Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ивчер Елена: " Зарождение Легенды " - читать онлайн

Сохранить .
Зарождение легенды Елена Владимировна Ивчер
        
        
        АННОТАЦИЯ:
        Мой взгляд на возможное дальнейшее развитие событий широко известной саги Стефани Майер "СУМЕРКИ". Есть и новые герои, и полюбившиеся многим старые.
        
        
        
        
        ЕЛЕНА ИВЧЕР
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
        ВОЗМОЖНОСТИ.
        
        В зал башни вошла Элис, не замечая меня, специально, старательно уводя глаза от меня. Она танцующей походкой направилась к триаде Вольтури. Аро оживился, предвкушая развлечение, и подал мне знак. Я сняла с него свой щит. По выражению лица сестры Эдварда, она желала показать Аро что-то важное, что-то, что ей открылось в её видениях.
        Я смотрела на Элис и понимала, что у меня появилась единственная возможность оборвать своё существование. Когда-то, отдать жизнь за любимого человека было стоящим делом, даже благородным. Я считала, что ради любви можно сделать все. Теперь любимого человека нет, Эдварда не стало. Жизнь потеряла смысл.
        Я смотрела, как Элис подаёт руку Аро и потом о чём-то говорит с ним. А в голове выстраивался чёткий план: уехать с Элис в Форкс, связаться с Сэмом и принять от него смерть. Больше мне незачем жить, я повинна в смерти не только любимого, но и других людей.
        ГЛАВА 1.
        ОБУЧЕНИЕ.
        
        Наша дочь - великолепный ребенок, ночью она спит. Мы же можем посвятить ночное время себе, нам сон не нужен. Рядом о чем-то задумался Эдвард. Он лежит, прикрыв глаза. Я начинаю тихонько дуть ему за ухо, его волосы чуть шевелятся. Молниеносный рывок, и я прижата его телом к постели. Я отдаюсь в руки победителя. Его губы прокладывают дорожку поцелуев от моих губ по шее и дальше вниз. Поцелуи лёгкие и быстрые, как крылья бабочки. Я выгибаюсь навстречу поцелуям. Сейчас Эд дойдёт до сосредоточия моего жара и...
        Из комнаты Несси раздается крик, полный страха:
        - Мама! Что с Джейкобом?
        Мы с Эдвардом встревоженные криком, в мгновение ока, оделись и оказались у детской кроватки:
        - Милая, что случилось? Джейкоб у себя, в Ла-Пуш.
        Эдвард замер на секунду, прислушался.
        - Насколько мне известно, ничего не случилось. Мысли у стаи спокойные.
        Ренесми, прикоснувшись к моей щеке, показала свой сон.
        "Завораживающая тишина леса. Незнакомая местность. Вдалеке раздается поступь мягких лап волка. Затем все меняется: неразличимая огромная смутная тень проносится мимо. Приближаюсь, волк оборачивается. Это Джейкоб. Он ускоряет свой бег. Джейкоб-волк прыгает на оленя, и...в прыжке, превращается в огромного медведя. Медведь завалил оленя и отступил, приглашая на трапезу. Насытившись, продолжаем бег. Джейкоб-медведь вперевалочку, но достаточно резво бежит рядом со мной. От него веет силой и мощью. Я останавливаюсь, впереди пропасть. Но, медведь продолжает свой бег и, не останавливаясь, прыгает в пропасть..."
        Я поняла причину её беспокойства, сон очень реалистичный и, возможно, дочка спутала сон и явь.
        - Несси, это сон. Если бы с Джейкобом случилось что-нибудь, папа бы услышал об этом из мыслей стаи.
        Ренесми, всё ещё взбудораженная сном, заговорила взволнованным голосом:
        - Мама, Джейк человек-волк, а во сне он превратился в медведя и не заметил пропасти.
        Эдвард взял Ренесми на руки и, поглаживая по головке, успокаивая её, объяснил:
        - Сны - странная вещь, во сне мы видим всё, что покажет нам наша фантазия. Так рождаются открытия, решаются сложные вопросы, придумываются сказки и легенды. Человек много думает, и мозг решает проблему по-своему: видением, сном.
        Дочка задумалась на мгновение и сделала вывод:
        - Значит, я много думаю о Джейкобе? Тогда почему мне за него страшно?
        Я прижалась к мужу, поглаживая дочь по спине, заглянула ей в глаза. И спросила её:
        - А почему мы все переживаем за тебя? Почему мы думаем о тебе?
        Она сразу сообразила, что ответить:
        - Вы меня любите, я ваша дочь. А Джейкоб - кто мне?
        Эдвард, призадумавшись, как ответить дочке, чтобы она поняла всю сложность наших взаимоотношений, произнес:
        - Он наш друг. Он тебя очень сильно любит. Для тебя он будет тем, кем ты захочешь: братом, приятелем для игр, защитником. Ты же его тоже любишь, поэтому он тебе и сниться. Ты с ним связана, у тебя на запястье его подарок. Прислушайся, ты почувствуешь, что с ним все в порядке.
        Ренесми успокоилась. Отец положил дочку в кроватку. Она несколько минут вслушивалась в пространство, поглаживая квилетскую версию обручального кольца - затейливый браслет, подаренный ей Джейкобом на первое Рождество. Улыбнулась, кивнула головой, как-будто отвечая утвердительно на свой же вопрос. Затем Ренесми подскочила и хотела бежать на улицу. Я её подхватила на руки, не дав выбежать на улицу. Несси попробовала выскользнуть из моих рук, я шутливо зарычала, дочка засмеялась звонким колокольчиком. Потом Эдвард её попросил:
        - Несси, ещё рано. Боюсь, что Элис и Джаспер не очень обрадуются, когда ты их потревожишь. Займись чем-нибудь в своей комнате. Мы тебя позовем, когда соберёмся идти в большой дом.
        Ренесми решила почитать у себя в комнате. Мы с Эдвардом отправились в спальню, продолжать то, что было прервано криком дочери. Желание и тяга к мужу не ослабевала, даже после всего, что с нами произошло. Хватало лишь одного взгляда, одного слова, произнесенного его глубоким бархатным голосом, и я вспыхивала изнутри. Огонь любви не собирался затухать. Мы принадлежали друг другу. После всего, Эдвард не отпускал меня из своих рук, но у меня появились мысли, которые причиняли беспокойство:
        "А, что, если Ренесми видит такие же сны, что и я, когда была человеком? Ведь эти сны в той или иной мере сбывались! Если это так, то, что означает её сон. Как его объяснить?"
        Муж вопросительно изогнул бровь, смотря мне в лицо. Конечно, он почувствовал, что я отвлеклась. Я сняла свой щит, чтобы показать мысли Эдварду. Он попробовал меня переубедить:
        - Белла, совсем не обязательно, что Ренесми унаследовала от тебя возможность видеть вещие сны. Пока - это первый случай такого реалистичного сна. Она ещё ребенок, хотя не по годам развитый. Сны спокойно превращаются в сказку. Ты ведь, когда была человеком, не всегда ведь видела вещие сны? Ты их видела накануне каких-то важных для тебя событий. А в спокойный период сны были обыкновенными. Ведь так?
        - Да, так. В спокойное время у меня могло и не быть никаких сновидений.
        Я немного успокоилась и решила, что время покажет. Будем просто ждать. Мы встали, чтобы одеться. В процессе одевания, Эдвард, ещё не раз, провоцировал меня на продолжение любовных игр. Но, видя, что мои мысли уже далеко, он спросил:
        - Белла, ты помнишь нам приходили приглашения в Дартмутский колледж и в университет на Аляске? Со всеми событиями этого года, мы забыли вопрос о твоём дальнейшем обучении.
        Я была немного дезориентирована столь резкой сменой темы, поэтому ответила не сразу. Он уже полностью оделся и ждал меня, только тогда я ответила:
        - Неужели этот вопрос ещё на повестке? Я думала, что это было лишь прикрытием моего обращения. Эти приглашения уже просрочены, вряд ли они в силе.
        Я подошла к Эдварду. Он уже всё продумал и сообщил мне:
        - Мы снова пошлем наши заявления и анкеты. Я тебе помогу повторить школьный курс.
        Он с усмешкой посмотрел на меня, и в его взгляде промелькнула хитринка. Зная, как я не любила некоторые предметы, он произнес:
        - А за подготовку по учебному курсу я возьму плату, на весь период обучения! Я работаю качественно. Особенно за такую плату!
        С этими словами он поцеловал меня в губы и, одновременно, провёл рукой вдоль позвоночника, легко касаясь пальцами. Прошло мгновение, а, казалось, его руки и губы побывали в каждой точке моего тела. Импульс желания пронзил меня, но тут раздался голос Ренесми:
        - Мама, папа! Сколько можно обниматься. Я хочу к Элис и Джасперу.
        Мы отпрянули друг от друга и дружно засмеялись. Все вместе побежали в просторный дом Калленов. Наша семья уже собралась в гостиной. Элис перебирала букеты цветов в вазах, Эммет смотрел телевизор, Джаспер и Карлайл сидели за шахматами, а Эсме и Розали обсуждали модный журнал. Когда мы вошли, Элис прощебетала:
        - Я позволила себе сделать вам подарок. Белла, я знаю, что ты не любишь подарки. Этот подарок не для одной тебя. Мы с Джаспером купили дом на Аляске, в Фэрбенксе. Двухэтажный коттедж на двух хозяев, стоит на окраине города, в глубине леса. Конечно, там нет стеклянной стены, как в этом доме, но он очень хорош. Вам там будет уютно!
        Я вздохнула и, понимая, что сестренка уже все знает наперед, попыталась возмутиться:
        - Элис, мы ещё не получили приглашение в университет, а ты уже обо всем знаешь. По-моему, ты поспешила! Я, может быть, вообще всё забыла и не сумею никакие тесты сдать!
        Джаспер посмотрел на меня, и моя паника улеглась под его воздействием:
        - Белла, успокойся. Эдвард хороший учитель. Он тебя подготовит.
        Элис подбежала и, поцеловав меня в щеку, сообщила:
        - Ты всё сдашь, только позанимаешься. Вы вчетвером поедете на Аляску. И я знаю, что дом вам всем понравится!
        Я обратила внимание на то, что она сказала. Вчетвером. Я, Эдвард и Несси. Трое. Возможно Джейкоб четвёртый. Ведь он без Ренесми не сможет. Но как нам организовать его поездку, с точки зрения людей? Я решила уточнить:
        - Джейкоб едет с нами? А как он сможет поехать? Ведь он не окончил школу, да и как объяснить Чарли причину того, что Джейк едет с нами?
        Элис и Эдвард переглянулись. Муж улыбнулся, вздохнул и проговорил:
        - На первый вопрос - ответ: да, Джейкоб едет с нами. А второй вопрос - мы сейчас обсудим с ним. Он уже подъезжает к дому.
        Я услышала рёв мотоцикла, сворачивающего на дорожку к дому. Спустя пару минут, Джейкоб зашел в дом. Несси прыгнула к нему на руки и, по-своему, рассказала ему свой сон и всё, что здесь произошло без него. Мы им не мешали. Джейкоб погладил Ренесми по голове, успокаивая:
        - Несси, милая моя малышка, это сон. Я могу превращаться только в волка. В пропасть прыгать я точно не собираюсь! Кто же будет с тобой играть?
        Джейк отпустил Несси и, глядя на Эдварда, сказал:
        - А по поводу обучения и окончания школы: я записался на экзамен экстерном. Вот только заниматься самому тяжело. Времени мало, да и нужна помощь. Сам не справлюсь.
        Эдвард, усмехнувшись и переглянувшись с Элис, сказал:
        - Мы поможем тебе с обучением, тесты сдашь уже сам. И поедешь вместе с нами обучаться в университет Аляски. Но не жаловаться! Сам напросился!
        Джейкоб с наигранным ужасом ответил:
        - У-у! Похоже, тяжко мне придется!
        Все засмеялись. У меня одной проблемой стало меньше. Теперь ещё Чарли нужно подготовить к нашему отъезду.
        Карлайл, отвлёкшись от шахмат на наш разговор, проговорил:
        - Я, если позволите, тоже хочу кое-что добавить. Одновременно с Беллой и Джейкобом нам надо обучать и Несси. С её темпами развития, сами понимаете, в школу ходить ей опасно. Но необходимо дать ей школьное образование, чтобы в дальнейшем она смогла, как вы, общаться с людьми.
        Вот так наш дом превратился в академию. Семейство Калленов дружно помогало повторить школьный курс нам с Джейкобом. Карлайл и Джаспер взяли на себя историю и биологию. Розали - эстетику и историю развития искусства. Эдвард - химию и математические науки. Эсме - литературу и английский. Элис - испанский и итальянский языки. Эммет - физическое развитие. Мне, действительно, все легко давалось. А вот Джейкобу, пришлось не сладко. Но я помогала ему.
        Ренесми тоже готовили к школе. Эдвард нашёл в интернете сайт дистанционного обучения. Там была страничка, принадлежащая общеобразовательной школе для детей, живущих в малонаселенных или труднодоступных местах. Я и Элис посмотрели, какие документы подготовить, какие тесты нужно будет сдать для поступления в эту школу. Джаспер занялся подготовкой документов, а мы образованием Ренесми. Её мозг впитывал знания как губка. Ей было всё интересно, она всё схватывала на лету.
        Мы все настолько погрузились в обучение, что не заметили, как пришло лето. В процессе обучения, мы не забыли послать наши анкеты в разные колледжи, но, как и предвидела Элис, только университет Аляски прислал приглашения для нас троих: для меня, для Эдварда и для Джейкоба. Джейкоб сдал экзамены и окончил школу.
        ГЛАВА 2.
        ПЕРЕЕЗД НА АЛЯСКУ.
        
        Теперь нам предстояло сообщить Чарли и Билли про наш отъезд. Рассказать им, что нас пригласили на Аляску для обучения в университете. Это мероприятие мы решили провести в конце июня, а уже в начале июля выехать в Фэрбенкс, чтобы перед началом учебного года обустроиться и ознакомиться с местностью.
        Карлайл и Эсме решили заранее слетать на Аляску и подготовить дом к нашему приезду. Поэтому нам было предложено съездить в Сиэтл и выбрать мебель для себя и для Несси. Не был забыт и Джейкоб, ему тоже предстояло выбирать обстановку для своего жилья.
        Утром, перед поездкой в Сиэтл, мы решили заехать к Чарли, поговорить. Затем, намечалось встретиться с Джейкобом для совместного выбора мебели. Чарли мы забыли предупредить о своём приезде. Где-то за квартал до дома Чарли, Эдвард остановил машину.
        Я недоуменно спросила:
        - Эдвард, в чём дело? Почему не едем дальше?
        Эдвард сообщил:
        - Чарли не один. У него гостья. Мы им помешаем. Мы не подумали заранее предупредить его о нашем визите.
        Я задумчиво посмотрела на мужа. Для гостей ещё рано, значит, гостья оставалась на ночь. Кто бы это мог быть? Последнее время заботу о Чарли взяла на себя Сью Клируотер. По возрасту она не старше папы, симпатичная. Почему бы нет?
        Эдвард, как будто слыша мои мысли, сообщил:
        - Все. Сью ушла. Звони Чарли, что мы подъезжаем.
        Я улыбнулась и стала набирать номер Чарли на телефоне. Папа поднял трубку достаточно быстро, вероятно был рядом с телефоном. Я сообщила ему:
        - Папа, мы на пути к тебе. Есть новость, о которой ты должен знать.
        Когда мы подъехали к дому, Чарли нас уже ждал на крыльце. Он был встревожен, нам был слышен стук его сердца. Я почувствовала себя виноватой. Встревожила Чарли и не объяснила, что за новость. Я выпалила на одном дыхании:
        - Папа, не волнуйся ты так! У нас всё в порядке. Просто приехали сказать, что этой осенью мы уедем на Аляску, обучаться в университет. На каникулы, обещаю, будем приезжать и звонить тоже будем.
        Чарли облегченно вздохнул. Потом, когда смысл сказанного дошёл до него, он огорченно спросил:
        - Вы все уедете?
        Эдвард тут же ответил:
        - Нет, не все. Карлайл и Эсме останутся тут. Мы втроём и Джейкоб поедем на Аляску. Элис и Джаспер, Розали и Эммет тоже уедут для обучения, но в Европу. Здесь, в Форксе, будем собираться на каникулы.
        Мы прошли в дом. Чарли сел на диван и обнял Несси. Затем поднял глаза на Эдварда и спросил:
        - Интересно, а Билли знает, что Джейкоб едет с вами учиться? Кто будет присматривать за Билли? Ведь он инвалид. Джейкоб младше вас, как же так?
        Я папе ответила:
        - Конечно, уже знает. Думаю, сейчас Джейкоб сообщает новость отцу. Джейкоб знает, что его сестра Рэчел останется с отцом. Поэтому присмотреть за Билли будет кому. Джейкоб младше на год, а мы как раз из-за моей болезни пропустили год. Теперь он нас догнал по обучению.
        Чарли, обнимая внучку, посмотрел с тревогой на меня и Эдварда:
        - Надеюсь, вы будете осторожны. Белла, когда ты уезжаешь, с тобой происходят несчастные случаи: то чем-то заразилась, то при падении сильно разбилась. Какая - то ты невезучая!
        Я улыбнулась, облегченно вздыхая. Чарли более-менее спокойно нас отпускает. Я думала, что все будет немного сложнее: все-таки Аляска далеко. Поэтому постаралась успокоить отца:
        - Папа, все будет в полном порядке. Я буду осторожна, и ничего со мной не случится. Эдвард и Джейкоб не допустят никаких несчастных случаев.
        Мы ещё посидели у Чарли. Он ничего не сказал о Сью, хотя меня разбирало любопытство. Я не стала вмешиваться в личную жизнь отца. Всё-таки потом придётся расставаться, и, хорошо, если у него будет с кем остаться. Через полчаса к дому Чарли на мотоцикле подъехал Джейкоб. Он зашёл в дом и, поприветствовав Чарли, спросил у нас:
        - Билли озадачил меня вопросом. А на какие средства я там буду жить? У нас денег нет.
        Эдвард, поглядев на меня, предложил:
        - Пока займёшь у нас, потом отдашь. Я готов тебе помочь!
        Джейкоб торопливо произнес:
        - Ваши деньги я не возьму. Я сам заработаю. Ведь такие сильные парни, как я, себе всегда работу найдут! Даже на Северном полюсе!
        Джейкоб, приняв стойку культуриста, показал бицепсы и засмеялся. Эдвард насмешливо посмотрел на Джейкоба, и немного шутливым тоном, произнёс:
        - А кто будет с Ренесми? Ведь нам о-о-очень няня нужна! Нет, Джейкоб, полетим все вместе. Отдашь, когда заработаешь.
        Джейкоб хитро посмотрел на моего мужа и, сделав умное лицо, произнес:
        - Раз няня нужна, значит, работой я уже обеспечен. А кормить няню будут?
        Эдвард шутливо толкнул рукой Джейкоба и продолжил:
        - Вот я ещё тебя кормить буду, ага разбежался. Сам себя обеспечишь.
        Мы все рассмеялись. Мне было приятно видеть, что наши отношения так наладились. Мы вели себя, как люди, которые дружат. Джейкоб, успокоившись после смеха, сообщил:
        - Да, я так отцу и сказал. Что, я работы не найду, что ли! Правда, я ему сказал, что поеду позже, сперва заработаю на билет. Рэчел слышала наш разговор. Я уже собирался к Чарли, она подбежала и протянула мне деньги. Она сказала, что раз она остаётся, значит, ей деньги на перелёт не нужны. А мне пригодятся.
        Несси решила отвлечь внимание дедушки на себя. Она понимала, что с ним общаться своим обычным способом ей нельзя, поэтому сообщила Чарли:
        - Дедушка, а дома меня все-все обучают! Это так интересно! Я тоже, как папа и мама, учусь в домашней школе.
        Папа с тревогой посмотрел на меня:
        - Белла, а не рано? Ведь ей по возрасту - год, конечно, выглядит она, как трёхлетняя девочка, но всё же?
        Я не могла выдать Чарли нашу тайну, поэтому просто сказала:
        - Папа, разум у Ренесми, как у девочки шести лет. Она прекрасно со всем справляется! Найди на это сам себе объяснение. Не могу пока тебе всего рассказать.
        Папа вздохнул опять и долго смотрел на нас, потом произнёс:
        - Что же за тайна у вас? Как связать все факты, которые я вижу? Чем всё это объяснить? У меня уже никаких мыслей не приходит на ум. Я просто принимаю всё, как есть. Мне спокойно, когда у вас всё хорошо.
        Я подошла к Чарли и обняла папу за шею. Он немного поёжился от моих холодных рук, но не отстранился. Я тихо ему пообещала:
        - Папа, когда придет время, я всё тебе расскажу. Надеюсь, ты всё поймёшь.
        Мы с Чарли попрощались и поехали в Сиэтл. В городе погуляли по улицам. Посетили и развлеклись в детском городке. Ренесми понравилось кататься на качелях. Затем, в мебельном центре сделали заказы на мебель. К вечеру приехали в Форкс. Джейкоб решил, что останется до ночи с нами. Когда мы вышли из машины, Элис нас встречала:
        - Джейкоб, тебя разыскивала Ли. Что-то, последнее время, она к нам терпимее стала. Ты не знаешь почему? Раньше она нас на дух не переносила, старалась не общаться, только по необходимости. А сегодня, даже зашла к нам и посидела немного. Странно.
        Джейкоб махнул рукой. Нахмурился и объяснил:
        - Да, ничего странного на самом деле нет. Просто раньше, она вас винила в том, что стала волком, а теперь после обращения ещё одной девушки, она поняла, что виноваты не конкретно, вы, а это происходит из-за отсутствия нужного количества парней для обращения. Она обратилась накануне схватки с новообращенными, а Лика накануне противостояния с Вольтури. Была ещё одна причина её плохого настроения, но для вас эта причина неинтересна. И так рассказал, что вам не нужно было знать.
        Джейкоб подошёл к Несси, и они вышли во двор играть. Я знала, что Джейкоб, как никто другой, присмотрит за Ренесми.
        Элис из любопытства спросила Эдварда:
        - А ты не хочешь сказать, что за причина? Она нас каким-нибудь образом касается?
        Эдвард, всегда внимательно относящийся к личным тайнам, и тут не отступил от правила:
        - Элис, это тайна Джейкоба. Захочет, расскажет. Я не вправе нарушать тайну. Одно скажу, нас эта причина никак не касается. Это личные переживания Ли.
        Элис, поджав губки, упорхнула к себе в комнаты. Джаспер укоризненно взглянул на нас. Он поднялся за Элис, чтобы успокоить свою любимую любопытную особу.
        Я повернулась к Эдварду и, улыбнувшись, спросила:
        - Ну, а мне то ты скажешь, что за личные переживания у Ли. Я ведь в курсе почти всего, что в стае происходит?
        Эдвард, укоризненно покачал головой. Он предложил:
        - Иди, спроси Джейкоба сама. Я не имею права рассказывать, то, что прочитал в мыслях, без разрешения.
        Я отправилась на лужайку перед домом. Джейкоб и Ренесми сидели под деревом и, запрокинув головы, разглядывали облака, которые немного освещались заходящим солнцем. Я тоже посмотрела на небо. Дождевые облака плыли по небосводу, окрашенные во все тона от серого до тёмно сиреневого цвета. Так их окрасили лучи уже невидимого солнца. Я опустилась на травку рядом с ними. Полюбовавшись на небо, я спросила Джейкоба:
        - Что за личные переживания у Леи? Это касается запечатления Сэма и Эмили? Если это сильно личное, то не надо, не рассказывай.
        Джейкоб, подумав, ответил:
        - В принципе, ничего секретного. Просто Ли считала себя генетически тупиковой ветвью. Она глубоко переживала из-за запечатления Сэма и считала, что у неё все потеряно. Что у неё не будет детей, не будет любимого. Что она навсегда останется одна. А сейчас, зная, что Лика ещё никого не любила, она надеется на запечатление и для себя. Ведь Лика очень красивая молодая девушка. У неё есть надежда на взаимную любовь.
        Мы, втроём, нагулявшись, зашли в дом. Джейкоб присоединился к Эммету, и они вместе стали болеть за команду Сиэтла по регби. Несси показала красоту неба отцу и пошла к Розали. К ночи Джейкоб убежал домой.
        Утром, наш рыцарь был у двери чуть свет. Эдвард что-то проворчал себе под нос, но вслух ничего не стал говорить. Ренесми оделась и выбежала к Джейкобу, они уехали в Ла-Пуш попрощаться с друзьями: Сетом, Полом и Эмбри. Ренесми старейшины разрешили приезжать в резервацию, а нам туда путь открыт только с особого разрешения Сэма или старейшин. После поездки Несси показала, что Лика, новая волчица, это хорошенькая молоденькая сестра Брейди. Она при Несси обратилась в великолепную черную волчицу. Несси она понравилась, они поиграли и поболтали. Джейкоб был всегда рядом. В резервации Несси не знала ограничений, она в восторге от Сета. Похоже, в Фэрбенксе ей будет не хватать друзей из Ла-Пуш.
        Я не забыла и про Рене. Я сообщила ей, что уезжаю этой осенью на Аляску в университет. Стараюсь общаться с мамой поменьше, она многого не знает, да и не надо ей знать. Пусть себе спокойно живёт с Филом и наслаждается покоем и любовью. Потом пришлю новый адрес, и мы с ней сможем общаться. Она ответила, что рада за меня, что спокойна за свою взрослую девочку и надеется, что замужество не помешает мне получить образование.
        В начале июля прилетели Карлайл и Эсме. Они рассказали нам, что дом великолепен и находится в очень уединенном месте к северу от большого города. Вокруг лес и много всякой живности. Этот вопрос нам немаловажен. За прошедшее время я научилась охотиться чисто и аккуратно. Теперь могу и в бальном платье покушать, но предпочитаю охотиться в повседневной одежде: джинсы и свитер или рубашка. Так комфортнее.
        
        ГЛАВА 3.
        АЛЯСКА.
        
        Числа пятнадцатого июля мы, вчетвером, приземлились в аэропорту Фэрбенкса. На такси доехали до коттеджа. Шофер не сразу нашел поворот с шоссе, это напоминало ситуацию в Форксе. Там тоже дом Калленов не сразу найдёшь. Но, когда мы подъехали, то перед глазами появился бревенчатый двухэтажный коттедж с подземным гаражом. Мы расплатились и отпустили такси. Сами сразу пошли осматривать дом.
        Центральный вход с небольшим крыльцом прикрывала крыша. Двери тяжелые из цельного дерева. На первом этаже разместилась гостиная с камином, оформленная в стиле кантри. За гостиной разместился кабинет с библиотекой. Так же имелась небольшая кухня со всякой сложной техникой. Джейкоба и Ренесми иногда нужно было кормить обычной человеческой едой. Уж кто-кто, а Джейкоб любил вкусно и сытно поесть. Наверх вели две витых лестницы по бокам гостиной. На втором этаже были спальня, гостевая и детская комната. Все помещения оборудованы каминами и гардеробными. В гараже стояли два внедорожника и мотоцикл, похожий на транспорт Джейкоба, но более мощный. Сходили и посмотрели смежное жильё. Оно было гораздо меньшего размера. На первом этаже зал и кухня. Наверх вела простая лестница. Второй этаж вмещал две спальни. Жилище Джейкоба очень похоже на дом Чарли. Просто и функционально.
        Всем четверым дом понравился. Джейкоб после осмотра дома завис в гараже. Мы осмотрели библиотеку и гардеробные детской и нашей спальни. Руку Элис я узнала и тут. Но хорошо, что Эсме всем руководила, больше практичной одежды, чем вычурных шелков. После осмотра дома, мы пробежались по окрестностям: населения мало, животный мир богатый, простора много.
        Ближайший месяц решено было провести в экскурсиях по Аляске. Затем ознакомиться с университетом поближе: узнать расписание, расположение зданий университета, записаться в библиотеку университета.
        Начали мы с города Фэрбенкс. Эдвард, как опытный гид, сидя за рулём и ведя машину по улицам города, начал рассказ с истории города:
        - Фэрбенкс был основан в 1901 году, когда доставлявшиеся на золотые прииски запасы были оставлены на берегу из-за обмеления реки. Этот импровизированный лагерь и дал начало городу, в котором уже через 6 лет жило более 18 тысяч человек.
        Город известен, как одно из мест с самым большим на планете перепадом температур: от -55 зимой до +37 летом. Это уже настоящая Арктика - с середины мая до конца июля день здесь длится до 20 часов, а зимой солнце почти не восходит над горизонтом. Полярное сияние считается вполне обычным явлением. Это самый "деревянный" город нашей страны, в котором действительно много бревенчатых домов. С высоты город похож на огромного спрута, раскинувшего свои щупальца-улицы между рукавами реки и отрогами гор. Центром его считается площадь с бронзовой статуей Неизвестного первого семейства.
        Тут Эдвард перевёл взгляд на Джейкоба и, усмехнувшись, продолжил:
        - Как нетрудно догадаться, за столь вычурным названием скрывается собирательный облик всех первопроходцев штата, хотя сама композиция несет явные индейские черты.
        Джейкоб, слушая Эдварда, не стал обращать внимания на его колкость. Ну, а я, стоя за спиной у друга, скорчила угрожающую гримассу и показала свой кулачок мужу. Эдвард усмехнулся и не прерываясь продолжал нас знакомить с городом:
        - А главной улицей является достаточно хаотичная и колоритная Кашмен-Стрит. Университет штата Аляска и Университетский музей лежат к западу от центра Фэрбенкса, в красивом и необычном районе на холме, откуда в ясный день можно рассмотреть гору Мак-Кинли. Превосходный Университетский музей живописно возвышается над травянистыми склонами долины реки Тананы. Музей считается одним из лучших в штате. Каждая из секций музея посвящена геологии, истории и другим аспектам той или иной области Аляски, а особый интерес обычно вызывают "Синий малыш" - ископаемый бизон "возрастом" около 38 тыс. лет.
        Практически в центре города расположен парк Аляскаленд. Куда мы сейчас и приехали.
        Мы вышли из машины, и пошли в парк. Покатались на маленькой железной дороге, проходящей по самым интересным местам парка. Посетили музеи и были удивлены собранием исторических транспортных средств и сооружений. Каких только механизмов там не было! Джейкоб там застрял. Мы условились встретиться у машины через час. Втроем мы отправились к аттракционам. Я и Ренесми прокатились на старинной карусели. После чего дочь сделала вывод:
        - Мама, мне очень понравилось. Хотя лучше всего кататься на папе или на Джейке. Они быстрее перемещаются.
        Я улыбнулась, вспомнив свои первые поездки на спине у Эдварда. Тогда от такого способа путешествия у меня захватывало дух. Вернувшись в машину, мы ещё немного подождали Джейкоба. Восторгов было через край. Эдвард был доволен. Потом мы посетили горячий источник Чина-Хот-Спрингс и искупались там. Вода была настолько тёплая, что наши тела с Эдвардом приобрели температуру тел Ренесми и Джейкоба. Затем решили последовать поговорке: "Из огня, да в полымя" в прямом смысле. Посетили и осмотрели музей "Аврора" - музей льда и ледяной скульптуры. Мы с интересом разглядывали хрупкие и такие красивые произведения рук человеческих. Гид музея знакомил нас с информацией:
        - Здесь сохраняется температура -7С в течение круглого года. Вы сможете выпить коктейль в ледовом баре из ледяного бокала, который можете оставить себе на память.
        Мы, вернувшись в дом, решили спланировать дальнейшие экскурсии. При обсуждении выяснилось, что дорог на Аляске не так уж и много. Проехать от одного крупного города в другой можно только с помощью нескольких паромов. В некоторые парки и заповедники можно попасть только со стороны моря или самолётом. Тут-то мы и решили использовать круизный лайнер, как транспортное средство. Благо мы захватили из города много рекламных брошюрок. В некоторых местах решено было использовать гидроплан для осмотра чудес природы Аляски.
        Перед экскурсиями решили подкрепиться. Возможно, потом может не случиться такого шанса. Ренесми и Джейкобу проще: они могут поесть в ресторане. Я и Эдвард убежали на север от дома. После удачной охоты, глаза приобрели светло желтый оттенок. Мы были готовы к экскурсиям.
        На самолёте долетели до Анкориджа. Городок очень симпатичный, а главная улица просто великолепна и полна движения. Самый крупный кампус университета Аляски, по числу студентов, находится в Анкоридже.
        Из Анкориджа отправлялись автобусы на экскурсию по Национальному парку Денали. Я захотела нанять машину, чтобы меньше общаться с людьми. Я ещё не привыкла к большому количеству людей. Боялась, что мой самоконтроль может дать сбой. Но Эдвард настоял на автобусе. Я, надувшись, спросила:
        - Эдвард, неужели мы поедем на автобусе только из-за того, что так положено? Почему нельзя на машине? Ведь риска меньше. Меньше общения с людьми.
        Объясняя, как маленькой девочке, Эд терпеливо произнёс:
        - Поедем на автобусе. Просто на машине нельзя. Это вовсе не трудно. У тебя всё получится!
        Перед поездкой мы чуть не перессорились с Джейкобом из-за количества автобусных экскурсий. Но Эдвард, слушавший наш спор, сказал:
        - Хватит ссориться. Ваш спор ни к чему не приведёт. Дело в том, что все автобусные экскурсии идут по одной и той же дороге, просто их длина разная. Так, что садимся на любой и любуемся видами из окна.
        Мы, замолчав и устыдившись своего поведения, послушались Эдварда. Ренесми, наблюдая за нами, засмеялась. На мой вопрос о причине смеха, она ответила:
        - Мама, ты забавно выглядела, когда вела себя, как я. Я больше не буду капризничать.
        Вот так, из-за моего детского поступка, наша взрослеющая дочь быстро сделала вывод.
        Сев в автобус, я поняла, почему обычным людям запрещено ездить здесь на своих машинах. Дорога, покрытая щебёнкой, проходила по горам, иногда настолько близко к обрывам, что казалось, ещё капельку, и мы опрокинемся вниз. Автобусы разъезжались просто впритирку, меньше, чем в полуметре от обрыва. Мы насладились из окна великолепными видами горы Мак-Кинли, высочайшего пика Северной Америки. Но виды... Виды открывались грандиозные! Переливы сине-зелёных красок на горах завораживали. Я про себя решила, что обязательно навестим эти места и полюбуемся с высоты горы на все это великолепие.
        Мы увидели диких животных: лосей, оленей, медведей, волков, и множество птиц. Конечно, здесь их было больше, чем в лесах Форкса. Но и отношение к природе было другим.
        Гид, рассказывая о животных Аляски, машинально подбирал с травы фантики, клочки бумаги и прочий мелкий мусор, случайно оставленный туристами. После экскурсии, я спросила у гида:
        - Простите, может быть, Вам покажется нелепым мой вопрос, не обижайтесь. Почему Вы подбираете мусор, Вам за это платят?
        Парень задумался над моим вопросом, потом оглядел мешочек с мусором, и ответил:
        - Нет, нам за это не платят. Я делаю это машинально. Нам с детства внушали уважение к нетронутой природе.
        Он выбросил мусор в контейнер и ушёл. Я, вспоминая, что в лесах близ Форкса оставляют туристы, пожалела, что в наших краях так не воспитывают.
        Гуляя между сувенирными лавочками, мы столкнулись с нелепой ситуацией: зоопарк наоборот. Дело в том, что вместе с нами между лавками решила прогуляться пара медведей. Тут же, увидев приближающуюся пару животных, гид вежливо попросил людей:
        -Пожалуйста, зайдите все в помещение лавочки! Не будем мешать медведям. Осторожно!
        Гид с этими словами зашел последним в лавку и опустил решетку на дверь. Ренесми пожала плечами и, зная, что надо вести себя, как люди, сказала, посмеиваясь в кулачок:
        - Мы в клетке, а медведи гуляют. Смешно!
        Выйдя из "клетки", мы продолжили знакомство с окрестностями. Осмотрев окружающую природу, экскурсия на автобусе вернулась обратно в Анкоридж. Сели на круизный лайнер и вечером встречали заход солнца возле ледника Хаббарда. Гид рассказывал:
        - Это - самый крупный на Аляске ледник, выходящий к океану. Длина выхода его льда вдоль кромки воды - более 10 километров. Он простирается вглубь материка на 125 километров. Высота ледяной стены над водой, в месте, где мы подошли к нему - 120-140 метров. Хорошо видны "годовые кольца", которые сжимаются под тяжестью льда.
        Мы наблюдали, как огромная глыба льда, размером с двухэтажный дом откололась от ледника и рассыпалась на куски. Дав возможность осмотреть ледник, лайнер ходил возле льда около часа. Затем лайнер отправился к местечку Хонах.
        Гид продолжал знакомить нас с обычной для туристов информацией.
        - Этот городок не самый популярный для захода круизных лайнеров на Аляске. Во-первых, на другой стороне пролива расположен Национальный парк и заповедник ледников, и он является более привлекательным для туристов местом, а во-вторых, в городке нет глубоководного причала, и большим кораблям приходится возить народ с рейда на берег на шлюпках. Нас сейчас переправят на берег, и мы посетим Национальный парк.
        Мы не захотели отправляться в ещё один Национальный парк. Мы наняли катер, чтобы смотреть диких китов. Представителем компании, её владельцем и капитаном единственного катера оказался бывший рыбак, Питер Флаерсон. Пока мы ехали до причала, где стоял катер Питера, он рассказал:
        - Я, как и мой отец, всю жизнь проработал рыбаком здесь, на Аляске. Сейчас на пенсии и живу с женой в Джуно. Летом перебираемся сюда, в Хонах, и я вожу туристов смотреть китов. Во-первых, мне это нравится, а во-вторых, какой-никакой, а довесок к пенсии. Зимой мы с женой сами любим путешествовать. В основном в Европу и на Карибские острова.
        Катерок оказался алюминиевой плоскодонкой метров 10 длиной с каютой на корме. В каюте было шесть кресел, не считая капитанского кресла. Мы расположились в каюте.
        Вскоре мы обошли наш лайнер и устремились к мысу Пункт Адольфус, куда летом приходят на откорм горбатые киты.
        Питер, управляя катером, не забывал нас знакомить с повадками китов:
        - Горбатые киты преодолевают большое расстояние, приплывая сюда от Гавайских островов, и возвращаются туда назад зимой. Средний размер горбатого кита - 15 метров, вес - около 40 тонн.
        При подходе к мысу первый кит показал спину в нескольких метрах от нас, чем немало напугал нас с Ренесми. До этого мы с ней ни разу не видели и не слышали китов. Звуки нарастали, подобно приближению урагана.
        Затем началось что-то невообразимое. Катер остановился, а киты были всюду, со всех четырёх сторон. Со всех сторон стали подниматься облака пара. Как в долине гейзеров. Я воскликнула:
        - О, боже мой, смотри! Вот это да! Ничего себе!
        Больше ничего вразумительного не получалось сказать. До этого я даже представить себе не могла, что может быть такое скопление китов в одном месте, они выпрыгивали на всю свою длину и с огромной кучей брызг падали в воду в нескольких метрах от катера, раскачивая его расходящимися волнами. Или шли строем, одновременно с шумом выпуская фонтаны пара. Пар был повсюду. Шум для наших ушей стоял оглушительный. Мы, втроем, восторгались зрелищем. Эдвард же сидел спокойно и смотрел не на китов, а на нас. Я у него спросила:
        - Эд, почему не смотришь на китов? Это же так необычно!
        Эдвард, усмехнувшись одними глазами, пояснил:
        - Я уже все это видел. Я смотрю на вас, любуюсь вашим искренним восторгом и понимаю, как много я приобрёл, встретив тебя!
        От таких слов мне стало очень хорошо. Но тут раздался оглушительный звук. Питер опустил за борт подводный микрофон и включил громкоговоритель, показывая нам, что киты очень шумные животные.
        А мы и без микрофона слышали все звуки. Ренесми даже зажала уши и отвернулась. И не зря. Посмотрев чуть в сторону, Несси увидела что-то интересное и воскликнула:
        - Мама, смотри! Какие маленькие, по сравнению с китами.
        Я посмотрела в ту сторону, куда показывала дочь. Чуть в стороне от катера, сквозь поле играющих китов, спокойно проплыли два морских льва. Они совершенно не реагировали на их игры, хотя казалось, что жизнь морских львов висела на волоске под ударами китовых хвостов.
        Время среди китов пронеслось, как одно мгновение, Питер сказал:
        - Пора собираться назад. Готовьтесь к отплытию.
        Джейкоб возмутился:
        - Да мы только, что приплыли. Давайте ещё посмотрим!
        Старый рыбак спокойно произнёс, видимо, уже привыкший к подобному возмущению:
        - Прошло уже целых два часа. Я сейчас разговаривал по радио с женой, и ей вернувшиеся рыбаки сообщили, что видели лосиху переплывающую пролив. Это довольно редкий случай. Пролив широкий, километров 15, и плыть лосихе долго. Мы можем успеть увидеть её, если сейчас поплывём вдоль другого берега пролива.
        Звучало заманчиво, и мы тронулись в обратный путь. По дороге повстречали пару медведей, гуляющих по берегу, но не останавливались, т.к. спешили найти плывущую лосиху. Мы её увидели, но подплывать близко не стали, чтобы не спугнуть.
        Вернувшись на лайнер, мы разбрелись по каютам. Джейкоб ушёл с Несси поужинать в ресторан, а мы с Эдвардом закрылись в своей каюте. Муж еще раз повторил:
        - Я понимаю, как много я приобрёл, встретив тебя! Мои эмоции увеличили свою силу, я начал жить, а не существовать!
        Мне хватило одного долгого поцелуя в губы и ласкового прикосновения любимых рук, чтобы почувствовать сильное влечение к мужу. Я ответила любимому серией поцелуев и лёгким порханием языка по его великолепному волнующему телу, потом, спустившись вниз, сосредоточила ласку на том, что мне доставит удовольствие в ближайшее время. Эдвард замер, но вскоре не выдержал и, опрокинув меня на кровать, довёл все до пика наслаждения. Немного успокоившись, я прошептала:
        - Я тебя люблю!
        Эдвард посмотрел на меня. В его глазах было столько любви и обожания, что меня вновь потянуло к мужу. Но наш слух уловил голоса Джейкоба и Несси, мы моментально оделись и привели все в порядок. Приняв позу сильно увлеченных пейзажем за иллюминатором людей, мы чинно сидели в каюте. На отходе вечер не ощущался совсем, настолько было светло. Джейкоб и Несси вошли в каюту. Мы стали обсуждать прошедший день и слушать впечатления нашей малышки.
        При заходе в Скагвей у нас был единственный день, пока лайнер стоял в порту, для осмотра. Когда утром, стоя на открытой палубе, мы решали, что же нам посмотреть в городе и вокруг него, наш разговор услышала девушка из экипажа. Она нам посоветовала:
        - Я советую сходить на красивые озёра и водопад над городом. Времени до отхода корабля у вас хватит. Это очень живописные места! Я по карте покажу, где озера. Сходите, не пожалеете!
        Но мы решили начать с осмотра города. Ведь наша скорость, когда нас никто не видит, намного превышает скорость человека. Мы успеем сходить и на озёра, и ознакомиться с городом. Эдвард познакомил нас с историей города:
        - Все достопримечательности, да и само существование города Скагвей, связанно с Золотой Лихорадкой конца XIX века. Скагвей был многократно описан писателем Джеком Лондоном. Хотя вблизи города золото не добывалось, город был воротами к золотым приискам Клондайк и Юкон. Основной поток золотоискателей прибывал сюда на кораблях, чтобы потом отсюда добираться до золотоносных полей. Добытое золото, затем, так же вывозилось на большую землю через Скагвей.
        Мы осматривали город. Походили по улицам, и подошли к музею золотоискателей. Эдвард произнес:
        - А знаете, что я вспомнил! В этом музее есть интересный документ, я его процитирую: "Для предотвращения голода угрожающего Доуссону в зиму 1896-97 годов, канадское правительство запретило въезд в Канаду без годового запаса продуктов". Вы представляете, сколько раз приходилось золотоискателю пройтись по тропинке, чтобы унести груз весом где-то около тонны! А тропинка была не из легких! Скоро мы с вами пройдем по одной из таких тропок.
        Джейкоб, выслушав Эдварда, задал вопрос, который и у меня возник:
        - А причем здесь Канада? Мы же на Аляске, и прииски тоже на территории Аляски.
        Эд объяснил:
        - Дело в том, что тропа к приискам пересекала границу Канады. Власти Канады решили обезопасить себя от лишних людей. Поэтому и возник такой указ.
        После этого, мы пошли пешком до Верхнего и Нижнего Озёр и водопадов Рейд. Для людей - это был бы достаточно трудный путь. Нам, всем четверым, это было очень легко. Пройдя где-то половину пути, Эдвард нас остановил словами:
        - Вот такой путь нужно было пройти золотоискателю с грузом. Причем не один раз, а раз восемь-девять.
        Джейкоб, глянув вниз на тропинку, присвистнул.
        - Ничего себе! Да я, наверное, плюнул бы на золото или пошёл в другое место его искать, чем бегать с грузом туда-сюда девять раз по такой тропинке.
        Дойдя до водопада, мы с Эдвардом оставили дочку с Джейкобом, и ушли в лес. Пребывание рядом с таким количеством людей требовало более частого кормления, чем обычно. Мы вернулись через часок и стали спускаться назад, в город. Вернувшись в каюты, мы больше не выходили.
        Рано утром, после ночного перехода, лайнер пришёл в столицу Аляски - город Джуно. Ночным переход был скорее условно. Всю ночь небо оставалось светлым. При подходе в порт, Эдвард рассказал:
        - Это город Джуно. Здесь мы сходим на ледник и посмотрим на памятник собаке Пэтси Энн породы бульдог.
        Тут Ренесми перебила отца:
        - Чем эта собака заслужила памятник? Она, что кого-то спасла?
        Эдвард терпеливо пояснил дочке:
        - Нет. Эта собака была глухая от рождения, правда, каким-то образом слышала звуки приближающихся кораблей, поэтому постоянно встречала их в порту. Про нее даже писали книги. Спустя половину века после ее смерти, на причале была установлена статуя, символизирующая доброту и дружбу.
        Ренесми, получившая ответ на один вопрос, тут же перешла к другому:
        - Папа, а зачем на ледник пойдём? Что там интересного? Кругом лед.
        Эд, тоном учителя, объяснил:
        - Посмотрим, чем отличаются озёра возле Форкса от ледниковых озёр. А так же, сравним ледниковые озёра между собой. Вода от таяния ледника стекает вниз и образует озеро Менделхолл у подножия ледника. Но там есть и другие озера.
        На ледник собрались идти, не только мы одни, набралась целая группа. Сопровождать экскурсию по леднику вызвался гид Флойд.
        Мы вместе с группой туристов собрались на левом берегу озера. Из багажного отделения автобуса Флойд достал для каждого из нас по рюкзаку, в котором были: ледоруб, кошки на ноги, каска, обвязка, еда и питьё. Первый километр мы довольно резво прошли по обычной лесной тропе, но Флойд постоянно нам напоминал:
        - Это пока прогулка, а настоящий подъём начнётся позже. Так, что кому сейчас тяжело, лучше идите к автобусу и ждите.
        Тропа проходила по пологому холму, который перерастал в гору. Несколько раз тропу пересекал ручей. На берегах ручья, зацепившись за трещины в камнях, проросли кустики и трава. Видеть зелень, лёд и голубой ручей вместе, уже было необычно. Поэтому я не пожалела, что мы пошли на ледник. Иногда встречались отметки на скалах. Флойд нам объяснил, что их ставили по кромке ледника. Судя по отметкам на скалах, из-за глобального потепления ледник уменьшился и отодвинулся вверх. Кроме того, теперь по пути нужно преодолеть скалу, которая раньше была подо льдом. После ручья начался подъём. И дальше, для продвижения, нам уже пришлось использовать не только ноги, но и руки. Наша четверка легко добралась до места, откуда, наконец, стало видно ледник. С этого места до него теперь больше двух километров. Поджидая остальных туристов, мы делали вид, что немного устали. Сверху стало лучше видно озеро. Я отметила интересный факт:
        - Казалось бы, вода в озере должна быть прозрачной, но это совсем не так. Почему? Вон рядом озерцо: вода в нём чистая и темная. А в озере вода мутная, словно молоко добавили.
        Эдвард, уже ранее здесь побывавший, пояснил:
        - Белла, в случае ледника, все нарушается. Лёд под собственной тяжестью постоянно сползает вниз и сдирает тонкий слой с каменной поверхности под собой. Тающая вода вымывает образующуюся "пыль" и, одновременно, служит смазкой для сползающего льда. В результате в озере под ледником скапливается суспензия грязно-молочного цвета. А в озерцо рядом вода бежит с ледника, но уже с поверхности льда, а не снизу.
        Наконец, все туристы собрались вместе. Флойд предупредил:
        - Не в любом месте можно взобраться на ледник и нам придется потратить время, чтобы найти более-менее пологий край. Пожалуйста, для безопасности продвижения, наденьте на себя обвязку, каски, на ботинки "кошки", возьмите ледорубы.
        Мы, как и все, всё выполнили и приобрели довольно смешной вид. Взобравшись наверх, мы полюбовались феерическими картинами, которыми побаловал нас ледник. Мы видели ручей, который пробил русло в толще льда, нырявший в его глубины и выходивший наверх, словно гейзер. Капель, образующую замысловатые узоры на поверхности, и дававшую начало, новому ручью. Лёд местами был белый, а местами голубой. Туристы попробовали воду из ручья на поверхности ледника, она оказалась чистой и вкусной. Нам пришлось поверить им на слово.
        Обратный путь мы прошли тем же маршрутом.
        В Джуно вернулись уже после 6 часов вечера. Отход корабля был назначен на 8 часов. У нас ещё осталось немного времени, чтобы купить сувениры. Я купила статуэтку бульдога. Решила, что при возможности отошлю её Чарли.
        Чтобы попасть в Кэтчикан лайнеру понадобилась ночь. Гид лайнера, при подходе к городу, нас ознакомил с историей:
        - Город был основан в 80-х годах XIX века лесорубами и рыбаками. Одно время он даже назывался "мировой столицей лосося". Рыболовство и сейчас там существует, как коммерческое, так и спортивное. Есть возможность отправиться на рыбалку. Так же для других, кому не интересна рыбалка, проходит "Шоу Лесорубов".
        Значительная часть народа с нашего корабля отправилась на местных катерах ловить лососей. Другая часть отправились на шоу. Мы же решили прокатиться на гидроплане и полюбоваться природой с высоты птичьего полета. Наняли гидроплан "Медведь" с пилотом по имени Стив.
        На диванчике в конце салона, я смогла уютно устроиться для обзора пейзажей. А главное - свободно любоваться природой по обоим бортам. Мы надели наушники с микрофонами и сразу взлетели. Всё произошло так просто и быстро, как будто сели в такси и поехали. Я только успела увидеть, как параллельно нам садился другой гидросамолёт, а третий - уже ждал новых пассажиров. Дело здесь было налажено!
        Открывшиеся с высоты виды настолько захватили меня, что никаких чувств, кроме восторга не было. Красота природы завораживала. Сверху отчётливо было видно, что земля здесь изрезана фьордами и проливами. Верхушки гор покрыты снегом, который тает и образует множество водопадов. Порой казалось, что наш самолёт вот-вот заденет шапку снега крылом.
        На обратном пути, с воздуха, были видны лесные разработки, так что не только рыбаки, но и лесорубы продолжают свою деятельность в Кэтчикане. Кроме этого, мы заметили несколько летних лагерей для отдыхающих. Стив сказал:
        - Много народа приезжает сюда своим ходом летом на отдых, но добираться до нас нужно либо гидросамолётом, либо по воде.
        Когда мы приводнились и вышли на причал, Несси прижалась ко мне и произнесла:
        - Я немного боялась самолетика, но когда взлетели, все мои страхи исчезли. Мне очень понравилось.
        По возвращении из полёта у нас осталось ещё время посмотреть музей тотемов индейской резервации. Джейкобу стало интересно, он заинтригованно предположил:
        - А что, если и у них есть легенды, которые окажутся правдой. Сможем ли мы что-нибудь об этом узнать?
        Эдвард откликнулся:
        - Если будет такая возможность, то мы всё узнаем. Ведь Белла с нами, а она магнит для неприятностей. Тем более, Северный полюс совсем рядом!
        С этими словами Эдвард обнял меня и прижал к себе. Джейкоб насмешливо посмотрел на меня:
        - Может быть, сейчас всё изменилось, ведь Белла сама стала другой.
        Эд оптимистично произнёс:
        - Все может быть. Джейкоб, давай надеяться, что это так, и нам не нужно больше бояться за жизнь дорогих нам дам.
        На экскурсии в резервацию нашим гидом была Лесли. Она предложила:
        - Я подвезу вас в поселок, но высажу чуть-чуть, не доезжая, потому что местные собирают дань со всех при въезде на территорию музея.
        Действительно, как только мы вышли из автобуса, к нам подошёл толстый индеец и потребовал:
        - Давайте с каждого по три доллара. За вход.
        Эдвард достал деньги и рассчитался. Индеец выдал нам какие-то маленькие билетики, тут же сел на рейсовый автобус и уехал. Тут мы поняли, что мы попались. Случай обмана был классический.
        Нас это настолько поразило, что, кроме смеха, никаких других эмоций не было.
        Весь музей представлял собой поляну, на которой стояли 14 больших раскрашенных тотемов. С краю поляны расположен большой сарай, где стоял шум изготовления новых тотемов. Мастера строгали дерево. Весь поселок был отлично виден с того места, где мы вышли из автобуса. Минут пятнадцать мы ходили между этими тотемами, рассматривая малые и большие деревянные столбы. Они были искусно раскрашены. Морды животных легко узнаваемы. Тут были морды медведя, волка, орла, барсука, росомахи, в разных состояниях - от спокойного до агрессивного. Ренесми заметила:
        - Среди тотемов много изображений медведя. Попадаются и волчьи тотемы, но мало. Интересно, почему? Может быть это связано с легендами народа Аляски.
        Я ничего не стала отвечать, потому что не знала ответа. Эдвард пояснил:
        - По легендам, медведь - это либо человек, превратившийся в животное, либо животное, которое может стать человеком. У некоторых народов медведь - хозяин леса, отец, батюшка. Есть даже праздники посвященные медведю, кстати, у некоторых индейских племен есть обычай - подбирать невесту для медведя, чтобы его задобрить. Может быть, здесь есть свои легенды и обычаи. Да и среди животных, более многочисленнее вид медведей, чем волков. А в лесах Форкса - наоборот - больше волков.
        Ренесми выслушала отца и стала осматривать людей в поселке. Для туристов местные жители надели ритуальные наряды. Среди них заметно выделялся невысокий коренастый индеец своей невозмутимостью. Он сидел возле жилища и, как будто не видел никого вокруг. Когда мы проходили мимо, он поднял на нас глаза, воскликнув:
        - О, Великий Дух леса! Приветствую тебя!
        И упал вниз лицом в поклоне. Такого, видимо, никто из местных от старика не ожидал. Все повернули глаза на нас. Мы, почувствовав себя неуютно, поспешили уйти к автобусу. Там Эдвард сообщил:
        - Я прочитал его мысли. Он в Джейкобе что-то почувствовал, возможно, способность управлять Духом. Поэтому принял его за героя местных мифов - Великого Духа леса. А главная обязанность этого героя - охранять лес и самих индейцев. Так, что, Джейкоб, вперёд! На охрану леса и его населения.
        Мы переглянулись и, видя, что Эд шутит, рассмеялись. Эдвард отсмеявшись, уже серьёзно сказал:
        - На самом деле, старика здесь считают ясновидящим, но я думаю, что индеец обкурился травами и видит то, чего нет.
        Затем, дождавшись других туристов, мы сели в автобус и вернулись в Кэтчикан. Самолетом мы прилетели в Фэрбенкс.
        С удовольствием мы вернулись в наш дом. Переодевшись и вымывшись, мы решили обсудить с Ренесми все новое, что мы узнали. Дочь потрясла нас своей памятью, она дословно нам рассказала об истории возникновения городов на Аляске, повторила все сведения о животных и ещё что-то хотела нам пересказать, но Джейкоб, уже уставший от такого объёма информации, взмолился:
        - Не знаю, как вам, но мне требуется отдых. Прошу, побежали в лес!
        Мы послушались его. На север от Фэрбенкса туристов и людей было намного меньше, так как власти Аляски из-за состояния дорог не позволяли туда путешествовать. Всё было направлено на охрану природы. А мы можем и своим ходом! Нам прогулка доставит удовольствие и эмоциональное, и гастрономическое.
        ГЛАВА 4.
        ЖИЗНЬ В ФЭРБЕНКСЕ.
        
