленно звучало одно подобное предположение. И еще она предупреждала: он должен бояться тех, кого бы любил, и любить тех, кого бы боялся. Бояться тех, кого бы любил… Да, это имело смысл: это предполагало, что
        Пилар догадывалась, как может себя повести Солмак. Но если она предполагала это, то почему тогда она сама?..
        - Ну? - воскликнул Солмак. - Говорила она, что я твой отец, или нет?
        - Говорила… но не так… - начал он неуверенно. - Я имею в виду… она не упоминала именно твое имя. Никто не упоминал, - простая истина этих слов будто ударила его, заставив отпрянуть, - но все в деревне знали, что это был ты, - торопливо добавил он, и в его голосе послышалась нота отчаяния: - Все. Им даже не требовалось называть твое имя.
        - Значит, это был лишь слух, - протянул Солмак с усмешкой.
        - Но я ведь похож на тебя, - взорвался Реймон, - такие же волосы, глаза, такое же…
        И снова он осекся, так как слова Пилар эхом отозвались в его мозгу: «Бойся тех, кого бы любил… » Кроме всего прочего, эти слова заставили его обратить внимание на кинжал с золотой рукояткой, заткнутый за пояс Солмака. Инстинктивно он попятился.
        - А почему бы нам и не быть похожими друг на друга? - лукаво спросил Солмак. - После всего пережитого мы тесно связаны.
        - Осторожно… брат…
        Предупреждение исходило от Луана, сделавшего еще один шаг вперед и протянувшего гигантскую руку над головой Реймона.
        - Осторожно? - рассердился Солмак. И вдруг кинжал оказался в его руке, и Реймон снова отпрянул. - Из-за сопляка, который даже не мой? Из-за сопляка, который отнимет у меня власть над Солнечными воротами?
        - Не твой?.. - Реймон больше не пятился, а стоял точно между двумя фигурами, словно его держали там неведомые силы.
        - Ты еще не понял, в чем дело? - глумливо спросил Солмак.
        - Довольно!.. - взревел Луан.
        Но Солмак не обратил на него внимания и занес кинжал.
        - Пилар отказала мне! - продолжал он, и вся застарелая горечь и ревность зазвучали сейчас в его голосе. - Она предпочла мне это чудовище. Она выбрала в мужья его!
        - Но ты же говорил…
        - Мало ли, что я говорил! - заорал Солмак, и его глаза вдруг налились кровью. - Она отказала мне! Мне! Я всего лишь твой дядя!
        - Тогда… тогда…
        На мгновение Реймон позабыл об опасности. Он позабыл обо всем, и беспомощно топтался на одном месте. В этот момент Солмак бросился в атаку. Он нанес удар кинжалом, но тот почему-то не достиг своей цели и со звоном покатился по полу.
        Реймон увидел взметнувшийся кинжал, и в следующий момент полетел кувырком через каменный пол. Его спас Луан, отбросивший мальчика в сторону.
        Реймон с трудом поднялся и увидел, что кровь снова хлещет из раны в боку. Через пелену боли он осознавал, что в темном углу помещения происходит какая-то борьба. Гигантская фигура качалась как пьяная, фигура поменьше карабкалась куда-то наверх. Вдруг сверкающее пятно пролетело над головой Реймона и с шумом приземлилось на каменные плиты.
        Реймон встряхнул головой и, как только его зрение прояснилось, осознал, что увиденное на самом деле не было борьбой. Во всяком случае, сейчас, когда Солмак был безоружен. Луан упал на одно колено и не делал никаких усилий защитить себя, а Солмак с искаженным от ярости лицом молотил его обоими кулаками.
        - Брат… - повторял Луан. - Брат…
        На миг Солмак остановился, и Реймону даже показалось, что тот одумался, но сделал он это только для того, чтобы отодрать гадюку от руки и швырнуть ее прямо Луану в горло.
