Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Касаткин Олег : " Дочь Самурая " - читать онлайн

Сохранить .
Дочь самурая. Три книги в одном томе Олег Касаткин
        Владимир Владимирович Лещенко
        Японская школьница Хикэри Накамото не думала что станет невестой императора всероссийского и принцессой страны Ямато. Не думала что ей придется предотвращать смуту в родной стране и даже мировую ядерную войну. И уж подавно не собиралась прикасаться ни к каким древним и опасным тайнам; с самурайским мечом отстаивать честь сразу двух правящих домов, и спасать других принцесс. Но воля Небес оказалась именно такова - и именно от Хикэри зависит судьба этого удивительного мира - где Российская и Японская империя - старые и верные союзники. Против нее буквально все - от императорской родни до жрецов темных богов и демонов из пещер Тибета. Но она не отступает и не сдается - дочь самурая не страшиться битвы! Представляем второй цикл литературного сериала «Мир императора Георгия».
        Владимир Лещенко, Олег Касаткин
        Дочь самурая. Три книги в одном томе
        Олег Касаткин
        Дочь самурая
        Автор благодарит:
        Марину Снежневскую - за консультации касательно женских чувств
        Викторию Кицунэ - за советы насчет Японии и японцев
        Владимира Лещенко - за подсказки сюжетных поворотов
        Что было раньше
        В 1888 году в железнодорожной катастрофе погиб царь Александр III, а его старший сын Николай стал калекой. Во главе России оказывается средний сын покойного императора - Георгий Александрович - ставший царем Георгием I. И история мира пошла совсем по другому руслу.
        В 1904 году Российская Империя в ходе короткой, но ожесточенной войны в союзе с Германской Империей и США разгромила Японию.
        В 1904 году после разгрома Японии жрецы Синто провозгласили, что Императоры России потомки бога Сусаноо (ками Сусаноо). Император Муцухито признал себя союзником и вассалом императора Георгия.
        В 1923 году происходит великое землетрясение Канто. В руинах дворца погибает наследник японского трона. Император Тайсе сходит с ума и на фоне паралича управления и тяжелейшего экономического кризиса начинается революция и смута - среди руководителей которой как социалисты и прочие радикалы, так и авантюристы всех мастей вроде принца Гэнби. Потомство Муцухито-Мейдзи и многие аристократические семьи погибают в пламени гражданской войны.
        В 1924 году Акеми Ходзё-Фукадо (княгиня Эдзо) при поддержке войск России восстанавливает Империю.
        Она назначает своего сына сиккэном (правителем) Империи и в 1926 году находит Кумазава Хиромити (1889 - 1953), буддийского монаха из Нагойи был признан императором Японии, поскольку он был потомком южной ветви, а Мэйдзи и его потомок - северной, именуемой в источниках «претендентами». В 1911 году южные императоры были даже официально признаны законными, не смотря на факт, что Мейдзи и его преемники - потомки императоров Севера.
        У него были все необходимые бумаги, доказывающие его происхождение от Го-Камеяма - последнего, отрёкшегося, императора с Юга.
        На престол взошла новая ветвь династии. «Аматэрасу выбрала свое воплощение». - так сказали жрецы.
        Наследственным сиккэном (регентом-правителем) Японской империи стали князья Эдзо из дома Ходзе-Фукадо.
        Но Кумазава монах и не может жениться - оттого и выстраивается система наследования через удочерение, так как Императоры России ками Сусаноо, то ками Аматерасу суть ками богини сестры-жены Сусаноо. Кумазава в 1952 удочеряет девушку из древнего рода Асэми Накатоми и она становится по решению главных жрецов Синто ками Аматерасу. Даниил Георгиевич внезапно на ней женится - причем по обряду синто.
        В 1953 император Кумазава умирает и она становится Императрицей Японии. (Тэнго сэйко) хотя реально страной управляют князья Эдзо, как Сиккэны Ямато.
        Даниил умирает в 1969 г. На престол России вступает его четырехлетний сын от императрицы Асэми.
        В 1986 он коронуется в Идзумо-тайся как Сумеро Микото. Императрица вручает ему печать и устраивает пышную церемонию, во время которой передает ему церемониальный меч сэтто - символ военной власти Сегуна.
        1992 год На троне Сумеро Микото Хикаро - император России Олег I, девиз правления «Хэйсэй» («Мир и спокойствие»).
        И императрица Японии намерена уйти в монастырь и становится Дайдзё-тенго.
        Император России приезжает в Японию для выбора новой Императрицы.
        Но…
        Часть 1
        Токио
        Возьми себя в руки, дочь самурая,
        Возьми себя в руки!
        И плач всех родных сердец от края до края.
        Возьми себя в руки, дочь самурая -
        Он молит с небес,
        ТАТЬЯНА ДРОБЫШЕВСКАЯ
        28 ИЮЛЯ 1992 Г
        ЯПОНСКАЯ ИМПЕРИЯ
        ТОКИО.
        МЕДИЦИНСКИЙ ЦЕНТР КАВАСАКИ.
        Сознание медленно возвращалось, словно девушка выныривала из глубины океана и, не удержавшись на поверхности, погружалась обратно во тьму. Мысли текли вяло и лениво, словно она находилась под водой: «Что произошло? Почему я здесь? И если пошло на то, то где это здесь? И кто я?
        На вопрос ответила память, с изрядным усилием подбросив воспоминания о визге тормозов и скрежете сминаемого метала, - «Я Хикэри Накамото и видимо попала в автокатастрофу. Наверное нахожусь в больнице?» Зрение наконец стало проясняться - пятна света слились в осмысленное изображение и она, не поворачивая головы, попробовала оглядеться по сторонам.
        Через слегка запотевшее стекло можно было различить потолок со светильниками.
        По телу прокатывались волны слабости, но боли от ожогов не чувствовались. И вообще боли не было. Хикэри ощущала конечности и теплый пластик под спиной.
        «Нужно выбираться и узнать где я и что со мной».
        Собравшись с силами, она подняла правую руку и уперлась в прозрачную крышку.
        К удивлению под легким нажатием руки крышка с тихим шелестом приподнялась и ушла в сторону, оставив руку висеть в воздухе перед глазами… От накатившей волны слабости руки упали обратно.
        Наконец она смогла подняться, держась за края капсулы, кое-как перекинула ноги через невысокие борта или что это вообще такое и, держась за нее, выровнялась. Оглядевшись, так и не поняла где находится. Большая часть помещения едва угадывалась во тьме, но неподалеку от капсулы был пульт явно футуристического вида, подсвеченный неяркими огнями. Чуть левее в полумраке виднелась серебристая поверхность, похожая на зеркало.
        «Зеркало?! Надо все же рассмотреть себя. Хоть знать буду как выгляжу», - промелькнула мысль.
        И решительно двинулась к зеркалу. И едва не упала. Второй и третий шаг оказался более удачным. Наконец дошла до зеркала.
        «Ну и как я выгляжу?…
        В зеркале отразилась спортивная девушка лет шестнадцати-семнадцати. Высокая для японци - метр семьдесят, ножки ровные и длинные для такого роста, бедра слегка узковаты, но и достаточно округлые, тонкая талия с упругим животиком, грудь… второй номер.
        «Слава Аматерасу я жива и с внешностью все в порядке… А как лицо?»
        Подойдя вплотную к зеркалу, Хикэри со страхом взглянула себе в лицо. Очень даже изящное личико, как видно очень привлекательное и без косметики, маленький носик, приоткрытые припухлые губки, чуть бледные без помады, но и без нее навевающие мысли о поцелуях, ровный ряд жемчужных зубов которые порадовали, и серые испуганные глаза. Обрамляли это великолепие достаточно длинные черные волосы.
        «Слава Богам со мной все в порядке!»
        Блеснувший огонек скользнул по зеркалу, выводя из ступора и тут что-то укололо ее в руку и сознание померкло.
        ?
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ.
        САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.
        ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ.
        Совещание в присутствии Е.И.В. Олега I
        Присутствует Император Всероссийский, министр иностранных дел граф Сумароков Б.Л., военный министр полный генерал Орлов А.В., Директор Осведомительного Агентства генерал-лейтенант Бонч-Бруевич Е.Д.
        - Полагаю всем известно, - произнес император, - что Императрица Японии Асэми официально уведомила Нас и Совет Альянса, что 15 августа она отрекается и уходит в монастырь Энсёдзи и становится монахиней, естественно никуда она от власти не уйдет и пока я не выберу новую императрицу мы так и будем иметь с моей матерью проблемы.
        К сожалению Императрица в свое время встала на сторону сиккэна и Вашего племянника короля Александра, - заметил министр иностранных дел, - и его поражение в вопросе престолонаследия она не простила Вашему Величеству.
        - И на ее стороне сиккэн князь Эдзо Кейтаро, - меланхолично заметил Орлов, зачем то подмигивая Сумарокову. Он забыл обязательства своего дома перед троном России и ведет дело к максимальной самостоятельности Японии, склоняясь к Атлантическому Союзу. Выход из Священного Альянса Японии и переход ее на сторону атлантистов резко усилит позиции вашего племянника и усилит сторонников феодальной реакции в Альянсе. Учитывая что Япония является одним из столпов Альянса все может закончиться развалом сложившегося миропорядка, который возник трудами вашего деда, императора Георгия.
        - Осмелюсь доложить данные по армии и флоту Японии.
        На текущий год в вооруженных силах Японии служат порядка трехсот тысяч человек. Из них в сухопутных силах сто пятьдесят тысяч, во флоте восемьдесят тысяч человек, из которых пятнадцать тысяч - это корпус морской пехоты. Воздушные силы насчитывают пятьдесят одну тысячу человек. Войска Японии комплектуются как и все армии Альянса, добровольцами и отличаются высокой боеготовностью, дисциплиной и боевым духом. Сухопутные войска состоят из пяти армий каждая из которых включает танковую и три пехотных дивизии. Сверх того имеется двадцать отдельных бригад - четыре пехотные, две моторизованные, танковая, четыре артиллерийских, пять инженерных, вертолетная, и три учебные. Кроме того имеется, учебный танковый полк, артиллерийская дивизия, пять бригад армейской ПВО.
        На вооружении находится тысяча триста танков и около тысячи бронетранспортеров всех видов.
        Командование осуществляется генеральным штабом Японии под контролем нашего Генштаба.
        Ну а главнокомандующим армии и флота Японии является Ваше Величество как Сёгун Империи Ямато.
        В Военно-воздушных силах насчитывается триста истребителей, сто или около того истребителя-бомбардировщика, шестьдесят транспортных самолетов и сто пятьдесят вертолетов.
        Так же в ВВС имеется воздушно-десантная бригада. Весь личный состав ВВС обучался в наших летных училищах и военно-воздушной академии и мы можем быть уверены в его преданности Вашему Величеству как Сёгуну Империи Ямато. Признаков нелояльности ВВС Японии нами не отмечено. Флот насчитывает два атомных линкора «Ямато» и «Мусаси», два атомных тяжелых авианосца «Дзуйкаку» и «Сёкаку», императорский флагман атомный линейный крейсер «Акаги», четыре атомных тяжелых крейсера-вертолетоносца - «Конго», «Сорю», «Хирю» и «Харуна», четыре атомных крейсера УРО[1 - Управляемого ракетного оружия.] - бывших наших проекта «Адмирал Корнилов»[2 - Приблизительный аналог - современный российский атомный крейсер «Петр Великий» и его систершипы]. Сверх того - тридцать два эсминца, шестнадцать эскортных фрегатов и пятнадцать больших десантных кораблей. На вооружении флота сто семьдесят авианосных самолетов - в основном российского производства, шестьдесят восемь аэропланов вертикального взлета и посадки, тридцать восемь транспортных самолетов и триста вертолетов, включая вертолеты морской пехоты.
        Флот как повелось со времен Вашего деда проходит все обучение вместе с Тихоокеанским флотом. Офицерский состав обучается только в наших Морских корпусах - в основном во Владивостокском - и Академии. Признаков нелояльности не отмечено.
        - А что по людям?
        - Северная армия, дислоцированная на Хоккайдо, укомплектована преданными Вам солдатами и офицерами. Токийская армия к сожалению в этом плане имеет среди офицерского и руководящего состава много лиц преданных лично сиккэну и скорее всего выступит на стороне сиккэна при конфликте.
        - Вы узнали об этом лишь сейчас? - монарх не скрыл раздражения.
        - Увы - да! - собеседник не пытался опрпавдываться. Причину этого следует искать в временах регентства, когда король Кореи пытался… вести себя неправильно, и последующих годах. Тогда Россия по сути мало внимания уделяла декларирующему свою преданность Альянсу сиккэну. Надо признать - мы пустили дела в Японии на самотек.
        - Что есть у сиккэна? - хмуро поинтересовался император.
        - Силы самообороны Эдзо насчитывают пять отдельных моторизованных бригад, морские силы самообороны имеют в составе четыре эсминца, десять малых ракетных кораблей и и тридцать патрульных катеров. На вооружении сил самообороны семьдесят вертолетов разных моделей - в основном наши «юрьевы».[3 - «Юрьев» - в мире императора Георгия - название российской фирмы по производству вертолетов и семейство этих машин - схожих в целом с машинами Камова и Миля. Основоположник - Б.Н. Юрьев Еще в в 1911 г. он как и в нашей истории изобрел и запатентовал автомат перекоса лопастей проложив тем самым дорогу для развития вертолётной техники и вскоре построил демонстрационную модель.(Существует довольно распространенное ошибочное мнение, что первый вертолет был изобретен авиаконструктором Игорем Сикорским в 1939 году, но это не так.)], хотя есть сколько-то американских «апачей» - и дюжина транспортных самолетов.
        Все войска княжества преданы сиккэну и при любом конфликте выступят на его стороне.
        А Гвардия сёгуна готова к бою?
        - Гвардия сёгуна, в составе трех моторизованных бригад - Киотской, Токийской и Нагасакской пришедшая в упадок за время регентства полностью восстановлена, за последние несколько лет ее боеспособность достигла необходимого уровня, - ответил Орлов, - Киотская бригада прошла полный курс подготовки как бригада спецназа. В случае необходимости мы можем рассчитывать на корпус морской пехоты и на воздушно-десантную бригаду ВВС.
        - Есть еще что-то? - осведомился Олег Даниилович.
        Есть. Особую тревогу вызывают два факта.
        Первое. Сиккэн начал создание бригады «Белые фазаны» - назначение бригады специальные операции.
        - Странное название для сил спецназа, - отметил Сумароков.
        Около базы был пойман фазан-альбинос, - пояснил министр, - и это было сочтено благим знаком Аматерасу. Численность бригады около двух с половиной тысячи человек и она что особо хочу отметить проходит боевую подготовку по нашей программе…
        - Ну и что? - изумился император. Наши силы специальных операций имеют очень хорошую репутацию… Не с калифорнийских же «Мачете» им в самом деле брать пример?! - государь всероссийский позволил себе усмехнуться.
        - Это так - но они проходят полную подготовку… И видя недовольный вопрос в лице монарха пояснил. Включая и ту часть что касается охраны позиций стратегических ракет.
        Присутствующие напряглись.
        - Второе, - продолжил военный министр. Разведуправление Генерального штаба сообщает… У них… у нас есть источник в окружении сиккэна. Так вот - он слышал разговор - точнее его часть. Сиккэн говоря с кем - то по телефону сообщил о наличии у Японии то ли двенадцати то ли шестнадцати - наш человек не расслышал - неких «Стрел Аматерасу», которые де удержат Альянс от вмешательства в дела Японии. Думаю всем понятно что это может быть.
        В кабинете повисло молчание…
        - Они могли похитить…изделия? - осведомился император - больше для порядка.
        - Это исключено. В Альянсе только мы и немцы имеем ядерное оружие и средства его доставки и у нас никакой утечки не могло быть. Да и кража ракет… Немыслимо!
        - Япония разумеется имеет достаточно технологий чтобы построить межконтинентальные ракеты самостоятельно… - откровенно разозлился Император, - но мой двухгодичный курс военной академии подсказывает мне что они не могли бы обойтись без испытаний - наземных, а затем и лётных. А это значит…
        Присутствующие угрюмо молчали.
        А это значит они либо купили готовые боеприпасы - что невозможно, либо кто-то им очень сильно помог - что тоже невозможно - точнее невероятно. Тем не менее…
        Я вылетаю в Киото 6-го августа вместе с кронпринцем Германской империи Фридрихом, - подвел итог монарх.
        Остановимся мы в Нашем дворце в Киото-Нидзё. Поручаю МИДу договориться о времени моей встречи с сиккэном в Токио.
        В качестве охраны со мной летит лейб-гвардии Японский полк[4 - Лейб-гвардии Японский стрелковый полк создан в 1929 году. Комплектуется добровольцами из числа японцев являющихся подданными Российской империи. Относится к числу подразделений обеспечивающих личную охрану императорской семьи России], и батальон 2-й лейб-гвардии бригады личной охраны.
        - Ваше императорское величество - произнес Орлов - разумно ли вам лично…
        - Это не обсуждается. Фигура императрицы становится ключевой в колоде карт по Японии. Ожидаемо мне предложат девушек из максимально лояльных сиккэну семей - но решать буду я.
        С вашей же стороны господа я жду следующего…
        Первое. Поручаю Осведомительному Агентству и Разведупру Генштаба определить источник получения ракетных технологий и атомного оружия сиккэном. Далее - им же: определить причину такого вопиющего провала агентурной и инструментальной разведки и сообщить мне в подробном докладе.
        Третье. Определить точно сущность… «Стрел Аматерасу», их дислокацию и подготовить операцию по их уничтожению или вывозу за пределы Японии. Важность данных поручений никому я надеюсь объяснять не надо. Германия также обеспокоена. Но возможностей у нее в Японии на порядок меньше чем у нас. Про «Стрелы Аматерасу» они не имеют представления и ставить их в известность пока не нужно.
        - Может проще сиккэна… убрать?-вздохнул Сумароков.
        Не проще, - отрезал царь, - Как мы объясним его ликвидацию Альянсу? Девок - пардон муа - не тех мне подсунул? Это не преступление. Ядерное оружие? Пока что это всего лишь наше подозрение. И он как ни крути мой родич. И судить я его могу только судом правящих домов Альянса. В общем все станет на свои места при моем прибытии в Киото. Все равно мне выбирать Императрицу через год. А за год попробуем распутать клубок змей в который превратилась Япония.
        ?
        5 АВГУСТА 1992 Г.
        ТОКИО РАЙОН ОМОТЕ-САНДО
        Хикэри села на край кровати и смахнув с лица мокрые от пота волосы, стала осматривать комнату. Ничего похожего на лабораторию она не увидела - довольно шикарная спальня, большая, светлая, в китайском стиле. Кровать стояла на толстом ковре, занимающем большую часть комнаты, большой шкаф-купе, туалетный столик, пара тумбочек со светильниками и полуоткрытая дверь явно в ванную. Все было какое-то обезличенное. Ни статуэток и безделушек на тумбочках, ни фотографий на стенах, которые украшали пустые полки и изображение цветущего дерева. Создавалось впечатление, что в комнату только заселились, не успев толком обжить, создав уют.
        «Так, все, хватит. Для начала осмотреться, одеться.
        Но сначала пожалуй стоит посетить сперва ванну. Кстати, на стуле возле кровати одежды нет, на полу тоже. Так что ее еще предстоит найти.»
        Девушка уверенно двинулась к приоткрытой двери. Зрелище, развернувшееся перед ее глазами, было еще то. Уже знакомый стиль, большая круглая ванна и огромное окно на всю стену.
        Она зашла в душевую и решительно вдавила кран. И по ванной пронеся дикий визг, отразился от стен и ударил по ушам. Вода была просто ледяная. Торопливо сделала воду теплее. Вот так намного лучше. Уперлась ладонями в стену и откинула голову назад лицом прямо в струю воды. Чувствуя, как вода стекает по лицу, шее, скользит по груди и спине, стекает по животу и ногам Хикэри ощущала некое облегчение. Вода становилась горячей и она снова сделала ее холодной. Холодная вода бодрила и смывала темные мысли. Снова переключила на горячую воду. Комната помалу наполняется паром от горячей воды, струящейся по ее телу и стекающей на пол. Чувствуя, как вместе с водой по спине струятся длинные волосы она расслабленно отметила, что теперь нужно сушить их и расчесывать, а то превратятся в ком пакли. Стало очень приятно, душ дал расслабление сжатых нервов и мышц. Хикэри заметила на стеклянной полочке флаконы с гелем. Налив в руку содержимое одного принялась наносить на тело. Чертовски приятно было ощущать, как мыльные ладони скользят по округлостям. Ладно - теперь надо еще найти одежду. С сожалением она перекрыла воду
и попыталась завернуться в полотенце. И - что поделаешь! - не выходит никак. То оставляет наружу грудь с торчащими сосками, то не может прикрыть ягодицы. Разумом она понимала, что либо она одна и никому до нее нет дела, либо уже все заинтересованные увидели все, что пожелали, но упорно пыталась прикрыть и верх, и низ. Наконец, кое как прикрывшись, Хикэри возвратилась в спальню и плюхнулась на кровать. В очередной раз от резкого движения полотенце сползло вниз.
        «Нужно все-таки найти одежду». Придерживая полотенце, девушка направилась к шкафу купе. Однако, целая комната размером с однокомнатную квартиру, набитая вешалками и ящиками и полками с размещенными в идеальном порядке платьями, бельем, аккуратно упакованным в пакеты и коробки с обувью. Извечный парадокс - места в шкафу нет, а надеть нечего. От разнообразия одежды разбегались глаза.
        - «Так, стоп - прежде всего что мне нужно? Наверное удобная домашняя одежда. Значит всяческие платья и туфли на высоком каблуке пролетают мимо. Кружевное белье и пеньюары тоже не нужны. Кстати о них». Открыв один пакет, девушка с интересом разглядывала некоторое время кружевной комплект полупрозрачного белья. Почти невесомый лифчик в руках просвечивался почти насквозь, а уж упомянуть про его миниатюрность значит не сказать вообще ничего. Трусики были и того миниатюрней и прозрачней, лишь спереди были чуть шири и плотней той тесемочки, которая должна прикрывать ее сзади.
        Красиво… Не одеть все-таки это белье? Но с сожалением отложила в сторону и продолжала перерывать коробки, стараясь не наводить при этом капитальный раскардашь. А то потом в этом шкафу придется наводить порядок. Повертев в руках очередной комплект, признала трусики достаточно скромными для повседневной жизни. Повертев лифчик, решила его пока не одевать, выбрав с полки майку. Ткань приятно обтягивала грудь и торчащие соски. Найдя в шкафу легкий спортивный костюм белого цвета, Хикэри наконец успокоилась… Следующие минут десять от туалетного столика доносилось шипение, с которым она пыталась расчесать влажные волосы.
        Наконец покончив со всеми неотложными делами, девушка двинулась дальше. За недлинным коридором обнаружилось что-то вроде зала или гостиной. Все в традиционном японском стиле. И также обезличенно. Ни фотографий, ни прочих мелочей. Глаз абсолютно ничего не цепляло, кроме… Кроме микро-ЭВМ «Сони», лежащей рядом с пакетом бумаг на низеньком столике и призывно мигающей индикаторами. Хикэри села на низенький пуфик, радуясь что не приходится сидеть совсем уж по японской классике - на коленях, и тронула «мышку». Экран послушно ожил, явив взгляду страничку с письмом. Длинное письмо изобиловало туманными намеками и размазанными по всему тексту соболезнованиями. До нее не сразу дошел смысл письма. Все было облечено в столь круглые рамки, что понимание ужаса случившегося посетило ее только во время второго прочтения.
        ДОРОГАЯ ХИКЭРИ… НЕТ СЛОВ ЧТОБЫ ИЗМЕРИТЬ НАШУ СКОРБЬ…
        Из дальнейшего текста стало понятным, что ей выражают соболезнования дальние родственники из-за гибели родителей, сообщают, что теперь являются официальными опекунами и что квартира в ее безраздельном владении. И предлагают обращаться если что. Увы, более никакой полезной информации она не нашла, даже более того - там вообще не было ничего, кроме операционной системы и календаря, зачем-то выведенного на рабочий стол. Следом она распотрошила пакет с документами. Ожидаемо нашелся ее паспорт, из которого выяснилось, что она и так знала. Ее зовут Хикэри Накамото и ей семнадцать с небольшим лет. Еще там оказалась папка с бумагами для перевода в новую школу. Машинально втянула ноги на пуфик и обхватив их руками, бездумным взглядом она рассматривает документы.
        Потом решила продолжить поиски, хотя с трудом смогла бы ответить: что собственно она рассчитывает найти?
        Ксо! Подтянула «Сони» и быстро убедилась, что выход в Интерком свободен. Попытка просмотреть свой профиль в соцсетях или проверить почту с треском провалилась. Создавалось впечатление, что ни того, ни другого просто не существовало.
        У нее слезы навернулись на глаза.
        «Мама, папа, старший брат и сестра… Я выживу - ради вас и вашей памяти…
        Просидев над «Сони» полчаса, стала осматривать квартиру дальше. Обнаружилась довольно немалая кухня, на которую Хикэри решила вернуться позже.
        Набор дипломов и грамот со спортивных соревнований и несколько кубков - по кендо, по боевому фехтованию и по стрельбе… Высокие у нее результаты… были. Ну да - это обычное дело в семьях самураев… Небольшой уютный кабинет, где нашелся открытый сейф с небольшой суммой наличности и маленькая шкатулка с кольцами и другими драгоценностями. Осторожно взяв первые понравившиеся серьги, девушка попыталась их одеть. В зеркале отразилась очаровательная особа, которая наклонилась вплотную к зеркалу и сосредоточенно вдевала серьгу в ухо, забавно прикусив нижнюю губу. В самый раз. Следующим из шкатулки выудила странноватый комплект. Пара сережек в виде шарика, почти такое же колечко для пупка и четыре шарика, прикрепленные к браслетам. Щелкнув ногтем по одному шарику, она услышала мелодичный звон. Так значит… Хикэри покраснела, представив себе обнаженную девушку с этими украшения во время стриптиза. Или секса. От этой мысли внизу живота заметно потеплело.
        Улыбнувшись своему отражению, она отметила, что улыбка ей очень идет и появляются такие красивые ямочки…Оборвав эту мысль, она отвернулась от зеркала и пошла дальше. За последней дверью обнаружился небольшой зал, застеленный спортивным покрытием. Вдоль стен приткнулись несколько спортивных прибамбасов - беговая дорожка, велотренажер, скамейка. За ними виднелись пара полок со спортивным инвентарем. Как раз кстати. Лучший способ отвлечения от беспокойных мыслей - это физическая разминка. Привычно начала с разминки рук. Перейдя к разминке ног, оказался приятно удивлена: ноги легко разводились в стороны, без проблем садясь на поперечный и продольный шпагат. Спина легко прогибалась на мостик. Нельзя сказать, что гибкости тела позавидуют профессиональные балерины, но уровень вполне приличен.
        Легко, практически без нагрузки подтянула голову к коленям, потом перевернувшись на полу, попробовала отжаться. Без дрожи в руках смогла отжаться двадцать раз. «Для девушки очень даже хорошо». Решив проверить выносливость, девушка включила беговую дорожку. Через полчаса бега прислушалась к своим ощущениям. Все просто отлично - сердце бьется ровно, одышки нет. Подошла к шкафчику с вещами. А потом вдруг она обратила внимание на коробки с видеокасетами и новомодными дисками.
        Это была ее коллекция аниме… Точнее ее остатки - отчего-то не вывезенные неведомым уборщиком что интересно лишь те что она только собиралась посмотреть - еще не распечатанные.
        Как бы в раздумье стала перебирать их, пробегая глазами по аннотациям.
        К 2072 году люди расселились по Солнечной системе. В этом мире главные герои Шварц Блэк и Акито Морозофф зарабатывают на жизнь ремеслом охотников за головами. Разъезжая по космосу на корабле «Синкоп» они волею судеб встречают новых друзей. Снятое по всем канонам жанра нуар аниме с уникальным детективно-приключенческим сюжетом вкупе с великолепной озвучкой не оставит никого равнодушным…
        Отложив она взяла другой диск…
        Великий торговый город Эрутари, за свои богатства прозванный «сокровищницей мира», широко распахнул ворота для гостей с разных концов света, приехавших на Фестиваль Звездопада. В этом мире все устройства работают на магической энергии Алеф, приток которой резко возрастает раз в году, как раз во время фестиваля, и бывает особо силен раз в семь лет. Именно тогда Алеф можно уловить и сконцентрировать в драгоценных камнях, которые становятся могучими артефактами. Излишне говорить, что накануне уникальной ночи в город-остров съезжаются незаурядные личности, и судьбе было угодно, чтобы некоторые из них собрались на фестиваль в гильдии…
        Хикэри грустно улыбнулась - она любила рисованные фильмы - искусство вроде сугубо японское, но становящееся исподволь все популярнее в других странах. Причем нравились ей не слезливые девчоночьи истории про принцесс или школьниц со студентками - или там древних знаменитых дам вроде Сэй-Сэнагон. Ее привлекали романтические приключения отважных и неунывающих героев. Она отложила коробку и взяла другую…
        …Далёкое будущее. Первая волна колонизации прошла, люди заселили галактику, установили контакты со многими галактическими расами. Человечество разделено на три лагеря - военные, пытающиеся сохранять порядок в метрополиях, пираты, этот порядок нарушающие, ивольные - свободные люди, не подчиняющиеся никаким правилам, кроме собственного кодекса.
        … действие происходит в XXI веке: экологические катастрофы, террористы, диктатуры… В центре истории - жизнь бойцов отряда наемников. Понятно, очень скоро эти ребята начинают конфликтовать как с регулярной армией, так и с террористами, против которых, собственно, выступают…
        …Когда-то этот мир сотрясала Война Завета, где против людей сражались демоны. Ценой огромных жертв они были изгнаны, несколько лет спокойствия ничего не решили, в чем на горьком опыте убедилась Сесилия Роу - молодой рыцарь из вольного торгового города Таунабад. В первом же серьезном бою ее фамильный меч сломался, а спас ее неизвестный, владеющий настоящей японской катаной. Незнакомец, к тому же, оказался не простым кузнецом, а наследником великого мастера. Правда, Лагг Суордер - так его звали - остался глух к настойчивым просьбам Сесилии починить ее меч или сковать новый, но кто может долго противиться красивой и настойчивой девушке? А потом, как и положено, начались приключения, схватки с демонами, путешествие с капризной принцессой, срывание покровов с темного прошлого и все, что положено…
        Она вдруг почуяла как жуткая черная тоска ухватила за горло. Ее меч сломан, сломана ее судьба, погибла ее семья… И нет рядом никого - ни героя ни даже кузнеца… Постояла пару минут, приходя в себя, и решительно захлопнула шкафчик. Как бы и что ни было - она выстоит и выдержит!
        Однако, со всеми заботами дело уже перевалило далеко за полдень.
        «А я с самого утра ничего так и не поела?»
        На кухне в морозилке нашлись роллы, суши, лапша и набор соусов. Проигнорировав вступительную часть ритуала приема пищи, щелкнув палочками, принялась быстро хватать рисовые скрутки. Остаток дня прошел довольно бесцельно. Поиски в квартире ничего нового не принесли, выйти на улицу Хикэри не решилась. Повалявшись в гостиной перед телевизором, прослушала местные новости. Потом долго смотрела в окно на город, пока не сообразила, что за окном потемнело, а постоянный гул множества машин стал заметно тише. Наступала ночь. Ее первая ночь на новом (???) месте.
        За спиной сами собой включились ночники, немного подсветив комнату и выхватив из темноты силуэты мебели. Бросив взгляд на ночной город, расцвеченный рекламой и фонарями и уже наверняка кипящий ночной жизнью, она отправилась в спальню.
        Аккуратно вынула из ушей сережки, сняла кольцо, вернув обратно в шкатулку.
        Скинула курточку прямо на пол, следом за ней полетели спортивные штаны.
        Бросила майку к остальной одежде, накинула халатик, похожий на короткое кимоно и пошла в душ. На этот раз наученная прошлым разом она скрутил волосы узлом и прикрыла их шапочкой для душа - сушить их на ночь глядя желания не было.
        Приняв душ, она перекрыла воду, быстро обтерлась полотенцем и натянув трусики, завернулась в халат. Шелковая ткань обтягивала тело, гладила и ласкала кожу при каждом шаге. В спальне Хикэри щелкнула выключателем погружая комнату в темноту, и скинув кимоно растянулась на постели. Но сон упорно не шел. Немного позже на пол полетели трусики, которые врезались в кожу, раздражая и не давая уснуть. Вскоре она лежала в полусне, балансируя на грани сна и яви. Сознание лишенное контроля постепенно освобождалось от оков разума.
        А потом на нее навались сны. Очень специфичные сны.
        Она видела себя со стороны. Своё искаженное от наслаждения лицо, сжатые, торчащие вверх сосками груди, изгибающееся тело, покрытое капельками влаги. Руки, скользящие между ног. Юное женское тело на пике гормонального взрыва требовало любви.
        И что теперь делать с желаниями и снами? Нет, что делать она прекрасно себе представляла.
        «Но почему мне не снится ни отец, ни мать ни сестра и не катастрофа. Почему? Я что озабоченная шлюха? (ага и девственница к тому же - сардонически ухмыльнулся внутренний голос)»
        Потянувшись на постели, она села на край кровати и посмотрела на себя в зеркало. После беспокойно ночи девушка выглядела далеко не идеально. Припухшее лицо и спутанные волосы, но ей казалось что и так она выглядит достаточно привлекательно - натурально и естественно.
        Довольно быстро привела в порядок спутанные волосы, расчесав их и собрав в хвост. Грудь плотно обхватил спортивный топик. Энергично выполнив свою обычную зарядку, девушка, откинула выпавшую на влажный лоб прядь волос и пошла принимать водные процедуры. Свернув волосы в узел и спрятав их под шапочкой, стала под теплый душ. Быстро смыв пот, Хикэри небрежно обтерлась полотенцем и накинула на себя халат. Так и отправилась на кухню, где перехватила что-то похожее на суп. Слава Лучезарной Аматерасу, суп оказался съедобен.
        За чашкой традиционного зеленого чая она задумалась, пытаясь найти причину не идти в город, но решив, что еще один день в четырех стенах ей пользы не принесет, а лишняя отсрочка только подорвет настрой.
        В шкафу с одеждой выбрала практичную пару лифчик-трусики. Воздушным кружевам на эротичном белье достался только взгляд и обещание примерить их по приходу, как и туфлям на высоком каблуке. Трусики быстро заняли свое место, обтянув прикрыв большую часть ягодиц. Лифчик после короткого сопротивления был развернут застежкой вперед, застегнут и возвращен в исходное состояние. Накинутые на плечи бретельки подтянули чашечки лифа, приподняв грудь. Приподнятые грудки образовали соблазнительную ложбинку, в которую чудесно улеглась подвеска на цепочке. Застегнуть красную короткую блузку, оставляющую пупок открытым, не составило труда, не смотря на пуговицы с непривычной стороны. А вот кожаные брючки похожие на леггинсы натянулись с заметным усилием. Казалось они были на размер меньше чем нужно, так они обтянули ноги и попку, подчеркнув каждый изгиб тела, а затянутый ремень в сочетание с легкой и короткой курточкой в тон брюкам подчеркивали тонкую талию.
        Она дополнила наряд удобной обувью, похожей на смесь мокасин и спортивных туфель, крутнулась перед зеркалом, выискивая несоответствия в облике. И почти сразу нашла - мало того, что сережки в уши не вставила, так на лице ни малейших следов косметики. А какая девушка выйдет в люди не крашенная? Ладно, это мы быстро поправим. Выбрав сережки, очень осторожно вдела их в уши, на минуту почти перестав дышать. Есть, готово!!
        Тряхнула головой, ощутив как колечки качнувшись легонько шлепнули по скуле. И почти не оттягивают мочки ушей. Следом вдела колечко в пупок. А вот что делать с косметикой?
        С сожалением осмотрев все баночки, пилочки, кисточки и помады с лаками, Хикэри поняла, что освоить благородное искусство превращать свое лицо в рисовальный холст за полчаса нереально. И за весь день тоже. Изучив с помощью зеркала сияющую молодостью кожу лица без прыщей и дефектов, мысленно откинула в сторону тональные крема, пудру, румяна и прочие из той же серии. Густые реснички вмешательства не требуют. Тени для век? А, пусть…
        Уже через минуту Хикэри любовалась результатом в зеркало. Отлично, осталось самая малость: взять деньги, ключи и прочую мелочь. Помянув добрым словом Аматерасу и недобрым - модельера, создавшую красивую, но абсолютно непрактичную вещь, девушка нашла в спасительном шкафу полочку набитую женскими сумочками. Она проигнорировала маленькие сумочки, один вид которых подразумевает комплект с коротким и обтягивающем платьем, и взяла небольшой рюкзачок.
        В него полетели деньги, губная помада, пачка салфеток и прочие мелочи, необходимые в повседневной жизни… Подумав, Хикэри кинула в боковой кармашек расческу и полосатую бандану. Рядом в специальном кармашке занял свое место комт[5 - Аналог смартфона нашего мира - изобретен в Калифорнии]. Закинув рюкзак за спину, она решительно открыла дверь квартиры и вышла в большой мир.
        ?
        ОСТРОВ ХОНСЮ. ЗА МЕСЯЦ ДО ТОГО
        - Работа закончена, - произнёс стоявший рядом надзиратель, указывая на дно шахты. Там находился рабочий, который держал в руке конец большой пластиковой рулетки. Ровно сорок метров… Эту операцию доверяли самым опытным рабочим, и потому на дне сейчас стоял один из них, и лицо его светилось гордой улыбкой.
        Разумеется, он не имел ни малейшего представления о назначении шахты.
        Место это выбирали долго и старательно - но выбрав - не могли не признать что оно лучше всего подходит для задуманного. Ущелье было узким - очень узким - с его дна солнце можно было увидеть только почти в полдень - настолько круты его склоны - и очень ненадолго. Лет тридцать назад инженеры, строившие Третью Южнояпонскую магистраль, задумали было проложить через нее обходную ветку, но быстро отказались от этой мысли. Узкая долина - местами до десяти метров - была высохшим руслом горной реки, давным - давно отведённой в сторону и питающей теперь водохранилище. Выбраться из этого ущелья можно только двумя путями - либо прямо - вверх, либо двигаясь вдоль него. Первое возможно с помощью вертолёта, а второе - пешком - ибо даже вездеход застрял бы в камнепадах и осыпях. Вертолету же пришлось бы маневрировать между утесов и пиков - с изрядным риском рухнуть вниз… И если подобные объекты в других странах строили накрыв местность огромной маскировчной сетью - здесь японцам хранить тайну помогала сама природа. Впрочем - никого не удивило когда какая-то туристическая компания возобновила затею с прокладкой
одноколейной магистрали в этом безымянном ущелье - если люди готовы потерять деньги - зачем им мешать?
        Они и сейчас строят дорогу - по бумагам - пытаясь разгрести огромный завал в самом узком месте. А на самом деле…
        Сами шахты выглядели уже почти готовыми. Не так-то просто было пробить их в твёрдом скальном дне долины, даже одна требовала немалых усилий, не говоря уже о десяти, причём каждая была ровно сорока метров глубиной и семи в диаметре. Но взрывчатка, горные комбайны и огромные экскаваторы - «Камацу» и «Рейнмеиталл» - ну и старание и трудолюбие японского рабочего сделали свое дело… Люди работали по сменам, сменяя одна другую, круглые сутки и сумели, несмотря на принятые меры предосторожности, на три недели опередить график.
        - Хай, - удовлетворённо кивнул начальник строительства, а затем вежливо поклонился рабочему, стоявшему внизу. Тот ответил ему таким же поклоном. Следующий состав доставит сюда опалубку - которую соберут в шахте - а потом придет черед залить жидкий быстрозастывающий бетон… Остальным займутся другие…
        - Ещё месяц, и мы завершим работы, - уверенно заявил надзиратель.
        - После окончания шестой шахты организуем праздник для рабочих. Они это заслужили, - бросил в ответ представитель Хозяина.
        ?
        ТОКИО
        РАЙОН КАБУКИ-ТЕ
        Район Кабуки-тё пользовался не особо хорошей славой. Сказать высоким стилем старинной поэзии - это был островок живых страстей в деловой бетонной суете Гинзы. Или проще говоря - сосредоточием секс-шопов, отелей с почасовыми номерами, игровыми залами - от «патинко» до маджонга и конечно «Домами Наслаждений», обслуживающими как мужчин, так и женщин. Этот небольшой по площади квартал находится совсем рядом со станцией Синдзюку: и каждым вечером туда стекались сонмы желающих окунуться в круговорот сомнительных развлечений. Трудно представить, но на этом совсем крошечном большом пятачке четыре с половиной тё[6 - Тё - примерно 0,9 гектара] или четыре гектара по европейскому счету поместились три сотни одних только интим-магазинов, две сотни клубов всякого вида, сотня почти отелей и несчитанное число баров и ресторанов с ресторанчиками.
        Как ее туда занесло Хикэри потом так и не поняла.
        Подсознательно она ожидала встретить на каждом шагу девушек всех рас и цветов кожи одетых в короткие юбки и черные сетчатые колготки - как в какой-нибудь Калифорнии - Амитофо! (Ролики такого рода она видела в криминальной хронике) Но как припомнила новый мэр - Ясурита-сан, истовый православный лично возглавил наступление на «гнездо порока и разврата».
        Убрали девушек легкого поведения с улицы, прищучили сутенеров и даже заставили присмиреть якудзу. Конечно - порок ушел в подполье и замаскировался - повысив цены за услуги - а полиция по традиции гоняла только явных нарушителей - не лезя ни в глухие закоулки ни в темные делишки сомнительных личностей. Поговаривали что слабое усердие стражей порядка еще и неплохо подогрето…
        Тем не менее она вертела головой - не то чтобы она такого раньше не знала но… Как так - целая улица - извилистая и ярко освещенная вывесками - с кинотеатрами где показывали фильмы от легкой невинной эротики до самого грубого и жестокого порно - только задержала глаза афише - толстяк вполне годящемся в борцы сумо сжимающий лапищами обезьяну с Хоккайдо и покраснела… И везде надпись на нескольких языках «Без цензуры». Дальше встречались совсем экзотические заведения, вроде знаменитого борделя «Зеркало» - в нем работали двойники (или лучше сказать «двойницы»?) всякого рода знаменитостей. Вот их изображения в натуральную величину в витрине. От смуглокожей фаворитки принца Кентского - кубинки Барбарии Химено или платиноволосой шведской модели Фрейи Лонгоро до героинь аниме и компьютерных игр. О - а вот Чхун Хян - прекрасная героиня сериала «Железные черепахи» - о давней войне Кореи с сёгуном Хидеёши - он запрещен к показу в империи, но само собой его посмотрели все кто захочет. И у ног каждого манекена - цена… Мда - воистину похоть сильнее прочих пороков - на какие расходы она подвигает своих рабов! И
ведь японки тоже его посещают если верить желтым газеткам и телеканалам!
        Она мельком пожалела бедных простых ойран[7 - Ойран - проститутка низшего разряда]. которым приходиться конкурировать со всеми этими мечтами озабоченных самцов. Может написать на студии - пусть подают в суд и требуют с хозяина этого заведения процент?
        Однако же желудок напомнил о себе - девушка подумала что ей неплохо бы подкрепиться. Можно было бы зайти в бар и закусить чем Аматерасу послала - но это ведь Кабуки-тё. Тут бары не для еды и даже выпивки. Голь на выдумку хитра - и желающий найти платную любовь может придти в такой, заплатить весьма и весьма большую цену за тривиальное пиво с креветками, и только потом договариваться о паре часов удовольствия с хостес или горничной. Деньги у неё есть - но еще вопрос - не примут ли её тамошние посетители за работницу? Хикэри прошла дальше - есть же тут нормальные харчевни - хотя бы где едят проститутки и продавцы резиновых членов - пакость какая! За фасадами кинотеатров скрывались видеосалоны попроще, бары-караоке где посетители обоих полов орали пьяные подобия песен в голом виде. Нет - это не то…
        И тут Хикэри увидела Её.
        …Одетая в короткую кожаную юбку и куртку она слегка покачивала своими длинными, черными, как ночь волосами. На её худощавых сильных руках болтались браслеты из яшмовых и лазуритовых колец. Лицо было безукоризненным, с большими глазками, большого объёма ресницами, чувственными губками, аккуратным носиком и ушками на которых болтались серёжки, в виде больших золотых колец. На её пупке виднелся пирсинг, из нескольких коротеньких золотых цепочек и серёжки с камешком, привлекая внимание за одно к её осиной талии. Заметив её взгляд она понимающе улыбнулась, облизав губы и чуть распахнув куртку продемонстрировала грудь едва прикрытую кружевным бюстгальтером.
        Конечно - как и многие в старшей школе не была чужда невинных девичьих забав с поцелуйчиками и обнимашками и хватанием за грудь - однажды они чуть подвыпив даже затеяли с одноклассницей целоваться соски друг другу. Но вот так вот ей никогда не предлагали…
        Но она такая красивая!
        В ответ на ее взгляд иностранка приглашающие махнула рукой и направилась к бару.
        - Как тебя зовут прекраснейшая? - спросила Хикэри.
        - Ты можешь звать меня…
        - Чхун Хян! - не сдержалась японка.
        - Пусть будет так! - та кивнула улыбнувшись.
        Следом за этими словами девушка облизала острым язычком губы и они призывно заблестели.
        - Но берегись - Чхун Хян побеждала многих ниппонцев.
        - Тебе очень идет это имя, ибо я уже побеждена твоей красотой - прошептала Хикэри ей на ухо и положив руки на талию притянула к себе.
        Через пару минут они уже сидели мило болтая о разных пустяках пока на крошечной эстраде малорослая певичка исполняла местный шлягер.
        Моя мать была королевой улиц,
        Мне было пятнадцать, когда матушка отправила её зарабатывать…
        Теперь я тоже уличная королева.
        Единственное, что я могу вам продать - это я сама.
        Идите к Восточному выходу станции Синдзюку,
        И вы попадете в мое королевство
        В Кабуки-тё - великий город греха…
        - Пойдём в номер - тихий голос прямо над ухом привел Хикэри в чувство. Она даже не дождалась ответа, а увлекла её за руку, за собой… Никаких документов тут не спросили - такого и быть не могло. Большой информационный стенд у которого её дожидалась сегодняшнее приключение услужливо предлагал выбор на любой вкус. Номера в гайдзинском БДСМ стиле, номера в гайдзинском стиле с шестом и зеркалами, номера в японском стиле с принадлежностями для шивари и крюком с блоком для продвески искусно связанной девицы под потолок, и еще всякие варианты. Пока девушка выбирала номер, то постоянно ощущала за спиной горячее дыхание и тепло её тела. Оплатила что-то не дешевое аж на пять часов, что вызвало у спутницы еще одну улыбку от которой у Хикэри возникло желание впиться в эти губы поцелуем и сорвать с нее одежду прямо тут. О, Сусанно! Какая она… какая она… необычная! - подумала не в силах оторвать от нее взгляд.
        Хикэри совершенно не помнила как они очутились в номере, и сразу зайдя в него, девушки тут же впились губами друг в друга… Кореянка сводила её с ума. Её ладони также ласкали её шейку, щёки, подбородок. Незаметно для себя самой её руки юркнули под короткую юбочку Чхун. Тем временем, та уже стянула через голову с её куртку и, повернув спиной к кровати, уложила на нём спиной. Стоя пред ней, Чхун распустила волосы, сняла лиф и юбку. Из одежды на них оставались лишь трусики.
        Она улеглась рядом, и продолжили целоваться. Две обезумевшие девушки - нет, уже самки - не отрывая ротиков, гладили тела друг друга. Иногда губы расцеплялись, и они начинали играться кончиками язычков. Она целовала лицо Хикэри, ушки, опустилась по шейке. Ласковые пальчики игрались с набухшими ягодами сосков. Она уже не могла ничем ответить, и лежала, лишь принимая ласки. Видно этого ей и надо было. Чхун была очень умелой любовницей. Опустившись ниже, девушка кончиком язычка лизнула её сосок, затем другой. Взяв его губами, она легонько пососала его, затем сильнее. Другой сосочек она обрабатывала иначе. Слегка сдавив его зубками, она лизала его язычком. Грань боли и наслаждения была столь тонкой и приятной что не выразить словами… Она была на седьмом небе от удовольствия. Пока девушка целовала её, Хикэри, слегка приоткрыв глаза, посмотрела по сторонам. И тут она заметила, что по комнате расставлены подсвечники с горящими свечами. Наверно обслуга их заранее зажгла перед нашим приходом. Романтичный огонь свечей, отдавался на стенах, бегающими тенями, запах горелого воска будоражил воображение. Их
аромат слегка кружил голову - должно быть это были не простые свечи. Но впрочем это уже неважно. Наигравшись вдоволь с грудями Хикэри, и оставив на них ладони девушка, опустилась ещё ниже. Она язычком прочертила мокрую, кривую дорожку от соска к пупочку. Чмокнув его пару раз, и немного полизав, корейская красотка поехала языком дальше… Не смотря на дикое желание кружившее голову, Хикэри всё-таки нашла в себе силы подняться на локтях и посмотреть, что творится между её ног. Когда трусики были уже на коленках, она помогла кореянке, стараясь как можно грациознее приподнять ногу, освобождаясь от них. Трусики оказались на полу, Чхун раздвинула её колени, и наклонилась к ее животу… Потом - ниже, при этом не отрывая взгляда от аккуратненькой розовой раковины между юных бедер. От одного вида, губ красивой девушки приближающегося к её лону любви, можно было кончить, и японке оставалось только упираться в кровать локтями, закинула голову назад, желая только чувствовать то, что сейчас произойдёт. А происходила сказка. Едва язычок коснулся нижних губок, как Хикэри чуть не потеряла сознание от непривычных ярких
ощущений. Чхун продолжила её ласкать. Она делала это очень нежно и в то же время очень настойчиво. Её язычок творил чудеса! Это было райское наслаждение. Хикэри упала спиной на кровать и дёргалась в конвульсиях оргазма; казалось, что она уже никогда из него не выйдет. Пока Чхун обрабатывала её лоно и ласкала ладонями попку, руки Хикэри мяли её груди. Чхун на секундочку отпрянула подняв и закинув на её плечи ноги, нагнулась ещё ниже. О-оооо - что это?! Хикэри как будто ударили током, она извивалась как бешеная, орала и стонала.
        … Она очнулась. Всё тело ныло, Хикэри даже не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Они просто были разбросаны в разные стороны. Она как будто была распята, но только пытка эта была сладостная… Чхун приподнялась и склонилась надо мной.
        - Устала? - Её коленка коснулась живота девушки. - Не переживай, я приведу тебя в чувство.
        Она лежала рядом и гладила её по животику. Протянув руку, и достав из вазы, стоящей на столе, рядом с кроватью, гроздь винограда, она стала играться её крайней ягодой с её губами. Хикэри захотелось откусить этот ароматный виноград, и она вцепилась в одну ягодку губами. Затем японка ухватила её зубками и раздвинула губы, показывая, как держу ягоду.
        Виноградина была очень крупной. Когда она начала её сдавливать и проколола кожицу, она брызнула несколькими маленькими капельками на лицо девушки.
        Красные капельки застыли у её губ, а одна осталась висеть на реснице. Сок из раздавленной ягоды струился из уголка рта. Чхун нагнулась и стала языком слизывать его.
        Затем она поцеловала девушку в губы. Сознание и силы вернулись к Хикэри.
        Теперь уже ей захотелось доставить партнерше наслаждение и она повернула её на спину и уселась сверху…
        - Ты не чистокровная японка… - пробормотала Чхун когда они пришли в себя. Хикэри молча согласилась - она давно привыкла - относясь к своему происхождению ровно.
        - Хотя, - вдруг продолжила та - что такое чистокровный японец? Японцы - смесь людей с материка, полинезийцев и айнов… А с материка - это из Кореи! Так что чистокровные японцы - это мы, корейцы, - она усмехнулась. Ну - продолжим?
        Взглядом Чхун ей указала на стол. Там, рядом с вазой, стояла большая пиала с крупными кусками льда. Хикэри поняла, что ей надо. Взяв один кусочек, она положила его на грудь девушки, рядом с соском. Девушка закатила от наслаждения глаза. То же самое сделала со вторым соском. Чхун тихонько стонала. Взяв ещё несколько кубиков, она положила их ей на животик. По его подёргиванию и звукам, доносящимся из ротика девушки, Хикэри поняла, что ей это ОЧЕНЬ нравится….
        Они вышли на улицу и огляделись. Несмотря на позднюю ночь или уже раннее утро, улица все также была ярко освещена вывесками и фонарями.
        - Теперь куда? - осведомилась.
        - К тебе… - пробормотала Чхун.
        - А может к тебе?
        - Идет - кивнула кореянка и коснулась ее ягодицы… - Попка у тебя… гладенькая. Как орех. Так и просится на грех!
        И они без страха пошли к станции метро. Стало немного прохладней и она запахнула курточку. Она шла погруженная в розовые мечты, мысленно прокручивая кадры своего скороспелого порно романа. Если бы она знала что секс с девушками так приятен, она бы давно это попробовала. Жаль что она девственница - иначе можно было бы попробовать какую-то из этих штучек что продаются в магазинах этого района… Но с другой стороны… она вспомнила слова Чхун про ее задницу. Может быть можно начать с…
        - Дорогая - коснулась ее локтя Чхун - поосторожнее. Мы кажется сбились с дороги…
        Очнувшись от приятных мыслей, Хикэри обнаружила себя в темном переулке, освещенном редкими фонарями. Видно, они свернули куда-то не туда. Идти прямо или вернуться? Кое-как сориентировавшись девушки повернулись в нужную сторону. Было темно и неуютно и они пошли быстрей стремясь скорей выйти в людные и безопасные места. Через десять минут быстрой ходьбы она уже видела узкую улицу и станцию за ней. Сначала её насторожил запах сигарет и почти сразу Хикэри заметила троих парней стоящих в небольшом закутке. Стоящие парни вроде не обращали на её внимание и она уже понадеялась что все обошлось. Но когда они поравнялись с ними, стоящий ближе всех метнулся наперерез.
        - Ой, какие симпатичные лисички!!! Ну-ка, идите-ка сюда! - прошипел он мерзким голосом, протягивая к Хикэри руки. Та рванулась выскакивая из под его рук, но поздно - кто то из них уже зашел девушкам за спину и рванул за ее длинные волосы, разворачивая её к себе лицом.
        - Постой, мы же к тебе по хорошему, так что веди себя повежливей - и снова рванул её за волосы.
        Хикэри вскрикнула от боли и он тут же другой рукой стиснул ей грудь.
        - Пожалуйста, не надо - дрожащим от страха голосом вымолвила Хикэри, пытаясь потянуть время и оценить ситуацию.
        - Не надо? А что вы такие скромные делаете в этом месте?? Вы ведь шлюхи? - засмеялся другой.
        Трое. Не пьяные. На вид - не обычные голодранцы… Видимо баракумины. Плохо, даже если чудом удастся вырваться, догонят в два счета.
        - Да точно проститутки, - рассмеялся крепкий лысый мужик, державший её за волосы.
        Сердце дернулось от ужаса - под курткой одного из парней отчетливо мелькнула рукоять пистолета в наплечной кобуре. Все еще хуже, чем казалось изначально. Это не обычные гуляки и хулиганы - это якудза. От осознания собственного бессилия и страха на глаза навернулись слезы, сердце стучало как у загнанного лисой кролика, а руки предательски заледенели.
        - Господа, не надо. Мы… мы просто школьницы и заблудились - чувствуя как по щекам стекают слезы, она все же попыталась, осознавая тщетность попыток, вымолить пощаду. Да просто тянула время, надеясь что в темном переулке кто-нибудь появится и спасет их. Чхун молчала словно парализованная - наверное так и было - ей ведь очень страшно. Где эти чертовы полисмены - на которых тратит такие бешеные деньги достопочтенный мэр-сан - пусть его на том свете любят все православные черти!
        - Ты школьница? - с деланным удивлением спросил державший её, и опять рванул её за волосы. - Ну так школьница и шлюха это одно и тоже. Вашей сестры полно в борделях подрабатывает, от папочек-мамочек шкерясь. - сказал с глубокомысленным видом явный баракумин[8 - Баракумины - общественная наследственная группа низшего слоя населения, специализирующаяся на «нечистых» профессиях вроде мясников и палачей. Несмотря на то что с эпохи Мейдзи официальная дискриминация баракуминов была прекращена, тем не менее общественное предубеждение к ним сохраняется.] в кожаной куртке, должно быть главарь, вызвав этим новый взрыв хохота.
        - Школьница говоришь? И эта твоя кореёсская дрянь на лбу которой написана что она живет в Кабуки-тё - тоже? Эй - гайдзинка - ты ведь уже знакома с японскими х…ми.? Ничего - я постараюсь тебя удивить! Раз вы школьницы то мы и от….. м вас как школьниц - а вы будете стараться как школьницы - вас ждет хороший секс - урок!
        - Ай!! Помо… - попыталась крикнуть Хикэри, но её тут же остановили ударом в грудь и одновременно подсекли ударом по ноге - она упала на колени, жадно хватая воздух открытым ртом.
        - Ладно, не ломайтесь, пойдете с нами - развил свою мысль он. - Эй - корейская сучка - будешь ласковой и нежной девочкой и ничего плохого тебе не сделаем.
        - Ано, Сато, - он махнул рукой остальным - тащите их внутрь. Лысый со вторым парнем опять заржали и, подхватив её под руки с двух сторон, поволокли к полуоткрытым дверям. её практически закинули в полутемное, грязное помещение и бросили на расстеленное на полу одеяло. За спиной гулко хлопнула дверь, отрезая происходящие здесь от окружающего мира. Почти сразу с неё содрали куртку и блузку с дробным перестуком оторванных пуговиц. Лифчик продержался не сильно дольше, позорно сдавшись при первом натиске. Хикэри ощутила как стало прохладно обнаженным грудям - гологоловый, неторопливо поглаживал её по обтянутым кожей брюк бедрам и потянул руку вверх к трепещущей груди. Благо она даже не попыталась прикрыться руками как любая другая девушка, отчаянно труся… Почувствовав на своей груди его жадные прикосновения, Хикэри, позабыв о своем положении, приподнялась и оттолкнула его лапы. И тут же получила сильную пощечину, от которой упала обратно на пол ударившись головой. Во рту стало солено от крови, а от удара в глазах потемнело. Длинные волосы и уложенная прическа смягчили удар.
        Пока она приходила в себя, подонки времени не теряли даром, оперативно сорвав с Чхун брючки и трусики. Низкорослый стоял рядом на коленях и похотливой ухмылкой расстегивал шаровары.
        Сато и безымянный главарь тактично отошли на пару шагов чтобы не мешать другу - а может просто чтоб лучше видеть: не прекращая при этом лапать кореянку.
        - Мансэ! - вдруг выдохнула Чхун и отскочив от насильников забросила руки за голову, вырывая из прически тяжелую металлически блеснувшую шпильку. Со всей скоростью и силой, на которую та была способна, взмахнула рукой целясь баракумину в глаз. Время замедлилось. Казалось воздух застыл, подобно агар-агару, сквозь который вяло пробивалось острие старинного женского стилета. В последний момент чертов блондин словно что-то почувствовал, поднял глаза и чуть отклонился назад, но лучше ему от этого не стало. На ужасно долгую секунду Хикэри казалось что острие бессильно скользнет по кости, но с неприятным чавканьем шпилька во всю длину погрузилась точно в глазную впадину. Не дожидаясь реакции остальных, Чхун придерживая лысого левой рукой, не давая ему завалиться, девушка правой вырвала из его из кобуры пистолет.
        Лишь бы в стволе был патрон! - промелькнуло у Хикэри, пока указательный палец Чхун выбирал холостой ход спускового крючка.
        - Янло![9 - Царь демонов Нижнего мира в буддизме] - успел сказать тот, которого назвали Сато, и начал медленно-медленно, словно ему вдруг парализовало все мышцы, тянуться к болтающемуся на поясе револьверу. Второй опешил от необычности ситуации, в которой уже пойманная добыча не только сбежала, но и, кажется, готовится сопротивляться, и впал в ступор. Чтобы достать пистолет из кобуры, застегнутой (только в дурацких фильмах и дорамах оружие носят в открытой кобуре иначе вылетит в момент), требовалось секунды три. Но столько времени давать ему кореянка не собиралась.
        - Ага, он самый! - передразнила Чхун, вдавливая в курок указательный палец. Бабах! По ушам ударил грохот двух выстрелов, отразившегося от стен, перед глазами полыхнуло огнем и, сверкнув блестящими боками, неспешно прокувыркалась отброшенная затвором гильза. Бросив придерживать лысого (тот упал мешком на пол) кореянка стала переводить ствол на последнюю цель. но она не успевала. Тот преодолев первоначальный шок, с меняющимся лицом где растерянность сменялась смесью страха с яростью, вырывал руку из-за пазухи куртки. Японский стилет поставил точку в карьере криминального элемента. Так и оставшийся безымянным тип, не успев даже до конца вытащить пистолет, стал плавно заваливаться набок. Время резко ускорилось, возвращаясь в привычный ритм. Чхун дернулась едва успевая уйти в сторону от падающего насильника. Откатившись в сторону, замерла на полу, взяв на мушку дверь. Шли секунды… Но никто не торопился ломиться в дверь. Топота и сирен тоже слышно не было. Хотя какие сирены? Сомнительно что прошло больше минуты с момента первого выстрела.
        Эй - ты в порядке? - осведомилась Чхун. Нам пора валить - если будем так сидеть то точно дождемся еще кого-нибудь. Осторожно поднявшись, и не опуская пистолет, она подошла к двери не обращая внимания, что из одежды на ней только туфли. Заперто…
        - Хорошо… - изрекла кореянка. С одной стороны… Но вот с другой стороны… Нужно убираться как можно быстрей. Если нас поймают над тремя трупами с оружием в руках - доказывай потом что ты не шлюха, повздорившая с клиентом.
        - Т-ты… ты права… А если еще ствол где то засветился - вспоминала Хикэри эпизоды полицейских детективов увиденных ею когда-то.
        Стон смешанный с самой грубой бранью заставил ее замереть.
        Дергаясь в агонии, лысый смог вырвать стилет-заколку и сейчас отчаянно пытался вздохнуть, пуская кровавые пузыри. Подойдя поближе, Чхун вскинула пистолет и прекратила его бесполезные потуги, всадив третью пулю прямо в рану. Тот в глаз которого влетел стилет Хикэри дергаться не пытался, а лишь глухо стонал. - Ты сама или мне? - деловито осведомилась кореянка. Да - вижу ты не в настроении…
        Если бы Чжун видела себя со стороны!
        Почти обнаженная девушка деловито приставляет дуло к виску хрипящего парня и спускает курок.
        Хикэри застыла глядя на почти обезглавленный труп.
        Чжун повернула ее к себе и яростно поцеловала в губы. Хикэри пришла в себя и кинулась к одежде.
        Собрав разбросанную одежду в кучу, Хикэри стала быстро одеваться. Сперва натянула трусики и брюки. Обнаружилось что лифчик пришел в полную негодность, а на блузке не хватает половины пуговиц. Бюстгальтер отправился в карман, блузку кое-как застегнула и прикрыта целой курткой.
        Хорошо что костюм красного цвета.
        - Сомневаюсь, что случайные прохожие смогут разглядеть на нем кровь… - сообщила Чхун словно прочтя ее мысли. Особенно в такой темноте. Она уже оделась.
        Старательно обходя лужи крови, Чхун обыскала убитых. У баракумина кроме бумажника и мобильника - дорогого «Сони» третьей модели обнаружилось две запасных обоймы и нож. В комнате обнаружился портфель с кучей денег.
        - Трофеи нам пригодятся, - прокомментировала Чжун.
        Не долго думая она вытряхнула из портфеля содержимое. С лязгом на пол упали поверх денег три пистолета. Точнее - два пистолета - обычные для якудза корейские браунинги «тип 36»[10 - Браунинги образца 1900 года под патрон Маузера 7,62 мм делают в Корее и в нашем мире - правда только в КНДР («тип 61»)].и револьвер - старый английский «веблей-скотт». Еще выпал глушитель для револьвера.
        - «Не слабо вооружились стервецы!!! Понятно и зачем револьвер - глушитель к «корейцу» не присобачить - стало быть хотели кого-то грабить» Решив, что спешкой делу не поможешь, девушки собрали стрелянные гильзы и пуговицы от одежды. Кореянка кинула в сумку найденное оружие и бумажники со стволами мерзавцев.
        - Да, если попадемся полиции, то доказать что мы белые и пушистые не выйдет, прокомментировала Хикэри, вытащила стилеты и отдав корейский Чхун, кинула шпильку в карман и достала платок. Постаралась протереть все к чему прикасалась.
        Поиски ключей затянулись - она нервничала, ожидая дальнейших неприятностей. Но к счастью опасения не оправдались. Ни сообщники убитых, ни полиция появляться не спешили. Видимо толстые стены приглушили звуки выстрелов, а может предпочти не влезать в криминальные проблемы - но так или иначе случившееся осталось незамеченными.
        А - вот и ключи!
        - Ну пошли - милая… - и Чхун поцеловала в губы - но не страстно, а нежно - как сестру.
        ?
        - Может быть ты расскажешь о себе? - спросила Хикарэ.
        Та ответила не сразу подлив гостье чаю….
        - В Калифорнии говорят что секс не повод для знакомства - улыбнулась кореянка… Даже двухкратный!
        - Но послушай - воскликнула японка. Ты… ты спасла меня - ты убила трех человек ради меня - и так говоришь…
        Кореянка поставила чашку и задала вопрос изумивший девушку.
        - Ты не христианка случайно?
        - Ну да!.. Моя матушка - урожденная княжна Урусова-Вест-Фальская - кем же мне быть?
        Чхун рассмеялась.
        - И что тогда ты делала в Кабуки-тё?! - «И у меня в постели?», - молчаливо продолжил ее прищуренный взор. - Хотя… - подумала она вслух - У нас в Корейском королевстве православных почти половина, а то и больше - однако же и веселые кварталы не пустуют. Недавно как раз скандал был - главу попечительского совета Сеульской Духовной Академии Святого Михаила в Ихтэмвоне полиция во время облавы прихватила. Прямо с кисэн сняли!
        Хикэри лишь пожала плечами. Религиозные вопросы не то чтобы ее совсем не волновали - она скорее не могла определиться… Разумеется ее учили верить в Христа - да если подумать - в наше время странно верить в бога Сусанно напоившего дракона-людоеда сакэ до положения риз или богиню Аметерасу… Но с другой - православные проповеди казались ей уж очень далекими от истории ее народа.
        - А почему ты спросила - ну про веру? - осведомилась девушка.
        - Ну - понимаешь - протянула Чхун - в православии это же смертный грех - убить даже злодея… А по языческой как батюшки говорят вере - все равно ведь душа переродиться. Ну и разбойника который на тебя покусился убить - даже Будда не воспрещает.
        «Да - пусть переродятся они помоечными крысами!»
        - Нет… я не про то… - Хикэри растерянно пожала плечами как - то отрешенно подумав (не в первый раз) что этой девушке она обязана честью и жизнью. И что теперь с этим делать?! Ну - приложила она к сердцу ладонь, - просто - я хочу знать - с кем меня свела судьба.
        - Хорошо… - кивнула кореянка и отложила чашку хлопнув в ладоши. Звать меня Ким Юн Ми - а Чхун-это мой псевдоним.
        - Ты писательница? - не подумав спросила Хикэри.
        - Ну ты сказала! - рассмеялась собеседница. Я учусь в академии Кирин.
        - Так ты айдол? - челюсть Хикэри только что не отвалилась.
        - Ну - пока что наверное нет. Но у меня своя группа. Жаль все диски раздарила…
        - Ты приехала на гастроли?! - невольно восхитилась Хикэри.
        - Если бы, - вздохнула Ри-Чхун. Мы вашим продюсерам записи высылали, - а те пишут - мол сейчас отношения между империей и королевством не лучшие - так что не выгодно. А когда они были лучшими? Как при Хидэеши началось так и скандалим… Я просто приехала соседей посмотреть, мангу прикупить - у нас Совет по искусству и нравственности опять запретил ввоз книжек из Японии.
        Хикэри мысленно покачала головой.
        …В себя она толком пришла уже у дверей отеля куда ее приволокла кореянка.
        Как ни странно их без вопросов пустили внутрь…
        Придя в номер Чхун заявила что ей надо принять душ - прежде всего…
        И стягивая с себя одежду устремилась в ванную.
        А Хикэри словно ведомая инстинктом открыла бар и найдя там бутылку японского виски «Командури» (Проще - «Командор») налила себе стаканчик и випила не разбавляя. Ее все ощутимее трясло… Чувства ее… Коротко говоря она испытывала не не самые приятные ощущения в данной ситуации.
        - Твою мать! - послышалось за спиной…
        Примерно то же промелькнуло в мозгу в сию же секунду вырвалось у нее - из ванной выбралась кореянка стоявшая сейчас к ней вполоборота - в полумраке белизна полностью обнаженного тела, еще мокрая густые волосы, собранные в аккуратный пучок, от того открывался еще более возбуждающий вид: кожа гладкая, непредставимо шелковистая… Попа слегка перекачена, а на правой половинке красуется маленькая родинка.
        - Охохо, не строй из себя скромняшку, Хикэри, - и оценивающе осмотрев ее еще разок, добавила, - Плохо что ты пьешь… Понимаю тебе худо, но ужасная лесбиянка тебе поможет…
        Через минуту - другую Хикэри обнаружила себя раздетой и лежащей на низком диване. Чхун улеглась рядом, обнимая ее со спины, и начала нежно целовать её в шею, убирая волосы. Ох, лучше бы она этого не делала…
        Кореянка перевернулась на кровати, подминая Хикэри под себя, уверенно глядя ей в глаза. Ее нежная грудь вздымалась все чаще. Нежно сначала, а потом требовательно и страстно, целовала ее вишневые губы…
        - Хочу тебя! Хочу…! - задыхаясь, простонала Ри.
        Вот она переворачивается, седлает бедра японки, и припадает губами к груди. Она ласкает и целует соски, смотря прямо ей глаза сосет и покусывает их…
        Немного погодя, разморенные бурным сексом, они лежали на кровати, и ели круассаны.
        - …Длинные волосы беззвучно рассыпались по плечам. Кореянка взяла простенькую деревянную расческу и начала проводить ею по волосам…
        Точно шелк…
        И губы мягкие, бархатные, которые хочется целовать и целовать до крови, до потери пульса и сознания, до помутнения рассудка…
        - …Скажи, - Ри ласково перебирала волосы Хикэри, слушая удары ее сердца, - ты веришь в судьбу? Судьба послала тебе меня, а мне тебя.
        Амитофо - ну что за бред она несет?… Это какой то дешевый слезливый девчачий роман, какая то пошлость… Мало того что это грех - это суррогатная любовь. Не настоящая, замена. Дешевая подмена и розовая дымка на глаза. Порочное извращение…
        - Дааа… - протянула она и выгнулась назад как кошка - потянулась.
        В дверь постучали…
        - Не заперто, - машинально бросила Хикэри, и тут же спохватилась - она же не дома.
        В комнату вошла немолодая госпожа в кимоно, с бэджиком.
        - Госпожа Ри, - произнесла она нарочито игнорируя Хикэри. Я хочу вам сообщить что вас ждут…
        Сообщив это она с достоинством удалилась, перестукивая лакированными гэта словно копытцами.
        - Подожди меня внизу… - произнесла Ри - и отчего то Хикэри не стала спрашивать - что и почему а просто выбралась из номера наскоро приведя себя в порядок.
        Удивляться настал момент примерно через четверть часа.
        Сперва из лифта вышел, професионально оглядываясь, широкоплечий крепыш по европейски одетый - в широком полурасстегнутом пиджаке фасона что призван скрыть кобуру под мышкой. За ним появилась Чхун…
        И в первый миг Хикэри ее не узнала.
        Куда делась отвязная полураздетая девчонка в кружевном белье и с голым пупом?
        Сейчас перед ней была настоящая придворная дама в шелковом красно зеленом вонсаме отливающей золотыми аппликациями кимбак, волосы которой были уложены в изящную прическу и скреплены теми самими шпильками… Увидя замершую с открытым ртом Хикэри ее подруга только многозначительно улыбнулась, помахав рукой в знак прощания. А японка так и стояла замерев - даже не обратив внимания ни на угодливо семенящего швейцара с двумя чемоданами ни на второго телохранителя вышедшего из лифта следом за этой незнакомой ей молодой госпожой - к выходу из гостиницы где уже ожидало не тривиальное такси, а изящный мерседес.
        ?
        СЕУЛ. КОРЕЙСКОЕ КОРОЛЕВСТВО. ДЕНЬ СПУСТЯ.
        ОБЪЕДИНЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ.
        - Итак, насколько я знаю, - приступил хозяин кабинета к сути дела не тратя времени на словесную разминку, - по сути, кроме майора Юн Чона, отсутствующего здесь, вы - наиболее компетентный в отношении… проблемы… Но как я понимаю вам кроме всего прочего, небезразлична судьба самого… фигуранта?
        - Да - господин Ён - вы правы, мне небезразлична судьба самой… фигурантки, - довольно спокойно отозвался подполковник Цой.
        - Гм… Вот как? Приятно что ты не разучился разбираться в мотивах подчиненных.
        Его спокойный ответ несколько смутил начальника оперативного отдела разведки корейского королевства.
        Он, мельком глянув на гору бумаг, украшавшую стол (его шеф так и не смог привыкнуть к новомодным компьютерам), и перевел взгляд на расположенную позади него картину знаменитого Ким Хон До - «Котенок и бабочка» (подарок короля Александра - вернее еще наследника корейского престола еще поручику Ёну).
        - Хикэри-сан жива и здорова, но… - он сделал многозначительную паузу, - спокойной её жизнь теперь, уже не будет. Она уцелела чудом - но источник опасности пока что не устранен… Это не говоря что это не результат, как вы говорите, нашей работы.
        - Избежала опасности? - он грустно усмехнулся. - Поневоле решишь что, обереги все-таки помогают…
        - Обереги? - переспросил.
        - Ну да - обереги… Амулеты… - сдерживая раздражение, подтвердил он. Хикэри-сан носит несколько родовых амулетов. Впрочем - нам хвалить себя не за что - но и ругать особо тоже. А если и были ошибки то вероятно дело не в вас, а во мне - это я же настоял на том чтоб ввести в операцию эту… особу.
        - Вы о Чхун? Да - та еще штучка…
        - Я знаю и без вас ее дурацкий псевдоним! Что вообще происходит?! Что за бессмысленная легенда - туристка, приехала на каникулы?? Пусть это не лучшая идея - но обдумать ее как следует можно было? Вы же знаете с кем она… кто заинтересован в её судьбе!
        Подполковник ухмыльнулся.
        - В том то и дело! Представьте что она пожалуется Самому! Кто станет разбираться в наших с вами мотивах и ошибках - отставка без мундира и с половинной пенсией - лучшее что может произойти с нами в таком случа…
        - Впервые в жизни согласился на такие глупости… - процедил полковник Ён Ким Сан. - Я признаться вообще с самого начала не понимал - чем это может нам помочь? Не будь я первый заместитель начальника нашего разведуправления - я бы подумал что играю в какой то бессмысленной пьесе. Где только пения не хватает для превращения в «Такарадзуки»!
        - Господин Ён - я вообще считаю что это не наше дело! - вдруг вымолвил подполковник. Всем известно, что в Японии политику делают группы, фракции, мафии - назовите их как угодно. И если кто-то создал такую группу, которая подбирается к власти, то заниматься этим должен политический отдел ОСВАГ или непосредственно Третье Отделение. Мы же - лишь военная разведка и контрразведка небольшого королевства… Передайте в Константинополь всю информацию по делу, дописав в доклад что выяснили все это благодаря нашим стараниям и… долгой аналитической работе - ухмылка возникла на его губах. И займемся наконец тем что нас касается - китайцами.
        Полковник Ён внимательно посмотрел на подчиненного… Умен - не отнять. Но всё же глуп - не понимает какая идет игра. Сиккэн - это вам не шутки! Впрочем, если бы он узнал ВСЁ… Нет - вот этого никому постороннему знать не нужно!
        - Оставим на крайний случай, - неопределенно бросил он. А пока - пошлите человека в префектуру Нагоя чтобы порыться в прошлом… нашей подопечной и в обстоятельствах случившегося с ней несчастья.
        - Кроме того - хорошо бы собрать информацию о ее нынешнем окружении - ученики ее школы, их родители, дальняя родня по линии отца… Может быть кто-то попытается установить с ней контакт. Ну и само собой - дядя.
        - Хорошо!
        «Не хорошо а так точно, болван!» - хотел прикрикнуть Ён, но вслух мягко предупредил.
        - Ну, смотрите, Цой. Не тратьте ваше… наше время зря.
        - Я вас не подведу, шеф!
        - Итак, к делу…
        Когда подполковник удалился, Ён прошел в крохотную уборную своего кабинета и зачем то долго смотрел в зеркало. На него глядел молодой еще - только сорок - мужчина в мундире Первого (он же единственный) лейб-гвардейского полка корейской армии. На лацкане - маленькая орденская колодка всего с двумя лентами. Но это были ленты двух важнейших орденов двух стран. Ордена Белого Орла - одной из четырех высших наград Российской империи, и корейского ордена «Сокровища и меча» Первого класса.
        «А всё-таки вы не знаете ВСЕГО, господа!» - мысленно произнес он, и улыбнулся сам себе. Самой обычной доброжелательной улыбкой примерного служаки, хорошего отца семейства, и непреклонного стража блага и спокойствия отечества…
        ?
        Чемоданы немцев были уже упакованы и лежали в автомобиле, который доставит их в аэропорт Нарита, где они сядут на самолёт для утомительного перелёта в Берлин - через Хабаровск, Новогеоргиевск, Екатеринбург, Варшаву… Беспосадочные «Гаккели-100» и сверхзвуковые» СГ» были слишком дорогими с точки зрения прижимистого бюргера. Один из них ещё раз посмотрел на огромный цех внизу. Стартовые ускорители первой ступени стояли в ряд подобно гигантским сарделькам - пятнадцать ракет находились в различных стадиях сборки, и рабочие в белых халатах, суетясь как маленькие обезьянки в куче бананов, занимались своим делом. - Вон те десять уже, похоже, готовы.
        - Совершенно верно, - кивнул главный инженер завода.
        - Когда у вас следующий испытательный запуск?
        - В следующем месяце. Три первых… полезных груза уже к нему подготовлены, - ответил японец.
        - Да, принявшись за дело, вы не мешкаете!
        - Просто серийное производство гораздо эффективней, - пояснил японец. Люди не забывают что должны делать.
        - Значит, ракеты будут перевозиться в собранном виде?
        Последовал кивок.
        - Совершенно верно. Разумеется, мы наполним топливные баки сжатым инертным газом, но одно из преимуществ этой конструкции заключается в том, что ракеты и предназначены для транспортировки в собранном виде. Таким образом мы исключаем монтаж на стартовой площадке.
        - Повезёте на трейлерах?
        - Нет, - покачал головой японский инженер. - По железной дороге.
        - А как насчёт начинки?
        - Её собирают на другом заводе. Это собственность фирмы-изготовителя, и доставку они осуществляют сами.
        … Место где собирали «начинку» никакие иностранные гости не посещали. Более того, там вообще не бывало посторонних, хотя завод располагался в пригороде Токио. Вывеска снаружи гласила, что здесь находится научно-исследовательский центр корпорации «Асано», и жильцы соседних домов полагали, что тут ведётся работа над компьютерными модулями или чем-то вроде того. Линии электропередач, ведущие к заводу, не отличались от обычных, да и львиную долю электроэнергии потребляли не станки а обогрев и системы кондиционирования воздуха, расположенные в небольшой пристройке сбоку. Перед заводом находилась обычная стоянка примерно на восемьдесят мест, и обычно она была наполовину пустой. Завод опоясывала не слишком солидная ограда, ничем не отличающаяся от тех, что принято устанавливать вокруг небольших предприятий. У входов - основного и запасного - располагались будки охраны. Сюда редко приезжали грузовики, и посторонний наблюдатель вряд ли обратил бы внимание на этот «исследовательский центр».
        Внутри все резко менялось. Хотя в двух наружных будках находились пожилые охранники снабженные лишь дубинками, которые с вежливой улыбкой объясняли дорогу заблудившимся водителям, служба безопасности в самом здании была совсем иной. На контрольно-пропускном пункте охранники уже не улыбались и выглядели моложе и даже на вид опаснее. А в ящиках столов лежали не дубинки и даже не короткие дробовики «хауда» или полицейские револьверы. Там находились «Люгер-08 Артиллерийский» с дисковым магазином внизу рукояти - старый но мощный и безотказный пистолет, все еще производившийся в Латинском Союзе для «Гуардия Сивиль».
        Разумеется, местные церберы и не имели представления о том, что охраняют. Есть вещи слишком необычные, чтобы можно было догадаться об их назначении. Производственный цех впрочем тоже не выглядел чем-то особо необычным. В нем двумя рядами выстроились станки, каждый из которых был закрыт футляром из прозрачного пластика, отделяющим его от окружающего мира. Внутри воздух был заменен тяжелым аргоном - оттого не требовались вакуумные насосы и мощные шланги - он просто вытеснял воздух а когда было нужно - сам стекал в резервуар в подвале. Правда особой очистке подвергался и воздух в самом цехе. Инженеры и техники здесь были в белых глухих комбинезонах и перчатках и походили на рабочих заводов по производству электронных компонентов, и, когда кто-то из них выходил наружу покурить, прохожие действительно принимали их за таковых.
        Внутрь этого стерильно чистого цеха с одной стороны поступали металлические отливки напоминавшие обрезки труб или кувшины. По мере обработки на станках каждый из которых был все точнее и изощреннее они превращались в сияющее совершенство как лучшее зеркало. Именно тут и производили основной компонент Проекта. Почти все прочее можно было заказать на других заводах, раскидать по сотням и тысячам фирм и фирмочек - и в Японии и за ее пределами - вписав в заказ любое назначение - и никто бы не заподозрил. Но ЭТО можно было сделать лишь самим.
        Вот как раз сейчас очередной блок сняли с последнего станка. Его длина составляла примерно тридцать сантиметров, и больше всего его замысловатая форма походила на стакан без дна с хитро выгнутыми краями. Блок весил около шести килограммов, его поверхность была отполирована до зеркального блеска. Инженер - контролер поднял деталь и вставил в лазерный дефектометр. Все верно - точность обработки поверхности соответствовала заданной программе до двух тысячных микрона, то есть лишь несколько больше длины световой волны. Затем его уложили в наполненный аргоном контейнер и и на маленькой тележке отправили на склад, где уложили в другой контейнер из бронестекла а тот в свою очередь - из прочной керамики и поставили на стальную полку - где до того стояло еще восемнадцать его собратьев. Скоро приедет машина и увезет его туда где произведут окончательную сборку.
        Впрочем - бы кто-то посторонний - например те же описанные выше инженеры из «Франкфуртер саттелитише компаниен» - попал внутрь миновав и КПП и внутреннюю охрану он почти наверняка бы ничего не понял. Ибо ещё никто не создал документального фильма о производстве ядерного оружия - а если такие и есть то смотрят их избранные в охраняемых залах государственных учреждений и секретных научных центров.
        ?
        По возвращению домой Хикэри ждал весьма неприятный сюрприз. В зале на ее любимом диванчике нагло развалился на редкость мерзкий тип. Лет пятидесяти, лысоват, но полнотой не страдает. И без того неприятное впечатление сильно усугубляли брезгливые складки возле губ и взгляд, полный уверенности в собственной исключительности.
        - Ты где была?
        При первых звуках его голоса пришло узнавание. Сознание наполнили смешанные причудливым образом личная неприязнь и чужое почитание старшего. Но конфронтация при первой встрече явно лишняя. Хикэри прогнулась спину в почтительном поклоне.
        - Дядя…
        - Где ты была? - перебил неприятный гость, не дав закончить традиционного приветствия.
        - Простите мне моё поведение - язык девушки сам собой сплел цветистые обороты извинений - Очень сожалею, но я ходила в парк посмотреть на цветущую сакуру.
        «Ага, честность - лучшая политика, выборочная честность - идеальная политика. Главное кланяться чаще и глубже, что бы не увидел в глазах злость».
        - Почему ты не взяла с собой телефон? Проследив за взглядом «родственника», она обнаружила свой комт сиротливо лежащим на краю стола и вяло помаргивающим последними крохами заряда.
        Тут она вспомнила что с недавних пор в во всех этих «мобильниках» стали ставить программы для отслеживания местоположения хозяина - и ее пробил холодный пот. Какой бог или дух помог ей когда она выскочила за дверь навстречу неприятностям, и попросту оставила его на столе?
        - Простите, дядя, забыла. Обещаю, что это больше не повторится.
        - Хорошо, - сменил гнев на милость дядя. - 1 сентября я отвезу тебя в новую школу, где ты будешь регулярно посещать школьного психолога. Чтение завещания твоего отца состоится в конце сентября. Ты обязана присутствовать при этом.
        - Да дядя, я благодарна за вашу заботу и приложу все усилия чтобы не опозорить фамилию семьи, - Хикэри вела себя как учили на уроках этикета.
        Недовольно дернув бровью, опекун убрался, хлопнув дверью. Как и положено воспитанной японской девушке она проводила гостя до выхода с поклоном. Закрыв за дядей дверь, она вдруг озадачилась очевидным вопросом: А что это вообще было? Где слова соболезнования? Или поинтересоваться хотя бы в духе - мол, как ты, племянница-сан? Нужно ли что? На худой конец: «Держись, время лечит, будь сильной,?» А в итоге - НИ-ЧЕ-ГО. Не говоря уже о том, что оставлять несовершеннолетнюю девочку в одиночку после гибели родителей…
        И почему-то ей казалось, что у только что ушедшего дяди в глазах мелькал вопрос: За каким западным демоном ты еще жива?
        «Надо узнать что произошло со мной. И проконсультироваться с юристом. Незнание закона от ответственности не освобождает. А вот знание еще как освобождает. И быстрей сменить замки, а то ходят тут как у себя дома… Или это действительно его дом? К ёкаям - меняем…»
        Её размышления прервал дикий визг комта, из последних сил выполняющий свой долг. Недоумевая, кому там так неймется, Хикэри ответила на вызов.
        - Императорское сообщение, всему населению префектуры включить телевизоры для прослушивание срочного сообщения - сообщил приятный, хотя наверное наверное синтезированный женский голос.
        «16 АВГУСТА 23 ГОДА ЭРЫ ХЭЙСЭЙ КАМИ АМАТЕРАСУ ТЭНГО СЭЙКО АСЭМИ И КАМИ СУСАНОО СУМЕРО МИКОТО ХЭЙСЭЙ КОТЭЙ ОБРАТИЛИСЬ К НАРОДУ ЯМАТО С ВЕСТЬЮ О БУДУЩЕМ ИМПЕРИИ.
        ТЭНГО СЭЙКО АСЭМИ ИЗВЕЩАЕТ ЗЕМЛЮ БОГОВ О СВОЕМ УХОДЕ В МОНАСТЫРЬ ЭНСЁДЗИ И О ЖЕЛАНИИ МОЛИТЬСЯ В ХРАМЕ ПЕРЕД ЛИКАМИ БОГОВ ЗА ЗЕМЛЮ ЯМАТО. ОТНЫНЕ ТЭНГО СЭЙКО АСЭМИ СТАНОВИТСЯ ДЕНДЗИ ТЭНГО АСЭМИ, ВЕЛИКОЙ ВДОВСТВУЮЩЕЙ ИМПЕРАТРИЦЕЙ-НАСТАВНИЦЕЙ. ДО АВГУСТА 24 ГОДА ЭРЫ ХЭЙСЭЙ ЧЕТЫРЕ ВЕЛИКИХ ХРАМА СИНТО ВЫБЕРУТ ИЗ ЧИСЛА ДЕВУШЕК В ЖИЛАХ КОТОРЫХ ТЕЧЕТ КРОВЬ ИМПЕРАТОРОВ ТУ, КОТОРАЯ БУДЕТ ДОСТОЙНА СТАТЬ КАМИ АМАТЕРАСУ И СТАВ ТЭНГО СЭЙКО РАЗДЕЛИТЬ ЛОЖЕ С КАМИ СУСАНОО СУМЕРО МИКОТО ХЭЙСЕЙ КОТЕЙ. ДА ПРЕБУДЕТ МИЛОСТЬ БОГОВ С ЗЕМЛЕЙ ЯМАТО!. ПРОЯВЛЯЙТЕ ПОЧТИТЕЛЬНОСТЬ, БУДЬТЕ ДОБРОДЕТЕЛЬНЫ И ПОКОРНЫ БОГАМ!»
        Вздохнув, Хикэри решительно села за клавиатуру - все же надо поискать информацию о том кто она такая и все таки что Янло побери, случилось??
        ?
        ИЗ ИНФОРМАЦИОННЫХ ЛЕНТ ИНТЕРКОМА…
        Нью-Йорк. Пресс служба Музея Метрополитэн официально подтвердила факт гибели экспедиции Дэвида Рокфеллера-младшего, в октябре прошлого года отправившейся в Тибет из Южного Китая. Видный путешественник и младший отпрыск главы клана Рокфеллеров надеялся изучить внутренние районы этой самой закрытой страны в мире и как пишет желтая пресса - возможно встретиться с эмиссарами пресловутой Шамбалы. Однако они перестали выходить на связь еще в марте. Ныне Нью-Йоркский суд официально признал Дэвида Рокфеллера - младшего «пропавшим при угрожаемых обстоятельствах». Скорее всего судьба храброго путешественника и его спутников так и останется неизвестной. Погибли ли они от «горной болезни» или под лавиной, стали жертвами тибетских разбойников, а может быть - южнокитайских повстанцев; убиты ламами, разгневанными попытками узнать тайны их мрачной религии, или - как знать - оказались в той самой Шамбале - мы этого никогда не узнаем…
        ?
        Рио де Жанейро. Скандал на ежегодной конференции Объединенных Левых сил Латинского союза - его правящей партии. После того как президиум вынес на голосование резолюцию о дружбе с Калифорнийской республикой, взявший слово субкоманданте Хуан Ромеро, председатель Союза крестьянских кооперативов Венесуэлы и Колумбии, произнес очень короткую речь следующего содержания: «Если дружба с извращенцами и сумасшедшими выродками теперь называется социализмом, то я не социалист - слава Богу и Деве Марии!» И размашисто перекрестившись, сошёл с трибуны…
        ?
        Лос-Анджелес. В «Главном Храме Духа Света» произошло очередное «Великое всесожжение в честь нашего Преисподнего Отца». Дьяволопоклонники предали огню несколько сотен старинных книг духовного содержания, живописные полотна - среди которых знаменитая «Святая Мария Гуадалупская» Диего Риверы, а также предметы церковной утвари - все это было скуплено их агентами по всему миру. В числе их было и несколько православных икон - возможно похищенных из аляскинских церквей, где какое-то время назад отмечены случаи краж священных предметов. «Пока мы не можем почтить Люцифера предавая огню слуг так называемого Господа, - прокомментировал Верховный Жрец культа Аззазель Лавэй, - но верим что придет и этот час…»
        ?
        Александрия. Российское египетское историческое общество императрицы Елены Филипповны представило в Музее Древностей ежегодную выставку находок с раскопок в районе древних нубийских царств Напата и Мероэ - эпохи правления так называемых «черных фараонов». Среди находок - искусно сделанные золотые погребальные маски, диоритовые и лазуритовые сосуды и мозаики из недавно найденной гробницы жены одного из царей. Предполагается что эта экспозиция позже будет продемонстрирована в Берлине, Вене, и Константинополе…
        ?
        В лондонских аристократических кругах большую сенсацию произвели похороны скончавшегося недавно лорда Стенли-оф-Эльдерлей, совершенные по исламскому обряду. На похоронах присутствовали только ближайшие родственники. О переходе лорда Стенли оф Эльдерлей в мусульманство никому не было известно. Генри Эдвард Джон Стэнли (1933-1992), 5-й барон Стэнли Олдерлейский и 3-й барон Эддисбери, в 35 лет внезапно перешел в ислам, отвергнув родную англиканскую церковь. В 1969 г., когда после смерти отца по старым добрым «демократическим» британским традициям Генри унаследовал место в Палате лордов, став первым мусульманином в истории этого собрания наследных воров и убийц.
        ?
        В Индии обезьяна-алкоголик искусала более 250 человек. Один из них не пережил укусов и умер. Обезьяна принадлежала местному гуру - поклоннику Шивы, который приучил её пить крепкие напитки. Однако после его смерти обезьяна перестала получать свою дозу алкоголя, что очень её разозлило. В результате она сбежала и выместила свою фрустрацию на прохожих. Вызванным на место преступления работникам зоопарка едва удалось её поймать. Остаток своих дней она проведёт за решёткой. В России или иной стране опасное животное было бы умерщвлено - но индийским священным обезьянам сходят с рук даже убийства
        «Глобус»
        ?
        В шведском городе Гётеборге местное общество покровительства животным представило ход гильотину для «безболезненного обезглавливания кур и другой домашней птицы».
        ?
        Немецкий балкер «Эмилия», шедший из Гамбурга в Пернамбуко, встречен в открытом море покинутый экипажем.
        За рубежом
        ?
        26 АВГУСТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ
        Что же это за девушка? - задумчиво осведомился Олег Александрович.
        - Она дочь полковника нашей разведки, - сообщил Бонч-Бруевич. Господин Накамото был принят на секретную службу после выпуска из Морского корпуса, почти сразу после бракосочетания и крещения; не без нашей помощи направлен в штаб разведки ВМФ, потом служил при японском дворе..
        - И такая нелепая смерть… - вздохнул император.
        - Это был не несчастный случай. Он убит, - коротко сообщил.
        - Это сиккэн?
        - Скорее всего, - по привычке уклончиво ответил начальник разведки. В последнем донесении он сообщил, что вероятно нашел доказательства измены сиккэна. Документы были направлены лично вам.
        - Так она - дочь… - монарх вдруг резко оборвал себя. - А подробнее?
        Егор Дмитриевич развел руками.
        Он сообщил что наткнулся на нечто весьма подозрительное в армейских делах. Затем уточнил что следы ведут в канцелярию сиккэна. А потом этот пожар…
        Мы предприняли самые тщательные поиски - разумеется в рамках секретности - но ничего не нашли. Может быть официальное расследование дало бы большие результаты - но… - он многозначительно умолк.
        - Это всё? - император придал голосу скрытую но неумолимую настойчивость - как он это умел. (За спиной шептались что так умел и прадед).
        - Еще господин Накамото был представлен к награде но не успел её получить.
        - Командорский крест Иоанна Иерусалимского, - подсказал адьютант - барон Джунковский - Третий. Но по вашему личному тогда указанию, государь было решено особо не торопиться…
        - Хорошо… - принял решение Олег Александрович. Вызовите ее в штаб ВМФ флота там пусть наш атташе вручит ей орден. И подарите ей нагамаки с камоном ее рода как мой личный подарок. Разумеется - пусть ей выплатят пенсию за те полгода и назначьте дополнительную нашу пенсию за отца… От флота Японии дадим отцу посмертно орден Золотого коршуна II степени, посмертно произведем в контр-адмиралы и назначим еще одну пожизненную пенсию.
        - Ваше Величество - императрица и так подарила дала компанию по импорту древесины…-сообщил Бонч-Бруевич.
        - Кажется в Японии это очень выгодное занятие? - осведомился император.
        - Да - это одна из нескольких компаний имеющих такое право….
        Это миллионы в золоте.
        - А вот это совсем странно, если Она знала….А она знала? Или все таки нет? Такое коварство не в её стиле…
        Выходит, что сиккэн посмел не только посягнуть на честь императорского дома но и убить Нашего преданного слугу? - вслух произнес он - и тон каким это было сказано вызвал у обоих присутствующих - людей надо сказать получавших чины и ордена не ина паркетах и в тишине штабов - этакое нервное ощущение.
        Хорошо! Установите наблюдение за девушкой и позаботьтесь.
        Да и с орденами повремените в самом деле. Их я ей вручу лично в конце сентября. Пока передайте знаки и документы, а также деньги. Это пусть вручит атташе и посол. У нее есть титул?
        Да императрица удостоила ее отца баронским титулом…
        - Даже как? - на лице самого могущественного монарха мира отразилось странное сочетание удивления и недоброй хитрости.
        - Ваше величество я должен сообщить о некоторых обстоятельствах… - Бонч-Бруевич был несколько озадачен.
        - Докладывайте.
        - Когда вы приказали выяснить что он узнал, то мы поместили ее в специальную психиатрическую больницу для военных с нарушениями психики. в результате проведенных процедур извлечь информацию из ее сознания не удалось и мы приняли решение о ее проверке на специальной аппаратуре особого назначения, которую мы имеем в Японии в клинике Кавасаки, принадлежащей вашему величеству. Те совместные с германскими учеными опыты…
        - Вы из нее что юберзольдата делали? - Тон Императора был таким, что у Бонч-Бруевича возникло ощущение, что у Олега Данииловича только что сломали любимую игрушку. И немецкий термин только усугубил сие ощущение.
        - Нет, мы считали что стимулировав определенные области мозга мы активируем спящие клетки и восстановим память.
        Император мрачно посмотрел на стол.
        И каков результат?
        - Она ничего не знает, но мы считаем что ее отец оставил ей ключ для нахождения информации.
        - Как на ней отразились эксперименты? - царь был явно заинтригован.
        По тестам никаких изменений мы не зафиксировали. после окончания она была перемещена на квартиру принадлежащую ее семье. Для опекуна это было просто лечение в качественной клинике за счет флота от посттравматического стресса. он прилично получил и не имеет никаких претензий.
        Император вздохнул.
        - Ладно. все что я приказал остается в силе.
        Вот что, Егор Дмитриевич - свяжитесь с Идзумо-Кайся. Я желаю участия Хикари-сан в отборе. Пусть поищут родичей из Минамото - или Тайра или Фудзивара. Хоть из Даэмон! Пусть ищут. Фрейлинские знаки и указ о признании баронессы как участвующей в отборе ей вручу я лично или моя… или гвиби Кореи. Решение будет принято по прибытию в Токио…
        ?
        Вернувшись в кабинет Бонч Бруевич задумался вдруг о своем императоре. О Царе… Последнем (о Господи!) представителе династии по прямой линии.
        И невольно вспомнил некую легенду…
        Как знали все - собственно уже давно не скрывали - дед государя Олега был - в юности особенно - весьма любвеобилен.
        Не так как приписывала молва - мол особые люди подбирали в царский «гарем» распутниц высшей пробы а руководили ими, посвящая в тайны похоти самые опытные проститутки выписанные чуть не из Парижа. Но женщин у него было немало - что правда то правда.
        И среди них была одна наполовину цыганка.
        Любила ли она его крепче прочих или просто хотела отблагодарить (ибо никто из царских хм… девиц не был обижен ни деньгами ни прочими благами) но она обратилась она к одной из своих родственниц - старой цыганской ведьме - настоящей ведьме.
        (Да - ОСВАГ изучал и их - оттого генерал и знал: истинные колдуны и чародеи с шаманами - владеющие непонятной но несомненной силой - хоть и редко но встречаются. И знания эти наполняли потомственного служаку чувством описанным в «Экклезиасте» - «во многия мудрости - многия печали»).
        Так или иначе - царская метресса попросила для Георгия Александровича удачи - обещая любую возможную плату.
        На что старуха вдруг печально вздохнула и сказала что поможет - даже большой платы не взяв. И свершила некий обряд, в результате которого вся удача отпущенная Небесами всей семье Романовых досталась одному Георгию.
        Так или нет - но Георгий Великий и в самом деле достиг высот, о который не мог мечтать никто из предков. Константинополь, Япония, охваченная смутой Европа - все покорилось русскому оружию и русскому царю. Даже космос - именно при нем человек - русский человек - впервые покинул Землю (Кадры как дряхлый, седой как лунь старец в черном мундире генерал-адмирала у трапа пассажирского магистральника «Гаккель-46» встречает молодого гвардии подполковника и новоиспеченного князя Гагарина облетели мир - царь прожил еще год после этого умерев в 1951 м).
        И только спустя время стали замечать кое что странное…
        В дни молодости императора семья Романовых цвела и кустилась аки могучий дуб - великих князей было столько что и не вдруг упомнишь. Александровичи братья царя, Александровичи - потомки Александра Второго, Николаевичи, Владимировичи, Дмитриевичи…
        Ныне же… Конечно - сейчас в последнее десятилетие ХХ века жило еще с дюжину-другую князей императорской крови - пожилых уже личностей с разбавленной морганатическими браками оной кровью. Они получали скромную пенсию - у иного генерала побольше и подвизались кто в правлении всяческих фирм и фондов, кто заведующим юнкерским училищем - один так вообще возглавлял Российское филателистическое общество. Но и только… Одни роды угасли в бездетности (возможно сказались последствия весьма распространенных в прошлом - до открытия пенициллина Львом Зильбером и госпожой Ермольевой - стыдных болезней, от которых и венценосное происхождение не защитит). У других от чего-то в браке рождались только девочки.
        Третьи великие князья предпочитали холостяцкую жизнь или женились на купчихах и чуть ли не гувернантках..
        Да и потомство Георгия тоже не были чрезмерно удачливо в этом смысле…
        В браке с Еленой Орлеанской у него родилось лишь двое сыновей - Даниил и младший Александр - ставший потом корейским королем и дедом нынешнего…Александр Корейский родил правда в браке с девушкой из тамошней императорской династии двух сыновей и несколько дочерей - включая и отца царствующего - Александра III - государя Всея Чосон и островов Цусима и генерал-адмирала Желтого моря(так звучал его титул официально). А вот старший…
        Даниилу в жены с четырнадцати лет предназначали немецкую принцессу Шарлотту Баварскую - но смута, революция и гибель ее и большей части семьи на революционной гильотине сорвала этот марьяж.
        Цесаревич же в итоге женился на шведской принцессе Бригитт (ставшей в крещении Натальей Николаевной) - с которой расстался после двенадцати лет бесплодного брака. Следующая жена - сербская королевна была уличена в неверности и сослана на Соловки - откуда вышла спустя пять лет - даже имя ее было упоминать моветоном. Он еще дважды засылал сватов - к греческим и испанским монархам - но ничего не вышло…
        Все уже смирились с тем что трон унаследуют корейские государи - хоть многие поговаривали что его надо отдать кому то из еще живых великий князей - но говоруны умерли в старости а Даниил был седой но еще крепкий державный муж… И вот - странный и шокировавший многих брак с японской императрицей…
        И ребенок от этого брака на троне. Отец Бонч Бруевича был в Регентском совете при малолетнем Олеге Данииловиче…
        В обществе снова началось было глухое брожение - ведь по строго православному канону Олег Даниилович был незаконнорожденный! Даже в старое время в Европе бастард не садился на трон! Да и править по детскому возрасту не может! Снова вспомнили о дядьях и племянниках маленького монарха - хоть тоже рождены азиаткой, но православной и венчанной! Даже интригу вокруг этого закрутили - слава Богу обошлось. Заодно заговорили опять про еще живых потомков династии…
        Споры проникли даже в их Александровское училище, и он осмелился задать вопрос отцу (не самый умный поступок если подумать).
        Бонч-Бруевич-старший не закричал на сына и не возмутился, как тот в тайне боялся. Он долго молчал а потом спросил.
        - Егорушка - как ты считаешь - что такое царь для России?
        Он тогда настолько растерялся что ляпнул что-то в духе букваря для приготовительного класса гимназии: мол царь - есть глава России и ее голова…
        - Нет, сын, - тихо и серьезно ответил вице-канцлер. Так говорят - потому что так проще понять… Так вот - Царь это не голова и даже не сердце России. Царь и есть Россия. Не будет царя - не будет и России. Будет Ад!
        - Как во Франции при Троцком? - осмелился спросить он у родителя.
        - Хуже… - бросил отец и лицо его вдруг отразило мгновенный но неподдельный ужас при мысли об этом «хуже»…
        ?
        НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ НАЗАД.