        В один из вечеров августа, мы собрались в нашей гостиной. Я решила обсудить нашу жизнь в Фэрбенксе:
        - Эдвард и Джейкоб, нам нужно распланировать наше обучение и подработку так, чтобы один из нас всегда был дома с Ренесми.
        Эдвард изумленно посмотрел на меня. Судя по его взгляду, он считал, что работать нам не нужно. Поэтому возразил:
        - Белла, ты, что, тоже собираешься подрабатывать!? Нам хватит денег. В крайнем случае, я пойду работать. А ты учись!
        Меня такое предложение не устраивало.
        - Эдвард, так сейчас не принято. Мы живём в своём доме без взрослых, не работаем - на что мы существуем? По мнению людей, это выглядит странно. Студенты, даже обеспеченные, предпочитают сами зарабатывать деньги на свои расходы. Так, что моя работа не обсуждается. Работать нужно всем.
        На удивление, Эдвард больше не стал убеждать меня в своей правоте. Он просто сказал:
        - Тебе виднее.
        Я подумала: "Странно, но Эдвард не стал настаивать на своём мнении. Интересно, на что он надеется? Ночью узнаю".
        Вечером я, уложив Несси спать, занялась выяснением причины столь невозмутимого поведения мужа. К сожалению, оказалось все намного проще, чем я напридумывала. Эдвард просто решил, что я должна все опробовать, в том числе и работу вместе с учебой. Чтобы потом наслаждаться возможностью жить, а не существовать. На следующий день, с утра мы втроем поехали в университет. Ренесми осталась дома налаживать контакт с компьютером.
        Несмотря на высокую скорость, в университет мы попали минут через тридцать. Наш коттедж достаточно далеко расположен от учебного городка. Пришлось добираться по нескольким дорогам, одной из них была Юниверсити-авеню. Я её запомнила потому, что она вывела нас к университету.
        В администрации университета нас приняли, выслушали и выдали расписания занятий по группам. Джейкоб попал в дневную группу, а мы с Эдвардом - в вечернюю. Поискав сразу и место работы, мы нашли то, что нам нужно: я устроилась в музей "Аврора" ночной официанткой, Эдвард - в музей истории при университете ночным гидом, а Джейкоб - получил место помощника смотрителя заповедника. По времени всё вышло, как я хотела. Мы с Эдвардом присматривали за Несси днем, а Джейкоб - ночью.
        Когда мы приехали, Ренесми радостно сообщила нам:
        - Я нашла тот сайт, про который вы мне говорили. Зарегистрировалась и ответила на вопросы теста. Мне пришёл ответ, что я принята в состав учащихся дистанционной школы, сразу во второй класс. Мне выслали список литературы для занятий и самостоятельного прочтения. Мне нужны учебники.
        Эдвард пообещал дочке:
        - Ренесми, не беспокойся. Я принесу учебники из городской или университетской библиотек. А если чего не найду, то попросим Эсме прислать. А как насчет экзаменов?
        Несси ответила:
        - Экзамены будут проходить онлайн или в тестовом режиме. В зависимости от предмета.
        Я похвалила дочь, изумляясь её быстрому развитию:
        - Хорошо. Молодец, Несси.
        В августе, до начала учебного года, мы познакомились со своими обязанностями на местах работы, освоились. Сложного ничего не было, кроме постоянного контакта с людьми. Мне оставалось надеяться на свой самоконтроль.
        На первое занятие я шла с робостью. Эдвард подбадривал и успокаивал:
        - Белла, ты изменилась, твоя память тоже. Всё, что ты услышишь, ты прекрасно запомнишь.
        Я отмахнулась:
        - Это я уже поняла. Я беспокоюсь из-за другого: во-первых, ты слишком красив, чтобы не привлекать к себе внимание, а во-вторых, здесь всё же солнце почаще светит, чем в Форксе.
        - Я никого другого, кроме тебя не замечаю. Между прочим, ты самая красивая девушка. А по поводу солнца - мы же в вечерней группе - нам солнце не угрожает, - успокоил меня муж.
        На вводной лекции, преподаватель вначале проверил наличие студентов. Когда он назвал нас с Эдом, по залу пробежал чуть слышный женский шепоток:
        - Они, кто? Муж с женой или брат с сестрой.... Было бы хорошо, если бы второе.
        На перерыве к нам подошла знакомиться самая смелая девушка:
        - Привет! Меня зовут Нора. Меня попросили узнать - вы родственники или однофамильцы?
        Эдвард, легко читая её мысли, ответил:
        - Боюсь, вы все будете разочарованы - мы семейная пара. Белла, моя жена.
        Вздох разочарования донёсся до наших ушей от группы девушек, стоящих недалеко. Но Нора улыбнулась и предложила:
        - Давайте дружить. Я вовсе не разочарована - остальные парни на курсе свободны, мне есть, где развернуться. Ведь Белла уже занята, а она привлекла все взоры мужской части аудитории. Другие девчонки тоже скоро это поймут.
        Завязав легкие знакомства, мы старались быть со всеми приветливыми, но сильно близко не общаться, чтобы наблюдательные особы не заметили нашу необычность.
        С началом учебного года все завертелось, как карусель: учеба, работа, помощь Джейкобу и Ренесми, более частая охота. Не забывала звонить Чарли и Карлайлу и сообщать им про наши дела. Очень редко писала сообщение Рене. Иногда звонила Элис и напоминала о занятиях по усовершенствованию щита. После первого напоминания, мы с Эдвардом обсудили в какую сторону вести улучшение:
        - Эд, слушай, помнишь противостояние с Вольтури? Тогда мне очень не понравилось, какими глазами смотрели на меня Феликс и Деметрий, когда Элис и Джаспер прошли спокойно сквозь мой щит! Что я могу сделать, чтобы как-то укрепить физически мой щит?
        Эдвард задумался. Потом спросил:
        - Белла, а как ты сама ощущаешь свой щит? Опиши мне свои действия и свои ощущения.
        Я вспомнила свои чувства, когда сама поняла, что собой представляет мой щит. Попробовала описать мужу:
        - Давай я начну с самого начала. Я ощущала его как обруч на голове, потом я смогла растянуть его плащом вокруг себя. Гнев на Кейт позволил понять, что я сама сдерживаю себя. Поэтому, разозлившись, я лучше стала управлять плащом. Я сумела его растянуть, закрыв тебя и Ренесми. Потренировавшись, я стала растягивать его уже на большую площадь. Но управлять смогла только на поле, перед лицом смертельной опасности. Я чувствовала щит сгустком энергии, облаком жидкой стали. Я смогла управлять им, как любым мускулом своего тела. Потом я накрыла щитом всех, кто находился на нашей стороне поля и, с удивлением, почувствовала, что легко управляюсь с щитом.
        Эдвард, выслушав меня, высказал предположение:
        -Я думаю, что стоит попробовать свернуть в кокон твое покрывало.
        Я вопросительно на него посмотрела. Он продолжил:
        - Объясняю: ты можешь свой щит растягивать до очень больших размеров. А если этот плащ свернуть несколько раз вокруг себя, то может быть физически он укрепиться. Давай попробуем.
        Достаточно долгое время я пыталась заставить свой щит разворачиваться и сворачиваться коконом вокруг меня. В конце концов, это стало получаться у меня автоматически. Теперь я старалась мысленно превратить свой кокон в непробиваемую стену. А вот это выходило очень плохо. Однажды, сильно рассердившись на саму себя, я в коконе решила стукнуться о дерево. И вместо того, чтобы столкнуться с деревом, я от него отскочила, так и не затронув его телом. Я поняла, что гнев снова действует, как двигатель процесса. Джейкоб, наблюдавший за этим, расхохотался. Я его попросила:
        - Джейкоб обернись и, со всего размаха, наскочи на меня. Мне нужно опробовать щит.
        Джек усмехнулся и, потирая руки, проворчал:
        - Сама напросилась. Если что-то сломаю, извини.
        Эдварда не было с нами. Если бы он был, то он бы не дал мне этого сделать. Джейкоб превратился в волка и, с разбега, наскочил на меня. Мой щит ещё, видимо, оказался слабее силы Джейкоба, поэтому я почувствовала удар тела волка и полетела на землю. Но Джейкобу досталось сильнее меня, он заскулил и превратился снова в человека. Джейкоб, лёжа на земле, растирал ключицу. Я бросилась к нему. Но он уже садился, хотя ещё руку с ключицы не убирал. Постанывая, он всё же попробовал меня приободрить:
        - Твой щит сломал мне ключицу. Но меня пока он не выдержал. Хотя ты и старалась. Щит физически ощутим.
        Я уже слышать о щите не хотела, я волновалась за друга. Внимательно оглядывала его. Вскоре он прекратил растирать плечо. Видя моё виноватое лицо, Джейкоб с усмешкой взял меня за подбородок и, глядя в глаза, сказал:
        - Всё, не волнуйся. Кость срослась. У меня же все зарастает, как на собаке.
        Мы встали и пошли в дом. Джейкоб посоветовал:
        - Белла, слушай, попробуй свой щит делать крепким и, одновременно, эластичным, чтобы он мог поглощать силу удара. Постарайся все это делать на уровне энергии. Тогда ты сможешь управлять щитом лучше.
        Каждое утро, вернувшись с работы, я заставала дочь за занятиями. Подождав, пока Ренесми освободиться, я разговаривала с ней о предыдущем дне. Мне было очень интересно узнавать мир дочки. Однажды, рассказав все о вчерашнем дне, она заявила:
        - Мама, мне снова приснился сон о Джейкобе. Помнишь, ещё дома меня напугал сон о том, как он прыгает в пропасть? Сегодня этот сон повторился, только я заглянула в пропасть, на дне никого не было. А когда я подняла глаза, над пропастью летал огромный орлан.
        Я встревожилась и, обняв, прижала дочку к себе. Спросила:
        - Ренесми, этот сон был такой же, как и первый? Кроме концовки ничего не поменялось? Сон такой же красочный?
        Ренесми села ко мне на колени. И, вместо ответа, она, прижав ладошку к моей щеке, показала свой сон. Он был очень похож на мои человеческие сны. Возможно, моё предположение о вещих снах стало сбываться. Я попросила Ренесми:
        - Дочка, пожалуйста, рассказывай о своих снах мне или папе. Это нужно для того, чтобы что-нибудь знать о будущем. Тёти Элис с нами нет, может быть, твои сны нас о чём-нибудь предупредят.
        Ренесми мне пообещала всё рассказывать. Потом она меня поразила:
        - Мама, смотри, чему я стараюсь научиться.
        Она, как обычно, стала показывать свои картинки через руку у щеки. Потом руку я перестала чувствовать, но картинки продолжались. Когда Несси закончила показ, её ладошка была в десяти сантиметрах от моей щеки. Я изумилась и восторженно спросила:
        
        - Ух, ты! Когда ты научилась?
        Ренесми соскочила с моих коленей и, захлопав в ладоши, запрыгала от моего восторга. Она почувствовала, что она меня удивила. Успокоившись, она объяснила:
        - Я видела, что ты тренируешься со своим щитом. Захотела сама потренироваться со своими силами. Мы с Джейкобом занимались по вечерам, когда вас не было.
        Вот так в занятиях и пролетело время. На носу Рождественские каникулы. Мы планировали съездить в Форкс, навестить родных.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
        ПРЕДСКАЗАНИЯ.
        ГЛАВА 5.
        РОЖДЕСТВО.
        
        На Рождество все Каллены собрались в доме. Дом был украшен рождественскими венками и свечами. Везде висели красивые гирлянды из еловых лап и стеклянных шаров, перевязанные атласными лентами. Горел камин, огонь красиво освещал гостиную. Был и концерт. Эдвард соскучился по игре на рояле. Музыка струилась у него из-под пальцев. Она затрагивала что-то внутри. Если бы я была человеком, то сказала бы: " Музыка волнует душу". Одна мелодия особенно всколыхнула чувства, когда я спросила у мужа, что он исполнял, он ответил:
        - Композицию "Душа" Дебюсси. Правда, проникновенно?
        Ещё были рождественские дары, но ёлки и гуся у нас не было. Больше всех сюрпризов, конечно, получила Ренесми. Все, зная, как я не люблю подарки, спокойно принимали презенты от нас, но в ответ дарили общий подарок для нас с мужем вместе. Я ожидала, что Элис опять мне преподнесет что-нибудь из одежды, ведь она так хотела, чтобы я одевалась со вкусом. Но Элис вместо подарков раздала всем конверты:
        - Я там написала, какие видения меня посетили о каждом из вас. На ваши вопросы, сразу говорю, не отвечу, лучше не спрашивайте. Всё, что я увидела, я написала. А как такое может получиться, зачем это происходит, я не знаю.
        Затем она поднялась в свои комнаты. Она выглядела немного опечаленной. Мы все переглянулись и начали открывать свои конверты. Я посмотрела на Эдварда:
        - Ты что-нибудь можешь сказать?
        Муж, растерянно посмотрев на меня и наверх, куда удалилась Элис, ответил:
        - Нет, я даже не смог прочитать её мысли. Либо с моим даром что-то не так, либо она научилась скрывать свои мысли от меня. Не расстраивайся, потом обязательно всё узнаем.
        Он ободряюще улыбнулся и тоже открыл свой конверт. Все углубились в свои предсказания, в том числе и я. Для меня послание звучало так:
        " Белла, при постоянном совершенствовании своего щита, ты добьёшься хорошего результата. У тебя получится телепатически и физически защитить не только себя, но и других. Старайся.
        Твой отец, Чарли, женится на Сью Клируотер. Тогда можно будет посвятить его в наши тайны. Вольтури уже не смогут его убить, закон не будет нарушен. Чарли сам будет частью тайны. Страха он не испытает.
        Тебе придётся проститься с отцом.
        Вас с Эдвардом ждёт испытание, какое - прочитаешь у него"
        Когда я прочитала, мне стало тревожно. В голове пульсировала мысль:
        "Данные известия можно предвидеть: я занимаюсь щитом, Сью уже живёт с Чарли. Тревожно от того, что неизвестно: почему Чарли станет частью тайны и, что нас ждет с Эдвардом, почему мне нельзя было это написать?"
        Я потянулась к письму Эдварда. Неожиданно он скомкал лист и бросил его в камин. Я непонимающе поглядела на него. За маской спокойствия, бурлили чувства. Я осторожно спросила:
        - Эд, что такого ты там прочитал? Мне Элис написала, что нас впереди ждет что-то общее в её видении, и это будет написано у тебя.
        Эдвард ответил, останавливаясь почти после каждого слова:
        - Белла,... мне... не понравилось, что... написала Элис. Она увидела,... что... у нас красные глаза.... Этого точно не будет!- эмоционально закончил он.
        Пока он отвечал, мне показалось, что в начале ответа он замялся, словно подыскивал слова. Потом от этого пришлось отвлечься, когда смысл его фразы дошёл до меня. Я воскликнула так, что все Каллены обернулись на нас:
        - Как красные глаза?! У нас ведь глаза песочного цвета, красными они бывают только у тех, кто убивает людей! Я не понимаю,- разволновавшись, я лихорадочно стала искать оправдание такому прогнозу:
        - Элис ошиблась, такого не будет. Ведь ты не дашь такому случиться! Да и сам ты, противник такого рациона.
        Эдвард приобнял меня и успокаивающим тоном произнес:
        - Белла, конечно, такого не будет. Давай спросим, что наша предсказательница написала другим. Розали, Эммет, что вас ждёт?
        Ответила Розали. У неё тон голоса был скорее недоумевающий, чем восторженный:
        - Элис написала, что весенние месяцы мы должны провести в Южной Америке в джунглях. Она написала, что сбудется моя самая заветная мечта. Я буду счастлива. Как такое может быть? Она, наверное, ошиблась. Я не могу снова стать человеком, не смогу иметь ребенка.
        Тут со второго этажа донесся голос Элис. Она утвердительно, с вызовом крикнула:
        - Да, человеком ты стать не сможешь! Но я видела прелестного ребенка у тебя на руках. И это была не Ренесми. Это была твоя девочка. Ты была счастлива!
        Розали, глянув наверх, в задумчивости замолчала и ушла на диван. Эммет развернул своё послание и показал для всех. Мы увидели, что там нарисован фрагмент карты. Русло реки, гора и место, помеченное крестом. Эммет прокомментировал:
        - Мы должны находиться на берегах реки Укаяли близ горы Пико Сир и бродить там три месяца. Я, конечно, рад прогулке без цивилизации, но как там будет моя Розочка?
        Эдвард полушутливо произнес, подражая тону Эммета:
        - А не твоя ли Розочка отбила тебя от медведя, да ещё и тащила тебя на себе? Она, если захочет быть счастливой, сможет всё!
        Джаспер стоял у лестницы, желая одновременно помочь и нам, и Элис. Он чувствовал, что предсказания не всем пришлись по душе, поэтому хотел успокоить нас. Но сам переживал за свою маленькую нежную спутницу. Вопрос Эдварда отвлёк его от мыслей:
        - Джаспер, а что у тебя?
        Джаспер печально произнёс:
        - Я хочу быть рядом с Элис, где бы она ни была. Но меня ожидает разлука с ней, и сильное беспокойство за неё, такое, что мне лучше находиться в это время одному. Иначе от моего беспокойства, вы не сможете быть рассудительными. Поэтому, когда я останусь один, Элис порекомендовала мне сидеть в комнате и не выходить до нужного момента. А самое главное, она не скажет мне, где она будет. Я не смогу узнать, что с ней! Это для меня самое печальное. Быть в разлуке.
        От этих известий чувство тревоги в моей душе стало нарастать. Что ждет нас всех впереди? Я теперь снов не вижу, придется разбираться самой, без подсказок подсознания.
        - А почему меня никто не спрашивает, что меня ждет? - раздался голос Ренесми. Все повернули головы в её сторону. Карлайл попросил:
        - Несси, расскажи!
        Ренесми восторженно стала читать письмо Элис:
        - Твой сон сбудется. Джейкоб сможет превращаться в других животных. Ты сможешь видеть будущее в своих снах и передавать картинки на расстоянии. Сможешь питаться кровью, никого не убивая.
        Мы переглянулись с мужем. Эдвард произнёс:
        - Многое обещано. Про сны и картинки предсказание уже потихоньку сбывается. Но питание.... Хотя это вполне возможно, ведь Ренесми не ядовита. Вот только, как заставить животное спокойно стоять, пока Несси будет питаться?
        Ренесми надула губки. И произнесла капризным тоном:
        - Я хочу так питаться. Мне жалко животных. Я придумаю.
        С этими словами Ренесми убежала во двор. Она очень часто размышляет, как взрослая, но ведёт себя, как ребёнок. Пусть побегает.
        Карлайл и Эсме, стоя у камина нас всех внимательно выслушали. Эсме успокаивающим тоном, произнесла:
        - А для нас, Элис напророчила поездку на полгода на мой остров. Мои милые дети, если бы случилось что-то плохое, разве мы бы сидели там на острове? Нет! Значит, в ближайшие полгода ничего страшного не случиться. А в течение целых шести месяцев может что-нибудь измениться. Ведь видения Элис субъективны: кто-то меняет решение - будущее меняется. Давайте наслаждаться тем, что мы сейчас все вместе, и у нас всё хорошо.
        Слова Эсме вселили в меня спокойствие.
        На завтрашний день мы запланировали поездку к Чарли. Нужно повидаться и посмотреть, как у них со Сью продвигаются дела.
        Перед поездкой я позвонила папе и предупредила, что скоро приедем.
        Когда подъехали к дому, то сразу увидела перемены: появились клумбы, на окнах другие шторы, газон прибран и подстрижен, и из дома доносится запах пирогов.
        Чарли вышел нас встречать. Ренесми выскочила из машины первой и подбежала к дедушке, обняла его. Папа растерялся, но потом взял себя в руки, и произнёс:
        - Несси, ты выросла! И стала ещё больше похожа на маму. Ребята, заходите в дом. Сью и я, мы вас ждём.
        На кухне хлопотала Сью, на диване сидел Сет, он вырос и стал по габаритам походить на Джейка. При виде нас, он вскочил и бросился нас обнимать, говоря при этом:
        - Привет! Как ни странно, мне вас всех не хватало. Жизнь стала однообразной и скучной. Ни тебе драк, ни волнений, ни погонь. Даже вампиров новых не было. Стая стала домашней сворой собак. Все та-а-акие вежливые!
        Сью нас тепло поприветствовала:
        - Проходите, мы вас ждали. Все соскучились! Садитесь на диван. Сет, хватит нести чушь, мой руки, и за стол. Сейчас вам с Чарли и Несси всё подам. Несси, ты моих пирогов с кровяной колбасой попробуй, может быть понравятся!
        Я думала, что придётся притворяться, что едим или как-то избежать трапезы, но Сью нас даже не пригласила. Я знала, что она знает о нашей "диете", но как папе это объяснить? Эдвард прошептал тихо, чтобы слышала только я:
        - Сью рассказала Чарли, что после болезни ты стала питаться по-особому, поэтому он не предлагает садиться нам за стол.
        Все, кроме нас, сели за стол. Тут Сью вскочила и попросила Чарли:
        - У нас с тобой сегодня событие, а ты ничего дочери не сказал. Давай сообщи и сходи в погреб за бутылочкой хорошего вина. Уж вино - то дети выпьют за наше здоровье!
        С этими словами она пошла на кухню и, судя по звукам, достала бокалы. Папа покраснел, заволновался и срывающимся голосом сообщил:
        - Я сегодня попросил Сью выйти за меня замуж. Она согласилась.
        Сет подскочил из-за стола и бросился обнимать Чарли:
        - Ого! Чарли, я за вас с мамой рад. Последнее время мама даже помолодела. Вот Лея удивиться, когда узнает! Мама, ты только кормить меня так же вкусно не забывай! А, ты, Чарли на рыбалку иногда бери с собой!
        Мне тоже нужно что-нибудь сказать Чарли, а то он с тревогой смотрит на меня:
        - Папа, ну, что ты так смотришь. Правильно сделал, что хочешь жениться на Сью. Она красивая. Не век же тебе одному жить. Твой выбор нам по душе.
        Чарли вышел за вином. Сью села за стол и, тревожно посмотрев на Сета, стала рассказывать:
        - Вы первые должны узнать мой секрет. Скоро я покажу Чарли свою тайну, пусть он сам решает: сможет он любить меня дальше или нет. Если он останется со мной, то после свадьбы, я расскажу Чарли все тайны и мои, и ваши. Слушайте: я старше Гарри на семьдесят лет. Когда была молодой, я первая девушка, которая обернулась. В образе волка старалась не произносить своё имя, поэтому никто не знал про меня. Тогда мы воспитывались немного по-другому, и я была готова к обращению. Для превращения убегала в лес. Пожив в племени несколько лет и, никого не встретив для запечатления, я ушла из племени. Жила в других племенах, ждала своего парня. Но его не было. Тогда я вернулась к квилетам, встретила Гарри и просто влюбилась в него. Гарри не квилет, его отец из другого племени. Я решила больше не обращаться. Гарри не знал меня, поэтому ему было бы странно, что я не старею. Когда Чарли с Рене поселились в Форксе, детей у нас ещё не было. И тут случилось то, чего я ждала так много лет, но не в тот момент. Я запечатлелась с Чарли. Но он был занят, да и я любила Гарри. Поэтому, я всегда заботилась о Чарли, как о друге
своего мужа. Когда Гарри не стало, Чарли помог мне пережить тяжелые дни, но я никогда сама не делала попыток для сближения. А сейчас у меня появился шанс быть рядом со своим избранным.
        Мы все сидели ошеломлённые. Молчали, настолько неожиданно прозвучал рассказ Сью. Эдвард первый нарушил молчание:
        - Значит вы тоже потомок Таха Ака? А почему я никогда не слышал в ваших мыслях ничего подобного?
        Сью пояснила:
        - Эдвард, о тебе и твоих возможностях, я знала от своего отца. Эфраим мой племянник. Во-первых, я всегда контролировала свои мысли. А во-вторых, мысли стаи, даже теперь, иногда доносятся до меня.
        Я спросила у Сью:
        - Сью, а почему, когда у Леи возникли такие же проблемы, ты ничего ей не рассказала? Ведь ей было бы намного легче.
        Сью виновато на меня посмотрела и произнесла:
        - Я не могла. Я просто поддерживала её, как поддержала бы другая мать из нашего племени. Если подумать, то причина ясна. Из-за общих мыслей племени, Джейкоб был бы в курсе, а дальше сама понимаешь. Чарли всё бы стало известно. Я не хотела спешить.
        Тут в гостиную вернулся отец с бутылочкой красного вина в руках. По нашим лицам он понял, что что-то пропустил. Он настороженно спросил:
        -Вы о чем тут беседуете? Я уходил, у вас было другое настроение. А сейчас опять тайны.
        Сью улыбнулась Чарли и весело произнесла:
        - Тебе показалось. У нас все в порядке. Никаких тайн. Ребята спрашивали, когда свадьба. А я объяснила, что старейшины разрешат только летом.
        Чарли вздохнул и стал разливать вино по бокалам. За окном послышались шаги. В дом вошёл Джейкоб. Он с удивлением посмотрел на Чарли:
        - О-о, вино! И по какому случаю? Шеф полиции, и выпивка?! Что празднуем, кроме Рождества?
        Сет ответил:
        - Помолвку Чарли и Сью. Проходи, садись за стол, угощайся.
        Джейкоб не стал дожидаться повторного приглашения. Он уселся за стол и стал уплетать пирожки. Где-то на третьем пирожке Джейкоб поперхнулся. Затем, он оглядел всех присутствующих, задержал взгляд на Сью, на Сете и на мне. Пробормотал:
        - Ну, дела. Почище, чем в Голливуде. Сью, мой отец должен об этом узнать. Ты не возражаешь? А ты, Чарли?
        Сью, посмотрев на неуверенный кивок отца, дала согласие Джейкобу.
        Чарли в недоумении посмотрел на меня. Словно спрашивал, о чем, собственно, речь. Я тихо, чтобы не мешать остальным, пояснила:
        - До Джейкоба, только сейчас дошло про помолвку, вот он и поперхнулся. Запах пирожков свёл его с ума, вот не сразу и дошло. Папа, да не волнуйся ты так. Спокойнее. Никто не осуждает тебя и Сью. Живите счастливо, мы только рады будем.
        Когда, пришло время уезжать, то улучив момент, я посоветовала Сью:
        - Сью, прежде, чем, что-то показывать Чарли, дай ему успокоительное. У него сейчас сердце стучит по-другому. Я за него беспокоюсь.
        На следующее утро раздался звонок телефона, папа срывающимся голосом попросил:
        - Белла, ты мне нужна. Срочно!
        Из трубки донеслись гудки. Эдвард стоял рядом, он слышал просьбу Чарли. Я посмотрела на мужа и спросила:
        - Что с ним?
        Эдвард встревоженно прислушался к пространству. Затем скороговоркой мне сообщил:
        - Белла, беги. Он в шоке. Сью обернулась у него на глазах. Стая тоже в возбуждении. Сет никому ничего не рассказывал. Я пока предупрежу Карлайла о Чарли. Если что, то он приедет из больницы.
        Я помчалась домой к отцу. Через пять минут, я была у него в гостиной. Чарли сидел перед включенным телевизором, но ничего не видел. Он даже меня не услышал. Телефон стоял рядом на диване. Трубка лежала на полу. Я подняла трубку и отнесла телефон на тумбочку у двери. Снова подошла к отцу и присела рядом с ним на диван. Я взяла его за руку. Он вздрогнул от холода моих рук и, заметив меня только сейчас, сказал:
        - Сначала Джейкоб, сейчас Сью. Кто следующий? Сколько тайн вы все ещё скрываете от меня? Как трудно осознавать, что те, кто рядом, вовсе не такие, как ты их видишь.
        Чарли освободил свою руку от моих ладоней. Я, понимая, что его переживания касаются и меня, не стала его трогать. Похоже, придется мне многое объяснять. Я спросила:
        - Папа, а Сью, что просто превратилась в волка. Она что-нибудь тебе рассказывала? Она ничего не объясняла?
        Чарли покраснел, что-то вспомнив. Потом неуверенно произнёс:
        - Да, она всю ночь пыталась мне что-то рассказать. Я понял только то, что она давно меня любит. Я был счастлив от этого и остальное не слышал. Оказывается, остальное тоже было важно! Скажи, Белла, что ты знаешь об оборотнях?
        Я на минуту задумалась, что ему можно рассказать, а что не стоит. Пришла к выводу, что легенда о квилетах не раскроет тайну. Я начала рассказ:
        - Папа, что смогу, то расскажу. Но сразу скажу, они не оборотни. Они изменяющиеся. Слушай старую легенду. Ты слышал её, но тогда не знал, что это правда.
        Я рассказала легенду про Таха Ака и его потомков. Папа слушал внимательно. Потом спросил:
        - Понятно. Значит волки хорошие, они защищают людей. А тогда, кто нападал на людей? Какое животное раздирало горло у погибших?
        Всё-таки, своей сообразительностью я пошла в Чарли. Он тоже быстро сопоставил легенду и факты. Поэтому я поняла, что, возможно, скоро до него дойдет, кем стала его дочь. Я спокойно ответила, хотя внутри спрятался страх:
        - На людей нападали те, кто в легенде упоминается, как "хладные".
        Чарли немного отошел от шока. Он уже начал рассуждать. Следующего его вопроса я не ожидала:
        - Белла, а ваша тайна не связана с этой легендой? Джейкоб тогда сказал, что проще будет, если я сам себе придумаю объяснение. Я вспомнил, мне и Билли, и Гарри рассказывали легенды квилетов. Так там "хладными" называли вампиров. А у тебя руки холодные, как лёд.
        Я перебила его, осторожно закрывая своей ладонью ему рот:
        - Папа, прошу тебя: тихо! Сопоставляй и делай выводы только после свадьбы. Когда ты поймешь, кто я, прошу тебя, позови меня. Задай вопросы, тогда делай выводы. Чтобы обезопасить тебя, прошу об одном: только ПОСЛЕ свадьбы!
        Чарли растерянно возразил, вспоминая все же о Сью:
        - Белла, я ещё не знаю, будет ли свадьба. Почему только сейчас, когда Сью узнала, что я люблю её, она показала мне это. Почему не раньше? И что означают её слова, когда она сказала, что моё решение теперь либо убьёт её, либо сделает счастливой? Белла, объясни!
        Хорошо, что мысли Чарли снова заняты Сью. Я, как могла, рассказала Чарли о запечатлении и о том, что происходит с волком, если его пара умирает. Он был потрясен. Сидя на диване, он размышлял вслух:
        - Она, значит, всегда меня любила. Я ничего не замечал. Я бывал часто в гостях у них, но она просто заботливо ко мне относилась. Я и не думал, что это любовь! А как же Гарри? Я же виноват тогда перед ним?
        Я стала отца успокаивать, не думала, что его мысли примут такой оборот. Поэтому, немного возмущенно, произнесла:
        - Папа, это не совсем любовь, это другое. Спроси Джейкоба, он тебе лучше расскажет, что означает запечатление. И ты ни в чем не виноват перед Гарри!
        Чарли обратил внимание на меня. Он заинтересовался только первой частью моего ответа.
        - А что знает Джейкоб о запечатлении? Он запечатлён?
        Немного остановившись, как-будто, обдумав пришедшую ему мысль, он с лёгким ужасом продолжил:
        - Неужели на тебе? Тогда бы это объяснило, почему он до сих пор с вами. И тебе его не жалко?
        Я решилась сказать Чарли правду:
        - Нет, он запечатлен не на мне. Его пара - Ренесми.
        От этого известия у Чарли пропал дар речи. Лицо то бледнело, то краснело. Когда он смог говорить, он спросил:
        - А Эдвард знает об этом? Это же его племянница и она маленькая. Как он терпит такое!
        Я поспешила объяснить отцу, что все не так ужасно, как он предполагает:
        - Эдвард знает. И он знает мысли Джейкоба, поэтому и терпит такое. В мыслях Джейка ничего плохого нет. Для Ренесми он пока, как старший брат, как няня, как друг. Когда Ренесми вырастет, она сама решит, кем Джейкобу быть для неё. А ты решай, кем будет для тебя Сью. Скажи, ты разлюбил её, когда увидел, что она может превращаться? Ты поменял своё мнение о ней, как о человеке?
        Чарли не ожидал, что я вернусь к началу разговора. Он, молча, посидел рядом со мной. Потом ушёл на кухню. Судя по звукам, выпил стакан холодной воды. Вернулся, от него пахло валерианой. Его сердце стучало чаще, чем обычно. Затем в раздумчивости, стал отвечать:
        - Нет, я люблю её. Просто я в шоке от этих тайн. Все к чему я привык, вовсе не такое, каким кажется. Да и она убежала сразу после превращения. Я ничего не успел сказать.
        Я подскочила и принесла ему телефон:
        - Тогда звони ей и зови обратно. Объясни, что испугался не её, а того, что легенды вдруг стали правдой. Скажи, что любишь её.
        Я, вспомнив про то, что с Джейком мы ладили лучше, когда он был в обличье волка, прибавила, усмехнувшись:
        - Тебе ещё понравиться прижиматься к её теплому боку в волчьем облике. Джейкоб, в виде волка, лохматый и теплый. Ренесми он нравится. Она даже катается на нем,- и с усмешкой добавила: - Тебе, конечно, кататься не предлагаю.
        С этими словами я убежала. Чарли настолько был поглощен всем случившимся, что совершенно не заметил, что я ушла и была без машины.
        Итак, одно предсказание Элис почти сбылось. Вскоре Чарли узнает обо мне всё. Сегодня он и так был очень близок к разгадке. Страх из-за того, что отец узнает мою тайну, сдавил что-то в груди. Хорошо бы он вспомнил о своем обещании поговорить со мной прежде, чем делать выводы.
        Когда я пришла домой, Эд встретил меня музыкой. Он играл "Лунный свет" Дебюсси. Я пожалела о том, что в Фэрбенксе у нас нет рояля. Я постояла на лужайке и послушала. Чувство тревоги улеглось.
        Войдя в холл, я подошла к мужу. Стараясь не мешать, обняла его за плечи и поцеловала в макушку. Тихо произнесла:
        - Спасибо за музыку. Она меня успокоила.
        Постояв рядом, я послушала звуки рояля, которые сливались в великолепную музыку, послушную пальцам виртуоза. Когда Эдвард закончил играть, я посмотрела на него и спросила:
        - Эдвард, где Карлайл? Мне нужно с ним переговорить. Сразу прошу, обещай, что не будешь слушать мысли. Это не по поводу Чарли. После разговора, я тебе все покажу.
        Эд остался в гостиной. Я спиной чувствовала, что он обижен. Не могла я ему рассказать всего, о чем собиралась поговорить с Карлайлом. Я вспомнила о своем обещании: рассказать доктору об обращении. Прошло полтора года, а я и не думала выполнять его.
        Когда я зашла в кабинет, Карлайл сидел за столом и читал. Он, увидев, что я зашла в кабинет, сказал:
        - Элис предупредила о том, что ты сегодня захочешь поговорить со мной. Я тебя ждал. Но, прежде скажи, как там Чарли?
        - Когда я покинула отца, он собирался звонить Сью, чтобы позвать обратно. От шока отошёл, но был очень близок к нашей тайне. Вдруг он догадается, кто мы, а от Сью откажется?
        Отложив книгу на край стола, Карлайл заботливо посмотрел на меня и постарался успокоить:
        - Тогда, придётся защищать его, либо обратить, что совсем не хотелось бы. Но его смерти никто не допустит.
        Карлайл сам коснулся трудной темы. Я села в кресло, напротив доктора, и начала разговор:
        - По поводу обращения, помните, я вам обещала рассказать, что я чувствовала за те два дня превращения?
        Отец Эдварда, самый спокойный из Калленов, терпеливо согласился:
        - Да, я помню. Я ждал, пока ты сама решишься мне все поведать. Не все было гладко, как казалось?
        Я стала рассказывать, вспоминая с содроганием боль и огонь:
        - Да, далеко не все. Вначале я чувствовала, что умираю, но из последних сил цеплялась за жизнь. Только образ Ренесми ещё удерживал меня на поверхности. Потом исчез и он. Но тут я почувствовала боль. Она возникла из сердца и разлилась по всему телу. Морфий не давал пошевелиться, он полностью меня парализовал. Но боль не убрал. Огонь боли жёг моё тело. Я вся горела, каждая клеточка выгорала дотла. Я могла мыслить. Тогда мой мозг сравнивал эту боль, как в тысячу раз превышающую ту, что я когда-либо чувствовала. Я вспоминала все, что мне рассказывали об обращении. Я хотела умереть. Я хотела кричать об этом, но не могла. Потом, огонь стал уходить, боль покидала меня. И я смогла слышать, смогла чуять ароматы, витающие в воздухе. Смогла считать вздохи Эдварда, чтобы хоть как-то чувствовать течение времени. Затем я ощутила, что могу пошевелить пальцами рук, но боялась потерять контроль над собой. Поэтому, только с последним ударом сердца, я открыла глаза, и смогла управлять своим телом.
        Карлайл слушал внимательно. Когда я закончила рассказывать, он спросил с интересом ученого:
        - Белла, а как ты укротила голод? Ты бралась за своё горло только тогда, когда тебе говорили о голоде. Я такого ещё не видел.
        Я посидела, немного молча, потом вспомнив всю гамму чувств, я ответила:
        - Я чувствовала, что горло горит, но столько всего видела и слышала, что это отвлекало меня от жажды. Все виделось по-другому, по новому, это настолько меня поразило, что о голод чувствовала, когда о нем напоминали. Да и боль казалась незначительной, по сравнению с адским огнём, который терзал меня ранее. Ради всего нового, я готова была ещё терпеть.
        Отец Эдварда встал и, обойдя стол, обнял меня за плечи, чуть сжав их. Сел в кресло рядом, и заглядывая мне в глаза, поблагодарил:
        - Спасибо, что рассказала. Я подозревал, что за твоей полной неподвижностью, что-то скрывается, но не мог предположить, что это был адский огонь. Что ты ещё хотела у меня спросить?
        Я, обдумав свои желания, спросила совета Карлайла:
        - Я хотела посоветоваться, по поводу частоты моего голода. Последнее время, я намного чаще хожу охотиться. Мне стало тяжелее находиться среди людей, чем раньше. Чем это можно объяснить? Я пока не говорила об этом Эдварду, не хочу его огорчать, но то, что Элис написала ему о моих красных глазах, заставило призадуматься и прийти за советом.
        Карлайл тут же стал говорить, как-будто ответ у него уже был:
        - Белла, как я понял, ты тренируешься со своим щитом, потом постоянно находишься среди людей. Всё это вызывает голод. Вспомни, когда ты была человеком, хотела ли ты есть после физической нагрузки, после прогулки возле кафе, откуда доносились очень вкусные ароматы? Так и тут. Люди пахнут как еда, поэтому у тебя и голод чаще, чем обычно. А щит отнимает много энергии, это тоже тебя истощает. Перестань волноваться, все закономерно. Просто лучше контролируй себя и чаще ходи на охоту.
        Я прислушалась к его совету, впрочем, о чем-то подобном я догадывалась. Но получить совет из уст более опытного вампира не помешало бы, что я и сделала. Теперь бы спросить у него про боль, которая возникла сегодня. Раньше я бы сказала, что душа болит, но сейчас, я не знаю, есть ли у меня душа? И я решилась:
        - Карлайл, мне тревожно. Что будет, если Чарли не примет меня такой, какая я сейчас? Ведь он не глуп, он скоро поймет, что вампиры убивали людей, разрывая им горло. Так погиб один из его друзей. Что будет, если, даже просто, увидев меня, он испугается, почувствует страх передо мной?
        Карлайл взял мои руки в свои и с чувством произнес:
        - Белла, даже если такое произойдет, я от тебя не откажусь. Ты моя дочь. Я рад, что ты у нас есть, что ты сделала счастливым моего сына, что ты подарила нам Ренесми. Мы просто уедем отсюда и никогда больше в эти края не вернемся, чтобы тебе не было больно.
        Карлайл, говоря это, с пониманием посмотрел в глаза. После таких слов мне стало легче. У меня вновь появилась надежда. Я надеялась на чудо, что Чарли справиться со всеми тайнами, и мы сможем быть вместе, пока нас не разлучит его смерть.
        Но я ещё не спешила уходить. У меня был ещё один вопрос. Моё любопытство и сейчас не исчезло.
        - Карлайл, Ренесми не ядовита. По прогнозу Элис, она сможет питаться не убивая. У меня яд есть. А можно ли мне питаться не убивая? Или это невозможно?
        Отец Эдварда встал и отошёл к окну. Он разъяснил мне теорию:
        - Все возможно. Когда мы питаемся, яд может и не выделяться. Всё зависит от контроля. НО! Вспомни, даже в процессе нашей охоты на животных, контроль почти теряется. А если вампир питается человеческой кровью, то о контроле не может быть и речи. Я не встречал ещё не одного вампира, который бы, не убил свою жертву. У нашего вида с контролем плохо, мы очень увлекаемся процессом.
        Он повернулся и вопросительно на меня взглянул. На этом мои вопросы закончились. Я поблагодарила и ушла из кабинета. Внизу Эдвард нетерпеливо ходил по гостиной. Он надел наушники. Музыка очень громко доносилась из плеера. Когда он меня увидел, он с облегчением снял наушники.
        - Милая, почему так долго. Что тебя беспокоит? В чем я провинился, почему ты не доверяешь мне?
        Я поспешила к нему. Обняла и поцеловала, и прошептала:
        - Любимый, ты не провинился ни в чем, это я не захотела расстраивать тебя раньше времени. Пойдем домой, я тебе наш разговор покажу.
        Мы пошли в наш домик. Конечно, я покажу ему не всё, а только последние три вопроса. Зайдя в спальню, я вместе с одеждой скинула с себя и свой щит. Показывая свой разговор с Карлайлом, я произнесла извиняющимся тоном:
        - Эдвард, не обижайся на меня. Я не хотела, чтобы ты беспокоился из-за меня. Решила, что вначале посоветуюсь с Карлайлом.
        Я обняла мужа и стала его целовать. Он все еще обижался на меня за то, что я скрыла от него свои тревоги. Это было видно по его лицу, по тому, что он никак не хотел расслабиться. Вся ночь ушла на его утешение. Я, вспомнив все, что знала о соблазнении, решила применить свои теоретические знания на практике. Эдвард с неохотой включился в любовную игру, но вскоре взял инициативу в свои руки. От его ласк мое тело горело огнем желания. Пожар любви не утихал. Перед рассветом Эдвард, взяв мое лицо в свои ладони и заглянув в глаза, попросил:
        - Белла, никогда, слышишь, никогда больше так не делай. Мы одно целое, мы семья. Я очень волнуюсь за тебя. Твои беды - это мои беды, твоя боль - это моя боль. Не заставляй меня придумывать то, чего нет, и не было. Я хочу, чтобы ты доверяла мне, делилась всем со мной, и радостью, и болью. Мы вместе сможем преодолеть всё. Понимаешь, вместе!
        Я выслушала его и прижалась к нему всем телом, пообещав, что исправлюсь. Я попросила прощения за мои страхи, за мою боль, которые не разделила с ним. Он простил, и мы помирились.
        Джейкоб редко появлялся в доме Калленов. Он был занят улаживанием дел в стае. Лея уехала в Олимпию. Она звонила Сью раз в месяц. Устроилась на работу и не собиралась возвращаться. Без Джейкоба произошли новые запечатления, парни ждали его разрешения рассказать все своим избранницам. Сэм и Эмили, Пол и Рэчел, Эмбри и Ким готовились к свадьбе. Обычно у индейцев от помолвки до свадьбы проходит год. Есть такая пословица у них: "Первый год женитьбы молодожёны смотрели друг на друга и думали, могут ли они быть счастливы, если нет, то они прощались и искали себе новых супругов, если бы они были вынуждены жить вместе в несогласии, мы были бы так же глупы, как белый человек". Дел у вождя было много. Сэм, конечно, тоже решал вопросы стаи. Но, стаи-то, было две!
        Для всех было потрясением новость о Сью. Билли, когда узнал то, несмотря на парализованные ноги, встал и сказал:
        - А я говорил, что из Сью получился бы волк, не то, что из Леи, так волчонок!
        Совет старейшин беспрекословно принял Сью в свои ряды. Ведь она была даже старше, чем старый Квил Атеара. И она видела предков волков стаи квилетов.
        ГЛАВА 6.
        МОЙ ЩИТ.
        