        Она молниеносно укусила его. До того как Луан успел отбросить ее в сторону, змея трижды вонзила свои клыки ему в шею.
        - Сладких снов тебе, милый братик! - запел Солмак и расхохотался. - Ты присоединишься к своей возлюбленной Пилар скорее, чем думаешь. Она уже ждет…
        Он прервался, так как Реймон бросился на него, размахивая кулаками, как и сам Солмак за минуту до того. И с тем же результатом. Он потерял слишком много крови, чтобы противостоять такому противнику, как Солмак. Получив удар кулаком по голове, Реймон снова кувырком полетел на каменный пол.
        На этот раз любое движение причиняло сильную боль, и на некоторое время он остался лежать на месте, собираясь с силами и мужеством.
        В дальнем углу помещения Луан, на которого уже начал действовать яд, с шумом привалился к морской стене. Его руки безвольно повисли по сторонам, на глаза упали тяжелые веки.
        - Реймон, - позвал он тихо, почти неслышно.
        С огромным усилием Реймон попытался подняться на ноги. Снова послышался слабый стон и, пошатываясь, обуреваемый чувствами, которые он никогда раньше не испытывал, Реймон сделал один шаг… другой… и вдруг споткнулся обо что-то твердое. Он взглянул вниз и увидел кинжал, упавший сюда в начале борьбы. Солмак тоже заметил его, но Реймон первый успел поднять оружие.
        Блеск стального лезвия, чувство прикосновения к чеканной золотом рукоятке словно оживили его: застарелый гнев вспыхнул снова. Внимание мальчика мгновенно переключилось с Луана на ненавистного Солнечного Лорда.
        - Ты! - хрипло выкрикнул он и начал приближаться, держа кинжал перед собой.
        Впервые после того, как Солмак вошел в помещение, страх мелькнул в его глазах.
        - Подумай перед тем как действовать, - сказал он осипшим голосом, - здесь двое ворот. Не одни. Нам не нужно драться из-за них. Я отдаю тебе Лунные ворота. Они твои. Это страшилище долго не протянет.
        Страшилище! Это слово подействовало на Реймона как удар. Он взмахнул ножом, едва не перерезав Солмаку горло, но тот резко отклонился назад.
        - Тогда бери Солнечные ворота! - выкрикнул Солмак.
        Реймон снова замахнулся, и на этот раз на щеке Солмака остался след от пореза.
        - И те, и другие! - закричал Солмак, хватаясь рукой за рану. - Я отдаю тебе все! Честное слово!
        Внезапно что-то зашуршало в листве позади Солмака. Там росло толстое дерево, но тело скользящей по нему змеи было втрое толще.
        - Ворота смерти, - прошептал Реймон, - ворота…
        - Нет!..
        Этот крик издал не Солмак, а Луан. Несмотря на то, что яд действовал все сильнее, ему удалось подняться на ноги.
        - Нет!.. - снова воскликнул он, задыхаясь. Он указал на нож, затем на сверкающую голову в листве.
        - Ты хочешь пощадить его? - недоверчиво сказал Реймон. - Оставить ему жизнь?
        - Жизнь…
        - Но после того что он… что он сделал тебе, - Реймон прерывисто вздохнул, будучи не в состоянии произнести слова, трепетавшие на его языке, - и Дорфу, - в отчаянии добавил он, - и как он убил… убил обоих моих… обоих моих…
        Он все еще не мог произнести этого вслух. Он не мог понять, почему все еще колеблется. В любом случае проще было покрепче взяться за рукоятку кинжала и ударить еще раз, после чего сбросить Солмака за последние ворота, где даже милосердие Луана не поможет ему.
        Но он думал слишком долго. Раздался придушенный крик и, обернувшись, Реймон увидел, как золотое змеиное тело обвилось вокруг Солмака. Солмак страшно закричал и попытался вырваться. Каждое его движение влекло за собой переломы костей или разрывы мускулов. Глаза Солмака больше не были синими и холодными, они ужасно выпучились, почти вылезая из орбит. Его лицо, когда-то красивое, в эти предсмертные мгновения стало более безобразным, чем лицо Луана.
