Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Иващенко Валерий: " Горький Пепел Победы " - читать онлайн

Сохранить .
Горький пепел победы Валерий Иващенко
        Можно ли быть адептом темных Сил и оставаться справедливым и благородным? И наоборот - повелевать Силами Света и коварно завлечь в смертельную ловушку черного мага лишь потому, что он равнодушен к твоим женским прелестям? Можно ли, преодолев многие препятствия, в первую очередь в самом себе, и найдя свою любовь, вдруг отказаться от нее, из самых лучших побуждений обрекая любимую на страдания? Оказывается, можно. Все это познал на себе чернокнижник Валлентайн, начав свой тернистый путь к добру и любви с жестокой мести королю…
        Валерий Иващенко
        Горький пепел победы
        От автора
        Человечество, равно как и другие расы, на самом деле материалисты в куда большей степени, нежели о том принято считать. Вот, все толкуют о душе, причём достигли в том немалых высот. А ведь почтить память об ушедших приходят всё-таки к месту последнего упокоения тела. Будь то скромный могильный холмик где-нибудь на погосте, или роскошные фамильные склепы эльфийских кланов, или даже высеченные в недрах монолитной скалы усыпальницы королей и героев подго рного народа - всяк приходит туда.
        А всё-таки, наверное, таки правы были наши далёкие предки. Воистину велика была их мудрость, коль после себя не оставляли они своего тела. Величественно рдеющие погребальные костры через несколько лет сменялись степными
        травами, а могилой Морских Королей древности, о коих и до сих пор слушают легенды и баллады, было само море.
        Ведь недаром, например, Ганди завещал не устраивать ему роскошных и пышных погребальных сооружений. Согласно его последней воле, прах сего достойного мужа был развеян над великой рекой.
        Лучшая память об ушедших - именно память. Переживёт ли она тьму веков или исчезнет вместе с обветшавшими нелепыми гробница ми, зависит от дел и свершений. Да, это так. Однако, есть и ещё одна причина, о которой люди знающие говорить не любят - а если и говорят, то скупо и весьма неохотно. Вроде то ли есть тропочка туда и даже обратно, то ли и вовсе, умеющие шастать по ней иногда рождаются.
        Но что-такое древние определённо знали и умели…
        Пролог
        В ту благословенную пору, когда уже не донимают холода, но не наступила ещё удушающая летняя жара, всё это и случилось. А ещё вернее, началось. Небольшой приграничный городок Эрбис, удельное владение сиятельного барона и кавалера Огненной Подвязки его милости Эрбис, тогда утопал в нежно-лиловой кипени сирени. В садах и палисадниках уже загорелись первые ослепительно-белые звёздочки жасмина, и сама природа буйствовала, словно радуясь первому году мира. Ведь только этой зимою закончилась непонятная и страшная война, в которой обуянные жаждой крови все воевали против всех.
        Оттого и понятно, что почтенные горожане, заслышав с околицы непонятный шум, первым делом по неистребимой привычке припомнили - хватает ли в погребах припасов, а в прикопанных тайных ухоронках тяжёленьких кувшинов с вовсе необычным для них содержимым? И только затем похватали кто что горазд из оружия да поспешили в нужном направлении.
        По пути обыватели старательно посматривали во все закоулки и на зияющие пустотой останки неотстроенных ещё с войны домов. Однако ни грузных троллей с их наводящими ужас шишковатыми дубинами, ни закованных в ржавые от крови доспехи гоблинов они к своему облегчению не приметили. Мало того, вывернувшаяся из переулка Сонька-молочница заверила, что и елфы не пожаловали - уж она их отчего-то всегда загодя чуяла. И кроме единственной паразитки, ныне определённой на отсидку в подвалы баронского замка, в округе этих ушастых головорезов вовсе и нету.
        Стекались они по пыльной кривоватой улочке к находящейся у околицы кузне, которую туда определил ещё прадед нынешнего барона из соображений "подальше от огня" и для удобства господ проезжающих. И когда набралось горожан мало не сотню, они почувствовали себя гораздо увереннее да прибавили оттого ходу. Ещё несколько дюжин шагов, и вот уже за крайними домами замелькали широкие поля с закатной стороны.
        Городские стены развалили ещё в прошлую войну, когда их милость барон что-то не поделили с соседским графом Лестером. Потом остатки сооружения вроде бы как исчезли сами собою - зато в самом городе вдоволь прибавилось добротных каменных построек. Их светлость барон сначала лютовали, всё порывались восстановить, а потом только рукой махнули - против магика или ватаги троллей всё одно никакие стены не спасут.
        Под утренним солнышком немного запыхавшиеся горожане увидали весьма примечательную картину, которую потом ещё долго обсуждали с недоверием да тем зябковатым ощущением вдоль хребта, которое смыть можно только добрым глотком пива. Да ведь, ненадолго - всё одно через некоторое время дрожь пробирала опять, к вящей и тайной радости Сима-пивовара да обоих содержателей городских кабаков…
        У обочины уводящей на закат дороги по-прежнему стояла кузня, и даже потихоньку дымила. Только, рябой кузнец сейчас не оглашал округу звонкими ударами своих молотов и молоточков, а с весьма растерянной потной харей стоял под навесом. Рядом с ним обретались двое не менее хозяина закопчённых подмастерьев, и с видом немного помятым да испуганным зыркали на двух возящихся в пыли женщин. А уж вопили да ругались бабы так, что испуганная тишина затаилась где-то аж на дальней окраине небольшого городка, не зная куда ей и деться.
        Одну горожане признали сразу. Рыжая до неприличия Мазуня, известная в Эрбисе не столько своею выпечкою, сколько доступным каждому желающему передком, азартно тузила грязную до неузнаваемости старуху. Приглядевшись, обыватели ахнули - в пыли под явно одерживающей победу пекаршей ворочалась старая портниха Ти, которая откуда-то всегда первой вызнавала все новости и сплетни, да охотно разносила по городу, каждый раз припоминая всё новые подробности.
        - Шлюха рыжая! - сипло завопила Ти.
        При этом она изловчилась, швырнула Мазуне в лицо пригоршню мягкой дорожной пыли. И пока та отпрянула да попыталась кое-как утереть глаза и проморгаться, старуха ловко вывернулась из-под неё и теперь уже в свою очередь ухватила соперницу за огненные патлы. Азартно пихнула в бок острой коленкой, опрокинула смазливою мордашкою вниз. Сухонький старушачий кулачок с удивительной ловкостью замелькал в клубах поднятой пыли, каждый раз с хряском соприкасаясь с ухом своей куда более молодой соперницы.
        - Ах ты, лярва! - Мазуня кое-как прочихалась да размазала по лицу слёзы пополам с грязью, выдернула из-под старушачьего башмака прижатые тою юбки и в свою очередь принялась тузить обидчицу…
        Только тут самые востроглазые да быстрые на голову из горожан, а потом уж и остальные, обратили внимание на чужака. Он спокойно сидел на отполированной задами старой колоде под навесом кузни, на которой так хорошо было погомонить да выкурить трубочку, пока кузнец выполнит работу. С виду он был молод, недурно скроен и к тому ж ладен собою. Не красавец, по коим сохнут молодые девчонки, а подчас и их старшие сёстры, но вполне ничего. Сидел и жмурился на утреннее солнышко, словно довольный жизнью котяра. Не портила первого впечатления и крепкая шпага, которая обреталась на боку пришлеца - уж мужчине оружие, особенно такое вот неброское но добротное, всегда к лицу. А вот то, от чего враз нахмурились лица горожан да побелели от напряжения их стискивающие оружие ладони, оказалось длинным чёрным плащом до пят - и по виду как бы не из драгоценного шёлка. В придачу к зловеще блистающему на левом кулаке хозяина кольцу магика, согласитесь, весьма и весьма плохо.
        До урчания в сведённых холодными судорогами страха животах как плохо. Носить такое имели право только некромансеры, да и то не каждые. Потомственный, опытный и опасный как невесть что - таково оказалось первое мнение. В отчего-то равнодушных глазах вопреки их цвету первой зелени каждому почудилась если не смерть, то уж угроза её точно.
        А потому толпа сбилась плотнее, ощетинилась остриями да медленно, потихоньку стала пятиться…
        И неизвестно ещё, чем бы всё это окончилось, только сзади раздался топот копыт да голос их светлости, который подоспел из своего полуразрушенного замка и теперь без разбору лупцевал плетью всех подряд.
        - А ну, дорогу дайте, смерды!
        Крепкая привычка сбиваться в тесную груду, унаследованная предками бесчисленных поколений, повиновалась не враз. Хоть их светлость и потеряли на войне левую руку, отгрызенную гоблином-берсерком, да были вовсе не злые, но хлестать своих подданных барон принялся уже чуть ли не вполсилы. Знай полосовал по плечам и спинам нагайкой с вплетёнными в хвосты тяжёленькими кусочками олова. Отец его, отличавшийся на редкость крепкой статью, одним ударом такой семихвостки ломал на охоте хребет матёрому волчаре - но сын его людей всё же немного щадил.
        Пробившись через неохотно раздавшуюся толпу, барон с высоты седла мгновенно оценил ситуацию. Тронул каблуками мягких сапог конские бока, по дуге обогнул тучу пыли, из которой уже еле-еле оказывались видны драчуньи, и подъехал к кузнице. Миг-другой сверлил он чужака неприязненным взором, но всё же плеть его устало опустилась и даже проворной змейкой влезла за голенище.
        - Господин магик, ваша работа? - барон кивнул на по-прежнему тузящих друг дружку женщин.
        - Моя, - не стал отпираться тот, и столь же негромко добавил. - За оскорбление словом и действием волшебника, к тому же дворянина…
        Барон Эрбис вздохнул и мысленно распрощался с жизнью. Уж если чернокнижника прогневать хоть в мелочи, дамы и господа, уж будьте тут спокойны - без кучи вздувшихся посиневших трупов не обойдётся. И всё же, его светлость решился на отчаянный шаг.
        - Ради всех богов, прошу вас избавить город от этих криков. Моя жена вот-вот разрешится от бремени, и они её очень беспокоят.
        Чужак по-прежнему сидел на колоде, положив на колени крепкие ладони, и вслушивался в слова с каким-то необыкновенным интересом.
        - Ну что ж… - он щёлкнул пальцами и шепнул несколько слов, от которых по спинам продрал мороз, а пыль вокруг на миг взвилась вверх.
        Ворочающийся и уже рычащий едва ли людскими голосами клубок извозюканных, серых до неузнаваемости женщин распался. Обе упали на спины, бездумно вперившись в равнодушные голубые небеса и жадно хватая воздух.
        - Приказать повесить обеих? - барон умел не только хозяйствовать да мечом махать, но и тактику знал неплохо. Потому в осторожно вернувшейся тишине он сразу ринулся закреплять успех. - Виселицу только вчера освободили от трупов пойманных мародёров…
        - Ну, зачем так сразу, - магик наконец соизволил встать.
        Он потянулся немного, повёл плечами, а потом по-хозяйски заложил руки за пояс. Только один раз он взглянул в глаза барона, а того словно некая сила разом вынесла из седла. И его светлость Эрбис уже стоял перед чужаком, признавая его равным себе.
        - Успокойтесь, барон. Опустите оружие и вы, почтенные горожане - я здесь не на работе. И насылать на город мор или толпу своих подопечных не стану.
        Из нескольких дальнейших слов выяснилось, что чернокнижник упокаивал старые погосты в предгорьях, растревоженные отголосками последней битвы на переправе через Реву, где армию гоблинов и эльфов смогли остановить только объединённые усилия человеческих волшебников да примкнувших к людям шаманов троллей. Гром и звон в магическом эфире тогда стоял такой, что на сотню лиг в округе ощущали даже не владеющие Силой. Вот и пришлось поработать там по прямой специальности, выполняя поручение Башни Магов.
        - И теперь я еду по делам в столицу вашего королевства, и можете меня смело считать просто проезжающим дворянином. Старых обид на ваш город у меня нет. А с этими двумя…
        Вообще-то, право карать и миловать в своих владениях целиком принадлежало благородному господину. Но барон всё ж был умнее деревенского лапотника, потому благоразумно проглотил язык.
        - Ладно, приму виру и наказывать не стану, - взгляд зелёных глаз оценивающе посмотрел на обеих скандалисток, чуть дольше задержавшись на Мазуне.
        При этих словах немного оклемавшиеся женщины снова повалились в пыль - на этот раз уже на колени - и принялись истово благодарить.
        Магик досадливо отмахнулся от них и вновь обратился к барону.
        - Лорд Валлентайн, - представился он - и протянул руку в знак мира.
        Часть первая
        Луна лениво нежилась в полночном небе. Иногда кокетливо укрывалась редким в эту пору облачком, подсвечивала его потусторонним сиянием, а затем, словно не удержавшись от любопытства, подглядывала на землю краешком, словно одним глазком. А потом вновь являлась во всей своей слегка надгрызенной красе.
        По тёмной улочке, придерживаясь мест потемнее, скользили две тени. Скользили вовсе не бесшумно - наоборот, ступали на удивление уверенно и по-хозяйски. Оттого и понятно, что ночное светило с интересом прислушалось к их беседе.
        - Вашсветлость, а может, всё-таки не стоит? - как-то робко и неуверенно пыталась увещевать своего спутника крепко сбитая тень, чей хозяин нет-нет да мерцал в иногда падавших на него лучах блеском кольчуги.
        - У меня нет выбора, - не сразу и довольно мрачно возразила другая тень, более стройная, чьей левой руки никак разглядеть не удавалось. - Повитуха сказала, что без толкового магика-целителя не справится. А где ж его найдёшь в нашей глухомани?
        Плечистая тень послушно передёрнулась, словно её владелец замёрз, и вздохнула.
        - Так-то оно так, только залезать в долги к чернокнижнику не стоило бы. Да и справится ли он?
        Однако более спокойный голос, в котором всё же скользила какая-то еле заметная властность, тут же одёрнул своего провожатого.
        - Следи за языком, Ренди. Хоть ты и капитан моего гарнизона да служил ещё моему отцу, но советовать мне не моги. У меня уже две девки родились. А сейчас вроде бы сын должен… это последний шанс для нас с баронессой. Возраст, как ни крути - а ублюдков я хоть и признал, но передавать кому-то из них титул не намерен. И такова моя воля.
        Да уж, передача баронской короны, право наследования - не шутка. Сколько из-за таких дел издавна споров велось, сколько ломалось копий и дурных голов… Некоторое время оба шли молча. Луна уже несколько заскучала и вознамерилась было вновь шмыгнуть за полупрозрачную в её сиянии тучку, но тут снова отозвался более молодой.
        - Значит, магик на постоялом дворе у старого Балка остановился?
        Капитан отозвался неохотно, с какой-то ворчливой интонацией.
        - Истинно так, ваша светлость, у Балка. Прилюдно повторили, что если глупостей делать никто не станет, то и они чёрным баловать не будут.
        Да уж, слово волшебника, а тем более чёрного - не шутка. Потому понятно, что тень барона кивнула нетерпеливо головой, а её обладатель жадно принялся выспрашивать опять:
        - Спит? Если спросонья, ведь может и отказаться помочь…
        На что его спутник, провожатый и заодно телохранитель с еле заметной досадой ответил. - Куда там! Мазуня хоть и дурында, а сразу сообразила, чем умилостивить магика. В порядок себя привела, да сразу после того как они отужинали, и шастнула в их комнату.
        Барон с мимолётной усмешкой, которую не заметил его капитан, но углядела любопытная улыбающаяся Луна, вспомнил при случае с удовольствием лично охаживаемые прелести рыжей девицы, и в мыслях охотно признал, что с такой попкой и грудками Мазуня прощение вполне может да заработать.
        - А балаболка Ти?
        Капитан пожал плечами.
        - Да их магическое величество заикнулись только, что намерены себе новую одёжку раздобыть, чтоб народ не пугать по дороге - дальше-то места оживлённые будут. А Ти уже тут как тут. Хоть Мазуня ей фонарь под глазом привесила и знатный, но заверила старая плесень, что к утру на лорда будет наилучший костюм. Шьёт теперь, верно…
        Его светлость Эрбис призадумался. Хоть ситуация крайне и щекотливая, но всё же было в ней что-то успокаивающее. Так и так прикидывал молча идущий сорокалетний мужчина, когда наконец сообразил, что некромансер вроде попался не злой. Коль согласился на такую необычную виру - а у самого барона в казне легче было мышь найти, чем золотую монету - то вполне возможно, этим дело и ограничится. А стало быть, очень хотелось в то верить, что магик всё-таки поможет.
        Верно, верно поговаривают злые языки, что их благородия при всех своих недостатках, как правило, умнее нежели серая простолюдинская скотинка!…
        Валлентайн открыл дверь, которую и не думал запирать изнутри - надёжнее всех запоров охраняет её имя и достоинства постояльца - и выйдя в коридор молча выслушал горячие слова барона. Хоть большая часть его способностей оказывалась весьма и весьма далека от целительских, а скажем прямо, была и вовсе душегубской, но напрасно молва приписывает чёрным магам всякие ужасы-мордасти. Люди как люди. Со своими страстями и привязанностями. Случались и твари редкостные, как же без того, но такие долго не жили - помирать им помогали с удовольствием да со всем усердием.
        - Хорошо, барон. Обещать ничего не стану, но я попробую, - и весьма невежливо захлопнул дверь перед самым носом их сиятельства.
        Поскольку обретался он лишь в той одежде, что дана каждому из нас от рождения, Валлентайн не счёл возможным пройтись в ней по городу даже душной летней ночью. Да и горячие объятия Мазуни, стоит признать, не оставили его равнодушным. Чего уж тут греха таить, красотка с тугой попкой смело может рассчитывать у мужчин на что-то большее обычной вежливости.
        - Спасибо, боги, - расслышал он вдруг жаркий шёпот бесстыже разметавшейся на горячей и смятой постели девицы.
        Уже надевая брюки, Валлентайн поинтересовался:
        - А за что благодаришь?
        Мазуня кое-как перевернулась набок, подпёрла рукой голову. Вздохнула, взлохматила лениво ладонью рыжие даже сейчас волосы.
        - Да говорила мне как-то старая гильдейская шлюха, из беженцев, что через город проходили. Мол, не стоит под магика ложиться ни за что в жизни. Я-то не поверила тогда, а сейчас вот отчего-то вспомнила.
        Волшебник недоверчиво повёл бровью, пока его руки застёгивали пряжку пояса да прилаживали на место шпагу.
        - Не сказал бы я, чтоб тебе больно было или страшно. Орала так, что приходилось ладонью губы закрывать, и вроде вполне довольна была.
        Глаза Мазуни блеснули в полутьме.
        - То-то и оно. Говорила та потаскуха вроде того, что с магиком запросто можно саму себя от счастья забыть. Всё соображение уходит в одно место между ног…
        Вообще, каждая умная женщина говорит нечто подобное при нежном расставании с любовником - если не собирается с ним расстаться насовсем. Хоть Валлентайн и знал о том прекрасно, а всё же легонько улыбнулся. Ну какой дурак придумал, что если у магика дар к чёрному, то его хлебом не корми, дай кого-нибудь угробить? И что высшее наслаждение для такого - всякие душегубства? Ерунда всё это, между нами говоря. Дать капельку нежности женщине, слышать как по ней прокатываются незримые сладкие волны и обдают тебя брызгами счастья - разве это не прекрасно? Пусть всего лишь и мимолётная встреча с провинциальной гулёной…
        - Ой-ой, можно подумать, тебе нежное обращение в диковину.
        Мазуня пожала плечом, наматывая на палец рыжий локон.
        - Всяко бывало. Хотя, не в обиду вашей милости будь сказано, большая часть мужчин просто грубые животные. И каждый третий отчего-то тумаков отвешивает, словно мне от того радость. Иди сюда…
        Волшебник в общем-то уже собирался выходить - негоже заставлять ждать хоть и провинциального, но всё же барона - однако подошёл. А девица приподнялась на постели, села, и стала поправлять лорду и волшебнику край воротника, завернувшийся под плащ.
        - Надо же, - восхитился он, а затем посерьёзнел. - Когда вернусь, не знаю. Но чтоб тебя здесь уже не было. Слова те твои глупые у кузни прощаю, но на глаза мне лучше не попадайся.
        В лёгкой ответной, чуть с горечью улыбке Мазуни легко было прочесть, что всё это она прекрасно знает и сама. Ведь с вечера почти сразу она разобралась, что же их милости нравится и что они любят делать в постели - и предоставить оное к обоюдному удовольствию.
        Потому, едва за волшебником в чёрном закрылась дверь, как рыжая девица небрежно накинула на бёдра простыню, обняла с лёгким нежным вздохом подушку и постепенно провалилась в сладкое забытьё. Всё равно не обидишь, лорд… да и сам о том знаешь.
        А Валлентайн уже легко сбежал по лестнице в общую залу постоялого двора, где хозяин стоял перед своим бароном чуть ли не навытяжку, а тот устроился на лавке и в ожидании коротал время за стаканчиком лёгкого вина.
        - Я готов, барон. Чуть задержался, отобрал из припасов, что может пригодиться, - некромансер небрежно похлопал себя по карману, куда и в самом деле сунул кое-что из хранящихся в заплечной сумке зелий и припасов.
        Барон Эрбис подхватился, уронил на стол недопитый стакан.
        - Пойдёмте же, лорд Валлентайн - право, не стоит боле мешкать…
        Волшебник чуть прищурившись смотрел в стрельчатое окно, из-за частого переплёта которого на него недоверчиво пялилась уже заходящая Луна. Со стороны могло бы показаться, что скинувший плащ и бархатный камзол чернокнижник, который омыл руки перегнанным вином и осмотрел зардевшуюся от смущения роженицу, просто задумался. Однако губы Валлентайна шевелились - он считал. Ага! Волк в созвездии Змеелова, а Стожары тогда были в расцвете - надо же, как оно так совпало дивно!
        Только невежи, к коим относится подавляющее число людей и не только, думают будто надо брать отсчёт от рождения ребёнка на свет. На самом-то деле куда важнее оказывалось время зачатия. Впрочем, для чернокнижников это вовсе не тайна, и умение определять под какими звёздами зародилась чья будущая судьба, составляет непременную часть их мастерства и отправную точку для дальнейших вычислений, зачастую весьма с неприглядной целью…
        - Вы смелая женщина, баронесса, - голос его оказался на удивление мягок - несмотря на то, что та крайне недоброжелательно отнеслась к идее супруга.
        И всё же она не осмелилась перечить полноправному барону. И хоть залившая лицо и шею алая краска смущения виднелась даже из-под салфетки, которой по её приказу накрыла лицо госпожи служанка, осмотр самых деликатных частей тела та вынесла стойко, как и подобает знатной даме.
        - И не только потому что решились на подобное в тридцать восемь.
        Присутствующий при этом барон Эрбис хоть и отводил осторожно глаза от раздувшегося в предродовом ожидании живота супруги, но всё же единственная ладонь его то стискивала рукоять кинжала, то словно опомнившись, мягко поглаживала её.
        - Да, лорд, всё верно - я тогда отбывал на решающую битву под стенами столицы королевства, - голос его прозвучал глухо.
        Ещё бы не слыхать о той битве, унёсшей едва ли не половину цвета рыцарства! Да и отборные отряды троллей, неизвестно какими посулами привлечённые на свою сторону королём людей, эльфы и гоблины проредили более чем изрядно. Не чаял вернуться оттуда барон. Хоть и остановили тогда вторгшихся и даже повернули обратно, но что-то надломилось в обеих армиях. С тех пор война пошла на убыль, а зимою и мир обе стороны заключили.
        Не потому что так уж очень хотели. А потому что ещё немного, и воевать уже просто некому было бы.
        - Руку там потеряли? - Валлентайн положил ладонь на живот баронессы и вновь прислушался, как будущий человечек в нетерпении бьёт пяточкой.
        Барон угрюмо кивнул. А чернокнижник вздохнул, сделал повитухе знак - накрой госпожу простыней - и вновь отошёл к окну.
        - Я всё понимаю, но та пора была крайне неудачным временем для вашего рода. На будущее, надо составлять гороскоп да сверяться с ним, - чернокнижник вроде бы беззаботно балагурил, а сам никак не хотел смотреть в глаза барона, жадно ловящие его взгляд.
        Наконец, он всё же решился. Мягко подхватил повелителя замка под локоть и увлёк через приоткрытую дверь на галерею.
        - Единственный способ - разменять жизнь на жизнь, - невесело заключил он приглушённым голосом, едва убедился, что их никто не подслушивает. - Возраст и состояние здоровья баронессы оставляют мало шансов - а тут ещё и крайне неудачное расположение звёзд и планет.
        Барон Эрбис слушал молча. И лишь заходившие на скулах желваки говорили, что вовсе не бесстрастно.
        - Тут и опытный целитель был бы бессилен. Я могу провести обряд и заключить некую сделку… с той стороной. Но! Он будет полностью чёрным и совершенно незаконным. Мне нужна чья-то жизнь - и официальное разрешение от барона и сюзерена этого манора.
        Дворянин не колебался ни мига.
        - У меня в подвалах замка ждут решения несколько осуждённых, подпадающих под соответствующие уложения и параграфы. Но скажите, лорд, скажите правду - будут ли последствия для моего сына?
        Невесёлый смешок был ему ответом. Разумеется, если есть действия, будут и последствия. И чем сильнее эти действия, тем сильнее и разлетающиеся по всей реальности волны возмущений.
        - Помните фехтовальный приём с двойным переводом? - Валлентайн изобразил кистью в воздухе соответствующее движение. - Нечто подобное я и собираюсь провернуть, поместив мать и сына в точку равновесия сил. Отдачу приму на себя, а где-нибудь в глухом месте сброшу втихомолку. Лет за сотню постепенно развеется.
        Барон смотрел, и во взгляде его страх и недоверие боролись с надеждой.
        - Хорошо, лорд Валлентайн. Пусть я буду проклят за свои действия всей чередой своих благородных предков - но я рискну поверить вам.
        Чернокнижник покачал головой.
        - Никаких проклятий, барон. Вы попросили помощи, и хоть всё это весьма трудно и опасно - но коль скоро я вник в подробности, тут уже задета не только моя гордость, но и профессиональное мастерство. А всякие подробности… это часть моей работы, и я приму сполохи Тьмы на себя.
        Едва ли половина оказалась понятна обезумевшему от волнения дворянину, но основное до него дошло. Рука дёрнула ворот тонкой работы рубахи, словно тот душил хозяина.
        - Да будет так.
        Оба мужчины прошли в противоположное крыло донжона. Здесь прошедшая война оставила свой след сильнее. В стенах кое-где виднелись трещины, а в одном месте даже осыпалась штукатурка, обнажив кладку дикого камня. И в мрачноватом, гулком кабинете хозяин написал на листе продиктованное ему разрешение и отпущение грехов по всей форме. Несколько смутило его, что помимо подписи и оттиска баронской печати чернокнижник попросил капнуть рядом ещё и капельку собственной крови… но в конце-то концов - снявши голову, по волосам не плачут!
        С замирающим от страха сердцем барон смотрел, как серьёзный до дрожи в коленках некромант внимательно перечёл документ, прошептал над ним нечто, а затем ткнул в оставшееся для его засвидетельствования место пальцем.
        Яростное шипение растревоженной змеи заставило недюжинной смелости дворянина и воина отшатнуться. Взвился лёгкий дымок, а на поверхности пергамента заструилась светящаяся витиеватая подпись на неизвестном барону языке.
        Валлентайн ещё раз просмотрел, удовлетворённо кивнул. А затем, хоть и остался полностью доволен, не удержался от небольшой демонстрации.
        - Смотрите, - шепнул он. - Такое можно увидеть только в ту фазу луны, когда документ составлен.
        Он шагнул к окну, где часть выбитых стёкол была кое-как заделана рогожей, распахнул его. В лунном свете пергамент тотчас поплыл волнами серебристого сияния. А когда судорожно сглотнувший барон Эрбис всё же нашёл в себе силы вдохнуть немного воздуха, над поверхностью листа уже поднялся объёмно выписанный текст. И под строками мерцали, переливались и словно жили своей таинственной жизнью два имени.
        - Договор чести - это не просто документ, - чернокнижник ещё несколько мгновений любовался на это зрелище, пока смущённая Луна всё же не спряталась за облачко.
        А потом свернул пергамент в свиток и сунул в рукав.
        - Ну, не будем медлить - Луна уже на исходе. Распорядитесь насчёт носилок для госпожи баронессы. Мне понадобится помощь повитухи, но она бабка тёртая, испугаться вроде бы не должна… И пусть во внутренний двор доставят самого мерзкого преступника из подвалов.
        Чернокнижник поджал губы, обдумывая, что же ещё понадобится.
        - Да, лично проследите, чтобы никто не смотрел. Объясните, запугайте или как там вы управляетесь со своими людьми. В принципе ничего страшного для них, но во время обряда на вашей супруге не должно быть ни единой ниточки. Даже амулеты и супружеское кольцо придётся снять - равновесия достичь очень непросто, и я не хочу упускать ни единого шанса…
        Единственной, кто смогла подсмотреть это мерзкое и великое одновременно зрелище, была заглядывающая через полуразрушенную замковую стену всё та же любопытная Луна. Но против её присутствия Валлентайн как раз ничего не имел. Баронесса забылась в объятиях слабенького сонного заклятья. Угрюмая бабка-повитуха, которой объяснили задуманный способ обмануть нить судьбы и подсунуть ей жизнь другого, повела себя просто замечательно - уж крови и смертей она за свой век повидала куда там любому некромансеру. А на скованного ужасом и заклятьем убийцу, что распластался рядом с баронессой посреди наспех начертанной пентаграммы, и вовсе никто не обращал внимания. Сырьё, расходный материал…
        И когда в нужное время столб кроваво светящейся Силы вымахнул едва ли не до небес, до ушей жадно прислушивающегося и не находящего от волнения себе места отца донёсся первый крик - сына.
        - Всё в порядке, барон! - на верхушку башни по ступеням с горжи взбежал чернокнижник.
        Но боги - в каком виде! Белая щеголеватая рубашка забрызгана кажущейся чёрной кровью, на плече и вовсе разорвана чьими-то зубами. Но на руках его из пелёнки пыхтел и таращился на окружающий мир маленький упрямый комочек.
        - В теории я примерно знал, что и как. Но честно говоря, на практике подобное проделываю впервые, - чуть удивлённо признался Валлентайн.
        Однако скользнувшая в голосе горделивая нотка, а пуще того, довольная и чуть смущённая улыбка сказали барону куда больше успокаивающего, чем могли бы любые слова. Волнуясь так, что в горле застревали любые слова, с колотящимся бешено сердцем отец осторожно взял на сгиб руки сына. Вот он, наследник, продолжатель дум и дел наших!
        Сын!
        - Ы-ых! - подтвердил малыш. Он тут же нетерпеливо заворочался, завозился, а затем рука и бок мужчины потеплели от сырости.
        - Хорошая примета, - сообщил усталый и довольный некромансер. А затем мельком глянул вниз, где бабка заканчивала хлопотать над роженицей, и сложив ладони рупором, распорядился вниз, в притихший замковый двор. - Уже всё! Служанку к госпоже баронессе!…
        Первые лучи раннего летнего солнца едва заглянули в распахнутое настежь окно, а чернокнижник осторожно в его лучах тут же вновь осмотрел новорождённого. Смена ночи и дня - как поведёт себя малыш? Однако тот спал в крепких и ничуть не подрагивающих ладонях, и целиком наплевать ему было на все страсти, сотрясающие этот далеко не худший из миров.
        - Хм-м, любопытно, - хмыкнул Валлентайн и перевёл взгляд на осунувшуюся после бессонной ночи повитуху. - Бабуля, сходи куда-нибудь ненадолго. Руки помыть, или просто воды попить.
        Старушка безропотно подхватилась с кресла у изголовья задремавшей баронессы. Однако по своей то ли зловредности, то ли из любопытства, всё же поинтересовалась - а отчего что мать, что дитё спокойны, будто их и не беспокоит ничто?
        - Удалось всё, как я задумал, - нехотя ответил волшебник. - Да и применил я слабенькое, снимающее боль заклятье. А волнения… да сколько их ещё будет.
        Едва старушенция наконец убралась, Валлентайн кое-как отогнал от головы так и подкрадывающуюся дремоту. Посоветовал барону отослать от наружных дверей стражу, ибо собирался кое-что сказать. Затем положил малыша рядом с матерью и осторожно разбудил баронессу.
        - Как вы себя чувствуете?
        Однако женщина первым делом уделила внимание сыну, и лишь потом со слабой улыбкой призналась, что немного шумит в ушах, чуть комната покачивается словно после вина - а так вполне терпимо.
        - А теперь послушайте внимательно.
        Валлентайн вздохнул, потёр усталое лицо наспех отмытыми ладонями и только затем продолжил.
        - Придёт время, и вы станете подыскивать парню выгодную партию, - он осторожно погладил нежный пушок на головке малыша. - Но есть и другой путь - если вы подберёте ему в жёны ведьму, пусть даже из простых и не совсем подходящую по возрасту… Внуки окажутся с весьма сильным Даром, уж очень в необычное время вы его зачали. Да и обстоятельства рождения тоже, гм-м, весьма и весьма.
        Дальнейшие слова оказывались не просто лишними, но даже и вредными. Уж как в Башне Магов тряслись над благородными фамилиями, в чьих жилах помимо дворянской крови текла ещё и магия, рассказывать никому не надо?
        - Но до тех пор думайте. И никому ни полслова, иначе найдутся желающие подмостить под носителя будущей Силы дочек-племянниц… но лучше бы вам выбрать самим, чтоб не связывать род неразрывными узами с кем-то, кто может эти воспользоваться.
        Стоит признать, что отец и мать выслушали эти необычные слова чрезвычайно внимательно. Политика дело тонкое, тут и в самом деле думать и думать. Сегодня друзья, а завтра враги - дело в общем-то вполне житейское и даже рядовое.
        - Что ж, лорд Валлентайн, - барон уже в дверях пожал руку тому, кого ещё вчера боялся и ненавидел. - Я могу что-то для вас сделать? Договор договором, но как человеку мне не хотелось бы быть неблагодарным.
        Сказать по правде, больше всего молодому волшебнику хотелось уйти отсюда. Въевшаяся в мозг привычка как можно быстрее уходить с места работы учащённо гнала по жилам кровь - как в тот раз, когда на хвост ему села свора гоблинских рэйнджеров, разъярённых страшной гибелью своего шамана…
        - Я ближе к обеду зайду ещё раз осмотреть. Оснований для беспокойства нет, но на всякий случай… Тогда и поговорим. А сейчас извините, я устал как не знаю кто. Впрочем, бутылку старого сладкого вина не повредило бы.
        Дальнейшее воспринималось как в тумане. Путь через освещённый утренним солнцем двор, который уже щётками с корнем мыльнянки и известью драили слуги… ворота замка, где статуями застыли двое немолодых солдат… вроде бы в этот переулок?
        - Эй, оборвыш, путь к заведению Балка, Бална или как его там… спсиб…
        Мелькнул на солнце брошенный босоногому мальчишке медяк, а ватные ноги словно в хмельном дурмане несли своего обладателя кривоватыми пыльными улочками.
        - О-о, мой лорд, от вас так несёт смертью - и жизнью? - он даже не нашёл в себе сил рассердиться на проснувшуюся от шума обронённой с пояса шпаги Мазуню.
        Либо дура круглая, раз решилась ослушаться приказа чернокнижника. Либо наоборот, присущая женщинам мудрость очередной раз доказала свою правоту. Да и кто их, этих женщин, разберёт - чем они думают? Уж не головой так точно.
        - Пей, лорд, - Валлентайн с трудом разлепил глаза, когда оловянный кубок с ароматным старым вином мягко ткнулся в его губы. - А теперь ложись и спи. Я просто полежу рядом, можно?
        Да, это так хорошо - засыпать после хорошо сделанной работы, чувствуя совсем рядом биение женского сер… дца…
        Степной пожар гудел словно гигантский огненный зверь и мчался по равнине со ско ростью урагана. И одинокий всадник, что бешено нахлёстывал коня, стремясь уйти с дороги расширяющейся огненной дуги, казался крошечной точкой. Вот-вот они чуть не соприкоснулись, в бок уже пригрело жаром от близкой полосы огня - но взмыленный жеребец в отчаян ном рывке уже вырвался на чистое от сухой травы пятно глинистого такыра. Спасён!
        Валлентайн вскочил с постели, бешено поводя по сторонам шалыми и мутными спросонья глазами. Сердце бешено колотилось, гадостное ощущение во рту не стоило даже описывать, а с подбородка на грудь сорвалась капелька пота.
        - Фу-ух, ну и жара! - волшебник хотел было откинуться обратно на подушки, но передумал.
        Одна только мысль о том, чтобы вновь оказаться в слипшейся от пота постели, к тому же ещё пахнувшей томно и бесстыже этой испарившейся куда-то Мазуней, повергала в брезгливость. Да и сквозь щелочку в занавесках лучик солнца со всей неприглядностью указывал, что дело уже близилось к полудню.
        Поскольку наколдовать втихомолку водопадик воды для умывания да затопить комнату второго этажа Валлентайн попросту не умел, то пришлось ему облачиться в брюки да спуститься по полутёмной лестнице для слуг на задний двор. Двое мающихся бездельем парней, чью понятливость пришлось стимулировать медяком, быстро организовали возжелавшему ополоснуться лорду вдоволь воды из нагревшейся на солнце большой бочки. А служанка с постоялого двора притащила мыла да полотенца - и к некоторой досаде самого волшебника, давешнюю старуху.
        Ти щеголяла великолепным, лиловым с прозеленью синячищем во всю левую половину лица. Эк её Мазуня отделала - глаз заплыл в узкую припухшую щелочку, и раньше чем через седмицу раскроется вряд ли.
        Но портниха приволокла с собой большой свёрток. И пока служанка вытирала их милости спину, деликатно отводя глаза в сторону, старушенция извлекла на свет божий свою работу.
        - Хм-м, а ничего, - Валлентайн разгладил на себе костюм великолепного, серого с переливами муара. - Очень даже ничего! Как на меня шит, неброско но со вкусом.
        Не знаю уж, какие там выражения просились на язык к зловредной старушенции, но проворчала она, что именно что на их магическое величество и шито. А затем Ти уставилась пытливо на волшебника единственным уцелевшим глазом.
        Ну, сводить мелкие раны и ушибы может чуть ли не каждый второй волшебник, даже не относящийся мастерством напрямую к целителям - потому после тщательно подобранного заклинания заплывшая физиономия портнихи приобрела более-менее подобающий вид. Старушенция зыркнула уже обоими глазами, осторожно и недоверчиво потрогала сухой ладошкой ещё чуть желтеющую остатками сведённых побоев половину лица.
        - Сталбыть, не гневаетесь боле, ваше магичество?
        Валлентайн в осторожных выражениях поинтересовался - а откуда бы у старой плесени такой великолепный, довоенной ещё выделки муар? Застегнул на рукавах маленькие пуговки с перламутровыми вставками, и оглядел себя ещё раз. Кто б мог подумать, что в провинциальной глухомани такие таланты обретаются!
        Старуха отвела в сторону глаза, и волшебник с удивлением заметил в них мимолётную грусть.
        - Да берегла для своего сына… а его уж второй год как остроухие стрелами истыкали…
        Бывают слова, на которые не найти ответа. Но очень вовремя из задней двери выплыла давешняя служанка с полным кувшином холодного молока. О, это дело! И волшебник с неизъяснимым удовольствием смыл во рту оставшуюся там горькую сонную одурь. И влезя в свои мягкие полусапожки, принялся прилаживать на поясе шпагу и кошель. Чуть подумав, высыпал из последнего в ладонь несколько серебрушек.
        - Найдёшь себе ученика… или ученицу. Лавку открой. А я в Гильдии слушок пущу среди наших волшебников, чтоб если через Эрбис проезжать будут, насчёт одежды тебя спрашивали. Негоже умению и опыту пропадать.
        Описать изумление, постигшее присутствующих, было бы весьма затруднительно. Барон, что собственною персоною подъехал к постоялому двору да с высоты седла через ветхий забор оказавшийся свидетелем этого эпизода, и вовсе захлопал бы в ладоши - если б у него имелись обе. Но он лишь втихомолку восхищённо хмыкнул и пятками тронул коня дальше. К входу в заведение, где слуга помог ему слезть.
        - Лорд, тут незадача, - его сиятельство легонько поморщился - но поглощающему то ли завтрак, то ли обед Валлентайну того оказалось довольно.
        - Мазуня?
        Барон с кислым выражением на лице кивнул. Оказалось, что уличный сорванец, привлечённый приоткрытой дверью в пекарню да витающими вокруг ароматами, прошмыгнул внутрь в надежде утянуть пирожок или ещё чего-нибудь. Тут-то он и увидал, как рыжая привязала к дверце верхней вьюшки верёвку, а снизу ладит петлю. Ну, пацанёнок успел привести соседей, выдернули дурёху вовремя.
        - Сюда её, - коротко распорядился волшебник. Он отложил в сторону вилку с немного корявыми зубчиками и даже встал из-за стола.
        С немалым удивлением, постепенно переходящим в одобрение, барон наблюдал, как лорд и волшебник несильно, почти без замаха бьёт рыжую красотку по щекам. Не столь больно, сколь обидно…
        Сначала Мазуня лишь стояла покорно, не осмеливаясь опустить лицо или закрыться. Но затем на полыхающих щеках разгорелся уже настоящий пожар, а в глазах девицы мелькнуло что-то иное помимо слёз. А волшебник мерно и как-то даже равнодушно продолжал хлестать её по смазливой мордашке.
        И когда во взгляде глупышки отчётливо обозначилась уже готовая вот-вот прыгнуть тигрица, Валлентайн прекратил избиение. Шагнул вперёд, отвёл сбоку рыжие лохмы и прошептал в алое от гнева и ударов женское ухо кое-что, не предназначенное для посторонних.
        - Всё поняла? - и совсем уж непонятной оказалась давно не виданная в здешних краях полновесная золотая монета, которая с коротким блеском выскользнула из пальцев волшебника и упала в аппетитный вырез блузки девицы.
        Редко когда доводится замечать, насколько быстро меняется выражение лица у людей. Но Мазуня не отвела взгляда. Несколько мгновений помедлила, с непонятной нежностью и в то же время отчуждённостью глядя на своего мучителя. И после чудовищного по исполнению книксена с шорохом юбок исчезла в дверях. Даже не испросила разрешения удалиться, дурёха…
        - Знаете, барон, я уж втихомолку подумываю - не начать ли мне гордиться собой. Малыш здоров, как бывают здоровы только младенцы, - Валлентайн уже вернул обратно в кружева и батист пелёнок наследника здешнего сюзерена, а теперь уделил самое пристальное внимание баронессе.
        Уставшая женщина даже не проснулась, когда волшебник деликатно приподнял веко и заглянул в зрачок. Он поводил ладонью над понятной частью тела спящей, пошептал понятные только ему чародейские слова. Зачем-то лизнул ладошку баронессы, удовлетворённо кивнул, а потом самым пристальным образом уделил внимание изучению отбрасываемой солнцем тени женской руки.
        - Поразительно, - он наконец вернул кисть спящей на постель. - Пойдёмте, барон, нам тут делать больше нечего. По моей части ни малейших претензий, а с остальным пусть разбираются служанки и лекаря.
        В жемчужно-сером щёголе сейчас трудно было бы признать давешнего чернокнижника. Скорее мелкий небедный дворянин или пустившийся в дорогу сынок какого-нибудь графа сейчас шёл рядом с хозяином замка, на поворотах или лестнице осторожно придерживая шпагу привычной рукой.
        В кабинете барона мужчины выпили по капельке замечательного белого вина, пусть и не королевских или эльфийских сортов, но всё же заслуживающего самого уважительного внимания. Валлентайн заодно сравнительно недорого сторговал у хозяина жеребца той весьма редкой разновидности, которая отчего-то довольно терпимо относится к магии.
        - Только, барон, с задержкой выплаты, - Валлентайн пригубил ещё глоточек вина.
        Однако, против опасений отчаянно нуждающегося в звонкой монете дворянина, он всё же пояснил, что тут неподалеку в горах есть старый клад, который может взять только волшебник, и только умеющий управляться с Тенями.
        - Я найму пару-тройку землекопов и сейчас же отправлюсь. Мне всё равно надо где-то в глухом месте сбросить откат заклинания - пусть потом и засыплют, чтоб ни зверь, ни птица, ни случайный прохожий не потравились. Разберусь с тем золотишком да к вечеру вернусь. А то в самом деле, поиздержался что-то.
        Затем Валлентайн озвучил пришедшую ему на ум мысль, показавшуюся самому барону весьма здравой. Дескать, его сиятельству и самому неплохо бы немного встряхнуться, развеяться. Прогуляться, в общем - да чтобы потом заодно ни одна собака не посмела попрекнуть владельца земель, будто тот не знает, что творится в его собственных владениях.
        Однако, когда оба дворянина уже покачивались в сёдлах, а позади погромыхивала телега с тремя соблазнившимися на скромную мзду мужиками, Валлентайн посреди базарной площади придержал своего нервно прядающего ушами гнедого жеребца - красновато-рыжего, с чёрным хвостом и гривой, но на удивление понятливого.
        - Да не стоит она вашего внимания, лорд, - барон немного поморщился, но неохотно остановил своего коня.
        После заключения мира, подписанного в том числе и королём почти наголову разбитого воинства эльфов, нашлись среди остроухих непокорённые, как они себя назвали. Продолжали шастать по лесам и горам, да пакостили так, что командиры гарнизонов да местные дворяне с гневного визга переходили на горестный вой. Вот второго дня и поймали одного такого… вернее, такую.
        Жеребец нервно подрагивал шкурой от запаха магии хозяина и незримой ауры смерти вокруг эшафота. Но Валлентайн кое-как заставил его подойти поближе к осклизлому дощатому помосту. Кончик его шпаги мелькнул под полуденным солнцем и отодвинул ворот рваной одежды пленницы с пятнами засохшей крови и болотной тины.
        У левого плеча на коже обнаружился светящийся даже в дневную пору знак. Волшебник некоторое время разглядывал его завитушки, затем неодобрительно покачал головой. Полночные Белки - это не просто разведывательно-диверсионный отряд армии эльфов. Это, дамы и господа, элита! Что-то вроде гвардии людей или ударного отряда троллей, дюжиной способного взломать оборону крепости.
        - Тэлль, значит? Барон, ночью я спас одну жизнь… пощадите же эту.
        Его сиятельство Эрбис не стал задавать глупых вопросов. Вроде того, зачем чёрному магу презренная эльфийская лазутчица, вдобавок к тому же убившая при захвате одного из егерей и серьёзно ранившая ещё двоих. Потому что барон явственно различил в интонациях волшебника - подари мне эту сучку, и мы квиты.
        Лёгкого повелительного жеста оказалось достаточно, чтобы с грязной шеи сняли уже определённую на неё петлю, а саму пленницу вытолкнули под копыта лошадей и тычком копья заставили упасть на колени.
        - Твоя жизнь стоит меньше, чем верёвка, которой её следовало бы прервать, - в интонациях дворянина невозможно было заметить ничего кроме презрения и лёгкой скуки. - Но мой друг попросил у меня твою никчемную душонку - и я, барон Эрбис, уважаю просьбу лорда и волшебника Валлентайна.
        Голос его взлетел над истомлённой полуденным жаром редкой толпой, собравшейся полюбопытствовать на это зрелище. Пролетел над всей базарной площадью, став достоянием многих - и истории в том числе. Палач еле заметно пожал плечами, а затем с несомненной сноровкой развязал пленницу, не забыв втихомолку сунуть ей под рёбра увесистый кулачище.
        - Служи хорошо новому господину, да не попадайся больше в мои руки. И без тебя работы невпроворот, - пробурчал он, наматывая обратно на локоть верёвку.
        Рывком он поднял за шиворот грязную и настороженно поглядывающую пленницу и поставил её на ноги, после чего поклонился их светлостям и поспешил вернуться к своим делам.
        - Это значит, что моя жизнь теперь принадлежит чёрному магу? - хриплый голос едва пробился сквозь поднявшийся гомон толпы, которая со вполне понятным оживлением обсуждала диковинное событие.
        Смотреть в глаза волшебнику эта тощая, пыльная и чуть остроухая пародия на человека никак не хотела. Очень не хотела, и Валлентайну пришлось носком сапога под подбородок приподнять лицо и посмотреть в него особым, ломающим волю взглядом. Однако он не стал до основания разрушать то незримое нечто, что отличает живого от мёртвого, здорового от полудурка. Лишь усмехнулся в полыхнувшие ненавистью и недоверием зелёные глаза без зрачков.
        - Законы чести тебе известны. Что такое благодарность, ты знаешь тоже, - сухо уронил он и уже отвернулся. - Поедемте, барон, а то на одном месте да ещё и в городе, что-то жарковато.
        С лёгким шорохом с края раскопа осыпалась земля. Валлентайн спрыгнул вниз и уважительно посмотрел на череп исполинского зверя. Ох и здоров же, зараза… впрочем, вспотевшие мужики с лопатами, предводительствуемые бароном, глядели с любопытством, но без особой острастки. Коль скоро их милость чёрный магик заверили, что в его присутствии все демоны и невидимые духи будут ходить смирно и поджав хвосты, то стало быть, и бояться тут особо нечего.
        Волшебник сгибом пальца постукал по кости, отозвавшейся глухим звуком, и неодобрительно покачал головой. Если голову крокодила увеличить до размеров хорошего шифоньера - пожалуй, самое оно будет. Смущало немного полное отсутствие прилагающихся к такому черепу костей - но мало ли, что тут приключилось невесть сколько веков назад?
        Простое, но весьма едкое заклинание опаляло виски неслышным жаром, и бестелесные стражи гробницы в самом деле таращились издали, не будучи в силах защитить это место и даже хоть что-то предпринять. Против них были бы бессильны молнии и огненные шары. Не причинили бы вреда могучие големы земли и воды, подвластные иным волшебникам. Но жутковатая смесь магии смерти и жизни, доступная чернокнижнику, заставляла держаться трусливо колыхающихся демонов подальше.
        Примерившись, Валлентайн сапогом отвесил в область виска хороший пинок. С глухим стуком, от которого содрогнулась земля, здоровенная нижняя челюсть неведомого зверюги приоткрылась и ударила о дно раскопа. И всё, что осталось волшебнику, это бесстрашно залезть рукой в приоткрывшуюся щель меж двух пар более чем впечатляющих желтоватых клыков да пошарить там. Как бы ты ни был силён, а кто-то же тебя в своё время доконал?
        Внутри оказалось не только то, что сквозь землю он видел истинным зрением чёрного мага - полыхающим огнём тут светилось кое-что ещё помимо золота. На удивление хорошо сохранившийся тяжёлый кожаный кошель попался под пальцы первым. Затем удалось нащупать что-то длинное, оказавшееся кинжалом в потемневших ножнах. И последним на свет появился почти квадратный плоский свёрток - когда руки волшебника развернули ветхую отсыревшую дерюгу, глазам его предстала книга в тяжёлом, позеленевшем от времени кожаном переплёте с массивной медной застёжкой.
        - Вроде всё, - Валлентайн сгрузил добычу в привязанную за верёвку корзину, кивком головы показал - поднять.
        Однако толстая конопляная верёвка с завязанными через промежутки узлами что-то не спешила падать обратно сверху, дабы по ней можно было вскарабкаться и самому. И поднятому к небу взгляду волшебника предстала задумчивая фигура барона, стоящего у края.
        В единственной его руке обнаружился взведённый арбалет, и рыльце оружия смотрело точно в переносицу оказавшегося внизу, в весьма неприглядном положении мага.
        - Мне очень жаль, тёмный лорд… - пальцы барона Эрбис вжали спусковую скобу.
        Время застыло расплавленным стеклом. Равнодушно оно рассматривало замерших внутри себя тщедушных двуногих букашек. Презрительно поморщилось на тяжёлый арбалетный болт, что уже сорвался из желобка ложа и, блистая капельками яда, нацелился вперёд. С куда большим уважением присмотрелось к взлетающему подобно ракете фейерверка з аклинанию в ладони чёрного мага. Скептически хмыкнуло на потрёпанную эльфийскую воительницу, которая стояла в сторонке и с мрачным недоверием разглядывала всё это зрелище.
        На застывших мужиков с лопатами в руках вечность едва глянула. А вот тёмный, почти чёрный предмет, чуть виднеющийся из-под ветхой ткани, приласкало нежно и нескромно. Надо же - человековский волшебник коснулся этой книги, и его не испепелило на месте? Удивительно!
        Ах вот оно что - из-под тёмной и пряно-тягучей чёрной ауры блистало незамутнённ ым светом совсем, совсем иная, свежая и искрящаяся волна. Ну, тогда, как говорят эти глупые и суетливые существа - совсем другое дело… Привет, Хозяин!
        Удивительно, но такой опытный воин, как барон Эрбис, промахнулся при выстреле почти в упор. Зато ответное заклинание едва не зашвырнуло его в небеса. Затрещало жаром испаряющейся плоти лицо, мутными брызгами разлетелись лопающиеся глаза… Стоящий человек, или вернее то, что ещё только что было им, мелко затряслось, когда невидимые демоны сорвались с привязи и впились в его тело.
        Освобождённые от доселе сдерживающей их воли чёрного мага, они шустро обгрызали живую, горячую и столь лакомую человеческую плоть. Да и не пришлось их к тому принуждать - за столько веков никто не потревожил гробницу-хранилище, и стражи изголодались настооолько… напоследок захрустели жадно перемалываемые в незримых жерновах кости.
        Всего лишь просто на миг приспустить с невидимой привязи, разрешить . И теперь лишь тень осталась на уже подсыхающей земле у края ямы, да серебряная пряжка с исчезнувшего баронского пояса.
        - Верёвку, - негромко потребовал чернокнижник.
        Миг-другой ничего не происходило. Соляными столбами застыли упавшие на колени мужики с судорожно вытаращенными глазами и разинутыми в задушенном крике ртами. Под одним даже расплывалась тёмная лужица.
        Тэлль презрительно поморщилась в их сторону и шагнула вперёд. Брезгливо, ногой отодвинула в сторону покорно отодвинувшуюся тень бывшего барона, и присела на корточки у края.
        - Знаешь, я всё-таки предпочту смерть рабству, - её сиплый от пыли и усталости голос оказался всё же громче чуть окрепшего к вечеру и уже тонко посвистывающего в расщелинах меж окрестных скал ветерка.
        В принципе, Валлентайну не надо было даже напрягаться с каким-нибудь заклинанием. Кончиком шпаги он как раз достал бы до этой пыльной эльфийской мордашки, с которой на него смотрели потемневшие в ожидании смерти чуть раскосые зелёные глаза.
        Однако, он забрался на макушку наплевательски отнёсшегося к такому делу черепа. Глухо притопнул подошвой, проверяя опору на прочность, примерился взглядом - и прыгнул.
        Каменистая земля у края раскопа сыпалась вниз целыми вёдрами, предательски хрустела и раздавалась под локтями, однако волшебник всё-таки вылез. Хоть ему и недоступны были всякие полезные заклинания вроде левитации или порталов, но всё-таки здоровый образ жизни и постоянное пребывание на свежем воздухе имеют свои преимущества.
        Крохотным вихрем взвилось привычное заклятье - и с серого костюма взлетела пыль, мелкие травинки. Даже попавший в карман камушек кропотливо удалила магия, и через миг волшебник вновь смотрелся неприлично чистым щёголем.
        - Все видели, что здесь происходило? - сурово спросил он у покорно опустивших головы мужиков. И дождавшись осторожного кивка, продолжил. - Смерть такого высокопоставленного дворянина, как барон Эрбис, расследовать будут со всей тщательностью. Потому советую говорить всё как было - и вас никто не тронет.
        Лёгкого пинка под зад и короткого приказа хватило, чтобы понурившаяся Тэлль живо подхватилась на ноги и принялась пересчитывать деньги из добытого мешочка. Волшебник краем глаза поглядел, как чуть воспрявшие духом землекопы осторожно, боясь лишний раз звякнуть, укладывают на замершую в сторонке телегу свои лопаты и кайла. А сам уделил самое пристальное внимание оставшейся на краю ямы тени.
        Удивительное для непосвящённого в иные секреты дело - тень имелась, а того, кто мог бы её отбрасывать, решительно не наблюдалось! Потому эльфийка, хоть и сортировала на холстине старинные монеты, многих из которых определить не могла даже она, с любопытством поглядывала на действо. А тень мало-помалу пошла радужными разводами, расплылась. Когда неведомое, но наверняка чёрное-пречёрное заклинание волшебника закончило свою работу, отражение на земле уже имело две руки вместо одной - и вот тут-то эльфийку прошиб холодный пот.
        - Да, это новый страж собственной могилы, - Валлентайн кивнул в её сторону.
        Носком сапога он брезгливо зашвырнул вниз пряжку. Улыбнулся, когда непостижимым образом серебряное изделие влетело в пасть неведомого зверя, и та с глухим лязгом захлопнулась.
        - Отойди подальше и приготовься, миг-другой будет очень плохо, - и едва закончившая счёт эльфка прыгнула прочь, волшебник обрушил на дно ямы до сих пор старательно удерживаемый где-то в себе клубок магии.
        Если кто-то тут думает, будто это было больно или мучительно, то такой жестоко ошибается. Происходящее действо больше всего похоже было на то, мысль о котором неизбежно посещает каждого после изрядного употребления пива. Разве что происходило не в грубом и малоприглядном материальном виде, а на тонком плане магических энергий. Тщательно удерживаемый в состоянии неустойчивого равновесия клубок весьма неприятных магических огрызков и лохмотьев тонкой сладостной струйкой излился в раскоп.
        Тоненькой - чтобы не полыхнуло. А то, знаете ли, на самом деле камень и земля прекрасно горят…
        Надо признать, что череп древнего исполина отнёсся к такому над собой оскорбительному действу весьма равнодушно. Лишь почудились стоящему наверху волшебнику загоревшиеся в тёмных провалах глазниц жадные огоньки, да беспокойно заметалась покорно лижущая сапог тень.
        - Вниз, - коротко распорядился маг неожиданно властным голосом.
        И настолько неумолимым был этот приказ, что эльфийская диверсантка, которую за ближней скалой просто нестерпимо выворачивало чуть не наизнанку, едва удержалась от того, чтобы не прибежать на зов да не сигануть вниз самой.
        А вслед за бесшумно канувшей в темноту на дне тенью с шумом обрушилась вынутая из раскопа груда каменистой земли. Сверху покорно легли несколько вынутых во время работы осколков покрупнее. Поверхность со скрипом заворочалась, утрамбовываемая невидимым заклинанием, и наверху остался торчать лишь небольшой, чёрный словно мрачный обелиск обломок камня.
        Отныне то была могила барона Эрбис.
        Солнце уже давно село за дальние отроги находящихся чуть южнее гор, а по пустынной в этот час дороге неспешно ехали двое, погружённые в свои думы. Никого из них не беспокоила почти надвинувшаяся темнота - уж эльфы и так видят в ней ничуть не хуже кошек, а чёрному магу она вообще была милее и привычнее беспощадного сияния солнца.
        - Видишь ли, Тэлль - смерть у чёрного мага нужно ещё заслужить. Но даже и она не избавит тебя от моего неприятного общества, - Валлентайн мимолётно взвесил в руке почти опустевший кошель.
        Плату за своего гнедого и за теперь уже не нужного покойному барону великолепного вороного коня он отсчитал мужикам сполна, и велел передать баронессе. Да ещё и им самим кинул по монете за волнения и труды. А посему, сильно разбогатеть не удалось. Да в принципе, ничего страшного! За золото не всегда можно найти хорошего мага - но хороший маг всегда в состоянии добыть себе немного золота.
        Едущую рядом Тэлль одолевали совсем другие мысли. Понятное дело, в последний момент выскользнуть из петли оказалось невыразимо приятно. Попасть в должники некроманта - это уже гораздо, гораздо хуже. А происшествие у подножия горы эльфийка вспоминала с презрением. Такое возможно только у людей, чтобы соплеменники убивали друг друга ради пары пригоршен золота. Так что, мнение её насчёт хомо не то чтобы упало совсем… просто, ниже уже было некуда. Оставалось только ехать на полусонном жеребце за чернокнижником да втихомолку грустить о своей судьбе.
        Правда, на самом закате Валлентайн зачем-то слез со своего конька и в поводу трижды обвёл его вокруг встретившегося по пути великолепного, стоящего чуть на отшибе могучего дуба.
        - Там наверху дупло, - как-то скучающе заметил он растерянно взирающей на это занятие эльфийке. - Залезь и принеси содержимое.
        Никакой роли не играло, что личные вещи волшебника и его заплечная сумка остались в давно исчезнувшем за горизонтом Эрбисе. Главное, что сейчас они оказались в том дупле, и любопытной белкой взлетевшая по ветвям эльфка бесцеремонно сбросила их вниз.
        Валлентайн отвесил ей беззлобный, больше для порядка подзатыльник и посоветовал кое-кому больше не ронять его вещи. После чего невозмутимо сложил их в свою словно бездонную сумку и поехал дальше. И вот теперь эльфка покорно следовала рядом и на шаг позади, и даже не находила в себе сил удивляться всему случившемуся.
        - А что нужно, чтобы заслужить у чёрного мага жизнь? - от такого вопроса волшебник даже полуобернулся и через плечо удивлённо покосился на понурую эльфку.
        - Хороший вопрос. Очень хороший - не зря всё-таки вас, остроухих, умниками кличут, - признал он и некоторое время ехал молча.
        В том месте, где уходящая вглубь королевства просёлочная дорога переползала по бревенчатому мосточку небольшую речушку, почти ручей, волшебник остановил коня и призадумался. Где-то там, впереди, эта пыльная дорога, после дождей наверняка превращающаяся в непролазную грязь, превратится в широкий и ровный, вымощенный каменными плитами и потому хорошо охраняемый королевский тракт. А потому, прежде чем лезть туда, стоило чуть отдохнуть да немного подготовиться.
        По этим размышлениям он пятками повернул коня налево. Уж каждый, кому приходилось управляться со скакуном в бою, обязан был уметь подобное - чтобы оставить для дела свободными руки. А слева как раз вроде повело тягучим, для другого неотличимым от болотного запашком. Где-то там обитала здешняя ведьма…
        - Вообще-то, я на твою жизнь вроде и не покушаюсь, - лениво сообщил волшебник эдак через полчасика, давая пищу для размышлений уже подрёмывающей в седле эльфке.
        Заметив, что та встрепенулась понуро, но отвечать не спешит, он повысил голос и крикнул в непроглядную для других темноту под кронами горных сосен:
        - Эй, бабуля! Не шали тут, а то не приведи боги, прогневаешь меня!
        Последнее время настырно пялящиеся со всех сторон отвратительные рожи нехотя пригасили глаза, а так и лезущий в ощущения липкий страх медленно, неохотно уполз прочь. И вскоре за стволами замелькал огонёк, столь разительно отличающийся от плывущих по сторонам светлячков, гнилушечно-зелёных болотных маяков и прочей светящейся гадости, что Тэлль даже вначале обрадовалась - уж этот был именно огоньком. От слова огонь.
        Лесная хижина хоть и не отличалась особым изыском, но как пристанище лесной ведьмы годилось вполне. Даже ветхий сарайчик рядом, внутри которого приехавшие безошибочно разглядели равнодушно жующую свою жвачку дремлющую корову и пару бессовестно дрыхнущих в углу коз - и тот своим видом навевал мысли вроде свалки или послевоенных руин.
        На пороге стояла ветхая с виду старушенция самого что ни на есть примечательного облика, и с фонарём в руке вслушивалась в нежданных гостей с самым что ни на есть недоверчивым видом. Её седые длинные космы беспорядочно разметались по сухоньким плечам, а в суковатой палке, на которую ведьма опиралась, намётанный глаз тотчас признал бы зачарованную до поры ядовитую змею.
        - Уж не серчайте, ваша тёмность, издали не приметила, - голос у ведьмы оказался на диво звучный, полный скрытой силы.
        Она легонько поклонилась чернокнижнику, люто зыркнула на сползшую наземь эльфку незрячими бельмами глаз и втихомолку даже плюнула на её след.
        - Тьфу, погань остроухая! - проворчала старая кошёлка, а потом засуетилась, куда более вежливо пригласила господина волшебника в свою скромную обитель.
        Вообще-то, Тэлль случалось видать ведьм из рода хомо, и даже столь колоритных. Но то, что эта старая женщина так откровенно пресмыкается перед чёрным магом, её даже несколько позабавило. Впрочем, отчего же - если такому угодить, самой ведьме при её скромных силах прибыток будет очень даже большой.
        - Ладно, бабуля, не дёргайся, - волшебник мельком оглядел скромную, если не сказать убогую обстановку хижины и неприкрыто осуждающе вздохнул.
        - Приведи в порядок вот эту остроухую, - он ткнул пальцем через плечо. - А нам бы до утра отдохнуть, потом дальше отправимся. За конями посмотри… да сама знаешь, что надо гостям, если по-хорошему.
        Дальнейшее Тэлль вспоминать очень не хотелось. Как старуха отмывала её в какой-то подозрительной лохани, поливая едва разогретой водой, и при том всё время ворчала себе под нос всякие слова, из которых самыми безобидными были "стервь остроухая" или "сучонка зеленоглазая". Как затем едва подсохшую рану на бедре ведьма смазала отвратительно воняющей и жгучей мазью. Между прочим, если б не та дырка от случайно нашедшего свою цель арбалетного болта, не видать бы егерям хомо эльфийской лазутчицы как своих ушей! Не догнали бы просто…
        Валлентайн уже проснулся и теперь валялся на лежанке в ленивой полудрёме, закинув руку за голову и одним глазом поглядывая на суетящуюся у печи ведьму. Вот такой лет через несколько могла бы быть и матушка, если бы не трусливый навет одного подлеца, которому ведьма отказала в приворотном зелье да бесцеремонно вытолкала взашей. Чего греха таить, не любят люди, а особенно власть имущие, вечно имеющих на всё своё мнение колдунов. Ладно полноправный волшебник, обладатель патента и прочих документов, важнейшим из которых являлся диплом Школы Высокой Магии. Но обвинить простую деревенскую ведьму во всех смертных грехах да потом с жадным и нездоровым любопытством смотреть, как жарко полыхает на костре её Сила, куда как просто…
        В плечо ткнулось мягкое тепло, потёрлось и потом мерно заурчало. Отчего коты и кошки так тянутся ко всем без исключения чародеям, не знали даже многомудрые члены Совета. Однако думать о предстоящем разговоре с ними волшебнику не хотелось, потому он лениво почесал с удвоенной силой замурчавшего котейку за ухом и вернулся к своим воспоминаниям.
        Маменька в молодые годы, когда только начинала, отличалась какой-то особой, колдовской красотой безо всяких к тому усилий. Оттого и понятно, что повелитель тех земель (между прочим, граф), который однажды завернул в домик ведьмы снять с себя ужасно досаждавшее проклятие кого-то из недругов, стал наведываться куда чаще нежели позволяли всяческие приличия. Вот так и вышло, что через некоторое время на свет и появился он, бастард наречённый Валлентайном. Граф признал сына и даже намеревался со временем дать ему возможность вести куда более подобающий образ жизни.
        Однако завертелась война, и всё куда-то сгинуло в огненной круговерти. И одинокая ведьма, вынужденная сбежать в соседнее королевство, так и не дождалась с поля битвы своего графа. Где-то так и белеют непогребёнными его кости… надо будет найти да хоть так отблагодарить никогда не виданного отца - спасибо сказать за появление на свет. А зелёные глаза… мать как-то в порыве откровения проворчала сыну, что бабку его однажды елф огулял - тоже, говорят, была собою в молодости очень даже и весьма.
        Эх, маменька! Прожить бы тебе лет ещё пятнадцать, пока удалось молодому чернокнижнику войти немного в силу да набивая шишки и сшибая все углы набраться опыта - тут уж тебе я помереть не дал бы…
        - Вашмилость, не надоело бока отлёживать на лежанке? - ворчливо пробурчала ведьма и бухнула на стол чугунок. - Или так понравилась постелька старой ведьмы?
        Вошедшая с улицы Тэлль, которая, судя по соломинке в растрёпанных коротких волосах, остаток ночи провела на сеновале, едва не подавилась водой из кружки. Судя по её округлившимся почти до человеческих пропорций глазам, старую ведьму сейчас начнут медленно и со вкусом того… этого…
        Однако волшебник лишь беззлобно усмехнулся, и со вкусом потянулся всем телом. Чего греха таить, приятно ощущать себя здоровым и отдохнувшим, особенно когда на столе уже появляется нехитрая, но сытная и добротная снедь. Потому он лишь проворчал в ответ старой перечнице пожелание самой не перепортить всех парней в округе, и нехотя стал подниматься.
        Ведьма запнулась на полуслове, но в ответ стала поглядывать бельмами не в пример более благосклонно. Завтрак прошёл в молчании. Тэлль клевала кое-как, и лишь мягкие, но с еле заметным нажимом произнесённые слова Валлентайна, что поесть надо хорошо, заставили её приступить к трапезе более основательно.
        В принципе, вполне съедобно. Доводилось едать куда худшую стряпню…
        Правда, эльфка немного насторожилась, когда ведьма равнодушно поинтересовалась, зачем такому сильному чёрному магу эта остроухая шлёндра.
        - Сам ещё не знаю, - честно ответил волшебник, оторвавшись от большой кружки парного молока. - Её смерть ничего не изменит, а так, глядишь, на что-нибудь у демонов или болотных упырей обменяю.
        Тэлль поперхнулась так, что ведьма с неописуемым удовольствием стукнула ей по спине кулачком.
        - Зомби толкового из эльфа тоже не сделаешь, - Валлентайн пожал плечами. - Но вдруг на что сгодится?
        Правда, продолжения темы Тэлль не дождалась - сразу после окончания завтрака волшебник вытолкал её в дверь, ещё и вновь вполушутку наподдал для понятливости пониже спины.
        - Погуляй пока. Когда можно будет вернуться, сама почувствуешь…
        И вот теперь эльфка покачивалась в седле. Но время от времени невольно поглядывала назад, где на пороге убогой хижины их отъезд провожала совсем ещё юная девчонка с мудрыми и немного усталыми глазами. Стройная, с длинной косой, и на хомовский лад даже красивая. Кто б мог подумать, что этот чернокнижник настолько силён?
        Её даже не настолько поразило виданное чуть раньше зрелище, когда на заброшенном старом кладбище чёрный маг небрежно простёр над одним из едва угадываемых холмиков ладонь и прошептал отозвавшиеся душной тошнотой слова. Земля тотчас же зашевелилась, и с хрустом разрываемых корней из своего надёжного лёжбища выбрался скелет.
        - Вполне, - кивнул маг, удовлетворённый коротким осмотром.
        А затем, повернувшись к любопытно приглядывающейся смазливой ведьме, сообщил, что на год в этом костяке силы хватит. Ремёслам обучен, хибару и хлев починит на совесть, и даже криницу тёсаным камнем обложит. А как придёт срок, сам вернётся сюда и обратно ляжет в землю.
        - Владей, раз я сегодня такой щедрый, - он шлепком припечатал в ладонь ведьмы невидимые нити заклятий…
        Давно уже остался позади лес в предгорьях, а эльфка нет-нет да оборачивалась, не в силах оторваться от своих непростых дум.
        - Ну хорошо, изничтожать мою жизнь не собираешься, - она осторожно продолжила вчерашний разговор по поводу весьма и весьма интересующего её вопроса. - А как насчёт свободы? Могу ли я заслужить её?
        Как и ожидалось, волшебник ответил где-то через полчаса, когда они проехали через небольшую деревню, распугивая с дороги недовольно гогочущих гусей и только чудом не задавив нежащуюся в пыли на деревенской площади свинью.
        - Да разве ж я тебя силой тащу? Или у тебя кандалы на руках и рабский ошейник на шее?
        Тэлль мимолётно с испугом потрогала шею, где вовсе не наблюдалось медного украшения. Хотела уж было ответить, что долг благодарности и прочее для эльфов не пустой звук… но вовремя сообразила, что волшебник такого уровня знает об этаких делах не хуже её самой. Нет, ну угораздило же! Из петли попасть в должники чернокнижнику - и неизвестно ещё, не было ли бы для неё лучше там, на виселице дрянного городка хомо и закончить свой век?
        Валлентайн от нечего делать искоса поглядывал на свою спутницу. Тощая до такой степени, что выделялась бы этим даже среди своих соплеменников, но жилистая, выносливая. Да и как иначе, в Бешеные Белки, как частенько по злобе называли тот элитный отряд, других и не брали. Ничего, откормится…
        - Ну хорошо, а что я должна сделать, чтобы заслужить свободу?
        Едва дождалась она, пока пройдут полчаса. Тэлль живо сообразила, в какую игру они не сговариваясь стали играть, и после некоторого колебания всё же включилась в неё. Перспектива умереть от скуки ей не грозила - уж и обучена была на совесть, да и непоседливым характером не отличалась. Потому ехала с тем завидным спокойствием, которым только и отличаются привыкшие к дальним переходам солдаты.
        И когда путь уже почти упёрся в ворота раскинувшегося на полгоризонта города, а копыта коней глухо застучали по настилу опущенного по дневному времени привратного моста через ров, только тогда она и услышала очень не понравившийся ей ответ.
        - Я вчера не спрашивал тебя, что могу для тебя сделать. Ведь так?
        Втихомолку скорчив страшную рожу недоумённо пялящемуся на неё солдату в воротах, от чего тот легонько побледнел да едва не наделал в свои железные штаны, Тэлль всё же признала, что определённая, пусть и извращённая логика в словах этого непонятного чернокнижника всё же имеется.
        Стоит признать, что нынешний въезд чёрного мага в город не ознаменовался никакими событиями. Наводящий вполне понятный ужас чёрный плащ нынче покоился в необъятных глубинах по-прежнему полупустой заплечной сумки. А то, что по улице на гнедом жеребце едет волшебник, никого особо не взволновало. Хоть и диковина, но всё же не настолько, чтобы событие это выбило из колеи привычную, постепенно налаживающуюся жизнь. Правда, косились, и весьма неприязненно, на эльфку без кандалов, но в присутствии едущего впереди мага на глупые вопросы не осмелился никто.
        - Ваша милость надолго к нам? - пухленький румяный бургомистр лично выбежал на крыльцо ратуши и более чем уважительно поклонился лорду и волшебнику.
        Валлентайн вовсе не настроен был устраивать повторение давешних событий. Этот город не так сильно пострадал от войны, да и здешний маркиз ничем плохим не запомнился, а потому, дамы и господа, стоило как можно быстрее и без особых разрушений оставить его позади копыт своего коня.
        - Отобедать. Дать немного отдохнуть коням. Переодеть и экипировать по-дорожному вот эту остроухую чуду-юду.
        Едва волшебник своим видом дал понять, что слова окончены, как толстячок развил бурную деятельность. Специально вызванный офицер лично повёл вороного коня эльфки в торговый квартал, заверив, что с оплатой пусть у местного банкира голова болит. Другой предложил на выбор трактир для знатных гостей "Кабанья голова", но доверительным полушёпотом сообщил, что в "Красной кошке" кормят всё-таки получше.
        Валлентайн ткнул пальцем в услужливо раскрытую и поданную бургомистром книгу, и оставил напротив сегодняшней даты оттиск своей Силы. Уж порядок, когда проезжающий через крупный город волшебник свидетельствовал своё здесь пребывание, заведен не нами - не нам его и нарушать.
        - Что ж, "Красная кошка" звучит как-то экзотичнее, - волшебник кивком головы отпустил потеющего бургомистра и даже помахал ему ручкой в ответ. Пусть толстячок воспрянет немного духом…
        А затем милостиво позволил офицеру подхватить под уздцы своего коня и лично проводить к приюту диковинного цвета животного.
        Тут оказалось тихо и как-то даже уютно. В углу с супругой и пухленькой дочуркой важно трапезничал какой-то городской чиновник. Двое морских офицеров, невесть какими ветрами занесённых так далеко от своего фрегата, с видом записных знатоков обсуждали достоинства и недостатки здешнего вина. Но больше всего поразили Валлентайна домотканые половички, постеленные меж столов на добела выскобленные плахи пола. Что ж, и в самом деле заведение приличное…
        Всё же он вежливо но настойчиво отказался от предложенного столика в почётном углу, а взамен высказал пожелание, чтобы пару-тройку столов сдвинули вместе.
        - Возможно, меня навестят несколько коллег, - едва он заикнулся о такой возможности, как понятливый служка всё организовал в тот же миг.
        Поначалу волшебник чуть неловко ощущал себя за огромной белоснежной скатертью, накрывшей площадь как хорошая кровать. Но едва в двери сунулась одетая в добротную одежду вместо своего прежнего рванья Тэлль, как он почувствовал знакомые пульсации магического поля.
        - Плюс ещё четыре, - коротко распорядился он в сторону, и замеревший в услужливой стойке слуга тотчас же унёсся на кухни.
        Они входили в дверь, и волшебник который раз удивился, отчего при такой концентрации могучих волшебников в одном месте это заведение, да и весь город, не разлетаются прочь жалкими обломками. Казалось, стены едва держатся от прибывшей сюда Силы.
        Трое членов Совета из пяти. Тут поневоле почувствуешь себя важной персоной… Валлентайн отбросил в сторону свои несвоевременные мысли. Обнаружив, что стол уже сервирован как надо, а возле него переминается с ноги на ногу оробевшая от такого общества эльфка, он встал и широким гостеприимным жестом пригласил коллег по мастерству присоединяться. Ну, заодно и Тэлль нашлось место по левую руку.
        - Это означает, что мы сидим не за одним столом с врагом? - уточнил Кизим, один из двух знакомых Валлентайну магов.
        - Разумеется. И оставьте подобные пошлости в покое, дамы и господа, - волшебник кивнул, и некоторое время собравшиеся здесь уделили внимание трапезе.
        Тэлль безо всякого аппетита выхлебала тарелку супа, представляющего собой несколько изменённый и наверняка ворованный рецепт популярного у эльфов tress-a-venue. И лишь когда наступила положенная между блюдами пауза в четверть часа, румяный здоровенный блондин в алой мантии огненного мага поинтересовался ленивым сочным баритоном:
        - Ну, молодой человек, что там вы сотворили в полночь в баронстве Эрбис?
        Чернокнижник пожал плечами. Вынул из рукава свиток и подал интересующемуся такими мелочами члену Совета - уж то востроглазая эльфийка приметила сразу, ибо по низу плащей всех троих прибывших шла широкая золотая кайма.
        Высокий, статный и бритоголовый, этот магик излучал ту спокойную и несуетливую уверенность, которая иногда так бесила Тэлль в этих хомо. Стоило признать, правда, что такой великий волшебник, занявший место в Совете Магов, имел на то полное право. Что ж, по нашей классификации, пожалуй, типичный "сенатор". Как говаривал его светлость король эльфов - побольше б таких, потому что именно на них земля держится.
        Пока представившийся Кизимом внимательно читал поданный ему документ, эльфка сделала вид, что ну просто умрёт, если не нальёт себе ещё полбокала вот этой колючей воды-с-пузырьками. А сама из-под прикрытия ресниц быстро и цепко окинула взглядом сидящую почти напротив магичку в белоснежном плаще.
        Безмятежно-красивое личико так напомнило мордашку фарфоровой куклы, которая в кошмарах иногда снилась Тэлль после того, как однажды они вырезали большой посёлок хомо, а потом зачищали его… она едва не опрокинула тонко шипящий пузырьками бокал и с немалым трудом вернулась к своим наблюдениям да проистекающим из них выводам.
        Толстого слоя штукатурки, которой отчего-то так любят уродовать себя самки хомо, на мордашке нет. Несколько легчайших штрихов - что ж, это тебе в плюс, магичка. Светло-русые, почти золотистые волосы отлично подходят к загару… хм-м, неплохой вкус - вполне уместно к внимательным фиалково-синим глазам. Ярковаты немного, но мужчинам, говорят, нравится. В комплекте со светло-серым балахоном магички да ослепительно-белым плащом с золотой каймой по низу смотрится просто великолепно. Единственное украшение - тонкая золотая цепь Совета, это даже хорошо. Правда, обручального кольца нет, и даже следа от него. Чуть полновата… но это по эльфийским нормам, а по меркам хомо самочка хоть куда. Пожалуй, "принцесса".
        Сидящий справа вполне блондинистого вида стройный маг дал куда меньше пищи для размышлений. Так радующий взор зелёный плащ целителя, тонкие нервные пальцы. Однако лицо и часть головы волшебника закрывало широкое кольцо мерцающего словно пламя золотистого сияния, и многие считали это причудой или кичливостью самых сильных из Владеющих Силой. Однако Тэлль не понаслышке знала, что такое заклятье вешают на себя волшебники после работы с самыми сильными заклинаниями - чтобы остаточными эффектами не навредить окружающим. Поскольку этот явно отдыхающий после трудной работёнки целитель пока молчал, Тэлль пока временно отнесла его к "трудоголикам"… и как раз закончила неспешно цедить свои пузырики.
        - Грамотно сформулировано, и при том чертовски убедительно выглядит, - Кизим провёл над листом ладонью, отчего тот полыхнул неяркими сполохами, удовлетворённо кивнул и передал документ своей соседке, "принцессе".
        Фриледи белую магичку Сандру чёрный маг Валлентайн тоже знал не понаслышке. Было однажды дело… хотя силы Света и торжествовали после того поединка, выжатая как лимон магичка всё же процедила сквозь жемчужные зубки, что если один молодой нахал когда-нибудь наберётся со временем опыта и при этом не позволит себя угробить, то она, пожалуй, на будущее воздержится от таких дуэлей…
        Сандра окатила волшебника водопадом фиалково-синей нежности и улыбнулась.
        - И всё же, как я полагаю, от барона не осталось даже мокрого места?
        А-а, Падший и десять тысяч демонов! От звуков её мягкого, с легчайшей пикантной хрипотцой голоса Валлентайн почему-то вспомнил задыхающийся от страсти шёпот Мазуни.
        Безукоризненно наманикюренный ноготок поковырял подпись, будто волшебница могла допустить одну только мысль о подделке, и с лёгким вздохом - дескать, как бы мне ни хотелось, а придраться не к чему - передала свиток в ладонь целителя.
        Пергамент по пути сам собой свернулся в привычную ему форму трубочки. Зеленоплащник повертел его в пальцах, зачем-то заглянул в отверстие… заговорил, и только сейчас Валлентайн и Тэлль и догадались, кто он. Ибо не узнать эти мягкие и плавные интонации, так ласкающие и баюкающие слух, было попросту невозможно.
        - Я даже не сомневался, что всевозможные и исчерпывающие объяснения будут представлены. И всё же, великий договор насчёт ограничения на применение чёрной магии никто не отменял, - эльф пожал плечами и нехотя представился. - Мастер Эндариэль.
        Валлентайн в другое время тоже великосветски пожал бы плечами и с безразличным тоном ответил бы какую-нибудь напыщенную банальность. Однако он легонько разозлился, а потому откинулся на спинку кресла и поинтересовался в пространство куда-то над столом:
        - Хм-м, с каких это пор в Совет Магов стали пускать всяких там остроухих?
        Кизим довольно хохотнул. Утёр неспешно салфеткой губы и только потом заметил:
        - Король эльфов подписал мир, наш тоже. И для укрепления отношений мы решили соблюдать не только букву закона, но и его дух.
        Однако тут нашлись не согласные с этими словами - Валлентайн довольно невежливо через плечо указал на Тэлль ножкой тушёной с грибами и телятиной пулярки.
        - Попробуйте объяснить это ей.
        Эндариэль некоторое время, судя по всему, приглядывался к вовсе не обрадованной таким вниманием эльфийке, а потом неожиданно поинтересовался.
        - Из так называемых непокорённых? М-да, девонька… Даже если и удастся тебя вырвать из лапок некроманта, во что лично я не верю, то под своды Вечного Леса тебе путь всё равно заказан.
        Тэлль с досадой уронила вилку на край стола. Ну кто этого целителя за язык тянул? Знаю, всё сама знаю, на что шла - только путь домой заказан был гораздо раньше. Ещё когда вовсе не легонько спятивший капитан Тэарениль приказал вырезать всё большое село этих хомо и даже всю скотину… подумалось ещё тогда, что это тянет на военные преступления и геноцид - но ослушаться духу не хватило.
        - Лучше расспросите её насчёт последних минут барона - каюсь, я был внизу и не всё видел, - Валлентайн внимательно посмотрел на досадливо скукожившуюся ауру эльфийской диверсантки, а затем указал рукой на едва ополовиненную пулярку. - Кто-нибудь ещё претендует?
        - О-о, нет! - с очаровательным смехом Сандра замахала ладошками. - Талию надо беречь.
        Валлентайн проворчал, что талию волшебнице можно испортить только одним способом, а затем поставил большое блюдо перед изумлённо распахнувшей зелёные глаза Тэлль. - Всё съесть. Это приказ, мастер-сержант - тебе надо набрать ещё пару десятков фунтов веса.
        Мысль о том, зачем это могло бы чернокнижнику захотеться привести её в упитанный вид, вовсе не привела в восторг Тэлль. Разумеется, она прекрасно знала о горячем темпераменте этих самцов хомо, и до поры прятала в уголке сознания мысль, что чёрный маг вполне может возжелать от неё подобных услуг… но немного подкрепить изнурённое во время скитаний по диким местам тело и впрямь стоило бы.
        - Ну что ж, - она вздохнула для решимости, откромсала себе первый кусок, и приступила к полезному с очень полезным - то бишь изничтожению пулярки и одновременно рассказу о своих злоключениях с момента уже надевшейся на шею шершавой и колючей верёвки, и до извлечения пожитков из дупла в вовсе не имеющем такового дубе.
        Трое членов Совета слушали чрезвычайно внимательно, и лишь когда Тэлль вгрызалась зубками в нежнейшее мясо, вполголоса обменивались впечатлениями или задавали вопросы. Если вы думаете, что эльфы не умеют разговаривать с набитым ртом, то здесь вы глубоко заблуждаетесь - эльфийка даже в таком состоянии говорила лучше и внятнее, нежели большинство наших весьма косноязычных соплеменников.
        - Непонятно, - Кизим опёрся подбородком на сцепленные руки и смотрел куда-то в сторону, - Неужто барон настолько обнищал, что прельстился золотом и решил, что делить на двоих не стоит?
        - Кстати, лорд Валлентайн, - эльфийский целитель вернул на стол бокал с золотистым вином. - Что там было в том кладе?
