Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кашор Кристина: " Джейн Анлимитед " - читать онлайн

Сохранить .
Джейн, анлимитед Кристина Кашор
        В жизни юной Джейн началась черная полоса. Девушку выгнали из колледжа, а любимая тетя, рано заменившая ей погибших родителей, пропала без вести в антарктической экспедиции. И вдруг Джейн встречает «тень из прошлого» - богатую и своенравную Киран Трэш, вернувшуюся на родину, чтобы провести Праздник весны в Ту-Ревьенсе, таинственном фамильном поместье. Конечно же, Джейн моментально соглашается составить компанию старой знакомой. Потому что больше всего на свете боится жизни, лишенной ярких событий. А еще потому, что отлично помнит прощальный наказ тети: «Если кто-нибудь когда-нибудь пригласит тебя в Ту-Ревьенс, ты поедешь».
        И конечно же, она не подозревает, как круто изменится ее судьба в Доме Трэшей, где не бывает ничего невозможного.
        Мировую известность Кристине Кашор принес ее дебютный роман «Одаренная», моментально ставший бестселлером и удостоенный многих наград, в том числе Мифопоэтической премии фэнтези.
        Впервые на русском!
        Кристина Кашор
        Джейн, анлимитед
        Kristin Cashore
        JANE, UNLIMITED
        
        Перевод с английского Виктории Руденко
        Оформление обложки Владимира Гусакова
        Карты выполнены Юлией Каташинской
        

* * *
        Посвящается всем тетушкам,
        особенно - моим
        Ту-Ревьенс
        Дом на утесе - как корабль, исчезающий во мгле. Шпиль - мачта, лес вокруг - беспокойные волны, набегающие на судно. А может, корабли ей теперь повсюду мерещатся? Ведь сейчас девушка на борту яхты и не может думать ни о чем другом. Волна подхватывает судно, Джейн теряет равновесие и неуклюже падает. Другая волна медленно накатывает со стороны иллюминатора.
        - Я мало ходила на яхтах. Думаю, у тебя в этом опыта побольше, - говорит она спутнице.
        Киран лежит на спине, прикрыв глаза, и никак не реагирует на слова Джейн. Нет, это не морская болезнь. Всего лишь скука.
        - Как и у моей тетушки Магнолии, - продолжает Джейн.
        - Моя семейка когда-нибудь сведет меня в могилу! - наконец произносит Киран. - Надеюсь, мы утонем.
        Яхта называется «Киран».
        В иллюминатор салона Джейн наблюдает за Патриком. Промокший до нитки капитан суетится на палубе, безуспешно пытаясь набросить на кнехт швартовочный канат. Белый парень, чуть старше двадцати, с ежиком темных волос, густым зимним загаром и ярко-голубыми глазами - Джейн сразу обратила на них внимание. Видимо, кто-то должен был встречать его на причале, чтобы подсобить, да так и не появился.
        - Киран, а давай поможем Патрику?
        - Поможем с чем?
        - Ну, не знаю… Пришвартоваться.
        - Шутишь? Патрик отлично со всем справляется сам!
        - Так уж и со всем?
        - Патрику никто не нужен, - отрезала Киран. - Совершенно!
        - Ладно, - пожимает плечами Джейн, теряясь в догадках.
        Интересно, реакция Киран - ее обычный сарказм или все-таки между ними с Патриком что-то есть? Из нее-то и слова не вытянешь - бывшая репетиторша порой просто невыносима.
        Тем временем Патрик наконец успешно набрасывает канат и, демонстрируя красивое тренированное тело, аккуратно подтягивается, чтобы причалить. Похоже, он в самом деле может все. Еще как может.
        - А этот Патрик - он кто?
        - Мы росли вместе - я, Рави и Патрик Йелланы. А потом он и его младшая сестра Айви работали на моего отца. Его родители тоже работали на папу, пока не погибли в автокатастрофе пару лет назад, во Франции. Ой, прости, - она бросила на Джейн опасливый взгляд, - не хотела тебе напоминать об аварии.
        - Ничего, - машинально отвечает Джейн, пытаясь собрать воедино все эти имена и события.
        Киран - англо-американка по отцовской линии и англо-индианка по материнской. Ее родители развелись, отец женился повторно. Ко всему прочему, она неприлично богата. У Джейн раньше не было друзей, которые росли вместе со своими слугами. «А Киран мне подруга? - задумывается она. - Или просто знакомая? Бывшая наставница?» Киран на четыре года старше, какое-то время она училась в одном колледже с Джейн и давала ей, старшекласснице, частные уроки литературного мастерства.
        Джейн никогда не видела Рави, но знала, что это брат-близнец Киран, часто навещавший ее в колледже. С приездами брата Киран заметно менялась: приходила на занятия позже, с сияющим лицом, и была куда менее требовательной, чем обычно.
        - Перевозкой на остров занимается Патрик? - спрашивает Джейн.
        - Не только, - отвечает Киран, - еще пара человек.
        - Они с сестрой живут в вашем доме?
        - Все в нем живут.
        - Ну и как, приятно вернуться в родные пенаты? Повидаться с друзьями детства…
        Джейн забрасывает удочку, провоцируя подругу на откровенность, и размышляет о том, какие отношения со слугами складываются тогда, когда человек настолько богат. Но Киран не спешит отвечать, поджав губы и уставившись в одну точку. Джейн начинает беспокоиться, не допустила ли она бестактность.
        - Раньше, встречая Патрика после долгой разлуки, я понимала, что наконец-то вернулась домой.
        - Теперь нет?..
        - Все сложно. - Киран пожимает плечами. - Давай не будем об этом, вдруг он услышит.
        Патрику понадобились бы сверхспособности, чтобы уловить хоть слово из их разговора, но Джейн не упорствует в своем любопытстве. Сквозь запотевшее от ливня стекло она рассматривает силуэты других судов, больших и маленьких, стоящих в крохотной бухте. И суда, и бухта, и все восточное побережье острова с венчающей его громадой особняка, и каждое колышущееся деревце на этом острове - все принадлежит отцу Киран, Октавиану Трэшу Четвертому.
        - Как мы доберемся до Дома, - спрашивает Джейн, заметив, что к побережью нет ни одной дороги, - наденем акваланги?
        Киран фыркает и вдруг одобряюще улыбается:
        - Поедем на машине. Знаешь, я скучала по твоей потешной манере разговаривать. И одежда у тебя смешная.
        В рубашке с золотистым зигзагообразным узором и вельветовых брюках винного цвета Джейн напоминает аквариумную рыбку тетушки Магнолии - не то клоуна, не то морского окуня. Девушка ловит себя на мысли, что каждый раз, выбирая одежду, вспоминает о тете.
        - Понятно. А когда намечается Праздник весны? - интересуется Джейн.
        - Не помню… - Киран задумывается. - Может, послезавтра? Или послепослезавтра… Скорее всего, на выходных.
        В честь каждого времени года Октавиан Трэш устраивает торжества в своем Доме у моря. Из-за этого Киран и приехала сюда. Она всегда приезжает домой на Праздник весны.
        Но в этот раз, по неведомым Джейн причинам, Киран позвала ее с собой, хотя с их последней встречи прошел почти год - с тех пор, как Киран закончила колледж и уехала. Бывшая репетиторша зашла в книжный магазин, где работала Джейн, чтобы, как и все приезжие выпускники, воспользоваться местным туалетом. Тут-то они и встретились. Оцепеневшая Джейн замерла у информационной стойки, глядя на Киран. На плече у той висела внушительных размеров сумка. Со скучающим видом девушка направлялась в сторону Джейн. Если бы это была не Киран, а любая другая тень из прошлого, Джейн непременно бы отвернулась, закрыла лицо темными кудрями и застыла изваянием, надеясь, что ее не заметят. Однако, увидев Киран Трэш, Джейн мгновенно вспомнила обещание, которое тетушка Магнолия клещами вытащила из нее перед своей последней фотоэкспедицией.
        - О, Дженни! Это ты! - сказала в тот день Киран, остановившись у стойки. Она покосилась на татуировку медузы, украшающую запястье Джейн. Из-под рукава выглядывали щупальца.
        - Киран. - Джейн непроизвольно дотронулась до собственной руки. Татуировка была свежей. - Привет.
        - Учишься?
        - Нет, - ответила Джейн, - бросила. Работаю. В книжном, - добавила она.
        Она озвучивала очевидное, на самом деле ей вовсе не хотелось перетирать эту тему. Однако Джейн уже научилась поддерживать пустые, ничего не значащие разговоры, заполняя тишину фальшивым энтузиазмом, используя свои неудачи для поддержания беседы, лишь бы не допустить следующего вопроса. Но Киран все-таки спросила:
        - Как тетя?
        Железное самообладание, уже на уровне мышечной памяти. И короткий безжалостный ответ:
        - Умерла.
        - О-о, - Киран сузила глаза, - тогда неудивительно, что ты бросила учебу.
        Ее реакция была не такой сочувственной, как у большинства, и потому не так тяготила. Всякий раз, когда кто-то говорил об этом, у Джейн першило в горле от досады.
        - Я бы все равно бросила. Ненавидела школу. Одноклассники - ужасные снобы, а мне не давалась биология.
        - Профессор Гринхут? - спросила Киран, пропустив мимо ушей ее выпад про снобов.
        - Ага.
        - В узких кругах известный как пафосный придурок.
        Вопреки ее худшим опасениям, Джейн улыбнулась. Гринхут считал, будто его ученики уже знают биологию от и до. Возможно, правильно считал: ведь во всем классе только у Джейн возникли трудности с его предметом. Тетушка Магнолия, которая вела факультативы по морской биологии, всегда рассказывала о своем предмете взахлеб, не ограничиваясь рамками школьной программы. «Гринхут просто заносчивый самодовольный осел, - однажды бросила она в сердцах и добавила: - Да разве можно обижаться на ослика Иа-Иа? Он пытается выжить тех учеников, которые не собираются поступать в престижные вузы». - «И ему это удается», - вздохнула Джейн.
        - А ты не хочешь доучиться где-нибудь в другом месте? Подальше отсюда. Иногда бывает полезно уехать из дома.
        - Ну да. Возможно.
        Джейн всю жизнь прожила в этом маленьком университетском городке на холмах. Для преподавательских детей обучение было бесплатным. Может быть, Киран права, и следует поискать другую школу. Обычную государственную, где она не будет чувствовать себя на фоне других учеников такой… простушкой, что ли. В прежней школе учились дети со всего мира, и у их родителей было до неприличия много денег. Ее соседка по комнате проводила лето во французской глубинке. Когда она узнала, что в старших классах Джейн брала уроки французского, то загорелась и принялась разговаривать с ней по-французски о городах, про которые Джейн и слыхом не слыхивала, и о сырах, которых она в жизни не пробовала.
        Ей не хотелось ходить на занятия. Она наблюдала за всем, что на них происходит, как будто со стороны. Собственная жизнь виделась жалкой и никчемной. В конце концов девушка стала чаще ночевать у тети Магнолии, чем в своей комнате общежития. Казалось, она проживает не свою биографию, а какую-то из ее параллельных версий, которая ей совсем не нравится. Джейн ощущала себя кусочком пазла, не подходящего ни к одной картинке.
        - Ты можешь найти что-то связанное с искусством и продолжить учебу там. Помню, ты делала крутые зонтики.
        - Это не искусство. Это всего лишь самодельные зонтики.
        - Ладно, не важно. Где сейчас живешь?
        - В квартире у себя в городке.
        - В той же самой, где вы жили с тетушкой Магнолией?
        - Нет, - сказала Джейн с долей сарказма, который, впрочем, остался незамеченным. Разумеется, она больше не могла себе позволить содержать ту квартиру. - Я живу вместе с тремя выпускницами.
        - И как они тебе?
        - Славные, - соврала Джейн.
        Ее соседки по квартире были намного старше Джейн и настолько высокомерны, настолько сосредоточены на своих высокоинтеллектуальных задачах, что до уборки, готовки и прочих мирских забот их руки сроду не доходили. Все равно что жить с напыщенной самодовольной Совой из сказки про Винни-Пуха, да еще и неряшливой, и все это помноженное на три. Джейн почти никогда не удавалось остаться одной. В спальне было тесно, как в спичечном коробке, что никак не способствовало изготовлению зонтиков - для этого требовалось пространство. Невозможно было пошевелиться, чтобы не угодить себе между ребрами спицей. Часто она засыпала прямо за работой, с незаконченным зонтиком у изголовья.
        - Мне нравилась твоя тетя, - сказала Киран. - Да и ты тоже, - добавила она как раз в тот момент, когда Джейн перестала размышлять о своей жизни и рассматривала Киран, которая несколько изменилась с их последней встречи. Киран передвигалась так, словно одновременно делала не меньше четырех дел.
        - Как тебя сюда занесло? - спросила Джейн.
        Киран вяло пожала плечами:
        - Да просто гуляю.
        - А где остановилась? - поинтересовалась Джейн.
        - В городской квартире.
        Городские апартаменты семьи Трэш - два верхних этажа особняка на Манхэттене с видом на Центральный парк - находились довольно-таки далеко, чтобы оказаться здесь, «просто гуляя».
        - Но меня позвали домой, на остров, - добавила Киран. - На Праздник весны. Какое-то время можно будет задержаться - пока у Октавиана хорошее настроение.
        - Понятно, - пробормотала Джейн, пытаясь вообразить, каково это - иметь отца-мультимиллионера, на собственном острове да еще и в хорошем настроении. - Приятно провести время!
        - Что это у тебя? - спросила Киран, разглядывая татуировку. - Кальмар?
        - Медуза.
        - Можно посмотреть?
        Золотисто-голубая медуза украшала предплечье Джейн. Тонкие длинные щупальца тянулись вниз, к запястью, и Джейн часто подворачивала рукава рубашки, чтобы люди обращали на нее внимание и просили показать. Честно говоря, ей это нравилось. Джейн задрала рукав и продемонстрировала Киран картинку. Та смотрела на татуировку с неменяющимся выражением:
        - Гм. Больно было делать?
        - Еще бы, - ответила Джейн.
        Вспомнилось, что ей пришлось три месяца подрабатывать в ближайшей забегаловке, чтобы заплатить мастеру.
        - Весьма утонченно. Кто разрабатывал дизайн?
        - Ее рисовали по фотографии, которую сделала тетя, - ответила Джейн, раскрасневшись от гордости. - Медуза из заводи Тихого океана.
        - Твоя тетя успела увидеть татуировку?
        - Нет.
        - Время бывает редкостной сволочью. Пойдем выпьем.
        - Что? Я? - удивилась Джейн.
        - Когда освободишься.
        - Но я ведь несовершеннолетняя…
        - Значит, куплю тебе молочный коктейль.
        Той ночью в баре Джейн рассказала Киран, каково это - оплачивать аренду квартиры, медицинскую страховку и покупать продукты на зарплату в книжном магазине за неполный рабочий день; как ей порой казалось, что тетя Магнолия просто уехала в очередную экспедицию и вот-вот должна вернуться, и тогда все станет как прежде; о том, как она каждый раз делала крюк, лишь бы не видеть тот дом, в котором раньше жила с тетей. Джейн никому не собиралась всего этого говорить, но Киран была из тех времен, когда жизнь еще имела смысл, и не смогла удержаться. Сейчас ее существование было невыносимым. Она всего лишь позволила себе выплеснуть это наружу.
        - Брось работу, - посоветовала Киран.
        - А жить на что? - с досадой ответила Джейн вопросом на вопрос. - Знаешь ли, не у каждого в кошельке лежит папина кредитка с неограниченным лимитом.
        Киран сделала вид, что сказанное к ней не относится.
        - Ты выглядишь не особо счастливой, - сказала она.
        - Счастливой?! - воскликнула Джейн. - Какое там!
        Наблюдая за тем, как Киран хлещет виски, Джейн не на шутку разозлилась.
        - У самой-то у тебя какая работа?
        - У меня нет работы.
        - То-то же. По тебе тоже с виду не скажешь, что ты счастлива.
        К удивлению Джейн, Киран громко провозгласила: «За это я и выпью!» - и, махом осушив стакан, перегнулась через барную стойку и принялась шерудить в контейнере с бумажными зонтиками. Выбрав голубой в черную полосочку, под цвет рубашки Джейн и щупалец ее медузы, она покрутила его двумя пальцами и вручила приятельнице:
        - Защита.
        - От чего? - спросила Джейн, осторожно рассматривая хрупкую поделку.
        - От всякого дерьма.
        - О! Значит, все это время я могла остановить это дерьмо с помощью зонтика из коктейля?
        - Ну, может, он спасает только от очень маленького дерьма.
        - Спасибо. - Впервые за вечер Джейн улыбнулась.
        - Так вот, работы у меня нет, - повторила Киран, на несколько секунд задержала взгляд на Джейн, а затем начала оглядываться. - Время от времени я просматриваю вакансии, но не нахожу ничего подходящего и, если честно, испытываю облегчение.
        - А в чем проблема? У тебя есть хороший диплом. Ты разговариваешь на иностранных языках. Кажется, на семи?..
        - Ты говоришь прямо как моя мама! - сказала она, скорее устало, чем раздраженно. - И как мой папа, и как мой брат, и как мой парень, и как любой, с кем я разговаривала, черт бы их побрал!
        - Я просто спросила.
        - Хорошо, я испорченная девчонка с богатыми родителями, которая может себе позволить бесконечно хандрить и жалеть себя, бедненькую, безработную. Я поняла.
        Это звучало смешно, потому что точь-в-точь повторяло мысли Джейн. Но после того, как Киран сама это озвучила, Джейн почти перестала злиться.
        - Здравствуйте! Не пытайтесь накормить меня дерьмом, я вооружена! - шутливо сказала Джейн, размахивая своим бумажным зонтиком.
        - Знаешь, чем мне нравилась твоя тетя? - спросила вдруг Киран. - Она всегда излучала уверенность, будто точно знала, что собирается делать дальше. Рядом с ней это казалось чем-то самим собой разумеющимся - всегда знать верное решение.
        Да. Джейн хотела ответить, но правда в словах Киран была столь пронзительной, что встала комом в горле. «Тетушка Магнолия», - про себя произнесла она, задыхаясь.
        Киран беспристрастно наблюдала за страданиями Джейн.
        - Бросай свою работу и поехали со мной в Ту-Ревьенс, - предложила она. - Погостишь столько, сколько захочешь. Октавиан возражать не станет. Да он, черт возьми, купит тебе все эти прибамбасы для изготовления зонтиков. Сиди и мастери в свое удовольствие. Познакомлю тебя со своим парнем. И братец мой, Рави, тоже там. Поехали! Что тебя здесь держит?
        Некоторые богачи бывают на редкость бестактными. Киран ведь даже не заметила, что поставила Джейн в неловкое положение. Какую ценность имели все ее проклятые старания хоть как-то свести концы с концами, если почти чужой человек своим брошенным вскользь приглашением мог обеспечить ей куда более приятное существование, чем она сама?
        Но отказываться было нельзя. Из-за тетушки Магнолии. Джейн пообещала.
        - Дженни, родная, - сказала тетушка Магнолия как-то раз, когда Джейн проснулась в немыслимую рань и пошла на кухню, где и обнаружила сидящую за столом тетю, - ты не спишь?
        - Это ты не спишь, - ответила девушка, поскольку у них в семье бессонницей страдала именно Джейн.
        Она пристроилась на край тетушкиной табуретки, положила голову ей на плечо и прикрыла глаза, как будто все еще спала. Тетя Магнолия была такой же высокой, как Джейн, поэтому класть голову ей на плечо было удобно. Тетушка сунула Джейн свою чашку с чаем и положила ладони девушки на горячий фарфор, чтобы та согрелась.
        - Помнишь свою прежнюю репетиторшу по литмастерству? - спросила она.
        - Киран Трэш? Конечно, - ответила Джейн, шумно отхлебнув.
        - Она когда-нибудь говорила о своем доме? - спросила тетя.
        - О том, с французским названием? На острове ее отца?
        - Ту-Ревьенс, - сказала тетушка Магнолия. Джейн немного знала французский и понимала, что это означает: «Ты возвращаешься».
        - Точно, дорогая. Я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала.
        - Ладно.
        - Если кто-нибудь когда-нибудь пригласит тебя в Ту-Ревьенс, ты поедешь.
        - Хорошо. Гм, а почему?
        - Я слышала, что это необычное место. Место возможностей.
        - Тетя Магнолия, - фыркнула Джейн и опустила чашку, чтобы посмотреть ей в глаза. Они были карие, но на одном отпечаталось забавное голубое пятнышко, похожее на крохотное облачко или на мутную маленькую звезду.
        - Тетя Магнолия, - повторила Джейн. - Что за ерунду ты говоришь?
        Тетя прочистила горло, а затем обняла Джейн:
        - Ты ведь знаешь, порой мне приходят в голову безумные идеи.
        Тетушка была единственной, кого отправляли в неожиданные срочные путешествия - как, например, в какое-то Богом забытое местечко у Пальчиковых озер, где ночлег был нелегальным и совсем не ловила связь. Они вместе читали книги под фонарем, слушали, как мотылек бьется об их крохотную палатку, а потом засыпали под пение гагары. А неделю спустя тетя Магнолия отправилась фотографировать акул в Японию. Джейн поразили сделанные там снимки. Она видела на них не акул, а свою тетю, притаившуюся с камерой в полной тишине, под толщей ледяной воды, ожидающую появления какого-нибудь существа, которое могло оказаться диковинным, а то и вовсе инопланетным - настолько странными выглядели подводные обитатели.
        - Ты просто невозможная, тетя Магнолия. И удивительная.
        - Но я ведь не прошу тебя о многом, правда?
        - Да.
        - Тогда дай мне только одно это маленькое обещание.
        - Ладно, - ответила Джейн. - Хорошо. Я обещаю: если меня когда-нибудь пригласят в Ту-Ревьенс, я не откажусь. Так почему ты не спишь?
        - Да сны какие-то странные снились.
        А потом, через несколько дней, тетя отправилась в экспедицию в Антарктиду. Поднявшаяся полярная буря застала ее слишком далеко от лагеря, и она насмерть замерзла. За прошедшие четыре месяца ничто не могло приблизить Джейн к тете больше, чем приглашение Киран.
        Ту-Ревьенс. Ты возвращаешься.
        Вдали от дома к обычным заботам и опасениям прибавляются новые, непривычные тревоги. Знает ли отец Киран, что вместе с ней приедет и Джейн? Не окажется ли она третьей лишней на встречах Киран со своим парнем? Как вообще люди ведут себя с теми, у кого есть собственные острова? Джейн стоит в салоне яхты по имени «Киран», медленно и глубоко дыша, чтобы хоть немного успокоиться. Так ее учила тетя Магнолия, когда она была совсем крохой - лет пяти или шести, а может, семи. Тетушка считала, что такая дыхательная гимнастика поможет Джейн научиться нырять с аквалангом, но до сих пор ей так и не довелось этого попробовать.
        «Вдох», - говорит про себя Джейн и ощущает, как живот наполняется воздухом. «Выдох», - спина выпрямляется, плечи опускаются. Тетя Магнолия никогда не волновалась. Она просто шла вперед. Джейн вдруг почувствовала себя героиней романа Эдит Уортон или кого-то из сестер Бронте.
        «Я молодая женщина в тяжелых жизненных обстоятельствах. У меня нет ни родных, ни перспектив. И вдруг богатая семья приглашает меня в свой роскошный особняк. Может, это станет путешествием всей моей жизни?»
        Теперь ей нужно выбрать подобающий случаю зонтик. Интересно, Киран удивится? Надо что-нибудь не слишком нелепое… Джейн пересекает палубу, с трудом держа равновесие, открывает один из своих ящиков с багажом и мигом обнаруживает то, что нужно. На темно-коричневом атласном куполе миниатюрного зонтика красуются роскошные медные розы. Латунные крепления сделаны из старых деталей, но довольно прочны, а наконечник такой острый, что на него запросто можно кого-нибудь насадить. Джейн открывает зонтик. Раздается щелчок, спицы скрипят и выгибаются, ткань топорщится.
        «Это просто глупый кривобокий зонтик, - мысленно ругается Джейн, неожиданно для себя смахивая с глаза слезинку. - Тетя Магнолия! Что я тут делаю?!»
        В каюту заглядывает голова Патрика. Его светлые глаза быстро зыркают в сторону Джейн, затем останавливаются на Киран.
        - Приплыли, Кир, - говорит капитан. - Машина уже здесь.
        Он ловит ее взгляд, и Киран поспешно отворачивается.
        - Вещи не бери, - небрежно бросает она, - Патрик потом принесет.
        - Ладно, - пожимает плечами Джейн. Между этими двоими определенно что-то происходит. - А кто твой парень?
        - Колин. Работает вместе с моим братом. Да ты его скоро увидишь! А что?
        - Да просто.
        - Ты сама сделала этот зонтик?
        - Ага.
        - Я так и подумала. Как-то сразу о тебе напоминает.
        Еще бы. Он смешной и сделан в подпольных условиях.
        Киран и Джейн ступают под дождь. Патрик протягивает Джейн ладонь, а она случайно хватает его за предплечье. Он промок до нитки. Джейн успевает заметить, что у Патрика Йеллана красивые руки.
        - Смотри под ноги, - говорит он.
        И вот Киран и Джейн со всех ног мчатся к огромной черной машине, стоящей у причала.
        - Это Патрик позвал меня приехать домой на Праздник весны! - кричит Киран сквозь шум дождя.
        - Что? - взволнованно переспрашивает Джейн, пытаясь прикрыть Киран крохотным зонтиком, но в итоге пускает себе за шиворот поток ледяной воды. - Правда? А почему?
        - Черт его знает. Сказал, что должен кое в чем признаться. Он всегда так говорит, когда больше нечего сказать.
        - Вы… хорошие друзья?
        - Прекрати накрывать меня своим зонтиком, - переводит тему Киран, протягивая руку к дверце машины. - Только сильнее мокнем.
        Оказывается, есть дорога, идущая от самого залива, которая огибает остров по часовой стрелке и продолжается чередой крутых поворотов, постепенно поднимающихся все выше по скале.
        Езда на «роллс-ройсе» под дождем не приносит никакого умиротворения. Он слишком огромен для серпантина, так что все время кажется, что вот-вот сорвется. Женщина за рулем управляет машиной словно поездом. Ее лицо невозмутимо и чем-то напоминает бульдога. Стального цвета волосы и немигающие глаза, тоже отдающие сталью, бледная кожа с высокими скулами. На ней черный костюм инструктора по йоге, поверх повязан кухонный фартук со свежими пятнами. От ее пристального рассматривания в зеркало заднего вида Джейн становится не по себе, и она наклоняет голову, прикрывая лицо буйными кудрями.
        - Миссис Вандерс, у нас снова нехватка кадров? - спрашивает Киран. - Кстати, на тебе фартук.
        - Кое-кто из гостей прибыл без предупреждения. Праздник весны уже послезавтра. У Кока истерика.
        Киран откидывается на спинку сиденья:
        - Что за гости?
        - Фиби и Филипп Окада, - начинает перечислять миссис Вандерс, - Люси Сент-Джордж…
        - Мой брат сведет меня с ума, - перебивает ее Киран.
        - А сам он еще не приехал, - со значением добавляет миссис Вандерс.
        - Да уж… А грабители банков будут?
        - Понятия не имею.
        - Грабители? - удивляется Джейн.
        - Хорошо, - отвечает Киран, не обращая внимания на Джейн. - Я вас предупреждала о моей подруге. Надеюсь, вы приготовили ей хорошее место? Дженни нужно пространство.
        - Мы выделили для Джейн Красный сьют[1 - Сьют - гостевые апартаменты повышенной комфортности, как правило, состоят из гостиной и спальни.] в восточном крыле. К нему прилегает туалетная комната. К сожалению, вида на море нет.
        - Это далеко от меня, - ворчит Киран, - ближе к Рави.
        - Ну, у нас еще остались спальные мешки, - говорит миссис Вандерс, и лицо ее неожиданно смягчается, - в них тоже можно переночевать. В юности вы с Рави и Патриком так и делали. А Айви (тогда еще совсем малышка, помнишь?) увязывалась за вами.
        - Мы поджаривали зефирки в камине у Рави, - объясняет Киран Джейн, - а мистер Вандерс и Октавиан ужасно волновались и кружили над нами в полной уверенности, что мы обязательно обожжемся.
        - Или сожжете Дом, - подхватывает миссис Вандерс.
        - А потом Айви заболела, объевшись сладостей, - задумчиво продолжает Киран. - Я спала между Рави и Патриком на печи и таяла, как конфета.
        Память настигает нас неожиданно, беспощадная в своей остроте. У нее свои правила. И вот уже Джейн сидит с тетей Магнолией в красном кресле рядом с обогревателем, который шипит и позвякивает. Они читают о Винни-Пухе и его доме на Пуховой опушке. «Спой Хо! Для жизни медведя!»
        Это тетя Магнолия напевает, когда Кристофер Робин собирается в «искпедицию» на Северный полюс. Иногда, когда тетушка устает, они с Джейн читают про себя, плотно прижавшись друг к дружке. Джейн было пять, потом шесть, семь, восемь… Если тетя сушила на батарее носки, в комнате пахло овечьей шерстью…
        Машина подъезжает к Дому сзади. Теперь Джейн видит, что это никакой не корабль. Это самый настоящий дворец!
        Миссис Вандерс открывает небольшую, чуть выше человеческого роста, дверцу, устроенную в огромной дверище, сквозь которую спокойно мог бы пройти даже слон.
        И никаких тебе пышных приветствий. Джейн и Киран входят в огромную прихожую с высоким потолком и клетчатым полом, напоминающим шахматную доску, на котором Джейн сразу оставляет череду мелких лужиц. Миссис Вандерс захлопывает дверь с таким грохотом, что у девушки чуть не лопаются барабанные перепонки. Джейн рассеянно потирает ухо.
        - Добро пожаловать в Ту-Ревьенс, - угрюмо провозглашает миссис Вандерс. - И держись подальше от крыла слуг. На кухне гостям делать нечего, а западные чердаки доверху забиты всяким хламом, на них опасно. Тебе следует довольствоваться своими комнатами, Джейн, и общими комнатами на первом этаже.
        - Ванни, - примирительно говорит Киран, - не будь злодейкой.
        - Я просто не хочу, чтобы твоя подруга ненароком проткнула себе ногу каким-нибудь гвоздем на чердаке, - объясняет миссис Вандерс, гордо проходит сквозь комнату и исчезает за дверью. Джейн, не зная, было ли это приглашением идти следом, делает неуверенный шаг, но Киран останавливает ее:
        - Думаю, Ванни пошла в ту самую запретную кухню, - улыбается она. - Давай лучше покажу тебе окрестности. Вот это - зал приемов. Впечатляет? Справа и слева - лестницы, они ведут наверх - на второй этаж, а оттуда - на третий.
        Стена кажется такой высокой, что у Джейн кружится голова, когда она смотрит вверх. На втором и третьем этажах вдоль стены тянутся длинные-длинные балконы, а арочные проемы между ними делят ее на большие фрагменты. Там вполне могли бы выступать менестрели, но балконы служат еще и мостами, соединяющими западную и восточную части Дома. Проемы подсвечиваются мягким естественным светом, стена напоминает лицо с блестящими зубами. А на первом этаже - еще одна арка, за которой видна зелень. Джейн слышит, как дождь бьет по стеклу, и никак не может понять, где же центр этой громадины?
        - Это патио, венецианский дворик, - говорит Киран, заметив удивление подруги, и ведет гостью к арке. Джейн выглядит совершенно ошеломленной. - Изюминка Дома.
        - О. - Джейн смотрит на Киран, пытаясь понять, о чем та думает. - Дай угадаю: это твое любимое местечко?
        - Ну, - задумывается Киран, - во всяком случае, благодаря ему я ненавижу все не так сильно.
        Вместо осмотра двора Джейн начинает разглядывать Киран - та прислушивается к дождю, запрокинув к потолку смуглое лицо. Далеко не красавица. Тот случай, когда из простушки с помощью денег можно сделать почти модель. Однако Джейн ловит себя на мысли, что ей нравится Киран - ее чуть вздернутый нос, открытая физиономия и гладкие темные волосы.
        Если она так все здесь ненавидит, думает Джейн, то почему согласилась приехать, когда Патрик ее позвал? Или Киран все места одинаково ненавистны? Джейн поворачивается, чтобы увидеть то же, что и Киран. Ну да. Прекрасное расположение, как раз для центра Дома. Атриум со стеклянными потолками и бледно-розовыми каменными стенами, простирающийся на все три этажа, а прямо посередине - лес стройных белых стволов; крошечные цветочные терраски, небольшой декоративный водопад - рыба, из пасти которой журчит вода. С балконов второго и третьего этажей длинными каскадами свисают золотисто-оранжевые настурции.
        - Пойдем, - зовет Киран, - покажу тебе твою комнату.
        - Не обязательно, можешь просто объяснить мне, куда идти.
        - Это повод не искать Октавиана прямо сейчас.
        Из комнаты где-то неподалеку раздался громкий смех. Киран морщится.
        - Либо гости, либо Колин, - заключает она, утягивая Джейн обратно в приемный зал.
        Прикосновение такой колючки, как Киран, непривычно, Джейн не понимает, приятно ей или неловко.
        - Как Колин? - спрашивает Джейн.
        - Он арт-дилер, - отвечает Киран, немного уклонившись от ответа. - Работает на своего дядю-галериста. Магистерская степень по истории искусства. Когда Рави был старшеклассником, вел у него один из курсов. Там и познакомились. Если бы даже Колин отучился на какого-нибудь астрофизика, один черт он в итоге работал бы на своего дядю Бакли. В его семье все так делают. Колин еще хоть как-то использует свое образование.
        У Киран есть дипломы по религиоведению и иностранным языкам, но они ей, по всей видимости, не пригодились. Джейн вспоминает, как однажды Киран написала о религиозных группах, содействующих правительству в охране окружающей среды. Эта статья буквально очаровала тетю Магнолию: они с Киран говорили и говорили и никак не могли наговориться. Оказывается, тетя гораздо больше разбиралась в политике, чем Джейн могла себе представить.
        Киран направляется обратно через приемный зал в сторону восточной лестницы. Стены украшает причудливая коллекция картин разных стилей и эпох. На каждой площадке - полный комплект доспехов. На втором этаже особо выделяется огромная реалистичная картина маслом: на шахматном полу - раскрытый зонтик, будто оставленный сушиться. Джейн кажется, что она вот-вот очутится внутри.
        Навстречу им по лестнице спускается бассет-хаунд. Вдруг пес останавливается и с интересом смотрит на Джейн. Потом принимается прыгать и пыхтеть. Когда Джейн проходит мимо, он разворачивается и с энтузиазмом следует за ней, однако лестница оказывается слишком узкой для подобных маневров длинного коротколапого бассета. Собака наступает себе на ухо и обиженно гавкает.
        - Не обращай внимания на Джаспера, - говорит Киран, - у него расстройство психики.
        - Что с ним?
        - Он вырос здесь, - припечатывает Киран.
        Джейн еще никогда не жила в номере, состоящем из нескольких комнат.
        Они уже на пороге, когда телефон Киран начинает звонить. Посмотрев на экран, девушка хмурится.
        - Чертов Патрик! Готова поспорить на что угодно, он опять не придумает, что сказать. Я оставлю тебя, осваивайся, - говорит Киран, возвращаясь в коридор.
        Теперь Джейн может расслабиться и спокойно оглядеться, больше не сдерживая изумления. Облицованная золотой плиткой ванная комната с джакузи занимает столько же места, сколько все ее прежнее обиталище. Сама спальня просто невероятных размеров. Посередине - громадная кровать, настоящая гора, на которую чуть позже Джейн заберется, чтобы спать, словно в облаках. Стены необычного бледно-красного оттенка - таким цветом на очень короткий срок окрашивается небо на рассвете. Массивные кожаные кресла стоят вокруг огромного камина. Джейн оставляет раскрытый зонтик сушиться у холодного очага. У камина лежат дрова для растопки, но Джейн понятия не имеет, как разжечь огонь. Через дверь - гостиная с окном во всю восточную стену. Видимо, чтобы ловить утренние солнечные лучи. Сейчас за стеклом бушует гроза, но, оказывается, гроза бывает вполне уютной штукой, если наблюдать ее со стороны. За окном - сад и уходящая в туманный лес лужайка. Снова появляется ощущение, что весь Дом - корабль, вздымающийся над волнами обыденности, а Джейн - пассажир. Она вдруг видит в саду чумазую девочку, копающуюся в грязи игрушечной
лопаткой. Струи дождя стекают с коротких волос на лицо. Ей, наверное, лет семь или восемь. Девочка поднимает голову и смотрит на Дом. В облике ребенка есть что-то знакомое. Может, Джейн ее знает? Девочка отходит чуть в сторону и пропадает из поля зрения.
        Изучив гостиную (стол со сдвигающейся крышкой, полосатый диван, цветастое кресло, мохнатый желтый ковер и куча разных картин), Джейн возвращается в спальню и укутывается в мягкое теплое одеяло. Вдруг слышится какой-то шорох, словно кто-то скребется, и Джейн подходит к неплотно прикрытой двери.
        - Ты сделал это! - восклицает Джейн, когда пес протиснулся внутрь. - Я восхищаюсь твоим упорством.
        Джаспер - типичный бассет-хаунд черно-бело-коричневого окраса, с длинным носом, еще более длинными, волочащимися по полу ушами, коротенькими лапками, заплывшими глазами, обвисшими губами. Жертва гравитации. Джейн встает на колени и протягивает псу руку. Тот нюхает ее, затем осторожно лижет, а потом всем телом валится на ее промокшие от дождя штаны.
        - Ты, - говорит Джейн, почесывая его там, куда, как ей кажется, он не может дотянуться, - просто прелесть.
        - О! - раздается из-за двери удивленный возглас. - Ты Дженни?
        Джейн поднимает глаза на высокую девушку. Судя по всему, это и есть младшая сестра Патрика Йеллана. Она как две капли воды похожа на молодого капитана: те же черты лица, тот же цвет волос и те же бриллиантово-голубые глаза. Длинные темные волосы собраны в небрежный пучок.
        - Да, - отвечает Джейн, - Айви?
        - Угу, - кивает девушка. - Сколько тебе лет?
        - Восемнадцать. А тебе?
        - Девятнадцать. Киран сказала, что привезла с собой подругу, но не говорила, что ты моя ровесница.
        Девушка облокачивается о дверной косяк. На ней обтягивающие серые джинсы и красная толстовка, кажущаяся такой удобной, что в ней наверняка можно спать. Она засовывает руку в карман, достает очки и надевает. Джейн внезапно чувствует себя ужасно неловко в своей золотистой узорчатой футболке и штанах винного цвета с налипшей собачьей шерстью, словно она какая-то эволюционная аномалия - голубоногая олуша рядом с красивой грациозной цаплей.
        - Мне нравится твой прикид, - говорит Айви.
        - Ты читаешь мысли? - Джейн поражена.
        - Нет, - отвечает Айви, лукаво улыбнувшись. - С чего вдруг?
        - Ты только что прочитала мои мысли.
        - Звучит странно. Гм… Как насчет цеппелинов?
        - Что?
        - Ты сейчас думала о цеппелинах?
        - Нет!
        - Ну вот, значит, теперь можешь чувствовать себя менее неловко.
        - Что? - повторяет Джейн, настолько смутившись, что даже начинает посмеиваться.
        - Конечно, только в том случае, если ты сейчас не думала о цеппелинах.
        - Наверное, я вообще никогда не думала о цеппелинах, - улыбнулась Джейн.
        - Это подходящее слово для скраббла, - говорит Айви. - Хотя иногда оно означает фамилию, а фамилии использовать нельзя.
        - Цеппелины?
        - Да. Ну, во всяком случае, цеппелин. В единственном числе. Однажды я составила его в три приема. Киран спорила со мной, что цепеллины названы в честь человека, графа Фердинанда фон Цеппелина, или как-то там еще, но оно все равно есть в словаре скраббла. Оно принесло мне двести пятьдесят семь очков. Ой, прости, что-то я совсем разболталась.
        - Не…
        - Нет, правда. Я обычно не такая трепушка, честно. И не делюсь своими успехами в скраббле с теми, кого знаю две минуты.
        - Все в порядке.
        Когда люди так легко разговаривают, Джейн чувствует себя комфортно, потому что ей не нужно напрягаться.
        - Я не играю в скраббл, так что не знаю, насколько круто заработать двести пятьдесят семь очков. По-моему, это какой-то средний результат - вот все, что я знаю.
        - Это чертовски потрясающий результат для одного слова! - восклицает Айви и закрывает глаза. - Серьезно, со мной явно что-то не так.
        - Мне нравится, - говорит Джейн. - Хочу еще послушать о твоих скраббл-словах.
        Айви благодарно улыбается:
        - Вообще-то, у меня была причина сюда прийти. Это я готовила комнату к твоему приезду. Так что хотела убедиться, что все в порядке.
        - Более чем. Я имею в виду, что даже есть камин и джакузи…
        - Не то, к чему ты привыкла?
        - Моя последняя спальня был размером с эту кровать. - Джейн указывает рукой на спальное место.
        - «В чулане под лестницей?»
        - Не настолько плохо, - улыбнулась Джейн. Сравнение с Гарри Поттером было приятным.
        - Я рада, - говорит Айви. - Ты уверена, что тебе ничего не нужно?
        - Не хочу, чтобы ты чувствовала себя обязанной обо мне заботиться, - замялась Джейн.
        - Эй, это моя работа. Скажи, что тебе нужно?
        - Хорошо, - сдается Джейн. - Есть парочка вещей, которые я могла бы использовать, но это вещи не первой необходимости. Предупреждаю, это прозвучит странно.
        - Говори.
        - Циркулярная пила и токарный станок.
        - Вау! - На лице Айви вновь заиграла озорная улыбка. - Пойдем.
        - Ты правда собираешься привести меня к циркулярной пиле и станку? - удивляется Джейн, сбрасывая одеяло обратно на кровать.
        - В Доме есть все.
        - И ты знаешь, где это «все» находится?
        Айви обдумывает вопрос, а собака тем временем плетется за ними по коридору.
        - Наверное, я знаю, где находится почти все. Уверена, у него и от меня есть свои маленькие секреты.
        Джейн высокая, но Айви еще выше, с бесконечно длинными ногами. Их шаги совпадают. Собака льнет к Джейн.
        - Правда, что у Джаспера расстройство психики? - спрашивает Джейн. - Киран сказала.
        - Он бывает чудным, - отвечает Айви. - Отказывается делать свои дела, если за ним наблюдают. И смотрит при этом так, словно с ним обходятся невозможно грубо. А еще он одержим картиной в синей комнате.
        - Это как?
        - Сидит часами, глядя на нее, и шумно вздыхает.
        - Там собака нарисована? Или что?
        - Нет, скучный старый город у воды. Ничего особенного, не считая того, что на небе - две луны. И еще он порой исчезает на несколько дней, и мы не можем его найти. Кок называет его нашим земным чудом. Джаспер - одна из тайн Дома. Он появился здесь еще щенком, на следующий день после одного из праздников. Как будто его забыл кто-то из гостей. Но никто за ним не вернулся, и мы приютили его. Он тебя беспокоит?
        - Нет-нет, - отвечает Джейн и добавляет: - А вот сам Дом…
        Они спускаются по коридору в сторону атриума. Ковер из шкуры белого медведя, с головой и широко распахнутыми глазами, лежит в проходе. Он выглядит почти как живой. Поморщившись, Джейн обходит его стороной и потирает уши, пытаясь избавиться от шума. Дом не то гудит, не то поет, издавая слабые высокие звуки, похожие на скулеж. С таким звуком ветер пробирается по трубам. На самом деле Джейн не вполне это понимает. Фоновые шумы имеют свойство проникать в подсознание, селиться там и даже что-то изменять, и все это совершенно незаметно.
        Приближаясь к центру Дома, Айви замедляет шаг. Они оказываются на последнем, третьем этаже. Айви выбирает ответвление коридора, ведущее налево. Джейн неотступно следует за ней, в какой-то момент обнаруживая, что идет по одному из балконов-мостов, которые видела из приемного зала. По одну сторону - зал, по другую - внутренний сад. Кто-то оставил прямо посреди широкой балюстрады фотокамеру - модную, с большим объективом. Айви поднимает ее и вешает на шею. Пока Джейн по пятам следует за девушкой, чуть дыша от головокружения, Джаспер плетется за ними, просовывая голову между прутиками балюстрады.
        - Джаспер, - беспокоится Джейн, тянется к собачьему загривку, но обнаруживает, что ошейника нет. - Джаспер, осторожнее!
        Пес демонстрирует, что в принципе не способен упасть, изо всех сил пытается протиснуться в отверстие и, потерпев неудачу, смотрит на Джейн с победным выражением: мол, я же говорил. Успокоил, называется.
        - Не волнуйся, - говорит Айви, - он не упадет. Слишком большой.
        - Да я вижу, - кивает Джейн, - но все равно хочу, чтобы он вернулся назад. Эй ты, длинноухий тип, имей хоть немного уважения к высоте!
        Айви коротко усмехается.
        - Донкихотство, - неожиданно произносит она.
        - Что? - не понимает Джейн.
        Айви качает головой:
        - Прости. Я подумала, что если бы тогда составила слово «донкихотство» вместо «цеппелин», то заработала бы еще больше. За буквы «к» и «х» дают много очков. Это ценные буквы, - добавляет она извиняющимся тоном, - потому что редкие. Ты располагаешь к разговорам. Это похоже на неконтролируемый порыв. Прямо хоть намордник надевай.
        - Я же говорила, что мне это нравится, - успокаивает ее Джейн и вдруг замечает надпись на ремешке камеры, которая висит у Айви на шее: «Я - Злой волк. Я себя создаю». Это была цитата из сериала «Доктор Кто»[2 - «Доктор Кто» - научно-фантастический сериал, выходящий с 1963 года, важная часть британской популярной культуры. Занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый продолжительный и самый успешный НФ-сериал. По сюжету, главный герой путешествует во времени и пространстве со своими спутниками - как правило, нашими современниками. По ходу сериала Доктор регулярно регенерирует - кардинально меняет внешность, что позволяет заменять актера, исполняющего его роль. С 2017 года новым, тринадцатым Доктором впервые стала женщина - Джоди Уиттакер.].
        - Ты фанатка научной фантастики?
        - Да, думаю, можно так сказать, - отвечает Айви. И научной фантастики, и фэнтези.
        - Кто твой любимый Доктор?
        - О, мне больше нравятся спутники. Доктор - он весь такой трагический и глубокомысленный, единственный в своем роде, и все такое… Это, конечно, здорово, но мне больше по душе Донна Ноубл и Роза Тайлер. И Эми, и Рори, и Клара Освальд, и Марта Джонс[3 - Айви перечисляет спутников и спутниц различных Докторов, появлявшихся в сериале в 2005 -2017 годах.]. Никто не любит Марту Джонс, а мне и она симпатична - такая придурочная!
        Джейн кивает:
        - Я понимаю.
        - Кажется, ты хотела что-то узнать про Дом? - переспрашивает Айви.
        - Все эти декорации, картины… они смотрятся какими-то… разношерстными, что ли, ты не находишь?
        Айви облокачивается на балюстраду:
        - Да, определенно, они случайны. Я бы даже сказала, официально случайны. Несколько сот лет назад, когда самый первый Октавиан Трэш строил Дом, он, как бы это сказать… присваивал частички других домов со всего мира.
        - Присваивал? Это как Россия «присвоила» Крым?
        - Ага, - ухмыляется Айви, - примерно. Некоторые дома были реконструированы или снесены, и Октавиан покупал то, что от них осталось. А в других случаях сложно понять, что он с ними делал.
        - Ты хочешь сказать, что он их украл?
        - Да, - отвечает Айви. - Либо купил уже украденное. Вот почему колонны не совпадают между собой, и плитка, и все остальное. Так же он собрал и картинную галерею, и мебель. Видимо, на кораблях было полно разного хлама: дверь из Турции, поручни из Китая, витраж из Италии, колонна из Египта, куча досок из какой-то усадьбы в Шотландии. Даже остов сделан из разной фигни.
        - Значит, Дом похож на чудовище Франкенштейна?
        - Ага. Говорящего о научной фантастике. Или напоминающего людоеда.
        - Он съест нас?
        Айви снова улыбается:
        - До сих пор он еще никого не съел.
        - Тогда я остаюсь.
        - Круто!
        - Некоторые картины выглядят поновее…
        - Миссис Вандерс и Рави иногда что-то покупают. Октавиан разрешает им тратить его деньги.
        - И что же?
        - Ценные вещи. Стильные. Ничего краденого. Рави трудится арт-дилером в Нью-Йорке вместе с Колином, бойфрендом Киран. Это работа его мечты. Думаю, всякий раз, идя в офис, он рыдает от счастья. Рави с ума сходит по искусству, - добавляет она, видя недоумение в глазах Джейн. - Он даже спал под Вермеером[4 - Ян Вермеер Делфтский (1632 -1675) - великий нидерландский художник-портретист. До наших дней дошло всего шестнадцать полотен Вермеера, что породило множество подделок и фальсификаций.]. Типа, в спальном мешке.
        Джейн пытается представить себе взрослого мужчину, спящего на полу под картиной.
        - Постараюсь это запомнить, вдруг взбредет в голову прогуляться ночью.
        - Ха! Я имела в виду: когда он был ребенком. Сейчас он так не делает. Мы тоже, бывало, играли с разными «шедеврами». Ну, типа, притворялись, что играем вокруг всех этих скульптур, рыбы Бранкузи[5 - Константин Бранкузи (1876 -1957) - румынский скульптор-абстракционист.], доспехов.
        Пока Джейн переваривает эту информацию, дождь продолжает барабанить по стеклянному потолку.
        - А что насчет внутреннего двора? - интересуется Джейн, оглядывая розовый камень, ровные террасы, свисающие настурции. - Он смотрится вполне гармонично.
        - Эмм… - мнется Айви, криво улыбаясь, - первый Октавиан взял его из снесенного венецианского палаццо и целиком вывез на корабле.
        Есть что-то нелепое в корабле, везущем три этажа пустого пространства через океан, с итальянского полуострова, через Средиземное море и Атлантику.
        - У меня от всего этого мурашки по коже, - признается Джейн.
        - Пойдем на территорию слуг. Там легко, спокойно и никаких тебе мертвых белых медведей.
        - Тебя тоже напрягает, да?
        Айви печально развела руками:
        - Для меня он всего лишь Капитан Полярные Штаны.
        - Мм?
        - Киран и Патрик так его прозвали, когда мы были мелкими. Им казалось это забавным. Киран же наполовину британка, а в Британии штанами называют трусы. А у мистера Вандерса было для него свое прозвище. - Айви задумывается. - Биполярный медведь, кажется так. Потому что мистер Вандерс любит психологию. Прикол, да?
        - Наверное. Моя тетя была защитницей природы. Люди убивают медведей из-за шкур, а она их просто фотографировала.
        - Легок на помине, - говорит Айви, глядя сверху вниз на внутренний двор. Пожилой мужчина явно куда-то спешит. Высокий, темнокожий, в черной одежде, с ореолом седины, обрамляющим лысину. Одной рукой он несет ребенка лет двух-трех. Все, что Джейн может разглядеть с высоты, - курчавые волосы малыша, загорелая кожа и болтающиеся руки и ноги. «Почему? - вопрошает дитя, корчась от обиды. - Почему-почему-почему?!»
        - Киран не говорила, что здесь так много детей, - заметила Джейн, вспоминая маленькую девочку, игравшую в дождь под ее окном.
        Айви притормозила.
        - Это мистер Вандерс, - объясняет она. - Он дворецкий, а миссис Вандерс - экономка. Они управляют довольно большим штатом персонала, поэтому вечно куда-то спешат.
        - Понятно, - говорит Джейн, заметив, что Айви ни словом не обмолвилась о ребенке и что ее лицо вдруг напряглось, а голос зазвучал нарочито беспечно. Удивительно.
        - Так мы идем в помещения для слуг? Миссис Вандерс запретила мне туда соваться.
        - Миссис Вандерс может меня ударить, - проговорила Айви с неожиданной резкостью.
        - Что?
        - Прости. - Айви выглядит сконфуженной. - Но она не главная в Доме. Она просто действует, как считает нужным. А ты можешь делать, что захочешь.
        - Хорошо. - Джейн хотелось осмотреть весь Дом, каждый его уголок. А еще - чтобы на нее не кричали.
        - Пойдем, - зовет Айви, - если ты ее встретишь, можешь сделать вид, будто не понимаешь, куда забрела. Или вали все на меня.
        Айви вновь ступает на мост и выжидающе смотрит на Джейн. Затем она опять демонстрирует свою задорную улыбку, и Джейн не может отказать.
        - Каждый раз, когда я захожу в новую часть Дома, я словно оказываюсь в другом месте.
        Джейн крутится на каблуках, изучая незатейливые бледно-зеленые стены «запретной» зоны слуг на третьем этаже западного крыла. Все двери расположены в маленьких боковых ответвлениях, отходящих от главного коридора.
        - Подожди, ты еще увидишь боулинг внизу, - говорит Айви, - и крытый бассейн.
        Джейн понимает, что уже давно дышит едва уловимым и довольно приятным запахом хлорки:
        - Ты плаваешь?
        - Да, когда есть время. И ты можешь. Если захочешь, я покажу, где раздевалки и все такое. А вот моя комната, - добавляет она, указывая на дверь внизу. - Подожди, мне надо положить камеру.
        - Что ты фотографируешь?
        - Искусство, - коротко отвечает Айви. - Сейчас вернусь.
        Она оставляет Джейн в главном коридоре. Джаспер склоняется к ногам девушки, шумно вздыхая. Одежда почти высохла. Во всяком случае, она больше не чувствует себя промокшей и продрогшей бродяжкой. Выставленная на всеобщее обозрение, Джейн представляет себе грозную миссис Вандерс, ищущую ее по всем углам. А еще ей хочется увидеть комнату Айви. Интересно, в комнатах слуг есть камины и джакузи? Наверное, у Айви все дни расписаны по часам… Она тоже ездит в Нью-Йорк, как Киран? Если ей девятнадцать, она, должно быть, уже в колледже? Как она училась в школе? А как Киран?
        Тут появляется Айви.
        - У тебя там есть джакузи?
        - Конечно, - усмехается Айви. - Хочешь, покажу?
        - Еще бы!
        Джейн и Джаспер проходят за Айви в длинную комнату с двумя отдельными «царствами»: кроватным - возле двери - и компьютерным, занимающим б?льшую часть остального пространства. Джейн никогда не думала, что человеку может понадобиться столько компьютеров. Возле одной из клавиатур лежит какая-то путаница из проводов и двух лампочек - Джейн прежде никогда не видела таких длинных ламп. На стенах - огромные чертежи. Джейн понимает, что это внутренние карты Дома - настолько подробные, что на них изображены обои, мебель, ковры и все произведения искусства.
        - Твоя работа? - интересуется Джейн.
        - Ага, - отвечает Айви. - Это Дом.
        - Вау! - Джейн замечает знакомые предметы: венецианское патио, клетчатый пол зала приемов, коврик из белого медведя.
        Айви выглядит смущенной.
        - Мы с Патриком пользуемся ванной комнатой в зале, - говорит она. - А у мистера и миссис Вандерс свой номер, там джакузи есть.
        - Ты можешь пользоваться моей.
        - Спасибо, - отвечает Айви, снимая резинку с пучка волос, встряхивая ими и снова затягивая. Воздух наполняется запахом хлора и жасмина.
        - Марципан, - неожиданно выпалила Айви, окончательно приводя прическу в порядок.
        - И?..
        - Еще одно замечательное слово с буквой «ц» для игры в скраббл.
        - Ты постоянно думаешь о подходящих словах для скраббла?
        - Нет. Только с тех пор, как ты приехала.
        - Может, как-нибудь сыграем?
        - Вполне вероятно. Человеческий мозг - загадка. - Айви возвращается в коридор и ведет Джейн и Джаспера мимо других дверей.
        - Если вы выросли здесь, как вы учились в школе? - любопытствует Джейн.
        - Мы все обучались на дому, - отвечает Айви. - Нас учили Октавиан, мистер Вандерс и первая миссис Трэш.
        - Это как-то странно? Учиться дома, на острове?
        - Наверное, - усмехается Айви, - но когда я была ребенком, это казалось нормальным.
        - Не хочешь поступить в колледж?
        - Я думаю об этом в последнее время, - признается Айви. - И часто. Я накопила денег, и в прошлый раз, когда была в городе, сдала академический оценочный тест. Но еще не поступила.
        - Что будешь изучать?
        - Не знаю, - пожимает она плечами. - Это плохо? Нужно планировать всю жизнь заранее?
        - Ты спрашиваешь об этом у человека, которого отчислили из колледжа, - говорит Джейн и замолкает, не зная, чем ответить на вопрошающий взгляд Айви. «Я в порядке», «Я не в себе», «Чувствую себя глупо», «Отвали, моя тетя умерла»?
        - Я не имела в виду тебя. - Айви выглядит растерянной. - Нет ничего страшного в том, чтобы не окончить колледж.
        - Мне от этого как-то не по себе, - не соглашается Джейн.
        - Но не значит, что это неправильно, - задумчиво бормочет про себя Айви.
        Похоже на советы тети Магнолии, только та вложила бы в них всю свою мудрость, а Айви воспринимает ситуацию как некую интересную возможность, которой раньше не замечала. Они подходят к необструганной двери в конце коридора с тяжелой железной защелкой вместо ручки. Айви открывает ее, чтобы показать, где находятся лифт и лестница. Щелкает выключателем, и наверху становится заметна еще одна комната.
        - Западные чердаки, - отвечает она, прежде чем Джейн успевает открыть рот. - Мастерская там.
        - Миссис Вандерс предупреждала, что мне нельзя на чердак, - вспоминает Джейн. - Она сказала, это опасно.
        Айви фыркает и делает шаг вперед:
        - Вот и проверим. Если тебе покажется, что там опасно, сразу вернемся.
        - Хорошо, - соглашается Джейн, пытаясь сделать вид, будто это ее идея, чтобы не пришлось краснеть перед Айви.
        - Ничего себе, - добавляет она, попав из лифта в огромную комнату. Здесь стройными рядами стоят рабочие столы, почти как в школьной мастерской. Благодаря большим окнам и высоким деревянным балкам комната выглядит просто огромной, - кажется, она занимает все западное крыло. Воздух наполнен запахом масла и опилок. Дождь барабанит по крыше. В окно Джейн с трудом удается разглядеть шпиль на восточной стороне Дома - он будто прокалывает грозовые тучи.
        Чистое просторное помещение, никаких тебе торчащих гвоздей. Джейн идет, рассматривая все вокруг, Айви следует за ней. Вдруг внимание девушки привлекает недоделанный сундук.
        - Это грецкий орех.
        Джейн знает это дерево. На резной крышке сундука изображен подводный пейзаж: кашалоты (да-да, Джейн разбирается и в этом), а над ними как ни в чем не бывало плывет девушка в подводной лодке, не обращая никакого внимания на морских обитателей.
        - Кто это сделал? - спрашивает Джейн.
        - О. - Айви смущается, но явно польщена. - Это я.
        - Ого! Ты еще и мебель делаешь? Потрясающе!
        - Спасибо. Но у меня нет времени на такие большие проекты. Хотя мы с братом недавно закончили лодку.
        - Вы с Патриком затащили сюда лодку?
        - Да. Гребная лодка. Мы хотели спустить ее на веревках через окно. Там есть грузовой лифт. - Айви машет рукой назад, в сторону лестницы. - Но это все-таки лодка…
        Смастерить лодку своими руками! Джейн бьется над водонепроницаемостью своих зонтиков, но ведь никто не утонет, если она облажается.
        - Вы уже плавали на ней?
        - Конечно, - отвечает Айви. - Отличная небольшая лодка.
        Кем нужно быть, чтобы в свободное время построить лодку, отправиться плавать на ней по океану и успешно возвратиться домой? Видимо, лихой и отважной девчонкой, которая знает лучшие слова для скраббла.
        - Где-то там есть циркулярная пила. И несколько разных токарных станков.
        - Спасибо, - благодарит Джейн. Ей даже взгрустнулось.
        - Я могу помочь. Выбирай, что нужно.
        - Спасибо, - повторяет Джейн, надеясь, что Айви не спросит, для чего все это.
        Дом стонет и ворчит, словно сопереживая Джейн. Это особенность всех старых зданий, думает про себя девушка. Она воображает, что Дом повернулся к небу спиной, съежился в комок и сопротивляется дождю, сохраняя тепло.
        Возле лестницы обнаруживается уединенная стеклянная комнатка. Внутри - стол, на котором лежит большая картина с изображением белого человека с покатыми плечами. Он в берете с крупными вьющимися перьями. Вокруг картины лежат кисти, стоят светильники и множество всяких баночек.
        - Здесь есть художник? - спрашивает Джейн.
        - Рембрандт художник, - усмехается Айви. - Это его автопортрет. Одна из картин Дома. Миссис Вандерс чистит ее. У нее диплом реставратора. Чуешь запах ацетона? Она порой его использует.
        - О! - восклицает Джейн, чувствуя себя ужасно глупо из-за того, что не узнала Рембрандта. - Вроде чую.
        - Эта комната - ее студия для реставрации произведений искусства, - поясняет Айви. - Здесь все сделано специально для того, чтобы шедевры Дома были защищены от опилок и яркого света.
        - Ничего себе.
        - Вот так-то. - Айви понимает ее удивление. - Это - место серьезных ценителей искусства. У Октавиана больше денег, чем у самого Бога.
        Вдруг внимание Джейн привлекает скрип открывающейся двери в задней части чердака. Она оборачивается и видит яркие желтые обои соседней комнаты. Входит мужчина с дерзким выражением лица. Заметив Джейн, он резко захлопывает за собой дверь. Темноволосый, с восточноазиатскими чертами лица, он облачен в темно-синий костюм и оранжевые конверсы.
        Он снимает кожаные перчатки, кладет их в карман и направляется к девушкам.
        - Привет! - здоровается он.
        - Привет, - равнодушно отвечает Айви. - Это Филипп Окада, - представляет она незнакомца. - Он тоже будет на празднике. Филипп, это Дженни, подруга Киран.
        - Приятно познакомиться, - говорит Филипп с заметным британским акцентом.
        - Взаимно, - отвечает Джейн, глядя на его перчатки, свисающие из кармана пиджака.
        - Прошу прощения, - замечает он ее взгляд. - Я что-то вроде гермофоба[6 - Гермофобия - боязнь микробов.], постоянно их ношу. Откуда ты знаешь Киран?
        - Она ходила в колледж в моем родном городе.
        Он приветливо улыбается, и на его лице становятся видны морщины. Джейн понимает, что ему никак не меньше тридцати лет. Или даже тридцати пяти? Или он еще старше? Когда у людей появляются эти смешные морщинки?
        - Откуда вы знаете семью Трэш? - в свою очередь любопытствует Джейн.
        - Общая нью-йоркская тусовка. - Филипп машет рукой с дежурной приветливостью на лице.
        - Понятно, - кивает Джейн, думая, что именно это означает и как гермофоб может оказаться в такой «тусовке». Нет ли в этом чего-то большего, чем кажется на первый взгляд?
        - Что ж, - говорит Филипп, - еще увидимся.
        Он наклоняется, чтобы потрепать Джаспера за ухом, и спускается по лестнице, держась за металлические ограждения.
        - Мне кажется, настоящий гермофоб не прикасался бы к собаке и перилам, - замечает Джейн.
        Айви ничего на это не отвечает.
        - Бери все, что тебе нужно, - говорит она, отворачиваясь. - Наш чердак - твой чердак.
        В итоге Джейн берет циркулярную пилу, маленький токарный станок, брезент, несколько красивых березовых прутьев, банку с лаком и столик, отлично подходящий для ее швейной машинки. В мастерской пылится еще тысяча вещей, которые могли бы ей пригодиться, но она уже и так набрала достаточно. К тому же за новой порцией пришлось бы ходить дважды.
        Пока Джейн безуспешно пытается уместить все это в руках, телефон Айви неожиданно выдает звуки горна из «Властелина колец».
        - Извини, - говорит Айви, глянув на Джейн. - Это Кок. Все в порядке? Оставь стол здесь. Кто-нибудь принесет тебе его позже.
        - Хорошо, - вздыхает Джейн. - Спасибо.
        Она хочет узнать, когда они с Айви снова встретятся, но стесняется спросить.
        Джаспер сопровождает Джейн от чердака и до самой комнаты, весело виляя хвостом и каждый раз терпеливо дожидаясь на лестничных пролетах.
        - Ты прелесть, Джаспер. - Джейн очарована.
        Багаж Джейн принесли, пока ее не было. До ужина еще далеко, шторм все еще бушует. В окно гостиной Джейн внимательно наблюдает за миром, заливаемым дождем, Джаспер крутится рядом. Этот день и вся окружающая обстановка просто идеально подходят для создания нового зонтика.
        Зонтики привлекли Джейн вовсе не яркими цветами или техникой изготовления. Дело было в тете Магнолии.
        Тетя, как обычно, пропадала в очередной экспедиции. Маленькая Джейн в один из дождливых дней построила во дворе шалаш из зонтиков и спряталась внутри. От звуков дождя, стучащего по тугой натянутой ткани, казалось, будто Джейн под водой. Можно было сидеть, слушать дождь и представлять, где сейчас тетя Магнолия.
        Пожилые соседи, заботившиеся о Джейн в отсутствие тетушки, были внимательными и добрыми, но уже старенькими, и Джейн, как правило, играла одна. Девочка сидела в своем зонтичном городке, надев подаренный тетей Магнолией шлем, и слышала, как необычно звучит ее дыхание. Иногда, в зависимости от погоды, к привычным звукам добавлялся хор крошечных лягушек. Джейн лежала на спине во влажной траве, дыша через шлем, слушая дождь и представляя, что зонтики - это гигантские медузы.
        Однажды, когда Джейн уже училась в старших классах, тетя Магнолия уехала в Новую Зеландию, фотографировать океаны. Кажется, ее не было уже целую вечность, Джейн осталась совсем одна, случайно забрела в художественный класс - и сделала поделку в виде зонтика. Тогда учительница предложила всем желающим смастерить что-нибудь из горы хлама, хранящейся в шкафу. Там нашлись прутья, какие-то провода и металлические крепления, а еще огромный кусок темной ткани, покрытой светлячками. В тот день шел дождь, вода стекала по окнам. Конечно, это было совсем не то, что учительница подразумевала под словом «искусство», но каким-то чудом ей удалось признать зонт в этом кривобоком водонепроницаемом предмете с открытым куполом. На самом деле это был настоящий кошмар - плод нескольких удачных открытий и череды бесчисленных ошибок. Но когда Джейн увидела свое произведение, то не смогла сдержать слез счастья.
        Кто может сказать, как мы выбираем любовь? После этой первой попытки Джейн нашла в шкафу два потрепанных зонтика и решила вдохнуть в них новую жизнь.
        Ткань натягивалась за счет спиц, которые скреплялись в центре, а затем, словно ветви, расходились как можно дальше друг от друга. Это делало куполообразный навес тугим и одновременно растянутым. Почему Джейн так нравился этот механизм? Кто знает. Джейн разобрала каждый зонт, который нашла, экспериментировала с водонепроницаемостью, собирала хрупкие каркасы, о которые тетушка потом спотыкалась и убирала куда-нибудь в дальний угол. Джейн стала лучше разбираться в мелких деталях, в цвете и форме. Сама того не замечая, она каждый день уделяла хоть немного времени изготовлению зонтиков.
        - Нет ничего плохого в непрактичной любви, - сказала как-то тетя Магнолия, когда Джейн извинилась за то, что тратит на свои зонтики столько времени.
        А потом начались занятия в колледже, и у нее не было времени ни на что, кроме учебы, похожей на восхождение по скользкому склону горы.
        - Дженни, милая, - иногда спрашивала тетушка. - Когда ты последний раз делала зонтик?
        Оценки Джейн улучшались, когда тетя Магнолия была рядом и помогала, но у нее было много поездок той осенью, и Джейн опять подзапустила биологию. А потом тетя Магнолия умерла и Джейн бросила учебу. Зонтики - единственное, что у нее осталось. Как будто можно сделать волшебный зонтик, способный вернуть тетушку Магнолию…
        Джейн сидит на полосатом диване в гостиной, сложив руки на животе. Джаспер валяется у ее ног.
        Джейн вспоминает, как Кристофер Робин и Винни-Пух отправились в море с зонтиком, чтобы спасти Пятачка от наводнения.
        Может, взять все свои зонтики, отнести к воде, перевернуть - и пустить в плаванье? Может, они забрали бы с собой всю пустоту и привезли что-то взамен.
        - Загрязнение океана, значит? - сказала бы тетя Магнолия. - И это твое грандиозное решение?
        Или:
        - Хватит валяться на диване, перестань жалеть себя и сделай что-нибудь полезное.
        «Хорошо-хорошо, тетя Магнолия, - думает Джейн. - Ради тебя я встану». С тяжелым вздохом она поднимается и осматривает комнату.
        Девушка застилает брезентом середину ковра - здесь предстоит делать самую тяжелую и грязную работу - и начинает вынимать сложенные в ящиках зонтики. Места маловато, поэтому одни она оставляет закрытыми, а другие прислоняет к углам, пока Джаспер внимательно следит за ее манипуляциями. Она вытащила все зонтики, до единого. Их просто негде было оставить, все свое имущество Джейн привезла с собой. Итак, у нее тридцать семь готовых зонтов, и некоторые из них не так уж плохи. Зонтики превратили комнату в любопытный пейзаж из красочных колючих холмиков.
        В столе со сдвижной крышкой Джейн обнаруживает маленькие наклейки: «Письма без ответа», «Письма для хранения», «Почтовые отправления», «Фотографии», «Адреса»… Снимает их одну за другой, переворачивает и делает собственные ярлыки: «Клей», «Никелевая серебристая проволока», «Крепежная проволока», «Штифты», «Метизы», «Латунные бегунки», «Петли», «Наконечники». Довольная собой, Джейн раскладывает вещи по соответствующим ящикам. Потом сваливает в кучу все стальные спицы и натягивает ткань над спинкой кресла и боковыми столами. Швейную машинку оставляет на полу и идет мыть руки в гигантскую ванную, отделанную золотом.
        Последнее, что Джейн достает из своих ящиков, - пять больших фотографий в рамках. Четыре из них сделаны тетей Магнолией, а еще одна - ее коллегой. Роскошная рыба - морской черт из Индонезии, - на спине у которой будто растет лес из черных нитей. Большие темные глаза кальмара Гумбольдта из Перу. Подводная фотография падающих лягушек в Белизе, их хватающиеся за воду лапки, в глазах тревога. Канадский белый медведь, только что вынырнувший и теперь счастливо отдыхающий на берегу.
        Эти фотографии потребовали недюжинного терпения и большого мастерства. Тетя Магнолия никогда не пугала животных, не преследовала их и не применяла никаких уловок. Просто ждала. Она была шпионом подводного мира, а там жизнь тихая и размеренная.
        Больше всего тетя любила морозные, полярные подводные пейзажи. Необычность, суровость, чувство изоляции. Она нацарапала карандашом под фотографией белого мишки: «Спой! За жизнь медведя!»
        Наконец, там была фотография самой тети Магнолии в Новой Зеландии. Тетя стояла на морском дне в подводной экипировке и касалась носа огромного южного кита, а тот смотрел на нее с молчаливым достоинством. Тетя Магнолия была очень воодушевлена поездкой в Новую Зеландию, где морская жизнь охраняется законом. «Это дает мне надежду на мир», - сказала она. Она была такой. Сохраняющей надежду. Считала, что это важно.
        Джейн снимает со стены несколько картин, чтобы освободить место для фотографий. Как только она вешает последнюю, раздается сигнал обогревателя. Тот словно напоминает: обрати на меня внимание. Печальный звук, но в то же время какой-то уютный. Джейн нравится, как выглядит ее комната. Может быть, за этим необычным приключением последует что-то хорошее и доброе?
        Сейчас она работает над зонтиком, который почти готов. Осталось только найти подходящий наконечник для крепления и ленту с кнопкой, чтоб закрывался. Это сине-фиолетовый зонт с красными спицами и ручкой. Навес в форме пагоды - нечто новое для Джейн, но она довольна результатом.
        - Честно говоря, ужасно, - говорит она Джасперу, открывая над ним зонт. - Эти цвета тебе совсем не идут. Красный не очень смотрится с твоим коричневым, - бурчит девушка себе под нос, пока собака прогуливается под навесом. - О боже. И правда кошмар.
        Кажется, Джаспер расстроен.
        - Дело не в тебе, Джаспер, - успокаивает его Джейн. - Есть оттенки красного, которые замечательно тебе подойдут. Сейчас.
        Она пробирается сквозь зонтики, чтобы найти сатиновый коричневый, с легким оттенком розового. Он даже не успел высохнуть.
        - Сиди лучше под этим. Прекрасно, - удовлетворенно заключила она. - Я могла бы сделать зонтик специально для тебя.
        Джейн тянется к телефону:
        - Можно тебя сфотографировать?
        Так она проводит почти весь день - фотографируя Джаспера под каждым зонтиком, который ему идет, заканчивая зонтик-пагоду и потихоньку задумываясь о следующей поделке.
        Джейн лежит на спине, на коврике посреди комнаты, думая о предметах, имеющих форму зонтика, - это помогает ей обрести вдохновение. Тут приходит Айви, чтобы позвать ее на ужин. Грибы, абажуры, медузы. Колокола? Глубокие миски. Тюльпаны. Стук в дверь наконец возвращает ее в реальный мир.
        - Войдите! - кричит Джейн.
        Вместе с девушкой в комнату врывается тепло и ярко-красные солнечные лучи, обрывавшие мысли Джейн о зонтиках. Каким мог бы быть зонт для Айви?
        Айви останавливается, с удивлением разглядывая комнату.
        - Черт возьми! - восклицает она. - Почему у тебя столько зонтов?
        - Я их делаю, - отвечает Джейн, продолжая лежать на ковре. - И не спрашивай меня зачем.
        - Может быть, потому, что они великолепны? - восхищается та, приближаясь к царству зонтиков, чтобы рассмотреть их поближе.
        Джейн садится, поправляет рубашку и осматривает комнату, пытаясь увидеть ее глазами Айви.
        А девушка присаживается, дотрагивается до продолговатого светло-голубого зонтика в форме птичьего яйца с непонятными коричневыми пятнами.
        Сделать его продолговатым оказалось невероятно сложной задачей, потому что спицы должны отличаться по длине и форме, когда он раскрыт, но в то же время идеально сохранять контур яйца в закрытом виде. В какое-то мгновенье Джейн от злости хотела сломать его о колено, но теперь рада, что удержалась. Этот зонт - одно из лучших ее творений.
        Айви мягко и аккуратно водит пальцем по зонту - так, что Джейн словно кожей ощущает ее прикосновение.
        - Скажешь мне, что это? - спрашивает Джейн.
        - Конечно, - кивает Айви, - птичье яйцо.
        Джейн счастлива.
        - Сейчас время обеда для членов семьи и гостей. Значит, и для тебя, - уточняет Айви.
        - Да-да, Капитан Полярные Штаны, - усмехается Айви, ведя Джейн вниз по коридору мимо белого медведя.
        - Он правда военный?
        - Я точно не помню, - задумывается девушка. - Но нам лучше притвориться, будто мы считаем его полярным исследователем, который отдал все свои открытия королеве.
        - Какой еще королеве?
        - Точно не мне, - хихикает Айви.
        Они спускаются в зал для гостей, а затем - в самое большое помещение, которое только можно себе представить в частном доме.
        - Что это? - тихо спрашивает Джейн, стараясь не завизжать от восторга. - Тронный зал?
        Айви издает короткий смешок и отвечает:
        - Это танцевальный зал. Но ты подала мне отличную идею: теперь нужно решить, какая комната будет для Октавиана его тронным залом. Наверное, библиотека.
        Джейн почти не слушает. Она осматривает огромное помещение с высокими потолками и полированными полами красного дерева.
        - Здесь, наверное, веселятся вовсю?
        - Ага, до упаду, - отвечает Айви. - Люди наряжаются, танцуют вальс и все такое.
        Девушки зашли еще в одну комнату - длинную, ярко освещенную. Там стоит стол человек на тридцать. В дальнем углу сидят четверо - двое мужчин и две женщины, - их голоса переплетаются. Киран здесь нет.
        - Ты будешь обедать с нами? - интересуется Джейн.
        - Нет, - ответила Айви. - Я обедаю на кухне.
        Кажется, она неправильно поняла вопрос, услышав в нем то, что Джейн и сама толком не могла сформулировать, поэтому Айви крепко сжимает руку Джейн и показывает на один из свободных стульев. Ехидно улыбнувшись, она подталкивает Джейн в открытую дверь, прямо к столу.
        Джейн присаживается. Похоже, ее появления никто не заметил. Она пытается уловить содержание разговора, сводившегося к обсуждению некой семьи, которую каждый из присутствующих знал лично.
        - Вы серьезно утверждаете, что они сделали что-то плохое со своими детьми? - спрашивает темнокожая женщина с лицом сердечком и короткими черными кудрями. В мочках ее ушей мерцают звезды. Может быть, они сделаны из настоящих крошечных бриллиантов? Женщина сидит рядом с Филиппом Окада, гермофобом с верхнего этажа. На лице толстый слой тонального крема, над глазами яркие тени для век.
        - Нет, я только говорю, что с ними явно что-то не так, - парирует другая дама, белокожая и румяная, с волосами цвета гречишного меда. На шее у нее сверкают две нитки жемчуга. Голос низкий, говорит с американским акцентом. - Люди бывают непредсказуемы, а страшные вещи многих сводят с ума. Откуда нам знать, что они сделали, так ведь?
        - Это такой медицинский термин? - подкалывает ее Филипп Окада. - «Сойти с ума»!
        - Филипп, - яростно осаживает его та. - Панзавекки - наши друзья. Однажды они бросили свою лабораторию и ограбили банк. Что заставило их это сделать?
        - Ну… - протягивает женщина с сережками-звездами. - Вы же слышали о страсти Джузеппе к азартным играм и его проблемах с мафией?
        - Хорошо, а кто-нибудь из вас знает, какие ставки делал Джузеппе на собачьих бегах? - спрашивает Жемчужное Ожерелье.
        - Люди не афишируют пристрастия, создающие проблемы, - парируют Звездные Сережки.
        - Мы ведь не могли знать, что творилось с Джузеппе на самом деле.
        - Зато мы знаем, какой он, - возражает Жемчужное Ожерелье. - Разве нет? Джузеппе обожает хвастать своими детьми. Вы слышали, как он рассказывает о Грейс и ее удивительной памяти? Эта восьмилетняя девочка как компьютер! Джузеппе просто умирает от гордости за нее. Да, возможно, у него была небольшая проблема с азартными играми, которую он скрывал ото всех. Но спутаться с сицилийской мафией, когда вся твоя жизнь - трое маленьких ребятишек? Почему мы должны верить этому? Только потому, что у него итальянское имя? Это оскорбительно.
        - У вас есть другие предположения? - спрашивают Звездные Сережки.
        - Нет, - отвечает Жемчужное Ожерелье, - но я исключаю то, что Панзавекки связаны с организованной преступностью. Может, что-то другое, о чем мы не догадывались? Может, они свихнулись оттого, что надышались в своей лаборатории какой-нибудь дряни.
        Дверь открывается от сильного толчка, и Джейн подскакивает от неожиданности. Миссис Вандерс в сопровождении Айви вносят уставленные чашами подносы. Айви смотрит на Джейн так, что девушка чувствует себя виноватой. Впрочем, Джейн даже не успевает понять, в чем именно. На столе появляется огромное блюдо жаркого, запеченные овощи, грушевый салат. Подавальщицы спешно удаляются через еще не успевшую закрыться дверь. Джейн с трудом пытается вникнуть в происходящее, ведь она знает о семье Панзавекки. Правда, в отличие от присутствующих, только из прессы.
        Этой новостью заголовки газет пестрели несколько дней, а то и неделю. Виктория и Джузеппе Панзавекки, чета микробиологов, дети богатых родителей из Нью-Йорка, покинули свою университетскую лабораторию на Манхэттене во время ланча и попытались ограбить банк. Они не были вооружены и, столкнувшись с сопротивлением неробкого кассира, бежали. Повернув за угол, они буквально растаяли в воздухе. Почти в это же время их дочь Грейс исчезла из своей частной школы, а сыновья, маленький Кристофер и младенец Лео, были похищены у няни в Центральном парке. Лео был нездоров: няня заметила на его коже подозрительные пятна как раз в момент похищения.
        Кроме того, пресса вовсю обсуждала, что Джузеппе получил от мафии предупреждение: мол, либо он рассчитается по своим игровым долгам, либо его семья исчезнет. Так и случилось.
        Значит, все эти люди за столом знают Панзавекки? Неужели все богачи Нью-Йорка знакомы? Абсурдная история в один момент оказывается вполне реальной. Как в глупом фильме про гангстеров. Но если эти люди знают Панзавекки, то Грейс и маленький Кристофер настоящие. Младенец Лео - настоящий ребенок. Их жизни внезапно изменились, безумно, в один день. Точно так же, как жизнь Джейн, когда ее родители погибли в авиакатастрофе. Она тоже была ребенком. Тогда ей позвонила тетушка Магнолия.
        Теперь Джейн понимает, что разговор о грабителях между Киран и миссис Вандерс по пути домой был шуткой о Панзавекки.
        - Вы все знаете Панзавекки? - громко спрашивает она и сразу тушуется, потому что теперь на нее смотрят четыре пары глаз. Джейн понимает, насколько наивно звучит ее вопрос.
        - Верно, - подтверждает Жемчужное Ожерелье, протягивая Джейн руку. - Я - Люси. Люси Сент-Джордж. Возлюбленная Рави, так сказать.
        - Я Дженни, - отвечает Джейн, неловко теребя руку Люси, и добавляет, сама не уверенная в своих словах: - Подруга Киран.
        - Я уже успел познакомиться с Дженни, - объявляет Филипп Окада присутствующим. - Наверху. Дженни, это - моя жена, Фиби.
        - Я - Колин, - поклонился Джейн четвертый сидящий за столом, протягивая длинную руку. - Парень Киран.
        Джейн представляла его каким-то скучным или фальшивым, вычурно богатым. Но он оказался худощавым молодым человеком с песочного цвета волосами, мягким взглядом и бледным лицом, усыпанным веснушками, которые делали его моложе и беззащитнее.
        Раздался цокот каблуков по деревянному полу, и в комнату вошла Киран.
        При виде этой знакомой, вечно недовольной физиономии у Джейн в груди потеплело.
        Извинившись, Киран присела на стул между Джейн и Люси.
        - Плохая телефонная связь. Дожди, сплошные дожди. О чем говорите? Дженни, ты со всеми познакомилась?
        - Мы были очень вежливы и представились, дорогая, - ответил Колин.
        Киран не смотрит на него. Кажется, ей нужно удостовериться, что Джейн ее слышит.
        - У тебя есть все, что нужно? - спрашивает она. - Все хорошо?
        - Да, отлично, - отвечает Джейн.
        - Как сама, Киран? - интересуется Фиби Окада. - Какие планы на ближайшие дни?
        - Это такой шифр, означающий: «Есть ли у тебя работа?» - ехидничает Киран.
        Фиби приподняла одну из своих идеальных бровей:
        - В смысле? У тебя есть работа?
        - Думаю, ты знаешь ответ на этот вопрос.
        - Разве ты не говоришь на многих языках, Киран? - спрашивает Филипп Окада. - Ты бы могла помогать Колину, когда он работает за границей. Колин, среди твоих покупателей ведь много иностранцев?
        Киран смотрит на солонку, которую держит в руке:
        - Вы хотите, чтобы я сопровождала своего парня в деловых поездках? Помощь в его работе должна стать целью всей моей жизни?
        - Я не совсем это имела в виду, - поясняет Фиби. - Просто интересное занятие.
        - Все вокруг лучше нас знают, что нам нужно, - ворчит Киран.
        Лицо жены Филиппа становится равнодушным. Тяжелый макияж напоминает маску. Джейн кажется, что если дотронуться до нее, то раздастся звук, похожий на стук града о стекло. Филипп на ее фоне выглядит куда сдержаннее. Чем агрессивнее становится Киран, тем более он спокоен. «Они все какие-то ненастоящие, - думает Джейн. - Все что-то из себя строят».
        - Киран начнет работать, как только найдет подходящее занятие. - Голос Колина тверд. - И будет блестяще со всем справляться.
        Киран не смотрит на Колина. Ее плечи остаются прямыми.
        - Кто-нибудь знает, когда приедет Рави? - спрашивает она.
        - Поздно вечером, - ответила Люси Сент-Джордж. - Он писал мне. У него был аукцион в Провиденсе, а потом он на своем велосипеде двинул в Хэмптонс. Сказал, его подвезут.
        - Кто, Патрик? - спросила Киран.
        - Думаю, да.
        Джейн удивляется, что Рави ехал из Провиденса в Хэмптонс на велосипеде. Это ведь не меньше ста миль.
        - Откуда ты, Дженни? - интересуется Фиби. - Кто твои родители?
        Джейн ошарашена:
        - Кто мои родители? Они мертвы. А ваши?
        - О, прости, - извиняется Фиби. - Мои родители управляют холодильной корпорацией в Портсмуте, на юге Англии. Ты выросла в детском доме?
        - А ты выросла в холодильнике?
        Киран издает сдавленный смешок. Джейн краснеет, удивляясь самой себе, однако Фиби с невозмутимым видом принимается за свой салат. Когда она роняет кусочек груши на стол, Филипп восклицает: «Ой», поднимает его пальцами и скармливает жене. Смотреть на это неловко. Не говоря уже о том, что это очень странно для гермофоба.
        - Меня воспитала сестра матери, - поясняет Джейн, обращаясь к Люси Сент-Джордж и Колину, которые казались ей более искренними. - Когда родители погибли, я была еще маленькой, так что совсем их не помню. Тетя преподавала морскую биологию в колледже, где училась Киран. А еще она была подводным фотографом и борцом за охрану природы.
        - Тетя ушла на пенсию? - спрашивает Колин.
        - Колин! - Киран начинает сердиться.
        - Что?
        - Ты навязчивый! Оставь ее в покое!
        - Прости, - извиняется Колин. - Я что-то не так сказал?
        - Все в порядке, - отвечает Джейн, смущенная защитой Киран. - Тетя погибла в декабре, в экспедиции в Антарктиду. Она собиралась фотографировать горбатых китов.
        - О. - Колин искренне огорчен. - Это ужасно. Мне жаль.
        - Я давала Дженни уроки литературного мастерства, - объясняет Киран, - когда она училась в старших классах, а я в колледже.
        - Господи! - восклицает Колин. - Да ты еще ребенок!
        «Если бы, - горько усмехается про себя Джейн. - Будь я ребенком, обедала бы сейчас с тетушкой, а не со всеми вами». По праздникам они ужинали в небольшом ресторанчике в городе. У тети Магнолии было красивое длинное пальто, темное, с переливающейся фиолетовой подкладкой, меняющей цвет от серебра к золоту в зависимости от освещения. Она часто оставляла его расстегнутым, зная, что Джейн любила наблюдать за этим таинственным блеском. В такие мгновения тетя походил на персонажей с собственных фотографий - например, на глубоководных кальмаров. Было в них что-то космическое.
        - Кто-нибудь разговаривал с моей матерью? - переводит разговор Киран.
        Джейн показалось странным, что она спрашивает об этом гостей. Мать Киран развелась с Октавианом Трэшем Четвертым уже давным-давно.
        - Ты имеешь в виду мать или мачеху? - уточняет Колин и поясняет специально для Джейн: - Шарлотту.
        - Конечно мою родную мать. А что, кто-то видел Шарлотту?
        - Конечно нет, милая! Я бы сказал, - отвечает Колин.
        Свадьба была недавно, и Шарлотта, новая жена Октавиана, живет в этом доме. Кстати, где она? Где Октавиан? Разве они не придут на обед? Джейн ощущает какое-то колебание у самых барабанных перепонок. Шепот? Кто-то за столом прошептал «Шарлотта»? Киран задумчиво потирает ухо, и Джейн делает то же самое, а затем замечает, что ее действия зеркальны движениям Киран. Джейн думает о том, можно ли считать это странным, но быстро забывает.
        - Моя мать тоже занимается наукой. - Киран резко оборачивается к Фиби. - Думаю, ты знаешь. Она физик-теоретик и могла бы рассказать тебе о Вселенной, по сравнению с которой мы ничтожно малы. А моя мачеха - дизайнер интерьеров. Этим она зарабатывала себе на жизнь до того, как выскочила за отца. Не забывай, в чьем доме находишься, когда ведешь себя так нахально с моими друзьями.
        За столом повисает неловкое молчание.
        - Киран, - раздается голос Колина. - Передай, пожалуйста, соль.
        Впервые с начала обеда Джейн видит, как встречаются взгляды Киран и Колина. По лицу Колина ясно, что он не собирается запугивать существо, и так уже угодившее в ловушку. Киран же злится и готова швырнуть в него солонку, но вместо этого спокойно передает ее. Джейн ощущает, как кто-то требовательно пинает ее по ноге, и остаток обеда проводит в молчании, украдкой подсовывая под стол самые лакомые кусочки для Джаспера.
        Ночью Джейн просыпается от какого-то звука, прервавшего сон о Лео Панзавекки. У малыша была лихорадка, он плачет. Его лицо покрыто красными рубцами и пузырями. Кажется, он умирает. «Глупый маленький Лео, - прошептала Джейн. - Это всего лишь ветрянка, она бывает у всех. Ты не собираешься умирать».
        Луна сегодня похожа на ломтик апельсина, ее свет пробивается через окно спальни. Гроза закончилась. Что ее разбудило? Дом издал звук, похожий на раздраженное ворчание, словно его вырвали из привычного покоя. Или это шумит что-то внутри Джейн? Трудно сказать. В Доме шумно, кто-то раздраженно ворчит, что его разбудили. Или этот шум исходил от самой Джейн?
        Сейчас только четверть четвертого, и это очень плохо, потому что, если Джейн просыпается, ей уже не уснуть. В детстве тетя Магнолия гладила племяннице волосы и предлагала представить, что ее легкие, словно медузы, медленно раскрываются, а затем сужаются, двигаясь в подводном пространстве. «Наше тело похоже на маленький океан», - говорила она. Джейн засыпала, пока тетушка гладила волосы. Она представляла себя тихим и необъятным океаном.
        Теперь Джейн спит с синей шерстяной шапкой тетушки, которую та всегда брала с собой, когда ездила в полярные экспедиции. Эта шапка помнила тетю Магнолию живой и здоровой. Она такая шершавая и упругая. Джейн нашла шапку среди прочих вещей, положила себе на лицо и стала дышать сквозь нее. Медузы - древние существа. Джейн тоже может притвориться древней и молчать.
        Нет, уснуть уже невозможно. Джейн натягивает пижамную курточку с логотипом «Доктора Кто». Интересно, чем живет этот дом в ночные часы? Любопытство оказывается сильнее предосторожности.
        Джейн выходит из комнаты, и ей кажется, что дом наполняется различными шумами. Невнятное бормотание, приглушенный, будто из-под воды, детский смех. В конце концов, большой и старый дом должен издавать странные звуки, поэтому Джейн не придает этому значения. Она даже не замечает, как съежилась, до боли стиснув зубы и не чувствуя собственного дыхания.
        Свет от датчиков движения освещает картины, одну за другой, пока Джейн идет к атриуму, - а затем гаснет. Она спотыкается о голову Капитана Полярные Штаны, про которого совсем забыла, тихо чертыхается и движется дальше.
        Ворчание дома сменяется доносящимися издалека сердитыми человеческими голосами. Во дворе кто-то спорит. Джейн чувствует дым курительной трубки и осторожно входит в арку с балюстрадами.
        Молодой человек в черной кожаной одежде и в мотоциклетном шлеме рассказывает что-то мужчине лет пятидесяти. На нем шелковый халат, в руке трубка. Вот почему Джейн почувствовала запах! Они совсем разные: у пожилого кожа светлая, у молодого - смуглая. Но Джейн сразу понимает, что перед ней отец и сын, уж слишком похожие эмоции написаны на их лицах. Джейн слышит их голоса. Это Октавиан Трэш Четвертый и Рави, брат-близнец Киран. Похоже, он все-таки не ездил сегодня на велосипеде от Провиденса до Хэмптонса.
        - Глупыш, - говорит Октавиан. - Конечно, я не продавал твою рыбу.
        - Зачем ты это делаешь? - в отчаянии кричит Рави. - Почему ты говоришь со мной как с ребенком?
        - А ты не веди себя как дитя, тогда и я не буду так с тобой разговаривать, - припечатывает Октавиан. - Поднял Патрика чуть свет, чтобы он забрал тебя, разбудил меня своими воплями, так еще и скульптура не на месте.
        - Прости, но я беспокоюсь о пропавшем Бранкузи. И не поднимал я Патрика, - объясняется Рави. - Он встречал меня, чтобы выпить на Большой земле, и, как обычно, опоздал. И тебя я не будил - ты все равно никогда ночью не спишь.
        - Не для того, чтобы встретить тебя здесь пьяного и выслушивать весь этот бред.
        - Я не пьян, - отчетливо проговаривает Рави. - Я просто хочу знать, почему рыбы Бранкузи нет в зале для приемов. Нет, не так: я хочу знать, почему тебе все равно, что она пропала?! Ты понимаешь, о чем я говорю? Один раз Айви уже использовала ее для создания подводного царства в своей спальне, и ты позволил ей оставить рыбу у себя на несколько недель, в окружении лохнесских чудовищ из лего.
        - Что-то такое припоминаю. - Октавиан уже порядком утомлен разговором.
        - Ради всего святого, отец, она же стоит миллионы. Это же твоя покупка! Где она, черт возьми?!
        - Я думаю, миссис Вандерс решила, что статуе будет лучше в другом месте, и перенесла, - объяснил Октавиан. - Или изучает ее. Удивительно, как ты и Ванни поддерживаете дух искусства в этом доме. Она заставила меня вернуть гобелен семнадцатого века какому-то старикашке из Форт-Лодердейла.
        - Конечно. - Рави раздражен. - Потому что этот гобелен был куплен твоим уважаемым дедушкой во время холокоста, а потом украден нацистами. И как у нее хватило смелости?!
        - Меня забавляет, что ты так злишься из-за этого, - усмехается Октавиан. - Я знаю, что ты замышляешь вместе со своей матерью. Как ты объяснишь происхождение тех произведений искусства, которые она тебе привозит?
        Рави стоит, скрестив руки на груди, и смотрит на отца без всякого выражения.
        - Это не повод сомневаться в Бранкузи, - отвечает он невозмутимо. - Мы с Ванни и так знаем, что это подлинник.
        - Но ты же не думаешь, что его могли украсть?
        - Я уже ничего не думаю. - Рави со вздохом проводит рукой по влажным волосам и отворачивается. - Видимо, тебе все-таки не наплевать. Раньше ты был нормальным человеком, который спал в нормальное время, вел обычные разговоры, любил искусство так же сильно, как я, - и тут вдруг с тобой что-то случилось.
        - Придержи язык, - резко обрывает его Октавиан.
        - Нравится тебе или нет, - говорит Рави, - но ты определенно что-то скрываешь. А я замерз и очень устал, так что пойду-ка спать.
        Рави направляется к одной из лестниц, ведущих наверх.
        Отец вынимает изо рта трубку:
        - Добро пожаловать домой, сынок.
        Рави замирает.
        - Как мама? - спрашивает он, не оборачиваясь.
        - У твоей матери, как всегда, все отлично, - отвечает Октавиан. - Что стряслось у Патрика, что он задержал тебя так допоздна? Опять душевные терзания? Или, может, сердечные?
        Рави смеется:
        - У него голова вечно чем-то забита, ты же знаешь. Как Киран?
        - Твоя сестра еще не соизволила нанести мне визит.
        - Нелегко тебе, наверное, приходится с вампирским образом жизни. А Шарлотта?
        Джейн начинает дрожать от потока холодного воздуха.
        - Твоя мачеха все еще отсутствует. - Октавиан невесело смотрит в сторону стеклянного потолка, и Джейн понимает, в кого пошла Киран со своим вздернутым носиком и широким лицом. Октавиан разворачивается и уходит сквозь северную арку в незнакомую Джейн часть Дома.
        Рави топает вверх по лестнице, и звук его шагов разносится гулким эхом. Кажется, Дом дышит одиночеством этих двух мужчин. Протяжное, глубокое дыхание.
        Джейн знает, что Рави живет неподалеку от нее, на третьем этаже, но он исчез в недрах Дома еще на втором. Интересно, подумала Джейн, вспоминая, что Люси Сент-Джордж именует себя, «так сказать, возлюбленной Рави». Что бы это значило?
        Она задумывается, куда двинуть дальше, когда возле нее вдруг появляется рычащий Джаспер.
        - Тише! - Джейн наклоняется, чтобы успокоить собаку.
        Пес подходит к парадной лестнице в приемный зал и начинает скулить. Кажется, он зовет ее за собой.
        - Тебе нужно на улицу, Джаспер? - шепчет она, шагая за бассетом.
        Свет больше не включается в ответ на движение. Наступает темнота. Джейн следует за длинной черной нисходящей тенью собаки, цепляясь за перила и жалея, что не запомнила расположение фонарей.
        Джаспер резко останавливается в пролете второго этажа, Джейн теряет равновесие, падает и с облегчением хватается за перила. Она прижимается к стене, но неугомонный Джаспер начинает бегать вокруг нее, то и дело бодая крупной головой. Джейн думает, что так они скоро перебудят весь Дом.
        - Джаспер, да что с тобой?
        Впереди Джейн смутно видит огромную, написанную маслом картину, которой недавно восхищалась: тот самый интерьер с зонтиком, сохнущим на клетчатом полу. Джаспер все еще тычется головой в ее колени.
        - Да хватит уже! - шепчет Джейн. - Совсем с ума сошел?
        Она спускается вниз по лестнице, когда позади нее вдруг раздается грохот. Девушка возвращается на несколько ступенек вверх, но неизвестный уже успел испариться.
        Джейн продолжает подниматься, недоумевая: может быть, он вернулся на третий этаж? Никого не встретив, она уже собирается идти к себе, как вдруг на противоположной стороне появляется неясная фигура, плавно скользит мимо арок и пропадает из виду.
        Рави? Или Октавиан? Кажется, больше похоже на Филиппа Окаду - гермофоба, мужа Фиби и любителя конверсов. Джейн слышит, как дверь распахивается, а затем закрывается; ей кажется, что звуки доносятся из крыла для слуг. Что за дела могут быть там у Филиппа Окада, да еще в четверть четвертого утра?