        Два человека - немолодой японец в строгом костюме чей неброский облик выдает хорошую цену и искусство портного и смуглый упитанный усач в рабочем комбинезоне рассматривали лежащий перед ними на столе в запаянном пластике предмет бело-серого цвета по форме и размеру напоминающий крупный лайм.
        - Вот это и есть сердце нашего будущего оружия?
        - Да - дейтерид лития-6… - кивнул усатый. В сочетании с тритием он и даст нужный эффект.
        - У вас ведь были с ним проблемы, Освальдо - сан?
        - Верно… Если установку по производству тяжелой воды мы получили благодаря вам - то прибор для разделения изотопов лития пришлось собирать самим - слишком хорошо известно зачем это нужно. Опять таки - без ваших комплектующих мы бы не смогли ничего.
        - Вы преувеличиваете мои скромные силы, Освальдо-сан… Надо сказать что Асано был польщен - он и в самом деле создал весьма эффективный механизм закупок. Десятки мелких фиктивных компаний, рассеянных по Европе, Северной, Южной Америке, Китаю с Индией и даже в России, покупали всякие детали, приборы и устройства, которые на первый взгляд казались вполне безобидными. Они подделывали документы на экспорт, под видом одного вывозили другое, указывали местом назначения груза третьи страны в качестве покупателей… И никто и не понял, что если все эти невинные штучки и детальки собрать, то получится нечто действительно очень страшное… Доставал детали и устройства Асано а применял их этот человек. Он додумался, как уменьшить силу источника питания и соответственно вес - электродетонаторы - маленькие проволочки, достаточно тонкие, чтобы поступивший импульс мог моментально их испарить были сделаны не из меди и железа а из особого магниевого сплава. Он обнаружил что для задуманного отлично подойдут конденсаторы и делители применяемые в стереосистемах. Он нашел что для первоначального впрыска нейтронов не нужен
зиппер-излучатель нейтронов применяемый в зарядах нового типа - именуемый также «зажигалкой». В его схеме цепную реакцию должны были инициировать радиоактивные литий и полоний, испускающие поток нейтронов и завернутые разрушаемую при взрыве свинцовую фольгу - лития у них было много, а полоний взяли из старых медицинских приборов лучевой терапии.
        - А что с тритием?? Хотя получить тритий в небольших количествах не составлял особого труда - он применялся при изготовлении часов светящихся брелков и оптических прицелов, правда, в микроскопических количествах, - Асано было известно, что легально достать больше ста миллиграммов трития практически невозможно. В этом он сам убедился. Именно тритий - тритий, а не литий и плутоний, является ключом к успеху.
        - У нас уже есть шестьдесят граммов, - самодовольно заявил Освальдо. - Это меньше, чем нужно в идеале но минимально достаточно.
        - Шестьдесят граммов! - воскликнул японец изумленно.
        - Да - мы заметно продвинулись.
        - Это была прекрасная идея - размещать кассеты с литием в техническом коридоре.
        Инженер польщённо кивнул. Идея тоже принадлежала Освальдо-сану. Излучения в проходящем под фундаментом реактора коридоре аварийного сброса тяжелой воды были намного слабее чем в активной зоне промышленного реактора. Но зато никто не обратил внимание на то что в сливном коллекторе разместили какое то новое исследовательское оборудование… Выход трития был небольшим - но тут уж ничего не поделаешь. Гайдзин казалось был создан для решения технических головоломок. Всем бы хорош да… - Асано поморщился. Но не будь у него этого… недостатка он бы уж точно не попал к ним в Проект - и они бы возились еще неизвестно сколько.
        ?
        Хикэри сидела перед раскрытым сейфом разложив перед собой на стуле содержимое. Ключ от сейфа она нашла на связке - неприметный никелированный небольшой ключик, а о том что сейф спрятан за кухонной панелью она догадалась по подсказке интуиции - а скорее - памяти, неявно но подсказывающей моменты из прошлой жизни. Трудно сказать - искал ли его дядя, но отец разместил его весьма толково - среди водопроводных труб в стояке - где металлоискатель был бы бессилен. Содержимое его было скромным. Во первых - там нашлась пара пистолетов. Старый - еще первых серий - ПП - или «прилуцкий» - должно быть принадлежавший ее деду или еще какому родственнику того поколения. Второй - стандартный японский «тип 17» - копия «американца» М1911: оружие морского офицера. Один - под классический 9 мм парабеллумовский патрон, второй - как и положено калибра 11,43 мм. Она машинально пересчитала патроны в распечатанных коробках. Выходило по две обоймы на каждый ствол. Также имелся набор для чистки оружия. Разумно. Это только в кино и этих дурацких видеоиграх герои палят из оружия, не озаботившись уходом за ним. А в реальном
мире как - то вот не получается… И был еще плеер «Сони»
        …Зная дату произошедшего, она легко нашла в Интеркоме информацию о произошедшем. Начать с того что семья девушки была довольно богатой, да пожалуй не довольно а весьма и весьма богатой. Отец, Рёиденши Накамото, родился в Нагаоке в семье достойного самурая, окончил русский Морской корпус в Первой столице империи, дослужился до капитана I ранга в Российском Императорском флоте. Женился по любви на урожденной княжне Ирине Урусовой, приняв крещение. («Я тоже ведь христианка») Пять лет назад перешел в морские силы самообороны Эдзо на должность начальника службы информации - ну да - разведка сил самообороны Эдзо. Три года назад стал бароном и получил пост советника Императрицы по военно-морским делам. «То есть я баронесса! Однако!» Два года назад ушел в отставку - хотя по возрасту мог еще служить. Скандал которому не дали хода? Но императрица объявила отцу личную благодарность и именным указом подарила ему компанию с правом импорта древесины, каковых в Японии всего четыре штуки. Можно считать, учитывая поскольку в Японии запрещена коммерческая вырубка деревьев, что подарок был воистину императорским! В
ее семье Хикэри оказалась младшей дочерью, третьим ребенком. Старший брат - Юкио двадцати пяти лет, не выбравший отчего то военную карьеру, закончивший университет в Киото, виделся всем наследником фирмы отца и помалу перенимал дела компании. Сестра - Мисато чуть младше его также принимала участие в семейном деле. И все трагически погибли при пожаре в своем доме. Это к слову объяснило отсутствие личных вещей в квартире. Полиция после довольно непродолжительного расследования выдала вердикт - несчастный случай. Случай? Смерть всегда является неожиданно… Как осталась при этом жива Хикэри - натуральная загадка. В сети об этом не упоминалось, а при попытка найти воспоминания окончились дикой болью и потерей сознания. Неприятной новостью оказалось что после пожара девушка довольно долго пролежала в психиатрической клинике. Оно и понятно после такого шока… Но как тут оказался дядя с которым если верить Интеркому отец никогда дел не имел? Он ее ближайший родственник что ли? Но из всей добычи остался плеер. Без особого интереса она натянула наушники и нажала клавишу. И… и в наушниках зазвучал зазвучал мужской
голос, который она помнила с детства. Голос ее отца. Через пару минут запись закончилась… Машинально она включила перемотку - но в наушниках был лишь шорох мембран - запись как оказалось стиралась при прослушивании.
        ?
        Нагамаки - оружие крайне необычное. В переводе с японского языка, нагамаки значит «длинная обёртка». Данное оружие настолько необычное, что специалисты до сих пор спорят, к какому классу его можно отнести. По внешнему виду нагамаки очень напоминает одновременно копьё нагинату и меч нихонто. В связи с тем, что лезвие и рукоять нагамаки примерно одинаковой длины, можно отнести его к мечам. Тем более манера использования была близкой к технике катаны. Примечательно то, что для изготовления нагамаки традиционно использовали сталь самого высокого качества, из-за чего владели этим оружием лишь богатые потомственные самураи.
        Хотя в некоторых источниках нагамаки относится к копьям, это в корне неверно. Достаточно знать традиционную технику боя нагамаки, чтобы убедиться в том, что она больше похожа на технику меча. За счёт применения в конструкции этого оружия длинной рукояти, оно предназначено для нанесения рубящих ударов, любой из которых был смертельным. В тесноте нагамаки мог использоваться и как копьё, нанося короткие колющие удары. Данный меч использовался в пешем строю, причём элитная самурайская пехота с нагамаки легко могла противостоять атакам конницы, в отличие от пехоты с традиционными катанами. В этом случае длина оружия позволяла наносить удары по ногам коней, подрубая их.
        Сейчас точно не известно, как появилось такое экзотическое оружие, как нагамаки. Существует версия, что это эволюция длинного японского меча «нодати. Лезвие нагамаки по длине полностью идентично длине лезвия катаны. Хотя в отличие от самурайского меча, длина нагамаки никогда не была регламентированной. Рукоять могла быть длиннее или короче в зависимости от предпочтения владельца.
        Главным признаком, по которому можно с уверенностью отнести нагамаки к мечам, является способ крепления клинка в рукояти. Он крепится на колышки, точно так же, как клинок катаны или вакидзаши. Сама рукоять была обмотана шёлковым шнуром, копирующим обмотку рукояти самурайского меча. Данный тип обмотки позволял более уверенно держать рукоять в руке, когда как рукоять копья должна позволять рукам легко скользить по древку. Ещё обмотка позволяла крепче сжать рукоятку, что исключало выпадение и так заклиненного клинка в ней.
        «Всемирный следопыт»
        ?
        …Хикэри смотрела пластиковую коробочку с диодными перемигиваниями индикаторов с ужасом и отчаянием…
        Ксо! Сбросила ни в чем не повинный «Сони» на пол… У нее на глаза навернулись слезы. Снова и снова она слышала впечатанную в память запись на ныне пустой пленке…
        «Моя дочь или сын! Раз вы слышите это - значит вы живы а я мертв. Я служил своей стране как мог, и служил нашему государю Ками Сусанно, служил тем кто был поставлен надо мной по закону… Служил как подобает самураю но тот кому я присягал предал свою страну и свою клятву. Не пытайтесь мстить или искать правду - просто живите, будьте счастливы и продолжите наш род. Оставьте месть Небесам и они воздадут - как учит вера которую я избрал ради вашей мамы - надеюсь она тоже жива. Мне горько что женщина которую я считал настоящим сокровищем Японии и образцом женщины нашего народа - и своей благодетельницей - предала и меня и все что было ей дорого - и страну и семью и честь. Впрочем - разгадку вы получите при оглашении завещания - этого не поймет чужой но вы догадаетесь…
        Хикэри сглотнула слезы…
        «Если моего отца и всю семью убили по приказу, то как и почему я жива до сих пор? За ненадобностью? Они нашли что искали или… Хикэри передернуло. Мама, брат и сестра. Наш отец служил своей стране но тот кому он присягал предал свою страну. Я выживу, как отец меня просил, но ты просил меня просто жить… Прости меня - я нарушу твою волю я отомщу за тебя и свою семью. Я не могу иначе». Она тихо расплакалась… Да - она дочь самурая и не должна плакать - но сил уже не осталось… Как бы и что ни было - она выстоит и выдержит. И отомстит! Нет - покарает зло и злодеев!!!
        ?
        НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ НАЗАД
        То, что всё происходило ночью, не затрудняло работу. Даже ослепительное сияние десятков прожекторов не заменяло солнечный свет. Искусственное освещение создавало необычные тени, которые постоянно оказывались не там, где их ожидали, а вдобавок двигающиеся рабочие отбрасывали и собственные тени, что действовало отвлекающе. Каждая R-4 находилась внутри специальной капсулы. Чертежи такой капсулы были получены вместе с чертежами самой ракеты и являлись чем-то вроде дополнения; в конце концов японская корпорация заплатила за полный комплект чертежей и спецификации оснастки тоже входили в него. Этим, был вынужден признать подумал Мисато Фуджи - главный инженер, англичане продемонстрировали подлинную гениальность, достойную подражания. Его соотечественники были склонны изготавливать все с максимальной тщательностью, что часто усложняло конструкцию, делая её хрупкой, а это было лишним для предметов, предназначение которых было столь жестоким.
        …«Black Swords» («Черный меч») проектировалась в далеких шестидесятых - когда Британия ожила и даже начала на что-то претендовать - а чтоб претендовать - нужно оружие для подкрепления претензий. Проектировавшие ее англичане не имели ни больших богатств ни - уже - особо мощной промышленности - но сохранили толковую инженерную школу. И конструкторы закладывали в нее простоту и надежность - а еще то что ее смогут обслуживать и солдаты призывной армии. Оттого, например, эта капсула с уже подключенными и заглушенными разъемами топливных баков и электросети. Солдатам оставалось только поставить ракету в вертикальное положение и опустить в шахту. После того как ракета оказывалась в шахте, трое - пятеро квалифицированных техников присоединяли к ней топливные магистрали, провода питания и управления. Хотя такой метод был не столь простым, как заряжание снаряда в казенник орудия - он являлся наиболее удачным способом установки межконтинентальной баллистической ракеты, когда-либо разработанным ранее. Причем настолько удачным, что все остальные - даже американские демократы - поспешили его скопировать для
новых ракет. В итоге на всю процедуру установки, ушло два часа - именно такое время, как ни странно, требовалось по инструкциям.
        Сейчас в пусковой шахте находились пять техников. Они подсоединили три кабеля электропитания и четыре шланга, которые призваны поддерживать давление газов в баках, куда потом будет закачано топливо и окислитель - в настоящий момент ракета ещё не была заправлена. В бункере управления, который находился в шестистах метрах от шахты, в северо-восточной стене ущелья, инженерная команда отметила, что системы управления, размещённые внутри ракеты, пришли в действие, как и надлежало. Затем из бункера последовала команда на телефон у кромки пусковой шахты, и группа обслуживания разрешила поезду отойти. Теперь маневровый тепловоз поставит пустую платформу на запасной путь и подтащит к другой пусковой шахте платформу со следующей ракетой. Этой ночью будет завершена установка двух ракет, как и в четыре следующие ночи, пока все десять ракет не разместятся в десяти пусковых шахтах. Инженеры, руководившие операцией, удивлялись, как гладко все идёт, хотя каждый из них втайне думал о том, почему это должно вызывать у него удивление, ведь, в конце концов, процедура была весьма простой. Строго говоря, она
действительно являлась несложной, но все они понимали, что благодаря их действиям мир скоро станет совсем иным, и потому им казалось, будто небо должно менять свой цвет, а земля содрогаться…
        ?
        1 СЕНТЯБРЯ 1992 ГОДА
        ТОКИО, РАЙОН ОМОТЕ - САНДО.
        Утром Хикэри привычно встала очень рано. Не хотелось в первый день опаздывать в школу и создавать плохое впечатление. Ведь опоздание считается с одной минуты. Как прилежная школьница облачилась в форму - плессированная юбочка, гетеры, и белую блузку с пиджаком на котором красовалась эмблемка школы. И обязательная удавка не шею в виде школьного галстука. Ну да - галстук то и произошел как говорят от масонской символической петли что накидывали при посвящении - как говорила «Краткая энциклопедия». Хорошо хоть туфли с низким каблуком.
        «Даже хорошо что в школе запрещена косметика-с утра буду экономить время.»
        Перекинув через плече перевязь с мечом, сумку с уложенными учебниками, тетрадями, микро-ЭВМ[11 - Аналог ноутбуков нашего мира], и едой, Хикэри постучала по дереву и вышла навстречу школьным приключениям. Ровно за минуту до назначенного срока она стояла возле тротуара ожидая дядю. Тот оказался пунктуален - минута в минуту рядом с ней остановился джип. Увидев что за рулем сидит дядя спокойно села на задние сидение.
        Дядя при виде меча с эмблемами дома Накамото удивленно поднял брови, но ничего не сказал и соизволил ответить на ее приветствие коротким кивком - по сравнению с прошлой встречей уже прогресс.
        - Хикэри-кун, мы приехала. Это твоя новая школа.
        Машина тронулась с места едва она захлопнула дверь.
        «Никогда не переводилась в другие школы, так что всегда эту процедуру представляю достаточно размыто. С документами, их я вроде бы должна отдать директору. Какой там бишь у меня класс - 2А? Ладно, разберёмся….»
        Школа выглядела весьма богато, что неудивительно, учитывая ее элитность. Три больших корпуса, соединенных галереями, отдельные клубные здания, множество хозяйственных пристроек, теннисные корты, футбольное поле, бассейны - закрытые и открытые. Были еще небольшой парк с множеством скамеек и фонтаном и охраняемая парковка для персонала. На входе Хикэри поняла что во вчерашних сборах пропустила одну немало важную деталь - забыла сменную обувь. А без нее в школу не пройти… К чести японцев у них такая ситуация была предусмотрена. Сразу возле входа рядами стояли шкафчики с гостевой обувью.
        … Школа как школа. Длинные коридоры, двери классных комнат, умывальники рядом с почти каждым классом.
        Несмотря на солидный размер, в школе было довольно многолюдно. За путь от парковки до кабинета директора, ей попалась пара учителей, у которых она уточнила направление и почти сотня учеников.
        Постучавшись в дверь, и дождавшись разрешающего окрика, Хикэри вошла. Директор оказался пожилым, классическим японцем в тёмно-сером костюме и овальных, явно служащий не первый год, очках.
        - Здравствуйте. Меня зовут Хикэри Накамото, вот документы о моём переводе в вашу школу. - она протянула ему конверт.
        - Хм, присаживайтесь, давайте посмотрим… - Директор принял конверт и указал Хикэри на гостевое кресло. - Да, меня действительно информировали о переводе в школу новой ученицы… - Произнёс директор, через минуту, закрыв её личное дело. - Только вот безо всяких подробностей… Мне следует ещё что-нибудь знать о вас, Накамото? - Фамилию он выделил голосом особо, видимо о произошедшей трагедии с семьей девушки тут уже были осведомлены.
        - Нет. - Последовал лаконичный и бесстрастный ответ.
        - Кхм… - Мужчина ещё раз заглянул в папку, вынутую из конверта. - Хорошо, Накамото. Ваш класс А2, можете идти, скоро уже звонок. Учителей я предупрежу.
        - Благодарю. - она встала с кресла и покинула кабинет, так и не дождавшись больше никаких реплик директора. «Всё же интересно, что там написали в моём личном деле.» Найдя нужный кабинет остановилась возле двери, ведь новый ученик сперва должен представиться классу, а это следует делать после прихода учителя. Облокотившись на стену, она стала ждать. Внимания Хикэри по прежнему не привлекала и взгляды, входящих в класс учеников, просто скользили по ней не замечая, задерживаясь только на фамильном мече. Наконец к классу подошёл пожилой учитель.
        - Здравствуйте, я новая ученица…
        - Ааа, да, Накамото кажется? - Не дослушав перебил её старик. - Пойдёмте, представитесь классу и садитесь на свободную парту.
        Они вместе вошли в класс, гомон учеников несколько утих и большинство взглядов обратилось к ней.
        Несколько симпатичных мордашек среди девушек, пара-тройка прилично выглядящих парней.
        - В нашу школу перевели новую ученицу, теперь она будет учиться с вами. - Представьтесь пожалуйста. - Учитель слегка повернул голову ко ней и тут же отвернувшись, направился к своему столу.
        - Здравствуйте. Меня зовут Хикэри Накамото. Надеюсь, мы подружимся…
        ?
        Урок японской литературы шел своим порядком. Класс средних размеров, для такого количества учеников немного тесноват. Солнечные лучи проникая сквозь широкие окна ярко освещают помещение. У дальней стенки ряд шкафчиков и вешалок. Хм, вроде помещение закреплено за одним классом и вместо учеников между классов перемещаются учителя. У входа лакированная стойка для фамильных мечей. Там стояли три катаны, меч Хикэри и две нагинаты. Краем уха слушая преподавателя, она осторожно рассматривала одноклассников. К некоторому недоумению выяснилось, что далеко не все внимают мудрости ментора - девушка справа-спереди со скучающим лицом выписывает в тетради нечто далекое от учебы. Чуть дальше еще одна, облокотив голову на руку, неотрывно смотрит в окно, пребывая далеко отсюда.
        Внутренне пожав плечами, Хикэри осмотрела класс более внимательно. Вот те два парня явно спортивная гордость класса - короткие стрижки, мышцы заметно распирающие школьную форму и классические туповатые лица. Оглядывает невысокого очкарика с фотоаппаратом, перекинутым через плечо. «Довольно хорошая зеркалка, однако» «Похоже нашла местного корреспондента. И будущую неприятность. Явно будет бегать за новенькой и делать снимки».
        За ним сидит маленькая и довольно милая девушка, старательно конспектирующая выдаваемый материал. Местная отличница? Неважно. А вот слева интересней. Довольно таки симпатичная девушка ростом чуть выше прочих учениц. Особо ладно сидящая на хорошей фигуре школьная форма подчеркивает изгибы тела. Волосы собранные в хвост достигали лопаток. А ее лицо прямо дышало собранностью и силой воли. Похоже больше внимания она уделяла классу чем лекции. Решительность и непреклонность прямо так и изливалась на класс, подавляя окружающих. На вид сильная личность… К несчастью Хикэри поймала несколько взглядов и на себе правда то были вгляды юнцов успевших оценить ее фигуру. От этих взглядов она машинально поправила юбку, пытаясь прикрыть ноги. Чертова юбка, заканчивающаяся немного выше колен, толком ничего не прикрывала и постоянно норовила задраться. Если внимание парней было хоть и неприятно, но ожидаемо, то полные неприязни взгляды некоторых девушек настораживали.
        «Решили что приперлась конкурентка с симпатичной мордашкой и сейчас начнет отбивать парней,? Очень возможно…. Будем убеждать их по ходу дела, тем более, что местные парни меня совсем не привлекают - пока по крайней мере…»
        Тем временем, потратив половину урока на изложение материала, преподаватель перешел к краткому опросу, опрошенные отвечали уверенно, кратко и по делу. Учитель как раз успел дать домашние задание как прозвенел звонок.
        Тогда Хикэри еще не знала как и при каких обстоятельствах у нее появится фанатично преданная подруга и почти младшая сестра: та самая старательная малышка, которую зовут Юкки Китоми, не знала что ей придется делить с ней любовь своего единственного мужчины и что эта любовь принесет им обоим. Не может знать какие отношения будут с решительной девушкой. Не подозревает, что расчетливо отправит очкарика с фотоаппаратом в больницу с переломом… Все это будет потом. А пока к ней развернулся практически весь дружный коллектив в едином желание пообщаться поближе.
        Мгновение спустя Хикэри накрыло шквалом приветствий и вопросов.
        - Привет, а почему ты к нам перевелась в последний год? - нетерпеливо спросила девочка с короткой стрижкой.
        - По семейным обстоятельствам….-коротко и ясно. - А у тебя парень есть? - вторили ей откуда-то сзади.
        - Есть, но он сейчас не в Японии.
        «Да, его точно здесь нет. И успокойся, твоего парня я точно отбивать не буду.»
        - А ты не похожа на чистокровную японку. Может ты наполовину китаянка?
        - Нет, во мне нет китайской крови - бросила она собеседнице, пытаясь подавить непонятную злость. - Мой отец японец, а мать из земли Сусаноо, урожденная княгиня Урусова. Тэнго Хэйко удостоила моего отца титулом барона и после его смерти титул перешел ко мне. Родилась в России и живу в Японии. И если кто-то в чем-то сомневается я и мой меч к его услугам.
        - А ну тихо все! - перекрывая гул вопросов раздается девичий голос.
        «Ну кто бы сомневался.» Вперед решительно протискивается та самая решительная девушка с длинным хвостиком.
        - Ребята, вы что творите?! Она же новенькая!
        «Командный голосок в наличии есть..».
        - Да ладно, староста, всем же интересно…
        - Хватит задавать ей глупые вопросы - одним движением руки она погасила все возражения. - А ну живо по местам! Всех окружающих как ветром сдуло.
        - Привет, я Саю Такаги, староста класса. Извини за произошедшее. Ребята иногда несдержанны..
        - Не страшно, ответила Хикэри, попутно оценивая ее красивое личико в профиль и фас. Красивая… - Может вместо извинений поможешь мне тут немного освоиться?
        - Конечно, - обрадовалась Саю, - если будет что-то нужно, обращайся. - А скажи, у вас на уроках всегда так…
        - Нет, ну что ты. Это на литературе бывает. А математика, физика спрашивают еще как.
        Разговор прервали два события: сигнал о начале занятий и вошедший в класс учитель. Жаль, продолжим чуть позже.
        Следующим уроком была история - общий обзорный урок по ХХ веку., Хикэри листала учебник по новейшей истории. Отчего то ей попался рассказ о возникновении Самарии.
        «…Заявление Правительства Российской Империи от января 1907 года определившее решение еврейского вопроса в мире гласило в частности «Правительство Его Величества положительно относится к созданию национального очага для еврейского народа, и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить:
        1. Гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине,
        2. Статус святых мест христианства
        3. Права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой стране»
        В 1910 году - спустя год после свержения династии Цинь по соглашению с комитетом Загвилла началось формирование трех еврейских бригад названных по именам великих иудейских пророков. Формировались они в Туркестанском наместничестве по штатам пехотных бригад Императорской армии… Всего к началу 1912 были сформированы все три бригады, состоящие из 12 батальонов Три бригады Великих пророков: «Исаия», «Иеремия» и «Иезекииль»; 12 батальонов: «Иоиль», «Иона», «Амос», ««Осия», «Михей», «Наум», «Софония», «Аввакум», «Авдий», «Аггей», «Захария», «Малахия». Им было придано 24 76-мм орудий Обуховского завода, 12 гаубиц «Виккерса» калибра 120-мм, и пулеметный сводный полк - 36 пулеметов МАксим и 52 пулемета Кольт-Браунинг Россия придала новой еврейской армии кавполк и дивизион бронеавтомобилей из состава Туркестанского военного округа. В апреле 1912 года армия Загвилла перешла бывшую русско-китайскую границу и начала наступление на Урумчи. Как сформулировал сам рабби Загвил его итог - «Зачем наступать если не кто сопротивления не окажет?». Немало уйгуров выразило повиновение новой власти - поскольку в
предыдущее время проповедники распространяли среди них идею что уйгуры - потомки потерянных колен израильских…»
        - Накамото! - прозвучал голос учителя. Ответьте пожалуйста - какие предпосылки были у североамериканского кризиса 30х-40х гг?
        - Кризис… ээ - господин учитель, - произнесла она вскакивая… Предпосылками кризиса были эээ проигранная Испано-Американская война 1898 года, повлекшая отставку президента Теодора Рузвельта и поражение экспансионистской партии - в частности была сорвана запланированная аннексия Гавайских островов. В дальнейшем Северо-Американские Свободные Штаты втянулись в мексиканский кризис - так называемую «Войну Кецалькоатля» - однако были вынуждены вывести войска с территории Мексики. В свою очередь участие в мексиканских событиях не позволило Вашингтону активно вмешаться в европейскую войну, и повлиять на ситуацию во Франции. Государственный внешний долг вырос, серьезно подорвав экономику. Проект «Федеральной резервной системы» не дал того эффекта на который был рассчитан. Правительство столкнулось с дефицитом бюджетных средств а попытки ввести новые федеральные налоги обострили дремавшие сепаратистские и местнические настроения. Хикэри приготовилась уже рассказать о Большом расколе в конгрессе и Далласском совещании но учитель одобрительно махнул рукой.
        - Достаточно Накамото - садитесь. Ставлю вам десять баллов. Вряд ли вы читали книгу Джека Лафита «Причины упадка и крушения Америки» связавшего Испанскую войну с Североамериканским Кризисом - но его выводы вы привели довольно близко к тексту.
        (Хикэри мысленно вздохнула - именно эту книгу она читала незадолго до катастрофы - в числе прочих она стояла на отцовской полке - и куда все таки вывезли вещи из дома?)
        - Теперь вы, Онода! - указка в руках учителя указала на высокого крепкого парня. Ответьте - какие причины проигрыша Второй Германской империей войны Антанте? - Причиной проигрыша Германской империей войны союзникам, - зачастил Онода - был изначально неверный план - предусматривавший отказ от атаки Бельгии вопреки изначальному плану Шлиффена; и сосредоточение всех сил на линии германо-французской границы. Кроме того свою роль сыграло и наличие у союзников пушек Рябушинского - с помощью их - установленных на самолетах они практически сразу уничтожили немецкие цеппелины на которые кайзер Вильгельм возлагал большие надежды…
        В целом урок в дальнейшем прошел спокойно. Хикэри слушала вполуха ответы - как маленькая ученица обстоятельно рассказывала про Социалистическую республику Чили доблестного полковника Вальехо и зарождение Латинского Союза.
        На перемене она с умилением наблюдала как Саю воспитывала ученика, который не хотел записать домашние задание отсутствующему однокласснику. Вялая попытка сопротивления была напрочь придавлена шумной лекцией на тему «Помощь ближнему - долг любого порядочного человека». Парень был смят и раздавлен. Лихо девочка управляет парнями. Улыбаясь вместе со всем классом происходящему, она услышала как ее кто-то зовет.
        - Хикэри! Хикэри!
        Обернувшись она увидела Оноду - и еще одного качка.
        - Хикэри, давай с нами встречаться! - азартно выпалил Онода.
        - Вас же двое? Вот друг с другом и встречайтесь! - спокойно ответила Хикэри. По классу прокатился смешок.
        - Хикэри, не обращай внимание на этих двоих! - доверительно прошептала сидящая рядом ученица с короткой стрижкой. - Юдзи и Онода это наши извращенцы. Сколько раз они пытались подглядывать за нами в раздевалках!
        - Мы не извращенцы, просто у нас возраст такой. А вы с нами не хотите встречаться!
        - Фи, нужны вы нам! - соседка гордо задрала свой носик.
        Очередной звонок прерывает дружескую перебранку.
        Настала большая перемена, она же обеденный перерыв. Ученики достали из сумок «бенто» - заготовленные дома коробки с едой и направились в столовую.
        ?
        Хикэри с Саю до столовой не добрались. По ее словам там всего десяток столиков и несколько автоматов продающие напитки. Так что пищу принять решили все за той же партой с еще одной девочкой которая представилась как Мисато. Красиво уложенный рис и соевое мясо может и полезны для фигуры, но тунец и свинина были бы очень кстати!
        Шесть уроков пролетели быстро. В целом сложностей нет. Каллиграфия, русский и немецкий язык, биология, история и математика…
        Последний урок закончился и все начали собираться, не осталась в стороне и Хикэри. Кинула в сумку тетради и книги, надела перевязь с мечом и уже двинулась к выходу.
        - Хикэри, подожди. - ее догнала староста - Давай я покажу тебе школу, если ты не спешишь?
        - Конечно, Саю. - слегка поклонилась Хикэри - Буду рада принять твою помощь.
        - Ой, да брось ты этикет, - отмахнулась девушка - не знаю как было в твоей школе, но мы наедине не слишком его придерживаемся. Кстати мой отец генерал-лейтенант виконт Такаги, он заместитель командующего Токийской императорской армии так что мы с тобой ровня. Но почему у тебя меч? Я такого меча давно не видела И кстати, ты еще не записана ни в один кружок, а у нас это является обязательным.
        - Староста, а без этого никак? - девушка постаралась принять жалобный вид.
        - Увы, никак.
        - А какие варианты? Я бы предпочла бы спортивный кружок! - если уж придется тратить время, то хоть форму поддерживать.
        - Беспокоишься о фигуре? - словно угадав ее мысли спросила Такаги - с этим у тебе проблем не будет. Кроме обязательной физкультуры в школе есть бассейн, клуб айкидо, кюдо, и два клуба кендо. Не считая занятий танцами.
        - Хм, а ты случайно не знаешь президентов клуба кендо и айкидо?
        - Ну, девушка явно смутилась, один из клубов кендо веду я….
        - Да?! - неподдельно удивилась Хикэри, - а кто глава второго клуба?
        По лицу моей собеседницы прошла волна злости.
        - Кая, Кая Косаки. - сквозь зубы выдала Саю - она из древней семьи, они родичи Фудзивара и она занимается фехтованием с детства.
        С детства это серьезно-о - протянула Хикэри…
        - Еще она считается самой популярной и красивой девушкой школы - сквозь зубы добавила староста.
        «Если я хоть что-то понимаю, то между старостой и пока незнакомой мне королевой школы явно пробежала большая черная кошка. Как бы даже не пантера…»
        - Я бы предпочла ходить в твой клуб - дипломатичненько заявила Хикэри пытаясь сгладить острый вопрос. - если ты конечно не против. Что касается меча, то это нагамаки. Моя нагината и фамильный меч погибли в катастрофе, а нагамаки мне подарил Сумеро Микото. Меч отмечен его камоном - вот тут на эфесе красный махаон Русского императорского дома.
        Саю изумилась - но почти сразу явно обрадовалась и расслабилась.
        «Может она боялась что одноклассница уйдет к ее конкурентке? Кто знает какие у них тут соревнования между клубами?»
        Экскурсия закончилась на крыше где была смотровая площадка огороженная сеткой.
        - А здорово у вас тут. Площадка на крыше - это хорошо. А часто бывали…
        - Падений с крыши из-за несчастного случая? - кивнув своим мыслям ответила староста - тут даже не помнят.
        - Ты как-то странно это произнесла, - насторожилась Хикэри, - а по другим причинам?
        - А по другим причинам - в прошлом году школьница спрыгнула. Площадка на крыше - это очень удобно, если надо свести счеты с жизнью, перебрался через перила - и привет.
        - Какой кошмар! - Экзамены не сдала?
        Саю пожала плечами и вскрыла свою банку с энергетиком.
        - Не уверена… Она слишком выделялась и её не любили.
        - Ясно - пожав в ответ плечами Хикэри достает такую же банку. Затравили бедняжку не иначе.
        «Но это не для меня. Лучше я скину с крыши недоброжелателя, чем буду прыгать с нее сама.»
        - А!? - оказывается, пока она планировала расправу с гипотетическими недоброжелателями, собеседница тщетно пыталась привлечь внимание новенькой.
        - Ты где была? Я говорю, что пора идти.
        - Извини, задумалась… Проводишь меня? - здравый смысл совместно с интуицией настойчиво противились одиночному походу по школе. Непонятно отчего, но школьницы ходили мелкими группками по трое - пятеро…
        Такаги нисколько не удивившись просьбе охотно согласилась составить ей компанию.
        Уже на подходе к выходу коридор перекрыла большая группа учениц.
        «Хм, ну и? И чего им? Просто поговорить или сразу бить будут? Кто поймет тонкости женской дипломатии… Может у них избиение новичков возведено в ранг традиции? Или хотят с ходу указать мне место? Ну, ну. В таком случае их ждет огромный сюрприз.»
        Из развернувшийся поперек коридора в шеренгу группы вперед вышла девушка.
        - Такаги - фамилию старосты она словно выплюнула.
        - Косаки - стоящая впереди Саю не осталась в долгу.
        Взгляды девушек скрестились словно шпаги, в воздухе явно повисло напряжение.
        Кая Косаки - уточнила нахалка.
        ?
        Хикэри с любопытством рассматривала стоящую передо ней ученицу.
        Из под изрядно укороченной школьной юбки выглядывали ровные, изящные ножки с развитыми мышцами, выгодно отличающиеся от коротких, кривоватых ног большинства встреченных сегодня девушек. Тонкая талия, высокая грудь, впритирку обтянутая форменной блузкой. Впечатление слегка портили широковатые плечи, переходящие в изящные но сильные руки.
        Её можно назвать красивой. Длинные каштановые волосы с челкой, овальное личико с острым подбородком, огромные серые глаза. А судя по развитым запястьям, ещё и знает, с какой стороны браться за меч.
        И плавные кошачьи движения. Грация хищницы, изящество гимнастки. Казалось, она не стояла, а парила над полом. Говоря что она занималась с детства боевыми искусствами Саю даже занижала действительность - гибкая фигура бойца и спортсменки, выкованная в сотнях часов занятий в тишине тренировочных залов.
        Сравнение было явно не в пользу противницы. По красоте она оставляла старосту далеко позади. И если по внешности Хикэри могла бы составить ей конкуренцию, то по умению держаться с видом аристократки и преподнести себя, борьба была безнадежна. Принимая во внимание что учится в элитной школе куда просто за деньги не попадешь - еще и умная. Умная, красивая, знающая себе цену, уверенная в себе… Она что - главарь местных сукебан?
        - Такаги, мои соболезнования - «королева» прервала затянувшиеся молчание таким тоном что сразу становилось ясно что сочувствием тут не пахнет. Скорей ощущалось скрытое злорадство. Странно, но Хикэри не ощущала к стоящие напротив красавице неприязни, любуясь ей как произведением искусства.
        - Спасибо. Пройти дашь? - вздернув бровь осведомилась Сая.
        - Разумеется. - неуловимо выразив поклоном издевательское отношение Косаки отошла в сторону. Словно по сигналу остальные девушки подались в сторону освобождая дорогу. Проходя мимо королевы Хикэри удовольствием вдохнула запах дорогих духов исходящий от нее.
        Убедившись что они остались далеко позади она с деланным безразличием осведомилась.
        - Мне стоит ее опасаться?
        - Не особенно. Разве что ты решишься занять ее место или сильно заденешь ее.
        И сперва она обязательно сделает тебе предупреждение.
        - Ясно.
        Отойдя от школы, девушки разошлись в разные стороны.
        «Можно сказать первый день удался.
        ?
        Решение попутно зайти в магазин оказалось недальновидным. Войдя внутрь, она подумала что оказался среди стада овец: многоголосое блеяние и голос пастуха. А это всего лишь продавщицы разом говорят.
        - Я принесла свежие булочки. Они очень вкусные и свежие. Две булочки - сто иен. Монета пятьсот иен - сдача двести. Что желает следующая госпожа?
        Непрерывно говорящий десяток девушек создавали полное впечатление бараньего стада. Периодически гомон перекрывал голос пастуха - менеджера зала.
        - Несите еще эклеры!
        Приложив руку к зудящему виску Хикэри выбежала из магазина. «Все восточные и западные демоны с этими булочками. Куплю позже.»
        Дальнейший путь домой пришлось проделывать на поезде. Когда она зашла в вагон он уже был прилично заполнен.
        Она расположилась рядом с выходом - не придется протискиваться к выходу по приезду. Воткнув наушники включила плеер на случайную прокрутку мелодий.
        Грянувший прямо в уши ритм накручивал внутреннюю пружину так же быстро как вагон заполнялся людьми. Ее сжали со всех сторон. В ноющую грудь больно впилась чья-то сумка. Пришлось извернуться убирая неудобство, попутно мстительно пройдясь по ногам владельца этой чертовой сумки. Окружающие одарили укоризненными взглядами. Мол, чего дергаешься? Все в таком положение…
        Действительно, все стояли спокойно, стоически терпя неудобство. Одна Хикэри попыталась устроится поудобней.
        И для полного счастья после того как поезд тронулся, ниже пояса легла чужая рука. Причем не случайно и не от того что ее хозяина прижали к ней. Нет, рука по хозяйски устроилась на ее округлостях «(На моей заднице!! Моей!!!) и чуть потискивала её проверяя на упругость..
        Паршиво, но девушка была так плотно сжата что повернуться и дать в лоб извращенцу было физически невозможно. Даже если чудом удастся развернуться размахнуться для удара негде. Слабая попытка повернуть голову и увидеть лицо без пяти минут покойника не увенчалась успехом.
        «Может хрен с ним? Пощупает и отвалит. НЕЕТ!! Такие оскорбления нужно смывать кровью, а то не успеешь опомниться как начнешь свою задницу подставлять всяким… Сейчас тебе будет Ад и все тридцать три царства Янло!»
        Тем временем убедившись в отсутствие реакции лапание стало все настойчивей.
        Осмелевшая рука полапав задницу и бедро двинулась вверх и проскользнув под моей рукой двинулась к груди.
        Внутренний зверь уже не рычал, а выл в диком бешенстве. Чувствуя что глаза начал застилать кровавый туман рука сама собой дернулась к испытанной шпильки. Черта с два! Удалось только приподнять до уровня пояса. От начавшегося на подъезде к станции торможения толпа качнулась туда-сюда.
        И уловив это момент рука рванулась вверх в попытке успеть оценить форму груди.
        В момент открытия дверей Хикэри перехватила руку и с довольным урчанием дорвавшегося до врага зверем выкручивает обеими руками кисть одновременно приседает добавив к усилиям весь свой вес - чувствуя как под ее пальцами сустав изгибается самым неестественным образом. Кажется ей даже слышится звук лопающихся сухожилий, но в это момент все перекрывает дикий крик боли. Перепуганный криком народ во всю прыть силой уходя от неведомой опасности дернулся в разные стороны удачно вынося ее в открытые двери. Поправив сумку на плече, не обращая внимания на поднимающуюся за спиной суету она направилась к спуску с платформы. День определенно прожит не зря. В ближайшие время этот придурок точно никого лапать не будет. Не сможет.
        Его настигло справедливое возмездие в моем лице. Во имя, ха-ха-ха, Цукиери!
        ?
        8 ИЮНЯ 1992 Г.
        ТОКИО.
        ДВОРЕЦ АКАСАКА
        8 ЧАСОВ УТРА
        ДВОРЕЦ АКАСАКА(яп. ????) - резиденция императоров Японии. Именно здесь останавливается Сумеро Микото при своем пребывании в Токио. Изначально он был построен как императорский дворец для наследного принца в 1909 году. Дворец располагается в Мото Акасака (район Минато, Токио). Свои текущие функции он исполняет с 1925 года.
        Из путеводителя
        Император и кронпринц Германии встретились за завтраком.
        - Сегодня прибывает из Киото моя мать и мы вечером идем на официальный прием во дворец Сиккэна, - царь явно был расстроен, - Кейтаро предложил ей гостевой дворец при том что Акасака это мой официальный дворец в конце концов. Мотивирует она тем что там три священных святилища и она собирается провести там торжественное моление и исполнением императорских ритуалов.
        - Ты не будешь в этом участвовать? - Фридриху было явно любопытно. Ты сколь-помню никогда не делился подробностями.
        - Изволь, Три дворцовые святилища: Преосвящённое, Монаршее и Божественное. В первом я вместе с императрицей буду почитать божественное зеркало, реликвию Императоров Японии и олицетворение богини солнца Аматэрасу, пращура Императорского рода Японии; во втором - я как Сумеро Микото без нее поминаю души покойных Императоров прошлого; в третьем - императрица без меня поминает восемь божеств-хранителей дворца и божества Неба и Земли. Затем мы вместе идем в Императорскую лабораторию, где хранится освященный крест, который именуют крестом Сусаноо и который символизирует Россию как страну Бога Сусаноо. Торжественный молебен проведет митрополит Японский - глава японской православной церкви…
        - Смешение язычества с христианством… - недоуменно передернул плечами немец. Его «сумрачный германский гений» как сказал поэт времен Георгия Великого похоже оказался в тупике.
        - Как у японцев это совмещается лучше не спрашивай, дружище! - император был явно опечален. Впрочем у Японской православной церкви это нареканий почти не вызывает…
        - К слову - почему тронный зал во дворце сиккэна? - осведомился кронпринц, - твой дворец ведь Акасака.
        - Дело в том, - объяснил император, - что дворец сиккэна на самом деле наш дворец и официально называется Императорским, а сиккэн носит титул Хранителя Императорского Дворца в Эдо, ну и живет там. А когда ему приспичить тронный зал использовать, то свой трон он ставит на ступеньку ниже, выражая нам свое почтение.
        Так или иначе мы должны выехать из Акасака к четырем часам и в шесть уже в тронном зале я и… Её Величество торжественно приветствуем тебя и заслушаем отчет сиккэна о положении в Японии. Милостиво кивнем ему и удалимся. Затем у нас святилища и в десять вечера часа начнется праздничный банкет Императрица она останется на ночь на бдение у зеркала, молясь Аматерасу, так что за нее отдуваться буду я. И все это завершиться примерно к часу ночи - мы покинем дворец и возвращаемся в Акасака. Празднества идут три дня и все эти дни с тобой обречены все вечера проводить в Императорском дворце. Но все ночи ты можешь проводить не один. Кстати как твоя симпатяшка, как ее? Каяо? Пригласи ее на банкет и прием! Она дворянка?
        - Да, ее отец был полковником императорской армии, а сейчас владеет ткацкими фабриками. Но… откуда ты знаешь? - спохватился Фридрих.
        - Помнишь я говорил тебе про час, так вот полиция развернулась за сорок минут, мои примерно так же., - император откровенно забавлялся, - а рядом сидела молодая пара с коляской. Ну вот они тебя фотографировали, ну и ее… Ты был великолепен, не обижайся, - царь похлопал немного обиженного кронпринца по плечу, - лучше перебдеть и я им указал, что бы потом к вам ближе десятка метров не подходили, твои немцы справятся и так. Кстати, ты ей признался кто ты?
        - Нет конечно, - растерялся кронпринц, - я сказал, что я в свите принца как граф фон Лауэнбург.
        - Ну и как? Произвел впечатление?
        Мы договорились сегодня встретиться в том же ресторанчике в 11 часов - Фридрих несколько засмущался.
        - Отлично, тогда бери трех-четырех моих японцев, они знают пару отелей, куда можно попасть быстро и вперед на штурм, друг мой, а я прогуляюсь по бульвару Омоте-сандо, загляну на Такэсика и буду в ресторанчике обедать с двух.
        Итак - приступай…
        ?
        ПРИМЕРНО ГОД ДО ОПИСАННЫХ ВЫШЕ СОБЫТИЙ
        - Прошу ознакомиться - Ваша Светлость! - Освальдо указал на разложенные на пластиковом столе образцы. Вот это - он ткнул в россыпь мелких электронных деталей напоминающих паучков, - это криотроны - элементы системы подрыва: они позволяют подать сигнал на детонаторы с абсолютной точностью. А это части инициирующей сферы - он указал на изделия напоминающие детали детского конструктора или головоломки. Одни имели форму конического шестиугольника, а другие - пятиугольника. Из таких когда придет момент мы сложим взрывную сферу и они сожмут наш плутоний до размера мандарина. А вот и цилиндр из плутония. Вокруг него будет цилиндр из бериллия, этот металл отражает нейтроны. К сожалению, бериллий очень плохо поддается обработке - он тверд - хрупок к тому же ядовит. Придется использовать алмазные резцы - или из карбида бора. Но мы нашли выход… Далее, вокруг бериллия находится оболочка из вольфрама легированного рением. Его как и бериллиевые обкладки мы заказали на электротехническом филиале «Тошиба Кикай». Этот сплав используется там для изготовления нитей в электронных лампах и для других изделий. Он
намного проще в обработке, чем чистый вольфрам. Мы заказали изготовление частей для якобы новой вакуумной лабораторной печи… - продолжил Освальд. Мы выбрали «Тошибу» ибо там применяется порошковая металлургия - металл не плавят а формуют и прессуют виде порошка.
        - Ээээ? - Кейтаро зачем то посмотрел в сторону Асано.
        - Все дело в процессе спекания, господин! - пояснил бизнесмен. При нем материал нагревается до такой температуры, что поддается формовке. Плавить и затем отливать детали слишком трудно, да и не нужно для наших целей. Вот и наш заказ будет сформован в сегменты путем спекания. Следующий слой - это уран-238 - закуплен в Германии - его там много. И вот вокруг этих цилиндров и будет собран инициирующий заряд из тротила и гексогена с добавками…
        - Опять добавки… - хмыкнул Кейтаро. Прямо таки высокая кухня - Освальдо-сан. Там имбирь, здесь соус, тут сасими… Что за смысл в этих добавках?
        - Дело в том, ваша светлость, что обычная взрывчатка недостаточно прочна для того чтоб удержать форму которую мы придадим сегментам заряда. Оттого мы и получили материал по прочности сравнимый со слоновой костью. - На наших… на заводах Латинского Союза - поправился он - применялся пластификатор на основе смол некоторых тропических деревьев. Я же предложил использовать тот же принцип, что используется в производстве ряда…
        - Отложим технические термины в строну, - оборвал его японец. Есть ли нерешенные проблемы?
        - Проблем особых нет - но высок процент брака - требуется высочайшая степень точности…
        Они снова углубились в обсуждение.
        …В те же часы на одном из заводов острова Формозы изготавливались предметы поименованные в спецификациях как - высокотемпературные обтекатели для авиадвигателей. На самом деле это были корпуса боеголовок. Они выглядели как большие конусы, полые внутри, высотой полтора метра и диаметром сантиметров пятьдесят. Аналоги их на заводах ядерных держав изготовляли из урана-238 - темно-серого, очень тяжёлого и твёрдого металла. Боеголовки, предназначенные для полёта как в пустоте космического пространства, так и в атмосфере, должны были иметь совершенно идеальную форму, чтобы сохранять в полёте аэродинамическую устойчивость… Пришлось дважды заново производить процедуру отливки, и даже после этого корпуса боеголовок подвергались периодической балансировке, подобно тому как производят балансировку автомобильных колёс, но при этом к ним предъявлялись гораздо более строгие требования. Уран-238 при всей своей твёрдости и плотности, что осложняло его обработку, чрезвычайно тугоплавкий металл. Немецкие танкостроители даже пытались применять его для бронезащиты своих машин, но уж слишком дорого это стало. При
прохождении через атмосферу со скоростью семь тысяч километров в час трение воздуха сожгло бы любое почти вещество - как сжигает метеориты. А затем урановая оболочка превращалась в составную часть самой бомбы. Да, несомненно, элегантное решение, считали инженеры, давая ему тем самым высшую профессиональную оценку, и оно стоило затраченных сил и времени. Японцы не могли этого сделать - уж больно специфическое производство - боеголовки делались из титана и покрывались керамикой на основе графита - тоже весьма тугоплавкой - а урановая облицовка из тонких пластин припаянных медью покрывала их изнутри. После изготовления каждую заготовку грузили на тележку и везли на склад. Оттуда они попадут на корабль и окажуться на острове Хонсю - там контейнер с ними перегрузят и привезут на завод Асано где в них смонтируют начинку… Уже скоро.
        ?
        ОМОТЕ-САНДО
        После завтрака со всей очевидностью перед Хикэри встала новая проблема - количество чистого белья стремилось к минимуму грозя в ближайшее время подойти к нулю вплотную. Зато корзина с грязным бельем заполнилась. И в дополнению к этому обнаружилось что стиральной машины-автомата в квартире не наблюдается. И любой другой то же. Вообще. Не стирать же трусики руками в раковине? Пришлось собирать белье в пакет и идти к ближайшей прачечной. И разумеется она была самообслуживающейся. Прачечная представляла собой средних размеров помещение, казавшееся меньшим и узким из-за рядов стиральных машин и скамеек в проходе между ними. Закинув белье и кое-какие вещи в машинку, засыпав купленный в небольшом магазинчике около входа стиральные порошок и оплатив стирку парой стоеновых монеь она нажала кнопку «пуск».
        « - Неудобно… Сидеть и ждать три четверти часа пока постирается, а то уйду, а по возвращению окажется что мои трусики украл маньяк-фетишист».
        От мыслей о стирке и прыгающих на таймере цифрах ее отвлекло деликатное покашливание за спиной.
        Обернувшись она едва не ткнулась носом в висящие перед лицом полупрозрачные кружевные трусики.
        По виду мои собственные из числа тех которые я примеряла в самом начале.
        А сейчас они слегка покачиваясь висели на чужой руке.
        - Вы уронили - на довольно хорошем японском языке прокомментировал очевидное стоящий перед ней парень. И в данный момент этот наглый тип с легкой полуулыбкой на лице рассматривал ее. Она прямо ощутила как его взгляд мазнул по лицу, задержался на груди и опустился к ногам…
        Но в эти игры можно играть и вдвоем.
        Облизав губы, томно улыбнувшись ему Хикэри прошлась по нему взглядом придирчиво оценивая его. Вполне симпатичный парень с европейской внешностью сквозь которую слегка проглядывает примесь азиатской крови. Волосы не слишком короткие, смеющиеся темно-карие глаза.
        Крепкий - под расстегнутой курткой тонкий обтягивающий свитер почти не скрывает мышцы, но не перекачан, выше ее ростом. Сзади толпится кучка каких-то японцев, таких разных, но прямо одинаковых с лица, впрочем Хикэри особо они не заинтересовали - не иначе - коллеги из его офиса. Кивая головой своим мыслям, она изобразила на лице задумчиво-озадаченный вид и жестом руки попросила его повернуться.
        - Что?! удивился парень, но ее просьбу выполнил.
        - А задница у тебя хорошая. Наверняка упругая. Пощупать дашь? - с невинным видом пай-девочки спросила Хикэри.
        Лицо молодого человека было достойно лучшего юмористического шоу. Калейдоскопом мелькнули непонимание, растерянность, удивление, злость…
        Не выдержав, она рассмеялась. Через секунду к ее смеху присоединился смех незнакомца. Стоявшая за ним компания сохраняла спокойствие продолжая ощупывать Хикэри какими-то изучающими хотя и не злыми или похотливыми взглядами.
        - Да, давно меня так не подлавливали - отсмеявшись сказал парень. Слава Богу у него есть чувство юмора.
        - Я Хикаро, - Представился парень все еще держа в руке трусики. Вот ведь фетишист.
        - Я Хикэри, а трусики отдай. Или ты собираешь коллекцию женского белья?
        Смутившийся парень сунул ей их в руку. Спутники тактично не замечали происходящего.
        «Интересно, а если бы я разделась догола и засунула одежду в стирку, они бы вызвали полицию или все также делали вид что ничего не происходит?»
        - Хикаро, а ты случайно не русский? -вдруг осведомилась она.
        - Да, мой отец русский, а мать японка, а это что-то меняет?
        - Не особенно важно, пожала Хикэри плечами, - просто я тоже… Моя мать русская урожденная Урусова, а отец японец, но служил на русском флоте. А как тебе Япония?
        Между ними завязался ни к чему не обязывающий разговор о России, Японии, их различиях и сходствах. Надо сказать действовал он тонко. Прикоснуться не пытался, номер телефона не просил, свой взять не предлагал. И даже на свидание не звал. Видимо жил здесь давно и имел представление как общаться с местными девушками. Но тут пикнул таймер, оповестив об окончание стирки. Укладывая белье в пакет она поняла, что сейчас надо либо развивать знакомство дальше, либо на этом закончить общение.
        « - А почему и не продолжить? Симпатичный, ты на его задницу уже засматривалась. Все равно придётся с кем-то в компании расстаться с девственностью. Почему не с ним?»
        От посетившей мысли отдаться парню, Хикэри прошиб холодный пот, но хоть все девушки делают ЭТО, но сейчас она была не готова.
        - Мы еще увидимся?
        - Как знать - Хикаро-сан! - Как судьба распорядиться…
        ?
        Уже подходя к дому, Хикэри вспомнила что поставила комт на бесшумный режим. Упомянутый телефон тихо попискивал сообщая о внушительном количестве пропущенных звонков. Мдааа… два десятка звонков от дяди - опекуна.
        И чего он взъелся? В школе оценки отличные, пропусков нет, замечаний по поведению нет. Общественной деятельностью занимаюсь. Даже психолог последние время подобрел. Сколько в дневниках пришлось положительного и радужного описать… На прямой вопрос, она правдиво ответила, что ездила с классом в парк Никко. Дядя воспринял это как утонченное издевательство.
        Пока Хикэри обдумывала дядину судьбу, тот закончил перечисление ее грехов и обоснование неотвратимости наказания. И собственно, перешел к этим самым карам на ее голову.
        Прежде всего, воспользовавшись своим правом опекуна, он резко срезал карманные деньги. Печально, но благодаря пожертвованиям пенсиям от флотов, денег у нее хватит много на что…
        Попутно выяснилось что дядя расторг договор с фирмой поддерживающей чистоту в квартире. Побегай мол с тряпочкой сама…
        Вошедший в раж опекун известил ее, что никаких денег на университет Хикэри не получит. С ее дисциплиной и умом ей самое большее подходит какое-нибудь училище для домохозяек.
        Следующей фразой разошедшийся не на шутку родичь окончательно подписал себе смертный приговор.
        «СРАЗУ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ШКОЛЫ ТЫ ВЫХОДИШЬ! ЗАМУЖ! ДА - ЗАМУЖ! И МУЖА Я ПОДБЕРУ ЛИЧНО!».
        ?
        На утреннюю линейку Хикэри едва успела. А опаздывать на это мероприятие никак нельзя. Стоя во втором ряду, наблюдала она из-за спин одноклассников как по флагштоку ползет вверх белый флаг с красным кругом. Прозвучал Гимн страны восходящего солнца.
        Пусть продлится твоё царство
        Тысячу,
        Восемь ли тысяч
        Поколений, пока
        Мох не украсит скалы,
        Выросшие из щебня.
        Вместо того, что бы мирно распустить учеников по классам, директор начинает толкать речь. Огорченно Хикэри сделала глубокий вздох и заметила вдруг, как стоящий рядом очкарик уставился на ее грудь, плотно обтянутую блузкой.
        «Вокруг одни извращенцы! Девственник он что ли… Спокойно, нельзя его бить. Да, очень хочется, но свидетелей вокруг много. Кстати много, но не все. Вместо старосты отчет о присутствующих сдавал кто-то другой. Странно, вчера она показалась на редкость ответственной, а учитывая, что прогул потом нужно наверстать, оплатив занятия отдельно… Может у нее что случилось?» Дождавшись окончания линейки, Хикэри нашла Мисато.
        - Привет, ты не знаешь, что случилось с Саю?.
        - Привет… - не отрываясь от экрана комта, поздоровалась она.
        - Мисато! Куда Такаги пропала? - пытается Хикэри переключить ее внимание на себя.
        - А, привет, Хикэри. У Такаги сегодня похороны брата, их мотоколонна попала в засаду партизан в Южном Китае, так что…
        - У меня сегодня свидание!! - они одновременно вздрогнули от радостного визга за спиной. Оборачиваясь, они обнаружили Оноду - парня, которого вчера анонсировали как извращенца, подглядывающего в раздевалке за девушками. Его плоская физиономия так лучилась удовольствием, что немедленно захотелось испортить ему настроение.
        - Свидание? - она чувствует, как губы растягиваются в улыбке, - С резиновой девушкой?
        - С резиновой? Почему с резиновой? - парень растерянно заморгал - С настоящей!
        - Резиновая девушка тебе изменила? - изрекла Хикэри с сочувственной улыбкой.
        - Гррр… - парень наконец понял, что над ним издеваются, и ретировался.
        - Староста просила тебе передать, что внесла тебя в список дежурств на сегодня. - Мисато как ни в чем не бывало продолжила разговор, проводив ехидным взглядом удаляющегося к своей парте Оноду.
        - Ээээ… - сперва она даже не нашлась что сказать. - А почему так быстро? И с кем в паре?
        - Сегодня по расписанию должен дежурить Окума, но он записался в новый кружок и староста поменяла распорядок. А ты еще в кружках не состоишь. Ты в паре с Сёши Судзуки.
        - А это кто?
        - А это он. - тонкий пальчик махнул в сторону того самого очкарика с фотоаппаратом, который пялился на ее бюст.
        Что на это можно сказать? Бывает…
        ?
        Уроки прошли как - то незаметно. Учителя сильно отличались друг от друга по стилю преподавания. От равнодушно - расслабленного преподавателя этики, до строгой даже на вид учительницы математики. Которую, кстати, Хикэри поразила, решив все примеры за пятнадцать минут. На переменах Хикэри общалась с Мисато, хотя правильней сказать она без остановки сообщала ей все сплетни школы. Информация исправно запоминалась. Авось пригодиться когда что Хороми влюблена в солиста группы «KAT-TUN» Каменаши Казуя. Или что Айсонаку просто тащится от старшего брата своей одноклассницы? Так что Хикэри исправно кивала в нужных местах, время от времени поддакивая. Еще Мисато познакомила с парой своих подруг.
        Едва прозвенел последний на сегодня звонок, как класс, быстро собрав вещи, разбежался кто по кружкам, кто домой, оставив Хикэри и очкарика в классе.
        Особо не общаясь они быстро подмели полы, благо уходящие ученики благородно помогли, закинув стулья на столы. А с мытьем полов у нее дело не пошло. Каждый раз, когда она нагибалась за тряпкой, юбка задиралась, показывая трусики. Приходилось постоянно одергивать ее. В один прекрасный момент уши уловили едва слышный щелчок фотоаппарата. Так, началось. Повернувшись, она увидела, как очкарик спешно перебрасывает камеру за спину.
        «Ясно, главное не убивать его. Да, очень хочется, но нельзя.»
        Видно размышления отразились у нее на лице, потому что очкарик испуганно попятился.
        «Скандал нам не нужен, бить его нельзя. А если попробовать решить дело по доброму? Ну держись, очкастенький…»
        - Сёши, - Хикэри ласково улыбается, одновременно перекрывая путь к двери - Ты разве не знал, что снимать девушку, да еще и благородную, без ее разрешения не вежливо? А то, что ты норовишь заглянуть под юбку, уже можно расценить как приставания? Ты же не хочешь вмешивать в наши дела директора? Или… может ты хочешь услышать пение моего меча?
        По забегавшим глазам пятившегося Сёши можно было однозначно сделать вывод, что тот отчаянно ищет выход.
        - Ну ведь точно не хочешь? - она, продолжая улыбаться, приближается, загоняя его в угол - Или ты постоянно снимаешь девушек, заглядываешь им под юбку и пробираешься в женские душевые?
        - Эээээ… - парень, убедившись, что пятиться больше некуда, попытался вжаться в стенку.
        - Но ты не волнуйся… - девушка подошла вплотную, упираясь руками в стенку по разные стороны от Судзуки, надежно перекрывая все пути отступления. - все, что мне нужно, это чтобы ты засветил пленку со мной? Или тебе успели заказать именно мои фотографии и ты не хочешь нарушать слово?
        Она уже стояла вплотную, едва не касаясь парня грудью.
        Бледный парень отчаянно замотал головой, отрицая предположение.
        - Ага, так значит просто решил продать фотографию всем желающим? - жарко спросила Хикэри, дыша бедняге в самое ухо.
        - Дааа….
        Похоже она почти довела его до обморока.
        - Все таки ты извращенец… - девушка завладела камерой и вытащила пленку. - Но сегодня я добрая, и даже не буду никому из подруг рассказывать о произошедшем.
        - И будет справедливо, - интимным шёпотом произнесла она - если ты закончишь без меня.
        - До завтра, - бросила Хикэри сползающему по стенке парню.
        Выйдя из класса, увидела вчерашнюю красавицу, идущую по коридору в компании двух девушек. Проводив их взглядом до того момента, когда они скрылись за поворотом коридора, пошла за ними. И тут кое что вспомнила… Каштановые волосы… Вот что ей показалось странным.
        «Все девушки, включая меня, здесь были брюнетками. И только одна «королева» нет. А красить волосы строго запрещали школьные правила. Еще одна полукровка? Бледная кожа, даже бледней, чем у многих европейских девушек, однозначно указывала на аристократичные корни. Среди японок не так уж мало красивых девушек, но если японка красивая, то это все. Ладно - родословными займемся позже. А пока нужно найти адвоката, который будет представлять мои интересы. А то маленьких сирот все норовят обидеть.»
        Придя домой, не теряя времени даром, Хикэри зарылась в справочник. Адвокатов было просто море. Но далеко не каждый мог бы помочь, даже если бы взялся за дело. Немаленькая проблемы была в ее несовершеннолетии. Значит нужен адвокат, который не слишком озабочен законной стороной дела. Хм, честный адвокат это такой же невиданный зверь как и беспристрастный журналист. Тогда точно найдется, надо лишь старательно поискать.
        Через несколько часов поисков и телефонных консультаций.
        Ну вот, нашла. Прямо таки говорящее имя - Сёмэй (Доказывающий) Танака.
        На редкость нечистоплотный адвокат. По всем возможным и невозможным признакам адвокат мафии. Второй сын одного из «отцов» якудзы. Видимо папа сообразил, что от грамотного адвоката будет много больше пользы, чем от рядового уличного бойца и смог пропихнуть свое дитя в самый престижный институт. Между прочим, там же учился сын сиккена. Там все отлично понимали кого учат и как он будет применять на практике знания, полученные в стенах.
        И после выпуска господин Танака начал личную войну против полиции и прокуратуры. Совсем не заботясь о приличиях или нормах он разваливал дела, запугивая и подкупая свидетелей, фабрикуя встречные дела против обвинителей, виртуозно балансируя на грани закона, но не переступая ее. На его лично счету было больше десятка посаженных представителей закона. Один правда смог сбежать под крыло Лучезарной Аматерасу, скончавшись от сердечного приступа прямо в зале суда. А уж сколько отделалось снятием и понижением в должности…
        Именно такой адвокат Хикэри и нужен. Если он не возьмется отстаивать ее права на собственность и свободу, то во всяком случае даст дельные совет на тему как не надо поступать. Но по отзывам брал он очень дорого, хотя и отрабатывал все полученное. «Придется потратить не совсем добровольное пожертвование от буракуминов… Акунины[12 - Акунин(яп) - злодей, разбойник, плохой человек], большое вам спасибо. Посмертно.»
        С большим трудом удалось убедить секретаршу выкроить в его плотном графики место и для Хикэри. На ближайшую субботу.
        ?
        Утром встав с постели, Хикэри сразу направилась в ванную. Сознание хоть и проснулось, но вот глаза настойчиво не хотели разлипаться. Душ и последующее приготовление завтрака, отняли довольно много времени. После первой порции еды все еще хотела есть. И после второй тоже. Такое ощущение, что неделю сидела на диете, а теперь плюнула на это дело и активно отъедалась.
        По дороге в школу Хикэри быстро и ловко огибала прохожих, не замедляя шага. Похоже, просто чувствовала куда нужно повернуть чтобы избежать столкновения. Отчего-то это ее совсем не удивило.
        До большой перемены она едва дотянула - снова дал знать о себе голод.
        - Как ты можешь столько есть?? - подала голос Мисато, проводив завороженным взглядом третью коробку, присоединившуюся к первым двум - со смесью ужаса, зависти и восхищения.
        - Не знаю, - беззаботно ответила Хикэри, доставая пакет с пирожками - может это от того, что у меня молодой, растущий организм?
        - У всех в школе молодой растущий организм, - возразила одноклассница, - но многие сидят на диетах и никак не могут похудеть. А ты… Просто не представляю, куда у тебя все уходит.
        - Как куда? В грудь и задницу. А то что другие не могут похудеть, так они мало двигаются, - отмахнулась она от нелепых обвинений - как говорят, сколько волка не корми, а он все равно стройный и спортивный.
        От развития этой темы ее спас подошедший парень. Японец обычный, избытком веса не страдает, учится в одном классе со мной… И что ему от меня надо?
        - Хикэри, я могу предложить тебе разделить обед со мной?
        - Предложить можешь, - на секунду отвлекаюсь от еды - но делиться ни с кем не намерена. Самой мало.
        Шокированный парень удалился, поняв, что попытка явно не удалась.
        ?
        …Тело потребовало любви, и Хикэри чувствовала себя как мартовская кошка. Но посещать город греха во второй раз опасалась. Мало ли, может второй раз не повезет. Но как оказалось, девушек, дарящих любовь за деньги, можно найти в каждом уголке Токио. Главное знать где искать.
        Она устроилась в небольшом уютном кафе. Несмотря на очень высокие цены, заведение заполнено под завязку. И как ни странно, почти все посетители мужского пола. К чему бы это? Случайно не от того, что в кафе зеркальные полы?
        Мороженное, стоящая на столе, обошлось ей в тридорого, но зрелище, прилагаемое к нему, того стоило. с ней наверняка согласны все посетители, заинтересованно уставившиеся в пол. Между столиками, покачивая бедрами, снуют туда-сюда молоденькие девчонки в форме горничной. Часто им приходится наклоняться за упавшими столовыми приборами. Посетители такие неуклюжие и рассеянные. Но и девочки хороши. Это же надо забыть надеть трусики!
        Действительно, если мужчина опускает глаза, когда женщина заходит в комнату, значит полы зеркальные.
        Доев белый шарик, Хикэри демонстративно уронила на пол ложку. К столику тут же подошла узкоглазенькая невысокая южанка - с Окинавы должно быть в белом передничке и медленно наклонилась, дав время оценить волнующие полушария плоти в глубоком разрезе.
        - Умничка. - поощряющее улыбнулась ей Хикэри, суя в передник щедрые чаевые. - Ещё подай шоколадку с верхней полки.
        Чтобы достать затребованное, девочке пришлось встать на высокую табуретку, выставив напоказ место, где сходятся ножки…
        - А когда у тебя заканчивается смена? - с самым невинным видом поинтересовалась Хикэри.
        - Меня зовут Рейко, госпожа… - пискнула окинавка.
        - Так когда у тебя заканчивается смена - Рейко - семпай?
        ?
        Утром как обычно проснулась с первыми лучами солнца. Лежащая рядом измотанная за ночь девушка продолжала тихо сопеть, уткнувшись в подушку.
        Собирать разбросанную вчера одежду было лень и она как была голой пошла на кухню.
        Чуть позже, стоя с маленькой чашечкой кофе перед огромным окном, смотрела вдаль, где над небоскребами занимался новый расцвет. Ей всегда нравился восход солнца. Это не только красиво, но и символично. Новый день - новые сюрпризы судьбы. Поставив чашку на столик, с наслаждением потянулась. Тело после хорошо проведенной ночи было словно пропитано энергетическим коктейлем и постанывало в ожидание утренней зарядки.
        Руки сами собой легли на меч. Взмах - длинные волосы взметнулись за движением меча. Еще взмах, еще и еще. Первые удары вышли неровно - руки дрогнули, искажая движение. Но каждый следующий удар выходил лучше прежнего. Еще удар, обнаженная грудь упруго подрагивает в такт движениям. Тело плавно перемещалось по комнате, меч с легким свистом рассекает воздух. Прямой вертикальный удар, подшаг, разворот, диагональный удар. Руки и ноги действуют как одно целое, откликаясь на малейшую команду разума. Шелестящий звук, сопровождающий каждый удар, постепенно учащается. Казалось меч сплетает вокруг танцующего тела невидимую паутину. Разворот, перенос веса на другую ногу, горизонтальный удар. Четкие связки, плавно переходящие одна в другую, грациозные, изящные движения захватывают ее. Не знаю сколько это продолжалось. Остановившись, она стоит с закрытыми глазами, чувствуя, как по вздымающимся грудям стекают капли пота и собравшись в тонкие струйки, стекают по животу. Открыв глаза и отбросив мокрые волосы с лица, Хикэри обнаружила, что вчерашняя официантка, стоит в дверях, разглядывая ее округлившимися глазами.
        - Твой подарок на столике у кровати, Рейко; такси я тебе вызову. - сухо произнесла Хикэри, намекая на нежелательность ее дальнейшего присутствия.
        Она послушно кивнула. Идя в душ, услышала хлопок входной двери.
        «Что же, если понадобится я найду ее еще раз. Или любую другую. А пока - разберемся с делами Фемиды. А то незнание закона от ответственности не освобождает…»
        Она двигалась по улице легко и свободно, не задевая никого и вовремя уходя с пути очередного пешехода, одновременно прокручивая в голове прошедший разговор с адвокатом.
        ***.
        - Вы несовершеннолетняя… - сухая констатация очевидного факта, но в глазах виден легкий интерес.
        - Безусловно, господин адвокат. Но несовершеннолетним тоже нужна защита - девушка запустила пробный шар.
        - У вас наверняка есть опекун. Обратитесь к нему. - спокойно парировал юрист.
        - У меня есть основание полагать, что защита мне необходима и от него тоже.
        - Обратитесь в полицию… - равнодушный взгляд, на лице адвоката не тени эмоций. С таким лицом нужно в покер играть.
        - Полиция уже провела расследование и списала все на несчастный случай. Но я не уверена в их компетенции. - решила Хикэри намекнуть на возможность лишний раз поквитаться с его заклятыми друзьями в форме.
        - Я не могу официально представлять ваши интересы, без согласия вашего попечителя. Однако… - он принял решение - не сомневаюсь, что такая мелочь не будет препятствием для торжества правосудия.
        На минуту в кабинете повисла вязкая тишина.
        - Итак… Изложите суть дела.
        Все заранее отрепетированное изложение заняло не больше десяти минут.
        - Так, и что именно вы хотите от меня?
        - Расследования. И, разумеется, вашего совета, что мне делать дальше.
        Еще одна минутная пауза была нарушена хозяином кабинета.
        - Даже если вы правы в своих подозрениях, заметьте, я допускаю такую возможность, прямо сейчас вам ничего не угрожает.
        - То есть?!
        - Да, не угрожает, - верно истолковав ее удивленный взгляд, продолжил Танака, - как вы возможно знаете, в нашей стране права на собственность священны. Особенно теперь, когда суд признал дарственную двухсотлетней давности и передал в собственность храма гору, на которой тот расположен. Отнять ваше наследство законным способом невозможно. Убивать же, нет никакой необходимости. Это вызовет лишние подозрения… Гораздо проще выдать вас замуж за нужного человека…
        («Видать ты понимаешь в этих штуках толк…»)
        Тем не менее, я наведу справки по так сказать своим каналам. Но вот это потребует некотрых расходов…
        От суммы наличных, с которой ей предстоит расстаться, стало грустно.
        ?
        - Уродка! Дура!! Уродка!!! Жирная корова!
        Надо ней нависал с красным как вареный рак лицом учитель физкультуры и, надсаживаясь, орал в ухо. Ну да - а как еще должен себя вести этот - пожилой бритый на голову бывший дзюнрикаи[13 - Дзюринкай - соответствует современному российскому прапорщику и подпрапорщику в Российской императорской армии] морской пехоты?
        - Ты самая тупая и отвратительная уродка, которую я когда-либо видел! И на конкурсе уродов ты заняла бы первое место. - Он сделал паузу, набирая воздуха. Стоящие рядом ученицы вздрагивали то от бьющего по ушам крика, то от ветра. «Интересно, кому пришло в голову поставить первыми уроками физкультуру на свежем воздухе? Второй вопрос, какого этот отморозок на посту учителя привязался ко мне.»
        Учитель был в ярости и недоумении. Разнос новой ученицы продолжался уже десять минут. Многие к этому времени обычно падали в обморок, особо борзые, рыдая, закатывали истерики, а этой хоть бы хны. Стоит и равнодушно глядит сквозь него, механически кивая время от времени.
        - Накамото, вы меня вообще слушаете?
        - Так точно!!
        - Что?!
        - Да, господин учитель!
        - Упор лежа! Тридцать отжиманий!!!
        Надо было так подставиться, давая ответы на полном автомате… Десять. Хорошо, что под майкой натянут спортивный топик, не дающий колыхаться груди. Двадцать. Она наконец, согрелась. Тридцать. Руки немного подрагивают, все таки девушки слабей парней, как ни тренируй тело. А если сильней, то от девушки там мало что осталось.
        - Все, господин учитель? Или еще тридцать раз? - спросила Хикэри, отряхивая руки.
        - Десять кругов вокруг стадиона! - приказ сопровождался злобным взглядом на багровой физии.
        Выносливость позволяет бежать в таком темпе довольно долго. Какое это было прекрасное чувство, ощущаешь все мышцы тела, ветер бьет в лицо, ощущение свободы!
        Урок физкультуры подходил к концу, и Хикэри неторопливо пила воду из бутылки, отдыхая после наматывания кругов по школьному стадиону и между делом разглядывала пока пустой бассейн. Скоро потеплеет, в нем появится вода… Но её задумчиво-мечтательное состояние было довольно грубо прервано громким и злым визгом со спины:
        - Как ты это делаешь?!
        - Делаю что? - она с искренним недоумением обернулся к возмущённой однокласснице, отрываясь от пластиковой бутылки.
        - Это! Ты даже не вспотела! - она весьма невежливо тыкала в нее пальцем.
        - Я не понимаю причины твоих претензий.
        - Ты пробежала десять кругов и даже не вспотела! Нормальный человек должен в таких случаях потеть и вонять! Вот, смотри! - она скинула спортивную куртку и продемонстрировала майку, мокрую в подмышках.
        «Она что - рехнулась??»
        Эту стройную и логичную теорию, уже сложившуюся в её сознании, разбила появившаяся из-за спины Саю Такаги:
        - Не обращай внимания, сегодня у Кацураги обострение, - и доверительно понизив голос, добавила: - Её попрекают плохими результатами по физкультуре, вот она и не выдержала.
        - Эй! Не говори так, как будто меня здесь нет! - она набросилась на старосту. - Тем более она действительно не вспотела!
        - А должна была?
        - Не думай что я дура! То, что на форме нет следов, не значит что ты не потеешь, но запах скрыть нельзя! А у тебя его нет! Я нюхала твою май…. - в последний момент девушка прикусила язык, но было уже поздно.
        - Ты делала… что?
        - Яаа… - она обернулась к собравшейся на крики толпе одноклассников, но те, едва прозвучало сенсационное признание, как-то быстро подались в разные стороны, намекая что они и рядом не стояли.
        - Майку у меня ещё никто не нюхал… проверься у психиатра - это… странно, хотя некоторые нюхают трусики…
        - Я тебя!!!
        Глядя на злобную девушку, так и не кинувшуюся в драку при всём классе, Хикэри тяжело вздохнула и отвернувшись, поднесла ко рту бутылку. «Поскорей бы этот урок уже закончился…»
        Урок, однако, заканчиваться не спешил. Но наконец учитель дал отмашку на забег в душ.
        Душ после забега и отжиманий прекрасно!
        ?
        Саю выглядела очень даже… Ровные ножки, аккуратная грудка второго размера с неправильной звездочкой, сложенной из родинок рядом с маленьким соском… Такаги как раз закинула руки за спину, пытаясь вымыть спину, отчего тело выгнулось и грудь подалась вперед. Хикэри залюбовалась открывшейся картиной.
        Словно почувствовав взгляд, Саю подняла голову и посмотрела прямо ей в глаза.
        - Нравлюсь? - прямо поинтересовалась она.
        - С чего ты взяла?
        - Брось, Хикэри - покровительственно улыбнулась староста, - почти вся школа в курсе что тебе нравятся девушки. Таноми всем разболтала.
        Видя на моем лице недоумение, она пояснила.
        - Она из параллельного класса и подрабатывает официанткой в кафе. И видела как ты выходила оттуда и не одна… Так что, нравлюсь?
        Словно издеваясь, она провела ладонью по груди. Правда внимание на это я не обратила. Не дождавшись от Хикэри реакции, Саю ушла.
        «И недели не прошло как все всё знают… Может после этого хоть парни с предложением познакомиться не станут подходить? А девушек определенной категории можно пережить…» Услышав голоса на повышенных тонах, она сбавила шаг, осторожно приближаясь к углу коридора.
        - Ты… Твоя семья… Отец… - по мере приближения разговор доносился все отчетливей, но Хикэри так и не успела услышать всего. Но голоса показались странно знакомыми. Дойдя до поворота, девушка осторожно выглянула. Так и есть. Косаки и Такаги. Староста и королева школы. Всецело занятые друг другом, они ничего не видели вокруг.
        - Да ты мне просто завидуешь!! Моему положению в обществе и успехам - сквозь зубы прошипела Кая, и ее красивое лицо исказила гримаса ненависти.
        - Не слишком у тебя выдающиеся успехи, чему завидовать? - парировала словоизлияния королевы Такаги.
        Та, решив не продолжать спор, в котором каждый останется при своем мнении, гордо удалилась, взметнув на прощание свои роскошные волосы.
        Какие интересные вещи тут творятся, страсти так и кипят.
        ?
        Хикэри школьные правила не мешали. За своей внешностью она следила не переставая, только старалась подбирать вещи по себе: всё должно сочетаться и подчёркивать собственную красоту, а не делать из человека карикатурное подобие глянцевого журнала. Не так много косметики под взрослый макияж, полное отсутствие пошловатых безвкусных блёсток и бисера на школьной сумке… Школьные модницы кривились и втихую называли отсталой. Даже староста намекала, что можно больше уделять внимания внешности. И даже при таком минимуме украшений на нее засматривались парни, но зная о предпочтениях, за редкими исключениями не решались подходить. А иначе женская часть школы вполне могла устроить травлю перспективной конкурентки.
        - Да придурки они все… - знакомьтесь, средний рост, короткие волосы, решительное лицо, мальчишеская фигура с прыщиками вместо груди и привычка щедро отпускать подзатыльники нерешительным парням - Ёдзора Микадзуки. Краситься? Нет, не для нее. Носит вне школы исключительно шорты и футболки. И подруги в ее кружке почти такие же. Нет, не по внешности. Есть там и симпатичные мордашки с длинными волосами. - Кто? - включилась Хикэри в разговор, понимая, что теряет нить беседы. Одновременно пыталась отодвинуться от неспокойной соседки. Получается плохо. Привыкшая к простору своей квартиры, она упустила из вида, что остальные девушки, исключая отдельных счастливиц, ютятся в совсем других условиях. Квартира, где устроили дружескую попойку, едва вместила семь девушек. И то только потому, что все сели в зале прямо на пол. Приверженки традиций устроились в сейдза[14 - «Сэйдза» (яп. «правильное сидение») - японский термин для обозначения одного из традиционных способов сидения на полу. Помимо чисто утилитарного значения поза сэйдза имеет зачастую и церемониальный смысл, во многом зависящий от общественного
положения…], остальные - кому как удобней. Машинально последовав примеру первых, Хикэри чувствовала как с непривычки немеют пальцы ног…
        - Да парни нынешние это что-то, - девушка недовольно поморщилась, сделав глоток пива. - моя сестра два месяца назад развелась…
        - Бывает, - кивнула соседка, - а сколько брак продлился?
        - Три месяца.
        - Однако… - потянула Хикэри, - они хоть в свадебное путешествие съездить успели?
        - Именно из-за него они и развелись. - видно, что тема однокласснице была не слишком приятна, но пока она продолжала рассказ. - Этот бака[15 - Дурак (яп.)], казался ей таким уверенным, таким сильным… А когда они приехали в Калифорнию, его как подменили. Даже не мог сделать заказ официанту - по разговорнику путал слова. Сестре пришлось все делать самой… А когда тамошние гайдзины стали ее домогаться тот ничего не сделал. И зачем такой муж?
        - Девяносто лет мира лет убили воинский дух наших мужчин… - глубокомысленно изрекла Хикэри.
        - Хикэри, мы мирная страна! Нам воины не нужны. - пафосно выдала Саю, которая и организовала эту пьянку.
        - Тогда выпьем за мир во всем мире!
        - А начиналось все так невинно! Её вызвал психолог школы Рей Кавабата по прозвищу «Главный Псих». Уже пожилой, заметны залысины в седых волосах и уже традиционные старомодные очки. В очередной раз Хикэри напомнила себе не смотреть ему в глаза - психологи и психиатры этого не любят. Психолог в этот раз не спешит начать разговор, рассматривая бумаги на столе и всем видом показывая свою занятость. Хикэри давным-давно приучилась терпеливо ждать, пока начальство само соизволит заговорить с ней, поэтому с вежливой улыбкой изучает дипломы на стенке и аквариум с золотыми рыбками. Наконец поняв всю тщетность своего ожидания, хозяин кабинета решил нарушить тишину.
        - Хикэри, меня сильно беспокоит твоя низкая сетевая активность…
        «У всей женской половины школы свои комплексы по поводу внешности, а его волнует это!.
        Мировая сеть - Интерком это великое изобретение! Япония - одна из передовых стран в мире - в области социальных сетей! А ты даже даешь читать подругам свой дневник - продолжил развивать тему врач.
        - Дело в том, Кавабата-сан… - начала она, потупившись…
        Развитие темы тянулись десять минут. Речь вязкая как глина, была переполнена выражениями «накопление негативных эмоций», «социальная адаптация» и прочими в том же духе. Всем видом Хикэри выражала почтительную заинтересованность. «Псих» кивал, параллельно делая пометки в своих бумагах. Очень хотелось ей узнать что он там наотмечал. Может статься, планирует как отправить ее в помещение с мягкими стенами. В конечном итоге из кабинета она вышла в сумеречном состояние.
        - Хикэри, ну как? - все это время староста с небольшой компанией ожидала её в коридоре.
        - Рекомендовал больше времени проводить в компании и не прятать отрицательные эмоции.
        - Прекрасно! - Такаги буквально лучилась от энтузиазма.
        «Не поняла, что ее радует?»
        - Подруги, конец недели! Нужно расслабиться! Бегом за пивом!
        Водки или вина несовершеннолетним не продадут - указ еще императора Муцухито, но пива сколько угодно. И похоже два ящика пива на семерых девушек явный перебор.
        От принятого Мисато тянуло на болтовню, Хикэри на философствование, а хулиганка Ёдзора практически дошла до состояния «вокруг одни козлы».
        - Так о чем мы говорили? - это уже Марико.
        - О парнях.
        - О Калифорнии.
        - А я там была, - просветила нас Марико, - Япония это наш дом, но для молодежи в Калифорнии лучше и свободней.
        - Горилла она - невпопад брякнула Хикэри. Калифорнийская!
        - Кто?
        - Мулатка эта, как ее… любовница этого британского педика… Гербария что ли?
        - Может, Барбария?
        - Точно! Горилла стриженная!
        После короткого обсуждения женский коллектив единогласно низверг одного из секс-символов мира и прошелся по многим другим. Основная претензия была к росту этих символов. Чудны дела твои Господи, весь Альянс прет в Японию за экзотическими красавицами, а японские красавицы массово, стремятся добиться сходства с европейскими девушками. Дивясь такой постановке вопроса, она упустила часть спора, обратив внимание только когда упомянули ее имя.
        - Что ты обо мне сказала?
        - Говорю, что тебе парни не нужны, ты же у нас по девочкам. - Ёдзора явно напрашивалась на драку.
        - А тебе с таким характером парня придется привязывать к кровати. И вообще, плоскодонкам слова не давали. - мгновенно вспылила Хикэри.
        - Ты! Корова с выменем! Жуй сено и не мычи! - не осталась в долгу оппонентка.
        - Завидуй молча, Ёдзора!
        В отсутствие старосты дело чуть не дошло до драки, но присутствующие их быстро развели по углам, заставив помириться.
        - Выпьем для примирения? - с плохо скрываемой надеждой спросила Марико.
        - Выпьем! - сдалась Хикэри.
        - Хикэри!! - радостно завопили где-то сзади, после чего она была заключёна в крепкие объятья, а затем ей защекотало лицо густой волной волос. - Так. Сейчас моментально узнаю, насколько вы все тут пьяны…
        - О чём это вы тут разговаривали только что, а? - жарко зашептала ей на ухо Такаги.
        Хикэри начала ощутимо краснеть. Определённо от выпитого!
        - Ммм… Эээ… О парнях…
        - Отлично! - воскликнула Саю, прекращая ее обнимать. - Если бы начали обсуждать политику, то явно были бы уже пьяные а так всё нормально! Айда танцевать!
        Свой пиджак староста уже где-то скинула и щеголяла теперь исключительно в форменной белой блузке, расстёгнутой на пару пуговиц.
        Ну вот что за наказание, а? Хватит сегодня с нас уже подвигов. На часах время было уже заполночь, завтра Саю планировала провести тренировку, так что пришлось потребовать прекращения банкета.
        Возражений не последовало. Все уже стали собираться домой, но староста ультимативно заявила, что никого в таком виде не отпустит шляться по улицам. В развязке спора хозяйка квартиры вытащила из шкафа несколько футонов. Расстелив их на полу, вся компания завалилась спать.
        ?
        Мр-р-мр… Хорошо-то как! Чья-то рука нежно и умело ласкала ее грудь… Мр-ррр… ЧТО-О!
        Сердце учащенно застучало, разгоняя кровь по венам. Мышцы, не отошедшие от сна, беспорядочно сократились, заставив вытянувшееся тело дернуться.
        Открыв глаза, Хикэри уставилась в довольное личико старосты, лежащей с ней на одном футоне. Причем не проснувшись, с довольной улыбкой вовсю тискала ее грудь. Осторожно убрав руки в сторону, она скатилась с матраса на ковер. Руки Саю вслепую безуспешно шарили по постели, пытаясь найти потерянную добычу. Наконец, так и оставшись в объятьях Морфея, она недовольно поморщилась и притихла. Проведя рукой по ее волосам, Хикэри заправила несколько локонов ей за ушко и осторожно обходя лежащие на полу тела разной степени одетости, идет на кухню.
        Уже на кухне она решила заварить кофе.
        Бросив в кружку с кофе две ложки сахара, Хикэри вышла на балкон. Тишина. Улицы пустынны, редкий щебет птиц, прохладный утренний ветерок, крыши домов уже окрасились в яркие лучи восходящего солнца. Красота.
        - Ты проснулась? - Марико выглянула на балкон, морщась заспанными глазами на утренний свет.
        Хикэри уже успела допить кофе и сейчас просто любовалась рассветом.
        - Слушай, сготовишь и мне кофе, пока я в душе?
        - Хорошо, сливки, сахар?
        - Сливки, сахара одну ложку.
        - Сейчас сделаю.
        - Ты прелесть! - Девушка улыбнулась и зевнув, вяло потопала в душ.
        Хикэри отлипла от перил балкона и вернулась в квартиру.
        В гостях хорошо, но пора возвращаться… Выйдя из дома, она едва не растянулась по тротуару, споткнувшись о лежащего перед входом парня. Его можно было бы принять за мертвого или больного, но стойкий запах алкоголя заставлял усомниться в этом. Похоже не одна компания отметила наступление выходных… Народ тактично не замечал лежащее тело, обходя его стороной.
        Уже подъезжая к своей станции в дальнем конце вагона она увидела стоящую у двери Каю. Движимая любопытством, Хикэри вышла следом за ней. Идущая впереди красавица вошла в холл элитной башни, очень похожей на ту где Хикэри жила. Похоже девочка из очень богатой семьи. Сориентировавшись, она обнаружила, что ее жилище всего в четырех кварталах. Бывают же совпадения…
        Как только она повернула в сторону дома, земля под ногами как-будто дернулась. Нет, не показалось - вокруг замерли прохожие, кто присев к земле, а кто просто держался за столб или стену. Ее ощутимо качнуло следующим толчком, заставив пошатнуться. Асфальт дернулся еще раз и замер. Люди как ни в чем не бывало продолжили путь по своим делам. Привычные толчки - дракон лежащий под Японским архипелагам пару раз сонно дернулся…
        ?
        6 АВГУСТА
        ТОКИО
        РАЙОН ОМОТЕ-САНДО
        Быстро закрыв дверь и убрав ключи, Хикэри ткнула в кнопку, вызывая лифт.
        Через прозрачный пластик спускающегося лифта была видна приближающаяся улица, наполненная спешащими людьми и машинами. День в самом разгаре. Проходя мимо стойки у выхода из дома она кинула в сумочку пару карточек с адресом дома чтобы не потеряться в городе.
        Стоя на улице, девушка задалась мыслью: «а куда идти и что делать?» Секунда на размышление и мысленно махнув рукой(«а мы пойдем направо!»), повернула на право и влилась в поток людей. Еще полчаса неспешной прогулки и она окончательно успокоилась и с любопытством рассматривала вывески и витрины магазинов.
        Машинально кивает своим мыслям, накручивая прядь волос на палец.
        «Вот, вспомнила! я же собиралась сделать укладку. Уж слишком долго их вычесывать и укладывать. Дело за малым, найти тут парикмахера.»
        Насколько хватает глаз, такой вывески не наблюдается.
        Достав комт она включила навигатор. Есть, маршрут проложен. Хикэру уверенно шагает под писк навигатора. Обуреваемая противоречивыми мыслями, она добралась до остановки поезда, на полном автомате сунула карточку оплаты в автомат и буквально упала на свободное место. Выйдя под предупредительный сигнал навигатора на своей станции, увидела прямо напротив большой салон красоты. Все прошло лучше некуда. На входе ее с поклоном и приветливой улыбкой встретила вполне симпатичная девушка и проводила к столику, где с поклоном попросила обождать несколько минут.
        Хикэри лениво перелистывала обязательные для всех салонов красоты журналы. Пиллинг, маникюр-педикюр, спа и прочие процедуры для красоты. Ожидание не затянулось и она быстро оказалась в кресле мастера. Мастер, выслушав просьбу уложить в прическу на его усмотрение, но так чтобы была красивой, коротко кивнув, быстро заработал инструментом.
        Из салона она вышла в прекрасном настроение - задуманное еще в первый день выполнено и больше не ощущается спутанности волос, а с утра будет больше времени, которое уходило на расчесывание гривы. Еще пару часов просто ходила по городу, поглядывая на людей и вывески с витринами. Интереса ради зашла в торговый центр Хикэри просто бродила по этажам, мельком бросая взгляды на витрины. Хотя несколько раз и покупала всякие мелочи которые могли пригодиться. Заметив часы на стенке, она поняла, что с посещением салона и прогулками по городу время уверенно перевалило за полдень. Недовольно забурчавший живот подтвердил, что хозяйка слишком увлеклась осмотром восточных красот. К счастью для нее и спасению для протестующего желудка на верхнем ярусе центра нашлась целая горсть ресторанов и кафе. Довольная быстрым решение проблемы, пройдя мимо ресторанов, разместилась в небольшом кафе с европейским меню. Во всяком случае кофе и сдоба там нашлись.
        Краем уха услышала как за соседним столиком какой-то турист - из Австралии или Калифорнии судя по большой шляпе - пытался вручить официанту чаевые. Но тот вежливо, но твердо с непременным поклоном объяснил, что в Японии не принято оставлять чаевые. С вежливой улыбкой передав нужную сумму подошедшему официанту и поклонившись на традиционное пожелание заходить еще, она покинула гостеприимное кафе.
        Хикэри переключила комт на навигатор и вбила домашний адрес. «Однако я далеко ушла…»
        Недалеко она услышала шум толпы и типично японскую музыку. Наверно сегодня точно праздник. Любопытство оказалось сильней осторожности. Повернув за угол, откуда доносился шум, она мгновенно оказалась в толпе без всяких шансов выбраться. Но опасности быть задавленной ей явно не грозила - толпа, хоть и состоящая в основном из молодежи, возбужденной непонятно чем, плотно, но без давки двигалась к площади перед японским храмом. Как раз к тому времени как она оказалась рядом с входом в храм, двери широко распахнулись, выпуская четверых лысых монахов, несущих на плечах паланкин с статуей Будды….
        Над толпой зазвучали из скрытых динамиков первые такты гимна Японии. Монахи поставив паланкин склонились как и вся площадь в поклоне.
        И машинально она принялась повторять…
        Пусть продлится твоё царство
        Тысячу, Восемь ли тысяч Поколений…
        - Прослушайте объявление императорского двора, - зазвучало из динамиков после последних тактов гимна, - сегодня 6 августа 23 года эры Хэйсэй СУМЕРО МИКОТО ХЭЙСЭЙ КОТЕЙ снизошел на землю Ямато. Вместе с ТЕНГО СЕЙКО АСЭМИ он совершит молебствие богам в храмах Идзумо-Тайся, Исэ-Дзингу, Хэйян и Ясукуни. 15 августа 23 года эры Хэйсэй ками Аматерасу ТЭНГО СЭЙКО АСЭМИ и ками Сусаноо СУМЕРО МИКОТО ХЭЙСЭЙ КОТЕЙ обратятся к народу Ямато с вестью о будущем Империи. Проявляйте почтительность, будьте добродетельны и покорны богам!
        Динамики смолкли и на помост около входа в храм взошел полицейский с мегафоном.
        - Я хатамото[16 - Хатамото (буквально «знаменосец») изначально самурай, являющийся непосредственным вассалом сёгуна. В описываемое время - почетное звание, присваиваемое за безупречную службу, дающее ряд привилегий - например право личного обращения к государю.], императорского дома офицер императорской полиции Джиро Саито! Проявите почтение к владыкам Империи!
        Три сайкэйрэй СУМЕРО МИКОТО ХЭЙСЭЙ КОТЕЙ!
        Хикэри вместе со всей площадью три раза совершила этот поклон - как и положено медленно и старательно. В конце все дружно прокричали три раза
        Банзай Сумеро Микото Хэйсэй Котэй!
        ТЭНГО СЭЙКО АСЭМИ!
        Хикэри вместе со всеми еще три раза совершила САЙКЭЙРЭЙ и прокричала три раза Банзай Тэнго сэйко Асэми!
        Полицейский сошел с помоста и монахи подхватив паланкин потащили Будду в центр площади. Хикэри решила что на сегодня с нее довольно и, выбравшись из толпы, под писк навигатора пошла домой.
        ?
        - Они совсем не обладают такой мощью, как нам кажется. Это осталось в прошлом, - произнёс сиккэн Кейтаро Ходзё. Он сидел на полу у традиционно низкого японского стола, облачённый в изысканное шёлковое кимоно. Приглашённые украдкой поглядывали на часы. Было почти три утра, и, хотя они находились в одном из самых роскошных в городе домов с гейшами, пора было и честь знать. А Кейтаро оставался все таким же обаятельным хозяином. Человек немыслимо могущественный, он отличался поразительной мудростью, считали гости. Если не все, то почти все.
        - Но ведь они защитили нас и восстановили Империю, - заметил один из них. - От кого? От тех кто смог подняться благодаря тому что они сломали страну в 1904? - резко возразил Кейтаро. Резкость была допустимой. Несмотря на то что все сидевшие вокруг стола были отменно воспитанными людьми с утончёнными манерами, они хорошо знали друга друга, хотя, возможно, и не были близкими друзьями, к тому же было выпито изрядно спиртного. При таких обстоятельствах правила вежливости становились более свободными. Все могли говорить откровенно, не выбирая выражений, и некоторые слова, которые в обычной обстановке могли стать смертельным оскорблением, воспринимались спокойно, и резкие возражения никто не воспринимал как обиду. Это тоже являлось правилом, но, как случается с большинством правил, далеко не всегда применялось в жизни. И хотя произнесённые здесь резкие слова не подорвут дружеских и деловых отношений, не все откровенные высказывания будут позабыты. - Чья честь не пострадала от русских царей? - продолжил Кейтаро. Он не произнёс слово «варваров», заметили присутствующие японцы. Дело в том, что за столом
находились двое гостей. Один из них, вице-адмирал Шарль Мюзелье, заместитель командующего флотом королевства Квебек, проводил сейчас здесь свой отпуск. Другой, Джозеф Уоррен был видным английским дипломатом и входил в состав торгового представительства в Токио.
        В отношении к ним сквозило вежливое презрение. И, хотя они были высокообразованными людьми и ценными союзниками, воспринимались они здесь чужакам, - сидевшим в комнате, казалось даже, что они ощущают неприятный запах, исходящий от чужаков, хотя выпили все немало сакэ, что обычно притупляет обоняние. Японцев не покидала мысль, понимают ли гайдзины, что оказанная им честь - всего лишь утончённый знак презрения. Нет, наверно. В конце концов, они тоже относятся к числу варваров, хотя, быть может, и принесут определённую пользу.
        - Я согласен с вами, Ваше высочество, Альянс уже не представляет собой столь грозной силы, как раньше, но, уверяю вас, - произнёс Уоррен на блестящем английском языке выпускника Кембриджа, - их соединенный военно-морской флот весьма сильный противник. А против их сухопутных сил никто в мире не может противостоять. - Поэтому мы не сможем помочь вам прямой силой, но занять силы Альянса в Атлантике вполне реально… Уоррен выпрямил спину, стараясь выбрать положение поудобней, и пожалел, что нельзя сесть в настоящее кресло и выпить чего-нибудь покрепче. Сакэ, которым потчевали его эти маленькие высокомерные япошата, больше походило на воду, чем на джин - любимый напиток атташе.
        - А что скажут представители квебекской стороны? - обратился он к Мюзилю.
        - Признаться не вижу причин по какой мне следовало приехать сюда… - бросил тот с нескрываемым раздражением. Я ожидал что вы предложите создать некую третью - точнее четвертую силу. Ожидал хотя бы вчерне плана действий. Вместо этого я вижу, что вы собираетесь устроить демарш равный по уму и продуманности кабацкой драке.
        - Я представлял себе тех кто мечтает возродить славу Франции более решительными… - скривился сиккэн.
        Я и в самом деле представляю скажем так - оппозиционные монархии силы - и еще тех кто не забыл пламя над Парижем. Но это не значит что мы готовы подвергнуть угрозе разделить его судьбу Сен-Луи. - Я уже не говорю что ДША которые вы намерены привлечь к делу - то наш естественный враг. Но Англия до сих пор считает нас своим доминионом Канадой… Готов ли Лондон в частности предоставить официальные гарантии Королевству - или даже Республике Квебек?
        - Я полагаю что… - осторожно начал британец… Что после того как новый союз займет свое место в мире - место принадлежащее ему по праву - то эти второстепенные вопросы можно урегулировать в рабочем порядке…
        - Меrde![17 - Дерьмо! (франц)] - выругался адмирал. Англия даже встав из гроба не изменилась! Увольте - мсье! Если кто-то думает что мы просто сыграем роли в навязанном нам сценарии, к тому же повторяемом снова и снова со времен Наполеона III - когда тот таскал вам каштаны из огня Крымской войны - увольте! С вашего разрешения - откланяюсь! - он энергично встал, отпихнув кресло…
        «Не очень много мы теряем…» - промелькнуло одновременно у англичанина и японца.
        ?
        Хикэри добралась до квартиры и открыла дверь, прижимая пакет с покупками к груди.
        Добравшись до спальни, она бросила пакет на пол и прямо в одежде упала на кровать. Ее после всего произошедшего прорвало на дикий смех. Веселый день. И еще не вечер. Только пять часов. Скинув послуживший верой и правдой красный костюм, она убрала его в шкаф. Подобрав пакет, решила посмотреть, что ей как жертве агрессивной продажи смогли впарить. Сняв с первой покупки упаковку, обнаружила довольно красивое короткое кожаное платье. Хм, желание купить платье причудливым образом исполнилось. Но куда можно одеть это платье? Если она пройдется по улице в нем все мужики свернут шеи, а полиция задержит как проститутку.
        Смущенно хихикая от этой мысли, она продолжила разбирать пакет с покупками. Ого, вот это сапожки!!!!! Высокая платформа, шпильки сантиметров семь, ремешки и завязки почти до колени. Чем сапоги хуже туфель? Ну-ка, ну-ка идите сюда…. Чувствуя как напряглись вытянутые мышцы ног, распрямилась спина, чуть приподнялась грудь. Повернулась к зеркалу. Так и есть - грудь кажется выше, ноги тоньше и стройней, животик стал еще более плоским. Посторонний зритель мужского пола, находись он в комнате, был бы доволен. Полюбовавшись на себя в зеркало сняла сапожки и легла на кровать.
        Через час бездумного лежания на кровати Хикэри решила не откладывать на завтра свое обещание разобраться со шкафом и примерить красивое белье, тем более что время позволяло. А то вместо классической женской проблемы - нет места в шкафу и нечего надеть, совсем иная - что в шкафу - неизвестно. Через полчаса копания в шкафу кроме белья, брючных костюмчиков и непотребно коротких шортиков нашлось несколько коротких платьев, пара платьев длиннее, но с большими разрезами и декольте, много блузок и юбок. И как венец всего в отдельном ряду висело несколько наборов школьной формы. Синяя матросская блуза, коротенькая юбка, фуражка-картуз, туфельки на скромном каблуке… Что очень хорошо сочеталось с японской традицией кланяться всем подряд. Поклонишься и пожалуйста - продемонстрируешь либо грудь в расстегнутой блузке, либо трусики под приподнявшей юбкой.
        Ну ношения этой формы - я избежать в любом случае не сумею.
        Отложив форму пока в сторону, скинула халатик и занялась примеркой белья. Девушка мерила комплект за комплектом, впав в нездоровый азарт и забыв об усталости. Скромные лифчики с трусиками постепенно сменяли все более откровенные кружевные комплекты. Все эти вещи были жутко сексуальными, словно специально предназначенные для привлечения мужских взглядов, оставляя большую часть тела открытым. Трусики и лифчики такие крохотные и прозрачные что не скрывали ничего из того что стоило бы скрыть. Стало отчетливо понятно, что если кто - то сможет добраться до нижнего белья, его уже ничего не остановит!
        Вставая, Хикэри уперлась рукой в кожу, и увидела брошенное платье. Понимая что поддается типичному женскому рефлексу примерить все что только попадет в руку, натянула кожу на свое тело. Тонкая черная кожа отлично облегало фигуру подчеркивая каждую выпуклость и впадину. Соски нагло и вызывающе проглядывали через платье, ноги были открыты значительно выше колен, а спина и попа были прикрыты только завязками. Встретив девушку в таком платье у любого парня встанут не только волосы.