        Сам лорд лениво ковырялся ложечкой в мороженом, которому в другое время уделил бы гораздо менее пристальное внимание.
        - Весьма приятная сумма в старинных монетах, какой-то ржавый ножик со следами чьей-то крови. Я не выкинул, хотел где-нибудь в глухомани поднять и допросить призрак убитого - всё же интересно, что там когда-то произошло и от какого же зверюги тот череп. Ещё какая-то дребедень… если интересуетесь, оно в дорожных сумах где-то валяется.
        Фриледи Сандра великосветски отмахнулась. Ковыряться в каком-то доисторическом хламе, которым сам чернокнижник интересуется с чисто археологическим нездоровым любопытством - увольте нас от такого!
        - А касаемо главного пункта - нарушения закона, - Валлентайн обвёл глазами присутствующих. - Я спас жизнь малыша, при других условиях не имевшего никаких шансов. И ещё…
        Во взгляде его неожиданно мелькнула жёсткость, и догрызающая гузку Тэлль едва не поперхнулась. Вот оно, начинается! Сейчас этот чернокнижник устроит здесь что-то такое, что потом попросту некому будет вспоминать.
        Однако молодой волшебник всего лишь чётко и внятно произнёс:
        - Надеюсь, никому не надо объяснять, в какой заднице мы все окажемся, если будем всего лишь формально соблюдать букву закона, забывая про его дух?
        Волшебница в белом чуть поморщилась по поводу формулировок, но с общим смыслом высказывания довольно быстро позволила себя уговорить. Эльф как целитель проявил тоже вполне объяснимую широту взглядов. Уж использовать жизненную силу и без того осуждённого на казнь убийцы, чтобы спасти ребёнка? Не такой большой грех!
        Как ни странно показалось Тэлль, но последним согласился бритоголовый Кизим.
        - Ладно, молодой человек. Три голоса из пяти у вас уже есть - а с остальными членами Совета мы поговорим, попробуем убедить, - он протянул руку, и свиток документа сам взмыл со скатерти в воздух и вплыл в его подставленную ладонь.
        В этот момент Тэлль проглотила последний оставшийся кусочек. Мимолётно прикинула, что ещё глоток - и её просто разорвёт. А затем сквозь зубы пожелала кое-кому провалиться сквозь землю…
        - Кстати, что вы собираетесь делать с моей соплеменницей? - как обычно холодно-музыкальным голосом поинтересовался целитель.
        - Верите ли, дамы и господа - ещё не знаю. Даже сейчас не могу сообразить, какая же нелёгкая меня дёрнула спасти эту головорезку и таким образом обзавестись ненужной обузой и даже угрозой своей жизни.
        Эльф покивал, но тут неожиданно именно Сандра задала тот самый вопрос, которого Валлентайн в глубине души хотел всё же избежать.
        - А позвольте узнать, молодой человек - что ведёт вас в столицу? - как во время столь недлинной фразы голос белой магички непостижимо изменился от мягко обволакивающего бархата до блистающего стальными гранями льда, знала только она сама.
        - Трупы будут - можете не сомневаться, - заверил присутствующих чёрный маг. И прозвучало это у него как-то так убедительно, что даже у замершей мышкой притихшей Тэлль по спине пробежали эльфийские мураши. - Сколько, не знаю, но мне будет достаточно двух. Отговорить не удастся, останавливать не советую - это дело личной мести.
        - Вы хорошо обдумали последствия? - переглянувшиеся волшебники всё же попытались использовать последний шанс.
        Разумеется, Валлентайн прекрасно знал поговорку насчёт того, что такое блюдо как месть, хорошо только в холодном виде. Но он и в самом деле ждал столько лет…
        - Я не остановлюсь даже перед высшей ценой.
        Что ж, сказано было, так сказано. Потому члены Совета Магии сухо распрощались, встали из-за стола и один за другим исчезли в туманных мерцаниях, сделав один лишь шаг. Телепортация, видите ли - чему тут удивляться?
        - Прохвосты, - лениво прокомментировал их отбытие так и не соизволивший оторваться от кресла некромант. - Знают ведь, что у меня в кошельке мыши с голодухи передохли, а платить за обед таки придётся. Хорошо ещё, если в этом городе есть банк…
        И с этим ворчанием он поманил пальцем прошмыгнувшего было далеко стороной слугу. Однако у изрядно трясущего малого удалось выяснить, что банк в этом городе после войны ещё не открылся - только летом приедут господа гномы и банкиры да восстановят отделение всемирно известного "Бильбо Бэггинс и сыновья".
        - Не повезло вам, - проворчал не без вздоха волшебник в побледневшее лицо собственною персоною объявившегося владельца трактира. - Не люблю я быть должен - уж слишком велик соблазн быстро покончить со всеми кредиторами скопом, заодно и с их домочадцами и прочими челядинцами.
        Он ещё некоторое время обдумывал варианты, а затем с ленивым благодушием хорошо отобедавшего человека поинтересовался у обливающейся холодным потом Тэлль:
        - Если начнём изничтожать этот город на корню - ты со мной, головорезка?
        Эльфийка после такого обеда и полубессонной ночи тоже осоловела более чем изрядно. Но её неопределённый жест плечами и сонным лицом лишь при очень смелой фантазии можно было бы принять за утвердительный. А потому волшебник лишь изобразил на лице бледную тень улыбки и понимающе покивал головой.
        - М-да. Ладно… не в службу, а в дружбу - притащи мне тот кинжал. Ну, который из клада. Может, он на что пойдёт? Старинный всё-таки…
        В ответном ворчании Тэлль без особого труда можно было разобрать пожелание видеть бы таких друзей непременно в гробу, да почаще - но тем не менее она потащилась на конюшню. Походная одежда наёмной воительницы откровенно болталась на ней как на вешалке или швабре, и Валлентайн легонько хмыкнул при виде этого зрелища.
        "А всё-таки барон оказался умней вас, господа магики и члены Совета" - он чуть нахмурился, вернувшись к своим мыслям - "Прекрасно понял ведь, что я имел в виду - жизнь за жизнь. И заплатил не колеблясь. Плохо же вы знаете, гордецы, иные принципы"
        Потемневший кинжал в ветхих ножнах оказался в откровенно плачевном состоянии - но волшебник даже сквозь бурую корку почувствовал мерцающие где-то глубоко в клинке сполохи почти уснувшей магии. Волшебный? Давненько такое оружие не попадалось - даже привычно болтающаяся на боку шпага была всего лишь добротной гномьей работой. А стало быть, если немного с кинжалом поработать, то…
        - Продавать этот клинок просто грех, - задумчиво резюмировал Валлентайн свой осмотр. И только тут его осенило.
        - А позовите-ка сюда ювелира, знающего толк в этих делах, - он достал из кошеля потемневшую серебряную монету, с которой на него смотрело лицо какого-то эльфа в венке из дубовых листьев.
        Прибывший коротышка некоторое время придирчиво рассматривал кружочек металла через свои кривые стёклышки, испытывал всякими весами и щипчиками, капал чем-то едко-щипучим, и даже тайком приложил к бруску сырого железа - такого испытания не выдерживает созданное с помощью магии золото и серебро. И только сейчас у него вдруг задрожали ладони, а с висков за воротник потекли струйки пота.
        - Не стану спрашивать у господина магика, откуда эта монета, - пухленький ювелир осторожно и даже благоговейно положил ничем не примечательный на взгляд Валлентайна кругляшок металла на скатерть. - Да только, вся гильдия ювелиров и кузнецов вряд ли сможет приобрести её даже в складчину.
        Он добыл из недр сюртука с нарукавниками большой клетчатый платок и судорожно утёр лысину, не спуская с монеты скорбных глаз. В дальнейшей прерывистой, осторожной и в то же время пылкой речи выяснилось, что доселе самой старинной из известных монет считались две полудрахмы в коллекции его высочества короля эльфов.
        - Но эта даже старше… - он только глубоко вздохнул.
        - Мне нечем заплатить за обед, а вы тут легенды рассказываете, - довольно резко и невежливо прервал его волшебник.
        И буквально в пять минут он уже договорился с приободрившимся коротышкой - часть суммы наличными, а остальное тот положит на счёт в гномий банк, когда тот откроется в этом городе. Крепко подозревая, что почтенный ювелир надул его как минимум вдвое, Валлентайн всё же остался доволен сделкой и провёл её с немалой скоростью и напористостью, постороннему немало сказавшими бы о несомненном опыте в таких делах.
        - Хе-хе, - он весело позвенел тяжёлым кошелем, настолько перекосившим его пояс, что это уже становилось даже неприличным. - Тэлль, седлай коней, и поехали-ка отсюда от греха подальше.
        Эльфка не очень-то втихомолку повозмущалась всякими некромансерами, внаглую помыкающими благородными эльфийскими диверсантками, но её и саму давил этот тесный и вонючий город. А потому не прошло и получаса, как немного повеселевшие кони уже вынесли обоих путешественников за пределы внешних стен. Разумеется, через те ворота, с которых начинался широкий, мощёный каменными плитами тракт на ждущий где-то вдали Имменор.
        - А напомни-ка, остроухая, чья сейчас очередь отвечать, и на какой вопрос.
        Тэлль хоть и была всего лишь мастер-сержантом в элитном подразделении (человека знающего и это "всего лишь" довело бы до холодной дрожи), но соображала быстро. Что-то этому чернокнижнику от неё определённо нужно. И в то же время, вовсе не такой уж он злодей, как представлялось вначале. Вот той стерве Сандре лично она спину в бою не доверила бы. А потому эльфийка бесцеремонно подогнала своего чёрного жеребца к боку гнедого, поравнялась. Некоторое время ехала рядом с полностью отсутствующим лицом, но затем не удержалась - в мимолётном взгляде Валлентайн отчётливо различил крепкую смесь ненависти и недоверия.
        И всё же эльфийка принялась сыпать вопросами, словно выпускать стрелы из знаменитого эльфийского лука.
        - Существует ли у меня возможность заслужить свободу?
        - Да.
        - Без всякого обмана и выкрутасов с твоей стороны?
        - Да.
        - Этого реально достичь?
        Пауза чуть больше обычной, изучающий взгляд волшебника. И всё же ответ оказался - Да.
        Теперь последовала заминка с другой стороны, словно разорвавший дистанцию опытный фехтовальщик обдумывает даже не приёмы - всю тактику и рисунок боя.
        - Если я тебе помогу…
        - Нет, - слишком быстро последовал этот ответ, и Тэлль досадливо закусила губку. - Я ни к чему тебя не принуждаю - и всё, что ты сделаешь или не сделаешь, будет только твоими делами.
        - В разумных пределах, разумеется, - другим тоном пояснил волшебник. - Резать детишек или поджигать дом инвалидов я тебе не позволю.
        Спасти жизнь столь сильному чёрному магу и таким образом сквитаться - нет, даже представить себе такой случай эльфийка не сумела. Неплохо было бы, конечно - но свои силы всё же надо соразмерять. Тэлль вспомнила задумчивый и тёплый взгляд провожающей их ведьмы, которой некромансер неизвестным даже эльфийским волшебникам способом сбросил лет эдак с полсотни, и поёжилась. Даже не вспотел, мерзавец - и чёрным от него потОм не особо шибало. Нет, это не то. Думай, мастер-сержант, думай.
        Пауза неприлично затянулась, и обе стороны молчаливо согласились перейти опять на полчаса. А волшебник чуть опустил лицо, словно грустил о чём-то, и незаметно для себя легко и быстро улетел в ту далёкую и недостижимую даже для него счастливую страну, которая зовётся коротко и просто.
        Детство…
        Маленькое лесное озеро замерло, словно отлитое по прихоти неведомых мастеров большое бездонное зеркало. И как малыш ни приглядывался, но так и не смог найти разницы между висящим в высоте круглым-прекруглым кругом и его таким же серебристо-туманным собратом в воде. А веснушки звёзд вокруг - разноцветные, кокетливо перемигивающиеся или наоборот, холодно-равнодушные! И стремительные светящиеся стрелы, нет-нет да перечёркивающие небо, когда кто-то из бессмертных опускал свой взгляд на грешную землю или хотя бы скользил по ней мыслью!
        Мама спокойно закатала юбку до колен и тихонько, стараясь не каламутить чёрную воду, пошла прочь от утонувшей в воде тропинки. Малыш на берегу обиженно засопел и надул губки - это замечательное зеркало раздробилось на тысячи осколков, пляшущих меж замерших в полном безветрии остролистых камышей и зарослей тревожно пахнущей осоки. Зато почти сразу обнаружилось другое диво - постепенно рябь сложилась в какой-то новый узор - и в нём отчётливо проступила лунная дорожка.
        И ведьма - он уже знал, что именно так крестьяне и важные приезжие втихомолку называют его маму - осторожно зачерпнула ладошкой это лунное серебро. Поднесла ко рту, попробовала, кивнула легонько сама себе. И не мешкая принялась наполнять живым светом пузырьки, что тесной грудой стояли в висящей на локте женщины корзинке.
        Малыш уже знал - мама потом сделает из этого настойку на щекочущих нос тонким ароматом цветках ромашки. И будет лечить ею людей, если кто застудил потроха или в грудях жаба хрипит. Зря, что ли, они в самую жару разыскивали по полям спрятавшиеся в высоком разнотравье хитрющие мордашки, и он сам вприпрыжку, с радостным верещаньем приносил лучшей в мире женщине маленькое жёлтое солнышко с белыми листиками?
        И ещё добавить маленькую капельку жёлтого змеиного яда. Как объяснила вдруг ставшая очень строгой и осторожной мама - яд нужен, чтобы убить поселившуюся в человеке хворость. Но очень-очень маленькую капельку, чтобы не повредило больному.
        - Валлен, не шали, - голос мамы вовсе не строгий. Но пальчик заскучавшего малыша, которым он осторожно коснулся задремавшего на широком листе кувшинки лупоглазого лягушонка, быстро отдёрнулся.
        И в самом деле, в рисунок зеркала вплелось что-то другое, не такое. Стоящая почти посреди озерца женщина с интересом разглядывает этот новый узор, затем поднимает глаза - и малыш видит, что они смеются. Но раз мама сказала, что ещё рано выпускать из себя пушистого нетерпеливого зверька, легко заставляющего издохнуть надоедливую муху или загнать под крыльцо, с поджатым хвостом, любящего погавкать просто так Полкана - значит, так и надо.
        Потому малыш наощупь почесал наморщившуюся в раздумьях носопырку, и тут же расцвёл в ответ ясным солнышком. Он больше не будет.
        Вот мама с усталым вздохом распрямилась. Заправила за ухо выбившуюся прядь, посчитала пальцем пузырьки в корзинке, и лицо её в это время озарялось идущим оттуда сиянием. Ага, все! - малыш уловил во взгляде матери мелькнувшую гордость за свою работу. И стало быть, теперь самое вкусное.
        Ведьма потянулась рукой, и из самой середины растопленного лунного серебра зачерпнула ладошку неистового сияния. Она по дороге сюда говорила, что простым людям нельзя пить это - сгорят изнутри. А вот им двоим очень даже можно…
        Мама идёт обратно. На локте её корзинка мерцает словно серебристыми угольками неведомого костра, а в ладони другой руки полыхает серебряным светом огненный цветок. И она старательно делает вид, что не замечает, как малыш в нетерпении и ожидании лакомства приплясывает да облизывает губы шаловливым язычком.
        И вот, она стоит ещё в воде - едва-едва пятки покрывает. Но малыш на берегу, и это словно подчёркивает разницу меж ними.
        Малыш - и мама.
        Маленький мужчина - и взрослая женщина.
        Воин - и хранительница очага.
        Ведьма, не опуская смеющегося взгляда, подносит светящуюся ладонь ко рту и делает вдумчивый глоток. А затем неспешно, словно выполняя какой-то полузабытый старинный ритуал, опускает руку к сыну. Лунные сполохи пляшут в её вдруг ставших бездонными глазах, водя такой красивый хоровод с тенями! И малыш осторожно берёт ладонь матери, словно драгоценный сосуд. Чуть наклоняет и, сдерживая нетерпеливую дрожь в коленках, пьёт сияющее содержимое тёплой маминой ласки.
        Один-единственный глоток растекается по всему телу, отзывается нежным звоном драгоценного хрусталя и яростными синими сполохами рассерженного сапфира. И лучше этого могут быть только мягкие и нежные руки мамы!
        Не удержавшись, малыш ласково чмокает ладошку матери своими ещё мокрыми губами, а затем в непонятном смущении закрывает лицо руками и с радостным смехом прыгает на месте…
        - Где ты был сейчас? - ого, оказывается, эта эльфка умеет задавать правильные вопросы!
        Оказалось, что она уже давно чуть опередила равнодушно цокающего гнедого и теперь пытливо смотрит в глаза. И всё, что осталось застигнутому врасплох могучему чернокнижнику, это слабо улыбнуться, провожая тающие в неведомых глубинах воспоминания.
        Как ни странно, Тэлль такой ответ устроил. Она осадила жеребца на привычное место в шаге позади, и до самого занявшегося в полнеба багрянцем и яростной медью заката оба всадника обменялись едва ли дюжиной ничего не значащих, пустых слов.
        Часть вторая
        - Ты станешь мешать мне?
        Неспешным шагом своих коней они таки не успели к темноте доехать до очередной деревни, и потому заночевали зарывшись в стог душистого сена на заливном лугу. Потому эльфка, которая к утру немного замёрзла и оттого проснувшись обнаружила, что спала обняв чёрного мага и даже нескромно прижавшись к нему в поисках идущего от горячего хомо тепла, оказалась злой как мокрая кошка. И всё же Тэлль ещё немного понежилась в уюте - тем более принимая во внимание, что обнявшая её за плечи рука волшебника отчего-то не спешила отпускать.
        Перемирие from dusk till dawn? Интересно…
        И лишь когда она закончила варить на костерке импровизированную помесь походной каши и кулеша, а потом, обжёгшись пробой, плясала вокруг подобно извивающемуся в трансе гоблинскому шаману да сыпала руганью как дюжина пьяных кирасир, Валлентайн позволил себе улыбнуться и ответить.
        - Нет.
        Тэлль замерла. Жестами и фигурой изобразила полное непонимание ситуации и даже отчаяние. А затем на миг замерла - и словно потекла всем гибким телом, отчего впервые видящий такое зрелище вблизи волшебник снова улыбнулся.
        - Такое впечатление, будто у тебя вдруг все косточки внутри пропали.
        - А, стандартная разминка, - отмахнулась эльфка и на глазок, щедрой рукой сыпанула в котелок всякой зелени.
        По мнению отчищающего кинжал от многовековых напластований волшебника, запахло в утренней свежести просто замечательно. Настолько, что его собственный желудок тут же громко и требовательно заурчал.
        - Ага, твоя тёмность тоже проголодалась? - Тэлль задумчиво почесала ложкой нос. - Жаль, у меня яду нет. Да и вряд ли тебя чем просто так проймёшь…
        Лохмы уже подсвеченного утренним солнцем тумана почти застыли над лугом. Не спешили таять, но и не утекали к сокрытой ими речке. Так и висели светящимися дымными лентами. И Валлентайн, со скрежетом обнажив ложкой дно своего весьма объёмистого полумиска, всё же признал - жизнь если не прекрасна, то весьма и весьма к тому близка. Зато сидящая строго по ту сторону едва уже дымящего кострища, да ещё и почти с наветренной стороны, эльфка в ответ на "спасибо" сердито буркнула, что напрасно кое-кто не подавился.
        Она совсем уж собралась идти мыть посуду - оказалось, что оба терпеть не могли всякой грязи - но тут выяснилось, что Тэлль ждёт добавка. Надо было видеть, с какой противной и кислой эльфийской рожицей она проглотила суповую ложку содержимого купленного по дороге здоровенного пузырька с рыбьим жиром. Затем кое-как зажевала ржаной корочкой. Ясное дело, после такого "лакомства" ломоть хлеба с полоской сала показался чуть ли не пыткой - но эльфка стерпела и это.
        - Мерзавец, - прошипела она от отвращения и до тошноты захлестнувшей сытости.
        Однако снова оказалось, что её мучения на этом вовсе не исчерпались. Волшебник последний раз прошёлся по кинжалу тряпочкой с искрящимся на ней каким-то заклинанием - но вовсе не чёрным, это уж Тэлль навострилась отличать почти сразу.
        - Держи. И сделай полный комплекс зарядки. Мясца тебе таки надо немного нарастить.
        Эльфка вслух и даже очень горячо поддержала эту идею - если она восстановит былую форму, то её шансы однажды воткнуть кому-то клинок меж глаз становятся не такими уж и призрачными. Правда, сначала очень не хотела брать в ладони кинжал.
        - Клеймо в виде дракона - да это ведь что у нас в Вечном Лесу, что у вас, хомо - с этим очень строго.
        Тут же она болезненно ойкнула. Потому что рука волшебника ловко поймала её за ухо и наклонила к сияющей на солнце стали.
        - Всмотрись.
        Надо признаться, Тэлль прекрасно рассмотрела бы и с расстояния - уж остротой зрения эльфы весьма превосходят другие расы. Однако она сразу поняла, что надо именно всмотреться. Извивающийся у самой рукояти дракон оказался вовсе не клеймом. Изображённый, казалось, до последней чешуйки и коготка, он даже в таком виде поражал взгляд загоревшихся восхищением зелёных глаз.
        - Отпусти, скотина - я поняла.
        Она осторожно потёрла горящее, словно только что побывало в клещах, чуть заострённое ухо и тут же ухватила из ладони Валлентайна клинок. Любовно осмотрела его, повертела в пальцах и всмотрелась как-то чуть искоса, с непонятным прищуром.
        - А ведь тот мастер, похоже, видал живого дракона, - от благоговения она едва дышала.
        Ещё бы не восхититься тут! Ведь даже самые старые легенды упоминали, что драконов повыбили задолго до них, и в нынешнее время чрезвычайно редкие изделия из драконьего зуба или чешуи стоили куда там на вес золота.
        - Теперь ты понимаешь, от кого в той яме череп был?
        Тэлль судорожно сглотнула. К несчастью, в это же время она попыталась кивнуть. И в результате, закашлявшись, получила пару гулких ударов кулаком по спине.
        - Не смей прикасаться ко мне! - она отпрыгнула, хищно ощетинившись всей сущностью - и сейчас волшебник в полной мере ощутил, насколько же велика разделяющея их пропасть.
        - Хорошо, хорошо, - он продемонстрировал пустые ладони в знак мирных намерений. - Но когда спим - мир?
        Эльфка долго и недоверчиво пробовала, как клинок ведёт себя в руке, как перекатывается меж перехватывающих его ловких пальцев. К чести изготовившего это оружие мастера, кинжал оказался отменно сбалансирован. И когда хмурая эльфийская мордашка немного разгладилась - всё-таки Тэлль знала толк в оружии и чего греха таить, любила его - глаза её поднялись и встретились с ожидающим очередных каверз взглядом волшебника.
        - Звучит весьма двусмысленно, и меня просто выворачивает наизнанку от одной только мысли о втором смысле… но ладно, мир…
        Зайдя на всякий случай опять с наветренной стороны, она сначала медленно оттачивала правильность движений, затем прошлась по комплексу упражнений быстрее - и под конец провернула его на полной скорости.
        - Ох, я и в самом деле ослабла что-то, - мокрая и донельзя запыхавшаяся Тэлль всё-таки углядела краем глаза, что чернокнижник творит чего-то у костерка с отчищенной с лезвия рыжей пылью - и на всякий случай отодвинулась подальше.
        Как же Валлентайн хвалил себя за предусмотрительность, когда очищал клинок над расстеленным куском холста! Ведь проверка в пламени костра и с помощью пары не таких уж сложных заклинаний ясно показала - именно этим клинком и был убит тот дракон. И именно кровь зловещей твари запеклась на стали, словно вскипела и застыла на века. Потому волшебник осторожно собрал все до последней крошки остатки и заполнил ими почти доверху маленький пузырёк.
        Правда, посвящать уже глядящую во все глаза Тэлль он в это дело не стал. Зрелище ползающего на четвереньках чёрного мага, наверное, со стороны и впрямь выглядело нелепым, если не сказать больше. Но ему было всё равно. Засушенная кровь дракона - в умелых руках это уже не что-то и даже не кое-что.
        - Можешь пользоваться им, но с оглядкой, - почёсывая щёку, безо всякого почтения к некроманту укушенную комаром, невпопад ответил он на какой-то вопрос эльфки, уже когда под копытами отдохнувших за ночь коней снова звонко зацокали плиты широкого королевского тракта.
        А сам думал, думал, думал…
        Маленький шарик белого света, доселе медленно и бесцельно болтавшийся по обитой блестяще-серым шёлком комнате, встрепенулся. Замерцал ярче, заметался испуганным мотыльком. От этого меньше стали заметны пробивающиеся сквозь тяжёлые шторы лучики утреннего солнца, блеснула всякая мелочь, сваленная на столике трюмо. Правда, вся обстановка дамского то ли будуара, то ли спальни, от этого озарилась и уже не наводила мыслью на сладкую лень-дремоту.
        Светлячок прильнул к зеркалу. Некоторое время таращился на своё ничуть не менее испуганное отражение, а потом метнулся к широкой кровати под кокетливым шёлковым с рюшами балдахином.
        - Отстань, - донёсся оттуда недовольный спросонья женский голос.
        Однако шарик света не угомонился. Всё так же мельтешил и старательно выискивал место, пока не осветил своим сиянием лицо спящей.
        - Зануда, - беззлобно буркнула Сандра.
        Волшебница отмахнулась от назойливого нахала. Однако не попала ладошкой - да не особо и старалась, по правде говоря. Она беззаботно перевернулась на другой бочок, отвернулась от источника света и задремала опять. От этого движения шёлковая, белая с еле заметным персиковым оттенком простыня окончательно сползла со спящей, явив сумраку спальни очаровательную фигурку. Однако светлячок ничуть не интересовался подобными пикантными зрелищами. Безмозглый сгусток магии, созданный с единственной целью - сторожить стоящую в весьма тайном месте башню Повелительницы - вновь принялся порхать у лица своей хозяйки.
        И только сейчас стали слышны демонстративно чуть топающие шаги поднимающегося сюда по лестнице гостя. Спальня находилась на верхнем этаже, а посему любому, сумевшему добраться сюда и проникнуть внутрь (а это, смею вас заверить, весьма и весьма непросто) приходилось помимо нескольких витков обвивающей внутреннюю поверхность башни лестницы, преодолеть ещё и другие, куда менее мирные препятствия. Однако гость всем этим нимало не озаботился, и вот дверь в будуар хозяйки мягко и предупредительно распахнулась перед сильным волшебником.
        - Всё спишь? - вошедший ничуть не смутился зрелищем, многим другим стоившим бы глаз, а то и головы.
        Один глаз волшебницы приоткрылся, окинув эльфа сиянием прелестного фиалково-синего сияния. От одного только этого мимолётного взгляда в комнате непостижимым для непосвящённого образом посветлело.
        - Ох, Эндариэль, я полночи парилась у магического зеркала, - Сандра снова легонько и очаровательно зевнула, а затем всё же, приличий ради, прикрыла уголком простыни бёдра.
        - И что там видно? - пришедший сначала хотел расположиться в глубоком и так и манящем утонуть в себе кресле, но передумал. Подошёл к столику, выбрал из вазы крупный персик. Осмотрел его, беззаботно потёр об обретающееся рядом полотенце, лишая несколько невкусной лохматости, а затем с аппетитом впился в него зубами.
        - Нахал, мог бы и меня угостить, - даже не подумав открыть глаз, волшебница шевельнула носиком, принюхиваясь.
        Эльф пожал плечами. Затем всё же сообразил, что потакать мелким капризам красоток это не столько унизительно, сколь забавно - и повелительно шевельнул пальцами. От этого движения ещё один краснобокий и даже с виду аппетитный персик послушно взмыл в воздух. На лету он покорно потёрся всеми боками о полотенце, словно клянчащий у хозяйки сметану кот, и вплыл в ладонь волшебницы.
        - Да ничего особо такого не видно, - Сандра мигом обглодала добычу, умиротворённо облизнулась, а остатки немилосердно зашвырнула в сторону гостя.
        Хотя тот крепко рисковал лишиться глаза от пущенной меткой рукой косточки, но лишь переправил летящий предмет в вазу, а сам подошёл к шторам и, поколебавшись, раздвинул их.
        - Негодяй, - сладко мурлыкнула волшебница, ничуть не переменив позу от залившего великолепную спальню потока солнечных лучей. - Если хочешь знать подробности, иди сюда. И сними ту дурацкую одежду - она тебе не идёт.
        - Знаю, - мимолётно ответил эльф.
        Миг-другой он раздумывал, а затем пожал плечами, и всё же дёрнул завязку на вороте. Последовавшие затем события ничуть не касаются никого кроме этих двоих… но всё же настал момент, когда два сцепленных в сладком безумии тела всё же наконец распались.
        - Нет, всё-таки боги мудро поступили, - вздохнула волшебница.
        Она поднырнула под руку откинувшегося на спину эльфа, улеглась головкой на его плечо, и только сейчас открыла по-настоящему глаза.
        Одной рукой она мягко и осторожно рисовала пальчиком ведомые только ей светлые руны на широкой груди своего очередного любовника. Она мурлыкала мягкую песенку, подбирая пока что будущие слова. Но поскольку Эндариэль мудро помалкивал, Сандра в конце захохотала легонько и ущипнула того за бок.
        - Если бы эльфы при своей красоте и изяществе обладали ещё и темпераментом людей - тогда бы от вас совсем никакого спасу не было. Прямо даже странно - до сих пор не могу привыкнуть. Столько мужчин домогается моего внимания, а тебя приходится тащить в постель чуть ли не силой.
        - Ты словно коллекционируешь самых сильных волшебников, воинов, полководцев, - эльф сонно прищурился вбок на женщину, явно ожидая ещё каких-нибудь мелких женских проказ.
        Однако, к его облегчению, женщина отнеслась к словам куда более философски.
        - А ещё поэтов, учёных, бардов и капитанов кораблей. Это всего лишь хобби, остроухий ты мой. И поверь мне, куда лучшее увлечение нежели глушить бочками вино, строить всем подряд козни или затевать бесконечные войны.
        - И приятнее, - на породистое лицо могучего эльфийского целителя выплыла мягкая улыбка.
        - И приятнее, - Сандра кивнула одними ресницами. - И знаешь, каждый из них, в какие бы дальние края ни уходил, уносит с собой частичку моего тепла и Света.
        - А, ну как же - помню, помню ту твою идею, - Эндариэль перехватил шаловливую женскую ладошку, вознамерившуюся забраться в запретные для посторонних взглядов области, и ласково чмокнул её. - Если бы в сердцах больше было Света, то войны и прочая гадость исчезли бы сами собой. Только вот, мон шер, как быть с гоблинами, троллями и прочими? Признаться, меньше всего мне бы хотелось представлять подобные гадости и тебя, в них участвующей…
        - Фу на тебя, - волшебница коварно и легонько куснула в плечо. - Я признаю, что порочна и даже чуточку развратна - но не до такой же степени.
        - Слушай, - эльф потянулся с наслаждением, отчего его стройное мускулистое тело заиграло сполохами зелёного сияния. - А отчего ты тогда не приручишь одного нашего чёрного знакомого? Уж я-то понял его намёк, как можно испортить талию волшебнице.
        Сандра зябко передёрнулась.
        - Да уж, если мы с ним перенесём битву в постель, тут уж никакие предохраняющие заклинания меня не спасут - и хорошо ещё, если потом будет девчонка с мощным светлым Даром, изящно подчёркнутым лёгким чёрным кантиком. А если мальчишка и строго наоборот?
        Она выкарабкалась из-под руки эльфа, уселась на того сверху в позе победительницы, и с усмешкой затеребила его.
        - Всё же, я не хочу рисковать. Слушай, я ещё не напилась - сегодня за Зеркалом я ходила по самому краешку, и мне нужно ещё чуточку положительных эмоций.
        Волшебник в шутку поднял руки, словно капитулируя. Да по сути, он уже и капитулировал - его хладнокровное и почти безразличное к плотским утехам эльфийское естество всё же не осталось равнодушным к этой очаровательной самочке хомо, с успехом могущей конкурировать с самыми блистательными красавицами эльфийского двора. А потому, сладкая битва возобновилась вновь - причём, уже утопающим в нежном безумии краешком сознания эльф припомнил кое-что из древней книги - и сумел этим кое-что немного удивить и изрядно порадовать радостно изумлённую подругу…
        - Уй, зараза ты моя, сладкая и ушастая. Влюбиться в тебя, что ли? - Сандра с колотящимся сердцем призналась себе, что она сейчас не может шевельнуть в этой сладкой неге ни лапкой, ни магией.
        - Если б я был человеком, я бы тоже давно с тобой пропал напрочь, - эльф мягко и нежно целовал её, бережно гася и успокаивая бушующие волны.
        - Ври, ври, - всё же волшебница нашла в себе силы усмехнуться.
        Неизвестно, какую бы ещё дерзость она сказала бы, однако Эндариэль взглядом притянул со столика бутыль со сладким драгоценным соком пино нуар, бокал, и бережно напоил пересохшие от счастья губы подруги.
        - Мурр, - благодарно отозвалась та. - И чего люди с эльфами воюют? Взяли бы всем миром, объединились да вывели с помощью магии новую расу - красивые, умные и ловкие как вы, и в то же время сильные и стойкие к жизненным невзгодам как мы.
        Некоторое время целитель смотрел куда-то в пространство отсутствующим взглядом, и его рука с бокалом даже опустилась.
        - Слушай, Сандра, а ведь эта идея не просто блестящая - она даже, не побоюсь этого слова, гениальная. Пожалуй, я подкину её умникам из нашей Академии Высокой Магии, и если способ найдётся…
        Волшебница распахнула смеющиеся глаза, и ласковая синь затопила душу собеседника.
        - Даже если не найдётся, его придётся изобрести, Эндариэль. Клянусь, мне и самой нравится эта вдруг пришедшая в голову прихоть, - вот тогда, мон шер, ты от меня не отвертишься - от тебя я с удовольствием обзаведусь парой-тройкой детей.
        - Такая раса просто не оставит никаких шансов троллям и гоблинам. Мы их попросту задавим… ну, можно оставить им несколько поселений, чтоб боги не гневались. А гномы традиционно соблюдают нейтралитет, - быстрый соображением эльфийский волшебник заметил в своей ладони пустой бокал и возбуждённо отшвырнул его в сторону. - Слушай, милая, а ведь стоит признать, в твою очаровательную головку таки приходят ещё и чертовски умные мысли!
        Сандра тихо хохотнула.
        - Да я вчера ехала домой, смотрела в пути по сторонам. Последняя война нас, людей, чуть не доконала. В городах и деревнях мужчин практически не найти. Дошло до того, что многие сеньоры уже объявили на своих землях право вдовьей ночи.
        - Э-э… что-то не припомню такого. Объясни, солнце моё, - бровь эльфийского волшебника в затруднении воспарила ввысь.
        Последние два слова отчего-то согрели женщину, и она обняла своего любовника и друга, нежась в его надёжных и каких-то уютных объятиях.
        - Один день в седмицу принадлежит вдовам, потерявшим на войне мужчин. Вернее, одна ночь. И по древнему закону, они не только имеют право выбрать себе отца будущего ребёнка, но и обязаны сделать это.
        Эльф нехотя признал, что и у них было что-то подобное, и эльфийский двор наверняка вспомнит о таком. Хотя, надо признать, мысль одной смазливой белой волшебницы хомо заслуживает куда более пристального внимания.
        - Я завтра буду у своей сестры - она вхожа в Круг нашей королевы, - шепнул он. - И начну потихоньку внедрять в умы твою идею, Сандра, и даже с королём поговорю. Такое дело не на несколько лет, и неподъёмное даже для всего Совета Магов. Но и при поддержке всех волшебников да власть имущих всё равно работы на века.
        Судя по затеявшейся потом нежной и весёлой возне, дело вновь покатилось бы по накатанной амурной колее, но Сандра к своему неописуемому сожалению вспомнила, что сегодня в полдень совещание Совета, а потому на него надо прибыть, сохранив хотя бы остатки сил и неотягощённого грешными мыслями соображения.
        - Погоди, - она нехотя отвернула губки в сторону, выныривая из сладкой пучины. - Кстати, нашего короля и его сановников подключить не выйдет. В Зеркале я увидела отрезанную голову его и кого-то ещё на каком-то то ли щите, то ли большом блюде. Четыре дня осталось. А учитывая, что нашему тёмному знакомцу до Имменора такими темпами осталось ехать примерно как раз столько, тут открывается весьма обширное поле для размышлений.
        При одном только упоминании о пробирающемся сейчас где-то чернокнижнике породистое лицо эльфа легонько поморщилось. Он перекатился набок, оставив пока свои поползновения сделать с этой женщиной кое-что интересненькое.
        - Кстати, я по поручению Совета побывал в баронстве Эрбис. Проверял, что там и как. Надо признать, этот Валлентайн не соврал ни в малости, - неохотно признал он.
        Эндариэль прекрасно знал, что беззаботно раскинувшуюся рядом в обворожительном неглиже волшебницу точно так же, как и его, смущает Тьма. Её как носительницу лёгкой и сладкой светлой Силы, его - как эльфа. И в то же время, великими предками не раз и не два доказано, что Баланс Сил не шутка. Коль есть Свет, необходима и Тьма. Они попросту не могут существовать друг без друга. А потому, одна даже только мысль устроить некроманту что-нибудь заковыристое оказывалась не только глупостью, но и попросту губительным бредом.
        - Малыш родился хоть и вопреки всему, но в будущем ему ничего не грозит. Чернокнижник, стоит отдать ему должное, сработал безукоризненно и целиком профессионально, - надо ли упоминать, с каким неприкрытым вниманием прислушивалась Сандра к этим словам.
        - А ведь он знал, что мы в любом случае будем обязаны проверить его слова, - задумчивая женщина всё так же легонько и нежно ласкала своего любовника.
        Сообщение, что хотя барон и повёл себя безрассудно, польстившись на какое-то золото, но с гробницей его что-то откровенно нечисто, легонько поморщило носик и лоб красавицы.
        - Я даже побоялся глубоко проникнуть туда заклинанием, - неохотно признался умело искушаемый целитель. - Он сбросил вниз весь чёрный откат, и там под слоем грунта и щебня такая неприглядная свалка, что меня чуть не стошнило.
        - Представляю, - волшебница брезгливо передёрнулась и поспешила перевести разговор в менее отвратительное русло. - Ну что ж, если ворон захватит власть в королевстве и подобно его предшественникам начнёт строить очередное Царство Тьмы, у нас будет чертовски законный повод выступить всем вместе. И если не свернуть ему шею, то до поры посадить в подземелья Башни Совета - на хорошую цепь.
        Она пожала безукоризненной формы плечиками.
        - Ну, а пока… я берусь провести частные беседы с остальными магами Совета и убедить их начать предварительную работу над нашей идеей.
        - С другой стороны, неплохо быть эльфом - я вовсе даже не ревную, - легко засмеялся собеседник. - Представляю себе ваши альковные беседы и твои неотразимые аргументы.
        - Ну и что? - волшебница опёрлась подбородком на его грудь и во всю мощь своих изумительных глаз окатила лицо эльфа взглядом. - Когда всё выгорит, ты всё равно будешь первым… и следующим тоже.
        Сандра бросила мимолётный оценивающий взгляд в окно, заливающее их обоих ярким светом.
        - Да провались оно всё! Ещё пару часов для аргументирования есть, - со сладкой улыбкой многозначительно мурлыкнула женщина. - Я таки со временем таки воспитаю из тебя, Эндариэль, хорошего любовника…
        Прошло несколько дней пути, и перед обоими всадниками возник сказочный Фалинор. Гордый, великий и красивый город. Словно надменная красавица в зеркало, смотрится он в своё отражение в водах широкой реки. Белого камня стены и башни, остроконечные серебрёные шпили. Не зря когда-то он был столицей богатого и славного королевства. Однако пало оно не под ударами врагов и не от сбывшегося какого-нибудь древнего пророчества - устроители города предусмотрели это всё. Только вот, как и в любом деле, самым слабым оказалась человеческая составляющая.
        Изнутри, словно щупальца болезни, именно изнутри и пришла беда. Неповиновения черни и баронские бунты; взвинтившие цены на зерно купцы и последовавшая за гражданской войной разруха доконали некогда великую страну. И кое-как вновь сколоченное потомками маленькое королевство предпочло своей новой столицей находящийся чуть дальше от гор Имменор. Хотя былая красота этого города почти и не померкла, однако он стал с тех пор понемногу чахнуть, словно отвергнутая красавица…
        - В таком состоянии Фалинор и находится по сей день, - грустно закончила своё повествование Тэлль, когда оба путешественника остановили коней на том месте дороги, где она спускалась к широкому каменному мосту, а на той стороне во всей красе раскинулись остатки былого величия.
        Впрочем, остатки эти весьма впечатляли даже сейчас. Потому и неудивительно, что волшебник не без сожаления стряхнул видения вызванных рассказом эльфки наваждений. А затем поинтересовался - откуда же простая эльфийская головорезка так хорошо знает историю?
        - Фалинор и Имменор некогда были заложены эльфами, в расцвете нашего могущества, - нехотя ответила Тэлль. - Тогда климат ещё не изменился, и здесь всюду простирались леса и священные рощи.
        Рука её в такой величественной тоске указала вокруг, что Валлентайн сразу догадался.
        - Судя по всему, некоторые остроухие ещё питают надежду вернуться хозяевами?
        - Ну, в общем, да, - эльфка не стала отпираться, и лишь дерзко задрала носик.
        Валлентайн весьма мудро предположил, что если женщина захочет что-то сказать, то всё равно скажет. А потому не стал приставать с расспросами. Лишь тронул поводья своего гнедого, посылая его вниз к мосту. Пристроившись за телегой торговцев фруктами - так сладко и ароматно оттуда потягивало - они без особых помех добрались и до ворот.
        Здесь, во внутренних районах королевства, быстро забыли прошедшую войну - слишком уж редко такие события докатываются сюда. Стражники если и почесались в их сторону, то не иначе как гоняя под доспехами вшей. Сержант равнодушно принял положенную за въезд плату, и тут же переключился на следующих. А волшебник и эльфийка направили своих коней в раскалённое горнило мешанины зданий и улиц.
        - Фу, - непритворно поморщилась Тэлль. - Отчего, чем больше город хомо, тем большее отвращение он у меня вызывает?
        - Просто, не любишь ты нас, - усмехнулся Валлентайн, с высоты седла высматривая нужный указатель.
        Эльфийка ещё немного позлобствовала - мол, хомо не добротный лук и не родник с чистой водой, чтобы их любить, но довольно быстро угомонилась. Тем более, что волшебник таки углядел среди обретающихся у ворот стрелок, указующих путь к постоялым дворам, складам и конторам купцов и даже в квартал увеселительных заведений, то, что ему было нужно. Нацепив болтающееся около него заклинание на голову своего гнедого, волшебник мог быть уверен, что теперь коняшка сам разыщет путь.
        - А зачем нам целитель? - недоумевала Тэлль, когда после недолгих петляний кони всё-таки привели своих седоков к добротному двухэтажному особнячку. - Моя дырка в ноге почти зажила - хоть та ведьма работает и грубо, но весьма действенно.
        Не удостоив эльфку сколько-нибудь вразумительного ответа, волшебник набросил уздечки на отполированный почти до блеска гранитный столбик, и направился к крыльцу. Внутри оказалось, к вящему удовольствию, сумрачно и даже прохладно. Естественно, в таком большом городе целитель был не один - но тем не менее очередь тут имелась, и приличная.
        Самым великосветским образом её проигнорировав, Валлентайн бесцеремонно пошёл к двери, откуда до его восприятия доносились сполохи волшбы. А на все возмущённые вопли почтенных и не очень горожан он просто плюнул посреди мраморного пола, отчего там на мгновение взвился огненный куст. Затем волшебник внушительно показал трепещущим обывателям кулак и продолжил свой путь.
        Целитель как раз закончил пользовать обварившегося крутым кипятком повара с кухни герцога как-его-там, но коллегу по мастерству встретил отнюдь не с распростёртыми объятиями. Хотя положенные приветствия он всё же пробормотал - правила и традиции придуманы не нами, не нам их и нарушать.
        - Я вас надолго не задержу, мэтр, - Валлентайн предъявил свою варварски изгрызенную комарами физиономию и шею. - Чешется и зудит так, что ой-ой…
        Выяснив, какой дорогой ехал пострадавший, чопорный целитель пришёл в изрядно весёлое расположение духа.
        - Ну вы словно дети малые, - он уже мягко выпустил из кончиков пальцев свою силу, приводя внешность коллеги в должное, по его мнению, соответствие с правилами приличий. - Там же самые лютые места. Когда-то болота были - но воду маги отвели. Потом один барон там деревню поставил… не помню, как назвали, но люди её быстро переименовали в Комарёвку - а потом и вовсе сбежали оттуда.
        Он откинул голову, полюбовался своей работой, и кивнул.
        - Ну вот, совсем другое дело. На будущее, лорд, комариные укусы не стоит так чесать. Кстати, чуть ниже по улице есть лавка колдуна - если сами не можете этих кровососов магией отгонять, купите у него пару-тройку свитков.
        Пока Валлентайн любовался в большое настенное зеркало своей ставшей словно новенькая физиономией, хозяин кабинета и всего дома бегло осмотрел бедро эльфки. Хмыкнул насчёт некоторых ведьм, редкостных сучек но всё-таки знающих своё дело. Поправил что-то там своей магией, отчего у чёрного мага почти нестерпимо засвербело пониже спины.
        - Эй, полегче, мэтр - наши силы практически несовместимы. Да, кстати, не подскажете, как бы эту тощую жердь быстрее привести в божеский вид?
        Целитель выслушал перечисление уже принятых мер, одобрительно кивнул, а затем достал с полки пузырёк и сунул в ладонь проворно и с облегчением юркнувшей в штаны Тэлль.
        - Чайную ложку перед едой. Я этим снадобьем раненых на ноги подымаю, чтоб быстрее силы восстанавливали, - пояснил он в ответ на недоумённые взгляды.
        Хотя расценки у старикана оказались не то, чтобы просто высокими, а по мнению Валлентайна, и вовсе грабительскими, с пригоршней золота он всё же расстался легко. Уж принцип, когда с богатых клиентов целители дерут втридорога, чтобы хоть как-то иметь возможность применять весьма дорогостоящие ингредиенты к малоимущим, он знал неплохо и считал справедливым. Ведь далеко не всё можно исцелить только Силой, дамы и господа…
        Но совет старикана показался обоим авантюристам хорошим. Потому они уцепили своих коней за поводья и по чуть покатой, залитой полуденным солнцем улице направились в указанном направлении.
        Такую лавку можно найти в любом городе, и даже в больших сёлах на перекрёстках дорог. Потому волшебник запросто раскрыл дверь и вошёл внутрь безо всяких колебаний и сомнений.
        Статный старик с кустистыми бровями, весь такой из себя импозантный в длинном чёрном балахоне до пят, расшитом звёздами, кусочками зеркалец и прочей мишурой, сначала хмуро взглянул на покупателей, а потом всё же признал в лорде недюжинной силы волшебника, да ещё и носителя столь недоброй и многим ненавистной тёмной силы. Согласитесь, на фоне Валлентайна мрачная эльфийская головорезка с кинжалом и без кандалов - это сущая мелочь.
        - Что вашей милости будет угодно?
        Вдумчиво подняв глаза к подпирающим потолок балкам, волшебник назвал, что ему будет угодно - подходящий для некромансера свиток-заклинание от комаров, заготовку для магического посоха, да и вообще что-нибудь из товаров "не для всех". Старикашка в ответ поглядел этак задумчиво, пожевал губами в раздирающих мысли сомнениях, и наконец как-то неопределённо дёрнул плечом.
        - Да не жмись ты, дедуля. И ты, и я знаем, что есть у тебя запасники, да и дверь чёрного хода ночью частенько открывается для своих, - благодушно отозвался Валлентайн, словно курица в соре роясь в знакомом по подобным местам ассортименте на прилавках - а вдруг и попадётся что действительно стоящее?
        На физиономию почтенного колдуна в это время стоило посмотреть. С одной стороны, очень неплохо было бы, чтоб сильный волшебник глянул на особые, не для широкой продажи товары. А с другой - кто его знает, птица-то залётная.
        - Да не связан их милость с тайной палатой, - любопытно озирающаяся эльфийка наконец разрешила раздирающие старикана сомнения. Уж каждый знает, что эльфы не только запросто чуют любую ложь, но и сами не врут.
        - Что ж, пойдёмте тогда в заднюю комнату, - проскрипел колдун.
        Кликнув помощника, чтоб тот пока постоял за прилавком, дедуган не мешкая пошкандыбал в полутёмный проход. Тут отчётливо пахло мышами, трухлявым деревом и пылью. И Валлентайн с неудовольствием прикинул, что не хотел бы он так закончить свой век - приторговывая по мелочам волшебным барахлом в лавке старьёвщика. С другой стороны, подобная участь ему вряд ли грозила - вроде хоть и бастарду, но дворянского рода отпрыску подобное занятие как-то не солидно. Да и не слыхал никто, чтоб чёрные маги до старости доживали. Один злыдень, помнится из истории, восемьсот лет воду мутил - но таки и ему помогли найти тропочку на ту сторону бытия…
        Валлентайн в конце концов заполучил в свои руки заветный свиток от комаров. Сам он такого заклинания не знал - ибо не совсем та специальность. С другой стороны, были и у него свои секреты. Как же без того… но не будем раскрывать их до поры.
        - Ах вот как оно, - хмыкнул он, внимательно и цепко прочитав написанные ровным почерком строки. - Заковыристо, но попробуем осилить.
        И он медленно, старательно, принялся переводить заклинание на свой лад. Первый, второй разы не принесли успеха - однако на третий свиток вдруг полыхнул неяркой вспышкой света и рассыпался в невесомую пыль. Переиначенное заклинание готово было к работе, и теперь надёжно улеглось в памяти волшебника.
        - Ох, дедуля, спасибо, - волшебник улыбнулся, утирая с лица честный трудовой пот. - Если там немного поменять кой-чего, то… людей, конечно, не получится. А вот эльфов, к примеру, можно пачками валить.
        Колдун так явственно поменялся в лице, что Валлентайн даже немного позабавился в глубине души. Кто б мог подумать, что в захолустной лавке он найдёт подсказку к одному из немногих доступных ему Великих Заклинаний.
        - Эльвенбейн? - с обречённой физиономией всё же поинтересовался осунувшийся и даже ставший вдруг как-то меньше ростом старик. В своём наводящем должный пиетит на клиентов роскошном одеянии он теперь казался… да нет - выглядел тем, кем он и являлся на самом деле. Жалким, старым человеком.
        Тэлль обомлела. До сих пор считалось, что никто из нескольких известных в этом мире чёрных магов не способен на это заклинание. Эльвенбейн, великое проклятие Теней. Страшное и непонятное, но хорошо запомнившееся из истории заклятье, которое для любой расы, кроме эльфов, было практически безвредно - так, вроде лёгкого насморка на четверть часа. Но племя остроухих оно косило куда там чёрному мору или багряной лихоманке. Однако самое ужасное, что против этого никаких, даже слабых мер противодействия не существовало. Зелёные острова так и оказались очищены, когда зажатый наступающими войсками в угол Фейенир однажды шарахнул им… хорошо, что острова, а не материк. Само закончилось ввиду полного исчезновения там эльфов, и в метрополию не перекинулось.
        - Я настолько доволен, старик, что в благодарность даже не стану лишать тебя жизни, - мурлыкнул Валлентайн, довольный как дорвавшийся до кринки сметаны котяра.
        Теперь самое бережное отношение со стороны расы эльфов было ему гарантировано - пылинки сдувать будут. Ибо как бы ни старались извести его, но сбросить в окружающее пространство загодя заготовленное великое заклинание, произнеся всего лишь несколько слов, он перед гибелью успел бы всегда. Чёрного мага, знаете ли, так просто не убить.
        Мгновения утекали за мгновениями, и только сейчас колдун с шумом перевёл дух.
        - Надо же, я уж подумал, что ваша милость укоротит мне век, чтоб сохранить тайну, - признался он. - Заодно и этой головорезке.
        Повозившись, старикан добыл из скрипучего шкафчика заплетённую бутыль, и с немалой сноровкой откупорил её. Лорд с эльфкой не стали ломаться, и причастились тоже. Если Тэлль всё ещё тряслась от безотчётного ужаса, то колдун после выпитого откровенно приободрился.
        - Стало быть, просто так ваша милость шарахать не намерены… - рассуждал он. - Приберечь в качестве последнего, так сказать, средства?
        Он залихватски осушил ещё одну простецкую оловянную чарку, и махнул на всё рукой.
        - А-а, ладно. Всё равно, от таких случайностей не убережёшься. Знал, на что иду, когда открывал лавку, - и принялся выкладывать на стол припрятанный от чиновников из ратуши товар.
        Добрая половина вещей и вещиц откровенно мерцала заметной только магу аурой отчуждения. Это значило, что предмет хоть и волшебный - но что оно такое есть, никому известно не было. И лишь сильный волшебник, к коим Валлентайн с некоторых пор без ложной скромности причислял и себя, мог произнести над таким заклинание Истины. Или Прозрения - у разных магов оно и называлось, и звучало по-разному, да и применялось совсем различными способами.
        А стало быть, придётся тут попотеть…
        Тэлль носилась туда-сюда, разнося идентифицированные диковины и раскладывая их после указаний Валлентайна на три кучки. Первая - это откровенное малополезное барахло, которое не жаль выложить на прилавок на всеобщее, так сказать, обозрение и покупку. Вторая, куда меньшая, это стоящие вещицы, которые стоило бы приберечь для себя или хороших знакомых. И в самую маленькую, третью, отправлялись редкие находки, над которыми ещё стоило подумать.
        Иногда волшебник и почтительно внимающий колдун коротко совещались или даже спорили, и тогда после короткого диспута, в котором эльфка понимала едва ли отдельные слова, вещица меняла первоначальное направление и относилась к другой, медленно растущей груде вещей.
        - А вот с этим, деда, лучше бы не связываться, - проворчал усталый, но довольный Валлентайн, вертя в пальцах пузырёк со светло-серым и с виду безобидным порошком.
        Чего греха таить - хоть он и снял уже давно свой камзол, ведь работёнка отнюдь не из серии не бей лежачего - но любил он такое дело, повозиться со всякими диковинами.
        - Так мне сказали, что это что-то вроде для проверки на яды, - старик под шумок хряпнул уже пятую чарку, и теперь уже разрумянился и расхрабрился вовсю.
        - Строго наоборот, - волшебник строго взглянул на своего куда менее наделённого Силой коллегу. - Если питьё или еду напичкать ядом, а потом сверху посыпать этой дрянью, то в течение четверти часа ни заклинанием, ни соответствющей вещицей, которая яды обнаруживать просто обязана, распознать нипочём не удастся.
        Завидя, что колдун откровенно озадаченно чешет в затылке, Валлентайн пожал плечами.
        - Слыхал я про такие зелья. Кому надо, потравится, а злоумышленнику за четверть часа далёконько удрать можно… Однако, послушай хорошего совета, дед - хоть у тебя это и купят, да отменную цену дадут, но лучше бы тебе грех на душу не брать и с этими делами не связываться.
        - Всё верно, - вздохнул дедок, - Жизня, она дороже. Не те, так другие живота лишат.
        И пузырёк с оказавшимся столь мерзким порошком отправился в растопленную несмотря на лето печь. То ли колдуну в таком возрасте холодно даже летом было, то ли дедок втихомолку от городских властей да акцизных чиновников и сам тайно варганил всякие-разные зелья, но печь в соседней комнате топилась, и эльфка даже уловила витающие там слабые запахи чего-то приторно-едкого.
        - А против некромансеров тут что-нибудь отыщется? - с неуёмным эльфийским любопытством поинтересовалась Тэлль, когда наконец с определением и сортировкой содержимого здоровенного сундука наконец было покончено.
        Пальцы и нос у неё легонько зудели. Да и то сказать, от магии в комнате колдуна нынче было просто не продохнуть - но оба мужчины выглядели откровенно довольными. Колдун понятное дело, а вот чёрный маг, похоже, любитель всяких таких хитрых дел. Тэлль прислушалась к своим ощущениям и согласилась, что в магии всё-таки что-то интересное есть.
        Колдун строго взглянул на неё из-под взлохмаченных бровей, а затем хмыкнул.
        - Нет, такого товара у меня нет. Патент и лицензию я выправил, но не на такое же… - хотя Тэлль живо навострила свои замечательные ушки, но поганый дедок распространяться дальше не стал.
        - Не говори, пусть сама догадается, - посоветовал ему отдыхающий на колченогом стуле Валлентайн.
        Эльфка показала волшебнику язычок, демонстративно надула губки и отвернулась задрав носик. Но сама тут же задумалась - а зачем она это сделала?
        Валлентайн поковырялся в груде мерцающих разными аурами вещиц не-для-всех. После некоторых изысков он выбрал изящное витое колечко старинной работы, и по виду как бы не эльфийской. Прикинул - а ведь самое оно, кажется.
        - Тэлль, а ну-ка, примерь.
        Эльфка горячо возразила, что она себе лучше руки оттяпает, чем примет от некроманта хоть какой подарок. Однако, хотя она никому и ни за что в том не призналась бы, ответ волшебника её всё же несколько уязвил.
        - Да кто ж сказал, что это тебе? Успокойся, остроухая - мало ли других девчонок с изящными пальчиками?
        Кольцо подошло просто изумительно, да и смотрелось красиво.
        - А что оно такое? - поинтересовалась эльфка, не без некоторого внутреннего сожаления расставаясь с красивой безделицей.
        - Носящая такое украшение девица будет удачлива в делах, особенно в любовных, - чуть сухо ответил заскучавший колдун - он обнаружил, что кувшин с вином уже показывает дно. - Только, его зарядить надо - оно ж старинное, чуть ли не эпохи династии ваших королей Кленового Листа.
        Впоследствии Тэлль не раз проклинала себя за это. Правда, и хвалила не меньше - потому что её рука словно сама собой дёрнулась и выхватила кольцо, которое Валлентайн озабоченно подбрасывал в ладони.
        Щёки её легонько раскраснелись, ноздри легонько затрепетали в гневе, и обернувшийся волшебник невольно залюбовался напружинившейся в ожидании удара эльфийской диверсанткой. Ростом она, кстати, уступала ему едва ли на пару дюймов, сложена оказывалась классически - и если бы не вопиющая худоба, смотрелась бы, кстати просто велик…
        "Тьфу ты!" - волшебник одёрнул себя с некоторой досадой, - "Падший бы побрал эту наследственность. У-уй, позорище! Что бы сказала маменька?"
        Тут ему пришло на ум, что маменька, вполне возможно, просто улыбнулась бы. А потом сказала бы взять одно одеяло на двоих и убираться на сеновал. Потому Валлентайн отбросил все эти мысли из головы и строго посмотрел в зелёные глаза эльфки своим почти таким же взглядом.
        - Обоснуй, если это не подарок, - с нажимом произнёс он.
        Стоит признать, что всякое повидавший колдун в лёгком изумлении спрятал взор и принялся аккуратно, стараясь не потревожить осадок, цедить остатки вина в свою чарку. И спасибо всем богам, что скользнувшую по стариковским губам лёгкую улыбку никто не заметил, а мнением его поинтересоваться никто даже и не подумал.
        - Какая же дрянь эта микстура! - тихое восклицание Тэлль вовсе не нарушило лёгкого шума и гомона трактира, зато вызвало лёгкую улыбку на губах сидящего напротив волшебника.
        К своему негодованию, эльфийка вдруг обнаружила, что не только съела две тарелки супа - надо признать, весьма недурственного - но и с завидной лихостью ополовинила остальное содержимое заставленного яствами стола. Коварное зелье целителья не просто вызвало ещё тот аппетит. Судя по привкусу кое-каких травок, несварение желудка от обжорства тоже не грозило. Похлопав себя по тому месту, где у каждой уважающей себя эльфки не должно быть животика, Тэлль вдруг признала себя эдак месяце на пятом - и тихо ужаснулась.
        - Чтоб ему провалиться, этому хомо! - в сердцах пробормотала она и решительно отвалила от стола.
        Впрочем, для пары яблок и чуточки сока место нашлось - благо вреда от них никакого. Однако, блаженствуя над фруктами и бокалом напитка, эльфка случайно заметила, что рука её то и дело ныряет в вазочку с этими замечательными пирожками с вишнями. Проворчав кое-что совсем уж нелестное для всего рода хомо в целом и профессии целителей в частности, Тэлль вылезла из-за стола и на всякий случай даже отошла от соблазнов подальше.
        - А не будешь сразу две ложечки употреблять, - назидательно произнёс Валлентайн, который только-только приступил к десерту.
        Стоит признать, что к зелью старикашки-целителя он отнёсся скорее недоверчиво. Однако микстура себя вполне оправдала. И Тэлль, которая проглотила перед обедом сразу двойную порцию - дескать, чтоб быстрее отмучиться - обедала с такой жадностью, словно провела год в пустыне, где ничего съестнее булыжников и песка по определению не имеется.
        Эльфка на миг сделала зверскую рожицу, а сама втихомолку полюбовалась на мерцающее на пальчике кольцо. Залитое свежей магией под самую завязку, оно умиротворённо мерцало. И судя по всему, вовсе не возражало от того, чтобы хозяйка предавалась греху чревоугодия… Тэлль проводила жадным взглядом ложечку пудинга, которую некромансер спокойно отправил себе в рот, и только усилием воли заставила себя отвернуться. Это ж надо такое - расскажи кому, насмешек потом не оберёшься…
        Сил забраться после такого обеда в седло эльфийская диверсантка в себе откровенно не обнаружила. Но волшебник сжалился над ней и сообщил, что они ещё немного прогуляются - надо кое-что купить. Хотя от жары и сытости Тэлль вовсе не легонько тянуло в сон, она всё же изобразила дежурную улыбку и потащилась за чернокнижником. Ну, припасы в дорогу, особенно съестные - дело нужное. Это даже учитывая то обстоятельство, что одна только мысль о еде приводила эльфку в состояние, близкое к тихой панике. Весьма тупо она таращилась, глядя как её провожатый заполнил дорожные сумы всем необходимым, а потом нашёл полутёмную лавку каких-то подозрительных стеклодувов. И вполголоса уже договаривался с ними насчёт тончайшего шара размером с кулак.
        - Стеночки потоньше, в общем. А в одном месте дырочку оставьте, и капельку стекла рядом. Я заклинание внутрь залью, а потом быстренько и заплавлю - на такую мелочь умения у меня хватит.
        С недоумением эльфка смотрела, как Валлентайн осторожно уложил готовый разлететься от малейшего усилия мыльный пузырь в обклеенную изнутри ватой коробочку, а затем и расплатился с мастерами.
        На улице оказалось всё так же жарко и даже скучно. Население попряталось от дневного зноя, а редкие прохожие откровенно держались теневой стороны улицы - солнышко потихоньку уже подумывало и о вечере.
        - По коням! - эта команда, а ещё пинок под зад живо пробудили Тэлль от дремоты.
        - Синяк набъёшь, - всё же не удержалась она от язвительности, и кое-как забралась в горячее от солнца седло.
        И лишь подъезжая к воротам, эльфийка обернулась назад и мимолётно посожалела, что одного из красивейших городов королевства хомо она так, по сути дела, и не увидела.
        К чести волшебника стоит заметить, что за ужином - а забегая вперёд, добавлю, что и за завтраком тоже - он не дал Тэлль так уж сильно объедаться. Причём, ему даже пришлось проявить в этом деле известную твёрдость.
        - Сама не знаю, отчего я тебе уши не отрезала по злобе, - эльфка с сожалением проводила взглядом исчезнувшие в дорожной суме изумительного копчения ветчину, пирог с зайчатиной и прочее, что так любо сердцу и языку изрядно проголодавшего путника.
        Ещё в дороге она обнаружила, что по запарке надела "взятое на время поносить" кольцо на тот палец, на который самки хомо обычно напяливают свои дурацкие, предписанные их идиотскими обычаями обручальные кольца. Однако зловредный ободок витого металла сниматься отказался наотрез. И теперь Тэлль мимолётно теребила на руке непривычное украшение и терзалась - как же волшебник воспринимает её столь откровенный намёк. Но в конце концов, разобидевшись на себя, что её так занимает мнение какого-то подозрительного чернокнижника (а заодно и на весь белый свет), эльфийка от злости так выдраила оставшуюся после ужина посуду, что та сияла ничуть не хуже только что севшего солнца.
        - От заката до рассвета мир? - на вский случай уточнила она, когда волшебник обнаружил чуть в стороне от дороги стог свежескошенной травы и с лёгким сердцем устроил в нём вполне уютную пещерку.
        Валлентайн посмотрел на неё в ответ, и эльфка при всём желании не смогла бы ответить - плясали в его зелёных глазах смешинки, или же это отблески угасающего костра вызвали к неистовому танцу махоньких огненных демонят.
        - Возможно, что и нет, - легонько и сыто улыбнулся он. - Представь себе - на удивление, у меня перспектива пообщаться с тобой сейчас вызывает не отвращение, а всего лишь лёгкий приступ тошноты.
        - До Имменора, кстати, осталось совсем рукой подать, - вдумчиво рассудила эльфка. - Если не устраиваться на ночлег, к полуночи можно быть там… и дашь подзаработать всем тамошним шлюхам.
        Валлентайн нехотя признал, что мысль весьма и весьма недурна. Однако, она противоречит его планам - а потому безжалостно оказалась отброшена в сторону.
        - Но, если ночью пристанешь, отбиваться сильно не буду, - сообщил он ответную колкость.
        Одного взгляда волшебника в угли костра оказалось довольно, чтобы рдеющие багровые огоньки угасли разом и напрочь. И благословенная Ночь оказалась тут как тут - великолепной хозяйкой и повелительницей всего. Сразу стала заметной с любопытством озирающая окрестности Луна, а там уж и россыпь болтливо перемигивающихся меж собою звёзд. Сиротливо оставшаяся у потухшего кострища Тэлль мимолётно почесала носик, и всё же признала, что если пересилить себя и, стиснув зубы, подстелиться под этого некромансера - всё равно, просто так задачка не решается. А потому она отложила все эти мудрствования до утра и полезла в лёжбище и себе.
        - Полегче, на руку наступила, кобыла эльфячья, - проворчал полусонный чернокнижник, однако лёгкая на походку диверсантка уже исправила свою оплошность.
        Подрагивая от восхитительной смеси страха и холода, Тэлль скользнула на своё мало-помалу становящееся привычным место - головой на его плече, а плечи, талия или что там придётся, находится под защитой сильной и тёплой руки.
        - Ладно, не ворчи, твоя тёмность - всё равно ведь не обижаешься, мерзавец. А кстати, почему?
        Бывают вопросы, на которые просто не существует ответов. Отчего нравится вот эта чашка, а не вон та? А просто нравится, и всё тут. И как ни задумывайся, ничего лучшего нежели набившее оскомину "на вкус и цвет гоблина нет", в голову что-то не лезет. Потому Валлентайн лишь легонько поворочался, устраиваясь поудобнее, зарылся носом в тревожно и как-то даже будоражаще пахнущие волосы эльфки и наконец позволил себе соскользнуть в сон…
        Утро выдалось сырое и хмурое. Вот только что ещё одни лишь белёсые тени блуждали в сумраке - но где-то за лесом уже во всю силу своего света солнце принялось оповещать округу о своём появлении, и седые космы тумана сразу высветились над лугом. В стоге сена что-то зашевелилось, заворочалось, и в утреннюю холодрыгу высунулось смурное спросонья лицо волшебника.
        Валлентайн покосился на ничуть не озабоченную его исчезновением эльфку, и даже накрыл её плащом. Снаружи оказалось точно так же мерзко, как и представлялось взгляду, однако волшебник всё же признал, что его планам это не только не повредит, но даже и поспособствует. Потому он не мешкая отправил в полное седого пепла и выглядывающих из него кокетливо-чёрных угольев припасённую с вечера охапку хвороста и властно воздел над всем этим ладонь.
        Слова заклинания слетели мягко и привычно. После нескольких капризных потрескиваний и стреляний искрами пламя всё же охватило хворост и тут же принялось жадно грызть прутики. Однако даже этой малой толики магии оказалось достаточно, чтобы проснулась чуткая к таким делам Тэлль. Эльфка оказалась злой куда там ославленной в сотнях анекдотов тёще - её породистая мордаха так и перекосилась от отвращения.
        - Ну ты додумался, придурок - укрыть меня своим чёрным плащом! Как я не издохла, ума не приложу!
        Однако волшебник, пристраивающий над огнём котелок, даже и ухом не повёл. Уж улавливать, когда женщина ворчит и проклинает всё подряд всерьёз, а когда всего лишь напрашивается на что-нибудь приятное, он научился весьма давно. Одна только маменька при всей своей своей сдержанности, ангельским характером вовсе не отличалась. Равно как и её заглядывающие иногда на огонёк товарки. Поменяться чем, узнать новости или подсобить по мелочи - ведьмы зубоскалили так, что у непривычного к таким речам и поступкам голова и вовсе кругом пошла бы…
        - Чтоб у тебя от магии всю жизнь в голове так же трещало! - в общем-то беззлобно ругнулась эльфка.
        Она сонно щурилась на округу, пока выбирала из своих коротко стриженых по военной моде волос соломинки. И судя по всему, настроена была разоряться так до скончания веков. Однако волшебник нашёл именно те слова, которые заставили её живенько заткнуться и погрузиться в раздумья.
        - Представь себе, Тэлль - я всего седмицу не был со шлюхой, и сегодня утром поймал себя на мысли, что с приязнью думаю об эльфке. Ужас какой-то, ведь мысль об одной остроухой пересилила даже лёгкую тошноту!
        Если собеседница и хотела что-то съязвить в ответ, то всё равно быстро захлопнула ротик. Ведь она и сама призналась себе, что истекающая от чёрного мага горячая и пряная магия в общем-то, не так уж и мерзкая. Если притерпеться немного и распробовать, то от такого даже можно получать удовольствие. Тэлль вспомнила, как жадно и бесстыже она под утро приникла к волшебнику и даже обняла его всеми лапками, прямо-таки упиваясь этим восхитительным и пьянящим потоком тёмной и могучей силы, и не нашлась, какой бы колкостью ответить.
        - Да, мир положительно сошёл с ума, - нехотя признала она и потопала умываться. Чего греха таить - любила она это дело, утром и вечером смыть с себя всё свежей проточной водой, а потом ощущать себя чистой.
        Правда, смущало то обстоятельство, что оказывается, и у чернокнижника была такая же привычка. Правда, делал он это как-то чуднО, явно исполняя какой-то заученный ритуал - и при взгляде на его тело Тэлль продирало ощущение не столько от лёгкой сопутствующей этому делу магии, но и что-то ещё. Однако нет, признаваться в таком нельзя даже самой себе!
        - Вовсе нет, это мы с тобою потихоньку меняемся, хоть и не даём себе труда в том признаться, - волшебник засыпал в котелок хорошую щепоть веточек-листиков, из которой после некоторого заклинания получался такой замечательный травяной отвар, что Тэлль готова была его пить вёдрами.
        Котелок едва не выпал из руки эльфки.
        - Только не говори мне, что у нас всё катится к постельным делам. Некоторые наши пробовали любиться с животными и даже с хомо. Но с чернокнижником? - эльфка брезгливо передёрнулась, а затем, желая отвлечься, принюхалась к аппетитно парящему тёмному напитку.
        - Ой, не порть аппетит, - Валлентайн отмахнулся от неё, хотя и скользнула, скользнула у него мыслишка, что ещё пару дней, и он уже будет согласен на всё. Унаследованный от родни темперамент, помноженный на талант волшебника, прямо-таки с маниакальной настойчивостью требовал своего. Но с эльфийской головорезкой? Ох, боги, что же вы творите…
        Туман уже растаял и убрался прочь, когда совсем недалеко впереди замаячили высокие, освещённые утренним солнцем стены Имменора. Хотя решающая битва и проходила здесь, следов разрушений почти не было заметно - уж король и городские старшины проявили в деле восстановления городских укреплений редкостное единодушие. И теперь возведённые из белых глыб имеющихся неподалёку каменоломен стены предстали под хмурым небом во всём своём чуть жутковатом великолепии.
        Однако Валлентайн с лёгкой улыбкой признал, что вовсе не от всего могут защитить эти стены.
        - А теперь слушай внимательно, Тэлль. Стрелой смотайся в город и притащи мне кошку, желательно на сносях. Потом… потом я сделаю свой обряд и то что должен. Если меня в последующих действиях убъют или пленят - считай себя свободной ото всяких обязательств. Поднимай кверху лапки и говори открытым текстом - я, мол, тут ни при каких делах.
        Тэлль нехотя признала, что после такой весны найти городскую кошку, которая не на сносях, дело почти невозможное. Хотела ещё поинтересоваться - так ли уж обязательно мучить бедную животину и таким образом из её страданий и мучительной смерти добывать Силу, однако смолчала. Окинула взглядом панораму хмуро высящихся под этим неприветливым утром стен. Приценилась к распахнутым воротам, из которых наружу уже потекли первые караваны и обозы, и только мрачно кивнула. Удачи тебе, чернокнижник - она очень тебе сегодня понадобится…
        Валлентайн взял в руку жалобно мяукающее и даже пытающееся царапаться рыжее животное. Прости, киска - лично против тебя и всего твоего рода я ничего не имею. Ты всего лишь расходный материал, сырьё.
        Над вросшим в землю и покрытым с полуночной стороны мхом валуном с почти плоской макушкой, в которой виднелось словно нарочно предусмотренное для таких целей углубление, медленно поднялся серповидно изогнутый жертвенный нож. Столь же медленно в полузабытом ритуале он торжественно опустился, и на поверхность камня брызнули первые алые капли. Всё, точка возврата пройдена - отступать больше некуда.
        - Тэлль, а отойди-ка шагов на сотню, да в наветренную сторону…
        Кизим так и не успел рассмотреть, что же оно такое было в его сне - огромное, с изорванными краями и очень недоброе, как потревоженная неким ранним гостем сторожевая система заверещала истошным голосом. Причём, судя по первому впечатлению, настырный посетитель ничуть не опасался последствий. Ибо насилуемая им связка заклятий уже просто-таки неприлично орала нечеловеческим воплем, и под чьими-то чуткими пальцами постепенно переходила в тот визг, который издаёт здоровенный хряк, когда неумеха-забойщик пару раз промажет по нужной точке своим кинжалом.
        - Да чтоб вам кисло стало, - ругнулся в сердцах волшебник, сдерживая огненную волну, на которую его так и толкало сонное раздражение.
        Сощурясь спросонья, он кое-как разглядел, кого же то нелёгкая принесла в столь ранний час. К его удивлению, это оказались Сандра с Эндариэлем - и судя по трепетанию ауры, весьма встревоженные.
        - Вставай прямо сейчас, и прыгаем в Имменор, - решительно заявила с порога белая волшебница. - У ворот стоит чёрный маг, и замыслил он что-то весьма пакостное.
        От такого известия Кизим и впрямь проснулся. В суете повседневной работы он уже как-то и подзабыл об упрямо продвигающемся к своей цели некроманте, и сейчас пытался резвостью действий поправить положение.
        - Хоть бы отвернулись, варвары, - беззлобно проворчал он, когда зачарованная мимолётным заклинанием рубашка взмыла со специального столика и принялась трудолюбиво надеваться на него.
        - Сам ты изращенец, - хмыкнул эльф. - Меня твои прелести ничуть не интересуют, а Сандра их изучила получше тебя самого.
        Против такого довода возразить, пожалуй, было бы трудновато. Потому Кизим, хмыкнув, впрыгнул в свои излюбленные мягкие туфли и уже на ходу к зеркалу провёл пальцами по шнуровке распашной куртки, которую предпочитал любой другой одежде за удобство.
        - Цепь надень, - напомнила волшебница, запуская в его сторону валяющееся на столике для одежды тонкое изящное изделие, каждому напоминающее о статусе нынешнего владельца.
        - От Хорхе и Дея пока ничего утешительного - они всё ещё работают, - сообщил Эндариэль. - Прибыть не могут - но через Зеркало сообщили Сандре, что доверяют нам и в случае чего поддержат любое наше решение.
        Что означало - двое других членов Совета всё ещё исследуют найденную недавно Ледяную Бездну, откуда в наш мир могла прийти потенциальная угроза. Ну что ж, отсутствие от друзей плохих новостей это само по себе уже хорошая новость…
        Алый с золотой каймой плащ Мастера Огня наделся последним. Миг-другой Кизим разглядывал себя в зеркале. Хоть он и относился ко всяким веяниям моды без должного пиетита, в отличие например от той же Сандры, но положение члена Совета Магов всё же к чему-то обязывает? Что ж, скромно и со вкусом - но если дойдёт до потасовки, особо не стеснит.
        Эльф уже попытался поставить портал прямо к городским воротам столицы хомо - однако здесь, в средоточии силы огненного мага, это ему не удалось. Зато Кизим, мимолётно усмехнувшись столь неприкрытой проверке на вшивость его охранной системы, легко и непринуждённо открыл мерцающий радужными разводами проход. Процедура группового перехода была отработана и прорепетирована не раз: эльф и женщина не мешкая взяли его за руки, а затем они втроём, в прыжке преодолели одним махом Падший знает сколько тысяч лиг…
        Тэлль не удержалась и таки пощупала землю на вершине холма, куда чёрный маг легко, словно в сыр, воткнул тонкую длинную заготовку для посоха, больше похожую на шест. Почва оказалась тёплой и сырой, но особой тревоги от того эльфка не почувствовала.
        То, что низко над головой плыли тяжёлые, словно свинцовые, невесть откуда взявшиеся тучи, было немного похуже. А вот хлестающий в спины ветер, который из-под ног вырывал облачка пыли и уносил к распахнутым в паре сотен шагов городским воротам, очень ей не понравился - какой-то он был душный и даже горячий. Если тут обошлось без чёрного, то она, Тэлль, вовсе не эльфка, а какая-нибудь занюханная гоблинша - вон как по спине жаркой испариной пробирает.
        Гораздо хуже был яркий колдовской огонь, что тревожно полыхал на верхнем конце посоха. Не зелёный, когда какой-нибудь барон решал устроить лёгонький мятеж, чтобы добиться от августейшего сюзерена каких-нибудь льгот или послабления податей. Даже не белый, когда посол сопредельной державы таким образом с помощью своего мага показывал, что дело крепко пахнет войной. Этот огонь оказался зловеще-багровым, и Тэлль хорошо представляла, какая паника поднялась в Имменоре, когда оттуда завидели эту предвещающую неминуемую смерть тревожную звезду.
        Потому что алый цвет показывал, что зажёгший огонь войны не пойдёт ни на уступки, ни на переговоры, и кровь прольётся в любом случае.
        Совсем уж плохим признаком оказывался лорд и волшебник, стоящий у своего посоха. Чёрный плащ бился за его спиной, хлестал по спине, и его полы иногда взмывали, словно крылья зловещего ворона. Чуть расставив ноги, он невозмутимо, чуть прищурившись, рассматривал мгновенно вспыхнувшую перед ним суету, более похожую на панику. В правой руке Валлентайн держал шпагу, и клинок неярко полыхал зелёным огнём, иногда роняя прожигающие землю горящие капли - каждый раз Тэлль испуганно вздрагивала, а по спине прокатывалось ледяное крошево.
        Однако то, что некромансер держал чуть отставив в левой руке… на это эльфка не могла без содрогания даже смотреть. В небольшом стеклянном шаре билось что-то серо-дымчатое, исчёрканное чёрными искрами. Остервенело оно металось внутри тонкой сферы, искало и пока что не могло найти выхода - а от того злилось и наливалось тьмой ещё сильнее.
        И вот это-то и оказывалось самым, самым мерзким…
        Почти одновременно впереди распахнулся портал, из которого выпрыгнули сразу трое магов, и из городских ворот вымахнул бешено нахлёстывающий коня королевский офицер для особых поручений. Коль такая чёрная беда пришла, тут уж не до шуток. Следом высыпал платунг гвардейских стрелков. Щурясь от бьющего наотмашь ветра, они мигом организовали прикрытый по бокам проход. И лишь затем в него в сопровождении нескольких придворных магиков спешно проскакал сам король. Ещё видно было, как отчаянно что-то поправлял и суетился рядом оруженосец - августейший повелитель в любой передряге должен выглядеть как подобает монарху. Следом нестройной чередой спешили самые отчаянные из придворных.
        - Приветствую вас, дамы и господа, - против ожидания, его величество Ранзевилл выглядел бодро и немного даже уверенно.
        В свои сорок пять он много успел и ещё больше возможностей упустил, загнал в могилу первую супругу и наплодил силою своих чресел не один десяток бастардов, выиграл две войны и проиграл одну - словом, покуролесил всласть. Но сейчас он в одном лишь мундире своего любимого гвардейского полка выехал навстречу грозной опасности.
        Присутствующие вразнобой поприветствовали своего короля. Солдаты салютом, немногочисленная свита и магики сообразно этикету, и лишь Валлентайн ограничился холодным кивком.
        Тем временем трое прибывших членов Совета образовали меж ним и королём редкую цепь. В середине стоял Кизим, подпитывая своей огненной силой мерцающую стену магической защиты. Второй слой обороны образовали обленившиеся придворные лизоблюды - правда, их защита мало того что была менее надёжной, но и ещё несколько затрудняла видимость пробегающим по ней сполохами. Наконец, сзади до чего-то договорились, сбалансировали усилия и сделали свою работу практически прозрачной, да на том и успокоились.
        - Кто пришёл к нам, под стены нашей столицы? - обратился его величество Ранзевилл как бы чуть в сторону.
        Однако вопреки всем установленным правилам этикета, когда начальник охраны или дворцовый церемонимейстер униженно-заискивающе объявляли очередного прибывшего облобызать монаршьи стопы, ответил сам чёрный маг.
        - Смерть пришла, ваше величество. И посланником её нынче являюсь я, лорд и волшебник Валлентайн.
        Согласитесь, присутствующих покоробило не только и не столько неслыханное нарушение правил, сколь смысл ответа. И король, чуть щурясь от бъющего в лицо ветра, некоторое время пристально рассматривал чернокнижника, стоящего на холме у ворот в сердце его королевства.
        - Изложите ваши намерения, молодой человек, - презрительно процедили надменно выпяченные августейшие губы.
        Сердце Валлентайна стукнуло так, что на миг зрелище перед глазами пошло кувырком. Вот он, тот миг, которого он ждал столько лет. Вот оно, время, ради которого пришлось столько изыскивать и отвергать планы, готовиться и искать тайные, запретные для остальных знания. Вот оно, мгновение истины…
        - Если через четверть часа мне на подносе принесут головы короля Ранзевилла и барона Поупа, я не стану разбивать этот шар о землю или давить в ладони, - лаконично ответил чёрный маг. - Ветер дует от меня в сторону Имменора. Он, равно как и заклинание в моей ладони, вызван с помощью тщательно выверенного обряда чёрной магии - против этого вся мощь других волшебников бессильна.
        Даже против ветра слышно было, как чертыхнулся сквозь зубы растрёпанный на ветру Эндариэль. На миг он потерял концентрацию, и по магическому щиту заплясали ослепительно белые молнии. Но волшебник тут же исправил свою промашку, а затем, сплюнув от омерзения, свёл ладони. Лишённая его поддержки, магическа защита мягко заиграла мерцанием, и тут же схлопнулась.
        - Это называется - шах и мат, - невесело объявил эльф. - Все наши трепыхания против чёрного ни к чему не приведут. Город обречён.
        Тем временем Валлентайн, по-прежнему держа в ладони своё изделие, носком сапога перевернул стоящие у его ноги песочные часы, на которые доселе никто внимания не обращал.
        - Время пошло. Но должен признать, дамы и господа, что рука у меня начинает затекать. А при одной только мысли о последствиях даже мне, чернокнижнику и убийце по определению, становится не по себе. К тому же, дрянное стекло из Фалинора… если неумехи-стеклодувы его случайно перекалили - бывает, что и само лопается…
        - Нет, ну каков же мерзавец! Даже если я испепелю его огненным шаром, этой чёрной заразе ничуть не повредит, и она разлетится на весь город, - Кизим поднял ладонь, словно примерялся, однако лишь сокрушённо потряс бритой головой.
        - Триста тысяч населения, это даже если мор не накроет пригороды и деревни - и на другой чаше весов всего-то две головы. Невесёлая арифметика, - признал король. Некоторое время он с кислым выражением на холёном лице, которое уже тронуло неумолимое время и следы губительных страстей, что-то раздумывал. А затем его властный голос взлетел над головами подданных. - Палача сюда, и барона Поупа.
        А затем он повернулся к одинокому чёрному магу, и от его взгляда Валлентайну стало как-то не по себе.
        - Мы бы дали голову на отсечение, что никогда не видали вас, молодой лорд… хотя голова наша и так скоро отлетит. Быть может, вы развеете наши сомнения - возможно, вы просто пробуете свои силы, и каким-либо образом нам удастся прийти к соглашению?
        - Это личная месть, ваше величество - и платить по счетам придётся вам и барону Поупу, - Валлентайн с таким отвращением выплюнул последнее слово, что у всех, со вполне понятным вниманием наблюдающих за этой сценой, отпали всякие сомнения.
        - Нелепость какая-то, - король пожал плечами. - Тогда просветите нас - где и когда мы и наш лучший друг барон Поуп перебежали вам дорогу?
        Голос Валлентайна дрогнул. Он почти наяву, уже в который раз увидел тот памятный вечер. Тогда в двери их дома без стука вошёл закрывающий лицо краем плаща человек, которого даже впотьмах и спьяну невозможно было бы принять за простолюдина. Мать как раз затеяла пирожки, и её осыпанные мукой руки всплеснули в удивлении, когда столь бесцеремонно вломившийся стал требовать у ведьмы приворотное зелье. А ведь потомственная ведьма в своё время отказалась принять Силу. Она стала всего лишь простой травницей, хотя слава о её талантах и разошлась далеко за пределы графства…
        - Даже если бы она захотела, то не сумела бы сделать такое. И уж тем более навести на деревню мор, в котором её после обвинили. Матушка никогда не могла сотворить даже самого простого заклинания. А потом… потом я стоял в толпе на площади Имменора, когда по личному приказу короля там жгли ведьму. И тогда я поклялся отомстить… - от волнения голос волшебника прервался, и он на миг опустил голову. - Пять минут прошло, а рука у меня уже почти занемела.
