Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Иванова Ольга: " Спящая Золушка " - читать онлайн

Сохранить .
Спящая Золушка Ольга Иванова
        ОН: ВЕРНУТЬ МИЛЛИАРДЫ ОТЦА, УКРАДЕННЫЕ ОДНОЙ БЕСПРИНЦИПНОЙ СТЕРВОЙ? Я СДЕЛАЮ ЭТО, ДАЖЕ ЕСЛИ МНЕ ПРИДЁТСЯ СТАТЬ «СИДЕЛКОЙ» ДЛЯ ЕЁ ЗАБОЛЕВШЕЙ ПАДЧЕРИЦЫ. ЭТУ ДЕВЧОНКУ Я ПОМНЮ СОВСЕМ МАЛЕНЬКОЙ, НО ТЕПЕРЬ ОНА ВЫРОСЛА… А Я… СМОГУ ЛИ ПРОТИВОСТОЯТЬ БЕЗУМНОМУ ВЛЕЧЕНИЮ К НЕЙ, И НЕ ПОМЕШАЕТ ЛИ ОНО МОЕЙ ЦЕЛИ?
        ОНА: МОЯ МАЧЕХА ОТНЯЛА У МЕНЯ ОТЦА, ЗДОРОВЬЕ И ЖЕЛАНИЕ ЖИТЬ. А ТЕПЕРЬ, БУДТО В НАСМЕШКУ, ЕЩЕ И МУЖЧИНУ ПРИСТАВИЛА КО МНЕ “СИДЕЛКОЙ”! И С ЭТОГО МОМЕНТА Я В ПОЛНОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ НЕГО… НО КТО МОГ ПОДУМАТЬ, ЧТО СПУСТЯ КОРОТКОЕ ВРЕМЯ Я СНОВА ЗАХОЧУ ЖИТЬ? РАДИ НЕГО.
        ВНИМАНИЕ! В КНИГЕ НЕ БУДЕТ: ПРИНУЖДЕНИЯ, НАСИЛИЯ, МЖМ И Т.П.
        ЗАТО ОЖИДАЕТСЯ: ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РОМАНТИЧЕСКАЯ ЭРОТИКА, ЛЮБОВЬ, НЕЖНОСТЬ, СТРАСТЬ.
        Спящая Золушка
        Ольга Иванова
        Глава 1
        Я проснулась от поцелуя. Вернее, мне снился сон, впервые за долгие недели хороший, и в нем меня целовал какой-то мужчина. В губы. Я даже выдохнула разочарованно, когда поняла, что это все не по-настоящему, а вокруг - все та же больничная палата, унылая и ненавистная. И я все еще жива.
        Но в следующую секунду ощутила на себе чей-то взгляд и скосила глаза. Мужчина. Молодой, лет тридцать. Светловолосый, высокий и, надо признать, симпатичный. Одет в синий медицинский костюм. На врача не похож. Санитар?
        - Добрый день, Ксения Валерьевна, - произнес он вкрадчиво, и от тембра его голоса, мягкого, чуть хрипловатого, по телу пробежали мурашки. - Не пугайтесь. Мо имя Влад. Меня наняли, чтобы помочь вам в реабилитации после болезни. Теперь я буду с вами безотрывно двадцать четыре часа в сутки, ухаживать, гулять, выполнять необходимые упражнения, физиопроцедуры, в том числе и лечебный массаж. Моя задача, чтобы вы поскорее вернулись к нормальной жизни. Вы можете обращаться ко мне с любой просьбой и в любое время.
        «Какого черта?» - хотелось спросить мне, но вместо этого удалось лишь сипло выдохнуть. Мой голос… Врач сказал, что он пропал, то ли от стресса, то ли от травмы, но должен скоро вернуться, нужно только потерпеть… А пока приходится быть похожей на рыбу, выброшенную на берег. Впрочем, ноги мои сейчас тоже скорее похожи на хвост, даже встать на них не могу. Слава богу, что хоть чувствительность не пропала…
        - Не волнуйтесь, Ксения Валерьевна, - мужчина подошел ко мне ближе, наклонился, и я уловила легкий флер его туалетной воды. - Сейчас Инга Юрьевна оформит все документы на вашу выписку, и мы поедем домой.