        Из любопытства Джейн обходит двор по периметру и бесшумно подкрадывается к крылу слуг. Филиппа здесь нет. Стоит кому-нибудь выйти из комнаты, и ее тотчас заметят - если только ей не удастся нырнуть в один из маленьких боковых коридоров. Затаив дыхание, она на цыпочках идет вперед, пытаясь не издавать лишних звуков.
        Ничего. Дверь за дверью, и за каждой - абсолютно ничего. Слуги по-прежнему спят. Она прислоняется ухом к двери Айви - там тоже тишина. Джейн вздыхает с таким облегчением, что ей становится стыдно за себя. «Я ее почти не знаю. Какая мне разница, что она там делает, с кем она. Мне ни к чему за ней шпионить. Что со мной происходит?» Джейн снова оказывается в главном коридоре, твердо намереваясь вернуться в свою кровать.
        Вдруг открывается дверь, из ведущего к ней маленького коридора падает свет. Джейн замирает, а затем прячется за соседний поворот, плотно прижимаясь к стене.
        - Тебе придется остаться здесь до самого конца, - говорит знакомый низкий голос. Джейн узнала Патрика Йеллана.
        - Даже не зная, где нахожусь? - сухо спрашивает Филипп Окада с явным английским акцентом. - Ничего хорошего.
        - Скажи спасибо и на этом, - отвечает Патрик. - Меньше знаешь - крепче спишь.
        - Да-да, - отвечает Филипп. - Кто ж не любит тайных праздников в комнате без окон?
        - Не все купились на твою легенду, - вклинивается третий голос - женский, грубый, тоже с английским акцентом. Это Фиби Окада.
        - Не беспокойтесь об этом. - У Патрика ровный, уверенный голос.
        - Не беспокоиться, когда речь идет о безопасности моего мужа? - Фиби повышает голос. - И не надейся, Патрик.
        - У нас все получится. - В голосе Патрика прорезается рычание.
        Звуки отдаляются. Джейн уже совсем не по себе, но она ничего не может с собой сделать. Девушка выходит из своего укрытия и направляется в коридор. Трое заговорщиков сейчас в дальнем его конце. Вот они проходят через большую деревянную дверь, ведущую к западным чердакам. Патрик впереди, за ним Фиби в бледно-зеленом шелковом халате. Филипп Окада в синем костюме шествует позади, неся на плече плюшевую белую сумку с оранжевыми утками. В его руке пистолет.
        Дверь за ними закрывается. Джейн разворачивается и бежит прочь, сердце выпрыгивает из груди. Она уже была там, видела их сверху через большие окна в восточном крыле. Теперь ей интересно, сможет ли она разглядеть западные чердаки сверху.
        Идя по атриуму, Джейн спотыкается о собаку и падает на пол, стараясь при этом не закричать и не раздавить Джаспера. Поднявшись, она пытается обойти или хотя бы отодвинуть пса, но тот снова принимается бодаться, загораживая проход.
        - Джаспер! Отойди! - Она случайно наступает собаке на лапу. Раздается визг.
        - Ой, прости! - шепчет Джейн. - Я случайно!
        Джаспер заходится в лае.
        - Джаспер! Медвежонок! - долетает откуда-то снизу. - Ты в порядке? Иди сюда, малыш.
        Это Рави, спускающийся со второго этажа.
        - Иди гавкай на кого-нибудь, кто не пытается спрятаться, - шепчет Джейн.
        В ответ Джаспер хватается за пижамную штанину и начинает тянуть ее на себя.
        - Эй! - возмущается Джейн, придерживая штаны. - Ты что, меня раздеваешь?
        - Да кто там, черт возьми? - кричит Рави. Он уже бежит вверх по лестнице. - И что ты делаешь с моей собакой?
        - Твоя драгоценная собака пытается растерзать мою пижаму, - отвечает Джейн, даже не оглядываясь. - Джаспер, немедленно прекрати! Или я больше не буду фотографировать тебя с зонтиками!
        - О черт, - вздыхает Рави. - Какая-то чудачка. Это мать тебя сюда притащила?
        - Нет, твоя сестра, - отвечает Джейн, - а собака у тебя с прибабахом.
        Джаспер, который наконец отпустил Джейн, гордо удаляется, что-то ворча на своем собачьем языке.
        - Может, и с прибабахом, но это моя собака, - возражает Рави.
        Повернувшись к Рави, Джейн видит, как удачно падает на него свет. Смотрится он эффектно. Высокий, мускулистый, с хмурыми бровями и живой мимикой. Ранняя проседь в черных волосах выдает в нем близнеца Киран.
        - Ты уверена, что это не мать тебя сюда привезла? - спросил Рави. - Ты очень похожа на ее очередную затею.
        - Спасибо, конечно, но я - своя собственная затея, - холодно отвечает Джейн.
        На его лице появляется легкая улыбка.
        - Рави, - представляется он. Он дрожит, словно в ознобе, но рука оказывается неожиданно теплой.
        - Дженни.
        Она решила не рассказывать, что видела Патрика и Филиппа с пистолетом. В конце концов, она понятия не имеет, что здесь происходит.
        Джейн, шагая в такт с Рави, идет по восточному коридору. На его лице усмешка. Он пытается поймать ее взгляд. В руке - мотоциклетный шлем. Пахнет влажной кожей.
        - Ты нигде не видела скульптуру рыбы? - внезапно спрашивает Рави. - Такую, вроде раздавленного боба на зеркальном пьедестале?
        - Не понимаю, о чем ты, - говорит в ответ Джейн.
        - Мне нравится твоя доктороктоманская пижама. Какой Доктор тебе больше нравится?
        - Спутники, - машинально отвечает девушка.
        - А мне больше по душе Десятый. Он молодой и привлекательный.
        - Десятому Доктору было девятьсот три года, - напоминает Джейн с видом знатока.
        - Да, но Десятый молод душой. Ты все серии смотрела?
        Прежде чем расстаться, Рави останавливается у необычной двери, которую Джейн еще не видела. Деревянная, в форме арки, с ковриком, на котором написано: «Добро пожаловать в мои миры». Еще на двери есть почтовый ящик и колокольчик. Джейн думает, что это, наверное, вход на восточную башню.
        - Кажется, я попала в сказку про Винни-Пуха, - улыбается девушка.
        Рави усмехается в ответ:
        - Это мои кумиры. Когда-нибудь где-нибудь я обязательно встречусь со Слонопотамом.
        Затем он достает из кармана прекрасный цветок настурции и опускает его в почтовый ящик.
        Они продолжают путь.
        - Доброй ночи. - Рави зевает.
        - Доброй ночи, - отвечает Джейн скорее Капитану Полярные Штаны, чем своему спутнику, который уже удалился.
        Ну вот, теперь и вовсе не до сна. Филипп с оружием. Патрик, брат Айви, постоянно говорящий Киран о том, что ему нужно ей в чем-то признаться, но при этом никогда ни в чем не признающийся. Айви, которая неожиданно замолкает в присутствии Филиппа и не отвечает даже на самые безобидные вопросы…
        Джейн находит на ворсистом желтом коврике у окна свободный от зонтиков уголок и укладывается на него. Ей нужно все обдумать. Луна уменьшается, поднимается выше, бледнеет и становится похожа на кусок яблока. Потом медленно исчезает из поля зрения. Небо усыпано звездами.
        Сколько бы Джейн ни прокручивала в голове услышанный разговор, он все равно не становится понятнее. Филипп идет куда-то, где может быть опасно. При этом он не знает, где он? Патрику и еще кому-то известна некая история, на которую никто не купился? Отлично. Но что же это за история?
        Фиби и Филипп притворялись на ужине. Джейн сразу это заметила, а теперь была полностью уверена. Делали вид, что обеспокоены отсутствием работы у Киран. Притворялись, что их волнует нечто, случившееся с Панзавекки. Лицемерили, что им жаль Джейн и ее тетушку.
        Может быть, история о Панзавекки и есть та самая, на которую купились все, кроме Люси Сент-Джордж? Но как Патрик и Окада связаны с ограблением банка, мафией и пропавшими людьми?
        И статуя Бранкузи пропала. Как же все это связано?
        А может, думает Джейн, я просто наивная дурочка и для богачей нормально ходить с пистолетами? Это же Америка. Здесь у каждого третьего есть оружие. Просто Джейн его никогда не видела.
        Стоп! Чета Окада - англичане. А британцы носят оружие?
        Патрик - прислуга. Почему тогда он отвечает за все, что здесь происходит? И если Патрик что-то затеял, то знает ли об этом Киран? А что насчет Айви? Это ее деланое безразличие…
        От этих мыслей Джейн становится грустно. Уж в ком в ком, а в Айви ей совсем не хочется разочаровываться.
        «Дыши, просто дыши, - сказала бы тетя Магнолия. - Сначала успокойся. Частички пазла соберутся в картинку, когда придет время. Но будь осторожна, моя дорогая».
        Как должен выглядеть зонтик-загадка? А если бы зонтик был оружием для самообороны? Металлический обруч, наконечники и спицы будут заточены. Крепкие пружины, чтобы зонт открывался быстро и резко, превращаясь в щит.
        - А цвета будут коричневыми и золотыми, в тон Джасперу, - бормочет Джейн, поднимаясь на ноги.
        Спустя час она уже за токарным станком, в защитных очках и тяжелом брезентовом фартуке. Вдруг раздается настойчивый стук в дверь. Джейн сдвигает очки на темные кудри.
        В дверях стоит Рави, на нем черные шелковые пижамные штаны. Больше на нем ничего нет. Невозможно не засмотреться.
        - Что ты творишь? - орет он, щурясь от света. - Ты знаешь, сколько сейчас времени? Ты вообще понимаешь, что я сплю через стенку? Видимо, моя мать пригласила тебя сюда из преисподней!
        - Кажется, ты одержим своей матерью, - хихикает Джейн. - Лечиться не пробовал?
        Рави со вздохом потирает лицо:
        - Если я скажу правду о своей матери, никто не поверит.
        - Мм. - Джейн в задумчивости. - Может, потому, что это твоя собственная, придуманная тобой правда?
        - Какого черта ты тут строишь?
        - Я делаю зонт, - важно заявляет Джейн.
        - Ты что, прикалываешься? - недоверчиво спрашивает Рави. - По-твоему, в этой комнате недостаточно зонтиков?
        - Я делаю зонтики, - сухо отвечает Джейн. - И… Это все, что я умею.
        Он устало шкрябает голову. Видимо, лег с мокрыми волосами и те высохли, пока он спал, потому что теперь его прическа выглядит крайне забавно: часть волос приглажена, а другая торчит вправо, будто указывает Джейн на что-то.
        - Знаешь, кажется, Патрик что-то говорил про тебя прошлой ночью, - говорит он.
        - Патрик много чего говорит, - парирует Джейн.
        Рави потирает нос.
        - Может, он только с тобой такой, - сказал он. - Мне он кажется тихим и сдержанным.
        - Он никогда… не признавался тебе в чем-нибудь?
        - Странный вопрос, - удивился Рави. - В чем он должен мне признаться? Разве вы не виделись с ним, например, вчера?
        - Да. Не важно.
        - И Киран о тебе упоминала.
        - Ух ты, да ты, видимо, все про меня знаешь! - восклицает Джейн с неожиданной для самой себя язвительностью.
        Рави - выпускник колледжа, богатый наследник династии Трэш, но рядом с ним она вовсе не чувствует себя ребенком. Он пробуждает в ней чувство вины, будто она собирается сделать что-то неразумное.
        - Ты меня не любишь, да? - усмехается он.
        - Я просто работаю, - буркает в ответ Джейн.
        - Ага. Над зонтами, в полшестого утра.
        - А ты меня отвлекаешь.
        Он с любопытством оглядывает комнату:
        - Ты правда сделала все эти зонтики?
        - Да.
        - Как?
        - Что значит «как»?
        - Ну, как ты делаешь зонтик? С чего начинаешь?
        - Я не знаю. - Этот вопрос ставит Джейн в тупик. - Есть несколько разных способов. Я не специалист.
        - Как ценителю искусства, - Рави не отступает, - мне любопытно.
        - Хорошо, - Джейн смущена, - можешь остаться и посмотреть, если хочешь.
        Рави со вздохом зевает, выходит из комнаты, но тут же возвращается и закутывается в одеяло с кровати Джейн. Через дебри циркулярных пил, готовых зонтиков и фрагментов их незавершенных собратьев он с трудом пробирается к полосатому дивану, который Джейн отодвинула к задней стене, и устраивается на нем. Следующие два часа он спит, время от времени просыпаясь от шума пилы и задавая весьма уместные вопросы по технологии изготовления зонтиков.
        - Как же держатся спицы, если ты его постоянно открываешь и закрываешь?
        Вдруг Рави хватается за голову:
        - Я не могу не думать о ребенке Панзавекки. О маленьком Лео, понимаешь?
        - Я вставляю небольшой кусок ткани между стыком и куполом зонта в качестве амортизатора, - отвечает Джейн, сосредоточившись на работе своих пальцев. - Это служит своего рода стопором.
        Он снова задремал: Джейн понимает это по выражению его лица, которое перестает быть задумчивым. Интересно, не ошиблась ли она насчет положения Патрика в Доме?
        - И да, - теперь Джейн разговаривает сама с собой и с Домом, стонущим у нее за спиной, - я тоже думаю об этом ребенке.
        Рави все еще спит на диване, а желудок Джейн уже напоминает о том, что неплохо бы позавтракать. Джейн не знает, когда в этом доме завтрак и вовсе не горит желанием столкнуться с кем-то вроде Патрика или Филиппа, поэтому решает отправить Киран эсэмэску с вопросом.
        Киран отвечает: «Скоро. Спускайся в приемный зал».
        Джейн закрывает Рави в комнате, чтобы переодеться. «Тетушка Магнолия, как ты думаешь, что мне надеть?»
        Джейн натягивает жатую красно-оранжевую рубашку с изображением худого морского дракона, черно-белые полосатые джинсы, делающие ее похожей на зебру, и массивные черные сапоги. Рукава закатывает повыше, чтобы ее медуза была хорошо видна.
        Теперь Джейн чувствует себя значительно увереннее и, сжав кулачки, двигается вниз, в приемный зал.
        Колин, Люси Сент-Джордж и Фиби Окада сидят в дальнем конце длинного стола, молча пьют кофе и едят вареные яйца и тосты. Джейн быстро пробирается на ближайшее свободное место, разглядывая Фиби, которая снова накрашена как на карнавал. Глаза подведены дымчато-серым, на губах темно-фиолетовая помада. Фиби смотрит на нее с агрессивным дружелюбием, Джейн тушуется и сосредотачивается на своей тарелке.
        Колин читает газету - настоящую бумажную газету! Интересно, каким образом в этот дом доставляют газеты? Спрятавшись за медовыми локонами, Люси погружена в книгу «Дом радости». Время от времени ее телефон начинает вибрировать, и она просматривает поступившее сообщение. Какие-то люди снуют туда-сюда по приемному залу, переговариваются друг с другом, приносят моющие средства, ведра, вазы, стремянку, регулярно что-то роняя. Праздник уже завтра. Джейн удивилась, что эта небольшая группа за столом и есть гости.
        - Кто ходит на эти вечеринки? - спрашивает Джейн. - Нью-йоркские богачи?
        - Ага, - мило улыбается Колин, не отрывая взгляда от газеты. - Но не только нью-йоркские. Еще с севера и юга Восточного побережья, и обязательно какой-нибудь иностранец.
        - Как же они сюда добираются?
        - Обычно на собственных катерах, хотя у Октавиана припасена парочка лодок, вдруг они понадобятся. Есть и сезонный персонал, как видишь.
        - Кстати, а где Октавиан? - спрашивает у Колина Фиби. У нее жесткий взгляд. - Мы его до сих пор не видели. Он же не может уехать в праздничные дни?
        - Думаю, где-то скрывается, - отвечает тот. - Рави сказал, он не в духе.
        - Ах, - фальшиво вздыхает Фиби. - Грустно, хотя и неудивительно. Наверное, это пропажа Шарлотты так на нем сказалась.
        - Шарлотта пропала? - поразилась Джейн.
        - Я думала, ты подруга Киран. - Фиби удивленно приподнимает бровь. - Она не говорила, что ее мачеха исчезла?
        - Обычно мы разговариваем на посторонние темы. - Джейн пытается держать оборону.
        - Киран довольно скрытная, - объясняет Колин, - даже с близкими. Шарлотта неожиданно исчезла около месяца назад. Она оставила загадочную записку для Октавиана, и больше о ней никто ничего не слышал.
        - Но куда она направилась? - интересуется Джейн. - Разве никто ее не искал?
        - Она не сообщила. - Колин пожимает плечами. - Октавиан нанял детективов, и все такое. Прошло несколько дней, и оказалось, что она действительно исчезла. Но ее не очень-то и искали - в биографии Шарлотты есть некоторые расхождения. Возможно, она была мошенницей.
        Джейн неприятно это слышать.
        - Как мошенницей? - бормочет она, ощущая комок в горле.
        - Аферисткой, - пояснил Колин.
        Джейн, потирая уши, пытается сопоставить услышанное с событиями прошлой ночи. Мачеха пропала, а Филипп отправляется в загадочное путешествие. Панзавекки исчезли. И скульптура тоже куда-то делась. Выходит, мошенник - один из членов семьи?
        - Как спалось? - внезапно спрашивает Джейн у Фиби, рассчитывая на то, что та поведает ей что-нибудь о ночных похождениях с пистолетом.
        - Плохо.
        На лице Фиби заметно беспокойство. Она уязвима, а макияж - просто камуфляж, чтобы казаться яркой и бодрствующей. На самом деле по Фиби видно, как она устала.
        - Я тоже плохо спала, - вмешивается Люси Сент-Джордж, выглядывая из-за своей книги. - Этот Дом меня разбудил. Я постоянно слышу, как он стонет и вздыхает, как будто ему одиноко здесь, на этом острове, вдали от своих собратьев.
        Да, думает Джейн. У кого-то еще осталось воображение.
        - Моя Люси всегда была поэтом, - замечает Колин.
        - Твоя Люси? - Джейн удивлена. - Я думала, что твоя - Киран.
        - О, у меня всех по одной, - улыбается он. - Киран - моя девушка, а Люси - кузина.
        - Ого! Значит, ты тоже Сент-Джордж?
        - Увы. - Колин разводит руками. - Я из бедного ирландского рода Маков.
        - О, Колин, - взмолилась Люси Сент-Джордж, - Пожалуйста, только не начинай свои истории о картофельном голоде[7 - Картофельный голод - катастрофический голод в Ирландии в 1845 -1849 годах, вызванный массовым неурожаем картофеля. Ирландия потеряла до четверти населения. Спасаясь от голода, многие ирландцы решились на эмиграцию в США, положив начало существующей до сих пор диаспоре.].
        - И почему же я не должен о нем говорить?
        - Потому что это низко, - заявляет Люси. - Ты учился в самых дорогих школах и университетах.
        - Мое образование оплачивал отец Люси, дядя Бакли, - с ухмылкой объясняет Колин специально для Джейн. - Он учил меня быть полезным.
        - Ой, перестань! - Люси закатывает глаза.
        - Понятно, - говорит Джейн. - И как, вы полезны?
        - Очень, - отвечает Колин. - Особенно для дяди Бакли. Он превосходный торговец произведениями искусства. Я нахожу товары на продажу и богатых людей, готовых их приобрести. В целом, мы с Рави коллеги.
        Джейн интересно, сколько нужно учиться, чтобы заниматься такой работой, если на это способен каждый, кто хоть немного соображает.
        - Думаю, мне тоже понадобится работа, связанная с искусством, - осторожно замечает она. - Когда-нибудь.
        - Серьезно? - Колин искренне удивлен. - Ты интересуешься искусством или дизайном?
        - Вроде того.
        - Ты художник?
        - Вроде того, - повторяет Джейн.
        - Ты могла бы сосредоточиться на каком-то практическом направлении, например в архитектуре, - советует Колин. - Ты когда-нибудь посещала уроки рисования? Надеюсь, ты думаешь о том, как выделиться среди остальных. Ты уже планировала что-то? У тебя есть какие-то уникальные увлечения или навыки? Что у тебя за конек?
        Джейн ошарашена этим потоком вопросов и не решается рассказывать про свои зонтики.
        - Я не настолько талантлива. - Девушка немного кривит душой.
        - Очень жаль. - Он переворачивает газетную страницу и меняет тему: - Никаких новостей о Панзавекки.
        - В Интернете тоже ничего, - подтверждает Люси. - Интересно, через мои связи можно что-нибудь узнать?
        - Связи?
        - Люси - частный художественный следователь, - отвечает Колин.
        - Это как?
        - Она частный детектив. - Колин улыбается. - Коллекционеры прибегают к ее услугам, чтобы найти свои украденные произведения искусства, когда полиция бессильна. Она очень хорошо справляется, представь себе. Слыхала про недавний скандал с Рубенсом?
        - О, Колин. - Люси абсолютно спокойна. - Думаешь, я хочу слушать за завтраком рассказы о собственных неудачах? Да и Джейн вряд ли это интересно.
        - Почему же? Очень интересно. - Джейн думает о пропавшей скульптуре Бранкузи и о том, может ли что-то прояснить новая информация.
        Люси с усталой снисходительностью глядит на Колина и возвращается к своей книге. Говорить о Рубенсе ей явно не хочется.
        - В фильмах, - Колин оборачивается к Джейн, - всегда есть богатый коллекционер, который хочет украсть «Мону Лизу» или что-то в этом роде. Так ведь?
        - Или картину Моне, - кивнула Джейн, - или Ван Гога, или «Давида» Микеланджело. Может, они даже крадут ради развлечения.
        - Именно, - соглашается тот. - Однако в реальной жизни умный, профессиональный вор обычно крадет менее известные работы не таких именитых мастеров. Желательно, чтобы о таком мастере никто не слышал и не знал, сколько в действительности стоит его картина: сорок тысяч долларов или сорок миллионов. Что-то, не имеющее хорошо задокументированного прошлого, чтобы эту вещь можно было снова вернуть на рынок, не вызвав подозрений, и снова продать тому, кто никогда не догадается, что покупает краденое.
        - Думаю, это логично.
        - Когда воруют знаменитый шедевр, - продолжает Колин, - например Ван Дейка или Вермеера, об этом буквально орут все первые полосы газет. Мало шансов найти коллекционера, который его купит. Обычно такие картины передаются от одного преступника к другому как залог в торговле наркотиками.
        - Правда? - удивилась Джейн.
        - Чистейшая.
        - Наркоторговцы интересуются искусством?
        - Их интересует альтернатива наличным деньгам, - объясняет Колин.
        - Не понимаю, что это значит.
        Колин улыбается. Джейн чувствует, что ему нравится этот разговор.
        - Отмывание денег - сложный бизнес, - говорит он. - Преступникам все труднее и труднее оперировать наличными. Произведение искусства - довольно ценный актив, а если оно украдено, то из новостей легко узнать, сколько оно стоит. Это очень удобно, если, например, у меня есть знаменитый украденный Рубенс, а ты желаешь обменять его на большую партию наркоты. Или если мне нужен кредит для ее покупки, а кредитор требует залога. Знаменитая картина - отличный залог.
        - Как думаешь, ты достаточно подробно все объяснил, Колин? - промурлыкала Люси, не отрывая носа от книги. - Может, хочешь взять Джейн в напарники?
        - Только после тебя, кузина. Это твой мир, а не мой.
        Он смотрит на Джейн, приподняв бровь, и заговорщицки шепчет:
        - Только никому не говори. Иногда Люси приходится окунаться в мир наркотиков.
        - По собственному желанию? - спрашивает Джейн, покосившись на Люси, которая с невозмутимым видом читает книгу и выглядит так, словно сидит в своем домашнем кресле, вяжет крючком и ест оладьи. К завтраку она снова надела серьги и ожерелье из жемчуга.
        - Так вот, - продолжает Колин, - часто, чтобы обнаружить шедевр, нужно кое-что сделать.
        - И ты это делаешь? - спрашивает Джейн у Люси. - А как они выглядят, эти наркодилеры? Во что одеты?
        - Колин. - Люси внимательно смотрит ему в глаза. - Давай-ка сегодня в нашей семье я буду занудой, которая скажет, что пора заткнуться.
        - Люси, - говорит Джейн, - выходит, что вчера за ужином ты не просто так сказала о том, что Панзавекки связаны с организованной преступностью. Ты что-то знала, да? Личный опыт?
        - Да, - отвечает за кузину Колин, сверкнув победным взглядом. - Люси знает, о чем говорит. Она встречала таких людей.
        - Колин! - В голосе Люси звучит сталь.
        - Я не вижу причин этому не верить, - вмешивается Фиби. - Если Люси выдает себя за наркоторговца, выполняя тайные указания, то почему Джузеппе не мог задолжать мафиози?
        - Действительно, - отвечает Люси с сарказмом. - Почему бы и нет?
        - Люси недавно удалось найти похищенного Рубенса, - хвастает Колин, - в Поконосе. Чтобы его перехватить, она засветилась с большой партией героина, а как только Рубенс оказался у нее, вызвала ФБР, и те арестовали преступников. Это была большая победа. Но потом какой-то случайный автомобильный вор остановил ее и спер картину до того, как она смогла передать ее ФБР. Очень обидно. После этого досадного случая Люси немного не в себе. Ты еще не познакомилась с Рави? - Колин резко меняет тему. - Ты должна ему понравиться.
        - Что? Почему это я должна понравиться Рави? - Джейн смущается, а потом хочет провалиться сквозь землю, потому что парень Люси сейчас спит, полураздетый, на ее диване.
        - О, он любит разнообразие! - восклицает Колин.
        - Разнообразие? - Люси уязвленно поджимает губки. Почему Колин так издевается над ней? - Уверена, Рави меня даже не заметит. Я для него никто.
        - Посмотрим, - усмехается Колин.
        Люси поднимается из-за стола, захлопывает книгу и, взяв телефон, уходит.
        - Зачем ты это сделал? - с укором говорит Джейн.
        - Сделал что? - удивляется Колин.
        - То, из-за твоя кузина теперь ревнует ко мне Рави!
        - О, это семейные неурядицы. - Колин благодушно улыбается. - Не парься.
        - Ладно, только не надо меня в это впутывать.
        - Хорошая девочка. - Фиби резко кивает головой в ее сторону. От удивления Джейн молчит, не найдя, что сказать.
        - Вижу, на меня здесь ополчились. - Колин улыбается. - Фиби, а где Филипп?
        - Филиппа вызвали ночью, - отвечает та. На лбу у нее прорезается тревожная морщинка.
        Теперь все внимание Джейн приковано к лицу Фиби.
        - Правда? И куда?
        - На работу, - отвечает женщина.
        - Как же он уехал отсюда? - не отстает Джейн.
        - Филипп знает, как управлять лодкой, а лодок у Трэшей хватает. Такое бывает, он же врач.
        - О. - Джейн представляет Филиппа Окаду в латексных перчатках.
        - Гермофобия наверняка усложняет ему работу, - добавляет она, пытаясь выудить информацию.
        Фиби явно удивлена.
        - Гермофобия, - словно эхо, повторила она.
        - Да, - кивает Джейн. - Филипп говорил о своей гермофобии.
        - Она появилась недавно, - быстро находится Фиби.
        - С каких это пор? - встревает в разговор Колин. - Я и не знал, что он страдает гермофобией.
        - С врачами бывает. - Фиби явно не нравится направление беседы. - Он не любит об этом говорить.
        - Что он за врач? - спрашивает Джейн.
        - Терапевт.
        - Понятно, - кивает Джейн. - Разве это не значит, что он врач общей практики?
        - Да. А что?
        - Нет, ничего. Мне просто жаль, что нет другого врача, который может заменить его, пока Филипп в отпуске. Я имею в виду, было бы понятно, если бы он был единственным врачом в мире, способным соединить чей-то головной мозг со спинным. А терапевтов ведь хватает…
        - Мой муж очень предан своим пациентам, - цедит Фиби сквозь зубы и тут же атакует: - Или ты принижаешь значение его работы?
        - О, Фиби, - примиряюще встревает Колин. - Уверен, Джейн вовсе не это имела в виду. Ты не голодна? Попробуй фрукты.
        - Прошу прощения, - раздался новый голос, легкий акцент которого Джейн никак не может определить.
        Все оборачиваются и с удивлением смотрят на темноволосого седеющего азиата, который застыл в дверях кухни с ведром в руках.
        - Простите, я все время забываю дорогу в приемный зал, - еще раз извинился он, прижимая ведро к груди. Джейн решает, что это кто-то из сезонных работников, нанятых для уборки перед торжеством.
        - Все верно, - кивает Колин, указывая на выход в другом конце комнаты. - Ступайте в бальный зал, затем вторая дверь слева.
        - Спасибо, - благодарит незнакомец и уходит.
        В этот момент кухонная дверь снова распахивается. Входит миссис Вандерс, быстро осматривает столовую и останавливает взгляд на Фиби.
        - Достаточно, - отвечает та на незаданный вопрос. - Я уже позавтракала.
        Она пересекает комнату, громко цокая каблуками, и направляется к той же двери, за которой только что скрылся уборщик. Миссис Вандерс задерживается в дверном проеме, теперь уже глядя на Джейн, и молча удаляется.
        Киран так и не пришла на завтрак. Колину не особо нравится Люси. Фиби лжет о своем муже, и, похоже, она намеренно последовала за уборщиком. И никто из этих людей не угощает Джаспера.
        Джейн закончила завтрак и направилась в сторону кухни. Нужно выяснить у миссис Вандерс, что означает ее взгляд?
        Увы - миссис Вандерс уже ушла.
        Зато мистер Вандерс сидит на огромной кухне, спиной к Джейн, и что-то бормочет про себя, склонившись над грудой чертежей. Обычные схемы, не то что детализированный план Айви.
        Патрик стоит у небольшой плиты с множеством конфорок, перед ним - куча яиц и кастрюля с кипящей водой. Он трет глаза и зевает. Они с Рави явно провели эту ночь вместе. Забавно, не так ли? А потом он до рассвета прогуливался по дому с семьей Окада. Очень подозрительно. Джейн обращает внимание на его челюсть, сильную и мужественную. Когда он задумчив, то чем-то напоминает кого-нибудь из героев сестер Бронте.
        - Ты был с Рави до четырех часов ночи, и это накануне Праздника! - ворчит мистер Вандерс. - А мы сбились с ног, пытаясь найти эту чертову вещь. Ты должен Коку, молодой человек.
        - Может, я просто принесу ему завтрак? - кисло говорит Патрик. Затем замечает стоящую в дверях девушку. - Дженни! Вы ищете Киран?
        Мистер Вандерс резко оборачивается, вскакивает со стула и смотрит на Джейн так же, как только что смотрела его жена. Только кожа у него чуть темнее и брови погуще. Джейн представляет, как эта пара испепеляющих взоров смотрелась на свадебной фотографии. Взгляд мистера Вандерса останавливается на наряде Джейн.
        - Вы одеваетесь в стиле вашей тети Магнолии, - неожиданно говорит он. - Только вам не хватает ее утонченности.
        Джейн в шоке:
        - Вы знали тетушку Магнолию??
        Он отмахивается.
        - Моя жена хочет сама вам все объяснить, - говорит мистер Вандерс. - Думаю, она сейчас у себя. Четвертая дверь справа. Она или там, или на третьем этаже, в восточном крыле. Занимается ежедневным осмотром всяких художественных штук. Или наблюдает за приходящими слугами - то есть где угодно в пределах Дома.
        - Очень информативно, - усмехается Джейн.
        - Гм. Твоя тетя не была такой язвой.
        Где-то вдалеке слышен шум, похожий на свист закипающего чайника. Шум заикается, колеблется, так что трудно сказать, откуда он исходит: вентиляционные отверстия в стенах? Горелки печи? В тот самый момент, когда Джейн кажется, что это плачущий ребенок, он превращается в дикий смех, от которого сводит зубы.
        - Да что же это?
        - Думаю, ребенок. - Мистер Вандерс пожимает плечами.
        - Здесь много детей?
        - Здесь много персонала, - отвечает он. - А у большинства людей есть дети.
        - Вчера я видела маленькую девочку, копающуюся в саду, - вспоминает Джейн.
        На мгновение мистер Вандерс замирает. Удивление исчезает с его лица так же быстро, как и появилось, так что Джейн не уверена, не показалось ли ей. Что может быть такого в вопросе о маленькой девочке в саду?
        Указывая рукой на выход, он говорит:
        - Поговорите с миссис Вандерс.
        - О господи! Надеюсь, хоть из нее собеседник поинтереснее, чем из всех остальных в этом доме, - бормочет Джейн, двигаясь к выходу и размышляя над тем, как странно действуют на нее все эти люди. Вандерсы, Рави, Фиби, Колин. Все они словно провоцируют ее на что-то злобное, но в то же время пробуждают в ней честность. Конечно, ей не очень уютно здесь, но может ли этот Дом сделать так, чтобы ей стало уютно самой с собой? Она чувствует себя так, будто встретилась наконец с кем-то после долгой разлуки. С тетей Магнолией?
        - Между прочим, - кричит Джейн на прощанье, - я сама дипломатичность.
        - Думаю, дипломаты здесь не в почете, - парирует Патрик, неожиданно оказавшийся позади нее. - Тут, скорее, штаб министров и шпионов.
        Несколько женщин украшают зал для приемов ветками сирени. Джейн несется вверх по ступеням, стараясь не вдыхать запаха цветов. Каждую весну ее студенческий городок наполнялся этим ароматом. Запах сирени до боли напоминает запах тетушки Магнолии.
        Она останавливается на втором этаже, наблюдая, как прислуга украшает средневековые рыцарские доспехи букетами нарциссов. Джаспер снова на противоположной стороне, под картиной с зонтиком, смотрит на Джейн и поскуливает. Решив почесать его за ухом, она ступает на мост, проходящий над залом, и вдруг слышит щелчок фотоаппарата.
        Джейн знает, кто это. Опираясь на перила, она поднимает голову и видит Айви, стоящую на мосту этажом выше, которая, облокотившись о перила, фотографирует зал. На долю секунды у Джейн мелькает предательская мыслишка притвориться, что она ничего не заметила, но потом нежелание обидеть девушку пересиливает.
        Айви опускает камеру, видит Джейн и улыбается, перегнувшись через перила:
        - Привет!
        - Привет, - осторожно отвечает Джейн. - Что делаешь?
        - Фотографирую.
        - Что?
        - Погоди, - говорит Айви и пропадает из виду.
        Через мгновенье она появляется рядом с Джейн. Теперь на ней темно-красный свитер и черные лосины. Айви снова пахнет хлором, а может, морским бризом. Она похожа на море. Красивая, безмятежная и полная секретов.
        - Что ты тут делаешь? - спрашивает Айви.
        - Ищу миссис Вандерс, - отвечает Джейн. - Зачем фотографировать зал для приемов?
        - Разве я не говорила? Я фотографирую произведения искусства. - Айви внезапно замолкает.
        Внутренний голос подсказывает Джейн, что ее новая подружка как-то замешана в эту загадочную историю.
        - Айви, - спрашивает Джейн с замиранием сердца. - Что это?
        - Ты о чем? - недоумевает та. - На, смотри.
        Она показывает камеру, прокручивая последнюю дюжину фото. На каждой фотографии есть что-то из коллекции Дома, но б?льшую часть снимков занимают работники, готовящие Дом к празднику. Вот женщины украшают его сиренью, а вот и тот самый мужчина с ведром, который заходил в столовую утром. Он есть на многих фотографиях, на переднем плане, закрывая собой картины.
        - Тяжело сфотографировать шедевры, когда в доме столько людей, - вздыхает Айви.
        - Да уж. А зачем ты фотографируешь все это?
        - Для миссис Вандерс, - невозмутимо поясняет Айви. - Она потом по этим фотографиям составит каталог.
        - Айви? - начала Джейн нерешительно. Она не знает, стоит ли спрашивать у девушки, что та фотографирует на самом деле - экспонаты или людей.
        - Да?
        - Не важно. - Джейн досадливо машет рукой. - Мне кажется, что некоторые люди в этом доме ведут себя очень странно.
        - Правда? Кто, например?
        «Например, ты, со своей напускной наивностью», - хочет ответить Джейн, но сдерживается. Интересно, что будет, если рассказать ей о Патрике и Филиппе?
        - Миссис Вандерс, например, - слукавила Джейн. - Она странно на меня смотрит.
        - Она на всех так смотрит, - успокоила ее Айви.
        - Да, конечно, - говорит Джейн с язвительной ноткой, которую ей не удается скрыть.
        - Я уверена, что все в порядке.
        Теперь уже Айви уставилась на нее, не скрывая удивления:
        - Дженни! Что случилось?
        - Эй, вы двое, доброе утро! - раздался задорный голос. Это Киран. - Дженни, ты позавтракала?
        - Ага.
        - Милая, как проходит утро? - спрашивает Киран у Айви.
        - Хорошо, - рассеянно отвечает та, продолжая с недоумением глядеть на Джейн.
        - Патрик вернулся. Кажется, он тебя ищет.
        - Правда? - Киран не выглядит заинтересованной.
        Она уже хотела спускаться, как наверху лестницы появляется Рави.
        Все слуги в зале поворачиваются к нему и приветственно улыбаются. Он уже успел умыться, побриться и теперь стоит босиком, облаченный во все черное, словно на сцене. Эти седые пряди делают его старше. Глядя на него, невозможно не улыбнуться.
        Киран оборачивается к нему с сияющим лицом. А Рави, увидев ее, весело сбегает по ступенькам, подпрыгивая на ходу и напевая ее имя. Он с такой силой сжимает Киран в объятиях, что Джейн начинает жалеть об отсутствии брата-близнеца.
        Рави бегло оглядывает зал.
        - Мне нравится твоя подруга, - говорит он Киран достаточно громко, чтобы Джейн услышала.
        - Веди себя прилично, Рави, - упрекает его сестра.
        - Эй, Айви-боб! - Рави, улыбаясь, подходит к Айви.
        - О, Рави! - радостно вопит Айви, улыбаясь во весь рот - Как твоя подружка?
        - Убеждена, что я - сексуальный магнит.
        Айви хихикает:
        - Только не забудь о моей магии! Это у нас шутка такая, - объясняет она Джейн. - Дурачимся, типа я ведьма.
        - Я думал, ты используешь ее только в благих целях, - говорит Рави.
        - Как пафосно! - Айви источает сарказм.
        - О боже! Тебя кто-то подкупил! Срочно спрячь свою книгу заклинаний!
        - Давайте соберем всех, кто есть в Доме, и проголосуем, кого из нас двоих легче подкупить?
        - Да всем давно известно, что поддержка большинства еще не гарантирует истинности, - шутливо вздыхает Рави.
        - Большинства? Тут было бы единогласно.
        - Тоже не аргумент.
        - Слушай, я просто хотела сказать, что Люси прекрасная девушка. Но не забывай о моей власти над тобой!
        - Конечно! Когда мои яички высохнут и отвалятся, я буду знать, кого в этом винить.
        - Господи! - встревает Киран. - Рави, пожалуйста, пощади мое воображение!
        - Пойдем навестим маму, - предлагает он в ответ. - Еще одна женщина, угрожающая моим яичкам. Давай позавтракаем и пойдем к ней?
        - Я не хочу ее видеть, у меня от нее голова кругом, - отказывается Киран.
        - Ты не можешь все время ее избегать. Как и отца. Ты ведь и от него после всего этого прячешься.
        - Ну, - ласково говорит Киран. - Тогда тебе должно льстить, что я не прячусь от тебя.
        - Я родился неотразимым, - самодовольно изрекает Рави. - Но не могу же я этим злоупотреблять.
        Он смотрит куда-то ниже того места, где на мосту стоят Айви и Джейн.
        - Эй! - окликает он кого-то, невидимого Джейн, целует сестру в щеку и исчезает в одной из дверей, ведущих в приемный зал.
        У человека, окликнутого Рави, потрясающе красивые плечи, которые Джейн узнала даже сверху. Патрик уходит вглубь зала, догоняя Киран. Джейн не видит выражения его лица, зато отлично видит лицо Киран. Джейн приятно находиться рядом с Киран, с ней она чувствует себя защищенной. Киран - как стена. Она всегда может постоять за себя, размышляет Джейн. А Патрик - лжец.
        Патрик останавливается перед Киран:
        - Привет, ты в порядке?
        - Да, - отвечает девушка, метнув быстрый взгляд в сторону Айви и Джейн, словно предупреждая Патрика. Патрик оборачивается.
        Джейн усердно делает вид, что смотрит в другую сторону и не замечает его. Но как только Патрик уводит взгляд, Джейн продолжает свою слежку.
        - Ну что, - спрашивает он у Киран. - Ты идешь на завтрак?
        - Ага.
        - Любимому привет! - поддевает ее Патрик.
        - Патрик, прекрати! - Киран, похоже, не склонна шутить.
        - Если бы я только мог тебя попросить… и ты бы пообещала выполнить мою просьбу… Я бы сказал: «Киран, завязывай с этим».
        - Здесь не место для этого разговора.
        - Хорошо, - сухо говорит Патрик и удаляется в восточное крыло.
        Пристально следя за ним, Киран сжимает кулаки. Маска с ее лица исчезает. Она бросается за ним - каблуки, как выстрелы, стучат по полу, напоминающему шахматную доску, - и пропадает из поля зрения.
        Джаспер, все еще околачивающийся на втором этаже, начинает прыгать и лаять на картину. Он похож на бешеного кенгуру.
        - Что происходит в этом доме? - спрашивает Джейн у Айви.
        - О чем ты?
        - Патрик и Киран что-то скрывают?
        - А-а… Типа того, - отвечает Айви. - Они любят друг друга, но это запутанная история. Кажется, сейчас у них большие разногласия.
        - Ты о том, что у Киран есть парень?
        - Да нет… - В ее голосе слышится неопределенность. - Скорее, это у Патрика проблемы.
        - Потому что он врет напропалую и вечно озирается по сторонам?
        Айви заметно нервничает. Она начинает без передышки тараторить, чтобы заполнить неловкую паузу:
        - Я думаю, Киран сейчас с Колином, потому что хочет двигаться дальше, а Колин может в этом помочь. Например, однажды, еще до того, как они начали встречаться, Октавиан ругал ее за столом: типа, она вечно грустная, угрюмая, еще и не работает. Колин посмотрел на Октавиана и сказал, что в этом нет ничего стыдного и что такое с каждым может случиться. Причем сказал так уверенно, что Октавиан просто закурил свою трубку и вышел.
        - Да уж. - Джейн пытается сосредоточиться на разговоре. - Я так понимаю, здесь мало кто общается с Октавианом?
        - Октавиан - очень строгий отец, - вздыхает Айви. - Колин придумал, как ставить его на место без лишней грубости, а Киран это никогда не удается.
        - А Рави и Люси? Давно они вместе?
        - Уже года два или три. Ссорятся, мирятся… Непонятно, насколько там все серьезно.
        - Рави не очень похож на серьезного человека.
        - Он всегда так себя ведет.
        - Всегда?
        - Вроде того, - отвечает Айви. - Но я не думаю, что он способен на обман. Рави - довольно приятный человек.
        - Разве он не слишком молод для Люси?
        - Да, - соглашается Айви, - ему двадцать два, а иногда кажется, что все еще двенадцать. А ей уже тридцать.
        - Рави нравятся девушки постарше?
        - Не только постарше. И не только девушки. Рави нравятся все. Паноптически.
        Джейн не знает значения слова «паноптически».
        - То есть «без исключения», - хихикает Айви.
        Джейн привлекают разные люди. Не важно, мужчина это или женщина, какая фигура, внешность, характер, - для нее не существует никаких эталонов, но есть отдельные качества, кажущиеся ей притягательными. Например, когда кто-то знает неизвестные ей длинные умные слова.
        - Что, прямо-таки все? Абсолютно?
        - Ну, он не педофил. И не любитель инцеста, - задумывается Айви. - А еще он знает, что если посмеет хотя бы приблизиться ко мне, то я его кастрирую. Но у него какое-то свое понимание того, кто привлекателен, а кто нет.
        - И ему нравится даже… миссис Вандерс, например?
        - Надеюсь, они воспринимают друг друга скорее как мать и сын, - хихикает Айви. - Даже думать об этом не хочу.
        - А твой брат?
        Айви задумчиво поджимает губы:
        - С Патриком главное - видеть разницу между желаниями и намерениями. Я имею в виду, что у Рави есть определенные принципы. Как бы там ни было, Рави не может рассматривать Патрика в этом ключе, потому что Патрик натурал. Но если бы даже это было не так, Рави не стал бы лезть к Патрику. Он уверен, что Киран и Патрик должны быть вместе.
        Джейн нужно все это переварить. У нее есть множество вопросов, которые она не может задать, потому что они прозвучали бы неуместно. Например, натуралка ли сама Айви. Или вот еще: почему с Айви так легко общаться, даже когда она специально включает свое второе, неискреннее Я?
        - Айви? - окликает ее Джейн.
        - Ох, ни фига себе! - Айви наконец заметила татуировку. - Это медуза? У тебя под рукавом?
        - Ага. - Джейн чувствует, как от смущения у нее начинают пылать щеки.
        - Дай глянуть?
        Джейн осторожно закатывает рукав по самое плечо. Появляется медуза - ее щупальца и золотое туловище.
        - Вот это да! - Айви в восторге. - Она классная! Ты сама придумала?
        Восхищение Айви заставляет Джейн еще сильнее грустить по поводу ее лжи. Интересно, почему так?
        - Медуза сделана по одной из фотографий моей тети. Тетушка Магнолия вырастила меня, а потом умерла. Может быть, ты слышала об этом. Она была подводным фотографом. А еще учила меня дышать под водой, как медуза.
        Это начинает выглядеть нелепо, но Айви все еще касается руки Джейн, а Джейн хочет, чтобы Айви изучила ее татуировку целиком, каждую ее линию.
        Пальцы Айви соскальзывают. Она хмурится.
        - Айви? - Джейн вопросительно смотрит на нее.
        - Айви! - раздается одновременно строгий низкий голос. Миссис Вандерс. - Где Рави?
        - Кажется, пошел завтракать. - Айви делает вид, что занята фотоаппаратом.
        - Он мне нужен, - говорит миссис Вандерс. - Я должна поставить его перед Вермеером.
        - Зачем? - спросила Айви. - Что-то не так с Вермеером?
        - Я просто хочу, чтобы он стоял перед ним, - отчеканила миссис Вандерс. - И я не вижу здесь повода для досужего любопытства. Займись лучше подготовкой к Празднику, у нас еще куча дел. Отправь Рави ко мне, но ничего ему не говори!
        - Ты… - говорит она Джейн, прищурив глаза. - Мне нужно тебе кое-что сказать.
        - Я вся - внимание, - отвечает Джейн. - Мы можем поговорить прямо сейчас?
        - Сейчас я занята. - Миссис Вандерс задумывается. - Найди меня позже и никому ничего не говори!
        Миссис Вандерс удаляется. Джейн вновь оборачивается к подруге:
        - Айви?
        - Да?
        - Я была на кухне, и мистер Вандерс сказал, что знал мою тетушку Магнолию.
        - Правда?
        - А ты, случайно, не знала ее?
        Айви не успевает ответить, поскольку сверху раздается грозный окрик миссис Вандерс:
        - Айви! Хватит стоять без дела! Найди Рави!
        Айви хватает Джейн за руку, за то место, где из туловища медузы начинают расти щупальца:
        - Поговори с миссис Вандерс. Пожалуйста. - Айви до боли сдавливает ее руку. Затем разворачивается и уходит, оставляя Джейн в недоумении.
        Тут в зал для приемов входит Рави. В одной руке у него тарелка с двумя тостами, в другой - миска с фруктами. Он берет кусок тоста, пробегает по западной лестнице и приближается к Джейн.
        - Ты завтракаешь на ходу? - устало интересуется она.
        - Я просто хотел еще раз поздороваться, - улыбается парень.
        - Рави. - Джейн слегка наклоняется к нему. - Разве ты не с Люси?
        - Когда как, - отвечает он. - В данный момент, - нет.
        - О. - Джейн смущена и в то же время обрадована. - Извини.
        - Отвечая на твой вопрос - да, здесь я почти все время ем на ходу.
        - Ну, значит, ты можешь идти дальше.
        Рави с усмешкой следует совету Джейн, умудрившись даже не задеть ее.
        - Вынужден тебя огорчить: утром меня ждет другая душа, - бросает он, удаляясь. - А ты веришь в существование параллельных реальностей? Или, как и моя сестра, отрицаешь космологию?
        - Ты о чем?
        - Пойдем, - зовет он.
        - Куда? - спрашивает Джейн, отчасти думая о миссис Вандерс, но больше озадаченная тем, что брат Киран оказывает ей слишком много внимания.
        - Ты знаешь, что такое космология, верно? - спросил Рави. - Изучение космоса? Не путаешь с косметологией? С макияжем и всяким таким?
        - Строишь из себя осла из мультика, - говорит Джейн и добавляет: - Не обижайся, Иа.
        Рави усмехается:
        - Ну, как хочешь, - и уходит.
        Джейн наблюдает, как грациозно он спускается по лестнице. Ах да: его ищет миссис Вандерс!
        - Эй, - окликает она Рави. Но тут в комнату неожиданно вбегает ребенок, чуть не оттоптав Джейн ноги. Похоже, Дом постепенно превращается в Центральный вокзал.
        Джейн уже видела эту девочку: это она вчера копалась в саду во время дождя. Вот ребенок подходит к столу, что-то прижимая к груди, отодвигает лиловые цветы и скрывается из виду. Сквозь ветви сирени Джейн не может разглядеть, что она делает.
        Кажется, девочка хочет спрятаться. Она вновь пробегает мимо, направляясь теперь в венецианский дворик, поднимает глаза на Джейн и на долю секунды задерживает взгляд. Это кажется невероятным, но девочка удивительно похожа на Грейс, старшую дочь семьи Панзавекки, которую Джейн видела по телевизору. Ту, которая исчезла из школы в тот день, когда ее родители грабили банк. Девочка с феноменальной памятью.
        Все разошлись. Рави, миссис Вандерс, Киран, Айви. Девочка исчезла только что. Один Джаспер прыгает и кружится, то и дело повизгивая. Цветы и ветки сирени падают на шахматный пол, напоминая ягоды в мороженом.
        Дом словно замер. Вдруг слышится стук каблуков, и в зал входит Киран.
        Она поднимает одну из веток сирени, стряхивает с нее воду и со злостью отбрасывает. Она обхватывает себя руками, прижимая подбородок к ключице. Киран не видит, что за ней наблюдают. Джейн чувствует себя неловко - надо же было оказаться здесь именно в тот момент, когда Киран, очевидно, хочет спрятаться ото всех и остаться наедине со своей болью. Джейн понимает это, но уже не может остановиться - она хочет помочь.
        - Киран!
        Киран делает вид, будто ничего необычного не происходит:
        - О, Дженни, привет!
        - Ты в порядке?
        - Почему меня все об этом спрашивают? Разве похоже, что я не в порядке?
        - Ну… ты выглядишь несколько расстроенной.
        - Расстроенной? У меня все прекрасно! - восклицает Киран. - И я не для того сюда приехала, чтобы выслушивать ваши бесконечные «ты в порядке»!
        - Патрик уже во всем тебе признался?
        Лицо Киран вспыхивает от ярости.
        - Нет, я забыла его спросить. Спасибо, что напомнила.
        - Что ты об этом думаешь?
        - Ничего. Мне все равно.
        «Сиреневые» дамы возвращаются в зал с еще большим количеством пустых ваз. Киран поворачивается к ним спиной, пряча лицо.
        - Тебе никогда не казалось, что ты живешь не своей жизнью? - неожиданно спрашивает она. - Одной из ошибочных ее версий?
        Джейн озадачена. После смерти тети Магнолии ей и правда кажется, что жизнь пошла не в том направлении.
        - Да, - соглашается она.
        - Говорят, все, что с нами происходит, - это следствие нашего выбора, - продолжает Киран. - Но это ведь несправедливо! Б?льшую часть времени мы даже не понимаем, что наш выбор может быть настолько важным.
        - Так и есть, - соглашается Джейн. - Мои родители погибли в авиакатастрофе, когда мне был всего год. Они сидели в правом крыле самолета; среди тех, кто там оказался, выживших почти не было. А те, чьи места были в левом крыле, почти все уцелели. Мои родители выбрали места случайно, без всякой причины.
        Киран кивнула:
        - Октавиан собирался на аукцион в Вегасе, но его рейс отложили. Он задержался, пропустил завтрак, поймал такси и попросил таксиста найти ресторан в пустыне, где подают «Кровавую Мэри» и яйца и чтоб вокруг были цветущие кактусы. Таксист не выполнил его просьбу, а отвез его в Белладжио, где отец потерялся, пытаясь найти ресторан, и наткнулся на даму, которая делала эскизы макета для казино. Он спросил, не планирует ли она его ограбить. Дама сказала, что ее зовут Шарлотта и что она дизайнер интерьеров, проектирует этаж казино. Теперь она моя мачеха. Неужели это совпадение?
        - С другой стороны, - рассуждает Джейн, - они же сами решили пожениться. Некоторые вещи происходят без нашего участия.
        - Правильно, - говорит Киран. - Продолжай, скажи, что я сама решила быть безработной и бесполезной.
        - Киран, - возражает Джейн, вспоминая слова, сказанные Колином Октавиану. - Ты не бесполезная. Просто еще не нашла своего места в жизни. Так что добро пожаловать в мой мир, у меня тоже нет своего пути. А я ищу его дольше, чем ты.
        - Ты просто подавлена, - замечает Киран. - Ты огорчена.
        У Киран удивительная способность находить слова, которые дают надежду на лучшее, будто озаряя темные закоулки твоей заблудшей души. Да, мне грустно. Такое чувство, будто всю душу пропустили через мясорубку.
        - Давай пройдемся, - говорит Киран. - Расскажу тебе тайну Шарлотты.
        Ветер, гуляющий по трубам, что-то шепчет, но Джейн не может разобрать его послания. Шарлотта.
        Джейн напрягает слух. Да, она хочет узнать о Шарлотте.
        А еще ей надо поговорить с миссис Вандерс о тете Магнолии. Хотя к чему торопиться? Даже если окажется, что они были лучшими подругами (в чем Джейн сильно сомневается), это в любом случае не вернет тетю. А скорее всего, ей предстоит услышать очередную ложь и снова разочароваться.
        Может быть, Джейн надо выяснить, кто эта девочка, которая так неожиданно появляется и исчезает? Вдруг это и есть Грейс Панзавекки? А разговор Окада и Патрика, а пистолет? Слишком много загадок.
        Несомненно, какая-то часть ее души хочет следовать за Рави, куда бы он ни пошел. Действительно, куда бы он ни пошел! Рави заставляет Джейн чувствовать, что ее затянувшийся сон наконец-то заканчивается и она вот-вот проснется.
        И что, черт возьми, происходит с собакой? Джаспер сидит на втором этаже, поскуливает и смотрит на Джейн со всей своей собачьей печалью.
        Откуда-то из глубины Дома раздается звон колокола. Он звенит совсем далеко, на пороге слышимости. Звук чистый и приятный, как чуть слышная мелодия ветра. «Выбирай… Выбирай», - слышится Джейн в его бое.
        Миссис Вандерс, маленькая девочка, Киран, Рави или Джаспер?
        Левая сторона самолета или правая.
        Тетя Магнолия?
        Джейн в раздумьях.
        Куда мне пойти?
        Пропавший шедевр
        Джейн принимает решение.
        - Знаешь, Киран, - говорит она. - Сначала я должна поговорить с миссис Вандерс. Кажется, она знала мою тетю. Увидимся позже, хорошо?
        - Ладно, - пожимает плечами Киран. Она выглядит разочарованной. - Напиши мне.
        Девушка бредет прочь.
        - Обязательно!
        Когда Джейн достигает облюбованного Джаспером лестничного проема, пес подскакивает, начинает кружиться, а затем, как обычно, упирается в ее ноги. Она пробирается мимо:
        - Боже, Джаспер! Пойдем со мной?
        Она приглашающе оборачивается, но пес уже куда-то исчез.
        Миссис Вандерс обнаруживается на втором этаже, в конце восточного коридора. Она внимательно изучает какую-то картину, стоя на одной ноге. Левая босая ступня упирается в бедро правой ноги, а руки молитвенно сложены возле груди. Кажется, это какая-то поза йоги.
        - Здравствуйте, миссис Вандерс, - приветствует Джейн.
        - Ты, - констатирует миссис Вандерс, не глядя на нее и не шевелясь. К ее черным штанам сзади прикреплена рация.
        - Да. Я слышала, вы знали мою тетю.
        - Ты не Рави, - отмечает экономка.
        - Увы. Рави пошел кого-то навестить. Кажется, свою мать. Она ведь здесь?
        Миссис Вандерс пренебрежительно хмыкает.
        - Ты проводишь слишком много времени с Айви, - сказала она. - Что вы затеваете?
        - Так вы не знали тетю? - Джейн чувствует раздражение. - Я зря теряю время?
        - Мой вопрос об Айви имеет прямое отношение к твоему вопросу о тете.
        - Как такое может быть? Они знали друг друга?
        - Ты много путешествуешь? - Миссис Вандерс снова отвечает вопросом на вопрос.
        - Нет! А вы что, вместе путешествовали?
        - У нас есть фотография, сделанная твоей тетей в одном из путешествий, - говорит миссис Вандерс. - Маленькая желтая рыбка, выглядывающая из пасти огромной рыбы. Твоя тетя умела… замечать то, что скрыто от других глаз.
        - О! - Джейн поражена. Одна из тетиных фотографий? Здесь? Ее распирает от гордости. Как здорово, что одна из работ тети Магнолии нашла свое пристанище в творческом беспорядке этого дома.
        - Значит, вот откуда вы были знакомы? Вы купили у нее снимок?
        - Да, - коротко вздыхает миссис Вандерс.
        - Понятно… - Джейн чувствует, что в этом есть какой-то смысл. Если не считать некоторых нестыковок. - А при чем здесь Айви?
        - Я просто поинтересовалась, как много она успела тебе выболтать.
        - Но какое это имеет значение? Разве фотография - секрет?
        - Конечно нет. Она висит в западном крыле. - Миссис Вандерс машет рукой и наконец выходит из своей одноногой позы и близко-близко наклоняется к картине.
        - Она была здесь? - не успокаивается Джейн. - Моя тетя? Вы ее знали?
        - Мы общались по поводу фотографии, - отвечает миссис Вандерс.
        - Лично? Мистер Вандерс знает. Например, как она одевалась.
        - Вот черт! - говорит женщина. Ее нос всего в дюйме от полотна.
        - Что?
        - Прости. Как ты считаешь, с этой картиной все в порядке?
        Джейн, которой сейчас было совсем не до искусства, бросает на картину нетерпеливый взгляд. Небольшой, очень милый жанровый портрет: женщина, пишущая за столом. Позади женщины на шахматном полу сидит лягушка, на пыльную синюю кожу которой падают солнечные лучи, пробивающиеся через окно. На морде у лягушки застыло загадочное выражение. Женщина полностью поглощена своим занятием.
        - В каком смысле? - удивляется Джейн.
        - Она выглядит так, как должна?
        - Я понятия не имею, как должна выглядеть эта картина.
        - Это Вермеер. «Женщина с жемчужной сережкой». А это - «Женщина с лягушкой пишет письмо».
        - Я знаю Яна Вермеера. Он знаменитый и все такое. Но как узнать, все ли в порядке с картиной? Я никогда ее раньше не видела.
        - Хорошо. Что скажешь о свете?
        Джейн снова глядит на картину. Чередование светлых и темных фрагментов создает впечатление, что ее освещает настоящий солнечный свет.
        - Сияющий?.. - робко предполагает она.
        - Гм. - Миссис Вандерс явно не удовлетворена. - Говорю тебе, с ней что-то не так. Дама кажется не такой светлой, как обычно.
        - Хотите сказать, кто-то переделал картину?
        - Переделал… или подделал.
        - Подделал! Серьезно?!
        - Либо заменил на другую авторскую копию. - Миссис Вандерс становится все мрачнее.
        Джейн начинает подозревать, что физическое равновесие женщины обратно пропорционально психическому.
        - Сколько стоит эта картина? - спрашивает она.
        - Работы Вермеера сейчас редкость, они почти никогда не меняют владельцев. На аукционе за его полотно можно получить не меньше ста миллионов долларов.
        - Какой кошмар! - Джейн потрясена. Как странно, что картина может быть дороже целого дома, в котором она висит. Это как деревянная коробочка, внутри которой лежит кольцо с бриллиантом, или корабль, а на нем - тетя Магнолия.
        - Послушайте, я понимаю, это очень важно. Но вам лучше поговорить об этом с Рави или с Люси Сент-Джордж, а не со мной. Вы можете рассказать чуть больше о моей тете?
        В это мгновение в верхней части зала появляется Рави, направляющийся к ним с надкушенным тостом в руке.
        - Я прошу тебя, не говори ничего Рави, - шепчет миссис Вандерс.
        - Почему?
        - Я хочу сама с этим разобраться.
        В другой руке Рави несет картину в рамке. На картине - сидящие на водяных лилиях лягушки. Явный импрессионизм, Моне или кто-то, работавший в его манере. Когда Рави приближается, Джейн замечает в лягушках нечто необычное - их умные, но какие-то мертвые глаза. А лилии словно парят в воздухе над картиной. Очень необычно.
        - Есть минутка, Ванни? - весело спрашивает Рави. - Я кое-что принес.
        Миссис Вандерс бросает на холст полный отвращения взгляд:
        - Господи, Рави! Только не говори, что собираешься просить меня найти покупателя на ЭТО.
        - Ну пожалуйста, Ванни! - канючит Рави.
        - Ты испытываешь мое терпение. Ты и твоя мать.
        - Конечно, конечно… Но ты ведь знаешь всех узких коллекционеров!
        - Я подумаю об этом, - говорит миссис Вандерс и со значением добавляет: - Пока мы стоим здесь, перед Вермеером.
        - Хорошо, - кивает Рави, безмятежно разглядывая картину на стене. - Она всегда была моей любимой.
        - Точно, - соглашается миссис Вандерс. - Такая сияющая, правда?
        Женщина внезапно замолкает.
        Джейн переводит взгляд с миссис Вандерс на Рави и все еще ждет, что женщина спросит у него о странностях в картине Вермеера.
        - Не понимаю… - начинает Джейн.
        - Не лезь не в свое дело! - резко обрывает ее миссис Вандерс. - Всему свое время.
        Внутри Джейн что-то щелкает.
        - Значит, непонятки с Вермеером вас на самом деле не волнуют? Это только предлог, чтобы сменить тему и не говорить о моей тете Магнолии?
        - Что-то не так? - Рави выглядит удивленным. - О чем ты?
        - Она думает, что дама слишком бледна.
        Под яростным взглядом миссис Вандерс Джейн воинственно продолжает:
        - Она употребила слово «подделали».
        Рави замирает:
        - Подделали?! - Он выглядит одновременно удивленным и возмущенным.
        - Я не хотела тебя беспокоить, Рави, - оправдывается миссис Вандерс. - Да еще перед Праздником. Уверена, это ложная тревога.
        Рави поднимает руки и снимает картину.
        - Отвертку. - В его голосе слышится с трудом сдерживаемая паника.
        - Ты же понимаешь, что я не ношу с собой отвертки.
        - Я ношу, - неожиданно говорит Джейн и достает из кармана складной ножик, лежащий рядом с телефоном.
        В ножике есть крошечная выдвижная отвертка. Джейн вытаскивает ее и протягивает Рави.
        Мгновение спустя тот уже сидит на полу и сосредоточенно разбирает раму. Очень аккуратно вынимает холст и поворачивает к свету. Затем осторожно подносит кончик пальца к лицу пишущей женщины, почти касаясь ее глаза. Безмолвно ставит холст на пол и закрывает лицо руками.
        - Значит, я была права, - печально вздыхает миссис Вандерс.
        - Где Люси? - безжизненным голосом спрашивает Рави.
        - Сейчас. Джейн, ты сможешь ее найти?
        - Не вопрос, - отвечает девушка, но тут же откуда ни возьмись появляется Люси собственной персоной, направляющаяся в их сторону. Увидев сидящего рядом с картиной Рави, она делает озадаченное лицо и прибавляет шаг.
        - Рави, зачем ты достал картину из рамки?
        - Это подделка. - Рави запускает пальцы в свои седоватые волосы.
        - Что?! - воскликнула Люси. - Это же невозможно!
        По щеке Рави сбегает слезинка, за ней вторая. Это так дико для Джейн - стоять возле взрослого и очень богатого мужчины, на коленях рыдающего о пропаже бесценной картины.
        - Это идеальная подделка, - говорит он. - Идеальная, кроме следа булавочного укола в глазу женщины - его нет. Этот след - наша семейная тайна. Мы никому о нем не рассказывали.
        - Что? Дай-ка мне эту штуку. - Люси бережно берет у Рави картину. - О чем ты вообще?
        - Вермеер воткнул в холст булавку. Он прикрепил к ней струну, чтобы лучше почувствовать перспективу. Вот почему изображение так хорошо сбалансировано. Миссис Вандерс обнаружила это несколько лет назад.
        Люси пристально смотрит на Рави.
        - Вы знали, как работал Ян Вермеер? - возмущается она. - И никогда не делились этим с художественным сообществом? Когда мы так мало знаем о его методах!
        - У кого-то наш Вермеер, Люси!!! - в исступлении орет Рави. - И мне плевать, как он рисовал, пусть хоть засунув кисть себе в задницу!
        - Невероятно! - восклицает Люси, вглядываясь в картину. - Это великолепная подделка!
        - Даже кракелюры[8 - Кракелюры - микротрещины на поверхности красочного слоя.] выглядят натурально, - мрачно говорит миссис Вандерс.
        - Во всяком случае, при беглом взгляде, - кивает Рави. - А края?
        Он протягивает руку и забирает полотно.
        - Даже края совпадают! Кто-то достал картину из рамки и сфотографировал!
        - Плохо, что это произошло именно сейчас, за день до Праздника, - говорит Люси. - Из-за всей этой суеты круг подозреваемых только расширяется.
        - Ну, преступник явно не из семьи Трэшей, - отвечает Рави. - И не из Йелланов, и не из Вандерсов. Все мы знали о булавочном следе.
        - Если не рассматривать вариант, что отметина не была сделана специально, именно для того, чтобы отвести подозрения от Трэшей, Йелланов и Вандерсов.
        - Я знаю, что это не так, - упрямо возражает Рави.
        - Ладно, Рави, - перебивает его Люси с внезапным нетерпением. - Я обязательно учту все эти доводы в ходе расследования. Честно говоря, все еще не могу поверить. Вы точно уверены, что это подделка?
        В ответ Рави громко шмыгает носом, затем поднимает ножик и возвращает Джейн.
        - Где Киран? - спрашивает он. - Кто-нибудь ее видел?
        - Она в зимнем саду, - говорит Люси. - Играет в карты с Фиби и Колином.
        Рави поднимается, оставляя фальшивку вместе с рамкой лежать на полу. Причудливого Моне он прислонил к стене.
        - Я должен ей сообщить. - Рави бросается к служебной лестнице, хлопнув дверью. После секундного молчания Джейн бормочет:
        - Ну и ну…
        Люси, сузив глаза, испытующе смотрит на миссис Вандерс, затем переводит колючий взгляд на Джейн. Сейчас Джейн запросто может представить, как она ради бесценного шедевра водит за нос банду наркоторговцев. Конечно, это ее работа, но, право слово, сущий абсурд - предполагать, что она может иметь какое-то отношение к краже.
        И в то же время Джейн отлично понимает Люси: она сама уже успела переменить первое впечатление о собравшихся в Доме. До тех пор пока она не обдумает все возможные варианты, ей тоже не стоит никому доверять. А поскольку все это относится и к Люси, и к миссис Вандерс, Джейн машет рукой и спешно удаляется в свою обитель.
        Джаспер ждет ее у двери. Стоит Джейн открыть дверь, пес моментально ныряет под кровать. Вскоре оттуда уже доносится уютное похрапывание. Из окна гостиной девушка видит, как мистер Вандерс орудует лопатой на том самом месте, где вчера копошилась девочка. Движения мужчины плавны и изящны, словно смысл его действий заключается в самом акте копания, а вовсе не в банальной яме. На секунду он останавливается, чтобы чихнуть. Джейн хочется крикнуть, что, если все время копать, на этом месте никогда ничего не вырастет. Она отворачивается и с ненавистью оглядывает комнату с зонтиками. Все ее мысли блуждают вокруг фальшивого Вермеера. С одной стороны, все странности Дома наконец начинают приобретать реальные черты, становятся предметом разговора - и это хорошо. С другой стороны, чем больше она узнаёт, тем меньше понимает. И ей совершенно не хочется в итоге выяснить, что во всем этом как-то замешана Айви.
        Хотя если Айви или кто бы то ни был как-то причастен к краже, Джейн предпочла бы знать об этом. Вот гадство!
        Она берет блокнот, переворачивает страницу, исчерканную эскизами зонтиков, и выписывает на чистом листе имена, начиная с самых, на ее взгляд, подозрительных:
        Патрик Йеллан
        Филипп Окада
        Фиби Окада
        - Филипп разгуливает с оружием. Кажется, все трое что-то говорили о Панзавекки. Они с Айви видели Филиппа в подсобке на чердаке, возвращающегося из какого-то странного места. И он явно врет насчет своей гермофобии. И Фиби врет про Филиппа. Патрик все время хочет «в чем-то признаться» Киран, но никогда ни в чем не признается. Имеет доступ к яхтам. Допоздна был с Рави.
        Скрипнув зубами, Джейн дописывает еще одно имя:
        Айви Йеллан
        - Айви что-то скрывает. Говорит, что фотографирует художественные произведения, но так ли это? Знает все секреты Дома. Копит деньги на колледж. Кажется, ее бесит миссис Вандерс.
        Теперь Джейн решает до кучи вписать и всех слуг:
        Миссис Вандерс
        - Помешана на тотальном контроле. Стремится следить за тем, кто что знает и не знает, кто куда идет, с кем и о чем разговаривает. Шефствует над Патриком. Не хотела делиться своими подозрениями насчет картины с Рави. Интересно почему?
        С другой стороны, именно она обнаружила подделку, это исключает ее из числа главных подозреваемых.
        Мистер Вандерс
        - Вчера ходил с ребенком на руках. Сегодня с чертежами. Себе на уме. В данный момент копает в саду. (Интересно, можно ли закопать картину, не повредив?)
        Кок
        - Вечно отсутствует.
        Случайный персонал для праздника
        Она переходит к другим жителям и гостям.
        Люси Сент-Джордж
        - Имеет высшее образование в области искусств. Многое знает о преступлениях в этой сфере. Ее отец Бакли - арт-дилер. И ее двоюродный брат, и ее парень. Недавно упустила картину Рубенса. То сходится, то расстается с Рави. Вполне возможно, что злится на него.
        Колин Мак
        - Тоже разбирается и в искусстве, и в кражах. Киран он, похоже, не нравится, но при этом они встречаются (хотя Киран, пожалуй, вообще никто не нравится). За завтраком хамил своей кузине Люси.
        Киран Трэш
        - Несчастна. Вечно на всех злится. Ненавидит Дом, ненавидит искусство. Наверное, могла бы учудить что-то подобное просто в знак протеста.
        Рави Трэш
        - Обожает искусство. Фанатеет от Вермеера. В детстве спал под его картиной. Любит до такой степени, что решил украсть? Он хороший актер? Почему миссис Вандерс не хотела ему говорить? Она его подозревает?
        Октавиан Трэш
        - Похоже, его не заботит пропавший Бранкузи [пометка для себя: ПРОПАВШИЙ БРАНКУЗИ! Теперь, когда Вермеер тоже пропал, это может оказаться очень важным!].
        Его жена исчезла. Кажется подавленным и нелюдимым. Злится на Рави. Ведет ночной образ жизни. Застрахованы ли Вермеер и Бранкузи? Наверняка богачи иногда имитируют кражи, чтобы получить страховку.
        Шарлотта Трэш
        - Мачеха могла быть мошенницей. Встретила Октавиана, когда рисовала планы казино в Вегасе - подозрительно? Ее нет уже месяц - очень и очень странно. Когда был подделан Вермеер? Могла ли она забрать его с собой? (Когда пропал Бранкузи?)
        Джейн грызет карандаш, перечитывая список и пытаясь понять, можно ли хоть кому-то в этом доме доверять настолько, чтобы поговорить с ним. Любопытный Джаспер возбужденно расхаживает по комнате. Джейн дописывает:
        Джаспер Трэш
        - Единственное создание в этом доме (не считая меня), которое определенно невиновно.
        Джейн перелистывает страницу:
        - Что я могу сделать?
        Поговорить с миссис Вандерс, которая, скорее всего, ни при чем. Узнать, кого она подозревает. Спросить ее об Айви.
        Поговорить с Люси Сент-Джордж, у нее могут быть интересные мысли о происходящем.
        Противостоять Айви.
        - Что думаешь, Джаспер?
        Пес подходит ближе, наступает передними лапами на ее ботики и смотрит в глаза. Джейн решает, что это знак одобрения.
        - Лично мне, - вздыхает она, - первые две идеи нравятся куда больше, чем третья.
        Джаспер молчит.
        - Готов? Тогда пойдем.
        Она направляется к центру дома, думая попутно заглянуть на кухню - вдруг миссис Вандерс там? Подходя к залу для приемов, она слышит голоса, а затем видит Киран и Колина, стоящих рядом. Киран скрестила руки на груди, словно защищаясь. Джейн приближается к ним.
        - Не знаю, - слышит Джейн слова Киран - звучит так, будто миссис Вандерс смотрела на нее и ей было смешно.
        - Ты видела это? - говорит Колин. - Картина прекрасна!
        - Да, я бы ни за что не подумала, что это подделка, - соглашается Киран. - Но Ванни лучше разбирается в искусстве.
        - Тебе не кажется странным, что Филипп уехал прошлой ночью? - спрашивает Колин. - Я надавил на Фиби, она сказала, что он каждый вечер будет уезжать в разные места к какому-то богатому путешественнику из своих пациентов. Звучит странно, нет?
        - Если бы я не знала кучу богатеев, свято уверенных, что врач должен примчаться к ним на самолете, чтобы измерить давление. Представь, что устроит свита Бакли, если он отправится в далекое путешествие.
        - Да ладно тебе, Бакли не так уж плох.
        - Боже, да ты его защищаешь! - удивляется Киран.
        Джейн поднимается на площадку второго этажа и упирается в Джаспера. Пес становится перед Джейн и недовольно рычит в ответ на попытки его обойти. Джейн вздыхает и останавливается, чтобы кое-что дописать в свой блокнот. Она поворачивается к картинам, чтобы со стороны казалось, будто она делает заметки об искусстве. «Бакли Сент-Джордж, - пишет она. - Богатый и избалованный». Затем Джейн рисует звездочку напротив имени Филиппа, поскольку объяснение Фиби кажется ей до жути нелепым, и дописывает: «Зачем Колин встречается с Киран, если она так ужасно с ним себя ведет?»
        У нее за спиной раздается кашель.
        Это Колин, который стоит несколькими ступенями ниже и смотрит на Джейн, удивленно подняв брови.
        - Привет, - говорит он.
        - Привет, - отвечает Джейн, захлопывая блокнот.
        - Что пишешь? Заметки о картине?
        Джейн смотрит на картину. Это тот самый высокий холст маслом с изображением комнаты с сохнущим зонтом.
        - Я делала записи о зонтике, - сказала она со значением, запоздало вспомнив, что Колину, понятия не имеющему о ее хобби, это ничего не скажет.
        - Несомненно. Я бы решил, что ты планируешь ограбление, если бы эта картина могла хоть кому-то понадобиться.
        Он ее дразнит. Не похоже, что Колин всерьез хочет в чем-то ее обвинить.
        - Почему нет? - Джейн цепляется за возможность узнать об ограблениях побольше. - По-моему, она милая.
        - Она слишком большая - тебе не унести. И потом, она почти ничего не стоит.
        - А может, я хочу украсть картину, потому что она мне нравится?
        - Ее нарисовал художник с очень посредственными способностями, - говорит Колин.
        - Ты так считаешь? - Джейн искренне удивлена. - Я имею в виду, что…
        - Он не принадлежал ни к какой конкретной школе, - перебивает ее Колин. - Зная Октавиана, предположу, что он просто купил полотно на блошином рынке.
        - И все же есть в ней какое-то обаяние, особенно для любителей зонтиков. Почему ты так хочешь убедить меня в том, что она ничего не стоит?
        - Потому что, - раздается из-за угла голос Люси, - когда Колин видит, что другие проявляют интерес к картине, которая, на его взгляд, ничего не стоит, он начинает переживать, не упустил ли чего-то важного.
        Губы Джейн непроизвольно растягиваются в улыбке, и это заставляет Люси рассмеяться.
        - Это же мой двоюродный брат, я его как облупленного знаю.
        - Получается, - говорит Джейн Колину, - ты пытаешься убедить меня в своей правоте, потому что боишься узнать, что это не так?
        Джейн так и не суждено узнать, какой тирадой собирался разразиться возмущенный Колин. Их беседу прерывает жуткий грохот снизу, а за ним - череда громких воплей. Джейн, Люси и Колин смотрят друг на друга в изумлении. Затем, вместе с путающимся под ногами Джаспером, бросаются к перилам.
        Рави стоит в темном зале приемов, вертит что-то в руках и что есть мочи орет:
        - Октавиан! Октавиан!!!
        Под его ногами валяются осколки вазы, цветы рассыпаны по шахматному полу.
        - Октавиан! - снова кричит он. Его голос, кажется, достигает самого потолка и, отталкиваясь, разносится по всему Дому.
        - Колин, - помертвевшим голосом говорит Люси. - Это нижняя часть скульптуры Бранкузи? Пьедестал от рыбы из зала?
        - Да, - отвечает изумленный Колин.
        - Но где остальное? Где рыба?
        - Откуда мне знать?
        - Колин. - В голосе Люси появляется металл. - Где. Рыба.
        - Да откуда мне знать?! Это ты у нас детектив, а не я! Ты что, думаешь, что это я ее сломал?!
        Люси пренебрежительно машет рукой и начинает спускаться к Рави. Уборщики и декораторы, бросив все дела, глазеют на его буйство. Айви застыла рядом с Киран и Фиби. Все они не отрывают взглядов от Рави. Джейн волною обдает странное чувство панического облегчения. Надо же, теперь и пропавший Бранкузи прислал весточку. Джейн вспоминает, как девочка, похожая на Грейс Панзавекки, несла что-то в зал приемов. Мог ли это быть пьедестал от рыбы? Джейн вдруг понимает, что белая плюшевая сумка с утками в руках у Филиппа Окада была сумкой для подгузников. Малыш Лео Панзавекки болен. Ребенок пропал. Филипп Окада - врач.
        Что здесь происходит? Какой-то сложный заговор с участием Панзавекки, их доктора, слуг и кражей произведений искусства? Джейн изучает Айви. Та участливо, но довольно спокойно наблюдает за Рави. Она не выглядит слишком уж удивленной. Джейн отмечает, что Патрика здесь нет.
        - Позволь мне взглянуть. - Люси протягивает руки к тому, что осталось от скульптуры, но Рави не расстается со своим погубленным сокровищем. Не обращая на девушку внимания, он с утроенной мощью продолжает вопить:
        - Октавиан!!! Октавиан!!!
        Наконец в зал врывается миссис Вандерс.
        - Замолчи! - рявкает она на Рави. - Что, ради всего святого, здесь происходит?!
        - Вот! - орет Рави, тыча пьедесталом ей в лицо. - Вот что со мной происходит!
        Увидев пьедестал, миссис Вандерс застывает на месте. Джейн не видит ее лица, видит лишь, как Рави протягивает ей пьедестал. Одним пальцем миссис Вандерс касается какой-то точки на плоской зеркальной поверхности камня, а затем облегченно выдыхает.
        - Дай взглянуть, - говорит Люси.
        Миссис Вандерс передает ей обломок.
        Люси касается того же места и кивает внимательно наблюдающей за ней экономке.
        - Рави, скульптуру сняли прямо с основания. Если сама скульптура не повреждена, ее легко будет прикрепить на место, как только она найдется.
        - Как только она найдется? - переспрашивает Рави. - Как только найдется?! - Он снова срывается на крик.
        - Рави, глубоко вдохни и успокойся, - советует миссис Вандерс. - Скажи лучше, где ты это нашел?
        Рави тычет в ряд столов у стены:
        - Там. Кто-то поставил на него вазу: типа, это украшение для вечеринки!
        - Хорошо, - говорит миссис Вандерс. - Еще один вдох.
        - Прошлой ночью его здесь не было. - Рави пытается говорить спокойно. - Кто-то взял статую, отломил рыбу, а потом поставил пьедестал обратно. Какой псих мог это сделать?! И если он мог сотворить такое с Бранкузи, - в его голосе вновь появляются истеричные нотки, - то что он сделал с Вермеером?! Мне нужен список всех, кто входил и выходил из Дома. Немедленно!
        - Отлично! - Голос миссис Вандерс полон сарказма. - Поставщики продуктов, музыканты, обслуживающий персонал, жильцы Дома и гости. Устроим допрос прямо сейчас или чуток подождем?
        - Почему ты так говоришь?! - кричит Рави. - Разве ты не понимаешь, что здесь произошло?!
        Внезапно он поворачивается к Фиби Окада:
        - Где твой муж? - Рави брызжет слюной. - Он ведь уехал с острова?
        Фиби смотрит на Рави с каменным лицом:
        - Я притворюсь, будто не заметила, что ты только что пытался обвинить моего мужа в воровстве.
        Затем она покидает комнату, скрываясь в венецианском дворике. Ее лицо закрыто и напряженно.
        - Послушай, Рави, - миссис Вандерс пытается его успокоить, - Филипп Окада - врач, он выехал по срочному вызову.
        - Вы уже связались с ФБР? - не успокаивается тот.
        - Как? - интересуется миссис Вандерс. - Телепатически, стоя здесь и выслушивая твою истерику?
        - То есть вы не связались с ФБР?! - Рави снова кричит. - Может, вы забыли о Вермеере?!
        - Рави, конечно, я сообщу о пропаже в соответствующие органы. Но тебе следует успокоиться и понять, что произошедшее с Бранкузи нельзя ставить в один ряд с подменой Вермеера. Это больше похоже на шалость или досадную случайность.
        - Кому придет в голову шалить с уникальной работой гения? - негодует Рави, снова повышая голос. - Срочно звоните в ФБР, в ЦРУ, в Интерпол! Мое произведение искусства сейчас может быть где-нибудь в Гонконге! Люси!
        - Я здесь, Рави. - Люси стоит рядом с ним, все еще прижимая пьедестал к груди. Побледневшая, она выглядит так, словно ее подташнивает.
        - Люси. - Рави хватает ее за плечи и немного встряхивает. - Ты найдешь мою статую?
        - Рави, милый, - отвечает девушка. - Я сделаю все, что смогу.
        - Спасибо, - говорит он. - Спасибо тебе.
        Рави отпускает Люси, она теряет равновесие и чуть не падает, но он едва ли замечает это: его взгляд вновь сосредоточен на миссис Вандерс.
        - Мы должны отменить Праздник! - говорит он.
        - Мы не отменяем Праздники, - возражает она.
        - Праздник - идеальное прикрытие для того, кто собирается незаметно ускользнуть с похищенным.
        - Рави Трэш, - чеканит миссис Вандерс. - Вот уже более ста лет в честь каждого времени года в этом Доме устраивается праздничный вечер. Ни война, ни Великая депрессия, ни сухой закон, ни смерть трех Октавианов Трэшей не стали помехой для этого.
        Рави свирепо смотрит на нее, затем делает шаг в сторону и рычит, задрал голову к потолку:
        - Октавиан! Просыпайся и спускайся сюда, черт тебя побери!
        - Сходи к нему в комнату, Рави, - тихо говорит ему Айви. - Ты же знаешь, днем он не поднимется с постели.
        Рави оборачивается на ее голос, его плечи опускаются.
        - Может, ты сходишь со мной, Айви-бин? - просит он. - Сходи со мной, мне будет спокойнее.
        - Я схожу с тобой, если ты успокоишься сейчас, - отвечает Айви.
        - Прости, что мы потеряли твою рыбу. - Сейчас он напоминает маленького мальчика.
        - Это не моя рыба, - мягко говорит Айви. - Она твоя.
        - Но ты всегда любила ее больше всех. - Рави протягивает руку, чтобы ее обнять.
        Они вместе идут к лестнице и начинают подниматься по ступенькам. Миссис Вандерс провожает их опасливым взглядом, потом, не глядя на Люси, протягивает ей руку. Та, не оборачиваясь, возвращает постамент. На миг взгляд Люси останавливается на бледном как полотно Колине, который все еще стоит рядом с Джейн. Люси достает из кармана телефон.
        - Ты в порядке? - спрашивает Джейн у Колина, поскольку выглядит он неважно.
        - Тяжело видеть Рави в таком состоянии.
        - Он определенно знает, как устроить представление, - говорит Джейн, гадая, не потому ли миссис Вандерс не хотела рассказывать ему о Вермеере.
        Но почему она так уклончива, когда речь заходит о звонке в ФБР?
        - По правде говоря, я переживаю еще и за Люси, - продолжает Колин. - Представляю, какое это унижение для нее: кража шедевра прямо из-под носа, да еще сразу после того, как она упустила Рубенса.
        - Да уж, - соглашается Джейн.
        - Как если бы вор публично заявил, что как частный детектив она - пустое место и он не принимает ее всерьез. Удар ниже пояса.
        - Как думаешь, кто это сделал?
        Колин с хмыканьем пожимает плечами:
        - Какой-то дурак.
        - Разве это не страшно? - спрашивает Джейн. - Думать, что в доме находится вор?
        - Еще как, - соглашается Колин. - Но не стоит слишком уж переживать. Ведь у нас есть Люси.
        - Ты знаешь, кого она подозревает?
        - Она не делится со мной такими вещами! - Раздражение Колина кажется Джейн любопытным.
        Ей не терпится поскорее вернуться к себе и спокойно все обдумать. Но когда она уже разворачивается, чтобы уйти, Колин говорит:
        - Киран упомянула, что ты делаешь зонтики. Ты это имела в виду, когда говорила, что занимаешься творчеством?
        Джейн вздрагивает:
        - Ничего особенного. Просто хобби.
        - Понимаю, - кивает Колин. - Классное хобби.
        - Спасибо, - сдержанно благодарит Джейн и вновь поворачивается, чтобы уйти. Колин увязывается за ней, и Джейн это совсем не нравится. Она снова замирает.
        - Извини. - Колин явно смущен. - Клянусь, я не буду тебя преследовать. Я просто интересуюсь зонтиками.
        - Если честно, я не хочу о них говорить. И тем более не хочу их тебе показывать.
        - Что ж, спасибо за прямоту. Прости, ничего не могу с собой поделать. Такая уж у меня работа - проявлять любопытство, если слышу о новом для себя виде искусства.
        - О, я всего лишь дилетант. Мои зонтики - баловство, а никакое не искусство.
        Колин вскидывает руки, словно сдаваясь, и виновато улыбается:
        - Знаю, знаю. Еще раз прости. Забудь. Сейчас я провожу тебя до комнаты и обещаю - ни слова о зонтиках! Идет?
        - Надеюсь.
        Они поднимаются по лестнице, Джаспер плетется следом.
        - Бранкузи - странный выбор для кражи, - говорит Колин. - Скульптура немаленькая. Ее так просто не унесешь.
        - Как хоть выглядит эта рыба? - спрашивает Джейн. - Я узнаю ее, если увижу?
        - Плоский продолговатый кусок мрамора.
        - Звучит довольно абстрактно, - замечает девушка. - Красивая?
        - Немного не в моем вкусе. Но, несомненно, ценная.
        - А без пьедестала рыба будет что-то стоить?
        - Что-то, конечно, будет. Но пьедесталы Бранкузи являются неотъемлемой частью его работ. Тот пьедестал был создан специально для рыбы. Они неотделимы. Крайне нелепо выставлять их по отдельности.
        - Выходит, это до ужаса глупая кража.
        - Еще какая, - соглашается Колин. - Я бы даже сказал, это ближе к вандализму. Как тебе нравится этот безумный китч? - спрашивает он, легонько пиная голову Капитана Полярные Штаны. - Дядя Бакли обожает эту штуку.
        - Правда? - Джейн не прочь узнать побольше о знаменитом избалованном дяде Бакли. - Я сразу представляю себе человека… искушенного.
        - У него тоже эклектичные вкусы. Вообще-то… Все-все, не важно. - Он снова делает извиняющийся жест. - Я ведь обещал тебе - ни слова о зонтиках.
        Он дразнит Джейн, и это работает. Теперь она сгорает от любопытства, гадая, что же он хотел рассказать о дяде Бакли и как это связано с зонтиками.
        - Если речь не о моих зонтах, то я не возражаю.
        - Ну, - ухмыляется Колин, - я только хотел сказать, что дядя Бакли их коллекционирует. Почти к каждому наряду у него есть отдельный зонт.
        - Правда?
        - О да. В горошек, в полосочку, с цветочными принтами. Ему хочется, чтобы зонтики делали необычными - в виде лягушачьей головы, например, или в форме машины «фольксваген-жук».
        - Да ладно!
        - Ага. Он - именно тот человек, который однажды может помочь тебе. Если ты когда-нибудь решишь, что готова показать кому-нибудь свои зонтики. Но стоп, кажется, я опять перешел черту.
        - Что значит помочь мне? - спрашивает Джейн, не в силах остановиться. Она ведь как раз делает необычные зонтики! Чего стоит один ее зонтик в виде яйца! Это одно из ее лучших творений и один из немногих зонтов, который она, пожалуй, готова кому-то показать.
        - Он находит покупателей на произведения искусства, - объясняет Колин. - Я помню, ты не считаешь свои зонтики искусством. Но если ты продолжишь работать в этом направлении, возможно, когда-нибудь они им станут, и партнерство с дядей Бакли - то, что может буквально взорвать жизнь художника. Конечно, в хорошем смысле.
        Джейн снова замирает. Тетя Магнолия, поэтому ты хотела, чтобы я сюда приехала? Чтобы кто-то увидел мои зонтики и взорвал мою жизнь в хорошем смысле?
        Колин неловко мнется возле Джейн, делая вид, что рассматривает картины, пока она ведет свой внутренний монолог.
        - Все хорошо? - наконец спрашивает он.
        - Если я покажу тебе свои зонтики, - говорит она. - Если я их тебе покажу, ты учтешь, что я всего лишь новичок?
        - Конечно, - широко улыбается Колин. - Я же не мудак какой-нибудь.
        Джейн не знает, мудак он или нет, но у нее возникает стойкое ощущение, что именно такого развития событий он и ожидал, когда увязался за ней с обещанием не говорить ни слова о зонтиках.
        Тем не менее Джейн открывает дверь, делает глубокий вдох, вспоминая о медузах, и приглашает его войти.
        В гостиной Колин начинает бродить среди зонтиков, что-то задумчиво бормоча, подносит их к свету и проверяет прочность натяжки. Он открывает зонты грубыми резкими движениями, так что Джейн беспокоится, как бы он не повредил их.
        - Эй, осторожнее! - восклицает девушка. - Они же самодельные.
        Приткнувшийся к ногам Джейн Джаспер тоже поглядывает на Колина с тревогой. Тот пытливо осматривает каждый экземпляр, вертит в руках, открывает и закрывает. Джейн думает, что он похож на Шерлока Холмса. Колин берет зонтик цвета слоновой кости, отделанный черным кружевом. Он сделан в виде паутины. Колин берет зонтик как саблю и подносит к свету. Кажется, вот-вот прозвучит что-то вроде «Элементарно, Ватсон! Это сделал дворецкий в библиотеке с помощью паутинообразного зонтика!»
        На самом деле Колин говорит другое:
        - Знаешь, раньше я не понимал, чт? дядя находит в этих зонтах. Но теперь вижу, что некоторые из них - просто чудо!
        Глаза Джейн наполняются слезами. Ее это тревожит, и девушка спешно отворачивается, чтобы смахнуть их рукавом.
        - Почему именно паутина? - спрашивает Колин.
        - У нас был паук, - отвечает Джейн, всхлипывая. - Целую зиму он прожил в нашем кухонном окне. Тетя Магнолия не разрешала мне его убивать. Мы назвали его Шарлоттой.
        - А этот? - Колин поднимает зонтик, который кажется красным, но на свету начинает переливаться всеми оттенками фиолетового.
        Джейн потирает уши.
        - Он сделан из двух полупрозрачных тканей. Внутри - синяя, снаружи - красная. Поэтому в зависимости от освещения он меняет цвет. Еще я пробовала соединять синий и желтый, чтобы получился зеленый, но от него лицо становилось болезненным и бледным.
        - Дядя Бакли оценил бы, что ты учитываешь подобные факторы, - отметил Колин. - Они рабочие? Я имею в виду, водонепроницаемые?
        - Некоторые немного протекают по швам, - признается Джейн. - Одни открываются легче, другие - хуже. Какие-то слишком тяжелые, как ты, наверное, успел заметить.
        - Да, действительно.
        - Но я пользуюсь ими во время дождя, - торопливо говорит девушка. - Они довольно сносно работают.
        - Тебе осталось немного поднатореть в конструировании. Талант у тебя точно есть, - хвалит ее Колин.
        Джейн не может ответить на это без слез, поэтому держит рот на замке.
        - Могу я взять один для дяди Бакли? - спросил Колин. - Думаю, ему будет интересно с ним разобраться.
        - Даже после того, как я сказала, что они протекают?
        - А ты дай мне тот, который не протекает.
        - Разве ты не видишь, какие они кривые? Какие неровные на них швы?
        - Зонтики ручной работы, в этом их очарование. Есть люди, которые заплатили бы сотни долларов за один такой зонтик.
        - Да ладно.
        - Богатые люди любят тратить деньги. Если ты позволишь мне показать один из них дяде, мы могли бы помочь тебе этим воспользоваться. Ты осчастливишь его, он осчастливит меня. Я давно не находил для него ничего интересного.
        - Хорошо, - говорит несколько ошарашенная таким напором Джейн. - Возьми, конечно.
        - Я должен взять несколько, три или четыре, чтобы показать твой бренд со всех сторон.
        Джейн не может сосредоточиться и понять, что означает это словосочетание - «ее бренд». Однако, когда Колин выбирает несколько зонтов, она не без удивления отмечает, что его выбор падает на ее любимчиков. Медные розы на коричневом атласе - с ним она сходила с яхты, думая, что он лучше всего подходит для путешествия всей жизни. Продолговатый, в форме птичьего яйца, светло-голубой в коричневую крапинку. Зонтик, который как внутри, так и снаружи выполнен в виде купола Пантеона.
        - Я никогда там не была, - объясняет Джейн, - но тетя Магнолия рассказывала, что это волшебное место. Она говорила, что дождь проходит через отверстие в куполе и стекает прямо внутрь, но я решила, что это вряд ли подходящая идея для зонтика. Поэтому снаружи он показывает внутренний дизайн, а внутри - вид ночного неба. Это крашеный шелк, а сверху приклеены блестки - вроде как звезды.
        - А сейчас ты над чем работаешь?
        - Была у меня одна задумка… Но утром появилась новая.
        - Превосходно. Вы, творческие личности, должны следовать за музой, - говорит Колин. Обе его руки заняты ее зонтиками.
        Джейн идет за ним по пятам, желая еще раз, напоследок, прикоснуться к своим творениям. Ее детки.
        - Когда я их снова увижу? - беспокоится она.
        - Я отправлю их почтой сегодня вечером. Дядя Бакли сейчас в городе. Думаю, он выйдет на связь в ближайшие пару дней.
        После ухода Колина Джаспер следует в спальню и забирается под кровать.
        - Никакой от тебя помощи! - фыркает Джейн ему вслед.
        С отсутствующим видом она поглаживает кусок пыльной синей ткани, который лежит поверх наваленной на ее рабочем столе груды. Она отмечает неравномерность окраски, словно через всю ткань проходит водяной знак. На что же это похоже? Просто брак, но что он ей напоминает? С помощью водонепроницаемого клея Джейн начинает бережно склеивать блестящие лоскутки различных оттенков синего. Хаотично, не пытаясь создать никакого определенного рисунка, по всей ткани, чтобы подчеркнуть неравномерность окраски. Она все еще хочет смастерить коричнево-золотистый зонтик для самообороны, но именно сейчас этот неравномерный синий кажется идеальным фоном для ее мыслей. Лучшие мысли приходят к Джейн в процессе изготовления зонтиков. Конечно, если она работает над правильным зонтиком.
        Пока Джейн разрезает неравномерно-синюю ткань на куски, у нее рождается версия, которая, кажется, могла бы все объяснить. Что, если Панзавекки не только микробиологи, но еще и воры произведений искусства, которые в сговоре со слугами Ту-Ревьенс инсценировали собственное исчезновение, чтобы потом, когда Вермеер пропадет, никто их не заподозрил? А их малолетняя дочь Грейс решила пойти по стопам родителей и украла Бранкузи. Но поскольку ей всего восемь, сделала это не слишком удачно. А может, она сломала рыбу случайно и, сожалея о содеянном, вернула пьедестал?
        Или наоборот: она не хочет быть преступницей и презирает родителей за то, что они воруют экспонаты. Возможно, это они украли Бранкузи, а она в знак протеста вернула ту часть, которую смогла унести? Джейн понимает, что в ее предположениях много пробелов. При чем тогда здесь мафия и чета Окада? И почему миссис Вандерс в первую очередь обратила внимание на подделку, игнорируя прочие странности?
        Можно было бы предположить, что тайны две: одна связана со слугами, Окада и Панзавекки, а вторая - с кражей произведений. Но Джейн видела, как девочка положила что-то на один из столов в зале приемов. Она делает розочку - крепительную муфту на верхушке зонтика, там, где встречаются вершины треугольных отсеков. «Если бы я была детективом, - думает Джейн, - моей первой мыслью было бы проверить зал и убедиться, что девочка не оставила там что-то другое - это ведь мог быть не только пьедестал».
        Кажется, хорошая мысль.
        Она кладет куски ткани на место, убирает клей и вытирает руки о рабочий фартук, оставляя на нем крошечное созвездие. Пока Джейн стоит, она замечает причудливую резьбу в углу своего рабочего стола: синий кит и его детеныш. Она передвигает свои причиндалы так, чтобы увидеть поверхность с другой стороны, и находит акулу с акулятами. Выходит, этот стол украшала Айви. Она трогает узор пальцем, желая, чтобы он не нравился ей так сильно.
        - Джаспер? - зовет Джейн, сняв фартук и захватив свою записную книжку. Когда она пересекает спальню, собачий нос выглядывает из-под кровати. Вместе они покидают комнаты.
        - Да-да, Капитан Полярные Штаны, - говорит Джейн.