        - Помоги… ему!.. - взмолился Луан.
        Помочь ему? Как он мог? Разве он, Реймон, не проделал долгого путешествия из своей деревни лишь для этого, чтобы лицезреть предсмертную агонию Солмака?
        Тень Луана нависла над ним.
        - Должен… спасти… брата…
        Да, как же, про себя подумал Реймон, братья. Двое. Как Лал и я. Лицо Солмака потеряло человеческий облик: язык вывалился, ноздри чудовищно раздулись, глаза едва не выпадали - абсолютное безобразие уставилось на него, похожее на Лала, только несимпатичное. И это лицо молило о пощаде.
        Махнув рукой, Реймон решительно пошел к Солмаку на выручку, но увидел, что Луан опередил его. Из последних сил он оттащил змею и прижал бездыханного Солмака к своей груди.
        - Брат!.. - выдохнул он в последний раз. Два тела скрючились на полу. Одно гладкое и золотое, другое темное и волосатое - переплелись друг с другом в смертельном объятии.
        Реймон стоял недвижно. Он глядел на эти два тела полными слез глазами. Он моргнул, слезы скатились по щекам, и он простер руки над безжизненным телом Луана.

«Люби тех, кого бы боялся», - предупреждала его Пилар, но он не слушал, не понимал. А теперь… теперь…
        Внутри него словно открылись ворота: скорбь хлынула из них, такая же неослабная, как и штормовое море. Ничто не могло ее удержать. И впервые за свою недолгую жизнь он плакал, совершенно не сдерживаясь. Он оплакивал не только Луана, но и Дорфа, и Пилар, и самого себя.
        Он все еще лежал, рыдая, когда Лал снова вошел в комнату и поднял его на руки. Реймон не сопротивлялся. Когда Лал тоже заплакал от горя и потрясения, Реймон прижался к огромному телу изо всех сил, держа в руках дорогую жизнь, словно боялся, что Лал тоже может ускользнуть от него во тьму.
        Глава двадцать вторая
        МЕЖДУ ВОРОТАМИ
        Пока Реймон отлеживался, залечивая рану, Лал и Нари собирали дрова для погребального костра. Древесины вокруг было навалом. Буря занесла сюда тяжелые ветки и полусгнившие бревна, и когда вода отступала, они оставались в дверных и оконных проемах домов. Лал починил лодку Солмака, и на ней друзья сплавляли дрова по улицам к морской стене. Весь груз складывался на ней. Лал без устали таскал тяжеленные бревна вверх по винтовой лестнице. Работа помогала ему отвлечься от скорбных мыслей. Именно там, высоко над городом и морем, был устроен огромный костер.
        Нари постановила, чтобы в костер были положены только останки Луана и Пилар. Тело же Солмака она хотела просто сбросить в море. Сначала Реймон соглашался с ней, но затем вспомнил, что Луан умер со словом «брат» на немеющих устах. Лал положил конец их спору, сказав, что Луану и Солмаку должны быть возданы равные почести. Два мертвых брата и женщина, которую оба любили, вместе лежали на приготовленном костре.
        Они не зажигали огня до наступления второго вечера после смерти Луана. На небе взошла неполная луна и, дождавшись, когда лица мертвецов осветились ее мягким серебряным светом, Лал поднес огонь к костру. В течение первого часа мокрое дерево горело неохотно, шипя и дымясь, но затем пламя поднялось выше, и искры полетели высоко в воздух, так высоко, что, казалось, они достигали самой луны.
        Костер горел почти до утра. Реймон, Нари и Лал молча сидели вокруг него, с грустью глядя на огонь, навсегда прощаясь с дорогими существами. Перед самым рассветом пламя угасло.