        Инга Юрьевна? Мачеха тоже здесь? Внутри все сжалось от страха и ненависти. Да, я ненавидела ее всем сердцем, каждой клеточкой своего тела. И точно так же боялась. Ведьма, которая околдовала моего отца и превратила его жизнь в ад. И я бы не удивилась, узнай, что она причастна к смерти папы. Хоть и косвенно. Ведь есть же такая статья, как «доведение до самоубийства» …
        - Ксюшенька, - а вот она и сама впорхнула в палату. Безупречный макияж, прическа, высокий каблук. А на лице ни грамма скорби по папе, который умер меньше двух недель назад. - Тебя выписывают, милая. И вижу, ты уже познакомилась с Владиком. Надеюсь, вы поладите. Влад, - мачеха стрельнула в блондина глазами и скомандовала: - Сходи за коляской…
        Тот кивнул и вышел.
        - Милый мальчик, скажи? - она достала пудреницу и прошлась пуховкой по лицу. - И не скажешь, что из провинции… Разве что по мозгам. Дурачок. Он единственный, кто взялся ухаживать за такой калекой как ты… И почти за символическую плату и крышу над головой. Ну, угол-то ему какой найдем в доме… А мне не придется тратить деньги впустую… Ты мне и так дорого обходишься, а сейчас еще больше хлопот прибавила своей инвалидностью. И за что мне такое наказание?
        Она знала, знала, что я не могу ей ответить, вот и глумилась, ехидничала. Унижала. Впрочем, ничего нового. Все как всегда: на людях заботливая мамочка, а наедине - злобная тварь. Мачеха. А теперь еще не нашла ничего лучшего, как подыскать мне вместо сиделки-женщины какого-то «простачка» за сущие копейки, с ее же слов.
        Между тем вернулся Влад с инвалидной коляской. От одной мысли, что мне неизвестно сколько времени придется передвигаться только на ней, подступили слезы. Калека…
        - Давайте, Ксения Валерьевна, поднимемся, - мужчина легко подхватил меня на руки и перенес в это ужасное кресло. - Вот так…
        Как же унизительно все это… Как же неправильно… Иногда кажется, что лучше бы я умерла, чем жить вот так. И снова возвращаться в ад, который некогда был для меня родным домом.

* * *
        Влад Разумовский
        Безликая палата. Приглушенный писк приборов, скачущая редкими пиками линия сердца на мониторе. И девушка с закрытыми глазами. Худенькие руки, оплетенные проводами, безвольно лежать поверх белой простыни. Темные, спутанные волосы на контрасте еще сильнее подчеркивают болезненную бледность лица, залегшие под глазами тени и бескровные губы.
        - Это она? - в этом больничном безмолвии свой собственный голос показался Владу излишне громким, и он продолжил уже тише: - Это и есть дочка Перова?
        - Да, она, - почти шепотом ответил Андрей, помощник его отца. Теперь уже бывший помощник. Влад еще никак не мог привыкнуть, что отца больше нет в живых. - Ксения Перова.
        - Значит, эта сука Инга оставила ее здесь умирать? - горло Влада сдавило спазмом, и он кашлянул.
        - Похоже на то, - вздохнул Андрей. - Ей даже капельниц поддерживающих не ставят…
        - Узнай у ее лечащего врача, какие нужны препараты, возможно, аппаратура… Все, чтобы вернуть ее к жизни, и как можно скорее… Дай ему столько денег, сколько потребует. И за молчание тоже. Нельзя допустить, чтобы эта девчонка умерла.
        - Хорошо, Владислав Алексеевич, - отозвался Андрей. - Сделаю все, что смогу, и даже больше этого. Вы же знаете.
        Влад кивнул и сдернул с плеч белый халат, который его заставили надеть перед входом в реанимацию:
        - Жду тебя вечером. С полным отчетом. И всей информацией о нашей безутешной вдове. О дочке Перова тоже не помешает…
        - Да, Владислав Алексеевич…
        Домой Влад не поехал. Вместо этого остановил машину у набережной, вышел из нее, достал сигареты и, облокотившись о перила моста, закурил. Лето только началось, а город уже накрыл изматывающий зной, от которого плавился асфальт и раскалялся воздух. Редкие, похожие на обрывки ваты облака медленно плыли по небу, и Влад, задрав голову, принялся их считать… Одно… Второе… Третье… Так они всегда делали с отцом, в детстве… Очень далеком детстве…
        Но теперь отца нет, а он даже не успел на похороны. Как назло отменили все рейсы до Москвы «из-за неблагоприятных погодных условий»… Из-за таких же «неблагоприятных погодных условий» погиб и его отец. Во всяком случае, это официальная версия. На самом же деле его убили, Влад знал это точно. И Андрей знал. Они даже знали, кто приложил к этому руку…

* * *
        За несколько дней до этого
        - Инга Перова, вторая жена Перова, - перед Владом легла газета с фотографией стройной шатенки в черном облегающем платье и таких же черных очках, скрывающих пол лица, к губам без помады скорбно прижат белоснежный носовой платок.