        По дороге она листает блокнот, еще раз пробегает глазами список и снова думает, кому здесь можно доверять. Любопытно, как легко придумать историю каждому человеку, представив его в роли мошенника. Взять, к примеру, Люси. Она идеально подходит на эту роль: никому и в голову не придет ее подозревать, а она может обвинить в преступлении кого угодно. У Киран куча свободного времени, она ходит где хочет, делает все, что вздумается, и не занимается ничем полезным. Миссис Вандерс и Рави могли бы быть в сговоре, инсценируя трагические открытия, чтобы отвлечь внимание от собственной причастности ко всему этому. А что насчет той мутной истории, когда Рави купил у кого-то (возможно, у собственной матери) фальшивые монеты? Тогда и Моне может быть подделкой? Он ведь передал его прямо в руки миссис Вандерс…
        С утомленным вздохом Джейн закрывает блокнот.
        На площадке второго этажа она не ждет, пока Джаспер в очередной раз перекроет ей проход, и первой ступает на мостик. Протестующе гавкнув, Джаспер немного колеблется и замирает на месте, видимо решив ее подождать здесь.
        Джейн спускается в зал по западной лестнице и бродит по комнате. Топот ее массивных ботинок по шахматному полу вызывает гулкое эхо. Воздух наполнен ароматом сирени. На боковых столах вазы с цветами чередуются с небольшими современными скульптурами. На одном из столиков - большой семейный портрет: Октавиан одной рукой обнимает Рави, а другой - моложавую белокурую женщину. Та прижимает к себе Киран, которая не выглядит особо счастливой, но и не собирается кого-нибудь стукнуть - для фото с участием Киран это немалый успех. Рави сияет. На лице Октавиана заметно удовольствие и даже что-то вроде тихой гордости. Блондинка - по всей видимости, Шарлотта - улыбается несколько смущенно или отсутствующе. Ее взгляд устремлен куда-то вдаль.
        Джейн берет снимок, чтобы рассмотреть поближе. На заднем плане фотографии на розовых стенах висят золотисто-оранжевые настурции. Интересно, может ли фотография быть тем самым предметом, который принесла девочка? Почему бы и нет. Это не менее возможно, чем что угодно.
        У Джейн вдруг закладывает уши от щелчка фотоаппарата. Джейн неохотно поднимает глаза: на мостике третьего этажа стоит Айви, поднявшая к лицу неизменный фотоаппарат, его объектив нацелен на женщину, которая розовой метелкой из перьев протирает от пыли средневековые доспехи.
        «Если я спрошу, что она делает, - думает Джейн, - Айви скажет, что фотографирует доспехи».
        Поэтому она ни о чем не спрашивает. Лишь наблюдает за Айви до тех пор, пока та не убирает фотоаппарат и не замечает ее. При виде Джейн Айви краснеет, опускает глаза и поджимает губы, будто на что-то обижена. Молча разворачивается и уходит.
        Джейн кажется, что ее ударили под дых.
        «Ладно, - думает она, - Айви за что-то на меня злится. Как бы там ни было, я разгадаю эту загадку».
        Шагая вверх по восточной лестнице, она мысленно готовится к сцене с Джаспером, однако на этот раз пес лишь взглянул на нее с печальным выражением на обвислой мордахе. Когда она достигает второго этажа восточного крыла, он молча плетется следом. Она останавливается в конце коридора у одинокого пустого кронштейна: раньше здесь жил Вермеер.
        - Опять ты? - раздался издалека чей-то голос.
        Джейн оборачивается и видит Люси Сент-Джордж, которая направляется к ней.
        - И опять ты, - отвечает Джейн.
        - Да. Мне нужно окинуть все свежим взглядом. А может, я просто брожу. Лучшие мысли посещают меня именно во время прогулки.
        - Понимаю тебя.
        - А ты как здесь?
        - Что-то привело меня сюда.
        - Надеюсь, не странные шумы этого дома? - интересуется Люси.
        - Не думаю, - отвечает Джейн. - Скорее, я хотела снова увидеть картину. Подделку, я имею в виду. Конечно, мне нужно было догадаться, что ее не оставят на всеобщее обозрение.
        - Миссис Вандерс спрятала ее в сейф до прихода полиции, - сухо объясняет Люси. - Она даже мне не позволяет на нее взглянуть без того, чтобы не стоять при этом над душой.
        - Значит, она все же вызвала полицию?
        - Да - по ее словам.
        - Но ты не уверена?
        - Знаешь, я разговаривала и с полицией, и с ФБР, и с Интерполом, - говорит Люси. - И всем задала парочку наводящих вопросов. Никто не упомянул о случившемся, хотя, казалось бы, это должно быть сенсацией.
        - Ты подозреваешь ее? Я к тому, что она первой заметила подделку.
        - Могу только сказать, что не считаю ее причастной к краже Вермеера, - отчетливо произносит Люси.
        До Джейн потихоньку начинает доходить.
        - Подожди-ка. То есть ты хочешь сказать, что речь идет о двух разных ворах?
        - Тот, кто способен на подделку Вермеера, не сработал бы с Бранкузи так топорно. Так что да, два разных вора. У одного - огромный багаж знаний, много времени и прочих ресурсов, а другой… - Люси задумчиво качает головой, словно не веря, - другой глуп и самонадеян.
        Глядя на место, где совсем недавно висела картина, Джейн погружается в раздумья. Миссис Вандерс явно нельзя назвать глупой и самонадеянной. Она властная и помешанная на контроле, но совсем не дура. То же касается и Патрика, и Айви. Больше похоже на то, что Люси думала о… Колине или Рави.
        - Интересно, какого вора Рави возненавидел бы больше, - размышляет вслух Люси, - профессионала или дилетанта?
        - Значит, ты не подозреваешь Рави?
        - Ты же видела, что он устроил.
        - Разве это не могло быть спектаклем?
        Люси скептически кривит рот:
        - Рави - ребенок. Он весь как на ладони. Конечно, искусство способно разбить его сердце. - Люси говорит об этом с такой горечью, что Джейн задумывается: уж не ревнует ли она Рави, - но не решается об этом спросить.
        - Что ты имеешь в виду?
        - О, ничего, - отмахивается Люси. - Забудь. Интересно, что Филипп уехал вчера вечером, тебе не кажется? Они с женой всегда приезжают на сезонные Праздники заблаговременно, чтобы побыть в Доме подольше. У них хватало времени, чтобы спланировать аферу с Вермеером.
        - Ты связываешь их с Вермеером? Не с Бранкузи? - Джейн слегка разочарована, потому что именно Бранкузи мог быть связан с маленькой девочкой, а та, в свою очередь, с четой Окада. Но опять-таки, Люси Сент-Джордж не знает о ночных секретах этой парочки. И девочка могла всего лишь принести это семейное фото…
        - А кем работает Фиби Окада? - спрашивает Джейн.
        - О, она математик, - отвечает Люси. - Отдел цифровых исследований в Колумбии[9 - Имеется в виду не входящий ни в один штат федеральный округ Колумбия, в котором находится столица - город Вашингтон.]. Говорят, она гений.
        Это совсем не вписывается в общую картину, и Джейн расстраивается.
        - Я видела, как Окада прятались прошлой ночью, - признается она. - И с ними был Патрик.
        Люси смотрит на нее с внимательным прищуром:
        - Где? О чем ты, вообще?
        - На территории слуг, - рассказывает Джейн. - В начале пятого утра.
        - Примерно в это время Филиппа и вызвали, - рассуждает Люси. - Вероятно, Патрик просто помогал подготовить лодку.
        Джейн открывает рот, но останавливает себя. Она не хочет рассказывать про девочку, сумку для подгузников, загадочный разговор и пистолет. Не потому, что не доверяет Люси. Она не доверяет вообще никому в Доме. Ей нужно еще многое обдумать.
        - Что с этой собакой? - спрашивает Люси.
        Джейн смотрит вниз и видит, как Джаспер, наклонив голову, осторожно обхватывает своей длинной пастью ее лодыжку. Он не кусается, она даже не заметила его прикосновения, но теперь почувствовала, как ее джинсы намокают от собачьей слюны.
        - Джаспер! - восклицает она. - Что ты творишь? Решил меня съесть?
        - Может, ты вкусная, - ухмыляется Люси.
        Джейн освобождает лодыжку и отвечает:
        - Этот пес - единственный, кого нет в моем списке подозреваемых.
        - Я заметила, что ты ведешь себя как детектив, - снова усмехается Люси. - Может, хочешь построить карьеру вроде моей? Гоняться за ворами, вычислять подделки, находить оригиналы?
        Джейн думала об этом. Например, о копиях ценных вещей. Что, если окажется, что существовали копии тети Магнолии? Что-то вроде сайлонов[10 - Сайлоны - способные маскироваться под людей киборги из телесериала «Звездный крейсер „Галактика“».] или клонов из какого-нибудь научно-фантастического романа? Что, если та тетя Магнолия, которую знала Джейн, не была оригиналом? Становится ли ее тетушка от этого менее ценной? Разве копия, которая была у Джейн, не была драгоценной уже только потому, что принадлежала ей? Джейн хочет раскрыть это преступление не из-за подделанного произведения. Она хочет понять людей. Рави, миссис Вандерс, Киран. Она хочет знать, почему тетя Магнолия отправила ее сюда. Она хочет понять, что все это значит.
        - Не совсем, - говорит Джейн. - Честно говоря, лично меня мало волнует, что шедевры подделывают. Я имею в виду, что мне нравилась эта картина, я считала ее прекрасной. И все так думали. Все говорили о ней круглый день, и никто не заметил, что это подделка. Какая разница, стоит она миллионы или нет?
        Люси наблюдает за ней с полуулыбкой:
        - Многих это беспокоит.
        - Ну, я надеюсь, что Рави удастся вернуть свою любимую картину.
        - Похоже, ты действительно сочувствуешь людям, - кивает Люси. - И вовсе не потому, что беспокоишься о деньгах. Это хорошо. Моя работа - не предел мечты для тебя. Колин показал мне твои зонтики. Любой человек, хоть немного понимающий в искусстве, скажет, что у тебя талант.
        Джейн пронзает острое ощущение счастья, да так, что она словно прирастает к полу.
        У Люси звонит телефон.
        - Папа, - говорит она и удаляется, чтобы ответить.
        Джейн возвращается к себе, все еще сияя от услышанного. Тут ее взгляд падает на синий зонтик, над которым она работала.
        Внезапно она понимает, на что похожа эта неровно прокрашенная ткань. Это пятнышко в глазу тети Магнолии, голубое на фоне карей радужки. Мутноватая звездочка, лучи которой напоминали спицы сломанного зонтика.
        Джейн хочет сделать зонтик, который выглядел бы сломанным, но на самом деле работал. Неравномерно окрашенный, пятнистый, как туманное ночное небо, он будет похож на глаз тетушки Магнолии Эта идея греет сердце Джейн, ее руки знают, что делать.
        Через некоторое время Рави стучит в дверь, заходит и стоит, пристально глядя на нее.
        - Да? - невнятно мычит она с набитым ртом. Джейн пропустила обед и сейчас поглощает орехи и сухофрукты - в одной из ее сумок удачно завалялся пакетик.
        - Октавиан запретил мне обыскивать чью-либо частную собственность, - говорит Рави.
        Джейн сравнивает ребра зонтика между собой. У этого зонтика все ребра будут разной длины, поэтому навес выйдет не круглым, а неровным, необычной формы.
        - Ты можешь осмотреть мои вещи.
        - Это именно то, что сказал бы вор, - придирчиво замечает Рави. - Зная, что я все равно этого не сделаю.
        - Ну, будь я вором, не стала бы так искушать судьбу.
        Рави продолжает смотреть на нее с подозрением, но слова Джейн заставляют его задуматься.
        - А я бы, пожалуй, на месте вора так и сделал.
        - Не сомневаюсь, - усмехается Джейн. - Тебе нравится играть.
        - Это правда, - говорит Рави, одарив Джейн бархатным взглядом. - Поиграешь со мной?
        Это настолько неожиданно, что Джейн вспыхивает от смущения и начинает глупо хихикать.
        - Нет, Рави, - говорит она. - Нет. И прекращай это.
        - Мы с Люси снова расстались. Кажется, я тебе говорил.
        - Меня это не касается.
        - Ладно. - Он пожимает плечами. - Я всего лишь честно говорю о том, что мне нравится.
        «Я всего лишь Рави», - переводит про себя Джейн.
        - Я продолжаю представлять Айви, - вдруг говорит он.
        - Что? - Джейн изумлена.
        - Когда-то она вставала перед Бранкузи, прыгала и пела песню о тунце. Ей было три года.
        - О! - восклицает Джейн. - Какая прелесть!
        - Я помню ее с косичками и в маленьких сандаликах.
        Джейн тоже может это представить, только в ее воображении трехлетняя девочка пахнет жасмином и хлоркой, а на шее у нее висит огромный фотоаппарат. Это ужасно комично. Однако она не может представить себе рыбу.
        - Колин говорит, это абстрактная рыба.
        - Так это самое прикольное! - объясняет Рави. - Это рыба глазами человека. У нее нет ни чешуи, ни плавников. Это просто продолговатый кусок мрамора. Но в нем так чувствуется движение!
        Рави с энтузиазмом делает волнообразные движения рукой, лавируя между зонтиками.
        - Под определенным углом она практически исчезает, как живая рыба скрывается в толще воды. Скульптура идеально передает то, какой мы видим рыбу в воде, еще не понимая, что это именно рыба. Только Бранкузи удалось изобразить ее таким оригинальным образом. Наверное, именно поэтому он выполнил скульптуру на зеркальной основе - чтобы лучше передать движение и мелькание.
        - Мне жаль, что она пропала, - говорит Джейн. Сейчас ей очень хочется увидеть скульптуру своими глазами. - Сколько она стоит?
        - Мне все равно, - отвечает Рави. - Дело же не в этом.
        Джейн кажется, что он вовсе не красуется перед ней, а говорит абсолютно искренне. И уж конечно, может себе позволить не думать о цене. Все равно это мило.
        - Я понимаю, - соглашается Джейн. - Но это будет иметь значение для следствия. И это точно важно вору.
        - Да, - Рави устало потирает глаза, - Люси должна будет это выяснить. Она собирается отыскать нашу рыбу и нашего Вермеера, и, когда она найдет их, я расскажу об этом всему миру. Пусть реабилитируется после истории с упущенным Рубенсом.
        - Мило с твоей стороны говорить о своей потере в таком ключе - как о возможности реабилитировать Люси.
        - А я вообще славный парень, - печально говорит Рави. Затем поднимает закрытый зонтик, стоявший в углу. Этот зонтик не из тех, о которых Джейн много думала в последнее время. Одно из самых простых и скромных ее творений, его сектора разных оттенков желтого, а стержень и ручка - из лакированного красного дерева.
        Рави аккуратно, двумя пальцами поглаживает наконечник с выемкой, пружину на ручке. Кажется, он ценит потраченные Джейн усилия, поэтому крайне осторожен.
        - Можно я его открою? - спрашивает он.
        Единственным человеком, который спрашивал разрешения, прежде чем открыть ее зонтик, была тетя Магнолия.
        - Конечно. - От волнения Джейн на мгновение забывает дышать. Это действительно один из самых скромных ее зонтов.
        Когда Рави его открывает, Джейн испытывает приступ гордости.
        - Элегантно, - говорит Рави. - Ты определенно талантлива.
        - Спасибо, - с трудом выдавливает из себя Джейн.
        - Для подростка, - добавил он с дерзкой ухмылкой.
        - Ты и сам не так давно был подростком.
        - Это да. Глядя на этот зонтик, я думаю о Киран. Ей бы подошли пастельные тона. Продашь?
        - Ты серьезно?
        - Конечно.
        Джейн открывает рот, чтобы сказать, что Рави может забирать его даром. Но ей на ум внезапно приходят слова Колина о том, что богатые люди любят тратить деньги.
        - Тысяча долларов, - брякает она, повинуясь внезапной прихоти.
        - Идет, - невозмутимо кивает Рави. - Я выпишу чек позже?
        - Рави. - Джейн потрясена. - Я же пошутила!
        - А я нет. Оставлю его здесь, пока не заплач?.
        - Ты можешь забрать его! Я верю, что ты не вор.
        - Это уже что-то. - Он ослепительно улыбается.
        - Что ты не украдешь зонтик, - добавляет Джейн, делая акцент на последнем слове.
        - Приятно узнать, что я есть в твоем списке подозреваемых, - говорит он. - Кстати, в моем тебя нет. Я бы даже не узнал о подделке, если бы ты не проговорилась о подозрениях миссис Вандерс.
        - Думаю, это правда, - говорит Джейн, встревоженная собственной ролью в этой истории.
        - Я знаю людей, готовых отдать за такой зонтик тысячи. Ты не думала о сотрудничестве с дилером? Я могу показать какие-нибудь из них Бакли.
        - Колин уже тебя опередил, - говорит Джейн. - И я думаю, что вы оба сошли с ума.
        - Чертов Колин. - Рави веселится. - Он возьмет кредит и комиссию.
        - Уверена, ты переживешь без этих десяти долларов. Ты говоришь - тысячи, а Колин сказал - сотни.
        Рави трясет головой:
        - Бакли оценит их дороже. Не все, но некоторые точно. И он захочет посмотреть твои следующие работы.
        Он уходит с желтым зонтиком под мышкой.
        За ужином Колин оказывается единственным, кто не прочь поболтать. Рави вообще не явился. Фиби сидит, хмуро уткнувшись в тарелку. Люси периодически отрывает глаза от телефона, делая вид, что следит за разговором. Киран выглядит усталой и вздрагивает от каждого слова Колина, будто слушать его - невыносимый труд. Смотреть на все это тяжело, тем не менее Джейн надеется, что Колин продолжит, потому что он задает именно те вопросы, на которые Джейн хотела бы получить ответы.
        - Что-нибудь из этого застраховано? - спрашивает он у сидящих за столом.
        Молчание нарушает Киран:
        - Нет.
        - А почему? - Джейн удивлена, она не в силах понять, как такие ценные произведения искусства могли оказаться незастрахованными.
        Люси вступает в разговор с отсутствующим видом, не отрываясь от телефона. Ей явно скучно.
        - Застраховать такой экспонат, как полотно Вермеера, стоит неимоверно дорого.
        - До сих пор ни на одно произведение никто не покушался, - говорит Киран. - Октавиан доверяет людям. Я никогда этого не понимала.
        Она печально вздыхает.
        - Ну, по крайней мере, это исключает Октавиана из числа подозреваемых, - говорит Колин. - Он получил бы больше, продав их, а не украв.
        Киран мгновенно вскидывается:
        - Никто из моей семьи не воровал эти чертовы картины и статуи! - резко заявляет она.
        - Но, милая, - удивляется ее вспышке Колин, - я ведь только что сказал, что он этого не делал.
        - Может, ты считаешь, что это сделала я? - нападает на него Киран. - Или мой брат, или мать, или мачеха?
        - Дорогая, - продолжает он нарочито спокойным голосом, от которого ее поза становится еще более напряженной, - но ведь кто-то сделал это. Вот мы и пытаемся выяснить методом исключения.
        - Да, - говорит Киран. - Мне не двенадцать лет, и я прекрасно понимаю, как это работает. Но поскольку, как ты отметил, кто-то это сделал, давай не будем обсуждать такие вопросы за ужином. Невозможно перебирать подозреваемых, не коснувшись кого-то из сидящих с тобой за одним столом.
        Слова Киран заставляют Фиби нахмуриться. А Джейн стало интересно, не подозревает ли Киран Патрика. Вдруг она поэтому такая грустная?
        - Тебе станет легче, если я буду говорить более обобщенно? - Колин выбирает самый участливый тон, и это начинает действовать Джейн на нервы. - Ты много знаешь о Вермеере? - обращается он к Джейн, которая буквально огорошена таким вопросом. - Знаешь ли ты, что в мире от силы полсотни его работ? Еще одну украли из Бостонского музея в тысяча девятьсот девяностом году, ее так и не нашли. Вероятно, до сих пор как залог передают друг дружке наркоторговцы, за семь или восемь процентов от рыночной стоимости. Обычная ставка для большинства украденных картин.
        - Колин, - обрывает его Люси, на миг оторвавшись от телефона. - Мы не хотим об этом говорить. Просто заткнись.
        И тут в приемный зал врывается Рави.
        - Люси, Колин! - с ходу налетел он. - Я хочу еще раз взглянуть на подделку. И хочу, чтобы вы тоже на нее посмотрели и сказали все, что думаете по поводу фальсификатора.
        - Прямо сейчас? - спрашивает Люси, не поднимая глаз. Ее пальцы яростно колотят по телефону. - Я ем.
        - Прямо сейчас, - отвечает Рави.
        - Я подойду позже.
        - Люси, на самом деле ты не ешь, - говорит брат Киран. - И это очень заметно.
        - Рави…
        Его голос меняется, теперь он говорит тихо и с отчаянием:
        - Люси, пожалуйста.
        Она наконец поднимает взгляд и смотрит на Рави. Затем с резким вздохом отодвигается от стола. Колин, который за всем этим наблюдает, снова заботливо и монотонно бубнит:
        - Киран, не возражаешь, если я пойду с Рави?
        - Нет, все в порядке. Ты должен помочь.
        Джейн с облегчением смотрит, как он уходит. Минутой позже Фиби заканчивает трапезу и откланивается. Джейн остается наедине с Киран, которая тыкает вилкой в стручок фасоли, а затем нанизывает следом еще один.
        - Киран? - заговорила Джейн и осеклась, когда та вздрогнула. Она догадалась: девушка не хочет, чтобы сейчас кто-либо спрашивал, все ли с ней в порядке. - Я могу чем-нибудь помочь? Со всей этой историей?
        Киран закашлялась от смеха, затем поддела вилкой очередной стручок.
        - На самом деле ничего смешного. Это ужасно. Во всяком случае, Рави очень страдает, а мне больно на него смотреть. И мне жутко думать о том, кто же мог это сделать. - Она быстро покачала головой, словно отряхиваясь, и продолжила: - Рави подарил мне твой желтый зонтик. - Киран решает сменить тему. - Он потрясающий. Спасибо тебе. Надеюсь, ты содрала с него кучу денег.
        - Так и сделала. - Джейн удивлена, что Киран помнит о ее финансовых трудностях. Ведь у нее самой никогда не было таких проблем.
        - Этот зонтик действительно особенный, - говорит Киран. - Я бы хотела посмотреть на остальные.
        - Буду рада, - соглашается Джейн. «В любое время» - имеет она в виду. Ведь Киран - не такая, как все. Она осторожная и наверняка отнесется к ее работам с уважением. Она понимала тетю Магнолию, значит поймет и зонтики.
        - Хочешь построить на этом бизнес? - спрашивает Киран. - Рави мог бы тебе помочь.
        - Колин уже взял несколько, чтобы показать своему дяде.
        Киран доедает фасоль и начинает разглядывать вилку.
        - Не знаю, почему я с ним встречаюсь, - вдруг говорит она.
        Джейн не раз задавала себе этот вопрос, но теперь не знает, как реагировать.
        - Я имею в виду, - продолжает Киран, - он кажется хорошим человеком и все такое. Так ведь?
        - Эмм… - мямлит Джейн. - Б?льшую часть времени.
        - Рави он нравится.
        - А тебе?
        - Мне нравится с ним трахаться.
        - Правда? - вырывается у Джейн. Она понимает, как это звучит со стороны, и краснеет.
        Киран смеется:
        - По нему не скажешь, да? На самом деле он стремится быть экспертом во всех областях.
        Однажды на вечеринке Джейн поцеловалась с мальчиком из школы, еще как-то раз в общежитии - с девушкой, которая была изрядно пьяна. И да, она думает о сексе. Но дальше мыслей пока не заходила.
        - Кажется, он должен мне нравиться, - задумчиво говорит Киран.
        - Тетя Магнолия всегда говорила мне: не думай, будто ты кому-то что-то должна, - вспоминает Джейн, и Киран сперва удивленно смотрит на нее, а потом хихикает.
        - Нет, правда, - продолжает Киран со странным, упрямо-задумчивым выражением лица. - Он ведь должен мне нравиться. Когда он говорит что-то смешное, я должна смеяться. Наши разговоры должны быть мне интересны. Он умен, образован и ни разу не сделал ничего объективно плохого. И все равно я не могу рядом с ним просто расслабиться. Не знаю, в нем тут дело или я вообще не способна расслабиться, ни с кем и никогда.
        Киран быстро моргает и отворачивается.
        - О, Киран.
        - Это полный отстой. Знала бы ты, как меня выматывают попытки в этом разобраться.
        - К Патрику это тоже имеет отношение? - спрашивает Джейн.
        Киран безнадежно вздыхает:
        - Нет, Патрик здесь ни при чем. Колин - тот хоть понятен, как открытая книга.
        - Ну, - говорит Джейн, чувствуя себя совершенно бесполезной, - хотела бы я знать, чем тебе помочь. Мой жизненный опыт невелик. По большому счету я знаю только, как бросить колледж и как делать зонтики.
        Киран уголком губ обозначила улыбку:
        - А что бы мне сказала твоя тетя?
        Джейн делает осторожный вдох:
        - Скорее всего, она посоветовала бы тебе дышать, как медуза.
        - Разве медузы дышат?
        - Я имею в виду, представить, что твои легкие движутся, как медуза, - говорит Джейн. - Дыши медленно и глубоко, животом, ощущая каждый вдох.
        - Хорошо, - говорит Киран, сосредотачиваясь на следующем вздохе. - И это решит мои проблемы?
        Теперь уже улыбается Джейн:
        - Конечно, если твои проблемы связаны с дыханием.
        - Тетя Магнолия была мудрой женщиной.
        - Да, - думает Джейн. «Была».
        Этой ночью комнаты кажутся Джейн темными, словно пещера, потолок - чересчур высоким, а воздух - слишком холодным. Гостиную заполняет тьма. Джейн работает, водя руками по каркасу зонтика и стараясь быть терпеливой ко всем вопросам, на которые пока нет ответа.
        При изготовлении зонтика наступает этап, когда он гораздо больше, чем его стержень и восемь ребер. Когда Джейн открывает и закрывает зонт, тот напоминает движущуюся медузу, сделанную из прутьев, - эдакое подводное существо в самом жутком в мире океане. Поскольку ребра у этого зонтика разной длины, медуза выходит необычной формы, асимметричная. Пока трудно понять, добьется ли она того результата, на который рассчитывает. Ей придется немного подождать, чтобы это проверить. Джейн кажется, что этот зонтик станет чем-то вроде секрета. Когда другие люди будут на него смотреть, они увидят что-то непонятное, похожее на сломанный зонтик. И только Джейн будет знать, что на самом деле это голубое пятнышко на радужной оболочке тети Магнолии.
        В очередной раз стонущий Дом будит ее до рассвета, на этот раз шум вырвал ее из сна, где Айви воровала рыбу. Сон превращается в голос - голос Дома, с завывающими стенами и скрипящими окнами, которые велят ей выглянуть наружу, и, еще не проснувшись до конца, Джейн выпрыгивает из кровати и прижимается к стеклу в гостиной. Ночь ясна, луна только поднимается, сад похож на черное кружево. Рядом приковылявший из спальни Джаспер прижимает к стеклу нос.
        За садом происходит какое-то движение. Темная фигура. Нет - две темные фигуры. Одна включает фонарик. Свет падает на другую лишь мельком, этого недостаточно, чтобы разглядеть детали. Однако Джейн успевает заметить плоский прямоугольный пакет в ее руке. Парочка пересекает газон и скрывается за деревьями. «Патрик и Айви», - думает Джейн. Она уверена в этом, хотя и не способна объяснить. Сердце начинает колотиться где-то в горле.
        - Джаспер? - окликает она.
        В ответ пес чихает.
        - Что нам делать?
        Джаспер ставит лапу на ногу Джейн. Она не знает, как понимать этот жест. Он пытается удержать ее на месте или выражает готовность следовать за ней в поисках приключений?
        А может, это просто собака, говорит себе Джейн, которая не понимает человеческого языка и которой просто нравится топтаться по твоей ноге.
        - Хорошо, Джаспер, - говорит Джейн. - Думаю, нам нужен фонарик. Союзник тоже не помешает.
        Натянув толстовку, носки и обув большие черные ботинки, Джейн смотрит на часы - еще нет и четверти шестого - и выходит в коридор. Секунду поразмыслив, стучится в дверь Рави. Джаспер прислоняется к ее лодыжкам. Ответа нет, она стучит сильнее - и снова безрезультатно. Понимая риск обнаружить Рави занимающимся любовью, она врывается внутрь. Наверняка он поступил бы на ее месте так же, у нее слишком мало времени, чтобы тратить его зря.
        Роскошная кровать Рави пуста.
        Интересненько.
        Она пытается вспомнить, как выглядели скрывшиеся в лесу фигуры, и понять, могла ли одна из них принадлежать Рави, но это бесполезно: ей слишком мало удалось разглядеть.
        - Жаль, что я не знаю, в какой комнате живет Люси, - говорит она Джасперу. - Я бы хотела…
        Они проходят мимо Капитана Полярные Штаны.
        - Я бы хотела знать, кому можно доверять.
        Где бы найти фонарик? На кухне? У слуг? Внезапно Джейн вспоминает два крупных мощных фонаря, лежащих у Айви на компьютерном столе. Если Айви сейчас в лесу, Джейн ничто не мешает зайти в ее комнату и «одолжить» один из них. А если выяснится, что Айви у себя…
        Джейн направляется в обитель слуг. Когда они с Джаспером огибают внутренний дворик, она слышит музыку. «Битлз» в это время суток звучит странно.
        В крыле прислуги Джейн начинает терять самообладание. Если Айви в своей в комнате, то появление Джейн в шестом часу утра станет для нее неожиданностью. К тому же в последнее время Айви была с ней не особо дружелюбна. Она останавливается у двери.
        - Джаспер, - шепчет она. - Что мне делать?
        Джаспер смотрит на нее равнодушным взглядом. Чего еще ждать от собаки. Глубоко вздохнув, Джейн стучит.
        После короткой паузы дверь распахивается, из-за нее выглядывает настороженное лицо Айви. Ее очки на месте. В комнате работает один из компьютеров: вентиляторы жужжат и мигают, как маленький космический корабль в темноте.
        - Что тебе? - с тревогой спрашивает Айви, силясь разглядеть что-то у Джейн за спиной. - Зачем пришла?
        На ней все те же черные легинсы и грязно-синий свитер. Темные волосы не собраны и спадают с плеч до середины спины. Кажется, она совсем не рада гостям - Джейн ощущает острый укол обиды.
        - Мне нужен фонарик, - говорит Джейн.
        - Зачем?
        - Просто дай мне его.
        - Скажи зачем.
        - Почему я должна говорить?
        Айви явно грубит.
        - Потому что если тебе нужен фонарик, то, скорее всего, ты хочешь выйти наружу, а это может быть опасно.
        - Ты о Панзавекки? - спрашивает Джейн. - И о Филиппе Окада, который расхаживает по дому с оружием?
        Айви ошеломленно замолкает.
        - Так ты дашь фонарик? - снова спрашивает девушка.
        Ответа нет, Джейн разворачивается и бредет прочь.
        - Подожди! - кричит вдогонку Айви. - Дженни, подожди.
        Джейн не ждет. Когда она сворачивает в коридор, ведущий к центру Дома, Джаспер позади нее начинает лаять и скулить, а затем издает громкое отрывистое «гав», которое наконец привлекло внимание Джейн. Она возвращается к нему и нетерпеливо спрашивает:
        - Что?
        Джаспер идет вниз по коридору в сторону большой дощатой двери с железной защелкой в конце коридора, - двери, ведущей к западным чердакам. По дороге он поскуливает, явно умоляя свою спутницу следовать за ним.
        Ощущая бессмысленность происходящего, Джейн сдается.
        - Черт с тобой, Джаспер! - вздыхает она и разворачивается. - Тебе повезло, что я видела столько фильмов про собак.
        Джаспер ведет ее через дощатую дверь, а потом - прямо к другой, раздвижной. По идее, это должен быть грузовой лифт - самый быстрый способ оказаться за пределами Дома. Джейн нажимает на кнопку вызова. Когда двери раскрываются, они с Джаспером заходят внутрь.
        Створки начинают сдвигаться, когда в щель между ними просовывается чья-то рука. Это Айви, которая на глазах у ошеломленной Джейн протискивается в лифт. Девушка с головы до пят облачена в плотное черное одеяние, за плечами - рюкзак. Айви проверяет яркость света фонаря; он такой огромный, что им запросто можно кого-нибудь оглушить. Фонарь горит как маяк, освещая выпуклость пистолетной кобуры под левой грудью девушки. Двери лифта закрываются.
        - Ты? - удивилась Джейн.
        - Предупреждаю. Я не отлипну, пока ты не скажешь, куда собралась.
        Джейн прикидывает, что бесполезно что-то скрывать от человека, запертого с тобой в одном лифте.
        - Я видела на улице двух человек с фонарем и пакетом размером с Вермеера! - признается она. - Прошли через газон и скрылись в лесу.
        - Понятно, - кивает Айви.
        - Я решила, что это ты с Патриком, - мстительно добавляет Джейн.
        Лицо Айви остается бесстрастным.
        - Мы не имеем никакого отношения к Вермееру.
        - Конечно нет! - соглашается Джейн. - Только к сломанному Бранкузи, ограблению банка и похищению детей.
        Айви молча достает из кармана черную маску с прорезями для глаз и натягивает на лицо. Контраст между ней и Джейн, стоящей в своей пижаме «Доктор Кто», уже доходит до абсурда. Лифт с шумом опускается вниз и раскрывается, выпуская их наружу, навстречу порывистому ветру и близкому шуму моря.
        Айви крепко сжимает запястье Джейн.
        - Отпусти, - говорит та. - Больно же.
        Айви тянет Джейн через лужайку, она явно спешит.
        Джен волочится за ней, все еще ощущая боль и поражаясь силе Айви и ее скорости.
        - Куда ты меня тянешь?
        - В рамбле есть залив, - поясняет девушка. - Скрытый, на северо-восточной окраине острова. Идеальное место, чтобы переправить картину с острова.
        Рамбл - это крутой, скалистый, бугристый лес кустарниковых сосен. Здесь нет никаких тропинок, и Джаспер, уже на пределе своих возможностей, старается не отставать от Айви и Джейн, которые то прыгают, то скользят вниз по крутому склону. Периодически он скрывается из виду, затем вновь появляется - видимо, находя более подходящие для бассет-хаунда маршруты. Если он и издает при этом какие-то звуки, то все они тонут в шуме звенящего ветра. Айви продолжает двигаться уверенно, - определенно, этот лес хорошо ей знаком. Светает.
        Айви сжимает предплечье спутницы и сдерживает ее, чтобы та остановилась.
        - Что… - начинает было Джейн, но тут же замолкает, увидев то же, что и Айви. Шагах в десяти от них, на камне, спиной к девушкам, среди деревьев сидит мужчина. Здоровенный, коротко стриженный, с рыжей бородой. Его штанины промокли, - видимо, он шел по воде. На камне поменьше - небольшая кучка апельсиновых долек. Мужчина протягивает руку, берет одну из них и кладет в рот. За поясом джинсов торчит пистолет.
        Айви дергает Джейн за рукав.
        - Слушай, давай вернемся, - шепчет Джейн, когда Айви тащит ее по склону, чтобы оказаться вне поля зрения незнакомца. - Прошу тебя, Айви, остановись. Отпусти меня.
        Но Айви внезапно дергает ее вниз, прячась за кустом. Она обхватывает Джейн руками и шепчет ей на ухо: «Тсс». Джейн холодеет, не понимая, что происходит. Куда подевался Джаспер? Джейн беспокоится о собаке. Что делать, если этот ужасный человек увидит…
        Тут Джаспер прижимается к ноге Джейн с противоположной от Айви стороны. Девушка погружается лицом в шерсть, вдыхая резкий запах:
        - О, Джаспер!
        Но внимание пса явно сосредоточено на чем-то, что можно разглядеть в просвет между ветками. Айви раздвигает их, вглядываясь в пробивающийся свет. Джейн смотрит туда же. Примерно в двадцати ярдах виднеется тот самый залив - место, где лес расступается и тропинка выводит к небольшой серповидной бухте, берег которой покрыт темным песком. На берегу, одетая во все черное, стоит Люси Сент-Джордж. Она дает указания долговязому белому мужчине на катере, пришвартованном к одинокому деревянному столбу, торчащему из воды.
        - Люси, - шепчет Джейн. - Это Люси! Что она здесь делает?
        Кажется, Люси спорит со своим собеседником. Тот вцепился рукой в штурвал и, кажется, готов отплыть в любой момент. Второй рукой мужчина размахивает в воздухе, что-то крича - Джейн не может разобрать, что именно. По интонации похоже на выяснение отношений.
        - Все! - презрительно кричит Люси в ответ. - Я в этом больше не участвую. Я трачу впустую свои таланты. И ты тоже, Джей Эр!
        Джей Эр тянется к карману пальто, и Джейн становится страшно. Из-за его выражения лица ей кажется, что мужчина хочет достать пистолет. Вместо этого он достает свисток. Раздается пронзительный звук. Джейн никогда не видела человека, настолько высокого и настолько худого как палка.
        Мгновение спустя слышится хруст веток: это рыжебородый, пробравшийся к побережью сквозь кустарник. Даже не взглянув на пистолет в руке Люси, он прямо по воде идет к катеру и поднимается на борт. Джей Эр заводит мотор с таким звуком, будто тысяча пчел зажужжали разом. Судно мелькает вдали, Джей Эр злобно смотрит на Люси.
        - Кто это был? - шепчет Джейн на ухо Айви. - Где картина? Почему Люси позволила им уйти? Они подсадные?
        - Нет, - мрачно говорит Айви, срывая маску. - Не похоже.
        - Ты хочешь сказать…
        - Тсс!
        Люси все еще стоит на берегу, обхватив себя руками, в одной из них по-прежнему пистолет. Внезапно она резко оборачивается, оглядывая окрестные деревья. Ждет чего-то? Или кого-то? Наконец она резким нетерпеливым движением убирает пистолет куда-то в куртку и покидает берег, направляясь почти прямо на Айви и Джейн. На ней черная вязанная шапка с густым ворсом, в которой она выглядит большеглазой и совсем молоденькой. Джейн вдруг чувствует себя ужасно одинокой, будто смотрит в стереоскоп на единственную женщину в мире. Приближаясь, Люси вытирает лицо тыльной стороной ладони, и Джейн понимает, что она плачет.
        Айви тянется к кобуре пистолета и начинает подниматься.
        - Какого черта ты делаешь?! - яростно шепчет Джейн, хватая ее за руку и утягивая обратно.
        - Я должна ее остановить, - отвечает та, изо всех сил пытаясь вырваться.
        - В чем остановить? - шипит Джейн. - Мы же понятия не имеем, что здесь происходит!
        - Не будь такой наивной! - отбивается Айви. - Она - воровка!
        - Пусть так, - говорит Джейн. - Но я не позволю тебе ее застрелить.
        - Что? - Айви смотрит на нее с удивлением. - Я и не собиралась в нее стрелять.
        - Тогда зачем тебе пистолет?
        - Кто здесь? - Где-то совсем близко раздался высокий, холодный и осторожный голос Люси. - Я слышу ваши голоса. Медленно выходите.
        От удивления Айви падает назад и, тяжело дыша, смотрит на Джейн безумными глазами. Она засовывает руку под толстовку.
        - Оставайся здесь. Я сама с этим разберусь.
        Джейн не успела даже начать думать над тем, как быть, как вдруг обогнувший кустарник Джаспер кубарем катится наперерез Люси. Джейн подскакивает, вскрикивает и видит, как собака врезается в женщину. От неожиданности Люси падает, ругается и машет пистолетом, пытаясь отбиться. Пес запрыгивает на нее и пастью закрывает дуло пистолета, рыча и безостановочно вертясь. Все это происходит за считаные секунды. Джейн подлетает к ним, боясь, что пистолет выстрелит в Джаспера. Люси пытается защищаться, но ее кровоточащие пальцы в ловушке, и она это понимает.
        - Останови его! - всхлипывает Люси. - Останови. Убери! Он оторвет мне голову!
        - Джаспер. - Джейн обхватывает его поперек туловища и пытается оттащить от Люси. - Она не собирается в нас стрелять.
        - Конечно нет! - кричит Люси. - Я ни в кого не собираюсь стрелять. Клянусь!
        Зубы Джаспера соскальзывают. Джейн падает на бок с собакой в руках. Еще какое-то время они катаются по земле в молчаливой схватке, затем девушка встает и отряхивается. К этому моменту Люси уже стоит на ногах и ствол ее пистолета направлен прямо на Джейн.
        - Люси, - растерялась Джейн.
        Люси смотрит на нее твердым, уверенным взглядом. Кровь стекает по ее рукам.
        - Ну что ж, - ухмыляется она. - Ты очаровательно доверчива.
        «На самом деле нет, - думает Джейн. - Просто есть огромная разница между тем, чтобы не доверять кому-то - и поверить, что он правда может в тебя выстрелить.
        Это я во всем виновата, - продолжает она свой внутренний монолог. - Айви здесь. Джаспер здесь. Это я их сюда притащила, из-за меня они все в опасности».
        - Джаспер, - говорит она псу. Ее беспокоит низкое рычание пса, на которое Люси может не понятно как отреагировать. - Успокойся, Джаспер.
        Внезапно из-за кустов раздается громкий голос Айви:
        - У меня тоже есть пистолет. Так что брось-ка свой, Люси, иначе я тебя пристрелю.
        - У тебя нет пистолета. - На лице Люси появляется злобная гримаса.
        - Хочешь проверить? Если только попробуешь тронуть Дженни, я прострелю тебе колено. А теперь бросай пушку. Считаю до одного.
        Дальнейшие события разворачиваются так стремительно, что Джейн не успевает за ними уследить. Джаспер прыгает на Люси. Та наводит на пса пистолет. Джейн с воплем подлетает к ним, раздается выстрел, Джаспер зубами хватает Люси за колено. Люси снова падает, взвыв от боли. А Джаспер истекает кровью. Джаспер истекает кровью! Джейн валится на Люси и вырывает у нее пистолет. На мгновенье девушка теряется, не зная, что с ним делать, но тут появляется Айви и направляет ствол на Люси, которая все еще вопит, пытаясь вырваться из пасти Джаспера, который так и не ослабил хватки.
        - Храбрый пес! - Джейн обхватывает его руками. Ура, это всего лишь ухо! Выстрел Люси проделал дыру в его огромном висячем ухе! У Джейн по щекам бегут слезы. - Джаспер, ты храбрая, храбрая собака. Мне очень жаль. Как ты? Да выплюнь ее уже. Дай-ка лучше взглянуть на твое ухо.
        Бассет наконец отпускает колено Люси. Джейн обнимает Джаспера, тот лижет ее лицо, капли крови капают прямо на девушку. Она рыдает, зарывшись в шерсть. Его ухо сильно кровоточит, и она прижимает к ране рукав, не зная, как еще помочь бедному зверю. Айви предлагает Джейн оторвать лоскут ткани, чтобы плотно привязать ухо к голове.
        - Я бы дала тебе свою одежду, но должна следить за этой тварью.
        - Как это мило, ваша забота о собаке, - подает голос тварь, продолжая стонать и покачиваться от боли, - пока я тут истекаю кровью.
        Джейн не в силах слышать этот мерзкий голос.
        - Если она скажет еще хоть слово, - обращается она к Айви, - пристрели ее, пожалуйста.
        - Ну что, теперь убедилась? - с легкой издевкой спрашивает Айви.
        Джейн настолько стыдно, что она не может смотреть Айви в глаза. Она пытается смастерить повязку для Джаспера из своей толстовки. Получается так себе. Она все еще плачет, ее бьет крупная дрожь. Джейн делает глубокий вдох.
        - Эй, Дженни, - тихо говорит Айви. - Все будет хорошо. Мы справимся с этим.
        Странная процессия из трех девушек и собаки возвращается к дому. Джейн в своей пижаме «Доктор Кто» перепачкана в крови, ее лицо заплакано. Ее толстовка дважды обернута вокруг Джаспера, рукава завязаны бантом. Джаспер явно не подозревает, что может выглядеть глупо, - он идет, пружиня шаг, с гордо поднятой головой.
        - Джаспер, - хвалит его Джейн. - Наш герой!
        В нескольких шагах впереди фыркает Люси. Она тоже вся в крови, чумазая и хромая. Ее запястья скованы наручниками, которые Айви достала из рюкзака.
        Айви следует за Люси, хладнокровно держа ее пистолет, словно какая-то ниндзя-супергероиня.
        - Кого ты ждала на берегу, Люси? - спрашивает она. - После того, как твои дружки уплыли на катере, и до того, как услышала наши голоса? Кого ты ожидала увидеть?
        - Никого.
        - Бред собачий! Кто был с тобой, когда вы вышли из Дома рано утром, с фонариком и Вермеером? Дженни тебя видела.
        - Вы никогда не пришьете мне Вермеера. - Люси высокомерно кривит рот. - Дженни могла видеть парней с катера.
        - Нет, не могла. Только у одного из них были мокрые штанины.
        - Ну и что? Может, другой переоделся в сухие, вернувшись на судно.
        - Я скажу тебе, как все было, - говорит Айви. - Сегодня утром вы с сообщником перенесли Вермеера из Дома в лес и передали парню в катере. Парень в мокрых штанах присматривал за другим. Мы видели, как он сидел в рамбле. Тот, с которым вы вышли, держался как твой начальник. И я хочу знать, кто это.
        - У меня нет сообщника. - Голос Люси спокоен и даже мелодичен.
        - Конечно, - саркастически соглашается Айви. - Кем бы он ни был, услышав твои вопли, он тут же скрылся. Ловко придумано.
        Айви снова тянется к рюкзаку за рацией.
        - Эй! - говорит она. - Кто-нибудь, возьмите трубку! Миссис Ви? Мистер Ви?
        Никто не отвечает. Джаспер идет рядом с Джейн. Взбираясь по холму, он даже пыхтит от усердия. Джейн чувствует, что вот-вот снова расплачется.
        - Эй, приятель, ты в порядке? Может, тебя понести?
        - Господь всемогущий! - фыркает Люси. - Может, еще остановимся, чтобы вы поставили ему памятник?
        - Благодаря этой собаке мы в порядке, а ты - нет, - холодно бросает Джейн ей в спину. - Поэтому ты и пытаешься над ним насмехаться. Он надрал тебе задницу.
        Айви тихонько посмеивается. В очередной раз сунув руку в рюкзак, она достает шоколадку и угощает Джейн. Та жадно срывает обертку, поражаясь, насколько голодна.
        Айви снова пробует рацию. Наконец, когда они выходят из леса на лужайку, сквозь потрескивания доносится голос миссис Вандерс.
        - Айви-бин? - спрашивает она. - Где ты?
        Несколько мгновений спустя все нужные звонки были сделаны, и к ним выехал наряд полиции штата Нью-Йорк.
        - Еще они обыщут воды между островом и материком, чтобы перехватить тот катер, - говорит скрипящий голос миссис Вандерс. - И я пошлю пару человек в рамбл, чтобы найти сообщника.
        - И ветеринар, - напоминает Джейн. - Джасперу нужен доктор.
        - Да, - говорит Айви в рацию. - Вызовите Джасперу ветеринара. Люси прострелила ему ухо.
        - О господи! Как глупо. Патрик! - Джейн слышит ее окрик. - Собаке нужен ветеринар!
        - Кто-нибудь заходил в Дом за последние несколько минут? - спрашивает Айви.
        - Айви, - говорит голос миссис Вандерс, - ты забыла, что сегодня праздничный день? Двери с рассвета нараспашку, люди снуют туда-суда.
        - Черт! - Похоже, Айви действительно забыла о Празднике.
        Она оборачивается к Люси:
        - Похоже, твоему подельнику крупно повезло. Представляю, как ты ему завидуешь!
        - Обязательно завидовала бы, - спокойно отвечает ей Люси. - Если бы у меня был сообщник.
        - Ты ведь понимаешь, что пойдешь по статье и за Бранкузи тоже? - спрашивает Айви.
        Ответом стало глухое молчание и плотно сжатые губы.
        - Может, они даже поднимут дело о Рубенсе, - добавляет Джейн.
        - Кстати, - вторит ей Айви. - Молодец, Дженни.
        На задней террасе Дома их ждала мрачная миссис Вандерс. Она степенно идет им навстречу и хлопает Люси по плечу, подталкивая к входу. Октавиан Четвертый тоже здесь - бледный, в своем неизменном пестром халате. И Рави тоже - безмолвный, с широко распахнутыми глазами. Он смотрит на Люси, будто не в силах поверить происходящему. Сейчас он похож на маленького мальчика, мир которого только что рухнул. Люси поднимает на него глаза. Когда на щеке Рави появляется слеза, Люси тоже начинает беззвучно и зло плакать.
        Полицейские делятся на две команды: одни - направляются в лес, на поиски напарника Люси, а другие - командуют в бильярдной, потому что у нее только две двери и обе они закрываются. Копы ясно заявили о намерении поговорить с каждым обитателем Дома. Сперва с Люси, затем с Джейн, Айви и Рави. Потом - со всеми, кто не спал на момент возвращения Джейн, Айви и Люси. Это Октавиан, мистер и миссис Вандерс, Кок, Патрик, весь штатный и весь временный персонал, нанятый для вечеринки. Наконец, с теми, кто спал или, во всяком случае, утверждает, что спал, и кто спустился вниз уже после произошедшего: Фиби Окада, Колин Мак, Киран.
        Прибыл и ветеринар - тучная, похожая на медведя женщина, которая теперь суетится на кухне, окружив Джаспера с его пострадавшим ухом непрерывной заботой. Она хвалит Джейн за отличную повязку и говорит, что о потере крови можно не переживать.
        - Конечно, ухо кровоточит, но на самом деле гораздо лучше, чем выглядит. С собакой все будет в порядке.
        Тем не менее при каждом взгляде на Джаспера у Джейн непроизвольно текут слезы. А когда она ловит его любящий взгляд, слезы начинают течь еще быстрее.
        Полиция долго беседует с Люси один на один.
        Джейн и Айви ждут своей очереди в золотой гостиной рядом с бильярдной. Айви молча наблюдает, как Джейн, сопя, обгрызает заусенцы, пока те не начинают кровоточить. Джейн взглянула на подругу только один раз, чтобы заметить фиолетовые круги вокруг ее глаз. Больше Джейн старалась на нее не смотреть.
        Наконец Айви подает голос:
        - Ты что, злишься на меня?
        Джейн обнаруживает немного грязи под одним из ногтей и пытается выковырять ее, но лишь засовывает еще глубже. Разумеется, эта грязь - напоминание об утреннем приключении. Грязь раскрытой тайны и всеобщей суматохи.
        - Я пытаюсь представить, как все это выглядит с твоей стороны, - продолжает Айви, - особенно после того, как ты стала замечать некоторые вещи. Может быть, ты услышала о чем-то, что связано с Филиппом? Или с Патриком?
        Айви сделала паузу.
        - Я бы точно злилась на твоем месте.
        - Почему я должна рассказывать тебе, что видела или слышала? - огрызается Джейн. - Если ты сама постоянно играешь в молчанку?
        - Ты права.
        - И мне непонятно, почему ты спрашиваешь меня, злюсь ли я, - продолжает Джейн тем же тоном, - когда сама ведешь себя так, будто я твой кровный враг.
        - Я не злюсь на тебя, - печально вздыхает Айви.
        - Ты слоняешься по всему Дому со своим фотоаппаратом и делаешь вид, что снимаешь произведения искусства. А когда увидела меня, у тебя был такой вид, будто ты на меня злишься.
        - Я на тебя не злюсь, - повторяет Айви. - Я злюсь из-за того, что не могу объяснить тебе, что происходит.
        - Ну, - отвечает Джейн, - тебе надо совершенствовать направление своей злости.
        От этих слов Айви непроизвольно улыбается.
        - Мне не везло в последнее время, - продолжает Джейн. - Довольно трудно понять, кому можно доверять.
        - Отчасти это моя вина, - снова вздыхает Айви и наклоняется к ней. - Люси - это ведь она тебя обманула. Она воспользовалась тем, какая ты хорошая. Это она подлая, отстойная неудачница. Она, а не ты.
        - Я должна была догадаться, - возражает Джейн. - Ты же сразу поняла!
        - Это да, - кривится Айви, откинувшись на спинку кресла. - Но недоверие к людям - не повод для гордости.
        - Но ты оказалась права! Твое недоверие оправдалось.
        - Только потому, что у меня больше опыта в общении с ненадежными людьми. - Айви испускает очередной вздох. - Серьезно, Дженни. Ты была очень храброй. Ты пыталась защитить нас всех, и даже Люси, пока не знала, в чем дело. И ты забрала у нее пистолет, слава богу!
        Разглаживая рукава пижамной сорочки, Джейн с осторожностью принимает похвалу. Тут из бильярдной высовывается голова одного из полицейских, оглядывает гостиную и вновь исчезает за дверью.
        - Я нервничаю, - признается Джейн.
        - Почему?
        - Не знаю… Раньше меня не допрашивали полицейские.
        - А, - отмахивается Айви. - Просто говори правду, и все.
        - В том-то и дело, - вздыхает Джейн. - Вдруг я случайно подставлю кого-то невиновного?
        - Думаю, в данной ситуации твои показания вряд ли могут что-то изменить, - говорит Айви. - И уж тем более ты не подставишь никого невиновного, сказав правду.
        Джейн изучает спокойное лицо Айви:
        - Ты сказала Люси, что у тебя пистолет. Это правда?
        - Ай, - снова машет рукой Айви. - Ты сама этот пистолет видела?
        - Нет, - признается Джейн. - Не уверена.
        - Полиция будет спрашивать, что я сказала и что я сделала, - говорит Айви. - Просто ответь им правду. Они решат, что я блефовала.
        О таком варианте Джейн не подумала.
        - Теперь мне немного полегчало. Не считая того, что я видела выпирающий в форме пистолета предмет под твоей толстовкой.
        Айви осматривает свою толстовку, гладкую и явно не скрывающую никаких выпирающих предметов, похожих на пистолет. На ней по-прежнему брезентовые кроссовки, волосы все так же собраны в небрежный узел. Пока Джейн суетилась вокруг Джаспера, а все остальные ожидали полицию, Айви, вероятно, удалось подняться к себе в комнату и кое-что поменять.
        - Скажи им и об этом тоже, - пожимает плечами Айви. - Форма под толстовкой - не очень убедительно.
        - Я хочу знать, что здесь происходит, - говорит Джейн, глядя Айви прямо в глаза. - Просто для себя.
        Мягкие, тревожно-синие глаза Айви смотрят на нее сквозь очки.
        - Давай поговорим об этом позже? Когда копы уедут?
        - Обещаешь?
        - Да, - кивает Айви. - Клянусь тебе.
        - И ты расскажешь мне все?
        - Все.
        - Это меня огорчит?
        Айви делает медленный вдох. Она внезапно начинает казаться очень уставшей, со своими быстро моргающими, покрасневшими от напряжения глазами.
        - Не знаю, - говорит она. - Правда в том, что я совершенно запуталась.
        - Я могу помочь тебе разобраться, - отвечает Джейн. - Если ты действительно меня огорчишь, то обязательно это заметишь, обещаю.
        Айви рассмеялась:
        - Кроме шуток, ты даже не представляешь, как бы мне это помогло. Вот насколько я запуталась.
        Айви зевает.
        - Извини. Ты уже не так сильно волнуешься?
        - Знаешь… - говорит Джейн после небольшой паузы. - Я ведь заглянула к Рави перед тем, как прийти к тебе. И его не было в комнате.
        - Правда?
        - Да.
        - Понятно, - протягивает Айви. - Мне ясно, почему ты не хочешь говорить это полиции, но поверь, Рави в состоянии о себе позаботиться. Он объяснит, где был. Ты только все усложнишь, если скажешь, что он был там, где на самом деле его не было.
        Айви права. Лучший вариант для Джейн - говорить правду.
        - Спасибо, - благодарит она.
        - Не за что. Волноваться - это нормально.
        - Но ты ведь не волнуешься.
        - Еще как. Я как утка на воде: с виду спокойна, а ноги под водой работают со скоростью миля в минуту. И еще я вообще не спала, так что немного не в себе.
        - Ты уверена, что у Люси есть сообщник?
        - Не знаю. Но она ждала кого-то на пляже. Люси явно сходит с ума, пытаясь понять, кто мог украсть Бранкузи, я надеялась, что она подозревает своего сообщника. Не могло же в Доме оказаться аж три вора сразу: она, ее сообщник и кто-то еще? Как-то многовато, а?
        - Ты уверена, что Люси не брала Бранкузи?
        - Да. Извини, но это опять то, о чем я не могу тебе рассказать.
        - Ты поэтому дразнила ее и говорила, что она пойдет по Бранкузи? Надеялась, что она выдаст своего сообщника?
        - Ага, - кивает Айви. - Если он у нее есть. Может, тот парень в промокших штанах подошел к Дому, чтобы встретить ее, а ты увидела их из окна. Но что-то я в это слабо верю.
        Внезапно Джейн посещает озарение.
        - Айви, - говорит она. - Полиция будет спрашивать тебя о Бранкузи. И про то, действительно ли у тебя был пистолет. Ты собираешься соврать?
        Айви молчит, глядя на полосу света в дверном проеме. Концы ее волос отсвечивают золотистым.
        - Я собираюсь сделать то, что считаю правильным, - наконец произносит она. - И когда это закончится, обещаю, что расскажу тебе обо всем, о чем не могу сказать прямо сейчас.
        Джейн замолкает и сидит молча до тех пор, пока не осознает две вещи. Во-первых, она верит Айви. А во-вторых - несмотря на всю эту свистопляску с оружием, пропавшими детьми и украденными экспонатами, она не верит, что Айви делает что-то действительно плохое.
        - Ты знаешь, что для звука фальшивого затвора есть специальное слово?
        - Что?
        - Я о звуке, который издает цифровой фотоаппарат. Фальшивый звук затвора.
        - Так он не настоящий?
        - А как ты думала? Он ведь не нужен цифровому фотоаппарату. Это просто элемент дизайна, который имитирует звук старых фотиков.
        - Надо же, никогда об этом не задумывалась.
        - Есть слово для дизайнерского решения, включающего устаревшую функцию. Не могу вспомнить.
        - Оно годится для скраббла?
        Айви улыбается:
        - Надеюсь.
        Это трудно объяснить, но сейчас Джейн почти созрела до общения с полицией. Она чувствует себя так, будто готова выдержать что угодно.
        - Я бы хотела узнать, что это за слово, - говорит она.
        - Как только вспомню, обязательно скажу, обещаю, - улыбается Айви.
        Когда полицейские выталкивают Люси Сент-Джордж из бильярдной, она спотыкается о плинтус и остается на ногах лишь благодаря тому, что один из полицейских крепко сжимает ее руку. Они кажутся Джейн излишне грубыми. Джейн и рада бы торжествовать, но понимает, что Люси - мелкая сошка. Когда они волокут ее через гостиную, Люси вздрагивает от боли. Поймав взгляд Джейн, она спрашивает:
        - Рави в приемном зале?
        Джейн не понимает, с какой стати должна отвечать.
        - Не думаю.
        Кажется, Люси вздохнула с облегчением.
        - Спасибо, - успела она поблагодарить, и полицейские утащили ее прочь.
        Джейн хочется закричать ей в спину, что не собиралась делать для нее даже такой мелочи. Что она и пальцем не шевельнет ради человека, который сначала лжет и притворяется, а потом стреляет в собаку.
        Угрюмый полицейский, пахнущий морем, выглядывает из бильярдной и называет имя Джейн.
        Копы, двое мужчин и женщина с бесстрастными лицами и резкими голосами, задают ей множество вопросов. Она говорит правду, и в большинстве случаев это честное «понятия не имею».
        - Мужчина в лесу ел апельсин, - говорит она в какой-то момент.
        - Апельсин, - повторяет следователь без всякого выражения, даже не записав эту «важную» улику.
        Джейн и полицейские сидят, неуклюже теснясь на краю самого причудливого стола, который она когда-либо видела: с покрытием из пыльного синего войлока и львами, вырезанными на деревянных ножках.
        - Люси Сент-Джордж что-нибудь говорила людям в лодке? - спрашивает полицейский с густыми белыми усами.
        Джейн пытается вспомнить.
        - Да, - ответила она. - Кажется, «Больше я в этом не участвую. Я растрачиваю свои таланты впустую. И ты тоже, Джей Эр». Или что-то типа того. Я была довольно далеко, а вода сильно шумела.
        - В чем больше не участвует? И кто такой Джей Эр? - спрашивает усатый коп.
        - Это человек, который управлял катером.
        Полицейский хмыкает.
        Джейн слышит в этом «хм» множество невысказанных слов. Кажется, она самый бесполезный свидетель из всех, кого они когда-либо допрашивали.
        Они спрашивают, кто она такая, что привело ее в Ту-Ревьенс, и откровенно скучают от ее ответов. Джейн старается, чтобы ее голос звучал непринужденно, когда рассказывает им, что никогда не видела у Айви пистолета. Она пытается изобразить скуку, говоря, что не обнаружила Рави в его комнате. Эта информация заставляет полицейских слегка оживиться, что сильно огорчает Джейн. Мог ли Рави быть сообщником Люси? Неужели все его истерики были простым фарсом? Если это так, он заслуживает, чтобы его поймали. Или нет?
        Нет. Она ни за что не поверит, что Рави имеет ко всему этому какое-то отношение. Но ведь совсем недавно она думала то же самое и о Люси…
        - А вы даете медали собакам? - спрашивает она.
        - Спасибо за то, что уделили нам время, - мрачно завершает разговор один из сыщиков, и Джейн выпроваживают обратно в гостиную.
        - Ну как? - спрашивает Айви, которая сидит на том же месте.
        - Не знаю, - честно признается Джейн.
        Цокая когтями по плитке, в комнату пробирается Джаспер. Его ухо перевязано и свободно прикреплено к шее лентой. Увидев Джейн, пес бросается к ней, девушка падает на пол, берет его на колени, гладит, и, естественно, из ее глаз снова текут слезы. Джаспер горячо пыхтит ей в лицо.
        - Никогда не видела, чтобы эта собака хоть с кем-то вела себя так, как с тобой, - говорит Айви, роясь в своих многочисленных карманах. Наконец отыскав платок, Айви присаживается возле Джейн, которая продолжает тискать Джаспера, и осторожно прикасается к ее лицу. Джейн чувствует, как вся ее грусть исчезает.
        - Айви Йеллан.
        На лице появившегося в дверях бильярдной полицейского застыла гримаса невыносимой скуки. Он переводит взгляд на Джейн:
        - Вы.
        - Что - я? - удивилась девушка. - Я? Вы ведь только что со мной разговаривали.
        - Да, - говорит он. - Это было незабываемо. Сделай одолжение, найди Рави Трэша. Он следующий.
        - Я здесь. - Рави появляется в дверях приемного зала.
        - Хорошо, - кивает офицер. - Останьтесь, пожалуйста.
        Полицейский и Айви исчезают в бильярдной, оставив Джейн наедине с Рави, который внимательно рассматривает ее лицо. Она шмыгает носом, вытирая глаза рукавом пижамы.
        - Почему ты плачешь? - спрашивает он.
        - Из-за собаки, - говорит Джейн, и отчасти это правда.
        Рави неопределенно хмыкает.
        - Ты выглядишь усталым, - замечает Джейн.
        - Да, - мрачно вздыхает Рави. - Ты тоже. - ФБР этим занимается, - продолжает он. - Если наши экспонаты все еще в Нью-Йорке, это будет просто чудом. Кажется, Ванни вызывал штатных полицейских вместо ФБР мне назло. Как ты с ними пообщалась?
        Джейн задумывается, а затем говорит своим особенным тоном:
        - Я честно ответила на все их вопросы.
        Рави потирает шею и устало вздыхает. Из-за проседи в волосах он кажется постаревшим и осунувшимся.
        - А у тебя был повод этого не делать?
        - Я ведь сначала заходила к тебе, - признается Джейн. - Этим утром. Я зашла в твою комнату перед тем, как выйти из Дома. Как раз перед самым рассветом. Тебя там не было. И я им это сказала.
        Рави внимательно глядит на Джейн.
        - И ты сообщаешь об этом мне, - говорит он, - чтобы я не пытался убедить их в том, что во время всей этой заварушки мирно спал в своей постели?
        - Ну да. Выходит, так.
        - Ты не перестаешь меня удивлять. - Уголок губ Рави ползет вверх.
        - Рави, сейчас не самый подходящий момент для флирта.
        Рави грустно улыбается, устало встряхнув головой:
        - Ночью я был в библиотеке вместе с отцом. Мы слушали «Битлз».
        - «Битлз»! - восклицает Джейн. - Я забыла рассказать полиции о «Битлз»!
        Поставив Джаспера на пол, она опрометью бросается в бильярдный зал, где на нее тут же уставились четыре пары удивленных глаз.
        - Я забыла вам сказать! Когда я шла через атриум к комнатам слуг, я слышала, что кто-то играл «Битлз»!
        Полицейские продолжают смотреть на Джейн с недоумением. Она выходит из бильярдной и закрывает за собой дверь, не дожидаясь, пока все станет только хуже.
        - Голову даю на отсечение, что я - их самый нелюбимый свидетель, - говорит она Рави.
        - Не волнуйся. Патрик будет задумчив, Киран - молчаливой и подавленной, Колин - заносчивым, а Фиби наверняка скажет что-нибудь высокомерно-ершистое.
        - Спасибо, ты меня успокоил.
        На его лице снова появилась полуулыбка.
        - Составишь мне компанию, пока я жду своей очереди?
        Джейн сочувствует Рави, у которого было паршивое утро. Но на ней все та же докторктошная пижама, а ведь за сегодняшнее утро она успела пробежаться через рамбл, упасть, кубарем прокатиться по земле, ей угрожали пистолетом, на ней были следы собачьей крови, она выплакала все глаза, ее допрашивала полиция. После всего этого ей просто жизненно необходим душ и крепкий сон с храпящим под кроватью Джаспером.
        - Мне нужно привести себя в порядок.
        - Конечно. - Рави понимающе кивает. - Если встретишь Киран, передай, что я беспокоюсь за нее.
        - Почему?
        Рави опускается в кресло и закрывает глаза.
        - С этим все равно ничего нельзя поделать. Назовем это просто некими обстоятельствами.
        Мгновение спустя Джейн, уставшая и разбитая, пересекает зал торжеств, стараясь не наткнуться на прислугу, голоса которой сейчас кажутся слишком резкими и звонкими. Джаспер плетется рядом. Вдруг Джейн ощущает зверский голод и в результате встречает в столовой Киран. Та сидит рядом с Колином, вяло тыкая ложкой в яйцо-пашот.
        - Интересно, получится ли у меня удивиться еще сильнее, - слышит Джейн голос Колина. - Как ты думаешь, кто ее сообщник? Кто-нибудь из этого дома? Прислуга?
        - Понятия не имею, - отвечает Киран.
        - Может, она спуталась с тем парнем, который заправляет вашими лодками?
        - С Патриком?! - удивленно восклицает Киран, потирая виски, как при головной боли. - С чего ты взял?
        - Они довольно мило смотрятся вместе. Трудно представить, чтобы он ее отверг.
        В голосе Колина слышится едва уловимое самодовольство. Кажется, он в восторге от собственных предположений.
        Что-то внутри Джейн взбунтовалось.
        - Колин, - говорит она, - почему ты опять заставляешь Киран вести разговоры, которые ей неприятны?
        - Что? - Колин поднимает глаза на Джейн. У него влажные волосы, он сияет, как начищенный самовар. - Ты о ком?
        - Киран! - восклицает Джейн. - Ты над ней издеваешься!
        - Я люблю Киран. - Колин выглядит обиженным. - Что ты вообще понимаешь? Ты еще ребенок и вообще здесь чужая.
        - Она не хочет об этом разговаривать. Она хочет побыть одна.
        - Она расстроена! - с пылом говорит Колин. - Я пытаюсь хоть чем-то ее заинтересовать.
        - Да ты просто измываешься над ней.
        - Ты слишком нервная, - говорит Колин Джейн и поворачивается к Киран. - Милая, разве я над тобой издеваюсь?
        Киран сжимает ложку так, что у нее белеют кончики пальцев.
        - Колин, - говорит она, уткнувшись в тарелку, - думаю, нам пора расстаться. Точнее, я в этом уверена. Мне жаль, но между нами все кончено.
        На щеках Колина появляются два красных пятна. Через мгновение он бесшумно отодвигает стул и встает.
        - Очень хорошо, - цедит он сквозь зубы. - Но ты, - добавляет он, буравя Джейн горящими глазами, - ошибаешься. Ей вовсе не хочется быть одной. Она с ума сходит по своему слуге. Раньше я думал, что она может быть счастлива со мной, но теперь не уверен, что она вообще способна на счастье.
        - Прекрати говорить обо мне так, будто меня здесь нет, - подает голос Киран. - И не корчи из себя умника.
        Колин раскрывает рот, но затем, поджав губы, направляется к выходу. У самой двери он резко оборачивается к Джейн:
        - Кстати, мне неприятно тебе об этом говорить, но с твоими зонтиками произошел несчастный случай. Они вывалились на проезжую часть в Сохо и их раздавил грузовик. Мне безумно жаль. Они ведь не были застрахованы? - На его лице вновь появляется ухмылка.
        Ее зонтик-пагода. Ее зонтик - яичная скорлупа. Ее коричнево-медно-розовый зонтик с латунной ручкой. Джейн задыхается от негодования.
        - Какой кошмар, - говорит Киран.
        Джейн смотрит на нее и видит на лице неподдельное сочувствие. Она переводит взгляд на Колина. Тот изображает приличествующее случаю сочетание печали, сожаления и сочувствия. Но не только. В его глазах едва заметно мелькает что-то ребяческое. Конечно, это злорадство. В Джейн просыпается смутное предчувствие. Не говоря ни слова, она разворачивается, пересекает приемный зал и направляется на кухню, останавливаясь, лишь чтобы придержать дверь для Джаспера.
        Мистер Вандерс и Патрик кучкуются возле кухонного стола, что-то нашептывая друг другу.
        - Кто отправлял вчерашнюю почту? - спрашивает Джейн, не тратя времени на предисловия.
        - Кок. - Мистер Вандерс едва взглянул на нее.
        - А где он сейчас? - спрашивает Джейн.
        - На палубе.
        - Мне нужно задать ему вопрос.
        Мистер Вандерс наконец смотрит на нее, в его глазах любопытство. Он протягивает руку к ящику позади себя, достает рацию, включает ее и говорит:
        - Сынок…
        Мгновение спустя сквозь треск помех доносится хриплый голос:
        - Папа?
        Мистер Вандерс протягивает рацию Джейн. Раньше ей не доводилось ими пользоваться. Она нажимает кнопку и говорит:
        - Алло?
        - Да?
        - Кок?
        - Я.
        - Колин Мак вчера передал вам длинный узкий пакет для почтового отправления?
        - Да, - отвечает Кок. - Зонтики.
        - Как они были упакованы?
        - Они были обернуты в километр пузырчатой пленки и еще заколочены в ящик.
        - Кому они были адресованы?
        - Бакли Сент-Джорджу, офис в Сохо. Я отправил ящик в Саутгемптон с парнем, который работает на всю семью.
        - Семью? Какую семью?
        - Трэш! Какая же еще? - удивляется Кок. - Октавиан время от времени перевозит произведения искусства, и мы всегда привлекаем этого парня.
        - Он криворукий? - спрашивает Джейн. - Все время все роняет? Курьер, вечно попадающий в передряги?
        - Упаси боже! Это профессиональный курьер по части искусства. Он водит специализированный грузовик.
        Джейн возвращает рацию мистеру Вандерсу и бодрым шагом направляется назад. Джаспер следует за ней.
        - Алло? - За спиной она слышит несколько рассерженный голос Кока. - Кто это был, пап? Племянница Магнолии?
        Джейн толкает дверь, поражаясь собственной прыти.
        На этот раз ее появление в бильярдной вызывает уже не удивление, а раздражение. Айви здесь нет, полицейские разговаривают с Рави. При виде Джейн на его лице вспыхивает задорный огонек. Он явно предвкушал веселье.
        - Колин Мак - соучастник! - выпалила Джейн и добавила: - Или, во всяком случае, он придурок, который обворовал меня. В доказательство вы найдете три зонтика в офисе у Бакли Сент-Джорджа, которому, кстати, тоже нельзя доверять. Может, он за всем этим и стоит. Послал сюда дочь и племянника, чтобы они ограбили Трэшей, а Колин, козел высокомерный, решил обокрасть заодно и меня.
        Джейн в отчаянии, но ее решение говорить только правду по-прежнему твердо.
        - Но учтите, - продолжает она, - что мои догадки основаны только на взгляде в глаза Колину и еще, наверное, на том, что я не могу смириться с гибелью моих зонтиков. Но все же я считаю, что права.
        Женщина-полицейский закашлялась.
        - Мы расследуем кражу двух произведений искусства стоимостью более ста миллионов долларов, - говорит она. - А вы говорите нам про какие-то зонтики.
        - Колин только что сказал мне, что зонтики были уничтожены, - не унимается Джейн. - Это означает, что, если они обнаружатся в офисе Бакли Сент-Джорджа, Колин солгал, чтобы их украсть. Вы ищете вора или нет?
        Несмотря на Праздник, полиция проводит в Доме б?льшую часть дня. Чтобы хоть как-то отвлечься от напряженного ожидания, Джейн играет с Киран в шахматы в зимнем саду.
        Во второй половине дня сообщают, что зонтики нашлись. Два из них лежали прямо посреди стола Бакли Сент-Джорджа в его офисе в Сохо, а самого Бакли обнаружили разгуливающим под дождем с третьим, в виде яичной скорлупы. По словам полиции, Бакли был просто очарован зонтиками Джейн. Бледно-голубой в коричневую крапинку идеально сочетался с его галстуком-бабочкой. Он намеревался купить его у Джейн лично. Узнав, что Колин выдумал историю о гибели зонтиков, Бакли был немало удивлен и утверждал, что ничего подобного Колин ему не рассказывал. «Чертов глупый мальчишка!» - заявил он, а затем, услышав о Люси и Вермеере, надолго замолчал.
        Полиция уводит Колина. Он пытается держаться молодцом и делает вид, что забавляется происходящим, но бескровное лицо и напуганные глаза выдают его истинное состояние. Джейн наблюдает, как он проходит мимо Киран. В ее взгляде столько презрения, что им можно заморозить звезду.
        И никаких вестей о пропавшем Вермеере.
        На следующий день полиция попросила Джейн съездить в Нью-Йорк, чтобы опознать зонтики. Киран поехала с ней. В этом не было необходимости, но она хотела, чтобы Джейн имела доступ к городской квартире Трэшей. Джейн подозревала, что Киран готова отправиться куда угодно, лишь бы пропустить торжество.
        Когда они садятся в лодку, уже смеркается. Праздник начинается; прибывающие яхты сверкают на воде, словно звезды. Киран покачивается, как лиана, когда полицейский катер входит в пролив Лонг-Айленд, и на горизонте возникает Манхэттен. Городская ночь отражается в ее глазах, делает их яснее. Вскоре на Острове Уорда, странном лесистом участке, мимо которого течет Ист-Ривер, появляются казармы полиции штата Нью-Йорк.
        Внутри шумного здания с желтым освещением офицер, представившийся как следователь Эдвардс, раскладывает зонтики на столе и спрашивает Джейн, узнает ли она их. Голос у него как у заблудившегося в пустыне, а лицо напоминает Джона Уэйна[11 - Уэйн, Джон (1907 -1979) - американский киноактер, прозванный «королем вестерна».]. Это экстренное путешествие посреди ночи только затем, чтобы опознать зонтики, вместо того чтобы просто прислать ей фотографии, казалось Джейн глупым. Но, увидев перед собой свои творения, она порадовалась, что приехала. Следователь разрешает Джейн взять их, осмотреть и даже дать подержать Киран, которая просто очарована. Зонтики в том же состоянии, какими Джейн видела их в последний раз.
        - Когда я смогу их забрать? - спрашивает девушка.
        - Когда мы закончим расследование, - хрипло отвечает следователь Эдвардс и добавляет не без сочувствия: - Они - улика. Это значит, что вы можете быть за них абсолютно спокойны.
        Джейн замечает, что его ясные серые глаза окружены лучиками морщинок. А еще она видит небольшое коричневое пятнышко на одной из его серых радужек и, несмотря на очевидную иррациональность такой реакции, моментально проникается к нему глубоким доверием. Ее зонтики в надежных руках.
        - Теперь, когда вы опознали свои зонты, мы можем получить ордер на обыск офиса мистера Бакли, - говорит Эдвардс, когда Джейн возвращает ему свои творения. - А также на проверку его корреспонденции и финансов. И если у него есть еще какое-то ворованное имущество, мы его найдем.
        Глаза Киран скользят по следователю и останавливаются на его лице. Джейн помнила, что Бакли Сент-Джордж - не только дядя Колина и отец Люси. Он еще и начальник Рави, который теперь может лишиться работы.
        - Вы уверены, что Бакли Сент-Джордж к этому причастен? - спрашивает Киран.
        - Пока еще мы ни в чем не уверены, - отвечает следователь. - Мы не думаем, что Бакли Сент-Джордж знал о том, что Колин Мак планировал украсть зонтики. Но мы взяли тех двоих на катере, когда они пытались войти в Ист-Ривер. Они могли направляться к Бакли Сент-Джорджу, чтобы доставить Вермеера.
        - Вы сказали, что нашли их, - подает голос Киран. - Но ничего не сказали про Вермеера.
        Лицо следователя расплывается в улыбке.
        - Именно.
        - По-вашему, это смешно? - спрашивает Киран.
        Нагнувшись, следователь Эдвардс достает что-то из глубины ящика.
        - Этот сверток был обнаружен на борту, - говорит он. - Размером как раз с картину. Но внутри оказался лишь чистый холст и вот это.
        Он кладет перед Киран и Джейн плоский прозрачный пластиковый пакет. В нем - бумажная салфетка, на которой печатными буквами выведено фломастером: «ИЗБЕЙ МЕНЯ, ТЫ, ДЕСПОТ».
        - Да уж, - хмыкает Киран. - Действительно смешно.
        - Еще как, - кивает Эдвардс.
        - Вы считаете, что это написано Люси или Колином?
        - Похоже, что почерк принадлежит Люси Сент-Джордж.
        - Думаете, это записка для ее отца?
        - Возможно.
        - И что же получается? Люси украла Вермеера по поручению собственного отца, но оставила себе, а отцу отправила записку на салфетке?
        - Это только теория.
        - И где же Вермеер?
        - Без понятия. Люси не говорит. Колин тоже и вообще настаивает, что не имеет ко всему этому никакого отношения. К несчастью для него, мы обнаружили следы его ботинок в рамбле. Мы предполагаем, что он наступил в грязь после недавнего дождя, когда приглядывал за Люси.
        При упоминании Колина Киран пренебрежительно закатывает глаза.
        - А что насчет тех парней в лодке? - спрашивает она. - Вы ведь не могли их арестовать. Носить с собой бумажную салфетку, завернутую так, чтобы это напоминало украденную картину, не преступление.
        - Не так быстро, мисс Трэш. Вам бы работать детективом. Вы правы, это не противозаконно. Но угадайте, что еще?
        - Вы хотите поиграть в угадайку? - Киран сама любезность.
        Следователь Эдвардс сияет ослепительной улыбкой:
        - А вы подумайте! Это связано с одним из парней, высоким и худым, которого зовут Джей Эр. Как выяснилось, Джей - сокращенно от «Йоганнес».
        - Йоганнес? - удивилась Киран. - Его действительно так зовут? Как Йоганнеса[12 - Йоганнес - голландская форма имени Ян, которым Вермеера называют традиционно.] Вермеера?
        - Его зовут Йоганнес Вермеер Рутковски, - торжественно объявляет следователь. - Родители прочили ему большое будущее.
        - Он фальсификатор?
        - В точку!
        - Вот его мастерская, - продолжает офицер, протягивая Киран большую глянцевую фотографию, на которой виден стоящий в захламленной комнате мольберт. На мольберте закреплена незаконченная картина. Джейн уже видела ее раньше - в западном крыле Ту-Ревьенс, где миссис Вандерс занимается реставрацией картин.
        - Это наш автопортрет Рембрандта, - узнает Киран. - Вернее, скоро им будет.
        Она сдавливает виски.
        - Октавиан никогда ничего не делал для безопасности, - вздыхает она. - Ни камер, ни сигнализации. А с тех пор, как исчезла Шарлотта, он даже не запирает двери. Это кошмар.
        - Остров… - назидательно говорит следователь. - Это еще не гарантия неприступности. Поэтому все и произошло.
        Инспектор Эдвардс показывает Киран и Джейн еще одну большую фотографию: целый ряд холстов, прислоненных к грязной стене. Все как один имитируют картину Вермеера «Дама с лягушкой пишет письмо».
        - Практикуется, - пояснил следователь.
        - Йоганнес Вермеер Рутковски - талантище, - устало вздыхает Киран. - Я уже начинаю думать, что где-то может быть целый музей таких вот подделок.
        Когда Джейн и Киран добираются до городской квартиры Трэшей, Джейн настолько утомлена, что сразу же, не раздеваясь, валится на предложенную кровать. Невероятно, что все это началось только сегодняшним утром.
        - Спокойной ночи, милая, - желает ей заглянувшая в комнату Киран.
        - Киран, - окликает Джейн. Впервые за весь день они остались вдвоем. - Ты в порядке?
        - Бывало и лучше, - признается та. - А бывало и хуже. Не беспокойся обо мне, лучше поспи. После всего, что произошло, ты - герой дня.
        Джейн засыпает, даже не дослушав размышлений Киран о героях.
        Она спит глубоким первобытным сном. Ей снится бегущая по лесу Айви, вся в черном. Айви в опасности. Она убегает прочь от Джейн, исчезая за высокими стройными деревьями. Нет. Разворачивается и бежит навстречу Джейн. Приближаясь, замедляет шаг и что-то протягивает. Это зонтик. Тут Джейн понимает, что это вовсе не Айви, а тетя Магнолия в своем фиолетовом пальто с серебристо-золотистой подкладкой. Это тот самый зонт, над которым она сейчас работает, - кособокий и неоднородный, похожий на пятнышко в глазу тети Магнолии.
        - Он сломан, дорогая, - говорит тетя, сжимая руки Джейн. - Но все еще может тебя защитить.
        Джейн просыпается с неприятным привкусом не чищенных с вечера зубов во рту, с ощущением множества мелких иголок в ногах - спасибо джинсам, в которых она уснула. Сон еще где-то совсем рядом, и Джейн пытается его удержать.
        Выйдя из спальни, она обнаруживает Киран, с чашкой кофе в руках разглядывающую Центральный парк сквозь окно пентхауса. Джейн присоединяется к ней, и обе девушки становятся свидетелями редкого нью-йоркского града из лягушек. Моросит, но этого достаточно, чтобы застопорить движение и сделать парк похожим на водную гладь, по которой скачут темные пятнышки.
        - Как спалось? - спрашивает Киран.
        - Я видела удивительный сон, - отвечает Джейн.
        Странно вновь ступать на порог приемного зала, пропустив Праздник. Он выглядит каким-то опустевшим, и воздух в нем затхлый. Ни музыкантов, ни обслуги, ни уборщиков. Никакого тебе оживленного гудения. Сирень в вазах выглядит поникшей и пахнет как-то несвеже.
        Киран отправляется на поиски Рави, чтобы сообщить ему, что Вермеер все еще не найден.
        Наверху Джаспер лежит под ее дверью, просунув нос в щель. Увидев девушку, пес радостно подскакивает и неуклюже бросается ей навстречу. Он все еще в повязке. Джейн опускается на колени, чтобы получить его восторженные слюнявые приветствия, и не без удивления отмечает, что чувствует, будто вернулась домой.
        - Ай! - вскрикивает она, когда Джаспер пытается вскарабкаться к ней на колени. - Джаспер, ты ведь не маленький.
        Оказавшись у себя, Джейн несколько минут ждет, сама не зная чего, а затем отправляется на поиски Айви. Но, повстречав на кухне миссис Вандерс, Джейн узнает, что Айви уехала.
        - Как уехала? - удивилась Джейн. - Куда? Она вернется?
        Миссис Вандерс стучит по клавишам ноутбука за одним из кухонных столов. Патрик стоит у плиты, обжаривает чеснок.
        - Конечно вернется! - удивляется вопросу экономка. - Боже правый, девочка! Не делай такое несчастное лицо.
        - Она не говорила мне, что собирается уезжать. - Джейн растеряна.
        - И не должна была, - отрезает миссис Вандерс. - Я строго запретила ей.
        - Ей было жаль уезжать, не предупредив, - добавляет Патрик, глядя на Джейн через плечо.
        - Я тут вспомнила, - говорит Джейн с нарастающим раздражением, - что просила рассказать мне о тете Магнолии, а вы так и не сделали этого.
        - Айви хочется самой поговорить с тобой обо всем, - говорит миссис Вандерс. - Я пообещала. Это важно для нее. Так что тебе придется подождать.
        - И когда она возвращается?
        - Через несколько дней, - отвечает миссис Вандерс.
        На пару секунд Патрик замирает, неподвижно глядя на деревянную ложку в руке. Затем осторожно кладет ее на столешницу, выключает огонь и говорит миссис Вандерс:
        - С меня хватит. Я больше не могу врать Киран.
        Он проходит вглубь кухни и исчезает за дверью.
        - Господи, помоги нам! - в тревоге восклицает миссис Вандерс, вскакивает из-за стола, собираясь устремиться за ним, но тут же возвращается, бросив беглый взгляд в сторону Джейн, аккуратно закрывает ноутбук и только после этого уходит.
        - Джаспер, - говорит Джейн, сосредоточив свое внимание на псе, который трется вокруг нее, не сводя влюбленных глаз. - Все, я сдаюсь. Из них и слова не вытянешь. Ладно. Пока мы ждем Айви, нам нужно закончить зонтик, как ты считаешь?
        Зонтик «Тетя Магнолия» ждет Джейн, расположившись посреди ее рабочего стола, омываемый тусклым светом, едва пробивающимся в окно утренней комнаты. Когда ее пальцы двигаются вдоль частей зонта, складывая их вокруг спиц в форме неровного навеса, Джейн размышляет о поломанных вещах. Она гордится собой за то, что, спотыкаясь и делая ошибки, в итоге все же собирает воедино кусочки тайны.
        Джейн спрашивает себя, сможет ли она так же, по кусочкам, собрать собственную жизнь.
        Тетя Магнолия?
        Когда натяжение навеса достигает оптимального баланса - не слишком туго, но и не расхлябанно, Джейн двигает бегунок вверх и кладет раскрытый зонт на рабочий стол, позаимствованный у Айви. Отходит назад. Зонт кривой и неэлегантный - как ей и хотелось. Он похож на один из тех зонтов, которые можно увидеть в дождливые дни торчащими из мусорных баков. За исключением того, что его кривизна, если хорошенько приглядеться, имеет определенный баланс, которого Джейн тщательно добивалась. Это хороший зонтик, необычный зонтик, который защитит ее от дождя. А еще этот зонтик - ее секрет, потому что, когда Джейн смотрит на него боковым зрением, он превращается в мутное, расплывчатое, с рваными краями пятнышко на радужной оболочке тети Магнолии. - «Я никогда не продам этот зонтик, - думает Джейн. - Он - для меня».
        - Джаспер, - говорит она. - Хочешь посмотреть на фотографии, сделанные тетей Магнолией?
        В западном крыле второго этажа слышится какое-то движение. Пока Джейн с Джаспером идут вниз по коридору, рассматривая картины, из спальни выходит Патрик с кучей простыней и одеял и бросает их на пол. За ним следует миссис Вандерс с пылесосом.
        - Мы убираем комнаты, которые использовались в ходе Праздника, - поясняет он, увидев на лице Джейн немой вопрос. - Это была комната Люси Сент-Джордж.
        Джейн лишь издает вялое хмыканье, ей сейчас не до того. Она только что заметила, что на стене, противоположной спальне Люси, висит большая фотография, сделанная тетей Магнолией. Возвращаясь, чтобы рассмотреть ее как следует, Джейн делает глубокий вдох.
        Бычок, крошечная желтая рыбка, выглядывает из зубастой пасти какой-то огромной серой рыбы с выпуклым носом. Джейн помнит этот снимок: тетя сделала его где-то у побережья Японии. Он всегда пробуждал ее любопытство: большая рыба хочет съесть маленькую? Или маленькая яркая рыбка прячется в пасти большой? Сердце Джейн разрывается от боли и гордости.
        Затем она меняет угол обзора и вдруг замечает какую-то странность с покрытием, на котором держится фотография. Что-то создает неровную выпуклость, как будто тот, кто вставлял фотографию в рамку, сунул сзади толстый картонный прямоугольник. Из-за такого небрежного отношения снимок может испортиться - к тому же фотографии тети Магнолии заслуживают более бережного обращения.
        - Миссис Вандерс? - Джейн начинает с легкого негодования, но вдруг, пронзенная внезапной догадкой, становится резкой и стремительной, словно молния. Она лезет в карман за отверткой и, не говоря ни слова, снимает раму со стены. Кладет ее на пол обратной стороной и отвинчивает болтики, скрепляющие рамку.
        - Что ты творишь? - К ней подскакивает возмущенная миссис Вандерс. - То, что это снимок твоей тети, не дает тебе права его портить! Знаешь, сколько стоит эта рама?
        Дрожащими пальцами Джейн снимает заднюю часть рамы. Под ней лежит защитная бумага, похожая на ткань, и сквозь нее Джейн видит очертания того, что и рассчитывала обнаружить. Она осторожно берет тонкую бумагу за края и оттягивает на себя. Джейн и миссис Вандерс в изумлении смотрят на даму, которая пишет письмо со своей лягушкой. Джейн изучает картину. Есть что-то умиротворяющее и волшебное в тонкой паутине трещин на холсте и его чистом, мягком свете. Как будто женщина сделана из мягкого мрамора, но мрамор этот - живой и теплый.
        - Поднеси его к потолочным лампам! - скомандовала миссис Вандерс.
        Очень осторожно, держа полотно за края, Джейн подносит его к свету. В глазу женщины загорается крошечная звезда.
        - Как ты узнала?! - восклицает ошеломленная миссис Вандерс.
        Глаза Джейн полны слез. Испугавшись, что они сейчас польются на холст, она передает картину миссис Вандерс со словами:
        - Тетя Магнолия мне подсказала.
        Спустя полторы недели они наконец-то получили известия от следователя Эдвардса. Киран делится с Джейн новостями за очередной партией в шахматы в зимнем саду:
        - Оказывается, у Бакли Сент-Джорджа есть интересные офшорные счета и некоторые нерегулярные финансовые отчисления, которые, возможно, связывают его с героиновым картелем Нью-Джерси.
        - Правда?
        - Полиция провела рейд в картеле и нашла картину Делакруа, которая принадлежит каким-то друзьям Рави. - Киран наклоняет голову, чтобы представить вниманию Джейн Рави, который раскинулся в соседнем кресле и делает вид, что читает художественный журнал с морским пейзажем Рембрандта на обложке.
        - Делакруа? - переспрашивает Джейн.
        - Французский живописец, - поясняет Рави ворчливым голосом, не отрываясь от своего журнала. - Романтизм девятнадцатого века, предшественник импрессионистов. Я могу взять его или оставить.
        - Да перестань! - восклицает Киран. - Ты любишь Делакруа.
        - Ничто не может сравниться с кражей Вермеера.
        - Теперь все кончено, - говорит Киран. - Дженни нашла твоего Вермеера. Ты можешь перестать вести себя так, словно лично ты был целью этого возмутительного заговора.
        - Я внесу этот пункт в свой список дел на послезавтра, - угрюмо бурчит Рави.
        Киран слегка улыбается Джейн.
        - В любом случае, - продолжает она, - друзья Рави знать не знали, что Делакруа пропал. У них на стене висела подделка, и никто ни о чем не подозревал. Рави познакомил с ними Колина.
        - С этим самодовольным куском дерьма, - добавляет Рави.
        Киран хихикает.
        Крупные капли дождя стучат по стеклу. Джейн бездумно водит ладьей по доске, туда-сюда. Киран играет в шахматы лучше ее.
        - Неужели Колин действительно рассчитывал, что это сработает? - спрашивает Джейн. - Это вранье о моих зонтиках. Или он со злости, просто чтобы насолить? Сколько денег он мог на них заработать?
        - Ты унизила его, - объясняет девушка. - И он нанес ответный удар, чтобы снова оказаться на коне.
        - Это так низко.
        - Еще как, - соглашается Киран. - И к тому же глупо, учитывая ставки. Не думаю, что он такой великий манипулятор, каким себя воображал. Я очень рада, что успела порвать с ним до того, как выяснилось, что он похититель произведений искусства. Спасибо, что помогла мне в этом.
        - Я тоже помог! - заявляет Рави.
        - Каким образом, интересно знать?
        - Оказывая тебе всеобъемлющую моральную поддержку, разумеется! Через каналы нашей близнецовой психологической связи.
        - Точно, как я могла забыть!
        Их взаимные подначки - словно нежный летний дождик - омывают Джейн каким-то добрым спокойствием. Рави ведет себя как дитя, чтобы заставить Киран улыбнуться, и счастье на ее лице делает его почти героем - они ведь самые близкие люди.
        - А что касается тебя, - обращается Рави к Джейн, хлопая своими карими глазами, - то у меня есть кое-какие соображения насчет тебя и твоих зонтиков.
        - Круто, - говорит Джейн. - Что-то конкретное?
        Она начала новый зонтик, и Рави знает об этом. Ее замысел связан с домом тайн и интриг. Джейн еще не продумала все детали, но предполагает, что у этого зонтика могут быть окна из прозрачного пластика и двери, которые открываются и закрываются, и еще картины на стенах, грузовой лифт и бассет-хаунд. Рави время от времени заходит к ней, пока она работает. Он задает ей вопросы о натяжении ткани, положении пружин и осматривает инвентарь Джейн. Он держит «Тетю Магнолию» на вытянутой руке, пытаясь найти оптимальное расстояние, чтобы рассмотреть как следует. Кажется, у него ничего не вышло.
        - Это цвет града из лягушек, - поясняет Джейн, не рассказывая всего остального.
        Он скривился и положил кособокий зонтик обратно на пол, бормоча:
        - Думаю, каждый художник должен пройти через лягушачий период.
        - Ты действительно считаешь, что я художник? - спрашивает Джейн, хотя и сама теперь знает ответ. Теперь она смотрит на свои зонтики другими глазами. Однажды люди могут их полюбить, но не за то же, за что их любит Джейн, а каждый - за что-то свое, причем их причин она может не знать или не понимать. Она начинает ценить это удивительное, волшебное свойство творчества.
        - Ты могла бы начать свой бизнес, - говорит Рави, вытянув ноги вперед и мрачно уставившись на Джейн. - Могу помочь.
        - Это не очень конкретно.
        - Ты молодец, - говорит Рави. - Весь мир перед тобой. Держу пари, мы могли бы найти дизайнера-миллионера и отправить тебя в колледж.
        - В колледж? - переспрашивает Джейн. - А есть такой колледж, где я смогу делать зонтики?
        - Наверное, - пожимает плечами Рави. - Для всего есть колледжи. А как насчет того, чтобы открыть свой магазин? Я был в одной лавке зонтов в Париже, там каждый зонтик индивидуален и изготовлен владельцем. И с твоими можно придумать что-то подобное.
        - В Париже?
        - Да где угодно, - говорит он. - Мир - это твой ливень.
        Он прижимается к окну подбородком, и Джейн улыбается, потому что сейчас дождь льет как из ведра - так же, как в день ее приезда. Вода бежит по стеклу, и это дарит чувство безопасности, будто Джейн внутри пузыря. Об этом нужно много думать. Колледж, Париж, магазин. Тетя Магнолия? Поэтому ты так хотела, чтобы я приехала сюда? Значит, мир будет моим ливнем?
        - Как ты думаешь, когда-нибудь, когда я стану богатой и знаменитой, станут наркоторговцы использовать мои зонтики в качестве валюты?
        На лице Рави появляется улыбка.
        - Ты знаешь, что наркоторговцы, использующие произведения искусства в качестве валюты, считаются крутыми?
        - Крутыми? Серьезно? Откуда ты знаешь?
        - От Люси, конечно же.
        - Если тебе сказала об этом Люси, откуда ты можешь знать, что это правда?
        - Знать не могу. Но думаю все же, что б?льшая часть из рассказанного ею было правдой. На самом деле я могу вспомнить только несколько деталей, о которых она была вынуждена солгать.
        Полиция говорит, что Бакли поручил своей дочери не только обокрасть семью Трэш, но и послал ее прямиком в мир наркоторговли. Ее задача заключалась в том, чтобы изображать детектива под прикрытием, притворяющегося мошенником.
        Ну и дела! Даже голова закружилась. Джейн настолько далека от всякого притворства и манипулирования, что ей трудно понять людей, которые во всем этом варятся.
        - Интересно, ей это нравилось? - рассуждает вслух Рави. - Должно быть, это потрясающе - улизнуть с такой ценной добычей. - И с некоторой горечью добавляет: - И дурачить людей.
        - Не думаю, что ей нравилось обманывать тебя, Рави, - говорит Джейн. - Она о тебе заботилась.
        - Только не надо ее оправдывать, - резко обрывает Рави. - Человек, который заботится обо мне, да даже просто меня знает, не станет воровать у меня произведения искусства.
        - Ты прав, - соглашается Джейн. - Но, думаю, она была удивлена и расстроена тем, насколько сильно это тебя ранило.
        Обвинения против Люси теперь включают и кражу Рубенса, которого она «упустила», хотя сама она все сваливает на отца, а Бранкузи - на Колина. Кажется, у нее запоздало начался период подросткового бунтарства. Когда полицейские поместили Люси в одну камеру с отцом, она принялась кричать, что он давил на нее и говорил, с кем встречаться.
        Бранкузи нашелся в другой части дома. Он вернулся, целый и невредимый, на свое прежнее место, на свой пьедестал в приемном зале, когда после окончания торжества прошло шесть дней. Рави то ликует, то гневается от этой новости. Миссис Вандерс хранила пьедестал в западном крыле, спрятав до тех пор, пока рыба не будет найдена, но однажды обнаружила, что он исчез. К собственному удивлению, она нашла его в приемном зале: он снова воссоединился с рыбой, целой и невредимой, так что первозданный вид статуи был восстановлен. Во всяком случае, миссис Вандерс описывала происшедшее именно так.
        Хмурый Рави все так же сидит в кресле. Внезапно спрашивает:
        - Киран. Что у тебя с Патриком?
        Его сестра забирает своим конем одну из пешек Джейн и пожимает плечами.
