Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Калиниченко Алексей: " Тролль И Огненное Кольцо " - читать онлайн

Сохранить .
Тролль и огненное кольцо Алексей Васильевич Калиниченко
        Приключения тролля-магистранта магического университета.
        Калиниченко Алексей Васильевич
        Тролль и огненное кольцо
        ПРОЛОГ
        КОМАНДИРОВКА
        ***
        Во второй половине дня десятого числа первого весеннего месяца фенталя в
        кабинете заведующего кафедрой "Волшебные животные и магические предметы"
        имперского университета Высшей Магии и Волшебства, что находился в Кордове,
        столице великой империи Курадуш, сидели двое.
        Один из них очень высокий и красивый молодой человек, облаченный в темно-
        синюю рясу, с магическим жезлом у пояса и с густой гривой светло-русых волос,
        красиво падавших ему на плечи, внешностью сильно напоминал эльфа или юного
        тролля.
        Рядом с молодым человеком лежала его шляпа с эмблемой выпускника
        университета. Одеждой и манерами парень сильно походил на провинциального
        мага. На этот факт прямо указывали фасон его рясы и пестрая раскраска
        островерхой синей шляпы, украшенной множеством серебристых полумесяцев и
        разноцветных звезд. Таких ряс и таких шляп в Кордове уже лет шесть-семь как
        никто не носил.
        Собеседник провинциального мага, сам заведующий кафедрой маг-академик
        Бутан Фалетус, профессор факультета "Прикладной и теоретической магии", был
        высок, сухощав, с резкими чертами лица. Его густые волосы обильно украшало
        серебро мудрости - седина. На нем, как и на его госте, была синяя ряса, фасон
        которой скрывала роскошная мантия академика. Фалетус выглядел моложавым и
        крепким мужчиной. На вид, казалось, он недавно разменял шестой десяток.
        Однако утверждать, что ему именно шестьдесят, было, по меньшей мере,
        глупо: после пятидесяти внешность мага почти не меняется до самой его смерти,
        а маги обычно живут триста-четыреста лет. Впрочем, Фалетус, по магическим
        меркам, был еще совсем юн: ему недавно исполнилось всего сто двадцать шесть
        лет. Но он считался весьма сильный магом, о чем можно судить по его званиям:
        стать в его годы академиком и заведующим кафедрой было совсем непросто.
        Фалетус только что закончил просмотр листков, усеянных ровным убористым
        почерком, и с интересом разглядывал своего гостя:
        - Ну что ж, Корин, прекрасно, экзамен ты выдержал. Впрочем, в этом я и не
        сомневался... Рад за тебя. Все возвращается на круги своя... Итак, через десять
        лет ты наконец вернулся в родные стены, чтобы продолжить свое обучение в
        магистратуре? - усмехнулся профессор. - Видимо, надоело тебе торчать в
        провинции. Или у тебя есть и другие причины? Признавайся.
        - Вы ведь сами знаете, профессор, я хотел остаться по окончании курса у
        вас на кафедре, да мне не удалось попасть в число девяти избранных, - неловко
        пожал плечами молодой высокий маг.
        - Помню, помню, - недовольно буркнул Фалетус. - Все козни моих друзей-
        врагов, коллег-кафедралов. А ведь не погрешу против истины, если скажу, что
        ты был лучшим в своем потоке. Ну, да ладно, - махнул он рукой, - что теперь
        об этом вспоминать. К своему удовольствию, должен отметить, ты не потратил
        свое время даром, приобрел за эти годы основательный практический опыт
        применения магии. Но надеюсь, ты не успел забыть основ метафизики,
        метаматематики и металогики?
        - Я же сдал вам экзамен - вам судить, профессор, - чуть растерянно пожал
        плечами магистрант.
        - Сдать-то ты сдал, да ведь сам понимаешь, за один день я тебя по всему
        курсу проверить никак не могу. Скажу одно: справился с заданиями ты неплохо.
        Да это и не удивительно: голова у тебя всегда была на месте. Мне ты вполне
        подходишь, да вот беда... - тяжело вздохнул Фалетус. - Взять-то я тебя,
        безусловно, возьму, но вот время для поступления ты выбрал уж больно
        неподходящее. На днях вышел новый императорский указ: Государь-император
        объявил о начале следующей весной новой эльфийской компании. Это уже тридцать
        шестая война по счету, если не ошибаюсь. Наверно, и сам догадываешься, что
        сейчас начнется в Кордове?.. Так что, жить тебе, Корин, в столице сейчас
        опасно. Магов в частях как всегда не хватает. У нас теперь даже молодых
        преподавателей забирают в армию, что уж говорить о магистрантах. Где-то тебе
        надо переждать этот набор, пока войска полностью не укомплектуют... Куда бы мне
        тебя отправить? - профессор задумчиво посмотрел на своего ученика. Тот
        несколько растерянно пожал плечами, всем своим видом давая понять, что он в
        этом деле плохой советчик.
        Внезапно дверь без стука распахнулась, и в кабинет быстрым шагом ворвался
        стройный седовласый мужчина в темно-синей мантии и высокой профессорской
        шляпе, свой магический жезл он держал под мышкой. Увидев гостя, Корин быстро
        встал и низко склонился перед ним. Он прекрасно знал этого мага, это был друг
        Бутана, профессор Закар Альманзорус. При виде Корина профессор недоуменно
        поднял брови и остановился, но тут же узнал своего бывшего студента.
        - Привет, Бутан! У тебя гляжу гость. Это ведь, если не ошибаюсь,
        Кориштус... Корин... Каким ветром тебя к нам занесло, дружок?
        - Привет, Закар. Разве ты не догадался, что Корин теперь мой магистрант?
        - вместо своего ученика ответил Бутан.
        - Вот как! Что же он так долго тянул? А я уж думал, что ему понравилась
        такая жизнь, и он решил навсегда остаться провинциальным магом-лекарем, -
        добродушно усмехнулся Закар.
        Корин неопределенно пожал плечами, но ничего не ответил. Впрочем, Закар и
        не нуждался в ответе, усевшись напротив Бутана на кресле, он с интересом
        рассматривал нового магистранта, которого хорошо помнил со времени его учебы
        в университете.
        - Может быть, ты нам что-нибудь посоветуешь, Закар? - спросил Бутан. -
        Корину надо куда-то на время уехать, чтобы его не призвали в армию.
        - Да, забрить его могут, без сомнения, - со знающим видом кивнул Закар. -
        Объявлено, что призывной возраст для магов повысили до ста двадцати лет. Если
        бы подняли еще на полтора десятка, то даже мы с тобою могли бы загреметь под
        фанфары.
        - Да уж, не говори. Когда ж, наконец, кончатся эти войны? - поморщился
        Бутан. - Сколько можно?!
        - По-видимому, скоро. Эльфам с троллями да гномами долго не продержаться.
        У них сейчас осталось свободным только одно эльфийское королевство, да по
        паре у троллей и гномов. Теперь, когда они разобщены на части, ждать их
        падения осталось недолго. Летом государь-император собирается двинуть на них
        сразу три армии. Наместник севера Бадур Барандус атакует троллей, наместник
        востока Тадус Даганус пойдет на гномов, а сам государь обрушит свой гнев на
        эльфов, - вздохнул Альманзорус. - Армии требуются многие тысячи магов. Война
        ожидается кровавой. Еще страшней, чем прошлая.
        - Ты веришь, что и тролли падут?
        - Куда они денутся?! Они и так уже потеряли почти половину своих
        территорий. Армия императора сейчас как никогда сильна. Говорят, в ней будет
        почти девять тысяч магов. Много больше половины выпускников, окончивших наш
        университет за последние сто двадцать лет. В три раза больше чем в последнюю
        войну! А тогда империя завоевала одно эльфийское, два гномьих королевства и
        отняла у троллей чуть ли не половину их территорий.
        - Да, тогда-то я уж признаться надеялся, что эта война будет последней,
        да в последний момент тролли вмешались, пришли на помощь эльфам, хотя они
        всегда были врагами. Да и гномы вступили с ними в союз. Но теперь все они
        ослабели, их осталось гораздо меньше. Полагаю, для эльфов эта война окажется
        последней. Уж не знаю, удастся ли троллей и гномов выкурить из их пещер, но
        вот эльфам теперь точно не устоять. Да и людям, которые сражаются на их
        стороне, тоже придется несладко, - покачал головой Бутан.
        - Почему же ты не хочешь, чтобы твой магистрант поучаствовал в этой
        победоносной войне? - издевательски усмехнулся Альманзорус.
        - Но в нем же, кроме человеческой крови, есть и эльфийская кровь, и кровь
        троллей. Разве ты и сам не понимаешь, что магу воевать против своих собратьев
        по крови грешно? - покачал головой Фалетус.
        - Сейчас во многих магах и в людях есть и эльфийская, и троллья и гномья
        кровь, - махнул рукой Закар. - На такие мелочи давно уже никто не обращает
        внимания. На нашей стороне сражаются и эльфийские и гномьи отряды, только
        троллей нет. Эльфы сражаются с троллями и гномами, гномы сражаются с эльфами
        и троллями. Люди сражаются со всеми.
        - Я это и без тебя знаю, - нахмурился Бутан. - Ты бы лучше посоветовал,
        куда послать Корина, Закар.
        - Пошли в командировку на юг, на острова, собирать материалы для
        диссертации. Там войны нет. Разве, что на судно нападут пираты. Но он поможет
        морякам отбиться от них.
        - А что?! Здорово! Ты молодец, Закар. Мысль отличная, - довольно
        усмехнулся Фалетус. - Как ты на это смотришь, Корин?
        - Я с удовольствием поеду на юг, профессор, - кивнул магистрант, который
        еще со времен учебы мечтал посетить загадочные южные острова.
        - Пусть поскорее едет, - усмехнулся Альманзорус, заметив, как загорелись
        глаза молодого мага. - Не ровен час, заметят тебя в городе. Поторопись с
        отъездом. До осени или до зимы побудешь на юге, а потом возвращайся. Набор в
        войска закончится. Армия к этому времени уже будет стоять на границах. Дай
        ему тему, Бутан, и пусть немедля отправляется в путь.
        - А чем бы ты сам хотел заняться, Корин? - спросил Фалетус.
        - Я давно мечтал заняться изучением драконов, - широко раскрыл глаза
        молодой человек.
        - Ха-ха-ха! И этот туда же, - рассмеялся Закар. - Все почему-то мечтают
        заниматься драконами. Не понимают, что ничего нового в этом направлении
        сделать нельзя. Ты знаешь, Корин, как называлась последняя диссертация на
        драконью тему, на защите которой мне довелось присутствовать? Нет?! Так
        послушай: "Влияние формы и размеров хвоста дракона на динамику напряженности
        его стационарного магического поля". Бред! Но он ее защитил. Только вот где
        же здесь наука?! - брезгливо поморщился Альманзорус и раздраженным голосом
        продолжил. - Все нынешние диссертации о драконах - это сплошная чушь. В них
        нет ни капли науки. Надо искать что-то действительно новое, никому неведомое.
        На юге и без драконов волшебного зверья с избытком. Там загадок еще хватает,
        - он вдруг погрустнел и задумался.
        - Да, - поддержал его Бутан, - на юге загадок еще очень много. Особенно в
        Руйсе, в районах "Огненного кольца".
        - Огненного кольца? - удивленно вскинулся на учителя Корин. - Что это за
        огненное кольцо?
        - Так называют в Руйсе, районе острова Дурул, местность, где находится
        множество потухших вулканов, кольцом охватывающих долину, формой похожую на
        огромный круг, - охотно ответил вместо Фалетуса Альманзорус. - Точно их
        никто не считал, но там их много больше десятка. В окрестностях Кольца
        частенько можно встретить разных волшебных существ. Но изучать их, пожалуй,
        трудней и опасней чем драконов, - покачал головой Закар. - Ты помнишь Димита
        Харагуса?
        - О чем ты говоришь?! Конечно, помню, - помрачнел Бутан. - Он ведь был
        моим другом. Мы учились вместе с ним на одном курсе, хотя и на разных
        кафедрах. Недавно минуло восемьдесят лет, после его исчезновения. Он был
        лучшим из студентов на нашем курсе. Но, если верить рассказу Дакафера
        Ализаруса, он исчез не в районе "Огненного кольца", а уже возвращаясь с
        острова. Ализарус встретил его в Палинсане, когда Димит готовился к отплытию
        с Дурула, Дакафер оказался последним, кто видел его. Он рассказывал, что тот
        обнаружил на островах нечто совершенно удивительное. Димит не рассказал ему,
        что именно. Да и понятно. Они с ним никогда не были большими друзьями:
        Дакафер на шестьдесят лет старше Димита. Но, по словам Дакафера, Димит прямо
        светился от счастья и гордости.
        - Да, я тоже слышал эту историю. Ализарусу можно верить. И если уж Димит
        сиял от радости, то значит, он действительно нашел что-то необычайное, -
        покачал головой Закар. - На острове сокрыто множество тайн, и что за тайну
        открыл Димит, не знает никто. Многие известные маги исчезали в тех краях не
        оставив никаких следов. Димит был не первым и не последним среди них.
        - Но он исчез не в самом Кольце, а уже на корабле или где-то в порту, на
        берегу, - возразил Бутан. - Дакафер что-то говорил о золотом кладе, который
        Димит якобы нашел на острове, и подозревал в его исчезновении местных
        разбойников, но я что-то мало в это верю: Димит был чрезвычайно сильным
        магом, и бандитам убить его было бы совсем не простым делом. Он мог
        справиться не с одним десятком воинов с обычным вооружением.
        - Да, если бы он увидел их первым, - задумчиво покачал головой Закар. - А
        если они застали его врасплох?
        - Я не верю, что разбойники могли застать Димита врасплох, - твердо
        заявил Фалетус. - Димиту пришлось немало повоевать в войсках императора, он
        сражался и с гномами и с эльфами, а уж те-то умеют незаметно подбираться к
        людям. Нет, если он не утонул вместе с кораблем и если его не сожрала акула,
        то на Димита напал кто-то из чрезвычайно сильных магов, тот, кто хотел узнать
        открытую им тайну.
        - Ну, это из области фантазий и догадок, - недоверчиво покачал головой
        Альманзорус. - Магов такой силы, каким был Димит не так уж много, и они
        просто так не нападают. Зачем им это надо? Если Димит что-то нашел, то другой
        маг мог и сам это найти. Разве что он хотел скрыть какую-то тайну, на которую
        наткнулся Димит. Но этот маг должен был как-то узнать об открытии Димита.
        - Возможно, на юге скрывается невероятно сильный маг и не один, о которых
        никто из нас не знает. Вспомни некоторые события, которым мы с тобой...
        - Ну, мы ушли далеко от темы! - резко оборвал друга Закар, бросив беглый
        взгляд на Корина. - Так куда ты думаешь послать своего ученика. Ему надо
        быстрей получить направление, командировочные и отправляться в путь, пока о
        нем не узнало военное министерство.
        Слова Альманзоруса вырвали Бутана из власти воспоминаний и размышлений и
        вернули его к проблеме магистранта. Он перебросился с Закаром понимающим
        взглядом и обратил свой острый взор на Корина. Корин сделал вид, что ничего
        не заметил, но тайна, которую от него хотели скрыть, зацепила сердце молодого
        человека, которому шел всего тридцать второй год.
        - Я хотел бы отправиться на Дурул, профессор, - твердо заявил он.
        - Ты наслушался нашей болтовни и тоже хочешь сунуть голову в этот котел,
        мой мальчик, - ласково пожурил его Фалетус. - Лучше попробуй себя сначала на
        Хуруле, там тоже хватает магических животных, таинственных лесов и развалин.
        До него много ближе и к тому же сам он в несколько раз больше Дурула. И в
        горах и на южном побережье там осталось множество совершенно неисследованных
        мест.
        - Но, профессор, вы ведь сами предложили мне выбор, вот я и предпочитаю
        ехать на Дурул. Почему вы не хотите согласиться с моим решением? - упрямо
        возразил Корин.
        - Не волнуйся за него, Бутан, я думаю, этот парень сможет за себя
        постоять, тем более что ему не обязательно идти по стопам Димита, - поддержал
        его Альманзорус. - Он-то предупрежден об опасности, поэтому сообразит, как
        ему быть. Да и на Хуруле над ним будет висеть угроза загреметь в армию.
        - Ну, хорошо, - кивнул Фалетус после продолжительного раздумья. -
        Возможно это судьба. Чувствую, что нами руководит Рок, Закар. Твой приход и
        наш разговор о Димите... Я о нем уже успел забыть, ведь прошло столько лет, а
        тут сразу мы оба вспомнили. Несомненно, это Рок. Он должен туда ехать.
        - Я согласен с тобой. Скорее всего, это Рок, - кивнул Закар. - Теперь дай
        ему задание, заполни план-поручение, да и надо хорошенько все продумать,
        чтобы он по дороге на Дурул не попался на глаза магам-вербовщикам.
        - Думаю, дать ему задание нанести на карту ареал обитания дурульского
        длиннохвостого волка-оборотня, исследовать его повадки и попробовать выяснить
        магические принципы, лежащие в основе его превращений, - задумался Фалетус. -
        Этим пока еще никто толком не занимался.
        - Кроме Димита, - недовольно покачал головой Альманзорус. - Зря, конечно,
        ты даешь ему эту тему. Надеюсь об этом, кроме нас, все давно позабыли.
        - Ты согласен заняться этой темой? - спросил Фалетус Корина.
        - Конечно, профессор, - без колебаний кивнул молодой маг.
        Фалетус достал из шкафа бланки заданий и денежных требований на научную
        командировку магистранта и принялся заполнять документы, Альманзорус
        пододвинулся к нему и, сидя рядом с другом, помогал приятелю формулировать
        отдельные мысли. Вскоре бумаги были готовы.
        - Иди в канцелярию. Пусть тебе поставят печать, а потом получишь деньги
        на командировку в бухгалтерии, и скорей отправляйся в путь. Садись сегодня же
        на судно и плыви в Кадаш. Там пересядешь на морской корабль и отправишься на
        Хурул, а уж оттуда на Дурул. Думаю, дорога отнимет у тебя от тридцати пяти до
        сорока пяти суток. Может и больше, а может и меньше - смотря, как повезет.
        Чтобы на тебя не обращали особого внимания, переоденься простым горожанином,
        - профессор посмотрел на магистранта. Потом достал из стола атлас и отыскал
        на нем Дурул. - На Дуруле высадишься в Палинсане. А уже оттуда доберешься
        сушей до Катарела. Это уездный центр Руйса. Я когда-то бывал там, еще до
        Димита. В городке ты найдешь проводников, которые тебе все расскажут и
        покажут. Твоя задача отыскать оборотней и попробовать понаблюдать за ним.
        Хорошо бы одного поймать и приручить, - мечтательно вздохнул профессор.
        - Не забивай парню голову несбыточной ерундой, - усмехнулся Альманзорус.
        - Пусть лучше подумает, как выбраться из метрополии и добраться до острова. И
        как вернуться живым, - он повернулся к новоиспеченному магистранту: -
        Возвращайся в университет не раньше середины осени, лучше в конце. Считай,
        дорога туда и обратно отнимет у тебя примерно три месяца, значит, на
        исследование оборотня тебе остается шесть месяцев - примерно двести дней.
        Конечно, это немного, но для магистерской диссертации должно хватить. Сейчас
        конец фенталя, значит осенью, в конце окталя или начале норталя, мы ждем тебя
        обратно. Да будь осторожнее, ни в чем никому не доверяйся. Не только
        посторонним людям, но даже магам. Кто знает, как пропал Димит. И не забудь
        часть денег на командировочные расходы взять серебром. Хоть золото меньше
        весит и его легче спрятать, в дороге серебро нужней. Не надо будет обращаться
        лишний раз к менялам, и дарить им каждую двадцатую монету.
        Друзья навалились на молодого мага с советами, он только кивал, слушая
        профессоров. Наконец их житейский опыт иссяк, и Бутан отправил его в
        бухгалтерию получать деньги на командировку. Корин, радостно вздохнув,
        вылетел из кабинета и помчался в канцелярию ставить печати.
        - Пожалуй, его стоит подстраховать, - покачал головой Альманзорус.
        - Как ты собираешься его подстраховать? - поднял брови Фалетус.
        - У меня назначена встреча с Рустинусом, - усмехнулся Закар, - попробую
        попросить у него содействия в нашем деле. Дашен как никто другой
        заинтересован в успехе этой командировки. Южные острова его тайная страсть.
        Фалетус задумчиво покачал головой. Дашен Рустинус много лет был ректором
        университета и когда-то научным руководителем его и Альманзоруса. Они все
        прошли через Дурул и Хурул и другие южные острова, правда, без особых
        достижений. Острова надежно хранили свои тайны. Бутан верил, что Димиту
        удалось найти что-то чрезвычайно важное, но его таинственное исчезновение так
        и осталось нераскрытым.
        - Лишь бы Зордос ничего не узнал, - негромко прошептал он, но Альманзорус
        хорошо его расслышал. Зордосом они называли таинственного южного мага, следы
        которого когда-то обнаружили на необитаемых южных островах. О Зордосе мало
        что было известно, о нем не принято было говорить вслух, но его существование
        не подвергалось сомнению.
        - Думаешь, Корину надо было рассказать все? - спросил друга Альманзорус.
        - Это не наша тайна, - развел руками Фалетус, - сам знаешь - цензура. Да
        и это ничего бы не дало. Впрочем, Зордос уже давно куда-то исчез. Может, он
        умер?!
        - Вряд ли. Для мага его мощи, сто лет - не время. Но приписывать ему
        исчезновение Димита мы не можем. Следы Зордоса обнаруживались только на
        Латарниде и маленьких окрестных островках. В тысяче милях от Хурула и Дурула.
        Да и он слишком могуч для такого мелкого поступка. Уничтожить Димита он
        запросто мог в любой момент. Ему это не незачем.
        - Да он необыкновенно могуч. Даже слишком. Мы для него мелюзга, - кивнул
        Фалетус.
        - Ладно, - Альманзорус встал. - Я иду к Рустинусу, заодно поговорю с ним
        о твоем магистранте. Может, он чем-нибудь и поможет.
        - Хорошо, - кивнул Фалетус, тоже вставая. - У меня есть еще кое-какие
        дела, а не то бы я сходил к Дашену вместе с тобой.
        - Ну, тогда счастливо, - махнул Закар и направился к двери.
        - Счастливо, - вздохнул Бутан.
        В бухгалтерии несколько подивились неожиданному появлению магистранта
        Фалетуса, но оспаривать платежные документы не стали. Корину выдали на жизнь
        и дорогу полторы сотни золотых солитов, из расчета золотой на два дня,
        половину золота он тут же обменял на серебро. Тарики были куда более ходовой
        монетой, Корин по достоинству оценил совет профессора Альманзоруса. Кроме
        этого золота, у него были кое-какие сбережения: что-то около сотни солитов.
        Получив деньги, он двинулся в речной порт. На улице было еще довольно светло,
        но солнце уже начинало клониться к закату, приходилось спешить.
        Кордова являлась крупнейшим речным портом империи. Город стоял на
        полноводном Эштариле, в полутора сотнях миль от места его впадения в могучий
        Гвадарил, который в свою очередь впадал Ибранское море, омывавшее юго-
        западные границы империи. От места впадения Эштарила до моря было около
        четырехсот миль. В устье Гвадарила находился крупнейший морской порт империи,
        Кадаш. По Эштарилу и Гвадарилу речные суда ходили из Кадаша в столицу и
        обратно.
        Корин направился к реке, новоиспеченному магистранту надо было поскорей
        покинуть столицу, ему совершенно не хотелось участвовать в этой войне, хотя
        он и не был трусом. Воевать парень не хотел по личным причинам. Как правильно
        подметил профессор, сражаться со своими родичами по крови Корин считал не
        просто грехом, но и предательством. Сейчас он торопился по широким каменным
        мостовым в порт, чтобы сегодня же вечером или ночью отплыть из города.
        Вскоре магистрант находился на пристани. Здесь и днем и ночью кипела
        работа: взад-вперед сновали грузчики с тачками и мешками, постоянно
        подъезжали груженые и отъезжали пустые купеческие подводы, швартовались и
        отходили от причалов суда.
        В этом гомоне он не растерялся. Через несколько минут Корин отыскал
        начальника порта и, потрясая перед его носом внушительно выглядевшей бумагой
        с золотыми буквами и огромными печатями, командировочным поручением
        Имперского университета, насел на него. Начальник порта, высокий и крепкий
        мужчина, лет сорока пяти, растерянно отступал перед великаном-магом, который
        казался еще выше из-за высокой остроконечной шляпы, лихо сидевшей на его
        русоволосой голове.
        - Мне нужно сегодня же отплыть в Кадаш.
        - Извините, сеньор маг, но сегодня это невозможно.
        - Как это, невозможно! - грозно нахмурился маг.
        - Все имперские суда уже ушли. Уже вечер, сеньор. Подождите до завтра.
        - Но мне надо срочно отплыть, дела не ждут, - Корин для убедительности
        еще раз взмахнул бумагой.
        - Уже слишком поздно я вряд ли смогу отыскать для вас место, сеньор маг,
        - растерянно пожал плечами начальник порта. - Разве что вы согласитесь плыть
        за свой счет в обычной каюте, на каком-нибудь купеческом судне.
        - Я согласен, - решительно объявил Корин.
        - Ну что ж, тогда я попробую найти вам место, - кивнул чиновник и оглядел
        шумевшую перед ними пристань. Увидев рослого мужчину в синей капитанской
        куртке, широких синих брюках и темно-красной фетровой шляпе, он указал на
        него магу. - Это капитан "Жемчужины" Угант Анюрай, его судно отходит раньше
        всех остальных, я попробую договориться с ним. Эй! Дон Анюрай, подойдите ко
        мне, - закричал он, подзывая мужчину.
        Капитан направился к ним. Корин с интересом разглядывал его. Это был
        русоволосый, сероглазый здоровяк с легкой сединой на висках. Подойдя ближе,
        мужчина с любопытством посмотрел на мага и вежливо раскланялся с ним, затем
        обратился к начальнику порта.
        - В чем дело, дон Хумрай?
        - Когда отходит твоя "Жемчужина"?
        - Думаю, через часа три-четыре мы загрузимся и освободим причал, а
        отчалим из порта ночью, ближе к утру. А в чем дело, я ведь оплатил стоянку до
        утра?
        - Сеньор маг, вам это подходит? - спросил начальник.
        - Да, подойдет, - махнул рукой Корин, уже не надеясь отплыть до полуночи,
        ночью по реке плавали редко, опасаясь наскочить на мель.
        - Сеньор маг хочет отплыть вместе с вами, Угант, - строгим тоном заявил
        начальник порта.
        - Но у меня нет для него подходящего места, - растерянно пожал плечами
        моряк, недоуменно косясь на мага.
        - Мне подойдет любая отдельная каюта. И я за нее заплачу, - вмешался в
        разговор Корин.
        Капитан с интересом посмотрел на стоявшего перед ним высоченного мага,
        оценивая его, как возможного пассажира. По его лицу легкой тенью пробежала
        недовольная гримаса, было несложно заметить, что он совсем не обрадован
        подобным пассажиром.
        - Ну, живей, живей думай, Угант. Не серди меня, - нахмурился маг.
        - Но, сеньор маг, на моем судне есть всего одна койка под ваш рост. И она
        находится в совсем маленькой каюте, в ней живет мой лоцман. Я его могу,
        конечно, переселить, но каюта уж больно маленькая.
        - Ничего потерплю, - пожал плечами Корин.
        - А где вы сойдете?
        - В Кадаше.
        - Но сеньор маг, до Кадаша идти почти восемь суток. Восемь суток жить в
        такой тесноте вам не понравится.
        - Это мое дело решать понравится мне это или нет, - нахмурился Корин. -
        Сколько это будет стоить?
        - Еда, дорога, каюта, - пожал плечами Угант. - Это вам обойдется по пять
        тариков в сутки, сеньор маг.
        - Ты что, сдурел, Угант? - возмутился начальник порта. - У тебя же там не
        дворец, а маленькая каюта.
        - Но ведь мне придется переселить моего лоцмана, - возразил Угант.
        - Хорошо, я согласен, - махнул рукой Корин, не желая терять время на
        споры, хотя цена, которую запросил за каморку Угант, была почти в пять раз
        выше проживания в самой шикарной гостинице Кордовы. - Где твое судно, я схожу
        за вещами в гостиницу.
        - Вон видите, стоит моя красавица, - Угант рукой указал на длинное
        трехмачтовое судно, стоявшее у ближнего грузового причала. - Если вы
        задержитесь, то найдете нас у того вон пирса. До утра мы будем стоять там.
        - Хорошо, я пошел за вещами, - кивнул Корин, хорошенько рассмотрев судно.
        Маг быстро зашагал в "Пасть дракона", гостиницу, где оставались его вещи.
        Теперь, когда место на судне у него было, он шел немного спокойней, ловя на
        себе любопытствующие взгляды прохожих.
        Когда он добрался до гостиницы, уже совсем стемнело. На город стремительно
        опустилась южная весенняя ночь, на небо высыпали яркие звезды. Не доходя до
        гостиницы полсотни аршей, новоиспеченный магистрант напряженно замер.
        Недалеко от гостиничных дверей, скрываясь во тьме закоулка, маячил армейский
        патруль, пятеро рослых стражников во главе с двумя магами-вербовщиками, он
        мгновенно узнал их по высоким шляпам. Корин быстро нырнул за угол ближайшего
        дома, пока его не успели заметить.
        "Плохо дело, - подумал Корин. - Неужели они ищут меня?" Сейчас повсюду
        сновали армейские маги-вербовщики, которые хватали всех неприкаянных магов и
        тащили их к военному коменданту города. В комендатуре же могли махнуть рукой
        на его командировочное предписание. Корин и без Фалетуса уже знал о приказе
        императора: "Повелеваю, всех магов до ста двадцати лет, прямо не связанных с
        делами жизненно важными для Империи, призвать в армию". В военном ведомстве
        его командировку на юг без сомнения сочтут обычной уловкой, чтобы избежать
        мобилизации.
        В "Пасти дракона" у Корина оставались его одежда, деньги, вещи, некоторые
        магические предметы и оружие. Бросать все это ему не хотелось, кроме того, он
        надеялся переодеться в одежду обычного горожанина, в которой приехал в город.
        Сегодня, когда он ходил в университет, ему пришлось надеть рясу и шляпу
        выпускника университета, но сейчас Корин хотел поскорей сменить одежду, чтобы
        не нарваться на очередную ночную облаву по городу, о которых он много слышал
        от знакомых магов. Спрятавшись за углом дома, он терпеливо выжидал, что будет
        делать патруль. Если бы не его желание переодеться, Корин бросил бы сейчас
        все свои вещи и отправился прямиком на судно: он надеялся, что денег, которые
        были при нем, ему на дорогу хватит.
        Солдаты неохотно мялись, не будь с ними магов-офицеров, начальников
        патруля, они давно бы сидели в какой-нибудь уютной таверне, распивая славное
        ибранское винцо, офицеры же получали неплохую награду за каждого приведенного
        на воинский призывной пункт своего коллегу-мага, поэтому не торопились. Узнав
        от хозяина гостиницы, что в ней остановился неизвестный провинциальный маг,
        они непременно хотели встретиться с ним, чтобы проверить документы.
        Фигуры магов, терпеливо поджидающих свою жертву, маячили чуть в сторонке
        от дверей. Корин растерянно поглядывал из-за угла на патруль, не зная, что
        ему предпринять. Наконец в голову мага пришла интересная мысль, как отвлечь
        их от входа.
        Корин обогнул переулками гостиницу, внимательно вглядываясь во тьму, чтобы
        не наткнуться на какую-нибудь засаду или другой патруль. Еще со студенческих
        времен он прекрасно знал эту часть города, с тех пор она совершенно не
        изменилась. Наметив безопасный путь для отхода и возвращения, он отошел
        подальше от "Пасти дракона", остановился напротив какой-то шумной таверны, и,
        задрав к небесам свой жезл, выпустил несколько огненных шаров. Шары
        грохотнули в ночном небе и разлетелись ярким фейерверком золотых искорок.
        Не дожидаясь реакции посетителей таверны и горожан на свое творение, Корин
        тут же обходными путями побежал к гостинице, надеясь, что маги заметят место,
        откуда вылетели шары и помчат туда.
        Он не ошибся, когда маг выглянул из-за угла, патруля у гостиничных дверей
        уже не было. Магистрант стремительно юркнул в гостиницу и помчался по
        лестнице к своему номеру. Он жил на третьем этаже. У дверей комнаты он
        столкнулся с мявшимся рядом с ней хозяином. Тот, увидев постояльца одного,
        удивленно вскинулся на Корина:
        - Вас искали вербовщики, сеньор маг.
        - Да, я знаю. Я только что с ними разговаривал, - спокойно кивнул Корин.
        - Я сейчас уезжаю по чрезвычайно важным делам, связанным с имперскими
        интересами, - холодно подчеркнул он. - Вот вам два тарика, в оплату за мое
        проживание.
        - Благодарю вас, сеньор маг, - склонился перед ним хозяин и тут же
        радостный окончанием своего дежурства, помчался по своим делам.
        Оставшись один, Корин быстро снял с двери охранное заклятье, которое
        предусмотрительно оставил, отправляясь сдавать экзамен, и зашел в комнату. На
        переодевание у него ушло несколько минут. Маг спрятал свою рясу, шляпу и жезл
        в баул, который у него всегда был готов в дорогу.
        Выскочив из номера, он кинулся к лестнице, ведущей к выходу, но замер,
        услышав внизу знакомый голос хозяина. Тот разговаривал с каким-то
        незнакомцем, разговор шел о нем. По голосам было ясно, что они поднимаются
        наверх. У Корина оставался единственный выход: в конце коридора была еще одна
        лестница, которая вела в обеденный зал гостиницы. Несколько мгновений спустя,
        прыгая через пролеты, он мчался по ней.
        Войдя в зал, Корин беглым взглядом оглядел посетителей и облегченно
        вздохнул: вербовщиков здесь не оказалось. Применив заклятие неприметности,
        позволявшее ему не привлекать к себе внимания своим высоким ростом и баулом в
        руках, он прошел в зал. Выходить из таверны он не спешил, на улице его могла
        ждать засада. Магистрант сел за свободный столик в углу и сделал заказ.
        Вскоре шустрый половой ставил на стол перед ним еду и питье.
        Корин неторопливо ел, то и дело посматривая на двери, ведущие на улицу,
        никто из магов в таверну не заходил. Наконец в зале появился хозяин в
        сопровождении незнакомого средних лет мужчины, одетого в платье обычного
        горожанина, в котором Корин тут же признал своего коллегу. Хозяин оглядел зал
        и вышел, не заметив своего постояльца. Его спутник на секунду задержался, еще
        раз окинул зал острым цепким взглядом и тут же вышел следом за ним, не
        заметив Корина, проходивший мимо мужчина удачно заслонил его.
        Магистрант продолжил свой ужин, опасаясь, что маг может снова заглянуть в
        зал. Впрочем, сейчас он бы вряд ли узнал коллегу, переодетого в обычный
        наряд простолюдина, разве только мог почувствовать его жезл или посмотреть на
        него внутренним взором, но для этого он должен был подойти к нему ближе.
        Издали Корина мог выдать только его рост.
        Закончив с едой, магистрант задумался. "Жемчужина" отходила утром, но
        рисковать ему не хотелось: капитан мог его обмануть. Корин не сомневался, что
        тот может отплыть, не дожидаясь навязанного ему пассажира, несмотря на их
        договоренность. Надо было спешить в порт.
        Ситуации сложилась непростая: патруль мог в любой момент вернуться к
        дверям гостиницы и продолжить ожидание возвращения лукавого мага. Корин не
        решался применять заклинания, чтобы проверить, ждут ли его вербовщики у
        выхода или не ждут: маги-ловцы могли почувствовать, что кто-то в зале
        применяет магию. Используя заклинания поиска, Корин мог легко выдать себя.
        Приходилось рисковать. Взяв в руки баул, он неторопливо направился к
        выходу. Ему повезло: патруля на улице не оказалось. Закинув баул на плечо, он
        быстро зашагал по улице в сторону порта. Несмотря на спешку, он внимательно
        вглядывался в темноту перед собой, боясь налететь на патруль.
        Центр города, где находилась "Пасть дракона", был неплохо освещен, на
        каждом перекрестке ярко горели фонари, однако это обстоятельство мало
        радовало беглеца, поэтому, когда ближе к порту улицы стали уже и темней, он
        облегченно вздохнул, но тут же напрягся, заметив мелькнувшие в темноте чьи-то
        тени. Его эльфийско-троллийская кровь давала ему огромное преимущество перед
        людьми: Корин превосходно видел в темноте. Вот и сейчас он хорошо разглядел
        притаившуюся во тьме закоулка четверку вооруженных солдат. Несмотря на
        темноту, он видел, как блестят их шлемы и кирасы. Впрочем, их-то Корин не
        испугался - это был не патруль.
        Как таковых воров и грабителей в Кордове почти не было (префект столицы
        зорко следил за чистотой города от разного рода преступников), зато
        грабителей с успехом заменяли солдаты расквартированных вокруг столицы
        воинских частей. Проигравшись дотла в кости или карты, они выходили на
        вечерние прогулки с целью заработка, но пополняли свои карманы не за счет
        тривиального грабежа, который сурово карался, а за счет необычных "торговых"
        сделок.
        - Эй, приятель! Купи алмазы, - преграждая дорогу, к магу подскочил
        здоровенный солдат. Корин с интересом посмотрел на его руку, верзила
        протягивал ему горсть речной гальки.
        - Но это же обыкновенный булыжник! - презрительно усмехнулся магистрант.
        - Ты что, ювелир? - холодно прищурился верзила и оглянулся на своих
        приятелей. - Парни, он нас обвиняет в надувательстве.
        - Я не ювелир, но маг, - с издевкой в голосе ответил Корин, зажигая в
        руке огненную сферу и показывая, что готов в любой момент бросить ее в
        надвигающихся на него из подворотни громил. - Я хочу вам его подарить, чтобы
        вы никогда больше не путали обычных прохожих с магами, - кивнул он на
        пылающий шар. - Но смотрите, будьте осторожнее, он может обжечь вас.
        - Э-э-э, спасибо, приятель, но нам он не нужен, - торопливо ответил
        солдат, отступая к стене дома. - Оставь его себе. Мы торопимся, нам пора в
        казарму. Извини, - бросил он и, резво развернувшись, с топотом умчался во
        тьму, следом за своими не менее шустрыми приятелями.
        Корин и сам не знал, как это у него получалось: он мог зажигать и гасить
        такие сферы, не пользуясь жезлом, в отличие от других магов. И эту его магию
        часто никто не чувствовал, правда, не всегда. Он на секунду замешкался,
        рассуждая о своем даре, но, вспомнив о патруле и о корабле, который может
        уйти, поспешил в порт.
        Хотя стояла глубокая ночь, но здесь кипела работа: стоянка в порту
        обходилась очень недешево. На причалах и пирсах ярко сияли фонари.
        "Жемчужина" по-прежнему стояла у грузового причала, но погрузка судна уже
        заканчивалась. Грузчики, кряхтя от натуги, тащили последние тюки.
        Снова применив заклятие неприметности, Корин прошел на корабль и встал у
        мачты, наблюдая за капитаном. Тот нетерпеливо подгонял грузчиков. Наконец
        погрузка закончилась, трапы и сходни были убраны, матросы разбежались по
        своим местам.
        - Отдать швартовы, - зычно заорал капитан.
        Судно медленно отходило от причала, Корин с интересом наблюдал, что будет
        дальше, его по-прежнему никто не замечал. "Жемчужина" неторопливо вышла на
        внешний рейд и, не останавливаясь, заскользила дальше, выходя на середину
        реки. Сейчас в самом начале весны, когда вода в Эштариле была еще высокой,
        капитаны безбоязненно ходили по реке и по ночам, не боясь потерять фарватер.
        Корин нахмурился, еще немного и он бы опоздал к отплытию. Он догадывался,
        почему капитан не хотел его брать на судно: Угант подозревал, что маг
        старается ускользнуть от армии, и не хотел связываться с магами военного
        министерства. Он мог донести на него в любом речном порту, надо было что-то
        предпринять. Корин еще недолго понаблюдал за капитаном, наконец подошел к
        нему.
        - Капитан, вам не кажется, что вы что-то забыли?
        Капитан вздрогнул и растерянно оглянулся. Корин, жестко улыбаясь, холодно
        смотрел на него.
        - А-а-а, так вы здесь, сеньор маг, - попытался сделать вид, будто ничего
        не случилось, капитан.
        - Да здесь, а так как я послан военным ведомством, то знайте, вы пытались
        саботировать совершенно секретное и очень важное имперское мероприятие. Что
        вы посоветуете мне сделать: самому наказать вас, капитан, или доложить об
        этом министру?
        - Но я же ничего не знал о вашем поручении, - несмотря на темноту, было
        видно, как побелел капитан. Связываться с военным ведомством никому не
        хотелось. - Простите меня, сеньор маг. Я подумал, что вы укрываетесь от
        призыва в армию.
        - Но ведь вы видели мои бумаги, - продолжать хмуриться Корин.
        - Ну, мало ли что показывает маг. Может это все только кажется. Вот я
        помню, раз видел, как мои приятели сели играть с магом в карты...
        - Мы с вами не в карты играем, капитан. Это дело государственной
        важности, - отчеканил Корин. - Надо понимать.
        - Я все понимаю, - заверил перепуганный капитан.
        - Раз вы обманули меня, я вас накажу своей властью, - холодно усмехнулся
        Корин. - Во-первых - я буду жить в вашей каюте, во-вторых, вы запросили с
        меня пять тариков в сутки, это получается за восемь суток - сорок тариков или
        четыре солита, теперь же я заплачу вам только половину - два солита. Вам все
        ясно капитан?
        - Все ясно, сеньор маг, - с безрадостным выражением лица закивал капитан,
        который был все же рад, что отделался столь легко.
        - Тогда пойдемте, покажете мне свою, теперь уже мою каюту, - властно
        приказал маг. - Надеюсь, она мне понравится.
        - Пойдемте, сеньор маг, - огорченно вздохнул капитан.
        Капитанская каюта Корину понравилась. Она оказалась довольно высока и
        просторна: он мог ходить по ней, не сутулясь. Кровать тоже была достаточно
        длинна. В каюте также находились высокий стенной шкаф, удобный рабочий стол,
        крепко прикрепленный к полу, в углу стоял бронзовый умывальник с небольшим
        овальным зеркалом над ним.
        Позволив Уганту забрать свои вещи, Корин оплатил ему дорогу до Кадаша и
        расположился в каюте. Некоторое время он раздумывал о капитане, тревога, что
        тот может донести о нем вербовщикам, по-прежнему мучила магистранта, но до
        ближайшей пристани было еще далеко и у него оставалось время для того, чтобы
        что-нибудь придумать. Днем следовало разработать какое-нибудь подходящее
        заклинание. Придя к такому выводу, Корин умылся, застелил постель, сделал
        кое-какие приготовления к ночлегу и спокойно заснул.
        Проснулся Корин рано, проработав десять лет магом-врачевателем в небольшом
        городке Безан в Фаранкане, он не привык по утрам прохлаждаться в постели и
        встал с первыми лучами солнца. Вспомнив о капитане, он сразу засел за
        разработку заклинания. В своей медицинской практике ему частенько приходилось
        использовать различные элементы магии, и у него накопился богатый опыт
        разработки подобных заклятий. Для их применения ему даже не требовался жезл:
        за десять лет работы врачом он научился воздействовать на человеческую
        психику и память легко, незаметно и безо всяких усилий.
        Через пару часов заклинание было готово, и магистрант отправился на палубу
        на поиски капитана. Тот стоял на капитанском мостике и находился в
        прескверном настроении. Увидев пассажира, он злобно поморщился, но уже через
        несколько минут его отношение к магу значительно потеплело, теперь Корин стал
        его закадычным другом, и они тепло побеседовали о предстоящем путешествии.
        После завтрака Корин поработал несколько часов в своей каюте: он не любил
        тратить время попусту и решил воспользоваться вынужденным бездельем, чтобы
        разработать несколько заклинаний на разные случаи жизни.
        За годы учебы и работы в его арсенале накопилось множество небольших и
        часто совсем несильных, но зато очень гибких и эффективных заклятий. Одно из
        них, заклинание неприметности, которое он частенько использовал, сильно
        отличалось от традиционных заклятий, и далеко не всякий маг мог ощутить его
        применение.
        После работы Корин вышел на палубу, подышать свежим воздухом. День был в
        самом разгаре, солнце, высоко стоявшее в голубом безоблачном небе, ярко
        сияло, было тепло, но не жарко, над рекой струился легкий прохладный воздух.
        Они успели отойти от Кордовы примерно на четыре с половиной десятка миль.
        "Жемчужина" легко скользила посередине реки вдоль берегов, поросших
        невысокими пышными вечнозелеными деревцами и колючими кустарниками.
        Кроме Корина на судне оказалось еще несколько пассажиров, которые походили
        на обычных торговцев, кроме одного, сразу привлекшего его внимание. Это был
        высокий стройный эльф или человек с очень большой примесью эльфийской крови.
        Он стоял у борта и пристально, безотрывно глядел куда-то вдаль, на юго-
        восток. На его лице застыла болезненная гримаса. Корин тоже взглянул в этом
        направлении.
        Там далеко лежала широкая, чуть покатая, зеленая долина, поросшая сочными
        луговыми травами и усеянная разрозненно стоявшими деревьями. На ней паслись
        огромные овечьи стада. Еще дальше параллельно реке шли гряды невысоких
        пологих холмов, у подножья которых проходил древний тракт.
        Сквозь просветы между деревьями, казалось, что по нему ползет огромная
        серая змея длиною во многие-многие мили. Корин сразу догадался, что это
        такое, а затем и увидел: его острое зрение позволяло разглядеть сверкавшие
        под солнцем кирасы, шлемы и пики, пехотинцев и всадников, колыхающиеся над
        головами воинов многочисленные знамена.
        По направлению к восточным границам мерной, тяжелой поступью шли южные
        легионы. Легионы великой армии императора Гаурила Курадуса, которым следующей
        весной предстояло обрушить свою мощь на последние, независимые восточные
        королевства.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        ПУРПУРНЫЙ СЛЕД
        ***
        Во дворце великого понтифика Хирога Дакадуса было уже темно. Только в
        кабинете да некоторых помещениях и комнатах для прислуги все еще горел свет.
        Незнакомец, одетый в темные одеяния, проскользнул за ограду через потайную
        дверцу и негромко постучал с черного хода. За дверью послышались шаги, затем
        раздался грубый голос:
        - Кого еще дьявол к нам принес?
        - Не богохульствуй, Дирот. Может, меня принес не дьявол, а Вседержитель,
        - насмешливым тоном ответил поздний гость.
        - Так это ты, Яхуш? - сердито переспросил слуга.
        - Да, наверно это я, - съязвил гость. - Посланец ада.
        - Хватит болтать, если это ты, говори пароль.
        - Святая тьма, - усмехнулся гость, - за кого ты меня принимаешь.
        Дверь распахнулась, и на пороге появилась фигура, скорее похожая на
        старого тролля, чем на человека.
        - Проходи, - хриплым голосом прошептал громила.
        Яхуш скользнул в дверь, Дирот тут же ее захлопнул.
        - Его преосвященство еще не спит? - спросил гость.
        - А как ты думаешь? - презрительно скривился слуга. - Разве ты не видел
        свет в его кабинете?
        - Видеть-то видел, но может это для отвода глаз, - усмехнулся Яхуш.
        - Меньше умничай, умник, - издевательски ответил Дирот. - Тебя довести,
        или ты сам дорогу найдешь?
        - Найду, не бойся, - дернул плечом Яхуш.
        - Надеюсь у тебя важное дело, а то его преосвященство сейчас в плохом
        настроении, - сообщил привратник.
        - Что так? - заинтересовался гость.
        - Да кто его знает, - пожал плечами слуга. - Может, император на что-то
        разгневался, - поежился он.
        - Что, даже так плохо? - в нерешительности замер Яхуш.
        - Ладно, иди, иди, раз уж пришел, - подтолкнул его Дирот.
        Ночной гость быстро поднялся по лестнице на второй этаж, где находился
        кабинет понтифика. У дверей в кабинет стояла пара стражей. Яхуш подошел к
        ним, стражи внимательно следили за ним, готовые его мгновенно убить, если
        потребуется.
        - Неужто не узнали, - обиженно нахмурился гость.
        - Тебе чего здесь надо, Яхуш? И почему ты пришел так поздно? - сурово
        спросил один из стражей.
        - Раз я здесь, значит так надо, Игай, - наставительным тоном сообщил
        Яхуш. - Доложите обо мне его преосвященству.
        - Хорошо, - буркнул Игай и скрылся за дверью. Через мгновение стражник
        вернулся. - Иди, - кивнул на дверь, - он тебя ждет.
        Яхуш вошел роскошный кабинет, обитый золотой парчой, богато украшенный
        золотом и драгоценными каменьями. У его преосвященства были причины опасаться
        за свою жизнь: немало нашлось бы грабителей, которые рискнули бы жизнью,
        чтобы хоть разок похозяйничать в этом кабинете. Но осматриваться Яхушу не
        дали времени.
        - Говори, зачем пожаловал, да еще так поздно, - строго посмотрел на
        полуночного гостя, Хирог Дакадус, великий понтифик империи.
        - Ваше преосвященство, вы сами приказали мне приходить в любое время,
        если случится что-то важное, - напомнил гость.
        - Я помню. Случилось что-то очень важное? - нахмурился понтифик.
        - Может не столь важное, ваше преосвященство, сколь загадочное и
        непонятное, - пожал плечами гость.
        - Говори, я слушаю.
        - Ваше преосвященство, в свое время вы приказали всюду, где только можно,
        подбирать для вас способных людей, - начал Яхуш, понтифик молча кивнул,
        подтверждая свои слова. - Сегодня я узнал от своих шпионов из университета,
        что в городе появился один очень способный парень, Корин Кориштус. Весьма
        талантливый маг, мой бывший однокашник, он был лучшим на нашем курсе.
        Вспомнив ваш приказ, я решил пригласить его к вам на службу. Но он задержался
        в университете, как позже выяснилось, сдавал вступительный экзамен в
        магистратуру профессору Фалетусу. Это зануднейший тип: он никогда и никому не
        делает поблажек...
        - Короче, - раздраженно буркнул понтифик. - Я прекрасно знаю Фалетуса.
        - Так вот, - как ни в чем не бывало, продолжал Яхуш. - Я замучился его
        ждать и решил встретиться с приятелем позже, в гостинице. Когда стемнело, я
        направился в "Пасть дракона", где остановился Корин, поднимаюсь по лестнице
        на третий этаж, где находился его номер, и вдруг вижу выходящим из его
        комнаты Лэлота Этэйшаса...
        - Самого Лэлота?! - перебил рассказчика понтифик.
        - Да, представьте себе, самого Лэлота, собственной персоной. Но на этот
        раз он опоздал, Корин куда-то вышел. Вернее совсем ушел. К счастью, Лэлот
        меня не заметил, он с хозяином гостиницы, который вышел следом, чуть не бегом
        отправились в другую сторону. Там находится еще одна лестница, которая ведет
        в обеденный зал. Я сразу выскочил на улицу и спрятался за углом. Только я
        успел спрятаться, как из "Пасти дракона" вылетел Лэлот и сломя голову
        помчался в порт, я последовал за ним. Но, к сожалению, в порту Лэлот от меня
        оторвался, он либо заметил слежку, либо просто я за ним не успел: он слишком
        быстро метался в поисках Корина. Тогда я направился, к нашему человеку из
        университета, чтобы разузнать, куда и почему исчез Корин. Оказывается,
        Фалетус направил его в научную командировку на юг. Собственно больше ничего
        мне не известно. Но, зная, что монсеньор Дарганус Лэлота по пустякам не
        направляет, я решил, что это дело весьма важное и вам стоит об этом срочно
        узнать.
        - Ты правильно решил, - одобрительно кивнул Дакадус. - Садись, - он
        кивнул на золоченое кресло напротив себя, - Скажи, что ты сам думаешь на этот
        счет? И что за человек этот Кориштус?
        Яхуш с довольной улыбкой устроился в кресле и посмотрел на господина, тот
        нетерпеливо кивнул: "Продолжай".
        - Он не совсем человек, - пожал плечами Яхуш. - Он метис. Кроме
        человечьей, в нем есть кровь эльфов и троллей.
        - Троллей?! - поморщился Дакадус, который сам наполовину был эльфом.
        - Да троллей, - кивнул Яхуш.
        - Кто его родители?
        - Мать - пленная метиска, полутролль-полуэльф. Отец - неизвестен. Скорее
        всего, какой-то императорский солдат, который ее изнасиловал. Вырос в семье
        Акэра Кориштуса, провинциального мага-врачевателя, мать Корина была у него
        служанкой. Она бежала на восток, когда Корину исполнилось четыре года.
        Мальчик рос очень быстро, почти как обычный тролль. В семь лет выглядел уже
        взрослым мужчиной. К тому времени, когда Корин поступил в университет, он
        отлично знал весь начальный курс. Он был лучшим в нашем потоке, но в
        магистратуре его не оставили. Наверное, потому что метис. Он работал магом-
        врачевателем в Безане, это на севере Фаранкана. Говорят, творил чудеса. Очень
        большая практика. Я думаю, это сильнейший из всех молодых магов.
        - Почему же ты раньше, о нем молчал? - нахмурился Дакадус.
        - Ну, вы ведь не любите троллей, - растерялся Яхуш, - да и раньше я не
        мог ни с вами поговорить, ни его пригласить. Вы же сами знаете, у меня не
        было таких прав.
        - Значит, теперь твой приятель укатил на юг?
        - Я не знаю, может он еще в городе, - пожал плечами Яхуш.
        - Вряд ли. Но если он не уплыл, то его, по всей вероятности, уже сцапал
        либо Лэлот, либо какой-нибудь патруль.
        - Патруль его еще не сцапал. Я разговаривал с комендантом. Предупредил,
        что это наш человек, и если его схватят, то пусть сразу направят ко мне.
        - Молодец, быстро соображаешь, - кивнул Дакадус. - Выходит, он либо
        уплыл, либо у Лэлота, а значит у Даргануса. Не понимаю, на кой черт твой
        приятель понадобился шефу тайной полиции. Он не заговорщик?
        - Не думаю, - покачал головой Яхуш. - Конечно, ручаться не могу, но
        думаю, что нет. Да разве сейчас еще где-нибудь остались заговорщики?
        - Он может шпионить на троллей.
        - От Безана до границы с Тарландом больше полутора тысяч миль и это не
        морской порт, войска через него не идут. Сомневаюсь, чтобы у Корина была
        возможность шпионить, если бы даже он и хотел.
        - Значит, твой приятель чист, - задумчиво протянул Хирог. - Но зачем же
        тогда он нужен Дарганусу?! Что он от него хочет?!
        - Не знаю, ваше преосвященство, - вздохнул Яхуш.
        - Знаю, что не знаешь, а жаль. Очень жаль. Этот старый мошенник ничего
        просто так не делает. Он давно у меня, как кость в горле. Как бы нам
        подсунуть в окружение Даргануса своего человека?
        - Это не по моей части ваше преосвященство. Вы же знаете.
        - А почему бы тебе этим тоже не заняться? Парень ты толковый, голова на
        плечах есть. И неплохая.
        - Благодарю вас, ваше преосвященство.
        - Подумай хорошенько над этим, - кивнул ему Дакадус. - И заодно поищи
        своего приятеля. Постарайся узнать, где он. Неплохо было бы выяснить, зачем
        он нужен Дарганусу.
        - Я постараюсь ваше преосвященство, - тихонько вздохнул Яхуш.
        - Не вздыхай. Ты, конечно, ждал награды за свою расторопность, да вот
        только, - сам должен это понимать, - ничего толком не узнал. Не волнуйся, я
        учту твои заслуги, но постарайся, чтобы их оказалось достаточно много, -
        нахмурился понтифик. - Теперь иди.
        Яхуш вышел из кабинета, ломая голову, много ли он выиграл от своей
        расторопности. Награду ему пообещали, но обещать можно все.
        В это же самое время Лэлот Этэйшас отчитывался перед своим шефом Таором
        Дарганусом, директором Департамента управления имперскими службами, или, как
        его называли между собой директора других департаментов и не только они,
        начальником тайной полиции. Таор Дарганус хмуро смотрел на своего супершпиона
        и суперсыщика.
        - Итак, ты его упустил, - с холодной усмешкой подвел он итог его докладу.
        - Он может оставаться еще в городе, - пожал плечами Лэлот.
        - Не будем наивными. Полагаю, его уже давно нет в Кордове. Поэтому
        вернемся к твоему докладу. Я не услышал от тебя анализа своих ошибок, -
        скривил губы Дарганус.
        - Ошибок... - тяжело вздохнул Лэлот. - Мне слишком поздно стало известно,
        что этот парень едет на юг. Мой человек сообщил об этом, когда тот уже
        собирал вещи к отъезду. Мне была неизвестна гостиница, где он остановился, но
        я нашел ее с первой попытки. Конечно, это было несложно. "Пасть дракона" -
        любимая гостиница выпускников университета. Я пришел в нее через несколько
        минут после его ухода, сам не пойму, как ему удалось так быстро удрать, возле
        гостиницы болтался патруль. Наверно, он и вспугнул парня. Единственная
        ошибка, которую я готов признать: только в порту я заметил, что за мной
        следит Яхуш Эсамрес, шпион Хирога. Мне пришлось отрываться от него.
        - Выходит, ты действовал почти безошибочно, - усмехнулся Даргинус.
        - Я этого не исключаю, - пожал плечами Лэлот.
        - Но где же тогда результат?
        - А зачем нам нужен этот парень? - удивленно посмотрел на своего шефа
        шпион. - Неужели мы гоняемся за ним только потому, что он хочет улизнуть от
        вербовщиков?
        - Может оказаться, что он нам вовсе и не нужен, - Даргинус холодно
        посмотрел на Лэлота. - Но все, кто едет на юг, должны быть в поле нашего
        зрения. Каждый из них может оказаться именно тем, кто нам нужен. На этом
        зиждется безопасность империи. Хотя юг и покорен нами, но именно там таятся
        силы, способные в один миг уничтожить империю. Надеюсь, это тебе понятно?
        - Да, монсеньор, - склонил голову Лэлот.
        - А теперь расскажи, где он может быть и как ты собираешься его искать.
        То, что ему удалось сегодня уйти от тебя и твоих шпионов, говорит само за
        себя. Потенциально этот Кориштус чрезвычайно опасен. Кто его родители?
        - Известна только его мать, монсеньор, - пожал плечами Лэлот. - Ее имя
        Ленайсия. Она по матери эльфийка из рода Агалами, а по отцу тролль из рода
        Чашудек.
        - Ого, она принадлежит к двум королевским домам сразу. Род Агалами
        главенствует в Маральгунде, а род Чашудек правит Фарландом. Однако у этого
        парня неплохая родословная и должно быть хорошая наследственность. Он может
        оказаться именно тем, кто нам нужен.
        - Таких, как он, сейчас очень много монсеньор, - усмехнулся Лэлот. - В
        одном университете их наберется не меньше дюжины.
        - Да, но на юг едет только он один, - холодно посмотрел на сыщика шеф.
        Улыбка тут же слетела с лица Лэлота.
        - Я его найду, - поспешил заверить он своего начальника.
        - Как?
        - Если он уже уплыл, то можно определить судно. Из порта в Кадаш после
        его исчезновения ушло всего три корабля: "Жемчужина", "Речной лев" и "Веселый
        дельфин". Скорее всего, он уплыл на "Жемчужине", она ушла первой.
        - Кто-нибудь видел, как он садился на нее?
        - Нет, но мне известно, что он договаривался с капитаном корабля, что
        поплывет на ней, - поморщился Лэлот, вспоминая свою оплошность.
        - Как же ты допустил, что она уплыла? - нахмурился Дарганус.
        - Я узнал об этом уже после ее отплытия, - тяжело вздохнул шпион.
        - Совершенно очевидно, что он сел на нее, - голосом, не терпящим
        возражений, заявил Шеф тайной полиции. - У него не было времени выбирать. Он
        хватался за первое попавшееся судно.
        - Мне говорили, что капитан "Жемчужины" отплыл раньше, чем намеревался.
        Он не хотел брать этого парня. Обещал подождать его до утра, а отплыл сразу
        после погрузки.
        - Хорошо, поищи его в городе, может он действительно еще где-нибудь
        прячется. Если не найдешь, пошли какого-нибудь смышленого парня в погоню за
        "Жемчужиной" и не упускай из виду других кораблей.
        - Что моему человеку с ним делать?
        - Пусть просто понаблюдает и шлет сообщения, где он сам и что с его
        подопечным. Если потребуется, я сообщу ему, что он должен предпринять. Дело
        может оказаться чрезвычайно сложным. Сдается мне, этот парень не так прост,
        раз его не удалось схватить ни тебе, ни патрулю. Кстати он не мог попасть в
        лапы людей Дакадуса?
        - Это не так просто узнать, монсеньор, - замялся Лэлот.
        - И кстати, зачем он ему... Это тоже стоит выяснить. Надеюсь, ты все понял?
        - прищурился Дарганус.
        - Да, монсеньор.
        - Тогда приступай. И я полагаю, что на этот раз ты будешь действовать
        безошибочно, Лэлот. Можешь идти, - махнул рукой Дарганус.
        Директор Департамента проводил задумчивым взглядом своего подчиненного.
        Лэлот редко совершал подобные промахи. Его действия и на этот раз были почти
        безукоризненны, но противник оказался удивительно ловок. Способности этого
        провинциального мага-врачевателя настораживали.
        ***
        Корин задумчиво сидел в своей каюте, заполняя дневник и подводя итоги
        очередного дня своего путешествия: шли уже сороковые сутки, после его
        отплытия из Кордовы, и пятые сутки отплытия из Ивисаны, порта на Хуруле, на
        Дурул. Он сделал записи, их было немного: за последние несколько суток пути
        решительно ничего не происходило. Положив дневник в сундук, который был
        куплен в Ольяне перед отплытием на Хурул, маг достал оттуда две толстые книги
        в тисненных кожаных переплетах, купленные в небольшом городишке на Хуруле, в
        окрестностях Ивисаны.
        За одну из этих книг после долгих торгов с продавцом пришлось заплатить
        двенадцать солитов, за другую четырнадцать. Это было и много и мало: книги по
        магии стоили обычно вдвое, а то и втрое дороже; но эти талмуды, давненько
        валявшиеся на полке торговца, никто не покупал.
        Причина того, что они столь долго залежались в лавке, была ясна, маги в
        этом городке появлялись крайне редко, да и язык, на котором писались книги,
        был мало кому известен, если вообще кто-нибудь его знал. Корину, например, он
        точно был незнаком. Обычно все монографии, учебники и справочные руководства
        по магии писались на древних эльфийских рунах, язык же этих сочинений лишь
        отдаленно напоминал староэльфийский. Магистрнту же казалось, что он
        значительно древнее. По словам торговца, книги ему продал какой-то морской
        бродяга, нашедший их на одном из необитаемых южных островов.
        Книги выглядели очень странно и, несмотря на некоторые особенности,
        производили впечатление чрезвычайно древних. Даже сам материал, на котором их
        изготовили, вызывал у Корина огромное удивление. Кожа переплета несколько
        походила на драконью, которую использовали как древние, так и современные
        маги, но это была не драконья кожа, молодой маг был в этом уверен. Страницы
        книг были напечатаны не на пергаменте, как все манускрипты по магии, а на
        каком-то необычном, неизвестном ему материале. От книг так и веяло чем-то
        давним и таинственным, но, несмотря на то что книги казались напечатанными
        невероятно давно, они ничуть не состарились. Руны, переплет и страницы
        выглядели так, словно они покинули типографию только вчера. Шрифт также был
        весьма необычным, хотя очертания рун почти не отличались от староэльфийских.
        Хотя за эти книги Корин выложил двадцать шесть золотых, и вместе с ними
        его дорожные расходы уже превысили шестьдесят четыре солита, парень об этом
        ничуть не жалел, из них он надеялся почерпнуть многое из того, что ему
        потребуется для исследований. Магистрант просидел над книгами несколько
        часов, пытаясь разгадать текст, пока корабельный колокол не оторвал его от
        работы. Это был призыв на обед.
        Он вздохнул и встал из-за стола, текст по-прежнему не поддавался разгадке.
        Его каюта располагалась в носовой части корабля, а общий салон, где обедали
        пассажиры и офицеры корабля, находился на корме. Корин сложил книги в сундук,
        наложил на него заклинание, вышел на палубу и осмотрелся.
        Небо было чистым и ясным, раскаленное солнце висело в зените, но свежий
        ветерок хорошо обдувал морскую поверхность, разгоняя дневной зной. Корин
        находился на "Морском коне", большом быстроходным трехмачтовом барке.
        Корабль легко скользил вперед, разрезая голубовато-серую гладь Дурульского
        моря. Капитаном на нем был Апраш Тувод, потомственный мореход, а владельцем
        судна являлся богатый судовладелец и купец из Таринтела, крупнейшего порта на
        Дуруле, Бобот Ифукэб, который вместе со своей семьей: женой Заритой, дочерьми
        Гейфюйт и Зариной, сыном Ютасом и племянником Юхасом - возвращался на Дурул с
        Хурула.
        Из разговоров с девушками Корин знал, что они гостили у сестры Бобота
        Равият Шосяйб и теперь возвращались домой вместе с ее сыном Юхасом, который
        отправился погостить на Дурул.
        Корину стоило весьма немалых трудов найти корабль, который согласился
        высадить его в Палинсане: из Ивисаны все корабли, идущие на Дурул, обычно шли
        прямо в Таринтел. Ему удалось договориться с судовладельцем о каюте на этом
        корабле за десять солитов. Но Корину казалось, что даже не его золото явилось
        причиной согласия судовладельца, а он сам.
        Южане удивительно внешне похожи на эльфов, только заметно ниже ростом,
        примерно на пин (пин приблизительно равен 5 см), впрочем, они существенно
        выше северян. Сам Корин внешне сильно напоминал очень высокого эльфа, его
        рост был два арша и шесть с половиной пинов (арш приблизительно равен 80 см),
        или же невысокого юного тролля. Скорее всего, дон Ифукэб принял меня за эльфа
        - к такому выводу пришел молодой маг.
        Осмотрев горизонт, Корин отправился в общий салон, где его появления уже с
        нетерпением ждали проголодавшиеся спутники. Обед как всегда проходил весело и
        непринужденно, кроме Корина, офицеров, семейства Ифукэба и Шосяйба, в салоне
        находилось семейство Дукяйд: муж с женой и их тринадцатилетняя дочь Сийшахэ.
        Дукяйд, как и Ифукэб, вел торговые дела с Хурулом, он с семьей гостил у его
        торговых партнеров на острове, а теперь возвращались домой, на Дурул.
        Вероятно, возили девочку, чтобы она познакомилась со своим будущим мужем,
        решил Корин.
        Магистрант почти все свободное время занимался своими делами и мало что
        знал о своих попутчиках, они его почти не интересовали. Когда он находился на
        палубе, то главными его собеседниками были дочери Ифукэба и юная Сийшахэ. Со
        слов девочки ему было известно, что с ними на корабле плыла еще одна
        пассажирка толи ее родственница, толи гувернантка. Корин ее ни разу не видел:
        она предпочитала обедать в своей каюте. На палубе они с ней тоже ни разу не
        повстречались: может, из-за того, что он не часто там появлялся, занятый
        разгадкой своих манускриптов - может, она все время сидела в каюте.
        Обед уже заканчивался, Корин допивал свое вино, когда внезапно
        почувствовал что-то неладное, какую-то магическую атаку или зов. Он бросил
        беглый взгляд на своих соседей, однако или почти никто из них ничего не
        почувствовал или они притворялись, что ничего не чувствуют.
        "Впрочем, - успокоил себя Корин, - все же они не маги, хоть и похожи на
        эльфов. А это явно что-то магическое". Однако вскоре сигнал, идущий откуда-то
        с юга-запада, значительно усилился, капитан и несколько офицеров нахмурились
        и переглянулись, дети тоже заметно заволновались.
        - Что это? - воскликнула Сийшахэ, самая юная из всех сидящих за столом.
        - В чем дело, дорогая? - удивленно подняла брови мать.
        - Разве ты не чувствуешь, мама, какой-то зов? - посмотрела на нее дочь.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь, Сийшахэ, - нахмурилась мать.
        - Это наверно Астор. Мы уже должны подходить к нему, - вмешался капитан.
        - Астор, - нахмурился маг. Он вспомнил то, что прежде читал в книгах о
        южных морях и островах. Здесь, на дне южных морей, находилось множество
        таинственных подводных городов, видимо затонувших в далекие века. Очень и
        очень давно. О них существовало множество легенд, никто не знал, какие из них
        являются вымыслом, а какие правдой. Астор, так назывался один из этих
        затонувших городов, лежал в трех днях пути от Дурула. Местные мореходы
        считали, что в нем живут какие-то волшебные существа.
        - Да, Астор, сеньор маг, - кивнул капитан. - Подводный город. Логово
        морских колдунов и ведьм.
        - Ой, я пойду, посмотрю! - воскликнула Сийшахэ и стрелой вылетела из
        салона.
        - Сийшахэ! - воскликнула мать, пытаясь удержать непоседу-дочурку, но было
        уже поздно. За девочкой на палубу помчались дочери и сын Ифукэба, а за ними
        высыпали все остальные.
        Корин вышел на палубу, поднялся на корму, самое высокое место на корабле
        после мачт и внимательно посмотрел на море. Оно было идеально чистым,
        спокойным и прозрачным. Видимость достигала нескольких десятков аршей. Под
        водой на глубине примерно полутора десятка аршей упорядоченными рядами шли
        покрытые синевато-зелеными водорослями верхушки странных, высоких,
        облепленных ракушками, кораллами и морскими растениями толи скал, толи
        холмов, основания которых находились где-то далеко внизу.
        Несмотря на присутствие в себе большой примеси человечьей и эльфийской
        крови, Корин, как и большинство троллей, с глубочайшим отвращением относился
        к морским глубинам, но сейчас, переборов свою антипатию, он с интересом
        смотрел в воду.
        Впрочем, даже его прекрасное зрение оказалось бессильным проникнуть далеко
        вглубь морской толщи. Однако он почувствовал исходящие из моря незнакомые ему
        магические цветовые поля, в них не ощущалось присутствия ни белой -
        человеческой магии, ни красной - магии троллей, ни зеленой - магии эльфов, ни
        желтой - магии гномов. Эта магия казалась ему черной, и она становилась все
        сильней и сильней. Он мог видеть ее своим внутренним взором, который
        инвертировал ее, вокруг сияло все ярче и ярче.
        - Смотрите! - донесся до Корина возбужденный визг Сийшахэ. - Там кто-то
        есть.
        Корин посмотрел в направление руки девочки и невольно вздрогнул. Ему
        показалось, что там, на поверхности моря, чуть в стороне от их курса, стоял
        какой-то черный великан.
        "Здравствуй, Корин! - раздалось в его голове. - Приветствую тебя в моих
        владениях".
        "Здравствуйте, сеньор, - мысленно ответил ему магистрант. - Извините, я не
        знаю, как вас зовут".
        "Неважно. У меня много имен. Я называюсь по разному, как мне захочется.
        Твой учитель, маг Фалетус, знал меня как Зордоса".
        "Вы знакомы с моим учителем, сеньор Зордос?"
        "Да мы несколько раз встречались с ним, когда он путешествовал по южным
        необитаемым островам, - усмехнулся великан. - Ну что ж, вот мы встретились и
        с тобой, его учеником. Я специально пришел, чтобы посмотреть на тебя и заодно
        предупредить, чтобы ты был осторожен, за тобой уже началась охота. Что ж, ты
        произвел на меня хорошее впечатление. Теперь прощай!"
        "Спасибо за предупреждение. Прощайте, сеньор Зордос!"
        Великан исчез. Корин растерянно огляделся. Некоторые матросы, офицеры,
        капитан и дети с любопытством смотрели на него. Странное предупреждение
        неизвестного мага, видимо, обладавшего огромными знаниями и невероятной мощью
        удивило и насторожило магистранта, заставило пристальней всмотреться в лица
        окружавших его людей.
        Внезапно он заметил на палубе незнакомое женское лицо. У него не возникло
        никаких сомнений насчет ее, это была эльфийка: вокруг девушки светилось
        мощное зеленое сияние, невидимое обычным зрением, но зато хорошо заметное его
        внутреннему взору. Он тут же вспомнил слова Сийшахэ о ее наставнице, Сийшахэ
        тоже временами окружало зеленоватое сияние, смесь белого и зеленого цветов.
        - О чем вы говорили с ним, сеньор маг? - раздалось у него под ухом.
        Корин оглянулся, перед ним стояла Сийшахэ. "У девочки большие способности,
        - подумал Корин. - Ей стоило бы поступить в университет. Без сомнения она бы
        легко сдала вступительные экзамены".
        - Почему, сеньорита вы решили, что я с кем-то разговаривал? - с тонкой
        иронией усмехнулся Корин.
        - Но я же слышала, как вы разговаривали, - пожала плечами девочка. - И,
        наверно, не только я слышала. Просто вы говорили на каком-то странном языке.
        Я ничего не смогла понять, но мне кажется, вы говорили о чем-то очень важном.
        - Ты слышала, как мы разговаривали? - Корин пораженно смотрел на девочку.
        - Но это же невозможно! - все в Корине отказывалось верить, что Сийшахэ
        говорит правду. Если верить ей, ее талант намного превосходил все, о чем он
        когда-либо слышал. Подобным Даром обладало всего лишь несколько знаменитейших
        магов. Конечно, кто-то из других его обладателей мог и скрыть свой талант, но
        Корин в это не верил. "Неужели она действительно так одарена от природы! -
        подумал он. - Жаль, если такое удивительное дарование так и увянет не
        развившись. Не совершенствуя свой Дар, она его погубит".
        - С чего вы решили, что я его не совершенствую? - насупилась девочка.
        - Ты читаешь мои мысли? - поперхнулся Корин.
        - Ну не всегда, - смутилась Сийшахэ. - Только когда вы что-нибудь очень
        сильно думаете, как сейчас.
        Внезапно у Корина мелькнула мысль, что девочка значительно сильней, чем
        остальные южанки похожа на эльфийку. Несомненно, в ней есть эльфийская кровь
        и ее обучает эта эльфийка, понял маг. В своей догадке он ничуть не
        сомневался.
        - Да, Розаэль моя учительница, - чуть насмешливо согласилась девочка.
        Хотя в жилах Корина текла и эльфийская кровь, но, когда речь заходила об
        эльфах, в нем сразу начинала бушевать кровь тролля. Впрочем, во время своей
        врачебной практики ему много раз приходилось лечить эльфов, и он привык
        сдерживать в себе чувства тролля, однако сейчас ему с трудом удалось подавить
        в себе этот жар.
        То, что девочке удается читать его мысли, ему совсем не понравилось,
        впрочем, читать мысли он тоже умел, это было значительно проще, чем
        подслушивать магические беседы, в свое время им было разработано для этой
        цели множество заклинаний. Они часто требовались ему при лечении больных. Он
        также умел защищаться от подслушивания своих мыслей, что Корин тут же и
        сделал. Сийшахэ недовольно поморщилась.
        - Так нечестно, - заявила девочка. - Я вам честно призналась, а вы теперь
        меня за это бьете.
        - Не подслушивай, - усмехнулся Корин, с интересом глядя на приближающуюся
        к ним воспитательницу Сийшахэ. Это была высокая, стройная, очень красивая
        эльфийка с яркими голубыми глазами и длинными золотистыми волосами. На вид ей
        было не больше двадцати лет, но он знал, что после девятнадцати, когда
        эльфийка становится способной стать матерью, по ее внешности практически
        невозможно определить ее возраст.
        Эльфийки совершенно не стареют. Ей могло быть как девятнадцать лет, так и
        тысяча. Правда, пылавшие голубым огнем глаза Розаэль говорили, что она
        действительно еще очень молода. Как и все эльфы, она недолюбливала троллей и
        видимо почувствовала присутствие в нем троллиной крови.
        - О чем вы говорили с Повелителем Латара? - жестким тоном повторила
        эльфийка вопрос своей воспитанницы.
        - Вы называете его Повелителем Латара? - не смог скрыть свое удивление
        Корин.
        - Все южане называют его Повелителем Латара, - холодно ответила эльфийка.
        - Повелитель Латара является покровителем моряков и рыбаков. И вообще всех
        жителей юга. Он предупреждает их о штормах и ураганах. Повелитель Латара
        извещает народ юга о приближающихся бедствиях.
        - Странно, я об этом ничего не знал. Ни в одной книге, которую я читал,
        об этом маге не написано ни слова, - задумчиво пожал плечами Корин.
        - Ты уходишь от ответа, маг, - разражено оборвала его эльфийка. - Что он
        тебе сказал?
        - Это совершенно личное, - усмехнулся Корин. - Не волнуйся, ни урагана и
        никаких стихийных бедствий не ожидается.
        - Но что он тебе сказал? - настаивала Розаэль.
        - Он просто сказал мне, что я должен быть осторожней, - пожал плечами
        Корин и посмотрел на глазевших на него людей. - Капитан, приведите в чувство
        команду, иначе мы врежемся в какую-нибудь скалу.
        - Здесь нет никаких скал, - дернул плечом капитан, но, тем не менее,
        последовал совету Корина.
        - Ты слышала, о чем они говорили? - спросила эльфийка Сийшахэ.
        - Я ничего не поняла. Они говорили на каком-то непонятном языке, -
        ответила девочка. - Он не похож на эльфийский.
        - Может это язык троллей? - настаивала Розаэль.
        - Может быть, но я ведь его все равно не знаю, - поморщилась девочка.
        "Язык троллей!" Эти слова что-то всколыхнули в мозгу Корина. Конечно, он
        разговаривал с Зордосом на языке троллей, которого никогда не учил. Древний
        язык горных троллей, которого никто ни из людей, ни из эльфов не знал. Язык,
        который дремал в его крови, пока Зордос не разбудил его. Корин заспешил к
        себе в каюту.
        - Куда вы, сеньор маг? - перехватили его сестры Ифукэб. - Посмотрите с
        нами на подводный город. Разве вам не интересно?
        - Очень интересно, сеньориты, - кивнул Корин и подошел вместе с ними к
        борту. К их компании тут же присоединились Юхас с Ютасом и Розаэль с Сийшахэ.
        Под водой продолжали тянуться покрытые водорослями странные подводные
        скалы с плоскими вершинами. Вскоре к ним присоединился и капитан.
        - Почему этого мага называют Повелителем Латара, дон Тувод? - спросил
        Корин.
        - Не знаю, сеньор маг, - пожал плечами капитан. - Но мы считаем его не
        магом, а древним духом острова. Его так называли еще деды дедов моих дедов.
        Говорят, он живет на острове Латарнид, который лежит далеко к югу от Дурула.
        Почти в тысяче миль от острова. От нашего места до Латарнида примерно тысяча
        триста миль.
        - Вы и раньше встречались с этим духом?
        - Да, один раз. Он предупредил меня о надвигающемся страшном урагане. Но
        в тот день его видел не только я один, а еще многие и многие капитаны и
        моряки. Он говорил сразу со всеми. Его слова слышали все люди юга. А сегодня
        он разговаривал только с вами. О таком я еще никогда не слышал. Обычно он
        является сразу всем капитанам и морякам тех судов, которым грозит шторм.