        Рождественские каникулы закончились. Мы вернулись в Фэрбенкс к своим обязанностям студентов. Занимались, работали, веселились и отчаянно наслаждались временем, когда мы все вчетвером вместе.
        В середине января нам позвонил Карлайл и сообщил, что они с Эсме отправились на полгода на остров. Телефон у них с собой, но звонить только в крайнем случае. Понятно, что им тоже хочется побыть вдвоем. Они ведь тоже любят друг друга.
        В конце февраля Эммет своим баском предупредил нас, что они с Розали уедут в начале марта в Южную Америку. Пошутив напоследок, что Розали уже пританцовывает от нетерпения, он попрощался. Мы с Эдвардом представили, как наша чопорная Розали пританцовывает, мы рассмеялись в один голос. На смех прибежала Ренесми и, узнав, в чем причина смеха, загрустила. Мы сразу перестали смеяться. Эдвард, присев на корточки и заглянув в личико дочки, спросил:
        - Несси, в чем причина твоей грусти?
        Ренесми показала, как было здорово, когда мы все вместе в доме Калленов. А потом, показала, каждую пару, уходящую от дома в разных направлениях. Отец попытался успокоить дочку:
        - Милая моя девочка, мы всегда возвращаемся туда, где нас любят. Поэтому не надо, не грусти. Мы все еще соберемся вместе. И нам будет хорошо. Ведь тут в Фэрбенксе, мы тоже уходим, а ты остаёшься. Но, всегда возвращаемся! Нас ждёшь ты, наше сокровище!
        Эдвард поцеловал Несси в носик и в глазки. Она повеселела. Затем убежала к себе в комнату.
        Пару раз за весну звонила Элис и напоминала о занятиях со щитом.
        Но я и так, без её напоминаний, сама занималась щитом. У меня уже хорошо выходило защищать себя от любых физических нападений. Если Эдвард только бессильно злился на меня, за то, что я просила его нападать на меня изо всей силы, то Джейкоб не отказывал. В конце концов, мне стало жалко друга. Из-за моей просьбы, он частенько себе ломал что-нибудь. Затем я придумала, как проверить прочность своего кокона. Я уходила на охоту и там, завернувшись в кокон, прыгала в ущелья, срывалась в пропасть и отдавалась на волю водопаду. Кокон принимал все удары на себя. К концу весны, я начала занятия по защите и себя, и еще кого-нибудь. Этим "кто-нибудь" частенько становилась Ренесми. Джейкоб, конечно на Несси не нападал, но рукой прочность кокона проверял. Пока выходило плохо.
        Ренесми тоже не забывала своих занятий по передаче картинок на расстояние, но дальше двадцати сантиметров, ничего не выходило. Ренесми и злилась, и плакала. Картинка на более дальнее расстояние не передавалась.
        Как-то в гости к нам приехали Кейт, Таня и Елеазар из семьи Денали. Мы были рады их видеть. Елеазар посмотрел на то, как мы с дочкой занимаемся. Кейт проверила мой кокон на мне. Никакой удар ни током, ни физический не причинял мне беспокойство. А вот кокон на Тане, ток не пропускал, но удар пропустил, хотя и замедлил. Елеазар, после наблюдений за нами, сделал вывод:
        - Белла и Ренесми, я удивлён вашим упорством. Я обдумал результаты, и советую тебе, Белла, научиться раскрывать свой щит, как зонтик над тем, кого ты хочешь защитить. Чтобы щит слушался, ты должна оставлять нить связи со своим щитом. Ты много тратишь энергии на передачу в пространстве своего кокона. А нить поможет не тратить энергию впустую. Попробуй!
        Я тотчас же опробовала такой способ защиты. Энергии такой зонтик отнимал меньше, чем мой старый. Я обрадовалась. Елеазар, посмотрев на мои старания, не забыл и про Ренесми:
        - А для тебя, Ренесми, я попробую объяснить, как происходит передача картинки. Ты отдаешь свою энергию вместе с изображением. Когда ты рядом, энергия сама долетает, а когда ты далеко, энергии нужно помочь долететь. Мысленно помогай энергии перейти к объекту. Толкай силой мысли энергию с рук на объект. Тогда и картинка будет четкой и ясной.
        С этими подсказками дела у нас пошли лучше. Таня даже вызвалась помогать Ренесми. За неделю занятий Несси сумела передать картинку на расстояние до метра. У меня же пока, только получалось надеть телепатический кокон на Кейт, а сделать его на ней физическим не выходило. Она спокойно протягивала руку за кокон и ударяла током. В конце концов, её терпение лопнуло:
        - Белла, мне, что, как в прошлый раз вызывать Ренесми на помощь?!
        Я, вспомнив, как она просила помочь мою девочку, перед противостоянием с Вольтури, опять разозлилась и, сделав усилие, заставила кокон на Кейт обрести твердость стали. Я представила, что моя сила в виде жидкости переливается и затвердевает, превращаясь в монолит. Когда она выбросила руку по направлению к Ренесми, её рука отлетела от стенки кокона, и она охнула:
        - Ох, так и руку разбить можно! Хорошо, Белла, запомни это состояние и применяй.
        Пожив у нас еще с неделю, наши гости попрощались с нами и пригласили заглядывать к ним в гости. Ведь они совсем близко от нас. Всего-то часа два бега.
        Опять потянулись дни полные круговерти: учеба, работа, упражнения. Хорошо, что Джейкоб втянулся и уже справлялся с учебой сам. На охоту бегали поодиночке. Вместе собирались очень редко. В такие часы наслаждались прямым общением друг с другом. Чаще всего общение происходило через Ренесми. Она передавала наши просьбы устно или с помощью своих картинок.
        ГЛАВА 7.
        СВАДЬБЫ.
        
        В конце мая, мы все сдавали экзамены. Итогом наших трудов стало зачисление взрослых на второй курс, а у Ренесми - переход в четвертый класс. Она за год усвоила курс второго и третьего классов.
        Мы планировали на летние каникулы вернуться в Форкс. За неделю до перелета, позвонил Чарли и спросил:
        - Белла, подскажи, нужно ли приглашать на свадьбу Рене и Фила?
        Я не сразу ответила. С Рене я уже давно не общалась. Я старалась отдалить её от наших тайн. Но я произнесла:
        - Папа, я не знаю. Если ты хочешь, я у мамы спрошу, захочет ли она приехать и поздравить тебя.
        Папа облегченно вздохнул и попросил:
        - Спроси. Сью не возражает. Она даже сама спросила меня о Рене. А я в сомнении. Скажи, а когда вы прилетите? Скоро летние каникулы. Несси уже, наверное, не узнать.
        Я ответила уже бодрее:
        - Ждите нас через неделю. Прилетим, придем в гости.
        Через неделю мы приехали в Форкс. Эсме и Карлайл ещё не вернулись с острова, не было и Розали с Эмметом. Зато нас встречала Элис. Выглядела она неважно: круги под глазами, печаль во взгляде, общая картинка - утомленность. Я спросила:
        - Элис, сестренка, что с тобой! Извини, но выглядишь ты не очень хорошо. И где Джаспер?
        Эдвард с беспокойством глядел на Элис. Она через силу улыбнулась и сказала:
        - Я давно не охотилась, все силы ушли на тренировки. Я развиваю свою возможность - видеть будущее. У меня появились видения с квилетами, и я стала видеть таких детей, как Ренесми. Джаспер сейчас на охоте, гонит дичь к дому. Поем и все будет хорошо.
        Вскоре со стороны леса послышался шум. Джаспер, выскочив на поляну, крикнул:
        - Элис, олень подан! Прошу за мной!
        Элис подскочила и помчалась в лес. Мы остались на лужайке возле дома. Подождав, пока Элис вернется, Эдвард её попросил:
        - Элис, пожалуйста, не доводи так себя. Нам за тебя страшно.
        Элис, кивнув головой в знак согласия, впорхнула в дом. Мы за ней. Вот такую: не унывающую, бодрую и весёлую мы привыкли её видеть. Теперь это была наша Элис. Ренесми спросила:
        - Почему дом пустой? Где все?
        Элис пригласила сесть и стала рассказывать:
        - Розали и Эммет скоро приедут! Они немного задержались с оформлением документов. У них все получилось, как я и предвидела. Резервация готовиться к праздникам. В конце июня пройдут свадебные обряды у квиллетов. А ещё мне открылось, что Джейкоб этим летом встретится со своим предком, и он научит его многому. А чему, не расскажу! И тебе не покажу!
        С этими словами, она вскочила на ноги, показала язычок Эдварду и убежала на второй этаж. Оттуда она позвала меня:
        - Белла, поднимись ко мне.
        Я поспешила на зов. Элис стояла в своей комнате и держала на плечиках женскую одежду, сшитую из шкур и украшенную узорами по индейским мотивам. Я непонимающе посмотрела на Элис:
        - Для кого?
        Элис посмотрела на меня, как на ничего не понимающую особу, и объяснила:
        - Чарли скоро попросит тебя помочь в выборе свадебного подарка для Сью. По традициям он должен подарить ей браслеты, парку и корзину с мясом. Парку я заранее заказала, вот она. А браслеты мы вместе сплетём. У меня есть бисер и жемчуг. Корзину соберём накануне. А Сью уже подготовила свадебный подарок для Чарли. Она сшила ему рубаху и штаны, выполненные в национальном стиле. Подготовила пояс, расшитый бисером и головной убор, украшенный мехом бобра и выдры.
        Я внимательно разглядывала узоры, они завораживали своей простотой. В целом, шуба выглядела, как произведение искусства. Она была сшита из шкур трех разных животных, но подобранных так умело, со вкусом, что смотрелась, как одно целое.
        Мы с Элис спустились вниз, Элис несла корзинку с набором для рукоделия. По её просьбе, Ренесми нашла у Розали журнал с уроками бисероплетения и растительными орнаментами. Мы подобрали рисунок и уселись за работу. Вскоре браслеты для Сью были готовы.
        На следующий день мы навестили Чарли и Сью. Папа, увидев Ренесми, обрадовался и, конечно, заметил, как она выросла. Сейчас она выглядела, как девочка шести-семи лет. А разговаривала и вела себя, как взрослая девушка. Чарли посмотрел на меня, и во взгляде было сожаление о том, что между нами есть тайны. Отец вздохнул и пригласил нас:
        - Проходите в дом. Сью будет вам рада. Белла, она тебя ждала, что-то там посоветоваться хотела.
        Я кивнула головой и прошла в дом. Сью нас поприветствовала из кухни:
        - Белла, Эдвард, Несси привет! Извините, что не встречаю, готовлю. Проходите, скоро подойду.
        Эдвард прошёл в дом последним. Мы расположились в гостиной. Через несколько минут вышла Сью. Она обнялась с Ренесми:
        - Какая ты стала большая, растёшь, как на дрожжах! Покушаешь?
        Мы перед поездкой к Чарли поохотились, поэтому Ренесми ответила:
        - Нет, спасибо! А мы вам приготовили сюрприз! Элис увидела, что наш сюрприз вам пригодится на свадьбе. Но я ничего не расскажу. А когда у вас свадьба будет?
        Сью улыбнувшись детскому поведению Ренесми, ответила:
        - В конце июня. Сразу проведем несколько свадебных обрядов. Старейшины и вас приглашают, всей семьёй. Обряды будут проходить на берегу залива. Там установят шатры, зажгут обрядовые костры и сделают типи для молодоженов.
        Я в восторге от приглашения, воскликнула:
        - Как интересно! А свадьбы будут проходить по старым традициям?
        Сью спокойно ответила:
        - Не совсем, старые традиции позабылись, а я не хочу указывать на это старейшинам. Я старше и ещё помню, как проводили свадебные обряды раньше.
        Чарли отвлёкся от телевизора и тревожно посмотрел на Сью:
        - Кто там старше? Вы о чём говорили? Мне послышалось, что ты старше? Старше кого?
        Сью быстро выкрутилась из создавшегося положения:
        - Старше детей, разумеется. Наша свадьба будет проведена первой, а потом другие свадьбы, для молодых. Белла, пойдём, мне нужно посекретничать.
        Я поднялась и пошла за Сью. Она поднялась в мою бывшую комнату:
        - Извини. Мы с Чарли твои вещи сложили в коробки и подняли на чердак. А я переделала комнату на свой лад.
        Я огляделась. Мебель переставлена, появились какие-то детали, которые изменили комнату, показывая, что хозяйка любит уют. Появилось кресло-качалка, торшер у кресла, скатерть с орнаментом на столике, вазочки и статуэтки, на стене висел плед расшитый национальным орнаментом.
        Сью достала из шкафа две вешалки с зачехленной одеждой, одну повесила на дверцу, а другую стала раскрывать. Перед моим взором предстала мужская рубашка из оленьей кожи, вышитая бисером по плечам и рукавам, отделанная бахромой и брюки, украшенные по боковому шву бахромой из тонкой замши.
        - Это национальный свадебный костюм для Чарли. Как ты считаешь, он согласиться его одеть?
        Я осмотрела одежду. Она мне понравилась. Я скептически посмотрела на Сью и серьезным тоном ответила:
        - Если папа надел фрак на мою свадьбу, а он костюмы вообще не носит, то ради тебя он, точно, наденет эти удобные брюки и рубаху. Только рубаха, по-моему, широковата в поясе будет.
        Под конец фразы, я не выдержала и улыбнулась. Сью, поняв, что моя серьезность была наигранной, вся посветлела и воскликнула:
        - Ой! Я забыла достать пояс. Вот он. Пояс тоже расшит бисером. А ещё я сшила ему головной убор. У индейцев очень строгие правила относительно оперения в головном уборе, так как перья и кусочки меха являются знаками отличия, соответствующие рангу. Например, мех выдры, дикой кошки, бобра и пантеры имеют право носить только те индейцы, которые чем-то отличились в племени. Также имеет значение количество перьев в головном уборе, так как одни индейцы имеют право носить головные уборы с двумя перьями, а другие -- только с одним пером. Это тоже зависит от ранга. Твой папа не из резервации, поэтому его головной убор я украсила кусочками шкуры бобра и выдры, пятью перьями орлана. Старейшины разрешили. Чарли всю свою жизнь проработал честно в полиции штата, и это его заслуга.
        Мне хотелось подружиться со Сью. Ведь мне Чарли очень дорог. Я не хотела пока расставаться с ними. Поэтому я заинтересованно спросила:
        - С папой все ясно. Сью, а ты что наденешь?
        Сью раскрыла второй чехол. Там было женское платье.
        - Я позволила себе импровизацию по индейским мотивам. Мне не захотелось повторяться. Я за Гарри выходила замуж в традиционном платье. А сейчас, выбор тканей более широкий. Вообще, цвета в свадебном платье невесты обладают символическим значением. Черный цвет означает север, синий - юг, желтый или оранжевый - запад, а белый - восток. В моём платье есть оранжевый, белый цвет и немного черного. Наш резервация на северо-западе страны, а Чарли приехал из восточного штата.
        Платье Сью было средней длины, с коротким рукавом. Юбка платья сшита была из ярусов белой и оранжевой ткани, лиф из оранжевой ткани с черной оторочкой. Рукава из белой ткани в форме фонарика. Вырез горловины - круглый.
        Я подумала, что Элис, наверное, в своих видениях уже видела это платье, т.к. она подобрала бисер в цвет платья. Я одобрительно отозвалась на вопрос Сью, который у неё был в глазах:
        - Сью, мне понравились ваши наряды. Теперь мне бы хотелось поговорить на другую тему. Скажи, когда вы поженитесь, ты все расскажешь Чарли о себе и о нас? Чарли будет защищён квилетами?
        Сью негромко вздохнула и стала серьёзной:
        - Да, я всё расскажу. И, да, он будет под защитой племени. А что тебя беспокоит? Я не собираюсь ничего скрывать от Чарли.
        Я поспешила её успокоить:
        - Я не прошу что-то скрывать, я беспокоюсь, что папа, узнав, кто я, не сможет принять меня такой. Мне бы самой хотелось с ним поговорить об этом.
        Сью сразу подобрела и пообещала:
        - Белла, я пойду тебе навстречу, я не буду называть имен. Просто расскажу про "хладных". Но он ведь сам может догадаться!
        Я с ней согласилась, ведь и я сама пришла к такому же выводу:
        - Да, может. Я ему пообещала раскрыть все тайны после вашей свадьбы. И он меня заверил, что сделает выводы только после разговора со мной.
        Сью направилась к двери:
        - Ладно, решать тебе. Пошли вниз, а то мужчины нас заждались.
        Мы спустились. Папа взглядом изучал наши лица, он беспокоился. Я перевела взгляд на мужа. Эдвард улыбался, он прекрасно все слышал. Чарли обеспокоенно спросил:
        - Девочки, вы что-то долго? Не поссорились?
        Я поспешила ответить, ведь мне ещё нужно будет как-то перевести разговор на подарки, которые он преподнесет Сью на свадьбе:
        - Папа, Сью мне рассказывала о свадьбе и показывала свой свадебный наряд. Поэтому долго. Может быть, ты тоже хочешь со мной посекретничать?
        Папа замялся, покраснел и согласился
        - Да. Мне бы хотелось, чтобы ты мне помогла в одном вопросе. Пойдем во двор.
        Мы с папой вышли на задний двор. Чарли немного постоял, потом спросил:
        - Рене приедет? Ты с ней общалась?
        - Я с ней переписывалась. Мама приедет. Она за тебя очень рада. Я думаю, что она с Филом поживет у нас пару дней. Мы их встретим, не беспокойся.
        Потом Чарли приступил к сложной части разговора:
        - Белла, я знаю, что по традиции, Сью будет мне что-то дарить на свадьбе. Это мне, по-секрету, рассказал Сет. А что мне ей подарить?
        - Папа, через неделю приезжай к нам. Мы с Элис что-нибудь придумаем. Ты, ведь знаешь, что Элис мастер устраивать праздники. Она узнает, как проводятся свадьбы у индейцев, и все тебе расскажет. Ты будешь готов. Знаешь, может быть, Билли тебе поможет? Попроси его рассказать, что он дарил своей жене на свадьбе.
        Чарли переступил с ноги на ногу. Махнул рукой:
        - Я уже с ним разговаривал. Он смеётся и говорит, что дарить нужно корзину с мясом, зерном и хлебом.
        Я усмехнулась. Папа не поверил другу, потому, что дарить корзину с едой - звучит, действительно, смешно. Но это, действительно так. Поэтому, совершенно серьезно, произнесла:
        - Папа, знаешь, а Билли говорит правду. Женихи дарят корзину с мясом. Мясо - знак того, что жених будет защищать и кормить будущую жену, хлеб - знак того, что жена будет поддерживать очаг и рожать детей. Я где-то об этом читала.
        Чарли удивленно вскинул брови и покачал головой. Мы вернулись в дом. Сью и Эд не скучали. Без нас, у них, видимо, была интересная беседа, потому, что, когда мы зашли, они вместе смеялись. Я знала, что Эдвард мне расскажет, или Несси все покажет. Я не стала задерживаться, сразу прошла к выходу. У дверей остановилась и подождала, пока моя семья присоединиться ко мне. Мы попрощались.
        В машине, по дороге домой, я спросила:
        - Эд, о чём вы разговаривали?
        - Сью мне рассказывала, как Билли отреагировал на то, что она, в самом деле, волк. Он чуть ли не пошел, когда Джейкоб ему рассказал. Он встал со своего кресла, настолько он был удивлен. Хотя потом и сказал, что это он чувствовал.
        Через неделю мы позвали Чарли осмотреть подарки и познакомили его со свадебным обрядом. Элис показала нам всем съемки одной свадьбы, проведенной по индейской традиции. Потом Элис спросила:
        - Чарли, а ты что-нибудь такое умеешь? Стрелять из лука, скакать на лошади, кидать топорик?
        Чарли замялся, почесал макушку, и скромно произнес:
        - Я раньше неплохо стрелял из лука. Правда, давно уже не брался за стрелы. Нужно будет поупражняться.
        Рассматривая шубу и браслеты, Чарли разволновался. Тут со второго этажа спустилась Ренесми, что-то держа в руке:
        - Можно и мне показать подарок для Сью? Я его сделала сама. Я думаю, что моё ожерелье подходит к браслетам.
        Ренесми достала из замшевого мешочка красивое ожерелье из бисера и жемчуга с такими же узорами, что и браслеты. Тут Чарли не выдержал, он подбежал к внучке и, обнимая её, окинул нас взглядом:
        - Спасибо за все! Что бы я без вас делал! Вы все так заботитесь обо мне, что мне неловко.
        - Папа, ну ты что! Ведь мы все хотим, чтобы ты был счастлив. Успокойся.
        Чарли оставил все подарки у нас. До свадьбы оставались считанные дни.
        За день до свадьбы, мы с Эдвардом встретили Рене и Фила в аэропорте Сиэтла. Мама, увидев меня, воскликнула:
        - А замужество пошло тебе на пользу. Ты такая красивая!
        Она подбежала ко мне и обняла меня. Мама пахла лавандой, с примесью запаха морской соли. У меня зажгло горло. Я перестала дышать, отсутствие аромата помогло успокоиться.
        - Белла, ты почему так легко одета. Ветер холодный. Ты замерзла.
        Фил, который в это время здоровался с Эдвардом, произнес:
        - Видимо, это у них семейное. У Эдварда рука тоже холодная. Что же вы за погодой не следите? Оделись бы теплее.
        Мы сели в машину. Доехав без приключений до дома семьи Калленов, мы занесли вещи Рене и Фила в наш домик. Я показала маме комнаты и сказала:
        - Это наш домик с Эдвардом. Мы переночуем в большом доме, а вы располагайтесь здесь. Здесь есть маленькая кухня. В холодильнике готовая еда, вам только разогреть. Мы едим рано, поэтому кушайте одни.
        - Белла, я вижу, здесь есть детская комната, но мебель не для младенца. Как это понимать?
        Я решила придерживаться версии для людей Форкса, поэтому произнесла, израсходовав весь воздух в лёгких:
        - Мама, я тебя потом познакомлю с племянницей Эдварда. У неё родители погибли в автокатастрофе. Мы её удочерили. Ей семь лет.
        После моих объяснений у Рене, по-моему, появилось ещё больше вопросов, но я убежала из дома. Мне необходим тайм-аут. Голод терзал меня со страшной силой. Я постаралась переключиться на другие мысли. Я знала, что, увидев Ренесми, мама будет очарована ей, но от взгляда Рене не ускользнет явная схожесть Несси с моими детскими фотографиями. А уж как объяснить это, я не знаю.
        Я убегала от моей мамы. Её аромат жёг мне горло. Я ощутила сильный голод. По-моему, у меня даже глаза потемнели. Я не стала заходить в большой дом. Сразу направилась в лес. Я нуждалась в охоте. Эдвард в лесу догнал меня:
        - Милая, почему ты не с Рене?
        Я остановилась и объяснила ему свой побег от мамы:
        - Я хочу поохотиться. Я теперь поняла, как тебе было трудно, когда ты со мной познакомился. Аромат Рене сжигает меня.
        Эдвард понимающе посмотрел на меня и подтолкнул в сторону гор:
        - Понятно. Беги. Я останусь дома. А ты поешь, будет чуть-чуть полегче, но не намного. Так, что держи себя под контролем.
        Вечером, когда все собрались в гостиной, Рене задала мне вопрос:
        - Белла, где ты пропадала весь день? Элис и Эдвард познакомили меня с Ренесми. Очаровательная девочка. Почему ты ничего не писала мне о ней?
        Я, стараясь как можно меньше вдыхать воздух, ответила:
        - Мама, я уходила к папе, помогала ему. Тебе не сообщала о Ренесми, чтобы не расстраивать. Что еще тебя интересует? Спрашивай. Я ухожу скоро. Свадьба будет проходить на берегу залива. Мы с Эдвардом сейчас собираемся на берег, чтобы помочь Джейкобу.
        Мама подошла ко мне и озабоченно произнесла:
        - Дочка, меня интересуют два вопроса, но я должна задать их тебе наедине. Пойдем, прогуляемся.
        Я сняла свой щит и мысленно прокричала Эдварду, чтобы он не оставлял меня с мамой наедине. Уловив краем глаза его кивок головой, я поняла, что он меня услышал. Мы с Рене вышли на лужайку перед домом. Мама грозно взглянула на меня:
        - Во-первых, что за причуда, почему ты носишь контактные линзы? У тебя сейчас светлые глаза. Во-вторых, почему не думаешь о собственном ребенке? Чужой ребенок-это помеха. Как ты мужа собираешься удерживать?
        Эдвард подошел к нам неслышно и спас меня от ответов:
        - Рене, мы учимся. Нам пока не до собственного ребенка. Мы и так заботимся о Ренесми. А контактные линзы, просто дань моде. Сейчас модно менять цвет глаз. И...Меня удерживать не надо, я и сам никуда не собираюсь уходить. Я очень люблю вашу дочь, и буду любить только её одну.
        Рене посмотрела на нас и улыбнулась:
        - Счастья вам. Идите уже. Я пойду за Филом, завтра вставать рано. Нужно выспаться.
        Дождавшись, пока Рене с Филом ушли в домик, мы вернулись в большой дом. Элис тут же спустилась к нам и сообщила.
        - Завтра к вечеру Розали и Эммет вернуться домой. Их путешествие окончилось. Розали счастлива.
        Я посмотрела на неё. Помня, что она уже нам рассказывала, я все равно, уточнила:
        - Они приедут не одни?
        Элис затанцевала по гостиной дома, порхая из одного угла в другой и напевая:
        - Да. Да. Да. У Розали на руках прелестная девочка. Светлые волосы, ямочки на румяных щечках, голубые глазки. А ещё, сейчас приедет Чарли. Нужно принести ему все, что мы для него приготовили.
        Действительно вскоре подъехал отец. Он забрал украшения и парку. Ещё раз нас всех поблагодарил и пригласил на завтрашнее торжество. Потом, волнуясь, спросил:
        - Белла, я давно не видел Карлайла. Они не придут?
        Элис сообщила то, от чего у меня поднялось настроение:
        - Карлайл и Эсме прилетят сегодня ночью. Они успеют на свадьбу. Спасибо за приглашение. Мы приедем.
        Чарли уехал. Мы с Эдвардом решили уйти в лес. Но Элис остановила нас вопросом:
        - Белла, в чем ты собираешься идти на свадьбу отца?
        Я пожала плечами. Элис, танцуя вокруг меня, настойчиво попросила:
        - Белла, утром зайдешь ко мне в комнату. Я подобрала для тебя наряд. Только не сердись, если не понравиться, то выбросишь.
        Услышав, каким тоном произнесена просьба, я поняла, что придется одеть то, что она там мне предъявит. Мы с мужем отправились на ночную прогулку, Ренесми ушла спать в комнату Эдварда. А утром я поднялась к нашей законодательнице мод.
        Элис приготовила для меня сюрприз: на плечиках висела женская рубаха, отделанная в стиле индейцев и узкие штаны, наподобие легинсов.
        - Ну, как, нравится? Я подумала, что на пляже эта одежда будет более уместна, чем шелка.
        Я, не ожидая от сестренки ничего, кроме шелков и атласа, была поражена:
        - Да, Элис, это мне нравиться. Я надену костюм прямо сейчас.
        Я переоделась, и мы спустились. Внизу нас ждал Эдвард. Он любовался мной, его глаза ласкали моё лицо. Ренесми уже давно убежала к Джейкобу. К дому подходили Рене и Фил. Ночью, пока мы гуляли, приехали Карлайл и Эсме. Они тоже спускались со второго этажа. На пляж мы поехали на двух машинах.
        На пляже уже горели костры, было много народа, многие были одеты в национальные костюмы. К нам подбежала Ренесми и встретила нас:
        - Джейкоб такой интересный в костюме вождя. У него очень красивый головной убор: перья, бисер, хвосты горностая. Всё такое яркое и необычное!
        Эдвард приобнял дочь и ответил заговорческим тоном:
        - Ренесми, а ты знаешь, что вместо поцелуя у молодых принято тереться носами? Сегодня, вообще, мы столкнёмся с множеством интересных традиций.
        Ренесми недоверчиво посмотрела на отца:
        - Правда? Папа, ты не придумываешь? Жених и невеста трутся носами? А как же поцелуй! Побегу спрошу у Билли.
        Она тут же убежала. Сегодня её на месте не удержишь.
        Нас пригласили к одному из типи, когда мы подошли, навстречу вышел отец в костюме, который подарила ему Сью. Он в нем был красив и необычен. Но головной убор пока не одел.
        - Я, наверное, смешно выгляжу?
        Я заверила Чарли, что он ошибается:
        - Нет, папа. Ты смотришься хорошо. Как будто, ты в этом ходил с самого рождения. Все хорошо. Не волнуйся. Скоро все начнется?
        - Да, скоро. Нас со Сью уже предупредили, чтобы мы далеко от типи не отходили.
        Вскоре подошли старейшины и шаман. Индейский свадебный ритуал начался. Молодые обменялись подарками. Затем старейшины поставили пару лицом на восток. Чарли и Сью завернули в тёмно-синие одеяла, символизирующие их прежнюю жизнь. К огню совместного очага их проводили родственники и близкие друзья, которые, взявшись за руки, образовали круг. Сэм, как вождь племени, благословил молодоженов, и началась церемония "семи шагов": жених и невеста в семь шагов должны обойти костер, после каждого шага молодожены останавливались, чтобы дать друг другу новое обещание.
        Затем была церемония "одной чаши": распитие из одной чаши всеми гостями. Каждый из гостей после распития высказывал пожелания молодоженам. Шаман провозгласил Чарли и Сью семейной парой. Они потерлись носами, вместо поцелуя.
        И самое завершающее действо, когда одним большим семейным пледом, вышитым вручную с символом волка, окутали молодых и отвели в типи. Там шаман окурил пару специальной травой, чтобы очистить дух и тело, прочитал молитвы и на этом удалился. А гости продолжили танцевать и веселиться, вкушая заранее приготовленные вкусности.
        Ещё четыре раза повторился данный обряд, с одним отличием: других молодых к огню провожали родители и друзья. Соединились Сэм и Эмили, Пол и Рэчел, Эмбри и Ким, а так же Лея и Коул. Оказывается, что Лея не одна приехала домой, она познакомила семью со своим мужем Коулом. В Олимпии она его встретила случайно, и случилось запечатление. Там же официально они зарегистрировались. Сюда приехали, чтобы провести обряд по всем правилам. Ли сразу почувствовала себя лучше, все её переживания, по поводу безответной любви, кончились. Она стала счастливее. Её глаза светились. Она сама выглядела намного красивее, чем была.
        После завершения всех пяти свадеб, молодые семьи вышли из своих типи. И началось состязание. На свадьбе жених должен демонстрировать свое умение владеть оружием, скакать на коне. На пляже женихи метали дротики, затем стреляли стрелами из лука. Кстати, у Чарли получалось очень метко!!! Скачки на конях тоже были, но папа в них не участвовал.
        Наша семья потихоньку покинула пляж, пусть квилеты наслаждаются праздником. Мы - помеха на празднике, мы изменили их жизнь. Без нас они почувствуют себя свободнее.
        Дома нас уже ждали. Пока мы наблюдали за свадебными церемониями, Розали и Эммет вернулись домой. Когда Элис вошла в дом, она недоуменно спросила:
        - Почему вы одни? Где девочка? Я же видела, что ты с девочкой на руках. Что произошло?
        Элис все вопросы произнесла на одном дыхании. Розали, приложив палец к губам, жестом попросила тишины:
        - Тихо. Она спит, устала от перелета. Мы позволили себе взять колыбельку Ренесми и уложили Кэт спать в наших комнатах.
        Мы затихли, и в этой тишине все услышали стук маленького сердечка. Это не могла быть дочь, Ренесми осталась с Джейкобом. Я принюхалась. В воздухе витал одновременно знакомый и незнакомый аромат: так пахла Ренесми, но были новые оттенки, такие, которых до этого не было. Чем-то запах напоминал о Ноуэле. Розали жестом пригласила всех выйти на улицу. Там мы уселись вокруг Розали, и она начала свой рассказ:
        - Как нам указала Элис, мы прочесывали район между рекой и горой, наблюдали и ни во что не вмешивались. Охотились и снова осматривали каждый уголок. Мы с Эмметом в этом районе уже знали каждое дерево, каждый поворот реки и по звуку могли определить, кто, где передвигается. Однажды услышав что-то новое, пошли посмотреть источник шума. Его производили две девушки. Из их разговоров, поняли, что они остались в джунглях для фотосъемок животных, но заблудились. Расположившись на привал, девушки стали готовить себе обед. Мы тихо наблюдали за ними. С востока ветер принес запах незнакомого вампира, мы затаились. Потом он появился. Напав на девушек, одну он убил, а вторую изнасиловал. Потом унес её с собой. Из интереса мы проследовали за ними, посмотрели, что вампир собирается с ней делать. Оказалось, у него в джунглях было построено бунгало, но оно было за пределами района, указанного на карте.
        К нашему кругу присоединился Эммет. Он продолжил рассказ:
        - Мы с Розали немного повздорили, она настаивала на том, чтобы мы вернулись в район наблюдения, а я хотел остаться и понаблюдать за вампиром. Зачем ему эта девушка? В результате, пришли к компромиссу: раз в неделю посещали бунгало, а остальное время контролировали район между Укаяли и Пико Сир. Вампир держал девушку взаперти, но мы увидели, что она беременна. И этот процесс напоминал своей скоротечностью беременность Беллы. Он насильно поил её кровью, она, поначалу, противилась, потом перестала. В один из дней мы услышали крик боли. В это время осматривали берег реки. Прибежав на звук, увидели, что девушка сбежала, но недалеко. Силы её покинули, да и, похоже, ребенок уже начал ломать ей кости. Вскоре крик сменился хрипом, потом она совсем умолкла. Мы подошли к ней, она умерла, но ребенок был ещё жив. Розали слышала слабый стук сердечка из живота. Она разорвала зубами живот и вытащила ребенка. Это была девочка. Мы её вымыли и накормили кровью бизона. Она уснула на руках Розали. Мы отправились на юг, поближе к населенным пунктам. По дороге нас догнал отец девочки. Узнав, что ребенок женского пола,
он ушел, оставив девочку нам. Ему нужны были сыновья. У него дочери уже были, это был Джохэм, отец Ноуэля. А дальше, добрались до города, переоделись и, оформив документы, полетели домой. Пока оформляли документы, придумали имя - Кэтрин Хейл Каллен.
        Мы внимательно слушали новоиспеченных родителей. Я радовалась за Розали. Её мечта сбылась. Теперь у неё есть и семья, и любимый муж, и очаровательный ребенок. Наша семья увеличилась ещё на одного полувампира-получеловека. После Ренесми, мы уже знали, что нас ждёт: быстрый рост и не менее быстрое развитие умственных способностей. Теперь Ренесми уже не будет одна. Она вместе с Кэтрин и поиграет, и повеселиться.
        Ближе к ночи вернулись Рене, Фил и Ренесми. Их привез Джейкоб. Новостью о Кэтрин мы поделились с дочкой, а она показала все Джейкобу. Пока он переваривал известие, я проводила маму и Фила в наш домик, пожелала им спокойной ночи и покинула их. Джейкоб встретил меня на лужайке:
        - Белла, а ты веришь блондинке? Ведь она была готова убить тебя, лишь бы спасти ребенка. Может быть, она и сейчас так же поступила. Может быть, ту девушку можно было спасти. Ведь тебя Эдвард спас!
        Я не позволила Джейкобу говорить дальше:
        - Джейкоб, хватит. Я не думаю, что Эммету есть смысл лгать. А он подтверждает историю появления Кэт. Все случилось именно так, как они говорят. Розали теперь измениться. Её мечта сбылась. Я думаю, что характер у неё смягчиться. Я вижу, как светятся глаза у Роуз, она уже любит девочку.
        Джейкоб остался при своем мнении. Он попрощался и уехал. Утром мы проводили Рене с Филом в аэропорт. Я почувствовала облегчение, жажда отпустила меня. Рене уехала, раздражающий горло аромат исчез. По дороге домой меня посетили воспоминания о рождественских предсказаниях Элис.
        Два уже сбылось: Чарли женился, Розали с ребенком. Скоро сбудется ещё одно, Чарли узнает, кто я. Тайна откроет свой занавес перед отцом. Я как-будто почувствовала это, когда мы подъехали к дому, Элис уже ждала нас на крыльце.
        - Белла, звонил Чарли. Он сказал, что ждет тебя. Сью ему многое рассказала. Он один дома.
        Я растерянно посмотрела на мужа, внутри все сжалось:
        - Эдвард, подвези меня к Чарли и подскажи, что он думает. Мне нужно знать, что он знает, а о чём догадывается. Помоги...
        Мы опять сели в машину и быстро доехали до моего бывшего дома. Эдвард послушал несколько минут и сообщил:
        - Чарли размышляет и сопоставляет все известные ему факты, с новой точки зрения. Сью посвятила его в тайну стаи, рассказала полностью все о причинах обращения, но нашу семью не называла. Просто рассказала о группе "хладных" поселившихся возле Форкса. Иди, не бойся. Я тебя жду здесь.
        Я вышла из машины и громко хлопнула дверью. Осталась стоять у автомобиля. Немного погодя, Чарли вышел из дома. Он, увидев меня возле машины, спокойно спросил:
        - Белла, Эдвард, почему не заходите в дом? Я один, заходите. Сью поняла, что мы должны поговорить наедине, она ушла к дочери.
        - Папа, Эдвард подождет здесь. Разговор будет не из лёгких. Поэтому я войду одна.
        Я вошла в дом. Папа жестом пригласил сесть на диван. Я села и начала первой наш разговор:
        - Папа, в нашей жизни тайн много. С какой начинать, я не знаю. Если начать все с самого начала, то вечера нам не хватит. Поэтому ты спрашивай, что хочешь. Теперь я отвечу на все твои вопросы.
        Папа хорошо справился с сопоставлением фактов и легенд. Он, недолго думая, задал главный вопрос, который меня страшил:
        - Сью упоминала "хладных", твоя кожа холодная. Сью говорила, что вампиры пьют только кровь, я никогда не видел, чтобы ты после болезни ела. В легенде говориться, что "хладные" тверды, как камень. Когда, я тебя касаюсь или обнимаю, у меня возникает такое же ощущение. Ты вампир?
        Мне ничего не оставалось, как ответить правду:
        - Да. Но я, как и вся семья Калленов, питаюсь кровью животных.
        После ответа, я внимательно наблюдала за Чарли. Он вздохнул и медленно выдохнул, замер, потом потер шею, сглотнул. Затем задал сразу несколько взаимосвязанных вопросов:
        - Когда ты узнала, что Каллены вампиры, до свадьбы или после? Ты знала, за кого выходишь замуж? Стать вампиром - это было твоё желание, или тебя заставили?
        Видимо Чарли уже задумывался над фактами, но сдержал слово. Он стал делать выводы после свадьбы. Я спокойно ответила:
        - О том, кто такой Эдвард, я узнала где-то спустя два месяца после приезда. Потом познакомилась со всей семьей. Я сама хотела стать вампиром, но стала им из-за того, что почти умерла. Эдвард не дал мне умереть и превратил в вампира. Помнишь, когда ты узнал, что я заразилась? На самом деле, я ждала ребенка. Для всех это было неожиданностью. Никто не знал, что такое возможно. Я ждала ребенка от вампира. Но ребенок развивался очень быстро, человеческое тело не справилось. Я почти умерла. Эдвард и Джейкоб спасли ребенка и меня. Этим ребенком была Ренесми. Так, что Несси твоя настоящая внучка.
        Чарли слушал, не перебивая. Потом мы посидели в тишине. Его что-то мучило, но он молчал. Я не вытерпела, и попросила:
        - Папа, что тебя мучает. Спрашивай! Я же сказала, что обо всем расскажу.
        Чарли настороженно спросил, произнеся вопрос с расстановкой:
        - Ты... или кто-нибудь из Калленов, убивали... людей? Как доктор может работать в больнице? Там постоянно есть кровь. Или я что-то не понимаю?
        - На первый вопрос, отвечаю: Карлайл, Эсме, Розали, Эммет и я никогда не убивали людей для питания. Элис и Джаспер пришли в семью Карлайла по собственной воле, из-за того, что им стал ненавистен тот образ жизни, который они вели. Они убивали. Эдвард тоже пил человеческую кровь, он нападал на убийц. Сразу поясню, мой муж умеет читать мысли, поэтому не ошибался и вершил суд. На второй вопрос ответ таков: Карлайл чувствует болезнь и старается помочь больным людям. Кровь его не интересует.
        В процессе моего ответа, у Чарли то округлялись глаза, то проявлялся ужас на лице. Справясь со своим страхом, Чарли спросил:
        - Тогда, кто убивал туристов и других людей в окрестностях Форкса? Убийства в Сиэтле можешь объяснить? Ведь убийцу так и не нашли.
        Я, боясь, что Чарли испугался меня, немного отодвинулась от него. Я ответила:
        - Кроме нас, есть и другие вампиры, они пьют человеческую кровь. Они и повинны во всех этих ужасах. Жителей нашего городка защищают волки. Твоего друга не успели защитить. Тогда волков было мало, а вампиров много. Семья Калленов тоже защищала людей. Они сражалась с убийцами из Сиэтла.
        Мой ответ успокоил Чарли. Скорее всего, он примет меня такой, какая я сейчас. В его тоне, жестах страх уже не чувствовался. Появился даже какой-то интерес:
        - Белла, а почему вы позволили мне самому искать объяснение тому, что я видел? Почему нельзя было просто рассказать, как сейчас?
        - Потому, что есть законы, и по этим законам все люди, которым известно, что вампиры есть на самом деле, и вампиры, повинные в открытии тайны, подвергаются жестокому наказанию - казни. А сейчас, ты знаешь не только эту тайну, но и тайну квилетов. Поэтому закон на тебя не распространяется.
        Я, как могла, рассказала Чарли обо всем, стараясь не упоминать Вольтури. Наказание все еще могло произойти, поэтому лучше отцу не знать о них. Того, о чем не знаешь, можно и не бояться.
        Отец осмысливал все, что услышал от меня. Он сидел и молчал, потом, видимо, подобрал слова и произнес:
        - Я еще хотел поговорить о Джейкобе. Ты рассказывала о запечатлении Несси и Джейкоба. Я тут подумал, для Ренесми он слишком старый, он старше её на семнадцать лет. Я не позволю внучке выходить замуж за него. Слишком большая разница в возрасте.
        Я рассмеялась. Чарли недоуменно посмотрел на меня. Я ответила на незаданный вопрос:
        - Папа, во-первых, Ренесми станет взрослой через пять лет, ты же видишь, как она быстро растет. Во- вторых, Джейкоб сейчас не стареет. Да и потом он не будет стареть, ведь Ренесми бессмертна, как и мы, и, если Джейкоб будет обращаться, то он тоже не умрет, останется молодым.
        Тут у меня мелькнула мысль, а все ли ему рассказала Сью, раз он не знает об этом. Я хитро взглянула на отца и заявила:
        - А ты знаешь, что твоя жена старше тебя на семьдесят пять лет?
        Чарли растерялся. Потом улыбнулся и спросил:
        - Дочка, ты шутишь?
        Видя моё серьезное лицо, он схватился за голову:
        - Не-е-т, не шутишь. Как такое возможно? А, ну да, ты только, что объясняла. Волки не стареют, пока обращаются. Понятно. Белла, а скажи, волка можно убить?
        Этого вопроса я не ожидала. Интересно, зачем ему эти сведения. Я решила и тут сказать правду:
        - Да, можно. Сложнее, чем простого человека, но можно. Нас тоже можно убить. Понятие "бессмертный" относительное: не будет причины для смерти, она и не придёт.
        Чарли продолжал спрашивать меня о наших возможностях. Он уточнял правдивость фильмов о вампирах. Ему были интересны все отличия нас от других вампиров. Наш разговор длился уже около четырёх часов. Эдвард меня терпеливо ждал. Чарли устал. Я его пожалела:
        - Папа, давай, ты остальные вопросы задашь позже. Я приеду с Ренесми, ты познакомишься со своей внучкой ещё раз. Она тебе тоже поможет во всем разобраться. Отдыхай.
        Чарли не стал возражать. Объём информации был огромным. Теперь отцу нужно дать время. Меня Чарли не боялся. Пока.
        Я не стала дожидаться ответа отца и исчезла из дома со скоростью вампира. Когда я устроилась рядом с мужем, Эдвард сидел и посмеивался:
        - А вот этого пока делать не стоило. Чарли немного все-таки испугался. Он, конечно, очень устойчивый к стрессам человек, но он человек!
        Мы покинули двор дома Чарли. По дороге Эдвард мне рассказал про все, что творилось в голове у отца, пока я с ним беседовала. Меня интересовало, а был ли момент, когда Чарли либо испугался меня, либо сомневался в своем мнении обо мне. Оказалось, что таких моментов не было. Отец мне доверял.
        ГЛАВА 8.
        СКАЗКА СТАНОВИТЬСЯ ЯВЬЮ.
        