        Убирать пепел не пришлось. Когда солнце поднялось над синими горами, с моря прилетел свежий ветерок. Набирая силу, он понес легкий прах через весь город и развеял крошечные частицы в лазурном свете раннего утра.
        - Дом!.. - провозгласил Лал. - Для Пилар… для Луана… - Голос его звучал грустно, но успокоенно.
        Реймону тоже хотелось сказать что-нибудь, особенно о Дорфе и Солмаке, двух людях, сыгравших такие разные роли в его судьбе. Но ему было трудно примирить противоречивые чувства.
        - Может быть… может быть, есть только двое великих ворот, - произнес он наконец, глядя, как ветер играет с пеплом, - ворота, которые каждый должен пройти, независимо от того, кто он есть и что любит или не любит. Ворота, которые, никто не хранит, только ты сам.
        - Солмак пытался хранить их, - напомнила ему Нари, - не забывай об этом. Он думал, что может решать сам, кому можно родиться, а кому надо умереть.
        - Какая чудовищная ошибка, - произнес Реймон.
        Нари пристально взглянула ему в лицо.
        - А ты не боишься однажды допустить подобную ошибку? - спросила она.
        Реймон придвинулся поближе к Лалу, ему было уютно сидеть рядом с великаном.
        - Нет, не боюсь. Особенно если Лал останется со мной и поможет мне не забыть, что Солнечные ворота - лишь ворота, и ничего больше. Мы вообще можем убрать их, чтобы оба города снова соединились.
        Предложение это понравилось, и меньше чем через час, горя нетерпением поскорее начать действовать, спутники снова двинулись в поход. Реймон и Нари сидели в лодке, а Лал тащил ее за веревку.
        Амулет Пилар пропал у Лунных ворот несколько дней назад вместе с их собственной лодкой, но это абсолютно не беспокоило Лала. Единожды пройдя путь через лабиринт, он, видимо, прекрасно запомнил дорогу. На каждом перекрестке он уверенно поворачивал в нужную сторону. Лал пел на ходу, и его высокий пронзительный голос несся по улицам, зачаровывая не только змей и крокодилов, а также Реймона и Нари. В отличие от Лала, идущего по грудь в прохладной воде, они сидел на самом солнцепеке. Да и бессонная ночь не прошла даром. Постепенно обоих разморило, и они глубоко заснули.
        Лал разбудил их ближе к вечеру, когда в поле зрения показались Солнечные ворота. Они были подняты. Вооруженные стражники стояли повсюду с копьями наготове. Их было множество - строй вдоль ворот, наверху на стене. Увидев Лала, солдаты подняли копья, прицеливаясь. Реймон со сна подумал, что это знак приветствия. Но иллюзия пропала, когда по команде какого-то офицера первая партия копий взметнулась высоко в воздух и полетела в их направлении. Атмосфера наполнилась страхом и ненавистью. Послышались истерические выкрики: «чудовище», «дьявол», «спасайся», и тому подобные.
        Предчувствуя, что произойдет в следующий момент, Реймон крикнул Лалу, чтобы тот поторопился, но не успели они приблизиться к воротам, как те с грохотом упали, и большинство стражников убежало. Остальные с остервенением побросали свои копья в сторону Лала и тоже исчезли.
        Ряды жутких шипов не позволяли поднять ворота со стороны Запрещенного города. Тогда спутники решили просто сидеть в лодке и ждать, окликая кого-нибудь в надежде, что их услышат. Но никто не приходил до самого заката. Когда длинные тени зданий протянулись по воде, послышались какие-то звуки, и ворота медленно поднялись.
        В свете заходящего солнца они увидели Зану и маленькую группу старых седых жрецов.
        - Ну, - сказала Зана, счастливо улыбаясь, - все целы? Помог вам Луан?
        При упоминании имени Луана Лал испустил горестный вздох, и Реймон подхватил его.