        «В таком наряде я выгляжу жутко развратно. Но не думаю что в ближайшее время я опять надену это платье с сапожками».
        Наконец, изрядно уставшая и опустошенная вытянулась на постели и почти сразу уснула.
        ?
        7 АВГУСТА 1992 ГОДА
        РАННЕЕ УТРО
        ТОКИО
        Ну и как тебе переговоры с сиккэном? - поинтересовался кронпринц у императора. Да никак, - император был не на шутку раздражен, - ты же слышал, что я ему сказал. - Ты заявил, что в свое время занял трон императоров России не для того, чтобы играть роль куклы, - ответил с долей уважения Фридрих.
        - А что я еще мог ему сказать? - Император продолжал распаляться, - предложить мне выбрать из двух девиц ту, которую он сочтет подходящей. Одна его племянница, вторая просто тупая корова. Я ему напомнил, что мой дед выбрал его бабку вопреки всем и только благодаря доброй воле моих предков он вообще сидит на троне князей Эдзо. Вассал называется.
        - Ты уверен, что предложить ему принести вассальную присягу за маркизат прямо в его дворце было правильной идеей, - Фридрих покачал головой, - ты был излишне резок. - Я всего лишь показал маркизу его место и он вассальную присягу принесет послезавтра как и обещал. Злится?! Пускай злится. Мне надоело выслушивать от него более получаса пустые разглагольствования о чистоте крови и о величии древних родов. - Но согласись, заявить о том, что с высоты трона России он и ныряльщик за жемчугом одинаковы, было все таки…эээ некоторой резкостью. - Не было, - отрезал царь, - и тот и другой мои подданные и ныряльщика я простить могу поскольку он темен и неучен, а то что творит мой родич уже почти измена. Это не говоря что трон всероссийских императоров - это еще и трон японских тэнно! Фридрих промолчав, тем не менее всем видом показал царю свое несогласие.
        - Знаешь что, - император решил поменять тему беседы, - следующая встреча у нас вечером и время есть. Давай погуляем по Токио. Когда я был здесь - тому уже пять лет, мне понравилось в Омоте-сандо. Такое милое местечко. Я тогда открыл для себя неформальный Токио и пару раз удирал от охраны и неплохо провел время с чудными девочками с Такэсита. Там есть пара отличных рыбных ресторанчиков рядом и мы можем спокойно посидеть. Для японцев мы все равно на одно лицо, нас никто не узнает.
        - Ладно, но человек шесть охраны мы возьмем.
        - Бери, мои лейб-гвардейцы из японского полка хоть и переоделись в штатское, но вполне справятся с любой мыслимой угрозой, да и сто к одному что полиция и мой батальон охраны втихую оцепят район в течение часа.
        ?
        7 АВГУСТА.
        ТОКИО.
        ОМОТЕ - САНДО
        Наглый солнечный луч опять светил ей в лицо, вырывая из сна и не давая предаваться вожделенной лени. А Хикэри так хотелось поваляться подольше, раз уж никто не будит ни свет ни заря… Моргнув пару раз и окончательно просыпаясь, она покраснела вспоминая что вытворяла вчера вечером. Вытянулась на кровати, едва не мурча от удовольствия как кошка на солнце.
        Потом закончив утренние процедуры, отправилась на кухню, по пути включив телевизор на программу новостей. Хватая палочками очередную порцию салата, она краем уха прислушивалась к бормотанию ведущего.
        МЕСТНЫЕ НОВОСТИ…. ВЧЕРА НАС ПОЧТИЛ СВОИМ ВИЗИТОМ БОЖЕСТВЕННЫЙ СУМЕРО МИКОТО. ТОЛЬКО ЧТО ПРЕСС-СЛУЖБА ЕГО ВЫСОЧЕСТВА СИККЭНА РАСПРОСТРАНИЛА КОММЮНИКЕ О ЕГО ВСТРЕЧЕ С БОЖЕСТВЕННЫМ ГОСПОДИНОМ. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ОСТАЛСЯ ДОВОЛЕН ПРИЕМОМ И БЛАГОЧЕСТИЕМ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА И ВЫРАЗИЛ ЕМУ СВОЕ ВОСХИЩЕНИЕ ПОРЯДКОМ И ЧИСТОТОЙ НАШЕГО ГОРОДА. В СВЯЗИ С ПЕРЕМЕЩЕНИЕМ КОРТЕЖЕЙ СУМЕРО МИКОТО И ПРИЕЗДОМ ТЭНГО АВТОМОБИЛИСТОВ ПРОСЯТ ВОЗДЕРЖАТЬСЯ ОТ ПОЕЗДОК НА СВОИХ АВТОМОБИЛЯХ В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДУЮЩИХ ТРЕХ ДНЕЙ В СВЯЗИ С ПЕРЕКРЫТИЯМИ УЛИЦ ТОКИО.
        «А мне все равно - машины то нету.»
        Дослушав новости, и подумав что подхалимы и идиоты наличествуют на телевидении в полной мере, Хикэри закончила завтрак и занялась уборкой вчерашнего разгула. Кое-что полетело в корзину для грязного белья, остальное заняло свое место в шкафу. Проявив типичную японскую аккуратность раннее ей совсем не свойственную, разложила все вещи по местам. С недавних пор ее стал раздражать вид валяющихся не на своих места или неаккуратно сложенных вещей. Избавляясь от это чувства она положила новые вещи в шкаф и несколько раз поправляла постель пытаясь добиться идеального вида. На извечный вопрос русских предков - «что делать?» ответ нашелся довольно.
        «Пора вновь выйти в люди».
        Одев вчерашний красный костюм и взяв рюкзачок она покинула квартиру идет к станции метро.
        «Надо более детально изучить магазины в своем районе и особенно тот торговый центр куда я вчера так и не попала с этими монахами и их Буддой. Пора купить что-нибудь симпатичное и уютное!»
        Улыбаясь этой мысли она вошла в подошедший поезд.
        Девушка, здесь нельзя пользоваться мобильной связью! - голос пожилой женщины вырвал ее из раздумий.
        - Нельзя? - глупо переспросила она от неожиданности разглядывая табличку на стенке вагона «места для беременных. Воздержитесь от использования мобильных телефонов» - Гоменнасай![18 - Прошу прощения (яп)], - фраза с оттенком самоуничижения вырвалась вместе с поклоном автоматически, без участия разума.
        Видимо женщина осталась удовлетворенна ее реакцией и ответила коротким кивком.
        Навигатор в комте коротко пискнул, сообщая что пора выходить.
        Решено, сначала покупаем часы.
        Дома конечно, лежат одни, но явно дорогие и что главное слишком мелкие. Найдя прилавок с часами она быстро выбрала приглянувшиеся. Вежливая шатенка-продавщица, по виду чуть старше ее с поклонам протянула облюбованную модель.
        - Это мужская модель, госпожа - предупредила продавщица.
        - Ну и что, зато циферблат большой и сами часы ударопрочные и в них нырять можно, - ответила Хикэри пытаясь затянуть браслет на узком запястье.
        - Многие молодые люди не любят когда у их девушки такие часы - пояснила шатенка.
        - Когда молодой человек у меня будет, то это будут его проблемы - выдала она приставучей девушке.
        Её улыбка стала несколько натянутой и оплата товара прошла в полном молчании.
        Довольная маленькой пакостью, Хикэри установила точное время на часах и отправилась дальше. Бродя по первому этажу она дошла до конца зала где было довольно тихо и спокойно. Негромко журчал фонтан, и тихо шелестели листьями маленькие деревца. Наверное это был маленький уголок для релаксации. Опустившись на скамейку рядом с фонтаном слегка откинулась назад и расслабилась. Но слева она заметила небольшой павильон который странно тянул к себе. Встряхнула головой, но наваждение и не думало проходить. Небольшое помещение оказалось воплощением мечты любого помешанного на холодном оружие. Трехзубые саи, топорики-камы, катаны с парными короткими мечами и как завершение - почти запретное оружие синоби - сюрикены. Такие же сюрикены висели на поясе манекена в форме «Ночных птиц» - сформированного отцом принца Мамору полка в котором бойцы проходили обучение по методикам тех самых синоби и ниндзя - и распущенном через три года за бесполезностью. На маневрах обычный разведвзвод провинциального полка повязал роту «Птиц» как желторотых новобранцев. Как смутно помнила она объяснения - по сути от школ ниндзюцу
ничего не осталось еще в эпоху Токугава - зачем тайные шпионы в мирной стране? А эти вещи определяет мастерство - сумма тысяч приемов и методик и огромное наследие воинской культуры. Там, где эта связь порвалась, - порвалась навсегда. Ни по каким тайным книгам и манускриптам - если они и есть - не научишься.
        Она еще с какое то время изучала стальные орудия смерти. Но увы, при внимательном взгляде было видно что режущие кромки всего оружия были затуплены и все это великолепие явно годилось только на сувениры. Кроме катаны в центре. Её плавные изгибы завораживали. Очень хотелось взять и почувствовать ее вес, ощутить клинок продолжение своей руки, взмахнуть и услышать свист рассекаемого воздуха.
        - Понравилось? - раздался за спиной голос.
        - Амитофо!!! Едва не закричав от испуга она резко развернулась к говорящему. Ведь совсем неслышно подошел. Так и до обморока довести можно!!!
        Передо ней стоял невысокий старичок, с длинными седыми волосами заплетенными в косичку. На морщинистом лице играла легкая улыбка, а в глазах искрилось веселье. Явно ее реакция на невинный вопрос его развеселила.
        - Да, сенсей… - вместе с максимально глубоким поклоном ответила Хикэри после секундной оценки увиденного. Слишком сильно он напоминал учителя брата по рукопашному бою. Такой же маленький и явно очень быстрый.
        - Первый раз вижу что бы юная девушка уделила столько внимания оружию - задумчиво произнес он слегка наклонив голову и рассматривая ее с интересом энтомолога, удивившего новую бабочку которую обязательно препарировать.
        - Увы, мастер, простите мне мое невежество - с поклоном ответила Хикэри, - но все что я могу, это оценить прекрасный внешний вид. Слишком мало в свое время я уделяла внимания благородному искусству кен-до.
        - Бывает что жизненные обстоятельства сильней нас - все с той же легкой улыбкой философски заметил старик.
        «Хотя какой он старик, нашего наставника в его шестьдесят пять я с братом так и не смогла коснуться».
        - Но вы правы….? Он вопросительно посмотрел, слегка подняв бровь.
        - Хикэри Накамото, сенсей! Простите что сразу не представилась. - с очередным поклоном ответила она правильно истолковав его вопросительный взгляд.
        - Да Хикэри-тян, давать в руки неопытному человеку меч право же не стоит. С этими словами он прошел мимо нее, сделав при этом движение, которое могло сойти за приглашение следовать за ним. Остановившись около небольшого столика последовало еще одно приглашающие движение. С любопытством глянув на маленький ящичек Хикэри увидела с десяток толстых игл. Но почти сразу поняла что это маленькие стилеты сделанные в виде женской заколки.
        Получив разрешение Хикэри осторожно взяла одну из них почувствовав заметную тяжесть для такой маленькой вещи.
        «Просто прелесть!!!! И как раз для моих волос!!»
        Вскоре она удалялась от гостеприимного зала сжимая в руках ящичек с новыми заколками. И пусть они как и почти все оружие были затуплены («Ну, камешек и ремень для заточки я быстро найду!») и обошлись многократно дороже часов, впервые за последние дни Хикэри была странно счастлива. Посчитав программу выполненной она отправилась домой. Уже подходя к дому, вспомнила что в холодильнике продукты на исходе. Купить продуктов и приготовить себе ужин? А может зайти в ближайшее кафе или якиторию? Поколебавшись она решила приготовить себе ужин. Ближайший продуктовый нашелся буквально в паре кварталов. Магазинчик встретил приятной музыкой оставляя новые впечатление. Так любимых всеми лентяями готовых завтраков и полуфабрикатов много. Бобов и соусов к ним огромный выбор. Фрукты в наличии. Рис, морепродукты в любом количестве на любую цену… Понемногу корзинка заполнялась продуктами. Закупив все необходимое девушка направилась домой. Через час на сковородке поджаривался большой кусок мяса. Рядом на столе стояла посудина наполненная привычным салатом и пара пиал с соусами и подливами.
        «Да, знаю что мясо на ночь вредно, но как же это аппетитно пахнет!»
        Переключив канал на новости она без интереса прослушала мировые и местные новости. Улыбнулась, увидев ролик из Ирландии где посла Швеции принимал по какому то поводу Верховный король Патрик - смешной рыжий коротышка во фраке и забавном зеленом головном уборе увешанном аляповатыми украшениями. Лишний раз убедившись что все идет как обычно, в мире - мир и порядок насколько это возможно; император восхищен Токио и сиккэном, сиккэн безусловно верен повелителю и мельком подумав - зачем аудиторию так рьяно в этом убеждают? - выключила телевизор и доела. Затем стала перед зеркалом. Как создать нужное впечатление? Подошла ближе и попробовала улыбнуться. Результат превзошел все ожидания: невинный взгляд наивных глаз, смущенная улыбка и ямочки на нежных щечках. Идеально. А если вот так? Губы растянулись шире и впечатление изменилось: злорадное создание, вертящее окружающими.
        «Ясно. Так улыбаться нельзя. Пока что нельзя.»
        Сейчас внешность играла на руку - от слабой, красивой девушки никто не ждет подвоха.
        Потупила взор - в зеркале отразилась милая девушка с которой можно писать картину «Невинность». А если так - поставила ногу на стул, прогнула спину, тряхнула головой перебрасывая волосы на одно плечо, рукой сдвинул и приподняла грудь. Влажные блестящие губы, похотливо блуждающий между ними острый язычок, призывный взгляд, соски задорно торчат сквозь ткань…
        - «Да уж, выгляжу как дорогая шлюха. Но делать нечего - сексуальность это то же оружие которым в моем положение не стоит пренебрегать. И умение танцевать вальс, танго и румбу может пригодиться, когда-то занятия бальными и латиноамериканскими танцами приносили мне удовольствие. Когда-то у меня был дом и была семья….» - мелькнула грустная мысль. Хикэри печально улыбнулась своему отражению в зеркале и пошла спать.
        ?
        16 СЕНТЯБРЯ
        САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
        ШТАБ-КВАРТИРА ОСВЕДОМИТЕЛЬНОГО АГЕНТСТВА.
        Технику нравилось работать с обычной плёнкой - она была стандартной, операции несложными и оборудование для них использовалось самое простое, - и он уже давно перестал проявлять интерес к изображениям на кадрах, а следил лишь за тем, чтобы всё было проделано правильно. В данном случае наполнение цветом оказалось характерным и сразу все объяснило. Плёнка японской фирмы «Фуджи». Он проявил плёнку, разрезал её на слайды и поместил каждый в картонную рамку. Единственное, чем отличались эти слайды от тех, где молодожены запечатлеют свадьбу или студенты - выпуск, заключалось в том, что на каждой рамке стоял штамп «Совершенно секретно». Пронумеровав все слайды, техник уложил их в коробку, запечатал в пакет и поместил в корзинку для исходящих документов. Через тридцать минут в фотолаборатории появился курьер с сопровождающим, взял пакет, подошла к лифту и поднялся на пятый этаж здания, где размещалось Японское отделение. Здесь сейчас трудились приглашенные эксперты-ракетчики - их задача заключалась в том, чтобы изучать спецификации ракет и определять их истинные возможности.
        Титулярный советник Борис Акакиевич Дорошин приступил к делу без спешки. Уж времени-то в его распоряжении было сколько угодно. Открыв коробку, он разместил слайды для автоматической подачи в проектор и внимательно изучил каждый кадр, делая подробные записи. Для этого ему потребовалось два часа, и работу пришлось прервать на обеденный перерыв. Он снова уложил слайды в коробку и запер в сейф, после чего спустился в кафетерий на первом этаже. Вернувшись к себе в лабораторию, он задёрнул шторы и снова установил слайды в проекторе. Он мог бы выбрать только те, что заинтересовали его и которые он отметил, но сегодня у него нет больше работы, а потому её следует растянуть на весь день, если не на всю неделю. И потому Дорошин решил с максимальной тщательностью сравнить все, что видит на экране, с информацией, полученной ранее от специалиста из Космического Департамента.
        - Акакиевич - ты не будешь возражать, если я присоединюсь к твоим исследованиям? - послышался голос коллежского асессора Подрясного, просунувшего голову в дверь.
        - Да, конечно, дружище! - отозвался Дорошин.
        Подрясный перехаживал в чине из-за склонности выпить - но весьма поднаторел в анализе снимков, и, будь в этом деле ученая степень - был бы профессором - его опыт в этой области был поистине энциклопедическими.
        - Ага, наш старый друг «Черный меч», - заметил Борис Акакиевич, опускаясь на стул. - Знаешь, а мне нравится, как она теперь выглядит. - Пожалуй, - согласился Подрясный, потягиваясь и стряхивая послеобеденную дрёму.
        Они некоторое время изучали снимки - корпуса ракет сверкали полированной нержавеющей сталью…
        - Иванов - Второй из Департамента говорит, что японцы сумели заметно облегчить вес корпуса, применив новейшие сплавы - сталь легирована редкоземельными, - заметил Дорошин. - Теперь я верю ему.
        - А мы знаем, кто сделал эти фотографии? - спросил Борис Акакиевич.
        - Один из агентов ОКАА - это все, что мне известно. - Подрясный нажал на кнопку. На экране появилось новое изображение. - Много изменений. У меня такое впечатление, что японцы старались сделать их особенно красивыми, - заметил он.
        - Ну и что думает господин титулярный советник о том, какой вес они теперь могут поднять на орбиту? - спросил Подрясный.
        - Судя по тому, что нам сообщили наши космолетчики, это облегчило корпус ракеты более чем на четыреста килограммов… - Снова щелчок.
        - А ты вот сюда посмотри…
        - Действительно странно. Если им требовалось облегчить конструкцию - то отчего бы им не заменить узел крепления??
        В боевых ракетах главное - их головная часть. И конструкция ракеты была приспособлена для их крепления. Любая твердотопливная баллистическая ракета летела с непрерывным ускорением с момента начала полёта до полной остановки ракетных двигателей, однако момент наибольшего ускорения наступал перед самой их остановкой. В это мгновение, когда сгорало больше всего топлива, нарастание скорости достигало максимума и перегрузки превосходили все возможные представления. В то же самое время структурная прочность корпуса ракеты, зависящая от содержащегося внутри топлива, становилась минимальной, и потому крепление боеголовки должно быть тяжёлым и прочным, чтобы равномерно распределить ее намного возросшую инерционную массу.
        - Интересно почему? Ведь теперь эта «птичка» предназначена для вывода на орбиту космических спутников…
        - Но может дело в том что они хотят выводить тяжёлые спутники, обеспечивающие космическую связь…
        - Да, верно, однако посмотри вот сюда…
        Основание для крепления боеголовок должно быть массивным и прочным по всей своей площади, тогда как крепление спутника связи представляет собой всего лишь узкое стальное кольцо, и всегда кажется слишком лёгким для выполнения такой задачи. В данном случае крепёжное кольцо походило скорее именно на массивное и прочное крепления боеголовки.
        Дорошин полез в ящик стола, достал оттуда недавнюю фотографию ракеты «Блэк свордс», сделанную немецким офицером во время инспекционной поездки в Англию, посмотрел на неё и молча передал Подрясному.
        - Действительно. Это самое обычное крепление для боеголовок, точно такое же, как было спроектировано англичанами. Может быть, с использованием более качественных материалов, при более тщательной сборке. Японцы изменили почти все, верно? Тогда почему они именно это оставили таким, как раньше? - спросил асессор.
        - Мне тоже это кажется странным. Сохранив прежнюю крепёжную конструкцию, они не захотели избавиться от… сколько весит такое крепление? Килограмм сто пятьдесят а то и больше.
        - Совершенно непонятно, батенька! Именно здесь они должны были бы стремиться сберечь вес. Каждый килограмм в этом месте равен четырём или пяти на первой ступени ракеты…
        Они подошли к экрану.
        - Одну минуту… Совершенно верно, это крепление для боеголовок. Никаких изменений. Но тут отсутствует кольцо для крепления спутника. - титулярный советник недоуменно пожал плечами.
        - Может быть, они намерены установить третью ступень? Например для лунных аппаратов или каких-нибудь космических телескопов на геостационарной орбите??
        Дорошин - бывший выпускник Петербургского Технологического института не прошедший по конкурсу в тот самый космической департамент и с горя принявший в своей время предложение ОСВАГа подумал и решительно покачал головой.
        - Нет…. Даже в этом случае такое массивное соединение совершенно излишне! Ступень требует совсем другого крепежа…
        - Если бы это не было полной бессмыслицей - изрек Подрясный - я бы предположил что они под видом космических ракет пытаются сделать боевые…
        - Но это же полная чушь! Не говоря уже обо всем прочем… Но у Японии нет и не может быть… боеголовок, оправдывающих столь мощную ракету. По некоему суеверию Дорошин избегал произносить «ядерных» вслух.
        - То - то и оно! - Подрясный озабоченно вздохнул.
        ?
        8 СЕНТЯБРЯ
        ТОКИО
        Ну вот и последний звонок на сегодня. Хикари как обычно накладывала перед зеркалом в туалете скромную косметику. Но в этот раз ее прикрывает Марико. Она, прикусив язычок, пытается одеть сережку-колечко. Поскольку в школе были запрещены не только яркий макияж, но и украшения, то она просто забыла про шкатулку с украшениями. И дырочки в ушах едва не заросли.
        Ну вот, ее старания вознаграждены, уши чуть-чуть оттягивает. Теперь еще часики и пару колечек на пальцы.
        У выхода из школы ее догнала староста и предложила сопроводить ее на шоппинг - за новым платьем, при этом выразительно намекнув, что это помогает неплохо расслабиться. Не ожидая подвоха, Хикэри согласилась…
        Подруга целеустремленно повлекла ее за покупками… Цель визита помещалась в крупном торговом центре. Искомый магазинчик оказался на втором этаже.
        - Нам сюда, - сказала Такаги, кивая в сторону стеклянной двери с вывеской «Дизайнерская одежда».
        - Здравствуйте. Я могу чем-нибудь вам помочь? - приветливо произнесла молоденькая девушка-продавщица, выходя нам навстречу и слегка кланяясь.
        - Да вот… - Саю окинула взглядом зал. - Платье себе новенькое хочу прикупить…
        - О! Тогда вы определённо зашли по адресу! У нас всё только самого лучшего качества! - тут продавец-консультант несколько скептическим взглядом окинула нас двоих..
        Мы что, настолько неплатёжеспособно выглядим? Вроде на нас школьная форма с эмблемой не самой плохой школы…
        - Главное, чтобы понравилось… Ведь так? - флегматично протянула я.
        - Угу… - рассеянно произнесла Саю, мечтательным взглядом окидывая платья. - Думаю, мы здесь задержимся…
        - Ну как тебе? - покрутилась староста.
        - Эээ… - невнятно промычала Хикэри, - так это не платье, а занавеска!!!
        Нет, а как ещё назвать это непотребство? Две какие-то полупрозрачные… занавесочки тёмно-зелёного цвета, кое-как скреплённые на поясе и на спине…
        - Хикэри, ты ничего не понимаешь в современной моде, - поджала губки Саю. - Я еще займусь твоим вкусом! Так что немедленно снимай эту ерунду!
        - Прямо сейчас? Прямо здесь? - захлопала глазами Такаги. - Хотя бы до дома подождала…
        - Саю!!
        - О, я видела, как ты смотришь на меня в душе! Что тебя нравится больше всего, Хикэри? Это моя грудь? Мои ноги? Кстати, мои бедра покачиваются, когда я иду? - при этом ее шаловливый язычок прошелся по губам.
        Хикэри почувствовала, как загорелись уши и вспыхнуло лицо от смущения. С момента последнего свидания с девушкой прошло изрядно времени и все больше хотелось повторить все еще раз.
        - Просто любуюсь твоим телом, Саю. У тебя просто совершенное тело. - открытое до невозможного платье оставляло мало простора фантазии. Зачем покупать новое платье, если носишь только школьную форму? - ушла девушка от опасной темы.
        - Вот закончим школу, поступим в университет. И буду тогда каждый день по три платья носить!
        - Одновременно не получится - будет слишком жарко. Тем более будет лень так часто переодеваться. Не говоря уже о том, что они к тому времени выйдут из моды…
        - Зануда - вяло возмутилась Саю.
        - Давай следующее платье…
        - И ты еще критиковала мои платья! - Возмущалась Саю - А сама купила такое!!! - Да это ж классика! - возмутилась Хикэри. - Нормальное вечернее платье!
        - Да!? Пункт номер один, - ее ткнули пальцем в грудь. - Декольте слишком глубокое. Пункт номер два - вырез сзади до самой задницы. Пункт номер три - разрезы снизу до пояса. Пункт номер четыре - кричащий красный цвет… С бабочками!!! Я молчу, что соски видно сквозь ткань.
        Вредная подруга сопроводила свои слова щипком за упомянутый сосок… Вот зараза!!!
        - И вообще, куда ты только собралась идти в таком платье-то? - зловеще поинтересовалась Саю. - И с кем?
        - Ни с кем и никуда. Буду ходить в нем дома. - И вообще, это платье известной охотницы на вампиров и международной шпионки!
        - Шпионки? Больше похоже на рабочую одежду шанхайской шлюхи.
        - Да что ты понимаешь в охоте на вампиров?
        - Ты права, ничего. Например совсем не представляю как ты будешь бегать на таком каблуке…
        - Надеюсь бегать не придется.
        Саю тут же взяла реванш, затащив ее в парфюмернй отдел.
        Хикэри подобрали целую коллекцию баночек и флакончиков, и тюбиков. Староста же прибарахлилась по полной с огромным удовольствием.
        - Ну и к чему это представление? - поинтересовалась она у Саю, когда спустя где-то полчаса они, наконец, разместились в кафе, закончив покупки.
        - Какое именно? - переспросила подруга, эротично облизывая ложечку с мороженным.
        - Ты перемерила кучу открытых платьев, но купила в основном довольно скромные….
        Саю отчетливо хмыкнула. На мгновение острый, розовый язычок мелькнул между белоснежными зубками.
        - Хотела тебя соблазнить, получилось? - спросила девушка еще раз облизываясь.
        Хикэри не могла отвести глаз от капризно изогнутых, словно выточенных из кроваво-красного камня губ. Никакой излишней пухлости, четкие линии, совершенство…
        - Может зайдем ко мне и еще раз примерим платья? - предложила она, стараясь унять учащенное дыхание.
        От Саю исходил запах девичьего тела, смешанный с запахам мускуса. Пока лифт поднимался на нужный этаж, Хикэри смогла взять себя в руки. Действительно, к чему торопиться? Вся ночь впереди и не первый раз ложится в постель с девушкой.
        - А у тебя шикарно и стильно. - заметила подруга, оглядывая ее квартиру. - Покажешь где твоя спальня?
        - Конечно покажу! - многообещающе улыбнулась Хикэри. И покажу, и расскажу, и дам попробовать. В спальне, кинув сумку в угол, Саю пододвинулась к ней вплотную, нежно обняла за плечи, притянула к себе и притронулась своими горячими губами к ее… Подружка совсем осмелела. Одной рукой она взяла Хикэри за талию, другой притянула ее голову и крепче прижалась к губам. И тут Саю резко остановилась.
        - Что-то не так?
        - Если ты не против, я хочу увидеть как ты выглядишь в своем новом платье.
        - Вот как… - дрожа от возбуждения, сбрасывает с себя школьную форму, оставшись в одних трусиках. Под внимательным взглядом торопливо натягивает платье. Хикэри начала чувствовать как твердеют соски.
        - Ну как? - подняв руки, чтобы подчеркнуть грудь, она повернулась к подруге спиной, демонстрируя себя.
        - Очеееень… - к спине прижимается упругая грудь, а острый язычок безошибочно находит ушко. Поигравшись с ним, Саю стала покрывать поцелуями шею, потом плечо. Ее руки сквозь тонкую ткань ласкали горячие груди. На секунду она отпрянула, развернув Хикэри к себе. Под ее руками платье стало сползать вниз. Чувствует, как прохладно стало обнаженной груди. Соски попадают в сладостный плен губ. Руки Хикэри скользят по плечам и спине подруги. Какая у нее прекрасная кожа… Платье вместе с трусиками уже спущено до колен. Толчок! Не ожидав подвоха, она путается в собственных трусиках и растягивается на постели. Не дав ей опомниться, Такаги оказывается сверху, прижимая ее. Хикэри мельком замечает мелькнувший под коротким рукавом школьной блузы широкий узорчатый браслет.
        - Я хотела тебя с первой нашей встречи - шептала Саю, - и уже устала скрывать свое влечение. Но ты делала вид, что не понимаешь меня. Хочешь чтобы все о исходило от меня, а ты невинная жертва, которую «поимели» против ее воли?
        Она прошлась язычком по шее, Хикэри так и не поняла что произошло, но уже через мгновение сама впилась в её губы. От поцелуев она почти потеряла контроль над собой. Низ живота запылал и жар начал распространяться по всему телу.
        «Прости, подруга, но я предпочитаю быть сверху…»
        Резким движением сбрасывает ее с себя и наваливается сверху, игнорируя протестующий вскрик. Несколько секунд Саю пыталась вернуть утраченное лидерство, но Хикэри оказалась заметно сильней. Снова впивается ей в губы, просовывает свободную руку под ткань ее юбки, раздвигает ножки и между обжигающими прохладой бёдрами находит на ощупь лоно… Поглаживает их, раздвигает, просовывает пальчики внутрь… Девушка, прекратив сопротивление, сладостно извивается и стонет.
        Такаги, издав громкий крик, выгибается навстречу. Все тело, блестящее от пота, содрогается в сладостных судорогах. Издав еще одни громкий крик, Саю замирает. Только вздымающаяся грудь и прерывистое дыхание показывают, что она жива. После оргазма она долго приходила в себя, а Хикэри лежала, подперев голову рукой, и разглядывала это чудо. Минут через пять Такаги пришла в себя.
        - А теперь моя очередь делать тебе приятно….
        Саю резко припала к ее лону и Хикэри потекла.
        Она словно плыла от невыразимого наслаждения и не ощутила как левое запястье что - то охватило. Когда ее правое запястье охватила кожаная полоска, Хикэри только удивилась. Два коротких щелчка и ножки оказались в подобном прочном плену.
        Да что за? В раскрытый для крика ротик был воткнут резиновый мячик. Не дав ей опомниться, с еще одним шелком его фиксирует ремешок. На ярко-алых губках Саю играла обольстительная и в то же время жесткая усмешка.
        - Что подруга, думала на этом все закончится? Нееет, слишком долго я за тобой бегала чтобы удовлетвориться такой малостью. У нас с тобой еще вся ночь впереди.
        Не обращая внимания на возмущенное мычание, Саю извлекла из школьной сумки небольшую бутылочку. Только сейчас Хикэри заметила появившийся на туалетном столике бокал, перекочевавший сюда с кухни. Саю быстро перелила содержимое в бокал. Как по волшебству появился еще один маленький пузырек, который тут же был перемешан с содержимым бокала.
        - Хикэри, я сейчас выну кляп, но ты должна вести себя тихо. - ее пальчик прошелся по моим губам.
        - Иначе… - она продемонстрировала кляп в виде члена, соединенный трубочкой с маленьким насосом. Шевельнув челюстью, Хикэри попыталась размять затекшие мышцы лица и упустила Саю из вида. Как оказалось зря…
        Быстрым движением она опустошила бокал и прильнув к распахнутым губам Хикэри, влила все в нее. По вкусу очень хорошее вино…
        Хикэри разделилась на две части - разум возмущался сложившей ситуации и насилию, которому ее подвергли, тело же всячески наслаждалось происходящим, игнорируя доводы разума.
        Возбуждающее… Вместе с вином… Прощай, разум, встретимся утром… - мелькнула мысль, прежде чем ее в который раз стало накрывать волной возбуждения.
        Следующие пару часов в памяти сохранились фрагментарно.
        Щелк, Саю обессилено скатывается с Хикэри и спустя минуту начинает ласкать ее. Совсем скоро та растворяется в блаженной неге. Щелк. Она сидит на коленях Такаги, подставив грудь ее умелому ротику и откинув голову, тихо постанывает. Щелк. Наши сплетенные тела скатываются с кровати на покрытый ковром пол… Щелк. Они исступленно целуются, клянясь друг другу в любви. Щелк. Хикэри опять накрывает волной удовольствия. Щелк. Щелк. Щелк…
        В какой то момент сладостное забытье сменилось обычным сном.
        Проснувшись от жара и нехватки воздуха, она обнаружила, что лежит на постели, заботливо прикрытая одеялом. Руки и ноги свободны, что просто отлично… И главное к ее спине, обняв и для верности еще и закинув сверху стройную ножку, лаская своим теплом, прижимается подруга.
        Такаги так и не проснулась, когда Хикэри зафиксировала сведенные вмести ее руки и раздвинутые ноги. Но после пары пощечин она открыла затуманенные глаза. она грубо впихивает в ее ротик кляп и несколькими движениями накачивает его, распирая развратный ротик со злорадной улыбкой смотрит на распятую девушку с призывно раздвинутыми ножками.
        Начинает гладить ее ножки, они такие гладенькие, с нежной кожей. Сначала ласкает своей рукой внешнюю сторону, ее дыхание уже начинает прерываться…. «А в ведь мы только начали…» И без предупреждения сжимает ее соски. Из под кляпа вырвалось слабое мычание и тонкая струйка слюны.
        - Теперь моя очередь - Хикэри нагибается к ее ушку.
        - Продолжим? - молчание.
        - А игнорировать собеседника это невежливо, Такаги. - Подумай, какой пример ты подаешь всему классу.
        ?
        Увидев свое отражение в зеркале, она ужаснулась - все тело покрывали синяки и разводы, на груди и шее - засосы, на спине шикарный след острых коготков… Ванну огласила матерная тирада, в которой причудливым образом сплелись русские, японские и немецкие выражения с поминанием азиатских демонов и методов их употребления.
        Не слабо оторвались… Целый час она осторожно отмывается от следов разгула и обрабатывала ссадины и царапины. Как намучилась, протирая царапины на спине, это надо было видеть. Ух, тигрица недоделанная!!! Зато, к собственному немалому удивлению, девственность осталась на месте. - Девственность… - Хикэри понимает, что улыбается как безумная, - кто бы мог подумать, что в ней до сих пор с живет вот такая романтическая девочка, которая твердо настроена найти любовь всей жизни и именно с ней лишаться невинности. Понятно, что староста - любительница садо-мазо - в эту категорию ну никак не попадает.
        Удивительно, но злости на подругу за произошедшее не было. «Ну покувыркались, ну предпочла подруга побыть сверху, что с того? Можно подумать, предложи она такой вариант, я бы отказалась. Нет, но сюрпризы я не люблю. Значит получит по попе именно за это. Ой, а она там удовольствие получает, пока я тут валяюсь.»
        Машинально Хикэри отмечает время - настенные часы показывают два ночи.
        «Ну это как раз понятно. Ладно, утром поговорим. Мне еще обещанное выполнить придется. Раз обещала, нужно выполнить. Иначе мое слово, слово титулованной дворянки, стоить ничего не будет. И всем плевать, что даешь его в запале и не подумав.»
        С наслаждением вытягивась на постели рядом с Саю, она заснула едва коснувшись подушки.
        ?
        - Хи…ри! … На… … ат! … Мы … … опо……лу! - чей-то крик пытается достучаться до сознания.
        Хикэри подкинуло чем-то мягким и теплым.
        Спустя пару минут она смогла прийти в более-менее работоспособное состояние и понять, что источником шума является жужжащий комт, бог весть как оказавшийся на подушке. Еще и утренние солнце через незакрытое вечером окно светило прямо в глаза. Но как мягко лежать… В этот момент подушка подпрыгнула, откидывая в сторону, а в самое ухо рявкнул голос:
        - Мда… за время сна она подгребла связанную подругу под себя и лежала, уткнувшись носом в ее грудь. А та, изогнувшись в путах, смогла почти подпрыгнуть из положения лежа, скинув ее с себя. Взгляд упал на комт.
        «Боже! Пять сорок пять утра!»
        «И после всего произошедшего она еще смеет будить чуть свет?» Возмущенная мысль угасла под напором всепоглощающей лени.
        - Ни в какую школу мы сегодня не пойдем… - переворачивается на другой бок и собирается спать дальше.
        - Как не пойдем!? Это наш гражданский долг! - по голосу легко можно понять, что Саю возмущена до глубины души.
        - Не хочу вставать…
        - Надо! Долг тяжелей чем гора, смерть легче пера! - удивление Хикэри столь сильно, что пробивает ленивую апатию и заставляет открыть глаза. «Она мне еще тут кодекс Бусидо цитировать будет? Значит вчерашние развлечения это нормально, а в школу не пойти это плохо?»
        - Спасибо что напомнила.
        - Требую поцелуя в знак примирения! - неожиданно даже для самой себя кричит Такаги. Она улыбается в ответ.
        - А вот это всегда с удовольствием.
        Подруга заключает ее в объятия и держит там чуть дольше, чем следовало бы.
        - Эм… Саю я… мы… - сдавленно шепчет Хикэри.
        Девушка убирает руки и подмигивает.
        - Ты очень мило смущаешься.
        - Саю, я не смущаюсь, но если ты и дальше станешь меня обнимать, то в школу мы точно не попадем.
        Угроза подействовала.
        - В другой раз.
        - Непременно.
        Спровадив девушку в душ, пытается навести относительный порядок.
        - Ой, железные демоны! - только сейчас до нее дошло, что весь вечер и ночь ярко освещенное окно оставалось открытым, заботливо предлагая всем полюбоваться на происходящее. Видели бы нас одноклассники…
        - Это было бы здорово! Половина этих инфантильных подростков сгорела бы со стыда, и мы не слабо оттянулись бы на их похоронах. А остальные получат от такого созерцания острый комплекс неполноценности…»
        - Хикэри! - Такаги уже приняла душ и завернутая в традиционное кимоно, выглядела очень даже… И что ей еще?
        Эта стервочка облизывалась на меч, но видно сохранила остатки совести и приличия. И если за произошедшее ее можно понять и простить, то за лапание чужого оружия - категорически нет.
        - А тренировочные мечи есть? - поинтересовалась она.
        - Есть. - охотно киваю, уже понимая ее идею.
        - Может потренируемся немного?
        - Без защиты? Если только не в полную силу, а то наставим синяков… И после разминки!
        Они взяли по учебному мечу с рукоятью, рассчитанной на хват как одной, так и двумя руками и замерли друг против друга. Слишком уж маленькая комната для такого развлечения.
        ?
        Хикэри медленно сделала пару шагов вперед и была вынуждена тут же поставить блок, шаг вбок, контрудар, отход, защита, удар справа, снизу, сверху-слева, блок! Подшаг, контратака. Отскок, блок! Откуда-то пришло понимание, что она должна обязательно победить… Или эта извращенка не будет воспринимать ее - Хикэри Накамото, дочь самурая всерьез.
        Слишком мало места! Все маневры ограничивались парой шагов, вынуждая их постоянно возвращаться в центр комнаты.
        Они старались не драться в полную силу, но каждое столкновение их оружия разжигало желание достать противника, каждый промах, каждое отступление будили неудовольствие собой, заставляя выкладываться все больше и больше.
        Шаг, отбить два быстрых удара крест-накрест. Шаг, поворот, меч обратным хватом - удар в горизонтальной плоскости остановлен. Резкий тычок рукоятью вперёд, и меч ощутимо врезается в живот Такаги. Не слишком сильно, но Саю сгибается И тут меч Хикэри нарочито-медленно опускается ей на плечо в паре сантиметров от шеи.
        - Поражение, Такаги, - выговаривает это как можно более ровным тоном.
        Девушку послушно замирает и слегка наклоняет голову - похоже, что признаёт поражение. Чувствуя облегчение от окончания непростой схватки, Хикэри убрала меч от шеи и опускает его «остриём» вниз…
        ?
        ОСТРОВ ИВОДЗИМА.
        КОСМОДРОМ НАЦИОНАЛЬНОГО ИНСТИТУТА
        ПО АЭРОНАВТИКЕ И ИЗУЧЕНИЮ КОСМИЧЕСКОГО
        ПРОСТРАНСТВА ЯПОНИИ.
        Такеда Ирая - старший инженер космодрома Иводзима знал, что не он первый обратил внимание на то что их работа сродни изготовлению самурайского меча… представитель страны, где стремление к совершенству началось скорее всего с той заботы и того внимания, которое уделялось изготовлению метровых двуручных мечей катана - оружия самураев. Мало было подобрать заготовки и выдержать их в болотистой земле. Мало бесконечно долго проковывать молотом, перегибая и складывая и вновь расковывая… Мало было точнейшими ударами молотков и молоточков вывести из гшрубой заготовки тело меча должным образом изогнув. Нужно еще и отполировать клинок должным образом - во много стадий - и на каждой стадии - свой сорт шлифовального камня - а то и свой мастер… Нередко заказчик умирал или погибал не дожидаясь пока меч будет готов… Но рано или поздно оружие выходило из кузницы и занимало свое место на поясе даймё или ронина…
        …Китайцы - старые враги и старые учителя Ниппон говорили - «Война - это путь обмана». По сути дела то что стояло на стартовом столе было овеществленным обманом. И хитроумие обмана и красота вложенного в него технического замысла вызывали восхищение инженера, принимавшего участие в его создании. Но об этом знали всего шесть человек, и последним из них был он сам, который спускался сейчас по металлической лестнице на среднюю площадку башни. Отсюда лифт доставит их к бетонному основанию стартового комплекса. Там уже стоял наготове автобус, который отвезёт всю группу в бункер управления. Войдя в автобус, инженер попытался расслабиться. Десять минут спустя он сидел в удобном вращающемся кресле и пил чай. Вообще-то необходимости присутствовать в бункере и на стартовой площадке не было, но, когда ты сумел добиться чего-то выдающегося, всегда хочется стать свидетелем своего триумфа. К тому же это совпадало с желанием Его высочества сиккэна.
        …Ракету-носитель R-4 разработали совсем недавно. Это будет всего лишь второй её запуск. Принципиальная схема основывалась на конструкции английской баллистической ракеты «Черный меч». Та в свое время была новым словом в ракетостроении но давно устарела и Национальный институт аэрокосмических исследований весьма дёшево купил лицензию. Затем он передал чертежи корпорации «Асано» для доработки. Добиться лучших показателей оказалось нетрудно. Высококачественная сталь для корпуса и улучшенная система наведения позволили уменьшить вес ракеты на тонну с лишним - тут российский инженер из ОСВАГ ошибся, а после некоторых изменений в химическом составе топлива тяга двигателей должна возрасти на семнадцать процентов. Соответственно масса третьей ступени выросла до двух с половиной тонн. Японские ракетчики проявили себя с лучшей стороны и сумели добиться успехов, о каких и не догадывались специалисты из Объединенного Космического Агенства и Российского императорского департамента по изучению космоса. Трое из них сидели сейчас в бункере в качестве наблюдателей. Не правда ли, поразительная ирония судьбы?
        Стартовый отсчёт прошёл в соответствии с планом. Башня откатилась на рельсах. Прожекторы ярким светом залили ракету, которая возвышалась на пусковой площадке подобно обелиску.
        - У вас чертовски большой приборный отсек, - заметил немец из ОКАА.
        - Мы хотим убедиться в способности выводить на орбиту тяжёлую последнюю ступень, - отозвался один из японских инженеров-ракетчиков.
        - Ну что ж, - пожал плечами русский на котором штатский пиджак сидел как мундир. Как говорил князь Гагарин - «Поехали»!
        Вспышка сработавших ракетных двигателей на мгновение ослепила камеры наблюдения - но фотоэлементы притушили на них яркость белого пламени. Ракета-носитель буквально подпрыгнула на столбе раскалённых газов, оставляя за собой дымный след.
        - Что вы сделали с топливом? - негромко спросил русский наблюдатель.
        - Всего лишь улучшили его химический состав, - ответил японец, глядя не на экран, а на приборную панель. - Более совершенные составляющие, высокая чистота окислителя - собственно, вот и все.
        - Да - конечно - технологии не стоят на месте…
        «Он смотрит, но не видит!» - , одновременно подумали оба японских инженера. Его высочество был прав.
        Телекамеры продолжали следить за ракетой, исчезающей в безоблачном небе. Сначала она поднималась вертикально вверх, затем начала постепенно и плавно уклоняться, язык яркого пламени превращался в бело-жёлтый диск.
        - Выключение первой ступени, - выдохнул представитель ОКАА - он он хоть и немец был пацифистом и думал о ракете исключительно как о средстве вывода полезного груза на околоземную орбиту. - Включается маршевый двигатель второй ступени…
        Теперь, когда визуальный контакт с ракетой был потерян, все повернулись к панели с приборами телеметрии. Ракета продолжала ускорение, следуя точно по расчётной траектории и направляясь на восток. На экранах демонстрировался её полет в графическом и дискретном вариантах.
        - Разве траектория полёта не высоковата?
        - Мы хотим убедиться в том, что можем вывести полезный груз на достаточно высокую орбиту, - объяснил руководитель проекта. - Убедившись в точности вывода на орбиту, оставим полезный груз в космосе, через несколько недель он войдёт в плотные слои атмосферы и сгорит.
        - Правильно. Сейчас в околоземном пространстве скопилось столько мусора, что это того и гляди станет угрозой для наших пилотируемых кораблей. - Сотрудник ОКАА задумался, а затем решился на интересующий его вопрос: - Какова полезная нагрузка ракеты?
        - Две с половиной тысячи килограмм. Для нашего ракетостроения это большой шаг вперед.
        - Неплохо, - вежливо согласился с ним русский.
        Вы планируете геостанционарные системы? Тогда третья ступень вашей ракеты должна обладать мощной тягой?
        Японский инженер улыбнулся и уклончиво ответил;
        - Эти данные - коммерческая тайна.
        - Отстрел и отделение второй ступени, третья ступень и полезный груз продолжают полет. Вспышка двигателей ориентации, корректирующих направление полёта, сейчас включится маршевый двигатель третьей ступени…
        - Потеря сигнала, потеря телеметрии! - послышался голос в центре управления полётом.
        Старший японский инженер проворчал что-то, принятое представителем ОКАА, не отрывавшим взгляда от дисплея, за ругательство. Сигнал пропал через несколько секунд после включения ракетного двигателя третьей ступени, предназначенного для вывода спутника на орбиту.
        - Такое не однажды случалось и у нас, - сочувственно заметил русский.
        Японский инженер-ракетчик, в отличие от оператора, следившего за полётом ракеты, не потерял самообладания. Немец из ОКАА, сидевший рядом с ним, счёл его сдержанность проявлением профессионализма, что, впрочем, соответствовало действительности. К тому же он не знал, что японский инженер занимался военным ракетостроением. Более того, японец имел все основания испытывать удовлетворение - пока всё шло в полном соответствии с планом. Баки маршевого ракетного двигателя третьей ступени были наполнены не топливом, а взрывчатым веществом, и взрыв произошёл сразу после отделения второй ступени.
        Полезный груз ракеты представлял собой конический предмет.
        Он был изготовлен из титана и урана-238, что удивило бы и расстроило всех наблюдателей. Говоря по правде, предметы, очень похожие по форме и размерам, находились в носовой части боеголовок стратегических ракет с термоядерными зарядами России, Квебека, Англии, Латинского союза, USA(США) и DSA(Демократических Штатов Америки)… Теперь пришел черед японцев приобщиться к клубу Великих… Не держав - а просто Великих.
        ?
        ТОКИО
        По её возвращению в классе было на удивление тихо. Часть парней опасливо жалась к стенкам, стараясь прикинуться деталями интерьера и всем видом показывали, что их тут нет. Другая часть, много меньшая, вела себя более спокойно, но за происходящим следили внимательно и с затаенным сожалением. Девушки на происходящее смотрели одобрительно. Ах, да! Взгляды всех скрестились на Такаги и Оноде. Картина открывалась презабавнейшая.
        - Ты, извращенец! Опять принялся за старое? - тихо шипела староста в лицо парню. Хрясь!! Не страдающий дистрофией парень ощутимо приложился спиной о стену.
        - Ээээ, а что происходит? - поинтересовалась Хикэри у первой попавшейся одноклассницы.
        - А ты послушай, тут всё понятно и так, - хмуро ответила Хороми.
        Она прислушалась внимательней… Ага! Ясно.
        - Если ты еще раз полезешь в нашу раздевалку с камерой … - староста с неженской силой опять энергично встряхнула Оноду. - Я тебя лично отведу к директору! А перед этим сделаю так, что ты еще долго не сможешь смотреть в сторону девочек!
        - Кстати, сочувствую тебе - раздался из-за спины голос Мисато.
        «Не поняла? Что эта сплетница и модница имеет в виду?»
        - Ты о чем?
        - Пока ты уходила, Такаги всем объявила, что ты её заместитель и в ее отсутствие будешь выполнять все обязанности старосты.
        «Придется впрягаться в помощь подруге.
        Гм, а учитывая произошедшее между ними недавно ночью, такое «повышение» выглядит… Делают же некоторые карьеру через постель…
        Запутавшись в собственных мыслях и ощущениях, Хикэри машинально села за парту.
        - Пленку! И деньги за фотографии! - староста продолжала потрошить штатного извращенца класса. Тот безропотно отдал затребованное и с видом побитой собаки поплелся на свое место.
        На перемене Саю первым делом направилась в ее сторону.
        - Поздравляю!.
        - С повышением? - угрюмо осведомилась Хикэри.
        - С чем? А, ты об этом… Нет. Ты у нас самая популярная девушка в классе. А может и в школе. По крайней мере за твои фотографии в стиле «НЮ» этот извращенец просил приличную сумму денег. - с этими словами Такаги сунула ей в руку свой комт.
        «Таа-ак. Наша раздевалка, вид сверху-сбоку. Большая часть женской половины класса запечатлена в разной степени обнаженности. Вот голенькая Такаги. Что я там увижу нового? Листаю дальше. А вот и я. Ракурс не удачен, но все прелести как на ладони. О как… Рука дернулась, пытаясь смять снимок, но вовремя опомнилась. «А чего я ожидала? Мальчики всегда подглядывают за девочками. А у меня есть на что посмотреть.
        - Так. А как ты смогла его поймать?
        - На продаже фотографий поймала. Покупатель был у меня в долгу.
        Серьезно у нее все. И собственная агентура в наличии.
        - Ясно. А копии? Может успел скинуть кому?
        - Нет - усмехнулась подруга, - Он спрятал с прошлых занятий камеру с автоматической съемкой у нас в раздевалке и только сегодня забрал. И тут же попытался продать их.
        - А камеру у него отобрала?
        - Нет, но это же его собственность… - протянула староста.
        «Вот только я не представляю Оноду, устанавливающего камеру в раздевалке. Онода, продающий снимки - эта картина не вызывает возражений. Интуиция настойчиво сигнализирует, что в классе есть обиженный на меня очкарик. С фотоаппаратом. Дело за малым - застукать его с поличным.»
        ?
        - Класс, какая главная опасность для нашего общества? - вопрошал учитель физкультуры, неспешным шагом двигаясь вдоль шеренги учеников.
        Вся группа настороженно молчала и никто не хотел похвастаться знаниями. Подвох в вопросе? Напряжение растет и словно вестник грядущих неприятностей с улицы доносятся отдаленные раскаты грома.
        - Накамото!!! - рявкнул в лицо Хикэри, оказавшийся напротив педагог. Стоящие рядом девушки вздрогнули.
        - Не выделяйся! Не выделяйся! - шепчет внутренний голос.
        Может еще подпрыгнуть на месте?
        - Не знаю, господин учитель! - сообщила Хикэри ему с самым невинным видом.
        - ИНДИВИДУАЛИЗМ! - восполнил ее неграмотность педагог, попутно комментируя тупость учеников.
        Эту мысль Хикэри додумывала стоя под турником. Ну не идиот ли учитель, пославший девушку подтягиваться? К сожалению этикет не дает возможности поинтересоваться этим напрямую…
        Короткий прыжок вверх. Пальцы обхватывают перекладину турника. Ощущает как потянуло вверх обтянутую топиком и майкой грудь. Вот парням радость…
        Тело свободно идет вверх до касания подбородком перекладины. Один. Еще раз. Руки исправно сгибаются, поднимая тело вверх. Еще раз. Шесть, восемь, десять. Хватит. С мягким толчком приземляется на пол зала. По слегка удивленному виду физрука понимает, что снова выделилась. Редкая девушка подтянется десяток раз… Ксо!
        Тренировки с мечом совместно с Такаги давали сброс напряжения и огромное удовольствие, сравнимое с вечерним продолжением в постели.
        Сегодняшняя тренировка подходила к финалу, когда появилась она - Кая Косаки с компанией.
        Стоящая неподалеку королева школы, в полной защите, держала в руках маску, взирая на Хикэри с плохо скрываемым недовольством. Чем она недовольна?
        - Хикэри Накамото, - указала она на нее бокеном, - я сражусь с тобой!
        «А день так хорошо начинался. Сколько пафоса, неужели нельзя договориться о поединке спокойно?»
        - Но капитан… - попробовала возразить девушка, пришедшая с ней, - она же новичок, а с вами…
        - Молчать! - рыкнула она, - готовься к бою!
        - Я вынуждена отказаться от этой чести, - Хикэри слегка склоняет голову в поклоне.
        - Струсила!
        «Пффф, я на слабо не ведусь давно и опять же, в чем причина такой агрессии?»
        - Если желаете, можете так и думать. - добавила холода в голос.
        - У тебя нет ни чести, ни собственного достоинства?! - вызверилась девушка.
        Зал погрузился в тишину. Подобные оскорбления смываются только в поединке. И дороги назад уже нет.
        - Вызов принят.
        - Она зла, - пробормотала из-за спины одна из девочек и, протягивая шлем, добавила, - Будь осторожна, если что просто сдайся, не доводи до переломов.
        «Проиграть можно… Удивляет только то, что Такаги молчит и не вмешивается. С другой стороны вызов брошен не ей. Или я не понимаю происходящего? Но интуиция настойчиво советовала не демонстрировать всех способностей.»
        Собравшиеся подались к стенкам зала, освобождая место для поединка.
        Красавица замерла напротив. Жаль, обстановка не позволяет ей залюбоваться. Длинные волосы собраны в узел, фигура красиво обтянута кимоно, а губы сжаты в тонкую нитку.
        «И что она вызверилась? Лучше бы улыбнулась и села ко мне на колени…»
        Традиционный поклон.
        - Рей! Хаджимэ! И покажи что ты можешь.
        «Показать говоришь? Ну-ну…»
        Хикэри крепко сжала рукоять, до побелевших костяшек - это совершенно неправильно, типичная ошибка новичков, но так проще - сразу появляется скованность в движениях. И удар - сверху вниз, нанося убогий, размашистый удар «куда придётся».
        Красавица уходит в сторону одним изящным движением и …
        - Йаа! - просвистел мимо меч.
        Мощный и сильный удар, который пришелся бы прямо по ее голове, не успей Хикэри на одни рефлексах сделать шаг назад. «Надо осторожней, а то можно и пострадать…»
        Шаг в сторону и она закружила по площадке, стараясь обойти соперницу. Не пойдет! Так не пойдет! Следующие удары проводит по всем правилам, но слишком предсказуемо.
        Спарринг превращается в череду наскоков и сшибок, и последующего разрывания дистанции. Косаки действительно прекрасно фехтовала и демонстрировала отличную реакцию и скорость… Лучше чем у Хикэри, намного лучше! В обычном состоянии… Сейчас мир понемногу терял краски и замедлялся.
        Но сдерживаться всё равно тяжело, большая часть внимания сосредоточено на том, чтобы двигаться не слишком эффективно, так как стал бы делать это новичок, недавно взявший в руки меч.
        Кая темп схватки не снижала и признаков усталости не проявляла, так что её тактика становилась предельна ясна - загонять противника по максимуму, а потом вырубить ударом помощнее.
        Чтобы она не слишком увлекалась - контратака.
        УДАР. БЛОК.
        УДАР. ОТВОДИТ.
        УДАР. УХОДИТ В СТОРОНУ.
        УДАР. ОТБИВАЕТ…
        Однако поединок затягивается. Удар в плечо - блок, тычок в грудь - блок, удар в голову - блок, ещё один - блок…
        Кая неожиданно прямо в замахе перехватывает оружие обратным хватом, и кончиком меча наносит хлёсткий удар в челюсть. Голова резко дёргается, в глазах темнеет, а во рту появляется солоноватый вкус.
        «А ведь в полную силу била, стерва. Зная, что защита всю силу удара не погасит.
        Пора заканчивать.»
        Хикэри неловко взмахнула мечом, делая вид, что пытается защититься. Бедро и рука отдались короткими вспышками боли. Разжимает пальцы, позволяя мечу упасть на пол. Видит победно улыбающееся лицо Косаки.
        ?
        Сон упорно не шел, не смотря на усталость после жаркой любовной битвы и время за полночь.
        За спиной пошевелилась Такаги. Хикэри услышала, как та пошарила по постели рукой в ее поисках. После короткого мига тишины, девушка почувствовала движение сзади. К спине прижались упругие грудки, а руки обняли за шею.
        - Ты поддалась!!! - не хуже кобры прошипела девушка ей на ухо.
        - Разумеется - невозмутимо согласилась Хикэри, осторожно освобождая шею.
        - Зачем?!
        - Если ты силен, покажи что ты слаб, если слаб - покажи что силен. Теперь она уверена, что меня можно не опасаться. Тем неожиданней для нее будет наш ход.
        Такаги, прижимаясь, начинает дышать чаще.
        - Хикэрии-ии…
        - Да?
        - Прости меня…
        - Уже прощаю. Разве ты не чувствуешь?
        - Помочь заснуть? - горячее дыхание на шее и шаловливый язычок проходит по уху. Не дожидаясь согласия, Саю завалила ее обратно в постель…
        - Ах, Саю, сильней!! Еще!! Еще!!!
        От нахлынувшей развязки откидывается на подушки и быстро засыпает. Последнее, что Хикэри почувствовала перед этим - горячее тело подруги, прижавшееся ко ней.
        - Хикэри, пора вставать! Я первая в душ! Если хочешь присоединяйся!
        После всех утренних процедур она наслаждалась радостью, которую должна испытывать девушка, когда она вымыта, надушена, припудрена и красиво одета. Впереди ждал новый день. И все будет прекрасно!
        ?
        С НОВОСТНЫХ ЛЕНТ
        ?
        18 сентября 1992 года в «Палас-Рояле» состоялся концерт «Кавказского духана» - знаменитого юмористического шоу. «Затрэпать гастэй вэсэльем!» - вот каким лозунгом руководствовались устроители зрелища. В концерте участвовали звезды юмористического жанра г-жа Кардашьян, гг. Горлидзе, Апресов, Мамедов и др.
        «Петербургский листок», 23 октября 1992 года
        ?
        В Галерее училища Тенишевой прошла выставка мужских портретов. «Мужчина, отраженный современной женщиной». В некоторых изданиях не слишком высокого пошиба по ехидному умыслу или небрежности выставка была ошибочно названа: «Мужчина, обнаженный современной женщиной».
        «Петербургская газета», 20 сентября 1992 года
        22 сентября в цирке Чинизелли фокусник-американец из пресловутой Лиги Гудини, Аб Сименс должен был со связанными руками произвести выстрел из револьвера. Выстрел действительно произошел, но финал его оказался довольно своеобразным. Патрон револьвера оказался с пулей, которая попала в ягодицу фокусника. К счастью она прошла по касательной и рана оказалась легкой.
        «Петербургский листок»
        ?
        Московская светская хроника. В честь столетнего юбилея семейного нефтесиндиката, Леон Апресович Манташев закатил ужин на сто персон. Ресторатор Семен Макарович Оливье Третий сам выехал в Милан за устрицами, лангустами, спаржей, винами и артишоками. Знаменитый тифлисский повар господин Гоцеридзе привез карачайских барашков, форелей и пряностей. Из Уральска доставили саженных осетров, из Астрахани - мерную стерлядь. Трактир Тестова поставит расстегаи. Трактир Бубнова на Варварке - знаменитые суточные щи и гречневую кашу для опохмеления на рассвете. Идея торжества: предложить три национальных кухни - кавказскую, европейскую и русскую. Обстановка ужина - древнеримская. Столы - полукругом, мягкие сиденья, обитые красным шелком, с потолка - гирлянды роз. На столах - выдолбленные глыбы льда со свежей икрой, могучие осетры на серебряных цоколях, старое венецианское стекло… Приглашены не только банкиры и промышленники но и представители богемы…
        Московский обозреватель
        ?
        Согласно предложению министра народного просвещения попечитель московского учебного округа сделал циркулярное распоряжение, чтобы с начала второго ученого полугодия введен был в выпускных классах гимназий и реальных училищ новый курс русской литературы ХХ века. В этот курс включены: Н.Тихонов, Б.Зайцев, А.Толстой, и И.Контрапупенко. «Мало нам Пушкина, Лермонтова, Гоголя да Баратынского и Чехова с Паустовским - теперь еще и Контрапупенко читать!» - комментируют гимназисты в сети Интеркома.
        ?
        На днях в Вильно посетители одного из первоклассных ресторанов присутствовали при следующей сцене. Два представителя «золотой» молодежи держали в присутствии нескольких собутыльников пари, кто кого перепьет. Пили стаканами смесь коньяку, шампанского и портера. Младший упал без чувств после десятого стакана, старший выпил еще один и последовал его примеру. Первый умер на другое утро, второй готовится к тому же.
        ?
        Все поклонники конного спорта огорчены известием о смерти знаменитого Капитана, жеребца буденновской породы, неоднократного призера скачек и соревнований, шесть раз выигравшего Императорский Кубок. Он был приобретен на конном заводе Буденного и К в 1982 году купцом Н.Е. Марусиным, и быстро стал знаменит. Общая сумма выигранных Капитаном призов составила 1600000 рублей - это не считая денег за жеребят от него. Капитан неожиданно умер во время перевозки к месту нового выступления.
        Всякая всячина
        ?
        ПРИГОРОД ТОКИО.
        ЗА ВОСЕМЬ МЕСЯЦЕВ ДО ВРЕМЕНИ ОСНОВНОГО ДЕЙСТВИЯ
        Рабочий в глухой маске с ведущими к штуцерам компрессорной системы дыхательными трубками пластиковым ручным манипулятором снял плутониевую болванку со шпинделя сунул в контейнер и через шлюз вынес наружу. Готовый почти расщепляющийся элемент лежал перед ними на пластиковом столе - по технологии не допускалось соприкосновение изделия с металлом, так как плутоний, при соприкосновении с другими металлами вступал с ним в реакцию, возникали искры и происходило воспламенение. А плутоний, горел исключительно активно - подобно магнию - и вспыхнув не поддавался тушению..
        - Плутония достаточно?
        - Да - его хватает - пояснил Освальдо - он поступает с атомной электростанции в Фукусиме…
        Асано кивнул.
        Забракованный уже давно военными плутоний из отработанных энергетических ТВЭЛов - загрязненный изотопами влияющими на ход реакции - смог стать начинкой для смертоносного оружия. Все дело в режиме подрыва как сказал инженер.
        И вот теперь он смотрел на боевой блок будущего заряда.
        - Красавец! - одобрительно хмыкнул инженер.
        - Действительно, поразительно красиво, - согласился японец. Перед ними находился предмет, внешне напоминавший хрустальный сосуд - даже казалось прозрачный из за игры света. Если и были неровности, то столь незначительные, что различить их простым глазом было попросту невозможно. Наружная поверхность изогнутого цилиндра была идеальной и отражала свет подобно какой-то хитро и тщательно выточенной линзе для тонкого прибора. Отражение света ламп было плавным и не подрагивало. Как странно, подумал Асано, что-то, имеющее такие прекрасные формы, может нести смерть… Он действительно считал созданный цилиндр прекрасным.
        - Это можно сравнить с изготовлением ювелиром колье или ожерелья - вдруг сказал Освальдо - изумив надо сказать Асано. Этот гайдзин, выходит, тоже не чужд прекрасному?!
        - Впрочем - то, что нам предстоит создать, будет обработано куда тщательнее, чем самое тонкое ювелирное изделие, какое вам приходилось видеть. А про себя добавил нечто, что удивило бы Асано еще больше, сумей он прочесть его мысли - ибо он вспомнил забытую уже экранизацию Толкина - где так же долго трудились мастера - гномы, эльфы и люди над короной Темного Властелина с тремя волшебными кристаллами. «Можно сказать что мы делаем корону Люцифера…» - мысль это для него-не верящего ни в Бога ни в черта - ни во что кроме своих темных желаний - показалась Освальдо Фрейру странной. Очень странной…
        ?
        ТОТ ЖЕ ДЕНЬ, ПОСЛЕ ЗАНЯТИЙ.
        За такой бассейн строителей можно было лишь похвалить, - резюмировала мысленно Хикэри. А главное, учащиеся могут пользоваться им после занятий абсолютно бесплатно. Ага, плата за пользование заранее внесена в счет за учебу. А раз внесена, так нужно пользоваться. Благо плавание полезно для поддержания формы.
        Сегодня из-за занятий спортивного кружка бассейн освободился поздновато и когда Хикэри наплавалась все уже разошлись.
        Она как раз застегивала блузку, когда светильники в раздевалке с мягким щелчком отключились, погружая помещение в полумрак.
        «Так… чует мое русско-японское сердце, что случайностью тут и не пахнет. Особенно учитывая, что я в раздевалке осталась одна. Интересно, за дверью меня ждет группа, которая хочет тупо отпинать зарвавшуюся новенькую? Или почтут меня своим присутствием прямо здесь?»
        Быстро закинув пиджак обратно в шкафчик и Хикэри захлопнула дверцу. И на всякий случай размяла кисти рук. Однако ожидание затягивается…
        «Играют на нервах или моя паранойя в обычном отключении света видит того, чего нет? А нет…»
        Дверь с тихим скрипом открылась, запуская в помещение полосу тусклого света и… Фигуру. Одновременно с этим помещение заполнилось звуками. Шепот, тихие стоны, завывание ветра… И женская фигура, с длинными распущенными волосами в белой рубашке. От понимания ситуации Хикэри едва не заржала в голос. План был неплох, многие девушки при таком раскладе бросились бы бежать из раздевалки в полуголом виде, на радость всем парням. Хорошая месть, одобряю.
        «Но я мертвых девочек не боюсь, пускай они бояться дочь самурая!». Загримированная шутница медленно приближалась, завывание ветра и шепот нарастали. Она пятилась, «мертвая девочка» приближалась и уже вытянула руки вперед, как Хикэри выбросила вперед ногу. Удар пришелся как раз в живот, заставив неизвестную согнуться и упасть на колени. Не делая паузы, она с размахом впечатала «призрака» головой в шкафчик. Дверца из штампованной жести жалобно скрипнула и ощутимо прогнулась. Позволяет обмякшему телу завалиться на пол. От осторожного пинка под ребра неизвестная шутница даже не застонала. Видно удар получился качественным. Перевернув ее, Хикэри посмотрела в искаженное белое лицо, прикрытое спутанными волосами. Мда, в полумраке еще то зрелище. Подцепляет и сдергивает маску вместе с париком.
        «Ну этого и следовало ожидать. Микадзуки собственной персоной. Видно страдает комплексом, раз стала мстить за невинное замечание по поводу размеров груди. И куда девать теперь ее труп? А нет. Дышит, хоть и без сознания. Придется звать на помощь. Не буду же я тащить ее к медсестре.»
        Секунду подумав, Хикэри решила обеспечить себе алиби. Натягивает маску на место. Открывает свой шкафчик и бросает пиджак на пол. Наполовину расстегивает блузку и взлохмачивает волосы. Сцена готова, осталось обеспечить появление зрителей. Приоткрывает дверь и убедившись, что в коридоре ходят ученики, возвращается назад. Присаживается на пол возле лежащей Ёдзоры, набирает побольше воздуха и… Истошный вопль заметался по комнате и вырвался через открытую дверь в коридор, привлекая внимание. Через секунду послышался топот. Продолжая визжать делает вид, что пытается отползти подальше…
        «Только бы не засмеяться…»
        ?
        ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК В ГИНЗЕ.
        ТО ЖЕ ВРЕМЯ
        Оониси Гэнкито, получив в кабинете начальника тонкую папку в руки, вернулся на свое место и закурил. Вот же старый хрыч! У него и так в производстве воровство из школьных раздевалок, кража велосипеда, и серьезная драка - так вот тебе, еще одна!
        Впрочем инспектор не унывал. В чем действительно хороша работа в отделе по делам несовершеннолетних - так это тем, что с убийствами не приходится разбираться.
        Новое дело сложностей не предвещало: от большого ума одна из школьниц оделась под йокаик и решила напугать одноклассницу. Увы, шутка трагически закончилась. Перепуганная школьница разошлась не на шутку - легкое сотрясение и ушиб внутренних органов отправили шутницу на больничную койку.
        Инспектор докурил, потушил сигарету в пепельнице, встал с кресла и взял пиджак. Без визита в школу дело вряд ли обойдется.
        Гэнкито покидал школу немного озадаченным. «Агрессором» оказалась милая, скромная девушка со всех сторон характеризуемая положительно. Учителя отметили отличную успеваемость, редкие пропуски, вежливость и отсутствие нарушений дисциплины. Староста класса дала вообще превосходную характеристику. А вот пострадавшая была известной хулиганкой. В принципе, дело он может закрывать… Минус дело - минус проблема.
        Вот только профессиональная интуиция подсказывала Гэнкито, что дело тут нечистое. Очень не вязался весь образ девушки с пойманным взглядом. Такой просто не может быть у школьницы! Настороженный, оценивающий и торжествующий. Но личные ощущения к дело не подошьешь. И очень может быть он снова услышит о Хикэри Накамото…
        .
        Часть 2
        Путь принцессы
        ?
        24 СЕНТЯБРЯ 1992 ГОДА
        МОСКВА
        ШТАБ-КВАРТИРА ОСВЕДОМИТЕЛЬНОГО АГЕНТСТВА
        Итак - к делу… Егор Дмитриевич сейчас в поездке в княжестве Финляндском - так что совещание веду я… Вот первые снимки из космоса, - пояснил начальник Управления космической разведки контр-адмирал Дмитриев. - У нас не было времени тщательно их изучить, но…
        - Но мы займёмся этим, - закончил за него Заместитель директора ОСВАГа и начальник управления нелегальной разведки генерал-лейтенант Антонов - Не забудь, Петр Петрович я тоже профессиональный разведчик. Думаю, что смогу оценить ситуацию.
        - Мне разрешён допуск к этим материалам? - спросил начальник отдела Императорского космического Департамента.
        - Да - с этого момента, господин Углаев. - Антонов включил настольную лампу, и адмирал набрал комбинацию на кодовом замке своего портфеля. - Когда он снова пролетит над Японией?
        - Пролетает прямо сейчас, но почти все острова закрыты облаками. Через полчаса проходит второй фоторазведчик. Но… что мы ищем?? - встревожено спросил Углаев.
        - Погибель нашего мира, - отозвался Дмитриев.
        ?
        Собственно и первый полет человека в космос - точнее суборбитальный полет был типично в русском духе - лихое ухарство и ставка на авось… Даже то что траекторию считали по устаревшему уже методу фон Греве - что давало пятьдесят пять процентов успеха тут роли не играет - ни один американец или европеец не решился бы на такую авантюру Надо помнить - ракетный снаряд «Гамаюн» был сугубо боевой ракетой - дальнейшим развитием «Сиринов» - громогласных и эффектных но неэффективных ракет летевших на сто - в лучшем случае сто пятьдесят миль. Они изначально предназначались для обстрела Британских островов - после того как русским стал известен план - «Альбионский редут» - состоявший в том что в случае неблагоприятного течения войны троцкисты продолжат ее из оккупированной ими Англии. В реальности в разгроме сил Троцкого они не сыграли ровно никакой роли… И уж точно не сыграли ее двадцать запущенных «гамаюнов» - два из которых взорвались на старте и еще два - в полете… То же по сути и с самим космическим «кораблем». Планирующая боеголовка «Чайка» на основе которой был сделан «Сокол» была попыткой хоть как-то
увеличить дальность удара ракетами. Но если из примерно тысячи запущенных при обстрелах Парижа «сиринов» в город (по сути - круг диаметром шесть миль) попадало чуть больше половины то из полусотни «чаек» в городской черте финишировала хорошо если одна десятая. Япония (сто тысяч японцев как мы помним погибли в Европе) выдвинула по азиатски варварское предложение - снабдить планирующие боеголовки пилотами-самоубийцами и дажке начала было подбор добровольцев - но даже предварительные наброски японских инженеров показали что с пилотом и самым примитивным управлением полезная нагрузка даже при запуске с помощью «Гамаюна» будет ничтожной. И лишь после завершения войны Манчестерской капитуляцией и Брюссельским соглашением и возникла мысль - в среде молодых ракетчиков вроде Королева и Кондратюка - использовать идею для суборбитального полета. И именно японские экскизы были взяты за основу… Программа рождалась не без скрипа. Целый ряд важных военачальников видел в ней лишь стремление ракетчиков доказать свою пользу монарху. «Есть и более дешевые способы избавиться от этих летающих паровозов, нежели
выстреливать их в вакуум!» - заявил например начальник морского штаба Техменев. Другие резонно полагали что полеты в космос и к Луне дело не сегодняшнего дня и требующее подготовки и расчета а также и финансов - а страна только что пережила тяжелую войну. Но Георгий Александрович твердо начертал на сенатском запросе о целесообразности продолжения проекта «Сокол» - «Повелеваю - работы сколь можно ускорить». Что было причиной столь неуместной, как многим казалось, спешки до сих пор вызывает споры. Одни говорят что это был лишь каприз старого человека. Другие - что он мечтал увидеть полет в космос при жизни еще с юности, а третьи выдвигают совсем уже нелепые теории. Мол, при исследовании места падения Тунгусского метеорита экспедицией профессора Мушкетова были найдены некие обломки иномирового корабля и пластинка с неведомыми письменами - но разумеется это лишь вздорные сенсации. Как бы то ни было, решение было принято. И к набору пилотов приступили еще до того как были произведены запуски «Соколов» с собаками, котами, мышами, кроликами, и наконец - с медведем Потапом - самым знаменитым медведем в мире,
копии которого родители покупают детям во всех супермаркетах мира. Дальше - больше - из двух сотен кандидатов были отсеяны почти все. Руководивший Центром стратосферной авиации - так это называли в целях маскировки - генерал Джамшид Нахичеванский не смотрел ни на знатность ни на награды - только на результаты испытаний на центрифуге. Шестикратная перегрузка, восьмикратная перегрузка, наконец - десятикратная… Из двухсот через три месяца осталось пять - причем одного в итоге забраковали по здоровью и еще один - молодой граф Юсупов написал рапорт с прошением об увольнении из отряда (он безумно влюбился в сестру милосердия санитарной части Центра - дочь адмирала Беренса а та поставила условием брака отказ от опасных экспериментов - мол и так слишком много вдов)… И лично Георгий выбрал для первой попытки поручика Гагарина - сына крестьянина Брянской губернии, летчика из последнего военного набора, когда происхождение вообще перестало играть роль. Имевшего из заслуг лишь два сбитых «Леона» троцкистов да орден Анны с мечами третьей степени - но набравшего больше всех баллов на тренировках. А еще - сумевшего
вывести Су-4 из пикирования с испортившимся автоматом вывода. Дядя царя - престарелый великий князь Кирилл - генерал-инспектор частей кавалерийского резерва случайно узнав об этом позволил себе было возразить:
        - Ваше величество - неужто первым в заатмоферное пространство полетит мужик?
        На что царь, как вспоминают свидетели, после долгой паузы ответил:
        - Пусть… Русский мужик заслужил это!
        …Спустя месяц после полета расчеты заново переделанные по методике члена-корреспондента отделения математики императорской академии Колмогорова показали что вероятность успеха была не пятьдесят процентов а в лучшем случае десять…
        МАРКУС РОСБИ «СОКОЛ» НЕ ВЫШЕЛ НА СВЯЗЬ…» ЦАРСКАЯ АСТРОНАВТИКА - БЛЕФ И ИСТИНА». ВАШИНГТОН. 1971 ГОД
        ?
        ПРИГОРОД ТОКИО
        ОДИН ИЗ ЗАВОДОВ ДЗАЙБАЦУ АСАНО
        …Таким образом - вещал Освальдо, - вторичный источник состоит из дейтерида лития, причем к нему подмешан тритий. Все это окружено ураном-238.. Под воздействием высокой температуры, колоссального давления и потока нейтронов литий расщепляется и переходит в тритий - чему способствует и реакция уже имеющегося трития. Немедленно начинается реакция синтеза трития, при которой вместе с освобождающейся энергией выделяется огромное количество нейтронов высокой энергии. Эти нейтроны бомбардируют уран-238, вызывая стремительную реакцию распада, что еще больше увеличивает мощность вторичного источника.
        - И какова в итоге сила взрыва? - спросил японец.
        - Сила взрыва составит до семисот тысяч тонн в тротиловом эквиваленте. Я могу привести только приблизительные цифры, потому что возможны довольно значительные отклонения при детонации, а также потому, что мы не в состоянии произвести испытание, чтобы оценить действительную мощность взрыва.
        - Семисот… Асано не разбирался в физике, но огромная цифра была ему понятна. Вы уверены, что взрыв произойдет в соответствии с вашими расчетами? Рабочий тем временем ухватил ручным манипулятором бериллиевую сборку и аккуратно поставил ее на место. Затем на место встали обкладки из вольфрамо-рениевого сплава, потом сегменты бериллия и наконец массивный колпак обедненного урана.
        - Да, - кивнул Освальд, - хотя… Нет, нет, не так!
        - Я в чем-то ошибся?
        - Это следует вводить с поворотом, - объяснил инженер сборщику, подойдя вплотную и показал. - Вот так, понимаете?
        - Да, спасибо, сенсей! - закивал рабочий.
        - В России и других странах есть специальные приспособления, инструменты, которыми ведется сборка бомб - пояснил Освальдо… Я не мог заказать соответствующие приспособления чтоб не при влечь внимания - оттого и мы вынуждены импровизировать… И несмотря на это, все должно быть сделано с не меньшей точностью! Асано промолчал в ответ изучая заряд на сборочном столе. Внутренняя часть устройства напоминала скорее некое произведение искусства а не машину. Что-то причудливое и необычное…В деталях была утонченность и изысканность, а их расположение озадачивало. Декорация к научно-фантастическому фильму голливудских затейников или немецких кинорежиссеров с УФА… Но ведь это и есть по сути фантастика - оружие повелевающее чудовищной энергией разрушения… Они перешли к следующей боеголовке. Там заканчивали сборку взрывчатого шара. Последний, девяностый по счету блок из смеси тротила и гексогена встал на место. Сборщица - почти старуха - видать из числа тех одинокий мужчин и женщин что так и живут между работой и домом - присоединила провод к соответствующей клемме и закрыла лючок - и это завершило процесс. Вот -
собственно заряды уже готовы - осталось вставить блоки управления - но их установят уже в шахте.
        - Это не опасно? - вдруг спросил Асано проглотив ком в горле.
        - Сейчас боеприпас не взорвется - цепи разомкнуты. Теперь осталось только заварить корпус, откачать воздух, чтобы создать вакуум, - пояснил инженер.
        - Кто займется сваркой?
        - Я приказал набрать бригаду из трех человек… При этом как вы и предлагали отбирал самый туповатых и уже за шестьдесят.
        - Ну что же - вы все делаете безупречно, - произнес директор концерна. Примите мои поздравления, Освальдо-сан! - резюмировал он.
        - Спасибо, досточтимый… Без ложной скромности скажу - на сегодняшний день мы достигли технического предела. Это боеприпас почти такой же как у ядерных держав. Моими слабыми силами большего и достичь.
        - Не скромничайте, - улыбнулся Асано. Человек вашего таланта, Освальдо - сан мог бы уменьшить ее размеры или увеличить мощность…
        - Мощность увеличить не так сложно - был бы тритий. Что до размеров… Это потребует много времени и хотя бы одного испытания - на полноценном полигоне… А пока мы даже работу ускорить не можем - из за требований секретности и ограниченного числа рабочих.
        - Но неразумно рассчитывать на совершенство, Освальдо-сан… Что то еще? - от него не укрылось какое то странное выражение на лице иностранца. Того как будто мучала не сильная но упорная зубная боль.
        - Да… как сказать…
        - У вас кажется есть какая то просьба? - внимательно посмотрел Асано на инженера.
        - Да… но это личное… - замялся латиноамериканец.
        - Деньги? - директор понимающе подмигнул и потянулся за чековой книжкой.
        - Нет - денег у меня достаточно - слава Будде! («При чем тут Будда - дерьмовый ты гайдзин?!» - промелькнуло и директора.) Просто… - вы бы не могли прислать мне… новых игрушек?
        - Четыре месяца назад вы получили двух девочек и мальчика, - нахмурился Асано. Куда они подевались?
        - Мальчик… он пытался бежать и… в общем он утонул в бассейне а девочки… понимаете… я был несколько под градусом а эти китаяночки такие слабые… Асано почувствовал отвращение - какое бы почувствовал на его месте всякий еще не совсем сгнивший человек и здоровый мужчина. Проклятый ублюдок!! К сожалению он нужен - и сиккэну и Японии - и будет нужен еще довольно долго…
        - Послушайте - Освальдо - сан… Вы не забывайте что мы живем в цивилизованной стране а не в каком-нибудь Тибете или в Халифате! - процедил он. Подобные забавы могут привести на виселицу даже… даже очень важного члена общества («А не только паршивого иностранца разыскиваемого на родине и живущего по поддельным документам!» - мысленно добавил он). К тому же доставка подобного рода товара - не такое простое дело! Не простое и не дешевое! Я позабочусь чтоб вопрос был решен но впредь настаиваю на бережном отношении к… персоналу. И с непроницаемым лицом удалился.
        …В машине он поневоле размышлял об этом человеке… Русские говорят - кто ищет тот найдет. Где и как сиккен нашел бывшего доктора физики Боготинского университета Освальдо Фрейра - дело темное и уж точно не его… Кое-что о нем впрочем Асано узнал из досье - третьеразрядный деятель ядерной программы Латинского Союза - самой неразвитой и слабой. Сын мексиканки и немца-троцкиста бежавшего после войны за океан - тоже физика (правда Троцкий физику не сильно уважал а великого Эйнштейна за «идеалистическую теорию относительности» сгноил в концтаборе). Научными успехами не обременен - но толковый специалист и работал на ряде важных производств. А еще - имел порочное и преступное пристрастие к малолетним - и мальчиков употреблял и девочек. В конце концов был разоблачен и еле унес ноги - дал взятку капитану австралийского траулера зашедшего в Вальпараисо. Всучил ему перстень с бриллиантами и крупным изумрудом - принадлежавший какому-то европейскому аристократу - коего пришили в тамошнюю революцию. Может отец или дед этого Фрейра и пришили - а может просто купили у пьяного солдата за бутыль шнапса (много
драгоценностей тогда уходило за бесценок). Дорогой подарок но дело того стоило… Иначе ведь гнить ему пожизненно на урановых или ртутных рудниках в бразильской сельве, после смены подставляя задницу громилам и убийцам. Было это семь лет назад - как раз когда Кейтаро-сан и его ближние только начали обдумывать свой Проект - и находка весьма пришлась ко двору. Ибо он знал то чего не пишут в учебниках а главное - имел опыт работы с изделиями. Как бы то ни было - до тех пор пока у Японии не появятся свои знатоки вопроса в достаточном количестве - его придется терпеть. А потом… Впрочем это тоже не его проблема. А сейчас ему придется лично улаживать личные дела гнусного развратника - посылать доверенных людей в Южный Китай, Тибет или Индию за… «персоналом» - доплачивать этим людям за молчание и подмазывать полицию чтоб та не слишком интересовалась - зачем везут юных иностранцев… Тьфу - да переродиться этому гайдзину после смерти в навозного опарыша!!
        ?
        23 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА
        ТОКИО
        …Дядя обещал найти мужа и обещание сдержал. Сегодня, в приказном порядке он велел ей явиться в ресторан неподалеку от дома. Разумеется Хикэри прибыла туда не одна. Тайи взял адвоката и почему - то в ресторане было полно посетителей - как на подбор - молодые крепкие мужчины - и все пили чай игнорируя пиво и сакэ. Там дядя представил ей будущего супруга. Рассматривала она его с интересом профессионального охотника. Как бы эту зверушку пристрелить и шкуру не испортить. Хотя Аматерасу с его шкурой. Она ей не понравилась. И вообще, в нем Хикэри не понравилось решительно ВСЕ!
        От имени - Гэнкито Такахаси. До внешности - брюнет обычный, подвид якудза. Короткая стрижка, холодные глаза глядящие с огромным превосходством, тонкие губы, чуть насмешливо изогнувшие когда девушка села за стол. О фигуре судить трудно, пока он сидит. Но и так видно что избытком веса не страдает. И кое-где просматривается тренированность. По крайней мере хоть в школе спортом он занимался.
        А его взгляд Хикэри не понравился особо. Прошелся по ней как по предмету мебели. От такого отношения и гейша а не то что дочь самурая почувствовует себя оскорбленной.
        Этот Такахаси однозначно враг. И практически первые его слова подтвердили ее точку зрения.
        - Бизнес - это бой! Подобно древним самураям, мы, мужчины… - С изрядной долей пафоса вещал он. - Женщинам место на кухне… Женщина не должна вмешиваться в дела мужчины… Женщина должна посветить себя воспитанию детей… Уважать мужа…
        С этого момента все стало окончательно ясно. Дядя нашел управляющего ее деньгами. А может, что еще хуже, его предложила группировка якудзы.
        Потенциальный покойник продолжал подводить базис по свою точку зрения, обосновывая все традиционными ценностями.
        Боюсь, только ценности у нас отличаются..
        - Сожалею дядя, но эта особь мне, баронессе Накамото, в мужья не годится. Я отказываюсь выходить за него замуж, - громко на весь зал объявила Хикэри.
        Такахаси, вы молоды, не давно закончили Токийский университет по специальности экономика. Стали уважаемым членом группировки якудзы. Недавно вас назначили финансовым советником главы клана якудзы в котором почти восемь сотен бойцов. Зачем вам умирать в столь юном возрасте? - обратился к нему адвокат, - уходите и забудьте про баронессу навсегда.
        Если забудете, - лениво процедил Ёкота, - то ваш клан продолжит наверное, - он ухмыльнулся, - свое позорящее землю Ямато существование. С сегодняшнего дня императрица своим указом взяла опеку над Хикэри в свои руки. Пошли вон, крысы!.
        Незадачливый жених вместе с дядей вышли…
        Взгляд которым одарил ее дядя не сулил ничего хорошего.
        - Не беспокойтесь баронесса, - тайи был великолепен, - императрица взяла на себя ответственность за вашу безопасность. Да и Его величество дал все необходимые указания. Спите спокойно.
        А теперь, закончен бал, погасли свечи и кто-то в черном страшный счет подал…-продекламировал тайи что то из русской поэзии - Тихонова или Блока наверное… Прошу в машину баронесса. Нам пора в школу.
        ?
        Через три дня, в конце учебы Саю, как часто бывало поинтересовалась не хочет ли Хикэри развлечься? Сбросить давящие напряжение от давящей неизвестности? Разумеется ответ был утвердительный! Хикэри бросила плотоядный взгляд на идущую навстречу Таноми. Та, заметив ее предвкушающую улыбку, торопливо свернула. Ну ладно, беги.
        ?
        СПУСТЯ ЧЕТЫРЕ ЧАСА.
        - Я в душ! Если хочешь, присоединяйся! - голенькая подруга исчезла за дверью. Лениво проводив взглядом движения ее привлекательной попы, Хикэри даже не пошевелилась, проигнорировав ее провокацию. За стенами «ночного отеля» наверняка начался расцвет. Девушки пробезумствовали всю ночь.
        Говорят, парни после секса выжатые как лимон, а девушки полны сил… Чушь! При определенных усилиях и стараниях можно умотать любую девушку.
        Сейчас ей хотелось вытянуться и заснуть. Но если вытянуться до хруста ничто не помешало, то на сон времени сегодня уже не было. А жаль.
        Взгляд лениво ползающий по потолку, переместился на лежащую на кровати игрушку. Симпатичная крашенная блондинка, с изрядной долей европейской крови. Как там она назвалась? Иноти, вроде. Стройненькая, но формами похвастаться ей не удастся. Даже грудь еле дотягивает до второго размера. Но все равно, очень возбуждающе выглядит. Ремни стягивающие вмести запястья и ноги сильно ограничивали ее свободу. Единственное что она могла сделать - это перевернуться. Сейчас она лежала уткнувшись лицом в подушку. Девчонка тихо поскуливала в подушку, что страшно возбуждало.
        - Перевернись! - коротко приказывала Хикэри. Та, со стоном выполнила приказ. На Хикэри уставилось заплаканное лицо, но глаза не выражали ничего, кроме слепой покорности. И это вдруг взбесило Хикэри. В мгновение ока она оказалась на ней, придавливая податливое тело. Болезненный стон просто проигнорировала. Устроившись поудобней на животике пленницы, она прошлась по ее телу, ущипнула за сосок и положила руки на шею. Под пальцами чувствовалось биение крови. Улыбнувшись, медленно сжала пальцы. В глазах Иноти наконец отразился страх. Она набрала воздуха, но крикнуть не успела, пальцы сжали ее горло. Изо рта вырвался только тихий хрип. Связанные конечности тщетно сокращались, напрасно пытаясь вырваться, тело быстро ставшее скользким от выступившего пота, дернулось пытаясь сбросить. Но всем этим она лишь быстрей лишала себя воздуха. Лицо девушки стало краснеть, а глаза не отрываясь от Хикэри, умоляли о пощаде. Пальцы чуть-чуть разжались давая ей возможность сделать вдох. И тут же снова сжались. Судорожно дергающеюся тело под ней дарило неописуемые ощущения - полная власть над чужой жизнью пьянила и
возбуждала. От нахлынувшего удовольствия окружающая реальность поплыла. Но к счастью, когда все закончилось, первое что Хикэри увидела были перепуганные глаза Иноти.
        - Не кричи! - предупредила ее. Девушка быстро-быстро закивала головой. С некоторым сожалением разжала руки и слезла с нее. Посмотрев на красную от удушья и ужаса девушку, все таки освободила ей конечности. Игрушка, с вздымающейся в глубоких вдохах грудью скатилась с кровати, к своей одежде. Проигнорировав белье, она торопливо натянула платье на голое тело, и подхватив в руки туфли бросилась к двери. У самого выхода, она обернулась и видя, что Хикэри спокойно продолжает лежать на кровати на прощание бросила.
        - Предупреждать надо, что вы любительницы таких развлечений!!
        Девушка поспешно выскочила из номера. В качестве трофея она оставила нижнее белье… И запах секса и страха… От свежих воспоминаний сердце забилось быстрей, дыхание участилось. Ноздри расширились помогая обонянию наслаждаться витающим в воздухе коктейлем запахов.
        Рядом плюхнулось сверкающие каплями воды тело подруги - Саю на признавала полотенца, предпочитая подождать когда вода высохнет сама собой.
        - А где… - поинтересовалась Такаги, указывая взглядом на смятые простыне.
        - Сбежала… - пожала она плечами. - оставила трусики на память.
        - Как?! У меня на нее еще были планы! - возмущению не было предела.
        - Ты сегодня переусердствовала с кнутом. - Усмехнулась Хикэри, - вот она и испугалась.
        - Прости, я просто не могла остановиться, ее крики меня так заводили.
        - Да, она кричала не что бы уж громко, но О-О-чень сексуально… - охотно согласилась Хикэри с подругой, притягивая ее к себе.
        ?
        23СЕНТЯБРЯ.
        ЯПОНСКАЯ ИМПЕРИЯ.
        ОСТРОВ ХОНСЮ.
        - Поразительно, - заметил сиккэн, вы управились всего за одну ночь. - Мы работали на благо нашей Империи, - ответил глава концерна «Асано». Кейко Асано не сомневался, что затраты концерна, принявшего на себя оплату расходов на изготовление боеголовок, тоже будут компенсированы. Разве все это не было сделано ими на благо своей страны?
        - Мы немедленно начнём подготовку персонала из состава сил самообороны Эдзо, чтобы они смогли заменить наших людей, как только вы, Ваше Высочество, отдадите распоряжение об этом…
        Заключительная стадия работ немного разочаровала инженеров. Сиккэн выделил средства на изготовление и проведение испытаний «ракет-носителей» как части космической программы. Конструирование и изготовление боеголовок оказалось до смешного простым. Новые времена - те расчеты которые прежде делались годами сотни ученых с логарифмическими линейками и бумагой сейчас электронные счетные машины делали за считанные часы. Первоначально они надеялись вооружить ракеты не одной, а тремя боеголовками, но для этого пришлось бы провести еще несколько испытательных запусков, а это сочли слишком опасным. Кроме того, в дальнейшем это всегда можно исправить. Стыковочный узел английской конструкции в верхней части ракеты был оставлен без изменений именно по этой причине, а пока хватит и двадцати ракет с одной ядерной боеголовкой на каждой. Обслуживающий персонал открывал одну за другой пусковые шахты, боеголовки поднимали с железнодорожных платформ, устанавливали на ракетах и закрывали обтекателями. И снова конструкция оказалась идеально практичной. На каждую операцию такого рода потребовалось чуть больше часа, и в
результате двадцать техников сумели закончить установку боеголовок за одну ночь. К рассвету работа была завершена - Япония превратилась в ядерную державу.
        ?
        МОСКВА
        ШТАБ-КВАРТИРА ОСВЕДОМИТЕЛЬНОГО АГЕНТСТВА
        - Вот это они называют космической ракетой-носителем R-4 - адмирал открыл свой портфель и достал оттуда пачку фотографий. Антонов сразу оценил их высокое качество. Это были настоящие снимки, сделанные на отличной плёнке с близкого расстояния, а не прошедшие процедуру электронного улучшения с негативов, снятых крохотной камерой через дырку в чьём-то кармане. Узнать их оказалось совсем нетрудно - разумеется, R-4. Наследство английской ракетной программы - с неприязнью вздохнул он. Как космическая ракета слишком дорога а как боевая - недостаточно дальнобойна… Собственно - поэтому ее подобие - «Кончар» - у нас и была положена под сукно.
        - Британцам однако ее хватает чтобы угрожать нам и держать под прицелом города до Урала, - проворчал Дмитриев.
        А вот это выглядит куда более интересным. - На другой фотографии виднелся целый ряд ракет в сборочном цехе. Антонов сосчитал их и нахмурился. - Что ещё представляет интерес?
        - Вот это. - Подрясный показал карандашом. - Посмотрите на головную часть, ваше высокопревосходительство.
        - Вроде совершенно обычная, - заметил Антонов.
        - В этом всё дело. Головная часть ракеты-носителя действительно совершенно обычная, - подчеркнул коллежский ассессор. - Она предназначена для крепления боеголовки, господин генерал, а не полезного груза в виде спутника связи.
        У вас есть данные по возможным тактико-техническим характеристикам?
        - Есть только предположения…
        - И каковы они?
        - Если исходить из опыта - то каждая из боеголовок имеет мощность порядка полутора сотен килотонн и радиус действия чуть больше пяти тысяч километров, - сообщил Подрясный.
        - На основе чего такие цифры, господин ассессор? - Антонов был строг и неумолим.
        - Это оценка на основе мощности схожих боеголовок аналогичных ракет шестидесятых годов нашего века. Более мощные системы требуют так сказать опыта работы и… как минимум нескольких испытаний.
        Антонов вздохнул с облегчением - сто пятьдесят килотонн конечно тоже не подарок - но и не так много.
        - Но… - между тем продолжил Подрясный.
        - Есть еще что-то? - набычился адмирал.
        - Если у японцев есть в достатке тритий - то они могут увеличить мощность заряда методом бустирования в пять-шесть а то и больше раз.
        - Бустирования? - переспросил Углаев.
        - «Мегатонна!!» - мысленно простонал Антонов, ощутив как укололо сердце.
        - Это профессиональный термин атомщиков - пояснил эксперт. Усиление заряда путем добавления в активную зону трития или скажем заполнения полого ядра из делящихся материалов смесью дейтерия и трития. Тем самым заметно увеличивается степень выгорания урана или плутония и соответственно - мощность бомбы.
        - Это сложно организовать? - нервно спросил чиновник.
        - Как сказать… Думаю не сложнее чем создать эти ракеты и заряды…
        - Да… все это очень неприятно… А известно ли что-нибудь об испытаниях этих ракет? - осведомился Углаев.
        - Мы не располагаем никакой надёжной информацией. Было три испытательных пуска - но без вывода третьей ступени. Сейчас понятно что и выводить было нечего.
        - Данных телеметрии у вас разумеется нет?
        Красноречивое молчание было ответом.
        - Ну а хоть общее количество собранных эээ… изделий?
        - Нам известно о двадцати пяти. Из них три были использованы для испытательных запусков и две ракеты-носителя установлены на пусковых площадках. На них монтируют сейчас спутники связи. Остаётся двадцать.
        - Что это за спутники? - генерал задал вопрос чисто инстинктивно.
        - По мнению специалистов ОКАА это самые обычные спутники, - заметил Углаев.
        - Остается им поверить… - генерал-лейтенант сделал несколько пометок в блокноте. - Итак, в худшем для нас варианте японцы располагают двадцатью ракетами-носителями, оборудованными по одной боеголовке каждая, так что всего у них столько же боеголовок, верно?
        - Совершенно точно, ваше высокопревосходительство. - Оба эксперта были профессионалами и не собирались говорить о том, какую угрозу представляют ракеты с ядерными боеголовками. Теперь у сиккэна появилась теоретическая возможность уничтожить минимум двадцать городов империи. Да - в ответ Россия может с лёгкостью превратить Японские острова в море огня и дыма, но это слабое утешение.
        - Что-нибудь ещё?
        - Да, вот это. - Антонов передал адмиралу ещё два снимка. На них виднелись переоборудованные железнодорожные платформы. На одной был установлен подъёмный кран, на другой заметны кронштейны для установки такого же крана. - Судя по всему, ракеты перевозят по железной дороге, а не по шоссе. Один из наших специалистов провёл экспертную оценку платформы. У неё стандартная ширина железнодорожной колеи.
        - Все это очень хорошо… - протянул Антонов. Но что вы господа собираетесь заняться дальше?
        - Будем советоваться с экспертами по железнодорожным перевозкам и… и фотографировать. - ответил Дмитриев.
        - И долго вы думаете заниматься… фотоделом? - иронически осведомился Углаев.
        - Столько сколько потребуется! - за замешкавшегося адмирала ответил Антонов. Потому что сейчас, это - генерал постучал пальцем по снимкам. - сейчас самое срочное задание. Мне нужно, чтобы ракеты были найдены как можно быстрее - лучше всего вчера. России это нужно.
        ?
        Последняя неделя сентября прошла вполне дежурно. После развлечения, обеспеченного подругой, уровень агрессии к окружающим как-то пошел на спад. Хикэри не возмущали поклоны и не раздражало хоровое пение. Даже отдежурила по классу без происшествий. Разве что физрук в очередной раз обложил ее бранью, приложил линейкой ниже спины и заставил пересдать зачеты. Назначенные дополнительные занятия она восприняла как неизбежное зло. Но сказать, что Хикэри была непоколебима как скала, нельзя. Приближался решающий момент. Ками его знает, что там у Императрицы-матери и Сумеро Микото на уме и что в завещании. Встреча с повелителем пугала свей важностью и если логично думать, с японским законодательством свято отстаивающим частную собственность, шансы, что ей достанется часть состояния, вполне велики. Но мелкие нюансы, вроде «А я живой останусь после получения этих денег?» заставляли нервничать. В приступе паранойи Хикэри облазила всю квартиру в поисках скрытых камер. И ничего не нашла. Днем позвонили из дворцового управления и сообщили что поскольку Императрица-мать не может ее принять, то Сумеро Микото даст
аудиенцию водворце Акасака в шестнадцать часов, но так как она была записана к придворному парикмахеру и портному, то ей надлежит прибыть во дворец Эдо к одиннадцати часам где ей сделают прическу соответственно дворцовых правил и она получит одежду для торжественного приема и затем специальная машина отвезет ее во дворец Акасака. Размышления над этой новостью в очередной раз прервал писк телефона. Ее так называемый опекун изволил позвонить и напомнить о таком важном мероприятии. Ага, спасибо.
        «Я тут место от беспокойства не нахожу, а он еще напоминает о себе. Может, попытаться лишить его опекунских прав, из-за неисполнения оных? Что это вообще за опекун, которого увижу второй раз? Ой, чую - нечисто тут. Решено, все к черту! Завтра поеду во дворец к девяти утра и устрою себе прогулку по Императорскому дворцу».
        ?
        1 ОКТЯБРЯ.
        ТОКИО.
        Утро. А Токио давно не спит. Как в большом муравейнике все бегут по своим делам. Все согласно порядку и закону. Толпы людей шли по улицам, заходили в поезда, уносящие их к месту работы. Или куда-то еще. Среди этой безликой толпы шла Хикэри. Сейчас она ощущала себя одинокой и беззащитной. Едва завернув за угол, она въехала ногой во что-то мягкое. Это мягкое, уютно устроившееся в закутке, издало невнятный стон и обдало запахом перегара. Это вызвало волну раздражения. Туфелька врезалась под ребра лежащему. Тот издал еще одни стон, но даже не подумал открыть глаза. Так, это уже наглость. А за нее нужно расплатиться. Хикэри огляделась по сторонам. Никого. Быстрыми движениями достала у него бумажник и извлекла половину наличности. Решив отметить столь удачное начало дня, зашла в кафе и выбрала кофе подороже. Буквально через минуту на столик улыбчивая девочка в розовой форме поставила чашечку. Кофе не разочаровал, а расплывающаяся в чашке кошечка из сливок вызвала умиление. И жалость, когда она, махнув на прощание лапкой, окончательно растаяла. В приподнявшемся настроении вызвала такси и поехала во
дворец. Таксист подвез к парковке у главных ворот дворца. Хикэри вышла из машины и огляделась по сторонам. Императорский дворец в Токио - резиденция монархов и сиккэна Японии. Стены сложены из грубо обтесанного камня. Рвы, наполненные иссиня-черной водой, раскидистые сады, поражающие великолепием сторожевые башни. Внешние зубчатые стены вызывают трепет в душе каждого, кто видит их. У ворот несли дозор солдаты гвардии сиккэна в своих элегантных черных мундирах.
        Хикэри оказалась перед запертыми воротами. Открыта лишь маленькая калитка, войдя в которую она попала на проходную главных ворот дворца. Надо сказать ей там сильно удивились.
        - Вам же назначено на одиннадцать, - офицер гвардии был воплощение самой строгости.
        - А пораньше нельзя? - Хикэри мило улыбнулась.
        - Нельзя, - дворцовый воин был сама непреклонность.
        - Но, господин офицер, спросите у своего руководства, вдруг оно разрешит бедной девушке попасть раньше и погулять по саду.
        Офицер буркнул что-то под нос и снял трубку телефона. через какое - то время он с извинениями сообщил, что увы дежурный офицер не дал согласия.
        Хикэри вышла из проходной и увидела как стража, выбежав из караулки, строится в ряд перед воротами, которые медленно стали открываться.
        Вскоре через них на скорости промчались лимузины на одном из которых трепетал флаг Японии и белый флаг с красным махаоном.
        Ворота закрылись за эскортом и солдаты вернулись в караулку у ворот.
        Минут через пятнадцать из проходной вышел тот самый офицер и пригласил ее получить пропуск для входа на территорию. С чего бы это?
        Выдали пропуск и в сопровождении приданного сопровождающего она прошла в комнату осмотра. Нагамаки и заколки-стилеты произвели фурор - рядом как по волшебству оказались еще два офицера. По их настороженному виду Хикэри поняла что делать все надо медленно и предупреждая заранее.