        Ночью Ренесми вскрикивала во сне. Когда утром, мы спросили, что ей снилось, она ответила, что не помнит. Оделась и убежала в резервацию, рассказать про Кэтрин. Я обеспокоенно спросила мужа:
        - Эдвард, ты не знаешь, что снилось дочке?
        Он покачал головой.
        - Нет, не знаю. Она действительно не помнит этот сон. Из-за чего ты волнуешься?
        - Предсказания Элис одно за другим сбываются. Это-то меня и беспокоит. Я боюсь, того, что было написано у тебя.
        Эдвард нахмурился. Он покачал головой и сказал:
        - Успокойся. Того, что там было написано, не будет точно. Я тебе не всё рассказал. Элис написала мне, что видела нас в свите Вольтури, и мы оба были с красными глазами. Ты же знаешь, что я не собираюсь быть с ними. Особенно теперь, после всего, что случилось.
        Я немного приободрилась. Такое может произойти только в фантазиях Вольтури.
        Днем нас навестили Джейкоб и Сет, с просьбой не появляться рядом с Ли. Она ждала ребенка. Ей нельзя было оборачиваться. Сэм уже приказал всем волкам вести себя вежливо в её присутствии, чтобы ничто не могло оказаться раздражающим фактором. Стая берегла её.
        Эдвард тоже пообещал учитывать это обстоятельство и попросил, чтобы я свои визиты к отцу обговаривала по телефону со Сью. Дабы случайно не столкнуться с Ли и не спровоцировать обращение.
        После официальной части посещения, дружелюбный Сет попросил разрешения посмотреть на Кэтрин. Ренесми уже все рассказала ему.
        Мы прошли в дом, и я позвала Розали:
        - Розали, выгляни. Сет спрашивает разрешения познакомиться с твоей дочкой!
        Розали хорошо относилась к Сету, поэтому спокойно разрешила подняться к ним и познакомиться. Вскоре Розали позвала Джейкоба:
        - Джейкоб, что-то случилось! Поднимись, пожалуйста, к нам.
        Хотя пригласили одного Джейкоба, мы все оказались в комнате Розали и Эммета. Рядом с кроваткой, на коленях стоял Сет. Он не обратил никакого внимания на нас. Все его внимание было направлено на девочку. Кэт тоже, не отрываясь, смотрела на Сета. Казалось, что в целом мире для него нет больше никого, кроме Кэтрин. Джейкоб присвистнул и, усмехаясь, произнес:
        - Розали и Эммет, знакомьтесь. Это ваш будущий зять. Объясняю для не очень добрых блондинок. Произошло запечатление.
        Розали зашипела и стала выбирать, на кого кинуться сразу: на Сета или на Джейкоба. Эммет засмеялся. Он обнял Розали и, удерживая её возле себя, попросил:
        - Роуз, остынь. Посмотри с другой стороны, Джейкоб стал прекрасной няней для Ренесми, сейчас, он ей как старший брат. Почему бы нам не воспользоваться бесплатной няней для нашего ребенка? Ты же знаешь Сета, он очень милый и дружелюбный волк. Ну, попахивает от него. Белла с Эдвардом ведь привыкли. Ну и мы привыкнем. Успокойся.
        Розали успокоилась, но посматривала настороженно в сторону Сета. Все происходящее совершенно не трогало Сета. Он стоял перед Кэтрин на коленях и не сводил своих глаз с девочки. Потом она требовательно заплакала и протянула свои руки к Сету. Парень встрепенулся, прислушался и огляделся. Потом пристально посмотрел на Кэтрин. Взял её на руки, девочка перестала плакать, она замолчала. Потом он произнес:
        - Розали, прости, что не попросил разрешения. Кэтрин меня попросила взять её на руки, я мысленно задал себе вопрос, а разрешит ли, Розали. На что получил ответ: " Бери, мама разрешит". Ваша дочь, похоже, может общаться телепатически.
        От такого сообщения все переглянулись. Карлайл попросил тишины:
        - Давайте проверим. Может быть, Сет услышал Кэтрин из-за запечатления. А мы останемся глухи к её общению. Розали, позови мысленно дочку.
        Я стала наблюдать за лицом Розали. Вначале оно было сосредоточено, потом в выражении лица появились ошеломление и восторг. Розали воскликнула:
        - У меня получилось! Я позвала Кэтрин, и она отозвалась, попросила кушать.
        Такое событие потрясло нас. В семье столько дарований, что это заставляет задуматься, а не закономерность ли это. Может быть, таким образом, судьба нас поощряет за "вегетарианство"?
        С тех пор, уже два волка прописались в доме Карлайла.
        Однажды утром, Ренесми захотела съездить к дедушке. Я позвонила Чарли и сообщила о нашем визите. Сью дала согласие, Леи у них не было. Дочь Сью и её муж Коул уехали в Олимпию. Для Леи в другом городке было спокойнее, меньше шансов обернуться волком.
        Когда мы ехали к Чарли, я разрешила Несси вести себя с дедушкой так же, как с нами, объяснив, что Чарли теперь точно знает, кто она. Дочь обрадовалась:
        
        - Мама, можно я дедушке всё-всё покажу? Мне давно хотелось показать ему всё, что меня волнует и радует!
        
        Я хотела сразу согласиться, но вспомнив о Вольтури, предупредила Ренесми:
        
        - Несси, можешь показывать всё, но постарайся не касаться темы Вольтури. Я Чарли ничего о них не рассказывала, чтобы не пугать его. Он знает, что есть кто-то представляющий у нас, вампиров, закон, но кто точно, Чарли не знает.
        
        Внимательно выслушав, Ренесми приняла мое условие. Мы подъехали к дому. Папа встречал нас на пороге дома. Он выглядел немного встревоженным. Его волнение вполне объяснимо: он встречался со своей внучкой. Раньше он только догадывался о своем родстве с Несси, но факты, которые он видел, никак не сопоставлялись с тем, что он знал о детях. Он ожидал внучку с интересом и любопытством. А я знала, что Ренесми очарует, удивит и заставит восхищаться ею. Один её дар чего стоит!
        Ренесми выскочила из машины, и, как всегда, поспешила обнять дедушку Чарли. Отец присел на корточки и открыл внучке свои объятия. Несси сжала его так, что он только закряхтел, но выдержал. Затем Несси схватила Чарли за руку, и они вошли в дом. Поприветствовав Сью, мы прошли в гостиную. Ренесми сразу перешла к делу:
        - Дедушка, я хочу тебе очень многое показать из своей жизни. Садись на диван и не удивляйся. Я умею через прикосновение показывать свои воспоминания.
        Чарли устроился на диване и недоверчиво посмотрел на меня. Внучка, обхватив ладошками лицо деда, всецело завладела его вниманием. Я знала, что этот процесс займет много времени, поэтому попросила Сью выйти со мной на задний двор. Сью согласилась. Мы вышли, я оглядела дворик. Здесь тоже кое-что изменилось. Если раньше это просто был задний двор с газоном, то теперь здесь стояли скамейка, столик и шатер. Сью заговорила первой:
        
        - Сет мне рассказывал о возможностях Ренесми, поэтому я потом расспрошу Чарли, что Несси ему показывала. А сейчас мне бы хотелось узнать побольше о Кэт и о её родителях. Белла, расскажи всё, что ты знаешь о Кэтрин. Сет не пожелал мне это рассказать, оправдываясь тем, что это не его тайна.
        Я ознакомила Сью с историей появления девочки в нашей большой семье. Сью имела достаточно прав на эти знания, ведь её сын был запечатлен на Кэтрин. Сью, выслушав меня, повеселела и объяснила своё настроение следующим:
        - У меня были опасения, что появление Кэт связано с нарушением договора с квилетами. Теперь же, выслушав тебя, мне стало легче.
        Пробыв в доме моего отца до вечера, мы с дочкой попрощались и направились к машине. Чарли проводил меня словами:
        - Несси показала многое. Теперь мне стал понятен твой выбор. Ты стала свободнее и счастливее с твоей новой семьёй. Не забывай, что ты моя единственная дочь! Я тебя очень люблю!
        Мы уехали. По дороге домой я размышляла о словах отца и, мне стало спокойнее, теперь сомнений у меня не осталось. Чарли принял мой выбор и меня такой, какой я стала.
        Ренесми много времени проводила с Джейкобом. Часто Ренесми оставалась на вечерние посиделки у костра в резервации, послушать легенды квилетов. Потом она показывала все, что её заинтересовало. Однажды утром, после сна она решила мне показать вчерашнюю легенду, рассказанную Сью. Дочка не стала подходить ко мне, она удобно устроилась на шкуре возле камина. Я сидела в кресле и читала книгу, вдруг оказалась у костра, где сидели старый Квил, Билли, Сью, Сэм и Джейкоб. За ними, чуть подальше от костра, на траве удобно расположились весь молодняк стаи. Я растерялась, потом поняла, что это дочка мне показывает на расстоянии свою картинку.
        Сью начала свой рассказ:
        - У нас рассказывали о воине, влюбившемся в "хладную". Я расскажу эту легенду вам, чтобы вы поняли, что запечатление очень сильная вещь. Импринтинг способен заставить покинуть племя, предать все законы, нарушить всё, что ты считал правильным. Итак, в племени тлингитов у вождя была дочь на выданье, но она никого не выбирала себе в мужья. Никто не был мил её взору и сердцу. Однажды воины принесли к шаману молодого воина другого племени. Они оказались на поле боя слишком поздно, хотя бежали на шум битвы быстро. Воин был весь в крови, но ещё дышал. Всю ночь шаман призывал духов помочь воину, и был услышан. Наутро, воин другого племени очнулся уже без единой царапины. Его тело за ночь омыли, и, сейчас, оно было чистым, даже шрамов не осталось. Шаман отдал ему свою накидку и кусок замши, чтобы воин прикрылся, потому, что когда его принесли, он был нагим. Воин поблагодарил за заботу и одежду, и собрался бежать домой, но увидел дочь вождя. Он упал перед ней на колени и долго не мог пошевелиться. Она тоже стояла не шелохнувшись. Так произошло запечатление воина квилетов и дочери вождя тлингитов. Молодой
волк теперь оказался частым гостем племени тлингитов. Он приносил в семью вождя многие дары. Вскоре, вождь объявил о помолвке своей дочери с молодым и храбрым воином. Теперь свадьба должна была состояться через год. Родители молодых встретились и договорились. Стали готовиться к свадьбе. Шить и вышивать пледы, одежды, готовить пояс и браслеты. Воин охотился и добывал шкуры, мясо и приносил в дом своей невесты. Однажды он не смог встретиться с ней, как обещал, потому, что рядом с территорией племени появилась пара вампиров, и нужно было их уничтожить. Воин вел охоту на пару "хладных". Он уничтожил мужчину, но женщине удалось сбежать. Он шел по её следу, и пришел в поселение своей невесты. К ужасу воина вампир уничтожил всех жителей поселения, но останавливаться было некогда. Воин догнал "хладную" и разорвал на мелкие куски, потом сжег их. Он вернулся в племя тлингитов, чтобы сопроводить тела жителей поселения в мир духов. И обнаружил, что его невеста ещё жива. Она лежала вся окровавленная и корчилась от боли, терзавшей её тело. Воин предал огню всех погибших, унес в лес свою возлюбленную. С великой
нежностью он ухаживал за невестой, но его труды были обречены. Сердце сделало свой последний удар. В горе воин обернулся волком и завыл. В нос ударил сладкий обжигающий запах вампиров, озираясь и ища источник запаха, воин обнаружил, что его возлюбленная превратилась в вампира. От этого его сердце почти остановилось, он застыл перед девушкой. Инстинкт командовал: "Убей!". Душа кричала: "Нет!". И он выбрал. Он побежал в лес, ранил косулю. Обернулся и притащил косулю девушке, чтобы она выпила кровь животного. Она его послушалась. Она тоже его очень любила, поэтому узнала и не напала на него. Вместе они пришли к вождю племени квилетов. Он приказал убить её, но воин был его братом, и его дух тоже был подобен альфе, поэтому сын вождя взбунтовался, и вместе с невестой покинул племя. Они ушли далеко, воин следил за своей женой. Она никогда не убивала людей. Со временем он научился обращаться не только в волка, Великий Дух леса наградил его обликами медведя и орлана. Квилет и "хладная" до сих пор где-то живут и охраняют покой людей, защищая земли от вампиров.
        Все слышали эту легенду впервые, поэтому дослушали до конца. Потом один из молодых подскочил и восторженно заговорил:
        - Ребята, помните фильм " Лесной воин" с Чак Норрисом? Там он тоже обращается в волка, медведя и орла. Может быть, как и большинство наших легенд, эта легенда тоже правда? Похоже, не только у нас существует эта легенда. Создатели фильма где-то её услышали и написали сценарий. Кто помнит, по фильму, где происходили действия?
        Джаред, видимо, не один раз смотрел этот фильм. Он ответил:
        - Карел, я помню. Местечко Танглвуд штата Орегон. Но я смотрел карты и искал по интернету: такого местечка в штате нет.
        Карел, в восторге от этого известия, произнес:
        - Штат Орегон соседний с нашим штатом. Так, что наша новая легенда, вполне может оказаться правдой!
        На этом, я снова оказалась у себя дома. Я ошарашенно хлопала ресницами. Потом ко мне вернулся дар речи:
        - Ренесми, это ведь почти твой сон! У тебя Джейкоб становиться волком, медведем и орланом.
        - Да, мама. Поэтому мне и запомнилась эта легенда, рассказанная Сью. Я потом у неё спросила, откуда она знает эту легенду. Она ответила, что ей её рассказывала мама в детстве. Мама, а давайте поищем в Орегоне людей, которые что-нибудь знают про это.
        Тут заговорил Эдвард:
        - Идея не плохая. Только давайте спросим у Элис. Вдруг она что-нибудь знает, но молчит.
        Оказывается, он стоял и тоже все видел. Он подошел к нам, когда Ренесми уже начала свой показ, и присоединился к нам.
        Мы помчались к Элис. Она, похоже, точно что-то знала! Когда мы вошли в дом, она посоветовала:
        - С собой возьмите Сета. И пусть Джейкоб и Сет постоянно будут в образе волков. Когда они встретят мужчину вампира, то пусть приведут к вам его для разговора, сразу не убивают. Отправляйтесь сегодня. Сет и Джейкоб пусть попрощаются надолго со своими родными, они останутся там, а вы трое вернётесь.
        Я изумилась и попыталась упросить Элис рассказать поподробнее, что она видела. Но она лишь сказала:
        - Белла, остынь. Мне всё ещё тяжело видеть изменяющихся. Поэтому, что я смогла, то и посоветовала. Легенда правдива. Всё, сеанс советов окончен. Когда вы вернетесь, уезжайте на Аляску без Ренесми. Побудьте, пока можете, вдвоём.
        Я слишком была увлечена легендой, поэтому ничего не ответила на дополнительный совет Элис. И не обратила внимания на полный грусти взгляд, брошенный на меня.
        Ренесми сбегала и предупредила Сета и Джейкоба о предстоящем путешествии. Вскоре они уже были у нас. Мы договорились, что они обернутся, и Ренесми возьмёт их штаны к себе в рюкзачок. Вдруг пригодятся!
        ГЛАВА 9.
        ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ. ДЖЕЙКОБ.
        
        Мы с Сетом прекрасно слышали друг друга, Эдвард слышал нас, поэтому в общении не было проблем. Мы с Ренесми часто понимали друг друга без слов, она мне показывала картинки, а я мимикой и звуками, на которые был способен волк, ей отвечал. Наша группа взяла направление на юг, мы бежали вдоль побережья, избегая населенных мест. Вскоре добрались до довольно труднопроходимых мест. Все возможные места для поселения такой парочки, как квилет и вампирша, осматривались и обнюхивались тщательным образом. Но пока наши поиски не увенчались успехом. Следов не было! Наши "хладные" пару раз отвлекались на охоту, мы с Сетом ели каждый день. Так что, кто из нас более кровожаден, в смысле охоты, трудно сказать!
        Приближаясь к местности изрытой каньонами и неприступными скальными образованиями, мы наткнулись на неизвестный запах. Пахло сразу несколькими запахами вместе, как, если бы смешали корицу, кейнский перец, ваниль и имбирь вместе. Запах был и приятным, и обжигал нос, все одновременно. Эдвард тоже поморщился, наткнувшись на эту смесь ароматов. Мы запомнили запах.
        Затем у нас была встреча с кровососом. Как нам посоветовала Элис, мы с Сетом пригнали кровососа к Эдварду. Встреча проходила на высшем уровне!
        Эдвард, закрыв собой Беллу и Ренесми, зарычал не хуже волка. Кровосос приготовился напасть, но услышав и наши "приветствия", остановился и успокоился. Пригладив рукой шевелюру, охрипшим голосом произнес:
        - Кто вы такие? Что вам от меня надо? Зачем ваши волки не дают мне уйти?
        Эдвард ответил:
        - Что ты знаешь о Духе леса? Расскажи нам, мы тебя не побеспокоим больше.
        - Ничего я, ни о каком духе леса, не знаю! Знаю, что в этом районе находиться опасно. Вампиры обходят этот каньон стороной, гиблое место. Так что и сами уходите отсюда. Погибните, и ваши волки вас не спасут.
        С этими словами вампир исчез. Я остался, но Сет бросился догонять. Мне пришла его мысль:
        - Я ничего не обещал этому кровососу, поэтому имею право его убить! Если хочешь, присоединяйся! Удачной охоты!
        Я предупредил Эдварда, что скоро догоню их. Кровь заиграла в теле, предстояла интересная охота. Мы с Сетом догнали кровососа и немного поиграли с ним в пятнашки. То Сет, то я пятнали жертву, отрывая по кусочку от его гранитного тела. Он яростно сопротивлялся. Вдруг сверху налетел огромный орел! Я такого даже в фильмах не видел, разве только в фантастических. Орел одним движением снес голову кровососу и взмыл в небо. После него остался пряно-обжигающий запах, теперь уже знакомый нам. Мы с приятелем застыли. Потом очнулись и побежали догонять наших "хладных", как бы и им не досталось от орла. Я громко скандировал мысль:
        - Внимание! Опасность! Будьте начеку.
        Очень надеюсь, что Эдвард услышит мой мысленный крик. Когда мы догнали нашу троицу, Белла спросила:
        - Что у вас случилось? Эдвард сказал, что мы в опасности. Я накрыла нас щитом. Вас накрыть?
        Я помотал головой. Я рассказал Эдварду о нападении орла, он пересказал Белле:
        - На вампира напал огромный орел и снес ему голову. Так что укрепи щит сверху. Наши волки беспокоятся о нас. От орла пахло тем ароматом, что нам недавно здесь встретился.
        Затем мы продолжили поиски. Часто замечали орла над головой, да и запах его стал попадаться значительно чаще, чем раньше. Я только не понимал, как такая огромная птица могла оставить запах там, где и мы с трудом пролазили. Загадка!
        Белла постоянно была сосредоточена, она держала свой щит. Я его не видел, но почувствовал, дважды прикоснувшись к нему боком. Ощущение было такое же, как будто шаркнулся боком о скалу. Больно. Эта работа, видимо, истощала её. Скоро под глазами появились синяки, да и глаза потемнели. Эдвард, что не видит? Белле нужно поохотиться, иначе свалиться или еще, что там у вампиров происходит, когда они голодают.
        Похоже, услышал! Виновато поглядел на меня и предложил:
        - Белла, иди, поешь. Джейкоб последит за небом. А с нами останется Сет, он поможет нам.
        Мы с Беллой ушли, оставив их в пещере. Орёл туда не попадёт. Белла подкрепилась, глаза посветлели:
        - Спасибо! Ты всегда обо мне заботился и продолжаешь это делать, несмотря на все изменения в наших отношениях.
        Я улыбнулся Белле. Теперь, когда у меня есть Несси, я к ней отношусь только, как к подруге. Белла и её муж для меня - друзья.
        Вернувшись, мы продолжили путь. Троица впереди, мы немного позади. Выйдя на открытое место, я услышал свист перьев. Орел напал на нашу троицу. Как хорошо, что Белла полна сил. Её щит выдержал три тарана. Орел продолжал пикировать на них, он не обращал на нас с Сетом никакого внимания. Мы даже прыгали на него, ноль эмоций. При последнем ударе орла в щит Беллы, она не выдержала и упала на колени. Эдвард поднял её и держал, но силы у неё опять закончились. Потом я увидел, что Ренесми направила свои ладошки на орла. В результате, он чуть не упал, потом приземлился и сел на землю немного в отдалении. Замер, пока не нападал. Несси ему что-то показывала! Я мысленно приказал:
        - Сет будь наготове! Вдруг орел замер перед нападением.
        Мы припали к земле, настороженно наблюдая за орлом. Орел посидел, потом очень внимательно оглядел нас с Сетом, посмотрел на Ренесми, прислушался и, кивнув головой, попятился назад. Потом не спеша развернулся и взлетел, сделал над нами круг и улетел.
        Эдвард спокойно произнес:
        - Белла, можешь поохотиться. Больше он на нас не нападет. Ренесми показала ему, кто мы, что мы питаемся кровью животных. Показала, как Джейкоб и Сет обернулись волками. И показала ему, как мы ищем его. Я услышал его мысль, обращенную ко мне. Он сказал ждать его здесь. А вас он попросил обратиться, он давно не виделся со своими соплеменниками. Ему очень хочется с вами познакомиться.
        Мы обратились, вот и понадобились штаны из рюкзачка Несси. Вскоре появился мужчина, источник пряно-обжигающего аромата. В его облике было много знакомых черт, он одновременно напоминал и старого Квила, и Билли, и Сэма. Похоже, легенда права, это квилет! Но, как он может превращаться в орла, оставалось для меня непонятным. Он представился:
        - Я, Утах из племени квилетов, приветствую вас на моей земле! Зачем вы искали меня?
        Эдвард, как старший в группе, ответил:
        - Я, Эдвард, это Белла, мы вампиры; Ренесми наша дочь, получеловек и запечатленная с Джейкобом, волком из племени квилетов; Сет, наш друг, тоже волк из квилетов. Легенды племени квилетов нам известны, но одна очень сильно нас заинтересовала. Мы пошли проверить эту легенду. Теперь видим, что и она - правда, как и другие легенды квилетов. Легенда о воине, который любит вампира, и который может обращаться не только в волка.
        Утах выслушал Эдварда. Он был спокоен, но глаза настороженно осматривали нашу необычную группу. Потом он спросил:
        - Джейкоб, как относится ваш вождь к тому, что ты дружишь с вампирами, да ещё и запечатлен на полу-вампире?
        Я улыбнулся и ответил:
        - Положительно, я сам - один из вождей. Утах, это длинная история, вкратце: мы дружим с единственной вампирской семьей, они "вегеторианцы" и заверили нас, что даже не укусят человека. Я и Сет запечатлены на двух девочках полу-вампирах. Мы почти постоянно с ними. Наша стая защищает людей от пришлых вампиров, мы с семьёй "вегеторианцев" совместно ведем борьбу за людей против кровопийц.
        Утах покачал головой. Он был немного ошеломлен нашими новостями. Задал еще вопрос:
        - Джейкоб, ты сказал, "один из вождей". Как это понимать?
        Я вздохнул, припоминая своё нежелание быть альфа-волком, и рассказал эту историю Утаху:
        - Первым, после многих лет, обернулся потомок бетта-волка. По возрасту он старше. Потом обернулся я, мой прадед был альфа-волком, но я не чувствовал себя лидером, и я отказался. Потом я не согласился с приказом лидера, и у меня образовалась своя стая. Так появилось два вождя. Сейчас мы одного мнения по многим вопросам, но меня часто нет в племени. Сэм постоянно живет в поселении, у него и власть вождя. Я принимаю решения на совместном совете вождей и старейшин племени.
        Утах понимающе покивал головой:
        - Ну что же, я немного разобрался, кто вы. Пойдем в мой дом, познакомитесь с моей женой. Только вам придётся довериться мне, мой дом находится в труднодоступном месте. Только орел может туда попасть. Я обернусь и перенесу вас по одному, на веревке с доской. Я её специально сделал, чтобы переносить жену. Пойдем за мной.
        Я посмотрел на Эдварда, он в ответ кивнул. Потом он произнес:
        - Утах, можно первым перенести меня?
        Утах, обернувшись, ответил:
        - Я понимаю, что вы мне пока не доверяете, я и сам еще не знаю, как мне относиться к вам. Одно скажу, первым я удар не нанесу, слово квилета, сына Таха Ака.
        Услышав ответ Утаха, я был изумлен. И, не подумав о вежливости, спросил:
        - Вы сын третьей жены Таха Ака, который обернулся волком еще совсем мальчиком?
        Утах, не ожидавший, что мне известен его отец, продолжая путь, рассказал:
        - Да, ты прав. Я обернулся в десять лет, когда у меня на глазах умерла мама и чуть не убили отца. Потом вождем стал старший брат, а меня, как самого младшего, взяла к себе в семью тётя, её мужем был шаман, но духи не разрешили им иметь своих детей. Мне запретили оборачиваться. Я стал расти, меня учили общению с духами, но мне хотелось быть воином. В семнадцать лет я взбунтовался и сбежал к молодым воинам нашего племени. Там все и случилось.
        Так, разговаривая, мы подошли к краю каньона. Утах разбежался и прыгнул вниз. Поднялся уже орлом. Он улетел за каньон. Вскоре вернулся, держа в лапах веревку, к которой была привязана доска, для сиденья. Эдвард вышел вперед. Утах подождал, пока Эдвард сядет на качели, и взмыл в воздух. Белла с беспокойством следила за ними. Когда они исчезли из видимости, она поглядела на меня:
        - Джейкоб, я очень беспокоюсь. Вдруг он схитрил и, прямо сейчас, уничтожает Эдварда. Он разбил нас по одному, а мы не в силах ничего сделать. Мы доверились ему.
        Я понимал её, но раз Утах дал слово квилета, я ему доверял. Поэтому я постарался успокоить Беллу:
        - Неужели, ты думаешь, что Эдвард не предупредил бы об опасности? По-моему, он ценой своей жизни будет спасать ваши. И, ещё, я верю слову квилета.
        Вскоре Утах появился вновь. Теперь отправился Сет. Так Утах перенес нас всех. Беспокойство Беллы было напрасным. Все, целые и невредимые, благополучно ждали, пока Утах вновь станет человеком. Он нас привел к домику. На пороге стояла очень красивая девушка. Солнце освещало её, и её кожа переливалась, как алмаз. У Беллы и Эдварда кожа была такой же, но красота хозяйки дома нас всех заворожила. Золотые глаза на мраморном лице смотрели приветливо. Она улыбалась застенчивой улыбкой, здороваясь с нами:
        - Я, Елика, жена Утаха приветствую вас и приглашаю в дом. Проходите, садитесь у очага. Если кто желает, есть лепешки и молоко.
        Я и Сет полакомились лепешками, и выпили молока. Поблагодарив хозяйку, мы сели слушать историю Утаха и Елики. Начало этой истории мы уже слышали, как легенду. Утах стал рассказывать, как долго они искали место, где могли бы укрыться и обезопасить себя от лишнего внимания. А вот, следующие слова меня заинтересовали. Утах сказал, что он обратился в медведя. Я спросил:
        - Утах, извини, что перебиваю, но расскажи подробнее, как ты смог обратиться в медведя? Ведь квилеты обращаются только в волков.
        - Не сейчас. Я все объясню и покажу, если ты сам захочешь научиться быть изменяющимся. Для этого надо принять решение, а оно не простое.
        Дальше пошёл рассказ о том, как они оберегали лес от лесорубов и прогоняли золотоискателей. Путешественников тоже не жаловали, старались напугать, чтобы сохранить свою тайну. Иногда помогали людям, заблудившимся в лесу, выводя их на дорогу, или спасали тонущих, попавшим в воду случайно. Среди жителей окрестных поселений пошли слухи о Духе леса и его жене, которые помогали хорошим людям и наказывали плохих. Завершая рассказ, Утах пояснил:
        - Я, на самом деле, иногда наблюдаю за людьми близлежащих поселений, в облике медведя или волка, летаю в небе орлом и патрулирую свой район. Так, что легенды правдивы, они только приукрашены деталями, которых не было. Ведь людям как-то нужно объяснить то, что они не понимают.
        Пока мы слушали хозяина дома, Елика хлопотала у очага. Она приготовила мясную похлёбку, от которой шёл одуряющий запах. Когда еда была готова, Елика пригласила пообедать. Я так давно не ел человеческой еды, что мой живот от вкусных запахов забунтовал. Эдвард, усмехнувшись, встал и направился к выходу со словами:
        - Джейкоб, Сет и Утах вам нужна еда, поэтому покушайте спокойно. Мы погуляем вокруг дома.
        Следом за ним вышли Белла и Несси. Ренесми не захотела остаться, хотя могла поесть с нами. Покинула нас и Елика.
        Когда они вышли, Утах тихо произнёс:
        - Теперь я вам скажу, какое решение нужно принять, чтобы стать изменяющимся. Вы должны остаться здесь и отказаться на время от своих избранниц. Вы не должны будете долгое время обращаться в волков, потеряете всякую связь со стаей, не будете никого слышать.
        Потом, если у вас получится, вы все равно будете сами по себе. Ваш запах изменится. Волки квилеты тоже перестанут вас слышать. Но, между собой, в одинаковых обликах, вы сможете общаться. Конечно, если у вас будут одинаковые облики, кроме волчьего. Итак, пока едите, думайте.
        Поев, я еще посидел у очага, подумал. Ренесми уже немного повзрослела. У неё есть родители, пока она обойдется без меня. Мне, конечно, будет плохо без неё, но ради того, чтобы стать изменяющимся, я потерплю. А став им, приобрету больше возможностей оберегать и защищать свою избранницу в будущем. То, что я перестану слышать других и буду сам по себе, меня даже обрадовало. А вот известие о том, что нельзя будет обращаться в волка, заставило подумать, смогу ли удержаться? Смогу. Тут пришла мысль: меня не будут слышать волки, значит, я не смогу управлять стаей, значит, нужно будет отказаться от статуса вождя. Это легко. Рано или поздно, это необходимо было бы сделать. Ренесми бессмертна, значит и я должен быть бессмертным рядом с ней. А бессмертный вождь это раскрытие тайны квилетов. Семья Калленов будет ездить по свету, чтобы скрыть от людей свое бессмертие. Я с ними. Управлять стаей дистанционно - порядка не будет. Значит, решено:
        - Утах, я остаюсь.
        Сет тоже, похоже, взвешивал все "за" и "против". Он молчал, погрузившись в свои думы. Мы ему не мешали. Наконец, он принял решение, вздохнув, произнес:
        - Джейкоб, я подумал, что Кэтрин будет нуждаться в моей помощи и защите, как получеловек. А защитить я смогу лучше, если буду изменяющимся. Поэтому я остаюсь. Только пусть Эдвард предупредит маму, чтобы она меня не теряла.
        Эдвард, как раз, заходил в дом. Он, конечно, все слышал, если не слышал, то прочитал в наших мыслях, поэтому сказал:
        - Ребята, не волнуйтесь, я все передам.
        Он сделал ударение на слове "все" и посмотрел на меня. Я понял, что он передаст и то, что я отказываюсь от статуса вождя.
        - Джейкоб, попрощайся с Несси. Мы уходим. Утах, если тебе не сложно, доставь нас на другую сторону каньона. Мы, конечно, можем спрыгнуть, но Ренесми получеловек.
        Утах вышел. Белла и Ренесми меня обняли. Мы попрощались. Они ушли. Через полчаса вернулся Утах.
        - Твои друзья ушли. На прощанье они нам пожелали удачи. А теперь расскажи, как получилось, что Белла и Эдвард вампиры, а Ренесми получеловек и твоя невеста? Как Белла стала вампиром, ведь ваш договор с "хладными" запрещает им кусать человека? Я что-то не понимаю или вы сделали ошибку в договоре, или было нарушение?
        ГЛАВА 10.
        ПОСВЯЩЕНИЕ.
        