        Прежде он никогда не разговаривал с отдельными людьми.
        - Просто вы об этом никогда не слышали, - скептически усмехнулся Корин.
        - Да, об этом я никогда не слышал, - кивнул капитан.
        Сообщение капитана о том, что Зордоса видят разом все люди в разных местах
        юга, поразило Корина и он надолго замолчал. Затем спросил:
        - А сегодня вы слышали, как он со мной разговаривал?
        - Нет, сеньор маг. Сегодня мы этого не слышали, но видели, что он
        обращается именно к вам.
        "Значит, Сийшахэ все-таки подслушивала нашу беседу, - отметил про себя
        маг. - Интересно, как ей это удалось?!" Впрочем, на этот вопрос вряд ли бы
        смогла ответить и сама девочка. Это был Дар, который дается только от
        рождения. Корин невольно пожалел, что он никогда прежде не интересовался
        другими особенностями этого Дара.
        - А что это за остров Латарнид? Вы были там, дон Тувод?
        - Нет, но туда ходил мой дед, - ответил капитан. - Это довольно большой
        остров, на нем находятся развалины точно такого же города, как и Астор, -
        капитан кивнул на тянувшиеся под водой странные сооружения. Они уходят далеко
        на север, в море. Он необитаем и все острова, что лежат вокруг него, тоже
        необитаемы. Вернее там, как и в Асторе, живут какие-то страшные чудища, но
        они никогда не трогают людей, если люди их не рассердят.
        - А откуда вы об этом знаете, дон Тувод? - усмехнулся Корин. - Кто-нибудь
        из ваших знакомых рассердил их?
        - Нет. Но маги, которые приезжают к нам с севера, часто их сердят. Они
        пытаются их ловить. Поэтому чудища очень не любят магов, - с холодной иронией
        ответил капитан. - Надеюсь, вы, сеньор маг, их не разгневаете...
        - Я тоже на это надеюсь, - поморщился Корин.
        - Это будет лучше для вас самого, сеньор маг, - чуть усмехнулся капитан.
        Корин промолчал, не желая продолжать разговор, понимая, что капитан ничего
        нового ему не расскажет. Он продолжил присматриваться к подводным
        сооружениям, надеясь увидеть что-нибудь новое для себя. Однако все его усилия
        пропадали даром, подводный город выглядел именно так, как и был описан в
        книге Дашена Рустинуса, ректора университета, "Путешествия по южным морям".
        Единственно о чем эта книга умалчивала это маг Зордос. Отсутствия
        упоминаний в книге Рустинуса о Зордосе удивляло магистранта: ректор
        представлял собой образец очень дотошного и пунктуального исследователя, он
        не должен был умолчать об этом в своих очерках. "Неужели, Рустинус ничего не
        слышал о Зордосе, когда писал свой трактат, - ломал себе голову Корин".
        - В этом городе кто-нибудь живет, кроме рыб, осьминогов и крабов, дон
        Тувод? - спросила Гейфюйт Ифукэб, обращаясь к капитану.
        - Тут полно всякой волшебной живности, прекрасная сеньорита, - усмехнулся
        тот.
        - А их можно увидеть?
        - Днем это никому не удавалось, - пожал плечами капитан, - но те, кто
        проплывали здесь ночью, видели тут настоящие подводные шабаши. В городе
        вспыхивало множество огней. В домах за окнами был виден свет. Вокруг домов
        кружили настоящие карнавалы подводных колдунов и ведьм.
        - Как жаль, что мы проплываем здесь днем, а не ночью, - вздохнула
        Сийшахэ. - Правда, сеньор маг?
        Корин пожал плечами, он ничего не читал об этом в книге Рустинуса, поэтому
        не очень-то поверил россказням капитана, который явно хотел покрасоваться
        перед семнадцатилетней красавицей Гейфюйт. Она была чрезвычайно хороша собой,
        напоминая ему юную эльфийку. Капитан, скорее всего, был еще холост. Казалось
        ему что-то около тридцати пяти-тридцати шести лет, на вид он был силен и
        крепок, чуть выше среднего роста, густые каштановые волосы, кареглазый. Один
        из немногих офицеров корабля, который мало походил на эльфа.
        - Разве вам не хотелось бы увидеть подводный карнавал, сеньор маг? -
        повторила свой вопрос девочка.
        - Было бы любопытно взглянуть, - вынужден был ответить Корин, - но меня
        на острове ждет работа, поэтому я очень спешу. Много дел.
        Корин хотел откланяться, но Зарина, сестра Гейфюйт, не дала ему уйти.
        - Неужели вам не интересно постоять немного с нами и рассказать о своей
        работе, сеньор маг? - спросила она капризно надув губки. Юная Зарина была
        чертовски хороша собой, она обещала через пару лет стать такой же красавицей,
        как и ее сестра.
        - Ну почему же, очень интересно, сеньорита, - пожал плечами Корин. Он
        решил, что таинственные манускрипты могут немного подождать, ему не хотелось
        выглядеть перед девушками книжным сухарем и невежей.
        Корин провел еще некоторое время на палубе, беседуя с красавицами-дочерьми
        Ифукэба. Время от времени он ловил на себе недовольный взор Сийшахэ и ледяные
        взгляды ее воспитательницы, которая сегодня почему-то упорно не желала
        покидать палубу. Взрослые и мужчины не вмешивались в их беседу, Ютас с Юхасом
        беседовали о чем-то своем мужском.
        Наконец подводный город исчез за кормой, вернее, опустился в морскую
        глубь, решил маг. Родители отправились в каюты и увели детей с собой, на
        палубе остались только боцман, матросы да капитан корабля.
        Постояв еще немного в одиночестве, Корин отправился в свою каюту. Даже не
        переступив порог, он сразу почувствовал что-то неладное. Его баул раскрытый
        валялся на полу, в нем явно кто-то рылся. В отсутствие хозяина в каюте в
        поорудовал неизвестный маг.
        ***
        Первым делом Корин метнулся к сундуку, но с облегчением заметил, что
        наложенное им заклятие не поддалось ухищрениям незнакомого мага. Но на всякий
        случай он открыл сундук и проверил, целы ли его вещи. Здесь все было на своих
        местах. Снова наложив заклятие, он осмотрел каюту, пытаясь понять, как
        злоумышленник проник в нее.
        На дверь Корин всегда ставил защитное заклятие, которое так и осталось
        нетронутым, единственным местом доступным для проникновения оставался
        иллюминатор, но он был невелик, забраться через него мог только ребенок. Или
        женщина, подумал он, почему-то сразу вспомнив Розаэль. Хотя эльфийка была
        высокого роста, но она была стройна и гибка, как лоза. "Пожалуй, она тоже без
        особых усилий могла бы забраться в мою каюту, - решил Корин. - Только ей кто-
        то помогал, ведь надо было спуститься вдоль борта по веревке. И зачем?! Что
        она могла здесь искать?! Сомневаюсь, что ей что-нибудь известно об этих
        талмудах. Впрочем, у меня ведь есть не только они, - спохватился он".
        Сходив на палубу, Корин пригласил к себе капитана и объяснил ему ситуацию,
        промолчав о своих подозрениях. Капитан выглядел ошеломленным и маг прекрасно
        знал, что он не притворяется. Дон Тувод отправил матроса за хозяином. Вскоре
        в каюте Корина появился дон Ифукэб, узнав о случившемся, он выглядел страшно
        сконфуженным.
        - Но почему, сеньор маг вы не поставили здесь ловушку? - спросил он,
        когда пришел в себя после потрясения. - Такое случилось у нас впервые. Не
        правда ли, Апраш? - спросил он капитана.
        - Это первый случай на "Морском коне", сколько я на нем плаваю, - тут же
        подтвердил капитан. - Да и на других ваших судах, дон Ифукэб, я такого не
        припомню. Мы всегда тщательно подбирали команды.
        - Это был, не просто вор. Это был маг, - уточнил Корин. - Не знаю, что
        ему было здесь нужно, но теперь я буду ставить ловушки на воров. Я вас
        предупредил, сеньоры.
        - Мне не понятны ваши слова, сеньор маг, - нахмурился дон Ифукэб.
        - Просто, если кто-то попадется в мои ловушки, я хочу, чтобы вы были к
        этому готовы, дон Ифукэб, - сдержанно поклонился Корин. - Ни к вам, ни к
        капитану у меня претензий нет.
        Судовладелец и капитан откланялись и вышли. Корин продолжал гадать, кто
        мог это сделать. Капитан и хозяин явно ничего не знали и ничего не понимали.
        Корин неожиданно вспомнил, как сестренки Ифукэб старались сегодня удержать
        его на палубе. "Неужели они в этом как-то замешаны?! - немного растерянно
        подумал он. - Но почему я тогда ничего не почувствовал?!"
        Наибольшее подозрение вызывала у Корина эльфийка, хотя эльфы и славятся
        своей честностью, но ведь речь шла о человеке с примесью крови тролля.
        Эльфийка, пожалуй, была первым кандидатом. Она не присутствовала на обеде - у
        нее была возможность беспрепятственно забраться к нему в каюту. К тому же она
        была магом. Но вот почему именно сегодня? И не имеет ли к этому отношения
        Зордос? Впрочем, зачем это нужно магу, обладающими такими способностями?
        "А какая магия использовалась? Что если это можно определить? - подумал
        магистрант". В свое время он разработал несколько усиливающих свечение магии
        заклинаний для подобных же целей. Правда, Корин обнаруживал следы магии на
        людях, но можно попробовать и на неживых объектах.
        Порывшись в сундуке, Корин достал оттуда свою записную книгу с текстами
        заклятий, которые были созданы им за время врачебной практики. Недолго
        полистав ее, он отыскал большую группу заклинаний, разработанных несколько
        лет назад именно для определения цвета использованной магии. Потребовалась
        лишь незначительная доработка, и вскоре нужное усилительное заклинание было
        готово. Результат ошеломил сыщика, слышать о таком ему еще не доводилось.
        Магия взломщика оказалась пурпурной... Эльфийка явно была не причем.
        Проверив наспех созданное им заклинание на своей магии, Корин обнаружил
        еще один необычный результат, на который прежде не обращал внимания. Его
        собственная магия была многоцветной. Об этом он знал и раньше, принимая это
        как должное, ввиду своего происхождения, сейчас его удивляло другое: она была
        не двух и не трехцветной, а, по крайней мере, пятицветной. Кроме белых,
        красных и зеленых, в ней присутствовали черные и бесцветные нити. Бесцветные
        нити становились видимыми его внутреннему взору только при их инвертировании
        и были они весьма яркими и сильными. Создав несколько схожих заклинаний, он
        снова и снова получал результаты, аналогичные начальным.
        Открытие сделанное на самом себе удивило магистранта. "Надо попробовать
        свои заклинания на других, - решил он. - Это может быть побочным нелинейным
        эффектом, результатом взаимодействия моей магии с моей же". Неожиданное
        открытие несколько взбудоражило его, прежде он никогда не задумывался о цвете
        своей магии. Немного успокоившись, он сел за книги, чтобы проверить свои
        догадки относительно языка.
        Руны, над которыми магистрант безуспешно бился уже седьмые сутки, внезапно
        словно ожили, древний язык горных троллей оказался ключом к ним. Но в этом
        была и странность, он никогда раньше не слышал, чтобы тролли использовали
        письменность. До сих пор считалось, что в редких случаях, при расчетах с
        купцами и торговцами, они используют эльфийское письмо и счет. Собственной
        письменности троллей еще никто не видел и уж книгопечатанием, они точно не
        занимались. Все это наводило исследователя на странные размышления и вело
        удивительному выводу: тролли и древние жители затонувших городов говорили на
        одном языке. Староэльфийский лишь отчасти напоминал его.
        "Проклятье, - прошептал ошеломленный своим открытием магистрант. - Надо
        было узнать в лавке, на каком острове найдены эти книги. Необходимо отыскать
        этого моряка". Поразмышляв немного о том, каким образом следует поступить,
        вернувшись в Ивисану с Дурула, он снова взялся за книги.
        Одна из книг называлась "Теория магических полей", другая "Теория
        пространств и временных потоков", обе оказались чертовски трудны для чтения,
        но, полистав их, Корин пришел к выводу, что первая все же чуть попроще, и в
        ней меньше метаматематики. Он начал свое знакомство с мудростью древних с
        "Теории магических полей", в которой также вкратце излагались взгляды на
        структуру мирового пространства.
        Подход древних начисто опровергал все, что он знал. Согласно официально
        признанному учению Астина Аристоруса, великого мага, жившего восемьсот лет
        назад, вселенная представляла собой огромный шар, в котором существует
        множество миров, удаленных друг от друга на такие большие расстояние, что
        достичь другого мира совершенно невозможно.
        Согласно же воззрениям древних умозрительно вселенную можно было
        представить в виде сильно скомканного бесконечно большого многомерного листа
        бумаги. Каждый мир лежал на относительно гладком пятачке, и попасть в другой
        мир было возможно, перепрыгнув с одного пятачка на другой, через
        дополнительные измерения с помощью магических сил и полей.
        С огромным трудом продираясь сквозь страницы талмуда, Корин проработал над
        книгой несколько часов и остановился, когда начало темнеть. Спрятав книги в
        сундук, он выглянул в иллюминатор. Солнце уже опустилось довольно низко и
        покрасило в золотые тона небо и в алые поверхность моря у горизонта, скоро
        должны были позвонить на ужин.
        Магистрант довольно потянулся, ощущая приятную тяжесть знаний в своей
        голове, внезапно он почувствовал, что за дверью кто-то остановился. Схватив
        жезл, Корин подкрался к двери, обострившиеся чувства магистранта, говорили,
        что за дверью притаился маг. Ошеломив незнакомца, стоявшего напротив каюты,
        заклинанием торможения, Корин резко распахнул дверь и направил жезл на ...
        Розаэль.
        Эльфийка растерянно смотрела то на него, то на направленный на нее жезл.
        - Я ничего против вас не замышляла, сеньор маг, - наконец выдавила она из
        себя, когда он снял с нее заклинание. - Я только хотела с вами поговорить.
        - Что ж, тогда заходите, - посторонился маг.
        - Лучше будет, если я зайду к вам после ужина. Сейчас позвонят в колокол.
        Раз уж вам стало известно обо мне, то я предпочитаю ужинать за общим столом.
        Однако мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь знал о нашем разговоре.
        - Хорошо, - пожал плечами Корин, - встретимся после ужина. - Он невольно
        вздрогнул, звон колокола прозвенел, словно подтверждая его слова.
        Во время ужина, магистрант все время гадал, о чем хочет поговорить с ним
        эльфийка. Капитан и судовладелец время от времени посматривали на него,
        пытаясь понять, как он отнесся к вторжению незнакомца в свою каюту, но теперь
        Корин был спокоен. Если кто-то посмеет снова сунуться в его каюту, то наглеца
        ждет несколько неприятных сюрпризов.
        Магистрант с интересом ждал результата, ему хотелось выяснить, кто и что
        искал в его каюте. После ужина он недолго побродил по палубе в кампании дочек
        Ифукэба, а затем, попрощавшись с ними, отправился в каюту. Либо незнакомец
        почувствовал капканы, поставленные на него, либо решил во второй раз не
        рисковать, но в каюте было чисто, никаких следов чужой магии.
        Стук в дверь заставил Корина встрепенуться, хотя он ждал прихода Розаэль,
        но не исключал и коварной уловки с ее стороны. Оградив себя защитным
        заклинанием, он открыл дверь. Увидев в его руках жезл, эльфийка едва заметно
        усмехнулась:
        - Вы боитесь меня, сеньор маг?
        - Нет, просто предпочитаю быть готовым к любым неожиданностям, сеньорита.
        Даже на корабль может проникнуть враг, если он достаточно ловок, - усмехнулся
        Корин, пропуская гостью в каюту и закрывая за ней дверь. Розаэль, не ожидая
        приглашения, спокойно уселась в его кресло, вынудив хозяина сесть на свою
        койку. Корин с трудом сдерживал свое недовольство. Поведение гостьи говорило
        о том, что разговор предстоит обстоятельный, это ему не понравилось. Он не
        ждал долгого разговора, ему не терпелось продолжить изучение магии древних.
        - Да, дон Ифукэб рассказал мне, о том, что вас пытались обокрасть, -
        кивнула Розаэль, устраиваясь поудобней. Она беглым взглядом окинула каюту,
        надолго задержав глаза на заговоренном сундуке хозяина.
        - Он уже всем об этом рассказал? - недовольно нахмурился Корин.
        - Нет, только мне. Он советовался со мной. Ему показалось, что вы
        заподозрили в этом покушении меня, поэтому он счел нужным поговорить со мной.
        - Так вы затем пришли ко мне, сеньорита, чтобы сообщить, что вы этого не
        делали? - усмехнулся Корин.
        - Не только, - покачала головой гостья. - Мне почему-то кажется, что вы
        уже знаете, кто этот вор.
        - Вы слишком высокого обо мне мнения, сеньорита, - смутился хозяин. - Но
        думаю, найти его будет несложно. Мне удалось выяснить цвет магии, которой он
        пользовался. Он довольно редкий.
        - Какой же? - заинтересованно спросила эльфийка.
        - Пурпурный, - ответил Корин, внимательно наблюдая за ее реакцией.
        - Пурпурный... - растерянно и, как показалось ему, слегка напугано
        повторила юная эльфийка. - Я что-то краем уха слышала о такой магии, но
        никогда не встречалась с ней.
        - А я признаться и не слышал, - усмехнулся магистрант. Он проверил на ней
        разработанные сегодня заклинания, но кроме следов белой и зеленой магии
        больше ничего не обнаружил.
        - Однако, вы не слишком любезный хозяин, - гневно поджала губки Розаэль,
        заметившая, что он проверяет цвета ее магии. - Можете не стараться. На мне
        только зеленая и белая. Я сегодня занималась с Сийшахэ.
        - Я понимаю, - кивнул Корин. - Просто я решил вас проверить на всякий
        случай, - он виновато раскинул руки, чувствуя, что эльфийка в свою очередь
        смотрит цвет его магии. В прекрасных глазах гостьи загорелись недоумение и
        заинтересованность.
        - Как вам удается скрывать цвет своей магии? - удивленно спросила она.
        - А какой цвет вы видите? - заинтересовался Корин.
        - Никакого, - покачала головой эльфийка. - Но ведь прозрачной магии не
        бывает. Ваши заклинания невозможно снять. Они ощущаются, но их не видно. Я
        это сразу заметила на вашем сундуке, но решила, что на нем сейчас нет защиты,
        только ощущаются остатки старых заклятий. Я чувствую мощь вашей магии, но не
        вижу ее. Расскажите, как вы это делаете?
        - Признаться, сеньорита, я не настроен делиться с вами своими знаниями.
        Особенно сегодня. Видите ли, я очень занят, - сердито буркнул потомок
        троллей, возмущенный наглостью эльфийки.
        - Хотя вы и метис, и в вас течет даже эльфийская кровь, но по характеру
        вы - настоящий тролль, - презрительно поджала губки красавица-эльфийка. - В
        вас ничего нет даже человеческого...
        - Может быть, - равнодушно пожал плечами Корин. - Но давайте перейдем к
        цели вашего визита. Мне хотелось бы сегодня успеть кое-что еще сделать.
        - Я пришла узнать, кто вы и зачем плывете на Дурул, - холодно ответила
        гостья. - И о чем вы разговаривали с Повелителем Латара.
        - Ну, на последний вопрос я вам уже ответил, - усмехнулся Корин. - Это
        был личный разговор. Меня просто кое о чем предупредили. А на первый вопрос я
        мог бы вообще не отвечать. Это мое личное дело. Но так и быть, вам я отвечу.
        Я - магистрант. И еду на остров, чтобы собирать материалы для своей
        магистерской диссертации. Вот и все. Надеюсь, вам мой ответ ясен?
        - Вы хотите сказать, что сейчас, когда вся империя готовится к войне, вас
        так просто взяли и отпустили собирать материалы для своей магистерской
        диссертации, - скривила нежно-розовые губки юная красавица. - Так я вам и
        поверила. Вы очень сильный маг, а всех молодых магов забирают в армию. Может,
        вас бы и не заставили сражаться с троллями или эльфами, но уж с гномами это
        точно. Скорее всего, вас бы направили воевать в восточную армию Тадуша
        Дагануса. Вам бы пришлось сражаться с гномами в горах Лардии.
        - Признаться, для эльфийки, живущей в такой глухомани, как Дурул, вы
        прекрасно осведомлены об имперских делах, - пожал плечами ошеломленный Корин.
        - Откуда вам все это известно, сеньорита?
        - По-вашему, я должна отвечать на вопросы тролля, который не желает
        отвечать на мои? - зло прищурилась эльфийка.
        - Однако же, сеньорита, я ответил на оба ваших вопроса. И хотя может не
        так подробно, как вам бы этого хотелось, но достаточно ясно. Чего же вы еще
        хотите?! Продолжать разговаривать с вами в таком тоне, я не намерен, поэтому
        вам придется уйти, - холодно заявил Корин.
        - Вы меня прогоняете? - необычайно прекрасные в своем негодовании глаза
        эльфийки метнули в Корина две голубые молнии. - Правильно я вас поняла?
        - Просто я предлагаю вам покинуть мою каюту, поскольку больше говорить
        нам с вами не о чем, - развел руками хозяин.
        - Ошибаетесь, нам с вами о многом надо поговорить, - дрожащим от
        негодования голосом заявила эльфийка.
        - Ну, так говорите, сеньорита, я вас слушаю. Но вопросов прошу мне больше
        не задавать. Если вы попытаетесь продолжить то, с чего начали, то мы с вами
        напрасно потеряем время.
        - Хорошо, - тяжело вздохнула красавица. - Мое полное имя Розаэль Дэйхито.
        Вам это о чем-нибудь говорит?
        - Значит, сеньорита, вы из Кэльгунда, королевства, покоренного государем-
        императором в последнюю войну, - холодно усмехнулся Корин.
        - Да. Род Дэйхито один из родов королевства Кэльгунд, - горестно кивнула
        эльфийка, ее лицо сильно помрачнело. - Но мои предки переселились в империю
        еще задолго до той войны. Они были в ссоре с правящим родом Гуйточо, и
        император разрешил им поселиться в горах, в глубине Хурула. Теперь на острове
        живет одна из ветвей нашего рода. И не только нашего.
        - Никогда об этом не слышал, - удивленно покачал головой магистрант. - Я
        прочел несколько книг о южных островах, но ни в одной из них об этом не
        сказано.
        - А в какой-нибудь из них говорилось о Повелителе Латара? - презрительно
        усмехнулась Розаэль. - В книжках пишут лишь то, что угодно императору. Мои
        сородичи живут в совершенно глухих и заброшенных лесах. Никто из людей с
        материка, там не бывает. Южане очень похожи на нас, поэтому если рядом нет
        мага, то нас можно узнать только по росту, да и то вряд ли. Кровь потихоньку
        перемешивается. Мы стали ниже ростом, а южане выше. Только эльфийская магия
        отличает нас от соседей.
        - А на Дуруле есть эльфы?
        - Эльфам селиться на Дуруле строжайше запрещено. Даже посещать его можно
        только по особому разрешению властей. Поэтому я и пряталась от тебя, ты бы
        сразу узнал, что я - эльфийка. Правда Сийшахэ убеждала меня, что ты не
        предатель. Но ты - тролль... - Розаэль гневно поджала губы.
        - Ну и что с того? - холодно пожал плечами Корин, не желая напоминать о
        своей человечьей и эльфийской крови. - Тролли единственные, кто до конца
        борется с императором, и никогда не служат в его войсках.
        - Но зачем же ты тогда едешь на Дурул?
        - Как раз для того чтобы не служить в войсках императора, - пожал плечами
        Корин. - Разве это тебе не ясно? Я предпочитаю заниматься наукой, а не
        войной.
        - Почему же ты не хочешь сражаться в рядах своих сородичей?
        - Каких именно? - холодно усмехнулся Корин. - Не забывай, кто я. А вот
        почему ты не хочешь отстаивать свободу Маральгунда? Учить других, что им
        делать легче?
        - Я, - гордо вскинула хорошенькую головку эльфийка, - сражаюсь здесь.
        Сражаться можно по-разному.
        - Ты пришла сюда, чтобы привлечь меня на свою сторону? - заинтересовался
        Корин.
        - О нет, - чуть заалела эльфийка. - Ты меня заинтересовал. Сам Повелитель
        Латара разговаривал с тобой. И ты обладаешь необычными знаниями. Мне хотелось
        узнать тебя получше. Кроме того, я догадываюсь, что ты собираешься в
        "Огненное кольцо", поэтому решила предупредить тебя, что это очень опасно. Не
        только в самом Кольце, но и возле него. Несколько моих сородичей сгинуло там.
        - Выходит, ты пришла меня предупредить о Кольце? - удивленно посмотрел на
        гостью хозяин.
        - Да, мне не хочется, чтобы ты там бесследно исчез, - снова порозовела
        эльфийка. - Ты очень красив и в тебе есть эльфийская кровь. Будет жаль, если
        ты так нелепо погибнешь.
        Настала очередь смущаться и Корину, он не ожидал таких слов от эльфийки.
        - Ну, не так уж там и опасно, - перевел он разговор на другое.
        ***
        Корабль подошел к Палинсане после полудня на девятые сутки после отплытия
        из Ивисаны и на четвертый день после Астора. Корин с интересом смотрел на
        высокую зеленую гору с серой скалистой вершиной, у подножья которой
        раскинулась просторная бухта, на берегу которой лежал оживленный портовый
        городок. Склоны горы были густо усеяны побеленными каменными домиками с
        темно-красными черепичными крышами. В порту, у причалов и на внутреннем
        рейде, стояло около двух десятков торговых судов. Гавань от штормов защищал
        длинный и высокий мол. Недалеко от входа в бухту возвышалась скала, на
        которой стоял маяк. Городок выглядел чрезвычайно живописно.
        "Морской конь" зашел сюда не только ради Корина. В Палинсане находился
        один из филиалов дона Ифукэба, поэтому он собирался сойти на берег, чтобы
        проверить финансовые дела дочерней фирмы, возглавляемой его младшим братом.
        Сейчас маг-путешественник чувствовал себя вполне уверенно, не только
        потому, что вербовщики остались далеко позади: в Цивилле, первом речном
        порту, где причалила "Жемчужина", его догнал маг-посланец ректора
        университета. Ректор через Департамент науки сделал ему официальную бумагу на
        командировку от самого Департамента.
        После Цивилла магистрант плыл спокойно, больше не боясь магов из военного
        ведомства. Правда, теперь ему предстояло зайти в Палисанское отделение
        департамента и встретиться с магистром Румилом Заглеюсом, представляющим
        местную науку, чтобы тот сделал отметки в его командировочных удостоверениях.
        Все вещи были давно собраны. Корин стоял у борта рядом со своим сундуком и
        баулом и задумчиво смотрел на приближающийся берег. Ему было немного грустно.
        Здесь на корабле и у него завязались теплые отношения с семьями Ифукэб и
        Дукяйд, дружеские, даже чуточку нежные отношения с эльфийкой Розаэль. С
        матросами корабля у него также установились хорошие отношения: во время
        плаванья им несколько раз пришлось воспользоваться его врачебными услугами.
        Здесь, на корабле, у него появилось немало хороших знакомых и, пожалуй,
        даже друзей, теперь же ему предстояло с ними расстаться. Единственный темным
        пятном на его памяти оставался таинственный маг, о котором он никак не мог
        забыть. Несколько упоминаний о пурпурной магии он встречал в своих книгах, но
        там давались лишь ее краткие оценки, как чрезвычайно сильной, и приводились
        отдельные уравнения, описывающие этот тип магических полей. Он даже разобрал
        примеры ее использования и разработал несколько простеньких заклинаний для
        нее, но воспользоваться ими мог только тот, в ком она имелась. Однако о том,
        как подчинить ее себе, в книгах ничего не говорилось.
        Теперь, когда до "Огненного кольца" оставалось совсем недалеко, Корин
        впервые задумался о причинах таинственного исчезновения Димита, родственников
        Розаэль и других магов. Хотя он по-прежнему не боялся этого места, но
        потихоньку в нем начинало просыпаться чувство легкой тревоги.
        Магистрант внимательно вглядывался в очертания острова, на котором ему
        предстояло прожить около полугода. Неровная линия невысоких лесистых хребтов,
        протянувшихся вдоль берега, скрывала от него основную часть острова, оставляя
        открытыми только прибрежные участки: пологие зеленые склоны гор, длинные
        песчаные косы, скалистые обрывы, серо-голубые утесы.
        - Вот вы и приплыли, сеньор маг, - раздался у него под ухом грустный
        голосок Зарины Ифукэб.
        Корин оглянулся, рядом с ним стояли сестры Ифукэб и Сийшахэ с Розаэль.
        Эльфийка внимательно смотрела ему в глаза, он мягко улыбнулся ей, пытаясь
        убедить девушку, что с ним ничего не случится.
        - Надеюсь, с тобой все будет хорошо, Корин, и тебя минует злая судьба
        твоих предшественников, - сказала она на староэльфийском, которого никто
        кроме них и Сийшахэ не знал. - Очень жаль, что у нас было так мало времени,
        чтобы получше узнать друг друга.
        - Да, жаль, - кивнул Корин. - Надеюсь, мы еще когда-нибудь с тобой
        встретимся. Нам с тобой жить еще очень долго.
        - Хорошо, если так, - сделала попытку улыбнуться эльфийка, она с тревогой
        смотрела ему в глаза.
        Корин знал, что в этом "Кольце" исчезло четверо ее сородичей, и она мало
        верила, что он вернется оттуда живым. Все ее попытки отговорить магистранта
        от его затеи были бесполезны. Сам он, напротив, был уверен, что выберется
        оттуда живым, а вот где будет его ждать главная опасность, он не знал,
        вспоминая рассказ профессора об исчезновении Димита и происшествие с ним на
        корабле.
        Судно бросило якорь, дернулось, приостановилось, затем тихонько поползло
        вперед, подтягиваясь канатами к пирсу. С корабля сбросили трап. К Корину
        подошли три рослых матроса. Одного из них, Нолата Мийвойфа, он два дня назад
        лечил. Парень упал, сильно поранился и сломал руку. Сейчас он был как
        новенький. Моряк так сильно походил на эльфа, что Корин каждый раз как тот
        подходил, проверял его на магию, но Нолат не был ни магом, ни эльфом - он
        оказался обыкновенным человеком.
        - Сеньор маг, капитан приказал, чтобы мы помогли вам перенести ваши вещи,
        - сообщил Нолат.
        - Хорошо, берите, - кивнул Корин и на всякий случай проверил их на магию.
        Но все было в порядке, они не были "пурпурными" магами. После сообщения
        Розаэль, что он умеет маскировать свою магию, он больше никому не верил.
        Двое матросов схватили сундук, Нолат подхватил баул, и они направились к
        трапу.
        - Прощайте, сеньор маг! - громко закричали с борта его недавние
        попутчики, когда он шел по пирсу к пристани.
        - Прощайте, друзья мои! Даст Вседержитель удачу, свидимся.
        У пакгаузов к ним подскочили два местных носильщика, внешне тоже
        напоминавших эльфов. Корин только криво усмехнулся. Моряки отказались от
        вознаграждения, передали вещи носильщикам и, попрощавшись, ушли на корабль.
        - Куда вам угодно, сеньор маг? - спросил один из носильщиков.
        Корин на мгновение задумался. Было уже за полдень, до Катарела, насколько
        он знал, не меньше восьмидесяти миль по горным кручам - это два дня пути.
        Надо было осмотреться в городе, взять хорошего извозчика, навестить местное
        отделение департамента науки.
        - Где у вас лучшая гостиница?
        - Тогда вам надо в "Золотой полумесяц", - усмехнулся носильщик.
        - Значит в "Золотой полумесяц", - улыбнулся Корин.
        Носильщики схватили вещи, погрузили на небольшую тележку и покатили ее
        между складами вверх по узкой мощеной улице, круто карабкавшейся в гору.
        Вскоре склады закончились и пошли дома, стеной стоявшие вдоль дороги, затем
        они свернули на чуть более широкую дорогу, идущую перпендикулярно первой. По
        обеим ее сторонам стояли двухэтажные дома, на втором этаже у них были широкие
        и просторные террасы-лоджии, далеко выступавшие вперед и нависавшие над
        дорогой, образуя тенистую террасу-тротуар.
        Это улица считалась центральной улицей Палинсаны. Здесь было очень
        оживленно, кругом суетился народ. Под навесом всюду размещались лавки.
        Гостиница "Золотой полумесяц" располагалась на самой окраине города. Это
        оказалось чистенькое каменное двухэтажное здание, похожее на все остальные,
        только без лоджий. Корин взял номер, и носильщики отнесли вещи в него.
        - Сколько с меня? - спросил он.
        - С вас два донга, сеньор маг, - смущенно переглянулся со своим
        напарником носильщик, думая, не чересчур ли он загнул. Корин понял, что тот
        запросил по местным расценкам уж больно много, но его такая дешевизна просто
        умиляла. В Палисане цены были в полтора раза ниже, чем в Ивисане, в три раза
        ниже, чем в Кадаше и в пять раз ниже, чем в Кордове.
        - Вот вам рэйг, - протянул он им монету в пять донгов.
        - Но это уж очень много, сеньор маг, - смутился носильщик.
        - Я еще не закончил, - строго посмотрел на него Корин. - Найдете мне
        хорошего извозчика, который довезет меня до Катарела и завтра утром прибудете
        в гостиницу вместе с ним. Погрузите мои вещи. Понял.
        - Хорошо, сеньор маг, - обрадовался парень. - Когда ему приехать?
        Пораньше или попозже?
        - Пораньше, но не чересчур рано, - буркнул Корин. - Как тебя звать
        парень? - на всякий случай спросил он.
        - Меня-то?! Иргай Элойдюй.
        - Так вот я жду вас завтра с извозчиком, Иргай Элойдюй. Обманешь -
        накажу. Понял?
        - Понял, понял, - закивал парень.
        - Где здесь отделение Департамента науки?
        - Отделение Департамента науки... - удивленно поднял брови парень и
        недоуменно переглянулся с приятелем. - Такого мы не знаем.
        - Как не знаете?! - досадливо поморщился Корин, считавший, что уж в
        таком-то маленьком городишке как Палинсана все просто обязаны знать, где
        находится отделение Департамента науки. - Должны знать. Вы что, не знаете
        магистра Румила Заглеюса?
        - Ах, так вам нужен сеньор Румил! Так бы сразу и сказали. Пойдемте, мы
        вам покажем, где он сидит. Со слов его трудно найти.
        - Подождите меня внизу, на улице, я сейчас выйду.
        Носильщики вышли. Корин быстро наложил защиту на окна и вещи, поставил
        ловушки и напоследок заговорил дверь. Его приемный отец, Акэр Кариштус, с
        детства приучил своего пасынка ставить защиту на двери и вещи. Теперь он
        почувствовал себя спокойней. Проникновение в его каюту неизвестного мага до
        сих пор тревожило Корина, он никак не мог понять причины этого проникновения.
        И совершенной загадкой для него оставалась личность вора.
        Двое носильщиков ждали его на улице, о чем-то довольно переговариваясь.
        Увидев подходящего Корина, они подхватили тележку и покатили ее перед собой.
        Маг направился следом. Парни довольно долго петляли по городку, пока,
        наконец, не остановились у старенького двухэтажного зданьица с висевшей на
        ней старой вывеской, сделанной из выцветшей, растрескавшейся резной доски, на
        которой когда-то золочеными буквами была выведена надпись: "Палинсанское
        отделение имперского Департамента науки".
        Поблагодарив парней, без которых он нескоро бы отыскал это знание, Корин
        толкнул дверь и шагнул в полутемную прихожую. Привратник с интересом
        покосился на него. Увидев на незнакомце рясу и шляпу мага, он вежливо
        поклонился и сказал:
        - Если вы к сеньору Румилу, то он у себя, в своем кабинете на втором
        этаже.
        Кивком поблагодарив привратника, Корин поднялся, подошел к двери, на
        которой висела чуть более новая табличка "Магистр магии Румил Заглеюс" и
        постучался. Услышав "Войдите", он толкнул дверь и вошел в такой же ветхий
        кабинет, как и все здание. Несмотря на ветхость в кабинете было чистенько и
        уютно. За большим столом сидел небольшой седовласый старичок и что-то бойко
        строчил. Увидев Корина, он с любопытством осмотрел его и кивнул на старенькое
        кресло напротив себя. Корин сел.
        - Слушаю вас, коллега.
        - Маг-врачеватель Корин Кориштус, - машинально представился Корин, затем,
        спохватившись, добавил, - сейчас магистрант профессора Фалетуса.
        - Магистрант этого мальчишки Фалетуса! - удивленно поднял брови Румил. -
        Ну, надо же! Как годы летят... А ведь совсем недавно он сидел здесь как вы.
        Когда же это было?! - поморщился он.
        - Наверно чуть больше восьмидесяти лет назад, - пожал плечами Корин.
        - Разве... Неужели так давно?! А я его как сейчас помню, - вздохнул
        старичок. - Значит, вы к нам диссертацию писать приехали, материалы собирать...
        Опасное это дело, скажу я вам, коллега. Ох, какое опасное... Сколько вас, вот
        таких молодых, из "Огненного кольца" не вернулось... А все туда же... Лучше бы
        ехали себе изучать драконов. Они твари спокойные. Не то, что наши оборотни да
        вампиры. Да много у нас есть разных тварей. Вы смотрю никак полуэльф, так вот
        вам бы к драконам в самый раз. Они эльфов любят - не тронут.
        - А вы помните Димита Харагуса? - наконец перебил поток его слов Корин.
        - Димита... Ну конечно помню, тоже молодой, шустрый. Да, ему повезло - он
        вернулся. Как у него сейчас дела? Небось тоже профессор? А может уже и
        академик, он был очень способный маг.
        - Не знаю, где он. Я хотел его найти. Он говорят где-то здесь.
        - Да что вы говорите! А когда он приехал? Почему не зашел... - огорчился
        старичок.
        - А вы не помните судно, на котором он отплывал в прошлый раз? - решил не
        посвящать старичка в историю с Димитом Корин.
        - Судно?! Это было так давно... - вздохнул Румил. - Зачем это вам?
        - Надо кое-что выяснить, - дернул плечом магистрант.
        - У кого сейчас выяснять? Все матросы уже наверно умерли, судна тем более
        давно уже нет. Что вы хитрите молодой человек?
        - Мне необходимо узнать, кто был владельцем этого судна, и что здесь
        делал Дакафэр Ализарус, - поморщился магистрант.
        - А в чем дело? С Дакафэром что-нибудь не так?
        - Пока не знаю, хотелось бы это выяснить.
        - Возможно, это есть где-то в бумагах. Дело в том, что все рейсы отсюда в
        основном местные, суда из Палинсаны редко ходят на Хурул, поэтому место на
        судне приходится заказывать заранее. Иначе придется сначала добираться в
        Таринтел, а уже оттуда плыть на Хурул. Впрочем, некоторые корабли из
        Таринтела идут прямо в метрополию, но на них очень трудно найти место даже
        магу. Да и цена там чуть ли не вдвое выше. Так вот. Когда мы делаем заявку,
        мы составляем бумагу и делаем запись в наших книгах, но, скорее всего, эти
        бумаги уже давно сожгли, но если хотите, можете поискать.
        - Если будет время, я займусь этим на обратном пути, - усмехнулся Корин,
        представив архивы восьмидесятилетней давности. Завтра я отправляюсь в
        Катарел. Я зашел отметить у вас командировочное удостоверение, - он протянул
        свои бумаги Румилу.
        - О, так вы завтра уже уезжаете, а я так хотел с вами обо всем поболтать.
        У нас так редко бывают гости из метрополии, а тем более из столицы... -
        вздохнул он. Хлопнув печатью, магистр вернул бумаги магистранту и сделал
        записи в книге. - Хотелось бы узнать, что там у вас новенького. Как дела в
        университете. Рустинус по-прежнему ректор?
        - Да, по-прежнему, - усмехнулся Корин.
        - Ну и дела! А ведь я помню его совсем мальчишкой-первокурсником. Я на
        семь лет старше его, - рассмеялся старичок. - А Ойлах Тубарус, который сидит
        в Катареле, так тот еще старше. Правда, всего на пять лет, но все-таки ему
        уже больше трехсот лет. А мне всего двести девяносто восемь, - довольно
        захихикал он. - Я вас приглашаю к себе на ужин. Приходите. Посидим,
        поболтаем. Расскажете нам о столице. Или лучше не уходите. Сейчас я закончу с
        делами, и мы пойдем ко мне вместе.
        Румил Заглеюс понравился Корину и он решил не отказваться от визита к нему
        в гости, надеясь поговорить с ним о Дакафэре Ализарусе и Димите Харагусе.
        Пока старый маг быстро завершал свои дела, магистрант просматривал бумаги, но
        ничего интересного он в них не нашел. Наконец Румил освободился.
        - Кстати, мой юный друг, как у вас деньгами? - вдруг спросил Румил.
        - Хватает, - с готовностью кивнул Корин, решив, что маг хочет одолжиться
        у него.
        - Я не об этом, - усмехнулся Румил, прочитав на лице Корина готовность
        ссудить его деньгами. - Я предполагаю у вас в основном солиты и тарики?
        - Да, - улыбнулся Корин, невольно вспомнив Альманзоруса.
        - Здесь это не ходовая монета. На Дуруле цены значительно ниже. Давайте я
        поменяю вам на рэйги, донги, вонги и мелочь десять солитов. Шесть на рэйги,
        по одному на донги, вонги, ронги и онги. Это надолго избавит вас от хлопот и
        главное от менял. Здесь у нас на острове большинство менял гномы, а они
        известные пройдохи и мошенники, - поморщился Румил.
        - Но это же будет очень много весить, как я с таким тяжелым мешком пойду
        к вам в гости, - растерялся Корин.
        - Не волнуйтесь, по дороге мы зайдем в вашу гостиницу. Где кстати вы
        остановились?
        - В "Золотом полумесяце".
        - Прекрасная гостиница, замечательный хозяин, и как раз по пути к моему
        дому, - одобряюще кивнул Румил. - Я живу за городом, а она на самой окраине.
        Поэтому и хорошая. Все отребье обычно крутится в центре или рядом с портом.
        Как вы ее нашли?
        - Мне ее рекомендовали носильщики.
        - Сколько вы им заплатили?
        - Рэйг.
        - Да вы что! - ужаснулся Румил. - Чувствуется вы у нас впервые. На рэйг
        здесь можно купить много больше чем на тарик в Кадаше или на ларик в Кордове.
        - Ерунда. Вы же сами заметили, они помогли мне остановиться в хорошей
        гостинице, обещали найти извозчика до Катарела и завтра погрузят мои вещи.
        - Все равно дорого, - покачал головой Румил. - Как хоть их зовут?
        - Я знаю имя только одного из них. Иргай Элойдюй.
        - Иргай - хороший мальчик, - знающе кивнул старый маг, - этот вас никогда
        не обманет. Ну что, менять вам деньги?
        - Если вам это не сложно, поменяйте, - кивнул Корин.
        - Мне это совсем не сложно. У меня уж очень много накопилось этой мелочи.
        Да и вам с гномами общаться лишний раз не стоит. Вас они обязательно
        постараются надуть, задеть или вызвать на ссору. А у нас тут очень строгая
        городская стража.
        Старый маг открыл сейф, стоявший в углу комнаты и вытащил оттуда два
        средних размеров увесистых мешочка, четыре больших, тяжелых и один большой
        пустой кожаный мешок. Кинув их на стол, он заявил:
        - Сложите все в него. В маленьких - по сто пятьдесят рэйгов, в больших -
        донги, вонги, ронги и онги. Можете пересчитать, - хитро усмехнулся он.
        - Да, что вы! Я и так вам верю, - с улыбкой покачал головой Корин,
        протягивая ему солиты. Затем он сложил мешочки в кожаный мешок и посмотрел на
        магистра.
        - Это вам очень надолго хватит. За дорогу до Катарела заплатите не больше
        десяти рэйгов, - предупредил Румил. - По местным меркам это очень щедро, и
        для вас вполне приемлемая цена. Ну и плюс накормите его в придорожных
        корчмах. И то если захотите. А теперь пошли.
        Вскоре они были в гостинице, Румил, встретив хозяина, задержался внизу,
        ему надо было о чем-то поговорить с ним, а Корин отнес мешок, весивший больше
        пяти сутов (сут приблизительно равен 2,5 кг), в комнату. Он отложил часть
        монет в кошелек, сложил остальные деньги в сундук и закрыл его.
        Внезапно Корин почувствовал чье-то присутствие, подняв глаза, он увидел,
        что с дерева, стоявшего напротив окна, на его сундук смотрит какое-то
        животное. Встретившись с ним взглядом, животное молнией слетело вниз и, пока
        он подбежал к окну, успело куда-то скрыться.
        Корин читал в книгах о том, что на южных островах существует множество
        видов человекообразных обезьян, но хотя это животное и походило по описаниям
        на них, это была не обезьяна: поведение зверя слишком уж походило на
        человеческое. Его глаза смотрели на сундук вполне осмысленно, словно
        анализируя его содержимое, они пытались проследить за всеми действиями мага.
        Подумав, Корин достал из сундука защитный амулет и жезл, а затем закрыл
        его на замок и наложил на сундук новое, усиленное заклятье. Повесив амулет на
        шею и прикрепив жезл к поясу, он спустился к Румилу.
        Магистр нетерпеливо ждал Корина внизу. Заметив на его поясе жезл, он
        окинул магистранта беглым взглядом и, увидев на шее цепочку защитного
        амулета, чуть заметно одобрительно улыбнулся:
        - Похоже, юноша, вы хорошо понимаете, где находитесь.
        - Просто я вспомнил ваши слова про портовое отребье, магистр, - сдержанно
        ответил Корин не желая посвящать старого мага в свои тайны.
        - Не волнуйтесь, они не такие идиоты. У них хватает здравого смысла,
        чтобы не нападать на магов, да и у нас очень бдительная городская стража, -
        усмехнулся Румил. - Но вы правильно делаете, что всегда готовы к
        неожиданностям. Если вы все же решитесь посетить "Огненное кольцо", то это
        может спасти вам жизнь.
        - Вы надеетесь меня отговорить? - усмехнулся Корин.
        - Да, признаться мне вы симпатичны, и я бы посоветовал вам отправиться на
        Путайс изучать драконов.
        - По правде говоря, мне нравится моя тема.
        - Дело ваше, коллега, - Румил осуждающе пожал плечами, и они вышли на
        улицу.
        - Подождите, пожалуйста, - попросил Корин и, обогнув угол гостиницы,
        подошел к дереву, стоявшему напротив его окна, заклинание сразу показало едва
        заметный магический след, ошибиться было невозможно: "пурпурный" маг
        продолжал свою слежку за ним.
        - Что вы здесь нашли, коллега? - подошел к нему Румил. Корин машинально и
        на нем проверил свое заклинание, но, к его радости, магия магистра оказалась
        белой.
        - Вы некогда не слышали о пурпурной магии, сеньор Румил?
        - Пурпурная магия... У аборигенов в горах, куда вы направляетесь, ходят
        толи сказки, толи слухи, о пурпурных воинах. Но признаться, я ничего толком
        не знаю. Говорят, они убивают всех магов, которых им попадаются на пути, но
        очевидцев я не встречал, поэтому подробностей не знаю. Всегда считал это
        небылицей, никогда не видел "пурпурных" магов. А почему вы об этом
        спрашиваете?
        - Просто, на этом дереве следы "пурпурного" мага, - задумчиво покачал
        головой Корин.
        - Неужели это правда, а не вымысел?! - пораженно раскрыл глаза Румил,
        когда Корин показал ему след. - Быть того не может.
        - К сожалению, это правда, - без особого воодушевления кивнул магистрант.
        - Горькая, горькая правда.
        - Почему горькая? - прищурился магистр. - Именно вам это чем-то угрожает?
        - Я этого не знаю, - покачал головой магистрант, который начинал всерьез
        подумывать, а не податься ли ему на Путайс, изучать драконов. Впрочем, в нем
        текла кровь троллей, а тролли так легко не сдаются.
        - Идемте скорей ко мне. Поговорим у меня дома, - потянул его за собой
        старый маг.
        - Пойдемте, - кивнул Корин, который уже машинально начал гадать ушел ли
        из гавани или не ушел "Морской конь".
        - Надеюсь, вы не против небольшой пешей прогулки? - спросил Румил.
        - До вас далеко? - насторожился Корин.
        - Чуть больше полутора миль. Я люблю пешие прогулки. Коляску возле
        Департамента все равно негде ставить.
        - Ну что ж пойдемте, - пожал плечами Корин и пошел рядом с Румилом.
        Они прошли по улице до развалин старинных стен и ворот, вышли за город и
        двинулись по хорошо мощеному тракту, с двумя колеями для повозок. Пройдя с
        милю, Румил свернул на узкую выложенную ровным булыжником дорогу, которая шла
        сквозь невысокий молодой лес.
        Через промежутки в сотню-другую аршей здесь находились расчищенные
        лужайки, на которых стояли небольшие усадьбы, окруженные невысокими каменными
        заборами, за которыми в окружении пышных садов белели красивые дома с резными
        дверьми и ставнями, высокими крышами, крытыми красной и желтой черепицей.
        Усадьба сеньора Румила приютилась на невысоком пригорке. От калитки до
        дверей хорошенького уютного домика вела каменная дорожка, по обеим сторонам
        которой тянулись длинные цветочные клумбы, усаженные самыми разнообразными
        цветами, большую часть которых Корин к стыду своему не знал.
        - Это все дело рук моей хозяйки, - кивнул на клумбы Румил. - Сиша, где
        ты? - громко позвал он. - У нас гость.
        Сиша не откликалась и они, обойдя дом, прошли в сад, и пошли по каменной
        дорожке между развесистых яблонь, груш, абрикосов, персиков, апельсиновых и
        мандариновых деревьев, банановых пальм в сторону гремевшего где-то неподалеку
        водопада. По каменной лестнице вырубленной в невысокой скале они спустились к
        узенькому, но глубокому и бурному ручью.
        На каменной скамье, на берегу, с корзинкой у своих ног сидела совсем еще
        не старая симпатичная смуглая женщина эльфийской наружности и, напевая какую-
        то веселую песенку, мыла фрукты и овощи. На ней было красивое желто-голубое
        домашнее платье с оборками и кружевами.
        - Вот ты где, Сиша... - ласково улыбнулся старый маг. - А у нас столичный
        гость. Ты только посмотри на него. Он сегодня приплыл к нам из метрополии.
        Преодолел больше трех тысяч миль, чтобы увидеть, как ты моешь фрукты, и
        услышать, как ты поешь.
        - Сейчас же перестань насмешничать, Руми! - заалела женщина. - Что
        подумает обо мне наш гость?! Зачем ты привел его сюда? Неужели ты сам не мог
        завести его в дом и угостить, пока меня нет? - укоряющее посмотрела она на
        своего мужа, но в ее голосе звучала только нежность.
        Корин, в последнее время взявший за привычку проверять на магию всех с кем
        встречался, с удивлением отметил у нее довольно сильное магическое поле. Оно
        было белое, жена Румила была обычной волшебницей. А еще Корин заметил, что
        супруги Заглеюс очень любят друг друга.
        - Раз уж ты сюда пришел, муженек, и у нас гость, возьми в саду большую
        корзинку, да набери побольше ягод, фруктов и овощей, - лукаво усмехнулась
        волшебница.
        - Ну вот! - развел руками волшебник. - Ты всегда находишь мне занятие. У
        нас же гость...
        - Иди, иди, не увиливай. Помогай, - задорно смеялась Сиша.
        Маги с улыбкой переглянулись и отправились в сад.
        ***
        Весна в Кордове находилась в самом разгаре. Стоял второй весенний месяц
        зинталь. Везде ощущались бодрящие запахи и свежесть, которая летом сменится
        на жару и духоту. Все старались не пропустить эти славные весенние денечки,
        самое время для развлечений. В городских парках и скверах звучали веселые
        людские и птичьи голоса, дни стали длинными, ночи короткими.
        "Даже не верится, что всего через год, будет новая война", - покачал
        головой молодой стройный мужчина и нырнул в таверну с ярко раскрашенной
        вывеской, под цветастым названием "Золотой фазан". Этот мужчина был Яхуш
        Эсамрес, шпион Хирога Дакадуса, великого понтифика империи.
        Посетитель оглядел зал. Здесь было не битком, но народу хватало. Он выбрал
        столик в самом углу, откуда хорошо просматривался весь зал, но сам столик
        находился в затененном месте и за него никто не садился. Эсамрес сел, сделал
        заказ тотчас подскочившему к нему половому, и принялся рассеянно разглядывать
        зал. Здесь не было ничего для него интересного. Внезапно, заметив нового
        посетителя, высокого темноволосого средних лет мужчину, взгляд его оживился.
        В таверну зашел знаменитый шпион и сыщик тайной полиции, Лэлот Этэйшас. Яхуш
        сделал движение, словно пытаясь укрыться от глаз сыщика, но тот уже заметил
        коллегу и направился к его столику.
        - Глазам своим не верю! Яхуш! Это ты? - спросил второй посетитель,
        бесцеремонно отодвигая стул и садясь напротив первого.
        - Наверно, я, Лэлот, - буркнул Яхуш, недовольный тем, что его узнали. -
        Только не надо об этом так громко кричать, вдруг это все-таки не я.
        - Ха-ха-ха! Ты все такой же шутник, приятель, - усмехнулся Лэлот. - Как
        приятно встретиться с остроумным коллегой. Что ты здесь делаешь?
        - То же, что и ты. Сижу, - криво ухмыльнулся Яхуш. - Но может, ты не
        только сидишь, а?.. Признавайся.
        - Да вот, гулял. Весна все-таки. Скоро так не погуляешь, дел будет
        невпроворот, - развел руками Лэлот. - Мне тоже самое, повтори, - бросил он
        принесшему заказ половому. - Почему ты без жены?
        - А почему ты не с женой? - сердито покосился на любопытного собеседника
        Яхуш.
        - У меня она не такая молодая, как у тебя. И признаться прожитые с ней
        годы повлияли на ее характер не в лучшую сторону. Неужели у твоей супруги эти
        перемены начались еще раньше? Вы ведь совсем, совсем молоды... - вздохнул он. -
        Эх, мне бы твои годы!..
        - И чтобы ты с ними делал? - насмешливо улыбнулся Яхуш.
        - Да уж нашел бы им применение, - усмехнулся Лэлот.
        - Неужто ты недоволен своей жизнью? - с интересом взглянул на собеседника
        Яхуш. - Мне казалось, что ты уж точно всем доволен.
        - Много радости получать нагоняи от шефа, - дернул плечом Лэлот.
        "Чего надо от меня этой шельме?! - настороженно посмотрел на шпиона Яхуш,
        который понял, что их встреча вовсе не случайность. - К чему весь этот
        разговор?! Похоже, он меня провоцирует". - Да, - кивнул Эсамрес. - Приятного
        мало. Ты мечешься, бьешься, а награды никакой. Одни только обещания.
        - Неужели понтифик не ценит твой ум, смекалку, находчивость? - деланно
        удивился Лэлот.
        - Не у всех такие внимательные, заботливые и щедрые шефы, как у тебя, -
        покачал головой Эсамрес: "Проклятье! А не собирается ли он меня
        завербовать?!".
        - Кто это! Мой шеф внимательный, заботливый и щедрый? - удивился Лэлот,
        кидая монету половому, принесшему заказ. - Надеюсь, ты шутишь? Неужели ты
        может поверить... нет, даже предположить, что во главе тайной полиции когда-
        нибудь поставят такого человека.
        - Странно, - пробурчал Яхуш, и раздраженно подумал про себя: "Этот тип
        так и набивается, чтобы я предложил ему работать на моего патрона, но надо
        быть полным дураком, чтобы ему поверить".
        - Ты не веришь мне? - огорчился Лэлот.
        - О каком доверии может идти речь, коллега, при нашем-то ремесле? -
        язвительно усмехнулся Яхуш.
        - Неужели те несколько лет, что ты занимаешься этим ремеслом, могли так
        сильно изменить тебя? - сочувственно вздохнул Лэлот.
        - Любой маг должен быть осторожен, разговаривая с другим магом. Это
        первая заповедь мага. А мы все-таки маги, коллега, и не из последних.
        - Да, но не забывай, что мы с тобой заканчивали одну кафедру и работаем в
        одной области - области человеческих душ и тайн. Должна же у нас с тобой быть
        профессиональная солидарность?
        - Что ты хочешь этим сказать? - насторожился Яхуш.
        - В нашем деле, как и в любом другом, возможно честное партнерство, -
        твердо посмотрел в глаза собеседнику Лэлот.
        - Партнерство! Какое партнерство?
        - Честное, - усмехнулся Лэлот. - Давай пока поедим, я что-то
        проголодался.
        Они замолчали и приступили к еде. Яхуш медленно ел, раздумывая над словами
        Лэлота. "Что, черт побери, это значит?! Он что, совсем за дурака меня
        считает?! Скольких интересно он поймал на такую удочку. Хотя, конечно, кто
        мне мешает надуть его, его же методом?! Даже в его море лжи будет какая-то
        капелька правды. Я тоже ему навру с три короба и добавлю долю своей правды,
        пусть мучится, отделяет, плевел от зерен. Но я дам ему право первого хода".
        Наблюдая за своим чрезмерно осторожным собеседником, Лэлот внутренне чуть
        ли не рычал и не топал ногами: "Неужели этот кретин упустит такую
        возможность. Он, конечно, будет пытаться меня обмануть, но что-то в его
        словах будет правдой. Главное начать, а потом он втянется, и правды в его
        словах станет все больше и больше".
        Наконец сыщики закончили с едой и приступили к питью. Они с интересом
        рассматривали друг друга. По взгляду Яхуша Лэлот понял, что его собеседник
        клюнул. Он мысленно усмехнулся.
        - Так что, коллега? - спросил он, когда Яхуш поставил свой бокал на стол.
        - Скажите ясней, коллега, что именно вы хотите знать, - Яхуш впился
        цепким взглядом в дружелюбно улыбавшиеся глаза Лэлота.
        - Сейчас ничего. Просто я решил, что мы с вами могли бы изредка вот так
        встречаться и дружески беседовать. Обсуждать новости, делится своими
        взглядами и впечатлениями, храня от друг друга свои тайны, - пожал плечами
        собеседник, - разве это нас к чему-нибудь обязывает.
        - Почему вы предлагаете это мне?
        - Вы мне понравились. Нечасто вижу равного себе партнера. В вас есть
        истинный талант. Я это заметил давно, но чуть больше месяца назад вы
        показали, как здорово выросли. Никому до вас не удавалось вести меня так
        долго. И поэтому считаю, что наше партнерство возможно.
        - Когда это было? - недоуменно поднял брови Яхуш: "Неужели он говорит
        правду?!"
        - Разве вы уже забыли? - удивился Лэлот. - Вы вели меня от "Пасти
        дракона" до порта.
        - А-а, это когда вы гонялись за Корином, - усмехнулся Яхуш.
        - Именно тогда, - поморщился Лэлот. - Признаться, я и не догадался сразу,
        что Корин - ваш человек. Я думал, что он просто ваш друг. Вы ведь учились
        вместе.
        - Корин и есть просто мой друг. Он не человек его преосвященства. А вам
        он зачем был нужен?
        - Мы узнали, что он едет на юг, и хотели сделать ему одно предложение.
        - Какое?
        - Стать на время нашим резидентом на юге.
        - Вы думаете, он бы согласился? Он ведь магистрант университета.
        - А почему нет? Его могли призвать в армию, а так бы он находился под
        нашей защитой.
        - Но зачем он вам?
        - Он сильный маг и этим все сказано, разве вы сами не хотели предложить
        ему служить его преосвященству.
        - Хотел, - кивнул Яхуш, - но мне не удалось с ним переговорить. Сначала
        он был на экзамене, потом его вспугнули вы...
        - Его спугнули не мы, а патруль. Поэтому мы тоже, к сожалению, не
        встретились с ним.
        - Значит, он и от вас ушел?
        - И от нас. За этого мне здорово влетело от моего шефа, - с совершенно
        искренним недовольством поморщился Лэлот.
        - Выходит, вам не удалось его задержать... - пораженно покачал головой
        Яхуш. - Даже не верится.
        - Нам не надо было его задерживать, - нахмурился Лэлот. - Если бы сеньор
        Кориштус был действительно нам нужен, мы бы схватили его. Позже я узнал, что
        он отплыл на "Жемчужине". Но к этому времени Корин нам был уже не нужен. Мой
        Шеф хотел с ним предварительно переговорить. А вот зачем он был нужен вам?
        - Не одним вам нужны сильные маги, - пожал плечами Яхуш. - Да и я хотел
        помочь ему отвертеться от армии.
        - Значит, это была ваша идея? - поднял брови Лэлот.
        - Ну, конечно, откуда его преосвященству знать о Корине. А вот как вы
        узнали о нем?
        - Однажды он спас жизнь нашего человека. Он прекрасный врач. После этого
        мы обратили на него внимание, а когда монсеньор узнал, что он в столице, то
        захотел сам увидеть его и дал мне распоряжение доставить его к себе.
        - Так вот в чем дело, - усмехнулся Яхуш. - Да, Корин прекрасный
        врачеватель, это точно.
        Разговор двух сыщиков продолжался довольно долго. Каждый из них
        внимательно следил за собой и своим собеседником, пытаясь понять, где он
        говорит правду, а где лжет. Наконец они заметили, что на улице стемнело, и
        поспешили по своим делам, договорившись повторить подобную встречу.
        Через полчаса Яхуш Эсамрес стоял перед великим понтификом и докладывал ему
        о своей встрече с Лэлотом.
        - Значит, он предложил тебе партнерство? - Хирог Дакадус впился глазами в
        своего человека.
        - Да, ваше преосвященство. Я вспомнил, что вам хотелось иметь в окружении
        Даргануса своего человека, и сделал вид, что согласен.
        - Ты думаешь, он будет говорить тебе правду? - прищурился Хирог.
        - Конечно, нет, ваше преосвященство. Но в его лжи всегда будет крупица
        правды, которую мы сможем найти. Я ведь тоже не собираюсь говорить ему
        правды.
        - Но капельку правды тебе тоже придется добавить, - усмехнулся Хирог.
        - Тут уж ничего не поделаешь, ваше преосвященство, - пожал плечами Яхуш.
        - Смотри, Лэлот хитер и коварен. Он может разговорить тебя.
        - Я слишком мало знаю о вас ваше преосвященство, мне особо нечего ему
        сообщить, - с легкой иронией улыбнулся Яхуш.
        - Кто знает... - протянул понтифик. - А о чем вы сегодня с ним беседовали?
        - Так, в общем-то, ни о чем серьезном. Правда, кое-что мне все-таки
        удалось выяснить. Помните Корина?
        - Твоего приятеля тролля, который укатил на юг?
        - Да, его, ваше преосвященство.
        - И что ты узнал о нем? - нахмурился понтифик.
        - Оказывается, они тоже хотели взять его себе, в тайную полицию.
        - Странно. Зачем им такой бросающийся в глаза шпик. Я что-то в это мало
        верю, - недоверчиво скривился понтифик.
        - Они не собирались использовать его, как шпика. Дарганус хотел сделать
        его своим резидентом на юге.
        - Вот как! - нахмурился понтифик. - Но как они узнали о нем?
        - Он вылечил какого-то влиятельного человека. Пожалуй, я даже догадываюсь
        кого, - довольно усмехнулся Яхуш.
        - Кого?
        - Сильвиту Фарантайо.
        - Дочь короля Фаранкана, - нахмурился понтифик. - Так это он ее вылечил?
        - Да ваше преосвященство.
        - Почему же ты раньше об этом молчал? - понтифик сурово посмотрел на
        своего шпиона, тот только развел руками.
        - Но ваше преосвященство, когда он совершил это чудо, вы обо мне еще
        ничего не знали. Когда б я мог вам это рассказать, да и зачем?
        - Как зачем?! Он вылечил безумие. Редко кто из врачевателей на такое
        способен. Насколько я знаю, Тайгед предлагал ему место придворного медика, но
        он отказался.
        - Да, тогда войной еще не пахло, - пожал плечами Яхуш. - Теперь думаю, он
        бы согласился. Но говорят, король очень обиделся на него.
        - Возможно, но это мелочи, король всего лишь жалкая марионетка в руках
        императора, и его сильно задевает, когда кто-нибудь напоминает ему об этом.
        Когда твой друг вернется с юга, пригласишь его ко мне.
        - Обязательно, ваше преосвященство, - склонил голову Яхуш.
        - А теперь очень подробно перескажи все, о чем вы беседовали сегодня с
        Лэлотом. Мне хотелось бы кое-что понять.
        В это же самое время в кабинете Таора Даргануса происходила встреча
        собеседника Яхуша с шефом тайной полиции.
        - Значит, Лэлот, ты уверен, что этот Кориштус не имеет никакого отношения
        к Дакадусу, - внимательно посмотрел на своего сыщика Дарганус.
        - Уверен. Этот парень, Яхуш, сам хотел пригласить на службу к понтифику
        своего друга, уверенно заявил Лэлот.
        - Но зачем понтифик подбирает себе сильных магов?
        - Полагаю, ответ на этот вопрос может дать только Дакадус, - пожал
        плечами сыщик. - Не думаю, что он станет делиться своими секретами, с
        малозначащими сыщиками. Разговаривая с Яхушем, я убедился, что он почти
        ничего не знает о своем патроне. Он крайне редко с ним видится. Это была идея
        самого Эсамреса пригласить Кориштуса на службу Дакадусу. Он понятия не имел,
        как Кориштус выбрался из города. Между ними нет никакой связи. Пожалуй, нам
        стоит отозвать Лагая обратно. Зачем ему таскаться по всему югу за этим
        магистрантом. Сейчас у меня дел по горло и крайне не хватает ищеек такого
        класса, как Лагай. Среди гномов и эльфов, живущих в империи, много шпионов и
        предателей, нам нужно выявлять их. Лагай неплохо охотился за ними. Этот
        магистрант сам найдет свою погибель в "Огненном кольце".
        - А если не найдет? - строго взглянул на своего сыщика Дарганус.
        - Но почему вы так боитесь "Огненного кольца", монсеньор? - удивленно
        посмотрел на своего шефа Лэлот.
        - Там слишком уж много загадок и кто-то уж больно хорошо их охраняет. За
        сотни лет из развалин не вернулся ни один наш маг-разведчик. А их были многие
        десятки.
        - И этого ждет та же участь, - усмехнулся Лэлот.
        - Вот это и обидно, - поджал губы Дарганус. - За последние триста лет
        единственный из тех, кому действительно удалось проникнуть вглубь Кольца и
        вернуться, был Димит Харагус. Но и он вскоре таинственно исчез, нашим людям
        не удалось схватить его. А он был так нужен мне... Там скрыта чудовищная мощь,
        Лэлот... Чудовищная, - вздохнул он. - Что Лагай сообщил тебе последний раз?
        - Последний раз он присылал сообщение из Таринтела. Сейчас он находится
        там, ждет наших указаний. Он бросил Кориштуса в Ивисане, когда тот искал
        судно, идущее в Палинсану. Кориштус опасался сесть на имперский почтовик и
        искал купеческое судно, идущее на Дурул. Но в это время года навигация в том
        районе не столь активная, поэтому он застрял в городе на несколько суток.
        Может, Кориштус и сейчас там, но, скорее всего, он уже отыскал себе корабль,
        время прошло достаточно: Лагай уже успел добраться до Таринтела.
        - Почему Лагай бросил своего подопечного? - нахмурился Дарганус.
        - Ни в Ивисане, ни в Палинсане нет кристаллов дальней связи. Он никак не
        мог связаться с нами. Лагай слишком долго не выходил на связь и хотел узнать,
        нет ли новых распоряжений.
        - Ему надоело следить за Кориштусом или он боится, что его заставят идти
        за ним в "Огненное кольцо"?
        - Не знаю, монсеньор, - пожал плечами Лэлот. - Когда я с ним
        разговаривал, он был убежден, что все равно прибудет в Палинсану раньше
        Кориштуса. Почтовики ходят значительно быстрее купеческих судов. Что ему
        передать?
        - Пусть войдет в доверие Кориштусу и узнает о нем все, а потом сообщит
        мне из Катарела. Там тоже есть кристалл дальней связи.
        - Да, но что нового он может узнать, - пожал плечами Лэлот. - Мы и без
        него знаем о Кориштусе все.
        - Все... - поднял брови Дарганус. - Сомневаюсь. Мы знаем очень и очень
        мало. Он сейчас на юге, поэтому пускай воспользуется кэлуром, тогда мы
        действительно узнаем о Кориштусе все.
        - Хорошо, монсеньор, я так ему и передам. Можно идти?
        - Иди. Займись шпионами и предателями, - махнул рукой Дарганус.
        ***
        В беседке увитой виноградной лозой то и дело звучал смех. Корину давненько
        не приходилось чувствовать себя так легко и спокойно, как в этот вечер.
        Моментами ему начинало казаться, что он снова сидит у себя дома, со своими
        приемными родителями. Хозяева совершенно искренне были ему рады, за столом
        царило настоящее праздничное веселье. Все трое весело вспоминали различные
        случаи из университетской жизни. Вытаскивали из каких-то подвалов памяти
        немыслимо бородатые анекдоты. К удивлению Корина, Сиша заканчивала
        университет, по его же кафедре, только двести тридцать семь лет назад, в чем
        она чуть смущенно призналась.
        Вечер был замечательный. Единственное, что огорчало гостя, это еда. Нет.
        Не подумайте, что Сиша не умела готовить. Все было необыкновенно вкусно. И
        воздушное печенье, и пирожные, и удивительные салаты, и всевозможные
        разносолы. Чудесным ароматом и божественным вкусом отличались ягоды и фрукты,
        различного приготовления грибы, мед и варенья. Сказочного вкуса вино приятно
        кружило голову. Не было только главного: мяса или рыбы. Супруги-волшебники
        оказались вегетарианцами. Из-за прибытия в Палинсану, Корину не удалось
        сегодня пообедать, а наесться тем, что было за столом, тролль не мог.
        Впрочем, благодаря морю выпитого вина чувство голода на время покинуло его.
        - А зачем вы приехали на остров? - неожиданно спросила Сиша. - И тем
        более к нам в Руйс. Мы тут уже давно не видели магов с материка.
        Оживленное лицо Румила несколько омрачилось. Он быстро глянул на
        магистранта, словно спрашивая у него позволения открыть его тайну, но
        волшебница перехватила этот взгляд и сразу обо всем догадалась сама.
        - О, нет! Только не говорите, что вы идете туда. Румил, неужели это
        правда? - гневно посмотрела она на мужа.
        - Что "правда", дорогая? - притворился ничего не понимающим муж.
        - Только не строй из себя дурака. Ты прекрасно понимаешь, что я говорю
        про "Огненное кольцо". Неужели ты ему ничего не рассказывал?
        - Конечно, я ему не советую ехать туда, - пожал плечами Румил. - Да он и
        сам уже не очень-то хочет ехать в это проклятое место.
        - Да признаться, я тоже думаю, что мне не обязательно соваться в самое
        пекло, - растерянно согласился с ним Корин. - У меня тема: "Поиск и
        исследование оборотней". А они водятся не только в "Кольце".
        - Там уже пропало множество магов, - покачала головой слегка успокоенная
        его словами Сиша. - Мы их столько перевидали. Многие ведь останавливались у
        нас или, как и вы, заходили к нам в гости. Правда, в последние пятьдесят лет
        никого не видно. А когда мы были молодыми, - Румилу еще и ста не было, - они
        сновали один за другим. И никто не возвращался. А ведь мы не всех их видели,
        многие направлялись туда через Таринтел и Дурулу.
        - Может, кто-нибудь из тех, кого вы числите в невернувшихся, как раз и
        возвращались обратно через Таринтел или Дурулу? - предположил Корин.
        - Нет, этого не может быть, - покачала головой Сиша, - вы говорите так,
        словно вовсе не маг. Совсем не знаете привычки и обычаи магов. Они всегда
        приходят по одному пути и по нему же уходят. Да и если бы они вернулись
        другим путем, неужто никто из них не написал бы нам письма. Вон Рустинус,
        Акифойюс, Альманзорус, Фалетус, Харагус, Ализарус, - все, кто вернулся,
        писали нам письма.
        - Харагус тоже вам писал? - пораженно воскликнул Корин.
        - Да, Димит написал нам два или три письма, а может даже больше, -
        кивнула Сиша.
        - Два, - покачал головой Румил. - Я точно помню. Одно откуда-то с Хурула,
        а другое толи с Чейзефуйда, толи с Хорнии.
        - Нет, только не с Хорнии, - покачала головой Сиша. - Разве ты не
        помнишь, каким был Димит?
        - Да, наверно, с Чейзефуйда. Нет, точно с Чейзефуйда, - кивнул Румил,
        бросив беглый взгляд на Корина.
        - А каким был Димит? - насторожился Корин, заметив взгляд Румила.
        Хозяева чуть смущенно переглянулись. Сиша сделала над собой легкое усилие.
        - В нем, как и в вас, было немного тролльей крови. В Димите правда ее
        было значительно меньше, чем в вас, но все равно соваться в Хорнию ему было
        слишком опасно. Вы же знаете, как гномы "любят" троллей. Румил, ты хоть
        догадался поменять мальчику деньги?
        - Конечно, конечно, дорогая. Сразу, как только он пришел, разве я сам не
        понимаю. Я ему все объяснил.
        - Сколько ты ему поменял?
        - Десять солитов. Сеньору Корину этих денег надолго хватит.
        - Если десять солитов, то надолго, - согласно кивнула она. - Вы ведь не
        мот, сеньор магистрант? - ласково улыбнулась она.
        - Надеюсь, что нет, сеньора, - ответно улыбнулся Корин.
        - У нас цены намного ниже, чем в метрополии. Страшно подумать, у вас ночь
        в гостинице стоит пять-шесть рэйгов. В пять раз дороже, чем у нас!
        - Они все считают тариками, дорогая. Там уже начинают забывать, что такое
        рэйг, - покачал головой Румил.
        - Это ужасно! Ни за что бы не согласилась снова жить в метрополии, -
        вздохнула Сиша.
        Сиша и Румил с головой окунулись в воспоминания о ныне далеких прежних
        временах. Корин с интересом слушал их. Ночь, как это всегда бывает на юге,
        упала незаметно: быстро и сразу. Хотя три мага зажгли каждый свою лампу, и в
        беседке сразу стало светло, как днем, но Корин понял, что пора идти.
        - Мне пора, - со вздохом сообщил он хозяевам.
        - Может, посидите еще, да переночуете у нас? - предложила Сиша,
        огорченная уходом такого веселого и редкого гостя.
        - Ему завтра утром уже ехать, дорогая, - ответил за гостя муж. - Перед
        дорогой надо как следует отдохнуть. Сама понимаешь, путь в Катарел неблизкий.
        - Но вы обещаете, что не пойдете в это чертово Кольцо? - спросила Сиша.
        - Я вам обещаю обязательно вернуться, - улыбнулся Корин. - Мне у вас
        необычайно понравилось. Я не хочу умирать по глупости. Жизнь прекрасна.
        - Хорошо, что вы это понимаете, - улыбнулась хозяйка. - Тогда идите. И
        помните, я буду ждать вас. Обязательно возвращайтесь.
        - Я обязательно вернусь, - кивнул Корин. - Клянусь Вседержителем!
        - Значит, вы обязательно вернетесь, - радостно рассмеялись хозяева. -
        Тогда идите скорей, мы уже ждем вас обратно.
        Румил и Сиша проводили Корина до калитки и долго смотрели, как он
        растворяется во тьме, но зрение тролля еще долго позволяло видеть их, пока
        очередной поворот не скрыл от его глаз усадьбу. Уже в дороге Корин вспомнил,
        что забыл расспросить Сишу о "пурпурных" магах и не попросил показать письма
        Димита. Но возвращаться было нельзя: это могло разрушить его клятву.
        Когда Корин дошел до дороги, на небо из-за высоких холмов выплыла огромная
        полная луна, и ему казалось, что он идет прямо к ней. Потом дорога пошла вниз
        а луна поднялась вверх и это впечатление исчезло. Затем высокие деревья то
        скрывали ее, то она опять выбиралась из-за них. Корин с задумчивой улыбкой
        посматривал на ночное светило, мелькавшее за верхушками деревьев. Сейчас ему
        было хорошо. Хотя вино было слабеньким, но оно слегка шумело в голове,
        расслабляя тело, заставляя забыть обо всем плохом. Вдоль дороги то и дело
        встречались дома, во многих окнах горел свет. В нескольких сотнях аршей
        впереди уже замаячили развалины городских стен, заросшие густым кустарником и
        деревьями.
        Дорога, обходя скалу, вильнула вправо, в темноту, затем снова выскочила на
        свет в полутора сотнях аршей от остатков городских ворот. Чувство внезапной
        тревоги кольнуло Корина: сработал защитный амулет. Он резко затормозил, чтобы
        понять причину опасности и осмотреться. В этот момент, что-то словно дернуло
        за полу его рясы, затем на дороге раздался звон металла по камню. Его глаза
        прекрасно видевшие во тьме, сразу отыскали лучника, стоявшего всего в
        полусотне аршей от него, на склоне холма.
        Мгновенно поставив магическую защиту, Корин кинулся вперед. Лучник, не
        пытаясь продолжать стрельбу, развернулся и кинулся наутек вверх по холму. В
        первый момент Корин усмехнулся наивности этого парня: он хотел убежать от
        тролля! Магистрант прибавил ходу, рассчитывая легко догнать беглеца, но,
        заметив зеленовато-белое свечение вокруг него, понял, что его противник
        полуэльф и догнать его будет совсем нелегко. Беглец нырнул под сень высоких
        деревьев, но маг продолжал преследование. Разрыв был небольшой, он не терял
        стрелка из виду.
        На бегу Корин искал подходящее заклинание, но применять магию в лесу было
        затруднительно: деревья то и дело скрывали от него беглеца. Наконец чистый
        лес закончился, дальше пошли густые заросли, зачастую перевитые лианами
        Бежавший впереди лучник, находился в более сложном положении, ему постоянно
        приходилось искать щель в стоявшей перед ним зеленой стене, но в темноте он
        видел немногим хуже своего преследователя. Однако расстояние между ними
        заметно сократилось, и продолжало медленно, но верно сокращаться. Наконец
        Корин ударил его заклинанием, и противник ничком упал на землю. Тяжело дыша,
        маг подошел к нему. Лучник, скривившись смотрел на него. Это был еще совсем
        молодой парень примерно его лет.
        - Ну, что, стрелок, попался? - усмехнулся Корин. От его заклинания парню
        свело судорогой ноги, и он не мог на них встать.
        - Кто вы такой, сеньор? И по какому праву преследуете меня? - нахально
        спросил пойманный бандит.
        - И ты еще спрашиваешь? - поразился его наглости Корин. - А кто сейчас
        стрелял в меня?
        - Если бы я в вас стрелял, сеньор, вас бы давно не было на этом свете, -
        еще нахальней заявил парень. Было заметно, что он пришел в себя после первого
        шока и избрал наступательную тактику поведения. - Я пожалуюсь капитану ночной
        стражи.