        - У меня личное разрешение Сумеро Микото на их ношение даже в его присутствии, - Хикэри медленно извлекла документ из сумочки. Документу охрана удивилась, как будто тут оказался сам император. Еще четверть часа звонков и запросов и ей разрешили оставить заколки в волосах.
        Сопровождающих стало двое. Расписавшись в книге посетителей она вошла на территорию дворца.
        Надо сказать, парк не разочаровал.
        Ярко-красные клены и цветущие рядом с ними «адские цветы Хиганбана» создавали впечатление чего-то символически огненного. Древний японский ужас. Цветы ядовиты и по преданию приносят беду. Но как они красивы…
        Около дворцов этот цветок не сажают - это цветок, посвященный мертвым.
        Он любит расти на полях сражений, где пролилась кровь воинов. Сколько же крови пролили владыки этого дворца если так пышно тут растут цветы-призраки.
        Стебли появляются из земли осенью и на них расцветают ярко-красные цветы. Потом цветы увядают и появляются листья, которые остаются до начала лета. Так цветы и листья никогда нельзя увидеть вместе.
        Она ходила по аллеям и щелкала комтом пейзажи.
        Уюта, свойственного небольшим садам, тут не было, но прогуляться по тенистым аллеям, пофоткать рыбок в пруду или просто посидеть, уютно устроившись в дальнем уголке сада, можно очень неплохо. Что Хикэри и делала, сев в тенистом закутке. Немного нервировали сопровождающие неслышно двигавшиеся в паре метров за ней. Но они вели себя весьма тихо и никак не проявляли своего присутствия. Откинулась на скамейке, разглядывая небо. Грустно…
        Однако, только полдесятого утра. Окружающая обстановка действовала умиротворяющее. Она была не более внимательна, чем спящая, ленивая кошка, пригревшаяся на солнце. И ничего удивительного, что столкновение было для нее неожиданностью. Падение на дорожку было неминуемо, но ее поймали и удержали. Поднимает глаза…Ой!
        Не может быть!!! Хикаро!
        Хикэри прислушалась к своим ощущения. Удивительно, но прижатая к мужскому тело она не испытывала протеста или дискомфорта. Было приятно и волнующе. Но, действительно, стоять в обнимку в людном месте неприлично. За Хикаро стояло полдюжины мужчин в офицерских мундирах, а ее сопровождающие отошли подальше и сделали вид что их тут нет. Не то что бы это беспокоило…
        - Будь добр, отпусти! - она высвободилась из объятий и посмотрела на парня. С момента ты последней встречи он нисколько не изменился.
        - Хикэри. - он произнес ее имя с улыбкой. - Девушка теряющая трусики.
        - Хикаро. - отвечает ему в тон - парень, который пытался украсть мои трусики, а теперь преследует по всему городу.
        Он вздернул бровь, еще раз пройдясь по ней взглядом с любопытством ученого, обнаружившего новую любопытную зверушку. Но шутку оценил.
        - Мы уже встретились два раза. - начал издалека Хикаро. - И как честный человек я должен пригласить тебя на свидание.
        - Хорошо, - милостиво кивает головой, - можешь пригласить. Прямо сейчас.
        В конце концов, от пары часов совместно проведенного времени на людях вреда не будет.
        В его голосе появилось больше радостных ноток:
        - Значит, я могу рассчитывать на то, что ты примешь мое приглашение, о сиятельная леди?
        - Сиятельная леди подумает. Мне к двенадцати надо быть в управлении дворца для укладки волос и примерки костюма для аудиенции у Сумеро Микото в Акасака.
        Сейчас почти десять и к полудню я тебя лично отведу в управление дворца и постараюсь чтобы у нас было время пообедать вместе.
        - Сиятельная леди подумала и согласна, - Хикэри подумала, что слишком быстро согласилась. Стоило поломаться, но теперь поздно.
        - Тогда пойдем, я покажу тебе пару древних ритуалов которые проходят по утрам.
        Он увлек ее за собой вглубь парка.
        - Мы посмотрим исполнение древней музыки гагаку и как солдаты упражняются в киудо - традиционной стрельбе из лука. А потом ты сможешь поухаживать за императорской коллекцией бонсая, в которой около триста пятьдесят деревьев. Внутри дворцового комплекса каждый кто туда попадает всегда ощущает связь с прошлым. Здесь все делается согласно традициям. Соблюдение ритуалов и верность обычаям - залог процветания страны.
        Они вышли на поляну перед небольшим павильоном куда подходили придворные музыканты увидев их они остановились и совершили низкий поклон.
        Повинуясь жесту Хикаро они встали и старший с поклоном приблизился к ним.
        Что угодно послушать Ва…, - начал он но Хикаро быстро его перебил, - Я думаю что леди хочет послушать песни Сайбара.
        - Как Вам будет угодно, - поклонился старший.
        Рассевшись в павильоне музыканты принялись за игру Как по волшебству рядом оказались удобные кресла и сопровождающие установили зонты. им подали кофе в маленьких чашках и пирожные.
        Отзвучали песни Сайбара и Хикаро поблагодарив музыкантов взял ее за руку и направился в сторону закрытого комплекса Внутреннего двора.
        Стрельбище находилось перед мостом Ниндзюбаси.
        Воины одетые в старинные доспехи методично повинуясь командам офицеров выпускали в щиты стрелу за стрелой. Увидев приблизившегося к ним Хикаро.
        Офицер прокричал команду и воины склонились в поклоне. Подойдя к офицеру Хикаро что-то ему тихо сказал и тот выпрямившись приказал воинам продолжать учения.
        - Сиятельная леди не хочет принять участие в стрельбе? - лукаво улыбнувшись спросил Хикаро. Не дожидаясь ее ответа он приказал принести лук для Хикэри. Скоро офицер с поклоном подал ей сравнительно небольшой лук лишь чуть большее нее и колчан с четырьмя стрелами.
        - Это лук самой Императрицы, ты должна его не посрамить.
        Молясь Лучезарной она, вспомнив уроки отца, натянула тетиву и пустила стрелу. Стрела поразила мишень и не так чтобы уж далеко от центра.
        Остальные три стрелы легли тоже довольно неплохо. Поклонившись Хикэри передала лук офицеру, тот с почтением его принял и откозыряв Хикаро удалился.
        - Ты отлично стреляешь.
        - Это же лук императрицы как я могла плохо выстрелить!
        - Ну что же тогда пошли во внутренний дворец.
        Куда же мы идем?? Это же двойной мост и он для всех закрыт кроме императорской семьи!
        - Ты кто?-осторожно спросила Хикэри.
        - Я лучший друг императора и мне много позволено, сама же видишь - улыбнулся тот в ответ.
        Выбежавшая из ворот внутреннего дворца охрана выстроилась на мосту и под торжественную мелодию они прошли на территорию на которую как твердо помнила Хикэри, ее отец смог попасть только уже будучи советником императрицы. Хикаро уверенно не обращая внимания на слуг и охрану шел по коридорам и как обратила внимание девушка встречные слуги застывали в поклоне а офицеры вытягивались и козыряли. На нее украдкой все бросали любопытные взгляды полные почтения и зависти, впрочем это она замечала только у девушек-служанок. Парк бонсая был великолепен, он подвел ее к маленькой сосне.
        - Это, моя леди, сосна третьего поколения Токугава.
        «Сосна третьего поколения Токугава» как она знала, представляет собой бонсай, который, по меньшей мере, полтысячелетия лет передавался через линию японских императоров. За ним бережно ухаживали многие императоры, но он получил свое название от Иэмицу Токугава. Иэмицу получить бонсай, когда дереву уже было не менее двух сотен лет, у него была настолько сильная любовь к садоводству, что он пренебрег своими обязанностями сегуната.
        Я доверяю тебе провести ритуал полива дерева. Сейчас служитель покажет как это надо делать. Ошибиться никак нельзя. Служитель показал ей как правильно провести ритуал и она, внутреннетрепеща от почтения к столь древнему обычаю, его сумела-таки выполнить.
        - Великолепно, - Хикаро явно был рад, - знаешь я так подумал, а чего нам тащиться в Управление Двором - идем со мной… Тебе повезло: сегодня личный стилист императрицы на месте. Да и поскольку ты провела ритуал вместо императора сегодня в бонсай твое имя будет навсегда вписано в хронику храма дворца.
        - Хикаро во что ты меня втянул? Вдруг императрица разгневается… - пробормотала она.
        - Не беспокойся мы это переживем. Не грусти! Впрочем мы уже пришли. Невысокий пожилой японец с поклоном посадил ее в кресло и его руки запорхали вокруг ее головы. Прибежавшие слуги принесли дзюни-хитоэ[19 - Дзюни-хитоэ (яп. дзю: ни хитоэ, букв. «двенадцать кимоно без подкладки») - традиционный японский костюм аристократок. Состоит из многих слоёв кимоно - хину, которые шились из китайского шёлка. Употребляется лишь при дворе.], когда они закончили Хикэри посмотрела на себя в зеркало.
        - Ты просто воплощение аристократизма и утонченности! - резюмировал путник. Но вот пообедать сможем только после твоего визита в Акасаки. Сейчас уже почти два часа ипока походи и освойся с костюмом. Скоро придет машина из дворца Акасака. После твоего приема и принятия тобой указа я буду тебя ждать во дворце. Тебя проводят, а мне пока надо идти. Хикаро испарился прямо как лисица-призрак.
        - Моя госпожа, - стилист был вежлив до неприличия, - по этикету вы должны быть нарумянены и набелены и губы надо покрасить в зеленый цвет. Прошу занять место, мы быстро. Спустя короткое время он отлип и предложил ей взглянуть в зеркало. Представив картину Хикэри вежливо отказалась. Вскоре рядом с ней материализовались исчезнувшие сопровождающие.
        На прощание старичок ее удивил низко поклонившись.
        - Я желаю вам счастья и покоя во дворцах Ямато, владычица.
        - Почему вы меня так назвали?? - недоуменно спросила Хикэри.
        - Тень власти уже с вами, да пребудет с вами Аматерасу вовеки.
        Машина оказалась роскошным лимузином «субару» с хризантемой на борту, с эскортом и полицейским сопровождением. Офицер открыл ей дверь и подскочившая служанка помогла ей аккуратно загрузиться в машину. Под вой сирен эскорт помчался по улицам Токио. Хикэри смотрела в окно, видела как многие кланяются лимузину с хризантемой и и думала что скоро она все узнает.
        В Акасаки они приехали вовремя и хотя вылезти в церемониальном одеянии было проблемой, подскочившие служанки ловко вынули Хикэри из лимузина. Она поднялась по лестнице и вошла во дворец. Слуга с поклоном принял меч и держа его двумя руками куда то утащил. Другой слуга с поклонами проводил ее к тронному залу, и она уже догадываясь кто ее ждет, вступила на ковровую дорожку ведущую к подножию трона. Достигнув нужной точки она совершила «Тэ о цуйтэ аямару».[20 - «Тэ о цуйтэ аямару» («Просить прощения, касаясь руками земли» - яп.) - глубокий поклон высшего почитания]
        - Можете встать баронесса, - прозвучал до боли знакомы голос. Она встала и медленно подняла взгляд на императора. На троне хризантем в церемониальном одеянии императоров Ямато увенчанный короной императоров сидел Хикаро… О нет!!! Сумеро Микото Хэйсэй Котей, один из трех владык Альянса, повелевающий жизнью и смертью сотен миллионов подданных, один из трех живых богов Ямато, воплощение Сусаноо, повелителя Моря и бурь.
        Она опустилась на колени и опять склонилась в церемониальном поклоне - Мо: сивакэ аримасэн!!! («Очень виновата!»). Я была непочтительна и заслуживаю кару..
        «За задницу, фетишиста и трусики он может казнить меня прямо сейчас!!»
        Она уловила, что император что-то тихо сказал глашатаю стоящему рядом с троном.
        - Хикэри, баронесса Накамото, если вы и были виновны в чем то - вы прощены и за верную службу вашего рода удостаиваетесь милости императора. В знак особой милости вам разрешено носить на приемах во дворце малую корону Aoi Matsuri с веткой сливы умэ. Примите указ его Величества.
        Хикэри ощутила что опускается на колени и приняла указ.
        Снова церемониальный поклон.
        - Орэй но котоба мо годзаимасэн»[21 - Нет слов, чтобы выразить свою благодарность!(яп)]
        - Примите дары его величества. Хикэри на коленях приняла дары… Все как в легком тумане - церемониальный поклон после каждого подношения и передача подарка слуге который его уносит.
        - Император удостаивает вас малой аудиенции в Сливовой гостиной, - глашатай зычен как иерихонская труба.
        Хикэри поблагодарила отчаянно пытаясь не покраснеть.
        …Служанки проводили ее до отведенных ей покоев, где она переодевается и смывает боевую раскраску двора. Другие служанки принесли фруктовую воду и легкие закуски. Через час ее пригласили на малую аудиенцию.
        …На столике был сервирован обед и Хикаро жестом пригласил ее присоединиться. Она робко присела рядом с ним на пуфик и аккуратно взяла палочки.
        Какие у тебя планы на сегодняшний вечер? - как ни в чем не бывало осведомился он. - Решать вашему величеству. Но только не в кино или караоке… - позволила себе пошутить Хикэри.
        - Тогда… приглашаю на горячие минеральные источники. Вертолет ждет нас. Ты не против?
        Хикэри вдруг потянуло прикоснуться к нему или вообще прижаться и почувствовать тепло и защиту.
        - Я не против… - и исполнила это желание потянувшись, прижалась к нему.
        Она посмотрела на него и увидела в его глазах чего он хочет. Его рука легла на ее шею, и он поцеловал её.
        ?
        1 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА.
        ВЕЧЕР. ЯПОНИЯ
        ОСТРОВА ИДЗУ
        О-В ХАЧИДЖОДЖИМА
        Вертолет направлялся куда-то на юг, скользя над гладью моря. Хикэри пользуясь тем, что император сразу после взлета извинившись, стал вместе с адъютантом просматривать какие-то документы, смотрела в окно и размышляла.
        Наступил поворотный момент моей жизни. Могла бы я в такое поверить? Я и император на ночь глядя отправились куда глаза глядят.
        Нравиться ли он тебе? Стоит ли продолжать… а есть у меня возможность не продолжать?
        Хикэри посмотрела на царя, он досматривал последние документы из папки которую ему подал адъютант. Почувствовав ее взгляд он поднял голову и их глаза встретились, в ее тело ударила пьянящая чувственная волна, со стыдом ощутила, как стремительно твердеют соски на груди. Она еще никогда не испытывала такого возбуждения, от одного лишь взгляда. Стараясь скрыть порозовевшее от возбуждения лицо, опустила взгляд вниз. Но снова поднимает глаза разглядывая его.
        - Амитофо! Он так хорош собой, стоит ему только проявить настойчивость и ничто не станет для него преградой.
        Черные как смоль волосы, приятный глазу легкий загар на лице, большие глаза с легким намеком на азиатский разрез, ровный прямой нос, немного насмешливо изогнутые губы, красивое лицо… Хикэри сразу ощутила, как сердце сжалось от сладкого предчувствия, она уже любила эти глаза и руки, и хотела познать все остальное.
        И взмолилась про себя:
        - Пожалуйста, - только не тяни меня сразу в постель. Я же не смогу тебе отказать и не хочу…
        - Мы летим на остров Хачиджоджима, остров где расцветают гибискусы, - голос Хикаро вырвал ее из задумчивости, - это один из двух императорских курортов - онсен с горячими источниками, примерно триста верст к югу от Токио. Мы остановимся в «Михараши - но-ю» или «Дворец созерцания звезд» и будем любоваться звездами в ротебуро под открытым небом. Спустя час вертолет зашел на посадку. С воздуха маленький изящный двухэтажный в классическом японском стиле дворец был похож на игрушку.
        От бетонированной выложенной шестиугольными плитами посадочной площадки они неспешно направились ко входу во дворец. Охраны видно не было - а может она хорошо пряталась.
        Ты рассказывала, что свободно владеешь русским языком. - задал вопрос император на безупречном японском - когда за ними затворилась дверь покоев.
        - Я давно не говорила на русском и успела несколько подзабыть язык, Ваше величество, - опустила она глаза.
        - Бывает, - быстро согласился Хикаро. - Я потратил несколько лет, чтобы научиться говорить на языке матери как следует. Хотя ты мало похожа на японку. Меньше чем я на русского - по крайней мере на такого какого рисуют в детских книжках…-он чему то улыбнулся.
        - Простите мне никто не говорил об этом, государь… Я никогда не думала что не похожа на японку…
        - Очень красивая, при этом мало красишься. Уверенная в себе.
        Хикэри становится на колени.
        - Ваше Величество я убила человека и мне нельзя находиться рядом с вами, прошу наказать меня…
        - Ты защищала свою жизнь и ты была в своем праве, - сухо бросил он. - Дело закрыто. У тебя дома тебя будет ждать бумага о решении прокуратуры признать твои действия самообороной. Она подписана прокурором Токио. Якудза к тебе претензий тоже не имеет - он зло и высокомерно ухмыльнулся. И прекрати падать на колени каждый раз устраивая церемонии.
        - Да, Ваше…
        - Называй меня Хикаро. Так мня звала матушка и зовут близкие друзья. Мне мой титул известен, а по имени называть я мало кому разрешаю. Тебе можно. Русское имя тут можно не использовать. - Хорошо, Хикаро, спасибо, - она поднялась с колен.
        - А ты моя принцесса? - несмотря на ожидаемость вопроса, он застал ее врасплох.
        - Эээ… Ну… - Хикэри отчаянно тянула время, пытаясь найти верное решение.
        - Восточные демоны, мямлю как влюбленная школьница. Стоп, я ведь и есть школьница!
        - Да, разумеется я твоя девушка! А что, есть сомнения? - спросила она. Пока Хикэри колебалась, он оказался рядом со ней и так близко, что она ощутила на щеке его горячие дыхание.
        - Нет. А как насчет поцелуя? - руки уже лежали на ее талии, притягивая к себе. Его губы были так близко, что она не выдержала, почувствовала, что уже не стоит на ногах, а почти лежит на его руках, откинув голову. Его поцелуи переместились на шею, потом начали двигаться в сторону уха и прикусив мочку, он прошелся по нему языком. Она была уже готовы кричать от прикосновений и одновременно пыталась оттолкнуть его прочь от себя… Через полминуты тело начала снова слушаться, и Хикэри нашла силы прервать поцелуй…
        - Давай сначала поужинаем, если ты конечно не против.
        - Хорошо, тем более что нам думаю уже накрыли ужин.
        Главный повар дворца с поклоном подошел к столу.
        - Что желает Ваше величество на ужин?
        - В качестве основного блюда, я думаю добродетельная леди не будет возражать, я выберу Цумубури Ниидзима-дон.
        Поймав удивленный взгляд Хикэри царь вполголоса по-русски пояснил.
        - Это гавайский лосось.
        - Отличный выбор Ваше Величество, Цумубури выведен на рыбных фермах из молоди привезенной из Гавайского королевства; приготовлен в маринаде с основанием из соевого соуса, увенчанным рисом и с японской горчицей. Так же я рекомендую на ужин басаши, ментайко темпура и хрустящий жареный куши.
        - Хорошо.
        ?
        Вообще, отмокание в тёплых минеральных источниках-дело не быстрое и если подумать - своего рода церемония наподобие чайной. Надлежит сперва принять душ перед посещением источников. Потому как нечистым телом в источники соваться нельзя категорически. Сначала помойся сам, потом сполоснись, чтобы мыльным не быть. Правда сейчас ее это только радовало - давало мизерную отсрочку…
        - Надо бы почаще «на воды» выезжать - она нежилась в горячей водичке - отличная вещь…
        Опёрлась поудобнее на высокий бортик, прикрыла глаза - благодать! Тепло, хорошо. Лёгкий ветерок, где-то стрекочут вездесущие цикады, чирикают птахи, над головой темное усыпанное звездами ночное небо. А напротив, также оперившись на бортик сидит Хикаро. Сидит и прищурив глаза рассматривает ее грудь отлично видную в прозрачной подсвеченной воде.
        - Хикэри, не хочешь сесть мне на колени? - усмешкой интересуется этот хитрец. О, да! В этих источниках принято купаться голыми. Ага, кожа должна дышать. А кого стесняться в закрытом от всех дворце? Своего императора, которому ты уже сказала «да», согласившись приехать сюда?
        - Предлагаете обнаженной девушке сесть на колени Вашего Величества? - осведомилась она - словно выполняя некий обряд. - Вы уверены что это хорошая идея?
        - А я думаю, очень хорошая. - с веселой ухмылкой возразил Хикаро.
        И плавно передвинувшись оказался рядом.
        - Ой! - с замиранием сердца пискнула Хикэри ощутив как ее легко приподняли и разместили на коленях.
        По спине бежали мурашки от дыхания на шее. Нельзя сказать, что это не нравилось, она даже неосознанно подставила шею, чтобы чувствовать его губы на коже. С большим усилием ей удавалось оставаться спокойной, когда хотелось ответить на его действия. Это было одновременно мучительно и очень приятно. Она попыталась вернуть себе самообладание и не поддаться сильному желанию обернуться и ответить взаимностью. Безуспешно…
        - Только не здесь…
        Сильные руки снова приподняли ее, вынимая из воды…
        ?
        После источника, чистая, обнаженная Хикэри стояла перед ним. В комнате почти темно. Лишь слабый, едва уловимый свет от нескольких свечей. И возбуждающий запах из ароматической лампы. Он подходит к ней и, притянув к себе, целует в губы. Она обнимает его за шею, взъерошивает волосы, вдыхает его запах…. Слышит, как стучит его сердце. Его руки ласкают ее спину, осыпает поцелуями лицо, шею. Очень медленно, нежно, не спеша, чуть касаясь руками, он целует ее грудь, ласкает языком, покусывает соски. У Хикэри вырывается стон. Она обнимает его голову и непроизвольными движениями судорожно перебирает, взъерошивает волосы. Он опускается передо ней на колени и продолжает свои ласки, уже повергшие ее в состояние блаженной истомы. Она чувствует, как становится тяжелой и сладко ноет грудь. Он опускается ниже и целует животик, чуть ниже, еще… Хикэри смущается и невольно пытается освободиться из его объятий. Он улавливает это едва заметное движение и, поднявшись с колен, вновь сладко целует в губы… Теперь настал ее черед. Проводит острыми коготками по его груди. Целует, чуть прикусив, его соски, подключает язычок,
опускается ниже. Очень медленно. Этот пьянящий запах, запах мужчины сводит ее с ума окончательно и заставляет забыть обо всем на свете. Осторожно прикасается к нему, она никогда раньше не делала этого…Он такой горячий и твердый, и кожа - нежная-нежная.
        И ВОТ ХИКАРО ПОДНИМАЕТ ЕЕ, БЕРЕТ НА РУКИ И НЕСЕТ НА ПОСТЕЛЬ.
        Хикэри часто представляла себе, как ЭТО будет. Но почему-то именно в эти самые последние мгновения ее охватывает жуткий страх. Очень нежные, добрые его ласки заставляют чуть-чуть расслабиться. Но все же она боится, ее просто трясет. Он уловив, что что-то с ней не так, пристально посмотрел ей в глаза. А в ее глазах застыл ужас.
        ?
        - Ну, что ты? Что случилось?.. - он ласково погладил её по голове, нежно-нежно поцеловал в губы… Она обнимает его и робко, едва дыша, прижимается к нему. Он осторожно раздвигает ее ножки. Еще секунда, и он уже надо ней. Хикэри бьет мелкая дрожь… Видимо, интуитивно он чувствовал, что она дрожит сейчас уже не от желания. И он не спешил. Он вновь осыпал нежными поцелуями ее лицо, шею, покусывает ушко. Затем целует в губы… Сначала этот поцелуй робкий, несмелый, но постепенно, секунда за секундой, он становится все более горячим, страстным, глубоким. О, Боже, ТАК он еще не целовал! Это что-то фантастическое. Хикэри уже позабыла обо всем. Лишь его губы, больше нет ничего… Почувствовав расслабленность, Он крепко прижимает ее к себе, не прерывая поцелуй, чуть подается вперед и…
        - Ааай!!! - Яркая вспышка боли пронзила сознание. Еще мгновение, и все прошло. Осталось только чуть саднящее чувство ТАМ. От переживаний комната стала расплываться, а ласковые слова стали растягиваться. Заморгав, почувствовала как по щекам вновь покатились слезы. Горло перехватило, а руки тщетно искали воротник. Хикаро, видно понял, что дрожит она отнюдь не от восторга.
        - Маленькая моя…
        - Пустите… - каким-то сдавленным голосом, смогла сказать сквозь подступающие рыдания.
        И вырвавшись из под него скатилась с кровати на пол. Вспыхнувшая не вовремя стыдливость заставила искать взглядом одежду, но она осталась в раздевалке перед источником. Махнув на нее рукой Хикэри встав, шатающейся походкой добралась до ванной комнаты и захлопнула дверь. С ненавистью уставилась в зеркало. Там отразилось смазливое личико только что оттраханной шлюшки.
        - Ненавижу.. - процедила она, чувствуя как по ноге стекает струйка крови. Её кулак врезался в зеркало, покрывая отражение разводами трещин.
        Хлипкая задвижка на двери позорно сдала позиции без боя. Появившемуся Хикаро хватило пол-секунды на оценку ситуации. Одним прыжком оказавшись рядом, он обхватил ее, прижимая руки к телу. Она придушенно пискнула - ее оторвали от пола и быстро запихнули в душевую. От неожиданности и быстроты происходящего она забыла о всяком сопротивлении. Прижав слабо трепыхнувшееся тело одной рукой, царь открыл кран. Хлынувший в лицо поток воды был просто ледяным. Рот открытый для крика тут же залило водой. Она закашляла, отворачиваясь от воды, мокрые волосы закрыли глаза. Подергавшись вслепую, она лишь добилась, того что Хикаро чертыхнувшись крепче прижал девушку к себе. Вода быстро выбила все мысли из головы, уступившим место пронизывающему холоду. Теперь тело дрожало уже от холода. Словно услышав ее мысли, вода перестала хлестать по телу. Голос над ухом деловито осведомился.
        - Пришла в себя?
        - Холодно… - опустошенно констатировала она очевидный факт. - И волосы намочила… - с ужасом представила сколько времени уйдет привести их в порядок…
        - Значит, пришла в себя… - заключил Хикаро завертывая ее в полотенце.
        ?
        Все девять небес! Как же ужасно получилось…Как вспомнить, сразу бросает в жар. Хоть обратно в холодный душ… И главное, совершенно не понятно, что её накрыло? Сама же хотела этого…. Непонятно.
        И с чего я назвала себя шлюхой? Один раз, с единственным мужчиной, без извращений, не на первом свидании…С Чхун Хян вот - и то так не называла!
        Завернутая в кимоно, она сидела на кровати, морщась от тяжелых мыслей… Первый мужчина Хикэри сидел за спиной с феном и расческой и довольно умело приводил ее волосы в порядок.
        - Вроде все… - с оттенком сомнения протянул он.
        - Похоже, - вяло согласилась. - Подай, пожалуйста, заколки.
        Искомые заколки обнаружились на тумбочке всего в метре от кровати.
        Даже не помню как я распустила волосы. Что и не удивительно. Или это ИМПЕРАТОР сделал?
        В зеркале отразилось как взявший в руку заколку царь, взвесил ее в руке, задумчиво осмотрел ее, кинул на нее подозрительный взгляд… Положил ее обратно. И слегка сместился закрыв собой тумбочку.
        - Давай я тебе лучше косичку заплету - предложил он. Не дожидаясь согласия, он ловко развел ее гриву на пряди и стал собирать их в косу.
        - Прости что напугала тебе… - она собралась с силами извиниться за произошедшие.
        - Пустяки, такое бывает… - авторитетно заявил Хикаро. - Только по разному…
        - Я все еще твоя девушка? - раз пошла такая откровенность, следовало прояснить дальнейшие отношения. Ее осторожно обняли за талию, и нежно прижали к себе.
        - Конечно, девочка моя маленькая… - горячее дыхание коснулось ее шеи. Он шептал ей ласковые слова, гладил по голове, как ребенка, покрывал поцелуями шею…
        - Все хорошо… - развернувшись к нему, Хикэри впилась в его губы.
        Вот он с нежностью смотрит ей в глаза и они вновь сливаются в долгом-долгом поцелуе. По телу медленно разливается жар. И безумно хочется снова почувствовать его внутри. Она каждой клеточкой своего тела подалась навстречу его губам и рукам. Каждое его движение отдается таким сладким, сводящим с ума ощущением… У Хикэри вырвался стон, она извивается, уже полностью перестав себя контролировать.
        .. «НУ, ВОЗЬМИ ЖЕ МЕНЯ!..»
        Вот Он крепко прижал девушку к себе и медленно, очень осторожно вошел в нее. С ее губ сорвался стон…Больно, но какая сладкая это боль… Он начинает двигаться, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, задевает что-то внутри, и ее словно молния пронзает. Хикэри невольно вскрикивает. Он на секунду замирает и смотрит на нее испуганно:
        - Больно? - участливо осведомился Олег Даниилович Романов.
        - Нет-нет, только не останавливайся, прошу тебя… Он поцеловал её в губы и…
        - ОООО - ОН ВНОВЬ ВХОДИТ В МЕЕНЯЯ!!!
        Она не в силах была сдержать сладостный стон.
        Как же хорошо… что со мной творится? Я уже совсем позабыла о боли.
        Каждая клеточка моего тела кричит о моей любви к этому мужчине. Только отдаваться ему, отдаваться без остатка, до пика, до капли, раствориться в нем, чувствовать его в себе, глубоко-глубоко, дарить ему счастье быть любимым… Я чувствую, что ему очень хорошо сейчас… Он чуть постанывает, целует меня, прерывающимся голосом шепчет какие-то нежности. Еще миг и это сладкое ощущение счастья становится невыносимым.
        Хикэри подхватило что-то и унесло в небо. Тело скрутила сладкая судорога, из груди вырываются рыдания. Через несколько секунд все проходит. Он ложится рядом и обнимает ее.
        - Я люблю тебя… - шепчет он ей на ушко.
        - Вы мой единственный мужчина и я не представляю себе жизни вне вашего внимания и любви. Моя жизнь и моя смерть всегда будут принадлежать Вам….-но это остается непроизнесенным.
        ?
        2 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА
        УТРО.
        ДВОРЕЦ СОЗЕРЦАНИЯ ЗВЕЗД
        Проснулась она все также прижавшись к его груди. Слава всем богам Его Величество рядом. Рядом любимый, разум свободен от условностей… Что еще надо для маленького счастья? Сначала она слегка прикоснулась к нему в районе ключицы, провела пальчиком вдоль нее… От понимающегося возбуждения, осмелела и напрочь забыла, что такое стыд и дала волю пальцам. Уже смело, всей ладонью, огладила мышцы на груди, с пикантной застенчивостью коснулась сосков. Сердце ускорило ритм, а из сознания удивительным образом испарились все лишние мысли. Приятный мужской запах манил и будоражил. А танец пальчиков на его теле вызывал мурашки. А они, словно играя, опускались все ниже и ниже. Прошлись по животу, очертили каждый кубик пресса по отдельности. Она с головой забралась под одеяло - там тепло и еще пахнет вчерашней любовью. Опустилась ниже и нерешительно замерла.
        Проснувшийся Хикаро несильно потянул ее вверх. Она ласково и капризно одновременно лизнула его ладонь и положила ее к себе на грудь.
        - Да, вот так… - улыбнулась, как только широкая ладонь принялась мять упругий чувствительный холмик с крупным розовым соском посередине, и слегка приподнялась, чтобы минуту спустя почувствовать свое лоно желанным и полным. И сделала первое движение.
        ?
        ЧАС СПУСТЯ
        - Буди меня так каждое утро… - Император притянул ее к себе для поцелуя.
        - Привычка быстро убьет удовольствие… - Хикэри уютно устроилась у него на груди. Сквозь прикрытые веки наблюдает как его рука крутит кончик длинной косы. А где он научился их заплетать? Хотя, неважно.
        Ладонь опустилась под одеяло…
        - Прекрати, или пожалеешь… - раздалось над ухом.
        - Дааа? - Хикэри нагло закинула на него ногу и стала тереться о его бедро.
        ?
        … Хикэри нежится в ротебуро рассматривая прекрасный вид на залив.
        - Хикэри, ты… у тебя очень красивая фигура… Он поцеловал ее шею, постепенно спускаясь все ниже… Пальцы легли к на груди и принялись играть, как на пианино, заставляя выгибаться и качать бедрами в такт…
        - Хватит. Пойдем лучше погуляем… Или поплаваем… - Хикэри убежала в душ.
        Вернувшись в спальню она обнаружила что уже одетый император стоит у окна любуясь дивным видом на залив.
        - Одевайся, нас ждет автомобиль.
        - А куда мы едем? - спросила Хикэри с некоторой тревогой.
        - На аэродром.
        - Мы возвращаемся в Токио?
        Хикаро смеется.
        - Нет, Добродетельная благородная дама, мы собираемся уделить время моей второй страсти.
        - Второй? - она хмурится.
        - Именно. Первая стоит рядом… Займемся планеризмом.
        - Ээээ… Планеризмом?
        - Угу… Мы немного полетаем, леди. - с улыбкой отвечает он, усаживаясь в автомобиль…
        - Согласна?
        - А ты полетишь?
        - Да.
        - Тогда я с тобой! - выпалила Хикэри.
        Через несколько минут машина остановилась на поросшем короткой жесткой травой летном поле.
        Он взял ее за руку, и они направились к площадке, где стояли самолеты.
        - Ваше величество, пилот самолета-буксировщика лейтенант Кобаяси, - представил пилота выскочивший как из под земли офицер охраны.
        Император и пилот углубились в разговор о скорости ветра, направлении и прочих тонкостях.
        - Хикэри, - подает ей руку царь, - пошли.
        - Кобаяси, это баронесса Накамото. Придворная дама IV ранга.
        Кобаяси отдал честь.
        - Ваша Светлость, я пилот Его величества и приложу все силы к выполнению его задания.
        Она взяла Хикаро за руку, и ощутила внутри все переворачивается. Парить в небе! Невероятно! Вслед за Кобаяси по бетонной площадке они двинулись к взлетно-посадочной полосе. Царь с пилотом обсуждали предстоящий полет. Все эти подробности ничего не значили для нее, но мужчины в своей стихии, и наблюдать за ними - истинное удовольствие. Она с трудом но схватила смысл. Они полетят на немецком «Schleicher ASH-25». Буксировщиком будет «По-2-М» - его она смутно знала - самый старый из ныне выпускавшихся машин.
        В крошечной кабине два сиденья, одно позади другого. Белый трос соединяет планер с одномоторным самолетиком. Пилот откинул плексигласовый купол кабины, приглашая их внутрь.
        - Сначала нужно пристегнуть парашют.
        «Парашют!»
        - Я сам! - Хикаро забрав ремни у Кобаяси соединил пряжки.
        - А я пока схожу за балластом, - сообщил пилот, широко улыбаясь, и ушел куда-то.
        - Вижу, Вашему величеству нравится катать девушек на планере.
        - Баронесса, не болтайте глупостей.
        Он подтянул парашют, ловко защелкнув крепления, проверил ремни.
        - Ну вот, готово.
        Она захотела сесть назад, но царь остановил девушку.
        - Нет, спереди. Сзади сидит пилот.
        - Но ты ничего не увидишь!
        - Мне хватит, - усмехнулся он.
        Хикэри забралась внутрь кабины, отметив кожаное сиденье на удивление мягкое. Император склонился над ней, вытащив между ног ремень, защелкнул карабин на животе и проверил стропы.
        - Мы будем в воздухе минут двадцать-тридцать. Утром не так жарко, а по ощущениям полет на планере ни с чем не сравнится. Волнуешься?
        - Немного!.
        - Хорошо! - с улыбкой скрылся он из виду.
        Планер качнуло когда он забрался в кабину. Перед ней были циферблаты, рычаги и какая-то торчащая штуковина.
        С улыбкой на губах возник Кобаяси.
        - Первый раз летите, госпожа?
        - Да…
        - Вам понравится!
        - Спасибо, лейтенант-сан.
        Хорошо, что я не позавтракала. Вряд ли мой желудок справился бы с отрывом от земли. Я отдаюсь в умелые руки своего повелителя.
        Кобаяси закрыл крышу кабины, направился к самолету и вскочив на крыло занял место пилота. Мотор самолетика фыркнул и начал набирать обороты.
        Лучезарная… неужели это происходит со мной?
        Самолет медленно двинулся вдоль полосы, трос натянулся… Толчок - и планер срывается с места. Планер набирает скорость, ощутимо потряхивает. Желудок ухнул вниз - и вот они отрываются от земли.
        - Взлетаем! - отдался в наушниках спокойный голос Хикаро. Они парят в собственном крылатом ковчеге, одном на двоих. Слышен только свист ветра и далекий шум мотора буксировщика. Над ними лишь небо, лишь рассеянный и мягкий солнечный свет… Редкие облачка висят на лазурном небе. Она парит в этом волшебном свете вместе со своим императором. Уши заложило - планер набирает высоту, все выше поднимаясь над землей. Наверху стоит тишина… Радио просыпается к жизни.
        - Докладывает пилот Особого императорского авиационного полка лейтенант Кобаяси. Мы достигли высоты в тысячу двести метров над уровнем моря…
        Ничего себе!
        - Отцепляй! - прозвучал в шлемофоне голос Олега Данииловича. И внезапно самолет пропал из виду, а ощущение, что их тянут вперед, исчезло. Планер парит над океаном в свободном полете. Это восхитительно! Повинуясь порывам ветра, планер медленно терял высоту, тихо скользя по воздуху.
        Я лечу прямо к солнцу, но со мной Хикаро, он ведет и направляет меня, и мы кружим и кружим в солнечном свете.
        - Держись крепче! Неожиданно оказывается вниз головой, глядя на землю сквозь прозрачную крышу кабины. С громким визгом она упирается руками в плексиглас и слышит смех.
        - Ваше величество хулиганит!
        Но его веселье было так заразительно, что она рассмеялась вместе с ним.
        - Хорошо, что я не позавтракала!
        - Просто отлично. Потому что я собираюсь повторить.
        Он снова переворачивает планер и она опять повисает на ремнях вниз головой.
        - Ну как?
        - Это чудо!
        Они падали вниз в лучах солнца, слушая ветер и молчание. Можно ли желать большего?
        Земля все ближе.
        - Сакура, это Ноль-первый, захожу слева по ветру на вторую полосу, прием.
        Закладывая широкие круги, планер медленно опускается.
        - Держитесь леди, сейчас будет слегка трясти.
        Последний круг, сильный короткий толчок, и планер стремительно несется по траве. Наконец он останавливается и, качнувшись, замирает чуть покосившись на левуй бок. Хикэри облегченно вдохнула полной грудью. Император открыв кабину выбрался на землю и потянулся.
        - Понравилось? - спросил он, а в глазах мельнули солнечные искорки.
        Подошедший офицер поклонился и отстегнул ремни. Хикаро подает ей руку, и она вылезает из кабины. Не успевает она спрыгнуть на землю, как он заключает ее в объятия.
        Мы же стоим посреди поля! Впрочем, мне все равно. Мои руки зарываются в его волосы, притягивая его ближе. Я хочу его, здесь, сейчас, на земле!
        Он оторвался от нее, в потемневших от страсти глазах - упрямое желание. У Хикэри перехватило дух. Император поворачивается, хватает ее за руку и быстро шагает к машине.
        - Едем завтракать, - сухо сообщает он.
        Еда! О какой еде он говорит, когда я умираю от желания?
        Они возвращались во дворец на том же автомобиле.
        - Я попрошу фрейлин разъяснить тебе все правила императорского двора, - суховато бросил он.
        - Я благодарна вашему величеству…
        - Пока у тебя звание императорской фрейлины IV ранга. Ты можешь посещать дворцы Акасака, Киото и Эдо без предварительной записи, так же имеешь полное право посещать все малые дворцы императорской семьи. Управление императорского дворца пришлет тебе подробные разъяснения по твоим правам и обязанностям во дворцах и я скажу послу России чтобы он довел до тебя твои права в Российской империи. Они лишь немногим меньше. Тебе так же положено денежное содержание от дворов Японии и России.
        - Это очень высокий ранг. я не очень понимаю за что Ваше величество так меня обласкали…
        - Завтра встреча с рядом лидеров Дзайбацу и на этой встрече будет вдовствующая императрица. Она не смогла с тобой встретиться в Токио, но завтра она тебя примет, меня уже уведомили. Встреча будет рабочей поэтому твоего обычного наряда хватит. Учить тебя как вести себя с моей матерью думаю не надо. Может быть ты чего-то хочешь?
        - Я счастлива, Ваше величество - шепчет Хикэри. - Я хочу того, чего хочет Ваше величество.
        - Если бы Мы всегда знали чего хотим… - Император улыбнулся. - После полетов я всегда хочу европейский или американский завтрак. Сегодня пусть будет американский.
        - Будет исполнено Ваше величество, - слуги поспешно удаляются.
        Как выяснилось вскоре, американский завтрак - это две порции оладий с кленовым сиропом и беконом, два апельсиновых сока и черный кофе с молоком.
        И она решилась…
        - Ваше величество, я в недоумении. - Она пальцем обводила узоры инкрустации стола, стараясь держаться невозмутимо. - Почему вы выбрали из множества… меня? Вы с легкостью можете получить любую девушку в Японии.
        - Ты не любая и этого довольно… - император посерьезнел. Впрочем есть и политика. Ты будешь участвовать в выборе новой императрицы. Моя мать вручит тебе родословную твоего дома, составленную храмом Хэйан. Твой дом потомки императора Монтоку в линии ведущей свой род от принца Корэтака. Ты имеешь право участвовать в отборе.
        Хикэри показалось что на нее упал потолок. Затем она обнаружила, что замерев в ужасе, стоит на коленях и склоняется в церемониальном поклоне…
        - Ваше величество, вы ками Сусаноо, владыка России и Японии, повелитель Альянса не можете выбрать столь ничтожную и грешную женщину как я. Пощадите! Такая как я по вашему желанию может быть наложницей или рабыней, но не императрицей. Я ничтожная, недостойная и бесполезная девушка, которая вызовет гнев Лучезарной Аматерасу и подведет Вас и мою страну. Прошу вас выбрать девушку, которая принесет пользу Ямато. Ваша покорная рабыня не может участвовать в отборе…
        (Господи - что за чушь я несу - как в идиотской дораме!!)
        Император хмыкнул.
        - Сколько лет живу и сколько правлю - постоянно мне пытаются указать что я могу, а чего не могу… - То что я знаю про тебя и то что вижу лично говорит мне что я не ошибаюсь. Впрочем до отбора еще почти год и ты можешь меня разочаровать своими делами, но мне отчего-то кажется, что ты меня не разочаруешь. И встань наконец с пола. Садись за стол, я есть хочу.
        Хикэри поднялась с пола и пунцовая от осознания случившегося присела за стол. Появлились слуги с подносами. Завтрак проходил в тишине. Наконец тарелки были опустошены и царь обращает внимание на сильно задумчивую Хикэри.
        - А ну-ка перестань сидеть как на похоронах, - одернул он девушку.
        - Вашему величеству сегодня нужно будет работать? - несмело спрашивает она.
        - Разумеется. Я всегда работаю, даже иногда во сне…-он рассмеялся. Представь - бывает снятся совещания с министрами и губернаторами… Самое забавное - иногда то что я слышу в этих снах потом пригождается - если не забываю. Но так или иначе - какие бы дела не были - но обедать мы будем вместе.
        - Спасибо…государь, что вы даете мне надежду.
        Он поцеловал ее.
        - Если обед будет европейским то я могла бы его приготовить…
        - Японские девушки не могут уже приготовить японский обед! - нарочито тяжело вздохнул монарх. Прав мой духовник отец Илиодор - дух века сего разливается тлетворно и всеконечно в мире грешном… - Он опять усмехнулся. - Но так и быть! Я буду суп гаспачо и стейк на гриле, замаринованный в оливковом масле, чесноке и лимоне, прочее на твое усмотрение…
        Слуги молчаливо стоящие рядом истово согнулись в земном поклоне.
        Размышляя о мужчинах и их любви к мясу, Хикэри отправилась на кухню где царилапаника. Не каждый день к ним готовить обед для императора приходит будущая императрица.
        Вечером она лежа в ротебуро позволила себе расслабиться и поразмышлять о прошлом и будущем. А потом словно услышала чей-то голос
        - Прислушайся к зову сердца и прекрати копаться в себе. Чему быть, того не миновать.
        ?
        3 ОКТЯБРЯ
        Утром императорский кортеж прибыл во Дворец водопада. Крошечный дворец в полном соответствии с названием спрятался в лесу рядом с водопадом под шапкой субтропических джунглей.
        Хикэри тут же упросила императора дать ей возможность пару часиков полежать в ротенбуро - открытой купальне с фантастическим видом на водопад… Нежиться в источнике, когда рассветные лучи прорезают нависающие ветви джунглей - это божественные ощущения. Тем более что завтрак принесли и поставили на столик около купальни.
        Хикаро появился вместе с завтраком.
        - У тебя сегодня сложный день. Ты участвуешь во встрече с главами дзайбацу как моя леди. Однако на встрече будет и Иоко, средняя дочь главы дома Мицуи и придворная дама III ранга.
        - Она тоже будет участвовать в отборе?-Хикэри ощутила что у нее как-то сразу портится настроение.
        - Нет, Дом Мицуи не имеют императорской крови и для нее это почти максимальный ранг знатности. Держись с ней ровно и приветливо. Используй обращение сестра - вам делить нечего. Внимательно слушай и потом выскажешь мне свои мысли. считай это первым уроком который я тебе даю.
        Ваше Величество я не понимаю что я должна сделать… - пробормотала девушка.
        - Выжить. Когда мой отец умер мне было четыре года и я многому учился сам.
        Были те кто хотел моей смерти, но я выжил.
        Россия уклонилась тогда от большой кутерьмы. Сейчас должна выжить Япония - и твой долг ей в этом помочь.
        - Но как?? - Хикэри пребывала в полной растерянности. Я всего лишь девчонка-школьница…
        А если я скажу… Если я скажу что спасение страны Ямато как раз в той девчонке которая станет императрицей? Считай что тебя бросили в пруд и ты должна выплыть. Сегодня ты поймешь много, возможно даже слишком много о том как обстоят дела на самом деле.
        - Но я не сумею! - голос ее невольно сорвался на крик.
        - Сумеешь! Ты меня любишь?
        - Вы жестоки государь… Да люблю - невпопад ответила она.
        - Я тебя тоже люблю и не хочу чтобы ты была на троне ничего не понимающей куклой, потом беспомощной мишенью, а затем жертвой… и лишний раз удостовериться что я не ошибся не мешает.
        - Но почему я??
        - Ты все узнаешь со временем, и обнаженная девушка говорящая со мной о политике выглядит странно. Иди поплавай. За тобой придут и проводят. Как услышишь вой сирен эскорта матери можешь считать что настал твой экзамен.
        … Хикэри немного поплавала, но потом решительно вылезла из ротенбуро и одевшись села за стол, попросила кофе с пирожным и задумалась.
        «Зачем я тебе нужна император? В какую игру ты играешь - Ориго Хикаро? И кто я в игре….Пешка которую ты ведешь в ферзи, но чаще пешками жертвуют и даже когда она достигает цели она исчезает и появляется ферзь. Так что выбора у меня нет. Я попробую дойти до цели… вместе с тобой, Мой Император, но если придется… пожалуйста пожертвуй мною не зря»
        ?
        Утром императорский кортеж прибыл во Дворец водопада.
        Крошечный дворец спрятался в лесу рядом с водопадом под шапкой субтропических джунглей.
        Хикэри тут же упросила императора дать ей возможность пару часиков полежать в ротенбуро - открытой купальне с фантастическим видом на водопад… Нежиться в источнике, когда рассветные лучи прорезают нависающие ветви джунглей - это божественные ощущения. Тем более что завтрак принесли ей к ротенбуро и поставили на столик около купальни.
        Хикаро появился вместе с завтраком.
        - У тебя сегодня сложный день. Ты участвуешь во встрече с главами дзайбацу как моя леди. Однако на встрече будет и Иоко, средняя дочь главы дома Мицуи и придворная дама III ранга.
        - Она тоже будет участвовать в отборе?-Хикэри ощутила что у нее как-то сразу портится настроение.
        - Нет, Дом Мицуи не имеют императорской крови и для нее это почти максимальный ранг знатности.
        - Держись с ней ровно и приветливо. Используй обращение сестра - вам делить нечего. Внимательно слушай и потом выскажешь мне свои мысли. Считай это первым уроком который я тебе даю.
        Ваше Величество я не понимаю что я должна сделать… - пробормотала девушка.
        - Выжить. Когда мой отец умер мне было четыре года и я многому учился сам.
        Были те кто хотел моей смерти, но я выжил.
        Россия уклонилась тогда от большой кутерьмы. Сейчас должна выжить Япония - и твой долг ей в этом помочь.
        - Но как?? - Хикэри пребывала в полной растерянности. Я всего лишь девчонка-школьница…
        А если я скажу… Если я скажу что спасение страны Ямато как раз в той девчонке которая станет императрицей? Считай что тебя бросили в пруд и ты должна выплыть. Сегодня ты поймешь много, возможно даже слишком много о том как обстоят дела на самом деле.
        - Но я не сумею! - голос ее невольно сорвался на крик.
        - Сумеешь! Ты меня любишь?
        - Вы жестоки государь… Да люблю - невпопад ответила она.
        - Я тебя тоже люблю и не хочу чтобы ты была на троне ничего не понимающей куклой, потом беспомощной мишенью, а затем жертвой… и лишний раз удостовериться что я не ошибся не мешает.
        - Но почему я??
        - Ты все узнаешь со временем, и обнаженная девушка говорящая со мной о политике выглядит странно. Иди поплавай. За тобой придут и проводят. Как услышишь вой сирен эскорта матери можешь считать что настал твой экзамен.
        Хикэри немного поплавала, но потом решительно вылезла из ротенбуро и одевшись села за стол, попросила кофе с пирожным и задумалась.
        «Зачем я тебе нужна император? В какую игру ты играешь - Ориго Хикаро? И кто я в игре….Пешка которую ты ведешь в ферзи, но чаще пешками жертвуют и даже когда она достигает цели она исчезает и появляется ферзь. Так что выбора у меня нет. Я попробую дойти до цели… вместе с тобой, Мой Император, но если придется… пожалуйста пожертвуй мною не зря»
        ?
        В Малом зале для совещаний дворца присутствовали главы крупнейших дзайбацу Японии, Вдовствующая императрица-мать Асэми, премьер-министр Исихара Танака.
        Хикэри разместилась рядом с Сумеро Микото и нервничала, ловя на себе взгляд императрицы-матери. Было в нем что-то нехорошее.
        - А где концерн Асано? - осведомился император.
        - Дзиро Асано сказался больным и находится на горячих источниках в Киносаки, - пояснил адьютант в форме Лейб-гвардии Японского полка - майор как свидетельствовали петлицы.
        - Он и в самом деле болен?
        - Наши источники подтверждают его проблемы со здоровьем… - уклончиво ответил майор.
        - Ну что же начнем без него.
        Итак господа некоторое время назад вы участвовали в совещании у сиккэна где подписали некий документ. Ваше величество…Дело в том… - Акихиро Мицуи пытается что-то ответить.
        - Не беспокойся Мицуи, корона знает о вашей с домом Сумитомо преданности, - император обрывает Мицуи, - Иоко передала мне копию. Кстати а где она? Я огорчусь если с этой чудесной девушкой что-то случится…
        Очень огорчусь… В зале ощутимо повеяло холодом…
        Сиккэн пообещал вам после разрыва с Альянсом-вхождение в Атлантический Союз и совместное с ними ограбление Китая. И за счет этого возврат взятых вами на поощрение экспорта в Северо-Американские государства кредитов.
        Так вот у меня для вас много плохих новостей.
        В комнату неслышно впорхнула одетая в деловой костюм Иоко.
        - Ваше Величество пожелали меня видеть…
        - Да маркиза, я всегда рад видеть дочь океана.
        Асихиро Мицуи встал на колени.
        - Осмелюсь уточнить что мы не имеем чести…
        - Имеете. Вам за верность Империи дарован титул маркиза.
        - Милость Ваша безгранична, - глава Мицуи простерся ниц.
        - Встаньте маркиз и вернитесь за стол нас ждут дела.
        - Можешь идти, Иоко. если хочешь поплавай в ротебуро или погуляй у водопада. Тут красиво. Мы встретимся позже.
        Итак вернемся к плохим новостям.
        Для удешевления экспорта в Северную Америку вы создали много сборочных предприятий в Южном Китае и после того как США и ДША закрыли импорт, вам отдавать взятые в США и ДША кредиты просто нечем и для экономии вы решили вывести производство из Японии в Китай. Так вот, я говорю от имени русских и немецких акционеров ваших концернов, а в сумме мы имеем как минимум блокирующие, а в ряде случаев и контрольные пакеты ваших концернов, мы не дадим закрыть ни один завод в Японии.
        Внутренняя стабильность Японии важнее ваших прибылей.
        Вопрос о возврате кредитов и о помощи идет после плохих новостей, когда я буду раздавать подарки для Вас.
        У нас есть две проблемы связанные с Японией. Это перенаселенность островов - с чем связан например упадок рождаемости и остановившийся рост внутреннего потребления. Эти проблемы мы решить без кардинальных мер не можем. Рынок Альянса хотя и развивается но проглотить все товары, которые вы производите на заводах в Южном Китае мы не можем. Убивать «Ладыгина», «Самсунг», «Филипс» и «Сименс-Гальске» ради «Мицубиси» и Сони никто не будет.
        И на все это накладываются проблемы в Китае. Император Китая - Наш названный брат - болен и врачи ему дают не более двух-трех лет жизни. К несчастью он не был благословлен обильным потомством - вот к чему ведет разнузданный образ жизни предков и близкородственные браки… - буркнул Олег Даниилович. В последние годы повстанцы Юга совсем разбушевались и хотя обстановка контролируется, но полностью подавить националистов мы не в состоянии.
        Из прямых наследников только внучка, но ей всего двадцать лет, она студентка факультета истории искусств Падуанского Университета и Мы не знаем захочет ли она возложить на себя корону Империи Цзинь. Остальные потомки Циней по линии от Сяньфэна ничкего из себя не представляют и скорее навредят. Когда сообщения о болезни монарха просочатся из дворца Гугун мы можем получить массовое восстание в лучшем случае только на юге. Тогда о ваших заводах беспокоиться не придется, - ухмылка на лице государя стала откровенно издевательской. Останутся только проблемы со взятыми экспортными кредитами и перенаселением. Перед тем как объяснить вам как мы будем решать проблемы давайте пройдем по каждому Дому.
        Итак.
        Дом Маркизов Мицубиси Ваш оборот почти десять процентов от ВВП Империи Ямато активы вашего «Банка Токио» составляют вросемьдесят миллиардов йен - или восемь миллиардов рублей золотом, активы финансовой группы составляют почти триллион йен и ваша группа входит в число десяти крупнейших финансовых групп мира.
        Вашими акционерами является Дом Романовых - четверть акций, Дойчебанк с десятью процентами и Торговый Дом «Чурина и Ко» с пятью процентами акций. У вас есть дочерний банк в России вы обладаете контрольным пакетом акций Женевского банка и у вас отличные позиции в Арелате и Аквитании.
        Вы имеете более восьмидесяти процентов акций банка Аютии и контролируете практически банковский сегмент в Таиланде, Вьетнаме и Луангпрабанге. Очень хорошие позиции у вас в Индийской империи и на Яве.
        Ваша торговая компания «Мицубиси Сё» работает по всей территории Альянса, контролирует большую часть розницы в Таиланде, Яве и Северной Индии.
        В прошлом году вы выпустили около семисот тысяч автомобилей всех классов.
        Стабильно получаете военные заказы Альянса. Ваш авиационный холдинг группа, имея два авиастроительных и два вертолетных завода а также четыре моторостроительных. Он стабильно получает заказы на производство истребителей - бомбардировщиков и боевых вертолетов. так же вы производите почти десятую часть пассажирских самолетов и вертолетов Альянса Ваша судостроительное подразделение в прошлом году построило судов дедвейтом без малого в миллион тонн.
        Вы выпускаете полный спектр как боевой так и бытовой электроники.
        Ядерное подразделение Мицубиси совместно с «Российскими императорскими атомными заводами» имеет заводы в Такасаго, Хёго, а также управляет заводом-изготовителем ядерного топлива. Вы построили две АЭС и строит еще две станции с реакторами на быстрых нейтронах. В аферу с Северной Америкой вы не вступали и поэтому финансовая помощь вам особо не потребуется. Однако вы испытываете те же трудности что и все прочие, связанные с застоем в строительстве и потреблении.
        Теперь Дом маркизов Мицуи… Я сердечно поздравляю дом Мицуи с бракосочетанием старшей дочери маркиза Мицуи и наследника Дома виконтов Сумитомо.
        Ямасукэ Сумитомо бухнулся на колени.
        - Дом Сумитомо будет вечно предан Вашему величеству. Ваша милость безгранична.
        - Встаньте виконт и займите свое место… - отмахнувшись император спокойно продолжил выступление. - Вы вместе с Сумитомо имеете активы в ваших банках суммарно в шестьдесят миллиардов йен и контролируете активы в шестьсот с гаком миллиардов. Ваши группы одни из лидеров технологического развития и ваши группы много времени уделяют научным исследованиям в отраслях важных для экономики альянса. Вы как я знаю даже пытаетесь негласно восстановить разработки великого Чандры Сингха Ваджпая - лицо его чуть помрачнело. Не понимаю правда зачем это благородное дело засекречивать… Мы довольны Вами и мы с императрицей посетим свадьбу ваших детей.
        - Почту за честь Ваше величество.
        Концерн Министерства уделов Дома Романовых представлен Домом Кавасаки.
        Председатель правления барон Кайоши Игараси на совещании у сиккэна не присутствовал.
        Банк Кавасаки имеет активы на сумму всемьдесят миллиардов йен, его финансовая группа контролирует активы на восемьсот миллиардов. У меня…
        Да-да господа я один из вас по совместительству - улыбнулся император - почти пять сотен отделений по всей Японии и двадцать пять миллионов вкладчиков. Группа Кавасаки является ведущим оператором железных дорог Японии. (Хикэри с изумлением и немалой долей восхищения посмотрела на Императора. Не сказать чтобы она этого не знала, но то сам факт какими деньгами и возможностями помимо всей мощи государства обладает ее мужчина несколько возбуждал. Опять же - как он держит все это в голове?).
        Автомобильные компании Ниссан, Сузуки и Исузу произвели в прошлом году более миллиона автомобилей всех марок.
        Точное машиностроение группы Кавасаки выпускает как фотоаппараты так и сложнейшую медицинскую и космическую технику. Компании Рико, Кэнон и Хитачи известны всем. Электроника Панасоник вне всякой критики причем как бытовая, так и промышленная и даже военная.
        Торговые дома Марубени, Сейбу и Иточу занимают видное место в торговле Японии, Юго-Восточной Азии и Индии. Металлурги Кобе и Кавасаки обеспечивают металлом страну. Авиационное подразделение Кавасаки выпускает самолеты и вертолеты всех типов, включая аэропланы вертикального взлета - один из дву заводов Священного Альянса. Авиационный завод в Акаси под Кобе, вертолетные заводы в Итиномия под Нагоя и в Мияконоэ в районе Осака - Кобе. Двигателестроительные заводы в Кагамигахара, в Цутами и Такацуки в промышленной зоне Осака - Кобе. Судостроительное подразделение в прошлом году построило судов дедвейтом почти на девятьсот тысяч тонн.
        Токийская энергетическая компания управляет дюжиной АЭС общей мощностью семьдесят гигаватт и строит еще четыре энергоблока, снабжает электроэнергией регион Канто, префектуры Яманаси и Сидзуока. Совместно с Росатомом имеет заводы в Кобэ, Йокогаме, Канагаве, управляет заводом ядерного топлива.
        Ни в какие авантюры они не влезали и МОЕ финансовое положение вполне устойчиво.
        Равно как и положение дома Асано. Кстати - почему из вас никто не спросил сиккэна о причинах его неучастия в данной афере? Ладно, я понимаю что прибыли ваше все.
        Переходим к тому кто повелся на удочку калифорнийцев и демократов поставив все на карту-к господину Мацуде.
        Господин Дейчи Масуда, председатель правления группы Токай… Имею Вам сообщить, что вы банкрот!
        Вы привлекли почти двенадцать миллионов вкладчиков обещая им в среднем на три-пять процентов годовых больше чем остальные банки, вы собрали почти сорок миллиадов йен, вы потратили почти полтора десятка миллиардов йен на покупку земли в Голливуде и строительство элитных комплексов. Вы затеяли земельные спекуляции перед которыми грюндеры прежних США и железнодорожные аферисты - просто карлики, вами взяты кредиты в банках ДША США и Калифорнии почти на шестьдесят миллиардов йен по курсу.
        Вы построили заводы по выпуску автомобилей в США и Калифорнии общей мощностью в три миллиона единиц продукции в год. Чем вы думали Масуда-сан? Авторынок Северной Америки перенасыщен сверх всякой меры. Ваши заводы стоят, потому что американцы прицепились к дефектам автомобилей и заставили вас провести массовый отзыв и кампания в прессе убила сбыт. В результате дыра в вашем балансе достигает почти восьмидесяти миллиардов. Вы еще должны Нам почти два десятка миллиардов йен, ранее выданных по долгосрочным кредитам банком Кавасаки. Как вы планируете выйти из положения? Напоминаю вам что выплаты по депозитам вы пропустить не можете. Мы обмана наших подданных не потерпим!
        Стоящий как соляной столп Дейчи Масуда стремительно бледнел.
        - Я пп…рошу о милости и разрешить мне сеппуку как самураю.
        - Отказано! - прозвучало сухо и отрывисто. Итак, я понимаю что кроме смерти вы ничего не нашли. Тогда я как ваш кредитор решаю за Вас.
        Ваш банк присоединяется к группе Кавасаки и отныне Кавасаки будет отвечать за выплаты вашим вкладчикам.
        Далее - за Тойоту будет отвечать императорский концерн Фуджи. Сталелитейные заводы Дайдо присоединяются к концерну Коба. Нефтехимия также передается концерну Фуджи. Что до вас лично… Вы остаетесь руководителем группы Тойота и я поручаю вам сделать все чтобы не допустить урона для производства машин в Японии. Поскольку ваши заводы в Калифорнии строились на заемные деньги то мы их отдадим кредиторам - калифорнийцам… В любом случае это уже не ваши проблемы.
        Дейчи распростерся ниц.
        - Я вовеки раб Вашего Величества!
        - И довольно дорогой раб, - холодно уточнил император. Далее… В Японии за последние пять лет был надут пузырь потребительских кредитов который сейчас лопается со всеми вытекающими последствиями. До лета следующего года Альянс примет ряд решений по компенсации банкам Японии капитала в связи с аннулированием долгов по потребительским кредитам и таковые будут запрещены моим указом по всей территории империи. Вы были единственной страной Альянса, где потребительские кредиты были нормой, теперь они и у вас будут запрещены.
        Микрокредитование которым баловались буддистские храмы будет аннулировано как и долги по ним. Эту ростовщическую банду оранжевых бестий мы финансировать не будем. Монахи должны молиться, а не на проценты жить.
        Это позволит снять долговую нагрузку и восстановить платежеспособность населения как основы экономического роста.
        Указ о долговой амнистии и упразднении потребительских кредитов и запрете микрокредитования нами подписан и вступит в силу с 10 октября.
        А теперь господа некоторая лирика-уже другим тоном вымолвил император. - Благодаря Священному Альянсу вы контролируете и цивилизуете Вьетнамскую Империю, королевство Камбоджа, Бирманское королевство… Япония имеет отличные позиции в Индийской империи и королевстве Таиланд. В состав империи входит западная часть острова Ява и часть Борнео.
        Там проживает почти сорок миллионов японцев. Ежегодно с островов уезжает почти два миллиона японцев в страны Альянса. В России живет почти двенадцать миллионов сыновей и дочеркей Ниппон. А в Германии и ее землях больше четвырех миллионов, еще минимум шесть в европейских странах Альянса.
        Какой безумец внушил вам мысль о том, что это продолжится и вы ничего не потеряете после выхода из Альянса.?
        В случае нелояльности все преференции для Японии будут прекращены раз и навсегда. И это согласованная точка зрения Германии и России. Вам все понятно?
        - Сын мой, - мягко вступила императрица, - главы наших дзайбацу люди умные и все поняли правильно. Никто больше никакой поддержки сиккэну не окажет. Она обвела взглядом зал.
        - Я ясно высказалась?
        Да ваше величество! - почти одновременно все главы корпораций совершили положенный церемониальный поклон высшего почтения.
        В следующем году ряд корпораций получат увеличенные заказы на военные цели. В остальном… Альянс принял согласованное решение по проблеме перенаселения страны, - царь посмотрел на главу Мицубиси, - и это пока все что вам надо знать.
        Если вопросов нет, то я вас больше не задерживаю.
        Кланясь как китайские болванчики главы корпораций покинули зал.
        Комната опустела и в ней остались только царь с Хикэри и императрица с фрейлинами.
        Сын мой я должна с тобой поговорить… - произнесла госпожа Асэми., но сначала я приму ту, которую ты хочешь видеть на троне хризантем, - Императрица уставилась на Хикэри практически в упор и взгляд, как отметила девушка, был не особенно радостный. Она однако не подала виду а совершила глубокий поклон.
        - Ваше величество, Великая вдовствующая императрица, я прошу вас простить вашу недостойную слугу…
        - Я жду тебя в зале приемов дворца через двадцать минут, девочка, - бросила Асэми-сан выходя из комнаты.
        ?
        Исихара Танака, премьер-министр Японии, глядел на поверхность залива, где покачивался на мертвой зыби эсминец Японского Императорского флота «Фуго-мару». На рейде, словно говоря кто тут хозяин, высилась громада русского атомного крейсера-вертолетоносца. Транспортный «Юр-12» с крейсера сейчас как раз приземлялся на вертолетную площадку рядом с дворцом. Эта на первый взгляд самая ординарная сцена затронула в Танаке религиозные струны.
        Торговля и совместное процветание были краеугольными камнями Священного Альянса, они сближали народы, и они, нуждаясь друг в друге, привыкали жить в мире и согласии.
        - Почему сиккэн нарушил законы империи и здравого смысла? - размышлял про себя премьер-министр. - Он опорочил себя и свою семью, покрыл позором друзей и сотрудников. Наќконец, это предательство по отношению к своей стране. Но ведь он никак не может повлиять на деятельность сиккэна. Они, рядовые люди, население Японии, подобно сотрудникам его министерств, подобно избранным депутатам пусть декоративного, но парламента, являлись всего лишь простыми наблюдателями. Сиккэн втягивает страну в войну, а люди ничего об этом не знают! Его страна создала ядерное оружие, и её население осталось в неведении. Танака не знал, как всё это произошло.
        Его стране угрожала самая серьёзная опасность со времен смыты времен эры Сёва. Япония погружалась в пучину безумия, и только сиккэн и Сумеро Микото могут повлиять на развитие событий. Он. отдавал себе отчёт в том, что случившееся выходит даќлеко за рамки его личных представлений. Танака просто не знал, с чего начать и как действовать дальше.
        Но кто-то должен остановить это безумие.
        ?
        Хикэри, встав на колени, склонилась перед троном на котором сидела императрица в поклоне и коснулась лбом пола.
        - Храм Хэйана исследовал родословную твоей семьи, - раздался холодный голос императрицы, - твой дом происходит от императора Монтоку по линии принца Корэтака.
        По исследованию жрецов твой дом впоследствии слился с домом сегунов Асикага.
        В следствии этого Храм Хэйана допустил тебя к участию в отборе императрицы Ямато.
        Я и Сумеро Микото, рассмотрев вопрос, жалуем тебе и твоим будущим потомкам камон «римэн дзюси-кику» с четырнадцатилепестковой хризантемой. Камон «Хорагай» рода Накамото отныне не действителен. Я приказала украсить твой меч камоном твоего рода. Можешь встать и принять генеалогию своего рода заверенную печатью храма Хэйан.
        Хикэри встав с поклоном приняла из рук фрейлин свиток с крепленный висящей на золотом шнурке печатью храма. Я приготовила тебе подарок, - продолжает императрица, - управление двора изготовило для тебя комплект личных печатей с новым камоном твоего рода и коробочки для чернильных подушечек из серебра с выгравированным на нем камоном.
        Хикэри совершила церемониальный поклон.
        - Недостойная благодарит великую вдовствующую императриц за безмерную милость!
        Фрейлины передали ей сделанный из слоновой кости дзицуин и из черного дерева митомэин и чернильную подушечку в серебряном футляре.
        Подскочивший слуга с поклоном принял у Хикэри свиток и инкан.
        А сейчас я приглашаю тебя как будущую очевидно императрицу на обряд который идет из самого сердца нашей культуры, - императрица покидает зал. Фрейлины пригласили Хикэри следовать за ней.
        Рядом с дворцом на маленькой поляне расстелено белое покрывало. Возле него статуей замерла девушка в придворном одеянии.
        Для императрицы слуги сноровисто установили походный трон, императрица жестом пригласила занять её место рядом на поставленном стуле.
        Вокруг выстроились в неявном, но вместе с тем понятном порядке фрейлины и охрана. Среди них она увидела и ту котрую раньше не встречала но о которой уже слышала - Кусомо Минами - «серебряная фрейлина» II ранга, ведавшая в команде этих боевых фрейлин дознанием по преступлениям касавшимся императрицы и карой за них. Под вуалью не было видно шрамов на лице а под дымчатыми очками - того что у госпожи Минами нет одного глаза. При каких обстоятельствах она получила шрамы и потеряла глаз толком было неизвестно - зато хорошо было известно прозвище ее - «Гончая Асэми». И еще - что не было хуже участи для красивой женщины попасть к ней в коготки…
        - Какими боевыми искусствами ты владеешь? - осведомилась вдруг императрица у Хикэри.
        - Как и все благородные девушки Японии владею нагинатой и айки-до, - она не удивилась вопросу, - дополнительно занимаюсь кэндо и изучала боевое фехтование на мечах, отец научил стрелять из лука. Она хотела упомянуть о пистолетах и винтовке, но не успела.
        - Мой сын оказал тебе милость, дав возможность показать тебе свое умение стрелять из лука.
        - Простите ваше величество, но такова была воля Сумеро Микото.
        - Поэтому, - императрица казалось не слышит, - я дала указание подготовить для тебя лук и колчан украшенные твоим камоном. Позже во дворце ты их получишь.
        Хикэри низко поклонилась, - ваша милость безгранична, я недостойна таких милостей.
        - Займи свое место, дочь моя, - императрица ласкова, - сейчас нас ждет другой обряд, обряд восстановления чести.
        Мы как и наши предки верим в многократное перерождение и достойный уход из жизни считаем важным основанием для нового лучшего рождения.
        Императрица перевела взгляд на одиноко стоящую девушку.
        - Ничтожная будучи дочерью достойного хоть и бедного императорского рода была совращена недостойными калифорнийскими гайдзинами и посмела попытаться украсть драгоценности императорского дома. Я даровала ей право совершить дзигай, дабы не наказывать всю семью.
        Считаю здесь условия для совершения дзигай идеальны: нам некуда спешить, приготовлено место в саду среди цветов и в моем присутствии. Дочь моя, - обратилась императрица к Хикэри, - я дарую тебе правообъявить о начале ритуала.
        Пусть ритуал начнется, - у Хикэри перехватило дыхание.
        Девушка вступила на покрывало и встала на колени. Перед ней положили лист бумаги и каллиграфический набор. Несколько минут она молча смотрела на бумагу и затем решительно выводит строки своего прощального хайку.
        Капельки крови -
        Узором на татами…
        Помни о смерти…
        Фрейлины «серебряного отряда» связали ей лодыжки шелковым оби и одна из них подала преступнице кайкэн в ножнах.
        Девушка вынула нож и как положено по канону положила ножны слева от себя.
        Еще пару минут она, прощаясь с кем-то, глядела на небо и затем решительно резанула ножом по шее. Кровь брызнула на клинок, заливая руку и стекая по шее. Девушка закрыв глаза упала на бок. По покрывалу растеклась кровь.
        Вот по ее телу пробегает судорога и она затихла.
        Офицеры охраны завязали углы покрывала и унесли узел с телом. А одни из них вытерев нож о покрывало, вложил кайкэн в ножны и подал императрице.
        Твой отец должен был подарить тебе кайкэн на двенадцатилетие, но видимо он тоже погиб при пожаре. Я дарую этот кайкэн тебе как один их моих свадебных подарков, - в глазах императрицы Хикэри увидела ледяное высокомерие и еще что-то…
        Какая то сила сорвала ее с стула и она стала на колени.
        - Ваша милость, Великая вдовствующая императрица, безгранична и я усвоила урок, который вы мне преподали. Хикэри подняла голову глядя в глаза императрице.
        Умру и я,
        И все мои родные, враги, друзья -
        Все смертно на земле.
        Но не умрут сама земля, и Небо,
        И Неба сын - божественный Сумеро Микото…
        Прочитав танка, Хикэри заметила как высокомерие сменилось настороженностью и императрица внимательно изучающе разглядывала ее.
        Хикэри приняла кайкэн из рук императрицы. Фрейлина подала парчовый мешочек с затягивающимся шнурком. Хикэри сунула нож в ножнах в мешочек и повесила на пояс.
        - Хорошо, на прощание я дам тебе совет, - бросила императрица вставая с трона.
        В делах повседневных помни о смерти и храни это слово в сердце.
        - Я буду всегда помнить ваш совет.
        Императрица в сопровождении фрейлин покинула лужайку на которой ничего уже не напоминало о случившемся.
        К Хикэри подошел офицер охраны.
        Ваша Светлость, если вы хотите прогуляться у водопада, то я вас могу сопроводить.
        - Господин офицер - а где Сумеро Микото?
        - С вашего позволения - тайи… Государь беседует с вдовствующей императрицей и потом намерен полюбоваться водопадом.
        - Тогда я тоже иду к водопаду.
        ?
        Хикэри подойдя к водопаду смотрела на струи воды падающие с уступов.
        Это зрелище отгоняло мысли о том что она сегодня видела и она постепенно успокаивалась.
        - Здравствуй сестренка, - раздалось прямо над ухом, Хикэри едва не подпрыгнула от неожиданности, но взяв себя в руки, поворачивается к говорящему.
        Иоко радостно улыбалась, довольная произведенным впечатлением.
        - Говорят ты только что получила от императрицы приглашение на отбор?
        - Да, получила, - Хикэри вспомнила. что вместе с свитком ей дали запечатанный конверт, который она отослала с прочими подарками со слугой.
        - То есть я вижу будущую императрицу? - улыбнулась Иоко, - должна ли я обращаться к тебе как сестра, учитывая что мы обе служим Его Величеству.
        Или может ты желаешь иначе?
        - Ориго Хикаро мне это не так давно сообщил, сестра, и то что он император, я узнала, подозреваю, сильно позже тебя.
        - Я тоже хотела попасть на отбор, но храм Ясукуни не нашел в нас императорской крови. Но если я рожу ему сына, то буду благородной супругой, а мой сын станет князем. Ой, Хикэри, извини, я что-то заболталась… - в извиняющейся улыбке Иоко промелькнуло что-то весьма неприятное. Хикэри задумчиво посмотрела на Иоко и решила промолчать.
        - Слава Небесам, вы еще не подрались, - император появился совершенно внезапно и она в очередной раз подумала, как ему удается приближаться незамеченным. - Иоко, нас ждет вертолет. Хикэри нам надо поговорить, но наедине.
        Иоко поклонившись убежала.
        - Ты летишь в Токио. Тебе будет нужно много работать с документами дворца по твоему допуску к отбору. 10 октября у тебя оглашение завещания. Иди на него вместе с адвокатом. Ты удачно его подобрала.
        Отныне он твой адвокат - семейный. Императорский Флот и посольство России с ним подписали договор о твоей правовой защите. Если твой опекун что-либо захочет предпринять, посоветуйся с адвокатом и не делай ничего без его согласия.
        Насчет того что тебе может что-то грозить… У тебя с момента прилета сегодня в Токио будет охрана. Даже если ты ее не будешь видеть она есть, если ты ее увидишь и она будет демонстративной будь осторожна и не создавай охране проблем.
        Значит ситуация действительно накалилась.
        Впрочем тебе положены жилые помещения в о дворце Акасака и ты в любой момент можешь туда переехать.
        - Великая вдовствующая императрица сегодня, - Хикэри вдруг почувствовала что плачет, - Там была девушка… она ее заставила…
        - Я знаю, моя мать иногда бывает крайне жестока, - Олег Даниилович прижал ее к себе, - Успокойся моя маленькая, тебе лично она ничего сделать не может и не будет никак тебе вредить, наш разговор был в основном про тебя. Я ей все объяснил и она в данном случае сдержит слово. Ее можешь не опасаться. А эта несчастная… Эта девушка полюбила того, кто оказался мерзавцем… Его будут искать и…, - царь нахмурился, - в общем есть тайны, которые тебя не касаются, пока ты не взошла на трон. Сегодня в садах Эдо пророс еще один адский цветок… - печально добавил он.
        - Их там так много, Хикаро…
        - Да, а будет еще больше, если я не разрешу ситуацию.
        Ладно, я сейчас направляюсь на Окинаву, у меня встреча там с кронпринцем Германии и его подругой. Иоко ее знает.
        Она немка?
        - Нет, японка как и ты, - что то нас с ним увлекли японские красотки, - царь ласково поцеловал ее в щечку. Благородная леди меня ревнует?
        - Ваше величество, мой долг служить Вам по мере моих скромных возможностей и я поняла, что Иоко нужна Вам в Вашей политике. Я не только не смею ревновать, но понимаю почему это глупо с моей стороны.
        - Хорошо. Кронпринц запросил срочную встречу, видимо император Китая совсем плох. Я оттуда вылетаю в Константинополь и вернусь в Японию ближе к новому году и надеюсь провести новый год с тобой.
        - Я о большем и мечтать не могу, государь, - Хикэри прижалась к нему, - Вы мой единственный мужчина. Вы моя вселенная и мой мир. Я буду ждать Вас…
        Вертолет государя летел мимо громады русского крейсера. Она видела в окно как вертолет с императором и Иоко садится на палубу корабля и, отворачиваясь вспомнила произошедшее с ней за эти дни…
        Интересно, что думает пешка идя в ферзи? И кого собственно интересуют ее переживания и что она думает? Короля? Хорошо бы…»
        ?
        Как было достоверно известно - ракеты R-4 перевозили от сборочного цеха к месту размещения пусковых шахт по железной дороге. Протяжённость железных дорог Японии составляла без малого тридцать тысяч километров, погода далеко не всегда была безоблачной, а спутники не могли непрерывно пролетать над Японией и заглядывать сверху в ущелья, которыми была прямо-таки изрезана страна, во многом состоящая из вулканических вершин. Тем не менее такая работа была привычной для ОСВАГа. Российским аналитикам приходилось сосредоточиться на местах, куда трудно добраться и где нелегко вести строительные работы. Леса, ущелья, горные вершины - сама избирательность поставленной задачи требовала времени. Сейчас на околоземной орбите над Японией находились два разведывательных спутника с самыми совершенными фотокамерами на борту и один спутник радиолокационной разведки. Кроме того - сейчас программисты устанавливали на вычислительные машины центра разведки «Волхва» - программный продукт разработаный специально для того, чтобы обнаруживать пусковые шахты и другие замаскированные объекты, невидимые для остальных средств
наблюдения.
        Эта новость относилась к числу хороших. Однако были и плохие новости, которые заключались в том, что группе экспертов приходилось самым тщательным образом изучать каждый отдельный кадр; они должны были снова и снова рассматривать каждую необычную неровность, все, что могло вызвать хотя бы малейшее подозрение, а времени на это - или, скорее, именно из-за этого, - требовалось очень много при всей срочности поставленной задачи. Для решения проблемы были созданы группы аналитиков из сотрудников ОСВАГа и армейской разведки. Склонившись над фотоснимками, они занимались поиском двадцати отверстий в грунте, зная лишь, что каждое из этих отверстий должно быть не меньше пяти метров диаметром. Пусковые шахты могли оказаться сгруппированными вместе и представлять собой одну большую группу, а могли быть рассредоточены на обширной площади поодиночке, на значительном расстоянии одна от другой. Все аналитики, однако, единодушно признали, что прежде всего нужно получить новые космические фотографии железнодорожных путей. Выполнение этой задачи затруднялось метеорологическими условиями и траекторией полёта
разведывательных спутников, из-за чего камерам приходилось работать под углом, так что двадцать процентов территории Японии все ещё не удалось покрыть фотосъёмкой. Специалисты уже сумели выделить сотни подозрительных участков, которые подвергнутся дальнейшему изучению после получения фотографий при несколько отличном освещении и ином угле съёмки - когда спутники снова пролетят над Японией. Это позволит прибегнуть к стереоскопическому изучению снимков, прошедших дополнительную обработку на ЭВМ, что повысит их качество. Аналитики понимали, что при создавшихся обстоятельствах обнаружить все пусковые установки практически невозможно. Однако попытаться всё-таки стоило.
        ?
        Подполковник Неженцев повернулся к своей микро-ЭВМ и ввёл команду прохождения задач, которую рассчитал несколько часов назад. Теперь при каждом пролёте над Японией узкофокусные камеры с высочайшей разрешающей способностью, расположенные на разведывательных спутниках серии «Сапфир» и «Изумруд», будут работать на полную мощность. Любопытно, что самой полной и современной информацией о японских железных дорогах обладал российский МПС, и в данный момент одного из руководителей департаментов МПС знакомили с правилами секретного делопроизводства, связанного с изучением космических фотографий. Вообще-то процесс ознакомления с этими правилами был прост и краток. Он гласил: стоит вам рассказать кому-нибудь об увиденном, и можете рассчитывать на длительный срок на каторге во владениях эмира Бухарского.(Сам эмир человек гуманный - но вот его подданные - люди все еще диковатые, да и идут в охрану каторги все больше темные пастухи да горцы). Электронный приказ был адресован в Пулково, оттуда его ретранслировали на военный спутник связи и далее на два орбитальных фоторазведывательных спутника серии «Сапфир»,
один из которых пролетит над Японией через пятьдесят минут, а другой десятью минутами позже. Все трое, что сидели в Управлении фоторазведки, думали об одном: насколько искусно укрывают японцы свои секретные объекты камуфляжными сетками. Не исключено, что ничего просто не удастся обнаружить. Оставалось одно - ждать. Они смогут посмотреть на открывающуюся картину в реальном масштабе времени по мере поступления изображения, но, если им не удастся сразу обнаружить что-то явное, дешифровка будет осуществляться в течение многих часов и дней. Если им повезёт, разумеется.
        ИЗ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ
        ?
        В берлинских политических кругах высказывают глубокое убеждение в том, что Англия - главный враг европейского мира. С целью предотвратить русско-германскую коалицию, она сблизилась с демократическими Штатами. По господствующему в Берлине убеждению, Англия желает войны.
        Санкт-Петербургские ведомости
        Шведская полиция арестовала большую шайку воров и разбойников, прибывших с персидскими паспортами через Россию в Копенгаген. Азиаты эти выдавали себя за проповедников зороастризма и собирали деньги, мошенничали, а где было можно, и грабили. Всю эту шайку препроводили в Стокгольсм к тамошнему консулу шахиншаха.
        ?
        ШВЕЦИЯ
        Арестантки в тюрьме близ Стокгольма, взбунтовавшись против администрации, схватили сторожей, связали их и, разбив двери и ворота и перебравшись через решетку, бежали из тюрьмы. Посланные в погоню полиция и жандармы не успели изловить ни одной из двухсот беглянок.
        ЖЕНЕВСКАЯ УНИЯ
        В Базеле взят под стражу шарлатан Жорж Борменталь, лишенный диплома но тем не менее практиковавший «врач» в преступном союзе с другим шарлатаном - русским «профессором» Преображенским лечивший неврастению и прочие болезни чаем из «реликтовых сибирских трав» на якобы сверхчистой ледниковой воде. Чай этот имеет по словам жертв обманщика на редкость противный вкус, но обладал, по уверениям мошенника, чудесным даром исцелять самые застарелые нервные заболевания.
        ИСПАНИЯ
        В Мадриде арестованы члены очень опасной шайки известной как «Клуб матадоров(убийц)». Каждый, кто вступал в клуб, давал присягу убить в течение первого месяца «какого-нибудь жителя столицы».
        Международный полицейский курьер
        Почетный президент республики Самария д-р Сруль Герцль на днях был принят римским папой. Как телеграфируют из Рима, папа выразил Герцлю свою глубокую симпатию как представителю страны древнейшей религии единобожия. Герцль также представлялся королю Умберто, который также принял его очень любезно.
        Утро России
        ?
        В Кишиневском городском суде десять часов подряд разбиралось дело девицы Чертковской, стрелявшей 23-го декабря прошлого года в своего обольстителя Иннокентия Лазо. Обвиняемая присяжными оправдана. Напоминаем - окончившая в прошлом году гимназию Елена Чертковская, 18-ти лет, выстрелом из пистолета «браунинг» ранила ужинавшего с нею в кафе-шантане «Дунай», директора Черноморского кредитного общества, почетного гражданина, редактора «Бессарабского Вестника» Иннокентия Викторовича Лазо. Выстрелом было задето правое легкое. Чертковская объяснила, что мстила обесчестившему ее человеку, соблазнившему ее и обещавшего жениться. Пикантности в сюжет добавляет то что Иннокентий Викторович является внуком героя последней русско - турецкой войны штабс-капитана Сергея Лазо, зверски замученного фанатиками - дервишами. Вынося решение судья добавил от себя, что поведение жертвы было категорически недостойно памяти предка.
        Одесский листокъ
        ?
        Главным в соревновании ябусамэ является как раз не столько сама стрельба из лука, сколько его освящение. Проходит она в большом храмовом павильоне Цуругаока Хатимангу. Потом еще будет освящение самих стрелков и приношение Каннон даров - овощей и фруктов. Кстати, аналогичные действия в отношении оружия происходят во всех средневековых государствах, и даже в нашем ХХ веке вполне типичное и совершенно обязательное мероприятие в некоторых обществах. Другое дело, что из этих луков никто, кроме спортсменов, не стреляет, поэтому в отношении данного вида оружия - действие чисто символическое, реконструкция прошлого для туристов. Но пока народ собирался глазеть на состязания - точно так же, как в средние века, - священники храма собрались в павильоне, чтобы вознести молитвы за луки. Не знаю уж, мемориальные это были луки или новодельные, но выглядело все красиво.
        Здесь надо учитывать, что синтоистские священники сильно отличаются от буддистских, и вообще буддисты с массе своей не привержены такому детализированному культу. Несмотря на смешение синтоизма и буддизма в Японии, в каждом отдельном храме - свои традиции и до полного синкретизма никогда не доходит. Если в Токио преобладают буддистские мотивы, то в провинции много синтоистских храмов. В Камакуре тоже никто из синтоистов не лезет на территорию, занимаемую Дайбуцу, и наоборот. Строгие религиозные школы всегда разъяснят разницу, т к крайне недовольны путаницей в головах совсем обмирщенных обывателей.
        Всемирный Следопыт
        ?
        ТОКИО
        ДВОРЕЦ АКАСАКА
        В гостиной Фениксова дворца Акасака кронпринц Фридрих и Кая Косаки пытались найти тему для беседы. Кая была искренне удивлена тем подчеркнутым уважением которое проявляет персонал дворца к рядовому графу из Германии и пытается вспомнить где она его видела до знакомства. Фридрих размышляет как бы ему половчее представиться девушке кронпринцем Германии и не поссориться. Но начавшую раздражать неловкую тишину нарушил мажордом.
        - Его величество Сумеро Микото Хэйсэй Котэй, - возглашает мажордом, - все склонитесь перед императором Ямато, воплощением Сусаноо, божественным владыкой моря и повелителем бурь, хозяином Поднебесной и господином четырех океанов.
        Фридрих опустился на колено, Кая совершилаа поклон - да не простой а «Глубокий поклон высшего почитания - «Тэ о цуйтэ аямару».
        - Встань друг мой, - император подошел к Фридриху, - и вы, сударыня, поднимитесь.
        Фридрих послушно вскочил, но Кая продолжила стоять на коленях.
        - Ваше величество, я неподобающе одета, чтобы находится с владыкой, я оскорбляю взор богов, прошу позволения удалиться и понести наказание за недостойный вид.
        - Я прощаю вас госпожа за несоответствие вашей одежды дворцовому церемониалу, - император улыбается, - вам дано прощение и разрешение присутствовать. Поднимайтесь сударыня…
        - Недостойную зовут Кая Косаки…
        Кая поднялась на ноги и робко воззрилась на императора. Тот ободряюще ей улыбается.
        - Позвольте познакомить вас, госпожа Кая, с моим другом - наследным принцем Германской империи и Прусского королевства Фридрихом Гогенцоллерном и прошу простить его за то, что он не назвал вам при знакомстве все свои титулы. Граф Лауэнбургский один из титулов кронпринца Германии. Пунцовая от смущения Кая вновь опустилась на колено - теперь уже перед кронпринцем, - Ваше высочество, прошу простить меня за неподобающее поведение.
        - Кая, вы достойная дочь своего отца, и ваш отец Кента Косаки был весьма достойным офицером Моей армии и я им доволен. Поднимайтесь, ни я, ни кронпринц на вас не сердимся.
        - Называй меня Фридрих, - кронпринц улыбается и помогает девушке подняться на ноги.
        - Сейчас я уезжаю во дворец Эдо. Вы, Кая, смените гнев на милость и сопроводите кронпринца во дворец Эдо для его официального представления мне и императрице-матери. Стилисты и парикмахер дворца в твоем распоряжении. Прием европейский. Потом вы вместе возвращаетесь сюда. Я на тебя, Кая, весьма надеюсь.
        Кая стремительно покраснела.
        - Воля Сумеро Микото закон для меня.
        - Отлично, тогда до встречи во дворце Эдо.
        ?
        4 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА.
        ТОКИО
        ОМОТЕ-САНДО
        Утром позвонили из дворца и сообщили, что по распоряжению Сумеро Микото Хикэри выделен автомобиль с сопровождающим. Через час позвонил молодой человек и очень вежливо сообщил что ждет ее внизу на парковке дома. Хикэри спустилась вниз, вышла на улицу и увидела там большущий внедорожник около которого стоял Он, мечта всех девушек Японии - офицер «красных дьяволов», высокий красивый парень в стильном красном мундире гвардии сегуна.
        - Здравствуйте Ваша Светлость, - он был само совершенство, - я Кохэку Ёкота, офицер службы безопасности дворца Акасака, тайи Токийской гвардейской бригады «Красных дьяволов» и мне поручено быть вашим сопровождающим и помогать вам решать все вопросы вне школы. Распахнув дверь он предложил Хикэри сесть в машину.
        - А как вы докажете что Сумеро Микото вас послал, - подозрительно спросила она, прикидывая куда ей в случае чего бежать.
        Офицер вдруг засмущался.
        - Я не знаю, но его Величество сказал что, если вы спросите, то ответить «у меня задница не хуже».
        Хикэри покраснела.
        - Простите тайи, я никоим образом не хотела вас обидеть.
        - Я не обиделся, садитесь прошу вас…
        Хикэри устроилась на заднем сиденье и попыталась закрыть дверь.
        - Она тяжелая, тайи.
        С некоторой натугой он прикрыл дверь и ууселся на переднее сиденье рядом с шофером. Машина плавно двинулась с места.
        - Госпожа, вам выделена машина четвертого класса защиты. Это бронированный по высшему классу индивидуальной сборки дзайбацу «Ниссан». Бронирование выдержит прямое попадание бронебойных пуль из снайперской винтовки или автомата калибром 7,62 мм русского стандарта и даже 7,98 мм немецкого, не говоря уже о пехотном шесть и пять. Пулестойкость обеспечивается специальной броней и бронированным стеклом толщиной три сантиметра. Бронировано днище и крыша. Колеса армированы с системой подкачки и мы сможем уйти….с места происшествия даже если они пробиты. Машина герметична и имеет встроенную кондиционированную систему кислородного питания. Внешне он ничем не отличается от любых обычных «Ниссанов». Стекла к сожалению не опускаются, они затемняются по команде.
        - Хикаро сказал, что охрана будет невидима.
        - Я не охрана, я ваш помощник и добрый друг. Охрана рядом но вы ее не увидите.
        Вас сегодня после семнадцати ноль-ноль ждут в корпорации Ниссан. Его Величество распорядился научить вас водить автомобиль, если вы не возражаете.
        - Нисколько, но у меня нет машины….
        Впрочем о чем это я?
        - Привыкайте Ваша светлость к милым пустякам. У Ниссана отличная школа вождения и вас там научат как ездить правильно и аккуратно. И еще возьмите этот комт.
        - Но он такой же как мой.
        Не совсем. Он упрочненный с более мощной батареей и его навигатор работает правильнее и не дает никому кроме службы дворца Акасака информацию о вашем местонахождении. Для все прочих вы посередине вершины Фудзиямы. Прослушать его практически нельзя, тут встроенный шифратор.
        Когда будет звонить его величество высветится семнадцатилепестковая хризантема. Когда дворец Эдзо - шестнадцатилепестковая, когда прочие дворцовые службы Акасака - четырнадцатилепестковая. Здесь уже ваша карточка связи и ваша телефонная книга можете пользоваться прямо сразу. Ваш комт я заберу.
        - Там эээ снимки…
        Хикэри ощутила что краснеет.
        - Они тоже загружены. Не смущайтесь. Их никто не видел и я в том числе - это делают сами телефоны, а им все равно. Его Величество просил вам передать подарок - эти серьги и кольцо, - он передал Хикэри удивительной красоты серьги с рубинами и кольцо с крупнымалым камнем.
        - Они настоящие? - зачем то спросила девушка некстати вспомнив как жулики похитили древние рубины с малой парадной тиары римского папы подменив их синтетическими.
        - Рубины? Разумеется, Его величество получил рубины от короля Бирмы и ювелиры дворца сделали с самыми скромными рубинами эти серьги и кольцо.
        Ого… Если это скромные камни то какого же размера нескромные у тамошнего короля?
        - Но нам нельзя носить это в школе.
        - Для сережек вот коробочка, - с ловкостью фокусника офицер достал серебряную коробочку с вделанным в крышку опаломм. А колечко вам разрешат.
        Хикэри проскочила в ворота школы перед самым их закрытием. Дежурный учитель проводил ее недовольным взглядом, на который она не обратила особого внимания. Здоровалась с одноклассниками, отвечала учителям, но в мыслях была далеко от учебы.
        На переменах украдкой проверяла телефон, ожидая звонка или сообщения. Может, позвонить первой? А он есть в телефонной книге? Ожидаемо нет… как себя вести на следующим свидании, если оно будет?
        Кое-как пришла в себя только к большой перемене. Не откладывая дела в долгий ящик, решила договориться о дополнительных занятиях взамен пропущенных.
        Директор был исключительно вежлив в хорошем и оживленном предобеденном настроении. Хикэри заметила, как его взгляд скользнул по серебряному контейнеру для чернильной подушечки и остановился на лепестках. Внезапное напряжение охватило его, он выпрямился в кресле; на его лице не осталось и тени добродушной снисходительности, теперь оно выражало торжественное внимание, почти преданность. Казалось, он не верил своим глазам. Затем, подняв указательный палец, он начал считать лепестки: один, два, три… двенадцать, тринадцать, четырнадцать. Герб императорской фамилии!
        Когда он дошел до четырнадцатого лепестка, на лице его появилось выражение особой торжественности, руки его упали на колени и, сидя в кресле, он глубоко поклонился контейнеру.
        - Мне сообщили что Его величество присвоил вам дворцовый ранг и вы участвуете в отборе, но я признаться не поверил. Прошу простить мне мою бестактность, но вы Ваша светлость надеюсь понимаете что ради соблюдения вашей конфиденциальности я вынужден обращаться с вами как с обычной ученицей. Я получил прямой приказ, прошу меня извинить.
        - Что вы господин директор, если бы даже вам этого никто не сказал, то я попросила вас относиться ко мне как к рядовой ученице.
        - Благодарю вас Ваша Светлость за понимание.
        ?
        Первой с вопросом на правах подруги подошла Саю.
        - Ну как все прошло? - с огоньком в глазах спросила она.
        В первый момент Хикэри даже не поняла о чем речь.
        - Эээ?
        - Как тебе твой парень? - с ноткой снисходительности переспросила Саю.
        - Прекрасно! Очень… Очень… - Хикэри бодро отчитывалась перед ней, сообщая что угодно, кроме правды.
        Ну делим мы постель, чего в душу лезть?
        Слишком она все знать хочет. Но и послать ее нафиг не хочется. И спать с ней приятно, и обидевшись может доставить неприятностей.
        Бодро отчиталась, что встретился такой красавчик, что не устояла. И после красивых ухаживаний…
        А после поинтересовалась в ответ - Откуда так активно идут сведенья о моей личной жизни? Я же никому не говорила.
        - Таноми видела тебя с парнем, который привез тебя на машине. - Не сбиваясь с шага, Саю моментом сдала источник информации. - А когда я увидела, что у тебя изменилась походка, все стало ясно.
        Она серьезно, заметила изменения походки, увязала ее с появлением парня и сделала такой вывод? Ну и ну…А чертова Таноми, опять распускает слухи..
        - Накажем! - С предвкушением она подумала о своих намерениях. Подожди, я последнее вслух сказала?
        - Да. - подтвердила подруга. - А вот, кстати, и эта сплетница.
        Школьница, направляющаяся к выходу витала в облаках и подпрыгнула когда рука шлепнула по стене перекрывая ей дорогу.
        - Так, значит это ты слухи распространяешь?
        Таноми испуганно отпрянула, едва не влетала в старосту.
        - Еще и пытаешься сбежать? - Саю бесцеремонно схватила ее за руку. - Идешь с нами!
        - Саю, подруга, ты совсем сдурела!? - она едва успела поймать руку с плеткой.
        И когда она ее в сумку закинула? Постоянно носит что-ли?
        К тому моменту, когда втроем добрались до ближайшего секс - отеля, Хикэри мысленно махнула рукой на сплетни, и была готова отпустить перепуганную девушку на все четыре стороны. И даже извиниться за глупую шутку. Во многом этому способствовал Сафари стоящий неподалеку.
        В самом деле, ну рассказала что видела. Дальше что? От меня не убыло. Неприятно, что тебя обсуждают, но не одна же она виноватая?
        Но тут Такаги, закусила удила и втащила бледную Таноми в номер.
        Хикэри ничего не оставалась делать как пройти следом за ними.
        Повинуясь приказам старосты, девушка покорно раздевалась, жалобно глядя в объектив телефона - Саю с чего-то решила заснять стриптиз. Но глядя на раздевающуюся девушку, она не чувствовала влечения к ней.
        Сильно мешали слезы катившиеся из глаз Таноми. Ошейник с цепочкой, на ее шею Хикэри еще приняла, но когда появилась плеть, не выдержала. В ответ Такаги рванула рукой, за малым не бросив ее на пол.
        - Хватит. - повторила Хикэри, автоматически принимая стойку, вдруг она в драку полезет?
        Саю ответила совершенно бешенным взглядом.
        - Успокойся. - тихо но твердо продолжила Хикэри.
        По лицу старосты быстро пробежали десятки выражений и гримас, но рука сжимающая плеть расслабилась.
        - Да, ты права, прости… - Жалобно произнесла она. - Я всего лишь хотела тебе помочь… Я… А у тебя есть парень…Извини, мы так давно не были вместе… Я тебе больше не нужна?
        В ее глазах стояли слезы.
        Хикэри принялась обнимать и успокаивать подругу, шепча на ухо, какая она хорошая, как ей помогла и что парень нашим отношениям не помеха. Разумеется, одними словами дело не ограничилось. Через час, удовлетворенная Саю чмокнув ее на прощание, сбежала оставив разгребать ситуацию. О жмущейся в углу школьнице Хикэри вспомнила только после ее ухода.
        - Таноми….
        Девушка с круглыми глазами и бледным лицом стала передо ней. И что делать?
        - Надеюсь, теперь ты поняла вред сплетен? - частые кивки в ответ.
        - Еще раз и останавливать Такаги не буду. - На самом деле на обсуждения личной жизни плевать. Предупреждение возымело неожиданный эффект - упавшая на колени школьница в буквальном смысле стала целовать Хикэри ноги. Из ее спутанной речи она поняла, что она сделает для нее что угодно, но Такаги ее отдавать не надо. Не дожидаясь ее согласия Таноми принялась скидывать остатки одежды.
        В другой бы раз Хикэри не отказалась от такого подарка, но сейчас после постельных упражнений с Саю, она была удовлетворена на все сто.
        ?
        У выхода из ночного отеля уже стоял ее авто. Хикари залезла в машину и посмотрев на невозмутимого тайи с трудом промямлила. - Я с подругой зашла, мы…»
        - Не беспокойтесь Ваша светлость, это не тот случай чтобы я за вас волновался.
        - Ны поедем на Ниссан?
        - Мы уже туда едем. Его школа вождения располагается в пригороде Токио и нас там ждут. Завтра у нас визит к адвокату и потом поездка в Акасаки где вам дадут инструкции по вашему поведению в период до отбора.
        - Простите тайи, я понимаю что Его Величество может мне позвонить в любой момент, а как мне ему позвонить.
        - Баронесса у его Величества нет сотового телефона. Он пользуется специальной системой связи, которая в случае необходимости может выходить на любую телефонную сеть Альянса. Завтра в Акасака вам объяснят как позвонить Его Величеству.
        Если проблемы набираете 0112 и попадаете на полицию дворца Акасака и она уже решает что вам делать и принимает все необходимые меры.
        Автошкола «Ниссан» находилась неподалеку от Токио. Хикэри встретили со всем положенным уважением, пожалуй даже на ее взгляд лизоблюдочно.
        Показали полигон, лаборатории и представили ей учителя который будет ее учить управлению автомобилем.
        - Заниматься вы будете три раза в неделю по три часа в день. Курс первоначального обучения занимает два месяца и потом вам будет предоставлена копия вашего автомобиля, на котором вы будете изучать курс управления автомобилем которое проходят «серебряные фрейлины» императорского двора. Правда в сокращенном варианте, вам как будущей… Ээээ…, инструктор видимо побоялся сказать императрице, - достаточно сокращенного курса.
        Таим образом вы полностью будете готовы к пользования подаренным вам Его величеством автомобилем к концу марта следующего.
        - Простите, - интересуется Хикэри, - а какую машину мне подарил император?
        - Пойдемте в комплекс опытных машин.
        Хикэри подвели к красивому купе «Ниссан».
        Это полноприводный «Снежный ястреб», мощностью три сотни лошадинных сил. Машина новой модели и ее выпуск начнется с февраля следующего года. Ваша машина будет ручной сборки и бронирована по третьему классу защиты, включая кевларовую броню пола и крыши.
        - Мне нравится, - Хикэри погладила машину по капоту, - когда начинаются занятия?
        - Мы ждем вас на следующей неделе, Ваша светлость.
        ?
        На следующий день после школы Хикэри поехала вместе с сопровождающим к своему юридическому консультанту.
        Адвокат прищурил глаза, видимо придя к нужной мысли и огорошил ее вопросом.
        - Скажите, дядя еще не представил вам будущего мужа?
        - Мужа? - недоуменно переспросила она. - когда я успела выйти замуж?!
        - Будущего мужа! - терпеливо уточнил Танака. - Жениха, не суть важно.
        - Нет! - открестилась Хикэри от такой перспективы.
        - Значит, скоро представит. - «обрадовал» ее юрист.
        - Э… А мое согласие не требуется? И он что не в курсе? Или с ума сошел?
        - А что вас удивляет? Ваш опекун один из руководителей клана якудзы, который славится своей близостью к сиккэну, ручные шавки Кейтаро и поэтому решили что им можно. Они ошибаются. Тем не менее Вы уже год как достигли брачного возраста.
        - А если я не соглашусь?