        - Ты считаешь, это ее рук дело? - Влад пристально посмотрел на Андрея. Тот был помощником отца уже больше пятнадцати лет. Немногословный, умный мужик, ровесник отца, в прошлом юрист. Имел связи, где только можно, мог достать что угодно и откуда угодно, просчитать любую ситуацию наперед - он способен был возглавить сам любой бизнес, но предпочитал оставаться в тени и работать на Алексея Разумовского, которому был многим обязан. Пожалуй, именно эта черта - умение быть благодарным - и не позволила ему стать некоем большим, чем помощник гендиректора группы компаний «Техноролл».
        - Ищите, кому выгодно, Влад Алексеевич, - как Влад не просил обращаться к нему на «ты», Андрей упорно продолжал величать его по имени-отчеству. - Ваш отец и его лучший друг и партнер Перов неожиданно ссорятся, в доме Перова. Алексей Петрович уезжает в расстроенный чувствах и разбивается на машине. Официальная причина: плохая видимость на дороге из-за ливня, лобовое столкновение со встречной фурой. Но есть еще результаты неофициальной экспертизы, и они говорят, что ко всему прочему не были исправны тормоза. Хотя я лично три недели назад отвозил автомобиль Алексея Петровича на техосмотр. Далее… Перов Валерий Николаевич в тот же вечер покончил собой выстрелом в голову из ружья, подаренного ему вашим же отцом. А Перов, всем известно, был заядлым охотником… Да, и Валерий Николаевич был сильно пьян, на что и списали его самоубийство. А в день похорон дочка Перова Ксения, которая, со слов ее мачехи Инги, из-за сильных переживаний приняла некий сильный психотропный препарат и случайно упала с лестницы. Очень неудачно. И сейчас находится в коме. Врачи дают неутешительные прогнозы, а вдова Перова уже
готовится принять наследство покойного мужа…
        - О том, что компании «Авертех» и «Кенсор» принадлежат моему отцу, она в курсе?
        - Да, и в курсе о расписке… Только, похоже, она тоже не знает, где ее спрятал покойный муж.
        - А адвокат отца? У него ведь должна была быть копия той расписки, где значится, что настоящий владелец этих компаний мой отец, а не Перов.
        Андрей удрученно усмехнулся:
        - А у адвоката инсульт.
        - Вот же дрянь… - прошипел Влад. - Вот же продуманная сучка… Но все равно, скажи мне, почему отец так сделал? Зачем записал эти две компании на Перова?
        - Владислав Алексеевич, ну вы как маленький, в самом деле… - снова усмехнулся помощник. - Когда крутишься в такой сфере, нельзя афишировать все, чем владеешь… Эти две компании были его «воздушной подушкой», на всякий случай… Сейчас же, после его смерти, налетят стервятники… Впрочем, уже налетели, как вы знаете.
        Влад тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла.
        - У вас есть шесть месяцев, чтобы вернуть свою часть, - продолжил Андрей. - Потом оспорить наследство, во владение которого войдет вдова Перова, будет почти невозможно.
        - А как же дочка Перова? Ты говорил, что почти все свое имущество Перов завещал ей, а не жене. Ты уже ее похоронил?
        - Если она и выживет, то может остаться недееспособной, и Инга тогда оформит на нее опекунство. Впрочем, боюсь, госпожа Перова не позволит падчерице прожить долгую и счастливую жизнь…
        Влад на миг задумался, затем вновь посмотрел на помощника:
        - Узнай все про ее реальное состояние. И какие у нее шансы на выздоровление.

* * *
        - Ваше поручение выполнено, Владислав Алексеевич, - вечером доложил Андрей. - Девушке назначено адекватное лечение, положительная тенденция уже должна быть видна завтра… Будем надеяться, она выкарабкается…
        - За молчание тоже заплатил?
        - Конечно, - кивнул помощник и, написав в ежедневнике сумму, показал ее Владу.
        Да уж, докторишка попался не из скромников… Ну что ж, сейчас не время думать о расходах, важнее результат.
        - Какие прогнозы? - уточнил далее.
        - Теперь уже совсем иные, - усмехнулся Андрей. - У нее есть все шансы полностью восстановиться. Правда, потребуется некоторая реабилитация.
        - Отлично, - Влад сцепил пальцы в замок и подпер ими подбородок. - Что с ее мачехой? Есть информация?