        - А ты уверен, что у тебя будет такая возможность? - усмехнулся Корин. -
        Учти, мы тут одни. Не думаю, что о тебе кто-нибудь вспомнит. Я заставлю тебя
        все рассказать при помощи магии, а потом сделаю с тобой, что душе вздумается.
        - Вы не имеете права, сеньор, - испуганно дернулся парень. - Вы давали
        магическую клятву.
        - Ого! Так ты оказывается и про магические клятвы знаешь, - усмехнулся
        Корин. - Но ты видимо забыл или не знаешь о дополнительном пункте: магам
        разрешается использовать магию против магов-преступников, и они имеют право
        защищать свою жизнь от нападений преступников. Так что, никакой клятвы я не
        нарушу, если расправлюсь собой.
        - Но я не маг и не преступник, сеньор, - настаивал парень.
        - Ты маг, парень, и, уж поверь мне, преступник. Вместе с эльфийской
        кровью, ты получил способность к магии. Не знаю, как ты стал преступником. Уж
        не надеешься ли ты обмануть меня, что ничего не знаешь, о том, что ты маг.
        - Но я никогда не пользовался магией.
        - Откуда мне знать, что ты не врешь. Лучше расскажи мне все по-хорошему.
        Не серди меня, и я, быть может, отпущу тебя.
        - Что вы хотите знать, сеньор?
        - Почему ты в меня стрелял?
        - Меня нанял один человек. Но он не хотел, чтобы я убил вас или серьезно
        ранил. Он дал мне стрелу и сказал, чтобы я ею слегка поранил вас. Небольшая
        царапина, только и всего. Просто случайно задел. Я и стрелял-то в вас так,
        чтобы только чуть-чуть поцарапать вашу ногу.
        - Вот как?.. - прищурился Корин, вглядываясь в лицо парня. Похоже, парень
        говорил правду.
        - Клянусь, это правда, сеньор маг.
        - Что это за человек?
        - Не знаю. Похоже, он тоже маг, сеньор, но вот одет как обычный
        ремесленник или торговец. Он в городе всего-то третий день. Прибыл на
        почтовике из Таринтела.
        - Вот как. А где он остановился?
        - В гостинице "Морской волк".
        - Он там нанял тебя?
        - Нет, сеньор. Я тоже, как и вы, приезжий. Охотник с Хурула. Остановился
        в той же гостинице, что и вы. "Морской волк" содержат гномы, три брата.
        Поэтому ее иногда здесь зовут "Три веселых гнома" или "У гномиков". Вы же
        видите, во мне есть эльфийская кровь - эта гостиница не для меня. А тот тип,
        похоже, имеет в своих жилах и гномью кровь и человечью.
        - Почему же ты согласился на его предложение? - сурово посмотрел на
        пленника Корин.
        - А что в этом такого: чуть поцарапать тролля. Ведь он меня не убить вас
        нанимал. Да и денег почти нет, все потратил на дорогу.
        - Он с тобой уже расплатился? - прищурился Корин.
        - Нет. Только дал задаток, - напрягся парень. - Обещал, что это только
        десятая часть награды. Корин сразу почувствовал напряженность собеседника,
        когда разговор зашел о деньгах.
        - Не бойся, я их не отниму. Сколько он тебе дал?
        - Пятьдесят рэйгов, - сквозь зубы пробормотал парень.
        - Значит, один солит, - перевел в более привычную для себя валюту
        магистрант. - Ну-ка давай-ка сюда свой кошелек.
        - Зачем? - недоверчиво посмотрел на него парень.
        - Давай, давай. Буду я тебе еще объяснять.
        Корин взял у парня кошелек, достал из кармана платок и рассыпал на нем
        монеты. Он применил заклинание для поиска магии, пытаясь увидеть, нет ли на
        них ее следов. Из своих последних опытов он сделал вывод, что металл лучше
        удерживает магию, чем любые другие субстанции. Однако для внутреннего взора
        все монеты светились одинаково, правда, некоторые были чуть белее, некоторые
        казались более зелеными. Пурпурного же оттенка, который искал магистрант, на
        них не оказалось. Он недовольно хмыкнул, ссыпал деньги обратно в кошель и
        вернул парню.
        - Сейчас мы пойдем с тобой в "Морского волка" и ты покажешь мне того, кто
        тебя нанял, - непререкаемым тоном заявил он.
        - Вы что, сеньор маг, с ума сошли?! - чуть не заорал парень. - Нам же
        перережут глотки. Вы думаете, раз вы такой здоровый, то сможете справиться с
        толпой гномов?! Там в зале каждый вечер не меньше двух десятков сидит, да еще
        вдвое больше на шум прибежит. А они тоже кое-что в магии понимают.
        Слова пленника заставили Корина задуматься. Парень был прав. Лезть в
        одиночку в гномью гостиницу, искать полугнома, было, по крайней мере,
        неразумно. Если даже ему удастся уйти оттуда живым, то его без сомнения
        схватит стража и тогда: прощай диссертация, до новых встреч "Огненное
        кольцо".
        Да и с другой стороны этот незнакомый маг, прибывший сюда на почтовике,
        вызывал у него массу сомнений: по словам пленника, он приплыл на почтовике, а
        значит, вполне мог оказаться агентом тайной полиции. Поэтому обращаться за
        помощью к городской страже, тоже не имело смысла. Корин подумал, что стоило
        бы уехать в Катарел еще сегодня вечером, но сейчас ничего изменить было
        невозможно. Однако, несмотря на это происшествие, он не мог заставить себя
        жалеть о сегодняшнем вечере у супругов Заглеюс.
        - Ладно, пойдем в гостиницу, - приказал он парню. - Я постараюсь что-
        нибудь придумать. Если он будет там, укажешь мне его.
        - Может, вы снимите тогда свою магию с моих ног, - сердито буркнул
        пленник.
        - Как тебя зовут?
        - Энюй. Энюй Кэйнез, - ответил парень.
        - Так вот, Энюй. Сначала ты дашь клятву во всем мне повиноваться, а потом
        я сниму с тебя свою магию. Вернее, она сама собой снимется, если ты дашь
        клятву искренне.
        - Еще чего... - гневно посмотрел на него пленник.
        - Не хочешь, оставайся здесь, а я пошел, - пожал плечами Корин.
        - Э-э, нет... Постойте, сеньор маг, - всполошился парень. - Хорошо, я
        клянусь во всем повиноваться вам, только снимите с меня ваше заклятье.
        - Пошли, - усмехнувшись, мотнул головой Корин и направился к дороге.
        Парень встал, недоверчиво несколько раз тряхнул ногами, проверяя их на
        пригодность, а затем поспешил следом за магистрантом.
        Они отбежали от дороги довольно далеко. Не меньше мили. Пропетляв по лесу,
        Корин вышел к дороге далеко от того места, где стоял стрелок. Вернувшись к
        месту покушения, Корин приказал лучнику искать свою стрелу, и сам приступил к
        розыскам, но стрела бесследно исчезла. Отчаявшись ее найти в темноте, Корин
        зажег на конце жезла огненный шар, и они продолжили поиски при свете.
        - Странно, - удивленно сказал парень. - Вон царапина, которую она
        оставила на булыжнике, но ее самой нет.
        Корин взглянул на след, оставленный стрелой, нагнулся и тут же отпрянул,
        почуяв знакомый запах.
        - Проклятье! Это же сок кэлура! - потрясенно покачал он головой.
        - Сок кэлура? - удивленно прищурился парень. - Насколько я знаю, это
        какой-то магический сок.
        - Да, что-то в этом роде, - недовольно поморщился Корин. Сок кэлура
        действительно обладал рядом магических свойств, к тому же это был сильнейший
        галлюциноген, который сам Корин многократно использовал для лечения некоторых
        заболеваний. В частности слепоты, глухоты, различных психических расстройств.
        Если бы сок кэлура попал ему в кровь, то он в течение нескольких часом, а
        может быть и суток, был бы беспомощен, как новорожденный котенок. В это время
        с ним могли сделать все, что угодно, потом он ничего бы и не вспомнил. Но сок
        кэлура был чрезвычайно редок и дорог. Четверть янта (янт равен приблизительно
        40 миллилитрам) стоила ему в свое время двадцать два солита. То, что у мага
        охотившегося на него имелся кэлур, говорило о многом. "Скорее всего, маг
        находился здесь поблизости, - решил Корин. - Когда же он увидел, что парень
        промахнулся, то подобрал стрелу и скрылся. Надо быть осторожней. Следующий
        раз в меня могут и попасть". - Пойдем в гостиницу, - приказал он своему
        спутнику.
        В гостинице Корин со своим пленником сразу же направился в зал, надеясь
        отыскать таинственного мага, но, оглядев посетителей, парень отрицательно
        мотнул головой. Заказчика покушения в зале не было. Следовало идти в свою
        комнату отдыхать перед дорогой, но прогулка на свежем воздухе, покушение и
        пробежка взбудоражили Корина, разогнали легкий хмель в голове и разбудили в
        нем чувство дикого голода. Сегодня он только позавтракал на корабле, ужин у
        Румила нельзя было считать сытным. Поэтому Корин не торопился в свой номер.
        Сев за один из столиков шумного зала вместе со своим пленником, он заказал
        еду и питье на двоих, совершенно не интересуясь его желаниями. Парню пришлось
        просто присоединиться.
        - Зачем ты приехал на Дурул, Энюй? - спросил Корин.
        Тот неопределенно пожал плечами:
        - За удачей.
        - Какую же удачу ты искал?
        - Тут на острове есть много древних руин. В них частенько находят
        золотишко, драгоценные камни, да и другие ценности. Хотел тоже поискать.
        - Разве на Хуруле мало подобных мест?
        - Мест-то хватает, но до них далеко: они за горами, на юге. Все что
        близко уже помногу раз перерыто, все драгоценности давно найдены, - тяжело
        вздохнул парень. - А тут мало кто копался. Все чего-то боятся.
        - А ты не боишься? - прищурился Корин, с любопытством разглядывая своего
        собеседника при ярком свете фонарей. Парень очень сильно походил на эльфа:
        правильные черты лица, голубые глаза, длинные золотистые волосы. К тому же он
        обладал очень серьезными магическими способностями. Корину невольно вспомнил
        Розаэль, ее странные слова о том, что она воюет по-другому, и легонько
        вздохнул. Однако ответ Энюя заинтересовал его.
        - А чего мне бояться? - гордо ответил парень. - Мне нечего терять: я
        сирота, - а смерти я не боюсь.
        - Ну что ж, тогда пойдешь со мной, - после некоторых размышлений твердо
        заявил магистрант.
        - А куда вы идете, сеньор маг, - прищурился Энюй.
        - В район "Огненного кольца", слышал о таком?
        - Конечно, слышал. Кто ж о нем не слышал, - усмехнулся парень. - Только
        нам не по пути. Оттуда никто не возвращается.
        - Но ты ведь не боишься смерти, - язвительно усмехнулся маг.
        - Смерти-то я не боюсь, но понапрасну умирать тоже не хочу. А в "Огненном
        кольце" шансов на удачу нет. Все кто туда пошли, там и остались.
        - Ну, скажем не все, - покачал головой Корин. - Кое-кто и вернулся.
        - Вы слышали про таких? - насторожился Энюй.
        - Кое-что слышал, - загадочным тоном ответил Корин, пристально глядя в
        загоревшиеся глаза парня. - Разве я похож на самоубийцу, который ищет смерти.
        Я знаю, в Кольцо есть безопасный путь, а значит, есть и выход.
        - Вы знаете его? - невольно привстал парень.
        - Нет. Но догадываюсь, где нужно искать и как его найти?
        - Как? - горячо зашептал Энюй.
        - Неважно, - таинственно усмехнулся Корин. - Когда найдем, увидишь. Ешь.
        Завтра утром выезжаем в Катарел.
        - Хорошо, - бодро кивнул парень и приступил к еде.
        Корин тоже налег на еду. Готовили в гостиничной кухне очень вкусно. Хотя
        Сиша готовила изумительно, но овощные блюда, которые она подавала Корину, не
        могли его насытить. Здесь же подавали изумительное тушеное мясо с овощами и
        чудесную жареную и копченую рыбу. Вино в гостинице тоже было превосходно, оно
        было терпким, ароматным и довольно крепким, по сравнению с тем, которым его
        угощали супруги Заглеюсы. Выпив огромную деревянную кружку объемом с пинту
        (пинта приблизительно равна 0.8 литра) он со стуком поставил ее на стол. Мимо
        как раз проходил хозяин и Корин кивком подозвал его к столу.
        - Что вам угодно, сеньор маг, вы чем-то недовольны? - встревожился
        хозяин.
        - О, нет! Все просто замечательно, сеньор...
        - Гикош Гуносо, к вашим услугам, сеньор маг.
        - У вас здесь прекрасно готовят, сеньор Гикош, да и цены смешные, по
        сравнению со столицей. Мне захотелось задать вам пару вопросов. Надеюсь, вы
        не откажитесь выпить со мной?
        - С удовольствием, сеньор маг. С удовольствием.
        Хозяин сделал знак половому, чтобы тот принес еще вина и кружку и присел
        за столик напротив Корина.
        - Что вас интересует, сеньор маг? - спросил он.
        - Гостиница "Морской волк", - прямо сказал Корин, бросив беглый взгляд на
        Энюя, который притворился, что ничего не слышит.
        - Что вас там интересует? - невольно нахмурился хозяин.
        - Все что вы знаете о ней.
        - К сожалению, сеньор маг, я мало что о ней знаю. Ее хозяева гномы, три
        брата Луракин, да и находится она в порту. Но по слухам там собирается самая
        что ни на есть скверная публика. Обычно все искатели сокровищ и приключений
        останавливаются там. Префект города строго следит за порядком, да разве за
        всем углядишь. Говорят, оттуда нередко бесследно исчезают люди. Не понятно,
        толи они уехали сами, толи валяются где-нибудь под водой с камнем на шее. Но
        это только слухи, никто братьев за руку ни разу не поймал. Но сплетен о них
        ходит очень много. По слухам они даже связаны с бандой Бэмегула.
        - Бэмегула? - удивленно переспросил Корин. - Что это за банда?
        - Кто такой Бэмегул, я не знаю. Если судить по имени и верить слухам, это
        наполовину гном, наполовину человек. Он собрал банду из людей, полуэльфов и
        гномов, которая грабит, убивает одиноких искателей сокровищ, рудокопов,
        фермеров, нередко нападает и на отдаленные небольшие городки. Грабит купцов,
        торговцев. Словом всех у кого можно хоть что-нибудь взять.
        - Почему же бандитов не изловят? - нахмурился Корин.
        - В наших южных лесах их очень трудно найти. Когда за ними начинается
        охота, они куда-то надолго исчезают, а потом снова появляются. Сплетничают
        даже, что они знают дорогу в "Огненное кольцо", да в это мало кто верит.
        Скорее всего, они прячутся в лесах за ним, там страшная глушь никто не живет,
        дорог нет. Вообще весь юго-восточный берег почти необитаем. Даже рыбацкие
        суда стараются обходить Банкор и Баконид, а купцы к ним и близко не подходят,
        - мрачно покачал головой хозяин и, взяв свою кружку, сделал большой глоток.
        - Почему? - удивился Корин.
        Хозяин воровато оглянулся по сторонам и наклонился к Корину.
        - Потому, сеньор маг, - прошептал он, - что там есть развалины города и
        их охраняют "пурпурные" воины.
        - "Пурпурные" воины... - невольно вздрогнул Корин, хотя был готов к этому
        сообщению. - Откуда это известно? Ведь они всех убивают.
        - Они всегда убивают магов, эльфов, гномов и... - запнулся хозяин, глядя на
        Корина.
        - Троллей, - продолжил за него магистрант.
        - Да, - кивнул хозяин. - Но людей иногда не трогают. Вернее, они за ними
        долго не гоняются. Кого схватят, тех, конечно, убивают, ну а кто убежит, того
        особо не ищут.
        - Но почему их называют "пурпурными" воинами?
        - На них пурпурные доспехи и в руках огненные мечи, горящие пурпуром.
        - А здесь где-нибудь поблизости не встречали пурпурных воинов?
        - Да, что вы, сеньор маг... - чуть не захлебнулся Гикош. Он откашлялся и
        встревожено посмотрел на Корина. - А почему вы об этом спросили?
        - Да так, просто стало интересно, - пожал плечами Корин. Но это хозяина
        не успокоило, он тут же откланялся и отправился по своим делам.
        - А вы их здесь видели, сеньор маг? - пораженно посмотрел на него Энюй.
        - С чего ты взял? - усмехнулся магистрант.
        - Но почему вы об этом спросили хозяина?
        - Если следующий раз будешь подслушивать мои разговоры, я тебя накажу...
        Его слова прервала вспышка молнии за которой последовал оглушительный удар
        грома. Вскоре по окнам забарабанил дождь. За время своего путешествия Корин
        уже привык, что здесь на юге почти каждую ночь шли проливные дожди и ливни.
        Обычно они были сильными, но короткими. Однако этот начался слишком рано, как
        показалось ему.
        - Боюсь, этот ливень будет долгим, - покачал головой Энюй, глядя в окно.
        - Интересно, это нам на руку или нет.
        - Иди, спи, завтра рано вставать, - приказал Корин. Подозвав полового, он
        расплатился с ним, дал очень щедрые для этих мест чаевые, и поднялся из-за
        стола. - В каком ты номере остановился?
        - Правее вашего на две двери, сеньор маг? - усмехнулся Энюй.
        - Вот как, - подозрительно нахмурился Корин.
        - Я поселился раньше вас на два дня, и сегодня видел, как вы приехали.
        - Ладно, пойдем вместе, вдруг наверху засада, - решил Корин, вспомнив
        неизвестного мага, о котором за разговорами успел подзабыть.
        Он проводил своего нового напарника до дверей и проверил его номер на
        магию, но там было все чисто. Никакой пурпурной магии не было и в помине.
        Оставив Энюя, он отправился к себе. На этот раз у него было все чисто, никто
        не пытался проникнуть к нему. Он несколько раз проверил все углы разными
        заклинаниями, выглянул из окна на улицу, где ярко сверкали молнии и хлестал
        ливень, успокоившись, открыл сундук и достал книги. Ему хотелось еще немного
        поработать с уравнениями пурпурной магии, она его заинтересовала.
        ***
        Корин шел по незнакомому городу. По обеим сторонам улицы возвышались
        огромные прямоугольники зданий, уходивших далеко в темнеющее бирюзовое небо.
        Приближался вечер, но на пустынных улицах было светло, свет исходил из домов
        и от покрытия улицы. Зрелище было чрезвычайно необычным, ничего подобного он
        никогда не видел, вид зданий невольно напомнил ему тот подводный город...
        Астор, как его назвали дурульские мореходы. Корин был так странно одет, что
        ему стало не по себе, когда он взглянул на свою одежду. На нем была короткая
        пурпурная туника из странной ткани, перехваченная пурпурным кожаным поясом,
        на котором болтался необычной формы жезл, бедра и икры охватывали узкие
        эластичные панталоны, на ногах красовались необычной формы пурпурные башмаки.
        На голове сидела легкая пурпурная островерхая шляпа из неизвестного
        материала.
        По тротуару навстречу ему шел одетый в пурпуровые одежды патруль: пять
        солдат, во главе с рослым сержантом. Заметив его, сержант крикнул: "Эй! Стой,
        приятель!" Корин резко развернулся и помчался по улице. За спиной послышался
        топот, Корин наддал, с грустью подумав, что слишком мало следил в последнее
        время за своей физической формой. Преследователи не отставали, здание, вдоль
        которого он бежал, и не думало кончаться. Увидев какую-то небольшую арку, он
        без раздумий свернул в нее и прибавил ходу. В арке оказалось так темно, что
        даже его видящие во тьме глаза ничего не могли разглядеть, но где-то далеко,
        видимо, в самом конце арки маячило светлое пятно.
        - Сюда, парень, - вдруг раздалось у него под ухом. Скосив глаза, он
        увидел Зордоса.
        Ничему не удивляясь, Корин бросился к нему. Зордос распахнул перед ним
        какую-то дверь и потащил за собой по темному коридору. Они бежали по темным
        извилистым закоулкам какого-то огромного здания. Внезапно беглецы вылетели к
        широкой освещенной странным цветом площадке. Зордос нажал светлую пластинку
        на стене, и стена перед ними распахнулась. Перед беглецами возникла небольшая
        светлая комната без окон, Зордос толкнул Корина в нее и забежал сам. Дверь
        закрылась. У Корина возникло странное ощущение, что они летят вверх, но
        страшно ему не было, острота ощущений захватила его.
        Корин с интересом посмотрел на своего спутника. Рядом с ним стоял очень
        высокий смуглый мужчина выше его пина на четыре. У него были смолянисто-
        черные волосы и странно выглядевшие на темном лице светло-серые глаза тролля.
        Его темные одежды резко контрастировали с ярким одеянием Корина.
        - Как вы здесь оказались, сеньор Зордос?
        - Так же, как и ты, - усмехнулся маг.
        - Куда вы меня ведете?
        - Туда, куда ты должен прийти.
        - Но почему?
        - Твоя кровь сама тебе все расскажет, - загадочно ответил маг.
        - Моя кровь? - растерянно переспросил Корин.
        - Да, твоя кровь! - бросил Зордос, напряженно глядя на какой-то
        светящийся предмет. - Приготовились... Бежим! - и он пулей вылетел из
        распахнувшейся перед ними стены в залитый ослепительным светом огромный зал.
        Корин прыжком вылетел за ним. И на мгновенье замер: от размеров зала у него
        перехватило дыхание. - Бежим! - бросил на него гневный взгляд Зордос. Корин
        припустил за магом.
        Они куда-то свернули и помчались по пустынным сияющим странным светом
        длинным коридорам, изредка куда-то сворачивая, поднимаясь по широким
        мраморным лестницам. Чуткие уши Корина уловили эхо чьих-то далеких криков, и
        топот чьих-то ног. За ними была погоня.
        - Не отставай, - бросил через плечо Зордос. - Мы должны успеть к Книге.
        - К какой книге? - с трудом переводя дыхание, спросил Корин.
        - К той, к которой я тебя веду, - холодно бросил маг. - Книге знаний.
        - Книге знаний?.. - переспросил Корин.
        - Хватит болтать, - зло бросил Зордос, резко останавливаясь. - Доставай
        свой меч.
        - Но у меня нет меча... - растерянно пробормотал Корин, глядя на неизвестно
        откуда возникших перед ними людей в таких же пурпурных одеяниях, что и на
        нем. Впереди стояла изумительно красивая русоволосая женщина, с золотой
        короной на голове, и длинном пурпуровом платье. Редкой красоты драгоценные
        каменья украшали корону. За спиной женщины стоял десяток воинов, одетых в
        доспехи, казалось, покрытые пурпуровой эмалью.
        - Это опять ты, мерзкий маг? - гневно сказала женщина, обращаясь к
        Зордосу. - На этот раз ты не один, но теперь тебе от нас не уйти.
        - Это мы еще посмотрим, - холодно усмехнулся Зордос. В его руках был
        странный жезл, похожий на тот, что висел на поясе у Корина. Корин не услышал,
        но почувствовал, как Зордос произнес заклинание. В его руках вспыхнул меч,
        горящий черным огнем.
        - Убейте их! - резко выбросила руку женщина.
        В руках у воинов засветились точно такие же мечи, что и Зордоса, только
        пурпурно-огненного цвета, и они бросились на них. Зордос, стремительно вращая
        мечом, завертелся, отражая сыпавшиеся на него удары. Корин ничего не мог
        понять, он с трудом воспринимал происходящее. Подражая воинам и Зордосу, он
        схватился за свой жезл, пытаясь сообразить, какое нужно сказать заклинание,
        чтобы превратить его в меч.
        Корин чудом увернулся от удара подскочившего к нему пурпурного воина и
        бросил в него небольшой огненный шарик. Воин ударил шар мечом, шар потух, но
        и меч тоже исчез. Не давая изумленному воину прийти в чувство, Корин ударил
        его кулаком в челюсть, и тот рухнул на пол. Обрадованный успехом, Корин тут
        же повторил свой маневр, сотворив еще несколько шаров, он бросил их в
        противника, но теперь в руках воинов появились щиты, которыми они ловко
        отбивались от летевших в них шаров. Но все же им пришлось отступить.
        - Отлично, мой мальчик! - воскликнул Зордос. - Но нам надо спасаться! Мы
        не успели, к ним подходит подмога.
        Корин огляделся. Прямо из пространства вываливались новые и новые десятки
        "пурпурных" воинов, они окружали их. Зордос схватил его под мышку и легко,
        как котенка, подтянул к себе. Перед ними разверзлась бесконечная, черная
        пропасть, от жуткого вида которой у него закружилась голова. Корин с ужасом
        почувствовал, как Зордос швырнул его в пропасть. Непроглядная тьма окружила
        Корина со всех сторон.
        Магистрант вздрогнул и открыл глаза. Он снова лежал в своей кровати. В
        окно струился золотисто-розовый свет. Окна его комнаты выходили на восток, и
        восходящее солнце заглядывало в них. Он осмотрел комнату, машинально проверил
        ее на магию и невольно вздрогнул, его внутренний взор чуть не ослеп от яркой
        вспышки и обилия различных оттенков магии. У него невольно пересохло в горле,
        спрыгнув с кровати, он кинулся к своему заветному сундуку. Его волнения
        оказались напрасны, сундук был надежно закрыт.
        Перепуганный магистрант раскрыл сундук и внимательно осмотрел вещи. Книги,
        за которые он больше всего боялся, лежали на своем месте, остальные вещи тоже
        оказались нетронутыми. Корин внимательно осмотрел их, особенно те, которые
        приобрел на Хуруле. Он взял в руки странный жезл, похожий на рукоять меча,
        его поверхность, сделанную из неизвестного металла, покрывала частая сетка
        насечек. Они позволяют крепче его держать, чтобы он не скользил в потных
        руках, решил Корин.
        За этот жезл Корин отдал торговцу два солита, хотя понятия не имел, зачем
        он ему нужен и магический ли он или нет. Его внимание привлек странный
        металл, из которого он был сделан. Точно такие же жезлы Корин видел в своем
        сне в руках Зордоса, "пурпурных" воинов и своих. Зордос и воины знали какое-
        то заклинание, которое позволяло превратить его в меч. У него не было времени
        узнать его у Зордоса. Но был ли этот жезл магическим?
        Корин начал зондировать жезл своими заклинаниями, но не обнаружил на нем
        ни малейшего следа какой-либо магии. Толи его заклинания оказались слишком
        слабыми, толи магия была не совсем обычной. Он внезапно вспомнил слова
        Розаэль, когда она заявила, что не видит его магии. Тогда он не обратил на
        это внимания, у магов зоркость внутреннего ока еще значительней различается,
        чем зоркость обычного зрения у людей. Корин всегда гордился невероятной
        чувствительностью и цепкостью своего внутреннего зрения, от которого не мог
        ускользнуть даже незаметный для других магический след. Его приемный отец
        всячески развивал в нем эту способность. Но и его зрение пасовало перед этим
        жезлом. Конечно, он мог быть и обычной металлической игрушкой неизвестного
        назначения, но верить в это не хотелось.
        Достав книгу Корин начал искать в ней, какое-нибудь уравнение, которое
        помогло бы ему создать более сильное заклинание. Внезапно он наткнулся на
        приложение к одному из разделов, состоявшее из нескольких небольших
        параграфов, которые раньше пролистывал, не задерживаясь, как слишком сложные
        и непонятные. Сегодняшний сон вдохновил его на подвиги, и Корин углубился в
        их чтение. С трудом продираясь сквозь дебри метаматематики, он наконец начал
        вникать в смысл сложнейших и длиннющих магических формул, когда негромкий
        стук в дверь оторвал его от работы.
        Корин взглянул на себя, он был еще не одет. Быстро спрятав книги и вещи в
        сундук, он натянул штаны и подошел к двери.
        - Кто там? - спросил он, не открывая ее.
        - Это я, коллега, - раздался за дверью голос Румила.
        - Извините, дон Заглеюс, подождите немного, я сейчас оденусь.
        - Хорошо, хорошо, - раздалось из-за двери. - Я подожду.
        Корин быстро оделся, убрал кровать и открыл дверь, пропуская мага. Румил
        зашел, беглым взглядом окинул хозяина и комнату. Прошел к креслу.
        - Вы разрешите, я присяду?
        - Конечно, конечно, сеньор Румил, садитесь. Извините, ваш визит оказался
        для меня настолько неожидан, что я не предложил сам.
        - Это вы извините меня, юноша, что я явился к вам в такую рань. Вы, люди
        молодые, любите поспать, а на что нам старикам долго спать. Часок-другой
        подремал, да и хватит. Я рано прихожу на службу, да вот решил по дороге к вам
        зайти, да кое-что сказать, пока вы не уехали. Вы уж извините старика за
        беспокойство.
        - Да, что вы, что вы! Вы меня вовсе и не побеспокоили, я очень рад вас
        видеть. Я уже встал, когда вы пришли.
        - Что ж хорошо, что я не нарушил ваш сон. Очень плохо прерывать сон мага.
        Сильные маги во сне часто могут видеть будущее, получать какие-то советы.
        Надеюсь, вы меня не обманываете, чтобы успокоить.
        - Нет, нет, - с улыбкой покачал головой Корин. - Я говорю вам как есть.
        - Тогда я перейду к тому, зачем к вам пришел. Я сомневался, стоит или не
        стоит говорить с вами об этом, пока не увидел, что по дороге на Катарел
        направилась повозка с пятью гномами. Об этом я должен был вас обязательно
        предупредить.
        - Повозка с пятью гномами, - невольно нахмурился Корин, вспомнивший
        вчерашнее ночное происшествие, о котором Румил не знал.
        - Да с пятью гномами. Понимаю, вы - сильный маг, и пяти гномов можете не
        испугаться, но поверьте старику, это гнусный народец. Они умеют подстраивать
        разные ловушки. Возможно, они поехали в Катарел по своим делам, но что-то мне
        подсказывает, что они поехали туда из-за вас. Если они нападут на вас из
        засады, то вам будет непросто от них отбиться. Хотя носить оружие запрещено,
        но у гнома в повозке всегда найдется секира и метательные ножи, а то и
        арбалет. Да и дорога во многих местах идет вдоль скал и обрывов. Они могут
        устроить обвал. Вам надо быть осторожным.
        - Хорошо, спасибо за предупреждение, - кивнул Корин. - А они не могут
        быть как-то связаны с бандой Бэмегула?
        - Бэметгул... Вы уже и о нем знаете, - усмехнулся Румил. - Откуда?
        - Разговаривал с доном Гуносо.
        - Гикош всегда все немного преувеличивает, - улыбнулся старый маг. - Хотя
        кто знает. Банда Бэмегула обычно орудует вдоль побережья, в междуречье между
        Суанрилом и Маанрилом, а когда за ней начинают охотиться стражники, то куда-
        то исчезает, полагаю, бандиты разбегаются в разные стороны по своим логовам,
        поэтому их и не могут найти. В наших краях они не показываются: здесь
        довольно многолюдно и стражникам ничего бы не стоило их изловить. Разве что
        здесь могут прятаться отдельные бандиты. Сомневаюсь, чтобы они прятались в
        районе "Огненного кольца", как любят сплетничать рудокопы. Хотя это только
        мое предположение, они часто бывают неподалеку от Кольца: там много рудокопов
        и искателей сокровищ, - Румил замолчал, о чем-то размышляя, затем продолжил.
        - Я пришел перед вами извиниться.
        - Извиниться! За что? - поразился Корин.
        - Я вчера сделал вид, что ничего не слышал о "пурпурных" воинах. Это не
        так. Дело в том, что отец Сиши и наш старший сын погибли от их рук, но не в
        Кольце, а на Баканиде. Вчера я не хотел об этом говорить. Это случилось почти
        двести лет назад, не хотелось тревожить их память, и я боялся, вы заговорите
        о них с Сишей. В Кольце Харагус пурпурных воинов не видел. Там есть кто-то
        еще, но Димиту удалось его обойти. Однако "Огненное кольцо" не так далеко от
        Баканида и в его окрестностях "пурпурные" воины встречаются. Но у нас!
        Никогда прежде. Вчера я впервые увидел "пурпурный" след. Впрочем, я его
        никогда и не искал. Я не такой сильный маг, как вы.
        - Ну что вы, я не такой уж сильный маг... - смутился Корин.
        - Не прибедняйтесь, вы гораздо сильнее Димита, а он был один из самых
        сильных магов, которых я знал. А я встречался с самим Рустинусом и
        Акифойюсом.
        - А Димит вам не рассказывал, как он пробрался в Кольцо?
        - Димит сам не рассказывал, ну а я не расспрашивал. Он хотел, чтобы его
        поход туда оставался тайной, но не мог сдержать гордости от своего успеха. Он
        узнал там что-то очень важное. Но вам я не советую пробираться в Кольцо.
        Поверьте, это очень опасно. Димит говорил, что он туда и не собирался. Ему
        просто случайно повезло. Все исследователи: и Рустинус, и Ализарус, и
        Акифойюс внутрь Кольца не ходили. Впрочем, лучше всех знает Кольцо Ойлах
        Тубарус, если вы ему понравитесь, то он вам все расскажет сам. Но не говорите
        с ним о Харагусе. Он очень сердит на Димита, за то, что тот скрыл от него
        путь в Кольцо.
        - Но как Ойлах узнал, что Димит был в Кольце?
        - Димит сам ему во всем признался. Он был в его команде. Ойлах проводил
        там очередную исследовательскую экспедицию, а Димит занимался тогда в
        окрестностях Кольца изучением оборотней. По словам Димита, они встретились,
        Ойлах ему многое рассказал о Кольце. Димит примкнул к его экспедиции, ну а
        потом нашел путь. Димит о нем много не рассказывал, но говорил, что путь
        одноразовый, второй раз им уже не пройти.
        - Но в каком месте он его нашел? - Корин впился глазами в Румила.
        - Этого я не могу вам сказать, - покачал головой Румил.
        - Но... - начал Корин, но стук в дверь прервал его вопрос.
        - Кто там? - недовольно буркнул он.
        - Доброе утро, сеньор маг. Это мы, носильщики, - раздался из-за двери
        голос Иргая. - Вы готовы? Мы пришли, как договаривались. Повозка уже вас
        ждет.
        - Подождите, - сказал Корин, он и Заглеюс вышли в коридор. - Я сейчас
        позавтракаю и соберу вещи.
        - Доброе утро, сеньор Заглеюс! - поздоровались с Румилом носильщики.
        - Доброе утро! - кивнул им маг. - Чью повозку ты нанял, Иргай?
        - Тюна Зангуя.
        - Что ж, хороший выбор, - кивнул старый маг. - Тюн славный малый: смелый,
        честный, веселый. И у него сильные и быстрые мулы. Вам повезло, коллега.
        - Подождите меня внизу, и вот вам награда, если хотите, можете выпить,
        пока я буду завтракать, - Корин протянул носильщикам по донгу.
        - Благодарим вас, сеньор маг, - взял монеты Иргай, - но мы лучше вечером
        выпьем за вашу успешную поездку.
        - Я не возражаю, - улыбнулся Корин.
        Носильщики ушли, Корин закрыл дверь и наложил на нее заклятие. Румил с
        улыбкой смотрел за его действиями.
        - Глядя на вас, я все больше и больше верю в ваше успешное возвращение.
        - Благодарю вас, сеньор Румил. Подождите, я разбужу своего попутчика, -
        Корин прошел по коридору и постучал в дверь Энюя.
        - Кто там? - раздался из-за двери недовольный голос.
        - Вставай, иди завтракать, скоро ехать. Я буду ждать тебя в обеденном
        зале, - строгим тоном приказал Корин.
        - Сейчас я приду, - пообещал Энюй.
        Корин с Румилом отправились вниз.
        - Вы, коллега, гляжу, времени зря никогда не теряете, - с улыбкой покачал
        головой старый маг. - И этим мне сильно напоминаете Димита.
        - Надеюсь, я буду более успешен, чем он, - задумчиво произнес Корин, и
        тут же спохватился. Он не хотел огорчать старого мага рассказом об
        исчезновении Харагуса. Румил сейчас думал о своих делах, поэтому не уловил
        двусмысленности этой фразы. Они тепло попрощались, и Румил отправился на
        службу, а Корин зашел в обеденный зал.
        Сделав заказ на двоих, Корин сел за свой вчерашний стол, вскоре к нему
        присоединился и Энюй, который уже успел собраться в путь. После завтрака
        Корин кликнул носильщиков, они погрузили вещи, и вскоре повозка выехала из
        Палинсаны.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        РУКОПИСИ ХАРАГУСА
        Повозка выехала за городские ворота и быстро покатила по тракту на
        Катарел, как раз мимо тех мест, где вчера вечером ходил Корин. Он с легкой
        грустью кинул взгляд направо, где от тракта отходила дорога, ведущая к
        усадьбе супругов Заглеюс, пытаясь разглядеть их домик за плотной стеной
        деревьев и густого кустарника. Но даже крыши приветливого домика, где он
        провел столь замечательный вечер, не было видно.
        Вскоре повозка проехала по мосту через шумный ручей, переполненный водой,
        после ночного ливня. "У этого ручья вчера сидела Сиша, когда мы с Румилом
        пришли к нему в дом, - вздохнув, вспомнил Корин. - Интересно, что она сейчас
        делает?! Наверное, убирается по дому или работает в саду, как обычно делала
        Дойша, моя приемная мать, правда, она не была волшебницей". С легкой досадой
        он вспомнил, что забыл спросить у Румила о "Морском волке". Впрочем, сейчас
        ему было не до гостиницы, он вспомнил слова старого мага о гномах.
        Сидя рядом с возницей Корин внимательно следил за дорогой, он бодрствовал,
        несмотря на предложение возницы прилечь, на специально устроенной для этого
        лежанке. Энюй, напротив, забравшись под холст навеса, все время спал. Корин с
        интересом оглядывал местность, сильно отличавшуюся от тех мест, где он рос и
        работал. Кругом дороги расстилались леса, пастбища, поля, сады, небольшие
        хуторки и деревушки с хорошенькими каменными домиками. Возле них копошились
        стайки ребятишек, ходили и сидели стройные смуглые люди в светлых одеждах.
        Возница, молодой смуглый парень, действительно оказался приветливым,
        словоохотливым и смешливым малым. Мулы Зангуя были на редкость сильными и
        выносливыми, путешественники даже и не заметили, как проехали около
        пятнадцати миль и добрались до моста через реку Паланрил, сильно поднявшуюся
        после ливня.
        - Если и дальше мы будем так быстро ехать, то нам придется сегодня
        заночевать в Катареле, - улыбнулся Корин.
        - Нет, сеньор маг, - рассмеялся возница. - Мы проехали самую легкую часть
        пути. Здесь дорога все шла либо ровно, либо чуть под уклон. Подъемов почти не
        было. Дальше, за рекой, дорога пойдет навстречу Паланрилу, почти все время
        вверх. И так до самого Тегоса, где путники, которые не слишком торопятся,
        обычно останавливаются на ночлег. После Тегоса подъем и дорога через хребет,
        а затем почти все время вниз, до самого Катарела.
        - Сколько миль осталось до Тегоса?
        - От моста чуть больше двадцати пяти. Вы не хотите останавливаться на
        ночлег в Тегосе?
        - С чего ты решил?
        - Просто показалось, что вы очень торопитесь в Катарел. Все время глядите
        на дорогу, вместо того, чтобы отдыхать, как ваш спутник. Ехать еще очень
        долго, сеньор маг. Сразу после Тегоса очень длинный и тяжелый подъем, мулам
        желательно перед ним хорошенько отдохнуть.
        - Конечно, мы там остановимся, - кивнул Корин.
        - Скоро Паланос, до него осталось примерно семь миль, хорошо бы там
        передохнуть и пообедать, - извиняющимся голосом сообщил спутник. - После
        Паланоса, по дороге довольно долго не будет трактиров.
        - Хорошо, пообедаем в Паланосе, - усмехнулся Корин, - поедим сами и
        накормим животных. Не волнуйся, я за все заплачу сам.
        - Благодарю вас, сеньор маг, - успокоено кивнул Тюн, и тут же затянул
        веселую песню.
        Корин по-прежнему внимательно следил за дорогой. Гномов было пятеро и они
        вместе весили побольше, чем их троица. Кроме того, повозка гномов выехала
        ненамного раньше, в пути до Катарела она могла им встретится. Корин не
        сомневался, что при желании ее можно легко догнать. Он не боялся гномов, не
        сомневаясь, что и в одиночку спокойно справится со всей этой пятеркой, но они
        могли затеять какую-нибудь хитрость, одну из тех, до которых были большие
        мастаки. Впрочем, до сих пор дорога шла по ровной людной местности, здесь им
        нападать на него было рискованно. Но дальше... Дальше окрестность вокруг
        дороги, по словам возницы, должна была сильно измениться.
        В Паланосе они остановились в корчме "Полная чаша". Пока они обедали,
        случилось неприятное происшествие: какой-то тип полез в их повозку, где
        находился сундук Корина и жестоко поплатился за свою наглость, нарвавшись на
        специально приготовленную для воров магическую ловушку. Правда, после этого
        случая к повозке никто больше и близко не подходил, но, тем не менее, пополз
        слушок, что маг везет что-то уж больно ценное - люди с интересом смотрели на
        повозку и обсуждали, что он может везти.
        Незадачливый воришка, освобожденный Корином от заклятья неподвижности,
        рассказал, что забраться в повозку его подучил гном, который приехал сюда
        верхом не более четверти часа назад и, увидев результат опыта, сразу поскакал
        дальше на Катарел.
        То, что к пятерым гномам в повозке, теперь добавился и конный гном, еще
        больше насторожило Корина. Этот гном мог следить за ними всю дорогу до
        Паланоса. Корин не заметил всадника: все его внимание было обращено вперед,
        он искал гномов, едущих в повозке. Эта повозка, не останавливаясь, миновала
        Паланос за полчаса часа до их приезда.
        После обеда путники немного отдохнули в тенистой рощице за городишком.
        Пока мулы и его спутники отдыхали, Корин провел небольшую разведку, но она
        ничего не дала: как и предупреждал его Зангуй, местность изобиловала холмами
        и увидеть, что находится далеко впереди, было невозможно.
        В нескольких милях от Палантоса, тракт перегородило валявшееся на нем
        ветвистое дерево. Корин приказал вознице остановить повозку в сотне аршей от
        препятствия и вместе с Энюем скользнул в лес. Полуэльфа преграда тоже
        насторожила, при виде ее он действовал быстро и находчиво, в нем чувствовался
        большой опыт охотника.
        В лесу тролль и эльф имели перед гномами значительное преимущество, это
        была их стихия, но поиски засады ничего не дали, никаких бандитов поблизости
        не оказалось. Путники очистили дорогу и поехали дальше весьма встревоженные.
        Возница больше не шутил, он, как и его спутники внимательно вглядывался в
        зеленые стены, стоявшие по обе стороны дороги. Его довольное и веселое лицо
        выглядело теперь огорченным: прибыльное и веселое путешествие, на которое он
        рассчитывал, обернулось опасным.
        - Вам надо было заявить на них стражникам, сеньор маг. Еще в Паланосе.
        Теперь до самого Тегоса стражников мы не встретим. Эти мерзкие гномы могут в
        любой момент перестрелять нас из кустов из своих арбалетов, - тяжело вздохнул
        он, пугливо вглядываясь в кусты.
        - Они не посмеют это сделать, - попытался успокоить его Корин, - дорога
        слишком многолюдная. По дороге им действительно частенько попадались груженые
        повозки.
        Вскоре путникам еще трижды встретились деревья, лежащие на дороге, но
        засады рядом с ними по-прежнему не было. Несколько раз Корин останавливал
        встречные повозки и расспрашивал возниц о гномах. Ему удалось выяснить, что
        повозка с гномами оторвалась от них почти на пять миль: сейчас, они ехали уже
        не столь быстро, как прежде.
        - Они стараются нас задержать, чтобы выбрать удобное место для атаки,
        сеньор маг, или же ждут подкреплений, - авторитетно заявил Энюй. - А заодно и
        пытаются припугнуть нас.
        - Но это значит, они понимают, что мы знаем о них.
        - Конечно, понимают. Они сами себя выдали, когда натравили того малого на
        ваш сундук. Но ведь у нас нет никаких доказательств. Надо либо вернуться в
        Паланос и заявить на них стражникам, либо постараться их догнать и перегнать.
        - А если они устроят засаду и начнут стрелять в нас из арбалетов, -
        покачал головой возница.
        - Не начнут. Для них это слишком опасно. У нас перед ними есть
        преимущество. Хотя они в пяти милях от нас, но их мулы не отдыхали в отличие
        от наших, поэтому повозку гномов можно догнать. Скорей всего, их мулы сейчас
        едва передвигают ногами, - предположил Энюй. - Но за нами следит их всадник,
        а может он и не один. Если мы заметим его, сеньор маг, ударьте по нему
        молнией.
        - Посмотрим, - недовольно нахмурился Корин и строго посмотрел на
        полуэльфа. - Если бы эта повозка ехала без остановок, они бы еще больше
        оторвались от нас, - высказал он свое сомнение. - Да и пять миль слишком
        большой разрыв, чтобы их можно было догнать.
        - Нет, сеньор маг, - поддержал Энюя возница, - ваш человек прав, по этой
        дороге на усталых мулах далеко не угонишь. Они в любой момент могут встать на
        подъеме, и гномам самим придется толкать свою повозку вверх. Давайте
        послушаемся его или вернемся в Паланос и заявим на гномов стражникам, - с
        надеждой посмотрел он на мага.
        - Нет уж, лучше гони. Догоним их, - кивнул Корин. - На возвращение у нас
        нет времени, да и они могли это предусмотреть. Ты ж, Энюй, говорил мне, что
        охотник - готовь лук, охота началась. Теперь мы начинаем сами на них
        охотиться. Эти маленькие мерзавцы уж слишком много о себе возомнили.
        Повозка прибавила ходу. Энюй достал лук и положил перед собою несколько
        стрел, теперь он внимательно вглядывался в каждый кустик, готовый в любой
        момент выпустить стрелу в притаившегося за ним гнома.
        Холмы становились все выше и выше, а подъемы все длинней и длинней.
        Внезапно все трое с очередного увала увидели на зеленом склоне соседнего
        холма серый участок следующего подъема и скакавшего по нему вверх всадника.
        Это был гном. Еще задолго до окончания спуска они увидели мост и столпившиеся
        по обеим сторонам от него повозки. Подъезды к мосту с обеих сторон были
        завалены огромными деревьями. Одно из деревьев упало прямо на повозку и
        повалило ее.
        - Они опять использовали этот трюк, - скрипнул зубами Энюй, который как
        южанин с примесью эльфа не любил бесполезной рубки деревьев. Корин его хорошо
        понимал, к чувству инстинктивной тролльей ненависти к гномам-ворам,
        добавилась еще и исконная эльфийская ненависть.
        - Что будем делать, сеньор маг, - спросил Тюн - возница.
        - А что нам еще остается. Поедем, поможем им, чтобы они скорей освободили
        проезд. Если им не помочь, они долго провозятся, мы можем и в Тегос до ночи
        не успеть, - недовольно пожал плечами Корин.
        - Не беспокойтесь. До Тегоса мы доберемся, - постарался успокоить его
        возница. - До него уже не так далеко.
        - Может, гномы хотят напасть на нас ночью, - предположил Энюй.
        - Вряд ли, - покачал головой Корин. - Мы ведь с тобой не люди. В темноте
        мы видим лучше гномов, да и до темноты еще далеко.
        - Но они могут не знать, что в темноте мы видим лучше их, - усмехнулся
        полуэльф. - Южные гномы не так осведомлены о троллях и эльфах, как их
        северные собратья.
        - Может быть, - пожал плечами Корин, - Но в лесу они на нас не нападут.
        Гномы не любят лес. Они постараются приготовить для нас засаду в горах.
        - Скалистые горы появятся только после Тегоса. До него будут одни холмы,
        - покачал головой возница. - И то в тех горах кругом лес.
        - Значит, они ждут подмогу, - развел руками Энюй.
        - Не исключено, - кивнул Корин. Они уже подъехали к мосту. - Теперь
        давай-ка, Энюй, слазь с повозки, поможем этим людям, а то нам долго придется
        ждать, пока их страсти улягутся.
        У моста толпилось около двух десятков мужчин и женщин, кто-то злобно ругал
        гномов: "проклятые уродливые коротышки". Слышался плач и стоны: среди людей,
        не успевших выпрыгнуть из поваленной повозки, оказались пострадавшие. Корину
        пришлось заняться лечением, а Энюй взял на себя руководство расчисткой дороги
        и разводкой повозок. Вскоре на дороге установился порядок. Парочка крестьян,
        ехавших в пострадавшей повозке, была приведена в чувство, шины наложены, раны
        залечены. Их повозка хотя и была сильно повреждена, но оси и колеса остались
        целы, до городка она могла дотянуть. Повозки отправились в путь, освободив
        проезд, путешественники поехали на подъем. Энюй злобно честил гномов, ему не
        терпелось всадить стрелу в одного из них.
        После задержки у моста они поняли, что гномов им догнать не удастся. Тем
        не менее, Тюн продолжал гнать мулов. Вскоре они обогнали те несколько
        повозок, которые встретились им у моста.
        - Придержи поводья, ты же не хочешь загнать своих мулов, - сказал вознице
        Корин. - Гномов нам теперь уж не догнать.
        - Хотелось бы поскорей уж добраться до Тегоса, сеньор маг, - вздохнул
        парень. - Думается эти гномы из банды Бэмегула.
        - Почему ты так решил? - сразу насторожились оба спутника.
        - Мне рассказывал знающий человек, что Бэмегул тоже любит устраивать на
        дороге завалы и нападать из-за них на купцов.
        - Но ведь Бэмегул в ваших краях не появлялся, - пристально посмотрел на
        возницу Энюй.
        - Он здесь не шуровал со своей бандой, наверно, вы это хотели сказать,
        сеньор. Но видать-то его здесь видели. Много раз. Просто мало кто из людей,
        его видевших, оставался в живых. Здесь он действительно не грабит: опасно,
        народу много. Ведь как говорят, звери никогда не охотятся рядом со своим
        логовом. В междуречье есть, где спрятаться - вот там он и шурует. А как
        стражники за ним погонятся, то куда ему бежать - конечно же, к нам. Или на
        Варагул.
        - На Варагул... - недоуменно переспросил Тюна Корин. Он читал о Варангуле
        в книгах. - Это полуостров возле "Огненного кольца"?
        - Да, сеньор маг, - кивнул Тюн. - Поговаривают, что Бэмегул прячет там
        награбленные сокровища.
        - Но куда же смотрят стражники?! Почему они не обыщут полуостров. Он не
        такой уж и большой, - Корин недоверчиво посмотрел на возницу.
        - Так кто ж туда сунется по доброй воле, ведь там, в горных лесах, есть
        пурпурные воины, - покачал головой возница. - Все, кто туда отправляется,
        исчезает. Эти воины и "Огненное кольцо" охраняют.
        - Чего только люди не болтают, - покачал головой Корин. - Везде им
        мерещатся пурпурные воины. Ты сам-то видел хотя бы одного?
        - Я - нет, но люди-то видели, - обиженно возражал возница. - Все врать не
        станут.
        - Я тоже про это слышал, - поддержал его Энюй.
        - Не подслушивай и не вмешивайся в чужой рзговор, а занимайся своим
        делом. Внимательно следи за дорогой, - строго одернул его рассерженный Корин.
        Его смущала уверенность с какой возница отстаивал присутствие пурпурных
        воинов в Кольце. Сам он верил Димиту Харагусу, который говорил Румилу, что
        пурпурных воинов в Кольце нет. Димит являлся единственным человеком, о
        котором было точно известно, что он побывал в Кольце. Маги не могут лгать.
        Корин погрузился в раздумья, ему вспомнился сегодняшний сон. В его памяти
        всплыли заклинания, которые он мечтал скорее опробовать, но сейчас при
        свидетелях ему не хотелось этим заниматься. Поэтому он начал в уме терпеливо
        разбирать хитросплетения запомнившихся ему магических формул. Хотя магистрант
        и ломал голову над уравнениями, встреченными в книгах, но он так и остался
        сидеть на козлах, изредка оглядывая местность.
        Дорога виляла по пологим холмам, покрытым высокими лесами. Повозка пошла
        на очередной спуск, перед путниками раскинулась довольно широкая долина,
        внизу шумела быстрая, полноводная река, через которую был переброшен каменный
        мост. Корин заметил небольшой поселочек на другой стороне реки, возница
        облегченно вздохнул.
        - Это Лирос, сеньор маг, - сказал он, предупреждая вопросы Корина. - А
        река внизу - Паланрил. Дальше лесов будет меньше. Местность хотя и холмистая,
        но дорога пойдет среди пастбищ, гномам незаметно к нам не подобраться. Вы уж
        ударьте по ним молнией, если они попробуют напасть на нас.
        - Не волнуйся, - усмехнулся Корин. - Ударю.
        - Хоть деревьев на дороге больше не будет, - зло пробормотал Энюй.
        Путники сделали в Лиросе продолжительную передышку, выпили в небольшой
        корчме без названия по стаканчику вина. Корин порасспросил местных жителей о
        проезжавших гномах, но они проезжали давно: около двух часов назад и маг
        успокоился. Дальше, как и обещал ему возница, дорога пошла среди необъятных
        пастбищ, на которых паслись огромные стада овец, коз, коров, лам. Никаких
        приключений и происшествий больше не случилось, и вечером они въезжали в
        Тегос, маленький городок у подножья довольно высокого горного хребта,
        отдельные вершины которого вздымались, чуть ли не на три с половиной тысячи
        аршей.
        Путешественники нашли себе приют в небольшой, но уютной двухэтажной
        гостинице, которая так и называлась "У перевала": дорога на горный перевал
        проходила мимо нее.
        Сразу по прибытии в гостиницу, Корин послал возницу вместе с Энюем к
        стражникам, сообщить им о поведении гномов, а сам засел за книги, ему
        хотелось овладеть магией, которую он видел во сне. После пары часов
        напряженной работы, Корин оставил это занятие: у него ничего не выходило, и
        он не мог понять, где кроется ошибка. Неужели его выкладки и умозаключения
        неверны. Ему было над чем задуматься. Теперь его размышления обратились к
        событиям из его сновидений. Странный город, странный свет, необычные
        стражники, женщина в короне и конечно Зордос - все это вызывало у него
        недоумение. Но что же могло быть причиной такого сна?
        Корин переоделся, собираясь идти на ужин, и внезапно заметил на подоле
        своей рясы, прореху. Его брови недоумевающе поднялись, и тут он вспомнил о
        стреле, в голове мелькнула какая-то смутная догадка. Корин достал из баула
        штаны, в которых он ходил в гости к супругам Заглеюс, и осмотрел их.
        Маленькое пятнышко подтвердило его подозрения. Сок кэлура - вот где таилась
        причина его сна. Видимо, ему все-таки досталась крохотная доза, но она была
        настолько мала, что подействовала на него, только когда он спал.
        "Что если снова попробовать использовать сок кэлура, чтобы увидеться с
        Зордосом и попросить у него совета. Несколько его капель у меня еще осталось,
        - подумал маг, но опасение снова оказаться в незнакомом городе, который видел
        во сне, заставило его повременить со своей задумкой. - Лучше уж попробую
        поработать еще с книгами, может, отыщу там что-то более подходящее для себя,
        должны же существовать безопасные способы магической связи?!"
        Его размышления о том, как отыскать способ, чтобы снова встретиться с
        Зордосом были неожиданно прерваны. В дверь негромко постучали. Корин
        насторожился:
        - Кто там?
        - Сеньор маг, это я, Тюн Зангуй. Мы вернулись. Сеньор Энюй ждет нас в
        обеденном зале, - раздался за дверью голос возницы. - И с ним еще сидит
        сержант-стражник, он хочет что-то разузнать у вас о гномах.
        - Скажи, что я сейчас приду, жди меня в зале.
        Через несколько минут, обезопасив номер от взлома, Корин спустился вниз. В
        обеденном зале, как и предупредил его Тюн, за одним столиком с его
        спутниками, сидел рослый сержант, увидев Корина, он встал и вежливо
        поклонился:
        - Сеньор маг, я хотел узнать у вас, как выглядят эти гномы. Нам сегодня
        на них уже успели нажаловаться несколько человек, но никто не может описать
        их внешность.
        - Разве мои люди не сказали вам, сержант, что я тоже их не видел? -
        нахмурился Корин.
        На лице сержанта мелькнуло недоумение:
        - Разве вы с помощью магии не можете увидеть их лица?
        - Сержант, маги не всемогущи, - с некоторой досадой признался Корин. -
        Они были слишком далеко от нас, чтобы я мог поставить на них свою метку.
        Сожалею, что ничем не могу помочь вам. Может, посидите, выпьете с нами? -
        предложил он, заметив, что сержант собрался уходить. У него мелькнула мысль
        расспросить его о банде Бэмегула.
        - С удовольствием, сеньор маг, - довольно улыбнулся сержант, снова
        присаживаясь к ним за стол.
        Корин сделал заказ на всю их компанию и, решив не терять попусту время,
        обратился к сержанту:
        - Сеньор?..
        - Кийтер Куйерай, сеньор маг.
        - Сеньор Кийтер, что нового слышно о банде Бэмегула?
        - Сейчас ничего, сеньор маг. Три месяца назад они, по сообщениям из
        Катарела, появились под Мааносом, это городок на Маанриле, но за ними была
        погоня, несколько человек из их отряда убили, и они снова исчезли.
        - Кто были убитые?
        - Как кто? Бандиты... - недоуменно пожал плечами сержант.
        - Вы меня не так поняли, сеньор Кийтер, я имел в виду не это. Это были
        люди, гномы, или еще кто?
        - О, сеньор маг, у Бэмегула в отряде сплошной сброд. Там и люди, и
        полуэльфы, - хотя сейчас кто их сейчас отличит, - гномы, полугномы.
        - Но все-таки больше кого?
        - Говорят, у него в последнее время прибавилось полугномов и полуэльфов,
        - пожал плечами сержант. - Уж не знаю, откуда они берутся. На острове все
        гномы сидят вдоль северного побережья, полуэльфов тут почти нет. За морем
        постоянно следят имперские корабли. Контрабандисту не прорваться.
        - А в округе гномов много?
        - Гномы, те живут только в больших городах. Но за ними строго следят. Они
        в основном купцы, менялы, ювелиры, да кузнецы. У нас в городке нет ни одного
        гнома, но в Катареле их хватает.
        - Так что, у вас поблизости гномы вообще не живут?
        - Понимаю, что вы имеете в виду, - кивнул сержант. - Да, поблизости есть
        семейство гномов. Они держат гостиницу "Утес" на середине подъема на перевал.
        Вы полагаете, что гномы, которые заваливали дорогу, остановились там?
        - Я восхищен, вашей сообразительностью, дон Куйерай, - усмехнулся Корин.
        Сержант задумчиво допил свое вино и, поблагодарив мага, встал и
        попрощался. Он явно торопился.
        - Если у вас будут новости, сеньор Кийтер, надеюсь, вы не сочтете за труд
        поделиться ими со мной, - кивнул ему Корин.
        - Конечно, сеньор маг, - поклонился сержант и быстро вышел.
        - Вы думаете, сеньор маг, стражники их схватят? - заинтересовался Тюн.
        - Сомневаюсь. Гномы чрезвычайно хитры. У них было время отдохнуть, теперь
        они спрятались где-то в более укромном месте. Но визит стражников может их
        напугать и заставить отказаться от задуманного. Я опасаюсь обвалов, которые
        они могут устроить на нашем пути. Там есть удобные места?
        - Да, - с кислым видом кивнул возница. - Два, даже три участка идут в
        притирку со скалами и обрывами. Один, правда, короткий, сотни полторы-две
        аршей, зато два очень длинные. Каждый больше полумили.
        - Какой им толк обрушивать на нас лавину, сеньор маг, что они с этого
        будут иметь? - пожал плечами Энюй. - Гномы любят золото и драгоценности, они
        убивают только, чтобы ограбить. Странно, почему они к нам привязались, гномы
        не большие любители связываться с магами?! Может, вы ошибаетесь, сеньор маг,
        и они охотятся не на нас?
        - Признаться, это только мои домыслы. Для них я тролль - может поэтому?!
        Корин и сам не понимал причин, по которым гномы привязались к нему.
        Конечно, у него были золото, серебро и другие деньги. Кто-нибудь из гномов
        мог видеть, как он нес от Румила мешок с мелкими монетами. Но там были
        обычные местные деньги, причем всего десять солитов в золотой валюте. Хотя
        для Дурула это была немалая сумма, но он сомневался, что гномы стали бы
        рисковать из-за такой мелочи. Впрочем, у него было еще золото и серебро,
        гномы могли бы догадываться, а могли бы и точно знать: он вспомнил то
        странное существо, которое подсматривало за ним. К тому же они могли
        преувеличивать размеры его богатств.
        Корин невольно бросил взгляд на окно трактира, ему показалось, что из-за
        листвы двух молодых деревцев, которые росли за окном, на него смотрел какой-
        то человек. Это длилось всего мгновение, он не был уверен, что ему не
        показалось. Корин решил об этом промолчать, боясь окончательно запугать
        возницу, который, судя по его взъерошенному и напуганному виду, уже проклял
        все. Тюн, действительно, в любой момент был готов отказаться от продолжения
        путешествия и потребовать расчета.
        - Не волнуйся, Тюн, - дружелюбно улыбнулся ему маг, - с нами ничего не
        случится. Если на нас кто-то попробует напасть ему не поздоровится.
        - Конечно, сеньор маг, - облегченно вздохнул немного успокоенный возница.
        Поужинав, они отправились в свои номера, находившиеся на втором этаже. Тюн
        и Энюй остановились в одной комнате, напротив комнаты Корина. По пути наверх
        Корин придержал Энюя, чтобы поговорить с ним:
        - Проследи за Тюном, я боюсь, как бы он втихомолку не удрал от нас.
        - Не удерет, - усмехнулся Энюй. - Вы же ему еще не заплатили. Если
        удерет, найти повозку до Катарела тут не проблема.
        - Все равно, проследи за ним, вдруг с ним что-нибудь случится.
        - Вы тоже заметили этого человека, сеньор маг? - прищурился Энюй.
        - Какого человека? - насторожился Корин.
        - Того, что наблюдал за нами в окно. Он довольно долго смотрел на вас. Я
        думал, вы его не замечаете.
        - Я не хотел пугать Тюна, - дернул плечом Корин, не желая вдаваться в
        подробности. Энюй оказался гораздо наблюдательней его. Впрочем, окно
        находилось прямо напротив Энюя. - Ты его хорошо рассмотрел?
        - Его скрывала листва, - пожал плечами парень. - Но если мы встретимся, я
        узнаю этого типа.
        - Хорошо, - кивнул Корин. - Теперь иди, не упускай из виду Тюна.
        Вернувшись в номер, Корин выглянул в окно, было еще довольно светло,
        ничего подозрительного он не заметил и засел за книги. Еще раз перелистав их,
        он наткнулся на место, где давались пояснения, по поводу параметров, которые
        следует подставлять в магические уравнения, чтобы получить нужные заклинания.
        Раньше об этом он никогда не задумывался, теперь же ему стали ясны причины
        его не только сегодняшних, но и прошлых неудач.
        Корин не знал точных параметров своей магии и брал их, скорее по наитию,
        чем обоснованно. Зачастую он даже не имел представления, какой магией
        пользуется: тролльей, человеческой либо эльфийской. Только на корабле он
        сделал для себя удивительное открытие, его магия является переплетением сразу
        пяти. Внутреннее око показывало, что черные и прозрачные нити в нем гораздо
        сильней. "А что если использовать черную магию, как Зордос, - мелькнула
        шальная мысль в голове магистранта. - Почему бы ни попробовать..."
        На поиски параметров своей черной магии у Корина ушло более двух часов, он
        и не заметил, что сидит в полной темноте, его зрение прекрасно видело и во
        тьме. Он даже вздрогнул, когда в его руках вспыхнул черный клинок, казалось
        сотканный из переплетенных между собой огненных и черных нитей, отбрасывавший
        огненные всполохи на стены комнаты. К его глубокому сожалению испытать меч
        было не на чем. Вздохнув, он погасил его и только теперь заметил, что сидит
        во тьме.
        Корин зажег светильник и снова сел за стол. Поломав голову, он нашел
        параметры для своей прозрачной магии и из любопытства попробовал создать
        клинок прозрачной магии. Это ему удалось. Полупрозрачное играющее множеством
        цветов и оттенков пламя взметнулось из рукояти. Полюбовавшись им, он погасил
        клинок и спрятал жезл в сундук. "Теперь у меня есть, чем при случае сразиться
        с пурпурными воинами, - с горделивой усмешкой подумал маг. - Надо посмотреть,
        что еще такого я купил на Хуруле". Поработав еще немного с книгами, он лег в
        постель чрезвычайно гордый и довольный собой.
        ***
        Ночью, в горах, когда Корин уже спал, прошел чрезвычайно сильный ливень.
        Поэтому утром, когда после завтрака они выехали в путь, крестьянских повозок
        на дороге почти не было.
        - В горах, на дорогах, сейчас много всякого хлама, могут быть заносы,
        после обвалов, - пояснил возница. - Нам бы тоже стоило подождать, сеньор маг,
        пока дорогу, как следует, не расчистят. Вы же не хотите сами расчищать себе
        путь? Лучше если это за нас сделают дорожные рабочие.
        - У меня нет времени ждать пока проверят и расчистят дорогу, - пожал
        плечами Корин. У магистранта мелькнула мысль, что все складывается довольно
        удачно, гномы не будут ожидать их появления и им удастся избежать рукотворных
        обвалов и булыжников на свою голову. - Если потребуется, мы сами расчистим
        дорогу.
        Возница недовольно что-то буркнул, но спорить не стал. Он оказался
        довольно смелым и покладистым малым, подумал Корин. Повозка катила теперь все
        время вверх, внизу дорога была чистой, но выше на ней стали встречаться
        листья, ветки, обрывки растений, различный щебень, принесенный с гор
        потоками, особо большие кучи и крупные булыжники Энюй и Корин, спрыгнувшие с
        повозки, отбрасывали прочь с дороги. Выше тракт снова стал чище. Здесь вдоль
        дороги росли исполинские сосны Тайри, они защищали ее от потоков.
        Через час езды путешественники встретили группу всадников. Среди них Корин
        увидел своего вчерашнего знакомца, сержанта Кийтера Куйерая. Завидев их
        повозку, сержант подъехал к ним, как к своим хорошим знакомым.
        - Зря вы выехали так рано, сеньор маг. В горах кое-где были небольшие
        обвалы, на дорогах камни. Вам придется либо ждать дорожных рабочих, либо
        самим расчищать себе проезд.
        - Ничего страшного, - пожал плечами маг. - Как-нибудь проедем. А что
        насчет нашего дела?
        - Я заезжал в "Утес" к Артэшу Тауршину, его владельцу, но гномов, о
        которых вы говорили, там уже не оказалось. Но они там поужинали, оставили
        свою повозку и ускакали верхом. Куда они отправились, Артэш не сказал. Но
        ехать в темноте по горам... Вряд ли. Наверно у них где-то еще есть пристанище.
        - А в горах гостиниц больше нет?
        - Гостиниц нет, но мест, где можно остановиться, хватает. Там живут и
        лесорубы, и охотники, и сборщики трав, лекарственных растений... Кого там
        только нет, - пожал плечами сержант.
        - Выходит, они где-то спрятались, - покачал головой Корин. - Но ничего,
        если мы их встретим, то я их накажу.
        - Смотрите, чтобы они не кинули чего-нибудь вам на головы, - едва заметно
        усмехнулся сержант. - До свидания, сеньор маг.
        - Всего хорошего, сеньор Кийтер.
        Повозка покатила дальше. Тюн слушавший разговор Корина с сержантом только
        огорченно вздохнул и стал еще внимательней следить за дорогой. Вскоре они
        проезжали "Утес", несколько бородатых гномов вышли на порог и угрюмыми
        взглядами проследили за их повозкой, увидев Корина и Энюя, в разговор с ними
        они вступать не стали. Корин с удивлением отметил, что для гномов эти парни
        очень рослые, почти как люди: примерно два арша и пин (165 см). Повозка
        неторопливо катила дальше, время от времени останавливаясь, чтобы расчистить
        дорогу.
        Вскоре после гостиницы начался первый скалистый склон, которого опасался
        возница, тут же находился и первый завал, о котором говорил сержант. На
        тракте лежало несколько огромных глыб, полностью перегородивших дорогу.
        Убрать их вручную не было никакой возможности, даже если бы у них были ломы.
        Каждая глыба весила не менее пятисот сут, а парочка из них была далеко за
        полторы тысячи (больше четырех тонн). Корин обошел глыбы и прошел до конца
        скалистого участка, чуть дальше находился еще один завал, но там глыбы были
        меньше, их можно было убрать руками. Он вернулся к повозке.
        - Придется ждать рабочих, сеньор маг? - спросил его пригорюнившийся Тюн.
        Энюй с интересом посмотрел на мага.
        Корин ничего не ответил. Он сосредоточенно думал. Вчера он разработал
        несколько заклинаний, на случай обвала и на случай встречи с гномами. Он
        посмотрел на глыбы, у него не было уверенности, что заклинания сработают так
        как надо: они были приготовлены им для движущихся предметов, но попробовать
        стоило. После его заклинаний часть огромных глыб исчезла, освобождая место,
        достаточное для проезда тележки.
        - Что вы сделали, сеньор маг? - заорал потрясенный возница.
        - Проезжай быстрей, - прикрикнул рассерженный Корин.
        Возница торопливо хлестнул вожжами мулов и проехал завал. Доехав до
        следующего завала, он оглянулся. Глыбы, удаленные магом, вновь лежали на
        своих местах, по-прежнему загораживая проезд. Возница только оторопело
        покачал головой. Энюй тоже с огромным удивлением смотрел на Корина.
        - Никогда не слышал ни о чем подобном.
        Корин пожал плечами, словно в этом не было для него ничего особенного и,
        нагнувшись, начал откатывать камни в сторону и сбрасывать с обрыва. Посмотрев
        на стоявших столбом спутников, он приказал им:
        - Ну, чего смотрите? Присоединяйтесь. Здесь я колдовать не собираюсь, -
        Корин и не мог бы этого сделать, глыбы были небольшие, но их валялось здесь
        слишком много, применять заклинание к каждой было бы слишком утомительно.
        Вскоре дорога для повозки была расчищена, и они поехали дальше. Применяя
        где надо магию, а где физическую силу они миновали все три опасных участка.
        Возница повеселел и даже запел. Корин почувствовавший после физических и
        магических трудов усталость прилег на лежанке. Опасность, которой он больше
        всего боялся, миновала.
        Теперь, когда повозка катила вдоль склонов, поросшим вековым лесом,
        опасность обвалов исчезла, самая сложная часть пути оставалась позади. Хотя
        подъемы еще встречались, но дорога по большей части шла под уклон. Время было
        еще довольно раннее, и Корин, не выспавшийся из-за ночных бдений над книгами,
        задремал. Внезапно повозка резко остановилась, Корин удивленно поднял голову.
        - Сеньор маг, - услышал он, тревожный возглас Энюя. В это мгновение
        арбалетный болт пробил ткань повозки на пару пинов выше его головы.
        Одним немыслимо быстрым движением Корин вылетел через задний борт повозки,
        несколькими прыжками достиг опушки леса и тут же укрылся за деревом. Повозка
        стояла в аршах двадцати от упавшего дерева, которое его потерявшие
        бдительность спутники слишком поздно заметили из-за поворота. Но, судя по
        возгласам, нападавшие тоже находились в замешательстве, они не ожидали
        появления их повозки. Выстрел из арбалета был сделан не прицельно, наверно,
        поэтому ему повезло.
        Тюн и Энюй тоже успели спрыгнуть с козел и прятались за деревьями аршах в
        двадцати от Корина. Они не видели мага: все их внимание было поглощено
        бандитами. Корин внимательно следил как за бандитами, так и за Энюем. Порой
        он вызывал у него некоторые подозрения, но сейчас парень вел себя
        безукоризненно. Пара бандитов, сраженных его стрелами, уже валялись на земле.
        Остальные спрятались за деревьями. Их было чуть больше десятка. Запах костра
        и варева говорил о том, что у них здесь был привал. Вряд ли бы логово
        бандитов находилось так близко от дороги.
        Жезл Корина остался в повозке, это слегка осложняло его задачу, но и без
        жезла он кое-что умел. Создав огненный шар, маг метнул его в чащу, где
        прятались бандиты. Яркая вспышка взрыва озарила лес. Кто-то дико завопил,
        видимо, пламя задело его. Бандиты, больше не помышляя о нападении, с ужасными
        воплями побежали в глубь леса, откуда слышалось тревожное ржанье их лошадей,
        полыхнувшее пламя привело их в ужас. Корин для острастки метнул в чащу еще
        пару небольших шаров, которые хотя никого и не задели, но зато добавили прыти
        бандитам.
        Он осторожно выглядывал из-за дерева, опасаясь нового выстрела из
        арбалета. Отдалявшийся топот копыт в глубине леса, говорил о том, что банда
        на рысях уходит от опасных гостей. Только вопли раненного бандита продолжали
        нестись с правой стороны дороги. Энюй с Тюном вышли из своего укрытия и
        подошли к повозке. Корин также оставил свое убежище и присоединился к ним.
        - Здорово вы их, сеньор маг! - радостно приветствовал его с победой Тюн.
        Энюй тоже приветствовал Корина, но с некоторым удивлением. Корин подметил,
        что удивление Энюя вызвано отсутствием в его руках жезла. Это заставило его
        задуматься: для человека несведущего в магии, парень слишком много знал о
        магах. Но сейчас его больше интересовало другое. Корин перешел дорогу,
        поднялся на лужайку, на всякий случай осмотрел двух бандитов, которых сразили
        стрелы полуэльфа, но они были мертвы. Оба оказались гномами. Под кожаными
        куртками на них были кольчуги, но стрелку они не помешали. Одному из бандитов
        стрела пробила горло, другому вонзилась в глаз.
        - Ты хорошо стреляешь из лука, Энюй, - похвалил Корин своего спутника.
        - Так ведь охотник, - усмехнулся тот.
        Корин неопределенно пожал плечами и направился в чащу, откуда слышались
        стоны раненного им бандита. Его спутники последовали за ним. На небольшой
        поляне царил хаос. Кругов валялись чашки, кружки, ложки, рядом с костром
        стояла пара небольших медных котлов. Путники застали бандитов во время обеда.
        Во многих чашках еще оставалась недоеденная каша. Увидев этот бедлам, Корин
        недовольно поморщился и пошел на стоны.
        Обожженный огнем бандит, завывая, катался на земле. Чуть поодаль валялись
        еще двое, но им досталось так, что завывать им было просто нечем: их головы
        превратились в угольки. Корин невольно отвернулся, впервые в жизни он кого-то
        убил. Судя по росту и сложению, это были метисы: полугномы-полулюди. Никакой
        радости от убийства, Корин не испытал, сказывалось то обстоятельство, что его
        воспитывал старый маг-врачеватель, посвятивший всю свою жизнь лечению, а не
        убийствам.
        Корин подошел к оставшемуся в живых бандиту и наклонился над ним. Он
        оказался гномом, но сейчас для него это был обычный пациент. Осмотрев рану,
        магистрант ужаснулся площади и характеру ожога. Ему не раз приходилось лечить
        различные ожоги, только вот нанесенные магическим пламенем он видел впервые.
        То, что гном еще оставался жив, было чудом, он относил это на счет обычной
        гномьей живучести. Применив к нему обезболивающее заклятие, Корин сходил к
        повозке и достал из сундука сок кэлура, чтобы облегчить страдания гнома и
        попробовать спасти его жизнь. Обычные заклятия лишь ненадолго могли успокоить
        пациента и облегчить его страдания, более сильные могли его убить. Сок кэлура
        давал возможность сознанию мага слиться с подсознанием пациента и управлять
        восстановительными процессами в нем.
        Хотя кэлура в баночке оставалось всего несколько капель, этого могло
        хватить еще на несколько пациентов, может даже на десяток. Он смочил в соке
        хвойную иголку и капнул ею сок на губы пациента, а затем провел иголкой по
        губам, втирая целительную влагу. Вскоре гном успокоился, впал в забытье.
        Корин оглянулся и поймал внимательный взгляд Энюя, остановившийся на его
        склянке, это ему не понравилось.
        Маг вспомнил про свою встречу с парнем и его стрелу с соком кэлура, это
        заставило его насторожиться. Закрыв склянку, он наложил на нее заклятие и
        приказал своим спутникам заняться делом: оттащить подальше трупы бандитов и
        похоронить их, - а сам приступил к лечению гнома. Стабилизировав состояние
        пациента, активизировав восстановительные процессы, его внутренние силы и
        гномью магию, он решил заодно и допросить его.
        - Как твое имя? - спросил маг.
        - Кебе Ойлесог Янартин, - простонал гном.
        - Что ты здесь делал?
        - Обедал с Бэмегулом и его людьми.
        Корин поморщился, такая форма допроса ему не подходила. Надо было задавать
        вопросы, требующие прямого ответа.
        - Вы охотились на мага?
        - Да, мы охотились на мага, - безропотно сообщил гном.
        - Зачем вы охотились на мага?
        - У него в сундуке лежат очень ценные вещи, за них нам обещали пять тысяч
        писот.
        - Кто вам обещал такие огромные деньги? - поразился названной сумме
        Корин. Писотами назывались старинные золотые монеты, которые искали и
        находили на островах кладоискатели. Один писот весил в полтора раза больше
        солита.
        - Я не знаю. Этот человек разговаривал с Юлгом Луракином.
        - Кто такой Юлг Луракин?
        - Это один из хозяев "Морского волка".
        - Откуда этот человек узнал про вещи? - наугад спросил Корин.
        - Я не знаю, - пробурчал гном.
        - Где вы были должны передать ему вещи?
        - В Катареле. В гостинице "Сосновая шишка".
        - Как он вас узнает?
        - С нами был Юлг, который знает его в лицо.
        - Как вы хотели открыть сундук мага?
        - Маг сам должен был отрыть свой сундук, - сообщил гном, заставив Корина
        удивленно поднять брови.
        - Каким образом вы хотели захватить мага и заставить его открыть вам
        сундук?
        - У Юлга есть сок кэлура. Его надо дать магу и приказать открыть нам
        сундук.
        - Как вы собирались дать ему сок кэлура?
        - Надо ранить мага стрелой, намоченной соком, или дать ему выпить его.
        - Где эта стрела?
        - У Юлга.
        - Как ты оказался здесь?
        - Мы приехали сюда ночью, чтобы встретится с Бэмегулом.
        - Откуда вы узнали, что Бэмегул здесь?
        - Бэмегул почти всегда прячется в гостинице "Утес". Артэш Тауршин его
        единокровный брат.
        - Почему вы устроили засаду именно здесь?
        - Сначала мы хотели обрушить на мага каменную лавину, да боялись разбить
        сундук и испортить вещи, которые нужны незнакомцу. Да и ливень смешал наши
        планы, мы ожидали, что он будет ждать, пока дорогу расчистят от камней.
        - Значит, вы решили напасть на мага именно здесь?
        - Да, - вздохнул гном. - Мы не ждали его так скоро. Мы знали, что на
        дороге есть завалы, поэтому не думали, что он появится раньше полудня.