        - Да, он защитил нас от шторма. И от Солмака.
        - Солмака! - Зана понизила голос до шепота, опасливо оглянувшись по сторонам. - Он покинул Тереу несколько дней назад и отправился в Запрещенный город с двумя лодками солдат.
        - Все кончено, - успокоил ее Реймон, - он не вернется. Он умер.
        - Как умер?
        - Они все умерли. Луан, Солмак и люди, которых он взял с собой. Они погибли…
        Реймон умолк, заметив, что несколько жрецов вдруг опустились на колени. Даже Зана опустила глаза и наклонила голову.
        - Отныне ты - Солнечный Лорд, - произнесла она с почтением в голосе.
        - Нет, - решительно ответил он, - больше не будет никаких Солнечных Лордов. С этого момента ворота останутся открытыми. Люди смогут заходить в Запрещенный город, когда захотят. В конце концов, мы можем осушить улицы, чтобы в домах можно было жить. И надо будет дать городу другое имя.
        - А как же Лал? - вдруг спросила она. - Где он будет жить?
        - Здесь, со мной, - страстно проговорил Реймон. Перед его глазами возникла сцена разговора Луана и Солмака перед смертью, - мы братья. Близнецы. Мы должны быть вместе. Между нами не будет никаких стен или ворот.
        Зана задумчиво покачала головой.
        - Я боюсь, ты хочешь слишком многого, - сказала она. - Ты же сам видел, как на Лала реагировали стражники. Люди никогда не позволят ему остаться здесь. Для них он всегда будет чудовищем из ночных кошмаров. Как только они поймут, что он остается в Тереу, они со страху перестанут выходить из дома.
        Реймон вспыхнули от гнева.
        - Я продолжаю настаивать на том, чтобы Лал остался, - упрямо сказал он и взял Лала за руку. - Если надо будет, я заставлю людей изменить мнение.
        - Как? - саркастически переспросила Зана. - Ты им прикажешь, может быть? Каким же это образом, если ты даже не Солнечный Лорд?
        Реймон понял, что попался.
        - Тогда я их уговорю, - упавшим голосом проговорил он.
        - Что ты им скажешь? - недоверчиво спросила Нари.
        - Я скажу им, какой он на самом деле. Что он заботился обо мне и много раз спасал мне жизнь. Как только я это объясню, люди начнут смотреть на Лала иначе.
        - А сколько времени потребовалось тебе, чтобы посмотреть на него иначе? - спросила она тем же полным сомнения голосом.
        Он поморщился, будто она притронулась к его ране.
        - Да это же совсем другое! - воскликнул он и стремительно взбежал по лестнице.
        Над ним, в полной темноте, в тени стены что-то промелькнуло. Неясные фигуры, видимо, наблюдали за его движениями, едва различимыми в последних лучах заходящего солнца.
        - Послушайте, люди! - закричал он. - Я привел к вам нового Ночного Лорда, который отныне будет жить в Тереу. Он никому не причинит зла. Он…
        Продолжить он уже не успел: несколько копий просвистело мимо него в опасной близости. Реймон отпрянул.
        Но он еще не сдавался. Схватив Лала за руку, он сделал шаг вперед.
        - Посмотрите сами! - кричал он. - Он друг. Он мой…
        На этот раз копья пролетели еще ближе. Одно из них зацепило шею Лала. Закапала кровь.
        - Что ты делаешь? - завопила Нари. - Хочешь, чтобы его убили? Ты этого хочешь?
        Она оттащила Лала в безопасное место. Реймон не отставал. Споря и ругаясь, они тянули его каждый в свою сторону.
        - Дай им время, - умолял Реймон.
        - Время для чего? - кричала она в ответ. - Чтобы убить его?
        Лал сам прекратил этот спор. Стряхнув с себя обоих, он отступил назад, к воротам.
        - Лал… уходит… - проревел он.
        Внезапно все замолчали. Вдруг стало заметно, что солнце давно село и во дворе стоит кромешная тьма.