        - Ваш опекун будет убедительно настаивать. Вы формально являетесь собственницей всего состояния. Но в силу возраста не можете им управлять. Этим занимается ваш опекун, назначенный судом. Но, - Танака сделал театральную паузу. - с возрастом вы сможете претендовать на управление состоянием. Особенно, если получите образование. На практике, ваши шансы без императора минимальны. Но вам не следует беспокоится. Достаточно просто вслух отказаться и все вопросы за вас решат во дворце… Имейте в виду - вы должны отказаться публично. Дальше не ваша проблема.
        Спасибо, обнадежил. Интересно много трупов будет?
        Замечательная перспектива. Ну гипотетический «муж» имеет все шансы оказаться ближе к своей богине, чем к моему телу.
        - А если со мной произойдет несчастный случай до совершеннолетия? - она уточняет перспективы.
        - Это будет подозрительно. И учитывая нрав Его Величества сиккэн принесет в жертву все семьи якудзы самолично, и они об этом знают.
        - А если с опекуном произойдет несчастный случай? - невинно поинтересовалась Хикэри.
        - Возможны варианты. - уклонился от прямого ответа адвокат. Но вопреки ожиданию добавил. - Для вас будет лучше если этот «несчастный случай» произойдет до вашего совершеннолетия.
        Домой Хикэри вернулась с довольно таки злобным настроением.
        ?
        Прибывший на собственной машине к офису нотариальной конторы дядя и опекун в одном лице с пристрастием оглядел Хикэри. Посмотрел на тайи(Ёкота смотрел на дядю как на таракана из помойной ямы перед тем как опустить на него подошву форменного ботинка) и адвоката, хмыкнул и прошел в здание. В офисе адвокатско-нотариальной конторы пожилой японец, назвал ее молодой госпожой. Как оказалось - это представитель руководства отцовской фирмы. Таких явилось примерно с десяток. Хикэри пришлось кланяться и выслушивать дежурные соболезнования. Наконец сидящий во главе стола адвокат обозрел помещение, словно убеждаясь в наличии всех приглашенных, и извлек из ящика стопку бумаг. Все присутствующие моментально обратились во слух.
        Оставшийся ей неизвестным нотариус-юрист-душеприказчик хорошо поставленным тоном зачитывал последнюю волю Рокеро Накамото.
        «Будучи в здравом уме и твердой памяти, 60 % всего движимого и недвижимого имущества завещаю своему старшему сыну Мицуи…» Все правильно, старший сын наследник. Но увы, логика столкнулась с жестокой реальностью. Ни его, ни следующей по списку сестры уже не было в живых. Но педантично расписанное завещание предусматривало и это.
        «В случае гибели старших наследников, владельцем фирмы становится моя младшая дочь Хикэри Накамото. При этом моя ваоля такова, что претендовать на управление предприятием она может лишь по достижению совершеннолетия, поступив и закончив соответствующий университет. Кроме того - ей следует как можно быстрее выйти замуж, дабы род наш не прервался». Она почти физически ощутила пожелание отца - выйти замуж, родить сына, воспитать его и передать ему дело, чтобы не пострадала преемственность поколений. Отдельным пунктом оговаривалась оплата обучения. Спасибо, что в тексте завещания не оговорено имя потенциального супруга.
        Вряд ли отец ожидал такого мужа!
        Вопреки ожиданию по окончанию чтения завещания, юрист вытащил второй документ со сходным содержанием. Это оказалось завещание матери - Виктории Львовны Накамото-Урусовой. Из этих бумаг вышло, что Хикэри обрела квартиру в коей живет и счет для ее содержания… В финале Хикэри вручили конверт, адресованный лично ей. Под недовольным взглядом опекуна она уложила его в сумку. Читать личное нужно в уединении. Потом была ее просьба свозить на могилы родителей. Просьба относилась к разряду «отказать нельзя» и возражений не последовало.
        ?
        Она стояла посреди кладбища, перед могилами родных людей и отчаянно пытаюсь выдавить слезу. Вместо слез была абсолютная ненависть. Хотелось вцепиться в горло тому кто отдал приказ. А дядя между прочим, стоит рядом. Шавка убийцы…Ну как таких земля носит… Рассматривая могилы, Хикэри отметила что у семьи был фамильный склеп.
        Буду дурой - лягу рядом. А если не буду, то меня в конце ждет мавзолей императоров. Постояв еще десяток минут, она вместе с тайи и дядей возвращается к машинам. Чертов «дядя» мог бы пару слов в утешение сказать, возлюби его в аду западные демоны!
        В машине, вспомнив про полученное письмо, достала конверт из сумки и вскрыла его. Было грустно читать строчки, наполненные теплом и любовью. Увы, хоть тревога и опасение явственно проскальзывали в письме, указания на источник опасности не было.
        Оказывается у мамы была квартира в Константинополе, которая отходит ей, но Хикэри должна прибыть в Константинополь не позднее середины ноября и вступить в наследование. Ни ключа, ни кода для входа не было, кроме адреса нотариальной конторы в которой лежат документы на квартиру. Кроме письма была еще банковская карточка, с кодом и реквизитами.
        Что же, пока живем. А дальше будет видно.
        - Тайи, мы едем в Акасака?.
        - Да нас там ждут.
        - Отлично мне надо будет поговорить с Сумеро Микото. Это срочно.
        ?
        Утром позвонили из Акасака и пригласили к дворцовому косметологу. Отказываться было глупо и Хикэри договорилась что приедет после уроков.
        Очередной учебный день был похож на любой другой, как два печенья из одной упаковки. Вот кстати о печенье - печеньки с шоколадной прослойкой купленные в школьном автомате быстро исчкезали. Рядом, с несчастным видом стояли Соната и Мисато, с завистью наблюдая за процессом поглощения.
        - Ну как ты не полнеешь! - в один голос простонали они когда пачка закончилась.
        - Спортом заниматься надо! - бросила в ответ она.
        Да откуда я знаю, почему не полнею? Может у меня обмен веществ ускорился. А что, идея имеет право на жизнь. Реакция же ускоренная?
        Пользуясь занятостью старосты, Хикэри сбежала как только освободилась после всех факультативов. И направилась прямо в Акасака. Нужно быть красивой. Приятно же быть красивой. Уже оказавшись в руках косметологов дворца, поняла как мало знает о уходе за кожей и телом вообще. Выслушав слишком расплывчатое пожелание: мол, сделайте меня красивой - ее с вежливыми улыбками и поклонами усадили в кресло и началось…
        Под финал Хикэри даже расслабилась и получала удовольствие. От маникюра, который одновременно делали аж четыре мастера, остались одни положительные впечатления.
        После процедур массажа и чистки осталось ощущение свежести и дышавшей кожи.
        Но вот поедание кожи на ногах рыбками она откровенно не поняла. …
        На прощание ей вручили отпечатанные на красивой бумаге с эмблемой дворца рекомендованные кремы и процедуры с учетом ее кожи и с поклоном дали график посещений.
        ИЗ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ
        ?
        Комиссией военно-морского министерства принято решение списать из действующего флота авианосец «Казарский». Этот корабль - ветеран - 1945 года постройки - последний авианосец серии «Лейтенант Ильин» находившийся в строю. Простроенный еще в эпоху поршневой авиации в самом конце войны, и успевший поучаствовать в последних боях, он был задействован во всех практически морских войнах и операциях Российской империи - от конвоирования судов с переселенцами в Самарию до недавних событий в Южном Китае… Но теперь вердикт инженеров и судостроителей не подлежит обжалованию - «Казарскому пора в отставку»
        «Кронштадская побудка»
        ?
        Из Киева «Новому Времени» передают: В Никольской слободке Киева скончался еврей Наум Гершович, 121 года от роду. Он имеет примерно пятьдесят детей внуков и правнуков и рассказывал, что видел лично Императора Александра II Александра III, не говоря уже о Георгии Великом и даже лицезрел лично одного из отъявленных злодеев нашего века - Троцкого, во время поездки в Вену в 1924 году. Среди евреев Киева насчитывается отметим около 25 лиц в возрасте от 80 до 100 лет.
        ?
        Вчера в петербургском театре «Аквариум» начался чемпионат по французской борьбе под наблюдением членов петербургского атлетического общества. В первой паре наша знаменитость - Николай Поддубный - Второй положил на лопатки Хасана Челеби из Халифата в течении 48 секунд. Театр был почти полон.
        Новое время
        ?
        Сенсация! Любовница принца Англии и герцога Кентского Роберта - актриса Барбария Химено вместе с дочерью явились в посольство России в Демократических Штатах Америки и попросили политического убежища, Стараниями посольских сотрудников госпожа Химено и ее дочь вывезены в Россию. Госпожа Химено сообщила важные сведения касающиеся английской королевской семьи…
        «Ежедневный журнал»
        ?
        21 ОКТЯБРЯ
        - Накамото, немедленно к директору! - Появившейся в дверях учитель выглядел… пожалуй, сквозь показную невозмутимость проглядывало беспокойство и тревога.
        С чего это меня срывают прямо с урока?
        Перемена через двадцать минут… Ничего не понимаю…
        Кивнув Саю, она быстро захлопывает тетрадь и укладывает поверх нее ручку.
        Следуя за дежурным преподавателем, Хикэри мысленно искала причины. Но ничего такого не находила. Есть пару грехов, но тащить посреди урока к директору? Да классный руководитель не сходя с места назначит взыскание и все. Ну тогда, главное не спешить и сразу не признаваться.
        Действительность оказалась намного серьезней. В кабинете кроме самого директора оказались еще старый знакомый - инспектор по делам несовершеннолетних и с ним еще пара полицейских в форме. Рядом с ними стояла добрая на вид тетя окинувшая Хикэри взглядом постаревшей кобры, изучающей молодое поколение. Утешало (но и настораживало) только наличие открыто скучающего Ёкоты.
        Сделав глубокий вздох, Хикэри постаралась унять бешено стучавшее сердце, и только сейчас обратила внимание на лица собравшихся. Лица отражали… как бы точнее сказать? Дежурное сочувствие.
        Хикэри перевела взгляд на знакомого инспектора. Гэнкито, или как его там?
        Эээ - дела то серьезные - он откровенно мнется, не решаясь начать разговор. - Накамото-тян… - на помощь полиции пришел директор школы. - У полицейских для тебя неприятная новость..
        - Ваш дядя… - Инспектор сделал паузу, давая ей возможность осознать его слова. - Погиб. Примите мои соболезнования.
        - Ээээээ. - наверное, сейчас она была похожа на полную дуру. Слишком часто это происходит…
        - Повторите, пожалуйста, что вы сейчас сказали? - настороженно попросила Хикэри.
        Оониси Гэнкито повторил. Смысл как ни странно не поменялся.
        - Вас не затруднит повторить еще раз? - не веря своему везению попросила она.
        Полицейские обеспокоено переглянулись. Инспектор заметно напрягся, но повторил еще раз.
        - Так, - убедившись, что ей не показалось, Хикэри решила уточнить. - Как это произошло?
        - Автомобильная авария на шоссе… - в разговор включился один из незнакомых полицейских.
        - А это точно он? Вопрос она тут же адресовала полиции.
        - Никаких сомнений. - развеял её сомнения инспектор.
        - А может кто-то украл его машину? - действительно, чего не бывает.
        - Увы, но ошибка исключена. Найдены его документы. И его тело уже опознано.
        - Может, это все же ошибка? Могу я видеть его?
        - Поверьте, вам не стоит этого видеть.
        Ну да, конечно. В аварии бывает в лепешку разбиваются. И хоронят в закрытом гробу.
        - Хикэри… - начал директор. - У полиции к тебе несколько вопросов.
        - Но я ничего не знаю. - между прочим, это была чистая правда.
        - Это не займет много времени. - заверил инспектор.
        - Но занятия…
        - От занятий ты освобождена. - обрадовал директор. - Секретарь выдаст тебе разрешение.
        - Дворец Киото считает всякие допросы баронессы Накамото ненужными и запрещает их проводить в дальнейшем, - вступила вдруг в беседу добрая тетя. Я старшая фрейлина третьего ранга двора императрицы Мико Саяма.
        Хикэри стояла и слушала.
        Оказывается Императрица не только своим указом взяла опеку над Накамото в свои руки но и желает сегодня видеть свою воспитанницу. Полицейские и директор склонились в почтительном поклоне. Провожаемая уважительными взглядами полицейских и директора Хикэри вышла в сопровождении тайи из кабинета директора. Забрав сумку и меч из класса она спустилась к ожидающей ее машине.
        - Что случилось тайи?
        - Оябун этого клана видимо решил получить вас силой и дал приказ о похищении. - Ёкота включила радио
        Новости криминального мира.
        На этой ноте она навострила ушки. Ну-ка, ну-ка, с этого момента подробней…
        Крупнейшая группировка в японском организованном преступном синдикате якудза распалась.
        Ни Янло себе! Они что, официально об этом заявляют?
        Эксперты беспокоятся, что раскол крупнейшей в стране организованной преступной группировки приведет к началу войны за передел сфер влияния. Основными статьями барыша группировок являются зачисления от азартных игр, рэкета, секс-индустрии, денежных махинаций.
        - А почему она распалась?
        Они потеряли главу клана и двух его заместителей со всей охраной, - тайи был абсолютно спокоен.
        - А что случилось с главой клана? - может хоть тайи прояснит этот вопрос.
        - Его машина взорвалась. Как и две других в его «кортеже».
        - Что, дорогу заминировали?
        - Нет, три раза выстрелили из противотанкового гранатомета. Но журналисты зря беспокоятся. Раскола не будет. За игнорирование приказа императрицы весь клан сегодня умрет. Императрица ожидает вас чтобы вам это показать.
        ?
        Через час авто (Хикэри только что обратила внимание что они всю дорогу шли в сопровождении еще трех идентичных автомобилей и с полицейским сопровождением) свернули с автострады и через чтверть часа достигли какой то производственной площадки рядом с которой был выкопан большой ров.
        На краю площадки теснились связанные люди среди которых Хикэри заметила много женщин и детей. На другом конце площадки стоял походный трон императрицы и Асэми жестом подозвала Хикэри к себе.
        - Кто эти люди, тайи?
        - Это якудза клана и члены их семей. Они преступили закон повиновения императору и все сегодня умрут как крысы. Посмотрите вон там «черные вороны», они их обезглавят и тела будут брошены в ров. Такова воля Императрицы и Сумеро Микото.
        И сколько их? - спросила Хикэри подходя к походному трону императрицы.
        Почти триста, девочка, - ответила ей императрица. - Но это неважно. Клан посягнул на то что принадлежит императору и этим подписал себе смертный приговор.
        К императрице подошел командир «черных воронов»
        - Ваше величество, у нас все готово.
        - Начинайте!
        - Великая вдовствующая императрица-мать, я требую поединка! - из рядов связанных якудза раздался крик, - я требую поединка за право почетной смерти клану.
        - Кто там требует почетной смерти? - императрица сделала жест рукой.
        Через некоторое время воины «черных воронов» швырнули на колени перед троном связанного мужчину чье тело покрывали татуировки.
        - Клан меня избрал своим оябуном, - я прошу великую императрицу о поединке за право нам совершить сеппуку и самим обезглавить наших женщин и детей. Тогда мы умрем с честью. Меня зовут…
        - Неважно как тебя зовут, - перебила его императрица, - я дарую тебе право на поединок. С кем ты хочешь сразиться?
        - С ней, - палец оябуна показал на сидящую рядом с троном на стуле Хикэри.
        - Она девушка и несовершеннолетняя и по закону она может выставить бойца. - Императрица была ожидаемо спокойна, - мой сын выбрал тебе идеального сопровождающего. Тайи лучший мечник Красных дьяволов. Он будет сражаться за тебя.
        Ёкота хищно улыбаясь шагнул вперед.
        - Остановитесь - негромко сказала Хикэри. Я сама приму вызов.
        Баронесса вы сошли с ума, - тайи был в панике.
        Ничуть, - Хикэри посмотрела на императрицу и уверилась в правильности своего выбора. Великая вдовствующая императрица-мать, я прошу о милости. Пусть все дети будут помилованы и воспитаны как верные слуги империи вне зависимости от исхода боя.
        - Хорошо, все дети до шестнадцати лет будут помилованы и воспитаны как верные слуги Ямато, я даю тебе свое слово. - В глазах императрицы светилось сожаление.
        Хикэри взяла из рук тайи нагамаки и почувствовала правильность выбора.
        Вспомнила как отец учил ее и начала читать литанию против страха сил спецназа Альянса.
        Я не должен бояться.
        Страх - убийца разума.
        Страх - это маленькая смерть, влекущая за собой полное уничтожение.
        Я встречусь лицом к лицу со своим страхом.
        Я позволю ему пройти через меня и сквозь меня.
        И, когда он уйдет, я обращу свой внутренний взор на его путь.
        Там, где был страх, не будет ничего.
        Останусь лишь я.
        Она стояла и ждала, как стояла с того самого момента, когда оябун послал за мечом, (который у него отобрали «черные вороны») опираясь нагамаки о каменные плиты перед собой, и выражение на лице ее отсутствовало. Ни страха, ни ненависти, ни озабоченности, ни даже гнева. Ровно ничего, только холодный взгляд спокойных глаз.
        Он внезапно вздрогнул, встретившись с ней взглядом, потому что в пустоте ее глаз было что-то пугающее. Они, казалось, говорили: «Я смерть». Но испугался он только на мгновение. В следующий миг он напомнил себе о своем мастерстве, а потом презрительно фыркнул. Эта шлюшка-полукровка думает, что она - смерть! Он презрительно ухмыльнулся и сплюнул. Она просто шлюха западного дьявола, а глаза ее - просто глаза, какая бы ложь в них ни светилась. Пришло время закрыть их навсегда.
        Оябун обнажил меч.
        Хикэри наблюдала за тем, как оябун обнажил меч; лезвие заблестело. Его древний японский меч были сделан мастером, который знал, что совершенство невозможно, - и все равно стремился к нему. Тысячу лет кузнецы Японии шлифовали свое мастерство, и даже сегодня оставшаяся горстка их удар за ударом ковала на своих наковальнях сверкающую сталь. Они снова и снова обрабатывали каждый клинок, чтобы добиться великолепной закалки, потом затачивали лезвие так, что до него далеко было любой бритве, и само совершенство функциональности определяло смертоносную красоту формы.
        И хотя для современного человека было дико встретиться в бою с убийцей, держа в руках оружие, которое устарело за двести лет до того, как человек впервые улетел к звездам, что-то в этом моменте было правильное. Момент истины. Хикэри знала, что у Оябуна куда больше опыта, что он годами оттачивал свои способности в фехтовальных залах. Но все это не меняло странного ощущения: все именно так и должно происходить.
        Она скинула туфли и бесшумно ступила вперед. Разум был так же спокоен, как ее лицо. Она встала прямо перед троном императрицы, прекрасно понимая, что все присутствующие ожидают увидеть ее смерть.
        Но, несмотря на всю свою уверенность, оябун думал, что все будет как в фехтовальном зале. Он заказывал убийства, но сам уже очень давно не убивал. Слишком много времени прошло с тех пор когда он встречался с жертвой, когда та вооружена.
        Оябун пошел ей навстречу уверенным и гордым шагом завоевателя. Он остановился, чтобы слегка размяться, и она бесстрастно смотрела на него. Он закончил разминаться, и некто уверенный в его сознании снова ухмыльнулся, когда полукровка встала в стойку. Она приняла нижнюю стойку: рукоять чуть выше талии, клинок направлен назад и вниз. Но еще первый учитель фехтования объяснил оябуну, что низкая стойка - слабая позиция. Она приглашала к атаке, а не подготавливала собственную, поэтому он принял позицию, подняв меч в высокой стойке: правая нога чуть позади, а рукоять выше уровня глаз, чтобы ясно видеть противника, готовя клинок к атаке.
        Хикэри наблюдала за ним спокойным взглядом, ощущая внутри себя непривычную расслабленную готовность.
        Оябун смотрел, как она просто стоит на месте, и в глазах его мелькнуло удивление.
        Он сохранил позицию и ухмыльнулся, принимаясь за подавление противника. Он всегда любил эту часть больше всего. Невидимые уколы и ответы, нагнетание напряжения, которым более сильный оппонент заставлял более слабого открыться для атаки… он прямо-таки облизывался, готовясь поиграть с шлюхой.
        Но потом он сжал губы и удивленно расширил глаза. Столкновения не было. Все напряжение исчезало, касаясь противницы, как удар меча в бездонную черную воду, которая обволакивает его без всякого сопротивления. По щеке его неожиданно стекла капля пота. В чем дело? Она не могла не чувствовать давления, грызущего напряжения… страха. Почему она не атаковала, чтобы покончить с этим?
        Хикэри ждала спокойно и неподвижно, сконцентрировавшись физически и умственно, наблюдая за всеми движениями его тела, но не сосредотачиваясь ни на одном. Она чувствовала его раздражение, но оно было отдаленным и несущественным. Она просто ждала, а потом молнией блеснул нагамаки.
        Ни тогда, ни потом она так и не узнала, как она поняла оябуна. Она просто почувствовала это, и все. Какой-то глубинной частью сознания она отметила момент, когда он решился, когда его руки напряглись, чтобы опустить клинок…
        Момент, когда он полностью отдался атаке забыв о защите.
        Ее тело ответило на это узнавание с удивившей всех реакцией. Никто не заметил движения нагамаки до того, как он распорол тело оябуна от правого бедра к левому плечу. Одежда и плоть разошлись, как паутина, и крик его, вылетев, мгновенно прервался - потому что, когда оябун только открыл рот и начал приседать и сгибаться, инстинктивно прикрывая распоротый живот, Хикэри легко повернула запястья и нанесла удар обратным движением влево - со всей силой своей ненависти. Голова оябуна повисла на почти перерубленной шее. Потом ударил фонтан крови.
        ?
        ИЗ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ
        Кулачные бои еще не вывелись у нас. Не так давно в Орле происходил кулачный бой между Монастырской слободой и другими улицами. Полиция совершенно бессильна прекратить эти дикие развлечения.
        ?
        Своеобразный обычай наблюдается в гор. Клину. 6 января рано утром все девушки ближайших деревень, а также и городские выстраиваются в несколько рядов против собора, одетые в лучшие платья и черные шубы. В течение многих часов они стоят неподвижно, держа большие теплые платки, под которыми скрывают сложенные на животе руки. Парни ходят по рядам, заговаривают и знакомятся с девушками. К полудню вся «девичья толкучка» разбивается на пары, которые долго гуляют по улицам города. Нередко эти знакомств ведут к браку.
        Москвитянин
        КНИЖНЫЕ НОВОСТИ
        В Киеве вышел в свет новый перевод книги английского и американского филолога и писателя Дж. Р.Толкина - «Кольцо Всевластия». В отличие от «Хоббита» и «Сильмариллона» это произведение - ранее известное в нашем отечестве по переводу Всеволода Рождественского («Лорд Кольца» 1965 г. Издательство «Серебряный голубь»)-не стало популярным. Теперь г-жи Муравьевская и Кистякова решили еще раз предложить его читателям Российской Империи. Произведение это, как писал сам автор, пронизано мыслью о необратимом влиянии зла на мировую историю. Сюжет - гибель и разорение мира Средиземья(читай - старой Европы и Англии) ордами Мордорского царства - в котором угадывается Франция и ее вольные и невольные союзники. В книге немало трагических эпизодов - таких как знаменитый пир у Саурона-Троцкого на котором главари гоблинов поедают зажаренные тела короля Теодвена и Арвен (отказавшейся стать наложницей гоблинского вождя Бубдубала и зарезавшей его когда тот пытался над ней надругаться). И даже конечное спасение Средиземья армиями разбившего мордорцев Харада - государю которого приданы черты императора Георгия Великого не
придает оптимизма повествованию.
        ?
        Нижний Новгород. Профессор кафедры истории Нижегородского Императорского университета Леонид фон Лямпе представил публике свою новую книгу «Интербеллум» вышедшую в издательстве «Четвертый Рим». В ней он внимательно исследует период между 1918 и 1938 гг определивший облик нашего мира. Особое внимание уделяется политике Е.И.В. Георгия Александровича в 30е годы. Леонид Алексеевич убедительными аргументами разбивает тезисы северо-американских ревизионистов не раз пытавшихся обвинить Государя в стремлении к войне с французским блоком во что бы то ни стало. В частности он внимательно исследует события 1934-36 годов когда император Георгий предложил Троцкому и Ко заключить сроком на десять лет Пакт Мира. В нем предполагалось создание демилитаризованной зоны вдоль линии соприкосновения блоков, и другие меры взаимной безопасности. Единственным условием Россия ставила гарантии неприкосновенности Венгрии, Силезии, Мазовии, Хорватии, Швеции, и Итальянского королевства и прекращение подрывной деятельности - в частности в Китае. Как мы помним предложение после ряда обсуждений было отвергнуто Комитетом Спасения.
Двух сторонников данного соглашенимя ждала печальная судьба - Григор Штрассер вскоре погиб, когда его автомобиль сорвался с горного серпантина, а Эрнст Тельман был обвинен в измене и уклонизме и умер в лагере в 1942 году - официально от воспаления легких. Также публично выступивших против отказа от предложения России выдающихся писателей-гуманистов - Томаса Манна, Эриха Ремарка и Стефана Цвейга - заключили в Моабит а с началом войны - гильотинировали. Как не без иронии прокомментировал это профессор Лямпе - социалистам куда полезнее было бы отрубить голову Троцкому - а заодно и всему Комитету.
        ?
        В Издательстве Российского музыкального общества им. Танеева вышло новое издание избранных работ Михаила Николаевича Тухачевского, включая ставшую классической работу «Скрипичные лаки». Это серьёзный труд, содержащий экскурс в историю, рецептура и состав лаков, сравнение лаков Амати, Страдивари, Гварнери, их влияния на звук и сохранность инструмента. Также в книгу включена автобиография Михаила Николаевича - рассказывающая в частности о причинах ухода из армии в 20х годах нашего века - г-н Тухачевский полагал, что при его жизни войны больше не будет (Заблуждение довольно распространенное в то время)
        Литературная газета
        ?
        Книжный скандал в Екатеринославе набирает обороты. Власти разбираются с невероятным разгильдяйством в крупнейшем книжном магазине города - «Библионе Бибикова». Непонятно каким образом получившая дозволение на издание книга заокеанских с позволения сказать знатоков женской половой жизни - «Сила киски», была поставлена в юношеско-ученический раздел в качестве книги о домашних животных - и почти сразу весь тираж был быстро раскуплен не в меру любопытными гимназистами. Разумеется - можно найти и смягчающие обстоятельства - в конце концов продавцы и приказчики - в основном представительницы слабого пола - не обязаны знать английский фривольный жаргон. Кроме того издатели не найдя ничего лучше разместили на обложке милого котика (понятное дело - изображение того, о чем написана книга не могло бы быть напечатано ни при каком цензурном уставе). Но хотя бы поверхностно ознакомиться с содержанием можно было?
        Днепровский Курьер
        ?
        Фестиваль документальных фильмов «Природа России» прошел в Москве с неожиданным успехом и фурором. Публика надо сказать была привлечена и шокирована лентой Ингмара Акселевича Берга - «Белухи Беломорья». Логичнее было бы назвать его «Голая женщина плавает с белухами». В фильме тридцатитрехлетняя неоднократная чемпионка соревнований и мастер подводного плавания Татьяна Ивановна Овсеенко из Москвы, без всякого защитного костюма окунулась в прорубь в Белом море у берегов Кандалакши, чтобы поплавать с белухами. Пикантность всей ситуации - она плавает и без гидрокомбинезона и вообще - намека на купальный костюм. «Я хотела, чтобы все было по-честному: белухи нагие передо мной, я перед ними» - сообщила г-жа Овсеенко корреспондентам. Видимо чтоб избежать обвинений в разврате и порнографии, в фильм было включено мнение ученых что киты и дельфины обычно избегают аквалангистов, так как их раздражают пузыри дыхательных аппаратов, а кроме того - что им не нравится запах синтетических материалов, из которых состоят гидрокостюмы. Доказательством их правоты, по мнению создателей фильма, являются кадры того, как
абсолютно обнаженная мадам Татьяна плавает со счастливыми на вид прекрасными пятиметровыми белухами. Успех фильма и зрительское внимание, надо сказать, огорчили многих коллег. «Конечно - мой фильм о жизни кротов проигрывает фильму с женским «ню» - сказал по этому поводу профессор Тобольского университета Руднев, привезших на фестиваль двухчасовую ленту об этом подземном животном. Несколько американских телекомпаний уже выразили желание приобрести ленту, а г-н Берг и г-жа Овсеенко высказали намерение снять аналогичное кино о плавании с китами - в Тихом океане и у берегов Японии. Кое кто грозился даже написать в цензурный комитет - но вряд ли чего-то добьется. Ибо Ингмар Акселевич - сын полного адмирала и сенатора Акселя Ивановича Берга а г-жа Овсеенко не только преподает физическую культуру на Высших женских курсах но и активная участница женского спортивного общества «Русская амазонка» - бессменным шефом которого является княжна императорской крови Наталья Александровна Искандер-Фурманова. Так что прекрасная пловчиха вероятно еще порадует поклонников аналогичными лентами не подвергаясь никаким
неприятностям - кроме разве что угрозы быть проглоченной кашалотом (эти потомки «Моби Дика» запросто могут слопать морского льва в один присест) либо попасть на ужин к акулам.
        «Всякая всячина»
        ?
        ТОКИО.
        Вчера вечером Хикэри, Кая и Ёкота пошли в ресторан, где ей чего-то взгрустнулось. Ёкота тут же стал весело рекомендовать «лучшее средство от стресса» - миндальную граппу. Разумеется, они тут же попробовали ее, а потом заказали великолепный «римский ужин» - Бог знает, насколько аутентичный, но поданный и сервированный в самом что ни на есть «антично-имперском» стиле: в «Византии» это умели делать мастерски, иногда было даже трудно с первого раза узнать вроде бы давно знакомые блюда. Хикэри расспрашивала Ёкоту о его службе, и он рассказал несколько забавных, а порой даже драматических историй - к счастью, с хорошим концом. Кая, в свою очередь, вспомнила кое-какие байки, которые ей рассказывал Фридрих. Они просидели в ресторане допоздна, болтая и смеясь под негромкие «древнеримские» мелодии. Когда Хикэри вернулась во Дворец Огня, был уже почти час ночи, выяснив, что Олег Даниилович вместе с Юкки у себя, Хикэри отбросила дурную ревность и постаралась унять стукнувшую в сердце тревогу. Затем, прочтя обычные молитвы, сладко уснула, едва коснувшись головой подушки.
        Однако нынешним утром она снова ощутила беспокойство - это случилось за завтраком.
        - Мы сейчас едем ко мне на квартиру! - сказала Хикэри начальнику охраны майору Фукуяме. - И вот что проверьте еще раз маршрут и квартиру, у меня какое-то нехорошее предчувствие.
        - Я заметил, - отозвался сидевший вместе с ней за столом Ёкота, намазывая на хлебец сливочное масло, - будет исполнено..
        - Но может я перенервничала и наверное не стоит совсем сильно напрягаться.
        Фукуяма чуть приподнял бровь.
        - Исключено. Нас учили относиться именно к таим туманным опасениям со всей возможной ответственностью. Эскорт будет усилен и я распоряжусь об усилении наблюдения и на всякий случай дам указания перекрыть трассу. Прошу прощения Ваше Высочество, мне нужно покинуть Вас и отдать необходимые распоряжения.
        - Хорошо! - отозвалась принцесса. - Пожалуйста предупредите императора, что я присоединюсь к нему!
        И в самом деле сегодня впервые за много дней Хикэри была охвачена странным беспокойством. Странным, потому что не могла точно определить его причину. Впрочем, ее продолжало тревожить - хотя уже не так сильно, как поначалу - то, как быстро и решительно царь Олег повел свои отношения с ней. Но Хикэри понимала, что дело не только в решении императора самом по себе. Сроки диктовала еще и политика. Быть может, еще неделю назад такое развитие событий показалось бы ей весьма романтичным и удачным. Но теперь было тревожно, поскольку случившееся с Ри приоткрыло ей то, о чем она раньше не подозревала. Оказалось, что даже выглядящее прочным и непоколебимым способно дать трещину, причем спустя много лет безоблачной жизни, когда этого менее всего ждешь…
        На миг ее охватил страх.
        В нас скрыто что-то темное, о чем мы не подозреваем, пока оно однажды не найдет повод и путь для выхода. И что теперь с этим делать? Постараться забыть, словно ничего не произошло? Или… пойти на исповедь и все рассказать? Но разве то, что было позавчера, можно открыть кому-нибудь?! Скорее всего нет, для всех мы должны быть абсолютно несокрушимы и тверды. Но как же это как выясняется тяжело…
        Хикэри допила кофе и взяв микро-ЭВМ отправилась вместе с Ёкотой на площадку дворца где ее уже ждал лимузин и усиленный эскорт…
        ?
        29 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА
        ТОКИО
        В этот раз Хикэри решила плюнуть на все и нанести косметику на территории школы у удобного зеркала в уборной - а не на улице наобум. Уже взявшись за ручку входной двери школьного туалета, она внезапно услышала чей-то всхлип. Так… Некий внутренний голос забормотал было что это мол не твое дело - и вообще наверняка - глупая ученица оплакивает то, что какой-то второразрядный айдол не ответил на ее письмо - но уж больно противным этот голосишко оказался…
        И Хикэри открыла первую кабинку. Никого. Всхлипы между тем не утихали. Открыла следующую кабинку. Опять никого… Четвертая… Может у нее галлюцинации - промелькнуло встревоженное - последствия аварии сказываются… Пятая…
        Ого!! В последней кабинке счету на полу обнаружилась сжавшаяся в комок обнаженная девушка. Так… И что тут происходит?
        Поняв, что ее нашли, школьница отпрянула к стенке, отчаянно пытаясь с ней слиться.
        Черные спутанные волосы прикрывали заплаканное лицо, но она показалась ей очень знакомой.
        Хикэри очень медленно присела рядом с ней.
        - Не бойся меня, все хорошо, тебя никто не тронет - успокаивает она ее и осторожно отводит волосы с лица.
        Так и есть - на нее смотрели заплаканные глаза Юкки Китоми - той самой малышки из ее класса.
        - Кто это сделал? - в ответ Китоми отвела глаза.
        - Вызвать полицию? Позвать врача? - девушка быстро замотала головой.
        Ясно, ничего не помню, никому ничего не скажу…
        Хикэри мягко взяла ее лицо ладонями и повернула к себе глядя прямо в глаза. Убедившись, что она смотрит на нее, старается говорить как можно короче и ясней.
        - Оставайся здесь. Я сейчас принесу тебе одежду. Понимаешь? - Юкке обреченно кивнула. Никуда не уходи!
        (О Небеса - что она несет? Куда ж бедняжка денеться без одежды?)
        Выйдя из туалета, Хикэри повесила на дверь табличку «Идет уборка». Не хватает еще чтобы девушку нашли в таком виде. Быстро вытащив из шкафчика запасной комплект белья и формы, помчалась обратно.
        Вопреки ее беспокойству, Юкке никуда не делась - все также сидела на полу, уставившись в стенку. Одевать ее пришлось как куклу. Нет, на команды - подними ногу, протяни руку - она реагировала, но в остальном напоминала манекен… Лифчик пришлось вернуть в сумку, ей он никак не подходил. А школьная форма на ее миниатюрной фигурке висела как на корове седло. Но не голой же ей идти… Но как бы то ни было, после умывания над раковиной и почти безуспешной попытки расчесать ей волосы малышка стала выглядеть более-менее нормально. С большого расстояния. И если не приглядываться к заплаканным глазам и искусанным губам.
        Я нашла себе проблему. Она не в себе и ее не бросишь, хоть она и перестала плакать и немного успокоилась. Кто знает, к каким демонам она забредет в таком состоянии. Вечно я тащу что-то домой - то бездомных котят, то это…
        Стараясь придать лицу как можно более спокойное выражение, Хикэри повела Юкки за руку к выходу, шепча какую-то успокоительную чушь. Когда тайи увидел, что вместе с Хикэри в Сафари залезает Юкки, он казалось не удивился.
        - Тайи, мы едем в Акасака. Юкки едет с нами. Мне нужен врач для нее, и нужно где-то взять одежду для девушки.
        - А что с ней случилось? У нее конфликт с кем-то одноклассников? Это решаемо. Впрочем - не столь важно. По каналу ТВ-1 в следующую субботу вечером будет показан ваш поединок с оябуном в официальной хронике двора. Сегодня официально объявлено о казни всех членов клана. После этого показа будет оглашен указ Императрицы о присвоении вам официального статуса Великой Дочери Императрицы. Это как вы помните - Второй ранг Дворца. Выше вас будут только Сумеро Микото, Императрица и Сиккэн. Зачем она это делает - не очень понятно. Но теперь Служба безопасности Акасака считает что вам лучше жить на территории дворца. Слишком большая известность помешает качественной круглосуточной охране. И вам как официальной воспитаннице императрицы жить во дворце уже положено по протоколу.
        - Императрица очень умна. Пусть будет так как она хочет…
        Ей мешает то, что она еще не знает всех моих талантов. И я как можно дольше постараюсь все не показывать.
        Но я хочу поговорить о Юкки, - ткнула она в сторону неподвижно пялящейся в пространство девушки. Она будет пока жить со мной. Насколько я помню правила дворца, мне разрешено иметь компаньонку.
        - Да это так! - кивнул офицер. Думаю к этому не будет препятствий…
        ?
        ДВОРЕЦ АКАСАКА
        Заведя одноклассницу в выделенные ей и уже обжитые дворцовые апартаменты и усадив ее на диван, Хикэри с облегчением сбросила блузку с надоевшим лифчиком. Следом на кресло полетела и короткая юбка.
        Устало опустившись в кресло, она подняла глаза на сидевшую Китоми и ошарашено замерла - та смотрела на нее с откровенным ужасом, что-то тихо шептала и дрожала всем телом. По лицу стекали слезы.
        - Не надо… - с отчаянием в голосе простонала Юкке, опускаясь на колени. - Не надо, Ваше высочество, прошу вас…
        - Чего не надо?! - от удивления Хикэри растерянно хлопала глазами.
        - Но вы же разделись…
        - Тьфу ты! Подожди, я скоро.
        Хикэри ушла в ванную, быстро ополоснулась и надела домашнее кимоно. Раз малышка так воспринимает наготу, то лучше не показываться перед ней без одежды. И ее поведение говорит о многом.
        - Извини, пожалуйста, - сказала она, вернувшись в гостиную. - Я просто не подумала, что ты можешь так воспринять.
        На лице девушки отобразилось невыразимое облегчение.
        - Садись, - показала на диван напротив, и Китоми послушно опустилась туда. - Расскажи, что с тобой произошло, и я постараюсь тебе помочь.
        История Юкки оказалась довольно обычной. Отец был ученым и погиб при каком-то эксперименте. Мать воспитывала ее одна и, стремясь дать дочери лучшее образование, много работала. А умная, но слабая девочка, не умеющая за себя постоять, быстро стала объектом насмешек. Ее дразнили за маленький рост и плохие успехи в спорте. Девочка терпела это, не желая расстраивать мать, обидчицы, уверовав в собственную безопасность, унижали ее все больше, проявляя максимум фантазии. Юкке стала изгоем, но держалась. Одна, без подруг и поддержки. А сегодня попала не в то время, не в то место. В туалет завалилась «королевская» свита. Злая свита, искавшая на ком бы оторваться. Ясно, что всех остальных как ветром сдуло. (Ну кто будет защищать изгоя?). С девушки сорвали одежду и издевались больше часа.
        А потом, посоветовав на прощание прыгнуть с крыши, забрали одежду, оставили обессиленную девушку лежать на полу. Где чуть позже Хикэри ее и нашла.
        Малышка снова начала всхлипывать. Сквозь слезы прорывались слова:
        - Как они надо мной издевались… Мамочка… Да что же я им всем такого сделала-то?.. За что?..
        Перестрелять всех этих уродов нафиг? Где легло три тысячи там еще пара десятков завсегда поместятся.
        До этого Хикэри никогда не задумывалась, что чувствуют те девушки, с которыми она развлекалась. Всегда считала, что так и должно быть. Тем более она никого не принуждала - это в конце концов их работа - им платят за развлечения неплохие деньги. Но сейчас, глядя не плачущую девочку, которая пострадала ни за что, она ощутила острый укол совести. За то, что не помогла ей раньше. Стало безумно стыдно за себя. Хикэри не выдержала, пересела к Юкки и обняла ее - та вздрогнула и съежилась. Ощущая ее подрагивающие тело, она чувствовала горячее желание убить кого-нибудь и одновременно нежность и желание защитить эту девушку.
        - Не бойся, Не надо. Больше тебя никто не обидит. Слышишь? -прошептала она прижимая ее к себе и поглаживая по волосам.
        - Не надо, Накамото - сан, - девушка со спокойствием обреченного поглядела ей в глаза, - Я благодарна Вам за помощь, но если вы будете меня защищать, они нападут на Вас.
        - Посмотрим, кто посмеет. - недобро усмехнулась Хикэри. - В следующую субботу будет интересный показ хроники дворца Эдо и, если после этого на меня кто-то посмотрит косо, буду удивлена. Я сумею защитить тебя от любого. А до субботы мы продержимся. Веришь мне?
        - Вам… верю! - кивнула девочка со взглядом взрослого.
        - И пока мы одни, называй меня по имени, хорошо?
        - Хорошо - кивнула девушка.
        - Тогда бери халат и бегом в ванную.
        Пока ее компаньенка отмокала в ванной, служанки сервировали в столовой обед и разложили принесенную для Юкки одежду. Отмытая и накормленная малышка в большом для нее халате стала похожа на котенка. Приделать ей кошачьи ушки и хвост - будет персонаж аниме. Хикэри еще раз подивилась искусству дворцовых слуг. Принесенная одежда сидела на Юкки как родная. И это без примерок и не снимая размеров. Потом пришедшая женщина-врач осмотрела Юкки и увела ее для более детального обследования в медицинскую клинику дворца. Похоже с ней все будет в порядке…
        - Ваша светлость, - Ёкота безукоризненно вежлив, - прошу вас пройти со мной, я должен вам кое-что показать.
        Хикэри спустилась с ним в подвалы дворца к холодильной камере. Слуги выкатили два бочонка с завинчивающимися крышками. Тайи деловито отвинтил их.
        - Ваша светлость, то что я достану, может вас расстроить, но это прямой приказ императрицы и ее подарок. Вы можете им распорядиться по своему усмотрению.
        Ее Величество воистину упорная женщина!
        - Доставайте.
        Ёкота извлек из бочонков(по запаху Хикэри поняла что там спирт) головы оябуна и ее несостоявшегося жениха и положил их на пол. На их лицах застыла смесь ужаса и ярости.
        - Так он мне нравится больше.
        - Он перед смертью рассказал, что его навел на вас лично помощник сиккэна.
        - Тайи, уберите это обратно, - Хикэри задумалась. - Видимо это имущество принадлежит сиккэну и его надо ему вернуть. Но это позже… в подходящий момент… И давайте вернемся ко мне. Противно все это.
        ?
        От впечатлений этого дня Хикэри заснула, едва коснувшись подушки.
        …Разбудил ее оглушительный треск и вспышка сквозь веки… За окном полыхнула расколовшая небо молния, через секунду до нее донесся приглушенный стеклами гром.
        - Накамото-сан?! - в дверях стояла перепуганная Юкке в ночной рубашке.
        - А ты почему не спишь?
        - Здесь все чужое. И гроза. Мне страшно… - жалобным голосом сообщил Котенок.
        - Иди сюда. - махнула рукой рядом с собой.
        Озадаченная девочка подошла. Не долго раздумывая Хикэри уложила пискнувшую малышку в свою кровать. Накрыла одеялом и легла рядом, поглаживая ее по волосам пока напряженное тело Юкки не расслабилось. Вскоре девочка тихо засопела ей на ухо.
        ?
        1 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ТОКИО
        Когда Хикэри проснулась, Нэко еще спала, трогательно приоткрыв во сне ротик, крепко прижимала к груди подушку. Бледное лицо выражало что-то вроде растерянности, похоже сон у неё был тревожный. Присев рядом, Хикэри аккуратно, едва касаясь волос, чтобы случайно не разбудить, погладила спутанные волосы, стараясь передать чувство заботы и спокойствия. Глянула на часы. Уже семь утра. Пора вставать.
        Интересно, что скажет Саю при таком повороте?
        - Это что?! - под внешней невозмутимостью старосты угадывался целый коктейль эмоций. Недоумение, досада, злость.
        - Это? Это Киттоми Юкки. Очень милая девочка…. - она вытащила из-за спины ошарашенную малышку.
        - Хикэри, это не котенок, которого можно подобрать на улице. - подруга явно пыталась достучаться до ее разума.
        - Конечно нет! Ты знаешь сколько надо ждать разрешения для покупки котенка?
        Но Юкке намного милей чем котенок!
        - Хикэри, - внушительно начала староста - жизнь - это не рисованный мультик про чудесно найденную младшую сестру…
        - Но отчего же? - невинно улыбнулась Хикэри.
        - Сходи в нэко-кафе и потискай котят там! - ледяная вежливость одноклассницы дала трещину.
        - Это далеко… А Юкки всегда будет рядом! - как ни в чем не бывало заявила Хикэри с напускным энтузиазмом.
        - Юмор твой… дурацкий! Но ты представляешь себе последствия такого… такого… Судя по выражению глаз Такаги потребовалась вся выдержка, чтобы не обругать Хикэри матом. Выдержка и долг представительницы двадцати поколений самураев, запрещающий ругаться матом в школе, где ты должна этот порядок поддерживать. То самое «Долг тяжелее горы, смерть легче пуха…».
        - Вопиющего нарушения традиций? - охотно подсказала Хикэри и, дождавшись подтверждения, продолжила. - Очень хорошо представляю. А ты представляешь, что начнется в школе, если я развернусь вовсю?
        Смерив уничижительным взглядом Хикэри Такаги не решилась продолжать разговор и, ушла на своё место. Ближайшая подруга и ее заместительница в одном лице подобрала облезлую и блохастую кошечку и объявила войну половине школы. Сама Такаги лезть в открытое противостояние с королевой опасалась. Исход был, скажем так, сомнителен. А учитывая повод, к травле подключится как минимум половина класса. При молчаливом одобрении оставшихся. Слишком многим Хикэри оттоптала любимые мозоли.
        Первые уроки прошли спокойно. Но перед тайфуном тоже обманчиво тихо.
        И предчувствия не обманули… Вот Хикэри увидела как Юкки окружила компания во главе с королевой. Четыре девушки из параллели подкидывали ее сумку, а Кая стояла в стороне, отстраненно наблюдая за происходящим.
        Придется вежливо попросить их оставить Юкке в покое… Занятые подкидыванием сумки они не заметили её появления. Бах! Споткнувшись о её ногу одна хулиганка с размаху проехалась по полу, упустив злосчастную сумку. Оставалось надеяться, что хрупкого там не было.
        - Что ты себе…
        - Ничего, - легким ударом в солнечное сплетение Хикэри оборвала вторую. Краем глаз она заметила, что каштановолосая красавица, не изменив позы, наблюдает за происходящем с нездоровым интересом.
        - Пошли все вон! - популярно изложила Хикэри свою просьбу.
        - Да ты знаешь на кого наехала?!! Ты, шлюха! - заверещала одна из девиц.
        - Не стоит грубить, разве вас не учили этому в том борделе, который ты считала средней школой?
        Девки не отступили. Помогли подняться упавшей подруге и растянулись полукругом, перекрывая коридор.
        - Не путай свое детство с моим, - Кая нарушила возникшую тишину своим мелодичным голосом. - Потому что меня учили бить без жалости, пока враги не поймут, в чем были неправы. Бить, в том числе и ногами.
        - Может, тогда и начнем?
        Четверо девушек дружно сделали шаг навстречу. Но этим и ограничились.
        Первый удар Хикэри позорно пропустила.
        Спишем это на самоуверенность, помноженные на грамотные действия рыжей. Но позорно, факт.
        Пока она отвлеклась на движение основной компании, Кая успела плавным движением уйти влево и выдать натуральный шквал ударов. Из-за юбки, стягивающей движения, Косаки наверняка не смогла высоко махнуть ногой, но с минимальной разницей в росте и целью удара это не потребовалось. Её тупоносая туфля, мелькнув размытой дугой, врезалась Хикэри под колено. Классический боковой удар по нижнему уровню. Выставленная вперед нога полыхнула болью и онемела. Следующий диагональный удар ребром ладони она успела парировать поднятой рукой, но противница, не дав времени прийти в себя, распрямляя скрученный корпус, выбросила вперед левую руку, метя в солнечное сплетение. Грамотно - лишить подвижности, сбить дыхание и спокойно добить… Проигнорировав вспышку боли в пострадавшей ноге, успела довернуть корпус и выдала в ответ классическую двойку. Первый задел только взметнувшийся хвостик волос, второй был мягко отведен в сторону. Кая резко разорвала дистанцию, поняв, что блицкриг затянулся. Замерев в нескольких шагах, она со спокойным лицом оценила ситуацию, слитным движением кинула пиджак своей компании,
демонстративно встряхнула руками. Только сейчас Хикэри бросилось в глаза, что ногти на ее руках очень короткие. Не дав осмыслить увиденное, Кая продолжила бой, стремясь поставить на место зарвавшуюся конкурентку. Первая удачная атака дала ей преимущество, которое она сейчас усиленно развивала. Шаг, удар, блок, удар, уход, удар, шаг назад. Из-за ушиба ноги Хикэри просто не могла атаковать, перейдя в глухую оборону. Что характерно, Кая берегла пальцы рук и била в основном основанием открытой ладони, временами вплетая в рисунок боя традиционные удары мечом… Спасало то, что в качестве меча выступало ребро той же ладони. Школьница наносила удар за ударом с каким-то отчаянным ожесточением.
        Наконец Хикэри поняла, что конечностью можно пользоваться в полную силу. И тут же поймав очередной удар и потянув руку на себя, с подшагом провела встречный удар. Результативно… Парирует два удара… Поймав темп, переходит в атаку. Взяв на вооружение отработанную тактику, провела отвлекающий удар руки в лицо и тут же наносит прямой удар в голень опорной ноги. Следом еще боковой удар в колено. Промах. Зато проходят два удара, причем удар локтем с такой силой врезался в бок жертве, что отдачей ее отбросило назад.
        Ну вот и все… Сейчас добью надоедливую сучку…
        Приседая, Хикэри легко ушла от неловкого взмаха руки, и…
        И едва перехватила несущееся в лицо колено. Попыталась резко вывернуть пойманную ногу и приседая - и вот смещается влево, заваливая королеву на пол. Щелчок, время начинает растягиваться как в секунды опасности - ей точно в лицо летел каблук школьной туфельки. Чертова Косаки с какой-то ленцой и изяществом плавно завалилась на пол и, используя плечи и пойманную ногу в качестве опоры, чуть не попала свободной ногой ей в лицо. Едва Хикэри успела убрать голову, как следует второй удар. Кая, вырвав свою ногу, выгнулась на полу, делая обратный перекат, и попутно попыталась нанести удар ногой снизу.
        Попади хоть один удар в цель, выбитым зубом Хикэри бы не отделалась. Школьная драка стремительно выходила на куда более серьезный уровень.
        От продолжения занимательной дискуссии их отвлекли предупредительный вопль стоящей на стреме и приближающиеся из-за угла шаги.
        Косаки быстро шагнула к своим подругам, которые поспешили накинуть не нее пиджак и прикрыть собой. Шаги быстро приближались. Кого там Янло-ван принес? Японский черт, что вполне логично, принес учителя. Вышедшая из-за угла старый хмырь Мияко-сан остановился, подозрительно глядя на стоящих школьниц. Нюхом он нарушения чувствует, что ли? Не сговариваясь, школьницы дружно поприветствовали его.
        - Что здесь происходит? - вопрос был адресован как ни странно Хикэри.
        - Я упала, господин учитель. - А что можно еще придумать за секунду?
        - Упала? - недоверчиво переспросил учитель, оглядывая ее потрепанный вид.
        - Я быстро бежала…
        Стоящая напротив компания дружным кивком подтвердила, что все так и было. Малышка, ошарашенная всем происходящим, смогла только кивнуть.
        Тогда учитель затянул свою старую проверенную песню.
        - Что это такое? Что это такое, я тебя спрашиваю? Что у тебя за вид? Почему прическа растрепана?
        Вопросы шли один за другим, исключая возможность дать ответ. Хотя они ему были не нужны. Прежде, чем он оставил их в покое, пришлось пять минут кланяться, выслушивая занудную и давно знакомую речь.
        - Продолжим, Косаки? - спросила Хикэри, когда надоедливый учитель ушел.
        Выглядела Кая неважно: бледное лицо, между сжатыми в тонкую нитку губами виднелась капелька крови. Правая рука прижата к ребрам в месте последнего удачного удара Хикэри.
        Но не стонет, уважаю. Достойный противник.
        - Если ты не возражаешь, мы продолжим разговор в другой раз.
        - Как будет угодно.
        Дождавшись пока они скроются с их глаз, устало приваливается к подоконнику и закрывает глаза.
        - Вот тебе и хрупкие девушки… Самоуверенность до добра не доводит. Как же, у меня такая выносливость и реакция! Вот и нарвалась на ту, которая добивалась таких результатов долгими тренировками, а не получила их на блюдечке.
        И заметила, что Юкки бестолково топчется рядом, не зная, как ей помочь.
        - Накамото-сан, с вами все хорошо? - решается потревожить ее девочка.
        - Разумеется все хорошо, Нэкко… (Ага, вот только под чулком расплывается шикарный синяк и ноют отбитые руки. Но уже вроде лучше…)
        - Это из-за меня вы пострадали, Хикэри - сан…
        - Шшш!!! - приложила она к ее губам палец, заставляя замолчать. - Я говорила, что буду тебя защищать? Ты теперь для меня младшая сестренка… - не дав договорить, девочка прижалась к ней.
        Хикэри чувствует, как вздрагивают ее плечи.
        - Юкке, ты мое искупление, слишком я низко пала. Не защити я тебя, не смогла бы смотреть на себя в зеркало.
        ?
        Последствия не заставили себя ждать. Первая попытка отыграться произошла уже за обедом.
        Школьница из параллельного класса, высокая, стройная, с миленьким личиком, явно привыкшая к обилию внимания со стороны противоположного пола, криво ухмыляясь, целенаправленно шла к подзащитной, держа в руках пластиковый стаканчик с чаем. Горячим. Намерения ее не стали секретом, ибо подобное Хикэри уже видела ранее с другими жертвами. Сейчас будет неловкий момент. Крики ошпаренной. Неловкие извинения и плач злодейки, с причитаниями «ах, какая я неловкая». Но не в этот раз. Резко встала, якобы неловким движением опрокинула ей стул под ноги.
        - Ах! - споткнувшись об упавшую мебель, нахалка упала в лужу собственного чая.
        - Ой! - Хикэри бросилась ей на помощь, но «поскользнулась» и упала на нее сверху.
        - Простите! Я такая неловкая! - вроде как помогая ей подняться, при этом наступила ей на ногу каблуком.
        - Ай!
        - Все хорошо? Может отвести в кабинет к врачу? - заботливо спросила Хикэри пострадавшую, с энтузиазмом глядя ей в глаза.
        - Спасибо, не надо. - прошипела помятая неудачница.
        Но следующим заходом их смогли подловить. Урок физкультуры в это раз проходил на спортплощадке. Как обычно, после раздевалки весь класс организованно, можно сказать строем, двинулся на улицу. Едва они прошли дверь, интуиция протестующе взвыла. Но поздно - окружающие как по команде отпрянули от них в разные стороны, организуя зону отчуждения. Примерно догадавшись, какого рода подвох подготовили для нас, успела оттолкнуть в сторону Китоми и…. Хикэри сразу с двух сторон окатили потоками воды. Чувствуя, как вода стекает по волосам, холодит кожу под футболкой и проникает под белье, Хикэри убрала с лица мокрые волосы. В метре неё с ведрами в руках стоят Марико с довольной улыбкой и Мисато, виновато смотрящая в пол. Извини, мол подруга, но общественность заставила.
        - А у нее лифчик под майкой виден!! - восторженно взвыл кто-то из парней, храбро спрятавшись за спинами других. (И он думает, что его голос не запомню?) Ладно, пусть живет, тем более под майкой лифчика нет. Вот что он и как сумел разглядеть? Явно фраза заготовленная заранее вышла громко и не в лад. Но большая часть класса весело рассмеялась, тыкая в девушку пальцами. Вопреки их ожиданиям рассмеялась и она, одновременно пытаясь отжать заплетенную косу. Смех вокруг стал стихать, сменяясь озадаченным молчанием. Хикэри продолжала смеяться, глядя толпе в глаза.
        - Что смешного!? - не выдержал кто-то из задних рядов.
        Начисто проигнорировав вопрос, Хикэри развернулась к Марико.
        - А у тебя в роду самоубийц случайно не было? - с самой хищной улыбкой поинтересовалась Хикэри у одноклассницы. Та, нервно сглотнув и кинув взгляд на окружающую толпу на всякий случай отступила. Часть класса обозначила шевеление в попытке сдвинуться чуть назад. Весело улыбаясь, Хикэри стянула майку и невозмутимо начала ее выкручивать. Восторженный вопль сменился разочарованным унылым возгласом. Ну да - лифчика под одеждой не было - был спортивный топик.
        - НАКАМОТО! - а это уже появился учитель физкультуры.
        - Да, господин учитель? - она была спокойна как скала.
        - Ты почему разделась?! - уставился он на прикрытую топиком грудь.
        «Старый извращенец!»
        - Прошу прощения, господин учитель, я промокла. От волнения.
        - Ты… Это неприлично! - нашелся он. - Немедленно оденься!?
        - Да, господин учитель!
        - Стой! Это что?
        - Это спортивный бюстгальтер. Служит для поддержки женской груди, - с самым невинным видом захлопала девушка глазами.
        - Такой лифчик запрещен! - безапелляционно заявил физрук.
        - Еще раз прошу прощения, но в школьных правилах нет указаний относительно фасона бюстгальтера. - Хикэри так же вежливо гнула свою линию. А в самом деле, длина юбки регламентируется, колготки запрещаются. А вот с лифчиком администраторы обмишулились..
        И бравый морской пехотинец признал свое поражение.
        На этом терпение оппонентов закончилось и они решились на крайние меры.
        Зря Хикэри решила прогуляться… Переулок перегородила целая толпа девиц. Бегло пройдясь взглядом, Хикэри сбилась на счете десять. Для полного «счастья» сзади послышались шаги. Оглянувшись, Хикэри убедилась, что противнику пришло подкрепление. Лихо. Четырнадцать девушек и трое парней, держащихся чуть позади дружного женского строя. А это что - то новенькое! Ни обычные девчачьи разборки ни школьные группировки, ни даже отмороженные бандитки сукебан не привлекали противоположный пол. И во главе Едзора и ее команда. Стоят себе с сигаретами в руках. Видно закурить решили…
        От появившейся на ее лице улыбки, больше напоминающий оскал, дружный строй на секунду дрогнул. Всего на секунду. И тут же продолжил движение навстречу. Смешно, рассчитывать напугать толпу в одно лицо? Сейчас узнаем.
        - Котенок, держись сзади. Если что, беги и быстро.
        - Какая встреча!!! - раскинув руки, вопит на весь переулок. - Едзора!!!! Как я рада тебя видеть!! Давай я тебе дам прикурить!
        Толпа ошарашено замерла. Было очень занятно наблюдать, как у японок расширяются глаза, превращая их в европеек. Какие, оказывается, чудеса творит граната, сунутая под нос предводительнице карательного рейда. И выдернутая чека, крутящаяся на пальце.
        - У неё бомба! Она нас всех сейчас взорвёт! - заорала какая-то истеричка.
        От такой заявки почувствовала как и ее глаза расширяются в удивление от натуральной тупости - как можно гранату назвать бомбой? Истошный визг вывел всю гоп-компанию из шока и девицы с визгом бросились в разные стороны. К ее удовольствию не обошлось без падений и столкновения. Вместе с ошарашенной таким поворотом Китоми они проводили взглядами быстро удаляющихся школьниц. Жаль секундомера нет. Определенно они идут на рекорд… Хикэри обернулась назад. Трех парней невесть откуда взявшиеся плотно сбитые мужчины в костюмах волокут в машину, еще пара парней показывают что-то девушкам и те прямо на глазах исчезают. Впрочем и неведомые спасители также мгновенно исчезли.
        - Котенок, подержи пожалуйста. - Она сунула гранату побледневшей Юкки.
        - А… А она не взорвется? - «сестренка» судорожно сжала оружие обеими руками.
        - Ерунда. - Небрежно повертела выдернутое кольцо на пальце. - Она ручная…
        Шутки шутками, но дальше пугать мылышку Хикэри не стала, закинув игрушку с кольцом обратно в сумку.
        Они не успели пройти и квартала. Сперва вокруг них как по волшебству исчезли прохожие, следом их остановила пара полицейских и вежливо, но непреклонно попросила пройти с ними и ответить на несколько вопросов. И вот гады, вторая пара зашла сзади, пока первые отвлекали их внимание и отобрали сумки.
        С чего бы это, а? Может не слишком поверили испуганным школьницам. А мы спокойно идем, гранатами не машем, убить всех не хотим. Вот они и вежливо с нами…
        Через минуту ходьбы на ближайшем перекрестки обнаружился маленький полицейский участок возле которого толпилась часть школьниц. Умные девочки - не стали звонить в полицию, а быстро добежали до ближайшего участка.
        Девушки проводили пару победительниц компанию взглядами с причудливой смесью злорадства и облегчения.
        Наивные, думают доблестные стражи порядка избавят их от всех проблем в моем лице? Ха, история знала и более утопичные надежды.
        ?
        Инспектор по делам несовершеннолетних Оониси Гэнкито с раздражением рассматривал наглую девку, сидящую напротив него… И смех, и слезы: с одной стороны приятно знать, что твое профессиональное чутье чего-то стоит, но с другой… Все могло быть гораздо серьезней. И школьница это явно понимает. Но сейчас она спокойно сидит уже второй час. Отвечает на его вопросы, и… Не испытывает никого почтения к нему, нагло смотрит прямо в глаза. Умом он уже понял, что инкриминировать ей нечего, но из за чистого упрямства продолжал ее удерживать в участке.
        - Вы осознаете, что ваши одноклассники могут подать на вас в суд?
        - За что, интересно? - спросила девушка, всем своим видом демонстрируя полную незаинтересованность в разговоре.
        - За ваш идиотский розыгрыш!
        - Я никого не разыгрывала, просто предложила закурить. Кстати, - на лице школьницы промелькнула тень оживления - а где они сигареты купили? Им же еще нет двадцати одного года?
        - Это к делу не относится.
        - Еще как относится, - возразила девушка - нет закона, запрещающего дать прикурить человеку.
        - Но пугать - запрещает. Моральный ущерб! -в голосе инспектора проскользнули нотки неуверенности.
        - Я никого не пугала - с бесконечным терпением ответила подозреваемая в терроризме.
        - А крики про гранату? - попытался зайти с другой стороны инспектор.
        - Не я же кричала, верно? - резонно возразила девушка. - А за тараканов в чужих головах я не отвечаю…
        - А зажигалка в виде гранаты?
        - Все претензии к производителю этого товара. - очередная волна разбилась о железобетон спокойствия.
        - Где вы ее приобрели?
        - Мне ее подарили.
        - Кто?
        - Я! - стоявший в дверях Ёкота был зол, даже не так - он был ЗОЛ. - Императорская служба безопасности!
        В его руке мелькнул знак службы безопасности. Ошарашенный полицейский вскочил и отдал честь.
        - Ваше расследование прекращено. Это наша подопечная. Ничего не было. Вам никто ничего не сообщал. Все ясно?
        - Служба безопасности вмешивается в полицейское расследование. Вы можете идти Накамото, но я сообщу руководству.….
        - Сообщайте. Вы свободны, баронесса. Нам пора во дворец. Юкки уже там.
        - Это уже не шутки! - психовал разозленный тайи. Ну еще бы. Его подопечную фактически пытались прибить, еще она попала в полицию. И в довершении всего на ее идеальном личике приличный синяк. И не скажешь ведь, что в ванной упала.
        - Кто эти …, …. и без пяти минут покойники? - спросил Кохэку.
        Хикэри спокойно перечислила имена, сопроводив это показом фотографии с комта.
        - Это так оставлять нельзя!
        - Конечно нельзя, - согласилась Хикэри, - во-первых, я хочу сделать тату в виде черной пантеры на плече.
        - А во-вторых, - тайи перехватил инициативу, - мы завтра устроим демонстрацию силы и думаю, вас ждет сюрприз.
        А мне можно тоже сделать татуировку пантеры? - У Юкки загорелись глаза.
        Китоми за эти дни буквально расцвела. Хикэри постоянно повторяла ей, что она сильная и умная. А будет заниматься спортом, так и сильной станет. Зараженная ее патологическим оптимизмом, девушка уверенно смотрела вперед.
        Но были и минусы. Получив долгожданного собеседника, Юкки постоянно щебетала, делясь с ней всем, чем только можно. И действительно боготворила. Чего стоила ее попытка залезть к Хикэри в постель голенькой и попробовать начать целоваться. Интересная благодарность. На вопрос какого демона, это дитя ответила: «Но вы же любите девушек» …
        Пришлось пару раз шлепнуть Нэко ниже спины и разрешить ей остаться в постели. Только спать разумеется. Проснувшись утром, Хикэри обнаружила, что это маленькое чудо прижала ее ладонь к себе и не собиралась выпускать. Мда…
        ?
        2 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ТОКИО
        С утра Хикэри была несколько удивлена.
        На двери ее «ниссана» появилась хризантема и на флагштоке автомобиля трепетал под утренним ветерком флаг, как она помнила, наследной принцессы.
        Эскорт состоял из двух дворцовых и аж трех полицейских машин.
        Выйдя из ворот дворца эскорт включил сирены и спецсигналы и они помчались по улицам.
        Вы все узнаете позже. - тайи предугадал ее невысказанный вопрос. - Сегодня будет сюрприз. Дворец Эдо привезет указ императрицы в школу. Эти…бюрократы раньше не успели.
        Колонна, влетевшая в ворота школы, произвела просто неизгладимое впечатление. С Хикэри и Юкки отправились в школу аж шесть телохранительниц с эмблемами «серебряных фрейлин» дворца Эдо. Еще восьмерка рассредоточилась по школе, две полицейские машины встали у входа.
        В класс вошла растерянная классная руководительница, судорожно тиская в руках папку и потерянно взирая на всё происходящее.
        - Принцесса Хикэри и леди Китоми, пройдите пожалуйста к директору. Это срочно. Вас ожидают из дворца Эдо.
        Когда они выходили из класса, Хикэри почувствовала дружный вздох всего ученического коллектива.
        В кабинете директора ее ожидала уже знакомая добрая тетя с взглядом кобры и строгий дедушка который, как оказалось, был главным церемониймейстером дворца Эдо.
        - Баронесса Хикэри Накамото, - без долгих предисловий, успев только поприветствовать ее, начал церемониймейстер, - Вам указом Великой вдовствующей Императрицы-регента и Сумеро Микото присвоен титул Великой дочери Императрицы, коронной принцессы II ранга императорского Дома. Мои поздравления! Примите указ Его Величества.
        Коленопреклоненная Хикэри приняла указ.
        - Покорная благодарит Великую Императрицу - регент и Сумеро Микото за милость к недостойной!
        - Леди Китоми! Указом Великой вдовствующей Императрицы - регента Вам присвоен чин благородной дамы VII ранга дворца Акасака. Ответ на ваше ходатайство вы получите в пятницу в храме Исэ. Примите Указ Ее величества.
        Юкки опустилась на колени рядом с Хикэри и срывающимся от волнения голосом изрекла - Благодарю Великую императрицу за милость!
        Добрая тетя вручила Хикэри для изучения солидный том прав и обязанностей коронной принцессы с настоятельной просьбой выучить все и не ударить в грязь лицом в Исэ, где их в пятницу ждет императрица.
        Передавая том тихо шепнула, - Ее Величество просила Вас помириться с Кая Косаки. Хикэри вопрошающе посмотрела на тетку, та подтверждающе кивнула.
        - Желание Великой Императрицы-регента закон. Я выполню ее просьбу.
        От директора Хикэри вернулась довольной. А то что, все дружно встали на колени при их возвращении грело душу.
        После математики внезапно выяснилось, что учитель попал на больничный, и подменить его некем, потому последний урок отменили. Все, кроме дежурных, уже собрались домой, но…
        - Класс… Попрошу не расходиться. - От ее тихого голоса, все на секунду замерли, потом переглянулись, но все таки сели. Такаги явственно перекосило. Все дружно послушались Хикэри, проигнорировав ее мнение. Она уже набрала воздуха, для выражения своего возмущения, но перехватив ее взгляд промолчала.
        - Итак, постараюсь объяснить кратко, но доходчиво… - Хикэри толкнула речь всего на десять минут.
        Рассказывала она о вполне обычных вещах. О выручке, взаимопонимании, о том, что ниельзя трогать тех кто слабее тебя…
        - Все поняли? - большая часть класса выразила активное согласие.
        - Возражения есть? Что же, будем считать молчание за согласие…
        - Раз все поняли и нет возражений, можете извиняться. Да не перед мной. - Хикэри выдвинула вперед Нэкко. Следующие десять минут все выражали раскаяние и заверяли что больше никогда… Наконец, все разбежались по домам. Видно, не стали дожидаться когда она придумает еще что-то.
        - Молчи, Саю, молчи. У тебя была возможность убедить наш класс соблюдать нейтралитет. - Хикэри отодвинула старосту в сторону.
        Почему я ее не послала дальше Владивостока, но ближе Байкала еще давно? Ну ладно, лучше позже, чем никогда.
        - Думаете, они извинялись от души? - задумчиво спросила Юкки.
        - Конечно, нет. Но это уже не важно. Главное, тебя не будет трогать никто. Жаль, что пришлось их заставить нас бояться. Но увы, зарабатывать уважение слишком долго…
        - Осталась еще Косаки. - напомнила подруга.
        - С ней будем мириться.
        - Мириться? - от общения со Хикэри Котенок периодически зависала.
        - А ты хочешь с ней воевать до победного конца? И потом таково желание Императрицы. Игнорировать ее никто не может.
        - Нет, но разве она согласиться?
        - Попробовать стоит…. Подожди меня здесь… - Хикэри заметила вдали знакомую фигуру. Женскую.
        - Таноми! Подожди! - не ожидая от нее ничего хорошего, девушка прижала к груди сумку, словно она могла защитить ее.
        Хикэри было трудно и стыдно. Но сделать это было необходимо. Иначе, вся ее речь сильно отдавала лицемерием и двойными стандартами. Не доходя до девушки пару шагов она под ошарашенным взглядом школьницы опустилась на колени.
        - Таноми… Понимаю что словами такое не исправишь…. Но прости дуру, а?
        Пауза затягивалась. Изумленная Таноми уронила сумку, встала на колени рядом с ней и прижала ладони к лицу. Наконец, она протянула Хикэри руку помогая встать.
        - Прощаю, Ваше Высочество. Только не делайте так больше ни с кем. - девушка подобрала сумку и уже развернулась к выходу, но на секунду замерла.
        - И бойтесь Такаги. - Бросила на прощание Таноми.
        Боятся Саю? Подруга из нее вышла крайне паршивой, но бояться ее? Пусть лучше она меня боится. В любом случае наши пути разойдутся навсегда.
        Хикэри вернулась к Котенку и они отправились к выходу.
        На следующий день Кая в школу не пришла - приболела. Хикэри этим даже была несколько разочарована.
        И разразился еще один скандал. Даже два сразу. Сразу стало известно что Ёдзору исключили из школы. Об этом с утра сообщила Саю, а после занятий состоялось очередное собрание школы, где всем подробно разъяснили как плохо нарушать закон, и что такие ученики позорящие славное имя школы, тут не нужны. Оказывается Ёдзора украла чужую кредитку и оплатила ей покупку новенького комта… Суд ей не грозит, но репутацию ей попортила капитально. С тремя парнями было интересней. Эти ёкаи затащили в кусты рядом со школой какую-то девицу, порвали на ней блузку, но девушка стала кричать. Подбежавшему наряду полиции отрылась картина: испуганная школьница на земле в разорванной одежде, и отчаянно пытается оторвать руку парня от своей груди. На самом деле она пыталась удержать ее. Ибо парень от ее визга и осознания ситуации пытался сбежать. У его напарников это даже вышло. Но ясно, что далеко они не сбежали. Нехорошо получилось… В тюрьме таких не любят. Вернее - любят…
        ?
        5 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ВЕЛИКИЙ ХРАМ ИСЭ.
        9 ЧАСОВ УТРА
        Императорский Юр-8 приземлился на вертолетной площадке храма Исэ-дзингу, пара боевых машин эскорта замерла рядом. Хикэри и Юкки спустились по спущенной лесенке из вертолета на землю. На краю поля стояла группа женщин. Одеяния в виде заправленного в хакама-хангири кимоно и накинутые накидки «тихая» безошибочно позволяли их определить как жриц Лучезарной.
        - Я помощница верховной жрицы Великого Храма Исэ, - жрица, держащая в руке ритуальный веер, обратилась к девушкам, - мне поручено сопровождать вас во внутренний храм и помочь вам провести необходимые ритуалы по дороге в храм. Императрица и Верховная жрица ожидают вас во внутреннем храме. Прошу следовать за мной! К внутреннему святилищу ведет тянущаяся вдоль реки Исудзу дорога. Она выводит к реке Исудзу, за рекой дорога ведущая на территорию внутреннего святилища. Мы все пересечем реку вброд, тем самым совершая обряд омовения. По дороге до реки посетим конюшню внешнего храма, где проживают две лошади Аматерасу и вы их покормите и почистите.
        Хикэри прикинула температуру воды и внутренне поежилась.
        Еще и лошади.
        Покосившись на Юкки она, как ни странно, увидела на ее лице выражение какого-то детского счастья.
        - Скажите, высокочтимая жрица, - обратилась Юкки к жрице, - я слышала у Храма большое хозяйство. Из чего оно состоит?
        - Внутри огромного храмового комплекса размещены различные второстепенные святилища, а также подсобные хозяйства. В Исе есть собственные сады, огороды, соляная мельница и производство сакэ. На этих полях и огородах производится пища для почитаемых на территории святилища ками. Вся она готовится в святилище Тоёукэ, на чистом огне добываемом исключительно трением. Посудой ками служат простые глиняные тарелки и чашки без какой либо росписи или эмали. Они также изготовляются на территории Исэ.
        - Благодарю Вас - досточтимая жрица! - Юкки о чем-то задумалась.
        Когда девушки появились в священной конюшне, на них пахнул слабый, но щекочущий в носу запах конского навоза. Здесь по обе стороны чисто разметенного коридора в стойлах стояли священные две лошади Аматерасу.
        Хикэри досталась статная гнедая лошадь, с густой черной гривой и густым волнистым хвостом; на лбу белая звездочка и во всю морду до губ белая узкая полоска; задние ноги по щиколотку также были белые.
        Девушки переоделись в рабочую одежду и им дали щетки, скребницы и показали прием чистки, которая заключалась в следующем: прежде всего скребницей оскребается вся кожа, затем щеткой, сильно нажимая, проводится по шерсти и после каждого взмаха пыль со щетки оскребается скребницей; по мере накопления пыли в скребнице ее выколачивают на разметенном земляном полу коридора против стойла; от выколачивания пыли на полу образуется белесый квадрат соразмерно скребнице; следующая скребница выколачивается рядом, и таким образом получаются рядки серо-белых квадратиков. Эти рядки служат указателем степени чистоты лошади. Хикэри сразу понравилась лошадка за красоту и смиренство, а поэтому тереть щеткой ее не представлялось очень тягостным. Правда Хикэри с трудом наскребла семь бледных рядков. Ей было неловко, потому что могли обвинить в лени, - но рубаху у нее можно было выжимать. Час после прихода девушек в конюшне слышались энергичное шуршание щеток и стук от выколачивания скребниц, затем это шуршание и стук затихали, и уже когда чисто разметенный коридор пестрел правильными рядками серых квадратиков, в
конюшне водворилась тишина. Пришедшая фрейлина посмотрела на лошадей, поклонилась девушкам и отвела их в душевую, где они смыли пот и переоделись. Перейдя вброд реку (предварительно пришлось в особом помещении святилища бога реки Такимацури ооками раздеться, одеть длинную льняную рубаху и выпить чашечку сакэ. После перехода вброд, воды было по пояс и она была не особо ледяная, девушек провели в аналогичное святилище, где растерли, дали выпить еще капельку сакэ и переодели в их теплую одежду) они вместе со жрицами пошли к внутреннему храму Исэ по обочине достаточно широкой дороги.
        - По середине дороги может идти только ками Аматерасу, - жрица угадала невысказанный вопрос.
        Пройдя вторые тории увидели конюшню в которых живёт синмэ - лошадь божества.
        - А эту лошадку надо будет чистить? - поинтересовалась у жрицы Юкки.
        - Нет, ее может чистить либо сама императрица, либо специально выбранная жрица. Однако в святилище Исэ держат священных петухов синкэй. Данные петухи почитаются посланцами Аматэрасу. Вы будете их кормить.
        При взгляде на жирных петухов, Хикэри подумала про завтрак и как было бы хорошо съесть хорошо зажаренную курочку. Видимо императорские петухи что-то почуяли и хотя большинство пришло к Хикэри стали толкаться и шуметь. Пришлось цыкнуть, после чего петухи прекратили скандалить и спокойно все съели. Хикэри посмотрела на Юкки. Удивительно! Петухи чинно клевали еду и никто никого не задирал. Юкки смотрела на них с выражением прям материнским. Жрица внимательно осмотрела петухов, посмотрела на Хикэри, скользнула взглядом по Юкки и повела их к пруду Найко кормить рыб. Не?! Ну как у Юкки так получается? Ее три рыбины жрут корм спокойно и даже вроде по очереди, а у меня их шесть и они постоянно друг друга пихают. О! К ней еще три приплыли и встали в очередь. Как так?
        Ритуалы закончились и жрицы повели их к главному храму. Главный храм был закрыт высоким деревянным забором.
        - Доступ в главное святилище ограничен, - жрица начала давать необходимые пояснения, - вход разрешён только священнослужителям высшего ранга и членам императорской фамилии. В основную кумирню имеют право входить только Сумеро Микото и императрица. Для Вас, учитывая обстоятельства, сделано исключение.
        - Встаньте, сестры, - Асэми была ласкова и доброжелательна. - Познакомьтесь, это принцесса Марико, верховная жрица Аматэрасу Великого Храма Исэ, моя младшая сестра. Мы как раз собирались вкусить угощение богини. Разделите его с нами.
        Хикэри и Юкки устроились на подушках, на низких столиках жрицы сервировали на простых глиняных блюдах обед богини. На обед Аматэрасу принесли сушеного тунца, маринованного морского леща, вареный рис, устрицы, салат из водорослей с соевым соусом и сакэ. Юкки по ее просьбе налили в чашку чистой воды. Обед закончился и императрица поудобнее устроилась на подушках.
        - Прежде чем обсудить твое ходатайство, Юкки, я расскажу вам о том, как выбирают Императрицу Ямато. Невзирая на все слухи, ее реально выбирают храмы и соответственно своему авторитету Они имеют разное число голосов. Великие храмы Синто и ассоциации при них имеют по два голоса. Это храмы Идзумо-тайся, Хэйан, Ясукуни и Исэ-дзингу, далее по одному голосу а храмы Исоноками-дзингу, Китано-тэммангу, и Трех священных гор Кумано имеет три голоса поскольку в него входят три святилища. Прочие древние святилища-Кунодзан Тосе-гу, Сува-Дзиндзя, Сумиеси-тайся, Атаго, Асакуса, Аманава-симмэй и Хиэ имеют по одному голосу. Император имеет на голосовании голоса трех великих храмов дворца Эдо - три голоса, я голосую за монастыри Синто, это дает два голоса. Храм Мэйдзи отдает свой голос Сумеро Микото. Также один голос у Никко Тосё-гу… Юкки, это как раз твой родовой храм, ты ведь оттуда и взяла родословную? Именно храмы решают кто станет ками - воплощением Аматерасу. Девушки проходят испытания и по их итогам храмы выносят свое мнение. И претендент должен набрать голоса трех из четырех великих храмов и не менее двух
третей общего числа голосов. Традиционно Идзумо-тайся и Хэйян голосуют по велению ками Сусаноо, к ним примыкает Ассоциация Трех священных гор Кумано, Сумиеси-тайся и Аманагава-симмэй.
        Таким образом Сумеро Микото обеспечивает своей избраннице тринадцать голосов голосов, включая свои. Ко мне прислушивается храм Исэ и святилища Никко Тосе-гу, Исоноками-дзингу, Китано-тэммангу, Кунодзан Тосе-гу и Сува-Дзиндзя. Это еще девять голосов.
        Ясукуни, Хиэ, Атаго, Асакуса плотно финансируются сиккэном. Это пять голосов. Очевидно, что я и мой сын обеспечим твое избрание, принцесса Хикэри, при любых раскладах. Сейчас в отборе есть ты и племянница сиккэна виконтесса Мисато Фукадо. Представляется крайне нежелательным, что бы род Фукадо вообще получил какую бы то ни было поддержку храмов. И тут ты, Юкки, прислала свое ходатайство. Получилось к месту. Но…скажи, зачем ты хочешь участвовать в отборе? Юкки стала на колени.
        - Я прошу прощения у Вашего Величества и прошу Великую принцессу простить меня за мое вмешательство, но у меня просто нет никакого иного выхода. Мы сильно обеднели после гибели моего отца, его пенсии не хватает на мое обучение в университете. Я не смогу получить достойное образование и моя семья опустится еще ниже. Недостойная прочитала про двух девушек, которые вместе с Вашим Величеством тридцать три года назад участвовали в отборе. Они после отбора получили стипендию, окончили университет и их положение в обществе было весьма достойным.
        Асэми задумалась.
        - Спасибо тебе, хитрая лиса снегов, я давно не вспоминала тех кто шел со мной по путям Аматэрасу. Прими перед священным зеркалом клятву на верность принцессе Хикэри и я оглашу свое решение.
        В полумраке Зала Священного Зеркала перед укутанным в ткани священным зеркалом Юкки произнесла клятву.
        Перед священным зеркалом я, Юкки из рода Китоми, клянусь быть всегда верной своей госпоже Великой Принцессе Хикэри. Где бы я не находилась - в любое время и везде мой долг обязывает меня охранять интересы моей госпожи принцессы Хикэри… Никогда, в течении всей своей жизни, я не буду злоумышлять и не выступлю против моей госпожи. Когда Храмы провозгласят ее императрицей Ямато, я клянусь:
        Ни перед чем не отступать при выполнении долга перед империей.
        Быть полезной своей императрице.
        Быть почтительной к великой вдовствующей императрице.
        Быть великой в милосердии.
        Пусть лучезарная Аматэрасу засвидетельствует мою клятву и покарает меня в случае ее нарушения.
        Что это??? По залу проносится порыв ветра. Звенят бронзовые колокольчики. Ветер касается Юкки и она ощутила как кто-то смотрит на нее… Или это лишь сквозняк гуляющий в помещениях старого храма и испуг от торжественности момента??
        - Аматэрасу здесь и слышит тебя. Твоя клятва засвидетельствована. - Верховная жрица поднялась и и помогла встать Юкки. - Возвращайся к императрице и принцессе. Тебя проводят.
        - Если Юкки будет участвовать в отборе, то, учитывая некоторые события в Константинополе, которым ты, Принцесса, будешь свидетелем, - императрица была на удивление довольна, - храм Ясукуни и следующие по его пути храмы забудут про Фукадо и поскольку мы им дадим, где проявить свою принципиальность, проголосуют за Юкки и набрав шесть голосов она окончит университет и получит выгодного мужа. Перед отбором я ей пожалую титул принцессы Императорского Дома III класса. Фукадо лишатся поддержки храмов Синто и императорский дом навсегда избавится от сиккэнов. То что работало при Аннэй Котэй, при моем сыне на троне России работать не может. Я твердо обещаю тебе, что я и Исэ будем голосовать за тебя.
        - Я благодарна Вашему Величеству за столь доброе отношение, - Хикэри решила быть откровенной, - однажды Его Величество спросил меня, не ревную ли я к Иоко. (У Императрицы на губах проскользнула сардоническая улыбка) Я ответила, что мой долг служить Сумеро Микото по мере моих скромных возможностей и я понимаю, что Иоко нужна Ему в Вашей с ним политике. Я не только не смею ревновать, но понимаю почему это глупо с моей стороны. Учитывая клятву Юкки, это относится и к ней, пожалуй, еще в большей степени.
        - Ты весьма разумна и обладаешь нужными достоинствами для императрицы. - Асэми махнула рукой появившейся Юкки приглашая ее сесть на подушки.
        Ваше величество, - младшая жрица поклонилась, - клятва произнесена. Сущность богини проявилась и клятва засвидетельствована.
        Леди Юкки Китоми, - официально обратилась Императрица. Юкки, вскочив с подушек, склонилась в церемониальном поклоне.
        - Храм Исэ допускает вас к отбору. Со своей стороны я жалую вам чин благородной дамы V ранга дворца Эдо. Теперь все зависит от Вас. Официальные бумаги вы получите при вылете в Токио завтра. Присаживайся, дитя мое. Не рассыпайся в благодарности. Дороги власти темны и полны горечи и когда ты пойдешь по ним, то можешь все проклянуть. Ладно, теперь о серьезных делах. Вы обе летите в Константинополь завтра в девять утра. Сумеро Микото прислал за вами самолет. Это какой-то новый сверхскоростной лайнер и он, Хикэри, твой, то есть ты на нем будешь летать к Его величеству. И самое важное. Через четыре дня открывается Высший Совет Альянса. На нем присутствуют делегации от России, Германии и Японии. Мы там решаем важные или как сейчас, особо важные вопросы. К сожалению я в этот раз уже на нем быть не могу. Поэтому я передам тебе малую печать и ты вместо меня будешь присутствовать и потом подпишешь документы Совета и его конечный протокол. Ты послушаешь, о чем будет идти речь. Это важно поскольку речь пойдет о решениях, которые будут сказываться на итогах всех первых годов твоего правления. Мой сын всегда
соблюдает разумный компромисс между интересами России и Японии и так будет и сейчас. Так что тебе нужно больше слушать и можешь спрашивать. Юкки, к тебе это тоже относится.
        Не сговариваясь девушки склоняются в поклоне.
        - Мы поняли указания Вашего величества и ценим оказанное нам доверие.
        - Остановитесь вы во Дворце Огня, это мой дворец в Константинополе.
        Его службы готовы вас принять. Вам там понравится, впрочем ведь это твой родной город, Хикэри.
        - Да, Ваше величество, я там родилась и прожила двенадцать лет.
        - Хорошо, но мы все таки в храме и давайте отдадим должное богам.
        - Юкки, что ты знаешь о танце кагура?
        - Ритуальные танцы «кагура» - «забавы богов» - древняя синтоистская традиция. Мистерии устраивают во время синтоистских праздников и церемоний в святилищах. Существуют два вида кагура - официальные, которые проводили в крупных святилищах и в императорском дворце, и народные. С момента возникновения кагура появилось множество танцев, сюжетом которых было не только сокрытие в гроте, но и сотворение японских островов и другие эпизоды из жизни Богов. К началу века при святилище в Исэ составили традиционный классический список из тридцати семи танцев. Часть из них была посвящена ритуальным предметам: священному дереву сакаки, синтоистским бубенцам, мечу, луку для стрельбы, тканям и т. д. Другая часть танцев рассказывала о Идзанами и Идзанаги, Сусаноо, Удзумэ-но микото и других богах. Только в Исэ и императорском дворце исполняли полный список танцев. Мне посчастливилось изучать официальные танцы кагуро.
        - Очень хорошо, тогда вечером ты заменишь приболевшую жрицу в танце который мы с Хикэри посмотрим. И завтра ты будешь хозяйкой чайной церемонии. Это большая честь.
        Юкки склонилась в почтении.
        - Я и мечтать не могла о такой чести, как принимать ками Аматерасу на чайной церемонии. Я буду стараться.
        - Хорошо, а пока вы можете пойти отдохнуть. До вечера. Вас проводят в места для отдыха.
        ?
        ХРАМ ИСЭ.
        ВЕЧЕР
        Пели птицы, покрытые лесами горы озарялись последними лучами заходящего солнца. В святилище уже было много народа. Все приготовления к представлению были закончены, служители разжигали костры, а в воздухе витал едва уловимый аромат свежей древесины. В этой атмосфере терялось чувство реальности, Хикэри ощущала себя участником мистерии, главными действующими лицами которой были Боги.
        - Сегодняшняя кагура была исполнена богиней Амэно-удзумэ для того, чтобы выманить богиню солнца Аматэрасу из грота, куда она скрылась, обидевшись на одного из молодых богов. - императрица решила пояснить действие в танце. - Амэно-удзумэ плясала перед пещерой на перевернутом чане, распустив завязки своей одежды, и боги громко смеялись, гладя на ее пляску. Услышав общий смех, Аматэрасу заинтересовалась и выглянула из грота; тут сильный бог Амэно тадзикарао схватил ее за руку и вытащил наружу.
        С наступлением сумерек главный служитель святилища вынес на помост шест, с прикрепленными к нему ветвями дерева сакаки и полосками белой сложенной бумаги, ознаменовав начало представления. Как только он скрылся за пологом, раздались тихие ритмичные звуки барабанов, затем к ним присоединилась флейта фуэ и хитирики, и последним вступил кото. Музыкантов было пять. Они играли мелодию со сложным ритмическим рядом, в которую флейты вносили гармоничные акценты, то тусклые грустные, то яркие радостные. В ней заключался мир вековых традиций, божественного спокойствия.
        На сцену вышли восемь девушек в храмовых одеяниях. Лучшего выбора представить было невозможно - божественные танцы исполняли в священной одежде, изготовленной по строгим правилам. Ткань для таких одеяний не разрезали по горизонтали, ее сшивали только по вертикальным линиям. Полотнища материи оставались цельными, что символизировало первозданную нетронутость и чистоту. Такая одежда, связывала человека с богами и охраняла его душу от злых духов. Танец сопровождались пением. Текст почти невозможно было разобрать на слух не только потому, что песни исполнялись на старояпонском языке, но и из-за особого стиля исполнения. Глубокое и протяжное гортанное пение…
        Как прочные листья
        Душистого сакаки,
        Что не увядают
        И при восьмикратных морозах,
        Вечно юны девы, что служат богам…
        Закончилось представление и святилище постепенно пустело. Служители гасили огни, музыканты собирали инструменты. На гладком деревянном полу в беспорядке лежали костюмы для кагура, некоторые из них хранились в святилище уже два века, но все равно выглядели, как новые. Парча и шелк загадочно мерцали в неярком желтом свете фонарей.
        ?
        6 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ВЕЛИКИЙ ХРАМ ИСЭ.
        ПОЛДЕНЬ
        Хикэри пыталась вспомнить хоть что-нибудь о чайной церемонии. Увы. если она что-то и помнила, то это было надежно спрятано в памяти. В томе прав и обязанностей кронпринцессы нашла только принципы чайной церемонии: гармония (ва), почтительность (кэй), чистота (сэй) и тишина, покой (дзяку). Еще там была гравюра и определение чайной церемонии как искусства воплощения изящества Пустоты и благости Покоя.
        Отлично! Пустота в моей голове присутствует, а Покой, ну а что мне еще остается, плывя по течению. Понадеюсь на Юкки.
        Чайная церемония в храме Исэ проводилась в специально оборудованном месте, войти на которую можно было через массивные деревянные ворота. Сейчас, перед проведением церемонии, во время сбора гостей, ворота были открыты, давая гостю возможность войти, не беспокоя хозяина, занятого подготовкой. На территории «чайного комплекса» находилось несколько строений и сад. Непосредственно за воротами располагались вспомогательные строения: «прихожая», где Хикэри переменила обувь, а также павильон, где гости собираются перед началом церемонии. Предупредив ее, что Императрица вместе с верховной жрицей подойдут несколько позднее, жрица покинула гостевой домик. Хикэри поудобнее устроилась на подушках и задремала.
        Разбудила ее улыбающаяся Марико. С прибытием императрицы отправились через сад к чайному домику. Переход через чайный сад по выложенной камнями дорожке считался очень важным - он символизировал удаление от суеты, отход от повседневности, отрешение от обыденных забот, тревог и неприятностей. Дорожка к чайному домику (родзи) была выложена природными камнями и выглядела не как искусственный тротуар, а как каменистая тропинка в горах, естественно вписываясь в картину чайного сада.
        В конце дорожки, перед чайным домиком, гостей встретила Юкки. После сдержанного взаимного приветствия гости подошли к находящемуся тут же каменному колодцу и совершили обряд омовения.
        Вода зачерпывается лежащим тут же маленьким ковшиком на длинной деревянной ручке, гость омывает руки, лицо, прополаскивает рот, после чего омывает после себя ручку ковшика. Обряд омовения символизирует телесную и духовную чистоту.
        После омовения гости прошли в чайный домик и расположились там. В соответствии с обычаем входя в чайный домик, обувь гости оставили у порога.
        Чайный домик-тясицу является основой воплощения в чайной церемонии принципа «ваби-саби» - естественности и простоты - вспоминила девушка.
        Чайный домик состоял из единственной комнаты с узким и низким входом, так что пройти в него можно только сильно наклонившись. Такая конструкция входа имела символический смысл - она заставляла любого, кто входит в домик, низко поклониться, независимо от его общественного положения. Это также символизировало необходимость оставить за порогом все заботы, одолевающие человека в мире, и сосредоточиться на церемонии.
        Окон в чайном домике расположены высоко, и были предназначены не для того, чтобы смотреть наружу, а лишь для пропускания в дом необходимого количества света.
        Внутреннее убранство домика очень простое - стены отделаны серой глиной, чтобы отражённый ими свет создавал ощущение спокойствия и нахождения в тени, пол устлан татами. Самая важная часть домика - токонома, - ниша в стене, расположенная напротив входа. В нише перед церемонией стояла курильница с благовониями, цветы и висел какэмоно.
        Хикэри заметила, что Императрица и Верховная жрица переглянулись.
        Юкки выбрала гармонию. Обязывающе.
        Никаких других украшений в чайном домике не было, за исключением картины старого мастера на стене. Это были как гласила подпись - «Снега восточных облаков». Урагами Гёкудо.
        В центре комнаты располагался бронзовый очаг, на котором и готовится чай. Промытый пепел был выложен в очаге в форме «долины с двумя горами», на нем лежали угли и горел огонь.
        Юкки вошла в чайный домик последней, причём не сразу после гостей, а немного погодя, чтобы дать гостям возможность без спешки рассмотреть и оценить предметы в токонома.
        Войдя в домик, Юкки поклонилась гостям и заняла своё место - напротив гостей, около фуро (очага). Рядом с ее местом были расположены необходимые для приготовления чая предметы: тябако (деревянная шкатулка с чаем), тяван (чаша) и тясэн (бамбуковый венчик). Пока вода в тягама (котле) нагревается, гостям подали кайсэки - простые, не сытные, но изысканные блюда, предназначенные не для насыщения, а для снятия дискомфорта, вызванного чувством голода.
        После кайсэки гости на некоторое время вышли из чайного домика, чтобы размять ноги и подготовиться к основной части церемонии - совместному питью густого чая. В это время Юкки установила в токонома тябана - композицию цветов и веток, состоящую из сосновой ветви, как символа прочности и долговечности, и цветка камелии, символизирующим нежность.
        Началась самая важная часть церемонии - приготовление и питьё густого порошкового зелёного чая - маття. Императрица, Верховная жрица и Хикэри вновь собрались в чайном домике, где Юкки приступает к приготовлению чая. Весь процесс проходил как и положено в полном молчании. Все внимательно наблюдали за ее действиями и вслушиваались в звуки огня, закипающей воды, струй пара из кама, к которым позже добавляются тихие звуки, производимые манипуляциями хозяйки с тяван, чаем и утварью. Юкки сначала провела символическое очищение всей используемой утвари, затем приступает к приготовлению чая. Чай был засыпан в тяван, туда же было влито небольшое количество кипятка, содержимое чаши старательно размешано тясэном до превращения в однородную массу и появления зелёной матовой пены. Затем в тяван добавили ещё кипяток, чтобы довести чай до нужной кондиции.
        Тяван с приготовленным чаем Юкки с поклоном подала гостям (традиционно - по старшинству, начиная с императрицы). императрица положила на левую ладонь шёлковый платок (фукуса), приняла тяван правой рукой, поставила его на левую ладонь и, кивнув сестре, отпивает из чаши. Затем она положила фукуса на циновку, обтерла край чаши бумажной салфеткой и передала чашу верховной жрице. Марико повторила ту же процедуру и передала чашу Хикэри. Та повторила обряд и чаша вернулась к хозяйке. Юкки снова передала тяван гостям, теперь уже пустой, чтобы каждый мог внимательно рассмотреть чашу, оценить его форму, снова почувствовать в своей руке.
        С этого момента началась следующая стадия церемонии - был приготовлен лёгкий чай в отдельной чашке для каждого из гостей - а к чаю - сласти «омогаси».
        В хлопотах по поеданию сладостей Хикэри пропустила вступительное слово Юкки и поняла только что она выбрала предметом обсуждения поэта восемнадцатого века Бусона.
        Она попыталась вслушаться и хоть что-то понять…
        И когда она успела написать и выучить целое эссе?
        ?
        Юкки была полна вдохновения.
        - …Бусон стремился возродить высокий стиль поэзии Мацуо Басё. Постепенно он стал главной фигурой в движении, известном как «возвращение к Басё». Бусон вместе с друзьями восстановили хижину Басё, где стали проводить регулярные встречи поэтов, стремившихся вернуть хокку принципы Басё.
        Для поэтического творчества Бусона характерны утончённые по колориту стихи, несущие в себе отпечаток внутренних переживаний поэта. Строгость образов и изысканность языка, наоборот, объединяют поэзию Бусона с классической поэзией Басё.
        Благодаря стараниям Бусона и его друзей, поэзия хайкай обрела черты, ранее ей несвойственные: лиричность, созерцательность и романтичность. Сам же Бусон ввёл в хайкай тему любви, которая при Басё почти полностью исключалась. Если кратко суммировать отличие Басё от Бусона, можно сказать, что Басё стремился выразить мир, а Бусон - внутреннюю жизнь человека, переживания души. Стиль Бусона считается более чувственным и лирическим, чем стиль Басё, но родственен стилю Басё спонтанностью и стремлением к мгновенному озарению.
        Бусону принадлежит известный принцип «удаления от вульгарного». Это означало уход от снижающих образов, поэтики вульгарности в сторону природы и благородных чувств. При этом в принципе «удаления от вульгарного» сохранялась парадоксальность дзэн. Речь шла не об избегании вульгарного, а о его одухотворении. Сам Бусон говорил об этом так: «В хайкай ценнее всего, когда, к вульгарным словам прибегая, удаляешься от вульгарного. Самое трудное - соблюдать это правило, в том заключающееся, чтобы, от вульгарного удаляясь, к вульгарному же прибегать. Один дзэнский монах говорил: «Услышь хлопок одной ладони». Это и есть путь дзэн в хайкай, это и есть правило «удаления от вульгарного». Парадоксальность здесь состоит в том, что Бусон не собирается отказываться от лексики, которую Басё называл вульгарной, потому что воспринимает её употребление как естественный дух времени. Но Бусон говорит о том, что и эту лексику можно «наполнить» благородными и возвышенными чувствами. Суметь это сделать и есть, с точки зрения Бусона, быть естественным: возвышать свой дух, не идя при этом против духа своего времени.
        Призыв к простоте поэзии может пониматься по-разному. Сторонники того подхода, который Бусон называл вульгарным, тоже считали свой стиль утверждением простоты и искренности чувств. Весь вопрос в том, что считать простотой: то, что мы говорим каждый день или то, что мы чувствуем в минуты вдохновения. Для Бусона это, несомненно, было второе. Подход своих оппонентов он считал не простотой, а упрощением, сведением реальности только к привычному и ежедневному. Сам же Бусон следовал китайскому трактату «Слово Цанлана о поэзии», написанному в XII веке. В этом трактате говорилось о борьбе с «пятью вульгарностями»: вульгарностью формы, смысла, строфы, знака и рифмы. Бусон также не раз цитировал предисловие китайского поэта Ли Бо к стихотворению «В весеннюю ночь пируем в саду, где персик и слива цветут»: «Мы продолжаем наслаждаться уединеньем нашим, и наша речь возвышенною стала и к отвлеченной чистоте теперь идёт… Но без изящного стиха в чём выразить прекрасную мечту?» Возвращение к поэтике прекрасного Бусон видел в опоре на лучшие традиции китайской классической поэзии.
        Как и стихи других мастеров хайку, творчество Бусона пронизано философией дзэн. Вне этой философии понять творчество Бусона невозможно. Это, прежде всего, единство противоположностей, выраженное в древней традиции единством инь и ян, а также известный принцип дзэн «жить настоящим», отдаваясь потоку событий, как волне, которая нёсёт пловца туда, куда нёсёт. Вот что в книге «Сутра листьев» писал об этом сам Бусон:
        «В нашем мире никогда нельзя знать заранее, что хорошо, а что плохо, и хорош ли каретный фонарь или нет, кто может сказать?»
        «Но, право, где грань между чистым и загрязнённым, светлым и темным, что хорошо, а что плохо? Разве не бывает так, что загрязнённое оказывается предпочтительнее чистого, а тёмное - предпочтительнее светлого?»
        «Идущим по пути хайкай не следует упорно цепляться за каноны учителя. Меняясь вслед за мгновением, подчиняя себя мгновению, должно отдаваться внезапному порыву, не оглядываясь на прошлое и не обращая взора к будущему».
        «В хайкай никто не открывает ни ворот, ни дверей, есть одни ворота, и имя им - хайкай. Вот и в учении о живописи говорится: «Учителя и создатели школы не открывают ворота, не устанавливают двери: ворота и двери сами собой возникают. Входи в любые». Точно так же и в хайкай. Из всех потоков черпая, собираешь в единый сосуд, затем, извлёкши то, что тебе представляется пригодным, используешь сообразно обстоятельствам. И сам при этом в душе - удалось или нет? - рассудить должен, иного пути нет. Впрочем, и тогда, ежели не подберёшь себе друзей-единомышленников и не станешь постоянно сообщаться с ними, достичь желаемого будет весьма мудрёно». Здесь Бусон говорит о поэзии хайкай, как о поэзии, построенной на отклике слушателя-собеседника, о постоянном обмене впечатлениями, мыслями и чувствами с теми, кто живёт такой же внутренней жизнью.
        «Итак, дорога, ведущая к хайкай, разветвляется на тысячи тропок - право, непросто отделить одну от другой нити кудели в скудно освещенной бедной хижине, и много здесь такого, что и не примешь сразу - непросто извлечь сети из моря в бурную погоду». Философия дзэн, которой здесь следует Бусон, подразумевает естественность любого плодотворного пути, а естественное движение нельзя запрограммировать ни волей, ни разумом. Поэтому каждый поэт хайкай приходит к хайкай своей дорогой, и эти дороги не похожи друг на друга.
        Синто, с его стремлением к природной гармонии, тоже пронизывает творчество Бусона, как и дзэн.
        Провожая глазами
        Облако в небе, с лапки на лапку
        Переступает лягушка.
        Лягушка и человек в традициях синтоизма - части единого мира, находящегося в постоянных изменениях. В синто нет границы между человеком и другими живыми существами, как, собственно, и всем существующим.
        И там, и здесь
        В шум водопада вслушивается
        Молодая листва.
        Листья точно так же живут и слушают шум водопада, как и человек, только особым, им свойственным образом. Такое же единство жизни выражено и в следующем стихотворении:
        В дверь моей хижины
        Барсук постучится,
        Вместе об осени погрустим.
        Это не красивый образ, как принято в европейской поэзии, а буквальное выражение, потому что барсук - мифологическое существо, умеющее писать сутры. Это человек в новом рождении, и не просто человек, а мудрец.