        - Кто-нибудь из спутников мага помогал вам? - спросил на всякий случай
        Корин, вспомнив об Энюе.
        - Нет, - болезненно поморщился гном.
        - Кто приехал в повозке из Палинсаны?
        - Юлг и четверо людей Бэмегула.
        - Ты тоже ехал с ними?
        - Нет, я ехал верхом по тропе вдоль дороги и следил за магом.
        - Почему вы надеялись, что мага удастся захватить врасплох.
        - Я всю дорогу изучал его поведение, ехал по лесной тропе вдоль тракта,
        пока она не закончилась, и следил за повозкой. Я заметил, что маг всегда
        сидит рядом с возницей, с правой стороны, он обычно останавливает повозку и
        спрыгивает при виде препятствия на дороге примерно за сотню аршей.
        Сообщение пациента заставило Корина недовольно поморщиться: оказывается,
        гном валил деревья не только, чтобы они не догнали повозку с его сообщниками.
        - Что вы собирались сделать с магом и его путниками?
        - Убить, - хладнокровно сообщил гном.
        Ответ гнома рассердил Корина, но он имел дело с пациентом, поэтому сдержал
        гнев, но у него было над чем задуматься. Стрела и таинственный незнакомец
        напомнили Корину ситуацию с Энюем. Тот тоже пытался использовать какую-то
        специальную стрелу с соком кэлура, которую они так и не нашли, похоже
        незнакомец подобрал ее и продолжает упорно его преследовать. Корин решил
        после окончания лечения гнома еще раз хорошенько допросить Энюя.
        После стычки с разбойниками путешествие проходило спокойно. Через десяток
        миль вдоль дороги пошли небольшие чистенькие деревушки, в одной из которых
        они и пообедали, затем начали встречаться встречные повозки, возницы которых
        с удивлением и интересом смотрели на повозку ехавшую из-за гор, видимо, они
        слышали про завалы на дороге.
        Тюн, удачно порывшийся в карманах бандитов, погибших от огненного шара
        Корина, снова выглядел веселым и довольным. Карманы двух гномов, погибших от
        стрел, очистил сам Энюй.
        Возница постоянно напевал задорные песенки и чуть посмеивался, поглядывая
        на постанывавшего на лежанке гнома, который все еще находился под действием
        сока кэлура. Энюй, с которым Корин поговорил о нанявшем его человеке, как
        казалось магу, выглядел несколько удивленным.
        Впрочем, и самого Корина немало удивляла столь огромная разница в оплате
        услуг наемников. Если Энюй говорит правду, и ему было обещано всего десять
        солитов, то после его неудачи либо цена на вещи Корина подросла более чем в
        пятьсот раз, либо что-то изменилось в ситуации.
        Корин из предосторожности ничего не сказал парню о том, в какую сумму
        оценивает его вещи неизвестный преследователь. Его и самого интересовало, за
        что назначена такая баснословная цена. Неужели за эти две книги, несколько
        лет пылившиеся на полке в убогой лавке антиквара-старьевщика?! Хотя, по
        мнению Корина, они и стоили намного больше, но только для того, кто мог их
        использовать по назначению.
        Через полтора десятка миль от места стычки с бандитами путешественники
        натолкнулись на повозки с дорожными рабочими, которые выехали из Катарела
        расчищать дорогу. Их возглавлял маг-инженер в шляпе со значком выпускника
        университета.
        Встретившись взглядом с магистрантом, он кинул быстрый взор на его шляпу,
        где был указан год выпуска и приветливо раскланялся с однокашником. Корин
        обратил внимание, что инженер закончил университет всего на пять лет раньше
        его. Они могли встречаться в университете, но Корин его не помнил.
        - Откуда путь держите, коллега? - спросил маг-инженер.
        - Из Кордовы.
        - О, столичный гость в наши края! Зачем пожаловали?
        - Собирать материалы для диссертации, - вздохнул Корин.
        - Уж не в "Огненное кольцо" направляетесь? - прищурился инженер.
        - Нет, но собираюсь работать неподалеку.
        - Чем собираетесь заниматься?
        - Оборотнями.
        - Что ж, это, конечно, тоже опасно, но в живых остаться можно, - со
        знающим видом кинул маг. - Как горная дорога, завалы есть?
        - Хватает, - торопливо кивнул Корин, которому не хотелось касаться этой
        темы. - Извините, коллега, но я очень спешу. Поговорим в Катареле, если
        встретимся.
        - Когда думаете направляться на место?
        - Еще не знаю. Предварительно мне хотелось бы встретиться с Тубарусом.
        - Он в городе, - кивнул маг. - Старина Ойлах как раз на днях вернулся из
        очередной экспедиции. Думаю, он вам может помочь с темой.
        - Я тоже на это надеюсь, - усмехнулся Корин. - До встречи.
        - До встречи, - махнул рукой маг, и его повозка покатила дальше.
        Солнце уже перевалило за полдень, когда с невысокого холма путешественники
        увидели и сам Катарел. До него оставалось не больше пяти миль. Городок
        оказался довольно обширным, он лежал на широкой густонаселенной речной
        долине, со всех сторон окруженный множеством ферм и деревушек,
        многочисленными садами, виноградниками, полями, лугами, пастбищами.
        Мулы, почуяв приближение окончания путешествия, невольно прибавили шагу.
        Повозка покатила вниз еще быстрей. Путешественники с интересом разглядывали
        открывшуюся перед ними панораму. Приближающийся городок, выглядел очень
        привлекательно, как и Палинсана, он был преимущественно двухэтажным. Дома
        были разноцветными: белыми, желтыми, серыми, розовыми, красными, голубыми.
        Крыши - красными, оранжевыми, желтыми.
        Наконец они въехали в городок, Корин, за время путешествия отвыкший от
        городского шума, невольно поежился от царившей повсюду оживленной суеты и
        толкотни. Широкие и прямые центральные улицы были забиты повозками и людьми.
        Дома вблизи оказались еще привлекательней и красивей. Путники проехали через
        весь город, любуясь окружавшими их строениями, они остановились у его южной
        черты, в гостинице "У высокого ясеня". Правда, ясеня нигде поблизости давно
        уже не было, но название гостиницы, тем не менее, сохранилось.
        - Что вы собираетесь делать с этим бандитом, сеньор маг, - кивнул Тюн на
        еще не пришедшего в себя гнома.
        Корин уже давно ломал голову над этим вопросом. Как быть с полуголым, еще
        окончательно не выздоровевшим гномом, к тому же находившимся под действием
        галлюциногена, он не знал.
        - Сдайте его стражникам, сеньор маг, - посоветовал ему Энюй.
        - А что они с ним сделают? - заинтересованно посмотрел на парня Корин.
        - Думаю, сначала поместят в тюремный лазарет. Если он выживет, либо
        повесят, либо пошлют на каторгу, - хладнокровно пожал плечами полуэльф.
        - Что выходит, я зря его лечил?! - вздохнул Корин. - Для того чтобы его
        отправили на каторгу или повесили?
        - Он сам выбрал свой путь, сеньор маг, - поддержал предложение Энюя
        возница. - Если бы кто-нибудь из нас попал к нему в руки, у него особых
        вопросов "что делать" не возникло. Он бы спокойно перерезал вам горло, если
        бы смог. Если вы оставите ему жизнь, то он еще многим ее укоротит или хотя бы
        испортит.
        - В таком случае стоило его бросить умирать там, - криво усмехнулся
        Корин. - Так было бы проще.
        - Я с самого начала так и думал, сеньор маг, да только решил, что вы
        найдете ему применение, уж наверно придумали, как с ним поступить, раз так о
        нем хлопочете, - пожал плечами Тюн. - Если не хотите его сдавать стражникам,
        то заколдуйте его так, чтобы он больше никого не убивал, да и отдайте гномам,
        пусть они сами с ним возятся.
        - А ведь у нас весьма и весьма толковый возница, сеньор маг, - хитро
        усмехнулся Энюй. - Он дал вам весьма дельный совет. Сейчас гном все еще под
        властью сока кэлура, внушите ему, что вы его лучший и единственный друг и
        пусть он служит вам, отрабатывая свое спасение. Если вы этого не сделаете, то
        его следует повесить, потому что он, как и все гномы, обычный бандит и
        висельник.
        Совет Энюя заинтересовал Корина. Хотя ему было неприятно вынуждать кого-то
        служить себе, даже гнома, но других вариантов у него не было. Оставлять гнома
        на свободе, было бы преступлением: он снова мог пойти по кривой дорожке.
        - Хорошо, - кивнул он своим спутникам. - Тащите его в гостиницу.
        Корин заказал три номера, решив расположить гнома в одной комнате с Тюном,
        который ему понравился и которому он доверял. За гномом был нужен уход. В
        комнате он поработал с пациентом, внушая ему теплые чувства к себе и
        безупречную преданность. Такие заклинания у Корина всегда были под рукой, до
        этого он не раз использовал их на животных.
        Однако решение взять гнома к себе на службу привело Корина к новой
        проблеме: магическое пламя сожгло его одежду так, что она больше ни на что не
        годилась - нужно было купить новую. Для своих собратьев Кебе Ойлесог был
        довольно высоким, но искать для него одежду в лавках, где продавалась одежда
        для людей, было бесполезно: пропорции гномов слишком сильно отличались от
        человеческих. Но идти самому в лавку к гномам ему не хотелось.
        - Тюн, ты не знаешь, сколько стоит гномья одежда? - спросил Корин
        возницу, решив, что лучшей кандидатуры для такого дела у него нет.
        - Откуда мне это знать, сеньор маг?
        - Ладно, вот тебе пять солитов, иди и купи ему одежду.
        - Да вы что, сеньор маг, его как принца одеть хотите?! Да и зачем вам
        тратить свои деньги? - возмутился Тюн и начал обшаривать валявшиеся на полу
        обгоревшие лохмотья, оставшиеся от одежды раненого. Он бесцеремонно грабил
        беспомощного гнома: полез по карманам, вытаскивая оттуда монеты и различные
        предметы, нашел кошель, вытряхнул его на стол. - Вы только посмотрите, сеньор
        маг, сколько у него золота и серебра. Даже драгоценные камни есть.
        Корин с интересом взглянул на вываленные на стол богатства гнома. Здесь
        было довольно много старинных вещей: монеты, кольца, перстни, амулеты и пара
        предметов неизвестного назначения. Кое-что он по праву хозяина тут же забрал
        себе, отсчитал из денег Кебе два десятка тариков и пять солитов и дал Тюну,
        чтобы тот шел за одеждой. Остальные вещи и деньги он ссыпал обратно в кошель,
        который взял себе, решив не искушать возницу. Тюн удивленно покачал головой,
        глядя на деньги, которые дал ему Корин. Корин счел необходимым ему объяснить.
        - Это солит, - взял он золотую монету, потом взял в руки серебряную. -
        Это тарик. В солите десять тариков. В тарике пять рэйгов...
        - Это-то я знаю, - усмехнулся Тюн. - Только вот что это такое?
        Корин взял из рук Тюна странный золотистый кругляшок, который он второпях
        принял за золотой. Размерами кругляшок был почти что равен солиту. Но это
        была не монета, а предмет непонятного назначения с зеркальной поверхностью с
        обеих сторон. Да и вообще это было не золото, а неизвестный магистранту
        металл. Повертев предмет в руках, Корин добавил его к вещам, конфискованным у
        Кебе, дал вместо него Тюну солит и отправил возницу за покупками.
        Тюн ушел, Корин некоторое время сидел рядом с гномом, занимаясь его
        лечением, затем вышел и прошел к комнате Энюя, решив поручить ему сидеть с
        больным, пока Тюн не вернется с одеждой.
        Комната оказалась заперта, на его стук никто не отвечал. Раздраженный
        исчезновением Энюя, маг вернулся в комнату гнома, сел за стол и от нечего
        делать начал рассматривать монеты, лежавшие в кошельке гнома. Здесь
        находилось около двух десятков старинных золотых писот, машинально Корин
        проверил их на магию, слабый, но вполне ощутимый пурпурный оттенок заставил
        его вздрогнуть.
        ***
        Тюна не было довольно долго, к моменту его возвращения Корин уже успел
        пересмотреть все вещи на предмет наличия следов пурпурной магии. Но след
        магии оказался только на писотах. Как сообщил Кебе, все еще находившийся под
        действием кэлура, это золото было получено в качестве задатка от неизвестного
        нанимателя.
        Это сообщение поставило Корина в тупик. Варианта было два: или Энюй не
        сказал ему о золоте, полученном от своего нанимателя, или же между ними стоял
        посредник. Но то, что посредник прибыл в город за два дня до прибытия самого
        Корина, да еще на имперском почтовике, делало ситуацию совсем запутанной и
        непонятной. Сам же Энюй куда-то исчез, и Корину было некому задать
        интересующие его вопросы.
        Наконец пришел Тюн и приволок тюк с одеждой для гнома. Он бросил его на
        стул и со вздохом протянул остаток денег Корину, его глаза хитро
        поблескивали. Корин прищурился, понимая, что Тюн кое-что придержал - Тюн тоже
        понял, что маг догадался о его проделке.
        - Сеньор маг, я решил с него взять за проезд и за лечение. Ведь мне
        придется ухаживать за ним, - виновато пожал он плечами. - Заодно я удержал с
        него деньги за дорогу. Что вам тратится. Он же теперь ваш слуга, его деньги -
        ваши деньги.
        - Ладно, оставь их себе. Ты прав. Ведь из-за него и его приятелей ты
        подвергался смертельному риску. Но я думал ты себя достаточно вознаградил
        там, на поляне? - усмехнулся маг.
        - Ну да, - кивнул Тюн. - Но одно другому не мешает.
        - Однако ты плут, - покачал головой Корин. - Но рассказывай, как прошло
        дело? Ты так долго ходил. Неужели в городе так мало лавок, где продается
        гномья одежда?
        - Лавку-то я нашел сразу. Да гномы как узнали, что я покупаю одежду для
        их сородича, да так пристали, да давай расспрашивать, что мне пришлось
        убежать оттуда, чтобы ничего о вас не рассказывать. Потом я купил в другой
        лавке одежду, да заметил, что они за мной стали следить, поэтому пришлось
        петлять по городу, чтобы от них оторваться, - гордо отрапортовал Тюн.
        - Молодец! - довольно улыбнулся Корин. - Ты заслужил награду, - Корин
        опять полез за деньгами, но Тюн отчаянно замотал головой.
        - Да что вы, сеньор маг. Спасибо. Не надо. У меня сейчас их столько,
        сколько никогда в жизни столько не было, - невольно покраснел он.
        - А в карманах тех, кого ты обчистил на поляне, не было никаких старинных
        вещей? Если что я бы их у тебя купил?
        - Нет, сеньор маг, сами посмотрите, если мне не верите, - покраснев, Тюн
        вывалил на стол содержимое своего кошелька. Здесь оказалось довольно много
        серебряных монет, были золотые, куча мелочи. И несколько писот.
        Корин проверил их и остальные деньги на магию, но здесь все было чисто:
        пурпурной магии на монетах не оказалось. Это золото пришло к их владельцам
        другим путем. Он вернул деньги Тюну и задумался. Где же Энюй?
        - Кажется, сеньор Энюй, когда обыскивал убитых им гномов, находил какие-
        то старинные вещи, - вспомнил возница, словно подслушав его мысли.
        - А ты не видел Энюя?
        - Нет. Я ведь как зашел в свою комнату был рядом с вами, а потом
        отправился за одеждой.
        Корин взглянув на окно, был уже вечер, надежды увидеться сегодня с
        Тубарусом не оставалось никакой, но он решил прогуляться по городку.
        - Ты пригляди за гномом, а я скоро приду, - сказал он Тюну и отправился
        на прогулку.
        Начинало смеркаться, но на улицах было еще оживленнее, чем когда они
        приехали в город, видимо, сказалось то, что дневной зной спал, и наступившая
        вечерняя прохлада расшевелила местную публику. Корин с любопытством смотрел
        на прохожих. Здесь, как и в Палинсане, преобладали люди с эльфийской
        наружностью, изредка встречались северяне, попадались и гномы, окидывавшие
        его неприязненным взглядом.
        Внезапно он вздрогнул от неожиданности, из продуктовой лавки, мимо которой
        он проходил, на него взглянул Зордос. Корин потряс головой, чтобы рассеять
        наваждение. Конечно, это оказался не Зордос, но молодой мужчина, стоявший за
        прилавком, действительно очень походил на Зордоса, только был значительно
        ниже его ростом, даже на пин ниже Корина. Черты его лица тоже несколько
        отличались от черт Зордоса, но на его смуглом, почти черном лице так же ярко
        сверкали такие же серые глаза.
        Глаза незнакомца чертовски напоминали Корину не только глаза Зордоса, но и
        глаза тролля. Торговец тоже с дружелюбным интересом рассматривал Корина.
        - Вы что-то желаете, сеньор маг?
        - Вы кто? - машинально спросил Корин и тут же смутился своему вопросу.
        - Вы хотите узнать какой я расы? - усмехнулся торговец.
        - Да, - смущенно улыбнулся Корин. - Я догадываюсь по внешности, что вы
        абориген. Я про вас читал, только вот впервые вижу собственными глазами.
        - Я действительно абориген, - кивнул мужчина. - Нас осталось не так уж
        много, а здесь, в Катареле, так совсем единицы. Большинство моих сородичей
        живет на юге, за Большим срединным хребтом. А вы, наверное, тролль? Я много
        слышал о троллях, но вот тоже впервые вижу. Признаться, я вас представлял
        совсем другими.
        - Я не совсем тролль, - смутился Корин. - Я - полукровка. Чистокровные
        тролли значительно крупнее меня.
        - Я так и подумал, - задумчиво кивнул торговец. - У вас другая магия. У
        троллей, я слышал, красная.
        - Вы можете видеть мою магию? - удивленно вскричал Корин, тут же
        проверяя, магию незнакомца. К его удивлению, торговца окружало темно-серое
        облако. О такой магии он не слышал. Правда, она была похожа на черную...
        - В том-то и дело, что нет, - покачал головой абориген. - Это очень
        странно. У меня очень хорошее внутреннее око. Я - врач.
        - Но что вы тогда делаете за прилавком, коллега: я ведь тоже врач, -
        удивился Корин.
        - Да, я врач, но у меня нет лицензии. Я не могу открыто практиковать, -
        пожал плечами абориген.
        - Вы - самоучка?
        - Нет, меня учил мой отец. Я сам родом из Гуйса. В нашем роду знания
        передаются по наследству: от отца к сыну.
        - Вы что-нибудь покупаете, сеньор маг? - сунулась в лавку какая-то
        пожилая женщина.
        - О, нет, сеньора! Вы еще долго будете здесь сеньор?..
        - Кийф Ожечай, сеньор маг. Если меня здесь не будет, вы можете найти меня
        на Цветочной улице, в доме номер шесть. Меня там все знают.
        - Это далеко от гостиницы "У высокого ясеня"?
        - Совсем рядом, сеньор маг.
        - Я вас обязательно найду, дон Ожечай, - кивнул Корин и двинулся дальше.
        Решив на всякий случай узнать заранее, где находится здание Департамента
        науки, он порасспросил народ. Как и в Палинсане здесь мало кто знал о храме
        науки, зато все хорошо знали Ойлаха Тубаруса. Вскоре он стоял перед невысоким
        каменным забором, за которым раскинулся роскошный сад. В саду и находилось
        здание департамента.
        Открыв калитку, Корин из любопытства подошел к зданию. Это был не ветхий,
        старый домишко, как в Палинсане, а солидный крепкий двухэтажный особняк.
        Доска с золотыми буквами указывала, что это отделение департамента науки и
        его возглавляет доктор магии, профессор Ойлах Тубарус.
        К удивлению Корина в некоторых окнах еще горел свет. Он поднялся на
        крыльцо, толкнул тяжелую дверь из черного дерева и вошел в просторный
        вестибюль. Пожилой привратник с удивлением и любопытством посмотрел на него и
        спросил:
        - Вам кого, сеньор маг?
        - Я могу увидеть сеньора Ойлаха Тубаруса? - спросил Корин.
        - Сеньор Тубарус сейчас в лаборатории, боюсь, он сильно занят и не сможет
        вас принять, - усмехнулся привратник, совершенно не выказывая почтения к магу
        и не чувствуя страха перед ним.
        - Я магистрант и приехал из Кордовы, - насупился Корин.
        - Ну, так что из того? Вам сказано: профессор занят... Придете завтра
        утром, сеньор магистрант, - нагло усмехнулся привратник, но, заметив холодный
        взгляд Корина, поспешил вежливо добавить. - Извините, сеньор магистрант, но
        если я вас пропущу, сеньор профессор может наказать меня.
        - Идите, доложите о моем приходе, - сурово нахмурился Корин.
        - Хорошо, только учтите, сеньор Тубарус может рассердиться на вас за вашу
        назойливость, - пожал плечами привратник. - Как о вас доложить профессору?
        - Мое имя Корин Кориштус. Скажите, что я магистрант из Кордовы. Отправлен
        в научную командировку Департаментом науки.
        - Хорошо, - кивнул привратник и так быстро скрылся за углом коридора, что
        Корину показалось, что он переместился.
        Вскоре привратник вернулся, он окинул Корина быстрым взглядом и кивком
        пригласил следовать за собой.
        - Вам повезло, сеньор маг. Сеньор Ойлах заинтересовался вами.
        Корин только холодно пожал плечами и промолчал, нахальное поведение
        привратника его удивляло. Они прошли по длинному коридору, освещенному
        большими круглыми лампами, свернули и прошли темный приземистый переход,
        который вел в другой корпус здания.
        Наконец они остановились перед высокой железной дверью, привратник открыл
        ее перед Корином, но сам заходить не стал. В длинной полутемной комнате,
        уставленной странными различными предметами неизвестного Корину назначения,
        стоял высокий сухощавый чуть седовласый мужчина. Его карие глаза впились в
        лицо вошедшего магистранта. В его взгляде не было особого радушия, но в них
        горел холодный интерес.
        - Здравствуйте, коллега, - кивнул он гостю. Голос Тубаруса был сильный,
        звучный и властный.
        - Здравствуйте, профессор, - поклонился Корин.
        - С чем связано столь нетерпеливое желание видеть меня? - с легкой
        усмешкой поинтересовался Тубарус.
        - Я очень долго был в пути, теперь мне не терпится приступить к своим
        исследованиям, и я хотел поговорить с вами, надеясь получить у вас совет и
        поддержку.
        - Когда вы прибыли на Дурул? - тон Тубаруса слегка смягчился.
        - Сегодня третий день, как я на острове, - отрапортовал Корин, чувствуя,
        что он избрал с Тубарусом верный тон.
        - Вы не пробыли в Палинсане и дня? - удивленно поднял брови Тубарус.
        - Нет, - соврал и одновременно сказал правду Корин. Он действительно
        прибыл в Палинсану уже после полудня, а уехал оттуда ранним утром.
        - Но вы видели этого старого пня Заглеюса?
        - Магистр Заглеюс отметил мне командировочное предписание, - в душе
        поморщился Корин. У него мелькнула мысль, что для своих трехсот трех лет,
        профессор Тубарус выглядит просто потрясающе хорошо.
        В Тубарусе чувствовался очень сильный маг. "Пожалуй, он даже сильней
        профессора Фалетуса. Во всяком случае, не слабей, - подумал Корин. - И уж
        конечно, значительно сильней Заглеюса".
        - Вам повезло, вы успели проскочить до ливня, - кивнул Тубарус. - Если бы
        вы задержались на день, вам бы сейчас пришлось торчать перед перевалом. Когда
        вы приехали?
        - Сегодня в полдень?
        - Почему так задержались? - поднял брови Тубарус.
        - Так, небольшая неприятность в пути, - пожал плечами Корин, не желая
        вдаваться в подробности.
        - Чей вы магистрант?
        - Профессора Фалетуса, - ответил Корин, почему-то предчувствую негативную
        реакцию Тубаруса. Он не ошибся, Тубарус окинул магистранта снова похолодевшим
        взглядом.
        - Фалетуса... - протянул Тубарус. - А какую он дал вам тему?
        - "Определение ареала обитания и изучение магических свойств и повадок
        длиннохвостого дурульского волка-оборотня", - ответил Корин, чувствуя в
        глазах профессора холодную ненависть к Фалетусу.
        - Ту же что и Харагусу, - скривился Тубарус. - Он вам рассказывал о нем?
        - О ком? О Харагусе? - переспросил Корин. - Да он говорил, что его друг
        исчез в "Огненном кольце", - кивнул магистрант. - Но я не собираюсь лезть в
        "Огненное кольцо".
        - Вот как?! - чуть разочарованно поджал губы Тубарус. - Так он говорил
        вам, что Харагус исчез в "Огненном кольце"?
        - Да, - вздохнул Корин. - Он не советовал мне в него лезть.
        - Димит тоже не собирался в него лезть, но залез. И он оттуда вернулся, -
        холодно заявил Тубарус. - Он был очень ловкий парень, этот Харагус. Очень
        странно, что он бесследно исчез. Кстати в нем также была капелька крови
        троллей. Видимо, Фалетус поэтому и направил вас на остров, - усмехнулся он.
        - Не знаю, - пожал плечами Корин. - Но мне, кажется, не совсем поэтому.
        Он не хотел, чтобы меня забрали в армию.
        - Вас могли забрать в армию? - поднял брови Тубарус. - Что, опять война?
        Я только из экспедиции, - пояснил он, свою неосведомленность.
        - Да, - кивнул Корин. - Следующей весной.
        - Тогда понятно, - усмехнулся Тубарус. - Скрываетесь от армии.
        - У меня есть направление Департамента науки на командировку? -
        нахмурился Корин. - Оно у меня с собой.
        - А-а... Бросьте, - махнул рукой Тубарус. - Вам не хочется воевать против
        своих сородичей, это и так понятно. Что ж, мне с вами все ясно.
        - Так вы мне поможете? - вопросительно посмотрел на него Корин.
        - Чем? - насмешливо улыбнулся Тубарус.
        - Мне нужно отправиться в экспедицию в те районы, где обитают оборотни.
        Нужны советы, карты, люди...
        - Жаль, что вы не приехали немного раньше. Я, как вы уже знаете, сам на
        днях вернулся из экспедиции, правда, не совсем в тех местах, куда вы
        намереваетесь направиться. Но вы могли бы поработать под моим присмотром.
        Харагус тоже работал у меня. Зайдете ко мне завтра, у меня должны сохраниться
        его отчеты, думаю, этого вам для магистерской диссертации хватит. Да и для
        докторской, - усмехнулся профессор.
        - Это замечательно, - совершенно искренне обрадовался Корин. - Значит, вы
        мне их дадите, профессор?
        - Конечно, они мне не нужны, - пожал плечами Тубарус. - Зайдете завтра, с
        утра, тогда и поговорим, а сейчас я сильно занят.
        - Заранее благодарю вас, профессор, - склонился перед ним Корин, радуясь
        своей удаче. Ему хотелось хотя бы по бумагам познакомиться со своим
        предшественником.
        Корин вышел из здания. Несмотря на то что ночь уже вступила в свои права,
        было светло, огромная полная луна, повисшая над Катарелом, заливала улицы
        города приятным серебристым светом. Разноцветные дома с высокими, покатыми
        односкатными крышами казались красивыми, словно игрушечными или волшебными.
        На улицах города по-прежнему было шумно, кругом царило беззаботное южное
        веселье. Слышались смех, музыка, кое-где танцевали и пели. Казалось, никто в
        городе еще не спал.
        Магистрант постоял, прислушиваясь к шумам ночного города, ему тоже
        захотелось присоединиться к этому празднику, но он вспомнил про своих
        спутников и заторопился в гостиницу. По дороге Корин заглянул в лавку Кийфа
        Ожечая, но его нового знакомого там уже не оказалось, лавка была закрыта.
        Впрочем, он помнил, где его найти. "Мне нужно обязательно с ним поговорить",
        - подумал Корин, этот абориген чрезвычайно заинтересовал его.
        В гостинице Корин в первую очередь проверил, не пытался ли кто в его
        отсутствие проникнуть к нему в комнату, таких попыток не было. Снова закрыв
        комнату, он направился к Энюю, но тот еще не вернулся. "Странно, где же он
        может быть?" - с проснувшейся в нем подозрительностью гадал Корин, но,
        вспомнив веселые уличные компании, насмешливо улыбнулся, предположив, что его
        спутника увлекли ночные гуляния, а возможно и какая-нибудь местная красавица.
        Корин и сам был не прочь поразвлечься, но копошащиеся вокруг него какие-то
        странные люди, пытающиеся то убить, то обокрасть его, не давали ему
        возможности спокойно расслабиться и безмятежно влиться в общее веселье, как в
        те времена, когда он был студентом или работал врачом.
        В комнате, где жили возница и раненый гном, было спокойно, и тот и другой
        уже спали. Возница намаялся за день, а гном еще не пришел в себя после
        воздействия сока кэлура.
        Корин спустился в обеденный зал, он за день сильно проголодался. Обедали
        они очень давно, в какой-то небольшой деревенской корчме без названия. Корин
        решил поужинать, а затем отправиться в гости к Ожечаю. Веселье на улицах
        позволяло ему надеяться, что он будет еще не слишком поздним гостем.
        Народу в зале было так много, что Корин растерянно остановился на пороге.
        Зал гудел как улей, мест не было совершенно. Внезапно он увидел, как в другом
        конце зала из-за стола встал рослый мужчина и призывно махнул ему рукой. Это
        оказался Кийф Ожечай.
        Корин поспешил к своему новому знакомому. За столом Кийф сидел не один, с
        ним были такой же, как и он, молодой темнолицый сероглазый мужчина и две
        миловидные женщины-аборигенки, не отличавшиеся от своих сородичей ни цветом
        волос, ни цветом глаз. Разве что кожа их была чуть посветлей.
        - Знакомьтесь, сеньор маг, - сказал Кийф. - Это мой брат Очиг. Это его
        жена Чадуя, а эта красавица - моя жена Гайо, - довольно рассмеялся он,
        продемонстрировав безукоризненно белые ровные зубы.
        - Очень рад нашему знакомству, прекрасные сеньоры, - поклонился Корин
        дамам. - Весьма приятно с вами познакомиться, сеньор Очиг. Какой счастливый
        случай привел вас сюда, сеньор Кийф? - спросил Корин, усаживаясь на свободное
        место напротив Кийфа.
        - Ну не совсем случай, сеньор маг, - усмехнулся Кийф. - Скорее желание
        увидеть вас. Вы назвали мне гостиницу, где остановились, и я решил не ждать
        вас дома, а найти здесь, полагая, что вы обязательно заглянете в зал.
        - Догадываюсь, у вас есть ко мне какие-то вопросы? - поднял брови Корин.
        - Вопросов у меня куча, но сейчас я предлагаю просто посидеть,
        повеселиться. Сегодня вы наш гость, поэтому я вас угощаю, сеньор маг, -
        весело объявил Кийф.
        - Но, сеньор Кийф, - попробовал возразить маг, на всякий случай проверяя
        не маги ли его соседи. Всех четверых окружало темно-серая дымка, особенно
        сильная у Гайо, чуть послабее у ее мужа и примерно одинаковая с ним у Очига и
        его супруги.
        - Никаких "но", - чуть насмешливо заявила Гайо, жена Кийфа. - Или вы нас
        боитесь, сеньор маг. Неужели такого могучего мага, как вы, пугает наша
        слабенькая магия?
        - Я не столь могучий маг, как вы думаете, прекрасная сеньора, - вежливо
        поклонился ей Корин.
        - Не стоит прибедняться, сеньор маг, мы все видим, кто сидит рядом с
        нами, - рассмеялась женщина.
        - Давайте потом поговорим о магии, сеньор маг, - покачал головой Кийф,
        предупреждая вопросы Корина. Он протянул магу огромную кружку красного вина.
        - Попробуйте, это вино с ортайских виноградников, мы специально принесли его
        с собой, чтобы угостить вас. Думаю, ничего лучше вы еще никогда не пили. У
        Гайо, моей жены, отец владеет плантацией на Ортайсе. Он нам его и присылает.
        Когда бочки приходят, возле моей лавки собирается, чуть ли не весь Катарел, -
        гордо заявил он. - Это мы специально оставили для подобного случая как
        сегодня.
        - Такого необыкновенного случая мы и не ждали, - поправила его жена. -
        Это поразительно, что мы с вами встретились, сеньор маг.
        - Можете меня звать просто Корин, прекрасная синьора, - галантно
        поклонился ей магистрант.
        - С удовольствием, сеньор Корин, - усмехнулась Гайо. - Надеюсь, ваша
        благосклонность распространяется и на других, - лукаво улыбнулась она.
        - Несомненно, - кивнул маг, осторожно отхлебывая вино. Он вспомнил, что
        лиана кэлура растет как раз только в двух местах: на южных островах Ортайсе и
        Суфантайсе. Это не очень располагало его к такому бурному началу знакомства,
        но все же он решил рискнуть. "Если бы они против меня что-нибудь затевали,
        они бы мне никогда не сказали, откуда это вино", - решил Корин.
        Вино действительно оказалось превосходным. После выпитой кружки его
        настроение резко поднялось. Заботы и тревоги резко отошли куда-то в сторону,
        он даже немного насторожился от такого резкого поворота в своем состоянии, но
        уже не мог контролировать себя так, как раньше. Вскоре всеобщее веселье
        захватило его.
        ***
        Яркие лучи утреннего солнца, бившие прямо в лицо магу, заставили его
        проснуться. Первая его мысль была о магии. Он тут же проверил свою комнату,
        на постороннюю магии и успокоился, все было чисто, сундук стоял на своем
        месте. Корин встал и открыл его, вещи лежали на своих местах, ничего не
        пропало. Маг невольно вспомнил вчерашний вечер и задумался.
        Вчера он немного перебрал, что с ним случалось крайне редко, обычно он мог
        выпить чрезвычайно много, оставаясь лишь самую малость навеселе. Но все
        обошлось, его новые знакомые оказались вполне приличными и порядочными
        людьми, к тому же весьма приятные в общении и что немаловажно: они не ставили
        своей целью его ограбить. Корин окончательно успокоился, тем более что
        чувствовал себя после вчерашнего вечера и выпитого им ортайского просто
        изумительно: его переполняло здоровье и сила.
        Внезапно Корин вспомнил о предстоящей встрече с Тубарусом. Он должен был
        сегодня увидеться с профессором, чтобы поговорить с ним о своих делах и
        получить от него отчеты Харагуса. Тубарус назначил ему встречу на утро,
        сейчас как раз и было утро. Было уже не слишком рано, но еще и не поздно.
        "Впрочем, раз Тубарус имеет привычку так задерживаться на службе, то вряд
        ли он приходит на нее слишком рано", - подумал магистрант. Корин быстро
        умылся, оделся, заглянул в комнату, где остановились Тюн и гном.
        Оба постояльца еще крепко спали. Вчерашний день выдался для Тюна слишком
        тяжелым, усмехнулся Корин, вспоминая, сколько камней вчера им пришлось
        переворочать, освобождая дорогу. Парень, хотя и был не слаб, но не обладал
        такой силой и выносливостью, как его спутники, да и был помоложе их. Кроме
        того, он весь день сидел за вожжами.
        Гном выглядел успешно выздоравливающим, его состояние не вызывало у мага
        никакой тревоги. Следы ранения оставались еще хорошо заметны на лице и теле
        пациента, но корочка кое-где начинала уже отваливаться, под ней розовела
        новая тонкая кожица. Действие сока кэлура хотя и ослабло, но все еще было
        сильным. Впрочем, наложенные на гнома чары, действовали хорошо, судя по
        довольной улыбке, бродившей по физиономии больного, сны и галлюцинации он
        видел весьма приятные.
        Корин вышел и толкнул дверь в номер Энюя, она была заперта. Он постучался,
        но никто не отвечал. Энэй все еще не вернулся, это начинало несколько
        тревожить Корина. Куда он делся, сердито подумал маг. Но спросить об Энюе
        было не у кого, друзей здесь у него не было, на острове парень находился
        впервые. Растерянно пожав плечами, Корин успокоил себя мыслью, что Энюя
        увлекло какое-нибудь любовное приключение. Магистрант вспомнил о встрече с
        Тубарусом и заспешил вниз, в обеденный зал.
        После ночного гама здесь стояла непривычная тишина, посетителей почти не
        было. В зале оказалось всего лишь пятеро человек, хотя вчера вечером в нем
        находилось много больше сотни. Корин сел за ближайший столик, половой
        моментально подскочил к нему и, приняв заказ, помчался на кухню.
        Вскоре Корин вновь наслаждался местной кухней, которая вчера пришлась ему
        по душе. Тушеное с экзотическими овощами мясо, различные местные деликатесы,
        прекрасное дурульское вино, хотя и уступающее ортайскому, но, тем не менее,
        превосходное, настроили его на чудесный лад. Расплатившись и дав пареньку
        щедрые чаевые, от которых тот довольно засиял, Корин отправился к Тубарусу.
        По дороге Корин заглянул в лавку к Кийфу, но она оказалась еще закрыта,
        впрочем, большинство лавок было еще закрыто, улицы казались пустынными, по
        сравнению со вчерашним днем. Народ еще спал.
        "Сегодня же воскресенье! - вдруг вспомнил магистрант. - Проклятье!
        Тубаруса может не быть в департаменте, вчера, назначая встречу, он, наверно,
        про это просто забыл". Однако Корин решил все же удостовериться своей
        догадке. К тому же Тубарус выглядел человеком, который всегда поглощен своими
        делами и относится к развлечениям равнодушно.
        Калитка департамента оказалась открыта. Магистрант подошел к мощным дверям
        и толкнул их, они тоже были открыты. Вчерашний привратник кивнул ему как
        своему хорошему знакомому.
        - Доброе утро, сеньор маг. Профессор Тубарус ждет вас у себя.
        - Доброе утро, - вежливо ответил ему Корин. - А где находится кабинет
        профессора?
        - Как подымитесь по лестнице на второй этаж, так сразу и увидите, -
        махнул рукой в сторону лестницы привратник.
        Корин поднялся по лестнице и сразу увидел блестевшую золотыми буквами
        табличку "Профессор Ойлах Тубарус". Он постучал в дверь, почему-то волнуясь.
        "Входите", - раздалось за дверью, магистрант толкнул в дверь и вошел.
        Тубарус сидел в роскошном кабинете, отделанном ценными породами дерева. На
        всю противоположную от входа стену раскинулась огромная книжная полка,
        уставленная множеством старинных талмудов. Сам профессор сидел на удобном
        резном кресле за огромным столом из красного дерева и изучал какой-то
        манускрипт.
        Подняв глаза на магистранта, он кивнул на кресло напротив себя и продолжил
        изучение книги. Корин молча ждал, пока профессор обратит на него свое
        внимание. Наконец Тубарус вложил закладку, закрыл книгу и внимательно
        посмотрел на Корина.
        - Вы все-таки пришли, коллега, - усмехнулся он. - Признаться, когда я
        вчера назначал вам встречу, я и забыл, что сегодня воскресенье. Вы, видимо,
        тоже сбились со счета дней во время своего путешествия?
        - Да. Но, признаться, профессор, пока я шел к вам, то вспомнил об этом, -
        пожал плечами Корин. - На улицах почти нет народу, лавки еще закрыты.
        - Тут так бывает не только по воскресеньям, - чуть поморщился Тубарус. -
        Но почему вы тогда пришли в Департамент?
        - Но вы же назначили мне встречу, - недоуменно посмотрел на него Корин.
        - А я ведь мог и не прийти, - насмешливо посмотрел на него Тубарус.
        - Здесь недалеко, профессор, - дернул плечом Корин. - Я решил проверить:
        мне показалось, что вы можете и прийти.
        - Вы правильно решили, коллега, - кивнул Тубарус. - После экспедиции у
        меня накопилось слишком много дел, чтобы тратить время на развлечения.
        - Чем вы сейчас заняты, профессор? - Корин с любопытством посмотрел на
        книгу лежавшую перед Тубарусом. Она чем-то напоминала Корину его книги.
        - Да, так. Изучаю кое-какие находки, - нахмурившись, ответил Тубарус. По
        его виду было ясно, что ему не понравился интерес, проявленный магистрантом,
        к манускрипту, который он читал.
        Хотя Корин прекрасно это понял, но он не смог удержать себя от вопроса:
        - Вы нашли эту книгу в последнем путешествии?
        Тубарус холодно взглянул ему в глаза и некоторое время изучал их, Корин
        почувствовал, что он пытается прочесть его мысли, но после случая с Сийшахе,
        он наложил на себя не снимаемое заклятие защиты. Хотя оно мешало ему читать
        мысли других людей, но он предпочитал хранить в секрете свои.
        Тубарус недовольно сморщился, Корин понял, что он получил за свое
        любопытство по заслугам, но не подал виду, что догадался об этом.
        - Однако вы не так просты, молодой человек, как показались мне вначале, -
        проворчал профессор, придя в себя. - Несомненно, вы талантливый маг.
        - Благодарю вас, профессор.
        - Не стоит, - махнул рукой Тубарус. - Поговорим лучше о ваших делах.
        Вчера, после вашего ухода, я нашел отчеты Харагуса. Можете пока взять их
        себе. Мне они в ближайшее время не понадобятся.
        Тубарус кивнул на полку. Только сейчас Корин заметил на ней стопку из
        четырех больших кожаных папок, лежащих чуть в сторонке от остальных книг. Он
        вопросительно посмотрел на Тубаруса:
        - Я могу взять их, профессор? - магистрант не мог скрыть своей радости.
        - Конечно, коллега, - усмехнулся Тубарус. - Для чего же, по-вашему, я их
        приготовил?
        - Огромное спасибо вам, профессор, - Корин подошел и взял папки, все еще
        не веря, что в его руках бумаги самого Харагуса.
        - И что вы собираетесь делать дальше, коллега, - усмехнулся при виде
        радости, столь явно написанной на лице гостя, профессор.
        - Мне надо их изучить и отправиться в места, где обитают оборотни, -
        пожал плечами Корин.
        - Значит, вы все-таки хотите взглянуть на них, коллега, - усмехнулся
        профессор. - Тогда присядьте.
        Корин снова сел напротив Тубаруса, он положил стопку папок справа от себя
        и с интересом взглянул на профессора. Тот тоже внимательно изучал гостя.
        - И когда вы намереваетесь направиться в те края? - спросил Тубарус.
        - Я пока не точно не знаю. Сначала мне надо изучить отчеты Харагуса, -
        пожал плечами Корин.
        - И сколько времени, по-вашему, займет их изучение?
        - Откуда я могу это знать профессор. Я еще даже не открывал их.
        - Вы знаете, что путешествие к Кольцу очень опасно?
        - Почему к Кольцу? - притворился удивленным Корин. - Ведь оборотни
        обитают чуть в стороне от него.
        - Оборотни в тех краях есть везде. Но ведь вы же не будете меня уверять,
        коллега, что не хотите взглянуть на Кольцо?
        - Конечно, хочу, - слегка усмехнулся магистрант. - Но жить я хочу еще
        сильней.
        - Разве вы не знаете, что опасности подстерегают исследователей только
        внутри самого Кольца. На окраинах не более опасно, чем в любых других местах,
        - иронично усмехнулся Тубарус, по его недоверчивому виду, Корин догадался,
        что он ему совершенно не верит. - Кольцо исследовали многие маги и остались
        живы. Там были и Рустинус, и Акифойюс, и Ализарус, и Альманзорус, и ваш
        учитель Фалетус, да и многие другие маги древности Они смотрели на него
        сверху, с гребня хребта, поэтому и остались живы. Насколько мне известно,
        внутри Кольца побывал только один человек: ваш предшественник Димит Харагус.
        - Вы в этом уверены? - насторожился Корин.
        - В чем? В том, что там побывал Харагус или в том, что там побывал только
        Харагус, - поднял мохнатые брови Тубарус.
        - И в том и в другом, - усмехнулся Корин.
        - В том, что Харагусу удалось пробраться в Кольцо, я ничуть не
        сомневаюсь. Я сам беседовал с ним. А по поводу того были там другие маги или
        нет, я ничего твердо сказать не могу, но никаких подтверждений этому нет.
        Зато я знаю множество магов, уходивших в Кольцо, да так и не вернувшихся. Все
        они шли через Катарел. Может, кто-нибудь и обошел его, этого я не знаю, -
        пожал плечами Тубарус. - Но в Кольце исчезло множество моих предков. Все они
        пытались вырвать у Кольца его тайны. Наш род уже более двух тысяч лет
        исследует Кольцо, но так никто из него и не вернулся. Мы очень много знаем о
        Кольце, но это ничего не дает, центр его надежно защищен. Проникнуть в
        развалины, которые там таятся, остается несбыточной мечтой.
        - Но если Харагусу удалось пробраться туда, значит, его защита не так уж
        надежна, - усмехнулся Корин. - Все в этом мире меняется. Возникают ходы,
        которые невозможно предвидеть.
        - Вы знаете, как Харагусу удалось проникнуть в Кольцо? - пораженно
        посмотрел на Корина Тубарус.
        - У меня есть только свои соображения и предположения на этот счет, -
        склонил голову Корин, радуясь, что ему удалось заинтересовать и разговорить
        профессора.
        - Какие? - прищурился Тубарус.
        - Очень простые, профессор. Существует три пути: на земле, под землей или
        по воздуху. Если Димит не мог пройти по земле или пролететь подобно птице по
        воздуху, то значит, он отыскал подземный ход, - усмехнулся Корин.
        - Вы неплохо соображаете, коллега, - прищурился Тубарус. - Признаюсь, эту
        идею, найти подземный ход, я подал Харагусу сам. Все мои предки искали этот
        ход, но напрасно.
        - Мне кажется, им следовало проводить поиски пещер в истоках рек, - пожал
        плечами Корин.
        - А-а, значит, вы тоже это заметили... Да вы правы, из Кольца должен быть
        сток. Оно слишком большое, а в тех краях выпадает много дождей. Если бы из
        Кольца не существовало стоков, там бы образовалось озеро или огромное болото.
        Но стоки могут быть очень глубокими, плато внутри Кольца возвышается над
        местностью более чем на пять тысяч аршей или на две с половиной мили, если
        угодно. Его внешний диаметр достигает почти сотни миль. Представляете себе
        такие масштабы?
        - Нет. Я об этом впервые слышу, почему-то в книгах о Кольце нигде даже не
        писали. Нет ни малейших упоминаний, - потрясенно пожал плечами магистрант.
        - Цензура, - хмыкнул Тубарус. - Государь-император приказал убрать из
        книг любые упоминания о Кольце.
        - Но почему? - удивленно посмотрел на него Корин.
        - Кто его знает, - пожал плечами профессор. - Ходят тысячи сплетен. Но
        вероятнее всего, что императору надоели различные легенды о Кольце. Ведь
        скоро это будет одно из немногих мест на планете, на которые его владычество
        не распространяется, - понизив, голос сообщил Тубарус. - Кому понравиться,
        когда все говорят, что в Кольце спрятаны силы, способные в один миг
        уничтожить то, что он создавал всю жизнь.
        - Вот как! - потрясенно покачал головой Корин. - А что это за силы?
        - Об этом никто не знает, юноша, - снисходительно усмехнулся маг. - Но
        это не досужие выдумки. Разве вы не проплывали мимо подводных городов. Кто-то
        же их построил. Люди, создававшие их, несомненно обладали огромными знаниями
        и мощью. И таких городов на юге много. Подобные развалины нередко встречаются
        и на суше.
        - На суше?! Ах, да капитан что-то упоминал об этом, - кивнул Корин.
        - На Латарниде попадаются даже совсем не тронутые временем дома, -
        усмехнулся профессор. - Вы слышали о Повелителе Латарнида?
        - Да, капитан рассказывал мне и о нем, - слукавил Корин. Он сказал чистую
        правду, но не всю, поэтому не нарушил клятву мага.
        - Так вот, Латарнид тоже неподвластен императору и не только он, -
        сощурился Тубарус. - Баканид, хотя и считается территорией принадлежащей
        империи, неподвластен императору. А ведь он лежит всего лишь в шестидесяти с
        лишним милях от Дурула. Вы слышали о пурпурных воинах?
        - Да, слышал, - признался Корин.
        - От кого? - нахмурился Тубарус.
        - От многих, - пожал плечами Корин. - От своего возницы, от хозяина
        гостиницы...
        - А от Румила? - прервал его Тубарус.
        - И от Румила, - кивнул Корин.
        - Бедняге не повезло, - сочувственно кивнул Тубарус. - У него погибли там
        и старший сын и тесть. Так вот, Баканид охраняют пурпурные воины, которые
        могут в один момент разгромить императорскую армию.
        - Мой возница говорил, что пурпурные воины охраняют "Огненное кольцо", -
        магистрант пристально посмотрел на Тубаруса.
        - Об этом говорят многие. Только вот Харагус утверждал, что их в Кольце
        нет. Вот где загвоздка. Может быть, они только охраняют периметр Кольца, а
        внутрь не заходят?! - покачал головой Тубарус. - Димит мог пройти под землей
        охраняемый ими участок.
        - Вы верите Димиту?
        - Димит - маг. Он не мог меня обманывать. Если он не хотел отвечать на
        какие-то вопросы, то он об этом говорил прямо, - зло поморщился Тубарус.
        - Он не захотел рассказать вам о Кольце?
        - Харагус дал кому-то там клятву, что не будет рассказывать о том, что он
        узнал о Кольце. Он также скрыл, как туда пробрался. Правда, из наводящих
        вопросов мне стало ясно, что Димит проник туда под землей. Но где находится
        вход, он не захотел сказать. Он заявил, что этот путь одноразовый, больше им
        никто не пройдет. Теперь идти этим ходом стало опасно.
        - Вот как... - задумчиво покачал головой Корин. - Значит, вы хотите
        проникнуть в Кольцо?
        - Туда ушли и не вернулись десятки моих предков, - холодно прищурился
        Тубарус. - Я хочу узнать, что там в Кольце. Мы исследуем его больше двух
        тысяч лет, знаем о нем то, что не известно никому. Знаете ли вы, юноша, что
        Кольцо вовсе не Кольцо?
        - Я только недавно впервые услышал о нем. Откуда мне знать такие
        подробности. Правда я так и думал, что это место только слегка напоминает
        Кольцо. Ведь его так назвали из-за вулканов? Их там около десятка.
        - Их там ровно шестнадцать. Они образуют правильный шестнадцатиугольник.
        Мои предки десятки раз проверяли этот факт. Расстояния между вершинами
        соседних вулканов практически одинаковы. Это сходство не может быть
        случайным. Да и само Кольцо напоминает кратер чудовищного вулкана. Только вот
        лава пошла по шестнадцати угловым ответвлениям. Представляете, какими
        могущественными магами были создатели Кольца, и какие силы могут быть скрыты
        в нем?
        - Не представляю, - покачал головой Корин.
        - Возможно, это они потопили древние города.
        - Неужели вы верите в такую чушь?
        - Но ведь города как-то затонули, - усмехнулся Тубарус. - Что-то было
        причиной их гибели. Кое-что я находил в книгах, найденных на развалинах. Но
        они чуть более поздние. Те, кто их писал, предполагают, что была война. И не
        просто война, а "Великая магическая война", которая и привела к катастрофе.
        Вы когда-нибудь видели аборигенов?
        - Да, видел, - вынужден был признаться прямому вопросу Корин.
        - Где вы их видели? - нахмурился Тубарус.
        - Вчера, здесь в городе, в лавке.
        - А-а, вы наверно встретили Кийфа Ожечая? - усмехнулся профессор.
        - Да его, - кивнул Корин. - Вы его знаете?
        - Конечно. Его брат Очиг был моим проводником. Вы обратили внимание на их
        внешность и магию?
        - Да, профессор, - ответил Корин, гадая, неужто такой наблюдательный
        человек, как Тубарус не обратил внимания на его магию.
        - Я полагаю, что аборигены, это осколки оставшихся в живых древних
        народов, обладавших черной магией. Вы проплывали Астор и, наверно, заметили,
        что он до сих пор излучает мощное поле черной магии, - продолжал Тубарус, не
        обращая внимания на замешательство магистранта.
        - Да, заметил. Хотя мы проходили только самым краем, но поле
        действительно было мощное. Представляю, какое оно в центре.
        - Да, там спрятан источник фантастической мощи. Если бы кто-нибудь сумел
        овладеть им, он стал бы величайшим магом, - мечтательно вздохнул Тубарус.
        - Вы думаете им можно овладеть человеку? - удивленно посмотрел на него
        Корин. - Мне кажется овладеть такой мощью одному невозможно.
        - Кто знает, коллега, кто знает, - очнулся от своих мечтаний Тубарус. -
        Значит, вы уже успели познакомиться с Кийфом Ожечаем?
        - Да, мы с ним уже знакомы, - не стал вдаваться в подробности Корин,
        впрочем, Тубаруса это, похоже, не волновало.
        - Тогда у вас уже есть один проводник. Но одного в таких опасных местах
        не достаточно. Могу посоветовать еще Бобота Энгуя и его сына Баташа. Хотя они
        не аборигены, но знают местные леса ничуть не хуже их. И Кийф и Очиг знают,
        где они живут. Погодите, у меня еще есть копии моих карт. В отчетах Димита
        есть карты, но за это время кое-что успело измениться. Природа, как вы сами
        сказали, не стоит на месте. Реки чуть изменили свои русла, где-то вырубили
        лес, где-то он снова вырос.
        Тубарус порылся в своих бумагах, лежавших в столе и не найдя того, что
        искал, подошел к полке. Вскоре он нашел стопку карт местностей в районе
        "Огненного кольца". Полистав один из атласов, он протянул его Корину. Корин с
        удовольствием взял предложенные карты и поблагодарил профессора, чувствуя,
        что пришла пора уходить.
        Тубарус вел себя так, словно давал понять, что аудиенция закончена, ему
        надо заниматься собственными делами. Хотя у Корина оставались еще кое-какие
        вопросы, он решил задать их следующий раз.
        - Разрешите мне удалиться, профессор?
        - Идите, юноша, изучайте эти бумаги. Если у вас возникнут какие-то
        вопросы, заходите, не стесняйтесь, - кивнул Тубарус. - К сожалению, сейчас у
        меня много дел.
        Попрощавшись с Тубарусом, Корин вышел из департамента и отправился в
        гостиницу. День уже был в разгаре, городок снова ожил. Корин заглянул по
        дороге в лавку к Кийфу, тот стоял за прилавком, но вокруг толпился народ, и
        Кийф только приветливо кивнул ему.
        Корин подумал, что хорошо было бы увидеть Очига, чтобы поговорить с ним об
        экспедиции Тубаруса и договориться о своей, но решил пока заняться изучением
        отчетов Харагуса, а вечером поговорить с Кийфом и его братом.
        Вскоре он был в гостинице, Энюя по-прежнему не было, Тюн тоже куда-то
        исчез. Гном спал один в своей комнате. Он выглядел уже почти здоровым. Во
        многих местах корочка отваливалась, открывая розоватую новую кожицу.
        Корин порадовался, что догадался забрать себе все ценности гнома. В
        отсутствие Тюна любой постоялец мог зайти в комнату и обокрасть беспробудно
        спящего пациента. К счастью для них, народ в гостинице оказался честным,
        одежда гнома и вещи Тюна лежали на своих местах. Проверив состояние пациента
        и убедившись, что его дела идут на поправку, Корин вернулся в свой номер и
        принялся за изучение отчетов Димита.
        ***
        В первую очередь магистрант ознакомился с содержимым всех четырех папок. В
        одной из папок находились карты и маршруты путешествий Димита, его дневник и
        описание маршрутов путешествий. На самом Дуруле Харагус прожил около двух
        лет, кроме этого из некоторых карт его путешествий и коротких записей было
        ясно, что он потратил примерно столько же времени, если не больше, на
        изучение соседних с Дурулом больших островов: Путайса, Ортайса, Суфантайса.
        За эти годы Харагус успел немало сделать. В трех папках находился
        теоретический и практический материал: подведение итогов его исследований.
        Первая папка содержала его теоретические изыскания, вторая - итоги наблюдений
        за самими оборотней, третья - описания ареала их обитания. Магистрант начал
        знакомство с теоретических изысканий своего предшественника.
        Харагус предложил несколько интересных моделей изменения внешности,
        уравнения которых были приведены в его бумагах. У Корина, при виде этих
        уравнений, возникла даже мысль, что Димит был в какой-то степени знаком с
        идеями, изложенными в трактатах, купленных магистрантом в Ивисане.
        "Впрочем, - думал Корин, - подобные экземпляры могли встретиться и в
        центральной библиотеке университета". Харагус был оставлен на кафедре, после
        окончания университета и ко времени написания своих отчетов имел степень
        магистра: он занимался на островах отнюдь не магистерской, но докторской
        диссертацией.
        Однако, просмотрев уравнения, предложенные Димитом, Корин нашел в них, как
        ему показалось, ряд противоречий и неточностей, поразмыслив, он пришел к
        выводу, что Харагус сам пришел к своим идеям. Несмотря на найденные Харагусом
        явно ошибочные решения, уравнения и модели серьезно заинтересовали
        исследователя.
        Харагус предполагал многомерность облика любого живого существа, животные
        и растения в его модели разбивались на топологически эквивалентные группы.
        Преобразование одного вида в другое происходило в неком метапространстве,
        являвшимся набором из смежных магических субпространств.
        Корин без труда улавливал его идеи, но, тем не менее, у него возникли
        серьезные возражения. Будь Димит сейчас рядом, он с удовольствием вступил бы
        с ним в диспут.
        Однако догадки Димита, о возможности превращений человека в кого угодно,
        заинтересовали Корина. Доработав и найдя решение нескольких уравнений
        Харагуса, он получил ряд заклинаний, для изменения облика человека, а также
        для его превращения в некоторых животных и птиц, но пробовать их на себе ему
        не хотелось. Надо было найти подходящего человека.
        Корин работал с записями Харагуса в течение нескольких часов. Судя по
        отчетам, Димит был весьма и весьма настырным и дотошным ученым. Он провел
        огромную работу, изучая оборотней и размышляя над магией их превращений.
        Кропотливое изучение идей и предположений коллеги настолько утомило
        магистранта, что, в конце концов, он понял, что больше не может заниматься
        исследованиями. Сложив папки Димита в свой сундук, он почувствовал дикий
        голод. Корин выглянул в окно, время было далеко за полдень. Надо было идти
        обедать.
        Корин вышел в коридор, в первую очередь он заглянул в комнату, где жили
        возница и гном. Возница куда-то пропал, Корин осмотрел гнома, тот еще спал,
        его состояние улучшалось все быстрее, корочка уже почти везде отвалилась,
        розовая кожица начала желтеть, превращаясь в обычную гномью кожу. Все шло
        нормально, кроме странного исчезновения Тюна. Хотя у парня сейчас есть
        деньги, и он мог завести себе подружку, предположил маг.
        Энюй так и не появился, его отсутствие уже всерьез тревожило Корина. Он
        вспомнил, что тот сразил своими стрелами пару гномов, а гномы такое никому не
        прощают. Однако если исчезновение Энюя как-то связано с бандой Бэмегула, то и
        ему также угрожала опасность получить кинжал в спину.
        Корин невольно поежился, полагая, что слишком рано стал беспечным. Однако
        большого страха перед бандитами магистрант все же не испытывал. Несколько
        минут поломав голову над странным исчезновением Энюя, он отправился обедать.
        После обеда Корин вышел в город, на улицах, как и вчера, царила деловая
        суета, южане были веселы и беззаботны. У лавки Ожечая опять толпилось много
        народа, поговорить с ним не было возможности.
        Внезапно Корин вспомнил про его брата, который, как сообщил Тубарус, был
        его проводником. Интересно где он сейчас? Посмотрев на толпу, окружавшую
        лавку аборигена, Корин оставил всякую надежду переброситься с ним хотя бы
        парой слов и отправился на Цветочную улицу.
        Ожечаев тут знали все и вскоре магистрант, сидел за одним столом вместе с
        Очигом и его женой, немного позже, к ним присоединилась и Гайо, жена Кийфа.
        - Признаюсь, я и не ожидала увидеть вас так скоро у нас в гостях,
        прекрасный сеньор Корин, - рассмеялась женщина, увидев гостя своего деверя. -
        Вам вчера так понравилось ортайское, наверно, поэтому вы так скоро вспомнили
        о нашем существовании, - весело шутила она, смущая гостя.
        - Вино мне, конечно, понравилось, не буду притворяться, но мой визит
        вызван не этим, прекрасная сеньора, - с достоинством поклонился гость.
        - Сеньор Корин пришел поговорить со мной об экспедиции Тубаруса, Гайо, -
        сообщил невестке Очиг, - из которой я недавно вернулся. А также сеньор Корин
        интересуется "Огненным кольцом".
        - Вы хотите отправиться в "Огненное кольцо"? - насторожилась женщина. -
        Не советую, сеньор Корин, это опасно даже для такого могучего мага как вы.
        - С чего вы решили, что я могучий маг? - заинтересовался Корин, решив
        наконец, окончательно выяснить цвет своей магии. Вернее, каким его видят
        другие маги. Тубаруса его магия ничуть не заинтересовала, а, по мнению
        Корина, это был весьма наблюдательным и дотошным ученый. Да и когда он
        учился, никто не задавал ему вопросов о цвете его магии.
        - Бесцветные маги - это самые могучие маги, - усмехнулась Гайо. - Мой
        отец не просто владелец виноградников на Ортайсе, он потомок очень древнего
        рода великих магов. От него я знаю: бесцветные маги бывают очень редко.
        Говорят, они почти что всемогущи. Им подвластны все другие виды магии.
        - Кроме вас, мне почти никто не говорил, что я прозрачный маг, -
        усмехнулся Корин.
        - Просто вы хорошо умеете прятать свою магию за белым цветом, -
        рассмеялась женщина, - но нас таким трюком не провести. Как бы вы не
        притворялись белым магом, но мы прекрасно видим, что вы бесцветный.
        - Но как вам это удается? - недовольно пробурчал Корин, ничего не
        понимая.
        - Мы, как и вы, сеньор Корин, древнее людей. Наш род самый древний на
        этой планете. Людей сюда привели наши предки. Хотя люди считают нас такими
        же, как и они, но мы совсем другие, - вздохнула она. - Смотрите даже, кто
        сколько живет: люди-северяне живут семьдесят-восемьдесят лет, южане, за счет
        того, что они перемешали кровь с нами и эльфами, живут сто двадцать-сто
        тридцать лет, мы же сто семьдесят-сто восемьдесят. Говорят, раньше мы жили
        еще дольше, - вздохнула она.
        - Но все равно я не понимаю, как вам удается видеть прозрачную магию, -
        спросил Корин, не убежденный ее ответом.
        - А как вы видите?
        - Я умею обращать цвета, - усмехнулся Корин.
        - И мы тоже умеем это делать. Обычные люди и маги не обладают такой
        способностью. Впрочем, возможно кто-нибудь и умеет.
        - И что вы видите, когда обращаете цвет?
        - Белая магия, становится черной, но бесцветная начинает ослепительно
        сиять как солнце. На вас просто невозможно смотреть, настолько вы сильны. Но
        интересно, как вам удается скрывать другие ваши цвета?
        - Вы и их не видите?
        - Нет, - покачала головой Гайо. - Но я о них догадываюсь. Они просто
        должны в вас быть. Ведь в вас есть еще кровь троллей и эльфов. И когда долго
        смотришь на вас внутренним зрением, как я сейчас, видишь, что у вас иногда
        исчезает и белый цвет. Наверно, если бы на вас не было шляпы, то человеческие
        маги могли бы принять вас за обычного человека. Вовсе даже не мага или очень
        слабенького. Я тоже вначале решила, что вы обычный маг, пока не обратила
        цвета. Правда, я была с вами рядом и почувствовала вашу мощь, поэтому и
        догадалась обратить. Вы маг из легенды, вас ждет великое будущее, поэтому не
        советую вам лезть в "Огненное кольцо", поверьте, оно надежно охраняется.
        - Кем? Пурпурными воинами... - усмехнулся Корин.
        - Не только ими. Отец как-то рассказывал, что там есть и более надежная
        защита.
        - Кто ему рассказал об этом, Повелитель Латара?
        - О! Так вы и о нем знаете, - поразилась Гайо. - Удивительно! Вы
        встречались с Повелителем Латара?
        - Да, встречался, - кивнул Корин. - Но вы не ответили на мой вопрос.
        - Мой отец узнал это не от повелителя Латара, ему рассказали об этом мои
        прапрадеды. Когда папа был еще ребенком, они ему часто рассказывали всяческие
        истории. От них он узнал, что когда-то вход в "Огненное кольцо" был доступен
        избранным. Он тоже рассказывал все это мне, когда я была маленькой. От него я
        слышала даже, что сам император Курадус когда-то посещал Кольцо.
        - Император?! - поразился Корин. - Когда он там был?
        - Очень и очень давно. Отец говорил, что императору больше двух тысяч
        лет. Наверно, он посетил Кольцо, когда был еще не старше вас, сеньор Корин.
        - Но официально государю императору нет еще и тысячи лет. Осенью ему
        исполнится всего-то семьсот шестьдесят.
        - Это официально... - усмехнулась Гайо. - А сколько ему уже было, когда он
        "официально" родился? Только эльфы или тролли могли бы это помнить.
        - Тролли, после трехсот лет, редко выходят из пещер. Говорят, у них
        развивается светобоязнь, - пожал плечами Корин. - А эльфы живут себе в лесах,
        до людей им дела нет.
        - Пока люди не заставят их о себе вспомнить, - усмехнулась Гайо.
        - Сеньор Корин пришел поговорить о деле, Гайо, - прервал их разговор
        Очиг, решивший, что их разговор свернул на опасный путь. - Принеси нам
        немного выпить, а мы с сеньором пока поговорим.
        Гайо и Чадуя вышли, Корин и Очиг занялись обсуждением экспедиции Тубаруса
        и мест, куда Корин намеревался отправиться. Последняя экспедиция Тубаруса
        искала древние развалины у северной границы Кольца, в отрогах Суантейского
        хребта. Эта местность не так сильно интересовала Корина, его больше
        интересовали южные границы Кольца, те места, где все еще водились оборотни, и
        где, предположительно, Димит нашел дорогу в Кольцо.
        Очиг бывал с предыдущими экспедициями Ойлаха и в тех краях, он не единожды
        водил Тубаруса по лесам и джунглям острова. Ему было о чем рассказать
        любопытному магистранту. На всякий случай Корин заранее предложил аборигену
        стать своим проводником. Однако идти к границам южной части Кольца у Очига не
        было особого желания, на уговоры гостя он обещал подумать и переговорить об
        этом предложении со своими приятелями: Боботом и Баташем Энгуями.
        Вернувшись вечером в гостиницу, Корин опять не застал на месте Энюя и
        Тюна. Если к отсутствию полуэльфа, он уже начал привыкать, то исчезновение
        Тюна его крайне озадачило и начинало всерьез волновать. Гном все еще спал, но
        к утру, он должен был уже проснуться. Корочка на нем почти вся слетела, он
        выглядел вполне здоровым.
        Проверив состояние гнома, Корин отправился к себе и снова сел за изучение
        отчетов Димита. Он прекратил свою работу только, когда стемнело, и спустился
        в обеденный зал. Как и вчера, народу в зале было битком и опять его выручило
        семейство Ожечай, но теперь хозяином стола объявил себя Корин.
        Ортайского на этот раз Кийф не принес, поэтому Корин возвращался в свой
        номер почти трезвый, привычно он толкнул дверь Энюя, она вновь была заперта.
        Ругнувшись, он пошел дальше. Затем Корин толкнул дверь в комнату гнома. Она
        тоже оказалась на замке, это его удивило.
        Он постучал и позвал Тюна, возница находился в комнате и выглядел
        чрезвычайно встревоженным. Корин заметил, как Тюн испуганно спрятался за
        косяк, когда дверь открылась, но, когда маг закрыл за собой дверь, он слегка
        успокоился.
        - В чем дело, Тюн? - удивленно посмотрел на возницу магистрант.
        - Ох, сеньор маг, такая беда! - застонал возница, схватившись за голову.
        - В чем дело? - встревожился Корин. - Опять бандиты?
        - Хуже, сеньор маг, гораздо хуже, - полушепотом зачастил возница
        настороженно, глядя на дверь. - Вы не могли бы ее заговорить на ночь, чтобы
        сюда никто не мог войти?
        - Могу, но зачем? - прищурился Корин. - Рассказывай, что случилось.
        - Все моя жадность, сеньор маг, - понурился Тюн.
        - Да говори же скорей! - не выдержал Корин.
        - Тише, сеньор маг, тише... Нас могут подслушать.
        - Подслушать?! Кто? - прищурился магистрант, вспомнив своего неведомого
        преследователя.
        - Стражники, - прошептал Тюн.
        - Стражники... Что ты натворил? Рассказывай.
        - Это из-за оружия, - понуро сообщил возница.
        - Какого еще оружия? Рассказывай, а не то я тебя сейчас сам накажу, -
        всерьез разозлился Корин.
        - Гномьего... Ну тех полугномов которых убила ваша молния. Мы их с Энюем
        похоронили, забросали землей и камнями, а оружие закапывать не стали. Уж
        больно хорошее. За него можно много выручить, если, конечно, торговать с
        умом, - тяжело вздохнул Тюн.
        - Ты что, не знаешь, что оружием торговать нельзя? - нахмурился маг,
        только сейчас понимая, насколько плохи дела у Тюна. Да и самому Корину могло
        достаться от властей за то, что он сразу не сходил в участок, не сообщил
        стражникам о нападении на него бандитов и не отдал трофейное оружие. Да еще
        он укрывает раненого бандита, Корин растерянно посмотрел на спящего гнома.
        - Я-то знал. Да и все знают, - пожал плечами возница, - да ведь другие-то
        торгуют. И ничего... Главное не попадаться.
        - А ты попался?
        - Я сразу нарвался на шпика, он хотел меня схватить, да я вырвался и
        удрал за город и там сидел до темноты, - вздохнул Тюн.
        - Ну вот, еще и сопротивление властям, - покачал головой Корин. - Ты хоть
        куда удирал? Надеюсь не в сторону гостиницы?
        - Нет, сеньор маг. Я удирал, куда было ближе, на запад. Потом обошел
        город и сидел в укрытии, ждал в зарослях у реки, пока стемнеет. И только
        ночью пришел в гостиницу. Думал, может быть, вы меня как-нибудь вызволите из
        такой беды?
        - У тебя же хватало денег, какой черт понес тебя продавать оружие?
        - Да выбросить его было жалко, а таскать с собой опасно. Я хотел-то пока
        только один кинжал продать, а вышло вон как... - тяжко вздохнул возница.
        - А где остальное оружие? - нахмурился Корин.
        - В мешке, под кроватью, - кивнул на кровать гнома Тюн.
        - И ты бросил дверь открытой и отправился в город продавать оружие? -
        ужаснулся такой беспечности Корин. - Ведь сейчас по городу уже, наверное,
        везде снуют ищейки, ищут тебя. Из-за твоей жадности и легкомыслия могли
        схватить и меня.
        - Наверное, могли... Я не подумал об этом, сеньор маг. Я не знал, что мага
        могут тоже схватить, - понурил голову возница. - Но вы выручите меня?
        - Попробую, - задумчиво кивнул Корин. Магу невольно тут же пришли на ум
        заклинания Димита. Для себя он мог воспользоваться заклинанием неприметности,
        но вот для Тюна... Мысль попробовать изменить внешность Тюна при помощи магии
        полностью захватила его и заставила забыть об опасности. - Ты хоть сегодня
        ел? - сочувственно спросил он возницу.
        - Только завтракал, - жалобно вздохнул тот. - Да в кустах были ягоды и
        орехи, вот их я и ел.
        - Ладно, сиди здесь, я попробую сейчас что-нибудь придумать, - усмехнулся
        Корин. - Только сиди тихо, ни на какие стуки не отвечай, кроме моего, - Корин
        продемонстрировал вознице условный стук и отправился к свою комнату. Мысль
        проверить свои и Димита разработки вдохновляла его, и вскоре нужное
        заклинание было готово.
        Корин, не веря своим глазам, смотрел на пожилого седовласого мужчину,
        слегка напоминающего ему Ойлаха Тубаруса. Получилось, заклинание сработало!
        Корин машинально качал головой как маятником. Он и не старался сделать Тюна
        полностью похожим на Тубаруса, эта мысль совершенно случайно взбрела ему в
        голову.
        - Почему вы так на меня смотрите, сеньор маг? - растерянно спросил Тюн.
        - Ты только посмотри на свое лицо, - торжествующе протянул вознице
        зеркальце Корин. - Узнаешь себя?
        - В кого вы меня превратили, сеньор маг, - ужаснулся Тюн, увидев в
        зеркальце вместо симпатичного молодого парня старческую физиономию.
        - Это тебе за твою жадность, - рассмеялся Корин. - Ничего побудешь до
        утра таким, а утром отправишься домой, я тебя провожу за город и там
        подальше, чтобы никто нас не увидел, расколдую. Только придется выехать очень
        рано, пока на дороге никого нет.
        - Конечно! Спасибо, сеньор маг, - радостно кивнул возница, возвращая
        зеркальце.
        - Теперь сходи, поужинай, тебя в таком виде все равно никто не узнает, -
        усмехнулся Корин. - Только умойся и переоденься. Ты весь испачкался.
        Вернувшись в свою комнату, магистрант из озорства и любопытства изменил
        свою внешность, переоделся простолюдином и отправился в зал следом за
        возницей. Здесь все еще было довольно много народу. Корин сел за один стол с
        забившимся в уголок Тюном и хитро подмигнул парню, чем привел его в трепет,
        затем заказал себе кружку вина.
        На пробу Корин принял обличье аборигена, это превращение не вызвало у него
        никаких сложностей, потребовалось лишь изменить цвет волос и кожи, да слегка
        изменить черты лица, чтобы Тюн его не узнал. Немного посидев в зале, он
        радостный возвратился в свой номер и снова вернул свой облик.
        Димит хотя кое в чем и ошибался, но в главном был прав. Теперь он мог
        менять свое обличье, и хотя сейчас воспринимал это как хорошую шутку, но не
        исключал вероятности, что подобная способность может когда-нибудь очень ему
        пригодиться.
        ***
        Громкий стук в дверь заставил Корина оторвать голову от подушки. Он
        взглянул на окно, на улице еще только начинало светать. Ему страшно хотелось
        спать, ночью он долго засиделся с заметками Харагуса и лег в постель совсем
        недавно.
        - Кто там? - крикнул он, догадываясь, что это стучит Тюн.
        - Это я, сеньор маг, - раздался из-за двери перепуганный голос Тюна.
        - В чем дело, Тюн? - буркнул Корин, со вздохом садясь на кровати.
        - Этот гном очнулся, сеньор маг. Он требует, чтобы я вернул его кошелек.
        - Хорошо, скажи ему, что я сейчас приду, - сердито бросил Корин и начал
        одеваться.
        - Только поскорей, сеньор маг, а то он едва меня не убил.
        - Хорошо, хорошо, не волнуйся, я уже одеваюсь, - успокоил Корин возницу.
        Одевшись Корин, зашел к своему пациенту. Картина в номере, который
        занимали Тюн и гном, выглядела с одной стороны забавно, но со стороны возницы
        вовсе не смешно. Кряжистый гном в новенькой одежде, сжимая огромные кулаки,
        подступал к перепуганному пожилому мужчине, желто-карие глаза гнома свирепо
        смотрели на старика. Увидев Корина, он на миг замялся, но затем сработало
        вложенное в него заклинание.
        - Я вас приветствую, мой господин, - низко поклонился гном. - Этот
        негодяй похитил мои деньги и вещи и утверждает, что их взяли вы.
        - Это правда, - кивнул Корин. - Успокойся. Они хранятся у меня.
        - Вы уверены, что он ничего не украл, мой господин? - засомневался гном.
        - Вы только посмотрите на физиономию этой продувной бестии. Посмотрите, как
        бегают бесстыжие глазки этого старого трухлявого пня.
        - Успокойся, Кебе, - с трудом сдержал свой смех Корин, он протянул гному
        его кошель. - Возьми, вот твой кошелек.
        Гном схватил кошель и начал рыться в нем, пару минут спустя, он поднял
        перепуганные глаза на Корина.
        - Тут нет Ключа, мой господин, - заявил он.
        - Там и не было никакого ключа, - удивленно покачал головой Корин. - Я
        сам осматривал все вещи. Кое-какие из них я забрал себе.
        - Но вы не брали Ключ, мой господин? - растерянно смотрел на него гном.
        - Нет, Кебе. Ключа я не брал, - покачал головой маг. - И он не мог его
        взять, - Корин кивнул в сторону перепуганного Тюна, - кошелек я ему не давал.
        Поищи свой ключ в своей старой одежде, а пока нам с твоим соседом надо кое-
        куда съездить. Никуда без меня не выходи, я скоро вернусь.
        - Но я страшно хочу есть, - содрогнулся гном.
        - Потерпи немного, сейчас все равно все еще спят. Я скоро вернусь и
        накормлю тебя, - утихомирил его Корин. - А теперь Тюн забирай свое оружие и
        пошли. Пора ехать.
        - Но, сеньор маг, я не могу его взять с собой, - содрогнулся возница. -
        Вдруг меня с ним кто-нибудь заметит. Оставьте его себе, оно все равно ваше.
        В голове Корина мелькнула мысль, что если он отправится в экспедицию к
        "Огненному кольцу", то гномье оружие ему не помешает. Он махнул рукой Тюну,
        тот схватил свои вещи, уже давно приготовленные к отъезду, и они отправились
        на задний двор гостиницы, где в конюшне стояли мулы, тут же, на заднем дворе,
        находилась и повозка Тюна.
        Тюн запряг мулов, Корин спрятался внутрь повозки, и они отправились к
        северному въезду. Стражники, стоявшие у шлагбаума, бросили мимолетный взгляд
        на возницу и равнодушно пропустили повозку, даже не осматривая. Отъехав пару
        миль от города, возница свернул на проселочную дорогу, немного отъехал от
        тракта и остановился, спрятавшись под сенью деревьев небольшой рощицы.
        Вскоре повозка выехала обратно, молодой смуглый парень подстегивал своих
        мулов, пугливо оглядываясь на город. С другой стороны из рощи вышел молодой
        маг и проселочной дорогой направился к Катарелу.
        Вскоре Корин был в городке. Народ еще только начинал просыпаться после
        ночного веселья. Улицы были полупустынными, только изредка на них мелькали,
        то дворники с метлами, то самые ранние лавочники, спешившие принять товар у
        окрестных крестьян, которые в отличие от горожан вставали с первыми лучами
        солнца.
        Но городок просыпался быстро, когда Корин добрался до гостиницы, в
        обеденном зале уже сидели люди. Корин сел за столик, заказал себе завтрак и,
        вспомнив про выздоровевшего пациента, заодно отослал еду и ему.
        Поднявшись наверх после завтрака, он привычно толкнул дверь Энюя, в
        очередной раз убедился, что того все еще нет, и зашел в номер к гному,
        который, усевшись за стол, заставленный снедью, постанывая от удовольствия,
        поглощал заказ Корина, принесенный парочкой половых. При виде своего
        господина гном на мгновение оторвался от приятного занятия.
        - Не обязательно было приносить ее сюда, мой господин. Я уже вполне
        здоров, мог бы поесть и в зале, - грустно вздохнул гном, снова набрасываясь
        на еду, которой на его взгляд было слишком мало, хотя Корин рассчитывал заказ
        по своему аппетиту тролля, который тоже был весьма велик.