        - Конечно, - Андрей открыл папку и передал ее Владу. - Перова Инга Юрьевна, сорок пять лет. Вышла замуж за Перова четыре года назад, познакомились с ними на юбилее мэра Санкт-Петербурга. Сама она тоже проживала там до свадьбы с Перовым. До брака с ним замужем была единожды. Прошлый муж был связан с криминалом, потом его убили в каких-то разборках, двенадцать лет назад. От первого брака имеет дочь Марину двадцати трех лет. Она проживает вместе с матерью в доме Перова. Нигде не работает. Как и сама Инга. Кстати, у нее любовник - подполковник полиции Корсаков Дмитрий Николаевич. Связь их длится месяца три, встречи нечастые… А так Инга Юрьевна у нас предпочитает мужчин помоложе, можно даже сказать, испытывает к ним слабость… Не совсем юнцов, но в пределах двадцати пяти - тридцати пяти лет. Чаще всего связи разовые, на одну ночь.
        - А вот это неплохо… - Влад еще раз пролистал папку и отбросил ее на диван. - Как я понимаю, Инга обо мне ничего не знает?
        - Полагаю, нет, - ответил Андрей. - Алексей Петрович не афишировал свою личную жизнь и бывшую семью…
        - Проверь, пожалуйста, насколько легко можно найти обо мне информацию в том же интернете… - попросил Влад, углубляясь в раздумья. - И если есть где какое упоминание или фото, убери это. Затем надо создать мне фейковую страницу в какой-нибудь соцсети. Фамилия попроще, место рождения - какая глубинка. А еще мне нужны документы о медобразовании, в частности в области физиотерапии или реабилитологии…
        - Но у вас ведь есть…
        - Все, что у меня есть, - не дал договорить помощнику Влад, - это незаконченный медуниверситет и несколько сертификатов массажиста, но все они американского образца… А мне нужны местные и на другое имя.
        Когда-то Влад действительно поступил в медуниверситет в США и даже отучился там несколько лет, но затем бросил, посчитав, что ошибся с выбором профессии. Правда, потом, когда были проблемы с деньгами, освоил профессию массажиста и даже некоторое время подрабатывал в небольшой частной клинике. Однако те времена остались в далеком прошлом, сейчас у него был успешный бизнес совсем в другой области, более серьезной и перспективной. Но, кажется, наступило время вспомнить навыки лечебного массажа, ибо у него возникла вполне себе стоящая идея, как проникнуть в дом Перовых и исследовать его вдоль и поперек, не привлекая внимание хозяйки. Стать «сиделкой» для ее падчерицы Ксени. Да, должность, не имеющая аналогов звучания в мужском варианте, поэтому и считается больше подходящей для женщины, да и подопечная - девчонка, но с чем черт не шутит?..
        Глава 2
        Влад Разумовский
        - Владислав Алексеевич, но почему все же «сиделка»? - несколько недоумевал Андрей, когда Влад поделился с ним своим планом. - Ведь есть еще должность водителя, садовника, повара, в конце концов…
        - Ни водитель, ни садовник не может свободно перемещаться по дому. Повар, кстати, тоже. Но и с кулинарными способностями у меня проблемы, - с усмешкой объяснял Влад. - Еще, конечно, можно было бы рассмотреть вариант «домработницы» или «горничной», но, сам понимаешь, со мной это точно не прокатит. А вот приглядывая за Ксенией Перовой, гуляя с ней по дому и окрестной территории, можно, во-первых, втереться ко всем в доверие, а во-вторых, осторожно исследовать все углы… Где-то же должен быть этот чертов тайник с распиской!
        - А вдруг он не в доме? - предположил Андрей.
        - Если я пойму, что это так, буду искать другие варианты… Возможно, найдутся хотя бы какие зацепки… Ну как? - Влад повернулся к помощнику. - Похож на Влада Турчина из поселка Солнечный Томской области?
        Андрей окинул его придирчивым взглядом: дешевые джинсы, простенькая футболка, поношенные кроссовки…
        - Носки поменяйте… Инга быстро вычислит бренд, даже если они однотонно черные. Белье тоже на всякий случай купите подешевле, - вынес он свой вердикт.
        - Думаешь, придется его демонстрировать? - хмыкнул Влад.
        - А это уже вам лучше знать, собираетесь ли вы его демонстрировать или нет, - Андрей даже бровью не повел. - Просто предупреждаю. И часы не забудьте снять. Влад Турчин будет сверять время по мобильному телефону, а не часам от Картье.
        - Как считаешь, - Влад повертел в руках свой «новый» смартфон бюджетной модели, - может поцарапать его для достоверности? Или экран раздолбать? Для той же достоверности…
        - Считаю это уже излишним.
        - Ладно, - согласился Влад, засовывая телефон в задний карман джинсов, и, глянув в зеркало, взъерошил волосы. - А, может, их того… Машинкой под ноль?