        Сам Бусон в «Сутре на листьях» приводит образные примеры, раскрывающие принципы синто: «Тельце миномуси не сверкает переливчато, как у радужниц-тамамуси, голос не привлекает звонкостью, как у сверчков-судзумуси, и нечего им тревожиться о том, что станут добычей людей, подует северный ветер - качнутся они на юг, подует западный - на восток, со всем вокруг в согласии пребывают, и нечего им беспокоиться, что смоет их дождь или унёсет ветер. Как ни тонка ниточка, на которой они висят, она для них прочнее троса из многажды закаленного железа».
        Нарушение принципов согласия с природой ведёт к потере чувства гармонии: «Вот человек вечно сидит дома, тяготясь мирскими делами, всё, что он когда-то задумал: «Вот это бы сделать!» или «Вот бы было так!», так и не осуществляется, и, в конце концов, дымки и туманы, цветы и птицы перестают подчиняться ему».
        Обычно в качестве иллюстрации принципов буддизма в творчестве Бусона приводят знаменитое стихотворение Бусона:
        «Явь или сон
        - трепетание зажатой
        в горсти бабочки?»
        в этом стихотворении два плана. Первый - это почти физическое ощущение трепета бабочки, бьющей крыльями. Читатель ощущает хрупкость, бренность бытия. Но есть и второй план - знаменитая притча великого китайского философа Чжуан-цзы. В ней Чжуан-цзы рассказывает, что ему приснился сон, в котором он превратился в бабочку. Проснувшись, Чжуан-цзы не мог понять, то ли он - Чжуан-цзы, которому приснилась бабочка, то ли бабочка, которой приснился Чжуан-цзы.
        Ливень грозовой!
        За траву чуть держится
        Стайка воробьёв.
        В образах попавших под грозу маленьких птиц проступает ощущение бренности мира, характерное для буддизма…
        Хикэри проснулась от явного толчка жрицы.
        Как же я так…уснула..
        Тем временем Юкки уже заканчивала свое эссе.
        Бусон был сторонником китайских принципов, высказанных в знаменитом трактате «Слово о живописи из Сада с горчичное зерно», написанного Цзоу И-гуй:
        «В живописи сторонись «шести духов». Первый называют суци - дух вульгарности, подобный простоватой девице, густо нарумяненной; второй - это цзянци - дух ремесленничества, лишенный одухотворенного ритма; третий - хоци - «горячность кисти», когда самый кончик её слишком явен в свитке; четвёртый - цаоци - небрежность - в искусстве мало изысканности, интеллекта; пятый - гуйгэци - дух женских покоев: кисть слабая, нет структурной силы; шестой называют цомоци - пренебрежение тушью»…
        По завершении Юкки с извинением покинула чайный домик, показывая тем самым, что церемония подошла к завершению. В отсутствие хозяйки гости осмотрели фуро, ещё раз обратили внимание на цветы в токонома, которые к моменту завершения церемонии уже раскрылись. Раскрывшиеся цветы послужили напоминанием о времени, проведённом вместе участниками церемонии.
        Пока гости покидали чайный домик, Юкки находилась вблизи от его входа, молча кланяясь уходящим. После ухода гостей она некоторое время сидела в чайном домике, вспоминая прошедшую церемонию и восстанавливая в памяти оставшиеся от неё ощущения. Затем унесла всю утварь, убрала цветы, протерла татами в домике и ушла. Чайный домик вернулся в то же состояние, в котором находился до церемонии. Действо, не оставив никаких внешних следов, сохранилось лишь как след в сознании участвовавших в нём людей.
        ?
        Эпилог
        29 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА
        ГРАНИЦА ТИБЕТА И БУТАНА
        МОНАСТЫРЬ МЕНРИ УЧЕНИЯ БОН
        Принц Уэльский Чарльз, его жена Диана и его подруга герцогиня Камилла спустились по шатающемуся слегка узкому обшарпанному трапу. Литерный борт ВВС Англии приземлился не на Мальдивах как гласил официальный полетный лист а в аэропорту Сонмарг. Аэропорта собственно не было - одно название. Барак наземных служб - одна аэродромная полоса из сборных решетчатых плит - и старомодная мачта с полосатой «колбасой» ветроуказателя. Но вот в этом убогом месте их встречал никто иной как Король Истинного Сонмарга Шри Махадева. Король правящий не землями но духами и иными пространствами…(И что бы это не означало - Чарльз мог убедиться что за ним - великие силы). Глава черных магов и темных язычников если не половины то доброй трети мира. Тощий азиат без возраста и в бесформенном балахоне - почему-то цвета хаки… Два телохранителя с «каркано-ХХ» наперевес держались позади и казалось боялись к нему приблизиться.
        - Я рад приветствовать будущего владыку Красного дракона в золотой долине, - изрек он. С тех пор как нечестивая династия Неру изгнала мою семью из Ладакха за поддержку Великобритании мы не изменили нашим повелителям и верим что настанет час отмщения врагам. Вам приготовлены покои во дворце и свежие тела для услады. Диана при этих словах очевидно стала белой как полотно. Камилла же удовлетворенно улыбнулась.
        - Мы рады видеть нашего друга короля истинного Сонмарга и Ладакха. Дорога в Сонмарг вела через густые сосновые леса между величественных гор. Грунтовка извивалась между покрытыми снежными шапками горами, по направлению к поселению Янг-Дунг, находящемуся в начале глубокого ущелья, которое, по преданию, когда-то было озером. Дома и постройки были неотличимы от горы, на которой они расположены, и только черные корпуса монастыря Менри в форме свастики указывали на присутствие людей. В центре поселка возвышался королевский дворец, построенный как уменьшенная копия дворца Потала в Лхасе. У входа во дворец их встретил верховный жрец школы Бон Дру наместник монастыря Менри Лобсанг Вангчуг.
        - Вкусите священную пищу демонов, она приправлена кровью невинных мальчиков и сварена из зерна, которое волей владык подземного мира приняла форму свастики, это принесет вам силы для выполнения обрядов поклонения Черной богине. Мы будем поклоняться богам мира Белому дракону неба, Черной богине земли, Красному тигру пламени и Неистовому дракону тьмы. Ты снабдил нас множеством душ и мы приносим в жертву юношей и девушек богам для их умиротворения и плату за их помощь. Боги дадут нам силу для пленения демонов и ты и твои братья получат по демону который будет убивать твоих врагов во славу твоей империи.
        ?
        Утром принц Уэльский, принцесса Диана и герцогиня Корнуолла вошли в главные ворота монастыря. В лучах восходящего солнца черный монастырь светился необъяснимым сиянием тьмы. В молитвенном зале монахи возносили молитвы Черной богине, стены и потолок расписали древними фресками с изображениями демонов пытающих и изгоняющих Будду. Главное божество - статуя Черной богини, воплощения бесконечного страдания находилась в комнате над молитвенным залом. Этажом выше находилась монастырская библиотека с коллекцией древних некромагических и демонологических манускроиптов. В подвальных залах монастыря располагались Залы Бесконечного С традания, где адепты богини приносили жертвы неумолимой владычице. В Зале Черного Солнца их встретил наместник. Сидя на костяном - и не из слоновой кости - троне он приветствовал их речью-гимном.
        - Именем верховного бога, Небесного наставника, я приветствую вас в обители тех кто познает силу великой магии и изучает ее применение во имя вечной жизни и красоты. Высшая цель тех кто исповедует веру в Небесного наставника - достижение после смерти небес, где человек получит прекрасное тело, счастье и вечную жизнь. На этом пути вы прошли очень много и в этот раз мы решили что можем доверить вам призвать богов и получить от них плененных демонов, дабы вернуть вам то, что твоя страна потеряла от рук поклонников распятого. Ты леди Камилла достойна завершить свое восхождение от адепта до мага-демонолога и научиться призывать демонов и пленять их. Ты уже освоила технику работы с духами и тебя ждет радость от слияния с ними. Узнаешь ли ты то, что украшает мой жезл? Верховный жрец взмахнул костяным жезлом на котором была насажена голова девочки. белокурые волосы взметнулись открыв искаженное ужасом лицо, которое не смогла разгладить даже смерть. - Это дочка леди Сомерсет, - удовлетворенно промурлыкала Камилла, - мой муж, - обратилась она к Чарльзу, - помнишь ли ты последнего нечестивца поднявшего руку
на будущего короля Англии? Чарльз вспомнил как, он будучи еще мальчиком, попал в Итон и там его изнасиловали трое старшеклассников - дети лордов. Почти четыре года он был их покорным рабом… Напившись виски и накурившись гашиша они еще шутили что им удалось прежде невозможное - стать мужьями английского монарха. Как ни странно - сейчас Чарльз даже почти не обижался на них. Он ведь был внуком короля ЭдуардаVIII Проклятого. Первого за многие сотни лет короля, который бежал из Великобритании от революции и войск богами проклятой Европы Троцкого и Геббельса на Бермудские острова. После освобождения Англии в 1945 году победившие Россия и возрожденная Германия вернули коленопреклоненному королю обломки империи, которая потеряла Индию, Ирландию, Шотландию, Бирму, Цейлон, Канаду, Ольстер и почти все африканские владения - вплоть до Ямайки, Кипра и Багамских островов. Проклятый даже согласился принять корону которую ему милостиво отдали освободители - но принять, стоя на коленях перед Папой - Англиканская церковь хоть и сохранилась но признала «принципиальное» верховенство Рима и католиков. Его сын и отец
Чарльза король Георг VI сумел восстановить - частично - престиж страны, но от некогда великой империи осталась только тень ее могущества. Память об унижении повелительницы морей жгла сердце наследника династии.
        - Но что может сделать слабый и никчемный раб? - с горечью подумал Чарльз. Разве только отомстить и сжечь все вместе с собой… Да сжечь! ВСЕ СЖЕЧЬ!!! Это будет красиво! «Мы утянем с собой и надменный Священный Альянс и отступников и презирающих нас аристократов из Атлантического Союза. Все пойдут с нами в Ад!»
        КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
        Олег Касаткин, Владимир Лещенко
        Дочь самурая. Ветер судьбы
        Когда мы боремся, Господь побеждает
        А.В.Суворов
        Пролог
        «Знаменитый монах однажды сказал, что тот, кто правит людьми, должен быть подобен двум буддийским божествам - Фудо и Айдзэну. Хотя Фудо держит в руках меч, а Айдзэн - лук со стрелами, эти предметы отнюдь не предназначены для ударов с плеча и стрельбы, но лишь для успокоения злых духов. В сердцах этих божеств живут только сострадание и осмотрительность. Подобно им, правитель должен прежде всего очистить свой собственный путь и лишь затем вознаградить своих преданных вассалов и воинов и уничтожить среди них тех, кто неверен и вероломен. Если вы можете понять разницу между разумным и неразумным, между добром и злом и действовать в соответствии с этим, ваша система поощрений и наказаний может считаться управлением с состраданием. С другой стороны, если ваше сердце полно предрассудков и предубеждений, уже не важно, сколько писаний древних мудрецов вы знаете, - все они превращаются в ничто. Вы можете видеть, что «Речи и суждения» Конфуция содержат следующее высказывание: «Благородный муж, в котором отсутствует стойкость, не может вызывать уважение». Не стоит считать, что понятие «стойкость» означает
лишь жёсткость. Самое важное - вести себя таким образом, чтобы жёсткость и снисходительность могли гибко применяться в случае необходимости».
        «Восточная политическая философия и современность» Издание кафедры японистики Московского императорского университета. 1990 год
        Часть первая
        7 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ТОКИО, АЭРОПОРТ ХАНЭДА
        8. ЧАСОВ 45 МИНУТ.
        Ханэда встретила Хикэри пасмурной прохладной погодой с небольшим ветром. В воздухе чувствовалась сырость, вокруг фонарей стояли ореолы, указывающие на туман.
        Беспокойство вызывала только погода, которая портилась на глазах. Небо затянули тяжелые темные тучи, и несмотря на то, что уже рассвело, вокруг стоял полумрак.
        Как бы не задержали вылет.
        - Ваше высочество! - Командир экипажа отдал рапорт Хикэри(«Мужчина и офицер ей - простой школьнице!»), - корабль к полету готов. Докладывает командир корабля гвардии подполковник авиации Гладун Петр Васильевич.
        Полковник, - Хикэри была несколько заинтересована и решила перейти на русский, - что это за самолет? Я не большой специалист, но таких никогда не видела.
        - Этот самолет предоставлен в Ваше распоряжение Его Величеством Императором Всероссийским. Таким образом я Ваш шеф-пилот.
        Это новейший сверхзвуковой самолет конструкции Сухого - Су-50. Выпущен на Константинопольском казенном авиазаводе. Дальность около десяти тысяч километров без посадки, крейсерская скорость две тысячи сто километров в час. До Константинополя нам лететь примерно четыре часа.
        - Благодарю, господин полковник, - Хикэри направилась к трапу.
        Две стюардессы встретили их как дорогих гостей.
        Хикэри, Юкки, Ёкота и прикомандированный императрицей к ней президент Тойоты заняли первые кресла. «Серебряные фрейлины» и советник «Тойоты» заняли второй блок кресел. В малом салоне поместились четыре служанки.
        Стюардесса закрыла входную дверь. Резко приглушились все доносившиеся снаружи аэродромные звуки, в салоне вдруг становится тихо, дальше только вперед, в небо…
        Из динамиков донесся голос командира корабля.
        «Ваше высочество Великая принцесса Хикэри, благородная дама Юкки и сопровождающие их лица, командир корабля и экипаж от имени Гвардейского Экипажа военно-воздушного флота Российской империи приветствуют вас на борту сверхзвукового пассажирского самолёта Су-50, выполняющего спецрейс по маршруту Токио. аэропорт Ханэда - Константинополь аэропорт Георгия Великого… Время в пути - четыре часа.
        Командир корабля гвардии подполковник авиации летчик 1 класса Гладун Петр Васильевич…».
        Дальше стюардесса провела стандартный инструктаж о правилах поведения на борту (не курить, не вставать со своих мест во время набора высоты и снижения, не трогать ручки запасных и аварийных выходов), расположении туалетов, пользования кислородными масками и где находятся спасательные жилеты, оборудовании салона и возможностях пассажирских кресел. Рассказала, что в полете будет предложен завтрак и обед по желанию и напитки. Потом попросила привести спинки кресел в вертикальное положение и застегнуть ремни.
        Потом включили спокойную музыку.
        …С момента, как пассажиры расселись, прошло уже, наверное, полчаса или больше. А за окнами стало ещё темнее. Видно, что Ханэду накрывает свинцовая туча.
        «Начинается снегопад - как полетим?».
        Звука взлетающих самолетов не слышно, открыт ли аэропорт? Темно, но снегопад вроде несильный. И вот Хикэри заметила движение за иллюминатором: впереди и справа появились специалисты технической команды. Кто-то стоит, кто-то исчезает под крылом и опять возвращается, и все они посматривали куда-то в сторону двигателей. Что-то будет?
        Наконец, свершилось. Примерно через час после их посадки в самолёт где-то позади послышался мягкий нарастающий звук запускаемого двигателя. Потом остальных. Начало запуска уловить сложно.
        Через несколько минут все уже ощущали ровный хор трех двигателей сверхзвукового, работающих на малом газу. Так продолжается ещё некоторое время. За окнами мрачнело т ещё больше, и с неба обрушивались снежные заряды.
        И тут в динамиках над пассажирскими креслами раздался громкий и уверенный голос.
        - Говорит командир корабля полковник Гладун. Ждем прекращения снегопада. Ориентировочное время ожидания тридцать минут.
        Примерно через полчаса снегопад действительно начал стихать. Стюардессы снова попросили застегнуть ремни и не вставать со своих мест. «Стартовая» команда по-прежнему возилась у самолёта. Нарастание шума двигателей. Самолёт мягко страгивается, потом, как положено, притормаживает, дальше режим двигателей снова увеличивается… Самолет притормаживал, не раз поворачивал влево и вправо. В иллюминаторе периодически возникали фигуры техников, которые наблюдали запуск двигателей. Оказывается, они не остались на стоянке, а пешком сопровождают самолет на всём протяжении рулевой дорожки, конечно, находясь на почтительном расстоянии..
        Наконец, сверхзвуковой тронулся с места и вырулил на полосу. Снова Хикэри заметила провожатых из «стартовой» команды, теперь их осталось два человека, наблюдают естественно издали. Самолёт медленно развернулся «через правое плечо», проехал какое-то расстояние по оси ВПП и снова замер.
        Самолет стоял так примерно около пары минуты. Потом двигатели вывели на взлетный режим. К взлетному режиму самолет подобрался не сразу: мощно увеличив тягу, остановился. Так постояли тоже минуты две. Потом звук двигателей снова начал нарастать. По характеру он напоминал звук старта космического корабля, не раз виденный Хикэри по телевизору. Стало понятно, что это включился форсаж. Прошла примерно минута работы на максимальном режиме, после чего Су-50 начал разбег.
        Страгивание происходило двумя рывками: первый слабый, второй уже ощутимый. Скорее всего, это было небольшое «рыскание» самолета по курсу. То ли одна стойка тормозилась на доли секунды раньше другой, то ли под одной из них оказался более влажный участок ВПП - снег недавно закончился, то ли это обычная реакция стоек шасси на снятие самолета с тормозов. Примерно через две секунды - второй, более сильный рывок, будто удар креслом в спину, и они понеслись вперед по бетону. На протяжении всего разбега ускорение не уменьшалось. Момент отрыва оказался почти незаметен, это стало заметно, когда в иллюминаторе замелькали туманные струи, и самолет почти сразу вошёл в плотную облачность. Сверхзвуковой начал набирать высоту с таким колоссальным углом тангажа, что у Хикэри было полное ощущение, что она сидит в стартующем космическом корабле: ноги выше головы, грохот ревущих двигателей и перегрузка, которая длилась, по ее ощущениям, две-три минуты после отрыва.
        Постепенно давление в спинку кресла стало уменьшаться. Угол набора высоты тоже снизился. Самолет в это время проходил плотную облачность, за окнами было совсем темно. В пассажирском салоне, горели только табло и аварийные светильники. Где-то минут через пять после взлета облачный слой сверху стал светлеть. Но верхняя граница облачности никак не наступала, самолёт продолжал набор в светлом облачном «молоке».
        ?
        Облачный покров, над которым летели, простирался так далеко внизу, что казалось, что он почти лежит на земле. Особенно это было заметно там, где в разрывах облаков виднелась земля и тени от облаков, почти совмещающиеся с самими облаками. До них - целая бездна пространства, залитая ослепительным светом Солнца. Настолько ярким, что долго смотреть даже вдоль горизонта невозможно. А еще на высоте восемнадцать километров у неба был какой то особый темный цвет: светло-голубые оттенки вблизи горизонта довольно быстро переходили в фиолетовые. А еще дальше вверх начинала проступать натуральная чернота. Таким небо видят космонавты и астронавты, таким увидел его еще не князь а штабс-капитан Гагарин сквозь крошечные иллюминаторы своего немудрящего крошечного «сокола» - бездонный купол черно-фиолетового цвета.
        Довольно скоро после набора высоты разнесли напитки - традиционную минеральную воду, соки и лимонад.
        Потом пришло время завтрака.
        Хикэри с любопытством посмотрела меню.
        Из холодных закусок предлагались:
        Говядина «брезаола», индейка, сыр «Тет де муан» и свежие фрукты;
        Форель и палтус с красной икрой и сливочным сыром;
        На горячее были.
        Омлет с томатами, сыром сулугуни и петрушкой с сырным соусом;
        Ростбиф с грибами шиитаке и сладким перцем с бальзамическим соусом. Блины с клюквенным соусом; Каша пшенная с тыквой и кедровыми орешками; Лосось с черным рисом и фасолью с соусом керри; Бефстроганов с перловой кашей, перцем гриль и морковью;
        Десерт был скромнее:
        Ванильное мороженое с брусничным или клюквенным соусом;
        Пирожное Прага с вишней;
        Пирожное кофейное «Трио» с безе.
        Хикэри выбрала себе говядину, пшенную кашу, «пироженку» с вишней и бутылочку рейнского сухого.
        Юкки собрала себе рыбный завтрак-форель и лосось.
        Вино брать не стала и ограничилась лимонадом. (Правда потом попросила еще и мороженое).
        Было еще шесть видов свежевыжатых соков.
        Коньяк был шустовский (тайи неторопливо выцедил стопку коньяку с видом абсолютно довольного жизнью человека)
        Кроме рейнского белого вина было еще токайское.
        Старшая стюардесса извинилась за скудный выбор.
        - Мы не имели информации, что Ваше высочество предпочитает и загрузили стандартный набор!
        И твердо пообещала что в следующий раз Великая принцесса и благородная леди будут получать завтраки и обеды по своему вкусу.
        Порции были приличные и Хикэри решила перенести обед во Дворец Огня.
        А пока заранее перевела часы на время Константинополя-минус восемь часов.
        Прошло уже почти четыре часа в полете. Шум двигателей уменьшился. Бортпроводник с манерами морского пехотинца сообщил:
        - Наш самолет приступил к снижению. Просьба всем пристегнуть ремни.
        Су-50 пошел на снижение. Это было как легкое и быстрое движение под горку..
        Сверхзвуковой снижался очень мягко и по большому счету незаметно. То, что высота довольно быстро сократилась вдвое, стало понятно по цвету неба, ставшему более привычным.
        Константинополь встречал Хикэри хорошей погодой с небольшой высокой облачностью, почти не заслонявшей синеву неба.
        Я вернулась домой?…Я вернулась? Домой?
        ?
        7 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
        СЛУЖБА КОСМИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА
        УТРО.
        Все ждали поступления данных. Разведывательный спутник «Сапфир 1101», находившийся на орбите, приближался сейчас к Японии, и его камеры были запрограммированы таким образом, чтобы сфотографировать один небольшой участок долины. При внимательном изучении им уже удалось обнаружить весьма любопытное обстоятельство. За время, прошедшее между пролётами «Сапфира» и «Изумруда» из виду исчезло около пятидесяти метров железнодорожного полотна. На фотографиях виднелись опоры, используемые для подвески контактной сети, необходимой для электровозов, однако сама контактная сеть отсутствовала. Возможно, опоры были установлены для того, чтобы ветка, уходящая в сторону, казалась самой обычной для пассажиров скоростного поезда, курсирующего между Токио и Осакой, - ещё одна попытка скрыть что-то на глазах у всех.
        - Видите ли, если бы они просто оставили все как есть… - задумчиво произнёс инженер из МПС, снова посмотрев на фотографии - то мы бы скорее всего ничего не нашли. Но они хотели сделать все ещё лучше и потому поступили хитроумно, обманув сами себя.
        - А как бы вы поступили, будь на их месте? - отозвался Борис Акакиевич.
        - Чтобы спрятать секретную ветку от чужих глаз? Очень просто, - ответил путеец с толикой превосходства. - Я поставил бы в этом месте ремонтный поезд. Самое обычное зрелище, да и места здесь вполне достаточно. Им так и следовало поступить.
        «Однако - какая простая ошибка, - подумал про себя разведчик. Впрочем, это не первая».
        - И чего же вы ждёте теперь? - спросил инженер.
        - Скоро увидите.
        Разведывательный спутник, выведенный на орбиту восемь лет назад тяжелой ракетой «Енисей», функционировал на пределе запланированного срока.
        Орбита спутника проходила с северо-запада на юго-восток и отклонялась при пролёте над этим районом Японии всего на шесть градусов от вертикали, - достаточно, чтобы заглянуть прямо в долину. Наблюдатели собрали уже массу данных. Река, пересечённая сейчас плотиной гидроэлектростанции, прорезала хребет, образовав глубокий каньон. Когда принималось решение о размещении здесь пусковых шахт для баллистических ракет, решающим фактором были крутые скалистые стены ущелья. Ракеты можно запускать вертикально, но чужие боеголовки не смогут попасть в них из-за гор на востоке и западе. Чьи это боеголовки, не имело значения. Форма и направление ущелья охраняли пусковые шахты. Наконец, река прорезала узкий глубокий каньон в гранитном массиве. Таким образом каждая пусковая шахта охранялась естественной броней.
        Сигналы с «Сапфира» передавались на геостанционарный спутник «Орел», застывший на геостационарной орбите над Индийским океаном, и оттуда поступали на станцию в Симферополе… Первые изображения, появившиеся на экране, ещё не будут подвергнуты компьютерной обработке, улучшающей их качество, но, надеялись они, окажутся достаточно чёткими для первоначальной оценки. Дорошин снял первый лист с факса и положил его на стол под яркой лампой, рядом с обычной визуальной фотографией того же района.
        - Итак, что же вы видите?
        - Вот главная колея… а, понятно, разрешающая способность не позволяет увидеть рельсы, они слишком узкие, вместо рельсов мы видим шпалы, верно?
        - Совершенно точно. - Борис Акакиевич нашел ветку, отходящую от главной магистрали. Бетонные шпалы в двадцать пять сантиметров шириной давали чёткий отраженный сигнал и выглядели на радиолокационной фотографии как полоска из множества крохотных поперечных чёрточек.
        - Железнодорожная ветка ведёт прямо в долину, правда? - Лицо инженера из МПС опустилось почти к самой бумаге. Он вёл кончиком ручки по вспомогательной колее.
        - Это железнодорожная ветка, которая не имеет никакого смысла с коммерческой точки зрения. Она идёт в никуда, а потому не приносит прибыли. Это не запасной путь, предназначенный для обслуживания главной колеи, для этого он слишком длинный.
        - Один поворот, другой. А это что? - спросил он, касаясь карандашом группы белых кружков.
        Дорошин положил на лист маленькую дубовую линейку.
        - Батенька - вы гений!
        - Расположены вдоль дороги. Здорово они придумали, а? Должно быть, на строительство ушло целое состояние.
        - Удивительная работа, - с восхищением выдохнул Дорошин. Железнодорожная колея поворачивала влево и вправо, и через каждые двести метров виднелась пусковая шахта, не больше чем в трех метрах от линии поперечных чёрточек бетонных шпал. - Кто-то здорово это продумал.
        - Что-то не понимаю, о чём вы говорите, - недоуменно заметил инженер.
        - Пусковые шахты размещены таким образом, - объяснил Подрясный. - Что, если вы попытаетесь нанести по стартовому комплексу ракетный удар, первая же попавшая в цель боеголовка выбросит в воздух такое количество скальных осколков, что вторая будет сбита ещё в полёте.
        - Значит, для уничтожения нельзя воспользоваться ядерным оружием - по крайней мере это окажется непростой задачей, - подытожил Дорошин, который уже мысленно обдумывал черновой вариант отчёта, который они представят руководству ОСВАГа. - Но так или иначе - мы нашли то, что искали.
        ?
        С НОВОСТНЫХ ЛЕНТ
        Мировая звезда бурлеска, русская Мата Хари - так называют Анну Карсавину - возвращается в Москву со своей новой программой Ladies Of Burlesque после турне по европейским столицам. Теперь в ее планах кроме Москвы - Екатеринбург, Нижний Новгород и Красноярск. Зрителям обещаны сюрпризы. «Когда-то я ужасно любила японскую моду, затем стиль винтаж. Но в итоге пришла к тому, что мой стиль - «Русские сезоны», Belle Еpoque, 1910-е годы…» - сообщила г-жа Карсавина корреспонденту ИТАР
        ?
        Парламент Великобритании несмотря на протесты МИД Империи Цзинь, принял закон о признании сепаратистов Юга Китая, объединенных в «Небесное Единство», как воюющей стороны.
        ?
        Дели. Индийская империя
        В Красном Форте открылась ежегодная выставка картин индийских художников посвященная Н.К. Рериху.
        ?
        В Копенгагене и в присутствии членов Шведского королевского дома и товарища министра иностранных дел России В.Н.Чичерина - а также князя императорской крови Сергея Владимировича, состоялись траурные мероприятия памяти датской монаршей семьи, жестоко убитой троцкистами и предателями в 1944 году. Смерть несчастных, виновных лишь в родстве с российской императорской фамилией - живое напоминание о том - что такое фанатизм социальных доктринеров и куда он ведет, - произнес в траурной речи Сергей Владимирович. И тем кто жалеет о жертвах Парижа - надо помнить - что они случились после целых гекатомб жертв парижан.
        Вестник Европы
        ?
        7 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        АЭРОПОРТ ИМ. ГЕОРГИЯ ВЕЛИКОГО
        Хикэри вышла из двери самолета, спустилась с трапа и в сопровождении Юкки двинулась к встречающим.
        От группы отделились два японца которые направились ей навстречу.
        - Доброе утро Ваше высочество! - пожилой благообразный японец был исключительно доброжелателен, - я граф Коичи Утида, посол империи Ямато в России. Для меня большая честь приветствовать вас, Ваше Высочество, и вас, Ваша Светлость, на земле Вечного Города.
        - Я тоже весьма рада. Надеюсь наше пребывание на земле Второго Рима будет удачным. Мы обсудим задачи стоящие перед нами после прибытия во Дворец Огня, - Хикэри перевела взгляд на офицера в мундире лейб-гвардии Японского полка.
        - Поздравляю Ваше Высочество с прибытием на российскую землю. Майор Александр Фукуяма к Вашим услугам, по повелению Его величества я отвечаю за Вашу безопасность здесь в Константинополе и являюсь старшим группы вашей охраны. Надеюсь мы с сёса Ёкота сработаемся.
        - Я тайи, - Кохэку был удивлен.
        - Его Величество присвоил Вам звание сёса досрочно, - посол был немногословен, - новый мундир и новые погоны ждут Вас во Дворце Огня.
        - Поздравляю сёса, - Юкки решила обратить внимание и на себя. - Я рада что ваша преданность империи была оценена по достоинству.
        - Благодарю вас, Ваша Светлость, - невозмутимость Ёкоты дала маленькую трещину.
        Хикэри поздоровалась с супругой посла, помахала рукой встречающим девушкам из числа местных японцев и приняв от них большой букет погрузилась с ним в машину.
        Юкки достался букет поменьше, но пожалуй более элегантный.
        Четверка лимузинов АМО-114 сорвалась с места. Полицейский эскорт включив сирены пошел впереди.
        - Майор, остановите у памятника принцессе, пожалуйста, - обратилась Хикэри к Фукуяма.
        - Это не предусмотрено правилами охраны.
        - Привыкайте майор, сёса вам подтвердит, что я сама определяю правила, поворачивайте к мемориалу.
        Машины свернули к монументу и остановились на небольшой площадке у памятника.
        Охрана заняла места по периметру и сёса открыл дверь автомобиля.
        Выйдя из машины Хикэри подошла к памятнику. Фрейлины встали сзади держа подаренные букеты.
        - Кому посвящен этот мемориал? - Юкки неслышно встала рядом.
        - Тут в августе 1984 года рухнул самолет принцессы Маргариты Прусской, невесты Его Величества. Она была сестрой нынешнего кронпринца Фридриха. Причины катастрофы так и не были определены. Погибли все. В память о своей невесте император приказал построить мемориал.
        - И поэтому он до сих пор не избрал ту которая наденет корону России?
        - Наверное, но думаю ты сможешь у него сама об этом спросить. А пока давай разберем букеты и положим цветы к мемориалу в память о той девушке. - Хикэри вспомнила как ее первый раз мама привела сюда.
        Это было так давно.
        ?
        СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ
        ДВОРЕЦ ОГНЯ
        Дворец Огня (Чираган) изначально представлял собой творение придворных зодчих Бальянов, стремившихся европеизировать османскую архитектуру в направлении стилизации монарших резиденций XVIII века. Строительство велось с 1863 по 1867 годы. Во дворце проходили первые заседания парламента Османской Империи.
        В мае 1918 года во время штурма Константинополя русскими войсками полудеревянный дворец сгорел. Он оставался в таком состоянии до 1939 года, когда был подарен Императорскому Дому Японии. Восстановлен в 1939-44 гг. Резиденция Императорского Дома Японии в Константинополе.
        Из «Большого путеводителя по Константинополю»
        Вдоволь наплававшись в бассейне дворца (хорошо иметь собственный бассейн на свежем воздухе с подогревом) Хикэри поднялась в свои апартаменты.
        К своему неудовольствию обнаружила на столе большую пачку документов к предстоящему Великому Совету Альянса.
        Через полчаса сидения за столом и чтения документов она поняла, что ей все это не нравится.
        - К Вам Ее Светлость леди Юкки, Его Превосходительство посол граф Коичи Утида и советник императрицы господин Дейчи Масуда, - в кабинет заглянула дежурная фрейлина.
        - Проси, - Хикэри зачем-то поправила стоящую на столе малую императорскую печать.
        - Граф скажите тут все документы для меня или еще что-то есть? - спросила Хикэри у посла.
        - Тут все документы которые пришли на ваш адрес из Большого дворца. Рискну предположить что остальное объяснит Вам Его Величество при личной встрече.
        - Исходя из того, что я тут прочитала, понятно что мы переходим к агрессивной политике, направленной на уничтожение трех не нравящихся нам государств. Фактически Россия и Германия предлагают Японии поучаствовать в игре под названием «превратим весь мир в огонь». Я понимаю, что коварство Англии, которую Альянс собственными руками поднял из небытия, заслуживает самой суровой кары. Но я не очень понимаю за что остальных.
        - Я думаю, - осторожно попытался успокоить ее Утида, - Вы все можете выяснить у императора. Могу лишь добавить что в общем решение согласовано с императрицей.
        - Посол, в Городе и на Совете Альянса нахожусь Я, - Хикэри ощутила что злится, - вы видите что у меня стоит на столе?
        - Да, Ваше Высочество, - Дейчи коротко поклонился императорской печати.
        - Так вот МНЕ Его величество Великая вдовствующая Императрица-регент не приказывала все подписывать, не обсудив с Россией и Германией интересы Японии. Она могла мне просто приказать подписать, но она этого не сделала. Следовательно решения буду принимать Я. Разумеется по согласованию с императрицей.
        Поэтому я поручаю Вам, Ваша Светлость, и Вам, советник, просмотреть документы и дать мне заключение о том как нам учесть более правильно интересы нашей страны.
        9-го вечером мы собираемся для детального обсуждения нашей позиции. Посол - вы для этого мне не нужны.
        - Хорошо Ваше Высочество, но есть одна маленькая тонкость. В Городе находится сиккэн и судя по всему он ожидал, что будет главой делегации.
        - Кэйтаро, - почти прошипела Хикэри, нажимая на кнопку вызова фрейлины - договоритесь с ним о встрече на завтра господин посол, я ему все сама объясню и мне надо ему кое-что вернуть.
        Вызовите сёса и старшего моей охраны майора Фукуяму, - бросила она появившейся в дверях фрейлине.
        - Будет исполнено Ваше высочество, но только что мы получили письмо императора на Ваше имя, - фрейлина протянула Хикэри запечатанный конверт с вензелем императора.
        Пока принцесса читала письмо все присутствующие с любопытством ожидали.
        - Юкки, - Хикэри с трудом сдерживала радость, - нас ожидают в Большом дворце в 19.30 на аудиенции в тронном зале дворца Халкеи. Потом ты возвращаешься сюда. Посол, я вас прошу назначить встречу с Сиккэном на завтра на послеобеденное время в Парке Звезд. Ну а вам, советник, самое ответственное - читать и думать. Вечером к вам присоединится Юкки.
        - Но Ваше высочество, - граф несколько растерялся, - у нас сегодня вечером запланирован торжественный прием в вашу честь во дворце.
        - Ничего страшного, сегодня будет малый прием и на нем будет Леди Юкки, - Хикэри была довольна собой, - а после Совета Альянса устроим торжественный прием и мы с Сумеро Микото его посетим. А еще лучше, если Император согласится, устроим большой бал после приема.
        - Это будет очень хорошо и надолго запомнится в столице. - Утида был одобрителен.
        - Отлично, вот на этом и порешим. Можете идти господа. Юкки останься, мы поболтаем.
        Поклонившись мужчины покинули кабинет.
        - К вам сёса Ёкота и майор Фукуяма, - в дверях появилась дежурная фрейлина.
        - Зови.
        - Вызывали Ваше высочество, - Кохэку уже был в новом мундире.
        - Да, сёса, у нас завтра встреча с сиккэном и я хочу отдать ему его вещи, которые мне вручила императрица. Я думаю, что встреча будет завтра в парке Звезд после обеда.
        Офицеры синхронно щелкнули каблуками, - будет исполнено Ваше Высочество. Мы обеспечим безопасность.
        Это хорошо. Мы с Юкки после обеда хотим прогуляться по императорскому городу. Аудиенция у нас в 19.30 во дворце Халкеи. Так что после обеда мы едем на прогулку.
        Доезжаем до Галатского моста, а далее пешком. Я хочу показать Юкки Великий Город.
        Майор с сомнением посмотрел на Хикэри, глянул на невозмутимого Ёкоту и пришел к очевидному выводу - приказ старшего - это закон.
        - Хотя это и против правил, но Ваше пожелание будет выполнено. Мы обеспечим безопасность. Но мне кажется целесообразным перемещение на электробусе. Прошу вашего согласия на электробус и с вашего позволения мне нужно отдать необходимые распоряжения.
        - Конечно майор идите, насчет электробуса вы вероятно правы, - Хикэри потеряв к нему интерес, перевела взгляд на сёса, - Кохэку, вы обедали? Если нет, то я приглашаю Вас присоединиться к нам с Юкки. Я заказала сегодня левантийский обед. Надеюсь он вам понравится.
        - А кто такие левантийцы? - Юкки заинтересовалась, - я только вроде что-то в наших учебниках по географии читала.
        - О! Это весьма интересно, - Хикэри была рада поболтать о своем родном городе, - до освобождения Города в мае 1918 года левантийцами звали потомков итальянских купцов и ремесленников осевших в Константинополе с момента его падения в 1204 году перед крестоносцами. Было их около десятка тысяч и говорили они на итальянском языке и были католиками. Преимущественно они жили в Галате. При османах старый византийский город был населен турецкой беднотой и там же были богатые армянские и греческие кварталы. Зажиточные османы жили на северном берегу Золотого Рога и вдоль пролива Босфор в районе Галаты, там где стояли новые дворцы султанов. В одном из них мы сейчас находимся. Когда русские войска подошли к границам города армяне и греки подняли восстание и помогли нашим войскам прорваться за стены города. Но каждый шаг за стену давался с трудом - турецкая беднота, которой выдали оружие, сражалась до конца. Мы завтра сходим в диораму Освобождения и ты сама все увидишь. А севернее жители - османы попытались спастись бегством и переправиться из Галаты на другой берег в Азию, но наш флот уже вошел в Босфор. Нам
рассказывали что корабли шли через мешанину тел беженцев, пытавшихся на чем попало переправиться через пролив. Босфор стал алым от крови.[22 - Если подобное обращение с турками покажется читателю слишком жестоким - напомню что в Османской империи только в 1915 году, вырезали 75 процентов от всего армянского населения (около 1,5 миллиона человек) - это не считая ассирийцев. греков, арабов и т. д.], Глядя на такое толпы бросились в церкви и начали умолять сделать их христианами. Но православные греки отказывались крестить мусульман, католики же совершали массовые крещения, так многие бывшие османы избежали гибели и, смешавшись с старолевантийцами, стали новым народом - левантийцами. Язык у них сейчас турецкий с примесью итальянского, но веру они сохранили католическую. Правда они не признают главой папу и являются независимыми старокатоликами со своей церковью и Митрополитом. Всего их сейчас около четырех миллионов.
        Сейчас, - Хикэри заглянула в комт, - в Константинополе около девяти миллионов человек, русских более трех миллионов. Остальные это левантийцы, греки, армяне, немцы, много приехало японцев, ну и прочих.
        - А зачем они принимали христианство? - Юкки была заинтересована.
        - 29 мая 1453 года в день, когда пал Константинополь, - Хикэри вспоминала историю, - когда были проломлены его стены и погиб последний христианский император Византии, перед тем, как начать последний и решительный штурм святого города, османский султан Мехмет II сказал своей армии: «Всё, что в этом городе есть - ваше. Все, кто в этом городе есть - ваши. Со всем и со всеми поступайте так, как хотите. Мне нужны только дома и стены».
        2 мая 1920 года цесаревич Даниил, отец нынешнего императора, командовавший штурмом отдал такой же приказ. 9 мая силы зла были сокрушены и свет Христа снова воссиял над Городом.
        Хикэри поймала краем глаза удивленный взгляд Ёкоты.
        Я ведь говорю о Городе как русская. Черт! Кто же я? Японка или…?
        - С тех пор мусульманам проживание в городе запрещено.
        Все мечети исламского периода разрушены и на их месте разбиты скверы..
        Исключение сделано для нескольких - например мечетей Мимара Синана и Голубой мечети, которые обращены в храмы. Сегодня я покажу тебе бывшую Голубую мечеть, ставшую Храмом Христа.
        Прах представителей династии Османов сожжен и развеян гробницы разрушены. Исключение составили мавзолеи Сулеймана, Роксоланы и их сына Селима, они обращены в часовни. Но это уже слишком сложная и долгая история, - Хикэри решила соскочить с темы, благо Юкки вроде ничего не заметила, - пойдемте обедать. Ёкота, я оставляю императорскую печать в сейфе здесь, не откажите в любезности выставить офицерский пост около кабинета и контролировать его посещение. Под Вашу ответственность.
        - Разумеется Ваше Высочество, Кохэку щелкнул каблуками. - все будет сделано.
        Когда Хикэри вошла в малую императорскую столовую дворца, она, взглянув на обеденный стол, вспомнила, что именно за таким столом сидели гости у Лариных в пушкинском «Евгении Онегине» - тесно, но дружно.
        Это был классический стол больших дворянских помещичьих усадеб, за которым хлебосольные хозяева всегда могли усадить даже случайно явившихся, сверх приглашенных, «лишних» гостей. Стол - исполин - широкий, в полтора метра, и длинный - метров на пять, с толстыми, массивными круглыми резными ножками-тумбами примерно по сорок сантиметров в диаметре. Ножек этих было у него восемь. За таким столом свободно помещалась дюжина человек. Торцы стола были обращены соответственно к широким двустворчатым дверям и к еще более широкому, почти во всю стену, окну. Зал был светлый, радостный, всегда наполненный солнцем и во время ранних завтраков и в обеденное время, так как окно выходило на юго-восток. Прислуга принесла суп в больших фарфоровых супницах с половниками, а второе - в глубоких, закрытых блюдах, и удалилась.
        - Разливать суп, брать закуски, второе и гарнир мы будем сами, по-домашнему, - Хикэри решила дать Юкки пояснения, - кто сколько хочет и что хочет. Так что не стесняйся. Спиртного Хикэри заказала немного - дамам по бутылке вина, а для Ёкоты коньяк.
        Действительно минеральная вода - боржоми и нарзан, спиртные напитки - шустовский коньяк и каппадокийское вино стояло в середине и на обоих концах стола в запечатанных бутылках.
        На столе уже заблаговременно были выставлены столовые приборы, хлеб, пряности, овощи и грибы. Первые обеденные блюда в больших судках располагались несколько в стороне на другом столе. Там же стояли стопки чистых тарелок.
        Хикэри подошла к судкам, приподняла крышку и, заглядывая туда, вслух для Юкки прокомментировала:
        - Ага, суп из египетской чечевицы. Юкки - тебе я думаю он понравится… А тут суп из помидоров. Налью я себе томатного, - Хикэри налила в чашку супа, а затем отнесла ее к столу. Юкки налила себе супа из чечевицы.
        - В эти супы пюре удобно добавлять острую специю, называемую по левантийски pul biber - хлопья из сушеного красного перца. Приправа на столе.
        - Спасибо, сестра, - Юкки с интересом разглядывала вторые блюда.
        - Обрати внимание на Императорский шашлык.
        - Я ела шашлык… - произнесла Юкки с напускной важностью. В русском ресторане в Йокосуке…
        - Такого - точно не едала! Его приготовление - особая процедура! Ведь это особенный шашлык. Для начала требовалось зарезать ягненка, причем двухнедельного возраста, который еще кроме материнского молока ничего не пробовал. При этом их берут только из определенных мест Грузии. Это подарки грузинских князей столу Императора Всероссийского. Разделывать ягненка требовалось в присутствии врача: малейший дефект на печенке или на легких, и он продукцию не пропускает. Ливер - печень, сердце - все это должно было быть как зеркало. Затем тушку помещали на сутки в холодильник. Только после этого полагалось приступать к приготовлению шашлыка. Меня отец учил, естественно мясо было не то, но вкус был… - Хикэри облизнулась. Так вот…Мясо нарезается кусочками, укладывается в стеклянную посуду, пересыпается мелко нарезанным луком. Затем заливается белым грузинским вином «Цоликаури». Его присылают вместе с ягнятами. Маринуется мясо где-то часа два. За полтора часа до приготовления выливается в посуду с шашлыком особый приготовленный по дворцовому рецепту кефир средней жирности. Этот кефир тогда отцу дарил повар
дворца. За что не знаю. Дарил и ладно. Далее… На два килограмма мяса - литр кефира. За час до приготовления мясо немного подсаливается. Затем нанизывается готовое мясо на специальные мельхиоровые шампуры и жарится. Шашлык подается вместе с oban salatas - салатом из овощей с оливковым маслом и винным уксусом.
        Еще можно взять на гарнир левантийский Pilav - по-нашему тяхан. Я попросила приготовить его по традиционному японскому рецепту с обжаркой в мясе.
        - А рыбы нет? - Юкки была несколько разочарована.
        - Нет, левантийцы рыбу не уважают, - Хикэри мельком подумала, что Юкки пожалуй заботится о фигуре, - рыба будет завтра я покажу тебе старый город и византийскую кухню. Вот там рыбы и морских обитателей…. А сегодня мясо. Мясо! Рекомендую шашлык. От ягнятины не толстеют. Или вот еще: Iskender-kebab - нарезанное мясо в томатном соусе или Adana-kebab - мелко рубленое мясо, жаренное на вертеле, с овощами-Domatesli-kebab - шашлык из помидоров с мясом или рatlicanli-kebab - жареные баклажаны. Можешь взять Kfte.
        - Обычные мясные котлетки… - протянула Юкки и взяла… жареные баклажаны.
        Ну точно фигуру бережет. Для НЕГО? Наглая!.. А собственно почему бы и нет… Мне не соперница, а лучше она чем эта Йоко - шустрая как ойран под клиентом.
        Хикэри за раздумьями сама не заметила, как взяла аж три шампура шашлыка и горку салата.
        Ёхоку взял два кебаба и с коньяком спокойно употреблял а девушки запили трапезу бутылочкой вкусного каппадокийского вина «Turasan».
        …Когда слуги принесли сладкое Хикэри хватило только на мороженое и на то, чтобы дать рекомендации Юкки по выбору сладостей.
        Юкки выбрала кинайф - тонкая лапша в сиропе зажаренная на сковородке с несоленым сыром. Сверху он был украшен вкусным мороженым.
        Глядя на то, как Юки уплетает вкусняшку, Хикэри почувствовала угрызения совести.
        Может действительно рыбу любит, а я сразу подозреваю…
        ?
        СПУСТЯ ЧАС
        Когда катер отошел от пристани дворца, Юкки обратила внимание, что над городом гордо возвышались три храма.
        - Это храмы Святой Софии и Христа Торжествующего, они стоят рядом на одной площади и Храм Святого Духа. - Хикэри добровольно решила стать для Котенка экскурсоводом.
        Катер дворца ошвартовался у пристани Валента с южной стороны Галатского моста.
        Вместе с Хикэри и Юкки на прогулку отправились шесть» серебряных фрейлин», Ёкота и пара сопровождающих от дворца.
        Хикэри сильно подозревала что это далеко не все сопровождающие, но вокруг особо вроде никого и не было.
        Около пристани их уже ждал электробус.
        Все погрузились в электробус и он покатил к площади Святой Софии.
        - А ты до отъезда в Японию где тут жила? - Юкки с любопытством глазела в окно.
        - Да тут и жила. Я еще с детства привыкла гулять в парке Серальо, что разбит на месте дворца Топкапы.
        - А что с ним случилось?
        - В 20-х годах Топкапы разобрали и на его месте сделали парк, восстановив до-османскую планировку старого города. Византий стал единственным в мире районом города который является крепостью и в котором обитает в основном знать империи. Мой отец служил в императорской гвардии, а все ее офицеры живут вблизи дворца.
        У мамы, княгини Урусовой-Веймарн, был свой особняк в Константинополе, там сейчас родственники, а она оставила мне квартиру в районе Университета.
        После 1920 года, думая как теперь наполнить полумертвый город жизнью, Георгий Великий стал поощрять строительство в Константинополе богачами и дворянством со всей Российской империи и стал раздавать землю под застройки, отменив все налоги на застройку. Практически никаких налогов на жилье в Константинополе до сих пор нет. Поэтому практически все высшие аристократические дома Альянса имеют в Константинополе свои особняки или квартиры.
        - Красиво тут, - Юкки замечталась.
        София - здесь остановиться
        Судил Господь народам и царям!
        Ведь купол твой, по слову очевидца,
        Как на цепи, подвешен к небесам.
        И всем векам - пример Юстиниана,
        Когда похитить для чужих богов
        Позволила Эфесская Диана
        Сто семь зеленых мраморных столбов.
        Но что же думал твой строитель щедрый,
        Когда, душой и помыслом высок,
        Расположил апсиды и экседры,
        Им указав на запад и восток?
        Прекрасен храм, купающийся в мире,
        И сорок окон - света торжество;
        На парусах, под куполом, четыре
        Архангела прекраснее всего.
        И мудрое сферическое зданье
        Народы и века переживет,
        И серафимов гулкое рыданье
        Не покоробит темных позолот.
        Собор Святой Софии снаружи выглядел скорее массивным, чем прекрасным.
        Из электробуса Юкки, глядя на Храм Святой Софии, видела накрытую куполом массу, казалось что эта куча камней несет в себе нечто хаотическое, но ее ошеломила над входом в храм небесной красоты мозаика, на которой к ногам Богородицы с Младенцем император Юстиниан слагает Святую Софию, воскрешенную им после пожара, а император Константин - город Константинополь. Золотой символ, «два меча», которые избирает империя под покровом Богородицы, чтобы победить мир.
        После этого она уже была готова к тому, что при входе внутрь эта куча плинфы и камня обернулась напоенным светом величественным храмом с мудро устроенным, но против ее ожиданий чуждым ей пространством.
        Юкки пыталась найти в храме нечто знакомое по храмам синто, но тут не было ничего знакомого или понятного. Это был абсолютно чуждый ей мир.
        Непостижимой древностью веяло от колонн, мутно-красных, мутно-малахитовых или голубовато-желтых. Таинственностью были исполнены византийские мозаики. На нее наводили ужас лики апокалиптических шестикрылых серафимов в углах боковых сводов. Строгие фигуры святых в выгибах алтарной стены наводили на мысль о неумолимой силе веры. И страшен в своей суровости возвышающийся среди них образ Спасителя, этого тысячелетнего хозяина храма… Чувствуя себя пигмеем, Юкки почувствовала потерянность среди этой высоты и простора. Над ней - светоносный купол, горячее солнце золотистым потоком льется сверху. И в этом сиянии света Юкки не почувствовала того единения с силами природы, которые всегда были с ней в храмах синто. Тут только Свет и его подавляющая мощь.
        Однажды Хикэри прочла поэму, в которой Собор сравнивался со скрытой внутри устрицы сверкающей жемчужиной. Сравнение показалось ей неудачным. Снаружи Собор вовсе не был грубым и некрасивым, как устричная раковина, а выглядел попросту невзрачным. Зато его интерьер затмевал блеск любой жемчужины.
        Собор не был переполнен - предстояла лишь послеполуденная литургия в самый обычный день, не отмеченный каким-либо религиозным праздником. Хикэри решила помолиться со всеми. Две «серебряные» последовали за ней.
        «Здесь, - читала она в одной из хроник, посвященных строительству Собора, - дух облекся плотью». В каком-нибудь провинциальном городке, вдали от столицы, она так никогда и не поняла бы, о чем говорит летописец. В Константинополе пример стоял перед глазами. Но несмотря на знакомый до мелочей интерьер, Собор до сих не переставал поражать.
        Поддерживавшие свод стены пробивали десятки окон. Солнечный свет струился в них, разбиваясь о стены. Лучи словно бы отделяли купол от самого Собора. Когда Хикэри увидела это зрелище впервые, она не поверила, что свод и вправду опирается на стены, которые венчает, - скорее уж парит в воздухе, подвешенный под небесами на золотой цепи. Золотые листы, серебряная фольга и перламутр отбрасывали солнечные лучи в самые дальние углы храма, озаряя их почти бестеневым светом. Хикэри глянула вниз и увидела собственное отражение в золотом мраморе пола.
        Стены Собора покрывали плитки снежно-белого мрамора, бирюзы и, на западе и востоке, розового кварцита и оранжевого сардоникса, повторяя в камне сияющее великолепие небес. Взгляд невольно скользил в небо все выше, выше, к полукуполам, где мозаики изображали деяния святых, угодных Христу, а от полукуполов не мог не подняться вверх, к центральному своду, откуда взирал на молящихся сам Бог.
        Здесь он изображен был не улыбчивым юношей, но взрослым мужем; облик его был суров и печален, а глаза… когда Хикэри в первый раз пришла послушать проповедь в Соборе, она едва не шарахнулась от этих огромных глаз, чей всевидящий взор пронизывал ее насквозь.
        Такой взгляд и подобает Христу, каким изображал его свод, - не пастырем, но судией. Тонкие пальцы левой руки прижимали к сердцу массивный том, в котором записаны все добрые и злые дела.
        Человек мог лишь надеяться, что добро перевесит, иначе его ожидает вечность в аду, ибо хоть этот Христос и был справедлив, она не могла представить его милосердным.
        Христос, смотрящий на нее с купола, несомненно, справедлив, но милосерден ли он? Мало кто посмеет требовать идеальной справедливости - из опасения, что и в самом деле получит ее.
        Тессеры мозаики, обрамлявшие голову и плечи Бога, были покрыты золотой пленкой и поставлены чуть неровно. Стоило изменится освещению, или сдвинуться с места смотрящему, как золотой ореол начинал мерцать и переливаться, придавая изображению торжественное великолепие.
        Как всегда, только усилием воли Хикэри отвела глаза от лика Христа.
        По всей Империи на сводах храмов помещались подобия этого лика. Но ни одно из них не передавало и малой доли этого скорбного величия, этого сурового благородства. Только в Соборе господь воистину направил руку живописца.
        Хикэри ощущала тяжесть божественного взгляда. Даже вид ошеломительно прекрасного патриаршего трона из слоновой кости и кипариса не вернул ее к реальности до конца, пока собравшиеся в храме стояли молча, ожидая начала молитвы.
        Она обратила внимание как мощь божественного образа подействовала на Юкки. Та смотрела вверх, пытаясь выдержать взгляд взирающих с купола глаз. Юкки тоже пришлось убедиться, как и множеству других людей, пытавшихся сделать то же самое, что простому человеку такое не по силам.
        - Не волнуйся, - тихо произнесла Хикэри, подойдя к Юкки. - Никто не может счесть себя настолько могучим, чтобы противостоять Богу.
        Юкки нахмурилась, ее щеки вспыхнули.
        - Мы живем в Японии, не боясь никого, и ничему не позволяем запугать себя. А в этом куполе скрыта сила, которая заставляет нас думать, будто мы слабее, чем есть на самом деле.
        Ее пальцы сложились в знак, отгоняющий демонов.
        - По сравнению с Богом мы все слабее, чем считаем себя, - негромко проговорила Хикэри. - Именно это показывает нам изображение на куполе.
        Юкки покачала головой.
        Но прежде чем они успели продолжить спор, из бокового придела к алтарю направились два священника. Инкрустированные драгоценными камнями кадильницы испускали облачка ароматного сладковатого дыма.
        Верующие приветствовали Вселенского Патриарха Максима V, который шел следом за священниками. На нем было шитое золотом одеяние, обильно украшенное жемчугом и драгоценными камнями. Во всей империи лишь одеяние Императора превосходило патриаршее пышностью и великолепием.
        Хор мальчиков запел хвалебный гимн Христу. Благостные звуки многократно отражались от купола, создавая впечатление, будто исходят из губ самого Бога. Патриарх, воздел руки, не отрывал глаз от лика Христа.
        Прихожане повторили за патриархом символ веры. Эта молитва была первыми словами, которые слышал любой русский, потому что ее обычно произносили над новорожденным; ее же первой учил наизусть ребенок, и ее же верующий слышал перед смертью. Для Хикэри она была столь же привычна, как и форма собственных рук.
        Следом прозвучали другие молитвы и гимны. Почти не задумываясь, Хикэри в нужных местах отзывалась вместе с прихожанами. Ритуал успокоил ее; он словно сбросил с души груз мелочных забот и превратил Хикэри в частицу чего-то великого, мудрого и практически бессмертного. Она лелеяла это ощущение принадлежности - наверное, потому, что оно с момента переезда в Японию никогда к ней не приходило..
        Хикэри едва не ушла из Собора до начала проповеди. Проповеди, будучи по природе своей индивидуальными и специфичными, разрушала в ней то чувство принадлежности, которое она искала в молитве. Но поскольку ей особо спешить было некуда, Хикэри решила остаться и послушать. Кто посмеет попрекнуть ее за набожность?
        - Мне хочется, чтобы все вы, собравшиеся здесь сегодня, - начал патриарх, - задумались над тем, сколь многочисленны и разнообразны пути, коими погоня за богатством угрожает ввергнуть нас в ад. Ибо, накапливая золото, драгоценности и вещи, мы слишком легко начинаем считать их накопление самостоятельной целью в жизни, а не средством, при помощи которого мы обеспечиваем пропитание свое и подготавливаем жизненный путь для нашего потомства.
        «Нашего потомства?», - с улыбкой подумала Хикэри.
        Ее плеча неслышно коснулся служка.
        - Его святейшество хотел после проповеди с вами поговорить. Не откажите в любезности послушать проповедь из императорской галереи.
        - Подождите меня на улице после проповеди. Кажется, Патриарх мне хочет что-то сказать, - прошептала она на ухо Юкки. Та кивнула.
        Хикэри прошла по узкому коридорчику в отгороженную императорскую нишу, двери в которую, по преданию, сделаны из дерева Ноева ковчега. Там стояли два трона, императорский из белого и трон императрицы из зеленого мрамора.
        - Ты можешь сесть на него, Ольга! - Патриарх подошел не слышно.
        - Я не императрица, - Хикэри погладила спинку трона, - и меня давно так никто не называл.
        - Это имя ты получила при крещении и никто не может его отнять. Для вселенской церкви ты принцесса Ольга. И я, Вселенский Патриарх прошу тебя подумать и вспомнить свою Родину, поскольку Веру ты не забыла. С тех пор, как трон из зеленого мрамора занял свое место, на нем давно никто не сидел. Императрица мать - Елена Филипповна не очень любила Константинополь - как и Наталья Николаевна - и недостойная дшерь достойного господаря Душана. А матушка Императора Асэми не поменяла веру. Уже девять лет как погибла Маргарита, но император не может забыть свою первую любовь и наша империя живет без императрицы и он (Патриарх ткнул пальцем в трон) тоже ждет ту которая займет свое место рядом с императором. Ты дала нам надежду что император вспомнит о своем долге и императрица России вновь займет свое место рядом с ним.
        - Я может быть буду императрицей Японии, но русский трон… Это невозможно! - растерялась Хикэри.
        - За день до твоего прилета по телевидению показали фильм о тебе. То как ты спасла рискуя своей жизнью десятки детей, пусть даже детей преступников, произвело на народ неизгладимое впечатление. Ты ведь в курсе, что Асэми выполнила свое обещание?
        - Особо не узнавала. Я только знаю, что она его выполнила, иначе и быть не может.
        - Она помиловала всех детей и их матерей. А также всех девушек. Три четверти из помилованных приняли истинную Веру в Токийском Соборе. Ты стала легендой христианства и твоя популярность не только в Японии, но и ТУТ очень велика.
        - Ваше Святейшество, - Хикэри растерялась - я никогда не искала популярности и всегда была верноподданной Его Величества. Я люблю его, но никогда не буду что-либо себе выпрашивать и уж тем более интриговать с целью сесть на трон империи. Все в воле Императора и только его.
        - Я лишь скромный монах хоть и в патриаршем уборе и не мне судить о путях светских владык.
        Однако помните идя по пути власти и о своей Родине, которая ждет вас.
        - Ваше святейшество, - произнесла Хикэри… Я даже не знаю как начать… - Со мной ты можешь говорить свободно… Я могу принять исповедь у любого православного планеты Земля… - просто и доброжелательно произнес его святейшество.
        - Нет… просто… - так вышло что я невеста императора всероссийского - но я его так мало знаю… Это было какое то чудо - встреча в… в прачечной - она чуть не прыснула…
        Я ведь не первая в чреде его женщин - у него и дети есть? - помедлив вымолвила Хикэри.
        - Не успей я тебя узнать я бы подумал что ты ревнуешь - как впрочем и подобает принцессе… - улыбнулся первосвященник. Что тебе сказать… Женщины в нынешнее время сопровождают жизнь почти любого не вступившего в брак мужчины - понятно монашествующие - с легкой улыбкой огладил он рясу - не в счет. Тем более - богатого и знатного. Но насколько я могу представить - тебя более всего интересует история его любви к герцогине Лионелле?
        Хикэри вздохнула в знак согласия - хотя вообще-то не только это ее волновало.
        - Все подробности знает лишь его духовник - отец Гермоген… Он связан тайной исповеди я - нет… Что тебе сказать… - повторил он. Гибель Маргариты фон Гогенцоллерн была ударом не только для него. Но для него - возможно сильнейшим - у императора Адальберта было тринадцать детей только законных а у Олега Данииловича - только одна возлюбленная. Другие в такой ситуации срываются в кутежи, пьянство и совсем уж запретные развлечения вроде опиума и кокаина начинают менять любовниц чаще чем щеголь - перчатки… Но Государь слишком хорошо понимал что есть долг правителя и человека… Стержень что в его душе выкован из стали высшего закала… И вот через год он встретил правительницу Пармскую на Малом Совете Альянса. Кажется обсуждали культурную и образовательную политику стран Европы и возможное создание Европейской кинокомпании… Впрочем неважно. Признанная красавица, королева трех Венских балов, блестящая вдова говоря старым языком. Трое официально просватанных претендентов на ее руку - и поверьте - не в должности принца-консорта там было дело. Проще всего воспринять эту историю именно в духе пошлых дамских
романов и не менее пошлого Голливуда: невинный юноша и многоопытная светская львица… - патриарх отвечал кому-то или с кем-то спорил сейчас. Но там все было сложнее и чище - и жалость к потерявшему самое дорогое мужчине и восхищение умом и красотой взрослой женщины вступающего в жизнь молодого человека… Она ведь и сама потеряла мужа через полгода после свадьбы… Я знаю не одну подобную историю - и рассказанные в исповедальне и просто виденные воочию. Связь взрослой женщины с юношей это явление заметно более частое чем кажется - просто у большинства хватает ума не выносить это на люди. В конце концов есть грехи простительные и понятные. А когда до него дошли слухи что герцогиня беременна - и слухи эти подтвердились - он взяв меня и министра двора полетел в Парму спецрейсом - задержавшись лишь на два часа - подбирал в дворцовой сокровищнице подобающее случаю кольцо. Помню она вышла к нам в свободном простом платье уже не скрывающем живот и Олег Даниилович встав на одно колено попросил ее руки. Герцогиня же - нет - не расплакалась как писали потом, но прослезилась. И сказала, что вынуждена отказать - ибо
не может оскорбить предков и свою совесть сменой веры а русский трон - морганатическим браком с католичкой. Тем вечером я первый и последний раз видел Государя пьяным… Вот и все. Хотя - чуть посуровев произнес патриарх - да простит меня невеста моего монарха - но я потом нередко думал что для мира и России было бы лучше если бы Лионелла Фарнезе последовала примеру Хелен де Орлеанс став русской царицей… И Хикэри почувствовала в том как он произнес имя бабки царя что-то особенное… Некую тайну или намек на нее - и тень чего-то неодобрительного. Но не мог же он осуждать ее за переход в православие?? Но тут же забыла - мало ли что ей могло показаться! - Я была бы рада познакомится с Софией… - произнесла она. («Ты точно была бы рада?» - кто-то злой и ехидный словно прошептал в ухо) - Думаю она и ее матушка будут присутствовать на вашей свадьбе. Свадьбе… И вдруг девушка вспомнила… Вспомнила разговор при их знакомстве…
        Россия уклонилась тогда от большой кутерьмы. Сейчас должна выжить Япония - и твой долг ей в этом помочь.
        - Но как??… Я всего лишь девчонка-школьница…
        А если я скажу… Если я скажу что спасение страны Ямато как раз в той девчонке которая станет императрицей? Считай, что тебя бросили в пруд и ты должна выплыть. Сегодня ты поймешь много, возможно.
        - Ты чем то обеспокоена - дочь моя? - проницательно посмотрел на Хикэри первосвященник. - Не знаю… - произнесла она. Не знаю Ваше Святейшество… Просто я вот подумала… Та встреча… все наше знакомство с… Государем… Это какое-то невероятное чудо! - Чудо?? - улыбнулся в бороду святой отец. Но разве мир наш Божий - не чудо? А еще… - он сделал паузу - ведь чудо это - о что Россия да и весь мир существуют а не погрязли в грязи крови и бессмысленных смутах. И чуду этому мы обязаны даже не Господу - хотя конечно и Его помощи - но человеку: императору Георгию Александровичу… Вы удивлены дитя мое что так говорит священник? Но я в семинарии и академии изучал не только богословие, но и историю - я между прочим доктор истории Сербского королевского университета - хотя вспоминаю об этом так редко… Было время я пытался постичь главную тайну исторической науки. Историк должен знать: «когда», «что», «как» и «где» - но «когда» является наименее важным. В конечном итоге историк имеет дело не с хронологией, а с самими событиями… Так вот - если внимательно изучить историю конца прошлого века - того что назовут
«прекрасная эпоха» то становится ясно что тот мир должен был погибнуть. Об этом писали умнейшие люди - от социалистического пророка Энгельса до банковского воротилы Блиоха… Да собственно мир тот и погиб… Погибла республиканская Франция, погибла старая Германия и Австрия, погибли небольшие европейские страны, погибли прежние Соединенные Штаты и Англия… Троцкисты бы тоже погибли скорее всего - когда последняя «адская колонна» перестреляла бы друг друга за последние запасы еды на руинах последнего уничтоженного города а последних врачей и учителей оттащили бы в концтабор. Япония уже погрузилась в смуту как вы помните и без России… - священник вздохнул. - А… Россия? - еле слышно произнесла Хикэри. - И она должна была тоже погибнуть… - подтвердил патриарх. Прочти при случае книги революционеров-эмигрантов - дозволенные в России - да и кое что издают в Америке на русском… Да хоть мемуары про начало царствования деда государя Олега - как жил тогда простой народ и сколько горючего материала скопилось. Ну в конце концов - тогдашних великих поэтов: не те стихи что печатают в хрестоматиях и парадных подарочных
томиках - поройтесь в полном собрании сочинений. Какие жуткие пророчества там можно найти - и многие сбылись! Я даже думаю что грань между нашим миром и Иным миром тогда истончилась - и знание о будущем было услышано самыми чуткими… Но поверьте - предку… твоего избранника удалось свершить чудо свернув державу и мир с гибельного пути… За это ему и надо быть благодарными - а не за Великий Сибирский Путь и полет в космос - хотя конечно и за эти и прочие свершения - тоже… Помните об этом - ВАШЕ ВЫСОЧЕСТВО и знайте - что за ответственность лежит на вас отныне… Ибо вашими руками - руками правителей и правительниц - твориться воля Его… Хикэри, вернувшись к себе долго сидела в раздумье.
        ?
        7 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        БОЛЬШОЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОРЕЦ
        ВЕЧЕР
        От Храма Христа к Мраморному морю вместо трущоб османского периода раскинулся огороженный изящной ажурной оградой гигантский комплекс восстановленного из небытия Большого Императорского Дворца.
        Большой или Святой дворец в Константинополе оставался главной резиденцией византийских императоров на протяжении почти восьмисот лет, с 330 по 1081 гг. Он был заложен Константином Великим между Ипподромом и Святой Софией, перестроен Юстинианом и расширен Феофилом. Детей императора, рождённых в Порфирной зале дворца, называли порфирородными.
        Восстановлен он был при Данииле Георгиевиче и должен был стать символом новой империи и знаком мира - Вечного как тогда думали мира. Но Даниил умер так и не поселившись в нем - он был закончен в год его кончины - да и с вечным миром тоже как-то не очень сложилось.
        Поскольку часть исторического дворца занял Храм Христа Торжествующего, то Большой дворец был восстановлен с рядом отступлений от оригинала-в основном изменения сводятся к частичному изменению местоположения восстанавливаемых зданий и уборке ряда вспомогательных помещений под землю.
        К сооружению дворцового комплекса Юстиниан приступил вскоре после восстания Ника, в ходе которого при пожаре пострадала значительная часть построек старых императорских палат Константина - Палатия. Центральной частью стала большая площадь - Августеон, простиравшаяся от храма святой Софии до дворца. После пожара Августеон был расширен и украшен белыми портиками, поддерживаемыми двумя рядами колонн, земля была выстлана мрамором. На площади неподалеку от Золотой колонны, от которой расходились дороги империи, была возведена бронзовая колонна, увенчанная конной статуей Юстиниана. Император был представлен с лицом обращенным к востоку с державой в левой руке и протянутой правой рукой «дабы повелевать варварами», пишет Прокопий. Император был облачен в доспехи, в которых обычно изображался Ахилл.
        С четырёх сторон площадь окружают постройки - храм св. Софии на севере, Ипподром на юго-западе, на востоке Сенат и Магнаврский дворец и на юге Храм Христа Торжествующего и императорская резиденция.
        Перед зданием Сената выстроен портик с шестью беломраморными колоннами, украшенный статуями. В термах Зевскиппа, где Константин собрал коллекцию античных статуй, Юстиниан приказал восстановить разноцветные мраморные орнаменты, пострадавшие в пожаре.
        При восстановлении Юстинианом Императорская резиденция была отстроена заново с той самой пышностью, которую, по словам летописца Прокопия, невозможно было передать словом. Католики в позорном Четвертом крестовом походе разорили и разграбили это великолепие - но даже двести пятьдесят лет спустя оно изумило османов.
        Повторная реставрация Большого дворца заняла более двух десятков лет и владыки России превзошли Юстиниана по роскоши Дворца.
        С юго-западной стороны, под портиками имелись железные двери, которые вели в сени называемые Халкой.
        Двустворчатая бронзовая дверь вела из ротонды Халки в караульные помещения, называемые портиками схолариев, протекторов и кандидатов. Это обширные залы, служащие помещениями для дворцовой стражи, и, кроме того, они включали парадные комнаты, в одной из которых находится под куполом большой серебряный крест весом три тонны. Наконец, посредством широкой аллеи, окаймленной колоннами и прорезающей квартал гвардейцев, посетитель попадал в сам дворец, где прежде всего ему предстоит оказаться в в большом Консисторионе. Это тронный зал, в который с трёх сторон ведут двери из слоновой кости, задрапированные шелковыми занавесями. Стены украшены драгоценными металлами, пол убран коврами. В глубине залы на трехступенчатом возвышениями между двумя статуями богини Победы Ники с распущенными крыльями - трон из ценных пород дерева, растущих по всей империи - от кавказского самшита до аляскинского кедра, покрытый золотом и драгоценными камнями. Над троном - золотой купол поддерживаемый четырьмя колоннами. Рядом с троном стоит золотое(разумеется позолоченное) дерево, на котором сидят золотые певчие птицы, каждая со
своим голосом. Русские механики сумели повторить хитроумное изобретение Льва Математика(предложение - вставить в птичек динамики было с презрением отвергнуто), и теперь многим казалось, что дерево так и стоит на своем месте с самого девятого века.
        Позади трона три бронзовые двери открывались на лестницы, которые вели во внутренние покои.
        Приём в Консисторионе проводится в дни больших праздников, при назначении высших сановников и встрече иностранных послов. Рядом находится церковь Спасителя служившая во времена Юстиниана дворцовой церковью.
        Весь описанный комплекс одноэтажный и называется Халкеи, все строения которой фасадами направлены в сторону Августеона.
        Все это содержимое «Большого путеводителя по Константинополю» проносилось сейчас у Хикэри в голове.
        ?
        Огромные бронзовые двери Тронной палаты медленно распахнулись.
        Сидя на императорском троне, Олег Даниилович на краткое мгновение разглядел то, что находилось на улице, и улыбнулся; Сравнивая иногда Тронную палату со столичным Собором, он никак не мог решить, какое из этих строений более пышное и великолепное. Верно, орнаменты в палате не столь цветисты, но к ним добавляется никогда не повторяющееся зрелище богатых парадных дворцовых одеяний вельмож и сановников, которые выстраивались двумя рядами вдоль колоннады, идущей от входа до самого трона. Каждую пару колонн разделяли двадцать пять метров пустоты, наводившие на самых вольнодумных просителей мысли о собственном ничтожестве и несокрушимом могуществе владык России.
        Герольд с белым жезлом в руке сделал шаг вперед.
        Два живых леопарда в золотых ошейниках лежащие рядом с троном зевнули, им это процедура была знакома и несколько скучна.[23 - По восходящей к Византии традиции на приемах рядом с троном Российских императоров находятся леопарды. На 1992 г. это пара золотых леопардов, подаренных Е.И.В. королем Таиланда].
        Болтовня придворных смолкла, и в наступившей тишине герольд провозгласил:
        - Кронпринцесса Империи Ямато Хикэри и благородная Леди Юкио, представляющие империю на Совете Альянса, просят дозволения приблизиться к императору России. - Тренированный голос герольда был легко слышен от одного конца Тронной палаты до другого.
        - Пусть Кронпринцесса Империи Ямато Хикэри и благородная Леди Юкио приблизятся, - молвил Император.
        - Пусть Кронпринцесса Империи Ямато Хикэри и благородная Леди Юкио приблизятся! - Вырвавшись из мощной груди герольда, эти слова разнеслись над Тронной палатой..
        Показавшись сперва крошечным силуэтом на светлом фоне отдаленных дверей, фигурки идущих к трону девушек постепенно увеличивались.
        Остановившись на положенном расстоянии от императорского трона, девушки опустились на колени; некоторые из византийских ритуалов были приняты как ритуалы Дворца Российских императоров и нарушать их не дозволялось никому.
        - Можете подняться, - произнес с высоты Император.
        - Спасибо, ваше величество. - Хикэри непринужденно поднялась на ноги.
        Воспользовавшись своей привилегией, Император заговорил первым:
        - Как прошел перелет?
        - Ваш подарок, Ваше величество, великолепен! - Хикэри присела в реверансе, - экипаж действовал безупречно. Я и Леди Юкки благодарим Вас за проявленную милость.
        - Рады слышать. На Нас произвела большое впечатление Ваша доблесть, принцесса Хикэри, проявленная в схватке с якудзой, когда Вы, рискуя жизнью, спасли детей.
        За проявленную доблесть мы решили подарить Вам рубиновую тиару и рубиновое колье.
        Они изготовлены из рубинов которые нам подарил король Бирмы при нашем восшествии на престол.
        Среди придворных пронесся шепоток.
        Слуги вынесли красивейшую тиару и не уступающее ей по красоте колье…
        Тиара была изготовлена в виде венка из роз с лепестками из бриллиантов и розетками из рубинов в центре каждого цветка.
        Рубиновые серьги на мне. Это как я угадала.
        Один из церемониймейстеров помог Хикэри надеть их. По залу пронесся восхищенный шепоток.
        В своем белоснежном платье с рубиновой тиарой и колье Хикэри выглядела как истинная императрица.
        - Я благодарю Ваше Величество за проявленную милость, но я не заслужила такой щедрый дар, - Хикэри приготовилась к продолжению.
        И оно воспоследовало.
        - Нам виднее принцесса, Вам отведены покои во дворце Дафна и Мы надеемся Вы не откажетесь быть нашей гостьей во время вашего пребывания в Городе. Сегодня вечером в Триконхе состоится малый бал по случаю визита наследника итальянского трона принца Генуэзского Томмазо. Надеюсь что Вы присоединитесь к Нам. Мы хотели бы открыть бал с Вами.
        - Я благодарю Ваше Величество и принимаю приглашение, - Хикэри решила быть немногословной.
        Ну а чего тут собственно говорить. Я счастлива. Я очень счастлива. Все всё вроде и так поняли.
        - Отлично, - Император был откровенно доволен, - Леди Юкки Мы рады Вас видеть и надеемся что пребывание Вас в Константинополе будет приятным. Мы также надеемся, что нам удастся познакомиться поближе со столь пленительной девушкой….
        - Благодарю Ваше Величество за столь лестные слова, - на щеках Юкки играл румянец, - я восхищена Великим Городом и если Великая принцесса даст разрешение, я безусловно встречусь с вами как Вы того пожелаете.
        Однако, как выкрутилась.
        - Очень хорошо, - Император был в хорошем настроении, - тогда Мы не станем Вас далее задерживать. Встретимся во дворце Дафна.
        - Ваше величество. - Девушки вновь встали на колени, потом поднялись и начали пятиться от трона, пока не удалились на достаточное расстояние, уже не оскорбляющее Императора. Сам он не возражал бы, если бы они просто повернулись бы и ушли, но императорское достоинство не допускало столь обычного поведения в Его присутствии.
        Иногда казалось, что его должность обладает самостоятельной личностью, к тому же весьма чванливой. Не Олег Даниилович Романов - нет.
        «БОЖИЕЮ ПОСПЕШЕСТВУЮЩЕЮ МИЛОСТЬЮ ОЛЕГ I, ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ, МОСКОВСКИЙ, КИЕВСКИЙ, ВЛАДИМИРСКИЙ, НОВГОРОДСКИЙ, КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ И ТРАПЕЗУНДСКИЙ; ЦАРЬ ЦАРЕЙ ВОСТОКА; КОРОЛЬ КОРОЛЕЙ ЗАПАДА, КЕСАРЬ РОМЕЙСКИЙ, ЦАРЬ АССИРИЙСКИЙ; ЦАРЬ КАЗАНСКИЙ; ЦАРЬ АСТРАХАНСКИЙ; ЦАРЬ ХЕРСОНЕСА ТАВРИЧЕСКОГО; ЦАРЬ НИКЕЙСКИЙ; ЦАРЬ КИЛИКИЙСКИЙ; ЦАРЬ СИБИРСКИЙ; ЦАРЬ БОЛГАРСКИЙ; ГОСУДАРЬ И ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СМОЛЕНСКИЙ, ПСКОВСКИЙ, ТВЕРСКОЙ, ЧЕРНИГОВСКИЙ, ПОЛОЦКИЙ, РОСТОВСКИЙ, РЯЗАНСКИЙ, ВОЛЫНСКИЙ, ПОДОЛЬСКИЙ, КОРЕЛЬСКИЙ, ЮГОРСКИЙ, ПЕРМСКИЙ, ВЯТСКИЙ; ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ФИНЛЯНДСКИЙ; ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КИПРА; ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЭСТЛЯНДСКИЙ И ЛИФЛЯНДСКИЙ; ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ФРАКИЙСКИЙ; ВЕЛИКИЙ ГЕРЦОГ КУРЛЯНДСКИЙ И СЕМИГАЛЬСКИЙ; ПРОТЕКТОР СВЯТЫЯ ЗЕМЛИ…» И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ И ПРОЧАЯ…»
        ?
        БОЛЬШОЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОРЕЦ
        ТРИ ЧАСА СПУСТЯ
        Дворец «Триконх», где давались торжественные балы, похож на фантастический каменный трилистник. Архитектор, несомненно, был вдохновлен европейскими бальными залами, но все же сохранил план исторического Триконха, стоявшего на этом месте почти тысячу двести лет назад. Три просторные округлые абсиды завершались резными полукуполами-раковинами, переходившими в общий свод, под которым и совершалось бальное действо. Огромные «лепестки» дворца, соединенные наподобие листьев клевера, были разделены на ярусы. В среднем построены гостевые ложи в два уровня - в том числе ложи императора и императрицы. В боковых помещаются оркестры, буфеты, уборные и большая бильярдная. Изрядно помучившись с компоновкой столь сложного помещения, зодчий дал полную свободу фантазии, украсив дворец лепниной, позолотой и витражами. Стараясь не открыть рот в немом восхищении Хикэри-Ольга огляделась.
        Прием в честь наследника итальянского трона был в полном разгаре.
        На дворе Сигмы гостям демонстрировали древний фонтан с золотой шишкой наверху. По ней струились, вытекая из специальных отверстий, хмельной медовый напиток и три сорта вина. Жидкости, не перемешиваясь, собирались внизу в специальные вместилища. Каждый желающий мог здесь угощаться столько, сколько позволяла крепость его сложения.
        Гостям давали ужин в Золотом Триклиниуме, в сопровождении концерта классической музыки. Он проходил в неформальной обстановке: гости переходили от одних столиков к другим, менялись местами, весело беседовали и шутили, образовывали группы и снова расходились; мужчины были без пиджаков, женщины в более или менее коротких платьях. Бурно обсуждали последний скандал в правящем доме Португалии, где жена наследника оказывается имела любовника. У самого императора было много куда более важных задач, чем обсуждение жизни португальской инфанты. Он подсаживался за разные столики, вел легкие беседы, порой содержавшие очень весомые намеки, но временами не забывал поглядывать, что делают Хикэри и Юкки.
        Бал в Триконхе был в разгаре, гости вовсю веселились, а у Юкки на душе становилось все грустнее, несмотря на то, что многие танцы у нее уже разобрали и почти все ее кавалеры были молодыми людьми из самого высшего света. Но именно это и не нравилось девушке. Она знала: на нее теперь «охотятся» как на богатую невесту, тем более что она еще и красива… ну, по крайней мере, недурна собой…
        Отдельное спасибо парикмахерам и стилистам Большого Дворца.
        Однако, видно, недостаточно красива и не так умна, чтобы на нее обращали внимание серьезные люди, а не одни искатели выгодной партии: большинство самых умных и красивых мужчин собирала вокруг себя Хикэри - там были ученые, писатели, поэты… Хикэри была в таком наряде, что у любой женщины при виде него захватывало дух: пурпурный шелк с отливом в синеву; юбка, украшенная легкой драпировкой, как будто незамысловатой, но придававшей платью неповторимый шарм; глубоко вырезанный лиф с прихотливым узором из сверкающих бриллиантов; тончайшие кружевные перчатки в цвет платья на божественной формы руках; обнаженные плечи, покрытые теплым золотистым загаром; бриллиантовые шпильки в темных волосах, темные глаза, сияющие еще ярче рубинов, и улыбающиеся губы, за поцелуй которых, наверное, не один мужчина продал бы душу дьяволу… Разве с ней можно соперничать?!..
        Император протанцевал с Хикэри открывавший бал полонез и следовавший за ним вальс. А Юкки рассеянно слушала комплименты очередного кавалера и, косясь в сторону большой ложи, где Хикэри блистала в окружении своих поклонников, думала: «Нет, я никогда, никогда не выйду замуж ни за кого из этих искателей богатых невест!.. Как это пошло! Интересно, кто из них посмотрел бы на меня тогда, когда я была просто Юкки и ездила в школу на метро? А теперь и не узнаешь, кто любит тебя саму по себе, а кто - только в приложение к твоим деньгам… Да собственно, а они у меня есть?»
        Осознав юмор ситуации Юкки, как оказалось к месту, звонко рассмеялась, чем весьма порадовала поклонника который ее пытался рассмешить.
        И тот - какой то греческий офицер - принялся рассказывать о константинопольских достопримечательнсотях.
        …Малый дворец Сигма - вещал он - был тщательно воссоздан по старинным изображениям, сохранившимся в одной иллюстрированной рукописи начала десятого века. Здесь размещалась императорская коллекция живописи, где были собраны невероятные сокровища - от уникальных античных портретов до знаменитых французских художников девятнадцатого века. Работы российских художников были выставлены в Консистории.
        Дворец Дафна двухэтажный и имеет два крыла, которые окружают большой двор, часть которого занимает личный манеж императора. Первый этаж строений занимают придворные службы. На втором этаже находятся личные покои императора, в том числе самые роскошные залы палат. Это три залы - «триклиниум Августеос», «восьмиугольная гостиная» и «коитон Дафны». Залы дополняются широкой террасой с которой открывается вид на море. Терраса является частью галереи Дафны, в которой находится статуя нимфы, которую привез Константин из Рима. С другой стороны находится галерея, соединяющая церковь Св. Стефана и Дафну с ложей императора на ипподроме «Кафизма», которая представляет собой дворец, где позади ложи находятся комнаты для приёмов и отдыха. Для жилья используются Дворец Дафна и дворец находившийся между Дафной и морем - «Хризотриклиниум». Управление императорских дворцов пока не выпустило альбом с их видами. Интересная восстановленная задумка византийцев что полы украшены в дворцах мозаикой поверженных царей и там среди всего прочего на полу портретные мозаики всех султанов османов. Разве что Троцкого там не        Комплекс священных палат дополнял уединённый «триклиниум Магнавара», восстановленный с большим великолепием..
        Юкки кивала выслушивая строки из все того же «Путеводителя»
        …Хикэри не была обижена вниманием: у ее столика постоянно сменяли друг друга все новые желающие побеседовать с ней - почти одни мужчины. Однако Императора среди них не было, он куда-то вышел.
        Спустившись по лестнице и выйдя из дворца Кариан, где жили почетные гости, Президент Федерации Техас Марвин Буш с сопровождающим прошли по небольшой выстеленной мрамором площади и поднялись на одну из террас, занятых императорской резиденцией. Высоко стоящая полная Луна подсвечивала громадную колоннаду Ипподрома. На азиатском берегу Константинополь утопал в мириадах ночных огней, а Босфор в лучах лунного света и отраженного ночного света подсветки светился всеми оттенками фиолетового и синего. Большой Дворец - огромный архитектурно-парковый комплекс, где зданий, казалось, было больше чем деревьев - четырьмя террасами доходил до самых морских стен. Последние, впрочем, уже давно перестали быть собственно морскими, будучи отделены от воды гранитной набережной, разумеется исключая дворцовые пристани.
        ?
        Марвин с сопровождающим его гвардейцем вошли в длинный переход, тянувшийся колоннадой ко дворцу Кафизмы, соединенному с императорской ложей Ипподрома.
        - Будьте осторожны, - предупредил гвардеец, - здесь бегущая дорожка.
        Действительно, ощутив присутствие людей, пол мягко, без толчка пришел в движение и, плавно ускоряясь, понес их вперед. Они зашагали по серой шершавой поверхности, от чего пешее движение сделалось невероятно быстрым.
        - Замечательно придумано! - воскликнул Марвин.
        - Веление времени! Все ускоряется, - отозвался сопровождающий. - Его величество уже не может позволить себе тратить часы на пышные выходы и передвижения по Дворцу в окружении свиты, а для автомобилей здесь нет простора.
        - Мы пришли, - гвардеец остановил дорожку и открыл небольшую дверь, за которой оказался лифт. - Дальше вы пойдете самостоятельно. Всего хорошего!
        Лифт, похоже, поднял Марвина всего на один этаж. Когда его двери раскрылись, техасец сразу очутился в просторном помещении, отделанном темным красноватым камнем. Высокий сводчатый потолок тонул в полумраке; огромное окно - целую стеклянную стену - закрывали жалюзи из тонких золотистых пластинок. В камине, встроенном в стену справа, весело потрескивали дрова, но жара не ощущалось, откуда-то даже веяло приятной прохладой.
        Олег Даниилович сидел в одном из двух кресел возле круглого столика. Когда Марвин приблизился, император поднялся ему навстречу.
        - Ну, здравствуй, наконец! - воскликнул он. - Теперь можно не церемониться.
        Усадив гостя в кресло, Император поднял заранее наполненный кубок:
        - За встречу! Я тебе очень рад!
        Выпив, император снова поднялся и сделал шаг к камину. Прозрачный экран отъехал в сторону, и президент сразу ощутил тепло.
        - Ты не против камина, я надеюсь? - поинтересовался император, поправил дрова щипцами и вернулся на место. - Жарко здесь не будет, не беспокойся. Просто я люблю смотреть на огонь, когда рядом хороший друг или предстоит серьезный разговор.
        - Вот как? - заинтересовался Марвин. - А что на этот раз?
        - Представь себе, и то, и другое, - рассмеялся хозяин и вновь разлил по бокалам вино из темной бутылки. - Но давай пока не будем о делах!
        - О да, о них ты никогда не любил говорить, скрытник и бука! - съехидничал Марвин.
        - Я просто византиец и еще русский, не забывай. Какой же русский станет болтать лишнее?
        - О-о, какой ты теперь суровый, - протянул Марвин. - И не подступись! Я, впрочем, - добавил он, - очень хотел тебя спросить: как ты живешь здесь? Во Дворце, среди стольких слуг…! Когда мы с тобой встречались прошлый раз на Майорке, всего этого антуража не было, и ты выглядел вполне беспечным!
        - В отличие от тебя, болезного! - воскликнул император. - Ты мне тогда показался постаревшим и осунувшимся, словно прошло не пятнадцать лет, а гораздо больше!
        - Президентские интриги, предвыборная гонка, что поделаешь!
        - Не знаю, не знаю, - тут настала очередь царя насмешливо растягивать слова. - Мы этим вещам не обучены: ни в Хьюстоне, ни здесь, конечно, нас в эту премудрость не просвещали… А как живем? Большой Дворец ты уже, я думаю, оценил?
        - Да, это грандиозно!
        - Согласен, моему деду пришла в голову замечательная идея! Разумеется, здесь все нужно было восстанавливать, но, несмотря на более чем четыреста лет разрушения, сохранилось удивительно много! А Влахерны, конечно, прекрасное место, но, согласись, сырое и нездоровое.
        - Я там еще не был.
        - Будешь. И оценишь преимущества жизни на мысу, а не в глубине бухты, даже несмотря на то, что рыбных пристаней и складов на Золотом Роге уже нет.
        …Из комнаты был виден чарующий вид на фиолетовую даль Босфора, подсвеченного из Европы и Азии электрическими светлячками ночного освещения.
        - А в общем, жизнь здесь давно идет без резких толчков, - продолжал император. - Главное вовремя понять когда наступает кризис! Хотя здесь я, конечно, очень обязан отцу и, главное, деду… - тут Император поднял глаза к темневшему наверху каменному своду.
        - Будто все так просто?
        - Очень сложно, очень! Но, видишь ли, мы слишком старый народ и живем в слишком старом государстве, накопили определенный опыт… Ведь ничего нет нового под солнцем!
        Республики были еще в Элладе и Риме, безумные тираны и варвары - при гуннах и монголах, газеты - в древнем Китае… Вот недавно наша Академия раскопала города с канализацией в северной Индии - им как оказалось пять с лишним тысяч лет.
        - А социализм? - подмигнул Марвин.
        («А ты мистер миллиардер не так прост!» - одобрительно подумал император)
        - Его вообще то придумали тоже еще древние греки и китайцы - всякие «краснокафтанники» и Ямбул с «Государством Солнца»… Хотя, - усмехнулся царь - думаю Ямбул и тот… черт, забыл - строитель Уранополиса - про которого Ефремов в «Таис Великолепной» писал - а Алексарх! Так вот они, поглядев на Троцкого и его прихвостней, умерли бы второй раз от огорчения…
        Император поднялся и зажег четыре свечи в массивном шандале. Стало еще уютнее, ласковый свет заиграл на изысканных серебряных кубках и вазах с фруктами.
        - Все-таки мы с тобой договорились до политики! - негромко сказал Олег Даниилович. - Ну, да ничего. Тогда давай о делах сейчас, пока не зашумело в голове, - промолвил он, немного помолчал и начал задумчиво: - Послушай, любезный друг мой, я хочу предложить тебе произвести один старомодный опыт. Он не всегда оканчивается благополучно, но если такое случается, то результат оказывается очень ценным.
        - Неужели философский камень? - насмешливо прищурился Марвин. - Я слышал, что в дворцовых подземельях Влахернского дворца до сих пор витают тени казненных византийскими царями алхимиков?
        - Там много что витает… Не беспокойся, я тебя как-нибудь свожу, - серьезно проговорил император, и даже немного нахмурился. - Но в данном случае я не о призрачных теориях. Как ты относишься к политическим бракам? Они бывают очень удачны порой, не правда ли?
        - Хм. Случается. Но если ты…
        - Тихо-тихо, подожди, - Император слегка взмахнул рукой, но в этом мановении Марвин почувствовал вдруг неведомую доселе властность. - Мы современные люди, будем рассуждать реально и не станем играть в средневековых деспотов. Я хотел бы, чтобы моя дочь София - дочь Пармской герцогини и твой сын Алекс познакомились, полюбили друг друга и сочетались браком. Безумное желание? Нисколько. Это всего лишь плод жизненного опыта. И тот же самый опят подсказывает мне, что мое желание осуществимо. Пока мы их обручим. Моей дочери десять лет, твоему сыну шестнадцать. Я думаю, что это вполне реально. Надеюсь - ты не столь привержен пуританизму предков чтоб отсутствие брачного обряда между мной и Леонеллой - ее матушкой - тебя пугало?
        - Все это звучит очень интригующе, - промолвил Марвин, выжидающе глядя в глаза царю. - Но… почему ты выбрал мое семейство, моего мальчика? Ты позволишь? - он потянулся к пузатой бутылке и вновь наполнил оба бокала.
        Благородная рубиновая влага ярко светилась на фоне огня.
        - Я и не выбирал, собственно, - ответил император и слегка отвернулся в сторону камина, предоставив другу изучать августейший профиль с прямым носом и сосредоточенно подобранными губами. - Выбора-то особо и не было.
        По двум причинам.
        Первая в том что твой отец Джордж Буш стал президентом Техаса в 1965 году и с тех пор до 1989 года он им был. Потом стал ты. Твой старший брат командует ВВС, средний армией. Фактически ваша семья в шаге от наследственной власти и породнившись с моей династией и родом Бурбонов-Пармских вы имеете все шансы вступить как династия властителей Техаса в ряды Альянса подобно династии Хорти.
        Вторая причина переход к наследственной власти в Техасе неизбежен ввиду резких изменений на Американском континенте каковые вскорости воспоследуют.
        Я знаю тебя, знаю Алекса. В позапрошлом году на островах он был уже достаточно взрослым, чтобы проявить свои лучшие качества. Тот случай с катером покорил меня…
        - О, да! - воскликнул президент. - Об этом потом писали все наши да и ваши газеты! «Индепенденс» тогда заявила, что опытные каскадеры оценили трюк и не согласились бы повторить его без тренировок.
        - Он рыцарь - он не задумываясь спасал тех несчастных рыбаков… Он даже не задумался, стоит ли прыгать - рискуя жизнью сына миллиардера из за обычных людей? Это само собой разумелось, и на берегу Алекс даже не мог понять этого всеобщего восхищения! Но, может быть, сердце нашего Сида уже в оковах? - вдруг вежливо поинтересовался император.
        - Не знаю… Нет, думаю, нет, - отозвался Марвин, слегка задумавшись.
        - Я в этом не сомневался! Душевные движения таких людей видны сразу, поверь мне. Мальчик пока искренне влюблен только в свои книги и свои боевые искусства - что ж, это нам весьма кстати. София тоже пока не думает ни о каких глупостях, но, знаешь ли… - тут император потянулся вперед и слегка раздвинул тлевшие дрова, те сразу вспыхнули и весело затрещали. - Да, все это до поры до времени. Я предвижу, что лет через пять мою доченьку потянет на приключения, и тяга эта будет неодолимой и все сильнее год от года. Характер у нее такой.
        - А при их недостатке организует приключения мужу?
        - С мужем, дорогой мой, с мужем! - весело подхватил Император. - Но разве Алекс будет против? Он просто тоже до сих пор не вошел еще в авантюрную полосу, но, конечно, не минует ее, поэтому нам с тобой…
        - Нам? - встрепенулся Марвин. - Ты уже второй раз произносишь это слово, но я еще не готов сформулировать своего мнения, и…
        - Нам, нам, друг мой, - заключил император и потянулся своим бокалом к бокалу президента. - Доверься мне сейчас, как верили друг другу наши отцы заключившие договор о союзе!
        Перейдем ко второму вопросу. Что ты думаешь про ситуацию между США, ДША и КША?
        - Что за вопрос? - президент даже несколько насторожился. - Крыса, кошка и собака. И маленький гадкий крысенок - Калифорния. - Но почему ты об этом вспомнил? - удивленно воскликнул Марвин.
        - Я полагаю, этот вопрос можно решить, - спокойно сказал Император.
        - Решить?! - президент чуть не подскочил в кресле. - Но ведь это война! Ваши отношения с Квебеком, с КША, все эти мормоны, плюс полоумные калифорнийцы…
        - Мормонов-то мы сейчас будем спрашивать меньше всего, - веско объявил император. - Все остальное - мы провели переговоры с КША и Квебеком и не позднее лета 1993 года мы атакуем ДША и Калифорнию с целью их полного уничтожения. Сейчас мы ведем переговоры с США об участии в процессе. Но они мнутся и пока нам ничего внятного не говорят. Но в любом случае сил Альянса хватит чтобы уничтожить противника даже в одиночку. Правда не хотелось бы делать из территорий ДША выжженную пустыню. А иерархов мормонов я приму после некоторой подготовки… Пожалуй, лучше всего будет залепить уши воском! - рассмеялся император, и на столике появилась небольшая распечатанная амфора. - Рекомендую! Каппадокия, начало 30-х.
        - Мне вдруг показалось, что там нефть, - признался Марвин.
        - Ну уж нет! Мы ведь не в Техасе! - император попытался изобразить обиду, но глаза его смеялись. - Пусть нефть в золотой чаше подносят Президентам Техаса, нам это как-то не пристало.
        - Прекрасное вино! - воскликнул президент.
        - Да, очень неплохое.
        - Итак, - проговорил Марвин, откинувшись в кресле, - вы готовы кое-кому наступить на горло? Довольно неожиданно! Но почему именно сейчас? Ведь не из-за пограничных споров между Индианой и Кентукки, я полагаю?
        - Видишь ли, дорогой Марвин! - дурашливо наморщил нос Олег. - Есть вопросы, которые в политике обсуждать не принято. И даже намекать на них нехорошо. Но мы ведь не просто политики, верно? Поэтому я буду с тобой откровенен почти до неприличия. Мы хотим уничтожить их потому что, как мы считаем, они переродились в паразитические антихристианские государства полностью враждебные нашей цивилизации. Даже само наличие этих образований на планете неприемлемо. В случае дальнейшего их существования цивилизация-паразит закроет нам дорогу в космос, а ты знаешь что для нас экспансия туда единственный выход. И так считаем не только мы..
        - Как-как? Что?
        Брови президента взобрались куда-то на самый верх лба, словно желая спрятаться в волосах. Впрочем, осмыслить сказанное было действительно трудно.
        - Да, ты не ослышался, - император был собран и серьезен. - вот ксерокопия их письма на Совет Альянса…Заверенный перевод естественно.
        - Они никогда не вмешивались в наши дела!
        - Они просто предупреждают! Впрочем мы дадим тебе методику расчетов которую они нам предоставили, захочешь, поручи ученым университета в Хьюстоне перепроверить, и учитывая что ты знаешь какие извращения легализованы в ДША и в Калифорнии… Это необходимо сделать! Это будет справедливо, символично, и… - тут Император поднялся и, подойдя к окну, слегка коснулся пальцами стекла. - И, пожалуй, отношения в мире между центрами сил сделаются от этого более правильными…Наша планета уже слишком мала для человечества. Так что, господа техасцы, - император обернулся к Марвину, широко улыбаясь, - ваш космический центр будет сильно расширен!
        - Как-то очень похоже на выкручивание рук… - задумчиво пробормотал президент.
        - Отчего же! Просто на изящную фигуру танца, где кавалер крутит барышню, не выпуская ее нежной ручки.
        - Которую та тщетно пытается вырвать!
        - Так что же! Это только для приличия, ибо какая же барышня не хочет замуж? - лукаво прищурился Олег Даниилович. - Но сватовство, конечно, будет обставлено пышно и церемонно! Представь себе: потомок российских императоров, а также французских королей и потомок грубых техасцев - появляются в Совете Альянса и объявляют о помолвке между наследниками дома Романовых и Бушей! А тем временем все газеты начинают сплетничать о браке, который должны заключить представители семейств! Помолвка объявлена, впереди символический вход Техаса в Альянс…
        - Что ж, не спорю, придумано ловко, - отозвался Марвин. - По-византийски. Не хватает только чего-нибудь изящно-злодейского…
        - Разве мы хоть сколько-нибудь более злодеи, чем все остальные? - меланхолически спросил император. - Мы часто даже гуманнее других!
        - О да, вы гуманисты! - с жаром воскликнул президент. - Вспомним например взятие Парижа в 1945 и его разрушение. Тогда в Париже что-нибудь живое осталось.?!
        - Друг мой, о гуманизме судят не по битвам, а по тому, что происходит после них. На войне законов нет и быть не может! Мы боролись за существование и победили, вот и все. Не важно, какими методами. Но кто бы на нашем месте стал в них разбираться? К тому же, парижские кошки точно выжили…
        - Что ж, в этом ты, конечно, прав, - пробормотал Марвин и потянулся своим бокалом к бокалу друга. - За справедливость!
        - За долгожданную справедливость! - подхватил император.
        - Кстати, по поводу проблем - а как же ядерное оружие ДША?? Там как помню три базы межконтинентальных ракет и шесть атомных подводных лодок с ракетами на борту? - вспомнил Марвин.
        - Мы обеспечим безопасность, - решительно сказал Император.
        - Да, но ведь они…
        - Мы обеспечим безопасность, это технический вопрос! - Император щелкнул пальцами по украшенной странными эмблемами бумаге и его тон уже не допускал возражений.
        - Ну, хорошо, - Марвин аккуратно поставил на столик свой бокал, - а что будет, если Алекса с Софией… если ничего из этого не выйдет?
        - Комбинация несколько осложнится, но… Хотя, честно сказать, я даже больше болею за их возможные отношения, чем за ядерное оружие демократов, - признался вдруг Олег. - Могу я иногда побыть просто отцом?
        - Конечно можешь! - рассмеялся Марвин. - А то мне уже почти страшно с тобой выпивать! Знаешь, а ведь это прекрасно, когда есть такая возможность быстро менять ипостаси, отдыхать от государственных дел…
        - Вот преимущества нашего образа правления!
        - Да, и недостатки нашего.
        - А знаешь, кстати, что я тебе хочу сказать… - слегка задумался Император. - Ведь это, в принципе, не большая проблема. Думаю, после нашей «интриги» твои акции настолько взлетят вверх, что… Конечно, это все непросто, но ты сам понимаешь…
        - Погоди, погоди, - пробормотал вконец ошарашенный президент. - Я, конечно, уверен, что у этих стен предусмотрительно оборваны уши, но…
        - И в этом ты совершенно прав!
        - Но все же сейчас, наверное, время более приятных разговоров - о женщинах, вине, книгах…
        - Как угодно, - отозвался император. - Если тебе и после совсем будет неудобен этот разговор, мы к нему не вернемся. Но имей в виду, что у Алекса есть реальный шанс стать… - тут он задумчиво покрутил пальцами изящную хрустальную ножку бокала, - королем. Или кем-то в этом роде. Я ведь забочусь и о будущем своих будущих внуков!
        - Ну, тогда выпьем за будущее и… выпьем! Между прочим, твоя японка сегодня была великолепна как никогда.
        - Хикэри, а скорее уже Ольга, будущая первая женщина Империи, - улыбнулся Олег. - И в этом качестве она обладает совершенствами всех женщин сразу.
        ?
        БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ
        КАБИНЕТ ИМПЕРАТОРА
        СПУСТЯ ДВА ЧАСА
        Дверь тихонько открылась. Он замер, из-под полуопущенных ресниц глядя, как Хикэри тихо вошла и остановилась у двери. Окно было занавешено лишь наполовину, лунный свет падал как раз на принцессу. Хикэри стояла, прижав обе руки к груди и молча глядя на императора, и он даже на расстоянии ощущал, как она напряжена. Он подошел к ней.