        - Да ладно тебе, - продолжает он наседать.
        Киран непринужденно откидывается на спинку кресла и делает вид, что не слышит вопроса. Джейн решает поднажать.
        - Патрик когда-нибудь признавался тебе в чем-нибудь? - спрашивает она, не глядя на Рави, но кожей ощущая его благодарность. - Я видела его в тот день, когда мы вернулись из Нью-Йорка. Он выглядел таким… полным решимости.
        - Да, на этот раз он действительно сказал мне кое-что, - отвечает Киран, не вдаваясь в подробности.
        Затем, когда пауза затягивается, она снова пожимает плечами и добавляет, обращаясь к обоим своим собеседникам:
        - Я думаю над тем, что он мне сказал.
        - А что он сказал? - не унимается Рави.
        - Вещи, над которыми я думаю, - упрямо повторяет Киран.
        - Какие вещи?
        - Слушай, близнец, если ты еще сам не понял, я не собираюсь тебе говорить!
        Рави издает возмущенный звук.
        - Тебе повезло, что я вынужден держать тебя рядом на тот случай, если мне понадобится почка.
        - Как будто я когда-нибудь отдам тебе свою почку!
        - Ты бы отдала мне почку.
        - Где-то есть вселенная, в которой я уже отказалась это сделать, - говорит Киран.
        Рави улыбается:
        - Давай заберем у Киран почку, просто чтобы ее позлить. Мы можем заморозить ее до тех пор, пока она не понадобится.
        - Пугающая идея, - говорит Киран. - Но практичная.
        Она прижимает ладонь ко лбу:
        - Кажется, в жизни каждого из нас начинается новая полоса.
        - Что? - спрашивает Рави. - Ты про почки?
        - Нет. Я думаю о себе, о тебе и о Дженни. Мы все начинаем жизнь сначала. Дженни - потому что она молода и одинока. Зато у нее есть зонтики. Она действительно может делать что захочет. Извини, - добавляет она, с сомнением глядя на Джейн.
        - За что? - удивилась Джейн.
        - За то, что напомнила тебе о том, что ты одинока.
        - Все нормально, - говорит Джейн, думая про себя, что, может быть, это и не так.
        Джаспер под столом уткнулся носом в ее штанину, положив морду на ботинок.
        - А ты и я, - продолжает Киран, - у нас теперь нет ни вторых половинок, ни работы. Мы тоже можем делать что угодно.
        - Мне нравится быть одному, - отвечает Рави. - Мы можем открыть бордель. Ты будешь мадам и станешь поставлять мне клиентов.
        - Лучше что-нибудь менее эпатажное, - говорит Киран. - Б-е-е.
        Усмехаясь, Рави встает.
        - Я хочу кофе, - говорит он. - Вы что-нибудь хотите?
        - Порцию шоколадного мороженого, - отвечает Киран.
        - Я бы тоже съела мороженого, - соглашается Джейн.
        - Я сейчас. - Рави исчезает.
        В повисшей тишине Киран наблюдает, как Джейн берет пешку.
        У Джейн тоже есть вопросы к Киран. Не такие конкретные, как у Рави, но не менее любопытные.
        - Киран, - начинает она после долгого молчания, не зная, как подобраться к интересующей теме. - Ты… рада вернуться домой?
        Киран некоторое время обдумывает ее вопрос и отвечает:
        - Я поняла, что, несмотря ни на что, я счастлива жить в этой вселенной.
        - Что?
        Киран снова ходит конем, нападая на ферзя Джейн.
        - Если мы живем в мультивселенной, - говорит она, - где бесчисленное множество наших версий проживают свои альтернативные жизни, то я рада, что живу именно в этой. Возможно, я чем-то лучше многих из тех, других Киран. В этой реальности я обнаружила, что Колин меня обворовывал до того, как я сделала какую-нибудь глупость - например, вышла за него замуж. Представь, что какая-то другая версия меня сейчас замужем за другой версией Колина и понятия не имеет, что он за человек. И какая-то версия меня живет с какой-то другой, менее любвеобильной версией Рави. Мне нравится моя версия Рави. Думаю, мне даже нравится моя версия Патрика, учитывая, что он мой. И наверное, мне все же нравится моя версия меня самой.
        - Ну, это весьма удобно, я думаю. Если верить в сверхъестественное.
        - Кстати, ты под контролем, - смеется Киран.
        - Черт!
        - А что, если бы ты родилась во вселенной, где не бывает дождей? - спрашивает Киран.
        - А?
        - Интересно, что бы ты делала? Ты бы по-прежнему искала себя в изготовлении зонтиков?
        - О, - говорит Джейн, - я поняла. Ну, даже не знаю. Делала бы пляжные зонтики?
        - Солнца тоже нет, - говорит Киран. - Правда, если бы у тебя была неуемная тяга к созданию предметов в виде натянутой над палкой тряпки, люди бы подумали, что ты не в себе?
        - Гм, - говорит Джейн. - А я ведь и правда не могу представить, что не делаю зонтики. Может, отчасти это потому, что в нашей вселенной существует дождь?
        - А ты бы стала делать их водонепроницаемыми? - продолжает Киран. - Учитывая, что в этом нет никакой практической необходимости?
        Джейн вспоминает о беседе, которую они вели с Айви в ожидании разговора с полицейскими. О фотоаппарате, издающем звук затвора, но при этом не имеющем затвора как такового.
        - Если бы я делала зонтики во вселенной без дождей, они бы были предметами из этой категории? Вещи, дизайн которых включает в себя элементы, которые раньше выполняли какую-то функцию, но теперь не нужны.
        - Чего?
        Рави возвращается в комнату с двумя вазочками мороженого в руках. Он улыбается Джейн.
        - Скевоморфизм? - спрашивает он.
        - Это и есть то самое слово? - радостно кричит Джейн. - Айви никак не могла вспомнить. Жду не дождусь, чтобы ей сказать.
        - Уверен, это то самое слово, - говорит Рави, подходя к столу и ставя мороженое перед девушками.
        - По-моему, оно слишком длинное для скраббла, - размышляет Джейн.
        - Его можно построить на основе слова «морфизм». - Рави бросает взгляд на доску. - Кто выигрывает?
        - Я, - отвечает Киран. - Где твой кофе?
        - У меня только две руки. Принесу в следующий раз.
        - Ты милый, - говорит Киран. - Мат.
        - Сыграй со мной в шахматы, - предлагает Рави.
        - Кто из нас? - спрашивает Киран.
        - Обе, - отвечает он. - Вдвоем.
        - Что, типа в команде? - задорно спрашивает Киран?
        - Да как угодно. - Рави пожимает плечами. - Мне скучно.
        Затем он нагибается и заключает сестру в неловкие объятия. В последнее время он часто обнимает Киран. Джейн кажется, что он делает это не столько для сестры, сколько для самого себя: кажется, Рави нуждается в объятиях. Однако это хорошо для Киран, думает Джейн, - то, что брат в ней нуждается.
        Шум за спиной Рави привлекает внимание Джейн. Она наклоняется, чтобы взглянуть. В дверном проеме стоит Айви в длинном мокром пальто и с рюкзаком на плечах. Намокшие от дождя пряди прилипли к ее щекам. Она робко смотрит на Джейн, в ее глазах немой вопрос.
        - Айви, - говорит Джейн, - Айви, мне нужно тебе кое-что рассказать.
        Айви расплывается в широкой улыбке и протягивает руку Джейн.
        - Да, - говорит она. - Мне тоже.
        Откуда-то из глубины дома доносится звон колокола - сладкий и чистый, как мелодия ветра.
        Миссис Вандерс, маленькая девочка, Киран, Рави или Джаспер?
        Тетя Магнолия?
        Джейн в раздумьях.
        Куда мне пойти?
        Лжецы без границ
        Джейн принимает решение.
        - Я бы с радостью прогулялась с тобой, Киран, но, если не возражаешь, чуточку позже. Мне нужно кое-что проверить.
        - Ладно, - разочарованно вздыхает Киран. - Я буду в зимнем саду, приходи, как освободишься.
        - Я найду тебя там, - говорит Джейн. - Обязательно.
        Киран удаляется.
        Джейн должна узнать правду об этой маленькой девочке, похожей на Грейс Панзавекки. Что, если она в опасности?
        На лестничном пролете Джейн встречает Джаспера, который начинает скакать вокруг нее, коротко погавкивая. Кажется, ее пытаются пасти.
        - Джаспер, я тебе не овца! - смеется она, сбегая по ступенькам.
        Бассет остается на месте, отчаянно скуля.
        - Ты можешь пойти со мной, - говорит Джейн. - У меня есть одно важное дело. - Кажется, собаки хорошо ищут людей?
        Она поворачивается и спускается еще на несколько ступенек. Когда девушка оглядывается назад, Джаспера уже нет. И как она собирается искать девочку, если не может уследить даже за собакой, которая была здесь буквально пару секунд назад?
        - Да, Джаспер, напарник из тебя никудышный, - бормочет она в пустоту.
        Вернувшись к своему делу, Джейн, лавируя между декораторшами в приемном зале, подходит к боковому столу, на который девочка что-то положила. Рядом с семейной фотографией с изображением Киран, Рави, Октавиана и какой-то моложавой блондинки - должно быть, Шарлотты - она видит непонятный предмет, похожий на маленький столик. Это дубовый постамент с круглым зеркальным покрытием. Посреди зеркала виднеется маленькое отверстие. В целом эта штука выглядит не особо значительной. Рядом появляется одна из цветочниц.
        - Такая подставка мне и нужна, - удовлетворенно отмечает она и ставит на постамент вазу.
        Значит, все нормально. Каким бы ни было предназначение постамента, сейчас это подставка для сирени. Что же девочка оставила здесь, его или семейное фото Трэшей? И куда отправилась после?
        Джейн пересекает венецианский дворик, не имея ни малейшего представления, куда идти дальше. Она уже знала некоторые комнаты слева: танцевальный зал, приемный зал, кухню. Любопытство толкает Джейн вправо, через восточную аркаду, а затем в комнату, которую она прежде не видела: старомодные зеленые обои в цветочек, парчовые диваны, аляповатый ковер, и никаких тебе маленьких девочек.
        Джейн проходит ее насквозь, открывает противоположную дверь и попадает в другой мир: перед ней оказывается зал для боулинга. Это не похоже ни на один боулинг, который она когда-либо видела или могла себе представить: стены сделаны из грубого камня и укреплены широкими деревянными балками, освещение тусклое и мрачное, как в пещере. Перед Джейн простираются две дорожки - полированная гладь из клена и сосны. В конце каждой из них поблескивают кегли. Похоже на место, куда Крысолов приходит поиграть в одиночку, после того как похоронил всех своих детей.
        Ощущая смутное беспокойство из-за пропавшего ребенка, Джейн идет прямо по левой дорожке - это единственный путь к двери на другом конце помещения. То, что дорожки предназначены не для ходьбы, довольно сильно смущает ее и даже кажется аморальным.
        Она открывает дверь, мир снова меняется. Тепло. Свет, плеск воды и запах хлора: крытый бассейн. Во всю стену напротив - огромный длинный аквариум. Флуоресцентная зеленая мурена прижимается к стеклу, словно рассматривая Джейн, а смертельно опасная бычья акула лениво плавает, не обращая на девушку никакого внимания.
        Джейн с тревогой осматривает гладь бассейна, боясь обнаружить девочку утонувшей. Слава богу, он пуст. В аквариуме есть дверь - простая деревянная дверь с латунной ручкой. Это кажется настолько необычным, что, открывая ее, Джейн ожидает, что сейчас вся эта вода, вместе с муреной и бычьей акулой, хлынет через дверной проем прямо на нее. Однако видит перед собой лишь узкий темный коридор, идущий мимо аквариума к другой двери. Открыв ее, Джейн оказывается на клумбе с подснежниками.
        Камень отражает порывы сильного ветра. Джейн слышит звук разбивающихся волн где-то внизу. Ей нужно время, чтоб сориентироваться: она где-то в задней части Дома.
        Слева, на некотором расстоянии от огромной стены, прижавшись к окружающему террасу бордюру, на полу сидит девочка. Она ежится, обхватив руками колени.
        Джейн бесшумно движется к ней. Девочка плачет и дрожит. Короткие кудрявые темно-русые волосы, опухшие от слез глаза. На джинсах и блестящих фиолетовых кроссовках видны следы мокрой травы.
        Когда Джейн подходит ближе, девочка вскакивает, смотрит на нее и приседает, как бегун перед стартом. Джейн замирает и успокаивающе поднимает руки.
        - Все хорошо, - говорит она, сама не уверенная в этом, но инстинктивно желающая успокоить малышку.
        - Ты кто? - настороженно спрашивает та.
        - Я Дженни.
        - Ты с… - начинает девочка, затем вставляет несколько слов на французском. Ее произношение превосходно.
        - С кем?
        - Не важно, - говорит девочка. - Что ты здесь делаешь?
        - Ты сказала «espions sans frontieres»?[13 - Шпионы без границ (фр.).]
        - Нет, - говорит ребенок. - Что ты здесь делаешь?
        - Это означает «шпионы без границ».
        - Я не говорю по-французски. И не понимаю, о чем ты. Так зачем ты здесь?
        Она не лучшая в мире лгунья, эта маленькая девочка.
        - Потому что я увидела тебя в приемном зале и решила узнать, куда ты пошла.
        - Нет, - резко обрывает ее девочка. - Почему ты в этом Доме? Кто ты такая?
        Джейн поймала себя на том, что продолжает говорить успокаивающим тоном.
        - Моя подруга Киран пригласила меня сюда. Дом принадлежит ее отцу.
        - Серьезно? - спрашивает девочка. - То есть ты всего лишь человек?
        - Конечно. Кем же еще я могу быть?
        - Почему я должна тебе верить?
        - Грейс? Что происходит?
        - Я не Грейс, - поспешно отвечает девочка. - Меня зовут Дороти.
        - Хорошо, - говорит Джейн, стараясь сделать вид, что поверила. - Рада познакомиться, Дороти. Ты живешь здесь?
        - Я родственница миссис Вандерс, - отвечает она. - Двоюродная племянница. А тут в гостях.
        - Забавно, потому что ты безумно похожа на Грейс Панзавекки, - замечает Джейн.
        - Я не знаю, кто это.
        - О ней говорят в новостях.
        - В новостях много о чем говорят. - Влажной рукой Дороти убирает челку. - Во Французском зоопарке медведь укусил женщину. В Сиэтле две недели подряд идет град из лягушек. В Нью-Йорке парень умер от оспы.
        - Грейс Панзавекки - маленькая девочка, ее родители пытались ограбить банк на Манхэттене, а потом вся их семья исчезла.
        - Это нелепо, - говорит Дороти. - А что насчет их собаки?
        - Собаки? - повторяет Джейн в замешательстве. - Какой собаки?
        - Я имею в виду, была ли у них собака?
        - Кажется, да, - говорит Джейн, припоминая, что ведущий новостей, сам похожий на сенбернара (чем и запомнился ей), вроде бы и правда что-то говорил о собаке. - Забавно, что ты спрашиваешь об этом. Я действительно помню собаку. Немецкая овчарка? Полицейские обнаружили ее в доме после того, как семья Панзавекки исчезла.
        - Что еще? - спрашивает девочка.
        - Насчет собаки?
        - Да. Кто о ней заботится?
        - Не знаю, - отвечает Джейн, - в новостях не говорят о собаке. Там говорили о причастности мафии, пропаже детей и о том, что ребенок болен оспой.
        - Какая еще оспа? У ребенка нет оспы!
        - Что? Точно, - спохватывается Джейн, понимая, что ошиблась. - Прости. Ты права. Ты упомянула парня из Нью-Йорка, который умер от оспы, и я запуталась. Они говорят, что у ребенка на коже какие-то пятна, подозревают ветрянку или что-то вроде того.
        - Вирус оспы может быть снова использован в виде биологического оружия, - важно говорит девочка. - Как то, что британцы сделали с коренными американцами в Форт-Питте[14 - Форт-Питт - сейчас город Питтсбург (Пенсильвания).] во время войн с индейцами и французами. Ты знала об этом?
        - Никогда не задумывалась, - признается Джейн. - Кажется, ты много об этом знаешь.
        - Оспа должна быть одной из тех болезней, которыми больше нельзя заразиться, - говорит девочка. - Предполагается, что штаммы вирусов будут только в лабораториях: один - в Атланте, другой - где-то в России. Только для потомков. Но это лишь на словах. Микробиологи могли модифицировать вирус оспы, чтобы использовать в современной войне.
        - Хорошо, - соглашается Джейн. - Несколько дней назад в новостях передавали, что с тем парнем, который заболел оспой, произошел очень странный случай. Он ворвался в лабораторию ЦКЗ[15 - ЦКЗ - Центр по контролю и профилактике заболеваний, подразделение Министерства здравоохранения США. Занимается, помимо прочего, изучением болезнетворных вирусов и бактерий.] в Атланте и пробрался туда, куда не следовало.
        - Как же. - Девочка выпятила подбородок с явным презрением. - Правдоподобная история, конечно.
        Джейн пытается припомнить все, что слышала в новостях. Джузеппе Панзавекки и его супруга Виктория - микробиологи. Они покинули свою лабораторию и попытались ограбить банк Манхэттена. В какой-то момент горе-грабители запаниковали, выбежали из банка и скрылись за углом. Кассирша была настолько ошеломлена, что повернулась к коллеге и спросила: «Это что, сон?»
        Но это был не сон, и поскольку в этом банке Панзавекки хранили свои сбережения и частенько заезжали туда во время обеденных перерывов, их сразу опознали. Полиция немедленно обыскала лабораторию (никаких следов), дом (пустой, не считая немецкой овчарки) и частную академию их «блистательной восьмилетней дочери Грейс», которая попросилась в туалет и больше не вернулась в класс.
        Поиски переместились на участок Центрального парка, где по утрам гуляли младшие Панзавекки - Кристофер и малыш Лео - и где с «обезумевшей нянечкой» приключилась истерика. Она прогуливалась с детьми под одной из арок, когда «человек со стальной хваткой» обхватил ее сзади и что-то приложил к лицу. Женщина старалась прикрыть детей руками, пыталась кричать, но потеряла сознание. Последнее, что она запомнила, - как напавший осторожно кладет ее на землю под звучащую неподалеку мелодию из «Крестного отца».
        А вчера за ужином Фиби пустила слух о том, что мафия угрожала причинить вред семье Джузеппе Панзавекки, если тот не оплатит свои карточные долги. Но Люси Сент-Джордж, частный детектив в сфере искусства, была уверена: произошло нечто иное. Джузеппе слишком предан своим детям, он бы не стал так рисковать и связываться с мафией. Он только и делает, что на каждом углу хвастается Грейс с ее феноменальной памятью.
        Но все это никак не объясняет, что за работу Панзавекки вели в лаборатории. И связана ли эта работа с оспой. И почему Грейс говорит о французских шпионах. И почему она здесь.
        Кто, помимо Джейн, знает, что девочка в Ту-Ревьенс? Доктор Окада? Вчера он был на чердаке в медицинских перчатках, а потом ночью бродил с оружием в руках, говоря что-то загадочное про путешествия. А еще у него была сумка для подгузников. Джейн вдруг осенило, что та белая сумка с оранжевыми утками, которую нес Филипп, предназначена для подгузников.
        Фиби Окада? Патрик? Мистер Вандерс? Джейн буквально вчера видела, как он шел через венецианский дворик с еще одним ребенком на руках - неужели это был Кристофер Панзавекки? А что насчет Айви, которая в этот момент была рядом с Джейн и ничего не ответила на ее вопрос о ребенке? И на чердаке с Филиппом Айви тоже была.
        Что за чертовщина здесь творится?
        - Грейс, - спрашивает Джейн. - У тебя все хорошо?
        Кажется, вопрос сердит девочку. Она снова садится и начинает рыдать злыми слезами, крепко обхватив руками колени, словно пытаясь обуздать темперамент.
        - Я даже не знаю, кто ты! - кричит она.
        - Тебя кто-нибудь обижает? - спрашивает Джейн. - Патрик? Или… - Она не может заставить себя назвать имя Айви. - Фиби Окада? Твои родители тоже тут?
        - Спорим, ты хотела бы знать! Спорим, у тебя ко мне много вопросов! Ничего тебе не скажу!
        - Грейс! - говорит Джейн. - Я только хочу знать, что ты в порядке!
        - Перестань меня так называть! Меня зовут Дороти! - Она внезапно вскакивает.
        - Ты куда?
        - Спорим, тебе интересно! - Она снова кричит, затем срывается с места, огибает террасу вдоль стены западного крыла с противоположной от Джейн стороны и исчезает за углом.
        Джейн остается на месте, провожая ее взглядом, пока скрип открывающейся двери не заставляет ее обернуться. На пороге появляется Патрик, оглядывается по сторонам и замечает Джейн. Его лицо невозмутимо. Кажется, у него есть дар специально создавать эту невинную голубоглазую пустоту. Во всяком случае, он более убедителен, чем Айви.
        - Привет, - говорит Патрик, шагая ей навстречу и размахивая громоздким выключенным фонарем. - Решила подышать свежим воздухом?
        - Да, - коротко ответила Джейн. - Проветриваю голову перед работой.
        - Айви сказала, ты делаешь зонтики. - Патрик глядит на нее своими яркими, ничего не выражающими глазами. - Видела здесь что-нибудь интересное? - добавляет он так, будто это мало его заботит. У Джейн волосы на затылке встают дыбом. Она почему-то думает о мурене в аквариуме. - А ты что здесь делаешь?
        - Кое-что потерял, - отвечает он, указывая на свой фонарь, как будто это все объясняет. - Подумал, что это здесь.
        - Что - это?
        - Трудно описать.
        «У него кудрявые русые волосы, заплаканные глаза и недоверие ко всему миру?» - так и подмывает спросить Джейн. Вместо этого она говорит:
        - Как загадочно.
        Внезапный дребезжащий шум заставляет ее подпрыгнуть на месте.
        - Патрик, - звучит металлическая версия голоса миссис Вандерс. - Зайди.
        Патрик достает из заднего кармана рацию. Засунув фонарик под мышку, он нажимает на кнопку:
        - Иди вперед.
        - Дороти вернулась домой, - сообщает миссис Вандерс.
        Патрик ослепительно улыбается.
        - Нет места лучше, чем дом, - говорит он, убирает рацию обратно, кивает Джейн и удаляется прочь тем же путем, что и Грейс Панзавекки, - вдоль стены - и скрываясь за западным углом.
        - Тетя Магнолия, - говорит Джейн. - Что, черт возьми, здесь происходит?
        Ответом ей была тишина.
        Джейн возвращается через бильярдную, боулинг, душную зеленую комнату. Она держит путь на второй этаж восточного крыла. Там по каким-то делам, связанным с Вермеером, должна находиться миссис Вандерс, которую Джейн намеревалась наконец расспросить о тете, Дороти и всех странностях, творящихся в Доме. Но когда Джейн достигает венецианского дворика, то первым делом замечает миссис Вандерс, которая стоит у фонтана и разговаривает по рации.
        - Кто такая Дороти? - спрашивает Джейн без предисловий.
        - О, привет, Джейн, - говорит миссис Вандерс, опуская рацию и плавно поворачиваясь. - Дороти - моя племянница, она приехала с Запада. Почему ты спрашиваешь? Ты ее встретила?
        - Я была с Патриком, когда вы позвонили ему по рации и сказали, что Дороти пришла домой.
        - Да, - не отрицает миссис Вандерс. - Она знает, что ей не разрешается бродить везде, не предупредив нас, но она все равно это делает. Я волнуюсь, тем более, в Доме есть бассейн. Патрик любит ее. Он тоже переживает.
        - Что вы имели в виду, сказав «Дороти пришла домой»? Дом - это где?
        - Там, где я буду в то мгновение, когда она меня найдет, - твердо заявляет миссис Вандерс. - Я - ее семья. Семья - это дом.
        - Кстати, о семье, - говорит Джейн. - Мистер Вандерс сказал, что вы знали мою тетю Магнолию.
        Миссис Вандерс хмыкает, окидывая взглядом балконы внутреннего дворика.
        - Как такое возможно? - спрашивает Джейн. - Не помню, чтобы тетя говорила мне о том, что знает кого-нибудь из Ту-Ревьенс, кроме Киран.
        Миссис Вандерс снова хмыкает, ничего не ответив. Молча изучает Джейн. Повисает неловкая пауза. Джейн предпринимает еще одну попытку.
        - Однажды она взяла с меня обещание, что если меня когда-нибудь пригласят сюда, то я обязательно поеду, - говорит Джейн. - Это из-за знакомства с вами?
        - Ты любишь путешествовать? - спрашивает миссис Вандерс.
        - Наверное, - отвечает Джейн. - На самом деле мне не доводилось много путешествовать, поэтому точно не знаю. А что? Вы путешествовали вместе с тетей или?..
        - У нас есть один из ее снимков, сделанных в путешествии, - говорит миссис Вандерс. - Желтая рыбка выглядывает из пасти большой серой рыбы. У твоей тети был талант… обнажать скрытые истины.
        - О! - изумленно восклицает Джейн, а затем проникается гордостью оттого, что снимок тети Магнолии очутился на одной из стен такого причудливого дома, как этот. - Так вот откуда вы ее знаете? Пересекались по поводу фотографии?
        - Тебе нравится Айви? - неожиданно спрашивает миссис Вандерс, пристально глядя на нее.
        - Конечно, - в замешательстве отвечает Джейн. - А почему вы спрашиваете?
        - Мне может понадобиться твоя помощь на вечеринке. Если что, я передам тебе сообщение через Айви. А сейчас, если ты позволишь… - Она разворачивается и уходит прочь.
        - Я ведь не на вас работаю, - огрызается Джейн в пустоту.
        Одно дело, что миссис Вандерс лжет и уклоняется от темы о Грейс Панзавекки, которая явно замешана в чем-то плохом. Но зачем ей наводить туман в ответ на невинные вопросы о тете Магнолии?
        Озадаченная, Джейн смотрит на весело журчащий фонтан. Где-то позади слышатся приближающиеся голоса Люси Сент-Джордж и Колина Мака, и Джейн ловит себя на том, что уходит от них наверх. Ей нужно пораскинуть мозгами. «Я немного задержусь», - пишет она на ходу Киран.
        Джаспер ждет ее под дверью. Внутри, разгладив свою гофрированную красно-оранжевую рубашку, Джейн садится в одно из кресел напротив камина. Джаспер забирается под кровать и начинает умиротворяюще похрапывать.
        Почему-то Джейн никак не может перестать представлять себе, как была одета тетя Магнолия в тот роковой день, когда отправлялась в свою последнюю антарктическую экспедицию. Простое платье глубокого фиолетового цвета с длинными рукавами и с карманами. Громоздкие черные сапоги и длинное переливающееся пальто с серебристо-золотистой подкладкой. Она была похожа на супергероя, отправляющегося на захват антарктической ночи.
        Джейн только начала золотисто-коричневый зонтик для самообороны с острыми ребрами и мощными пружинами. Но сейчас у нее перед глазами стоит переливающийся зонтик - снаружи фиолетовый, а внутри контрастный, серебристо-золотистый.
        Сможет ли Джейн изготовить его без особых мучений?
        Вряд ли. Но у нее такое чувство, что она все равно его сделает.
        Джейн работает в своей утренней комнате до тех пор, пока не раздается чей-то оглушительный крик. Нет, не чей-то, а Рави. Где-то в доме истошно вопит Рави.
        Не до конца понимая, что происходит, она идет в спальню и прикладывает ухо к полуоткрытой двери. Крик идет откуда-то из глубины Дома - довольно далеко. Проблема в том, что Джейн обнаруживает кое-что интересное в изгибе зонтика и целиком захвачена этим вопросом. «Чертов Рави», - думает она и наконец осознает.
        Стоп.
        Если люди кричат, это вполне может быть связано с Грейс Панзавекки.
        Джейн спешит по коридору на шум. Ступая на мостик третьего этажа, она видит далеко внизу Рави, стоящего в приемном зале. Он держит тот самый маленький зеркальный постамент, который она недавно рассматривала, машет им и орет. При каждом его движении зеркальная поверхность пускает солнечных зайчиков прямо в Джейн. На шахматном полу - цветы, вода и осколки разбитой вазы.
        - Октавиан! - вопит Рави. - Октавиан!
        Уборщики и декораторы, бросив все дела, глазеют на его буйство. Люси Сент-Джордж стоит рядом с Рави, там же Колин Мак, Киран, Айви и Фиби Окада.
        - Что случилось? - шепчет Джейн стоящему рядом мужчине. Это тот извинявшийся уборщик с седыми волосами, который заходил в столовую утром. Он протирает перила влажной тряпкой.
        - Не знаю, - отвечает тот, тщательно выжимая тряпку в ведро. - Он только что начал кричать.
        - Что за штука у него в руках? - не унимается Джейн.
        - Не знаю, - повторяет уборщик с тем же выражением, а затем на мгновение замирает: в зал врывается миссис Вандерс. Она останавливается перед Рави.
        - Замолчи! - рявкает она на Рави. - Что, ради всего святого, здесь происходит?
        - Вот! - орет Рави, тыча предметом, который он держит, прямо ей в лицо. - Вот что со мной происходит!
        С того места, где стоит Джейн, ей не видно лица миссис Вандерс. Она молча протягивает руку вперед, берет постамент, рассматривает его, а затем передает Люси. Бледная как простыня, та тоже исследует его, особенно небольшое отверстие в центре зеркального покрытия. Она поднимает перепуганные глаза на Колина, стоящего неподалеку. Люси выглядит не лучшим образом, - кажется, она потрясена.
        - Рави, - говорит она, прочистив горло, - скульптуру сняли прямо с основания. Если сама скульптура не повреждена, ее легко можно будет прикрепить на место.
        - Зашибись! - восклицает Рави саркастически. - Охренительно, я бы сказал! Только где, мать вашу, скульптура?!
        - Рави, глубоко вдохни и успокойся, - советует миссис Вандерс. - Скажи лучше, где ты это нашел.
        Рави тычет в ряд столов у стены:
        - Там! На нем была ваза с сиренью, - типа, это праздничная декорация!
        - Хорошо, - говорит миссис Вандерс. - Еще один вдох.
        - Вчера его здесь не было. - Рави пытается говорить спокойно. - Ни одной из частей статуи здесь не было, когда я вошел. Кто-то взял скульптуру, снял рыбу, а постамент поставил обратно! Какой псих мог это сделать?
        Джейн вспоминает, как прошлой ночью Рави спрашивал Октавиана о какой-то скульптуре ценой в миллион долларов. Рыба, пропавшая скульптура рыбы авторства Бранкузи. Этот маленький зеркальный столик должен быть пьедесталом для рыбы Бранкузи, которая стоит миллион долларов.
        - Не понимаю, - шепчет Джейн уборщику. - Скульптура ведь ст?ит целое состояние! Я бы поняла, если бы кто-то ее украл, но зачем ломать?
        «И зачем, - думает она про себя, - было Грейс Панзавекки приносить его и класть на стол в приемном зале? Может быть, после неудачной попытки ограбления банка ее родители решили попробовать себя в краже предметов искусства?»
        Сейчас Рави терроризирует миссис Вандерс, требуя от нее список всех, кто заходил в Дом в последнее время. Внезапно он поворачивается к Фиби Окада, выплевывая ей в лицо:
        - Где твой муж? Где Филипп? Он свалил, да?
        - Хороший вопрос, - шепчет Джейн и бросает взгляд на подозрительно притихшего уборщика. Тот, оказывается, уже ушел, оставив после себя лишь мокрую тряпку и ведро с пеной. В замешательстве Джейн оглядывается и успевает заметить, как уборщик поспешно скрывается в восточном крыле.
        Ее это не особо беспокоит, тем более что внизу начинает твориться что-то странное.
        - Я сделаю вид, будто не заметила, как ты только что пытался обвинить моего мужа в воровстве, - говорит Фиби, а затем гордо уходит прочь в сторону венецианского дворика. Но перед тем, как уйти, она запрокидывает голову назад и бросает взгляд на Джейн или, скорее, на пространство рядом с ней, туда, где только что был уборщик. И в этом есть что-то… преднамеренное. Взгляд у Фиби злой.
        Этого оказывается достаточно, чтобы Джейн стремительно повернулась и бросилась к ближайшему балкону с видом на атриум - узнать, куда направляется Фиби. За ее спиной миссис Вандерс пытается объяснить Рави, что сломанная скульптура может быть случайностью или глупым розыгрышем. В ответ Рави требует немедленно вызвать ФБР, ЦРУ и Интерпол.
        Тем временем перед Джейн, в ее собственном мире недоумения, Фиби через внутренний двор приближается к западной лестнице. Она взлетает, перепрыгивая через две, а то и три ступеньки зараз, - Джейн никогда в жизни такого не видела. Фиби каким-то невероятным образом удается достичь подобной скорости в туфлях на высоком каблуке, причем без всякого шума; Джейн не слышит ничего, кроме голосов в приемном зале и плеска фонтана. Кто такая Фиби? Кем она работает? Фиби время от времени бросает отчаянные взгляды на балконы третьего этажа, и в какой-то момент, проследив за ее взглядом, Джейн видит уборщика, медленно огибающего поверху атриум. Похоже, Фиби хочет перехватить его, причем это крайне важно.
        «Espions sans frontieres», - сказала Грейс, или, по крайней мере, так послышалось Джейн.
        Espions. Шпионы.
        Джейн бросается вперед еще до того, как успевает принять окончательное решение. Она настигает уборщика на последнем повороте перед крылом слуг. Не слыша, как она приближается, он ныряет за угол и снова скрывается из виду. Джейн слышит, как уборщик начинает переговариваться с Фиби, которая, видимо, спешила за ним, не переводя дыхания. Джейн замирает. Внезапно она видит себя со стороны: она преследует уборщика, шпионит за Фиби, подслушивает… Зачем ей все это?
        - Привет, - говорит Фиби будничным голосом. - Куда идешь?
        Мужчина прочищает горло:
        - В ванную.
        - Так далеко? На каждом этаже возле главной лестницы есть по туалету. Ты прошел уже два.
        - Почему вас волнует, какой ванной комнатой я пользуюсь?
        - Когда обнаруживается кража, - отвечает Фиби, - все передвижения имеют значение. Ты так не считаешь? Интересно, что ты ускользаешь именно в тот момент, когда один из членов семьи устраивает сцену и всеобщее внимание приковано к нему.
        Джейн больше не может это слушать. Неужто Фиби преследовала случайного парня, подозревая в воровстве, только потому, что ему приспичило пописать? Джейн выходит из-за угла.
        - Фиби, - говорит она, - что ты делаешь?
        Кажется, никто не удивлен ее появлением.
        - Дженни? - Фиби приподнимает бровь. - Пришла играть в Робин Гуда?
        - Что это вообще значит? Я здесь, чтобы сообщить этому парню, что он может пользоваться ванной в моих комнатах, если хочет. Если ты так думаешь о Робин Гуде, то да.
        - Давай, «женщина - спасение Земли», - говорит Фиби, - продолжай защищать «голодных и обиженных»[16 - Здесь и далее сонет «Новый Колосс» американской поэтессы Эммы Лазарус, выгравированный на бронзовой доске внутри статуи Свободы, цитируется в переводе Л. Зуборева.], но я взяла его на мушку и намереваюсь рассказать об этом Рави или миссис Вандерс.
        - Что рассказать? Что ты можешь процитировать стихотворение, выгравированное на статуе Свободы? Или о том, как не пускаешь людей в туалет? Или что ты ненавидишь мигрантов?
        - «Голодных, оскорбленных», - перебивает их мужчина.
        - Что? - хором спрашивают Джейн и Фиби.
        - «Пришлите мне отверженных судьбой», - продолжает он. - «Я ключ вручу обиженным, бездомным, И свет зажгу над дверью золотой!»
        - О! - восклицает Джейн.
        - Да мне все равно, - фыркает Фиби. - Я британка.
        - И? - спрашивает уборщик. - А я из Южной Кореи.
        - Ну а я американка, - говорит Джейн. - И я несколько обижена этим стихотворением теперь, когда его услышала. Мои предки не были «отверженными»!
        - Возможно, формулировка была подобрана для аллитерации, - предполагает мужчина, бросая на девушку быстрый изучающий взгляд. Его глаза пробегают по ее ботинкам, по красно-оранжевой гофрированной рубашке, узким полосатым джинсам и буйным кудрям. Джейн чувствует себя так, будто ее фотографируют глазами.
        - У меня болит голова, - капризно морщится Фиби. - Так ты берешь этого уборщика в свой туалет или нет?
        - Тьфу! - с отвращением сплевывает Джейн. И как только некоторые люди могут быть такими снобами!
        - Мои комнаты в другом конце дома, - обращается она к корейцу.
        - Спасибо, - отвечает он.
        - Как вас зовут?
        - Джи Хун.
        - Джи Хун, - повторяет Джейн, протягивая руку. - А я Дженни. Вы любите стихи?
        - У меня прекрасная память, - отвечает он. - Я использую мнемотехнические методы.
        Фиби наблюдает, как Джейн и Джи Хун удаляются.
        Воспользовавшись ванной Джейн, Джи Хун уходит, в качестве прощального подарка продекламировав ей «Слышу, поет Америка» Уолта Уитмена. Это немного странно, но Джейн уже настолько привыкла к странностям, что удивилась бы, услышав что-то иное. Джи Хун на мгновение задерживает на ней взгляд, затем быстро кивает и уходит.
        Почесывая голову, Джейн возвращается к своему зонтику «Пальто тети Магнолии», заняв руки лоскутками ткани - переливающейся и цвета металлик, - позволив работе полностью ее захватить и продумывая мельчайшие детали. Espions sans frontieres. Шпионы без границ. Джейн не эксперт в мире шпионажа, однако уверена, что если бы не было границ, шпионов бы не существовало.
        Может быть, она неверно расслышала Грейс.
        Вскоре ее желудок сообщает, что пришло время обедать. Джейн понятия не имеет, есть ли в Ту-Ревьенс официальный обеденный час, и решает, что это не имеет значения. Она пойдет на кухню, принесет еду с собой и будет есть во время работы.
        - Голоден, Джаспер? - спрашивает она у кровати, проходя через спальню.
        Джаспер высовывает любопытный нос наружу и фыркает.
        - Я иду на кухню, если тебе интересно.
        Он рьяно бросается вслед и так плотно приникает к ее ногам, что Джейн чувствует себя небезопасно на лестнице и вынуждена держаться за перила. На площадке второго этажа она чуть не спотыкается об него.
        - Джаспер! Мне нужны мои ноги, чтобы ходить! Но я не могу этого делать, когда к ним прилипла шестидесятифунтовая собака. Мне приятна твоя компания и твоя морда, похожая на банан, но мы не можем занимать одно и то же место, понимаешь?
        Пес вскакивает на передние лапы, явно не собираясь ее пропускать. Он прыгает на месте перед высокой картиной с зонтиком, подвывая, как распевающаяся перед выступлением оперная певица.
        - Пушистик, - вздыхает Джейн. - Тебе наверняка будет рад и любой другой человек в этом Доме.
        Затем она направляется в западное крыло: ей только что пришла в голову одна мысль. Наверняка Трэши или гости сейчас обедают, и ей не хотелось бы к ним присоединяться. Если существует задний вход на кухню, он должен быть где-то в нижней части лестницы в конце западного крыла. Надо проверить.
        Она не особо всматривается в висящие на стенах картины, пока что-то знакомое не привлекает ее внимания. Это фотография тети Магнолии, да какая огромная! Отступая назад, чтобы поймать наилучший угол обзора, Джейн жадно всматривается в нее. Бычок, крошечная желтая рыбка, выглядывает из хищной пасти огромной серой рыбы. Джейн помнит этот снимок: тетя Магнолия сделала его где-то у побережья Японии. И сейчас Джейн ощущает себя такой маленькой рыбкой - желтой и решительной, но не совсем в безопасности.
        Кажется, Джейн сейчас лопнет от гордости за тетю Магнолию.
        Затем она меняет угол обзора и замечает выпуклость в покрытии за фотографией, как будто тот, кто вставлял ее в рамку, сунул сзади толстый картонный прямоугольник. Она должна сказать об этом миссис Вандерс. Такое обращение может повредить фотографию, а работы тети Магнолии заслуживают лучшего обращения.
        Джейн оказывается как раз возле черного входа: прямо под лестницей встроена большая металлическая дверь, ведущая в кухню. Справа от нее - кладовка и кухонный комбайн. Слева - два внушительных размеров агрегата, предположительно холодильник и морозильник, которые загораживают вид на оставшуюся часть помещения. Она замедляет шаг, затем останавливается. Патрик и миссис Вандерс стоят у плиты спиной к Джейн, закрывая еще одного собеседника. Но Джейн узнает голос Фиби Окада.
        - Да, - говорит Фиби. - Думаю, это он. Говорит, что из Южной Кореи, но я ему не верю.
        Фиби передает миссис Вандерс знакомый черный предмет: это фотоаппарат Айви.
        Миссис Вандерс просматривает снимки и решительно заявляет:
        - Да, я думала о нем. Патрик, выясни, что узнала Айви.
        - А теперь, - говорит Фиби, - что насчет моего приема?
        - Мистер Вандерс занят, - отвечает экономка. - Он копает ямы.
        - Я видела, - кивает Фиби. - А зачем?
        - Притворяется садовником.
        - То есть мой прием отменен, потому что мистер Вандерс играет в садовника? - вкрадчиво интересуется Фиби.
        - У нас есть информация, что Грейс могла закопать ее в саду или на заднем дворе. Мистер Вандерс ищет.
        Грейс что-то закопала? Джейн лично видела, как Грейс рылась в земле под дождем. И сообщила об этом мистеру Вандерсу сегодня утром. Она сказала ему: «Я вчера видела маленькую девочку, копающую в саду», после чего мистер Вандерс застыл в изумлении. Так, значит, это Джейн «дала наводку»? Но на что?
        - Ты что, шутишь? - удивляется Фиби.
        - Нет. - Голос миссис Вандерс сух.
        - Она умная заноза в заднице, правда? - говорит Фиби. - Сколько ей, восемь?
        - Она забирает годы моей жизни, - высокопарно изрекает Патрик.
        - И тем не менее, - продолжает гнуть свою линию Фиби, - я запланировала этот прием еще несколько недель назад. Мне нужно поговорить с мистером Вандерсом.
        - Мы ничего не можем поделать. Кто-то должен найти эту скульптуру. Если мы не сможем ее восстановить и вернуть на место, нам не помогут переместить детей.
        - Тогда вы выбрали неподходящего кандидата на роль садовника.
        - Мистер Вандерс тоже не в большем восторге от этой идеи, - говорит экономка. - Но он пытается относиться к раскопкам как к медитации. Иначе бы у него не нашлось для нее времени в такой суматошный день. Медитация улучшает его сеансы.
        - Но мне ведь от этого не легче, если мой сеанс отменен? - говорит Фиби.
        - Ты можешь покопать вместе с ним.
        Губы Фиби кривятся в усмешке.
        - Конечно. Никто ведь и не подумает, что для такого сноба, как я, совершенно нехарактерно опуститься на колени в саду рядом с дворецким и начать копать. А почему Патрик не копает? Или ты настолько красив, что не можешь до такого опускаться, а, Патрик?
        - Патрик тоже занят, - говорит миссис Вандерс. - До Праздника остается всего один день, Фиби. Я понимаю твое недовольство, но уверена, что и ты нас поймешь. Все в «Espions sans frontieres» идут на какие-то жертвы. Кок едва успел дотронуться до своего саксофона, да и мне совсем не до йоги.
        Затем миссис Вандерс отходит в сторону, и Джейн с Фиби оказываются нос к носу.
        Фиби улыбается с искренностью, которой Джейн никогда прежде не видела на ее лице.
        - Ты умудряешься всегда появляться внезапно, - говорит Фиби. - У тебя просто талант.
        Патрик и миссис Вандерс кружат поблизости. На их лицах нет удивления, они бесстрастны и невозмутимы.
        - Я не крадусь, - отвечает Джейн, - я просто проголодалась. И пришла на кухню.
        Патрик бросает взгляд на миссис Вандерс, затем подходит к Джейн почти вплотную.
        - У тебя необыкновенно тихие шаги, - говорит он. - С таким-то росточком и в таких мощных ботинках.
        - Моя тетя Магнолия учила меня не давить на окружающую среду, - говорит Джейн, чем вызывает у Фиби короткий смешок.
        - Сообщи мне, пожалуйста, как только мистер Вандерс освободится, я тебя умоляю, - обращается Фиби к миссис Вандерс, после чего поворачивается и выходит через главную дверь. Патрик покидает кухню через заднюю.
        Джейн остается с миссис Вандерс наедине. Она приподнимает подбородок и стойко выдерживает суровый взгляд экономки. Больше нет смысла притворяться.
        - Я знаю, что Грейс Панзавекки в этом доме, - говорит Джейн. - Я знаю, что она взяла скульптуру Бранкузи. Я знаю, что Филипп и Фиби Окада вовсе не те, за кого себя выдают. И вы тоже.
        Миссис Вандерс смотрит на Джейн с таким упрямым молчанием, что оно даже кажется в некотором роде угрожающим.
        - Скажи мне, - наконец произносит она. - Как ты к этому относишься?
        - Что значит - как я к этому отношусь?! - негодует Джейн. - Это что, психотерапевтический сеанс?
        Миссис Вандерс мрачно улыбается.
        - Если хочешь, можем устроить. Мистер Вандерс - лицензированный психолог, он специализируется на таких вещах.
        - На каких таких?! На людях, которые лгут?
        - На нуждах политиков и правительственных тайных агентов, - спокойно объясняет миссис Вандерс.
        - Да что вы говорите! - выплевывает Джейн, теряя остатки терпения. - Вы все играете в какую-то глупую игру!
        - Притворство - часть нашей работы, здесь ты права. - На лице миссис Вандерс снова появляется суровая улыбка. - У твоей тети это прекрасно получалось.
        - Моя тетя не притворялась, - машинально возражает Джейн.
        - Твоя тетя мертва, - говорит миссис Вандерс. - И тебе пора узнать, кем она была на самом деле. Я хотела связаться с тобой еще несколько месяцев назад, но у меня было слишком много проблем. Магнолия была бы в ярости от такой задержки, упокой Господь ее душу.
        У Джейн возникает чувство, будто она на огромной скорости мчится на машине прямиком в дерево.
        - Прекратите.
        - Слуги Ту-Ревьенс - секретная шпионско-правозащитная группа, - продолжает миссис Вандерс. - Мы беспристрастно оказываем конфиденциальные услуги тайным агентам, политическим элитам и первым лицам всех политических движений, в основном во время сезонных празднеств этого Дома. Мы называемся «Espions sans frontieres» - «Шпионы без границ». Твоя тетя…
        - Прекратите! - кричит Джейн.
        - Твоя тетя Магнолия была тайным агентом американского правительства.
        - Это неправда! - говорит Джейн. - Она была подводным фотографом. Она не была шпионом!
        - Подводной фотографией она тоже занималась, - продолжает миссис Вандерс. - Это служило прикрытием для ее работы в качестве тайного агента. В наших кругах слово «шпион» считается довольно обидным.
        - Да ладно! Это же нелепо!
        - Может, это и нелепо, - говорит миссис Вандерс, - но это совершеннейшая правда. Вот откуда я знаю твою тетю. ESF помогала ей время от времени. Я спросила, как ты к этому относишься, потому что нам все время нужны новые люди.
        Дверь за спиной Джейн открывается. Входит Айви, высокая и легкая в своем свитере мышиного цвета. При виде Джейн она останавливается, по ее лицу пробегает тень удивления.
        - Дженни?
        В глазах Айви Джейн видит тревогу, печаль и вину. Она видит правду. Сердце Джейн падает. Значит, все правда.
        - Что такое, Айви-бин? - резко спрашивает миссис Вандерс. - Ты можешь пройти вперед и сказать это перед Джейн.
        Айви откашливается.
        - Я понаблюдала за мужчиной, который назвал себя Джи Хуном, - говорит она. - Я пока не уверена, но, возможно, Фиби права.
        - Отлично, - говорит миссис Вандерс. - Пока мы не будем знать наверняка, не следует делать никаких лишних движений. Но мы должны быть абсолютно уверены, что он ни на йоту не приблизится к детям. Пожалуйста, попроси Фиби подойти ко мне как можно скорее.
        - Ты ведь не можешь просить Фиби еще о чем-то? Она британский агент. Она не работает на ESF.
        - Британцы только выиграют, если мы увезем детей, - говорит миссис Вандерс. - Все только выиграют. И Фиби это знает. Она сделает то, о чем я попрошу.
        - Хорошо, - говорит Айви, но мешкает, глядя на Джейн.
        - Айви. - В голосе миссис Вандерс неожиданно слышится нежность. - Ступай. Джи Хун и Грейс оба в доме, мы не можем рисковать.
        Айви уходит.
        - Так ты голодна? - спрашивает миссис Вандерс.
        Джейн пытается понять, о чем она говорит.
        - Что?
        - Пойдем, я помогу тебе чего-нибудь собрать.
        - Хорошо, - говорит Джейн машинально, не задумываясь.
        Пока она следует за экономкой в кладовку, с одной из полок доносится металлический шум.
        «Милая?» - раздается глубокий голос мистера Вандерса.
        Миссис Вандерс тянется к рации, лежащей в корзине с фруктами.
        - Иди вперед, - бросает она Джейн.
        «Я нашел рыбу, - говорит голос ее мужа. - Отнесу ее в твою студию. Ее надо хорошенько почистить».
        Миссис Вандерс облегченно вздыхает:
        - Слава тебе господи!
        «Ты все еще думаешь, что Вермеера подделали?» - спрашивает голос из рации.
        - Рави не заметил никаких странностей. Мы десять минут разговаривали, стоя прямо напротив картины.
        «Ты доставала полотно из рамы?»
        - Пока нет, - отвечает миссис Вандерс, - я сделаю это, как только мы перевезем детей. Если его подделали, это не имеет никакого отношения к детям или к чему-либо из этой истории, поэтому я просто не могу тратить на него время сейчас.
        «Не вини себя за то, что поставила это на второй план».
        - А кого же мне винить? Если Вермеер подделан - это катастрофа. Ты же знаешь, как серьезно я отношусь к своим обязанностям перед семьей. Рави уже и так ужасно расстроен из-за Бранкузи.
        «Он получит своего Бранкузи назад в течение недели, не позже, - говорит мистер Вандерс. - И ты сможешь уделить Вермееру самое пристальное внимание, как только дети окажутся в безопасности. Уже очень скоро. Сейчас главное, что Бранкузи у нас в руках. Завтра Праздник. Все почти закончилось».
        - Спасибо, Артур, - благодарит мужа миссис Вандерс. - Перед Праздниками такая суматоха.
        «Здесь всегда так», - говорит мистер Вандерс, хихикает, а затем чихает. Затем связь обрывается. Миссис Вандерс кладет рацию обратно в корзину.
        - Какой сыр ты предпочитаешь? - спрашивает она. - Мюнстер или грюер?
        - Что? - говорит Джейн. - Сыр?
        - Я делаю тебе сэндвич, - напоминает экономка. - Ты любишь паштет из куриной печени?
        - Вы… - Голова Джейн раскалывается. - Вы используете скульптуру Бранкузи, чтобы заплатить кому-то, кто вывезет детей Панзавекки из дома? И это как-то связано с оспой?
        - Вот видишь, - замечает миссис Вандерс, на секунду перестав нарезать толстый черный хлеб и пристально посмотрев на Джейн. - Это то, о чем я говорила. Если тебе удалось нас раскусить, это значит, что у тебя есть способности к подобной работе.
        - Но это ведь не ваш Бранкузи, - продолжает Джейн. - Вы его воруете?
        - Мы не крадем семейные произведения искусства, - говорит миссис Вандерс. - Мы одалживаем их, чтобы использовать в качестве залога, пока выступаем посредниками. Я передаю картину или скульптуру человеку Х. Человек Х дает мне некий объект - это может быть агент, которого я пытаюсь спасти, или информация, или товар, - и я передаю этот объект человеку Y. Человек Y расплачивается со мной тем, что нужно человеку Х - опять же, человек, информация или товар, - и я доставляю это человеку Х. Человек Х возвращает мне картину или скульптуру. Шедевры - превосходная альтернатива наличным: узнаваемые, обладающие бесспорной ценностью. Их сложнее отследить, чем наличные, которые в любом случае не вариант, потому что у нас их нет.
        Джейн ловит себя на том, что кивает как китайский болванчик. Она слышала о такой стратегии.
        - Но Рави ведь не знает, - говорит она.
        - Никто из семьи Трэш не знает о существовании ESF, - говорит миссис Вандерс. - Я скажу ему, что взяла картину, чтобы почистить, или что провожу какое-нибудь исследование.
        - Вы соврете. - Джейн упорно хочет называть вещи своими именами.
        Миссис Вандерс кладет на хлеб сыр, паштет и соленые огурцы.
        - Люди хотят причинить вред этим детям, - говорит она. - Одна женщина обещает перевезти Грейс и Кристофера Панзавекки в обмен на краткосрочную аренду нашего Бранкузи, а также нашего Рембрандта. Это необычная женщина. Ей не нужны ни деньги, ни информация, ей надо лишь, чтобы разные произведения искусства какое-то время пробыли у нее в коллекции. И она никогда не просит что-нибудь легкое. Картина Рембрандта большая и тяжелая, написанная на дереве, а скульптура Бранкузи очень хрупкая, но сейчас она попросила именно эти две. Мы вернем их в Дом в течение недели.
        - Почему Панзавекки так важны?
        - Я не могу ответить на этот вопрос. ESF предоставляет защиту политическим агентам, которых эксплуатируют, похищают, отбирают у них детей, оставляют на произвол судьбы. Если их благонадежность ставится под сомнение, мы разрабатываем стратегии отступления, обеспечиваем безопасное перемещение для них и членов их семьи. Зачастую наши услуги требуют помощи третьих лиц, которые помогают нам не по доброте душевной - они требуют платы. Мы научились использовать все доступные нам средства.
        - Обманывая людей в этом Доме, которые безоговорочно вам доверяют, - замечает Джейн.
        - А что мне остается? - возмущается миссис Вандерс. - Никогда не лгать и ставить под угрозу множество человеческих жизней? Не рисковать предметами искусства, когда они могут обеспечить безопасность детей?
        - Мне нужно идти, - говорит Джейн.
        - Не вздумай болтать, - предупреждает ее миссис Вандерс. - Помни, что Грейс Панзавекки восемь лет, а Кристоферу всего два. Ты подвергнешь опасности их жизни, если скажешь об этом не тому человеку. Хочешь, чтобы это было на твоей совести? Смерть детей?
        - Почему я должна верить, что вы им помогаете? - говорит Джейн. - Если это так, почему Грейс пытается улизнуть? Почему она сломала скульптуру, которая вам так нужна для ее «спасения»?
        - Грейс - глубоко травмированный ребенок, которого выдернули из семьи и который отчаянно хочет вернуться домой, - вздыхает миссис Вандерс. - Но не понимает, что дома больше не существует. Она пытается создать нам проблемы, привлечь внимание. Она так себя ведет… Но даже она понимает, где грань!
        - Почему ее дома больше не существует? Что произошло?
        - Тебе не нужно так много знать на данном этапе, - говорит миссис Вандерс.
        - Где малыш Лео? - спрашивает Джейн. - Почему никто о нем не упоминает?
        - Он в безопасности, - отвечает миссис Вандерс. - Вот твой сэндвич, немного винограда и кумкват.
        Она так сильно пихает Джейн тарелку, что виноград падает и укатывается в неведомые дали кладовки.
        - Не могу поверить, что вы лжете Рави, - никак не успокаивается Джейн. - И Киран тоже. Каждый божий день. Как вы можете так поступать?
        Лицо миссис Вандерс каменеет. Она швыряет на тарелку Джейн пончик, заставляя улететь еще несколько виноградин.
        - Мы будем следить за тобой, - говорит она. - И узнаем, если ты начнешь бродить по дому. У нас есть способы отследить, пользуешься ли ты мобильной связью или Интернетом. Если мы выясним, что ты не держишь рот на замке, ты очень об этом пожалеешь.
        - О! - восклицает Джейн. - Теперь я просто жажду на вас поработать! Всю жизнь мечтала о работе, на которой можно угрожать невинным гостям и лгать всем, кто мне доверяет.
        - И еще, - продолжает миссис Вандерс, не обращая внимания на тираду Джейн. - Ты останешься здесь. Я попрошу кого-нибудь проводить тебя до твоих комнат.
        - Да пошли вы! - говорит Джейн, резко разворачивается и уходит.
        Когда Джейн с тарелкой в руках поднимается по задней лестнице, с западных чердаков спускается Патрик. Джейн совсем не удивлена такой встрече. Поравнявшись с ней, Патрик разворачивается и пристраивается рядом. Она даже не удостоила его взглядом.
        - Что бы ты сделал, если бы я начала сейчас кричать о вашей дурацкой организации? - спрашивает Джейн. - Связал бы и заткнул рот кляпом?
        - Нет, - спокойно отвечает Патрик. - Я остановил бы тебя иначе.
        - Ты знаешь, что я ни в чем не виновата, - говорит Джейн. - И я не просила меня втягивать во все это дерьмо.
        - Правда? Разве не ты преследовала Грейс сегодня утром? И разве не ты расспрашиваешь всех подряд о своей тете?
        - Явно уж не для того, чтобы узнать, что она была шпионом!
        - У нее были на то причины.
        - Сделай одолжение, - говорит Джейн. - Не хвастайся, что знал мою тетю лучше меня.
        - Не будь дурочкой, - говорит Патрик. - Она была твоей тетей. И ты единственная, кто по-настоящему ее знал.
        Кажется, он искренен, но теперь это звучит настолько абсурдно, что Джейн не находит, что ответить. Они возвращаются обратно тем же путем - через второй этаж западного крыла, мимо фотографии тети Магнолии.
        Конечно, если это ее фотография.
        - Все эти годы, - говорит Джейн, - ты врал Киран о том, кто ты есть на самом деле.
        Весь оставшийся путь он проделывает в тишине.
        Джейн вспоминает вопросы, мучившие ее после смерти тети Магнолии. С Антарктического полуострова до Джейн дозвонился один из членов экспедиции. «Наступил шторм, - сказал он, его голос обрывался; связь на том конце была ужасной. - Она оказалась слишком далеко от базы. Она так и не вернулась. Мне очень жаль».
        Тогда Джейн не поняла, что значат эти слова.
        Потом она обратилась к своему доктору, доктору Гордон, и спросила: каково это - умереть в метель в Антарктиде?
        Доктор Гордон осторожно присела рядом с Джейн. «Сначала кровь отливает от кожи и конечностей, приливая к сердцу, - сказала она. - Это называется вазоконстрикцией. За счет нее тепло сохраняется в организме».
        Доктор прерывает рассказ и ждет, пока Джейн кивнет.
        - Затем человека пробирает дрожь. По всему телу. Человек становится неповоротливым, ему трудно управлять руками и ногами. - «Еще один кивок». - Мысли путаются, начинаются провалы в памяти. Наступает апатия, человек мало что понимает. Он может где-нибудь зарыться, словно медведь перед спячкой, прежде чем потеряет сознание. Потеряв сознание, человек может время от времени приходить в себя и видеть галлюцинации, но в какой-то момент засыпает уже окончательно и больше не просыпается. Тело умирает долго, но в это время человек не испытывает страданий. Понимаешь, Дженни? В свои последние минуты она не страдала.
        Но Джейн не могла вынести мысли о том, что тетушка Магнолия прекрасно понимала, что значит эта сонливость, охватившая ее в антарктической метели. С того дня Джейн стала засыпать еще хуже, потому что именно так, в ее представлении, умерла тетушка Магнолия.
        Тетя вообще когда-нибудь ездила в Антарктиду? Или Джейн напрасно притащилась к врачу и терпела этот кошмар? Ее вдруг бросило в жар от стыда при мысли, что тетушка Магнолия лгала ей.
        Она находит глазами рамки с фотографиями, которые утром развесила по стенам. Морской черт в Индонезии. Кальмар в Перу. Падающие лягушки в Белизе. Канадский полярный медведь, замерший под водой. Тетушка Магнолия привыкла рисовать для Джейн карту местности после каждой поездки, в которой бывала, с аккуратно записанными датами, чтобы Джейн могла следить за перемещениями, зная, где тетушка находилась в тот или иной момент.
        Все лгут. Остальные знали, где на самом деле была тетушка Магнолия. Вероятно, и Айви знала. Джейн подошла к изображению, на котором сама тетя Магнолия стоит на морском дне в Новой Зеландии в подводном снаряжении и трогает кита. Она ли это? В акваланге может быть кто угодно.
        Джейн тянется за карманным ножом с множеством инструментов. Снимает фотографию со стены и достает отвертку. Когда основа ослабевает, Джейн отбрасывает ее в сторону, хватает фотографию и разглядывает человека, стоящего на дне океана.
        «Лгунья!» - шепчет про себя Джейн и разрывает фото пополам, отделяя человека от кита. Затем, с нарастающей яростью, она продолжает рвать снимок, пока от него не остается лишь множество мелких кусочков. Она подбегает к камину в спальне, бросает обрывки внутрь, затем отправляет туда же куски поломанной рамки. Найдя коробок спичек, она поджигает сразу несколько и закидывает следом.
        Вернувшись в гостиную, Джейн срывает со стены следующий снимок, потом еще один, и еще, и еще, рвет на куски кальмара, рыбу, лягушек, рвет в клочья белого медведя с подписью тети: «Спой! За жизнь медведя!»
        «Ложь, все ложь!» - думает она, возвращаясь обратно в спальню и бросая клочки в огонь. Чудесным образом угол рамки загорается, несмотря на то что она неумело разожгла камин. Обрывок первой фотографии скручивается и загорается. Она наблюдает, как они чернеют, и пытается решить, что делать с огромным снимком, висящим на втором этаже западного крыла. Принести и тоже бросить в огонь? Или раздолбать здесь все к чертовой матери? Она снова бежит в гостиную, хватает зонтик «Пальто тети Магнолии» над головой и швыряет на пол. Ничего не ломается, и она вновь и вновь, с еще большим остервенением бьет им о ковер, пока не слышит удар спиц, отвалившихся от каркаса зонта, и не видит, как разлетаются по комнате маленькие кусочки металла.
        Рыдая, она хватает пурпурную переливающуюся ткань и тянет до тех пор, пока она не начинает трещать. Наступает на ткань ботинком и снова тянет, разрывая ее на куски.
        Достает следующий зонт - бледно-голубая яичная скорлупа с коричневыми пятнами - поднимает его и начинает растягивать, как вдруг в комнату вбегает Джаспер, прижимается к ее ногам и начинает жалобно скулить.
        На мгновение Джейн приходит в замешательство, поскольку последний раз видела собаку на втором этаже. Как она сюда попала?
        Ответом на ее вопрос стал голос Рави, доносящийся из спальни.
        - Огонь слабоват, - кричит он ей, - нужно соорудить дымоход из более мелких кусков дерева.
        - Что? - Джейн бросает яйцеобразный зонтик и хватается за голову. - Что происходит?!
        - Не волнуйся, - отвечает Рави. - Я это исправляю.
        - Ты не можешь вот так врываться в мою комнату! - кричит она на него.
        - Я постучал, но ты не ответила.
        - Значит, тебе следовало уйти и оставить меня в покое.
        - Собака хотела зайти.
        Джейн оглядывается по сторонам. На полу валяется смятый зонтик «Пальто тети Магнолии», похожий на огромное насекомое, над которым Джейн одержала победу в бою. И она чувствует себя так, словно побывала в битве. Опухшее лицо, прерывистое дыхание. Вытирая глаза рукавами и тяжело дыша, она толкает обломки зонтика в кучу, надеясь, что Рави не заметит их, как и ее слез.
        Рави появляется в дверном проеме, вытирая руки о рубашку. Смотрит на нее:
        - Ты в порядке?
        Она избегает встречаться с ним взглядом.
        - Да.
        - Выглядишь обезумевшей.
        - Это потому что я художник, - говорит Джейн. - Не парься.
        Он замечает поломанный зонтик:
        - Что с ним произошло?
        - Иногда они не работают.
        - Понятно, - говорит он скептически, исследуя остальную часть комнаты. Рави подходит к готовым зонтам и мрачно их рассматривает, печальный и угрюмый, словно Гамлет или, скорее, ослик Иа-Иа.
        - Это единственная комната в доме, где я ощущаю спокойствие, - признается он, сжимая пряди седеющих волос и вздыхая.
        - Если ты снова ко мне ворвешься…
        - Я о зонтиках, - поясняет Рави, обводя рукой пространство вокруг. Он указывает на зонт, лежащий в дальнем углу. Это простой, скромный зонтик с чередующимися секторами различных оттенков бледно-желтого, с наконечником и ручкой из красного дерева.
        - Можно открыть?
        - Серьезно? - устало спросила Джейн. - Прямо сейчас? Я работаю, Рави.
        - Пожалуй, я бы купил его для Киран, - говорит он. - Этот зонт напоминает мне о сестре. Если он понравится мне в раскрытом виде, я дам тебе за него три тысячи долларов.
        - Это просто смешно, - отрывисто произносит Джейн. - Возвращайся, когда придешь в себя.
        - Никто не воспринимает это всерьез, - говорит Рави. - Заметила?
        - Ты о чем?
        - О Бранкузи! - восклицает он. - Мистер Вандерс до сих пор не позвонил в ФБР. Кругом только и слышно: «Праздник то, праздник се», как будто этот чертов Праздник важнее семьи или Дома.
        Джейн напрочь забыла о Бранкузи, о Празднике, обо всем на свете. У нее мелькает мысль рассказать Рави о том, что его слуги используют Бранкузи, чтобы расплатиться с женщиной, помогающей им защитить пропавших детей Панзавекки, потому что Джузеппе и Виктория замешаны в каком-то шпионаже, возможно с применением вируса оспы в качестве биологического оружия.
        Он выйдет из себя. Шквал эмоций, бурный и опасный - вот что будет.
        Джейн подходит к желтому зонтику, подносит его Рави и дает ему в руки со словами:
        - Бери. Откроешь у себя в комнате, рассмотришь хорошенько. Если тебе он понравится, можешь купить его за сто долларов.
        - Черта с два, - говорит Рави. - Это будет кражей.
        - Я не возьму с тебя три тысячи долларов за один зонтик.
        - Тогда двадцать пять.
        - Уверена, торги обычно не так происходят.
        - Я не собираюсь стоять здесь и молча наблюдать за тем, как ты недооцениваешь собственный труд, - заявляет Рави. - Оценка искусства - моя работа, не забывай.
        - Конечно, ты не собираешься здесь стоять, - говорит Джейн. - Ты собираешься уходить, а я собираюсь закрыть за тобой дверь, чтобы наконец побыть одной!
        - Двести за зонтик и еще двадцать три сотни - чтобы я ушел и оставил тебя в покое, идет?
        Несмотря на свое состояние, Джейн смеется. Рави попал в точку: ее одиночество определенно стоит две тысячи триста долларов.
        - Возьми зонт, - говорит она. - Поговорим об этом позже.
        - Хорошо, - говорит Рави с озорным огоньком в глазах. - Идет. Почту за честь иметь дело с таким художником.
        Он направляется к двери.
        - Рави, - говорит Джейн.
        - Да? - оборачивается он с любопытством.
        «Черт возьми», - думает Джейн.
        - Ты внимательно смотрел на Вермеера?
        - На Вермеера? - удивляется Рави. - А что с ним?
        - Миссис Вандерс как-то упомянула, что подозревает, будто с ним не все ладно.
        - О чем ты?
        - Я услышала их разговор с мистером Вандерсом. Кажется, она сказала «подделан».
        Рави замирает.
        - У тебя есть отвертка? - спрашивает он упавшим голосом.
        Джейн бросается к брошенному ножику - отвертка все еще торчит.
        Она кидает нож Рави, тот неудачно пытается его поймать, поднимает с ковра и, больше не глядя на Джейн, покидает комнату.
        Снова оставшись в одиночестве, Джейн смотрит на поломанный зонтик. Это ее зонтик «Пальто тети Магнолии». Она больше не понимает, что творится вокруг.
        Она не может заставить себя пойти в спальню и проверить, что стало с фотографиями. По доносящемуся из камина треску Джейн догадывается, чт? может там увидеть.
        Тетя Магнолия вообще фотографировала?
        Она погибла из-за того, что была шпионом?
        Снаружи доносится какой-то шум: скрип лестницы, шорох шагов, звук трения влажной тряпки о стекло. Джейн безучастно берет свой сэндвич и виноград, прислоняется к стеклянной стене и смотрит вниз, краем глаза замечая Джи Хуна - загадочного человека, моющего окна снаружи перед Праздником. Он тоже явно не тот, за кого себя выдает.
        «Все вокруг меня - ложь».
        - Кроме тебя, Джаспер, - говорит она псу, который смотрит на нее с тревогой.
        Через некоторое время раздается стук в дверь спальни. Необходимость с кем-то разговаривать кажется Джейн утомительной. Это в любом случае будет либо тот, кому она вынуждена лгать, либо тот, кто лгал ей. Она плетется через спальню и распахивает дверь.
        Перед ней, потирая затылок, стоит Айви. Кажется, она нервничает.
        - Привет, - говорит она. - Ты в порядке?
        - Серьезно? - спрашивает Джейн. - Ты на полном серьезе задаешь мне этот вопрос?
        Айви поднимает глаза на Джейн, и в них отражается столько неподдельной печали, что Джейн мгновенно приходит в ярость.
        - А ты-то чем так опечалена?
        - На самом деле много чем, - довольно резко отвечает Айви.
        - Что бы там ни было. Чего тебе?
        Айви коротко вздыхает:
        - Миссис Вандерс сказала, что ты должна поужинать у себя в комнатах. Мы принесем тебе еды.
        - Она боится оставлять меня с другими гостями, - говорит Джейн не вопросительно, а утвердительно.
        - Она чертовски разозлилась на тебя за то, что ты подсказала Рави проверить Вермеера.
        - Так, значит, это правда? Картина - подделка?
        - Угу, - говорит Айви с усталым безразличием. - Оказывается, посреди всего этого бедлама кто-то спер еще и Вермеера.
        - И что, она разве не рада узнать наверняка?
        - Это да, но Рави словно с цепи сорвался. Это отвлекает миссис Вандерс от того, что она должна делать. Теперь еще труднее оправдать отказ от вызова копов. Если дом будет кишеть полицейскими, нам будет очень трудно вывезти отсюда детей.
        - О. - Джейн понимающе кивает, ощущая укол вины, который тут же заставляет ее злиться на саму себя, а затем на миссис Вандерс, поскольку все действительно так, как говорит Айви. - Но это не значит, что я начну болтать о Панзавекки за ужином.
        - Знаю, - печально говорит Айви. - Мне правда очень жаль.
        Она рассматривает низ своего мышиного свитера.
        - Все пытаюсь представить, каково тебе сейчас.
        Джейн криво улыбается:
        - Может быть, когда представишь, ты сможешь мне объяснить.
        - Послушай, Дженни, - говорит Айви. - Я родилась для этой работы. Я ничего, кроме нее, не знаю. Вот уже несколько лет я мечтаю покончить с этим, и вот наконец это почти произошло. Это мое последнее задание.
        - Правда? - спрашивает Джейн, глядя на нее с неожиданным для себя любопытством. - А тебе можно?
        - Только когда согласую это с главным управлением.
        - Есть еще и главное управление?
        - «Espions sans frontieres» - международная организация, - поясняет Айви. - Мы - лишь одно из подразделений, а головной офис базируется в Женеве. Я поеду туда, и со мной проведут собеседование для выходящих, после чего я планирую покинуть этот Дом. И заняться чем-нибудь другим. Чем-то, от чего не будет ночных кошмаров. Из-за этого Дома мне постоянно снится всякий ужас!
        Теперь Джейн пытается представить, на что похожа жизнь Айви.
        - Все слуги, рожденные здесь, живут такой жизнью?
        - Подавляющее большинство. Я, Патрик, семья Вандерс, - отвечает Айви. - Так продолжается из поколения в поколение. Мои родители погибли, выполняя эту работу.
        - Да ты что! - Джейн поражена. - Я думала, это была автокатастрофа.
        - Чисто технически - да, - отвечает Айви. - Это произошло четыре года назад. Они пытались помочь агенту перебраться в безопасное место подальше отсюда. Точно так же мы сейчас стараемся помочь Панзавекки. Тогда мы инсценировали смерть агента. И это сработало. Но все остальное пошло неправильно, и их расстреляли.
        - Господи, Айви! Мне очень жаль.
        - Ну, - говорит Айви, - ты внезапно потеряла родителей, а следом за ними человека, который заменил тебе мать. Ты знаешь, каково это.
        В течение минуты Джейн молча изучает собственные ботинки.
        - Из всего этого я извлекла один урок: никому нельзя доверять. Почти все люди - не те, кем кажутся. И ты задаешься вопросом: а знал ли ты их хоть когда-нибудь? Ты пытаешься оживить в голове их образы, но видишь лишь пустоту. Единственное, в чем можно быть уверенным наверняка, - это люди, которые тебе лгали.
        - О, - возражает Айви. - Ты знала свою тетю. И она была твоей гораздо больше, чем чьей бы то ни было.
        - Но я не знала, чем она занимается, - сокрушается Джейн. - Я всегда считала, что она изучает водных животных. Она ждала, наблюдала и никогда грубо не вторгалась в их мир.
        - Я немного знаю о том, чем она занималась. Не очень много. Но кое-что. - Она делает паузу. - Хочешь, чтобы я рассказала?
        - А смысл? Я должна была услышать это от нее, а не от кого-то другого. Услышать это от тебя будет… - «Больно, - думает Джейн. - Это только лишний раз подтвердит, что вся моя жизнь - сплошная ложь».
        - Уверена, меньше всего на свете она хотела причинить тебе боль, - говорит Айви.
        - Не выгораживай ее передо мной, - огрызается Джейн.
        - А что, если это поможет объяснить, как все было на самом деле? Я имею в виду, что это поможет тебе сформировать более четкий образ человека, на которого ты злишься.
        - Сейчас ты рассуждаешь, как психотерапевт, - фыркает Джейн, но понимает, о чем толкует Айви.
        - Ладно, - сдается она. - Рассказывай.
        - Хорошо, - тихо говорит Айви. - Я знаю, что она действительно была фотографом подводной фауны. Но, помимо этого, она обнаружила затонувшие подводные лодки Северной Кореи, Ирана и тот российский авианосец, который пошел ко дну несколько лет назад, помнишь? И еще она иногда находила подводные кабели. А иногда подрезала их и представляла это как несчастные случаи.
        Это невозможно. Джейн нервно смеется. Она не знает человека, которого описывает Айви, - человека, находившего подводные лодки с секретной информацией, ядерными ракетами и раздутыми трупами утонувших солдат. Ее тетя Магнолия фотографировала красивых животных. Она стремилась сохранить океан.
        - Довольно! - обрывает она Айви.
        - Хорошо, - говорит Айви. - Я видела ее всего пару раз. У нее был классный гардероб и спокойный, уравновешенный характер. Она выглядела несколько эксцентричной, но в то же время и практичной, все в пределах разумного. Как ты.
        После слов Айви Джейн внезапно захотелось посмотреться в зеркало, чтобы отыскать на своем лице черты тети Магнолии.
        - Было ли последнее путешествие тети Магнолии шпионским заданием?
        - Насколько нам известно, - говорит Айви, - Магнолия действительно поехала в Антарктиду, чтобы фотографировать пингвинов и китов.
        Джейн не знает, хорошо это или плохо - что тетя погибла как фотограф-натуралист, а не как шпион.
        - Ты же знаешь, что в этом доме никому нельзя доверять? - спрашивает Айви. - Особенно держись подальше от того парня, который притворяется уборщиком и называет себя Джи Хуном. Он может быть опасен.
        - Он и есть уборщик, - говорит Джейн. - Я имею в виду, что он действительно убирает в доме, даже если это и не единственное его занятие.
        Айви слегка улыбается:
        - Я все равно ему не доверяю. Даже уборку.
        - И все-таки почему же он так опасен? - спрашивает Джейн. - Кто он?
        - Миссис Вандерс меня придушит, если скажу тебе.
        - Он что, вооружен?
        - О, несомненно, - отвечает Айви. - Он хочет добраться до Грейс. У нее есть то, что ему нужно.
        - Грейс! - воскликнула Джейн, думая о девочке, которая сидела согнувшись и плакала. Сердилась. Совсем еще малышка…
        - Что же такое есть у Грейс, что понадобилось этому вооруженному человеку?
        Айви колеблется.
        - Кое-что есть у нее в голове. Информация.
        У самой Джейн в голове что-то зашевелилось.
        - У нее феноменальная память, - говорит она. - Девочка использует мнемотехнические средства. Отец ею гордится.
        - Да.
        Кажется, Айви собиралась сказать что-то еще, но остановилась, горестно вздохнув.
        Пряди волос выбиваются из ее небрежного пучка. Плечи опущены.
        - Как бы я хотела все-все тебе рассказать! - вздыхает она. - Мне очень жаль, Дженни. Я просто не могу.
        Джейн хочется протянуть руку и убрать прядь волос с глаз Айви, дотронуться до ее плеча. Она хочет понять.
        Она не коснулась Айви. Зато застенчивый взгляд Айви задержался на Джейн.
        - Мне нужно идти, - говорит девушка. - Я оставлю ужин за твоей дверью в ближайшее время. Киран скажу, что тебе нездоровится, если это поможет.
        - Ладно.
        Когда Айви уходит, Джейн возвращается в свою гостиную.
        Ту-Ревьенс шумит. Журчание воды, вздохи, стоны. Джаспер бродит по комнате, а затем подходит к Джейн и прислоняется к ее ногам.
        - Этот Дом издает множество непонятных звуков, тебе не кажется? - обращается она к собаке.
        Плач послышался где-то очень далеко и едва различимо, смешиваясь с металлическим стуком водонагревателя. Джейн списала бы его на завывание ветра или плеск воды, если бы не знала, что где-то в недрах Дома находится двухлетний Кристофер Панзавекки.
        Один раз Джейн подходит к окну, ища взглядом Джи Хуна. Он моет стекло - медленно, размеренно, словно делая Дому массаж перед сном.
        Джейн пытается глубоко вдохнуть, представив, что ее легкие - это медуза, но у нее ничего не выходит. Даже медуза чувствует себя ложью.
        Дом пробудил ее ото сна о… что это было? Ей приснился человек, укравший Лео Панзавекки, но во сне все было гораздо страшнее, чем рассказывали ведущие новостей, потому что этот мужчина был болен оспой и заразил ею малыша Лео. Затем болезнь передалась Грейс и Кристоферу, Шпионам без границ, сицилийской мафии и рыбам, потому что малыш Лео спит с рыбами.
        Затем она будто бы просыпается. Все тело зудит. Она зовет тетю Магнолию, которая спасает подводных детей, у которых тоже зуд, и это - часть ее шпионской работы. Наконец она окончательно просыпается. Колючая шерстяная шапка тети Магнолии лежит прямо возле ее вспотевшей шеи.
        Джейн в своей постели в Ту-Ревьенс. В ногах дремлет теплый бассет-хаунд. Часы на столике у кровати показывают 5:08 утра. Она дышит с нарастающей паникой, вспоминая, что за несколько недель до той страшной экспедиции тетя Магнолия была необычайно рассеянна. Например, она оставила конфорку зажженной на целый день, погрев себе супа. Это было совсем на нее не похоже. Не раз Джейн видела, как тетя смотрит в книгу, при этом явно ее не читая, поскольку никогда не переворачивала страницу. А потом была та самая ночь, когда Джейн проснулась и обнаружила, что тетя не спит, - именно тогда Магнолия взяла с нее обещание, что она непременно поедет в Ту-Ревьенс, если получит приглашение.
        В день, когда тетя Магнолия уехала в свою последнюю экспедицию, Джейн зашла в свою комнату и обнаружила лежащую на кровати шапку. Тетя Магнолия всегда брала эту шапку с собой в холодные поездки, а сейчас оставила специально, чтобы Джейн ее нашла. Почему?
        Почему сны заставляют нас просыпаться с вопросами, которые не имеют к ним никакого отношения?
        Джаспер перемещается по кровати, пока голова не упирается в ее локоть. Джейн прислушивается к его размеренному дыханию. Интересно, может быть дыхание Джаспера даже лучше дыхания медузы?
        День рассветает желтым и зеленым. Джейн больше не удается заснуть. Наконец она выскальзывает из-под одеяла - осторожно, чтобы не потревожить Джаспера. Она идет в гостиную и выглядывает в окно. Со стороны рамбла к дому приближается фигура: Колин Мак, одетый во все черное. Видимо, он спешит - все время оглядывается. Это немного странно: думает, что его преследуют? Что он вообще там делает? Не могут же все в этом доме быть шпионами? Джейн наблюдает, как он заходит в дом через дверь, ведущую к бассейну.
        Когда она поворачивается лицом к комнате и видит изломанный зонтик, валяющийся на полу, ей становится не по себе. Его обломки расположены так, что Джейн видит фиолетовую ткань, через которую равномерно просвечивает серебристо-золотистая подкладка. Ее разум словно наполняется волшебным сиянием, подобно яркому свету, который оставляет после себя на сетчатке глаза яркий блик, перед тем как окончательно померкнуть. Мимолетный призрак тети Магнолии.
        - Тетя Магнолия? - зовет она вслух.
        Она всегда моментально реагировала на зов, бросая все свои дела, едва услышав свое имя из уст Джейн. Те моменты были настоящими.
        Джейн осторожно опускается на пол, откинув голову к окну. Зонтик - иллюзия, не более того.
        По-видимому, Джейн позволено посещать завтрак одновременно со всеми, поскольку никто не пытается ее остановить. Ее маршрут лежит через бальный зал. Она старается держаться поближе к стенам, обходя стороной служанок, моющих пол.
        За завтраком никого нет, и, кажется, подавать его никто не собирается. В дальнем конце длинного стола стоит кофейник, рядом с ним - фрукты, хлопья, молоко, сахар и горшочек застывшей овсянки. Она насыпает себе немного кукурузных хлопьев и быстро ест. Затем возвращается в приемный зал, кишащий людьми. Она не знает, куда пойти дальше, и вдруг на мосту второго этажа видит Джаспера. Он сидит с довольным видом, просунув нос между столбиками балюстрады, и Джейн думает, что он может подсказать ей верное направление. Она поднимается к нему.
        - Полагаю, это далеко не первое твое праздничное утро, правда, Джаспер?
        Шумиха внизу начинает приобретать какой-то смысл. Люди разбредаются по группам: обслуживающий персонал - отдельно, музыканты - отдельно. Патрик и Айви, расхаживающие туда-сюда по коридору либо вверх-вниз по лестнице, наверняка шпионят. Они вообще когда-нибудь занимались домашним хозяйством? Кто знает. Сама миссис Вандерс не приближается. Она стоит как скала в центре приемного зала, и люди огибают ее с обеих сторон. Она почти не разговаривает, словно стремясь контролировать все действо одним только взглядом.
        Киран идет вдоль мостика и, зевнув, останавливается на противоположной от Джаспера стороне. Еще один человек, понятия не имеющий о том, что происходит в ее собственном доме. «Только не вынуждай меня тебе врать», - мысленно просит Джейн.
        - Доброе утро, - говорит Киран с полуулыбкой. Ее волосы собраны в конский хвост, и Джейн думает, что она, должно быть, еще не накладывала макияж. - Решила рассмотреть все с высоты птичьего полета?
        - Отсюда отличный обзор, - отвечает Джейн.
        - Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Да, сегодня мне гораздо лучше.
        Киран облокачивается о перила.
        - Когда мы были маленькими, - говорит она, - это были наши любимые дни в году. Мне нравилось стоять здесь с Патриком и за всеми наблюдать. Айви тогда была еще совсем малышкой, она держала меня за руку и смотрела большими, как тарелки, глазами. А любимым занятием Рави было всем мешать.
        - Как он это делал?
        - Задерживал всех, настаивая на том, что сам будет носить разные вещи, при этом понятия не имея о том, что куда нужно складывать. - Киран закидывает свой конский хвост за плечо, слегка улыбнувшись. - Уверена, он считал, что помогает.
        - И ему разрешали?
        Киран пожимает плечами:
        - Нет, если Октавиан или кто-то из четы Вандерс заставал его за этим занятием. Но они обычно бегали как подорванные. Рави знал, как с ними не столкнуться. Он был маленьким очаровательным деспотом. Было очень… поучительно наблюдать за тем, как люди на него реагируют.
        - Поучительно?
        - Настоящее пособие. Как минимум, по психологии полов, а то и возраста и рас. Что станет делать струнный квартет белых женщин, когда богатенький мальчишка наполовину бенгальского происхождения, единственный сын белого хозяина, говорит им поставить сцену в каком-нибудь совершенно неподходящем месте? Например, посреди лестницы?
        - Не знаю, - говорит Джейн. - Что?
        - Обычно было три варианта, - рассказывает Киран. - Не обращать на него внимания, подождать, пока придут Вандерсы или Октавиан и заставят его замолчать либо плясать под его дудку, сверля его ненавидящими взглядами. В этом конкретном случае они его проигнорировали, Рави начал вопить, они продолжали не обращать на него внимания. В конце концов появился Октавиан и унес его на одном плече, плачущего и зовущего маму. Которая, разумеется, не пришла, потому что работала.
        - И что Октавиан сделал дальше? - спрашивает Джейн. - Отшлепал его?
        - Наверняка пошел с ним в боулинг, - усмехнулась Киран, - и там поговорил с ним как мужчина с мужчиной, и втолковал про уважение к окружающим.
        Джейн полагает, что тетя Магнолия одобрила бы такой подход, если бы у них дома оказался боулинг.
        - Звучит довольно мило.
        - У нас с Рави было много воспитательных бесед во время игры в боулинг, - говорит Киран с задумчивым весельем.
        Джейн ловит себя на том, что разглядывает Киран. Ее глаза слишком яркие, она часто моргает. Джейн спрашивает себя, выспалась ли та этой ночью? Делил ли Колин с ней постель? А Патрик? И что он ей врал, когда ему приходилось просыпаться чуть свет и отправляться на шпионское задание?
        - А что насчет Айви и Патрика? - отважилась спросить Джейн. - Октавиан и с ними проводил беседы?
        - О нет. Они выслушивали лекции от собственных родителей и от Вандерсов.
        - Понятно, - говорит Джейн, а про себя думает: «И еще какие!» - Патрик рассказывал тебе о том, что узнавал на этих лекциях?
        - Бывало, - отвечает Киран. - Но потом перестал.
        - Перестал?
        В это мгновение в зал врывается Рави. Волосы влажные, воздух наполнен гневными флюидами. Останавливаясь перед миссис Вандерс, он громогласно оглашает на все этажи:
        - Я пригласил на Праздник полицию штата Нью-Йорк, ФБР и Интерпол, - объявляет он. - Я передал Дом в их распоряжение.
        Сердце Джейн упало. Это она во всем виновата!
        - Что ты сделал? - кричит миссис Вандерс.
        - Полицию штата Нью-Йорк, ФБР и…
        - На Праздник? Ты совсем ополоумел?
        - А в чем дело?! - удивляется Рави. - Это мой Бранкузи и мой Вермеер. Это мой Дом! Это моя вечеринка!
        - Это Бранкузи твоего отца и Вермеер твоего отца! - говорит миссис Вандерс. - Это Дом твоего отца и вечеринка твоего отца.
        - Мой отец - призрак, - говорит Рави. - Ему плевать, даже если мы разожжем костер во дворе и кинем туда все его картины! Если он стал равнодушен ко всему, значит я буду неравнодушным вдвойне!
        - Я связывалась с полицией, - говорит миссис Вандерс. - Они уже ведут расследование. Тайно.
        - Где? Почему я их не видел?
        На мостик заходит Патрик, становясь рядом с Киран. Он непроизвольно облокачивается на перила в той же позе, что и она. Киран не смотрит на него и делает вид, будто не замечает, однако Джейн чувствует, как она напряглась. Их плечи соприкасаются.
        Джейн замирает, когда Айви переходит на другую сторону и встает рядом с ней.
        - Хорошая же получится вечеринка! - продолжает миссис Вандерс язвительно. - С ФБР и Интерполом, задающими гостям грубые вопросы!
        - Почему это должно беспокоить тех, кто не воровал мои шедевры? - наседает Рави. - Честно, Ванни, от тебя я не ожидал такого равнодушия.
        - Проклятье, Рави! Ты ведь знаешь, что это не так. Забота о Доме - моя работа. Я просто хочу, чтобы прежде, чем звать на торжество представителей закона, у меня спросили: а не создаст ли это дополнительных сложностей всем тем, кого ваша семья наняла для обеспечения комфорта и веселья гостей вечеринки. Это ведь тоже наша работа, ты знаешь. Ты все усложнил для меня и мистера Ви, для Патрика, Айви, Кока и всего персонала. Только потому, что потерял голову от своего упрямства.
        Миссис Вандерс поднимает глаза на Джейн, явно упрекая в этом и ее. Девушку обдает жаром. Грейс Панзавекки обнаружит кто-то, кому совсем не следует ее находить, и это будет на совести Джейн.
        - Привет, - шепчет Айви рядом с Джейн. - Не кори себя. Я на твоем месте сделала бы то же самое.
        - Я не ищу утешения, - огрызается Джейн, внезапно разозлившись на Айви. Она не имеет права читать ее мысли!
        - Это наша работа, - говорит Айви. - Мы разберемся.
        - Не сомневаюсь.
        Киран, стоящая с другой стороны от Джейн, молчит. Непонятно, слышала ли она их диалог и как бы отреагировала, если бы услышала.
        - Доброе утро, Айви-бин, - приветствует ее Киран, продолжая не замечать Патрика.
        - Привет, Кир, - отвечает Айви. За стеклами ее очков прячутся усталые глаза.
        - Не хочешь сходить в боулинг?
        Джейн требуется несколько секунд, чтобы понять, что вопрос обращен не к Айви, а к ней.
        - Я? Конечно!
        Киран берет Джейн за запястье и уводит, осторожно огибая Патрика.
        - Пойдем. В ближайшее время боулинг будет единственным тихим местом в Доме.
        Конечно, нет ничего тихого в бросании тяжелых шаров на кленовый пол. Но удар шара о пол, затем глубокое, мерное грохотание, пока он катится, а потом - взрыв рассыпающихся кеглей делают воцарившееся между ними молчание не таким заметным.
        Киран подходит к заступу, с силой бросает шар и с ходу выбивает красивый страйк. Поворачивается назад с мрачным лицом, и Джейн понимает, что все это время Киран была в гневе. Киран была зла, когда возвращалась домой через книжный магазинчик кампуса. «Страшно представить, как бы она разозлилась, узнай правду, - думает Джейн. - Наверное, побила бы все рекорды игры в боулинг».
        Джейн просовывает пальцы в дырки от мяча.
        - Скоро праздник, - говорит она в надежде, что это поможет разговорить Киран.
        - Может, хоть это прервет скуку, - отвечает Киран.
        - Ты всегда приезжаешь домой на Праздник?
        - Почти. Это своего рода семейная традиция. Октавиан каждый раз звонит мне и приглашает. Во всяком случае, раньше было так.
        - А потом?
        - Сомневаюсь, что он вообще брал в руки телефон с тех пор, как моя мачеха исчезла. Он в депрессии.
        Джейн приближается к заступу и делает бросок. Мяч с силой ударяется об пол. Она безучастно наблюдает, как стремительно он приближается к кеглям, шесть из которых разлетаются в разные стороны.
        - Ты сказала, что в этот раз тебя пригласил Патрик.
        - Ага, - говорит Киран. - Со своей обычной песней о том, что хочет мне в чем-то признаться.
        - Он так ничего и не сказал?
        - Ни слова, - отвечает Киран.
        Шар Джейн наскакивает на возвращающийся мяч Киран.
        - Как ты думаешь, что он хочет сказать?
        - Кто знает, - отвечает Киран. - Это в порядке вещей. В этом весь Патрик. Он хочет, чтобы те, кто его любит, были ясновидящими. Ты можешь себе представить, что любишь кого-то, кто так себя ведет? Кто не собирается помогать тебе его понять?
        - Я - да, - кивает Джейн.
        - Проблема в том, - продолжает Киран, - что я видела и других Патриков. Я видела двух или трех разных Патриков. И все они отличаются от моего.
        Следующий мяч Джейн не сбивает ни одной из оставшихся кеглей.
        - Ну да, у людей много сторон…
        - Мой Патрик скрытен. Причем бессмысленно скрытен. - Она бросает мяч, едва дождавшись, пока защитная планка поднимется. Когда ее шар сбивает кегли, она продолжает: - Они не все такие скрытные.
        - Не все мужчины? - спрашивает Джейн в некоторой растерянности.
        - Не все Патрики. Я видела Патрика, женатого на Киран. Они счастливы вместе. Тот Патрик не скрытный. Я у нее спрашивала.
        - Я в замешательстве, - признается Джейн. - Ты говоришь о вариациях Киран и Патрика, которые себе представляешь?
        Киран издает короткий раздраженный вздох.
        - Да, - говорит она. - Что-то типа того.
        - Но настоящий Патрик скрытен.
        - Ты даже не представляешь насколько! - в сердцах восклицает она. - Доходит до смешного. Он не отвечает даже на самые невинные вопросы: «Что ты делал вчера вечером, Патрик?»; «Почему ты бегаешь по дому с фонариком и светишь во все шкафы, Патрик?»; «Где ты был, когда внезапно исчез на три дня, Патрик?». Я к тому, что уважаю его личную жизнь, но задаю эти вопросы не ради пустого любопытства. Мы выросли вместе. Я его друг. Мне даже не обязательно знать! Я верю, что какими бы глупостями он ни занимался, у него есть на то причины. Мне просто тяжело, что он мне не доверяет.
        Джейн понимает, что отчасти именно из-за этого ее столь сильно ранило известие о тетушке Магнолии. Дело не в том, что она врала и скрывала, кто она на самом деле. А в том, что врала и скрывала она потому, что не доверяла Джейн настолько, чтобы сказать правду.
        «Из Киран бы вышел хороший шпион», - подумает Джейн позже.
        Вечеринка в самом разгаре. Джейн наблюдает за нарядными людьми с мостика второго этажа. Киран и Джаспер снова рядом, только теперь на девушке малиновое платье без бретелек, которое, должно быть, стоит целое состояние. На шее - тонкая золотая подвеска с бриллиантом, который точно вписывается в яремную дугу. В ушах тоже сверкают бриллианты. Джейн никогда не видела такого количества драгоценностей.
        На Джейн серое кашемировое платье-свитер с длинными рукавами - она в жизни ничего подобного не носила. Этот наряд она позаимствовала у Киран. Джейн планировала надеть золотистый топ без рукавов и фиолетовые джинсы, чтобы походить на королевскую грамму - рифовую рыбу, обитающую в атлантических тропиках, - и носить с собой зонтик «Пальто тети Магнолии». Она собиралась оставить свою татуировку полностью открытой, чтобы люди о ней спрашивали. Но раз тетя Магнолия притворялась кем-то другим, Джейн тоже может.
        Однако она все же надела свои массивные черные ботинки. Она всегда их надевает, когда злится.
        Сцена внизу напоминает кадры из какого-то фильма. Женщины в струящихся платьях всех цветов радуги, мужчины во фраках. Они держат хрустальные фужеры, улыбаются, смеются и время от времени расступаются, чтобы впустить в свои ряды кого-то вновь прибывшего или, напротив, выпустить уходящего. Люси Сент-Джордж, облаченная в маленькое платье шоколадного цвета, разговаривает с Фиби Окада, которая воистину блистательна в бирюзовом наряде. Забавно, что Люси иногда работает под прикрытием в качестве частного детектива, но понятия не имеет о Espions Sans Frontieres.
        Подле них Рави, которому, как всегда, идет черное, покровительственно приобняв Колина, беседует и обменивается шутками с мужчиной и двумя женщинами, которых Джейн не знает. Среди прочих гостей - два офицера полиции штата Нью-Йорк, два агента ФБР и один сотрудник Интерпола. Формально они одеты как все остальные гости, но Киран, мгновенно подмечающая такие вещи, уверяет, что они выбиваются из общей массы.
        - Как я? - спрашивает Джейн.
        Киран делает глоток крюшона и смотрит на Джейн с необычайной нежностью.
        - Ты выглядишь как все мы, зайка, за исключением этих ботинок, - говорит она. - Непривычно видеть тебя такой. А эти копы стараются вписаться, но их выдает дешевая обувь, и одежде недостает элегантности.
        Киран показывает ей сотрудников полиции штата, специальных агентов ФБР и агента Интерпола. Оказывается, Рави сейчас заигрывает со спецагентами ФБР.
        В парадную дверь входит Айви, глядя на которую Джейн понимает, для кого созданы черные платья. На голове у девушки замысловатая прическа из множества причудливых косичек и локонов, обмотанных вокруг головы, - кто-то явно потратил на эту прическу не один час. Очки удачно дополняют образ. Ее спутницу Джейн не знает: невзрачная низкорослая женщина лет пятидесяти, одетая в простое серое платье, с мокрым черным зонтом в руках. Айви за руку ведет женщину сквозь толпу замысловатым маршрутом, поворачивая то налево, то направо.
        Джейн представляет себя на месте этой женщины.
        - Интересно, кто это с Айви? - спрашивает Киран. - Я даже ее одежду не могу рассмотреть. Любопытно, почему Айви закрывает ее от копов.
        - Что? - переспрашивает Джейн в мгновенной тревоге. Не столько потому, что это, должно быть, правда, сколько потому, что ей бы не хотелось, чтобы Киран заметила, как Айви прячет от полиции связанных со шпионажем людей.
        - И у нее это весьма ловко выходит, - продолжает Киран.
        - О чем ты? Ничего подобного!
        - А ты понаблюдай за ней, - говорит Киран.
        И Джейн наблюдает, как Айви и ее подопечная проходят мимо Колина, Рави и специальных агентов. Мало того что девушка встает между своей спутницей и ними, так еще и протягивает руку, мягко подвигая Колина, и, следовательно, Рави, чтобы закрыть обзор агентам. Колин рассеянно и несколько возмущенно озирается вокруг, но так и не понимает, что произошло и кто его толкнул. Айви и женщина уже вне поля его зрения.
        Затем они скрываются за дверью, ведущей в бальный зал. Мгновение спустя в ту же дверь заходит агент Интерпола. Толком еще не соображая, что она делает, Джейн уже несется вдоль моста, движимая беспокойством за Айви. Киран бежит за ней, не отставая ни на шаг.
        - Ты куда? - спрашивает она Джейн, в ее голосе слышится подозрительность, смешанная с любопытством.
        - Просто прогуляться, - отвечает Джейн, начиная спускаться по лестнице.