        - Вы хотите предстать перед Ингой Перовой скромным физиотерапевтом или гопником из поселка Солнечный? - все так же невозмутимо уточнил Андрей.
        - Все, понял, - Влад расчесал волосы на привычный манер. - Гопника отменяем.

* * *
        - Значит, это вас мне рекомендовал Сергей Романович, лечащий врач моей падчерицы? - Инга Перова сидела напротив в кресле, нога за ногу, и медленно покачивала одной, демонстрируя стройность лодыжки.
        «Она, конечно сука, но красивая, зараза, - думал Влад, стараясь рассматривать ее не явно. - Хотя, заслуга здесь, скорее, ее косметологов и, по всей видимости, пластических хирургов. Иметь такую сочную вздернутую грудь в сорок пять лет… Однозначно, импланты...».
        - Да, именно, Инга Юрьевна… - Влад принял заискивающий вид. - За что я ему очень благодарен. И так же буду благодарен вам, если позволите мне у вас работать. Хотя бы попробовать…
        - На самом деле у меня сейчас проблемы с финансами, чтобы нанимать квалифицированного специалиста, - вздохнула она, запуская пальцы в медно-каштановую гриву. - После смерти мужа, сами понимаете… А тут еще и трагедия с падчерицей, на одно ее лечение ушло столько денег… И я подумывала взять сиделкой к ней какую пенсионерку, на подработку… Все равно больших надежд на полное выздоровление Ксюши нет… Мы вообще не думали, что она вернется в сознание, а тут…
        «Вот же дрянь, - который раз подумал Влад. - Не думала она… Небось уже гроб собралась заказывать для «любимой» падчерицы… А тут такой облом. Очнулась! Слава богу она не знает всей правды о здоровье девчонки, и ситуация представляется ей в худшем свете. Спасибо Андрею, хорошо поработал с врачом и медперсоналом».
        - Вы должны понимать, Влад, что случай серьезный, - печальный вздох. - Девочка не способна ходить и не известно, сможет ли… Обслуживать себя тоже не может… Еще и речь нарушилась… В общем, будет нелегко… А оплачивать такой труд достойно я не смогу. А вы ведь молодой здоровый мужчина, - быстрый взгляд из-под полуопущенных ресниц, кончик языка недвусмысленно скользнул по алым губам, - и вам хочется иного уровня заработка…
        - Сейчас у меня такая ситуация, Инга Юрьевна, что я готов на любую оплату, - Влад принял ее игру и как бы невзначай бросил взгляд на ложбинку груди в открытом вырезе блузки. - И крышу над головой…
        - Ну это я могу вам предоставить… - она эффектно сменила положение ног, сверкнув кружевной полоской чулок. - Как говорится, и кров, и еду, и маломальскую оплату…
        - Я был бы этому просто счастлив! - с преувеличенной радостью отозвался Влад. - И выложусь на сто процентов…
        - Мне нравится ваш энтузиазм, Влад, - Инга усмехнулась, прикусив кончик длинного ногтя. - Но можно напрягаться не так сильно… Достаточно будет минимального ухода. Кстати, вы же умеете делать массаж?
        - Конечно, - с готовностью ответил Влад. - Несколько видов лечебного, а также расслабляющий, тонизирующий…
        - О, может, еще и эротический? - Инга насмешливо и одновременно многозначительно вздернула бровь.
        «И эротический тоже», - сказал бы без стеснения Влад Разумовский. Но Владу Турчину пришлось смутиться и промычать что-то невразумительное, глупо улыбаясь. Инга на это уже громко рассмеялась, красиво откинув голову и обнажая ровные белые зубы. «И во рту у нее с десяток тысяч долларов, - заключил Влад. - Виниры отменные».
        - Я, конечно же, пошутила, - произнесла Инга, осторожно вытирая мизинцем выступившие от смеха слезы. - Но если когда-нибудь после тяжелого дня сделаете мне массаж, буду благодарна… Не откажете?
        - Нет, конечно, - Влад снова нацепил смущенную улыбку.
        - Ладно, так уж и быть, попробуем с вами поработать, - Инга уже не улыбалась, приняв деловой вид. - Завтра мою падчерицу выписывают, поэтому сразу же можете приступать к работе… Поможете транспортировать ее из больницы. Остальное решим уже дома. Значит, жду вас завтра в больнице, в десять утра. Только без опозданий… Мне еще на другую встречу успеть надо.