        Король слушал эти слова опустив голову. Затем он повёл по сторонам безумным взором.
        - Прокурор, помните ли вы тот случай?
        Из жидкой толпы сановников выступил высохший от ежедневных забот и бумажной пыли человек. Одного только взгляда на его жёлтое костлявое лицо доставало, чтобы признать в нём самую ненавистную породу из всех чиновников - судейского крючкотвора. Больше ненавидели разве только сборщиков податей, но те всё-таки люди подневольные.
        - Точно так, ваше величество, помню. Доказательств в том деле не удалось раздобыть никаких, несмотря на следствие и все усилия палачей в допросных, а потому закон оказывался бессилен. Но, по представлению барона Поупа вы распорядились о казни личным указом. Воля монарха превыше закона…
        Раздосадованный король отмахнулся в полном отчаянии.
        - Да, точно, было что-то такое… Нам и самим не удалось тогда догадаться, как это наш друг ловко вдруг женился на маркизе дю Эжен. Что скажешь, дружище?
        Последние слова его относились к полуодетому барону, мясистую тушу которого уже бесцеремонно притащила пара гвардейцев.
        - Ложь, всё ложь и наветы, - только и повторял бледный до неприличия и потный дворянин.
        Однако в это время неожиданно для всех негромким голосом отозвался эльфийский целитель, который завернувшись в свой примечательный зелёный плащ стоял чуть в сторонке и угрюмо прислушивался да присматривался к этой сцене.
        - Нет. Должен заметить, что эльфийскому двору давно было известно о том происшествии. Из неких соображений высокой политики было решено не ставить в известность короля хомо, и пока только следить за развитием ситуации. Чернокнижник действительно мстит за невинно осуждённую мать. Мы почти с самого рождения иногда посматриваем за ним, потому и…
        Стоит признать, что известие поразило большинство присутствующих словно громом - но быстрее всех опомнился именно его величество Ранзевилл. Губы его искривились в горькой усмешке. Он подал знак палачу и величественно указал рукой.
        - Вот на том валуне, прямо сейчас отрубить голову барону Фернандо дю Поупу, урождённому шевалье Поупу, кавалеру каких-то там звёзд, знаков отличий - и нашему бывшему другу.
        Гвардейцы повели хрипло рычащего и упирающегося барона к месту лобной казни. Стоит признать, что столь высокородный дворянин не нашёл в себе сил идти достойно - ещё паре солдат пришлось подхватить того за ноги и вчетвером тащить его извивающуюся тело.
        - Осталось пять минут, - объявил было Валлентайн, сердце которого уже не просто билось учащённо - оно просто неслось вскачь.
        Однако из-за цепочки солдат выскользнула девичья фигурка, кое-как закутанная в нелепую цветастую шаль поверх ночной рубашки, и бросилась к чернокнижнику. Девчонка того возраста, когда уже почти пора, спотыкаясь на бегу, летела к мучителю в своей последней надежде.
        Однако взвился истекающий неведомой зелёной заразой клинок - и с жутким визгом прочертил в воздухе границу. С неслышным грохотом колыхнулась почва, и словно под невидимым исполинским плугом распахнулась полоса меж чёрным магом и девчонкой. Взлетели комья земли, пучки травы, а в лица с той стороны злой пуще прежнего ветер ударил столбом пыли.
        Девчонка, в чертах которой только слепой не заметил бы сходства с обречённым на казнь бароном, сделала ещё шаг, словно на хрупкие плечи её упала ледяная гора - и пала на колени. В немой мольбе она протянула вперёд руки… и сердце человека едва не дрогнуло.
        - Эх, сударыня… Барон Поуп тогда всё-таки сумел раздобыть приворотное зелье - у менее разборчивой в средствах ведьмы где-то в другом месте. Сейчас, как только его жизнь прервётся, действие заклятья остановится тоже, - голос его взлетел над толпой, словно ужасный громовой ворон. - Лучше ступайте - и спросите свою матушку, в каком аду она жила все эти годы!
        Черты ещё полудетского лица исказила мука. Поникнув головой, дочь плакала о судьбе отца - и матери. Но уже подоспела сзади неистово сияющая белым волшебница с золотой цепочкой Совета на шее. Она обняла за плечи наполовину сироту, увлекла вниз по склону. Вовремя закрыла собою от вида скатившейся с камня головы и вырывающегося из рук подпалачиков тела с хлещущими из обрубка шеи тёмно-алыми струйками. Затем женщина передала девчонку на попечение эльфа, и тот с полувзгляда понял всё. Обволок обезумевшую от горя девушку мягким заклятьем, подхватил на руки обмякшее изломанное тельце и унёс в сторону.
        А Сандра стояла перед самой чертой, и сиянию её сейчас позавидовало бы само в ужасе спрятавшееся за тучами солнце.
        - Ладно - барон мерзавец. Но оставь в покое короля, прошу. Сейчас не время сводить личные счёты, тёмный лорд - ведь королевство и так еле держится. Ограничься достижимым. Хочешь - я буду твоей? Никаких принцесс в лапах пиратов, добровольно и со всем пылом? Мало того, я выношу наше дитя и даже дам слово, что в сегодняшнем тебя никто и словом не попрекнёт? Впридачу, я даже согласна добровольно отдать тебе своё место в Совете Магов, - руки волшебницы поднялись и зашарили в поисках застёжки на столь желанном многими магами и магичками символе власти.
        Однако снова взвился ужасающий клинок некроманта и ещё глубже прорубил разделяющую этих двоих пропасть. Вечность каплями утекала за каплями, и плечи волшебницы поникли, а сияние сделалось не столь ярким.
        - Что ж, я сделала всё, что могла… - осунувшаяся и бледная Сандра отвернулась. Постояла несколько мгновений - и ссутулившись отошла.
        И в тот момент, когда песочные часы у ноги некроманта предупреждающе резко защёлкали магической напоминалкой, а почти невесомый шар с заклятьем показался уже чугунным, король спрыгнул с коня.
        - Сын мой, - под его неожиданно смягчившимся взглядом из толпы придворных вперёд шагнул бледный как смерть принц и наследник престола. - Быть может, я был дурным королём. Быть может. Надеюсь, ты будешь лучше…
        Дальнейшие слова он прошептал на ухо - и никто из тех, кто мог бы с лёгкостью подслушать их с помощью довольно простого заклинания - никто того делать не стал. Отец последний раз обнял сына, и шагнул к пока что не залитому кровью камню.
        - Приготовься и не медли, палач. Утешься, редко кому выпадает такая честь - смахнуть голову своему августейшему сюзерену.
        Его величество вёл себя с тем весёлым достоинством, которого все от него только и ожидали. Он помахал рукой своим печально осунувшимся генералам, последний раз игриво шлёпнул по пышной попке опять находящуюся на сносях смазливую и заплаканную фаворитку, а затем стал на колени у места своей казни. В пару движений скрутил в хвост свои начинающие уже седеть рыжеватые кудри, свернул набок, обнажая шею - и лёг на поверхность валуна.


        Об этом дне и об этом событии сложено немало печальных баллад. И даже картину позже написал стоявший тогда на верхушке привратной башни мэтр Гильом. Однако возможно ли передать хотя бы десятую часть той печали и того горя, когда голова великого короля скатилась с камня? Найдутся ли слова и краски, чтобы передать выражение лица сына, с каким-то болезненным вниманием неотрывно наблюдавшего за этим жутким и великим одновременно зрелищем?
        Вряд ли. Однако, рассохшееся от древности неумолимое Колесо Времени тогда не остановилось. Лишь скрипнуло с натугой и продолжило крутиться дальше…
        - Дзынь! - весёлым звоном и лёгкой вспышкой света отозвались песочные часы, неумолимо отсчитывавшие срок.
        - Я жду, - невозмутимо отозвался Валлентайн. - Поднос и принести головы мне.
        Поднявшийся было лёгкий ропот недовольства, что дескать, зачем ещё подобные пошлости и стоит ли чёрному магу ещё и таким издевательством тешить себя, принц усмирил одним лишь гневным взглядом. Естественно, подноса не нашлось. Тут же послали пару конных солдат в какой-то обретающийся неподалёку от городских ворот трактир, и они едва ли не обогнали от усердия летящую из-под копыт их коней пыль - зловещий шар с буквально взбесившимся от близости крови заклинанием по-прежнему висел в руке чернокнижника.
        - Мой отец запретил мне даже и думать что-то умышлять против вас, - голос принца был тих и печален. - Я не осмелюсь нарушить его волю…
        А Валлентайн вдруг осознал грызущую откуда-то изнутри пустоту. Утихло сердце, оставив в груди гулкую тишину. Вместо чувства своего триумфа или хотя бы радости молодой человек ощутил… да не ощутил ничего. Ну вот, свершилось. Ну и что?
        - Принц, вы получили корону, которой вам пришлось бы иначе ждать ещё лет пятнадцать, а то и все двадцать, - неожиданно для себя он прервал августейшего отпрыска, и слова эти капали словно ядовитый огонь с его клинка. - У вас не хватало решимости взять её самому - но я дал вам её.
        Принц кусая губы смотрел в ответ тусклым немигающим взглядом, и только боги знали, что было в нём. Таких слов не прощают - и всё же они были правдой.
        - Но я оставляю за собой право для ответных действий, - вдруг вмешалась Сандра, которая стояла совсем рядом, обняв себя за плечи, будто она озябла на этом горячем ветру. Может, и правда, нелегко ей было - ведь почти вся полученная от бедной рыжей кошки Сила ушла на создание этой дымовой завесы и антуража из громовых туч да движения воздушных масс в нужную сторону. - Пусть король и запретил - но я буду мстить не за него. Этот мужчина в чёрном пренебрёг мною как женщиной. Отказался принять всё то, что я предлагала от чистого сердца…
        Она хотела сказать что-то ещё, неистово сверкая чудными сапфирами своих глаз, но в этот момент вернулись посыльные. Принц лично положил обе головы на начищенные до сияния медные подносы - да у отставного ветерана королевской пехоты, держащего тот трактир, иначе и не бывает. Печально прикоснулся губами ко лбу отца, а затем два подпалачика подхватили скорбную ношу и тороливо засеменили на верх холма.
        - Что ж, прощай, король Ранзевилл, - с этими словами Валлентайн воткнул в землю свой зловещий клинок, а затем окунул в натёкшую на поднос кровь кусок обгорелой кости, который достал из рукава.
        И присутствующие содрогнулись, представив только, что же это на самом деле в его ладони. Потому что и содержимое подноса, и обломок запылали на ветру, словно призрачные факелы. Следом чёрный маг коснулся другого подноса, не удостоив его даже именем - и обугленная кость уже сверкала в этом полумраке, словно маленькая искрящаяся звёздочка. Высоко он поднял этот огонь - а затем коснулся по-прежнему полыхающего на конце посоха багрового пламени.
        Сухой хлопок, словно мальчишки ударом ладони заставили лопнуть туго надутый рыбий пузырь. А затем грозный вызов погас, и удивлённо промаргивающие взоры приметили, что верх посоха даже не обгорел.
        - Месть свершилась, - медленно, веско и громко объявил Валлентайн, старательно пряча так и лезущую отчего-то на губы кривую ухмылку. - Однако, время просрочено…
        И с этими словами он с размаху бросил наземь ношу из уже дрожащей от усталости ладони, и для верности даже припечатал сверху каблуком.
        Чёрные молнии вырвались из теснящихся, казалось, над самыми головами туч. Вырвались, чтобы беззвучно впиться в вершину еле заметного холма у ворот древнего и славного города Имменора. Многие сердца в ужасе замерли, ибо во все стороны неслышно взметнулась серая хмарь, от которой отчётливо несло чем-то едким. Словно тысячи ледяных когтей невидимых демонов с визгом впились в души людей, а над всем этим громовым хохотом раздался голос некроманта.
        - Всего лишь заклинание от комаров - но очень мощное. Впервые из всех, думается мне, я сумел применить против них чёрную магию. Так что, года на два-три Имменор будет избавлен от этих кровососов. Ну, потом, конечно, опять ветром нанесёт. Всего хорошего, дамы и господа, прощайте же…
        Тиха и спокойна речка Эсвирь. Незаметно течёт она меж поросших камышом и вербами берегов. Словно сонная, приносит сюда свои воды откуда-то из ручьёв и родников предгорий, чтобы полюбовавшись на отражение в себе, неспешно унести их куда-то вдаль. Говорят, там она втекает в широкую и судоходную СелИн. Снуют по той лодки рыбаков и купеческие баркасы, шустрыми водомерками иной раз проносятся курьерские быстроходные яхты с обеспечивающими сильный и устойчивый попутный ветер магиками на борту. А бывает, словно видение из другого мира проплывает величественно и солидно королевский фрегат.
        Но это всё там, вдали. А здесь время словно остановилось. Замерло. Уснуло. И стоящий на бревенчатом мостике молодой человек охотно бы согласился с таким мнением, буде кто нашёлся объявить его вслух. Однако стоящая чуть позади него остроухая, угрюмая и худощавая женщина раскрывать рта даже и не подумала. Она держала в поводу двух почти загнанных коней, и выражением лица на мрачной мордашке успешно соперничала со своим спутником.
        От самого Имменора они нахлёстывали лошадей так, словно за ними гнался сам Падший. Да так, наверное, оно и было - с той лишь разницей, что удирали они непонятно от чего. Скажи кому, что не принадлежащие эльфийской породе обычные кони способны в полдня сделать такой путь - никто в здравом уме не поверил бы. Однако смазанные неким зельем подковы тревожно прядающих ушами коней - а пуще того обернувшее их некое отозвавшееся смутной дрожью заклинание - это всё сделало бег коней стремительным как полёт стрелы и неутомимым как морской ветер.
        Разумеется, от магов из Совета, одни только которые и могли пользоваться порталами перемещений, таким образом не удрать. Но Тэлль с некоторым злорадством замечала, оглядываясь, что назад уносились не совсем те места, которые налетали спереди. Как это чёрный маг проделывал, изредка швыряя через плечо щепотки какой-то тут же занимающейся чадным огоньком травки, она не знала. Да и не порывалась особо узнать - чёрным от этих его действий разило так, что едва спасал защитный амулет из рыжей кошачьей лапки.
        Самое-то интересное, что скакали во весь опор в одну сторону - но эльфка готова была дать голову на отсечение, что эта сонная речушка и этот деревянный неказистый мосточек, через который пыльная просёлочная дорога перебиралась на ту сторону, были ей весьма знакомы. Если зрительная память не подводит, гд-то здесь обретается та вдруг помолодевшая ведьма…
        - Последний раз спрашиваю, эльфка по имени Тэлль - по своей ли воле ты за мной следуешь? На лёгкую жизнь, а тем более на лёгкую смерть отныне не рассчитывай, - Валлентайн наконец оторвался от созерцания тёмной воды внизу, в которой еле заметно колыхались длинные водоросли. - Коль ты уйдёшь, я пойму.
        Тэлль угрюмо вздохнула и тихонько облизала обветрившиеся губы. И даже ладонью невесело помахала в воздухе, демонстративно разгоняя клубы всей этой выспренной чуши и ахинеи.
        - Да ни черта ты не сделаешь, чернокнижник, - несмотря на серьёзность разговора, на её зацелованное ласками встречного ветра до онемения лицо вылезла чуть кривая, бледная улыбка.
        - Отчего так? - Валлентайн закончил прислушиваться к колебаниям магического эфира и в первом придлижении остался доволен - против этой адской смеси, ради компонентов для которой пришлось разорить могилы древних вождей горцев, бессилен будет весь Совет Магов. Если сунутся… это будет похлеще перца в интимное место, куда уж им против чёрного переть…
        После некоторых колебаний Тэлль всё же ответила.
        - Знаешь, приходилось мне встречать и других чернокнижников. Да-да, есть ещё, даже одного гоблина как-то при мне угрохали. Не хотел умирать, паскуда, даже когда я ему потом глотку перерезала. Но они изрядно слабее тебя были, правда. Однако дело не в том. Ни один из них не упустил бы шанса ухватить фортуну за грудки… и устроить грандиозный тарарам с очередным Царством Тьмы.
        Она передёрнулась от омерзения.
        - А ты хоть и неоднозначный парень - однако твой трюк с комариной отравой заставил меня, надо признаться, крепко задуматься насчёт понятий порядочности. Да и… у всех чёрных магов взгляд поверх эльфов поставлен. Но ты хоть ругаешься грязно, однако воспринимаешь меня как равную. Вот от этого я до сих пор в недоумении.
        Право, самое время было бы задуматься, что же такое сдвинулось в этом сумасшедшем мире, ибо в словах эльфской воительницы даже не особо напрягая фантазию можно было распознать неслыханное изменение мнений и приоритетов. Разумеется, можно было бы списать на пресловутое влечение… по крайней мере, с одной стороны. Но заподозрить остроухую в таких делах, это было бы уже чересчур.
        Валлентайн припомнил мерцающие недоверием и любопытством зелёные глаза, когда вечером Тэлль пытливо присматривалась к нему. Копошилась и ворочалась под боком по своей эльфячьей непоседливости да вертлявости - однако же осторожно, шажок за шажком принюхивалась, приноравливалась к пронизывающей и обволакивающей её магической ауре волшебника.
        Солнце уже всерьёз подумывало спрятаться за вершины дальнего хребта. Вечерело. От реки сильнее потянуло прохладой и сыростью, с противным зудящим звоном прилетел первый комар. Повихляв зигзагами, он тут же ринулся на тепло. Однако почти сразу, не долетев и близко, рухнул в страшных корчах на бревенчатый настил.
        - Впечатляет, - Тэлль легонько улыбнулась.
        Ей самой, как эльфке, комары и прочие надоедливые насекомые чаще всего почти не досаждали. Собаки не облаивали, а так и ищущие, на кого бы пошипеть, деревенские гуси лишь с негромким гоготаньем убирались с дороги. Остроухие, дети природы - что ж тут поделаешь…
        - Ладно, вроде оторвались, - волшебник ещё раз прислушался к звенящей пустоте в магическом эфире.
        - И что дальше? - поинтересовалась Тэлль, когда они оба забрались в сёдла, и сразу за Эсвирью в полном соответствии с ожиданиями свернули с пыльной дороги в сторону.
        - Переночуем опять у бабки, а утром… - волшебник помолчал немного и вздохнул. - И потом пусть ищут и гоняются сколько влезет. В мире Теней я способен в одиночку потягаться на равных со всем магическим советом и их прихлебателями. До утра подумай ещё раз - стоит ли тебе засвечивать своё присутствие в крепости чернокнижника.
        Тэлль всю дорогу угрюмо отмалчивалась, по своей привычке чуть приотстав за левым плечом. А Валлентайн привычно распутывал стёжки-дорожки. Ведьма тут жила толковая, мудрая. Кому по надобности или за снадобьем от хвори, тот пройдёт и вовсе ничего не заметит - а вот досужим или всяким злопыхателям так глаза заплутает, что только держись. Под копыта лошадям так и бросались то укрытые древним как мир папоротником ямы, то бездонные бочажки. А один раз крутой овраг со словно нарочно торчащими со дна острыми камнями таки пришлось объехать - не разваливать же тут всё своей Силой…
        - ЗдорОво, бабуля! - загремел в вечернем сумраке молодой голос.
        Ведьма как раз вышла из добротно отремонтированного хлева с подойником молока. Видать, неплохо сумела распорядиться дареным костлявым работником.
        - Да какая ж я тебе бабуля, - проворчала молодая женщина со знакомыми интонациями. - Я теперь вся из себя, аж до сих пор дивно.
        Валлентайн, заслышав некую возню, с любопытством заглянул за угол хаты. С полуденной стороны жилища ведьмы теперь раскинулся небольшой огородец на расчищенной полянке, и скелет сейчас трудолюбиво занимался рассадой, подсвечивая себе потусторонним сиянием из пустых глазниц. На взгляд самого волшебника, получалось не то, чтобы очень - тщедушные ростки скользили меж суставчатых костяных пальцев. Но и временно переквалифицировавшемуся в огородники терпения было не занимать. А что, отменный работник - не пьёт, не болеет и платы не требует. Послушный и тихий, куда там горластым сезонным найманцам.
        - Эх, бабуля, - волшебник проследил взглядом, как Тэлль споро расседлала коней и не стреноживая отпустила на виднеющийся отсюда, с опушки, луг в низине у реки. Во владениях ведьмы и выпасутся вволю, и шкоды не наделают.
        Видя, что хозяйка не унимается и даже подбоченилась было, он подошёл к ней.
        - Помнишь ли ты свою дочь, отказавшуюся принять Силу и избравшую стезю травницы? Помнишь ли ты тамошнего графа, пославшего к Падшему всех великосветских красавиц и отдавшего своё сердце простой деревенской ведьме? Посмотри мне в глаза, да вспомни взор эльфского колдуна, который однажды постучался в твою дверь.
        - Внучок, - еле слышно прошептала отшатнувшаяся молодица, роняя свою ношу.
        Утихло всё. Над тёмной Эсвирью беззвучно поплыли космы седого тумана. Словно призрачное войско, они заполонили луг и вскоре мягко оккупировали его. Лишь иногда над ними поднимались спокойные морды кажущихся сейчас одинаково чёрными лошадей и, вдумчиво жуя свою траву, степенно прислушивались к окрестностям. Нет, ничего вокруг. Исчез весь суетный мир, остался лишь смутным беспокойным воспоминанием. Может быть, он и есть где-то там, вдали - да только нет ему хода сюда, во владения леса и ведьмы.
        А на крыльце остался лишь опрокинутый подойник. И из натёкшей белой лужицы, потешно задирая кверху клювики, торопливо пили налетевшие вездесущие воробьи.
        Часть третья
        Самой неподходящей гнусностью оказался снег. Всего можно было бы ожидать во время перехода, но уж метели летом… Едва Тэлль кое-как отфыркалась и утёрла глаза от так и хлещущего в лицо холодного дождя, как вокруг ощутимо похолодало. И как следствие самых тайных и нехороших предчувствий, вскоре повалили густые белые хлопья.
        - Да уж, невесела жизнь бродячего мага, - эльфка нипочём не призналась бы, что у неё уже давно зуб на зуб не попадает.
        Однако едущий чуть впереди Валлентайн и сам обо всём прекрасно догадывался. Который раз он уже пересекал Призрачную Границу, и всегда переход сопровождался некими странностями. Весьма, стоит заметить, гнусными странностями. Впрочем, уповать на то, что диковинными перекосами погоды дело ограничится, не приходилось. Хотя и очень, очень хотелось верить, что мерзопакостная видимость и холодина на этот раз и есть полный комплект неприятностей.
        - Могло быть гораздо хуже, - он порылся в своей сумке.
        Разумеется, старенький, связанный ещё матерью свитер оказался единственной хоть сколько-нибудь тёплой одеждой. Вздохнув над ним украдкой, молодой волшебник протянул его трясущейся крупной дрожью Тэлль.
        - А по шее? - поинтересовался он сквозь зубы, когда та привычно стала упираться и отнекиваться.
        Валлентайн проигнорировал неприязненный взгляд, коим его наградила хмурая и злая эльфка, и буквально силой заставил ту надеть под походную куртку свой свитер. Рукава на локтях уже просвечивали почти насквозь, на боку в истинном зрении полыхало оставшееся от старого заклинания пятно. Однако, согласитесь, это было всё же лучше чем ничего.
        - Да уж, мой долг от такого только растёт, - уныло проворчала Тэлль, когда чернокнижник поверх укутал её ещё и своим примечательным плащом.
        - Сиди в седле и не отсвечивай, - волшебник поёжился, пытаясь сберечь под одеждой хоть немного тепла.
        Разумеется, имелись кое-какие тайные резервы. Но воспользоваться ими сейчас означало обречь всю затею на неудачу - причём в самом начале. Если и был шанс окончательно сбить со следа погоню, то это пробраться в Тени тихо. В пассивном режиме, как говорят маги. Смотри, слушай, воспринимай. Делай выводы, однако боги тебя упаси проронить хоть самое простенькое заклятье! Здесь, в переходной зоне, каждое магическое действие мало того что разносилось эхом на сотни лиг в округе, но ещё и оставляло чёткий, хорошо заметный опытному взгляду след.
        А так хотелось прошмыгнуть незаметно…
        Тени. Кто называл их изнанкой привычного мира, а кто и вовсе владениями Падшего. Прибежищем всякой мерзости, демонов и чуть ли не самих тёмных богов. Однако Валлентайн в прошлом достаточно путешествовал по здешним местам, чтобы утвердиться в совсем ином мнении. Хоть и почиталось такое мнение откровенной ересью, но скорее всего - просто другой мир. Один из них. Кое-где волшебнику приходилось туго, а кое-где наоборот, чувствовал себя как рыба в воде.
        Кстати, о воде… Мысли волшебника привычно скользнули по другой колее. Всё же не настолько тёмен его Дар. Уже закончив Школу Магии, где ему с зубовным скрежетом и явной неохотой выдали патент на занятия волшебством с чёрной-пречёрной меткой, он как-то, сидя на берегу ручья и обдумывая дальнейшие планы, отчего-то вдруг вспомнил - все начинания и всё нехитрое травничество матери-ведьмы неизменно начиналось и заканчивалось водой.
        И вот именно тогда, на берегу безымянного ручейка в глуши, он впервые прикоснулся к струящейся поверхности ладонью - и животворная стихия не отвергла его мимолётный порыв. Ах, маменька… как чувствовала что-то. Словно отказалась принять Силу - отдав весь свой запас сыну. Да, женскую мудрость ещё постигать и постигать. Только не разумом, а всем сердцем…
        - И надолго всё это? - от раздумий его отвлёк голос Тэлль.
        Валлентайн нехотя оставил проплывающие перед мысленным взором видения и обратился к миру насущному.
        - Да, собственно, мы уже не там… мы уже здесь.
        И словно согласившись с его словами, природа смилостивилась. Снежный заряд унёсся в свисте и хохоте завывающей бури. И хотя стало намного тише и даже откровенно теплее, эльфка боязливо придвинулась совсем близко.
        При каждом шаге из-под копыт лошадей вылетали снопы феерических искр. Бледно-синих, тускло-фиолетовых, блекло-голубых, на излёте на миг вспыхивающих оранжевыми огоньками и тут же гаснущих.
        - Что за диво? - поинтересовалась было немало озадаченная эльфка, однако с её дыханием из губ вырвался и пыхнул язык призрачного пламени.
        "Молчи" - прикосновением пальца ко рту сделал волшебник понятный всем знак. Придержал своего коня, всматриваясь в подёрнутые дымкой окрестности. Наконец он выбрал новое направление и, в волнении облизав губы, направил его туда.
        Почва под ногами коней наконец-то обрела цвет. Из бестелесно-серой стала рыже-коричневатой, словно некогда она чересчур уж обильно оказалась полита горячей и мятежной людской кровью. Возможно, так оно и было - Валлентайн не стал о том задумываться. Чуть довернул гнедого, глядя куда-то в пространство меж настороженно торчащих ушей своего конька, и через несколько мгновений туман по сторонам пропал.
        - М-да, невесело, - эльфка невесть чем всё же учуяла, что разговаривать уже можно, и в сомнении осмотрела окружающий пейзаж.
        Куда доставал взгляд, под низким хмурым небом простиралась безжизненная, выжженная до ржавой пыли чуть холмистая равнина. Кое-где виднелись белёсые, запорошенные той же рыжей порошей булыжники, и ни малейших признаков жизни. Местами рытвины и воронки ещё сочились ядовитым дымком, словно демоны откуда-то снизу в трещины курили свои вонючие самокрутки.
        Выглядело бы это всё безобразие в общем-то безобидно, если бы там и сям взгляд не вычленял вдруг прошмыгнувшую ненароком тень. Тэлль задумалась ненароком - а как же такое может быть? Солнца нет, тех кто мог бы отбрасывать тени - тоже. Однако бесформенные пятна весьма резво передвигались, замирали на миг. Сходились по две-три, словно обсуждали что-то в лихорадочном мельтешении размытых краёв, с тем чтобы тут же разбежаться по своим неведомым делам - словом, они жили своей непонятной и оттого жутковатой жизнью.
        - Не обращай внимания, - посоветовал ей немного приободрившийся Валлентайн. - И не старайся наступить - визжат противно, словно мокрым пальцем по стеклу.
        На все расспросы - что же оно такое за гадость - волшебник лишь пожал плечами и повторил свой совет плюнуть да забыть. Стоит признать, что Тэлль с её эльфийской изворотливостью ума именно так и поступила. Метко припечатала плевком неосторожно прошмыгнувшую почти под копытами тень. Мстительно посмотрела, как та дёрнулась, словно получивший стрелу тролль, шарахнулась беззвучно в сторону - и не обращала боле никакого внимания.
        - Ага, за вон теми холмами нас встретят, - Валлентайн чуть подстегнул было своего коня.
        Однако тот словно и сам учуял, куда надо шустро переставлять копыта, и затрусил в нужную сторону без особых понуканий. Чёрный жеребец эльфки проявил в этом деле завидную солидарность, а его всадница, не приметив в лице и осанке волшебника ни малейших поводов для беспокойств, тоже не стала хвататься за кинжал. Однако когда двое путешественников уже забрались на вершину пологого, еле заметного холма, оказалось весьма забавно наблюдать, как же быстро и сильно менялось выражение лица Тэлль.
        Даже если оглянуться назад, выжженная безжизненная равнина исчезла, словно её никогда и не было - зато во все стороны простиралась укрытая травами степь. Колыхались под ветерком серовато-зелёные волны безбрежного моря, а в вольный ветер принёс с собой ароматы разнотравья. Серебристый ковыль ронял пыльцу под копыта лошадей, а терпкий и чуть горьковатый запах полыни оказался приятным разнообразием. Тени оказались и здесь, но в траве они оказывались почти не видны. Лицо Тэлль разгладилось, и даже во взгляде обозначилась какая-то мечтательность.
        - Вон, смотри, - Валлентайн указал рукой вдаль, чуть в сторону.
        И вот тут породистую эльфийскую мордашку перекособочило всерьёз. В зелёных глазах засверкали искры ненависти, тонкие ноздри затрепетали. А ладонь словно сама собой хватанула на поясе рукоять кинжала.
        - Ламия, - словно грязное ругательство процедила она. - Как же я их ненавижу…
        В самом деле, к остановившейся на пологом бугре парочке по степи во весь опор неслась именно ламия, как в родном Тэлль мире называют демонов искушения. Правда, непредвзятый наблюдатель всё же отметил бы грациозность стремительного, больше похожего на полёт бега обитательницы этого мира. Представьте себе тело грациозной косули серо-шоколадного цвета с по-заячьи изящным хвостиком. Только, в том месте, где у обычного животного произрастает шея и всё к ней причитающееся, имелся торс девицы лет эдак семнадцати. С уже вполне наметившейся вызывающей женственностью. Но всё же, намётанный глаз эльфки уловил некую еле заметную, не до конца исчезшую угловатость форм, столь присущую подросткам.
        Длинные волосы этой стервы, как не раздумывая в сердцах её назвала Тэлль, развевались на ветру ярко-зелёным пламенем. Из них иной раз мелькали вполне по-эльфийски заострённые ушки. И если бы не светящиеся задорными алыми огоньками глаза, ламию вполне можно было бы принять за красивую причуду богов…
        - О, лорд изволили прибыть! - с ходу заверещала легконогая бесовка ещё у подножия холма.
        Она не мешкая понеслась верх, вздымая из-под копытец облачка пыли, и узревшая имеющееся у ламии копьецо Тэлль настороженно погладила рукоять кинжала. Однако заявившаяся бестия ничуть не проявила нехороших намерений. Мало того, эта нахалка полезла к волшебнику обниматься - и одновременно таскать за уши.
        - А ведь обещал, обещал присутствовать на обряде моего посвящение во взрослые, - ворковала паразитка, ухитряясь терзать лорда за ухо и одновременно ласкать так откровенно и нескромно, что эльфка неожиданно для себя почувствовала укол ревности.
        - Не получилось, малышка, там закрутилось весьма лихо. Но я всё-таки извернулся и даже отомстил обидчикам, - Валлентайн в шутку отбивался, однако и на его лице неожиданно расцвела мягкая улыбка.
        - Ага, удалось всё-таки? - прибывшая заплясала на месте, завертелась от радости. - Что ж, это пожалуй, хорошая новость.
        Она демонстративно надула губки и чуть-чуть, в меру отстранилась.
        - И всё же, я на тебя сержусь, - ламия капризно шлёпнула волшебника по груди, и голос её непостижимым пассажем контральто скользнул от оскорблённой невинности к бархатным вкрадчивым ноткам. - Впрочем…
        Взгляд её огненных глаз пренебрежительно мазнул по скромно замершей в сторонке Тэлль.
        - Если разрешишь ту мерзкую эльфку выпотрошить, то возможно, я и прощу, - ламия с разительным контрастом к её словам мягко улыбнулась и просяще заглянула в глаза волшебнику, не забывая нежно обнимать его.
        Валлентайн легонько взъерошил её пышную ярко-зелёную гриву, пахнущую свежим ветром и чем-то тонким, будоражащим.
        - Исключено, сестра. К тому же, она тоже воительница, и куда опытнее тебя…
        - Уши на ходу обрежу, - подумав, пообещала Тэлль.
        Однако ламия мигом отклеилась от волшебника. Кончик копья, непостижимым образом оказавшегося в её девичьих руках, недвусмысленно заплясал у эльфки перед глазами. "Ого! Да эта бестия и впрямь вышколена на совесть!" - а Тэлль уже заученно скользила из седла по другую сторону от своего почуявшего добрую потасовку и потому заплясавшего на месте коня. Если против этакой решительной девахи с копьём оказаться только лишь с кинжалом в ладони, то уж лучше на своих двоих - и эльфка, хладнокровно прикрывшись телом косящего глазом жеребца, уже на полном серьёзе прикидывала, где же у этой выдры с зелёными патлами самое уязвимое место.
        Словно атакующая змея в броске, она дважды попыталась стремительным выпадом достать соперницу - из-под брюха коня и под прикрытием его шеи. Однако ламия выяснилась неожиданно ловкой, увёртливой. Да и четыре ноги всё же не две - а копьё порхало в её руках стремительной ласточкой…
        - Отставить! - рявкнул Валлентайн, сообразив, что девахи разошлись не на шутку. - Ариэла, это Тэлль. Тэлль, это Ариэла.
        И то сказать, в красоте и изяществе обе расы вполне могли бы посоперничать. А скорее всего именно потому, к слову сказать, на дух друг дружку и не переносили. Если эльфы весьма непритязательно и, стоит признать, небезосновательно относили ламий к демонам искушения - то последние платили перворождённым тем же самым. И в свою очередь считали демонами с того света. Жалкой пародией на людей, и вообще, и в частности.
        - А теперь быстро - познакомились, обнялись-расцеловались и вообще помирились, - чуть более спокойно велел он с высоты седла.
        Ламия оказалась более покладистой. Приплясывая от возбуждения и задорно вертя хвостиком, она мгновенно убрала прочь так и не испившее эльфийской крови копьё. И даже привычной рукой закрепила его в походном положении - на талии девичьей и косульей имелись тонкие поясные ремни с пришитыми к ним кожаной тесьмой креплениями. А потом и ладошки продемонстрировала в знак добрых намерений.
        - Я послушная девочка, - улыбнулась она бесхитростно.
        Тэлль некоторое время недоверчиво присматривалась к ненавистной представительнице исконно враждебного рода-племени. Кинжал ласточкой порхал и кружился в ловких пальцах эльфки - словно ни на что не решаясь - а затем всё же нырнул в ножны. А ладони пришлось поднимать в таком же извечном жесте мира с таким трудом, будто на них навесили каменные гири. Нет, ну это надо же! Замириться с эдакой бестией? И ведь придётся даже обняться…
        - Эй, ты чего меня лапаешь? - из последних сил она всё-таки вырвала себя из-под власти этого чарующего и зовущего обаяния.
        Если "Справочник разумных рас" древнего эльфийского философа и учёного Эльтерруса Иара не врёт (а он таки не врёт), то у ламий рождались исключительно девочки. И каждая обладала сносящим любую преграду обаянием. Женственным искушением, противиться которому могли бы только боги. И то, кто их, бессмертных, знает… Оттого эти смазливые бестии пробавлялись тем, что служили одновременно мечтой и проклятием всех рас.
        - Должна же я проверить, на кого мой лорд положил глаз, - мягко улыбнулась Ариэла, но всё же её ладонь нехотя переползла чуть выше и вернулась на талию.
        Однако не успела эльфка возмутиться или хотя бы пискнуть в ответ на такое хамское замечание, как ламия поймала горящими глазами её взор. А затем легко, словно играючись или не заметив, растворила Тэлль в себе…
        - Дура ты, - буркнула Ариэла беззлобно. - Ничего у меня с ним не было. И не могло быть.
        Под копыта всё так же неспешно уплывала покрытая мягкой пылью просёлочная дорога, и Тэлль вдруг поймала себя на ощущении, что чувствует себя словно в родном мире. Те же кусты и холмы по обочинам, те же дубравы и рощи - словно в тех местах, где заповедные эльфийские леса переходят в облюбованные людьми лесостепи. И то же небо над головой, и те же облака. С той лишь разницей, что в полусотне шагов впереди на полусонном гнедом коне ехал чернокнижник, а рядом мягко и изящно словно плыла… хм-м, самая обычная ламия.
        Она поёжилась, припомнив себя беззащитной пылинкой перед взором этих манящих и чарующих глаз. И самое паскудное, что сопротивляться этому обаянию не хотелось ну ни вот столечки.
        Не удержавшись, Тэлль бросила мимолётный взгляд на ту часть тела, где у ламии имелось… ну, то самое. Одна только мысль и мимолётное видение, как лорд и волшебник ласкает эту красотку, а потом… бр-р!
        - Ну точно, дура. Я ж не животное какое-нибудь - я разумная. Со мной можно. И всё у меня там в порядке, даже получше устроено, чем у тебя, - улыбнулась ламия и вызывающе, задорно дёрнула хвостиком и вызывающе завиляла тем местом, которое так и хотелось назвать пятой точкой.
        Лёгкий румянец послужил единственным свидетельством промелькнувшей в голове эльфки бури пополам с паникой. Если бы волшебник не запретил Ариэле проявлять свою власть, то вполне возможно, что Тэлль сейчас бы смотрела в зовущие глаза этой бестии преданно и трепетно…
        - Хотя и жаль, с другой стороны. Со мной он был бы счастлив, и не шлялся бы где ни попадя, совершая всякие глупости, - ламия хоть и была чуть пониже, чем сидящая в седле эльфка, но бесцеремонно обняла ту за шею и наклонила к себе. Взъерошила легонько волосы, а затем доверительно шепнула в любопытно подставленное ушко. - Я умею возбуждать глубокую страсть.
        Тэлль понятия не имела, как делают это женщина и женщина - а уж тем более женщина и ламия. А потому из последних сил отстранилась, буквально кожей ощущая полыхающий на щеках пожар и томное, тягучее чувство ниже пояса.
        - А всё же, почему не было, да ещё и не могло быть? - поспешила она перевести разговор в более безопасное русло.
        Ариэла заметно посерьёзнела. Посмотрела вперёд, в спину едущего волшебника - вроде не прислушивается. Мимоходом, изящным ударом копытца она отшвырнула с дороги занесённую ветром сломленную ветку, и совсем по-человечески вздохнула.
        - Что ж, слушай…
        Как плохо, что мальчишка украл воду.
        Кривой Ахмет совсем сгорбился в седле, словно даже не пытаясь скинуть с согбенной спины накопившуюся усталость. Отчего-то с самого утра старого вождя преследовало какое-то тягостное ощущение. Он прислушался не раскрывая глаз, шевельнул засаленной верёвкой самодельных поводьев - его ослик уныло стряхнул с ушей тонкую пыль, и даже довольно успешно изобразил, что чуть быстрее стал переступать по каменистой почве копытами.
        Маленькое кочевое племя осторожно следовало по самому краю пустыни. Если слишком сильно забрать вправо, куда так тянутся исхудавшие за время перехода верблюды с уже начавшими тощать и валиться набок горбами - к траве и вожделенной воде - там пойдут обжитые места. А этого Ахмету ой как не хотелось. Неровен час, налетят если не сборщики дорожной подати какого-нибудь князька или Чёрного Лорда, то обязательно прицепятся разбойники. Впрочем, обитающие где-то неподалёку ламии ненамного лучше вооружённых кривыми ножами и широкими копьями гоблинов - те в конце концов отпустят, хоть и выжатых как лимон и с полным кавардаком в душе.
        А если забрать слишком влево… о том лучше даже не думать. Колодцев в пустыне без знающего здешние места не сыскать. И раскалённое горнило солнца убъёт небольшое кочевое племя вернее чёрного мора.
        Куда податься Ахмету, а вместе с ним и клану? Вот и думай тут, вождь… ах, если б ещё мальчишка не украл воду! Вон он, привязанный сыромятными ремнями к боку белой верблюдицы племянник. Зыркает настороженно, поводя белками глаз на загорелом до черноты лице. Знает Саид, что покусился на самое святое. Ночью, думая что не видит никто, он нарушил закон предков, подкрался к охраняемым уснувшим от усталости старым Абдуллой бурдюкам. Да ещё и забыл горловину затянуть.
        Лучше б он золото украл! За него просто руку отрубают - а за воду придётся самолично голову отрезать. Обычаи предков строгие. Но справедливые.
        Ахмет не сдержался, вздохнул и поёрзал в стареньком седле - даже сквозь три слоя буйволовой кожи ощущалось седалищем, какая же костлявая спина у осла. Затем он прислушался к тонкому, еле заметному завыванию знойного и ничуть не приносящего облегчения ветерка. Всё так же равномерно и успокаивающе-заунывно позвякивал единственный колокольчик на шее белой верблюдицы - на этот звук шли все остальные животные. Всё так же постанывала на третьем грузовом верблюде Зульфия. Уж мужа её давно волки сожрали, а она только сейчас на сносях…
        В привычные звуки вплёлся какой-то новый. Ахмет тут же предостерегающе вскинул в сторону руку. И поскольку разогнать плывущее перед воспалёнными от усталости глазами марево не удалось даже потряся головой, вождь скупо отхлебнул несколько глотков тёплой вонючей воды из личного бурдюка - и что было совсем уж из ряда вон выходящим событием - чуть плеснул на давно не бритую макушку под чалмой.
        Прямо на пути каравана стоял незнакомец. Молодой, спокойный. Налитой по самые уши Силой - то Ахмет приметил сразу же. Только, вождь мгновенно вильнул взглядом, едва заглянув в глаза, увёл его в сторону-вниз.
        Именно такой он и представлял смерть. Спокойной, чуть насмешливо-оценивающей. И равнодушной. Сколько ни видел её, сколько ни твердил себе, что и за ним однажды придёт, а всё же как-то не ждал…
        - Мир тебе, - вождь медленно слез со своего послушно остановившегося осла.
        Почти не выбирая место, он упал на колени и по мере возможности склонил давным-давно, ещё в юности искалеченную спину. Коснувшись пыльной бородой ничуть не грязных сапог колдуна, вождь прижался лбом к носкам его обуви, покорно ожидая своей участи.
        Всех - или всё же пощадит кого?
        - Встань, старик, - многого ожидал Ахмет, но не такого.
        Суетливо трясясь всем телом, помогая себе руками, он кое-как поднялся на дрожащие ноги. Не забывая, впрочем, кланяться и виновато гнуть шею. Перед сильными мира сего не грех и прогнуться…
        - Мне нужен один человек, какого не жалко.
        Мелко-мелко кивая, вождь суетливо заверил великого колдуна в своей искренней и непременной преданности… а затем вздрогнул. Мальчишка!
        - Извольте посмотреть сюда, высокородный господин, - беспрестанно кланяясь и извиняясь, Ахмет проводил появившегося невесть откуда гостя к белой верблюдице.
        Впрочем, колдун поначалу отшатнулся. Ну да - сколько дней без отдыха и воды - от верблюдов тяжёлым духом шибает так, что непривычному человеку может и дурно сделаться. Бывало, в селения караван даже иной раз не пускали.
        - Молодой? Что ж, подойдёт, - голос колдуна даже сейчас был спокойным, даже с какой-то ленцой. - Развяжи…
        Земля содрогнулась. Хрустнули мелкие камешки, испуганно вздрогнули травинки, когда с гневом в почву топнула грязная четырёхпалая нога в грубом деревянном сандалии.
        Сначала закурился лёгкий дымок. С тихим шорохом обуглились травинки, почернели. Затем над ними полыхнули язычки призрачного серого пламени. Заплясали, рваным неровным кольцом маленького пожара расползаясь вокруг попирающих этот мир серо-синих ног.
        - Наверное, ты не понял, Дуул'Зерот, - Валлентайн говорил негромко, прекрасно зная что у могучего шамана со слухом всё в порядке.
        Он старался дышать в сторону неуверенно набегающего ветерка, чтобы не заглатывать в горло так и идущий с той стороны едкий, раздирающий горло дым - за спиной шамана нестройной шеренгой стояли исполинские огненные барлоги. Семеро… впрочем, с лихвой хватило бы и нескольких - в этом месте противостоять им просто некому. Огромные человекообразные туши с трудом угадываемой формы, истекающие язычками пламени едва сдерживаемой мощи. С уродливыми чёрными пятнами и разводами на огненной поверхности - не иначе, как во владениях Падшего бога камень жрали с голодухи. И надо же было ему оказаться именно в этом месте и в это время!
        Однако не они заставляли беспокоиться молодого волшебника больше всего. Что ж, с барлогом он один на один как-то хлестался. И доказал - прежде всего самому себе - что всё же чему-то научился и на что-то годен. Хоть потом и пришлось почти сутки ползти, выхаркивая ошмётки обожжённых жаром лёгких, к ведьме-целительнице. Как и выжил тогда, вспоминать даже не хочется, сразу желудок к горлу подкатывает. Да и потом пару раз приходилось… но уже как-то легче прошло.
        Так что, сейчас количество особой роли не играло. Научился бить одного - научился бить всех. Тем более, что над головой Валлентайна уже завис мягко колышащийся знак Воды. И сколько ни пришлось бы возиться и мучиться с
        огненными , а вода в конце концов верх возьмёт. А уж противник ни слепотой, ни глупостью не отличался. Да и мальчишка-кочевник уже приготовлен на древнем алтаре посреди наспех начерченной пентаграммы - бить вторгшихся в этот мир их же оружием, это дело не последнее.
        Но вот шаман, стоящий перед совсем ещё юным, лишь год назад покинувшим стены Школы волшебником, беспокоил куда больше. На висящем на груди небольшом круге, искусно выточенным рабами из чёрного камня, виднелось лишь имя - Дуул'Зерот. И три зарубки - три удачных вторжения. Старый, опытный шаман. Неважно, что он жил где-то в другом мире и умер так давно, что о нём стёрлась даже всякая память. Однако успел он в своё время продать душу тёмным богам. И нате вам - спустя века даже возвысился до командира отряда демонов, осуществляющих вторжения в обычные миры.
        Длинные седые волосы вьются на ветру, пальцы словно в сомнении перебирают чётки в костлявой ладони. Под пыльной серой робой угадывается тощая фигура… да может, там и вовсе лишь скелет один? А в глазах огонь. Яркий, непокорный - и безумный…
        - Ты не понял, мертвяк, - Валлентайн не счёл нужным скрывать ни своё презрение, ни разделяющую их пропасть. - Мы не договоримся.
        - Почему, смертный? - шаман говорил глуховато, с каким-то надсадным сипом, словно ниже ворота заношенной робы и впрямь мало что осталось. - Тёмные боги не скупы, и умеют ценить хороших солдат.
        Волшебник молча опустил глаза с живого мертвеца на расползающееся вокруг того кольцо тлена. Ну что тут можно сказать? Да, конечно сила у меня имеется, и во многом чёрная… но просто, мы по разные стороны. А власть - да зачем она нужна такая - власть раба над более мелкими рабами? Стонут могучие барлоги под одним только взглядом шамана, однако беспрекословно выполнят любой приказ и даже прихоть. Но и сам шаман всего лишь ничтожный червь под пятой какого-нибудь Князя Тьмы. А тот, в свою очередь, пыль пред ликами тёмных богов.
        - Да не нужно мне всё это, - он пожал плечами.
        Шаман некоторое время размышлял, чуть склонив голову с длинными сальными прядями. Костлявые пальцы успели перебрать несколько чёток, прежде чем он отозвался.
        - Отступить я не могу, даже если захочу. Будет бой, смертный - и один из нас исчезнет навсегда. Без посмертия. Как только сядет это ненавистное мне солнце, я намерен узнать, какого цвета твоя кровь.
        С наступлением темноты силы порождений Тьмы возрастали многократно - однако это вовсе не смутило молодого волшебника. Он тоже не совсем был готов к битве. Да и его собственные силы умножались при свете солнца мёртвых. Зря, что ли, всегда предпочитал Луну? Зря, что ли, почти половина его могущества и умений опиралась на чёрное ? Только тс-с - шаману о том догадываться вовсе не обязательно…
        Проклятая жара! Валлентайн сидел на камне в чахлой тени каким-то чудом выжившей здесь чахоточной пальмы и проклинал всё подряд. Впрочем, нудные и однообразные проклятия тоже надоели. Невидимое за облаками солнце уже почти коснулось горизонта, однако жар его непостижимым образом проникал сквозь тучи и обжигал кожу даже сейчас. Но волшебник уже был на грани отчаяния не совсем из-за этого. В углах пентаграммы оплывали бесформенными лужицами чёрные свечи. Таяли, словно масло на сковороде - видать, таки обманул старьёвщик! И стало быть, дрянные изделия, купленные за бешеные деньги из-под полы в глухом уголке ярмарочной распродажи, просто никуда не годились.
        - Наверняка из простого горного воска с сажей отлиты, - пересохшие от жара и волнения губы скривились в горькой усмешке, когда последняя из свеч окончательно растаяла в тёмной, маслянисто поблескивающей лужице.
        В принципе, подошли бы и эти… если бы не растаяли на камне, нагретом до такой степени, что над ним даже вблизи виднелось дрожание горячего воздуха. На туземного мальчишку, истекающего потом посреди древнего алтаря, волшебник старался не смотреть. Что ж, придётся работать грубовато и грязно, как работают шаманы троллей и гоблинов, над методами которых неприкрыто посмеивались в Школе.
        Ну что ж, искусство обходиться тем, что есть, тоже зарабатывается нелёгким трудом. Валлентайн тяжело встал на ноги - солнце уже почти зашло. И только сейчас до его восприятия донёсся легчайший, едва заметный и смутно волнующий даже не запах - позади него на некотором расстоянии обнаружилась ламия. Вызывающе женственная и привлекательная бесовка стояла, скрестив руки на груди и задумчиво рассматривая волшебника.
        - Зачем ты искал меня, смертный?
        Час назад он, упрямо преследуя так и вертящуюся, но никак не оформившуюся до конца в голове мысль, зачем-то поймал за ухо одну из бешено проносящихся мимо быстроногих воительниц, по малейшей своей прихоти переходивших на роль умелых и неутомимых искусительниц. И приказал - нет, скорее попросил - чтобы к закату его нашла самая искусная и могучая из дамочек. И вот теперь неслышно подкравшаяся ярко-рыжая ламия с недоверием и интересом разглядывала его.
        - Сможешь отвлечь шамана мертвяков? Хотя бы на пару минут… - только сейчас Валлентайн осознал, какой же у него севший и надтреснутый голос.
        В возбуждении та завертелась вокруг себя, поднимая копытцами облачка песка и пыли.
        - Моей силе подвластно всё, что умеет дышать и любить!
        Волшебник постарался успокоить рассерженную ламию. Если та сумеет ненадолго отвлечь и зачаровать могучего и несравненно более опытного шамана, то за это время можно провести обряд и развеять того в прах, из которого он создан.
        - Потом я займусь барлогами, а вы удирайте подальше. Тут будет несколько неуютно.
        Лицо обожгло мягким и каким-то ласкающим незримым дуновением. То демоница взглянула пристально, не решаясь в полной мере испытать на невесть откуда появившемся здесь волшебнике людей свою власть.
        - Ты считаешь, у тебя есть шанс?
        Хриплый смех поначалу был ей ответом. Валлентайн смеялся, закрыв глаза и задрав лицо к хмурому и уже начинающему темнеть небу. Точно так же он смеялся, когда впервые обнаружил, насколько же могуча тёмная сторона силы. Его соученики просто-таки неприлично гордились своими огненными шарами, неистово полыхающими молниями или хлестающим с ясного неба дождём острых как бритва ледяных осколков. Да, то казалось чрезвычайно мощным и эффектным - пока он однажды, вперив в страницы старой и пожелтевшей от древности книги невидящий взгляд, не осознал.
        Первая мысль казалась ошеломляющей и даже пугающей. Ведь чтобы убить человека или другое существо, не обязательно распылять его в клочья или изжаривать? Не обязательно даже разрубать его или делать в нём дыры каким-либо из сотен изощрённых способов? Достаточно лишь нарушить кое-что в незримых скрепах, до поры объединяющих душу и тело в единое живое существо. И всё. Сделать жертву безумным идиотом или покорным, заглядывающим в глаза преданным рабом. Или же просто сказать ему "Умри". Что хочешь, на что хватит ума или фантазии.
        Расход Силы почти никакой. Надо всего лишь знать и уметь . И только тогда Валлентайн спохватился. На что же он потратил три долгих года, пытаясь приспособить себя под едва покоряющиеся ему заклинания, которые на поверку оказались яркими и дешёвыми пустышками? Не то, не то он искал - и не там…
        - Вопрос стоит задать по-другому, красотка. Если мы с тобой сделаем всё как надо, есть ли шанс у них ? - и волшебник кивнул лицом в ту сторону, где в полутьме уже разгоралось зарево набирающих силу барлогов.
        - Ладно, - в голосе ламии неожиданно прорезались воркующие и чуть ли не материнские нотки. - Если мы сделаем всё как надо, есть ли шансы у них? Смогут ли создания нижнего мира вторгнуться в наш?
        В ответном взгляде волшебника промелькнуло что-то такое… разрази меня гром, если бесстыжая по определению ламия не смутилась и не отвела глаза!
        - Не сегодня и не здесь, красотка, - Валлентайн протянул ладонь, и рыжая осторожно вложила в неё свою узкую и изящную кисть. - Впрочем, если сюда полезут твари из верхнего, им тоже можно хорошенько пощипать пёрышки.
        Мысль надавать ангелам или даже архангелам по первое число изрядно развеселила ламию. Хотя их род традиционно и держался как-то ближе к демонам, но по невесть какой прихоти они тщательно и, надо признать, весьма искусно придерживались принципа неприсоединения. Жили сами по себе, приводя мужчин всех рас в неистовый восторг и наводя глухую завистливую тоску на их женщин…
        А волшебник уже поглаживал кривоватую, кое-как оструганную веточку, щедро напитывая магией самоделку.
        - Не было времени толком сделать волшебную палочку - но на один заряд тут хватит, - он кое-как отдышался. - Если совсем туго будет, обведи себя ею вокруг или направь на цель - и позволь Силе истечь из неё.
        Рыжая красотка осторожно приняла в ладони неказистое с виду изделие. Палочка уже светилась живым серебристым светом, который немедля облёк и свою новую владелицу - с тем, что ламия оказалась вся окружённой красивого лунного цвета аурой.
        - Щекочется, - хихикнула она.
        Валлентайн прислушался к вдруг загудевшему магическому эфиру. Словно набатный колокол на ветру басовито звенел и бился, возвещая приход новых демонов.
        - Что ж, пора. Не стоит давать им время и возможность построить Большой Круг? - волшебник рукой сотворил над девицей древний, отгоняющий зло знак. - Давай, действуй, искусительница - я буду знать, когда пора…
        Ламия ещё раз со счастливой улыбкой обозрела себя. Помахала ручкой на прощание, и стремительной лёгкой рысью унеслась за холм, где тревожно мерцало и билось разгорающееся зарево.
        Валлентайн неспешно достал из заплечной сумки недлинный продолговатый свёрток. В чуть промасленную тряпицу оказался завёрнут тонкий серповидный клинок. Не оружие, и не инструмент повара или столяра. Старый ритуальный нож, в незапамятные времена откованный из чёрной бронзы безвестным гоблинским кузнецом. Бесхитростная и незамысловатая с виду поделка верно служила многим, а потом и молодому чернокнижнику во время его первых обрядов, когда он случайно всё-таки нашёл и взял в свои руки одну из немногих сохранившихся книг по чёрной и повсеместно запрещённой магии.
        Он вошёл в центр большого камня, ещё недавно занесённого песками. Древний алтарь ныне забытого народа мирно покоился под слоем пыли и веков, чтобы сегодня ещё раз сослужить полузабытую службу. Валлентайн лично раскопал и очистил его - благо оказалось всего-то пару локтей песка с камешками. А уж работы бывший сельский парнишка не боялся.
        Волшебник рывком перевернул парализованного ужасом мальчишку на живот. На загорелой дочерна спине смешно виднелась цепочка позвонков и нелепо сведённые вместе от связанных рук лопатки. Но вовсе не это интересовало чернокнижника. Он присел, наступил коленом на эту худую спину и ухватил пятернёй за грязные курчавые волосы. Задрал икнувшую от испуга голову, обнажая шею с натянувшейся смуглой кожей и часто-часто бегающим под нею кадыком.
        И в тот миг, когда шелестящий магический фон кропотливо работающего неподалёку шамана заметно ослаб, он нежно полоснул лезвием по этому беззащитно-цыплячьему горлу…
        Шаман с досадой отшвырнул ламию - да так, что тельце этой похотливой сучки мокрым шлепком растеклось по скале. Это ж надо было так примитивно попасться… И кто - он, покоритель Семиградья и Рюеньского королевства, всемогущий и искуснейший Дуул'Зерот!
        Во вспотевшие виски ещё бился могучий и полузабытый шум давно высохшей крови, иллюзию которой так умело воскресила и разожгла эта изменница. Однако по пологому склону холма сюда уже спускался соперник, и одни только мимолётно производимые им колыхания магического эфира заставили старого шамана глухо зарычать. Если бы он мог, он бы завыл от бессильной ненависти - вместо глупого магика людишек, кичащегося своей никчемной силишкой, его угораздило наткнуться на некроманта. И тот успел скрытно провести свой обряд. А вот это было уже не просто плохо, это было просто ужасно. Ибо вся сила старого Дуул'Зерота теперь оказывалась что трава против ветра - коварный человечишко, осмелившийся встать у него на пути, оказывался прикрыт той же самой тёмной Силой, которую по каплям собирал и копил он сам.
        Только во много раз, неизмеримо больше. Однако шаман всё же попробовал потрепыхаться, всё-таки опыта и изворотливости у него было куда поболе. И высохшие костяные пальцы, с которых невидимым ледяным ветром сдуло последние иллюзии наросшей плоти, с неожиданной силой вцепились в отполированный бесчисленными прикосновениями, старый волшебный посох. Что ж, потягаемся ещё…
        Это напоминало схватку могучего, но увы, неповоротливого медведя со старой, опытной и прожжённой охотничьей собакой. Медведь был силён, ох как силён - но он был неопытен. Едва успевал отмахиваться лапами от наседающей со всех сторон псины, постоянно меняющей тактику, увёртливо наскакивающей с разных сторон и каждый раз урывающей в пасть кусок вожделенной плоти.
        Однако исход битвы был предрешён. Одна-единственная ошибка - старый шаман никак не ожидал, что заклинание Удушающей петли Праха всё же знакомо этому выскочке - и Дуул'Зерот пропал в тот же миг. Словно могучая ледяная гора вдруг прижала его к истерзанной каменистой почве и придавила так, что с хрустом лопнули кости, а из глазниц вылетели и разлетелись соплями два белёсых шарика с выцветше-блёклыми зрачками…
        Валлентайн никогда не думал, что его собственное тело может быть куда тяжелее скалы. Или купеческого корабля. Во всяком случае, когда он попытался подняться с песка, залитого его кровью и оставшимся от шамана пеплом, ощущение оказалось именно таким. Проклятый мертвяк мало того, что сыпал заклятьями и изворачивался от ответных как попавший живым на сковороду угорь, но ещё и весьма чувствительно охаживал его своим корявым посохом. Кстати… залитая кажущейся в полутьме чёрной кровью ладонь кое-как потянулась и нашарила втоптанную в грязь палку.
        Лёгкий звон прошёл по истерзанному телу. Ну, поломанные рёбра то мелочь. Левая рука повисла плетью и отчего-то мало того, что не слушается, но даже и не ощущается. Стерпим пока…
        Сплюнув накопившуюся во рту кровь вместе с обломками зубов, волшебник кое-как опёрся одной рукой на посох и медленно, словно поднимая поникшими плечами невидимое во мраке небо, поднялся. Нет, это не весь мир покачивается под неумолчный шорох и гул прибоя в ушах. Нет, не потускнело мерцание почерневшего от жара и разбрызганного оплавленного камня - то мутная пелена застит взор.
        Всё же, то обгорелое кровавое месиво, что ещё недавно было молодым здоровым человеком, в конце концов утвердилось на двух почерневших и пузырящихся лохмотьями подобиях ног - и вырезанном из неведомого дерева посохе. И стоящая на вершине скалы ламия (вот же ж никакая зараза эту бестию не возьмёт) содрогнулась от непередаваемой смеси страха и восторга. Вот она, та знаменитая стойкость рода человеков ко всякого рода невзгодам и передрягам!
        Рыжеволосая и пламенеющая даже в полутьме фигурка с ловкостью горной козули спустилась вниз и невежливо ткнула в ощутимо пошатывающегося волшебника корявой, серебристо мерцающей волшебной палочкой.
        - Мне не понадобилось, - с ухмылкой заверила ламия. - Я и так бессмертная, забыл?
        Она с любопытством смотрела, как одолженная ей на всякий случай Сила живительным ручейком влилась в малопривлекательное подобие человека. По всему телу пошла рябь, на корке обожжённого жаром лица с хрустом лопнули струпья, и на бесовку уставился всего один, но живой и осмысленно блестящий глаз.
        - Шамана мы завалили, остались барлоги. Помнишь? - поинтересовалась ламия с неуёмным любопытством, беззаботно приплясывая на месте - всё ей нипочём.
        Ах, ну да… Валлентайн с трудом вспомнил, как его зовут, пока заставлял свои непослушные останки тащиться на вершину пологого обгоревшего холма. И этот поход дался ему с не меньшим трудом, чем когда он на спор с однокашниками преодолевал Скалистый Кряж безо всякого применения магии. Под ногами хрустела то ли корка выжженного шлака, то ли ещё что…
        Огненные великаны почти закончили обустраивать Большой Круг. Уже высился на одном краю рунный камень, и тускло светились на нём неведомые древние письмена. Ещё немного, и тут бы открылся проход сквозь время и пространство - прямиком в Нижние Миры, откуда уже готовы придти сюда неисчислимые орды. Только, зря всё это, зря… без шамана ничего у них не получится. Барлоги воистину могучи и неукротимы в бою, однако соображения у них и на чайную ложечку не наберётся.
        - Нет, я с тобой, - и судя по тону, эту рыжую красотку отговорить не удалось бы нипочём. - Я своих предупредила, сейчас они организовали оцепление примерно на расстоянии видимого горизонта. Ещё немного конницы подоспело от ближайших лордов, разбойники и кочевники тоже подсобят - так что, мелочёвку всякую они перехватят.
        Ну что ж, мелких демонов и бесов, всегда путающихся под ногами, а сейчас в слепом ужасе удирающих отсюда подальше, можно в расчёт не принимать. Одной заботой меньше. Волшебник подпёр себя в грудь навершием узловатого шаманского посоха, а его ладонь уже привычно извлекала из небытия рукоять колдовского водяного жгута. Когда-то он на пробу, втайне от преподавателей, в пыль разносил им гранитные валуны…
        - Солнце и Луна… ох, что же я это несу? Луна и Вода, дайте мне силу… - едва ли можно было разобрать этот недавно звонкий и задорный голос, однако устремившийся сюда огромный огненный великан в потёках раскалённой лавы в ужасе отшатнулся.
        И всё же, его исполинское подобие руки немедля преобразилось в огромный, произрастающий примерно из локтя огненный меч, и с завыванием пламени обрушилось на дерзкую парочку. А от Круга сюда уже устремились остальные барлоги, и от их мечей, огненных жгутов и вихрей в воздухе стало просто не продохнуть.
        Ламия визжала от боли неприлично, как недорезанный поросёнок, в поисках защиты от всесжигающего пламени постоянно норовила прижаться к орудующему Водой волшебнику и то и дело мешалась под руку. Дважды она лёгким дымком испарялась в неяркой вспышке, когда огонь пробивал защиту волшебника. Но каждый раз Валлентайн устало, содрогаясь от хлещущих ударов, вновь и вновь упрямо поднимался на ноги, и каждый раз из небытия возвращалась рыжая, угрюмая и грязно ругающаяся красотка.
        Над волшебником снова задрожал знак Воды, мягко серебрящийся лунным светом. Казалось бы, положение безнадёжно - однако где-то там, в благословенной дали, в ладони матери вдруг тревожно заколыхался глоток лунного серебра, который облепили семь огненных мошек. Тревожно нахмурились брови женщины, и она легонько подула в толику колышащейся в руке воды, отгоняя мошкару…
        Пошла потеха! Волшебник остервенело хлестал своим водяным смерчом во все стороны, не разбирая ничего, и совершенно на голых инстинктах реагируя на легчайшее движение и малейший огонёк, пока его не привёл в себя голос ламии и её ласковые, отвлекающие даже от неистового упоения битвы прикосновения…
        - Уймись, бешеный - ты уже звёзды гасить начал! - рыжая и изрядно закопчённая красотка нежно, чуть ли не по-сестрински прикоснулась к щеке манящими и сладкими устами.
        Что ж, когда грохочет боевая магия, женщины молчат. Но когда женщины начинают говорить, грома битв становится попросту не слышно… Валлентайн опустил занемевшую руку, по-прежнему не выпуская из повиновения почти вскипевшую Воду. Единственный уцелевший глаз лопнул от жара, когда один из барлогов внезапно обрушил огненный дождь в тот самый момент, когда волшебник отбивался сразу от троих насевших с разных сторон бестий. И теперь он пристально, недоверчиво, вдруг расширившимся до неведомых пределов магическим восприятием исследовал всё вокруг, не встречая никакого препятствия…
        Как они выбрались из огромного круга почерневшей от жара, запёкшейся почвы, в центре которой медленно остывало озерцо раскалённой лавы - всё, что осталось от барлогов - Валлентайн помнил весьма смутно. Если поначалу он кое-как ещё ковылял, опираясь на оказавшийся чудом неповреждённым посох и двигаясь только на остатках ещё не схлынувшего боевого азарта и какой-то гордости победителя, то потом он вдруг осознал себя лежащим безвольным кулём и едущим на спине ламии. Рыжая искусительница оказалась не то чтобы неимоверно сильной, просто несколько не чужда магии, а потому транспортировала свою ношу хоть и не быстро, но бережно и умело.
        - Ну же, глупый, не вороти нос, - в запёкшиеся коркой вскипевшей крови губы ткнулась великолепной формы грудь девицы с вызывающе торчащим соском. Эх, при других бы условиях поцеловать такую…
        Но волшебник понял. На остатках соображения он разодрал непослушные губы. Чуть не сгорая от стыда, что царапает столь нежную и восхитительную кожу, он потянулся к источнику и добыл несколько капель оказавшегося тёплым и полузабыто-сладким молока…
        Под низко нависшими хмурыми тучами неспешно двигался небольшой караван. Всё так же уныло и равномерно позвякивал единственный колокольчик, всё так же заунывно посвистывал жаркий ветер. И точно так же, как и вчера, и месяц, и год назад, похрустывал песок и камешки под копытами. Однако теперь во всё это вплелась какая-то новая и восхитительно пьянящая нотка.
        Полночи где-то неподалёку, за каменистой грядой, бесновалась огненная буря. И даже несколько раз с стой стороны прилетали раскалённые до малинового свечения камни и какие-то вонючие ошметья. А утром в расположившийся на ночлег клан кочевников прискакала рыжая и нестерпимо красивая ламия. Оглядев обжигающим смеющимся взглядом стойбище, бестия сразу вычленила кривого Ахмета. И теперь вождь, привычно ёрзая на спине своего тощего осла, с бешеными глазами недоверчиво ощупал тщательно упакованный в драную холстину ветвистый узловатый посох.
        - На него магик положил знак Воды, - сообщила беззаботно пританцовывающая, несмотря на не по-утреннему обжигающий зной, ламия. - И там, где ты воткнёшь его, забъёт неиссякаемый источник…
        Старый вождь ещё раз озабоченно прикоснулся к ветхой материи, ощутив под ней успокаивающее течение Силы. Да, та заброшенная и высохшая до каменистого звона долина будет в самый раз. Сколько можно скитаться - коль скоро никто не предъявил на то место своих прав, там и можно будет обосноваться. Ещё и переманить на свою сторону в новый оазис парочку совсем уж обнищавших семей, что болтаются по окрестностям. Да выкопать наконец прадедовскую ухоронку и правильно её израсходовать - если золото слишком долго в земле лежит, то к нему обязательно злые духи привяжутся, если не эльфы или херувимы.
        И даже Зульфия не стонет - весь небольшой клан словно почувствовал исходящую от вождя спокойную и горделивую уверенность. Надежду в завтрашнем дне - ведь и завтра, и послезавтра всё будет чудесно. И теперь, с самого утра Ахмета преследовало светлое и совершенно дурацкое ощущение, что непременно случится что-то к лучшему.
        Как хорошо, что мальчишка украл воду…
        - Когда маменька принесла обгоревшего чернокнижника в пределы нашего Священного Круга, всё племя собралось, чтобы забросать её камнями и изгнать - каковы бы ни были заслуги, но чужакам туда вход закрыт, - Ариэла дробно топотала копытцами по просёлочной дороге, и этот звук таким чудным образом переплетался с солидным топаньем чёрного жеребца, что тот в удивлении косился на диковинную спутницу.
        - Однако маман оказалась умнее всех - на глазах у моих соплеменниц она напоила человека собственным молоком и объявила своим сыном, - ламия чуть замедлила шаг, чтобы приотстать от вроде бы равнодушно трусящего впереди гнедого коня с оказавшимся столь неординарным седоком.
        Тэлль задумчиво перевела взгляд в спину всадника с обозначившимся меж лопаток тёмным ручейком пота. Да уж, непростой этот чернокнижник. Тёмную сторону Силы отходил как следует, но и светлую не приветствует… и она вернулась к окончанию рассказа ламии.
        - И оказалось, что закон предков нарушить никто не осмелился. Потому лечили человека все наши целительницы и владеющие магией - тщательно, как одну из дочерей, - взор Ариэль блеснул сполохами внутреннего огня, а на прелестных губах мелькнула мечтательная улыбка. - Потому с тех пор и неприкосновенен - он теперь один из нас…
        И из дальнейших слов эльфка с удивлением узнала, что на следующее утро прилетал посланец светлых богов. Весь важный из себя, с блистающими крылами и полыхающим огненным жаром мечом в руке. Как поглядел он на место битвы, так и перекосоротился весь. Однако ж и пикнуть не посмел - прорыв тёмных сил закрыт. И неважно какими методами, так что всё честь по чести. Переговоры, кстати, вместе с первой воительницей и жрицей вела и маменька - да так, что архангел потом весь день и всю ночь блаженствовал в её объятиях, а потом улетел довольный и счастливый как мальчишка.
        - Ну и, появилась у меня недавно маленькая сестрица - и предрекла ей шаманка, что со временем та станет первой воительницей клана, - Ариэла мягко усмехнулась. - Волосы белые как первый снег, и даже чуть светятся в темноте. Наверное, и летать сможет со временем…
        - Пощадите, господин хороший! - дородный служака в местами потёртой и засаленной кольчуге бухнулся на колени, аж загудели стропила подъёмного моста. - Не ваша милость живота лишит, так их светлость маркиз в петлю отправят - ведь никак не можно!
        Валлентайн со вздохом огляделся. Вечерело. Весь остаток дня они втроём петляли вместе с огибающей пологие холмы дорогой. Пропылились, наверное, насквозь. Да и животы своим урчанием давненько уже требовали чего-то посытнее свежего воздуха. И вот нате вам - в самых воротах портового городишки Ферри-Бей, вотчины одноимённого маркиза, стражники упёрлись. Дескать, не положено девице непотребного вида и в непотребном же виде на улицы города ступать!
        Это они так деликатно про ламию сказанули - хотя волшебник ничуть не сомневался, что меж собою они выразились бы куда менее сдержанно… Поймав себя на том, что слишком уж неделикатно пялится на вызывающе аппетитную грудь Ариэлы, из-за которой и разгорелись такие страсти-мордасти, волшебник мысленно застонал да поспешил отвести глаза в сторону.
        И как раз вовремя - мимо них в ворота, под долгожданную защиту городских стен, тощий гоблинский купец как раз загонял длинные фуры своего каравана.
        - А ну-ка, погоди, зелёный, - бросил он испуганно вжавшему ушастую голову в плечи коротышке.
        Торчащие широко в стороны остренькие ушки гоблина и в самом деле изрядно позеленели. Может, от голода или страха, а может, они от природы такие - Валлентайн не стал ломать голову. Зато ткнул пальцем в нечто под холстиной, формой и укладкой весьма напоминающее тюки ткани.
        - Отрежь мне ленту шириной… - он торопливо оглянулся, вновь с удовольствием поймав взглядом вызывающе торчащие прелести ламии. - Дюймов восемь-десять. Зелёного или золотистого цвета.
        Возмущённый таким неделикатным обращением купец сначала икнул от испуга, к вящей радости заржавших как стадо жеребцов заинтересовавшихся этаким зрелищем стражников, а потом разразился длинной, однако очень быстрой скороговоркой. Из этих воплей вся образовавшаяся у ворот сутолока, да и пожалуй, целиком привратный район Ферри-Бея узнали, что гоблин везёт ничто иное, как шёлк. И что означенная лента стоит поболе, нежели могут себе позволить всякие подозрительные личности.
        - Сколько? - Валлентайн невозмутимо пресёк это непотребное словоблудие одним негромким, но весьма ласкающим ухо звуком - слегка потеребив кошель.
        О-о, звон золота для многих купцов куда приятнее чести и даже жизни! И будьте спокойны, таковое прожжённый торгаш различит даже сквозь грохот битвы или крики разноголосой толпы. Гоблин мгновенно изменил тон, словно только что не вопил словно недорезанная базарная торговка. На его морщинистую мордочку сразу выплыла угодливая масленая улыбка, а сам он на диво причудливым образом преисполнился услужливой суетливости. Ведь спрыгнувший со своего гнедого мужчина сдёрнул с руки перчатку, и на пальце его неярко блеснул перстень - да такой, что обладателя такого украшения надо кровь-из-носу, но любою ценой не прогневать.
        - Ох, какая прелесть! - Тэлль мгновенно вылетела из седла и прыгнула поближе, едва гоблин бережно, словно младенца, распеленал лежащий в самой глубине фуры тючок ткани.
        Шёлк. И поневоле тут пришлось бы поверить в прямо-таки сверхъестественную проницательность волшебника, потому что на свету ткань заиграла именно переливами зелёного и золотого, заставив судорожно ахнуть узревших это зрелище неслыханной красоты. Драгоценнейший шёлк редчайшего сорта, раз в двенадцать лет доставляемый из сокрытого в море магического тумана герцогства Арвендейл, вотчины славного герцога дель Оро.
        Валлентайн без колебаний высыпал всё золото, что у него имелось, и даже шепнул бледному от волнения гоблину, чтоб тот нашёл его в трактире "Голова эльфа" - дескать, поможет чем по части магии. Хотя он вновь оказывался почти без гроша, однако купил весь тюк драгоценной ткани решительно и без колебаний.
        - Моя сестра должна быть самой красивой в этом городе, - заявил он закатившей от восторга сияющие глаза ламии.
        На свет мигом объявилась заскучавшая в своих ножнах шпага. Одним движением, на глазок волшебник отрезал примерно нужной ширины ленту. А Тэлль повязала это воистину драгоценное украшение, закрывающее грудь Ариэлы, и завязала за шеей бантиком. Шёлк скользил и ласкал кожу, словно великолепный мех диковинного животного, ластился и заставлял преисполняться восторга и гордости. И когда ламия тряхнула головой, привычно взлохмачивая отведённые пока в сторону зелёные волосы, и обвела собравшихся горящим взглядом, дружный гул одобрения и восхищения послужил лучшим свидетельством получившемуся зрелищу.
        - Падший вас всех побери! А ведь, мне тоже жарко, - вызывающе проворчала эльфка и с решительным видом сдёрнула с плеч куртку.
        Ого! Волшебник улыбнулся смущённо, и повторно отмахнул чуть менее широкую ленту - всё-таки пропорции и прелести верхней части ламии были несколько ближе к обычным человеческим, нежели у от природы стройной статью эльфки…
        - Глаза выколю, ежели будешь пялиться! - шумнул он на гоблина, замершего от восторга и в совершеннейшем восхищении облизывающего губы.
        Купец подпрыгнул от испуга, судорожно сглотнул, и тут же суетливо принялся направлять в ворота оставшиеся пока снаружи повозки. А Тэлль выразительно посмотрела в глаза волшебника, пока он лично завязывал ей ленту точно таким же манером, как перед этим она сделала ламии.
        "Эта смазливая сучка не будет иметь передо мною никаких преимуществ" - нечто подобное огромными буквами прямо-таки читалось в её спокойном взгляде и всей горделивой осанке. Справедливости ради стоит чуть неделикатно заметить, что эльфке тоже вовсе не было чего стыдиться или стесняться.
        - Другое дело, - одобрительно пробасил здоровенный стражник, получая положенную плату за въезд. А потом ещё долго-долго задумчиво оглядывался вослед…
        Если ехать от южных ворот по широкой, вымощенной в незапамятные времена иссиня-серым булыжником улице, да никуда не сворачивать, то мало-помалу можно пересечь весь раскинувшийся на берегу бухты Ферри-Бэй и в конце концов заехать в порт. А если ещё при том особо не смотреть под ноги… то есть под копыта, а больше глазеть по сторонам - уж морской порт на диковины горазд - то можно ненароком даже с причала по мосткам заехать на какой-нибудь корабль.
        Впрочем, такой длинный путь и тем более таковое его завершение Валлентайн и не планировал. На самом краю жилой части города, в том месте где улица плавно обращается в один из портовых проездов и, чуть свернув, переходит в парадно-помпезную Маркизову Пристань, на углу как раз скромно и обретался искомый трактир "Голова эльфа". Он же постоялый двор - среднего достатка, между нами-то говоря, но вполне добротный. Основан он был, по слухам, вполне реально существовавшим некогда несравненным гоблинским воителем, который под началом древнего короля Болевлада Спесивого брал на меч с тех пор захиревшее Рианнонское королевство эльфов.
        Другой, куда более примечательной знаменитостью портового городка был замок. Нет - Замок, и никак иначе. Тем более, что почтенные обыватели и не менее почтенные приезжие называли это мрачное сооружение именно так, да ещё и понизив голос да с оглядкой. Высоко вздымались его несокрушимые стены и башенки с прибрежной скалы, господствующей над местностью и бухтой. Впрочем, сооружение то было очень непростым, оттого-то и понятна та примечательная смесь страха и почтения, с которой всяк видящий его почтительно преисполнялся благоговения.
        Сооружённый в незапамятные времена кем-то из великих магов прошлого, он и по сей день оказывался пропитан той магией насквозь. Словно невидимые искристые вихри пронизывали его день и ночь, наводя тоску на желающих подойти полюбопытствовать поближе, и напрочь испепеляя осмелившихся забраться внутрь безрассудных смельчаков. И поговаривали люди и нелюди, что чёрного в той магии как бы не больше, чем всего остального. Оттого и понятно, что никто в нём не жил, если не считать целой армии наплевательски относящихся к подобным феноменам летучих мышей. Естественно, и здешний маркиз предпочёл не испытывать судьбу, а ютиться в обычном городском доме, что служило для местных извечным источником насмешек и неуважения…
        Валлентайн оглянулся - но в уже опускающейся темноте замок оказался едва виден и сейчас представлялся лишь грозящей небесам какими-то острыми выступами глыбой мрака. Мрачной затаившейся до поры угрозой нависал он над Ферри-Бэем, и в тени этой угрюмой силы век из века текла здесь жизнь.
        - Неплохой мог бы быть городишко, если бы… - Тэлль проследила его взгляд.
        Эльфка вынула ноги из стремян, и теперь зачем-то возилась со штанинами. Волшебник весьма похвально не стал ничего расспрашивать насчёт продолжения, и терпение его увенчалось успехом. Оказалось, что Тэлль затянула особым образом шнуровку по низу штанин, и теперь они смотрелись больше похожими на шаровары, а сама девица с едва прикрытой грудью - на на одну из местных воительниц. Разумеется, и в этом мире водились девахи, которым то ли брюки нравились больше платьев и юбок, то ли настолько свербело в одном месте, что они бросали привычные места и образ жизни да подавались в наёмницы.
        - Если бы солнышка побольше, а замок тот обжить да облагородить маленько, - Тэлль осмотрела себя, благодарно улыбнулась одобрительному жесту ламии, и устало поёрзала в седле.
        Они успели миновать весь уже закрывающийся на ночь квартал торговцев и купцов, прежде чем Ариэла спохватилась. Поскольку она знала волшебника немного получше эльфки, то верно истолковала долгое молчание после фразы Тэлль.
        - Братец, ты что же… собираешься попробовать? - её уже заметно светящиеся в полутьме глаза на миг совсем ярко полыхнули огоньками изумления.
        От этого мини-фейерверка идущая навстречу по обочине парочка со сдавленными воплями шарахнулась прочь и на удивление проворно исчезла в боковой улочке, однако ламия нимало тем не озаботилась. Она подвинулась ближе к задумчивому волшебнику, и заключила его лицо в ладони. Повернула к себе, и пристально вгляделась.
        - Знаете, есть поговорка - женщина может свернуть горы… если стоит за плечами правильно выбранного мужчины, - наконец отозвался Валлентайн.
        - Это что же, начинаешь строить своё Царство Тьмы? - чуть горько отозвалась насупившаяся эльфка.
        Волшебник придержал своего коня на захламлённой так, что это виднелось и в сумерках, площади. Некоторе время смотрел понурясь вглубь себя, будто силясь рассмотреть что-то. Что ж, остроухая, ты вольна называть это как угодно. Я свёл счёты с обидчиками… правда, нажил и несколько врагов. И пусть проклянут меня, если к их действиям я не начну готовиться со всей возможной в моём положении поспешностью…
        - Ты немного разобралась в моей душе. Вот и скажи, так ли она страшна?
        Тэлль отвернулась. Посмотрела на печально бездействующий посреди площади фонтан, где облупленные ангелочки напрасно наклоняли позеленевшие от времени бронзовые кувшины.
        - Бывают и хуже, скажем так, - негромко отозвалась она.
        А Валлентайн уже поворотил гнедого в боковую улицу. И через весьма малое время остановил его у дверей двухэтажного особняка, который выглядел чуть почище и богаче остальных. Он не соизволил спуститься из седла, а бесцеремонно погнал коня на ступени крыльца, откуда со страхом и любопытством пялились двое солдат. Дверь распахнулась от мощного пинка ногой.
        - Хозяина мне сюда, - коротко и страшно распорядился он.
        И едва через видный в проём двери тускло освещённый холл спешно прибежал едва одетый пухлый и благообразый человек, которого так и хотелось назвать пренебрежительно "мужчинка", как волшебник небрежно процедил ему:
        - С завтрашнего дня маркиз в этом городе я. Если до утра успеете убраться подальше, а потом до конца дней ни разу не попасться мне на глаза и даже на слух - считайте, что вам повезло.
        Всего лишь на миг он встретился с холёным мужчиной глазами, как того от страха и омерзения едва не вывернуло наизнанку. Что ж, бывает. Правящий по праву рода должен быть готов к тому, что найдётся тот, кто займёт его место - по праву сильного.
        К тому же, насчёт права рода тут тоже сомнения имелись. Валлентайн специально не проверял - но донёсся как-то до его ушей слушок, что нынешний бывший маркиз в прошлом своём был самым отпетым в этих краях пиратом. И сколотив как-то эскадру из пары фрегатов да полудюжины посудин поменьше, попросту захватил Ферри-Бэй…
        "Голова эльфа" оправдала самые нехорошие предчувствия Тэлль. Гоблинская корчма во всей её неприглядности. Какие тут ещё слова нужны? Достаточно заглянуть в настежь распахнутые широкие двери. Грязища такая, что прежде чем мыть полы, следовало бы предварительно озаботиться навозной лопатой да засучив рукава хорошенько ею помахать. Дым и смрад в зале прямо-таки нестерпимо хотелось потрогать рукой. А то, что судя по запахам, там подавали, эльфка не стала бы есть даже под угрозой голодной смерти.
        Однако же, воистину - слухи тут распространяются со скоростью куда там эльфийской стреле! Тэлль просто-таки изумилась, когда прямо под копыта утомлённых коней выкатился гоблин, по всей видимости хозяин заведения. И тут же заюлил, непрестанно кланяясь.
        - Ах, какая честь, ваша милость! Позвольте же поздравить вас первым!
        Валлентайн с лёгкой улыбкой рассматривал худощавого юркого коротышку. Что правда, то правда - росту в том доставало едва-едва по плечо человеку, а его жидкие и сейчас неприлично растрёпанные седеющие волосёнки вкупе с по-гоблински торчащими в стороны остренькими ушами ничего кроме улыбки не вызывали. Равно как и засаленный, когда-то бархатный зелёный сюртучок с отроду нечищенными пуговками, и рукавами пузырём на локтях.
        - Отчего в зале такой хлев, Гарри? - лениво поинтересовался волшебник.
        В ответной речи гоблина прозвучало столько всякой ерунды и даже чепухи вперемежку с непрестанными извинениями и уверениями в своей преданности, что Валлентайн в конце концов попросту отмахнулся.
        - Значит, так, - он полуобернулся и с высоты седла обозрел собравшуюся на улице немалую толпу. - Вы тоже. Поздравления и подарки завтра - если жив буду. Сейчас ужинать, немного отдохну. И пойду Замок смотреть.