        - Спасибо! Я никогда не обману тебя, Повелитель, - она взяла его руку и поцеловала в ладонь. - Я люблю тебя. - Хикэри вздохнула и опустила руки, взглянув ему в глаза. - Но я сейчас беспокоюсь о том что я прочитала утром и мне страшно и понимая, что я в любом случае разделю с тобой твое решение, мне все таки хочется понять, зачем мы это должны сделать.
        - Разговор будет долгим, может мы его отложим на утро. - император вздохнул, - мы так долго не были вместе.
        - Мой государь, - Хикэри встала на колени. - Я принадлежу вам и готова быть вашей в любую секунду по вашему желанию, но может статься так что на полях пойдут убивать наши солдаты и в водах океанов будут умирать наши подданные. Я не могу послать их на смерть не зная зачем я это делаю. Прошу вас объяснить мне все и ничто больше не омрачит мою принадлежность вам.
        - Хорошо, нам накрыли легкий ужин тут и мы сначала поужинаем, а затем я тебе все объясню. Но я буду несколько расстроен.
        - Для того чтобы принять наказание за то что я расстроила Ваше Величество у меня будет вся ночь и все утро. - Хикэри поднялась с колен.
        ?
        - Хикаро, ты действительно хочешь этого? - На лице Хикэри застыло выражение непонимания. Спор шел уже более получаса. - Ты хочешь залить континент кровью? Прошу, владыка, откажись от своей безумной затеи.
        - А ты предлагаешь мне что-то другое? - император недовольно кивнул на заваленный документами стол.
        - Что угодно, только не массовое применение ядерного оружия, не эти гекатомбы! Или ты хочешь насытить Люцифера? Этого не получалось и у…других…
        - Что, хочешь сказать, что с этой задачей не справились и более сильные автократоры? - с насмешкой спросил Хикаро. - Ничего и именно поэтому я буду действовать так, как собираюсь, и ты не помешаешь мне.
        - Я не хочу тебе мешать. Ты же знаешь, что я всегда буду на твоей стороне, - с болью в голосе проговорила принцесса.
        - Знаю. Ты - самый близкий мне человек. - Согласился император. - Только с тобой я могу не притворяться и именно от тебя я ожидаю одобрение моих замыслов. От тебя единственной, - с нажимом закончил он.
        Император подошел к шкафу, открыл его и достал большую бутыль с вином и два пузатых цветных стеклянных бокала, привезенных из Ирана.
        - Но я не могу поддержать этот кошмар. И никогда его не поддерживала. Ты, я наводила справки у наших военных, талантливый военный и одаренный командир и ты можешь обойтись без массового убийства мирных жителей, но продолжаешь вести себя как маленький ребенок, затаивший обиду на весь мир!
        - Так ведь я же, как сказало демократическое SNN - Зло во плоти. Забыло об этом? Ты ведь тоже чудовище, пьющее кровь невинных младенцев. - Он с усмешкой указал на бокал. - Кстати, вино так и называется.
        - Кровь младенцев?
        - Кровь невинных.
        Хикэри пораженно посмотрела на бокал в своих руках.
        А этой, между прочим, уже почти сотня лет. Последняя оставшаяся в моих погребах «Кровь невинных», я берег ее для особого случая. - Он вздохнул. - Надеялся, если честно, что в этот момент мы не будем ругаться, словно враги.
        Понимаешь, базовое противоречие мирового развития упирается в пропорцию «численность населения все время растет, численность ресурсов все время снижается». Даже если еще сейчас не будет в ближайшие десятилетия достигнута критическая масса, она будет достигнута в перспективе все равно. Уже сейчас почти миллиард из четырех недоедает. Постепенно данная проблема будет только усугубляться.
        И прими во внимание, что чем выше поднимается человек по лестнице управления и власти в рамках государства, тем меньше на него действуют классические принципы морали и нравственности принятые на обывательском уровне. При этом речь не идёт о девиациях или «особых» пристрастиях, а речь идёт об отношении к человеческой жизни. Ибо то, что для одной семьи смерть одного члена - трагедия, то в масштабах государства не более чем статистический факт. Более того, в рамках этой логики смерть может быть использована как один из политических механизмов, для проведения своих интересов.
        Учитывая вектор развития мировой политики все равно на текущем историческом этапе человечеству необходимо:
        - консолидировать планетарную систему управления, трансформировав её в некий монолит, а не тот рыхлый конгломерат, который имеется сейчас. Что послужит основой - имперская ли форма, диктатура, которая может принять как форму условного «латиноамериканского социализма со свободой мелкого предпринимательства», так и национализма типа Атлантического Союза, или псевдодемократии как в США с опорой на крупный капитал. Все равно задача формирование единой государственной общности - не так принципиально, на самом деле на базе кого. И в том и другом случае, часть населения пойдет под нож в том или ином виде.
        - Решить задачу по продолжению развития и переходу к космической экспансии, а также ускорению исследований в области освоения океана или недр земли - да даже Антарктиды! - на принципиально ином уровне можно только лишь создать макроструктуру, в которой концентрация ресурсов на единицу будет максимальной. А для этого требуется освободить пресловутую ресурсную базу. В противном случае темпы прироста населения в мировом масштабе уничтожат оставшуюся ресурсную базу существенно быстрее, чем её получится реализовать, дабы вырваться за пределы текущего ареала обитания человека.
        Абсолютно не важно, в рамках исторического процесса, какое государство будет это делать. Любое государство, которое захочет сделать этот макропроект и вырваться из текущей песочницы будет обречено на «сложные» решения, которые чем дальше затягивается по времени, тем более свирепо и антигуманно будет проходить в будущем.
        И да, любое государство решившееся на это неизбежно рискует стать драконом, в этом и трагедия, и шансы человечества на продолжение развития.
        - В какой момент мы станем драконом? - голос Хикэри дрогнул.
        - В момент, когда я попрошу тебя стать Императрицей России.
        Она ахнула и едва не выронила бокал.
        - Если ты так хочешь купить мое согласие… - невпопад прошептала она.
        - Не глупи, - перебил ее император. - Мне твое согласие ни к чему. Я не изменю решения: все враги Альянса проклянут тот день, когда они пошли на войну с нами.
        - Тогда…
        - Почему? Я, кажется, уже сказал: ближе тебя у меня нет никого.
        - Я…это так неожиданно, - бокал в ее руках задрожал. - Мне нужно время…подумать.
        - Нет времени. Да, или нет?
        Император заглянул ей в глаза и в них увидел ответ. Он дал девушке то, чего она хотела больше всего, и сердце Хикэри принадлежало ему.
        - Я согласна.
        Император подошел к ней и нежно поцеловал в губы.
        - Хорошо. - Шепнул он на ухо Хикэри. - Мы объявим о твоем восшествии на престол императрицы России на следующий день после того как храмы объявят тебя императрицей Ямато - а свадьбу отпразднуем в Дмитриевском Соборе Владимира.
        Твоя коронация как императрицы России пройдет в Успенском Соборе.
        Бокалы звонко стукнулись, расплескивая драгоценное вино, чьи капли, такие же алые, как кровь, упали на каменный пол, знаменуя собой новый союз.
        Из горлышка забулькало густое золотое вино. Император узнал его ароматную сладость.
        - Это васпураканское, из погребов Католикоса Армении, - заметил он.
        Хикэри сделала глоточек, подняла бровь.
        - Да, вино превосходное - сладкое и в то же время терпкое. Она глотнула еще.
        - За тебя, моя принцесса. - Олег поднял кубок.
        - И за вас, ваше величество. - Хикэри повторила его жест с такой энергией, что несколько капель брызнули на белоснежную скатерть. Глядя на расползающееся пятно, она расхохоталась. - Я просто подумала, что на нашей свадьбе никто не станет искать на простыне пятен крови.
        Он обнял принцессу.
        - Дай я хоть кубок поставлю.
        Гладкая, горячая кожа Хикэри под его ладонью…
        - Так ты, значит, все это время спал в гордом одиночестве? - в глазах Хикэри светилось лукавство.
        - Именно.
        - Докажи.
        Император зашипел сквозь зубы.
        - Да как я, интересно…
        Как именно, он понял на середине фразы. В четыре шага он подошел к двери, захлопнул ее, запер, так же торопливо вернулся и стиснул ее в объятьях. Их губы сомкнулись…
        Потом, значительно позже, Хикэри прошептала:
        - Слезь с меня. Пол тут хоть и теплый, но твердый. А мозаика у меня, наверное, на спине отпечаталась.
        Она перекинула через него ногу и откатилась в сторону.
        - Так и есть, - заметил он.
        - Вот и мне так показалось, - мрачно согласилась Хикэри. Но изобразить раздражение ей не удалось. - Я и не ожидала, что твое доказательство будет таким… бурным.
        - Это? - Олег картинно поднял брови. - После столь долгого воздержания - это только начало.
        - Хвастун, - ответила она, не отрывая от него глаз. Потом взгляд опустился, а брови взлетели. - Это еще что? - Она протянула руку, пощупать, что это там. Это последовало примеру бровей.
        - Не подождет вторая часть доказательства, пока мы не доберемся до спальни? - осведомилась Хикэри, прежде чем они вернулись к прерванному занятию. - Там будет удобнее.
        - Верно, - согласился император. - Почему бы нет?
        ?
        БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ
        СПАЛЬНЯ ИМПЕРАТОРА
        Когда они вновь оказались за надежно запертой дверью, мелочи перестали беспокоить императора.
        Здесь все успокаивало, Хикэри не сдержалась и улыбнулась.
        - Я рад, что тебе здесь нравится, - услышала она его голос.
        Принцесса повернулась. Он снова был самим собой. И она так обрадовалась, что бросилась к нему и крепко его обняла.
        - Мой Хикаро, - прошептала она и прижалась к нему.
        - Я напугал тебя.
        Что это? Голос его - это голос искренне расстроившегося человека?
        - Честно - да. Ты… - Хикэри подбирала слова. - Ты в… м-м… обличье владыки Альянса и повелителя России и Японии слишком… непереносимо сияешь Властью.
        - Сияю? - усмехнулся он. - Но я не хотел пугать тебя.
        - Знаю. Верю. Но этому невозможно сопротивляться.
        Он выглядел чертовски требовательным. Властным.
        Его глаза скользнули вниз. Новая волна возбуждения охватила ее, мягко пульсируя в такт с биением сердца. И она поняла, что рада Его господству.
        Скоро все его силы, весь его самоконтроль, вся его мужественность будут направлены на ее удовольствие. И от одной лишь мысли об этом, она покраснела и почувствовала слабость. А ведь он еще даже не прикоснулся к ней.
        Пока она раздевалась, он отвернулся, чтобы открыть несколько ящиков, расположенных за его спиной. Положив что-то, что именно она так и не увидела, в карман своих брюк, он повернулся обратно к ней, держа в руках нечто длинное, блестящее и золотое.
        Когда он приподнял это, она разглядела солидную золотую цепочку, с подвеской из рубина в форме сердца. Красивая. Потрясающая. Без сомнения, украшение было слишком крупным, чтобы оказаться браслетом. Но и слишком коротким, чтобы обвившись вокруг шеи, подвеска разместилась в ложбинке между грудей.
        Что он задумал?
        - Надев это, ты дашь свое согласие быть моей. Только моей. В сексуальном плане, ты будешь делать все, что я скажу, когда, как и где я скажу. Как только ты примеришь это украшение на себя, в твоем лексиконе исчезнет такое слово, как «нет». Вместо него, твоим постоянным ответом будет вежливое: «Да, Повелитель».
        Он прикоснулся рубиновым кулоном сначала к одной обнаженной груди, затем к другой. Холод камня, изобилие ощущений, вызвали у Хикэри трепетный вздох.
        - Можешь говорить. Разрешаю задать мне все интересующие тебя вопросы, прежде чем ты дашь свой ответ.
        Принадлежать ему? Сегодня и до конца жизни? Наверное, именно это он и имел в виду.
        Хикэри облизала сухие губы. Она была возбуждена до предела, и нуждалась в нем. Какие уж тут разговоры.
        - У меня нет вопросов, Император. Я хочу принадлежать вам.
        У него резко участился пульс. Он сглотнул. По всей видимости, эти слова что-то значили для него, и тот факт, что он не смог скрыть свою реакцию, тронул ее сердце.
        - Я тоже хочу этого, моя принцесса.
        Его взгляд одновременно выражал соблазн и восхищение.
        Ладони вспотели, Хикэри хотелось сжать бедра вместе, чтобы облегчить сладкую, тянущую боль, которую он вызывал….
        - Ты понимаешь, что, когда я надену это на тебя, ты станешь моей, и я смогу любить тебя тебя, когда захочу?
        Да. Хорошо. Скорее. Ожидание убивает.
        Она быстро кивнула.
        - Ты знаешь, что твое тело будет принадлежать мне?
        Она вновь кивнула.
        Ничто неизведанное или любая идея, которая придет ему в голову, не остановит меня.
        Видит Бог, лишь одними своими словами он пробуждал к жизни ее самые тайные фантазии, разрушая запреты и внутренние барьеры.
        Она стрельнула в него пристальным взглядом, ее соски стали твердыми как бриллианты.
        - Да, мой император.
        - Я позабочусь о тебе. Доверься мне, чтобы познать свои фантазии и воплотить каждую из них в реальность. Доверься мне, чтобы понять, когда тебе просто требуются мои объятия.
        Укрыться в его объятьях? Словно он, что? Поддерживает ее? Любит? Он говорил так, будто мысленно заглядывал в будущее, намного дальше сегодняшней ночи. Или подразумевал, что так будет всегда…
        - Понятно?
        Его голос был мягким, но от этого не менее требовательным.
        Не очень.
        Но она слишком сгорала от нетерпения, чтобы спрашивать.
        - Да, мой повелитель.
        Не говоря больше ни слова, он встал позади нее и застегнул драгоценную подвеску на её шее. Цепочка облегала шею словно ошейник, плотно, но не стягивая. А рубиновый кулон расположился во впадинке у основания горла, быстро нагреваясь от её кожи.
        - Она прекрасно на тебе смотрится.
        Нежно проводя пальцем по ее коже, Хикаро очертил контур кулона. Его глаза ни на секунду не отпускали ее. Он даже не моргал. В его взгляде отражался целый мир обещаний и греховного превосходства.
        Хикэри видела императора с разных сторон: злого, спящего, защищающего, возбужденного. Но он еще никогда не представал перед ней таким непреклонным собственником.
        Во рту пересохло. Теперь все, что ей нужно было сделать, это доверить ему своё удовольствие. Ей хотелось спросить, что он запланировал для нее, для них. Но она знала, что это запрещено. Ей нужно довериться ему.
        Затаив дыхание и застыв на месте, терзаемая ожиданием, она ждала.
        - Закрой глаза.
        О, что же он задумал?
        Не имея возможности видеть, что он делает… Хикэри не была уверена, что выдержит. Но вес колье на шее напомнил ей, что она сама дала согласие на это.
        Нахмурив брови, Хикаро дал понять ей, чтобы она воздержалась от дальнейших колебани.
        Сердце забилось быстрее, и она, наконец, прикрыла веки, скрываясь от него и всего того, что он, по ее мнению мог задумать. Мгновение спустя на ее лицо лег кусочек чего-то мягкого и шелковистого. Император расправил это на её глазах, после чего завязал на затылке. Повязка.
        Она сглотнула.
        Боже мой, он хочет, чтобы она прошла через это, ничего не видя, полностью доверившись ему.
        Хикэри сделала глубокий вдох, морально готовясь к тому, что последует дальше. Она справится, даже не смотря на то, что ей придется игнорировать, свой бешено стучащий пульс. Ей нужно сначала просто поверить в то, что она все выдержит.
        Хикаро наклонился ближе.
        Приблизившись, она почувствовала его тепло, его запах. Все это успокоило ее.
        Его губы легко накрыли ее, напоминая своей нежностью мягкий шепот. Райское блаженство, пришедшее с запретным возбуждающим скольжением его языка. Она легла на кровать.
        Расслабившись, она выгнула шею, надеясь получить от него еще больше поцелуев. Вместо этого она почувствовала, как его пальцы обхватили ее правое запястье. Он поднял ее руку, двигая ее на несколько дюймов вправо.
        Через мгновение, вокруг своего запястья, она ощутила холодный металл, после чего послышался щелчок. Не давит… но и не поддается. Не дает пошевелить рукой.
        То же самое император повторил и с другим запястьем.
        После, он таким же образом сковал ее лодыжки, пристегнув их с каждой стороны стола. В итоге, ее колени оказались согнуты, а бедра широко разведены.
        - Время пришло, - сказал он, - и я уверен, после справедливой доли наказаний, ты научишься доверять мне в полной мере.
        Слабая нотка порицания в его голосе, заставила нервно сжаться ее внутренности. Даже без слов, она уже знала, что в скором времени будет наказана. Но, тем не менее, резкий шлепок рукой по животу стал для Хикэри потрясением. По ее телу прошла вибрация, сосредоточившаяся внизу живота… Отодвигая в сторону тревогу, желание моментально заполнило ее разум, принося с собой дикую жажду, сжигающую тело и концентрирующуюся между ее ног.
        По всему телу, распространился чувственный жар. Удовольствие и боль стали неотделимы друг от друга. Возбуждение внутри все нарастало, постепенно задушив голос рассудка.
        Из горла девушки вырвался стон, сломивший ее сопротивление, и заполнивший тишину между ними.
        ОН УХОДИТ?
        Смятение охватило ее, и она попыталась бороться с оковами на запястьях и лодыжках.
        Затем, звук по-военному четких шагов, подсказал ей, что он вернулся.
        - Ты никуда не уйдёшь. Так же как и я, - произнес он, положив свою горячую ладонь на её живот.
        Его прикосновение было подобно раскаленному клейму, обещая еще больше, давая клятву сделать её полностью своей. Хикэри успокоилась и испытала неимоверное облегчение.
        Язык Хикаро оставил мокрый след на ее набухшей груди. Кончиком пальца, он очертил контур соблазнительных вырезов на ее бюсте, нежно обводя чувствительную плоть вокруг ореолы.
        Хикэри выгнулась, приглашая его, но он проигнорировал это.
        - Твои соски темно-розовые, - прошептал он, опаляя горячим дыханием одну из напряженных бусинок.
        - Когда ты возбуждаешься, они приобретают такой милый оттенок.
        Мужчина дерзко дразнил ее, почти касаясь губами ее груди, пока его палец рисовал прихотливые узоры на ее груди, то опускаясь к животику, то вновь поднимаясь.
        Её грудь была напряжена до предела и кричала ему, что нужно сделать хоть что-нибудь, чтобы облегчить неумолимое желание, требующее разрядки.
        - Сегодня я хочу узнать, насколько темными могут стать эти прелестные сосочки.
        Прежде чем она успела понять, что это означало, его язык скользнул по твердому бугорку один раз, затем второй. Он проделывал это неторопливо, заставляя ее сердце беспорядочно биться.
        Хикэри застонала, она не сомневалась в том, что он намеренно убивал ее своей неспешностью.
        Мужчина безжалостно всосал острую вершинку, словно умирал от желания съесть ее. Его зубы оставили отметины там, где до этого были его обжигающие губы. Волна удовольствия смешанного с болью взорвалась ощущениями в её груди, волнами расходясь по всему телу, и разгораясь яркой вспышкой между ее ног.
        Она ахнула.
        В ответ, он еще жестче укусил ее сосок и начал посасывать его еще интенсивнее. Новая боль пронзила ее своими ледяными уколами, заставляя сжаться и без того, твердые вершинки.
        Она захныкала. Но последовавшее за этим удовольствие, было шокирующим и изысканным. Мгновение спустя, Хикэри почувствовала как его пальцы, начали крутить другой сосок. Он ущипнул ее за твердый бутон, чем вырвал еще один стон из ее груди. Сильно потянув, он в эту же секунду укусил ее за второй сосок.
        - Вот так, - проговорил Хикаро, отодвигаясь. Всё, что она знала, это как сильно ей хочется, чтобы Онг накрыл её своим телом, вошел в неё и заставил кончить. Хикэри стала молить Господа, чтобы император провел с ней больше ночей.
        Приподняв бедра, девушка извивалась, соблазняя его, молчаливо умоляя.
        Из его груди вырвался смех.
        - О, меня искушают. Но не сейчас. Ещё немного.
        Ее лоно запульсировало от ощущения болезненной пустоты внутри. Поэтому она выгнулась, нетерпеливо заерзав бедрами.
        Что со мной происходит? Я еще никогда в жизни так не…
        По ее телу прокатилась стремительная волна ощущений. Среди них особенно выделялось нарастающее покалывание, готовое вырваться из тела подобно крику. В приближении надвигающейся кульминации, закипающей между ее ног, она приподняла бедра, предлагая себя снова.
        - Повелитель, пожалуйста - она задыхалась.
        - Я возьму тебя, но только, когда сам буду хотеть этого. Твое желание не имеет совершенно никакого значения.
        Это была пытка удовольствием. Изумительные ощущения наслаивались одно на другое, отстраняя все, что могло хоть отдаленно напоминать разумную мысль.
        Она переживала всё, о чём когда-либо мечтала, всё, что ранее казалось невозможным.
        Она боялась, что если Хикаро коснется ее внизу, хотя бы один раз, то она в мгновение, вспыхнет как ракета, и ей станет уже не важно, насколько настойчиво он будет требовать от нее сдержанности. Ее ждет сильный оргазм, настолько мощный, что поглотит ее целиком.
        Влага, скопившаяся внутри сочилась вниз по внутренней стороне её бёдер. Её тело покрылось испариной, и она крепче вцепилась в простыню. Боль только усиливалась и усиливалась. Когда же она достигнет пика?
        Наклонив ее голову назад, он с жадностью, впился в её губы. Голодным, страстным поцелуем. Хикэри ответила, встречая его на полпути.
        - Не могу дождаться, когда окажусь глубоко внутри тебя и открою тебе массу новых наслаждений.
        Она тоже едва могла дождаться, когда император окажется глубоко внутри неё. И надеялась, что произойдет это сейчас. Прямо сейчас. Он освободил ее и перевернул на живот.
        Она застонала, когда её зажатые соски соприкоснулись с простыней, и новый всплеск удовольствия-боли пронесся вниз по её позвоночнику к истекающему лону.
        - Такая хорошая девочка. Такая покорная. Хочешь, чтобы я взял тебя?
        Хикэри совершенно не задумывалась над тем, что сказать, единственное, о чем она мечтала в данную минуту, это чтобы император поскорее избавил ее от боли.
        - Да, мой господин - выдохнула она.
        Он поставил ее на колени и затем, приковав одну ее лодыжку к стойке кровати, он провел языком дорожку вверх по ее бедру. Все ближе и ближе, заставляя ее сердце бешено колотиться.
        Она горела, томилась, стонала, когда его рот приблизился к ее лону.
        Боже, почему он не поторопится?
        - О, да, - пробормотал он удовлетворенно. Она была до глупости счастлива, что порадовала его, и безумно гордилась тем, что смогла полностью подчиниться ему.
        - Быстрее мой повелитель, - заскулила она.
        Не проронив ни слова, император встал позади и накрыл ее собой. Хикэри вновь вонзила ногти в кровать.
        Неужели, он будет продолжать дразнить её? Чёрт, она же больше не выдержит.
        - Хикаро… Повелитель…, - исправилась она.
        - Я-я больше не могу. Пожалуйста, возьмите меня.
        - Я здесь решаю, когда и как это произойдет.
        - Вот так.
        Схватив её бедро свободной рукой, он потянул ее назад, насаживая на свои пальцы.
        Она застонала.
        - Нравится?
        Абсолютно не задумываясь и почти против воли, она выдохнула:
        - Да.
        Его пальцы замерли.
        - Да…?
        Да, повелитель.
        Она почувствовала, как кровь забушевала между ног, вместе с опасно приближающейся разрядкой. И сжалась, пытаясь остановиться, но это было бесполезно. Она почувствовала первый трепет начинающегося оргазма. Хикаро, во всей видимости, тоже.
        Порочное, обжигающее напряжение заставило Хикэри взвыть. Удовольствие и боль. Запретные и сказочные. О, она может потерять себя в этих ощущениях.
        Близко. Так чертовски близко…
        В следующее мгновение он сорвал повязку.
        Она моргнула. Но теперь, вернувшаяся способность видеть больше не притупляла ее ощущения от прикосновений и запахов. Сейчас, она увидела зеркало рядом с кроватью и себя с императором в этом зеркале..
        - Смотри на нас, - приказал он.
        И Хикэри смотрела, не имея возможности что-либо сделать, в то время как он входил и выходил из неё, длинными, сильными скольжениями, наполняя её дурманящим удовольствием, таким горячим и таким огромным, что она едва могла принять его.
        Она захныкала, зачарованная этим видом и тем, как он двигался внутри нее.
        - Пожалуйста, повелитель.
        - Почти…, - пообещал он. Хикэри застонала.
        Всё, что ей нужно - самый лучший оргазм в жизни. Это же ОН!!!
        Очередной толчок обжег ее каскадом ощущений между ног, взрываясь искрами, готовыми разгореться в настоящий пожар за гранью ее воображения.
        - Боже, да!
        Хикэри закричала, судорожно сжимаясь вокруг него и пульсируя вокруг его члена. Острый пик оргазма настиг ее с такой силой, что она потеряла связь с реальностью: все, что она знала на данную минуту - это были император и наслаждение, которое он ей доставил, выпустив наружу ее внутреннее напряжение настолько возвышенным и прекрасным способом, что она утратила способность слышать и забыла, как дышать. Зрение затуманилось. А сердце готово было выскочить из груди.
        Совершенно обессиленная, она упала на кровать.
        Он опять надел ей на глаза повязку и перевернул на спину…
        Он играл на ее теле, словно на музыкальном инструменте, заставляя ее кричать. Трение и давление внутри, убивали ее, лишая ее всего, оставляя лишь ноющую потребность в утолении чувственной жажды. Она не могла ни дышать, ни думать. И была не в состоянии что-либо сделать, ей лишь только оставалось погрузиться в ощущения, подобно электрическому разряду, пробегающие по ее телу…
        - Хочешь, чтобы я взял тебя? требовательно спросил он.
        - Да, Повелитель.
        - Я сделаю это, - прошептал он ей на ухо.
        При виде его действий, между ее ног набух тяжелый узел желания, который увеличился еще больше, когда Хикаро позволил ей почувствовать внутри его плоть, после чего безжалостно остановился.
        Облизнув губы, она почувствовала, что по ее спине катились капельки пота, а ее разум находился в состоянии, не способном отвечать на потребности ее тела. Мучения выходили практически за рамки возможного.
        - Хорошая девочка, - похвалил он.
        Новая вспышка похоти пронзила ее, словно сверкающая, накаленная добела молния.
        И уже ничто не могло удержать ее от разлетающегося на миллионы жгучих кусочков взрыва. От накатывающих на нее волн, схватившись руками за простыни, она стонала… долго и громко.
        Кульминация ее оргазма, была настолько сильной, что у нее перехватило дыхание. Внутренности свело судорогой. И вместе с барабанной дробью, отдающегося в ушах сердца, ее оглушило головокружение. Боже, она умирала. Прямо здесь, в этом дворце, она рассыпалась на множество мелких осколков, которые уже никогда не сможет собрать вместе. Но ей было все равно.
        Император развязал ее запястья и лодыжки, сгреб Хикэри в охапку и притянул к себе. Это было именно тем, в чем Хикэри так нуждалась. Она свернулась калачиком и уткнулась лицом ему в шею. И уснула, пригревшись в его крепких и нежных объятиях. И чувствовала сквозь сон, как он прижимается губами к ее волосам и ласково поглаживает спину…
        ?
        6 НОЯБРЯ. СЕУЛ. КОРОЛЕВСТВО КОРЕЯ.
        УПРАВЛЕНИЕ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ.
        Он шел по коридору, раскланиваясь с немногочисленными чинами. День сегодня выходной, господа отдыхают. Они готовы отдыхать семь дней в неделю, пятьдесят недель в году.
        Ён помнил, как поначалу это поражало его, даже оскорбляло… Потом он привык…
        - Знать в двадцатом колене - и это давало о себе знать. Не до службы - люди подстегивали себя кто чем. Опиекурением - несмотря на запреты, девочками, иногда мальчиками - и азартной игрой. Куда тут возиться с бумагами и раздумывать над донесениями агентов? Ну и пусть… Тем лучше - таким как он никто не помешает - ни сейчас ни ПОТОМ.
        В небольшой приемной его кабинета его уже ждал майор Сергей Петрович Чен. Интересно - что его принесло?
        - Докладывайте, - бросил полковник отпирая дверь.
        - Господин Ён - я даже не знаю - стоило ли вас беспокоить - но тем не менее… - его подчиненный был явно смущен. Однако в связи с директивой Комиссии Священного Альянса по вопросам специальных служб касающейся тайных обществ слуг тьмы и зла…
        - Так что у вас?? - Ён чуть нахмурился и добавил твердости в голосе - нечего мол расшаркиваться - на службе.
        - Среди наших негласных сотрудников есть агент номер 1234, состоящий в трактире в должности…
        - Отставить! - резко бросил полковник. Имена и факты касающиеся агентуры оглашаются только при крайней необходимости - забыли?
        - Так вот - зачастил Чен, - среди его… среди тех с кем он контактирует есть некто Джек Тьюсдей (разговор шел на корейском и майор произнес имя как «Дзяк»). Он уроженец Калифорнии, но давно обитает в королевстве, был женат на нашей подданной, разведен… Эээ - брак и развод был по буддийскому обряду, - зачем то уточнил Чен. Детей не было… Он живет по виду на жительство и не подавал прошение о подданстве… Он довольно много времени проводит в буддийских ашрамах королевства, а до того - путешествовал в Тибете и Южном Китая - по его словам - пытаясь найти истину…
        - Ну так что с того? - изумился Ён. Это не преступление! Душа и совесть подданных а тем более - иноземцев не регулируется законом - пусть верит как ему угодно.
        - Дело в том что в беседе с нашим агентом он сообщил что видел не так давно в Сеуле ни кого иного а слугу Черной ветви религии Бон.
        - Первый раз о них слышу, - буркнул Ён, но навострил уши.
        - Я тоже, с вашего позволения, господин полковник, - майор чуть поклонился. Но это течение как раз те, что замешаны в мерзких жертвоприношениях детей.
        - А этот ваш Джек - он то откуда про них знает?? - недоверчиво пожал плечами полковник. И вообще - он опиум случайно не курит?? - Согласно досье Отдела надзора за иностранцами нашей полиции - иногда посещает притоны - включая и курительные… - охотно пояснил Чен. В молодости даже лечился от наркомании. Но в последний год… воздерживается, - согласно информации. Что до знакомства с означенными злодеями, - продолжил майор, - то он в молодости как уже говорилось странствовал в Тибете и видел там их. Данного же их представителя он опознал по татуировке, - так по крайней мере сообщает агент.
        - Подробности? - осведомился Ён.
        - Агент не сообщает - но если будет ваша санкция мы секретным образом задержим означенного Тьюсдея и допросим. Надо ли собирать следственную группу?
        Ён ответил не сразу, покатал карандаш по столу, поглядел на картину с котенком.
        - Знаете, - господин майор, - служебное рвение конечно это хорошо, - вынес он вердикт. Но вы же знаете - все наше управление сейчас загружено китайскими делами выше головы. И в такой ситуации как я буду выглядеть, давая санкцию на открытие дела по показаниям бывшего - в лучшем случае - наркомана у которого явно не в порядке с головой? Да еще с такими слабыми доводами… Кроме того - как вы знаете по долгу службы - в Тибете пропадают не только бродяги и странники и не только торговые караваны и подготовленные экспедиции - но и армейские спецгруппы… Мне как профессионалу сложно поверить чтобы калифорнийский изнеженный европеец углубился в тех краях дальше приграничного постоялого двора и опиекурильни при нем. Давайте-ка лучше активизируйте сбор сведений касающийся Цзинь - не ровен час старый богдыхан покинет наш мир… Вы свободны.
        …Оставшись один, Ён долго сидел молча, перебирая донесения и делая пометки в служебной спецтетради с прошнурованными и пронумерованными листами - на обложке которой красными буквами значилось: «Вынос из здания строго воспрещен!». Затем словно что-то вспомнив, вырвал листок из обычного блокнота и принялся писать. Но, спустя пару минут, отшвырнул карандаш, решительно смял бумагу и сжег в пепельнице, тщательно растерев золу…
        ?
        7 ОКТЯБРЯ 1992 ГОДА
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ДВОРЕЦ ЭДЗО
        ВЕЧЕР
        Вечером Кейтаро сообщили о том, что в Константинополь прибыла кронпринцесса Хикэри и она вызывает его на встречу завтра в парк Звезд после обеда. Его несколько озаботила задержка с извещением о назначении девчонки главой делегации на Совет Альянса, но в конечном итоге у него уже все готово и ни император, ни его шлюшка ничего изменить не могут. Значит, Асэми предала меня, подумал сиккэн. Впрочем, это не было таким уж неожиданным. Бывшая любовница придерживалась наивной точки зрения относительно честности правительства, а ее премьер-министр Такаги верил в чистоту в управлении государством. Как типично для них, что они испытывают ностальгию по тому, чего никогда и не существовало. Разве можно сомневаться в том, что политические деятели нуждаются в руководстве и поддержке со стороны таких людей, как он, Кейтаро. Разумеется, политики должны проявлять должное уважение к своим истинным хозяевам и повиноваться их воле. В конце концов, их задача заключается всего лишь в том, что бы стремиться к сохранению благосостояния, с таким трудом завоёванного для Японии людьми, подобными Кейтаро. Если бы страна
полагалась только на правительство, где бы сейчас она находилась? Но у таких людей, как Асэми, нет ничего, кроме идеалов, ведущих в тупик. А простые люди - что они знают? Что могут? Они знают и могут лишь то, что говорят им те, кто сумели подняться выше их, и признавая своё место в жизни, выполняя порученные им задания, они достигли процветания как для себя, так и для своей страны. Разве это непонятно?
        Мы потребуем на Совете Альянса возвращения к обычаям предков, когда страной правили аристократы, передававшие власть своим потомкам. Эта система правления оправдывала себя уже на протяжении двух тысячелетий. Нет, именно такие люди, как он, Кейтаро Ходзё-Фукадо, помогли Японии достигнуть теперешнего величия, превратили её в могучую промышленную державу..
        Совершенно очевидно, что для Асэми не осталось выбора, кроме как уйти с дороги или подчиниться своему мужчине. Но она оказалась слишком упрямой. А теперь она вступила в заговор, чтобы лишить свою страну предоставившейся ей исторической возможности достичь подлинного величия. Почему? Да потому, что путь, избранный Кейтаро для Японии, не соответствовал ее глупому женскому эстетическому представлению о плохом и хорошем - или потому, что она сочла такой путь слишком опасным, не понимая, что достигнуть подлинного величия без риска невозможно.
        Ну что ж, я не могу допустить этого, сказал себе сиккэн и протянул руку к телефону.
        ?
        8 НОЯБРЯ
        ПРИСТАНЬ БУКОЛЕОН
        00 ЧАСОВ 30 МИНУТ
        На берегу Мраморного моря в разрыве стен стоит парадная императорская пристань Буколеон.
        Дворец Буколеон был восстановлен уже в царствование Олега Данииловича - одна его отделка заняла почти десять лет.
        Дворец Буколеон - это часть Большого дворца Константинополя. Изначально, в 4 в. н. э., на этом месте располагался дворец Ормизда, специально построенный для беглого персидского принца, когда он получил в Константинополе политическое убежище. Дворец постоянно перестраивали императоры Юстиниан I, Василий I, Никифор Фока.
        Из «Большого путеводителя по Константинополю»
        Юкки спустилась по лестнице дворца Буколеон, вышла на пристань и поднялась на палубу катера, который должен был отвезти ее во дворец Огня.
        Заурчали двигатели и катер, отойдя от пристани, вышел в ночной Босфор.
        Луна подсвечивала переливающуюся пурпуром громаду Большого дворца. На азиатском берегу Константинополь утопал в ночных огнях, а Босфор в лучах лунного света и отраженного ночного света подсветки светился всеми оттенками фиолетового и синего.
        Примерно через полчаса катер пришвартовался к пристани дворца Огня.
        Встречающие, а их было немного, ждали ее на пристани.
        Ёкота протянул руку и помог ей перейти но пристань с борта катера.
        От группки придворных отделился посол, и отвесил вежливый (Юкки показалось что очень вежливый) поклон.
        - Гости приглашенные на малый прием уже ждут Вас.
        - Прошу нас простить, Его величество только что покинул бал. - Юкки была несколько смущена. Нас ждали, а мы… - Раньше его уйти было невозможно.
        - Что вы, Ваша Светлость. Мы смотрели прямую трансляцию с бала. Она шла по всем каналам. Только императрицы России могут одевать пурпур и то что Её высочество Принцесса Хикэри одела пурпур и Его Величество открыл с ней бал наполнило наши сердца гордостью за Ямато. Император тем самым объявил городу и миру о том, что скоро на престол России взойдет императрица. И то что ею будет Хикэри, - это великая честь для нашего народа.
        Юкки только сейчас сообразила, что пурпур это цвет русских императоров и открывают бал всегда император и императрица.
        Она будет императрицей России? А Японии? А отбор? Я же поклялась? Или?…?
        Мысли у Юкки хаотически заметались. Посол, видимо почувствовав ход ее мыслей, наблюдал за ней с интересом.
        Уловив его взгляд, она поймала разбежавшиеся мысли и решила, что ей надо выспаться.
        - Я думаю, - строго сказала Юкки, - что пока нет официального сообщения нам следует оставить свои мысли при себе и руководствоваться волей Великой Вдовствующей Императрицы-регента. А ее точка зрения Вам и Мне известна.
        - Разумеется, Ваша Светлость, - посол был безукоризненно вежлив.
        ?
        ДВОРЕЦ ДАФНА
        СПАЛЬНЯ ИМПЕРАТОРА
        УТРО
        Хикэри завтракала в одиночестве. В это утро она и император проснулись вразнобой: Олег встал раньше и уехал к патриарху.
        Окончательно проснувшись Хикэри приказала подать завтрак себе в покои. Она сидела на террасе, рассеянно смотрела на море и медленно ела из ониксовой мисочки подслащенный вишневым вареньем йогурт. Утро вызывало у нее чувство, сходное с тем, что пробуждает первый прохладный день после жаркой летней поры, когда внезапно ясно ощущается близкое дыхание осени, - прозрачная легкая грусть, по своему приятная и успокаивающая.
        После завтрака она решила выбрать платье к сегодняшнему посещению ипподрома и выбрав, долго никак не могла решить, какие серьги и ожерелье больше подойдут к ее платью из серебристого шелка. Белое золото с бриллиантами или рубины?.. За спиной в зеркале отражалась широкая арка, за которой начиналась терраса. Стройные платаны, едва дотянувшись до перил балкона своими верхушками, приветливо шевелили уже опадающей листвой.
        Хикэри медленно отвернулась от зеркала и в задумчивости сделала несколько шагов в сторону террасы. Открывавшийся отсюда вид никогда не мог наскучить. Серебристо-голубая искрящаяся морская поверхность, усеянная рыбацкими лодками и кораблями, размытый в утреннем мареве Халкидон, далекие белесые холмы с гребенками небоскребов, иглами труб и телевышек… Деревья сбегали вниз по холму древнего Акрополя к буроватым морским стенам, что отделяли дворцовый парк от сверкавшей на солнце Пропонтиды. В воздухе носились крики чаек и пряные ароматы сада, с которыми спорил морской бриз, пахнувший водорослями, свежей рыбой и - едва уловимо - пароходными дымками.
        Хикэри обрадовала тишина этого уединенного уголка, куда почти не проникал шум огромного Города - за исключением, конечно, вездесущих чаек и сирен громадных кораблей, входящих в Босфор. Она бросила взгляд на часы в углу, и опять шагнула к зеркалу. Тень досады скользнула по ее лицу: остался час до Начала гонок на ипподроме, а она все еще не готова! Конечно, без нее с императором финальные гонки на Ипподроме не начнут, но ей и самой не терпится увидеть древнюю забаву Города и поздравить того, кто получит Великий приз Ипподрома…
        А вручает его всегда императрица.
        Снова оглянувшись на сверкающее море, она, наконец, остановила выбор на алмазах. Подойдя совсем близко к зеркалу, она пристально всмотрелась в свое отражение.
        Мне уже скоро восемнадцать лет!
        Гладкая кожа, покрывшаяся ровным персиковым загаром, свежий румянец, четко очерченные губы, чудесные густые темные волосы…
        Как бы мама была рада увидев сейчас уже почти взрослую дочь!
        Хотя почему почти?
        Хикэри вспомнила прошлую ночь и мило покраснела.
        Вздохнула и, в последний раз оглядев себя в зеркале со всех сторон, чуть вздернула подбородок и вышла из покоев - до начала приема оставалось всего несколько минут, а ее путь лежал почти в противоположный конец Большого Дворца, и она рисковала опоздать, даже несмотря на бегущие дорожки.
        Она обожала еще с детства конские состязания, особенно Золотые бега Ипподрома.
        На осенние Золотые бега Ипподрома съезжался весь бомонд, «Русский воздушный флот» пускал дополнительные рейсы, но и тогда самолетам порой случалось ожидать разрешения на посадку, кружа над Пропонтидой. Помимо самих колесничных бегов, публику ожидали цирковые представления, званые обеды, балы, круиз по Босфору, театральные постановки, ночные фейерверки и еще много всего веселого и интересного.
        Несмотря на неформальную атмосферу, во время этих празднеств происходило множество деловых знакомств, нередко приводивших к выгодным контрактам. Но этим занимались в основном мужчины, а женщины развлекались - и, к счастью, у них не было недостатка в кавалерах, которым не нужно было решать слишком много серьезных вопросов: Ипподром собирал самых умных, самых блестящих и остроумных людей со всего света - знаменитых ученых и писателей, ректоров университетов и академий, лауреатов Императорской премии… Здесь всегда было, с кем поговорить, кого послушать, с кем посостязаться в острословии - и столица расцветала в дни Ипподрома, как никогда!..
        Рядом с храмом Христа стоит восстановленный Ипподром, что украшает знаменитая квадрига, вывезенная в 1204 году в Венецию и возвращенная в 1924 году.
        Змеиная колонна, стоящая на ипподроме была привезена из дельфийского святилища Аполлона в Греции в 326 году по приказу императора Константина Великого. Колонна символизировала победу 479 года до н. э. греческих городов-государств над персами при Платеях. В оригинале эта колонна, высотой семь без малого метров, состояла из трёх переплетенных змей и была увенчана трехногой золотой чашей, причём сами змеи были вылиты из бронзовых щитов павших персов. Чаша была утеряна в античные времена, а змеиные головы были разбиты в 1700 году турками. В византийские времена колонна использовалась в качестве фонтана и имела три десятка ажурных углублений на бронзовом основании.
        Обелиск Константина (Ипподром) - тридцати с лишним метровый византийский обелиск, который стоял на константинопольском ипподроме уже в X веке, когда его реставрировал император Константин Багрянородный. Он был обшит позолоченными бронзовыми плитами с изображениями военных побед Василия Македонского и увенчан шаром.
        При разграблении Константинополя крестоносцами всё это убранство было утрачено (по-видимому, подверглось переплавке). Во времена султанов обелиск пришёл в плачевное состояние, ибо юные янычары взбирались на вершину сооружения для того, чтобы продемонстрировать свою ловкость и бесстрашие. Полностью восстановлен в 1976 году.
        Ипподром вмещает сто тысяч тысяч человек…
        Строительство ипподрома в Римской Империи тянулось веками, при этом были использованы все известные строительные технологии. Восстановление ипподрома длилось почти десять лет, с 1952 по 1961 год. Построенный по образцу знаменитого римского амфитеатра Циркус Максимус, Константинопольский ипподром имел около полукилометра метров в длину… Были возведены арочные опоры, чтобы создать ровную поверхность. Строители возвели множество постепенно понижающихся арочных опор. Под арками располагаются магазины и кафе. На этом основании расположили два яруса колонн, более тридцати каменных рядов для зрителей окружают арену…
        Императоры и сопровождающие его лица находятся в императорской ложе, называющейся Кафизма…
        Колесничие делятся на синих, зеленых, красных и белых. Разногласия по поводу колесничных гонок в Византии могли вылиться в политическую баталию, сейчас разумеется это просто традиция…
        Хикэри отложила том «Большого путеводителя по Константинополю» подумав - как много не знала о городе где родилась!
        Утро выдалось ясное и довольно свежее. Ветер нес легкие облачка высоко в небе, шелестел листвой громадных кипарисов на улицах и гнал легионы мелких волн по челу Пропонтиды, играл императорскими штандартами, поднятыми высоко над трибунами ипподрома. Черные орлы на золоте выглядели сегодня совсем не хищно и были похожи на болельщиков, дождавшихся любимого зрелища. На флагштоках пониже трепетали разноцветные флаги стран, откуда прибыли именитые гости.
        Народ начал собираться на площади Ипподрома еще рано утром. Но лишь только рассветало, начинал действовать строгий запрет на веселящие напитки, и их продажа в ближайших окрестностях прекращалась. Тогда нетерпеливым и немного сонным болельщикам оставалось лишь любоваться на огромный эллипс древнего сооружения, который после выключения подсветки становился розовым в лучах восходящего солнца.
        Два яруса мощных пилонов поддерживали трибуны. Стены были сложены из серого камня с широкими прослойками потемневшего кирпича. Внешний облик полукилометрового цирка соответствовал облику при Константине Великом…
        Одним достаточно существенным новшеством в оформлении цирка стали деревянные скамьи со спинками, укрепленные на каменных ступенях трибун: теперь зрители могли наблюдать бега с достаточным комфортом. Конечно, со временем под действием погоды и буйства азартных болельщиков сиденья из дерева приходили в негодность, но за их состоянием следили - при ипподроме существовала специальная мастерская, которая занимались починкой скамей.
        Длинная восточная сторона ипподрома примыкала к Большому Дворцу, откуда по специальным переходам появлялись знатные гости, Министры, Патриарх и сам Император. Все свободные помещения под арками нижнего яруса были заняты кофейнями и сувенирными магазинчиками.
        Из-за воскресной службы в Великих Храмах церемония открытия была назначена на полдень, но прилегающие улицы были уже с десяти заполнены народом. Горожане с билетами спешили поскорее протиснуться к своим скамьям, зачарованные туристы глазели по сторонам, как будто не в силах поверить, что перед ними сокровища тысячелетней Империи - Августеон с портиками, летящий купол Святой Софии с громадным резным крестом, колонна со статуей Юстиниана, грозно простирающего руку к востоку…
        Те же, кому билетов не хватило или кто не имел возможности их купить, готовились наблюдать действо на больших экранах, которыми были уставлены Августеон и Форум Константина. Экраны имелись и в других частях Города, а также на малых ипподромах, где болельщикам еще легче было представить себя в центре бегов. Словом, вся столица Империи превращалась на время Ипподрома в зрительный зал, где люди сидели, ходили, спорили, покупали еду и напитки у разносчиков, ссорились и держали пари.
        Юкки и сопровождающие ее фрейлины, прошли через южные ворота и предъявив документы, очутились в прохладном каменном коридоре, который вел в Императорскую Кафизму. Коридор окончился лестницей, приведшей их на самый верх в императорскую ложу. Лучше всего был виден обелиск Константина Порфирородного, покрытый блестящими бронзовыми пластинами - точь-в-точь такими, какие ободрали с него когда-то озверевшие крестоносцы.
        Ровно в одиннадцать часов послышался перезвон колоколов, возвещавших об окончании торжественной службы в Святой Софии и о том, что уже скоро император, после легкого завтрака, начнет торжественное шествие по дворцовым переходам.
        Колокола еще не смолкли, когда растворились ворота расположенного в полумиле от ипподрома гвардейского манежа, и оттуда под плавные переливы Марша Бессмертных стали вытягиваться эскадроны блестящей конницы. Константинопольские кирасиры были разбиты на подразделения по цвету лошадей - гнедые, белые, рыжие, вороные и соловые. Сюда мечтали попасть служить юноши из самых знатных и богатых семей, но командующий гвардейским Константинопольским корпусом, зная прохладное отношение императора к аристократам, чаще отдавал предпочтение деревенским здоровякам из Каппадокии и Вифинии - ну или из Пскова и Владимира.
        Первый эскадрон сверкал панцирями и шлемами времен римского принципата, второй был обмундирован скромнее, в стиле эпохи войн Византии с арабами, на третьем синели латы времен крестовых походов, четвертый щеголял кирасами, напоминавшими о Наполеоновской эпохе. Всадники последнего эскадрона красовались в форме времен Освобождения. Конники ехали шагом по запруженной народом улице, и далее через Августеон - в ворота ипподрома. Солдаты были веселы и с явным удовольствием ощущали взгляды тысяч глаз. Обычно они несли охранную службу на внешнем контуре Дворца, и большие праздники среди армейских будней были для них праздниками вдвойне. Правда, в салонах и на раутах шутили что дворцовая гвардия на лошадях, это анахронизм да и стоит слишком дорого, но сегодня никто бы не усомнился в ее полезности.
        Императорские Константинопольские кирасиры всегда открывали Золотые бега Ипподрома и уже стали частью легенды. Неспешно обогнув арену в колонне по трое, они покинули ее, только трубачи спешились и заняли места над главными колесничными воротами.
        Из ворот манежа, тем временем, показалась колесничная процессия. Ведущий актуарий, появившийся на всех экранах, объявил зрителям, что сейчас по арене продефилируют победители прошлых заездов. Актуарий - высокий представительный мужчина с волосами до плеч и в белой парадной тунике - стоял в пустой пока ложе Кафизмы, и камеры сначала были направлены на него, но затем быстро сосредоточились на возницах, проплывавших вдоль трибун под радостный гул толпы. Почти все они были в серебряных наградных касках. Заметны были и каски позолоченные, принадлежавшие обладателям Великого приза.
        Тем временем в ложах стали появляться высокопоставленные гости - владыки Священного Альянса и Атлантического Союза. Актуарий громко и церемонно представлял каждого, а публика приветствовала аплодисментами тех, кто был ей особенно приятен.
        Из отдельного входа появились димархи и виднейшие представители цирковых партий в одеждах своих цветов. Для них специально выделили по ряду скамей на каждой трибуне - красная, синяя, зеленая и белая полосы раскрасили людской муравейник длинными мазками.
        В этот момент раздался рев труб, и на плоской крыше Кафизмы появилась знаменная группа. Восемь подтянутых знаменосцев в парадных мундирах вынесли императорский штандарт и несколькими четкими движениями подняли его на флагшток. Весь ипподром уже был на ногах.
        Гимн Империи был написан в середине века. Юкки не раз слышала эту величественную мелодию, но только сейчас осознала, насколько она захватывает человека, стоящего на трибуне ипподрома и вливающего свой голос в многотысячный хор.
        Боже, Царя храни
        Сильный, державный,
        Царствуй на славу нам,
        Царствуй на страх врагам,
        Царь православный.
        Боже, Царя храни!
        Боже, Царя храни!
        Славному долги дни
        Дай на земли!
        Гордых смирителю:
        Слабых хранителю,
        Всех утешителю -
        Всё ниспошли!
        Перводержавную
        Русь Православную
        Боже, храни!
        Царство ей стройное,
        В силе спокойное, -
        Все ж недостойное,
        Прочь отжени!
        О, Провидение,
        Благословение
        Нам ниспошли!
        К благу стремление,
        В счастье смирение,
        В скорби терпение
        Дай на земл?
        Пел, казалось, весь Город. Даже самые легкомысленные гости перестали посмеиваться и, уткнувшись в буклеты, старательно выпевали незнакомые слова.
        При звуках гимна в ложе Кафизмы появился император, опустился на приготовленный для него малый трон, и - единственный из всех - дослушал гимн сидя.
        За императором шла Хикэри, для которой было приготовлено кресло рядом с троном, потом шли кронпринц Германии Фридрих и Кая Косаки (Юкки протерла глаза… Кая, увидев ее, приподняла бровь), принц Генуэзский Томмазо, президент Техаса Марвин Буш и несколько избранных, по обычаю, высокородных гостей. Ими оказались главы нескольких держав Альянса со своими семьями, в том числе король Словакии Томаш, его внука посадили рядом с Юкки.
        Последние строки гимна окончились громовым «Ура!»
        Тем временем, началась жеребьевка. Рыжий человек в красном одеянии поднял над головой большую чашу, наполненную белыми шариками, и подошел к Хикэри. Та стала по одному вынимать шарики и опускать их в поданный ей высокий и узкий стакан. Когда двенадцать шариков уместились в нем стопкой один над другим, рыжий, поклонившись, отошел от ее высочества и поставил стакан на столик. Миг - и шарики вспыхнули фиолетовым светом, отчего на них ясно стали видны крупные римские цифры.
        - Первые три забега! - громко провозгласил мужчина, вынимая шарики один за другим. - Синие: Александр Михайлов, первая дорожка! Зеленые: Михаил Нотишвили, вторая дорожка! Красные: Андреас Мицотакис, третья дорожка! Белые: Георгий Петрофанов, четвертая дорожка!
        Трибуны взорвались восторженными криками, причем больше всего, как показалось Юкки, горячились красные.
        Со второй чашей рыжий подошел к Юкки. Она протянула руку и стала один за другим опускать в стакан шарики с невидимыми номерами.
        Из ворот манежа, тем временем показались одна за другой, колесницы первой четверки участников соревнований. Проезжая по улице к воротам Ипподрома, возницы успевали перекинуться парой слов со стоявшими в толпе друзьями или поймать букетик, брошенный какой-нибудь юной особой. Дальше их ждала яркая площадь, наполненная разодетым народом, флагами, цветами и аппетитными запахами.
        Как только колесницы заняла свои места в арке стартовой башни, актуарий взмахнул белым платком. Канат, перегораживавший все четыре проезда, упал, и кони рванулись вперед. Бега начались.
        Тяжелые квадриги разогнались не сразу. Видно было, как напряглись лошадиные спины, как сжались возницы, словно желая помочь великолепным животным. Но колесницы быстро набрали нужную скорость и понеслись по каменистым дорожкам колесо к колесу.
        Юкки смотрела на арену во все глаза. Колесницы уже приблизились к сфенде ипподрома, и им нужно было поворачивать. Ее тянуло зажмуриться. Она не представляла, как можно на такой скорости заставить четырех лошадей уклониться в сторону. Казалось, они врежутся в трибуны и на этом все закончится. Она не спускала глаз с Мицотакиса. Тот стоял на своей колеснице, напряженно сжимая поводья и смотрел вперед, чуть наклонив голову. Он был сейчас необычайно красив. Ремешок красной каски туго охватывал упрямый подбородок, красный пробковый жилет был похож на панцирь. А мощные загорелые руки были, кажется, вылеплены с античной статуи.
        «Эх, если б ему еще волосы подлиннее!» - подумала Юкки и тут же мысленно усмехнулась: однако, что за мысли ее посещают?..
        Между тем белый возница стал немного притормаживать, зеленый шел с ним вровень, а синий, кажется, увеличил скорость - по крайней дорожке ему было удобнее всех поворачивать, но и путь предстояло пробежать больший, чем другим. Но всеобщее внимание захватил Андреас: он вдруг резко рванулся вперед и, обогнав синего и зеленого, занял короткую первую дорожку! Трибуны взорвались криками и свистом.
        Запряжки понемногу выстроились в цепочку, которая медленно удлинялась. Юкки почти физически чувствовала, как вибрирует арена под копытами шестнадцати лошадей, как колеса стирают в пыль мелкие камешки. На поворотах Александр сильно отклонялся влево, закладывая на своей квадриге крутые виражи. Казалось, он вот-вот чиркнет каской по каменному полукругу. Пока что никто не мог его обогнать.
        «Нам отсюда хорошо думать, когда все видно, - пронеслось в голове у Юкки. - А каково там, на колеснице, когда нужно и править, и спиной чувствовать противников?!..»
        Трибуны ревели. Впереди шел Мицотакис, и сразу за ним - Нотишвили. Синие и белые заметно отстали. Иногда от непривычного шума Юкки даже казалось, что наступила глубокая тишина, и тогда запряжки казались ей диковинными жуками, медленно ползущими по песку.
        …На финишной прямой грузин попытался было, по привычке, обойти соперника, но с его коней уже летела пена, и колесница зеленых пришла к финишу второй, опоздав на пять секунд. Зрители чествовали победителя древним приветствием, которое возглашалось на ипподроме уже много столетий:
        - Прекрасно прибыл, несравненный возница!
        Во втором заезде Нотишвили переменив коней, попробовал было повторить трюк Мицотакиса, но, видимо, занервничал, ошибся и снова отстал. Третий заезд тоже выиграли красные. Трибуны кипели. Юкки, забыв про все на свете, прыгала от восторга, когда грек в третий раз оборвал финишную ленточку. Болельщики синих, зеленых и белых были явно разочарованы. Особенно те, кто ставил на Нотишвили!
        Император снова красовался в Кафизме. Непростая обязанность, но уже последний день бегов, великая гонка заканчивается - какое счастье! Ипподром привычно ревел, квадриги, круг за кругом, наматывали невидимые нити на невидимую прялку. Если в другое время государь Олег нашел бы в себе силы заинтересоваться происходящим на арене, то сейчас это было невозможно, слишком много событий впереди. С народа достаточно простого присутствия его золоченой статуи, кому есть дело до того, о чем он думает!
        Но о чем же? Ольга сегодня прекрасна, сидит рядом и временами поворачивается к нему, смотрит влюбленными глазами. Азарт горячит ее, прелестный румянец на щеках, и эта рубиновая подвеска на шее… О да, он любит, когда она носит Его знак, знак своей принадлежности ЕМУ!
        Но вот он, наконец, последний забег!
        Актуарий произносил имена как титулы.
        - Иван Месков… Александр Михайлов… Семен Гаген… Андреас Мицотакис.
        Зрители уже устали кричать и петь, замерли, ждут последнего круга. Ипподром притих, даже стал слышен стук копыт и железных колес. Но вот он, последний круг! Впереди разумеется несравненный грек. Трибуны взрываются, словно повинуясь незримому знаку. Они уже отдохнули и сейчас выплеснут все, что накопилось за эти семь дней. Это крещендо вот-вот будет приветствовать победителя…
        - Ваше величество, важные новости!
        Рядом генерал-адъютант, наклонился, протягивая бланк донесения. Видимо, что-то действительно важное, раз в такую минуту… Впрочем, какая разница, кто победит!
        Олег Даниилович быстро пробежал глазами бумагу. В донесении сообщалось, что 15-я воздушно-десантная дивизия в составе 35-й,38-й и 56-й десантно-штурмовых бригад успешно осуществила высадку парашютным способом в районе столицы затерянного в горах Гималаев королевства Сонмарг и после ожесточенного десятичасового боя овладела аэродромом и городом Янг-дунг, который является столицей королевства. Длительность и ожесточенность боя объясняется наличием в районе боестолкновения Колдстримской бригады королевской гвардии Англии и отборного отряда гвардейцев Сонмарга с тяжелым вооружением. В настоящий момент на аэродром перебрасывается посадочным способом 40-я тяжелая штурмовая бригада и 345-й штурмовой инженерно-саперный полк с спецбоеприпасами. Остатки колдстримцев прорвались в монастырь Менри, где находится Королевский Уэссексский йоменский полк и гвардия Сонмарга вместе с фанатиками Бон. Помимо высших иерархов данной ветви Бон и короля Сонмарга в монастыре находится герцогиня Корнуэльская и герцоги Йоркский и Глостерский. Последний возглавляет оборону. ВВС Самарии оказывают помощь десантным частям
России. «Кфиры» бомбят укрепления Сонмарга. Однако противник ведет плотный зенитный огонь и применяет ПЗРК. Два «Кфира» сбиты. летчики спасены.
        На захваченный аэродром перебрасывается 23-я смешанная авиационная бригада.
        Император, закончив чтение, аккуратно сложил листок и вернул его генерал-адъютанту.
        - Что еще?
        - Далай-лама выразил протест английскому королевству в связи с незаконным нахождением войск Англии на территории Тибета. - коротко доложил Виктор Николаевич.
        - Десантники возились целых десять часов! - тихо и с некоторой досадой воскликнул император, строго глянув на генерала.
        Тот развел руками:
        - Английская гвардия умеет умирать за своего короля!
        - Так вот почему так внезапно улетел в ДША сегодня утром британский премьер? - хмуро поинтересовался император.
        - Возможно, государь, - подтвердил Виктор Николаевич. - Нами захвачена супруга наследника принцесса Диана и два ее сына. Также захвачен принц Кентский. Принц Уэльский Чарльз сумел вылететь на своем самолете, бросив жену, любовницу и детей.
        - Скверно! Все надо закончить до послезавтра. Диана мне нужна завтра.
        Необходимо захватить всех членов королевской семьи Англии живыми и по максимуму спасти детей которых привезли для жертвоприношения. Сонмарг мне не нужен.
        - Сегодня после бала, в десять вечера, совещание аналитических групп Генерального штаба и МИДа. Подготовить ноту ДША о крайней нежелательности вмешательства. Что делать с Англией, решим вечером… Да, передайте начальнику ГШ, что если он считает нужным немедленно принять подготовительные меры в армии и на флоте, то я не против. Действуй!
        - Будет исполнено Ваше Величество. - генерал-адъютант покинул Кафизму.
        Напряженно застыв на троне, император почти не слышал, как взорвались трибуны, когда Великий приз Ипподрома выиграл Мицотакис. Он очнулся только когда сияющая Хикэри схватила его за руку, что-то радостно крича. Да, сейчас нужно будет вручать приз. Она наденет на кира Андреаса венок, а император подаст ему золотой шлем… Вот возница уже поднимается наверх, усталый, запыленный, еще дрожащий от возбуждения. Жмет протянутые руки, отвечает невпопад…
        Давно и в глубочайшей тайне готовившаяся операция «Персей» увенчалась успехом. «Так вот, значит, - думал император, - какой мировой пасьянс… Покатился шарик вниз… Интересно, в ту ли сторону?»
        ?
        8 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ЯПОНСКАЯ ИМПЕРИЯ
        ТОКИО
        2.04 ПО ТОКИЙСКОМУ ВРЕМЕНИ
        (7 НОЯБРЯ 18.04. КОНСТАНТИНОПОЛЯ)
        Цель представляла собой виллу в окрестностях Токио. Вертолет флота «Юр-16» подлетел к поселку с юга, и теперь пилот развернул свою машину, стараясь найти освещённое окно. Вот, наконец. Это не электрический свет в комнате, подумал пилот, скорее включённый ночник. Впрочем, в данном случае и этого достаточно. Он воспользовался режимом ручного наведения, чтобы замкнуться на огоньке.
        Глава концерна Асано Дейчи Асано пытался понять, что заставило его оказаться замешанным в это дело, но всякий раз приходил к одному и тому же ответу. Он вложил средства в слишком большое количество предприятий и потому был вынужден вступить в союз с Кейтаро. Но где сейчас его друг? В Константинополе? Почему? Он нужен им здесь. Кабинет министров во главе с Такаги уже несколько дней игнорировал мнение советников сиккэна и министры начали думать независимо, сами по себе, а это было уже плохо.
        А что, если… что, если император не отступит? Сиккэн заверил всех, что он будет вынужден сдаться, но ведь он также заверил их, что может вступить в союз с атлантистами, однако где они? Квебек вообще заявил что не хочет видать «азиатов» в числе христианских западных государств, а Англия молчит… Теперь отступать нельзя. Необходимо победить, потому что в противном случае всем им угрожает крах… даже более страшный, чем тот, что едва не разорил его промышленно-финансовую корпорацию в результате принятого им ошибочного решения влезть в Калифорнию. Ошибочное решение? - спросил себя Дейчи. Да, но ему удалось устоять, благодаря тому что он вступил в союз с Кейтаро, и если только сиккэн поскорее вернётся в Токио и поможет верным дзайбацу навести порядок в правительстве, может быть, тогда…
        В пятнадцати секундах от цели пилот вертолета включил инфракрасный лазер, применявшийся для наведения противотанковой ракеты. Сейчас вертолетом управлял автопилот, что позволяло лётчику вручную вести ракету к цели.
        Свет в спальне был выключен, и в последнюю секунду Асано заметил жёлтое сияние. Отражение? От чего? Он повернул голову и увидел жёлтый полукруг пламени, приближающийся к его окну, за мгновение до того, как ракета ударила в стену рядом с кроватью.
        Командир бригады «Черных воронов» принц Мамору как раз выходил из здания штаба Токийской Армии после продолжительного разговора с ее командованием. Завтра он встретится с другими патриотами Японии и предложит покончить с всевластием России. У его страны есть ядерное оружие и самим фактом обладания такого оружия Япония достойна права на самостоятельное развитие. Пусть братец тешит себя мыслью о том что он руководит Японией. Но совсем скоро ему суждено понять всю глубину своих заблуждений.
        Уличный нищий? Что он делает у штаба армии ночью? - тревожная мысль о неведомо как оказавшемся рядом с ним и его офицерами оборванце пришла ему в голову. И тут все рядом внезапно озарилось яркой вспышкой.
        Что это? - хотел спросить Мамору, но зрение и слух исчезли и наступила темнота.
        ?
        Потеря универсальных критериев и разочарование в прогрессистской риторике привели к возрождению моды на критику культуры вообще, со всеми вытекающими отсюда соблазнами. В том числе и фашистским либо троцкистским соблазном плюнуть на мир и заняться только собственным самоутверждением во всеобщем разрушении.
        Находясь в шорах, сконструированных прошлым XIX-м веком, мы не в состоянии выполнить социальный заказ, чего хотим мы и чего ждет от нас остальная часть человечества, - рационально представить лежащие перед нами реальные исторические альтернативы». Эти слова Эммануила Валлерстайна одновременно являются ответом на вопрос: а правомерно ли использовать миросистемный подход в такой области как понимание лежащих перед нами реальных исторических альтернатив? Согласно положениям миросистемного анализа, изучение отдельно взятых политических систем, экономик и культур нередко затемняет и мистифицирует адекватную реальности картину мира. Поэтому экономики, политические системы, общества и культуры имеет смысл рассматривать только в контексте больших «исторических систем», каковой является в частности, современная капиталистическая миросистема. То, что кажется естественным и привычным с точки зрения разделяемых большинством писателей аксиом социальных наук XIX столетия, выглядит совершенно по-другому с точки зрения системного анализа.
        И, далее, какой смысл это самое положение придает некоторым популярным представлениям об исторической миссии России - прежде всего имеющему давнюю историю «мифу об удерживающем»? Наивно мечтать чтобы конкуренты ненароком сошли со сцены сами, а Россия осталась единственно цивилизованным, могучим и, главное, уцелевшим «Третьим Римом», за которым «четвертому» уже не бывать. Мышление в парадигме мира-империи (а именно к ней сводится наложение триады «нация-общество-государство» на проблематику гегемонии) исключает вопрос о глобальной справедливости (т. е. справедливого мироустройства). Сильный и развитый другим ничем не обязан, а обязан только самому себе. Не может быть и мысли о том, что кто-то платит за его процветание. Править самим; если можешь - расширяйся, не можешь - обороняйся.
        Заботиться об остальном мире мир-империя будет разве что тогда, когда завоюет его весь. Но это из области фантастики. Иначе говоря, в парадигме мир-империи цена могущества - это цена справедливости для всего мира. Вообще говоря, в таком безо всякой задней мысли игнорировании «проклятой стороны вещей» проявляется моральный и мировоззренческий коллапс, поразивший разлагающуюся либеральную демократию. Либерализм с его модернизационными проектами для всего мира потерпел крушение, та же участь постигла и его троцкистского врага. И тут у нас есть богатая имперская традиция, примкнув к которой можно особенно не напрягать мозги - в том числе и в плане ее идеологическо-мифологического оправдания. Однако невозможно воспринять эту традицию формально, без присущей ей богословской нагрузки.
        Многим странам порой требуется искусственно создавать какой-то политико-технологический миф.
        Но что касается России - на самом деле такой миф у нас давно есть. Это православный вариант мифа об «удерживающем»: Причем удерживающем как в материалистическом смысле, так и в апокалиптическом.
        «…Мы не даем миру покончить самоубийством, мешаем всяческим попыткам самоуничтожения. Россия - тяжелая, неповоротливая махина, не дающая миру сорваться с цепи, придавливающая его. Мы - тот груз, который не позволяет неустойчивому корыту человечества перевернуться в набегающих волнах исторического и технологического прогресса. «Удерживающая» империя противостоит нарастающему хаосу всеми средствами. Даже само ее существование - это преграда скорому наступлению Апокалипсиса, сопротивление приближающим его ложным ценностям антихристианской культуры. Но это полный вариант мифа, оправдывающий империю и, что особенно важно, подразумевающий гигантскую ответственность.
        Какой бы смысл у него ни был в прошлом, в настоящем он оборачивается мечтой о своего рода «удерживающей гегемонии». Суть ее не столько в том, чтобы переустроить мир ради общего блага, сколько в том, чтобы удержать его от впадения в окончательный хаос. Чтобы он не помешал ненароком процветанию нашей вполне самодостаточной империи. Во всяком случае от нашего процветания никому хуже не станет. Что за беда, если в мире дела будут идти настолько плохо - так ведь мир сам в этом виноват.
        Абрам Фишер «Цена величия и бремя удерживающего»
        Русский философско-политический журнал № 7 за 1991 г.
        ?
        8 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ЯПОНСКАЯ ИМПЕРИЯ
        ОСТРОВ КЮСЮ
        6 ЧАСОВ УТРА ПО ТОКИЙСКОМУ ВРЕМЕНИ
        (7 НОЯБРЯ 22 ЧАСА КОНСТАНТИНОПОЛЯ)
        Воздух под ними был чистым и прозрачным, хотя на высоте виднелись клочья перьевых облаков. Три тройки бомбардировщиков С-23 шли прямо к цели. Полковник Михаил Федорович Захарьин, командир эскадрильи - сын земского врача и родственник императорской фамилии в тринадцатом колене - через старый род бояр Захарьиных - глядя вниз, увидел огни движущегося поезда у входа в ущелье, по которому им предстояло нанести бомбовый удар.
        Радиолокатор под носовой частью его «сикорского» нацелился на участок земли далеко внизу, следуя указаниям спутниковой навигационной системы, и мгновенно определил положение бомбардировщика по отношению к известным наземным ориентирам, находившимся в памяти компьютера. Затем самолёт накренился, повернул вправо и через две минуты повторил манёвр.
        - Начинаю первый заход на цель, - объявил пилот. Всего на земле находилось двадцать точечных целей - пусковых шахт, говорилось в разведданных, и полковник с удовлетворением подумал, что нужно уничтожить эти ненавистные сооружения, даже ценой жизни других людей… или своей - на войне как на войне. В операции принимали участие десять бомбардировщиков, и его самолёт, как и остальные, нёс всего восемь трехтонных бомб - «сикорские» создавались во времена когда считалось что бомбардировщику не нужно поднимать много - куда важнее скорость и маневренность. Общее число бомб, доставленных бомбардировщиками для проведения операции, составляло таким образом ровно семьдесят две, причём на каждую пусковую шахту предназначалось по три бомбы, а остальные двенадцать нужно было сбросить на последнюю цель. У каждой бомбы попадание в круг пять метров составляло девяносто пять процентов - очень высокая точность, но при этой операции всякое отклонение недопустимо. Правда, из теоретических расчётов следовало, что при трех бомбах, сброшенных на одну цель, вероятность промаха ничтожна.
        Сейчас бомбардировщик летел под контролем ЭВМ и радара и пилот мог взять управление на себя лишь в том случае, если случится что-то угрожающее. Полковник снял руки со штурвала, опасаясь случайным прикосновением нарушить процесс, требующий куда большего искусства, чем человеческое.
        - Как функционируют системы? - спросил он по каналу внутренней связи.
        - Штатно, - коротко ответил офицер наведения - поручик Михайловский - по старинке именуемый стрелком-бомбардиром. Он не отрывал взгляда от приборов космической навигационной системы «Буссоль», принимавшей сигналы с четырех спутников, которые несли атомные часы. Система определяла точное положение бомбардировщика в трех измерениях при данных о курсе, скорости и ветровом сносе, вносимых бортовыми системами. Полученная информация автоматически вводилась в электронную память бомб, уже запрограммированных на точные координаты целей..
        - Открываю бомболюки! - послышался голос второго пилота - штабс-капитана Феди Лемке.
        - Приято, Федор!
        Первая бомба отделилась от самолёта…
        Их было четыре, самые «умные» из всех «умных» бомб стремительно падали вниз, но всё-таки не так быстро, как пикирующий истребитель. Каждая из бомб «знала», где она находится во времени и в пространстве, «видела» свою цель. Бортовая навигационная система бомбардировщика сообщила им необходимые данные: координаты этих целей, снятые с карт, скорость и курс самолёта, и на основании этой информации крохотные компьютеры внутри самих бомб рассчитали местоположение своих запрограммированных целей. Теперь, падая вниз, они соединили направление полёта с невидимыми точками в трех-мерном пространстве и не могли пролететь мимо.
        Яркий свет на земле объяснил полковнику происходящее. Захарьин увидел вспышки, отражающиеся от скалистых склонов, и знал, что казармы бригады охраны превратились в пыль вместе со спящими там солдатами..
        - Исходная точка номер два, - произнёс второй пилот, и командир эскадрильи вернулся к действительности.
        На этот раз Захарьин отчётливо видел его - широкая гладкая поверхность темно-синего цвета, резко отличающаяся от изломанного, более тёмного грунта окружающих гор, и бледная дуга стены, сдерживающей её. Виднелись даже огни электростанции.
        Самолёт подпрыгнул на несколько метров, когда оставшиеся бомбы упали вниз. Прицел «Пересвет» автоматически ввёл поправку, выровнял бомбардировщик, и он снова повернул вправо, на восток.
        Последние бомбы были нацелены на плотину гидроэлектростанции в верхней части ущелья. Они были запрограммированы таким образом, чтобы попасть в цель от основания и до вершины железобетонного сооружения, причём место и момент взрыва имели ничуть не меньшее значение, чем у тех бомб, что поразили пусковые установки. Невидимые и не услышанные никем, они летели вниз на расстоянии десятков метров одна от другой.
        Плотина гидроэлектростанции имела сто тридцать метров в высоту, почти такую же толщину у основания и сужалась к верхней части, составляя у водослива всего десять метров. Она была построена с таким расчётом, чтобы противостоять землетрясениям, столь частым в Японии, и сдерживать колоссальную массу воды, скопившейся в водохранилище. Гидроэлектростанция уже тридцать лет снабжала электричеством половину префектуры.
        Бомбы попала в плотину на семьдесят метров ниже водослива. Летевшие с огромной скоростью, в корпусе из закалённой стали, она проникли в глубь плотины на пятнадцать метров и лишь потом взорвались.
        Когда исчезло облако дыма и пыли, на смену ему пришли брызги и туман от потока воды, хлынувшей через образовавшуюся в плотине шестидесятиметровую брешь. Река, заново родившаяся после трех десятков лет вынужденного заточения, живой ревущей стеной уже мчалась вниз по руслу, прорезанному ею в скалах за сотни тысячелетий.
        Немногочисленные выжившие солдаты и офицеры находившиеся на постах охраны у входа в ущелье услышали шум, доносившийся из ущелья и из ущелья вырвалась белая стена воды. Их панические крики никто не услышал. Только одному солдату удалось спастись, взобравшись на крутой склон, прежде чем тридцатиметровый вал воды смел остатки ракетной позиции.
        В двухстах километрах над головами гибнущих пролетал по своей орбите с юго-запада на северо-восток разведывательный спутник. Все девять камер, направленных вниз, наблюдали за тем что происходило.
        ?
        8 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        15.00
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ШАЛЕ ЗВЕЗД
        Звёздный дворец - дворцово-парковый комплекс в Стамбуле, служивший главной резиденцией османских султанов со времён Абдул-Хамида II.
        Абдул-Хамид покинул приморский дворец Долмабахче из страха перед внезапным нападением флота враждебной державы. Он поручил итальянскому архитектору Раймондо д’Аронко расширение царской усадьбы в Йылдызе, изначально обустроенной Абдул-Меджидом I и расположенной в менее уязвимом месте.
        Сквер между дворцами Звезд и Огня занимает парк звезд, засаженный экзотическими деревьями и цветами. В нём сохранились Мальтийский павильон Абдул-Азиза, спроектированный Бальянами в разгар придворного увлечения формами европейского барокко, дворец-«шале» с перламутровой гостиной кайзера Вильгельма II, придворный театр и фарфоровая мануфактура. В настоящий момент одна из императорских резиденций в Константинополе.
        Из «Большого путеводителя по Константинополю»
        Император, Хикэри и Юкки трапездничали.
        На обед был подан шипящий рисовый суп с омарами, три сорта сыра, множество салатов, белое вино в кувшинах. Но главным блюдом был, конечно, огромный налим, обложенный маслинами с вареным в вине рисом.
        Обед закончился и слуги убрали стол.
        - Ты сегодня встречаешься с сиккэном, - Император был деловит, - но перед этим ты должна узнать что он сотворил и куда собрался вести страну.
        Вошедшие офицеры раздали девушкам документы и те углубились в чтение.
        Через некоторое время Хикэри с раздражением отшвырнула документы.
        - Именно об этом сообщил мой отец?
        - Да!
        - Я убью его лично и меня никто не остановит, - Хикэри с яростью схватила нагамаки и успокоившись положила его рядом собой, - Фукадо отправится к демонам стали в ад.
        - Сестра, - Юкки была на удивление разумна, - если бы сиккэна можно было убить как якудзу, то Его Величество убил бы его давно. Думаю, что он был неприкосновенен до определенного момента. Этот момент настал?
        - Ракеты сегодня ночью уничтожены, - сообщил император
        - Ваше величество уверен? - спросила Юкки.
        - Вот, Ваша Светлость, - адъютант положил на стол три фотографии, только что доставленные из Константинопольской штаб-квартиры Разведупра.
        - Так выглядели пусковые установки прошлым днем. - Вообще-то на снимке ничего не было видно, за исключением замаскированных постов охраны у входа в ущелье. На втором снимке виднелось больше подробностей. Это была черно-белая фотография, но она подверглась обработке. Её объединили с другим снимком, чтобы представить более чёткое изображение комплекса шахтно-пусковых установок. А вот этот снимок сделан два часа назад, - и адъютант указал на третью фотографию.
        - Но здесь всего лишь озеро. - Хикэри посмотрела на императора, удивлённая увиденным.
        - Установки на пару десятков метров затоплены водой и останутся в таком виде ещё часов десять, пока вода не схлынет, - объяснил император. - Все ракеты уничтожены…
        - И сколько человек вместе с ними? - спросила Юкки.
        - Бригада спецназа «Белые фазаны» гвардии сиккэна почти полностью и обслуживающие расчеты вместе с техническим персоналом и гражданское население. Больше трех с половиной тысяч ориентировочно, - сообщил адъютант.
        . - Другого способа не было, Ваше Величество? - Хикэри произнесла вопрос без внутреннего содрогания и сама себе немного удивилась.
        Привыкаю мыслить большими числами?
        Император отрицательно покачал головой.
        - Понимаю… Ты уверен, что все ракеты уничтожены?
        - На снимках, сделанных перед тем, как вода прорвала плотину, отчётливо видно, что семнадцать пусковых шахт несомненно уничтожены прямыми попаданиями бомб. Ещё одна тоже, по видимому, разрушена, а насчёт двух нам ничего не известно, хотя они наверняка пострадали от взрывов. Люки, изолирующие ракеты в шахтах, не выдержат такого напора воды, а баллистические ракеты слишком хрупки, и хлынувшая в шахты вода выведет их из строя. К этому нужно прибавить бесчисленные тонны скальной породы и обломков плотины, унесённые потоком. Ракеты уничтожены так же определённо, как если бы по пусковым установкам нанесли удар ядерными бомбами, а нам удалось провести операцию, не прибегая к ним.
        Император сделал паузу.
        - Флот Японии, разведка Нашего Генштаба и Особый департамент провели большую работу.
        - Они хорошо справляются со своими обязанностями. - Утверждение Юкки прозвучало чисто риторически. Было очевидно, что она испытывает облегчение, узнав об успешном завершении операции. - Что дальше?
        - Дальше мы постараемся уладить эту проблему раз и навсегда., - император был краток, - включите сиккэну связь. Я думаю, Хикэри, что твоя встреча с сиккэном может состояться в другом месте.
        - Слушаюсь, - адъютант вышел из комнаты
        ?
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ДВОРЕЦ ЭДЗО
        17 ЧАСОВ
        Сиккэн заслушал доклад секретаря
        - Всё кончено, господин! Дейчи Асано мертв.
        - Кого ещё им удалось убрать? - спросил Кейтаро.
        - Матцуду, Итагаке… они убили всех наших советников, кто стояли за каждым министром, кроме Мураками, но он всегда был верным псом императрицы.
        - Дядя, пора положить этому конец. - Мисато Фукадо пытается донести до сиккэна весь ужас ситуации. - Позвони императору и скажи, что ты сдаешься. Посмотри в окно - дворец окружен. Наша связь работает с такими перебоями.
        - Нет! - выкрикнул Кейтаро.
        - Как ты не понимаешь? Твои ракеты уничтожены и…
        - У меня остались четыре боеголовки, спрятанные в тайных местах и их знаю только я.
        - Не будь таким наивным дядя, если мы пойдём на это, ты ведь знаешь, что сделают с нами палачи императора? - Невысокую хрупкую Мисато передернуло от ужаса…
        - Они не осмелятся на такой шаг.
        - Ты утверждал, что императору не удастся найти ракеты. Ты утверждал, что даже если найдут не сумеют их захватить или уничтожить. Ты говорил, что императору не под силу скрытно нанести тебе удар. - Мисато перевела дыхание. - И во всех случаях ты ошибся. Теперь ты должен сдаться, и я больше не хочу тебя слушать.
        - Они никогда не получат оставшиеся боеголовки!
        - Можешь говорить что угодно, дядя. Я отказываюсь поддерживать тебя.
        - Тогда выходи из дворца и сдавайся!
        «Я недооценил императора и Асэми. Но это далеко не конец. У меня по прежнему осталась свобода манёвра. Но пока я готов выкинуть белый флаг. Но сначала я кое-кого найду…»
        ?
        НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ СПУСТЯ
        - Мне нужна ваша помощь, - настойчиво повторил Кейтаро.
        - В чём она будет заключаться? - Чтобы отыскать премьер-министра Англии Каллагена, сиккэну потребовался почти час, и вот теперь голос англичанина был таким же холодным, как и лондонские туманы.
        - Я могу вынудить императора отпустить меня в Лондон на моем самолёте и вылететь прямо сейчас…
        - На это могли бы посмотреть как на недружественный акт в отношениях между нашими странами. Но, после сегодняшнего, думаю что вы нам лишним не будете.
        - Я рад, что мы союзники.
        - Союзники? В чём? - удивлённо спросил Каллагэн. - Вы - беглец и изменник своему государю. Я - премьер-министр своего короля Георга VI.
        Грохот…
        Дверь в кабинет Кейтаро распахнулась, и в сопровождении трех офицеров лейб-гвардии Японского полка и Ёкоты вошла кронпринцесса Хикэри.
        - Слушаю. В чём дело? - бросил Кейтаро небрежным тоном.
        - Ты арестован по приказу Его Величества - голос Хикэри был яростно ледяным. Её рука легла на рукоять нагамаки.
        - По какому обвинению?
        - Ты убил моего отца и всю семью, но на виселицу пойдешь как предатель.
        Кейтаро с трудом перевёл дыхание. Он посмотрел на офицеров, стоявших теперь по обе стороны от Хикэри и на посла. В их глазах он не увидел сочувствия. Значит, всё кончено. Этим псам дали приказ, но они не в состоянии понять побудившие его мотивы. Однако у них осталось, может быть, понятие чести.
        - С вашего разрешения мне хотелось бы побыть несколько секунд одному. - Смысл такой просьбы был очевиден.
        - В подземную тюрьму Влахерны я доставлю тебя лично, башня Ангелов ждет тебя живым, - отчеканила Хикэри, - Указом Его величества вы лишены титулов и владений. Более ты не Сиккэн Ямато, князь Эдзо и Маркиз Южно-Курильский. Теперь ты простолюдин Кейтаро Фукадо.
        - Но…
        - Извините, Кейтаро-сан, но вам не удастся таким образом уйти от наказания. - Ёкота сделал жест, офицеры подошли к сиккэну и защёлкнули на его руках наручники.
        ?
        СПУСТЯ ТРИ ЧАСА.
        ДВОРЕЦ ДАФНА
        Постепенно темнело, и на место солнечного сияния заступало сверкание разноцветных фонариков, придавая таинственное очарование обширным площадкам, уступами располагавшимся на берегу пролива, чье название уже много столетий было связано с Городом трех морей и двух континентов, невиданными богатствами, коварными политическими интригами, неслыханными торговыми выгодами и разнообразными развлечениями
        Перед ужином Хикэри снова пообщалась с разными гостями и гостьями, которые, по ее представлениям, могли «чувствовать себя заброшенными», а после ужина начались танцы. Танго всегда казалось ей дерзким танцем, но она любила его еще со школьных времен, когда ее часто называли «царицей танго» - так лихо она отплясывала его на школьных. В последние год Хикэри в связи со всеми печальными событиями почти не танцевала. И это очень грустно.
        Ее учитель танцев называл танго «танцем настроения», танцем интуиции, который может стать «истинным танго» не просто при согласованной и безупречной технике движений, но лишь в том случае, когда удалось станцевать творчески. Хикэри любила вести игру с партнерами по танцу, словно поддаваясь их настроению, а затем неожиданно показывая, что это ничего не значило, но сначала это были еще во многом детские и наивные игры, а потом у нее не оказалось времени, чтобы дойти до чего-то более серьезного.
        Когда они закружились по залу в приглушенном свете люстр, Хикэри сразу ощутила, что Олег начал импровизировать - правда, совсем чуть-чуть и как бы ненавязчиво. Но стоило ей ответить на эту легкую импровизацию и показать, что она приняла его приглашение к творческому танцу, как остановиться уже стало невозможно. Все ее чувства поневоле обострились, она старалась уловить его настрой, попасть в задаваемый им ритм, но настроение, читавшееся в его танце, одновременно опьяняло и пугало ее: страсть и желание - она ясно ощутила этот посыл … Хикэри ощутила, каким страстным и в то же время невероятно нежным, уверенным в себе и одновременно предупредительным, неукротимым и восхитительно дерзким может быть этот мужчина - и танец с ним внезапно превратился в балансирование над пропастью. Рассудок говорил девушке, что во всем этом есть что-то неприличное, что-то преступное, идущее против всех правил, разрушающее все преграды… Но она впервые за много лет танцевала танго, не ощущая никакого «привкуса корректности», и это было настолько волшебное чувство, что Ольга даже не попыталась восстановить сметенные
внезапным вихрем барьеры, успокоив себя мыслью, что «это всего лишь танец» и в любом случае она может пожурить императора за такое «хулиганство» потом…
        Но потом оказалось, что никакие упреки уже невозможны. Сила экспрессии, которую император задал танцу, была такова, что он превратился почти в чистую импровизацию: он вел - и августа следовала за ним, совершая такие движения, о каких еще за мгновение до того и не помышляла, он предлагал - и она не отказывалась, он был дерзок - и она уступала, он смотрел ей в глаза - и она улыбалась ему… Как же можно было после этого упрекнуть его в чем-либо, если она сама поддержала его во всем?! Оставалось только сделать вид, будто ничего не произошло… Но, собственно, что произошло? Ведь это танго! Всего лишь танец, который и положено танцевать с экспрессией… Разве из этого следует что-нибудь большее, что может продолжаться, когда смолкнет музыка?..
        ?
        ПОЛНОЧЬ.
        СПАЛЬНЯ ИМПЕРАТОРА
        Отворив запертые двери, император обнаружил, что слуги не только застелили кровать, но и оставили на столике кувшин с вином и два кубка.
        Он улыбнулся и крепко запер за собой дверь.
        - Ты мне не поможешь расстегнуться? - спросила Хикэри, поворачиваясь к нему спиной.
        - Надеюсь, что снять его мне удастся немного быстрее.
        Так и оказалось, хотя слово «немного» оказалось к месту - чем больше расстегивал император, тем больше его занимала нежная кожа под платьем, а не оставшиеся застежки. Но наконец труд был завершен. она обернулась, и они слились в страстном поцелуе.
        Потом она раздевала его так же неторопливо, но Олег отнюдь не возражал.
        - Этот салат из фиг и орехов сработал лучше, чем можно подумать, - с совершенно серьезным видом заметил царь.
        Ольга чуть не кивнула, потом фыркнула и ткнула его пальцем под ребра. Хикаро сгреб ее в охапку и отнес на кровать…
        Когда они достигли пика наслаждения одновременно, стоная и задыхаясь, она окунулась в море покоя и на нее снизошло благословенное умиротворение.
        - Да! - в ее голосе смешалось все: и боль, и жажда, и любовь… и чувство завершенности.
        - Я люблю тебя, - тяжело дыша, произнес он ей на ухо.
        - Скажи мне…
        - Да! Да, я люблю тебя.
        Когда они затихли, Олег просто держал ее на коленях, баюкая. А Хикэри обнимала его за шею и довольно мурлыкала. Потом подняла голову и долго разглядывала.
        Он обхватил своими ладонями ее лицо, а потом поцеловал в лоб.
        - Мне так хорошо, - прошептала Хикэри. - А ты снова будешь любить меня?
        - Да, - император рассмеялся. - Мне нравится, что ты меня хочешь, маленькая.
        - Как я могу не хотеть тебя? - удивилась Хикэри. - Это невозможно. А теперь люби меня до… Да неважно! До чего и как угодно!
        ?
        Константинополь
        Размеры города 150 км с запада на восток и 50 км с севера на юг.
        Население около 7 миллионов человек
        Входит в число 5 столиц Российской Империи уступая Москве(12 млн.), Санкт-Петербургу(9 млн.) и превосходя Киев (4 млн.) и Владимир (1 млн.).
        Административно делится на регионы(Византий, Галата, Левант, Запад, Халкедон), которые в свою очередь делятся на районы.
        Транспорт Константинополя:
        2 автомобильных моста через Босфор.
        Мост Георгия Великого
        Мост Даниила Первого
        Паромная переправа Галата - Халкедон. работает с 7 утра до 23 часов
        Железнодорожный туннель под Босфором (построен в 1987 г.)
        Метротуннель под Босфором (построен в 1991 г.)
        Общественный транспорт представлен
        1. троллейбусами
        2. автобусами. В регионе Византий электробусы.
        3. Своеобразный вид транспорта XIX века - «полуметро» «Тюнель» и трамвай - эта связка позволяет добраться в Галате от Золотого Рога до площади Комнинов
        4. Метро Аэропорт-Запад - Галата-Левант-Халкедон
        5. Легкое метро Византий-Аэропорт (изолированная ветка)
        В Константинополе три вокзала - Московский, Халкедонский на азиатском берегу Босфора и Левантийский в регионе Халкедон в азиатской части Константинополя, соединенный железнодорожной веткой и туннелем с Европейским берегом и Московским вокзалом
        Два аэропорта - Георгия Великого (пассажирский)в европейской части и Левантийский (грузовой и чартерный) в регионе Халкидон.
        На севере региона Левант есть воздухоплавательный порт, в настоящее время используется исключительно для прогуочных дирижаблей(не раз ставился вопрос о его закрытии из за низкой рентабельности) а в Золотом роге гидроаэропорт для гидроавиации.
        Регион Византий, включает в себя Константинополь доосманского периода внутри границ стен Феодосия.
        Дворцовый комплекс Влахерны
        1. Церковь Влахернской иконы Божьей Матери
        2. Часовня Георгия Победоносца
        3. Дунайский Дворец
        4. Дворец Океана
        5. Дворец Анастасия
        6. Дворец Алексея Комнина
        7. Донжон. Помещения охраны дворца
        8. Императорские бани
        9. Дворец Мануила Комнина
        10. Часовня
        11. Немецкий Дворец
        12. Башня Ангелов. Императорская тюрьма
        Дворец Влахерна императорская резиденция в северо-западной части Патриаршего района региона Византий Константинополя.
        Влахернский Дворец (дворец Анастасия) был построен около 500 г. н. э. Несмотря на то, что главной императорской резиденцией в IV - XI веках был Великий Дворец в восточной части города, Влахернский дворец также использовался как императорская резиденция. В то время он включал в себя несколько структур: триклиний Анастасия или Анастасиакос, названный в честь императора Анастасия I (491-518 гг), который построил его, триклиний океана или Океанос, а также триклиний Дуная.
        В конце XI века император Алексей Комнин (1081-1118) переехал в дворец Влахерны, сделав его главной резиденцией. Он и его внук Мануил (1143-1180) провели там большие строительные работы, укрепили дворцовый участок и возвели новые дворцы. При Мануиле I была построена наружная крепостная стена, и несколько великолепных новых дворцов.
        При освобождении города в 1261 г. династия Палеологов сделала Влахернский дворец своей основной резиденцией. Дворец Палеологов был построен в месте примыкания Феодосиевых стен. Он был сильно поврежден в 1453 году и при реконструкции дворца Влахерны его решили не восстанавливать. остальные дворцы при османах были полностью уничтожены.
        После Освобождения было принято решение о воссоздании Влахернского комплекса дворцов как императорской резиденции. Восстановление заняло почти 25 лет - с 1927 по 1952 год. В настоящий момент комплекс Влахерны используется как служебный императорский дворец.
        В Дунайском дворце и Дворце Океана находятся служебные резиденции военного и морского министров при их пребывании в Константинополе.
        Дворец Анастасия отведен под резиденцию Цесаревича Всероссийского, Дворец Алексея Комнина используется как резиденция императорской семьи.
        Дворец Мануила Комнина используется как резиденция Председателя Совета Министров Российской империи при его пребывании в Константинополе.
        Немецкий дворец используется как место проведения Совета Альянса и резиденция почетных гостей.
        ИЗ «БОЛЬШОГО ПУТЕВОДИТЕЛЯ ПО КОНСТАНТИНОПОЛЮ.»
        ?
        9 НОЯБРЯ 1992 ГОДО
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ДВОРЕЦ ДАФНА
        КАБИНЕТ ИМПЕРАТОРА
        9 ЧАСОВ УТРА
        Бедный Марвин! Он, наверное, только-только начал понимать, как серьезно то, что мы затеяли. Да, друг мой, мир наш целен, и все в нем взаимосвязано. Если хочешь быть крупной фигурой на доске, привыкай к тому, что каждая твоя фантазия может воплотиться…И расстановка сил перед игрой явно не в пользу Британии - встречи и договоренности, достигнутые за последнее время, это гарантируют. Немецкие войска впрочем уже готовы выходить на позиции в Шотландии для вторжения. Однако надо не допустить повторного объединения Шотландии и Англии. Нет, уж лучше пусть останутся две страны! Так что…
        - Ну что, господин президент, обдумали вы мои предложения? - спросил император старого друга, отвлекаясь от раздумий и принимая деловой тон.
        - Не скрою, породниться с такой блестящей династией мне было бы приятно, - широко улыбнулся Марвин. - Знаешь, мой сын…
        Хорошо, тогда перейдем к более скучным вопросам, - несколько неуважительно перебил его император. - Меня в данный момент интересует высокая политика. Или, если угодно, более приземленные вещи.
        - То есть уничтожение ДША?
        Император едва заметно кивнул и посмотрел на друга выжидающе.
        - Да, я об этом тоже подумал, - ответил тот. - Боюсь, реакция Британии будет… Ты полагаешь, им понравится эта идея?
        Император презрительно ухмыльнулся:
        - Ты мне можешь назвать хотя бы три идеи, которые пришлись бы им по вкусу за последние двести лет? Их главная задача - расшатать вселенную, нарушить равновесие, существующее со времен нашего с Германией Альянса и…
        - Ох уж это ваше равновесие! - ворчливо перебил Марвин. - Оттяпали немцы пол-Европы, а потом стали косточки выплевывать обсосанные.
        - Не стоит драматизировать, - засмеялся Олег Даниилович, - они лишь воссоединили свое государство.
        - Да, Альянс каждому даст воздух, воду и место для могилы…
        - Чего же тут ворчать? Нет бы жить и радоваться!
        - Это все так, не спорю, - согласился Марвин. - Но ведь каждому хочется большего?
        - Нет. Не каждому, - спокойно возразил император. - Моему отцу и моим регентам не хотелось большего, чем было получено по итогам войны. Нам хватало своих проблем, и мы были самодостаточны. Если угодно, на протяжении более сорока лет Альянс исповедовал государственный аскетизм.
        - Ах, как это по-православному, - улыбнулся техасец.
        - Именно! - задорно дернул головой император. - На таком уровне аскетизм и должен существовать.
        - Разумеется. Англии и ДША оклемались и буйный нрав не дает им успокоится, у них все время искания… Не ко благу!
        - Это так, - согласился Марвин, - но я ведь с этого и начал.
        - Правильно начал. Только я предлагаю все-таки смотреть на проблему шире. Пойми, Британия сейчас наконец-то вырастила себе достойного стратегического партнера - Демократические Штаты Америки! Та же буйная кровь, тот же характер, та же жажда наживы под дымовой завесой политкорректности и толерантности. Вот этот альянс вполне способен расшатать равновесие… И помешать нам выйти в космос.
        - Но мы уже давно в космосе! - воскликнул Марвин. - Наши автоматические корабли ушли к внешним планетам еще в 1979 году! Готовится строительство постоянных поселений на Луне а там и Марс… Почему сейчас? Или вы наконец то создали термоядерный реактор?
        - Многолетние усилия немецких и наших ученых привели к созданию прототипа термоядерного ректора в лабораториях Новосибирска и Института Макса Планка в Галле.
        И месяц назад Герцогиня Пармская Лионелла сообщила мне, что в лаборатории Ферми в университете Пармы заработал прототип холодного термоядерного реактора. Теперь мы можем решить все проблемы с энергией на планете. Наши проекты в точках Лагранжа и на Луне отныне получают прочную энергетическую базу. Не сразу конечно…
        - Альянс останется монополистом? Техасец похоже просчитывал на сколько упадет нефть…
        - Ты смеешься? Император даже был несколько удивлен.
        . - В одиночку звездная экспансия даже нашему Священному Альянсу не под силу. Достаточно того, что мы после уничтожения ДША и принятия исчерпывающих мер по недопущению подобного, не будем делать из нашего изобретения секрета и готовы распространять технологии. Впрочем я тебе могу точно сказать что и Латинский Союз и США также недалеки от создания прототипов термоядерного реактора. ДША и Британия, как ты знаешь, сделали ставку на биологию и совсем запретные вещи. Но ближе к делу, дорогой мой. На грядущем Совете Альянса нам необходимо продемонстрировать союзнические отношения. Это самое главное, к конце концов.
        После уничтожения ДША его территория будет почти полностью поглощена США и разумеется Квебек и КША получат свою долю, поэтому нам нужен мощный Техас, который не даст им сцепиться между собой на континенте.
        - Ну да, особенно если учесть, что англичанам и демократам никаких нарушений международного права пока нельзя поставить на вид!
        - Именно в отношении демократов это справедливо, в отношении Британии уже нет. Исчерпывающие доказательства будут сегодня представлены на совете Альянса. Англия умрет. Ее династия перешла черту за которой уже прощения нет. Ни ей, ни стране.
        - То есть как это? - опешил президент. - Значит, для тебя предполагаемый брак моего сына с твоей дочерью - всего лишь…
        - Благоприятный фон для построения многоходовой комбинации, - закончил император. - Это очень важно. Но согласись, было бы гораздо хуже, если бы он был ее условием.
        Марвин хотел еще что-то сказать, но появившийся адъютант с большим радиотелефоном срочно попросил императора ответить на звонок начальника Генерального штаба.
        Извинившись, император снял трубку спецсвязи.
        - Начальник оперативного управления Генерального штаба генерал - полковник Сазонов. Разрешите доложить обстановку в Сонмарге Ваше Величество!.
        - Докладывайте
        - Ваше величество - 15-я воздушно-десантная дивизия в составе 35-й,38-й и 56-й десантно-штурмовых бригад при участии 40-й тяжелой штурмовой бригады и 345-го штурмового инженерно-саперного полка успешно осуществила после применения двух боеприпасов объемного взрыва ночной штурм монастыря Менри и в настоящее время осуществляет зачистку местности от разрозненных отрядов Сонмарга и Восточного Тибета. Остатки Колдстримской бригады и «Уэссекских йоменов» сдались. Гвардия короля Сонмарга уничтожена ввиду отказа сдаться. Уничтожено также около трех тысяч фанатиков Бон, которые использовали тактику самоподрывов вместе с нашими военными. Герцогиня Корнуэльская и герцоги Йоркский и Глостерский захвачены. Самолет с Дианой вылетел рано утром и должен скоро прибыть в Константинополь. По его маршруту обеспечено непрерывное прикрытие истребителями. На аэродром Сонмарг переброшена 23-я смешанная авиационная бригада. Она приступила к воздушному патрулированию района. И еще..
        - Что еще?
        - Часть монастыря нам недоступна ввиду запрета священников дивизии которые вызвали отряд Хранителей Веры. Он вылетел из Москвы час назад. В недоступной части находятся кельи некромантов и демонологов секты. Священники утверждают что там абсолютное зло и туда запрещено входить. Они приказали ждать монахов братства Хранителей Веры…
        Я не согласен с подобным… - генеральский бас дрогнул
        (А - ну да… ты же Павел Самсоныч у нас атеист - точнее агностик - жаловались даже на тебя батюшки что службами манкируешь и дурной пример подчиненным подаешь»). Генерал Селивачев - командующий операцией - тоже со мной согласен.
        В том что касается вопросов демонологии - я предпочитаю доверять цервки - также как в военных вопросах - вам! - отрезал император. Действуйте как они просят.
        - Так точно, Ваше императорское величество! Я уже распорядился выставить оцепление - на всякий случай.
        («Атеист то атеист - а чует что случаи то разные бывают!»)
        - Что-то еще? На подходе 12-й отдельный моторизованный батальон «Снежных барсов» - из числа гвардейских горных стрелков Тибета со жрецами из Лхасы. Они прямым текстом на нашей волне просят не входить утверждая что там крайняя опасность.
        Войска Российской империи патрулируют столицу королевства Сонмарг.
        Что с вооруженными силами Англии и ДША?
        - В ДША тишина, уровень готовности обычный. В Англии объявлена полная боевая готовность. Их ракетоносцы в море не вышли и возможно будут стрелять прямо от пирсов. Мы привели силы ПВО в полную готовность.
        - Предупредите их что в случае атаки их страна будет стерта с лица планеты. При попытке выхода ракетоносцев атаковать без предупреждения. Что с детьми?
        - Спасено около трех сотен детей. Это из полутора тысяч. Остальных уже успели принести в жертву. выжившие в очень плохом состоянии. Над некоторыми священники читают молитвы об изгнании бесов, в основном это те которых нам удалось вытащить из залов обряда. Разворачиваем полевой госпиталь. Вылетели детские врачи из Константинополя, Москвы и Санкт-Петербурга. Борта из Владимира, Оренбурга, Верного, Ташкента и Киева взлетят через три четыре часа. Борт из Самарии на подходе.
        - Из полутора тысяч всего триста? - император скрежетнул зубами. Хорошо! («Да что ж хорошего-то??!») Отберите примерно человек десять или двадцать детей которые могут перенести перелет и доставьте их вместе с захваченными членами английской династии в Константинополь к завтрашнему утру. Обеспечение безопасности перелета под вашу ответственность. Ожидаю следующего вашего доклада в двадцать три ноль-ноль.
        Император положил трубку и обернулся к Президенту Техаса. Тот, посмотрев на лицо владыки России, решил что пожалуй стоит мелкие детали обсудить после Совета Альянса.
        Часть вторая
        ?