* * *
        Она спала, когда Влад пришел. Уже не такая болезненно-серая как две недели назад, но все еще бледная, без тени румянца на щеках. В прошлый раз Влад едва ее рассмотрел, сейчас же взгляд невольно останавливался то на длинных пушистых ресницах, слегка подрагивающих во сне, мягком овале лица, тонкой шее… А какие у нее были волосы! Густые, цвета горького шоколада, длиной, наверное, до лопаток. Влад любил, когда у женщины длинные ухоженные волосы, можно сказать, это был один из его фетишей. Ему нравилось их гладить, пропускать сквозь пальцы, ощущать их мягкость и шелковистость…
        Но еще сильнее волос взгляд Влада притягивали губы девушки: в меру полные, очерченные. Манящие, несмотря на мелкие трещинки от пересыхания.
        «А ведь я видел ее уже когда-то!» - вдруг вспомнил Влад. Только давно, очень давно… Еще до его переезда в США. Да, как раз после развода родителей. Он встречался с отцом, и тому надо было заехать к другу, что-то передать. Друг и был Перовым, и вместе с ним встречать гостей выбежала девчушка, чернявая, загорелая и перепачканная вишней, миску с которой прижимала к груди. Влад как раз из той встречи и запомнил больше ягоды, сочные, бордовые, чем какую-то мелюзгу. А для него, шестнадцатилетнего, эта девчонка и была мелюзгой. Влад задумался, подсчитывая: на сегодняшний день ей, со слов Андрея, двадцать, значит, тогда было четыре или около того. Мелюзга… Да и сейчас тоже, хоть и подросла, превратившись в весьма привлекательную девушку. Какому-нибудь парню повезет… Или уже повезло. Впрочем, Андрей не упоминал, что у Ксении Перовой есть молодой человек. Что ж, значит, у нее еще все впереди…
        Влад все же не удержалась и прикоснулся к ее щеке, затем губам… Руку успел одернуть вовремя: Ксения протяжно выдохнула, просыпаясь. Он даже отошел на несколько шагов, чтобы не напугать ее или вызвать подозрения. О своем порыве постарался забыть, как о чем-то малозначимом. В конце концов, уже начиная с сегодняшнего дня ему придется прикасаться к ней постоянно, и к этому надо относится как к работе, не более того.
        Она распахнула свои глаза. Светло-карие, как янтарь, подсвеченный солнцем. В них сразу вспыхнула тревога, и чтобы ее погасить, Влад быстро заговорил:
        - Добрый день, Ксения Валерьевна, не пугайтесь. Мое имя Влад. Меня наняли, чтобы помочь вам в реабилитации после болезни, - речь, как и интонация уже были отрепетированы заранее. - Теперь я буду с вами безотрывно двадцать четыре часа в сутки, ухаживать, гулять, выполнять необходимые упражнения, физиопроцедуры, в том числе и лечебный массаж. Моя задача, чтобы вы поскорее вернулись к нормальной жизни. Вы можете обращаться ко мне с любой просьбой и в любое время.
        Но она продолжала смотреть на него настороженно. Открыла было рот, силясь что-то ответить, но речевые связки пока были ей не подвластны. Влад знал о ее временной потери голоса, поэтому поспешил успокоить:
        - Не волнуйтесь, Ксения Валерьевна. Сейчас Инга Юрьевна оформит все документы на вашу выписку, и мы поедем домой.
        Но после упоминания мачехи, она, кажется, разнервничалась еще больше, а вскоре заявилась и сама Инга Перова.
        - Ксюшенька, - пропела она голосом любящей мамочки. - Тебя выписывают, милая. И вижу, ты уже познакомилась с Владиком, - самого Влада внутренне передернуло: он терпеть не мог, когда его имя превращали во «Владика». - Надеюсь, вы поладите. Влад, - Инга одарила его кокетливым взглядом. - Сходи за коляской…
        За время пока Влад отсутствовал, атмосфера в палате стала еще более гнетущей и напряженной. В глазах Ксении застыли слезы, а отсутствующий взгляд уперся в некую невидимую точку на стене. Влад подошел к ней:
        - Давайте, Ксения Валерьевна, поднимемся, - он сам одернул одеяло и подхватил ее на руки. Легкая какая…
        Она же словно одеревенела, сжалась. Боится или стесняется?
        - Вот так… - Влад посадил девушку в коляску, прямо в больничной сорочке. Инга не удосужилась принести ей одежду, отмахнулась: мол, на улице лето, а дома все равно обратно в кровать ляжет, зачем переодевать? Но Влад тем не менее раздобыл плед у старшей медсестры (Андрей потом рассчитается), которым и прикрыл Ксеню. Она никак на это не среагировала, разве что напряглась больше и стала еще отрешенней.
        - Идемте скорее, - скомандовала Инга. - Я уже опаздываю…
        - Привет, Ксюха! - произнесла она, усмехнувшись, но та даже не дернулась и не удостоила ее взгляда. - Ах, да, ты ж не можешь ответить. Сорян.