        Я рассказал ему всю историю. Было немного мучительно вспоминать свои чувства к Белле, когда я не замечал, что она выбрала Эдварда. Я еще на что-то надеялся. Теперь, вспоминая свои чувства, когда Белла почти умерла, я не мог понять, как я тогда не обратился. Остался, не убежал навсегда. Ведь в этой ситуации запечатление бы не произошло, и я бы скитался по свету.
        Утах и Елика слушали. Рассказчик из меня плохой, но самое главное я рассказал. Кое-где встревал Сет и помогал своими репликами улучшить мою историю. На весь рассказ ушел весь вечер и ночь.
        Утром мы попрощались с Еликой. Утах перенёс нас через каньон и повел в горы. Мы с Сетом не спрашивали, куда и зачем он нас ведет. Долго мы добирались до пещеры. Прежде, чем войти внутрь, Утах принес жертву духам горы, окропив своей кровью камень у входа. Я вспомнил, что он рос в семье шамана, вероятно, это-то и помогло ему стать изменяющимся. Приглашая жестом внутрь, Утах проговорил:
        - Заходите в пещеру, я закрою вход. Зажигайте огонь. Снимайте свою одежду, там, в мешке найдете набедренные повязки и медвежий жир. Приготовьте свои тела для общения с духами.
        Мы развели костер в центре пещеры, потом разделись и натёрли свои тела медвежьим жиром, затем надели набедренные повязки. Сели и осмотрелись. Все стены пещеры были изрисованы образами крупных и средних животных, которые встречаются в наших лесах. Наскальные рисунки передавали красоту и грацию, дух животных. Утах тоже разделся и сел к костру. Он пояснил:
        - Сейчас я проверю, может ли ваш дух отделяться от тела. Повторяйте за мной такт напева, если потянет танцевать или прыгать, слушайтесь тело, им управляет дух.
        Рассказывая, что нас ждёт, Утах достал котомку из ниши пещеры. В котомке были травы. Он бросил в огонь пучок каких-то трав, от костра потянулся приторный аромат. Мы стали повторять напев, который он бубнил себе под нос. Потянуло раскачиваться под такт напева, я послушался. Вскоре перестал осознавать, где я, видел огонь и слышал мотив. Потом вдруг увидел свое тело, лежащее на полу пещеры. Запаниковал, но вспомнив, что делали, успокоился. Ведь дух может покидать наши тела. Теперь бы, вернуться! Я попробовал управлять своим духом. Получилось. И тут услышал голос Утаха:
        - Неплохо, Джейкоб! А теперь возвращайся.
        Я направился к телу. Ух! Все, на месте. Открываю глаза. Сажусь. Такого я ещё никогда не ощущал. Было здорово. Огонь горит, Утах сидит. Уже котелок подвешивает над огнем. Когда успел! Вот и Сет сел, хлопает глазами. На лице восторг:
        - Джейкоб, я видел наши тела внизу, полетал у потолка. Мне захотелось выглянуть из пещеры, но не получилось, что-то мешало.
        Утах произнес:
        - Сет, я запечатал пещеру, чтобы никто не мог ни войти, ни выйти. С первым этапом справились. Теперь приступим ко второму этапу. Не каждый зверь поделится с вами своим духом, только тот, чей дух подобен вашему. Запомните тех, кто к вам подойдет и останется, не испугается вашего волка.
        Утах опять достал котомку с травами, вынул ещё какую-то траву и бросил в котелок, который уже кипел на огне. Запахло медуницей, тимьяном и чем-то ещё. Разлив отвар на две порции, Утах протянул нам пиалы и сказал:
        - Пейте до дна. Немного закружится голова. Потом увидите духов. Стойте и смотрите. Вас не тронут. Увидите своего волка, не зовите его, только запоминайте. Вас будут изучать: духи животных, может быть, напугают, может быть, нападут. А, может быть, и ничего не будут делать, только обнюхают.
        Мы с Сетом выпили отвар. Травяной чай, самый обычный. Напутал, наверное, на старости лет. Интересно, кстати, а сколько ему лет? О-о-о! Ка-а-кие интересные рисунки на стенах! Стоп. Да, они двигаются! Вот это да!
        Я сидел и смотрел, как вокруг меня водили хоровод разные медведи, ягуар, пума, пантера, лев с роскошной гривой, тигр. Ко мне подходили бизон, лось, росомаха, рысь. Сверху летали филин, кондор, орлан, сапсан, беркут, орел. Прямо зоопарк какой-то! Я встал, звери немного отскочили. Но потом приблизились вновь. Каждый подходил или подлетал очень близко, так и хотелось отмахнуться от них рукой. Или превратиться в волка и зарычать. Но нельзя. Из всех животных рядом со мной остались гризли, пума и орлан. Тут из меня вышел мой волк, в виде духа. Он сел рядом со мной. Красивый шоколадного цвета мех был таким знакомым. Волк завыл. Пума ощерилась и удалилась. Остались гризли и орлан. Волк встал, подошел к ним, обнюхал, фыркнул, отряхнулся и запрыгнул обратно в меня. От этого я сел. Звери исчезли. Я сидел у огня напротив Утаха. Он с интересом посматривал на меня. Я хотел ему сказать, кто остался, но он показал жестом: "Тихо". Я посмотрел на Сета. Он сидел с открытыми глазами, но был не с нами. Наверное, тоже в зоопарке для гигантов. Звери были огромными, если сравнивать с настоящими. Минут через пять, и Сет
был с нами. Утах подождал, пока парнишка очухается, и попросил рассказывать. Я начал первым:
        - Рядом со мной остались гризли и орлан. Ещё подходила пума, но с волком, видимо, ей не по пути.
        Сет огорченно заявил:
        - А я хотел росомахой быть, но она ушла. Остались со мной ягуар и беркут.
        Утах хлопнул в ладоши и продолжил:
        - А теперь третий этап, самый сложный. Вы уходите в лес или в горы и находите своё животное, желательно, самца одиночку. Затем наблюдаете за ним, сливаетесь с его жизнью. Ходите, где он, едите, то, что он ест, спите, как он спит. Когда он к вам привыкнет, попросите его поделиться с вами духом. Если не нападет, то поделится. Вы обратитесь, и будете жить, как зверь.
        Когда к вам придет понимание, что вы живете в облике животного, то значит, пора обращаться человеком. В волка не обращаться, его дух сильный, может прогнать еще неокрепший дух другого зверя. По своему желанию, несколько раз примите облик животного.
        Когда, это будет так же легко, как обращаться в волка, пора идти за обликом птицы. Здесь немного по-другому. Вам нужно приручить самца вашей птицы, когда он будет вам доверять, соединитесь своим духом через его глаза и просите о даре. Если птица вам доверяет, она согласиться на этот великий дар. Она отдаст вам свой дух. Вы обернётесь птицей, но будете мыслить, как человек. Прежде, чем лететь, научитесь управлять телом, хвостом и крыльями. Помните, как учат птенцов вставать на крыло?
        Мы синхронно кивнули. Утах продолжил:
        - Зверь останется жив, когда поделится с вами духом, птица же исчезнет, она растворится в вашем духе, так же как и волк когда-то в духе моего отца. Вам будет легко обращаться в птицу. Вот после всего этого, можете вызывать волка. Потом поучитесь превращаться из одного облика в другой, например, из волка в медведя, а из медведя в беркута. Теперь слушаю ваши вопросы. Задавайте сейчас, меня рядом не будет, мы с вами попрощаемся.
        Я посидел, подумал и спросил:
        - Сегодня вы применяли травы, чтобы дух отделился от тела, а как нам отделить свой дух и соединить его с духом зверя без травы?
        - Джейкоб, за продолжительное время, пока вы рядом со зверем, вы сольётесь с ним. А сегодня, мне нужно было быстро понять, а сможете ли вы, вообще, слиться с другим зверем, поэтому и была нужна трава. Что ещё?
        Сет тоже спросил:
        - Утах, ты сказал, что если зверь не нападет, то он поделится духом. А если нападёт?
        Утах вздохнул и терпеливо объяснил Сету, произнося слова медленно:
        - Если зверь нападет, то отбивайтесь и уходите искать другого самца одиночку, который не нападёт.
        Мы еще немного посидели. Потом я встал и направился к выходу. Остановился в задумчивости и спросил:
        - Сколько может понадобиться времени для всего этого?
        - У кого, как получается. Кто-то сможет обернуться и за полгода, а у кого-то и жизни будет мало. Но у вас пройдет три-четыре месяца. Вы молоды, и я вам все объяснил.
        Утах встал и открыл нам пещеру, мы вышли. Сет почесал затылок, спросил:
        - Джейкоб, а где мне искать ягуара? У нас в лесах его точно нет.
        Я, вспомнив учебники, иллюстрации карт, где распространены ягуары, посоветовал:
        - На территории Мексики, Бразилии, в Южной Америке. Далековато, но этот зверь там есть. Мне же, на север бежать надо. Гризли в Канаде и на Аляске распространены. Хорошо, что орланы и беркуты на всей территории страны гнездятся. Птиц проще найти будет.
        Сет ещё спросил Утаха:
        - Наши звери далеко. Можно мы обернемся и добежим до мест обитания?
        Утах с укором ответил:
        - Сет, ты плохо слушал? Конечно, нет. Можно вернуться к квилетам, перелететь на самолете, добраться на машине до мест обитания зверя, но волка не вызывать, даже, если встретите вампира. Лучше в этот период, уйти.
        Мы попрощались. Сет и я вернулись в Форкс. Весь путь мы бежали. Волком бежать легче, но и так, получилось быстро.
        Я пришёл домой, но Билли не застал, поэтому написал записку:
        " Отец, передай Сэму, чтобы он взял ребят из моей стаи к себе. Я, в силу обстоятельств, больше не могу быть вождем племени. Я уезжаю надолго, не беспокойся. Как будет возможность, я тебе позвоню.
        Джейкоб"
        Я на мотоцикле поехал к дому Калленов. Но Эдвард и Белла уже уехали в Фэрбенкс. Ренесми мне обрадовалась. Но узнав, что я заехал попрощаться, загрустила. Потом воскликнула:
        - Джейкоб, мы же скоро встретимся! Через месяц начнутся занятия в университете, и мы все соберемся в нашем коттедже.
        Я не хотел, чтобы она вновь загрустила, поэтому промолчал и кивнул головой, с грустью посмотрел на мою девочку. Как же я скучать буду без неё! Я обнял Несси и уехал.
        Прилетев в Фэрбенкс, я зашёл в свою часть коттеджа, оставил одежду. Парочки вампиров дома не было. Видимо, гуляют. Все закрыл и, оглядев коттедж, углубился в лес. Вскоре я нашел того, кто мне нужен. Огромный, почти черный медведь гризли лакомился малиной. Я слился с природой и стал все делать так, как учил Утах. Поначалу мысли о близких и друзьях еще посещали меня, но вскоре природа и зверь затмили мне разум.
        Однажды утром, проснувшись от громкого крика сойки, я потянулся. С удивлением обнаружил у себя вместо рук, лапы. Встал и посмотрел вниз, снова лапы. Опустился на четыре лапы, прошелся. Идти было легче на четырех лапах, но не так легко, как волку. Всё понятно! Я в облике гризли. Хочу стать человеком! Тело задрожало и... Ничего не получилось. Мысленно вздохнул, вспомнил, как я первый раз возвращался из облика волка. Попытался еще раз. Оп! Оглядел себя: руки, ноги человеческие. Даже набедренная повязка на месте! Ничего себе! Ох, как хочется в волка обернуться, но нельзя. Надо обернуться снова гризли. Прислушался, осмотрелся. Вокруг людей нет. Обернулся медведем. Потом опять человеком. Уже легче стало получаться. А на деревьях листья пожелтели! Стоп, значит скоро сентябрь или уже наступил! Ну и задержался я в лесу! Надо вернуться в коттедж. С орланом чуть позже познакомлюсь. Я огляделся. Та-а-ак! Где тут у нас гора Мак-Кинли? Побежал курсом на неё, а поближе разберусь, где Фэрбенкс. Обратился в гризли и потопал.
        Когда оказался возле коттеджа, меня насторожила тишина. Я принюхался, пахло незнакомыми вампирами, но очень слабо. Они были здесь один раз и быстро ушли. Может гости заходили к младшим Калленам? Я ещё понюхал воздух, вывод меня насторожил: запах Беллы есть, но старый и слабый, почти не различить; Ренесми здесь вообще не было; запах Эдварда есть, но какой-то не такой. Отличие настораживало. Например, у животных такое различие наблюдается при разном состоянии здоровья.
        Я обернулся человеком и по запаху прошёл в дом, когда я открыл дверь, я отшатнулся. На полу лежали оторванные руки и ноги. Тела рядом не было. Я прошел дальше. За лестницей стоял сейф, запах Эдварда шел оттуда. Я поискал глазами то, чем можно было бы открыть сейф, но ничего не нашел. Тут раздался звонок телефона, я по звуку нашел и схватил трубку.
        - Джейкоб, ты?- раздался в трубке вопрос Джаспера.
        - Да, а от..., - я попытался ответить, но меня перебили. Джаспер очень быстро начал мне говорить:
        - Срочно набери код замка - 45GD9 и возьми то, что ты нашел и быстро уезжай из дома. На частном самолете, который ждет тебя на маленьком городском аэродроме, вылетай с грузом сразу в Форкс. Здесь тебя ждет машина. Когда приедешь к нам домой, груз не вытаскивай и никому ничего не говори о нем. Просто поговори с Ренесми. Она расскажет, что её беспокоит, и ты поймешь, что делать с грузом. Джейкоб! Ты понимаешь, о чем речь?
        Пока Джаспер мне говорил, что делать, я уже стал действовать. Набрал код, открыл сейф. Там оказалось тело Эдварда. Он был истощен и без сознания. Я вывел машину из гаража, завернул части тела Эдварда и его самого в плед, упаковал, чтобы ничего не вывалилось, и погрузил в машину. Сходил к себе. Оделся. Забрал документы. Я носился, как ураган. Раз сказано "срочно", значит, время не ждет. Когда Джаспер задал вопрос, понимаю ли я о чем речь, я уже мчался по шоссе к аэродрому. Я ответил, скрывая правду:
        - Нет, Джаспер, я не понимаю, но выполняю. Я уже еду к аэродрому. Скажи, а где Элис?
        - Её нет, но она оставила инструкции, и я их выполняю. Я прочитал тебе записку Элис. Я тебя жду. До встречи!
        В голове завертелись мысли:
        "Элис предвидела трагедию, но почему не предупредила?! Да и вообще, что тут произошло? Эдвард почти мертв, если можно так выразиться. Почему не было битвы? Эдвард не мог, просто так, дать оторвать себе конечности. Вопрос: где Белла? Да-а-а, ситуация!"
        Потом я постарался успокоиться. Во-первых, в памяти всплыли чьи-то слова, вампир не уничтожен, пока не сожжен. Значит, надежда есть. Я все выполнил так, как написала Элис, значит, есть надежда на спасение. Мне понятно было, что за груз упоминает она в записке, но для других все было запутано. Значит, у них что-то случилось, но об этом ещё никто не знает, кроме ясновидящей вампирши.
        Прилетев в Форкс на местный аэродромчик, я со своим грузом пересел на "Ниссан". Приехав к дому Калленов, я оставил машину в лесу. Пришел в дом пешком. Ренесми, увидев меня, завизжала от радости. Она прыгнула и повисла на моей шее, уцепившись ногами за мою талию, как обезьянка. Скороговоркой протараторила:
        - Джейкоб, наконец-то, ты пришел. Родители мне не звонят, я не могу до них дозвониться. Только мама шлет сообщения на мобильный телефон, что у них все хорошо. Поедем в Фэрбенкс. Уже пора учиться. Каникулы давно закончились. Джейкоб, поедем?
        Ну, не говорить же мне Несси, что никто нас не ждет в коттедже. Поэтому я с ней спорить не стал:
        - Конечно, поедем. Ты ведь можешь и здесь получить задания по интернету. Поедем чуть позже. Я свои дела улажу и поедем.
        Ренесми приуныла и соскочила на пол. Она села на диван и спросила:
        - Джейкоб, ты научился оборачиваться ещё кем-нибудь?
        Я кивнул и подтвердил:
        - Да, я теперь могу быть гризли. Хочешь посмотреть?
        Малышка отрицательно покачала головой:
        - Нет. Я знаю, какой ты. Большой, почти черный с длинным мехом, мишка. Ты здесь все переломаешь. А орланом?
        Я сел рядом, на диван. Отвечать правду нельзя, значит, нужно сказать полуправду:
        - Пока еще нет. Я ищу орлана, который, согласился бы отдать свой дух мне. А это долго.
        - Понятно.
        Ренесми немного задумалась и сказала обеспокоенным тоном:
        - Джейкоб, а все мамины сны сбывались?
        Я напрягся. Я знал о снах Беллы, но с её слов. Поэтому подтвердил:
        - Да, сбывались. Только оканчивались они не так, как видела твоя мама. Например, когда она выходила замуж за твоего папу, её мучил сон о свадьбе. Она там видела себя и папу стоящими на горе из тел. А среди тел, были Чарли, Рене, мамины подруги и друзья по школе. И у твоих родителей были окровавленные рты и красные глаза. Сон частично сбылся. Она стала вампиром, но окончилось все хорошо, все живы.
        Голос у Ренесми немного изменился, чуть повеселел:
        - Значит, мой сон, может быть, тоже не сбудется?
        Я обеспокоенно спросил:
        - Несси, какой сон? Тот, где ты видишь меня медведем, а потом орланом?
        Девочка тихим голосом ответила:
        - Нет, другой сон. Я его никому не показывала. Он слишком страшный.
        Я решил либо успокоить её, развеяв страхи, либо попытаться объяснить её сон. Поэтому попросил:
        - Покажи мне этот сон. Я посмотрю, и мы вместе решим, что делать дальше.
        Ренесми вздохнула и поджала губки, как будто, сейчас, ей нужно было сделать что-то трудное и нежелаемое. Она попросила:
        - Ложись. Положи свою голову на мои колени. Я тебе покажу сон, и, на всякий случай, подержу тебя. Смотри.
        Я хотел остаться сидящим, но она так взглянула на меня, что я понял, предстоит, что-то серьезное. Я послушался Несси. Она, положив свои руки мне по бокам головы, начала показ. Я, плохо понимая, где заканчивается одна картинка, а где начинается другая, увидел следующее:
        " Белла сидит, читает книгу в гостиной дома в Фэрбенксе, на втором этаже в приоткрытую дверь видно, что Эдвард разговаривает по телефону. Пол от входной двери быстро покрывается инеем. Иней поднимается по стенам, по ножкам кресла, по ногам Беллы. Она видит этот иней слишком поздно. Он заморозил её всю. Эдвард тоже застыл. Он спускался по лестнице, когда попал под действие инея. В дом зашли двое. Один поднял Беллу вместе с креслом, а другой перед её глазами, ударом руки снес голову Эдварду. Не дав голове упасть, он поймал её. Эти двое вынесли Беллу и голову Эдварда во двор. Беллу погрузили в фургон. А голову Эдварда поместили в дупло сосны. На деревьях ещё есть зелёные листья.
        ...
        Все тот же двор, только листва вся желтая или оранжевая. Снова фургон. Вышел один. Поджег дом и подождал, пока останется лишь пепел. Уехал.
        ...
        Затем я вижу себя в лесу. Оглядываюсь и обращаюсь в гризли. Через некоторое время, уже в облике человека, прихожу обратно и несу косулю. Косуля ещё жива, но стреножена и немного ранена. Я кладу косулю на землю. Ухожу и приношу ещё что-то или кого-то. Достаю нож и режу себе ладонь, склоняюсь над ношей. Снова режу ладонь, и снова склоняюсь. Потом встаю и подтаскиваю косулю к ноше. Отхожу. Из-за косули не видно, что или кто там. Но, что там происходит, видно. От косули отлетают окровавленные куски. Нечто разрывает тело животного зубами.
        Останки косули отброшены. С земли встает Эдвард, вид у него очень страшный. Огромные синяки под глазами, глаза чернее ночи, волосы всколочены и, несмотря на солнце, Эдвард не сияет. Потом он бросается на меня. Я уворачиваюсь, но не нападаю. Улучив момент, я оборачиваюсь медведем и, рыча, вдавливаю Эдварда в землю. Только после этого, он перестает нападать. Садится и отряхивается. Его глаза все еще страшны".
        У меня не хватает слов. Я в шоке от того, что все это увидела моя девочка. Ренесми, глядя мне в лицо, говорит:
        - Вот, видишь какой страшный сон. Ты даже побледнел. А ты не верил. Что нам делать, если это правда? Срочно лети в Фэрбенкс, сейчас именно такая пора, как во сне. А вдруг папа там, в доме, и его сожгут. Вдруг, ты не успеешь его спасти?
        Несси заплакала. Я поднялся и сидел в нерешительности. Сказать девочке, что отец уже здесь в Форксе или ничего не говорить. Если сказать, то возникнут вопросы о маме. Если не говорить, то, как объяснить, что я никуда не полечу? И я решился:
        - Ренесми, я уже привёз папу сюда. Но, ты сама видела свой сон, в каком он там состоянии. Тебе пока нельзя с ним встречаться. Он это понимает и тоже не приходит. Кое-что в твоем сне, правда, кое-что нет. Голова у него на месте, но он болен. Успокойся, не плачь.
        Ренесми выслушала меня и более спокойно, произнесла:
        - Спасибо, что привез папу. Я не пойду к нему, но ты передай ему, что я его жду и люблю. А маму мы отыщем.
        С этими словами Ренесми убежала наверх. В гостиной стоял Джаспер и смотрел на меня. Он чуть слышно спросил:
        - Джейкоб, ты зачем обманул Ренесми? Что ты скрываешь? Я вместе с тобой смотрел её сон. Она не контролировала свою силу, показывая тебе его.
        Я не стал ничего объяснять Джасперу, просто сказал:
        - Пойдем со мной, поможешь.
        Мы подошли к машине. Я достал свой страшный груз и показал Джасперу. Он изменился в лице.
        - Так почти все, что показала Несси, может оказаться правдой!?
        Я серьёзно посмотрел на него и, положив руку ему на плечо, сказал:
        - Да. Может. Отойди, я обращусь. Не хочу случайно задеть тебя.
        Джаспер послушался, отошел. Он, увидев меня в облике медведя, округлил глаза. Это тоже оказалось правдой. Я ушел искать косулю, но вскоре почуял запах лося. Подумал:
        "Он больше косули. Может быть, голодный Эдвард напьется, и не будет нападать на меня?"
        Я оглушил лося. Обернулся человеком, стреножил его. Снова обернулся медведем. Я хоть и сильный, но медведь сильнее и выше ростом. Так, что дотащу лося в облике медведя. Притащив лося к телу, я снова стал человеком. Обратился к Джасперу за подсказкой:
        - Теперь нам надо разгадать загадку, что я делаю, когда разрезаю себе руку?
        Джаспер задумался, и его озарила идея:
        - Скорее всего, смазываешь края ран у Эдварда. Ты обладаешь повышенной регенерацией тканей, возможно, твоя кровь поможет Эдварду быстрее восстановиться.
        Я так и сделал. Правда, пришлось раз десять резать ладонь, пока все не смазал. Джаспер при виде моей крови вел себя совершенно спокойно. Раны Эдварда срослись. Он открыл глаза. Глаза были мутными и тёмными. Разум в них пока отсутствовал. Он кинулся на меня, но Джаспер успел его притормозить. Я подтащил лося к Эдварду. Он схватил животное, впился в него своими клыками. Он разрывал его, выпивая всю кровь. По мере насыщения, его движения становились менее импульсивными.
        Я вздохнул, как ни странно, но мне тяжело видеть его в таком состоянии. Когда он отбросил тушу, в глазах уже был разум. Восстановление началось. Эдвард перестал скалиться и рычать. Он сидел на земле, еще не в силах встать, но, все равно, Джаспер напрягся, он снова ждал нападения. Я тоже. Я отошел, готовясь обернуться медведем. Эдвард сосредоточился и спросил хриплым голосом, произнося слова так, как-будто говорить, было больно:
        - Как я здесь оказался? Где Белла? Что с нами было?
        Джаспер решил ответить, чтобы отвлечь внимание на себя:
        - Эдвард, Джейкоб тебя спас. Твоё тело было заперто в сейф и без конечностей. Ты из-за голода уже ничего не соображал, почти впал в анабиоз. А вот, где Белла мы не знаем. Ты в состоянии идти охотиться или тебе принести?
        Эдвард нахмурился. Он сидел с видом больного человека, долго пролежавшего в постели. Долго ничего не отвечал, прислушиваясь. Потом попросил:
        - Принесите, сил нет.
        Немного помолчал, а потом обеспокоенным тоном прохрипел:
        - Скажите правду. Если с Беллой случилось что-то плохое, то сожгите меня сейчас, пока я не могу сопротивляться. Мне без любимой нет жизни.
        Джаспер ушел за добычей, оставив меня объясняться с Эдвардом.
        Я повторил слова Ренесми:
        - Эдвард, мы не знаем, что с Беллой. Не думаю, что её похитили, чтобы уничтожить. Она жива. Помни, что у тебя есть дочь. Ренесми тебя любит. А Беллу вы найдете, или Элис её найдет.
        Эдвард снова сосредоточился, он что-то пытался вспомнить, но это у него не получалось. Пришел Джаспер, он принес косулю. Эдвард снова выпил её всю, но, уже не разрывая на кусочки. Когда трапеза закончилась, он смог встать. Но снова сел, его пошатывало. Его состояние все же улучшилось. Глаза еще не были светлыми, но уже и не черными. Кожа вернула свой блеск, и круги под глазами стали меньше. Тело уже не напоминало ссохшуюся мумию.
        - Я вспомнил. Мы были в Фэрбенксе. Белла читала книгу, я разговаривал по телефону с Карлайлом. Подъехала машина. Я подумал, что привезли пианино для Ренесми, мы его ждали. Стал спускаться по лестнице и услышал мысли вампиров, находящихся за дверью. Их было двое. Они намеревались напасть на нас, применив свои возможности. Я крикнул Белле, чтобы она задействовала щит. И кинулся к ней, но во время спуска меня сковал жуткий холод. Я все видел и слышал, но не мог пошевелиться. В дом вошли двое, один взял Беллу вместе с креслом, а второй напал на меня, потом темнота и жуткий голод. Дальше уже не помню. Что было дальше?
        Я стал рассказывать. Когда дошло до сна Ренесми, Эдвард срывающимся голосом произнес:
        - Бедная моя девочка. Она мучилась от страха за нас. Переживала, что вдруг её сны правда. И дома никого не было, кто бы ей мог помочь. Джаспер, а где Элис?
        Джаспер виновато произнес:
        - Я не знаю. Она мне просто приказала, чтобы я остался в Форксе, прочитал её записку Джейкобу, когда он позвонит в начале сентября из Фэрбенкса. Потом ждал её дома.
        Потом мы с Джаспером обсудили, как быть дальше. Эдварда вести в дом, пока рано. Кэтрин и Ренесми могли пострадать. Ведь никто не знает, насколько разум вернулся к Каллену. Джаспер вспомнил о домике, который он построил когда-то для себя в лесу. Он предложил:
        - Эдвард, поживи в моём убежище, пока не придешь в себя. Пока встречаться с дочкой тебе опасно.
        Эдвард покорно кивнул головой. Мы помогли Эдварду встать. А меня заинтересовало, что за убежище у Джаспера. Я спросил:
        - А тебе, зачем был нужен этот домик?
        Показывая путь в домик, Джаспер спокойно рассказал:
        - Ты в курсе того, что мы с Элис пришли в семью Калленов не так давно? Отвыкнуть от человеческой крови, когда ты уже её попробовал и привык, достаточно сложно. К тому же я постоянно находился в контакте со школьниками. Я в домике прятался, когда не в силах был справиться с жаждой. Уединение мне помогало восстановить самоконтроль.
        Домик стоял в лесу возле скал. Окружающий лес настолько маскировал его, что, даже подойдя близко, я не увидел строение, а только определил его по запаху Джаспера. Зайдя внутрь, мы определили Эдварда на лежанку. Он, все равно, выглядел плохо. Прошло около недели. Мы помогали Эдварду охотиться. Наблюдали за его состоянием. Я беспокоился, все ли у него восстановилось. В один из вечеров мы сидели у хижины на поваленном дереве. Джаспер, обеспокоенно меня спросил:
        - Джейкоб, какое сегодня число?
        Я, не понимая в чем дело, ответил:
        - Одиннадцатое сентября. Вчера был день рождения Ренесми.
        Джаспер забеспокоился и встал, произнеся расстроенным голосом:
        - Я же должен был ждать звонка от Элис десятого сентября в шесть вечера. Элис...
        Джаспер присел на бревно и обхватил голову руками. Он сильно скучал без своей коротышки. Тут из леса неожиданно выпрыгнула Ренесми, и веселым голосом она протараторила:
        - Хорошо, что я вас быстро нашла. Тётя Элис вчера звонила, я взяла трубку. Она сказала, что они вместе с мамой прилетят из Италии завтра ночным рейсом. Вам нужно приготовить несколько пакетов донорской крови. А самое главное, ничего не говорить квилетам и убрать меня и Кэтрин из дома.
        Мы, мужчины, переглянулись. Я подскочил к Ренесми и, подхватив её на руки, спросил:
        - Ты как тут очутилась?
        Она спокойно обвела нас всех взглядом и, недоуменно, произнесла:
        - Тётя Элис сказала, где вас троих искать.
        Я оглядел нашу компанию. Джаспер рвется домой. Эдвард повеселел, увидев дочь и услышав о Белле. Я же, наоборот, помрачнел, потому, что услышал о донорской крови, и о том, что нужно убрать Ренесми и Кэтрин из дома.
        Джаспер, поняв меня, тоже забеспокоился:
        - А зачем донорская кровь? И почему от Беллы нужно убрать Ренесми и Кэтрин? Неужели Белла пила кровь людей! Этого не может быть! С её самоконтролем, она не могла сорваться, только,... если ей не помогли...
        Эдвард не спешил подходить к Ренесми. Он любовался дочкой на расстоянии. Потом спокойно встал и произнёс:
        - Несси, дорогая, привет! Я немного еще плохо себя чувствую, поэтому прости, брать тебя на руки не буду. Посиди у Джейкоба. Ты не обидишься?
        Ренесми покачала головой: "Нет". Эдвард продолжил, обращаясь уже к Джасперу:
        - Кто и зачем похитил Беллу, мы узнаем завтра. Если не от Беллы, то от Элис. Похоже, моя сестренка ездила спасать Беллу.
        Эдварда тянуло к дочери. Он прислушался к себе и вдохнул аромат дочери. Я насторожился и приготовился защищать Несси. Эдвард медленно подошёл к нам и немного постоял рядом. Потом вопросительно посмотрел на меня и постарался меня успокоить словами:
        - Джейкоб, со мной все в порядке. Я не нападу на дочь.
        Я расслабился и опустил Ренесми на ноги. Потом мы побежали в дом со стеклянной стеной. Когда мы пришли, Эдвард поднялся к себе, чтобы привести себя в порядок. Он спустился к нам и, оказалось, что он успел позвонить в аэропорт и узнать, когда прилетает рейс из Италии. Я увидел, что Каллен переоделся в одежду черного цвета. Потом, молча, вышел и, судя по звуку мотора, уехал на "Тайоте". Я решил остаться на ночь в гостиной Калленов. Ренесми ушла спать. Она перестала волноваться за родителей, отец рядом, почти здоров, маму привезут завтра.
        Эдвард приехал в полночь. Он привез пакеты с донорской кровью, пару штук поместил в холодильник в машине. Я, наблюдая за ним, спросил шутливо:
        - Эд, откуда пакеты с кровью? Ты банк крови ограбил?
        Эдвард, сквозь зубы, ответил:
        - Почти. Ограбил больницу в соседнем штате. Карлайла нет, с кровью помочь некому. Пришлось так. Джейкоб помоги, пригони дичь к дому. Я не хочу охотиться сейчас, вдруг встречу людей, в городе чуть не сорвался из-за жажды. Я еще полностью не восстановился, запах крови меня сводит с ума.
        Я встал и вышел из дома. Чего не сделаешь для друзей, даже охотничьей собачкой станешь. Обернулся медведем и потопал в лес. Нашел здоровую пуму, оглушил и за хвост притащил её к дому Калленов. Эд ждал меня на крыльце. Он поел. Кровь пумы помогла ему лучше, чем кровь копытных. Он посмотрел на меня своими посветлевшими глазами и поблагодарил:
        - Спасибо, Джейк. За все. За спасение, за кормление, за Беллу. Но в облике волка ты симпатичнее.
        И он тихо рассмеялся. Я, в который раз, снова стал человеком. Эд, только сейчас заметил, что на мне одежда перестала разрываться при обращении. Он жестом показал на штаны, потом, подняв вверх, большой палец, губами изобразил букву "О".
        Мы зашли в дом, я лег поспать. Я валился с ног от усталости. Эдвард остался рядом, он не стал подниматься к Ренесми.
        Утром мы втроём поехали в Сиэтл. Джаспер вел машину. По дороге обсудили совет Элис оставить Эдварда в машине. Эд с Элис был согласен:
        - Я еще не в силах противостоять соблазну голода. А сорваться боюсь. Лучше я посижу в машине.
        Мы с Джаспером пошли к терминалу. Вскоре объявили о приземлении рейса из Италии, и мы стали выглядывать наших пассажирок среди прилетевших людей.
        Я увидел их. Вся моя радость испарилась. Я не думал, что у кровопийц есть душа, но Белла выглядела так, как-будто она её потеряла. Плечи опущены, движения медленные, лицо смотрит вниз, ничего не волнует, ничего не интересует. Её вид напомнил мне её состояние, когда Эдвард покинул её. На ней были темные очки, они закрывали глаза. Но я уверен, что глаза у Беллы выражали тоску и грусть.
        Она не шла, её вели. Элис, обняв Беллу за плечи, чуть ли не толкала её вперед. Если бы Элис убрала руки, то Белла осталась бы стоять там, где её оставила коротышка.
        Когда Белла почувствовала мой пристальный взгляд, она подняла глаза. В её движениях появилась жизнь, но ненадолго. Она рванулась ко мне, Элис её удержала. Белла послушалась. В нескольких шагах от меня, она опять замерла и потухла. Как будто, что-то поняла и ушла в себя. Мне стало страшно за неё. Что же с ней произошло? Что лишило её стержня?
        Проходя через здание аэровокзала, я опасался, что Белла сорвется. Вокруг было много людей, а она часто подносила руку к горлу. Но ничего не произошло. Джаспер был рад Элис. Но, несмотря на свою радость, он воздействовал на окружающих, чтобы они близко не подходили к нашей компании.
        Возле машины Белла вдруг остановилась и втянула носом воздух. Она подняла очки, и тут я увидел красные радужки её глаз. Она, молча, посмотрела на Элис и рванулась к машине. Джаспер и Элис еле удержали её. Джаспер попросил:
        - Белла, держи себя в руках. В машине, в холодильнике есть кровь. Потерпи!
        Белла нахмурилась, хриплым голосом она прошипела:
        - Причем здесь кровь, пахнет Эдвардом! Пустите меня, мне нужно в машину. Этого не может быть!
        Они её отпустили. Она молниеносно открыла дверь машины и, на секунду замерев, прыгнула в объятья Эдварда. Она, не переставая, шептала:
        - Ты живой. Ты живой. Я поверила, что ты мёртв. Я повинна во многих бедах. Теперь я должна умереть. Обещай, что будешь жить! Ты живой...
        Я не понимал смысла её слов. Я сел за руль, Элис рядом. Джаспер выбрал место рядом с Беллой, чтобы её контролировать.
        ГЛАВА 11.
        ДВА МЕСЯЦА НАЗАД. БЕЛЛА.
        
        Любовь и смерть, добро и зло.
        Что свято, что грешно -
        Познать нам суждено!
        Любовь и кровь, добро и зло.
        Но выбрать, нам дано одно!
        