        - Распечатывать, значит? - давешний здоровяк-стражник, который, по-видимому, уже сменился со стражи, протолкался сквозь толпу и теперь озадаченно чесал в затылке. - А что, дело хорошее. Сколько ж ему стоять пустому? Опять же, авторитет в народе, стал-быть…
        И оглянулся в поисках поддержки. Надо признать, что известие о том, что в кои-то веки Ферри-Бэй может попасть в крепкие руки не только хоть каким-то боком дворянина, но ещё и волшебника, произвело неизгладимое впечатление. Люди, гоблины, пара возвышающихся над головами троллей - все разом взволновались и зашушукались, обсуждая такую новость.
        Поскольку с бывшим маркизом из города наверняка уберутся и его прихлебатели - а оставшихся всё равно придётся снимать и через одного вешать - Валлентайн с лёгким сердцем произвёл плечистого десятника в сотники.
        - В воротах не испугался, стало быть - службу знаешь?
        Здоровяк побледнел, маленько спал с лица и даже поёжился от такой ответственности. Однако громогласно заверил, что армейской службы он смолоду вдоволь хлебнул, а мзды сверх совести ни с кого никогда не брал.
        - Оттого и засиделся в десятниках, - огорчённо он встряхнул коротко остриженной по-военному головой и решительно ударил оземь шлемом. - А, была не была! Приказывайте, ваша милость!
        - До утра сам разберёшься. Принимай командование и делай пока, что считаешь нужным - ты здесь лучше ситуацию знаешь, - Валлентайн не стал загружать гудящую от усталости голову ещё и этим.
        Здоровяк так ощутимо заколебался, что даже странно, как на нём не зазвенела потрёпанная кольчуга.
        - А с пиратами как быть, ваша милость? - вполголоса осведомился он. - Прежний-то их привечал, и ежели по-хорошему, город и порт нынче самая настоящая база и есть. Закон и порядок тут и не ночевали.
        В глазах его столь явственно виднелось недоверие и надежда, что волшебник даже отвлёкся от замечательного бараньего рагу с чесночным соусом.
        - Кто до утра удерёт подальше, за теми гнаться не стану. Остальным придётся поумерить пыл, - великодушно отозвался он.
        Тем более, что смекалистый Гарри сразу по прибытии распорядился вытащить прямо посреди улицы самый неколченогий из своих столов и за неимением чистых скатертей застелить позаимствованным у кого-то из соседей парусом. Ну, и на столе уже как по взмаху волшебной палочки появилось всё, чему полагается для подкрепления сил. Ибо заходить внутрь заведения Валлентайн откровенно побрезговал.

‹Вставка 7›
        Замечали ли вы, что если какое-либо слово повторить вслух десяток-другой раз подряд, то оно неожиданно теряет свой смысл и обращается в набор пустых, перекатывающихся на языке нелепых звуков? Во всяком случае, Валлентайн негаданно-нежданно вспомнил о том, когда за окном визгливый женский голос раз эдак с дюжину нудно и безо всякой надежды на успех проорал:
        - Паня, а ну ходь сюды! Нешто не слышишь?
        Утро уже давно вступило в свои права - да так, что в напрочь вынесенное вчера окно вовсю ломились солнечные лучи. По замку, как будто так и надо, толпами гуляли сквозняки и привидения. Чёрный как смоль адский пёс мирно дремал у крыльца донжона, положив на передние лапы две головы и иногда во сне скуля третьей, коя такой чести не удостоилась. И только эхо зычноголосой женщины металось по запутанным переходам, иногда гулко отзываясь в высоких сводчатых залах.
        - Паня, растудыть тебя через грот-мачту - счас крапивой у меня враз огребёшь! А вот найду тя…
        Волшебник с наслаждением потянулся и даже зевнул. От ночных приключений и ужасов не осталось даже следа. И сейчас замок, ещё вчера представлявшийся прибежищем самых страшных кошмаров и тёмных сил, просто тихо нежился на утреннем ветерке и солнышке. Он казался весь пронизанный ласковым сиянием, и в косых столбах солнечного света неслышно плясали золотистые пылинки.
        Ну вот, а страхов-то рассказывали!
        Прислушавшись, Валлентайн где-то на самом донышке восприятия всё же различил еле заметное басовитое гудение. То могучая древняя магия, пропитавшая всё сооружение словно вода губку, мимолётно давала о себе знать. А ведь ещё вечером всё было по-иному…
        Гулко, с ленивой самоуверенной оттяжкой хлестнул разряд молнии. Удар этот разметал в стороны дорожную пыль, и от этого мощёный каменными плитами путь к воротам замка вдруг проступил явственно и неотвратимо. Выщербленные шестиугольники сложились в узор - и узор этот упирался в мрачные и высокие ворота. Век бы не видать такой картины…
        Бойницы и стрельчатые оконца привратной башни загорелись призрачным огнём. Сначала робко и неуверенно, словно там кто-то метался с одинокой зелёной свечой, а потом всё сильнее, пока изнутри сооружения не стали бить во все стороны снопы света. Затем осветились и угловые башни, там и выглядывающий из-за стен крепкий донжон озарился всё тем же неестественным сиянием. А на остроконечном шпиле сам собою воцарился неяркий, исходящий голубым пламенем шар. Тревога! Чужаки у ворот!
        Однако стоящий на вросшем в землю подъёмном мосте волшебник мало озаботился всеми этими кажущимися приготовлениями к отпору. Показуха она и есть - хотя стоило признать, на особ неподготовленных и нервических наверняка это всё оказывало должное воздействие…
        С треском зеленушных искр, из-под земли винтом вывернулся примечательный коротышка - эдакий лысый пузанчик с потешными махонькими рожками и в одной лишь набедренной повязке. В изрядно волосатых лапках существо держало трезубец, подозрительно схожий с обыкновенными селянскими вилами, а само в нетерпении приплясывало да постукивало по плитам… а ведь всё верно - там, где на ногах у людей и прочих порядочных особ имеются пятки и пальцы, этот щеголял вполне козлиного облика копытцами. Ну само собой, и тонкий, длинный и совершенно лысый хвост прилагался ко всему этому безобразию.
        - Ну, какого рожна припёрся? - скрипучим голосом неприветливо осведомился толстячок.
        Однако лезть в рукопашную он что-то не порывался. Возможно, его смутила шпага на боку Валлентайна - хотя скорее всего оказало должное воздействие показное спокойствие волшебника. В самом деле, все наблюдающиеся феномены пока что оказывались скорее забавными, нежели страшными…
        - Лопату тащи, - ухмыльнулся Валлентайн при виде занесённых в нижней части сором и грязью створок ворот.
        Пузан вдумчиво и с жутким хрустом почесал себя когтями по лысине, а потом не без явственно различимого вздоха извлёк прямо из воздуха крепкую совковую лопату. Поскольку ответный кивок волшебника мог означать что угодно (живи мол пока, спасибо за лопату, подходит), то коротышка безропотно отдёрнул лапки, когда Валлентайн отнял ещё и трезубец. Боязливо отодвинулся, но волшебник пока не стал проявлять кровожадности. Лишь отобрал да воткнул это трезубое то ли оружие, то ли огородный инструмент в придорожную пыль и повесил на торчащую рукоять плащ. А сам засучил рукава и с немалой сноровкой крепкого деревенского парня принялся шуровать лопатой у подножия створок.
        Видимо, у демонёнка совсем в голове помутилось от увиденного, потому что на скукожившейся мордочке проступило откровенное смятение. Ну в самом деле - отпрыск графского рода, да ещё и могучий волшебник, собственноручно орудует простолюдинской лопатой!
        - А отчего не шарахнул - чтоб вынести вместе с воротами? - всё же поинтересовался он.
        Валлентайн устало выдохнул. Критически осмотрел более-менее расчищенное пространство, а затем коротко, почти без замаха врезал вертящемуся рядом нахалу. От души, что называется - когда-то он таким ударом отправлял в глубокую меланхолическую задумчивость плечистых деревенских увальней. Помните, была такая забава - за сельской околицей, на лужку, сходились стенка на стенку дюжие любители выпустить пар в молодецкой забаве? Правда, там надо было чётко рассчитать - куда, когда, и главное как ударить. Здесь же маловпечатляющие размеры и вес демона сыграли с тем злую шутку.
        Результат оказался весьма интересен, и я даже сказал бы - эффектен. Кругленький мясистый нос пузанчика лопнул словно перезрелая слива. А сам он, забавно кувыркаясь в полёте и дрыгая нелепо раскоряченными ножками, по короткой дуге обрушился в крепостной ров. Судя по донёсшемуся снизу хрусту и треску, вместо воды в напрочь пересохшем нехитром защитном сооружении нынче обретался всякий сор, грязь и прочая дрянь.
        - Отчего на главной королевской площади нельзя телегу починить? - вспомнил волшебник старую присказку. - Да оттого, что советчиков сильно много.
        Он с наслаждением сплюнул вслед за бесславно отправившимся в ров толстячком, заодно избавляясь и от набившегося в рот песка.
        - Кого провести надумал, дурачок… Нет, этот замок беречь и любить надо, - Валлентайн даже вытер о себя вспотевшие ладони, за что ему частенько перепадало в детстве, и осторожно, ласково положил их на половинки створок.
        А хорошо звучит! Высокий, чистый гул благородного хрусталя пронизал волшебника, словно он ненароком задел край большой вазы. Весь замок легонько загудел, и это понравилось полночному гостю.
        Ворота словно сами собою медленно стали раскрываться навстречу волшебнику. Сделанные как бы не из каменного дуба и толщиной вряд ли уступавшие бортам однажды виденного тяжёлого королевского фрегата, потемневшие створки без малейшего скрипа или дребезга подались на беззвучный зов. Вот так, вот так… Валлентайну пришлось сделать пару шагов назад, чтобы тяжеленные даже на вид ворота не раздавили его. Отчего, почему - волшебник не задумывался, но поступал с замком вовсе не хамски-хозяйским образом, к которому его так усердно подталкивал мелкий толстый бес. А вот и он, недолог на помине…
        Перед глазами, точно на линии ворот из каменных плит вымахнул столб неяркого пламени, и в нём немедля обозначился давешний пузанчик. Правда, вид у него оказался несколько более потрёпанный, а настроение куда менее покладистое.
        - Не ходи сюда, - демон шмыгнул разбитым и свороченным набок набрякшим носом, из которого вместо крови истекали крохотные язычки огня. Он утёр пострадавшее место лапой, а затем воинственно нацелился своим трезубцем.
        Нет, смотреть на эту мелкую нечисть без смеха было совершенно невозможно, а уж тем более сердиться или воспринимать всерьёз. Весь донельзя изодранный, грязный и помятый. Из бока густым пучком, наподобие щетины торчали зловещего вида колючки, ещё только что обретавшиеся на здоровенном, вымахавшем во всё удовольствие репейнике или чертополохе. И судя по всему, настроения они демону что-то не добавляли. Ишь, как перекособочило болезного.
        И даже дрянная набедренная повязка куда-то сгинула. Вместо неё причинное место пузана теперь прикрывал лист второпях содранного во рву лопуха. Вот по этому-то лопуху Валлентайн и наподдал сапогом. Смачно, с хрустом, во всё удовольствие…
        - Как напутствовала меня однажды маменька - коль встретишь демона, надавай оному и по заднице, и по переднице, да со всем прилежанием, - волшебник критически осмотрел корчащегося в огненной лужице беса. - Но уж промеж рогов обязательно…
        Поскольку бить лежачих, пусть даже и таких пакостных, он посчитал ниже своего достоинства, то просто плюнул на грязную плешь скосоротившегося в предвкушении продолжения битья пузанчика.
        - Сгинь отсюда, паразит - а то ведь зашибу ненароком…
        Тот разом прекратил умирать. Тут же заюлил, кинулся в ноги именно что мелким бесом. В его торопливой и пламенной речи тут же обозначилась суть дела - дескать, он причарован к этому месту. И рад бы убраться, да отказано ему в том кем-то из прежних хозяев.
        - А хочешь навсегда отсюда уйти? - вкрадчиво поинтересовался волшебник, пока что не поднимая глаз в открывшийся перед ним замковый двор.
        Толстячок снова привычно почесал себя между рожек, хмуро глядя на невесть откуда объявившегося тут могучего мага и усердно соображая - будут снова бить или нет?
        - Хоть демоны и считаются бессмертными - но есть, есть способы спровадить их путём истинной смерти. А мне известны даже несколько, - с непонятной весёлостью объявил волшебник.
        И по некому наитию надел обратно плащ. Тут, в проёме ворот, ветерок продувал неплохой - вспотевши, простыть можно запросто. Да и хотелось, так сказать, предстать перед замком во всём великолепии…
        Похоже, пузатый маленький мерзавец только сейчас и обратил внимание на цвет этой детали одежды. Потому что даже в скудном свете звёзд и по-прежнему льющегося изо всех окон сияния стало заметно, как он посерел. Ну просто до неприличия - вон, даже огненная лужица меж кривых ножек опять обозначилась.
        - Прости, господин - не признал сразу, - демон бухнулся на отроду немытые костлявые колени, склонил башку и даже протянул на дрожащих лапах своё оружие.
        Вот ведь… прими такого на службу, потом хлопот не оберёшься. С другой стороны, и приводить в действие свои отнюдь не пустые угрозы волшебник тоже пока не собирался. Ну демон, ну рожа такая, что не плюнуть в такую просто грех - однако, не убивать же только за это, право. И волшебник после мига колебаний решился.
        Обычно, если вассал берёт кого-то на службу, он касается пальцами предложенного в услужение предмета. Солдат протягивал будущему сюзерену своё оружие, повариха половник, сельский лапотник пастуший кнут или лемех от ещё прадедовского плуга. Однако Валлентайн полностью взял в руки трезубец. Повертел его, осмотрел и зачем-то даже попробовал ногтем остроту зубьев. А очень даже ничего, оружие немного волшебное - если соответствующей магией заправить, то с таким не стыдно и в хорошую драку ввязаться.
        Пузанчик хоть и подсматривал исподлобья, однако сразу как-то успокоился. Всё-таки, если господин взял в руки его оружие, то это означало полное и безоговорочное рабство. А хорошие и исполнительные рабы, между прочим, на дороге не валяются.
        - Имя? - лениво поинтересовался волшебник, не спеша возвращать жалкому демонёнку трезубец.
        В ответном лопотании на каком-то несусветнем наречии он разобрал только, что толстячка как только не обзывали - но от роду его нарекли то ли Юлиусом, то ли Джулиусом…
        - Жулик, в общем, - волшебник благодушно и величественно кивнул.
        Привычно он выслушал "как будет угодно господину", и только тогда швырнул тотчас подхватившемуся на копытца проходимцу его верное оружие. Коль скоро оружие в порядке и даже смазано, видать, не совсем безнадёжен…
        - Приведи себя в должный вид - и следуй за мной, - распорядился человек.
        Однако демон в ответ жалко скукожился, виновато втянул лысую рогатую башку в грязные плечи и трусливо проблеял - дескать, он давно на голодном пайке. И в самом деле, запоздало спохватился волшебник, собственной Силы у этих мелкого пошиба бестий нет. Вечно побираются у своего повелителя.
        "А нынешний владелец, стало быть, я и буду?" - Валлентайн коротко одарил изголодавшегося по магии страдальца небольшой толикой волшбы. Судя по жадно блеснувшим масленым глазёнкам, демон и в самом деле давненько пребывал на мели. Вон как провалился куда-то внутрь него скупо выделенный магический импульс. Словно в прорву - и волшебник добавил ещё немного…
        Результат оказался заметен сразу. Пузанчик сыто и пьяно икнул, и со счастливой улыбкой завертелся огненным вихрем. Даже в мельтешащем водовороте искр было заметно, как демон стал повыше ростом. Рой крутящегося пламени тут же распался, и на каменные плиты изнутри шагнул статный мускулистый красавец. В чёрных глазах плясали дьявольские огоньки, на губах блуждала смутная улыбка… то есть, мускулистый как молодой бык атлет оказался похожим на человека только выше пояса - ниже обреталось некое подобие волосатого и отвратного козлищи с надоевшими копытами, по которым яростно хлестал длинный хвост.
        - Воистину темна твоя сила, давно я такой не пробовал - пьянит, - преобразившийся демон не мешкая стал перед хозяином на одно колено и виновато склонил голову с роскошной гривой чёрных волос, из которых по-прежнему кокетливо выглядывали махонькие рожки.
        - Приказывай, мой Повелитель! - как от его восторженного рёва не посыпались камни из кладки древних стен, оставалось только дивиться. - Такому я буду служить с радостью!
        - Штаны бы хоть надел, паразит. Да сапоги, чтоб народ не пугать, - волшебник вдумчиво осмотрел своё сомнительное приобретение, пытаясь сообразить - что же ему с ним делать?
        Жулик, или как его там, с готовностью подхватился. Вновь крутанулся в огненном вихре - но уже куда слабее. "А ведь противосолонь" - восхитился Валлентайн, - "То есть, против часовой стрелки - самый настоящий демон…" После диковинной процедуры, судя по всему служащей демону для использования запасов магии, Жулик обнаружился в кожаных лоскутных штанах, высоких сапогах - и даже с сияющими медными пряжками. Мало того, предугадав настроения своего повелителя, демон обзавёлся скрывшей рожки алой пиратской повязкой на голове. И даже оказался столь предусмотрителен, что свои волосы связал на затылке хвостом.
        - Будет из тебя толк, - одобрительно осклабился волшебник. - Что умеешь?
        Жулик в задумчивости почесал было макушку, но легчайшего неодобрительного шевеления бровью оказалось достаточно, чтобы он запросто отказался от своей привычки. Выяснилось, что ничего такого особенного демон не умеет. Вернее, всего понемногу…
        - Пару-тройку обычных солдат я запросто одолею, Повелитель. Могу с поручением сбегать или за порядком проследить, - закончил тот и пожал литыми плечищами.
        Теперь, статный и величавый, он оказался как бы не выше самого волшебника, а неразлучно обретающийся в правой лапе трезубец иногда обвивался маленькими молниями до поры сдерживаемой Силы. Ну ясное дело - прибедняется, паразит эдакий, присматривается к новому господину.
        - Ладно, показывай, что тут и как… - распорядился Валлентайн и наконец-то шагнул во двор.
        Едва обе ноги оказались за невидимой, но так хорошо ощущаемой линией ворот, как всё сооружение мягко и игриво покачнулось. Вернее, сообразил волшебник, это в голове поплыло после попадания в такое мощное магическое поле, что оставалось впору только дивиться. Однако он не стал ломать здешнюю ауру или подстраивать её под себя - наоборот, даже остановился на миг, чтобы чуть привыкнуть.
        И когда мельтешение в голове прекратилось, пошёл дальше. Путь под аркой до внутренних ворот он преодолел без происшествий. И судя по ощущениям, невмешательство оказалось воспринято замком с лёгкой одобрительной ухмылкой.
        "Хм-м, да он словно живой!" - волшебник с каким-то детским щенячьим восторгом чувствовал, как токи невидимых энергий пронизывают всё его существо. Вихри бушующей ауры то обволакивали дерзкого, осмелившегося ступить сюда человека, то беззастенчиво вспухали внутри него, а то вдруг для разнообразия принимались беззастенчиво ласкать. И вроде бы, особого отторжения ни одна из сторон не испытывала.
        Словно в зеркале, Валлентайн заметил, как Жулик поколебался и, как-то извернувшись, бочком шмыгнул в еле заметный, остающийся за ним самим след. Изображение его, воспринимаемое внутренним зрением, размылось на миг - но замок, вроде бы принявший волшебника, нехотя пощадил и слугу.
        Внутренние ворота оказались раскрыты настежь. Вернее, как рассмотрел мимоходом Валлентайн, толстая кованая решётка поднята вверх.
        Во дворе оказалось довольно светло - бьющего из окон сияния оказалось вполне достаточно, чтобы смотреть просто глазами…
        - Приберёшься тут потом, - уронил в сторону волшебник, философски осмотрев эдак с пару дюжин смирно лежащих тут скелетов в истлевших одеждах и ржавых доспехах.
        - Осмелюсь спросить, Господин не собирается их поднимать ? - услужливо поинтересовался Жулиус откуда-то из-за левого плеча. Соображает своё место, стервец…
        - Посмотрим, - неопределённо пожал плечами Валлентайн и продолжил свой путь.
        Впрочем, попалось несколько и вполне свежих костяков, ещё не блистающих белизной выбеленной временем кости. Загадочно и молчаливо взирали черепа тёмными провалами глазниц, и Валлентайну на миг почудилось, что смотрят те с укоризной. Хотя пришелец и не смог с ходу определить причину их смерти, но сомневаться в насильственной её природе вовсе не приходилось, знаете ли.
        Ибо у ступеней крыльца главной башни - донжона - беззастенчиво дрых некий здоровенный и жуткий зверюга. С виду это безобразие, вообще-то, больше всего походило на обычного пса. Только собаки не бывают размером с хорошего деревенского быка - да и трёх голов у них что-то в природе не наблюдается.
        На всякий случай волшебник проверил - не слетели ли с него несколько не самых слабых защитных заклинаний - и нехотя отказался от мысли взяться за оружие или кое-какие хитрые магические трюки. Хозяин не убивает дворового пса за нерадивость или промашку. Но проучить немного тоже следовало бы.
        Он осмотрелся, и едва нашёл взглядом две латные рукавицы от обретающегося неподалёку скелета, как Жулик уже тащил их Господину, поджав от страха хвостяру. Тщательно и осторожно волшебник напитал их до предела магией - да не простой. Теперь такими можно и утёсы гранитные в пыль крошить…
        Правда, диковинный пёс в пыль не разлетелся. Вертелся юлой, всё порывался цапнуть какой-нибудь вполне крокодильего размера пастью, истекающей огненными брызгами. Однако и Валлентайн прекрасно знал, чего добивался - зря, что ли, прилежно и кропотливо зубрил описание "всяких диавольских тварей"? Трёхголовые псы, между прочим, ещё далеко не самые мерзкие из имеющихся там красочно описанных и ещё более красочно нарисованных. У этих мозгов и соображения даже на чайную ложечку не наберётся. Понимают только силу и признают в качестве власти опять же, только силу.
        - Да заткнись же ты, сволочь, - псина завывал так, что даже у мертвяков, небось, заходили напрочь отсутствующие печёнки-селезёнки.
        А волшебник скупо, расчётливо мордовал полыхающими Силой рукавицами свою жертву, иногда не забывая поддать сапогом - напрасно, что ли, сообразил нацепить серебряные рыцарские шпоры? Иногда пёс успевал цапнуть сразу двумя пастями с разных сторон, и тогда по всему телу словно прокатывалась обжигающая болью волна. Прокатывалась, на миг сводя всё судорогой нестерпимого мучения - а на плиты двора брызгал то ли огонь, то ли полыхающая алой яростью горячая и мятежная человеческая кровь.
        Однако, в конце концов трёхголовому зверюге надоело, что его так бесцеремонно и больно пинают. С глухим рычанием он отпрянул, с ненавистью и сомнением глядя полыхающими разрезами глаз.
        - Ну, проснулся? - поинтересовался волшебник с неуёмным любопытством.
        А затем, подумав, снял левую рукавицу - и протянул кисть вперёд. Чёрный зверь, великолепный в своей неукрощённой ярости, с шумом принюхался издали. Неуверенно засопел, взвизгнул какой-то из голов. На всякий случай хрипло и сдавленно гавкнув, пёс осторожно и недоверчиво шагнул поближе.
        Блестящий, чёрный и совсем по-собачьи холодный нос осторожно принюхался, на миг прикоснулся и обжёг кожу адским холодом - но взмыленный волшебник терпел. Быть того не может, чтоб демон не распознал чёрного мага.
        И действительно - все три здоровенные башки глухо взвыли, задрав глотки к косо ощерившейся луне, что любопытно заглядывала через зубчатую стену. Здоровенный лоснящийся хвост тут же заходил из стороны в сторону помелом, а сам зверь неожиданно шлёпнулся наземь - аж загудели массивные каменные плиты. Перевернувшись на спину, трёхголовый восторженно затеребил толстенными мощными лапами и взвизгнул, когда новый хозяин показал, что не гневается, и даже в порыве щедрости почесал доверчиво подставленное брюхо с оказавшейся мягкой и густой шерстью.
        - Ну вот, а то совсем службу забыл, - Валлентайн довольно улыбнулся.
        Подкупить или сманить эдакого пса почиталось делом безнадёжным. А воевать с таким сторожем дело дохлое - ты ему голову или лапу даже если и срубишь, а она тут же заново отрастает… да и оружие подходящее заморишься искать…
        Жулик трясся как осиновый лист, когда волшебник разрешил чёрному диковинному питомцу обнюхать своего слугу. Однако трёхголовый пёс презрительно фыркнул, обнюхав перепуганного демона, а потом словно щенок снова радостно запрыгал вокруг хозяина, обдавая его жарким дыханием.
        - Ладно, ладно, - Валлентайн одобрительно потрепал мощный чёрный загривок, успокаивая пса, и тот ещё долго не сводил с этого человека преданного взгляда трёх пар светящихся глаз.
        - С чего лучше начать? - обратился волшебник к почтительно замершему Жулику. Тот стоял и таращился с видом более чем уважительным - коль эдакая псина признала, тут уж всякие сомнения отпадают, право…
        Демон озадаченно почесал себе спину остриями трезубца и озадаченно пробормотал - дескать, коль Повелитель соизволил почтить скромного раба вопросом…
        - Без лишних велеречий, - прервал эти словоизлияния Валлентайн и, подумав, стимулировал понятливость Жулика крохотной долей магии.
        Ну, это по его меркам крохотной - а демон засиял словно новенький золотой, и тут же совершенно нормальным рокочущим голосом ответил в том духе, что лучше всего пройти прямо в тронную залу. Совет показался волшебнику хорош. Поскольку пёс рыкнул средней головой на левую и понятливо остался на крыльце, то человек и демон без церемоний отворили мощную дверь и вошли в полутёмное здание.
        Все огни погасли, словно в них больше не было нужды. Валлентайн ощутил, каково же приходится попавшей в кисель мухе - он словно плыл в вязком и непрекращающемся кошмаре, ориентируясь даже не столько внутренним зрением, сколь смутно пробуждающимися инстинктами. Судя по всему, те кто отгрохал такую махину - а в то что такое сооружение может построить одиночка, да ещё и до такой степени напичкать его магией, разум верить попросту отказывался - так вот, представлялось совершенно очевидным, что строители были совершенно и напрочь спятившими на почве магии личностями.
        Впрочем, путь назад казался открытым и мог быть преодолён без особых трудностей. Но стиснувший зубы волшебник упрямо шагал по печально тёмным залам, словно корявый голем неуклюже поднимался по засыпанным пылью и помётом лестницам. Невидимый поток с каждым шагом становился всё сильнее и сильнее. Он уже ревел как неукротимая даже в лютые морозы горная река, и восторг Валлентайна переливался вместе с ней - это ощущение ему нравилось. Только сейчас он сообразил, что сделал абсолютно правильный и единственный выбор.
        Не ломать и подчинять, пытаясь приказывать тут. На этом, кстати, наверняка и погорели прежние самонадеянные гости. Не корчить из себя хозяина. А принять грандиозное сооружение таким как есть. Стать его частью - но взамен сделать его и частью себя…
        Главная зала - тронная, как смутно припомнил волшебник, которого вихрь бушующих сил уже едва не уносил куда-то в вечность - оказалась такой же пустой, тёмной и заброшенной. У дальней стены на возвышении виднелся весь оплетённый пышной паутиной трон, однако источник бил не оттуда. Став на колени, Валлентайн медленно и торжественно смахнул с пола мусор. И на тёмном полированном пятачке обнажившегося мрамора медленно, словно нехотя, проступила тонкая прямая линия. Она зазвенела неудержимо, и прямо под грязными пальцами стала наливаться светом.
        А волшебник уже сметал пыль и сор в стороны. Голыми ладонями, тщательно и в то же время быстро. И остановился только тогда, когда на пространстве каменного пола обнаружилась большая четырёхлучевая звезда, в центре которой мягким оранжевым светом обозначился небольшой, в шаг диаметром круг.
        Вот туда-то, в почтительном волнении сняв сапоги, Валлентайн и ступил. Медленно, осторожно, стараясь не расплескать разгулявшийся внутри него магический шторм…
        И всё утихло. Пропало в тот же миг, когда обе босые ноги прочно утвердились внутри Круга Силы. Вернее, даже не утихло, а… Валлентайн не сразу пришёл в себя. Достигший невообразимой силы вихрь словно втянул волшебника в себя исполинским, бешено вращающимся хоботом. Сначала всё тело охватил холод - не тот, что заставляет трястись от стужи, нет. Восхитительная прохлада, столь желанная после жаркого дня измученному путнику, заставила улыбнуться потрескавшиеся от зноя губы.
        Когда всё затихло, то оказалось что незримый вихрь просто-напросто стал частью волшебника, застывшего в небольшом и слабо пульсирующем мягким свечением Круге. Вполне возможно, что всё было и с точностью до наоборот - ураган просто-напросто включил в себя это тщедушное двуногое, обладающее тем не мение способностью к магии. Сделал зачем-то частью себя, а теперь, ясное дело, все непонятные завихрения стали столь же естественны как облако на небе или эльф в лесу.
        Ощущение ожидающего взгляда пришло так же неожиданно, как и тишина. Валлентайн не решился открыть глаза, лишь устало посмотрел сквозь мерцающую искорками пелену, застящую внутреннее зрение. Усмехнулся. А затем решительно призвал облик Воды…
        Она пришла одна. Все, какие на свете только есть её товарки, рядом с нею смотрелись бы недомерками и немощными дурнушками. От самого дна вечного океана поднялась она, гордая и величавая. Неукротимая в своей до поры сдерживаемой ярости, волна потянулась ввысь - туда, где так отчаянно нуждался в ней её сын…
        Замок испуганно притих, когда всё его магическое естество вдруг захлестнула древняя и в то же время всегда молодая сила. Хлынула, свежая и дерзкая, со всех сторон и во мгновение ока заполнила всё сооружение словно вино стеклянный бокал. Одни лишь отголоски её заставили мелко задрожать вросшие в гору подвалы и погреба. Однако, не от ужаса - от восторга весь замок зазвенел вдруг сладкоголосым колокольчиком.
        Волшебник осторожно открыл глаза. С виду всё, как прежде. "Именно, что с виду" - осторожно улыбнулся он, всё ещё боясь расплескать это изумительное ощущение. Даже в самом дальнем уголке, о котором забыли или даже вовсе не знали прежние хозяева, теперь не сыскать было следов затхлости или паутины. Да что там - во всём доме теперь не собрать было даже и щепоти пыли.
        Вода это вам не какой-нибудь вонючий и чадный Огонь или предательски изменчивый Воздух… новый хозяин чистоту любит!
        Жулик от восторга прыгал и кувыркался, замирая в воздухе чуть дольше положенного - а потом с радостным воплем принялся исступлённо колотиться лбом о мраморный пол. Бухало так, что волшебник всерьёз озаботился сохранностью означенной части тела демона. Замку-то теперь ничем не повредишь. Хоть из тяжёлой баллисты пуляй, хоть могучими чародейскими моланьями осыпай. Да хоть бы и гору железную урони сверху - Валлентайн отчётливо знал, что отскочит. А потом если не убежит с жалостным воплем на тонких ножках, то примется ластиться и канючить. Вода это сила, как ни крути.
        - Прекрати, камень проломишь, - буркнул он, старательно сдерживая так и рвущуюся из души песнь.
        Похоже, человек и древний замок пришлись по душе друг другу, потому что никаких непонятных событий больше не произошло. Мрамор захолодил вдруг в озябшие ноги, ряды светильников у боковых стен торжественно озарили магическими шарами принарядившуюся залу.
        - Интересно, а смогу я сам зажечь сразу четырнадцать шариков? - согласитесь, после таких испытаний подобные дурацкие мысли, так и лезущие в голову, вполне простительны. И он принялся обуваться.
        - Как можно, ваше сиятельство? - тихо ужаснулся демон и раболепно подполз к волшебнику, умоляя доверить ему неслыханную честь - натянуть хозяину на ноги сапоги, дабы их Темнейшество не марали руки столь презренным и неподобающим занятием.
        Шуганув пресмыкающегося подхалима - вот ещё! - волшебник наконец утвердился на обеих ногах и молодецки притопнул каблуком.
        Вообще-то, что-то в этом есть - видеть одновременно весь замок и даже ближайшие, испуганно притихшие под любопытно пялящейся Луной окрестности. С непривычки немного покачивало, и даже подташнивало временами.
        - Словно девица на сносях, право… - волшебник прикрыл глаза, чтобы ещё и вид залы не отвлекал его, и слабо улыбнулся своим новым владениям.
        Видеть-то он их видел. Но осознать сразу всё оказалось попросту невозможным, уж больно тут много оказалось всяких комнат и лестниц, галерей и залов. Ниже первого этажа вообще страшно заглядывать - вся гора оказалась внутри изрыта подвалами, погребами, подземными ходами и вовсе уж непонятного назначения отнорками, словно головка хорошего сыра. Потому-то человеку пришлось для разнообразия усесться в угодливо подъехавшее кресло и куда более внимательно приступить к осмотру.
        Кладовые для всяческих припасов, как и ожидалось, оказались девственно пусты. Словно легионы мышей промчались тут степными кочевниками, трудолюбиво и хозяйственно прихватив всё вместе с мебелью. Зато арсенал выяснился полным, и некоторое время волшебник потратил, почтительно таращась на ряды стоек с разнообразнейшим оружием, полки и стеллажи с доспехами. В особый восторг его привёл неимоверно древнего вида котёл, в котором когда-то растапливали смолу или олово, чтобы вылить затем на дурные головы незадачливых осаждающих.
        - Надо же, какой архаизм, - волшебник прикинул, насколько же плохо должны пойти дела, чтобы прибегнуть к таким вовсе уж отчаянным мерам напрочь немагического свойства. Тем не менее, котёл оказался вычищен на совесть и даже заботливо смазан - и теперь тускло блестел в углу.
        Развешанные кое-где по стенам картины в помпезно-вычурных потускневших рамах и стоящие в нишах да по углам разнообразные статуи особого внимания не привлекли. Это были не его предки и не его история. Тем не менее, Валлентайн положил себе на память внимательнейшим образом рассмотреть их, дабы хоть частично разобраться в здешнем наверняка бурном прошлом…
        - Жулик, а ведь всюду виднеются твои отпечатки, - равнодушно уронил он, едва замок равнодушно наябедничал о том и в качестве доказательства предъявил цепочки отпечатков суетливо бегающих копытец.
        - От скуки и безделья, ваша милость, - стоящий у кресла навытяжку и преданно поедающий нового господина глазами демон на всякий случай поклонился.
        - Хвост спрячь, мерзавец, - беззлобно заметил волшебник, и приступил к следующему этажу.
        Вид огромной спальни, в которой запросто разместился бы домик матери вместе с огородиком и даже двором, немало его позабавил. А перспектива в одиночку очутиться на этом сооружении под балдахином даже заставила скептически ухмыльнуться.
        Ну зачем же одиноком? - казалось, замок уловил малейшие оттенки мыслей, даже ещё невысказанных. В самом деле - из зева просторного камина и за стенным зеркалом имелись потайные ходы, ведущие… всё верно, в город. И судя по просторным, заботливо ухоженным переходам и удобным ступеням, фемины сновали сюда с регулярностью купеческих посудин в порту. Правда, несколько смутило то обстоятельство, что один из боковых отнорков выводил в большую подземную пещеру. На балкончик без перил, обрывающийся в пропасть с таким бездонным мраком, что даже оторопь брала.
        Судя по одному только эху голодного и древнего ужаса снизу, некто там терпеливо дожидался очередной подачки… но с этим Валлентайн решил разобраться потом. Кормить тварь нежным женским мясцом он не собирался, но и просто так воевать невесть с кем тоже.
        - Моя спальня будет пока что здесь, - объявил он, когда перед мысленным взором проплыла уютная комнатка в угловой башне, из стрельчатых бойниц которой открывался вид на порт и замершее под звёздами зеркало воды в бухте. Хех, вода!
        Демон сорвался с места, будто ему всадили под хвост серебряный арбалетный болт или эльфийскую стрелу - тоже для бесов весьма и весьма некомфортно, знаете ли. Забавно оказалось смотреть, как Жулик опрометью пронёсся через залитый лунным светом замковый двор, не забыв на ходу добродушно пнуть дрыхнущего на крыльце пса. Впрочем, дремлющий зверюга на это лишь дёрнул ухом да презрительно фыркнул - ему это и на комариный укус не тянуло.
        А от усердия огненной кометой растягивающийся в пространстве бес уже спустился по причудливо виляющей дороге в город и вытрясал из сонно щурящихся купцов то, что по его разумению считалось нужным.
        - Ну-ну, - усмехнулся волшебник, когда сообразил, что Жулику, пожалуй, не впервой быть эдаким…
        - Управляющим в замке сделать, что ли? - поинтересовался он, когда слегка запыхавшийся демон приволок целый ворох матрасов-подушек - но особенно изумил его цветастый комплект постельного белья в горошек. - Да нет, тут надо головой соображать, да умения всякие…
        Жулик уже пыхтел и пыжился, осторожно пытаясь затолкать в выбранную хозяином комнату вполне подходящих размеров кровать. Хоть и тоже с непривычным балдахином, но всё же поутру не пришлось бы посылать конного слугу за одеждой, а самому совершать утомительный марш-бросок к ближайшему краю постели…
        Вот же бестолочь! Кровать даже при беглом осмотре никак не могла бы пройти в проём двери. Вот если бы её уменьшить раз эдак в пять-семь. Или дверь расширить? Однако, не успел волшебник задуматься толком над этакими проблемами, как в том месте что-то непонятным образом развернулось-свернулось… и суетливый Жулик уже гордо пододвигал сооружение да разворачивал его нужным образом внутри комнаты.
        Надо же…
        - Нет, мою постель застилают только женские руки, - решительно возразил волшебник.
        Демон виновато почесал место, напрочь отличавшее его от противоположного пола, пожал плечами. И опять огненная комета метнулась в засыпающий город…
        Притащенная не столько за руку, сколь за лохмы трактирная девица трусила так отчаянно, что волшебник всерьёз заволновался, не рассыплется ли её монисто. Не разлетятся ли от крупной дрожи завязочки на полотняной блузке да пышных юбках, и не произойдёт ли от того большого конфуза. Но многомудрый демон шепнул служанке, что господин маркиз гоблиншами, даже такими молодыми и симпатишными, не интересуется. Судя по тому, что девица опасливо стрельнула глазами в сторону господских покоев и продолжила трястись как осиновый лист, боялась она как раз не этого.
        И лишь когда Жулик смачно врезал девице по аппетитной припухлости пониже спины - та аж взвыла - только тогда сообразившая о перспективе хорошей взбучки служанка принялась за работу. Поначалу кое-как, руки ведь всё равно ходили ходуном, а в глазах так и мерещились видения виселицы с болтающимся в ней скелетом. Но потом дела мало-помалу пошли на лад.
        - О-о, ваша милость, - зеленокожая растрёпанная девица присела в просто чудовищном по исполнению книксене, когда в дверях появился маркиз собственной персоной.
        Если бы это было возможно, девица позеленела бы от страха ещё больше - но у гоблинов кожа и так от рождения напоминает оттенком старую бронзу. Однако Валлентайн и в самом деле ничуть не интересовался гоблиншами. Да и спать хотелось просто отчаянно - непростой день и хлопоты вечера утомили до крайности.
        - Брысь, - одновременно с этими словами он уронил за корсаж служанки наугад выловленную из кошеля монетку.
        Как оказалось - серебряную. Потому что девица наконец трястись перестала, и после повторного книксена унеслась в шорохе придерживаемых юбок и нескрываемых воплей радости, что всё обошлось…
        - Паня! А вот я тебя! - вновь завопил снаружи женский голос.
        Утро, оказывается, давно уже царило над Ферри-Бэй. Вид из окна оказался настолько великолепным, что Валлентайн некоторое время любовался с высоты замка на полукружье островерхих крыш, разбежавшееся по берегам бухты, на покачивающиеся у причалов или ползущие наподобие божьих коровок по морю корабли. Красота!
        Если б ещё окно оказалось немного пошире… плечи-то не девчоночьи!
        Окно покорно расширилось, а под локтями даже обнаружился широкий, уже нагретый солнечными лучами подоконник. Но волшебник уже опустил глаза вниз и поинтересовался у по-прежнему зычно подманивающей какую-то Паню женщины в драном платье и линялом платке:
        - А кто такая Паня? Коза или овца? - спросонья он даже не сообразил окинуть внутренним взглядом окрестности. Или теперь это называется взором замка? Да пёс его знает…
        Женщина на той стороне рва испуганно подпрыгнула и шлёпнулась прямо в пыль, отчего с края вниз ссыпалось несколько камешков.
        - Скажешь тоже, - она тут же подхватилась и досадливо почесала пострадавшее место, даже не пытаясь отряхнуться. - Сын мой, всё в малину тутошнюю лазит…
        По мере того, как она говорила, глаза её помаленьку округлялись. А под конец женщина таки сообразила, с кем разговаривает. Испуганно и коротко взвыв, она тут же закрыла себе рот краем замызганного платка, и бухнулась на колени.
        Сообразительный Жулик откуда-то из рва уже притащил за ухо щуплого мальчишку лет десяти. Впрочем, на чумазой мордашке того не виднелось ни малейшего раскаяния - пацанёнок вертелся, пытался вырваться, а под конец даже принялся лягаться и пинаться босыми ногами. Ухмыляющийся демон изобразил свободной рукой несколько жестов, в которых без особого труда можно было признать намёк на виселицу, четвертование и прочие малоприятные процедуры.
        - Отпустить, - коротко распорядился волшебник.
        От неожиданности мальчишка, негаданно-неждано обретя свободу, шарахнулся прочь. И улетел бы опять в ров, если бы демон не сграбастал ловко того за шкирку и не водворил обратно. А объявившийся перед носом Пани более чем внушительных размеров когтистый кулачище если и не внушил тому должное почтение, то напугал точно.
        - К маркизу-то своему уважение прояви, - веско пробасил Жулик. - А то ведь осерчают… их милость ещё и волшебник не из последних. Молнией промеж глаз давно не получал?
        Мальчишка люто сверкнул глазами, однако шмыгнул носом, посопел, и встал рядом с матерью на колени. Коротко стриженная выгоревшая макушка качнулась и нерешительно склонилась перед господином.
        - Ладно, проваливайте отсюда. И больше не горланьте под окнами, - волшебник отчаянно зевнул. Здешний воздух оказался на диво чистым и свежим - он не помнил такого с прошлых своих посещений.
        Да и солнышко, солнышко-то! Это выросшему в родном мире такое было привычно - а здесь ясная погода бывала едва ли пару-тройку дней в году.
        - Да это замок, ваша милость. С погодой он управляется как вы только желаете, - пояснил Жулик, смеющимися чёрными глазами провожая удирающего Паньку, от которого едва ли на несколько шагов отставала отчаянно словно коза скачущая вниз мать. - Во чешут…
        Оказалось, что насчёт завтрака демон не распорядился. То ли забыл о таком весьма нужном и приятном мероприятии за давностью лет, то ли и вовсе не подумал - демонам такое не нужно. Хоть и съест чего при нужде, и даже кровушки попьёт, а всё же питаться магией ему куда сподручнее.
        - Стукнись, - волшебник выставил вперёд руку и сжал в кулак.
        Виновато моргнув, Жулик покорно вжал плечи и потрусил поближе. Стукнулся жалобно хрустнувшей мордой - да так, что у Валлентайна заныли костяшки пальцев. А тот растёр по скособочившейся харе язычки пламени, тут же поправил всё мимолётным движением руки и как ни в чём ни бывало осведомился - чего же пожелают их милость на завтрак?
        Тэлль высунулась в окно и с наслаждением потянула носом чуть солоноватого, набегающего с утреннего моря ветерка. Какая же мерзость эти города! Воистину, люди и гоблины созданы богами из первородной грязи - вот и всё сделанное ими такое же грязное и уродливое. Как же оно отличается от пронизанного столбами света волшебного сумрака под сводами Вечного Леса… Не без сожаления отогнав от себя щемящие воспоминания - вряд ли когда придётся вернуться домой - она ещё раз вдохнула свежего воздуха всей грудью. И тут же поперхнулась.
        Грудь как раз чужим взглядом и обожгло - с пыльной улицы на вызывающе торчащие прелести не озаботившейся одеждой эльфки обожающе уставился гоблинский оборванец. С растянувшихся в похотливой улыбке губ капала вожделеющая слюна, а засунутая под лохмотья рука проворно орудовала под штанами. С шумом выдохнув, гоблин дёрнулся в сладких судорогах, а потом обмяк, повалился прямо в пыль и блаженным бессмыссленным взглядом уставился в бездонную небесную лазурь.
        Грязное животное…
        Эльфка коротко оглядела своё ласкаемое утренними лучами тело. Настроение её оказалось немного испорчено этим извращенцем. Хоть и не было никакой причины стесняться своего естества, но эти люди и гоблины кого угодно до брезгливости доведут.
        - А всё же, братишка прав - пару фунтов тебе накинуть ещё не помешает, - из разорённой кровати беззаботно отозвалась ламия.
        Ариэла зевнула, мелькнув на миг жемчужными зубками, и сладко потянулась под простынёй. Хоть и непривычно ей было спать в постели по этим дурацким обычаям - но в ощущении чистого белья по всей шкурке всё же что-то такое есть. С вечера едва удалось растолковать затурканному Гарри, что дамы хотят попросту помыться с дороги да завалиться в чистую постель. Коротышка вновь озабоченно потеребил свои седые пряди, пробормотал что-то в том духе, что мыться это какая-то блажь. Но требуемое всё же предоставил.
        Для ламии даже притащили самую широкую кровать, занявшую едва не полкомнаты постоялого двора, в то время как эльфка вполне удовольствовалась стоящей у другой стены обычной. Поскольку одежда без предварительной стирки не годилась бы даже на половые тряпки, ею занялась служанка - и лишь две полосы драгоценного шёлка Ариэла очистила каким-то простеньким, доступным ей заклинанием.
        Шёлк… он ласкал кожу нежно и легко, словно рука умелого любовника… однако Тэлль мягко попыталась отстраниться - то выбравшаяся из постели ламия вместо того чтобы просто завязать мерцающую зелёным золотом полосу на вчерашний манер, мягко и вкрадчиво опять принялась за своё. А ведь как не хочется останавливать её… и когда вселенная уже готова была расцвести в буйстве сладкого безумия, Ариэла внезапно остановилась.
        - Надо же, вы, демоны, оказывается, тоже сладкие штучки, - в обычно насмешливом голоске её прорезалась эдакая лёгкая, однако прекрасно уловленная чутким эльфийским ухом пикантная хрипотца.
        "Ну да, всё верно - для них здесь это мы демоны" - сообразила Тэлль, почти содрогаясь в сладкой муке. - "Это нами пугают неслухов, и о нас, злых и мерзких эльфах, рассказывают страшные сказки…" Ноющая от неутолённого желания грудь словно закаменела, выставив навстречу ласкам ждущие соски - и вот на эту-то прелесть коварная ламия и накинула наконец полосу шёлка. М-да, смотрелось просто умереть-не-встать от неописуемой смеси желания и восхищения. Две кнопочки под тончайшей тканью так и просились, чтобы на них мягко нажать.
        - А мы постоянно живём на такой грани, в полушаге от… - ламия судорожно выдохнула, едва Тэлль коснулась в свою очередь и её. - Не отпускай от себя волну, понежься на ней…
        Ламии проще - одну только шёлковую полосу на вызывающе и дерзко торчащую грудь, и всё. Старательно не позволяя себе окончательно соскользнуть в сладкую и манящую пучину, эльфка кое-как отвернулась и принялась надевать принесённую зеленокожей гоблиншей одежду. Путалась и вздыхала сквозь судорожно стиснутые в полузабытьи зубы. В конце концов она всё же не удержалась на гребне и соскользнула обратно - в показавшийся таким вдвойне грубым и мерзким обычный мир.
        В комнату сунулась голова полуодетого чернявого красавца в алой бандане и кожаных штанах.
        - Эй, красавицы - приказано Тэлль и Ариэлу сопроводить к их милости господину маркизу! - и только сейчас посыльный разглядел толком, кто обретается в постоялом дворе старого Гарри - брови его гневно сошлись на переносице от возмущения.
        - Эльфка, - словно выплюнул он это мерзкое слово, и тут же азартно нацелился весьма нехорошего вида трезубцем.
        Ещё плавающая в сладком хмельном тумане Тэлль если и соображала что-то, то отпор дать никак не сумела бы - потому более привычная к такому состоянию Ариэла вздохнула и без лишних разговоров с хряском врезала этому нахалу кулаком. Хоть и хрупкой кое-кому показалась бы точёная красота ламии, но толково обученный солдат он всегда солдат.
        - Всё верно, сестра и есть, - огорчённо вздохнул с грохотом улетевший в угол нахал, и принялся утирать опять занявшуюся язычками пламени физиономию с расквашенным носом. - В точности как и их сиятельство - чуть что, сразу в морду!
        Кое-как приведя в порядок лицо, гость разнылся. Дескать, их милость требуют завтрак и двух девиц - а тут неизвестно, что высокородному господину, да ещё и магику, подавать на стол. Дамочки тоже хороши, так и норовят обидеть преданного слугу…
        - Заткнись, - Тэлль попыталась сосредоточиться и придумать что-нибудь на завтрак.
        Оказывается, не такое это уж и лёгкое дело, когда есть выбор. Обычно не задумываясь берёшь что состряпают полковые повара или на кухне постоялого двора. А тут… маркиз, надо же! Эльфка скорчила уморительную мордашку. Чуть помассажировала себя слегка ниже пояса, где разнылось от неутолённого желания, и решительно направилась на кухни.
        Повариха оказалась дебелой гоблиншей тех ещё невероятных пропорций, о которых так и хотелось сказать "что ввысь, что вширь", однако носилась как угорелая. Равно как и пара тощих поварят, меж которых бестолково суетился и Гарри. Угроза не угодить маркизу и хозяину города - это ого-го! Дело нешуточное.
        Положение исправил давешний десятник… вернее, уже сотник. Как раз проходил он по улице, и теперь, привлечённый постепенно разрастающимся шумом и паникой, заглянул полюбопытствовать.
        - Хрень всё, что вы тут понавыдумывали, - он презрительно фыркнул в сторону уже едва не рвущего на себе от отчаяния волосы гоблина. - Если вы притащите их милости паштет из соловьиных языков, они вас самих петь заставят на манер соловьёв, только… на дыбе или в петле.
        Сказать по правде, Тэлль и сама ужаснулась от столь варварского рецепта - это ж сколько сладкоголосых лесных певунов надо перебить! Эх, в конце концов, чего ж ещё ожидать от этих людей? Бррр!
        Сотник распорядился насчёт простой, но сытной и вкусной пищи.
        - У меня глаз намётанный, - авторитетно заявил он. - Маркиз наш не из тех, что изысками, жемчугами или прочими дуростями избалованы. И жилы тянуть не будут, коли что.
        - Точно. В морду незатейливо заедут, и все дела, - угрюмо подтвердил красавец с трезубцем, и непритворно вздохнул. - Ладно, согласен. Давай, Гарри, или как там тебя. Если что, их сиятельство на мне гнев отведут - авось, вас потом и пощадят…
        Валлентайн краем глаза поглядывал в окно, через которое с высоты прекрасно была заметна суматоха вокруг "Головы эльфа", а сам с куда большим вниманием приглядывался к маячащим перед ним посреди комнаты семи слегка гудящим от сокрытой до поры мощи языкам пламени. Это диво он обнаружил в одном из закутков сладко дрыхнущим в потухшем камине и теперь распорядился представить пред свои ясны очи.
        - Да мы это, того… духи огня, в общем, - басовито и внушительно отозвался тот, который стоял слева и вроде как казался чуть поярче.
        Огненные демоны стояли перед своим повелителем ровным строем. И хотя от них не исходило ровным счётом никакого жара, волшебник ничуть не сомневался - при нужде эти бестии полыхнут так, что мало не покажется. Что-то такое было о них на второй год обучения в Школе… он попытался припомнить. Вроде бы демоны - но не из тех, что служат только Тёмному повелителю. Ну да, огонь чист и благороден. Нейтрален, в общем.
        - А ну-ка, скромники, примите надлежащий вид. Примерно такой, как эта подруга, - он невежливо указал пальцем на Тэлль, которая как раз первой, набравшись решимости, втащила в двери котелок с умопомрачительно пахнущим заячьим рагу.
        Можно было поклясться, что идея волшебника демонам понравилась. Если уж принимать форму, то чего-нибудь красивого, не правда ли? И через миг в малой зале объявились семь обнажённых огненных красавиц, мерцающих изнутри ленивыми сполохами неугасимого огня. Ибо демоны даже уловили невысказанное желание… в общем, не дураки.
        - А плохо не станет, братишка? - поинтересовалась Ариэла, которая никому не доверила нести на подносе свежий, с хрустящей корочкой хлеб, до которого и сама была большая охотница.
        Опасливо косящийся на кулаки господина Жулик уже накрыл стол скатертью - белой как горные ледники и такой же чистой. Посуда и приборы из принесённого им короба расставлялась эльфкой, потому как в отличие от демона серебра она не боялась, да и хоть что-то в этом деле понимала.
        - Да не будешь ты мне мордашку бить, - засмеялась она, всё же приметив на лице волшебника тень неудовольствия.
        Ламия молча, легонько постучала ей по бестолковке и достала из короба ещё два прибора, поставила на стол. Правда, от услужливо придвинутого огненной девахой кресла отказалась, равно как и от вина.
        - Если напьюсь, от меня вас всех не спасёт даже заступничество богов, - она с деланно смиренным видом потупила глаза, и всё же не выдержала, рассмеялась вслед за другими.
        Завтрак прошёл быстро. Ели жадно, торопливо. И лишь когда первый голод оказался утолён, а прислуживающий за столом Жулик подал на десерт вишнёвую трясучку, завязался неспешный разговор. Огненные демоницы (на самом деле духи огня пола не имеют) оказались воительницами, но и от иной горячей работы не отказывались. Что бельё погладить, что воды нагреть…
        - Тэлль, тебе домой всё равно дороги нет, - волшебник отламывал ломтики хлеба, поджаренного на ладони огненной девахи до ароматного дымка, и скармливал счастливо жмурящейся от удовольствия ламии. - А мне нужен толковый капитан стражи.
        Перспектива возглавить семерых огненных демонов и ещё невесть сколько особей всякого сброда Тэлль особо не вдохновила. Особенно, учитывая личность хозяина замка.
        - Вон, пусть Ариэла отдувается, - на всякий случай попыталась отказаться она, и вновь нацелилась на почти опустевший кувшин с помидорным соком. Надо же, оказывается, какая прелесть! Щепоть соли да пару капель сметаны… умм, как здорово!
        Ламия в принципе была не против. Но бегать на четырёх копытцах по ступенькам, а уж тем более взбираться по вертикальным лестницам ей было совсем несподручно.
        - Ладно, кавалерия мне тоже понадобится, - отмахнулся волшебник.
        При таком известии Ариэла оживилась. Правда, тут же капризно надула губки и вытребовала себе ещё ломтик поджаренного хлеба.
        - Когда б меня ещё цельный маркиз с ладони кормил, - она весело дохрумкала добычу, облизнулась, а затем благодарно чмокнула брата в щёку. - Ой, какая ж твоя светлость небритая.
        Как-то кстати разговор перешёл на хозяйство, и тут все сошлись на том, что без управляющего замок быть никак не может. Правда, мнения по поводу столь важной для любого манора кандидатуры сразу же разошлись. Ариэла была не против скромно замершего в угодливой стойке Жулика, но Тэлль и волшебник с жаром доказывали, что не потянет он, да и особый порученец при маркизе должность тоже весьма нужная. Но в конце концов, ламию посетила гениальная по своей простоте идея.
        - Братишка - а ты ведь что-то упоминал о бабке своей? Вроде хозяйственная, и в колдовстве соображает.
        Тэлль с волшебником переглянулись и с кислыми физиономиями заметили, что таковая здравая мысль могла бы прийти в головы и им самим. Ну что ж, с воплощением затягивать тоже не след…
        Часть четвёртая
        Море мягко и лениво хлюпало о замшелые камни причала. Отступало на миг, с тем чтобы почти сразу опять плюхнуть краешком огромной, зеленовато-серой глади. Иногда оно словно набиралось сил и шаловливо лизало босые пятки двух гоблинов, которые сидели на краю мола и неспешно роняли слова неторопливой беседы.
        - Слышь, бать? А всё ж, эти костяки как-то не тово… - более щуплый и, судя по ещё почти не позеленевшей коже, более молодой боязливо зыркнул в сторону да легонько поёжился.
        - Ну костяки, ну подумаешь, невидаль? - его отец, в котором посторонний наблюдатель немедля признал бы старого знакомца - шёлковых дел купца - с хрустом почесал лохматое остроконечное ухо.
        Звякнули две серебрянные серьги, из гоблинского тщеславия или лихости продетые сразу на одну сторону, и разговор на некоторое время уснул. Растёкся ленивой пеленой под полуденным солнцем, растопился неистовым жаром над бухтой Ферри-Бэя и притих. Стоит признать, что в другом ухе почтенного гоблина красовались и вовсе три колечка - но в конце-то концов, каждый сходит с ума по-своему.
        Чуть в сторонке, куда с таким недоверием пришёлся взгляд взъерошенного сына, шла погрузка на борт чёрной, смолёной и пузатой как старый гном купеческой посудины. Дела у гоблина откровенно пошли на лад, коль он кроме привычного, проверенного веками и прадедами сухопутного пути решился проторить ещё и морской. Да и то сказать - новый маркиз нрав показали сразу. Окрестных лордов за несколько дней кого присмирили, а кого и вовсе… к пиратам причислили.
        Вон они, бывшие забияки и убивцы, теперь портовыми грузчиками и строителями работают. Хоть и не по своей воле, да в навевающем подспудную дрожь в потрохах виде.
        Скелеты и впрямь проявляли чудеса аккуратности и трудолюбия. В линяло-белых полотняных рубахах и портках (это чтобы не поцарапать товар о свои костяхи), они гуськом шастали по широким дубовым сходням на берег. С тем, чтобы через некоторое время с муравьиной основательностью занести на борт, а потом и в трюм, ящики и тюки, коробы и плетёные из ивняка корзины. А вон сразу четверо облепили резной дубовый шифоньер, заказанный мелким островным лордом у тутошних краснодеревщиков, и тащат его на корабль бережнее, чем небось свою мамашу. Даже рукавицы догадались надеть, чтобы полировку не попортить - хоть черепушки у них и пустые, но видать, соображение имеется. Или то надзирающий за погрузкой суетливый приказчик сообразил? Надо будет жалованья прибавить, неплохой хомо…
        Купец отвлёкся от размеренно продолжающейся работы и вернулся к разговору. Хоть он и посматривал придирчивым хозяйским взглядом, а всё же оказалось, что всё идёт как надо и вмешиваться необходимости не было. Ну продирал мороз по первости, когда их сиятельство чуть ли не даром продавал своих подопечных, ну мерещилось порою эльф-его-знает что. Зато эти работнички не бунтуют, не пьют хмельного а потом не болеют, безропотные и работящие. Ночью даже сами себе подсвечивают колдовским огнём из глазниц - гоблин по своей исконной недоверчивости ко всему новому испытал дюжину доставшихся ему скелетов на очистке брюха корабля от налипших ракушек-водорослей.
        И что вы думаете? К утру днище сияло первозданной чернотой. Как новенькое. И придирчиво осматривающие работу купец с сыном лишь с ухмылкой переглянулись. А преданно и молчаливо таращащиеся мертвяки безропотно поковыляли исполнять новое задание - подсунуть под вытащенный на пологий берег корабль дубовые валки да спустить его на воду. Потом балласт каменный нагрузить, да снасти обтянуть, до басовитого звона натягивая жалобно поскрипывающие юферсы. И по совету коменданта порта по бухте судёнышко погонять, проверить.
        По правде говоря, у купца по зеленоватой коже мороз продирал нешуточный, когда по обеим мачтам проворно разбежалась орава скелетов в развевающихся на костях белоснежных… почти саванах. А один, представьте, оказался знаком с морским делом - и, напялив на сверкающий белизною череп где-то добытую битую молью старинную треуголку, стал к румпелю. Ничё, страшновато было до дрожи в коленках, зато весело.
        Гоблин вспомнил, как при спуске корабля на воду одному скелету растрощило ногу… кажется, та косточка должна называться берцовой. А другой и вовсе попался под корабельное днище. И когда неуклюжая посудина наконец заколыхалась на мелкой волне, осталось от незадачливого мертвяка лишь пятно раздробленной в щепки костяной трухи, да укоризненно посматривал провалами глазниц отлетевший в сторону неповреждённый череп.
        Однако, прилагавшаяся к комплекту мертвяков подозрительная и наспех выструганная палочка "для ремонта" и в самом деле оказалась волшебной. Купец прошептал пару непонятных, но врезавшихся в память слов, осторожно и брезгливо коснулся поломанной ноги. Что-то пшикнуло дурно пахнущим дымком - и неповреждённый скелет поклонился да заковылял на помощь своим весело ощерившимся собратьям. Примерно то же получилось и с его куда сильнее пострадавшим приятелем. Гоблин, зажмурив от отвращения глаза, вновь прошептал чародейскую фразу и ни на что не надеясь ткнул палочкой в груду костяной трухи. Однако неведомым здравому смыслу образом костяк вновь соткался из небытия да тут же принялся как ни в чём ни бывало, деловито натирать корабельные медяхи.
        - Видишь ли, малыш… После войны мужиков почитай и не осталось, - купец хотел было прикрикнуть в сторону возникшей было заминки при опускании здоровенного ящика с фруктами в тесноватый проём люка, но там справились сами. - Да и посчитал я - бригада портовых грузчиков и рабочих обошлась бы вдвое дороже, ну и валандалась бы почти седмицу.
        - Угу, а при погрузке обязательно чего разгрохали бы, - в голосе щуплого гоблина неожиданно прорезались ломко-петушиные нотки, чтобы тут же опять смениться солидным баском. - Как пить дать.
        Купец кивнул и кстати отхлебнул из фляги уже начавшего нагреваться пива. Блаженно прищурился и зашевелил в набежавшей волне босыми ногами. Красота! К тому же, мысль о том, что при бережном обращении мертвяки ещё и сыну послужат, да почитай бесплатно, приятно согревала привыкшую считать деньгу душу. Остальные купцы и в свою очередь озаботились новыми работниками, да мастеровые в городе, присмотревшись по первости, тоже стали охотно покупать. Что землю рыть, что в карьере камень пилить или руду какую добывать, что вместо ветряка колесо крутить - вообще, положа лапу на сердце, стоит признать что их светлость дело придумали хоть и дюже непривычное, но полезное…
        Сзади раздались шаги, что-то звякнуло, и сидящую на причале парочку заслонила чья-то здоровенная тень. Это оказался сотник Зепп, назначенный их светлостью начальником городской стражи и с тех пор развивший бурную деятельность. На удивление, Зепп оказался под хмельком, задумчивым и даже угрюмым.
        - Слышь, малец, сходи погуляй, - хмуро бросил он. - Мне с батей твоим кой-чего перетереть надобно.
        Купец с деланно невозмутимым видом поглядел на продолжающуюся работу. Прикинул, что корабль сидит в воде неглубоко - до марки ещё пара ладоней осталась - и неторопливо, степенно кивнул. Сын его понятливо подхватился на ноги и тут же словно испарился. Зато Зепп, погромыхивая железом, сел на его место. Вздохнул, и тоже принялся стаскивать сапоги.
        - Слышь, их милость поехали вроде за новым управляющим замка, - неторопливо начал он. - Ламию с собой прихватили, а на хозяйстве пока эльфу оставили.
        - И как она? - купец снова отхлебнул пива.
        Зепп скривился, словно при нём сказали непристойность или обидели сироту, сплюнул в набежавшую зелёную волну и отобрал у гоблина флягу. С шумом сделал хороший глоток, одобрительно крякнул, и вернул.
        - Да что с них, демонов, взять? Правда, их милость объяснили, что в том мире наоборот, гоблинов и ламий демонами называют да пужают вами малых детей. Но хоть и понимаю я, всё одно как-то непривычно.
        Он вздохнул, посмотрел на посверкивающую иногда гладь бухты. И вздохнул опять.
        - Но я к тебе по другому делу, Ганс, - сотник пожевал губами, и решился. - Я ведь, не хотел служить прежнему… совсем наладился было перейти на службу к соседнему барону. Тот хоть бандюков не привечает, больше у него порядку…
        Во взгляде искоса и снизу вверх, которым одарил человека тщедушный гоблин, мелькнуло много чего невысказанного. И про хромого бондаря из предместья, который по пьяни зарезал свою бабу и которого новый маркиз за то прилюдно скормил своему трёхголовому псу. И теснящиеся на рыночной площади виселицы, на коих падающие с устатку палач с подручными трудолюбиво развешивали пиратов, мздоимцев и прочий уголовный народ. И даже осторожно возникшее среди торгового люда мнение всё-таки основать гильдию купцов - да не в соседнем баронстве, а именно в Ферри-Бэй - много чего обозначилось в глазах гоблина.
        - В конце-то концов, Зепп, - маленький купец всё-таки решился. Воровато оглянулся - не слышит ли кто - и придвинулся поближе. - В зомбей нас никто не превращает, упыри и нежить по городу не шастают. Вроде их светлость и молодой, но насчёт торгового и работного люда с понятием.
        Мало того, сообщил доверительно гоблин, Панька с соседнего переулка, что повадился шастать в заросли у подножья господского замка и лакомиться там ягодами, говорит что и в замке чистота, порядок, и мертвяки по стенам да башням вовсе не стоят. Огненные посматривают, да остроухая эльфа иной раз покажется. А главное, дух хороший. Опять же, новый лорд солнышко полюбляют, вона какие погоды нынче славные…
        - Угу, - Зепп хохотнул, отчего в его тусклой кольчуге что-то глухо звякнуло. - А помнишь, как мы в ту ночь тряслись?
        Да уж, Ганс надолго запомнил ночь, когда пришлый волшебник отправился воевать колдовское гнездо. Моланьи с неба сыпались что твой дождь - да всё по крышам и шпилям замка лупили. А на тех голубые да зелёные огни бесовские пляшут, да привидения в ужасе завывают что твои мартовские коты… ухоронившийся в погребе купец с перепугу так прижимался к трясущейся от ужаса и тоже вцепившейся в него гоблинской служанке, что как бы с того потом ещё одного наследника не вышло… впрочем, на этот раз расторговался удачно, да и маркиз новый не лютуют, подати берут по-божески. Если дела так и дальше пойдут, варум бы и нихт? Дети это хорошо, когда все накормленными и одетыми будут.
        - Значит, ты тоже считаешь, что хучь и чёрные наш новый маркиз, но служить у такого сотником для чести не зазорно? - Зепп от волнения затаил вдох. Уж плутоватого купца Ганса он гонял как пресловутую гоблинову козу, но ни разу на особо запретном из чёрного списка не ловил, а потому сверх разумного и не забижал. Оттого оба старых знакомых испытывали друг к другу нечто сродни извращённого уважения.
        Гоблин привычным искать в словах и текстах договоров второе дно ухом, разумеется, тотчас же вычленил это "тоже". Потому отхлебнул пива, храбро кивнул, и протянул флягу давнему заклятому другу.
        - Знаешь, жизнь потихоньку меняется. Что-то новое постепенно приходит, и коль ты к переменам приспособиться не сумеешь, то схарчит она тебя без зазрения совести…
        - Ну ты и философ, курва-мать, - беззлобно ругнулся сотник, утирая губы. - У кого пиво брал, у Гарри? Хорошее…
        - У него, а что? - купец печёнкой, или чем там у гоблинов, чуял в словах сотника подвох. Но в чём он заключался, сообразить так и не сумел.
        - Он же, паразит, на той седмице подати платил, а за свежее пиво даже не заикнулся. Плутует, выходит? - сотник сыто рыгнул и приложился к фляге опять. Сощурился блаженно на заливающее город и порт солнышко, пробормотал что-то вроде "никак после хмурости нашей не привыкну", и вздохнул. - Ладно… Гарри вроде у их светлости в чести. На виселицу не потащу, но кишки на забор помотаю вволю.
        Уж в последнем гоблин ничуть не сомневался. Скривившись от того, что так примитивно купился на дешёвые сыскарские штучки и таким образом подвёл под эльфийский монастырь своего соплеменника, Ганс всё же нехотя признал, что хоть какой-то порядок таки должен быть. Потому он вновь сокрушённо почесал уже начинающее лысеть на том месте ухо и только молча покивал. Уж он-то ни разу не опускался до того, чтобы приторговывать рабами или дурманной травкой. Хоть и прибылей там куда побольше, а всё ж совесть тоже иметь надо.
        И спереди её иметь, и сзади, и в алы губки тоже… - убрать? Оригинально, однако пошло.
        Медленно, незаметно глазу и всё же неудержимо пробиралась вода подземными порами. Неторопливая, тёмная и холодная, она тем не менее находила свой путь. Здесь же, наверху, она вобрала в себя ручейки да студёные ключи - да прикинулась сонной и равнодушной речушкой. Течёт себе и течёт, наплевать ей на всё. А если задрать голову вверх, то бегущие по небу пушистые и отсюда такие симпатичные барашки - это ведь тоже вода. А где-то на полуночи, говорят, по морю льдины плавают…
        Валлентайн хмыкнул и привстал, освобождая край плаща и давая место - сзади, неслышно как ей казалось, подошла бабушка. Да какая там старушка, которую тотчас бы нарисовало прихотливое воображение читателя? Молодая и статная деваха, при одном только виде которой носы сразу поворачиваются по нужному ветру, а кровь сладко, ощущением лёгкой опасности, щекочет словечко ведьма .
        - Она точно твоя молочная сестра? - Селина потрепала непокорные вихры на макушке внука и легко села рядом на застеленный плащом поваленный ствол.
        Словно нарочно он лежал у берега в самом красивом месте. Так хорошо было сидеть здесь и бездумно смотреть на текущую и текущую себе воду. Да случайно ли здесь упало дерево - причём так удачно, что лучшей скамейки и не придумать? Волшебник не стал ломать голову над такими совпадениями, а легонько качнулся, мягко толкнув соседку в плечо.
        - Точно, точно, бабуля.
        Пригожая девица, которую язык ну никак не хотел называть означающими такую древность словечками, скептически хмыкнула - и только по этой с малолетства знакомой улыбке да по задорно блеснувшими сдерживаемой Силой огонькам глаз и можно было признать ту, прежнюю.
        - Век бы мне таких внучек не видать, Вал.
        - Ну и зря, ба. Она хорошая, если за хвост не дёргать, - он хохотнул, представив у кого это может возникнуть в голове такая дурость - обидеть красотку. - А маменька моя вторая - кстати, вы с нею наверняка подружитесь. Мудрая женщина… вернее, ламия. Но рыжая, правда, не зелёная.
        Селина молча, кончиком пальца повернула за подбородок лицо внука к себе и всмотрелась. Мерцающие волчьи огоньки её глаз пытливо изучили спокойную и беззаботную усмешку, и Валлентайн поймал себя на мысли - он не помнил, какого же цвета они на самом деле. Ну светятся, казалось бы, и светятся - эка невидаль! Ну да, это для своих или других магиков дело привычное. А остальных так просто оторопь берёт поначалу.
        - Знаешь, малыш - твоё поручительство стоит многих других. Это если правда, что ты за них так заступаешься вовсе не из-за дел полюбовных…
        О-о! Волшебник уже задрал глаза к редким на небе облачкам и самым натуральным образом собрался взвыть. Да сколько ж можно? Конечно, при одном только взгляде на ламию первой приходит мысль, что ну никак не возможно обойтись без грешных побуждений и соответственно, действий. Да только, неправильно всё это. Отчего - молодой волшебник и сам не знал…
        - Ладно, ладно, не ворчи, - по правде говоря, бабуля на самом деле и сама оказывалась ворчунья ещё из тех.
        Возможно, это от того, что жила одна. Отчего-то потомственные ведьмы не терпят живущих поблизости себе подобных. Но съездить к подруге и коллеге в гости - хлебцом эльфийским не корми. Языки почесать всласть, обменяться рецептами да теми травками, что в других местах не растут. Новости вызнать да свои пересказать, опять же. А с приходящих со своими горестями и болестями что взять? Почти все кланяются да боятся слово лишнее молвить - а каждый второй за душою страх, если не ненависть прячет…
        Вообще-то, в их роду Сила всегда передавалась по женской линии. Сколько легенды и иные изустные предания говорят, среди детей ведьмы всегда находилась дочь - одна, особенная. Только вот с внучком эдакая закавыка вышла. Феномен, учёно говоря. Может, четвертушка эльфской крови боком вышла, может ещё что. Потому все окрестные ведьмы от полуденных гор до студёного окияна на полуночи со вполне понятным жаром обсуждали это известие. И многие, если не все, хоть раз да заглянули в гости к дочери. Или сюда, когда та уезжала по делам, и ревнивый бабкин глаз присматривал за оставленным ей на попечение резвым и любознательным мальчишкой.
        В щёку волшебника мягко толкнул воздух. Молодая и чертовски бы при других обстоятельствах пригожая девица усмехнулась своим думам. А когда малыш вошёл в
        возраст - сколько споров было, даже чуть до драки не дошло. За право
        распечатать парнишку да научить всяким таинствам, девки едва волосы друг дружке не повырывали. Ведь именно в первый раз много, очень много начинает понимать не только человек, но будущий маг в особенности. И знал бы внучок, сколько смазливых ведьмочек после свиданий тайком вЫносили его детей… от гордости помер бы. Да ну, лучше ему не ведать о том…
        - Знаешь, как вы с той остроухой стервью уехали, крутились тут… всякие, - Селина сделала нехорошую мордашку. - Да только не вынюхали ничего, следок ты знатно запутал. А вот потом…
        Она вздохнула легонько, вспушив волосы внука.
        - Потом приезжала одна… сияла что твой брульянт на солнце. Белая, сильная аж зубы от зависти сводило. Ну, кой-какие старые премудрости ей всё же оказались неведомы - я втихомолку ей глазоньки синие и отвела. В общем, тоже уехала не солоно пописавши, - Селина улыбнулась своей шуточке, а потом и вовсе засмеялась чистым колокольчиком, вторя хохоту внука.
        Сверху, от притаившейся в глухой чащобе избушки притопотала ламия. Хоть и неслышно ступала она изящными ножками по мягкой лесной подстилке - но подобными хитростями владеющего магией не провести. Уже привычно, бессознательно раскидывается вокруг Сеть. Или разливается аура, или рассылаются космы легчайшего колдовского тумана, не видного глазом - всяк обезопасивается по-своему.
        - Ну вот, смеются тут. А мне там что, с коровой и козами любезничать?
        Ариэла старательно пыталась ворчать, однако одного только взгляда в эти смеющиеся глаза-огоньки оказывалось достаточно, чтобы не удержаться от ответной улыбки. Ламия от избытка хорошего настроения весело пританцовывала даже на месте. Сидением на каком-то подозрительном, невесть отчего и зачем упавшем дереве она не прельстилась, зато шагнула к речке и, грациозно наклонившись, всмотрелась в её тёмные воды.
        - Хм-м, а и в самом деле хорошая эта… Эсвирь, говорите? А искупаться мне тут можно?
        Бабуля покачала головой, по деревенской привычке прикрывая концом наброшенного на плечи платка кривящиеся в попытке сдержать смех губы.
        - Ох и коза-дереза, ох и вертихвостка. Даже странно, что ты таку кралю не огулял… да не вертись, егоза! Дай мне тебя рассмотреть…
        Бесцеремонно, со всех сторон осмотрев и даже пощупав оторопевшую от этакой напористости ламию, Селина напоследок с любопытством потеребила возмущённо трепыхнувшийся в её пальцах хвостик.
        - Надо же, всё при всём. И даже чуток Силы есть - хотя и маловато для толковой ведьмы.
        Ну да. Пару-тройку сюрпризов магического свойства Ариэла недругам преподнести бы смогла. Несколькими вполне полезными в повседневной жизни умениями она тоже обладала. Это помимо основного предназначения, так сказать. А если надо больше… маменьке-Верайль только намекни - она такие дела любит и умеет.
        - Ого, точь-в-точь как маман выразилась! - ламия хоть и повозмущалась немного таким со своей персоной обращением, но особо разоряться не стала. У женщин своя логика, непонятная уму и здравому смыслу. Она даже не возмутилась, когда Селина поощрительно шлёпнула её по тому месту, которое язык так и порывался назвать словом попка , и с визгом помчалась в воду.
        Волшебник вдумчиво поднял глаза к небу. Посчитал немного, улыбнулся.
        - А ведь, сейчас ледники в горах тают. Как раз эта вода в речке и есть? - и получив утвердительный кивок многомудрой бабушки, принялся раздеваться.
        Если весело плещущаяся в реке ламия вздымала множество мелких брызг, то когда в воду влетел Валлентайн, столб воды взлетел едва ли не выше печально склонившихся верб.
        - Детвора, - чуть скептически выразила своё мнение стоящая на берегу ведьма.
        Затем одим глазом заглянула в своё отражение в слегка взволнованной реке. Чтобы оно, да ещё и в текучей воде, соврало? Из реки на Селину смотрела едва сдерживающая смех чернобровая красавица, а потому она решительно тряхнула головой, кивнула своей двойняшке и тут же дёрнула шнуровку на вороте блузы. Молодость тела - это здорово! А насчёт души… да куда ж она денется?
        В воду ведьма зашла медленно, степенно, словно помня ещё о былом. Но река способна унести и не такие печали. Долгие века спала вода во хладе горных льдов - с тем, чтобы однажды проснуться под жаркими лучами и потечь вниз, в каждой своей капле ещё неся память о вечном покое.
        В конце концов, всю рыбёшку и прочую мелкую живность таки распугали далеко вокруг. Потом троица угомонилась, да и вечер уж вон, из-за лесных макушек даже выглянул и принялся нескромно подсматривать надгрызенный серпик любопытной луны.
        Ариэла плыла как-то на первый взгляд неловко - но куда быстрее ведьмы, хоть и немного уступала рассекающему воду как фрегат волшебнику. На берегу Селина чуть застеснялась было - но Валлентайн не стал пялиться на вполне заслуживающих самых нежных взглядов и не только девиц, а быстро организовал что-то вроде шустрого и горячего вихря, который обернул тела щекочущим теплом и даже высушил волосы.
        - Неплохо, - Селина с великим одобрением восприняла это заклинание и тут же послала ламию за чистой сорочкой.
        Та поворчала для виду, но проворно помчалась в избу, задорно виляя ставшим лохматым хвостиком. Ведьма проводила её непонятным взглядом, а затем вздохнула.
        - Хорошая девчонка, только не будет ей счастья в жизни. Вижу, а что - не знаю. Думаешь, сумеешь уберечь? - взгляд её отчего-то никак не хотел встречаться с глазами внука.
        - Постараюсь, - честно ответил волшебник. Он кивнул, хотя и прекрасно осознавал, что против случайностей никакие меры или умения не спасут.
        Как обычно, ламия принеслась сломя голову. Вот ведь, вечно лётает как угорелая, и всё ей нипочём… однако на берегу её копытца предательски заскользили в волглой траве. И едва успев швырнуть в людей принесённую одежду, ламия с достойным кисти живописца великолепием рухнула в прибрежную муляку.
        - А, чтоб тебя эльф побрал! - возмущённо ругнулась она и опять полезла на глубокое. - Ушастый, страшный и бородавчатый как болотная жаба!
        Вынырнувшая из ворота сорочки ведьма усмехнулась, а потом пригляделась и принялась хохотать. Дело оказалось в том, что вечерние комары ринулись на вылезающую из воды Ариэлу, как будто их приманивало некое заклятье. При одном только виде вертящейся и отмахивающейся от назойливых кровососов ламии и в самом деле смеяться хотелось в своё удовольствие. В её родном мире насекомые относились к ламиям с должным почтением и держались на расстоянии. Зато здешние ринулись на свежатинку гудящим облаком.
        - Помогите, живьём заедаю-ут! - возопила бедняжка и завертелась уже едва ли не волчком.
        И в конце концов сжалившийся над четырёхногой диковинной девчонкой волшебник махнул в её сторону рукой. Тёплый вихрь почти мгновенно высушил Ариэлу и заодно отогнал звонко гудящую стаю. Однако, всё же пришлось Валлентайну пожертвовать страдалице свою рубашку - ламия мигом почуяла, что на ткань наложено некое отпугивающее маленьких злодеев заклятье, и нырнула в одежду словно перепуганная мышь в спасительную норку.
        - Стало быть, тамошние комары будут меня грызть спокойно и с превеликим удовольствием? - засомневалась Селина, которая ещё обдумывала предложение внука уехать из этих мест.
        - Что-нибудь с маменькой придумаете, - входящий в хату волшебник оказался настроен куда более оптимистично…
        В печи безо всяких дров жарко и бездымно полыхал колдовской огонь, на закопчённой до мифической черноты плите уже исходили духмяным паром кастрюльки да сковородки, и над всем этим хозяйством хлопотливо царила молодая пригожая ведьма. А за бревенчатой стеной, почуяв близость ночи, от усердия даже не цвиринькал, а орал дурным от усердия голосом ошалевший невесть с какого счастья сверчок.
        - Слышь, а кто такие дреки? - сидящего на лавке и бездумно глядящего в пламя волшебника отвлёк шёпоток жарко и бесстыже придвинувшейся ламии.
        Валлентайн недоверчиво приподнял бровь, задумался, а потом усмехнулся. С самого детства маменька или бабуля, да и все залётные на огонёк ведьмы посылали его к дрекам, если не вовремя влезешь с дурацким вопросом или просьбой. Что означало беззлобно-добродушное "отстань, не морочь голову". С каким бы архиважным интересом ни хотелось узнать - отчего на руке именно пять пальцев, зачем рыбы плавают и почему листья у дуба волнистые - чаще всего мальчишку отсылали именно к дрекам. Причём, на самые приставучие вопросы, кто же это такие, загадочные и волнующие до ломоты в скулах дреки, оторвавшиеся от своих таинственных занятий ведьмы озадаченно морщили лоб и беззастенчиво посылали опять же к ним, непонятным и оттого смутно притягательным.
        В ответ на интерес, по какому же поводу Селина ответила именно так, Ариэла покрутила носом, но всё же недовольно процедила, что в имеющийся за огородом маленький дощатый домик с вырезанным в дверце отверстием сердечком она не помещается. Вот и пришлось спросить у ведьмы, как быть.
        - Хотела попробовать - как же живёте вы, человеки, - ламия фыркнула и добавила, что на свежем воздухе это делать куда лучше.
        - Да кто их знает, - молодой маг улыбнулся и пожал плечами. - Похоже, эти дреки пришли из такой древности, что уже никто и не помнит, что к чему. Да ну их к… гм, ложись спать.
        - Попробуй ещё раз, - деловитый голос и спокойный вид волшебника в алом плаще ни в коей мере не отражал ту неслышимую бурю, которая тревожно уже поднималась внутри.
        Сандра устало кивнула головой. Её миловидное лицо сейчас словно потускнело от отчаяния, а в фиалково-синих глазах отчётливо плескалась боль. И всё же светлая волшебница упрямо задрала чуть обострившийся носик. Вытерла салфеткой застивший взор пот, таким знакомым жестом заправила за ухо выбившуюся прядь. А затем вздохнула глубоко, набираясь сил и решимости - и обе изящные ладони вновь легли в два отполированных прикосновениями углубления на резной раме большого круглого зеркала.
        - Осторожнее, - сидящий сбоку и чуть поодаль Эндариэль поморщился - Сандра уже посылала на ту сторону такие порции Силы, что и сама начала окружаться матовым светящимся ореолом.
        Хорхе и Дей… мальчишки по меркам разменявшего третий век эльфа - и могучие волшебники. Живой и непоседливый Хорхе, такой же непостоянный как подчиняющаяся его магии изменчивая стихия воздуха. Курчавый, смуглый и высокий, неизменно жизнерадостный - сколько девчонок втихомолку сохло по нём! Элегантный красавец и сердцеед, он составлял разительный контраст со своим закадычным другом Деем, магом земли. Тот был коренастым, молчаливым и солидным. Отпущенные по армейской моде роскошные бакенбарды и усищи делали волшебника вкупе с солидной манерой поведения больше похожим на зачем-то надевшим штатский сюртук моложавого бригадного генерала.
        Почти луну тому назад они отправились исследовать недавно открытые Ледяные Бездны - и вот вчера вечером Сандра не смогла через своё Всевидящее Око установить с ними контакт…
        - А сегодня утром я попыталась связаться с ними ещё раз - и вызвала вас, - чуть сиплый с придыханием голос волшебницы выдавал её неимоверные усилия.
        - Ты всё верно сделала, сестра… - Кизим всё же поморщился своим мыслям - верно-то верно, только вот чем они трое смогут помочь парням, если те влипли в передрягу, если не чего похуже?
        Трое могучих волшебников, способные при нужде если не перевернуть мир, то сотрясти его до основания - а с другой стороны, Дей и Хорхе тоже могут в случае чего натворить дел нешуточных. И они попались? Разум попросту отказывался верить в это. Однако в зеркале волшебницы лишь гуляли неясные блики, сквозь которые легко проглядывали знакомые тени вселенского эфира.
        Лёгкий треск, заставивший хоть какое-то изображение перекоситься и пойти пятнами, отбросил Сандру от Зеркала. И набить бы волшебнице в падении синяки на разных местах, но вскочивший вовремя эльф успел подхватить её. Закатившиеся глаза и выступившая на столько раз целованном лице испарина сказали ему всё.
        - Перегрелась, - коротко бросил он Кизиму, и на пару с магом огня осторожно перенёс обессилевшую волшебницу на тахту.
        Осторожно целитель принялся за свою работу. Для начала он чуть подпитал магией потускневшую и чуть скособочившуюся ауру едва дышащей волшебницы. Затем мягко обволок её своей Силой и принялся бережно, нежно приводить естество этой красивой и сумасбродной девицы в должное соответствие со своими представлениями о здоровье.
        Тревожно порхающий в воздухе у изголовья огонёк вдруг моргнул и разразился негромкой трелью. Кизим хмуро перевёл на него свой горящий мрачным огнём взгляд - к подножию башни светлой волшебницы прибыл на телеге приказчик от купцов с купленными вчера госпожой магическими ингредиентами, а также платьями и прочим женскими изысками. И теперь робко стучал в изящную и в то же время непробиваемую дверь, предлагая хозяйке забрать товар.