        - Тебя могли бы узнать, - строго взглянул на него магистрант.
        - Кто мог бы меня узнать? - недоуменно пожал плечами гном.
        - Твои жертвы.
        - Какие еще мои жертвы? - недовольно пробурчал гном, непрестанно
        перемалывавший пищу.
        - Которых грабил ты и твоя банда, - жестким тоном напомнил тролль.
        - Когда бы я бы успел их ограбить, мой господин? - буркнул гном. - Я
        всего-то десять дней назад приплыл на Дурул из Хорнии.
        - Ты приплыл из Хорнии? - недоверчиво прищурился Корин.
        - Да, мой господин, - прохрипел гном, рот которого был занят окороком.
        - Ладно, пока ешь, лучше мы с тобой потом поговорим, - решил Корин,
        понимая, что ситуация для беседы сейчас мало подходящая.
        Корин снова сидел в своей комнате, терпеливо разбираясь с заметками
        Харагуса. Хотя почерк Димита был легко читаем, но бумага уже выцвела и кое-
        где на краях листов сильно истрепалась. Несомненно, что кто-то весьма и
        весьма тщательно изучал эти записи. "Интересно, кто это мог быть?! -
        раздумывал маг. - Пожалуй, сам Тубарус. А может кто-то из других магов
        департамента. Интересно, что думает Тубарус об уравнениях превращений,
        предложенных Димитом?!"
        Харагус не только предлагал уравнения трансформации, как он их называл, но
        и высказывал мнение, что оборотни, произошли от какой-то древней гуманоидной
        расы, жившей настолько давно, что от нее не сохранилось никаких следов.
        Исследования, проведенные Димитом, доказывали, что оборотни делятся на два
        вида, различающиеся между собой типом используемой ими магии: черной и
        полупрозрачной.
        В основном все оборотни, которых встретил Димит, использовали черную
        магию. Но кое-где в окрестностях "Огненного кольца" им было обнаружено
        наличие особого вида оборотней, с весьма необычной магией, которую он назвал
        полупрозрачной. Корин в этом месте невольно вспомнил о своей собственной
        магии. Он невольно вернулся к описаниям мест, где Харагусу удалось встретить
        оборотней с полупрозрачной магией.
        Оборотни с прозрачной магией обитали на узеньком участке, протянувшемся
        вдоль Кольца, ограниченном на востоке рекой Тахарил, а на западе рекой
        Зуфарил. Длина участка была, судя по картам, чуть больше восьмидесяти миль, а
        ширина достигала пяти-шести миль. Их было совсем немного, три или четыре
        стаи, по несколько особей в каждой.
        Оборотни с черной магией обитали повсеместно, начиная от Амотрила и
        Маанрила на востоке и кончая Шандарилом на западе. Их стаи были
        многочисленней и встречались чаще, но сами они были меньше размерами, чем их
        собратья с прозрачной магией. Самые крупные стаи этих оборотней обитали на
        Варагтейском хребте.
        Оборотни могли принимать облик волка, в котором чаше всего их видели люди
        и исследователи, но частенько его меняли, принимая облик обезьяны, человека
        или других существ, прекрасно лазили по деревьям, были очень быстры,
        частенько прибегали к магическим атакам. Приближаться к ним было весьма
        небезопасно.
        Оба вида оборотней были всеядными, основным объектом их охоты была рыба,
        которой изобиловали приморские реки, охотились они также за птицами и
        копытными, ели и растительную пищу, при случае не брезговали людоедством.
        Корин растерянно почесал затылок, быть съеденным оборотнем ему не хотелось.
        Он детально изучил труды своего предшественника, конечно, эти исследования
        могли за прошедшие восемьдесят лет несколько устареть, но основные результаты
        Харагуса можно было использовать в своей диссертации.
        По сути дела, Тубарус дал ему готовый материал для магистерской
        диссертации, который следовало уточнить, привести в соответствие с нынешней
        обстановкой дел. Для этого стоило провести хотя бы короткую экспедицию в те
        края, а затем можно было заняться написанием самой диссертации. Впрочем, он
        мог начинать ее писать уже сейчас, теоретическая часть была полностью готова,
        тем более что он ее уже экспериментально опробовал, усмехнулся Корин.
        Осторожный стук в дверь заставил его оторваться от работы. Корин
        недовольно посмотрел на дверь, он догадывался, что это Кебе.
        - Кто там? - суровым тоном спросил магистрант.
        - Это я, мой господин, - раздался из-за двери голос гнома.
        Корин встал, открыл дверь и впустил гнома.
        - Ну, рассказывай, зачем пришел, - усмехнулся маг. - Неужели не наелся.
        - Нет, мой господин, но сейчас я уже сыт. Я сходил в зал и купил еще еды,
        - пожал плечами гном. - Я пришел не за этим. Все дело в Ключе. Я не могу его
        найти. Может, мой господин, разрешит мне одному поехать в горы и найти его.
        Наверно, он остался там.
        - Что еще за ключ? - недовольно поморщился Корин.
        - Извините, мой господин, но это строжайший секрет. С меня взяли клятву,
        и даже вам я не могу открыть эту тайну, - виновато склонил голову гном.
        - Зови меня просто, сеньор Корин, - махнул рукой раздосадованный
        магистрант, который вовремя не догадался, что на гноме лежит зарок, потому и
        не снял его, когда тот находился под действием сока кэлура.
        - Хорошо, сеньор Корин, - кивнул гном. - Так вы разрешите мне отправиться
        в горы, поискать Ключ?
        - Ты уверен, что сможешь найти его? - насупившись, спросил маг. - Прошло
        уже два дня, его кто-то мог подобрать.
        - Он небольшой, его трудно заметить, - пожал плечами гном. - Но я его
        найду. Обещаю вам, я скоро вернусь. Полдня туда, полдня обратно.
        - Хорошо, езжай, - разрешил ему Корин, и сам заинтригованный загадочным
        ключом. - Но смотри, чтобы завтра ты был в гостинице.
        - Хорошо, сеньор Корин, - обрадовано воскликнул гном. - Самое позднее
        завтра вечером я обязательно буду здесь.
        - Будь осторожен, смотри, чтобы с тобой ничего не случилось, -
        предупредил его магистрант.
        - Не волнуйтесь, сеньор Корин, на мне кольчуга, и я возьму с собой
        секиру, - успокоил хозяина обрадованный гном.
        - Не вздумай брать секиру! Ты что забыл, что в империи, чтобы носить
        оружие, требуется иметь разрешение властей? - всполошился магистрант.
        - Не волнуйтесь, сеньор Корин. Я договорюсь с местными гномами. Они мигом
        добудут мне разрешение властей, - махнул рукой Кебе. - Они сделают мне любую
        бумагу, которая понадобится.
        - Откуда у тебя кольчуга и секира? - машинально спросил Корин.
        - Я их нашел в мешке у себя под кроватью. Там еще много разного оружия, -
        пожал плечами гном. - Разрешите идти, сеньор Корин.
        - Иди, но будь осторожней. Дверь в комнату открытой не оставляй. И не
        забывай, я жду тебя не позже, чем завтра вечером.
        - Хорошо, сеньор Корин. Я пошел, - кивнул гном. - До свидания.
        - До свидания, Кебе, - сказал Корин.
        Уход Кебе заставил Корина немного загрустить: из всей его компании, с
        которой он прибыл в Катарел, в гостинице остался он один. Исчезновения Энюя
        тревожило его, ему хотелось бы его кое о чем расспросить, да и иметь под
        рукой своего человека было бы неплохо. Он вспомнил, что забыл поговорить с
        Кебе о незнакомце, нанявшем Энюя. Неизвестный пурпурный маг по-прежнему
        тревожил его.
        Подумав о пурпурном маге, Корин бросил взгляд на лежащие на столе талмуды,
        внезапно ему вспомнился зверек, наблюдавший за ним в окно гостиницы, в
        Палинсане. Теперь, когда он больше узнал об оборотнях и о превращениях, у
        него мелькнула мысль, что этот пурпурный маг мог бы принять облик обезьяны.
        Желание обсудить с кем-либо свое открытие, заставило его вспомнить о
        Тубарусе. "А не сходить ли мне к нему, посоветоваться, - решил магистрант. -
        Все я ему рассказывать, конечно, не стану, но кое-какие моменты обсудить было
        бы полезно".
        Вскоре магистрант подходил к зданию департамента. Сегодня здесь было
        несколько оживленней, чем вчера. Во дворе и в саду разговаривали и
        прогуливались с десяток магов. Среди них он увидел даже пару знакомых лиц, с
        которыми встречался раньше, еще обучаясь в университете. Правда, никого из
        них Корин не знал, но по лицам хорошо помнил. Его тоже кое-кто вспомнил, и
        тотчас же молодой маг и хорошенькая молодая волшебница подошли к нему.
        - Кого я вижу, коллега! - расцвел улыбкой парень года на три моложе его,
        волшебница тоже выглядела года на четыре-пять моложе Корина. - Вы откуда?
        - Магистрант из Кордовы, Корин Кориштус, - представился маг. - С кем имею
        честь разговаривать?
        - Эрлах Эларгус, - отрекомендовался молодой маг. - Моя сестра, Марвина
        Эларгус. Еще незамужняя, имейте в виду, - усмехнулся парень, представляя
        девушку и ловко уклоняясь от кулачка сестренки.
        - Ух, противный! - сверкнула хорошенькими голубенькими глазками Марвина.
        - Здравствуйте, сеньор Корин. Вы нас, конечно, не помните. Мы поступили в
        университет в тот год, когда вы его уже заканчивали, но мы хорошо запомнили
        вас. Вас все знали, вы ведь считались самым умным студентом того выпуска, но
        вас почему-то... - оборвала она сама себя, спохватившись. - Очень рада видеть
        вас, сеньор Корин, у нас на острове.
        - Я тоже счастлив видеть вас, сеньорита, - поклонился ей Корин. - А также
        вас, сеньор Эрлах.
        - Какими судьбами вас к нам занесло, дружище! Небось за материалами для
        диссертации. Надеюсь, вы не в "Огненное кольцо"? - прищурился Эрлах Эларгус.
        - О нет, что вы! Конечно, нет, - улыбнулся Корин. - Но, возможно,
        придется побывать поблизости от него. Я работаю над диссертацией об
        оборотнях.
        - Тоже немногим лучше, - поморщился молодой Эрлах. - Они в основном
        обитают на полуострове Варагул, а там сейчас стало чрезвычайно опасно. Ходят
        сплетни, что там появились пурпурные воины. И я этим сплетням верю, да и не
        только я. Не знаю уж правда ли это, но даже старина Ойлах, изменил маршрут
        своей экспедиции. Он предпочел в этом году заниматься изысканиями на
        Суантейском хребте.
        - Вы тоже были в этой экспедиции? - поинтересовался Корин, слышавший от
        Очига Ожечая, что в экспедиции Ойлаха работало несколько молодых магов.
        - Да, конечно. Мы с сестренкой тоже работаем над магистерскими
        диссертациями. Профессор Тубарус - наш научный руководитель.
        - И много интересного вы нашли?
        - Да, немало, но мы уже не в первый раз в таких экспедициях, - ответила
        вместо Эрлаха его сестра. - В очередной раз видели древние руины. Правда, не
        столь сохранившиеся, как на островах или на Варагуле, но все равно было очень
        интересно, - довольно усмехнулась молодая волшебница. - Сокровищ, правда, мы
        не нашли, но нашли кое-какие книги. Жаль, что их невозможно прочесть, язык
        совершенно незнаком, - вздохнула она. - Ойлах бьется над ним уже много лет,
        но толку мало. Хотя кое-какие заклинания ему все же удалось понять.
        - Незнакомый язык? - насторожился Корин. - А как он выглядит.
        - Руны сильно напоминают староэльфийские, но язык совершенно другой.
        - Интересно было бы посмотреть, - пробормотал Корин.
        - Попросите Тубаруса. Он, может быть, и даст их вам на время. Профессор
        хотя порядочный сухарь и педант, в общем-то довольно доброжелательный старик,
        хороший практик, толковый маг, да вот с языками у него туго, - снова
        перехватил инициативу разговора Эрлах.
        - Как будто у тебя намного лучше?! - съязвила его сестра. - Этот язык еще
        никому не удавалось расшифровать, - вздохнула девушка.
        - Вот как! - удивленно прищурился Корин, которому сразу вспомнились его
        книги, написанные на древнем языке троллей. - Интересно было бы взглянуть.
        - А вы собственно по какому делу зашли к нам в Департамент, сеньор Корин?
        - сразу заинтересовался Эрлах. - Может, вы торопитесь, а мы отнимаем у вас
        драгоценное время?
        - О нет, нет! Что вы сеньор Эрлах! Я ужасно рад нашему знакомству, очень
        приятно побеседовать с однокашниками, - отмахнулся от его предположения
        Корин. - Я просто заскочил отметить свое прибытие в командировочном
        удостоверении. Пустая формальность.
        - Да, но вам она потребуется во время отчета о командировочных расходах в
        бухгалтерии, - усмехнулся молодой маг. - Кстати, у нас тут гостят еще двое
        прикомандированных магов из университета. Доктор Аскар Бетанус, с кафедры
        Акифойюса. Вы наверно его знаете, хотя и закончили другую кафедру. С ним
        вместе магистр Зумеж Дагорус, - лукаво посмотрел на свою сестренку Эрлах. -
        Они ходили в экспедицию к "Огненному кольцу". Естественно не в само Кольцо.
        Пришли, немного поглядели и ушли, - рассмеялся Эрлах.
        - Ну, кто бы так смеялся, только не ты. Ведь тебя к Кольцу теперь ничем
        не заманишь, - язвительно рассмеялась сестренка.
        - А в чем дело? - прищурился Корин, которого остро интересовало все, что
        касается "Огненного кольца".
        - Мой братец в окрестностях Кольца столкнулся с пурпурными воинами и едва
        удрал от них? - усмехнулась молодая волшебница.
        - Разве они бывают в окрестностях Кольца? - удивился Корин.
        - Бывают, - хмуро кивнул молодой маг. - Я сам видел.
        - А как они выглядели?
        - На них были какие-то пурпурные одеяния, я их толком не разглядел,
        потому что сразу бежал от них, как только они меня заметили, - смущенно
        сознался Эрлах. - Они были довольно далеко от меня.
        - Вы видели цвет их магии?
        - Я же говорю, что до них было еще далеко, - поджал губы Эрлах.
        - Сколько? - настаивал Корин.
        - Наверно, около полумили.
        - Они долго гнались за вами?
        - Не знаю, но я от них убегал долго, - невесело усмехнулся парень.
        - Но вы твердо знаете, что они вас заметили?
        - Конечно, - кивнул Эрлах. - Я за ними наблюдал несколько минут.
        - И что они делали?
        - По-моему, рассматривали Кольцо, - пожал плечами парень.
        - Странно, зачем это им надо?! - покачал головой Корин.
        - Это вы их спросите, если увидите, - недовольно дернул плечом Эрлах. -
        Но это были точно они. Я видел пурпурный цвет.
        - А эти маги с кафедры Акифойюса, они видели пурпурных воинов?
        - Нет, они подходили к Кольцу с севера, а я подходил к Кольцу с юга, -
        медленно покачал головой Эрлах. - А почему это так вас заинтересовало, сеньор
        Корин?
        - Странный вопрос, задаете коллега, - усмехнулся магистрант. - Я ведь
        тоже собираюсь в экспедицию в те края. Все оборотни обитают как раз в южной
        части Кольца. Признаюсь, мне не хотелось бы встретиться с пурпурным воином.
        - Тогда не ходите туда, - предложила Марвина. - Попросите у Ойлаха отчеты
        Харагуса. Там об оборотнях все написано.
        - Вы их читали? - удивился Корин.
        - Конечно, - кивнула девушка. - Их многие читали. А почему вы так
        удивились?
        - Они сейчас у меня, - усмехнулся магистрант.
        - А вы уже успели с ними ознакомиться? - заинтересованно взглянули на
        Корина брат с сестрой.
        - Да, я прочитал некоторые части до середины, - признался маг. - Очень
        серьезные и интересные труды, можно сказать фундаментальные. Очень много
        выкладок и теоретических предположений.
        - Конечно, интересные, - согласилась с ним девушка, - Но вы видели его
        уравнения преобразования внешности?
        - Да, конечно, - кивнул Корин. - Но мне показалось в них много
        неточностей. Напрямую они не имеют решений. Чтобы их решать, надо сначала их
        упростить.
        - Вы правы, - недовольно хмыкнула девушка. - Еще никому не удалось,
        используя эти уравнения, получить заклинания, которые бы превращали человека
        в другое существо.
        - Я полагаю, это почти невозможно, - усмехнулся Корин, ему на ум внезапно
        пришла догадка, что Харагус специально сделал что-то не так.
        - Но ведь вы знаете, коллега, что Харагусу единственному из известных
        магов удалось проникнуть в Кольцо? - спросил Эрлах.
        - Я слышал об этом, - кивнул Корин.
        - Некоторые предполагают, что для этого Харагус поменял свой облик, -
        усмехнулась Марвина, взглянув на брата.
        - Да, я думаю, что так оно и было, - уверенно кивнул Эрлах. - А иначе как
        бы он проник вовнутрь?! Его бы убили пурпурные воины.
        - Интересная мысль, - покачал головой Корин. - Очень интересная...
        - Если бы еще эти уравнения можно было решить, - презрительно прищурила
        губки девушка. - Лично я в это не верю.
        Увидев идущих по садовой аллее столичных гостей, Бетануса и Дагоруса,
        которых Корин немного знал еще по университету, но с которыми ему сейчас
        почему-то совсем не хотелось встречаться, магистрант вдруг вспомнил, что ему
        надо срочно отметить командировочное удостоверение, и он едва не бегом
        покинул своих новых знакомых.
        Войдя в здание департамента, он поспешил в канцелярию, находившуюся на
        втором этаже, рядом с кабинетом Тубаруса. Встречаться с самим Тубарусом после
        разговора с Эларгусами он расхотел, но ему не повезло.
        - Здравствуйте, коллега, - внезапно услышал он голос Тубаруса за своей
        спиной. - Что опять привело вас в Департамент?
        - Здравствуйте, профессор, - поклонился Корин. - Я вот забыл отметить
        командировочное удостоверение, да вовремя вспомнил.
        - Разве вы куда-то уже уезжаете? - удивился профессор.
        - Нет, конечно. Но ведь мне надо поставить точную дату прибытия, - пожал
        плечами Корин.
        - Не волнуйтесь, - Тубарус взял у него предписание и вошел вместе с
        Корином в канцелярию.
        Поставив в канцелярии печать и сделав отметку о прибытии в Катарельское
        отделение Имперского Департамента Науки, он вернул удостоверение магистранту.
        - Зайдемте ко мне, мне интересно кое-что у вас узнать, - предложил
        Тубарус, кивая на свой кабинет. Вздохнув в душе, Корин последовал за ним. -
        Как у вас идут дела с изучением отчетов Харагуса, - спросил профессор,
        усевшись в своем кресле, магистрант сел напротив.
        - Кое-что я, конечно, уже прочел, - пожал плечами Корин. - Изучаю
        теоретический материал, просмотрел другие части: описание и классификацию
        оборотней, описание ареала обитания.
        - Кое-где он повторяется, что-то устарело, - усмехнулся Тубарус. - Но я
        не об этом. Ваше мнение об уравнениях Харагуса, вернее наших с ним
        уравнениях.
        - Ваших с ним уравнениях?! - с удивлением посмотрел на профессора Корин.
        - Впрочем, даже не наших. Они почерпнуты мной в одной из книг, найденных
        на юге. Как вы понимаете, магия превращений существует, и существует очень
        давно. В книгах, обнаруженных среди развалин, - а как вы сами понимаете,
        уцелеть, пролежав многие тысячелетия, могли только магические книги, - я
        нашел кое-какие уравнения, которые мы обсуждали вместе с Харагусом. Он
        использовал их в своих трудах. Как вы думаете, мог он с их помощью проникнуть
        в Кольцо?
        - Вы задаете мне очень сложный вопрос, профессор, - растерялся Корин. - Я
        не думал над этим. Признаться, только сегодня я услышал подобную идею из уст
        Эрлаха Эларгуса.
        - Не скромничайте, - усмехнулся Тубарус. - Я беседовал о вас с Аскаром
        Бетанусом и Зумежом Дагорусом. Они вас помнят, юноша, еще со времени вашей
        учебы и очень хорошо отзывались о вас. Поэтому я и интересуюсь вашим мнением.
        - Значит, вы хотите знать мое мнение об этих уравнениях?
        - Да, - кивнул Тубарус. - Они найдены в книгах, но язык книг, нам был не
        совсем понятен. Скажем даже, совсем непонятен, поэтому некоторые переменные и
        параметры мы, возможно, трактовали неверно. Впрочем, ни я, ни Димит не смогли
        решить эти уравнения. Однако Димит мог их позже изменить и решить. Решить и
        скрыть свое решение от меня, но использовать его для проникновения в Кольцо,
        - гневно сказал профессор.
        - А в каких книгах вы нашли эти уравнения? - полюбопытствовал Корин.
        - К сожалению, этих книг у меня нет. Их кто-то похитил. Возможно Харагус
        - возможно кто-то еще. Кто-то принявший мой облик, - поморщился Тубарус.
        - Кто-то принявший ваш облик?! - удивленно воскликнул Корин. - А давно
        это произошло?
        - Более восьмидесяти лет назад, - усмехнулся профессор.
        - Но как вы узнали, что похититель принял ваш облик?
        - Мне сказали, что я приходил в департамент, когда в действительности я
        находился в другом месте.
        - Вы могли бы находиться под действием сока кэлура и забыть об этом, -
        пожал плечами Корин.
        - Признаться, коллега, вы меня все более и более удивляете. Харагус в
        разговоре со мной высказал ту же самую мысль. Но это не могло быть правдой,
        во время похищения я находился слишком далеко от Департамента. Слишком
        далеко, - со значением сказал профессор. - Поэтому мое участие в этом деле
        исключено, но то, что вы заговорили со мной о соке кэлура, меня
        заинтриговало. Харагус тоже весьма сильно интересовался кэлуром. В те годы он
        активно исследовал свойства этого растения.
        - Мне казалось, они и в то время были прекрасно известны, - усмехнулся
        Корин.
        - Он исследовал не просто кэлур, а одну из разновидностей ортайского и
        варагтейский. Помнится, он упоминал, что между ними есть определенное
        сходство и они чем-то отличаются от других видов.
        - На Варагуле есть кэлур? - едва не подпрыгнул Корин.
        - Харагус говорил, что нашел его лиану. Он полагал, что способности
        оборотней, как-то связаны с кэлуром. И, похоже, он прав. Ведь когда-то
        оборотни встречались и на Ортайсе, и на Суфантайсе, и на Путайсе и даже в
        Гуйсе на южных отрогах Срединного хребта, а не только на Варангуле. То есть
        везде, где находили кэлур, с исчезновением лианы кэлура, они тоже исчезли из
        тех мест.
        - Да, но Ортайсе и Суфантайсе кэлур еще остался.
        - По мнению Харагуса, это не совсем тот кэлур, что был первоначально. Это
        всего лишь его слабая мутация. Она сохранила в себе свойства галлюциногена,
        магические свойства в ней сильно ослабли. А ведь когда-то, очень давно, кэлур
        был, прежде всего, магическим растением.
        - Вы думаете, что кэлур способствует магии превращений?
        - Так считал Харагус. У меня нет на этот счет никакого мнения, потому что
        его работы по кэлуру исчезли вместе с ним. Я их не читал.
        - Вы говорите: исчез? - нахмурился Корин. - Но ведь он уехал в Палинсану.
        - Я бы сказал: он бежал в Палинсану, - усмехнулся Тубарус. - После
        возвращения из Кольца он все время чего-то боялся.
        - Чего именно? - насторожился магистрант.
        - Этого он мне не говорил, - задумчиво посмотрел на него Тубарус.
        Корин вспомнил про существо, следившее за ним, про гномов, устроивших на
        него охоту, и подумал, что ему бы стоило бежать с острова уже сейчас, но его
        любопытство было сильней страха.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        ИЛЛЮЗОРНЫЕ МИРЫ
        Корин очередной день корпел над уравнениями Харагуса. Вчерашний разговор с
        Тубарусом заставил его вернуться к исходным уравнениям. Теперь он понял, что
        противоречия, которые он в них заметил, возникли из-за неправильной трактовки
        некоторых переменных и параметров. Теперь он был рад, что не использовал так
        непродуманно созданные им заклинания, они могли бы погубить, как его, так и
        любого другого человека при попытке превращения в существо иного вида. Легкая
        трансформация внешности, которой он воспользовался, чтобы выручить из беды
        Тюна ничем не могла повредить ему, но попытка полной перестройки организма
        могла привести к фатальному итогу.
        Разговор с Тубарусом убедил настырного магистранта, что уравнения имели
        верную форму, надо было просто правильно понять суть их параметров. Жаль, что
        у меня нет этих книг, огорченно думал Корин. Но теперь, когда он более
        внимательно отнесся к рассуждениям своего коллеги, его охватило радостное
        предчувствие успеха. Без сомнения он находился на верном пути. Вскоре он
        понял, что эти уравнения могут иметь решения, только в особых пространствах,
        которые магистрант назвал пространствами Харагуса. Построив модель такого
        пространства, он вник в его сущность, и до него наконец дошло понимание роли
        неизвестных параметров, входивших в уравнения, а уже через пару часов было
        найдено их упрошенное решение. Потратив еще с полчасика, он создал безопасные
        заклинания.
        Оставалось последнее: построить пространство Харагуса и применить уже в
        нем созданные заклинания. Однако пространство Харагуса было слишком уж
        необычным и создать его оказалось не так просто. Впрочем, кое-какой опыт у
        Корина был. Он уже создавал подобные пространства, когда ехал по заваленной
        камнями горной дороге. Глыбы, загромождавшие дорогу, на время убирались в это
        пространство, чтобы освободить путь. Но время жизни такого пространства было
        крайне коротким, а для применения заклинаний ему требовалось долговременное
        пространство. Требовалось еще очень много работы, чтобы разработать
        заклинания, создающие полноценное пространство, но магистрант решил рискнуть.
        Встав посреди комнаты, Корин применил чуть доработанное им заклинание
        создающее ограниченное пространство Харагуса. В первый момент ему показалось,
        что ничего не получилось, но, слегка повернув голову, он вдруг осознал, что
        одновременно находится в двух совершенно одинаковых комнатах. Все предметы,
        находившиеся в комнате, словно расщепились на два идентичных, находившихся
        близко-близко... Чуть шагнув в сторону, он увидел, что все еще находится в той
        же самой комнате, что и был и до этого, но на месте, где он раньше стоял,
        образовался неподвижный слабо святящийся силуэт, повторявший своими контурами
        его форму.
        Все, кроме этого силуэта, оставалось таким как прежде, но он чувствовал,
        что это еще не все. Магистрант машинально протянул руку к своей книге,
        лежавшей на столе, но рука прошла сквозь нее, не ощутив никакого
        соприкосновения. У Корина перехватило дыхание, но он еще не мог поверить, что
        это случилось! Только когда он весь прошел сквозь стол, ничего не
        почувствовав, маг окончательно осознал, что находится в созданном им самим
        мире. Он спокойно проходил через стол, кровать, кресло, любой предмет,
        находившийся в комнате, но попытка пройти сквозь стены не удалась:
        пространство оказалось замкнутым.
        Однако желание посмотреть, что там снаружи не оставляло мага. Подойдя к
        двери, он взялся за ручку, но она тоже оказалась иллюзией: его рука лишь
        легко прошла сквозь нее. Тогда он машинально ткнул рукой в дверь, рука без
        усилий прошла и сквозь нее. Обрадованный удачей, он сунул туда голову и
        отшатнулся, за призрачной дверью таилась непроглядная, черная мгла. Невольно
        Корину вспомнился сон, который он видел в Палинсане. Зордос бросил его точно
        в такую тьму.
        Перепуганный магистрант бросился к светящемуся силуэту и снова оказался в
        своей комнате, где все было твердым и реальным, где пройти сквозь стол снова
        было невозможно. Светящийся силуэт после его возвращения тут же исчез вместе
        с крывшимся за ним пространством. Корин облегченно вздохнул: вернуться в свой
        реальный мир оказалось совсем просто. Ощупав все предметы вокруг себя, он
        открыл дверь и, убедившись, что за ней находится обычный гостиничный коридор,
        окончательно успокоился. Теперь магистрант почувствовал себя так, как,
        наверно, чувствовал себя Вседержитель, творя мир. Он мог создавать свои
        пространства!
        "Пожалуй, стоит попробовать еще", - усмехнулся весьма довольный собой маг.
        Закрывшись в комнате, он приступил к новым опытам. Побродив по вновь
        созданному миру, он уже не ощущал прежней новизны ощущений, проходя сквозь
        стол и стулья. Душа требовала чего-то нового. Замирая от волнения, он
        выполнил заклинание превращения, но ничего не произошло, впрочем, он сразу
        понял, что он просто превратился в самого себя, но это было ему не так нужно
        сейчас.
        "В кого же мне превратиться, - подумал Корин, и вдруг вспомнил обезьянку,
        подсматривавшую за ним через окно в гостинице. В тот же момент в комнате
        появилась небольшая шустрая обезьянка, она быстро запрыгала по комнате,
        переворачивая мебель. Корин удивленно смотрел на нее, ничего не понимая. Он
        находился в иллюзорной комнате, и обезьянка находилась тут же, вместе с ним.
        Он не превратился в обезьянку - он создал ее. Она существовала сама по себе.
        - Но ведь это только в этом мире, - догадался Корин. - А ну-ка, дружок, иди-
        ка погуляй вместо меня, - подумал он".
        Обезьянка послушно прыгнула к светящемуся силуэту и, пройдя сквозь него,
        вроде бы осталась в той же комнате, что и Корин, но теперь она проходила
        через предметы так же, как и он. Она скакнула к двери, Корин невольно замер,
        она тоже замерла, тогда он внутренним усилием толкнул ее вперед. Обезьянка
        скользнула за дверь и оказалась в коридоре. Внезапно все вокруг исследователя
        изменилось, комната исчезла, остался только коридор. Теперь он превратился в
        обезьянку, видел и чувствовал только то, что видела и чувствовала она.
        Пережив легкий шок, он тут же успокоился, осваиваясь с новыми для себя
        ощущениями. Из любопытства, он толкнулся в комнату гнома, того не было.
        Комната Энюя также оказалась заперта, это его не удивило. Но его немного
        напугало другое, исчезновение способности проходить сквозь двери. Как же он
        вернется обратно? Корин вернулся к двери в свою комнату, и вновь столь же
        легко проник сквозь нее. Здесь он снова раздвоился на себя и обезьянку.
        Успокоившись, он снова шмыгнул в коридор, несколько разочарованный:
        способность проходить сквозь чужие двери у него не сохранялась.
        Корина потянуло на приключения, он решил немного прогуляться. Обезьянка
        стремительно промчала по пустому коридору, остановилась у лестницы и
        прислушалась. На лестнице никого не было. Молниеносно спустившись вниз, она
        подскочила к входной двери, сильно толкнула ее и вылетела на улицу. Здесь она
        осмотрелась по сторонам.
        В первый момент обезьянку никто не заметил, но затем стайка детворы,
        шнырявшая чуть в стороне от гостиницы, подняла визг и помчалась к ней. Только
        теперь Корин понял, что путешествовать в облике обезьяны не совсем безопасно,
        но он не растерялся и быстро вскарабкался по стене на крышу гостиницы, там он
        довольно уселся на краю и скорчил преследовавшим его мальчишкам противную
        рожицу.
        - Смотрите, какая необычная и наглая обезьяна! - услышал магистрант
        восклицание проходившего мимо крупного смуглого мужчины по виду несколько
        напоминавшего аборигена. Корин с любопытством посмотрел на незнакомца, тот
        пристально смотрел на него. - Клянусь Вседержителем, это же варагульская
        обезьяна! Как она здесь очутилась? Может, это оборотень?! Посмотрите!
        - Точно он. Нет, вы только посмотрите на него, он же подслушивает наш
        разговор. Его надо обязательно пристрелить! Эй, есть у кого-нибудь лук?
        Скорее несите лук! Сюда! Скорей! Это же оборотень! Надо убить оборотня! -
        возбужденно восклицал высокий сухощавый мужчина, подбежавший к быстро
        собиравшейся внизу толпе.
        Предложение вновь пришедшего незнакомца не понравилось магистранту, теперь
        он понял, что выбрал не слишком-то подходящее время и крайне неудачный облик
        для своих похождений, но менять что-либо было уже поздно, приходилось удирать
        подальше от агрессивно настроенных зрителей. Развернувшись, обезьянка
        пробежала по крыше и ловко перепрыгнула на соседнее здание. Корин вовремя не
        заметил, что кто-то метко запустил в него камнем, сильно ударившим обезьянку
        по плечу. Хотя удар оказался очень болезненным, но приходилось терпеть боль,
        и он на полной скорости понесся по крышам, спасаясь от погони.
        Преследователи побежали по улице, бросая в него камни, но вскоре отстали.
        Добравшись до последнего дома, он быстро спустился вниз и помчался в сторону
        леса, росшего примерно в полутора милях от города, вдоль Катарила, реки, на
        берегу которой стоял Катарел. Донесшийся со стороны города громкий лай,
        говорил, что опасность не только не исчезла, но даже возросла. Оглянувшись,
        обезьянка увидела, что за ней мчит свора крупных дурульских гончих. Корин
        прибавил ходу, быть разорванным собаками ему хотелось меньше всего.
        Собаки стремительно приближались, до леса оставалось еще довольно далеко,
        Корин летел стрелой, но за ним гнались гончие, славящиеся своей скоростью и
        свирепостью. Он едва успел взобраться на первое, росшее чуть в сторонке от
        остальных дерево, как собаки были уже под ним. Корин посмотрел на город, до
        которого теперь было чуть больше мили. Оттуда высыпала толпа, которая
        направлялась в его сторону. Под деревом злобно рычали и лаяли огромные псы,
        подпрыгивавшие чуть ли не на три арша вверх. Ситуация казалась безнадежной.
        "Такая нелепость! Надо что-то делать, надо что-то делать... - твердил себе
        попавший в сложную ситуацию магистрант. - А что если поменять облик:
        превратиться в кого-нибудь другого?! Но в кого?.. В птицу!" Эта спасительная
        мысль пришла в голову магу, когда толпа людей находилась уже в четырехстах
        аршах от него, крупный голубь, пролетавший мимо дерева, натолкнул его на эту
        идею. Псы злобно завыли, когда увидели, что обезьяна, сидевшая на дереве,
        вдруг превратилась в крупного горного орла, который, широко расправив крылья,
        гордо взмыл вверх, оставляя их без вожделенной добычи. Народ внизу только
        растерянно ахнул, наблюдая за полетом могучей птицы, устремившейся в погоню
        за голубем.
        Долетев до леса, Корин сел на ветку, ему надо было решить, что предпринять
        дальше. Возвращаться в город в виде орла, обезьяны или какого-либо другого
        животного было чрезвычайно опасно, следовало ждать темноты, а уж потом
        решать, в каком облике ему легче всего пробираться в свою комнату. Впрочем,
        сбежав от погони, он обрел уверенность в себе: теперь-то он найдет способ,
        как добраться до своего номера. Сейчас он мог легко менять внешность по
        своему усмотрению, почти безо всяких ограничений. Однако стоило учесть, что в
        каждом облике ему что-то могло грозить.
        Конечно, он не подумал о возможных последствиях, когда появился днем в
        городе в образе обезьяны, и позволил распознать себя, но в нем еще горело
        возбуждение от своих успехов. Хотя Корин и клял себя за свою опрометчивость,
        но с другой стороны от развернувшихся перед ним перспектив у него
        перехватывало дыхание. "Пожалуй, я мог бы и по воздуху добраться до
        "Огненного кольца", - усмехнулся в душе маг. - Скорее всего, Димит сделал
        что-то в этом духе. Может слетать, посмотреть на него, до Кольца всего-то
        немногим больше сотни миль. Впрочем, на него можно посмотреть и отсюда".
        Расправив могучие крылья, орел снова взмыл в воздух, набрал высоту и
        направился к горам, синеющим на горизонте. На высоте трех тысяч аршей
        скалистые вершины южных близлежащих отрогов Суантейского хребта перестали
        скрывать от него исполинские темно-серые громады далеких гор и вулканов
        "Огненного кольца".
        Несмотря на то что Корин много читал и слышал о Кольце, у него невольно
        екнуло сердце от угрюмого вида этих голых, покрытых вечными снегами вершин,
        выстроившихся у самого края горизонта словно шеренга могучих великанов.
        Желание лететь туда сейчас у него невольно исчезло. Он довольно долго парил в
        поднебесье, рассматривая землю, лежащую далеко внизу под собой, и высматривая
        дороги, ведущие в сторону "Огненного кольца".
        Вид стад овец и коз, пасшихся на склонах холмов и гор, разбудил в нем
        чувство дикого голода. Корин заскользил ниже, высматривая себе добычу, на миг
        он забыл, что является человеком, а не орлом. Просвистевшая неподалеку от
        него стрела, громкие крики и грозный вид пастухов, целивших в него из лука,
        заставил его опомниться, он с трудом сдержал в себе инстинкты хищника,
        получить стрелу в крыло ему не хотелось. Пролетая над Суанрилом - рекой,
        протекавшей к югу от Катарела, он заметил в ней косяки крупной рыбы. Эта
        добыча более безопасна, решил Корин.
        Утолив голод после удачной рыбалки, он снова сел на сук и задумался. До
        вечера было еще далеко, терять время попусту ему не хотелось, надо было что-
        то придумать. Имей я большую практику перелетов, можно было бы слетать на
        Варангул, познакомиться с тамошними оборотнями, подумал Корин. До полуострова
        было всего-то полдня лету, правда, новичку, орлу-магистранту, непривычному к
        дальним перелетам, преодолеть это расстояние было пока не по силам, следовало
        совершенствовать свои птичьи навыки: учиться подолгу летать, уметь добывать
        себе пищу.
        "В кого бы еще превратиться, чтобы безопасно и незамеченным пробраться в
        город?! - гадал новоявленный орел. - Может в голубя?!" Он оглядел небо, нигде
        не видно никакой опасности. Он был единственной, крупной хищной птицей
        поблизости от городской черты, но все равно рисковать не хотелось. Магистрант
        решил подобраться ближе к городу, а уж там проделать свое превращение.
        Никто из магов Департамента науки не обратил внимания на крупного сизого
        голубя, прилетевшего к ним в сад и внимательно рассматривавших ученых мужей,
        обсуждавших в сени деревьев свои проблемы. Впрочем, Корин внимательно следил
        не только за магами, его внимание привлекала и бродившая по саду крупная
        рыжая кошка, большая любительница пернатых, которая сразу положила свой глаз
        на аппетитного сизаря. Корин прилетел сюда, полюбопытствовать, чем сейчас
        занимается его уважаемый коллега, профессор Тубарус. Он определил окно его
        кабинета и сел на ветку яблони прямо напротив профессора.
        В кабинете Тубаруса находился не только сам профессор, тут же находились,
        двое столичных магов и еще один человек, который сразу привлек внимание
        Корина. Магистрант внимательно его рассмотрел, это был тот самый тип, что
        предлагал пустить в него стрелу, когда он обернулся обезьяной. Судя по лицам
        всех присутствующих, незнакомец только что закончил свой весьма интригующий
        рассказ. Хотя магистрант и не слышал, о чем повествовал ученым магам этот
        охотник на оборотней, но догадаться было несложно: речь шла о нем.
        - Так ты уверен, Эшар, - наконец обратился к нему Тубарус, - что это был
        оборотень?
        - Клянусь вам, сеньор Ойлах! - горячо ответил мужчина. - Я сразу заметил
        эту обезьяну. Да и как мне ее не узнать, я столько перевидал их вместе с вами
        на Варагуле. Помните, сколько мы их там перестреляли. Эта же, словно ничего и
        не боялась, сидела себе нагло на крыше. Она вела себя так, словно понимала, о
        чем мы разговариваем. Услышав, что в нее собираются стрелять из лука, она тут
        же дала деру. А потом, когда за ней погнались собаки, она превратилась в орла
        и улетела прямо к "Огненному кольцу".
        - Ты точно видел, что орел полетел к "Огненному кольцу"? - спросил
        Бетанус.
        - Да уж куда точней. Что я туда дорогу не знаю? Сколько уж раз ходил. Сам
        видел, как орел пролетел над Суанрилом, как раз в сторону Суантейского
        хребта. Ясное дело что к "Огненному кольцу" подался, - твердо заявил Эшар. -
        Примерно туда, куда я вас водил.
        - Но в тех местах не бывает оборотней, Эшар, - покачал головой Тубарус.
        - В Кольце-то они бывают, - буркнул мужчина.
        - А где сидела обезьяна, когда ты ее увидел? - вмешался в разговор Зумеж
        Дагорус, которого Корин неплохо знал по университету, но инстинктивно не
        переносил на дух, хотя Зумеж обладал весьма привлекательной внешностью, на
        которую были весьма падки студентки-первокурсницы, да и не только
        первокурсницы.
        - Она сидела на крыше гостиницы "У высокого ясеня", что у самой южной
        окраины города. Поэтому ей и удалось удрать.
        - А что ты там делал? - нахмурился Тубарус.
        - Я... - замялся Эшар и взглянул на Дагоруса. Корин заметил этот взгляд, он
        также заметил, как Дагорус сделал движение бровями, призывавшее Эшара к
        молчанию. - Да так, ничего, сеньор Ойлах.
        - Если не ошибаюсь в гостинице "У высокого ясеня" остановился Корин
        Кориштус, магистрант Фалетуса, о котором вы нам рассказывали, коллега, -
        задумчиво произнес Бетанус.
        - А вам это откуда известно? - удивился Тубарус.
        - Нам рассказали об этом сестра и брат Эларгус, с которыми Корин
        повстречался в Департаменте. Они знакомы с ним по университету. Он пригласил
        их в гости и сказал, где живет, - ответил за Бетануса Дагорус.
        Корин не мог вспомнить говорил он или не говорил Эларгусам, где живет, но
        в одном он был точно уверен: Дагорус следил за ним. Чем была вызвана эта
        слежка, Корин даже не представлял. С Дагорусом у него никогда не было никаких
        отношений: ни плохих, ни хороших.
        - Значит, Кориштус живет в гостинице "У высокого ясеня"? - задумчиво
        переспросил Тубарус. - И там же ты видел эту странную обезьяну, Эшар?
        - Да, профессор, - кивнул проводник, поглядывая краем глаза на Дагоруса.
        - Интересно, - хмыкнул Тубарус. - Очень интересно!
        - Что вы находите в этом такого интересного, сеньор Ойлах? -
        заинтересовано посмотрели на профессора столичные гости.
        - Это я просто так про себя, коллеги, - усмехнулся Тубарус. - Со слов
        сеньора Кориштуса я решил, что он живет где-то поблизости от Департамента, а
        выходит он живет на другом конце города. Просто я наверно неправильно что-то
        понял, про гостиницу я как-то и забыл его спросить.
        - Он не говорил вам, в какой гостинице остановился? - прищурился Дагорус.
        - Я собственно об этом его и не спрашивал, - пожал плечами Тубарус.
        - А он не говорил вам, сеньор Ойлах, тему своей диссертации? -
        полюбопытствовал Бетанус.
        - В том-то и дело, что она касается оборотней, - усмехнулся профессор.
        - Вот как! - бросил на него быстрый взгляд Дагорус. - Странно, похоже,
        оборотень пришел в гости к своему... исследователю, что ли... Даже не знаю, как
        сказать... Коллеге, может быть. Очень интересный визит.
        - А не думаете ли вы, коллега, что это был сам Кориштус? - рассмеялся
        Бетанус. - Может, он уже освоил магию превращений? Помнится, он был чертовски
        способным студентом. Я бы, пожалуй, особо и не удивился, если бы он стал
        оборотнем.
        - Да, это было бы весьма интересно, - скривил губы Дагорус. - А не
        проверить ли нам это, коллеги?
        - Как вы хотите это проверить? - поднял брови Тубарус.
        - Давайте пошлем Эшара за ним. Если он дома, то это, скорее всего, не он,
        а если его нет...
        - Если его нет, то это тоже ничего не доказывает, - недовольно пожал
        плечами Тубарус. - Он может находиться где угодно. В гостях у Ожечаев,
        например. Да мало ли где...
        - И все же, профессор, давайте попробуем, - усмехнулся Дагорус. - Пусть
        Эшар пойдет к Корину и пригласит его зайти к вам по какому-нибудь делу. Корин
        обычно много работает, очень большая вероятность застать его дома.
        - Хорошо, пусть Эшар сходит, - усмехнулся несколько заинтригованный
        Тубарус. - Пригласи его ко мне, Эшар, скажи, что я срочно хочу его увидеть.
        - Хорошо, профессор, - буркнул Эшар. - Только он, надеюсь, со мной ничего
        не сделает, этот ваш маг?
        - Не волнуйся, - успокоил его Бетанус. - Кориштус, несмотря на то что в
        его жилах есть кровь троллей, очень миролюбивый парень.
        - Тогда я пошел, - кивнул Эшар и направился к двери.
        Корин недовольно щелкнул клювом и содрогнулся, он едва не оказался в лапах
        у рыжей разбойницы, которая незаметно подкрадывалась по ветке к облюбованному
        ей сизарю. Машинально Корин применил к ней заклинание иллюзии, представ перед
        бедным животным огромным удавом. В ужасе от того, на кого она подняла лапу,
        кошка едва не грохнулась вниз, Корин же взмахнул крыльями, и, сорвавшись с
        ветки, полетел в глубь сада.
        Резкое хлопанье крыльев и рев перепуганной кошки, не могли не обратить на
        себя внимание ученых магов. Их взгляды обратились к окну, но они успели
        заметить только мелькнувшего среди деревьев сизого голубя, да истошно вопящую
        кошку, которая на дрожащих лапах спускалась с дерева.
        - Что это было? - удивился Дагорус.
        - Вот уж не знаю, - нахмурился Тубарус.
        - А вам не кажется, коллеги, что нас подслушивали? - прищурился Аскар
        Бетанус. - И я не удивлюсь, если это был Кориштус.
        - Мне кажется, коллега, что у вас развивается мания Кориштуса, вы о нем
        слишком уж высокого мнения, - усмехнулся Тубарус. - Зачем Кориштусу
        подслушивать нас? Ведь он не мог знать заранее, что мы будем говорить о нем.
        - Я с вами согласен, профессор, - кивнул Дагорус. - Уважаемый коллега,
        Бетанус, несколько преувеличивает знания и способности этого потомка троллей.
        - Кто знает, кто знает, - покачал головой Бетанус. - С этим потомком
        связано столько удивительных случаев и историй.
        Корин попал в сложную ситуацию. Лгать коллегам он не мог, не имел права.
        Конечно, ему ничего не стоило придумать правдоподобное объяснение своего
        отсутствия в гостинице, но его могли проверить, а любое несоответствие еще
        сильнее набросило бы на него тень подозрения. Сейчас опрометчивому
        магистранту совершенно не хотелось, чтобы кто-нибудь догадался о его открытии
        и тем более узнал о похождениях. Этим он мог навлечь на себя дополнительные
        неприятности.
        Впрочем, неприятности уже начались, его заметили и заподозрили. Но самое
        непонятное в этой истории было то, что за ним уже установлена слежка. Без
        сомнения этот Эшар находился возле гостиницы неспроста: он следил за ним по
        поручению Дагоруса. Но зачем Дагорусу нужно следить за ним? Корину была
        совершенно неясна причина, по которой магистр установил за ним наблюдение.
        Неужели только потому, что Зумеж догадывается, что он его недолюбливает. Не
        может этого быть.
        Однако ломать над этим голову не приходилось, времени оставалось в обрез.
        Если его не окажется в гостинице, подозрения Дагоруса укрепятся. Во что бы то
        ни стало, ему необходимо срочно попасть в свой номер.
        Задолго до Эшара голубь прилетел к гостинице. Превращаться в обезьянку,
        сейчас было бы опасно, но надо было что-то делать. Он подлетел к окну и вдруг
        легко прошел сквозь него, словно перед ним не было никакой преграды.
        Мгновением спустя, ошеломленный своими приключениями Корин, как и прежде,
        стоял посреди комнаты. Ему казалось, что все это было только сном.
        Магистрант быстро спрятал в сундук все свои наброски заклинаний и сел за
        стол. Теперь он мог начинать писать диссертацию. Что может быть проще, чем
        писать диссертацию о самом себе, подумал он. Не дожидаясь прихода Эшара, он
        достал стопку чистой бумаги, раскрыл перед собою папку Димита с
        теоретическими выкладками и приступил к своему труду. Вскоре он настолько
        увлекся этим занятием, что осторожный стук в дверь заставил его вздрогнуть.
        - Кто там? - суровым тоном бросил он.
        - Это посыльный, сеньор Кориштус. Меня прислал к вам, сеньор Тубарус, -
        раздалось из-за двери.
        - Что он хотел передать? - спросил Корин, открывая дверь.
        - Он просил, чтобы вы пришли к нему. Если можно срочно, - испуганно
        смотрел на него сухощавый мужчина.
        - Хорошо, передай ему, что я сейчас переоденусь и иду.
        - Хорошо, сеньор, - кивнул мужчина и, поклонившись магу, очень быстро
        пошел прочь.
        Вскоре Корин подходил к Департаменту. День уже клонился к закату, здание
        выглядело темным и полупустым. Но во дворе и в саду еще прогуливались и
        обсуждали какие-то свои дела несколько групп магов. Среди них он заметил и
        некоторых своих знакомых, кроме брата с сестрой Эларгус, в саду, на скамейке,
        сидел маг-инженер, которого он повстречал на пути в Катарел. Инженер не
        заметил Корина, чему он был сейчас весьма рад, но брат с сестрой кинулись к
        нему навстречу.
        - Что вы делаете здесь так поздно, коллега? - удивленно спросил Эрлах.
        - Профессор Тубарус зачем-то вызвал меня, - пожал плечами Корин. - Я
        точно не знаю зачем. А вы что здесь делаете?
        - Ждем Дагоруса, - кивнул на сестру Эрлах, и снова умело ушел от ее
        удара. - Она постоянно проверяет мою реакцию, - усмехнулся он.
        - Здравствуйте, сеньор Корин, - кивнула девушка. - Не слушайте этого
        противного типа.
        - Здравствуйте, прекрасная сеньорита, - поклонился магистрант. - Как же
        мне его не слушать, он ведь ваш брат.
        - Все равно не слушайте, - насупилась девушка, сердито глядя на брата. -
        Вы что делаете сегодня вечером?
        - Признаться, я этого и сам еще не знаю. Обычно по вечерам я ужинаю у
        себя в гостинице в компании Ожечаев. Если их не будет в зале, я, может быть,
        пойду к ним в гости.
        - Так вы знаете Ожечаев? - удивленно посмотрели на него Эларгусы. -
        Откуда? Как вы с ними познакомились?
        - Ну, мне ведь нужен проводник, - увильнул от прямого ответа Корин.
        - А почему бы нам ни собраться одной большой компанией и не посидеть всем
        вместе в одной таверне. Можно и в вашей гостинице, - кивнула девушка. - Где
        вы остановились?
        - А разве я вам об этом не говорил? - притворился удивленным Корин, про
        себя отметив, что Дагорус соврал, что было весьма странно. Обычно маги не
        могли говорить явную ложь. Они могли говорить только часть правды, в чем были
        великие мастера. Магическая клятва запрещала им говорить прямую ложь.
        - Нет, этого вы нам не говорили. Прошлый раз вы так быстро ушли, вам надо
        было отметить командировочное удостоверение, а мы забыли спросить вас об
        этом. Да еще так долго задержались у профессора, что мы не дождались вашего
        возвращения.
        - Я остановился в гостинице "У высокого ясеня", это у южного выезда из
        города... - принялся объяснять Корин.
        - Мы прекрасно знаем, где она находится, - рассмеялся Эрлах. - Значит,
        вечером мы встречаемся у вас в гостинице, коллега?
        - Я буду очень рад увидеть вас там, - улыбнулся Корин: Эрлах и его сестра
        ему очень нравились. - Ну что ж. Мы договорились. Мне пора идти, профессор
        уже, наверное, заждался меня.
        - Тогда до встречи, коллега, - поднял руку Эрлах.
        - До встречи! - звонко рассмеялась девушка.
        - До встречи! - улыбнулся Корвин.
        Корин быстро поднялся по лестнице и шагнул в кабинет Тубаруса. Три мага с
        любопытством смотрели на долгожданного гостя.
        - Здравствуйте, профессор, - поклонился Корин хозяину. - Здравствуйте,
        сеньор Бетанус. Здравствуйте, сеньор Дагорус.
        - Здравствуйте, сеньор Кориштус, - раскланялись с ним по очереди коллеги.
        - Садитесь, коллега, - кивнул на свободное кресло Тубарус, с интересом
        разглядывая своего рослого гостя. - Как у вас дела? Чем вы занимались?
        Надеюсь, я вас не оторвал от какого-нибудь архиважного дела.
        - Ничего особо важного, - махнул рукой Корин. - Я занимался своей
        диссертацией, профессор. Писал теоретическую часть. Полагаю, у меня на нее
        еще будет время. Мне очень интересно было узнать, зачем вы меня вызвали.
        - Я как раз затем вас и вызвал, чтобы узнать, как продвигаются ваши дела,
        - усмехнулся профессор. - Что нового вы узнали из отчетов Харагуса.
        - О, очень много! Мне удалось выяснить, что ваши и Харагуса уравнения
        имеют решения, - усмехнулся Корин.
        - Имеют решения? - удивленно поднял брови Тубарус. - Как вам это удалось
        сделать.
        - Пока чисто теоретически, профессор. Решения существуют в совершенно
        специфических пространствах. Я назвал их пространствами Тубаруса-Харагуса.
        - Благодарю вас, коллега, хотя это не совсем заслуженно, но я не возражаю
        против такого названия, - кивнул Тубарус. - Эти уравнения были созданы еще
        магами древности. К сожалению, книги были у меня похищены. Значит, вам
        удалось восстановить часть древнего наследия?
        - Да, пока только очень маленькую часть, - кивнул Корин.
        - Очень интересно, - усмехнулся Бетанус, пристально рассматривая Корина.
        - А вы не слышали, что на крыше вашей гостинице видели какого-то оборотня.
        - Да, я слышал какой-то шум, но мне кажется, вы ошибаетесь, это был не
        оборотень. Полагаю, это мог быть пурпурный маг, - усмехнулся Корин.
        - Не пытайтесь нас запугать или ввести в заблуждение, коллега, -
        нахмурился Дагорус. - Откуда здесь быть пурпурным магам. Мы вообще про таких
        не слышали. Есть пурпурные воины, мы знаем о них, но в наших краях они не
        появлялись. Может, вы нам расскажете что-нибудь новенького.
        Корин, усмехнувшись, достал из кошелька писоту, которую взял у своего
        гнома. Пурпурное сияние на ней было сильней, чем на остальных монетах. Он еще
        более усилил его и показал своим собеседникам. Увидев пурпурное сияние, те
        растерянно переглянулись. Корин в душе невольно рассмеялся ужасу,
        мелькнувшему в глазах Дагоруса. Тубарус смотрел спокойно, но мрачно, Бетанус
        смотрел то на свечение, то на Корина, задумчиво покачивая головой.
        Магистрант спрятал монету в кошелек. В кабинете воцарилось долгое
        молчание. Оно было на руку Корину, ему не приходилось изворачиваться, уходя
        от прямых ответов.
        - Откуда у вас эта монета? - наконец разорвал тишину Тубарус.
        - Это трофей. У меня в дороге было небольшое происшествие. На меня напали
        бандиты Бэмегула, - усмехнулся Корин.
        - Бандиты Бэмегула? - поднял брови Тубарус. - Вы ничего не рассказывали
        об этом коллега.
        - Я вам сказал, что у меня в пути была небольшая заминка. Думаю подробный
        рассказ о том, как я бросил в бандитов несколько огненных шаров, вам был бы
        неинтересен, - усмехнулся Корин.
        - Вы либо слишком скромны, либо чересчур скрытны, юноша, - сердито
        ответил Тубарус. - И я почему-то полагаю, что вы чересчур скрытны...
        - Но профессор, все случившееся было чрезвычайно просто. Бандиты повалили
        на дорогу дерево и сидели рядом с ним в засаде. Мы подъехали, они бросились
        на нас, я бросил шары, несколько бандитов погибли, остальные бежали, - пожал
        плечами Корин. - Вот и вся история.
        - Действительно, все очень просто и мило. Навел жезл, ударил по бандитам
        шарами, бандиты разбежались, - усмехнулся Бетанус. - Но как вы узнали, что
        это люди Бэмегула?
        - Мне сказал об этом раненый пленный гном, - пожал плечами Корин. - Я его
        вылечил, и он вчера уехал из города.
        - Почему вы не сдали его властям? - нахмурился Дагорус.
        - За ним нет никаких преступлений. Он виновен только в нападении на меня.
        Он недавно приехал из Хорнии, - улыбнулся Корин.
        - Приехал из Хорнии? - насторожился Дагорус. - Зачем этот гном сюда
        приехал? Не расскажите ли вы нам об этом, коллега?
        Что-то в голосе Дагоруса говорило, что он неспроста задал этот вопрос.
        Дагорус явно что-то знал такое, что заставило Корина пожалеть, что он слишком
        уж разоткровенничался. "Надо было крепче держать язык за зубами, - с
        запоздалым сожалением подумал он. - Как бы с Кебе ничего не случилось"
        - По-моему, магистр Дагорус, это не ваше дело, - холодно усмехнулся
        магистрант, прикидывая, что один черный шар у него уже есть. Профессор
        Акифойюс, научный руководитель Дагоруса, входил в совет магов, где должна
        была проходить защита его диссертации.
        ***
        Корин задумчиво сидел за своим столом, ломая голову, что же нужно от него
        Дагорусу и почему тот установил за ним слежку. Никаких ответов на свои
        вопросы он не нашел. Только неприязнь между ним и Дагорусом не могла служить
        причиной для слежки. "Может он мне завидует?! - подумал маг. - Но в чем?"
        У Дагоруса было все, что может только пожелать человек: талант, знания,
        деньги, привлекательность. Во многом в этой жизни он был значительно успешней
        Корина, ни о какой зависти не могло быть и речи. Поведение Дагоруса
        оставалось для магистранта тайной.
        В конце концов, Корин выбросил из головы все мысли о Дагорусе, достал из
        сундука свои бумаги и снова приступил к диссертации. Ему легко работалось, он
        излагал те сведения о способах превращений, что уже успел проверить на себе.
        Вскоре он так ушел с головой в работу, что даже не сразу услышал стук в
        дверь. Корин поднял голову, только когда стук стал уж слишком громким и
        настойчивым.
        - Это ты, Кебе? - спросил удивленный Корин, решив, что это стучит
        вернувшийся с поисков ключа гном.
        - Сеньор Корин, - раздался из-за двери голос Эрлаха, - Вы что, забыли о
        нашей договоренности?
        - Ох, извините! - Корин окинул беглым взглядом комнату, за окном уже
        сгустилась ночная тьма, он быстро встал и подошел к двери. За дверью стоял
        Эрлах, молодой маг укоризненно покачал головой.
        - Ах, сеньор Корин! Оказывается, вы столь непунктуальны, а мы и не знали!
        Мы вас уже почти полчаса ждем со своей сестренкой в зале, а вас все нет и
        нет. Хорошо еще, что Ожечаи заняли столик на всю нашу компанию. Мы-то
        понадеялись на вас!
        - Тысяча извинений, сеньор Эрлах! Признаться, я и не заметил, что уже
        вечер. Я писал свою диссертацию и так ушел в работу, что даже и не заметил,
        что уже темно. Вы же знаете, во мне есть кровь троллей: я хорошо вижу в
        темноте, - смущенно извинялся Корин. - Сейчас я переоденусь и спущусь.
        - Если вы позволите, я вас подожду, - усмехнулся Эрлах. - Сестрица мне
        строго-настрого приказала без вас не возвращаться.
        - Хорошо, хорошо, - кивнул Корин, быстро натягивая на себя нарядную
        темно-синюю рясу, украшенную серебряным шитьем. Осмотрев себя в зеркало, он
        остался доволен своим видом. Эрлах тоже одобрительно кивнул. Корин махнул ему
        рукой. - Ну, пойдемте.
        Они быстро спустились в зал, где их нетерпеливо ждала остальная компания.
        Марвина, сурово нахмурив, хорошенькие черные брови, с грозным видом
        покачивала головой, глядя на приближающегося Корина. Магистрант рассыпался в
        извинениях и комплиментах девушке, чем немного смягчил ее суровость. В конце
        концов, вскоре все весело смеялись.
        Вечер выдался на славу, он напомнил Корину их студенческие вечера в "Пасти
        дракона". Здесь на юге люди любили и умели веселиться. Кругом звучали смех и
        веселые песни, начались танцы. Время протекало незаметно, только далеко за
        полночь веселье начало стихать. Люди потихоньку расходились из таверны: до
        утра надо было успеть отдохнуть.
        Наконец компания магов решила слегка проветриться. Они расплатились и
        вышли из гостиницы на улицу. Над ними низко нависло бархатное темно-синее
        небо, усеянное яркими южными звездами.
        - Как хорошо! - Корин поднял руки к звездам и подумал, что стоит как-
        нибудь ночью полетать под этим небом.
        - Просто замечательно! - поддержали его остальные. - Давно у нас не было
        такого веселого вечера. Надо будет как-нибудь повторить.
        - Жаль, что он уже закончился! - вздохнула Марвина.
        - Зачем же закончился? - усмехнулась Гайо Ожечай. - А не пойти ли нам
        всем в гости к Боботу Энгую. Его усадьба здесь неподалеку, за городом. Они,
        скорее всего, еще не спят. Если будут спать, то мы тихонько уйдем.
        - Конечно, пошли, - поддержали ее остальные.
        - А как вы, сеньор Корин? - обратилась она к магистранту, который был
        единственным, кто промолчал.
        - Ну, конечно, я пойду вместе с вами, - улыбнулся он, чувствуя какую-то
        смутную тревогу. Корин не мог понять ее причины. "Может, это потому, что
        Бобот Энгуй проводник Тубаруса и не раз ходил к "Огненному кольцу"? - подумал
        он, не понимая, что с ним творится. - Мне тоже очень весело и непременно
        хочется увидеть Энгуя.
        - Ну, тогда пойдемте, - рассмеялась Гайо и вся компания отправилась к
        выезду из города, где как обычно дежурили ночные стражники, не обратившие ни
        малейшего внимания на полуночных весельчаков.
        Корин утром уже побывал в этих местах, правда, сначала в облике обезьяны,
        а затем горного орла. Он прекрасно запомнил эту местность, пока парил над
        землей и шел очень уверенно, сразу догадавшись, куда их ведут Ожечаи. В том
        направлении, куда вел их Очиг, находилась только одна усадьба. Она
        располагалась в лесу, на берегу Катарила. Хотя ее скрывали деревья, но он
        прекрасно разглядел ее сверху и запомнил тропу, ведущую к ней. Очиг, бывший
        их проводником, заметил, что он прекрасно знаком с местностью и с удивлением
        обратился к нему.
        - Вы так идете, сеньор Корин, словно уже знаете, где находится усадьба
        Энгуев, - удивленно заметил проводник.
        - Не забывайте, сеньор Очиг, мое зрение в темноте лучше вашего. Я
        прекрасно вижу дорогу, - ответил Корин, немного раздосадованный
        наблюдательностью проводника и тем, что Очиг обратил внимание окружающих на
        его поведение.
        - Мы тоже видим в темноте, - возразил Очиг, но не стал продолжать тему.
        Вскоре между деревьев мелькнул огонек. Энгуи действительно еще не спали, у
        них были гости и они сидели с ними в большой беседке, увитой лианами. Энгуи
        радостно приветствовали полуночных гостей. Вскоре веселье разгорелось с новой
        силой. В перерыве между танцами и шутками, Корин спросил Очига:
        - Ну, что ты разговаривал с ним? Он согласен идти со мной на юг?
        - Он хотел сначала узнать, когда вы собираетесь отправляться. У него
        могут быть на это время и другие планы.
        - Хорошо, я подумаю, когда мне идти. Но может быть, ты поможешь мне
        выбрать время?
        - У нас на юге нет зимы, все месяцы почти одинаковы, - пожал плечами
        Очиг. - Можете идти в любой момент, если не заняты другими делами.
        - Сеньор Корин, вы опять, отошли в сторонку... Ну что за дела! - сердито
        топнула ножкой красавица Марвина и потянула магистранта танцевать. Корин так
        и не успел ничего толком выяснить насчет проводника, но он решил, что время
        для этого у него еще будет и снова отдался веселью, лихо отплясывая со своей
        неутомимой партнершей.
        После танцев они начали собираться обратно в город. Уже начинало светлеть.
        Корин проводил своих гостей до дверей их уютного домика, затем отправился в
        гостиницу, весьма довольный проведенным вечером. Проходя мимо комнаты гнома,
        он машинально толкнул ее рукой. Дверь оказалась закрыта, впрочем, так и
        должно быть, но Корин невольно насторожился. Он приложил ухо к двери, но ни
        храпа, ни дыхания гнома, он не услышал. Его слух и обоняние были достаточно
        чуткими, чтобы услышать и почуять гнома. Но он был твердо уверен, гнома в
        своей комнате нет.
        Отсутствие Кебе сильно встревожило Корина. Он наложил на гнома надежные,
        не снимаемые заклятья преданности. Только смерть или какая-то чрезвычайная
        причина, могли бы вынудить гнома нарушить его приказ. Но гном, тем не менее,
        не вернулся. "Какого черта, я отпустил его одного?! Надо было поехать с ним.
        Заодно взглянул бы на этот таинственный ключ, - прикусил губу донельзя
        озадаченный и встревоженный Корин. - Сначала Энюй, теперь он, что вокруг меня
        происходит?!"
        Расстроенный магистрант подошел к двери и привычно проверил, не было ли
        попыток незаконного проникновения к нему в номер, но никаких следов
        посторонней магии, он не обнаружил. Он зашел в комнату. Увиденное зрелище
        заставило его остолбенеть, а затем ужаснуться: листов его диссертации,
        которые, как он прекрасно помнил, оставались на столе, не было и в помине.
        Корин не успел положить их в сундук из-за прихода Эрлаха.
        Он кинулся к сундуку, который тоже оставил впопыхах открытым. Там все
        оказалось на месте. Мощная магическая защита, которую он никогда не снимал,
        смогла отразить атаку неизвестного похитителя. Никто, кроме Корина, не мог
        приблизиться к его сундуку, когда он оставлял его в гостинице.
        Следы магии незнакомца были повсюду, но странное дело, это оказалась не
        пурпурная магия, она была черна, как сажа. В первый момент ему померещилось,
        словно в его комнате присутствовал сам Зордос, но это впечатление тут же
        исчезло. Корин кинулся к окну, полагая, что неизвестный маг проник в комнату
        через него. Но поставленная на окно магическая защита осталась незыблема,
        впрочем, ее никто и не пытался преодолеть, никаких следов черной магии на
        окне не было.
        "Как же он проник ко мне? - растерянно оглядывал комнату недоумевающий
        магистрант. - Неужели где-то есть потайной вход?" Однако его комната была не
        столь велика, чтобы где-нибудь можно было незаметно спрятать дверь, тем более
        что на стенах следов черной магии было немного, хотя она буквально висела в
        воздухе.
        Убедившись, что о потайной дверце не может быть и речи, Корин принялся
        ломать голову над происшествием. Маг проник в его комнату, прекрасно зная,
        что его в ней не будет, это заставляло его подозревать в причастности к
        похищению семейство Ожечай и еще больше Эларгус. Но Корину, после
        проведенного вместе с ними чудесного вечера не только не хотелось верить в
        это, даже думать об их причастности к происшествию было неприятно. Он
        чувствовал, что немного увлекся красавицей Марвиной.
        "Однако же, как маг мог узнать, что меня нет в номере?" - ломал голову
        магистрант. Он вспомнил Эшара, который следил за ним, по распоряжению
        Дагоруса. Корин сегодня уже разговаривал об этом проводнике с Очигом. Из
        того, что тот сообщил об Эшаре, ему стало ясно, что хотя Тонгуй ловкий и
        умелый охотник, знающий проводник, но иметь дело с ним не стоит, слишком уж
        он корыстолюбив. И как полагал Очиг нечист на руку. "Неужели Дагорус
        причастен к этому? - вскипел Корин. - Но зачем ему это надо? И главное как
        похититель проник ко мне?!"
        От обилия предположений и подозреваемых у Корина голова пошла кругом. Но
        никакой путной версии, способной объяснить все загадки, он не мог выстроить.
        Но одна загадка мучила его больше всего: "Как незнакомец проник в мою
        комнату, если до двери и окна он не дотрагивался?"
        Наконец магистрант полностью сосредоточился на этой мысли. Внезапная
        догадка озарила его: "А что если он тоже владеет магией превращений? Ведь он
        мог превратиться в какое-нибудь существо, которое могло беспрепятственно
        проникнуть к нему, через маленькую щель. Он мог превратиться в мышь".
        Догадка показалась Корину весьма похожей на правду, наиболее легкий способ
        проникновения в комнату, который он мог себе представить, это было
        проникновение в образе мыши. Магистрант холодно прищурился, почему-то
        вспомнив рыжую кошку, в когти которой он сегодня чуть не попался, когда он
        был голубем. "Я превращусь в мышь, поищу ход, которым он проник в комнату и
        поставлю там свою ловушку, посмотрим, на него, когда он поймается".
        Корин применил заклинание, создающее магическое пространство для
        превращения в другое существо. Однако вид пространства заставил его ахнуть от
        изумления. В иллюзорном мире его комната была теперь не такой как раньше,
        теперь он увидел то, чего не мог увидеть с помощью обычных усилительных
        заклинаний. Одна стена в иллюзорной комнате отсутствовала, там чернела
        непроглядная тьма, от нее-то и исходили эти жуткие черные потоки. У нее был
        столь мрачный вид, что у Корина перехватило дыхание.
        Потрясенный магистрант смотрел в черную бездну, ничего не понимая. Он не
        имел никакого представления о подобных пространствах. Невольно ему вспомнился
        странный сон, приснившийся ему в Палинсане, и Зордос, швыряющий его в эту
        самую тьму. "Неужели это был Зордос?.. Нет... не может быть!" - покачал головой
        Корин. Он считал Повелителя Латара своим покровителем, что-то внутри
        подсказывало Корину, что Зордос на его стороне. "Жаль, что сейчас я не могу
        встретиться с ним", - вздохнул он.
        Корин растерянно разглядывал черную бездну на месте стены. Как и все
        тролли, он прекрасно видел в темноте, поэтому непроглядное темное
        пространство, где он ничего не мог увидеть, ужасало его. Во тьме, стоявшей
        вместо стены, ничего не было видно.
        Переборов свой ужас, он осторожно приблизился к ней и сунул в нее руку.
        Рука спокойно исчезла в черноте, как в бочке с черной краской. Он вытащил
        руку обратно, с ней ничего не случилось, магистрант облегченно вздохнул и
        сунул туда свою ногу. Нога, как и рука, бесследно исчезла во тьме. Внезапно
        ему показалось, что он ощутил под ногой какую-то опору.
        Магистрант долго пробовал скрытую от него во тьме какую-то ровную
        площадку, проверяя ее на прочность. Площадка спокойно выдерживала весь его
        вес. Наконец решившись, Корин невольно зажмурился и быстро шагнул вперед.
        Ощущение света заставило его широко открыть глаза. Он находился в чьем-то
        кабинете, роскошно отделанном дорогими породами дерева и обставленном
        прекрасной мебелью. К его счастью, хозяин отсутствовал.
        Корин растерянно огляделся. Он сделал еще шаг вперед, а затем оглянулся,
        боясь угодить в ловушку. За ним находилась полупрозрачная стена, за которой
        стояла тьма. Корин слегка успокоился: путь к отступлению был открыт. Он начал
        действовать более решительно, прошел в кабинет и подошел к столу.
        Попытавшись открыть ящик для бумаг, он обнаружил, что его руки свободно
        проходят сквозь предметы, как и в его иллюзорном мире. "Что же это такое? -
        невольно растерялся магистрант. - Как этот черный маг взял мои бумаги?" Корин
        двигался по кабинету, свободно проходя сквозь преграды, но это ему мало что
        давало: взять в руки он все равно ничего не мог.
        Подойдя к сейфу, стоящему в углу комнаты, Корин увидел поставленные на нем
        мощные ловушки, он прекрасно видел клубящуюся вокруг него черные облачка.
        Машинально он коснулся их рукой и тут же отдернул, почувствовал легкий укол,
        но черные облачка исчезли. Магистрант растерянно посмотрел на руку, а затем
        взглянул на сейф. Защита была снята, он подошел и дотронулся рукой до дверцы,
        рука спокойно прошла сквозь нее, внутри ее вновь кольнуло. Корин огорченно
        вытащил руку, все равно достать что-либо из сейфа, он не мог.
        Неудачливый взломщик недовольно оглядел комнату, где он мог быть только
        зрителем. "Где же я нахожусь?" - подумал он пытаясь по какому-нибудь предмету
        из обстановки кабинета определить род занятий хозяина и его имя. Но ни имени,
        ни герба владельца он нигде не обнаружил. Ясно было, что это очень сильный и
        знающий маг, но только-то и всего.
        Корин прошелся по кабинету и выглянул в окно, которое выглядывало в
        огромный сад, кабинет находился на первом этаже. Незваный гость лишний раз
        убедился, что находится в богатой усадьбе. Чуть в стороне от дома виднелись
        каменные строения: сараи и конюшни. Еще дальше шел высокий каменный забор,
        перекрывавший обзор местности.
        Вид из окна мало что прояснил. Судя по солнцу, чуть выглянувшему из-за
        края стены и покрасившему небосвод на горизонте в розовые и золотые тона,
        окна кабинета смотрели на восток. Жмурясь от слепивших глаза лучей, он
        внимательно пригляделся. Вдали, на склоне горы, он разглядел крыши какой-то
        деревушки. Местность была ему совершенно незнакома. Никаких примет, по
        которым он мог бы догадаться, где находится усадьба, Корин нигде не заметил.
        Единственное, что он мог предположить, что она расположена к западу от
        Катарела: если бы усадьба находилась южнее или на востоке, то он бы ее
        заметил, когда парил в поднебесье.
        Внезапно за дверью послышались чьи-то шаги, Корин услышал несколько
        негромких голосов. Переговаривались мужчины. Голоса приближались. Маг в
        растерянности отпрянул от окна и метнулся к полупрозрачной стене и замер у
        нее. Шаги остановились под дверью, звякнул ключ, Корин не стал ждать, пока
        его застигнут в кабинете, шагнул сквозь стену и очутился в своей гостиничной
        комнате, рядом с черной бездной, которая больше не пугала его: он знал, что
        за ней находится.
        Магия перемещений, как и магия превращений, всегда была любимой темой для
        разговоров студентов-первокурсников. Во время учебы Корину много раз обсуждал
        ее со своими друзьями-приятелями, но преподаватели всегда избегали говорить о
        ней. Сейчас, став старше, он догадывался, что эта тема была запретной.
        Способность к перемещению давала слишком большие возможности магам,
        поэтому на ней и лежал запрет. "Впрочем, возможно она доступна не всем магам,
        а только тем, кто обладает черной магией, как этот ворюга, - подумал
        магистрант. - Однако кто бы это мог быть?"
        Судя по обстановке кабинета и размерам усадьбы, похититель был человек
        весьма состоятельный. Но почему же он полез в чужой номер. Может, это вызвано
        слухами об оборотне, и агент тайной полиции нагрянул с проверкой? Но разве на
        магии превращений лежат хоть какие-нибудь запреты? Если это так, то почему же
        тогда его никто об этом не предупредил. Даже если запрет негласный, кто-
        нибудь должен был ему об этом сказать.
        Магистранту пришло на ум, что ему надо еще внимательней следить за своим
        сундуком, чтобы его снова не ограбили. Больше всего он опасался за свои
        книги, однако тревожился и за другие вещи, хотя о назначении многих из них он
        и не догадывался. Сейчас Корину больше всего хотелось узнать, кто этот
        таинственный похититель. Они, конечно, прежде никогда не встречались, иначе
        он бы сразу заметил такого сильного черного мага. Не заметить такую магию
        попросту невозможно.
        Хотя кто знает, покачал головой Корин, вспомнив, что он и сам умеет
        маскировать свою магию. Однако голоса, услышанные им за дверью, были ему
        неизвестны, хотя он и не расслышал слов, но их тембр никогда ему прежде не
        встречался. Корин обязательно бы запомнил его. Теперь ему даже страшно было
        оставлять сундук в гостинице. Вдруг незнакомцу или незнакомцам удастся
        разорвать его заклинания. Впрочем, это вряд ли возможно: Розаэль говорила,
        что его магии совсем не видно.
        Вспомнив эльфийку, Корин невольно смутился от своего непостоянства, на
        корабле у них начинали завязываться весьма теплые отношения, но вчерашний
        вечер в компании Марвины, заставил его совершенно забыть о Розаэль. Впрочем,
        они теперь вряд ли когда увидятся, успокоил себя магистрант, а если даже и
        увидятся, то очень и очень нескоро.
        Отбросив в сторону лирику, магистрант снова вернулся к незнакомцу. Кто это
        может быть, и что ему было здесь нужно? Ясно, что он пришел сюда не за
        первыми листами его магистерской диссертации, по-видимому, он забрал их на
        всякий случай, для обычного ознакомления. Но что привело похитителя в его
        комнату? Или вернее, кто его навел? Хотя быть может, причина проста, слухи об
        оборотне уже успели всполошить весь город. Его видело множество людей, а уж
        они-то молчать не станут. Вчера вечером вся таверна гудела от слухов о его
        похождениях.
        Рассказы ходили самые разные: кто-то ударил его камнем или всадил в него
        стрелу, у кого он что-то стянул. Хозяин гончих, рассказывал, что он утащил
        одну из его собак. Хотя люди и сознавали, что это вранье, но слушали и
        пересказывали с удовольствием.
        Но как он догадался, что это я? Случайно? Просто зашел проверить? Или
        может, его навел на меня Тубарус или Дагорус? Все вопросы, которые задавал
        себе Корин, пока не имели ответов, но он надеялся получить точные ответы на
        некоторые из них уже сегодня.
        Магистрант не мог решить, что ему предпринять. Он не спал сегодня ни
        минуты, но спать ему совершенно не хотелось, мысль, что черный маг в любой
        момент может проникнуть в его номер, отравляла его сознание. К тому же
        незнакомец похитил его дневной труд. Корин больше не мог чувствовать себя в
        безопасности, оставаясь в этой комнате, впрочем, не только в этой. Ему
        хотелось скорей бежать с острова, но кровь троллей не позволяла ему отступить
        перед таинственным незнакомцем. Без боя он отступать не собирался.
        У него мелькнула идея, слетать на разведку, узнать, где находится усадьба,
        где обитает таинственный вор. Однако ее тут же сменила другая мысль: "Зачем
        тратить время на полеты, если я могу узнать все гораздо скорей". Снова
        сотворив "иллюзорное пространство", как теперь называл его Корин, он
        осторожно приблизился к черной стене. Представив себе кабинет и выбрав более
        удобное место, такое, чтобы его не заметили, если там кто-то есть, он
        проскользнул по уже хорошо знакомому пути.