        - Марина, сядешь за руль, - Инга бросила ей ключи. - Подкинешь меня до одного места, потом поедете домой. - Влад, только не поцарапай машину коляской…
        - Так это и есть Влад? - Марина окинула его заинтересованным взглядом.
        - Добрый день, - поздоровался он невозмутимо и снова подхватил на руки Ксеню, на этот раз, чтобы перенести ее на заднее сидение машины.
        - Ну привет… - протянула Марина.
        - Ты садишься или нет? - нервно одернула ее мать. - Давай, шевелись, мне некогда. Влад, - крикнула она уже из машины, глядя на него в боковое зеркало, - и багажник мне не испорть этой гребаной коляской!..
        - Не волнуйтесь, Инга Юрьевна, я аккуратно, - ответил он, укладывая сложенную коляску. Затем закрыл багажник и сел рядом с Ксенией.
        - Поехали, - махнула дочери Инга, и машина тронулась.
        Глава 3
        При виде Марины мое настроение испортилось еще сильнее. Впрочем, куда уж хуже… И вообще, в отличие от своей матери, она просто язва и мелкая пакостница, на большее ее собственной фантазии не хватает. В голове у нее только тусовки с подружками и трансляция своей жизни в инстаграм. Другое дело, если она действует, подстрекаемая Ингой… В паре их выносить тяжелее. Иногда просто невозможно.
        Да, по фигу… Не хочу больше о них думать. Ни о них, ни о ком-то другом. Даже об этой двухметровой «сиделке», занимающей пол салона машины. Кстати, а как будет «сиделка» в мужском роде? «Сиделец»? Я невольно хмыкнула, а «сиделец» сразу обернулся. Ну а я отвернулась. Уставилась в окно. Нечего на меня глазеть, самой от себя тошно… Еще и эта слабость во всем теле, голова гудит, словно после пьянки. Хотя, откуда мне знать, каково оно - похмелье? Никогда еще в жизни не напивалась. Может, стоит начать? Напиться и забыться. У папы, кстати, в кабинете должен был остаться коньяк и виски… Надо будет попросить Алевтину, чтобы принесла. Нет, она точно не принесет, еще и лекцию прочитает о вреде алкоголя. Тогда, может, «сиделку» послать?
        Я покосилась на него, на этот раз, чтобы не заметил: серьезный такой, аж страшно. И так бы никогда не сказала, что «простачок»… Глаза уж больно умные. Голубые, кстати. Прямо нордический мужчина. И при этом «сиделка». Абсурд.
        Мачеха вышла около какого-то офиса, и без нее в машине даже дышать стало легче. Зато Марина включила на полную громкость радио и стала подпевать, искажая слова песни до невозможности. Иногда она поглядывала в зеркало заднего вида на мою «сиделку», но тот будто не замечал ее взглядов, рассматривая город за окном.
        Наконец МКАД, знакомый съезд, шлагбаум охраны коттеджного поселка… И ворота нашего дома. Еще месяц назад я бы счастлива была вернуться сюда, несмотря на соседство мачехи и ее дочки, но теперь, без папы… Все здесь вмиг стало чужим.
        - Ее комната на втором этаже, - сообщила Марина «сиделке», заглушая мотор. «Ее» - это, конечно же, моя. - А твоя… Кажется, мама выделила тебе комнату на первом. Надо спросить у Алевтины… Хотя, ее до вечера не будет, у нее выходной.
        Какая жалость… Домработница Алевтина - единственный человек, которого я бы рада была увидеть.
        - Вещи твои где? - Марина продолжала разговаривать только с мужчиной.
        - В багажнике, - ответил тот. - Рюкзак…
        - И всего-то? - усмехнулась она. - Хорошо вам, мужикам, для гардероба хватает и рюкзака…
        - А больше и не надо на первое время, - Влад тоже улыбнулся, - лето же… Я на днях съезжу за оставшейся сумкой, она у меня на вокзале в камере хранения…
        - Ясно, - Марина вышла из машины. - В общем, вы тут разбирайтесь, скоро мама приедет, определит тебя куда-то.
        - Спасибо, - он тоже покинул машину. Обошел ее и открыл дверцу с моей стороны. - Покажете мне свою комнату, Ксения Валерьевна?
        Его улыбка снова раздражала, как и голос, и глаза… Голубые. Я нехотя кивнула, а он ловко достал меня из машины, подняв на руки. Опять. И даже пледом умудрился прикрыть, держа на весу.
        - Обхватите меня за шею, - попросил меня после. - Так будет удобней и вам, и мне. Я отнесу вас в вашу комнату. Это выйдет быстрее, чем на коляске.