        - Я с тобой. - Киран озвучивает очевидное, поскольку уже и так идет по пятам.
        - В этом нет необходимости, - говорит Джейн.
        - Разве? - зловеще уточняет Киран, ставя крюшон на поднос испуганному официанту, который пытается угостить ее крошечным кусочком мясного пирога.
        - Отличная вечеринка! - говорит она ему с безмятежной улыбкой, не сбавляя шага и слетая по лестнице следом за Джейн. На несколько шагов позади них пыхтит Джаспер, стараясь не отставать. Минуя бальный зал, Джейн и Киран оказываются в холле, где люди толпятся вокруг горы снеди, которую Джейн замечает лишь краем глаза; все ее внимание сосредоточено на поисках лысеющей макушки интерполовца. Киран хватает ее за руку и тянет на кухню. Там-то они и обнаруживают его, шагающего мимо плит и длинного стола. Выездной обслуживающий персонал суетится за приготовлением крошечных тарталеток. Никого из постоянных слуг здесь нет.
        - Киран, - спрашивает Джейн. - Что мы делаем?
        Офицер исчезает в глубине кухни - там только кухонный лифт, кладовка и дверь на заднюю лестницу. Киран следует за ним, обходя холодильник и морозильную камеру, продолжая сжимать запястье Джейн и не произнося ни слова. Ее каблуки стучат по кафельному полу, как выстрелы. Джейн чувствует себя так, будто находится в лодке охотников за китами, когда раненый зверь швыряет ее из стороны в сторону.
        Когда они догоняют интерполовца, он уже просовывает голову в открытую дверь кухонного лифта.
        - Это может быть опасно, - весело говорит ему Киран, отпустив наконец руку Джейн. - Мы не хотим нести ответственность за травму сотрудника Интерпола. Что, если бы кто-то послал лифт вниз, пока ваша голова была там?
        - Скорее вверх, - буркает он, вытаскивая голову, закрывая дверь и с подозрением глядя на девушек. - Я видел устройство внизу. Что там? И мне было слышно, как кое-кто говорит по-бенгальски.
        - Да, - подтверждает Киран. - Я тоже слышала. Это один из слуг, Патрик. Сегодня суббота, а по субботам у Патрика бенгальские дни.
        - Бенгальские дни? - с сомнением переспрашивает офицер. Бледный мужчина с тонкими губами, в его речи слышится французский акцент. Он говорит по-английски с такой нарочитой отчетливостью, словно пытается продемонстрировать, до какой степени ненавидит разговаривать на этом языке.
        - Чтобы проще было выучить, - объясняет Киран. - У Патрика талант к языкам. По средам он говорит исключительно по-немецки. Хотите с ним познакомиться? - радостно говорит она, хватаясь за ручку задней двери. - Мы направляемся вниз, чтобы помочь ему принести немного английского шампанского.
        - Английского игристого, - поправляет мужчина, слегка обидевшись.
        - В винном погребе есть тайный люк, ведущий в самый настоящий ублиет[17 - Ублиет - подземная тюрьма в средневековом замке. Иногда служила местом казней.], - добавляет Киран. - Вам, как французу, это должно быть интересно.
        - Я бельгиец, - жестко говорит мужчина. - И американский ублиет под домом, построенным сто лет назад, кажется мне нелепым. Этот дом - какой-то аттракцион.
        - Значит, вы не хотите увидеть ублиет? - переспрашивает Киран. - Настоящая жуть.
        Бросив последний обиженный взгляд на ботинки Джейн, офицер Интерпола коротко вздыхает и покидает кухню.
        - Скатертью дорога, - комментирует Киран его уход.
        - Киран, - спрашивает Джейн. - Зачем ты прогнала интерполовца?
        - Она заперта. - Киран дергает заднюю дверь, игнорируя ее вопрос. - С чего бы это?
        - Патрик действительно говорит по-бенгальски и по-немецки?
        - Он знает несколько бенгальских слов, - рассеянно говорит Киран.
        Кухонный лифт вдруг начинает гудеть и скрежетать. Киран дергает его дверцу, та открывается. Внутри, скрестив ноги, сидит смуглый мужчина с густыми темными волосами, в хорошем черном костюме и в полном изумлении смотрит на Киран и Джейн, скользя вверх в кабинке.
        Киран спокойным голосом говорит ему несколько слов на неведомом Джейн языке. Лифт продолжил движение вверх, и мужчина скрылся из виду.
        - Ты знаешь этого парня? - пропищала Джейн.
        - Первый раз вижу, - пожимает плечами Киран, закрывая дверцу. - Но это тот самый парень, который разговаривал в винном погребе. Если верить интерполовцу, «по-бенгальски». Потому что он пронырливый бельгийский невежда, который не может отличить бенгальский от арабского, хотя между ними ничего общего.
        - Ты знаешь арабский?
        - Это одна из моих специализаций.
        - Что ты ему сказала?
        - «Не волнуйся, тебя не раскрыли».
        Джейн охватывает легкая паника.
        - Что это значит? Киран, зачем ты сказала это незнакомому человеку?
        Киран пожимает плечами:
        - Это показалось мне самым безопасным. Сама посуди. Если он плохой парень, то не должен решить, что мы против него, так? А если он хороший парень, то, разумеется, мы не собираемся его раскрывать.
        - Киран, - говорит Джейн, чеканя каждое слово. - Ты что, мать твою, стебешься надо мной?!
        - Послушай, - отвечает Киран. - Я понятия не имею, какого черта происходит в Доме сегодня вечером, но мне кажется, ты знаешь об этом больше, чем делаешь вид. А я не люблю, когда мне врут.
        Лифт снова издает скрежет, и прежде, чем Джейн успевает ее остановить, Киран вновь открывает дверцу. На этот раз тележка движется сверху вниз, в ней - Патрик, который одной рукой держит кудрявого темноволосого малыша с серьезными карими глазами и южноитальянскими чертами. Это младший брат Грейс, Кристофер Панзавекки, - Джейн помнит его по теленовостям.
        - Привет! - весело кричит Кристофер.
        Патрик тем временем в ужасе смотрит на Киран. В другой руке он сжимает пистолет.
        - Привет! - ответила Джейн Кристоферу, который, судя по восторженному выражению широко распахнутых глаз, ждал именно этого.
        - Я люблю тебя, - сказал Патрик Киран скорее с вопросительной интонацией. Тележка продолжает движение вниз.
        - Да пошел ты, Патрик! - Кажется, Киран всерьез злится.
        Как только лифт скрывается из виду, она с ненавистью захлопывает дверцу. Шум отдаляется, пока не перестает быть слышным.
        - Проклятье! Какого черта?! Он меня любит?! Он в моем кухонном лифте с пистолетом и ребенком, которого разыскивают сицилийская мафия и полиция штата Нью-Йорк! Будь ты проклят, Патрик!
        - О боже, - вздыхает Джейн, потому что это ее вина. Это ей вздумалось следить за агентом Интерпола, несмотря на растущую подозрительность Киран. Это из-за нее Киран сейчас увидела то, что увидела. - О боже!
        - Да ладно тебе, взбодрись! - Киран похлопала Джейн по плечу.
        - Взбодриться? - недоверчиво восклицает Джейн.
        - Я к тому, что это смешно на самом деле. Разве не смешно? Он позвал меня домой. Он обещал мне в чем-то признаться. Ха-ха-ха! - Киран начинает задыхаться, затем хлопает себя по груди и ревет от смеха до тех пор, пока не начинает вытирать слезы мизинцем, стараясь не размазать тушь. - О господи! - говорит она, икая. - Зато теперь мы знаем, что тот араб - хороший парень!
        - А мы знаем?
        - Ну, Патрик ведь хороший парень, - говорит она. - Из этого следует, что все, кто едет в кухонном лифте, тоже хорошие.
        - Разве? - Джейн в полном замешательстве.
        - На самом деле я в ярости, - заявляет Киран, выпрямляясь. На ней нет и следа недавнего веселья.
        Кухонный лифт снова приходит в движение.
        - Я больше не хочу видеть его лицо. Я ему доверяла. Я всегда подозревала, что с ним что-то не так, и оказалась права. Но у него должна быть серьезная причина, чтобы сидеть в кухонном лифте с тем ребенком и пистолетом.
        - Думаю, так и есть, - слабо говорит Джейн.
        Лифт останавливается. В тележке лежит сложенная записка: «КИРАН, ЗАЛЕЗАЙ!»
        - Почерк миссис Вандерс, - говорит Киран и начинает забираться в тележку. - Похоже на «Алису в Стране чудес». Как думаешь, куда он идет?
        - Не знаю, - пожимает плечами Джейн. - На западные чердаки? В крыло слуг? В ублиет?
        - Нет здесь никакого ублиета, - хмыкает Киран. - Я его выдумала, чтобы сплавить противного интерполовца.
        - У тебя это невероятно круто получилось, - говорит Джейн с некоторым ужасом.
        - Правда? - спрашивает Киран, как ни в чем не бывало сидящая в тележке в своем малиновом наряде, сверкая бриллиантами, обвив ноги руками. - По-моему, с тех пор как я приехала на этот проклятый остров, мне впервые так весело.
        Где-то на пути лифта кто-то дважды стучит гаечным ключом - а может быть, пистолетом - по металлу. Киран проверяет, чтобы все ее пальцы рук и ног были внутри тележки и невозмутимо стучит по одной из стен - будто это самая обычная ситуация и все понимают, что это значит. Тележка начинает подниматься.
        - Жди меня наверху, - говорит она Джейн. - Если хочешь. Если, конечно, ты тоже не выполняешь какую-нибудь секретную миссию.
        Лифт трогается.
        Джейн остается на кухне, глядя на движущиеся механизмы пустой дорожки в шахте лифта, пытаясь уместить в своей голове несовместимое. «Поэтому тетя Магнолия занималась шпионством? Потому что это весело? Как могла Киран увидеть то, мы видели, и при этом смеяться и говорить, что это весело? О!» Джейн сжимает виски, мечтая оказаться где-нибудь подальше отсюда.
        Тут на ее ноги всей своей массой наваливается Джаспер.
        - Ну что, Джаспер? Как бы там ни было, надеюсь, нам удалось снять этого интерполовца с хвоста Айви. Что ты скажешь? Вернемся на вечеринку и посмотрим, можем ли мы исправить что-то еще из того, что я натворила?
        Возвратившись в бальный зал, она обнаружила арабоговорящего мужчину из лифта, потягивающего крюшон и непринужденно болтающего с другими гостями. Должно быть, он действительно хороший парень, раз миссис Вандерс позволила ему ездить в ее кухонном лифте, но от греха подальше Джейн обходит его стороной. Следуя вместе с Джаспером в приемный зал, Джейн замечает знакомую фигуру: Джи Хун, южнокорейский уборщик, с красиво уложенными волосами, в темных очках и облаченный в классический костюм. Такой гладкий и отполированный, что Джейн едва его узнала. Мужчина спокойно, неторопливо поднимается по западной лестнице. Он не видит Джейн.
        Внезапно Джейн поворачивается к лестнице и начинает взбираться по ней так быстро, насколько это возможно, чтобы не привлечь излишнего внимания. «Почему я продолжаю это делать? - сердито спрашивает она саму себя. - Почему я продолжаю лезть не в свое дело?» Джаспер немного отстает. Пока она поднимается, ей то и дело встречаются гости, которые, кажется, стекаются со всех частей Дома. Джейн догадывается, что прогуливаться по верхним этажам и рассматривать картины - давняя традиция. Неудивительно, что люди могут проникнуть всюду, не вызывая подозрений.
        Дойдя наконец до третьего этажа, Джейн с трудом переводит дыхание. Она останавливается перед дверью, ведущей в крыло слуг, и понятия не имеет, что делать дальше. Даже если предположить, что Джи Хун и впрямь направляется сюда и она его опередила, - как она его остановит, когда увидит? Начнет декламировать стихи в надежде, что он к ней присоединится? Айви предупреждала, что он опасен и вооружен. Где Джаспер?
        Тут дверь в крыло слуг распахивается и появляется Фиби Окада. Платье чарующе переливается, макияж в стиле «смоки айс» безупречен.
        - Интересно знать, что, по-твоему, ты здесь делаешь?
        - Фиби, - решает предупредить ее Джейн, - Джи Хун идет сюда.
        Фиби непринужденно достает из-под полы платья пистолет.
        - Не создавай себе геморрой, - говорит она. - Мы следим за ним. Тебе нужно уйти. Здесь не место детям. Ступай к себе и не высовывайся.
        Дверь снова открывается, из-за нее выглядывает Айви. Она хватает Джейн за руку.
        - Подожди, - говорит Джейн, вопреки здравому смыслу ожидая пса. Он тут же появляется, словно по сигналу, и бежит к ним, тяжело дыша. Джейн в восторге. Должно быть, он сделал героическое усилие на последнем участке лестницы.
        - Быстрее, - говорит Айви, запуская Джейн и Джаспера на территорию слуг.
        - Куда мы идем? - спрашивает Джейн.
        - В сторону, - прозвучал издевательский ответ Айви.
        «Я как Рави, когда он был маленьким, - думает Джейн. - Когда ему казалось, что он помогает слугам.
        - Миссис Вандерс злится из-за Киран? - спрашивает она.
        Айви бросает на Джейн осторожный взгляд, словно пытаясь оценить, друг она в настоящий момент или враг.
        - Миссис Вандерс сейчас рассказывает Киран правду, - говорит Айви. - Она считает, что Киран преуспеет в нашей работе.
        - Еще как, - горячо подтверждает Джейн.
        - Лично я рада, что она наконец обо всем узнает, - признается Айви. - Это был ад, находиться рядом с моим братом.
        На мгновение Джейн ощущает головокружение. Айви так спешит, что у девушки сбивается дыхание.
        - Подожди, - просит Джейн. - У меня есть секунда?
        - Да, - участливо откликается Айви. - Ты в порядке?
        Невозможно дышать глубоко и осознанно, не думая при этом о медузе. Джейн пробует представить себе кухонный лифт - ее личный внутренний кухонный лифт, в котором воздух движется вверх, воздух движется вниз. Ее тело - микрокосм этого Дома. Коридор - путь к… к чему-то. К следующему шагу. К тому, как Джейн переживет эту ночь.
        - Почему я тебе доверяю? - спрашивает Джейн.
        - Не знаю, - отвечает Айви. - Я тоже тебе доверяю. И пытаюсь представить, что бы я чувствовала, если бы узнала, что моя тетя, которая заменила мне мать, была тайным агентом. Ты так стойко это вынесла. Я была бы в ярости.
        - Ты даже не представляешь.
        Айви снова колеблется.
        - Мне кажется, - робко начинает она, - тебе следует позволить миссис Вандерс рассказать тебе все, что она знает. Все детали, какими бы они ни были. Это может помочь. Не сразу, но в конце концов должно.
        Джейн отказывается от своей метафоры с кухонным лифтом. Когда по ее лицу катится слеза, Айви берет ее за руку.
        «Тетя Магнолия?» - думает Джейн, а затем с горькой усмешкой вспоминает, что больше не разговаривает с тетей.
        - Поднимайся на чердак, - говорит Айви. - Там ты будешь в безопасности.
        На западном чердаке Джейн видит Киран и миссис Вандерс. Они спорят, стоя по разные стороны длинного стола.
        - Ты понимаешь, что это началось больше ста лет назад? - гневно восклицает миссис Вандерс.
        - Какая разница?!
        - Сын первой домоправительницы из Ту-Ревьенс участвовал в Испано-Американской войне и стал американским оперативником. Он влюбился в девушку-агента с Кубы.
        - Как романтично, - язвит Киран.
        - Они погибли.
        - Ясное дело, иначе бы это не было так романтично.
        - Это были бабушка и дедушка мистера Вандерса, - говорит экономка. - После этого «Espions sans frontieres» поручили его прабабке, экономке, тайно использовать хозяйский дом. Учитывая, что такая организация могла спасти ее сына, ты бы стала обвинять ее в том, что она согласилась?
        - Согласилась лгать моему прапрадеду, который ей доверял? - говорит Киран. - Согласилась подвергать опасности каждого жителя Дома, который ей не принадлежал? Из поколения в поколение? Согласилась сделать из нашей семьи дураков, которых все обманывают?!
        Очередной словесный поединок между Киран и миссис Вандерс прерывается событием, которое никто из присутствующих не может игнорировать. Это ссора между Патриком и Грейс Панзавекки, которая отказывается лезть в кухонный лифт.
        - Почему ты меня не заставишь? - кричит девочка. - Почему ты снова не уколешь меня метагекситалом?[18 - Метагекситал - быстродействующее снотворное, применяется в качестве наркоза.] Ненавижу тебя!
        - Я знаю, Грейс, - спокойно отвечает Патрик. - Но Кристофер уже там, внизу, наедине с Коком.
        - Потому что ты его туда отнес!
        - Да. Я знаю, это несправедливо, - говорит он. - А теперь выбор за тобой. Ты хочешь проснуться и ухаживать за своим младшим братом или продолжишь спать?
        - Ненавижу тебя! - кричит Грейс. - Ты разрушил мою жизнь! Ты бросил Эдварда Дженнера!
        Айви выдвигает стул и тихонько подталкивает к нему Джейн. Та в оцепенении садится, Джаспер окутывает собой ее ноги. Затем Айви перемещается к краю стола и начинает оборачивать что-то длинными листами пузырчатой пленки. До Джейн смутно доходит, что это скульптура Бранкузи, которая сейчас цела и невредима: пропавшая рыба, плоский, продолговатый кусок мрамора, воссоединился со своим пьедесталом. Движения Айви очень осторожны - она словно накладывает гипс на поломанную конечность. Рыба бледная и гладкая, похожа на кость. Это зрелище успокаивает Джейн.
        - Решать тебе, Грейс, - спокойно говорит Патрик. - Проснуться или спать?
        - Это не мое решение! - говорит Грейс. - Я не решала уехать из дома! Я не решала бросить Эдварда Дженнера!
        - Это правда, она этого не делала, - тихо говорит Айви. - Меньшее, что мы могли сделать, - это забрать Эдварда Дженнера.
        - Айви, - резко говорит миссис Вандерс. - Прекрати.
        - Хорошо, - говорит Киран. - Я сдаюсь. Эдвард Дженнер - это разве не тот парень, который изобрел вакцину от оспы? Кажется, двести лет тому назад…
        - Эдвард Дженнер… - начинает Патрик.
        - Я не с тобой разговариваю, - говорит она сквозь зубы, не глядя на Патрика.
        - Это собака, - понимает Джейн.
        Миссис Вандерс прочищает горло.
        - Да, - говорит она, - верно.
        Когда Айви, Патрик и Кок забирали детей из школы и парка, пес был дома. Им пришлось оставить его.
        - Вы оставили его дома одного, - говорит Грейс. - Сейчас он, наверное, у злых людей. Он живет с незнакомцами. Он - немецкая овчарка! Это означает, что у него генетическая предрасположенность к дегенеративной миелопатии! Кто о нем позаботится? - Глаза Грейс опухли от слез, кулаки крепко сжаты, а маленькое тельце напряжено от ярости и отчаяния. В глазах Грейс Джейн видит что-то знакомое. Грейс Панзавекки предали.
        - Зачем все это? - слышит Джейн собственный возмущенный голос. - Ей же восемь лет!
        Вздохнув, миссис Вандерс выдвигает стул и тяжело садится:
        - Потому что она в опасности, и мы намерены ей помочь.
        - Но не моей собаке! - говорит Грейс. - Вы не собираетесь помогать моей собаке! Я ненавижу своих родителей! Они напоили меня мочегонным средством, поэтому мне пришлось пойти в туалет, чтобы вы могли меня схватить! Какие родители дают детям такие препараты? Вы все - похитители детей!
        - Кристофер внизу один, - напоминает ей Патрик.
        - Я ненавижу тебя!
        Джаспер отлепился от ног Джейн. Он нерешительно выходит из-под стола. Делает несколько шагов к Грейс и останавливается перед ней.
        - Это не моя собака! - говорит Грейс. - Это самая глупая собака, которую я видела в жизни! Что у него с лапами?
        Она опускается на пол и протягивает руки, Джаспер залезает ей на колени, она кричит:
        - Ой! Ой! - потому что он тяжелый, а затем она обхватывает его руками, прижимается лицом к шее и начинает рыдать. Джейн гордится Джаспером. Возможно, он на этом чердаке разумный и взрослый.
        - Я никогда, - бормочет Айви с конца стола, - никогда больше не буду участвовать ни в чем подобном.
        Джейн только сейчас обратила внимание на картину. «Портрет мужчины в шляпе с перьями» Рембрандта, Джейн видела ее в свой первый день в Доме, на столе в стеклянной комнате миссис Вандерс. Она большая и кажется тяжелой. Айви с трудом ее передвигает.
        Грейс отстраняет голову от Джаспера и кричит:
        - Когда-нибудь я всех вас убью!
        - Это последний раз, когда я спрашиваю, Грейс, - говорит Патрик. - Колем или нет? - Патрик остается спокойным, словно речь идет о том, что она хочет на ужин - брокколи или горох.
        - Она не собирается молчать, - говорит Айви. - Хочешь, чтобы кричащий кухонный лифт скользил мимо гостей вечеринки, которые рассматривают картины на втором этаже?
        - Нет, - говорит Патрик. - Поэтому, если ты, Грейс, не будешь держать ротик на замочке, Кок усыпит тебя, как только ты доберешься до подвала, и тогда Кристофер увидит тебя такой.
        Грейс быстро успокаивается.
        - Когда-нибудь я убью вас всех, - повторяет она, а затем добавляет, специально для Патрика: - А тебя я убью первым.
        - Когда-нибудь, - говорит Патрик с подавленным вздохом, - ты оглянешься назад, на пройденный путь, и будешь поражена, сколько свободы мы тебе предоставили, учитывая обстоятельства.
        Айви фыркает, миссис Вандерс поворачивается к ней и испепеляет возмущенным взглядом.
        - Айви, - говорит домоправительница. - Мы понимаем твое недовольство и привыкли к твоим детским истерикам. Но штаб не предоставит тебе ту же свободу. Если ты рассчитываешь на справедливое обращение во время собеседования, тебе придется обуздать свою самоуверенность и язвительность задолго до того, как ты доберешься до Женевы.
        Айви ничего не отвечает, лишь смотрит на Рембрандта так, будто хотела бы схватить его и разбить об пол. Вместо этого она вздыхает, осторожно проводит одним пальцем вдоль верхнего края картины, затем надевает на нее мягкий мешок по размеру. Она достает самый огромный полиэтиленовый пакет, который Джейн когда-либо видела.
        - Я хочу к своему брату, - говорит Грейс.
        - Значит, решили? - уточняет Патрик.
        Пауза.
        - Я пойду, если смогу взять с собой собаку, - заявляет Грейс.
        - Тихо? - спрашивает Патрик.
        - Я буду молчать, - говорит Грейс. - Но не смогу помешать, если пес начнет лаять.
        - Что ты собираешься делать, ущипнешь его? - интересуется Патрик.
        На личике Грейс появляется гримаса отвращения.
        - Ты так думаешь, - говорит она, - потому что сам каждый день щипаешь собак ради забавы. Я не буду его мучить.
        - Хорошо, - говорит Патрик, с легкой усталостью указывая в сторону кухонного лифта. - Залезай.
        - Сначала собаку, - говорит Грейс.
        - Ты думаешь, я собираюсь обмануть тебя и отправить без собаки?
        - Да.
        Патрик собирается усмехнуться, но сдерживает себя. Он берет Джаспера. Когда жизнерадостный пес оказывается в тележке кухонного лифта, Грейс залезает следом. Она обнимает его, бросая на Патрика прощальный, полный ненависти взгляд.
        - Удачи, Грейс, - говорит Патрик и закрывает дверь.
        Некоторое время он тянет тросы, потом ослабляет натяжение и останавливается. Прислоняется спиной к дверце, закрывает глаза и тяжело вздыхает.
        - Я люблю этого ребенка, - говорит он.
        - Ты? - фыркает Киран, не глядя на него. - Это объясняет, почему ты так ужасно с ней себя ведешь.
        Рот Патрика искривляется в горькой усмешке.
        - А ты, как всегда, мила со мной! - говорит он. - Как твой парень-чудак?
        - Даже не притворяйся, что этот разговор - тот самый разговор, - говорит Киран. - По крайней мере, у меня нет от тебя секретов.
        - Киран, - говорит миссис Вандерс. Патрик уже давно хотел рассказать тебе все свои секреты. Но мы с мистером Вандерсом категорически запретили ему это делать, потому что они не только его, они еще и наши, и многих других людей.
        - Моя мать тоже запретила мне рассказывать всем ее секреты, - горячо говорит Киран. - Угадайте, кому я все-таки рассказала? Правильно, Патрику.
        - Мы не собираемся обсуждать секреты твоей матери, - говорит миссис Вандерс.
        - А знаете почему? - продолжает Киран. - Потому что я ему доверяла. Потому что я хотела, чтобы он знал меня и все места, в которых я была!
        Миссис Вандерс встает так резко, что ее стул подпрыгивает.
        - Я запрещаю говорить о твоей матери и ее магии в этом помещении! - заявляет она голосом, пробирающим Джейн до костей. - Здесь мы пытаемся делать хорошую, простую, естественную работу!
        - О боже, - бормочет Киран, в ее голосе слышится внезапная усталость. Вытащив стул, она тяжело опускается на него, потирая лицо. - Послушай себя, Ванни. Моя мать не ведьма, она ученый.
        Джейн не понимает этого поворота в разговоре, но ей, кажется, уже все равно. Она наблюдает, как Айви складывает Бранкузи, а затем Рембрандта в контейнеры.
        Миссис Вандерс снова садится, сжимает руки и впивается своим ледяным взглядом в Киран:
        - Я все расскажу, если ты поклянешься, что больше не заговоришь о своей матери.
        - Хорошо! - говорит Киран, нетерпеливо махнув рукой. - Клянусь! Ура!
        - Хорошо, - повторяет миссис Вандерс. - Виктория и Джузеппе Панзавекки - микробиологи.
        - Это я знаю, - говорит Киран. - Видимо, они тоже секретные агенты.
        - Панзавекки не агенты, - продолжает миссис Вандерс. - Они подрядчики. Работали в рамках специального гранта научных исследований под патронажем ЦРУ, с целью обнаружить, возможно ли быстрое развитие заразного штамма оспы, симптомы которого проявляются только в конце болезни.
        Киран похолодела, а затем заговорила полным отвращения голосом:
        - Вы имеете в виду оспу, которая не будет признана оспой до тех пор, пока не распространится по всему миру?
        - Да, - говорит миссис Вандерс. - Именно. Их наняли для экспериментов с формами оспы, которые могут служить эффективным биологическим оружием.
        - Это ты называешь простой, хорошей, естественной работой? Генетически модифицированная оспа?
        - Вам все еще интересно, почему я хочу уйти? - бормочет Айви со своего конца стола, где она теперь сыпет в ящик с Бранкузи арахисовую скорлупу. Та звенит, словно ударяясь об лед. Патрик подходит к ней и собирает упавшие на пол скорлупки.
        - Лично мы не работаем с биологическим оружием, - говорит миссис Вандерс. - И, насколько мы понимаем, ЦРУ проводит эти эксперименты не с целью использования самого оружия, а чтобы лучше подготовиться на случай, если противник Соединенных Штатов использует такой же штамм для нападения.
        - Надо же, как интересно, никогда об этом не слышала! - Киран почти кричит.
        - Думай, что хочешь. Их намерения не имеют значения для «Espions sans frontieres». Мы беспартийные.
        - Еще один аргумент в пользу соучастия.
        - Пару недель назад, - продолжает миссис Вандерс, игнорируя ее выпады, - у Джузеппе и Виктории случился прорыв. Они обнаружили кое-что неожиданное, уж понятия не имею как. Результатом их открытия стал штамм оспы, который становится заразным задолго до того, как носитель начинает подозревать, что это оспа. А потом случилось что-то странное и ужасное. Когда они сообщили своему директору по исследованиям в ЦРУ об успехе, тот внезапно заразился другим экспериментальным штаммом оспы, противоположного рода, в котором диагностические симптомы проявляются очень быстро. Неделю спустя он умер, и случай оспы в Нью-Йорке стал сенсацией.
        - Это странная вещь? - говорит Джейн в оцепенении. - Это странная вещь? Это же кошмар какой-то!
        - Нет, подожди, - говорит Киран. - Разумеется, я слышала о парне с оспой, но не знала, что это был какой-то экспериментальный штамм. Они сказали, что погибший - самоубийца, который работал во Всемирной организации здравоохранения и взломал лаборатории ЦКЗ в Атланте. Мы все были уверены, что это одно из двух мест в мире, где хранится вирус оспы. Другое - в России, под пристальным наблюдением, в секретной лаборатории. Оспа больше нигде в мире не должна представлять опасность.
        Голос Киран становится все громче, под конец он почти срывается на визг.
        - Усмири свою внутреннюю малолетнюю неженку, Киран, - говорит миссис Вандерс. - И приходи в себя. Твой брат носит розовые очки, но ты-то никогда не была наивной.
        - Как этот парень заболел оспой? - не унимается Киран.
        - Мы не знаем, - вздыхает миссис Вандерс. - Но, разумеется, он не врывался ни в какой закрытый центр. Панзавекки считают, что он был заражен штаммом, который они держали в своей лаборатории в Нью-Йорке. А это значит, что кто-то получил к ней доступ. Никто, кроме них и нескольких конкретных людей, связанных с ЦРУ, такого доступа не имели. Значит, появился предатель.
        - Хорошо, - успокаивается Киран. - Почему парень заболел оспой?
        - Этого мы тоже не знаем, - отвечает миссис Вандерс. - Но думаем, что это могло быть своего рода посланием Америке от другого государства.
        - Каким посланием? - спрашивает Киран.
        - «Мы знаем, что вы делаете», - говорит миссис Вандерс. - Мы можем попасть куда угодно. Мы на шаг впереди, вы не можете защитить себя, и, кстати, спасибо за то, что изобрели эту прекрасную оспу».
        - Ладно, это ужасно, - соглашается Киран. - Но зачем заражать парня каким-то случайным штаммом? Почему не новым, успешным?
        - По двум причинам, - говорит миссис Вандерс. - Во-первых, штамм, который они выбрали, вряд ли вызовет эпидемию. Как ты понимаешь, это сообщение, а не военное действие. Мужчина почти сразу заподозрил, что с ним. Он смог изолироваться от общества. Позвонил в больницу, прислал им фотографии полости рта и кожи и рассказал выдуманную историю про ЦКЗ, чтобы к уходу за ним привлекли только привитых медицинских работников. Во-вторых, новый штамм не был доступен, потому что как только Панзавекки поняли, чт? у них в руках, они испугались и перенесли все свои наработки домой, где могли контролировать доступ к информации. Тут-то мы и подбираемся к самому страшному.
        - Домой?! - кричит Киран. - О боже. О боже! Скажите, пожалуйста, что у малыша Лео нет оспы!
        - Конечно у него нет оспы, - говорит миссис Вандерс. - Что, по-твоему, они сделали, оставили флаконы в его кроватке? У ребенка всего лишь ветрянка.
        - Откуда вы знаете?
        - У одного из двоюродных братьев, приглашенных две недели назад на вечеринку в честь восьмого дня рождения Грейс, была ветрянка. Не беспокойтесь о малыше Лео. «Espions sans frontieres» выделили ему личного врача.
        - Филиппа Окаду, - утвердительно говорит Джейн.
        - Филипп Окада? - удивляется Киран. - Филипп Окада - шпион?
        - Он врач, - говорит миссис Вандерс. - И британский агент, который нам помогает. Не шпион. Тебе нужно прекратить разбрасываться словами. В наших кругах шпион - довольно унизительный термин.
        - Уж прости меня за пробел в моем образовании! Ты единственная, кто мог бы научить меня правильной лексике. Так что такого страшного произошло?
        - Это касается Грейс, - говорит миссис Вандерс.
        - Грейс? - ужасается Киран. - Очевидно, у нее нет оспы, иначе ее бы не было в этом доме.
        - Ты можешь выкинуть из головы мысль о том, что у кого-то оспа? - спрашивает миссис Вандерс.
        - Ты ясно дала понять, что оспа может быть у любого! - парирует Киран. - Завтра она может быть у каждого.
        - О, завтра может произойти что угодно! - восклицает миссис Вандерс. - Если человек не может держать себя в руках, эта работа не для него.
        - Кто бы это ни был? - говорит Киран. - Черт возьми, Ванни!
        Миссис Вандерс смотрит на Киран своим фирменным взглядом, в котором смешиваются таинственность и недовольство. Как у них еще остаются силы на все это. Киран оглядывается назад.
        - У Грейс нет оспы, - говорит миссис Вандерс. - Ее проблема в том, что она - прирожденный сыщик с непреодолимым влечением к мнемотехническим средствам.
        - Ты хочешь сказать, что Грейс нашла записи об оспе и теперь может сделать партию штаммов по памяти?
        Миссис Вандерс выглядит удовлетворенной.
        - Очень хорошо, Киран, - говорит она. - Хотя на самом деле она не могла создать вирус сама. Заметки зашифрованы и содержат формулы и инструкции, которые ей не понять. Зато она способна рассказать кому-то ключевые детали, и есть вероятность, что услышавший человек сообразит, как это использовать.
        - Каким-то образом определенные люди узнали, что она заинтересовалась заметками. - До Киран постепенно начинает доходить. - И теперь им нужна информация, хранящаяся в голове у Грейс.
        - Да. Девочка может не понимать информацию, которую запомнила, но она достаточно умна, чтобы видеть, когда родители беспокоятся и лгут ей. Ложь приводит ее в ярость. Поэтому она шпионит и не слушается, таким образом манипулируя ими. Когда родители запретили ей говорить о своей работе, она не начала об этом кричать, даже когда в доме были подозрительные незнакомцы. И к тому моменту, когда руководитель исследования заразился, Виктория и Джузеппе оказались уже до смерти напуганы. Они не раскрывали подробностей своего открытия никому, даже людям из ЦРУ. Айви помогла им ликвидировать все электронные записи. Они сожгли бумажные заметки и уничтожили живой штамм. Сказали ЦРУ, что не намерены делиться подробностями открытия ни с кем, потому что больше никому не доверяют.
        - И теперь они в черном списке ЦРУ? - спрашивает Киран. - Как несоответствующие? Признаны неблагонадежными? Неконтролируемый ресурс?
        Миссис Вандерс явно обрадована. Джейн начинает ненавидеть ее за это. Какое может быть удовольствие во всем этом кошмаре?
        - По сути, да, - говорит миссис Вандерс. - ЦРУ в ярости. Они решили заставить Викторию и Джузеппе передать свои разработки, а в случае неповиновения объявить угрозой человечеству. К тому же и другие государства начали проявлять интерес.
        - К Виктории, Джузеппе и к Грейс, - подсказывает Киран.
        - На данный момент, - продолжает миссис Вандерс, - невозможно узнать, от скольких людей или государств их нужно прятать. Но очевидно, что это необходимо сделать и что Грейс, будучи ребенком, находится в наибольшей опасности.
        - Думаю, мораль такова, что если кто-то предложит тебе работу по созданию новых и захватывающих штаммов оспы, нужно сказать «нет», - ерничает Киран.
        - Очень смешно, - говорит миссис Вандерс.
        - Разве я шутила? - поднимает бровь Киран. - Почему они пытались ограбить банк?
        - Чтобы мы могли создать легенду о мафии, - поясняет миссис Вандерс. - Если взять кого-то с итальянским именем, заставить его нарушить закон, затем вынудить исчезнуть и в конце добавить слова «сицилийская мафия», все будут это обсуждать, но никто не станет копать глубже и выяснять, куда и почему они исчезли. Это нечестно по отношению к итальянцам, зато эффективно.
        - Это нелепо. Полиция должна копать глубже.
        - У нас есть пара друзей в полиции, - говорит миссис Вандерс. - И парочка в прессе. Самое главное, у нас есть друзья в сицилийской мафии.
        - Это так мило, - замечает Киран. - Как бы я хотела, чтобы все это услышал Рави. Его домашняя, уютная Ванни…
        - Рави бы этого не вынес, - припечатывает миссис Вандерс. - Как ты, я надеюсь, понимаешь.
        - Он действительно ни о чем этом понятия не имеет? - удивляется Киран. - Октавиан тоже? Неужели совсем?
        - Ни Октавиан, ни Рави, ни твоя мать, - говорит миссис Вандерс. - Ты единственная Трэш, у кого было хоть малейшее подозрение, Киран. Это все твое.
        - Интересная формулировка.
        - У тебя когда-нибудь было что-то свое, Киран?
        Киран рассматривает миссис Вандерс. Затем бросает злобный взгляд в сторону Патрика. Тот поджимает губы.
        - Хорошо, что я его застукала, - заявляет Киран.
        - Ты не оставила нам выбора, - вздыхает миссис Вандерс. - Но мы контролируем кухонный лифт с помощью камер. Мы знаем, что-то не в порядке. Я бы не позволила этому случиться, если бы не была готова нести ответственность за последствия. Ты уже поняла почему?
        Между Киран и миссис Вандерс снова повисло молчание. Наконец Киран скрещивает руки:
        - Что еще ты делаешь?
        - Многое, - с готовностью отвечает миссис Вандерс. - Этот Дом - нейтральная территория, где противоборствующие стороны могут спокойно встречаться. Обычно такие встречи проходят во время сезонных Праздников. Мы посылаем приглашения агентам и оперативникам под прикрытием. Кроме того, мистер Вандерс - квалифицированный психолог. Человек, которого вы видели в кухонном лифте, только что завершил сеанс.
        - Шпионская терапия? - скептически говорит Киран.
        - Прекрати говорить «шпион», - делает замечание миссис Вандерс. - Иногда это необходимо. У наших клиентов очень напряженная работа.
        - С каких это пор мистер Вандерс говорит по-арабски?
        - Он говорит на арабском, фарси, немецком, французском, испанском, итальянском, китайском и корейском, - перечисляет миссис Вандерс.
        - Я тебе не верю, - мотает головой Киран.
        - Что не так? - Миссис Вандерс выглядит обиженной. - Он очень популярный терапевт.
        Киран начинает хихикать.
        - Мне неприятно, что ты считаешь это смешным, - заявляет миссис Вандерс.
        Киран уже истерически хохочет. По ее щекам бегут слезы.
        - О чем ты, - сквозь смех и слезы выкрикивает Киран. - Я сама видела! Он всегда разговаривает о какой-то психотерапевтической ерунде. Еще и смотрит на меня так, будто пытается поставить диагноз. Это просто… - Она останавливается, чтобы просмеяться.
        - Это смешно! - кричит она. - Я сейчас умру! Мистер Вандерс - тайный шпион-терапевт! О господи, я просто в шоке.
        Глубоко вздохнув, Киран вытирает лицо.
        - Так ты мне объяснишь, почему Айви упаковывает нашего Рембрандта и знаменитого пропавшего Бранкузи?
        Миссис Вандерс вздыхает.
        - Тебе не понравится эта часть.
        - Как будто остальное было просто супер.
        - Это связано с залогом, властью и оплатой за оказанные услуги, - выдыхает миссис Вандерс.
        Брови Киран летят вверх. Джейн знает эту часть. Ей можно не слушать. На другом конце стола Патрик делает что-то, что действительно тревожит Джейн: помогает Айви пристегнуть кобуру пистолета к ее черному платью. Затем подает ей длинное черное пальто. Куда направляется Айви?
        - Ты крадешь семейные ценности! - кричит Киран. - Снова и снова! О, если бы только Рави знал!
        - Мы их одалживаем, - говорит миссис Вандерс, но в ее голосе нет надежды на то, что кто-нибудь ей поверит.
        - Ты солгала о своих ученых степенях! - говорит Киран. - О чистке и реставрации! Я знаю, ты сказала Рави, что тебе нужно почистить Рембрандта. Он мне так передал!
        - Я не солгала! - ярится миссис Вандерс. - Я очень тщательно слежу за всеми экспонатами! Я привожу их в порядок, изучаю. И я всегда добросовестно восстанавливала любые повреждения. Я очень серьезно отношусь ко всем подлинникам и поддерживаю культурную реституцию!
        - О, избавь меня от этого, - говорит Киран. - Если ты такая заботливая, то почему разбила Бранкузи?
        - Это сделала Грейс, - гордо произносит Патрик.
        - Да, - подтверждает миссис Вандерс. - Эта маленькая бестия сопротивлялась каждому нашему действию. Дело в том, что мы перевозим их семью по отдельности и с помощью разных людей. Сначала Викторию, затем Джузеппе, потом Лео с его доктором. Грейс, как настоящая проныра, вычислила, что Бранкузи нужен нам в качестве оплаты за ее транспортировку. Она чертовски умна, хотя и ребенок. Все, чего она хочет, - это вернуться домой. Поэтому однажды ночью она прошмыгнула мимо Кока, который, не считая участия в организации всех четырех обменов, исполнял роль ее няньки. Бедняга совсем измучен. Грейс украла скульптуру и спрятала. Затем, когда вместо паники, на которую она рассчитывала, мы спокойно и методично начали ее искать, она сняла рыбу с пьедестала и закопала ее на заднем дворе. Потом дождалась, когда бедный Кок наконец уснет, и поставила пьедестал обратно в приемный зал. И конечно, достигла своей цели. Я чуть с ума не сошла, когда Рави предъявил мне пустой постамент. Страшно представить, что она сделала бы дальше, если бы не прирожденный талант Рави к драматизации всего.
        - О, она бы разнесла ее молотком, - говорит Патрик. - И бросила в фонтан.
        - Сомневаюсь, - не соглашается миссис Вандерс, внимательно глядя на него. - Думаю, у нее все же есть чувство меры, и подспудно она понимает, где проходит та черта, за которую нельзя заходить. Ведь, в конце концов, она хочет быть со своей семьей. Девочка просто так выражает протест.
        - А что насчет Вермеера? - спрашивает Джейн.
        - Да, что ты сделала с бесценным семейным Вермеером? - подхватывает Киран.
        - Его действительно украли, - вздыхает миссис Вандерс.
        Киран издает короткий смешок:
        - Ты шутишь.
        - Я бы желала этого всем сердцем, - говорит миссис Вандерс. - Но нет. Кто-то из присутствующих в доме украл эту картину и заменил ее превосходной подделкой.
        - Вау, - говорит Киран, все еще смеясь. - И Рави заполнил дом агентами ФБР, Интерполом и полицией в ту самую ночь, когда вы пытаетесь переправить Грейс, Кристофера, Рембрандта и Бранкузи!
        - Да, - подтверждает миссис Вандерс, не особенно показывая обеспокоенность. - Даже Кристоферу удалось ускользнуть от Кока пару раз, и это пугает, ведь в доме бассейн. Ему всего два года!
        - А еще люди теперь слышат плач, - добавляет Патрик. - «В этом доме что-то не так с сантехникой? Или с вентиляционными отверстиями?»
        Киран внимательно наблюдает за ними.
        - Так это нормально? - спрашивает она. - Такой уровень драматизма?
        Миссис Вандерс кривит губы и пожимает плечами.
        - Полагаю, - говорит она, - каждый, с кем мы имеем дело, - человек твердых убеждений.
        Патрик перетягивает контейнер с Рембрандтом веревкой и ставит в грузовой лифт. Закрывает дверцу и возвращается к контейнеру с Бранкузи.
        - Я разговариваю на бенгали и немного на хинди, - сообщает Киран. - Еще на французском, итальянском, испанском, арабском. Чуть-чуть на иврите. И я могу выдавать себя за представительницу нескольких этнических групп.
        - Да, - говорит миссис Вандерс. - Мы это знаем.
        - Должно быть, благодаря этой работе у вас появился всеобъемлющий взгляд на то, как ведут себя представители разных наций, - протягивает Киран.
        - Так и есть, - кивает экономка. - А сейчас, Киран, тебе пора возвращаться на Праздник. Наверняка людям уже интересно, что случилось с молодой хозяйкой.
        Патрик стоит у грузового лифта, отправляя куда-то два контейнера. Затем он подходит к кухонному лифту и поворачивается к Айви, которая влазит в лямки объемистого рюкзака. Девушка достает из кармана пальто балаклаву, натягивает ее на голову и мгновенно становится безликой.
        Джейн подходит к ней:
        - Куда ты направляешься?
        - В подвале есть тайный люк, - охотно отвечает та. - За ним - туннель, ведущий к скрытой бухте на другом конце острова. Там и происходит посадка детей и погрузка экспонатов. Кок с детьми ждут меня внизу.
        - Долго собираешься их сопровождать?
        - Всю дорогу до их родителей. А потом поеду в Женеву.
        - С тобой все будет хорошо?
        Она обдумывает вопрос, затем кивает.
        - А с тобой?
        Джейн тоже задумывается и наконец пожимает плечами.
        Айви крепко стаскивает свои предплечья, затем отпускает и забирается в кухонный лифт. Джейн на ватных ногах возвращается к Киран. Миссис Вандерс смотрит на нее.
        - Когда ты была маленькой, - говорит миссис Вандерс Джейн, - твоя тетя была именно такой, какой ты думала. Она фотографировала подводных животных и изучала морскую экологию. И все.
        - Ее тетя? - спрашивает Киран. - Магнолия? О чем ты сейчас говоришь? Магнолия не была… О! - доходит до Киран. - Она тоже! Господи!
        - Однажды она наткнулась на обломки затонувшей подводной лодки, - продолжает миссис Вандерс, - спрятанной в пещере на дне Тихого океана.
        Боковым зрением Джейн видит, как Патрик закрывает дверь кухонного лифта и начинает тянуть тросы.
        Киран осторожно касается руки Джейн, там, где щупальца медузы почти дотягиваются до локтя.
        - Это была северокорейская подводная лодка, - говорит миссис Вандерс. - У Пентагона, Северной Кореи и нескольких других государств были свои собственные водолазы, которые искали места крушений, но они искали не там, а Магнолия совершенно случайно обнаружила то, что им было нужно.
        Единственная отрада для Джейн в это мгновение - ладонь Киран на ее татуировке.
        - Она ныряла с венесуэльского судна с международной командой подводников, - продолжает миссис Вандерс, - и поняла, чт? нашла. У нее было предчувствие, что один из ее университетских коллег мог бы подсказать ей, что делать. Она вернулась на борт, ни слова не сказав никому из своей группы, и позвонила ему. Через несколько дней Магнолия сообщила своей команде, что ее наняли на другую работу, и перешла на оборудованное спасательное судно, принадлежащее американцам, которое проходило как горнодобывающее. Оно прибыло специально, чтобы ее забрать. Магнолия привела их к обломкам и по их просьбе помогла поднять ценности. Ядерная ракета. Криптологические данные. Это был джекпот.
        - Почему она это сделала? - шепчет Джейн. - Зачем ей было держать это в секрете? Почему было просто не рассказать всем на венесуэльском корабле о том, что она нашла?
        - Она не знала, как быть, - объясняет миссис Вандерс. - У нее хватало воображения, чтобы понять: это политическое открытие. Отношения между США и Венесуэлой в то время были натянутыми. Она сделала то, что посчитала правильным.
        Миссис Вандерс берет рацию с соседнего стола и бросает ее Патрику, который пристегивает к ремню пистолет.
        - Отправь это Айви, - говорит она, кивая на кухонный лифт. - Теперь, я думаю, тебе следует спуститься вниз длинной дорогой и разведать обстановку. Тебе все равно придется пройти наземным маршрутом через парк.
        - Она бы не стала, - говорит Джейн. - Моя тетя не стала бы мне лгать.
        - Тебе было семь, - терпеливо объясняет миссис Вандерс. - Она не могла просто вернуться и рассказать тебе о таком, как бы ей этого ни хотелось. Наша работа захватывает, стоит только начать. Это важная работа, и чем больше рискуешь, тем выше вознаграждение. У твоей тети были банковские счета на Каймановых островах и в Швейцарии. Теперь, когда ты знаешь правду, мы поможем тебе их получить. Вот почему я хотела с тобой поговорить, с тех пор как ты приехала в Ту-Ревьенс. Твоя тетя взяла с меня обещание, что, если с ней что-нибудь случится, я помогу тебе получить доступ к ее деньгам.
        Джейн не волнуют банковские счета. В ее висках пульсирует: семь… Семь! Она направляется к лестнице.
        - И еще Магнолия просила передать тебе сообщение, - кричит ей в спину миссис Вандерс. - «Скажи моей племяннице, чтобы потянулась за зонтиком». Она всегда о тебе думала и ради тебя хотела выйти из дела. Магнолии никогда не подходила эта работа. Она ее ненавидела. Она ненавидела лгать. Никто из нас не любит лгать. Она собиралась уйти в отставку, и мы хотели ей в этом помочь.
        Киран берет Джейн под руку и помогает подняться по лестнице. Джейн дрожит.
        - Оставь ее в покое, Ванни. Ты говоришь так, словно никто из тех, кому вы лгали, не имеет права чувствовать себя преданным.
        Снова оказаться на вечеринке - словно вернуться в иную реальность. Джейн хвостиком ходит за Киран, которая пребывает в удивительно приподнятом расположении духа. Несложно быть ее тенью. «А вдруг это все сон?» - думает Джейн.
        Киран берет Джейн за руку и, пока они нарезают круги по бальному залу, горячо шепчет ей на ухо:
        - Посмотри на всех этих людей. Интересно, сколько из них стали друзьями нашей семьи, получив когда-то приглашение на вечеринку от их настоящих друзей - от слуг? Есть тут хоть один человек, который никем не притворяется?
        «Да, - думает Джейн, - мы. Ты и я, Киран».
        - Подумай о наших гостях, - продолжает Киран. - Семья Окада, например. Ты могла себе вообразить, что они замешаны в чем-то подобном?
        - Нет, - безучастно отвечает Джейн.
        - В Колине слишком много от фаллоимитатора, чтобы можно было представить его в этой роли, - говорит Киран, - а вот у Люси Сент-Джордж наверняка есть второе дно, учитывая все эти дела с частным сыском. Согласна?
        - Да.
        - Шарлотта, - неожиданно произносит Киран, останавливаясь, чтобы что-то рассмотреть.
        - Шарлотта? - эхом откликается Джейн.
        - Моя мачеха. Она переделывала Дом.
        - Правда? - вяло переспрашивает Джейн, вдруг вспомнив, что даже не пожелала Айви счастливого пути. Разве эта поездка не подобна той, которая погубила родителей Айви?
        - Тебе кто-нибудь рассказал подробности таинственного исчезновения Шарлотты? - спрашивает Киран, вглядываясь в танцующих в зале, словно среди них могла неожиданно появиться ее мачеха. Музыка замолкает. Джейн потирает уши.
        - Могла она быть шпионкой? - продолжает Киран. - Она словно в воздухе растворилась, как Панзавекки. И как твоя тетя.
        - Моя тетя не растворилась в воздухе, - говорит Джейн. - Она замерзла в метель. Кто-то позвонил мне с Антарктического полуострова. Айви тоже подтвердила, что так и было.
        Мысли Джейн заняты совсем другим - словами миссис Вандерс.
        «„Потянись за зонтиком“. Что это, черт возьми, означает, тетя Магнолия? Я тянулась за всеми глупыми бесполезными зонтиками. Зачем?»
        - Интересно, куда они отправляют людей? - рассуждает Киран. - Где могут жить двое печально известных взрослых и трое их печально известных детей, чтобы не быть замеченными? Наверное, в какой-то совершеннейшей глуши. Или, наоборот, там, где легко затеряться в толпе.
        Где-то мелькает Джаспер, подходит к ним и, как обычно, прислоняется к ногам Джейн. Значит ли это, что Айви с детьми благополучно добрались до места?
        - Знаешь, они правы, - продолжает Киран, следя взглядом за братом, который не то танцует, не то беседует на краю танцпола с агентами ФБР обоих полов. - Рави бы не подошел для такой работы, как «Espions sans frontieres». Он был бы в бешенстве, узнав, что от него скрывали. Как подземный люк в винном погребе и туннель, ведущий к рамблу. В погребе мы играли в прятки. Их всегда было так трудно найти. Интересно все же, как всплыла тайна скрытого прохода?
        Джейн чешет бок Джаспера, ничего не отвечая.
        - Он слишком честный, - продолжает Киран и закатывает глаза, когда Рави, склонившись, что-то шепчет на ухо одному из агентов. - Ему бы башню сорвало, узнай он о том, что происходит с нашими картинами. Рави никогда бы не простил этого Ванни. Правда никогда.
        - А что ты, Киран? - спрашивает Джейн. - Думаешь к ним присоединиться?
        У Киран богатый арсенал недовольных ухмылок на все случаи жизни.
        - Это зависит от того, смогу ли я этим заниматься, не разговаривая с Патриком.
        - Ты знаешь, что эта работа убила его родителей?
        Киран потрясена. По ее лицу пробегает тень, на мгновение оно отражает понимание и ужас, но через секунду девушка вновь выстраивает защитную стену и говорит совершенно спокойным тоном:
        - Нет, этого я не знала.
        - Айви мне рассказала.
        Внезапно появляется Рави, протискивается между Киран и Джейн и кладет руки на плечи каждой из них.
        - Привет, красавицы, - говорит он. - Веселитесь?
        - До твоего веселья нам далеко, - сухо отвечает Киран.
        - Я пойду прогуляться, а ты оставайся за старшую, - обращается он к сестре.
        - Я не должна ничего делать, - говорит она, слегка растягивая слова. - Если захочу, то пойду с тобой. Ты не можешь мной командовать. Куда собрался?
        - Милая сестренка-близняшка, - говорит он с любовью, целуя ее в лоб, - к заливу в рамбле. Милейшие ребята из ФБР интересуются, есть ли запасные места для отправления лодок. Они хотят проверить, мог ли кто-нибудь переправить произведения с острова другим путем.
        Мгновенно Джейн охватывает волна беспокойства, граничащего с паникой. Айви! Грейс и Кристофер! Они ведь ждут погрузки в том заливе!
        - Киран? - пискнула она, но Киран, кажется, знает, что делает.
        - Оба агента ФБР, Рави? Серьезно? Они знают, что ты задумал? Или они действительно верят, что вы будете искать улики в темноте? Кому из них ты отдаешь свое предпочтение?
        Киран слегка покачивается на груди брата. Она притворяется пьяной, понимает Джейн.
        - Ответ на все твои вопросы - я пока не знаю, - улыбается Рави. - Вся прелесть в неизвестности.
        - Я пойду с тобой.
        - Ну что ты за человек!
        - Вот такой, - важно заявляет Киран. - Обожаю рушить твои планы!
        Рави снова целует ее в лоб, посмеиваясь:
        - Больше никаких крюшонов!
        Затем он выпускает их обеих из объятия и отправляется на поиски своих фэбээровцев.
        Киран спокойно берет Джейн под руку и ведет по банкетному залу, едва Рави успел отойти.
        - Ты ведь понимаешь, что мы должны кого-нибудь предупредить?
        - Конечно, - соглашается Джейн. - Но как?
        - Я знаю дорогу к заливу через рамбл, - говорит Киран, утягивая Джейн за длинный стол, - так что я пойду туда и попытаюсь их задержать. А ты должна найти миссис Вандерс и попросить ее предупредить Айви и Патрика.
        Теперь она тащит Джейн на кухню. Джейн догадывается, что Киран намеревается отправить ее на чердак в кухонном лифте. Она сама толком не поняла, как очутилась внутри, - кажется, Киран сунула ее туда, словно игрушечного попрыгунчика на пружине. На полу Джаспер прыгает и визжит от огорчения, что веселье продолжится без него.
        - Удачи, - желает Киран и захлопывает дверцу. Кухонный лифт начинается медленно подниматься. Слишком медленно, думает Джейн. Быстрее! Интересно, как работают камеры? Миссис Вандерс поймет, кто едет в кухонном лифте? Когда тележка останавливается, Джейн кричит:
        - Это я! Это я! Не стреляйте!
        Когда дверь открывается, изумленная Джейн оказывается нос к носу с Джи Хуном, южнокорейским «уборщиком».
        - Хорошо, - слышит она голос Фиби. - Теперь возвращайся.
        Джи Хун отступает с поднятыми руками.
        - Что происходит? - пищит Джейн. - Не стреляйте в меня!
        - Я не собираюсь в тебя стрелять, Дженни. - Голос Фиби звучит удивленно. - Какого черта тебе нужно?
        - Я должна кое-что сказать миссис Вандерс, - говорит Джейн, а затем осторожно просовывает голову в комнату. Фиби держит Джи Хуна на прицеле.
        - Джи Хун - южнокорейский шпион? - спрашивает Джейн, а затем, с некоторым ужасом, продолжает: - Он северокорейский шпион?
        - Джи Хун такой же американец, как и ты. Он директор по исследованиям Панзавекки в ЦРУ, - говорит Фиби. - Новый, разумеется.
        - О! Что ты собираешься с ним делать?
        - Ничего. - Фиби излучает равнодушие. - Мы с Джи Хуном будем стоять вот так, дружески медитируя, пока где-то в другом месте не произойдут определенные события, после чего я провожу его с острова.
        - Понятно, - говорит Джейн. - Мне нужна миссис Вандерс. Это срочно.
        - Думаю, она на встрече в винном погребе, - отвечает Фиби. - Джи Хун отправит тебя вниз, правда, Джи Хун? Иди, двигайся вперед и позаботься о том, чтобы я видела твои руки.
        Джи Хун снова осторожно скользит к Джейн и тянется к двери кухонного лифта. Его глаза сверлят девушку.
        - Знаете, я не злодей в этом деле, - мямлит он. - Я точно так же должен защищать этих детей, как и любой из вас, только без нарушения закона.
        - Живее, - говорит Фиби скучающим голосом.
        Джи Хун толкает дверь локтем, и в следующее мгновение Джейн снова спускается сквозь тьму, пыль, холод и запах металла. В какой-то момент запах меняется, теперь он похож на запах дерева, долгое время пролежавшего в пруду. Кисло-сладкий. Джейн узнает винный погреб, хотя никогда прежде не видела ничего подобного. Когда лифт останавливается, она нащупывает ручку и толкает дверь. В десяти шагах стоит мистер Вандерс, направив на нее дуло пистолета.
        - Не стреляйте! - снова восклицает она, но мистер Вандерс уже вернул пистолет в набедренную кобуру. Он подходит и смотрит на Джейн.
        - Зачем ты здесь? - строго спрашивает он.
        - Рави ведет агентов ФБР к заливу через рамбл, - выпаливает она. - Кто-то должен немедленно предупредить Айви!
        - Гм. - Мистер Вандерс поджимает губы, обдумывая ее слова.
        - Позвоните ей! - говорит Джейн, раздосадованная на него за то, что он тратит время впустую. - По рации!
        - Она ее не взяла, - хмурится он, указывая подбородком на лежащую на соседнем столе рацию. - Ушла, не дождавшись ее прибытия.
        - Позвоните по телефону!
        - На том конце острова нет связи, - говорит он. - Миссис Ви на встрече, а я с пациентом. Фиби приглядывает за Джи Хуном - не думаю, что мы можем просить британцев о чем-то еще в такой момент. Айви, Патрик и Кок уже на берегу. Мне придется отменить сеанс и пойти туда самому.
        - Нет. - Джейн намерена не упустить свой шанс. - Позвольте мне!
        - Исключено, - резко отрезает он. - Ты новичок и гражданское лицо.
        - Я не ребенок!
        Джейн выбирается из тележки - одна нога, за ней вторая.
        - Я могу передать сообщение. На меня можно положиться. Я - племянница своей тети! - не сдается она.
        Брови мистера Вандерса еле заметно приподнимаются.
        - Пожалуйста, - умоляет Джейн, теперь уже стоя перед ним во весь рост. - Это моя вина, что агенты ФБР здесь и что у нас совсем нет времени. Пожалуйста, пожалуйста, позвольте мне пойти!
        Вздох мистера Вандерса больше похож на рычание.
        - Ладно, - говорит он, хватает Джейн и тянет вдоль стеллажей с винами так внезапно, что она едва не падает. Он бросает быстрый взгляд на одежду:
        - Ботинки выглядят практичными. Ты можешь в них бегать?
        - Да.
        Он утягивает ее за угол и протаскивает вдоль другого стеллажа. Сует в руки фонарик. Для своего возраста он очень силен.
        - Дверь, ведущая к заливу, замаскирована под скалу. Слева есть кожаная ручка, - инструктирует он, заворачивая за очередной угол. - Выключи фонарик, прежде чем открывать дверь, и медленно потяни ручку на себя. Осторожно выходи и тихо зови Айви. Она будет начеку, пока Патрик разбирается с детьми и грузом. Вода может шуметь, но Айви услышит. Ты все поняла?
        - Да.
        Он тянется к кобуре.
        - Ты когда-нибудь пользовалась оружием?
        - Нет! - в ужасе восклицает Джейн. - Я его не возьму! Я даже не буду знать, в кого стрелять!
        - Успокойся, - говорит мистер Вандерс. - Никто не собирается ни в кого стрелять.
        - Неубедительно, учитывая, что все вооружены. Я отказываюсь его брать!
        Мистер Вандерс складывает кустистые брови свирепой буквой V.
        - Ты говоришь прямо как твоя тетя, - вздыхает он.
        Затем он перемещается в темноту, откидывает половик, и в кирпичном полу обнаруживается просвет - достаточно большой, чтобы человек мог в него пролезть.
        - Там четыре ступени, - объясняет ей мистер Вандерс. - Потом хватаешься за шест и скатываешься вниз. Не пропусти его - под ним каменный пол. Обхвати ногами сразу же, как только закончатся ступени.
        Джейн смотрит на него с недоумением.
        - Иди же, у нас нет времени на гляделки! - рычит он в нетерпении, выхватывая у нее из рук фонарь и прикрепляя его к ремню ее платья-свитера так, что тот колотит ее по бедру. Затем берет ее за руку и тянет к отверстию.
        - Мне страшно, - говорит Джейн.
        - Очень разумно с твоей стороны, - одобрительно заявляет мистер Вандерс. - А теперь марш.
        Это самая глупая конструкция для входа куда-либо, которую только можно себе представить. «Ступеньки» невероятно узкие, очень крутые и расположены по кругу. Когда Джейн неуклюже спускается по извилистой лестнице, ей кажется, что она ввинчивается в какое-то отверстие. После четвертой ступеньки - пустое пространство. И да, тут есть шест - девушка нащупывает его ботинком. Она обхватывает шест руками, закидывает на него одну ногу и отталкивается другой.
        На мгновение Джейн полностью теряет самоконтроль и в ужасе кричит, затем скала поднимается и врезается в нее. Во рту появляется привкус крови. Сверху раздается голос мистера Вандерса:
        - Ты в порядке?
        - Все отлично, - отвечает она, лежа кучей.
        Ступеньки остаются наверху. Отверстие закрывается, и Джейн остается в полной темноте. Хлопает себя по талии, обнаруживает фонарик и щелкает кнопкой. Перед ней простирается узкий каменный проход. Он довольно прямой и ведет вниз по склону. Каждой косточкой чувствуя боль, с кровоточащими от царапин руками и онемевшей лодыжкой, Джейн поднимается на ноги и бежит.
        Как и обещал мистер Вандерс, проход резко заканчивается тем, что кажется непреодолимым валуном, но Джейн нащупывает ручку и тянет ее на себя. Огромная тяжелая дверь со стоном открывается. Снаружи так много звуков - шум дождя, рокот волн, детский плач, крики, а затем и рев мотора, - что она уверена: опоздала. Агенты ФБР нашли детей, Грейс будут пытать, а Патрик и Айви всю жизнь проведут в тюрьме за измену родине и киднеппинг.
        Тут она замечает какой-то проблеск между кустами, затем появляется небольшой движущийся круг света. Через заросли к Джейн пробирается Айви. Балаклава сдвинута поверх очков так, что Джейн видит ее лицо.
        - Привет, - говорит она как ни в чем не бывало. - Я услышала, как открылась дверь. Что-то случилось?
        - Рави ведет агентов ФБР на залив, - сообщает Джейн, задыхаясь.
        Лицо Айви становится напряженным.
        - Когда?
        - Сейчас.
        Протянув руку за спину Джейн, Айви захлопывает дверь. Затем выбирается из зарослей. Джейн следует за ней под проливным дождем и щурится, привыкая к сумраку. Они на краю крошечного пляжа в форме полумесяца. В воде покачивается небольшая деревянная лодка, прикрепленная веревкой к полузатопленному столбу, ее двигатель включен. Патрик стоит в воде рядом с лодкой. Взрослый мужчина, судя по всему Кок, сидит в лодке, там же - Грейс, держащая на руках плачущего Кристофера. Вопли ребенка могут разбудить мертвого. Фонарик несколько раз мельком освещает борт, и Джейн успевает прочесть название: «Айви». Видимо, Айви подала сидящим в лодке условный сигнал, потому что одновременно происходит несколько событий: двигатель отключается; Патрик тянется к Кристоферу, и тот замолкает; Грейс возмущенно кричит, а Патрик что-то отвечает ей. Затем Патрик выходит из воды и бежит по песку в сторону Джейн и Айви.
        - Я должна идти, - говорит Айви, небрежно беря Джейн за руку. - Прости. Меня не будет по крайней мере неделю. Ты еще останешься здесь, когда я вернусь?
        - Да, - отвечает Джейн.
        - Миссис Вандерс рассказала тебе все, что мы знаем о смерти твоей тети?
        - О ее смерти? Что именно?
        - Спроси Патрика, - требует Айви, дергая ее за руку. - Пообещай мне, что спросишь у Патрика.
        - Обещаю, - кивает Джейн, не дыша и едва сдерживая слезы.
        Внезапно Айви притягивает ее к себе и крепко обнимает, ее губы касаются губ Джейн. И мгновенно уходит, буквально паря над песком. В воде она разматывает веревку со столба, забирается в покачивающуюся лодку, садится рядом с Коком и что-то говорит Грейс. Та ложится на дно с Кристофером на руках, скрываясь из виду. Раздается звук удара дерева о дерево, Кок берет весла, передает одно Айви, и они начинают беспрерывно грести, выводя лодку в открытое море.
        Патрик хватает руку Джейн и тянет обратно в заросли. Он тащит ее вниз, они присаживаются, прислонившись спинами к замаскированной двери. Его штаны и низ пальто промокли, дождь лупит все сильнее. Джейн, без верхней одежды и с голыми ногами, неистово дрожит.
        - Я бы отдал тебе свое пальто, но оно тебя не согреет.
        - Все нормально, - говорит Джейн. - Я в порядке.
        - Что случилось? - спрашивает Патрик. - Кто сюда идет?
        - Рави ведет агентов ФБР смотреть берег залива, - говорит Джейн. - Киран пытается их задержать.
        Где-то в рамбле Киран заливается смехом. Мгновения спустя лучи от фонарей прорезают тьму, и Джейн слышит тихий смех Рави и незнакомый женский голос. Другой мужчина громко гогочет. Киран продолжает хихикать, периодически повизгивая. Ветки ломаются, листья шуршат, пока они спускаются от рамбла к пляжу. Джейн никого не видит, но кто-то из них буквально устроил световое шоу с фонариком.
        - Кстати, а что мы ищем? - спрашивает Киран. - Следы от ботинок? Следы от плавников! Следы от плавников рыбы Бранкузи! - кричит она, а затем начинает хохотать над собственной шуткой. Мужчина из ФБР тоже посмеивается, потом говорит что-то невнятное, но веселое. Кажется, он пьян.
        - Вряд ли мы вообще что-нибудь найдем, - с нескрываемым раздражением отвечает агент-женщина. - Когда вы бегаете кругами, затаптывая все следы.
        - Ай! И ты светишь нам в глаза, - добавляет Рави. - Осторожно, Кир! Я ничего не вижу.
        - Не такую прогулку я планировала. - Женщина из ФБР явно недовольна.
        - Это да, - соглашается Рави. - Но мне нравится, когда моя сестра смеется.
        - Она пьяна, - резко говорит женщина. - Вы можете забрать у нее фонарик? Я скоро ослепну.
        - Киран, - начинает Рави. Остальные его слова заглушают восторженные вопли Киран и плеск, - очевидно, она залезла в воду. Девушка поворачивает фонарь к берегу и светит прямо на своих попутчиков. Джейн видит луч света, бегающий туда-сюда, слышит смех Рави и другого мужчины и ругательства женщины-агента. Джейн понятен план Киран - сделать так, чтобы фэбээровцы не смогли разглядеть силуэт уплывающей лодки за ее спиной. Ну разве не молодец?
        - Твоя сестра - ребенок, - зло говорит женщина. - У нее еще молоко на губах не обсохло. И сейчас дождь.
        - Киран, - зовет ее Рави душевным голосом. - Мы возвращаемся!
        - Я испортила тебе веселье?
        - Да.
        - Ура! Я победила! - кричит Киран.
        - Поздравляю тебя, заноза в заднице!
        Еще несколько всплесков и вспышек. Затем - снова треск веток и шуршание раздвигающихся листьев: четверка пробирается назад, в рамбл. Наконец остаются только то приближающийся, то отдаляющийся шум океана и стук дождя.
        Джейн переполняют чувства от поцелуя Айви. Ее губы были мягкими, сквозь пальто прощупывался пистолет. Это произошло совсем не так, как она себе представляла. И что неудивительно, Джейн никогда еще не чувствовала себя такой уставшей.
        - Что теперь? - спрашивает она у Патрика.
        - Теперь мы ждем Кока, который вернется в лодке с Филиппом Окада.
        - С Филиппом Окада?
        - Когда дама, которая нам помогает, заберет Айви с детьми, - говорит он, - она высадит Филиппа. Мы твои должники. Конечно, мы бы могли вовремя увидеть свет от фонаря Киран. Скорее всего, так бы и произошло. Киран чертовски здорово все это проделала. И тем не менее.
        Он останавливается, выглядя рассеянным и несчастным.
        - Выходит, вы ничем мне не обязаны?
        - Прости, - говорит Патрик. - Нет, мы все же обязаны тебе, потому что, даже если бы мы отправили лодку, Айви не успела бы забраться внутрь. Мне, вероятно, пришлось бы ехать вместо нее, а это неудобно для меня, и главное - очень неудобно для Айви. После того как она доставит детей к родителям, ее ждут в Женеве. Расторжение договоренностей со штабом - долгая процедура.
        - Это как будто она уходит в отставку?
        - Да, - отвечает Патрик. - Почти. Но при этом у нее останутся некоторые важные секреты. Штаб выжмет из нее все соки, прежде чем позволит уйти. Они должны убедиться, что ей можно доверять.
        - Они правда ее отпустят?
        - За это я не переживаю, - говорит Патрик. - И тебе не о чем беспокоиться.
        - Они ведь не отправят ее в какое-нибудь ужасное отдаленное место, да?
        - Нет. Ей можно будет жить там, где она захочет. Просто она должна будет каждые пару лет ездить в Женеву отмечаться.
        - Почему миссис Вандерс позволила ей узнать опасную информацию? - спрашивает Джейн с негодованием. - Почему Айви нужно узнать, куда направляются Панзавекки?
        - Она не узнает, - говорит Патрик. - Не узнает, даже когда туда доберется. И я не знаю. Мистер и миссис Вандерс тщательно скрывают многие подробности даже от собственного сына Кока.
        - Я в этом не сомневаюсь, - говорит Джейн, думая о тете Магнолии.
        - Эй. Знать правду в этом деле действительно опасно. Люди умирают, - выдавливает он из себя.
        - Как твои родители? - спрашивает Джейн.
        - Люди умирают, - повторяет он без всяких эмоций.
        Она рассматривает его в темноте.
        - Я не так хорошо знаю Киран, - говорит Джейн, - но могу представить, как она себя чувствует. Наверное, ужасно. Все перевернулось с ног на голову. Будто ты в момент лишаешься всего, что у тебя есть, а потом получаешь обратно, но оно уже совсем другое - чужое и опасное. Но я вижу, что у твоей лжи были не самые плохие мотивы. Ты делал это не из эгоизма, не из трусости и без злых намерений.
        - И все равно я не должен был ей лгать! - в сердцах восклицает Патрик. - Она мне доверяла. Она всегда была честна со мной. Она знает меня лучше, чем кто угодно. А я ее обманывал. О чем я только думал? Если Киран никогда меня не простит, я это пойму.
        Патрик отворачивается от Джейн, потому что плачет. Джейн требуется целое мгновение, чтобы понять, что и она тоже плачет. Это извинения тети Магнолии - слова, сказанные Патриком. Тетя не может сказать их сама. Она ушла. Но взяла с Джейн обещание, что та приедет в этот Дом.
        Это все, что она могла сделать.
        Дождь, кажется, стихает. По небу плывут облака, то обнажая, то снова закрывая звезды. Джейн кладет руку на плечо, туда, где под рукавом начинается колокол ее медузы. Это видимое доказательство того, что тетя Магнолия - часть ее самой.
        - Как ты думаешь, нам долго ждать?
        Патрик вытирает лицо тыльной стороной ладони и смотрит на небо над водой.
        - Не очень, - говорит он. - Ты вообще не должна ждать. Зачем тебе пневмония?
        - Я подожду, - отвечает Джейн, почему-то не желая его покидать. - Ты мне расскажешь, что случилось с Шарлоттой?
        - С Шарлоттой?
        - С мачехой Киран.
        - Я знаю ее, - кивает Патрик. - Думаю, никто понятия не имеет, что с ней случилось.
        - То есть она не была шпионкой?
        - О, - вздыхает Патрик. - Понимаю, почему ты спрашиваешь. Нет. Шарлотта была дизайнером интерьеров. Она не имела ко всему этому никакого отношения. Миссис Вандерс даже сделала несколько серьезных запросов - незаметно - после того, как она пропала, но это не дало никаких результатов. Исчезновение Шарлотты - загадка.
        - Понятно, - не спорит Джейн.
        Она сглатывает слюну и наконец решается:
        - А что насчет моей тети?
        - Твоей тети?
        - Айви сказала мне спросить у тебя о ней.
        Патрик делает паузу.
        - Ты имеешь в виду то, как она умерла?
        Вдох.
        - Да, - говорит она. - То, как она умерла.
        Выдох.
        - Ты молодец, что спрашиваешь, - задумчиво произносит Патрик. - Как раз перед той поездкой в Антарктиду она была здесь, на Празднике. Но уехала ночью, ни с кем не попрощавшись, это было так не похоже на Магнолию. Мы знали, что она отправляется в Антарктиду, чтобы фотографировать китов и пингвинов; это не была поездка по заданию ЦРУ. Потом мы увидели в новостях, что она заблудилась на полуострове во время шторма. Ее ценили как фотографа, поэтому это освещалось в прессе, и мы обратили внимание на сюжет. Как ты узнала о случившемся? Позвонили по телефону?
        - Да.
        - Ты помнишь, кто звонил?
        - Связь была ужасной, - вспоминает Джейн. - Он представился Джоном каким-то там, я точно не расслышала. С исследовательской базы, он ее не знал. Потом связь оборвалась, и я надеялась, что это ошибка, пока коллега из университета не пришел со мной поговорить. Они прислали ее вещи из Ушуаи[19 - Ушуая - город на юге Аргентины, на архипелаге Огненная Земля. Один из ближайших к Антарктиде населенных пунктов.]. Ее тело так и не нашли.
        - Верно, - кивает Патрик. - Когда кто-то из агентов умирает, мы проводим внутреннее расследование - в рамках дозволенного, конечно. Мы копнули глубже насчет Магнолии, и наши люди из Аргентины сообщили, что, когда ее корабль проходил пролив Дрейка, у нее был грипп и она не покидала своей каюты. Из других наших источников стало известно, что у нее был грипп в Антарктиде на исследовательской базе и она не выходила из своей комнаты. Следующее, что нам удалось узнать: она вышла из своей комнаты в Антарктиде, попала в метель и умерла.
        - Но зачем ей выходить, если у нее был грипп?
        - Ты упускаешь главное, - говорит Патрик. - Я говорю о том, что никто из тех, с кем мы разговаривали, не в глаза видел ее. Никто не может подтвердить, что видел ее на корабле или на Антарктическом полуострове. Она все время была «в своей каюте» или «в своей комнате», но нам так и не удалось выяснить, откуда взялась эта информация. И мы не нашли никаких доказательств того, что твоя тетя вылетала из какого-нибудь американского аэропорта и прилетала в какой-нибудь аэропорт Южной Америки. Ты понимаешь, о чем я? Мы не уверены в том, что Магнолия вообще была в Антарктиде. ЦРУ классифицировало ее как погибшего агента, но мы не смогли узнать, как и где она умерла на самом деле.
        Тело Джейн - океан, лишенный всяких чувств, всякого ощущения времени. «Она знала, - думает Джейн. - У нее был план. Она оставила мне свою шерстяную шапку. Она взяла с меня обещание приехать сюда. Она передала мне сообщение».
        Джейн сидит прямо и глядят на Патрика сквозь темноту.
        А что, если…
        - О, ради всего святого! - неожиданно восклицает Патрик. Он смотрит в море.
        - Что это?
        - Эта женщина - часть задания, - говорит он, указывая на небо над водой.
        Джейн поворачивается, чтобы увидеть, на что он смотрит, и замечает нечто большое, продолговатое, едва различимое на фоне ночного неба. Это похоже на зависшего в небе кита с несколькими мигающими лампочками там, где должен быть живот. Это… дирижабль?
        - Долбаный цеппелин, - ругается Патрик.
        - Цеппелин!
        - У нее есть вертолет, у этой дамы, и гидроплан, но она решила забрать детей, произведения искусства и мою сестру на своем цеппелине. Это значит длинные веревки и лишний стресс для Айви, которая будет переживать, чтобы не уронить Кристофера, Грейс, Рембрандта или Бранкузи в воду. Это перебор!
        - Как сюрреалистично, - говорит Джейн.
        - Это романтично! - с презрением говорит Патрик. - Отправиться выполнять спасательную миссию на дирижабле.
        В его голосе слышится искреннее отвращение.
        Джейн фыркает, и Патрик все же начинает смеяться.
        Слишком темно, чтобы разглядеть, что происходит. Кажется, прошла целая вечность - и вот наконец дирижабль скрывается за облаками.
        Патрик поднимается на ноги.
        - Оставайся здесь, - говорит он Джейн, бежит к пляжу со своим фонариком и несколько раз мигает им в направлении воды, подавая условный сигнал.
        Вскоре Джейн видит, как «Айви» возвращается, а затем слышит рев приближающегося двигателя. Когда лодка подплывает ближе к берегу, кто-то прыгает в воду и движется в сторону пляжа. Лодка снова уходит - видимо, чтобы пришвартоваться с другой стороны острова.
        Патрик возвращается к зарослям не один, с ним Филипп Окада, промокший до нитки и дрожащий.
        - Привет! - говорит Джейн.
        - Привет! - отвечает Филипп, проводя рукой по влажным волосам. Кажется, он вовсе не удивлен тем, что видит ее здесь. На нем черная одежда и оранжевые конверсы.
        - С Айви и детьми все в порядке? - спрашивает она.
        - Да.
        Патрик раздвигает ветки, тянется к замаскированной под скалу двери и открывает ее. Филипп шмыгает внутрь.
        - Ты идешь? - спрашивает Патрик у Джейн.
        - Я догоню.
        - Уверена?
        - Иди. Я скоро.
        Джейн остается одна на ночном пляже. Облака быстро плывут по небу, волны с силой ударяются о берег. Она больше не дрожит.
        У Джейн словно выросли корни. У нее есть гнев, у нее есть горе. Теперь она проснулась и сосредоточилась на них. Она не одинока. Где-то там, на дирижабле, ее подруга. В Доме ждет собака. Там же - люди, у которых есть ресурсы. Зонтик, который она собирается восстановить. Сообщение от тети Магнолии. И семя нового вопроса - пока только семя, которое будет расти, если Джейн почувствует, что его нужно взращивать, - о том, что, может быть - пока только может быть, - что-то потерянное найдется.
        Откуда-то из недр Дома доносится звон колокола - сладкий и чистый, как мелодия ветра.
        Миссис Вандерс, маленькая девочка, Киран, Рави или Джаспер?
        Тетя Магнолия?
        Джейн думает.
        Куда мне пойти?
        Глава, в которой кто-то теряет душу, а Шарлотта ее находит
        Джейн принимает решение.
        Что, если исчезновение Шарлотты - ключ к разгадке?
        - Хорошо, Киран, - говорит Джейн, пока они спускаются по лестнице. - Я пройдусь с тобой, и ты сможешь рассказать мне о Шарлотте.
        Но Киран отвечает не сразу. Она будто к чему-то прислушивается и хмурится, пытаясь различить явные лишь ей звуки.
        - Ты это слышала?
        - Я не слышу ничего, кроме самой надоедливой собаки, - отвечает Джейн, которая как раз добралась до любимого лестничного пролета Джаспера. Пес, поскуливая, тычется в ее ботинки. Она наклоняется и чешет ему шею в том месте, куда он не дотягивается своими короткими лапами. Джаспер пытается забраться к ней на колени и едва не валит с ног.
        - Пойдем с нами, Джаспер, - приглашает Джейн, сталкивая с себя собаку. Все еще поскуливая, пес плетется рядом, путаясь под ногами.
        Киран ведет Джейн через венецианский дворик и восточную галерею.
        - Все эти комнаты связаны с Шарлоттой, - говорит она. - В конце мы окажемся в зимнем саду и сыграем в шахматы, если захотим.
        Затем они заходят в комнату с зелеными обоями в цветочек, парчовыми диванами и вычурным зеленым ковром.
        - Хочу показать тебе зеленую гостиную, - продолжает Киран. - Шарлотта переделала ее под стиль эпохи Регентства[20 - Эпоха Регентства (1811 -1820) - период в истории Великобритании между признанием короля Георга III недееспособным и его смертью, когда государством правил его сын, принц Уэльский Георг, будущий Георг IV. Эпоха Регентства породила собственный стиль в искусстве, для которого характерны пышность и вычурность деталей.]. Это времена Джейн Остин, - добавляет она, видя, как Джейн наморщила лоб.
        - Ах, - отзывчиво восклицает Джейн. Держась за руку Киран и кружась по комнате, она представляет, что они - Элизабет Беннет и Кэролайн Бингли. Если бы мистер Дарси[21 - Перечисляются герои романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» (1813).] сочинял письмо за элегантным письменным столом, он пришел бы в ужас от ее полосатых штанов и майки с морским драконом. - Больше всего в этом доме мне нравятся комнаты, где все гармонирует друг с другом. Как, например, эта или венецианский дворик, где сочетаются керамика и мрамор. Да здесь можно сочинить целую историю. В коридорах чувствую себя некомфортно, там нет такого совершенства.
        - Да, - говорит Киран, увлекая Джейн к двери. - Это все заслуга Шарлотты. У нее были странные мысли - будто Дом страдает оттого, что построен из кусков, вырванных из других домов.
        - В каком смысле страдает?
        - Ох, знаешь, - протягивает Киран. - Из-за своего неблагополучного происхождения.
        - Шарлотта думала, что дома страдают?
        - Она всегда говорила так, словно дома - это люди, - объясняет Киран. - У них есть души или, по крайней мере, должны быть.
        - Звучит забавно, - усмехается Джейн. - Но это лишь фантазия. Хочешь сказать, она действительно в это верила?
        Киран пожимает плечами:
        - Она думала, что Ту-Ревьенс был лишен души из-за своего происхождения. «Его части кровоточат, - говорила она. - Разве ты не видишь?»
        - Гм, - задумывается Джейн, сделав паузу. - И ты видишь?
        Киран улыбается:
        - Понимаю, звучит странно. Но она так считала. Знаешь, хоть я не обязана любить женщину, которая заняла место моей матери, даже если она - светловолосая, стройная, молодая белая леди, но мне действительно нравится Шарлотта, несмотря на ее навязчивые идеи о Доме. Она из Вегаса, но ненавидит этот город. Мачеха говорила, что у него потерянная душа и что она слышит голоса вековых страданий.
        - Получается, у городов тоже есть души.
        Киран тянет Джейн во что-то вроде комнаты отдыха в нежно-голубых тонах, с круговыми диванами, встроенными полками и шкафами и гигантским аквариумом. На огромной картине во всю стену изображена старая ночная гавань с двумя лунами, мерцающими в небе. Ощущение двойного сияния возникает благодаря отражению в морской глади.
        Своим фиолетовым небом, серебристыми лунами и свечами, отливающими золотом в окнах башен, картина напоминает Джейн «Пальто тети Магнолии». Кажется, Джасперу она нравится. Плюхнувшись на живот и опустив голову на передние лапы, он устремляет на картину взор, полный благоговения.
        - Шарлотта очень чувствительна, - поясняет Киран. - Она подходит Октавиану гораздо больше, чем мама. Он человек, которому нужен преданный компаньон, и Шарлотта действительно любила - или любит - быть рядом с ним. Дошло до того, что Шарлотта начала уделять Дому больше времени, чем Октавиану, но даже тогда она делилась с ним всеми своими идеями. Он пытался помочь Шарлотте отыскать душу для Дома.
        - Как? - спрашивает Джейн, рассеянно высвобождая руку. Ей хочется дернуть себя за мочки, чтобы нормализовать давление. Уши заложены, вдобавок набухли.
        - Шарлотта утверждала, что Дом сделан из осиротевших частей, - говорит Киран.
        - Осиротевших частей? - «Я тоже - осиротевшая часть?»
        - Да. По мнению Шарлотты, единственное, что объединяет все части Дома, - боль. Дом испытывает постоянную агонию. Шарлотта хотела найти другой способ объединить его. Тогда Дом сможет отдохнуть.
        - Отдохнуть? - удивляется Джейн. - Что это вообще значит?
        - Понятия не имею, - отвечает Киран, подхватывает Джейн и ведет в маленькую комнату с роскошными стульями и столами, инкрустированными золотыми филигранями и вычурными золотисто-гранатовыми тканями на стенах. Это еще один уединенный маленький мир - чайная в стиле бозар[22 - Бозар - стиль конца XIX - начала XX века, зародившийся во Франции. Отличался строгостью и следованием классическим традициям. Название происходит от французского beaux-arts - «изящные искусства».], но Киран уводит ее в следующую комнату, прежде чем Джейн успевает что-либо спросить. Она начинает теряться в пространстве. Это своего рода помутнение рассудка. Все потому, что каждая комната - новый мир, новая эпоха. По крайней мере, Джейн думает именно так.
        - Такое впечатление, - добавляет Киран, - что Шарлотта считала, будто Дому нужно что-то связующее, вроде клея, что могло бы объединить все его части, что-то позитивное и исцеляющее - это и станет его душой.
        - Звучит заманчиво, - говорит Джейн. - И она попыталась объединить каждую из отдельных комнат? Или что-то в этом роде?
        - Это было только начало, - продолжает Киран. - Дизайн каждой комнаты в отдельности не играет никакой роли для несочетающихся частей основного устройства Дома, понимаешь? Фундамент, каркас. Октавиан радовался за жену, наблюдая, как она декорировала комнаты, но не одобрял, когда Шарлотта избавлялась от вещей. Например, они спорили о стеллажах в библиотеке, которые прибыли из библиотек множества разных домов со всего мира. Шарлотта хотела заменить все полки на сделанные из древесины местных лесов. Октавиану это показалось диким. Он пытался убедить Шарлотту в том, что разношерстное происхождение составляет немалую часть очарования Дома и, следовательно, является частицей его души. Шарлотта продолжала настаивать: «Этого не может быть, этого не может быть», - а затем просто перестала об этом говорить. «Я сама создам душу», - заявила она.
        - Из чего? Из скотча? Или… стекла, - добавляет Джейн с удивлением, когда Киран затаскивает ее в помещение, полное света. Это огромный зимний сад в виде перевернутой буквы «Г». В короткой части устроена великолепная оранжерея, а удлиненная создает отдельное пространство с креслами и карточными столами, залитое дневным светом, пробивающимся сквозь зеленую листву. Джейн понимает, что здесь разводят висячие настурции, сирень и нарциссы. Какая-то женщина протирает тряпкой лепнину.
        - Я думаю, она пыталась создать душу разными способами. - Киран остановилась у маленького квадратного стола с шахматной доской, на которой уже расставлены фигуры.
        - Твой ход, - говорит Джейн.
        Киран наклоняется и двигает пешку. Джейн подходит к доске с другой стороны и проделывает то же самое, ощущая, насколько просторна доска и как плавно перемещаются фигуры - не то что в крошечном магнитном наборе тети Магнолии. Солнечные лучи пробиваются сквозь стеклянные стены и пригревают ей спину.
        Киран двигает другую пешку. В течение двух минут каждая из девушек пристально разглядывает доску, продумывая дальнейшие ходы. Киран играет сильнее, чем Джейн. Цугцванг - она внезапно вспоминает слово. Положение в шахматной партии, при котором соперник вынужден сделать невыгодный ход. Айви это понравится; Джейн должна рассказать ей.
        - Думаю, нам лучше сесть, - предлагает Киран, - раз уж мы собрались играть.
        Ощущение легкого дуновения ветра не позволяло Джейн присесть. На инстинктивном уровне что-то словно заставляет ее продолжать движение и найти более удобное место.
        - Почему бы и нет, - отвечает она с некоторым сомнением и двигает одного из своих коней. - Как Шарлотта пыталась создать душу для Дома?
        - Она стала более чувствительной, - рассказывает Киран. - Прислушивалась к каждой комнате, чтобы позволить той рассказать, чего ей хочется. Она работала усердно, днем и ночью, и изнуряла себя этим. А потом исчезла.
        - Да, я слышала.
        Ветер пытается прорваться сквозь стекло, создавая гул вокруг девушек; каменная облицовка стойко противостоит его напору. Затем возникает другой звук, похожий на смех - едва уловимый, как гудок уходящего поезда. Когда в комнату входят Люси Сент-Джордж и Фиби Окада, Джейн чувствует пощипывания на коже. Она беспокоится, не воспалилось ли у нее ухо. Похоже, давление поднимается.
        - Там, - говорит Люси, поджав губы. - Ребята, вы слышали?
        - Что именно? - спрашивает Фиби. - Я ничего не слышала.
        - В доме какие-то звуки. Кажется, кто-то сказал «ищейка».
        - Мне послышалось «исчезла», - отвечает Джейн.
        - Вы обе чокнутые, - заявляет Киран, съедая ферзем слона Джейн. - Я сказала «исчезла», а сейчас ты, Дженни, повторила то же самое. Шарлотта исчезла однажды ночью, около месяца тому назад. Она просто… ушла. Октавиан был последним, кто видел ее. Она спала на диване в библиотеке. Насколько он мог судить, она ничего с собой не взяла: ни запасную одежду, ни даже свой дневник. Оставила записку: «Дорогой, мне нужно кое-что проверить. Пожалуйста, не беспокойся. Если сработает, я вернусь за тобой».
        - Что это значит? - удивляется Джейн. - Что ей нужно было проверить?
        - Понятия не имею.
        - Если сработает, я вернусь за тобой, - повторяет Джейн. - Как она могла уехать? Это же остров.
        - Видимо, кто-то забрал ее, - предполагает Киран. - Потому что никаких лодок не пропадало. Она заранее все спланировала, и это ранило Октавиана - она доверилась не ему, а кому-то другому.
        - Люди обсуждали это за завтраком, - вспоминает Джейн. - Колин сказал, что Октавиан нанял следователей и все такое.
        - Да, - протягивает Киран. - Это были настоящие ищейки; им удалось нарыть кучу всякого о семье Шарлотты. Например, про судимость ее матери. Но Октавиан сказал, что для него это не новость и не имеет отношения к делу.
        - Думаю, он действительно верит, что она вернется за ним. Кажется, он будет ждать всю жизнь, пока она не добьется своего.
        Джейн задумалась о том, как умерла ее тетя: в полном одиночестве. К счастью, на исследовательской станции знали, куда она отправилась. Если люди иногда пропадают и никто не может этого подтвердить, как потом живут их близкие? В постоянном ожидании, не зная, что же произошло…
        - Шарлотта переделала это крыло перед тем, как исчезнуть. - Киран обводит рукой вокруг. - Зеленая комната отдыха, синяя гостиная, чайная комната, этот зимний сад, лужайка для боулинга, бассейн, оружейная комната, и почти закончила с библиотекой. Октавиан определенно волновался, но он понятия не имел, что она собирается уехать. Она не говорила ни о чем, кроме системы каталогизации.
        - Система каталогизации?
        - Шарлотта хотела, чтобы книги в библиотеке были расставлены по цвету, - говорит Киран. - Совсем непрактично. Невозможно ничего найти.
        - По цвету? Как это?
        - По цвету корешка, - поясняет Киран. - Библиотека находится в задней части Дома и занимает два этажа. По теории Шарлотты, это позвоночник - нервный центр, место сосредоточения высших сил. Потом она и другие помещения стала представлять в виде частей тела: мол, венецианский дворик - сердце, кухня - желудок, приемный зал - рот, восточная башня, где живет мама, - мозг, а аллея для боулинга - влагалище. Звучит жутковато. А если изобразить на бумаге, выйдет плохая пародия на Пикассо.
        - Однако что касается библиотеки - это потрясающе, - задумывается Джейн. - Расставить книги по цветам. Никогда не слышала о таком раньше.
        - Я больше не хожу туда, - говорит Киран. - Это убежище Октавиана. Только тоску нагоняет.
        - Ты не хочешь сейчас туда пойти? - спрашивает Джейн. - Я бы посмотрела.
        - Я там только что была, - перебивает Люси, показав книгу «В доме веселья»[23 - «В доме веселья» - роман Эдит Уортон, впервые вышедший в 1905 году. Некоторые критики называют его американским вариантом «Анны Карениной».]. - Взяла вот эту. Там действительно прекрасно - эти переливы цветов. Похоже на подводный мир. Словно океан, а мы его морские обитатели.
        В груди Джейн волной разливается печаль.
        - Пойдем в библиотеку? - просит она.
        На клочке бумаги кто-то нацарапал «Вход воспрещен» и подвесил на толстую бархатную веревку, перекрывающую дверь в библиотеку.
        - Это в стиле Октавиана, - говорит Киран. - Промолчу про его тонкую работу. Он, должно быть, пытается защитить таким образом свое драгоценное убежище от уборщиков.
        - Значит, мы не сможем войти? - спрашивает Люси Сент-Джордж.
        - Конечно нет, - отвечает Киран с сарказмом. - Только потому, что Октавиан этого не хочет.
        - Гм. Но это его Дом, - отзывается Фиби Окада.
        Джейн кажется забавным, что Фиби оправдывает стремление Октавиана уберечь свое затворничество, хотя прошлой ночью она сама проскользнула через комнаты слуг вместе с вооруженным мужем. Но Джейн быстро теряет ход мыслей, потому что это уже не имеет значения - ей необходимо попасть внутрь и увидеть мириады цветовых оттенков. Если она не попадет туда с Киран, Люси, Фиби и Джаспером, то прокрадется позже.
        - Когда-нибудь Октавиан отдаст концы. Тогда этот дом станет моим, - восклицает Киран. - И эта дурацкая библиотека. Он не может держать книги в заложниках. Если ты хочешь войти, входи.
        Последняя фраза сказана для Джейн, которая тянет шею, с широко распахнутыми глазами уставившись в открытую дверь.
        Джейн отстегивает один конец бархатной веревки и входит в комнату.
        Буйство красок.
        Книги с разноцветными переплетами есть во всех библиотеках. Однако эти двигаются и пульсируют. Непростая задача - добиться плавного перехода синего в фиолетовый, а затем в красный.
        Есть секция с насыщенными оттенками, где оранжевое и зеленое превращаются в красное и коричневое. А вот умиротворяющая часть с холодными желтыми, переходящими в холодные зеленые и холодные синие оттенки, и обладающая сильной энергией с глубокими, яркими тонами каждого из них. Секции переходят одна в другую, яркие книги - к более приглушенным, закономерно перемежаясь мерцающими оттенками, и так далее. Помещение как живое, словно находишься внутри какого-то существа. И каждая книга, каждый яркий переплет являет собой хранилище историй. Это напоминает Джейн сказочный подводной мир, в котором работала тетя Магнолия, и наталкивает на мысли о том, как должны выглядеть будущие зонтики. Да, думает Джейн, если у этого дома есть душа, то она находится именно здесь, в библиотеке.
        Джейн оглядывается вокруг в поисках Октавиана, в надежде увидеть его в каком-нибудь закутке, но хозяина нигде нет. Она вспоминает, как Рави называл его полуночником.
        Стеклянные двери выходят на террасу, Джаспер просится наружу. Джейн распахивает их и слышит шум моря. Пес выскакивает на волю, но снова подбегает к Джейн, нетерпеливо подрыгивает и преданно заглядывает в глаза. Но ведь она ведь только добралась до библиотеки, а на террасе нет ничего интересного!
        - Веселись, медвежонок. - Она закрывает двери перед самым его носом и возвращается в библиотеку. Тетя Магнолия? Ты так же чувствовала себя в своей подводной вселенной? Жаль, что ты этого не видишь.
        - А что, если не знаешь цвета книги, которую ищешь? - интересуется Джейн.
        - Каталог, - объясняет Киран, кивая на стоящий у входа темный деревянный шкаф с маленькими ящиками. - Как в старые добрые времена.
        Джейн подходит к картотеке, выдвигает ящик с литерой «В» и ищет первую книгу, которая приходит на ум: «Винни-Пух (Милн, А. А.), - указано в карточке. - Мерцающая секция. Багрово-красный. Тиснение: золото».
        - Мерцающая секция, - говорит Джейн, с любопытством поворачиваясь к стеллажам. Напротив нее багровая секция с отнюдь не мягкими цветами. Она яркая и кричащая, а не мерцающая. Джейн снова идет к середине помещения, выписывая круги.
        На втором этаже маленькая секция книг на северной стене над стеклянными дверями излучает багровые, серебристые и золотистые цвета.
        Джейн поднимается по винтовой лестнице на верхний уровень. Когда она попадает в эту светящуюся обитель, то представляет себе зонтик, похожий на эту библиотеку. Она уже почти не замечает своего давления.
        Джейн поражена тем, как быстро смогла найти Милна.
        - Здорово придумано, Шарлотта, - говорит она и тянется за книгой. Томик ложится в ее руку с приятной вибрацией, словно она приложила ладонь к спине мурлычащей кошки. Книга сразу раскрылась на главе, где Винни-Пух идет в гости и застревает. Пух навещает Кролика, а затем съедает так много меда, что не может пролезть в дверь. Он застревает, как пробка, и ему не удается выбраться. Снаружи Кристофер Робин сидит у головы Пуха и читает ему истории. Внутри суетится Кролик, повесив полотенце на толстые ноги Винни.
        Есть что-то странное в этой книге. Джейн знает, или она думает, что знает, как должна заканчиваться эта история. Это одна из ее любимых сказок, она читала ее много раз, усевшись в кресло с тетей Магнолией: Пух перестает есть, худеет, а через неделю Кристофер Робин, Кролик и прочие друзья наконец выталкивают его из проема.