        - Уходишь? - переспросил Реймон тихим, внезапно ослабевшим голосом.
        Лал с сожалением кивнул:
        - Покидаю… это… место…
        - Это обязательно? Не мог бы… не мог бы ты?.. Великан повернулся и прижался лбом ко лбу Реймона.
        - Брат… должен… идти… - прошептал он едва слышно. - Охранять… Лунные ворота…
        - Тебе будет там так одиноко, - чуть не плача проговорил Реймон, - там же никого с тобой не будет!
        - Я буду, - вмешалась Нари.
        Она произнесла это с такой убежденностью, с такой беззаветной преданностью Лалу, что Реймона словно окатили холодной водой. Он тоже захотел провозгласить, что вновь покидает Тереу, чтобы сопровождать Лала и Нари обратно в Запрещенный город и провести всю оставшуюся жизнь в добровольном изгнании. Но увидев, с какой любовью эти двое смотрят друг на друга, он так ничего и не сказал. В нем они больше не нуждались, с чувством горькой обиды подумал Реймон. Если бы он пошел с ними, сам оказался бы в одиночестве.
        - Не уходи, останься, - по-дурацки сказал он, с трудом дыша из-за стоявших в горле слез, - останься со мной, Нари!
        - Ты хочешь поступить как Солмак? - спросила она.
        Это сравнение больно уязвило Реймона, потому что в данный момент он был уверен лишь в одном: будь что будет, но он никогда не сделает ничего, что могло причинить Лалу боль.
        - Да нет, я хотел сказать… - в отчаянии произнес он. - Я имел в виду не то…
        Лал, как всегда все понимая, наклонился и стер горькие слезы со щек Реймона.
        - Тереу… не дом… для Лала, - просто сказал он. - Дом… для Реймона…
        Это был не отказ, а лишь констатация факта, которого Реймон не мог отрицать. Действительно, все, что связывало его со старой жизнью в деревне и с Дорфом, ушло навсегда. Его место рядом с Лалом заняла Нари. Стало быть, единственным домом для него остался Тереу.
        - Тогда идите, - сказал он сдавленным голосом. - Идите, если хотите.
        Произнеся эти слова, он не смог стоять и наблюдать, как Лал и Нари уходят из его жизни. Это было уже слишком. Из его глаз катились слезы, и он вырвался из прощального объятия Лала и зашагал прочь. Из темноты вылетели копья, со стороны Запрещенного города раздавалась прощальная песня Лала, но, ослепший и оглохший ко всему происходящему вокруг, Реймон побежал вверх по лестнице.
        Его действия не выражали безрассудную храбрость и презрение к опасности. Если бы одно из копий ранило или убило его, он бы только обрадовался. Не потому, что он сознательно искал смерти. Все его существо превратилось в комок боли и обиды. В каком-то оцепенении он видел, как Зана ринулась вперед и своим телом прикрыла его от летящих копий, на ходу выкрикивая его имя. Спустя некоторое время он смутно осознал, что стражники бросили оружие, подняли его на плечи и несут по улицам Тереу в триумфальном шествии, а люди приветственно выкрикивают его имя, и какой-то дымный свет заволакивает море счастливых лиц. Но что все это значило, Реймон не понимал.
        Когда он пришел в себя, оказалось, что он один стоит на ступенях высокого здания. Город был снова тих, улицы темны и пустынны. Вместо туники, запачканной кровью, на нем было длинное желтое одеяние, на шее висела цепь с золотым ключом. Правая рука была какой-то странной: она была тяжелее, чем обычно, и, взглянув на нее, Реймон обнаружил обвивавшую его локоть гадюку.
        - Ой! - воскликнул он в ужасе. Он отодрал от руки змею и бросил на ступени.
        Знакомая фигура тут же появилась откуда-то из темноты.