        Август. Мы покинули гостеприимный дом Калленов. Розали и Эммет заняты были Кэтрин и Ренесми. Джаспер, правда, приуныл, но держал себя в руках. Элис, обнимая любимого, попрощалась с нами:
        - Белла, пожалуйста, не забывай о занятиях со щитом! Даже в объятиях мужа!
        Прилетев в Фэрбенкс, мы заглянули на прежние места работы. Конечно, они были заняты. На Аляске был наплыв туристов. Кто нас будет ждать! Это нас не расстроило, мы с Эдвардом решили устроить себе второй медовый месяц. Причины для этого были: мы одни в пустующем доме, дел не было.
        Приехав в наш коттедж, мы переоделись для путешествия по лесу. Поохотились, нагулялись вдоволь по заповеднику. Полюбовались водопадами, горными пейзажами. Искупались в горных озёрах, ныряли до дна. Бродили по берегу океана, плавали вместе с китами и морскими львами. Наблюдали за тюленями и котиками, подглядывали за подводной жизнью в океане. В человеческой жизни, мне совершенно не нравились пешие походы и дарвинг. А, сейчас, было здорово! В одном из подводных погружений Эдвард стал недвусмысленно заигрывать со мной. Я, отозвавшись на его ласки, решила вкусить новых ощущений, которые мне могла дать любовь под водой. Из воды мы вышли счастливые и довольные. Я подумала: "Такое стало возможно только в жизни вампира. Ведь человеческое тело не способно существовать в таком холоде, при такой температуре и на такой глубине, да ещё и без воздуха. Но ощущения были незабываемые: прозрачная вода, пронизанная лучами солнца, ласка волн и рук, мягкость песка и возможность вести себя так, как хочется. Нет страха сломать мебель или разрушить дом". Эти две недели, прожитые на природе, останутся в памяти, как
счастливое время любви.
        Возвращаясь домой, Эдвард проявил интерес к моим успехам по защите кого-нибудь, кроме себя. Он попросил надеть кокон на него. Я исполнила его просьбу. Он стал ударять по стенке изо всех сил. Мне стало тяжело держать его удары, и я сжала кокон. Пространства для движений не осталось. На Эдварда надета смирительная рубашка. Держать вырывающегося Эдварда стало проще. Я развеселилась, наблюдая за мужем. Вскоре он сдался. Успокоился и попросил выпустить его. Сев на траву, он с интересом посмотрел на меня:
        - Помнишь, ты очень хотела научиться драться? Так вот, ты научилась другому, не менее действенному способу, обезвреживать противника. Ты заключаешь в кокон наиболее опасного противника и оставляешь всех нападающих без его поддержки.
        Посидев немного и ещё подумав, Эдвард предложил:
        - Белла, слушай, а попробуй свернуть кокон и раздавить стенками то, что внутри.
        Не понимая смысла данной просьбы, я свернула кокон вокруг одиноко стоящего дерева. И легко растерла дерево в кашицу из листьев и древесины. Потом, ради интереса, опробовала растирание на каменной глыбе. Порошок из камня я получила, прилагая уже усилие. Эдвард наблюдал за мной. Он задумчиво произнёс:
        - Белла, а ты пробовала свернуть не один кокон, а два или три?
        Я жестом ответила отрицательно и попробовала свернуть коконы вокруг двух кустов. Я чувствовала, что энергия бежит не равномерно к коконам. Я сосредоточилась и направила равные потоки энергии к ним. Затем, я стала сворачивать коконы туже, но попеременно. Вместе не получалось. Оба куста стерлись в щепки.
        Я почувствовала себя победительницей. Эдвард, видя моё ликование и усталость, предложил поохотиться и продолжить путь домой. Я согласилась. Вернувшись к благам цивилизации, мы привели себя в порядок и наметили поездку в город. Нужно было выбрать пианино для Ренесми. Мы хотели сделать ей сюрприз.
        На следующее утро так и сделали. Эдвард выбирал инструмент сам. Договорившись о доставке, мы уехали к себе в коттедж. Время даром мы не теряли, узнали расписание занятий на этот учебный год. Позвонили домой и узнали, что Элис пропала, Джейкоб ещё не возвращался. Нам отвечал Джаспер, он закрылся в своей комнате и не выходит, но знает, что Ренесми скучает по Джейкобу. У Розали и её семьи все хорошо.
        В день доставки пианино, мы остались дома. Я решила почитать у камина, Эдвард улаживал по телефону финансовые дела. Я, услышав, звук подъехавшей машины не стала отвлекаться от книги. Тем более, Эдвард направился вниз по лестнице. Было как-то неестественно холодно. Вдруг Эдвард крикнул:
        - Белла, щит!
        Я хотела надеть кокон на себя и на мужа, но почувствовала, что у меня это не выходит. Хотела встать и не смогла пошевелиться! Я увидела, что огонь в камине погас, и пол в гостиной покрылся инеем. Звуки, доходившие до меня, мне подсказали, что в дом вошли двое. Кто-то подошёл и перенёс кресло. Я увидела Эдварда, тоже застывшего, и покрытого инеем. Один, из вторгнувшихся, подошел к Эдварду и ударом руки снес ему голову. Тут же другой рукой он поймал голову, как мяч. Мне захотелось кричать от ужаса, но я ничего не могла сделать. Если бы у меня было живое сердце, оно бы разорвалось от горя. Вскоре мои глаза заволокло инеем, я ничего не видела. Но ещё могла мыслить и слышать, хотя это давалось всё труднее и труднее. Меня погрузили вместе с креслом в фургон. Куда-то повезли. Услышала разговор:
        - Господин Феликс приказал пока не сжигать дом. Ты останешься здесь и будешь ждать приказа.
        - А какая разница: сейчас сжигать или потом?
        - Вампир жив, пока его не сожгут. Части тела со временем соединятся, но за разум такого вампира не ручаюсь.
        Потом стало еще хуже. Я уже ничего не слышала, даже мысли не могли прийти в голову. Я превратилась в камень.
        ГЛАВА 12.
        В ПЛЕНУ.
        
        ... Звуки доходят вновь до меня, но только, как через вату.
        - Сколько она будет в таком состоянии?
        - Сегодня, к вечеру, отойдет. Проверено на новообращенных. А если ей дать поесть, то уже к утру, вообще, будет, как новенькая!
        - Ты, что серьёзно? Она же, как статуя.
        - Минут через тридцать все мышцы будут в норме. А вот способность контролировать свои движения придет только после насыщения. Повторяю, проверено на новообращенных. Они впивались в шею жертвы, как только та оказывалась рядом. Срабатывает инстинкт. Тело действует.
        - Как тебе удалось воздействовать на неё?
        - Как всегда. Она, что особенная? Я направил свою силу, а Келлер воздействовал на мою силу. Его энергия позволяет усиливать действия.
        - Понятно. Рената, накорми её. Нашему господину Аро её щит уже завтра утром понадобится. Будете вместе работать.
        - Я, что ей крыс должна принести?
        - Каких крыс? Рената, тащи того парня, что оставлен, как закуска. Да, порань ему шею. Так инстинкт сработает лучше. Очнется, в себя придет, начнет понимать слова, сообщи ей о послушании, иначе тело её желтоглазого сожгут.
        Разговор закончился. Я очень медленно соображала. Наконец, до меня дошло, что я у Вольтури. Когда мои бедные промороженные мозги донесли до меня неприятную новость, что кормить парнем собираются меня, мой нос уже уловил запах крови. Горло разгорелось огнем, и этот огонь стал постепенно затухать, гасимый кровью, льющейся в меня. Ко мне вернулась контролируемая подвижность, я смогла шевелиться по своему желанию. Я осмотрелась. Меня, вместе с моим креслом, поставили в какой-то комнате, без окон и с одной дверью. Комната своей аскетичностью напоминала келью монаха. Я встала и чуть не упала, запнувшись. Посмотрев вниз, я опять села. На полу лежал труп парня с растерзанным горлом. Посмотрев на свои руки, на одежду, я поняла, что этот ужас сотворила я. Мне стало плохо. Я совершила убийство человека, на меня накатила волна паники.
        Тут дверь камеры открылась и вошла Рената. Я её узнала. Она протянула мне серый плащ и чистую одежду. Тихо сказав, при этом:
        - Переоденься. Твою одежду постирают. Твой щит нужен господам Вольтури. Будешь слушаться, твой Эдвард не будет сожжен. Ослушаешься хоть один раз - дом с телом сожгут. Да, и отдай телефон.
        Я повиновалась, переоделась, отдала телефон и послушно встала, ожидая дальнейших приказаний. Ради спасения Эдварда сделаю всё или почти всё. Я нерешительно спросила Ренату:
        - Рената, а можно узнать, как долго я буду нужна господам Вольтури?
        Она зашипела на меня, и я замолчала. Она отвела меня в уже знакомый мне зал башни. Мы прошли через вестибюль со стойкой администратора и тихой умиротворяющей мелодией. За стойкой стояла уже другая девушка. Где Джина, можно только догадываться. Я вспомнила своё первое посещение этого средневекового замка. Ничего, кроме администратора и меня, не изменилось. В зале на возвышении сидела триада. Свита, кто в плащах, кто в цивильной одежде стояли за возвышением. Аро встал и подошёл ко мне с распростертыми руками:
        - О-о-о! Милая Беллз, тебе идет серое одеяние в сочетании с красными радужками. Нам потребовались твои услуги. Присоединяйся к свите. Добро пожаловать!
        Я, опустив глаза, прошла к толпе, сгрудившейся за возвышением. Все внутри замирало из-за неизвестности о судьбе Эдварда, а угроза Феликса всё ещё звучала в ушах. Рената приблизилась ко мне и тихо прошептала:
        - Нам с тобой необходимо стоять рядом с триадой. Щит открывай сразу, как только встала. Потом, по знаку господ, будешь снимать или защищать кого-то одного. Поняла?
        Я не хотела говорить, поэтому просто кивнула головой. Судя по простым инструкциям, они не в курсе того, чему я уже научилась. Значит, и не буду показывать. Раскрою щит для защиты от мысленных атак. Я, без всяких усилий, распростерла свой щит над триадой.
        Сразу почувствовала жизненную энергию Аро, Маркуса и Кайуса. Более эмоциональным был Аро, его энергия нестабильна. Кайус обладал самой спокойной энергией. Но энергия триады значительно отличалась от энергии Калленов. Если моя семья светилась ярко, свет был тёплый и приятный, то свита и триада Вольтури имела холодное свечение, их свет резал чувства и был неприятен. Я увеличила щит и накрыла всю свиту. Во мне проснулось отчаянное любопытство. Я стала изучать каждый источник света по-отдельности. Мне нужно было отвлечься от своих мыслей, иначе я чувствовала, что могу сойти с ума.
        После изучения некоторых из свиты, я обратила внимание на то, зачем мы все здесь. В зал ввели несколько вампиров и полувампиров, судя по одежде, из тропиков. Но, когда ввели Ноуэля с его тётей Хайлин, я поняла, что это семья Джохэма. Я переключила своё внимание на происходящее в зале.
        Джохэм и его дочери спокойно стояли посреди зала башни. Девушки были стройные, загорелые и отличались южной красотой от девушек в свите. Глава семьи стоял и о чём-то размышлял, было видно, что он не доволен происходящим, но на его поведение это не влияло. Он был уверен в своей правоте, поэтому прямо смотрел на господ Вольтури. Аро произнёс обвинение:
        - Джохэм и твоя семья, вы обвиняетесь в том, что не соблюдали тайну существования нашего народа. Из-за действий Джохэма среди населения нашлись те, кто узнал о нас. Мои слуги уничтожили их. Теперь кара настигнет виновных. Подойди. Я считаю все твои аргументы с одного прикосновения. Ты не сможешь мне солгать, я узнаю все твои мысли, мотивы и действия.
        Джохэм пошёл к Аро. Рената чуть толкнула меня, и мне пришлось снять с него щит. Аро протянул руку к Джохэму и, прочитав все, что ему было нужно, молча, махнул рукой. Джохэм вернулся на место. Наши щиты снова накрыли всех из триады. Аро взял за руку Маркуса и несколько секунд общался с ним. В это время Алекс и Челси, выйдя из боковых дверей, начали свою работу. Вскоре семья Джохэма была дезориентирована и разобщена. Аро подал знак снять щиты. Мы послушались. Слуги увели почти всех членов семьи Джохэма. В зале остались Ноуэль и Хайлин. Аро подозвал их к себе жестом. Те, испуганно озираясь, медленно подошли, Ноуэль встал вперед, защищая собой тётю. Все-таки, Елеазар оказался прав, предполагая, что истинные чувства не подвластны силе Челси. Привязанность Ноуэля к Хайлин была сильной. Робко взирая на триаду, юноша произнёс:
        - Сестры слушались отца, они не в силах были противостоять его приказам, но на них нет вины за то, что творил отец. Не карайте их. Пожалуйста.
        Аро спокойно произнес:
        - Мальчик мой! Мы не караем просто так, у нас все по закону. Твоему отцу нельзя было нарушать главный закон: о сохранности нашей тайны. За это он понесет наказание. За сестер не беспокойся. Мы позаботимся о них. Ты же со своей тётей ни в чём не обвиняешься и, поэтому, мы тебя отпускаем с миром. Идите.
        С этими словами Аро закрыл глаза, как будто он утомился. Когда двери закрылись за тетей с племянником, Деметрий пошёл встречать Хайди. Свита и триада приготовились к более приятному времяпровождению, чем правосудие. Я же, помня ещё человеческой памятью, крики людей из зала, ужаснулась тому, что сейчас будет происходить. Я бросилась к выходу, но Феликс преградил мне дорогу с ухмылочкой:
        - Куда, милочка? Забыла о предупреждении? Ослушаешься - дом сожгут вместе с телом.
        Я остановилась в ужасе и заметила, что Феликс раздевал меня своим пронзительным взглядом. Я поёжилась. Мысли завертелись волчком. Что делать? Я попятилась и почувствовала спиной стену. Феликс отвлёкся, из коридора доносился голос Хайди. Оглядевшись, я поняла, что меня никто не побеспокоит, все собрались в центре, я же стояла с краю. Я окружила себя коконом, чтобы запахи меньше доходили до моего обоняния. Когда в зал ввели туристов, я закрыла глаза. Хватит того, что я услышу. Вопли ужаса и боли не заставили себя ждать. Сладко-солёный аромат крови с примесью ржавчины накрыл меня с головой, несмотря на кокон. Тело, уже узнавшее вкус человеческой крови, требовало утолить жажду. Я ещё держалась и не поддавалась желанию погасить нестерпимый огонь в горле. Запах, который страшил меня в человеческой жизни, теперь казался самым приятным и желанным ароматом. Меня, как ни странно, останавливало уже совершенное мной зло. Я не хотела убивать. Я заставляла своё тело стоять на месте. Парадокс.
        Услышав приближающиеся шаги, я открыла глаза. Ко мне шёл Аро, аккуратно вытирая уголки губ белоснежным платочком. Я поспешно убрала свой кокон. Ему не надо знать о моих возможностях. Запахи усилились. Невольно я зарычала, на что Аро остановился и недоуменно посмотрел на меня. Я с усилием успокоила себя и произнесла:
        - Аро, извините. Мой гнев был направлен не на вас. Мне не привычен и не приятен этот процесс насыщения.
        Аро пристально посмотрел на меня и, качнув головой согласно своим мыслям, ответил:
        - Белла, я и не подумал, что ты рычишь на меня. Я стараюсь понять тебя, ведь мы друзья. Эту ситуацию я предвидел, поэтому сделал заранее кое-какие распоряжения. Иди в свою комнату и там обязательно поешь. Я проверю. Завтра твои возможности нам потребуются. Будем вершить правосудие над более агрессивной группой. Вся свита будет нуждаться в защите. Рената не в силах защитить всех. Нам нужно, чтобы ты была сильна. Не голодай.
        Я вышла из зала. По запаху, оставленному в коридорах замка, я нашла свою келью. Когда я вошла, то увидела девушку на полу. Она лежала без сознания. На руках было много царапин, и они кровоточили. Жажда опять обожгла внутренности. Я прошла и села в свое кресло. С одной стороны, я не хочу убивать, а с другой стороны, я не должна ослушаться. Ослушание грозит полным уничтожением моего любимого. Я вспомнила свой разговор с Карлайлом и, поняв, как поступить, оказалась возле девушки. Сосредоточившись на самоконтроле, я аккуратно вонзила клыки в вену на запястье. Как только я услышала, что сердце девушки замедляет ритм, сразу прекратила пить. Закрыв ранку языком, я отошла и стала наблюдать за девушкой. Она так и лежала без сознания, но сердце работало ровно. Никаких конвульсий, судорог не наблюдалось, значит, у меня получилось не отравить её ядом при кусании. Задумавшись, я не заметила, что слуги уже вынесли девушку. К вечеру в мою келью пожаловал Аро. Он укоризненно посмотрел на меня и сказал:
        - Беллз, я же попросил тебя не голодать. Девушка до сих пор жива. Почему ты не поела? Извини, предоставить тебе животных не могу.
        Я встала перед Аро и, глядя ему в глаза, спокойно ответила:
        - Я это понимаю. Я поела, но девушку убивать не собиралась. Я пила кровь из вены на руке. Там должны были остаться следы.
        Аро сделал едва заметный жест рукой, и один из слуг исчез. Спустя пару секунд, он появился и кивнул. Аро с удивлением посмотрел на меня. Потом, чуть повернув голову к слугам, приказал:
        - Попросите прийти Кэролайн сюда.
        Я не знала, кто такая Кэролайн. Я просто стояла и спокойно ждала. Девушка пришла, оказалось, что Кэролайн - это новый администратор. Она чем-то напоминала Джину. Строгий стиль одежды, невозмутимое лицо и готовность служить. Она вопросительно взглянула на господина. Аро взял её за руку и подвел ко мне.
        - Кэролайн, мне нужно кое-что проверить. И для этого нам нужна ты - человек, преданный нам. Сделай то, что попросит тебя Белла.
        И Аро сделал приглашающий жест рукой для меня. Я поняла, он хочет проверить, действительно ли я могу, поесть не убив. Я подошла к Кэролайн и взяла её руку, при этом попросив:
        - Кэролайн, я не хочу тебя травмировать, поэтому не дёргайся, потерпи.
        С этими словами, я поднесла её руку ко рту и вонзила клыки в запястье. Голубые глаза Кэролайн расширились, но она послушалась и стояла спокойно. Так же, как и в первый раз, я прислушивалась к ритму сердца и, закрыв ранку языком, я остановилась. Аро был свидетелем.
        - Брависсимо! Ты, поистине, шкатулка со многими секретами! Белла, ты оставляешь уже второго человека в живых. Какой самоконтроль!
        Аро сделал вид, что потрясён, но я видела угрозу в его глазах, и мне стало страшно. Вольтури картинно склонил голову передо мной и произнёс:
        - Я отнесусь к тебе справедливо, ты послушалась, поела, но не убила. Это твое право. Отныне, утром к тебе будут приводить человека. Я хочу, чтобы ты не голодала. Тебе потребуются силы. Щит берет много энергии. Позаботься о себе. А, теперь, отдыхай.
        С этими словами Аро покинул мою комнату. Я подождала, пока смолкнет шум шагов, и свернулась в своем кресле. Обивка еще сохранила запах Эдварда. Я закрыла глаза и прошептала:
        - Не сдавайся, любимый. Я постараюсь всё сделать, чтобы дать тебе время. Возвращайся к жизни и не теряй меня!
        
        Плохо, что я не могу плакать. Очень хочется. Мысли, крутившиеся в голове, скакали с одного на другое:
        "Сумеет ли тело Эдварда восстановиться? Вдруг Элис увидит нашу беду, и спасёт брата. Отпустят ли меня Вольтури? Как теперь быть с квилетами, соглашение нарушено. Как после всего, я буду смотреть на Карлайла? Вдруг Вольтури от меня потребуют что-то, что я не смогу выполнить? Как спасти Эдварда? Как выйти отсюда, не увеличив вражду с Вольтури?"
        Все это мучило меня и не давало покоя. Я решила вспомнить все, что я знала о Вольтури и об их слугах. Это немного отвлекло меня от тяжёлых мыслей. О наступлении утра, я узнала, когда ко мне привели в комнату мужчину. То, как с ним обращались, его напугало, и он, попав в мою келью, забился в угол. Я сидела в кресле и придумывала способ, как мне поесть, ведь мужчина в сознании и, похоже, не понимал, что происходит. Я задумалась и сидела неподвижно. Вскоре человеческое любопытство взяло верх над осторожностью. Мужчина стал разглядывать меня с интересом. Он даже немного вышел из угла комнаты. Видя, что я смотрю на него, он стал говорить:
        - Ву е лиз эксплике ву зэт? Кэ вули ву? Ву парле фонсэ'? / Объясните, пожалуйста, кто вы? Что вы хотите? Вы говорите по-французски?/
        
        Я поняла, что мой собеседник француз. Но, к сожалению, язык Стендаля я, пока, не знала. Я не хотела пугать француза и решила, что поступлю, как невесты Дракулы. Сначала соблазняют и обольщают, потом нападают и пьют кровь. Спокойно встала и подошла и, протянув руку к его щеке, погладила. Мужчина отступил и торопливо стал что-то объяснять:
        - Малё вэз мо, же не вё па. Же сюи марье! Жэ дэ занфон. А Поль. / К сожалению, я не могу. Я женат! У меня есть дети. Я - Поль. /
        
        Из всей его речи, я поняла, что его имя Поль. Я решила позвать его по имени, обычно, человек немного успокаивается, когда называют его имя. Я произнесла:
        - Поль. Поль, не бойтесь, я с вами ничего плохого не сделаю. Закройте глаза.
        Мужчина застыл, очарованный голосом. Я вспомнила, как сама реагировала на голос Эдварда. Француз сосредоточился. Потом робко произнёс:
        -- Же не компро па. Ву зэт зэдухабль. Ву парле фонсэ? / Я не понимаю. Вы очаровательны. Вы говорите по-французски? /
        
        Я поняла, что очаровать тоже не сумею. Жажда уже начинала говорить во мне в полный голос. Я решила посмотреть, нет ли кого в коридоре за дверью. Может быть, кто-нибудь знает французский и поможет мне. Забыв, что двигаюсь слишком быстро для человека, я испугала Поля. Услышав шум упавшего тела, я оглянулась и увидела, что Поль потерял сознание. О, так даже лучше! Поев, я села обратно в кресло. Вскоре зашли слуги и вынесли француза.
        Примерно через час, я услышала шум шагов. По коридору шли несколько человек, среди них был Аро. Я его узнала по характерному стилю: идет, словно плывет над полом. Аро в комнату зашел один. Он обратился ко мне:
        - Добрый день, Беллз! Мне бы хотелось кое-что уточнить. Постарайся выполнить то, что я попрошу.
        И он вопросительно на меня посмотрел, ожидая ответа. Я, помня о предупреждении Феликса, кивнула головой. Аро, получив согласие, расплылся в слащавой улыбке. Сцепив руки, он попросил:
        - Беллз, я хочу попробовать прочитать тебя под твоим щитом. Открой щит над нами и дай мне руку.
        Я чуть ли не обрадовалась, Эдвард не мог читать мои мысли, находясь вместе со мной под моим щитом. Значит и Аро не сможет! Я спокойно открыла над нами щит и вложила свою руку в ладонь Вольтури. Теперь мои впечатления от контакта отличались от человеческих ощущений, поэтому я почувствовала, что рука Аро хрупкая, как хрусталь. Стукнешь, и она рассыплется миллионами осколков. Аро, тем временем, застыл с изумленным выражением лица:
        - Великолепно! Ничего не изменилось. Я все так же тебя не знаю. Если позволишь, еще один эксперимент. Джейн, войди! Беллз, щит не закрывай!
        Аро мою руку не отпускал. Я немного напряглась, Джейн обладала другим даром, и его действия под щитом, я не могла предугадать. Маленькая фигурка вплыла в комнату. Я сразу увидела, с помощью моего щита, энергию, направленную в мою сторону. Но ничего более не изменилось.
        Аро отпустил мою ладонь, чтобы зааплодировать. При этом было столько театрального восторга, что я почувствовала себя лишней. Аро воскликнул:
        - Бесподобно! Рената под своим щитом уязвима, ты же - нет. Как-будто ты окружена невидимой дополнительной защитой. Как же нам с тобой быть?
        Аро настороженно посматривал на меня. Потом, будто, вспомнив о чем-то, направился к выходу, бросая на ходу:
        - Скоро будем рассматривать преступление: создание бессмертного ребенка. Приглашаю всех в зал.
        Я, не убирая щит, пошла следом за Аро в зал башни. Когда мы туда пришли, Кайус и Маркус уже сидели в своих креслах. Я своим щитом накрыла и их. Сегодня зажгли камин в зале. Никому не было холодно, но никто не обратил внимания на огонь. Я задумалась о причине, но не нашла объяснения. Подождём.
        В зал втолкнули пару вампиров. Мужчина выпрямился первым, он закрыл собой свою спутницу от триады. Женщина держала на руках маленького мальчика. Она казалась напуганной. Когда малыш поднял своё личико, шум восхищения пронесся над свитой. Мальчик сиял неземной красотой, было что-то ангельское в нем. Но, когда он поднял глаза, шум восхищения сменился рокотом гнева. Это был бессмертный ребенок. Радужки его глаз темнели багряным светом. Услышав рокот свиты, женщина стала применять какой-то свой дар. Она обстреливала свиту лучами энергии, которые видела только я. Другие же спокойно стояли, не подозревая об обстреле. Пока вампирша была занята толпой и триадой, Алекс и Джейн, появившиеся из бокового хода, занялись парочкой. Они отключили все чувства у мужчины и болью заставили женщину выронить ребенка. Феликс подскочил к ребенку, схватил его и бросил в огонь камина. Мужчину слуги вытащили за двери зала. У женщины к тому времени, чувства тоже уже были отключены. Челси подошла к ней и, подняв её, заглянула ей в глаза. Контакт продолжался минут десять. Женщина пришла в себя и упала ниц перед триадой, моля:        - Простите меня, господа! Я сделала неверный выбор. Вы справедливы и дали мне второй шанс. Теперь моя жизнь принадлежит вам!
        Аро напыщенно промолвил:
        - Отныне твоё имя - Сайра. На одном из языков - огненная. Твоя жизнь в наших руках. Подойди, дай тебя послушать.
        Женщина, не вставая, на коленях подползла к стулу, на котором восседал Аро, и протянула ему свою руку, опустив голову вниз. Аро прислушался, закрыв глаза. Он отпустил руку женщины и приказал:
        - Сайра, встань. Твой дар будет служить нам. Сожги нарушителя наших законов. Введите его.
        К моему ужасу, ввели её спутника. Она сосредоточила свой взгляд на нем, и он вспыхнул, как факел. Мне стало понятно, что за дар у Сайры. Она без всяких эмоций смотрела, как горит её спутник, который старался защитить её, когда они предстали перед триадой. Мне стало страшно. Страшно оттого, что властители Вольтерры могут сотворить с нами, если мы попадем к ним в руки.
        Аро пригласил Сайру присоединиться к свите. Женщина поспешила выполнить распоряжение. Господа Вольтури покинули зал. Слуги начали расходиться. Я тоже хотела уйти к себе в комнату, но дорогу преградил Феликс. Он улыбался мне похотливой улыбочкой. Я молчала. Ему надоело мое молчание, и он приказал:
        - Сегодня зайдешь ко мне вечером. Рената покажет дорогу.
        Феликс руку убрал, но, когда я проходила мимо него, он втянул воздух и прокомментировал:
        - Пахнешь великолепно. Твой аромат стал тоньше и изысканнее.
        Вечером за мной зашла Рената. Она неприязненно осмотрела меня и приказала:
        - В гардеробе гостей найдешь что-нибудь более подходящее для свидания, надень платье или прозрачную блузку. Идём.
        Я догадывалась, что меня ждет, но ослушаться не могла. Страх за Эдварда сжимал моё молчащее сердце. Я переоделась. Рената привела меня к комнате Феликса. Оставив меня у двери, она исчезла. Ноги вдруг стали непослушными, словно и не мои вовсе. Сделав над собой усилие, я постучалась и распахнула дверь и от увиденного испуганно застыла.
        Феликс стоял один у окна. Он смотрел на меня голодным взглядом насильника. Я поежилась, меня пронзило плохое предчувствие. Из одежды на Феликсе были только джинсы. Вампир попросил подойти ближе. Я подошла, он не отрывал свой взгляд от моей груди. Его намеренья были прозрачны, но я еще не знала, что мне делать в ответ. Я была в смятении. За долю секунды Феликс оказался у меня за спиной и запустил свою руку мне под блузку. Я ощущала его руку у себя на груди, но пока спокойно стояла, помня, что жизнь Эдварда в руках похотливого силача.
        Феликс, лаская мою грудь, начал целовать мою шею. Я закрыла глаза и замерла. Я, кроме страха, ничего не чувствовала. Силач расстегнул мою блузку и стал толкать меня к кровати, поглаживая меня и вдыхая мой аромат. Он впился в мои губы, насильно проникая дальше. Рука уже ласкала мои бедра. Я не шевелилась, даже перестала дышать. Когда он понял, что я терплю его, он прекратил и оставил меня. Раздался довольный смех. Успокоившись, Феликс приказал:
        - Иди, возвращайся в свою комнату. Жду тебя каждый вечер у себя.
        Я оделась и убежала в свою келью. Свернувшись клубочком на родном кресле, вдыхая ароматы Эдварда, я горевала, что не могу плакать. Я бессильна, жизнь Эдварда в руках Феликса. Изменять мужу я была не в состоянии, но, что делать, тоже не знала.
        Следующий день прошёл без работы. Меня никто никуда не вызывал. Мой щит был сегодня не нужен. Я ждала вечер с тревогой. Рената, заглянув ко мне, прошипела:
        - Оставайся в комнате. Феликса отправили в Англию. Можешь пользоваться библиотекой, она рядом.
        Я вздохнула с облегчением. Рената удалилась. Я поспешила воспользоваться библиотекой. Хотя бы на время уйти от своих мыслей, от беспокойства. Я здесь ничего не могу поделать, остаётся надеяться лишь на Элис или Карлайла. Может быть, никто ещё даже не знает о том, что случилось с нами. Ведь Джейкоб сам не знает, когда вернется. Ренесми в Форксе, одну её никто не отпустит в Фэрбенкс. Словом, помочь мне или Эдварду некому. Тоска сжала грудь.
        Неделя прошла без особенностей. Иногда, Аро вызывал к себе, проверить действие слуг на мне. Я повиновалась. Никто не мог на меня воздействовать мысленно. Свой дар с физической стороны я скрывала, из-за чего один раз чуть не получила по голове. Один из слуг мог заставить летать предметы, так кубок чуть не попал в меня, хорошо, что успела увернуться.
        Утром, напугав девушку до потери сознания, которую прислали для завтрака, я спокойно поела. Слуги, уводя девушку, передали, что сегодня господин Феликс ждет меня. Я с тоской подумала, что вечер принесет беду.
        Зайдя в комнату к Феликсу, я его не увидела. Почувствовав движение за спиной, я повернулась к двери и застыла. Он оказался передо мной, почти голый, в одном кимоно. Ухмыльнувшись, произнес:
        - Я по тебе истосковался, а ты? Сейчас, ты мне покажешь, как любишь своего желтоглазого. Что ты в нем нашла? Помни, мне нужно твое послушание.
        С этими словами он впился в мои губы поцелуем, руки сорвали с меня одежду. Я в ужасе пыталась вырваться, но не получалось. Силач бросил меня на кровать, и через долю секунды, я уже была прижата его телом к кровати. Руки ощупали все мое тело. Его прикосновения вызывали дрожь и выражение брезгливости на моем лице. Феликс взглянул на меня и угрожающе зашипел:
        - Моё терпение закончилось. Либо отдайся по-хорошему, либо прощайся с мужем. А я все равно получу тебя в свою постель, но это будет по-плохому!
        С силой он раздвинул мне ноги, в этот момент мне чудом удалось извернуться и сбросить насильника на пол. Я схватила покрывало и выбежала из комнаты, закутываясь на ходу. Я быстро оказалась в своей комнате. Ночь прошла в тревоге. Я понимала, что за мой проступок, последует наказание. Но надеялась на чудо, на то, что Эдварда уже спасли.
        Наутро, вместо завтрака, мне в комнату подбросили конверт. Я подняла и открыла его. В нем лежали фотографии пепелища. Когда я поняла, что там сфотографировано, я закричала и рухнула на пол. Кто-то прибежал на мой крик, со мной что-то делали, куда-то несли. Мне было все равно. Мои чувства отключились. Я умерла. Без любви моей жизни мне ничего не надо, не надо и самой жизни. Эдварда нет, нет и меня.
        ГЛАВА 13.
        ОСВОБОЖДЕНИЕ.
        
        Сколько длилось моё состояние, я не знаю. В какой-то момент, я очнулась. Я лежала на кровати в незнакомой комнате. На звук моих движений прибежала служанка. Осмотрев меня и, видя, что я на неё хоть как-то реагирую, она убежала. Вскоре пришла Челси:
        - Беллз, что с тобой? Ты всех напугала. Ни живая, ни мертвая.
        Я не хотела разговаривать, поэтому просто промолчала. Челси, заглянув мне в глаза, попробовала применить свой дар. Ничего у неё не вышло. Я, по-прежнему, прекрасно знаю, кто такие господа Вольтури. Моё отношение к ним не изменилось. Челси ушла. Привели жертву. Я не хотела есть. Мне ничего не нужно, но моё тело взбунтовалось, жажда поглощала меня. Жилка на шее у парня билась, и её стук раздавался колоколом в моей голове. Комната закружилась, и я не смогла сдержаться, не смогла контролировать себя. Увидев обескровленное тело у своих ног, я поняла, что я снова убила. Осознание этого поступка отрезвило меня. Надо взять себя в руки и вести существование, ибо жизнью это не назовешь. Нужно ждать пока не найдётся дар, который сможет уничтожить мою память, меня саму.
        Я смогла снова работать, но все делала на автомате. Я просто существовала. В один из вечеров меня снова навестил Феликс. Я, увидев его, гневно зарычала. Он засмеялся:
        - Я вижу, тебе понравились мои фотографии! Могу прислать ещё, только уже с телом твоей дочки. Она там почти одна в Форксе, за ней присматривать некому. Думаю, что замораживание остановит её сердечко навсегда.
        
        Я замолчала. Ступор охватил меня всю. Феликс, наслаждаясь эффектом, произведенным его угрозой, продолжил:
        - Итак, ради дочери, ты сделаешь больше, чем ради желтоглазого мужа. Ты сама отдашься мне здесь и сейчас.
        Он скинул всю одежду и встал ко мне лицом. Неподвижность оставила меня. Гнев вырвался из-под контроля, красная пелена заволокла глаза. Возмущение и ярость закипели во мне, подобно вулкану. Энергия плескалась через край. Я моментально накинула кокон на насильника и растерла его между стенок щита, без особых усилий. На полу осталась лишь его одежда и горстка песка. Позвав слуг, я приказала убрать мусор и сжечь его.
        Выполнив моё распоряжение, слуги передали, что меня ждут в зале башни. Я пошла к триаде. Занимаясь работой, я надеялась отодвинуть от себя тоску и сожаления, которые съедали меня. Когда я вошла в зал, Рената сделала знак, и я открыла свой щит над триадой. В зал башни вошла Элис, не замечая меня, специально старательно уводя глаза от меня. Она танцующей походкой направилась к триаде Вольтури. Аро оживился, предвкушая развлечение, и подал мне знак. Я сняла с него свой щит. По выражению лица сестры Эдварда, она желала показать Аро что-то важное, что-то, что ей открылось в её видениях.
        Я смотрела на Элис и понимала, что у меня появилась единственная возможность оборвать свою жизнь. Когда-то, отдать жизнь за любимого человека было обоснованием моих поступков, я считала, что ради любви можно сделать все. Теперь любимого человека нет. Жизнь потеряла смысл.
        Я смотрела, как Элис подаёт руку Аро и потом о чём-то говорит с ним. А в голове выстраивался чёткий план: сбежать с Элис, связаться с Сэмом и принять от него смерть. Больше мне незачем жить, я повинна в смерти любимого.
        Раздумывая над своей смертью от зубов стаи, я не заметила, что в зале остались лишь мы трое: Аро, Элис и я. Когда Аро позвал меня, я непонимающе огляделась, и подошла. Аро спросил меня:
        - Беллз, скажи, ты не знаешь, где Феликс?
        В голове заворочались мысли, пока я думала, что сказать, Аро молниеносно прижал Элис к себе. Затем укоризненно произнес:
        - Зачем ты уничтожила Феликса? А самое главное, как?
        Я растерянно поглядывала то на Аро, то на Элис. Зачем Элис нужно было выдавать меня и мои способности? Это не просто так. Скорее всего, Элис нужно напугать Вольтури. Она прекрасно знает, что я не по зубам свите триады, я устою перед любым мысленным воздействием. Значит, будем действовать сообща. Я прикинулась, что не понимаю о чем речь, поэтому ответила растерянно:
        - Я? Я никого не уничтожала. Видимо, Феликс сам ушёл. Сегодня он ко мне приходил и набросился на меня с угрозами, что, если я не отдамся ему, он уничтожит мою дочь, так же, как уже уничтожил Эдварда. После его слов гнев наполнил меня, как пустой сосуд. Я не видела, что было дальше. Очнулась, а Феликса в комнате уже не было.
        Лицо Элис выражало горе, было видно, что она только, что узнала о смерти брата из моих уст. Она прошептала:
        - Значит, это правда...
        Аро посмотрел на нас. Его лицо с пергаментной кожей выражало сильную заинтересованность происходящим. С искренним сожалением в голосе он произнес:
        - Элис, прими наши соболезнования и передай моему другу Карлайлу, что мне очень жаль, что исчез такой талант. Да и впереди вас ожидает ещё не одна потеря. Жаль, очень жаль...
        Оставив Элис возле меня, Аро отошел. Он поглядел на меня с сожалением и настороженностью. В его взгляде сквозила неопределенность: он не знал, какое принять решение относительно меня. Я задумалась над его словами о потерях и сопоставила со своими намерениями. Сделав вывод, что Элис уже показала Вольтури, как меня не станет, я стала надеяться на поездку домой.
        Я не ошиблась, через минуту Аро приказал мне:
        - Беллз, иди, собирайся домой. Элис будет ждать тебя здесь.
        Я поспешила в свою келью. На ходу надевая на себя кокон, я ждала расплаты за содеянное. Физически меня могли уничтожить, поэтому нужно защитить себя самой. Залетев в комнату, я почувствовала, что мой щит снаружи атакуют. В ответ я набросила сжимающий кокон на нападающего. Я его не видела, только чувствовала. Когда его энергия воздействия оборвалась, перед моим взглядом стоял молоденький парнишка, лет пятнадцати. Я его просто зажала в коконе, не собираясь уничтожать. Он прошипел:
        - Я тебя все равно убью, ты уничтожила моего создателя Феликса. Я тебе отомщу. Я уничтожу всех вас, всё ваше семейство.
        Гнев во мне забурлил с новой силой. Травля моего семейства никогда не закончится без уничтожения заразы. Я растерла вампира в пыль, он даже не успел пикнуть. Переоделась и вспомнила, что в библиотеке есть камин. Собрав мусор в пакет, я вышла в коридор и прошла в библиотеку. Меня никто не видел. Пакет я сожгла в камине, благо все для растопки камина было рядом. Потом отправилась в зал, где меня ждали.
        Я не знаю, о чем беседовали властитель Вольтерры и Элис, но, когда я вошла, оба взглянули на меня с печалью. Я же, наоборот, с радостью ожидала поездку домой. Скоро все закончится! Я виновата перед семьёй Калленов в смерти Эдварда. Мне следует покинуть этот мир навсегда. Дома меня будет ждать стая и смерть. Семья не виновна в нарушении договора. Виновна только я. Быть может, мы с Эдвардом встретимся в аду. На нашей совести были убийства, но у моего Эдварда было оправдание, у меня же - нет.
        Элис попрощалась с Аро и, молча, вышла. Я следовала за ней. В фойе перед выходом она достала темные очки и протянула их мне. Я закрыла свои жуткие глаза темными стеклами. Мы сели в машину, которая стояла рядом, на парковке. Обратную дорогу Элис молчала. На меня начали накатывать приступы горя и отчаяния, моё сознание устало держать оборону от грустных мыслей. Вид Элис вполне этому способствовал. Я попыталась поговорить с подругой:
        - Элис, спасибо, что вытащила меня оттуда. Как ты...
        Элис перебила меня холодным голосом:
        - Ты, поставила под угрозу существование всего нашего семейства. Молчи.
        Я замолчала, ошарашенная таким тоном. Виновато опустив глаза, я согнулась под грузом вины, которая была на мне. Та маленькая радость, которая еще где-то обитала во мне от того, что я свободна и скоро исчезну вслед Эдварду, ушла, уступив место тоске и отчаянию. Привезя меня в аэропорт, Элис холодно бросила мне:
        - Сиди в машине. Жди. Рейс не скоро. Не вздумай куда-нибудь выйти.
        Сестра Эдварда покинула меня. Я осталась наедине со своими горькими мыслями. Боль внутри съедала меня. Когда-то я уже чувствовала похожую боль, когда-то... в человеческой жизни. Дыра внутри меня снова появилась, но она расширилась, теперь я поддамся ей, дам разорвать себя на мелкие осколки. Каждый мой кусочек будет кричать от тоски по моему любимому, надежды нет.
        Наступил вечер, солнце село. Появилась Элис. Она, открыв дверцу, бросила мне:
        - Идём.
        Я вылезла из машины. Пошла следом за Элис. Мы прошли зал полный народа, подошли к терминалу. Моя жажда горела адским пламенем внутри горла. Я чувствовала запахи крови, я слышала стук сердец и пульсацию вен. Но я держалась, мне этого уже не надо. Усадив меня в угол салона, Элис неожиданно нежно спросила:
        - Белла, милая, ты как? Сможешь выдержать полет сама или тебя держать?
        Я виновато взглянула на неё и ответила еле слышно:
        - Выдержу, я больше ничего не хочу.
        Элис села в соседнее кресло. Она пристегнула меня и себя, и наш самолет взлетел. Я молчала, не понимая, как и о чем мне можно разговаривать с Элис. Мне была понятна её холодность, ведь я причина смерти её брата. Но я не понимала причины её нежности. Это для меня была загадка. Может быть, что-то поменялось в будущем, и Элис это увидела только сейчас? Все может быть, но меня это уже не касается. Свое будущее я уже определила.
        Полет подходил к концу. Жажда все больше терзала горло. Отвлечься уже удавалось с трудом. Самолет приземлился. Когда я встала, я поняла, что идти не смогу. Тело не слушалось. Боясь, что опять потеряю контроль над телом, я попросила:
        - Элис, я боюсь, что мой самоконтроль уже мне неподвластен. Сделай еще одно одолжение, держи меня. Я боюсь идти сама, не хочу на кого-нибудь напасть.
        Сестра Эдварда вздохнула и, ничего не сказав в ответ, взяла меня под локоток, одновременно поддерживая и удерживая. Мы прошли терминал, я почувствовала, что Элис встрепенулась, и подняла глаза. Нас встречали Джаспер и... Джейкоб. Его я не ожидала увидеть. Но, может быть, это и к лучшему. Самой не придется просить Сэма, он уже будет обо всем знать. Нет, Джейкобу я опять делаю больно, нельзя просить его об этом. Он не сможет передать Сэму мою просьбу об уничтожении. Подведя меня ближе, Элис бросилась в объятья Джаспера, шепча:
        - Я надеялась. Как хорошо! У нас все получилось! Прости меня за разлуку!
        Я её слышала, но не понимала, о чем идёт речь. Поэтому перестала прислушиваться. Джейкоб странно взглянул на меня и взял меня за талию, приобняв. Джаспер прислушивался ко мне, я чувствовала его пристальное внимание к моему самочувствию. Весь путь до стоянки машин мы прошли молча. Джейкоб и Элис поддерживали меня. Я из последних сил держалась, чтобы не сорваться. Несколько раз подносила руку к горлу, как-будто это могло помочь! Мы почти дошли до машины, вдруг я почувствовала аромат Эдварда. Я не смогла идти дальше. Аромат был свежим, не старым, немного измененным, но точно принадлежал Эдварду. Как такое может быть? Неужели свершилось чудо: мой любимый, мой смысл жизни спасен! Я рванула к машине, но мои телохранители удержали меня. Джаспер задействовал свой дар в полную силу, на меня хлынули волны спокойствия. Элис просто держала, а Джейкоб успокаивал:
        - Белла, держи себя в руках. В машине, в холодильнике есть кровь. Потерпи!
        Я отмахнулась от его слов, мне теперь было не до крови:
        - Причем здесь кровь, пахнет Эдвардом! Пустите меня, мне нужно в машину. Этого не может быть!
        Меня отпустили, я бросилась к машине и, открыв дверцу, прыгнула в объятья мужа.
        Я прижалась носом к нему, я боялась поднять на него глаза, я не могла надышаться его запахом. Моя душа почти исцелилась, острая, жгучая боль прошла, осталась ноющая боль раскаяния. Я поняла, что все равно, расплата должна наступить. Я опять принесу себя в жертву, пусть мой любимый живет, заботится о дочке, вся вина на мне, вина перед стаей.
        Я не замечала дороги, все мое существо пело от радости, что Эдвард жив. Он тоже не отпускал меня из своих объятий. Машина остановилась, Эдвард попросил меня:
        - Белла, давай выйдем. Нам в дом нельзя, там Ренесми и Кэтрин. Мы поживем в лесу, пока ты не восстановишься.
        Голос любимого перестал быть серебряным, в нем появилась охриплость, но все равно, был притягательным для меня. Мы вышли, Джейкоб остался с нами, Элис и Джаспер уехали.
        ГЛАВА 14.
        ПРОЩЕНИЕ.
        