        - Я распоряжусь, - коротко бросил он и сбежал вниз.
        Щёчки Сандры тем временем порозовели и стали чуть живее красивого, но увы безжизненного алебастра. Её дыхание участилось, ресницы дрогнули, и вот на Эндариэля вновь мягко уставился взгляд неповторимых глаз.
        - Лежи, - в голосе эльфа озабоченности не чувствовалось ни малейшей. Ну, переутомление среди магов случай хоть и сам по себе неприятный - но и он, Эндариэль, один из лучших целителей этого мира. - Всё будет хорошо.
        Волшебница выразила согласие одним только взмахом ресниц, и легонько, с улыбкой вздохнула.
        - Полегче, друг мой, - Эндариэль положил ей ладонь на освобождённое от одежд подвздошье, напитывая опустошённое тело столь щедрым потоком зелёной искрящейся Силы, что та уже готова была взорваться словно ракета магического фейерверка.
        - Ну, раз уже о постельных забавах подумываешь, значит с тобой всё в порядке, - эльф улыбнулся в ответ - он куда лучше иных других знал, чем можно перешибить всякие мрачные мысли и настроения.
        Сандра потеребила шелковистые золотые локоны эльфа, а затем решительно приподнялась. Стоит признать, что целитель и не подумал возражать. Не только потому, что он сделал свою работу на совесть и теперь эта красавица сияла как новенький золотой - но и потому, что он не понаслышке знал твёрдый характер волшебницы и её непреклонность в иных вопросах. Лишь окинул взглядом женскую фигуру, пока Сандра накидывала на себя атласный халатик, и довольно улыбнулся.
        Эндариэль в углу отмывал от мази руки, когда две нежные ладони обняли его, а сзади волнительным телом прижалась не волшебница - женщина.
        - Помнишь нашего чёрного друга? - ввинтился в его ухо горячий шепоток. - Я не смогла выследить его, но оставила в одном месте пару ловких ребят… где он обязательно появится. Так вот, он сейчас в нашем мире.
        - Это где его бабка живёт? - подошедший сзади огненный маг хохотнул и ласково шлёпнул волшебницу пониже спины. - А если я ревновать стану? Да, Сандра - я распорядился там - твоё барахло служанки уже раскладывают.
        Эльф на всякий случай осторожно глянул в его сторону из-под прикрытия почти по-женски длинных и красивых ресниц - кто их знает, этих горячих хомо, вдруг и в самом деле… а Сандра неожиданно обняла другой рукой Кизима. Миг-другой - и она уже заключила себя между двух сильных волшебников на манер сладостного бутерброда.
        - А теперь слушайте внимательно, мальчики, - лукаво раздался её ничуть не задыхающийся от страсти шепоток. - За тем парнем есть и другая сила, кроме чёрной… в общем, я задумала обменять его на Хорхе и Дея… с Ледяной Бездной не договориться и не пригрозить ей - но если принести некроманта в жертву… а ведь реально попросту откупиться и обменять на него наших… или есть идеи лучше?
        Кизим сначала прошёлся было по неистребимому женскому коварству. Хотя потом признал, что послушные и безропотные овечки ему тоже не по душе.
        - Думаешь, сработает? - он вздохнул, зарывшись лицом в эти ласковые и милые женские волосы. - Но лучших идей и правда, у меня что-то нет…
        - Светлая богиня, думается мне, тоже не сильно накажет одну знакомую волшебницу, если та ненароком подложит гоблинскую свинью одному чернокнижнику, - эльф оказался хоть и более пессимистично настроен, но признавал изощрённость дерзкого замысла Сандры.
        А та нежилась в тепле и аурах двух мужчин и волшебников. Если бы они знали, насколько далеки на самом деле оказывались её мысли от устремившихся по извечной колее мужских… но Эндариэль прав - божественная поддержки и благословения не лишит.
        Потому не удивительно, что когда два мага через некоторое время оставили её одну, словно озябшая волшебница обняла себя и некоторое время задумчиво стояла у высокого окна, невидяще глядя вдаль, где под солнцем плавился в дрожащем мареве горизонт. Мысли её удалялись всё дальше от этой башни, от расположившегося неподалеку окраинного города королевства, да и от самого этого мира…
        В принципе, холод и уже начавший вовсю сыпать с хмурого неба снежок оказались не самым мерзким. То, что во време перехода будут всякие неприятности, лорд и волшебник предупредил. Да и Ариэла, с восторгом и настороженностью осматривавшая
        тот свет , запомнила то по пути сюда.
        Однако, куда худшим оказалось тащить за собой кучу пожитков - даже пара коз и скорбно позвякивающая колокольчиком корова тащились вслед за путниками. Бабуля отказалась оставить даже мелочь. И как Валлентайн ни ругался в сердцах, Селина таки настояла на своём. Пришлось ему втихомолку разорить одно старое, заброшенное кладбище. И теперь четверо с хрустом ковыляющих скелетов с поклажей на плечах, вкупе с животными придавали маленькому каравану некий иллюзорный, потусторонний вид.
        - Да уж, видок у нас ещё тот! - невесело хохотнула облачённая в ведьминскую вязаную безрукавку Ариэла. И по своей легконогой непоседливости поскакала на попутный холм, откуда по своей недоверчивости собралась обозреть окрестности.
        Она даже успела ухватиться за копьё, когда реальность вокруг резко заколебалась отчётливыми пульсациями Силы, а из разлившегося в снегопаде туманно-радужного пятна шагнул отплёвывающийся эльф.
        - Вовремя я, едва пробился, - он отряхнулся от снега всем телом словно собака, и огляделся. - Ну да, уже почти на Грани.
        Валлентайн жестом придержал воинственно нацелившуюся было на демона ламию, и остановил насупившуюся Селину, которая уже нащупала в кармашке неразлучно обретающуюся при ней щепоть семян - если бабуля начнёт ворошить зёрнышки, то разбегайтесь все! Даже ему пришлось бы туго.
        А Эндариэль - это оказался никто иной как он - поёжился от холода и заговорил с волшебником. По вполне понятной причине он не поздоровался, уж желать здоровья чернокнижнику, ламии и ведьме - это, знаете, как-то чересчур. Посему сразу приступил к делу.
        - Хорхе и Дей, похоже, попались, - без обиняков заявил он.
        Известие само по себе неприятное, уж Валлентайн слыхал об осуществляемой двумя членами Совета дерзкой экспедиции в неведомые Ледяные Бездны.
        - Подробности? - коротко поинтересовался он.
        И услыханное известие, что со вчерашнего вечера к ним не пробиться даже через Всевидящее Око, Валлентайна здорово опечалило. Не то, чтобы он особо уж уважал или дружил с могучими волшебниками, но всё-таки те двое парни хорошие. Надёжные - побольше б таких…
        - Только что Сандра пыталась ещё раз проломиться - всей силой, мне даже пришлось потом откачивать её, - в обычно мягком и бесстрастном голосе эльфа скользнула такая неприкрытая озабоченность, что прямо бы впору удивиться.
        - Короче, сбор у светлой - а я помчался в Лесную Башню за нашими, - он вздохнул и совсем уж собрался было полезть обратно в равнодушно переливающийся портал, однако чёрный маг остановил его.
        - А как же некие слова этой стервы насчёт меня? - поинтересовался он.
        Эльф окинул его открыто неприязненным взглядом.
        - Свои личные дела решайте сами, - уклончиво ответил он.
        Во время всего этого разговора Ариэлу не покидало всё растущее чувство тревоги. Взглянув на ведьму, внимательно вслушивающуюся не столько в слова, сколько в интонации или эльф ещё разберёт какие тонкости, ламия почувствовала, как у той едва не встают дыбом волосы. Уж уловить бушующий в крови хомо пожар - будь то сладостный яд любви или всесжигающее пламя гнева - ламия умела безошибочно.
        - Я против, мой лорд, - Ариэла шагнула вперёд.
        По её горящему взгляду и какой-то новой, горделиво выпрямившейся осанке Валлентайн сразу понял, что никакие приказы или уговоры тут не помогут. Коротко и выразительно она чиркнула по уже насыпавшемуся снегу кончиком копья, проведя столь многозначительную, разделяющую целителя и её брата черту.
        - МногоНЕуважаемый господин эльф останется с нами, - подчёркнуто скрипучим и непреклонным голосом добавила ведьма в обличье молодой красавицы. - Почётным, но… хорошо охраняемым гостем.
        В ответ на ироничное замечание Эндариэля - кто же это сможет удержать в повиновении одного из сильнейших волшебников - ламия презрительно дёрнула куцым и неприлично растрёпанным хвостиком. Мимоходом, не испытав даже и затруднений, она поймала смятенно заметавшийся было взгляд эльфа. И когда в его изумлённо распахнувшихся глазах уже разгорелись искры вечной весны, наконец оторвалась от его уст.
        - Фу, как же от тебя несёт одной… - Ариэла поморщилась и призадумалась на миг, разбираясь в своих ощущениях. - Одной светлой магичкой.
        - Вот это я влип, - со вздохом признался тот, ещё не в силах оторвать от ламии горящий взор, и в знак согласия поднял ладони в извечном жесте капитуляции. - Хорошо, я остаюсь заложником - только вытащи, тёмный, Хорхе и Дея.
        Если бы Валлентайн знал, чем жертвовал Эндариэль - то зауважал бы его ещё больше. Но он просто легонько поклонился плотнее запахнувшему плащ целителю и отвернулся. Что-то ему подсказывало, что далеко не всё тут просто - и приглашение наверняка ловушка. Но оставить в беде наших ? Нет, это немыслимо.
        Кольцо, символ принадлежности к дворянскому роду и пуще его уважаемому роду магическому, никак не хотело сниматься с привыкшего к его присутствию пальца. Однако оно подчинилось в конце концов воле и лёгонькому заклинанию, легло на ладонь Селины. Волшебник покрутил его, вздохнул - а затем решительно одел его своей родственнице на безымянный палец.
        - Остаёшься за меня… леди Селина.
        Ведьма в отчаянии заломила руки со стиснутыми кулаками, не в силах сдержать своё трепыхнувшееся и сжавшееся в каком-то нехорошем предчувствии сердце. Нет, малыш - о нет! Эх, шарахнуть бы сейчас этого остроухого в три щепоти зёрнышек, да утащить внука и эту смазливую дурёху дальше - туда, где чутьё опытной чаровницы уже подсказывало ей путь на ту сторону. Да оставить на этом месте
        болотную трясовицу , чтоб вздумавшие пробраться по следочку кровавым потом изо всех пор изошли! Однако нет, нет решимости… и она обмякла. Вздрогнула в сдерживаемых рыданиях, обнимая своего внука.
        Если кто-то тут думает, будто эльф ничуть не ощутил взметнувшиеся вокруг вихри страстей человеческих, то уверяю вас - вы глубоко, очень глубоко ошибаетесь. Однако скромно переступающая в сторонке с копытца на копытце ламия цепко держала остроухого целителя на тонком, неосязаемом но таком могучем поводке. И Эндариэль только до боли впился в ладони ногтями, чтобы не рассказать чёрному всё. Однако нельзя, нельзя - жизни Хорхе и Дея надо обменять на этого истекающего едкой и тёмной силой некромансера… А потом видно будет - они все вместе целителя в свою очередь тоже вытащат.
        - Не мешкай, лорд, - он отвёл глаза в сторону, и кивнул на портал…
        Яркий солнечный свет резанул глаза и всё естество, словно неожиданная пощёчина. Молодой волшебник вывалился из быстро угасшего за ним сияния портала, безо всякого стеснения отплёвываясь от пыли. Ну вот ей-же-ей, совершенно непонятно, отчего астральные пути все забиты какой-то дрянью!
        Под уже почти забравшимся в самую вышину солнцем окружающая со всех сторон песчаная пустыня с потёмок показалась неуместным морем слегка взъерошенного расплавленного золота. На небе оказалось ни облачка, и зрелище возвышающейся шагах в ста могучей, одинокой и столь неуместной здесь башни показалось поначалу совершенно диким.
        Валлентайн кое-как проморгался, рукавом утёр заслезившиеся было от пыли и яркого света глаза. Нет, всё же вон на горизонте какие-то строения имеются… определённо, город - да и не стала бы волшебница забираться в совсем уж необитаемые, дикие места.
        Дверь в исполинской башне, сложенной из глыб светло-кремового ракушечника и в таком виде казавшейся словно слепленной из обманчиво-мягкого сливочного крема, распахнулась и с грохотом ударилась о стену.
        Выскочивший изнутри Кизим коротко ругнулся на ходу, и устремился подальше. А рука его уже вытягивалась в знакомом повелительном жесте - он собирался поставить портал.
        - Привет, - он хмуро оглянулся на одиноко стоящего волшебника и вновь досадливо сыпанул сквозь зубы проклятиями.
        Меж пальцев мага огня разгорелось зыбкое перламутровое сияние, короткий шквал взметнул на миг полы роскошного алого плаща.
        - В графстве Ламинор пожар. Мои помощники не справились, огонь перекинулся на торфяники.
        Валлентайн аж похолодел от нахлынувшей тревоги и мысленно присвистнул. С самой середины весны дождей в том краю королевства, почитай, и не было. Высохло всё до звона - а уж если заполыхали торфяные болота, снабжавшие пол-королевства прессованными брикетами топлива, то дело совсем худо. Летящий по макушкам деревьев пожар, так называемый верховой, любой даже ученик огненного мага потушит играючись. Следующую за ним волну низового уже тяжелее - пищи у огня тут куда побольше. Но вот если коварная стихия забралась под землю, то уж совсем худо.
        Сверху-то не видно ничего. Вроде потушили, до звона в ушах залили всё отнимающими жар заклинаниями, да потом ещё и маги Воды спешно призванные дождевые тучи чуть не досуха выльют. Кажется, и порядок - лишь курится кое-где дымок да плавает в воздухе горьковато-тревожный запашок гари. Ан нет, за несколько миль за спиной из-под слоя земли вдруг снова вырывается на свободу коварно прокравшийся туда и набравшийся вволю сил ревущий огненный зверь.
        Потому-то Валлентайн лишь нахмурился, покачал головой да сочувственно похлопал по плечу мага, со всей возможной поспешностью разворачивающего сияние портала.
        - Может, тебя с собой прихватить? - оглянувшийся Кизим вздохнул, поморщился и огорчённо махнул рукой. - Да какой там с тебя прок… ладно, бывай!
        Он отвернулся, склонил в задумчивости голову. Затем стряхнул с неё какие-то думы и заботы, величаво выпрямился - и решительно шагнул в уже раскрывшийся портал.
        Вот это по-нашему! Валлентайн с лёгкой улыбкой проводил глазами могучего огненного мага. Негоже идти в трудное дело или на битву с тяжёлым сердцем!
        Из оставшейся приоткрытой дверь башни с лёгким серебристым звоном выскользнул крохотный белый огонёк. Он словно испуганно сжался, потускнел под неумолимым сиянием солнца, однако подлетел к оставшемуся у оборвавшейся в никуда цепочки следов на песке волшебнику и старательно замельтешил перед взором.
        Что ж, более откровенное предложение войти трудно себе и представить. Молодой чернокнижник чуть плотнее завернулся в плащ - так шибало от этого крохотного безмозглого сгустка магии чужой, отвратительно светлой силой - и со вздохом направился к темнеющему чернотой входу в презрительно возвышающуюся над ним махину. На ходу он не удержался от мелкой шалости - взглянул на сопровождающего особым, колдовским взглядом.
        Ну и пошептал кое-что, чего уж там греха таить. Потому что огонёк с такой силой впечатало в лёгкие, образованные ветерком на поверхности песка волны, что в стороны брызнула маленькая песчаная буря, а сам сгусток света и магии размазало по поверхности. Однако то ли тёмный маг не уделил должного внимания и Силы своему внезапному капризу, то ли светлая волшебница заложила в своего магического слугу чересчур уж большой запас прочности - но едва виднеющееся на взрыхлённом песке пятнышко света вновь испуганно заметалось, и через несколько мгновений в жаркий воздух неуверенно воспарил огонёк.
        Теперь он оказался изрядно потускневшим, да ещё и перекошенным на один бок. Потому первые шаги внутри башни полуослепший со света Валлентайн проделал в потёмках. Он ещё успел почувствовать ток воздуха, когда над ним кто-то исполинский и невидимый словно размахнулся, дёрнуться и прикрыться локтем да судорожно выдохнутым вверх заклятьем.
        Однако что-то коварно и совершенно неожиданно перецепило под оставленные вниманием ноги, и волшебник, которого вдруг бросило в жар и холод, полетел куда-то, круша какой-то некстати подвернувшийся под руку хрупкий изящный столик…
        Окружающее никак не хотело становиться на свои места. Всё вертелось, норовило куда-то предательски уплыть, а в ноздри отчего-то так и лез отшибающий упрямо пытающее обостриться соображение аромат. Неуловимо знакомый, мощный и притягательный.
        И всё же, Валлентайн кое-как сумел собрать воедино разлетевшуюся в клочья сущность. Руки и ноги, правда, повиноваться по-прежнему отказывались… ну да, всё верно - в цепях не очень-то подёргаешься. Зато прямо перед взором обнаружились полыхающие яростным аметистом прекрасные и ненавистные одновременно глаза.
        - Ты сильный, очень сильный маг, - Сандра улыбнулась так сладко, что мысль об изловившей наконец мышонка кошке даже не пришлось призывать. - Однако, у тебя есть принципы - и поэтому ты слаб…
        Волшебница немедля и как-то буднично распахнула атласный халатик, и молодой маг едва сдержался, чтобы не покрыть ласковыми поцелуями мягко и будоражаще скользнувшую по лицу грудь безукоризненных форм.
        - И один из твоих принципов я вычислила - кроме женщин и детей, - светлая магичка, а сейчас в восприятии скорее женщина, мягко усмехнулась, споро и неделикатно расстёгивая ремень скованного пленника да освобождая того от брюк. - Ты мог бы доставить мне изрядные неприятности даже в месте средоточия моей силы и даже в таком виде - но ты не станешь… потому и слаб…
        Мягкое и нежное тепло скользило и призывало в себя. Манило и всё всё сильнее заключало в сладкие кандалы - и отпускало вновь, чтобы снова и снова неумолимо заполнять всё естество сладким ядом. Что ж, хочется того или нет, но есть, есть несколько мгновений, когда даже самый могучий волшебник или воин полностью беззащитен. И в тот миг, когда из-под закушенных в безуспешной попытке сдержаться губ вырвался судорожный выдох, а во влажное тепло стремительно вырвалась искра новой жизни, именно в этот миг по выгнувшейся в сладкой судороге Тьме и ударил безудержный, иссушающе-яркий Свет…
        Сандра прислушалась, с неудовольствием ощущая, что ещё несколько движений - и сдаться мраку пришлось бы ей самой. Первой. В ушах томно заливались недовольным звоном колокольчики, пересохшие во вполне понятном ожидании губы непроизвольно облизнулись язычком, а во всём теле уже пробегала сладкая нетерпеливая дрожь. Ничего себе - да этот парень куда сильнее был чем предполагалось. Вон как аурой прошибло, до самых нежных чувств. Чуть бы ещё, и потом до конца дней своих бегала бы перед ним на задних лапках, как собачонка - преданно заглядывая в глаза.
        А всё же, он всего лишь был .
        Опустевшие оковы бесцельно обвисли, и с того места, где только что ещё обретался могучий до дрожи чернокнижник, торопливо уползала к потолку невесомая струйка даже не дыма - запаха.
        Да и мощнейший запас Силы, который два дня пришлось до звона в ушах заполнять светом, разрядился досуха. Сандра вылила на себя кувшин холодной воды, чтобы хоть как-то прийти в чувство, и с неудовольствием прикинула - такого количества магии хватило бы на небольшую войну.
        Медленно, медленно цокали каблучки по уводящим наверх ступеням. Иногда они даже приостанавливались словно в неуверенности или слабости, однако каждый раз упрямо несли хозяйку вперёд. Постепенно, мало-помалу, пошатывающаяся и роняющая капли женщина выравняла походку, и в верхние покои уже вошла хоть и мокрая, но гордая и неумолимая белая волшебница. Да, верно предупредила повелительница - сладостнее всего то, чего нельзя. Сандра решительно отогнала мыслишку о том, что именно с таким было бы лучше всего работать и отдыхать в паре, и встряхнула головой.
        А потом с лёгкой усмешкой подошла к по-прежнему стоящему на подставке посреди стола Зеркалу. Потянулась рукою - и женские пальчики безошибочно нащупали позади рамы да извлекли на свет скромное ожерелье из янтаря. Надо же - стоит только потереть эти медовые камешки о шерстяное платье или накидку, как в них тотчас же нарождается махонькая сила, способная притягивать пылинки… или же, будучи помещённой в нужное место, навести помехи на могучий артефакт Всевидящего Ока.
        В прояснившемся зеркале сразу обнаружились сидящие у костра двое волшебников - Дей рассеянно поджаривал что-то на огне, а неунывающий даже среди гигантских кристаллов льда Хорхе дымил коротенькой трубкой и жизнерадостно рассказывал что-то такое, от чего у коллеги и друга поневоле шевелились в усмешке чуть заиндевелые усы.
        Женская ладонь тотчас смахнула изображение, возвращая привычное состояние обычного зеркала. Порядок!
        И никакой могущей быть обнаруженной магии, господа простодушные мужчины!
        Часть пятая
        В неприкрытые ворота снова демоны налезли. Вот забота, так забота - ведь не будет толку, если дать им волю и не тщиться оставаться человеком. Кто я - зверь или волчица? Знаешь что, иди ты к дрекам!
        Воздух выл и стонал, словно его бесконечно и неумолимо рассекало огромное невидимое лезвие. Бешено вращающийся вихрь ещё несколько мгновений туго ворочался посреди тронной залы, а затем сгустился и словно нехотя остановился.
        - Зачем ты мне мешаешь? - почти простонала объявившаяся из него ламия с раскалённым даже не добела, а до Падший знает какого сияния навершием копья.
        Зелёные её волосы разлетелись по сторонам в полном беспорядке, с кончиков прядей даже срывались в испуганно затихший воздух слабые искорки гнева. Однако Ариэла по-прежнему билась о невидимую преграду, настойчиво пытаясь преодолеть её и дотянуться, выпотрошить замершего в десятке шагов от неё эльфа, который в ужасе вжался и распластался по стене.
        Глаза прекрасной даже в ненависти ламии полыхнули непритворной яростью.
        - Отпусти, сука! - отчего гневно топнувшее копытце не раздробило чёрную мраморную плиту - так брызнуло из-под него колдовским огнём - знал только замок, так он содрогнулся весь сверху донизу.
        Сидящая на троне Селина тихо и неприметно вздохнула. Что взять с этой молодёжи! Что первое на ум взбрело, то и бросаются делать потеряв голову - причём частенько голову на этом именно и теряют. Хотя иногда бывает, что и чудеса свершают… да нет, это не тот случай.
        - Угомонись, глупышка - ты что же, хочешь подарить ему лёгкую смерть? - непостижимо, но факт - мягко придерживающая ламию мудрая ведьма сумела найти именно те слова, которые только и смогли бы не только остановить разбушевавшуюся в своей ярости Ариэлу, но и сделать её при том верной союзницей.
        Известие о том, что её внук исчез из мира живых, не принёс загнавший невесть сколько лошадей курьер. Не прилетел и сизокрылый голубь с болтающимся на лапке посланием. И даже отражающиеся в древнем лунном колодце звёзды предательски о том промолчали.
        А просто охватила вдруг сердца внезапно нахлынувшая печаль. Отчего-то остро кольнуло в них, чтобы постепенно развеяться облачком невесомой золотистой грусти. Селина подхватилась среди ночи, старательно пытаясь уловить и понять это ощущение. Прикорнувший у подножия трона Жулик внезапно подскочил в смутном ужасе, завопил дурным голосом да умчался под прикрытие трёхглавого пса, который зашёлся в таком исполненном глухой тоски вое, что проснувшиеся жители Ферри-Бея ещё долго обливались холодным потом.
        Ламия и эльфка, которые всё же не утерпели и решили попробовать подружиться, с жуткой руганью прекратили чесать языки да понеслись коридорами замка, пытаясь размахиванием оружия и воинственными криками развеять свой необъяснимый страх…
        Застывшая посреди залы Ариэла миг-другой пристально всматривалась в глаза лишь вчера принявшей корону молодой маркизы. Грудь её без потерявшейся где-то шёлковой ленты бурно вздымалась, а побелевшие от усилия пальцы по-прежнему стискивали неразлучное копьё. И всё же, слова ведьмы как-то сумели просочиться сквозь переполняющий ламию бешеный гнев. Она шумно выдохнула и стрельнула взглядом в прилипшего к стене эльфа.
        Быстрый допрос живо вытянул из целителя подробности - а уж дальше, не страдающая ни излишней доверчивостью, ни наивной верой в добропорядочность волшебников Селина до остального дошла и сама.
        - Сестра, сестра… хотела бы я знать причину твоего спокойствия, - валяющаяся сбоку на пушистом ковре рыжая ламия одним рывком поднялась на ноги.
        Сколь бы ни невероятным или необъяснимым то казалось, но как Валлентайн и предполагал, его бабка и молочная мать самым невероятным образом подружились. Хоть Верайль и проворчала с кривой усмешечкой, что в гробу она бы видела такую мать, а ничуть не оставшаяся в долгу Селина процедила, что такую дочку она бы самолично утопила в омуте, однако обе ведьмы - ламия и человек - звонко расцеловались, а затем прилюдно и без обиняков объявили себя найлепшими подругами.
        В самом деле, хотя сногсшибательная рыжая красотка (Ариэле ещё расти и расти) колдовала куда более лихо, чем обычная сельская ведьма, но ламия сполна оценила мудрость и какую-то спокойную внутреннюю силу женщины. Потому уже после пары дней знакомства обе чаровницы друг в дружке души не чаяли…
        - Ты посадила его на поводок? Отдай, - потребовала Верайль.
        Стоящие рядом мать и дочь заставили бы протрезветь от созерцания такой красоты самого закоренелого пьяницу, или в благоговейном трепете пустить слезу загрубевшего матерщинника-боцманюгу с купеческой баржи. Если стройную, порывистую Ариэлу так и тянуло назвать очарованием юности, то Верайль… о-о, материнство сделало её Женщиной с большой буквы - и красавицей вдвойне.
        Потому и неудивительно, что когда дочь нехотя передала матери неосязаемые, но могучие путы, сковавшие волю и помыслы эльфийского целителя, тот взглянул на Верайль мгновенно помутневшими в жажде глазами и непроизвольно облизал пересохшие от какой-то мальчишеской страсти губы. А тонкий, еле воспринимаемый даже ламиями истекающий от него аромат желания недвусмысленно натолкнул обеих бестий на несвоевременную мыслишку - как это ещё у эльфа штаны не лопнули?
        Потому не удивительно, что они обе обменялись мимолётными, снисходительными улыбками.
        - В пытках многие добились впечатляющихся успехов, - от проникновенного голоса Верайль на миг стыдливо примолк соловей где-то за окнами. - Однако, куда большие муки может причинить совсем, совсем иное. Поменять страдание и радость местами - это не так уж и трудно, если мягко увести сознание этого остроухого мерзавца за грань реальности. А уж удовольствие я ему смогу доставлять такооое…
        Даже застывшие по углам и у дверей огненные демоны передёрнулись от представленных перспектив. Да и смысл слов огненно-рыжей красотки настолько контрастировал с её нежным, так и обволакивающим голосом, что впечатление оказалось совершенно разительным.
        - Не спеши совершать невозвратные поступки, - Селина чуть поёрзала, поудобнее устраиваясь на троне. Облокотилась, подпёрла голову рукой и снова, грациозно полулёжа, непонятным взглядом посмотрела на эльфа.
        Стоит признать, что Верайль тоже неторопливостью мысли не страдала. Именно ламия, кстати, и предположила при обсуждении, что Эндариэль наверняка рассчитывает на последующую помощь от Совета. Но отдать этого кичливого и красивого как весна эльфа просто так? Нет, так легко он не отделается в любом случае…
        - Пусть даже мы не сможем противостоять этим четверым, которые придут за ним - однако никакого выкупа я не приму, - холодно возразила ламия. - Этот остроухий подлец живым и здоровым им не достанется - даже если мне за то придётся расплатиться своим бессмертием!
        И такая сила прозвучала в её последних словах, что в холодном по случаю лета камине на миг вспыхнуло пламя, а огненные демоны и вовсе засияли маленькими солнцами. Замок одобрительно загудел, а хмуро сидящий в углу Жулик поднял голову.
        - А ведь человековская ведьма не просто так спокойна. Что-то чувствует, - угрюмо заключил он. - Мастер хоть и молод был - да только не верю я, чтобы он дал так просто себя угробить. Уж я сильных волшебников повидал…
        - Его нет в числе живых, - еле слышно, печально вздохнула Тэлль, которая хоть и была тут ни при каких делах, но её всё равно за одну только принадлежность к эльфийскому роду-племени заковали в тяжеленные ручные и ножные кандалы. Да ещё и здоровенный чугунный шар приклепали кузнецы к охватывающей тонкую талию цепи. Однако, прежде незаметное витое колечко на её изящном пальце замерцало тревожным светом.
        - Сестра! - Верайль прянула к подножию трона. Хоть она и могла запросто сесть там в короне и сама - по праву матери лорда - но благоразумно от того отказывалась. - Ты веришь, что…
        И такая буря чувств нахлынула на прекрасную ламию от одной только даже не надежды - лишь от возможности надежды - что судорожно стиснутый поводок заставил Эндариэля захрипеть и с посиневшим от нехватки воздуха лицом рухнуть на колени. И лишь маркиза Селина смогла принять должные меры - она чуть потянулась рукой и ласково, легонько погладила по щеке взволнованную донельзя Верайль. Скользнула ниже, провела пальчиком меж двух вздымающихся от бурного дыхания прелестей. Мысли той судорожно заметались, затем природа взяла своё, ламия пришла именно что в себя… в общем, после этой ночи эльф должен был бы благодарить мудрую ведьму до конца дней своих.
        - В принципе, - ушедшая в себя и размышляющая вслух Селина тотчас оставила в покое ламию и теперь осторожно подбирала слова. - Внучок мой Валлен знал на что шёл, когда устроил погибель королю да его прихвостням. Вполне мог подготовить некие тайные пути отхода - и даже не один. Уж он простодушием никогда не отличался, всегда смышлёным мальчишкой был. А что нет в числе живых - не беда. Он ведь маг смерти - и уж в тех делах должен разбираться куда лучше любого. Хм-м, даже и не знаю…
        Однако ламия не была бы сама собой, если бы всё же не уловила где-то на самом дне горячей и яростной человеческой души искорку надежды - безумную, вопреки всему. Со сдавленным воплем из пылающих глаз Верайль потекли слёзы, а сама она без сил рухнула на стелющийся к подножию трона ковёр.
        Стоящий у парадных дверей Зепп, которого почтили высоким доверием и даже допустили на это совещание, неловко лязгнул доспехом. Он только собирался чуток почухать под наплечем, однако вовремя вспомнил - их благородия такого не любят.
        - А кто может рассказать про последние дни лорда перед… - сконфуженно бухнул он первое, что пришло в голову, когда почти все взгляды обратились на звук в его сторону.
        Здоровенный сотник едва успел сообразить, что он сказанул что-то весьма умное, как давящие или мягко обжигающие взоры не мешкая сошлись на скукожившейся в своих оковах Тэлль. Эльфка ничуть не смутилась, только грустно покивала.
        И едва лишь пристально вглядывающаяся в неё Селина обмолвилась насчёт освободить остроухую воительницу, как воспрявший духом Жулик тотчас же подхватился.
        - Не извольте беспокоиться, вашсветлость, - и в несколько могучих рывков осторожно освободил Тэлль от кандалов.
        Эльфка сначала лишь потирала запястья, одновременно меряясь взглядами с ведьмой. Однако не ей, не ей соревноваться в таком - Тэлль вильнула взором и печально вздохнула.
        - Кое-что могу рассказать, хотя не так уж и много…
        Знатная сцена у ворот древнего Имменора и сыгравшее главную роль зловещее с виду заклинание от комаров заставили внимательно слушающих просто восхититься. Надо же было устроить такое! Может, и впрямь - некоторые мужчины не совсем безнадёжны, коль импровизируют на ходу и способны на такое, почти женское хитроумие?
        - Не то, давай раньше, - проронила внимательнейше слушающая Верайль - уж она как опытная и весьма сведущая во всяких таинствах шаманка безошибочно восстановила в голове все логические и магические построения чернокнижника и почти сына.
        Судя по задумчивому кивку, по-прежнему обретающаяся на троне Селина пришла примерно к тем же выводам, и чуть приободрившаяся эльфка принялась вспоминать опять.
        Бурно обсуждённая сцена с дубом и обнаружившимися в дупле пожитками по единодушному мнению была отвергнута. Хотя Жулик и настаивал, что обойти трижды по кругу, да ещё и против солнца, это не просто так - но куда более опытные в волшбе женщины всё же признали, что то был просто сдвиг реальности, хотя и весьма мастерски да эффектно исполненный.
        - Пощады! - слабо пискнула Тэлль, похлопывая себя по одеревеневшим щекам и губам, когда дважды пересказала события у ставшего затем могилой барона клада и разговор о том меж могучих волшебников за обедом.
        Да с подробностями, да с многочисленными вопросами и уточнениями - в самом деле, не воинское это дело столь длинные речи держать. Эльфке вдохновлённый подзатыльником демон быстро организовал кувшин помидорного сока. И пока та отдыхала и даже немного блаженствовала (солонку и кринку сметаны исполнительный Жулик тоже реквизировал у Гарри), собравшиеся в зале принялись обсуждать и обсасывать пересказанные события со всех сторон по новой.
        Подпирающий спиной двери сотник упрямо гнул своё - барон никак не мог так поступить, да и промахнуться с пары шагов тоже просто немыслимо. Ариэла чуть не ухватилась вновь за копьё, доказывая что братец просто зачищал следы - но Верайль мудро заметила, что остроухую эльфку и землекопов под землю он всё же не отправил. Мнения склонялись то в одну, то в другую сторону, причём подчас выдвигались и рассматривались вовсе немыслимые версии. Однако все безоговорочно согласились, что дело тут ох как нечисто.
        - Позволено ли будет скромному солдату сказать слово? - отозвалась одна из переливающихся мягким пламенем воительниц, когда все наспорились до хрипоты и остановились ненадолго перевести дух да привести в порядок смятенные мысли.
        Два ряда колдовских огней со стен ярко освещали тронную залу, да в узкие стрельчатые окна неумолимо вкрадывался розовый рассвет. И устало посмотревшая в угол с огненной девицей Селина призналась мысленно, что таки да - нелегка она, корона маркизов. А потом кивнула.
        - Мы втихомолку осмотрели подаренный остроухой зеленоглазой демонице кинжал - клинок тот невероятно древний даже по нашим меркам и очень, очень непростой. Но вот ко второму предмету из той могилы не смогли и вовсе прикоснуться… - мягкий, вкрадчивый, так отчего-то похожий одновременно на Тэлль и Ариэлу голос негромко проплыл через залу.
        - Лорд не знал заранее, что там попадётся, - эльфка пожала плечами и кивком разрешила Жулику принести из выделенной ей комнаты кинжал.
        Взять без спросу чужую вещь, а тем более личное оружие воина - просто немыслимо. И за куда меньшее руки и головы запросто оттяпывали, знаете ли… С кинжалом в ножнах Жулик справился в пару мгновений - зато вот книгу, по-прежнему обёрнутую ветхой холстиной и легкомысленно заброшенную Валлентайном на полку, он осторожно положил на ступени перед троном.
        - Я могу за неё браться - я ведь демон, и мне всё как с эльфа вода, - он в затруднении пожал плечищами. - Но вам, госпожа, да и остальным, лучше бы поостеречься.
        Весьма кстати Тэлль вспомнила вслух, что и ей один молодой тёмный маг приказал иначе как за завёрнутую во что-то книгу не браться. Так что скептически наклонившаяся было и уже протянувшая руку маркиза вовремя остановилась. И как выяснилось потом, гораздо позже, очень правильно поступила…
        Развернувший тряпицу Жулик продемонстрировал всем толстенький, почти квадратной формы томик в потемневшем кожаном переплёте. И все пристально осмотревшие книгу признались - ни странный символ на тиснёной обложке, ни язык им решительно незнакомы.
        - Да, тёмный лорд расстегнул было застёжку, - Тэлль задумчиво посмотрела на медные, чуть позеленевшие части, и невесело усмехнулась. - Но читать и в самом деле было не время и не место. Даже не раскрыл - лишь руку приложил и вроде прислушался.
        Старая и опытная ведьма Селина всегда с подозрением относилась к таким вот кладезям неизвестно чего - весьма со своей стороны здраво рассуждая, что всё своё надо носить с собой. В смысле, в голове держать - ни подсмотреть, ни украсть таковое невозможно, разве что под пытками. Зато Верайль смотрела на еле заметно серебрящийся ореолом фолиант с нескрываемым восторгом, ведь в здешнем мире книг почти не знали и встречались они крайне редко.
        - Да, я тоже не рискну взяться. Да и бесполезно, никто всё равно прочесть не сможет - вон какие закорючки на обложке непонятные…
        Прения, диспуты и прочие словесные баталии возобновились с новой силой. И мало-помалу все пришли к согласию, что опять же - дело интересное, но решительно непонятное. Да и кинжал с драконом, которым повергли в небытиё безвестного зверя, но который их светлость всё же подарил какой-то эльфке, хоть и заинтересовал присутствующих до крайности, но ясности в главном вопросе тоже не добавил.
        Понятное дело, вновь принялись за отдохнувшую немного Тэлль да стали вытрясать из неё малейшие подробности.
        - Да, да, совершенно точно - когда лорд меня уже почти из петли вытаскивал, от него чёрным заметно тянуло. После ночного обряда, тут всё сходится, - эльфка хлопнула себя по заслуживающему куда лучшего обращения лбу. - А, вот что - от него ещё какой-то рыжей шлюхой пахло, и свежим хлебом.
        Почему именно рыжей, и почему именно хлебом, да ещё и свежим - эльфка тут сразу подняла руки в знак капитуляции.
        - Я не курю трубку, и хмельного почти не потребляю - диверсанту надо сохранять острое обоняние, да и случайно выдать себя такими запахами очень запросто можно. Когда в засаде, например, или ночью по тылам лазаешь. Ну, вот именно так и подумалось мне тогда у виселицы - а я своим предчувствиям обычно доверяю…
        Если обратить свой взор влево - то на закате хмурящееся тучами небо ещё сохранило мрачную тёмную свинцовость. А если вправо, то взгляд радует чуть розоватое зарево где-то там, в вышине - солнце уже взошло. Под всем этим разбегалось вширь и вдаль серое, исчёрканное волнами и кое-где белыми барашками море. Под рассветной стороной оно неохотно лизало каменистый мыс с полуразвалившимся от древности маяком на конце (так, непорядок… о, Жулик уже помчался смотреть), а под закатной словно поросший редким лесом горбатый медведь сунул в воду голову и который уже век всё пьёт, пьёт.
        Посередине же, куда так и устремлялся взгляд навстречу утреннему ветру, теснилась меж берегов почти круглая бухта. Или залив? Да какая разница… главное, что от волн защищено, и кажущиеся отсюда игрушечными кораблики и лодки почти не треплет непогодой. А ещё ближе - разлившаяся по берегу целая россыпь крыш всех форм, размеров и расцветок. Иные дымят из своих труб, над некоторыми задумчиво шевелятся на ветру прихотливые флюгера - а в иногда обнаруживающихся прогалинах скачут всадники или неслышно мелькают кареты и телеги, полощется бельё или торчат зелёные макушки деревьев.
        На сегодня землепашцы из округи попросили хорошего дождя - и замершая на махоньком балконе почти под крышей донжона Селина не видела причины отказать крестьянам в таком. Потому и тучи, потому и кажущаяся хмурость…
        Сзади по комнате зацокотали шаги - но, не каблучки, да и уж слишком дробно, кажущеся торопливо. Аура подошедшей Верайль мягко толкнула в восприятие ведьмы, уже почти привычно пощекотала полузабытые ощущения пониже пояска, а затем растеклась вокруг колокольчиками вечной весны.
        Ведьма молча протянула раскрытую ладонь, и ламия с полувзгляда поняла её. С улыбкой она вложила в руку сестры по мастерству махонький пузырёк, на донышке которого пересыпалось немного буро-ржавой пыли. В ходе обсуждений все как-то не обратили на такое внимания, однако опытная Селина таки не нашла этой вещицы в покоях внука.
        - Дракон, - лаконично сообщила ламия и безо всякого злого умысла обняла подругу за плечи.
        Судя по тому, что маркиза даже не поморщилась, такое выражение приязни и дружбы вовсе не было ей неприятно. Лишь посмотрела она в лицо Верайль строгим взором, кивнула легонько то ли ей, то ли своим думам, и сжала пузырёк ладонь в кулаке.
        Хоть и мудрено то - пересказать мысли, текущие в головах обладающих Силой, да ещё и женщин, а всё ж возможно. Убить кинжалом, пусть и волшебным, дракона? Нет, шалите. В принципе никак. А вот выпить жизнь и самоё естество, это хоть и трудно укладывается в голове, но всё же о таковых клинках в старых легендах что-то такое глухо упоминалось.
        Потому и понятно, что обе мудрые чаровницы долго стояли обнявшись на маленьком балконе и, еле заметно покачиваясь словно в танце, любовались постепенно всё светлее вырисовывающимся городом. Ферри-Бэй - ведь на каком-то из древних языков - железный залив…
        - Ты согласна рискнуть? - еле слышно и как-то глухо спросила Селина.
        Ламия дёрнула щекой и легонько потёрлась ею о макушку ведьмы. Что тут сказать? Хоть и грех в том признаваться вслух - а среди сестёр даже и сказать о том страшно, засмеют - но с тех пор как Ариэла впервые подошла и долгим, вдумчивым взглядом посмотрела на своего неждано обретённого молочного брата, она не допускала к себе никого. Вернее, в себя… ну, да вы поняли. И много ли ещё надо знать всякого повидавшей матери, чтобы собразить, что неслыханное и даже невозможное среди ламий всё же свершилось?
        - Она не станет колебаться ни мига, - вздохнула она.
        - Есть ещё одно, - Селина убрала руку с талии подруги и обняла себя, словно ей стало зябко. - Но это может сработать только раз, и применить нужно в самый подходящий момент.
        Задумчиво покачавшаяся над голове щёчка Верайль подтвердила, что ламия и сама уже догадалась. И что кивком подтверждает правоту слов и намерений подруги.
        - И когда?
        - Когда там наступит подходящая ночь… впрочем, уже скоро, - Селина не отвела взгляда вдруг ставших очень серьёзными глаз.
        В них знакомо, чуть заметно светились привычные огоньки. Такие же сияли сбоку и чуть сверху - и когда они вдруг стали неудержимо расцветать навстречу друг другу, то постепенно затопили неземным сиянием весь этот далеко не худший из миров…
        - Эта? - нетерпеливо спросила одна тень у другой, чуть остроухой и принюхивающейся к спящей женщине.
        - Вроде бы, она. Точно, точно. Да и нет в этом сраном Эрбисе другой рыжей пекарши, - ухо человека знающего легко распознало бы в этом голосе легчайший эльфийский акцент.
        Третья тень промолчала, лишь пожала плечами да шевельнула неожиданно обнаружившимся заячьим хвостиком. Зато почти такая же необычная четвёртая наклонилась и внимательно, не глазами и не носом приценилась к разметавшейся во сне красотке, от которой даже сейчас исходил легчайший запах свежайшей, недавно испечённой сдобы.
        - Булочки с корицей и тмином, - фыркнула тень и выпрямилась. - Да, мой сын входил к ней - и только особое заклинание не позволило этой рыжей шлюхе понести. Я даже сейчас чую его слабый следок.
        Болотного цвета ведьминский огонёк вспыхнул всё же чуть раньше, нежели ярко-розовый шарик света обитательницы иного мира, и Верайль мимолётно улыбнулась - какая же замечательная у неё подруга!
        В осветившейся комнате - вернее, спальне - обнаружилась спящая на кровати отчаянно рыжеволосая девица. В защиту её стоило бы сказать, что цвет волос оказался не совсем таким же, как у ревниво взирающей на соперницу ламии-матери. Не красивого цвета благородной меди, а не менее благородного цвета пламени. Ещё одним весьма веским аргументом "за" могло бы послужить то обстоятельство, что видные из-под лёгкого одеяла части тела оказались весьма и весьма даже на ревнивый женский взгляд. А просматривающиеся под тканью манящие очертания остального были бы по достоинству оценены и взыскательным взглядом мужским.
        - Ну, теперь и сомнений быть не может, - немного усталая Селина всё же улыбнулась. - Скрытая и дремлющая Сила в ней есть, да и сама она вон какая вся из себя, кошка - чтоб мой гулёна-внучок такую пропустил? Да ни за что!
        Спящая женщина зашевелилась. Сначала отвернулась от света и с ворчанием зарылась носом в скомканную подушку - даже ладонью отмахнулась было от примерещившегося ей чёрт-те чего. Однако почти сразу лицо её взмыло над постелью, а в промаргивающихся спросонья глазах постепенно разгорелось осмысленное выражение.
        Внимательно и пристально она оглядела стоящую у её постели четвёрку (Жулик остался внизу караулить дверь на улицу), цепко ещё раз приценилась взглядом к каждой, делая понятные лишь женщинам выводы.
        - Наконец-то… Когда он ушёл, я хотела наложить на себя руки… да и сейчас всё ещё не хочу жить без него, - всё же призналась она. - Однако он надавал мне по мордахе и шепнул: "жди, однажды мне понадобится твоё сердце".
        Отвернувшаяся безучастно и лишь прислушивающаяся к словам Селина грустно улыбнулась. Не дура эта рыжая. К тому же, не признать в ней одну из тех малышек, которым она за свой долгий век помогла появиться на свет, было бы воистину грешно. Давно это случилось, правда - когда приехавшая к здешнему аптекарю за склянками и привозимым издалека змеиным ядом ведьма из жалости и женского сострадания помогла одной роженице. Маялась та девка так, что за полквартала болью по нервам шибало…
        Тэлль и Ариэла переглянулись. Хоть старшие чаровницы так и не соизволили посвятить их в свои планы, обе сердешные подруги уже чувствовали заползающий прямо в душу некий неуловимый холодок. Потому что почти до рассвета - тамошнего рассвета - и нежись в ауре друг дружки, взявшись за руки и глядя в глаза. И зря на них, хоть и беззлобно, ругнулась маменька. Ничего такого, всего лишь нашлись две удивительно родственные души. Всмотрелись обоюдно, улыбнулись удивлённо - и их девичий шепоток несмело озвучил приязнь обеих к одному тёмному магику… По этой незамыловатой причине обе до сих пор находились в состоянии эдакой лёгонькой отрешённости - неужто его можно вернуть?
        Эльфка оказалась не в силах сдержать улыбку, а потому отвернулась, шагнула к облупленному шифоньеру и, быстро разобравшись в его содержимом, тотчас швырнула рыжей платье.
        - Поторопись…
        Круглолицая луна сыто смотрит на дорогу. Знает только лишь она, отчего так понемногу ноет сердце и душа. Заплутали тропки-стёжки. Правда, ночка хороша в принаряженной одёжке.
        Мазуня так засмотрелась на наводящее тревожные размышления полнолуние, что споткнулась и едва не растянулась на этих каменюках во весь рост.
        - Тише! - шикнула на неё Селина. - У тебя что, вместо глаз пуговицы пришиты?
        Любящая вступаться за справедливость Ариэла всё же проворчала, что эта рыжая не обучена всяким волшебным премудростям. Не видит ни черта, короче - вот и ползёт вся процессия кое-как.
        Замечание оказалось очень кстати. Правда, выводы из него сделали куда более далеко идущие - Селина осторожно, недоверчиво уселась на подставленную спинку рыжей подруги словно на диковинную лошадь, а отчаянно и безуспешно пытающуюся не делать круглые глаза Мазуню посадили на зеленоволосую поборницу справедливости. Прикрывающий тылы Жулик равнодушно пожал плечами да жестом показал, что не потеряется. Ну, а эльфийских воительниц учить быстро бегать по бездорожью вовсе не надо - к чести Тэлль стоит признать, что она хоть и запыхалась, но не отстала от отчаянно понёсшихся вперёд ламий.
        Правда, эльфка не смогла передёрнуться от отвращения, когда по всему естеству мерзко царапнуло одними только отблесками тёмной силы, а перед глазами снова появился небольшой чёрный обелиск, словно зловеще растущий из-под земли коготь.
        Тишина стояла такая, что отделаться от ощущения, будто слышен неумолчный шорох льющегося наземь лунного света, никак не удавалось. Высящиеся впереди и немного вдаль скалы и даже горы высвечивались беспощадными лучами так ярко, что казались какими-то даже неестественными.
        А перед ватагой отчаянных дамочек уже мрачно колыхалась полупрозрачная призрачная тень.
        - Знакомый тебе тёмный лорд - мой внук, и он попал в беду, - негромко объявила первой осмелившаяся приблизиться Селина. - Открой могилу. Так надо.
        Хорошо видимый в косом лунном свете призрак печально склонил голову, словно задумался. А затем неслышно отплыл в сторону, не загораживая более пути - и скрестил на груди руки.
        Волосы Мазуни едва не встали дыбом от страха - вот уж зрелище было бы под луной! Ибо чёрный камень закачался и с хрустом полез из-под земли. Вид поначалу был такой, будто это и в самом деле здоровенный зверюга дремал до поры там внизу, а теперь намерен весь выбраться наружу. Однако едва камень плавно отлетел в сторону и лёг на щебень, как нужное место словно бесшумно взорвалось - поток чуть похрустывающего и постукивающего каменистого грунта, словно струя воды из фонтана, быстро обнажил немалого размера яму, залитую чернильной темнотой.
        Тотчас же зажглись два шарика света, две маленькие луны, и взгляды девиц уважительно приценились к белеющему на дне здоровенному вытянутому черепу.
        - Что теперь? - Ариэла отчего-то тряслась мелкой дрожью.
        Зато благоразумно оставшаяся поодаль эльфка зашлась в тошнотворных спазмах - теперь затаившаяся словно чёрная пантера на дне Сила хлестала наотмашь, как бешеный обжигающий ветер. Ведьму выглянувший снизу мрак уважительно обошёл стороной, подошедшую Верайль лениво лизнул и тоже отодвинулся.
        Селина присела у края, высыпала из пригоршни на плоскую поверхность камня щепоть семян. Ловко и привычно разделила на три части, передвинула и поменяла местами две из них. Одного взгляда вниз ведьме хватило, чтобы понимающе и серьёзно хмыкнуть - и ещё две белеющие на чёрном камне части поменялись местами.
        - Не трогать это, если задницы дороги.
        Даже опытная и всякого повидавшая рыжая ламия едва удержалась, чтобы не заорать дурным голосом, потому что мир вдруг сдвинулся и стал другим. И эта хранящаяся здесь исполинская силища всего лишь откат заклинания? Сказки рассказывайте… Нет, выглядело всё вроде бы и точно так же, как прежде - но оно стал настолько иным, что ой-ой.
        А ведьма выпрямилась, неспешно отряхнула ладони о подол переливающегося серыми сполохами шёлкового платья, и воздела их над открытой могилой. Верно, верно соображает сестра по духу - Селина ободряюще подмигнула ей - внучок тут припас столько своей тёмной и пряно обжигающей магии, что сгореть как мошка в печи очень даже запросто…
        Сила входила в ведьму мерзко и одновременно настолько сладостно, что Селина некстати подумала, что примерно такие же ощущения могли бы оказаться, если бы она в своём пригожем нынешнем виде вдруг решила заняться с внуком любовью… вот и всё.
        - Не лопнешь, сестра? - озабоченно поинтересовалась взъерошенная Верайль, проверяя раскоп на малейшие следы. - Вот здесь, в уголке ещё лужица осталась.
        Хотя этой столь пренебрежительно названной малости, прилежно выбранной вдруг словно ставшей выше ведьмой, и хватило бы на хорошее камлание, ламия с усмешкой рассказала, как ещё в детстве Ариэла набегалась на ветре и изрядно простыла.
        - Ну, я напоила её горячим молоком бешеной антилопы с ядом гадюки, закутала потеплее чтоб пропотела, и уложила спать. А тут мне что-то и у самой так в носу засвербело! Но чихнуть побоялась - вдруг разбужу малышку? Зажала себе рот и нос руками… Меня тогда чуть не разорвало, представьте! - улыбнувшаяся этому воспоминанию Верайль распрямилась от ямы и кивнула. - Теперь чисто.
        Горящий взгляд Селины, серьёзной настолько что остальных девиц заколотило уже всерьёз, уставился на с виду спокойную и даже немного отрешённую Мазуню. Крепкая порода…
        - Ты первая. Сними тряпки и ляжь здесь, - уже спрыгнувшая вниз ведьма отчего-то нежно похлопала по кости древнего зверя. - Тэлль, дай тот ржавый ножик. Да не выворачивайся наизнанку, дурища остроухая…
        Рыжая независимо пожала плечами. Платье небогатой мещанки, чуть стоптанные грубоватые башмаки и всё остальное сиротливо осталось на краю могилы, а хозяйка осторожно спрыгнула вниз. Поёжилась от холода, но всё же её фигурка довольно комфортно расположилась на здоровенном черепе - спина и плечи на покатости лба, ноги поверх верхней челюсти. Вон, даже пяточки в ноздри засунуть попыталась.
        Ведьма тем временем деловито осмотрела неестественно ярко блестящий в лунном свете клинок, с которого азартно скалился светящийся дракон. Ладонь её бесцеремонно легла на грудь вольготно разлёгшейся Мазуни. И едва опытная ведьма убедилась, что сердце у рыжей именно там, где природой и назначено, не мешкая вонзила в это место кинжал.
        Дружное "ахх…" вырвалось из любопытно сгрудившихся по краям ямы зрителей. Даже проверивший округу и успокоившийся насчёт нежелательных свидетелей Жулик побледнел от страха. Ибо ведьма недовольно проворчала, чтобы зеваки наверху не застили лунный свет, и медленно стала вытаскивать лезвие.
        Странное дело, по мере появления кинжала наружу фигура вздрогнувшей и затихнувшей Мазуни таяла, истончалась в серебристом сиянии - и наконец исчезла совсем, оставив на лезвии лёгкий сероватый налёт.
        - А ведь, получается, - ведьма нашла светящимися угольками глаз взгляд Верайль и легонько кивнула.
        - Дочь наша, теперь ты, - мать легонько обняла Ариэлу, чмокнула в нос и неслышно шепнула известные только ламиям тайные слова. - Встретимся по ту сторону вечности, сестра.
        Зеленоволосая ламия посмотрела на зловещий клинок внизу, затем взгляд её мерцающих глаз озарился нежной любовью и верой, когда она посмотрела на мать - и вот уже отчаянно сиганувшая вниз Ариэла принялась устраиваться на черепе древнего чудовища. К немалому удивлению собравшихся, ей это всё же удалось, и даже с весьма немалым удобством.
        - Да не тут, чего без толку лапаешь меня, - оттолкнула она руку Селины. - У нас с другой стороны! Справа, вот тут, как у всех норма…
        Жизнь, или что там у ламий вместо неё, никак не хотела уходить из этого стройного, чуть подрагивающего от боли тела. И всё же серый клинок вышел из раны, выпил до донышка всю её сущность - и Ариэла исчезла бесследно.
        Отвернувшаяся Верайль закусила губу и только сейчас смогла бросить в опустевшую могилу взгляд. Удивительно, однако в отблесках её прекрасных глазах заискрилась воспетая бардами драгоценная, солёная и горькая влага. Наверное, у ламий всё-таки есть душа - и в душе этой просто пошёл дождь…
        - Это действительно необходимо?
        Не дождавшаяся ответа эльфка разоблачалась гордо и невозмутимо. Показать этой нечисти, как умеют умирать перворождённые? Завидуйте, грязные животные! Она улеглась на алтарь черепа так непринуждённо, словно каждый день только этим и занималась…
        И всё же, когда ведьма в третий раз извлекла и осмотрела клинок, он ещё не покрылся бархатной чернотой. Не всё ещё было собрано, не все части единого воссоединились - и Селина после кивка волнующейся не менее её Верайль легко, словно в масло, вонзила оказавшийся воистину непростым кинжал в лобную кость разлёгшегося у её ног черепа. Критически посмотрела на получившуюся картину, достойную кисти живописца, и ухватилась за протянутую сверху ладонь.
        Уже на краю этой диковинной могилы она вздохнула, и только ламия чувствовала, какая нешуточная буря страстей бушует в этой с виду хрупкой и неуместно красивой ведьме.
        - Жулик, отойди подальше, вон туда, - она указала рукой на высящуюся в сотне шагов скалу. - Если кого из нас придавит, будь готов сразу прийти на помощь.
        И шевелением руки Селина подпитала его изрядной толикой Силы. Поскольку огорошенный ритуалом демон повиновался беспрекословно, ведьма проводила его горящим мрачным и недобрым огнём взглядом, а затем повернулась к подруге и помощнице. Некоторое время всматривалась, словно пыталась найти что-то в глубине светящихся зрачков.
        - Умеешь ли ты молиться, Верайль? Сейчас самое время, - глаза её с каким-то страданием и надеждой всматривались в ламию.
        - Нет. Да и бессмертные нам тут не помощники, - они обе усмехнулись столь кощунственным словам, словно боги могут быть помощниками жалким самонадеянным насекомым. - У нас всё получится, сестра!
        - Хотелось бы мне самой в это верить, - по своей неискоренимой ворчливости буркнула Селина и вздохнула, набираясь решимости. - Ну что, поехали?
        Ламия свернула ладони особым образом, словно обхватив ими трубу или нетолстое дерево, и направила в опустевшую могилу, из которой любопытно скалился облитый лунным молоком череп с живописно торчащей посреди лба рукоятью. Изливаемый ведьмой поток магии оказался горячим словно лава - но Верайль лишь крепче стиснула судорожно сжатые зубы.
        - Сильнее давай - видишь, не берёт, - она непроизвольно охнула от боли, когда направляемая ею Сила стала изливаться уже целым водопадом, чёрным и неумолимым.
        Внизу бушевала маленькая буря. Во все стороны метались призрачные сполохи, временами проскакивали короткие молнии, чтобы тотчас исчезнуть в бешено крутящемся вихре. Обеих волшебниц внезапно охватил горячий азарт, и ведьма приоткрыла краник на всю.
        Вот уж полыхнуло, так полыхнуло! Даже взирающая круглыми глазами на это неслыханное чародейство луна заплясала на ночном небе. Если в костёр выплеснуть ведро доведённого до кипения земляного масла, примерно такое воздействие оказал щедро изливаемый вниз поток магии.
        - Сбрасывай, пора! - и едва ламия развела чуть шире ладони, как Селина тут же сквозь них отчаянно ухнула в яму весь оставшийся у неё немалый запас…
        Вселенная сладко зажмурилась, когда её новая дочь судорожно сделала вдох, а затем зашлась в первом крике рождения…
        - Красивая, - вгляделась Верайль, выжидая когда с обожжённых ладоней исчезнут не только чёрные пятна ожогов, но даже и волдыри. - Как интересно, ведь она одновременно и ламия, и человек, и эльфка - и даже дракониха.
        - В общем, неописуемая стерва, - слабо улыбнулась в ответ Селина.
        Ламию отшвырнуло взрывом в сторону и довольно чувствительно приложило о валун. Но всё же она сумела извернуться в полёте и втиснуться меж обмякшей ведьмой и неумолимой поверхностью камня. Принимая на себя большую часть удара и в то же время смягчая его для потерявшей сознание подруги. И вот теперь они валялись поодаль, с трудом приходя в себя и чувствуя, как из тел медленно уходит слабость, а с сердца тревога.
        Всякие треволнения и трепыхания в окружающем мире вроде бы прекратились. По-прежнему равнодушно и задумчиво светила с неба едва сдвинувшаяся на своём пути луна, всё так же неподвижно высились недавно отплясывавшие такие лихие кренделя горы и скалы окрест.
        Селина с оханьем и ворчанием поднялась, погладила грязные и свалявшиеся волосы товарки, которой раздробило переднюю ногу - всё ещё трясущийся от страха Жулик терпеливо придерживал в нужном положении заканчивающуюся копытцем конечность, пока быстрая на восстановление ламия не придёт в порядок.
        - Давай, побыстрее выздоравливай, - и Верайль кивнула в ответ - неровен час, кто нагрянет полюбопытствовать.
        Уж волшба такой силы незамеченной не останется, будьте покойны. Небось, звон по всему миру прошёл, переполошились все подряд. А доковылявшая к могиле ведьма не стала, против ожидания, осматривать лежащее прямо на щебне серебристо-красивое женское тело. Наоборот, Селина наклонилась к белеющим на камне трём щепоткам - и быстро поменяла две из них местами.
        - Вот теперь всё, и никакая тварь не сможет ничего сделать, - с мрачным удовлетворением констатировала она и проворно сгребла с чёрного камня обратно в карман пригоршенку обычного проса.
        Как ни странно, но бушевавшая буря не тронула простенькой и незамысловатой женской волшбы простой деревенской ведьмы. Наверное, точно так же и мы не замечаем на бегу листьев или травинок под ногами… Селина выбросила из головы всякую муть, и только сейчас присела на корточки у слабо дышащего тела.
        - Ну, и каково оно? - поинтересовалась она с неуёмным любопытством.
        Лежащая у края залитой лунным светом могилы приоткрыла глаза и с непонятной весёлостью покосилась в её сторону.
        - Не засти свет - не видишь, я загораю, - и перевернулась, нахалка, на живот.
        Удивлению ведьмы, похоже, не было пределов, потому как повиновалась она беспрекословно. А непонятная пока девица повалялась ещё немного на щебне, с удовольствием потянулась, и только сейчас соизволила встать.
        - Интересное ощущение - быть сразу и… - по мере перечисления она легко и непринуждённо обращалась в ламию, стройную эльфку, а под конец ближайшие скалы накрыли тенью крылья радужно-серебристой драконихи.
        Здоровенная бестия, внушающая абстрактное уважение даже одними только своими размерами, глянула в сторону съёжившейся от неожиданности ведьмы глазом с вертикальным зрачком и шаловливо пыхнула из ноздрей дымом. Затем пошла неуловимым маревом - и вот перед Селиной снова возникла обычная длинноногая девчонка.
        - Оделась бы уж, бесстыдница, коль человеком прикинулась, - уже исцелившаяся от увечий ламия бодро прицокала сюда на своих четырёх копытцах.
        - Привет, ма, - девица хихикнула и как ни в чём ни бывало помахала ручкой.
        - Или эльфой? - приценилась Верайль взглядом. - И какая же ты настоящая?
        Девица на удивление ловко крутанулась на одной ноге вокруг себя. Миг, и она уже осматривала объявившееся на ней короткое платьице-одно-название драгоценного зелёного с золотом шёлка.
        - Ну знаешь, - фыркнула еле сдерживающая улыбку Селина. - В этом недоразумении ты смотришься ещё более развратной, чем совсем без него.
        Улыбаться ведьме было от чего. Не столько от того, что удивительным образом слившяся воедино кровь четырёх рас дала столь блестящий результат - вон какая красотулечка попой вертит, пытаясь рассмотреть себя сзади. А скорее от того, что все четыре девицы и сознанием стали единым целым - и судя по всему, ни малейшего неудобства от того не испытывали. Правда, нааверняка и ветра в голове вчетверо больше стало.
        - Интересное дело, - хмыкнула девица. - Я помню все свои четыре прежних жизни, но ничего в голове не перепутывается, словно так и надо.
        Верайль со своего места прекрасно видела все сделанные на пробу превращения девицы, и поинтересовалась - какая же та настоящая? Правда, несколько сконфузилась, заслышав ответ, что в любом виде настоящая и есть.
        - Даже такая, - проплыл в воздухе весьма знакомый голосок, и Селина едва не захлопала от восторга в ладоши - рядом стояли и настороженно взирали друг на дружку две одинаковые Верайль.
        - По-моему, это ты, - однако соседка той, на которую довольно-таки неуверенно указала женская рука, рассмеялась серебристым колокольчиком и снова вернулась к выбранной собою форме.
        То бишь девицы несколько эльфийских стройных пропорций.
        - Ладно, давайте уходить, - ламия опомнилась первой. - Кстати, как бы нам тебя назвать?
        - Не пыжись, маменька, - язвительно отозвалась та и хозяйственно привесила на пояс ножны с кинжалом. - Пусть он даст мне имя.
        Затем она полюбовалась на невесть каким образом вновь оказавшееся на пальчике витое кольцо и вздохнула.
        - Прежняя Тэлль как попой чуяла - обручальным станет. И вот, словно в эльфийский колодец глядела.
        Верайль и Селина переглянулись. С ума спрыгнуть можно - необъяснимым образом удалось едва ли не лучше, чем они и задумывали! Чадушко унаследовало от прежних рас всё, что только можно было. Переплавило в себе, и теперь прямо тебе полубогиня какая-то. Но выглядит и пахнет довольно миленько…
        - Как я смогу помочь вернуть чернокнижника - не знаю. Но что я горы сверну на этом пути, в том клянусь, - призналась девица.
        Она заглянула в опустевшую совсем могилу - на дне лишь тускло блестела серебряная пряжка. Под давящим взглядом яма засыпалась грунтом, и чёрный осколок камня с залихватским хрустом воткнулся последним. Всё стало как было, лишь магией от этого места теперь даже и не пахло. А новоявленная волшебница задумчиво посмотрела на осторожно подбирающуюся к её босой пяточке тень стража.
        - Уймись, барон. Можешь, конечно, поскучать у этого места… - она призадумалась и щёлкнула пальцами. - Но можешь и пригодиться.
        Ведьма с ламией переглянулись и одобрительно кивнули. Шустро соображает девонька. Опыта и умений, правда, не хватает - но то дело наживное.
        - В кольцо спрячь его, - Верайль указала пальцем на мягко переливающийся светом ободок металла.
        Вдвоём обе старшие волшебницы быстро растолковали своей то ли дочери, то ли Падший знает кому, что тут и как. То ли девица и впрямь обладала незаурядным даром, то ли и впрямь оказалась далеко не дурёхой - но довольно быстро ей удалось заключить отчаянно трепыхающуюся и удирающую тень в кольцо.
        Справедливости ради стоит признать, что при виде этого зрелища обретающийся в сторонке Жулик трясся как овечий хвост. Чует, чует вражина, что однажды и его могут так… однако девица не стала издеваться над честным демоном. Лишь поманила пальчиком поближе - а потом с таким аппетитным хрустом врезала тому по физиономии, что бедняга даже трезубец свой потерял.
        - Признаёшь хозяйскую руку?
        - Тяжёлая, - покладисто кивнул расплющенный по скале Жулик, и с уже постепенно переходящей в привычку сноровкой растёр по харе сопли кровавого огня.
        Селина внимательно, с обстоятельностью настоящей сельской ведьмы осмотрелась - ничего ли не забыто или упущено? Заставила Жулика подобрать оставшиеся от девиц одежды. Правда, полосу драгоценного шёлка отобрала и протянула ламии. Та снова заартачилась было, уж в этом отношении она оказалась куда упрямее Ариэлы. Однако мысль о том, что это единственная и любимая одежда дочери, быстро перевесила остальные соображения.
        - А здорово, мам, - завязавшая ей повязку новенькая окинула Верайль лукавым взором. - В ней ты ещё более сооблазнительная, голая и развратная, чем без неё.
        Удивительно, но три девицы смеялись. Видимо, все страшные и великие события этой ночи настолько опустошили их, что даже для удивления места не осталось. И смех - это единственное, что им оставалось…
        В полночном небе за округлившейся от испуга луной гнался посеребрённый её светом дракон. Вернее, дракоша - попавшейся по пути и благоразумно уступившей дорогу ушастой сове то древние инстинкты подсказали сразу. В принципе, съесть не должна бы… хотя, бывает, что и тигрицы забавы ради на мышей охотятся… потому пернатая ночная охотница не стала испытывать судьбу и круто спикировала к проплывающим внизу древесным кронам.
        Однако, шаловливой и отчего-то весёлой дракоше, как справедливо приметила сова, ловить её вовсе и не потребовалось. Оказалось достаточным глянуть на ту особым, забытым даже в самых старых легендах взглядом, как с трепыхающимся от страха сердечком птица сама взмыла вверх и опустилась летящей великанше на словно отлитую из серебряных чешуек спину.
        Тут оказалось тепло, вовсе не ветрено и как-то даже уютно. Правда, обнаружились две колдуньи непонятного роду-племени, но их она не боялась совершенно - уж эти её не тронут. Уважают отчего-то… мгновенно нахохлившаяся сова сердито щёлкнула клювом, едва какой-то поганый демон вознамерился протянуть к ней лапищу.
        - Смотри, тоже в морду двинет, - улыбнулась вольготно разлёгшаяся на драконьей спине Селина. Волосы давно растрепались и стали колтуном, но приводить себя в порядок ведьме было абсолютно лень.
        - Да вроде не должна, с их светлостью маркизом вроде уж родства никоим боком, - проворчал Жулик, однако на всякий случай свои поползновения прекратил.
        И даже отодвинулся подальше. Кто их знает, этих женщин? Всё у них не как у людей - и даже не как у порядочных демонов. Вон, даже у этой, ужас какие когтищи. А клювище тоже подстать - ежели, к примеру, харю таким раскровянит, куда хлеще чем кулаком выйдет. Опять придётся к хозяйке ползти, магию клянчить… и расстояние между ним и птицей увеличилось опять.
        - Дочь, а зачем тебе эта птаха? - задумчиво наблюдающая за быстро уплывающими назад землями Верайль непочтительно постучала ладонью по драконьей шкуре под собой.
        Ответ пришёл сразу - и довольно неожиданным образом. Просто у всех отчего-то всплыла вдруг в головах мысль, что серебристых каменных сов в родном для маменьки мире не водится. А эта мало того, что сама по себе милашка, так ещё и вот-вот шесть пятнистых яичек принесёт - вон как животик под перьями топорщится.
        И обращённые на сову женские взгляды по вполне понятной причине потеплели. Жулик, правда, страдальчески пытался отворчаться, когда его назначили в довесок ко всему ещё и главным смотрителем пташни их сиятельства - но один только вид лениво сжатой в кулачок ладошки Селины живо отбил у демона всякую охоту своевольничать.
        - И мышей да лягушек ловить стану как миленький, - философски заключил он. - В принципе, настоящему демону любая работа по плечу…
        Как они пересекли границу иного мира, глядящая во все глаза ламия так и не заметила. Лишь засновали перед взором мельтешащие тени, успокаивающего движения которых так не хватало в этом чужом мире людей, эльфов и прочей нечисти. Миг-другой, а дракоша уже развернулась над бухтой, легонько встрепенула крылами над сумрачным и заснувшим городом - и приветливые огоньки замка быстро приблизились.
        - Задушишь! - пискнула из-под Верайль вновь обратившаяся в девицу дочь, едва вся усталая, но довольная компания оказалась на дворе.
        Трёхглавый пёс с любопытством принюхался к выбравшейся из-под ламии девахе в символическом мини-платье. Видимо, ему то ли не понравилось, то ли даже очень не понравилось - но все три чёрные головы одновременно чихнули огнём.
        - Ах ты ж погань! - откуда в смертельно уставшей Селине взялась злость, толком не поняла и она сама. - А давно тебя ведьминской метлой не потчевали?
        Исполнительный Жулик уже послушно притащил прихваченную ведьмой ещё из домика её потрёпанную метлу, и вот ею-то женщина принялась с достойным лучшего применения трудолюбием охаживать завывающего пса. Да по морде, да по другой, да по третьей! Видимо, ведьминская метла оказалась куда более действенным средством убеждения, нежели даже кулаки чёрного мага, ибо чёрный зверюга почти сразу капитулировал. Перевернулся на спину, задрав кверху лапы. И лишь испуганно вздрогнул, когда девица почесала его брюхо да показала тем самым, что пока не гневается.
        - Кто б знал, - Жулик уважительно таращился на метлу в руке победно и устало улыбающейся ведьмы, а сам, подлец, так и прикидывал место - куда бы половчее удрать.
        Ибо любой мальчишка или девчонка этого мира из сказок знали - удар ведьминской метлы это будет куда покруче, нежели, скажем, если на макушку гора упадёт или моланья с неба прилетит.
        - Мам, бабуля - вы спать? А у меня тут ещё кое-какие дела есть… личные, - и переливы шаловливого серебристого смеха непостижимым образом растаяли в образовавшейся пустоте.
        Как хорошо, когда проснувшись утром, можно никуда не спешить! Поваляться чуток в постели, всем телом впитывая ласковую, гладкую чистоту постели. И при этом краешком сознания с удовольствием помнить, что дела идут отменно - и никакие долги или неисполненные клятвы не висят над душой, омрачая хорошее настроение одним только своим существованием.
        Лежащая почти по диагонали широкой кровати красавица потянулась с наслаждением. И даже легонько застонала от удовольствия, ощущая как стрункой напряглось её всегда молодое и здоровое тело - от вытянувшихся вперёд ладоней с шаловливо настороженными коготками до вынырнувших от такового движения из-под шёлковых простыней розовых пяточек.
        Ай, хорошо!
        Сандра сладко зевнула. Вздохнула в блаженной неге и только сейчас наконец почтила спальню взглядом изумительных фиалково-сияющих глаз. За окнами, оказывается, уже совсем светло, и розовые цвета рассвета уже сменяются золотистым сиянием полдня.
        Выбравшаяся из постели волшебница сначала набросила было на себя гладкую ласку простыни. Однако шёлк предательски заскользил и таки ускользнул с атласного плечика, а напоследок игриво мазнул краем пониже спины. Не сдержавшая улыбки женщина отмахнулась только, сосредоточенно ловя ногами мохнатые розовые шлёпки с пушистыми помпончиками. В несколько шагов она вышла на тот из трёх небольших балкончиков, который смотрел на восход, не озаботясь иной одеждой кроме ласковых прикосновений ветерка да тёплых солнечных взглядов.
        Некоторое время она задумчиво смотрела вдаль на плавящийся и дрожащий под солнцем горизонт, грацизно облокотившись на перила и отдав золотисто-русые волосы на потеху осмелевшему здесь ветру. Затем Сандра выпрямилась засмеялась весело, и вытянула вперёд и вверх прекрасные руки, словно желая обнять ими солнце. Застыла на миг, а затем белый ореол постепенно окутал её, словно полупрозрачный светящийся шёлк.
        Раз, другой, третий аура ласкового к своей дочери светила прокатывалась по этому безупречному телу, щедро напитывая его благодатным и чистым светом. Пока вся волшебница не оказалась словно пронизанной солнечным сиянием или даже состоящей большей частью из него…
        - Впечатляет, - раздался из спальни весёлый голосок, в котором женское ухо всё же различило нотку неуёмной язвительности.
        Сандра ещё улыбалась, когда обернулась в комнату и посмотрела на обретающуюся там девицу самых что ни на есть интересных пропорций. Да и мордашка… несколько еле заметных опытному глазу штрихов макияжа, и девонька будет хоть куда.
        - Ты моя новая рабыня? - волшебница всмотрелась с интересом, и лишь некстати подвернувшаяся мысль о том, что она вроде бы не заказывала себе новую служанку, заставила чуть воспарить бровь на её челе.
        Она обошла гордо и независимо стоящую посреди спальни незнакомку по кругу, задумчиво оглядывая её со всех сторон.
        - Хороша, ничего не скажешь, - единственно немного смущала мысль, даже слишком уж хороша.
        Хоть Сандра и любила всё красивое, даже рабынь себе подбирала просто загляденье, однако надо же и меру знать - эта девонька запросто могла бы посоперничать с ней самой.
        - А, ты моя новая игрушка? - она засмеялась, попытавшись представить - кто же мог расщедриться на такой подарок. Да уж, с такой и полакомиться не грех. А волосы-то, волосы - воистину, выражение насчёт червонного золота так и просится на язычок…
        Рука волшебницы скользнула в вырез зелёного шёлка платьица-одно-название, и легонько приласкала обнаружившееся там упругое чудо. Судя по смущённой улыбке девицы и по скользнувшим в глазах заинтересованным огонькам, действо это ей определённо понравилось… ишь, как сосок напрягся…
        - Не лапай меня, сучка, - незнакомка неожиданно оттолкнула её ладонь, а затем отвесила изумившейся хозяйке волшебной башни смачную, полновесную оплеуху.
        Вот уж… давненько так не доставалось - мозги со звоном именно что всколыхнулись в голове, а по всему телу пробежала какая-то мурашистая дрожь. Сандра всё же удержалась на ногах. Осторожно потирая пострадавшую и уже занимающуюся алым пожаром щёку, она исподлобья глянула на оказавшуюся такой непростой нахалку.
        - Дрянь… тебя что, прислали убить меня?
        Удивительное дело - девица беззаботно рассмеялась, отчего зелёный шёлк её платья пошёл красивыми золотыми переливами.
        - Я ещё не решила. Да и пришла я сама.
        Волшебница же пришла в себя и хладнокровно обрушила на незнакомку кое-что из магии - несильное, но изощрённое. Как бы не попортить шёлковую обивку спальни, ведь недёшево обошлась. Однако ощущение оказалось такое будто пытаешься без зеркала углядеть собственное ухо - как быстро ни вертись, а оно всё равно недостижимо взгляду. А если так? Ого! Будто сама себя за волосы пытаешься поднять из воды - силу прикладываешь, а толку ноль.
        - Не шали, - девица фыркнула и небрежно, словно что-то несущественное, стряхнула с себя извивающуюся нестерпимым светом ослепительно-белую молнию и шагнула вперёд.
        - В моей башне никакая магия мне не повредит, - усмехнулась Сандра.
        Однако нахалка вовсе и не подумала колдовать.
        - А как насчёт этого? - и совершенно хамски, безо всяких велеречий заехала кулаком в нос.
        Да так, что мир на миг озарился радужным звоном, и уже кувыркаясь отчего-то, потускнел и стал каким-то чужим. А затем пол спальни невесть зачем вздыбился и предательски ударил в скулу тугой шершавостью ковра…
        В лицо отчего-то косо бил лунный свет. Он мешал, лез в глаза, теребил и всё время отвлекал от какой-то ускользающей, но очень важной мысли. Перед взором мелькнул смутно знакомый профиль. Вот он наконец заслонил упрямо бьющий в сознание лунный диск, и Сандра наконец вспомнила - ах, эта юная смазливая дрянь…
        Спина и всё тело ощущали холодную твёрдость каменных плит, и скосившая глаза волшебница обнаружила, что лежит посреди двора какого-то сумрачного замка. Однако горло повиноваться никак не хотело - и воздать должное да устроить тут маленький конец света отчего-то никак не удавалось. Мало того, во рту ощущалось некое сладковато-морозное онемение.
        - Не напрягайся, - и незнакомка со смешком показала распростёртой магичке крохотный предмет.
        Это оказался сушёный хвост малого чёрного скорпиона. Вон, даже крючочек жала на конце виднеется. Сандра припомнила, что некоторые целители пользуются такими грубыми средствами, когда нужно унять боль дабы поковыряться в ране пациента, а применять для того магию по какой-то причине считается невозможным. Теперь понятно - в язык кольнула, гадина, чтобы защититься от словесных заклинаний.
        Хм-м, а как насчёт этого?…
        Однако в плечи тут же что-то дважды кольнуло, и вознамерившаяся устроить огненный дождь жестами рук магичка с похолодевшим сердцем поняла, что и это ей не удастся - руки мало того что отнялись, так и вовсе перестали ощущаться. Дрогнули предательски пару раз, и отнялись.
        А незнакомка уже демонстрировала смятенному взгляду волшебницы небольшой кинжал с неярко мерцающим драконом.
        - Слыхала про рунные клинки? Так вот, этот оказался такая гадость - только гораздо, гораздо хуже… - сильная рука беспрепятственно раскрыла безвольный, словно одеревеневший рот волшебницы.
        Слегка мелькнула в лунном свете зачарованная сталь, и с лёгким хрустом отсекла что-то, а затем трепещущий розовый лоскут плоти отлетел к валяющемуся у крыльца здоровенному чёрному псу. Средняя голова лениво приподнялась, прянула вперёд. Щёлкнули мощные челюсти, и словно муху проглотивший зверь вновь безучастно замер.
        Сандра билась, из последних сил стараясь сделать хоть что-то, и всё пыталась заорать от ужаса. Нет, это всего лишь сон, дурной и нелепый сон! Однако в опустевшее горло упрямо стекало солоновате тепло с привкусом железа, а в уши так и лез холодно-деловитый голос:
        - Это чтоб языком не трепала и не болтала что зря. Так вот, милочка… нанесённые этим кинжалом раны хоть и теоретически считается возможным залечить - но вот ежели что-то отрезать совсем, тут никакие целители обратно не прирастят…
        Попытки лягаться тоже ни к чему хорошему не привели - привидевшаяся словно в кошмарном сновидении девица недовольно потёрла бок, куда пришёлся удар. Снова что-то дважды кольнуло - на этот раз в бёдра - и залитая собственной кровью и слезами волшебница ощутила себя беспомощным жалким обрубком, которому только и осталось, что слабо извиваться да судорожно, с надрывом дышать.
        - Так? Или отрезать вот тут? - мерзавка деловито приценилась к плечам Сандры, а потом хитро прищурилась. - Ага, сделаю вот так - как у той статуи с отбитыми руками, что стоит слева у входа в эльфийскую Академию…
        Хриплый вой вместе с брызгами алой жизненной влаги вырывался из зашедшегося в бессилии горла, а девица орудовала кинжалом деловито и безжалостно, словно нарезающий покупательнице нужные куски мясник. Дважды в сторону что-то отлетело, и поочерёдно это проглотили левая и правая головы чёрного пса с огненными глазами.
        - Вот так, довольно миленько получилось, - незнакомка чуть склонила голову, присмотрелась на миг, и довольно улыбнулась. Взгляд её скользнул ниже.
        Содрогающаяся в истерике Сандра почувствовала сквозь сковавшую оставшееся от неё холодную вялость, как её бесцеремонно переворачивают. После короткого осмотра нижняя часть тупо шлёпнулась обратно, а девица усмехнулась и мимолётно почесала в раздумьи носик обагрённой алым рукой.
        - Нет - пожалуй, ног я тебя лишать не стану. Хороши, да и к такой попе в самый раз. Колдовать не сможешь, и ладно… но если прогневаешь, отмахну враз!
        Она наклонилась, что-то прошептала. В истерзанное восприятие волшебницы ворвалась мощная струя чужой, обжигающе-ароматной магии. В плечи и горло полоснула быстро затихающая боль, а незнакомка отодвинулась, и ещё раз осмотрела получившийся результат критическим взглядом. Кивнула удовлетворённо, а потом поинтересовалась куда-то в сторону:
        - Жулик, тебе рабыня нужна? Магией полна, как колодец, подзаряжайся сколько влезет, - холодная и липкая ладонь беззастенчиво похлопала обмякшее тело пониже живота. - И в то же время, слова лишнего не скажет - да и в морду не даст.
        Мощный рывок поднял безучастно поникшую Сандру на ноги. Мир вокруг окончательно исчез, когда две крепкие руки резко наклонили бывшую волшебницу. А когда властно ворвавшаяся в неё чужая сила едва не разорвала её пополам и принялась безраздельно хозяйничать внутри, словно насосиком жадно выкачивая из неё благословенный Свет, к безучастно взирающей луне вырвался лишь хриплый, полный безумия вой…
        Селина осторожно потянулась - тело тут же протестующе ойкнуло. Точно как в тот раз, когда по неопытности сдуру перепутала сбор первоцвета папоротника с таким, же, но собранным в новолуние…
        Откуда-то издали, словно с другого конца света, сквозь душераздирающее зевание донёсся голос Верайль:
        - Уахх… ощущение такое, словно всю ночь гонялась наперегонки с ветром. Но всё же, Сила вроде со мн - ооой! Фу, это же надо так разоспаться!
        Ламия обнаружилась на противоположном краю кровати - причём ночью наверняка ворочалась, и по своей вертлявой непоседливости ухитрилась утянуть да намотать на себя всё огромное одеяло. И теперь с ленивыми проклятиями выпутывалась из него.
        Ведьму кто-то укрыл взамен другим. И поддержав подругу таким же отчаянным зевком, чувствующая себя усталой но довольной ведьма стала соображать - в какую же сторону надо ползти к шлёпанцам? Благо кровать размером хоть и уступала замковому двору, но всё же превышала даже размер уже забывающегося домика. Кстати - платье накинуть самой-то можно? Или огненные девки опять ворчать станут, что дескать, их милости не положено - надо целую ораву слуг звать. Постельничих, умывальничих, держателей полотенца их сиятельства и прочей челяди…
        Мрачно чертыхнувшись, ведьма всё же сообразила, что если тапочки она с первого раза не найдёт, то кое-кому опять придётся дать в морду - не предугадал желания хозяйки! Однако, обувь обнаружилась именно у того края кровати, куда Селина без особых раздумий и выбралась. Понаблюдав некоторе время, как Верайль уже с раздражением брыкается, она в пару движений освободила ту от душащего одеяла.
        - Кстати, сестра, а почему в замке так светлым духом пованивает?
        Та миг-другой прислушивалалсь - у самой Селины вот так запросто обращаться с возможностями сооружения пока не выходило, уж больно оно оказалось велико - а потом брезгливо передёрнулась.
        - У Жулика наложница появилась - с фиалково-синими глазами. Правда, без рук и языка, да и замок за ней приглядит…
        Неодобрительно обдумав эти сведения, ведьма с неудовольствием признала, что жестоко. Слишком. Круто начинает внучка - не будет ли в дальнейшем ещё каких, куда худших неприятностей?
        - Знаешь, сестра, - Верайль сегодня позволила именно ей завязать становящуюся постепенно привычной полосу зелёного с золотом шёлка. - Добро должно уметь постоять за себя. Должно быть с зубами и кулаками, в общем.
        - А ещё с молниями в глазах и громами в заднице, - Селина не удержалась от ехидного замечания, но всё же неохотно кивнула.
        - Да что ты всё ворчишь, как старая ворона? - освобождённая от тесноты одеяла ламия приплясывала вокруг с жизнерадостой мордахой, а пытающаяся хоть кое-как расчесать медно-рыжие волосы хозяйки огненная девица суетливо мельтешила следом.