        В этой же версии все по-другому. Пока длится неделя, тело Пуха постепенно сливается с земляной норой. Ему больно. Пух плачет.
        Джейн встревоженно захлопывает книгу, сердясь на то, что писатель по каким-то причинам счел забавным переписать сюжет подобным образом. Появилось невероятное ощущение, будто она сама застряла в какой-то щели, а миссис Вандерс как ни в чем не бывало вешает полотенца ей на ноги, приняв их за новую сушилку. «Ох, - причитает миссис Вандерс в ее фантазиях, - кажется, дождь собирается!»
        Джейн стряхивает с себя морок. Она не часть стены, а человек в библиотеке. С ее ушами творится что-то непонятное: раньше такого еще не бывало.
        - Одержимость Шарлотты достигла своего апогея именно во время работы над библиотекой, - говорит Киран с нижнего этажа. - Октавиану пришлось практически переехать сюда, чтобы быть рядом с ней. Похоже, он так и не выехал обратно.
        Взглянув поверх перил, Джейн видит Киран в темном углу комнаты, позади одной из металлических винтовых лестниц. Том? в этой части - черные, коричневые и темно-фиолетовые. В помещении, где все пестрит, легко не заметить диван, заваленный одеялами, книгами, пепельницами с обломками от курительных трубок. Джейн теперь понимает, откуда был запах, который она почувствовала, как только вошла в комнату. У изголовья дивана на низком столике стоит старинный проигрыватель.
        Джейн безучастна. Она хочет уйти.
        - Судя по всему, это его ночное убежище. - Киран пренебрежительно морщит нос и переставляет битком набитую пепельницу с бугорка смятого одеяла на край стола. - Что за времяпрепровождение? Тьфу. Вы когда-нибудь чувствовали неизбежность исхода любой версии вашей жизни?
        - Что ты имеешь в виду? - не понимает Фиби.
        - Взять, к примеру, его жизнь, - продолжает Киран. - Разве в этой версии Октавиан собирался впадать в уныние? Имеет ли какое-то значение то, как именно мы поступаем?
        - Не понимаю, - перебивает Фиби. - Конечно имеет.
        - Я больше не хочу разговаривать о Шарлотте, - перебивает их Джейн.
        - А я и не говорю о Шарлотте, - возражает Киран. - Я говорю про Октавиана. Тебе неприятно слушать?
        Джейн чувствует, что ее раздувает, как воздушный шар.
        - Но Октавиан не оставляет эту комнату, потому что тоскует по Шарлотте, - продолжает она стоять на своем, - разве не так? Получается, все дело в Шарлотте.
        Люси Сент-Джордж, все еще держа «Обитель радости», пересекла комнату и теперь задумчиво поглаживает глянцевую поверхность одного из шкафов. Джейн синхронно водит пальцем по перилу в мезонине. Это необъяснимое возбуждение. Отдернув руку, она произносит:
        - Да, меня беспокоят мои уши. Мне нужно поработать. Я возвращаюсь в свою комнату.
        - Чем ты занимаешься? - спрашивает Люси.
        - Я делаю зонтики.
        - Правда? Ты их ремонтируешь? У меня есть сломанный, он не открывается.
        - Можешь принести, - с досадой говорит Джейн, направляясь к винтовой лестнице. - Восточное крыло, третий этаж, в конце. Заходи. Я посмотрю, что можно сделать.
        - Спасибо, - благодарит Люси и тут же вскрикивает, одергивая руку от книжного шкафа.
        - Что случилось? - спрашивает Фиби.
        - Ничего, - отвечает Люси, осматривая ладонь. - Просто заноза, а может электрический удар или что-то в этом роде.
        - Как может книжный шкаф ударить током? - удивляется Фиби.
        Волосы на теле Джейн встают дыбом. «Уходи, - говорит она себе, спускаясь вниз по лестнице. - Уходи немедленно». Джаспер тычется носом в стеклянную дверь террасы, тревожно поскуливая. Джейн впускает его, и они вместе двигаются к выходу, стараясь сделать это как можно быстрее. Джейн выходит в атриум, даже не попрощавшись. Невежливо с ее стороны.
        - Джаспер. - Джейн останавливается и переводит дух. - Там очень жутко.
        Джаспер склоняет голову к ее лодыжкам и толкается, поскуливая.
        - Тебе тоже это не нравится? - говорит она. - Пойдем.
        Она почти доходит до своей комнаты, когда понимает, что все еще держит «Винни-Пуха».
        Комната залита ярким и теплым светом. Джейн надеется, что работа поможет ей привести мысли в порядок. В последний раз она работала над зонтом для самообороны в коричневом и золотом цветах. Ей по-прежнему нравится эта идея. Все же у нее появляется смутное ощущение, что она должна защитить себя от чего-то, что витает в воздухе и пытается опутать ее разум. «Глупая, - корит она себя. - Тебе просто нужен кофе. Как только я его выпью, сразу лягу на пол и тогда уже смогу начать думать о зонтах». Она кладет книгу про Винни-Пуха под голову. Утреннее солнце пробивается в комнату; на полу мягкий коврик; Джаспер вытянулся во всю длину рядом с ней.
        Когда Люси Сент-Джордж появляется в дверном проеме с зонтом синего цвета, Джейн уже успевает вздремнуть.
        - Ух ты, - восклицает Люси, осматривая комнату, полную красочных зонтиков.
        - Уф, - усаживается Джейн, пытаясь сосредоточиться. Она потерялась в странном сне, который не может уловить; он уже вымывается из ее памяти. Сзади похрапывает Джаспер.
        - Извини. Солнечные блики.
        - Мне даже неудобно показывать тебе свой зонт, после того как я увидела твои. По сравнению с ними, мой - скука смертная.
        А, Джейн и забыла о ремонте зонтика Люси.
        - Ай! - воскликнула Люси, тряся от боли свободной рукой.
        - Ты в порядке?
        - Да, моя рука все еще горит, не пойму от чего. Держи. - Она протягивает зонт Джейн. - Смотри, как нелепо он открывается.
        Зонтик Люси действительно плохо открывается, но Джейн замечает, что это просто потому, что одно из металлических ребер согнуто. Нужно всего лишь вернуть ему прежнюю форму и закрепить.
        - Здесь все просто, - говорит она. - Слушай, сейчас у меня нет нужных красок, но на этом нейлоне можно изобразить удивительные вещи, если взять подходящий клей и подобрать блестки.
        Люси Сент-Джордж кусает губу, чтобы не усмехнуться.
        - То есть ты хочешь придать яркости моему невзрачному зонтику? Дерзай!
        - Правда? - удивляется Джейн. - Возможно, он не будет выглядеть так уж хорошо.
        - Делай хоть левой ногой, - говорит Люси. - Все равно выйдет лучше, чем есть.
        - Ух ты, - удивленно восклицает Джейн с улыбкой. - Благодарю.
        - Как думаешь, у этого Дома есть душа? - спрашивает Люси.
        - Что?
        - Характер, - повторяет она. - Эмоции, намерения, цели.
        - У Дома?
        - Ага.
        - Гм, - задумчиво произносит Джейн. - Разве это не звучит абсурдно?
        - Значит, нет? - слабо улыбается Люси.
        - Значит - нет, - категорично отвечает Джейн, удивляясь собственному пылу. - Я имею в виду, что это Шарлотта так думала, но звучит так, будто она… не от мира сего. Ты когда-нибудь говорила с Киран о Шарлотте?
        - Нет, не говорила, я сама так чувствую, - отвечает Люси. - Сообщи мне, если твое мнение изменится. Больше никто так не считает.
        Когда Люси уходит, Джейн внезапно замечает зонт для самозащиты, который собиралась доделать. В закрытом виде он словно шпага в ее руке, им можно рассекать воздух. А затем зонтик раскроется с громким треском, разгоняя прочь все дурные мысли. «Да, - думает она, - я просто останусь здесь, на ковре, и буду созерцать», - но, когда она ложится обратно, ее сознание продолжает воскрешать образ маленького угрюмого уголка Октавиана в библиотеке. Какой зонт из этого получится?
        Джейн встает, чтобы выпустить Джаспера, и снова ложится. Трубы гудят, создавая неритмичный шум, похожий на череду печальных вздохов. Джейн поглаживает коврик, словно успокаивая - себя или кого-то другого.
        Мягкие звуки дома смешиваются со звуками токарного станка Джейн, жужжанием дрели, визгом циркулярной пилы, стуком швейной машины и ее собственным невнятным пением. Стеклянная стена поглощает тепло и свет, направляя их к рабочему месту, - это помогает ей сконцентрироваться. Энергетика комнаты отсеивает все остальное: зонт, который она создает, и есть мир.
        Как и у Джейн, у него есть ребра. У него длинная нога, на которой держится все остальное; как и у Джейн, у него есть движущиеся и сгибающиеся суставы, есть кожа, обтягивающая скелет. Девушка будет рисовать на этой коже, как тату-мастер, оставивший метку на ее собственном теле. Как хорошо, когда твоя кожа устойчива к погодным условиям, а тело может трепетать от напряжения или пребывать в покое. Как приятно иметь рабочие части, созданные с любовью.
        Дождь - музыкальный шепот в воображении Джейн. Каждый зонт знает этот звук с самого рождения, душа зонтика вожделеет его, терпеливо проживает день за днем в ожидании, когда капли дождя заиграют на его коже.
        Джейн покачивается в недоумении. Она задается вопросом: это действительно ее мысли? Почему ей кажется, что они - чужие? Девушка утомлена, ей с трудом удается вспомнить, чем она занималась в последнее время. Она смутно припоминает, что это как-то связано с зонтиком, над которым она трудится. Уши все еще ее беспокоят, она слышит, как кто-то напевает. Это песня «Битлз» об одиночестве - «Eleonor Rigby».
        Джейн хватается за край рабочего стола, делая дыхание медузы, чередуя медленные и глубокие вдохи. Затем обнаруживает под пальцами резное изображение мирной китовой акулы, плавающей со своими детенышами. Узор состоит из мельчайших деталей и тянется вдоль всего края. Должно быть, этот стол сделала Айви. «Айви, - ее разум постепенно проясняется. - Тетя Магнолия. Я».
        Почему от Джейн пахнет краской?
        Внезапно повернувшись к своему творению, она обнаруживает на куполе зонтика незаконченный набросок. Похоже на темно-коричневые и черные книги из библиотеки и пятно - диван Октавиана. Это совсем не по плану: зонтик должен был стать ее средством самозащиты. Когда она сошла с намеченного пути?
        Джейн отбрасывает краски. Ей нужен воздух, надо отворить окно.
        У стены она обнаруживает, что одна из нижних стеклянных панелей открывается. Шарнир оказывается тугим, и Джейн использует свои инструменты для смазки. Применив силу, ей удается немного приоткрыть панель. Слабый поток холодного воздуха прорывается сквозь щель.
        Джейн откладывает зонт в сторону. Это слишком тяжело. Сбивает с толку. Лучше она починит и украсит зонтик Люси.
        Ремонт изогнутого ребра занимает всего несколько минут. Что касается украшения, то Джейн кажется, что Люси предпочтет что-то спокойное и со вкусом. Крошечные, мерцающие звезды в ночном небе, - возможно, самое банальное решение, когда в твоем распоряжении есть купол темно-синего цвета, клей и блестки.
        Джейн наносит ровную полоску клея на один из клиньев, составляющих купол. Несколько простых линий. Она начнет с малого, стараясь быть сдержанной, и посмотрит, к чему это приведет.
        Некоторое время спустя до Джейн доносится шум, будто кто-то вскрикнул. Она пропускает высокую ноту в песне, которую напевала, и диссонанс сбивает ее с толку. Это еще одно произведение «Битлз», «She’s Leaving Home», - о девушке, которая убегает из дома, оставляет своих доброжелательных, но суровых родителей, заставляя их пребывать в глубокой печали и смятении. Джейн и не подозревала, что знает песню наизусть. Она переделала текст. Она заменила все имена и местоимения на «Шарлотту», как если бы всех людей в песне - девушку, мать и отца - звали Шарлоттой. «Шарлотта уходит из дома, до свидания».
        Джейн обнаруживает, что отошла от стола Айви, хотя даже не помнит, как собирала свои принадлежности и носила их по комнате. Она работает на полу, скрестив ноги, сгорбленная спина болит. Джейн выпрямляется и вытягивает шею. Затем смотрит на зонтик Люси и приходит в ужас.
        Полосы, с которых она начинала работу, вдруг оказываются решетками тюремной камеры. За ними на койке сидит, опираясь на одну ногу, женщина: голова запрокинута назад, к стене, глаза смотрят пристально, лицо угрюмое. Изображение изобилует тенями и глубокими мрачными тонами. Зонт щедро смазан клеем и присыпан блестками. Впечатляющее достижение, учитывая несуразность материалов. Женщина даже одета в блестящий оранжевый комбинезон. На бедре у нее лежит книга.
        Плавная линия волос делает узницу похожей на Люси.
        «Ах, черт возьми! - думает Джейн. - Как это у меня вышло?»
        Вдруг где-то поблизости раздается гневный мужской крик. Другой, тоже мужской, с яростью ему отвечает, и Джейн это кажется знакомым: она уже слышала эти голоса в похожей ситуации. Рави и Октавиан снова спорят. Все еще с зонтиком в руках, Джейн заходит в свою спальню, обнаружив, что под дверью скулит и скребется желающий попасть внутрь Джаспер. Как долго он тут сидит? Все в этом Доме несчастны. Когда Джейн открывает дверь, Джаспер вбегает и начинает носиться вокруг нее с громким лаем.
        Не обращая внимания на пса и все еще держа раскрытый зонтик, Джейн идет по коридору на голоса, которые доносятся откуда-то со стороны атриума. «Да, да», - невнятно произносит она, почти спотыкаясь о Капитана Полярные Штаны.
        Шум идет из спальни Октавиана. Он сидит на огромной высокой кровати, по пояс укутанный в шелковое покрывало, в футболке с надписью «All You Need is Love». Устало потирает бледное лицо и щурится от света, проникающего сквозь открытые занавески.
        Возле кровати стоит Айви, рядом - Рави, который кричит и размахивает руками.
        - Тебе все равно, папа! - возмущается он. - Ты словно капсула, внутри которой ничего нет. Ты превращаешься в привидение. Скоро ты сможешь проходить сквозь стены!
        - Возможно, - цедит Октавиан сквозь зубы. - Но я запрещаю, категорически запрещаю тебе обыскивать владения персонала или гостей моего Дома в поисках ответов на свои дурацкие вопросы.
        У Айви за ухом торчит маленький желтый нарцисс. Люси Сент-Джордж застыла в дверях и удивленно смотрит на Рави. Киран прислонилась к стене, надменно скрестив руки, словно бунтующий подросток.
        Джейн появляется в дверном проеме, спрятав усовершенствованный зонтик Люси за спину: так невысохший клей и блестки защищены от удара о косяк. Джаспер постоянно тычется ей в ноги, ей это уже порядком поднадоело.
        Ее замечает Айви. Она подходит к Джейн, засовывает нарцисс ей в волосы и расплывается в улыбке. Рави продолжает ругать отца.
        - Привет, Дженни, - говорит она, замечая чокнутую собаку и открытый зонтик. Затем она бросает взгляд на другую руку Джейн, в которой та держит книгу про Винни-Пуха. А Джейн ведь даже не помнит, зачем потащила ее с собой.
        - Послушай. - Айви протягивает слегка измятый цветок. - Они украсили доспехи жонкилями для праздничного вечера. Семь букв, через «ж» и «к».
        - Чем? - удивляется Джейн.
        - Жонкилями, - уточняет Айви. - Это разновидность нарцисса.
        - Хорошо, - отвечает Джейн. - Спасибо, но мои руки заняты. Почему Рави и Октавиан ругаются на этот раз?
        Айви выглядит немного приунывшей.
        - В доме есть мраморная скульптура рыбы, стоящая на деревянном пьедестале. Это творение известного скульптора Бранкузи, установленное на столе в приемном зале. Рави обнаружил, что скульптуры нет. Рыба пропала. Кто-то снял рыбу с пьедестала и забрал, и, по мнению Рави, отец не слишком расстраивается по этому поводу.
        - О, - протягивает Джейн, все еще ничего не понимая.
        Айви пытается рассмотреть поближе зонт позади Джейн. Она протискивается мимо нее в коридор, и та протягивает ей свою работу. Джейн хочет знать, что Айви думает о нем.
        - Подожди, - говорит Айви. - Это Люси Сент-Джордж на этом зонтике?
        - Похожа?
        - В тюрьме? - восклицает Айви. - Ты изобразила Люси в тюрьме, используя блестки?
        - Пальцы соскользнули.
        - Это потрясающий рисунок, - восклицает Айви. - Очень необычный. Но зачем ты нарисовала ее за решеткой?
        - Я не знаю, - честно признается Джейн. - Я ничего не хотела сказать.
        Айви вглядывается в ее лицо.
        - Джейн, ты в порядке? - спрашивает она. - Ты выглядишь… растерянной.
        Раз уж Айви об этом спрашивает, Джейн понимает, что так есть.
        - Знаешь, - объясняет она, - я и правда весь день сама не своя. Как будто мошки летают перед глазами.
        Айви протягивает руку и обхватывает Джейн за плечо, где щупальца медузы. От прикосновения коридор приобретает четкие очертания, а непрекращающееся давление в ушах спадает. От Айви пахнет хлоркой. Ее рука теплая, а улыбка нежная.
        - О, - протягивает Джейн, размышляя, насколько странно это будет выглядеть, если она обнимет Айви.
        - Спасибо. Жонкили. Я оставлю их. Прости. Сегодня действительно странный день.
        Не выпуская ее руки, Айви засовывает нарцисс за ухо Джейн. Щекотно. Джейн краснеет.
        - Может, ты слишком много работаешь? - предполагает Айви.
        - Не знаю, - отвечает Джейн. - Сегодня в воздухе что-то витает.
        - Что ж, будь осторожна. Люси в тюрьме, - говорит Айви. - Ты же не хочешь, чтобы она увидела этот зонтик.
        - Нет, - уверяет Джейн. - Я не думала, что так получится. Нужно убрать лишнее.
        - Ох, черт, ты уверена? Это великолепный зонтик. Просто… правда, он вряд ли подойдет для Люси. Я имею в виду, ты считаешь ее мошенницей?
        - Конечно нет!
        - Разве она не частный сыщик? Кажется, она сама сажает людей в тюрьму.
        - Мне очень стыдно, что так вышло, - говорит Джейн.
        - Не надо. Но пожалуй, стоит вернуть его в комнату до того, как она увидит. Давай мне. - Айви тянется к ручке зонта. Когда Айви отпускает руку Джейн, неразбериха воцаряется снова.
        - Люси идет, - шепчет Айви. Она дергает зонт. - Отдай. Я отнесу его в твою комнату.
        Ей приходится буквально вырвать зонтик из пальцев Джейн. С озадаченным видом девушка уходит прочь по коридору к комнатам Джейн.
        Люси Сент-Джордж оказывается позади Джейн.
        - Прости.
        - Извини. - Джейн отходит в сторону.
        Бледная и напуганная, Люси шагает по коридору и натыкается на Джейн. Та спрашивает:
        - Что случилось?
        - Ничего, - отвечает Люси и бросается вперед как ошпаренная.
        - Как ты себя чувствуешься сегодня? - кричит Джейн ей вдогонку. - Я, например, странно!
        Люси останавливается. Оборачивается, напряженная и, кажется, озадаченная. Она тоже держит книгу.
        - Ты когда-нибудь любила кого-то, - задумчиво начинает Люси, - зная, что и тебя тоже любят, вы находите друг друга привлекательными и между вами так много хорошего, но это уже не имеет значения, потому что есть и такое дерьмо, которое напрочь перекрывает все остальное?
        - Ты говоришь о Рави? - уточняет Джейн.
        - Я сделала неправильный выбор, - заключает Люси и сдавливает виски. - Голова раскалывается. У тебя тоже?
        - Что ты имеешь в виду под неправильным выбором? Ты о Рави?
        - Ох, их сотни. О Рави не может быть и речи. Поверить не могу, что я говорю тебе об этом. Не обращай внимания.
        - Произошло что-то криминальное? - беспокоится Джейн, вспоминая про зонт.
        Глаза Люси расширяются.
        - Почему ты спрашиваешь об этом именно меня?
        - Извини, - смущается Джейн. - Сама не знаю, с чего вдруг. Паршиво себя чувствую.
        В этот момент разгоряченный Рави выбегает из спальни Октавиана, обхватает Джейн за талию и грубо отодвигает, освобождая себе путь. Он шагает через зал к своим комнатам, его лицо мокрое от слез. Он даже не взглянул на Люси, провожающую его тоскливым взглядом.
        Телефон Люси начинает звонить, но она не реагирует. Она все еще смотрит в сторону Рави.
        - Телефон звонит, - говорит Джейн.
        - Что? Ах да. - Люси охлопывает сначала передние карманы, потом задние и наконец достает телефон, медленно двигаясь к центру Дома.
        - Да. Что случилось, пап?
        Джейн остается в дверях с неугомонным псом, который бьется о ее лодыжки с такой силой, словно намеревается лишиться сознания.
        Октавиан и Киран все еще в комнате, старательно избегают смотреть друг другу в глаза.
        - Значит, только пропажа скульптуры может вас заставить навестить пожилого отца? - вздыхает Октавиан, устало потирая лицо.
        - Ты тоже не искал со мной встречи, папа, - говорит Киран. - Хотя знал, что я дома.
        - Почему я должен навязываться, когда мне не рады?
        - Если бы Шарлотта вернулась домой, - замечает дочь, - ты не сидел бы вот так, ожидая, когда она решит зайти.
        - Это совсем другое, - возражает Октавиан. - Шарлотта ушла без предупреждения. Я понятия не имею, куда она делась и почему.
        - Если бы я так ушла, - говорит Киран, - ты обвинил бы меня в эгоизме и инфантильности. А после исчезновения Шарлотты ты совсем скис. Слишком много куришь, перестал принимать душ и постоянно спишь. Ты знал вчера, что я приеду, и даже не проснулся.
        - Киран, - с укором вздыхает Октавиан. - Ты хочешь сказать, что я люблю свою жену больше, чем родную дочь? Что я не был бы обеспокоен твоим исчезновением? Ты действительно в это веришь?
        - Я лишь говорю, что пора возвращаться к жизни, - начинает сердиться Киран. - С каких это пор ты спишь целыми днями? Почему тебя совсем не волнует, что наша скульптура пропала?
        - Итак, - говорит Октавиан, повышая голос. - Ты злишься на меня, потому что я подавлен? Должен ли я злиться на тебя, потому что подавлена ты?
        - Да! - кричит Киран. - Ты должен! Ты должен выводить меня на долгие скучные разговоры о том, как мне нужна работа, или о том, что я выбрала не того парня и рушу свою жизнь!
        - Ты выбрала не того парня! - почти кричит Октавиан. - Ты разрушаешь свою жизнь!
        - Так и говори! - Киран начинает рыдать. - Не нужно слоняться тут в своих тапочках, страдая по Шарлотте, и плевать на все, что происходит вокруг!
        - Мне не плевать! - оправдывается Октавиан. - Я просто…
        Он останавливается и снова потирает глаза:
        - Я просто устал.
        - Так выйди прогуляйся! Поплавай! Съезди в Нью-Йорк и купи картину! Конечно, ты устал, ты же никогда ничего не делаешь!
        - Я не мог мыслить разумно еще до того, как Шарлотта ушла.
        - Я понимаю, что тебе больно, папа!
        - Нет, - говорит Октавиан. - Нет! Дело не только в этом. Она как будто забрала часть моего сознания с собой, когда исчезла. Я запутался, и единственное, чего я хочу, - оставаться в библиотеке. Меня постоянно клонит в сон.
        - Это неправильно, папа, - возражает Киран. - Ты должен выйти в город и сходить к врачу.
        - Я не могу уйти.
        - О чем ты? Конечно можешь.
        - Я нужен Шарлотте, ей меня не хватает, - продолжен гнуть свое Октавиан.
        - Шарлотты здесь нет.
        - Она рядом. Если я останусь здесь и буду продолжать добиваться своего, я смогу вернуть ее.
        - Папа, - умоляет Киран. - Ты ничего не сможешь изменить. Откуда ее вернуть? Из подземелья? Как в мифе об Орфее и Эвридике? Шарлотта исчезла! Она ушла!
        - Она разговаривает со мной, - говорит Октавиан. - Она поет. Она хочет, чтобы я был с ней.
        - Ну что ж, - сдается Киран. - Все ясно. Ты бредишь. После Праздника мы с Рави посадим тебя в лодку и отвезем к доктору, хочешь ты того или нет.
        Джейн замечает в комнате нечто странное: воздух кажется необычным и вибрирующим, словно в нем присутствует что-то потустороннее. Этот волнующий трепет исходит от Октавиана. «Если бы то, что я чувствую, можно было увидеть, - думает Джейн. - Тогда образ Октавиана стал бы расплывчатым. Как будто он существует в другом измерении».
        - Держу пари, вы растворитесь в библиотеке, - говорит Джейн вслух Октавиану.
        Киран и Октавиан вздрагивают и смотрят на нее. Джаспер слегка покусывает Джейн, а затем раскрывает пасть, хватает за голень и кусает сильнее.
        - Ой! - вскрикивает Джейн. Комната снова приобретает резкие очертания, морок рассеивается. - Джаспер! Ты садист!
        Вреднюга прокусил дыру в ее черно-белых полосатых штанах. Она хочет выйти на улицу и вдохнуть свежего воздуха. Ей нужен воздух - отчаянная, насущная необходимость.
        - Пойду прогуляюсь, - обращается Джейн к Киран и Октавиану. - До встречи.
        Джаспер поворачивается и выбегает в коридор, возбужденно подпрыгивая. Джейн следует за ним.
        Джаспер ведет Джейн вниз по лестнице. На этот раз он не путается под ногами. В приемном зале пес подводит ее к женщине, собирающей с пола осколки стекла и сирень. Джейн не сразу ее замечает, и, расстроенная этим фактом, едва не врезается в другого человека. «Тетя Магнолия, - повторяет она. - Тетя Магнолия, тетя Магнолия».
        Ее взгляд падает на фотографию в рамке на краю стола. На фотографии довольно молодая светловолосая женщина в окружении незнакомых людей. На лице у нее застыла одержимая улыбка; Джейн понимает, что это Шарлотта. Джейн вытягивает шею, чтобы лучше рассмотреть снимок, но Джаспер упорно толкает ее в другую сторону, к двери.
        Оказавшись на улице, Джейн потихоньку приходит в себя. Она чувствует на коже струящийся солнечный свет, слышит шум моря и завывание ветра. Звуки обычные, естественные. Нет привычного давления на уши. Она стоит во дворе, обдаваемая ветром и светом, и дышит, как медуза. Ах, тетя Магнолия!
        Джейн внезапно вспоминает, как умерла ее тетушка. Она замерзла во время снежного бурана. Позже Джейн узнала от своего врача некоторые детали произошедшего. Умирая, тетя Магнолия боролась с помутнением рассудка. То же самое Джейн испытывает сегодня. Забывчивость, отсутствие гармонии и целостности. Она бы боролось за прояснение сознания, но считала это невозможным и наконец отдалась помутнению. У нее не было выбора.
        Тетушка Магнолия? Почему ты отправила меня в этот странный, очень странный Дом? Ты знала, что здесь я буду чувствовать подобное? Она поднимает глаза. Ту-Ревьенс простирается перед ней - огромный и бездушный, с множеством окон, сложенный из разнородных камней. Он похож на старого дракона, защищающего свои сокровища. У него не хватает некоторых чешуек, зато много круглых стеклянных глаз. Он кажется… одиноким. И голодным.
        Инстинкт подсказывает ей, что будет разумным держаться подальше от библиотеки.
        Джаспер прокладывает путь по траве, достающей ему до шеи, через передний двор к восточной части Дома, откуда видна часть сада. Медленно дыша, Джейн ступает по мокрой траве.
        Завернув за угол, она чувствует запах свежей, студеной грязи и видит тюльпаны с нарциссами. «Жонкили», - думает она, дотрагиваясь до цветка у себя за ухом. А вот и дерево магнолии, цветы которого вот-вот распустятся.
        Рядом с восточной лужайкой на странной, изогнутой скамейке сидит мистер Вандерс. Кажется, эта причудливая скамья предназначена для медитации, а вовсе не для садовых работ. А может, все дело в его медленной, медитативной манере копать. Сад и двор покрыты неровными, хаотичными лунками и грудами грязи.
        - Добрый день, - приветствует Джейн, не желая его прерывать, но все же сочтя, что лучше дать о себе знать.
        Он пытается что-то сказать, но вместо этого чихает.
        - Будьте здоровы.
        - Спасибо, - благодарит он, вытаскивая из кармана носовой платок. - Извини. У меня аллергия на весеннюю пыльцу. Гуляешь?
        - Мне нужно проветрить мозги, - поясняет Джейн, помахав книгой. - Я почувствовала помутнение рассудка. Поэтому вышла подышать свежим воздухом. Разве вам можно работать в саду с аллергией?
        - Мы не должны запускать сад, - говорит мистер Вандерс. Он снова шумно чихает, затем тяжело вздыхает и выпрямляет спину.
        Прохладный воздух действует на Джейн исцеляюще. Джаспер радостно обнюхивает лунки, которые выкопал мистер Вандерс, и начинает рыть сам. Джейн внезапно захотела пробежать по двору и метнуть книгу, словно топор.
        Мистер Вандерс прикрывает слезящиеся глаза и направляет смуглое лицо к солнцу. Джейн видит каждую тонкую морщинку, избороздившую его кожу, и спрашивает себя, настанет ли когда-нибудь день, когда случайные детали перестанут внезапно напоминать ей о тете Магнолии, лица пожилых людей уже не будут вызывать мысли о том, что тетя Магнолия никогда не будет такой старой.
        Она вздрогнула, вспомнив, что мистер Вандерс был знаком с тетушкой. Ей хочется разузнать подробности прежде, чем она почувствует очередное помутнение.
        - Мне еще не удалось поговорить с миссис Вандерс, - говорит она, - о моей тете.
        - Мм, - протягивает мистер Вандерс, не открывая глаз. - Может быть, после Праздника. Она сама найдет тебя, как только все закончится.
        Джейн вспоминает про Праздник. Он ведь уже завтра. Детали происходящего постепенно возвращаются. Она делает глубокий вдох и твердо решает, что больше никогда не войдет в библиотеку.
        - Похоже, что-то произошло со скульптурой Бранкузи? - спрашивает она. - С рыбой?
        Мистер Вандерс открывает глаза и вздыхает:
        - Похоже.
        - Нам повезло, что Люси Сент-Джордж здесь и что она арт-детектив, - говорит Джейн, вспоминая зонт с криминальными наклонностями. - Жутковато, не так ли? Если кто-то и правда украл эту статую?
        - Да, - отвечает мистер Вандерс. В его голосе не чувствуется страха, скорее интерес. Джейн разглядывает изуродованный сад. Непонятно, что он тут делает, - только копает ямы?
        - Вам нравится садоводство?
        - Я бы не сказал, - отвечает он, хватаясь за спину. - У меня сильные боли в пояснице, и я не смог бы даже отличить цветок от сорняка, даже если бы от этого зависела моя жизнь. Я занимаюсь этим для духовного очищения.
        - Помогает?
        - Не особо, - устало признается он.
        Джейн наблюдает, с каким восторгом Джаспер обнюхивает свою ямку. Затем она задерживает взгляд на Ту-Ревьенс.
        - Вы всегда жили здесь?
        - Не считая обучения в школе и колледже и еще нескольких поездок, - отвечает мистер Вандерс. - Мои родители работали на Трэшей. Я вырос здесь и присматривал за Октавианом. Мой сын, а потом и Патрик, и Айви тоже выросли в этом странном, удивительном Доме вместе с Рави и Киран.
        Джейн рассматривает зимний сад.
        - Даже стекло похоже на лоскутное одеяло, - указывает она на отделку дома.
        - Всего лишь очарование покосившейся развалюхи.
        - Неужели? По словам Киран, Шарлотта была уверена, что Дом страдает из-за своего происхождения.
        - Что ж, - говорит мистер Вандерс. - Мы все, так или иначе, страдаем из-за своего происхождения, не так ли?
        Джейн вспоминает свою историю. Ее отец был учителем естественных наук в средней школе. Мать почти защитила диссертацию по новой метеорологической трактовке причин града из лягушек. Ее пригласили выступить на конференции в Барселоне, и родители Джейн, любящие своего полуторогодовалого ребенка, но до крайности им измученные, решили что-то предпринять. Они оставили Джейн младшей сестре ее матери - Магнолии. Это был тяжелый выбор, особенно для матери Джейн, которая только отняла ее от груди. Сначала она в последний момент чуть не отменила поездку, потом почти решилась взять Джейн с собой. Но Магнолия сказала им: «Нет уж, поезжайте. Посмотрите церкви, поешьте паэлью, насладитесь солнечным светом, побудьте наедине друг с другом». А потом в самолет ударила молния, повредившая двигатель, и он разбился при посадке. Джейн совсем не помнит родителей. Помнит только, как тетушка порой плакала во время града из лягушек.
        Непросто скучать по тому, чего не помнишь. Или какая-то ее часть все же скучает? Возможно, эта часть невидима и скрыта от нее самой, но при этом является важной составляющей ее личности, как фундамент здания?
        - А как насчет Дома? - спрашивает Джейн мистера Вандерса. - Может ли Дом страдать из-за своего происхождения?
        Мистер Вандерс поджимает губы.
        - Я думаю, если бы этот дом был человеком, он был бы одним из первых, кто испытал личностный кризис. Бедный Дом! - восклицает мистер Вандерс, внезапно вытягивая руки, словно собирается обнять все строение. Он искренне произносит: - Ты наш Ту-Ревьенс!
        - Вы думаете, это ему поможет? - удивляется Джейн.
        - Что ж, - отвечает мистер Вандерс. - Чем больше мы признаем отсутствие целостности в себе, тем лучше становимся.
        - Что вы имеете в виду?
        - Освободись от иллюзии ограниченности и сдержанности! - изрекает он, раскинув руки.
        - Боже мой. - Джейн пытается представить, как мистер и миссис Вандерс ведут такие беседы ночью в постели.
        - Если Дом и страдает от отсутствия целостности, - говорит мистер Вандерс, - то только из-за безрассудных стремлений общества к воссоединению.
        - Я понимаю, - говорит Джейн, ничего не понимая.
        - Дом также может страдать от психологического расстройства, - продолжает он. - Почему у Дома не может быть диссоциативного или даже тяжелого нарциссического расстройства? В другой вселенной мы позвонили бы домному психологу и попросили его помочь. Хотя, вероятно, Дом, будучи просто домом, не страдает вообще, если не считать забитых водоотводов.
        - Что вы изучали в школе? - спрашивает Джейн.
        - О, всякую всячину, - отмахивается мистер Вандерс.
        Французские двери задней террасы распахнуты: выходит Киран. Она направляется к Джейн, пробираясь через высокую траву, затем огибает груды земли в северной части сада.
        Она выглядит расстроенной и замкнутой, взгляд устремлен куда-то вдаль. Тем временем Джаспер скачет вокруг своей персональной ямки, что-то облизывает и в исступлении скулит. Кажется, он пытается привлечь внимание Джейн. Она приседает, сжимая книгу между колен, и пытается отряхнуть его от грязи.
        - Привет, мистер Ви, - роняет Киран. - Как поживаете?
        - Пыльца меня доканает, - говорит мистер Вандерс, оценивая ее быстрым взглядом. - Киран, дорогая, как ты себя чувствуешь?
        - Чудесно. - Киран явно кривит душой. - Пойдем играть в бридж? - приглашает она Джейн.
        - Я не умею, - сопротивляется Джейн, все еще пытаясь стряхнуть с Джаспера грязь. - К тому же у меня руки грязные.
        - Я научу. Давай, Фиби нужен партнер.
        Фиби. Джейн видела ее в крыле для слуг прошлой ночью, с Патриком и Филиппом, державшим пистолет. Она уже почти забыла. Надо ли кому-то рассказать об этом? Что, если это Фиби украла скульптуру?
        Джаспер отбегает от своей ямки, катается по траве и начинает лаять. Он снова подскакивает, встряхивается и становится на удивление чистым.
        - Хорошо, - говорит Джейн, вытирая руки о влажную траву. - Попробую.
        Она бережно зажимает «Винни-Пуха» между влажными пальцами и встает на ноги. Возможно, время, проведенное с Фиби, прояснит ситуацию.
        Заглянув в яму Джаспера, Джейн замечает внутри что-то длинное, светлое и переливающееся.
        - Было приятно пообщаться, мистер Вандерс, - говорит она. - Кстати, Джаспер, похоже, раскопал любопытный продолговатый белый камень.
        Брови мистера Вандерса медленно поднимаются. Он смотрит на Киран, Джейн и Джаспера, которые пробираются к Дому через сад.
        Киран ведет Джейн к маленькой двери в задней части дома. Они проходят сквозь темный коридор, затем через помещение, залитое мерцающим светом. Джейн никогда раньше не была здесь. Это крытый бассейн с золотой плиткой на полу и массивными стеклянными стенами, одна из которых представляет собой огромный аквариум. Мурена лимонно-зеленого цвета смотрит через стекло прямо на Джейн почти человеческим взглядом.
        - Аквариум для акулы, - протягивает Киран скучным голосом, затем идет по краю бассейна к дверям в дальнем конце комнаты. - Задумка Шарлотты.
        - Для акулы? - удивляется Джейн, затаив дыхание при виде проплывающей серой бычьей акулы. Эти акулы - хищники. Джейн снились кошмары, где одна из них съедает тетушку Магнолию. Акула доплывает до конца аквариума, затем разворачивается и движется в обратную сторону. Мурена все еще разглядывает Джейн, словно ужасного, обезумевшего клоуна, а ее соседка даже не подозревает о существовании девушки.
        Джаспер подталкивает Джейн, призывая не стоять на месте. Она идет за Киран в полной уверенности, что мурена все еще смотрит ей вслед. Это существо напоминает ей женщину на фото в приемном зале: то же выражение глаз. Шарлотта. Джейн решает, что она больше не будет говорить или думать о Шарлотте. Все это действует угнетающе.
        Киран огибает бассейн, подходит к двери в узкой стене и проводит Джейн через небольшую раздевалку, отделанную досками из тика - комнатка блестит отполированной древесиной. Тик - дерево не из дешевых. Джейн лишь однажды делала зонтик с тиковыми спицами. Конечно, может, Октавиан Трэш Первый украл его из монастыря в Бирме, тогда получается значительная экономия.
        Другая дверь без всякого предупреждения приводит Джейн в библиотеку.
        В западной части библиотеки Джейн сидит за карточным столом напротив своего партнера - загадочной Фиби Окада. Джаспер лежит, уткнувшись ей в ноги. Киран и Колин составляют другую пару, а Люси Сент-Джордж, свернувшись калачиком, расположилась в соседнем кресле. Джейн где-то потеряла нарцисс, его больше нет у нее за ухом.
        - Я не могу здесь долго оставаться, - говорит она, потому что пообещала себе не появляться в библиотеке. Но переливы цветов неожиданно заглушают ее беспокойство. Когда Джейн вошла, синева, зелень и золото увлекли ее за собой. Это помещение похоже на подводный мир - разве может она чувствовать себя здесь некомфортно?
        К удивлению Джейн, Фиби оказывается чутким учителем. Она предугадывает вопросы Джейн, а затем вразумительно и без всякого снобизма отвечает на них.
        - Это довольно простая игра, если поймешь, что к чему. Здорово, - восклицает она, когда Джейн бьет туза пик червонной тройкой. - Ты схватываешь на лету.
        Внезапно сквозь открытую дверь в другом конце комнаты вбегает малыш и тут же скрывается в раздевалке. Джейн не успевает разглядеть его, замечая только копну темных волос и быстрые крепкие ножки. Мужчина средних лет, довольно светлый для афроамериканца, бежит за ним, на секунду помедлив, чтобы глянуть через плечо на сидящих в библиотеке. Он и Фиби обмениваются многозначительным, таинственным взглядом. На смуглом мужчине поварской колпак и клетчатые брюки. Затем он исчезает.
        - У вашего повара есть ребенок? - обращается Джейн к Киран.
        - Да брось, - отвечает Фиби с раздражением. - Сосредоточься на игре.
        - У кого? - спрашивает Киран. - У повара? У меня болит голова. У тебя тоже?
        - Ваш повар, - говорит Джейн. - Тот мужчина в клетчатых штанах и шляпе повара.
        - Кок иногда так одевается, - говорит Киран. - Хотя мне кажется, он делает это только смеха ради.
        - Смеха ради? - переспрашивает Джейн. - Что ты имеешь в виду?
        - Сама не знаю, - вздыхает Киран. - Какая разница? То же самое с его именем. Все зовут его Коком, и мы тоже. На самом деле его зовут Коркоран, но Кок - гораздо короче. Может, он и любит готовить, но сомневаюсь, что он когда-либо этим занимался. Одному Богу известно, чем он вечно занят. Играет на своем чертовом саксофоне. Ухаживает за родителями. Кок - сын мистера и миссис Вандерс. А готовит в основном Патрик. Все чем-то заняты, кроме меня.
        Так удивительно слышать это от скучающих миллионеров - особенно касательно их собственных слуг, что Джейн на какое-то время погружается в молчание.
        - Киран, - мягко говорит Колин, не отрывая глаз от карт. - Ты знаешь полдюжины языков, и у тебя такой острый политический ум, какого я не встречал ни у кого из знакомых. Ты найдешь работу, как только придет время. Не торопись.
        В молчании Киран есть характерная черта. Джейн уже начинает ее узнавать - своего рода раздражение вместо благодарности. Как будто речь Колина полна угодливости и корысти.
        Рядом, в кресле, Люси Сент-Джордж вздыхает над «Обителью радости».
        - Я думала, что помню сюжет, - говорит она. - Оказывается, нет.
        Джейн смотрит на Люси с тревогой. У Люси перевязана рука, явный перебор для какой-то занозы. Кожа вокруг ее глаз выглядит воспаленной: такую болезненность Джейн видит в собственном отражении после недосыпа.
        - Что ты имеешь в виду? - спрашивает она. - Сюжет значительно отличается?
        - Все играют в бридж больше, чем мне помнится, - отвечает Люси. - Лили Барт[24 - Лили Барт - главная героиня романа Э. Уортон «В доме веселья».] сидит в кресле в библиотеке, читает книгу и наблюдает, как ее друзья играют в бридж без остановки, но я этого не помню. Разве она сама не играла в бридж? Разве это не привело ее к денежным убыткам? И разве она не вела всякие занимательные беседы с господами?
        - Я тоже не помню, - признается Джейн. - Я просто помню, что особой радости там не было. Твоя рука в порядке?
        - Ее клонит в сон, пока ее друзья играют в бридж, - продолжает Люси. - От этого я сама засыпаю.
        Их собственная игра в бридж приостанавливается, потому что Киран вглядывается куда-то в пространство.
        - Шарлотта выбрала интересный дизайн для потолка, - подмечает Киран.
        - Я не хочу говорить о ней, - машинально произносит Джейн.
        - Смотрится очень просто, правда? - продолжает Киран. - Дизайн потолка, придуманный Шарлоттой?
        - Не произноси ее имя, - просит Джейн. - Она может услышать и проснуться.
        - Что? О чем ты, Дженни? Взгляни на него!
        Джейн поднимает глаза. Потолок разделен на две половины, окрашенные в белый цвет, которые сходятся посередине. Что-то вроде раскрытой книги. Половинки покрыты миниатюрными фресками, расположенными тонкими линиями по контуру каждой «страницы». Джейн не может разобрать, что именно там изображено. Что-то симметричное, легко складывающееся в слова. Но это не буквы алфавита, а скорее ряды прямоугольников и квадратов. Маленькие окна или двери, нарисованные на потолке? Книжные обложки?
        Люси, задремавшая в своем кресле, начинает громко похрапывать. Звук пугает Джейн, как выстрел. Она снова делает глубокий вдох.
        - Люси! - кричит она. - Просыпайся! У нас будет серьезный разговор.
        - Что? - бурчит Люси сквозь сон. - Лили Барт спит.
        - Ты не Лили Барт!
        Побуждаемая невесть откуда взявшимся чувством необходимости, Джейн встает, крепко хватает ее за руку и начинает трясти, напугав Джаспера.
        - Вставай.
        - Я хочу больше узнать о Шарлотте и ее потолке, - сонно бормочет Люси.
        - Нет, - отрезает Джейн. - Мы больше не будем говорить…
        Джейн хочет закончить: «…об этом». Ее губы сложены так, чтобы выговорить «об этом», но каким-то образом она вдруг произносит «о Шарлотте» - имя мачехи Киран неуклюже зарождается в ее мыслях и с силой вырывается из уст.
        - Шарлотте, - повторяет Джейн. Испугавшись, она пытается снова, но ее губам опять не удается принять ту форму, которую она хочет. Они подаются вперед.
        - Шар… - выдыхает Джейн. - Шар…
        - Шаарк! - восклицает Фиби, крепко сжимая карты и глядя на Джейн широко распахнутыми, испуганными глазами.
        - «Акула» на хинди. Шаарк, - торжествующе повторяет Фиби. - Попробуй. Ты можешь превратить это имя в слово «шаарк».
        Джейн вспоминает о серой бычьей акуле в аквариуме. Она воображает, что это существо произносит слово «шаарк», плавая туда-сюда.
        - Шарлотта, - всхлипывая, выдавливает Джейн.
        - Шаарк, - повторяет Фиби. - Попробуй еще раз!
        Джейн мысленно обращается к чему-то более могущественному - мирной китовой акуле, вырезанной Айви по краю рабочего стола. Она вытягивает руку и представляет, что дотрагивается до нее.
        Джейн под водой, касается нижней части брюха безобидной акулы. Акула скользит над ней и движется дальше. Вокруг тихо и спокойно, как на душе у Джейн.
        - Шаарк. - Она чувствует, как напряжение постепенно уходит в темноту. - Шаарк!
        Надо же, какое замечательное слово!
        - Это было странно, - замечает Фиби. - Тебе не показалось?
        - Что с вами, ребята? - вмешивается Колин, по очереди глядя на присутствующих. - С вами и правда что-то неладное. У вас какие-то не такие лица. И что случилось с собакой?
        Джаспер ухватил зубами шнурки Джейн.
        - Не знаю, - отвечает Джейн. - Но я хочу уйти.
        - Вы все ведете себя забавно, - замечает Колин.
        У Люси звонит мобильник.
        - Мой телефон! - вскрикивает она, охлопывая себя по карманам, пока не находит заветную трубку.
        - Привет! - кричит она. - Папа!.. Нет… Еще нет… Не волнуйся, он в безопасности! Он за…
        - Люси! - перебивает Колин. - Никто не хочет слушать, как ты кричишь на дядю Бакли.
        - Ничего страшного! - продолжает кричать Люси. - Я не скажу вам, где я храню его! И Колину тоже!
        - Хорошо. - Колин вскакивает и стремительно уводит Люси, мягко, как ребенка, уговаривая ее быть потише.
        - Что ж, - говорит Фиби. - Мы не можем играть без Колина, и мне нужно кое-что сделать. - Она встает очень осторожно, словно не уверена, что ее конечности станут слушаться. Затем проходит через комнату и исчезает.
        Джейн осталась наедине с Киран. Та больше не смотрит на потолок, и Джейн это радует - никакого желания снова его разглядывать. Она пытается представить, что потолка вообще не существует, но это сложно - Джейн чувствует его над собой, он словно давит на нее. Он издает какие-то звуки, которые действуют на нервы, и девушка чувствует: стоит ей только поднять глаза, как они зазвучат еще более зловеще. Тетя Магнолия? Тетушка… Что?
        - Киран, - говорит она. - Давай выбираться отсюда.
        - Хорошо, - соглашается Киран, все еще держа в руках карты, но уже не глядя на них.
        Люси оставила «Обитель радости» в своем кресле.
        Быстро и импульсивно Джейн хватает книгу, несет к стеклянным дверям, ведущим на террасу, распахивает их и со всей силы швыряет как можно дальше. Когда она возвращается к Киран, та недоуменно смотрит на нее.
        - Как странно, - говорит Киран. - Что ты имеешь против Люси?
        - Ничего, - оправдывается Джейн. - Наоборот. Я пытаюсь помочь. Эта книга не так уж хороша.
        - Ты чудн?я, - говорит Киран. - Ты знала об этом?
        Собака тихонько скулит у ног Джейн.
        - Да, - отвечает Джейн. - Я знаю. Пошли, ладно?
        - Идем.
        Она выбросила книгу Люси, но, не раздумывая ни секунды, снова берет «Винни-Пуха» и уносит к себе.
        Айви заботливо положила зонтик на рабочий стол. Джейн входит в комнату. «Блестящая Люси» ловит блики света, которые словно оживляют ее.
        Зонтик будто манит ее к себе. Что-то напевает. Джейн чувствует этот напев. Она подходит и прижимает ладонь к изображению «Блестящей Люси». Мелодия возносит ее руку вверх. Клей уже высох, но когда Джейн смотрит на свою ладонь, то видит на коже маленькие частицы, похожие на драгоценные камни.
        Она берет зонтик за ручку и несет к дивану, где только сегодня утром спал Рави. Джейн усаживается под зонтиком и открывает книгу. Джаспер начинает скулить, она поднимает его к себе на диван. Пес прижимается к ее ноге, продолжая поскуливать.
        На этот раз Джейн открывает главу, в которой Иа теряет хвост, а Пух находит. Серый ослик Иа потерял хвост в лесу. Пух идет к Сове, чтобы спросить, что делать. Как обычно, Сова не говорит ничего полезного, а лишь бахвалится, но внимание Пуха привлекает ее новый колокольчик.
        - Ах это? Я нашла его в лесу, - оправдывается Сова.
        Пух понимает, что новый колокольчик Совы и есть хвост Иа.
        Джейн вспоминает: они читали с тетушкой Магнолией, как Винни победоносно возвращает хвост Иа, Кристофер Робин со всей чуткостью прикрепляет его на место и ослик счастлив. Конец истории.
        В рассказе, который читает Джейн, Сова отрывает нос Пуха и подвешивает вместо дверного звонка. Затем берет уши Кролика и делает из них занавески на окна. Потом вешает на стену голову Пятачка вместо часов, хотя он жутко напуган, все время плачет и хочет, чтобы ему вернули его туловище. Эта история завораживает Джейн. Джаспер пытается взобраться к ней на колени и выбить книгу из рук или вытолкнуть из-под нее зонт. Пес крутится, словно создавая воронку, и, когда он пытается схватить руку Джейн зубами, она грозно на него кричит:
        - Джаспер! Если ты еще раз меня укусишь, я запру тебя в чулане!
        Джаспер продолжает держать ее руку в зубах, но не кусает. Он смотрит на нее укоризненно. Затем, с выражением глубокой обиды, уходит в спальню и забивается в угол, где можно скулить в полном одиночестве.
        Что-то начинает терзать Джейн. Ей становится стыдно за свою грубость. Она поднимается и чуть не теряет равновесие. Джейн слышит, как скулит собака. Боже мой, как же хочется спать.
        Ей, по-прежнему с книгой в руках, удается добраться до постели. Бледно-красные лоскутки краски отслаиваются от стены за изголовьем, обнажившаяся стена пурпурная и кажется израненной.
        - Отвратительно, - говорит Джейн. Джаспер выходит из своего угла и танцует вокруг ее ног, требуя, чтобы его подняли. Она тянется вниз, хватает собаку и укладывает на одеяла.
        - Прости, что сказала про чулан, пушистик, - извиняется она.
        Затем опускает голову на подушку и засыпает.
        Ей снится Дом с глубокой раной, как у циркача, который проглотил меч и проколол себе живот. Рана ведет в другой мир. Всякий раз, когда кто-либо проходит туда, растягивая и разрывая края, Дом истошно кричит.
        Эти крики будят ее. Джейн, застрявшая между сном и явью, не может разобрать слов. Она вспотела, ее бьет озноб. Джейн случайно пинает Джаспера - он лежит в ее ногах под одеялом. Пес начинает рычать и подползает поближе к ней.
        - Джаспер, - шепчет она в момент прояснения. - Мне не нравится этот Дом.
        Что ж. Она проснулась. Часы показывают 5:08, но она не видит смысла пытаться уснуть снова. Перспектива дрожать в постели до рассвета совсем ее не прельщает, тем более что Дом, кажется, над ней издевается. Кто-то где-то хохочет - кажется, прямо внутри стен. Ей нужно кое-что сделать.
        - Я ненавижу этот Дом, - жестко произносит Джейн.
        Проклятая тетушка Магнолия, взявшая с нее обещание приехать в этот дом. Зачем ей это нужно было? Джейн недоумевает. Черт бы побрал тетушку Магнолию с ее непринужденной отвагой. Ничто ее не пугало. Ни серые бычьи акулы, ни ядовитые кальмары, ни гигантские моллюски. Ни толща давящего на нее океана, ни цепенеющий холод. Черт бы побрал тетушку Магнолию за то, что вышла в холод, не испугавшись неизвестности. Кто в здравом уме отправится в Антарктиду? Джейн барахтается в постели в поисках колючей шерстяной шапки тетушки Магнолии, находит ее и натягивает на лицо, пытается держать себя в руках, лишь бы не расплакаться. Ее колено касается кошмарной книги. Она отталкивает ее к краю кровати, та падает на пол.
        После нескольких вдохов и выдохов в стиле медузы Джейн натягивает заветную шапку на голову.
        - Джаспер? Пойдем гулять?
        Джейн выходит в холодный коридор, в толстовке поверх пижамы «Доктор Кто», довольная своими тапочками и шапкой тети Магнолии. Она дергает длинные кисточки на шапке - это ее успокаивает. Для верности она потуже затягивает капюшон. Крошечные огоньки на стенах освещают картины, вспыхивая и затухая по мере ее продвижения, отбрасывая причудливые суетливые тени. Разумеется, она забывает про Капитана Полярные Штаны и едва не сворачивает себе шею.
        Когда уже прекратятся эти шуршащие звуки! Тут Джейн решает, что по ним можно определить источник шума. Ей кажется, что этот источник - она сама.
        Джаспер бросает на девушку беспокойные, измученные взгляды, но Джейн этого не замечает. Ноги несут ее на второй этаж, затем вокруг атриума и через вход, ведущий прямо на второй этаж библиотеки.
        Джейн вздрагивает, услышав внизу тихие голоса Октавиана и Рави. Они разговаривают прямо под балконом, где стоит Джейн, поэтому их не видно, но по их голосам ясно, что на этот раз они не спорят. Она чувствует запах трубки Октавиана. Джейн пытается распознать этот странный, скрипучий звук и наконец понимает, что это проигрыватель остановился и ждет, пока его переключат.
        - Думаю, книги меняют цвета, пока я не вижу, - говорит Октавиан.
        - А я думаю, что тебе нужно выходить во двор хотя бы раз в день и гулять на солнце, дышать свежим воздухом, - с деланой бодростью говорит Рави, но, как показалось Джейн, в его голосе слышится тоска. - Помнишь, как ты путешествовал, папа? Ты любил путешествовать.
        - Я попрошу Айви фотографировать книги каждый час, - продолжает Октавиан. - Я докажу тебе. Вот увидишь. Формы на потолке тоже меняются.
        - Да, хорошо, - не спорит Рави. - Никогда не думал, что скажу что-то подобное, но сейчас мне кажется, что мама - единственный член семьи с чувством реальности.
        - Может, послушаем еще раз?
        - Ты хочешь меня уничтожить?
        - Я пытаюсь вернуть Шарлотту, - упрямо повторяет Октавиан.
        - Объясни мне, как ты сможешь вернуть ее с помощью любимой музыки?
        - Я не могу это объяснить, - говорит Октавиан. - Разве ты никогда не чувствовал что-то такое нутром?
        - Мое нутро пробуждает только Дженни, подруга Киран.
        - Это совсем не то, - отрезает Октавиан. - И не будь грубым, сынок.
        - Господи, отец, - вздыхает Рави. - Ты всегда был набожным козлом.
        - Следи за языком!
        - Кхе-кхе. Набожным.
        Раздражающие звуки прекратились. Спустя мгновение Джейн слышит гитарное вступление к песне «Битлз» «You’ve Got to Hide Your Love Away».
        Неожиданно рядом появляется Фиби Окада.
        Джейн охватывает паника. В течение тридцати секунд она держится за перила и пытается перевести дух.
        - Я тебя напугала? - шепчет Фиби. - Прости.
        Без макияжа она выглядит уставшей, беззащитной и довольно милой. На ней плотно запахнутый шелковый халат. Она стоит босиком, ногти на ногах покрыты бирюзовым лаком - ей идет.
        - Что ты здесь делаешь? - шепчет Джейн в ответ.
        - Я услышала музыку.
        - Музыку Шарлотты? Ты услышала музыку Шарлотты из своей комнаты?
        - Музыка Шарлотты, - повторяет Фиби. - Я шла и услышала музыку. Плохо сплю, когда мужа нет рядом. Переживаю за него.
        Джейн вспоминает, что однажды ночью, давным-давно… - нет! это было вчера, просто удивительно, - Джейн видела, как Фиби и ее муж, доктор Филипп, куда-то крались. С ними был Патрик. В руках Филиппа сверкал пистолет. А потом супруг Фиби ушел.
        - Почему ты переживаешь? - интересуется Джейн. - Работа твоего мужа настольно опасна?
        - Я расшифровываю коды, - говорит Фиби. - Для Британии. Криптография - моя специализация. Я немного гений. Боже, храни королеву.
        Джейн кажется, что она не спрашивала Фиби о ее профессии, уровне интеллекта или королеве, но теперь она в этом уже не уверена. После «You’ve Got to Hide Your Love Away» Октавиан переключает запись. Играет «I’m Looking Through You», затем «Norwegian Wood». Потом он что-то бормочет о Шарлотте и Эбби Роуд. Джейн слышит вступление «Come Together».
        Джейн плотнее натягивает шапку.
        - Вроде я собиралась идти спать, но точно не помню, - шепчет она Фиби.
        Кажется, Фиби тоже задумалась.
        - Мы с мужем британцы, но помогаем пропавшим детям. Помнишь? Маленький ребенок с Коком? - Она растерялась. - Имею в виду… нет. Не важно.
        - О чем ты?
        Фиби не успевает ответить - Октавиан снова начинает говорить. Из-за музыки его голос кажется резким и хриплым.
        - Перед исчезновением Шарлотта читала «Франкенштейна», - рассказывает Октавиан. - Я храню его здесь, вместе с ее закладкой.
        - Знаю.
        - Я перечитал дневники Шарлотты от и до. Не могу понять, куда она ушла.
        - Я знаю, папа, - мягко прерывает его Рави. - Ты уже говорил.
        - Шарлотта писала, что дом, состоящий из разнородных частей, - микрокосм. Как думаешь, жизнь на острове, в этом большом старом доме, заставляла Шарлотту грустить?
        - Не знаю, папа. Может, поговорим о Киран? Она здесь. Нам нужно помочь ей, она кажется подавленной. Я переживаю за нее.
        - Я бы никогда не удерживал Шарлотту, если бы она хотела путешествовать, - продолжает Октавиан. - Мы могли бы отправиться куда угодно.
        Их голоса снова смолкают. Играет музыка.
        Джейн думает о Доме как о микрокосме. Мысленно она рассматривает его со всех сторон, пытаясь понять, что он ей напоминает. На то, чтобы вспомнить, уходит очень много времени.
        - Моя тетя говорила, - шепчет она Фиби, - что мое тело было микрокосмом моря.
        - Мой массажист всегда говорит, - шепчет Фиби, - что мое тело - микрокосмос вселенной.
        - Или мультивселенная. - Шепот неожиданно появившейся сзади Люси Сент-Джордж заставляет Джейн подпрыгнуть. - Извини. Напугала? Я гуляла рядом. А когда вошла, услышала музыку.
        - Музыку Шарлотты. Шарлотта. Ах, черт, - шепчет Джейн, остервенело растирая уши, потому что это происходит снова - необъяснимое желание произносить ее имя. Люси Сент-Джордж одета во все черное - от черной трикотажной шляпы до черных туфель, - и от нее веет холодом. Она выглядит непроницаемой и безжизненной, словно заряженная пуля; Джейн это чувствует. Джейн изучает Люси, пытаясь сосредоточиться на ней, а не на удушающих цветах библиотеки и Шарлотте. Из слов Люси ясно, что она только что вошла. Люси менее сбивчива и запутанна, чем она, потому что была снаружи, на свежем воздухе.
        - Что означает «мультивселенная»? - спрашивает Джейн.
        - О, - шепчет Люси, снимая шляпу. Ее гладкие волосы падают на плечи. - Это теория, о которой любит говорить Рави. Знаешь, его мама - физик-теоретик. Его настоящая мама, не Шарлотта.
        - Шарлотта, - шепчет Фиби.
        - Да, - вторит ей Люси. - Шарлотта.
        - Мультивселенная? - говорит Джейн, чтобы не сказать: «Шарлотта». Опять болит голова.
        - Концепция мультивселенной, - шепчет Люси, - происходит из теории, что каждый раз, когда что-то происходит, все остальное, что могло произойти в этот момент, все равно происходит, тем самым порождая новые и новые вселенные. Таким образом, существует несколько версий нас, проживающих разные жизни в разных вселенных, проживая каждый выбор, который мы могли бы сделать. Есть жизни, которые нам бы не понравились, а некоторые из них мы едва бы узнали.
        Джейн это что-то напоминает, но она не может понять, что именно. Беседы о различных реальностях и версиях жизни. Все это говорили Киран и Рави. Тогда это не имело смысла, а сейчас приводит в замешательство. Джейн чувствует, что ее собственный запутанный и напряженный разум может быть микрокосмом мультивселенной. Потолок начинает давить.
        - Боже, я ощущаю все вокруг, - шепчет Фиби. - Как будто я заполонила пространство.
        - Ага, - участливо протягивает Джейн.
        - Умираю, как хочу поговорить с мистером Вандерсом, - говорит Фиби. - Он мог бы помочь.
        - Я разговаривала с ним сегодня, - вспоминает Джейн. - Он говорит: чем лучше мы осознаем отсутствие целостности, тем лучше становимся.
        - В стиле мистера Вандерса, - задумчиво произносит Фиби.
        - Но это другое, правда? - говорит Джейн. - Странное чувство. Тебе не кажется, что оно возникает извне? Словно из стен и потолка?
        Люси Сент-Джордж наматывает и разматывает повязку на руке.
        - Знаешь, - шепчет она, - такое чувство, будто Дом меня не любит.
        - Гм, - протягивает Фиби. - А у тебя нет чувства, что Дом наблюдает за всеми нашими действиями?
        Люси делает паузу.
        - Если это правда, - тихо говорит она, - то у меня проблемы.
        - Почему? - удивляется Фиби. - Ты сделала что-то, что может ему не понравиться?
        Люси не отвечает, продолжая разматывать повязку. Похоже, список композиций Октавиана подошел к концу, потому что следующая песня, которую слышит Джейн, - опять «You’ve Got to Hide Your Love Away».
        - Послушай, отец, - умоляет Рави. - Я знаю, ты ее любишь, и понимаю, как ужасно то, что она пропала. Я все прекрасно понимаю, и мне очень жаль. Но мне уже надоело об этом говорить. Я хочу поговорить о том, как достучаться до Киран. Может, найти ей работу, которая могла бы ей понравиться?
        - Как насчет собственных проблем, сынок? - говорит Октавиан. - Почему ты сейчас не в постели со своей предполагаемой девушкой?
        Рави вздыхает:
        - Люси снова со мной рассталась. К тому же, если я буду спать ночью, когда мне видеться с отцом? Знаешь, я беспокоюсь и о тебе тоже. Как бы мне хотелось, чтобы ты оделся и вышел на улицу прогуляться. Может, выйдем вместе?
        - Ты хороший мальчик, Рави, - отвечает Октавиан. - Ты никогда не показываешь своих проблем. Мне жаль тебя и Люси.
        - Ничего, - мрачно сказал Рави. - Я еще слишком молод, чтобы завязывать серьезные отношения.
        - Вы разузнали что-нибудь о пропавшем Бранкузи?
        - Нет, Ванни только все усугубляет, - говорит Рави. - Только и слышно: «Праздник то, Праздник се…» Я даже не уверен, что полиция в курсе.
        - Тогда сообщи сам, - говорит Октавиан, - утром. Это твой дом, твой и Киран.
        - Это твой дом, отец.
        - Будет твоим, когда меня не станет.
        Рани тяжело вздыхает:
        - Вы, депрессивные, все время все драматизируете. Это утомительно. Пойдем прогуляемся.
        Люси смотрит на свою освободившуюся от повязки руку. У Джейн встает ком в горле. На месте занозы (или что там у нее было?) появился синяк и гнойная рана, все это - зелено-желто-серое и необычной формы. При тусклом свете это напоминает Джейн что-то знакомое - человека, сидящего на подобии раскладной кровати. Тонкие вены выделяются на фоне человека, подобно решеткам тюремной камеры. У него странные волосы багрового цвета, большие ботинки и свежая капля крови у носа.
        Люси поворачивается к Джейн. Ее лицо полно печали. Она подпевает песне, которая играет внизу: «Gather round, all you clowns».
        Джейн возвращается к себе в поисках зонтика Люси.
        Брезжит рассвет. Джейн проходит мимо кровати и слышит шелест лежащего на полу «Винни-Пуха». Краска на стене спальни продолжает осыпаться, обнажая красные, как будто влажные пятна. Она заходит в гостиную и останавливается в ее центре, рассматривая зонтик Люси на диване.
        Купол зонта скрыт от Джейн, поэтому она не может видеть Люси, сидящую за решеткой. Зонтик манит Джейн. Она чувствует его притяжение. Зонтик хочет, чтобы она взяла его и оценила, с каким мастерством он сделан. Ее озадачивает это: ведь зонтик - ее рук дело, разве нет? Джейн создала зонтик таким, какой он есть. Этот зонт - часть ее самой. Джейн задается вопросом: если она восхищается им, значит восхищается собой? Может быть, это ее отражение? Увидит ли она в нем себя, если как следует присмотрится?
        Когда Джейн приближается к зонтику, Джаспер скулит и преграждает ей путь.
        - Джаспер, - напускает она строгости в голос. - Не забывай, что я говорила про чулан.
        Джаспер отходит.
        Джейн раскрывает зонт и смотрит на свое творение. Оно прекрасно. Оно совершенно. Похоже, Люси совершила что-то плохое, - задумывается Джейн.
        Ее одолевают сомнения. Плохо так думать. Ей ведь нравится Люси. Чтобы защитить Люси, Джейн выбросила прочь странную книгу, от которой ее клонило в сон, как Лили Барт. Еще Джейн нравится Джаспер, она любит этого бассета и сейчас смотрит на бедного малого - напуганного, опечаленного, но все так же преданно заглядывающего ей в глаза.
        - Джаспер, - восклицает она, - хочешь, пойдем и вместе отнесем этот зонтик Люси?
        Откуда-то Джейн знает, что Люси обитает в западном коридоре второго этажа. К ее удивлению, возле комнаты Люси висит увеличенная фотография, снятая тетей Магнолией.
        Снимок сразу же пробуждает Джейн ото сна. Она не только удивилась, но и почувствовала мгновенную гордость за то, что работа тети Магнолии находится вместе с другими шедеврами на стенах этого дома. Маленькая желтая рыбка выглядывает из открытой пасти огромной серой рыбы. Тетя Магнолия сделала этот снимок в Японии. Фотография тетушки Магнолии кажется нереальной, своим существованием она обязана безграничному тетушкиному терпению и счастливому случаю. С камерой под водой она ждала чего-то удивительного. И дождалась.
        Джейн, делая медленные и глубокие вдохи, напоминающие движение медузы, отходит к противоположной стене, чтобы лучше рассмотреть изображение. Кто-то неудачно поместил фотографию в рамку, или же под снимком тетушки Магнолии имеется еще несколько изображений. Джейн замечает прямоугольный контур. Нужно сказать об этом миссис Вандерс: так фотография может помяться.
        Внезапно Джейн слышит чьи-то голоса за стеной. Она прикладывает ухо и узнает приглушенные голоса: это кузены, Люси Сент-Джордж и Колин Мак. Рыбы, маленькая желтая и большая серая, наблюдают, как Джейн шпионит.
        - Это как раз то, что мог сделать именно ты, - говорит Люси.
        - Но не сделал, - уверяет Колин.
        - Тогда почему первое, что произнес отец, узнав о краже, было твое имя?
        - Потому что вы оба дураки.
        - О, тут ты прав, - продолжает Люси. - Отец, может, и не дурак, но я-то - полнейшая дура! Меня уже достало то, как безжалостно ты выполняешь мою работу. Теперь все кончено.
        - Кончено? Что ты собираешься делать?
        - Увидишь.
        - О, брось, Люси.
        - Да-да, увидишь!
        - Когда ты поймешь, что я взял эту проклятую рыбу, твой маленький бунт будет того стоить?
        - О, - смеется Люси. - Дорогой Колин. Этот бунт будет стоить больше, чем ты можешь себе представить.
        - И еще Вермеер, - говорит Колин. - Что тебя связывает с Вермеером?
        - Ничего из того, что тебя касается.
        - Мм, - протягивает Колин. - Ты блефуешь. Ты не пойдешь против семьи.
        - Проваливай из моей комнаты. Води за нос свою подружку, а не меня.
        - Ха. Мои отношения с этой глупой потаскухой ничем не отличаются от твоих с Рави. Мы и здесь похожи.
        - Отвали, Колин, - внезапно раздражается Люси. - Держись от меня подальше.
        - Я тоже тебя люблю, святоша.
        Дверь открывается и закрывается. Колин выходит в коридор и видит Джейн, которая в сопровождении полоумной собаки пялится на фотографию.
        - О! Привет, - встревоженно произносит он, пытаясь держаться естественно. - Почему ты прячешься в коридоре?
        - Я починила зонтик Люси, - отвечает Джейн.
        - Круто! - Колин уставился на зонт. - Уверен, моя дорогая кузина будет в восторге.
        Он уходит.
        Через мгновение в коридоре появляется Люси Сент-Джордж, опешившая при виде Джейн. Она держит забинтованную руку на боку. Люси бросает тревожный взгляд на фотографию тетушки Магнолии, затем снова на Джейн.
        - Это всего лишь я, - успокаивает ее Джейн. - И Джаспер. Извини, что напугала. Я принесла твой зонт.
        Она протягивает его Люси, словно скромное подаяние.
        Люси видит блестящий рисунок. На ее лице появилось восхищение, которое вскоре сменилось ужасом.
        - Ты сделала это сейчас? - спрашивает она.
        - Вчера.
        - Не может быть!
        - Согласна, - говорит Джейн. - Но для тебя. Можешь забирать.
        - Да. Хорошо.
        Люси говорит странным, смиренным голосом. Она протягивает обе руки и бережно принимает зонт. Затем идет по коридору, держа его крепко, но не прижимая к себе.
        Она попадет туда. Джейн уверена, что Люси обязательно попадет внутрь и воссоединится со своим изображением, окунется в эту историю и станет душой зонта. Шарлотта отомстит Люси. Какая-то часть Джейн уверена в этом, и с нездоровым любопытством она задумывается, как это будет выглядеть. На самом деле это не имеет значения. Как может человек попасть в вымысел?
        Когда человек отдает кого-нибудь на растерзание Шарлотте, как это только что сделала Джейн, это сближает его с Шарлоттой. Джейн чувствует. Вероятно, поэтому, вернувшись к себе, она психует и запирает в чулане вечно скулящую собаку.
        Весь день потоки людей перемещаются по дому, готовясь к празднику. Уборщики, декораторы, постановщики, музыканты. Время от времени Джейн замечает вдалеке то Айви, то Патрика, то кого-нибудь из Вандерсов. Джейн уверена, что они готовятся к Празднику.
        В какой-то момент она спускается в приемный зал, пробирается через людей и берет фотографию Шарлотты. Шарлотта кажется больше, чем раньше; на остальных людей падает тень. Ее лицо торжествует: Джейн понимает - это из-за Люси. Оно страдает от голода: Джейн знает - это из-за всех, из-за каждого.
        Теплая волна мгновенно проходит по всему телу Джейн. Даже не оглядываясь, она понимает: это Айви. Еще она знает, что Шарлотте это не нравится. Шарлотта хочет, чтобы Джейн солгала Айви и та ушла.
        - Дженни? С тобой все хорошо? - спрашивает Айви. - У тебя такое странное выражение лица.
        - Я в порядке. - Джейн поворачивается к Айви, которая держит ее за татуированную руку. Легкая и цветная одежда, темные волосы и голубые глаза, жасмин и хлор - Джейн чувствует прояснение. Она обнимает Айви всем телом, ошарашенная Айви обнимает ее в ответ.
        - Ты уверена, что с тобой все в порядке? - шепчет Айви ей на ухо.
        - Да, - отвечает Джейн. Ей хорошо в этих объятиях.
        Айви высвобождается, оправдываясь, что ее зовет миссис Вандерс, но она переживает за Дженни и обязательно вернется, как только сможет, хорошо?
        - Хорошо.
        Джейн наблюдает, как Айви исчезает в толпе. С уходом Айви ее окутывает чувство пустоты. Для Джейн она - волшебница, колдунья и священник в одном лице. Но Айви ушла.
        Джейн находит комнату с бассейном и садится в шезлонг напротив аквариума с акулой, вдыхая запах хлора.
        Наконец к ней присоединяется Киран, а затем и Фиби. Втроем они сидят довольно долго. Воздух здесь теплый и влажный. Им не о чем говорить. Они знают, что их впечатление от Праздника весны значительно отличается от того, которое сложилось у остальных присутствующих в Доме, поэтому им неинтересно. Акула размеренно плавает туда-сюда, это завораживает. У них на глазах она что-то съедает, и Джейн задумывается о мечущейся яркой рыбке. Какова ее цель? Быть съеденной? Устрашающая неоновая мурена искоса смотрит на Джейн, вытянувшись на дне аквариума, почти не шевелясь. Джейн знает, что Шарлотта может вселяться в любую часть Дома. Возможно, сейчас она смотрит глазами этого существа. Мурена ухмыляется, слегка ударяя хвостом.
        Закрытая книга лежит на коленях Джейн, удовлетворенно мурлыча.
        - Я переживаю за Октавиана, - говорит Киран.
        - Почему? - спрашивает Джейн.
        - Он такой странный, такой подавленный… Я говорила, что ему нужно показаться врачу. Похоже, и психолог не помешал бы.
        - Пусть пообщается с мистером Вандерсом, - советует Фиби. - Мистер Вандерс может ему помочь.
        - Мистер Вандерс? - удивляется Киран.
        Фиби выпрямляется в своем шезлонге, ее лицо растерянно.
        - Погоди, - говорит она. - Черт. Мне нужно идти.
        Она сползает на золотые плитки, встает и выбегает из комнаты.
        Джейн и Киран остаются вдвоем в полной тишине.
        Спустя некоторое время в комнату просовывается голова Рави.
        - Вот вы где! - говорит он. - Милая, ты вообще смотришь на время?
        Киран оборачивается:
        - Что?
        - Праздник начался, - объявляет Рави. - Тебе нужно подготовиться, близняшка! - Рави встает перед шезлонгом Киран, затем присаживается, обеспокоенно уставившись на нее. Он одет во все черное. Его движения стремительны, как всегда. Пряди волос блестят. Джейн это умиляет.
        - Ты в порядке? - говорит Рави. - Люди спрашивают о тебе.
        - Я беспокоюсь об Октавиане, - отвечает Киран.
        - Так поделись со мной. Пойдем поднимемся вместе. Ты уже выбрала, что наденешь? Подожди, скоро увидишь горячих парней из ФБР.
        - Парней из ФБР? - удивляется Киран, в то время как брат вытягивает ее из шезлонга.
        - Специальные агенты ФБР, - уточняет Рави. - Они вооружены. Я пригласил всех копов на вечеринку, чтобы расследовать кражу Бранкузи. Ванни в ярости, и ты должна помочь мне развлекать гостей, чтобы никто не заметил, что на вечеринке полно полицейских.
        - Ладно, - с сомнением говорит Киран.
        Рави продолжает болтать, выталкивая Киран из комнаты.
        - Ты какая-то странная, - говорит он. - Как полусонная. Сначала выйдем из дому и посмотрим на море.
        - Выйдем? - удивленно переспрашивает Киран.
        - Там холодно и дождь, - предупреждает Рави. - Тебе это явно не понравится, зато взбодрит.
        Он что, всегда пытается вытащить подавленных людей на прогулку? Джейн уверена, что Рави думает в последнюю очередь о Шарлотте. Просто жизнь бьет из него ключом, чего не скажешь обо всех остальных. Возможно, Джейн только что упустила еще один шанс. К сожалению, Рави выбрал свою близняшку.
        Джейн остается одна, устремив взгляд на лимонно-зеленую мурену. Она хочет в свой подводный мир, где сможет почувствовать себя ближе к тетушке Магнолии. Наконец она встает, идет к западному концу комнаты и заходит в раздевалку, ведущую в библиотеку.
        Кто-то, скорее всего Октавиан, установил новые веревочные ограждения с предупреждающими надписями у каждого входа в библиотеку. Звуки праздника, радости и смеха, музыкальные и звонкие, не доходят сюда. В тускло освещенной библиотеке, залитой мягкими цветами, пусто. От нее исходит мощная энергия. Джейн перешагивает веревку.
        В библиотеке стоят несколько бархатных кресел, несколько стульев с твердыми спинками вокруг карточного стола, но самое удобное место, с которого Джейн может лучше всего рассмотреть потолок, - диван Октавиана. Смятые одеяла пропахли дымом курительных трубок. Джейн расправляет постель и ложится. Потолок кажется ближе, чем раньше, и она может лучше разглядеть рисунок, проходящий через его «листы». Клетки для птиц? Некоторые из них напоминают птичьи клетки. Джейн видит запертого Гензеля, которого кормит ведьма. Нана, собака из «Питера Пэна», в своей конуре. Крыса в клетке, прикрепленной на лице мужчины: «1984», Оруэлл. Джульетта, просыпающаяся на каменном ложе, за прутьями усыпальницы. Человек, замуровавший другого человека заживо: рассказ Эдгара Алана По[25 - Рассказ называется «Бочонок амонтильядо».]. Дикая женщина за решетчатым окном на чердаке: «Джейн Эйр».
        Есть и сцены без клеток. Например, Кристофер Робин, Винни-Пух, Пятачок, Иа, Кенга и Крошка Ру, идущие вереницей.
        Джейн открывает книгу.
        Это глава, в которой Кристофер Робин организует «искпедицию» к Северному полюсу. Джейн вспоминает, как читала ее с тетушкой Магнолией. Это была одна из любимых тетушкиных глав, поскольку она сама обожала подобные путешествия. В ней герои отправляются на поиски Северного полюса. По дороге Крошка Ру падает в реку, а Пух находит длинное бревно, направляет его против течения и спасает малыша. После этого Кристофер Робин задумчиво размышляет о полюсе Пуха.
        - Экспедиция окончена, - торжественно заявляет он Пуху. - Ты нашел Северный полюс!
        Но Джейн знает, что сейчас будет история Шарлотты.
        Группа, выстроившись в колонну, отправляется в путь. Впереди идут Кристофер Робин и Кролик, следом Пятачок и Пух, за ними Кенга с Крошкой Ру в сумке и Сова, после плетется ослик Иа, а в самом конце длиной вереницей - родственники и друзья Кролика. Позади них кто-то еще.
        - Я не собирался участвовать в этой «искпедиции», - говорит Иа. - Я всего лишь хотел помочь. У меня замерзает хвост. Я не жалуюсь, но это так. Мой хвост замерз.
        У Кролика мерзнут уши. У Винни-Пуха мерзнет брюхо. Пятачок начинает визжать оттого, что холод обжигает его ножки и рыльце.
        - Холод способен обжигать, - говорит человек в конце шеренги. - Но не волнуйтесь.
        - Почему бы нам не волноваться? - спрашивает Пятачок.
        - После этого, - говорит человек в конце шеренги, - вас начнет трясти. Затем вы перестанете дрожать, начнете ощущать тепло, вас будет клонить в сон, а потом почувствуете себя легко.
        - Откуда тебе это известно? - Пятачок начинает дрожать.
        - То же самое случилось с моей тетушкой Магнолией, - говорит человек в конце шеренги.
        - Тетя Магнолия вернулась и рассказала вам об этом? - спрашивает Пятачок, которого начинает трясти еще больше.
        - Не совсем, - отвечает Джейн.
        - Тогда откуда ты об этом знаешь? - устало спрашивает Пятачок.
        - Это называется гипотермией, - объясняет Джейн. - Это случается со всеми, кто отправляется на Северный полюс без специального снаряжения.
        - Тетушка Магнолия поступила так же?
        - Нет, - говорит Джейн. - Она отправилась на Южный полюс, взяв все необходимое. Разве не славно сделать подобное, но при этом наоборот? Точно так же, как тетя Магнолия, но по-другому.
        - Но почему произошло переохлаждение, если у нее было все необходимое, - удивляется Пятачок.
        - Она попала в снежную бурю.
        Непрерывно падает снег. Поднимается ветер, снег начинает валить еще интенсивнее. Снега уже очень много, он словно цветки вишни - хрупкие, нежные и ароматные, но, когда к ним прикасаешься, они колются, как булавки.
        - Ой! - вскрикивает Пятачок. - Ой-ой-ой! Как больно!
        - Держись, Пятачок, - подбадривает Джейн, пока жалящие снежинки падают на ее ступни, лодыжки и голени. Ее татуировка начинает гореть, пламя в форме медузы обжигает руку.
        - Именно так и должно происходить, - говорит Джейн, начиная беспокоиться. - Скоро мы почувствуем тепло, потом сонливость - и наступит блаженство.
        Снежные хлопья находят щели в одежде Джейн и вонзаются в кожу, обжигая, как кислота. Это происходит молниеносно. Кристофер Робин кричит. «Как странно», - думает Джейн, наблюдая за его корчами. На нем совсем нет кожи. Снег разъел кожу на его лице, на руках, на ногах выше ботинок. Он весь красный и израненный, словно вывернут наизнанку. Это напоминает одну из тех жутких сцен фильма, во время которых мы отворачиваемся от экрана, чтобы отгородиться от ужаса происходящего. Именно так выглядят тела под кожей. Пух кричит. Пятачок кричит. Кролик кричит.
        Джейн тоже кричит, но при этом не издает никаких звуков. Она лежит на диване в библиотеке. На ее коленях раскрыта книга про Винни-Пуха, спина изогнута, губы растянуты в безмолвном крике. Джейн борется с Октавианом, который незаметно вошел и обнаружил ее здесь. На нем халат. Она извивается так, словно с нее содрали кожу. Внешне это не заметно, но чувствует она себя именно так, и Октавиан это понимает.
        - Она приняла тебя, - говорит Октавиан. - Почему она выбрала тебя, а не меня?
        Благодаря Шарлотте Джейн знает почему. Теперь между ними нет границ.
        Шарлотта приняла Джейн потому, что именно она первой пришла в эту комнату в тот вечер, когда Шарлотта была полна энергии, как никогда прежде. Шарлотта могущественна, потому что не только Октавиан, но и Джейн, и Люси, и Фиби, и Киран подпитывают ее тем, что говорят о ней, произносят ее имя, сидят в ее библиотеке. Джейн оказалась здесь первой, потому что Октавиан спал. Она попала сюда, потому что закрыла Джаспера в чулане. Она здесь, пока Фиби пытается взять себя в руки и заниматься своей работой, а Киран старается прийти в себя и выйти на вечеринку. А еще именно Джейн отправила Люси на корм Шарлотте.
        Как только Джейн впервые ступила на порог библиотеки, она открыла Шарлотте множество возможностей. Осиротевшая часть, ищущая свое место. Раны Джейн стали для Шарлотты дверьми, ее способами проявиться.
        Джейн заинтересовалась библиотекой, потому что Киран и Люси описывали ее как подводное царство тетушки Магнолии. Разговор о библиотеке зашел, потому что перед этим они говорили о Шарлотте. И это произошло потому, что в то мгновение, когда Джейн могла пойти за миссис Вандерс, за девочкой, за Рави или за Джаспером, она предпочла Киран.
        Кстати, самой Киран это не помогло. Ей предстоит худшая ночь в жизни. И связано это не с тем, что случилось с Джейн (хотя и это причинит ей боль), а с происходящим где-то на другой стороне острова.
        Киран, в отличие от Джейн, еще не знает об этом. В настоящий момент она слоняется по бальному залу, развлекая гостей, пока Рави совершает прогулку к секретной бухте в компании двух агентов ФБР. Там с ними случается странное происшествие с участием Айви, Патрика, Кока и пропавших детей Панзавекки. Помните нашумевшую историю пропавших детей Панзавекки? Спецагенты ФБР, само собой, вооружены, но оружие есть и у Патрика, Айви и Кока. На улице темно, а когда вооруженные люди что-то путают, происходят ужасные вещи. Вместо того чтобы защищать детей, Патрик выходит на линию огня во время перестрелки.
        Если бы все пошло иначе, Джейн, или Киран, или они обе были бы там и смогли бы предотвратить беду. Вместо этого Киран получает ужасное известие, а Айви стоит на коленях, дрожа над истекающим кровью братом на берегу секретной бухты. Это худшая ночь и в жизни Айви тоже.
        Но вернемся в библиотеку.
        Раньше Джейн было интересно, как именно Люси сольется с зонтиком.
        Теперь она знает. Не только как это выглядит, но и какие ощущения испытываешь при этом.
        Да?
        Это похоже на… пустоту. Ничто. Это похоже на Джейн: яркую, живую, боевую, прекрасную Джейн, которая в одиночестве мучается от боли. Такую боль может облегчить только Шарлотта - на диване, пока Октавиан пытается ее удержать. И тут, в одно мгновение, она исчезает. Октавиан держит пустоту. Он издает отчаянный протяжный звук, от которого сводит горло и зубы, но поднимает глаза вверх, к потолку, и видит Кристофера Робина, Пуха, прочих лесных жителей, идущих друг за другом. Он замечает, как высокая фигура пристраивается в хвост шеренги.
        Каково это?
        Кислотный снег сжигает Джейн заживо. Снег не просто теплый, он горит; ощущение сильного холода похоже на жжение. Где же обещанное оцепенение? Где сонливость и отсутствие боли? Теперь Джейн понимает, насколько напугана была тетушка Магнолия.
        Тетушка Магнолия?
        Но тетушка Магнолия не слышит Джейн. И Джейн идет совсем не туда, куда отправилась ее тетя.
        Последний крик Джейн - это нестройный шум, который Октавиан слышит какой-то частью своего существа. Он вновь смотрит в потолок.
        Джейн прилипла к процессии, укутанной бурей из кислотного снега. Ее физическое восприятие ограниченно. Одним глазом она видит дальние закоулки библиотеки. Джейн знает все, что знает Шарлотта. Темнота в комнате не вызывает страха. Все затихло, но она продолжает чувствовать боль. Джейн горит. Она понимает, что сейчас она и есть Дом. Правда, не совсем так: Дом - Шарлотта, а Джейн - ее страдающая часть. Шарлотта - темница, Джейн - ее пленница.
        Шарлотта пытается использовать Джейн вместо клея.
        Будет больно, но этого недостаточно. Это не заполнит Шарлотту настолько, чтобы она могла почувствовать себя целостной. Что же будет дальше? Это зависит от того, будут ли Киран, Октавиан, Фиби и прочие продолжать говорить о Шарлотте, произносить ее имя в библиотеке, придавая ей сил. Если они это сделают, Шарлотта поглотит их одного за другим.
        Сколько прошло времени? Сколько дней? Недель?
        Праздник еще не закончился.
        «Октавиан расскажет, что он видел, и кто-нибудь спасет меня, - думает Джейн. - Или будет молчать и ждать своей очереди?
        Или Айви найдет мою книгу открытой на диване. Но догадается ли она поднять глаза? И если да, то сможет ли когда-нибудь понять, что именно увидела, хватит ли у нее волшебной силы и мощи? Не будет ли ей все равно теперь, когда ее брат мертв? Усопший, покойный, изможденный, угасший… Нет, эти слова не годятся для скраббла.
        Шарлотта иногда беспокоится насчет Айви. Айви может встать на ее пути. Еще ее беспокоят Джаспер, Рави, мать Рави и мистер Вандерс. Они нравятся ей меньше всех. Но сейчас, когда Джаспер остервенело бьется головой о дверь чулана, рискуя заработать сотрясение, он представляет наименьшую опасность.
        Шарлотта беспокоится, но не сильно. Она знает, что у нее все хорошо. Она только начала».
        Откуда-то из глубины дома доносится звон колокола - сладкий и чистый, как мелодия ветра.
        Миссис Вандерс, маленькая девочка, Киран, Рави или Джаспер?
        Тетя Магнолия?
        Джейн думает.
        Куда мне пойти?
        Джейн, анлимитед
        Джейн решает.
        - Блин! - ругается она.
        - Ты чего? - недоумевает Киран.
        В том, чтобы предпочесть Рави всем прочим, Джейн больше всего беспокоит именно то, что это слишком… слишком заманчиво. И может отвлечь ее от других событий в Доме, которые, безусловно, важнее. Но…
        - Мне нужно кое-что проверить, - говорит она Киран. - Я присоединюсь к тебе позже, хорошо?
        Киран разочарованно пожимает плечами:
        - Хорошо. Я буду в зимнем саду.
        Она уходит.
        Когда Джейн ступает на лестничный пролет, Джаспер блокирует ей путь, прыгая вокруг ног, будто они - портал на его родную планету.
        - Пушистик! Прекрати!
        Она мчится мимо него вверх по лестнице, пес едва поспевает за ней. Джейн становится его жалко. Она замедляет шаг, чтобы собака могла ее догнать.
        - Джаспер, - говорит Джейн. - У меня сердце кровью обливается, глядя на тебя.
        Она добирается до восточного крыла третьего этажа. Чуть дальше по коридору спиной к ней стоит Рави. Он склонился над телефоном, удерживая в одной руке фрукты и гренки. Джейн останавливается и ждет, оставаясь незамеченной.
        Рави убирает телефон в карман, перекладывает еду во вторую руку и удаляется. Неожиданно Джаспер пробирается мимо него, бежит дальше по коридору и начинает резвиться и шалить, отвлекая. Джейн и не подозревала, что он умеет так прыгать и танцевать.
        - Глупый пес, - ласково говорит ему Рави.
        Джаспер заглушает шаги Джейн, которая следует за ними. Рави доходит до двери, перед которой лежит коврик с надписью: «Добро пожаловать в мои миры», достает ключ и отворяет.
        Джейн мчится со всех ног, успев просунуть ногу до того, как дверь захлопнется, и приникает к образовавшейся щели. Джаспер присоединяется к ней. Она успевает заметить ноги Рави, прежде чем он исчезает на скрипучей винтовой лестнице.
        Женщина произносит низким голосом что-то веселое на незнакомом Джейн языке. Рави отвечает. Женщина говорит что-то еще.
        - Спасибо, - отвечает Рави по-английски. - Я принес тебе фрукты, от Патрика.
        - О, спасибо, дорогой, - говорит женщина с британским акцентом, в котором ощущается и индийский акцент. - Я думала перекусить в БИ-семнадцать, но там меня никто не ждет.
        - Ты чем-то обеспокоена, - замечает Рави. - Что-то случилось?
        - Дому БИ-семнадцать угрожают пираты.
        - Пираты! Какие пираты? Им нужны картины?
        - Ох, Рави, у тебя на уме одно искусство! Нет. Они пираты БИ-семнадцать, ищут портал в башне. Всех очень это тревожит.
        - О, - восклицает Рави. - Откуда они знают о портале?
        - Непонятно. Существование мультивселенной - общеизвестный факт в БИ-семнадцать, но мы сумели скрыть этот портал. Они вбили в свой крошечный мозг, что смогут переместиться в другие измерения, найти альтернативные версии себя, а затем доставить их в БИ-семнадцать, чтобы пополнить свои ряды.
        Джейн стоит около лестницы и с недоверием вслушивается в разговор.
        - Что значит БИ-семнадцать? - шепчет она Джасперу. - И как дом может быть захвачен пиратами?
        И откуда у пиратов собственные копии в параллельных вселенных? И что это вообще за чертовщина?!
        - Почему ты думаешь, что это глупая идея? - спрашивает Рави. - Разве это не сработает?
        - Конечно сработает! - восклицает голос. - Поэтому я и волнуюсь. Вот, держи своего глупого Моне с БИ-семнадцать и перестань надоедать мне вопросами!
        - Брось, мама. Не вмешивай меня в это. Ты сама во всем виновата; ты открыла эти порталы. Ты и все твои копии.
        - Я никогда не рассказывала о порталах за пределами нашей семьи. Нельзя винить меня за то, что некоторые мои копии слишком болтливы в своих измерениях. Я-то не такая!
        - И все же у меня есть представление о том, что они из себя представляют, - устало отвечает Рави.
        - Имей уважение, - отрезает первая миссис Трэш. - Мы - твоя мать.
        Повисает пауза.
        - Ну? - продолжает она довольно агрессивно. - Как твои дела?
        - Я в порядке, мама, - говорит Рави, его голос на пределе. - Переживаю за Киран. Она опустошена.
        - Все еще обвиняешь меня в этом, да?
        - Ма, - резко обрывает ее Рави. Джейн предполагает, что Киран, возможно, подавлена потому, что ее мать бредит.
        - Киран нужна работа, - говорит первая миссис Трэш. - Такой прекрасный ребенок и попусту себя растрачивает - слоняется без всякой цели. Я заметила довольно целеустремленную направленность среди тех копий Киран, с которыми встречалась, я говорила об этом? Никогда не знаешь, чего ожидать от нее. Некоторые из них просто вечные двигатели. Теперь Киран в Безграничном Измерении - семнадцать…
        - Боже мой! - восклицает Рави. - Даже знать этого не хочу! Разве мы не достаточно уже натворили?
        - Ох, не глупи. Как там Айви? Ты мог привести ее с собой - навестить меня. Я спрятала бы своих питомцев наверху.
        - Айви знает о твоих питомцах. Киран все рассказала Патрику, как ты знаешь. А он - семье Вандерс и Айви.
        - И ты еще осуждаешь меня за неосторожность!
        - Дальше уже не разойдется, если только Ванни не скажет, - говорит Рави. - В любом случае она считает все выдумкой. Да ты и сама знаешь, что она обо всем этом думает.
        - Она этого не понимает, поэтому относится как к волшебству, да?
        - Точно.
        - Что ты говоришь Ванни, когда приносишь ей картины из БИ-семнадцать?
        - Она не спрашивает, - отвечает Рави.
        - Точно так же, как и ты не спрашиваешь Ванни, откуда она знает столько коллекционеров, желающих приобрести твои странные картины для личных коллекций.
        - Это ее бизнес. Соответственно, множество контактов.
        - По-моему, это подозрительно. Она путается на черном рынке или что-то в этом роде.
        - Ох, мама, - вздыхает Рави. - Миссис Вандерс - самый надежный человек в мире. Она помогает мне по доброте душевной. Сначала убеждает себя в том, что в картинах нет ничего необычного, затем передает их коллекционерам, которых знает со студенческой скамьи. Это так просто. Так ты покажешь мне, что принесла?
        Еще одна пауза. Наконец первая миссис Трэш интересуется:
        - Ну? Это то, чего ты ждал?
        - Даже лучше, - удовлетворенно отвечает Рави. - Ты потрудилась на славу. Бакли понравятся аниматронные лягушки на листьях кувшинок.
        - Я побывала в одном Ограниченном Измерении, - говорит миссис Трэш. - ОИ - триста восемьдесят семь. Их Моне не рисовал лягушек на кувшинках. На самом деле я не думаю, что хоть одно художественное течение в том мире когда-либо зацикливалось на лягушках, за исключением их Маппетов. Мне теперь интересно, откуда в их мире взялся Кермит?[26 - Лягушонок Кермит и свинка мисс Пигги - персонажи англо-американской юмористической телепередачи «Маппет-шоу», выходившей с 1976 по 1981 год.]
        - Разве он чем-то отличается?
        - Ну, он не голубого, а зеленого цвета.
        - Зеленого!
        - И он влюблен в мисс Пигги.
        - О, прекрати, - возмущается Рави.
        - Хочешь в свою коллекцию кувшинки Моне без лягушек? Посмотрю, что смогу взять оттуда в следующий раз. В Ограниченном Измерении это сложнее сделать, потому что… ну, мы же имеем дело со своими недалекими копиями. У них не настолько богатое воображение. Возможно, они не захотят продавать.
        - Я думал, что наше измерение и есть Ограниченное Измерение.
        - Ну как сказать… Да, на данный момент так и есть. Но классификация измерений - процесс непрерывный, и чем больше мы узнаем о том, что является для них обыденным, а что нет, тем больше наши категории меняются. Я не удивлюсь, если наше измерение когда-нибудь будет расценено как Безграничное. Возможно, здесь есть какие-то паранормальные особенности, которые мы еще не обнаружили.
        - Ха. Ты просто не хочешь считать себя ограниченной, - заявляет Рави.
        - Тьфу ты! Я - ученый. Паранормальные явления - это всего лишь то, что мы пока не понимаем. Даже сейчас научное сообщество из нашего измерения не удовлетворено существующими объяснениями - ох, я даже не знаю, - например, почему людям нужно спать или почему идет град из лягушек. Но всему и везде есть научное объяснение, даже если мы его пока не нашли. В конце концов нам придется придумать другие обозначения вместо «Ограниченный» и «Безграничный». Но есть просто ограниченность, а есть Ограниченность с большой буквы, мой дорогой. Когда я попала в портал, принадлежащий мне из ОИ - триста восемьдесят семь, того, где Моне без лягушек, она чуть не упала в обморок. Она оставила свой портал открытым, поэтому должна была знать, что одна из нас может появиться, но даже она, как оказалось, не верит в мультивселенную или в межпространственные путешествия. Даже после нашей встречи! Кажется, семья так долго считала ее кем-то вроде сумасшедшей с чердака, что она сама в это поверила. Она приняла меня за галлюцинацию. Они заставляют ее принимать лекарства.
        - Гм. Что ж. Ну и как тебе искусство без лягушек?
        - Просто, но впечатляюще. Думаю, это прекрасно.
        - Тогда давай, если сможешь. Принеси что-нибудь. Мне нравится дурить Бакли.
        - Не понимаю, почему ты должен лгать, откуда берутся все эти картины, - говорит первая миссис Трэш. - Ты, который настолько щепетильно относится к происхождению картин в собственном доме. Непохоже, что они краденые или награблены во время войны. Ты тратишь собственные деньги на то, чтобы доставить их, и одно это введет в заблуждение искусствоведов будущего. Не говоря уже об археологах, изучающих измерения. Знаешь, однажды такие археологи обязательно появятся.