        Площадь (Форум) Константина Великого
        Форум Константина был построен в 328 году при основании Константинополя. Установленная в центре 35-метровая колонна императора Константина I Великого (пр. 306 - 337) была торжественно открыта 11 мая 330 года. Её увенчивает золотая статуя императора Константина в образе Аполлона. В 1150 году во время сильной бури статуя и три верхних барабана колонны обрушились, и вскоре император Мануил I Комнин (пр. 1143 - 1180) водрузил на вершину колонны крест. В ходе разграбления Константинополя крестоносцами колонна была сильно изуродована. В 1453 году, когда город захватили турки-османы, крест незамедлительно сбросили с колонны. В 1779 году, после сильнейшего пожара, почерневшая и растрескавшаяся колонна была укреплена дополнительными железными обручами. На форуме находился самый бойкий и дорогой рынок города. Здесь велась оживленная торговля мехами, шёлком, льном, кожей и одеждами, а также свечами и конской сбруей. Форум был не только местом скопления торговцев и нищих - на нём также шла бурная общественная жизнь. Площадь находилась в хорошем состоянии вплоть до Четвёртого крестового похода, в ходе которого
крестоносцы из Европы захватили и разграбили Константинополь в 1204 году. Форум Константина также подвергся разграблению и был уничтожен пожаром, охватившим город.
        Форум Константина полностью восстановлен в 1976 г.
        Форум имеет овальную форму: с севера и юга он окружён двухъярусной полукруглой колоннадой, а с запада и востока располагаются две большие монументальные арки из белого мрамора, соединяющие площадь с главной улицей города.
        В левом портике форума находится часовня Пресвятой Богородицы, построенная императором Василием I (пр. 867 - 886) в первые годы его правления. Рядом с ней торгуют церковной утварью. Форум украшен многочисленными античными статуями: среди них фигуры дельфина, слона и гиппокампа, статуи Палладиума, Фетиды и Артемиды, а также скульптура «Суд Париса», статуи Посейдона, Асклепия и Диониса.
        Из «Большого Путеводителя по Константинополю.»
        В девять утра Хикэри и Юкки в сопровождении «серебряных фрейлин» вступили на мраморный помост Форума Константина.
        Полированные камни Форума Константина сверкали и дышали жаром, от них рябило в глазах. И дело было не только в блеске, но и в том, что здесь был собран мрамор самых разных оттенков - от древнейших камней, серых и источенных непогодой, до современных вставок, которые хоть и подбирались по цвету, но все же явственно выделялись на общем фоне.
        - …Вот так и родилась идея восстановления Форума, - Хикэри обвела рукой площадь, - с чего, собственно, и началась научная реконструкция исторической части Константинополя. Вся позднейшая застройка в этом районе была разобрана, после чего открылись следы древних портиков и зданий. Конечно, о пропорциях большинства из них оставалось только догадываться, но все же удалось воссоздать правильный овал колоннад, два арочных проезда, соединявших Форум со Средней улицей, и два храма - Богоматери и святого Константина. Позже возвели здание верхней палаты Синклита - в память о том, что в былые времена он собирался где-то здесь. Из портиков были и выходы к Императорской библиотеке, Археологическому и Музею Осады и Освобождения.
        Беломраморная «чаша», к которой со Средней улицы вели два широких лестничных схода, конечно, затрудняла движение, поэтому двумя кварталами севернее проложили параллельный проспект, а древнюю дорогу от Августеона до Форума Константина и дальше до Форума Быка сделали пешеходной зоной.
        В музее есть диорама Осады о событиях 1453 года и диорама Освобождения об освобождении Города от власти тьмы и безбожия.
        Музей Осады и Освобождения пришлось на несколько часов закрыть для обычных посетителей - жест не очень вежливый, зато экономия времени. Хикэри и Юкки долго бродили по пустым залам, задерживаясь у некоторых стендов.
        Восковые фигуры, изображавшие турок и защитников Города в полном вооружении, показались Юкки наивными. Зато ее очень заинтересовала древняя артиллерия - огромные турецкие бомбарды, склепанные из длинных полос, и изящные бронзовые орудия, которыми были вооружены башни Константинополя.
        - А у турок ведь была еще какая-то громадная пушка?
        - Ну да, только стреляла раз в три дня и не особо метко. Вокруг нее слишком много легенд. Скорострельные орудия наносили гораздо больше вреда!
        - А где похоронен император Константин?
        - В церкви Роз в Патриаршем районе Византия. - Хикэри была отчего то серьезна. - По традиции после Советов Альянса его участники посещают Храм, чтобы отдать дань уважения последнему императору Византии. Так что ты его гробницу увидишь и сама….
        Грандиозная панорама осады впечатлила Юкки больше всего. Она стояла на смотровой площадке и смотрела на бесконечную каменную стену, местами разрушенную, но не поверженную. Всюду по равнине двигались турецкие войска.
        Закончив осмотр диорамы Осады они перешли в залы диорамы Освобождения.
        - Это и есть знаменитое послание Даниила? - спросила Юкки у Хикэри, остановившись перед витриной с положенным под стеклом листом с гербом Российской империи.
        - Да. Он обратился к войскам накануне штурма и его текст был очень похож на обращение Мехмета Завоевателя. 29 мая 1453 года в день, когда пал Константинополь, - Хикэри вспоминала историю, - когда были проломлены его стены и погиб последний христианский император Византии, перед тем, как начать последний и решительный штурм святого города, османский султан Мехмет II сказал своей армии: «Всё, что в этом городе есть - ваше. Все, кто в этом городе есть - ваши. Со всем и со всеми поступайте так, как хотите. Мне нужны только дома и стены».
        - «Все мусульмане которые есть в этом городе ваши. Все что в этом городе есть у мусульман ваше. Забирайте у них все и делайте с ними что хотите. Константинополь будет христианским», - Юкки прочитала текст обращения Даниила к войскам, - но это очень жестоко и что потом было с мусульманским населением?
        - Часть из них, в основном мусульмане Галаты, спаслась перейдя в христианство в католических храмах. 2 мая Даниил начал штурм города, к исходу 3 мая Галата и дворцы султанов пали, в проливы вошел Черноморский флот и в ночь крови с 3 на 4 мая он заблокировал Босфор. Азиатскую часть взяли 5 мая. Султан сдался вечером 3 мая во дворце Долмабахче. Но древний Византий турки отстаивали до конца. Населению, а это в общем в основном были бедные мусульманские районы раздали оружие. 2 мая армяне и греки в своих кварталах подняли восстание и к исходу 3 мая русские войска прорвались за стены города. И именно в районе ворот Святого Романа. Неделю шли уличные бои. Дети кидали камни в солдат, турчанки бросались с кинжалами. Наши войска взрывали кварталы и шли вперед. Пленных в Византии почти не было. В память об этом над воротами святого Романа стоит статуя Ангела с окровавленным мечом.
        - Ангел Альянса! - Юкки была немного ошарашена спокойным тоном Хикэри.
        - Может и ангел, - задумчиво согласилась Хикэри. - А может, и нет. Но то, что Россия безжалостна к врагам, это факт общеизвестный. И хорошо что Россия, Германия и Япония в Альянсе……
        - Ладно, я с тобой согласна, но чувствую ты уже переполнилась впечатлениями, пошли позавтракаем. - Хикэри решила сменить обстановку, - я покажу тебе интересное местечко.
        ?
        За Хикэри и Юкки бесшумно закрылись стеклянные двери, и они очутились в недрах «Мега-Дома». Здесь было прохладно, но людно и шумно. Сразу запахло рыбой, разогретым маслом и свежей зеленью. Юкки недовольно поморщилась - она не любила сильных запахов.
        - Пойдем-пойдем! Увидишь, здесь очень мило! - подтолкнула ее Хикэри.
        Главный столичный «Мега-Трактир» располагался в двух шагах от Форума. К нему вел широкий проход, начинавшийся от южного портика. «Мегу» давно уже полюбили туристы, гуляющие по главной улице, и, конечно, завсегдатаи Ипподрома, наводнявшие его в праздничные дни. «Мега» занимал просторное здание, построенное специально для «быстрой еды». Конечно, архитектор не по своей воле ограничился двумя ярусами - но что было делать! Приходилось вписывать заведение в формат одной из главных имперских площадей. Зато внутри фантазия зодчего разыгралась вовсю: здесь были общие залы, отделанные досками в морском стиле, уютные уголки на несколько столиков и даже трапезные, где посетитель мог пообедать в относительном уединении - длинные столы были придвинуты там вплотную к высоким мраморным перегородкам и дополнительно разделены на небольшие отсеки. К одному из таких отсеков и направились друзья. Хикэри вызвала сенсорное меню.
        - Смотри, все просто.
        Она потыкала пальцем в названия блюд, которые Юкки даже не успела прочесть, и вставила в гнездо банковскую карточку.
        - Сейчас, две-три минуты, и наша рыбка приплывет пневмопочтой прямо сюда. И никакой толкотни!
        Юкки усмехнулась:
        - Да, техника! Но, ты знаешь, мне все же это не по душе. Еда - дело интимное, ее должен готовить старый повар, и чтобы верный слуга строго по расписанию подавал обед на фамильном фарфоре… А чем есть вот так, лучше вообще не есть.
        - Ой-ей! - расхохоталась Хикэри. - Откуда у тебя такое? Ты же в школе в нашей столовой ела только в путь?
        - Так мы же вроде не в школе!
        - Но ты пока не принцесса! Хотя скоро мы вместе будем веселыми японскими принцессами!
        Юкки поняв, ЧТО сказала Хикэри немного растерялась…
        Что?! Она сказала мы вместе?? Она понятно…Но я? А куда?! Пресветлая….
        - Ладно-ладно, не обижайся, я же шутейно! Не хочешь - не ешь, разве тебя заставляют? - Хикэри заметив, что Юкки не здесь, ткнула ее в бок пальцем.
        - Ты же не по своей воле сюда притащилась, а по моей. Ну, вот и воспринимай хорошую рыбу в хорошем месте.
        В этот момент два теплых контейнера с тихим звоном выскочили из раздаточного шкафчика. В них были белые булки, из которых торчали хвосты жареных ставридок, обернутые листьями салата. К блюду прилагался пакетик с лимонным соком и маленькая бутылка пива «Эфес».
        Пахли они аппетитно, и Юкки невольно сглотнула.
        - Давай-давай, ешь, не изображай вдовствующую императрицу в отставке, - сказала Хикэри, открывая «Эфес». - Небось, с утра голодная, я то рано за тобой приехала.
        - Пиво вроде алкогольное, а я не пью - Юкки с сомнением осмотрела запотевшую бутылочку.
        - У меня есть предчувствие, что именно твоя бутылка безалкогольное пиво, - хохотнула Хикэри. - Давай, за твой удачный дебют на Совете!
        Дебют?
        - Я думала, что докладывать будешь ты? - Юкки растерялась подобному повороту…
        - Я говорила с Сумеро Микото и с Великой Вдовствующей Императрицей-матерью, - Хикэри перешла на официальный тон, - и мы сошлись во мнении, что по ряду причин выступать от имени Японии на Совете Альянса будешь ты. Естественно я по прежнему глава делегации. Это воля Сумеро Микото, императрицы и (Хикэри немного запнулась)…моя.
        Юкки опустилась на колени рядом с Хикэри.
        - Я выполню приказ и я помню о своей клятве верности тебе…
        ?
        9 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ВЕЧЕР
        ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ТЕЛЕГРАФНОГО АГЕНТСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (ИТАРИ)
        «Сегодня, 9 ноября 1992 года в Константинополе состоялось первое заседание Совета Альянса.
        На Совете Альянса присутствуют:
        От Российской Империи-Его Величество Император Всероссийский Олег Даниилович;
        От Германской Империи - Его Величество Германский Император и король Пруссии Адальберт II и Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Принц Германский и Прусский Фридрих;
        От Японской Империи - Её Императорское Высочество Кронпринцесса Хикэри и Её Императорское Высочество Принцесса Императорского Дома III ранга Юкки.
        В качестве почетных гостей и наблюдателей на Совете присутствуют:
        Его Королевское Высочество Наследный Принц Королевства Квебек Генрих, Его Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Величество Король Венгрии Иштван VII, Его Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо, Его Высокопревосходительство Президент Техаса Марвин Буш.
        Также присутствуют - король Аквитании и Арелата Реми I; принц Гасконии и Беарна Феликс де Сент Арно де ля Перьер; король Наварры и Андорры Родриго II. Также приглашенный особо председатель альтинга Исландии Хьятли Ларрсон.
        От Священного Альянса: Его Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Величество король Швеции Карл XVI Густав, Его Величество Король Венгрии Иштван VII, Его Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо. Также присутствуют король Аквитании и Арелата Реми I; принц Гасконии и Беарна Феликс де Сент Арно де ля Перьер; король Наварры и Андорры Родриго II, Герцог Фризский и Фламандский, Владетельный граф Фландрии и Геннегау Вильгельм V, принц Ольденбургский Виктор I; Элеонора, графиня Фуа, князь мазовецкий Конрад I, Верховный король Ирландии Патрик II.
        Собравшихся благословили Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Патриарх Константинопольский Максим V.
        Его величество Император Всероссийский проинформировал высоких членов Священного Альянса и Атлантического Союза о проведении Российской империей, Тибетом и Республикой Самария совместной операции по пресечению сатанинского культа проводимого членами королевской семьи Англии на территории вассального Тибету королевства Сонмарг при участии темных жрецов секты Бон.
        Как известно Английское королевство проводит политику отбора детей у низших слоев общества для принудительного заселения Австралии. Всего за последниедесять лет таким образом на территорию Австралии было перевезено около 20 000 детей. Однако как стало известно разведке Российской империи часть детей была направлена для принесения в жертву на территории монастыря Менри секты Бон королевства Сонмарг. Российская империя при подтверждении данных фактов приняла исчерпывающие меры для пресечения актов некромантии и сатанизма. Территория королевства Сонмарг взята под контроль вооруженными силами России, Тибета и Самарии. Там сейчас проводятся службы православными иерархами по изгнанию возможно вызванных членами королевской семьи Англии демонов и упокоению мертвых. Общее число детей принесенных в жертву оценивается примерно в сорок тысяч душ. На территории монастыря вскрыты гигантские захоронения принесенных в жертву детей. Российской империей сдалась принцесса Уэльская Диана и герцог Йоркский. Они попросили убежища у Е.В Императора Всероссийского. Собравшимся членам Совета Альянса и гостям были
предъявлены доказательства совершенных королевской семьей Англии жертвоприношений для овладения искусством некромантии и демонологии с целью впоследствии применить эти знания против монархов Альянса и Атлантического Союза. Многочисленные видеозаписи свидетельствующие о проведении массовых детских жертвоприношений повергли в ужас и негодование членов Совета Альянса.
        На Совете выступила принцесса Уэльская Диана. Она подтвердила факт массовых жертвоприношений и описала факты которые слишком омерзительны чтобы поведать их широкой публики.
        Совет Альянса единогласно потребовал от всех членов правящей королевской семьи Великобритании до конца ноября 1992 года прибыть в Москву для покаяния и безоговорочно предать себя в руки Звездного суда, каковой рассмотрит их прегрешения и определит меру их наказания.
        Совет Альянса принял решение о передаче Принцессы Дианы под покровительство Е.В. Императора Всероссийского с последующей передачей ее под покровительство Русской Православной Церкви.
        Совет Альянса принял решение заслушать на следующем заседании спасенных детей и захваченных членов королевской семьи Англии для более полного понимания ситуации.
        Патриархи Московский и Константинопольский согласились с данным предложением.
        Затем во второй части заседания был заслушан доклад Её Высочества принцессы Юкки о разрешении некоторых проблем Японской империи и решено создать рабочую группу для скорейшего рассмотрения этого вопроса на следующем заседании 11 ноября.
        На этом первое заседание Совета Альянса закончилось.»
        ?
        9 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ДВОРЦОВЫЙ КОМПЛЕКС ВЛАХЕРНЫ
        БАШНЯ АНГЕЛОВ
        19 ЧАСОВ 45 МИНУТ
        У нее ледяные глаза, большие и тёмные, они кажутся сухими и смотрят не отрываясь на него, а может, просто в его сторону, подумал бывший сиккэн. Какими бы ни были эти глаза, догадаться, что скрывается за ними, кроме ненависти, невозможно.
        Кейтаро встал и подошёл к книжной полке. Хикэри тут же повернулась, и ее глаза уставились на него. Сука, не оглядываясь, подумал он, выбирая книгу, бдительная и злобная, особенно при поддержке ещё четырех охранников, двое из которых сейчас стояли рядом с ней.
        Возможно, она просто шлюха Хикаро, а я кретин, но ее следует опасаться.
        Действительно, Хикэри походила на сторожевую овчарку. Неподвижная и на первый взгляд словно оцепеневшая, на самом деле она была подобна сжатой пружине, готовая в любой момент вскочить и пустить в ход нагамаки на рукояти которого лежала ее рука. Вела она себя вежливо, но только до тех пор, понимал Кейтаро, пока выполняются ее требования, а они были простыми - сидеть тихо до прихода Его Величества и не дать ей повода искрошить его в куски. Было ясно, насколько она опасна, так что будить в ней зверя было чистым безумием. Бывший сиккэн ощущал стыд от мысли, что боится ее. С другой стороны, он испытывал страх перед ней именно потому, что был умным и осторожным человеком, не желающим упускать единственный шанс на спасение - каким бы крохотным этот шанс ни был - на безнадёжную схватку, в которой не сможет победить.
        Теперь он особенно остро осознал это и испытывал горечь от того, что, посвятив свою жизнь возвышению Ямато, потерпел неудачу. И вот он здесь, в башне Ангелов, под охраной тюремных псов русского императора. Разумеется, его отпустят и дадут улететь в Англию, когда он выдаст все боеголовки, став свидетелем того, как его страна полностью окажется во власти того, кого он всю жизнь не считал за равного себе противника. И он будет бессилен что-либо предпринять…
        ?
        - Ты идиот и предатель! - сказал Хикаро.
        - Я патриот, - ответил Кейтаро. - Благодаря моим усилиям наша страна могла стать по-настоящему независимой. Я снова сделал бы её великой.
        Взгляды двух мужчин встретились.
        - Вы нарушили узы дружбы с главным союзником и важным торговым партнёром, могли ввергнуть нашу страну в пучину бедствий, из-за вас погибли люди. Вы незаконно подчинили себе правительство Японии и готовили свои войска к междоусобной войне.
        Кейтаро кивнул, словно признавал правильность слов императора.
        - Хай, я действительно сделал все это, причём от меня не потребовалось особых усилий.
        Время от времени все нуждаются в твёрдой руке. - Почти все, подумал он, но промолчал. - Если бы мне удалось все это завершить, то у нас была бы полностью интегрированная экономика, два надёжных и могучих союзника, и со временем наша торговля снова расширилась бы, потому что мир нуждается в наших товарах.
        - Неужели вы настолько плохо знаете Америку и Англию? - вырвалось у императора. - Они никогда не согласились бы с возвышением нашей империи! - царь сделал паузу. - А ваш план относительно России - вы действительно считаете, что…
        - Что Китай после смерти императора и установления республики поможет Японии? - улыбнулся Кейтаро. - Китай бы занял твои войска и России было бы не до нас…
        - Фукадо, - прервал его Хикаро, - в политике вы разбираетесь очень плохо. И это привело вас к катастрофе.
        - Ну что ж, в любом случае вам придётся отпустить меня, иначе я не выдам вам мест хранения оставшихся четырех зарядовк, каждой из которых хватит для испепеления Токио, Москвы или этого города - заметил Кейтаро. - Мы увидим, насколько я неграмотен в политических вопросах и заодно сумеете ли вы справиться с ДША и Англией одновременно. Я расскажу - где лежат две боеголовки до взлета, а еще двух после взлета, но вместе со мной должна полететь заложница которой ты дорожишь, например она. - Кейтаро указал на Хикэри.
        - Этого удовольствия я тебе не доставлю, - холодно заметил император. - Ты получишь другого заложника который ценен для меня и мое слово. Но ты подпишешь признание в котором признаешься, что сотрудничал с королевской семьей Англии. В противном случае тебя ждет публичная казнь не только тебя, но и твоего сына и твоей племянницы.
        ?
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ЗОЛОТОЙ ДВОРЕЦ
        22 ЧАСА 35 МИНУТ
        «Золотой дворец (Долмабахче)
        Строился в 1842-53 гг. для Абдул-Меджида I, который стал тяготиться средневековым дворцовым комплексом Топкапы и желал иметь дворец в стиле барокко, способный соперничать в изысканности с европейскими резиденциями XVIII века. В качестве архитекторов выступали армяне из семейства Бальянов. На украшение Хрустальной лестницы и прочих интерьеров ушло 14 тонн золота, а общая стоимость строительства превысила пять миллионов золотых фунтов. Среди основных достопримечательностей - подаренная королевой Викторией люстра из богемского стекла, весом почти в пять тонн, и собрание картин Айвазовского, которые художник исполнил по заказу султана.
        После Освобождения с 1918 по 1991 год был резиденцией Императоров Всероссийских.
        В марте 1991го года подарен Германскому Императору и сейчас является резиденцией Императоров Германии.»
        Из «Большого Путеводителя по Константинополю.»
        Посреди просторного зала, погруженного в темноту, едва рассеиваемую отдельными светильниками, плавно двигалась высокая девушка, с длинными темными волосами. подвязанных в высокий хвост красной лентой
        - Ха! - на выдохе, по всем правилам, с полным упором на стопу, она рубанула воздух бокеном.
        Черное хакама с легким хлопком едва поспело за стремительным движением, высокая грудь под белым кимоно тяжело вздымалась, видимо она тренировалась уже давно.
        Шаг назад.
        - Ха! - вновь хлопнула ткань.
        Она занималась уже час, пытаясь взять под контроль бушующие чувства. Получалось надо сказать, неважно. События шли просто какой-то лавиной и не было ни минуты передышки. Сначала молодой человек с которым она познакомилась оказался кронпринцем Германии, затем она сама того не подозревая почему-то(ну почему… Потому что отказать Императору Ямато невозможно, а это был почти приказ отдаться кронпринцу) оказалась в его постели, а с утра поняла что влюбилась по уши. А когда поняла что и у него есть чувства к ней, то влипла окончательно. Да сейчас она принцесса императорского дома III класса и официальная невеста кронпринца, но спокойная жизнь ей явно не угрожает. Эта новенькая, Хикэри, подруга и подстилка извечного врага Такаги выкинула совершенно неожиданный ход. Сначала оказалась в постели самого Сумеро Микото (как ей это удалось??). Затем взяла под опеку девушку-изгоя из своего класса. Бывает. Везде есть свои отстающие, которых толпа тупых школьников радостно начинает гнобить, со всей возможной фантазией. Так было и будет всегда. Некоторые из изгоев прыгали с крыш, не вынося позора издевательства.
Иные находили себе защитников. Тоже бывает. Сама Косаки была цельной, сильной личностью, и никогда не утверждалась за чужой счет. Кая вспомнила русское выражение «С меня довольно сего сознания». Не в последнюю очередь она презирала Саю именно за это. Жаль, но новенькую очень не удачно распределили прямо в класс Такаги, где она быстро попала под ее влияния. Не было никакой возможности выполнить просьбу отца и подружится с Накамото. Но последние события ошеломляли. Сперва можно было подумать, что Хикэри защищает одноклассницу исключительно, что бы бросить ей вызов. Но нет, кроме единственной стычки, после которой ей на дом привезли указ вдовствующей императрицы о необходимости мира в императорском Доме, а затем она на следующее утро по просьбе Фридриха срочно улетела в Берлин и не увидела развития событий. А оно впечатлило всех. Хикэри схлестнулась во всей школой, а Такаги не сделала не единого движения для помощи подруги. Но и сама Хикэри отлично справлялась. На каждые удар она отвечала двумя. Противостояние начатое с мелких уколов вроде обливания водой, а завершилось разгоном толпы и арестом трех
учащихся. По странному совпадению, наиболее активных противников новенькой. Это внушало уважение. Всех троих она хорошо знала и тоже недолюбливала. Пустые личности, напрасно прожигающие жизнь… А когда Хикэри появилась так эффектно в школе в ранге принцессы, выше которой только император и его мать, к уважению присоединился страх. А теперь и император Германии и вдовствующая императрица Японии по сути приказали ей примириться с Хикэри любым способом и их можно понять. И судя по сегодняшнему заседанию Совета ничтожная Юкки тоже обернулась ястребом. Но как с ними примириться?..
        Погруженная в свои мысли девушка не заметила, как классическая японская дверь, тихо сдвинулась в сторону, пропуская в зал темную фигуру. Девушка с длинными темными волосами, неслышно ступая по полу, и остановившись у края покрытия, выполнила традиционный поклон.
        - Восхищаюсь твоей настойчивостью. - раздавшийся голос заставил тренирующуюся принцессу развернуться и замереть в защитной стойке. Но вошедшая продемонстрировала пустые ладони.
        - Добрый вечер.
        - А он точно добрый? - осведомилась Косаки, чуть расслабляя руки, но не теряя бдительности.
        - В целом, это зависит от тебя…
        - Зачем пришла? -Косаки продолжала держаться настороже.
        - Не поверишь, заключать мирный договор.
        - Действительно, не верю. - Кая оглядела вошедшую.
        Обычное черное хаками, вопреки традициям было дополнено черным кимано, за поясом которого, был небрежно заткнут тренировочный меч. Причем, одна рука поддерживала его, давая возможность быстро его выхватить. Длинные волосы пришедшей были собраны в косу и обмотаны вокруг шеи. Губы были тронуты легкой улыбкой, а глаза неотрывно следящие за ней в полутьме зала казались бездонными колодцами. Все это производило впечатление, далекое от мирных переговоров.
        - Решила со мной поспаринговаться?
        - Ну, изначально я хотела только поговорить. Но разве наши проблем требуют решения в бою? -Хикэри немного удивилась.
        - А это уже зависит от тебя…
        - Лично я целиком за мир.
        - Тебя послал Сумеро Микото?
        - Меня никто не посылал. Я сама кого угодно могу послать.
        Не смотря на напряженную ситуацию, Кая усмехнулась.
        - В это верю. Кстати, ты рассорилась со своей подругой?
        По лицу собеседницы пробежала тень недовольства.
        - Не уверена, что она вообще была моей подругой. Совместная постель не повод для знакомства…
        - Хотелось бы тебе верить, но не могу.
        - Жаль, но я ожидала подобное. Могу предложить другой вариант. - по лицу Хикэри промелькнула тень сожаления. - Сразимся. Как говориться, когда самурай не знает что делать, он делает шаг навстречу опасности.
        - Хорошо. - после минутного поиска подвоха согласилась Кая. - Здесь, сейчас.
        - Разумеется здесь, сейчас. Условия?
        - Проигравшая выполнит все, что ей скажет победитель.
        - Предлагаешь поставить на кон себя? - Хикэри очевидно была согласна. - Только пожелания в рамках разумного. Ты же понимаешь что мы себе в общем уже не принадлежим.
        - Разумно. Слово?
        - Даю слово.
        - Даю слово. Начнем.
        - Как пожелаешь.
        До смерти дуэль не планировалась, так что девушки экипировались в защитное снаряжение, взяли по учебному мечу с рукоятью, рассчитанной на хват как одной, так и двумя руками, и прямым увесистым клинком.
        - Начали! - Кая подняла меч.
        Разошлись и начали выписывать вокруг друг друга круги - никто не решался атаковать первым. Мимоходом Хикэри анализировала обстановку - напасть первой?
        Да нет, спасибо предоставим эту честь полурыжей…
        ?
        Хикэри оказалась права и Кая сократив дистанцию, обрушила на нее мощный удар.
        Хикэри увернулась и тут же отразила ещё серию рубящих и колющих ударов, которые обрушила на нее противница.
        Но давать лишних шансов на победу она ей не собиралась.
        По венам привычно разлилась холодная ярость, время стремительно замедлялось, превращаясь из вязкого киселя в застывший янтарь.
        Контратака! Удар, удар, удар… Косаки пропускает один, другой… Она сражалась со всем мастерством, заработанным в длительных тренировках, защищая свою честь. Тщетно, всего этого оказалось мало, против скорости кронпринцессы.
        Хикэри обрушила сильный удар, который будь у нее в руках нагамаки, развалил бы Каю от плеча до пояса. Она, выставив лезвие меча, пытается остановить удар. Бесполезно. Меч просто вылетает из ее руки, а следующий удар отправляет ее на пол.
        Пробуждение было ужасным. Последние, что Кая помнила, это резкие вспышки боли, в ноге и руке, вылетевший меч и пол гостеприимно приглашающий отдохнуть. И осознание поражения.
        Теперь ее жизнь по сути принадлежит Хикэри по праву победительницы. И хорошо, если она действительно изменилась. Но даже если и так, хорошего от нее ждать не приходиться. Слишком откровенные взгляды, та бросала при встрече. Впрочем, это она и так знала. А не сдержать слово…
        Вспомнился давний разговор с отцом.
        - Ты знаешь, что есть у человека? - мужчина требовательно взглянул на девушку.
        - Имя, честь, семья.
        - Правильно, - слегка кивнул тот, - отбери что-нибудь из этого, и человека не станет. Появится мертвец!
        Не сдержать слово… Лишиться чести. Нет! Она сильная и выдержит все, что угодно! Тем более договор перед боем исключал худшие варианты.
        Что-то влажное прошлось по лицу, отодвигая волосы в сторону. Проморгавшись, девушка поняла, что лежит на полу. А над ней с озабоченным видом склонилась недавняя противница. Убедившись, что она пришла в себя, та выставила вперед ладонь с двумя пальцами.
        - Сколько пальцев?
        - Очень смешно. - Косаки предприняла попытку встать, но на пол - пути была подхвачена и аккуратно придержана.
        - Да ладно, всегда хотела это сказать. А ты меня напугала. Уже хотела бежать за врачом.
        - Спасибо, - Кая сдержанно поблагодарила победительницу.
        - Сама до своих покоев доберешься или помочь и вызвать слуг? - Кая, постоянно держа лицо Хикэри в поле зрения, с удивлением поняла что та, действительно хочет ей помочь.
        - Сама доберусь.
        - Как хочешь. Да, держи. - Хикэри протянула карточку.
        - Что это?
        - Пропуск-приглашение во Дворец Огня. Заходи завтра, ближе к вечеру. Поговорим, обсудим твой проигрыш. Спокойной ночи.
        - Да, - мелькнула мысль в голове у Кая, скорей всего она озаботилась моим состоянием, только из-за того, что боится задержки с получением своего приза.
        Выйдя из зала Хикэри довольно потерла руки. Все шло просто отлично! От восторга она подкинула комт, и поймав его тут же набрала номер.
        - Котенок, какие планы на завтрашний вечер? Никаких? Чудно. Так, значит после заседания рабочей группы заходи ко мне в покои. Ты пригласила военного атташе? Ну ладно, приходи чуть позже.
        ?
        10 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ДВОРЕЦ ОГНЯ
        18 ЧАСОВ 40 МИНУТ.
        Зашедшая Кая, к удивлению Хикэри, прошла мимо нее с гордо поднятой головой, храня при этом ледяное молчание. Оказавшись в зале, она не проронив ни слова, сбросила пиджак на софу. Склонив голову Хикэри наблюдала, как пальцы Косаки быстро расстегивали блузку. Но судя по сжатым губам, такой своеобразный стриптиз ей удовольствия не приносил. Скорей наоборот. Вот следом за пиджаком легла блузка и юбка. Пожалуй, стоило притормозить разошедшуюся девушку, но открывшаяся картина, была очень приятна взгляду.
        Твердая грудь идеальной формы была прикрыта самым обычным лифчиком, а если бы ее еще в кружевной…
        Заставить ее примерить один из моих? Ну, так, для эстетического наслаждения. А плоский животик…
        И это не говоря уже про на редкость ровные для японки ножки, которые девушка сейчас освобождала от гольфов. Тем временим, гольфы легли рядом с уже снятой одеждой. Даже в такой ситуации, Кая осталась истинной дочерью Японии и аккуратно складывала одежду, вместо того, чтобы просто ее кинуть. Оставшись в одном нижнем белье, девушка на мгновение замерла, но собравшись, завела руки за спину, освобождая грудь от бюстгальтера. За открывшуюся мне картину все парни школы(да и многие из дворца) не задумываясь отдали бы руку. Левую. Правая им бы очень пригодилась. Оставшись в одних трусиках, девушка прикрыла грудь руками и с ожиданием смотрела на Хикэри. Может, сказать ей, что можно одеваться?
        - Ну, давай! Чего ждешь? - не сдержавшись прошипела Косаки. - Или мне еще на колени стать? Не дождешься!
        Надо было ее остановить раньше. Но такое прерывать такое завлекательное зрелище было преступлением.
        - Косаки, - осторожно начала Хикэри. - видишь, ли…
        - Ой! - вскрик и шлепок сумки об пол заставили Хикэри и Каю развернуться к двери.
        Так и есть, вспомнила Хикэри, она забыла закрыть дверь, и Юкки свободно зашла в гостиную в самый интересный момент.
        Хорошо что дворцовые слуги выучены должным образом…
        Сейчас Юкки стояла в изумлении переводя взгляд с нее на голую девушку и обратно.
        Хикэри проглотила вертящееся на языке выражение «Это не то, что ты думаешь», она любила ставить других в глупые ситуации, но сейчас оказалась в такой же.
        Надо отдать Котенку должное, при виде такой картины, додумавшись до совершенно не верного вывода, она отреагировала мгновенно. Бросившись вперед, она героически прикрыла Каю собой. Забавно было смотреть, как такая малышка защищает девушку, выше ее на голову.
        - Не надо! - решительно выдала Юкки.
        - Не надо, чего? - поняв ход ее мыслей, Хикэри уже откровенно веселилась. Приходилось бороться с собой, что бы не начать улыбаться.
        Нет, такое нарочно не придумаешь, специально не подстроишь.
        Реакция подруги была просто превосходной.
        - Не надо делать ей больно! Вы не такая как они! - храбрый котенок, сама пережившая подобное, сейчас пыталась спасти Каю от издевательств, а свою лучшую и единственную подругу от падения.
        - Юкки, - вкрадчиво уточнили Хикэри, - а с чего ты решила, что я буду ей делать больно?
        Ками, как же двусмысленно прозвучала фраза.
        Да, раньше, я бы занялась бы кое-чем приятным с Косаки, но не теперь.
        - Но она же раздетая… - Китоми оглянулась назад в поисках поддержки. И не нашла ее. Кая, стоя в одних трусиках, выглядела полностью одетой и по … королевски?
        Ну а собственно, она как и ты принцесса императорского дома, положение обязывает.
        И при этом одаривала Хикэри взглядом побежденной, но не сломленной королевы.
        Хикэри успела закрыть лицо ладонями, прежде чем из глаз от сдерживаемого смеха брызнули слезы. Сидела и чувствовала как подрагивают плечи.
        - Кронпринцесса? Вы плачете? Вам больно? - Перепуганная подруга метнулась к ней.
        - Юкки…. - она отвела ее ладошки от себя. - Я плачу не от боли, а от смеха.
        - Ааа?!
        - Косаки… - почти простонала Хикэри, вытирая слезы. - Ты только не посчитай это за оскорбление… Ну кто, кто тебе сказал раздеваться? Я же просила просто прийти и поговорить….
        Ее слова пробили броню безразличия и высокомерия. Миг и девушка стала стремительно прятать всю, ту красоту, которую только что выставила напоказ. Раз, два и она полностью одета.
        - Значит просто поговорить… - процедила Кая, одарив Котенка странным взглядом.
        - Можем поговорить сложно… - Хикэри пожала плечами. Заметив, что девушка явственно глянула в сторону выхода, со вздохом напомнила. - Ты же дала слово. Сядь пожалуйста, а?
        Из Каю словно выпустили воздух.
        Надеюсь, она не сильно оскорблена и сможет воспринимать все то что ей скажут.
        Дождавшись когда она займет предложенное место, Хикэри просит подругу.
        - Котенок, принеси пожалуйста пару тюльпанов.
        - Сделала из нее прислугу днем и игрушку ночью? - язвительно поинтересовалась Косаки.
        - Разве можно спать с младшей сестрой, Косаки? И давай обойдемся без оскорблений, хорошо?
        - Извини… - Кая процедила самый минимум извинений.
        Вернувшейся Котенок к моему удивлению принесла три бокала.
        - Не поняла… А зачем третий бокал?
        - Я с вами… - мелкая уставилась в сторону, старательно избегая ее взгляда.
        - А ты маленькая.
        - Не правда! У нас разница в возрасте всего два года!
        - Что пить будем? Саке? - мрачно осведомляется полу-рыжая с кислым лицом. Видно, лимит ее переживаний оказался выбран до дна. Представьте себе, приходите на собственную казнь, с мыслью достойно умереть, а у вас спрашивают, какого вы приперлись и пинком отправляют домой. По такому поводу можно выпить покрепче пива.
        - Это в другой раз. - На столе появилась бутылка отличного шустовского коньяка и коробка шоколада.
        Кая одарила Хикэри жалостливым взглядом.
        - Пресветлая, с кем ты меня свела… Тебя что, совсем не учили этикету?
        - Косаки, - невозмутимо открывает бутылку, - учили, но давай сегодня им пренебрежем?
        - Наливай…
        - И мне тоже! - пискнула Юкки.
        ?
        …
        - Юкки! А я говорила, что тебе нельзя!
        Котенок временно получившая себе европейский разрез глаз не могла вымолвить ни слова.
        - Запей, что ли?
        - Плебейство! - злорадно подытожила происходящие Кая. - Накамото! Кто, ну кто тебя так учил пить благородный напиток?
        - Косаки, суть не в том, что говорит этикет по данному поводу. Главное - понять, как пить коньяк, чтобы познать его лучшие стороны, раскрыть его аромат, вкус и послевкусие.
        ?
        - Еще будешь?
        - Наливай, чего уж там!
        - Юкки, а ты?
        - А я не буду!
        - Почему это?!
        - Здесь должен быть хоть одни здравомыслящий человек!
        - Котенок, я на тебя плохо влияю…
        Принявшая на грудь Косаки оказалась вполне нормальной девчонкой, даже слегка бесшабашной. И очень общительной.
        - Так зачем ты меня пригласила?
        - Мириться, разве нет?
        - У тебя интересный способ мириться. Сначала наставить синяков, а потом напоить…
        - Ну, во-первых, великодушие должно быть подкреплено силой. А во-вторых, мы еще не пьяные.
        - Косаки…
        - Давай лучше по имени…
        - Ага… Ну сама подумай, как я могла подойти к тебе и предложить дружбу? Ну не в том мы возрасте, что бы сказать давай дружить…
        - А как я могла к тебе подойти, если рядом с тобой всегда ошивалась это кошкина дочь?
        - Да точно она кошкина дочь. И стерва. И вообще.
        ?
        - Одиночество? - несмотря на выпитое, Кая смотрела на Хикэри и Юкки трезвыми глазами.
        - Что вы можете знать о нем?
        - Но…
        - Одиночество девушки, у которой в Берлине только соперницы. Одиночество наследной принцессы, которая никому не может доверять полностью. Одиночество девушки, которой иногда просто страшно в чужом дворце.
        По щеке Кая скатилась одинокая слеза. Для выдержанной аристократки это было равносильно истерике.
        Юкки импульсивно подалась вперед, обнимая ее.
        - А мы тебя не бросим! Я тоже была одна, но появилась Хикэри. Она очень хорошая подруга! У вас столько общих интересов, что вы непременно подружитесь!
        …Кая от выпитого отключилась гораздо раньше. Даже ускоренный обмен веществ Хикэри, не справлялся с опьянением. Количество банально перешло в качество.
        Кая права, действительно плебейство. Впрочем, она была тоже хороша.
        Сейчас она второй раз лишалась одежды. Только в это раз ее раздевала Хикэри.
        По себе знаю, как паршиво проснуться после пьянки в одежде.
        - Кронпринцесса, а вы не собираетесь… - Юкки с подозрением наблюдала за ее действиями.
        - Ты ничего не понимаешь малышка…. Она - Богиня. И возжелать ее, даже самым возвышенным образом, есть страшное святотатство.
        - Вам больше не стоит пить!
        - Ага. И меньше тоже..
        Темнота… Только кровать слегка качается…
        ?
        11 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        ДВОРЕЦ ОГНЯ
        8 ЧАСОВ 20 МИНУТ.
        Пробуждаться не хотелось, было тепло и приятно. И ощущение удовольствия после хорошо сделанной работы. Но солнечный луч как обычно имел свое, наглое мнение, светя прямо в правый глаз. Ааа, все в порядке. Это просто распущенные волосы Каю вбирали в себя свет утреннего солнца. Но сама проснувшаяся девушка выглядела крайне неважно. Крепко зажмуренные глаза, страдальческое выражение лица и прижатые к вискам ладони. Знакомые симптомы. Сама же Хикэри такого не ощущала. Ну, легкая слабость не в счет.
        - Кая, ты как? - осторожно касается ее рукой.
        - Накамото… Уйди… Как же мне плохо… - прошептала девушка. Даже ее голос стал хриплым и не приятным.
        - От лежания лучше не станет…
        Закончить не дала Кая, страдальчески выгнувшись и зажав рот ладонью.
        Ее пришлось тащить в ванную, ибо она изволила испытывать тошноту. Девушка едва держалась на ногах и норовила повиснуть на Хикэри.
        Каю тошнило по черному. А она, как виновница всего произошедшего, эту страдалицу умывала и вытирала.
        Вечер удался.
        Всё, для принцесс теперь будет сухой закон!
        Одно хорошо - от всего этого Косаки оклемалась.
        - Накамото… - проскрипела девушка.
        И этот стон у вас песней зовётся? А с голосом-то у вас, ваше высочество - Ох, бяда, бяда огорчение.
        - Я за нее, - подтвердила Хикэри, поддерживая её за талию.
        Приступаем к водным процедурам. Но сперва пришлось закончить начатое вчера. В смысле избавить девушку от нижнего белья… И самой избавиться от вчерашней одежды.
        - Куда ты меня?…
        - В душ. А куда еще после вчерашнего?
        - Я не помню вчерашнего, но чую - ты врёшь, - данное заявление она подкрепила попыткой вырваться - Отпусти меня, извращенка!!
        - Сейчас, сейчас… - заботливо впихивает ее в душ. Осталось только…
        - Мамочка… - прошептала ей на ухо Косаки, когда на них обрушился поток ледяной воды. Девушка впилась в нее как в спасательный круг. Подождав пол-минуты Хикэри переключила поток воды на горячий. И опять на холодный.
        И еще несколько раз.
        ?
        - Не переживай, никто тебя не видел. А мы не проболтаемся. - заверила ее Хикэри, - и между прочим, где Котенок?
        - А где моя одежда? - завернутая в полотенце девушка мрачно оглядывала комнату. Одежда бесследно исчезла.
        Пришлось выделить Каю новое белье и кимоно. И срочно бежать в столовую, после водных процедур разыгрался дикий аппетит. К их удивлению там уже был подан обильный завтрак. Быстро действующая палочками Косаки вернула большую часть своего обычного вида. Пусть она была толком не причесана и не накрашенная, но даже в таком виде девушка была очень привлекательна, какой то домашней красотой. И чувствовалось что и к Хикэри она все таки отношение изменила. А вернувшаяся вместе со слугами несущими выстиранную и выглаженную одежду Юкки, пресекла попытку выговора в зародыше.
        - Хикэри, я помню что вы говорили. Я не должна быть вашей служанкой, должна иметь собственное мнение… Но кто-то должен был все указать слугам! И я с утра переговорила с Его и Ее Величествами и утвердила документы по сегодняшнему заседанию Совета.
        Она еще и поговорить с Токио успела…
        - Так, сегодня до Совета никуда не идем, ничего не делаем. Надеюсь, ни у кого неотложных дел нет.
        ?
        Кая, удобно откинувшись и раскинула руки на бортик ванной. От этого ее соски провоцирующее торчали из воды. Хорошо, тепло, приятно и вид замечательный. И Юкки без одежды выглядит очень даже привлекательно. Все такое маленькое, аккуратное и гладкое.
        Эх, девочки, где вы раньше то были? Такое развлечение можно было…
        Последние десять минут они неспешно обсуждали как мирный договор между принцессами представить широкой публики. Чтобы всем было хорошо.
        Когда Хикэри спросила у Каю, чего за ссора у нее с Такаги, та глядя в потолок витиевато ответила.
        - Семейная вражда, возникшая из-за давнего спора..
        Мда - понимай как хочешь.
        - Кая, а какие у тебя планы на жизнь?
        Девушка лениво открыла глаза и ответила.
        - Выйти замуж за кронпринца Германии. - И тут же закрыла глаза откидываясь обратно. Ну чисто кошка пригревшаяся на солнце. Так и хочется ее погладить.
        - Поступлю в Берлинский университет. Закончу его. Буду помогать мужу. Рожу детей. Довольна? - За время их короткого знакомства Кая уже поняла, что игнорировать Хикэри гиблое дело.
        - Хватило бы и первого пункта… Я это к чему? А к тому, что мы будем часто встречаться.
        - Спаси меня Лучезарная Аматерасу от такого.
        - Такого как вчера больше не будет - заверила ее Хикэри. - Не хочу что бы ты писала в дневнике что-то вроде:
        Понедельник. Пила с императрицей России.
        Вторник. Чуть не умерла.
        Четверг. Опять пила с императрицей России.
        Пятница. Лучше бы я умерла во вторник.
        Не мудреный анекдот вызвал смех собеседниц. Правда, как ей показалось, Котенок смеялась не слишком весело.
        - Что не так Юкки?
        Котенок подобралась к ней ближе и прижавшись, тихо пожаловалась.
        - Вы выйдете замуж и станете императрицами. А я выйду замуж за того кого мне подберет Ее величество. Она обещала. И наша дружба закончиться. Я буду слишком ниже вас.
        - Котенок…
        - Не надо Хикэри. Это сейчас вы можете игнорировать правила. Пока еще все неформально. А потом…
        Девушка подавленно замолчала…
        Вздохнув, Хикэри посадила маленькую девушку себе на колени.
        Странно, даже прижавшиеся ко ней маленькие груди, не вызвали ни какого отклика, словно у нее на руках действительно маленькая сестренка, которую надо защищать.
        - Юкки, у тебя будет отличная жизнь. И ты вполне сможешь поднять честь своей семьи на недосягаемую высоту… И потом подожди немного, императрица не так проста и я знаю, что она хочет и думаю, что она это получит. Наверное…
        Вскоре немного утешенного Котенка удалось отправить в ее покои. Правда, перед этим она опять высказывала традиционное мнение. «Так нельзя, я не могу этого исполнить.» Пришлось заверить ее, что это не подарок, а в некотором смысле ее долг как младшей принцессы.
        Ага, если меня не убьют раньше… Теперь маловероятно, но все таки. Но вот то, что мне дадут порулить государственной махиной действительно за гранью разумного. Но если вдруг, то у меня будет фанатично преданный человек.
        - Ну и зачем? - обратила на себя внимание Кая.
        - Поскольку я ее спасла, то обязана заботиться о ней.
        - А зачем ты ее отправила в ее покои? - внезапно Косаки оказалась рядом с ней. - Может, для того что бы развлечься и не шокировать девочку? - Красавица уже сидела у Хикэри на коленях и смотрела в глаза, положив руки ей на плечи.
        Не дождавшись от Хикэри реакции на такую провокацию, она придвинулась еще ближе. Теперь соски Каю тёрлись о ее грудь, живот прижался к животу Хикэри, а губы замерли в сантиметре от ее лица.
        Соблазнительно, Янло возьми! Но если все идет прекрасно, то вы явно чего-то не замечаете. И право же не стоит портить дружеские отношения постелью. С Такаги я это уже прошла.
        - Кая… - чуть отстранилась, а дальше некуда! Бортик ванной за спиной. - Будь добра, слезь с меня.
        По лицу девушки пробежала довольная улыбка.
        - А разве я тебя не привлекаю? Ты на меня так смотрела при каждой встречи.
        Я и на Саю так смотрела, и еще на десяток девушек, и что это дало?
        - Очень привлекаешь. И именно поэтому слезь.
        На сей раз Косаки села рядом с ней.
        - Хорошо.
        А вдруг она оскорбилась, что ей пренебрегли, а ее соперницей нет?
        - Кая…
        - Если бы ты полезла ко мне целоваться, я бы тебя утопила. - с усмешкой сообщила довольная девушка.
        - В самом деле?
        - Нет конечно. Но полностью доверять после такого я бы не стала.
        - Извини, но ты как бы меня сильно провоцировала.
        - Ты молодец. - Косаки улыбнулась и протянула Хикэри руку.
        ?
        11 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        ВЕЧЕР
        ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ТЕЛЕГРАФНОГО АГЕНТСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (ИТАРИ)
        «Сегодня, в 12 часов 11 ноября 1992 года в Константинополе открылось второе заседание Совета Альянса.
        На Совете Альянса присутствуют:
        От Российской Империи-Его Величество Император Всероссийский Олег Даниилович;
        От Германской Империи - Его Величество Германский Император и король Пруссии Адальберт II и Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Принц Германский и Прусский Фридрих;
        От Японской Империи - Её Императорское Высочество Кронпринцесса Хикэри и Её Императорское Высочество Принцесса Императорского Дома III ранга Юкки.
        В качестве почетных гостей и наблюдателей на Совете присутствуют:
        От Атлантического Союза: Его Королевское Высочество Наследный Принц Королевства Квебек Генрих, Его Величество Испанский Император Карл V, Его Высокопревосходительство Первый Консул Конфедерации Штатов Америки г-н Роберт Макдоннелл;
        От Священного Альянса: Его Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Величество король Швеции Карл XVI Густав, Его Величество Король Венгрии Иштван VII, Его Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо. Также присутствуют король Аквитании и Арелата Реми I; принц Гасконии и Беарна Феликс де Сент Арно де ля Перьер; король Наварры и Андорры Родриго II, Герцог Фризский и Фламандский, Владетельный граф Фландрии и Геннегау Вильгельм V, принц Ольденбургский Виктор I; Элеонора, графиня Фуа, Зеон, граф Котбус, Верховный король Ирландии Патрик II.
        Также особо присутствуют ландмейстер Бернский, и министр-президент Женевской Унии.
        В качестве почетного гостя на Совете Альянса присутствует Его Высокопревосходительство Президент Техаса Марвин Буш.
        Собравшихся благословили Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Его Святейшество Патриарх Константинопольский Максим V. Свое благословение Совету Альянса прислал Его Святейшество Папа Римский Бенедикт XVI.
        Затем Его величество Император Всероссийский проинформировал высоких членов Священного Альянса и Атлантического Союза о завершении проведения Российской империей, Тибетом и Республикой Самария совместной операции по пресечению глобального жертвоприношения проводимого членами королевской семьи Англии на территории королевства Сонмарг при участии темных жрецов секты Бон.
        Как известно Английское королевство проводило политику отбора детей у низших слоев общества для принудительного заселения Австралии. Всего за последние двадцать лет таким образом на территорию Австралии было перевезено около двухсот тысяч детей. Однако как стало известно разведке Российской империи часть детей была направлена для принесения в жертву на территории монастыря Менри секты Бон королевства Сонмарг. Российская империя при подтверждении данных фактов приняла исчерпывающие меры для пресечения актов некромантии и сатанизма. Территория королевства Сонмарг взята под контроль вооруженными силами России, Тибета и Самарии. Взят живым верховный жрец школы Бон Дру наместник монастыря Менри Лобсанг Вангчуг и наследный принц королевства Сонмарг. Король Сонмарга взят в плен. Находившиеся в Сонмарге принцесса Уэльская Диана и герцог Йоркский попросили убежища у Е.В. Императора Всероссийского. С боем были взяты в плен герцог Глостерский и любовница принца Уэльского герцогиня Корнуэльская Камилла.
        Самому принцу Уэльскому удалось бежать бросив жену и любовницу.
        Воинам-монахам Братства Слова Господня удалось взять живыми двух некромантов и мага-демонолога монастыря. В настоящий момент они находятся в специальном помещении в подземелье башни Ангелов в условиях исключающих любую возможность проявления ими своей сущности слуг Зла. Также пленены более шестисот военнослужащих королевской гвардии Англии. В ходе операции удалось спасти 278 детей которые находятся в ужасном физическом и духовном состоянии. На территории Сонмарга развернут полевой госпиталь.
        Собравшимся членам Совета Альянса и гостям были предъявлены доказательства совершенных королевской семьей Англии жертвоприношений для овладения искусством некромантии и демонологии с целью впоследствии применить эти знания против монархов Священного Альянса и восстановить Британскую Империю и в перспективе - подчинить себе мир а также утвердить демонические культы в качестве официальных религий. Многочисленные видеозаписи свидетельствующие о проведении массовых детских жертвоприношений повергли в ужас и негодование членов Совета Альянса. Членам Совета и гостям были продемонстрированы вещественные доказательства злодеяний. Был показан трон наместника монастыря из человеческих костей и жезлы некромантов набалдашниками которых служили мумифицированные головы детей. Особый ужас у собравшихся вызвал жезл которым пользовалась герцогиня Корнуэльская Камилла… К своему горю наследный принц Квебека узнал в девочке внучку своего друга герцога Сомерсетского, который, как выяснилось, не погиб в море а за отказ поклонится дьяволу был принесен со всей семьей в жертву в ходе демонического обряда.
        После этого заседание по решению глав Альянса было прервано для заупокойной службы по мученикам.
        Заупокойная служба по мученикам была проведена для глав Альянса в соборе Святой Софии и для членов Атлантического Союза в храме Христа Победителя. Ее проводили Святейшие патриархи Московский и Константинопольский.
        Во второй части заседания выступили Принцесса Диана и герцог Йоркский. Они подтвердили факт массовых жертвоприношений и описали факты которые слишком омерзительны чтобы указывать их для широкой публики.
        За тем были допрошены герцог Глостер и герцогиня Корнуэльская.
        Если герцог Глостер раскаялся в совершенных злодеяниях и выразил готовность предстать перед судом за дьяволопоклонничество и соучастие в человеческих жертвоприношениях, которые он проводил вместе с принцем Уэльским Чарльзом, то герцогиня Корнуэльская Камилла подтвердив свое участие в ритуалах Дьявола и человеческих жертвоприношениях не только не раскаялась, но и пыталась воззвать к демонам прямо в зале Совета. После этого она была немедленно удалена из зала Совета и препровождена в надлежащей помещение. Решением Совета Альянса герцоги Йоркский и Глостерский, принцесса Уэльская и герцогиня Корнуэльская, а также прочие пленные переданы для дальнейшего дознания Братству Слова Господня Русской Православной Церкви.
        Были заслушаны показания некоторых спасенных детей которые были в силах дать показания на Совете Альянса.
        Ниже приводятся показания спасенной девочки Салины Ивлин.
        Допрос проводился в присутствии монахинь монастыря Панагии Одигитрии.
        « - Из нашего детского дома в Ливерпуле отобрали кроме меня еще двести детей в начале августа, - рассказывала Салина. - Семьдесят девочек и сто тридцать мальчиков. Все мы были добрыми прихожанами нашей Англиканской Церкви. До октября нас проверяли по здоровью, делали какие-то исследования и хорошо кормили. Нам сказали что мы поедем в Австралию, где потом и будем жить. Мы знали что в Австралии хорошо, так как из нашего детского дома многих туда увезли и им там нравилось. Двадцать пятого октября в три часа ночи нас подняли и собрав повезли на аэродром.
        Ехали мы несколько часов и когда приехали нас отвели в ангар где было еще много детей, сколько точно я не могу сказать, но наверное около двух сотен мы там проведи день и ночью нас погрузили в самолет.
        Летели мы долго, а когда прилетели то выйдя мы поняли что это не Австралия. на горизонте были гигантские горы и кругом были военные с собаками. там были не только азиаты, но и англичане. Нас построили в колонну и повели под конвоем в город. несколько ребят попытались бежать, но их растерзали собаки. Нам стало очень страшно и больше никто не пытался сбежать. мы пришли к горе у подножия которой лежал город, а на вершине горы был монастырь. Он был очень черный и страшный. Когда мы подошли к горе, там открылись ворота и нас завели внутрь. Потом нас посадили в открытые вагоны с лавками и повезли внутрь горы. Мы приехали в какую-то пещеру и нас отвели в камеры в горе. В нашей камере было шесть девочек. Мы очень боялись и молились Господу Богу и Деве Марии. Утром нас отвели в зал в глубине горы, где на полу была вырезана в камне гигантская пентаграмма. На верхушке каждого луча в полу было отверстие.
        Рядом с каждым отверстием был большой камень с кольцами. на них положили пять голых мальчиков и стали их мучать, а нас приковали по периметру зала. Нас было приковано примерно сорок детей. Мальчики так кричали… Мы плакали. Потом от них стали отрезать куски мяса и жарить их на огне который появился в центре пентаграммы. Потом мясо сложили на поднос и стали обносить нас предлагая съесть. Они говорили что Христос умер и на Земле властвуют демоны и если мы вкусим мясо то признаем демонов своими повелителями и избегнем смерти. Те, кто согласился и съел кусочек, но их было человек пять не больше, были освобождены от оков и ушли вслед за жрецами вглубь горы и мы их больше не видели. Даже один мальчик от которого отрезали мясо, захотел съесть кусок. Ему дали и когда он съел, то его отвязали и вынесли из зала. Но мы все молились Богу о спасении души. Нас стали бить, потом отвязали и избитых отволокли в камеры.
        А тех детей, кого пытали, сбросили в отверстия и оттуда донеслись их стоны и довольное уханье и над отверстиями и в центре пентаграммы заклубилась тьма… И мы поняли, что в отверстиях кто-то был. Нам всем было очень-очень страшно и когда мы вернулись в камеру, то мы поняли что умрем все и долго плакали.
        Через два дня это повторилось.
        Нам сказали что это последняя возможность отречься от Христа и встать на сторону Сатаны. На этот раз от Христа отреклись человек восемь. Они ушли и тогда ребят которые были распяты на камнях сбросили в колодцы. То, что клубилось над жертвенником стало приобретать форму некоего существа красного цвета. Мы поняли что пришел конец. Но тут наверно десять или чуть больше девочек католичек запели молитву против дьявола «Exorcizamus te…». Жрецы очень ругались и убили их а нас оттащили в камеры. Потом нас только били и насиловали и мы потеряли счет времени и молились чтобы Господь взял нас к себе. Я не знаю сколько прошло дней, но однажды нас с Кэти утащили в комнату где была пентаграмма на полу и в центре ее отверстие почти полностью наполненное кровью. Нас привязали к камням рядом с отверстием и Кэти начали резать ножами чтобы ее кровь лилась в отверстие. Она так кричала а я плакала потому что поняла что сейчас умру. Но тут я заметила что через стену начал пробиваться свет. Жрецы завопили громче и стали мучить Кэти чтобы она кричала. Жрецы подошли с ножами ко мне, но тут стена взорвалась и в свете
появились священники и воины с крестами на форме. Жрецы направили на них свое оружие, новоины убили жрецов и из их тел вырвалась тьма. Священники стали читать молитву потом они что-то бросили в колодец и я как то почувствовала что То что там там было ушло…
        Потом один из воинов развязал меня, взял на руки и вынес из комнаты.
        Из нашего детского дома уцелели только три девочки вместе со мной.
        Я очень рада что спаслась и всегда буду молиться за воинов Христа.
        Клянусь спасением моей души и святой Девой Марией что все рассказанное мною правда.»
        Решением Совета Альянса все выжившие дети будут взяты на воспитание правящими семьями Альянса для воспитания их в духе Христианства и верного служения Альянсу.
        Совет Альянса вновь единогласно потребовал от всех членов правящей королевской семьи Англии до конца ноября 1992 года прибыть в Москву для покаяния и безоговорочно предать себя в руки Звездного суда, каковой рассмотрит их прегрешения и определит меру их наказания. В случае если королевская семья не сдастся, то Священный Альянс начнет крестовый поход против Англии для сокрушения демонопоклонников. Если войска Англии окажут сопротивление, то весь английский народ разделит судьбу своей правящей династии. Таково решение Альянса.
        По решению Совета Альянса все дипломатические отношения между Альянсом и Англией прерваны с 12 ноября и все дипломаты Англии должны покинуть все страны Альянса в течение 24 часов. Совет Альянса принял к сведению заявление Испанского Императора о поддержке Испанией и Атлантического Союзом решения Альянса и об исключении Англии из состава Атлантического Союза с разрывом всех отношений между Англией и Союзом с 12 ноября.
        Совет Священного Альянса по согласованию со Атлантическим Союзом сформировал судебную коллегию Звездного Суда для суда над королевской династией Англии. В ее состав вошли:
        Председатель - Е.В. Германский Император Адальберт II, члены суда - Е.В. Король Швеции Карл XVI Густав и от Атлантического Союза - Е.В. Испанский Император Карл V, и Король Арелата Его величество Реми I. Верховный король Ирландии его гэльское величество Патрик II взял самоотвод, заявив что как ирландец и католик не сможет проявить должную беспристрастность к властителям «проклятого Острова» и сатанистам. Его место займет его высочество инфант Португальский Жоан. Принято решение согласится с предложением Святейшего папы Римского о направлении в Сонмарг членов ордена Доминиканцев и рыцарей ордена Св. Иоанна Римско-католической церкви, а также привлечь к дознанию следователей из Ордена Св. Доминика.
        Затем в третьей части заседания был заслушан доклад Её Высочества принцессы Юкки о разрешении некоторых проблем Японской империи.
        На этом в 17 часов 11 ноября второе заседание Совета Альянса закончилось»
        ?
        ИНТЕРКОМ. НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ.
        В Петербурге стараниями Военно-исторического общества выпущено третье, дополненное издание «Истории Потешного движения. Начальный период - 1908-1946.» приват-доцента Викторова. Как известно, история развития «потешного» движения в России началась в январе 1908 года, когда Император Георгий I высказал Высочайшее пожелание о введении в народных школах обучения военному строю и гимнастике в целях физического развития молодежи и подготовки её к военной службе. Царский наказ воплотил в жизнь выдающийся педагог Антиох Андреевич Луцкевич, который нашел в этом деле много подражателей. Разработанная им российская система военно-патриотического воспитания детей и юношества называлась «бахмутским движением», поскольку А.А. Луцкевич начал её внедрять, работая инспектором народных училищ в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии. Вскоре движение «потешных» охватило всю страну. Очень примечательно, что «потешные» подразделения попадали дети в возрасте 10-16 лет из всех сословий Российской империи - дворянского, купеческого, мещанского, крестьянского и казаческого, т. е. появилась реальная возможность
получить отличное образование детям из беднейших семей. В «потешных» подразделениях мальчики обучались не только основным учебным дисциплинам того времени, но и занимались военным строем, хоровым пением военных песен, военной гимнастикой, изучали ружейные приёмы и другие специальные военные дисциплины под руководством отставных, а в большинстве случаев и действующих офицеров. Гвардейские и армейские полки устанавливали свое шефство над «потешными» и назначали в них штатных офицеров-воспитателей.
        «Потешные» подразделения организуются при многих воинских частях: Семеновском и Путивльском полках, 1-м Туркестанском армейском корпусе, Каспийской флотилии и т. д. Отряды, команды, батальоны, роты, школы, войска возникали по всей стране: Кронштадт, Севастополь, Томск, Барановичи, Ташкент, Иркутск, Баку. Несмотря на негативное отношение части общества, движение динамично развивалось, в нем участвовали десятки тысяч детей. Несомненно, оно сыграло положительную роль в духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения.
        ?
        11 ноября открылась выставка картин и этюдов художественной молодежи России, организованная Петербургской художественно-артистической ассоциацией. В выставке принимают участие ученики Высшего Художественного училища при Императорской Академии художеств и других художественных училищ, ученики школы Товарищества передвижных выставок, Общества Петрова-Водкина и пр. Ассоциация, не разделяя сильных и слабых и отрицая в искусстве «правые» и «левые» направления, собрала в числе экспонатов самые противоположные искания молодежи. Оттого выставка более чем спорная…
        ?
        11 НОЯБРЯ 1992 ГОДА.
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        АЭРОПОРТ ИМ. ГЕОРГИЯ ВЕЛИКОГО
        ЗАЛ ПРИЛЕТА ДЛЯ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДЕЛЕГАЦИЙ
        18 ЧАСОВ 15 МИНУТ
        Хикэри было предписано императором встретить в аэропорту гвиби Кореи, которую зачем-то срочно вызвал Олег Даниилович.
        Насколько она помнила - гвиби это титул наложниц Императора даваемый им своим наложницам из Китая и Кореи. Из Китая вроде бы любовниц у Хикаро не было, а корейская вот сейчас прилетает.
        Пикантная ситуация - особо пикантная в связи с тем что в Корее есть законный король - Его православное величество Александр III.
        Дальше она читать справку подготовленную Ёкотой не стала - но помнила что семейство государей Чосон - младшая ветвь Романовых некоторыми хм… людьми при дворе рассматривалась как претенденты на российский и японский престол.
        Прилетает и прилетает. Я в общем уже почти Императрица двух стран и мне гвиби не соперница. Но у нее есть сын от него… А у герцогини Пармской - дочь. Может еще дети есть о каких я не знаю… А что ему - надо было пардом муа монахом жить до сего дня - или овечками с козочками пользоваться как какому-нибудь арабу?
        .В общем встретить и проводить. А вечером…
        Хикэри по кошачьи потянулась, покосилась на Ёкоту и поудобнее устроилась на подоконнике. Её забавляло потаенное возмущение шокированной такой вопиющей небрежностью к правилам свиты.
        - Ваше высочество, самолет гвиби приземлился. Она будет в течение двадцати минут.
        Может вам занять место на троне?
        - Мне и тут неплохо, - Хикэри покосилась на трон стоящий на возвышении, - не стоит раньше времени все усложнять..
        - Как прикажете, - Екота отошел к группе свитских.
        Через двадцать две минуты появилась группа девушек в сопровождении охраны.
        Шедшая в центре девушка в придворном костюме огляделась по сторонам и, заметив Хикэри, в сопровождении фрейлин направилась к ней.
        Хикэри поняла что правильно поступила не сев на трон, иначе бы наверняка с него сверзилась.
        НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! ЧХУН РИ!!
        - Я, принцесса-гвиби Ким Юн Ми Королевства Корея, приветствую Ваше Императорское Высочество Кронпринцессу Империи Ямато Хикэри, - у Чхун Ри, произносящей приветствие с серьезным тоном, в глазах плясали чертики, - поздравляю Вас с великой честью стать императрицей России.
        - Брось формальности, Ри, - Хикэри совладав с собой вскочила с подоконника, - поехали в Большой Дворец. Нас там ждет наш повелитель. Поговорим в машине.
        - Хорошо, но сначала я представлю тебе своего сына, принца Кореи Ким СёХона. - Ри приняла на руки от фрейлины двухлетнего малыша, который таращился на Хикэри с некоторой опаской. - Поздоровайся с тетей, Сё.
        А - ну да - я почти его тётя…
        Малыш с подозрением уставился на Хикэри и отвернулся к маме.
        - Какой симпатичный, - искренне умилилась Хикэри, - весь в маму.
        - Да и от папы тоже есть много. Такой же упрямый, - Ри передала сына фрейлине.
        Ладно, будем считать что представила, поехали.
        А Хикэри не по женски а по монаршьему подумала что корейским Романовым надо бы и дальше тихо сидеть - как и положено верным подданным и родственникам - ибо ежели чего - их найдется кому заменить.
        В машине особо поговорить не удалось. Хикэри рассказала то, что по ее разумению можно было рассказать о Совете Альянса. Ри выслушала и поблагодарив уставилась в окно.
        Приехав они поднялись в малую гостиную дворца Дафна, где их уже ждал Хикаро.
        - Спасибо Ольга, что встретила и довезла членов моей семьи. Ты можешь съездить в Влахерны, там Юкки во дворце Океана беседует с военным и морским министром о границах ваших приобретений.
        - С вашего разрешения, государь, я пойду в свои покои, - Хикэри решила отдохнуть, - Юкки справится и без меня.
        - Как скажешь, тогда мы ждем тебя в десять вечера часа в малой столовой. у нас почти семейный ужин. Гости будут но немного, а мне с Ри надо поговорить.
        ?
        22 ЧАСА ТОГО ЖЕ ДНЯ
        БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ
        МАЛАЯ СТОЛОВАЯ
        Император удобно расположился во главе роскошного стола - в компании Марвина, его супруги, Хикэри, Ри и двух веселых старичков-придворных, которых обычно приглашали ради умения развлекать общество анекдотами. Приборы подали серебряные. Хозяин просто знал, что его друг Марвин предпочитает классический антураж. На огромных блюдах дымилась свежеприготовленная рыба, в том числе любимый императором сом под грибным соусом, в кубках благоухало вино, фрукты громоздились уступами в тяжелых вазах. Столовая открывалась на улицу застекленной верандой, внутри увитой зеленью, сквозь которую сверкала сабля Золотого Рога и неясно сиял подсветкой огромный Город. Впрочем, современность не была до конца изгнана с обеда. В дальнем углу комнаты на большом телеэкране беззвучно неслись колесницы, рукоплескали зрители, порой мелькал бесстрастный, как всегда, Олег Даниилович - показывали лучшие моменты заключительной гонки.
        Босфор с высоты дворца казался рекой, даже как будто не особенно широкой, а местами покатые гребни холмов превращали его в узкую синюю полоску. Иллюзию разрушали только мост Георгия Великого, в свете подсветки он казался алым - огромное сооружение, равных которому в мире были единицы, отсюда казалось почти игрушечным - и миниатюрные фигурки медленно плывущих кораблей: сразу становилось понятно, что там, внизу, не какая-то речушка, а морской пролив, просто до него было далеко. Но окутанный легкой дымкой мыс Серальо с возвышающейся над всем Святой Софией, казался при этом столь близким - вот только руку протянуть…
        ?
        В этот вечер и Хикэри и Ри были одета «по-античному» - в последние десятилетия туники в Империи не выходили из моды и в тех или иных вариантах всегда присутствовали среди женских нарядов. Легкие платья из белого шелка у Ри и пурпурного у Хикэри, без рукавов, схваченные на плечах золотыми застежками, а под грудью перевязанное синей лентой в тон рубинов, украшавших изумительной работы колье и серьги кронпринцессы (У гвиби серьги были с аквамаринами и прекрасно сочетались с белым), доходили девушкам до щиколоток, струясь множеством складок. Материя была такой тонкой, что повторяла каждый изгиб тела, шевелилась от дыхания. Шелк казался прозрачным, однако на самом деле это была иллюзия - впрочем, только еще больше разжигавшая воображение…
        Но, глядя, как колеблется при дыхании шелк на груди Хикэри, как поблескивают тонкие золотые браслеты на ее обнаженных руках, как светится изнутри ее бархатная кожа, как подрагивают в улыбке ее губы и весело блестят темно-карие глаза удивительно насыщенного оттенка, Хикаро с трудом мог поддерживать светский разговор с Марвином.
        Так, черт возьми, но можно ли от него требовать иного? В конце концов, он не ангел непорочности! Он любит эту женщину и хочет обладать ею.
        Он перевел взгляд на Ри, та была также восхитительна и обаятельна как и четыре года назад, когда он выбрал ее из предложенных ему дядей, королем Кореи, Александром.
        С тех пор она много раз удивляла его своими выходками, приводившими порой королевский двор Кореи в бешенство.
        А может так и надо - этот чопорный двор взявший худшее от российкого и азиатского придворных обыкновений и нужно иногда тыкать как нашкодившего щенка в его какашки?
        Кейтаро - ублюдок - знал на кого обменять проклятые бомбы…
        Но теперь уж точно прощения ему не будет…
        ?
        12 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ
        СПАЛЬНЯ ИМПЕРАТОРА
        1.30. НОЧИ
        Боль изводила ее. Своим жаром. Своей проклятой слабостью. Слезы жгли глаза.
        Это не могло продолжаться…
        Она всем своим существом стремилась угодить Ему. И она искренне верила в то, что Он даст то, что ей нужно.
        Не уверенная в том, в каком положении он ее хочет, она заерзала на кровати. Ри не позволила ей долго пребывать в замешательстве, она помог ей встать на колени и оседлать ухмыляющегося Хикаро, к тому времени откинувшегося на спину.
        Все еще удерживая ее стоящей на коленях, Ри подвинула ее по телу Хикаро вверх, минуя его ноги и бедра. Но Хикаро не остановил ее, а продолжил поднимать ее все выше и выше, мимо мышц брюшного пресса. Затем сам расположил ее колени по обеим сторонам от своей головы.
        Хикэри ахнула и открыла рот от изумления, испытывая столь яркие и яростные ощущения. После первого же прикосновения Хикаро, едва успевший снизойти на нее покой испарился. Она начала извиваться, пытаясь избежать сладкой пытки его нежных укусов. Но он не собирался позволять ей сделать это. А лишь наоборот, обхватил ее бедра руками, удерживая на месте. Хикэри могла бы быть уже на вершине, но он полностью контролировал ситуацию.
        - Ты выглядишь так чертовски привлекательно, - донесся ей на ушко, полный желания, шепот Ри.
        - Не могу дождаться момента, когда мы оба будем сношать тебя.
        Оба будут… сношать ее? Пользоваться ей?? Иметь ее?? Боже!!! Хиаро понял, чего она так страстно желала. И он сделает это для нее. Ей оставалось только надеяться, что это произойдет раньше, чем она скончается от неутоленной чувственной жажды.
        Ри что-то сделала с замками на ее запястьях, отчего те, через секунду, оказались свободны, а в это же самое время, Хикаро, лизнув ее, почти отправил ее в полет по звездной вселенной. Почти. Но вовремя остановился.
        На ее коже вновь выступили капельки пота. Новая волна желания опалила ее лоно. И, как и в первый раз, она снова захныкала. Черт бы его побрал! Она едва могла сдерживаться…
        Хикаро по-прежнему продолжал ей дарить своим ртом тепло и удовольствие, не позволяя ей перешагнуть через порог к атомному оргазму. А Ри…сидя на члене Хикаро она просто продолжала наблюдать за шоу, лениво играя с ее сосками, показывая всем своим видом, что могла бы наслаждаться этим зрелищем, хоть целый день.
        - Развернись спиной ко мне, наклонись вперед и обопрись на руки, - скомандовала Ри.
        С надеждой на то, что они, наконец, утихомирят этот водоворот похоти и разрешат ей присоединиться, Хикэри подчинилась.
        Мгновение спустя, Ри глубоко протиснулась в нее двумя пальчиками. Повращав ими внутри, она вновь разбудила ее чувствительные нервы. Но на этом она не остановилась…
        Ри! Ри-ииииии!!.
        - Твоя кожа такая раскрасневшаяся и красивая, - пробормотала она за ее спиной.
        Темная боль желания запульсировала сильнее. Край бездны подбирался все ближе, с каждой секундой все крепче сжимая ее своей горячей хваткой, от которой невозможно убежать.
        Боже, жар доводил ее. Она больше не могла сдерживаться. Ее внутренности задрожали.
        Всхлипывая и умоляя, Хикэри обнаружила, что уже сама насаживается на ее пальцы.
        - Ты моя? - прошептала она у ее уха так, что услышать ее, могла лишь она.
        - Да.
        - О, да!
        Она не могла подобрать слов, у нее не осталось сил даже на дыхание. Изнывая от головокружительных горячих ощущений, бурлящих под кожей, Хикэри металась, бессознательно испытывая благодарность.
        Кульминация ее оргазма, была настолько сильной, что у нее перехватило дыхание. Внутренности свело судорогой. И вместе с барабанной дробью, и отдающегося в ушах сердца, ее оглушило головокружение. Боже, она умирала. Прямо здесь, в этом дворце, она рассыпалась на множество осколков, которые уже никогда не сможет собрать вместе.
        Оох… сейчас она, чувствуя себя тряпичной куклой в их руках и с трудом сражаясь за каждый свой вдох, была потрясена тем, что они намеревались снова ее трахнуть и довести до оргазма.
        И фаллос скользнул внутрь, порочно и беспощадно требуя, чтобы она широко раскрылась, и прямо сейчас, приняла в свою задницу каждый его сантиметр. Не прекращая стонать от чувства растянутости, Хикэри толкнулась назад, принимая его целиком. Захныкав, она попыталась отодвинуться. Но руки Хикаро удерживали ее бедра на месте.
        А затем они начали двигаться, словно в ритмично-продуманном танце, специально созданного для максимального опустошения ее чувств.
        Ри отступала, Хикаро погружался. Ри погружалась, Хикаро отступал. И трение, о Боже… Ее переполняла страсть.
        Она еще никогда не чувствовала, чтобы все клеточки ее тела так отзывались на прикосновения.
        Проклятье, да сейчас она даже не удивится, если ей скажут, что разверзлись небеса.
        Разрядка, полученная по команде, ощущалась острее бритвы. Хикаро и Ри разрывали ее на части, столь возвышенным, неземным удовольствием.
        Вдвоем, они разверзали бездну под ее ногами, вознося ее все выше и выше, к чему-то непреодолимому. Неописуемому.
        Она с трудом сделала вдох, чувствуя, как в ее тугую плоть своим стволом толкается Хикаро, и он, выдохнув в ее шею, прошептал, - Ты моя. Я люблю тебя.
        Бросив на него взгляд, полный беспомощности, зная о том, что в глазах открыто читалась ее покорная натура, она кончила снова, поднимаясь на новую дрожащую ступень своего подчинения ему. По ее щекам катились слезы. В этот момент, Хикэри была сама не своя. И ее совсем не волновало, был ли ее выбор правильным.
        ?
        12 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ
        9.30 УТРА.
        Проснувшись Хикэри еще раз подивилась способности императора вставать так чтобы не разбудить ее.
        И как только он ухитряется вставать так чтобы я ничего не слышала?
        Накинув халат и вызвав слуг она подошла к столику на котором уже был сервирован завтрак.
        Выпив чашку кофе и съев омлет она решила узнать у слуг где император и Ри..
        - Его величество и гвиби гуляют по парку, - служанка принялась сноровисто облачать Хикэри, - государь просил вас одеться потеплее. Потом вы едете в аэропорт.
        Одевшись Хикэри спустилась в парк и быстро обнаружила стайку придворных стоящих у входа.
        Его величество и Его высочество гвиби ждут Вас, Ваше высочество - солдат охраны пропустил ее в парк.
        Увидела она их издалека. Они медленно шли по парковой аллее.
        Подойдя, Хикэри с удивлением увидела, что Ри одета весьма легко.
        - Сестра Ри, на улице весьма прохладно. Ваше Величество, почему вы позволили Ри так легко одеться, - Хикэри обратила негодующий взгляд на императора.
        - Не гневайся кронпринцесса, - Ри была отчего-то грустна и немного подавлена. - Государь сказал мне что в парке еще цветут ромашки и хризантемы и я не удержалась. В Корее практически нет ромашек, а они всегда напоминали мне о Его величестве. Я нарвала букет из них. Ты не будешь возражать что я попрошу Его Величество поставить их около Вашей кровати?
        Да что с ней такое?
        - Хикаро, что ты сделал с Ри, - Хикэри решила ободрить подругу, - я никогда не видела ее такой… Сестра, приободрись, что случилось и почему ты такая грустная?
        - Ничего он не сделал, просто у каждого из нас есть время исполнять долг. - Ри выпрямилась и посмотрела на царя, - Ваше величество, я пойду поставлю цветы в вазу и оденусь для поездки. Хикэри… - не дожидаясь ответа Ри коротко поклонилась им обоим, развернулась и ушла.
        - Пойдем во дворец и подождем ее в столовой. Обедать вряд ли будем, так что тебе надо плотно поесть.
        Завтрак прошел в просто похоронной атмосфере. Хикэри не понимала что собственно происходит. Гвиби служанка принесла малыша, она покормила его кашей, затем погладив по голове, отдала служанке цепочку с медальоном и отпустила ее с сыном. Император, глядя на нее, не проронил ни слова за весь завтрак.
        По дороге в аэропорт Ри молча глядела в стекло и не реагировала на все попытки Хикэри ее разговорить.
        На летном поле Хикэри увидела самолет сиккэна, а вскоре увидела и его. Кейтаро вместе с племянницей подвели к императору.
        - Вы нашли боеголовку, о которых я сообщил в знак моих добрых намерений? - Кейтаро решил очевидно похамить, - как я понял, ваша гвиби меня сопровождает. Я надеюсь что все произойдет как мы договаривались а в самолет не подложена бомба.
        Да, и все что ты дядя сказал подтвердилось. Боеголовка найдена.
        - Не беспокойся, вместе с вами летит английский посол и сотрудники посольства. - на лице императора проблескнула ненависть, - мы производим обмен. Как только взлетят наши, взлетит и твой борт.
        - Ваше Величество, наш борт в Лондоне вылетел, - адъютант был краток.
        - Хорошо. Кейтаро, можешь идти, сейчас к тебе присоединится твоя племянница и члены английского посольства. Экипаж там твой.
        - Ваше величество, - племянница сиккэна Мисато Фукадо рухнула к ногам императора, - я прошу Вас разрешить мне остаться в Японии. Я виновата, но он мой дядя, и я не могла предать род Фукадо. Прошу оставить меня на родной земле. Я верю в милость Вдовствующей Императрицы - матери и, - она покосилась на Хикэри, - Великой принцессы.
        - Можешь остаться, если хочешь, - бросил Кейтаро и не спрашивая никого молча пошел к самолету.
        - Если ты решаешься отдаться на милость моей матери и Хикэри, то я не возражаю. - император был краток, - уведите ее и позовите королевского посла.
        - Ваше Величество, - посол Англии граф Родрик Брейтвейт бледен, но держится гордо, - мой король уполномочил меня передать вам, Ваше величество, что он не признает решения Альянса и будет защищать честь королевства и свободу Англии.
        - Посол, - император откровенно издевается - я слышал, что мой брат король Георг назначил некоего сквайра Джейкоба Кэмерона премьер-министром. Это так?
        - Да, Ваше величество, сэр Кэмерон стал премьер-министром.
        - К нам просочилась информация о Кэмероне, что в процессе инициации в одной из закрытых школ Великобритании у него был секс с головой дохлой свиньи. Ритуалы посвящения очень странные в этих ваших школах…. И мой брат король делает странный выбор премьер-министра. Вряд ли кто будет с ним из министров Альянса общаться…
        - Нужда заставит общаться не только с премьером что возможно совокуплялся с трупами свиней но даже с живой свиньей если моему королю будет угодно назначить ее премьером… - вдруг гаденько усмехнулся посол. А по существу… Российско-британские отношения никогда не были очень близкими… - посол пытался сохранить спокойствие, - особенно если сравнивать отношения между нами и, к примеру, Францией, которую вы уничтожили, и нами и Россией. У России тоже исторически складывались более тесные отношения с другими европейскими странами, но не с Великобританией. Однако мы всегда играли по правилам и соблюдали некие джентльменские правила.
        Хикэри не сдержалась.
        - По правилам??? Должно быть эти правила в таком случае установил сам владыка Ада! Вы… Вы всем обязаны России и крови семи миллионов русских солдат победивших троцкизм! Но вы только и знаете что гадить ей - не в большой так в малом! Вы поретесь в задницы словно грязные заключенные на каторге! Вы шлете инструкторов в южный Китай. Там погибают наши солдаты, помогающие законному императору Китая. Ваш новый премьер насилует дохлую свинью. Ваш кронпринц убивает детей и призывает демонов. - Хикэри с яростью обернулась к мператору пытавшемуся ее остановить. Англия проклята богами. Честное слово - нужно было оставить вас Троцкому - вот был бы достойный правитель вашего острова! И вы ещё и за предателя Кейтаро ответите. Япония полностью одобряет все что решат Германия и Россия.
        Она закашлялась.
        - Ваша наложница плохо воспитана… - процедил министр.
        «Смерти ищешь - драный козел?!
        - Возможно…Но я сейчас прошу вас, посол, запомнить что я скажу и передать моему брату королю Георгу следующее, - Император как ни в чем не бывало продолжил говорить, - если с моей гвиби все будет хорошо и она благополучно вернется домой, то я отпущу герцога Йоркского и тех гвардейцев, кто не замешан в убийствах детей, а их вроде большинство.
        Если же она погибнет, то я клянусь превратить в ее погребальный костер Лондон и участь Парижа вам покажется доброй сказкой.
        Я все передам королю… - посол сейчас выглядел эталонным образцом британского джентльмена.
        - Идите посол, - царь поворачивается к Чхун Ри.
        Хикэри не отрываясь смотрела, как сэр Родрик коротко кланяется императору и идет к самолету.
        - Чхун Ри мне очень жаль, что так все получилось.
        Нагамаки с шипением вонзился в щель между плитами аэродрома.
        - Повелитель, - Хикэри опустилась на колени, - у Ри маленький ребенок, мы не можем посылать мать Вашего сына на подобные дела. Прошу вас, оставьте ее с сыном, я готова полететь с предателем в Лондон и встретить там свою судьбу.
        - Встань Хикэри, - Ри мягко поднимает ее, - будущей повелительнице двух стран не подобает стоять на коленях. Я попрошу тебя как будущую повелительницу Альянса позаботиться о моем сыне если… - гвиби в окружении своей свиты направилась к самолету.
        - Ри, я клянусь тебе, если… Tо твой сын будет моим сыном! - Хикэри тихо заплакала.
        Принцесса обернулась и прощальная улыбка скольнула по ее губам.
        Император обнял Хикэри и они молча вместе смотрели как свита Чхун остается у трапа и как самолет сиккэна выруливает на взлетную полосу, взлетает и исчезает в небе.
        ?
        БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ
        14 ЧАСОВ ДНЯ
        - Ваше величество я хочу с вами поговорить. Так нельзя, - расстроенная Хикэри требовательно смотрит на императора.
        - У политики свои законы. Иногда приходится жертвовать не только пешками, - Хикаро был явно недоволен собой, - речь шла о четырех бомбах которые этот псих спрятал в городах моей и твоей страны. Первые две мы нашли в Киото и Осаке. И если бы он их взорвал то число жертв было бы более миллиона. Еще одна в Токио. Сейчас их вывезли на Новую Землю. И есть еще две… Если бы он их взорвал, то как я потом смог бы смотреть в глаза своих подданных. В политике при отсутствии выбора происходят иногда жуткие вещи, поэтому принимаемые решения порой просто ужасны. Мне иногда становится страшно от осознания сделанного… Я бы хотел, чтобы ты никогда такого не увидела. Но мы допустили ошибку. Сиккэн недооценил меня и я его на этом поймал. Погибли тысячи верных ему людей. Но они были моими подданными и это моя вина. Я недосмотрел и как выяснилось я его недооценил. Крыса прогрызла решетку. Как результат у меня был выбор или гекатомбы в городах или одна жизнь. Но я все-таки надеюсь вытащить Ри. В конечном итоге не самоубийцы же в правительстве Англии.
        - Неужели все так страшно? Я слышала от отца, что политика занятие гораздо грязнее чем война. Тут все могут оказаться врагами, даже те кого ты считал своими лучшими друзьями. Нельзя остаться чистым занимаясь политикой… А что будет если она погибнет? Ты был серьезен говоря о Лондоне?
        - Сама подумай. Человеку свойственно проявлять милосердие, но политика отбирает человечность. Люди меняются. Просто я на троне с трех лет. Я вырос зная что никому не могу доверять, а те кому я доверял погибали ради меня. Мой двоюродный дядя - прежний корейский король обговаривал с сановниками которые были всем обязаны моему отцу - как меня лучше устранить чтобы ему сесть на трон. Я своими ушами слышал запись разговора - «Сделайте это так, чтоб бедный мальчик ничего не почувствовал!» - жуткая гримаса на миг сковала его лицо. Меня спасли военный министр и мой племянник - нынешний король корейский… Да еще один подпоручик Пхеньянского лейб-гвардии полка согласившийся передать послание цесаревича Александра Корейского из под ареста - куда дядя на всякий случай его сунул. Теперь он полковник… Впрочем, - спохватился император - тебе лучше пока не знать этой истории. Сейчас я доверяю только Ри, тебе и может быть своей матери и все. Еще Бонч Бруевичу - троцкистское подполье приговорило всю его семью к смерти.
        - Как? - не сдержалась она. Оно есть?
        - Есть - и я вот подумал - не был ли мой японский дядя… бывший дядя… с ним в сговоре. А предок Бонч-Бруевича сам увлекался социализмом и даже ездил в Париж с визитами доброй воли - а потом предлагать Пакт Мира… Его взорвали в машине уже когда он был глубоким стариком - за измену идеям социализма как они писали в листовках. Но это тоже особая история. - А что до Ри - ты зря ее ее хоронишь… Англия не рискнет своей столицей…
        Хикэри хотела возразить что дед его пообещал сжечь дотла Париж если троцкисты убьют всех пленных как угрожали. Троцкий выполнил угрозу и Париж исчез - там сейчас великолепный парижский лес выросший на руинах и несколько монастырей и все.
        Но промолчала…
        - Когда мне было шестнадцать и по закону регенты отдали мне власть, - как бы в раздумье произнес император - я считал, что всегда прав и что мои враги - да и друзья должны повиноваться. И прежде всего я издал указ об отмене правила по которому царю нельзя жениться до восемнадцати лет, - Олег Даниилович грустно усмехнулся. И сразу сделал предложение Маргарите Прусской… Она сказала, что согласна но подождет… А я не стал настаивать и согласился подождать… Вот и дождался… Слушай - ты не знаешь всего - когда ОСВАГ начал расследовать ту катастрофу - они не обнаружили следов злого умысла. Хотя многие старые следователи чуяли что называется нутром… Но попутно они нашли четыре заговора - один английский, второй - старообрядческий, а два других собирались возвести на трон кого-то из моей оставшейся родни - точнее править от их имени. Мне пришлось убить много людей, но я никогда не мучился кошмарами - царь вздохнул и Хикэри увидела как же он очень устал, - я уже более десятка лет у власти и у меня стали появляться сомнения, колебания и даже сожаление, иногда думаю о том сколько хороших людей погибли просто
как побочный результат моих решений. А других - кому и смерть была недостаточным наказанием я не смог наказать их так как они заслужили - потому что политика диктовала - и потому что они были полезны - не мне а России и даже миру. Идем, - император взял Хикэри за руку и повел ее к небольшому дому в глубине двора.
        Хикэри переступила порог с некоторой опаской.
        - Все сомнения и сожаления испытываемые мною при управлении страной находятся здесь… - Хикаро прикладывает ладонь к стене и стена разъезжается в стороны. Они вошли в большой зал.
        В глубине у противоположной стены на гигантском троне сидела фигура в доспехах сёгуна. В нишах стояли фигуры в доспехах воинов средневековой Японии. Справа и слева на подставках - горящие масляные лампады. Много их стояло и на ступеньках у подножия трона.
        Хикэри пройдя внутрь зала остановилась у подножия трона.
        Лампад много. Очень много. Они так ярко освещают зал…
        - Что это за место? Ты сам зажег эти лампады?
        - Этот дом мой отец построил для моей матери императрицы Асэми. Тут был алтарь Сусаноо. Это его статуя на троне. Потом она забросила этот дом и я его превратил в то, что ты видишь. Лампады? Некоторые зажег я, некоторые мои друзья, а некоторые люди умершие у меня на руках. Когда вследствие моих решений умирал человек и я испытывал сожаление и скорбь, я зажигал одну. Но я и не заметил, что их стало так много. Надеюсь их не прибавится. - Император, взяв масленку, принялся пополнять запасы масла в светильниках.
        - Мне не нравится это место, Ваше Величество, - Хикэри только сейчас поняла что она дрожит от странного ощущения, - вокруг столько огней, но они источают лишь могильный холод, пробирающий до костей. Кажется что больше одиноких призраков тут ничего и нет.
        - Пройдет время и ты привыкнешь… - в голосе его звучала легкая печаль. Но мне сообщили что приехала Юкки и я распорядился, чтобы ее проводили сюда.
        ?
        - Хикэри, Косаки бросает тебе вызов!! - Влетевшая в зал Юкки, оповестила не только ее, но и императора. Впрочем Юкки была так возбуждена, что толком даже не поняла куда ее привели.
        - Где, когда? - Хикэри прячет улыбку. Вызов заранее запланирован, нужные сплетни по Константинополю распространяются быстрей электромагнитной волны в вакууме.
        - Она просила тебя подождать ее здесь. Она едет сюда с кронпринцем Германским.
        - Хикэри, в этом доме есть подземный этаж. Там зал для фехтования, - император несколько рассержен. - Ты так с ней и не помирилась?
        - Все в порядке Ваше величество. Никто никого не убьет. Вы пойдете? - Обеспокоенно спросила Хикэри.
        Мы с Косаки мирный договор не рекламировали. Котенок тем более не торопилась оповещать город и мир. Субординация наше все. Для нее все было просто и ясно. Есть старшая сестра, которая все решит и сделает как можно лучше.
        - Разумеется. - бросил Хикаро. - Разве можно игнорировать вызов? Ты с ней наверняка справишься! Главное не покалечь.
        На поединок собралась приличная толпа придворных… Традиционный зал для фехтования вместил всех кто имел право туда войти, у всех остальных внезапно появились дела поблизости. У некоторых придворных в руках мелькали камеры, готовясь запечатлеть главный поединок года.
        - Хикэри, не вздумайте улыбнуться! - прошептала она на ухо Юкки.
        - Не бойся, Котенок. Я очень хочу увидеть лица наших мужчин..
        Ну вот, все приготовления завершены, народ разбежался по краям татами, не желая упускать такое зрелище.
        Хикэри с Каей разошлись на положенном расстояние и замерли глядя друг другу в глаза.
        Минута, вторая… Нарастающие недоумение витающие вокруг можно было потрогать руками. Ну же… Кая едва заметно кивнула. И раз… Отрепетированным движением, Хикэри одновременно с Каей выполнили глубокий поклон друг другу, развернулись и разошлись. Народ замер.
        Ну вот, теперь и Косаки научилась шокировать всех вокруг.
        Фридрих после некоторой растерянности засмеялся. Император улыбнулся. передал какой - то ящичек кронпринцу и пошел к лифту. Только когда за ним закрылись двери лифта, Хикэри вспомнила про Ри и настроение у нее сразу упало. Фридрих подойдя к ней, передал ей ящичек.
        Хикэри открыла его. Там лежал уже немного увядший венок из хризантем и ромашек.
        ?
        Информационное сообщение Информационного телеграфного агентства Российской Империи (ИТАР)
        «Сегодня, в 12 часов 14 ноября 1992 года в Константинополе открылось третье заключительное заседание Совета Альянса.
        На Совете Альянса присутствуют:
        От Российской Империи-Его Величество Император Всероссийский Олег Даниилович;
        О Германской Империи - Его Величество Германский Император и король Пруссии Адальберт II и Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Принц Германский и Прусский Фридрих;
        От Японской Империи - Её Императорское Высочество Кронпринцесса Хикэри и Её Императорское Высочество Принцесса Императорского Дома III ранга Юкки.
        В качестве почетных гостей и наблюдателей на Совете присутствуют:
        От Атлантического Союза: Его Королевское Высочество Наследный Принц Королевства Квебек Генрих, Его Величество Испанский Император Карл V, Его Высокопревосходительство Первый Консул Конфедерации Штатов Америки г-н Роберт Макдоннелл;
        От Священного Альянса: Его Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Величество король Швеции Карл XVI Густав, Его Величество Король Венгрии Иштван VII, Его Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо.
        В качестве почетного гостя на Совете Альянса присутствует Его Высокопревосходительство Президент Техаса Марвин Буш.
        В качестве свидетелей на Совете Альянса присутствуют Великий Магистр Ордена Рафаила Русской Православной Церкви архиепископ Мелентий, Великий Магистр Ордена святого Архангела Михаила Русской Православной Церкви архиепископ Николай, Великий Магистр Ордена Слова Господня Русской Православной Церкви архиепископ Иоанн, Великий Магистр Ордена гласа божия Русской Православной Церкви архиепископ Вениамин, Великий Магистр Ордена Иоаннитов, Великий Магистр Тевтонского Ордена.
        Собравшихся благословили Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Его Святейшество Патриарх Константинопольский Максим V.
        Затем Его величество Император Всероссийский проинформировал высоких членов Альянса и Атлантического Союза об итогах проведения Российской империей, Тибетом и Республикой Самария совместной операции по пресечению массового жертвоприношения проводимого членами королевской семьи Англии на территории вассального Тибету королевства Сонмарг при участии темных жрецов секты Бон. Однако как стало известно разведке Российской империи часть детей была направлена для принесения в жертву на территории монастыря Менри секты Бон королевства Сонмарг.
        На этом в 17 часов 14 ноября третье заключительное заседание Совета Альянса закончилось. Затем Члены Совета Альянса и уважаемые гости совершили торжественный молебен в церкви Роз, где покоится последний император Византии Константин XI, павший в бою при падении в 1453 году Константинополя.»
        ?
        15 НОЯБРЯ 1992 ГОДА
        РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
        КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        10 ЧАСОВ 20 МИНУТ
        Император, сидя на диване под навесом, защищавшим среднюю часть палубы от солнечных лучей (ноябрь выдался в этом году на удивление солнечным и теплым), разговаривал с техасцем и поглядывал на Хикэри, которая стояла на корме большой прогулочной яхты, опершись на перила, рядом с Юкки. Посещение музеев в промежутках между бегами и вечерними мероприятиями не предусматривало особой формы одежды, и на Хикэри под расстегнутой курткой был голубой брючный костюм, на ногах были туфли на небольшом каблучке. Юкки выбрала также брючный костюм и в накинутой сверху куртке она была похожа на младшую сестру Великой Принцессы. С начала поездки они весело болтали, и до императора даже долетали отдельные фразы, из которых можно было заключить, что беседа шла на литературные темы. Но потом иногда то Хикэри то Юкки бросали взгляд на императора и одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что не стоит вторгаться в их разговор: они явно были чрезвычайно увлечены беседой… О нем?
        Судно двигалось не спеша, меняя галсы и приближаясь то к одному берегу, то к другому. Капитан старался показать гостям все красоты великого Города. Золотой Рог только на закате становился по-настоящему золотым, а сейчас его стоячие воды были зелены, непрозрачны и - что ж поделать - слегка отдавали болотом. Впрочем, на них мало кто обращал внимание, уж больно захватывающие виды открывались по берегам. Слева тянулась городская стена с башнями, над которой нависали холмы, сплошь покрытые красными крышами, куполами храмов и дворцов, украшенные статуями на высоких колоннах. С воды были прекрасно видны ансамбль Влахерн, где здания и храмы карабкались по холмам наверх, опираясь на арки, выступы и контрфорсы. С каждым поворотом яхты картина менялась, пропадали из вида одни постройки, появлялись другие, и оторвать глаз от картины царственного Города было совершенно невозможно. На правом берегу раскинулся Галатский регион, подобный клубку сладкой белой ваты, накрученной на веретено древней башни-маяка. Дальше тянулись предместья, зеленевшие парками и садами роскошных вилл. Кое-где над ними виднелись купола
церквей.
        По оживленному лицу принцесс было понятно, что беседа доставляет им огромное удовольствие: Хикэри то смеялась, то просто улыбалась, то вскидывала брови, Юкки иногда морщила нос, совсем как девочка, или чуть приоткрывала губы, слушая великую принцессу, которая явно была в ударе… Все это, хотя они разговаривали у всех на виду, придавало их беседе почти интимный характер, что несколько не нравилось императору.
        Наблюдая за Хикэри, насколько это позволял ход его собственного разговора с Марвином, Олег пытался понять, что в ее улыбке таилось нечто особенное. Он гадал, что делала она вчера после фехтовального зала, когда он поднялся в зал Сусаноо, а Хикэри отправилась с Юкки в Исторический музей. Он не мог отделаться от ощущения, что с Хикэри после аэродрома произошло нечто такое, чего он в своих расчетах возможно не учел…
        Мысли императора легко покинули сферу международных отношений. Блистать и нравиться было для Хикэри так же естественно, как дышать, и если она при этом любит его, то что ужасного будет в ее развлечениях? Разве она виновата, что Олег Даниилович предпочитает шахматы танцам, классическую литературу современным романам и уединенный отдых в маленьком дворце на Халки званым ужинам с фейерверками на берегу Босфора? Не хочет ли он запереть ее в золотую клетку и приставить к ней как в древности стражей-евнухов?!..
        Их характеры, интересы и жизненное кредо действительно во многом не совпадали. Порой император размышлял, почему из всех девушек, с которыми он общался в течение многих лет после гибели Маргариты, именно Хикэри настолько свела его с ума, что он влюблен в нее как мальчишка, - и ответ на этот вопрос в конечном счете сводился к древнему изречению: «противоположности сходятся». Со временем ему придется доверять ей, он уже понял, что при ее характере и темпераменте ей нужна определенная свобода самовыражения, и если б он вздумал давить на нее и требовать, чтобы Хикэри вела себя сдержанно и ограничила свое общение, она бы увяла, как цветок без воды, тем более что со своими подругами она могла общаться на такие темы, которые императору были не слишком интересны.
        Медленно доплыв до места, где Золотой Рог окончательно обмелел и позволил явиться на своей поверхности островкам, покрытым ярко-зеленой травой, судно развернулось и поплыло обратно. Теперь далеко впереди был виден голубой Босфор, разделивший континенты, туманные холмы на азиатском берегу, и парившая над Городом Святая София - еле заметное золотистое пятнышко, которое, однако, сразу находил внимательный глаз.
        Яхта «Арго» плавно, никуда не спеша, скользила по проливу в сторону Эвксинского Понта. Она могла бы достичь его за час с небольшим, но первая половина прогулки должна была быть гораздо продолжительнее, чтобы гости императора могли вдоволь налюбоваться окружающими видами. На босфорских берегах в самом деле было много интересного и красивого. Лесистые склоны сменялись каменными обрывами, бетонные набережные порой отступали вглубь материка, допуская к воде вереницы аккуратных - и не очень - домиков, часто с маленькими палисадниками, открытыми террасами, пристанями и суденышками, привязанными прямо у порогов. На холмах высились храмы и монастыри.
        Азиатский берег был весь покрыт традиционными греческими домами, не выше пятиэтажек, белыми, желтоватыми или цвета охры, с красными крышами, перемежавшимися пятнами сочной зелени. Европейский берег смотрелся куда внушительнее: между такими же, как на азиатской стороне, домами, там и сям стояли живописные группы высоток, а иногда настоящих небоскребов - белых, серых, синевато-черных - в стеклянно-металлической поверхности последних по вечерам отражалось заходящее солнце, превращая их в сверкающие языки желтого или розового пламени. От моста на той стороне Босфора начинался широкий проспект Георгия Великого; плавным изгибом обходя парк Комнинов, он после сложной развязки вливался в площадь Освобождения, посреди которой высился памятник героям Освобождения - огромная беломраморная колонна со статуей императора Георгия Великого на вершине, видная отовсюду.
        Слева, на европейском берегу, громоздились зубчатые утесы крепости Румели-Хисар. Сейчас там размещался Морской музей.
        На холме над крепостью высился барочный храм великомученика Феодора Стратилата. Корабли проплывали здесь над железнодорожным туннелем Ясона, соединившим два континента. Считалась, что здесь, в самом узком месте пролива, некогда сходились и расходились живые скалы, Симплегады…
        Но, независимо от того, были ли они когда-то живыми или нет, зритель невольно проникался уважением к огромному рукаву, что вел от Пропонтиды к Эвксинскому Понту. Его бирюзовые воды быстро несли белесых медуз и пучки водорослей. А когда солнце скрывалось за облачком, пейзаж становился мрачноватым, несмотря на игру красок и смелость архитектурных форм. Поневоле думалось о первых мореплавателях, которые не побоялись пройти на своих суденышках сквозь эти безлюдные теснины… Но солнце обычно скрывалось ненадолго, и местность становилась веселее, обретала перспективу. Далекие холмы возникали из голубой дымки - на них громоздились особняки, ажурные башни, рощи антенн, кресты и купола. Каждый кусочек земли был освоен давно и обустроен с комфортом.
        Император с государственными мужами из союзных держав проводил время на верхней палубе, тогда как Юкки заняла место на носу яхты в немногочисленной компании своих поклонников.
        До возвращения было еще далеко. Большой привал устраивался в Йоросе - старинной крепости, запиравшей когда-то Босфор со стороны Эвксинского Понта. Отсюда море было прекрасно видно - темно-синее, таинственное, но давно уже не враждебное. Если раньше за его туманами впечатлительные поэты античности угадывали холодное дыхание страны Гипербореев, то сейчас всему миру было известно, что на той стороне Черного - как все чаще говорят - Русского Моря цветущее побережье, благоухающий Крым, бескрайние поля золотой пшеницы.
        Наконец, яхта пристала у Галатского моста. Император поднялся и направился к трапу, за ним последов