        Я отстранилась от мужа и, увидев его внимательные глаза, поняла, что должна рассказать ему всё. Все, что со мной случилось. Я начала говорить:
        - Эдвард, я должна рассказать...
        Эд меня перебил:
        - Не сейчас. Сначала поешь, потом расскажешь.
        Джейкоб достал из сумки пакет с кровью и протянул мне. Я, не смея поднять глаза на него, взяла пакет и, отвернувшись, выпила его весь. Эдвард протянул мне ещё один. Я взяла и его. Огонь внутри ослаб. Джейкоб усмехнулся и проворчал:
        - Да, сними ты эти очки. Мы знаем, чем ты питалась. Не бойся, я стае не расскажу. Нет у меня связи с ними. Отойдите, я превращусь.
        Я, влекомая Эдвардом подальше от Джейкоба, с интересом смотрела на друга. Он, как всегда, заботился обо мне. Я увидела, как Джейкоб превратился в огромного гризли. Медведь заревел, и Эдвард перевёл:
        - Джейкоб зовет на охоту, спрашивает, чего стоим.
        Мы помчались в горы. Медведь, хоть и казался неуклюжим, прекрасно за нами поспевал. Насытившись, мы повернули к дому, но остановились у подножия скалы. Там я увидела домик. Он пропах Джаспером, были запахи Джейкоба и Эдварда. Но запах Эдварда немного отличался. Я опять принюхалась, насторожилась. Голос Джейкоба отвлек меня:
        - Не принюхивайся, это запах Эдварда. Мы тут помогали ему восстанавливаться после кошмара. Он был далеко не в лучшей форме. Почти, как ты сейчас. Про тебя тоже не скажешь, что ты пахнешь, как обычно. Какой-то запашок появился. Не подскажешь?
        Эдвард зарычал на Джейкоба. Наш друг в шутливом ужасе отскочил, оправдываясь:
        - Что уже и пошутить нельзя! Ладно, оставайтесь тут вдвоем. Я передам Ренесми от вас приветы. Затем не теряйте, я отправлюсь в дальнейшее свое путешествие по миру магии. Мне ещё научиться летать нужно. Прошу не нападать на ягуара, Сет может появиться в новом облике. Хотя, зная Сета, скорее прилетит беркут-переросток, чем прибежит ягуар!
        Джейкоб убежал. Я только сейчас обратила внимание, что одежда на нем не разорвалась при превращении. Как много произошло, за время моего отсутствия! Что же, нам предстоит многое рассказать друг другу.
        Я осмотрела домик. Маленький, но хороший. Эдвард пояснил, почему запах Джаспера преобладает. Я присела на бревно возле домика и позвала мужа. Он быстро подошёл ко мне и сел рядом. Я собралась и, глядя ему в глаза, попросила:
        - Прости меня за все. Я не в силах все рассказать тебе, я покажу.
        Я сняла с себя щит и взяла за руки мужа. Вспомнила все, что со мной произошло у Вольтури. Картинки с образами мелькали в бешеном ритме, я боялась остановиться, т.к. потом не найду в себе сил для продолжения. Не остановил меня и бешеный рык ревности, раза два-три вырвавшийся у Эдварда. Когда все окончилось, я открыла глаза и, ожидая гнева, посмотрела на мужа. Он изо всех сил старался остаться на месте. Но молчал. Потом обнял меня и прошептал:
        - Не надо, не вини себя. Все закончилось, мы живы. Ты со мной.
        Потом отстранился и, глядя мне в глаза, с восхищением продолжил:
        - А ты - молодец! Обошлась минимумом жертв. Я бы так не смог: питаться - не убивая. И, знаешь, ты у меня опасная штучка! Хорошо, что ты расквиталась с Феликсом. У меня бы он умирал медленно, осознавая, что умирает.
        Он горько усмехнулся. Я, сидя в его объятьях, еще не могла успокоиться. Эдвард, похоже, тоже был не спокоен. Так мы просидели довольно долго. Потом я, чтобы отвлечься, спросила:
        - А как тебе удалось спастись?
        Эдвард с неохотой отстранился от меня и начал рассказывать:
        - Смотря от чего. По твоим воспоминаниям - мне оторвали голову. А на самом деле - всего лишь конечности и заперли в сейф. Меня спасли Джейкоб, Элис, Джаспер и Ренесми. Джейкоб нашел и привез в Форкс то, что от меня осталось. Элис предвидела, что дом сожгут, и поторопила Джейка. Она организовала нашу доставку. Ренесми приснился сон, как Джейкоб своей кровью соединяет части тела, затем кормит меня кровью животных. Джаспер помог Джейкобу контролировать меня. Они продержали меня здесь, пока Элис не сообщила, что вы вместе летите домой. Я не все помню. Отчетливо стал осознавать, где я и кто я, наверное, на третий день. Я все вспомнил. До этого случались провалы в памяти. Я чувствовал себя, как больной человек. Так плохо, мне давно не было. Удручало то, что никто не знал, где ты. Я очень за тебя беспокоился. Мне тебя не хватало, я, по словам Джаспера, даже предложил сжечь себя, если они скажут, что тебя нет в живых.
        Слушая его, я не понимала, что же всё-таки с нами случилось. Поэтому, я спросила:
        - Эд, прости, что заставляю вернуться к неприятным воспоминаниям. Что же с нами произошло?
        Эдвард смотрел на меня непонимающим взглядом. Тихо произнес:
        - Ты что-то не так поняла. Голова была на месте, руки, ноги - да, оторвали, кинув остальное в сейф. Я без крови долго не мог восстановиться. Были жуткие провалы в памяти и сознании.
        Я поднесла руку к своей голове и, закрыв глаза, восстановила ту страшную картину, где уничтожают моего любимого. Она была очень четкой. Я ничего не понимала. Эдвард, видя, что мне тяжело сопоставить его рассказ и свои воспоминания, предположил:
        - А, может быть, они воздействовали на память. Ведь я тоже не все помню. У меня просто провал в памяти.
        Я приняла эту версию случившегося. Оставив этот вопрос, я задумалась над другим: я все больше и больше осознавала, как дороги мы друг другу. Я отбросила мысль о самопожертвовании. Раз Джейкоб и Сет потеряли связь со стаей, то скрыть нарушение договора будет проще. Мы просто исчезнем и больше никогда не возвратимся в Форкс.
        Размышляя над всей ситуацией в целом, я пришла к выводу, что нам придётся скрываться ещё и от Вольтури. Если они узнают, что мы все живы, да еще и увеличили свои возможности, они никогда не прекратят надеяться на то, что кто-нибудь из нас присоединиться к ним. Да и не простят они нам, что мы показали свою силу. Нам остается сбежать и найти убежище на пару-тройку столетий, чтобы никто не беспокоил.
        Все это я расскажу потом на семейном совете, когда буду в состоянии полностью контролировать себя. А сейчас, нужно поверить в то, что мы вместе. Я встала и, взяв мужа за руку, повела его в домик. Мне нужно было забыть похотливые руки и губы Феликса, мне нужен был Эдвард.
        Эдвард тоже почувствовал, что нужен мне. Сегодня он не стал обращаться со мной нежно и трепетно, мне этого и не надо было. Он предъявил свои права на меня и заставил забыть насильника.
        - Ты только моя, - сказал он тихо мне, и уже не было между нами ничего, везде чувствовалось его тело, сильное и нежное, безжалостное и трепетное. Погода вторила его неистовому натиску. Налетела гроза. Небеса разверзлись, гром ревел, и ветер, как стон, шелестел в пространстве. Плакали деревья, ветер выл в скалах, стонала моя душа, истосковавшаяся по мужу. Я прижалась к нему, и лежали мы долго, так тесно друг к другу, что ни оставалось между нами места ни для страха, ни для несчастья. Ибо мир все равно прекрасен, даже тогда, когда все печально.
        Так пролетело несколько дней. Каждый раз я умирала и рождалась в объятьях мужа, а Эдвард, только и видел жизнь, что в моих глазах, в моем лице, в моем теле. Мы слились в одно целое. В мире больше не существовало ничего, только он и я. В какой-то момент он читал мне стихи Юнуса Эмре на турецком языке, речь лилась певуче и сладко. Я попросила перевести, хотя бы сказать, о чем стихи, и Эдвард отрывок перевел для меня:
        " В счастливый миг мы сидели с тобой - ты и я,
        Две формы и два лица - с душой одной, - ты и я.
        Дерев полутень и пенье птиц дарили бессмертием нас,
        В ту пору, как в сад мы спустились немой - ты и я.
        Восходят на небе звезды, чтоб нас озирать,
        Появимся мы им прекрасной луной - ты и я.
        Нас двух уже нет, в экстазе в тот миг мы слились,
        Толпе суеверной и злой ненавистны - ты и я."
        
        На что я ответила, глядя ему в глаза:
        - Я не знаю таких стихов, не сильно люблю поэтов, но я знаю теперь точно: ты для меня утоление жажды, забытье и воскрешение, ты даешь мне освобождение от всего, и оно похоже на сладкую смерть. Я забываю о самой себе, знаю лишь одно: без тебя не смогу жить, без твоей любви мир утратит всю прелесть, все краски свои, самое страшное - потеряет свое будущее.
        Эдвард прижал меня к себе и прошептал:
        - Я без тебя тоже не смогу существовать, весь мой мир у твоих ног. И, что бы ты ни сделала по своей воле или заставили тебя, я все прощу, лишь бы ты меня любила и была счастлива. Перестань терзать себя за то, что случилось. В этом твоей вины нет, и не было никогда. Отбрось все печали, приди ко мне с открытой взором, ты самая желанная и любимая, нежная и страстная, ты моя душа.
        После этих слов, я закинула всё, что произошло в Вольтере, в самый дальний уголок памяти и закрыла туда доступ. Я перестала упрекать саму себя за совершенное. И приняла эту сторону своей сущности, как неотъемлемую часть бессмертия. Вспомнила слова Эдварда: "А, что если ты ошибаешься, и я не герой, а монстр?", сказанные когда-то давно. Можно остаться "человечным" монстром, если ни на минуту не забывать контролировать себя.
        Две недели реабилитации пролетели быстро, пора уже было возвращаться в большой дом. Я и Эдвард чувствовали себя отдохнувшими, полными сил и, насколько это было возможно, счастливыми.
        ГЛАВА 15.
        ИСТОРИЯ. ЭЛИС.
        
        Я ожидала на крыльце. Вскоре из леса вышли Эдвард и Белла. После всего, что с ними случилось, мне было радостно видеть их счастливыми и улыбающимися. Я чувствовала себя немного виноватой перед Беллой за своё поведение в Вольтерре. Надеюсь, я сумею оправдаться. Неожиданно Белла, увидев меня, подбежала ко мне и обняла:
        - Сестренка, спасибо тебе за все! Там, в зале башни, я не ожидала, что ты так поступишь со мной. Но потом, подумав, я поняла, причины твоего поведения. Я не обижаюсь на тебя.
        Я не ожидала, что у Беллы будет время на раздумья. В моих видениях я видела её только в объятиях Эдварда. Девушка полна неожиданностей, даже для меня.
        Мы прошли в дом. Я подумала, а Эдвард принял и согласился с моей мыслью:
        "Ренесми может выйти, но пусть подходить к матери не спешит. Белла сама разберется в своих ощущениях и решит, как ей поступить".
        Ренесми, как будто знала о наших думах, она появилась на втором этаже и не спешила спускаться. Она крикнула Белле:
        - Мамочка, я очень рада тебя видеть!
        Белла вся расцвела, увидев дочь. Она медленно втянула воздух. Закрыла глаза, постояла и спокойно задышала полной грудью. Значит, аромат Ренесми восприняла спокойно. Но я, всё же, переместилась ближе к Белле. Это сделали и Эдвард, и Джаспер. Белла же спокойно, без всяких признаков голода, осталась на месте. Она посмотрела на мужа и, получив разрешение, попросила Несси спуститься. Я была шокирована поведением невестки. У меня в голове не укладывалось, как она может держать себя под контролем. Белла обняла дочь и нежно сказала ей:
        - Я по тебе очень скучала. Я люблю тебя.
        Ренесми посмотрела на мать широкораспахнутыми глазками и ответила:
        - Я очень скучала по всем. Я видела сон про папу и Джейкоба. Тёти Элис и дяди Джаспера не было дома, Тётя Розали и дядя Эммет заняты Кэт. Они очень переживают, что она молчит, не разговаривает. Рассказать им про свои страхи я не решилась. Мне без всех вас было плохо, тревожно, а сейчас я счастлива, почти.
        Белла мимолетно нас окинула взглядом, как бы спрашивая, что мы про это знаем. У нас, похоже, у всех были растерянные лица. Но Ренесми немного помолчав, продолжила:
        - Почти, потому, что Джейкоба нет со мной. Мне он нужен, мне его не хватает. Я чувствую его, но сейчас связь немного ослабла. Словно он так далеко, что мои чувства до него не достают.
        Белла присела на корточки и заглянула дочке в лицо:
        - Милая, давай надеяться на хорошее. Джейкоб сейчас учиться быть орланом, возможно, он на самом деле улетел так далеко, что твоих чувств не хватает.
        Ренесми повеселела и осталась в объятьях матери. Эдвард тоже обнял дочку с другой стороны. Они отошли и присели на диван. Белла посмотрела на меня и попросила, осторожно произнося слова:
        - Элис, что ты знала о моем похищении и, что ты показала Вольтури? Мне бы хотелось это узнать. Я тебе доверяю, но настолько все странно, что у меня появились вопросы, а нельзя ли было все это предотвратить?
        Я вздохнула. Это тяжелый разговор. Придется начать издалека, с того момента, когда я, как безумная пыталась отделить одно видение от другого. Видения одолели меня, я не могла справиться с их потоком. Кое-как научилась выделять правильные видения из всех вариантов будущего. Я подумала, с какого момента начать рассказ, и обратилась к Белле:
        - Помнишь, вы приехали на Рождественские каникулы. И я вам вместо подарков раздала предсказания.
        Белла кивнула головой, показывая, что помнит. Я продолжила:
        - Именно тогда у меня в голове началась чехарда видений. Ранее видения приходили только тогда, когда принималось точное решение. А в тот момент, вариантов будущего было много и, я растерялась. Я выбрала те, которые соответствовали настоящему. А в вашем случае с Эдвардом, я выбрала наименее болезненный. Но он оказался не точным. Все пошло по другому сценарию. А когда я поняла, что будет именно такое развитие событий, я всячески искала выход, чтобы спасти и тебя, и брата. В моих видениях Эдвард погибает либо из-за пожара, либо от рук Вольтури. Он в живых не остается. Если же он спасается, погибаешь ты. А меня это совершенно не устраивало. Я вся извелась, ища пути решения данной проблемы. Летом вы меня и застали в конце этого процесса. Я нашла решение, но оно было не из легких. Чтобы все прошло, как хотелось мне, пришлось скрыть многое. Если бы я вам все рассказала, подготовила вас к событиям, то вы бы не сумели сделать все по моему сценарию.
        Эдвард перебил меня:
        - Элис, прости, что перебиваю. Получается, что ты все знала. И про похищение, и про Вольтури, и про Феликса?
        Я вздохнула, мысленно попросила брата не спешить с выводами. А вслух ответила:
        - Да, я это видела. Мне пришлось бросить здесь Джаспера, иначе ничего бы не получилось. Оставив письма с советами и организовав выезд Джейкоба с "грузом" с Аляски, я уехала после вас, в августе, в Египет. Там с трудом нашла одного ученого, вампира. Но и для меня там притаился сюрприз. Оказалось в процессе знакомства, что он меня знает. Я же его не помнила.
        Джаспер перебил Элис:
        - Милая, прости, что перебиваю, но причем здесь Египет? Зачем тебе понадобился какой-то ученый? И как это помогло спасти ребят?
        Я укоризненно посмотрела на Джаспера и продолжила:
        - Не спеши, я все расскажу. В моих видениях Кайус ищет материалы об истоках возникновения вампиризма. Но никто не знает, где и когда это произошло. В обмен на рукописи, касающиеся этой темы, Кайус пообещал выполнить любое желание хозяина этих сведений. Так вот этот ученый из Египта, тоже занимается данным вопросом и весьма успешно. Провидение познакомило меня с моим создателем. Но об этом, потом.
        Итак, имя этого ученого вампира - Джелал. Ещё молодым, он желал узнать как можно больше из истории человечества, участвовал в раскопках Помпеи в 1748 году под руководством Алькубьерре. Тогда ему было лет четырнадцать. А в 1798 году он присоединился к группе французских ученых, сопровождавших Бонапарта при завоевании Египта для научных описаний памятников культуры страны. В своих экспедициях Джелал подвергся нападению вампира. Так в 64 года он сам стал вампиром. Тогда же его и заинтересовал вопрос: откуда появились вампиры? И с тех пор Джелал посвятил себя археологии. Свои труды он издает под разными именами. Ему важен не результат, а сам процесс открытия.
        Но вернемся пока в наше время. Когда Джелал спросил, зачем я разыскивала его, я ему сказала правду. Мне нужны были сведения о возникновении вампиризма в обмен на жизни Беллы и Эдварда. Он согласился их мне отдать.
        Я полетела в Рим.
        Прилетев в Рим, я приехала в Вольтерру. Моё предвидение событий позволило мне встретиться с Кайусом без свидетелей. Я ему предложила рукопись в обмен на ваши жизни. Кайус согласился. Кайус хотел избавиться от Деметрия, и думал подсказать ему о флирте с Беллой. Когда Феликс стал приставать к Белле, нам это было выгодно, но не по сценарию. Все вышло так, как мне было нужно. После первого же вечера домогательств, Кайус отправил Феликса подальше от Вольтерры, чтобы Белле было полегче. Феликс вернулся, когда Джейкоб был готов обернуться человеком. Я знала, когда Джейкоб вернётся в коттедж, поэтому слуга Феликса сжег дом через день. Мне было нужно, чтобы Белла продемонстрировала свою силу. Поэтому пришлось прибегнуть к насилию. Белла, за это прошу прощения! Я была уверена, что ты применишь свой дар, находясь в гневе. Кайус Вольтури был готов отдать Беллу просто так, лишь бы убрать угрозу для их существования, но Аро не знал ещё о твоих возможностях и поэтому воспротивился. Пришлось пригрозить. Там в зале, я показывала ему одно из своих видений, где Белла уничтожает всех трех властителей, находясь в
гневе за уничтожение своей семьи. Я не сумела утаить от него ещё одно видение, где Белла приходит к Сэму. И где стая разрывает её.
        Я остановилась. Мой рассказ был прерван рычанием Эдварда, он со страхом смотрел на Беллу и не мог сдержать гнев. Джаспер утихомирил буяна. Белла виновато смотрела на мужа, тихо оправдываясь:
        - Это был единственный выход в случае твоей смерти. Не злись.
        Я видела, что брат не смог сдержаться при одной мысли о смерти Беллы, тем более я ему ещё сказала, что видела это. Он обнял свою жену, они успокоились.
        Я продолжила свой рассказ:
        - В моём видении: после уничтожения Беллы, Карлайл приходит в Ла-Пуш. Ему не дают ничего сказать в своё оправдание, дружба забыта, они со стаей враги. Пытаясь спасти свою семью, отец уводит стаю к океану, но уйти не дают никому. Стая подчиняется Сэму, и стая большая. В живых остаются лишь Ренесми и Кэтрин. Их вместе с Джейкобом и Сетом изгоняют из племени. Всё это вполне устраивает Аро, он отпускает Беллу после моих видений. Но Кайус меня предупредил, что в свите у них появился свой ясновидящий. Его сила распространяется на тех, кто рядом с ним. Кто в течение дня отсутствует, того этот ясновидящий уже не увидит. Поэтому мне пришлось держаться с тобой холодно, чтобы ты, Белла, была в отчаянии и не изменила свои планы. Потом, когда прошло двенадцать-четырнадцать часов после аудиенции у Вольтури, я бы обняла тебя и успокоила насчет Эдварда, но ты уже сама все узнала.
        Все мои слушатели сидели настолько изумленные моим рассказом, что не сразу поняли, что я закончила повествование.
        Эдвард встал и, глядя мне в глаза, стал подходить ко мне. Он почти прошипел первые слова:
        - Обещай мне, что в дальнейшем, ты ничего не будешь от нас скрывать. Давайте будем все вместе принимать решения о будущем. Я таких испытаний больше не перенесу.
        Я укоризненно посмотрела на брата. Не в моих силах изменить видения, не в моих силах изменить будущее других, пока они сами не изменят его.
        Белла подскочила к мужу и успокоила его. Потом она обратилась ко мне:
        - Элис, я обратила внимание на твои слова, что Джелал тебя знал, а ты его нет. Если можно, расскажи поподробнее?
        Мне было приятно, что хоть кто-то обратил на это внимание, и я рассказала:
        - Джелал меня обратил. Он работал в психлечебнице, когда мой отчим избавился от меня. Ему не нравилось, что я видела будущее. Правда, тогда мои видения были смутными и отрывочными, но я видела, что отчим будет бить мать, превратит её в рабыню. Мне было жалко маму, и я всеми силами сопротивлялась отчиму, но что я могла в одиннадцать лет! Отчим тайком продал меня врачам из лечебницы. Чтобы не дать мне сбежать, на мне опробовали шокотерапию. Я почти стала полноправным пациентом лечебницы, если бы не Джелал. Он вернул меня к жизни. Ожидая пока я повзрослею, он многому научил меня. Потом превратил в вампира. Но обстоятельства в виде Джеймса, не дали Джелалу завершить мое обращение. Он увел сыщика от меня. От боли я потеряла память, и, став вампиром, уже совершенно не помнила Джелала. Сейчас же, когда я увидела своего создателя, у меня в памяти все восстановилось.
        Белла обрадовалась:
        - Хорошо, что выяснилось, кто тебя отдал в психлечебницу. Я чувствовала, что тебе было больно из-за осознания того, что родители от тебя избавились. Я, когда узнала об этом, переживала за тебя.
        В этом вся Белла, она вся искалеченная после нападения Джеймса, все равно, переживала за меня. Находила в себе силы вспомнить о вампире, пусть "хорошем", но вампире. Странная Белла. Странная любимая сестренка.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ
        ГЛАВА 16.
        РЕШЕНИЕ. ЭЛИС.
        
        Карлайл и Эсме прилетели в начале ноября. Ренесми повеселела и оживилась. Наконец-то, почти вся семья дома. Внучка все рассказала и показала старшим Калленам. Эсме с тревогой позвала родителей Несси в кабинет. О чём она говорила с Беллой и Эдвардом, я не знаю, не слышала. Но догадаться не сложно: о произошедшем похищении, об их самочувствии и прочем.
        Карлайл несколько раз уезжал в Сиэтл. Эммет и Джаспер, по моему совету, занялись фотографированием членов семьи для документов. Я продолжаю видеть разные варианты будущего. Я подобрала имена и фамилии для всех, кроме Джейкоба и Сета. Их с нами в дороге не было. Они будут с нами потом, на новом месте. Почему... не знаю. Это все мы делали в предчувствии исчезновения. Никто не произносил ещё вслух такое решение, но, мне кажется, все его ожидали. Одна только Розали, полностью погрузившаяся в материнство, ничего не замечала, кроме Кэтрин. Вся в заботах о дочке, Розали несколько раз меня просила:
        - Элис, посмотри, Кэтрин будет разговаривать вслух или нет? Может быть, мне стоит позаниматься с ней развитием речи?
        Я её всякий раз успокаивала:
        - Роза, Кэт уже умеет говорить, просто она обходится без этого. Мы ещё услышим её. Потерпи. Хватит беспокоиться.
        В один из вечеров, когда вся семья собралась в гостиной, я увидела очень четкое видение:
        " Мы все находимся на лужайке перед домом. Никто не видит, что со всех сторон к дому приближаются слуги Вольтури. Когда мы их замечаем, становиться поздно. Белла не успевает накрыть всех щитом, её атакуют первой. Она падает, в это время обездвиживают Эдварда и меня. Эдвард застыл, как статуя. Я все вижу, но сделать ничего не могу. На моих глазах, под натиском многих нападающих, повержен Джаспер. Его уничтожают. Остальных обрабатывают своим даром Алекс и Челси. Аро заставляет Карлайла вместе с Эдвардом вернуться к ним. Белла идет за мужем сама. Розали и Эммета отпускают. Кэт и Ренесми забирают с собой. Семья распалась. Я осталась одна. Вольтури я не нужна".
        Когда я пришла в себя, все собрались вокруг меня. Мой любимый держал меня, видимо я чуть не упала, и заботливо разглядывал моё лицо, спрашивая:
        - Элис, что с тобой? Что такого ты увидела? Почему ты вся дрожишь?
        Я рассказала всем своё видение. Белла спокойно, как-будто ожидала такого поворота событий, спросила:
        - Элис, ты можешь сказать, когда это будет?
        Я мысленно прокрутила картинки перед своим взором. Найдя ответ, сообщила:
        - В начале весны.
        Белла деловито распорядилась и, размышляя вслух, продолжила:
        - Так, наши сборы продолжаем, но ускоряемся. Все, я думаю, были готовы к переезду. Просто сейчас усложняется тем, что нам необходимо не просто уехать, а исчезнуть. Причем исчезнуть так, чтобы поверили в нашу смерть даже Вольтури. Вампир погибает в огне, значит, ищем огонь. Поезда горят, самолеты разбиваются, заводы взрываются, словом нам нужно оставить след перед катастрофой, но исчезнуть за секунду до неё.
        Во время речи Беллы все застыли, потом послышались вздохи со стороны Розали. Ей не понравилось, что нужно воспользоваться катастрофой. Она возразила:
        - Может быть, все-таки достаточно просто уехать? Белла, ты не думаешь, что ты усложняешь ситуацию?
        Белла постояла, как-будто ища слова, потом медленно и жестко произнесла:
        - Нет, не думаю. Аро опробовал на мне возможности всех своих слуг,- потом тон смягчился и Белла пояснила:
        - Благодаря, щиту, я не пострадала. Он догадается, что я использовала не простой щит, а кокон. Это дело времени. Я слышала, что они ожидают партию новых слуг. Возможно, не простых вампиров, а одаренных. Нам необходимо исчезнуть. Вольтури, просто так, нас не забудут и не отпустят никогда.
        Я думаю, что Белла уже все обдумала. Ей, как всегда, приходят в голову достаточно дельные мысли. Она, примкнув к нам, стала намного решительнее, смелее, чем в человеческом существовании. Мне она такой больше нравиться. По поводу будущего, я ничего не стала говорить, но я уже видела, что мы обосновались где-то на юге, в джунглях. Вся наша семья в полном составе, вместе с изменяющимися. Теперь бы узнать, куда мы должны попасть и ещё придумать, как туда попасть.
        Тут Ренесми звонко и четко сообщила:
        - А я знаю, как мы исчезнем. Я видела сон, но не подумала, что он нам нужен. Сейчас, услышав вас, я разобралась со сном, а то я его просто не могла объяснить. Пожалуйста, соберитесь у одной стены, я покажу сразу всем.
        Мы послушались Ренесми, ей действительно будет легче передавать энергию в одном направлении, чем в разные стороны. Я, вообще, поражена силами племянницы, а она их ещё развивает. Когда мы расположились группой, то наш дом перестал существовать.
        Мы очутились у одного из терминалов аэропорта, видели себя глазами Ренесми. Весело переговариваясь, все вместе, нарядно одетые, мы зарегистрировали билеты, сдали багаж, заняли места в салоне самолета. Поговорив с соседями, оставив вещи, мы исчезли. В предпосадочной суете наши места одно за другим пустели. Соседи по креслам не замечали наших передвижений, Ренесми же нас видела. Мы на очень высокой скорости покинули салон самолёта и здание аэровокзала. Эдвард нес на руках дочь, поэтому она тоже быстро передвигалась. Мы все собрались в комнате мотеля, переоделись, кто-то надел парик, и так же быстро покинули комнату. Затем Ренесми и Карлайл сели в автобус. Из окна Несси разглядела меня и Кэтрин, мы садились на другой самолет. Где были остальные, Ренесми не видела.
        Видение оборвалось. Я очутилась в гостиной. Всё ещё не могу привыкнуть, что видения теперь не только у меня. Карлайл быстрее всех сообразил:
        - Ренесми права, нужно сесть в самолет, который потерпит катастрофу в полете. Пожар на борту, взрыв, неожиданное столкновение, словом, огонь способный нас уничтожить. Элис это к тебе. Просканируй будущее, найди рейс, который закончится чем-то подобным,- обратился ко мне отец и продолжил:
        - Покинув этот злополучный самолет, мы должны, уже не привлекая внимания, улететь или уехать в разные страны, а оттуда собраться на новом месте. Я предлагаю малонаселенные джунгли. Там ещё есть места, где человек не появлялся либо давно, либо вообще. Это горы. Возможно, где жили племена майя. Нужно найти труднодоступное место, где мы можем обустроиться. Придётся от цивилизации отказаться. Пожить в первозданной природе.
        Я и Эсме отправляемся на поиски такого места. К концу января вернемся. Я уже снял со счетов достаточно крупные суммы и купил на них золото. Через столетия оно, все равно, будет в цене. Дом оставляйте, как он есть, нужно, чтобы при осмотре казалось, что мы уехали ненадолго.
        Я озадачена. Мне нужно отсмотреть возможные авиакатастрофы самолётов из Сиэтла в конце зимы. Пойду в комнату, полистаю в интернете картинки с самолетами и авиалайнерами. Может быть, меня озарит, и я увижу то, что требуется.
        ГЛАВА 17.
        ПОДГОТОВКА. БЕЛЛА.
        
        Эдвард, Элис, Джаспер и я часто собирались в библиотеке Карлайла, чтобы обсудить наше исчезновение. От старших Калленов известий не было, но это было правильно, не нужно оставлять никаких следов перед переселением.
        Благодаря Элис, мы уже знали, что новое место жительства у нас будет в Мексике. Солнце тропиков не помешает нам, потому что мы будем жить вдали от людей, в самом центре малонаселенной области. Повторяли испанский, ведь национальный язык Мексики - испанский. Мы постарались узнать о новом доме, как можно, больше информации.
        В этом регионе встречаются почти все климатические зоны - от скованных льдом вершин высоких вулканов до сухих и знойных пустынь и тропических ливневых лесов.
        В результате тысячелетнего воздействия дождей и ветровой эрозии возник сильно изрезанный ландшафт, с глубокими расщелинами, лежащими между скалистыми утесами, хотя есть и несколько широких долин. Севернее цепи вулканов находится группа древних скальных формаций вулканического и метаморфического происхождения, а еще дальше располагаются цепи известняковых скал, относящихся к меловому периоду. Во влажном климате окружающих их низин под воздействием эрозии эти скалы приняли фантастические формы, придающие нереальность всему окружающему их ландшафту. Это нам поможет скрываться от людских глаз. И, даже если нас увидят, всегда будет вероятность, что припишут наше существование фантастике этих мест.
        Растительность горных областей тесно связана с почвой и ландшафтом - на склонах гор растут в основном сосны и травы, а ниже, в ущельях, где влаги больше, много дубов. Равнинные области изобилуют дичью, хотя в покрытых густыми лесами районах, таких, как Петен, как это ни парадоксально, дичь встречается реже, чем на севере. В изобилии встречаются олени и пекари, особенно на Юкатане, который майя называли "землей индейки и оленя". Из хищников встречается ягуар. У водяного тапира ценится его мясо и невероятно прочная шкура. У воинов майя она шла на изготовление щитов и доспехов.
        Покрытые густыми лесами пустынные области, лежащие в южной части штатов Кампече и Кинтана-Роо, представляют собой самую труднодоступную часть интересующего нас региона. По этим территориям разбросано большое количество разрушенных поселений майя, которые до сих пор всерьез не обследованы археологами. Весь полуостров Юкатан - настоящее чудо природы. Тропические леса и пастбища подступают вплотную к Карибскому морю.
        Вот этот район нас и заинтересовал. Быть может, именно там придется обосноваться. Запланировав схему передвижения, пришли к выводу, что можно прилететь самолетами в Мексику, Гватемалу и Гондурас, а потом своим ходом прийти к новому дому. Расстояния там для нас не слишком большие. Сможем.
        При обсуждении перелетов распределили кто с кем в паре: Карлайл с Ренесми, Эдвард с Эсме, Элис с Кэтрин, я с Эмметом, а Розали с Джаспером. Элис предвидела, что нам потребуются ещё два комплекта документов, кроме, уже имеющихся. Джаспер сумел их достать, где с помощью денег, где с помощью хитрости и силы. Свои документы мы оставим в багаже. Один пакет документов потребуется, чтобы вылететь или выехать из Сиэтла, а другой пакет - чтобы добраться до Центральной Америки.
        Элис увидела в своём видении, что в конце зимы, 14 февраля, самолет рейсом в Токио разобьётся в горах, но прежде, выгорит внутри от взрыва какой-то смеси, находящейся в портфеле одного из пассажиров. Никто не спасется. Имена всех пассажиров установят по зарегистрированным билетам и документам, оставшимся в багаже. По оплошности багаж этого рейса останется в Сиэтле.
        Эта авиакатастрофа, как никакая другая, лучше всего подходила нам для исчезновения.
        Затем, было решено, что, вначале, пары переместятся в разные концы света: Франкфурт, Амстердам, Париж, Нью-Йорк, Мадрид. Потом, спустя неделю или две, перелетят в Мехико, Гватемалу или Гондурас.
        Здесь же придется оставить в неведении всех, причастных к нашей тайне, а именно: Чарли, Сью, Билли, Сэма и многих других из Ла-Пуш. Мне очень хотелось намекнуть отцу, что пришло время расставаться, но этого нельзя было делать. Необходимо было, чтобы никто не знал, и даже не подозревал, что мы готовимся исчезнуть. Нужно было сделать так, чтобы все поверили, что мы погибли.
        В январе появился Джейкоб.
        Мы с Эдвардом охотились в горах. Я уже прыгнула на пуму, но была сбита в полете орланом. Я развернулась и хотела напасть на птицу, но Эдвард меня остановил. Он успел крикнуть:
        - Стой! Это Джейкоб!
        Я рассматривала великолепного белоголового орлана, приземлившегося в трех метрах от нас. Он поворачивал голову, расправлял крылья, чтобы показать всего себя. Перелив красок на крыльях под лучами солнца завораживал. И Джейкоб это знал! Его глаза сияли восторгом. Эдвард передал мысли орлана для меня:
        - Джейкоб рад нашей встрече. Но он очень скучал по дому. Он с нами пока прощается и летит домой. Он...
        Я перебила мужа, не дав ему ещё что-то сказать:
        - Джейкоб, тебе нельзя показываться в таком виде перед соплеменниками. Это обернется завистью. Превратись в волка и беги в резервацию. Потом ждем тебя у нас. Нужно сообщить важные новости.
        Джейкоб, как ни странно, меня послушался. Он взлетел и на бреющем полете, низко над землей, обернулся волком. Вот так сразу, без перехода в человеческую ипостась. Это было что-то! Я со вздохом восхищения посмотрела на Эдварда, он тоже был заворожен увиденным. Мы продолжили охоту. Когда вернулись домой, рассказали Ренесми о неожиданной встрече. Несси, соскучившись по Джейкобу, не усидела на месте. Она помчалась в Ла-Пуш.
        Вечером наш друг был у нас. Мы посвятили его в наши планы. Джейкоб был неприятно озадачен видением Элис. Помолчав несколько минут, видимо обдумав всю ситуацию, он сказал:
        - Я помогу вам создать впечатление вашей гибели. Я останусь в резервации и инсценирую потерю избранной. Я, конечно, точно не знаю, что в этом случае происходит. Легенды говорят, что волк потерявший возлюбленную, уходит в лес и там погибает. Я об этом попробую узнать у старейшин, особенно у Сью. Постараюсь аккуратно, чтобы ничего никто не заподозрил.
        Ренесми весь вечер не отходила от Джейкоба. Она все ему показала, рассказала о своих переживаниях, о моих страхах, о видениях Элис и о своих снах. Джейкоб оказался в курсе всего, что он пропустил. Ближе к утру, со спящей Ренесми на руках, он вспомнил о Сете:
        - Вы планируете, что Сет будет с нами? Ведь он не сможет без Кэтрин! Я нигде не слышал, что вы упоминаете его имя. И, как я найду вас?
        Эдвард тихо, чтобы не разбудить дочь, ответил:
        - По словам Элис, Сет появится в новом доме. Он ещё не смог найти зверя, способного поделиться духом. Уже пару раз на него нападал ягуар, и Сету приходилось искать нового. Мы верим Элис. Будем ждать его в Мексике. Тем более, что там ягуары в изобилии. Ну, а ты долетишь до Мексики на своих крыльях. Когда вернется отец, он точнее покажет тебе и всем нам, где мы встречаемся.
        Джейкоб кивнул в знак того, что услышал ответ. Он закрыл глаза, и я увидела, как он устал. Лицо обветрилось, еще сильнее загорело, черты заострились. И хоть он не мог стареть, но он еще более повзрослел. Передо мной сидел уже не парень, а молодой мужчина. Я втянула носом его аромат. Он изменился. К запаху псины добавились другие запахи. Тут присутствовал душный запах медведя и запах ветра, присущий птицам. Конечно, человеческого в этом аромате осталось совсем мало. Общее впечатление от запаха было не очень приятным: он обжигал легкие, но не огнем жажды, а скорее, как перец обжигает нос. Джейкоб усмехнулся и, не открывая глаз, устало спросил:
        - Что, знакомый аромат в запахе ищешь? Нет его. Я скорее уже пахну Утахом, чем Джейкобом.
        После этих слов он уснул, сидя вместе с Ренесми, на диване в гостиной. Мы с мужем покинули их.
        Утром, услышав за окном легкие шаги Элис, Эдвард пробурчал, мгновенно вставая с постели и одеваясь:
        - Ходят тут всякие, мешают. Только одни остались! Белла, одевайся. Элис предупредить идет о визите Чарли.
        Я, вылетев из вороха постели, оделась и через секунду встречала сестру у порога. Она, зная, чем мы занимались без Ренесми, извинилась:
        - Ребята, простите, мешать не хотела. Но Чарли будет здесь через пять минут. Он узнал, что вы тут и сердит. Пошли в дом и, Белла, я прошу, не выдай нас, думай, прежде чем, что-то ответить.
        Я насторожилась от слов Элис, значит, могу что-нибудь не то сказать. Хорошо, буду думать перед высказываниями. Зайдя в дом, я тут же услышала шум машины Чарли. Он зашел в дом, увидев меня, он испуганно спросил:
        - Белла, почему вы здесь? Я считал, что вы все на Аляске. Что случилось?
        Я спокойно ответила, стараясь придать голосу обычность:
        - Ничего не случилось, мы вчера приехали. В университете каникулы. Второй курс передвинул каникулы немного вперед, чем первый курс. Там так принято.
        Папа, успокоившись, сел в кресло. Он посмотрел на нас, его взгляд задержался на мне и на Эдварде. Будто он сравнивал что-то в нас. Покачав головой, он спросил:
        - Белла, а почему у тебя глаза другого цвета? Раньше цвет глаз был скорее желтый, чем оранжевый. Я помню, что ты говорила по этому поводу. Я не хочу, чтобы моя дочь стала убийцей!
        Я не подумала одеть линзы. Ох, как плохо! Что же сказать Чарли, чтобы скрыть правду, и не выдать ничего. Не сказать о надвигающейся беде. Выручил Джейкоб:
        - Чарли, не волнуйся. Просто, иногда, когда много людей вокруг, наши ребята, чтобы не натворить бед, пьют донорскую кровь из пакетов. Глаза и выдают это. В этот раз наш рейс задержался, и мы три дня сидели в ожидании рейса. Ребятам пришлось так сделать. У Эдварда уже все прошло, он старше Беллы, опыта больше. А Белла еще отходит.
        Чарли облегченно вздохнул и, сев в кресло, озабоченно посмотрел на зятя:
        - Ладно, а то я испугался. Кстати, Эдвард, а сколько тебе лет?
        Эдвард улыбнулся и шутливо спросил:
        - А ты, Чарли, как думаешь? Если я правду скажу, не испугаешься? А то, скажешь, что я слишком старый для твоей дочери, и заберешь её.
        Чарли рассмеялся. Сквозь смех он все же сумел сказать:
        - Не знаю, может быть, лет пятьдесят? Эдвард, не томи, скажи.
        Эдвард уже серьезно ответил:
        - Мне сто двенадцать, Элис - сто десять, Карлайлу - триста семьдесят три, Джасперу - сто пятьдесят два года.
        У Чарли округлились глаза. Несколько минут он сидел и молчал. Потом озабоченно произнес:
        - Получается, что и ты, Белла, проживешь долго. Скоро люди могут заметить, что вы не изменяетесь, не стареете. Вам придется уйти отсюда и не возвращаться, пока все не умрут, кто может вас помнить. Значит, скоро вы покинете нас. Белла, ОБЯЗАТЕЛЬНО зайдешь и попрощаешься. Пожалуйста, дочка, предупреди меня, что мы расстаемся!
        Я присела рядом и обняла отца. Меня оглушил запах Чарли, сейчас я его восприняла слишком отчетливо. Мне было даже труднее оставаться спокойной, чем тогда, когда я была новообращенной. Сейчас, к сожалению, я знала вкус человеческой крови. Но я взяла себя в руки, и спокойно выпустила отца из объятий. Улыбнувшись, я ответила:
        - Папа, конечно, я тебе сообщу. Но, не забывай, есть сотовые телефоны. Я могу не видеть тебя, но созваниваться-то мы можем!
        От этих слов папа повеселел. Я постаралась запомнить его таким: улыбается, в уголках глаз небольшие морщинки, волосы, когда-то густые и темные, сейчас - с небольшими залысинами и проседью, глаза добрые и заботливые, немного стеснительный взгляд. Да, похоже, я его больше не увижу. Внутри заболело, сейчас, я знала: душа есть даже у нас, и только она может плакать. Наших слез никто не увидит. Захотелось обнять его, прижать к себе, насладиться его запахом, но, нельзя!
        Я вздохнула и отвела глаза. Встала и постаралась придать своему голосу непринужденность:
        - Папа, как вы там? Как Лея, как Сет, как Сью?
        Чарли нахмурился и спросил:
        - А я думал, что вы знаете, где Сет? Про него ничего не могу вам рассказать. Знаю, со слов Сью, что он примчался и, наскоро собравшись, взяв документы и деньги, прокричав с восторгом, что будет изменяющимся, покинул дом. С августа о нем ничего не знаем. Я удивляюсь Сью, она совершенно спокойно живет, не волнуется за сына, приговаривая: " Сет сам во всем разберется. На все воля духа". Лея стала намного дружелюбнее, они с Коулом заботятся друг о друге. Она счастлива, её счастье освещает лицо моей Сью. Будущая бабушка сама желает стать еще раз мамой,- сказав это, Чарли густо покраснел.
        Эдвард усмехнулся и похлопал Чарли по плечу, сказав серьезным тоном:
        - А почему бы нет? Ты не старый, да и Сью, по-моему, еще вполне может родить. Попробуйте!
        Если бы Чарли мог, он покраснел бы еще гуще, но и так, он был пунцовым. Я перевела разговор на другую тему, чтобы отец успокоился:
        - Папа, а как ты относишься к нашей поездке в Японию? Мы хотим в конце зимы посетить Токио и показать Ренесми чудеса страны Восходящего Солнца. Это где-то на неделю, а потом, пора будет возвращаться к учебе. Семья приедет сюда, а мы сразу из Токио полетим на Аляску.
        Чарли, приобретя нормальный цвет лица, согласился со мной, что Ренесми не помешает попутешествовать. Вот так я его подготовила к нашему отъезду. Мы попрощались, я свои объятья подержала чуть дольше, чем надо. Чарли этого не заметил. Он, махнув нам на прощанье рукой, уехал. Как только его машина скрылась за деревьями, я бросилась к мужу. Эдвард, поняв моё состояние, прижал меня к себе и попытался успокоить:
        - Белла, так даже лучше. Ты ведь попрощалась с ним. Ведь мы могли уехать, даже не попрощавшись! Милая, родная, любимая моя! Перестань, мы же не можем плакать, не терзай себя.
        Не сразу, но я успокоилась. Ренесми вообще с дедушкой не попрощается. А Сет с мамой. Так, что я в более выгодном положении, чем они.
        Карлайл и Эсме приехали за неделю до рейса в Японию. Элис их ждала. Мы уже собрали вещи двойным багажом. Один останется в багажном отделении Сиэтла, другой багаж отправится с нами на новое местожительства. Сняли комнату в мотеле, недалеко от аэропорта и оставили часть вещей там. Перед отъездом завезем туда документы и деньги. Вечером, собравшись в библиотеке, рассматривали карту Мексики. Карлайл показал нам на карте штат Веракрус, перешеек Теуантепек между Северной Америкой и полуостровом Юкатан, область к югу от Минатитлана, западнее Нецауалькойотля (Мальпасо). Тропические леса занимают южную область перешейка. Пока мы рассматривали физическую карту, Ренесми посмотрела карту данной области со спутника в интернете и рассмеялась, сказав:
        - Мы будем жить у негра в чашке с какао.
        Когда мы все обернулись и вопросительно на неё посмотрели, она отодвинулась от монитора и сказала:
        - Не верите, сами посмотрите,- Несси подождала, пока мы подойдем, и показала:
        - Вот курчавая голова, вот рука, а вот чашка с какао.
        Действительно, зона лесов создала причудливую фигурку головы негра с чашкой в руке. Карлайл показал на мониторе место, где они с Эсме обустроили жильё. Это место было в самом центре фигурки чашки. Ренесми верно подметила, в чашке у негра. Я решила сделать вид, что до сих пор не поняла дочь и задала вопрос:
        - А почему с какао? Не с чаем, не с кофе.
        - Мама, ты, что не помнишь, что мы читали об индейцах майя. Именно там растут какао бобы, и майя пили шоколадный напиток с перцем. Сейчас этого напитка мы точно не встретим, а какао везде есть. Поэтому и с какао.
        Джейкоб внимательно нас слушал, потом еще раз посмотрел на "чашку", увеличил карту, насколько было возможно. На мониторе "чашка" не была прорезана сетью дорог, не было там и построек, наделов земли. Действительно, малонаселенное место.
        Еще раз обговорив, все, что касается нашего исчезновения, мы занялись привычными делами. Джейкоб находился то у нас, то дома. Карлайл вышел на работу. Эсме наводила чистоту в доме. Розали, я, Эдвард и Эммет занимались с девочками. Перед днем "Х" все хорошо поохотились, ведь никто не знает, когда выпадет шанс поохотиться в следующий раз.
        ГЛАВА 18.
        ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ. ДЖЕЙКОБ.
        