        - Во-первых, я веду записи, - усмехается Рави. - Во-вторых, ты предлагаешь мне раскрыть тайну сразу после того, как осудила за это других? Представь, сколько бы прибавилось проблем, расскажи я обо всем Бакли. Что, если он все разболтает? В этом измерении куча людей, которые рады будут воспользоваться порталом.
        - Что ж, я не понимаю, что ты с этого имеешь, Рави.
        - Это игра, - поясняет Рави. - И я в ней побеждаю. Я собираюсь распространить межпространственное искусство по всему миру, и никто не будет знать его происхождение, кроме тебя и меня. И друга Киран, который подслушивает на лестнице.
        Вот черт.
        - Рави! - ужасается первая миссис Трэш. - Поэтому дверь не захлопнулась?
        - Во всяком случае, могу предположить.
        - И из-за этого ты перешел на английский. Ты хотел, чтобы этот человек все услышал. Правда, Рави? Это мужчина или женщина? Полагаю, что это твоя очередная интрижка?
        - О, не будь такой тщеславной, - подхватывает Рави. - Ты знаешь, что это не так.
        - Ты со своим талантом мог бы так много сделать! - говорит первая миссис Трэш. - Когда ты в последний раз брал кисть в руки? Ты же был таким способным.
        - Мам, - резко обрывает ее Рави, будто ее слова для него как хлыст. Затем снова возвращается к своему доброжелательному тону. - Она бы тебе понравилась. Ну, что скажешь? Хочешь познакомиться с новым другом, который наверняка считает, что мы бредим?
        - Или, - говорит первая миссис Трэш, - я помешана, а ты просто приходишь сюда составить мне компанию и потакать моим галлюцинациям.
        Это как раз те две версии, к которым пришла Джейн. Межпространственное арт-дилерство? Альтернативные пираты, захватывающие дома? Кермит влюблен в мисс Пигги?
        Джейн впадает в панику и делает шаг назад, натыкаясь на Джаспера - он оказывается прямо у нее под ногами. «Та-а-ак! - шепчет она, размахивая руками, чтобы не наступить на собаку или не упасть на спину. - Джаспер. Загляни внутрь, представь, что все это - ты!»
        Джаспер смотрит на нее с презрением.
        Джейн ловит себя на мысли, что раз уж все так повернулось, ей бы все же хотелось узнать, бредит Рави или просто очень любит свою мать. Она все еще у входа.
        Рави спускается по лестнице и наклоняет голову, чтобы заглянуть в дверь. Он ликует, когда обнаруживает Джейн.
        - Я ждал тебя в коридоре, чтобы подловить, - говорит он. Его лицо выражает веселье и тревогу одновременно. - Ну что, познакомишься с моей матерью?
        - Хорошо, - отвечает Джейн, стараясь не показать волнения.
        - Впусти собаку.
        Джейн пропускает вперед Джаспера и закрывает за собой тяжелую дверь. Рави шагает вниз до конца лестницы и говорит: «Старый глупый пес». Он поднимает бассета и несет его, возмущенно извивающегося, вверх. Джаспер не привык к тому, чтобы его таскали на руках, и жалобно смотрит на Джейн через плечо Рави.
        - Пойдем посмотришь на своих приятелей, - говорит ему хозяин.
        Джейн следует за ними, стараясь не особо поглядывать на Рави. Для этого он и взял собаку. Ему явно кажется, что с собакой на руках он выглядит круче.
        - Я знаю, ты никому не расскажешь о том, что увидишь, - тихо произносит Рави, пока они поднимаются. - Кроме Киран и Октавиана. Они уже знают. И Патрик, и Айви, и семья Вандерс знают тоже, хотя миссис Вандерс не хочет иметь с этим дела. Она думает, что моя мать нарушает естественную гармонию Вселенной.
        - Я никому не скажу.
        - Я хотел, чтобы ты встретилась с моей матерью, - продолжает Рави.
        - Почему?
        Она не видит его, но уверена, что он усмехается.
        - Ты мне ее напоминаешь. Вы обе говорите, что думаете.
        - Я напоминаю тебе твою маму, и ты подкалываешь меня, начиная с первой нашей встречи. Как мило, Рави.
        - Поверь мне, на это есть другие причины.
        - Эдип тоже так говорил.
        - Мам, - звучным и решительным голосом произносит Рави, входя в комнату. - Позволь мне представить тебе одного любителя подслушивать. Дженни, это моя мама.
        Джейн попадает в квадратную комнату с высоким потолком, испещренную лучами света, падающими из маленьких окошек в каждой стене. Плита, холодильник, шкафы и стойки делают ее похожей на кухню. На столе стоит чаша Рави с фруктами и лежит картина Моне с изображением кувшинок, знакомая и в то же время необычная.
        Первая миссис Трэш - высокая, статная, темнокожая женщина с гладкими черными волосами, аккуратно собранными в пучок на затылке. На ней простые черные брюки, серый свитер с высоким воротом и никаких признаков слабоумия.
        - Нехорошо подслушивать в дверях, - заключает она, крепко и вполне дружески пожимая руку Джейн.
        - Простите, - извиняется девушка.
        - Ну что ты! Я бы не извинялась на твоем месте, - говорит мать Рави и Киран. - Самый ценный опыт я получала именно тогда, когда совала нос не в свое дело.
        Джейн стоит возле окна. Снаружи на кронштейне висят огромные китайские колокольчики. Она вдруг понимает, что слышала их сладкий звон с того момента, как только переступила порог Дома. Выглянув, на некотором расстоянии она увидела западную мансарду. С верхнего этажа раздается тихий скулящий звук.
        - Прошу прощения за своих маленьких велоцирапторов, - говорит миссис Трэш. - Время их второго завтрака. Хочешь подняться и взглянуть на них? Это поможет тебе поверить в существование мультивселенной.
        - Ну. - Джейн бросает смущенный взгляд на Рави, которого это порядком забавляет. - Хорошо.
        Женщина поднимается по второй металлической винтовой лестнице.
        - Не бойся их, - успокаивает она. - Они из Неограниченного Измерения, там их вывели маленькими и дружелюбными к людям. К тому же их образ в этих фильмах ужасов совсем нереалистичен. Пинки любит аккуратно расчесывать волосы своим увеличенным когтем.
        - Понятно, - отвечает Джейн, покашливая.
        - Рави не любит, когда я привожу животных, - добавляет первая миссис Трэш. - Он не желает, чтобы я привозила что-то, кроме произведений искусства.
        - Вполне обоснованно, - подтверждает Рави, поднимаясь по лестнице и указывая путь Джейн.
        - Это потому, что однажды я попыталась привезти для него и Киран двух игривых пони с высшего уровня Неограниченного Измерения, а они, бедняжки, обезумели и взорвались.
        - Я все еще слышу их крики, - вздыхает Рави.
        - Тогда я еще не знала, насколько опасно перемещать высших Неограниченных существ в независимые Ограниченные Измерения. С тех пор я поправила свои расчеты. Конечно, это расстроило маленького мальчика. Но, правда, Рави, это было так давно. Твой десятый день рождения!
        - Двенадцатый, - возражает Рави.
        - Миллиард лет назад, - заключает миссис Трэш. - И все же, Дженни, я тебе объясню. По сути, то, что мы обнаружили, - термодинамически обратимое квантовое поле, в котором допускается рекогеренция. Бум! Межпространственные порталы.
        - Боже мой, мама, - восклицает Рави. - Никто не понял, что ты сейчас сказала.
        - Слишком заумно?
        - Для начала приведи ей аналогию!
        - Кот Шредингера? Квантовая суперпозиция?
        - О, ради бога. - Рави поворачивается к Джейн. - Ты что-нибудь понимаешь в квантовой физике?
        - Только базовые знания, - отвечает Джейн.
        - Все, что тебе нужно знать, - это то, что все, могущее произойти гипотетически, случается где-то в параллельных вселенных, составляющих мультивселенную. Итак, ты представляешь все перспективы. И мама - вместе с кучей других мам - обнаружила портал, чтобы перемещаться между реальностями. Я имею в виду, что такие порталы есть во множестве других вселенных, но это первый известный портал, который позволяет перемещаться из них в нашу.
        - Честно говоря, - признается первая миссис Трэш, поднявшись на следующий этаж башни, - мы сами не можем точно объяснить весь процесс. Зато это работает.
        Джейн прекращает слушать эту белиберду. Вместо этого она сосредотачивается на окружающей обстановке. Этот этаж башни очень похож на нижний - квадрат с маленькими окошками и еще одна винтовая лестница, ведущая еще выше, однако проход по ней закрыт ярко-красной чердачной дверью в потолке, увешанной большим количеством замков. У одной из стен стоит внушительных размеров кровать. Рядом - прикроватная тумбочка с дюжиной беспорядочно уложенных книг в мягких переплетах. Любовные романы. Двойная дверь за кроватью, вероятно, ведет в ванную комнату, или в чулан, или и туда и туда сразу.
        Кто-то шевелится под толстым красным покрывалом - большая кошка или маленькая собака. Оно пробирается к краю, соскальзывает вниз и выставляет голову на свет. Оно передвигается на четырех конечностях, затем встает на задние ноги. С подозрением смотрит на Джейн мерцающими глазами, склонив голову. У существа голова ящерицы, тело и хвост одинаковой длины и покрыты перьями. Джейн бывала в музеях, она смотрит телешоу, поэтому понимает, что перед ней миниатюрный велоцираптор.
        Джейн просыпается и обнаруживает, что смотрит на красную дверь в потолке, ту самую, с кучей замков. Она лежит в кровати первой миссис Трэш. Она чувствует слабость, но в остальном все в порядке.
        Джейн вспоминает: она увидела велоцираптора, и у нее вдруг подкосились ноги. Рави и миссис Трэш успели ее поймать. Обморок в рассказах кажется эффектным зрелищем, но на деле оказывается крайне неприятным.
        Она чувствует тепло с левой стороны. Кто-то прерывисто дышит с тихим постаныванием. Джейн только проснулась; она еще не осознала, что к ней прижимается велоцираптор.
        - Рави? - зовет она.
        Его голос рассеянно доносится из кресла в углу комнаты.
        - Мм? - Нахмурившись, Рави встает и идет к Джейн. В руке он держит открытый любовный роман. - Ага, проснулась. Как ты себя чувствуешь?
        - Какого черта, Рави, - раздражается Джейн. - Что происходит?
        - Это то, о чем мы тебе говорили. Тебе станет лучше, если ты представишь, будто находишься в одном из эпизодов «Доктора Кто»? Это займет всего минуту, давай попробуем, - предлагает Рави. - Послушай этот отрывок, он похож на правду? Главная героиня, ее зовут Дэльфин, говорит: «Я бы тебя не встретила, будь ты последним мужчиной в Восточном Риордане». А мужчина по имени Лорд Эндерби отвечает: «Ты единственная женщина в Восточном Риордане. Моя дорогая, ты единственная женщина в моем мире. Мы были предназначены друг для друга, разве ты этого не видишь?» Затем Дэльфин сдается, целует его и начинает кричать.
        - Почему? - удивляется Джейн, ощущая тепло в районе лодыжек. Это Джаспер.
        - Почему моя мать читает подобное? - недоумевает Рави.
        - Ты тоже это читаешь.
        - Критически!
        - Может, и она так же.
        - Интересно, другие копии моей матери тоже читают эту чепуху? - с досадой задумывается Рави. - Думаю, другие ее версии делают самые разные вещи. Например, есть те, которые даже не ученые и не подозревают о существовании порталов. Не говоря уже о бесчисленном множестве вселенных, где ее вообще не существует. Мы еще многого не знаем. Надеюсь, ты поймешь, что я беспокоюсь о своей матери, а не о себе. Меня не интересуют мои собственные копии.
        - Рави. - У Джейн все сжимается в груди. Ее глаза наполняются слезами, она не может дышать.
        - Рави, - выдавливает она. - Прекрати.
        Первая миссис Трэш загорелась идеей отправить Джейн в Ту-Ревьенс другого измерения, чтобы доказать девушке существование параллельных миров. Она обещает отправить ее в похожее измерение, где Дом и его обитатели максимально приближены к нашей реальности, но не настолько, чтобы не заметить разницы.
        - Хотя, конечно, - говорит мама Рави, - б?льшая часть вселенных, в которых я побывала, довольно сильно перекликаются. Мой портал, насколько я знаю, может отправить только в те измерения, где установлена связь с таким же Ту-Ревьенс, в башне имеется свой портал. А для того, чтобы Дом был создан в другом месте, но в таком же виде, должно произойти несчетное количество взаимодействий во времени между вселенными. Вдобавок требуюсь я - физик-теоретик, располагающая временем, средствами и талантом, чтобы изобрести и активировать портал. В общем, все сама увидишь, моя дорогая. Тебе понравится в БИ-семнадцать. Не считая вторжения пришельцев.
        - Вторжение пришельцев? - Джейн все еще в постели. - Это совсем не нужно. Я готова верить в параллельные вселенные и здесь, не покидая собственной.
        После часовой передышки Джейн чувствует себя немного лучше. Она даже возится с велоцирапторами, пусть и соблюдая осторожность. Их зовут Пинки и Спотти, они все еще прижимаются к Джейн. Еще им нравится ластиться к Джасперу и тереться об него своими мордочками.
        Но когда миссис Трэш начинает говорить, у Джейн снова перехватывает дыхание.
        - Я вижу, ты боишься, - заключает миссис Трэш. - Посмотреть страху в глаза - отличный способ его преодолеть. Если боишься пауков, нужно прыгнуть в яму с пауками. Если страшишься существования параллельных измерений, нужно отправиться прямиком туда.
        Джейн начинает нервничать. Она решает, что лучший способ защититься от замыслов миссис Трэш - вести себя так, будто соглашаешься со всем и ничего не боишься. Она садится в постели. Потревоженные ото сна велоцирапторы обиженно поскуливают. Джейн направляет самый безмятежный взгляд, который только может изобразить, на миссис Трэш, а затем на Рави, который, в свою очередь, настойчиво уговаривает мать оставить Джейн в покое.
        - Я вас понимаю, - уверяет Джейн. - Но на самом деле я не боюсь. Просто все эти новости застали меня врасплох, но теперь я на сто процентов вам доверяю. Конечно, есть параллельные вселенные. К сожалению, сейчас у меня нет времени на такое путешествие, потому что мне нужно делать зонтики. Вы не художник, и вам трудно понять творческое вдохновение, но поверьте, я должна принять зов судьбы, у меня нет другого выбора.
        - Зонтики? - удивляется миссис Трэш. - Да, я не художник. Но я ученый, и в какой-то мере мы близки по духу. Я изобретатель и исследователь. Мне знаком этот зов судьбы.
        Похоже, первая миссис Трэш принимает решение.
        - Ну, тогда я не стану мешать тебе.
        Джейн удивляет, что эта женщина вообще считала, будто может встать у нее на пути. Нужно быть дурой, чтобы упустить такую прекрасную возможность отсюда уйти.
        - Тогда идем. - Джейн вскакивает с кровати. У нее мгновенно начинает кружиться голова, и, чтобы не упасть, она опирается на плечо Рави. Затем Джейн прощается с ним и направляется к винтовой лестнице. Джаспер спрыгивает на пол и следует за ней. Джейн и Джаспер спускаются вниз.
        Дверь башни тяжелая, а порог слегка выпирает. Джейн спотыкается, когда выходит в коридор, и вдруг чувствует, как кто-то крепко хватает ее за руку. Это Айви с неизменной камерой в руках. Она с беспокойством смотрит на Джейн.
        - Ты в порядке? - спрашивает девушка. На ней черные легинсы и мешковатый синий свитер, потолочные светильники отливают золотом на ее волосах. Она настоящая и осязаемая.
        - Да, - отвечает Джейн. - Спасибо. Немного растеряна…
        Джейн машет рукой в сторону двери первой миссис Трэш.
        - Да ну! - произносит Айви другим голосом. - О боже. Она… Ты…
        - Что? Нет. Нет! Я просто встретилась с ней, вот и все. И с ее питомцами.
        - Я слышала о них, - подхватывает Айви.
        - Я стараюсь о них не думать.
        - Ах да. Прости.
        - Нет, я имею в виду, что рада была бы поговорить с тобой об этом, - поясняет Джейн, понимая, что это действительно так: разговор с Айви успокоит ее. - Я обязательно хочу поговорить, но только когда мне станет чуток получше. Представляешь, я потеряла сознание, когда увидела этих питомцев. Еще не до конца пришла в себя.
        - Может, тебе чего-нибудь принести? - искренне волнуется Айви. - Суп? Чай? Кумкваты?
        - Кумкваты? - Джейн в замешательстве. - У вас правда есть кумкваты?
        - У мистера Вандерса к ним слабость, поэтому мы стараемся держать запас. Но, честно говоря, я просто хотела сказать это слово, - улыбается Айви.
        Джейн подсчитывает буквы.
        - В нем есть «к» и «в», - сообщает она. - Высший балл!
        - Ага.
        Джейн не хочет, чтобы Айви чувствовала себя прислугой.
        - Мне ничего не нужно, - говорит она. - Как подготовка к Празднику? Нужна помощь?
        Айви бросает хмурый взгляд на камеру, и Джейн вспоминает ее странные фотографии. Айви что-то скрывает. В этом доме есть кто-нибудь, у кого нет секретов?
        - Ты можешь спасти меня, - вздыхает Айви. - Попозже. Мы могли бы поиграть в боулинг или просто поболтать.
        - Конечно, - подхватывает Джейн, и тут дверь башни открывается. Появляется Рави с Моне под мышкой.
        - Приветствую, дорогие дети, - произносит он.
        - Не будь засранцем, Рави, - беззлобно огрызается Айви.
        Усмехаясь, он целует ее в лоб.
        - Айви-бин, рад видеть, что вы познакомились. А ты, - Рави наклоняется к Джейн, - ты знаешь, где меня найти, если вдруг понадобится компания.
        Когда он уходит, лицо Джейн пылает.
        - Прости, - говорит она Айви, сама не понимая, за что извиняется.
        - Не переживай. Я привыкла.
        - Как он еще не запал на тебя? Ты великолепна.
        Айви отворачивается, прежде чем Джейн успевает оценить всю лучезарность ее внезапной улыбки.
        - Ему виднее, - отвечает она. - Увидимся позже, Дженни.
        Джейн возвращается в свою гостиную. Зонтик для самообороны в коричневом и золотом цветах, над которым она так корпела, больше ее не занимает. Она уверена, что для кого-то важно, что Филипп сидел в засаде с пистолетом, Фиби и Патрик заняты Панзавекки, но волнует ли это мать Рави, у которой есть велоцирапторы?
        В таких условиях нужно заняться либо чем-то очень скучным и кропотливым, чтобы позабыть обо всем остальном, либо, наоборот, чем-то настолько увлекательным, что перебьет все предыдущие впечатления, полностью захватив все внимание.
        Джейн интересно, как может выглядеть зонт из параллельного измерения.
        Он должен вливаться в любое окружение, в любой мир, не привлекая к себе внимания.
        Раньше Джейн никогда не собирала простой черный зонтик.
        Идеально изогнутый купол, конец каждого ребра и спицы должны быть безупречно ровными сверху. Никаких украшений или излишеств, которые могли бы отвлечь внимание от изъянов, имеющихся у каждого ее зонтика.
        Это будет катастрофа.
        Что бы сказала тетя Магнолия? «Может быть. Но ты сможешь узнать что-то новое, дорогая. Почему бы не попробовать?»
        Значит, все в порядке.
        По мере того как Джейн выравнивает стержень на токарном станке, мир начинает обретать смысл. Все становится на свои места. Конечно же, Пинки и Спотти - не велоцирапторы. В конце концов, Джейн ведь не знает всех животных, живущих на Земле? Почему не может быть маленького животного, похожего на ящерицу, которого первая миссис Трэш, будучи не в своем уме, нашла в Сахаре, или на Амазонке, или в пустыне Раджастан и заставила себя поверить в межпространственных велоцирапторов? Да, всего лишь земные ящерицы. С перьями.
        Что она там говорила? Что-то о Доме из другого измерения, которому грозит «захват пиратами». Смешно. Пираты атакуют корабли, думает Джейн, а не дома. Дом нельзя взять на абордаж, как корабль. Как бы то ни было, пираты - герои нехороших выдуманных историй. Убедительное подтверждение того, что у миссис Трэш не все дома.
        - Кто-нибудь должен помочь этой женщине, - бормочет Джейн. Забавно, что сумасшедшие люди могут изменить ваше собственное восприятие реальности. Великолепно, ей-богу, Джейн уже почти поверила во все это. Так приятно вернуться в свою гостиную со знакомыми вещами, с обыкновенным земным бассет-хаундом Джаспером, дремлющим под кроватью в другой комнате. Как замечательно создавать смертельно скучный черный зонт. Пальцы плавно скользят по коллекции бегунков.
        Ту-Ревьенс издает очередную порцию звуков, пытаясь вывести ее из себя.
        - Кто-то кричит? - спрашивает Джейн вслух, потому что трудно различить стоны Дома, его неясное жужжание и дыхание его тепла от других звуков. Ей кажется, словно кто-то кричит.
        Когда крик приближается и превращается в гневные вопли Рави, Джейн идет в свою ванную комнату, выложенную золотым кафелем, и откапывает среди туалетных принадлежностей пару затычек для ушей.
        В непривычной, будто подводной тишине Джейн выбирает бегунок для ручки зонтика. Она нанизывает прутья на вязальную проволоку; нарезает и сшивает выточки друг с другом. Медленный и кропотливый процесс.
        Джейн нужно сосредоточиться, но она все еще витает в облаках. Стояла ли когда-нибудь тетя Магнолия в лодке, устремляя взор в глубокое холодное неизведанное пространство океана, пугало ли ее это? Терзалась ли она сомнениями: оставаться в лодке или прыгнуть?
        Джейн знает, что тетя Магнолия предпочла бы прыгнуть. Посмотреть в лицо своему страху и открыть неизведанное.
        «Почему бы не попробовать, Дженни?»
        «Черт побери, - думает она про себя, бросая зонт на стол. Джейн закрывает лицо ладонями и повторяет про себя: - Черт побери». Хватается за стол. Когда кончики пальцев нащупывают шероховатую поверхность, она открывает глаза, ожидая увидеть резьбу в виде голубого кита и его китенка. По верхнему краю стола тянется рисунок: китовая акула и ее детеныши. Наверное, это Айви сделала этот мощный, красивый стол.
        Джейн делает вдох.
        «Тетя Магнолия? Поэтому ты хотела, чтобы я попала в этот Дом? Это то, что я должна испытать на себе?»
        Вытащив затычки из ушей и выбрав два зонтика, Джейн выходит из комнаты.
        Рави идет по коридору в ее сторону. Он разгневан.
        - Ты куда? - с подозрением спрашивает он.
        - Я еще не решила, - отвечает Джейн, и это чистая правда.
        - Да ну? - Голос Рави становится мягче. Он стоит слишком близко к ней. Джейн отодвигается, пока ее спина не упирается в стену. Он так близко, что ей приходится немного откинуть голову назад, чтобы увидеть его лицо.
        - Рави, - тревожится Джейн, не понимая, что происходит. - Что ты делаешь?
        Он касается ее губ. Затем медленно и нежно сжимает ее верхнюю губу своими. У нее перехватывает дыхание; ее губы разомкнулись. У него грубая кожа, он настойчиво завлекает, и она отвечает. Он прижимает ее к стене, положив руки ей на тело. Ей хочется, чтобы Рави прижал ее к себе сильнее и повалил на землю. Это желание пугает Джейн, потому что Рави не тот человек, с которым следует такое делать. Для него это, может, и пустяковое дело, но для нее все не должно быть вот так.
        Возможно, ее руки более разумны, нежели остальные части тела, или, может быть, весь ее рассудок перешел к зонтикам. Джейн протискивает их между собой и Рави, отталкивая его.
        Он отступает, не настаивая. Изучает ее лицо, склонив голову.
        - Извини, - говорит Рави. - Ты злишься на меня?
        - Нет, - отвечает она. - Но, пожалуйста, не делай так больше.
        - Ладно. Не буду. - Он говорит мягко и искренне. Но если он так легко соглашается, не захочет ли она, чтобы он снова ее поцеловал? Джейн захлестывает непонятное чувство. Что это? Обида? Нет. Зависть. Джейн тоже хотела бы, чтобы поцелуи и секс не были для нее чем-то из ряда вон выходящим. Наверное, приятно просто целоваться, не заморачиваясь. Продолжая идти по коридору, она слышит, как за Рави хлопает дверь.
        Ей кажется забавным, что она сама отказалась от того, к чему так стремилась.
        Джейн замечает фигуру в конце коридора у внутреннего двора. Это Айви, которая за ней наблюдает. На ней мешковатый синий свитер, за ухом - нарцисс. Она стоит неподвижно, видимо, уже некоторое время. Айви видела поцелуй.
        Как это выглядело для нее?
        Айви поправляет очки и приветственно машет рукой. Джейн перестает тревожиться так же быстро, как впала в отчаяние. Разве Айви не все равно, что Джейн просто поцеловалась с Рави? Это ведь не имеет к ней отношения?
        Руки снова слушаются Джейн. Она перекладывает зонт из левой руки в правую, а затем поднимает вверх. Джейн надеется, что Айви не сможет прочитать по лицу, что она сейчас испытывает. Да она и сама не знает. Когда Айви поворачивается и уходит, Джейн стоит какое-то время неподвижно, удивляясь, как вполне земной поцелуй способен обескуражить не меньше, чем межпространственные велоцирапторы.
        Первая миссис Трэш так быстро реагирует на звонок, что Джейн кажется, будто она ждала ее в дверях. Женщина украдкой огляделась по сторонам и произносит:
        - Проходи, Дженни, дорогая, подходи.
        Джейн еще не доделала черный зонтик: ткань не прикреплена к ребрам и колышется, словно халат рассеянного профессора в сильный ветер. Изогнутой ручке, металлическим наконечникам - всему не хватает законченности. Тем не менее первая миссис Трэш очень вежлива.
        - Он полон изящества. Он изящен, как ловкий межпространственный прыжок.
        Джейн скептически благодарит.
        Она также захватила тот коричневый зонт с розовым оттенком, который выбрала для путешествия всей жизни, сходя с палубы «Киран». Его она взяла, чтобы оставить хорошее впечатление о своих работах.
        - Обычно я не делаю такие черные зонты, - оправдывается Джейн. - Но вы вдохновили меня на создание чего-то, подходящего для разных измерений. Образно выражаясь, конечно, - осторожно добавляет она, ведь межпространственное путешествие по-прежнему ее не привлекает.
        - Очень даже благородная цель, - хвалит ее миссис Трэш. - Проходи, поиграй с велоцирапторами. Ты им понравилась.
        Когда Джейн поднимается по лестнице, она вспоминает про Джаспера, спящего в ее комнате под кроватью.
        - Я ненадолго, - предупреждает она. - Собака заперта в моей комнате.
        - Понимаю, - говорит миссис Трэш.
        Красный люк в потолке приоткрыт. Его многочисленные замки тянутся по краю, словно зубы в квадратной пасти жилого дома.
        - Правда, - добавляет первая миссис Трэш, - в БИ-семнадцать нет дождя.
        - Чего нет? - удивляется Джейн. - Дождя?
        - У них нет зонтов. Но каждое изобретение находит себе применение, особенно все, что может быть рассмотрено как элемент исторического костюма. Воображение и мода ценятся в БИ-семнадцать.
        - Что, правда? - Джейн ужасно хочет, чтобы сейчас рядом оказался хоть кто-то, с кем бы можно было обменяться недоверчивыми взглядами. - Почему нет дождя?
        - Потому что это не планета, - поясняет миссис Трэш. - После того как жители БИ-семнадцать лишились своей планеты, они бежали к границе Солнечной системы, построили множество кораблей и космических станций и расположили их в форме шара, чтобы имитировать поверхность Земли, только намного меньше, конечно. Похоже на яичную скорлупу или пляжный мяч - внутри пустота. Некоторые космические станции просто гигантские: Мехико, Пекин, Лос-Анджелес, Бомбей, но все равно недостаточно велики, чтобы на них были возможны атмосферные явления. Да и регенерация воды слишком важна, чтобы позволить себе такую прихоть, как дождь.
        - Лишились своей планеты? - Удивление Джейн только растет. - Как такое могло произойти?
        - Нашествие инопланетян. - Она все еще занята зонтами, которые открывает и закрывает по очереди, восхищаясь их плавностью и изящными острыми наконечниками. - Планета разлетелась на куски. Я рассказывала про вторжение инопланетян?
        - Конечно.
        - Получается, - продолжает она, - что когда ты перенесешься через портал в мою башню в Ту Ривьенс БИ-семнадцать, то окажешься на борту огромного космического корабля-замка со своей собственной пристанью.
        - Угу. - Теперь Джейн понимает. - Дом - это корабль, которому грозит захват пиратами.
        Лицо первой миссис Трэш выглядит мрачным.
        - Что-то мне неспокойно, - говорит она. - Мы просто не можем допустить, чтобы преступники делали с порталами все, что захотят. Начнется полнейший хаос.
        Она так пристально смотрит на Джейн, что та начинает нервничать.
        - Думаю, тебе еще не доводилось сталкиваться с пиратами?
        - Абсолютно, - уверенно отвечает Джейн.
        - Ты можешь отвлечь их. - Она резко возвращает зонтики. - Ты молода, но довольно привлекательна своим умением создавать зонтики и всем остальным. Забавно, что я не сталкивалась с твоим двойником в другом Ту-Ревьенс. Ты могла бы каким-нибудь образом переключить их внимание, пока Рави БИ-семнадцать и я БИ-семнадцать будем метелить пиратов.
        Кажется, это крутовато даже для бреда.
        - И как ваши копии из БИ-семнадцать смогут их отметелить?
        - Ты права, - тоскливо вздыхает миссис Трэш. - Ужасный план. Я не создана для мордобоя. Я могу манипулировать, подчинять своей воле, на худой конец стукнуть электрическим проводом. Вот, взгляни на портал и перестань наконец думать, что я сумасшедшая.
        - Даже в мыслях такого не было, - протестует Джейн с нарастающим беспокойством, пока первая миссис Трэш пытается загнать ее наверх. Словно толкает ее силой своей воли. Джейн проходит половину пути, прежде чем осознает, что уже согласилась.
        - Очень мило услышать об этом от тебя, Дженни, дорогая. Видишь ли, пираты летают на маленьких кораблях. Они бесшумные по сравнению с ребятами с Острова Сокровищ. Они могут состыковываться с крышами и стенами Дома. Если пираты настроены решительно и если у Дома достаточно хорошее настроение, то могут приземлиться.
        - Понятно. - Джейн пролезает через красный люк в потолке. - У Дома бывает настроение?
        Верхняя комната совершенно пуста. Нет даже коврика или складного стула. Джейн осторожно входит и сразу прижимается к стене. Пустота комнаты заставляет ее нервничать. Разве у безумной женщины с воображаемым межпространственным порталом не должно быть какой-нибудь серебряной капсулы с сиденьями и рулевым колесом или таблички с предостережением: «Осторожно, межпространственный портал!»?
        - Боже мой, дорогая. Не ходи туда, - тревожится миссис Трэш, поспешно хватая Джейн за руку и направляя ее в центр комнаты. - Ты пойдешь через портал.
        - О! Спасибо, - благодарит Джейн, затем теряет голос и хватается за зонтики. Джейн не чувствует руки. Она теряет дыхание, зрение и память. Теряет ощущение своего тела. Теряет всю себя - все, кроме сдержанного и ясного осознания того, кто она.
        Когда Джейн приходит в себя, первая миссис Трэш уже переоделась. Сменила прическу, декор и освещение. Она стоит перед Джейн в странной шляпе и с возмущенным выражением на лице.
        - Кто ты такая? - Она грозно хмурится. - Откуда взялась?
        Вот черт.
        На женщине зеленая, покрытая листьями шляпа. На ней куча шарфов и ожерелий. В своей коричневой рубашке и брюках она похожа на дерево. Комната знакомая, но сделана из металла, а не из камня.
        Джейн подбирает слова, которые бы использовала первая миссис Трэш.
        - Ваш двойник отправил меня через свой портал, - говорит она. - Я Джейн. Дженни.
        - Какой двойник? - говорит первая миссис Трэш. - Ты понимаешь, что у меня их бесчисленное множество?
        - Боже. - Джейн хватается за голову. - Мне нехорошо.
        - Ага! - удовлетворенно кивнула женщина. - Божественное Измерение. Похоже, Ограниченное. И ты привезла - как их там? Зонтики?
        - Да. - Джейн держится за живот. - Она провела меня. Я не могу в это поверить. Это и есть БИ-семнадцать?
        - Да, - отвечает первая миссис Трэш из БИ-семнадцать. - Напомни мне. Для чего нужен зонтик? Для самозащиты?
        - Для защиты от дождя. Вот. - Джейн протягивает ей незаконченный зонт и открывает другой, чтобы наглядно продемонстрировать принцип работы. - Некоторые люди считают, что открыть его в помещении - к беде.
        - Суеверие! Ох уж это суровое Ограниченное Измерение! - вздыхает первая миссис Трэш из БИ-семнадцать. - Гм, дождь… Значит, вода покрывает значительную часть поверхности Земли. Так что привело моего двойника из вашего мира?
        - Искусство, кажется.
        - А! - говорит она. - Наконец все проясняется. Она недавно покупала лягушачий банк, который я достала в БИ - тридцать три для своей человекообразной дочери?
        - Нет.
        - Картину Дали с тающими часами из ОИ - сто семь для своего сына Рудольфо?
        - Нет.
        - Водяные лилии и лягушки Моне для своего сына Рави?
        - Да, - говорит Джейн. - Точно.
        - Да, - повторяет она. - Это наша собственная картина. Мой Рави не дает мне покоя из-за нее. Никогда не упоминал об этом Моне, пока я не приняла разумное деловое решение. А теперь выясняется, что это была его любимая картина, и все, что я слышу, - самые грязные насмешки. Мои дети!
        - Мне пора возвращаться. - Джейн пытается дышать. - Мне нужно домой.
        - Зачем она отправила тебя сюда?
        - Понятия не имею. Она обвела меня вокруг пальца.
        - Что ж, - говорит первая миссис Трэш из БИ-17, внимательно изучая Джейн и заставляя ее нервничать. - Должна быть причина.
        - Думаю, ей просто хотелось доказать, что она не сошла с ума.
        - Сомневаюсь. Я не встречала еще среди своих двойников тех, кого беспокоило бы, считает ли их кто-то ненормальными, - веско заявляет она. Удивительно, как ей удается быть настолько убедительной в этой дурацкой шляпе. Когда женщина говорит, листья разлетаются, словно она кленовое дерево на ходулях. - Она прислала вас сюда с какой-то целью. Интересно. Вы молоды, а молодость вдохновляет. Ваш энтузиазм достигает высшей точки?
        - Гм, я не знаю, - сомневается Джейн. - Думаю, что-то среднее.
        - Может, ты здесь в качестве друга, чтобы повлиять на мою Карен? Или как возлюбленная? О, прости, - ты ее знаешь как Киран.
        - Она мало рассказывала о Киран, - смущенно говорит Джейн. - Я имею в виду ее Киран. И не упоминала никого по имени Карен, так что не думаю.
        - Моя Карен - потрясающая девушка, которую ждет блестящая карьера, но ей не хватает энтузиазма. Гм. - Она пристально смотрит на Джейн. - Вы когда-нибудь сталкивались с пиратами?
        - Нет! - вскрикивает Джейн. - Почему все думают, что я имела дело с пиратами?
        - Так! - восклицает она. - Значит, она отправила вас из-за этого. Очень находчиво. Нам нужен кто-то, кто погрузится в глубины разума преступника и сможет предвидеть каждое его движение. Вы медиум, дорогая?
        - Конечно нет.
        - Телепат?
        Джейн приподнимается:
        - Нет!
        - Точно. - Похоже, она обеспокоена гневом Джейн. Впрочем, девушка чувствует, что миссис Трэш тревожится за нее, а не за себя. - Вот я глупая. Это ведь унылое маленькое Ограниченное Измерение.
        - Мое Измерение не унылое!
        - Нет. - Дама сочувственно поглаживает плечо Джейн. - Конечно нет, деточка. Вы, наверное, очень молодой психолог? Криминалист?
        - Нет!
        - Преступница? - с надеждой спрашивает женщина.
        - Я создатель зонтиков, - уточняет Джейн.
        - Создатель зонтиков, - повторяет первая миссис Трэш. Она выглядит подавленной. - Интригующе со стороны Аниты ОИ - сорок два.
        - Это ее исходное имя? - спрашивает Джейн. - Я имею в виду, ваше исходное имя - Анита?
        - Да, - говорит она. - Оба имени. Приятно познакомиться. У нас даже не бывает дождя.
        Эта женщина - поразительный собеседник.
        - Что ж, тогда я могу идти, - говорит Джейн.
        - Возможно, Анита ОИ - сорок два хотела, чтобы ты отвлекла пиратов, пока я устрою им взбучку. - Она живо подхватывает.
        - Послушайте, - отрезает Джейн, которая уже устала от этого диалога. - У вас проблемы с пиратами. Вы боитесь, что они проникнут через ваш портал и будут искать своих двойников в других измерениях, чтобы увеличить свои силы. Они летают на небольших кораблях и умело производят посадки. Может, стоит сосредоточить энергию на укреплении этой комнаты, чтобы пираты не могли пробраться к порталу? И что это за беззаконное измерение? У вас что, нет полиции?
        - Конечно, у нас есть полиция, - отвечает она, фыркнув от негодования. - Но как я могу им доверять?
        - Если вы никому не доверяете, - восклицает Джейн, - тем более следует защищать портал! Какие меры безопасности вы предпринимаете?
        Джейн направляется к окну - иллюминатору? - и тут же вспоминает предназначение комнаты.
        - А где сам портал? - спрашивает она, не желая ненароком отправиться бог знает куда. Первая миссис Трэш БИ-17 указывает на отмеченный мелом квадрат прямо у больших черных ботинок Джейн.
        - Ваш хотя бы отмечен, - холодно говорит Джейн. Затем она пересекает комнату, чтобы оценить возможность вторжения пиратов.
        Вид из окна пугает Джейн. Ей говорили, что этот Дом - космический корабль, но вид здесь тот же, как из ее собственного окна в Ту-Ревьенс. Зеленый двор, а за ним - океан. Солнечный день.
        - Это не настоящее окно, моя дорогая, - говорит первая миссис Трэш из БИ-17. - Это всего лишь проекция того, что мы видели бы, не лишись своей планеты.
        Джейн это кажется бессмысленным. Наверняка настоящий вид должен быть впечатляющим.
        - Пойдем вниз, - продолжает первая миссис Трэш. - Там командный пункт и есть настоящие окна. Я покажу тебе все, что у нас имеется для обороны.
        Прогулка по Ту-Ревьенс из БИ-17 похожа на прогулку по привычному для Джейн Дому в причудливом сне. Она узнает комнаты, лестницы, атриум. Даже картины на стенах. Но временами Джейн просто бросает в дрожь. Например, вместо коврика из шкуры белого медведя здесь развалился ужасный, кривляющийся, безобразный снежный человек. Видимо, сделанный из синтетических материалов, так как снега здесь нет, а монстры не настоящие. Ведь так?
        Резкий свет, овальные дверные проемы возвышаются на несколько дюймов от земли. Странно одетые люди уступают дорогу Джейн. На обуви у некоторых из них - маленькие колесики. Одна женщина одета как стражники в Букингемском дворце, есть даже медвежья шапка. У другой - крылья бабочки. Третья несет ведро и одета как доярка. В доме есть коровы? В ведре нет молока. Ведро наполнено… котятами? Джейн думает, что эти люди вместе с планетой лишились своей истории и хотят каким-то образом ее вернуть - например, причудливо одеваясь. Попытки вернуть утраченное. Она трогает свою майку с морским драконом.
        - Этот корабль собран из фрагментов других кораблей, - поясняет первая миссис Трэш БИ-17, пока Джейн следует за ней к лестнице. - Октавиан Трэш Первый положил глаз на кое-какую нашу собственность и оказался настырным ублюдком. Он украл наш атриум с итальянского прогулочного судна.
        Атриум жутко похож на знакомый Джейн венецианский дворик: те же мраморные полы, террасы, звенящие фонтаны и цветы в кашпо. Только еще более великолепен и совершенен. Конечно, это подделка. Мрамор - подделка, цветы - подделка. Имитация того, чего больше нет в этом мире. Этот венецианский дворик такой же бездушный, как атриум в стиле Римской империи в лас-вегасском казино.
        - Это настоящий солнечный свет? - Джейн указывает на сияющий потолок.
        - Дорогуша, - вздыхает первая миссис Трэш БИ-17. - Мы находимся в самом отдаленном уголке Солнечной системы. У Новой Земли нет доступа к солнечному свету.
        «Тетушка Магнолия, - говорит про себя Джейн, - если бы ты только это видела». Ужасно вспоминать о тетушке Магнолии в другой вселенной. Джейн старается не думать о ней.
        - А у меня есть двойник в БИ-семнадцать? - затаив дыхание, спрашивает она у местной версии миссис Трэш.
        - Нет, насколько я знаю, - отвечает женщина. - Пойдем.
        Она ведет Джейн к восточной лестнице - сходный трап? - которая гулко позвякивает под ботинками. На втором этаже вместо картины с зонтиком Джейн обнаруживает дверной проем в реальную комнату, на полу которой лежит… Джейн в растерянности. Смятый скафандр для лошади? Люди ходят туда-сюда. Экипаж корабля? Гости?
        - Отмечаете Праздник весны? - интересуется Джейн.
        - Нет. С чего ты взяла?
        - Так много людей.
        - Большинство домов на Новой Земле вмещают сотни, а то и тысячи людей, моя дорогая. У нас нет целой планеты для расселения.
        Большинство людей - незнакомцы, но Джейн может поклясться, что маленькая девочка, которая вбегает в комнату, оглядываясь через плечо, - Грейс Панзавекки. Она такая шустрая, что Джейн не успевает ее разглядеть. Спустя несколько мгновений двойник мистера Вандерса пробегает мимо нее, спеша вверх по лестнице. На нем салатовые блестящие подтяжки, он выглядит немного расстроенным.
        Самое странное, что после того, как люди проходят через дверной проем, с ними случаются кардинальные перемены. Джейн замечает это, когда дочь Панзавекки оглядывается назад. Она выглядит странно, будто это уже другая девочка. Когда кто-то выходит из комнаты на площадку, Джейн вскрикивает от удивления, потому что знает этого человека.
        - Люси Сент-Джордж! - восклицает Джейн, удивляясь, что она смогла ее узнать. Выглядела та абсолютно иначе: с лицом грустного клоуна, красным клоунским носом и капельками черных слез. На ней мешковатые брюки и подтяжки, болтающиеся башмаки, белая майка, огромный галстук-бабочка и хвостики.
        - Люси! - снова повторяет Джейн. - Сейчас Хеллоуин?
        - А, это ты, - мрачно произнесла Люси БИ-17. - Конечно, это ты. Кто же еще это может быть.
        - Я? - уточняет Джейн. - Ты знаешь меня?
        - Ты уверена, что знаешь ее, Лаванда? - удивляется первая миссис Трэш БИ-17. - Дженни прибыла к нам из другого измерения. Ты встречала здесь ее двойника?
        - О, - восклицает Люси. - Значит, ты не та Дженни? Да. Я видела ее только сегодня, в постели Рави.
        - В постели Рави? - изумляется Джейн, но Люси уже плетется к восточному коридору. Клоунские ботинки вынуждают ее делать огромные, неловкие шаги, будто она идет под водой. Люси поворачивается, чтобы еще раз взглянуть на Джейн. Ее раскрашенное лицо, печальное и укоризненное, трогает Джейн за душу.
        - В постели Рави? - повторяет Джейн. Она понятия не имеет, как ей реагировать на эту новость.
        - Не задерживайся, дорогая, - говорит первая миссис Трэш БИ-17.
        - Почему она так одета?
        - Как? - Первая миссис Трэш БИ-17 подталкивает Джейн к лестнице.
        - Как грустный клоун, - продолжает Джейн.
        - Грустный клоун? Почему бы ей не одеться как грустный клоун?
        - Но… - начинает Джейн, но умолкает, видя, как пират - пират! - взбегает по лестнице ей навстречу. Инстинктивно Джейн принимает защищающуюся позицию и бьет его. Пират с пронзительным криком летит вниз.
        - О-о! - кричит он, достигнув пола. Скрючившись, он ощупывает голову, бедро, колено, осматривает локти. Смотрит на Джейн в недоумении - и, боже милостивый, это же Колин Мак! Колин с повязкой на глазу, в бандане с черепом и костями поверх длинных неопрятных волос. На нем облегающий шелковый жилет и рубаха с широкими рукавами.
        - Колин! - кричит Джейн.
        - Что я тебе сделал? - Колин пытается удержаться на ногах. - Ты чуть не убила меня!
        - Колин! - снова повторяет Джейн. - Ты один из пиратов?
        - Кто ты, ко всем летающим обломкам, такая? - спрашивает Колин. - Анита, где вы нашли это чудище?
        - И правда, - поддерживает его первая миссис Трэш БИ-17, - тебе следует помнить, дорогая, что ты не в своем измерении. Если у тебя есть какие-то счеты со своим Колином, ты не должна вымещать злость на нашем!
        - Я его ударила не потому, что он Колин! - оправдывается Джейн. - Я его даже не узнала. Я набросилась на него, потому что он - пират!
        - О, какая чушь, - усмехается первая миссис Трэш БИ-17. - Колин - арт-дилер.
        - Тогда почему он так одет?
        - О-о, теперь ты еще и унижаешь меня за мой внешний вид, - возмущается Колин.
        - Не принимай это на свой счет, дорогой, - успокаивает Колина миссис Трэш, покачивая листьями на голове. - Дженни из Ограниченного Измерения. У нее достаточно узкое представление о множественности миров.
        - Неандерталка! Возвращайся туда, откуда явилась. - Колин поднимается, отряхивается и уходит, оскорбленный. На нем потрепанные и неопрятные штаны, а еще целых два пистолета в висящих по бокам кобурах.
        - Значит, он не пират? - Джейн в замешательстве. Тут она видит Джаспера, славного пса Джаспера, который пробирается вверх по лестнице. Никогда еще вид собаки не доставлял ей столько радости. Он похож на самого себя. Он также с трудом карабкается к ней, как и ее привычный Джаспер. Джейн приседает и радостно протягивает ему руку.
        Джаспер на секунду останавливается, равнодушно нюхает ее и продолжает путь, даже не взглянув на Джейн.
        От обиды Джейн хочется разреветься прямо на ступеньках.
        - Бедняжка, - сочувствует первая миссис Трэш БИ-17. Она склонилась над Джейн, из-за шляпы похожая на плачущую иву. - Знаешь, это случалось у всех нас. Ты должна помнить, что не принадлежишь к этому миру, как бы он ни был похож на твой. Ты никогда не сможешь чувствовать себя здесь как дома.
        Окна в командном пункте корабля тянутся от пола до потолка, и Джейн оказалась права: вид из них открывается весьма необычный. Бескрайний пурпурный океан пространства, через который время от времени проносятся крошечные космические корабли, мерцающие, словно серебряные и золотые светлячки. Вдали тянется тусклая металлическая линия - должно быть, «материк» в этом плавучем человеческом сообществе, лишенном планеты. Далеко-далеко виднеется светящаяся точка, крошечная, но такая яркая, что смотреть на нее больно.
        - Ты узнаешь эту звезду? - интересуется первая миссис Трэш. - Это Солнце.
        - Солнце! - удивляется Джейн. - Но оно такое маленькое!
        - Наше намного дальше вашего, моя дорогая.
        Как случилось, что еще утром Джейн проснулась в своей обычной жизни, а сейчас видит, как наше светило выглядит с границы Солнечной системы?
        - Пойдем, - говорит миссис Трэш БИ-17. - Посмотришь, как мы обезопасили Дом.
        Она подводит Джейн к вращающейся голографической проекции Дома, которая по голосовой команде капитана корабля делится на части и увеличивает свои элементы. Неудивительно, что им оказалась миссис Вандерс. Точнее, конечно же, капитан Вандерс. У нее на ногах колеса, благодаря которым она перемещается вокруг голограммы, При этом на ней бальное платье салатового цвета, усыпанное мерцающими блестками.
        Капитан Вандерс и первая миссис Трэш БИ-17 быстро обмениваются сообщениями о нынешнем состоянии корабельной обороны, причем в большинство упоминаемых вещей Джейн трудно поверить. К примеру, корабль способен чувствовать дурные намерения и, словно призрачный лес из сказки, превратить часть своих палуб в устрашающие пасти, или развернуть стены так, что к дверям не будет доступа, или свалить на незваного гостя книги с библиотечных полок.
        - Вы хотите сказать, что ваш корабль разумен? - Джейн прерывает капитана Вандерс, которая как раз рассказывает о способности корабля выбросить пирата через балюстраду в атриум.
        - Именно так, - сухо подтверждает капитан Вандерс. - Это недавнее достижение. К сожалению, противоречивое, но достойное внимания. На днях Патрик и Рави ввязались в какую-то драку. Мы обнаружили их налетевшими на светильники в гостиной Меркурия.
        - Вроде Патрик и Рави здесь друзья?
        - О, они замечательные друзья, - говорит первая миссис Трэш БИ-17. - Но Карен и Патрик недавно поженились, Карен беременна двойней, а Рави задумал какое-то космическое путешествие, которое совпадает с ожидаемым рождением. Патрик возмущен и всячески оберегает Карен. По его мнению, Рави должен быть рядом, когда его сестра будет рожать.
        - Конечно должен! - поддерживает Джейн. - Рави ведь не настолько эгоистичен? А Киран замужем за Патриком? Как такое случилось?
        - Ты забываешь, - говорит миссис Трэш БИ-17. - Это не твой мир. Ты не можешь знать, что здесь происходит.
        - Разве? Когда так много общего?
        - Даже от самого маленького камня, брошенного в воду, круги идут во всех направлениях. Тебе должна нравиться эта метафора, ведь она пришла с Земли, семьдесят процентов поверхности которой покрыто водой.
        - Подождите, - прерывает Джейн. - Киран, то есть Карен, беременна двойней, а вы заявляете, что у нее нет энтузиазма, чтобы заниматься карьерой?
        - О, у нее всего одиннадцать недель, - отвечает первая миссис Трэш БИ-17. - Она просто ничего не делает. Пойми меня: Рави принимает ужасные решения, но, по крайней мере, полон энтузиазма!
        - Понятно. - Джейн сочувствует Карен БИ-17, чье тело вынашивает двух новых существ и которой, как считают некоторые, недостает энтузиазма. Или она счастлива за Карен БИ-17? Разве есть что-то плохое в том, что Киран/Карен замужем за своим Патриком? Тем более что он так ее опекает?
        - Ну, право же, - говорит капитан Вандерс. - Не пора ли нам сфокусироваться на более насущных проблемах?
        - Хорошо, - соглашается Джейн. - Как корабль может стать разумным существом?
        - Она из Ограниченного Измерения, капитан Ванди, - поясняет миссис Трэш БИ-17.
        - Тем не менее, - холодно отвечает капитан Вандерс, - это разумный вопрос. Боюсь, я сама не понимаю. Это застало всех нас врасплох. Я твердо убеждена в том, что Анита должна искать объяснения и разгадку в другом измерении.
        - Вы думаете, что разгадка существует? - спрашивает Джейн.
        - Вселенная бесконечна, - надменно отвечает миссис Трэш БИ-17. - Конечно, разгадка есть. Возможно, нам понадобится архитектурный психолог или кто-то, способный наделять психической энергией неодушевленные предметы. Мне интересно, способна ли на это Айви.
        - Айви? - восклицает Джейн.
        - Я не уверена, что корабль нуждается в решении каких-либо проблем, - добавляет миссис Трэш БИ-17.
        - Ты столько путешествовала, что уже не имеешь представления о том, что нормально в нашем собственном мире, - поясняет капитан Вандерс. - И я прошу тебя оставить Айви в покое, у нее хватает своих забот. Лучше бы переговорить со второй миссис Трэш. К сожалению, - капитан Вандерс оборачивается к Джейн, - вторая миссис Трэш покинула нас как раз тогда, когда все началось. Она - заклинательница корабля.
        - Пространство… - начинает Джейн, но останавливается, потому что в командном пункте появляется еще один человек. Это Айви. Она выглядит совсем по-другому, но все равно легко узнается. Джейн не видит особых различий, разве что у этой Айви лицо напряженно и сосредоточенно. Ее Айви не была такой.
        Как только Айви БИ-17 замечает Джейн, она ухмыляется, но улыбка мгновенно исчезает с ее лица. Она недоуменно хмурится.
        - Простите, - говорит Айви БИ-17. - Мы с вами встречались?
        - Нет, - поясняет Джейн. - Я из Ограниченного Измерения или что-то в этом роде.
        - А! Ну, это все объясняет.
        Ее улыбка согревает точь-в-точь как улыбка Айви. В ее темных волосах торчат голубые пряди, короткие и тонкие, как шипы или лучи звезды. Это первое, что Джейн должна была увидеть, но не заметила, потому что смотрятся они совершенно естественно. Джейн улыбается в ответ.
        - Ты… - Джейн хочет спросить, знакома ли Айви с тетей Магнолией. Внезапно она останавливается. Она не готова.
        Вдруг голограмма начинает распадаться, и все собираются вокруг нее. Голографическая крыша восточного крыла мигает, выдвигается и съеживается. Капитан Вандерс бежит к ближайшей панели управления и читает бегущие по ней символы.
        - У нас два незваных гостя! - кричит она. - На двух кораблях. По левому борту уровня ноль-два. Они пробивают корпус!
        - Пираты! - заключает первая миссис Трэш БИ-17. - Пираты с подлым межпространственным умыслом, я уверена.
        - Что ж, - говорит капитан Вандерс. - Вперед! Остановим их!
        Она берет Джейн за плечи и пристально смотрит ей в лицо.
        - Нападем на них с теми штуками, которые ты принесла!
        Конечно же, речь о зонтиках.
        Джейн несется по восточному коридору третьего этажа вместе с первой миссис Трэш БИ-17. Она совершенно не готова к встрече с пиратами. Одна из версий Рави катит к ней на блестящих синих роликовых коньках с красными звездами.
        «Версия, с которой я сплю», - думает Джейн, затем понимает, что никак не готова к встрече с таким Рави. Ее лицо горит. Она надеется, что молодой мистер Трэш пронесется мимо нее. Вместо этого он подкатывает прямо к ней и хватает за руки:
        - Эй. Ты в порядке?
        - Я не та, за кого вы меня принимаете, - говорит Джейн.
        - Да? Но ты одета точно так же. - Он откатывается назад и оглядывает Джейн сверху донизу. На этих роликах он кажется очень высоким. - У тебя в руках те же самые зонтики. Разве не моя мама тебя сюда отправила? Она сказала, что сделала это обманом, чтобы доказать существование мультивселенной!
        - Так вы не Рави БИ-17? - Джейн замечает, что, не считая роликовых коньков, на нем та же одежда, в которой она видела его в последний раз, и та же проседь в волосах.
        - Я свой Рави! - говорит он. - Рави ОИ-42! Я пришел за тобой. Идем. Ненавижу это измерение.
        - Рави? Почему, черт возьми, на тебе роликовые коньки?
        - Мама занималась роллер-дерби. - Он нетерпеливо машет рукой. - Я здесь, чтобы найти тебя и поскорей убраться. Я бывал здесь раньше и знаю, каково это.
        - Но не думай, дорогуша, что тебе удалось слиться с толпой, чужой Рави, - с жалостью говорит миссис Трэш БИ-17. - А теперь марш навстречу пиратам.
        Дом разносит пиратов в пух и прах с такой легкостью, что Джейн не понимает, из-за чего все так переживали. Один из нападавших - самый высокий мужчина из всех, которых она когда-либо видела, - лезет сквозь отверстие на стыке потолка и стены. Дыра расширяется и проталкивает его. Ее края грубые и заостренные, словно зубы. Затем отверстие громко отрыгивает и затягивается обратно. Пират лежит у ног Джейн. На нем нет традиционного пиратского костюма: он одет как грустный клоун, и это приводит Джейн в замешательство.
        Первая миссис Трэш БИ-17 заворачивает его в коврик из безобразного йети. Рави - наш Рави - издает тревожный возглас, непонятно с чем связанный: то ли с тем, что миссис Трэш может повредить бесценное произведение искусства, то ли с тем, что коврик действительно настолько ужасен, как это показалось Джейн.
        - Почему вы так одеты? - Джейн склонилась над пиратом.
        - Из-за любви к женщине, которая едва ли знает о моем существовании, - мрачным голосом отвечает грустный пират-клоун. Из одного конца ковра торчат его огромные башмаки, из другого - радужный кудрявый парик. Он похож на хот-дог.
        - Здесь все с разбитым сердцем одеваются как грустные клоуны? - спрашивает Джейн, пытаясь выявить закономерность.
        - Не понимаю, о чем вы говорите. Я одеваюсь так, потому что она так одевается, - говорит пират, в то время как первая миссис Трэш БИ-17 перекатывает его в сторону коридора, а затем нажимает кнопку на стене, с помощью которой общается с капитаном Вандерс.
        - Ничего не понимаю, - вздыхает Джейн. - Вы в сговоре с Люси? Я имею в виду, с Лавандой?
        Немного дальше по коридору с потолка падает апельсин. Он отскакивает от пола и катится к Джейн.
        - Ох! Это уже оскорбительно, - восклицает пират, завернутый в ковер.
        - Что? - удивляется Рави. - Апельсин? Что оскорбительного в апельсине? Что с тобой? Боже, как же я ненавижу это измерение.
        - Это апельсин моего друга, - печально говорит пират. - Мой друг стал частью этого корабля. Я имею в виду, после того, как прорубил его. Корпус судна разрушил его корабль, но продолжает держать, чтобы закупорить отверстие.
        - Как пробка в бутылке? - спрашивает Джейн.
        - Что, черт побери?
        - Корабль твоего друга пропал? - с нарастающим беспокойством говорит первая миссис Трэш БИ-17. - Что вы имеете в виду? У него достаточно воздуха?
        - Нет, - отвечает пират. - Я видел, как он посинел.
        Первая миссис Трэш БИ-17 смотрит на пирата с недоверием:
        - Вы хотите сказать, что Дом его уничтожил?
        - Но решил пощадить апельсин, - говорит грустный пират-клоун. - Этот корабль, который вы называете Домом, - настоящее чудовище. У него своеобразные способы защиты. Нас об этом не предупреждали. Судя по тому, как мы были разбиты, могу сказать, что меня просто использовали.
        - Кто? - удивляется Джейн. - Для чего?
        - Она, конечно, - отвечает пират. - Чтобы отвлечь. Разве не жалкий поступок, особенно если ей удалось уйти?
        - О чем вы? - восклицает Джейн. - Вы здесь не из-за портала?
        - Порт? - удивляется он. - Какой еще порт?
        - Постойте, вы даже не пират? - интересуется Джейн. - Вы прибыли не за предметами искусства?
        - Правда в том, что я выдающийся художник. Но я и так сказал достаточно. Не так ли?
        - Я… я не знаю, - теряется Джейн, пытаясь понять. - Лаванда?
        Несколько незнакомых Джейн работников подходят с каталкой и окружают обезвреженного пирата. Они поднимают его вместе с ковром и пристегивают к ложу на колесиках. Первая миссис Трэш БИ-17 рассказывает о мертвеце, который в настоящее время закупоривает отверстие в крыше, которое сам же и прорубил. Персонал ей не верит. До сих пор Дом еще никого не убивал. Джейн интересно, станет ли это неожиданностью для капитана Вандерс. Такое чувство, что ее это даже не удивит.
        Джейн пыталась вспомнить, куда направлялась Люси-Лаванда, когда она видела ее последний раз.
        - Рави, - тихо говорит она. - Пойдем со мной.
        Как и подобает джентльмену, Рави предлагает понести один из зонтов и даже не намекает на утренний поцелуй в своем Ту-Ревьенс. Он снимает роликовые коньки, чтобы идти вровень с ней. На самом деле Джейн находит его общество весьма приятным, когда он не флиртует. Странно, что ее спокойствие смешано с чувством тоски.
        - Куда мы идем? - спрашивает он. Коньки болтаются у него в руках, свисая на шнурках. Когда Джейн была маленькой, тетя Магнолия ходила с ней в парк, а затем садилась на скамейку и ждала, подбадривая, пока она каталась на роликах. По дороге в парк и обратно Джейн точно так же связывала шнурки вместе и несла их, как сейчас Рави.
        - Ну? - нетерпеливо спрашивает ее спутник.
        - Куда? Что ж. Восточное крыло, второй этаж, - говорит Джейн. - Или как они здесь говорят, левый борт, уровень ноль-один. У меня есть одно предположение.
        - Какое?
        - Я пока не могу сказать. Но не думаю, что те парни были пиратами, попавшими в это измерение через портал.
        - Отлично. Еще одна тайна. - Рави не в восторге от прогулки по этому Ту-Ревьенс. Джейн судит об этом по его тону и постоянным оглядываниям через плечо.
        В восточном крыле беспрерывно мигают лампы. Как только Рави и Джейн приближаются, мигание прекращается, будто лампы хотят привлечь их внимание. Джейн не особо удивлена, увидев Люси-Лаванду, одиноко стоящую в коридоре. Люси хнычет оттого, что ее рука застряла в стене. Прямо у края маленькой картины, почти за изображением женщины, которая пишет письмо, пока ее лягушка спокойно сидит неподалеку. На картине - ночь. Пейзаж мягко освещен скоплением звезд.
        - Люси-Медвежонок! - кричит Рави. - Клоун Люси! Что случилось? Вот те на. Посмотри на этого Вермеера.
        - Вермеера? - переспрашивает Джейн.
        - Вот великолепная картина, - указывает Рави. - «Женщина пишет письмо с лягушкой». По крайней мере, так ее называют в нашем измерении.
        - Да, точно, - вспоминает Джейн, - миссис Вандерс упомянула твоего Вермеера сегодня утром.
        - Правда?
        - Похоже, она была обеспокоена. Она хотела, чтобы ты посмотрел на него.
        - Обеспокоена? Погоди-ка, что это?
        Рави наклоняется, чтобы лучше разглядеть маленький холст, лежащий на полу рядом с огромными клоунскими башмаками Лаванды. Затем он застывает. Осторожно кладет ролики, передает Джейн зонтик, поднимает холст и держит его на расстоянии вытянутой руки. Это изображение очень похоже на картину, висящую на стене.
        Повернувшись к Лаванде, Рави вскрикивает:
        - Люси! Что ты делаешь?
        - Меня зовут Лаванда, - с трудом отвечает она. - И ты не настоящий Рави.
        - Все это время ты притворялась?
        - Это не твое дело, притворялась я или нет! - кричит Люси-Лаванда. - Ты - не ты. Я не обязана оправдываться перед тобой! Перед любым из вас!
        - Ты говорила, что любишь меня.
        - О, послушай себя. Это были не я и ты, а ты и кто-то другая или я и кто-то другой. В любом случае ты даже не знаешь, что все это значит!
        - Какая из картин настоящая? - Рави начинает задыхаться.
        - Угадай, - говорит Лаванда. - Если тебе правда не все равно. Тебе наплевать, кто в твоей постели, но волнует картина на твоей стене!
        - Я это выясню, - говорит Рави. - Обещаю. И расскажу все, что ты сделала, твоему отцу и брату. Я всем расскажу!
        Лаванда начинает смеяться. Ее отвратительный смех переходит в короткий крик, когда стена сильнее сдавливает ее руку.
        - Я звоню в полицию. - Рави осторожно кладет холст обратно на пол. - Или капитану. Как бы там ни было, ты проникла в это чертовое измерение для сделки с клоунами, этими жалкими воришками предметов искусства.
        - Охраняй картины, - холодно обращается он к Джейн. - Я скоро вернусь.
        - Хорошо, - кивает Джейн. Затем она терпеливо и неподвижно ждет, сжимая в каждой руке по зонтику, пока Рави надевает ролики и катится вниз по коридору.
        Джейн поворачивается к Лаванде. Кажется, стена продолжает сжимать ее руку. Сейчас рука уже почти по локоть ушла в стену, Лаванда задыхается от боли. Слезы оставляют масляные следы на гриме, черные капли падают на белую рубашку.
        - Ты наняла тех двоих, чтобы сбить с толку Дом, пока ты крадешь картины? - спрашивает Джейн.
        - Знаешь, - отвечает Лаванда в бессильном приступе ярости, - ты последний человек во всей мультивселенной, перед которым я стану оправдываться.
        Ее глаза блестят, она всхлипывает.
        - Второй последний человек! - кричит она. - Ты просто копия! Пустое место! Одна из коллекции пустышек Рави!
        - Зачем ты воруешь?
        - А зачем все что-нибудь воруют?
        - Из-за денег? - спрашивает Джейн с отвращением.
        - Это живопись, - выпалила Лаванда. - Это вещь. То, что я делаю, никому не причиняет боли. Если не считать Рави, который этого заслуживает!
        - Один из твоих сообщников погиб, - говорит Джейн. - Дом убил его.
        Лаванда вскрикивает, когда стена заглатывает ее руку еще глубже. У нее подкашиваются ноги, теперь она висит, словно тряпичная кукла-клоун. Джейн пытается не думать о ее предплечье внутри этой стены. Старается не задумываться, как далеко может зайти стена в наказании преступницы.
        - Тебе есть куда бежать? - спрашивает ее Джейн.
        - Что? - Лаванда едва дышит.
        - У тебя есть план побега?
        Лаванда оборачивается и бросает на Джейн быстрый измученный взгляд. Ее глаза переполнены болью.
        - Я не рассчитывала, что меня поймают. Но да. Есть места, где я могла бы скрыться.
        Джейн полагает, что начни она всерьез обдумывать свой план, то обязательно убедит себя в его неисполнимости. Так что, без всяких размышлений, она вклинивает незаконченный, трепыхающийся черный зонтик прямо туда, где стена втягивает в себя руку Лаванды. Стена содрогается, рычит и сжимается сильнее. Лаванда кричит.
        Джейн крепко держит коричневый зонтик с розовым оттенком, продолжая проталкивать его в стену рядом с рукой Лаванды. Трудно понять, что именно происходит: стена вопит, сопротивляется и истекает странным, клейким, мерзким веществом там, куда Джейн засунула зонты. Чутье подсказывает ей использовать зонт вместо лома, чтобы расширить засасывающее Лаванду отверстие. Стена ревет, затем вскрикивает. Лаванда вырывается и начинает орать.
        Ее кровавая, искалеченная и измученная рука выскальзывает из стены, словно вялое новорожденное существо. Лаванда падает.
        - Беги! - кричит Джейн. - Беги!
        Лаванда пошатывается, затем наклоняется и бросается наутек. В полном одиночестве Джейн раз за разом выдергивает и вновь втыкает в стену зонтики, пытаясь отвлечь Дом от беглянки. Стена съеживается и превращается в хватающие зонтики пальцы, а Джейн продолжает наносить удары.
        Но тут пол под ногами начинает громыхать и двигаться, и она понимает, что пора остановиться. Джейн выпускает зонтики, оставляя их торчать в стене.
        - Хороший Дом, - говорит она. - Замечательный Дом. Я не хотела причинять тебе вред, миленький.
        Джейн дышит глубоко, искренне не желая сделать что-то еще, способное рассердить этот ужасный Дом.
        Убегая, Лаванда забывает о картинах. Джейн оставляет их на том же месте и удаляется в другом направлении. Стена все еще борется с дергающимися в ней зонтиками, но пол уже успокоился.
        - Я хочу домой, - заключает Джейн. - Пожалуйста, Боже, позволь мне вернуться домой.
        Забавно обнаружить себя шепчущей подобие молитвы. Она никогда не была религиозной, она даже не знает, во что верит, не знает даже, что она имеет в виду под словом «домой».
        Джейн задерживается еще на мгновение, чтобы почтить память своего коричнево-розового зонтика с медной ручкой. Ее героический зонт! Она понимает, что его придется оставить здесь. Джейн благодарна ему за помощь.
        Затем она вспоминает о деле, которое должна закончить до того, как покинет это измерение.
        Когда Джейн попадает в восточный коридор третьего этажа, то обнаруживает, что вокруг уже прибрано. Ни пиратов, ни врачей. Даже безобразный коврик - снежный человек снова на своем месте. Судя по глухим звукам, доносящимся сверху, команда людей там извлекает тело погибшего и устраняет брешь. Джейн интересно, насколько добровольно Дом согласился расстаться со своей жертвой.
        Услышав шум роликов, она оборачивается и видит Рави, катящегося к ней со стороны атриума, словно грозовая туча.
        - Мы наконец добрались до картин, и Люси сбежала, - запальчиво говорит он. - Это ведь ты позволила ей уйти?
        - Стена собиралась убить ее, - оправдывается Джейн. - И ее зовут Лаванда.
        - Стена не собиралась ее убивать!
        - Ты бы видел, что она сотворила с ее рукой.
        Рави сглатывает. Ему неловко.
        - Что же стена сделала с ее рукой?
        - Лучше не спрашивай.
        - Ну же, - тревожится Рави. - С ней все будет в порядке?
        - Понятия не имею! Но тебе прекрасно известно, что Дом убивает людей!
        Рави борется с собственными мыслями.
        - Хорошо. Что ж, мы ничего не можем с этим поделать. После всего, что мы видели здесь, я хочу вернуться домой прямо сейчас. Мне нужно поговорить с моей Люси о Бранкузи. И возможно, получше приглядеться к нашему Вермееру.
        - Но сначала еще одна остановка, - говорит Джейн.
        Когда Рави озадаченно поднимает брови, Джейн протягивает ладонь. Он берет ее за руку, недоумевая, и Джейн увлекает его вниз по коридору.
        - Нет! - восклицает Рави, когда понимает, куда они направляются. - Ни за что.
        - Да брось.
        - Нет, - настаивает он, пытаясь вырваться из хватки Джейн. - Встретимся у портала.
        - Чего ты боишься? - накидывается на него Джейн. - Правды?
        - Нет. - Он окончательно теряет самообладание. - Наоборот, боюсь узнать о себе то, что не является правдой. Тебе этого не понять! Рави БИ-семнадцать - тот еще фрукт. Я знаю, доводилось встречаться. Он такой же, как я, только без…
        Рави в отчаянии размахивает руками, пытаясь подобрать слова, и наконец продолжает:
        - Он бесчувственный. Он не способен на раскаяние. И очень похож на меня. Заморочил мне голову. Я с первой минуты понял, что терпеть его не могу. С Киран, между прочим, было то же самое. Ты знаешь, почему Киран потеряла интерес ко всему и отшила Патрика? Это произошло после того, как она встретила Карен и Патрика БИ-семнадцать. Представь, они до безумия энергичны, счастливы и влюблены друг в дружку. Вот после этой встречи она и решила, что Патрик ей что-то недоговаривает. Теперь бедняжка думает, что с ней что-то не так, не доверяет своему Патрику и считает, что застряла в неправильном мире. Это место сведет тебя с ума!
        - Ты не Рави БИ-семнадцать. Разве ты сам не знаешь, кто ты?
        - Знаю, - кивает он. - И собираюсь оставаться собой подольше.
        Затем он разворачивается и покидает ее.
        Джейн остается не одна. Айви БИ-17 тихо приближается к ней по коридору.
        - Привет, - говорит она. Она усмехается, словно была той Айви, которая видела их с Рави поцелуй и знает, какой пунцовой Джейн стала после этого. Джейн замечает, что эта Айви не носит очков. И ее глаза не такие ярко-голубые.
        - Капитан Вандерс послала меня еще раз проверить этот коридор, - объясняет Айви БИ-17.
        - Она - твой босс?
        - Да. Одна из моих боссов.
        - Подожди, - говорит Джейн. - Если она капитан, то ты - солдат?
        - Это не военное судно, - поясняет она. - Но на деле я тренируюсь, как если бы оно было военным.
        - В самом деле?
        - Мой брат - офицер, - говорит она. - Разведчик. Карен тоже подумывает об этом, после того как отнимет детей от груди.
        Джейн пытается представить Айви из своего мира военным офицером, ушедшим в разведку.
        - Ты хочешь стать военным?
        - Не особо. - Улыбка преображает ее лицо. - У меня совсем другие интересы.
        Джейн ничего не хочет знать об интересах чужой Айви. Она не хочет, чтобы эта Айви заменила ей подругу, с которой она только вчера познакомилась. Ее Айви создает прекрасные вещи из дерева, а в этом мире, похоже, даже лесов нет. И что можно вырезать в этом мире, где даже нет ни китов, ни акул, ни девушек в лодках?
        - Что ж, - заключает Джейн. - Мне нужно навестить кое-кого до того, как я вернусь домой.
        - Здесь? - Айви БИ-17 указывает на дверь позади Джейн. - Ты ведь знаешь, что это кабина Рави, правда?
        - Да.
        - Я не думаю, что ты застанешь его одного. Ты знаешь, кто там?
        - Знаю, - подтверждает Джейн. - Кое-кто мне сказал. Я была крайне удивлена.
        Она делает паузу и признается:
        - Я хочу увидеть не Рави.
        - О. - Глаза Айви расширяются. - Думаешь, это хорошая идея?
        Во рту у Джейн пересохло от волнения, она сглатывает.
        - Есть вопрос, который мне нужно задать.
        Айви БИ-17 кусает губу. «Она сдерживается, - думает Джейн, - не отговаривает меня войти туда».
        Вместо этого Айви БИ-17 говорит:
        - Хочешь, я подожду тебя здесь?
        Джейн выдыхает с облегчением:
        - Правда? У тебя есть время?
        - Конечно, - улыбается Айви. - Я могу постоять за дверью, хочешь? Стучи, если я тебе понадоблюсь.
        - Давай. Пожалуйста. Это так мило с твоей стороны. Я ненадолго.
        Джейн заходит без стука, осматривает комнату и сразу же понимает, почему ее все отговаривали.
        Дело не в том, что в постели Рави лежит человек. Что-то другое, что-то более примитивное.
        Джейн БИ-17 и Рави БИ-17 вместе на огромной кровати. Он спит на дальнем конце, отвернувшись от обеих Джейн. В его темных волосах виднеются крашеные пряди золотого цвета с металлическим блеском. Обнаженная рука лежит поверх простыни, она полностью забита потрясающими татуировками. Джейн видит земные предметы, которые покрывают и огибают его мускулы. Деревья. Маки. Долины. Груды камней, тянущиеся к морю.
        Джейн, конечно, понимает, что могла войти в тот момент, когда они занимались сексом, но только теперь оценила, насколько это было бы ошеломляюще и невыносимо. Увидеть себя в столь интимной обстановке, даже если никогда этого не делала, и увидеть, как она при этом выглядит. Увидеть, ничего при этом не чувствуя.
        На самом деле Джейн БИ-17 сидит завернувшись в простыни - то ли из-за холода, то ли стесняясь своей наготы. Первое, что шокирует Джейн, - насколько ранимой она выглядит: совсем юная, с нерешительным выражением лица. И ужасно одинокая.
        Вздрогнув при виде Джейн, ее двойник негодующе вскрикивает. Она молчит, ошеломленная, с широко раскрытыми глазами, которые распахиваются еще шире, когда она понимает, кто стоит на пороге.
        - Привет, - говорит Джейн. Настоящая Джейн.
        - Привет, - невольно отвечает Джейн БИ-17, взглянув на Рави БИ-17, и отодвигается подальше от него к краю кровати.
        - Не хочу, чтобы он проснулся, - шепчет она. - Давайте говорить потише.
        Неужели она тоже выглядит так, когда разговаривает? Джейн знает, что это правда, хотя совсем не так представляла себе выражение своего лица. Джейн потрясена: это напоминает ей тетушку Магнолию.
        Что-то еще. Почему она испытывает к этому человеку… отвращение?
        - Ты знаешь о мультивселенной, так? - тихо спрашивает она.
        - Да, конечно, - отвечает Джейн БИ-17, задыхаясь. - Мы все тут знаем.
        - А ты…
        Смешно, но Джейн собиралась спросить, знает ли Джейн БИ-17, как дышать, представляя себе медузу. Но затем понимает, что будет странным задавать этот нелепый вопрос в мире, где нет океанов.
        - Здесь есть медузы? - тихо спрашивает она и, спохватившись, прижимает ладонь ко лбу. - Извини. Я в шоке, поэтому в голове только дурацкие вопросы.
        - Все в порядке, - успокаивает Джейн БИ-17. - Правда. Я тоже поражена.
        Да, и Джейн это видит. Ее собственные чувства отражаются в коротком дыхании, испуганных глазах и озадаченном выражении лица другой Джейн.
        - Но я не понимаю, о чем ты, - продолжает Джейн БИ-17. - Ты спрашиваешь меня о вымершей рыбе?
        Джейн засучивает рукав.
        - Это беспозвоночное, желеобразное морское животное. - Она слышит, как описывает медузу самой себе, и подавляет желание истерически засмеяться. - На самом деле, это не рыба. Смотри.
        Джейн поворачивается плечом к Джейн БИ-17 так, чтобы той был виден золотой колокол, тянущиеся конечности и щупальца татуировки.
        - Ух ты, - восхищается Джейн БИ-17. - Как красиво.
        - Они живут в океане уже полмиллиарда лет. Это старейшее в мире многоклеточное существо.
        - Кажется, я слышала о них, - припоминает Джейн БИ-17. - Древний земной монстр. Но они уже вымерли.
        Медузы вымерли? Тогда как они прожили более пятисот миллионов лет?
        Джейн пытается понять, как исчезла Земля этих людей. Как можно представить себе исчезновение океана? Исчезновение твердой почвы под ногами? Настоящий солнечный свет, тепло, дождь… Чтобы выжить в этом мире, тетя Магнолия смогла научить Джейн дышать так, как движется медуза…
        Джейн ненавидит это измерение, пусть и не так сильно, как Рави. Оно угрюмое, невероятное и пугающее.
        По крайней мере, теперь она понимает свою неприязнь к собственной версии. У Джейн такое чувство, будто эта сидящая в постели девушка украла ее личность. Украла даже внешнее сходство с тетушкой Магнолией. Посмеялась над ее решением не поддаваться чарам Рави, переспав с ним. Будто бы все особенное и уникальное в Джейн было присвоено другим человеком, который, как зеркало из злой сказки, растворяет ее в себе.
        Но Джейн не растворяется. Джейн остается собой, и не важно, кто перед ней. Джейн живет на Земле - в мире, где медузы плавают в океанах в течение пятисот миллионов лет. У Джейн есть дом. Это место - чужое.
        Кроме того, Джейн - та, которая твердо решила не спать с Рави. Она позволила Лаванде сбежать. Она пожертвовала своими зонтиками. Она знает, как дышать, имитируя движения медузы. Она знакома, пусть и совсем недолго, с девушкой по имени Айви, двойник которой стоит сейчас за дверью, словно якорь. Айви БИ-17 делает это для Джейн, а не для девушки в постели. Джейн понятия не имеет, к чему все это приведет. У нее был отец, преподававший естественные науки в средней школе, мать, изучавшая град из лягушек, и тетушка, которая плавала с китами. А Джейн делает зонтики. Она не может свыкнуться с мыслями о мире, где не оказалось океанов, которые могла бы спасать тетя Магнолия.
        Она - дитя своей тетушки.
        - Ты счастлива? - выпалила Джейн. Несмотря на все остальное, это заботит ее больше всего.
        Ее выражение лица становится безмятежным - знакома каждая клеточка тела. Джейн знает, что Джейн БИ-17 воспринимает этот вопрос всерьез.
        - Не совсем, - наконец отвечает та. - Я была счастлива. До того, как умерла моя тетя Магнолия.
        Джейн получила ответ на вопрос, из-за которого пришла сюда. Теперь у нее есть ответ, который сокрушает и успокаивает одновременно, потому что она была к нему готова. Хотела ли Джейн увидеть тетушку Магнолию БИ-17? Неужели она действительно может возложить столько надежд и ожиданий на этого человека?
        Джейн задумывается: а могла ли мультивселенная быть той причиной, по которой тетушка направила ее сюда? Чтобы, случись с ней что, Джейн могла пуститься в путешествие по реальностям, окружив себя другим тетушками Магнолиями. Но нет, тетя должна была знать, что для Джейн она навсегда останется единственной. Той, которую она любила и потеряла.
        - Я сожалею о твоей тете Магнолии, - спокойно говорит Джейн. - Моя тетушка Магнолия тоже умерла. В Антарктиде. Она была подводным фотографом.
        Другая Джейн старается это осмыслить.
        - Твоя татуировка сделана с ее фотографии?
        - Да, - удивляется Джейн. - Как ты догадалась?
        Джейн БИ-17 поворачивается, чтобы показать Джейн свое плечо. Татуировка кометы тянется по руке до ее шеи.
        - Моя тетя Магнолия была галактическим фотографом.
        Джейн немеет. Их татуировки удивительно похожи.
        - И шпионом, - продолжает Джейн БИ-17. - Она погибла на задании.
        - Тетушка Магнолия - шпион? - удивляется Джейн.
        - Да. Я не знала об этом до ее смерти.
        - Ого. - Джейн пытается себе это представить. - Чувствуешь себя преданной?
        - Не настолько, как ее смертью, - обиженно отвечает Джейн БИ-17.
        Джейн чувствует, как подступают слезы. Инстинкт заставляет ее протянуть руку, чтобы дотронуться до другой Джейн и разделить до боли знакомое горе. Другая Джейн протягивает руку в ответ. Обе они держатся за руки - искренние, живые, идеально подходящие друг другу.
        Рави пошевелился и захрапел. Их руки сжимаются еще крепче, создавая своего рода инстинктивную, взаимную самозащиту. Джейн кажется, что если Рави БИ-17 проснется и увидит ее, то сразу позовет в постель. Вдруг она осознает, почему ее собственный, ее родной Рави, который гораздо лучше этого, создан не для нее. Рави вызывает в Джейн волнение и восторг, но рядом с ним она не чувствует себя в надежных руках. Зато Айви заставляет Джейн чувствовать и волнение, и восторг, и верность самой себе.
        - С тобой все будет в порядке? - спрашивает Джейн БИ-17.
        - Я не знаю. Но наша встреча была очень важна для меня.
        - Для меня тоже. На самом деле ты вдохновила меня своей медузой.
        - Ты художник?
        - Я бы хотела им стать, - вздыхает Джейн БИ-17. - В последнее время я создавала довольно безумные абажуры.
        Перед глазами Джейн возникают разные картинки. Украшения для ламп; медуза, блистающая в мире, где медуз не существует. Она рассмеялась и с удивлением поняла, что ей нравится эта Джейн. Она решила, что ее следующий зонтик будет зонтом-абажуром.
        Она делится своими планами с другой Джейн.
        Та в задумчивости морщит лоб:
        - Кажется, я знаю, что такое зонтик.
        - Поищи их, если хочешь. Зонтики тоже вдохновляют. Они вполне могу найти здесь применение.
        - Спасибо, - благодарит другая Джейн. - Обязательно.
        - Надеюсь, с тобой все будет в порядке, - говорит Джейн.
        - Взаимно.
        - Я говорю это искренне.
        - Да. Я тоже. Я чувствую личный интерес.
        Джейн снова засмеялась.
        - Мне нужно вернуться назад. Но можно дать тебе совет?
        - Давай.
        - Не зли Дом.
        Джейн БИ-17 поднимает бровь:
        - Хорошо. Можно и тебе совет?
        - Да?
        - Не спи с Рави.
        Джейн усмехается, затем кивает, не показывая, что и сама уже это поняла. Что-то свербит у нее в горле. Ей нужно поговорить с Айви. Обсудить несколько тем. Интересно, захочет ли Айви. Она понятия не имеет. Может случиться все, что угодно. Но она выяснит это.
        Все еще держа за руку свою версию из этого мира, Джейн делает глубокий вдох, похожий на плавное движение медузы. Она отпускает другую Джейн, ощущая полное умиротворение, и только после этого возвращается домой.
        Откуда-то из глубины дома доносится звон колокола - сладкий и чистый, как мелодия ветра.
        Миссис Вандерс, маленькая девочка, Киран, Рави или Джаспер?
        Тетя Магнолия?
        Джейн думает.
        Куда мне пойти?
        Бродяка, девушка и картина
        Джаспер, уткнувшись в пол, растянулся на животе перед величественной картиной. Его выражение морды мрачное, как у бассет-хаунда, который окончательно сдался.
        Джейн принимает решение.
        - Киран, - говорит она. - Я догоню тебя позже, но сначала помогу этому псу, хорошо?
        - Ладно, - отвечает Киран, сморщив нос в сторону Джаспера. - Что с ним?
        - Не знаю, хочу это выяснить.
        - Это не твоя забота, - настаивает Киран. - Работники его кормят.
        - Знаю. Это не важно.
        - Хорошо. - Киран уходит. - Я буду в зимнем саду.
        Джейн поворачивается к бассету:
        - Джаспер, милый Джаспер.
        Он вскакивает, энергично виляя хвостом.
        Поднявшись к Джасперу, она неожиданно сталкивается с решительным отпором. Джейн пытается приблизиться к нему, но пес изворачивается, кружит вокруг нее, а затем подбегает сзади.
        - Джаспер! - Она пытается уклониться. - Как же я смогу тебя погладить, если ты убегаешь?
        Он садится и прижимается к ее голеням.
        Это не приводит ни к чему хорошему: Джейн теряет равновесие и начинает неотвратимо заваливаться на картину с изображением зонтика. Нет! Не на, а в картину, прямо на изображение зонта. Холст никак не препятствует. Упав на твердую горизонтальную поверхность, она приподнимается в полном замешательстве.
        Джейн распласталась на шахматном полу, в освещенной фонарями роскошной комнате. Рядом сохнет удивительный зелено-красный зонтик.
        Конечно, Джейн потрясена. Она вскакивает на ноги и вертит головой, пытаясь понять, куда попала. На одной из стен висит огромная картина, изображающая лестничную площадку в настоящем дворце. На площадке стоят рыцарские доспехи рядом с которыми застыл бассет-хаунд. В глубине видна еще одна лестница, ведущая на третий этаж.
        Пока Джейн осматривается, бассет-хаунд на картине начинает двигаться в ее сторону. Внезапно он делает шаг прямо сквозь картину - и оказывается в одной комнате с Джейн. Это не Джаспер. Он такой же энергичный, у него такие же треугольные уши. Но тело более пропорционально, а нос вздернут. Он, как и Джаспер, пегий, но белые пятна кажутся светлее, черные - темнее, а коричневые - мягче.
        - Джаспер, - восклицает Джейн, пугаясь собственного голоса.
        «Мое настоящее имя - Стин, - уточняет пес и произносит по буквам: - «С-Т-И-Н». Шокированная Джейн снова валится на пол.
        - Я схожу с ума! - бормочет она в потолок, покачивая головой из стороны в сторону.
        «Не совсем. - Стин приближается рысцой к ее голове. - Просто меняется твое узкое и смутное представление о мире. О, я так счастлив, что нашел тебя!»
        Бассет прыгает и скачет, как щенок, впервые увидевший снег.
        - Собаки не умеют разговаривать, - изрекает Джейн в потолок.
        «А я и не разговариваю! - поясняет он. - Заметь, ты воспринимаешь меня разумом, а не ушами».
        - Что? Повтори еще раз.
        «Я обращаюсь к твоему разуму». Его пасть в самом деле не открывается. Он не издает ни звука.
        - Думаю, в этом есть смысл, - говорит Джейн, затем слышит себя со стороны, и ее охватывает отчаяние.
        «Нам нужно выбираться из этой комнаты, - говорит пес, - прежде чем кто-нибудь в Ту-Ревьенс не заметил в картине изменений».
        - Что? - вскрикивает Джейн.
        «Нам нужно уходить, - повторяет Джаспер. - Смотри. Там кто-то идет».
        И действительно, на картине вновь произошли изменения: собака исчезла, а вместо нее появилась фигура с темными волосами и в синем свитере, стоящая на площадке напротив приемного зала, держа маленькую черную коробку. Очень похожа на Айви с ее фотокамерой.
        - Айви! - окликает Джейн.
        «Тсс! Она тебя может услышать!»
        - Отлично! Она может спасти меня!
        «Тсссс! Если она посмотрит, то увидит нас на картине. Идем. И перестань считать меня Джаспером! Меня зовут Стин».
        - Помоги мне!
        «Я тебя укушу, если ты не пошевелишься».
        - Валяй! Это все не по-настоящему!
        Джаспер сжимает зубами мочку ее уха, сильно прикусывает и дергает в направлении дверного проема. Боль реальна и невыносима.
        - Ай! Джаспер! - кричит Джейн, отталкивает его и вскакивает на ноги. Она пробегает мимо зонтика, через дверной проем, в другую комнату. Там темно. Джейн прислоняется к стене, дрожа и рыдая. Ее ухо кровоточит и жутко болит. Разве у нее шла бы кровь, будь все это нереальным?
        Джаспер подходит и прижимается к ней. Он спокоен и невозмутим. Джейн обнимает его.
        «Знаю, ты опечалена, - говорит он. - Но знай, что я понимаю твои чувства. Когда я впервые попал в твой мир, я испытал то же самое. Я был очень молод, и вокруг не было никого, с кем можно было бы поговорить. Я понятия не имел, где нахожусь. Сожалею о твоем ухе. Ты в порядке?»
        Она затаскивает его к себе на колени и сжимает мягкую шерсть на загривке, энергично поглаживая его.
        - Ты настоящий? - шепчет она.
        «Да», - отвечает он, радостно прильнув к ней.
        - Я могу вернуться?
        «Через картину, в любой момент. Но только тогда, когда никто не видит».
        - Где мы?
        «Место, откуда я родом, - поясняет он. - Зорстед».
        - ЗОР-стед? - переспрашивает Джейн.
        «На самом деле наш алфавит отличается от вашего. Я лишь перевожу на твой язык».
        - Можешь произнести по буквам? - спрашивает она, начиная испытывать раздражение.
        «Неужели тебя так удивляет, что я могу говорить с тобой мысленно?»
        - Собаки не могут выговаривать буквы, - еле слышно шепчет Джейн.
        «Я не собака. Я - бродяка. И довольно грамотный. Я был лучшим в классе, - как это у вас говорится, лучшим выпускником. Сегодня нам не нужно никуда идти. Мы можем посидеть здесь и подождать, пока ты наберешься сил, чтобы вернуться обратно. У тебя будет время все обдумать и не возвращаться сюда, пока не будешь готова».
        - Готова к чему? - говорит Джейн. - Почему мы здесь?
        «Я здесь, потому что Зорстед - моя родная земля, - говорит он. - Я привел тебя сюда, потому что ты мой человек».
        - Твой человек?
        «Каждый бродяка может контактировать только с одним человеком. Некоторые никогда не находят своего. Думал, что и я никогда не найду. Но ты пришла. Я сразу узнал тебя, даже в другом обличье, и едва мог в это поверить. Мой человек, на другой земле! Ты узнала меня?»
        - Узнала как кого? Я никогда не слышал о бродяках. Я не узнаю тебя!
        «Ты все еще в шоке. Я больше не буду задавать тебе вопросы».
        Он сворачивается калачиком и устраивается у нее на коленях. Джейн закрывает глаза, откидывается к стене и пытается остановить поток своих мыслей.
        Когда Джейн открывает глаза, она все еще пребывает в Зорстеде, с бродякой на коленях. Альтернатив у нее ровно две: либо все это реально, либо у нее галлюцинации. И во втором случае она может собрать больше информации для доктора Гордон, которую всегда интересуют подробности.
        «Стин?» - осторожно окликает она бродяку.
        «Да! - отвечает он. - Отлично».
        - Я хочу вернуться. Но сначала хотела бы осмотреться.
        «В Зорстеде?»
        - Да. В Зорстеде.
        «Хорошо, - соглашается он. - Давай поищем окно».
        - Мы у кого-то дома?
        «Мы в комнатах слуг, во дворце герцогини. Герцогиня берет на попечение бродяк, которые не нашли своего человека, - объясняет он. - Пойдем».
        Стин ведет Джейн к другой двери, и они входят в тускло освещенную свечами комнату.
        - В Зорстеде есть электричество?
        «Не совсем то, что ты под ним понимаешь. Есть что-то, но ты, возможно, расценишь это как… фокус. Волшебство. Колдовство».
        - Колдовство?
        «Магия, - говорит Стин. - Эти свечи будут гореть еще очень долго».
        - Здесь есть волшебники? С волшебными палочками? Как в «Гарри Поттере»?
        «Нет, - ласково отвечает он, - мы не пойдем далеко».
        - Хорошо, - соглашается Джейн. - Сейчас ночь?
        «Да. Солнце только село. Ты слышала, как прозвонил колокольчик?»
        - Колокольчик?
        «Когда мы были в Ту-Ревьенс и ты решала, пойти с Киран или нет. Помнишь? Тогда тоже звонил колокольчик».
        - Я думала, это были китайские колокольчики.
        «Да, так думают обитатели Ту-Ревьенс, потому что такие колокольчики установлены на восточном шпиле. Они звонят здесь, в Зорстеде, на рассвете и на закате. Но эти комнаты чаще всего не освещены. Шпионская сеть герцогини ведет свои операции отсюда, из комнат для слуг. Большинство людей о них даже не знает. Комнаты используются для тайных встреч».
        - Шпионская сеть! Что, если кто-то увидит меня?
        «Я буду их кусать, пока ты не убежишь», - обещает Стин.
        - Серьезно? Это твой план?
        «Что ж, тебе следует меньше шуметь. Перестань разговаривать. Я пойму тебя, даже если ты просто подумаешь».
        Это уже слишком.
        - Ты хочешь сказать, что можешь читать мои мысли?
        «Только то, что ты хочешь мне сказать».
        - И почему я должна тебе верить?
        Стин молчит. Затем произносит тонким подавленным голосом: «Потому что я говорю тебе об этом. Ты мой человек. Я не собираюсь тебе врать. Уж точно - не в тот же день, когда я наконец впервые могу говорить с тобой».
        Он начинает жалобно поскуливать.
        - Ты плачешь? - спрашивает Джейн.
        «Я очень чувствительный, - говорит бродяка. - Да, я такой. И это был печальный день».
        - Прости. - Джейн в полном замешательстве. - Джаспер, мне жаль. Я не хотела тебя обидеть. Просто мне тяжело все это принять, понимаешь?
        «Ты для меня единственный человек в Зорстеде, - продолжает Стин. - Ты единственный мой человек в этих двух пространствах. Мы предназначены друг для друга, неужели ты не видишь?»
        - Но, Джаспер, разве ты не понимаешь меня? Такое ощущение, будто я нашла своего давно потерянного близнеца, о существовании которого даже не подозревала, к тому же он ясновидящий и все время хочет сидеть у меня на коленях! Прости, Джаспер, то есть Стин, - поспешно поправилась Джейн, опасаясь ухудшить положение. - Просто…
        Стин фыркает.
        - Ты смеешься?
        «Довольно забавно», - поясняет он.
        Джейн капитулирует. За тяжелыми занавесками скрыто окно. Она отдергивает ткань в сторону. То, что она видит, заставляет ее замолчать.
        За окном раскинулся мрачный город, освещенный пламенем факелов на фоне необозримого пурпурного неба. Она стоит высоко над городом. Смотрит поверх крыш и в окна домов, комнаты которых освещены магическими свечами. Внизу видны широкие улицы, с горящими на них фонарями, которые внезапно прерываются в темноте. Все это приводит Джейн в замешательство, пока она не замечает водную гладь, переливающуюся под звездами. Город стоит на берегу необъятного моря.
        В воде отражаются две огромные луны.
        - Две луны, - удивляется Джейн. - Две луны! А вместе с отражениями - даже четыре!
        «Да, - отвечает Стин. - Как это называется на твоей земле?»
        - Что, несколько лун?
        «Мы больше не в Канзасе», - замечает пес.
        Доносятся звуки какого-то странного инструмента. Мелодия рождается так далеко, что Джейн едва ее различает. Похоже на флейту, но в более высокой тональности. Затем звенит смех, такой же слабый и далекий.
        - Джаспер? - Джейн все еще ошеломлена лунами, но его присутствие на ее коленях успокаивает. - Я имею в виду, Стин. Может, тебя поднять? Хочешь посмотреть?
        «Нет, - говорит он. - Я хочу смотреть на тебя».
        - О, не будь таким занудой, - говорит Джейн. - Ты видел меня много раз.
        «Кхм, - протягивает он. - Ты ведь знаешь, что я стал другой собакой, когда попал в Зорстед?»
        - Да.
        «Что ж. Знаешь что… Хотя не важно, так сразу и не объяснишь. Мы поговорим об этом позже. Да, пожалуйста, подними меня, чтобы я тоже мог посмотреть в окно».
        Джейн стоит прижавшись лицом к стеклу. Она опускает взгляд на Стина, озадаченная его словами, и тут ее пронзает внезапная догадка. Отступив от окна, она смотрит на свое отражение и видит чужое лицо.
        Джейн как ужаленная вылетает сквозь картину обратно в Ту-Ревьенс. Она настолько поражена увиденным, что даже не заботится о том, что кто-то может заметить ее появление. Действительно, на одном из мостиков стоит мужчина - тот самый уборщик, который прервал их завтрак. Он моет перила, периодически отжимая тряпку в ведро с водой. К счастью, он смотрит в другую сторону.
        - Стин - Джаспер? - осторожно зовет Джейн. Теперь она более осмотрительна. Когда мужчина полностью разворачивается спиной к картине, из нее выходит бассет-хаунд.
        Джейн бессильно опускается на пол. Она сидит спиной к стене рядом с картиной, вытянув ноги латинской буквой V. Джаспер-Стин огибает ее, затем слегка подталкивает носом в бедро, побуждая встать и вернуться в картину.
        - Нет, - шепчет она. - Забудь. Никогда.
        Он просовывает голову под руку Джейн и кладет подбородок ей на колени. Спустя мгновение пес осознает, что ему неудобно, и укладывает морду на другое колено, а затем, понимая, что ничего не изменилось, пытается вскарабкаться на Джейн, чтобы вытянуться во всю длину. Бассет-хаунды такие забавные. Она скрестила ноги, чтобы ему было больше места, и он неуклюже принялся устраиваться. Голова Джаспера лежит на ее руке, он с нежностью смотрит на нее. И кажется, весит целую тонну!
        Со слезами на глазах она мягко поглаживает короткую шерсть на загривке. Затем гладит длинные уши. Уши бассет-хаунда гораздо длиннее, чем уши бродяки.
        С одной стороны, она хочет, чтобы ему было комфортно, а с другой - не хочет. Она хочет удобства для собаки, но не для бродяки.
        - Мы можем мысленно разговаривать по эту сторону картины? - спрашивает она шепотом.
        Джаспер отрицательно качает головой.