        Кабинет оказался пустым, но после его визита, в нем кое-что изменилось, за
        столом кто-то работал. Там, рядом со стопкой книг, лежали его листы. Одна из
        книг оказалась открыта. Заглянув в нее, Корин увидел, что она открыта точно
        на той странице, где были уравнения, подобные тем, что вывел он, работая с
        записями Харагуса. Таинственный незнакомец занимался изучением его трудов, но
        что-то отвлекло его от работы.
        Хотя собственность магистранта лежала перед ним, маня его к себе, но ему
        оставалось только огорченно вздохнуть. Ситуация ничуть не изменилась: ни
        книгу, ни листы Корин по-прежнему не мог взять. Впрочем, сейчас он все равно
        не стал бы этого делать. На этот раз цель его визита была другой: он пришел
        сюда на разведку, ему захотелось узнать, кому принадлежит этот дом и где он
        расположен.
        Корин подошел к двери и легко проскользнул в коридор. Чтобы узнать, где
        находится усадьба, ему надо было пробраться наверх. Лестница, ведущая на
        второй этаж, оказалась по соседству с кабинетом, сразу за углом. Подымаясь по
        ступенькам, уже у самого верха он услышал наверху быстрые шаги, кто-то
        спускался ему навстречу. Перепуганный путешественник повернулся, чтобы
        сбежать вниз, но увидел темнолицего мужчину подходившего к лестнице. Он попал
        в ловушку.
        ***
        Растерянность попавшего в ловушку путешественника длилась доли секунд. Он
        тут же вспомнил про свою способность проходить сквозь предметы и снова
        уверенно двинулся вверх, рассчитывая прорваться. К его удивлению, мужчина-
        абориген, спускавшийся по лестнице, не заметил его, хотя и шел прямо на
        Корина. Магистрант прошел сквозь него, но незнакомец даже и бровью не повел,
        несмотря на то что обладал магией.
        Однако магом он был довольно слабым, Корин заметил, что вокруг незнакомца
        клубится лишь светло-серое облачко. Впрочем, как магистрант тут же сообразил,
        причина его невидимости крылась вовсе не в слабости встреченного мага, а в
        том, что они находились в разных пространствах. Обрадованный своим новым
        открытием следователь поднялся до самого верха лестницы, проник сквозь дверь
        на чердак и выглянул в небольшое оконце.
        Усадьба неизвестного вора располагалась посреди обширной долины, усеянной
        земледельческими фермами. На склонах пологих, окаймлявших долину холмов,
        усеянных стадами овец и коз, среди зелени рощ и садов виднелись крыши
        небольших деревушек, неподалеку протекала широкая, полноводная река, на левом
        берегу которой и стояла усадьба. По размерам реки Корин понял, что это,
        скорее всего, Суанрил, где он вчера очень удачно порыбачил. Катарела нигде не
        было видно, судя по всему, он находился левее, за холмами.
        Разобравшись, где находится усадьба, Корин направился вниз. Он скользнул в
        дверь комнаты, которую оставил пустой. Когда он снова проник в нее, за столом
        восседал темнолицый великан и внимательно просматривал листы его диссертации.
        Своим видом он сильно напомнил ему придирчивого университетского профессора.
        Иногда великан поднимал удивленно брови и начинал рыться в книгах в поисках
        ответа на какие-то вопросы.
        В первый момент магистранту показалось, что перед ним сидит Зордос, но,
        присмотревшись, он понял, что опять ошибся. Впрочем, мужчина габаритами не
        только не уступал Повелителю Латара, но даже превосходил Зордоса. Рядом с ним
        на столе лежал жезл, который сразу напомнил магистранту меч Зордоса, и то,
        как он ловко им владел. Устраивать с незнакомцем разборки по поводу кражи
        Корину совершенно не хотелось.
        Растерянный магистрант замер у дверей, не зная, что ему делать дальше. Маг
        видимо не почувствовал его присутствия, во всяком случае, он не подавал
        никакого вида, что заметил своего гостя. Корин понемногу успокоился и подошел
        к похитителю его диссертации. Через некоторое время, он осмелел уже
        настолько, что стал заглядывать ему через плечо.
        Ничего не подозревающий исследователь чужих трудов как раз разбирался с
        его уравнениями для создания пространства Харагуса, Корину это совершенно не
        понравилось. Он сразу заметил, что сидевший перед ним черный маг прекрасно
        владеет древним языком троллей. Во всяком случае, чтение лежащих перед ним
        книг не вызывало у него никаких сложностей. Гораздо большие сложности
        возникали у незнакомца при чтении его собственного опуса, написанного на
        староэльфийском. Однако маг с завидным терпением разбирал и перепроверял его
        выкладки, Корин с досадой подумал, что излишне подробно разъяснял отдельные
        тонкости.
        Внезапно маг что-то почувствовал, Корин выдал свое присутствие, когда с
        помощью заклинания перевернул страницу, чтобы прочесть пояснения, к одной из
        формул. Глядя в талмуд, он уже догадался, что это и есть та самая книга, из
        которой Харагус почерпнул свои уравнения и которую восемьдесят лет назад
        неизвестный вор похитил у Тубаруса. Очевидно, сидевший перед ним похититель
        чужих трудов имел большой стаж и опыт хищений.
        Незнакомец внимательно оглядел кабинет. Корин чувствовал, что он
        использует внутреннее око. Взгляд незнакомца скользнул по магистранту, но ни
        на мгновение не задержался на нем. Наконец маг убедился, что в комнате никого
        постороннего нет. Похоже, было, что это его сильно озадачило. Корина невольно
        заинтересовала мысль, а инвертировал ли тот свое внутреннее око. Он подавил
        ее, опасаясь, что она может передаться в голову великану. На его счастье,
        внимание незнакомого мага привлек другой гость, вошедший в кабинет без стука.
        Посетитель был как две капли воды похожий на хозяина.
        - Ну что нового, Вартос, этот гном не заговорил? - впился в него глазами
        маг-грабитель.
        - Молчит, Лэртос, молчит, - недовольно мотнул головой вновь прибывший
        великан, которого звали Вартосом. - А как у тебя дела?
        - Пытаюсь разобраться, что тут нагородил этот маг-оборотень, - зло
        прищурился воришка. - Ты не чувствуешь никакой чужой магии?
        Вартос, прищурившись, оглядел кабинет, потом задумчиво покачал головой.
        - Нет, ничего похожего. А в чем дело, Лэртос?
        - Сам не пойму, - поморщился Лэртос. - Мне показалось, что в кабинете
        находится какой-то маг-невидимка.
        - А что случилось?
        - Мне показалось, что страница книги перевернулась сама собой, - Лэртос
        задумчивым взглядом посмотрел на книгу. - Но сейчас я в этом уже не уверен, -
        покачал головой вор-исследователь.
        - Ты наверно перетрудился, - криво усмехнулся Вартос.
        - Возможно, - подозрительно посмотрел на него Лэртос. - Почему гном
        молчит? Ты использовал кэлур?
        - Да, но кэлур ничего не дает. Теперь он спит, и я не могу проникнуть в
        его сознание. Кто-то заговорил его от кэлура. У него есть хозяин.
        - Проклятье! - взорвался Лэртос. - Опять все не так! Но куда он дел Ключ?
        - Не знаю, - пожал плечами Вартос. - Как ты думаешь, он не мог его кому-
        нибудь оставить или передать
        - Ты меня об этом спрашиваешь? - поморщился Лэртос. - А кто не уследил за
        ним, дал ему уйти от преследования?
        - Признаться, я и сейчас не пойму, как это гному удалось заметить слежку
        и так лихо уйти от меня, - покачал головой Вартос.
        - Надо было понять, что гномы могут доверить Ключ, только чрезвычайно
        ловкому и хитрому гному, но все равно это тебя не оправдывает. Я не могу
        поверить, что он мог тебя провести?!
        - Может, это Рок встал на нашем пути? - тяжело вздохнул Вартос.
        - Ерунда! Никакой Рок не помешал мне восемьдесят лет назад расправиться с
        этим пронырой Харагусом. И поверь мне, он был куда более ловким малым.
        - Но ведь ты же не сумел тогда захватить Ключ.
        - Я и представить себе не мог, что он может отдать его гномам, - скрипнул
        зубами Лэртос, лицо его перекосилось от злобы. - Но как ты упустил из виду
        рукописи Харагуса? Ты ведь знал, что он пишет диссертацию.
        - Все бумаги, которые были у него с собой, я забрал. Ведь они же и сейчас
        у тебя. Почему ты сам не взял их, когда ходил к Тубарусу?
        - Я о них ничего не знал, - вздохнул Лэртос. - Теперь вот, - он кивнул на
        листы, - этому полукровке удалось овладеть магией превращений. Что мы будем
        делать с этим парнем? С каждым днем он становится все опаснее и опаснее.
        - Ты же говорил, что пурпурный маг сам расправится с ним?
        - Он почему-то медлит. Я не знаю причины. Но ты же знаешь, он продолжает
        за ним следить. Где ты нашел гнома?
        - А в чем дело?
        - Я просмотрел его кошелек, который ты мне дал, - Лэртос достал из стола
        кошелек Кебе, Корин растерянно смотрел на него. "Зачем им нужен Кебе? -
        мелькнула пустая мысль. - Им нужен какой-то ключ, - тут же сам собой возник
        ответ". Корин мотнул головой и внимательно прислушался, что будет дальше. -
        Смотри, что я в нем нашел, - Лэртос вытащил из кошелька писоту и бросил на
        стол. - Корин увидел пурпурное сияние вокруг монеты.
        - Откуда она у него? - потрясенно вскрикнул Вартос.
        - Ты спрашиваешь? - холодно усмехнулся Лэртос. - Я думал это и так ясно.
        - Но за что он их ему дал?
        - Вот это загадка, - покачал головой Лэртос. - Но уж наверно не за Ключ.
        Здесь слишком мало золота, чтобы даже гном польстился на такую цену. Так, где
        же ты нашел этого проныру?
        - Мы совершенно случайно столкнулись с ним вчера вечером на дороге. Он
        ехал в Катарел, - пожал плечами Вартос. - Я его сразу узнал, проследил и
        схватил в совершенно безлюдном месте. Он был один.
        - Вот это-то и странно. Видимо, он кому-то передал Ключ.
        - Но кому? Неужели Бэмегулу?
        - Вряд ли, - покачал головой Лэртос. - Бэмегул - полукровка. Гном мог
        довериться только чистокровному гному. К тому же только из своего рода. А кто
        из рода Янартин есть на острове?
        - Все хорнийские гномы вместе с эльфами прячутся на Варагуле, - пожал
        плечами Вартос. - Я их не различаю, для меня все гномы на одно лицо. К чему
        ты клонишь?
        - Но ведь он кому-то вез Ключ... Не сам же он хотел им воспользоваться -
        ведь он не маг. С ними должен быть какой-то гномий маг из рода Янартин.
        Неужели они уже встретились?
        - Тебе следует отправиться на Варагул и попробовать выяснить, кто из рода
        Янартин встречался с нашим приятелем.
        - Зачем так далеко ходить, когда рядом есть тот, кто это знает, - зловеще
        усмехнулся Лэртос, заставив Корина невольно содрогнуться.
        - Ты хочешь сам допросить этого гнома? - скептически пожал плечами
        Вартос.
        - Да, - кивнул Лэртос.
        - Это бесполезно, - покачал головой его собеседник. - Этот урод сейчас
        спит. Он под действием кэлура. Сейчас пытать его бесполезно. Обычными пытками
        гнома вообще трудно заставить говорить, а уж спящего - тем более. Кэлур не
        даст ему ничего почувствовать, даже если мы его сожжем.
        - Но того, другого, кэлур заставил говорить, - усмехнулся Лэртос.
        - У этого есть господин, который заговорил его от кэлура. Я не знаю, кто
        это может быть, и как он это сделал. Я даже не подозревал, что такое вообще
        возможно.
        - Вот я и хочу разузнать у гнома имя его господина, а потом принять его
        облик и хорошенько расспросить нашего молчуна, - снисходительно улыбнулся
        Лэртос.
        - Неплохо придумано, Лэртос. Очень неплохо, - уважительно покачал головой
        Вартос. - Это может подействовать. Только как он узнает, что перед ним его
        господин, пока спит? Его сознание для нас пока недоступно. На нем мощное
        заклятье.
        - Все равно стоит попробовать, - усмехнулся Лэртос. - Надо сначала узнать
        имя его господина. А уж потом подумаем, что делать дальше.
        Два великана, рядом с которыми Корин выглядел чуть ли не гномом, вышли из
        кабинета, закрыли дверь и направились к лестнице, Корин невидимый и
        неслышимый скользил за ними следом. Великаны спустились в подвал, Вартос
        достал свой ключ и открыл одну из дверей. В полутемной камере, слабо
        освещенной зарешеченным узким оконцем, на охапке соломы спал гном. От него к
        стене тянулась длинная толстая цепь. Пояс гнома перехватывал широкий стальной
        обруч, на котором висел замок. На руках и ногах пленника были кандалы.
        Корин тут же узнал в довольно посапывающем узнике Кебе, своего верного
        слугу, которому он неосторожно позволил в одиночку пуститься на поиски
        таинственного ключа. Сейчас плененный гном мог принести ему кучу
        неприятностей. Великаны могли узнать от Кебе имя его хозяина. Его, Корина,
        имя. Это сильно бы осложнило его и без того непростое положение. Судя по их
        поведению и речам, эти таинственные великаны были очень опасны. Со слов
        Лэртоса Корин знал, что тот не только похититель его записей, он также убийца
        Харагуса. После слов Сиши о письмах у него появилась надежда, что Харагус еще
        жив, теперь же она исчезла.
        Магистрант вовсе не горел желанием пасть следующей жертвой этих свирепых
        великанов. Хотя Корину было совершенно неясно, к чему стремится эта парочка,
        но он догадывался, что Ключ, который они ищут, открывает дверь к чему-то
        чрезвычайно важному. У него мелькнула догадка, что именно этот ключ Харагус
        получил в "Огненном кольце". Именно там.
        Но зачем он отправился в Хорнию и отдал его гномам, Корину было совершенно
        неясно. По словам Заглеюса и Тубаруса в Харагусе текла кровь троллей. Тролль
        мог совершить такой поступок только в случае чрезвычайных обстоятельств.
        Видимо он знал, что за ним охотятся, и ему грозит смерть, вздохнул Корин. Но
        вот какую дверь отпирает этот Ключ?
        Впрочем, сейчас таинственная дверь волновала его не слишком сильно. Ему
        важно было добиться молчания гнома. Кебе не должен назвать его имя. Но как
        ему поступить? Надо попытаться пустить их по ложному следу, решил Корин.
        Остроумная мысль мелькнула в его голове. Ему необходимо установить связь с
        погрузившимся в мир грез гномом. Неожиданно у него не к месту возникла
        странная ассоциация: он вспомнил рассказ Тубаруса о том, что Харагус
        занимался кэлуром с какими-то необычными целями.
        Корин закрыл глаза, сосредоточил все свое внимание на заклинании связи,
        внезапно перед ним замелькали вереницы удивительно красивых пещер и гротов,
        ярко блестевшие драгоценные камни на острых выступах скал, кварцевые жилы,
        испещренные золотыми прожилками. Корин догадался, что он видит сны Кебе, ему
        удалось установить связь. Он почувствовал, что Кебе узнает своего господина и
        повинуется ему.
        - Кто твой господин, гном? - прогремел в его ушах голос Лэртоса.
        - Я не знаю его имени, - пробурчал Корин, устами Кебе.
        - Как это ты не знаешь его имени? - заревел великан. - Этого не может
        быть! Ты должен знать своего господина.
        - Я знаю своего господина, - ответствовал Кебе.
        - Как же ты знаешь его, если не знаешь его имени?
        - Мой господин не сказал мне свое имя, - произнес Кебе, вторя словам
        Корина.
        - Но как же ты узнаешь его?.. - с сомнением спросил великан, Кебе ничего
        ему не ответил. Лэртос застыл недоуменно морща лоб, словно обдумывая какую-то
        неожиданно пришедшую ему мысль. - Так вот, знай! Я и есть твой господин, -
        оглушительно рявкнул он.
        - Ты лжешь! - твердо заявил Кебе. - Мой господин - пурпурный маг.
        - Что?! - заорали оба великана, едва не подпрыгнув до потолка.
        - Мой господин - пурпурный маг, - холодно повторил Кебе.
        - Проклятье! - выругался Лэртос. - Как я сразу не догадался, увидев эти
        монеты. Ведь это совершенно ясно. Этот пурпурный маг напоил этого придурка
        кэлуром и подчинил его себе. - Эй, ты послушай! Я и есть пурпурный маг. Где
        Ключ? - заорал он, тряся Кебе за плечо.
        - Я не знаю, - кротко ответствовал Кебе.
        Великаны снова переглянулись. У них были ошеломленные физиономии.
        - Где сейчас твой господин? - спросил Вартос Кебе.
        - Я не знаю, - вздохнул гном.
        - Проклятье! - прошипел Лэртос. - Ты тоже не знаешь где он? - спросил он
        Вартоса. - Ключ, по всей вероятности, сейчас у него.
        - Нет, он скрывается где-то в городе - покачал головой сообщник. - Но я
        знаю его шпионов в лицо.
        - Нам надо его обязательно схватить. Где он может прятаться?
        - Не знаю, - покачал головой Вартос. - Но почему он здесь, если Ключ уже
        у него? Почему он не на Баканиде?
        - Откуда я знаю, - холодно усмехнулся Лэртос. - Но мы можем спросить это
        у него самого.
        - Ты хочешь иметь дело с пурпурными воинами? - поднял брови Вартос. - Не
        забывай: их тысячи, а нас всего двое.
        - Если Ключ будет у нас, это не имеет значения, - усмехнулся Лэртос.
        - А если у него нет Ключа? - прищурился Вартос. - Что мы тогда будем
        делать? Прятаться? Бегать от них? Нет. Надо действовать осторожно, - процедил
        громила. - Интересно, почему он следит за этим магом?
        - Не знаю, но этот парень совсем не прост. Он за несколько дней
        разобрался с проблемой, над которой мы бьемся уже много десятилетий.
        Возможно, у него есть какие-то книги, - задумчиво покачал головой собеседник.
        - Почему же ты хорошенько не обыскал его комнату?
        - Я не мог это сделать, там везде ловушки. Этот парень умеет их ставить.
        Все его ценности хранятся в сундуке. Я не смог к нему даже приблизиться. Да и
        везде у него защита. На двери и окне заклинания.
        - Как же тебе удалось забраться к нему?
        - Пришлось использовать перемещение, - недовольно буркнул грабитель.
        - Но как ты вычислил параметры его комнаты?
        - Я использовал обобщенное перемещение.
        - Обобщенное! Но ведь ты мог сильно наследить.
        - Какая разница. Он-то никакого не знает. И не узнает. Жить-то ему все
        равно недолго, - пренебрежительно махнул рукой Лэртос.
        - Он не производит впечатления безобидного юноши, - дернул плечом Вартос.
        - Ты сам собираешься его убить?
        - А разве тебе не хочется снести его голову, как ты любишь это делать?
        - Сначала мне хотелось бы посмотреть, какие фокусы из боевой магии ему
        известны. И потом, знаешь, за него ведь может вступиться Зордос.
        - Ты боишься Зордоса? - скривился Лэртос.
        - А ты нет? - нахмурился более осторожный великан.
        - Вдвоем мы его по любому склеим. Да он и сам не решится на нас двоих
        нападать, - усмехнулся грабитель.
        - А если получится двое надвое? Такой расклад может оказаться не в нашу
        пользу.
        - Тогда подождем, пока за нас это не сделают пурпурные воины. Он ведь все
        равно полезет в Кольцо. Такого как он ничего не остановит.
        - Не обязательно они на него нападут, - покачал головой Вартос
        - На других же нападают. Ты ведь не думаешь, что ему, как и Харагусу
        удастся обойти "Кольца смерти".
        - Значит, предлагаешь дать ему сходить в Кольцо? А если ему повезет?
        - Другим же не везло. И вообще никому не везло, - ощерился Лэртос. - Чего
        же ты все-таки хочешь?
        - Убей этого парня сам, если ты его не боишься. Ведь тебе не обязательно
        убивать его мечом. Придумай какую-нибудь магическую хитрость.
        - Ты думаешь, он опасней Харагуса?
        - Не знаю, - уклончиво сказал Вартос. - Но хватит болтать, давай займемся
        делами. С чего ты предлагаешь начать?
        - Надо срочно найти Ключ. Займемся розысками этого пурпурного мага.
        - Что сделаем с гномом?
        - Пусть немного поживет. Вдруг пригодится, - пожал плечами Лэртос.
        - Пригодится!.. Зачем? - скривился Вартос.
        - Ну, если тебе не терпится, убей его сейчас, - усмехнулся Лэртос.
        Корин замер, не зная, как выручить из беды гнома, но Вартос ткнул сапогом
        сладко посапывающего пленника и недовольно поморщился.
        - Я, пожалуй, подожду, пока он проснется. Сейчас он все равно ничего не
        почувствует. Даже противно его убивать, когда у него такая довольная рожа.
        - Тогда пошли в кабинет, обдумаем, что делать дальше.
        Корин бросил задумчивый взгляд на спящего Кебе и последовал за бандитами.
        Они снова прошли в кабинет и уселись за стол. Лэртос сложил листы в папку и
        сунул ее вместе с книгами, себе в стол. Затем он поставил заклинание защиты,
        взял со стола жезл, прикрепил его на пояс и посмотрел на приятеля. - Куда
        сейчас пойдем?
        - Наверно, лучше в ту таверну, где мы видели его последний раз. Там есть
        его шпион. Я хорошо знаю этого ублюдка. Но сначала нам следовало бы принять
        другой облик.
        - Давай примем, - кивнул Лэртос, и в комнате появились два брата Ожечая,
        одетые в белые полотняные туники до колен из-под которых выглядывали светлые
        холщевые брюки, до середины голени, на ногах кожаные сандалии со шнуровкой,
        охватывающей голень. На левом боку и у того и у другого висели холщевые
        сумки, в которых, судя по очертаниям, находились жезлы.
        С любопытством наблюдавший за магами Корин от неожиданности вздрогнул, его
        кулаки и губы гневно сжались, но в следующий момент он облегченно вздохнул.
        Незнакомцы только ростом и цветом кожи походили на братьев, черты их лиц все
        же заметно различались. Цвет магии у них также изменился, теперь вокруг
        незнакомцев клубилась светло-серая пелена.
        Корин узнал обоих аборигенов, он уже сталкивался с ними на лестнице. Но
        без сомнения перед ним стояли Лэртос и Вартос. Маги кивнули друг другу и
        мгновенно исчезли, Корину показалось, что в том месте, где они стояли, что-то
        мелькнуло, но он ничего не успел рассмотреть.
        Корин растерянно осмотрелся, в кабинете он оставался один, но у него не
        было возможности ни до чего дотронуться: он по-прежнему проходил сквозь
        предметы. Корин подошел к тому месту, где стояли перед исчезновением маги.
        Внезапно он увидел их, стоящих на улочке Катарела и кого-то высматривающих.
        Ему показалось, что он мог бы сейчас переместиться следом за ними, но такого
        желания у него не было.
        Теперь, когда бандиты отправились по удачно подброшенному им ложному
        следу, магистрант вспомнил про гнома, которого он не хотел оставлять в лапах
        этих негодяев, а так же о том, что в столе лежат листы его диссертации и кое-
        какие книги, которые он тоже не хотел оставлять своим врагам. "Как же мне
        быть", - подумал Корин. У него в голове уже вертелось смутное решение этой
        проблемы, он вспомнил обезьянку, но обезьянка не могла бы унести гнома, надо
        было придумать кое-что получше.
        Вернувшись в свою комнату, он сел за стол и пододвинул бумаги, вспоминая
        некоторые уравнения, подсмотренные в книгах черных магов. Проделав ряд весьма
        сложных выкладок, Корин получил нужные заклинания и снова скользнул через
        "иллюзорное пространство" в усадьбу бандитов. Применив заклинание, он, хотя и
        предвидел, что должно произойти, от удивления и испуга невольно сделал шаг
        назад. Перед ним возник чудовищный громила, постоянный герой ночных кошмаров
        его далекого детства. Ростом громила даже превосходил обоих черных магов. Он
        был облачен в кроваво-красные латы, в руках горел огненный меч.
        Громила вопросительно посмотрел на Корина, маг кивком позвал его за собой
        и шагнул сквозь дверь, опасаясь, что созданный им монстр может не пройти.
        Дверь задержала громилу лишь на мгновение, огненный меч рассек ее на части,
        ударом ноги он вышиб остатки. Великан, чуть нагнувшись, прошел в дверь и
        последовал за Корином по коридору. Вскоре они находились в подвале, дверь
        камеры, где находился Кебе, разделила участь двери кабинета. Корин оглянулся
        на своего помощника.
        - Норик, - я буду звать тебя, Норик, - рассеки его цепи, возьми гнома на
        плечо и следуй за мной.
        - Хорошо, Корин, - усмехнулся громила. - Но я прекрасно знаю, чего ты от
        меня хочешь, ведь я - это ты.
        Несколькими ударами меча, Норик освободил гнома от цепей, и, как пушинку,
        взвалил на плечо. Когда он двинулся за Корином, тот с удивлением заметил, что
        в камере теперь находится два гнома: один покоился на плече у Норика, другой
        по-прежнему лежал в цепях на соломе. Корин невольно наморщил лоб, не понимая,
        что же произошло. "Кажется, ничего не получится, - огорченно подумал он, - но
        попробовать все равно стоит". Он на ходу начал создавать новое заклинание.
        Похититель не шел, а летел по коридору, опасаясь, что Норика увидит кто-
        нибудь из слуг и подымет тревогу, хотя подозревал, что его двойник, как и он
        сейчас невидим, потому что находится в другом мире. В кабинете Норик также
        легко расправился с дверцами стола, как и другими дверьми. Он выгреб оттуда
        все, что там лежало: пару стопок книг, папку с записями Корина, кошелек
        гнома, еще какие-то папки и предметы. Затем он содрал со стены гобелен,
        сложил вещи в него, завязал узел и направился к стене. Теперь начиналось то,
        чего Корин больше всего опасался, стена могла не пропустить Норика.
        Волнения оказались напрасны, через эту преграду Норик прошел так же легко,
        как и сам Корин. Этот момент приятно удивил магистранта, однако он легко
        догадался, в чем дело: "иллюзорное пространство" теперь не ограничивалось
        стенами его комнаты, а в нем Норик мог перемещаться так же свободно, как и
        сам Корин в обычном мире.
        Последней проверкой предположений Корина явилась его комната. Норик прошел
        через светящийся проход, положил гнома на пол, связку с книгами на стол,
        вернулся к нему и исчез, растворившись в "иллюзорном пространстве". Корин
        огорченно вздохнул, ему хотелось постоянно иметь под рукой такого грозного
        помощника, но при его сегодняшних знаниях это было, к сожалению, невозможно.
        И гном, и связка с книгами казались теперь полупрозрачными. Корин с
        горечью подумал, что он еще слишком мало знает и мог чего-то не учесть в
        заклинаниях. Выйдя из "иллюзорного мира", он с облегчением вздохнул: гном и
        связка с книгами не исчезли, как он опасался. "Иллюзорный мир" также не
        рассыпался, как прежде, когда он покидал его.
        Все шло на удивление гладко, он ничего не упустил. Оставалось закончить
        свою сложную комбинацию. Теперь он рискнул применить последнее заклинание:
        преобразование обращения. Хотя магистрант и опасался возможных последствий,
        не представляя, что из всего этого в итоге получится: он вполне мог не учесть
        какие-то побочные эффекты, - но ему повезло, все обошлось. Гном и сверток
        стали вполне реальными, а "иллюзорный мир" исчез.
        Его сильно заинтересовало, что же случилось с тем гномом и теми книгами:
        он опасался, что в усадьбе могли появиться их двойники. Снова создав
        "иллюзорный мир", Корин тут же нырнул в него.
        В усадьбе бандитов теперь царил полный разгром: все разрушения, которые
        учинил меч Норика в "Иллюзорном мире", сейчас материализовались. Он напрасно
        опасался, раздвоения не произошло. Гном и книги, которые оставались в усадьбе
        теперь исчезли. Зато преобразование обращения, которое по первоначальному
        замыслу магистранта, должно было коснуться только книг и гнома, в полной мере
        отразилось на остальной части усадьбы.
        Корин огорченно поморщился, он не ожидал такого оборота дел, предполагая,
        что все предметы, разгромленные в его "иллюзорном мире" в реальном по-
        прежнему останутся целыми. Из усадьбы, по его замыслу, должны были исчезнуть
        только гном и книги. "Эти черные маги, конечно, догадаются, кто учинил в их
        усадьбе такой разгром, и кинутся мстить, - вздохнул совершивший небольшой
        просчет магистрант. - впрочем, что теперь об этом жалеть... Надо готовиться к
        приему гостей. И видимо придется купить еще один сундук. В этом остается уж
        больно мало места".
        После возвращения Корин занялся решением своих первоочередных проблем:
        лечением синяков и кровоподтеков гнома, разбором захваченных у магов книг и
        папок. Все это заняло у него немного времени. Закончив с делами, он сходил в
        таверну, пообедал, после чего вернулся в номер и прилег отдохнуть. На него
        навалилась усталость: он целую ночь не спал.
        Спустя примерно четыре часа после полудня из гостиничного окошка выпорхнул
        голубь, привлекший внимание только гревшейся на солнышке парочки уличных
        кошек. Голубь быстро полетел к ближайшему леску, где, обернувшись орлом,
        взмыл в небо и направился к Суанрилу. Вскоре он нашел то, что искал. Усадьба
        магов-разбойников находилась в полутора десятках миль на юго-запад от
        Катарела.
        Хорошенько разглядев ее сверху, орел отправился на разведку дорог в
        направлении Варагула. Через несколько часов полетов он вернулся к городу, в
        ближайшей от северного въезда роще принял облик обычного южанина-фермера,
        после чего бодрым шагом направился в Катарел.
        ***
        Фермер спокойно зашагал по городу, улицы которого были забиты суетливыми
        южанами. Это было ему на руку. Все были заняты своими делами, никого не
        заинтересовало кто он и что ему нужно. Корин, зайдя в лавку, где продавалась
        посуда и другая домашняя утварь, полюбовался в зеркало на свое отражение и
        продолжил свой путь по шумным улицам. Он хотел отыскать двух злокозненных
        магов и тайком выяснить, чем они сейчас заняты. С их помощью он хотел
        выследить и пурпурного мага, который все еще, по их словам, охотился за ним.
        Таверна "Волшебная свирель", рядом с которой видел своих преследователей,
        находилась в юго-западной части города. Но ни в самой таверне и нигде
        поблизости магов-разбойников не оказалось.
        Встревожившись, фермер оставил поиски, противники, для которых не
        существовало преград, могли попытаться вновь вторгнуться в его комнату,
        правда, там их ждал очень неприятный сюрприз, но они казались слишком
        сильными и знающими магами, чтобы Корин мог твердо рассчитывать на то, что
        они попадутся в раставленные на них ловушки.
        Надо было что-то срочно предпринять. Спокойной жизни в городе подошел
        конец: после сегодняшнего визита в усадьбу вора было ясно, что его новые
        враги это так не оставят. Теперь между ними начнется настоящая война.
        Учитывая, что кроме парочки черных магов, на него охотится загадочный
        пурпурный маг, натравивший на него гномов, ему следовало бежать с острова,
        или хотя бы из города.
        "Пожалуй, пора отправляться в экспедицию, - с неохотой подумал Корин. - В
        лесах у подножья "Огненного кольца" им до меня не добраться". Он рассчитывал,
        что в лесу будет иметь перед ними серьезное преимущество. И не только потому,
        что в нем течет кровь эльфов и троллей, но и потому что у него есть сильный
        козырь: магия превращений.
        Его противники, как он и сам в этом убедился, тоже умели менять свой
        облик, но их методы походили на те, что он применил к Тюну. Хотя им и не
        требовалось создавать для превращений "иллюзорные миры", но сложность таких
        заклинаний намного превосходила его. Главный козырь его противников:
        способность перемещаться, - вот что настораживало Корина, но его успехи
        настолько воодушевили магистранта, что он надеялся за несколько дней
        спокойной работы подобрать ключики и к этой проблеме.
        Однако в городе он не мог твердо рассчитывать даже на спокойную минуту.
        "Неужели придется бежать?" - с огорчением подумал Корин, ему вспомнился
        веселый вчерашний вечер в трактире и остальная ночь в компании с Эларгусами и
        Ожечаями. Ниточка, образовавшаяся вчера между ним и Марвиной, не позволяла
        ему спокойно думать о своем отъезде. Бежать расхотелось совершенно, хотя
        благоразумие и подсказывало, что другого выхода у него нет.
        Вспомнив о девушке, он отправился к Департаменту. Приблизившись к калитке,
        он спохватился, вспомнив, что в таком виде его появление вызовет массу
        вопросов, а раскрывать свои вновь обретенные способности ему не хотелось.
        Найдя укромный уголок, где его никто не мог увидеть, он снова превратился в
        голубя и запорхал над садом, надеясь увидеть предмет своих воздыханий.
        Здесь на юге, как, впрочем, и везде, маги имели привычку работать на
        открытом воздухе. Вместо бумаги им служили песочницы, где они обычно
        занимались выводом и решением своих уравнений, созданием заклинаний. По этой
        причине большинство магов Департамента сейчас сидело на садовых скамеечках,
        рядом с которыми были рассыпаны кучи песка. На скамеечках непрерывно шло
        бурное обсуждение магических проблем.
        Внимание голубя привлекла знакомая рыжая кошка, гулявшая неподалеку, но
        теперь кошка не представляла для него никакой угрозы, завидев знакомого
        сизаря, она поспешно скрылась из виду. Корин, успокоенный ее исчезновением,
        покружил над садом и вскоре отыскал скамеечку, где сидели его приятели
        Эларгусы.
        К огромному неудовольствию магистранта, вместе с ними на скамейке он
        увидел Дагоруса и еще одного молодого мага. Оживленная компания что-то бойко
        обсуждала. Марвина, сидевшая рядом с Дагорусом, выглядела весьма довольной и
        веселой. Ее беззаботный смех то и дело оглашал сад. Корин примостился на
        веточку над их головами и прислушался. Оживление, написанное на лице девушки,
        с которой он танцевал целый вечер, огорчало его: оно было вызвано вовсе не
        им. Но, прислушавшись, о чем идет речь, он несколько насторожился.
        Компания обсуждала магические свойства кэлура и его применение в медицине
        и обучении. Дагорус вспоминал забавные случаи из своей практики применения
        кэлура. Он был прекрасным рассказчиком, и слушатели дружно смеялись над его
        историями. Особенно весело хохотала Марвина, от ее заливистого смеха у Корина
        невольно испортилось настроение.
        - Что вы делаете, сегодня вечером? - спросил Дагорус развеселившуюся и от
        этого еще более похорошевшую девушку.
        - Сегодня? Не знаю, - закусила губку красавица. - Что мы сегодня делаем
        вечером? - обратилась она к брату.
        - Мы это еще не обсуждали, - усмехнулся Эрлах. - Помнится, ты обычно
        всегда решала этот вопрос сама. Неужели сегодня тебе понадобился мой совет?
        - Ну вот, противный мальчишка, - метнула на него гневный взор девушка и
        ловко ткнула кулачком, но Эрлах в последний момент успел уклониться. -
        Наверно, придется сидеть дома, - грустно вздохнула она.
        Корин от возмущения едва не свалился с ветки. Вчера он договорился с ней о
        встрече вечером в гостинице. Неужели эта легкомысленная девчонка об этом
        забыла?..
        - Почему бы нам ни провести его вместе? - обаятельно улыбнулся Дагорус.
        - А где вы предлагаете его провести? - ответно улыбнулась красавица.
        - Да где угодно? Можно там, где вы были вчера, "У высокого ясеня", -
        пожал плечами Дагорус.
        - Откуда вы знаете, где мы были вчера? - порозовела девушка.
        - Да, я тоже там был, - усмехнулся Дагорус. Корин не мог понять, говорит
        тот правду или врет. Вчера в таверне он не видел Зумежа, но там было столько
        народу, что он мог его и не заметить, особенно если на Дагорусе не было
        одежды мага.
        - Но мы вас там не видели, - возразила Марвина.
        - Это и неудивительно. Вы были так увлечены своим кавалером, да и я был
        не в своем привычном одеянии, - усмехнулся Дагорус. - Я оделся как обычный
        фермер и сидел в углу возле окна. И с завистью смотрел, с каким упоением вы
        танцуете с Кориштусом, ничего не замечая вокруг.
        - И ничуть я не была им увлечена, - возмутилась девушка, щеки которой
        были сейчас пунцовыми. Ее брат промолчал, только укоризненно покачал головой.
        - Мы просто с ним хорошие друзья. Вот и все.
        - Так как вы смотрите на мое предложение? - мягко улыбнулся Дагорус.
        - Я ничего не имею против такой вечеринки, - пожала Марвина и взглянула
        на брата. - А как ты?
        - Ну, уж если ты не против, как я могу от нее отказаться?! - пожал
        плечами молодой маг.
        - Хорошо, - кивнула Марвина. - Значит вечером в таверне. Но не
        опаздывайте. Там всегда много народу. Надеюсь, вы займете на нас столик?
        - Конечно, конечно, - кивнул Дагорус. - Я и сам прекрасно знаю, сколько
        там всегда народу, - улыбнулся он.
        - Значит, договорились, - кокетливо улыбнулась девушка и невольно
        вздрогнула, когда крупный сизый голубь у них над головой с негодующим
        гуканьем сорвался с ветки, громко захлопал крыльями и полетел вглубь сада.
        Дагорус, подняв брови, с интересом проследил, куда тот полетел. Ему что-то не
        понравилось в полете птицы, он и сам не мог сразу понять что именно, но он
        вспомнил вчерашний случай у окна Тубаруса. Там тоже был похожий голубь.
        Корин снова принял облик фермера и с негодованием подумал о Марвине:
        "Легкомысленная кокетка, вертихвостка". Больше в городе его ничего не
        удерживало. Он задумался: "Интересно! Зачем Дагорус играет с ней? Неужели
        только для того, чтобы досадить мне? Бедная девушка, - вздохнул Корин, ощущая
        чувство досады и облегчения одновременно. Ему на миг показалось, что она
        также увлечена им. - Впрочем, каждый получает то, что заслужил".
        Хотя эта мысль его особо не успокоила, но он принял решение. В городе ему
        сейчас нечего делать. Здесь его на каждом шагу поджидают опасности, а в лесу
        он сам будет охотником. Придя к такому выводу, Корин зашагал к Ожечаю.
        Очиг Ожечай с удивлением смотрел на молодого парня в крестьянской одежде,
        который заявил, что его послал к нему сеньор Корин. Что-то в облике парня
        вызывало его недоумение, но он никак не мог понять что именно. Парень тоже с
        любопытством смотрел на проводника: гадая, почувствует он перед собой мага
        или нет. Ему хотелось, чтобы на него сейчас взглянула Гайо, которая умела
        ощущать и видеть прозрачную магию.
        Словно услышав мысли Корина, в комнате появились Гайо и Чадуя. Женщины с
        интересом посмотрели на незнакомца и вежливо раскланялись с ним. Глаза Корина
        и Гайо столкнулись, она с обычным женским любопытством посмотрела в глаза
        парня, и ее брови удивленно взлетели вверх. Но она ничего не сказала, а
        только села чуть в сторонке с интересом наблюдая за необычным гостем.
        - Зачем же он вас прислал ко мне, сеньор Элар? - нетерпеливо спросил
        Очиг. Корин назвался хозяину Эларом Уйгуем, жителем одной из деревушек в
        окрестностях Катарела, которую он проезжал.
        - Сеньор Корин прислал меня спросить вас, согласны ли в ближайшие дни
        отправиться с ним в экспедицию, - спокойно ответил Элар.
        - Сеньор Корин собирается отправиться в экспедицию? - удивленно подняла
        брови Гайо. - И когда?
        - Чем скорее - тем лучше, - пожал плечами Элар. - Он так мне и сказал. По
        крайней мере, через три-четыре дня он собирается выезжать.
        - А почему он прислал именно вас, а не пришел сам, сеньор Элар? -
        недоуменно спросил Очиг.
        - Сеньор Корин сейчас очень сильно занят работой в связи со скорым
        отъездом, его сейчас нет в городе, - снисходительно улыбнулся Элар. - Он
        поручил мне заняться подготовкой к экспедиции.
        - А кто вы такой, сеньор Элар, что сеньор Корин доверил вам подготовку
        экспедиции? - нахмурившись, спросил хозяин.
        - Я-то, - усмехнулся Элар. - Я его проводник и слуга. Он меня только
        сегодня нанял. Мы познакомились вчера утром в гостинице. Я немного знаю те
        места. Конечно, не так хорошо как вы, сеньор Очиг, но думаю, не заблужусь.
        - Вот как! - удивленно покачал головой Очиг. - А почему такая спешка? Я
        вчера вечером виделся с ним. Он не собирался так скоро в путь.
        - Он этого мне не сказал, - состроил безразличную физиономию Элар. - Да я
        его и не спрашивал. Едет - так едет. Мне-то какое дело? Мое дело указывать
        дорогу.
        - Куда он хочет ехать? - вмешалась Гайо.
        - К южным границам Кольца. Наше дело довести его до Тахарила. Там он
        собирается стать лагерем и проводить разведку сам.
        - Вы так хорошо знаете его планы? - подозрительно посмотрела на него
        Гайо. - Когда он успел с вами поделиться?
        - Это наше с ним дело, - усмехнулся Элар. - Мое дело вести.
        - Если он так уверен в вас, то зачем ему нужны мы? - скривился Очиг.
        - Кто знает, что там может случиться, - развел руками Элар. - Вам
        приходилось водить экспедиции, а я бывал в тех местах только в одиночку. Вы
        знаете, сколько следует взять продуктов. Сколько взять мулов или лошадей и
        где. В этом вы намного опытней меня, сеньор Очиг, я ведь знаю только дорогу.
        Поэтому сеньор Корин и хочет взять вас с собой.
        - А вы не боитесь, сеньор Элар, пурпурных воинов или людей Бэмегула? -
        прищурилась Гайо.
        - А чего их боятся, сеньора? - дернул плечом Элар. - Мы в их дела не
        будем соваться, и они в наши не полезут.
        - Вы так в этом уверены? - удивленно посмотрела на него Гайо.
        - Да как вам сказать, - пожал плечами Элар. - До Тахарила их точно нет, а
        дальше будет заниматься поисками, сеньор Корин.
        - Откуда вы знаете, что до Тахарила их точно нет? - насторожился Очиг.
        - Знаю, - коротко бросил Элар. - Вы идете или нет? Если нет, то мне
        придется искать других проводников?
        - Я поговорю с Боботом Энгуем и дам ответ самому сеньору Корину сегодня
        вечером в гостинице, - ответил Очиг. - Он собирается брать в дорогу Энгуя?
        - Да, он мне говорил об этом. Можете предложить и ему.
        - Хорошо, - кивнул Очиг и встал. - Сейчас я пойду к Энгую. Не хотите ли
        вы сходить к нему вместе со мной?
        - Пожалуй, я схожу c вами, - кивнул Элар.
        Элар, он же Корин, спокойно следовал рядом с Очигом, скрывая, что он
        прекрасно знает дорогу к Энгуям. Очиг всю дорогу о чем-то сосредоточенно
        думал, но не задавал своему спутнику никаких вопросов. Однако когда они
        подходили к усадьбе, он все же не удержался и спросил.
        - Сколько обещал тебе платить, сеньор Корин?
        - Четыре рэйга в день, к тому же оплата гостиниц, одежда и кормежка за
        его счет. Он выдаст вам также гномье оружие, - быстро ответил уже думавший
        над этим вопросом Корин, расценки он находил в расчетах Димита, который
        платил своим проводникам по три рейга в день. - К тому же еще и премия, если
        найдем что-либо ценное.
        - Однако он платит в два раза больше чем Тубарус, - усмехнулся Очиг. -
        Правда, Тубарус не скупится на большие премии в случае удачных находок. На
        сколько дней сеньор Корин собирается в экспедицию?
        - Как получится, - пожал плечами Корин. Но тут же спохватился. - Он и сам
        точно не знает. Полагает, что месяца на три.
        - В таком случае он может разориться, - хмыкнул Очиг. - Похоже, сеньор
        Корин совсем не умеет считать деньги.
        - Это его дело, сколько ему платить, - насмешливо прищурился Корин. -
        Наше дело помочь ему вернуться живым.
        - А чем ты сможешь ему помочь, если на нас нападут оборотни или пурпурные
        воины? - холодно посмотрел на собеседника Очиг.
        - Это его проблемы, - усмехнулся Элар. - Главное, чтобы он с нами успел
        расплатиться. Он обещал выплатить половину жалованья за пятьдесят дней
        вперед. По сотне рэйгов каждому.
        - Он что, совсем сдурел, - растерянно покачал головой Очиг, подозрительно
        глядя на спутника. - Ты не собираешься его надуть и скрыться?
        - Я-то? - весело рассмеялся Элар. - Нет. У меня в этом походе есть свой
        очень большой интерес. Я согласился бы отправиться в него даже бесплатно.
        - Что за интерес? - насторожился Очиг.
        - Это мое дело, - помотал головой Элар.
        Очиг замолчал и всю остальную дорогу шел молча, искоса поглядывая на
        Элара. Вскоре они были в усадьбе. Энгуй настороженно отнесся к предложению
        Корина, но, обсудив с Очигом все детали путешествия, они решили принять в нем
        участие.
        - Сколько человек думает взять с собой сеньор Корин? - спросил Бобот.
        - Вас двоих, меня, гнома и, может быть, одного полуэльфа, - ответил
        Корин, рассчитывая, что Энюй может в любой момент появиться. Он уже
        намеревался зайти по его поводу к стражникам.
        - Значит надо взять с собой пять вьючных лошадей. И по лошади для каждого
        участника экспедиции, - прикинул Бобот. - Кто будет закупать лошадей и
        продукты?
        - Будет лучше, если это сделаете вы, - пожал плечами Корин.
        - Хорошо, - кивнул Бобот. - Пожалуй, мы не будем их покупать, а возьмем
        коней в аренду у родственника Очига. Мы всегда так делаем. Как, по-твоему,
        Очиг, дон Лэртос разрешит нам и на этот раз взять его лошадей?
        - Я думаю, даст, чего ж не дать, - пожал плечами Очиг.
        - Вашего родственника, сеньор Очиг, зовут дон Лэртос? - переспросил
        потрясенный этим именем Корин.
        - Вы его знаете? - спросил несколько удивленный Очиг.
        - Нет, - завертел головой Элар, - мне просто показалось, что я недавно
        где-то слышал это имя. Нет ли у него знакомого по имени дон Вартос?
        - Дон Вартос это тоже наш родственник. Вернее дон Лэртос родственник моей
        жены, Чадуи, а дон Вартос - мой и брата, - ответил Очиг. - А что вы о нем
        слышали?
        - Да, нет, ничего. Просто я слышал, как в таверне за соседним столом кто-
        то называл это имя. Ваши родственники очень похожи на вас?
        - Да. Мы ведь одной крови, - кивнул Очиг.
        - А где они живут?
        - У дона Лэртоса усадьба в пятнадцати милях от Суанрила.
        - Значит, вы у него хотите взять лошадей? - осевшим голосом спросил
        Корин.
        - Да. А вам что-то в этом не нравится?
        - Нет, что вы, что вы! Берите, если это не очень дорого.
        - За таких лошадей, что дает нам дон Лэртос, другой бы содрал вдвое
        больше, - усмехнулся Бобот Энгуй.
        - Ну, что ж, - кивнул Элар. - Значит, с лошадьми вопрос решен. Тогда вы
        занимайтесь расчетами, а потом предоставите счет. А я передам сеньору Корину,
        что все вопросы улажены, чтобы он уже вечером отдал вам деньги.
        - Хорошо, передайте, - кивнул Очиг. - Вы не заблудитесь?
        - О нет! Что вы, какой здесь лес?! - лихорадочно рассмеялся Корин,
        чувствуя, что ему надо поскорей уносить ноги, пока два лихих родственничка
        Очига не примчались сюда, сводить с ним счеты за ограбление и учиненный в
        усадьбе погром.
        - Тогда до вечера, - попрощался Очиг.
        - Да, до вечера, сеньор Очиг! До свидания, сеньор Энгуй, - махнул рукой
        Корин и быстро пошел в сторону города.
        Корин быстро углубился в лес, а затем резко свернул с тропы, собираясь в
        укромном месте поменять облик, чтобы скорей добраться до гостиницы. "Это надо
        же, - потрясенно шептал он. - Оказывается эта молчунья Чадуя, которая за все
        время знакомства не сказала мне и десятка слов, родственница этих бандитов.
        Вот значит, откуда они узнали обо мне".
        Хотя смеркалось, было еще довольно светло, правда, в лесу уже стоял
        полумрак. Впрочем, это ничуть не мешало Корину. Магистрант остановился и в
        этот миг почувствовал, что он здесь не один. Чуть впереди, аршах в шести от
        него, на узенькой тропинке появилась темная фигура Лэртоса. Корин резко
        оглянулся, сзади примерно в восьми аршах вырос Вартос. Бандиты, уверенные в
        своей победе, ухмыляясь, смотрели на него. Но они напрасно надеялись его
        запугать. Их наглые ухмылки только разозлили Корина, ярость охватила его,
        бежать от них он не собирался, в его жилах загорелась кровь троллей.
        Черные огненные мечи, засветившиеся в руках злоумышленников, вызвали у
        него холодную усмешку. У него не было с собой жезла, но он мог метать
        огненные шары и не пользуясь им. Впрочем, пользоваться шарами, ему сейчас не
        хотелось.
        - Вот ты и попался, приятель, - усмехнулся Лэртос, шагая к нему
        навстречу, и в испуге замер, увидев перед собой вместо Элара, великана в
        кроваво-красных доспехах, огненный меч которого с гулом рассекал воздух.
        - Вот мы и встретились! - прорычал великан и одним прыжком очутился возле
        Лэртоса.
        Бандит, несмотря на испуг, сохранил выдержку и сделал стремительный выпад,
        но Норик успел отразить его, и огненный меч, столкнувшись с черным, зажег его
        ослепительно-белым пламенем, затем черный меч погас и исчез. Следующим
        взмахом огненного меча, Норик развалил негодяя на две части. Расправа заняла
        у него доли секунд. Резко развернувшись, он ринулся к Вартосу. Убежать бандит
        не успевал, огненная полоса разрезала подставленный под разящий удар Норика
        черный меч и рассекла на части голову и тело незадачливого мага-разбойника.
        Однако оснований слишком уж радоваться своей победе у Корин не было, он с
        удивлением смотрел, как лежавшее перед ним разрубленное пополам тело черного
        великана таяло, словно растворяясь в воздухе. Наконец тело исчезло полностью,
        он оглянулся, другое тело тоже испарилось. Нигде на тропе не осталось ни
        малейшего следа крови. Его славная победа обернулась пшиком.
        Магистрант пораженно покачал головой, понимая, что ему надо еще учиться,
        учиться и учиться. Прежде ему доводилось слышать истории о големах -
        оживленной неживой материи, но вот увидеть, а тем более сразиться с ними,
        такого он не ожидал. Противники допустили просчет, понадеявшись на легкую
        победу, но они оставались по-прежнему сильны и грозны. Сейчас следовало
        продолжить свое наступление, чтобы не дать им опомниться.
        Вскоре все тот же сизый голубь влетал в гостиничное окно. Все те же кошки
        проводили его весьма озадаченным взглядом, но Корину было не до них. Вскоре
        он был в усадьбе своих преследователей. Там шел ремонт. Корин внимательно
        осмотрел усадьбу, сделал кое-какие дела, и вернулся в свой номер, не забыв
        оставить для своих знакомцев кое-какие "подарки".
        Дома он также подготовился к приему незваных гостей. Кебе все также
        безмятежно дрых на своей подстилке, Корин перетащил гнома в его номер и
        установил ловушки на магов. Он мстительно усмехнулся, хотя мало верил, что
        кто-нибудь их них клюнет на Кебе.
        Магистрант сел за стол и начал просматривать свою сегодняшнюю добычу. Он
        перелистал книги, кое-что из того, что в них было, он уже знал, но в них
        имелось и много нового. Корин с сожалением покачал головой: он еще полностью
        не изучил и первых двух купленных на Хуруле талмудов, а теперь к ним
        добавился еще десяток. Кроме того, среди добычи нашлись папки с работами
        Харагуса по кэлуру, а также ряд рукописей принадлежавших перу других магов.
        Некоторые разработки принадлежали, по-видимому, самому Лэртосу, а может и
        Вартосу.
        Закончив с осмотром, Корин мстительно усмехнулся, представив реакцию
        Лэртоса и его дружка, когда они попытаются вернуться в свою усадьбу. Если,
        конечно, они будут настолько глупы, что вернутся.
        Хотя маги-разбойники доставили ему много хлопот, но от знакомства с ними
        была и несомненная польза. Во всяком случае, подумал магистрант, теперь он
        может не волноваться из-за нехватки средств на свои исследования. К его
        деньгам добавилось серебро и золото Лэртоса, которое он сегодня изъял из его
        сейфа.
        Но все же на них придется потратить время, хотя бы денек поохотиться,
        чтобы жизнь им больше не казалась светлой и безоблачной, чтобы его отъезд из
        города стал для них маленьким праздником. Если, конечно, им удастся до него
        дожить, усмехнулся про себя Корин.
        ***
        Корин еще занимался своими трофеями, в то время как в подворотне у его
        гостиницы мрачно переговаривались между собой два явно побывавших в серьезной
        переделке крупных кота.
        - Похоже, этот мерзавец начал на нас охоту, - угрюмо прошипел дымчатый
        кот, своему темно-серому сородичу, почесывая свой подпаленный бок. - Мой
        управляющий сообщил, что сейф в моем кабинете кто-то вскрыл. По-видимому,
        этому оборотню удалось снять все мои ловушки и заменить их своими.
        - Об этом можно было догадаться и раньше, - злобно мурлыкнул его серый
        собеседник, у которого были сильно подпалены усы и ухо. - Только Вседержитель
        знает, как теперь я ненавижу голубей. У меня даже шкура начинает дыбом
        становиться при виде этих мерзких пернатых тварей.
        - Что же нам делать Вартос? У него куча разных хитростей, с которыми я
        прежде никогда не сталкивался. Я подозреваю, что и с гномом он перехитрил
        нас, Ключ теперь у него.
        - Прошлый раз ты сам его упустил, тебе и думать, - холодно ответил серый
        кот. - Сколько я могу все делать за тебя?
        - Что ты делаешь за меня? - возмутился дымчатый. - Сколько я могу слышать
        твой скулеж и нытье? Ты уже столько лет без конца напоминаешь, о той ошибке
        восьмидесятилетней давности, а сам-то! Лучше оглянись, приятель, и вспомни,
        что случилось меньше месяца назад. Гнома с Ключом кто упустил? Я тебе сказал,
        где его найти, а ты его упустил... Ну ладно, был бы он магом или хотя бы
        эльфом... А то гном!.. К тому же ничего не понимающий даже в основах магии.
        - Раз это так легко, сам бы и ловил, - огрызнулся Вартос. - Мне думается,
        мы неплохо жили и без Ключа, да в мире Ключей еще и без этого хватает. Если
        ты придумаешь хорошую ловушку, такую как он сегодня для нас, то хорошо, но
        так нападать на него, как в лесу, я больше не намерен. Слишком уж неприятно,
        когда тебя убивают, даже если это не ты сам. А этот его монстр поопасней
        Зордоса будет. Лучше уж пусть этот Ключ достанется ему, чем погибнуть от его
        меча по-настоящему
        - Ты хочешь без борьбы уступить ему такую мощь? - возмутился Лэртос.
        - Сейчас речь идет о нашей жизни, - глубокомысленно возразил серый кот. -
        Между ней и Ключом я выбираю жизнь. Тем более что мы с тобой не знаем, где
        находится дверь, которую он открывает.
        - Мы должны бороться, - свирепо фыркнул дымчатый.
        - Поборемся... Ой, смотри, опять голубь полетел! - взвизгнул серый.
        - Это не голубь, это летучая мышь, - успокоил его Лэртос, невольно
        вздрагивая.
        - Проклятье, от этой вспышки, у меня подсело зрение, надо найти хорошего
        мага-врачевателя, чтобы его восстановить. Кстати, ты не думаешь, что этот
        проклятый оборотень мог принять облик летучей мыши и отправиться охотиться на
        нас.
        - Не бойся. Он сейчас в зале. Беседует с Ожечаями о своей экспедиции.
        Хорошо бы пробраться туда и подслушать о чем они говорят.
        - Не говори глупостей. Сегодня там полно магов. Если кто-нибудь признает
        нас в этом обличье, то нам несдобровать. Их слишком уж много. И среди них
        хватает довольно сильных, не говоря уж о нашем приятеле. А мы к тому же
        сейчас не в самой лучшей форме, - он потер лапой нос. - Нам стоит пойти
        подлечиться, а потом ты встретишься с Чадуей, и она тебе все расскажет.
        - Куда ты предлагаешь идти? В мою усадьбу теперь нельзя: там везде
        ловушки. Второй раз нам может и не повезти, - уныло вздохнул дымчатый кот.
        - Да, - печально почесал лапой за ухом серый. - Плохо быть бездомной
        кошкой. Пойдем тогда в какую-нибудь подворотню на Цветочной улице, поближе к
        твоим родственникам. А после разговора с ней отправимся в мою усадьбу в
        Гуйсе, нам надо подлечиться.
        - Пошли, - согласился дымчатый кот, и оба кота, припадая на все четыре
        лапы, потрусили на Цветочную улицу.
        Спустившись в таверну, Корин поразился тишине, царившей в зале, хотя
        народу как всегда в нем было битком. Оглядевшись внутренним взором, он еще
        более удивился обилию присутствующих магов. Здесь находилась не только
        компания Дагоруса и Эларгусов, но и практически все остальные маги из
        Департамента науки во главе с Бетанусом и самим Тубарусом.
        Корин еще не знал, что в гостиницу их привел рассказ мага-инженера и не
        только их. Если бы он знал всех магов в лицо, то наверняка не только бы
        удивился, но и испугался. В зале присутствовали лучшие агенты Катарелского
        отделения тайной полиции. До их шефа уже дошли слухи об оборотне, а также
        смутные известия, о странном маге, неизвестно как проехавшем по заваленной
        камнепадом горной дороге.
        Поэтому, когда магистрант появился в зале, в него тут же впились десятки
        любопытных глаз. Как обычно он направился к Ожечаю, который и сегодня сидел
        на своем привычном месте. Раскланиваясь по пути с коллегами, он был вынужден
        задержаться у столика Тубаруса.
        - Здравствуйте, профессор! Здравствуйте, сеньор Бетанус... - Корин
        перездоровался со всеми сидевшими за столом коллегами.
        - Здравствуйте, коллега, - неслось со всех сторон, и Корин едва успевал
        раскланиваться. Увидев лицо своего знакомого мага-инженера, магистрант сразу
        догадался о причине столь представительного собрания.
        - Присаживайтесь к нам, коллега, я как раз хотел поговорить с вами о
        ваших делах, - предложил Тубарус.
        - Надеюсь, вы извините меня, профессор, если я это сделаю чуть позже. Я
        уже договорился с Ожечаями о встрече. Мне надо поговорить с ними об
        экспедиции, - ответил Корин.
        - Как! Вы уже собираетесь уезжать в леса? - изумленно посмотрел Тубарус.
        - Почему так неожиданно. Вчера вы об этом не обмолвились.
        - Некоторые обстоятельства заставляют меня торопиться, профессор. Мне и
        самому надо с вами поговорить о Харагусе.
        - Хорошо, - кивнул Тубарус. - Идите к Ожечаям, а потом подойдете к нам.
        Мне очень хотелось бы кое-что у вас узнать.
        - Я всегда в вашем распоряжении, профессор, - раскланялся Корин и
        отправился за столик к своим приятелям.
        По дороге он краем глаза скользнул по несколько рассерженному лицу
        Марвины, но, несмотря на обиду, вежливо приветствовал ее и всех остальных,
        сидевших за одним с ней столом, включая Дагоруса. Он не стал задерживаться:
        сейчас его больше интересовала другая женщина.
        Корин внимательно смотрел в глаза Чадуи, пытаясь понять, сознательно ли
        она шпионила за ним или просто не придавала особого значения вопросам своих
        родственников. Но по зеленовато-серым глазам аборигенки ничего невозможно
        было определить.
        - А где же сеньор Элар? - удивленно спросил Очиг, поздоровавшись с
        Корином.
        - Сеньор Элар?! - недоуменно поднял брови Корин, но, вспомнив псевдоним,
        который выбрал себе, спохватился. - Ах да! Элар! Я его зову сеньор Уйгуй! Его
        сейчас нет, он уехал по моему заданию в Суантел, но мне передал о разговоре с
        вами. Деньги я принес, я могу выдать вам аванс даже не по сотне рэйгов, как
        он вам сказал, а по триста.
        - Но сеньор Корин, так ведь никто не делает. Неужели вы не понимаете, что
        он может взять ваши деньги и скрыться в лесах, где вы его никогда не найдете,
        - развел руками Очиг. - Он произвел на меня впечатление отъявленного
        пройдохи. Он все время, что-то хотел от меня скрыть. Все время юлил.
        - О, не волнуйтесь, сеньор Очиг. Я ведь все-таки маг. Я заметил, что он
        пакостник, но наложил на него заклятье верности. Он верен мне, как никто
        другой, - усмехнулся Корин.
        - Но, сеньор Корин, - перешел на шепот Очиг, - разве вы не знаете, что
        такие заклятия запрещено накладывать на людей. Что будет, если об этом узнают
        в тайной полиции. Говорите об этом осторожнее: только государь император
        может применять подобные заклятья.
        - Я надеюсь, - усмехнулся Корин, глядя в глаза Чадуи, - что предателей
        среди нас нет, и этот разговор останется между нами.
        - Конечно, сеньор Корин, - вмешался в разговор Кийф Ожечай. - Но если вы
        будете так громко разговаривать о подобных вещах, нас могут услышать и за
        соседним столом, и мы можем пострадать вместе с вами, как ваши сообщники.
        - Не волнуйтесь, сеньор Кийф, нас никто сейчас не слышит, - едва не
        рассмеялся Корин. - Я все-таки маг. И те, кто слишком уж активно пытались нас
        подслушать, уже получили по заслугам, - он с интересом обвел глазами зал,
        пытаясь по лицам присутствующих определить, кто из них пытался их подслушать.
        Но таких лиц оказалось слишком уж много.
        Магистрант сразу, как только увидел такое сборище магов, использовал
        заклинание защиты от подслушивания, несколько схожее с заклинанием защиты от
        чтения мыслей. У примененного им заклинания, к сожалению, был один весьма
        существенный недостаток: оно хорошо работало только в замкнутых помещениях.
        - А разве такие заклинания не запрещены? - удивилась Гайо, с интересом
        разглядывавшая Корина.
        - Прямого запрета, к счастью, нет, - усмехнулся маг. - Правда, имеются
        запрещения на публикацию подобного рода заклинаний. Но, как ни удивительно,
        до полного запрета на применение еще не додумались. Вероятно, подобный шаг
        может сильно ударить по работе тайных служб.
        - Значит, мы можем не бояться, что нас подслушают, - усмехнулся Очиг. -
        Очень неплохо было бы узнать у вас это заклинание.
        - Об этом мы поговорим позже, а пока давайте о деле. Вы составили смету,
        сколько чего нужно в дорогу и что это будет стоить?
        - Да, сеньор, - кивнул Очиг, протягивая ему бумагу со списком того, что
        им требуется для экспедиции. - Осталось только поговорить с доном Лэртосом
        насчет лошадей.
        - Разве это не дело управляющего? - поднял брови Корин.
        - Но управляющий должен получить разрешение у самого дона Лэртоса, -
        возразил Очиг.
        - Не волнуйтесь, - усмехнулся Корин. - Дон Лэртос ему разрешит.
        - Почему вы так уверены в этом, сеньор Корин? - пристально посмотрела на
        него Чадуя. - Разве вы знакомы с моим родственником.
        - Да, я с ним сегодня имел небольшую беседу, он сказал, что будет просто
        счастлив оказать мне столь незначительную услугу. Он даже хотел подарить мне
        этих лошадей, но я отказался, - широко улыбнулся Корин.
        Несмотря на огромное количество магов в зале, в конце концов, все пошло
        своим чередом. Народ оправился после шока, вызванного их невиданным
        нашествием, и повеселел. В зале снова зазвучала музыка и смех. Начались
        танцы, Корин изредка бросал взгляды на веселившуюся Марвину, которая тоже
        исподтишка поглядывала на него, но, встречаясь с ней взглядом, он почему-то
        сразу вспоминал Розаэль и невольно гадал, где она сейчас. Несмотря на то что
        Марвина ему по-прежнему нравилась, он не испытывал особого огорчения видя ее
        танцующей Дагорусом. Девушка это тоже чувствовала и гневно хмурилась. Она
        ожидала более сильной реакции на свою измену.
        Договорившись обо всем с Очигом, Корин извинился перед Ожечаями и
        отправился за столик к Тубарусу, который бросал на него нетерпеливые взгляды.
        Магистрант предвидел, какие ему вопросы будут задавать, но ответы на них были
        у него уже готовы. За одним столиком с Тубарусом сейчас сидел и маг-инженер,
        чьей болтливости таверна и была обязана, неслыханному наплыву магов.
        - Здравствуйте, коллега! - приветливо кивнул ему инженер, хотя они уже
        здоровались с ним.
        - Здравствуйте, сеньор инженер! К сожалению, вы мне не представились, вы
        так тогда спешили... - расцвел Корин, словно всю жизнь мечтал об этой встрече.
        - Как мы и надеялись, наша встреча состоялась.
        - Мое имя Сейш Тарайдус, - усмехнулся инженер. - Однако сдается мне, вы
        не совсем правы. Спешили вы, сеньор Корин.
        - Не будем сейчас уточнять подобные мелочи, коллега, - тряхнул головой
        Корин. - Ведь я искренне рад нашей встрече.
        - Сеньор Корин, - нахмурился Тубарус. - Мне кажется, вам не стоит
        оттягивать наш разговор.
        - О, я весь во внимании, профессор, хотя догадываюсь, что вас интересует,
        - вежливо улыбнулся Корин, стараясь не дать задать прямого вопроса, на
        который он был бы вынужден ответить правду.
        - Что же? - поднял мохнатые брови профессор, невольно попадая на его
        удочку.
        - По-моему, вас интересует то, как я проехал по тропе, - усмехнулся
        Корин.
        - Да, всем нам очень хочется об этом услышать, - кивнул профессор. - По
        словам сеньора Тарайдуса, вам таинственным образом удалось объехать огромные
        глыбы, лежащие на тропе. Это правда?
        - Если бы сеньор Тарайдус был чуть более внимателен, то он бы, конечно,
        заметил, что большую часть камней, мешавших движению повозки, мы просто
        сбросили в пропасть. И мог бы догадаться, что через самые крупные, которые
        даже невозможно пошевелить, можно просто перенести повозку и перевести мулов.
        Кроме меня, в повозке находилось еще двое крепких мужчин, сеньор инженер
        видимо и не подозревал, что мы можем легко поднять ее. Она ведь не такая уж и
        тяжелая.
        - Неужели вы говорите правду?.. - разочарованно протянул Тубарус. Но
        Корин показалось, что профессор поверил ему. Из всех сидевших за столом
        сомнение было написано только на лице Бетануса, но тот ничего не сказал, а
        только с хитрой улыбкой покачал головой.
        - Вы мне не верите? - удивился Корин, глядя на сидевших за столом магов,
        любопытство, прежде написанное на их лицах, сменялось плохо скрытым
        разочарованием. - Если вы позволите, профессор, я зайду к вам завтра, чтобы
        обсудить с вами некоторые вопросы.
        - Конечно, заходите, - кивнул Тубарус, задумчиво рассматривая
        сообразительного магистранта.
        Корин раскланялся с магами и отправился к столику Ожечаев. По дороге он
        столкнулся с Марвиной и Дагорусом.
        - Не присядете ли за наш столик, коллега? - предложил странно улыбающийся
        Дагорус.
        - К сожалению, не могу. Видите ли, у меня сейчас нет на это времени,
        уважаемый коллега, - любезно склонился перед ним недоумевающий Корин. - На
        днях я отправляюсь в экспедицию, мне надо обсудить со своими проводниками еще
        множество разных вопросов.
        - Как! Вы скоро уезжаете из города? - удивленно воскликнула неприятно
        пораженная Марвина. - Почему вы раньше об этом молчали?
        - Разве я вам не говорил, что собираюсь в экспедицию? - поднял брови
        Корин. - По-моему, с разговора о ней и началось наше знакомство. Разве вы об
        этом уже забыли?
        - Да, я помню, но мне казалось, что это еще очень не скоро, - пожала
        плечами девушка.
        - У меня на руках работы Харагуса по оборотням. Я хотел бы поскорей
        уточнить некоторые его результаты и приступать к работе над диссертацией, -
        пожал плечами Корин.
        - Вот как, - сердито прищурилась девушка. - Тогда действительно, вам надо
        спешить. Ведь оборотни, того гляди, все вымрут.
        - Я рад, что вы разделяете мои тревоги, сеньорита, - вежливо поклонился
        Корин. - Еще раз извините, но я спешу.
        - Не смею вас задерживать, сеньор, - холодно кивнула девушка.
        - Мне очень хотелось поговорить с вами, коллега, - поморщился Дагорус.
        - К сожалению, сеньор Зумеж, ничего обещать вам не могу, - деланно развел
        руками магистрант. - Сами понимаете, у меня сейчас чрезвычайно много дел.
        Надо успеть подготовиться к экспедиции.
        - Но почему вы так спешите? - проницательно посмотрел на него маг.
        - Да вот не терпится взглянуть на оборотней, - усмехнулся Корин. - Еще
        раз извините, коллега.
        Покинув неприятно удивленных Дагоруса и Марвину, Корин вернулся к своей
        компании, он очень спешил: для него сейчас было крайне важно, не потерять из
        виду Чадую.
        Чадуя, Очиг, Кийф и Гайо весело крутились сейчас в веселом хороводе.
        Обычные посетители уже успели забыть о присутствии в таверне магов, тем более
        что Тубарус покинул ее, разочарованный сообщением Корина. В зале снова царило
        веселье, Корин внезапно насторожился, ему вспомнился подслушанный разговор
        Дагоруса, о соке кэлура. Он словно почувствовал, что его легкий, едва
        уловимый запах витает по залу. У кого-то из присутствующих в таверне был с
        собою кэлур.
        Чрезвычайно тонкое обоняние, не уступавшее обонянию дикого зверя,
        позволяло Корину учуять самые незначительные посторонние запахи, он не мог не
        узнать столь специфичного запаха настойки, которую ему нередко приходилось
        использовать. Встревоженный маг резко встал и быстро вышел из зала. С Очигом
        он все вопросы решил, и ему не хотелось попасть в новую ловушку.
        Ожечаи возвращались по ночной улице, недоуменно переговариваясь между
        собой. Неожиданный, невежливый уход Корина поразил всех. Впрочем, мужчины
        отнеслись к этому с пониманием, сознавая, что у их приятеля сейчас накопилось
        слишком много дел перед экспедицией. Вопрос о таинственном исчезновении
        магистранта обсуждался одними женщинами. Вскоре вся компания вернулась в свой
        дом, не заметив двух котов, маячивших в темноте в двухстах аршах от их
        дверей.
        Коты в свою очередь не заметили летучей мыши, скользившей прямо впритирку
        над темными уличными крышами. Зато она заметила бездомную парочку, да и как
        их было не заметить, если на котах все еще ярко горели следы от воздействия
        магических ловушек, выдававших их с головой. Конечно, далеко не всякий мог
        увидеть исходившее от них яркое сияние, да и она сама видела его, только
        инвертировав внутреннее око.
        При виде двух разбойников летучая мышь начала действовать решительно и без
        предупреждений.
        - Смотри! - заорал серый кот, указывая лапой на огненный шарик, похожий
        на яркую звездочку, загоревшуюся в ночном небе.
        - Спасайся! - мяукнул в ответ дымчатый.
        Ослепительная вспышка, озарившая улицу, помешала летучей мыши увидеть, что
        же случилось с ее мишенями. Когда магическое пламя исчезло, она скользнула
        над мостовой, пытаясь отыскать обгорелые останки котов, но не обнаружила
        никаких следов, подтверждавших, что цель поражена. Корин, а это он охотился
        на своих врагов в облике летучей мыши, оборотился орлом, взмахнул могучими
        крыльями и отправился к усадьбе Лэртоса, продолжать розыски юрких магов.
        В это же самое время в более чем в трехстах милях от Катарела, в округе
        Гуйс, в кабинете на усадьбе, принадлежащей дону Кэвагу Вартосу, постанывали
        от боли два сильно обгоревших мага. В комнате воняло паленой шерстью, но им
        сейчас было не до запахов: они рылись в шкафу в поисках лечебных настоек.
        Наконец отыскав несколько пузырьков, наполненных целительной влагой, среди
        которых оказался и сок кэлура, и, сделав лечебные компрессы, маги понемногу
        успокоились. Вскоре сообщники крепко спали, видя экзотичные красочные сны и
        радующие душу галлюцинации.
        Корин в облике Лэртоса разгуливал по его владениям. Здесь, так же как и в
        городе, все еще только ложились спать. Маг вступил в права беглого хозяина
        усадьбы. Первым делом он отдал распоряжение управляющему снабдить лошадьми
        Очига, а затем снова принялся за обыск, пытаясь отыскать хоть какой-то след к
        логову своих врагов.
        Чувство висящей над ним угрозы не оставляло его. Корин прекрасно понимал,
        что если не расправиться с ними сейчас, то, когда они придут в себя, борьба с
        ними будет значительно опасней и сложней. Следующий раз маги, наученные
        горьким опытом, будут действовать значительно осторожней и коварней. Однако
        никаких следов говорящих, куда они могли спрятаться, чтобы зализать свои раны
        он так и не нашел.
        Убедившись в бесполезности своих поисков, магистрант вернулся в гостиницу.
        Кебе по-прежнему спал, что стало уже почти традицией. Но комната Энюя, к его
        удивлению, оказалась неплотно прикрыта, в узенькую полоску пробивались тонкие
        лучики света. Толкнув дверь, он без стука зашел в номер, Энюй, сидевший за
        столом, резко повернулся в его сторону. Корин заметил разложенные перед
        полуэльфом монеты.
        - Ах, это вы, сеньор маг, а я уж думал... - запнулся он.
        - Что ты думал? - нахмурился Корин, разглядывая неожиданного вернувшегося
        блудного компаньона.
        - Да, ничего я не думал, - дернул плечом бродяга.
        - А где ты же был?
        - Охотился за бандой Бэмегула, - усмехнулся Энюй.
        - Охотился за бандой Бэмегула?.. - недоверчиво переспросил Корин.
        - Ну не один, конечно, а со стражниками, - улыбнулся Энюй. - Вы же мне
        сами приказали, сеньор маг, отправиться в участок и рассказать о напавших на
        нас бандитах.
        - Я тебе приказал?.. - едва не раскрыл рот донельзя удивленный маг.
        - Вы, конечно, прямо не говорили об этом, но я понял, что вы хотели это
        сделать, просто забыли, - хитро подмигнул ему Энюй.
        Корин догадался, на что намекал пройдоха. По закону он был обязан доносить
        в участок о всяческих нарушениях законов империи. Недонесение сведений о
        местонахождении банды Бэмегула грозило обычному человеку серьезным
        наказанием, чуть ли не как пособнику. Корина также могли наказать, как именно
        он не знал, но догадывался, что был бы строго наказан, по крайней мере,
        большим денежным штрафом.
        - Значит, ты пошел и донес от моего имени? - заинтересовался он.
        - Конечно, - кивнул Энюй. - Но про гнома я ничего не говорил стражникам.
        Будьте спокойны. Как он себя чувствует?
        - Выздоровел и уехал по своим делам, - пожал плечами Корин, не желая
        вдаваться в подробности.
        - Как же вы его отпустили? - удивился бродяга.
        - И где ты гонялся за бандой Бэмегула? Рассказывай, - не стал уходить на
        скользкую тему Корин.
        - А что рассказывать, - зевнул Энюй. - Они приказали мне проводить их на
        то место, где была засада. Ну и дальше мы отправились по следам банды.
        - И куда они вас привели?
        - Сначала на северо-запад, потом, когда бандиты опомнились от испуга, они
        погнали на восток. Ну, а когда заметили, что мы их преследуем, рванули на юг.
        Ну, мы их и преследовали, пока им не удалось оторваться от нас.
        - Где же они сумели от вас оторваться?
        - На южных отрогах Маантейского хребта. Под ними оказались весьма резвые
        лошадки, поэтому мы их и не догнали, хотя и у стражников, признаться, тоже
        лошади недурны.
        - Значит, ты за пять дней успел сделать такой крюк по острову, побывать
        на Маантейском хребте и уже вернулся обратно? - удивленно посмотрел на него
        Корин.
        - А чему вы удивляетесь, сеньор маг? - зевнул Энюй. - Лошади сильные, от
        города до тех мест, где мы были, возвращаться всего-то немногим больше сотни
        миль. А всего мы проскакали около трехсот. Вы меня извините, сеньор маг, но у
        меня дела, лучше я все расскажу вам завтра.
        - Имей в виду, - усмехнулся Корин. - На днях я выезжаю в экспедицию. Ты
        по-прежнему собираешься ехать со мной?
        - Разрешите мне немного подумать, сеньор маг, - снова зевнул Энюй. - Я
        что-то сильно устал от этой гонки. Хочу спать. Я только-только вернулся.
        - Хорошо, отдыхай, - кивнул Корин, который тоже вдруг почувствовал
        страшную усталость после более чем бурно проведенного дня.
        Вернувшись в свой номер он немного поломал голову над неожиданным
        возращением потерявшегося Энюя. Он пришел к выводу, что парень не врет, хотя
        кое-какие сомнения в нем все же возникли. Однако спать ему хотелось слишком
        уж сильно, и не было никакого желания ломать голову над каждым происшествием.
        Вскоре магистрант крепко спал. Ему почему-то вдруг приснился Зордос,
        маячивший в далекой-далекой дымке. Казалось, маг хочет о чем-то предупредить
        его, но Корин никак не мог понять о чем именно.
        ***
        Все следующее утро Корин вертелся, как белка в колесе, добывая все
        необходимые бумаги и разрешения на проведение исследований в районах,
        примыкающих к "Огненному кольцу". Впрочем, Тубарус ему здорово помог и
        советами и делом. С его помощью еще до обеда все нужные справки и разрешения
        были у Корина на руках. Он испытывал горячее желание отблагодарить
        профессора, но не знал, как ему это сделать. Можно было бы вернуть ему
        похищенные книги, но они были сейчас жизненно важны для него. Да это могло
        вызвать кучу ненужных вопросов. К тому же профессор все равно не знал
        древнего языка горных троллей.