        В распахнутые настежь окна ворвался порыв ветерка - уж ведьма, а пуще того ламия очень любили свежий воздух. Он шаловливо облетел немалого размера дворянскую спальню по кругу. Позабавился с кисейным балдахином, тронул витые кисточки свисающих шнуров. А когда под его мимолётным прикосновением поплыли волны по висящему на стене гобелену, то на миг показалось, что плывущие по шитому гладью морю златотканые корабли резвее помчались к неведомым берегам.
        Простого покроя платье с искоркой оказалось впору, да и самой ведьме понравилось - что в зеркале, что ощущением на себе. Уж когда одежда неладно скроена или дурно пошита, то чувствуется сразу.
        - Спасибо, угодила, - Селина ласково погладила просиявшую от того огненную воительницу по голове, и обернулась на нарочито шумное топанье за дверями.
        Это оказался сотник Зепп, весь отчего-то в утренней росе, но отнюдь не по-утреннему захлопотанный. В спальне не стало ничуть теснее от просочившегося в двери здоровяка-воина, но что немного сумрачнее - это да.
        И понеслось.
        Камень для восстановления маяка заказывали, вашсветлость? Уже его мастера выбрали, и даже готовы пилить и добывать. Однако неплохо было бы, чтоб кто-то из их сиятельств лично глянули да одобрили - мастер-каменотёс насчёт цвета сомневается. Это быстренько перегрузили на Верайль.
        Двое не самых захудалых купцов на пристани не столковались, чуть до смертного боя не дошло. Разнять-то разняли, да спорный вопрос так и не решён, а деньжищи там ох какие немалые замешаны… Селина со вздохом взвалила эту заботу на себя.
        А ремонт ведущей к воротам замка дороги и опоясывающего рва, а посуда для столовой и кухонь замка, да ещё и ламии-кавалеристки что-то плохо с отрядами пикейщиков взаимодействуют. И в таком духе, и так далее.
        Над мокрым и немного взъерошенным спросонья Ферри-Бэй поднималось новое солнце. Возникали новые вопросы и новые хлопоты, громче и оживлённее становилась суета на улицах да работных местах - короче, начинался новый день.
        Однако Селина и Верайль бегло разобрались с текущими делами, а потом переглянулись. Хватит отлынивать, сколько ни оттягивай, а неизбежного не отсрочишь.
        - Дочь наша, подойди сюда, - ламия стояла почти у центра тронной залы и пытливо всматривалась в сердце неведомым образом устроенной в полу звезды.
        Хотя непонятная даже обеим чаровницам девчоночка и обреталась где-то на кухнях, где втолковывала гоблинским поварам таинства эльфийской кухни, но замок прилежно донёс до той произнесённые вполголоса слова.
        Они объявились почти одновременно - задумчивый Жулик, что нёс на подносе по-прежнему завёрнутую в тряпицу книгу - и неприлично красивая невесть кто. Весёлая и беззаботная, словно ей предстояло не отправиться на ту сторону бытия, а съездить на пикник в охотничий домик или прогуляться в сад.
        - Встань здесь, - Селина насупила брови, и девица послушно скинула туфельки.
        Один маленький шаг. Но когда знакомая незнакомка, воплотившая в себе слишком уж много, встала в центре равновесия Сил, замок внезапно взволновался. По залам и галереям пронёсся холодный ветер, а придремавшая на спинке трона сова приоткрыла глазищи и неодобрительно защёлкала крепким клювом. Соображает, птаха диковинная…
        - Возьми книгу, дочь моя, открой - и возвращайся с добычей.
        То оказались последние слова, услышанные на прощание представительницей всего самого в мире прекрасного. Потому что руки её нетерпеливо откинули на подносе ветхую ткань. Миг-другой нерешительности - и две женские ладони крепко ухватили толстенький, почти квадратный фолиант. Медные части застёжки щёлкнули словно замочек, до поры запиравший заключённую дверь меж мирами.
        И в то мгновение, когда пальцы наугад раскрыли книгу, изнутри хлынул ослепительный свет. Словно помноженное стократ сияние солнца, он заглянул в сразу показавшуюся сумрачной залу.
        Удивительно - однако с закрытыми глазами держащая фолиант девица ухитрялась отбрасывать сразу четыре тени. Все разные, приплясывающие, однако легко и безошибочно узнаваемые. И всё же, сияние постепенно, словно нехотя померкло. Каждой из прежних обладательниц теней касались руки Хозяина… а значит, нельзя причинить им вред… придётся подчиниться воле… входи уж…
        С сухим хлопком книга захлопнулась. Упала в центр опустевшего круга Силы в центре четырёхлучевой звезды, по которой ещё метались крохотные молнии остаточных разрядов. Сами собою защёлкнулись обратно застёжки - а только что ещё державшая их девица отправилась в неведомое и непознанное.
        Да и познаваемое ли? Во всяком случае, Жулик о том загадывать не стал. Воровато зыркнув на впавших в глубокую и печальную задумчивость обеих ведьм-маркиз, демон украдкой цапнул с мраморного пола одну из махоньких толик Силы и торопливо засунул в рот.
        Тут же его перекособочило, вздыбило, а глаза полезли на лоб. Он просиял ярким светом, словно стеклянная статуя на солнце - а потом осыпался сухой струйкой дурно пахнущей пыли.
        - Дурачок, - мудрая Селина покачала головой. - Всё ему мало было… но, возможно, оно и к лучшему.
        Верайль подняла задумчивые глаза и поинтересовалась, выйдет ли всё как задумано? Найдут ли они друг друга там? Что ж, бывают на свете непростые вопросы, на которые не бывает ответов.
        Скажем так - всё будет хорошо, даже если выйдет иначе…
        Часть шестая
        - Командир, когда устал, само собой надо медленнее, но и шажки помельче, - надсадный голос Чайки едва пробивается сквозь бухающую в виски багровую пелену. - А когда силы есть - тогда да, ноги циркулем и ломиться через эти бугры как лось.
        Хорошая девка эта Чайка. Укутанная маскировочными лохмотушками снайперка кажется продолжением её не только руки, но и глаза. И когда птичка эта, выкормыш из гнезда вроде бы и не существующего десантно-диверсионного училища, начинает петь - враги что-то резко и неумолимо начинают уменьшаться в числе.
        Мы отдыхаем. Этот марш-бросок сквозь дюны доконал бы даже неутомимого лося. Песочек и камушки хрен с ним, здоровым мужикам и одной девахе не в убыток. А вот остатки укреплений недавно взорванных дотов уже куда хуже - в этих обломках серого бетона с торчащими из них огрызками ржавых арматурин ногу сломать проще простого. Только, самое паскудное не это. Куда-то в этот район ночью саданули хорошим залпом реактивных снарядов. И что-то я не слышал, чтобы здорово рвануло.
        Если ракеты просто не сработали - во что я упрямо не верю - тогда нам по барабану. А вот если из-под лопнувших обтекателей сюда насыпалось полтонны самовзводящихся противопехотных мин с длинными усиками датчиков - наше дело "пиши пропал". Потому что стоит лишь чуть потревожить такого таракана… хорошо если прямо на небе окажешься. А то как пить дать ногу оторвёт, и твоим же товарищам придётся терзаться, глядеть тебе на прощание в глаза, прежде чем из милосердия нажать на спуск.
        Чайка уже перекатилась на брюхо. Поелозила, чуть вжимаясь в щебёнку прикрытой броником наверняка просто отпадной грудью, и теперь высматривает что-то в прицел. Даже очки-хамелеоны капельками не сняла. Форс держит, стервочка - или боевиков дешёвых насмотрелась?
        - Хорошая ты девчонка, Чайка… но дура.
        - Эт-т почему же? - мастер-сержант чуть смещает снайперку и опять высматривает что-то в хаосе камня и теней.
        Неожиданно за меня вступается Лёха. Здоровый малый, обвешанный оружием и амуницией словно новогодняя ёлка, он сейчас лежит на спине под прикрытием здорового валуна и с выражением неописуемого блаженства смотрит в плывущее почти над головами хмурое небо.
        - А потому что командир всегда прав, Чайка. Забыла, штоль?
        Он проворно словно барсук пересовывается набок, судорожно извивается - чтобы не маячить над макушкой валуна и не сообщать всей округе о своём неуёмном существовании - и начинает уплотнять магазины. Выщёлкивает патроны из почти опустевших, набивает их до упора в три выбранных им после тщательного осмотра. А пустые складывает стопкой, и по мере того как она растёт, типично рязанская и весьма грязная физиономия Лёхи принимает озабоченное выражение.
        - Три полных рожка и ещё один на хорошую очередь… - сообщает он неутешительный итог.
        Чайке проще - её снайперка не такая прожорливая. А учитывая то, что хозяйка бережёт и ласкает её подобно любовнику (тут я против воли начинаю ревновать к этой железке), винтовка не подведёт. Один выстрел - один труп, и до этого времени мастер-сержант работала словно гвозди в супостатов вколачивала. А так - ноги от ушей и прочий комплект в ассортименте. Век бы бежал следом за такой, хоть бы и с полной боевой выкладкой, и любовался бы на перекатывающуюся под комбезом попу…
        - Не учи учёного, Чайка. Бегать я поучу и тебя, и тех кто тебя учил. Знаю, что так легче - но я недавно после ранения, надо нагрузочек побольше, чтоб силы быстрее восстановились, - я прицениваюсь к часам, неутомимо сжирающим стрелкой скупо отведенное на отдых время.
        Снайперша бросает в мою сторону быстрый взгляд искоса, и в нём сквозит уважение. Соображает пташка, где примерно в то время жара стояла. Настолько жарко, что нас там вроде бы и вовсе не было - боже упаси! Нейтральные и насквозь запретные для нас места, и о том боялись шептаться даже за углами в штабе. Но судя по грудам трупов, кто-то весьма умелый там всё-таки побывал, и не просто загорал на солнышке с пивом.
        - А кстати, командир, откуда ты взялся? - Гоблин со своей шайтан-трубой и "береттой" тоже затеял ревизию оставшихся боеприпасов. - Последний транспортюга ушёл ещё вчера, а вертушек на эту операцию вроде не давали.
        Его гранатомёт привычно топорщится над плечом, отчего парень выглядит каким-то нескладным и вечно чумазым от копоти. Потому-то Миху довольно быстро переименовали в Гоблина. Да и жАру он умел давать супостатам так, что прозвище оказывалось весьма и весьма уважительным. Как пошепчет что-то над своей ракетой, а потом ка-ак шарахнет! И что характерно, почти всегда попадает - вот тут уж впору во всякую мистику с чертовщиной поверить…
        Да. Безнадёга, как говорится. Остатки группы-пять уже занесены в штабе чьей-то бестрепетной рукой в графу "запланированные потери". Операция завершена. Транспорты ушли, а вместе с ними и нацелившие рыла своих башенок мутно-серые боевые корабли. На этом богом забытом берегу остались только стреляные гильзы, взорванный объект N. И трупы - сотни измятых трупов в как-то нелепо и игрушечно застывших корявых позах… А ещё затаившиеся в дюнах двое парней и девчонка, которых мне кровь-из-носу надо отсюда вытащить…
        Миха вроде бы беззаботно балагурил ещё что-то, протирая тряпицей три оставшиеся ракеты для своего "Карла-Густава". Но краем глаза я-то вижу - между его правой ладонью и рукоятью вроде бы невзначай передвинутой вперёд "беретты" и пространство чистое, да и расстояние небольшое.
        - Откуда я, не спрашивайте - всё равно не поверите. Меня послали вывести отсюда остатки застрявшей группы-пять, и я намерен приказ выполнить. Даже если мне придётся всех вас, сосунков зелёных, оглушить и тащить на закорках, - мой голос звучит скучновато и как-то даже буднично.
        И не давая больше времени на ненужные сейчас размышления, интересуюсь у Чайки:
        - Ну что там высмотрела, востроглазая?
        Мастер-сержант показывает направление.
        - Двое с пулемётом.
        Я выглядываю в расщелину меж поросшим тусклой зеленью валуном да грязно-серой глыбой взорванного бетона, и некоторое время вдумчиво всматриваюсь в весьма унылый и немного приевшийся пейзаж.
        - Ещё один, прямо по курсу.
        Чайка недоверчиво косится в мою сторону, а затем снова приникает к прицелу и водит стволом.
        - Не вижу.
        Я вздыхаю, краем глаза отметив, что отдых наш подходит к концу.
        - Убери ту трубу и смотри ближе. Старая сосна с обломанной макушкой.
        Через несколько секунд доносится тихое чертыхание снайперши.
        - Хорошо засел, паразит. На этой тропочке он положил бы нас как курЯт.
        Снова взгляд в щель, и снова я командую ей:
        - Дистанция эдак двести пятьдесят? Нацепи глушак, попробуй достать по-тихому.
        Странно видеть скептическое выражение на этой чумазой и всё равно какой-то породистой мордашке. Снайперша нехотя и молча кивает, а ладонь её уже навинчивает на срез ствола длинный цилиндр. Затем она приникает к тому, что я так невежливо назвал трубой. "Двести сорок пять" - шепчут её губы, но по большому счёту Чайка обижена. Она сосредоточенно молчит - для стрельбы с глушителем двести сорок пять это уже чересчур. А ведь, чирикнуть надо только один раз.
        Лёха и Гоблин насторожились, и на всякий случай уже заняли позицию слева. На их грязных физиономиях нарисована нешуточная озабоченность, а стволы в руках парней уже готовы предъявить миру вовсе не мирные аргументы.
        Чайка придирчиво осматривает блестящий патрон, словно надеясь что-то там обнаружить. Затем мимолётно чмокает остроконечную посланницу смерти - и ловкими пальчиками досылает в патронник.
        Меня бы так хоть раз поцеловала, стервочка… однако, похоже, остроглазая мастер-сержант таки углядела шевеление моих губ и всё по ним прочла. Потому что снисходительно усмехается и приникает к прицелу. Миг-другой тянутся невыносимо долго, и лишь потом раздаётся сухой и какой-то несерьёзный хлопок, который ты чёрт разберёшь откуда прозвучал в этой мешанине дюн и камней.
        - Есть, субчик, - потрескавшиеся и обветренные, но от этого ничуть не потерявшие своей прелести губки кривятся в подобии улыбки.
        И мы легонько расслабляемся. Самую малость - потому что я бросаю через плечо "за мной, и тихо", а потом ужиком, по-пластунски ползу в нужном мне направлении. Маршрут уже проложен. Огненной извилистой линией он горит в моей голове, и я смог бы пробраться по нём даже ночью. Всё что надо, высмотрено, всё что возможно учтено.
        Даже вот это.
        - Гоблин, щипцы и ко мне. Лёха, посматривай сзади…
        Путь преграждает тонкий, едва заметный усик затаившейся чуть в сторонке мины. Сконцентрированная смерть тускло поблёскивает на хмуром свету, словно досадует - но ничегошеньки сделать пока что не может. И мы вдвоём с Михой, потея от напряжения, возимся с этой подлой штуковиной. Добро бы что хорошее придумали - а то эдакую пакость. Наконец Гоблин с тихим шорохом отодвигает в сторонку тончайшую проволоку.
        И кивает.
        Мы ползём дальше, по длинной дуге подбираясь сзади к затаившимся пулемётчикам. Наконец, когда подобрались куда ближе, нежели дозволено не то чтобы здравым смыслом, но даже и правилами приличия, я делаю Лёхе понятный жест.
        Груда оружия перекочёвывает к опять превратившемуся в Гоблина Михе. Кое-что перепадает и Чайке, и деваха немного развлекается, рассматривая не имеющие маркировок стволы. А мы с Лёхой, вооружённые одними только клинками, с удвоенной осторожностью ползём дальше…
        - Да ну их, - Чайка бесцеремонно выкидывает из импровизированного окопа оба трупа. - Всё равно без документов и даже особых примет.
        Впрочем, кое-что на нашу долю всё же перепало. Ну, лёгкий пулемёт не в счёт, патронов к нему всё равно кот наплакал. А вот энное количество консервов в саморазогревающихся упаковках это совсем другое дело. Да ещё кофе в здоровенном, ребристо-маскировочного облика термосе.
        - Скорее всего, янкесы были. Или британцы - у них со снабжением всегда клёво, - Миха со вполне похвальной предусмотрительностью приканчивает вторую банку пайка, а затем с блаженным и счастливым вздохом растягивается на откосе и почёсывает себя где-то под броником.
        Окопчик представляет собою воронку от упавшей сюда хорошей дуры, немного облагороженную затем прежними обитателями. "Дюймов восемь, пожалуй" - лениво думаю я с чашкой кофе в руках - "Что ж, пора?"
        - А теперь слушайте сюда, парни, - роняю я в сытую полудрёму, потому что Чайка уже поклевала доставшуюся долю, а теперь придирчиво и недоверчиво осматривает окрестности в свою трубу.
        Мне не хочется этого разговора, одно только ожидание его меня тяготит. А всё же, он необходим. Потому я наугад подбираю из мусора блестящую красно-золотистую гильзу и бросаю её Михе.
        - Записки Шерлока Холмса читал? А ну-ка, Гоблин, блесни эрудицией и интуицией.
        Парень недоверчиво щурится на меня, а потом всё же опускает взгляд к кусочку металла в пальцах.
        - Семь-шестьдесят-две на пятьдесят-четыре, под классический винтарь Мосина или пулемёт, - он в сомнении морщит нос, и тут до Гоблина доходит. - Э, да она ж медная - таких уже лет с полсотни не выпускают! И совсем новенькая…
        Лёха от удивления открывает глаза и принимает сидячее положение. Его грязная ладонь и себе загребает пригоршню мусора и начинает скептически выбирать оттуда гильзы. Он озадаченно цокает над такой же как у Михи, а потом вытаскивает из кучки одну покороче. Рассматривает её, принюхивается, и глаза его откровенно лезут на лоб.
        - Гоблин, ты погляди - медная, от парабеллума - но прикус не пистолетный, - кургузая гильзочка щелчком переправляется к Михе.
        Один только взгляд на донышко, и теперь изумляется тот.
        - Ну, теоретически даже УЗИ может быть… - нерешительно заявляет он.
        - Нет, ну ни ума, ни фантазии. Мальчики, а вы слышали утром эдакую заполошную стрельбу на той горушке, которую командир нас десятой дорогой обвёл? - Чайка презрительно сплёвывает. - Медленно стукотело так, и чуть вроде как деревянно. И шепчет мне сердечко, что не зря мы от неё подальше держались.
        Лёха ещё не верит.
        - Да откуда тут шмайсерам взяться, вы чё - охерели?
        Я встреваю в разговор всем авторитетом командира и чуть более старшим возрастом.
        - Ну, шмайсер не шмайсер, а какой-то из тогдашних машинен-пистолей точно, - затем бесцеремонно беру Лёху за ухо и поворачиваю грязным лицом вниз по склону. - А всмотрись-ка в покойников, голубь ты мой. Как возможно, чтоб янкесовские зелёные береты или парашютисты Её Величества хлестались с ягдкомандой вермахта? Сколько лет меж эпохами?
        На славянской физиономии парня даже сквозь грязь проступает удивление, постепенно сменяющееся задумчивостью.
        - И в самом деле, командир. Я чё-то сразу как-то не въехал.
        На удивление, Гоблин реагирует куда спокойнее. Гильза ещё пару раз подпрыгивает на его ладони, прежде чем он озвучивает так и вспыхнувший в глазах интерес.
        - Это что ж тут, вроде Зоны что-то? Как у Стругацких в их Пикнике? Я с самого начала замечал жуткие непонятки, а теперь и вовсе такое…
        Я невесело киваю.
        - Типа того, хлопцы. Переходная зона… да и чёрт с ней, пусть яйцеголовые разбираются, им по должности положено. А мне приказано всех по своим мирам развести. Вас к себе домой, Чайку в другое место.
        - А… - Лёха всё ещё сомневается.
        - Чайка, покажи им, - я отворачиваюсь и делаю вид, что ковыряюсь с картой да компасом.
        Будто мне делать больше нечего. Я и так знаю, что деваха сейчас предъявит из донельзя пыльных и потому сейчас с трудом золотистых волос своё слегка заострённое сверху ушко. А затем, едва лапки у парней дёрнутся, чтоб своими пальцами потрогать такое диво, Чайка снимет очки. И строго-строго посмотрит на людей своими дивными, чуть раскосыми зелёными глазами без зрачков.
        - Миха, разрази меня гром - это же натуральная эльфа! - голос Лёхи едва слышен в благоговейном придыхании.
        Гоблин отзывается через некоторое время смущённым смешком.
        - А я-то никак в толк не мог взять - откуда тут такая отпадная девонька, да ещё и стреляет куда там олимпийским чемпионам… выходит, Толкиен таки что-то знал?
        Последний вопрос уже ко мне, и я молча киваю. Профессор не просто знал, он даже… но о том стоит помолчать. Иным тайнам, право, лучше таковыми и оставаться. К тому же…
        - Вот и подумайте, два парня и одна… гм-м, девонька - какие неприятности начнут проистекать, если вы свернёте с этого перекрёстка куда-нибудь не за тот угол да попадёте туда, где от одного вашего появления вся история кувырком полетит?
        На все три физиономии выплывает молчаливое согласие. Уж эти соображают, не зря спецназом кличут, хоть и в разных мирах… и не давая времени на слишком уж многие раздумья - а то ведь и впрямь крыша поедет - я поднимаюсь на гудящие от усталости ноги.
        - Так, а теперь слушать сюда. Если хотите попасть домой - приказы выполнять беспрекословно… И ничему не удивляться - это я запрещаю строго-настрого.
        В посёлок за дюной, заросшей редким лесом словно щетиной, мы входим не совсем классическим ордером. Впереди Чайка сторожко поводит длинным стволом своей укутанной снайперки, по бокам её прикрываем мы с Лёхой и автоматами, а позади нас гранатомёт на плече Гоблина готов забросать кого-нибудь тяжёлыми и горячими подарками.
        Да и какой посёлок - так, курам на смех. Полтора десятка потемневших от времени добротных домов, небольшие чистенькие цветники-палисады перед ними. Хмурые, но в общем спокойные лица из окон и приоткрытых дверей. Никаких заборов, столь привычных русскому глазу, лишь перед кирхой низенькая оградка из вкопанных в землю якорей и стволов старинных пушек.
        Задрав голову, я смотрю на жутко непривычное, страшноватое и красивое одновременно здание. Высокая островерхая крыша царапает вечно хмурое небо, и с неё на меня азартно скалятся искусно вырезанные драконы и гарпии, русалки и прочая нечисть всех мастей и видов. Бог мой, где-нибудь в российской глубинке такое диво непременно спалили бы под какой-нибудь праздник - а тут на тебе, третий век стоит, и хоть бы хны.
        - Бабка, немцы в деревне есть? Или ты по-нашенски не шпрехаешь? - Лёха уже вошёл в роль и теперь развлекается. Мальчишка, блин… впрочем, нет - проулок и перекрёсток держит чётко под прицелом.
        - Nei, sЬnnike! Den sidste af dem er nu dЬd og borte, sЕ lad mig vФre i fred!
        - Нет сынок, последний из них теперь сгинул. Так что - оставь меня в покое! - мимолётной скороговоркой переводит Чайка. И, сжалившись над нашими физиономиями, снисходительно роняет. - Датский.
        Бабуля выглядит не дай боже - пронзительный и немного страшный взгляд, коим славились старые Рублёвские иконы. Но одета чистенько и опрятно, всё-таки благополучная Европа это не просторы нашей необъятной. Стоп - одёргиваю себя - с каких это пор "нашей"? Однако слежу за указующими и словно выцветшими глазами старушенции. А-а, чтоб вас всех Падший побрал!
        По его лицу ползает жирная чёрная муха. Нагло и невозмутимо, деловитая насекомая исследует будущий плацдарм для потомства. Немного укоризненный взгляд застывших блекло-голубых глаз слегка перекошен набок - ну оно и понятно, в петле ещё и не так скочевряжишься… под толстой веткой еле заметно покачивается толстенький коротышка в знакомой униформе. В брюхо, выпирающее через ремень с приметной пряжкой "Готт мит унс" зачем-то воткнут длинный армейский штык - так, что кончик выглядывает из спины.
        Однако я не могу отделаться от ощущения нелепости - в довершение всех несуразиц, на голове то ли повешенного, то ли заколотого как боров вояки красуется кайзеровский шлем. Да-да, тот самый, с копейным навершием на макушке и аляповатыми украшениями. Вдобавок, он начищен до солнечного сияния, отчего впечатление только усиливается.
        - Сюр какой-то, - Чайка пожимает камуфляжными плечиками. - Бред.
        Затем плавным быстрым движением вскидывает к плечу свою снайперку, миг-другой всматривается куда-то вбок, а затем куда медленнее опускает. Нет - показывает едва заметное движение головы.
        Больше всего я жалею, что у меня с собой нет фотоаппарата. Да хоть бы мыльницу какую позорную! А лучше всего, художника толкового…
        Лёха и Гоблин тоже замечают эту так и просящуюся быть увековеченной картину, понимающе переглядываются. Эстеты, мать вашу… впрочем, зрелище эдакой белокурой и длинноногой эльфийской бестии в камуфляже да со снайперкой в руках, на фоне деревянной, мрачноватой и чуть ли не средневековой скандинавской кирхи, воистину прекрасно - хотя красота эта доходит не сразу.
        - А тихо-то здесь как, - замечает Гоблин и тут же испуганно умолкает.
        Моё ухо тоже различает доносящееся с околицы дребезжание. Однако сознание упрямо отказывается признать этот с детства знакомый звук. Ну не может быть этого сейчас и здесь - попросту невозможно!
        Однако я демонстративно ставлю автомат на предохранитель, и даже забрасываю ремень на плечо.
        - Это наш, - едва успеваю выговорить я, как из-за угла с гулом вылетает то самое.
        Ярко-красный с жёлтой полосой лупоглазый трамвай лихо выруливает из переулка. Словно видение из далёкого детства, нелепый и совсем лишний тут вагон азартно делает круг вокруг нас и останавливается лишь напротив кирхи.
        - Конечная! - громко и звонко объявляет сидящая в кабине пухленькая негритянка.
        Её улыбающееся лицо лоснится от честного трудового пота. Ещё бы - на джинсовой безрукавке вагоновожатой сплошным слоем навешано несколько сотен значков, так что одежда превратилась в некое подобие тяжёлого бронежилета. Пассажиры - а их не так уж и много - с шумом и радостным щебетанием вываливаются из салона. Бальзаковского возраста дамочка в костюме от Шанель и с крашеным в нежно-фиолетовое "ирокезом", две без умолку трещащие белобрысые девчонки в ярко-кислотных курточках. Последним степенно выходит чинный старичок в смокинге да с овцой на поводочке, и чёрная мордочка животины потешно бекает из белой кучерявой шубки.
        - Ну, вы едете или нет? - негритянка тоже высунулась в переднюю дверь и теперь с улыбкой рассматривает нас.
        - Нам бы по шестому маршруту, - скромно сообщаю я, и эта словно начищенная ваксой тётка таращится в ответ уважительно и немного испуганно. - Только с монетами у нас, сами понимаете…
        - Попробовала бы я вас не взять, - ворчит негритянка, а затем вздыхает. - Ладно, шпалер подарите вместо оплаты?
        - Да пригоршню патронов впридачу, - громко заверяю я, и смутно знакомым пинком под зад гостеприимно приглашаю Чайку к посещению диковинного средства передвижения.
        - Слушай, эта чернышка мне не снится? Неужто и правда такие бывают? - как ни в чём ни бывало шепчет мне эльфка, когда я определяю ей место возле кабины, где негритянка уже деловито устанавливает в окошке большую табличку с цифрой 9.
        - Переверни, бестолочь, - беззлобно ворчу я, и девятка лёгким движением чёрной руки превращается в шестёрку. И только тогда я отдаю негритянке запрошенную за проезд беретту, и все к ней патроны. - А ты, остроухая, поглядывай в переднюю четверть… но без команды не стреляй.
        Гоблин сообразил сразу, и комфортно устраивается на заднем ряду, придерживая на коленях свой заряженный смертоносным подарком агрегат. Дура ещё та, между прочим - но и стреляет дай боже. Лёха с шальным и чуть безумным от счастья взглядом уже обосновался в середине салона и выложил на сиденье рядом с собой три магазина. А я последний раз осматриваюсь по сторонам, киваю в ответ взгляду негритянки в зеркало, и мы трогаемся.
        Со вполне знакомыми и даже привычными дребезжанием и тряской трамвай весело мчится меж сумрачных елей, и отчего-то мне кажется, что они неодобрительно смотрят вослед нам. Вон, из-под мохнатой древесной лапы на нас таращится такая мерзкая харя, что не приведи боги. Тьфу на тебя! Сгинь, нечисть! И рожа нехотя гасит уже разгоревшееся было сияние лазерных глаз, скрывается неохотно за едва качнувшейся веткой.
        Всё же, я внимаю этому безмолвному предупреждению и делаю негритоске жест - помедленнее. Но когда мы тихонько словно на цыпочках прокрадываемся через какой-то полуразрушенный и пустынный городок, сквозь стену позади нас с рёвом и грохотом на улицу выезжает приземистый и весь покрытый маскировочными разводами танк со сдвоенным чёрно-белым крестом на броне.
        Вагоновожатая с испугу жмёт на все педали, и трамвай нехотя набирает ход. А я делаю характерный жест ладонью - Миха тут же шустро меняет ракету на бронебойную. Железная махина позади рычит, хрипло дерёт скользкую булыжную мостовую широкими гусеницами, однако развернуться не успевает. Попросту нет у танка никаких шансов против Гоблина. Удар ноги, заднее стекло выпадает целиком.
        Почти одновременно, с хлопком и душераздирающим шипением, из шайтан-трубы вылетает огненная плюха, чтобы через секунду расцвести на броне ярким цветком. Как-то даже несерьёзно выглядит… однако здоровенный зверь мгновенно замирает, словно подрубленный картечью кабан. И уже когда мы лихо пролетаем через площадь, где в фонтане облупленные и выщербленные пулями амурчики равнодушно брызгают струйками воды, из люков подбитого танка начинают сочиться струйки дыма.
        На окраине мы отбиваем атаку каких-то здоровенных, с корову величиной тараканов, и даже негритянка неплохо отстреливается из дареной беретты от лезущих к ней в кабину бестий.
        - Куда прёте, паразиты! А платить кто будет?
        Кто б мог подумать, как же эти твари воняют! Но мы уже минуем последние дома, и на остановке у неуместно-голубенького павильончика в салон вваливается разноголосая толпа худосочных то ли китайцев, то ли и вовсе вьетнамцев в их соломенных шляпках конусом. Негритянка азартно спорит о чём-то с одним дедком, дёргает его за жидкую бородёнку и таки вытрясает из сконфуженного старика положенную монету.
        Азиаты не обращают на нас особого внимания. Лишь скорбно поджимают губы, воспринимая как неизбежное зло - и разноцветной стайкой рассаживаются по салону.
        Снова городишко, на этот раз поцелее прежнего, и вот тут-то происходит именно то, чего я боялся куда больше мин и даже выползшего невесть из какой преисподней фашистского танка.
        - ДУхи! - внезапно орёт побледневший Лёха.
        Он судорожно скармливает калашу последний магазин и высаживает локтем боковое стекло. А на той стороне улицы чинная парочка работяг в робах тащит на плече водопроводную трубу с блестящим краном, а бородатый то ли бригадир, то ли чёрт его не пойми кто указывает куда-то в нашу сторону рукой с зажатой в ней большой и похожей на гранату зелёной рулеткой.
        Ствол лёхиного автомата безошибочно-плавно взмывает к своей цели, словно в замедленном кино. Однако и я уже готов - в падении с подсечкой подбиваю парня под колено да заваливаюсь поверх него меж рядов сидений.
        - Снайпер, два выстрела! - ору я, но обернувшаяся мастер-сержант прекрасно замечает, как я незаметно подмигиваю глазом.
        В практически замкнутом пространстве трамвая издаваемые этой длинноствольной дурой звуки бабахают не хуже дивизионной пушки. Раз, второй, а затем я поднимаю с пола парня, которого заботливо, как наседка, укрывал от кое-чего пострашнеее пуль и осколков.
        И всё же, поздно - в глазах Лёхи отчётливо пляшет белочка. Самая натуральная белочка, которую на гражданке называют шизой и прочими малоприятными словечками. Однако, я упрямо пытаюсь прорваться.
        - Встать, боец! Молчать! - от моего вполне унтер-офицерского рёва трусливо дребезжат оставшиеся стёкла, а пассажиры страдальчески зажимают уши.
        - Почему не указал цели гранатомётчику и снайперу? Ты где учился, мать твою? Хочешь подставить своих? - я продолжаю орать и давить, давить на психику, не давая испуганно замершей белочке завершить свой танец.
        В глазах Лёхи постепенно разгорается осмысленное выражение, и белочка нехотя отступает, прячет злобно оскаленные зубки…
        - Отвечать, боец! - как я сам не оглох, не знаю.
        Но главное - чтобы он услышал . И парень вздрагивает, а выучка тут же услужливо вздёргивает его тело в стойку "смирно".
        - Виноват, товарищ…
        - Флаг-капитан Валлентайн, - снисходительно роняю я и становлюсь напротив проштрафившегося в эдакой импозантной позе проводящего экзекуцию эсэсовского офицера. Ноги на ширине плеч, руки за спину, осаночка арийской бестии и морду понаглее…
        А солдат преданно смотрит в глаза, ест ими начальство. В свете мелькающих за окнами ртутных фонарей лицо его кажется мертвенно-белым. И я с трудом удерживаюсь, чтоб не переправить ему через взгляд хотя бы десяток пси . Парень должен выкарабкаться сам. Впрочем, три не помешает, и пусть потом адмирал гавкает на меня сколько ему влезет… А-а, Падший побери, ещё парочку… о, другое дело! Но хватит, пожалуй, а то я и сам с этим шестым трамваем отправлюсь в палату номер… соответственно.
        - Товарищ флаг-капитан, - как ни в чём ни бывало, озабоченно спрашивает удручённый закончившейся накачкой Лёха. - Там же вроде трое духов было?
        - Двое. Они гражданским прикрылись, оружие ему навесили - не встречал такого, что ли?
        Всё. Лёха поверил. И теперь он мой. Мой! В смысле, на этом свете.
        - Повоюешь с командирское, научишься такие ситуации просекать влёт, - внушительно роняет Чайка и отворачивается к своему сектору обзора.
        Дальше мы едем без особых приключений. Китаёзы, или кто они там, со своими корзинками и разговорчиками хань-лань высыпаются на окраине шумного колхозного рынка. А потом… потом трамвай с усталым дребезгом выехал на мост через угрюмую голубовато-свинцовую реку, и посматривающий вперёд из выбитого окна Лёха восторженно вопит:
        - Москва! Бля буду, Москва!
        Ещё пару минут, и мы, грязные и усталые, вываливаемся наружу. А красота ведь, и мир - не ценят их гражданские. Асфальт умыт майскими дождями, девчонки в коротких платьях цокотят каблучками, а бульвар весь укрыт цветущей сиренью. Лёха с улыбкой провожает одну деваху взглядом, и в ответ в шалых от веселья глазах девчонки безошибочно можно прочесть номер мобильника.
        Однако я уже утаскиваю группу в переулок, а то на этакую банду с прорвой всякого отнюдь не пацифистского железа в руках начинают уже и коситься. Дворами, вон к тому неприметному, утопающему в зелени особнячку со вроде бы и несуществующим штабом…
        Я возникаю в "предбаннике" аки чёрт из коробочки, и двое хмурых часовых послушно затыкаются, наткнувшись взглядами на мой кулак. А левая рука моя вскидывается в сторону, и по команде:
        - Группа-пять, строиться! - мои орлы и орлица послушно возникают в шеренгу.
        - Полковник у себя?
        Часовые откровенно ошалели от такого появления в святая святых режимного объекта, но послушно кивают. И я залихватски отдаю команду своим. Чеканя шаг так, что от зависти умерли бы отбывающие повинность на посту номер один ребятишки, мы всей шеренгой топаем вперёд, и портрет Паши Судоплатова со стены одобрительно смотрит нам вослед.
        Сцена, когда мы, грязные, небритые и с бандитскими рожами сквозь бронированную дверь вламываемся в кабинет начальника отряда, описанию просто не поддаётся. В принципе. Отвисшие челюсти, вскинутые навстречу стволы - всё в ассортименте. И всё же, обошлось - вон, полкан уже обнимает Гоблина как родного сына. А Лёха лупит их обоих по спинам и орёт благим матом так, что безлико-служебная люстра на потолке отзывается тоненьким звоном.
        - Ладно, полковник, получил своих архаровцев обратно? Плесни им грамм по двести - и уж вестимо, не минералки. А нам с Чайкой ещё надо к особистам завернуть.
        Все настолько ошарашены вернувшимися с того света двумя парнями, что даже не успевают или попросту забывают поинтересоваться - а кто же мы такие, и вообще, и в частности. Потому мы с эльфкой быстренько вываливаемся в коридор и тут же уходим в боковое, очень кстати полутёмное ответвление…
        Всё, ребятушки-спецназушки. Плевать, что на самом деле ваши исколотые транквилизаторами тела сейчас валяются в психуш ке. Плевать. Завтра вы проснётесь абсолютно здоровыми и чертовски голодными. На радостях пару раз нагнёте нестарую ещё санитарку - к её тайной радости. А дальше, после осмотра у получившего соответствующий звоночек главврача в погонах, спокойно разъедетесь по домам. Наконец-то снимете опостылевшую крапчатую форму.
        И потом останется у вас в памяти лишь… да, хреново было там, очень хреново - а потому вспоминать совершенно неохота. Пусть оно забудется.
        Навсегда.
        Часть седьмая
        Гарри в новеньком зелёном сюртучке с золочёными пуговками сиял, что новая монета. Ещё бы - их сиятельства не только остались довольны его работой, но ещё и подсказали несколько новых идей. Вдобавок ко всему, назначили поставщиком кухонь и кладовых их высочеств, и от щедрот душевных до конца года даже ослобонили от податей. Вот будет о чём рассказать супружнице!
        Вообще-то, маленький содержатель постоялого двора и недавно отстроенной пивоварни приходил на поклон к госпожам совсем по другому вопросу. Его младшая дочь Джейн чем-то приглянулась хозяйкам, и они забрали её к себе в замок. Само по себе оно вроде и не плохо - да ведь девчонку надобно держать в строгости, да по хозяйству приучать. Десятый год уже, а малышка тихоня, всё цветочки собирает да какие-то песенки непонятные поёт. Бывало, как глянет своими глазищами в пол-лица, а в них, кажется, весь мир отражается, ажно смеяться от радости хочется.
        Вот и пришёл папаша полюбопытствовать - благо народ в городе присмотрелся к их светлостям. Магички каких поискать, то дело завсегда нужное. Хозяюшки обе, что человековская ведьма, что легконогая ламия - то уже совсем хорошо. А вот что душою не чёрствые да при том соображением не обижены, про то народ приглядывался долгонько. Ведь как бывало-то у соседей - вроде и ликом пригож, и манеры все благородные - а мерзота такая, что не приведи морские боги!
        Так вот, у Джейн, оказывается, дар магиц-кий нашли. К травкам всяким, да целительству, да к ведовсву тайному. И как объяснила озадаченно почёсывающему полысевшую макушку гоблину четвероногая маркиза, учить девчонку Мастерству надо - потом и городу польза будет, и родителям почёт да уважение.
        "А ведь, и деньгу неслабую целители зашибают" - сообразил вовсе не малость ошарашенный известием зеленокожий коротышка, и уже куда веселее запрыгал вниз по ступеням. На крыльце он досадливо отпихнул морду шумно принюхавшегося к нему трёхголового псины и огляделся.
        Две здоровенные вазы чёрного гранита, больше похожие размерами и формой на бродильные чаны пивоваров, уже оказались углублены в землю по обе стороны от входа в донжон, а в ворота заезжали телеги с чернозёмом. Ну что ж, рассадить тут всякую зелень, оно дело неплохое. Гоблин и сам любил, когда заботливо обихаживаемые супружницей всякие там душистые горошки вились по дому. Да и преобразившийся постоялый двор, который отныне блистал чистотой, негадано-неждано стал приносить вдвое больший доход.
        Прищурившись Гарри поглядел, как работные люди быстро принялись засыпать вазы землёй. Да не просто так - первый слой, самый нижний, черепки да камушки мелкие, потом песочек с гравием, потом песочек с землёй. И только верхнюю половину они насыпали и утрамбовали жирным, духмяным чернозёмом. Прямо тебе слоистый торт с заварным кремом и орехами…
        Гоблин мимолётно завязал на память узелок про торт и, ловко лавируя меж телег да снующих рабочих, бодро помчался к воротам. Помахал рукой дежурящей тут огненной девице. Тоже страсть несусветняя, прости боги - Гарри украдкой сотворил над собою отгоняющий Свет знак. Когда лес под пахоту или сенокос расчищают, самая тяжкая работа это пни корчевать. Так их сиятельство Селина только ручкой повелительно махнули - огненные демоницы выжгли пеньки вглубь до мелких корешков. Одним махом, только дымок пшикнул. А потом над освобождённым полем хороводы водили, да с песнею. Хоть и красиво, да стра-ашно…
        Навстречу проскакал отчаянно хлещущий коня посыльный и пара легконогих ламий по сторонам в качестве прикрытия. Надо же - всего год прошёл, как хозяин навёл новые порядки, а как оно всё поменялось! И надо признать, к лучшему.
        Гарри подпрыгнул от неожиданности, когда под ногой нестерпимо заверещала одна из теней, на которую он ненароком наступил. Гоблин сплюнул от отвращения, старательно сделал над собою оберегающий от Света знак, и привычно припустил вприпрыжку по мощёному шестиугольными плитами спуску в город. С дочерью, стало быть, всё в порядке будет - а вот новый, придуманный способ приготовления тортов нынче же вечером надо будет опробовать.
        Известие о том, что в привратной башне полуденных городских ворот истошно зашёлся звоном магический колокольчик, устроенный лордом Валлентайном и долженствующий предупреждать о приближении супостатов, разлетелось по замку со скоростью лесного пожара. Шутка ли - наконец-то наступило то, о чём предупреждал сгинувший где-то в Искажённых Мирах маркиз и к чему так долго готовились!
        Селину новость застала в тронной зале, где она обдумывала речь перед купеческой гильдией.
        - Не мельтеши, подруга, смотри вон, - ведьма кивнула в центр звезды.
        Верайль проворно отпрыгнула в сторонку и на всякий случай озаботилась в одной руке коротким копьём, а в левой шаром магического огня.
        Однако сияние в центре средоточия Сил оказалось мягким, переливающимся перламутром и жемчугом. Миг-другой неприятного ожидания - и из него шагнула пошатывающаяся девичья фигурка… но к сожалению, одна.
        - Не закрывайте, я ненадолго, - она прочихалась, отряхиваясь от принесённой пыли неведомых дорог.
        Но тёмные боги! В каком виде оказалась путешественница! Вся в какой-то пятнистой одежде, да ещё и с непонятного вида и назначения длинной и несуразной палкой в руках. Да ещё и в почти эльфийском обличье с обретающимися на грязной мордашке тёмными очками - просто тьфу на неё, и всё.
        - Мам, я есть хочу, - и обнимающая её Верайль послала на кухни неслышный, однако пробудивший к оживлённой активности слуг Зов.
        Пока прямо на ступенях подножия трона двое огненных воительниц устроили импровизированный стол, пошёл быстрый обмен новостями.
        - Да нашла я его, нашла, - досадливо отмахнулась от расспросов прибывшая и впилась зубами в пирог. - Только, он меня не узнал… хотя имя новое и дал.
        Она обвела смеющимися глазами обеих жадно внимающих ведьм и отрицательно покачала головой.
        Зато известие о том, что к городу приближаются Светлые, повергло девицу в задумчивость. Ведь наверняка трое решительных магиков прибыли за своими товарищами, а значит без мордобоя или резни обойтись вряд ли удастся.
        - С эльфом поступайте как знаете - хотя, толкового целителя убивать грех. Да и в общем-то, он тут ни при каких делах. А вот… - и она вытребовала бывшую светлую магичку.
        Долго смотрела в потухшие фиалковые глаза поникшей красавицы, более похожей сейчас на молчаливую статую с отбитыми руками, а затем со вздохом повернулась.
        - Селина - можешь добавить её ко мне?
        Ведьма в сомнении заёрзала на месте. Красивая девка эта белая магичка, и силы необычайной - да вот только, не слишком ли много будет Света?
        - Ничего, противоположности притягиваются, - растрёпанная и неприлично взволнованная Верайль осторожно кивнула.
        Медленно обнажился кинжал, выполз со вкрадчивым шорохом из потёртых кожаных ножен. Просиял по-прежнему вольготно разлёгшимся на клинке драконом, когда ладонь ведьмы неуверенно сомкнулась на рукояти.
        Сандра прекрасно догадывалась, что с нею хотят сделать. Потому не отвела взгляда переполненных страданием прекрасных глаз и смело шагнула навстречу. Не ей бояться превратностей судьбы, не ей есть что терять в нынешнем неприглядном виде! А будущее… кто знает - во многом оно зависит и от нас самих.
        Клинок выпил жизнь, сущность и тело волшебницы как-то неохотно, словно брезгуя. Вышедший из сердца кинжал задрожал в ладони ведьмы, и неожиданно просиял нежно-фиолетовым светом. А Сандра истаяла, как от неё и ожидалось по памятным той весной событиям.
        - Сильная стерва была, - что делать дальше, Селина откровенно не знала.
        Но успевшая невозмутимо и наскоро перекусить девица поднялась. Отряхнув от крошек ладони, она приняла в ладони клинок. Некоторое время эта воительница и волшебница рассматривала это маленькое чудо, и сполохи лилового сияния блистали на её зачарованном лице.
        Руки поднялись - и словно из кубка, хозяйка выпила с кончика кинжала фиолетовый огонь.
        - Ух и гадость, - она поморщилась и даже передёрнулась от отвращения.
        Несколько раз вздрогнула, роняя вокруг сполохи разноцветного сияния. Видимо, сущность сильной волшебницы Света не сразу смирилась с таким соседством.
        Обе ведьмы - людей и ламий - с любопытством взирали на происходящее. Какой сейчас творится в душе девицы кавардак, они лишь догадывались. Вряд ли прежняя Сандра так просто смирится и растворится, став единым целым.
        - Кажется, это именно то, чего не хватало… и спасибо, - девица наконец открыла глаза и виновато улыбнулась. Она повела незнакомым жестом рукой, шагнула вперёд - и в зале обнаружилась блистательная грозная волшебница Света в белоснежной хламиде.
        И всё же, никто даже не подумал испугаться. Даже Замок, обнаруживший в самом своём сердце грозную и неукротимую Силу. А обе огненные воительницы таращились от дверей тронной залы заинтересованно, но тоже в общем-то спокойно.
        - Возможно, так даже и к лучшему, - девица крутанулась на пятке вокруг себя и приняла прежний, походный вид. - Ладно, я понеслась дальше, а вы тут пока тяните время…
        Взрыв хохота разорвал тягучую и сонную полуденную тишину, словно молния ночную тьму. Испуганно притихло стрекотание кузнечиков и цикад, в сомнении заметался разомлевший от жары ветерок. И лишь невидимый отсюда жаворонок льющимся с неба пением вторил этим звонким голосам, напоминая всему миру о своём неуёмном существовании.
        - Нет, Селина, я тебе поражаюсь! - Верайль качалась на ходу от смеха, словно хмельная.
        Кувшинчик жидкого мыла, в которое всякой полезной и сугубо женской магии было напихано до такой степени, что оно мягко светилось в ладони, оказал на ламию несколько не предусмотренное воздействие. Сияющая и выглаженная волосок-к-волоску шёрстка мерцала на солнце словно драгоценный мех какого-нибудь легендарного пушного зверька. Мало того, сама природа влюблённо забывалась, глядя на эту грациозную скакунью - да и сама Верайль отчего-то чувствовала в себе благодушие и любовь ко всему миру.
        Каждая травинка спешила развернуться навстречу. Полевые цветы робко и смущённо засматривались на ламию, и ярче разгорались их скромные цвета. А уж ветерок, в другое время не преминувший бы пошалить и обязательно чего-нибудь растрепать, сейчас ластился словно потерявшийся щенок и умильно нежился к растёкшимся по плечам красавицы медно-рыжим локонам.
        Забегая чуть вперёд, можно также добавить, что двое предприимчивых купчих, торговавших в Ферри-Бэй галантереей и парфумами, живо выкупили у их сиятельств рецепт. И город на берегу залива постепенно прославился далеко за пределами этого мира своим фирменным мылом "Почувствуй себя эльфом"…
        Стоило признать, что сидящая на гнедом коне внука ведьма тоже благоухала весьма благородно, и её тоже провожала листва зачарованным шелестом. Селина скосила чуть вниз на ламию смеющиеся глаза и притворно вздохнула.
        - Всё бы тебе хохотать, эльфа беззаботная…
        Идущий сзади десяток почётного караула тоже от самых городских ворот покачивался вразнобой, словно хлебнул по такой жаре крепкого тёмного пива. Но принаряженный сотник Зепп ни за что не допустил бы такого безобразия - просто, парни наржались от души. Уж лучше так, чем предаваться мрачным раздумьям перед возможным боем - очень даже может быть, что и последним.
        Из-за холма вымахнул смешанный кавалерийский отряд - десяток солдат на конях и полдюжины пританцовывающих от избытка хорошего настроения ламий с копьями. Доложили, что неприятеля не обнаружено, и тут же умчались на другую сторону, выискивать возможные опасности. Всё честь по чести, летучий дозорный отряд вокруг следующего своею дорогой основного…
        - А ну, подравнялись! - больше для порядка рыкнул командир и, на время сняв начищенный шлем, утёр лицо большим платком.
        Первым обнаружился разъезд кавалеристов противника прямо на дороге впереди, и принёсшая это известие ламия тут же азартно ринулась вслед за своими под прикрытие поросшего пыльным дроком холма справа. В засаду, значит - чтобы в случае чего ударить супостатам в бок.
        Пехотинцы подравнялись и посерьёзнели, тут же образовав по сторонам от обеих маркиз две короткие цепочки, а сотник на правах командира отряда выдвинулся вперёд. Вот в таком виде они и встретили потных, злых и сиплых от дорожной пыли кавалеристов наступающей армии.
        Рыжий и усатый капитан кирасир коротко отсалютовал блеснувшим под солнцем тяжёлым палашом и в пару слов уяснил ситуацию - их сиятельства маркизы решили сначала всё сами вызнать, прежде чем устраивать большое смертоубийство. А потому и следуют с небольшим отрядом в полном соответствии с древними обычаями. Потому ничуть не удивившийся ветеран выделил пару кавалеристов проводить гостей к господам магикам, а сам с удвоенным рвением продолжил нести нелёгкую воинскую службу…
        Кизим с самого момента перехода чувствовал себя не в своей тарелке. Спасибо Хорхе - тот сумел-таки найти следок, уж подвластная ему стихия вездесущего воздуха таки нашла место и способ, где шастал чернокнижник. Однако, кроме уже чуть примелькавшихся теней под ногами и копытами, ничего зловещего в этом мире не обнаружилось - иногда мелькали по сторонам непонятные существа или даже кочевники на своих коротконогих, мохнатых и невероятно резвых лошадках. И тем не менее, никаких ловушек, мер противодействия или даже каверз обнаружить решительно не удавалось.
        Он даже прилежно перелистал перед отправкой сюда кое-что по чёрной магии, что удалось добыть - и хотя понять или суметь повторить ему оказывалось под силу почти ничего, но всё же отсутствие мер по встрече нервировало до крайности. Вернее, раздражала одна лишь мыслишка о том, что меры против незваных пришельцев приняты как раз наверняка были - но вот обнаружить их никакими способами не удавалось.
        Его тревога передалась и друзьям - Хорхе на своём гнедом жеребце всё время что-то чудил с ветрами и даже зачем-то тащил за собой в небе пару грозовых туч. Зато Дей периодически спрыгивал с коня, и тогда любопытно снующие по земле тени шарахались прочь, когда маг земли привычно проделывал свои непонятные действия. От приложенных к обочине ладоней волшебника во все стороны разбегалась отчётливо видимая рябь. Замшелые валуны дрожали и потрескивали с противным визгом - но все же и солидному магику с бакенбардами не удалось обнаружить ровным счётом ничего.
        - Ни за что не поверю, что нам дадут подойти к городу просто так - но где и во что мы вляпались, никак не могу сообразить, - мрачно признал он.
        Дей хмуро некоторое время раздумывал, а потом достал трубку. Пальцы его неспешно проделывали привычные и даже чуть успокаивающие действия. И лишь когда Кизим, на всякий случай накопивший в себе столько огня, что уже и одежда едва не дымилась, ткнул пальцем и поджёг табак, маг земли благодарно кивнул.
        - Вообще, принимать бой на чужой территории это дело неблагодарное, - заметил он и пыхнул к знойному небу струйкой дыма. - Зато здешние наверняка ждут не дождутся, когда смогут обрушить на нас свои сюрпризы…
        Он отвлёкся на зрелище попавшейся навстречу пухлощёкой гоблинши на телеге, которую обступили гогочущие солдаты. Та со вполне знакомыми интонациями базарной торговки вопила, что везёт на ярмарку копчёное и солёное сало, да три сотни яиц от рябых несушек - а всяким-пришлым до того дела нет.
        - А ну отстаньте, злыдни! - возопила она и уже на полном серьёзе схватилась за кнут. - Панове магики, у вас тут армия или банда мародёров? Почто честную торговку забижаете? У меня патент выправлен, всё честь-по-чести, и даже таки подати уплочены!
        Она с таким упоением вопила и терзала слух, тыкая в жаркий воздух испещрёнными пометками и печатями грамотами да свитками, что Дей не выдержал первым и рыкнул в ту сторону.
        - Да оставьте вы эту дурищу! Уже в ушах звенит…
        Гоблинша благодарственно изобразила в сторону магиков просто кошмарный по исполнению книксен, а потом важно расправила юбки да вновь с довольной рожицей расселась на передке источающей ароматные флюиды телеги. Отдуваясь и утираясь рукавом вышитой белой сорочки, хозяйка победно усмехнулась солдатам со своей высоты да прошлась кнутом по равнодушно задремавшим было на солнцепёке круторогим буйволам.
        - Цобе! А ну, пошли, болезные!
        Быки некоторое время очумело пялились на пыльную и позвякивающую железом солдатню - это что ещё за диво? - но постепенно сообразив, что грязные человеки нежевабельны и даже невкусны, снова потянули телегу с гоблиншей.
        Иногда попадались и совсем другие процесии - когда пара-тройка равнодушно тарахтящих костями скелетов тянули совершенно неподъёмный воз или тяжёлую телегу со строительным камнем. Поначалу армейские шарахались от такой гадости - а Хорхе даже втихомолку пальнул чем-то зловредным. Но костяки лишь с хрустом почесались под своими белыми, столь похожими на саваны одеждами, и продолжали свою работу как ни в чём ни бывало.
        Запомнился ещё старый моряк на развилке у корчмы, где дорога расходилась в другие стороны. Важный, импозантный и как бы не совсем трезвый, он так и не соизволил вынуть изо рта кое-как чадящую трубку - облокотившись на перила покосившегося крыльца, он важно обозрел тянущееся по дороге огромное войско и снующие по сторонам дозоры.
        Лишь сплюнул в пыль да неодобрительно покачал головой.
        Стоит заметить, что посовещавшиеся волшебники решили местных и в самом деле не обижать. Потому получившие соответствующие распоряжение армейские чины хоть и отнеслись неодобрительно к эдаким приказам, но осмелиться не ослушались. В самом деле, этот мир не чета нашему - то-то гоблинов и прочей швали больше чем людей. А уж когда прямо из каких-то пыльных кустов прямо на передовой отряд вывалилась ошарашенная при виде армии ламия, все замерли от непередаваемой смеси восторга и отвращения.
        Надо же, прямо тебе живая демоница! И до чего ведь красивая, зараза…
        - Командира авангарда ко мне! - завопила бесовка и вполне недурственно отсалютовала копьём…
        Рыжий усатый капитан кирасир потел под своим железом и старался не совсем уж в открытую пялиться на вызывающе аппетитные прелести девицы. Стоило признать, получалось у него это просто из рук вон плохо - но ламия непринуждённо вылила на голову ему ковшик ледяной воды и заметила, что она ещё из младших и самых, так сказать, слабо прошибающих.
        - Ага, вон и госпожи! - воскликнула смазливая чертовка, которую разум просто отказывался признавать опасностью даже несмотря на вполне боевое копьё, с которым ламия управлялась весьма ловко.
        Госпожами оказались ещё две дамочки - одна выряженная в пух и прах девица верхом, чувствующая себя вполне комфортно даже на такой жаре, а вторая медно-рыжая ламия такой силы, что капитан старательно отводил глаза. Вот уж, такая лишь пальчиком поманит, и пропал, будь ты хоть кто…
        Человеческого рода-племени девица при ближайшем рассмотрении оказалась ведьмой, как и её странным образом названная сестрой подруга-ламия. Если женщина предъявила на пальце сияющий неземным блеском дворянский перстень, то четвероногая очаровательная бесовка щеголяла в лёгкой короне маркизов - и сияла, что твой новенький золотой.
        - Да, офицер - всё верно. Прежде чем уничтожать вас, мы решили выехать навстречу да всё хорошенько выяснить. Может, вы перепутали дорогу да не туда попали - или же можно как-то решить дело миром.
        Капитан мысленно возблагодарил небеса, что стальные доспехи скрывали просто-таки неприличное напряжение в известном месте, и отозвался чуть хриплым от пыли и вполне понятного волнения голосом.
        - Вас проводят, прекрасные леди, вместе с почётным экортом…
        С нескрываемым любопытством Кизим рассматривал приближающихся знатных дам - уж соответствующее заклинание доложило о том беспристрастно. Равно как и насчёт того, что с обеими шутить шутки Силой вовсе не стоило. Даже деловито-беззаботный Дей нехотя спрятал трубку. Не только из вежливости, понятное дело… скорее, чтобы в случае чего иметь рот и руки свободными.
        Под крепким дубом на широком, едва заметном холме солдаты уже поставили яркую командирскую палатку, где двое волшебников собирались честь по чести встретить гостей. Уж правила гостеприимства и хорошего тона никто не отменял. Зато Хорхе, вызвавшийся пока побыть в засаде вон в тех кустах, наверняка устроился с куда меньшим комфортом…
        Селина мельком, небрежно глянула на обоих весьма могучих магиков. Словно невзначай, взгляд опытной ведьмы мазнул по зарослям дрока на соседнем склоне, и Верайль рядом не стала скрывать усмешки, кивнула.
        - Боятся - значит, уважают? - ламия озабоченно покосилась глазами на не столько закрывающий, сколь подчёркивающий её грудь шёлк и решительно поскакала вперёд.
        Сотник Зепп уже воткнул рядом с пёстрыми штандартами гостей копьё с флагом маркизов Ферри-Бэй, осмотрелся. Жестом распорядился, чтобы почётный караул встречающей стороны подравнял строй, к немалой досаде Кизима, и наконец кивнул.
        Вот так Селина, отпуская на пару с ламией небрежные шуточки по поводу то бледнеющих, то краснеющих в своём железе солдат, и проследовала к палатке, где закипающий от жары и нетерпения Кизим уже тихо проклинал все эти экивоки да церемонии. Дей стоял рядом в полувоенного покроя сюртуке. Хоть и демонстративно сдержанно вёл себя мастер земли - но уж старый друг-то видел, волновался тот, да ещё как…
        Верайль вскинула к небесам руку - и на кончике копья вспыхнул бледно-розовый на солнце огонёк. По правилам вежливости, именно так обладающие Силой свидетельствовали о своих умениях. Селина, прежде чем спрыгнуть с устало отфыркивающегося коня, добавила своего зелёного ведьминского огня, отчего по ближайшим лицам и доспехам заметались разноцветные блики.
        С молчаливой усмешкой они обе наблюдали, как бритый магик нехотя обозначил себя как недюжинной силы мастера Огня, а его сосед одним лишь небрежным жестом выворотил из-под почвы солидных размеров гранитный валун, после чего заставил тот наполовину зарыться обратно в землю, выставив сверху почти плоскую часть.
        - Что ж, господа - не скажем, что так уж вам тут рады, но всё же приветствуем вас на нашей земле, - голос ламии растёкся под полуденным зноем капелькой сладчайшего мёда.
        Она воткнула под штандартом своё неразлучное копьё - навершием в чуть выгоревшую траву - и присоединилась к подруге, уже блаженствующей в тени возле запотелых кувшинов с угощением. Представиться, отвесить вдоволь строго соответствующих этикету жестов и слов - морока эта всё же закончилась довольно быстро.
        Угостившись соком каких-то неизвестных в этом мире фруктов, обе проказницы с самыми что ни на есть высокомерными ухватками светских львиц принялись выспрашивать господ нападающих - что означают столь несомненно враждебные действия? При этом они так высокомерно морщили носики, когда кто-то из потеющих от жары и страха мужчин ронял не то словцо, так презрительно фыркнули на едва не упавшего от волнения магика-подмастерья… право, помотать немного нервы, пользуясь неприкосновенностью и правами своего пола, оно не грех.
        - Помилуйте, господа, никто вашего Эндариэля в подвалах и цепях не держит! Он сейчас проводит очень трудный сеанс целительства - акулы порвали троих ныряльщиков-ловцов жемчуга, и эльф отказался даже от поездки навстречу вам.
        Селина заметила скромно, что таинства целительской магии гоблинов и троллей оказались остроухому Члену Совета неизвестными - а потому тот решил не упускать случая и хорошенько их изучить. Поскольку подобные чудачества были как раз в характере вечно озабоченного такими делами Эндариэля, то переглянувшиеся магики не нашлись что возразить.
        - Нам бы хотелось, леди, услышать то от него самого… - осторожно заметил Кизим.
        Обе ведьмы переглянулись.
        - Почему бы и нет? Пока война официально не объявлена, господа, можете чувствовать себя в Ферри-Бэй гостями, - Селина чуть помедлила и деликатно добавила - если те не станут нарушать правила приличий и чести.
        Из кустов вылез весь поцарапанный и в прилипших листьях Хорхе. Поскольку прибывшие дамочки агрессивностью явно не отличались - куда больше неприятностей вышло из-за их великосветских манер - то волшебник решил не париться и дальше в засаде, а последовать полученному мыслеимпульсу Дея и присоединиться к переговорам. Приложившись к обеим ручкам и получив лёгонькую нахлобучку за непотребный вид, он в конце концов вымолил у дам прощение и с хохотом был допущен в общество.
        - Маг воздуха? - Верайль смеющимися глазами снова посмотрела на курчавого и стройного волшебника. - Когда все эти волнения закончатся, я пришлю вам официальное приглашение от нашего племени посетить нас в круге Силы.
        При этом она сделала такое интересное движение бровками, что Хорхе уже ничуть не сомневался - эта поездка в гости запомнится ему на всю жизнь…
        Кизим осторожно поинтересовался - а не известно ли дамам случайно о судьбе некой светлой волшебницы с аметистовыми глазами?
        - Да, не скрою - она побывала у нас… хорошо охраняемой гостьей, - ведьма очаровательно улыбнулась и жестом остановила бросившегося было вновь наполнить её бокал офицера. - Лучше фруктов добудьте - да хотя бы в той корчме на развилке, там знают наши вкусы.
        А потом добавила - девица отправила на тот свет её, Селины, собственного внука. Но всё же, ей дали время раскаяться в содеянном.
        - И она отправилась возвращать моего мальчика оттуда, господа…
        Ситуация в общих чертах оказалась понятной. И всё же, Кизим после краткого но выразительного обмена взглядами с друзьями оказался вынужден сообщить - оплот ещё не набравшего силу чернокнижника надлежит сравнять с землёй. Желательно бы вместе с ним самим.
        - Короче, как говорили в старину - иду на вы!
        Селина с усмешкой взглянула на подругу. Та слушала с горящими от восторга глазами - ещё бы! Война, причём с весьма сильным и почётным неприятелем, давненько здесь такого не бывало. С той самой поры, когда совсем ещё юный лорд Валлентайн разметал в клочья шамана мертвяков и его бунду огненных барлогов…
        - Отменно, господа. Что ж, вы приняли решение, - ведьма невесело усмехнулась. - Возможно, оно и к лучшему - у нас последнее время не хватает рабочих-скелетов, и ваше пополнение будет принято с благодарностью.
        Сказать, что у троих могучих волшебников глаза полезли на лоб, это означало не упомянуть, что у внимательно слушающего окружения ещё и встали дыбом пропотелые волосы.
        - Это всё бывшие преступники, пираты и прочие лихие ребята, - Верайль с очаровательной усмешкой приценилась взглядом к текущим мимо холма отрядам солдат. - Только, сильно вас много - впрочем, я надеюсь удержать рыночные цены на приемлемом уровне.
        - Ничего не выйдет, подруга! - Верайль уже бесцеремонно вертела и по-хозяйски осматривала пехотного офицера, словно этот здоровенный малый был то ли стулом, то ли вешалкой. - Посмотри - рёбра дюжину раз перебиты и сраслись кое-как, ключица-голень не единожды, да и пальцы на руках, опять же…
        Ламия привередливо фыркнула в сторону опешившего от такой наглости мужчины и скептически заметила, что за такой разбитый скелет никто больше двух серебрушек не даст.
        - Ничего, мы на этих отыграемся, - Селина кивнула на оробевших волшебников и тут же, по примеру ламии, принялась деловито осматривать их и даже ощупывать кости. - Ухоженные, совсем другое дело. По пять монет пойдёте, голубчики - и ни гроша медного не уступлю. Но по знакомству, так уж и быть, похлопочу, чтобы ваши костяки попали в хорошие руки.
        Пот прошибал этих неробкого десятка мужчин настолько, что объяснить таковое жарой и усердием уже оказывалось невозможно. Наконец, отчего-то осипший Хорхе осторожо поинтересовался - а с чего бы это прекрасные дамы решили, что у них всё получится?
        - У вас есть что противопоставить чёрной магии, господа? - непринуждённо поинтересовалась ведьма и ловко заглянула магу воздуха в рот. - О, даже зубы все на месте… Когда мой внук вернётся, он не упустит такой возможности немного пополнить казну.
        Напоследок ламия с очаровательной улыбкой во всеуслышание объявила - пусть господа военные становятся лагерем поближе к городу и воротам. Дескать, чтобы потом не сильно хлопотно было гнать гурты скелетов на рынок. Зато Селина добавила повода для задумчивости, непринуждённо заметив то бледнеющим то краснеющим мужчинам, что за каждого пострадавшего от обстрела или магии жителя Ферри-Бэя лорд Валлентайн обратит в скелеты один город их родного мира - по своему выбору…
        - И что, нас тоже? - выглянувшая из телеги маркитантка с круглыми от испуга глазами упала в обморок от одной только скривившейся в её сторону гримасы.
        - Ну-у… эти и вовсе по одной серебрушке пойдут. Невыгодно даже поднимать таких - хлопот больше, - Верайль отсалютовала на прощание копьём и деловито осведомилась у скачущей рядом ведьмы. - Слушай, может баб здешних не анимировать? Да пусть гниют себе - может, когда потом сгодятся.
        Селина оживилась, и даже сюда с дороги донёсся её заинтересованный голос. В том смысле, что можно часть костяков оставить в резерв, на всякий случай - так даже удастся удержать рыночные цены на хорошем уровне…
        Давно улеглась пыль за убывшей в Ферри-Бэй маленькой процессией. Перестали запотевать кувшины на походном столике, и даже умерший от страха вестовой цветом словно восковой кожи стал вполне соответствовать свежему покойнику. Текущее мимо холма войско сбилось в беспорядочную груду боязливо перешёптывающегося народа, а Кизим всё никак не мог пересилить себя. Повсюду, стоило лишь поднять глаза, на каждом лице отчётливо виднелась ужасная маска смерти. Бледная, призрачная, ощерившаяся безносым оскалом, она словно предупреждала всех и каждого: берегись!
        С окружающего мира сбежали все краски. Он как-то незаметно потускнел, став весь разом холодным, мерзким и неуютным. А вспотевший Дей, что как стоял так и сел прямо в жёсткую траву, что-то уж слишком явно массировал грудь слева.
        - Тени… - прохрипел он с вовсе не малость посиневшим лицом.
        В самом деле - доселе бесцельно сновавшие под ногами тени, к беззаботному мельтешению которых уже стал привыкать глаз, вели себя странно. Вокруг каждого человека, стоило тому даже перемещаться, словно по молчаливому уговору возникало пустое пространство шагов этак трёх величиной. А неслышно скользящие отражения неизвестно кого и чего словно застывали на невидимой границе. Они что-то обсуждали, жестикулировали бурно, боязливо тыча в хозяев ног призрачными лапками.
        - Да нет, не те, - услышал маг огня севший голос приятеля, и тут у него буквально встали дыбом выбритые до синевы волосы - никто из присутствующих отныне не отбрасывал тени.
        На сером небе сияло ярко-бесцветное солнце. Оно равнодушно дарило свет - и если прислушаться, даже тепло - да только, что проку? Серые деревья и бесцветные кусты вполне обладали обычной тенью. Даже вон тот гоблинский пастух, что равнодушно гнал мимо стремительно впадающей в панику солдатни небольшую череду скота - его тень послушно шагала вслед за хозяином.
        Однако, стоило волшебнику и самому выйти на солнцепёк, как испуганно трепыхающееся сердце подкатило ледяным комком под самое горло. Действительно, словно человека здесь и нет…
        - Ведьма! - из толпы сброда, в которую всего за четверть часа превратилась надёжная и испытанная в боях армия, вылетел суматошный вопль. - Ведьма украла мою тень!
        "Всё, это конец" - ещё успел подумать волшебник спустя пару мгновений, прежде чем каждый в немаленькой армии успел полюбопытствовать своею и осознать факт её отсутствия.
        Высохший до ломкого соломенного звона стог загорается куда медленнее, нежели паника охватила все полки и платунги. Кто ругался, кто божился и в чём-то клялся на коленях и со слезами на пыльных физиономиях. А несколько вон уже упали прямо в пыль, извиваясь в судорожном хохоте и бесцельно царапая пальцами высохшую землю…
        - Это что означает? - надо признать, что перехваченный волшебником гоблин, судя по благоухающему пивному аромату, таки потребил в корчме пару кружек, по причине чего находился в благодушном и даже несколько философском настроении.
        - Э-э, ваше магичество - не подходите! - опомнившийся зеленоухий коротышка неожиданно ловко отпрянул.
        Сунув за пояс кнутовище, пастух старательно замахал руками - не подходи, мол! И даже сотворил над собою отгоняющий Свет знак.
        - Живые упокойники, надо же! - он зачарованно обвёл взглядом недобро уставившееся на него скопище потных людей и выделяющихся заплетёнными в косички бородами плечистых гномов. - Во, а я как раз хотел себе костяка-помощника в гильдии некромансеров купить… это хорошо, что не стал - таперича цены, стал-быть, куда ниже станут?
        Всё же, из вновь разморенного выпитым, а также жарким солнышком коротышки под угрозой оружия удалось выпытать, что всё - вроде как вы все и живые, да только души ваши все на крепкой увязочке…
        - И сбечь отседова не смогёте, все чередой на костяки пойдёте! - гоблин вырвался из державших его вспотевших ладоней и на прощание погрозил кнутом.
        Словно дожидаясь этого жеста, придремавшее было на жаре стадо овец и коз очнулось от дрёмы и покорно потекло вперёд по дороге. Вместе с ними послушно побрели и перебирающие ногами тени - а своих собственных по-прежнему как не бывало.
        - Слушай мою команду! - зычно гаркнул вскарабкавшийся на лафет штурмовой катапульты Хорхе, и его усиленный заклятьем воздуха голос неожиданно сильно прогремел над усыпавшей поля и перелески оравой вооружённого народа. - Нам остался один путь - взять город и пришибить ту ведьму! Тогда её злые чары развеются, и сможем после победы вернуться домой!
        "Браво, дружище - это как раз именно те слова, что ещё хоть как-то могут восстановить дисциплину… очень хотелось бы верить, что на самом деле так и произойдёт, даже если - ведь, убить сильную ведьму не так-то просто" - Кизим смотрел мрачно, хотя в чуть раскосых, чёрных глазах его горело тёмное пламя. - "Да и взять с налёту укреплённый город нелегко - там тоже вдосталь и припасов, и стрелков, и даже пара толковых ведьм имеется"
        - …однако, сделать это нужно быстро! - разумеется, Хорхе ни словом не обмолвился насчёт "до возвращения в Ферри-Бэй некромансера" - иначе тогда уж точно всё пропало бы. А сейчас любой ценой следовало заморочить солдатне головы, обозначить перед ними простую и понятную каждому цель.
        Победи - или умрёшь.
        - Но почему, леди? Мы ведь не сделали им ничего плохого… - на миг едва привитая выдержка изменила маленькой гоблинше, и звонкий голосок её причудливым эхом разнёсся по замку.
        Белобрысая девчонка, что было редкостью среди гоблинов, возмущённо топнула по мрамору маленькой сандалией - высокие своды залы на пробу подхватили его, усилили. Повертев так и сяк, замок всё же решил, что топот детских ног ему нравится. А потому разнёс этот звук по всем переходам и комнатам, вынес на галерею и даже швырнул эхо в мрачную бездну, откуда неназываемый древний ужас с недоумением и страхом прислушался к нему…
        Бледная и едва дышащая Селина слабо поморщилась. Лежать на холодном камне, пусть даже и в Круге Силы - занятие на любителя. Вернее, на любительницу… ведьма едва наизнанку не вывернулась, наводя на всю округу свои чары. В принципе, сделать то можно было куда проще и многажды легче - но вот чтобы никто ничего не смог почувствовать?
        Шалите, дамы и господа пришлые! Не зря когда-то приехавший на лето из Школы внучок растолковывал своей сидящей на крыльце бабке, что проворно сортировала травяной сбор, насчёт теории Равновесия - малого и большого. Кое-что строго поджавшая губы ведьма тогда просто отнесла к новомодной блажи… но кое-что и запомнила. Запомнила, осторожно проверив иные просто принимаемые на веру принципы своим весьма богатым житейским и колдовским опытом. С тем, чтобы однажды сваренное ею по наитию зелье никакими чарами и проверками не обнаруживалось как волшебное - но тем не менее, оно действовало. Уронив на подол натруженные ладони, Селина тогда долго разглядывала это диво. Не раз и не два прикидывала, что за рецепт этот даже не золотом и камушками заплатят - но могут и голову с плеч смахнуть.
        И лишь забросив махонькую и такую безобидную с виду склянку в раскалённое нутро печи, старая и бесконечно одинокая ведьма тогда задумалась крепко-накрепко, вперив куда-то сквозь стену свой взгляд в полыхающими в нём отблесками огня…
        - Да разве ж тебе объяснишь, такой маленькой - отчего мужчины воюют? Дурости в головах, а силы в руках немеряно, - Верайль было отчаянно неудобно хлопотать над распростёршейся почти у её копытец ослабевшей ведьмой, но она старалась изо всех сил. - Так, Джейн - теперь давай руку и замыкаем круг.
        Маленькая гоблинская ладошка доверчиво взметнулась - с тем, чтобы тут же утонуть в ладони ламии. С другой стороны девчонка уцепилась за руку огненной воительницы, старательно умеряющей свой жар. Затем вскипающая всё сильнее волна Силы словно ураган пронеслась над душой Зеппа. Сотник хоть и оказывался напрочь лишён способностей к чародейству, но как объяснила ламия, именно такое тут и нужно - и тот не раздумывая скинул с крепких ладоней кольчужные на кожаной основе рукавицы.
        Следом опять оказывалась огненная воительница - и набравшаяся от неё неукротимой ярости огня магическая волна вновь вернулась в ладонь Верайль - но уже в другую. Ещё и ещё раз, всё сильнее, пока Зепп не зашипел глухо от боли - и только тогда ламия ловко опрокинула каждый раз спотыкающуюся на ровном пространстве сотника волну. И неслышно сотрясающая всполошившийся замок Сила покорно вылетела из сдерживающего её кольца - с тем, чтобы на излёте с огненными брызгами войти в тело обессиленно лежащей в центре звезды ведьмы.
        - Уй, какая гадость, - Селина и тут не упустила возможности поворчать по своей привычке.
        Но всё же, она отмахнулась от участливо протянувшихся к ней рук и утвердилась на ногах сама.
        - Ничё-ничё, посплю маленько и всё пройдёт, - она пощипала себя за побледневшие щёки, чтобы сорее вернуть им былой румянец. А затем, подумав, вытребовала себе кувшин томатного сока. Да с солью и сметаной.
        - Та эльфа что-то такое знала, раз пила его столько, что аж чуть из ушей вострых не текло… самое оно, - она счастливо вздохнула - но утереть рукавом с верхней губы помидорные усы не решилась. Маркиза теперь, как ни крути - надо соответствовать.
        А потому с лёгким кивком приняла платок от подавшей его на подносе Джейн. Маленькая гоблинша сияла от восторга. Ещё бы - ей сегодня позволили участвовать в настоящем целительском обряде! Да не учебном, куда там… госпожа Верайль растолковала, что убивать солько народу, и даже одного, прямо так сразу не стоит - вот леди Селина и навела на тех страху. До урчания в животах и икоты из посиневших с перепугу губ - не последнее дело, как известно. А уж если и тогда не одумаются, тогда уж защищать город надо будет со всей решимостью и без слюнтяйства. Жёстко.
        - Оставьте нас, - чуть холоднее обычного распорядилась Верайль, не сводящая с подруги огненных глаз - и все поспешили удалиться подальше. Уже успели уяснить, что и каким тоном изволит произносить высокородная ламия.
        Обе чародейки некоторое время словно мерялись взглядами. Да только, не было то состязанием или проверкой сил - Селина в конце концов грустно кивнула и обречённо села на нижние ступени трона. Так она и сидела некоторое время, грустно кивая своим думам. И лишь потом глубоко вздохнула.
        - Что ж, другого выхода и я не вижу.
        Опустив глаза и чуть виновато улыбнувшись, эта смазливая и с виду беззаботная ведьмочка поведала затем - в её родном мире уже почти все и забыли, что чужаки не отбрасывают теней. Только так пришлецов в старину и обнаруживали. Всё-таки, память людская оказалась на этот счёт куда долговечнее книжных премудростей. Ну вот… а здесь Селина случайно вспомнила о том. Повертела мысль ту в голове так и эдак - и тут её словно обожгло.
        - Да всего-навсего помудрила я малехо со здешними, вот они и похитили тени у тех. Даже не похитили… - Селина на миг задумалась, крепко поджав по привычке губы - и сейчас неуловимо став похожей на ту, прежнюю. - Просто, тени ненадолго ушли к своим. Погулять, что ли… и напрасно недогадливые мужчины ищут теперь там, где её нет и быть не может - под ногами. А по сторонам, в мешанине здешних, они свою не найдут. Но страху натерпятся, страху-то!
        Обе весело и чуть устало рассмеялись.
        - Дня на три-четыре чар этих хватит. Так что, подруга, если там быстрее не управишься, то возвращаться, возможно, тебе будет уже и некуда, - Селина налила себе ещё сока.
        Верайль осторожно поинтересовалась - а что там ? И вообще, где это? Про другие миры много чего болтают - да вот, слишком малому из того верить можно. И доподлинно неизвестно, чему…
        Сидящая ведьма посмотрела на прикрытые шёлковыми шторами окна, за которыми вечер уже готовился обратиться в ночь. Шевельнула губами, словно пробуя произнести некие слова и всё же не осмелившись, а затем поднялась. Несколько шагов, во время которых одна маркиза подхватила под ручку и подвела к высокому стрельчатому окну другую.
        - Красиво? - повинуясь даже не приказу, а одному лишь смутному желанию, шёлк с еле слышным шелестом разошёлся в стороны-вверх.
        В самом деле, садящееся слева солнце озаряло раскинувшийся по берегам бухты Ферри-Бэй нежным медным сиянием, сейчас так схожим с волосами ламии. А справа, там где небо уже приобрело изумительно-густую синеву, робко и неуверенно зажигались первые звёзды. Вот одна из них, совсем невысоко над морем, загорелась ярче других - с тем, чтобы через миг погаснуть, а затем разразиться ровным, ярким, периодически мигающим блеском. То на восстановленном маяке уже посменно держали огонь мало-мальски сведущие в магии люди, гоблины или ламии.
        Селина протянула вперёд руку, словно намереваясь потрогать всю эту картину - и Верайль непроизвольно вздрогнула. Её подруга точно так же не отбрасывала тени.
        - Хорошо, что те магики не заметили? - хрипло засмеялась ведьма. - Сейчас на время все пришлые в этот мир такие…
        И Верайль не нашла ничего иного, кроме как обнять ту за плечи, пользуясь своей чуть большей высотой. Так они долго и стояли, пока полыхающее в небе солнце не истратило на сегодня последние силы на вечернюю зарю - и в мир пришла ночь. Прохладная, ясная и загадочная. Прекрасная и чуть жутковатая одновременно.
        - Что ж, пора? Не будем терять времени? - однако, Селина чуть качнула головой.
        - Погоди. Не знаю, правда ли - одни легенды называют те места искажёнными мирами, другие и вовсе воплощёнными грёзами, - ведьма людского роду-племени зябко обхватила себя ладонями. - И вроде как они всего лишь отражение - как могло бы произойти, если бы что-то в прошлом пошло чуть иначе. И те отражения отбрасывают свои отражения, дробятся, наслаиваются. Всё возможно, и нет ничего невозможного.
        Она посмотрела чуть вверх зеленоватыми огоньками ведьминских глаз и слабо улыбнулась.
        - Ты справишься, подруга - да у тебя и выбора особого нет. Я бы сама пошла, да после сегодняшнего много сил потеряла… ещё долго восстанавливаться придётся.
        Замок предупреждающе потеребил восприятие - и обе почти явственно увидали устало поднимающегося сюда по лестнице эльфа. Эндариэль имел вид на редкость измученный и одновременно довольный - однако не оттого Селина улыбнулась.
        - Принеси мне Книгу, пожалуйста.
        Ламия хоть и догадалась, что ей просто надо чуть поотсутствовать - ведь именно сейчас остроухого целителя пришпилят к стене истиной, словно бабочку булавкой естествоиспытателя - но чуть улыбнулась деликатности подруги и лёгкой рысью понеслась в задние покои…
        - Ну что, Эндариэль - хочешь услышать свой приговор? - целитель хоть и вкалывал почти весь день как галерный раб, но заверил, что завтра трое ныряльщиков проснутся не только без увечий, но даже и шрамов.
        Эльф остановился в шаге от скамьи у боковой стены, где имел обыкновение отсиживаться возле растущей в кадушке обыкновенной южной сосны, добродушно перешёптываясь с вот-вот разродящейся совой.
        - Не нравится мне заранее этот тон, не иначе как зарежут или в масле живьём сварят, - устало признал он. Но всё же уселся, привычно загородив лицо широким кольцом золотистого сияния - дабы не шибало окружающим от одних только отзвуков мощной целительской магии.
        Селина мягко улыбнулась. Какими же простодушными бывают эти мужчины! Как часто они силой мысли и доводами разума проникают чуть ли не в самые глубины помыслов богов - и в то же время не замечают очевидного, буквально у себя под носом…
        - В одном красивом графстве людей, много лет назад жила молодая и глупая ведьма. Однажды, в тот час когда луна вдосталь напитывает стоячую воду своим серебром и приходит пора собирать это богатство, девчонка не пошла на привычную работу. Отчаяние охватило её - окружающая людская злоба и зависть тогда едва не довели дурёху до крайности. Но вышло так, что в ту ночь постучался в её дверь один возвращающийся из горных долин бесконечно усталый эльф…
        Эндариэль слушал насупленно, недоверчиво. Не раз и не два губы его вздрагивали, словно он собирался возразить или опровергнуть слишком уж вольно толкуемые ведьмой давние события - но каждый раз любопытство или что-то иное сдерживало его. И когда Селина закончила свой грустный рассказ об уходящем в утренний туман златоволосом красавце и задумчиво провожающей его на крыльце молодой ведьме, целитель едва не упал со своей скамьи.
        - Слишком уж ты много о той ночи знаешь, - он всё же нашёл в себе силы поднять голову, жаждая и страшась дальнейшего одновременно.
        - Да, всё верно - несколько лет назад на площади Имменора по лживому навету сожгли именно твою дочь, - жёстко ответила ведьма. - А недавно один старый дурак своими руками, вернее, своими речами толкнул в объятия погибели собственного внука. Именно так, Энди…
        Линии большой четырёхлучевой звезды в полу уже давно наливались ровным синим сиянием - но сейчас они полыхнули вовсю, разом словно высветив в голове эльфа страшную и неприглядную истину. Только одна женщина людей и могла знать это тайное имя, доверяемое не всем и не каждому. Шатаясь словно пьяный, целитель сделал несколько шагов на неверных ногах.
        Он почти упал в услужливо вымахнувший из центра звезды столб сияния - то замок предупредительно высветил поддержку полуобезумевшему от отчаяния волшебнику.
        - Будьте вы прокляты, боги… - целитель глотал слёзы в нервном смехе, и лишь пронизывающий его словно ветер пустыню магический поток не давал сорваться и улететь в безумие трепещущему и корчащемуся в муках разуму.
        - Кстати - магия воды. Это подарок Валлентайна замку, и тот с радостью принял этот бесценный дар, - в дверях обнаружилась угрюмая ламия с полотняным свёртком подмышку.
        Селина шагнула вперёд.
        - Соберись, Эндариэль. Только такой сильный волшебник как ты, может сейчас отправить её в неназываемое - живой и здоровой. Я слишком устала… Способ есть, нужен проводник Силы. Опытный, с железными канатами вместо нервов. Ламия сумеет вытащить всех - и нашего внука, и свою дочь, да и остальных. Связываться с такой редкостной стервой, как Верайль, побоятся даже бессмертные…
        Разумеется, таковая характеристика своей особы весьма многого стоила из уст ведьмы - странно, но ламия скромно промолчала.
        Хотя эльфы во все времена и не отличались стойкостью к жизненным невзгодам и превратностям судьбы, всё же толковый целитель это вам не барышня из пансионата для благородных девиц.
        - Способа я не знаю… - еле слышно шепнул он, даже не пытаясь стереть с лица слёзы. - Но если ты говоришь, что есть…
        И тут Верайль швырнула ему почти в лицо завёрнутую в старую тряпку книгу.
        - И давай быстрее, - поколебавшись, она отстегнула с ремешков копьё и торжественно отдала на временное хранение ведьме.