        Луна и я в ночном лесу,
        Взрываю воем тишину,
        Печально вою на луну.
        Да, стая я иной,
        Я, словно, здесь чужой,
        Не ухватить обрывки
        Вольных чувств,
        Их пыл давно затих.
        И больно бьют под дых
        Глаза моих друзей
        ВОЛКОВ!
        Со своим спецзаданием я справился. Я узнал о том, что происходит с запечатленными, если кто-то из них умирает. Волк погибает от тоски вдали от стаи. Волк не может остаться, боль потери убивает стаю. Ведь у них все мысли, все чувства общие. Если же умирает волк, то и его половина тоже очень сильно тоскует. Человек не ест, не пьет, не может спать. Мир становиться черно-белым. Все приносит одну боль. Поэтому и человек вскоре тоже умирает. Вот такая странная вещь - импринтинг.
        Сегодня тринадцатое февраля. Завтра день "Х". Я пришел вечером к Калленам и спросил у Элис, пытаясь пошутить:
        - Во сколько произойдет взрыв в самолете? В какое время мне начинать свою карьеру артиста?
        Элис печально улыбнулась и сообщила:
        - Вечером в десять часов одиннадцать минут. Что ты будешь делать?
        Я с беспокойством поглядел на Ренесми. Она читала. Даже разыгрывать это горе не хочется. Я не мыслю своей жизни без неё. Я с трудом оторвал свой взгляд от девочки и ответил Элис:
        - Я представлю, что Ренесми не стало, это очень трудно и это неправильно. Потом буду делать то, что подскажет сердце. Возможно, завою, убегу в лес. Не знаю. Но постараюсь, чтобы весть о потере дошла до всех в стае. Надеюсь, что отец переживет мой уход, ведь с ним останутся Рэчел и Пол.
        Пока я говорил, к нам подошли Белла и Эдвард. Белла прислушалась к разговору и, дождавшись, пока я закончу, спросила:
        - Джейкоб, а ты сможешь посмотреть потом, как мой отец и Сью перенесут весть о крушении самолета?
        Я задумался, ведь это нужно остаться хотя бы дня на два, чтобы посмотреть за Чарли и Сью. Я играть такое долго, не способен. Видимо, придется подсматривать или подслушивать. Но не медведем же! Орлан, возможно, справится с этим.
        - Белла, я постараюсь, но не обещаю. Как все сложится, я не знаю. Завтра вечером у нас в резервации будут костры, молодежь и старейшины будут общаться, слушать и вспоминать легенды о любви, петь старые песни. Возможно, Сью придет вместе с Чарли. Сэм и Эмили ждут ребенка, но тоже собираются на вечер костров.
        Я оставил вампиров и подошел к моему солнцу, к моему центру вселенной. Ренесми читала совсем не детскую книгу. У неё в руках была книга о цивилизации майя. Я очень удивился, но ничего не сказал. Я сел рядом и стал любоваться моей умницей. Ренесми почувствовала мой пристальный взгляд и с трудом оторвалась от книги:
        - Джейкоб, а знаешь, что я обнаружила?! Оказывается, в искусстве ольмеков важную роль играет персонаж, в облике которого сочетаются черты рычащего ягуара и плачущего человеческого ребенка. Его облик запечатлен и в гигантских базальтовых скульптурах, и в маленьких резных изделиях. Этот ягуар-оборотень представлял собой божество дождя, культ которого возник раньше, чем культы остальных известных богов пантеона Мезоамерики. Так, что Сет будет богом дождя. А ты кем?
        Интересный факт. Я удивленно покачал головой и спросил:
        - А богов с головой орлана, медведя или волка случайно здесь не было?
        - Я еще не всю книгу прочитала, но таких картинок не было. Мы сами создадим такого бога. Ты будешь Великим и Ужасным Духом Джунглей,- сказав все это серьезным голосом, Ренесми не выдержала и рассмеялась.
        Я подхватил её на руки, и мы завальсировали по комнате. Ренесми выскользнула у меня из рук и побежала на лужайку. Там она попросила превратиться в орлана, что я и сделал. Я следил за ней, поворачивая голову, но видел её лишь одним глазом. Она осмотрела меня, в её взгляде было восхищение и...любопытство. Подскочив ко мне, она передала мне картинку из какой-то детской книжки: "В небесах летит орел, на нем верхом сидит человек".
        Ренесми спросила:
        - А ты так сможешь?
        Я покачал головой, показывая, что "нет". Ренесми опечалилась и, отвлекшись еще на что-то, убежала. Я взлетел. Полетав над Ла-Пуш, я увидел, что все готовятся к вечеру костров. Пора возвращаться.
        День пролетел незаметно. Вскоре семья Калленов, простившись со мной, уехала в аэропорт. Я отправился на побережье.
        Чем ближе приближался час "Х", тем мне становилось тревожнее на душе. Я не находил себе места. Мои метания были замечены Сэмом, он отошел за мной в сторону и спросил:
        - Джейкоб, что с тобой? Ты, как зверь в клетке, не можешь найти места.
        - Сам не пойму, на душе тревожно.
        - Может быть, у "хладных" что-то случилось, а ты не говоришь? Я, последнее время, их не видел.
        - Я сам отсутствовал, был на Аляске. Насколько мне известно, Карлайл с женой уезжали, здесь только были Эммет с семьёй и Джаспер. У них все в порядке, я вчера провел весь вечер там, мы все приехали на зимние каникулы. Но сам знаешь, без Ренесми долго не могу. А они сегодня собирались улететь в Японию, дней на пять.
        - Да, ты переживаешь, поэтому и нервничаешь. Ты послушай свое сердце, оно не будет лгать. Почувствуй Ренесми сердцем. Я Эмили везде чувствую, закрою глаза, представлю её и сердцем тянусь к ней, моей единственной. В ответ получаю тепло её чувств, она тоже меня ощущает сердцем. Попробуй, может быть легче станет.
        Сэм ушел, оставив меня. Я подошел к костру, где сидел отец. Он увлеченно что-то рассказывал молодым ребятам, разместившимся возле костра. Я видел в нем грозного воина, дух моего отца превосходил его тело. Я не вникал в рассказ, я запоминал отца. Знаю, что вижу его в последний раз. Тяжело прощаться не прощаясь. Смахнув слезу с ресницы, отвернулся и поискал глазами Сью. Она оказалась совсем близко. Сью спокойно вела разговор с молодыми девушками, те, как завороженные, её слушали. Рядом сидел и отец Беллы. Все зрители здесь. Пора начинать театр одного актера.
        Я вспомнил, как мне было больно каждый раз, когда я считал, что Белла обманула меня, когда Эдвард меня предал, когда умерла Белла, когда я нашел Эдварда в сейфе. Все эти эмоции заставили мою душу сжаться в страхе, заболеть, и откуда-то изнутри родился вой. Я, не задумываясь над процессом, уже обернулся волком. В голове прозвучал голос Сэма:
        " Джейкоб, что с Ренесми?"
        Я прекратил вой, огляделся. Все смотрели на меня. В глазах было и сочувствие, и непонимание, и тревога. Глаза Билли смотрели на меня с сожалением, отец понял, что означает мой вой и сожалел, что моя судьба сложилась именно так. Я опять завыл, душа болела. Я не стал отвечать Сэму и бросился бежать к дому Калленов. Там, как и следовало ожидать, Сэм меня и догнал. Я искал и не находил, я метался среди стен, я замирал и ничего не слышал. Я был потерян. Обернулся человеком и сел на крыльце. Сэм тихо подошел и сел рядом. Он опять меня спросил:
        - Что с Ренесми? Ты сделал, как я тебе рассказывал? Ты почувствовал её?
        - Да. Я почувствовал её, и за эту секунду я ещё почувствовал её страх, растерянность и боль. Потом все оборвалось, внезапно мир потерял опору и, я почувствовал, что Ренесми больше нет.
        Сэм недоверчиво высказал своё мнение:
        - Она полувампир-получеловек, она не может просто так погибнуть. С ней ведь взрослые есть, уж они то, точно, её спасут. Джейкоб, а куда они отправились?
        - Рейс Сиэтл - Токио. Пошли в дом, посмотрим новости, и осмотришь все, ты быстрее поймешь, надолго они собирались уехать или, действительно на пять дней. Хотя сейчас это уже не имеет значения.
        Мы сели на диван и включили канал новостей. Пока шла реклама. Сэм обежал дом и сделал вывод:
        - Все говорит о том, что уехали ненадолго. Мебель не зачехлена, косметика не убрана, цветы не выброшены, даже продукты есть в холодильнике. А что в новостях?
        В это время новости были прерваны сообщением о трагедии: самолет рейса Сиэтл - Токио разбился, предварительно выгорев полностью ещё в воздухе. После сообщения шел список пассажиров погибших в авиакатастрофе. Среди фамилий и имен были и Каллены.
        Я обхватил голову руками и заплакал. Слезы полились сами по себе, как только представил, что Ренесми рядом нет. Потом вскочил и обернулся волком, завыл и помчался в горы. Сэм не стал меня ни догонять, ни утешать. Он отправился сообщать старейшинам новость и печальную, и радостную одновременно. Калленов больше нет.
        В горах я остановился, подождал ночи и вернулся к дому Чарли. В окно я видел, что Чарли и Сью не спят, они сидели за столом на кухне и утешали друг друга. Сью, положив голову на плечо Чарли и обхватив его руками, плакала о Сете. Чарли, поглаживая жену по спине, тоже еле сдерживался. И вот слезы полились из его покрасневших глаз. Сью встала, налила лекарства в стаканчики и подала Чарли. Я ушел опять в горы. Завтра снова посмотрю на Чарли и Сью. А сегодня надо выспаться. Моё сердце успокоилось, я чувствовал Ренесми. Разлука с отцом, вот что беспокоило. Я знал, что иногда смогу прилетать сюда, пусть хотя бы с высоты птичьего полета, но я увижу отца. Но как он перенесет мое исчезновение?
        
        На следующий день дом Калленов подвергся осмотру со стороны полиции штата. Полиция не могла понять из-за чего произошел взрыв и делала обыск домов у всех пассажиров того рейса. Чарли присутствовал при обыске. Он обязан был присутствовать, во-первых, как шериф города Форкс, а во-вторых, как родственник погибших. Чарли выглядел постаревшим, он поверил в смерть дочери.
        Сью тоже изменилась, исчезла задоринка в глазах. Она старалась скрыть от Чарли свою боль, чтобы не перегрузить его. А он жалел её. Видя их следующим вечером, почти в такой же позе, что и вчера, я подумал:
        " Они вместе смогут пережить трагедию. Поддерживая друг друга, они выстоят. Оба сильные духом, смогут перенести потерю детей, хотя это не просто. Боль потери будет постоянно напоминать о себе. В похожем имени, в жестах других людей, в вещах, во всем, что прямо или косвенно может всколыхнуть память".
        Полететь домой я не решился. Я побоялся, что видя горе отца, я не выдержу, появлюсь перед ним и успокою. Но я понимал, что такое действие выдаст Калленов. А ставить под угрозу жизнь Ренесми, я не собирался.
        Итак, я свое обещание Белле выполнил. Теперь вперед, на просторы Мексики. Я расправил крылья и взял курс на юг.
        ГЛАВА 19.
        МЕКСИКА. ДЖЕЙКОБ.
        
        Через неделю полета, я достиг перешейка Теуантепек.
        Вспомнив сравнение Ренесми, я стал искать "чашку в руках негра". С моей высоты это вполне можно было сделать. Покружив над джунглями, я ничего не увидел. Не было здесь никаких построек, ни старых, ни новых. Я уже было подумал, что ошибся, неправильно определил место. Но мой взор поймал человека на фоне джунглей. Я спустился чуть ниже и пригляделся. Каково же было мое удивление, что этим человеком оказался Сет.
        Он стоял на крыше нашего нового дома. Карлайл и Эсме превратили один из храмов майя в наш новый дом. Я спустился рядом с Сетом, Сет чуть не обернулся ягуаром, но не успел. Я встал на ноги чуть раньше, мои руки ещё не успели опуститься без перьев, как я уже называл Сета по имени:
        - Сет, осторожно, не пугайся. Это я, Джейкоб!
        Сет, услышав меня, остановил процесс превращения и кинулся ко мне. Он похлопал меня по плечам, выразил восхищение моим орланом и стал расспрашивать обо всем. Вопросов было так много, что я не успевал на них отвечать. Поэтому я остановил его и сам спросил:
        - Сет, ты мне скажи, как ты сам-то здесь оказался?
        - О-о-о! Это долгая история. Если коротко, то я сумел обернуться ягуаром с третьей попытки. Только третий ягуар пожелал поделиться со мной духом. Да и то, потому что я его спас и ухаживал за ним. Потом бродил в облике зверя по джунглям. Недавно, почуяв знакомый запах, я осознал, что я ягуар. Обернулся в человека и пошел по запаху, выяснять, как здесь оказался Карлайл. Запах принадлежал ему. Запах вампира меня привел к этой постройке. Тут я обнаружил вполне комфортабельное жилище и запах Эсме. Я понял, что нужно подождать, запах был свежим, значит, скоро вернутся обратно.
        Я обрадовался другу, и мы ещё долго беседовали. Я ему все рассказал, все свои приключения, причины, погнавшие нас из дома, Упомянул и про мать. Сет опечалился, но когда узнал, что я собираюсь иногда летать над резервацией, он воспрянул духом. Мне пообещал, что как только дождется всех Калленов, отправится приручать беркута.
        Мы дождались, первыми появились Карлайл и Ренесми. Отец вампиров нес девочку, как пушинку. На подходе к дому он остановился и принюхался, вскоре раздался его голос:
        - Джейкоб, Сет выходите. Ренесми будет рада вас видеть.
        Мы вышли из джунглей, Ренесми подскочила ко мне и, завизжав от радости, прыгнула на меня. Я её еле поймал и удержал. Уж больно шустрой и сильной она становится. Сет вышел следом за мной. Карлайл втянул носом аромат Сета и скривился:
        - Ну и пахнешь, ты, Сет! Ты когда последний раз мылся? Или это запах ягуара?
        Сет, покраснев, ответил:
        - Это запах ягуара, я только сегодня помылся.
        - Привыкнем! Проходите в дом. Я нашел погребенный под ковром джунглей храм. Очистив его от зелени, мы с Эсме обустроили его для нашего проживания. Этот храм не сразу заметишь. Только подойдя ближе, можно увидеть стены храма. Вероятно, эта постройка времен майя или ацтеков, уж слишком толстый слой зарослей пришлось снимать.
        Мы осмотрели все комнаты. Постройка была еще очень крепкой, я не устоял и немного постучал по стенам храма. Карлайл пошутил:
        - Я уже стучал, но раз ты мне не доверяешь, стучи сам. Как ни странно, стены крепкие, вполне смогут нас защитить от солнца, ветра и дождя.
        В течение недели, наша многочисленная семья собралась вместе. Появлением Сета никто не был удивлен, все считали это событие предрешенным.
        Потихоньку жизнь налаживалась. Мы охотились, решали насущные проблемы, развлекались все вместе. Знания Калленов были обширными, на живых примерах я, Белла, Сет, Несси и Кэт изучали джунгли. Карлайл руководил обучением. Как ориентироваться, как определить опасность, как найти воду. Ведь мне, Сету и девочкам вода была нужна. А опасность, в нашем случае, заключалась в людях. Их на нашем пути не должно было быть.
        
        Постепенно, мы стали называть друг друга по новому, согласно документам. Теперь стараемся привыкнуть к новым именам. В разговорах между собой, иногда, проскакивают старые, но уже не часто. Имена подобрали похожие на прежние, но не у всех. Теперь Карлайл - Карл, Эсме - Эсмеральда, Эдвард - Эдмонд, Белла - Изабель, Ренесми - Ванесса, Розали - Розалинда, Эммет - Самуэль, Элис - Луиза, Джаспер - Джассен, я - Жак, Сет - Винсент, а Кэтрин так и осталась Кэт
        Наша жизнь в тропиках сильно отличалась от привычной жизни: нашим "хладным" не надо было скрываться от солнца, все движения они могли делать с той скоростью, с какой хотели. Для нас с Сетом эта жизнь была, как тренировка. Мы привыкали к запаху вампиров, могли реагировать на их движения даже в человеческом облике. Сет пока не уходил. Ему не очень-то и хотелось покидать нас:
        - Вот еще, уходить! Мне и здесь интересно. А беркут подождет.
        Однажды Бель и Эд пропали на три дня. Эсме, волнуясь за детей, спросила Лизи подсказать, что с ними случилось. Лиз замерла на месте, как статуя. Потом весело рассмеялась и сообщила:
        - Я та-а-акое увидела, что если бы могла покраснеть, то покраснела. Эсме, с нашей парой все в порядке. Они сильно заняты.
        Когда они вернулись домой, они были счастливые и веселые. Но Самуэль не сдержался и поддел их:
        - Стены нашего жилища ходили ходуном, земля дрожала. Как только стены пещеры не обрушились!
        Белла сконфузилась, она боялась поднять глаза. Эд лишь засмеялся в ответ:
        - Сэм тебе завидно, вот и высмеиваешь. Лизи ведь не сказала, чем мы были заняты. А ты уже остальное домыслил. Так вот, ты не прав. Мы принесли новое для нашей сокровищницы.
        С этими словами, Эд вытащил из мешка украшения и статуэтки из золота и нефрита. А Бель, оправившись от смущения, рассказала:
        - Гуляя по лесу, я провалилась под землю. Джунгли так затянули поверхность земли, что колодец совсем не был виден, даже нашими глазами. Я успела схватиться за руку, протянутую мужем. Эд поддержал меня, и я спрыгнула вниз. Внизу шумела вода. Он спрыгнул следом за мной. Там было не высоко, и течение подземного потока было слабым. Нас обступила темнота. Наши глаза перестроились, и мы стали видеть. Стены пещеры были сырыми, что говорило о подъеме уровня воды. Под ногами я почувствовала какой-то предмет, достав его, я увидела нефритовую статуэтку одного из божков людей древности. Пройдя дальше, мы очутились в более сухом месте. Здесь вода отсутствовала, поток уходил по боковому ответвлению. Пол и стены пещеры покрыты толстым слоем пыли и песка. Обследовав вторую пещеру, мы нашли выбеленные кости, нефритовые и золотые украшения, осколки глиняной посуды, статуэтки божков. Я вспомнила, что ацтеки приносили в дар богам украшения, посуду, красивых девушек. Они кидали дары в колодцы кастовых пещер. Мы, похоже, набрели на такие колодцы.
        Оставив собранные украшения и статуэтки в сухой пещере, мы двинулись дальше. Перед нами открылся туннель, уходящий вглубь. Спустившись по нему, мы погрузились в воду полностью, я попробовала всплыть, но вода занимала все пространство туннеля. Двигаясь по туннелю, я чувствовала, что вода достаточно соленая и свежая. В конце туннеля нам открылась еще одна пещера, туннель уводил воду дальше. Пол пещеры был достаточно высоко, чтобы вода совсем не попадала в неё. Мы забрались в пещеру. Вид был великолепен! В потолке были отверстия, сквозь которые проникал свет солнца. Стены сияли кристаллами слюды, создавалось впечатление звездного небосвода. На полу песок светлого цвета. Самое главное, было чисто, никаких тебе останков, насекомых и прочего. Нам эта пещера настолько понравилась, что мы из неё сделали себе уютное гнездышко. Мы все страдаем из-за невозможности уединиться. Вот он шанс! Найдите себе местечки и иногда уходите туда. Настроение улучшиться, точно!
        После такой речи, Каллены, о, простите, Моринье стали счастливее. И пополнили коллекцию сокровищ семьи.
        ...В течение года, появилась большая проблема: дальше здесь оставаться опасно. Это грозит голодом семье, а ягуарам - вымиранием вида. Потому, что кошки оказались единственными крупными животными в тропиках. Пекари, обезьяны, птицы, тапиры и даже олени не подходили из-за своих маленьких размеров. Они не давали насыщения вампирам, голод приходил быстрее, чем обычно. Но последствий голода можно было здесь не опасаться. Людей близко не было, путешественники сюда не заглядывали. Уж слишком дикие джунгли нас окружали, а может быть, срабатывали суеверия. Полуостров Юкатан считался местом, где славят смерть. Здесь, до сих пор, сохранился обычай: победитель игры в мяч имеет право совершить самоубийство. Жуть!
        Однажды вечером, мы собрались во внутреннем дворике храма. Карл окинул семью взглядом, полным сострадания. У "хладных", последнее время, были постоянно темные глаза и синие круги под глазами. Он предложил:
        - Дети мои, я подумал, что нам стоит поселиться в местах с большим количеством крупных животных и более цивилизованных, чем джунгли. Я предлагаю либо Россию, либо Канаду. Там есть тайга, олени, лоси, пумы, медведи, волки. Простите Жак и Сент. Либо животные, либо люди. Я, думаю, что вы выберете животных.
        Эдмонд, подумав пару минут, поддержал отца:
        - Я тоже считаю, что здесь нам долго не прожить. Я выбираю Канаду. Во-первых, язык. Население разговаривает и на французском, и на английском. Во-вторых, в Канаде мы быстрее адаптируемся, иностранцев в России не любят. Так что я за Канаду.
        Я тоже высказался:
        - Мы ведь, как всегда, выберем провинцию для местожительства. Я слышал, что в России, в провинциальных городах рядом с тайгой по улицам бродят медведи. Мне-то, конечно, это хорошо. Меньше маскироваться придется, но вам - не очень. Медведи и цивилизация - вещи очень далёкие друг от друга. Поэтому, я тоже за Канаду.
        Вот так мы выбрали Канаду. Её леса и животный мир вполне нас устраивает. Да и жизнь будет комфортнее. Только французский язык нужно выучить. Оказалось, что Эд, Роуз и Карл знают его. Они-то и взялись учить всех остальных.
        ГЛАВА 20.
        КАНАДА. БЕЛЛА.
        
        Вскоре Карл и Джас уехали в Канаду, искать место для постройки домов. На семейном совете было решено, что нужно построить каждой паре свой дом. В перспективе их будет шесть. Решили, что место надо выбрать вдали от населения, но так, чтобы на машине можно было доехать до города или поселка.
        Жак и Сент приуныли с отъездом Карла. Я, заметив это, пристала с вопросами к Жаку:
        
        - Жак, нет. Джейкоб, почему ты, когда никто не видит, грустишь?
        
        Он со вздохом произнес:
        
        - Сердце по дому ноет. Ренесми, центр моей вселенной, здесь со мной, но мысли об отце не дают покоя. Душа разрывается. Хочется, и узнать об отце, и остаться здесь.
        
        Я решила выяснить:
        
        - Слушай, а кто-нибудь кроме нас и Утаха знает, что вы с Сентом можете обращаться в других зверей, не в волков?
        
        Жак задумался и ответил:
        
        - Нет, мы никому не рассказывали. Утах нам говорил, что эти сведения не для всех.
        Я продолжила свою мысль:
        
        - Значит, вы вполне можете в облике медведя и ягуара подойти к домам, послушать, посмотреть и уйти. Ведь там такое было, звери могут подойти ночью к дому, и никто не будет этому препятствовать. А вы узнаете, как там родные.
        
        Жак воодушевился моим предложением и побежал искать Сента. Тот, как всегда, был рядом с Кэт. Выслушав брата, Сент взорвался этой идеей. Заметавшись по залу, он то останавливался, то опять направлялся к двери. Я, устав от мельтешения, преградила ему дорогу:
        
        - Сент, что молчишь и мечешься? Если не хочешь уходить, будь с нами. Если пойдёшь, то здесь обязательно кто-нибудь останется, подождёт вас. В Канаду улетите вместе.
        
        Сент посмотрел на меня сверху вниз, и в глазах мелькнуло облегчение. Он схватил меня в охапку и закружил по комнате. Затем поблагодарил:
        
        - Бель, спасибо тебе за идею. Мы прямо сейчас убежим, а то и у меня в душе неспокойно. Сама-то ты как? Твой отец ведь тоже остался там.
        
        Я раньше уже думала над этим, поэтому спокойно произнесла:
        
        - Моя семья здесь. Чарли не нужно знать, какой я стала, пусть лучше думает, что меня нет. Я за него спокойна, ведь он с твоей мамой. Вместе им будет легче.
        
        Жак и Сент убежали в этот же день.
        
        ...Прошло три месяца.
        Карл и Джас вернулись за нами. Были уже полностью построены три дома, четвертый достраивался, а пятый - только закладывался. Лиз и Джас решили дождаться наших изменяющихся. Лиз аргументировала это так:
        
        - Мне понравится пятый дом. Так, что, сейчас, нет смысла нам ехать. Вот мы и подождем Жака и Сента. А когда прилетим, для нас всех жильё будет построено.
        
        Оставив в джунглях пару, мы всей компанией перелетели в Канаду. Обустроившись с комфортом, по которому мы все соскучились, мы поехали осмотреть окрестности. Оказалось, что Карл и Джас выбрали очень хорошее месторасположение нашего поселка. Вокруг располагалось четыре городка, приблизительно на равном удалении от нас. Вполне можно было прожить лет пять-восемь в одном городке и перебраться в другой. На этом месте мы можем пробыть лет тридцать и остаться вне подозрений. Придется изображать из себя школьников, потом студентов раза четыре. Но моей семье это знакомо, только мне нужно будет к этому привыкнуть. Ну, время есть, привыкну. Кстати, Несс тоже будет учиться с нами в школе. Несс выглядит как подросток, лет на пятнадцать-шестнадцать.
        
        ...Прошло три месяца.
        Наши девочки пока продолжают расти. Подростковые проблемы не коснулись Несс, кроме одной. Любовь. Она страдала из-за того, что Жак относился к ней, как к младшей сестре. А она влюбилась в него. Ей уже хотелось поцелуев. Однажды она, после школы, подсела ко мне и застенчиво поделилась:
        
        - Мама, мне нравится Жак, как парень. Объясни, почему он не видит во мне девушку? В школе я уже устала отбиваться от ухажеров, каждый норовит прижать в уголок и поцеловать. А я хочу, чтобы целовал меня Жак.
        
        Я немного не ожидала такого разговора. Вспомнив, как Рене разговаривала со мной на тему отношений между девушками и юношами, я попыталась научить осторожности дочь. Но она мне не дала и слова сказать, опрокинув все мои попытки словами:
        
        - Я уже все знаю про секс. Читала и разговаривала с дедушкой. Он мне объяснил сложные моменты.
        
        Я, зная Карла, успокоилась. Он в деликатной форме рассказал Несс обо всем. Поэтому встала уже на защиту Жака:
        
        - Милая, Жак столько заботился о тебе, защищал тебя, что ему пока и в голову не приходит, видеть в тебе девушку, ухаживать за тобой. Подтолкни его сама. Ведь вы уже помолвлены.
        
        Я показала на браслет на запястье у Несс. Она мне показала свой сон, где она целуется с Жаком. Я не стала комментировать, она меня поняла. Впоследствии, оказалось, что поняла по своему, а не так, как мне хотелось.
        Способности Несс усилились, она могла теперь, как Зафрина, создавать четкую картинку-иллюзию в объемной проекции. Сны ей продолжали сниться, она уже разбиралась: какой сон вещий, а какой простой.
        Кэтрин общается со всеми телепатически, у неё настолько мощный дар, что мой щит её не удерживает. Я слышу её мысли, обращенные ко мне. Кэт мало разговаривает обычным способом, но она ПОЁТ. Голос у неё - волшебный. Вообще, наши девочки умницы. Они занимаются самостоятельно. Похоже, скоро придется выдавать Несс за мою младшую сестру. Посещать школу или университет придется вместе.
        Когда был построен пятый дом, вся наша семья собралась. Прилетев из Мексики, Лиз осмотрела пустые два дома и выбрала пятый дом. В день прилета, я не успела увидеть Жака, но вечером мы встретились. Если Сент светился весельем и тайной, то Жак был в удрученном состоянии. Мы собрались в доме Карла и Эсме. В гостиной Сент поведал новости из Форкса:
        
        - Начнем с хороших новостей: в городке большой прирост населения, засчет рождаемости. Все пары обзавелись младенцами, не исключая Чарли и Сью.
        
        От этой новости я подскочила и не смогла сказать ни слова, уставилась на Сента в ожидании продолжения. Он, видя, какое действие оказали на меня его слова, продолжил:
        
        - Бель, у нас с тобой появилась сестренка, Изабель Свон. Чарли и Сью счастливые родители. Но, это когда они вместе, а вот, находясь по одному - оба плачут, скрывая слезы. У Леи родился сын - Сет Коул младший. Эмили и Сэм нянчатся с двойней. Рэчел и Пол воспитывают сына - Билли младшего, - тон Сента изменился. Он с печалью поглядел на брата и продолжил:
        
        - А это плохая новость - Билли в этот год покинул нас, не выдержало сердце.
        
        После этого мне стало понятно состояние Джейкоба. Я подошла к нему и присела рядом, положив свою руку ему на плечо. Слов не было, да и что можно сказать: ободрить - нелепо, посочувствовать - банально. Несс, почувствовав необходимость быть рядом с Жаком, подошла и увела его из дома. Лиз мне стала делать знаки, я подошла, и она тихо мне сказала:
        
        - Не злись, но я должна тебе это сказать. Сегодня Несс переспит с Жаком.
        
        Я была потрясена, вдохнув побольше воздуха, постепенно выдохнула и поглядела на Лиз и спросила:
        
        - Мне, наверное, не стоит ругать её за это? В какой-то степени, я сама виновата. Я посоветовала ей сделать первый шаг.
        
        Лиз покачала головой:
        
        - Нет, не стоит.
        
        К нам подошел Эд. Он все услышал. На лице, за маской спокойствия, бушевала буря. Он прошипел, еле сдерживая рык:
        
        - Если он тронет нашу девочку...
        
        Лизи перебила его:
        
        - На Джейкоба не ругайся, Несс заставит его это сделать, хотя он будет протестовать. Этим она сильнее привяжет его к себе, и он забудет своё горе.
        
        Эда не так-то просто было успокоить, он продолжал злиться:
        
        - Да меня не интересует его горе, мне важна наша дочь!
        
        Тут уже и Лизи зашипела на него:
        
        - Его горе тебя должно интересовать, он твой зять! Если он уйдет, то горе коснется и Несс. Она заболеет. Или это тебя тоже не интересует?
        
        Эд с трудом заставил себя успокоиться. Он проворчал:
        
        - Так, глядишь, и сами бабушкой и дедушкой станем.
        
        Карл подошел и посмотрел на сына:
        
        - Умный. Много знаешь. Но, почему-то глупости говоришь. Несс не будет изменяться, она не сможет иметь детей. Чуть-чуть поработал бы головой, не злился бы.
        Мы переглянулись. Слова Карла одновременно успокоили и встревожили нас. Утром дочь пришла ко мне и просто сообщила:
        
        - Я перехожу жить в дом к Жаку. Сент уходит приручать беркута, возможно надолго. Я думаю, что к возвращению Сента, шестой дом будет построен.
        
        Я не стала ни ругать её, ни корить. Спросила:
        
        - Что случилось бы, не поступи ты так, как поступила?
        
        Дочь вопросительно поглядела на меня, потом догадавшись, что я все знаю, ответила:
        
        - Он бы надолго ушел в лес. Мне было бы плохо без него. А ему плохо без меня. Нужно было собрать все его чувства и сконцентрировать на себе. Теперь я одна держу его на Земле. Он мой.
        
        ...Прошло пять лет.
        Сыграли пышную свадьбу Сента и Кэт. Розали вся светилась от счастья. Её дочь получила предложение, а моя - сама взяла. Я не стала возражать. Да, мы с Эдом стали родителями неожиданно, дочь воспитывали, скорее, как сестру. Рози к воспитанию подошла сознательно, они с Самуэлем относились к Кэт, как к дочери. Поэтому следующее событие выбило Рози из колеи. Она никак не ожидала такого от дочери.
        В один из вечеров, Кэт заявила:
        
        - Мы, вчетвером, возвращаемся в Форкс. Будем жить в горах. Нужно защитить квилетов от вампиров. Нужно дать им шанс прожить нормальную жизнь, чтобы историю про оборотней и вампиров они знали, только как легенду.
        
        Сент поддержал жену:
        
        - Нашу историю превратить в легенду легко, люди мало верят сказкам. Но, если сказка будет жить рядом, то найдется кто-нибудь, кто запишет её или расскажет. Мы должны проследить за этим, а так же за тем, чтобы квилеты не забывали своих предков.
        
        Жак тоже присоединился:
        
        - Предлагаю оберегать не только людей, но и лес от уничтожения. А еще помогать людям Форкса, если они заблудились, покалечились в лесу или попали в трудное положение в горах и т.д. Помогать, используя таланты девочек и нашу возможность принимать облик зверей и птиц.
        
        Вот так наша молодёжь покинула нас и переехала в окрестности Форкса. Они обустроились там и стали оберегать людей и легенды той местности. Ни Сет, ни Джейкоб не появлялись в резервации, но всегда знали, что там происходит. Иногда дети прилетали к нам погостить. А мы не забывали сообщать им, когда меняли местожительства.
        ЭПИЛОГ.
        Собравшись у костра, молодёжь собралась слушать старейшину. Он подумал и стал рассказывать историю, рассказанную ему, ещё его дедом:
        
        - В далекие времена, когда между белыми, пьющими кровь животных, и квилетами был возможен договор о дружбе, жил воин, подчинивший себе Дух Леса. Процесс подчинения Духа Леса был опасным. Сюда приходили воины белых. Битва была не шуточная. Воины "хладных" погибли, а среди волков-квилетов даже раненых не было. Воин не испугался. Здесь были властители белых. Властители "хладных" предложили ему отступиться от долга. Воин не испугался. И тогда Дух Леса появился перед ним и спросил, чего же хочет Воин себе в награду. Воин пожелал охранять квилетов всеми доступными способами.
        Он смог превращаться в разных зверей и птиц, но таких больших размеров, что не перепутаешь с обычными зверями и птицами. Он защищал квилетов от белых, которые питались кровью людей. За это Мать Природа отдала ему в жены свою прекрасноликую и золотоголосую дочь. Вместе супруги встали на защиту нашего племени, нашего леса и нашего покоя. Сколькими жизнями мы обязаны им и сколько они еще спасут, знает только Мать Природа.
        Это только присказка, а сама сказка впереди...
        
        Молодежь, выслушав старейшину, принялись шалить и шутить друг с другом. Только невысокий паренёк с серьёзными глазами подсел поближе к старику и тихо спросил:
        
        - Дедушка, а меня спас этот Воин, когда у отца веревка в горах оборвалась?
        
        Джейкоб Свон задумчиво посмотрел на внука и спросил его:
        
        - А ты сам-то как думаешь? Конечно, спас и не дал разбиться, подхватил на свои крылья и мягко опустил на землю. Чудеса у нас в лесах и в горах происходят, но иного ответа, кроме, как помощь Воина, у меня нет.
        
        - Дедушка, а мне ещё рассказывали легенду о любви простой человеческой девушки и "хладного". Так у вампира душа проснулась от любви. И там ещё у них был верный друг - квилет волк. Мне эта легенда понравилась. Что в этой сказке, правда?
        
        Джейкоб догадался, что внуку эту легенду рассказала Лея Улей, его бабушка со стороны матери. Хорошо, что история Беллы Свон, Эдварда Калена и Джейкоба Блека (в честь которого ему дали имя) не забыта. Он вспомнил, как сам восхищался волками стаи из этой легенды, и его дед Билли-младший наставлял тогда его:
        - Не забывай легенды племени. В один из дней, всё, что было в легендах, может оказаться правдой. Я сам видел, как мой отец принимал обличье волка.
        Джейкоб решил повторить слова своего деда с той лишь поправкой, что прадед был одним из квилетов волков. Он ответил на вопрос внука:
        
        - Знаешь, Сет, я думаю, что во всех наших легендах есть много правды. Но для других людей, кто в тайну не посвящен, это всего лишь сказка, миф. Квилеты же должны благодарить Воина, что он их оберегает от изменений, не позволяет вампирам приближаться к родным местам. Беги, играй, потом когда-нибудь и свою историю о спасении вплетёшь в легенду.
        
        Джейкоб Блек, обнимая свою жену Ренесми, стоял в тени сосен и слушал разговор своих потомков. Они были счастливы, что справились с задачей, которую сами себе поставили когда-то. Сет и Кэт уехали навестить родителей, Розали и Эммета, и передать последние новости о потомках для Беллы и Эдварда. Несси немного заскучала, она видела своих родителей лет пять назад. Семья Калленов так и осталась жить в Канаде. Клан Вольтури обязал их не выезжать за пределы страны.
        Несси скучала по родителям, Джейкоб почувствовал это и решил отвлечь.
        Джейкоб поцеловал жену и сказал:
        
        - Милая, а не полетать ли нам? Забирайся ко мне на спину.
        
        Через минуту молодёжь Ла-Пуш была околдована зрелищем взлетающего огромного орлана с прекрасной девушкой на спине. И даже те, кто не верил в легенды, уверовали...
        
        А Джейкоб и Ренесми улыбались и поглядывали на зачарованных иллюзией людей. Когда иллюзорная птица улетела, пара скрылась в лесу.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        146
        
        
        
        ДЕНЬ. РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ.
        [Дальнейшее развитие событий широко известной саги Стефани Майер "СУМЕРКИ" в интерпретации другого автора.]
        
        Фанфик
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к