        В полдень Корин зашел к профессору, как они и договаривались, однако не
        только пунктуальность и чувство благодарности руководили магистрантом. Ему
        очень хотелось задать кое-какие вопросы по Харагусу. Дневники и заметки
        Димита, найденные у Лэртоса, оказались не совсем полными. Харагус пользовался
        сквозной нумерацией и в ней Корин обнаружил два пропуска, соответствующих по
        размеру стандартным тетрадям, которые использовал для своих заметок Димит.
        Судя по некоторым ссылкам на отсутствующие записи, в исчезнувших бумагах
        находились заметки по Путайсу и Суфантайсу.
        Корин, огорченный их отсутствием, вначале отнес исчезновение заметок на
        счет небрежности похитителей, но позже убедился, что Лэртос педантично точен
        и аккуратен. Более того, он, тоже внимательно изучавший записи Харагуса,
        отметил в своем дневнике отсутствие этих тетрадей.
        Однако записи Харагуса кто-то внимательно изучал еще до Лэртоса, кое-где
        стояли пометки, которые Корин заметил и в некоторых книгах, похищенных у
        Тубаруса. Но это не могли быть пометки самого Харагуса или Лэртоса: это была
        не их рука. По всей вероятности их сделал сам Тубарус или кто-то из его
        гостей.
        - Вот и вы, коллега! - приветствовал его Тубарус. - Вы помнится, о чем-то
        хотели меня спросить?
        - Профессор, меня сильно заинтересовало ваше упоминание о том, что
        Харагус занимался не только оборотнями, но и исследованием свойств кэлура. Вы
        не знакомы с его исследованиями по Путайсу и Суфантайсу? - решил действовать
        напрямик Корин.
        - Меня признаться уже в те годы мало интересовали исследования кэлура,
        ради которых собственно Харагус и приехал на острова. Оборотнями он занялся
        значительно позже. Их способности к превращениям, по его мнению, были как-то
        связаны с кэлуром. Но вот как именно, он мне не объяснял, а я особо его и не
        спрашивал. Но ваш вопрос, коллега, заставил меня кое-что вспомнить. Сам я не
        раз бывал в тех краях, но только мельком: там особо не разгуляешься. На
        Путайсе полно драконов, на Суфантайсе - змей, к центру островов не пролезть:
        непроходимые джунгли - все население живет на побережье. С этими островами,
        по мнению Димита, связано что-то весьма древнее и таинственное. Его дневников
        с заметками по этим островам я не видел, но отчетливо помню, что с ними
        связана очень неприятная и некрасивая история. В свое время Харагус даже
        подозревал Акифойюса, в хищении каких-то его записей, связанных с островами.
        Я убеждал его, что это глупо, но он никак не мог отказаться от своих мыслей,
        хотя это совершенно нелепо. Зачем Асмату это нужно? Ведь Акифойюс уже тогда
        возглавлял кафедру "Магические растения и снадобья", а Харагус - выпускник
        именно этой кафедры. Акифойюс навещал меня примерно в тоже время, что и
        Димит. Дело в том, что только я и Акифойюс знали о работах Димита по кэлуру:
        Харагус давал ему свои заметки на рецензию. Сейчас я, конечно, точно не
        вспомню, но, по-моему, исчезли записи именно по Путайсу и Суфантайсу.
        - А что в них могло быть? - в упор смотрел на профессора заинтригованный
        магистрант. Дело становилось все запутанней и запутанней.
        - Но, дорогой коллега, это же совсем не моя тематика. Я по образованию
        маг-геолог, астролог и астроном, хотя, конечно, занимаюсь не только этим. Но
        близко сталкиваться с магическими растениями мне самому почти не приходилось.
        Правда, смутно помню, что Димит исследовал влияние магических растений на
        творческую силу мага и вообще на его магические и психические способности.
        Если не ошибаюсь, это была тема его магистерской диссертации. Харагус считал,
        что первые маги произошли от людей вследствие мутаций, вызванных применением
        в пищу уже давно исчезнувших видов магических растений. Он подозревал, что
        именно воздействие кэлура привело магов к последующим мутациям и позволило
        оборотням стать оборотнями. Вот по этой-то причине он и стал их изучать. У
        него имелись какие-то мысли и исследования по поводу воздействия кэлура, но
        он об этом не любил распространяться. Механизм превращений оборотня мне не
        ясен. Я читал его работы, но не слишком в них преуспел.
        - Но ведь в его теоретических работах приводятся уравнения по изменению
        человеческого облика. Там ничего не говорится о применении кэлура.
        - Послушайте, коллега, ну чего вы ко мне пристали? Вы ведь это знаете
        гораздо лучше меня, - прищурился Тубарус.
        - Почему вы так думаете? - смутился магистрант.
        - Но ведь вы, надеюсь, не считаете меня дураком и не думаете, что я
        поверил в ту сказку, что вы рассказали вчера в таверне?! - пристально
        посмотрел на него профессор. - Я не стал вас допрашивать. Просто я прекрасно
        понял, что при Бетанусе вы мне этого не расскажете, что собственно и верно.
        Хотя он, как мне кажется, неплохо к вам относится, но он вам не друг. Но я
        ведь помогаю вам!..
        - Просто, я не знал, как это будет воспринято. Вы ведь знаете, кругом
        столько запретов, - виновато пожал плечами Корин. - Вечно боишься, что
        сделаешь что-то не так.
        - А что же вы такое сделали, чтобы проехать по тракту? - с любопытством
        посмотрел на него Тубарус.
        - Я просто на время убрал самые большие глыбы в другой мир. Я называю его
        "иллюзорным миром", - признался Корин.
        - Так вот в чем дело! - невольно усмехнулся Тубарус. - Вы можете
        создавать столь экзотические миры?! Значит, Бетанус был прав, он сразу
        заподозрил нечто подобное. Вы, если ему верить, научились этому еще в
        университете?
        - Это он вам так сказал? - пораженно вскинулся Корин.
        - Ну, конечно, кто же еще, - насмешливо улыбнулся Тубарус.
        - И вы ему верите?
        - Теперь да. В вас видимо очень сильная наследственность и есть
        совершенно необычная примесь крови. Кроме троллей и эльфов, в вашу влила свою
        кровь весьма и весьма странная личность, уж извините меня: я немного знаю о
        вас от Бетануса, который много интересовался вашим прошлым. Вы ведь думаю,
        знаете истинный цвет вашей магии?
        - А какой вы ее видите, профессор?
        - Когда белой, когда никакой. Но ведь это не значит, что ее у вас нет. От
        своих предков я слышал, что иногда встречаются бесцветные маги. Да что там
        далеко ходить... - понизил он голос. - Говорят, наш Государь-император
        бесцветный маг...
        - Да что вы говорите?! - прошептал потрясенный Корин.
        - Думаю, это останется между нами? - прищурился Тубарус.
        - К чему задавать такие вопросы? - обиделся Корин. - Разве я похож на
        доносчика?
        - Если бы я хоть на секунду заподозрил вас, я бы никогда не стал вести с
        вами подобные разговоры, - тяжело вздохнул Тубарус. - Приходится быть крайне
        осторожным: сейчас даже среди магов много агентов тайной полиции.
        - Догадываюсь, - кивнул Корин.
        - У вас есть еще ко мне какие-нибудь вопросы, юноша?
        - Пока нет, профессор.
        - Тогда зайдете ко мне следующий раз. У меня сейчас много работы, - снова
        вздохнул Тубарус. - А мне бы хотелось вас очень о многом поспрашивать.
        Ближе к вечеру Корин освободился полностью от хлопот по экспедиции. Он
        свою часть дела выполнил, остальным сейчас занимались нанятые им проводники.
        Их опыту он вполне мог довериться, Тубарус очень хорошо отзывался об Очиге и
        Боботе.
        Сегодняшний день прошел спокойно, ему никто не досаждал. Его напряжение,
        вызванное вторжением в его комнату и похищением его бумаг, несколько спало.
        Правда, он с невольным огорчением вспоминал свою недолгую, но, как это у него
        часто бывало, чрезвычайно бурную влюбленность в Марвину.
        Брат и сестра Эларгус очень понравились Корину, даже теперь, когда он
        освободился от власти над собой глаз Марвины, ему хотелось хотя бы просто
        поговорить с девушкой. Но сегодня она не встретилась ему по пути, а идти к
        ней в гости незваным ему не хотелось.
        Вернувшись в гостиницу, магистрант снова засел за книги и записи Лэртоса,
        пытаясь разобраться с его магией перемещений. Но все попытки отыскать в
        записях разбойника заклинания перемещения были безрезультатны. Он не смог
        найти даже никакого намека на них, хотя перерыл от корки до корки все
        рукописи мага, просмотрел каждую страничку, каждую формулу. Впрочем, кое-что
        любопытное он все же нашел: несколько очень интересных заклинаний для прямых
        превращений.
        Деформационная часть трансформационных заклинаний Лэртоса оказалась
        совершенно аналогичной первоначальным заклинаниям, разработанным Кориным. Но
        имелись и серьезные отличия. В заклинаниях присутствовали неучтенные им
        энергетические параметры для преобразований избыточной или недостающей
        материи - как раз то, что он никак не учел в своих первоначальных уравнениях,
        и отсутствие которых привело бы к гибели человека, подвергнутого
        трансформациям. Также эти параметры помогали учесть влияние одежды, более
        того они открывали возможности преобразования одного неживого предмета в
        любой другой неживой объект.
        В уравнениях и заклинаниях Лэртоса имелся один существенный недостаток. По
        сравнению с методами, которыми пользовался Корин, их решения были весьма
        сложными и чрезвычайно трудными для запоминания: каждое превращение требовало
        свои энергетические и деформационные параметры, которые было весьма непросто
        вычислить и ввести.
        Скорее всего, эти маги могут превращаться в два-три вида животных, и им
        гораздо сложнее выполнить превращение, чем ему, решил Корин. Черные великаны
        - это был только один из созданных трансформационных обликов. Но, несомненно,
        недооценивать их было опасно, его противники являлись чрезвычайно сильными
        магами. Один из их фокусов по-прежнему оставался для него загадкой: Корин до
        сих пор не мог понять, каким образом они создали големов, напавших на него в
        лесу. Превращение неживой материи в живую требовало весьма глубоких
        магических знаний. Он, к его глубокому сожалению, пока такими познаниями не
        обладал.
        "Впрочем, - убежденно усмехнулся магистрант, - в метаматематике им далеко
        до меня. Но все же надо быть осторожным, - снова посерьезнел он, вспомнив,
        как Лэртос внимательно прорабатывал его записи, - как бы они не освоили
        "иллюзорные миры" тогда у них будет огромное преимущество. Сейчас это мой
        главный козырь против них, как и моя магия. Видимо, Чадуя им не рассказала,
        что она прозрачная. Но, скорее всего, они об этом уже и сами догадались.
        Хорошо бы найти их убежище и неожиданно напасть на эту парочку, пока они не
        напали первыми".
        Однако это были только мечты. На поиски врагов не было времени: перед
        магистрантом сейчас стояла одна важная проблема, которую он как-то упустил из
        виду, но которой сейчас пришло время заняться вплотную. Теперь ему срочно
        требовались заклинания, позволяющие создавать "иллюзорный мир" не в
        гостиничном номере, а на открытом пространстве.
        Правда, Корин уже умел создавать подобные пространства, но они были
        чрезвычайно недолговечны. Время их существования не превышало одной-двух
        минут. Ни о каких превращениях в таком пространстве не могло быть и речи.
        Конечно, на природе он мог бы найти пещеру и создать в ней устойчивое,
        долговременное пространство. Но такую пещеру надо было все время иметь под
        рукой. Это оставалось самым слабым местом в его магии превращений.
        Правда, сейчас в его распоряжении оказались заклинания созданные Лэртосом.
        Корин разобрался, как их дорабатывать для превращения в любое животное. Но
        этот метод ему не нравился. Каждое превращение требовало отдельного
        заклинания, а времени, да и желания на их разработку у него не доставало.
        Судя по найденным записям, сами маги-разбойники умели превращаться только в
        черных великанов, котов да собак. Корина, избалованного превращениями в
        животных различных видов, такой ограниченный выбор никак не устраивал.
        Однако все попытки создать долговременные пространства на открытом месте
        оказались тщетными. Корину удавалось создавать их только внутри замкнутых
        помещений. После первых легких успехов перед магистрантом возникли
        неразрешимые проблемы, и он был вынужден снова вернуться к работам Харагуса,
        но ответов на свои вопросы он не нашел и в них.
        Потратив остаток дня и весь следующий день на попытки создания устойчивого
        открытого пространства, он пришел к окончательному выводу: подобное доступно
        лишь Вседержителю и оставил этот бесполезный труд. Нечего было и мечтать о
        столь чудовищно мощных магических полях.
        В книгах, несомненно, можно было найти другой путь к решению задачи, но
        там разгадка его проблем таилась за кучей формул, а сил на их изучение сейчас
        не оставалось. Займусь ими в дороге, махнул рукой магистрант, рассчитывая,
        что в ближайшее время он может чувствовать себя спокойно, в городе на него
        никто не решится напасть.
        Однако, представив себя в лесу, когда от его сегодняшнего могущества не
        останется и следа, он вдруг почувствовал себя чуть ли не беззащитным. Так
        лихо справиться с парой черных великанов-големов, как это сделал за него
        Норик, ему бы не удалось. Он сомневался, что успел бы расправиться с ними при
        помощи огненных шаров. Ведь их создали из неживой материи, и они могли
        оказаться очень быстры, если бы не вели себя столь самоуверенно. Снова
        встречаться с ними ему не хотелось.
        Мысль бежать с острова все чаще и чаще посещала Корина. Загадочные враги,
        еще вчера казавшиеся совсем не страшными, не выходили у него из головы.
        Теперь лес уже не казался ему таким надежным прибежищем как раньше. Однако он
        решил не останавливаться.
        Бесплодные занятия настолько утомили магистранта, что, отбросив все дела в
        сторону, он хотел только отдыха. Корин с размаху, не раздеваясь, плюхнулся на
        кровать и отключился от своих мыслей. Он даже и не заметил, как крепко
        заснул.
        Внезапно в дверь негромко постучали.
        - Кто там? - устало откликнулся магистрант, продирая заспанные глаза.
        - Это я, сеньор Корин, - услышал он голос Очига Ожечая.
        Корин открыл дверь.
        - Что-нибудь случилось? - удивленно спросил он.
        - Уже ночь, сеньор, а вы еще не спускались на ужин. Мы давно ждем вас
        внизу, в зале, а вас все нет, - пожал плечами проводник. - Я собирался
        отчитаться перед вами о подготовке к экспедиции, узнать, когда мы выступаем,
        и сколько с вами будет человек.
        - Ах, да! - хлопнул себя по лбу Корин, вспомнив про Энюя и Кебе, спящего
        под замком. - Пойдем, я узнаю, кто с нами едет.
        Энюя в комнате не оказалось, а гном все еще довольно сопел, так и не
        очухавшись от действия кэлура. Корин только растерянно покачал головой,
        посмотрев на лежебоку-гнома. Похоже, Вартос не пожадничал, когда угощал его
        кэлуром. Впрочем, то, что Кебе крепко спал, было сейчас на руку Корину, гном-
        непоседа, на которого, как выяснилось, охотились другие маги, здесь находился
        в большей безопасности, чем, если бы он бодрствовал. Очередное исчезновение
        Энюя, хотя и раздосадовало Корина, но с постоянным отсутствием полуэльфа он
        уже свыкся.
        - Со мной поедут гном и полуэльф, - твердо ответил он, рассчитывая
        убедить Энюя отправиться с ним.
        - А сеньор Элар? - удивился Очиг.
        - Ах, да, сеньор Элар... Он поехал вперед. Я думаю, он будет ждать нас у
        Маанрила. А может даже и Амотрила.
        - Вы в нем уверены, сеньор Корин?
        - Да, я ведь вам уже объяснял, - устало усмехнулся Корин.
        Он спустился в зал вместе с Очигом. Сегодня магов здесь почти не было, но
        Корин на всякий случай поискал глазами Дагоруса. Ни Дагоруса, ни брата и
        сестры Эларгус он не увидел. Отсутствие девушки невольно заставило его тяжело
        вздохнуть, но вскоре прекрасные южные вина заставили его забыть о своих
        огорчениях, хотя звонкого задорного смеха Марвины ему все же не хватало.
        В отсутствие магов в таверне снова было весело и шумно, и Корин потихоньку
        забыл обо всех своих тревогах, пока случайно не поймал на себе чей-то
        пристальный взгляд. Незнакомец, внимательно смотревший на него, без сомнения
        был маг. Но это был черный маг! Увидев, что Корин заметил проявленное к нему
        внимание, он тут же отвернулся. Магистрант же продолжал удивленно таращиться
        на него, пытаясь понять в чем дело, этот маг не был аборигеном, но его магия
        была черной.
        - Кто это человек? - спросил он своих соседей по столу.
        - Осторожней, сеньор Корин. Этого человека мало кто знает, но это Барат
        Тохатус, сам глава тайной полиции округа Руйс, - шепнул ему Кийф Ожечай.
        - Что он здесь делает? - невольно перешел на шепот Корин.
        - Вы спрашиваете об этом меня? - усмехнулся Кийф. - Я не знаю, что он
        здесь делает, но, по-моему, он пришел сюда из-за вас. Раньше мы его здесь
        никогда не встречали.
        - Вот как! - процедил Корин, пытаясь проверить Барат ли это. Вдруг это
        кто-нибудь из его "магов-приятелей" принял этот облик. Правда, заклинаний,
        помогающих установить истинный облик мага, у магистранта под рукой не
        нашлось. Приходилось принимать на веру, что перед ним сидит глава окружного
        тайного департамента.
        Глава тайных служб догадался, что его присутствие рассекретили, и холодно
        усмехнулся Корину, когда их взгляды в очередной раз столкнулись. Его
        поведение было наглым и уверенным, таким, как и любого главы столь серьезного
        ведомства. Корин почувствовал, что у него могут возникнуть новые проблемы, но
        об их причинах, он даже и не догадывался.
        Корин быстро поужинал и, попрощавшись, встал, решив и сегодня не провожать
        Ожечаев. Увидев, что он уходит, Барат Тохатус тоже встал и окликнул его.
        - Сеньор маг, я хотел бы с вами поговорить, - он подошел к магистранту и
        холодно посмотрел ему в глаза. - Надеюсь, мне не надо вам представляться?
        - Я слышал, что вы глава местного Департамента тайных служб, - пожал
        плечами Корин, разглядывая высокого сильного мужчину, с густой темно-русой
        шевелюрой и голубыми глазами. Казалось, на вид ему что-то около сорока лет,
        но его истинный возраст он бы определить не взялся. На мужчине были обычные
        для южан светлые туника и штаны из полотняных тканей. Если бы не его
        высокомерное поведение, он мог бы скорее сойти за купца или богатого
        ремесленника, чем за главу тайной полиции.
        - Пожалуй, будет лучше, если мы пройдем в ваш номер. Здесь уж больно
        много людей и слишком шумно, - сказал мужчина, окидывая беглым взглядом зал.
        - Хорошо, пойдемте, - кивнул Корин, стараясь не выдать своей
        настороженности.
        В номере он предложил главе полиции сесть на единственный стул, а сам
        быстро передвинул сундук, скрытый накидкой, и уселся на него напротив Барата.
        Гость профессиональным взглядом быстро оглядел комнату, при виде множества
        ловушек, установленных в комнате, его брови удивленно поднялись, но он ничего
        не сказал. Корин терпеливо ждал, когда же глава спецслужб, закончит осмотр.
        Он радовался, что успел загодя набросить накидку на сундук и подвинул его до
        того, как зажег свет в комнате, хотя полицейский, возможно, мог видеть в
        темноте. Впрочем, это особой роли не играло.
        Наконец полицейский закончил с осмотром комнаты. Он чуть насмешливо
        посмотрел на Корина.
        - Вы, наверно, ломаете голову, гадая, зачем я пришел?
        - Да, собственно нет, - покачал головой магистрант. - Я думаю, вы мне об
        этом, в конце концов, скажете. Ведь вы за этим сюда и пришли.
        - Верно подмечено, - кивнул Барат. - Вы совершенно правы, я пришел кое о
        чем спросить вас. Но сейчас меня заинтересовало и кое-что другое. Почему
        столько ловушек? Вы чего-то боитесь или что-то скрываете?
        - Правильней будет сказать, опасаюсь, - усмехнулся Корин. - Да, на меня
        было совершено несколько покушений, как вы, может быть, слышали?
        - Да, какие-то слухи до меня доходили, - прищурился Барат. - На вас, по
        словам вашего человека, напала шайка Бэмегула?
        - Да, - кивнул Корин.
        - Я только вчера вечером вернулся в город после ее преследования, -
        поморщился полицейский. - К сожалению, им удалось от нас уйти. Но я пришел не
        поэтому, вернее не только поэтому. Однако давайте к делу. Меня интересует ваш
        гном.
        - Мой гном? - удивленно поднял брови Корин, гадая, видел ли кто-нибудь,
        как он перетаскивал Кебе из своей комнаты в другую.
        - Да. Тот, которого вы куда-то отправили, - кивнул Барат, пристально
        глядя на Корина. У магистранта немного отлегло на душе: гость не знал где
        Кебе. Все видели только, как он уезжал.
        - Почему вы решили, что я его куда-то отправил? - удивился Корин. - Я его
        просто отпустил.
        - Как это вы его просто отпустили? - недоверчиво прищурился полицейский.
        - Вы разве не знаете, что это противозаконно?
        - Вы ошибаетесь, я его допросил и выяснил, что это единственная в его
        жизни попытка ограбления. Он сильно пострадал, я его вылечил и наложил на
        него защитное заклятье, чтобы он больше ни на кого не нападал с целью
        грабежа. По закону я имею право на амнистию. Я единственный пострадавший от
        его действий... - усмехнулся Корин.
        - Куда он уехал? - холодным тоном спросил полицейский.
        - Не знаю, он очень спешил. Помнится, он что-то там потерял и срочно
        хотел найти. Он очень торопился... - вздохнул Корин.
        - Что он потерял? - дернулся полицейский.
        - Когда я спросил его об этой вещи, он ответил, что это большая тайна. Не
        его тайна и он не может мне о ней рассказать, - ответил Корин, со спокойной
        уверенностью глядя в глаза начальника полиции. Он говорил полную правду.
        Начальник полиции понимал это, он и сам был маг.
        - Как его имя? - спросил Барат, с трудом сдерживая свою ярость.
        - Я его звал Кебе. Он называл еще какие-то свои имена, но я не запомнил
        их. Он ведь гном, зачем мне это надо?
        - Его звали Кебе Ойлесог Янартин, не так ли? - жестким тоном спросил
        начальник тайной полиции.
        - Похоже, вы знаете его лучше, чем я, - кивнул Корин.
        - Он приехал из Хорнии?
        - Я просто удивляюсь, зачем вы меня спрашиваете, если вы и так все
        знаете, - развел руками магистрант.
        - Где он может быть?
        - По-моему, он сейчас где-то совсем неподалеку. Кажется, я его вчера
        видел в городе, - пожал плечами Корин. - Правда, точно не скажу вам где. У
        меня вчера и сегодня было столько забот... Я ведь собираюсь на днях в
        экспедицию.
        - Я знаю, - буркнул Барат, резко вставая со стула. - Это точно был он? Вы
        не могли ошибиться?
        - Ошибиться я не мог. Я ведь сам его лечил. Я его видел, даже не один
        раз. Один раз за городом, на юго-западе, и несколько раз в городе. Только не
        скажу, где сначала.
        - Он был один?
        - Когда я его видел за городом, то он был не один, - покачал головой
        Корин. - С ним были двое мужчин, но я с ними прежде никогда не встречался.
        - Это были гномы?
        - Нет. Люди. Я же сказал двое мужчин.
        - Как они выглядели.
        - Они не стояли на месте, а я к ним не приглядывался. Но если встречу
        узнаю, - вежливо улыбнулся Корин.
        - Вам не доводилось слышать имя Зегог Тэйочиг Янартин?
        - Нет, я его сейчас впервые слышу. Это что, его родственник?
        - Неважно, - мотнул головой Барат, направляясь к двери. - Вы когда
        уезжаете?
        - Я еще не решил. Это зависит не только от меня. Если все будет готово,
        то может даже завтра.
        - Надеюсь, мы еще увидимся, у меня есть к вам кое-какие вопросы.
        - Можете задать их сейчас, - с улыбкой предложил Корин, глядя на
        всполошенное лицо начальника полиции.
        - Я спешу, - недовольно буркнул Барат. - До свидания, сеньор маг.
        - Прощайте, сеньор Тохатус, - поклонился Корин вслед убегающему
        начальнику полиции.
        Барат Тохатус стремительно умчался на поиски гнома, а Корин закрыл дверь и
        в задумчивости покачал головой. Дальше задерживаться в городе было нельзя,
        каждый новый день грозил ему новыми неприятностями. Он достал из сундука
        листы с выписанными заклинаниями магов-разбойников и внимательно просмотрел
        их. "Кебе придется на время стать котом, - решил он. - Ему не привыкать.
        Сейчас он ведет обычный кошачий образ жизни, только не гуляет и мышей не
        ловит.
        ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
        ОГНЕННОЕ КОЛЬЦО
        ***
        Повозка быстро катила по дороге. Очиг подобрал хороших лошадей у дона
        Лэртоса, иронично улыбнулся про себя Корин, вспомнив грозного мага-злодея.
        Интересно, где он сейчас? Впрочем, особого желания снова встретиться со
        Лэртосом и его приятелем он не испытывал, особенно теперь, когда он не мог
        воспользоваться своими заклинаниями превращения.
        Шел первый день его исследовательской экспедиции в район Кольца. Сегодня
        рано утром он, наконец, покинул Катарел. Внимание, которое уделял ему в
        последние дни Барат Тохатус, глава Руйской тайной полиции, вынудило его
        буквально бежать из города. При мысли о Тохатусе Корин невольно взглянул на
        огромного дымчатого кота, дремавшего у него под боком на мягкой подстилке.
        Видимо, доза кэлура, которую дал ему Вартос, оказалась непомерно велика. Хотя
        Корину и удалось разбудить Кебе, используя свойства того же кэлура, но после
        превращения, он тут же снова заснул. Правда, вскоре проснулся, поел и снова
        заснул.
        Превращение для Кебе прошло совершенно спокойно, не вызвав никаких
        возражений с его стороны. Он уже третьи сутки пребывал в облике кота. Маг с
        удивлением смотрел на животное. Иногда у него даже возникало сомнение, что
        перед ним Кебе. Кот все время дрых на мягкой лежанке, совершенно не обращая
        внимания на дорогу. Только своей невероятной прожорливостью Теле, как его
        теперь звали, напоминал гнома.
        С утра плохо работалось, поэтому Корин пересел на коня, решив понемногу
        тренировать тело, приучая себя к верховой езде. Это скоро должно было ему
        пригодиться. Хотя он неплохо держался в седле, но практики ему не хватало, по
        этой причине он быстро уставал.
        Он оглядел местность. Они уже перевалили холмы. Повозка приближалась к
        Суанрилу, ширина которого в этом месте превышала три сотни аршей, вскоре
        колеса застучали по мосту.
        Длина моста превышала шесть сотен аршей, он возвышался над поверхностью
        могучей реки на три с половиной десятка аршей. Мост казался чрезвычайно
        древним и, тем не менее, сохранил свой первозданный облик. Корин невольно
        залюбовался его конструкцией, чем обратил на себя внимание проводников.
        - Вам он нравится, сеньор Корин? - спросил Бобот.
        - Конечно. Нет слов. Ничего прекраснее и древнее мне не доводилось
        видеть. Удивительное сооружение! Разве вас он не поражает? Хотя бы возрастом...
        - Ну что вы! Разве я спорю, конечно, хорош, да только мы видали кое-что и
        покруче, сеньор, По дороге сами увидите, у нас на острове имеются мосты много
        древнее этого, да и не только мосты, - с усмешкой покачал головой Бобот. - И
        они бы куда лучше этого сохранились, не разрушь их еще в древности.
        - Где мы их встретим? - заинтересовался Корин.
        - На остатки мостов посмотрите, когда будем переплавляться через Маанрил
        и Амотрил, - махнул рукой Бобот. - И все остальное мы вам покажем, не
        волнуйтесь.
        Бобот, управлявший повозкой, хитро подмигнул своему приятелю. Очиг и Энюй
        предпочитали ехать верхом. Хотя отсутствие Элара и гнома вызвало удивление у
        проводников, но лишних вопросов Корину они не задавали.
        Проехав городок Суантел, стоявший на берегу Суанрила, сразу после моста,
        магистрант снова забрался в повозку и засел за книги. В дорогу он купил ларец
        и небольшой сундук, в который сложил часть денег и только те книги и вещи,
        которые, по его мнению, могли пригодиться в пути. Все остальное он сложил в
        старый сундук и спрятал в усадьбе разбойников, полагая, что там они еще не
        скоро появятся. Его ловушки продержатся никак не меньше года, а то и больше.
        Первая остановка была в Хоросе, небольшом чистеньком городке примерно в
        тридцати пяти милях от Катарела. Пообедав и дав лошадям отдохнуть, они снова
        тронулись в путь. Корин снова сел на коня и поехал рядом с повозкой
        разглядывая окрестности.
        Перед ними лежал длинный прямой участок дороги, идущей полого вверх.
        Небольшой подъем начался сразу после Суанрила. По обеим сторонам дороги
        простиралась широкая зеленая долина, усеянная полями, лугами, лесистыми
        участками. Деревни теперь встречались значительно реже, зато сами они стали
        намного больше, чем в северной части Руйса. Кругом паслись огромные стада
        коров и коз тоже заметно более крупных, чем на севере.
        Наличие сменных лошадей позволяло путешественникам двигаться довольно
        быстро. В нескольких десятках миль впереди уже маячили скалистые пики
        Маантейского хребта, из-за которых выглядывали далекие заснеженные вершины
        "Огненного кольца". Корин прикинул расстояние до Кольца. Как по его
        визуальным оценкам, так и по картам, до вершин оставалось порядка
        восьмидесяти-девяноста миль. Теперь уже недалеко, радостно вздохнул он.
        - Надеюсь, вы не слишком спешите, сеньор Корин? - спросил Очиг, словно
        подслушав его мысли.
        - Нет, - мотнул головой Корин, с интересом взглянув на проводника. - А в
        чем дело, Очиг?
        - Тогда мой вам совет: на ночлег лучше остановиться в Бафросе, - ответил
        проводник. - До него от Хороса примерно двадцать миль. Он за поворотом -
        скоро покажется. Сейчас его не видно из-за леса. После него дорога пойдет
        круче, дальше перевал. Перед подъемом стоит хорошенько отдохнуть. К тому же в
        Бафросе можно будет сходить, взглянуть на развалины.
        - Развалины? - удивленно взглянул на него Корин.
        - Ну да, разве вы не знали?! - усмехнулся проводник. - Недалеко от
        Бафроса есть развалины старинного города. Иногда там что-нибудь находят:
        золотые монеты, статуи, драгоценности. Ведь вы у нас впервые, вам должно
        повезти. Новичкам всегда везет.
        - Возможно, - кивнул Корин, невольно вспомнив, свою удачу на Хуруле, где
        он нашел в старенькой неприметной лавчонке книги, которые, пожалуй, спасли
        ему жизнь. Он слегка поморщился, стараясь не выдать своего состояния.
        Вспоминание о големах, всегда портило ему настроение.
        Было еще совсем светло, когда они въезжали в Бафрос. Остановившись в
        гостинице "Золотая пальма", путешественники поужинали. Разобрав свои вещи и
        переодевшись, Корин вспомнил об обещании Очига показать ему развалины и
        направился к Ожечаю. Бобот и Очиг, уже успевшие подготовиться к выступлению,
        нетерпеливо ждали его. Компания без промедления тронулась в путь. По дороге к
        ним присоединился Энюй.
        В гостинице остался лишь Кебе, который безмятежно отсыпался на лавке в
        таверне. Корин попросил хозяина присмотреть за котом и накормить его, если он
        вдруг проснется. Впрочем, он надеялся, что Кебе будет спать еще долго.
        Магистранта заинтересовало, как превращение повлияло на сны гнома, после
        возвращения он решил попытаться подсмотреть их.
        - Лошадей не стоит брать, сеньор Корин, - покачал головой Бобот, увидев,
        что маг направился к конюшне. - Это не очень далеко, к тому же верхом сквозь
        заросли не продраться.
        Маленький отряд вышел за старинные полуразвалившиеся городские стены и
        торопливо направился к лесу, который начинался в полумиле от городишка.
        Корин, узнав, что до развалин недалеко, рассчитывал вернуться в гостиницу еще
        до сумерек.
        Как и предупреждал Бобот, отойдя несколько десятков аршей от опушки, они
        оказались в густой непролазной чаше, деревья стояли так плотно, что их ветви
        часто переплетались между собой. Лианы и ползучие растения обвивали их,
        образуя зеленую стену. Хотя, по словам проводников, по лесу толпами ходили
        кладоискатели, но протоптанные ими в лесных зарослях тропинки быстро
        затягивались. Каждая перерубленная ветвь или лиана давали жизнь новым
        побегам.
        Магистрант, впервые оказавшийся в подобном лесу, только качал головой,
        двигаясь следом за проводниками и Энюем, захватившими с собою мачете. Сам он
        по неопытности ничего такого взять с собою не догадался. Дорога до первых
        развалин заняла у них около часа. Проводники, вспотевшие и слегка подуставшие
        от непрерывной рубки, перевели дыхание, когда наконец добрались до белых
        полуразвалившихся стен, торчавших из земли. Сквозь густую зелень проглядывало
        множество других руин. Немного передохнув, отряд двинулся дальше.
        Лес за долгие века, а может и тысячелетия, уже полностью поглотил
        развалины, но все же полуразваленные корнями деревьев и кустарника стены,
        сохраняли подобие улиц и площадей. Джунгли властвовали здесь не столь
        безраздельно. Кое-где на стенах виднелись остатки копоти, следы костров
        кладоискателей и научных экспедиций, которые не раз производили в этих местах
        раскопки. По словам проводников, дома уходили глубоко вниз.
        Распугивая змей, гревшихся на солнце, отряд направился к центру города.
        Хотя из прочитанных им книг о Дуруле и Хуруле, а также рукописей Харагуса,
        Корину было многое известно о городах древности, но масштабы развалин все же
        поразили магистранта. Город во много раз превосходил по площади даже Кордову,
        самый большой город планеты. И таких городов в древности было немало.
        Вскоре Энюй объявил, что хочет идти своим путем, и начал самостоятельные
        поиски сокровищ. "Мы будем только мешать друг другу, если пойдем такой
        толпой", - так он объяснил свое нежелание идти одной группой. Хотя Корину
        это не понравилось, но возражать он не стал. Он и сам толком не понимал,
        зачем пригласил полуэльфа с собой, в экспедицию. Прежде магистрант надеялся
        отыскать с его помощью мага, охотившегося за ним, но теперь таких охотников
        стало слишком много, все перепуталось, и он уже махнул на поиски рукой.
        Впрочем, Энюй не давал своим спутникам повода особо огорчаться его компанией,
        но, тем не менее, Корину приходилось постоянно приглядывать за этим
        авантюристом.
        Внутри домов во многих местах сохранились каменные лестницы, ведущие вниз,
        на нижние этажи зданий и в подвалы, скрытые под толстыми слоями почвы. Но
        рядом с ними, как правило, уже оставили свои следы искатели сокровищ. За
        долгие века, прошедшие с момента гибели города, здесь прошли тысячи и тысячи
        поисковиков. Однако городская территория простиралась на многие десятки
        квадратных миль, и казалось, что попросту невозможно полностью обыскать такую
        площадь.
        - На развалинах до сих пор находят древние вещи и клады, - сообщил Очиг.
        - Несколько раз мы были здесь с сеньором профессором, он искал странные
        предметы и помнится, даже один раз Бобот нашел для него какую-то древнюю
        книгу. Золота, правда, мы здесь не находили. Хотя профессор рассказывал, что
        когда-то очень давно его предки нашли на этих развалинах огромный клад. Но он
        никогда не говорил, где именно. Похоже, чего-то опасался.
        - Чего же он опасался? - недоуменно посмотрел на него Корин.
        - Не знаю, - пожал плечами Очиг. - Похоже, хотел скрыть от нас это место,
        возможно, там еще что-нибудь осталось.
        - Золото? - с любопытством посмотрел на него магистрант, у которого
        невольно пробудился интерес к раскопкам. Он вспомнил писоты, которые попали к
        Кебе.
        - Откуда мне знать, - усмехнулся проводник. - Может и золото. Но сеньор
        профессор не корыстолюбив. С нами он никогда не говорил о золоте и всегда
        искал что-то другое. И неплохо платил, если мы находили интересовавшие его
        вещи.
        - Какие именно? - насторожился Корин.
        - Извините, сеньор Корин, но это тайна, - вмешался Бобот. - Разве ты
        забыл, Очиг, что сеньор Тубарус, брал с нас слово никому о наших находках не
        рассказывать? - укоризненно покачал он головой, строго посмотрев на Ожечая.
        Корин недовольно взглянул на Бобота, рассказ Очига о поисках Тубаруса
        удивил его. Тубарус знал, что ищет. Он не рылся в поисках золота и сокровищ,
        он искал нечто иное, видимо, имевшее для него значительно большую ценность,
        чем золото, и, скорее всего, как-то связанное с "Огненным кольцом".
        Несомненно, ему была известна какая-то тайна, полученная в наследство от
        своих предков.
        - Но разве сеньор Тубарус заранее знал, что там можно найти? - удивился
        Корин.
        - Да, знал, - кивнул Очиг, также бросив недовольный взгляд на Бобота. -
        Сеньор Тубарус многое знает.
        Внезапная мысль о том, что Тубарус был далеко не так искренен и откровенен
        с ним, как ему казалось до сих пор, заставила Корина прикусить губы. Как же
        он об этом не подумал? Ведь и он сам от других многое скрывает. Профессор
        вполне мог скрыть кое-что из того, что рассказал ему Димит. Впрочем, это были
        только догадки. В нем загорелось желание выяснить у Очига, что же все-таки
        искал Тубарус. Но при Боботе Очиг ничего больше не скажет.
        Они направились дальше, прорубаясь сквозь деревья, кустарник и лианы,
        которыми сплошь заросли проходы между стенами, да и сами стены. Корин
        невольно вспомнил свой сон в Палинсане, но дома вокруг него, все же сильно
        отличались от тех, что он видел во сне. Те дома казались намного длинней и
        шире, и наверняка выше, да и улицы казались много шире. Впрочем, высота стен
        на этих развалинах все равно значительно превышала высоту домов Кордовы.
        Через пару часов путники, наконец, вышли на то место, где, как полагал
        Корин, в древности находился городской центр. Огромную древнюю площадь,
        заросшую непроходимыми джунглями, окружали развалины, размерами много
        превышавшие те, что лежали на окраинах.
        Прорубаясь сквозь чащу, они и не заметили, как надвинулись сумерки.
        Внезапно небо начало резко темнеть, Корин огляделся, с юга к ним приближались
        огромные черно-синие тучи.
        - Сейчас начнется ливень, - со вздохом сообщил Ожечай, но Корин и без
        него это понял. Надвигающаяся гроза была для него неожиданностью, в Катареле,
        да и везде на юге, дожди, как правило, шли по ночам. Днем их ни разу не было,
        и он к этому успел привыкнуть. Впрочем, сейчас стоял вечер. - Надо прятаться.
        Пойдемте во дворец, - предложил Очиг.
        - Во дворец? - удивленно переспросил Корин.
        - Так профессор называет развалины, которые находятся за площадью, -
        махнул рукой Бобот, призывая их за собой. - Пойдемте в окружную, прорубиться
        напрямую мы все равно не успеем.
        Тройка исследователей, рубя и топча все перед собой, продиралась к руинам
        огромного здания, едва проглядывавшим из-за густых зарослей. На крыше руин
        росли огромные деревья, взметнувшиеся ввысь на десятки аршей. Именно к ним
        сейчас прорубались путники. Темнота стремительно подступала к городу, первая
        молния огненной лентой рассекла небо, но грохот грома застал их уже под
        сводами укрытия.
        Корин внимательно огляделся. Они вошли в огромный зал через полузаросшее
        отверстие, которое когда-то служило окном. Пол был покрыт толстыми наносами
        земли, но в самом зале почти ничего не росло. Своды потолка находились едва
        ли не в десятке аршей над головой. Древние строители рассчитали прочность
        этого дворца на поистине чудовищные нагрузки. Корни растений ничего не могли
        поделать со стенами и перекрытиями. Здание сильно отличалось от остальных не
        только размерами, но и материалами, которые использовались для его постройки.
        "Пожалуй, оно больше других походит на дома из моего сна, - решил Корин. -
        Интересно, почему оно так сильно отличается от остальных?" Но спрашивать об
        этом своих спутников он не стал: ответить на такой вопрос ему вряд ли бы
        сумел даже Тубарус. Разве что Зордос мог это знать.
        Грохот грома, вой ветра и хлеставший ливень, заставляли путешественников
        ежиться и с невольным опасением поглядывать на крышу, на которой шумел
        вековой лес. "Интересно, как там Энюй? - вспомнил Корин своего отставшего
        спутника.
        - Как там сеньор Энюй? - вторя его мыслям, вслух задумался Бобот. - В тех
        развалинах, где мы его оставили, прятаться опасно. От такого ливня там могут
        обвалиться стены или перекрытия. Здесь такое нередко случается. Он может
        погибнуть.
        - Надеюсь, он не натворит глупостей и не полезет под ветхую крышу или
        стены. Лучше уж вымокнуть, - вздохнул Корин, тоже опасавшийся подобного
        исхода.
        - Сеньор Энюй весьма опытен, - успокаивающе усмехнулся Очиг. - Вряд ли он
        полезет в опасное место.
        - А если он был уже там, когда начался ливень? - возразил Корин.
        - Да, - мрачно кивнул Бобот. - В этих развалинах люди нередко гибнут от
        обвалов. Да и хищные звери тут водятся, приходят из-за хребта. Серые и черные
        пантеры. Волки. Змеи, удавы. В лесу их нередко можно встретить.
        - Разве ты забыл, Бобот, что сеньор Энюй маг, звери ему не опасны, -
        усмехнулся Очиг.
        - Ты так думаешь? - удивленно прищурился Корин.
        - Разве вы об этом сами не знаете? - удивился проводник.
        - Я знаю, что у него есть хорошие способности к магии, но это еще не
        значит, что он маг, - усмехнулся Корин.
        - Но разве жезл не говорит о том, что он маг? - в свою очередь удивился
        Очиг. - Раньше я думал, что жезлом владеть может только маг.
        - Ты видел у Энюя жезл? - недоуменно поднял брови Корин.
        - Ну конечно, разве вы его сами не видели? - Ожиг так посмотрел на
        Корина, словно впервые его увидел. - Он же сегодня с ним не расставался, жезл
        все время висел у него на поясе.
        - Почему ты решил, что это жезл? - растерянно посмотрел на него Корин, он
        вспомнил только болтавшееся у пояса Энюя оружие похожее на кинжал. - Мне
        кажется, что ты перепутал жезл с кинжалом.
        - Нет, это жезл, - покачал головой Очиг. - Разве вы не заметили, что
        точно такой же был в таверне на поясе у сеньора Тохатуса? У сеньора Тубаруса
        есть такой, он при нас им пользовался. Верно Бобот?
        - Верно, - буркнул проводник. - Удивительно, что сеньор маг об этом не
        знает. Мы такие не раз видели у многих здешних магов из тайной полиции.
        Говорят, это старинные офицерские жезлы.
        Удивлению Корина не было границ. Он догадывался, что Энюй имеет навыки
        использования магии, но то, что он - маг, да еще офицер, это оказалось для
        него новостью. Впрочем, догадаться об этом было сложно. Да и жезл Энюя очень
        сильно отличался от жезлов выпускников университета. Формой он напоминал
        обычный кинжал. Возможно, Бобот с Очигом ошиблись, подумал магистрант, хотя,
        вспоминая Тохатуса, он невольно начинал верить им.
        Ливень разошелся не на шутку. Молнии ярко блистали, то и дело громыхал
        гром. Путешественники замолчали, шум ветра и грохот над головой заглушали их
        - услышать друг друга было невозможно, даже находясь в двух шагах от
        собеседника. Корин удивленно выглядывал в окно. В Катареле дожди шли по
        нескольку раз каждые сутки, хотя и сильные, но короткие, да к тому же словно
        по заданному расписанию. Этот же ливень был непривычно долгим и сильным.
        - Здесь часто бывают такие сильные ливни? - чуть ли не в ухо крикнул
        Корин, обращаясь к Очигу.
        - Нередко, - кивнул тот. - Чем ближе к Кольцу, тем чаще. Правда, обычно
        они идут по ночам. Но уже довольно поздно. Я думаю, что нам придется
        заночевать на развалинах. Хорошо, что мы к этому подготовились. Такое у нас
        не впервые. Давайте разведем костер.
        Вскоре они сидели у костра, время от времени поглядывая в полузаросшие
        окна на разбушевавшуюся стихию. Над развалинами стояла тьма, то и дело
        прорезываемая вспышками молний. Потихоньку гроза уходила от них все дальше и
        дальше. Однако хотя мощь стихии и приутихла, дождь все еще лил довольно
        сильный.
        - Вам часто приходилось здесь бывать? - спросил Корин проводников.
        - Часто, - кивнул Бобот. - Мы здесь с Очигом и познакомились, да и
        профессора тоже впервые встретили во дворце. Помнишь? - обратился он к Очигу.
        - Конечно, - кивнул его приятель. - Мы с ним как раз и познакомились
        здесь. Тогда, помнится, тоже шел ливень. Он находился здесь с Эшаром Тонгаем.
        Тогда с Эшаром случилась такая же история, как с сеньором Энюем, он тоже где-
        то пропал в городе. Мы после ливня долго его искали. Потом оказалось, что его
        завалило в каком-то подвале.
        - Вы его нашли? - удивленно поднял брови Корин, не представляя, как в
        таком городе можно отыскать человека.
        - Конечно, нет, - покачал головой Бобот. - Он сам как-то выбрался оттуда,
        но этот случай его сильно напугал. Он заявил, что никогда больше не придет на
        эти развалины. И все рассказывал про какую-то подземную тварь, которая живет
        здесь.
        - Какую тварь? - невольно оглянулся вокруг себя Корин.
        - Он толком не смог объяснить, - пожал плечами Бобот. - Но она его очень
        испугала.
        - Слушайте вы его больше, - рассмеялся Очиг. - Эшар известный враль, он
        все время рассказывает какие-то небылицы. То у него одно, то другое. Про вас,
        например, он всем рассказывал, что вы - оборотень.
        - И что же, ему кто-нибудь поверил? - спросил Корин, внутренне морщась.
        - Конечно же, нет, сеньор Корин. В вас ведь течет кровь троллей, а тролли
        не могут быть оборотнями. Я всем это так и сказал.
        - Ты прав, - кивнул Корин, немного успокаиваясь.
        - Что будем делать, сеньор? - спросил Бобот. - Вы же не хотите ночью идти
        по лесу. Там на нас могут напасть.
        - Кто? - удивился Корин.
        - Я же рассказывал вам, что здесь водятся звери. Да и нечистая сила тоже
        здесь нередко похаживает, - мрачно ответил проводник, вглядываясь в
        окружавшую их темноту.
        - А вам доводилось прежде ночевать здесь?
        - Да, и не один раз, - усмехнулся Ожечай. - Раза четыре вдвоем с Боботом
        и пару раз с профессором. Первый раз было конечно страшновато, но ничего,
        обошлось. Ночью здесь зверья хватает. Ведь отсюда до хребта совсем недалеко.
        Сейчас дождь стихнет и у них начнется охота. Правда, людей и костров они
        боятся и сюда не подойдут. Но иногда в темноте кто-то бродит. Поэтому обычно
        спят по очереди, кто-то должен бодрствовать, чтобы поддерживать костер. Когда
        мы ночевали здесь с сеньором Тубарусом, то он устанавливал магическую защиту,
        но костер мы все равно разводили. Он говорил, что не все ночные чудовища
        боятся магии, зато обыкновенного огня боятся все. Вы тоже так считаете,
        сеньор Корин?
        - Да, - кивнул магистрант. - А что сеньор Тубарус делал здесь, в этом
        здании?
        - Здесь раньше многие находили сокровища, поэтому этот дворец известен
        всем кладоискателям. Почти все, кто бывает на развалинах, непременно приходят
        сюда, - ответил Очиг. - Людям кажется, что тут все еще что-то еще осталось.
        Верхние этажи давным-давно обчищены, внизу темно и опасно, там, в основном,
        промышляют маги. Простые искатели туда не особо ходят. Но там можно кое-что
        найти. Когда мы были здесь с сеньором Тубарусом в последний раз, мы отыскали
        там...
        - Ты опять забыл о предупреждении сеньора Тубаруса? - возбужденно перебил
        его Бобот. - Он может нас наказать за нарушение данного слова.
        - Не волнуйся, Бобот, я ничего не скажу сеньору Тубарусу, - попытался
        успокоить его Корин. - Говори, Очиг, что вы нашли прошлый раз?
        - Пожалуй, Бобот прав, - покачал головой проводник. - Нехорошо нарушать
        данное слово, но вам я должен кое-что подсказать. Только вам и больше никому.
        Вы тоже должны мне обещать, что никому об этом не скажете. Вы обещаете,
        сеньор Корин?
        - Конечно, я буду об этом молчать, - нетерпеливо кивнул магистрант.
        - Помнишь, Бобот, кажется, сеньор Тубарус искал вещи, которые имеют
        шестнадцать углов или граней? - спросил Очиг своего друга, делая вид, что не
        замечает Корина.
        - Помню, - буркнул проводник, принимая его игру.
        - А какие вещи имеют шестнадцать углов? - быстро спросил Корин, вспоминая
        содержимое своего ларца, куда он сложил все магические предметы, привезенные
        с собой из дома или купленные на Дуруле, а также таинственный ключ, изъятый у
        Кебе, о назначении которого гном не знал. Многие из предметов имели грани и
        углы, но он до сих пор не догадался их пересчитать. Ему невольно вспомнились
        слова о шестнадцати вулканах, сказанные Тубарусом. Он не придал им особого
        значения: просто не верилось, что это правда. Но теперь, после слов Очига,
        Корин засомневался, а что если Тубарус и его предки не ошибаются.
        - Многие, - усмехнулся Очиг. - Вы и сами могли бы об этом догадаться.
        - Так вы нашли кольцо или зеркальце? - наугад спросил Корин, пытаясь
        представить себе, что может еще иметь шестнадцатиугольную форму.
        - Вы правильно мыслите, - усмехнулся Бобот, ему понравилась ловкость его
        напарника, который сумел раскрыть секрет, прямо не нарушая данное слово.
        - Так кольцо или зеркальце? - сердито посмотрел на них магистрант.
        - Что носят на руке? - спросил Бобот Корина.
        - Кольцо, - поджал губы магистрант.
        - Правильно, - кивнул Бобот, бросая в костер новую охапку веток. -
        Темнеет. Надо бы поискать сеньора Энюя. Дождь уже перестал. Скоро будет
        совсем темно. Покричи, Очиг, ты поголосистей, может он тебя и услышит.
        - Если сеньор Энюй сейчас там, где мы оставили его, то он вряд ли меня
        услышит. Слишком далеко, - покачал головой Очиг. - Может вы, сеньор Корин,
        подадите ему какой-нибудь магический знак.
        - Попробую, - буркнул Корин, выходя из огромного зала на площадь.
        Магистрант с досадой подумал, что он в очередной раз не догадался взять с
        собой жезл. Несмотря на свою способность создавать огненные шары и без него,
        он все-таки предпочитал традиционный способ. Так было легче и быстрей, да и
        шары имели значительно большие скорость и дальность полета.
        Магический жезл делался из сплава обладавшего усилительной способностью, а
        также позволял магу лучше сконцентрировать свою энергию. Впрочем, для
        концентрации энергии можно было воспользоваться и обычной ровной, хорошо
        обструганной палкой из твердого дерева, как и поступил Корин. Во время пути
        по городу он нашел выброшенный кем-то посох из очень твердой древесной
        породы.
        Огненный шар взлетел ввысь и с оглушительным треском рассыпался ярким
        фейерверком в ночном небе. Корин подождал ответа Энюя, а затем послал еще с
        полтора десятка шаров, пока, наконец, не выдохся.
        - Думаю, этого достаточно, - устало махнул он рукой. - Если с ним ничего
        не случилось, Энюй должен их заметить и прийти сюда. Или, по крайней мере,
        подать нам знак, где он. Искать его среди развалин сейчас бесполезно.
        - Вы правы, сеньор. Тем более для защиты у него и самого есть жезл, -
        кивнул Очиг. - Раз уж мы ночуем здесь, может, спустимся вниз?
        - Думаю, нам не стоит торопиться, - недовольно мотнул головой Бобот. -
        Лезть туда ночью, да еще сразу после дождя... Там небось грязища, через окна
        натекло. Нет уж, давай подождем до завтра.
        Проводники достали из заплечных мешков предусмотрительно взятые в дорогу
        продукты и подстилки, и компания слегка перекусила. Корин, в отличие от них
        не махавший мачете, еще не успел сильно проголодаться, но его спутники,
        рубившие в течение трех часов ветви и кустарник, чувствовали, что им надо
        основательно подкрепиться. После ужина набрав большую кучу веток, они
        договорились об очередности дежурства и разлеглись прямо на траве. Первым
        дежурить взялся Корин.
        Гроза ушла куда-то далеко-далеко и только вспышки огромных молний
        освещавших северный край неба, говорили, что она где-то еще продолжается.
        Магистрант подошел к окну и внимательно поглядывал в обступившую развалины
        тьму, однако ничего не замечал. Его глаза прекрасно видели в темноте, но не
        сквозь заросли. Он прислушался. Было тихо, только костер негромко потрескивал
        за его спиной, бросая отблески на стены, сохранившие свою белизну, несмотря
        на долгие века.
        Рядом с костром лежала гора веток, которые следовало хорошо просушить,
        прежде чем бросать в огонь. С сухими дровами здесь было много сложнее, чем на
        севере. Корин вышел на площадь, чтобы набрать наломанных ветром веток для
        своих сменщиков. Сделав несколько ходок и завалив ветками весь угол по
        соседству с костром, он наконец остановился, решив что их хватит теперь не
        только до утра, но и на день-другой, если их что-нибудь здесь задержит. О
        костре можно было не волноваться. Сейчас магистранта заботило очередное
        исчезновение Энюя.
        Слова проводников об офицерском жезле полуэльфа насторожили его. "Неужели
        он действительно тайный агент? - гадал магистрант. - Очень странно! Зачем
        тайной полиции охотиться за мной? Я ведь никогда не вступал ни в какие
        противоречия с законом. Впрочем..." Он вспомнил, что не удосужился сообщить
        стражникам о нападении на него гномов. Энюй, если он действительно шпик,
        должен был донести на него, но он этого не сделал. Но с другой стороны сам
        Корин мог бы его сдать стражникам в Палинсане.
        Звериный рев, донесшийся откуда-то издалека, оторвал его от раздумий и
        заставил прислушаться. Он узнал этот рев, знакомый ему по Хурулу. Где-то толи
        в лесу, толи среди развалин бродила дикая кошка - пантера. Корин ее не
        боялся, она была слишком осторожна, чтобы нападать на людей. Тем более на
        магов, усмехнулся он. Магистранту невольно вспомнилась другая кошка, рыжая,
        которая едва не напала на него в департаменте, а затем он вспомнил и о своих
        неугомонных котах-преследователях.
        С кошками у него в последнее время сложились необычные отношения. Кебе
        сейчас спал в таверне, но вот где спрятались маги-оборотни, которых он
        основательно подпалил, оставалось загадкой. Корин в раздумье встал, подбросил
        веток в костер и прошелся по залу. Очередной рев, прозвучавший значительно
        ближе к их укрытию, заставил его подойти к окну, служившему вместо двери. На
        этот раз ревела не пантера, а какой-то другой зверь, значительно более
        крупный. Ему почему-то вдруг вспомнились големы, и он невольно содрогнулся.
        Взяв посох, уже послуживший ему вместо жезла, Корин вышел из зала на площадь
        и прислушался.
        Поблизости было тихо, только где-то на значительном отдалении от него
        раздавались обычные ночные звуки, приглушенные зарослями и расстоянием. Его
        чуткое ухо расслышало даже далекие раскаты грома. Сверканье молний на севере
        продолжалось, но совсем уж далеко.
        Корин уже собирался вернуться под крышу, когда очередной яростный рев
        заставил его вздрогнуть. В этом реве прозвучала такая злоба, что по его спине
        пробежали мурашки. Магистрант повернулся и застыл, напряженно вглядываясь во
        тьму. Зверь находился в городе и совсем близко, примерно в паре кварталов от
        него. Рев повторился. Казалось, теперь он исходил с противоположной стороны
        площади. Рука Корина до боли сжала посох.
        Шорох за спиной заставил его резко обернуться, но он тут же успокоился, на
        пороге стояли его проводники.
        - Вы здесь, сеньор маг? - услышал он негромкий голос Бобота, в котором
        звучали нотки облегчения. - Мы уж испугались, что вы бросили нас и куда-то
        ушли.
        - Какой-то зверь рычал, - сообщил Корин. - Я вышел послушать.
        - Лучше зайдите во дворец. Этот рев не к добру, - просящим голосом сказал
        Очиг. - Это очень плохой рев. Мы тоже его слышали.
        Корин вернулся под крышу. Оба проводника выглядели чрезвычайно
        встревоженными.
        - Что это за зверь? - спросил Корин у Очига.
        - Не знаю, сеньор Корин, - покачал головой проводник. - Никто его никогда
        не видел. Люди говорили, что это оборотень.
        - Почему же вы не рассказывали о нем?
        - Мы его здесь никогда не слышали, он бывает только за Тахарилом. Да и
        там он нечасто так ревет, что-то сильно его рассердило. Давайте вернемся к
        костру, оборотни огня не любят, - предложил Очиг.
        Компания вернулась в зал и уселась вокруг костра. На этот раз затишье было
        долгим. Наконец, зверь снова заревел, правда, на этот раз его рев отдалился
        от них.
        - Он идет на северо-запад, - заявил Бобот.
        - Мне кажется, - покачал головой Очиг, - что он идет к храму.
        - Что еще за храм? - удивленно посмотрел на него Корин.
        - Там, - махнул рукой на северо-запад Очиг, - есть очень древние руины.
        Почему-то все их называют храмом. Все давным-давно забыли, когда и почему их
        так назвали, а все равно зовут.
        - Это далеко от нас? - спросил Корин, невольно подумав об Энюе.
        - Порядком, - кивнул Очиг. - Это в стороне от дороги, по которой мы
        пришли ко дворцу. Надо было свернуть примерно там, где от нас отделился
        сеньор Энюй.
        - Выходит Энюй может находиться сейчас в храме?
        - Может, - пожал плечами Очиг. - Но вот зачем ему туда идти? Ничего
        ценного в нем давно нет. К тому же это место считается самым опасным во всем
        городе.
        - Почему?
        - Этого никто толком не знает. Говорят, оттуда частенько не возвращаются,
        ответил Очиг.
        - А ты там бывал?
        - Да мы несколько раз спускались в храм вместе с сеньором Тубарусом.
        - Как спускались?
        - На веревках, - усмехнулся Очиг. - Там глубокая лощина с очень крутыми
        склонами. Деревья в тех местах не особо растут. Там нет таких диких зарослей,
        как в остальном городе.
        - И что вы там видели?
        - Там внизу пальмовый лесок, что очень странно. Пальмы обычно растут
        только на открытых местах или на побережье. В леску, как и везде, несколько
        развалин, но они сильно отличаются, от остальных. Они намного меньше дворца,
        да и камень совсем другой. Очень твердый и красивый. Кладоискатели любят
        отбивать себе кусочки. Они похожи на драгоценные камни. Гномы их ценят и
        покупают за неплохие деньги. Мы, когда были там с сеньором Тубарусом, тоже
        пытались отломать себе по кусочку, да где там... Что можно унести уже до нас
        унесли, а что осталось ничем не разобьешь. Только посмотреть и можно, -
        усмехнулся Очиг.
        - Значит, туда можно спуститься только на веревках?
        - Не знаю, - пожал плечами проводник. - Наверно, где-то есть и другой
        путь, но мы спускались на веревках. Ни я, ни Бобот не любим это место. Там
        слишком уж много всякой магии.
        - Всякой? - переспросил удивленный Корин.
        - Всякой, - кивнул Очиг. - И бесцветная там тоже есть, если вас она
        интересует. Маги и те побаиваются этого места. Даже сеньор Тубарус с большой
        опаской спускался туда. Мы видели, что он все время чего-то боится. Верно,
        Бобот?
        - Верно, - кивнул проводник. - Он все-время нервничал и очень спешил,
        поэтому заставлял нас искать, а не долбить стены, чтобы взять себе камушек.
        - А что вы искали?
        - Но, сеньор Корин, разве вы забыли? - нахмурился Бобот. - Сеньор Тубарус
        ищет всегда одно и тоже.
        - Понятно, - медленно кивнул магистрант, задумавшись о профессоре.
        Конечно, Тубарус знал много больше, чем открыл ему.
        Рев больше не повторялся и Корин вскоре забыл об оборотне. Очиг с Боботом
        опять заснули, а он устроился у входа и долго сидел, глядя во тьму. Потом он
        поменялся местами с Боботом и лег спать.
        Утром, с восходом солнца, путники собрались вокруг костра и сытно
        позавтракали. Проводники по своему почину захватили продуктов на несколько
        дней, опыт подсказал им, что они могут здесь подзадержаться. Затем, прихватив
        сухие ветки для факелов, компания направилась к проему в стене, служившему
        дверью.
        Пройдя несколько небольших залов, они попали в темный коридор, снова
        напомнивший Корину его сон. Бобот зажег факел и повел их вперед. Вскоре они
        оказались в зале, из которого вниз вела широкая лестница. Спустившись на
        этаж, Бобот остановился и поглядел на магистранта.
        - Будем осматривать этот этаж? - спросил он.
        - А как бы вы посоветовали? - поинтересовался Корин, - Я ведь здесь
        впервые. Не знаю где искать.
        - Тут уже все много-много раз перерыто, - усмехнулся Бобот. - Вряд ли
        что-нибудь могло остаться незамеченным. Предлагаю идти дальше вниз. Чем ниже,
        тем меньше людей бывало там. Последний раз мы нашли... на четыре этажа ниже, -
        запнулся он, вспомнив о своем слове.
        - Хорошо, пойдем туда, - сердито буркнул Корин, которому хотелось более
        подробно узнать о последней находке. - А сколько внизу всего этажей?
        - Точно не скажу, до самого низа мы обычно не спускались, там все занесло
        землей и заросло каким-то противным растением, воняющим хуже всякой плесени,
        от этого запаха начинает кружиться голова. Знаю только, что туда не меньше
        девяти этажей, - пожал плечами Бобот. - Пойдемте, - мотнул он головой и
        зашагал вниз.
        Вскоре они пришли на тот этаж, где в последний раз Тубарус отыскал какое-
        то кольцо. Здесь оказалась иная планировка, нежели там, где они ночевали: не
        было таких огромных залов, зато в длинный коридор, тянувшийся вдоль всего
        здания, выходили двери множества больших комнат. На полу коридора и комнат
        лежали толстые слои земли, то и дело встречались следы недавних раскопок.
        Бобот повел их по натоптанной тропинке. Очиг шел замыкающим, Корин шагал
        следом за Боботом, заглядывая в комнаты.
        Корин досчитал до трех десятков комнат, изрытых кладоискателями, и,
        сбившись со счета, оставил это бесполезное занятие. "Тут уже ничего не найти.
        Эти комнаты перерыли сотни, если не тысячи раз, - подумал магистрант. -
        Интересно, что здесь было раньше?" Наконец Бобот остановился. Он заглянул в
        одну из комнат, потом в ту, что была напротив, и повернулся к Корину.
        - Последний раз мы были с сеньором Тубарусом именно в этих комнатах, но
        после нас здесь кто-то уже успел побывать. Правда, обычные кладоискатели
        роются, пока не догорят факелы, а у сеньора Тубаруса всегда с собой волшебный
        фонарь - мы копаемся под землей очень долго. У вас нет такого фонаря, сеньор
        Корин?
        - Нет, - покачал головой магистрант. - Но я могу при случае сделать
        волшебный факел, - усмехнулся он, взглянув на свой посох, кем-то вырубленный
        из ветви дерева, которое, как сообщил ему Очиг, на Дуруле называли каменным.
        Он нашел его вчера по дороге по городу. - А как вы искали? Рыли все подряд?
        - Нет, сеньор Тубарус нам всегда говорил, где нужно копать. И мы почти
        всегда что-нибудь находили.
        - Вот как? - прищурился Корин, догадавшись, что в своих поисках Тубарус
        пользуется внутренним оком. Он тоже пытался просматривать по ходу все
        комнаты, но на четвертом десятке оставил это занятие, разуверившись, что
        таким образом сможет что-то найти, везде было чисто, никаких признаков магии.
        Это его не удивило: по его мнению, за прошедшие тысячелетия вся магия должна
        была рассеяться.
        Он осмотрел комнаты, в которых вел поиск Тубарус, и увидел в одной из них
        множество едва ощутимых разноцветных огоньков, загоревшихся по всей комнате.
        Все они были столь слабы, что Тубарус их, видимо, не заметил. К сожалению,
        все предметы, излучавшие магию, находились глубоко под землей.
        Эти комнаты значительно превышали по размерам остальные, мимо которых они
        проходили. В их стенах было много оконных отверстий, сквозь которые нанесло
        огромные кучи земли. Ее слой кое-где достигал чуть ли не четырех аршей -
        потолок казался столь близким, что он мог легко допрыгнуть до него.
        - Вы взяли с собой что-нибудь, чем можно рыть землю? - спросил он
        проводников.
        - Конечно, - разом кивнули те, с интересом глядя на магистранта. - Где
        нам копать?
        Корин еще раз осмотрел комнату. В одном месте бледное неровное свечение
        занимало значительно большую площадь, чем другие огоньки и, казалось, что его
        источник или источники ближе к поверхности, чем остальные. Он очертил посохом
        это место.
        - Копайте здесь.
        Бобот воткнул факел в землю, затем они достали небольшие удобные лопатки и
        приступили к расчистке в указанном месте. Земля была мягкая и рассыпчатая,
        поэтому легко поддавалась. Очиг и Бобот работали ловко и умело. Они, прежде
        чем отбросить землю в сторону, процеживали ее с лопаток между пальцами, от их
        рук и глаз ничего не могло ускользнуть.
        Корин зажег для них еще один факел и применил заклинание, дающее свет, на
        конце его посоха засветился небольшой, но ослепительно яркий шар. В комнате
        стало светло, как днем. Он не знал, сколько времени посох сможет продержать
        поток его магии, прежде чем рассыплется в прах, но надеялся что долго.
        Чтобы не стоять без дела, он, взяв в руки колышек и нож, начал рыться в
        другом месте, где горел маленький, но более яркий, чем остальные, огонек.
        Хотя земля была мягкой, но он вскоре понял, что добраться до него будет очень
        непросто. Предмет находился на глубине не менее полутора аршей, но магистрант
        терпеливо рылся, пытаясь добраться до своей цели.
        Он ушел с головой в дело и совсем забыл о времени. Внезапные возгласы
        спутников привели его в чувство. Корин оглянулся, Очиг и Бобот растерянно
        смотрели перед собой, их спины заслоняли от него яму. Корин подошел к ним и
        посмотрел на их находку. В яме он увидел руки и голову скелета. Остальные
        кости находились под толщей земли.
        - Кто это? - растерянно спросил Бобот. Он потрясенно взглянул на
        магистранта.
        - Откуда я знаю, - пожал плечами Корин. - Он мне не представился.
        - Я думал, что вы его хотели откопать, - растерянно посмотрел на него
        Бобот. - Разве вы не знали, что он здесь лежит?
        - Нет, - покачал головой магистрант. - Я даже не предполагал, что здесь
        можно встретить что-то подобное.
        Корин проверил внутренним оком скелет, но тот ничего не излучал. Правда,
        на его руке что-то светилось. Он наклонился и начал очищать землю над его
        кистью. Когда земля была отброшена в сторону, все увидели перстень,
        сверкнувший на безымянном пальце правой руки покойника. Корин спокойно взял в
        руки фалангу, на которой сидел перстень, и снял его. Проводники один
        испуганно другой удивленно смотрели на него.
        - Вы не боитесь его разгневать, сеньор Корин? - спросил Бобот.
        - В общем-то, нет, - пожал плечами Корин. - Не знаю почему, но я
        покойников не боюсь, - усмехнулся он. - Хотя конечно на них могут лежать
        заклятья, но на нем я их не вижу. Если они и были, то со временем прошли. Он
        здесь лежит не одну сотню лет. Но под ним что-то лежит еще.
        Корин порылся колышком под рукой, откуда по-прежнему исходило свечение.
        Внезапно палочка за что-то зацепилась и выдернула и земли какой-то комок.
        Очиг взял его в руки и осмотрел.
        - Похоже, когда-то это был кусок кожи, - произнес он и посмотрел на
        спутников.
        - Копайте дальше, - сказал Корин. - Там ниже, под правой рукой, лежит
        что-то очень большое и твердое. Осталось совсем немного.
        - А что делать со скелетом? - посмотрел на него Очиг.
        - Отложите пока в сторону те кости, которые вам мешают, а потом вернете
        их на место, - распорядился магистрант. - Или обойдите их стороной.
        Проводники снова принялись за работу, а магистрант рассматривал найденный
        перстень. Он был не из золота, а из неизвестного ему металла. Переливавшийся
        в свечении магического факела всеми цветами радуги крупный граненый камень
        тоже оказался ему незнаком. Его огранка была весьма необычной: в основании
        лежал правильный шестнадцатигранник, от углов которого расходились
        треугольные грани к ребрам верхнего шестнадцатигранника, повернутого
        относительно основания так, чтобы все боковые грани оказались равнобедренными
        треугольниками.
        Восклицания спутников оторвали Корина от созерцания перстня. Они нашли то,
        что искали. Он сунул перстень в карман и снова заглянул в яму. Эта находка
        понравилась проводникам намного больше. Под рукой скелета находился увесистый
        мешочек с золотыми монетами и драгоценностями: перстнями, цепочками,
        ожерельями, брошами, серьгами. Когда-то он был кожаным, но теперь от кожи
        осталась только труха.
        Очиг расстелил на земле большой кусок прочной ткани, и они начали
        осторожно перекладывать монеты и украшения на нее. Вскоре все найденные
        сокровища лежали на подстилке. Корин прозондировал почву внутренним взором,
        больше ничего он не увидел. Цвет магии его насторожил: большинство монет
        имело сероватый оттенок, но некоторые едва заметно светились пурпуром.
        Проводники с интересом уставились на магистранта.
        - Как вы со всем этим поступите, сеньор? - спросил Бобот.
        - Монеты мы разделим поровну, на три части, что делать с остальными
        ценностями я решу позже, - ответил Корин. - Ты не возражаешь?
        - Конечно, нет, сеньор Корин! - радостно воскликнул проводник. - Тут
        столько золота, что мне больше ничего и не нужно, этих монет нам не на одну
        жизнь хватит.
        - Надеюсь, ты не собираешься уже возвращаться домой? - спросил немного
        озадаченный магистрант.
        С ответом на этот вопрос Бобот несколько замялся, он растерянно взглянул
        на Очига, тот выглядел весьма задумчивым. Похоже, он и сам не знал, как ему
        поступать дальше. Корин уже начал досадовать, что не поставил им никаких
        условий при дележке. Наконец Ожечай очнулся после долгих раздумий.
        - Мы, конечно, проводим вас туда, куда договаривались, но сначала нам
        придется отвезти это золото домой, - заявил он. - Вдруг в дороге с нами что-
        нибудь случится и это золото исчезнет. Да и вообще с такой кучей золота
        опасно путешествовать. Вы же видите, как бывает, - он кивнул на сложенные в
        сторонке кости.
        - Интересно, что с ним случилось? - Корин только сейчас задумался над
        причиной смерти кладоискателя. - Если бы его кто-то убил, то убийца, конечно,
        забрал бы себе это золото.
        - А на золоте не лежит никакого заклятья? - настороженно спросил Бобот.
        - Следы какой-то магии есть, но это не заклятье, - покачал головой Корин.
        - Но как вы его заметили, сеньор Корин? - удивленно посмотрел на него
        Очиг. - Ведь ни я, ни профессор ничего не увидели. А ведь у сеньора Тубаруса
        очень чуткое внутреннее око. Да и у меня оно тоже неплохое.
        - Что тут непонятного, - усмехнулся Бобот. - Значит, у сеньора Корина
        зрение просто намного лучше вашего.
        - Но не настолько же, - покачал головой Очиг. - Я еще не встречал
        человека с таким чутким зрением, как у сеньора Тубаруса. А сеньор Тубарус не
        один раз здесь был и ничего не заметил. Странно...
        - Не вижу ничего странного, - пожал плечами Бобот. - Тут все понятно. Ты
        же не удивляешься тому, что орел видит намного дальше и лучше нас. А вот, что
        случилось с ним, - он кивнул на скелет. - Вот это мне действительно
        непонятно. Почему он умер?! Вы не могли бы это как-нибудь узнать, сеньор
        Корин?
        - Не знаю, - недоуменно ответил маг, который осматривал череп. - Череп
        цел. Конечно, если скелет раскопать полностью, может, и удалось бы определить
        причину его смерти.
        - Тут столько земли... - вздохнул Бобот. - Нам ее всю не перекидать.
        Корин задумчиво кивнул. Сомнения Бобота были понятны, скелет лежал на
        глубине более двух с половиной аршей, чтобы выкопать хотя бы кости корпуса и
        таза пришлось бы небольшими лопатками перекидать в три раза больше земли, чем
        они ее уже перекидали.
        - Что мы будем делать дальше? - спросил Очиг, поглядывая на сверкавшую в
        ярком свете посоха груду золота и драгоценностей.
        Корин недовольно поморщился, находка была очень некстати. Теперь даже
        Очиг, которого он считал чрезвычайно надежным товарищем, только и думал, что
        о возвращении. Это ясно читалось по его лицу. Магистранту хотелось получше
        осмотреть все это здание, а теперь с кучей золота бродить по коридорам было
        тяжело и неудобно.
        - Может, мы пока спрячем где-нибудь золото и посмотрим, что тут еще есть?
        - предложил Корин.
        Проводники растерянно переглянулись. На их лицах было ясно написано их
        отношение к такому предложению.
        - Нет, сеньор Корин, - разом заявили они. - Золото оставлять нельзя. Без
        нас сюда может кто-то прийти. По развалинам чуть ли не каждый день кто-нибудь
        да бродит. Лучше давайте вернемся в гостиницу, отнесем золото, а затем придем
        сюда в следующий раз.
        Магистрант прекрасно сознавал, что следующего раза уже не будет. После
        возвращения в гостиницу проводники отправятся в Катарел, и неизвестно
        вернутся ли вообще. Он оглянулся к брошенной им ямке, ему было интересно: что
        же там лежит.
        - Хорошо, - наконец кивнул он. - Копайте тут, я посмотрю, что там лежит,
        и мы отправимся в гостиницу.
        Проводники молча кивнули и яростно набросились на начатую им яму. Теперь
        Очиг и его приятель рыли намного небрежней, они почти не просеивали землю,
        Корин давно обратил внимание, что значительная ее часть - вулканический
        пепел. Ближайшие отсюда вулканы стояли только у "Огненного кольца"
        "По-видимому, город погиб, когда образовалось "Огненное кольцо", - решил
        магистрант. - Интересно, как донесло сюда всю эту пыль, ведь оно довольно
        далеко, и город защищает от Кольца Маантейский хребет?!"
        Теперь яма росла значительно быстрее, чем когда в ней ковырялся ножом и
        палочкой магистрант. Вскоре загадочный предмет оказался совсем близко к
        поверхности раскопок.
        - Осторожней, - предупредил спутников Корин. - Эта вещь уже близко,
        смотрите, не ударьте ее своею лопатой.
        Наконец предмет был извлечен на поверхность. Это оказалась небольшая
        металлическая пластинка шестнадцатиугольной формы с зеркальной поверхностью.
        Корин, прищурившись, осматривал его. Он назвал находку зеркальцем. Почти
        точно такое у него уже было, он купил его на Хуруле.
        - Ну что, идемте, сеньор Корин? - поторопил его Бобот. - Вы обещали...
        - Хорошо, хорошо, - кивнул магистрант. - Только вот копните еще там, это
        совсем неглубоко, - он увидел в одном из углов, где был довольно тонкий слой
        земли, какое-то туманное свечение.
        Проводники, тяжело вздохнув, копнули там, где он просил, нечто похожее на
        стеклянный граненый шар лежало на полу. Корин взял его в руки, слабоватый,
        пурпурный оттенок заставил его насторожиться. Это не было стеклом, хотя и
        было прозрачным. "Кристалл?! Да, какой-то кристалл! - удивленно поднял брови
        Корин. - Но очень крупный и странный".
        - Ну что, сеньор маг? - нетерпеливо напомнил о себе Бобот.
        - Хорошо, хорошо, пошли, - недовольно нахмурился Корин.
        Очиг переложил вещи из своего мешка в мешок к Боботу, затем положил к себе
        тяжелый узел с их находками. Корин выдернул из земли свой посох, на верхушке
        которого по-прежнему сиял огненный шар, зал теперь освещался только им: оба
        обычных факела давно сгорели. Посох оказался теплым, но по-прежнему прочным,
        магия не жгла и не разрушала его. Другое дерево уже давно бы загорелось.
        Корин вспомнил рассказы некоторых близко знакомых ему исследователей,
        которые занимались изучением эльфов их культуры и магии, по их словам,
        древние эльфийские маги в отличие от людей не пользовались металлическими
        жезлами, у них имелись деревянные посохи, сделанные из какой-то необычайно
        твердой породы дерева, которые были удивительно долговечными. Он пригляделся
        к посоху, возможно, это и была та самая загадочная порода, о которой он
        слышал столько историй от своих приятелей.
        - Вы хотите погасить свой свет? - спросил Бобот.
        - Ты хочешь, чтобы я освещал вам путь? - усмехнулся Корин.
        - Это было бы очень здорово? - мечтательно вздохнули проводники. -
        Никакой факел не дает столько света. Даже волшебный фонарь сеньора Тубаруса
        светил куда менее ярко.
        - Пожалуй, я попробую посветить вам, - согласился Корин заинтересованный
        своим открытием. Он уменьшил яркость и размеры шара, чтобы тот не слепил ему
        глаза, но сиял достаточно, чтобы видеть хорошо тропу в подземелье.
        Теперь Корин пошел впереди проводников, освещая себе и им дорогу. Посох
        приводил его в восторг, раньше ему никогда не приходилось столь долго
        удерживать огненный шар. Такое было попросту невозможно: металл жезла сильно
        накалялся.
        Обратный путь благодаря яркому свету они прошли быстрее. Вскоре путники
        вернулись на место своей ночевки. Проводники принялись готовить обед, а Корин
        решил осмотреть местность. Его заинтересовали верхние этажи, лестница шла еще
        выше. По словам Очига, сейчас там царил полный разгром и хаос. Если раньше
        что-то там и было, то все давно разграбили.
        Корину пришлось поверить ему на слово, потому что подняться наверх по
        лестнице оказалось невозможно, верхний пролет оказался разрушен. Чтобы
        забраться выше, требовалась веревка с крюком, которую они не взяли с собой.