        Выбросила ещё кое-что из поясных сумочек и чехольчиков - но взамен, примчавшаяся словно раскалённый вихрь огненная воительница принесла из спальни серьги её сиятельства. Два крохотных золотых дракочика алчно блеснули рубиновыми глазками, но покорно заняли своё место в мочках ушей ламии. Не купленные, те только денег и стоят - а подарок, преподнесённый от всей души благодарными моряками и купцами за восстановление маяка. И вот теперь, обычно медно-рыжие волосы сияли синим и медным в свете уже почти гудящего от сокрытой мощи столба Силы, а под ними старым золотом мерцали крохотные драконы.
        Стоящий в самой середине синего пламени эльф осторожно развернул ветхую ткань. Зашипел от боли, когда сердитая как мокрая кошка книга обожгла его ладони - даже пшикнуло, а из-под пальцев пошёл дымок. Но сильнее обидеть эльфа, да к тому же целителя, злокозненное изделие неведомых мастеров не посмело. И со столь сильно колотящимся сердцем, что эхо гулко отдавалось во всём замке (да и в доброй половине Ферри-Бэя, как потом выяснилось), Эндариэль отщёлкнул старинную, позеленевшую от времени медную застёжку…
        Глухи бессмертные к нашим мольбам. Равно безучастны они и к призывам жрецов, и к воплям впавших в транс, вертящихся словно вихрь дервишей. Безразличны к дарам и подношениям - что они им? Даровали однажды свободу творить добро и зло, и теперь лишь смотрят с любопытством на творящиеся внизу безумства…
        Селина присела на корточки у самой кромки воды. Ещё днём тут весело пробегали дети, распугивая важно расхаживающих по мокрому песку чаек и вереща на пол-бухты оглашенными воплями. Чинили и расправляли рыбаки свои сети, чадя короткими носогрейками. Однако сейчас полночный пляж опустел - лишь приотставший эльф сел где-то на последний пучок тощей травы и осторожно посматривал на тайное ведовство ведьмы.
        Да не было тут никакого чародейства. Всего лишь зачерпнула Селина обеими ладонями пригоршню лунного серебра из покорно замершей у её ног светящейся дорожки. Поднесла к лицу, осторожно принюхалась.
        Эта водица не чета озёрной или из лесной старицы. Морская, солёная - и непокорная как родная ей стихия. Ишь как трепыхается в ладонях, словно просится обратно.
        И всё же, ведьма осторожно покосилась на маленькое светящееся зеркало в своих ладонях одним, затем другим глазом. Наконец, она нашла нужное положение - и только сейчас легонько, осторожно дохнула на пойманный кусочек лунного света. Затем смелее, сама не зная что и зачем делала.
        Длинный караван верблюдов, уныло и надоедливо позвякивающий колокольцами посреди раскалённого горнила пустыни. А пОтом-то как прёт от этих горбатых животных! Нет, не то… и легчайшее дуновение отправило в небытиё и караван, и пустыню, и сам тот мир.
        Бешеные сполохи смертельной схватки, где могучий вертлявый демон в самом центре медленно уступал натиску хлещущей словно бич молнии в руках мрачного и недобро оскалившегося человека. Тоже не оно - и битва титанов то ли прошлого, то ли и вовсе будущего покорно исчезла в лунной ряби.
        Двое лохматых и потрёпанных то ли детей, то ли от роду коротышек сидели у костра и готовили ужин - а на цепочке за пазухой у одного висело крохотное кольцо. И сияло оно огненным колесом настолько притягательно, что всматривающаяся Селина невольно подалась чуть вперёд, к этому сокровищу… нет, что-то уж слишком замудрёное - и это видение тоже утонуло в лунном сиянии.
        Так и сменялись диковинные картины в ладонях ведьмы, рождаясь и исчезая после недоверчивого разглядывания. И лишь когда из ладоней полился чистый золотой свет полуденного солнца, высветивший вход в узкую каменистую лощину, лёгкая улыбка подтвердила - это именно оно.
        И несколько слов, неслышных ухом но прекрасно воспринимаемым умеющим ждать и любить сердцем, слетели с женских губ - туда, в истерзанный и опалённый войною мир.
        Где же ты, внук, кровинушка моя?
        Часть восьмая
        5 МАЯ
        - Ложись, дядьку! - отчаянный крик сержанта на миг перекрыл даже грохот боя.
        По склону холма сюда стремительно взбегала вспухающая цепочка разрывов. Очередь из тяжёлого пулемёта вспарывала дёрн, выбрасывая вверх рыжую пыль и пучки высохшей на солнце травы. И всё, что осталось сержанту, это стиснув зубы вырвать ставшее вдруг таким непослушным тело из кажущейся сейчас невыразимо уютной и спокойной глубины собственноручно вырытого окопчика. И броситься под ноги командиру…
        Бой догорал. Парашютная рота эльфийских головорезов, высадку которых проморгали и гоблинские пилоты на своих грифонах, и магики с поста наблюдения, всё же оказалась обречена. Ибо на зачистку сюда с передовой сдёрнули красу и гордость всего фронта - ударный батальон штурмовой бригады. Парни обученные и пороху с заклинаниями понюхавшие не в пример иным. Да и комбат отнюдь не из тех, кто мышей не ловит - остроухих мгновенно накрыли с двух высоток фланкирующим огнём, атаковали.
        И теперь остатки парашютистов оказались оттеснены в узкое каменистое ущелье с отвесными стенами. Мешок, тупик. Выход оттуда только один - и как раз здесь, где лощина надёжно перекрыта окопавшимся в каменистом грунте штурмовиками. Так что, комбату вроде бы и не было никакого резона высовываться под огонь бешено отстреливающихся эльфов да проявлять себя геройским орлом-командиром, разглядывая положение тех в бинокль. Они были обречены, и знали это. И теперь собирались лишь продать подороже свои ничего не стоящие на войне жизни…
        Медленно, словно в кошмарном сне или после рапид-съёмки, рубчатая подошва ботинка взмыла над порыжелым бруствером и ударила сэра рыцаря под колено. Одновременно молодой сержант дёрнул своего родственника и командира за руку, в смягчённом подобии боевого приёма заваливая того на себя.
        Бруствер с воем и звонким чавканьем взорвался, закрывая небо рыжей пылью и камешками - но Валлентайн уже ударился о дно окопчика, крепкой рукой сдёрнув вниз и рыцаря. Правда, отец-командир, который на самом деле приходился ещё и родным дядькой, был эдак на пудик потяжелее, да и цейссовская оптика с размаху так въехала под рёбра, что сержант с оханьем тут же невесть зачем попытался вспомнить, сколько же их ему там от рождения положено. Вдобавок, сверху свалился тяжеленный "штурмган", так и норовя заехать окованным железом прикладом прямо под глаз.
        - Спасибо, племяш! - перед самым взором Вала, промаргивающегося от боли и забившей глаза пыли, объявилось лицо сэра Лестера.
        "Наверняка, у меня сейчас такая же рыжая от грязи морда и усы…" - некстати подумалось сержанту.
        - Ох, дядька, не был бы ты моим комбатом, сказал бы я тебе…
        Неизвестно, какую ещё дерзость от облегчения в бешено колотящемся сердце Вал высказал бы рыцарю, пользуясь редкой возможностью побыть наедине. Но в это время в уже очистившемся небе промелькнула тень. Сначала показалась исцарапанная каска, съехавшая на глаза, а следом в окопчик словно большой рыжий барсук скатился тощий гоблин-связист. Скрутившись калачиком в дальнем углу, он тут же своими больше похожими на крохотные кинжалы зубами ловко зачистил изоляцию с провода, что тащился за ним. Не мешкая накинул медные петельки на клеммы и с привычным визгом крутанул ручку полевого телефона. На грязную его физиономию выплыла такая улыбка, что тут даже и не требовалось доклада:
        - Есть связь, товарищ комбат!
        Связь, это в условиях маневренной войны если не всё, то чертовски важно. Потому рыцарь кивнул, а потом зачем-то пошарил в нагрудном кармане.
        - Добре. А ну-ка, парень, вызови мне миномётчиков… - а сам с такой разлитой на породистой физиономии досадой перебирал насмерть раздавленную пачку "Примы", что руки сержанта и связиста почти синхронно полезли за своим табачком.
        У их дворянских благородий лапки всегда загребущие, это я вам верно говорю - сэр рыцарь с абсолютно невозмутимым лицом угостился из обеих рук. Правда, племяшовский "Казбек" мудро заложил за ухо, а сам весело зачадил гоблинским "Дукатом". Все трое весело хохотнули, а затем комбат обмахнул извлечённым из-за пазухи носовичком окуляры бинокля. И нахально дымя на манер маленького гномьего паровоза, опять полез на бруствер.
        На попытку сержанта сдёрнуть его за ногу вниз перед носом того объявился внушительный кулак. В другое время племянник мог бы посвоевольничать, не давая рыцарю уж сильно рисковать своей жизнью, но - война есть война. Да и четыре дядькины звёздочки на погонах весили куда больше, чем три сержантские лычки на плечах Вала - хоть эти и выслужены были честно, без послаблений и оглядки на древность рода…
        Неизвестно, что там сэр рыцарь высмотрел, но обратно он съехал одновременно весёлый и странно задумчивый. Правда, Валу было не до разгадывания эдаких ребусов. Пользуясь тем, что эльфский пулемётчик на время затих - то ли менял перегретый ствол своего машинен-гана, то ли попросту экономил патроны - он тут же набросил на макушку каску и занял своё место стрелка.
        Просветлённая оптика "штурмгана" приблизила мешанину света и теней в ущелье, где наверняка и водичка имелась - откуда ж тогда там зелень? Сержант настойчиво и деловито осматривал самим же собой намеченные сектора, пытаясь засечь единственный оставшийся у остроухих пулемёт. Надо дожимать гадов - а он, паразит, не даст. Не переть же в лобовую под очереди…
        Три года война улыбалась то одним, то другим. Поначалу союз эльфов и гномов почти взял было верх над легионами Тёмного Повелителя, сплошь состоящими из людей и гоблинов - надеюсь, не надо объяснять, на что способны эльфийские рэйнджеры или лучшие в мире танки из гномьего железа? Да и в воздухе противопоставить драконам, традиционно поддерживающим остроухих, было попросту нечего.
        Да, поначалу кровью умылись крепенько - вон, у сэра Лестера на войне погибли оба сына. А единственная дочь подорвалась вместе со своей подлодкой, таки успевшей на прощание всадить пару торпед в брюхо тяжёлому крейсеру "Король Эарендил"… так что, кроме племянника, у рыцаря родни и не осталось.
        Но потом, когда удалось пожечь бутылками с горючей смесью непробиваемые, покрытые митриловой бронёй гномьи танки, а Тёмный Повелитель невесть какими путями таки сумел заключить союз с горгульями и горными грифонами да кое-как выравнять положение в воздухе, чаша весов постепенно склонилась в нашу пользу. И вот, теперь уже людские и гоблинские армии пришли к самым опушкам Вечного Леса. Где-то там, на севере, окружение уже завершено - лишь целительскую рощу их темнейшество лично повелел щадить.
        А здесь эльфы отчаянно пытались восстановить контроль над нефтяными полями - без топлива и, соответственно, гномьих танков их положение оказывалось попросту безнадёжным. День-два, запасы вычерпают - и войне попросту конец. И как говаривал дядька, ухмыляясь в поседевшие усы, "настанет мир, и вот помянешь мои слова - всем станут заправлять бабы"…
        - Миномётная батарея на связи! - так внезапно завопил притихший и что-то бубнящий в трубку гоблин, что Вал едва не сбился с осмотра - найти затаившегося в камнях и тощем кустарнике эльфийского пулемётчика это задачка отнюдь не тривиальная.
        Краем уха сержант прислушивался к передающему координаты комбату, а сам с нехорошим интересом присматривался к лежащему вроде бы не на своём месте валуну. И в это время сэр рыцарь бросил в трубку короткое "ждите!" и дёрнул его за ногу.
        - У нас там вроде несколько пленных эльфов есть? Приведи кого поцелее, - по правде говоря, Вал так и не понял - зачем командиру остроухий. Но заученно козырнул и ужиком, ужиком пополз в тыл, старательно вжимаясь телом в малейшие углубления каменистой почвы.
        Честно говоря, ему и самому не улыбалось бросаться в атаку под кинжальные очереди пулемёта, и дядькина идея попросту забросать попавших в мешок парашютистов тяжёлыми минами понравилась куда больше. Но, приказ есть приказ…
        И вот он уже притащил в окопчик тощего, грязного и злого как королевская кобра эльфа, которого так оглушило взрывом гранаты, что повязали остроухого живым и тёпленьким.
        Бесцеремонно сграбастав худощавого и смазливого даже в таком виде пленного за шкирку, комбат несколькими жестами показал и объяснил тому безнадёжную позицию сотоварищей, а затем стащил обратно в окоп.
        - А теперь слушай меня очень, очень внимательно, пидор остроухий, - комбат прокашлялся от набившейся в горло пыли.
        - Войну вы проиграли - ну максимум день-два ещё кровушки нашей попьёте, но всё равно вам звиздец. И здесь, как видишь, тоже не вырваться вашим головорезам, - он проникновенно заглянул в потемневшие зелёные глаза. - Но я не стану гнать своих хлопцев в атаку, чтоб додавить этих змеёнышей в ущелье - у меня на проводе ждёт команды батарея тяжёлых миномётов. Соображаешь?
        Породистое и гордое даже в таком виде лицо эльфа ничуть не изменилось. Он чуть привстал, опираясь об осыпающуюся стенку окопчика связанными спереди руками, ещё раз мельком осмотрел позицию вокруг, и нехотя кивнул.
        - Это понятно, homo, - еле слышно прошелестел его севший голос.
        - Так вот, - устало продолжил комбат. - Я не хочу лишней крови - даже с вашей стороны. Война окончена.
        Он выдернул из ножен трофейный тесак добротной гномьей стали. И глядя эльфу в глаза, перерезал стягивающие того путы.
        - Иди и передай своим - если через четверть часа я не приму от вашего командира сдачу в плен, то на ваши дурные остроухие головы полетят пятидюймовые пирожки с крепкой начинкой… - рыцарь кивком головы указал на гоблина, терпеливо держащего в лапках телефонную трубку с на всякий случай прикрытым ладонью микрофоном. - А могу и летунов вызвать - после вакуумно-магической бомбы вас даже и хоронить не придётся в этом ущелье.
        В глазах эльфа что-то мелькнуло. Непонятно что - даже сторожко приглядывающему за ним Валу. Но определённо, взгляд парашютиста стал немного иным.
        - Воздушно-десантная дивизия "Галадриэль" в плен не сдаётся, homo - неужели ты этого не знал?
        Комбат, казалось, полностью был поглощён раскуриванием извлечённой из-за уха папиросы. Невозмутимо пыхнув чуть резко щипучим дымком, он прищурился в полуденное солнышко, и вроде бы в сторону, негромко проговорил:
        - А если вы сдадитесь не армии Тёмного Повелителя, а лично мне, сэру Лестеру, рыцарю благородного и древнего рода?
        Над окопчиком воцарилась такая тишина, что разом стал слышен тонкий посвист ветерка над головами и звяканье лопаток в соседних окопчиках, где штурмовики с мудрой солдатской предусмотрительностью углублялись в каменистый грунт по уши - лучше помахать руками, чем схлопотать эльфийскую пулю или осколок.
        - Так вот ты каков… наслышан, - эльф подобрался, цепко осмотрел сидящего перед ним на корточках небритого и грязного офицера. - Да, такой враг делает великими и нас… На каких условиях, homo?
        - Это я буду обсуждать с вашим командиром, - комбат нагло выдохнул дымок прямо в лицо отшатнувшемуся эльфу, прекрасно памятуя, что курящие среди них так же редки, как и лесорубы. - Сержант, шумни там, чтоб не стреляли.
        Вал негромко выкрикнул в обе стороны приказ, несколько секунд прислушивался, как передаваемые по цепочкам команды разбегаются в стороны, словно два огонька по бикфордовым шнурам. А затем, поднатужившись, гаркнул что есть мочи в сторону окружённых в ущелье парашютистов - так мол, и так, мать вашу, и разэдак. Идёт парламентёр и всё такое, не горячитесь там.
        - Пошёл, сволота, - он напоследок не удержался, чтобы не наподдать высоким шнурованым ботинком по тощей заднице вылезающего из окопа эльфа. Не для того, чтобы сделать больно, а так… затем приветливо и с улыбочкой воплощённой невинности помахал недоумённо оглянувшемуся парашютисту рукой, и махнул в сторону ущелья.
        - Иди уж, златокудрая бестия, - по правде говоря, патлы у эльфа сейчас были такого же рыже-землистого колера, как и оскорблённая в лучших чувствах физиономия.
        Но тот понял, и лишь беззлобно оскалился.
        Больше всего Вал боялся, чтобы дядьку на переговорах не подстрелили - уж кто-кто, а эльфы на подлянки горазды. Но видать, комбат умел не только командовать, но и убеждать. Да и у остроухих особого выбора не было - в какой мелко изрубленный фарш превратит их несколько залпов тяжёлых полковых миномётов, представлять даже не хотелось. К тому же, одно дело сдаться какому-то вояке тёмных, а совсем другое - прославленному воину, рыцарю старинного рода и всё такое. Тут даже Тёмный Повелитель ничего сделать не сможет. Осталось принести присягу лично сэру Лестеру, и всё.
        Держа горячий от полуденного зноя "штурмган" наизготовку - строго под пресловутые сорок пять к земле, сержант пристально всматривался, как редкая цепочка понурых эльфов выходит из ущелья и складывает на полинялом брезентовом полотнище оружие. В основном "страйкеры" и "эльверы", да у каждого ещё и пара-тройка керамических гранат в рубчатой оболочке - гадость ещё та, между прочим. Ведь их осколки в теле ни один рентген не видит.
        - Стоять, - негромко распорядился он, и для пущей убедительности повёл стволом. - Тесак забыл отдать, остроухий.
        Пошатывающийся эльф с перебинтованным плечом, на котором расплывалось бурое - совсем как у людей - пятно, замер. Медленно, левой вынул из ножен клинок, взял за лезвие другой рукой с мерцающим на пальце обручальным кольцом - а затем слегка согнул. Ага, понятно - пластик с алюминиевым напылением, церемониальная игрушка.
        - Тэлль из рода Виал'Дро, - он чуть поклонился. Вернее, голос и движения сразу выдали - она.
        Ну, раз дворянка… у Вала сзади болталась точно такая же, бесполезная безделушка. Вроде и весу в ней немного, но иногда мешает и достаёт до чрезвычайности - а всё же, коль ты принадлежишь к древнему благородному роду, то законы предков надо блюсти.
        Стоящий чуть в стороне комбат чуть поклонился - хоть и лютая вражина эта эльфка, но традиции не нами выдуманы. Да и внучок гоблинского царька со снайперским винторезом, что смотрелся в его лапках здоровенной оглоблей, последовал примеру командира. И Вал в знак уважения тоже легонько изобразил подобие церемонного поклона…
        - Всем стоять! - ещё успел выкрикнуть поднявший хмурое лицо капитан парашютистов.
        Но ладная и проворная словно на пружинках, женская фигурка в пятнистом маскировочном камуфляже уже вылетела из череды сдающихся. С искажённым лицом эльфийская головорезка метнула припрятанный в рукаве кинжал, выкрикнула что-то гортанно.
        - Ну что же вы? К оружию, трусы! - и метнулась к охапке тускло блестящих под солнцем стволов.
        Тело среагировало само. Шаг с разворотом, ботинок заученно взлетел, подсёк под лодыжку, а тяжёлый приклад верного "штурмгана" тут же с хрустом опустился на покрытое разводами пота плечо.
        - Не стрелять! - отчего-то глухим голосом выдохнул комбат.
        "Хана ключице, отпрыгалась дурёха" - ещё успел подумать сержант, стоя над слабо извивающейся от боли парашютисткой. Однако боковым зрением он заметил, как медленно оседает наземь дядька, и как нелепо из его подвздошья торчит чёрная, отполированная многочисленными прикосновениями рукоять эльфийского десантного ножа…
        Вечерело. Где-то за пригорком ещё слышны были звуки и лязг отправляющегося на авиабазу батальона. Гудели грузовики, что под командованием уже честь по чести давшего Валу присягу командира эльфов отвозили бывших парашютистов на станцию, а там по железке - и в далёкий рыцарский манор. И где-то там же, завёрнутое в чёрный флаг с железной короной, тело так нелепо погибшего рыцаря…
        "Теперь ты, Валлентайн, наследный и потомственный сэр Лестер" - сержант сжал кулак со столь непривычно сидящим на пальце массивным дворянским перстнем. Казалось, кольцо металла ещё хранит тепло дядькиной руки.
        А может, это обида и ненависть так жжёт?
        Возможно, и обида - за пазухой тоненьким радостным писком заливался медальон. Маленькая хрустальная безделушка с толикой заключённой в ней безмозглой магией, что продаются на каждом углу. Только, носят их почти все, причём не снимая - ведь амулет начинал верещать, если где-то рядом обнаруживалась твоя пара.
        Да-да, именно так - изощрённое заклинание сгинувшего в веках ковена магов отныне позволяло распознать среди людей и нелюдей ту самую, единственную и неповторимую. Равно как и ей - найти своего суженого, причём ошибки исключались напрочь, знаете ли…
        Вал раскрыл глаза. У ног его на выжженной до рыжего звона каменистой земле лежала бледная, грязная и истерзанная эльфийская парашютистка. Красивая настолько, что сердце на миг сладко заныло. И как же нелепо сейчас оказывалось слышать, как тоненьким соловьиным посвистом где-то у неё под одеждой заливается точно такая же безделица… Он нагнулся, рванул ворот камуфляжного комбеза. Стараясь не пускать в сознание резко сузившиеся от боли зелёные глаза, нашарил за пазухой кожаный шнурок. Выдернул пропитавшийся сладким девичьим духом амулет в виде изящной капельки, уронил наземь.
        И с непонятным мрачным удовольствием услышал, как тот хрупнул и замолк под его кованым каблуком.
        Что же ты наделала, красивая и мерзкая сучка - ведь едва ли одному из сотни удаётся в конце концов найти своё счастье… не-ет, на самом деле - война не окончена!
        Солнце то ли устало озирать выжженную холмистую пустошь, которую покидали люди и эльфы, то ли закатило глаза в ужасе перед угаданным ею зрелищем - но в любом случае поспешило спрятаться за далёкий и дрожащий в мареве горизонт.
        И с последним лучом Вал наклонился. Быстрыми и резкими движениями чиркнул своим добросовестно отточенным кинжалом по запястьям и под коленями пленницы, перерезая сухожилия. Уж среди прочих занятий анатомию штурмовики изучали на совесть - но отнюдь не только с лечебными целями. В основном наоборот, с сугубо душегубскими и напрочь утилитарными. Как сейчас - ни идти, ни ползти, ни пользоваться руками эта тварь уже не сможет. И глотку себе перерезать тоже - даже если найдёт чем…
        Затем, старательно выпачкав лезвие в пыли, он стал перед нелепо извивающейся и глухо дышащей сквозь судорожно стиснутые губы парашютисткой на одно колено. Заглянул в эти потемневшие от боли глаза цвета несбывшейся мечты, бережно погладил левой рукою свалявшиеся и пропотелые золотые локоны. И когда эльфка, от близости к которой уже вовсю заливался радостным верещанием медальон, немного совладала с болью и притихла, не будучи в силах отвернуть от него взгляда, он резко вогнал клинок под тонкий ремешок на изящной талии. С силой провернул, давая возможность вольготнее разойтись по внутренностям перворождённой целой ораве всяческих бактерий и палочек.
        - Вот так. Умирать ты будешь долго - и в муках… - нежно шепнул сержант эльфке, вытирая о её камуфляж расплывающуюся по лезвию алую кровь.
        За холмом дважды просигналил грузовик - и Вал поднялся. Осмотрел темнеющим взглядом каменистую неприветливую землю вокруг. Приметил парочку заинтересованно подлетевших поближе стервятников, пока что нарезающих круги высоко в темнеющем небе. Покивал им задумчиво головой, а затем на едва слушающихся ногах кое-как поковылял к дожидающемуся только его штурмовому батальону…
        7 МАЯ
        - Щенок! - не сдержавшись, генерал Вельзевул в ярости хлестнул по своим начищенным до блеска комсоставовским сапогам длинным, заканчивающимся изящной стрелкой хвостом.
        За спинами восседающих за длинным столом офицеров трибунала под утренним солнцем дрожали в мареве южные отроги Карпатских гор. А здесь, под высоким и широким навесом, стоял навытяжку молодой лейтенант.
        Да, ему всё-таки присвоили внеочередное офицерское звание - уж принявший посвящение благородный рыцарь древнего рода, проползавший на брюхе три года войны, оборонявший сталелитейные заводы Урала и гоблинские степи, бравший штурмом гномьи крепости в Чешских Татрах и геройствовавший в лесных укреплениях эльфийских дубрав - он оказался достоин.
        Но как бы в компенсацию, судьба очередной раз скорчила злорадную гримасу и повернулась к Валу тем неприглядным местом, на котором обычно сидят. Задницей, проще говоря. Проклятую эльфийку всё-таки обнаружили - под утро пара патрульных грифонов, от нефиг делать пролетавшая над теми местами, со свойственной только орлам зоркостью углядела жертву, извивающуюся и катающуюся от нестерпимой боли в сжигаемом сепсисом организме.
        Поскольку лихие хирурги во фронтовом госпитале заполучили себе это недоразумение почти ещё живым, то и лечили с присущей им лихостью. Один колдун с дурным глазом разок глянул на к тому времени впавшую в кататонию эльфку - и буйная компания уже обживших её тело микробов всей толпой дружно отправилась к праотцам. На небеса… или скорее, в ад. Сшили-подлатали, а потом, поскольку пациентка оказалась мало того что сколькинадцатой-там племянницей баронессы как-её-там, но и была эльфкой, то и отправили её чартерным драконом к недавно взятому в плен светилу остроухой медицины.
        А тот хоть и тощий да шклявый, тоже рогом упёрся - мол, троллем мне быть, если такую красу не вылечу! И даже малейшего следочка не останется! Долго там мудрил-колдовал обожравшись грибочков поганых, свои шаманские пляски с бубенцами и обкуриваниями устраивал, но таки вытащил с того света златокудрую стерву и даже вернул ей былой лоск…
        - Молчать! - уже едва сдерживаясь, вновь рявкнул генерал.
        Меж его махоньких, кокетливо натёртых до блеска лучшим прованским маслом рожек проскочила фиолетовая молния. Верный признак - темнейший князь и сын Тёмного Повелителя изволят гневаться, да ещё как! В принципе, да - служащий элитной штурмовой бригады допустил издевательство над военнопленными, причём в особо изощрённой форме, непременно бы повлёкшей за собой человеческие жертвы.
        Гм-м, вернее - эльфийские жертвы.
        Конечно, дело замяли бы - да как на грех, дошёл слушок о нём до посланника троллей. Хоть здоровяки традиционно и были ближе к Тёмному Повелителю, чем к светлым - но в нынешней войне держали нейтралитет. Короче и беспристрастно говоря, отсиделись в своих Альпах, от страха немилосердно клацая зубами и портя воздух. В общем, вплоть до международного скандала - как ни крути, а в своё время Тёмный Повелитель самолично изволил подписать Женьшеньскую конвенцию…
        Однако, ни во внешнем облике, ни в горделивой осанке новоявленного сэра Лестера самый придирчивый глаз не обнаружил бы раскаяния или униженности - рыцари не гнут шею ни перед кем, кроме Тёмного Повелителя. Да и единственный отпрыск одного из древнейших родов, как ни крути - дальний предок крепко поддержал прадеда нынешнего Императора в борьбе за трон. Даже когда, казалось, всё рухнуло и надежд не осталось, водил в бой полки и самолично с мечом бросался на копья перворождённых. Оттого рыцарский род Лестеров в бархатных книгах повыше иных графских значится.
        - Да всё я понимаю, сэр Валлентайн, рыцарь Лестер, - генерал немного утихомирился после того как залпом выдул полуведёрную бутыль заклокотавшей в его глотке минералки. - Между нами, солдатами, говоря - если б моего отца тронули, я бы тоже наплевал на всё и пошёл по трупам…
        Вал крепко сомневался, чтобы августейший отпрыск Вельзевул когда-нибудь видал передовую ближе чем в окуляры мощной стереотрубы. Но здесь вам не тут - иные мнения надобно крепенько за зубами держать. Поскольку, стало быть, нахлобучкой нынче дело и ограничится.
        Сидящий чуть сбоку седой посол троллей с морщинистой от старости шкурой и нелепо выглядящим галстуком-бабочкой на мощной шее задумчиво кивнул. Покрутил на столешнице авторучку, затем поднял её и стал рассматривать, словно видел в первый раз. Вздохнул и вдумчиво, с хрустом сжевал - они, гады, такие. Тролли, то бишь - то ли желудки лужёные, то ли сами по себе гурманы изысканные. Но иной раз с удовольствием лопают такую пакость, что даже гоблины, уж на что неприхотливые, а и то нос воротят.
        Тролль тут же сделал задумчивую рожу. Поковырялся в зубах, вытащил стальную пружинку от ручки, отбросил щелчком в сторону. Покосился на по-прежнему стоящего навытяжку Вала вроде мельком, виляющим взглядом прожжёного дипломата. А затем глубоким, внушительным и хорошо поставленным басом резюмировал:
        - И наказывать нельзя, но и без наказания отпустить тоже - оно вроде как-то не тово… - и вздохнул, паразит, опять.
        И тут Вал решился. Похолодев, он едва не дрогнувшим от волнения голосом обратился к генералу:
        - Ваше превосходительство! Через пару часов намечен штурм королевского дворца в Эльвенхейме… скоростным грифоном я ещё успею попасть в часть. Дайте мне знамя Повелителя - клянусь, мой штурмоваяой батальон порвёт там всех и водрузит его над знаменитыми серебряными шпилями.
        - Ишь ты, какой прыткий, - но во взгляде Вельзевула отчётливо промелькнула усмешка - идея молодого рыцаря ему откровенно понравилась. Пару секунд он раздумывал, затем окинул членов трибунала вопросительным взглядом. Поскольку дураков перечить в открытую великому князю не нашлось, генерал кивнул.
        - Быть посему, сэр Валлентайн. Если справишься - сниму все обвинения, да и перед Повелителем как-нибудь отмажу…
        9 МАЯ
        Кое-где Эльвенхейм ещё горел. Великолепные дубы королевского парка большей частью были расщеплены попаданиями бомб и снарядов, за каналом среди буков ещё редко постреливали. А где-то за озером, в развалинах, периодически вздыхал и по новой начинал скрипеть шестиствольный миномёт гномьей конструкции. Гадость, между нами говоря, ещё та - как начнёт рыпеть немазанной телегой, так хоть
        караул! кричи. И хорошие ж горшки кому-то на головы кидали эльфы, словно торопились дострелять последние в этой войне боеприпасы.
        Но уже развевалось над потускневшими и словно ставшими чуть ниже серебряными шпилями королевского дворца гордое и славное знамя Тёмного Повелителя - чёрное полотнище с вытканной в нём железной трёхзубой короной. И не было в мире силы, способной оспорить этот факт. Давеча комендант Эльвенхейма через скрипучих и хрипло кашляющих горгулий объявил приказ о полной и безоговорочной капитуляции. И сейчас зачисткой занимались гоблинские отряды, способные просочиться в любую щелочку и оттого незаменимые здесь. Собственно, уже и заканчивали.
        Мир. Как же сладко слышать - а пуще того, осознавать это слово. Мир венчает войну…
        Вал оторвался от своих раздумий, сидя на закопчёной броне гномьей самоходки, сплющенной всмятку прямым попаданием сброшенной с грифона авиабомбы. Поднял голову, ибо дымок душистой трофейной сигареты лез в глаза. Парой затяжек он докурил до фильтра, забросил бычок в чернеющий копотью зев люка. Ещё раз полюбовался на сияющую бриллиантами и рубинами с груди Звезду Чести, напрочь затмевающую острыми брызгами света другие награды. Ну что ж - мы славно повоевали. Хоть и умылись кровью не раз, но таки пришли сюда через полмира, чтоб научить высокомерных остроухих, да и бородатых гномов, уму-разуму.
        Из бредущей мимо бесконечной колонны унылых военнопленных вырвалась одинокая фигура, метнулась сюда. Показывая пустые ладони всполошившимся вертухаям, подскочила к гордо восседающему на поверженном стальном монстре офицеру, стала на одно колено и склонив голову протянула на ладонях перед человеком свой церемониальный пластиковый клинок.
        Эльфийка. Красивая как детская мечта и ненавистная как пролитые на единственные брюки чернила. На плечах её сквозь пыль блеснули большие трёхзвёздные погоны, а с петлиц азартно скалились золотые дракончики. И лишь еле заметный бронзово-зеленоватый оттенок на висках подсказывал, что дамочка постарше самого Вала будет… но всё же он вскинул предупреждающе ладонь в сторону охранника, уже снявшего было оружие с предохранителя.
        - Ну и какой резон мне вас слушать, госпожа летунья и бывшая эльфийская полковница? Разве что ради вашего древнего рода…
        В глазах поднявшей лицо эльфки мелькнуло что-то безумное - то ли надежда, то ли страх.
        - Война окончена, сэр рыцарь?
        Вздохнув, Вал опустил глаза. На расстеленной по броне газете принялся деловито разбирать и чистить подобранный во дворце серебряный "эльвер" с витиеватыми монограммами, не так давно принадлежавший какому-то эльфийскому генералу или министру. Что ж, машинка сама по себе весьма недурственная, и на стену в замке повесить не стыдно - пусть внуки знают, что дед на войне ворон не считал…
        - Да, ma'daeni, война окончена, - коротко кивнул он.
        - Вы можете спасти жизнь моей дочери, доблестный рыцарь, - сбивчиво, горячо заговорила бывшая эльфийская лётчица. - Суд чести приговорил её, и завтра… вы можете понять чувства матери?
        Сердце человека нехорошо дрогнуло, когда он поднял взгляд от великолепно воплощённого в металле изделия и посмотрел в нечеловечески прекрасные зелёные глаза.
        - Я могу понять чувства матери, - медленно проговорил Вал, стараясь не дать воли вновь застящему сознание гневу. - Но кто-нибудь поинтересовался моими? Какая-нибудь падла спросила - а что ты чувствуешь, сэр Валлентайн, потерявший на войне всех до единого родных и близких? Во всяком случае, не вам, эльфам, дано о том знать.
        Медленно дёрнулись желваки на точёных эльфийских скулах - и столь же медленно эльфка стала перед человеком на оба колена. Посреди широкой улицы изнасилованного штурмом красавца-Эльвенхейма, прямо в пыли, смешанной с копотью, кирпичным сором и красно поблёскивающими медными гильзами.
        - Я прошу - но не умоляю… - севшим голосом, задыхаясь и содрогаясь, еле слышно прошептала она. Голова её медленно понурилась, и из-под золотистой чёлки на грязные щёки выпорхнули две светлые дорожки воспетой поэтами и бардами горько-солёной влаги.
        Эльфы не умеют лгать. Могут лукавить или недоговаривать - но лгать? И Вал в сердцах швырнул о броню клочок промасленной ветоши. Посмотрел на остроухую бестию, скривился мрачно. Вот же ж утворили боги - как можно сочетать в эльфах красоту и те зверства, что они творили?
        - Назовите мне хоть одну вескую причину, почему я должен спасать вашу натворившую чёрт-те что эльфийскую засранку?
        Человеческое сердце трепыхнулось уже всерьёз, когда полковница стиснула на груди кулаки и запинаясь, кое-как выдавила:
        - Ваш дядя, прежний сэр Лестер, сказал - война окончена, хватит крови…
        Два плюс два равняется четыре. Хоть ты тресни, а придётся при наличии хоть зачатков логики в голове догадаться, что пресловутая доця - как раз та недорезанная эльфийская парашютистка и есть. И проделавший в уме эти нехитрые догадки Вал с похолодевшим сердцем еле слышно выдохнул в ответ:
        - Если я и спасу её, то только затем, чтобы где-то в глуши, втихомолку сотворить с ней что-нибудь не упоминающееся даже в трудах маркиза де Сада…
        Он повернул голову в сторону, где с ноги на ногу переминался тощий гоблин с "штурмганом" на плече, который остановил колонну пленных и терпеливо дожидался, пока их милость изволят потерять интерес к какой-то эльфийской высокородной шлюшке. Поковырявшись в валяющемся рядом туго набитом солдатском вещмешке, Вал достал оттуда блок "Кэмела". Взвесил задумчиво в руке, и швырнул упаковку оживившемуся солдату.
        - Проваливай. А эту, - он со своей высоты назидательно указал пальцем на всё ещё коленопреклонённую эльфку. - Эту ты никогда не видел.
        Гоблины хоть частенько и ведут себя как последние сукины дети - но по большому счёту, всё же не законченные стервецы. Потому охранник понимающе осклабился, отдал честь и бегом вернулся к терпеливо дожидающейся колонне.
        - А ну топайте, злыдни! - и сам весело, вприпрыжку засеменил вслед за двинувшимися понурыми пленными.
        - Встань, дева златокудрая, не натирай колени, - чуть нараспев произнёс Вал.
        Эльфка хмуро повиновалась, всё ещё не решаясь поднять глаз. Хотела что-то сказать, но не решилась - и лишь горько усмехнулась, размазывая мокрую грязь по щекам.
        - Надо же - благородную daeni - и всего за блок сигарет… шлюха и та дороже обошлась бы…
        Вад заглянул в ствол пистолета, и решил пройтись ещё раз. Коль серебро с митриловым напылением, то должно и сиять соответственно… но вслух он поинтересовался совсем иным.
        - Ну, и каким образом я могу спасти твою дочь от великого и ужасного эльфского суда чести? Предупреждаю - только затем, чтобы где-то в глуши и без свидетелей довести дело до конца.
        Госпожа полковница и вполне возможно, чуть ли не баронесса, долго в сомнении кусала заслуживающие куда лучшего обращения губки, но всё же решилась.
        - Способ спасти её только один - отвести к подножию алтаря и перед Вечным Лесом объявить её… своей…
        Шомпол в крепкой ладони всё-таки сломался и острым краем едва не пропорол изумлённому парню руку. Круто загибают эти перворождённые…
        - Нет, я вам, остроухим, удивляюсь - вы хоть иногда думаете? Правду, видимо, говорят, что у эльфов язык без костей, а головы без мозгов. Или госпожа полковница последние дни только шаманскими грибочками питалась? - едко добавил он и показал прямо перед потемневшим в гневе лицом палец. - Сколько?
        - Один, - машинально ответила эльфка, вспыхнув от негодования и лишь неимоверным усилием воли взяв себя в руки.
        - А вообще, это идея, - покладисто заметил Вал, собирая сияющий "эльвер" и любуясь прекрасным оружием. Ухмыльнулся затем своим мыслям и мечтательно добавил. - Растянуть процесс на долгие годы, превратить каждый её день в пытку, изощряясь и находя новые способы… Это хорошая идея. Ну что ж, где там ваши эльфийские гестаповцы, инквизиторы или как нынче оно у вас называется? Веди уж, показывай дорогу.
        Некоторое время на её в любую пору прекрасном лице отчётливо виднелась борьба. И всё же она сдержалась и промолчала. А Вал, мечтательно подставив лицо майскому солнышку, с чувством мурлыкнул:
        - Лет пятьдесят я протяну - лишь бы та тварь не сошла раньше времени с ума… Да, кстати, у нас есть чудесный обычай - сначала всё-таки тёщу. Поначалу насладиться стонами пыток в подвале - а потом любовными наверху.
        Эльфка открыто содрогнулась от первого и непроизвольно мазнула женским взглядом по парню от второго.
        - Лучше пристрели меня здесь и сейчас, homo.
        Некоторое время Вал серьёзно смотрел на эльфийку, а потом всё-таки невесело усмехнулся.
        - Ты ведь знаешь, что она сделала. Так назови мне хоть одну серьёзную причину поступить иначе.
        Призадумавшийся ветерок шевельнул вывешенные во всех окнах Эльвенхейма белые простыни и наволочки в знак капитуляции. Принёс из-за угла мерзкий запах гниющей плоти, разметал по широкой улице незримым memento mori.
        - Ваши колокольчики звенели… - наконец решилась эльфка.
        Вал завернул пистолет в тряпицу, сунул в вещмешок.
        - Колокольчики… ты имеешь в виду поисковые амулеты? Серьёзный довод, - нехотя признал он.
        Спрыгнул с убитого бронированного зверя, шагнул ближе к эльфийке. Поднял стволом судорожно стиснутого "штурмгана" её подбородок, посмотрел вплотную в эти слегка сводящие с ума глаза. И медленно, с расстановкой произнёс:
        - Моего отца, попавшего в плен, замордовали в Освенциме. Тётку и кузину убило во время налёта драконов - вместе с половиной эвакуационного эшелона. Говорят, они страшно кричали, когда горели в вагонах заживо. Оба двоюродных брата полегли под гусеницами гномьих танков. А дядю и одновременно моего сюзерена, на моих глазах зарезала эльфийская диверсантка. Но неужели ты думаешь, что я такой же, как вы?
        Он помолчал некоторое время, а его ладонь крепко держала за подбородок точёное лицо эльфийки, не давая ускользнуть в сторону её заметавшемуся в смятении взгляду.
        - В глаза смотреть… - прошипел он.
        Эльфийский мальчишка в обносках, суетливо перебегающий через заваленную мусором и обломками дорогу, зябко передёрнулся от такого зрелища да пошустрее метнулся в тёмный проём под аркой выбитых взрывом ворот. Но лениво вылизывающий там лапу кот даже не повёл в его сторону и ухом - уж эльфов животные не боятся.
        А Вал дёрнул щекой, отгоняя обнаглевшую от тепла и обилия еды жирную муху - но потемневшему взору эльфки почудилось, будто в нём мрачным огнём горит ненависть. Оттого она пошатнулась, когда парень убрал на плечо своё верное оружие, взял её за похолодевшую кисть и положил почти галантно себе на сгиб руки.
        - Ладно уж, пошли.
        Сэр Валлентайн, рыцарь Его Темнейшества, вздохнул и посерьёзнел. Чуть склонил голову в полузабытом светском знаке почтения.
        - Ведите, уважаемая и досточтимая ma'daeni. Не буду я никого мучить - война действительно окончена. Надо же, обхохочешься - у меня и эльфийская тёща…
        Часть девятая
        Мерно позвякивало горлышко кувшина о тонкую воронку. Семь тонкостенных стеклянных сосудов, весьма похожих на большие бутылки, покорно и безучастно приняли в себя пряное и вонючее, чуть желтоватое содержимое. Впрочем, заполнены они оказались всего лишь на две трети - ровно столько перегнанной земляной нефти и требовалось.
        Сверху сосредоточенный и оттого кажущийся хмурым человек залил посудины почти доверху чистейшим маслом (полновесная серебряная монета за пинту, между прочим)
        - Вот так, бабуля. В их мире это горит и полыхает так, что просто страшно смотреть, - он чуть поколебался, и сдвоенные отблески двух волшебных шаров покорно изобразили каждую задумчивую морщинку. - Но, в нашем совсем так не выйдет - надо добавить немного магии… и кое-чего ещё.
        Щепотка ярко-жёлтого порошка из коробочки невесомой струйкой насыпалась в подставленную ладонь - а затем в другую покорно вплыла стремительно уменьшающаяся в размерах огненная воительница. Миг-другой волшебник недоверчиво разглядывал ярко светящуюся точку в своей руке, а потом обвалял её в жёлтом.
        Бульк! - обезвреженный до поры крохотный огненный демон озадаченно огляделся, оказавшись внутри здоровенной посудины с диковинной смесью. А ведьма ловко заткнула горлышко скрученной почти до толщины каната тряпицей и помогла внуку всё это дело взболтать.
        - Вот так, - облегчённо вздохнул волшебник в чёрном, когда все семь емкостей оказались приготовлены. - Поскучайте там чуть, потом уж разгуляетесь вволю…
        Вихрь ревел и завывал, словно исполинский раненый зверь. То, что он вертелся строго посреди тронной залы, упрямо произрастая основанием из раскалённого Круга Силы, мало что могло изменить - вырвавшись, эта злая воля разметала бы всё вокруг на десятки лиг. Замок всемерно был укреплён снаружи - но вот против такой подлости изнутри оказывался бессилен.
        Впрочем, пока что ничто никому и ничему не угрожало - уж мрачная и отчего-то волнующаяся ведьма и эльфийский целитель уравновесили всё на совесть. Каждой компоненте светлой Силы соответствовала своя тёмная, ни один завиточек прихотливой волшбы не выбился из кропотливо подобранного и свитого чародейства - всё же стоило признать, тщедушные магики смертных иногда добивались весьма неплохих результатов своими примитивными чарами.
        Почти не было видно, что в самом центре Круга Силы сейчас лежала раскрытая настежь старая книга в потрёпанном переплёте. И все природные и не очень феномены напрямую проистекали из её раскалённого добела нутра - волшебник и ведьма лишь довольно умело распорядились всем этим добром.
        - Держись крепче, - шепнул эльф, но ведьма строптиво поджала губы - чай, не дура, сама вижу…
        Вихрь на миг надулся изнутри темнотой, обрёл объём, переходя из плана магических энергий в мир грубый и материальный. Но поздно, поздно - оба заклинателя сразу перехватили, остановили его бешеное вращение и сбросили вниз. В то самое, зловещее подземелье, где неведомая тварь нестерпимо заверещала от этой вылившейся сверху обжигающей дряни.
        А в центре зала остались трое. Посередине стоял, чуть шире обычного расставив ноги для устойчивости, лорд Валлентайн собственной персоной, и от того радостно вздрогнули сердца уставших магиков. Под ручки он держал двух девиц - в одной глаза тотчас узнали неприлично взъерошенную рыжую ламию, а другая, судя по так и сыплющимся из красивых уст грязным эльфийским ругательствам, как раз и оказывалась…
        - Ну, здравствуй наконец, дочь наша, - Верайль отцепилась от руки лорда и волшебника, и с чувством облобызала незамедлительно прекратившую ругаться нахалку.
        - Привет и тебе, сын мой, - ламия легонько обняла и потрепала по макушке сконфуженно озирающегося парня. Она с недоумением покосилась на весело заливающийся тонким перезвоном хрустальный амулет на его груди - и лишь сейчас, с достойным кисти живописца великолепием шлёпнулась в обморок.
        Наверное, именно это обстоятельство да поднявшаяся тотчас вокруг заботливая суматоха с участием профессионально озабоченного целителя если и не слишком ослабили последующий взрыв, то перенесли его в боле благоприятное время…
        - Мерзавец! - девица потянулась рукой и легко сорвала с шеи лорда вновь радостно что-то напевающий амулет.
        Она с такой перекошенной от ненависти мордашкой швырнула безделицу о пол, да ещё и припечатала сверху каблуком, что с хрустом раздавила её вдребезги.
        - И даже не смей приближаться ко мне! - она отошла в сторону, и позволила Селине заключить в утешительные объятия свои вздрагивающие отчего-то плечи.
        Ведьма сделала внуку знак глазами - исчезни. Оттого он и не слышал дальнейшего разговора.
        - Представляешь, ба - он меня зарезал! - её заплаканное лицо вновь предательски задрожало. И вновь, вновь потекла воспетая бардами но проклинаемая прочими мужчинами горько-солёная влага.
        Селина мягко утешала девицу, ворковала о какой-то ерунде так ласково и отвлекающе, что та наконец стала затихать, пригревшись в так уютно обернувшем её ощущении защищённости. Против воли она даже стала прислушиваться, ещё хлюпая носом и пряча лицо…
        - Кинжалом в живот пырнул? Так это же очень хороший сон, девонька - и самый лучший знак, - Селина тихонько покачивалась из стороны в сторону, словно мерно убаюкивая только что безутешно рыдавшую девицу. - Ведь отчего мужчины так обожают копья, кинжалы, шпаги и прочие протыкающие штуки? Да просто оттого, голубка ты моя - что они воспринимают их вроде как продолжение или символ своего естества… там.
        Притихшая было и уже завороженно слушающая молодая красавица вновь гневно содрогнулась.
        - Нет! Никогда! - выкрикнула она в бешенстве - но всё же вырваться из цепких объятий не сумела. Потрепыхалась пойманной птицей, и плечи её вновь обречённо поникли.
        А старая мудрая ведьма вновь продолжила свою немудрёную терапию. Гладила и убаюкивала с бесконечным женским терпением, и непостижимым разуму способом вновь и вновь находила нужные слова…
        Наверное, потому волшебник и маркиз Ферри-Бэя всё же благополучно проснулся наутро в своей комнатке почти под крышей угловой башенки, откуда так славно было наблюдать смены дня и ночи над этим миром теней. Как бы то ни было, к завтраку все вышли хоть и несколько задумчивыми, но без особых следов треволнений на лицах. Равно как и безо всяких исчезнувших стараниями целителя синяков и ссадин. А уж что творилось в душе, то никого не касалось…
        - В общем, город полностью осаждён с суши - и лишь через море возможно общаться с остальным миром - это если магик воздуха не нагонит бурю, - Селина с кислым выражением лица закончила краткий обзор событий - и заодно трапезу.
        - Ладно, это решаемо, - Валентайну хоть кусок в горло нынче не лез, но день обещал быть весьма жарким, а потому заправиться следовало основательно. - Чайка, поможешь?
        Втихомолку хрустящая свежеподжаренным хлебцом (она таки распробовала и по достоинству оценила любимое лакомство дочери) Верайль обмерла - это и есть имя? Чайка? Птица мечты, светлая и чистая, свободная как морской ветер? Плохо, ой как плохо - мечтой любуются и грезят… да только, издали. Гнаться за нею пустое, уж в противном никого убеждать не надо.
        Девица неопределённо дёрнула плечом, упрямо не награждая волшебника даже мимолётным взглядом.
        - Ладно… сначала дела, сопли потом, - нехотя ответила она.
        Потом снова сделала недовольную мордашку (Валлентайн непроизвольно залюбовался этим очаровательным бантиком губ) и добавила - некий тёмный лорд в Искажённых Мирах показал себя не только хорошим солдатом, но и отменным командиром. И Зепп, стоящий навытяжку у дверей трапезной, выпрямился ещё горделивее. Уж такая рекомендация из уст одной бешеной белки стоила многих иных других.
        А Валлентайн, ощущая как внезапно забилось сердце, уронил на скатерть скомканную салфетку.
        - Тогда за мной, - проронил он уже на ходу.
        Утро на полуночном балконе, откуда почти не было видно моря, встречали редко. Но именно сюда направил свои стопы волшебник и лорд, и следом за ним неслышно следовала тоже отчего-то волнующаяся Чайка. Она напряглась и инстинктивно попыталась сопротивляться, когда серьёзный донельзя маркиз поставил её прямо на бьющий из-за башни солнечный свет и шепнул незнакомое, морозом и жаром сыпанувшее по всему телу заклятье.
        - Ага, потрепыхайся ещё мне, - он процедил что-то ещё, и его невольная пациентка обессиленно уронила вдоль тела руки - против этой откровенно чёрной магии все её умения оказывались попросту бессильны.
        На тень, затрясшуюся за спиной угрюмой и настороженно поглядывающей девицы, было страшно смотреть. Она корчилась, сотрясалась в муках - а затем всё же не выдержала, распалась на части. И пристально всматривающийся в них Валлентайн узнавал прежних обладательниц, после чего наступал на перечисленную ногой.
        - Рыжая девица… а, Мазуня - привет! Ну, ламию не признать трудно… Ариэла? Здравствуй, - он запнулся на миг, нахмурившись при виде горделиво и независимо вытянувшейся в струнку эльфки. - Вот уж не ожидал вновь встретить тебя, Тэлль из рода Виал'Дро, непокорившаяся белка… ого, дракоша - да не простая…
        При последних словах Чайка живо навострила ушки - её драконья часть сущности в основном отлёживалась себе в дальнем уголке души, добродушно похохатывая на все попытки что-то о себе разузнать. Тихушница, блин…
        - И последняя… светлейшая Сандра? Вот уж омерзительная смесь… если б удалось вас разделить обратно, троих из пяти убил бы не медля и без малейшего угрызения совести, - Валлентайн хмуро отряхнул с рук остатки заклинания, обращая на недовольную рожицу девицы ровно столько внимания, сколько та и заслуживала.
        То есть, никакого.
        В принципе, если бы Чайка перекинулась в огненно-рыжую Мазуню или легконогую Ариэлу, то Валлентайн был бы тому только рад. Уж остальные ипостаси были просто невыносимы - а нынешний вид холёной красавицы стройных, слегка эльфийских пропорций любого мужчину мог ввести в состояние тихого обалдевания и даже ощущения собственной неполноценности при виде такой красоты.
        Впрочем, лорд сейчас думал совсем о других материях.
        - Сможешь обратиться в дракону, и со мной на загривке с воздуха немного полить огнём осаждающих? Ну, и я кое-чего добавлю - да так, что там и драпать не останется кому.
        Уж кто-кто, а он тотчас признал в описаниях Кизима, Хорхе и Дея - чертовски сильных волшебников. Но в свою очередь, те тоже оказывались бессильны против
        чёрного . Против магии жизни и смерти, как порою невесело шутил Валлентайн наедине с собой. Да и первородная сила ослепительного драконьего пламени навряд ли подчинялась Кизиму как магу огня - этот хоть и мелкий, но всё же козырь стоило использовать с толком. Ну, а магия Воды, то уже резерв на самый крайний случай…
        - Вот и всё, - Валлентайн осторожно спрятал завёрнутый в мягкую рогожу последний сосуд в глубокую кожаную суму наподобие перемётных для лошадей. - От света эту лихую смесь лучше держать подальше… и от Света тоже… они называют это "коктейль Молотова"
        Селина легонько, неодобрительно покачала головой, поджав губы по своей привычке, и со вздохом потеребила внука за ухо.
        - А без смертоубийства можно? Их же там тысяч тридцать. О сиротах и вдовах, что дома ждут - как обычно, не подумал?
        Валлентайн некоторое время рассматривал свою с детства знакомую и такую незнакомую бабку, словно видел её впервые. Ну, что тут можно ответить? Да, всё оно так… да ведь, в Ферри-Бэй тоже более сотни тысяч народу - хоть и гоблинов большей частью. И раз уж назвался маркизом, будь добр, защищай всю эту разношёрстную ораву от всяких напастей. Хоть из кожи вон вывернись, а долг как ты его понимаешь, надо выполнять. Ведь власть это не только право отнимать и карать - это прежде всего ответственность за тех, кто вверил свои жизни твоему попечению. Жаль, что многие нынче о том склонны забывать…
        Молча и хмуро Селина выслушала ответ, и только вздохнула.
        - Пообещай мне, что ты хотя бы попытаешься обойтись малой кровью - ведь чувствую, внучок, умыслил ты что-то совсем уж непотребное. Короля-то и барона того угробил чисто, без посторонних? Ну хоть пообещай, а?
        Странно, однако ведьма всё же сохранила на взлетевшего так высоко и забравшего нынче такую силу внука некоторое влияние. Потому безропотно позволила тому обнять себя и с невидимой лорду легчайшей улыбкой победительницы погреть неслышно обжигающим жаром, столь изумляющим в такой близи.
        - Ладно, ба - я попробую их честно предупредить. Если не удерут сами, то я не виноват. Этого достаточно?
        Селина привстала на цыпочки и осторожно чмокнула такого сильного и красивого внука в щёку. Миг-другой всматривалась в эти усталые и чуть печальные глаза, а потом усмехнулась, чуть захолодив губы того дыханием… кожу чуть защипало, в глазах на миг всё поплыло - от благословения ведьмы обычный человек тотчас умер бы в страшных корчах быстро и, что характерно, напрочь. А чернокнижнику, да ещё и родной кровинушке, так - вроде чихнуть разок в своё удовольствие.
        В его чуть лукавой улыбке Селина сразу вспомнила того непоседливого мальчишку, который интересовался каждой на земле травинкой и каждым случайно обронённым ведьминским словом. Который едва не выжег пол-леса, по своей живости решив одним махом избавить его от жуков-древоточцев и всяких короедов. Птицы тогда удирали во все стороны, себя от усердия не помня…
        - Спасибо, бабуля - очень может быть, что пригодится, - Валлентайн ласково потёрся кончиком носа о нос родственницы, как любил делать ещё с детства - вычитал где-то, что древние приветствовали друг друга именно так. - Ну, не забудь распорядиться насчёт праздничного пира для победителей.
        Хм-м… пир не пир, а розог кто-то нынче очень даже может схлопотать - Валлентайн живо отпрянул, сообразив что отбиваться ни шпагой, ни заклятьями всё равно не станет. Помахал ладонью сыто и чуть пьяно улыбающейся Селине, что даже за минуту напилась этой пряной, тёмной и трепещущейся Силой. И вышел прочь из каморки - от вони перегнанной земляной нефти тут уже было не продохнуть.
        Кстати сказать, единственный на весь Ферри-Бэй аппарат - то есть змеевик да перегонный куб с прочими причиндалами - обнаружился в подвале вовсе не у старого и вроде как не совсем в своём уме алхимика на перекрёстке Моховой и Цветочного бульвара. Уж поисковое заклинание выяснило и доложило о том чётко. Как оказалось, вполне исправно действующим изделием владел на самом деле ушлый кабатчик Гарри. И коротышка втихаря от господина потчевал моряков не облагаемым акцизными сборами крепчайшим ромом…
        Как и отчего гоблин не украсил своею подвешенной за зелено горлышко персоною ворота господского замка, знал только сам потемневший от гнева лорд Валлентайн. Строго-настрого в этом мире запрещено было перегонять вино на чистый дух. Уж здешние на своей шкуре испытали, как хмельные пары толкают голову на всякие дурости и непотребства - а потому относились к таким делам не в пример более здраво, нежели по слухам, в других мирах.
        Во всяком случае, грозный маркиз случайно глянул за спину добротно увязанного, трясущегося от ужаса гоблина - и внезапно осознал, что вся эта разношерстная орава остроухих гоблинских детишек крепко рискует нынче остаться без кормильца. Дородная супружница и смазливая на гоблинский лад служанка без друга сердешного. Соответственно, самые известные в этом городе трактир и пивоварня - без хозяина, а это уже совсем не дело. Потому он и сделал вид, что после долгих уговоров да мольб согласился на публичное потчевание виновного вожжами - на площади перед магистратом. Ну, и штраф, то уже само собой…
        - Не то плохо, Гарри, что закон втихомолку нарушил - а то, что доверие моё обманул, - их светность прилюдно обронили в сторону уже светящего голым задом на колоде кабатчика эти слова. После чего лорд изволили круто развернуться на каблуках и удалиться, явно не желая слышать хлёстких ударов и верещания обгадившегося от ужасной боли гоблина…
        Поскольку страху на солдатню, их командиров следовало навести нешуточного, Валлентайн решил одеться в подобающие чёрному магу цвета и со всей изысканностью хоть и случайного маркиза, но вполне законоуважаемого графского бастарда. Да и великолепный чёрный плащ с огненно-алой шёлковой подкладкой прямо-таки переливался на плечах и даже в зеркале внушал поджилкам должный трепет.
        - А, вашмилость, та палка ещё! - воскликнул Зепп, с лязгом ударив себя по лбу. Приглашённый для проверки должного оказать своё воздействие внешнего эффекта сотник махнул рукой в сторону башенки лорда. - Ну та, чёрная-покрученная.
        Хех, да в самом деле - оставшийся как боевой трофей посох сгинувшего навек шамана при рассматривании вблизи наводил почтение даже на самого волшебника. Чёрный, не то узловатый не то изломанный, он обладал такой мощной магией, что Валлентайн так и не решился сжечь его или уничтожить иным способом, а так и таскал с собой среди прочих пожитков. Неплохо бы ещё нашейный круг от того мертвяцкого шамана как-бишь-его-там, но сгинул тогда полированный камень с тремя насечками, расплавился в неистовом пламени битвы.
        - Да, недурственная идея - спасибо, Зепп, - Валлентайн ещё раз взглянул на себя в зеркало и невесело усмехнулся. С этаким корявым чёрным посохом уже не просто детишек пугать, но даже и неробкого десятка взрослых…
        Жеребец робко ржал да пятился, подрагивая шкурой и старательно поджимая уши - в таком неприкрыто зловещем виде он хозяина просто боялся. Потому Валлентайн живо запрыгнул за крутой загривок поджавшего робко хвост трёхголового пса, тем не менее заинтересованно принюхивавшегося в его сторону.
        - Поехали! Да глаза поярче зажги, зараза - и морды сделай понаглее!
        Ну, уж к такому демона поощрять не надо. Так что, к полуденным воротам, невдалеко за которыми расположили свою ставку волшебники осаждающих, чернокнижник подъехал с почётом и даже комфортом - в отличие от лошадей, трёхголовый пёс нёсся почти бесшумно и довольно плавно. А заслышавшие что лорд самолично отправились пришлых постращать горожане высыпали на улицу и орали от неописуемой смеси восторга и страха. Двое пацанят от весёлого ужаса даже с дерева свалились… кажется, целитель живёт за углом - а если что серьёзное, Эндариэль в замке поможет…
        Ворота раскрылись сами собой безо всякой команды или приказа - стоило отдать должное, Зепп таки сумел организовать из банды мздоимцев и грабителей неплохо вымуштрованных вояк. Во всяком случае, стражники стояли подтянутые, без отвисающих животов или небрежно начищенных доспехов, и салютовали своему лорду вполне недурственно.
        - Вольно, орлы! Не забудьте открыть, если мне срочно отступить понадобится… - рябой гоблин-десятник стражи слегка побелел от ужаса, когда одна из кошмарных, роняющих на булыжник языки огня из пасти голов вдруг шумно принюхалась к тому.
        Но всё же тот, мгновенно и вовсе не маленько побелев лицом, доложил - не извольте сумлеваться, ваша милость. Приказы получены, солдатам всё растолковано. А на башне уже две баллисты заряжены, да магики-подмастерья при них; в переулке платунг конницы наготове стоит. Если что, маленько даже поможем своему лорду, поддержим.
        Про скромно дожидающуюся за углом Чайку десятник ещё не знал…
        - Хорошо, - Валлентайн кивнул и уже на прощание распорядился. - К колокольцу прислушивайтесь - те магики сильные как удар грома. Если что - сразу в укрытие.
        И вновь безжалостно пришпорил навёвшими бы тоску на любого коня шпорами бока своего диковинного скакуна. Пёс лишь взвыл весело, и вновь припустил вперёд, с любопытством поглядывая и принюхиваясь во все три стороны - похоже, за пределами замка ему бывать давно не приходилось.
        Валлентайн поднял голову вверх. До полудня, когда рассеется бабулино чародейство, оставалось примерно часа полтора времени - вполне достаточно для задуманного. А если не выйдет, многое из прежнего тогда уже не будет иметь ровным счётом никакого значения…
        Встречные солдаты пялились весьма почтительно и не разбегались лишь оттого, что и бежать-то, собственно, оказывалось некуда. Уж маячащие в тылу мелкие отряды кавалерии и грациозных ламий хоть и не представляли для армии особой угрозы, но удирающих одиночек прищучат враз.
        - Покормите его, - благодушно бросил Валлентайн, наконец слезая с горячей собачьей спины у подножия придорожного холма, где раскинулась яркая командирска палатка, а в тени клёнов как раз кстати трое магиков проводили совещание с армейскими чинами.
        Вспотевший посто до неприличия пехотный полковник осторожно поинтересовался - а чем же питается эта адская зверюга?
        - Да пару-тройку солдат нерадивых скормите ему, не жадничайте, - благодушно отозвался Валлентайн и с приличествующей его положению важностью проследовал вперёд, не обращая на изумлённого вояку никакого внимания.
        - Обойдётся, не кормите тварь! - отозвался с вершины холма озабоченный чем-то Хорхе - уж он-то знал, что трёхглавый пёс может ничем не питаться годами.
        - Приветствую вас, господа… дамы и господа, - поправился Валлентайн, заприметив в толпе офицеров нескольких скупо одетых по такой жаре амазонок, а также пару приятно-округлых гномелл среди их бородатых соплеменников.
        Ответные приветствия оказались хоть и столь же вежливыми - но куда менее искренними. Почти сразу выяснилось, что настроены осаждающие решительно - разрушить и выжечь гнездо чернокнижника дотла, сил и средств для того хватало. Особо озаботиться изничтожением самогО чернокнижника, а также его злокозненной бабки-ведьмы.
        - Ну что ж, намерения серьёзны и вполне понятны, - Валлентайн кивнул и задумчиво повертел в ладонях чёрный посох, от одного только близкого присутствия которого отчётливо бурчало в животах у ближних к нему людей. А нескольких представителей и представительниц эльфийского народа вообще пришлось отправить… вернее, отвести и даже отнести к лекарям дабы привести в чувство.
        - А теперь послушайте сюда, - он встал наконец с ящика из-под стрел, предоставленного ему в качестве сиденья, расправил крытые столь эффектным плащом плечи. И его слегка усиленный безобидным заклинанием голос разлетелся далеко вокруг.
        - Вы перешли дорогу чёрному магу, пошли на меня войной - и я не вижу причины щадить вас. Но меня нынче очень, очень хорошо упросили дать вам шанс… - он чуть склонил голову как бы в скорбном задумьи, и продолжил лишь несколько ударов сердца спустя. - Ровно через пять минут я уничтожу все ваши укрепления, передний край - вместе с припасами, гномьими катапультами и осадными машинами. Кто хочет жить, удирайте.
        Спустя пару мгновений на поцарапанном и выкрашенном в защитный цвет ящике остались лишь песочные часы, и взгляды многих сотен глаз не сразу оказались в силах оторваться от сияющей на солнце стеклянной безделицы с пригоршней песка внутри. А отсюда, в обе стороны по дуге осаждающих войск уже мчались две волны тревожно взметающихся голосов - уж слово чёрного мага не шутка…
        Когда Кизим, прикрыв от света глаза ладонью, всмотрелся в пикирующую со стороны солнца огромную тень - нет, земля не ушла из-под ног опытного волшебника, как обычно пишут о том никогда не бывавшие на переднем крае борзописцы. Нет, маг огня просто понял в тот миг, что битва проиграна. С холодеющим сердцем он внезапно настолько остро почувствовал и осознал бренность своих тела и души, словно вдруг проснулся от сладкой и беззаботной дрёмы.
        - Не думал, что на свете бывают живые драконы, - невесело признал он, кое-как удерживая голос в ноте от совсем уж истерического воя. - А что в подчинении чернокнижника, и подавно.
        Хорхе и Дей стояли рядом, и от них отчётливо исходила рябая дрожь боевого азарта со страхом пополам. Ведь на драконов не действует магия кроме их собственной - да и чернокнижник если пошепчет чего сверху, прямо в беззащитно суетящуюся под ним армию, то и впрямь на рынке потом скелеты подешевеют…
        - Что делать? - порывистый Хорхе судорожно смахнул стекающий на глаза пот.
        Кизим ещё раз прислушался к доносящемуся трепету магического эфира оттуда, где дракон плюнул огнём, и в полнеба поднялось ослепительное даже в знойный полдень пламя. Против этого лично он бессилен…
        - Ого! Это что-то новенькое! - Дей тоже пристально смотрел в ту сторону, и стоило признать, что очередная вспышка заставила испуганно присесть всех троих.
        Это оказалось нечто настолько уж чужеродное, настолько сильно полыхала сама земля и даже натасканные солдатами на укрепления камни, что опытные волшебники поневоле попятились.
        - Да уж, что-то особое чернокнижник таки разузнал в искажённых мирах, - невесело признал Кизим - это ярко-жёлтое, почти бездымное пламя очень ему не понравилось.
        Но когда из полосы огня и дыма начали вырастать светящиеся фигуры неистовых и неукротимых в бою огненных демонов, охрипший Хорхе предразнил сам себя:
        - Что делать, что делать… удирать!
        К слову, сам он уже бежал в строго противоположном от города направлении. Уж жизнь и многочисленные схватки живо научат, когда можно и нужно удирать подальше. Оба других волшебника если и отстали, то ненамного. Уже возле ручья они остановились и оглянулись.
        То место, где они только что стояли и обсуждали, оказалось слишком близко от позиции гномьих катапульт. Вот из раскалённой лазури неба снова упал огромный и хищно-красивый в гневе дракон. Изумрудный красавец гневно дохнул вниз струёй огня. Но чтобы и того не оказалось мало, сидящий на его спине Валлентайн, отсюда кажущийся чёрной мошкой, швырнул вниз ещё что-то… в общем, полыхнуло так, что даже на таком расстоянии в лица пахнуло жаром. А когда из клубов дыма на месте сгоревшей батареи появился очередной огненный демон, волшебники не сговариваясь припустили дальше - туда, за ручей, на холмы той стороны!
        Надо признать, вся армия драпала столь же усердно и прилежно. Солдаты, сержанты и даже офицеры бросали оружие, доспехи и всё прочее, лишь бы пошустрее унести ноги.
        - Да, столь впечатляющего разгрома мне давненько не случалось переживать, - сокрушённо признался кое-как отдышавшийся Дей. Маг земли привычно вырастил из макушки холма подобие широкой земляной ступени, куда все трое волшебников и уселись, утирая пот и пытаясь унять колотящиеся в страхе конечности.
        - А всё же, господа, стоит признать - нас попросту пощадили, - невесело признал Кизим и утёр с лица перемешанный с пылью и копотью пот.
        Подоспевший с докладом чумазый капитан эльфийских лучников нехотя покивал.
        - Я успел вывести всех своих - но запасы стрел, тетив и ремонтных частей… - он обречённо махнул рукой и просто сел у ног волшебников, наблюдая величественно окруживший городские стены пожар.
        Дракон завершил весь свой огромный полукруг, а затем полетел обратно, кое-где подправляя недоделки. Впрочем, на приотставших удирающих он внимания не обращал… при его пролёте шурующие в том аду огненные демоны приветствовали крылатого красавца восторженным басовитым рёвом. А тот величественно воздел крыла, последний раз обозрел сверху всё зрелище и наконец исчез где-то в городе за пачкающими небесную синеву клубами дыма.
        - Жаль, художника у нас с собой нет, - признал эльф и покачал чуть закурчавившимися от жара золотыми лохмами. - Впрочем, я попробую написать эту картину - не так стыдно будет перед потомками сознаться в позоре…
        Вода в ручье заплескалась, заплюхала, и немного пришедшие в себя беглецы узрели весело и как ни в чём ни бывало прыгающего в их сторону трёхголового пса, на котором восседал чернокнижник с корявым посохом наперевес.
        - Всё же, проявили благоразумие, - Валлентайн безо всякой даже тени насмешки поглядел на жалкое подобие ещё недавно грозной армии и их неуютно чувствующих себя командиров. - В общем так, дамы и господа - ровно в полдень вы привозите к полуденным воротам Ферри-Бэя выкуп. Всё золото, серебро и камушки, что только можно найти в ваших кошелях и тыловых повозках интендантов, снабженцев и прочих маркитанток.
        Он в сомнении покосился на кислые физиономии гномов, которые огорчённо перебирали свои полуобгорелые и намокшие бороды.
        - Если величина выкупа меня устроит - ведьма тотчас вернёт вам тени. А я как лорд и чёрный маг даю вам слово, что не стану мешать вашему скорейшему возвращению в свой мир… даже немного поспособствую.
        Он погрозил посохом попытавшемуся выстрелить в него эльфийскому лучнику. Вернее, тот совсем выстрелил - но белооперённая стрела, в упор пробивающая даже гномьей выделки доспехи, отскочила с жалобным звяканьем от разодетого в шелка чернокнижника. Несколько неуверенных, больше на пробу, огненных шаров Кизима Валлентайн и вовсе проигнорировал эдак великосветски. И даже оказался столь щедр, что поймал их и позволил трёхглавому псу проглотить это никогда не пробованное лакомство.
        Судя по тому, как все три головы радостно взвизгнули, когда в их глотках исчезла магия огня, а также по тому, как помелом заходил из стороны хвост выжидательно уставившейся на Кизима твари, угощение той явно пришлось по вкусу.
        - Балаган какой-то, - мокрый Хорхе (он упал прямо в ручей, когда бежал через него) и унылый Дей с обгоревшими бакенбардами переглянулись и даже не стали пытаться.
        Валлентайн улыбнулся на прощание, благоразумно не выводя трёхголового пса на берег. Поди разбери, какая тень под ними…
        - Я предложил вам разумный, почётный и вполне реальный путь вернуться домой. Без особых потерь среди личного состава, со знамёнами и незапятнанной репутацией - выжить после схватки с чернокнижником это большая удача, знаете ли. Но, в следующий раз столь благодушным я не буду, учтите… - и шевелением ног развернул недовольно чихнувшего огнём пса обратно.
        И едва проводившие его взглядами сумели захлопнуть отвисшие челюсти, как ещё дрожащий от только что пережитого ужаса капитан эльфов подхватился на ноги.
        - О великий Иллуватар! Что же мы сидим - до полудня всего полчаса осталось! Вы как хотите - а я растрясу своих стрелков до последнего цехина и таки верну солдат нашего рода под своды Вечного Леса живыми… - он бесшумно скользнул под лесную сень.
        Больше всех ворчали и даже вопили скуповатые и прижимистые, как у них водится, подгорные рудокопы, кузнецы и воители. Вовсе было схватились они за свои секиры - но Кизим вполне резонно предложил, что бородачи могут оставаться здесь, и послужить сырьём для производства некромансером скелетов.
        - Думаю, за ваши он выручит по целых три серебрушки… - проронил маг огня, тщательно пряча в глазах усмешку.
        Гномы ещё долго кипятились и разорялись - но к тому моменту, когда отсчитывающий возле ворот последние оставшиеся мгновения Валлентайн уже покрылся от страха, что всё разоблачится, холодным потом - всё же бородачи притащили два тяжеленных и приятно ласкающих слух позвякиванием сундука. Три от людей и эльфов уже стояли у широко, по-хозяйски расставленных ног чернокнижника, и тот лишь сейчас поверил, что он всё-таки победил. Тонкой, неверной оказалась тропочка к нынешнему моменту, но сумел он пройти её… а вот и тени объявились… Порядок!
        Отправив несколько отрядов кавалерии сопроводить отступающих, Валлентайн тут же выделил и ещё один пехотный - в походном лазарете неудавшейся осады оставалось некоторое количество обожжённых, а также от ужаса крепко заболевших главою. Ну, и дюжина с бунтующим с перепугу брюхом.
        - Ладно, пусть отлежатся немного - прокормим, не обеднеем, - он ещё сумел величественно и холодно кивнуть на прощание, и даже степенно уйти за угол ближайшего к воротам дома, прежде чем позволил тошнотворно вращающимся перед взором небу и земле чудным образом поменяться местами…
        Так плохо ему не было ещё никогда. Чайка в ипостаси дракона швырялась огнём беззаботно как гоняющий кошку игривый щенок, и Валлентайну приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы почти не подвластная ему стихия огня не расплёскивалась слишком уж сильно по сторонам. Чтобы пламя не испепелило и не прожгло насквозь многих весьма нерасторопных или слишком уж безрассудно смелых, убегающих последними. И теперь он вполне представлял, как чувствует себя выкрученная и хорошо отжатая тряпка… судороги вновь сотрясли его удерживаемое слугами и друзьями тело - с тем, чтобы завершиться спазмами от желудка к горлу.
        - Ох, мать-моя-женщина, до чего же плохо… - кое-как простонал он и обмяк, чувствуя как по коже струится холодный пот.
        Впрочем, вполне возможно, что то на самом деле оказывались ещё прабабкины зелья ведьмы или же лёгкая, невесомая целительская магия эльфа - Валлентайн сообразить толком не успел - его вновь и вновь выворачивало наизнанку прямо с края своей постели, куда его уже в забытьи приволокли огненные воительницы.
        - Зачем было так напрягаться, наводить страху на ту армию? Можно было и послабее, - Эндариэль что-то изменил в своих чарах, и извивающемуся в судорогах волшебнику стало чуть полегче.
        Настолько, что сквозь буханье и колокольчики в ушах удалось расслышать бесцеремонный подзатыльник, а затем и ворчание Селины.
        - Дурачина ты остроухий… он же наоборот, усмирял огонь, чтоб как можно меньше народу попалило. Он ведь обещание дал мне - а слово моего внука даже крепшее будет, чем чернокнижное!
        Эльф смущенно заткнулся и продолжил своё дело. А мрачная как ночь Чайка у окна, от которой за лигу несло гарью, проворчала, что так оно и было - дракошка за проведенные в могиле тысячелетия почти забыла, как аккуратно обращаться с первородным пламенем.
        - Грубовато сработала, чего уж тут, - она с наслаждением потянула носом залетевший в окно порыв ночного ветерка.
        Славно повеселившиеся нынче огневики вновь скромно прикинулись пламенными копиями прежней Тэлль и теперь дежурили на верхушках башен, добавляя праздничной иллюминации бурно отмечающего победу Ферри-Бэю. Если бы горожане знали - как же худо сейчас приходилсь уже почти обожаемому в народе маркизу и волшебнику! Но умница Верайль прихватила с собой одну огненную девицу (башен-то шесть) и с почётом посещала все места, не забыв отметить вниманием и визитом ни торжественное собрание в купеческой гильдии, ни расставленные прямо на пристанях столы грубоватого пиршества моряков, ни кварталы работного и ремесленного люда.
        - Мой сын очень, очень устал, стараясь по мере возможности пощадить солдат противника. Ведь истинно великому правителю свойственно великодушие, не только жёсткость? - эти слова слушали жадно, забывая даже про кубки и чаши в руках, и тонкие речи ламии находили самую благодатную почву и горячую, даже ревнивую поддержку в простых и честных сердцах.
        Какого ж ещё маркиза надобно славному Ферри-Бэю? Вот они, сегодня и город защитили и даже выкуп с лихих людей и елфов стребовали, поместили часть в Купеческий Банк. Чтоб, значит, торговому и работному люду условия и кредит создать. Да пожертвовали на вдов и сирот - таковое обхождение в здешнем мире оказывалось и вовсе в диковинку. А себе ни цехина не оставили! Вот именно последнее так потрясло и даже расстрогало почтенных или не очень горожан, что уважение к лорду и волшебнику взлетело уж и вовсе в недосягаемою высоту.
        - Как их сиятельство отдохнут и поправят силы, то непременно, обязательно заглянут к вам! - ламия сладко улыбнулась пирующим и залихватски тяпнула очередную стопку опостылевшего за один этот вечер сока…
        - Ладно, Эндариэль - полчаса лорд без тебя продержится? - когда блаженствующяая в ночной прохладе у окна Чайка перекинулась ликом в светлую магичку, не приметил никто. - Нам всё же стоит сказать несколько слов членам Совета Магов.
        Валлентайн при виде этой не сдержал проклятий - но всё же, ноги не держали его даже в ярости. Магии не оставалось ни капельки, даже в тайных закромах.
        - Шпагу мне! - в бессилии прохрипел он, когда заботливые руки вновь водворили обессиленно упавшего волшебника обратно на кровать. - Проткну эту светлую стерву - и тогда можно умирать спокойно, с чистой совестью… аргх-х…
        Селина отмахнулась от встревоженно вскинувшейся светлой волшебницы - не видишь, что ли? Их милость в беспамятстве от гнева, ступай с глаз долой пока… и та с незабываемым выражении на породистой мордашке тут же выскочила в дверь, утаскивая за собой эльфа…
        Они наконец встретились под луной за дальним лесом. Да только, век бы не вспоминать ту встречу - уже почти успокоившегося и даже немного воспрявшего духом Кизима словно обухом по затылку приложило, когда он вблизи попытался рассмотреть, какая же теперь она, ставшая словно совсем чужой Сандра.
        - Я не вернусь, - глаза красавицы подозрительно сверкали в ночи аметистовыми брызгами, когда она сняла с шеи столь вожделенную для многих цепь Совета Магов и быстро, словно ожёгшись, сунула её в ладонь хмурого Дея.
        - Да и я тоже не скоро появлюсь под сводами Вечного Леса, - слегка ссутулившийся от усталости и оттого ставший чуть ниже эльф тоже вернул знак высшей магической власти. - Ведь чернокнижник оказался моим внуком… а та по навету сожжённая в Имменоре ведьма - дочерью… будь прокляты два кичливых вельможи… И не обижайтесь на моё решение, друзья. Мне ещё долго искупать перед Валлентайном свою вину.
        Три оставшихся волшебника переглянулись. Вот это новость, так новость! Долго о том ещё будут шептаться по углам посвящённые в тайну, и ломать голову в догадках в ней несведущие!
        Голос Хорхе словно охрип на ветру подвластной ему стихии.
        - Ну ладно, родная кровь, это я понимаю - но ты, Сандра! Воплощение и украшение самого Света… отчего ты? Ну не верю я в пылкие чувства - твои к чёрному , - он с презрением словно выплюнул последнее слово.
        Напуганная было присутствием совсем рядом столь грозных сгустков Силы цикада вновь несмело подала в ночи свой голос, когда волшебница наконец ответила. Да так, что все остальные крепко призадумались, когда в лунном сиянии выткались негромкие и чуть горькие слова.
        - Я изменилась. Не просто стала дестикратно сильнее, но очень изменилась. Возможно, изберу тёмную сторону силы, даже скорее всего так и будет. Когда-нибудь мы наверняка встретимся в бою - по разные стороны. Забудьте меня… лишь знайте, что я ни о чём не жалею , - последние слова она то ли пропела, то ли с особым нажимом произнесла, будто пробуя их на язычок.
        Кизим хмуро поворчал, что всё равно не видит причины Сандре оставаться в этом проклятом мире теней. Она друг - из тех, которых принимают какими они есть.
        - Пошли - мы поддержим тебя и примем любой, - но волшебница лишь покачала головой.
        - Когда-нибудь вы догадаетесь - или поймёте - отчего я поступила так. Надеюсь, вам не станет от того очень больно и горько…
        Хорхе на прощание снял с железных колец на поясе свою короткую шпагу и протянул её эльфу. Кизим осторожно поцеловал ледяные сейчас пальчики Сандры, а насупленный Дей просто обнял всех каким-то непостижимым образом и тяжело вздохнул.
        - Ладно, пошли - без нас армии переход домой не сделать. Заходите как-нибудь в гости - просто поболтать. Да и из Ледяной Бездны мы кое-что любопытное притащили, - он ещё чуть натужно хохотнул, предложив создать объединённую магическую гильдию двух миров.
        Идея, в принципе, выглядела неплохо - тем более что Эндариэль без ложного смущения заметил: внучок как волшебник силой ох как одарён. Если в ближайшие лет сто не угрохают, опыта наберётся и тогда самое оно будет.
        - Так что, когда-нибудь ждите в гости - уже наш, здешний Совет Магов, - Сандра на миг просияла чистейшим белым светом, так напоминающим снеговые шапки самых высоких гор.
        Эльфийский целитель посоветовал присмотреться в качестве его замены к главе гильдии магов Фалинора. Немного молод - но говорят, с возрастом это проходит. Зато силён… Сандра в свою очередь предложила одну опытную ведьму из предгорий.
        - Кстати, в ней отчётливо чёрная полоска обозначается - возможно, вам будет очень кстати на будущее.
        Покидающие этот мир приняли совет друзей с благодарностью… а затем, осознав что просто тянут и тянут время, неловко распрощались ещё раз и убыли в радужном мельтешении магии. Вместе с ними исчезли не только опять вернувшиеся к своим хозяевам тени - кусочек прежней жизни словно часть души ушёл вместе с ними.
        - Ох, что же это я? - Сандра досадливо дёрнула щекой. - Телепортироваться обратно в Ферри-Бэй теперь мы не можем, ведь уже не высокопоставленные… члены.
        Она хмуро хихикнула на собственную пошлость, а потом милостиво приняла руку помощи от эльфийского целителя да под ручку с ним направилась в ту сторону, где на постоялом дворе можно было надеяться раздобыть в такую ночь пару лошадей.
        - Да хотя бы одну, фриледи - я и на своих двоих от обычной клячи не отстану, - а всё же, в голосе эльфа сквозила неприкрытая грусть…

* * *
        С моря прилетел полуденный ветерок, шевельнул листву старой и покрученной невзгодами айвы, неизвестно зачем выросшей здесь, на нависающей над бухтой круче. Зашелестела скупая листва, затрепетали короткие ленточки, которые по объявившейся невесть когда и незнамо зачем традиции тайком повязывали здесь как знак или просьбу в своих желаниях.
        Больше всего здесь было безыскусных, полинялых от времени посланий от влюблённых, полыхающих в истинном зрении нежными, переливающимися сполохами. Встречались и от капитанов уходящих в дальние края кораблей - с робкой просьбой незнамо кому о благополучном возвращении на родину. Эти светились спокойной силой добротных, несуетливых морских скитальцев. Попадались и ярко-огнистые… вон ту, к примеру, по весне завязала молодая гоблинша, когда решилась не словом а делом отомстить увёвшей жениха лукавой сопернице.
        Лёгкий ветерок шаловливо взъерошил ещё крепкое дерево, отчего на миг показалось, будто в конце лета старая айва вдруг решилась зацвести сотнями белоснежных, мягко-розовых и ярких, плещущихся в воздухе цветков…
        Она приподняла склонённую в думах голову, несмело улыбнулась ветру и сотням словно к ней обратившихся сердечных просьб. Сидеть тут, на нагретых солнцем камнях и слушать яростно пылающие или же наоборот, ласковые отголоски былых страстей - это оказывалось куда как занятно.
        С этого места, пожалуй, самого высокого на берегу бухты за исключением скалы с замком, вид открывался настолько великолепный… даже и не только в виде дело. Наверное, таки истинно мудр был тот или та, кто посадили здесь крохотный саженец и в меру умений подпитывали с трудом укоренявшийся в неподатливой каменистой почве росток новой жизни - Чайка положила ладонь к основанию узловатого ствола да тоже выплеснула втихомолку из руки немного животворной силы.
        Втихомолку - потому что по ведущей снизу немного облагороженной тропе сюда кто-то упрямо карабкался. Не стоило даже и любопытствовать магическим вниманием за угол скалы, чтобы различить то взволнованный шёпот, то взлетающий смех, то многозначительныю тишину, когда уста встречаются с устами - то очередная пара влюблённых сердец решилась влезть на эту верхотуру, чтобы робко объявить небесам о себе.