        - Не бойся, Солнечный Лорд, - успокоила его
        Зана, поднимая змею и прилаживая на место. - Этот змееныш еще совсем малыш. Его ядовитость и любовь к тебе будут расти вместе. Он снова отбросил гадину прочь.
        - Я не хочу его любви, - все еще дрожа, воскликнул он.
        - А чего ты хочешь? - смиренно спросила она, говоря это не как друг, а как слуга, обязанный повиноваться.
        Реймон оглянулся, словно ища ответ на вопрос. Неподалеку он увидел стену, силуэты зубцов которой отчетливо вырисовывались на фоне лунного света.
        - Солнечные ворота, - тихо сказал он, - вот чего я хочу. Отведи меня туда.
        - Но Лал и Нари уже ушли, - мягко напомнила она ему. - Они ушли много часов назад. На закате.
        Ее слова, сказанные чтобы разубедить его, лишь пробудили его тоску.
        - Немедленно отведи меня туда, - потребовал он.
        Зана послушно пошла по тихим улицам, по которым уже некогда вела его. Они пришли к каменной лестнице, затем оказались во дворе.
        Ворота были опущены и заперты, и первым побуждением Реймона было открыть их своим ключом, исчезнуть в воротах и навечно покинуть Тереу, забыв об обязанностях и делах. Он стоял и теребил пальцами золотую цепь. Противоречивые чувства раздирали его.
        - Они принадлежат друг другу, Солнечный Лорд, как Луан и Пилар когда-то, - решительно произнесла Зана. - Им больше никто не нужен. Все, что мы можем сделать, это оставить их в покое. Это наш долг.
        Он знал, что она права, хотя это и причиняло ему невыносимую боль. И, выпустив ключ, он вцепился обеими руками в холодные металлические перекладины.
        Перед ним расстилался Запрещенный город. Он был не темный и грозный, а таинственный, залитый лунным светом. Воздух стоял неподвижно, вода была зеркально чиста, на ее поверхности лежало прекрасное отражение луны. Полная и круглая, она глядела на него как широко открытый глаз, неуловимо чем-то напоминающая Лала, которого он так долго искал, наконец узнал и полюбил, но сразу же потерял. Пока он стоял, глядя на луну, подул легкий бриз и покрыл рябью поверхность воды. Замелькали неясные тени, и одна из них, самая большая, начала расти и, словно живое существо, покатилась к Реймону, приветственно поднимая руку. Вдруг тень обрушилась на ворота с такой силой, что металл загудел, а удар отозвался во всем теле Реймона. Но бриз стих, и, когда вода успокоилась, тени исчезли, и ночь стала вновь такой же тихой, как и раньше.
        Зана, стоявшая рядом, прикоснулась к руке мальчика, словно пытаясь смягчить горечь терзавшего его разочарования.
        - У людей солнца есть пословица, - тихо сказала она. - Когда кто-нибудь хочет невозможного, мы говорим, что он хочет луну с неба.
        Неужели то, чего он хотел, было так уж невозможно, подумалось ему. А может, именно это и было реальнее всего? То, что у него когда-то было, потом ставшее безмерно дорогим и внезапно утраченное…
        Не в состоянии более сдерживаться, он заплакал. Слезы скатывались по щекам и падали на желтую ткань. Сквозь слезы он увидел ряд незабываемых образов: Лал, спасающий его из болота, Лал, несущий его через пустыню, а затем стоящий один в овраге; катящиеся огромные валуны, гигантская тень Лала, когда он спасал его в пещере от топора Борана; Лал, защищающий его от жуткого холода горных ущелий… И они мелькали, одно воспоминание за другим. Но лучше всего он помнил самого Лала. Его лицо. Чтобы увидеть это лицо еще хотя бы раз, Реймон готов был на многое.
        Прижавшись лбом к воротам, он глядел на мирную красоту луны.
        - Прощай, брат из царства Ночи, - печально прошептал он. - Прощай.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к