        Впрочем, и снаружи было видно, что верхняя часть здания сильно повреждена.
        Там росли высоченные деревья. Корина они заинтересовали: он все пытался
        выяснить ветвь какого из деревьев, заменила ему жезл. Вчера он подобрал этот
        посох по дороге, а теперь хотелось взглянуть на само дерево, которое
        проводники называли каменным. Какие-то еще самому неясные подозрения роились
        в его душе.
        - Я здесь нигде не видел сейканра, - покачал головой Очиг в ответ на
        расспросы магистранта. - Каменные деревья очень долго живут, но их крайне
        мало. Древние породы почти совсем вымерли, они еще кое-где встречаются за
        Амотрилом, но в других местах уже не растут, если вообще когда-то росли.
        - Как же сюда попал этот посох?
        - Откуда мне знать, - пожал плечами Очиг. - Вы его нашли - вам лучше
        знать, сеньор Корин.
        Пообедав, отряд выступил в обратный путь. Только теперь Корин вспомнил об
        Энюе.
        ***
        Полуэльф отделился от остальной группы, потому что ему не нравилось ходить
        толпой, да к тому же его путники шли к дворцу, где, как он был убежден, уже
        ничего нет. Он лгал, когда говорил, что впервые на Дуруле. Нет, капитан
        тайной полиции Лагай Ламейис уже не раз был на острове по служебным делам и
        не впервые бродил по этим развалинам в поисках сокровищ. На этих руинах он
        появился уже в четвертый раз.
        Корин глубоко заблуждался, принимая Энюя за своего ровесника. Капитан уже
        в следующем году собирался разменять девятый десяток. Сейчас ему было
        семьдесят девять, но выглядел он тридцатилетним парнем. Эльфийская кровь
        давала себя знать.
        Сейчас Лагай-Энюй сетовал на злую судьбу. Он допустил грубейшую ошибку,
        которая могла разом перечеркнуть всю его карьеру: он вовремя не донес на
        гнома, попавшего в руки Корина, опасаясь, что Тохатус припишет поимку бандита
        себе. В тот момент он еще не знал что это за птица, и Энюй отнесся к этому
        гному с непростительной небрежностью.
        Теперь же, пока он гонялся вместе с Тохатусом за бандой Бемегула, Кебе
        бесследно исчез, Корин куда-то отпустил его. Однако Тохатусу все же стало
        известно о гноме из своих источников, и он сообщил о промашке Энюя самому
        Дарганусу. Как выяснилось, поисками этого гнома сейчас была занята вся
        имперская полиция, которая уже восьмой десяток лет охотилась на Зегога
        Янартина. По поступившим сведениям из Хорнии Кебе Ойлесог Янартин являлся
        путеводной ниточкой к нему.
        Теперь проштрафившемуся Энюю приходилось путешествовать вместе с этим
        троллем, как он звал про себя Корина, вместо того, чтобы заниматься чем-
        нибудь более перспективным. Его непосредственный начальник Лэлот Этэйшас
        наивно верил, что гном еще объявится. Впрочем, сами гномы были никому не
        нужны, по приказу самого императора тайная полиция пыталась отыскать какой-то
        Ключ, о котором никто из рядовых агентов прежде никогда не слышал, да и
        сейчас понятия не имел.
        Эта длинная история началась восемьдесят лет назад, когда Лагай еще даже
        не родился. Гном Зегог Тэйочиг Янартин подозревался в убийстве магистра магии
        Димита Харагуса и в похищении какого-то Ключа, о назначении которого сам Энюй
        ничего толком не знал. Знал он только, что Барат Тохатус, один из лучших
        сыщиков империи, в свое время попал в немилость к самому императору из-за
        того, что упустил из своих рук магистра Харагуса. Теперь Тохатус рыл землю,
        чтобы отыскать Зегога Янартина, у которого, как предполагалось, и находился
        таинственный Ключ.
        Вся эта старая история сохранялась в глубочайшей тайне. Самого Энюя
        посвятили только в то, что сочли необходимым для поисков. По этой причине ему
        было совершенно непонятно, почему Харагус неожиданно отправился в Хорнию, где
        ему угрожала опасность со стороны гномов, и почему вдруг Зегог Янартин
        вздумал вернуться на остров. Все это оставалось для него тайной за семью
        печатями, да и не только для него. Тохатус тоже ничего об этом не знал.
        Впрочем, кое-какие догадки у Энюя имелись. Харагус получил в "Огненном
        кольце" Ключ и искал дверь, которую он должен открыть. Видимо, он решил, что
        эта дверь находится в Хорнии. Но зачем сюда вернулся Зегог Янартин, укравший
        этот Ключ и убивший Харагуса, это было совершенно неясно. Однако сейчас ни о
        чем таком шпиону ломать голову не хотелось, он решил расслабиться: на досуге
        заняться поисками сокровищ и магических древних предметов.
        Его давней мечтой было посетить таинственный храм, стоявший на развалинах.
        Он много слышал о нем от эльфов. В последний свой визит сюда, Энюй наконец до
        него добрался. Но время было уже довольно позднее, его проводник наотрез
        отказался заночевать у храма, и ему пришлось вернуться, ничего там толком не
        исследовав. Храм казался ему самым любопытным местом на развалинах. Во дворце
        ему тоже приходилось бывать, но там все давно перерыли. А дорогу на самые
        нижние этажи, где что-нибудь еще могло оставаться, прикрывали растения,
        напоминавшие ядовитую плесень, от запаха которой он однажды едва не погиб.
        Солнце спустилось уже за верхушки деревьев и, хотя было еще совсем светло,
        но путь к храму был неблизким, и идти туда не имело смысла. Он будет там уже
        в потемках. Однако у него оставалась еще одна цель. Большое здание по дороге
        к храму. "В крайнем случае, переночевать можно где-нибудь в городе, - решил
        Энюй. - Еда и подстилка для ночлега у меня есть".
        Одно обстоятельство, связанное с этими развалинами в свое время сильно
        заинтриговало Энюя. Руины лежали в городской черте, но в тоже время на
        площади около четверти квадратной мили, кроме них, не было следов ни одного
        строения. Похоже, в древности вокруг этого здания был разбит сад или парк.
        Это говорило о том, что здание тоже могло быть дворцом или резиденцией какой-
        нибудь знатной особы. К такому же мнению его привел в свое время осмотр самих
        руин. Материалы, пошедшие на его изготовление, ничем не отличались от
        материалов, из которых был построен дворец.
        Эти руины пользовались среди кладоискателей много худшей славой, нежели
        даже храм. Все, кому довелось оттуда вернуться, рассказывали жуткие байки о
        скелетах, которые они во множестве находили в комнатах и коридорах
        подземелья. Ходили упорные сплетни, что там обитает какое-то чудовище. По
        совершенно достоверной информации, полученной от Тохатуса, Энюю было
        известно, что даже маги нередко бесследно исчезали в таинственных развалинах.
        Это и отпугивало и одновременно притягивало к ним авантюриста.
        То, что из таинственного дворца люди все же возвращались, давало ему повод
        надеяться на успех. Все, кто возвращался оттуда, ходили туда днем, ночью, как
        и в храме, там никто не оставался. "Ну а если, кто оставался, тот не
        возвращался, - угрюмо усмехнулся полуэльф, поглядывая на солнце. - Но время у
        меня еще достаточно, - решил он. Солнце, еще ярко сияло сквозь зелень листвы.
        - Туда не больше получаса ходу. Пару часиков я еще могу побродить под землей,
        а потом выберусь и заночую где-нибудь на развалинах или вернусь в Бафрос".
        Приняв решение, Энюй с удвоенной силой замахал своим мачете, прорубаясь к
        желанным руинам. Увлекшись сражением с растительностью, он и не заметил, как
        оказался на знакомом месте. Впрочем, называть его знакомым было бы сейчас
        сильным преувеличением. Капитан был здесь всего лишь два раза в жизни, причем
        в последний раз более полутора десятков лет назад. Только детальное
        предварительное ознакомление с картой развалин, взятой в департаменте тайных
        служб, помогало ему ориентироваться. Впрочем, эльфийская кровь тоже помогала
        ему определять нужный путь в незнакомой местности.
        Он догадался, что достиг цели только тогда, когда развалины, между
        которыми он яростно прорубался, вдруг раздвинулись и ушли куда-то в стороны.
        Энюй понял, что почти добрался до цели. Но авантюрист напрасно вглядывался
        перед собой, никаких развалин среди зелени он не увидел. Однако это его не
        смутило, он знал, что до них осталось еще около четырехсот аршей.
        Удвоив усилия, Энюй быстро двинулся вперед и вскоре стоял на небольшой
        поляне, находившейся в низине, захламленной глыбами и стволами деревьев,
        поваленных такими же искателями приключений, как и он. Из земли торчали
        обломки какой-то башенки. Они-то и были ему нужны. Именно в ней находился
        вход в подземелье, остальные были занесены землей и завалены щебнем.
        Все здание находилось давно под лесом и толщей земли. Только некоторые
        площадки почему-то не зарастали. Это и была одна из них. Сюда выходила узкая
        башенная лестница. Судя по тому, что она была расчищена от земли и упавших
        стволов деревьев, здесь не очень давно кто-то был. Видимо несколько дней
        назад.
        Вход в башенку далеко не просто было заметить. Здесь находился небольшой
        лаз на лестницу, который давно бы завалило деревьями и занесло землей, если
        бы его не расчищали регулярно приходившие сюда партии кладоискателей. Лаз был
        не особенно велик и, в общем-то, неудобен: из-за наносов во многих местах
        идти по лестнице не было возможности, кое-где приходилось ползти, встречались
        и проломы. Чтобы подстраховать себя от неожиданностей, Энюй взял специально
        кем-то припасенную длиннющую лиану и спустил ее в отверстие. Вырубив
        несколько подходящих для факела смолистых веток, он связал их в охапку и
        начал спуск.
        Длина лианы была более трех десятков аршей, это помогло искателю
        приключений избежать нескольких неприятностей. Вскоре он находился в здании.
        Здесь было темно, жарко и душно от влажного воздуха, однако Энюй знал, что
        дальше по залам гораздо прохладней, однажды он уже был здесь. Авантюриста
        гораздо больше встревожил шибанувший в нос хорошо знакомый тошнотворный
        запах. Он зажег факел, прошел в соседний зал и окинул его взглядом. Так и
        есть, неподалеку от противоположной стены валялось несколько трупов.
        Подойдя ближе, он осмотрел тела своих предшественников. Их оказалось
        четыре. Судя по состоянию обрывков одежды, валявшимся повсюду, смерть нашла
        их здесь недавно, не более месяца назад, но трупы уже кто-то успел обобрать.
        Один из этих людей при жизни был магом: об этом говорили обрывки шляпы,
        втоптанные в землю.
        Энюю частенько приходилось видеть подобное, вид тел, обглоданных грызунами
        не вызывал у него ни позывов к тошноте, как в молодости, ни слишком уж
        сильных отрицательных эмоций, правда, и радостных чувств тоже не пробуждал.
        Однако причина их смерти сильно заинтересовало его.
        Он насторожено оглядел огромный темный зал, зажег еще один факел, и,
        воткнув оба факела в землю, начал исследовать трупы и землю вокруг них.
        Ничего раскрывавшего причину их гибели ему обнаружить не удалось. Следов
        вокруг тел оказалось слишком уж много. Но пара следов его насторожила и
        заставила сильно задуматься. Следы несколько походили на следы льва, но очень
        уж крупного. Однако на островах львов не было, да и что делать льву в
        подземелье, даже если он бежал из чьего-нибудь зверинца.
        Открытие заставило его надолго задуматься. Заниматься исследованием
        развалин в одиночку ему расхотелось. Если раньше ему приходилось много
        слышать об опасностях, которые таят в себе эти руины, только из чужих уст, то
        теперь он увидел их собственными глазами.
        Капитан имел большой опыт в расследовании различных преступлений. По позам
        трупов, он не был убежден, что их убил зверь. Тела лежали слишком близко друг
        от друга, вряд ли бы хищник, да и даже самый хладнокровный убийца стал бы
        стаскивать их в кучу. Если бы на людей действительно напал лев или какой-то
        зверь, они бы разбежались в стороны. Да и маг со львом, уж, наверное, мог бы
        справиться. Пара огненных шаров разорвала бы зверя в клочья.
        Рука авантюриста машинально зашарила по поясу. Ощутив под рукой свой жезл,
        Энюй несколько успокоился. Он вытащил его из футляра и прикрепил к запястью.
        Так надежней, теперь врасплох меня никто не застанет, решил он.
        Энюй окинул помещение внутренним взором. Магия здесь присутствовала, но ее
        было совсем немного. Скорее всего, мага и его спутников убили коллеги-
        кладоискатели, решил он после долгих раздумий. От удара кинжалом в спину не
        сможет защититься никакой, даже самый могучий маг.
        Однако след незнакомого зверя засел в его голове, он еще раз внимательно
        рассмотрел отпечатки странных лап. "Нет, это не лев, - наконец пришел он к
        окончательному выводу. - Лапа уж слишком большая, да и когти размером чуть ли
        не с мои пальцы. Возможно, кто-то специально оставил такие следы, чтобы
        нагнать на своих конкурентов страху, - приободрил он себя. - У льва четыре
        лапы, а не две".
        Эта мысль немного успокоила Энюя, он попытался отыскать другие следы
        зверя, но их уже успели затоптать его предшественники или же их никогда и не
        было, решил он, все более и более укрепляясь в своей догадке. Вспомнив, что
        времени у него в обрез, он решил не тратить его на изучение трупов и двинулся
        к двери в другой зал.
        Энюй быстро шагал все дальше и дальше по подземелью, в поисках лестницы,
        ведущей вниз. Он постоянно осматривал помещения внутренним взором, но ничего
        не было видно. Залы сменялись между собой, всюду были видны следы раскопок.
        Несколько раз он находил брошенные кем-то лопаты и кирки. Некоторые их них
        бросили недавно, Энюй подобрал одну из лопат, находки приободрили его. Людей
        не могли испугать чудовища, сокровища жадно манили их.
        Удалившись довольно далеко от входа, Энюй остановился, раздумывая, а не
        бросить ли ему эти бесполезные поиски. Описания этого дворца, были весьма
        неточны, никто их тех, кого он расспрашивал, далеко в глубь подземелья не
        заходил. Однако словно Рок не желал выпускать его из подземелья. Внезапно в
        нескольких шагах впереди себя его внутренний взор уловил несколько слабо
        светящихся предметов. Они лежали прямо у протоптанной дорожки так, словно их
        кто-то в спешке уронил.
        Энюй подобрал красивую золотую брошь, серьгу, пару крупных граненых
        камней, необычную шестнадцатиугольную пластинку, и еще какой-то странный
        предмет длиной в пару пинов, несколько напоминавший формой вытянутую
        усеченную пирамидку. Находки вдохновили Энюя на продолжение поисков. Однако
        вскоре находка бронзового фонаря, валявшегося на тропе, приостановила его.
        Фонарь оказался цел, масла в нем еще хватало, бросить его в подземелье мог
        только крайне напуганный человек.
        Энтузиазм, с которым шел Энюй снова начал иссякать. Он зажег фонарь и
        пригасил факел. Идти стало удобней и светлей, но теперь он не мог заставить
        себя спешить. Впрочем, он успокоил себя тем, что между людьми часто случаются
        ссоры, возможно в этом месте произошла одна из них, которая и явилась
        причиной бегства владельца фонаря. Все вполне понятно и логично. Однако
        желания продолжать свой путь по подземелью оставалось все меньше и меньше.
        В нем все скорее и скорее зрело желание вернуться, несмотря на то что он
        так и не нашел то, что искал. Наконец он твердо решил сделать последнюю сотню
        шагов и повернуть обратно, но, случайно свернув за угол, он обнаружил почти
        не заваленный землей предмет своих поисков. Перед ним из тьмы возникла
        лестница, Энюй уже не знал радоваться ли ему или огорчаться. Однако это
        открытие ослабило его решимость вернуться, он решил проверить, что же там
        дальше.
        Этажом ниже планировка здания почти не изменилась. Все те же залы,
        заваленные землей, все тот же коридор. Следов оставленных людьми здесь было
        значительно меньше, хотя поминутно они и встречались. Груд сокровищ, как и
        наверху, нигде не лежало, однако теперь то там, то здесь вспыхивали
        магические огоньки, доступные его внутреннему взору, но все они находились
        под толстым слоем земли. Энюй сейчас не мог заставить себя остановиться,
        чтобы отрыть их. Неясные опасения мучили его. Как никогда прежде он жалел,
        что идет один: фонарь в руке невольно напоминал ему о таившейся где-то
        опасности.
        Этот этаж еще не был до конца обследован, когда до путешественника донесся
        какой-то непонятный приглушенный расстоянием звук. Он остановился,
        прислушиваясь, до него доносился какой-то неясный гул. Энюй никак не мог
        понять его природы, гул исходил откуда-то сверху. "Что это такое, - гадал
        перепуганный авантюрист, вспоминая встреченные наверху трупы. - Пожалуй, пора
        возвращаться. Мало ли что. Там, наверху, уже наверно стемнело. Пора
        выбираться отсюда".
        Энюй торопливо направился к лестнице. Внезапно он услышал откуда-то звуки
        льющейся воды и догадался, наверху началась гроза. Это явилось для него
        неприятной неожиданностью, дожди на юге обычно шли только по ночам. "Неужели
        сейчас наверху уже ночь?! - гадал переполошенный бродяга. - Надо скорей
        уходить отсюда".
        Теперь искатель приключений двигался едва ли не бегом. Однако осторожность
        вскоре заставила его снизить темп. Четыре трупа там наверху, возможно они
        погибли, попав в ловушку. Если прежде он почти убедил себя, что следы зверя
        проделка какого-нибудь пройдохи-конкурента, то теперь сомнения все сильней и
        сильней мучили его. Мысль о том, что чудовище все-таки существует, отравляла
        ему сознание, заставляла часто останавливаться и прислушиваться, нет ли за
        ним погони.
        Хотя масла в фонаре было достаточно, но ему постоянно хотелось зажечь
        факел, который мог бы послужить надежной защитой. Ему в голову пришла мысль,
        что чудовище может не испугаться магии, но огня оно в любом случае должно
        было остеречься. Там где магические удары бессильны, огонь являлся надежным
        подспорьем. Это он хорошо знал.
        Когда он добрался до своего лаза, то сразу понял, что подъем наверх
        невозможен: по лестнице потоками текла вода. Устоять против потока камней и
        воды было попросту невозможно. В той части зала, в которую выходил лаз,
        образовалось болото грязи, но вода дальше не поднималась, она нашла себе ход
        и с шумом уходила в какой-то провал и где-то водопадом обрушивалась вниз.
        Энюй, подняв над головой фонарь, с отвращением смотрел на плещущееся перед
        ним озеро черной от земли воды, в котором плавала всяческая труха. Внезапно
        сила потока заметно спала. Энюй с надеждой смотрел наверх. "Неужели этот
        ливень уже закончился, - радостно вздохнул он. - Сейчас вода в этом болоте
        чуть спадет и можно будет выбраться наверх". Однако поток воды, хотя и
        ослабел, но продолжал течь.
        Энюй, забыв обо всем, терпеливо ждал, когда дождь, наконец, закончится.
        Минут через пятнадцать поток почти полностью стих. Перед попавшим в ловушку
        искателем сокровищ по-прежнему плескалось озеро грязной воды, которое
        потихоньку убывало. Где-то за углом шумел небольшой водопадик. В ту сторону
        Энюй не ходил, туда не вело никаких следов. У него мелькнула мысль, что
        стоило бы глянуть и там, но сейчас было не до этого, надо выбираться наверх.
        Авантюрист перешел озеро вброд и двинулся вверх по лестнице. Хотя поток
        смыл со ступеней землю, он завалил их щебнем, но все равно идти стало чуть
        удобней, чем раньше. Лиана к счастью оказалась на месте, это помогло Энюю
        миновать пару опасных участков. До выхода из подземелья было рукой подать, он
        уже чувствовал на своем лице легкое дыхание свежего ветерка. Внезапно
        возникшее препятствие остановило его. Он растерянно смотрел перед собой,
        проход был закрыт.
        На лестнице образовался огромный завал из веток. Спрессовавшись в огромную
        кучу, они образовали совершенно непроходимую баррикаду, сдвинуть которую было
        совершенно невозможно: с другой стороны ветки придавило бревнами.
        Энюй выругался, достал свое мачете и принялся за расчистку завала.
        Короткими точными взмахами он рубил ветки и бросал вниз. Дело продвигалось
        вперед, хоть и не слишком быстро. Энюй с беспокойством отмечал, что на
        развалинах наступила уже ночь. У него мелькнула идея ускорить свою работу. Он
        отошел подальше от завала, отвернулся, чтобы его не ослепило вспышкой,
        вскинул жезл и выпустил огненный шар.
        Яркая вспышка света озарила подземелье. В баррикаде образовалась заметная
        брешь. Энюй довольно усмехнулся, дело пошло быстрей. Жаль, надо было
        догадаться до этого раньше. Он повторил свой маневр. Затем снова подошел к
        завалу и принялся отбрасывать хлам в сторону, чтобы добраться до бревен,
        загораживающих проход.
        Внезапно протяжный рев насторожил его, он тут же вспомнил таинственные
        следы в подземелье. Зверь был еще далеко от него, но следующий рык, прозвучал
        гораздо ближе. По реву он не мог определить, что это за зверь, но он понимал,
        что это крупный и сильный хищник. Энюй невольно перестал разбирать завал и
        замер, целясь из жезла в сумрак ночи.
        Что-то быстрое и черное мелькнуло в темноте перед лазом. Энюй, не
        задумываясь, выпустил в неведомое существо огненный шар. Он не промахнулся.
        Ослепительная вспышка осветила страшилище, от которого кровь застыла в жилах
        авантюриста. Обличьем зверь напоминал чудовищную смесь черной пантеры и
        саблезубого тигра. Но чудище было огромно, размерами с крупную лошадь.
        Чудовище словно и не ощутило огня магического пламени. От его рева
        самообладание покинуло искателя приключений. Он выпустил еще пару шаров, но
        безрезультатно. Зверь вскинул лапу, какое-то чувство бросило Энюя вниз.
        Инстинкт спас его. В том месте, где он стоял несколько мгновений назад,
        вспыхнуло пламя. Чудовище владело магией.
        Недовольно фыркнув, чудище бросилось вперед. Залом из бревен преградил ему
        путь, Энюй слышал, как, яростно шипя, зверь принялся растаскивать завал. "У
        него это получается значительно лучше", - с сожалением отметил Энюй, кубарем
        скатываясь по лестнице.
        Оказавшись внизу, в зале, он заметался, не зная куда бежать, бежать в
        сторону трупов ему почему-то не хотелось. Грохот вверху, заставил его
        ускориться с принятием решения. Он кинулся туда, где еще слышались звуки
        падающей воды. По дороге он поскользнулся и рухнул вместе с фонарем в грязную
        жижу. Фонарь погас, но времени на сожаления не оставалось. Сделав по грязи
        несколько шагов, он снова поскользнулся и почувствовал, что едет вместе с
        грязью куда-то вниз. Проехав несколько аршей, он обнаружил, что теперь летит,
        но не потому, что стал птицей, а просто провалился в какое-то отверстие.
        Приводнившись в очередном грязевом болоте, он пошевелил конечностями. Все
        было в порядке, Энюй успокоено вздохнул и замер, прислушиваясь. Где-то
        вверху, под сводами подземелья разносился свирепый рев чудовища. Зверь явно
        искал незваного гостя. Внезапно там вспыхнул яркий свет, обозначивший в
        потолке какой-то провал, свечение все усиливалось. "Он же может меня найти, -
        содрогнулся искатель приключений, и поплыл вместе с жижей, в ту сторону, куда
        она медленно текла.
        Его короткое плаванье благополучно закончилось очередным полетом и
        очередным приводнением в такой же грязной луже. Энюй подумал, что нашел самый
        удобный способ передвижения по этому дворцу, единственно, что его пугало, так
        это то, что такой способ был слишком уж шумным. Чудовище не могло его не
        услышать. "Интересно, насколько оно разумно? - подумал Энюй, продолжая свое
        плавание. - Если чересчур разумно, то оно может спуститься по лестнице,
        обогнать меня и подстеречь.
        Эта мысль заставила авантюриста ускориться. Впрочем, теперь его плавание
        проходило без остановок. Он догадался, что скользит по какой-то широкой
        лестнице. Потом он протек по какому-то залу, затем снова провалился вниз и
        еще немного проплыл. Наконец поток остановился. " Вот и приплыли", - с
        невольным сожалением подумал Энюй, понимая, что теперь надо самому ломать
        голову, в какую сторону бежать. Плыть по течению было спокойней.
        Он выбрался на берег, стряхнул с себя грязь и попытался что-нибудь
        увидеть. Однако хотя глаза полуэльфа видели в темноте много лучше, чем у
        человека или гнома, они были далеко не так хороши, как у троллей. Сейчас Энюй
        остро завидовал способности троллей видеть в полной тьме. Он машинально
        осмотрелся внутренним зрением, все вокруг излучало магическое свечение. Два
        цвета: черный и пурпурный. Он невольно содрогнулся, вспомнив о пурпурных
        воинах.
        Впрочем, чудовище выглядело ничуть не симпатичней пурпурных воинов.
        Вспомнив о жезле, он испуганно схватился рукой за запястье, тот был на месте:
        все также болтался на цепочке. Интересно, насколько хорошо чудовище
        чувствует, что где-то пользуются магией? Однако выбирать не приходилось,
        сидеть в темноте, ничего не делая, это та же смерть.
        Энюй зажег осветительный шар и осмотрел место, куда он попал. Это был
        длинный широкий коридор с небольшим уклоном. Однако никаких дверей в коридор
        не выходило. Он посмотрел вверх, откуда прибыл. Там, аршах в трех над ним,
        виднелась большая круглая дыра. Энюй прислушался, не рявкнет ли где-нибудь
        чудовище, но пока было тихо. Правда, это ни о чем не говорило.
        Надо было решать, что делать дальше, жезл быстро нагревался, маг не мог
        слишком долго освещать им себе дорогу. Выбор был невелик: вниз или вверх.
        Подумав, он погасил жезл, повернулся в сторону уклона и зашагал вниз.
        У Энюя мелькнула мысль, что он первый, кто за многие тысячи лет идет по
        этому коридору. Он шел довольно долго, вначале в темноте часто попадая то в
        грязь, то в лужи, но по большей части под ногами был гладкий камень: коридор
        был вырублен в скале. Изредка он останавливался и на короткое время снова
        зажигал свет, опасаясь провалиться в какое-нибудь ущелье, но пока дорога была
        безопасной.
        Глаза немного привыкли во тьме и, как показалось Энюю, начали что-то
        различать. Всю дорогу он частенько оглядывал коридор внутренним оком. Вокруг
        него по-прежнему все сияло черными и пурпурными цветами. Внезапно Энюй ощутил
        приближение какой-то преграды: под ногами появилась грязь и камни. Он зажег
        свой магический фонарь.
        Впереди были навалены груды крупных камней, но не они служили главным
        препятствием. Коридор преграждала массивная металлическая решетка. На ней
        явно лежало какое-то защитное заклинание. Она излучала столь мощную пурпурную
        магию, что он даже не решился приблизиться к ней.
        Пытаться пробить ее огненным шаром было бессмысленно и опасно. Энюй в
        растерянности остановился. "Неужели придется возвращаться?! - в отчаянии
        подумал авантюрист. - А что если чудовище все еще ищет меня?!" Однако его
        отчаяние длилось недолго, вскоре он заметил неподалеку, в стене, какое-то
        отверстие. Он было полузавалено камнями и щебнем. Расчистив его, Энюй
        обнаружил лаз. Лаз оказался длинным и извилистым, было непонятно, куда он
        выходит.
        "Странно, кто его прорубил и зачем?" - в растерянности подумал бродяга.
        Забираться в лаз, который неизвестно куда ведет, ему не хотелось, но выхода у
        него не было. Ему нечего оставалось, как только рисковать, Энюй стянул с плеч
        мешок, сунул в отверстие и, толкая его перед собой, пополз по узкому ходу.
        Полз он долго, но к его счастью, тот, кто прорубил этот путь, видимо, был
        значительно массивней его. Невольно Энюю вспомнились тролли. "Похоже, это их
        работа, - подумал он и едва не упустил свой мешок, который начал куда-то
        падать. - Где это я? - буркнул про себя полуэльф".
        Лаз выходил в большой прямоугольный зал и заканчивался, как вначале
        показалось, довольно высоко над полом. Здесь было несколько светлей, чем в
        коридоре. Его глаза, уже привыкшие к полнейшему мраку подземелий, сразу это
        ощутили. Он не стал даже зажигать свет, полагаясь на свое зрение.
        Энюй высунулся из лаза по пояс. Сделал попытку ухватиться за верхний край
        отверстия. Это ему не удалось. Бросаться вниз головой не хотелось, но ничего
        другого не оставалось. Он внимательно вгляделся вниз, пытаясь оценить
        расстояние до пола. Но для этого все же было слишком темно. Под руку попал
        небольшой камушек, прилипший к его грязной одежде, он уронил его вниз,
        пытаясь по звуку определить расстояние. Пол оказался ближе, чем он ожидал: до
        него было не больше двух с половиной аршей.
        "Ладно, не расшибусь", - усмехнулся Энюй, вспомнив свои сегодняшние полеты
        по залам дворца. Он сбросил вниз мешок, уперся руками в стенки и рывком
        швырнул себя вперед. Сделав в воздухе сальто, он мягко приземлился на
        полусогнутые ноги. Выпрямился, внимательно осмотрелся, насколько это
        позволяло тусклое свечение подземелья. Было прохладно и сыро, где-то шумела
        вода. Только теперь ему пришло в голову, что этот зал чрезвычайно напоминает
        старинные каменоломни.
        Энюй все-таки решился зажечь фонарь, но теперь маг слишком устал и свет
        получился совсем слабенький. Он поднял жезл над головой. Стало светлее.
        Беглец осмотрелся. В стенах темнели три прямоугольника выходов. Пройдя
        несколько сот аршей по выбранному им правому тоннелю, он наткнулся на
        перекрывавшую ему путь решетку. Но она в отличие от той, что встретилась в
        коридоре, излучала лишь едва заметное светло-серое сияние.
        Растерянный путник прижался к ней лицом и попытался рассмотреть, что
        находится дальше по тоннелю. Луч фонаря упал на глянцевую поверхность воды.
        Должно быть, подземный ручей или озеро. Нет, скорее озеро, и, наверное, не
        маленькое, потому что свет фонаря не достигал противоположной стенки.
        Полуэльф безнадежно подергал решетку. Прутья были толще его запястий,
        металл, из которого ее сделали, совершенно не поддавался коррозии. Нечего
        было даже мечтать, чтобы прожечь ее огненным шаром, на который все равно не
        оставалось сил.
        Первый выбор оказался неудачным. Энюй тяжело вздохнул, приходилось
        возвращаться. Следующий ход привел его в нескончаемый лабиринт подземных
        катакомб. Возможно, выход из них на поверхность он мог бы найти, но, решив
        сэкономить время, он тут же вернулся обратно. Оставался всего один ход,
        центральный и последний.
        Да, это был его последний шанс. Авантюрист отчетливо это понимал. Он
        мысленно обратился за помощью к Вседержителю, прося простить ему все
        прегрешения и недостойные поступки, и с горечью ощутил, что их было слишком
        уж много. Он так и не понял, внял ли Вседержитель его мольбе или нет, но
        ждать прямого ответа он не мог. После молитвы Энюй направился в третий проем.
        Этот коридор шел почти прямо, хотя от него и было множество ответвлений.
        Стены слабо фосфоресцировали, и Энюй обходился без фонаря. Воздух был чист,
        свеж и приятен. Навстречу авантюристу дул легкий, едва заметный ветерок,
        который придавал ему уверенности. Правда, его сильно тревожило то, что он
        видел внутренним оком. Черная магия вокруг него становилась все плотней и
        плотней, сгущаясь словно кисель.
        Где-то далеко впереди слышался усиливавшийся грохот падающей воды, это
        слегка успокаивало авантюриста. Где-нибудь там обязательно должен быть выход.
        Эта вода не должна уходить под землю. Он попытался представить, где сейчас
        находится. Возможно, на юго-востоке от развалин, у истоков Ашенрила. Эта
        догадка придала ему бодрости. И он прибавил шагу. Теперь он чуть ли не бежал.
        Внезапно впереди замаячил какой-то свет. Уставший от мрака подземелий
        полуэльф, не сдержавшись, перешел на бег. Он бежал, совершенно не думая, что
        впереди может оказаться засада. Свет притягивал его к себе, Энюй бежал на
        него, словно мотылек, летящий на огонь.
        С разбега он влетел в какую-то огромную хорошо освещенную пещеру и в
        растерянности остановился. Перед ним вырос черный великан, сидевший на
        огромном резном каменном кресле, находившемся на высоком постаменте, и с
        усмешкой глядевший на него. В испуге Энюй отступил назад, но, приглядевшись,
        облегченно перевел дыхание. Это было всего лишь огромное изваяние из черного
        мрамора, в глазах которого сияли какие-то серые камни. От мощи черной магии
        истекавшей отовсюду, его внутреннее око едва не ослепло.
        Искатель приключений судорожно сглотнул и принялся разглядывать изваяние.
        Было довольно светло. Пещеру освещали камни, горевшие в короне на голове
        статуи. От мощи магии, царившей здесь, мурашки забегали по спине авантюриста.
        Он с трудом оторвал глаза от лица идола и бросил взгляд туда, где шумела
        вода. Слева от статуи тянулся парапет, Энюй подошел к нему и глянул вниз. Там
        в тридцати пяти-сорока аршах под ним, в узком провале, несся стремительный
        бурный поток.
        Угрюмый вид черно-серого ущелья, мощь потока заставили Энюй отпрянуть от
        парапета. Впрочем, зрелище бегущей воды придало полуэльфу сил и уверенности.
        Теперь он спокойней оглядел пещеру. Несомненно, она была невероятно древней.
        Пожалуй, намного древнее тех развалин, что наверху, подумал он. Наверно, тот
        храм на развалинах, как-то связан с этим местом. Тут должно быть полно золота
        и драгоценных камней...
        Однако эта мысль оказалась последней, рассудочной мыслью, мелькнувшей в
        голове Энюя. Внезапно на площадке перед статуей, выросло то чудовище, от
        которого он пытался скрыться. Но теперь оно стояло в нескольких шагах от
        беглеца и от него веяло такой невероятной мощью, что Энюй сразу понял, что он
        погиб. От ужаса он похолодел.
        Время словно замерло. Ему показалось, что чудовище с усмешкой посмотрело
        на него. Он не был в этом уверен, только успел разглядеть, как оно встает на
        задние лапы и расправляет плечи. Больше он уже ничего не видел, потому что
        летел вниз, в поток, гремевший в ущелье.
        ***
        Тройка удачливых кладоискателей пробиралась по развалинам. Корин взял
        мешок с золотом у Очига, несмотря на его протесты, и нес сам. Не потому, что
        он в чем-то не доверял проводнику, просто мешок был тяжел, золото весило не
        меньше шестнадцати сутов, а он был намного сильней Очига. Так они пошли
        значительно быстрей. Хотя теперь проводники никуда не спешили. Наконец они
        подошли к тому месту, где расстались с Энюем.
        - Может, стоит поискать его? - вслух задумался магистрант.
        - Я полагаю, сеньор Корин, - недовольно поморщился Бобот, - что если он
        еще жив, то, скорее всего, вернулся в гостиницу или же роется где-нибудь в
        подземелье и ему сейчас не до нас. Я еще вчера заметил, что он неплохо
        ориентируется в развалинах. К тому же, если он шпион, то может нас выдать. По
        закону мы должны заплатить кучу всяких налогов за нашу находку. Если власти
        узнают об этом золоте, то от него нам всем и трети не достанется. Поэтому
        лучше ему ничего об этом золоте не знать. Ведь если бы он что и нашел, разве
        он с нами бы поделился?!
        - Но ведь эти развалины не охраняются! - удивился Корин.
        - Ошибаетесь, сеньор, еще как охраняются. Только не с той стороны, где мы
        заходили. Чуть дальше по дороге на Палрос, есть ответвление на развалины. Там
        удобная дорога, вот там-то и стоит охрана. Да еще стражники в самом Бафросе.
        Они следят за всеми, кто приходит в город из леса.
        - Как же вы намереваетесь избежать встречи с ними? - удивился Корин.
        - Сейчас за развалинами мы поделим золото и останемся в лесу, потом ближе
        к вечеру Очиг сходит в гостиницу за лошадьми, а я останусь с золотом здесь,
        ну а уж потом, ночью, мы поскачем в Катарел в обход Бафроса. Нам бы выбраться
        незамеченными отсюда, а там, дальше, мы уж знаем, как провести стражников.
        - Похоже, вы уже не раз так делали... - покачал головой Корин.
        - Всегда, сеньор Корин, всегда. Даже когда с нами был сеньор Тубарус.
        Обычно он удирал от стражников вместе с нами, чтобы не показывать им свои
        находки. Иногда оставался, но только когда ничего особенного не находил.
        - Почему же вы сразу мне об этом ничего не сказали? - нахмурился Корин.
        - Ну, кто ж знал, сеньор, что так получится, - развел руками Бобот. - Мы
        просто так сюда пошли. Прогуляться. Думали, авось, какое колечко найдем, а то
        и зеркальце, да вышло вон как...
        - А что же мне делать? - прикусил губы Корин.
        - Вот уж не знаю, сеньор, - виновато посмотрел на него Бобот. - Да и что
        я могу вам посоветовать? Вы ведь маг...
        Корин задумчиво смотрел на проводников, план Бобота его не устраивал, так
        они неизвестно когда вернутся, если вернутся вообще. Они двинулись дальше, но
        в его голове зрел свой собственный план. Наконец они приблизились к опушке.
        Отыскав в лесу укромное место, где никто бы не смог застать их врасплох он
        хитро посмотрел на проводников.
        - Слушайте, что я вам скажу, - усмехнулся он. - Я сейчас пройду в город
        вместе со всем этим золотом, так, что меня никто и не заметит. В гостинице мы
        его поделим, и вы сразу же отправитесь с ним в Катарел. Но вы мне обещаете
        завтра же вернуться обратно.
        - Вы думаете, что с золотом, нам так просто дадут выехать из Бафроса? -
        скептически посмотрели на него проводники.
        - Не волнуйтесь, я помогу вывезти его из Бафроса так, что никто этого не
        заметит, - усмехнулся магистрант.
        Проводники задумчиво переглянулись между собой. На лице Бобота лежало
        некоторое сомнение, но Очиг согласно кивнул головой, и его товарищ
        присоединился к нему. Корин ничуть не сомневался в успехе своей задумки.
        - На входе и выходе из Бафроса дежурят маги, - на всякий случай
        предупредил Очиг.
        - Не волнуйтесь, - иронично улыбнулся магистрант при мысли о магах. - Уж
        кого-кого, а магов я перехитрить сумею.
        За последние дни он достиг больших успехов в превращениях неживых
        предметов, проводники, только встревожено ахнули, когда огромный мешок с
        золотом превратился в маленький мешочек, который Корин спокойно сунул себе в
        карман.
        - Что вы такое сделали, сеньор Корин, - удивленно посмотрел на него Очиг.
        - Не волнуйся, - махнул рукой магистрант. - Только пойдем быстрее в
        гостиницу, это заклинание долго не сможет продержаться.
        - Может, вы и другой мешок сделаете маленьким? - попросил Бобот. - Чтобы
        никто и не догадался, что мы вообще что-то искали.
        - Хорошо, - кивнул Корин.
        Теперь без груза они быстро зашали к городку. Корин применил к себе
        заклинание неприметности, и они легко проскочили мимо стражников, на которых
        магистрант вчера не обратил внимания. Стражники и маг-офицер скользнули
        ленивыми взглядами по проводникам, не обратив никакого внимания на Корина.
        Вскоре троица путешественников входила в гостиницу, Корин очень спешил,
        точно не зная, сколько продержится действие его заклинания. Но они успели
        войти в номер, и ему даже пришлось снять заклинание самому, чтобы не терять
        зря времени. Проводники потрясенно смотрели на мешок с золотом, лежащий перед
        ними на столе.
        - Вы великий маг, сеньор Корин? - восхищенно покачал головой Бобот, Очиг
        только удивленно смотрел на него.
        - Не преувеличивай, Бобот, - довольно усмехнулся магистрант, которому
        было все приятно искреннее восхищение своих спутников. - Давай скорей делить
        золото. Вам надо скорей ехать в Катарел.
        - Тише, сеньор Корин! - всполошился проводник. - Нас могут подслушать.
        Он вскочил со стула, проверил крепко ли закрыта дверь, приложив к ней ухо
        прислушался, а затем на цыпочках вернулся обратно. Корин с легкой улыбкой
        следил за его манипуляциями. Наконец он высыпал драгоценности на стол. Он
        сразу вытащил из общей кучи все предметы, которые представляли для него
        особый интерес, и сложил их в свой ларец, а затем разделил оставшуюся кучу
        золота на три равные части.
        - Ну что, будем считать? - спросил он, задумчиво глядя на кучи, которые
        казались ему совершенно равными.
        Проводники бросили на них взгляды.
        - Если вы не хотите, можно не считать, - радостно перевел дыхание Бобот.
        - Свое мы после с Очигом вместе пересчитаем. По-моему вы все сделали даже
        лучше, чем я надеялся. Я боялся, что вы можете передумать. Можно забирать?
        - Забирай, - кивнул Корин, ссыпая свою кучу золота в мешочек и пряча его
        в ларец. - Пойдем, пообедаем и вам надо скакать в Катарел. Чтобы скорей
        вернуться возьмите заводных лошадей.
        - Хорошо, хорошо, - довольно закивал Бобот, сметая свою кучу золота к
        себе в мешок. - Только зачем нам обедать, мы еще не проголодались, лучше мы в
        дороге перекусим. Не так ли, Очиг?
        - По-моему лучше здесь, - покачал головой его приятель. - Рядом с
        сеньором Корином я чувствую себя спокойнее. Да и мы сразу и в дорогу что-
        нибудь с собой прихватим.
        - Зачем в дорогу? - пренебрежительно махнул рукой Бобот. - Сегодня ночью
        мы будем ночевать в Катареле. Завтра мы обязательно вернемся обратно, сеньор
        Корин, - заверил он магистранта. - Вы только сеньору Энюю ничего не
        рассказывайте.
        - Хорошо, - нахмурился Корин, сразу вспомнивший об Энюе.
        - Мы пообедаем, а после обеда вы выведете нас из Бафроса? - попросил
        Очиг. - Чтобы нас никто не заподозрил.
        После обеда Корин проводил проводников, повторив свой маневр с заклинанием
        превращения. Вернувшись в гостиницу, он постучал в дверь к Энюю, того не было
        в комнате. На его расспросы хозяин гостиницы заявил, что полуэльфа еще не
        было со вчерашнего дня.
        Хозяин весьма настороженно смотрел на своего постояльца, Корин догадался,
        что тот боится, что он может уехать, не оплатив номер Энюя. Такая мелочь
        заставила его внутренне рассмеяться. Он отдал ему деньги за комнату. Хозяин
        немного успокоился, но щедрость постояльца его разговорила.
        - Ваш кот такой забияка и обжора, - усмехнулся он. - К тому же он не дает
        прохода ни одной кошке, пока не покроет ее.
        - Мой кот?! - не сразу сообразил Корин, что речь идет о Кебе.
        - Разве вы забыли, что оставили у нас своего кота? - удивился хозяин.
        - Я?! Да, нет. Просто он дома вел себя более смирно, только и делал, что
        спал, - развел руками Корин.
        - Да, поспать он у вас любит, - охотно согласился хозяин. - Это уж точно.
        Но до драк и до кошек, он тоже очень охоч.
        - Где он сейчас? - насторожился Корин. - Надеюсь, с ним ничего не
        случилось?
        - О, нет. Будьте спокойны, сеньор маг, - махнул рукой хозяин. - Сейчас он
        спит где-нибудь на крыше, но вот ночью, он свое возьмет, - усмехнулся он.
        - Смотрите, чтобы с ним ничего не случилось, - Корин протянул хозяину
        пару рэйгов.
        - О, не волнуйтесь, сеньор маг, - хозяин расплылся в довольной улыбке. -
        Я за ним приглядываю лучше, чем за собственным сыном.
        Вернувшись в номер, Корин собрался было снова засесть за книги, но
        отсутствие Энюя не давало ему покоя. Вчерашнее сообщение проводников о том,
        что Энюй агент тайной полиции насторожило Корина, ему хотелось бы узнать,
        почему и зачем тот следит за ним. Наконец магистрант не выдержал, закрыл
        дверь и окно, и наложил на них заклятье.
        Несколько минут спустя из гостиничного окошка молнией вылетел стриж.
        Сделав вираж, осматривая небо, он стремительно заскользил к лесу. Вскоре
        огромный горный орел взмыл над лесом и направился к руинам.
        Дорога по воздуху заняла у орла совсем немного времени. По прямой от
        города до того места, где они расстались с Энюем оказалось не больше трех
        миль. Теперь Корин, набрав высоту, парил над руинами, высматривая полуэльфа.
        Сверху развалины виделись совсем по-другому. В древности, когда здесь
        лежал город, его рассекали широкие длинные проспекты, одни шедшие с северо-
        запада на юго-восток, другие - с северо-востока на юго-запад и пересекавшиеся
        под прямым углом. Сетка былых кварталов и сейчас ясно проглядывала при
        взгляде на руины сверху.
        Корин с интересом посмотрел на дворец, где они провели прошедшую ночь.
        Когда-то это было огромное здание, протянувшееся почти на восемьсот аршей.
        Размеры площади перед ним тоже впечатляли. Однако он вспомнил об Энюе и
        обратил свой орлиный взор на юго-запад. Его внимание привлек большой квадрат
        леса среди развалин.
        Подлетев к нему ближе, он завис над ним. Этот участок сильно выделялся
        среди остальных городских развалин. "Может, это храм?! - подумал Корин. Но
        тут же вспомнил, что храм лежит где-то в низине. Окинув быстрым взглядом
        развалины, он сразу заметил то место, про которое вчера рассказывали ему
        проводники. Храм находился в нескольких милях к югу от этого пустыря.
        Однако это место в древности не было пустырем. Зоркие глаза орла хорошо
        разглядели почти занесенные землей и хорошо скрытые лесом обломки здания,
        когда-то стоявшего в этом месте. Внутреннее око уловило исходившее из-под
        земли сильно выделявшееся на общем фоне пурпурное сияние. Оно образовывало
        огромный квадрат. Корин с интересом кружил над леском, пытаясь высмотреть,
        что же еще скрывается под этой листвой.
        Небольшая полянка в ложбине привлекла его пристальное внимание. Он сразу
        разглядел внизу лаз под землю. Рядом валялось несколько бревен, а вся земля
        перед лазом была испещрена множеством следов какого-то крупного зверя,
        кошачьей породы. Корин тут же вспомнил вчерашний ночной рев, напугавший его.
        Следы говорили о том, что зверь довольно долго зачем-то вертелся перед лазом,
        а затем забрался вовнутрь.
        "Он же оттаскивал бревна! - внезапно догадался Корин. - Так и есть.
        Оборотень! Ну, конечно же, он. Как я сразу не догадался?! Но зачем он полез в
        лаз? Неужели он там живет. Но почему?.."
        Взглянув внутренним оком, магистрант увидел ясные следы черной магии:
        "Проклятье! А что если это логово моих приятелей?! Нет, не может этого быть. .
        А почему собственно и не они?! Они были котами, а от котов недалеко и до
        львов, - усмехнулся магистрант. - Впрочем, что-то тут не вяжется".
        Внезапно орел заметил на стволе бревна ясный след ожога от удара зеленой
        магией. "Ха! Да никак и мой приятель-полуэльф тоже побывал здесь! - поразился
        Корин. - Неужели у них была назначена встреча?! Вот так новость! Может и мне
        стоит заглянуть к ним на огонек?! А то они, небось, забыли старого приятеля.
        Ну, уж нет, - покачал он головой, вспомнив големов, - пожалуй, я лучше
        приготовлю им маленький сюрприз".
        Поставив несколько ловушек, орел снова взмыл над лесом. Теперь его
        внимание привлек храм. Правда, одна мысль вдруг пришедшая ему голову смутила
        его: "А в кого собственно метал свои шары полуэльф? Может, встреча с этим
        монстром им не планировалась?! Попробую-ка я отыскать его".
        Корин высоко поднялся вверх, чтобы охватить своим взором весь этот город.
        Внезапно его внимание привлекли пернатые собраться, кружившие чуть вдали от
        развалин. Грифы-падальщики... Что они там нашли? Тройка грифов кружила в
        нескольких милях от него. Любопытство заставило орла отправиться в их
        сторону.
        Там за грядой невысоких холмов шумела и пенилась бурная, горная река.
        Зоркие взглядом орел тут же отыскал, то над чем кружили падальщики. На берегу
        реки животом вниз лежал какой-то мужчина. Одежда на нем была изодрана в
        клочья. Но, видимо, человек был еще жив, раз грифы не начали свою трапезу. На
        спине незнакомца лежал мешок. Хотя Корин не мог видеть его лица, но какое-то
        чувство подсказало ему, что это Энюй.
        Орел торопливо взмахнул могучими крыльями и направился к реке. Грифы,
        давно следившие за пернатым сородичем, приняли орла за конкурента и,
        решительно взмахнув крылами, взмыли навстречу незваному гостю.
        "Этого мне еще не хватало! - растерянно посмотрел на своих стремительно
        приближающихся собратьев магистрант. - Что они, сдурели, что ли?"
        Грифы вовсе не сдурели, и выглядели они крайне агрессивно. Размерами
        падальщики нисколько не уступали своему сородичу, а, пожалуй, даже
        превосходили его. Но вот что касается пилотажа, тут уж Корин, имевший
        значительно меньший стаж воздухоплавания, не был им серьезным конкурентом.
        Шансов на победу в воздушном бою у него не было никаких.
        Впрочем, маг - он и в небе маг. Эта мысль приободрила новоявленного орла,
        и он решительно полетел на сближение с вражеской стаей. Грифы начали набирать
        высоту, собираясь атаковать сверху. Корину пришлось, тряхнув крылами, принять
        вызов. Кодекс орлиной чести не позволял ему метать в своих безоружных
        собратьев огненные шары.
        Магистрант продолжал воздушные маневры, перенимая опыт у более опытных в
        летном деле противников. Однако явное стремление грифов, избежав прямого
        столкновения, оказать на него психологический прессинг, вскоре разозлило
        Корина. Они добивались, чтобы он мирно убрался восвояси и не мешал наблюдать
        за тем, как подходит обед. Он же стремился поскорей помочь Энюю, если,
        конечно, тот еще жив.
        Хотя он не желал прибегать к сильным средствам, рассчитывая обойтись, как
        и в случае с рыжей кошкой магией иллюзий, но расчетливая выжидательная
        тактика противников сильно его выматывала. Он еще не был готов к таким летным
        нагрузкам. В конце концов, он придумал, как заставить их нападать.
        Когда грифы с высоты своего полета узрели, что наглая птица, претендующая
        на их добычу, повернулась к ним хвостом и стремительно направилась вниз, они
        не выдержали столь беспардонного хамства. Первый из грифов камнем канул на
        спину орла. Однако магистрант только этого и ждал, хотя скорость, с которой
        мчался на него противник, привела его в некоторое замешательство, но, тем не
        менее, он успел приготовиться к встрече.
        Гриф ничего не мог понять, птица, к которой он стремительно приближался,
        вдруг начала резко разрастаться в размерах. Впрочем, сторонний наблюдатель
        скорее бы заметил обратное. В размерах начал уменьшаться гриф. Когда он
        подлетал к орлу, то размахом своих крыльев ничуть не превышал обычную
        домашнюю курицу. Жалобно щелкнув клювом, он нырнул вниз и помчал прочь от
        своего чудовищного противника.
        Атака его соратников закончилась столь же бесславно. Тройка грифов-
        малюток, яростно махая крылами, старалась уйти поскорее прочь, от непонятного
        врага. Вскоре они вновь обрели свои прежние размеры, но желания возобновлять
        битву не испытывали и полетели искать более легкую добычу.
        Корин спланировал к Энюю. Судя по тому, что вокруг полуэльфа еще слабо
        тлело зеленое сияние, тот был еще жив. Но едва-едва. Только сейчас до Корина
        наконец дошло, что никаких медикаментов у него с собою нет. Он почти ничем не
        мог помочь умирающему полуэльфу. Только магией, но для этого ему был нужен
        кэлур. Орел задумчиво посмотрел израненное и избитое тело.
        Внезапная идея пришла ему в голову. Однажды он наблюдал, как один эльф
        лечил другого эльфа. Корин принял облик эльфа, рассчитывая, что его магия
        будет такой же, как и у настоящих эльфов. На его памяти были маги-разбойники,
        которые, превращаясь в других людей, меняли и цвет своей магии. Сейчас ему
        нужна была именно эльфийская магия: сама по себе она была целебной.
        Глядя на израненное тело Энюя, Корин решил, что тот еще жив только
        благодаря эльфийской магии. Но она быстро иссякала, надо было спешить. Корин
        снял с плеч Энюя мешок и попытался перевернуть полуэльфа на спину, но тут же
        остановился. Сейчас было слишком опасно даже шевелить его. У того могло быть
        слишком много переломов. Вода основательно побила Энюя о камни, странно было,
        что он еще жив.
        Корин применил заклинание, соединившее их ауры, и начал перегонять энергию
        своей магии полуэльфу. Через некоторое время зеленое свечение вокруг Энюя
        стало заметно ярче. Корин увеличил мощь потока и, добившись, наконец, что
        сияние стало намного сильнее, чем прежде, когда Энюй был здоров, обратился к
        этой магии, преобразуя магическую энергию в живую энергию органов и клеток.
        Он могучим потоком гнал ее на восстановление костей и тканей тела.
        По тому, как глубоко задышал его пациент, Корин понял, что жизнь полуэльфа
        теперь вне опасности. Пришла пора позаботиться о переломанных конечностях.
        Объединение аур давало ему представление о внутренних физических травмах
        пациента. Перелом плеча на одной руке, предплечья на другой, бедра, ребер...
        Несмотря на помощь магии, Корину все же нужно было наложить шины на
        поломанные руки и ноги и чем-то закрепить их.
        Материала для шин вокруг было предостаточно. В двух шагах от него на
        камнях лежало поваленное дерево. Вскоре шины были готовы, теперь ему
        требовался бинт. С бинтами было намного сложнее, но для мага, который умел
        превратить грифа в цыпленка, а мешок золота весом в шестнадцать сутов в
        маленький мешочек, который можно положить в карман, не существовало никаких
        проблем. Он вновь воспользовался магией превращений.
        Несколько длинных лиан превратились в бинты, Корин твердо не знал, как
        долго продлится действие его преобразований, но сейчас это его не столь
        волновало, главное было доставить пациента в гостиницу, ничем не повредив
        ему. Вскоре полуэльф лежал на берегу, перемотанный бинтами, как куколка
        бабочки шелкопряда.
        Чтобы больной не мог пошевелиться, Корин прикрепил его бинтами к двум
        длинным жердям, импровизированным носилкам. Уменьшив Энюя до вполне пригодных
        для воздушной транспортировки размеров, магистрант снова превратился в орла и
        взмыл в воздух, неся в когтях маленькое тельце полуэльфа.
        После нескольких минут полета орел опустился на опушке леса и вернул
        полуэльфа к его нормальным размерам. Магистрант задумался, не зная, какой
        облик принять ему теперь. Может, Элара?! Внезапная мысль осенила его: "А
        почему бы мне ни принять мой собственный облик?"
        Эта мысль показалась ему новой, неожиданной и весьма заманчивой.
        Превратиться в самого себя, а почему бы и нет! Хотя при таком превращении
        могли бы возникнуть какие-нибудь побочные эффекты, тем не менее, ему
        захотелось проверить, что же из этого получится.
        Ничего особенного, кроме некоторого удивления, Корин не почувствовал. Это
        превращение ничем не отличалось от остальных. Просто он стал похож на самого
        себя, но все же он ощущал, что какое-то отличие между собой в этом образе и
        собой истинным все же существует.
        Теперь можно было возвращаться в гостиницу. Мешок Энюя, он снова уменьшил
        в размерах и сунул его в карман. В нем находились какие-то магические
        предметы, он это видел внутренним оком, но отложил знакомство с содержимым
        мешка до прихода в гостиницу.
        Заклинание неприметности вновь не позволило стражникам обратить на него
        внимание, в гостиницу он также проник никем незамеченный. Даже лентяй Кебе,
        спустившийся наконец с крыши, чтобы пообедать, не обратил на хозяина никакого
        внимания. У двери в номер полуэльфа возникла небольшая заминка: не было
        ключа. Впрочем, ключ от комнаты Корина открыл дверь в номер Энюя столь же
        легко, как и в свой собственный.
        Оказавшись в комнате полуэльфа, Корин уложил больного на постель и оглядел
        номер. Его внимание привлекла дорожная сумка, которую во время их странствий,
        тот всегда держал при себе, и расставался с ней только в редких случаях.
        Сейчас на правах спасителя магистрант решил ознакомиться с ее содержимым. Он
        с интересом осмотрел небольшой мешочек с золотом, но там не оказалось ни
        писот, ни других монет с пурпурным сиянием.
        Если судить по золоту, то с пурпурными магами Энюй не общался, но вот
        золотых монет для обыкновенного бродяги у него оказалось многовато. Что-то
        около сотни солитов. "Не так уж и много, - пожал плечами магистрант. - Я
        думал, тайным агентам лучше платят". В других мешочках находились рэйги и
        тарики, но их магистрант считать не стал. Рыться в чужой одежде у него тоже
        не было желания, его внимание привлек небольшой ларец.
        Поиски ключа заняли не слишком много времени. Ключ нашелся на шее Энюя,
        тут же болтался и ключ от его номера. Назначение некоторых вещей, которые
        полуэльф хранил в своем ларце, было неизвестно Корину, но в основном тут
        лежали обычные кольца, броши, серьги, перстни и браслеты, неведомо как
        попавшие к полуэльфу. Впрочем, кое-какие подозрения у Корина на этот счет все
        же имелись, но выяснять это у больного сейчас не имело смысла.
        Ни древних шестнадцатигранников, ни магических предметов, да и украшений
        излучающих черную или пурпурную магию здесь не оказалось. Но одна вещь
        заставила Корина насторожиться: стеклянный пузырек с золотистой жидкостью.
        Никаких сомнений, это был кэлур, об этом говорили как цвет, так и едва
        ощутимый запах снадобья.
        Корин отставил пузырек в сторонку, закрыл ларец и спрятал в сумку. Находка
        кэлура после того, как проводники сообщили ему, что Энюй офицер тайной
        полиции, не особенно удивила магистранта. Ему уже пришлось подержать в своих
        руках жезл полуэльфа, который доказывал, что проводники сказали ему правду.
        Мысль о жезле напомнила ему о мешке Энюя, куда он засунул его. Корин вернул
        мешку прежние размеры и положил его на стол.
        Пожалуй, все, что он мог сделать для полуэльфа, он сделал. Корин ни в чем
        не мог упрекнуть себя. Он не был ничем обязан своему спутнику, скорее тот был
        обязан ему спасением жизни. Однако оставался ряд вопросов, ответы на которые
        ему хотелось бы знать. Магистрант взглянул на пузырек, стоявший на столе,
        пожалуй, теперь он имеет право кое-что уточнить. Хотя переливание своей магии
        в тело полуэльфа и так открыло его сознание Корину, но кэлур позволял ему
        проникнуть в него гораздо глубже.
        Корин наложил заклятье на дверь и окно, чтобы никто не мог воспользоваться
        его состоянием, затем смазал губы Энюя кэлуром, склонившись над пузырьком,
        сделал несколько глубоких вдохов, закрыл пузырек вощеной пробкой и поставил
        его на стол. Он успел наложить на себя защитное заклятье еще до того, как
        почувствовал, что мир вокруг него начал изменяться: стал удивительно живым и
        красочным.
        Магистрант и сам не подозревал, как долго он бродил по снам и причудливым
        воспоминаниям полуэльфа, но, очнувшись, он уже знал все, что знает Энюй.
        Ночные приключения полуэльфа насторожили его. Неясное предчувствие
        подсказывало, что черный зверь-оборотень, который охотился на незадачливого
        искателя приключений, несомненно, был големом. Но не просто големом, а
        чудовищем, обладающим мощной магией, да еще способным к превращениям.
        Корин никогда и не подозревал, что такие големы встречаются. Впрочем,
        никакой серьезной литературы по этим жутким творениям человеческого разума он
        не встречал. Понимал только, что маг, создающий подобное существо должен быть
        чрезвычайно силен, обладать глубокими, таинственными знаниями. Он должен был
        пожертвовать значительной частью своей магии, чтобы оживить мертвую материю.
        Как сражаться с големом, Корин понятия не имел. Любая магия была пищей для
        чудовища, поэтому сражаться с ним, применяя магию, бесполезно. Корин до сих
        пор не мог понять, как ему удалось столь легко и быстро расправиться с той
        лихой парочкой, напавшей на него в лесу.
        Однако сильного желания снова испытывать судьбу в схватке с ними у него не
        было. Бросать в голема огненный шар, то есть дарить ему свою энергию, было бы
        безумием, сейчас он сам удивлялся, что удержало его от подобного шага в той
        стычке. "Пожалуй, Альманзорус был прав, моими поступками руководит какой-то
        Рок, - покачал головой магистрант. - Только Вседержитель мог спасти этого
        полуэльфа, чтобы предостеречь меня от опрометчивого шага.
        Корин вспомнил, что намеревался отправиться к развалинам на охоту, как он
        полагал, на магов-разбойников, но теперь-то он точно знал, встреча с каким
        чудовищем ждала его. Он зябко передернул плечами, вспомнив облик зверя из сна
        Энюя. Да, встреча с ним не сулила ему ничего приятного...
        Отбросив в сторону неприятные воспоминания, он вспомнил находках Энюя,
        залез в его мешок и вытащил оттуда найденные тем сокровища. "Пожалуй, мне
        надо за них расплатиться, чтобы не прогневать Вседержителя, - подумал Корин.
        - Надеюсь, сто золотых, из найденных мною, хватит? Нет, нет, - заторопился
        он, словно Вседержитель строго посмотрел на него. - Триста! Я все-таки тоже
        спас ему жизнь, - развел он руками".
        В его душе возникло какое-то странное облегчение, словно сам Вседержитель
        подал ему знак, что согласен с его доводом. Корин наклонился нас спокойно
        спящим полуэльфом, тот ровно дышал. Его состояние после использования кэлура
        заметно улучшилось. Все силы организма были мобилизованы, он скоро должен
        поправиться, хотя от продолжения путешествия Энюю все же придется отказаться.
        "Придется оставить его в Бафросе, - с сожалением вздохнул Корин, потому
        что Энюй был теперь таким же его слугой, как и Кебе, хотя эта связь была так
        глубоко скрыта, что догадаться о ней вряд ли бы сумел даже самый знающий маг.
        Оставив больного, Корин отправился к себе осматривать предметы, найденные
        на развалинах и конфискованные у полуэльфа. Все они оказались магическими
        источниками и излучали какие черную, какие пурпурную магию. Магистрант
        догадался, что причина излучения монет крылась в том, что, пролежав несколько
        сотен лет рядом с источниками магических сил, они впитали в себя эту магию.
        Однако назначение источников все равно оставалось неясным. Возможно, тогда
        в ходу были именно магические украшения, пожал плечами магистрант, устав
        гадать над тем как использовали таившуюся в них магию. Он ссыпал украшения в
        ларец и из любопытства пересчитал найденные монеты. Их оказалось ровно тысяча
        триста писот. Правда, эти писоты были чуть тяжелее обычных, то есть тех, что
        он нашел в кошельке у Кебе.
        "Странное число, - покачал головой магистрант, вспоминая, что триста монет
        он должен будет отдать Энюю за конфискованные у того предметы. - Похоже, мной
        действительно руководит Рок".
        Магистрант снова засел за книги, время от времени отрываясь от них и
        покачивая головой, по-прежнему удивляясь странному совпадению.
        Ближе к вечеру он осмотрел Энюя, убедился, что дела того идут на поправку,
        и положил в его сумку триста золотых, оплату за изъятые у того предметы. Его
        сильно удивил тот факт, что лианы по-прежнему оставались бинтами. До этого
        все предметы, которые он подвергал превращениям, оставались преобразованными
        не более часа, а затем возвращались в свое первоначальное состояние.
        Интересно, что явилось этому причиной: мое возросшее мастерство или же в
        этом сыграло роль обращение Энюя с мольбой к Вседержителю - удивленно покачал
        головой Корин.
        Ближе к вечеру магистрант, не сдержав любопытства, еще раз совершил облет
        развалин, но ничего интересного для себя не обнаружил. Внизу горела пара
        костров, две небольшие группки по четверо искателей приключений в каждой,
        суетились вокруг них. Одна группа расположилась на площади у дворца, где
        вчера ночевали они, другая, видимо, днем промышлявшая внизу, у храма, теперь
        поднялась из ложбины и готовила себе ужин.
        Храм вызвал у него огромный интерес, хотя от него почти ничего не
        осталось. Из земли торчали только огромные кристаллические обломки. В этой
        ложбине никогда не стояло ничего похожего на другие городские строения.
        Размеры тех зданий, что находились в ней в теперь уже незапамятные времена,
        оказались сравнительно малы. "Стены этих зданий раньше представляли собой
        огромные кристаллы", - догадался Корин. - Удивительно, какие силы смогли их
        разрушить?"
        Инвертировав внутреннее око, он обнаружил на месте храма мощнейший
        источник бесцветной магии. Конечно, здесь также присутствовали и черная, и
        пурпурная магия. Пролетев вверх по реке, на берегу которой он нашел тело
        Энюя, магистрант обнаружил, что она с жутким ревом вырывается из-под огромной
        скалы. Однако никаких признаков того, что под скалой скрывается чудовищно
        мощный источник черной магии, на который наткнулся Энюй, нигде не было видно.
        Хотя ему казалось, что потоки магии такой мощи, должны прорываться отовсюду.
        В воде Энюй почти не ориентировался, он несколько раз почти терял сознание
        после ударов о камни, поэтому, где точно находится источник, Корин мог только
        догадываться. Ему был известен только путь по подземелью, которым Энюй пришел
        в пещеру, но повторять ночные подвиги полуэльфа ему не хотелось.
        Отсутствие рядом со скалой следов черной магии вызвало у магистранта
        неприятный осадок. Он был уверен: все то, что ему удалось подглядеть в памяти
        Энюя, находится где-то под этими скалами. Гора, в недрах которой скрывалась
        таинственная пещера, просто обязана излучать черную магию, в этом он не
        сомневался. Тем не менее, излучение отсутствовало.
        "Может, оборотень перенес тело Энюя в другое место? - гадал ошеломленный
        магистрант, ничего не понимая. - Хотя зачем ему это надо?"
        Корин продолжил поиск следов таинственной пещеры. Он летал высоко над
        горами, все еще надеясь отыскать след по сильному излучению черной магии, но
        его усилия оказались напрасными. Источников магии ни черной, ни пурпурной, ни
        тем более бесцветной в горах не наблюдалось. Это никак не укладывалось у него
        в голове.
        Полеты продолжались еще довольно долго, но ничего кроме разочарования ему
        не принесли. Полное отсутствие следов ставило под сомнение то, что он увидел
        во снах Энюя. Может эти видения только бред, вызванный кэлуром, растерянно
        размышлял магистрант. Такие вещи иногда случались с его прежними пациентами,
        у которых были отклонения в психике.
        Наконец начало темнеть, решив, что дальнейшие поиски бесполезны, Корин
        повернул к городку, через полчаса он вернулся в гостиницу. Некоторое время он
        сидел за столом, ощущая странное раздражение, он ничего не понимал. Сны Энюя
        обманули его, но почему и как это произошло, у него не было никаких догадок.
        После ужина, он осмотрел больного и проверил состояние бинтов. Бинты по-
        прежнему оставались бинтами. Хотя это было ему на руку, но чрезвычайно
        удивило. Заклинания, которые он использовал, были прежними, но некоторые их
        параметры определялись свойствами мага: прежде всего его магической мощью.
        Неужели его магические способности за столь короткое время настолько
        возросли?! Корин только потрясенно качал головой, не понимая, как такое
        возможно.
        Выздоровление Энюя продвигалось быстрыми темпами, через несколько дней
        полуэльф будет здоров. Состояние больного успокоило Корина, но все же он
        решил нанять ему сиделку, понимая, что взять его с собой в дорогу невозможно.
        Он собирался завтра отправиться снова в путь, а Энюю предстояло еще несколько
        дней лечиться, да и после выздоровления, как минимум пара дней уйдет у него
        на восстановление сил.
        ***
        Найти сиделку оказалось просто. Корин поговорил с хозяином и тот сразу же
        предложил в качестве нее, свою дальнюю родственницу, жившую по соседству с
        гостиницей. Позаимствовав у полуэльфа, несколько горстей рэйгов, которые были
        главной ходовой монетой в этих местах, как, впрочем, и везде на юге, Корин
        отправился к ней. Вскоре он подошел к небольшому двухэтажному домику. Вход в
        него, как принято у южан, был со двора, Корин постучал в зелененькую калитку.
        Двор скрывался за высоким каменным забором.
        Ему тут же открыли, и он очутился в небольшом вымощенным булыжником
        дворике. Слева от него находился уютный каменный домик, а справа длинная
        беседка, примыкавшая к каменному сараю. В глубине двора был небольшой садик,
        где вздымалось несколько высоких пальм увитых местным сортом винограда.
        Женщина, открывшая Корину калитку, оказалась хозяйкой, не спрашивая гостя ни
        о чем, она тут же пригласила его в дом.
        Корин шагнул через порог, достаточно было мимолетного взгляда, чтобы
        понять, что стройная моложавая женщина, стоявшая перед ним, была весьма
        приветливой и аккуратной хозяйкой, внутри было чистенько и уютно. В доме
        приятно пахло травами: она оказалась знахаркой. Корину хозяйка несколько
        напомнила Сишу, тоже южанку, и эта схожесть окончательно расположила к ней
        магистранта. Он также заметил вокруг нее слабенькое белое сияние.
        - Сеш Айрайгуй посоветовал мне обратиться к вам, сеньора Тайша, -
        обратился к хозяйке Корин.
        - Вот как, - улыбнулась женщина. - Что же вам надо, сеньор маг? Вы ведь,
        кажется, и сами врач.
        - Да, вы правы, - улыбнулся Корин. - Но завтра я уезжаю, а с моим
        приятелем случилось несчастье. Он сильно разбился. Я его подлечил, но ему
        нужен уход. Не согласились бы вы взять его к себе на несколько дней?
        - Хорошо, приносите, - улыбнулась женщина. - Я присмотрю за ним.
        Корин быстро вернулся в гостиницу, попросил парочку посетителей корчмы при
        гостинице помочь ему, чтобы не обращать на себя внимания, и перенес Энюя
        вместе с его вещами в домик Тайши. Она уже успела приготовить для больного
        комнату. Корин уложил больного на кровать, дал своим помощникам по рэйгу, и
        они с довольным видом тут же ушли. Тайша укоризненно покачала головой, но
        ничего не сказала. Корин протянул ей мешочек с полусотней рэйгов.
        - Вот вам плата за уход, сеньора.
        Тайша, посмотрев на содержимое мешочка, с удивлением посмотрела на Корина
        и протянула деньги обратно.
        - Это слишком много, сеньор маг. Достаточно и пятой части, того, что вы
        мне даете. Моего вмешательства в его лечение почти не требуется, ему нужен
        только покой, вы все уже сделали. Вы могли бы без опасений оставить его в
        гостинице. Особого ухода ему не требуется, когда он проснется, он будет
        совсем здоров. В гостинице его бы никто не обокрал, Сеш честный человек.
        - У него и без того хватает дел, на его плечах гостиница и таверна. Мне
        будет спокойней, если я буду уверен, что за больным постоянно присматривает
        надежный и знающий человек, - улыбнулся Корин, отводя ее руку.
        - Это ваш родственник? - с любопытством взглянула на него хозяйка.
        - В какой-то степени, - усмехнулся Корин, подумав, что Энюй теперь ему
        больше чем родственник. - Его зовут Энюй.
        - Что с ним случилось? - заинтересованно спросила женщина, осматривая
        многочисленные шины, наложенные конечности больного.
        - Он упал в реку, - поморщился Корин, которому не хотелось врать
        приветливой хозяйке, но и говорить правду тоже не хотелось.
        - В Ашенрил?
        - Может быть. Я не знаю, как она называется, - пожал плечами магистрант.
        - Там на развалинах течет бурная река. Это и есть Ашенрил, - усмехнулась
        Тайша.
        - Почему вы сразу решили, что он упал на развалинах? - недовольно
        нахмурился маг. - Разве здесь нет больше рек?
        - Да, но ведь вы были на развалинах. Не отрицайте, это и так видно. Хоть
        я и слабая волшебница, но внутреннее око у меня очень чуткое. Да тут особой
        чуткости и не требуется: он сам и его вещи просто полыхают от магии.
        - Я применял магию, когда лечил его, - Корин кивнул на Энюя.
        - Да, я вижу по вашему родственнику, что вы применяли для его лечения
        кэлур, - кивнула Тайша. - Но ведь вы не собираетесь отрицать, что были на
        развалинах?
        - Да, я был там, - неохотно признался Корин. - Было интересно посмотреть
        на город древних людей.
        - Вы там ночевали? - поинтересовалась Тайша.
        - Да, вчера нас там захватил ливень.
        - На развалинах есть много опасных мест, особенно для магов, - покачала
        головой хозяйка. - Вы сильно рисковали. Где вы ночевали?
        - Вы бывали на развалинах? - поднял брови Корин.
        - Конечно, - рассмеялась женщина. - Мой муж частенько там бывает.
        - Вот как. А где же он сейчас? - насторожился Корин.
        - Сейчас он далеко, за Маанрилом. Отправился собирать для меня
        лекарственные растения.
        - Какие именно? - по профессиональной привычке врача заинтересовался
        Корин.
        - Какие найдет, - вздохнула Айша. - Сейчас их становится все меньше и
        меньше. Идти дальше, за Тахарил, стало очень опасно. Теперь там можно
        встретить не только оборотня, но и пурпурного воина.
        - Ваш муж встречал в тех краях пурпурных воинов? - удивленно посмотрел на
        хозяйку Корин.
        - Да, - кивнула хозяйка. - На Варагуле их полным-полно. Туда теперь никто
        и не ходит, но они теперь везде встречаются. Говорят, что их видели даже
        здесь, на развалинах Ашентела. Так мы называем эти развалины.
        - А кто их там видел? - заинтересовался Корин, невольно вспомнив о
        посохе, найденном на развалинах.
        - Сама я их не встречала, какие-то приезжие кладоискатели. Муж
        познакомился с ними там, на развалинах.
        - Когда это было? - прищурился магистрант.
        - О, это было не один раз, - покачала головой хозяйка.
        - Но когда в последний раз? - настаивал магистрант, в досаде кусая губы.
        - Может месяц назад, может два. Я точно сейчас не припомню.
        - А как они выглядели?
        - Я же говорю, что я сама их не видела, но муж сказал, что они обычные
        южане, только уж больно похожи на эльфов.
        - Похожи на эльфов? - удивленно поднял брови магистрант.
        - Разве вы не заметили, что все южане, кроме, конечно, туземцев, похожи
        на эльфов, - усмехнулась Тайша, бросив взгляд на Энюя. - Вашего родственника,
        если бы он был выше ростом, тоже невозможно было бы отличить от эльфа. Да и
        вы сами, если бы не глаза... В вас обоих, несомненно, течет сильная примесь
        эльфийской крови.
        - Вы правы, - усмехнулся Корин. - Это сильно заметно?
        - На вас обоих достаточно посмотреть внутренним оком, - усмехнулась
        Тайша. - Впрочем, на вас, сеньор маг, даже опасно смотреть: можно ослепнуть.
        - Почему? - насторожился Корин, чувствуя, что с ним что-то не так.
        - Разве вам об этом раньше не говорили? - удивленно подняла брови Тайша.
        - Хоть я не часто встречалась с эльфами, но я не думаю, что среди них
        найдется много таких, у которых зеленая магия столь же сильна, как у вашего
        родственника. А я уж молчу про вас. Вы просто горите зеленым пламенем, на вас
        невозможно смотреть.
        - Я горю зеленым пламенем? - удивленно посмотрел на нее магистрант,
        вспоминая слова Гайо Ожечай, которая утверждала, что он сияет как солнце от
        бесцветной магии.
        - О, ну если вам не нравится такое сравнение, то скажу, что вы сияете,
        как зеленое солнце, - усмехнулась Тайша, словно читая его мысли.
        - Да, так лучше, - невольно усмехнулся Корин, снова вспомнив слова Гайо.
        Хозяйка случайно повторила ее фразу. "Значит, на мне все еще не стерлись
        следы эльфийской магии. Наверное, это потому, что когда я лечил Энюя, я
        превращался в эльфа, - решил магистрант. - Но неужели я сияю столь сильно? -
        растерянно подумал он. - Гайо ведь утверждала, что я бесцветный маг". - Куда
        мне положить его вещи, - спросил он, стараясь скрыть свое смятение.
        - Положите их в этот сундук, - хозяйка кивнула на большой сундук,
        стоявший у стены. - А я пока приготовлю для вас закуску.
        Хозяйка вышла, оставив Корина наедине с больным. Он сложил вещи в сундук и
        на всякий случай наложил на него заклятье, которое могли снять только он сам
        или полуэльф. Он досадовал на себя, так как упустил из виду тот факт, что все
        металлические предметы, находившиеся в рюкзаке Энюя, излучали теперь черную
        магию. Корин забрал у полуэльфа только его находки, но там еще лежали:
        мачете, небольшая лопата и маленькие грабли для поиска сокровищ. Их он мог
        без опаски оставить в гостинице.
        Слова хозяйки о зеленой магии тоже сбили его с толку. Он никак не мог
        понять причин, по которым излучал сейчас эльфийскую магию. С этим предстояло
        еще разобраться. Он задумчиво покачал головой, ломая голову над всеми
        загадками, которые окружали его и число которых все ширилось и ширилось.
        Раздумья магистранта прервал голос хозяйки, зовущий его к столу. Корин
        поспешил во двор, где в беседке находилась маленькая кухонька и столовая.
        Было уже темно, на небе ярко горели южные созвездия, в городке слышались смех
        и веселые песни, народ веселился, хотя и не так шумно, как в Катареле.
        В беседке, за столом, кроме хозяйки, находились трое молодых парней и две
        совсем юные девушки. Гости с любопытством взглянули на магистранта. Хозяйка
        подала ему кружку вина. Корин сел за стол и сделал большой глоток, вино ему
        понравилось, он с удовольствием выпил еще и с интересом взглянул на
        разглядывающую его молодежь.
        - Это мой сын Сурош, а то дочка Сайша со своими друзьями, - объяснила
        хозяйка, кивнув на молодых людей. - Они живут за городом, пасут скот и
        работают на ферме. Это мы уж живем в основном в городе.
        - А как ваше имя, сеньор маг? - дерзко глянула в глаза Корину,
        хорошенькая Сайша.
  &