        Чуть подумав, Чайка решила не прятаться и не удирать дабы не нарушать уединения парочки и не обламывать им благородные намерения да их чистые помыслы. Наоборот - она села поудобнее, прислонившись спиной к крепкому, еле заметно покачивающемуся стволу, чуть причесала взлохмаченные игривыми порывами золотистые лохмы и даже сделала эдакую возвышенно-одухотворённую мордашку. В профиль к уже почти взобравшимся, и носом чуть вверх - туда, где дневная луна старательно изображала из себя надгрызенную серебряную монету на лазурном покрывале неба.
        Недавно ураган пригнал в бухту Ферри-Бэя истерзанный барк мореходов с дальних островов, и его экипажу дали приют на берегу да оказали помощь целительством. А гильдия купцов и моряков под выжидательным взглядом маркизы Верайль покряхтела-почесалась, да и выделила на ремонт потребное количество леса, смолы и железа. И вот теперь, сын капитана с того парусника и дочь сотника Зеппа? Снюхались уже, молодёжь…
        - Я уж думала, вы так и не решитесь, - негромко заметила Чайка, не поворачивая головы в сторону робко переминающейся с ноги на ногу парочки.
        И лишь затем скосила глаза на неприкаянную физиономию парня и смущённую мордашку робко прижимающейся к нему девчонки. Как там говорил Валлентайн в одной из реальностей? Когда особого выбора нет, нужно уметь работать с тем, что имеется?
        На суше небольшая армия Ферри-Бэя с поддержкой племени ламий уже внушила ближним соседям должное почтение - да и магия обеих маркиз-ведьм тоже дело нешуточное. А вот на море… вкрай необходимо было создавать флот. Военный - а это означало… да много чего означало. И мореходную школу, и новые конструкции кораблей, и иные принципы формирования экипажей. Морскую пехоту, которая своими десантными операциями так впечатлила одну эльфку в иных мирах. И если вот эта парочка, чудным образом объединившая в себе династию моряков и древний воинский род, не есть знак свыше, то уж и не знаю.
        - Подойдите ко мне, - тихо и загадочно объявила Чайка. - Я засвидетельствую ваши чувства - и даже похлопочу о вас перед небесами.
        Она всем телом перекатилась набок, пристально всмотрелась в гордо выпрямившегося парня и счастливо улыбнувшуюся девушку. Да уж, эти смогут - и награждать надо будет землями да наследственными титулами. Их и их потомков, только тогда Ферри-Бэй со временем станет блистательной столицей всего этого разрозненного и взбалмошного мира теней.
        От её благословения глаза восхищённой парочки заблистали, а и без того взволнованные сердца застучали так, что то уже можно было даже услышать со стороны. И когда две руки - крепкая парня и изящная девичья - потянули кончики ленточки в разные стороны, образовав на ветке кокетливый, трепещущий на ветру бантик, только тогда Чайка позволила себе легонько улыбнуться. Ах, как же это прекрасно, выкрикнуть однажды…
        Всем ветрам и ураганам, всем стихиям и богам - знайте, мы есть! И мы вечно будем!

* * *
        Эндариэль наконец закончил смаковать воду из бьющего под скалой ключа. С ладони его ещё сорвалось несколько блеснувших драгоценной влагой капель, а он поднялся на ноги и одобрительно кивнул старому кочевнику.
        - Что ж, вождь Ахмет… как разбирающийся в таких делах эльф и как целитель милостью богов, я подтверждаю - источник очень хорош. Он никогда не иссякнет, и его вода несёт на себе благословение. Возможно, когда-нибудь она даже станет если не священной, то целебной.
        Тот кое-как поклонился со своей кривой спиной. Не столько чтобы показать уважение знатному гостю, сколько дабы скрыть блеск вымахнувших на глаза слёз. Своя земля! Свой край, который с полным правом можно назвать родиной - уже трое детей родилось здесь с той поры…
        - Послушай, старик, - Эндариэль посмотрел в сторону, на скопище кибиток и юрт, на поднимающиеся среди них дымки костров. - Если хочешь, я поговорю с парой своих друзей в Вечном Лесу… теперь здесь есть вода - да и место ты выбрал хорошее. Светлое, чистое. В общем, если ты не против, тут можно насадить рощу, а со временем вырастет и лес.
        Из-за склона каменистого, поросшего жёсткой травой холма вымахнула несущаяся во весь опор молодая ламия. Она хохотала и визжала - и точно так же вопил от радости малыш лет пяти, которого белобрысая четвероногая оторва катала на своей спине и который сейчас крепко обнял свою не совсем лошадку но и не совсем человека за талию.
        - Не щипайся, Улан! - ламия встряхнула волосами, отчего они загорелись под солнцем словно снег высоких горных вершин, снова засмеялась бьющему в лицо ветру и плавно сбавила ход.
        У крайней юрты она аккуратно отцепила со своей спины протестующего мальчугана и передала его на руки осторожно благодарящей матери в потрёпанном бурнусе.
        - Береги малыша, Гюльчатай - хороший наездник из него будет, я-то чувствую, - женщина осторожно улыбнулась и поставила сынишку наземь.
        А ламия помахала на прощание ручкой, сделала восхищённо запрыгавшему мальчишке
        козу . И вновь бесшабашно да во всю прыть, как у ламий обычно и водится, понеслась сюда.
        - Привет, Ахмет! - не без весёлости скаламбурила она, скорчив злобную и уморительную мордашку вождю, и чуть посерьёзнела. - Рада встретить и тебя, остроухий демон зелёных лесов.
        Эндариэль скромно усмехнулся по своей извечной эльфийской беспечности. Осознавать, что в этом мире все искренне считают тебя демоном, выходцем с того света - ощущеньице это порою то забавляло, то раздражало до чрезвычайности. Но всё-таки, здешние немного уже то ли притерпелись, то ли присмотрелись. Да и слушок насчёт могучего целителя, приходящегося здешнему маркизу дедом, от которого их милость унаследовали не только силу, но и умения к деликатным делам, внушил обитателям окрестных земель должное уважение…
        - Привет, свиристёлка, - нарочито сварливо ответил эльф.
        Девчонка, почти ещё дитё, которой и лентой-то на груди закрывать ещё почти нечего было, мгновенно окрысилась. И даже сделала вид, будто её изящная полудетская рука всерьёз нашаривает притороченное на ремешках к спине копьецо.
        Впрочем, поприветствовавший гостью Ахмет даже и не надумал этим озаботиться. Равно как и эльф, который не стал ломать остроухую голову - отчего именно эта легконогая ламия постоянно беззлобно язвит и прохаживется по его поводу.
        - Ахмет - этот эльф оскорбил меня, или же смертельно оскорбил? - смеющиеся глаза приплясывающей от избытка веселья негодницы озарились адским пламенем.
        Каждый раз они при встрече устраивали маленький турнир лицедеев - и далеко не всегда победа оставалась за умудрённым жизнью и знаниями эльфом.
        - Да нет, госпожа Делия - свиристёлка это птичка такая, поёт красиво, - вождь осторожно усмехнулся в предвкушении.
        Ну, точно - та мгновенно перевела взор на утирающего от воды губы эльфа и чётко, разборчиво и чуть ли не высоким слогом послала того. Да так витиевато, гнусно и в то же время без единого запретного при детях словечка, что оба мужчины покатились с хохоту. Это уметь надо, так искусно сплести оттенки смыслов с недомолвками, чтоб вроде и всё прилично - но если вдуматься, выходит просто сущая похабень…
        - Ладно, Ахмет - раз уж я завернул сюда, посмотрю твоих людей, научу паре-тройке секретов твою шаманку, - эльф со вздохом поднял перед победно улыбнувшейся ламией руки. - И спину твою подправлю… если ты не против.
        Тот задрал руку и осторожно почесал означенное место кривоватым посохом - тем самым, потерявшим после образования источника свою силу, но из уважения непременно носимым при себе. Оно вроде и неплохо - да ведь, одежонку и халаты перешивать придётся… Но с другой стороны, можно будет подкатить к вдовой Зульфие, так и не нашедшей себе нового мужа?
        Эльф и ламия жизнерадостно захохотали, когда согбенный вождь на пробу изложил свои сомнения.
        - Ох уж, старый греховодник! - Делия для виду погрозила пальчиком.
        Эльф, правда, одобрил. Если есть шанс, что появится новая жизнь… это дело они всемерно и всецело поддерживают, остроухие-то. Потому от источника к посёлку Ахмет шёл в приподнятом настроении и с каким-то новым блеском в глазах. Да, предчувствие старого вождя тогда не обмануло - жизнь потихоньку налаживается. А новый маркиз здешних земель прислал своего елфа не подати вышибать, а помочь племени укрепиться да на ноги встать. С умом действует их милость. Наведаться как-нибудь с поклоном да подарком, что ли?
        И вот в таких вот безоблачных и даже приятных размышлениях старый Ахмет рядом с этими двумя и направил свои чуть кривоватые ноги потомственного кочевника уже не просто к стойбищу - к дому.
        Свой дом, родина… как же сладостно не просто слышать, а осознавать эти простые и немудрёные слова! Век бы смаковал и смаковал их на губах, словно драгоценную воду посреди раскалённой пустыни вечных странствий…
        Часть десятая
        Они встретились перед рассветом. Два сильных, если не сказать могучих волшебника. Перед тем они долго стояли на вершинах пологих холмов, пристально всматриваясь друг в друга, прицениваясь и чуть ли не принюхиваясь к обоюдным намерениям.
        Бритоголовый, от одного лишь отголоска силы которого светился алым и сгорал сам воздух, сделал свой шаг первым. Медленно поднялась его рука и сорвала с широких плеч огненно-алый даже в неуверенных отблесках с восхода плащ. Миг-другой чародей всматривался в непроглядную для обычных глаз пелену, а затем тряхнул головой, словно отбрасывая последние сомнения - и неспешно зашагал вниз.
        Его соперник смущал взор и ум цветами своей излюбленной ночи. Правда, не полыхали вокруг него зарницы, не сновали могучие и покорно заглядывающие в глаза демоны. Никакой эффектной и столь обожаемой зрителями или борзописцами показухи - но человек знающий подтвердил бы, что и за чернокнижником сила обреталась нешуточная. Он помедлил, но тоже уронил с плеч замерший в безветрии плащ да повесил его бесформенным комом на воткнутую в холм шпагу. И столь же степенной походкой знающего себе цену человека направился навстречу.
        - Всех ли выздоровевших ты отправил в ваш мир, Кизим? - поинтересовался он вместо приветствия.
        Тот легонько покивал, отчего-то не поднимая глаз. Есть такие слова, произносить которые не обязательно. Всё уже решено, и возврата нет.
        - Ты отнял у меня друга, - голос мастера огня оказался чуть хриплым, словно он наглотался ледяного ветра, а потом не счёл нужным или возможным обратиться к целителю. - Знаешь ли ты, скольких я уже потерял?
        Он зачем-то посмотрел вправо - туда, где невидимое солнце не спешило подняться из-за дальнего леса, словно страшась увидеть то, что произойдёт здесь и сейчас. Медлило, никак не хотело освещать и освящать своим светом… хотя, вполне возможно, что на самом деле чёрный маг что-то подправил в течении времени этого мира теней…
        - Ночью они иногда приходят ко мне. Нет, они не говорят… просто стоят и смотрят на меня - те, кого я последний раз видел живыми и здоровыми. А другие, чьи обгорелые и изуродованные останки я своими руками отдавал месту вечного отдохновения… знаешь ли ты, что такое потерять друга? - почти выкрикнул Кизим с исказившимся от ярости лицом. - Мы с Эндариэлем вместе строили наш мир уже тогда, когда одна ведьминская сука ещё даже не забрюхатела тобою!
        Валлентайн стоял молча, с тёмным вовсе не из-за скупого освещения лицом. Ну что тут ответить… бывает так, что у вас своя правда - а у нас, извините, своя. Сошлись, схлестнулись две силы, подстёгиваемые долгом и желанием. И ничего тут не попишешь, не скажешь и даже не поделаешь. Отчего так - вроде никто тут не подлец и не мерзавец… а всё же, кому-то придётся немного поскучать в могиле…
        Последняя мысль отчего-то развеселила Валлентайна. Он рассмеялся с беззаботностью молодой силы, не обращая на недоумённое лицо Кизима никакого внимания.
        - Прошу прощения - продолжай. Мне просто пришили на ум некоторые мысли относительно твоего посмертия… забавно это будет.
        Маг огня запнулся и некоторое время с ненавистью смотрел в лицо соперника.
        - В принципе, с уходом Эндариэля я мог бы когда-нибудь смириться. Он жив, мы можем встречаться - и кто знает, возможно, когда-нибудь вновь… Но ты отнял у меня женщину. Сандра была для меня не просто другом и не просто женщиной… впрочем, тебе этого не понять.
        Он ещё некоторое время стоял с безучастным лицом, пытаясь прийти в себя от душащей его ярости. И лишь затем добавил - поединок будет до смерти. И уходя на свой холм, откуда только и можно было начать освящённую временем и традициями магическую дуэль, Кизим пару раз почувствовал в спину обжигающие и в то же время мягкие, словно меховой лапкой, взгляды чернокнижника…
        Они встретились перед рассветом, и для одного из них это утро должно было стать последним. Не будет больше ласковых прикосновений солнца, не обовьёт лицо ветер, а будет лишь… неизвестно, что там будет во владениях падшего бога, да и будет ли вообще.
        Соперник поднялся на свой холм раньше, и вовсе не спешащий ни к своей ни к его погибели Валлентайн с неудовольствием подумал, что старики вовсе не так уж сильно дорожат жизнью, как это представлялось ранее. Он некоторое время продумывал свою защиту, план своих действий - как ни не хотелось бы раскрывать свои истинные силы и возможности, а таки придётся. Член могущественного Совета Магов не та птица, которого стоило не воспринимать всерьёз. И всё же… в душе чернокнижника шевельнулся червячок сомнения.
        Мыть может, поддаться? Скрыться за могучими вспышками огненной бури, которую тот сейчас тут подымет, уйти в Безвременье… уж хороший чёрный маг (а к таковым он себя относил не без оснований) со временем дорогу оттуда найдёт. Кизиму же как победителю придётся развивать и поднимать Ферри-Бэй - а что он будет отменным хозяином и правителем, в том не было сомнений никаких. Уж к лентяям или никчемам Сила не приходит…
        Но Чайка… ах, девонька! Волшебник со смущённой усмешкой вспомнил свои несвоевременные и даже грешные мысли, когда бежал за той в хаосе взорванных укреплений, всецело доверяясь знаменитому эльфийскому чутью находить путь. Как любовался отточенной грациозностью её движений и как не отдавая себе отчёта придерживал дыхание, вслушиваясь в одни лишь интонации мелодичного голоса.
        Да уж, потом неладно вышло там, в каменистых предгорьях Румунии, на ключевой позиции подступов к нефтяным полям…
        А руки его тем временем набросили на плечи плащ, эффектно взметнув его в предрассветную неуверенность света и тьмы. И чуть раньше нежели шёлк опустился, своё место на поясе заняла старая отцовская шпага. Странно, никогда того графа не видал, а всё же по привычке мысленно называл его отцом. Видать, что-то чувствовал вельможа, неохотно высвобождаясь из объятий ведьмы дабы отправиться в бой - раз оставил той клинок.
        - А ведь, если искажённые миры не соврали - папеньку моего как раз остроухие и прищучили? - поинтересовался он у молча дожидающегося мага огня.
        Хотя расстояние и составляло сотни две с половиной или три шагов, простенькая магия не только донесла слова туда, но притащила и ответ - потому-то Кизим и выбрал для поединка мир теней, чтобы один чёрный псих не вздумал перед смертью шарахнуть эльвенбейном .
        Валлентайн замер, поправляя рукой завернувшийся не туда ворот. Не то плохо, что противники вызнали о том - в конце концов, за сильными магиками иногда присматривают, интересуются. А уж за чёрными и подавно. Хотя конечно, и само по себе это было плохо. Если эльфы и их союзники прознали о таковом факте, что некий чернокнижник в состоянии изрядно проредить остроухий народ, если не уничтожить его совсем - то страшно небось тем до холодного урчания в животах.
        - Так тебя прислали наёмным убийцей, Кизим? Жаль - а ведь я тебе почти поверил… хотел даже уступить. Меня ведь тоже почти ничто не держит на этом свете. Зря ты это сказал, огненный, зря…
        Маг огня уже разминал ладони и ауру, чтобы ничто не помешало или подвело в нужный момент. Отозвался он не сразу - но стоило отдать ему должное, весьма заковыристо. Настолько, что уже чувствующий накатывающую дрожь боевого азарта Вал ладонью изобразил жест дай подумать . Мысль покойной и в то же время живой Сандры вывести из нескольких рас новую, в которой бы сочетались лучшие черты послуживших для того основами, ему понравилась.
        - Похоже, Чайка и есть та самая, новая… - нехотя признал он. - Ведь изумрудная дракошка, что так лихо попалила ваши укрепеления и эскарпы, тоже одна из её сущностей.
        - Уже понял, - мрачный Кизим для разминки, на пробу крутанул вокруг себя малый огненный шторм, и Валлентайн против воли скупо улыбнулся. Хоть и не был он сторонником грубой силы, но в исполнении мастера огня это… воистину впечатляло.
        - Да уж, на пару с тобой мы могли бы в тех мирах наделать делов нешуточных - там о магии только из сказок знают, - он медленно, предельно осторожно возвёл Стену Праха. - А ну брысь отсюда!
        Любопытно окружившие его холм тени, истинным зрением видимые даже в этакой предрассветной серости, живо бросились врассыпную. Словно спохватившиеся мыши от проснувшегося вдруг кота - но всё же, те остановились на безопасном по их мнению расстоянии и принялись жадно глазеть опять.
        - Я так и не разобрался, что и кто они, - ответил он на столь явственно заколебавшийся в воздухе невысказанный вопорс Кизима, что не заметить то было бы верхом неприличия…
        А теперь, под прикрытием таких тоненьких и ненадёжных с виду магических щитов чернокнижья, поднимем Знак Воды - даже такой дока в магических делах как Кизим, не разберётся. Чтобы понять, тут надо знать чётко - что искать. Но куда уж огненному волшебнику заподозрить чернокнижника в умении работать с самой ненавистной мастеру огня стихией - водой. Нет уж, Водой, потому что как ни крути, а наряду с воздухом это самая животворная сила. И некогда Валлентайн, обнаруживший в себе эту совсем уж необычную для чёрного мага способность, осторожно изучал и развивал её.
        Не иначе, как от деда-эльфа досталось… вернее, эльфийская четвертушка магических способностей, круто замешанная на родовых умениях старинного ведьминского рода, расщепила те. Сработала катализатором, как говорили в Школе. Вот и разделились умения надвое - на откровенно чёрные и вполне мирные. Ага, добро пожаловать, водичка!
        Холм под ногами Кизима, смутно виднеющийся в магическом восприятии какой-то неестественной желтовато-серой выпуклостью, вдруг стал совсем прозрачным. Полностью, словно пустое место - лишь иногда мерцали внутри синеватые искорки. Ах, как же славно… мать-земля сырая, напитана водой, которая так и ластится к ладоням… Валлентайн не удержался и весь растворился в ответном посыле. Не приказывать или повелевать - вот ещё глупости какие!
        Да уж - точно имелось в его крови немного эльфийской! Говорят, только те умеют так, мирно уживаться с силами природы. Быть их частью - составной, нераздельной. Потому и так мало было среди остроухого племени перворождённых сильным волшебников помимо целителей, мастеров природы и леса. Ведь немыслимо, чтобы правая рука вдруг принялась командовать левой, ногами и всем телом заодно? Нет, в мире и согласии… и получалось у этих эльфов на диво неплохо.
        Кизим отчётливо насторожился - уж больно непонятными показались ему некие действия соперника. Огонь его сущности вспыхнул просто неудержимо, когда Валлентайн последний раз окинул мысленным взором свою диспозицию и подал знак - я готов…
        - Да уж, ты всё-таки посильнее огненного барлога, - он кашлял, выхаркивая из обожжённых лёгких какие-то ошметья пополам с дымом и никак не мог заставить себя встать на ноги.
        По сторонам смотреть и вовсе не хотелось. Хотя молодой некромант и не проводил обряда жертвоприношения - тогда от Кизима уже даже и мокрого места не осталось бы - но и вытянутой из окружающего мира силы хватило с лихвой.
        Шагов на пятьсот вокруг сблизившихся волшебников всё оказалось выжжено дотла. Даже то, что гореть не могло в принципе, обратилось в местами рыхлую, местами стекловидную корку мерзкого даже на вид шлака. Зато ещё дальше, откуда оба безотчётно иногда черпали толики энергии дабы спешно залатать дыры в обороне или пробитой противником ауре, мороз пробирал нешуточный.
        Чёрные тучи спешили сюда отовсюду, медленно и величаво вращаясь в невидимом водовороте воздушный масс. Плыли, влекомые озабоченными духами эфира, полубогами - а возможно даже и самими бессмертными - дабы хоть как-то скомпенсировать столь гигантские потери тепла в этом месте. Изливались дождём, полоскали сверху струями, стараясь выравнять чудовищные перепады температур… но почти бесполезно истаивало их тяжёлое, свинцовое и такое солидное на вид брюхо - всё сгорало в горниле битвы…
        - А что, приходилось с барлогами хлестаться? - Кизим прекратил досаждать противнику огненным ливнем, прожигавшим редкими каплями насквозь даже корку почерневшего шлака, и мрачно потёр обожжённое плечо.
        Самое что обидное - обожжённое скорее всего своим собственным заклинанием. Стоило признать, манера поединка чернокнижника привела его в недоумение и восторг одновременно. Никаких мощных и столь впечатляющих штучек, никаких толп скелетов или зомби, над которыми реяли сонмы призраков и толпы летучих демонов. Просто, один не очень сильный но весьма увёртливый магик бился впереди терпеливо дожидающегося за его спиной войска… а принцип отзеркаливания в его исполнении хорош. Даже изумителен.
        Но вот отчего всё сильнее хмурился Кизим, так это была стена постепенно выраставшей едва не до небес силы за плечами чернокнижника. Да, тот проигрывал почти по всем статьям, ежеминутно уходя на волосок от полного поражения - но всё же, уходил. Пусть обгоревшим, с дёргающимся от боли телом, каждой частью молящим о пощаде - однако уворачивался. А мрачная и совсем непонятная сила так и стояла нетронутой, дожидалась своего часа… в то время как он, Кизим, согласно всем не раз проверенным и испытанным в боях принципам обрушился на противника всю своею силой.
        Не распыляться, не отвлекаться на другие направления - бить настолько сильно и сосредоточенно, чтобы не оставлять противнику никаких шансов! Уж многие поколения боевых магов кровью и собственной смертью проверили, доказали иные весьма здравые принципы…
        Однако, здесь это не работало. Да, некоторый урон чернокнижнику нанести удалось - вон как отхаркивается тускло-багровыми ошметьями. Правда, и самому магу огня словно кто двинул под вздох массивным, тяжёлым как ледяная гора кулаком. Стоило признать, эдакая манера поединка выворачивать наизнанку магические построения соперника и либо разрушать их, либо обращать против самого пославшего заклятье - к такому Кизим был не совсем готов.
        - Вертись-вертись, угорь на сковородке - хоть один раз, но ты всё-таки ошибёшься, - мрачно констатировал маг огня и тоже не без труда поднялся на ноги.
        Вернее, попытался подняться - ноги по колено оказались словно залиты в выжженную до звона поверхность холма. Плотно, не трепыхнуться - сапоги словно сжали мягкие и в тоже время неумолимые лапы. Правда, они же принесли ногам приятное холодное облегчение. Но вырваться Кизим не видел никакой возможности - не просить же у соперника лопату? Хотя, тут скорее потребовалась бы кирка или даже долото…
        На миг даже мелькнула шальная мысль - Дей незаметно вернулся и втихомолку пособил чернокнижнику. Но маг огня брезгливо отбросил её и всё же выпрямился на словно залитых в прохладный свинец ногах.
        - Теперь я хочу посмотреть, насколько вёрток ты, - Валлентайн наконец обнаружил, что вдобавок к магическому зрению он может видеть ещё и одним глазом. Хоть и царапало тот остатками обуглившегося века, едко и до слёз жгло жарким дымом - но всё же он разглядел как неспешно двигающаяся по подземным порам вода таки добралась до носителя исконно враждебной стихии и цепко ухватила того для начала за ноги.
        Он всё же сумел подняться, не провалившись сквозь рыхлую корку шлака в бездонное благодаря его усилиям болото под ногами. Жест почерневшей ладони, и с глаз огненного мага словно кто-то сдёрнул пелену. Тот со вполне понятным недоверием полюбопытствовал в прозрачные и доверху налитые влагой бездны. И лишь поморщился досадливо - только сейчас чернокнижник движением плеча привёл дремлющие сзади силы…
        Что-то подобное Валлентайн уже видал - когда с магниевой свечой в ладони нырял к той подраненной и оказавшейся не в силах всплыть подлодке, из отсеков которой стуком по железу изувеченного корпуса ещё отзывались живые… вода лилась в жаркий, неистовый огонь сплошным потоком - с тем, чтобы испариться, изойти громким и эффектным, но таким бессильным паром.
        - А вот теперь, когда ты скован противодействием и не можешь отвлечься даже и на миг - только теперь… никому до сих пор ещё не удавалось сделать зомби из сильнейшего мага, - улыбка на страшном, обгорелом лице чернокнижника с единственным уцелевшим глазом оказалась совсем рядом.
        И только тогда Кизим закричал. Скованный телом и духом, он не мог поделать ровным счётом ничего. Как будто неодарённый, попавшийся как муха в клей. Страшно, отчаянно он кричал - когда ритуальный бронзовый нож принялся аккуратно потрошить его. Словно умелая хозяйка рыбу или курицу… Сердце и лёгкие отдельно, к закатной тьме. Потрошки отдельно да во все стороны и с этими вот привычными заклятьями - а мозг надо добыть аккуратно, убавляя натиск водяной стихии с бешено мелькающими в ней прожилками чёрного . Чтобы угасающая сущность огненного мага не лопнула как мыльный пузырь.
        Вот так, вот так… всё, солнышко, теперь можешь и всходить!
        - Пошёл вон, - чётко, членораздельно и нарочито громко произнесла Чайка ровным голосом.
        И скромно мерцающее кольцо, что она швырнула в лицо волшебника, оказалось тотчас поймано бестрепетной рукой Валлентайна.
        Трое суток прошло с того утра, когда солнце, казалось, подымется не в той стороне, где ему здешними богами и здравым смыслом положено. Отчего-то едва занявшаяся заря потускнела, когда на полдень от Ферри-Бэя в полнеба поднялась другая заря. Яркая и беспощадная, она мерцала нехорошими вспышками, словно муках рождающийся новый свет никак не мог накнец появиться в этот мир.
        В городских домах звенели стёкла и ходила ходуном мебель. На верфи сам собой вырвался из подпорок и сошёл на воду законченный корпус купеческой шхуны, и теперь мастера да распорядители глазели озадаченно на болтающееся в бухте недоразумение - и замысловато костерили на чём свет стоит беззаботно глазеющих безответно скелетов. Хотя, при чём тут те, даже сами корабелы сказать не смогли бы.
        Да просто, душу отвести после предутренних страхов…
        В замке тогда тоже почти никто не спал. Пусть отголоски дальней битвы магов - а что то была именно она, никто уже не сомневался - не потревожили даже чуткие к таким делам занавеси и хрустальные люстры, а всё же, хозяева и слуги шустро заполнили собою балконы и галереи на полуденной стороне.
        Поёживаясь от холодка, поминутно приценяясь недоверчивыми взглядами к замершей словно в сомнении розовой полоске на восходе, они постоянно испрашивали который час и зачем-то во все глаза смотрели туда.
        Смотрели и безотчётно принюхивались в ту сторону, откуда даже не владеющих Силой обжигало порывами душного, вовсе не воздушной природы ветерка .
        - Мама, не бойся - я с тобой, - повторяла раз за разом малышка Делия, прижавшись к Верайль в безотчётном ужасе и в поисках защиты.
        Медно-рыжая ламия хоть и стояла гордо подняв голову, но обретающаяся по другую сторону Селина чувствовала - дрожит, и ещё как! Правда, она и сама тряслась не хуже как осиновый лист. Уж тот этак меленько и противно трясётся даже в безветрие.
        Многие потом отправились если не досыпать, то хоть чем-нибудь успокоить изрядно потрясённые нервы, когда плывущие в ту сторону чёрные тучи рассеялись, а оттуда прекратило бить по всему естеству. И лишь донёсся чей-то последний, полный безысходного отчаяния протяжный вой… лишь долгое время спустя обе ведьмы нашли в себе храбрость отправиться на выжженное место битвы и обнаружить там, к своему облегчению, сына и внука.
        Живым и вполне пригодным к полному исцелению - но вот на то, что он нёс с собой в руках, смотреть им очень не хотелось… тогда-то на прикроватной тумбочке лорда и появился свеженький череп с неукротимо мечущимися в провалах глазниц огненными сполохами…
        - Убирайся от меня, - прошипела Чайка с таким лицом, что мрачно подбрасывающий на своей ладони кольцо Валлентайн почёл за лучшее так и сделать.
        Потому он и не видел - а у замка не справлялся - как девица судорожно вздохнула раз-другой и повалилась без чувств в центре залы…
        Стоило признать, что на первый день эльфийский целитель не мог даже приблизиться к нему. С бледно-зелёным, постоянно морщащимся от брезгливости лицом тот руководил действиями хлопочущих ведьм издали, без зазрения совести подглядывая с почти безопасного расстояния - из коридора. На второй день, когда до сих пор валяющийся пластом Валлентайн хоть и сумел открыть оба глаза, но всё же запросто мог ещё пересчитать так и порхающих перед взором золотистых и нахально гудящих пчёл, Эндариэль уже оказался в состоянии входить в комнату.
        Хоть целитель тогда и не осмеливался прикоснуться к своему пациенту и внуку… как сказал он потом, просто наизнанку выворачивало - но дела пошли на лад. И на третье утро лорд и волшебник уже набрался нахальства и отчаянно попытался из откровенно лежачего положения перебраться в полусидя.
        Или полулёжа, это уж кому как нравится…
        - Мам, ну отчего так? - Чайка билась в истерике, и сил обеих ведьм уже едва хватало, чтобы удержать от крайностей эту девицу. Ещё немного, и придётся прибегнуть ко всей силе замка - а это уже ой как плохо.
        Она внезапно взлетела с измятой и мокрой постели, и Верайль поразилась - какие же большие стали эти глаза, в которых яростный огонь мешался с безумием.
        - Ну почему он в ответ не попрекнул меня, что я тоже его отправила на тот свет? Я ведь так ждала… Мы бы тогда оказались квиты - и потом быстро поладили.
        Разумеется, молча отмеряющая капли зелья в питьё Селина с поджатыми губами прекрасно понимала, как и насколько сладостно оказалось бы примирение этой парочки. Уж всласть покувыркаться с сердешным другом в кроватке - это и впрямь лучшее лекарство не только от душевных, но и многих телесных невзгод. Но что ж тут поделать, если внучок оказался слишком уж… порядочным, что ли? Другой врезал бы пару раз по смазливой мордашке, чтоб дурь вышибить - а потом бы задрал к обоюдному удовольствию подол. И всё сразу бы стало на свои места, оказалось бы простым и правильным. Ведь не всё говорить можно, лучше вместо того сделать.
        - Вставай! - маменька-ламия без лишних разговоров за ухо вытащила непутёвую дочь из постели. - Обратись-ка на время в Ариэлу - и давай наперегонки до нашего Священного Круга. Что-то ты совсем расслабилась, дочь наша.
        И уже на улице она так обожгла хлыстом спину на редкость унылой зеленоволосой ламии, что та взвилась на дыбы.
        - А ну-ка шустро, чтобы всю дурь ветром из головы выдуло! Забыла, как это - мчаться наперегонки с ветром по вольной степи? Кто последняя, та слабачка и вообще, непробованная девственница!
        Надо признать, последние слова среди любвеобильных ламий почитались настолько оскорбительными, что тихо и чуть басовито похохатывающий Замок быстренько поднял внутреннюю решётку да распахнул свои внешние ворота. А чёрный пёс, который неотлучно дрых у крыльца, о громадную тушу и лапы-хвост которого все непрестанно спотыкались и по той причине непременно каждый раз проклинали, даже не успел продрать свои шесть огненных глаз, как сдвоенный живой вихрь со столь сладким женским запахом уже унёсся со двора.
        Потому демон лишь с вожделением покосился на аппетитно-стройные окорочка ещё двух околачивающихся в замке ламий, одновременно облизнулся на независимо дежурящую у ворот огненную деваху. Да третьей головой обнюхал с этакой надеждой выпорхнувшую на крыльцо зелёную гоблинскую малявку-целительницу.
        - Тебе ещё чего? - окрысилась вся из себя важничающая Джейн и стрелой унеслась в дальний угол двора - с лордовой ночной вазой в лапках.
        Понятное дело - трёхголовый пёс ответить либо не смог, либо и вовсе не счёл нужным. Лишь вдумчиво, с наслаждением почесал задней лапой поочерёдно за каждой головой да улёгся дрыхнуть опять. Смежил взгляд тихо пламенеющих глаз, чтобы не лицезреть все эти запретные соблазны, да и снова задремал в своё удовольствие…
        Валлентайн осторожно, на пробу открыл один глаз. К его немалому облегчению, комната под островерхой крышей хоть и покачалась эдак неуверенно, своим игривым поведением словно напоминая что расположена на самом верху угловой башни - но удирать подобно благонравной девице, завидевшей возмутительно резвую мышь, всё же не стала.
        Что ж, спасибо хоть на том… волшебника несколько позабавило представленное зрелище - ну, к примеру, хотя бы своей помолодевшей нынче до неприличия бабули, которая с душевынимающим визгом удирает от мыши, подобрав свои юбки-кринолины-турнюры и прочие излишества портняжного ремесла. Вот уж, придёт же в голову всякая глупость! Не просто ж так псина у крыльца всякий раз старательно хвост поджимала, когда леди Селина шествовала мимо? Толковая ведьма ничуть не хуже патентованного волшебника будет… за тем образование, а здесь наследственность да опыт… ну, и мы чем поможем…
        И он с удивившей самого себя решительностью открыл второй глаз. Ну, в общем-то ничего не изменилось - просто, куда привычнее рассматривать вещи или живое обычным глазом, не напрягаясь каждый раз с магическим зрением.
        Круглая комнатка, в которой помещалась кровать, хоть и была невелика и подчёркнуто просто обставлена, всё-таки чем-то привлекла в своё время новоявленного маркиза. Много света, свежего воздуха, вид наружу хороший - это само собой. Уединение? Это уже куда теплее, да и повод даёт для раздумий о себе, любимом - да весьма интересный.
        Говорят, в каждом человеке живёт зверь. Неважно - хомо ли хозяин, или же гоблин зеленокоже-ушастый. Важно другое… вот, все прямо талдычут до оскомины: держи, мол, своего на крепкой цепи. Не давай воли, усмиряй. Хех, выходит - живи всё время в ханжестве и лицемерии? Упражняйся в аскезе да обезьяньих ужимках? Нет, что-то больно заумное придумали все эти философы, докторы споки с фрейдами вперемешку…
        - А мой зверь на самом деле лапочка - ведь это я и есть, - свой еле протиснувшийся через губы голос Валлентайн всё же расслышал. - Я живу с ним в мире и согласии. Мы с ним одно целое - умный и сильный особь.
        Он осторожно хихикнул над своим не в том роде использованным словом. Комнату словно встряхнул кто-то невидимый. Но, похоже, вовсе не злой - в глазах чуть прояснилось, а на столике рядом обнаружилась целая куча всяких пузырьков с зельями. И даже чуть терпкий, специфический запашок от них нашёлся, пряно пощекотав нос.
        На голых каменных стенах, куда он запретил вешать гобелены или ковры - уж тем более деревянные панели с набитыми шёлковыми обоями! - обнаружились всё те же привычные предметы. Отцовская шпага с уныло отсвечивающим цветами побежалости, перекалившимся в адском пламени клинком; чёрная шляпа с залихватски заломленной остроконечной верхушкой; сделанный чуть хмельным сельским маляром рисунок маменьки углём. Единственный… привет, ма!
        Правда, там оказалась ещё и шпажонка этого, как же его звали… ах ну да - мастер воздуха Хорхе. Посвятив некоторое время раскопкам в собственной голове, Валлентайн всё же сумел припомнить, что тот вроде бы ушёл в свой мир живым и здоровым. Однако же, волшебник пока что послал все эти умствования туда, куда они только того и заслуживали. Гм-м… в общем, в и на.
        Ноги хоть и ощущались до странности лёгкими и чуть непослушными, слушались всё же беспрекословно. Подивившись эффективности ведьминского лечения вкупе с успехами эльфийского целительства, молодой волшебник поискал глазами хоть какие-то намёки на одежду в непосредственной близости от себя. Ну, тут всё понятно - никто даже и не помышлял позволить одному нахалу вставать так рано. Что ж, простыня хоть и неважная замена одежде, но раньше, говорят, только так и ходили. Это уж потом портные появились… даже шлёпанцев не поставили у кровати - вот будет повод чью-нибудь физиономию начистить!
        Это что ж такое? Валлентайн без зазрения совести всматривался и даже пялился на застывшую словно в зачарованном сне огненную девицу снаружи. Та застыла волшебной полупрозрячной статуей, и даже обычно перетекающие по ней сполохи огня застыли мягкими полосами света.
        Оказалось, спал даже замок. Вернее, не спал, а просто застыло всё. Замер поднимающийся по лестнице Эндариэль с озабоченной физиономией и каким-то растением в ладони - и Валлентайн пристально рассмотрел его лицо в попытках уловить сходство с собой. Пёс их знает, этих эльфов - да те же два глаза, нос и рот, что у всех. Стоило признать, что от перворождённого он что-то унаследовал скорее из наклонностей да течения Силы.
        Забавно, кстати, оказалось видеть, как застыл на полпути к полу выпавший из ладони Зеппа солидных размеров бутерброд с ветчиной - в сотника врезалась как обычно мчащаяся не разбирая дороги куда-то ламия, и над зрелищем обеих весьма красноречивых физиономий волшебник вдоволь позабавился. Равно как опечаленно посмотрел на грустную Селину, по своей привычке сидящую на ступенях у трона и о чём-то думающую.
        И даже чёрный трёхглавый демон на крыльце, которому по должности спать не положено, видом мало отличался от большой мягкой игрушки. Дрыхнет, зараза… впрочем, где-то в глубине замка что-то шевельнулось и даже жадно подалось навстречу заметившему его вниманию. Но где, что?
        Позабавили лорда по-прежнему двигающиеся тени. Хоть во внутренние покои замка хода им не было - но во дворе шастать не возбранялось. И теперь мятущиеся невесть кто смущённо кружили вокруг застывших теней живых. Временами одна боязливо протягивала лапку и мягко трогала - эй, ты чего, подруга? Однако тени ни солдата, отрабатывавшего на тренажёре упражнение с копьём, ни наставлявшей его ламии не отзывались. Застыли покорно, не в силах ни на волосок отойти от установленных им законов.
        Пришлось для разнообразия уйти и пошарить в неподобающих для хозяина помещениях - но терпение и впрямь зачастую вознаграждается. Всё же, стоило признать, в большинство моментов жизни мужчина куда увереннее чувствует себя в брюках нежели без них… равно как там же, в шкапчике возле замершей над гладильной доской огненной воительницы, нашлась и остальная одежда. Причём полностью приведенная в порядок и готовая, так сказать, к употреблению.
        Озаботившись вместо шпаги кривым посохом шамана, Валлентайн без стеснения совести пошарил на кухнях да угостился чем захотелось - но без чрезмерности. Неизвестно ещё, чем объяснить эдакие феномены со временем… потому объедаться в такой ситуации до состояния блаженной истомы не стоило. Чревато, дамы и господа - волчара должен быть чуть голодным. Что перед дракой, что перед погоней.
        И только тогда лорд вышел на середину залы. Повинуясь наитию, он не стал разуваться как в прошлые разы. Вступил в Круг Силы как хозяин, чётко сформулировал в голове пожелание - и в знак подтверждения негромко стукнул вниз посохом.
        Буммм… словно колокол, право. Звенело, правда, скорее всего в голове - как Валлентайн ни оглядывался, до самого горизонта издавать таковые звуки оказывалось решительно нечему. Да и вообще, тут не было ничего. То есть, совсем.
        Но тем не менее, волшебник мгновенно узнал это место, даже сейчас обжигающее восприятие неслышным жаром той давней битвы. Песок неплохо поработал, занеся эту долину - а светящийся волшебными знаками огромный Рунный Камень каменотёсы всех народов аккуратно расчленили на части и развезли далеко в разные края. Почти заплывший холм по левую руку, за которым тогда был алтарь древнего народа - может, зря его тогда разрушили по повелению осматревшего тогда место боя Валлентайна?
        Глядишь, сейчас и сгодился бы… уж иные, проверенные временем истины куда вернее новомодных и подчас выглядящими весьма эффектно задумок…
        Колокол в голове наконец утих. То просто Замок обиделся, что в его Круг Силы стукнули такой гадостью, - запоздало сообразил однокий человек, грустно шагая по месту одного из своих величайших триумфов и вертя в руках посох.
        Да, кажется, здесь… чёрное дерево бестрепетно и властно ударило в пустыню под ногами. Разлетелись брызги остатков старой магии, пошли волнами и раздались в стороны напластования позднейших, невесть зачем принесённых сюда ветрами и брошенных заклинаний.
        Песок и камешки со скрежетом поползли из-под ног. И через несколько мгновений Валлентайн воочию увидел страшную, обожжённую корку шлака, занесённую за годы верхним слоем.
        - Словно как в тот раз, - он пристально посмотрел вниз.
        Прямо между носков запылённых сапог виднелся наполовину впечённый в этот уродливый гигантский шрам круглый камень. Небольшой, чёрный круг, выточенный в незапамятные времена искусными и могучими рабами из первозданного мрака - ни огонь битвы, ни время оказались не в силах его уничтожить.
        - Да уж, помыслы богов не сразу доходят до простых смертных, - молодой волшебник присел, не решаясь коснуться находки рукой.
        Дуул'Зерот - что бы это ни означало на древнем и напрочь забытом языке - это не имя. Титул, должность? Знак особого доверия тёмных богов? Да уж, немалая сила и знания переходят к обладателю этого знака. Три насечки - трижды менял он хозяина, и трижды победитель получал новое имя.
        Дуул'Зерот. Хм-м - звучит как-то немного нелепо. Или, что вернее, за тысячелетия изменился алфавит и нынче просто неправильно читается. Валлентайн грустно смотрел на вплавленный в шлак знак внимания богов. Символ признания - сегодня ты сильнейший.
        Приди и возьми по праву!
        - А оно мне надо? - стоило признать, зверь в человеке весьма брезгливо отнёсся к таким перспективам. Ну не его это! Будь воля, он ещё и лапу заднюю задрал бы тут, чтоб полнее выказать меру своего презрения.
        Но Валлентайн всё же не решился на подобное кощунство. Лишь погладил так и поющий неведомую песнь в такой близости от знака посох… хорошо пел, многое обещал - да и выполнил бы, уж богам нет нужды обманывать своих верных слуг.
        Две ладони ещё раз погладили блестящее словно чёрное стекло дерево - а затем с хрустом сломали посох о колено. Тут бессилен был бы топор гномьей стали или ледяной клинок могучего волшебника. Однако для чернокнижника это было всего лишь дерево, уже его умения и способности оказывались именно таковы…
        Слабое эхо, словно увязший в тумане звук, прокатился над безжизненной пустыней. Медленно, словно нехотя, треск и гул прекратились - и Валлентайн обнаружил, что держал в руках две струйки чёрного дыма. Они выпорхнули из ладоней, взвились в воздух и тут же развеялись порывом ожившего ветерка.
        Ага!
        На чёрном каменном круге под ногами, казалось, прибавилось зарубок. Однако нет, то сам неведомый символ покрывался изъязвившими его безобразными трещинами - а потом и вовсе рассыпался в горстку пыли, ударившей напоследок в нос дурным запахом.
        - Фу-у… Ой, да ладно вам, бессмертные. Раз уж дали свободу воли, чего теперь недовольство проявлять, - молодой волшебник поморщился и встал с корточек, разгоняя ладонью воздух у лица.
        Чуть стороной пролетел степной канюк, невесть что высматривавший в этих пустынных местах. Окончательно очнулся от дрёмы ветер и прилежно потащил по небу одинокую тучку. Негромким потрескиванием отозвалась остывающая к вечеру глыба песчаника, а с её макушки на проходящего мимо человека своими чёрными и блестящими бусинками глаз недоверчиво уставилась серая и часто поводящая боками шустрая ящерица.
        Что характерно, тень её вела себя на камне прилежно - как и полагается хорошо воспитанной тени.
        Кажется, пронесло…
        А тяжёлая ладонь у девицы! И пощёчина-то какая звонкая вышла - аж в глазу слезинка стыдливо наметилась.
        - Я уж думала, ты издох наконец-то! Исчез и истаял как дым… Но оказалось, что прихватил посох колдунский да опять куда-то умотал гнусности делать, - Чайка страдальчески помахала в воздухе отсушенной о лицо своего лорда ладошкой, подула на неё.
        И затем совершенно непоследовательно протянула руку вперёд. Раскрытой.
        - Верни мне кольцо, - вот и поди пойми этих вертихвосток!
        То прилюдно в физиономию швырнула, теперь втихомолку обратно требует… Валлентайн осторожно потрогал нос, на пробу втянул им холодный воздух - нет, кажется не разбила. Он хмыкнул, а затем с полным непочтением к дворянским титулам изобразил в сторону Чайки вполне полновесный деревенский кукиш. Дулю скрутил, проще говоря.
        Встретились они на узкой площадке-галерее подземелья. По одну руку грубая, шершавая и чуть осклизлая от вечной сырости каменная стена. А по другую провал в невесть куда. И от одной только мысли, кто или что оттуда с таким жадным любопытством прислушивалось сейчас к этому разговору и этой буре чувств, становилось как-то не по себе.
        Лорд забрёл сюда в задумчивых поисках - как оказалось, именно из этой глубины отозвалась на тот зов так и не уснувшая неведомая тварь. Ну, а Чайке стоило лишь мимолётно поинтересоваться, как замок услужливо подсказал и местонахождение, и как туда пройти.
        Предатель!
        Тот откровенно застыдился, струхнул. И даже поджал бы хвост - но увы и ах, такового у замка предусмотрено не было. Мало того, уловил, что хозяин гневается больше для порядку - а потому стыдиться, в общем-то, и не подумал…
        - Ах, так? - Чайка едва не задохнулась.
        Великолепная в своём гневе, она рассерженной кошкой прыгнула вперёд. И не сдобровать бы тут лорду и волшебнику, уж отбиваться серьёзными средствами от вредной девицы он не стал бы ни за что на свете - но оказалось, что оба принесли с собой из искажённых миров навыки рукопашного боя. Хоть и учились откровенно у разных учителей, но как говорится, нашла коса на камень.
        И через некоторое время девица отпрыгнула обратно, с тихим подвыванием потирая ушибленное плечо да хмуро зыркая исподлобья.
        - Ну отдай, по-хорошему прошу…
        "Вот как, это было ещё по-хорошему?" - Валлентайн не стал скрывать своего удивления. Опёршись плечом о стену, он помассажировал едва не вывернутое этой бешеной девицей бедро. А затем полез за пазуху и добыл оттуда обретающееся на крепком кожаном шнурке витое изящное кольцо. Он ещё миг-другой рассматривал его пристально - даже дохнул легонько Силой, чтобы подпитать легонько и зарядить сей немудрёный артефакт. Он полюбовался на вновь просиявший ободок металла… и под вытянувшимся лицом Чайки выгнал оттуда тень.
        - О, барон… надо же, какая встреча, - чернокнижник на миг возобладал над человеком - Валлентайн проворно добыл из кармана пузырёк, в который хотел собрать немного костной муки из обретающихся там и сям по углам скелетов в ржавых кандалах.
        Раз-два! И тень бывшего барона Эрбис быстро, проворно юркнула туда, куда её загнала беспощадная воля чернокнижника. Но едва тот спрятал в карман пузырёк, как обнаружил в свою очередь, что пойман и сам. Нет, не в кандалы, не в магические удавки или прочие пошлости - в девичьи объятия. И вырываться из них что-то ну никак не хотелось. Несмотря даже на то, что руки лорда обняли и ласково приласкали стройную негодницу Тэлль.
        - По-плохому, говоришь? - губы у неё оказались мягкими, горячими и в то же время прохладными. И настолько вкусными…
        Те, кто создал и построил этот замок, были настоящими мастерами своего дела. И всё же, всему приходит своё время, и всё имеет свой конец. Быть может, камень из которого оказывалась устроена галерея, обветшал за века… возможно, свою лепту внесла и вечно голодная неведомая тварь внизу, которая с тоски подгрызала неподатливую твердь…
        - Держись! - Валлентайн извернулся, одной рукой вцепившись в рассыпающийся прямо под пальцами выступ - и едва не вырывая из сустава плечо зашвырнул с перепугу превратившуюся в Сандру девицу наверх.
        Ей почти удалось. Почти - раздирая в кровь изящные руки, та лишь долю дюйма не дотянулась до уцелевшего края. С хрустом заскрежетали обламываемые ногти, не в силах надёжно уцепиться за неровности излома, и неумолимая сила тяжести вновь потянула её вниз…
        Нет, положительно, надо будет озаботиться каким-нибудь летательным заклятьем! - Валлентайн взвыл от безнадёги. И последним, отчаянным усилием он оттолкнул уже падающее обратно девичье тело от себя.
        Туда, наверх… ну же!
        Будь проклят тот, кто придумал эту гнусность - сила действия равна силе противодействия! И всё же, если бы кто мог посмотреть в лицо падающего в жадно раскрывшуюся навстречу бездну человека, он бы изумился. Лёгкая победная улыбка -
        она всё же достала до края, уцепилась.
        А всё остальное, право, такая пошлость…

* * *
        Всё ерунда, кроме пчёл. Ну, если хорошенько вдуматься - пчёлы тоже ерунда… к чему в голову лезет такая чепуха, Валлентайн так и не смог понять. Он осторожно закашлялся и тут же поморщился, почувствовав на губах так и бьющие изнутри железисто-солёные брызги. Ой как нехорошо - если обломки рёбер проткнули лёгкие, дело худо. Ведь эльфийский целитель в своё время сомлел куда раньше, чем смог из косо прорубленного в скальной породе тоннеля выйти на обвалившуюся ныне галерею да попробовать определить эту дрянь внизу.
        А это значило, что некая тварь, существо, нежить - нужное подчеркнуть… хм-м, да можно всё подчеркнуть - это нечто, короче говоря, имело к чёрному самое непосредственное отношение.
        Все скудные остатки сил уходили на незримый щит, разделяющий сознание на здесь и там . Здесь оказывалось вполне терпимо, хотя там… там человеческое естество корчилось и визжало от боли. И всё же, Валлентайн безжалостно расширил и подвинул преграду, стиснул скулящуюю точку и задвинул куда-то в угол. Между воспоминанием, когда вывихнул палец - и той минутой, когда в детстве вместо безобидной мухи- музыкантика поймал ладошкой такую же с виду полосатую пчелу… надо же, ещё помнится!
        Так, темнота такая, что не помогало даже истинное зрение - ну, таковое пару раз бывало и раньше. Хотя бы в той гробнице некстати проснувшегося древнего и весьма могучего шамана… неплохо тогда степняки с восхода заплатили за упокаивание беспокойного мертвеца.
        Левая нога откровенно сломана и хрустит эдак мерзко - не смертельно. Рёбра похуже, но и чёрного мага так просто не убить.
        А вот навалившееся со всех сторон жадно чавкающее нечто озадаченно приостановилось - хоть и долго пришлось ждять очередной подачки сверху, но она всё-таки прилетела. Да вот, погрызть-полакомиться человечиной что-то никак не удавалось. Нет, не мерзкой плотью, но сладким и незабываем нечто. То ли душа, то ли аура - суть не в терминах.
        Темнота грызанула снова, словно впившись во всё тело тысячами ледяных иголочек - и с отчётливо скулящим визгом недоумённо отпрянула.
        Лежащий на каких-то то ли камнях, то ли старых костях Валлентайн даже нашёл в себе силы усмехнуться. Ну-ну, видали мы таких охочих до чужого магического естества. А ядику хлебнуть полною мерой не хочется? Тут припасено на всякий случай - да таких заклятий и щитов, что на целую армию энергетических вампиров хватит. Специально когда-то озаботился, чтобы потом применять особо не задумываясь и не разбираясь - какой же именно твари захотелось сладкого.
        Судя по обиженному сопению в магическом эфире, голодное до дрожи нечто попеклось хорошо, даже очень. И пробовать вновь что-то желанием пока не горело.
        А всё же стоило признать, что переутомления последних дней даром не прошли - уж прежний, полный сил Валлентайн не позволил бы себя так легко обидеть. Впрочем, девчонку вытолкнул туда - и то спасибо… он осторожно прислушался, послав вверх несильный зов.
        Обычно такого хватало, чтобы поставить на уши город средних размеров или с побледневшими лицами ухватиться за защитные амулеты сразу нескольким полкам тяжёлой, закованной в сталь королевской пехоты. Но здесь впечатление оказывалось такое, словно нырнул в банку с чернилами. И разлёгшись на донышке пытаешься разглядеть солнце в зените.
        Впрочем, судя по легчайшему сотрясению почвы, там наверху тоже поднялась суета нешуточная… но таки стоило признать, что живым опуститься сюда мог только чёрный маг, причём силы немеряной. А стало быть…
        - Хочешь однажды выйти отсюда?
        Одна из заповедей волшебника гласит… что же она там гласит?… Ах, ну да - если обстоятельства сильнее тебя, приспособься к ним и действуй в дальнейшем исходя из них. Или как-то так - уж невероятная гибкость и изменчивость чародеев рода хомо и позволила им неизменно оказываться в числе самых могучих.
        Спустя дологе время - судя по тому, что временами впадающий в лёгкое забытьё Валлентайн сбился со счёта ударов своего сердца, в голове сам собой соткался ответ. Даже не слова и не мысль - это что же, кто-то тут предлагает сделку? Какой-то полудохлый хомо могучему демону?
        - Эх, дурачок… - смеяться запретил бы любой хоть мало-мальски соображающий. Вот, беспомощно распростёртый в темноте волшебник, которого тьма здешней темницы лишила почти всех способностей да сил, и запретил себе смеяться дальше, похрустывая обломками рёбер. - Чего стоит вся твоя сила, власть? Какой в ней смысл?
        Поскольку темнота не отзывалась, а лишь осторожно пробовала с разных сторон - эй, ты не умер? Не ослабел? - Валлентайн кое-как накопил сил. И отгоняя так плывущие перед невидящим взором мутно-зелёные круги, продолжил.
        - Видишь ли… сила, власть это не цель. Это всего лишь средство. К чему, спрашиваешь? А это уже решает душа. У тебя-то её нет… - он осторошно кашлянул, сплюнул в сторону. - Короче. У меня особого выбора нет - но и у тебя другого случая не представится. Признай меня своим господином, а себя моим рабом, и я вытащу нас обоих отсюда.
        Как же нелепо осознавать, что в этой темноте разговаривали двое. Один ещё почти живой - и второй, который живым никогда не был. И если темнота ответит первому отказом или же достаточно долгое время просто помолчит… нет, о таком даже и думать не хотелось.
        Впрочем… подумать таки придётся… и даже кое-что по этому поводу предпринять…
        Стоило признать - те, кто придумали и соорудили эту темницу, были гениями. Если даже могучий бестелесный демон не сумел выбраться наверх, то хитроумию зодчих-архитекторов можно отдать должное. Хотя вполне возможно, что те были всего-навсего тюремщиками - и весь этот замок изначально и был задуман как охрана этого места заключения?
        - У всех народов есть предания, как демоны искушали и совращали смертных, - невесело усмехнулся Валлентайн. - А каково тебе вдруг почувствовать себя искушаемым?
        Пальцы его уже давно зарылись в обломки под низом. Как можно дальше, чтобы почувствовать влажный холодок. Правда, для того пришлось чуть послабить щит восприятия - и воспрянувшая от уныния боль в своём закутке с готовностью принялась выворачивать всё тело. Ничего, потерпим пока… вот так…
        Пальцы на правой руке слушались плохо, и судя по всему, оказывались неплохо искалеченными при падении. Зато левая наконец уловила слабое даже не дуновение Силы - один лишь прохладный отголосок его. Чуть поманить, потянуть на себя… вот и всё…
        Тюрьма оказывалась надёжно защищена от любой магии. Выход вверх не смог бы преодолеть даже дракон. Но всё же, как говорил чумазый от копоти Миха по прозвищу Гоблин - на любую хитрую жэ найдётся свой хэ винтом. И когда едва не выгибающуюся от боли спину захолодило выступившей снизу водой, Валлентайн легонько засмеялся от облегчения.
        Уж плавал-то он пусть и не как рыба - но поднимающаяся вода, равнодушно относящаяся ко всяким хитроумным магическим препонам, просто поднимет его наверх.
        Простенько и в то же время изящно, как и все построения не желающего налево-направо громыхать грубой силой хитроумного чернокнижника. Ах, ну да - и этого демонюгу полоумного тоже прихватить не забыть. Нечего такому добру в каталажке прохлаждаться…
        Бессмертные с небес или тёмных бездн в тот день наверняка здорово повеселились. Уж смотреть на мокрого и жалкого чернокнижника, кое-как выползшего из подвалов и обнаружившего замок и весь город пустыми, наверняка было до колик смешно.
        - У-у, паразиты, - беззлобно ругнулся Валлентайн и продолжил рыться в запасах лекарственных зелий, обнаруженных в комнате Эндариэля.
        Каким образом и куда запропастилось всё живое в этом мире, он задумываться не стал. Да и вряд ли смог бы - вздувшаяся мутная пелена забытья уже почти наполовину сузила восприятие. Пухла и давила, уж почти смертельно раненому таковые приключения и путешествия строго-настрого, знаете ли, противопоказаны…
        И хоть бы кошку или собаку какую! Одной руки и краешка ясного сознания хватило бы, чтоб кое-как провести обряд да набрать достаточно Силы - себя подлатать да потом добраться до толкового целителя. Но во всей обозримой местности не наблюдалось ничего крупнее мыши или окончательно обнаглевших воробьёв.
        Интересно, а рыбу можно с должным чернокнижным обрядом разделать?
        Примерно такая мыслишка всё вертелась в голове исходящего из холодеющих губ розовыми пузырями волшебника, когда он на тележке молочника осторожно спускался по дороге в порт. Если удастся выбраться в реал - похоже, здесь всего лишь
        отражение - надо будет того добродушного гоблина, оставившего у крыльца замка свою повозку, ото всех податей освободить… ну ладно, ладно - на год точно.
        Волна лизнула лицо горько-солёной прохладой, и потерявший сознание калека кое-как пришёл в себя. Недоумённо он осмотрелся, не в силах ничего сообразить - где он и вообще, кто он? И какого эльфа так больно-то?!!
        - Ах, ну да…
        Первой на зов опущенной в воду руки приплыла треска. Жирненькая и глупая рыбина потыкалась бестолково в безвольно шевелящиеся пальцы человека, а затем блеснула на мелководье серебристо-чёрным боком, опомнилась - и тотчас испуганно метнулась обратно.
        Здоровенный краб тоже не рассеял сомнений чернокнижника - да у этой же твари всё совсем не как надо! Как же его и через обряд-то вести ?… иди гуляй, клешнявый!
        - Ну что ж, да простит меня ваше племя, - вздохнул уже отчаявшийся было человек. - Если смогу - отплачу, за мной не задержится.
        И крутобокий дельфин, зачарованный одним прикосновением бледных и грязных пальцев, ударил хвостом - словно подброшенный меткой рукой, он упал рядом в тележку.
        "Этот совсем другое дело - воздухом дышит, да и что-то вроде души имеется. Уж не чета холодной и безмозглой рыбе" - говорить сил уже не осталось. Глаза слипались от усталости и непрестанной борьбы за каждый дюйм пространства, с болью и подкатывающим отчаянием. А надёжно спеленавшее хозяйственно прихваченную снизу тварь заклятье истончалось с каждым ударом сердца - оно билось всё слабее и слабее.
        И всё же, человек и беспечно помахивающий хвостом дельфин выехали по пандусу на основание мола - туда, где осенью моряки хотели в складчину поставить какой-нибудь памятник. А что, хорошее место - правда, отныне будет проклятым… или нет?
        Несколько острых осколков разбитого стекла - неважнецкая замена ритуальному или жертвенному ножу. А свечные огарки из старого морского фонаря куда как уступали настоящим чёрным, с добавлением особых травок. Пучки гнилых водорослей да кое-как, ногтями расковырянная ракушка мидии - в вершины наспех очерченной своей кровью звезды. Да, надо уметь обходиться тем что есть… о, а в последнюю точку хохмы ради положить дохлого краба. Зря, что ли, валялся тут, вонь разводил?
        И наконец Валлентайн, закусив губу от боли, приподнялся. Сделал первый надрез, на лету делая поправки сообразно строению тела этого хоть и морского, но всё-таки животного - а дальше инстинкт зверя да отчаяние, помноженные на умения, сделают всё сами…
        Что-то последнее время неприятностей заметно прибавилось. Хотя стоило отдать должное - не всё так плохо, как могло бы быть.
        С другой стороны, могло и вовсе не быть… во всяком случае, в глазах иногда хоть и рябило, а спать хотелось просто до неприличия, Валлентайн не роптал. Знай наворачивал себе наваристый суп, который всё-таки удалось спасти…
        В заведении Гарри оказалось так же пусто, как и во всём городе. Потянув в воздухе носом, непонятным до конца даже себе образом исцелившийся волшебник прошёл на кухню, где некоторое время с задумчивым и глубокомысленным видом созерцал здоровенную кастрюлю, что мирно побулькивала на закопчёной плите, исходя паром и весьма привлекательными для голодного желудка ароматами.
        Сообразив, что так можно остаться и без обеда, молодой волшебник плеснул в огонь ковшик воды - уж снять пятиведёрную трактирную кастрюлю с плиты он сейчас попросту не смог бы. Вроде и подлечился - но всё же, хороший отпуск не помешал бы… но пока что можно обойтись и парочкой тарелок здешней недурственной стряпни.
        - Что скукожился? Отвык от света… - Валлентайн предложил бестелесному демону тоже отведать изысков кухни пухлозадой супружницы Гарри - но тот робко сжался в своей магической удавке и по-прежнему молчал.
        - Ну как хочешь, - волшебник добродушно ухмыльнулся, ощущая как по телу начала разливаться блаженная сытость. А затем подумал, и налил себе третью тарелку.
        Всё равно в этом отражении реальности есть суп больше некому?…
        Проснулся он к закату. Некоторое время наблюдал, как за погасшим в отсутствие хранителей огня маяком величественно поднималась хозяйка-Ночь. На тонущее за горбатым мысом солнце Валлентайн даже не взглянул. От этого проклятого Света больше мороки, чем пользы… потому он с наслаждением потянулся, стоя на пристани, и решительно зашагал к маяку.
        Путь оказался несколько дальше, чем предполагалось. Да и разбитое подобие дороги вряд ли пришлось кому по вкусу - но всё же, эти незначительные препятствия волшебник преодолел, пусть и прогулочным шагом.
        И лишь здесь, на верху маяка, он с похолодевшим сердцем осознал - зачем он сюда пришёл.
        Гори, огонь! Пусть некому ловить жадным взглядом твой свет, пусть ничьи глаза не высматривают его в темноте нетерпеливо и с надеждой - а всё же, свети! Валлентайн немного гордился сам собой, уж он вбухал в незамысловатое устройство столько чар, что хватило бы на несколько лет работы. Простенький масляный светильник давал только искру - главной тут всё равно оказывалась магия.
        Чуть волнуясь, он повернул потёртую до блеска бронзовую рукоятку - и в темноту вырвался ослепительно-белый луч. Залитые маслом шестерни провернулись, и постепенно механизм набрал обороты. Быть может, когда-нибудь, чьи-то усталые и красные с недосыпу глаза увидят в ночи этот свет и повернут корабль к надёжному пристанищу. Быть может, и нет, но все равно!
        Всем, всем, всем - я жив. И горе тем, кто о том позабудет!
        Ну, вроде всё? А теперь домой. И спать, как на первенство города среди пожарных!
        Верёвка оказалась чуть коротка. До дна пропасти совсем чуть не хватило реквизированной в канатной мастерской бухточки - но волшебник ничуть не роптал. Уж нырять в холодную воду, держа в руке тяжёлый бронзовый подсвечник, а другой придерживаясь за вяло извивающийся в воде трос - занятие весьма сомнительное.
        Демон неведомого вида, которым всё никак не удавалось заняться поплотнее, бешено затрепыхался, едва уловил намерения своего нового хозяина. Но, мнения его никто тут не спрашивал…
        Из-под истерзанной одежды иногда вырывались пузырьки воздуха и, щекоча тело, суетливо удирали наверх. Назад, туда, к свету и теплу, словно страшась неведомых и непроницаемых ни для взгляда, ни для магии глубин. Хорошо ещё, что впопыхах Валлентайн едва не перепутал заклинание остановки дыхания и остановки сердца - вот был бы потом повод для самокритики!
        Будет ли оно, это потом, он не задумывался. На четверть часа заклинания хватит - а там желание подышать воздухом из просто мысли перетечёт в насущную необходимость. Впрочем, этого времени должно хватить с лихвой. Ведь сейчас на дно опускался не калека с затуманенным сознанием - могучий волшебник, залитый до бровей недоброй, злой Силой…
        Вода уходила неохотно. То ли понравилось ей здесь, то ли слишком уж сильным оказался тот посланный ей зов - но Валлентайн терпеливо дожидался, забавляясь ощущением беспомощно барахтающегося рядом демона. Захлебнуться не захлебнётся, но более чем неприятных ощущений наберётся с лихвой… прикинув, что за сотни лет у того наверняка вовсе не легонько стали набекрень мозги, волшебник улыбнулся.
        Оп! А вот этого не надо! Судорожно дёрнувшись, он едва не наглотался воды… и в этот момент в макушку отчётливо плеснуло. Кажется, вода опустилась достаточно сильно. И вот в таком положении, отчаянно держась за конец свисающего сверху шершавого троса, Валлентайн вытянулся в струнку, стараясь не отрывать сапог от дна. И в тот момент, когда вода полностью ушла, впиталась в только ей доступные поры, он почувствовал, что всё прошло верно.
        Ноги касались прошлого, прочно опирались на что-то похрустывающее под каблуками - а стиснувшиеся словно в судорогах руки уцепились за единственную ниточку, позволявшую в бесчисленных развилках вероятностей нащупать путь домой.
        И пропади они пропадом, все эти а как? почему? и зачем? - пусть другие головы ломают… сердце стукнуло так сильно в тот момент, когда он решился наконец оторвать ноги от дна, что на миг Валлентайну почудилось, будто он сорвался и теперь навечно обречён торчать здесь, коротая время в беседах с бестелесным демоном…
        - На будущее надо будет узлов понавязать - ведь помнил же! - задыхающимся голосом выдохнул истерзанный человек, позволив себе всего миг отдыха.
        Ощущение было такое, словно он залез уже вверх на добрых пол-лиги - руки и ноги крепкого, ничуть не изнеженного парня уже ныли от усталости. Но он чётко помнил бирку на бухточке. Четвертушка лиги… да чего тут рассуждать? Лезть надо…
        Вперёд, там кабаки и бабы!
        Он так рассмеялся от этого немудрёного солдатского девиза, что едва не сорвался. И всё же, в уши уже ударило эхо… так и есть, через ещё десяток подтягиваний в голове постепенно что-то стало расширяться - то магическое восприятие волшебника привычно вошло в резонанс с окружающим миром.
        В глаза ударил свет. На уцелевшем обломке галереи стоял одинокий фонарь с матовыми стёклышками. Но судя по неестественно ровному белому сиянию, внутри покоился шар магического огня вместо свечи или масляного светильника. А верёвка была привязана верхним концом к массивному бронзовому кольцу двери, как Валлентайн её и помнил.
        Но фонарь… вот этого он не делал точно. А стало быть, куда-то всё-таки вылез. Кто-то же, чья-то заботливая или небрежная рука всё же оставила здесь свет?
        Последние несколько движений Валлентайн сделал как можно тише - и уже в безопасности галереи позволил протестующе разнывшемуся телу чуть отдохнуть, отчего-то ощущая себя забравшимся в тыл противнику диверсантом. Смех смехом - но замок откровенно дремал, никак не обнаружив возвращения хозяина. Правда, на башнях перекликнулись бессоные огненные воительницы, нёсшие там караул. Цокали часы возле лестницы, а где-то на крыльце во сне заскулил о чём-то своём трёхглавый пёс…
        Валлентайн стоял у большого, как сказали бы в иных мирах - французского окна верхней галереи, и на душе у него отчего-то было немного грустно. Вид мирно спящего в ночи Ферри-Бэя сам по себе наводил на романтический, лирический и даже чуть философский лад.
        Но то, что весь город оказался занесён снегом, закутан им словно ребёнок в руках заботливой мамаши - это и впрямь впечатляло. Куда исчезли три или четыре месяца, конечно, можно списать на всякие научные и не очень феномены. Когда лазаешь через границы миров не прилежно изученными тропами, а словно вор в ночи прокрадываешься через потайной лаз, следовало довольствоваться хотя бы тем, что вообще пробрался…
        В гавани плавали скупо видные льдины, возле Медвежьей горы зимовали на берегу засыпанные снегом корабли, и маяк с другой стороны равнодушно подмигивал лучиком света. Будто биение сердца - надо же…
        Малышка Джейн, в которую пристально всматривалась бесшумная тень, легонько мурлыкнула во сне и повернулась на другой бок, всё так же цепко прижимая к себе потрёпанную куклу в линялом платьице. Ну что ж, спасибо хоть не несколько лет прошло - маленькая гоблинша почти не изменилась…
        Он ходил по залам и галереям тихо словно призрак. Правда, огненные воительницы вполне могли бы сообразить - настоящие призраки теней не отбрасывали даже от магических светильников. Да и этот, до жуткой дрожи похожий на прежнего хозяина, тоже не отбрасывал - Валлентайн мысленно погладил себя за сообразительность и вовремя пришедшую на ум идею прикрыться словно накидкой прихваченным из бездны демоном. Замотаться в него как в одеяло - хоть и косились на эдакое диво, но внимания не обращали.
        Бабуля таки некими путями выдрала или просто отобрала у Верайль дедулю? Вот уж ведьма… да пусть спят спокойно… Ах вот оно что - ламия таки догулялась со смазливым эльфом… что ж, прибавление семейства это хорошо, даже такое диковинное.
        В спальне где обычно спала Чайка, оказалось всё совсем иначе. Среброволосая ламия Делия беззаботно разметалась во сне на широкой кровати. И точно как маменька-Верайль, причмокивала тихо губами. Спи и ты, молочная сестрёнка…
        Да уж, где же ещё найти эте несносную, как не в собственной постели? Валлентайн некоторое время стоял, недоверчиво присматриваясь - кто и зачем оккупировал его комнату? Могли бы и в покое оставить, в знак уважения к пропавшему без вести.
        Не так уж и трудно человеку знающему и умеющему бросить один лишь взгляд в окно, чтобы заспанная луна продрала глаза и выглянула из-за туч. В этом бледном серебристом свете он пристально, словно для себя не всего лишь сутки назад, рассматривал это полузабытое лицо. Пришлось даже наклониться и легонько, неслышно подуть, сопроводив несколькими тайными словами - пусть уйдут нехорошие сны.
        Чуть нахмуренные брови Мазуни медленно разошлись обратно, а сама девица обняла покрепче подушку и даже чуть улыбнулась во сне. Знает, в чьём облике встречать… и всё же, Валлентайн отчего-то медлил. посмотрел опять в окно, на никогда не виданный таким город по берегам бухты. Красиво? Да, красиво - особенно осознавая, что вот тут спит она. Одна-единственная, хоть и о многих обликах, и что особенно хорошо - ничто не нарушит её сон и покой.
        Горько отчего-то. Как же неуютно ощущать себя живым покойником… все уже, выходит, смирились - хорошо хоть, не догадались памятник поставить. С них станется…
        Он ещё долго смотрел на это безмятежное лицо, а затем, отчего-то волнуясь как вознамерившийся утащить варенье мальчишка, потянул из-за пазухи шнурок. Тоненькое витое кольцо, видевшее свет иных миров, покорно легло на ладонь. Быть может, даже наверняка - его сделал кто-то из ещё тех, первых эльфов. Не великий мастер, а тогда ещё лишь ученик, робкий подмастерье в подарок своей остроухой подруге… постепенно кольцо налилось лунным светом - настолько, что по прихотливым завиткам безыскусной и всё же пленительной безделицы замерцали сполохи.
        Чайка во сне медленно, словно нехотя вернулась в свой обычный облик. Неслышно мурлыкнула что-то сквозь сон, когда чья-то нескромная рука осторожно надела на её палец тонкий ободок несбывшейся мечты. Спи, девчонка, и пусть отныне никакая беда не омрачит и не нарушит твой сон.
        Не нарушу и я… спасибо за подсказку, Сашка Грин из несуществующего мира!…
        Спустя несколько мгновений спящая осталась в комнате наверху угловой башни одна. Затянулось тучами небо, погасла луна. Исчезла тень, еле слышно чавкая промокшими насквозь сапогами. Да и стоявший на прикроватной тумбе череп с ало мерцающими глазницами - прикрытый, дабы не смущать взор, деликатной частью дамского белья - испарился в неведомые дали.
        Невесть куда сгинула со стены старинная шпага с витым эфесом и лучшими мастерами исправленным клинком. А прибравший всё это лорд неслышно и привычно скользнул по ступеням вниз.
        - Всё дрыхнешь? И куда в тебя столько лезет… - трёхглавый пёс лениво шевельнул хвостом. Один глаз приоткрылся, бросив на заснеженный двор отблеск алого сияния.
        Валлентайн присел возле чёрного под белым снегом демона, и некоторое время лишь бездумно почёсывал лохматый загривок зверюги. Да что он, собственно, ожидал? Оркестр и цветов при встрече? Шлялся несколько месяцев неизвестно где, да при том невесть чем ещё и занимался. Коль решили, что ты умер, а мир от того не перевернулся - значит, так тому и быть…
        - Слушай, тебе приятель не нужен? - сам не зная зачем поинтересовался он у бессменного сторожа и охранника.
        Судя по сразу четырём навострившимся лохматым ушам, мысль псу понравилась. Потому волшебник хмыкнул и потрепал того по ближней голове.
        Выдернуть волосок из шерсти - казалось бы, чего проще? Это если забыть о насквозь потусторонней сущности обладателя оной… и всё же, Валлентайн справился. Оглядевшись, он улыбнулся. Ну да, конечно! Вода ещё никогда не подводила - и ладони словно сами собой слепили из снега маленького щенка. По бокам тут же выросли ещё две головы - но в середине оказалась сокрыта и плотно утрамбована толстая щетинка, крохотная частица сущности большого трёхглавого зверя. А тот посматривал заинтересованно, даже временами еле слышно поскуливал от нетерпения, и то и дело совался под руку туго дышащим носом.
        Молодой волшебник отпихивал любопытную демонячью морду, да продолжал наводить окончательный лоск. И вот уже в руках обнаружилось примерное подобие каприза вспыхнувшего желания. Зато пёс как-то по особому тихо рыкнул, и для убедительности даже легонько потеребил зубами рукав хозяина.
        Волшебник едва не выронил свою работу, когда до него дошла мысль демона.
        - Не приятель, а приятельница? Ну, ты даёшь, чертяка!
        И всё же, на усталое небритое лицо спустя долгое время выплыла осторожная, чуть кривая улыбка. Валлентайн кивнул. Снежная фигурка в его ладонях послушно перевернулась, а мизинец одним стыдливым движением обозначил дырочку в нужном месте.
        - А вдруг от таких забав потом щенки заведутся? - строго поинтересовался он у нетерпеливо ёрзающего уже чёрного зверя.
        Судя по тут же проявившейся на всех трёх пастях вполне собачьей улыбке, такие перспективы демона как раз не пугали. Потому Валлентайн вполголоса отдал тихо дремлющему в предрассветном мареве замку распоряжение - если что, трёхлавых собачат раздавать только в хорошие, надёжные руки. А потом призадумался на миг, и кивнул. Годится…
        - Тебе что, особое приглашение нужно? - взгляд искоса нет-нет да цеплял маячащего над заснеженным плечом бестелесного, который с интересом приглядывался к действу.
        Ухватить за шкирку невесть сколько веков скучавшего в бездне демона да сунуть в снежную фигурку, то оказалось полдела. Сверху ещё немного магии воды - и припечатать таким дерзким заклятьем, что неосторожно сунувшийся сюда трёхглавый пёс мгновенно отпрянул, фыркнул и даже прикрыл нос мохнатой лапой.
        - А вот не лезь куда не следует, - авторитетно заявил Валлентайн, с интересом присматриваясь к получившемуся.
        Доселе творить новую жизнь позволялось только богам. Ну и женщинам, понятное дело - за одну только эту способность он их к небожителям и приравнивал. Однако данный случай, стоило признать, всё же ни под какую классификацию не подходил.
        Но тем не менее, что-то не срасталось - и тогда мгновенно возобладавшая гордость чёрного мага сразу же напомнила о себе. Волшебник не мешкая царапнул запястье шпагой и позволил упать на спину диковинной снежной собачке одной-единственной капельке. Достаточно… тут дело не в количестве, а как раз именно в качестве.
        Замершая у ноги фигурка шевельнулась. Неуверенно дёрнулась, отчего задние лапки разъехались в стороны, и уже совсем живой щенок с возмущением шлёпнулся на то место, над которым уже вовсю заходил помелом куцый хвост. Ну разумеется, левая голова в одночасье сцепилась с правой, а средняя тут же принялась с упоением таскать обе за уши своей пока беззубой ещё пастью.
        Здоровенный пёс разглядывал маленькую белоснежную собачонку у ног хозяина с таким умилением, что с клыков на снег закапал жидкий огонь. А Валлентайн поднял, осмотрел свою первую работу и легонько усмехнулся. Барахтается… Ничего, подрастёт - а так, вполне адская зверушка. Вон, за пальцы уже сейчас примеряется цапнуть.
        - Ладно, присматривайте тут без меня за порядком…
        Как он исчез, валяющийся у крыльца демон упустил из внимания. Зато под бок удивлённо поглядывающего на этакое диво трёхголового пса приткнулся маленький, ещё пахнущий глубоким подземельем да хозяином, забавный и пушистый белый комочек. Или комочка?
        Этим утром она проснулась как обычно - в тот час, когда над маяком только загоралась хмурая полоска стального январского рассвета. Некоторое время понежилась в уютном тепле постели. И лишь затем, так и не оказавшись в силах определить, что же так непонятно теребило, она досадливо пнула оставшуюся неизмятой соседнюю подушку кулачком и выбралась наружу.
        О, как здорово - ночью опять шёл снег. И теперь наблюдать через распахнутое в зиму окно за присыпанным и принарядившимся Ферри-Бэем оказалось одно удовольствие. А ведь стоило признать - этот город красив. По его приказу, неукоснительно приведенному в исполнение, кое-что снесли, гораздо больше построили заново. Спрямили несколько улиц да учредили два городских парка - с непременной зеленью и фонтанами. Да и вон тот шпиль срочно возведённого Мореходного Училища, откровенно перенятый у какой-то там адмиральской иглы, необыкновенно хорош…
        Проползающая над головой низкая зимняя туча шаловливо уронила на носик красавицы несколько снежинок. Словно игривый щенок, та задорно поймала их, попробовала на язычок и милостиво кивнула - разрешаю. Затем испуганно покосилась по сторонам, уж не застал ли кто её за столь неподобающим поведением? Досужих глаз в утренней серости не оказалось, потому девица собрала с наличника пригоршню снега да в пару движений скатала его в тугой снежок - и до тех пор тёрла и разрисовывала им щёки, пока на те не вымахнул задорный румянец.
        В комнате оказалось всё так же тепло и душновато. Пару раз девица потянула носом - да нет, скорее всего просто почудилось после свежего воздуха, будто потянуло сыростью и подземельем. И всё же, что-то мешало, теребило эдак незаметно, исподволь. Положив ладонь на низ живота, хозяйка миг-другой с беспокойством прислушивалась к мягким посылам собственной магии. Да нет, не то - не скоро ещё очередной недуг.
        Одежду все объединившиеся в такой диковинной личности прежние любили простую, но удобную. Правда, дракошка предпочитала и вовсе обходиться одним лишь изумрудным блеском - а эльфка Тэлль и откровенно армейскими мундирами. Потому и не удивительно, что хозяйка комнаты споро облачилась в добротную одежду с чуть заметным милитаристским уклоном. И нацепив вызывающе цокающие полусапожки на умопомрачительно цокающих каблучках, спустилась из своей башни.
        Тенью прошла мимо зеркала, мельком мазнув по себе взглядом - ага, опять ночью в рыжую перекидывалась… всё ждала… но путь девицы вёл всё ниже и ниже, пока в лицо не пахнуло сырой прохладой подземелья.
        Долго она стояла на пороге всегда отпертой с того дня двери, не в силах заставить себя сделать последний шаг наружу. Хотя все мастера и даже втихомолку приглашённый Дей в один голос уверяли, что укрепили оставшуюся часть галереи так, что теперь и элефанта выдержит - а всё же. Слишком уж явственно вспоминался тот животный страх, когда бесцеремонный толчок в бок и под пятую точку таки добросил её наверх.
        - И вот - я здесь, а ты… Как ты там?
        Всё так же бесстрастно, словно немигающий в ночи маяк, светил фонарь - Чайка присела, потянулась рукой и прикосновением ладони залила в немудрёную светилку новую толику Силы. Пусть горит… может, и нелепо - но уж чертовски символично. Она всё же пересилила себя и вышла на оставшуюся от прежней галереи треть. Неизвестно зачем потеребила уходивший в бездну и по-прежнему безвольно обвисший крепкий морской трос, и горько усмехнулась.
        Она сама трижды пыталась туда спуститься - но теряла сознание задолго до того, как чёрная пелена скрывала её от глаз и заклинаний тревожно присматривавшихся сверху. И тогда её, обмякшую, спешно втаскивали на страховочном канате обратно - а потом отчаянно пытались убедить, что никакого позора тут нет. Зепп пытался дважды, Селина тоже - с тем же самым результатом. Верайль попробовала - но маменьку почти сразу начало тошнить, едва наизнанку не вывернулась и долго вся зеленела при одном только воспоминании.
        А отчаянно смелую или же безрассудную огненную воительницу попросту выбросило обратно. Да с таким шлепком припечатало о каменную стену, что та полдня поправляла здоровье и расстроенные чувства в пылающем чреве камина…
        Вздохнув так тяжко, что по разжалобившейся каменной стене скатилась капля сырости, Чайка куда медленне и в гораздо более задумчивых чувствах направилась обратно. По пути кивнула попавшейся огненной воительнице, отрапортовавшей что в её смену никаких боже-упаси, и вообще, и в частности. Жестом отправила ту отдыхать в жарко натопленный камин, и некоторое время стояла наверху лестницы. Всё же, нечего ещё шастать в такую рань - и каблучки процокали обратно в свою башню.
        Снаружи за окном раздались голоса - то всегда первым из солдат просыпался Зепп, не доверявший никому обязанность следить за порядком. Затем шум, какой-то маленький и наверняка весёлый переполох - маменька из своей комнаты тоже выразила вниз своё недовольство, не особо церемонясь в выражениях. Какого-разэдакого спать мешают?
        Что такое? На тумбочке нехорошо зияла непривычная пустота. И только сейчас, недоумённо оглядевшись и протянув ладонь к пустому месту там, где ещё вечером на стене висела его шпага, Чайка осознала причину своей лёгкой нервной взъерошенности да беспокойства - на пальце полузабытым воспоминанием блеснул тонкий витой ободок…
        С натугой отворилась дверь. Открывшись, она нагребла небольшой сугробчик выпавшего за ночь снега. Зато наружу, из застоялой теплоты казармы в зимнее утро выбрался Зепп да позёвывая огляделся с порога. Не заметив никого, равно как и поводов для беспокойств, дюжий сотник поднатужился, смачно колыхнул воздух и, равнодушно поскрипывая снежком, потопал к воротам.
        Здесь он окликнул мающуюся на морозе огненную воительницу. Та подтвердила - всё в порядке, лишь ночью где-то в работном квартале поймали жулика и долго били, даже здесь слышно было.
        Сотник кивнул, и привычно потопал в приделанное в углу двора заведение для простых. Пожурчал там, и вскоре выбрался обратно покряхтывая и благодушно позёвывая. Восходя на крыльцо, он привычно перецепился через присыпанного снегом и оттого похожего на большой сугроб зверюгу - и столь же привычно, беззлобно матюгнулся. Однако, когда снег взметнулся, искрясь в свете фонарей да маячащей у ворот огневой , наружу из берлоги на сотника уставились сразу шесть голов.
        Если три больших не узнать было трудно, то глаза у трёх маленьких ещё только наливались будущим огнём - а незнакомый с Зеппом белый щенок звонко, в своё удовольствие облаял того из-под надёжного прикрытия старшего друга.
        Некоторое время сотник с изумлением рассматривал этакое диво, ещё туговато соображая спросонья. А потом набрал в грудь побольше воздуху… нет, уж лучше было бы сразу оглохнуть, нежели выслушивать всю эту громогласную смесь витиеватой морской ругани с безбожной бранью пехотного ветерана.
        В замке стали загораться огни. Попрятались по углам призраки да всю ночь валандавшиеся по коридорам и залам духи. Вместо них засуетились служанки, тараканами забегали по двору и стенам солдаты, а высунувшаяся в распахнутое окно маркиза Верайль добавила сверху сумятицы громкими и не совсем цензурными высказываниями. Щенок снизу старательно и звонко ей что-то отвечал - словом, старательно наводили переполоху все.
        Потому, наверное, никто и не обратил в этой сумятице внимания на еле слышный вой смертельно раненной волчицы, что донёсся из-под крыши вон того углового укрепления. Вылетел он, улетел и растаял призрачной чайкой в стылой зимней дымке, вырвавшись из узкого стрельчатого окна именно так и называемой с той поры Башни Разбитых Надежд…
        31.03.07
        notes
        Notes

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к