        Джейн чувствует облегчение. Закрыв глаза, она еще долго сидит без движения.
        Ее окружают успокаивающие звуки, мужчина выжимает тряпку над своим ведром; Люси и Фиби тихонько переговариваются, проходя через приемный зал; в то открывающихся, то закрывающихся дверях шелестит воздух. Колин окликает кого-то, но не получает ответ, - кажется, это была Киран. Джейн медленно дышит и представляет, будто ее легкие - медуза. А сама она такая же необъятная и глубокая, как море.
        Вдруг появился новый звук: знакомый шум затвора и щелчок цифровой камеры Айви. Джейн открывает глаза и на противоположном лестничном пролете видит ее, пытающуюся заснять уборщика с ведром. Джейн вяло вспоминает, не особо при этом беспокоясь, что Айви в чем-то ее обманывает или, во всяком случае, не говорит правды; что вчера вечером Патрик, Филипп и Фиби занимались явно нехорошими вещами. Что Грейс Панзавекки, возможно, где-то в Доме.
        Айви с любопытством смотрит на Джейн через пролет.
        - Привет, - говорит она.
        Джейн не удается убедительно изобразить ничего похожего на доброжелательность, поэтому выражение лица Айви становится сдержанным, даже немного обиженным. Затем, продолжая наблюдать за Джейн, она кажется обеспокоенной.
        - Эй, с тобой все в порядке? - спрашивает она, пробираясь к подруге.
        «Нет, - думает Джейн. - Я вошла в картину и превратилась в кого-то другого».
        - Сфотографируй меня, - просит она вместо ответа.
        Удивленная Айви делает паузу, потом подносит камеру к лицу и щелкает. Затем подходит к Джейн и садится рядом. Нажимает несколько кнопок и передает Джейн камеру, чтобы та могла увидеть себя на экране. Получилось довольно неплохо, и Джаспер на ее коленях просто очарователен. Человек на фотографии выглядит точно так же, как Джейн: ее черты, ее волосы, одежда, тело и выражение тревоги на лице, которое точнее всего отражает ее чувства. «Это я. Это я. Да, тетя Магнолия?» Джейн сопротивляется желанию прикоснуться к собственному лицу, чтобы в этом убедиться.
        - Спасибо, - благодарит Джейн.
        - Пожалуйста, - пожимает плечами Айви. - Ты выглядишь… расстроенной. Что-то случилось?
        Что-то случилось? К горлу Джейн подкатывает смех и вырывается из ее уст. Айви озадаченно склоняет голову. Как хорошо было бы рассказать ей обо всем. Она показала бы ей, как попасть в картину, чтобы все увидеть самой, - конечно, при условии, что самой Джейн не придется входить туда еще раз.
        - Да, - говорит Джейн, затем сглатывает. - Кое-что произошло. Я хотела бы тебе рассказать об этом, но не думаю, что могу сделать это сейчас. Прости.
        Айви воспринимает слова Джейн без особых эмоций. Она удобно устраивается рядом, обхватив колени и держа камеру в одной руке.
        - Забавно слышать это от тебя, - говорит она. - Потому что есть кое-что, о чем я бы тоже хотела тебе рассказать.
        Где-то поблизости слышатся шаги. Кто-то подходит со стороны восточного крыла: на площадке появляется миссис Вандерс и останавливается.
        - Это неподходящее место для посиделок, - заявляет она. - Особенно накануне Праздника весны.
        - Я уже ухожу, - говорит Джейн, хотя явно никуда не собирается.
        Миссис Вандерс хмыкает:
        - Кто-нибудь видел Рави?
        Точно. Джейн вспоминает, что давным-давно, еще до Зорстеда, миссис Вандерс искала Рави из-за чего-то, связанного с картиной Вермеера. Сейчас это уже не имеет значения.
        - Я видела, - отзывается Джейн. - С фруктами и бутербродами. Он шел на третий этаж, чтобы кого-то навестить.
        Миссис Вандерс хмыкает еще раз и с подозрением смотрит на Джейн.
        - Что с тобой, деточка?
        Джейн вспоминает, что собиралась расспросить миссис Вандерс о тетушке Магнолии. Она была потрясена, узнав, что миссис Вандерс и тетя были знакомы. С тех пор Джейн пережила уже столько, что шокировать ее стало гораздо труднее. Она открывает рот, чтобы спросить о тетушке Магнолии, но миссис Вандерс, в число достоинств которой явно не входит ангельское терпение, в очередной раз хрюкает и двигается вниз по лестнице.
        - Айви, - окликает экономка через плечо. - Я надеюсь, что сегодня для Кока найдется пара лишних рук в помощь, если ты уже закончила со своей камерой.
        Айви не двигается.
        - Давай поговорим позже, - просит она Джейн.
        - Я с радостью.
        - С тобой все будет в порядке?
        Нога Джейн начинает затекать под тушей Джаспера.
        - Да, конечно, - кривит душой Джейн, ерзая под собакой.
        - Хорошо, что у тебя есть компания, - говорит Айви. - Джаспер никогда не был так кем-то одержим.
        Она пытается встать.
        - Возьми меня за руку? - просит Джейн.
        Удивившись, Айви колеблется. Затем протягивает руку. Одна рука теплая, сильная. Она крепко держит Джейн.
        - Спасибо, - благодарит Джейн.
        - Пожалуйста.
        Миссис Вандерс зовет Айви откуда-то из глубины Дома.
        - Прости, - вздыхает Айви.
        - Все хорошо. Не задерживайся, - говорит Джейн.
        Айви отпускает руку Джейн и уходит, оставляя за собой слабый запах хлора. Закрыв глаза, Джейн не перестает видеть чужое лицо, смотревшее на нее из отражения.
        Внезапно Джейн вскакивает. Джаспер с визгом падает, с трудом удержавшись на ногах. В его глазах - немой укор.
        - Извини! - Она уже поднимается по лестнице. - Прости, Джаспер. Но мне срочно нужно зеркало!
        Зеркальное отражение в окне Зорстеда беспокоит ее не потому, что ужасно или уродливо, вовсе нет. Если бы в Ту-Ревьенс появился кто-то похожий, Джейн нашла бы его интересным, но никак не пугающим. Скорее, ей захотелось бы выяснить, от каких предков можно унаследовать подобную внешность.
        Дело в том, что Джейн ощущает за этим незнакомым лицом себя. Ощущала эти незнакомые глаза своими. Это беспокоит ее сильнее, чем можно было бы предположить. Как будто незнакомец ворвался и украл ее внутренний мир.
        В своей ванной с золотым кафелем Джейн стоит перед зеркалом над раковиной, Джаспер у ее ног.
        В отражении она не замечает ничего особенного: это прежняя знакомая Джейн. «Я недостаточно ценю свою внешность», - думает она, замечая, что у нее скулы и нос тетушки Магнолии. Она бережно проводит по ним пальцами. Если бы тетя Магнолия увидела Джейн с другим лицом, узнала бы она ее? Если люди, которые тебя любят, не узнают тебя, разве ты - это ты?
        Джаспер следует за ней в гостиную. Коричнево-золотистый зонтик для самообороны, над которым она работала, сейчас ее не интересует. Как можно защититься от самой себя?
        Джейн и Джаспер устраиваются посреди комнаты, в окружении ее творений. Бассет, похоже, решил сегодня не расставаться с ней. Джейн опасается, не случится ли у нее приступ клаустрофобии из-за такого тесного контакта. Не обидит ли она его, если попросит на какое-то время оставить ее одну?
        - Джаспер, - начинает она, но, когда пес оборачивается и смотрит на нее преданным взглядом, Джейн понимает, что уже не хочет, чтобы он ушел. Он - единственный, кто понимает ее переживания.
        Джейн разочарованно вздыхает.
        - Ты узнал во мне своего человека в тот же день, когда я приехала в Ту-Ревьенс, да?
        Джаспер торжественно кивает.
        - Ты узнал меня даже в другом обличье? - продолжает она расспросы. - Когда мы были в картине, я выглядела… как и должна?
        Он снова кивает.
        Джаспер, по крайней мере, знает, кто она.
        На Джейн накатывает приступ смеха. Как только она начинает хохотать, ее охватывает настоящая истерика, она уже не может остановиться и продолжает смеяться сильнее и громче, до слез из глаз. Джаспер наблюдает за ней, аккуратно сложив передние лапы и вопросительно откинув голову. Она не говорит об этом вслух, опасаясь ранить его чувства, и надеется, что он не сможет прочитать ее мысли: она позволит своему шаткому чувству собственного «я» держаться на доверии к сказанному собакой!
        - Кроме того, - Джейн вытирает слезы с лица, - ты же не собака, Джаспер. Ты бродяка из Зорстеда.
        Она опускается на колени, и Джаспер кладет голову ей на бедро.
        - Ты мой зорстедский бродяка, - с удивлением говорит Джейн, - что бы это ни значило. И я твой человек.
        Джаспер облегченно вздыхает.
        Джейн несколько минут чешет его за ухом, затем поднимается и начинает искать красный и зеленый материал, чтобы сделать точную копию зонта, лежащего внутри картины. Она хочет заняться делом. И это единственный зонт, на котором она сейчас способна сосредоточить свое внимание.
        Работа помогает.
        Джейн припоминает, что у зонта внутри картины шесть ребер вместо стандартных восьми, причем ребра прямые, а не изогнутые. Она никогда еще не делала такой зонт; ей нужно будет понять, как он устроен. С цветом также есть некоторые затруднения. Ей хотелось бы вытащить зонтик из Зорстеда, принести к себе и посмотреть на его цвета под местным светом, но она представляет, какая паника начнется, если кто-нибудь из обитателей Дома заметит пропажу. Наверняка все решат, что произошло ограбление и кто-то заменил оригинал безвкусной, совсем непохожей подделкой. Вполне рациональное объяснение. Люди начнут ковыряться в картине, провалятся в нее, потом придет ФБР, и все это будет похоже на «Секретные материалы», только в реальной жизни, а Зорстед будет кишеть сбитыми с толку вооруженными захватчиками.
        - Откуда взялась картина? - спрашивает Джейн у Джаспера.
        Он лежит на полу. Услышав вопрос, он опускает подбородок на скрещенные лапы. Это не похоже ни на «да», ни на «нет». Джейн понимает, что пес не знает ответа.
        - Кто-нибудь еще в Доме в курсе, что можно войти в картину?
        Он качает головой.
        - Почему нет? Неужели никто до сих пор этого не обнаружил?
        Джаспер поднимает голову, затем вскакивает и бежит в ее спальню. Джейн слышит, как он воет. Когда она просовывает голову в спальню, он смотрит на нее через плечо и подвывает.
        - Ты знаешь ответ, - предполагает Джейн, - но не можешь сказать мне об этом, пока мы не окажемся внутри картины, где ты сможешь говорить?
        Он кивает.
        - Нет, - твердо говорит она.
        Джаспер перебирает передними лапами, словно месит тесто, только более ошалело. С мрачным выражением лица Джейн возвращается к работе. Через мгновение он присоединяется к ней.
        - Кое-что еще, - говорит Джейн. - Ты из Зорстеда, так? Ты там родился? Это твой дом?
        Кивок.
        - А я родилась здесь?
        Еще один кивок. Пес снова плюхается на пол, на этот раз опустив подбородок только на одну лапу.
        - Как тогда я могу быть твоим человеком, если мы с разных сторон картины? Как ты можешь быть моим бродякой, если там, откуда я родом, их не бывает?
        Он снова скулит, глядя на дверь. Значит, и этот вопрос подождет.
        - Кто-нибудь еще в Доме знает, что ты понимаешь человеческую речь? - продолжает расспрашивать Джейн.
        Он качает головой.
        - А в Зорстеде кто-нибудь еще знает, что можно попасть в Ту-Ревьенс через картину?
        Он делает паузу, затем один раз ударяет хвостом по полу.
        - Еще один человек в Зорстеде?
        Энергичный кивок.
        Джейн охватывает беспокойство.
        - В Доме есть зорстедец?!
        Джаспер качает головой. Джейн успокаивается. Ей не хочется думать, что окружающие ее люди совсем не те, кем кажутся.
        Вернувшись к своему рабочему месту, Джейн разрезает материал и сшивает клиньями между собой. Через мгновение она замечает резные фигуры по краю стола: мирно плавающие киты и акулы. Этот стол сделала Айви. Джейн проводит пальцем по детенышу акулы, вдыхая и выдыхая. Затем возвращается к работе.
        Джейн решает, что пора отдохнуть, когда слышит вопль. Он доносится откуда-то из отдаленной части Дома - настолько отдаленной, что ей понадобилось время, чтобы убедиться, что это кричит человек.
        - Что происходит? - спрашивает Джейн, пока Джаспер осматривает купол зонта, состоящего из шести клиньев.
        Пес смотрит на нее равнодушно. Джейн понимает, что он знает ответ, но не может сказать.
        - Это связано с нами? - спрашивает Джейн. - Или с Зорстедом?
        Он качает головой.
        - Хорошо, - говорит Джейн. - Тогда мне все равно. Как ты себя чувствуешь? Разве собакам не нужно время от времени выходить на улицу? Может, хочешь размяться?
        Он вскакивает и бежит к двери.
        Пока Джейн и Джаспер торопятся по коридору, крики становятся громче, - похоже, они идут из самого центра Дома. Кричит Рави. К тому моменту, когда девушка и собака доходят до лестницы, Джейн уже становится интересно, что же такое приключилось. Она спускается на один этаж и ступает на мостик второго этажа, Джаспер следует за ней.
        Внизу, в приемном зале, Рави бьется в истерике, пока миссис Вандерс безуспешно пытается его успокоить, используя словосочетания «надлежащие структуры» и «в свое время». Вокруг собрались почти все домочадцы. Лестничные пролеты и мостики заполонены приглашенным персоналом. Люси Сент-Джордж прижимает к груди небольшой деревянный пьедестал с зеркальной поверхностью. Выглядит она неважно. Из всей этой неразберихи Джейн удается уяснить, что кто-то украл скульптуру рыбы. Она вспоминает, что вчера в атриуме Рави спрашивал о ней Октавиана. Какая-то скульптура Бранкузи, которая пропала.
        Кажется, Джаспер собрался в западную часть Дома, - по крайней мере, по мосту он двигается именно в том направлении.
        - Джаспер! - шепчет Джейн, едва поспевая за ним. - Почему мы не идем вниз? Что ты собираешься сделать, пописать с балкона прямо на венецианский дворик?
        Взгляд, которым он ее одаряет, способен прожечь дыру в другое измерение. Следуя за ним, Джейн больше всего опасается, как бы пес внезапно не столкнул ее в какой-то новый мир через другую картину, о которой она еще не знает. Вместо этого он продолжает идти по коридору. Джейн следует за ним, пока вдруг, примерно на половине пути, не замечает на стене фотографию, которая заставляет ее застыть на месте.
        Это одна из самых известных фотографий тети Магнолии, увеличенная и вставленная в красивую рамку. Крошечная желтая рыбка, бычок, выглядывает из открытой пасти огромной серой рыбы с выпуклым носом. Джейн помнит, как тетя Магнолия вернулась с этой фотографией из Японии и как она сама была поражена своей интуицией. Маленькая рыбка метнулась в пасть большой, а затем обратно, и все это заняло буквально считаные секунды, но тетя каким-то образом сумела запечатлеть редкий момент.
        Джейн не может перевести дыхание. Вот откуда миссис Вандерс знала ее тетю: она ведь уважает искусство. Сердце Джейн сжимается от мысли, что фотография тети висит в одном доме с Рембрандтами и Вермеерами. Она подходит к снимку так близко, что ее нос едва не касается его поверхности, и видит свое отражение в стекле. «Тетя Магнолия, - думает Джейн. - Ты поверишь во все, что я могла бы тебе рассказать?» В следующий раз, увидев миссис Вандерс, нужно не забыть сказать ей, что фотографию нужно вставить в рамку ровнее. Сейчас, если присмотреться, позади снимка заметна какая-то прямоугольная выпуклость. С работой тети Магнолии следует обращаться бережнее.
        Джаспер поднимает голову с немым вопросом на морде.
        - Гулять? - спрашивает она.
        Он продолжает идти к двери в самом конце коридора. Джейн следует за ним.
        Пес приводит ее к грузовому лифту.
        - Конечно, - понимающе кивает Джейн, - лестница - это слишком сложно для бассет-хаунда. Интересно, почему ты превратился именно в бассета, а не в лабрадора, хаски или кого-то еще?
        Джаспер, который, разумеется, не может ничего ответить, заходит в лифт. В задней стенке лифта обнаруживается еще одна дверь. Когда они спускаются на цокольный этаж, обе двери открываются: одна - на лестничную площадку внутри Дома, другая - наружу, к солнечному свету, тени и порывам ветра. Джаспер торопится на травку, Джейн заслоняется рукой от света. Шум моря, бьющегося о скалы далеко внизу, пугает ее: она едва не забыла, где находится. Джейн следует за псом по колючим неухоженным кустарникам на покрытую травой лужайку. Джаспер стесняется справлять свои дела при ней: каждый раз, поймав ее взгляд, он опускает ногу и прячется за куст или холмик, чтобы попытаться снова. Наконец он добегает до северо-западного угла Дома, оглядывается и исчезает. Джейн полагает, что с учетом их новых отношений тоже вряд ли смогла бы справить нужду у него на глазах. Она стоит, тактично дожидаясь его возвращения. Когда пес появляется, бросив на нее еще один из своих непонятных взглядов, она с беззаботным видом продолжает путь в сторону сада.
        В саду мистер Вандерс, стоя на коленях, грациозными движениями впивается в землю лопатой. Вся площадка усеяна множеством больших ям, Джейн даже удивляется, как Джаспер не провалился в одну из них. Пес бросается к островку кустарниковых сосен, она следует за ним.
        Когда они оказываются между деревьями, Джаспер ведет ее вниз по склону. Она следует за ним, скользя по грязи, спотыкаясь о камни, шурша палой хвоей и бурча под нос всякие нехорошие слова о несправедливом устройстве мира, где люди вынуждены передвигаться только на двух ногах. Когда она наконец приземляется на что-то, похожее на твердую землю, то видит, что пес привел ее в крошечную бухточку, по форме напоминающую полумесяц, с гладким темным песком. Из воды торчит кривой деревянный столб. Джейн интересно, швартуются ли здесь маленькие лодки вроде той, что Айви сделала с братом.
        Дует сильный холодный ветер, Джейн дрожит. Увидев это, Джаспер подбегает к стыку скалы и кустарника, где нет ветра. Он ложится и призывно поскуливает, приглашая присоединиться к нему. Джейн садится рядом.
        Что-то неуловимо связанное с ветром, водой, песком и добротой Джаспера побуждает Джейн притянуть пса ближе, обхватив за шею. Довольный, он высовывает язык, на морде появляется выражение абсолютного собачьего счастья. Это с трудом вяжется с образом того высокоинтеллектуального создания, с которым она весь день вела умные разговоры, но очень мило. Она наконец задает вопрос, который не дает ей покоя:
        - Откуда ты знаешь, что я из этого мира, Джаспер? Откуда ты знаешь, что я не из ваших?
        Он задумчиво склоняет голову.
        - Не можешь сказать? - спрашивает Джейн.
        Он кивает. Затем поднимает свой дрожащий нос к небу и тихо мелодично завывает. Они еще долго сидят вместе, наблюдая за водой.
        Потом, когда они вновь пересекают лужайку на обратном пути, Джейн видит, что миссис Вандерс присоединилась к мужу. Она стоит на коленях возле него и что-то мрачно бормочет ему на ухо. Мистер Вандерс кивает, хмурится и чихает. Ветер доносит до Джейн обрывки ее фраз: «Из всех дней до [непонятно]», «Ты же понимаешь, я сейчас не могу обратить его внимание на это [непонятно]» и «Я бы шею свернула тому, кто осмелился [непонятно]».
        Джейн понятия не имеет, о чем идет речь. О скульптуре Бранкузи? О Филиппе Окада с его пистолетом? О Грейс Панзавекки? На случай, если это она что-то «посмела», приближается Джейн осторожно.
        - Ты. - Миссис Вандерс перестает шептать и поднимает глаза на Джейн.
        - Да, - отвечает Джейн. - Всем привет. Как дела?
        - Ха! - с сарказмом восклицает экономка. - Прекрасно! Превосходно! Великолепно!
        - Понятно, - с сомнением кивает Джейн.
        - Муж говорит, что ты хотела у меня что-то спросить, - произносит миссис Вандерс.
        - Да? - Джейн растеряна. - А, ну да. Картина на лестничной площадке второго этажа, такая высокая, с изображением зонтика. Откуда она взялась?
        - Откуда взялась картина с изображением зонтика? - удивляется миссис Вандерс. - Это и есть твой вопрос? Ее нарисовал друг Октавиана Трэша Первого, Хорст Мэллоу, больше ста лет назад. Посредственный художник и очень странный человек. Октавиан попросил у него картину, изображавшую подводных существ, ищущих утешения в лесу анемонов, но вместо этого Мэллоу нарисовал зонтик в комнате. А потом исчез. Пропал. Испарился!
        - Испарился, - повторяет Джейн. - Нет, одна буква лишняя.
        - Что?
        - Не важно.
        - Это все, о чем ты хотела меня спросить? - негодует миссис Вандерс. - Мне казалось, твое любопытство связано с твоей тетей!
        - О да! - воскликнула Джейн, вспомнив. - Конечно! Так и есть. Мне очень интересно, откуда вы знали мою тетю.
        Миссис Вандерс смотрит на Джейн непроницаемым взглядом.
        - До сегодняшнего дня ты была в курсе того, что мы с твоей тетей были знакомы?
        - Нет, но я только что увидела ее фотографию на вашей стене.
        - Ты знала, - продолжает миссис Вандерс, - что она время от времени посещала Праздники в Ту-Ревьенс?
        Джейн хлопает глазами:
        - Когда? Кто ее приглашал? И почему?
        - Она приезжала на Праздник, - говорит миссис Вандерс, - а после отправлялась в одну из своих поездок прямо отсюда.
        - Нет, - возражает Джейн. - Этого не может быть! Она всегда подробно рассказывала мне о своих маршрутах. И никогда ни слова не говорила о праздниках на острове.
        - Уверена, у нее были на то причины, - сухо замечает миссис Вандерс.
        - Она бы мне сказала! - твердит Джейн, уверенная в своей правоте. Очарование бала в таком интересном месте заставило бы воображение Джейн нарисовать пленительные картины. А главное - она бы не так переживала за тетю в ее отсутствие. Тетушка Магнолия не могла о таком промолчать! Джейн абсолютно уверена, что тетя обязательно рассказала бы ей о таком диковинном месте, как Ту-Ревьенс.
        Хотя… Ведь на самом деле тетя говорила ей о Ту-Ревьенс. Тетя Магнолия взяла с нее обещание ни за что не отказываться от приглашения посетить этот дом.
        - После праздника я расскажу тебе о твоей тете еще, - угрюмо обещает миссис Вандерс, затем поднимает лопату и вонзает ее в землю.
        - Я бы хотела услышать сейчас, - робко, но решительно заявляет Джейн.
        Миссис Вандерс не отвечает и даже не смотрит в ее сторону. Она явно не собирается продолжать разговор. Джаспер тем временем идет дальше, подпрыгивая в высокой траве, то и дело оборачиваясь на Джейн.
        «Ладно, - думает она. - Пока займусь зонтиком». Ей с лихвой хватит и мыслей о Зорстеде.
        Когда Джейн готовится ко сну - этой ночью довольно рано, - Джаспер выглядит еще более грустным, чем обычно. Она старается сосредоточиться на пуговицах своей пижамы с «Доктором Кто», не обращая внимания на его разочарованный вид. Ей хочется сказать бедолаге, что нет смысла проходить сквозь картину именно сейчас, ведь в Зорстеде ночь, но не может заставить себя спросить, так ли это.
        Неужели она действительно провела весь день в интеллектуальных беседах с англоязычным бассет-хаундом?
        Что больше похоже на правду - психическое расстройство с затяжными галлюцинациями или Зорстед внутри картины?
        «Человеку, страдающему галлюцинациями, нужен сон», - хочется сказать ей Джасперу, но она сдерживается, потому что желание оправдываться перед собакой само по себе выглядит признаком психического расстройства.
        Дом пробуждает ее ото сна, в котором миссис Вандерс, чтобы спасти детей, пытается засунуть их в пасть огромной мраморной рыбы, но у нее ничего не выходит: она не может понять, где у рыбы рот, а где хвост.
        Часы на прикроватном столике показывают 5:08. Кажется, Дом что-то кричал, но, поскольку дом? не умеют кричать, это, наверное, тоже было частью сна. Как бы там ни было, Джейн просыпается. Она встает и плетется в гостиную, где выглядывает в окно.
        Джаспер присоединяется к Джейн, прижимаясь к ее ноге. Еще не рассвело, но девушка различает две темные фигуры, направляющиеся через лужайку в сторону леса. Светит луна. Одна. В мире Джейн только одна луна.
        Тетя Магнолия взяла с нее обещание приехать сюда, если ее пригласят. Бесстрашная тетушка Магнолия, которая постоянно путешествовала по новым местам, которая опускалась на дно океана и исследовала неизведанные миры.
        «Тетя Магнолия? Мне страшно.
        Но я не хочу тебя разочаровывать».
        - Джаспер! - позвала Джейн. - Стин!
        В нетерпеливых глазах, которые он поднимает на нее, сияют крошечные луны.
        - В Зорстеде можно ходить в пижаме с «Доктором»?
        Откуда-то из глубины Дома доносятся звуки «Битлз». Джаспер и Джейн делают шаг в картину. Если сосредоточиться на этих звуках, можно услышать искаженные, нереалистичные напевы «You’ve Got to Hide Your Love Away». Джейн все еще в своей пижаме - Джаспер считает, что остальная ее одежда еще больше бросается в глаза. Во дворце герцогини он ведет ее в комнату со шкафом, где висит множество одежды разных размеров простых темных цветов.
        Ее зорстедская фигура отличается от земной. Верх от пижамы, как ни странно, жмет в плечах, а вот штаны длинноваты. Руки ощущаются какими-то раздутыми, причем ощущение усиливается, когда она об этом думает. А ноги и ступни кажутся… упругими, как будто в этом теле она может высоко прыгать.
        - Какую одежду выбрать? - шепчет Джейн, стараясь не думать о произошедших метаморфозах, и замечает, что тембр ее голоса тоже несколько отличается от привычного.
        «Что угодно. Но меньше всего внимания ты привлечешь в тунике, штанах и плаще, - отвечает Стин и поясняет: - Сейчас ранняя осень. Все еще темно. В Зорстеде климат холоднее, чем ты привыкла. Солнце взойдет через несколько… - тут он произносит непонятное слово, - но, возможно, мы будем гулять возле моря, а там ветрено. Выбери крепкую обувь и подумай о шарфе на голову».
        Стин пытается сдержать свою радость, но выходит у него плохо: он скачет вокруг Джейн, цокая когтями по кафельному полу.
        - Стин, - говорит она. - У меня от тебя уже голова кружится.
        «Прости! - говорит он и останавливается на месте, продолжая подпрыгивать. - Прости!»
        Джейн натягивает штаны и сразу ощущает, какие они удобные и теплые.
        - Я поняла, что ты произнес, когда говорил о восходе солнца, - замечает Джейн, повторяя вслух странное слово. - Это местная единица времени, ближе к минуте, чем к часу. Хотя я раньше никогда о таком не слышала.
        «В Зорстеде мы говорим на другом языке, - поясняет он. - Наши дни и ночи длиннее, и время мы измеряем иначе».
        Джейн быстро проводит руками по тунике.
        - Стин! - вдруг осеняет ее. - Как же я сойду за зорстедчанку, если не знаю местного языка?
        «Ты сейчас на нем разговариваешь», - говорит он.
        - Что?
        «Ты прекрасно на нем говоришь, - продолжает Стин. - С той самой минуты, как прошла сквозь картину».
        Еще одна ошеломляющая новость. «Сапоги, - думает Джейн, сосредоточившись на чем-то конкретном. - Примерю-ка я лучше сапоги».
        За примеркой она проговаривает про себя слова, которые только что произносила вслух. Это не английские слова. Это высокое и крепкое у нее на ногах - не сапоги. Она вдруг осознает, что слово «английский» - единственное английское слово, которое она помнит.
        «Со временем, - ласково объясняет ей Стин, - ты сможешь разговаривать на обоих языках и там и тут. Но пока этого не произошло, ты владеешь тем, который тебе нужнее в данный момент. Со мной было то же самое. Думаю, ты даже сможешь читать наши буквы».
        - Но как я могу знать язык, которого никогда не изучала?
        «Не знаю, - отвечает он, - это одна из загадок».
        Переодевшись, Джейн приседает на пол тускло освещенной комнаты, плотно обхватив колени руками. На противоположной стене - широкое зеркало в полный рост. В помещении достаточно света, чтобы она могла разглядеть угловатые скулы и заостренный подбородок чужого, предательского лица. Стин встает лапой ей на колено и начинает вылизывать это странное лицо. Джейн выходит из себя.
        - Фу! - кричит она с отвращением, вытирая слюну. - Я совсем не фанатка слюнявых поцелуев зорстедских бродяк, знаешь ли!
        «Пойдем, - говорит он. - Солнце начинает подниматься».
        Дворец герцогини огромен, в нем множество этажей. Ноги бродяки Стина значительно длиннее, чем у бассета, на них он резво спускается по ступеням.
        Когда Джейн приближается к седьмой лестнице, ведущей вниз, то из ее уст вырывается зорстедское ругательство.
        - Сколько здесь этажей?
        «Пятнадцать, - отвечает Стин. - Зорстедцы строят высокие здания».
        - Высокие и элегантные, - говорит Джейн, потому что лестницы и случайные залы, мимо которых они проходят, просты и изящны. Они сложены из белого камня, который не сияет, как полированный мрамор, а, скорее, мягко улавливает свет и держит его осторожно, словно внутри раковины.
        - В стенах есть магия?
        «Думаю, это зависит от того, что подразумевать под магией. Дворец реагирует на солнце и частично сам себя освещает. Но это свойство всех каменных зданий в Зорстеде».
        Сквозь стеклянные окна на лестнице Джейн ловит проблески розовеющего неба и вспышки серебряного моря. Где-то поодаль раздается сладкий колокольный звон, возвещающий о восходе солнце.
        - Откуда ты знаешь, что я не отсюда? - спрашивает Джейн. - Как ты узнал, что я не из Зорстеда?
        «Я просто знаю, - говорит он, бодро вышагивая рядом с ней. - Так же как знал, что ты - мой человек».
        - Но как ты это понял?
        «Я узнал твою душу».
        - О, пожалуйста!
        «Так и есть! - горячо заверяет ее Стин. - Я вижу твою душу. Но ты не отсюда. Ты с Другой Земли».
        - Тогда почему все-таки я твой человек?
        «Не знаю. Многие бродяки Зорстеда так никогда и не находят своих людей. Может быть, как раз потому, что их люди на Другой Земле».
        - Ты можешь общаться с другими людьми, кроме меня?
        «Нет, - отвечает он. - Только с тобой, потому что ты - мой человек. Но я могу общаться с другими бродяками».
        - Почему никто в Ту-Ревьенс до сих пор не обнаружил, что можно проникнуть сквозь картину? Однозначно, за сто с чем-то там лет кто-то должен был это сделать. - Джейн неопределенно жестикулирует. - Случайно коснуться локтем или что-то типа того.
        «Не каждый может пройти».
        Джейн едва не споткнулась.
        - Правда?
        «Я видел, как однажды миссис Вандерс трогала картину, - вспоминает он, - и ничего. А Колин Мак буквально излапал ее руками».
        - Серьезно?
        «Колин Мак трогал все картины, - говорит он самодовольно. - Я могу много чего тебе рассказать про этот Дом».
        - Но почему я, а не они?
        «Точно не уверен, но у меня есть одна теория, - говорит Стин. - Думаю, что сюда могут попадать только искатели».
        - Искатели? - удивляется Джейн, спрашивая себя, что же она ищет.
        «Ну, художники».
        - Правда? Художники?
        «Я наблюдал за тем, как зорстедчане прикасались к изображению с этой стороны, и тоже ничего не происходило, - все они думают, что это обычная картина, - говорит он. - Однако никто из тех, кого я знал, не был ни искателем, ни художником».
        - А ты искатель или художник, Стин?
        «Я бродяка», - просто отвечает он.
        - Все бродяки могут проходить сквозь картину?
        «Не знаю. Я никогда ни с кем из них об этом не разговаривал. Ту-Ревьенс - мой дом», - сказал он с нотками собственничества, в которых есть что-то по-доброму собачье и в то же время вполне человеческое.
        - Кто-то из Ту-Ревьенс когда-нибудь замечал, что рисунок меняется? - спрашивает она. - Как в прошлый раз, когда мы отсюда видели на картине Айви? Разве никто из Зорстеда никогда не искал их красно-зеленый зонтик?
        «Картина висит в темном углу тускло освещенной комнаты, - поясняет Стин. - В той части дворца, которая, как ты знаешь, герцогиня использует для своей шпионской деятельности. Зонт поместили в угол давным-давно, в качестве знака для агентов Зорстеда. Это условный знак, чтобы они пришли в нужное место. Его никуда не перемещали уже больше ста лет».
        - Гм, - задумывается Джейн. - Думаю, если бы картинка на короткое время изменилась, а потом снова вернулась в исходное положение, люди бы просто решили, что им померещилось. Они скорее не поверят собственным глазам, чем что-то заподозрят.
        «Да, - соглашается Стин и продолжает: - В Зорстеде примерно то же самое. Правда, здесь картину с меняющимся изображением не восприняли бы как что-то из ряда вон выходящее».
        - Понятно, - кивает Джейн.
        Лестницу наконец сменяет длинный коридор с множеством дверей. Стин подводит Джейн к одной из них, деревянной, самой большой и крепкой среди прочих.
        - Кто написал эту картину? - спрашивает Джейн.
        «Художник по имени Морстлоу, - отвечает Стин. - И, если миссис Вандерс не ошибается, это произошло как раз тогда, когда ваш Хорст Мэллоу нарисовал свою картину с вашей стороны»:
        Светильник на стене возле двери отбрасывает тусклый желтый свет, который играет в шерсти Стина.
        - У этого Морстлоу тоже была репутация эксцентрика? Как у Хорста Мэллоу? Имена уж больно похожи.
        «То, как в Зорстеде воспринимают людей… которые мыслят не как все, отличается от восприятия на Другой Земле. Не думаю, что у Морстлоу была какая-то особенная репутация».
        - Он и есть тот самый человек, о котором ты мне говорил? - спрашивает Джейн. - Единственный в Зорстеде, кто знает о входе в Ту-Ревьенс?
        «Нет, - отвечает Стин. - Морстлоу давным-давно умер. Я понятия не имею о том, что он знал».
        - Кто же тогда этот человек? Герцогиня?
        «Нет, не герцогиня».
        - Тогда кто?
        Стин вытягивает шею назад, чтобы заглянуть ей в лицо. Джейн кажется, будто он прикасается к ее мозгу краями слов, а затем забирает их обратно. Необычное ощущение, словно кто-то пощекотал ее перышком внутри головы. Она понимает это как нерешительность. Стин разрывает зрительный контакт и отворачивается.
        «Эта дверь ведет наружу, - поясняет он. - Не переживай, ты выглядишь точно так же, как и все остальные. Готова?»
        Появляется отчетливое ощущение пробуждения рано утром. Первое, что бросается в глаза: ощущение рассвета в Зорстеде отличается от ощущения рассвета в других местах. Жители общаются между собой не словами, а взглядами. Люди на улицах открывают двери магазинов, ведут строптивых коней или просто выглядывают из окон. Они приветливо смотрят ей в лицо, но ничего не говорят.
        Джейн старается особо не пялиться на окружающих. Она держится возле Стина, который с гордо поднятой головой бежит с ней в ногу.
        Высокие деревянные здания с крутыми крышами, покрытыми черепицей, улицы из брусчатки. Куда бы Стин не свернул, отовсюду видны несколько каменных башен, окрашенных в розовый цвет на фоне розовато-серого неба, а между домами всегда виднеется море. Постепенно этот розоватый отлив восходящего солнца исчезает, и Джейн различает настоящие цвета башен: белый, серый и коричневый. Башни слегка светятся.
        - Деревянные дома тоже реагируют на солнце?
        «В какой-то степени, - отвечает Стин. - Но не так сильно, как камень. Камень старше, в нем больше энергии».
        - Все каменное создает свет? Ты бы хотел, чтобы так делал каменный стул, или чаша, или могила?..
        «В Зорстеде умерших хоронят в море, - говорит бродяка. - Здешний камень обладает интеллектом. Он знает, для чего используется. Например, он не осветит комнату, в которой никого нет. И понимает, когда вещь, сделанная из него, не должна светиться».
        - Что ты имеешь в виду? Как он может это понимать?
        «Здесь все имеет сознание».
        - И камень?
        «Все, Дженни, - просто отвечает Стин. - Земля, облака… Все».
        - И облака???
        «Ну, не совсем сознание, это слишком громкое слово. Скорее, понимание. Вещи все понимают».
        Джейн обдумывает это.
        - Но если камень все понимает, разумно ли в него врезаться? Например, делать кирпич…
        «Мудрый строитель внимателен, - говорит Стин. - И уважителен».
        - А если нет?
        «Тогда камень несчастен и, соответственно, здание тоже окажется несчастливым, и каждый сумеет это почувствовать».
        - И что случится потом?
        «Ничего, - отвечает Стин. - На этом все».
        - И здание ничего не будет делать? Ну, например, бросать камни на людей или что-то в этом роде?
        «Нет! - говорит Стин. - Ничего подобного. Просто ты будешь ощущать себя подавленным всякий раз, когда переступаешь его порог. Если в нем открыть какое-нибудь дело, то, скорее всего, оно не задастся. В итоге владельцы отремонтируют здание так, чтобы камень почувствовал себя лучше».
        - Как же они узнают, что для него лучше?
        «Некоторые люди чувствительны к подобным вещам, - поясняет Стин. - Но на самом деле такое случается нечасто, Дженни. Поверь, все это не так странно, как может показаться».
        - Возможно, ты даже не понимаешь, насколько это странно, - говорит Джейн.
        Сейчас на улицах полно народа, многие одеты в яркие наряды: фиолетовые, красные, золотистые. Джейн видит людей разного цвета кожи. Она рассматривает тыльную сторону собственной руки. Девушка уже заметила, что ее кожа почти такого же цвета, как дома.
        Стин замечает ее взгляд.
        «Зорстед - международный центр, - объясняет он. - У местных жителей корни отовсюду, даже из-за моря.
        - Из-за моря, - вздрагивает Джейн. - Зорстед такой большой?
        «Зорстед - маленький островок. Одна из множества стран на этой Земле, - говорит Стин, - которая так же огромна, как ваша планета».
        Джейн ошеломлена. Неужели Ту-Ревьенс - врата в иной мир? Туда, где камни, деревья и даже облака все понимают?
        - Что не так с этим местом, почему вы до сих пор не открыли электричество? - Она настолько шокирована, что начинает ершиться. - Здесь эпоха мрачного Средневековья? Мне придется п?сать в канаву?
        Стин издает короткий болезненный звук, и Джейн становится стыдно.
        - Прости, Стин, - говорит она. - Просто все это в голове не укладывается!
        Он вытягивается во весь рост, насколько это возможно для бродяки.
        «У нас есть водопроводная система, туалеты, другая инфраструктура, - говорит он с достоинством. - А еще замечательная и справедливая герцогиня. Мы достигли таких успехов в науке и медицине, которые привели бы в замешательство шарлатанов Другой Земли. Мы используем технологии, не разрушающие окружающую среду. Если ты пописаешь в канаву, тебя, вероятно, арестуют за непристойное поведение».
        - Уверена, именно так и будет, - покаянно говорит Джейн.
        Он идет рядом с таким оскорбленным видом, что она мгновенно ощущает льдинку, коснувшуюся ее мозга. Нет, сердца. Она знает, насколько сильно ранила его чувства.
        - Стин, - мягко говорит Джейн. - Если бы меня арестовали, ты бы представлял мои интересы? Бродяки когда-нибудь свидетельствовали в суде?
        «А почему нет? - раздраженно отвечает он. - Каждый суд привлекает человека - беспристрастного докладчика, имеющего бродяку, для того, чтобы помочь перевести слова свидетелей-бродяк. Это вполне цивилизованно.
        - А бродяку могут арестовать за преступление?
        «Конечно, - отвечает он. - У нас свободная воля. Ты что, думала, мы домашние питомцы?»
        - У вас есть профессии?
        «Большинство из нас предпочитают работать неподалеку от своих людей, но вообще мы можем заниматься всем, чем захотим».
        Она следит за его ровными, осторожными шагами. Рядом с некоторыми людьми на улицах тоже семенят бродяки, хотя таких меньшинство. А еще она смогла убедиться в том, что зорстедские бродяки все же могут мочиться в канаву. Она вздыхает. Сложно, однако, быть привязанной к собаке-телепату.
        - Стин. - И снова этот заискивающий тон. - Ну прости.
        Никакой реакции.
        Она видела, как некоторые люди гладят своих бродяк. Значит, здесь это тоже в порядке вещей.
        - Потерпи. - Джейн останавливается и присаживается на корточки возле него. Стин бросает на нее короткий обиженный взгляд.
        Она касается мягкой шелковистой шерсти на его морде.
        - Мне очень жаль, - говорит она. - Прости меня. Правда в том, что мне никогда в жизни не было так страшно. И если бы не твоя поддержка, я бы уже все глаза выплакала.
        Он перемещает взгляд на свои лапы. Потом заметно смягчается.
        «Я помню, как впервые прошел сквозь картину», - говорит он.
        - К этому просто нужно привыкнуть, - вздыхает Джейн.
        «Я так счастлив, - говорит он. - Я так долго тебя искал! Что бы ни случилось, ты - мой человек!»
        - Чтобы ни случилось, - осторожно повторяет она. - А что может случиться?
        «Не знаю», - поспешно отвечает он. Слишком поспешно.
        Еще несколько минут Джейн сидит на корточках и гладит его мех, обдумывая происходящее. Она отмечает, что у всех людей здесь - у всех до единого - тот же взгляд искоса и тот же заостренный подбородок, что и у нее. По отдельности это не вызвало бы у нее тревоги. Но все вместе они, наводнившие улицы, каждое мгновение напоминают Джейн о том, как далеко, как невозможно далеко она от дома.
        Стин ведет ее вниз по наклонным улицам, которые обращаются одна в другую, и она уже не понимает, в каком направлении они движутся. Джейн понимает лишь, что отошла уже достаточно далеко вниз от дворца герцогини. Воздух, который она вдыхает, кажется солоноватым и пощипывает нос.
        - Кто тот человек в Зорстеде, который знает о картине в Ту-Ревьенс? - спрашивает она.
        Стин разглядывает свои передние лапы. Затем поднимает одну и переводит взгляд на Джейн:
        «Сейчас я приведу тебя к нему».
        - О! - удивляется Джейн. Было бы здорово поговорить с кем-то, кто понимает.
        Бродяка коротко смотрит ей в лицо и возвращается к изучению собственных лап.
        «Здешние животные отличаются от животных Другой Земли, - говорит он. - У нас есть морские создания, которые не обитают в ваших морях».
        - Человек, знающий о картине, - морской обитатель?
        «Нет, - отвечает Стин. - Это самый настоящий человек, он помогает заботиться о наших морских жителях. Наши морские обитатели больны. Я веду тебя к морю. Обычно ее можно найти там».
        - Отлично, - говорит Джейн. - Тогда вперед?
        Лишь однажды за время пути по дороге, ведущей к морю, ее сознания касается что-то, отдаленно напоминающее след призрачного понимания. Едва заметное настолько, что Джейн едва чувствует его. Будто крошечное пламя пытается разгореться внутри ее. Надежда. Мгновенно испугавшись, она бросает взгляд на Стина, но тот идет не оборачиваясь.
        В конце пирса на нижней ступени лестницы, где плещутся волны, сидит женщина в фиолетовом пальто, ее ноги свисают над водой. Джейн идет вдоль пирса, хлюпая промокшими ботинками, и женщина оборачивается на звук. Прежде Джейн никогда не видела этого любопытного лица, этих глаз, губ, носа. Конечно, так и должно было быть.
        Женщина приветливо улыбается им.
        - Доброе утро! - произносит она по-зорстедски голосом, которого Джейн не узнает. Затем незнакомка сосредоточивается на Стине. - О, привет, мой друг! - сердечно обращается она к нему. - Только не говори, что нашел наконец своего человека. Спой Хо! Для жизни бродяки!
        Не в силах поверить собственным ушам, Джейн опускается на колени. Слезы стекают вниз по щекам. Женщина вскакивает и подходит к Джейн, обескураженная ее реакцией.
        Ее пальто распахнуто; подкладка, серебристая с золотистым, переливается на свету.
        - Что случилось? Могу я вам чем-то помочь?
        - Тетя Магнолия, - говорит Джейн и повторяет, не в силах остановиться: - Тетя Магнолия. Тетя Магнолия.
        После того как интерлюдия из плача и объятий завершена, Джейн, кажется, способна только на два слова: «как?» и «почему?».
        - Я периодически приезжала в Ту-Ревьенс на Праздники, - тихо говорит тетя Магнолия.
        Они втроем сидят на краю пирса, Джейн - посередине. Рука тети Магнолии, обнимающая Джейн за плечи, дрожит, в то время как тепло Стина согревает девушку. Джейн настолько ошеломлена, что не в состоянии оценить комичность ситуации.
        - Я знала, что настанет день, когда мне придется планировать побег, - говорит тетя Магнолия.
        - Побег? - хрипло переспрашивает Джейн. - Зачем тебе понадобилось бежать? И зачем ты приезжала на Праздники? И почему не говорила мне об этом? Мужчина позвонил мне из Антарктиды и сказал, что ты погибла!
        Магнолия крепче сжимает плечо Джейн.
        - Однажды ночью, - начинает она, - очень-очень поздно - Праздник уже почти закончился, - я поднималась на третий этаж. Какой-то подвыпивший гость толкнул меня, и я обнаружила, что моя рука проходит сквозь картину. Проходит насквозь, даже не задев! Я чуть не заорала. Но понимала, что мне не привиделось, и это меня потрясло. Той ночью я нашла предлог, чтобы отложить отъезд. Я собиралась на Черное море, помнишь?
        - Твоя последняя экспедиция перед Антарктидой, - слабо кивает Джейн.
        - Да, - продолжает тетя Магнолия. - Я нашла спальню, обитатель которой, как я знала, проводил ночь с Рави Трэшем, и спряталась там. Когда гости разошлись и Дом погрузился в сон, я вернулась, чтобы во всем разобраться. Дотронулась до картины - и мой палец утонул в ней. Потянулась дальше и погрузилась в нее полностью!
        «Я видел, как она это делает, - рассказывает Стин, - сверху, с лестничной площадки. А потом последовал за ней и наблюдал, как она изучает этот мир. Я пристально за ней следил; правда, она не знала, что я и есть тот бассет-хаунд из Дома».
        - Я обнаружила… - продолжает тетя Магнолия, - я увидела то, что увидела и ты, оказавшись здесь. Мир, в который никто не последует за мной, а если и последует, то не узнает меня в новом облике.
        - Но зачем тебе понадобился мир, в котором тебя никто не узнал бы?
        Тетя Магнолия замолкает. Джейн понимает, что тетя делает так каждый раз, когда слышит вопрос, словно пауза и была своего рода ответом. Но ведь это не так. Раньше тетя Магнолия никогда не мешкала, отвечая на ее вопросы.
        - Я вернулась в Ту-Ревьенс и присоединилась к коллегам, с которыми отправилась на Черное море, - продолжает тетя Магнолия. - Когда я снова оказалась дома, я взяла с тебя обещание обязательно приехать в Ту-Ревьенс. Когда мне в следующий раз удалось попасть на Праздник, я попросила миссис Вандерс передать тебе специальное сообщение. Она передала его тебе?
        - Что? - Джейн удивлена. - Нет. Я не получала никакого сообщения!
        - Я попросила миссис Вандерс сказать тебе: «Дотянись до зонтика», - говорит тетя Магнолия. - Потом, когда все уснули, я вошла в Зорстед, чтобы остаться здесь и ждать тебя.
        «У нее не было бродяки, который мог бы ей все объяснить, - вклинивается Стин. - Она была совсем одинока».
        - Как ты можешь говорить, что взяла с меня обещание поехать в Ту-Ревьенс? - удивляется Джейн. - Ведь все было совсем не так! Ты попросила не отказываться, если кто-то меня пригласит.
        - Кроме того, миссис Вандерс пообещала пригласить тебя, если со мной что-нибудь случится, - продолжает Магнолия. - Она пригласила?
        - Нет! Меня позвала Киран! Ты погибла! Почему я должна была тебя искать, если ты умерла? И как ты себе представляешь, что сообщение: «Дотянись до зонтика» - натолкнуло бы меня на мысль запрыгнуть в картину?! И если бы даже это случилось, как бы я искала тебя в чужом городе?
        Джейн осознает, что стряхнула руку тетушки со своего плеча. Здесь что-то не так. Эта история лишена главного, и никто не говорит ей чего. Зачем тете вообще понадобилось уезжать?
        Тетушка складывает руки в замок, кладет их себе на колени и рассматривает. Джейн тоже принимается их изучать. Это не те руки, которые знала Джейн. Они больше, а ногти более плоские. Глаза женщины ясны и безупречны. Они однотонные, и нет маленького пятнышка, похожего на мутную звездочку. Может быть, это вовсе не тетя Магнолия?
        Тут Джейн замечает, что ее собственные зорстедские руки очень похожи на зорстедские руки тети Магнолии.
        - Я так давно хотела рассказать тебе правду о своей жизни, - вздыхает тетя. - И сейчас, когда я наконец могу это сделать, я ужасно боюсь.
        - Правду о своей жизни? - удивляется Джейн. - Тетя Магнолия, о чем ты?
        - Правду о моей работе.
        - О работе? О фотографиях? Что ты говоришь! Разве ты не фотограф?
        - Фотограф, - соглашается тетя. - Я постоянно фотографировала.
        - Тогда что?
        Тетя Магнолия с несчастным видом смотрит на собственные руки.
        - Однажды, - решается она, - спустившись под воду, чтобы снимать, я случайно обнаружила затонувшую атомную подводную лодку. Это была иностранная подлодка.
        - Ты никогда мне об этом не рассказывала.
        - Правительство Соединенных Штатов запретило. Мы обезвредили ее тайно.
        - Ты помогла правительству США обезвредить атомную подводную лодку???
        - После этого они просили меня помогать им и в других делах, - продолжает тетя Магнолия. - Они предложили хорошо платить мне. Ты была ребенком. Я растила тебя одна, на мизерную зарплату. Иногда у нас совсем не было денег. Я не знала, что нас ждет впереди. И согласилась.
        - Тетя Магнолия, - говорит Джейн, переваривая услышанное. - Ты хочешь сказать, что стала кем-то вроде подводного… шпиона?
        - Да, - просто отвечает она.
        - О! - изумленно восклицает Джейн. - Что это значит?
        - Есть подводные оперативники, - поясняет тетя. - Есть люди, которые обезвреживают секретные военные обломки, такие как та подводная лодка, и люди, которые используют подводные кабели. На морском дне производится обмен товарами и информацией. Сначала я не понимала, как такое возможно. Я ввязалась в дела, о которых теперь жалею. Под водой, в темноте, пока никто не видит, могут твориться ужасные вещи.
        То, что описывает тетя Магнолия, в какой-то степени даже более невероятно для Джейн, чем существование по другую сторону картины фэнтезийного мира, где собаки разговаривают, а камни чувствуют.
        - Ты никогда мне не говорила, - повторяет она. - Ты никогда мне не говорила.
        - Я хотела прекратить это, - говорит тетя. - Они стали просить меня делать то, что я ненавидела. Бомбы иногда сбрасывают в воду, ты знала? В конце концов мою лояльность поставили под сомнение.
        - Я не понимаю ничего из того, что ты говоришь, - хватается за голову Джейн.
        - Со временем я расскажу тебе каждую деталь, - обещает тетушка. - Я признаюсь в каждой лжи. И для меня это будет великим облегчением.
        - Но не для меня.
        - Это то, о чем я больше всего жалею, - вздыхает тетя Магнолия. - Я просто хотела, чтобы ты была в безопасности. Миссис Вандерс сказала тебе о деньгах? Ты можешь получить доступ к счетам, как только захочешь.
        Джейн не желает слышать ни о каких деньгах.
        - Кто позвонил мне из Антарктиды?
        - Коллега, - говорит тетя. - Мой друг, тоже оперативник, который помогал мне исчезнуть, не зная даже, куда я собираюсь.
        - Ты позволила мне поверить, что умерла, - говорит Джейн. - Ты была мертва!
        - Дорогая, - начинает тетя Магнолия, склоняясь к Джейн, но та резко отворачивается.
        - Ты была мертва, - повторяет она, слезы катятся по ее щекам.
        - Прости меня, - говорит Магнолия. - У меня было очень мало времени, чтобы все спланировать, и, возможно, у меня не очень хорошо получилось. Но я не умерла. Я пришла сюда. И ждала тебя здесь. Я искала тебя каждый день.
        - Я могла никогда тебя не найти! - В голосе Джейн появляются истерические нотки. - И не нашла бы, если бы не эта чокнутая собака! Я поставила тебе надгробие. Твой друг прислал мне твои вещи, якобы из Антарктиды. Все это время я спала с твоей гребаной шапкой!
        Тетя Магнолия всегда спешила успокоить расстроенного человека, это было для нее чем-то вроде инстинкта, но сейчас она не в состоянии помочь даже себе. Джейн хорошо чувствует это по крепким объятиям, хоть лицо и незнакомо. Внешне другая, это, бесспорно, она.
        Вода омывает пирс под тетиными ногами. На поверхности воды показывается необычное серое существо, немного напоминающее медведя, - его голова такая же круглая, с длинным носом. Это создание размером с белуху, у него есть ласты, усы и дырка на макушке. Джейн изумленно смотрит на его морду. Прямой рот придает ему выражение спокойствия и терпеливости. В больших, темных, необычайно глубоких глазах застыла боль. Джейн как никто другой знает, что существа, живущие в глубинах океана, внешне порой излучают поразительное доверие. Работы тети Магнолии научили ее этому. Но точно так же, как, глядя на местных жителей, Джейн понимает, что находится не на своей Земле, так и это животное явно не принадлежит к привычному ей миру.
        Оно не разговаривает, только пристально смотрит на тетю Магнолию. Тетя ложится на пирс животом вниз, ноги в брюках торчат позади, а руки и голова свешиваются через край. Пальто распахнуто, фиолетовое, с серебристо-золотыми вспышками, похожее на звездную туманность. Она протягивает руку и кладет ее на лоб существу. Все это тетя проделывает молча. Джейн не совсем понимает, что происходит, но догадывается, что тетя нашла создание, которому жизненно необходима ее теплая, умиротворяющая энергия. Своими прикосновениями тетя успокаивает животное, по морде которого катятся крупные слезы.
        Несколько минут тетя Магнолия и морской обитатель остаются в таком положении. Джейн стоит на пирсе, слезы капают ей на пальто. Стин плотно прижался к ее ногам и периодически поднимает глаза на девушку. Так же как тетя Магнолия и подводное создание, он молчит.
        Морское животное поворачивает голову и смотрит Джейн в глаза. Она оказывается словно прикованной к этому взгляду, она тонет в колодце его чувств. «Это животное обладает силой». Джейн ловит себя на этой мысли, однако понятия не имеет, что за сила имеется в виду.
        Животное уплывает. Вода над ним бесшумно смыкается. Тетя Магнолия снова садится, свесив ноги с пирса. Она не смотрит на Джейн. Та пытается понять ее по положению плеч. Тетя Магнолия истощена: успокаивая кого-то другого, она стыдится того, что причинила боль родной племяннице. Джейн не может себя заставить сесть рядом и остается чуть в стороне. Она снова болтает ногами над водой.
        - Стин, - говорит Джейн. - Это имя моего бродяки, Стин. Он сказал мне, что морские создания больны.
        Голова тети Магнолии медленно опускается в знак согласия.
        - Они называются морскими медведями.
        - Ты с ним разговаривала?
        - Не совсем.
        - Ты дала ему что-то вроде лекарства?
        - Все гораздо проще, - поясняет она. - И не так фантастично. Они больны, потому что травмированы и огорчены. Огромная часть их популяции была убита зорстедскими охотниками. На какое-то время их мясо вошло в моду, и их нещадно истребляли. Охотники убедили правительство в том, что морские медведи бессловесны. Как только можно было поверить в такое про животное, которое мы только что видели. - Ее голос прерывается, она задыхается от негодования. Джейн наблюдает за тем, как тетя Магнолия делает ровный глубокий вдох.
        - Это было давно. Сейчас охота на морских медведей запрещена. Но это очень древнее животное, зорстедские ученые предполагают, что их память уходит глубоко и заживает медленно. Я участвую в научной программе. Прихожу сюда утром и жду. Если какой-нибудь морской медведь подплывает - а это часто случается, - я просто сижу с ним и трогаю его с добротой.
        - Что это значит? - спрашивает Джейн.
        - Думаю, ты понимаешь, что это значит, милая, - говорит тетя Магнолия.
        Джейн молчит. Тетя смотрит на свои ладони и тихо продолжает:
        - Просто быть с морским медведем. Не пытаясь произвести на него впечатление. И ему тоже позволить просто быть. У них есть то, что мы могли бы назвать… психической способностью. Если я хочу просто побыть рядом с животным, оно понимает, что именно таково мое намерение. То, что они позволяют нам это делать - а так было не всегда, - признак того, что к ним потихоньку возвращается доверие к людям. Пока нам не удается вернуть его полностью. Пока их боль не утихла. Это похоже на боль души самого океана. Я это чувствую, Дженни.
        Джейн тяжело подобрать слова, чтобы ответить.
        - В этом и заключается твоя работа здесь? - спрашивает она.
        - Да, - подтверждает тетя. - Правительство платит ученым.
        - Ты ответственная за эту операцию?
        - Нет, боже упаси! Моя должность очень маленькая. Прохожу подготовку, но я ведь не так давно в Зорстеде. Есть такая программа. Любой, кто находит общий язык с животными, может участвовать. Ты тоже можешь.
        Джейн сказать на это нечего, она только хлопает глазами.
        - Как ты убедила их, что ты отсюда? Они ничего не заподозрили?
        - Я осторожна и делаю вид, что не люблю говорить о своем прошлом. Конечно, были моменты, когда я ловила на себе удивленные взгляды, но здесь очень лояльны ко всяким причудам. Кажется, местные жители и не рассчитывают понять всего, что видят. Как бы там ни было, если бы ты встретила кого-то, кто не понимал бы наших обычаев, тебе вряд ли первым делом приходит в голову, что он мог прибыть из альтернативной реальности.
        - Пожалуй, - отвечает Джейн. - А ты не скучаешь по нашим технологиям? Разве акваланг не решил бы эту проблему быстрее?
        Магнолия дарит Джейн спокойную кривую улыбку.
        - Даже при отсутствии сжатого воздуха, - говорит она, - техника дайвинга здесь довольно сложная. У них есть своего рода водолазный колокол с воздушными трубками, которые поднимаются над водой. Даже если бы у нас было снаряжение для подводного плавания, сомневаюсь, что мы использовали бы его. Вторжение в жилища животных не способствует их исцелению.
        Какое странное, смешанное чувство - злиться на человека, который учил ее мягкости, уважению, который научил ее успокаиваться. Джейн смотрит, как вода танцует у нее под ногами, и чувствует, что Стин рядом. Она осторожно наклоняется, чтобы увидеть свое отражение. Что-то в этом необычном лице поражает ее. Джейн поворачивается к тете Магнолии и понимает, что даже в этом мире у нее тетушкины скулы и нос.
        - Как твои зонтики, моя дорогая? - спрашивает тетя Магнолия.
        Легкие Джейн - медуза, которая бесшумно движется в толще великой печали.
        - Не знаю, почему я здесь, - говорит она. - Почему у меня должен быть бродяка, раз я не из этого мира. И прежде всего я не понимаю, почему поехала в Ту-Ревьенс.
        Прежде чем ответить, тетя Магнолия на минуту задумывается.
        - Не понимаю, почему существа из разных миров не могут сочетаться друг с другом? - говорит она. - В Зорстеде полно бродяк, которые так и не нашли своих людей. Возможно, из-за того, что все эти люди - где-то в других мирах.
        - Стин говорил что-то подобное, - кивает Джейн. - Но что ты понимаешь под разными мирами? Ты считаешь, кроме этих двух, есть еще?
        - Ну, всю жизнь я думала, что мир всего один. Но если выяснилось, что их два, то почему не может быть и тысячи?
        Джейн вдыхает солоноватый воздух и слышит, как волны бьют по столбам пирса. Тетя Магнолия оставила ее совсем одну. Осиротевшую, без денег (во всяком случае, Джейн понятия не имела ни о каких счетах). Ее план воссоединиться с племянницей был смутным и неоформленным, могущим в любой момент развалиться, как карточный домик.
        - Мне нужно подумать, - говорит Джейн.
        «Когда мне нужно подумать, - сообщает Стин, - я гуляю».
        - Пойдешь со мной? - спрашивает у него Джейн.
        «Обязательно, если ты этого хочешь».
        - Конечно хочу! - Джейн легонько гладит его между ушами, затем встает. - Ты ведь мой бродяка, разве не так?
        Глядя на Джейн, встревоженная Магнолия тоже поднимается на ноги.
        - Мы пойдем прогуляться, - осторожно говорит Джейн.
        - Хорошо, - сглатывает тетя. - Мы ведь еще увидимся, дорогая? Пожалуйста!
        - Не знаю, - отвечает Джейн, думая про себя: «Ты не такая, как я считала. Ты не та, за кого себя выдавала».
        Глаза тети Магнолии блестят от слез. Она крепко обнимает девушку, целуя в лоб. Она говорит Джейн, что любит ее.
        - Возвращайся, - просит тетя.
        Джейн долго держит тетину руку, затем отпускает.
        - Куда мы идем? - спрашивает Джейн у Стина.
        «А куда бы тебе хотелось?»
        - Туда, где ни у кого из нас не возникнет проблем, - отвечает Джейн.
        Стин ведет ее обратно вверх по лестнице, затем вдоль дороги, по бокам которой стоят маленькие домики. Мимо пробегает ватажка детей. Жарится что-то, пахнущее беконом.
        - Я хочу есть, - говорит Джейн. - А ты?
        «Можем вернуться к твоей тете, - отвечает он. - У нее должны быть деньги».
        - Я потерплю, - быстро решает Джейн. - Если и ты тоже.
        «Я знаю, где есть фрукты», - говорит он.
        - Бродяки любят фрукты?
        «Этот любит».
        Улица резко поворачивает вправо, но Стин продолжает идти прямо, к островку сучковатых деревьев. Он ведет ее через густую траву и опавшие ветви. Они идут вниз по склону и в итоге оказываются в роще массивных приземистых деревьев с плодами розового цвета, напоминающими яблоки, хотя это определенно не они.
        Ей в голову приходит зорстедское слово. Она произносит его вслух.
        «Да, - удовлетворенно отвечает он. - Фруктовый сад принадлежит герцогине».
        - Неужели мы воруем?
        «Нет, пока ты со мной. Я ведь живу в ее дворце. Она заботится о нас. Ее еда - моя еда».
        - Ты уверен, что тебе по-прежнему здесь рады? Теперь, когда ты отыскал своего человека?
        «У тебя нет здесь жилья, - произносит он со значением, - поэтому я продолжаю жить с герцогиней. Если у тебя появится свой дом, тогда все изменится».
        Он не смотрит на нее, Джейн отвечает ему тем же. Она набивает глубокие карманы своих брюк фруктами и продолжает следовать за ним вниз по склону, который становится все круче. Выйдя из сада, они оказываются в небольшой бухточке в форме полумесяца. Под ногами белый песок. Солнце припекает, а ее зорстедская одежда не пропускает прохладу ветерка. Стин подбегает к скале в зарослях кустарника и присаживается, Джейн садится рядом. Они наблюдают, как волна накатывает на берег, а затем убегает прочь. Фрукт оказался хрустящим, как яблоко, но сладким, как груша.
        - Очень странное ощущение - быть в Зорстеде, - говорит Джейн. - Кажется, что я умерла и вновь переродилась в другом мире, в новом теле, только мне забыли стереть память о прошлой жизни.
        «Я не верю в реинкарнацию», - хмыкает Стин.
        - Правда? Если существует больше одного мира, то почему не может быть больше одной жизни?
        «В каждой жизни множество жизней», - изрекает он.
        - Вы с тетей Магнолией очень любите туманные философские высказывания, - улыбается Джейн. - Скажи лучше: в Зорстеде есть магазин зонтов?
        «Конечно, тут ведь есть дожди, - отвечает он. - Хотя никогда не бывает града из лягушек».
        - Еще одна странность, - констатирует Джейн. - Так где продаются зонты?
        «На общественном рынке, - отвечает бродяка. - Если ты продашь достаточно зонтов, сможешь открыть магазин. Могу я поинтересоваться, почему ты задаешь мне эти вопросы?»
        - Не знаю. - Джейн пожимает плечами. - Может быть, потому, что зонтики - это не так страшно, как экзистенциальная философия.
        Стин задумчиво смотрит на нее.
        «Однажды я видел бродяку в любопытной шляпе-зонтике, - говорит он. - Это показалось мне довольно привлекательным».
        Джейн с трудом сдерживает улыбку.
        - Хочешь, я сделаю тебе такую шляпу, Стин?
        «Это зависит исключительно от тебя», - с достоинством отвечает он.
        - Ты бы хотел, чтобы я сделала шляпу, которая подойдет бассет-хаунду Джасперу или бродяке Стину?
        Он колеблется.
        «Думаю, это тоже зависит от тебя».
        «Да. Кажется, это один из главных вопросов сегодняшнего дня: Ту-Ревьенс или Зорстед?»
        «Видишь? Я же говорил, что ты можешь разговаривать со мной не вслух»
        «Да, вижу».
        «Ты… - Он мешкает, и она ощущает его усердие. Его уязвимость. - Тебе это нравится?»
        Она шумно вздыхает.
        «Я пока не могу сказать, Стин».
        Он зарывает нос в песок, словно не давая себе что-то сказать.
        «Эта бухта чертовски похожа на ту, куда ты отводил меня в Ту-Ревьенс», - говорит Джейн после паузы.
        «Мне нравится сюда приходить», - отвечает Стин.
        «Ты поэтому ходишь к заливу в Ту-Ревьенс? - догадывается Джейн. - Потому что он напоминает тебе этот?»
        «Я обнаружил залив в Ту-Ревьенс первым. Думаю, эта бухта нравится мне потому, что напоминает другую».
        «Неожиданно».
        «Да, - соглашается он. - И дом тоже. В конце концов, это чей-то штаб, чье-то укрытие, чья-то база. Чья-то история и чье-то пристанище».
        «Ты умеешь играть в скраббл, Стин?» - с улыбкой интересуется Джейн.
        Стин фыркает.
        «У нас тут есть игра поинтереснее. Она похожа на скраббл: выигрывает тот, кто придумывает самое ценное слово. Но слова, которые ты записываешь, рассказывают определенную историю, поэтому стоит быть осторожным: они влияют на твой день».
        «Серьезно? Игра меняет твой день? Звучит устрашающе!»
        «Ты понимаешь все слишком буквально. От этого еще никто серьезно не пострадал».
        «О! Значит, были только несущественные травмы?»
        «История влияет на нас метафорически, обычно в безобидной и забавной манере, - успокаивает он ее. - Понимаю, звучит странно. Но я тебя уверяю, Дженни: этот мир ничуть не опаснее твоего».
        «Здесь все по-другому, - задумчиво протягивает она. - Ты одинаково чувствуешь себя как дома и в Зорстеде, и в Ту-Ревьенс?»
        «Да. И нет. В Ту-Ревьенс я нем и никто меня не понимает. Во всяком случае, не понимал до твоего появления. В Зорстеде я одинок или был таковым до теперешнего момента».
        Он замолкает, но вскоре продолжает:
        «Тебе не кажется, что это благодаря людям мы чувствуем себя как дома в том или ином месте?»
        Джейн прекрасно понимает, о чем он. Это объясняет, почему она ни разу нигде не почувствовала себя как дома с того момента, как получила звонок - фальшивый звонок! - из Антарктиды.
        На горизонте виднеется силуэт высокого корабля с блестящими белыми парусами - так далеко, что невозможно понять, приближается он или удаляется.
        «Если я искатель, Стин, то я понятия не имею, что ищу», - говорит Джейн.
        Он снова колеблется.
        «Хорошо, - подумав, произносит он. - Я составлю тебе компанию, пока ты разбираешься».
        Долгое трудное утро дает о себе знать тяжестью в ногах. Ее незнакомое тело требует сна, которого ему не досталось ночью.
        «Да, пожалуйста», - отвечает ему Джейн.
        Она сворачивается калачиком прямо на песке, обвив рукой Стина, и позволяет своему зорстедскому телу отдохнуть.
        Когда она просыпается, в ночном небе сияют две луны. Обе они больше, чем ее родная луна, поэтому ночь значительно светлее. Небо испещрено звездами. Стина рядом нет.
        - Стин?
        Никакого ответа.
        Она с трудом поднимается на ноги, голова немного кружится спросонок. Внезапно ее пробирает дрожь: в голову лезут мысли о зорстедских охотниках, хищниках, камнях, которые могут решить, что вы им не нравитесь.
        - Стин!
        «Я иду», - слышит она в голове его голос. Обернувшись, Джейн видит темный силуэт, несущийся ей навстречу по влажному песку, яркому от лунного света.
        - Мне было страшно!
        «Я бы не бросил тебя одну!»
        - Страшно за тебя!
        Когда бродяка подбегает, она падает на песок и крепко обнимает его. Он пахнет влажной шерстью и пытается облизать ей руки.
        - Фу! - говорит она. - Не облизывай!
        «А ты не обнимайся, - говорит Стин. - Бродяки любят, когда их гладят, а не обнимают.»
        Она отпускает его.
        - Если не будешь лизаться, я не буду обниматься.
        «По рукам. Но тебе не нужно за меня переживать, Дженни. Здесь люди отпускают бродяк одних».
        - Ладно, - слабо соглашается Джейн.
        «Замерзла?»
        - Да, и хочу есть.
        «Ты очень долго спала. Я тоже, когда впервые попал в ваш мир. Переход очень утомителен. Пойдем куда-нибудь в тепло».
        - Мы очень далеко от картины во дворце герцогини?
        «Дом твоей тети ближе. Она не будет возражать, если мы ее разбудим».
        - Нет. Ту-Ревьенс.
        «Как скажешь, - отвечает он. - Долгий путь в гору нас согреет».
        Ночной сад на крутом холме коварен. Даже при свете двух лун Джейн то и дело спотыкается и задевает головой низкие ветки. Она обматывает шарф вокруг ушей и бормочет Стину, что саду не помешало бы дополнительное освещение. Улицы Зорстеда, протянувшиеся высоко над водой, поражают тишиной. Зорстедские дома не издают ничего похожего на гудение или жужжание. Зорстедские фонари еле слышно шипят, когда пламя облизывает фитиль.
        Из какого-то здания доносится звук и льется свет, но Стин уводит ее в сторону.
        «Пьяные гуляки - бич любого портового города», - брезгливо морщится он.
        Помятой и озябшей со сна Джейн достаточно впечатлений, чтобы держаться подальше от пьяных гуляк. Они поднимаются довольно долго, прежде чем в полутьме вырисовывается дворец герцогини. Стин оказался прав: пока они шли, Джейн согрелась.
        «Я попрошу одного из немногих бродяк в этом замке, у которого есть человек, - говорит он ей, - чтобы нас впустили».
        - Как ты это сделаешь?
        «Бродяки могут общаться между собой мысленно, забыла?»
        - Как ты объяснишь, почему я заслуживаю, чтобы меня впустили?
        «Надеюсь, мой брат еще не будет спать».
        - У тебя есть брат?
        «У меня двенадцать братьев, семь сестер и двести сорок два кузена».
        Джейн произносит ругательство на зорстедском, означающее крайнюю степень удивления.
        - Твой брат знает о Ту-Ревьенс?
        «Нет. Я же уже говорил, что никому об этом не рассказывал. Но он мой родной брат и доверяет мне, а его человек доверяет ему. Его человек откроет нам дверь».
        - Как все сложно. Брат тебе доверяет, но при этом ты не говоришь ему правды?
        «Да, иногда трудно понять, как лучше поступить, - говорит Стин. - Если я скажу одному брату, то должен ли я сказать и всем остальным моим восемнадцати братьям и сестрам? Что, если я расскажу брату, а он - своему человеку? Это не какой-нибудь пустяк, а картина, ведущая в другой мир. Я должен быть осторожен. Ты ведь это понимаешь, правда?»
        Когда Джейн пробирается в сад дворца, то чувствует себя усталой и постаревшей.
        - Сейчас я не в лучшей форме, чтобы притворяться, - говорит она.
        Стин глядит на нее.
        «Понимаю. Смотри по ситуации. Теперь это и твоя тайна тоже. Ты сама должна решить, кому ее открывать. А сейчас прекращай разговаривать вслух, ты можешь разбудить персонал, живущий на первом этаже. И потом, я пытаюсь сосредоточиться на разговоре с братом».
        Минуту спустя грубоватый мужчина в ночной рубашке открывает деревянную дверь в высокой стене, хмыкает и отступает назад, даже не взглянув на них. У него в ногах болтается бродяка, выше Стина и более коренастый. Они со Стином на секунду задерживаются в дверях, обнюхиваясь и прижимаясь друг к другу.
        Стин отправляется в путь.
        «Этот маршрут лежит через кухню», - сообщает он Джейн, которая послушно следует за ним.
        Они поднимаются на все пятнадцать этажей дворца герцогини, по дороге поедая хлеб, сыр, но в основном зорстедские фрукты, название которых неведомым образом известно Джейн, и длинные полоски, по вкусу напоминающие самое вкусное вяленое мясо в любом из миров, - все это они прихватили на кухне. Джейн кажется, что для ее зорстедского тела расстояние в пятнадцать этажей представляет не настолько тяжелое препятствие, каким оно стало бы на Земле.
        Когда она переодевается в свою «докторктошную» пижаму, где-то вдалеке раздается бой городских часов, и Джейн понимает, который час нынче в Зорстеде. Ей становится интересно, который час сейчас дома. Она снова ругается по-зорстедски: сегодня же Праздник!
        «Уже нет, - отвечает Стин. - Мы его пропустили».
        Новое ругательство.
        - А что, если кто-то заметил мое отсутствие?
        «Просто скажи, что неважно себя чувствовала. Если кто-нибудь будет тебе надоедать, я его покусаю».
        - Стин! Ты не можешь без причины кусать людей! Если в моем мире собака кусается, это что-то значит. Просто отвлеки их чем-нибудь, что им понравится. Например, дай лапу.
        «О, это достойно! - говорит Стин. - А дальше что? Прикажешь мне покружиться?»
        Джейн смеется.
        «Не волнуйся, - продолжает Стин. - Если что-нибудь случится, у меня есть безопасное место, где я могу спрятаться».
        Джейн ничего не отвечает: она пока не готова сказать, что не в восторге от его идеи исчезнуть без нее. Она заходит в комнату с картиной, Стин следует за ней. Ту-Ревьенс видится тусклым и безлюдным, поэтому Джейн ловит момент, чтобы рассмотреть зонтик на полу. Наконечник и ручка по форме и цвету несколько отличаются от ее работы, и мастерство искуснее, но в целом он очень похож на тот, который она недавно сделала. Джейн поднимает его, подносит к светильнику в дальнем углу и с удовлетворением отмечает, что подобрала нужные оттенки красного и зеленого.
        «Что ты творишь?! - ужасается Стин. - Больше ста лет никто не трогал этот зонт!»
        - Мастерство воистину великолепно. - Не обращая на него внимания, Джейн поглаживает черный лакированный стержень. - И кто-то ведь его протирает!
        «Самой нежной перьевой метелкой, - подтвердил Стин. - Пожалуйста, положи зонт на место».
        - Ты один из тех примерных бродяк, которых никогда не вызывали в кабинет к директору? - спрашивает Джейн.
        Вместо ответа Стин начинает топать ногами, словно давя виноград.
        - Все, все! - идет она на попятный. - Успокойся.
        Но когда она кладет зонтик на место, старый материал рвется по шву. В ее голове раздается крик ужаса Стина. Купол отрывается от зонта и безжизненно оседает на пол.
        «Посмотри, что ты наделала! Посмотри, что ты наделала!» - причитает несчастный бродяка.
        - Стин, - спокойно говорит Джейн, - почти такой же зонтик в данный момент лежит на полу в моей гостиной. Он хорошо сделан и вполне прослужит еще сотню лет.
        Стин дышит словно хаски после гонок.
        «О, слава богу! - мысленно восклицает он. - Слава богу! Так идем же и возьмем его! Сейчас же! Прямо сейчас».
        Стин проходит сквозь картину первым, Джейн следует за ним.
        Ей нужна минутка. Как удивительно вновь стоять на лестничном пролете второго этажа Ту-Ревьенс! Такое ощущение, что она здесь впервые. В приемном зале пахнет потом, духами, пролитым алкоголем, людьми - так, как и должно пахнуть после масштабной вечеринки. А еще эта сирень, которая опять напоминает о тете Магнолии. Теперь все по-другому, боль и растерянность совсем иные.
        В отдаленной комнате кто-то снова слушает «Битлз». Бассет-хаунд Джаспер маневрирует между ее ногами, бодая лодыжки: подгоняет.
        - Иду, иду, - шепчет ему Джейн, покорно поднимаясь наверх. - Спокойно!
        На мостике третьего этажа появляются Киран и Айви, идущие навстречу Джейн с западной части дома.
        - Дженни! - воскликнула Киран. - Где ты, черт возьми, пропадала? Я тебя обыскалась на вечеринке!
        На Киран великолепное малиновое платье без бретелек. Она выглядит несколько необычно, словно ее настроение приподнято, и в то же время она чем-то озадачена. Торжествующая и ранимая одновременно. Кроме того, подол ее юбки выглядит влажным и измятым. Что-то произошло.
        Джейн хочется спросить об этом, но боится ее встречных расспросов.
        - Который час? - робко пищит она.
        - Около четырех утра, - отвечает Киран. - Мы с Айви разговариваем.
        - Вообще-то, - Айви обращается к Джейн, - я и с тобой тоже хотела поговорить.
        - Конечно, - отвечает Джейн, стараясь не пялиться на Айви. Ее длинное черное платье настолько элегантно, что Джейн в своей пижаме чувствует себя двенадцатилетней девчонкой.
        - Я ложусь спать. - Киран деликатно удаляется вниз.
        - Сегодня ты была великолепна! - кричит Айви ей вдогонку. - Мы очень тебе благодарны. Без тебя нам было бы не справиться.
        - Я сделала это не ради Патрика, - говорит Киран.
        - Да, конечно. Это я очень тебе благодарна.
        Киран оборачивается и дарит Айви широкую теплую улыбку. Прежде Джейн не видела, чтобы она так улыбалась.
        Джейн поворачивается к Айви.
        - Я дико устала. Может, поговорим завтра?
        - Конечно.
        - Тогда спокойной ночи, - говорит Джейн, но застывает на месте, глядя на Айви. Джаспер снова начинает бодать ее, подгоняя.
        - Чертова слабоумная собака! - Она разворачивается и идет в свои комнаты.
        Но когда несколькими минутами позже Джейн возвращается с зонтом в руках и Джаспером под ногами, Айви все еще стоит на площадке второго этажа, внимательно разглядывая картину. Ее нос всего в нескольких дюймах от красочного слоя, очки сдвинуты на лоб, глаза сосредоточены на куполе, безжизненно лежащем на шахматном полу.
        Отступать поздно: Айви уже услышала их шаги. Она выпрямляется и поднимает глаза на Джейн. Выбившиеся пряди темных волос красиво обрамляют лицо. Джейн продолжает храбро спускаться ей навстречу с зонтом в руке. Ровный взгляд голубых глаз спокойно встречает Джейн, Джаспера и с интересом задерживается на зонтике.
        - Идешь прогуляться? - спрашивает Айви, взглянув на пижаму Джейн.
        - Вроде того.
        - Компания не нужна?
        - Да, - говорит Джейн. - То есть я имею в виду, да, очень нужна, но сейчас мне, наверное, лучше пойти одной.
        - Хорошо, - говорит Айви. - Я искала тебя на вечеринке. Тебе нездоровилось?
        Варианты оправдания вертятся у Джейн на языке. Она съела что-то не то. Она все проспала. Она ненавидит праздники, поэтому спряталась на чердаке. Она провела ночь с одним из гостей.
        - Не хочу тебе врать, - наконец произносит она. - Хочу сказать правду.
        В длинном черном платье и с убранными наверх волосами Айви похожа на женщину с портретов Ренуара или Джона Сигнера Сарджента. Она изучает лицо Джейн.
        - Я тоже хочу сказать тебе правду, - говорит Айви.
        Между ними вновь повисает тишина, но теперь это уже не неловкое молчание. Эта тишина совсем другого рода, она полна любопытства и надежды.
        Наконец Джейн понимает, чего хочет. Она шепчет:
        - Айви?
        - Да?
        - Ты умеешь хранить секреты?
        - Черт возьми, конечно!
        Джейн тщательно обдумывает каждое слово, прежде чем произнести:
        - Пожалуйста, дотронься до этой картины.
        - До этой? - уточняет Айви, указывая пальцем на картину, и недоуменно морщит нос: - Миссис Вандерс меня распнет.
        - Пожалуйста.
        - Ладно, - говорит Айви и тянет палец к изображению. Когда она касается картины, ее палец проходит внутрь. Ее рука полностью проваливается туда. С тревожным возгласом она отдергивает ее назад. Айви внимательно изучает свою ладошку. Обрадовавшись, что все пальцы на месте, девушка переводит изумленный взгляд на Джейн.
        - Сгораю от нетерпения услышать, что ты предложишь мне дальше, - говорит она.
        - Я хочу познакомить тебя с женщиной, которая умеет общаться с морскими медведями.
        Айви хлопает глазами:
        - С морскими медведями?
        - Хочу тебе это показать. Пойдешь?
        Айви поднимает голову к картине:
        - Морские медведи там, за картиной?
        - Да.
        Айви снова моргает:
        - Ты будешь со мной все это время?
        - Да.
        - Обещаешь?
        - Клянусь.
        - Тогда пойдем, - соглашается Айви.
        - Как думаешь, Стин? - спрашивает Джейн, глядя вниз. - У бродяки и его человека может быть два дома в разных мирах, с тетей и подругой?
        Джаспер смотрит Джейн в глаза, чуть склонив голову набок, словно обдумывает. Затем входит в картину.
        Джейн поворачивается к Айви, открывшей от удивления рот.
        - Ты мне доверяешь? - спрашивает Джейн.
        Айви смотрит на нее широко распахнутыми глазами и кивает.
        Джейн берет Айви за руку и ведет в другой мир.
        От автора
        Этот роман - дань уважения моим самым любимым книгам. Например, имена многих персонажей имеют прямое или косвенное отношение к именам из «Ребекки» Дафны Дюморье - классического произведения на тему «сирота попадает в таинственный дом». Фамилия устрашающей и чудаковатой экономки Дюморье - миссис Данверс, мои же экономка и дворецкий носят фамилию Вандерс. Собаку в «Ребекке» зовут Джаспером, мою - тоже. Название лодки, сыгравшей важную роль в «Ребекке» - «Je Reviens», что с французского переводится как «я возвращаюсь»; мой Дом называется Ту-Ревьенс - в переводе с французского «ты возвращаешься». Фамилия Йеллан, которую я дала Патрику и Айви, принадлежит героине еще одного прекрасного романа Дюморье - «Трактир „Ямайка“».
        В первой части романа я описываю письменный стол, который Джейн обнаружила в своей гостиной. По сути, это бюро из комнаты Ребекки, вплоть до ярлыков с надписями в выдвижных ящиках. Есть и множество других параллелей, преднамеренных и не совсем, но я хочу предоставить читателю возможность отыскать их самому. Я всегда считала «Ребекку» одной из самых удивительных книг, которую мне довелось прочесть. Писатели словно вдыхают книги, смешивают их содержание с тем, что происходит у нас внутри, а затем выдыхают уже новые произведения.
        Я также держала в голове и другую книгу на тему «сирота попадает в таинственный дом» - «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте. Самая явная отсылка к этому произведению - имя главной героини, хотя на самом деле я назвала Джейн в честь кошки, которая жила у меня в детстве. Полагаю, что имя Шарлотты Трэш также является частичной отсылкой к Бронте, но в действительности моя Шарлотта получила свое имя в честь писательницы Шарлотты Перкинс Гилман за ее леденящий душу рассказ «Желтые обои». А еще в моем доме на чердаке тоже живет «сумасшедшая женщина». Как и в «Джейн Эйр», моя ненормальная - первая жена хозяина дома. Правда, на самом деле она не сумасшедшая, а просто физик-теоретик.
        Прекрасный, но удручающий роман Эдит Уортон «В доме веселья» тоже сыграл не последнюю роль в написании этой книги. Главная героиня «В доме веселья» - бедная осиротевшая женщина Лили Барт, живущая в Нью-Йорке на рубеже веков и имеющая собственные взгляды на то, как закрепиться в высшем обществе и… Да, если уж проводить параллель с Люси Сент-Джордж, то все это совсем не весело. Думаю, было бы невозможно написать, как богатая Киран приглашает бедную подругу в свой причудливый Дом, не думая при этом о Лили Барт и эпохе фрейлин.
        Я позаимствовала начало «искпедиции» Джейн и диалоги из «Винни-Пуха», из восьмой главы, «В которой Кристофер Робин организует „искпедицию“ к Северному полюсу». Прости, медвежонок Пух. Несмотря на то что я сотворила с тобой в своей книге, я действительно очень тебя люблю, и ты всегда будешь моей книгой номер один для приятного расслабленного чтения. Думаю, именно поэтому твой образ сразу же всплыл в моем сознании, когда я подумала о том, от чего у читателя пойдет мороз по коже.
        Разумеется, на написание книг оказывают влияние не только другие книги. Скульптура рыбы Константина Бранкузи вполне реальна. Румынский скульптор Бранкузи, один из родоначальников модернизма, создал несколько скульптур в виде рыб. Та, о которой идет речь в моей истории, на самом деле хранится в Музее искусств Филадельфии. Когда я связалась с тамошним отделом реставрации и спросила, как рыба прикреплена к пьедесталу и повредится ли скульптура, если ее снять, мне сказали, что не станут отвечать на этот вопрос. На самом деле довольно мудрая политика. Писатели часто задают странные вопросы о всяких деталях. Все потому, что мы не идеальны.
        Картина Яна Вермеера «Дама, пишущая письмо, со своей служанкой» тоже существует. В 1974 году эта картина была украдена из частного дома членами ИРА, но вскоре возвращена. В 1986-м ее похитил дублинский гангстер, и на этот раз картину не могли найти до 1993 года. После того, как ее нашли, датский реставратор Йорген Вадум, с тревогой осматривая картину на предмет повреждений, заметил в глазу дамы след от иглы. В итоге было установлено, что Вермеер прикреплял к холсту струну для создания перспективы. Сейчас картина находится в Национальной галерее Ирландии.
        Своими знаниями о преступлениях в сфере искусства я обязана двум книгам: «Музей пропавших без вести» Саймона Хаупта и «Ирландская игра: правдивая история преступления и искусства» Мэтью Харта.
        И еще о кражах произведений искусства. Венецианский дворик в Ту-Ревьенс частично списан с дворика в музее Изабеллы Стюарт Гарднер в Бостоне, особенно настурции, которые появляются там каждую весну. Он не точно такой же, - например, в атриуме Гарднер нет внутренних ступеней до самого верха. Но в целом очень похож, и те, кто бывал в музее, наверняка узнают его по описанию (особенно если видели настурции). В музее Гарднер есть теплицы, в которых выращивают все цветы для дворика, а в Ту-Ревьенс с той же целью устроен зимний сад. Автопортрет Рембрандта, хранящийся в Ту-Ревьенс, на самом деле хранится в музее Гарднер («Автопортрет в 23 года»). А в 1990 году в музее произошло крупнейшее художественное ограбление в истории: воры украли тринадцать произведений искусства общей стоимостью пятьсот миллионов долларов, в том числе «Шторм на Галилейском море» Рембрандта и «Концерт» Вермеера. Работы так и не нашли, преступники и по сей день остаются безнаказанными. Пустые рамы, до сих пор висящие на стенах, выглядят удручающе.
        Наконец, чтобы удостовериться в том, что тетя Магнолия фотографировала правильные вещи в нужных местах, я пользовалась двумя книгами: «Душа океана» Брайана Скерри и «Океаническая пустыня» Роджера Стина. Обе книги полны великолепных подводных фотографий. У Скерри есть снимок настоящего южного кита и аквалангиста, смотрящих друг на друга на океанском дне, и этот кадр вдохновил меня на описание той фотографии, где тетя Магнолия касается рукою кита. Стыдно признаться, но я точно не помню, видела ли когда-либо фото желтого бычка, выглядывающего из пасти большой серой рыбы, или придумала его. Я изо всех сил старалась найти это изображение, чтобы поблагодарить автора, но пока безуспешно. В «Душе океана» Брайана Скерри есть потрясающая фотография желтого бычка, выглядывающего из банки из-под содовой, а также великолепная фотография синего тунца, открывшего рот, чтобы проглотить рыбку поменьше. Возможно, эти два снимка смешались в моем воображении.
        Как писал британский писатель-фантаст Артур Кларк, «любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Я обыгрываю эту идею в каком-то диалоге, но напрямую не цитирую Кларка, поэтому делаю это здесь.
        Написание художественной литературы требует множества исследований. Вот два источника, о которых я еще не упомянула: «Биотерроризм: Руководство по медицинскому и общественному здравоохранению», под редакцией Дональда Хендерсона, Томаса Инглесби и Тары О’Тул, и статья «Параллельные вселенные» Макса Тегмарка, опубликованная в мае 2003 года в журнале «В мире науки».
        Благодарности
        Я написала первую версию этой книги в формате «выбери свое приключение» от второго лица с многочисленными разветвлениями, которые читатель должен был выбрать самостоятельно. Последующие четыре года я дорабатывала ее, постепенно переписывая, пока она не превратилась в историю от третьего лица, которую необходимо прочитать от начала и до конца. Порой требуется множество попыток и множество разочарований, прежде чем удается понять, чего книга от тебя хочет.
        Удалось ли мне сделать это в одиночку? Черт, нет.
        Первые наброски этой книги при чтении вызывали головную боль. Я бесконечно благодарна моим ранним читателям, выяснившим, к чему я стремилась, и давшим мне обратную связь, в которой я так нуждалась. Спасибо Мэри Рутковски, Ребекке Рабинович, моему агенту Фэй Бендер (все они неоднократно перечитывали мои черновики); спасибо Кэтрин Кашор, Клэр Эванс, Деборе Каплан, Аманде Макгрегор, Марку Московицу, Джей ди Поль, Синди Пон, Джессике Куилти, Аминдите Басу Семпере, Ребекке Стед и Туй Сазерленд. Спасибо тем моим читателям, которые дали отзывы о своих конкретных областях знаний: Дороти Кашор, Джо Флауэрсу, Кевину Лину и Кейт Маркиз.
        Спасибо, тетя Мэри Превитера, тетя Лускан Роза, Сара Манчанда и Никхил Манчанда, за ответы на вопросы, которые так меня волновали: например, как играть в бридж и какие клички дают домашним питомцам в индийской культуре. Спасибо вам, Дебора Каплан, Марк Масковиц, Лэнс Нейтан, Мишель Даннвинд Нейтан и Джей ди Пол, за ответы о том, что правительства делают под водой, у кого есть полицейская юрисдикция над частными островами и кто такие бассет-хаунды. Спасибо, Стефани Смит, Дэвид Кролл, Мэг Керли, Эрик Идсвуг, Кейс Кернс, Кевин Бирмингем и Скотт Херст, за мозговой штурм ужасов за ужином. Спасибо Еве Голдфарб за ее силу, поддержку и доброту. Особая благодарность Джею Ди Полу, который отвечал (почти всегда) на мои бесконечные вопросы обо всем, что связано с наукой, и делал это быстро, неустанно и исчерпывающе. На этот раз Джей Ди воистину превзошел себя. Отдельная благодарность Мэри Рутковски и Кевину Лину за постоянную проработку сюжетных моментов, за мозговой штурм, за то, что, когда это было необходимо, оставляли меня с книгой наедине и поддерживали после того, как работа над ней серьезно истощала
мой мозг.
        Спасибо моей теплой, восторженной, неутомимой, потрясающей команде в издательстве «Penguin»: Элис Маршалл, Джен Лоха, Джоселин Шмидт, Эмили Ромеро, Кармела Ариа, Рейчел Кон-Горхэм, Шанта Ньюлин, Фелиция Фрейзер, Эрин Бергер, Тодд Джонс, Мэри Макграт, Кристи Наварро, Клэр Эванс, Дебра Полянски, Регина Кастильо, Алан Вайнбаргер, Мэри Рэймонд, Ив Тейлор, Николь Уайт, Николь Дэвис, Джон Дэннани, Шила Хеннесси, Стив Кент, Бифф Донован, Коллин Конвей, Дони Кей, Джилл Надо, Джилл Бейли, Джуди Сэмюэлс, Тина Деникер, Кристина Колангело, Эрин Толлер, Алексис Уатс, Венесса Карсон, Кэтрин Бхируд, Мэдисон Киллен, Тереза Евангелиста, Дана Ли, Дебора Каплан, Дженни Келли, Лили Малком и Ванесса Роблс. Невозможно выразить, избежав банальностей и клише, как я счастлива, потому что в моей жизни есть эта команда, наряду со всеми сотрудниками «Penguin», каждый из которых играет такую важную роль в процессе выхода книги в мир. Спасибо вам.
        Спасибо, как всегда, моим родителям и сестрам, без которых я бы просто пропала. Так, мой отец заметил множество мелких ошибок, прежде чем я отправила рукопись в редакцию.
        Я посвятила эту книгу моим многочисленным тетушкам и двоюродным бабушкам, которые всегда были для меня образцами для подражания. Мои тети - добрые, предприимчивые, творческие, забавные, полные любви. (Дяди, вы тоже вполне ничего.)
        Фэй Бендер, я даже не знаю, что сказать. Ты моя скала и мой друг. Спасибо тебе.
        Вы заметили, что я еще не упомянула моего редактора? Потому что каждый раз, когда я пытаюсь это сделать, я плачу. Если эта книга хороша, то лишь благодаря кропотливой работе, которую мы с Кэти проделали вместе. Кэти взяла меня за руку и провела прямиком к моему собственному видению: иногда нежно, порой твердо, но всегда с безграничным терпением, когда я настаивала на обходных путях. Кэти, если нужно, я последую за тобой хоть в другое измерение вместе со всеми моими книгами.
        notes
        Примечания
        1
        Сьют - гостевые апартаменты повышенной комфортности, как правило, состоят из гостиной и спальни.
        2
        «Доктор Кто» - научно-фантастический сериал, выходящий с 1963 года, важная часть британской популярной культуры. Занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый продолжительный и самый успешный НФ-сериал. По сюжету, главный герой путешествует во времени и пространстве со своими спутниками - как правило, нашими современниками. По ходу сериала Доктор регулярно регенерирует - кардинально меняет внешность, что позволяет заменять актера, исполняющего его роль. С 2017 года новым, тринадцатым Доктором впервые стала женщина - Джоди Уиттакер.
        3
        Айви перечисляет спутников и спутниц различных Докторов, появлявшихся в сериале в 2005 -2017 годах.
        4
        Ян Вермеер Делфтский (1632 -1675) - великий нидерландский художник-портретист. До наших дней дошло всего шестнадцать полотен Вермеера, что породило множество подделок и фальсификаций.
        5
        Константин Бранкузи (1876 -1957) - румынский скульптор-абстракционист.
        6
        Гермофобия - боязнь микробов.
        7
        Картофельный голод - катастрофический голод в Ирландии в 1845 -1849 годах, вызванный массовым неурожаем картофеля. Ирландия потеряла до четверти населения. Спасаясь от голода, многие ирландцы решились на эмиграцию в США, положив начало существующей до сих пор диаспоре.
        8
        Кракелюры - микротрещины на поверхности красочного слоя.
        9
        Имеется в виду не входящий ни в один штат федеральный округ Колумбия, в котором находится столица - город Вашингтон.
        10
        Сайлоны - способные маскироваться под людей киборги из телесериала «Звездный крейсер „Галактика“».
        11
        Уэйн, Джон (1907 -1979) - американский киноактер, прозванный «королем вестерна».
        12
        Йоганнес - голландская форма имени Ян, которым Вермеера называют традиционно.
        13
        Шпионы без границ (фр.).
        14
        Форт-Питт - сейчас город Питтсбург (Пенсильвания).
        15
        ЦКЗ - Центр по контролю и профилактике заболеваний, подразделение Министерства здравоохранения США. Занимается, помимо прочего, изучением болезнетворных вирусов и бактерий.
        16
        Здесь и далее сонет «Новый Колосс» американской поэтессы Эммы Лазарус, выгравированный на бронзовой доске внутри статуи Свободы, цитируется в переводе Л. Зуборева.
        17
        Ублиет - подземная тюрьма в средневековом замке. Иногда служила местом казней.
        18
        Метагекситал - быстродействующее снотворное, применяется в качестве наркоза.
        19
        Ушуая - город на юге Аргентины, на архипелаге Огненная Земля. Один из ближайших к Антарктиде населенных пунктов.
        20
        Эпоха Регентства (1811 -1820) - период в истории Великобритании между признанием короля Георга III недееспособным и его смертью, когда государством правил его сын, принц Уэльский Георг, будущий Георг IV. Эпоха Регентства породила собственный стиль в искусстве, для которого характерны пышность и вычурность деталей.
        21
        Перечисляются герои романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» (1813).
        22
        Бозар - стиль конца XIX - начала XX века, зародившийся во Франции. Отличался строгостью и следованием классическим традициям. Название происходит от французского beaux-arts - «изящные искусства».
        23
        «В доме веселья» - роман Эдит Уортон, впервые вышедший в 1905 году. Некоторые критики называют его американским вариантом «Анны Карениной».
        24
        Лили Барт - главная героиня романа Э. Уортон «В доме веселья».
        25
        Рассказ называется «Бочонок амонтильядо».
        26
        Лягушонок Кермит и свинка мисс Пигги - персонажи англо-американской юмористической телепередачи «Маппет-шоу», выходившей с 1976 по 1981 год.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к