        Господи, кто бы мог подумать, что первый мужчина, который будет носить меня на руках - это медработник, нанятый мачехой. И в эти моменты я буду чувствовать себя не прекрасной принцессой, а… немощной калекой.
        Я все же обвила его шею руками, не очень уверенно, но так действительно было удобней. Насколько это было возможно в моем положении. Сердце от смущения билось чаще, отдаваясь в ушах, я старалась не думать, что прижимаюсь к мужской груди и даже чувствую стук его сердца тоже. И теперь отчетливей ощущаю аромат его туалетной воды, в который вплетаются горьковатые нотки пота и чего-то еще, чему трудно дать объяснение, но от чего почему-то странно щекочет в груди и хочется вдыхать снова и снова. Может, это и есть запах мужчины?
        От таких глупых и неуместных мыслей бросило в жар, а потом стало стыдно, что я стала злиться теперь на саму себя. А между тем Влад уже уверенно поднимался по лестнице. Той самой, с которой я упала. И падение с нее - последнее, что я помню до того, как очнулась уже в больнице неделю спустя. От воспоминаний на миг остановилось сердце, и я зажмурилась.
        - Все в порядке? - тут же услышала голос «сиделки».
        Кивнула и вновь отвернулась от его испытующего взгляда.
        - Где ваша комната? - спросил он тогда.
        Я показала рукой на знакомую дверь. Влад открыл ее локтем, и мы оказались внутри. Так чисто, светло, видно, что Алевтина постаралась подготовить комнату к моему возвращению. Моя спальня была для меня убежищем, норой - местом, где я могла спрятаться от всех невзгод и не выходить отсюда днями.
        Влад бережно опустил меня на кровать, поправил плед.
        - Я сейчас схожу за остальными вещами, - но будто намеренно не упомянул о кресле, - и мы определимся с тем, что будем делать дальше. Хорошо?
        Поскольку ответить я не могла, пришлось снова кивать. Как болванчик, ей-богу…
        Он вернулся быстро. Вкатил коляску и оставил ее в углу, будто понимал, что видеть мне ее совсем не хочется. Затем снова ушел и теперь отсутствовал многим дольше, даже стало чуточку любопытно, куда он пропал, не предупредив. Может, Инга приехала и показывает ему его комнату? Или Маринка отвлекла? Было заметно, что она сразу положила на него глаз. Сейчас точно будет окучивать. Она у нас девушка без комплексов, с опытом… Скольких парней после вечеринок сюда перетаскала, даже папу не стеснялась. Заявиться посреди ночи с очередным ухажером, пьяная, хохочущая, а потом стонет как кошка до утра, так что через стенку слышно. Папа после женитьбы на Инге вроде как из добрых побуждений поселили ее по соседству со мной, надеясь, что мы «подружимся» и станем «как сестрички». Наивный…
        - Я принес вам обед, - Влад появился так внезапно, что я внутренне вздрогнула, выпадая из своих мыслей. - Лева специально приготовил для вас все питательное и полезное, чтобы вы набирались сил и поскорее выздоровели. Так он и попросил передать.
        Так, значит, уже с поваром раззнакомился… Лева, конечно, дядька неплохой, но ужасный сплетник. Очень любит с Васей, приходящим садовником, перемыть всем в доме кости. Хотелось бы предупредить Влада, чтобы был с ним поосторожней, но, увы, не могу… Так что пусть разбирается сам.
        Куриный бульон, мясное рагу, фруктовый салат - оказывается, я все же соскучилась по Левиной еде.
        - После обеда вы можете немного отдохнуть, - сказал Влад, пока я ела. - Потом я покажу упражнения для разрабатывания мышц ног, которые мы будем с вами делать в ближайшие дни. Массаж начнем делать с завтрашнего дня, поскольку его лучше выполнять с утра. Вечером, если хотите, можем прогуляться. Если что-то желаете еще, говорите…
        Говорите, ага… Я невесело усмехнулась.
        Но Влад, надо же, быстро понял свою «оплошность»:
        - Извините, не так выразился. Минутку… - он вначале огляделся, будто в поисках чего-то, затем достал из нагрудного кармана смартфон, пробежался пальцами по экрану и протянул мне. - Напишите.
        На экране было открыто приложение с «Заметками». Значит, он предлагает мне общаться таким образом… Что ж, все ж лучше, чем ничего. И первое, что я набрала, было: «Найдите мой телефон». Подумала и быстро добавила: «… пожалуйста».
        - Я спрошу у Инги Юрьевны, - пообещал Влад, прочитав. - Что-то еще?
        «Алевтина еще не вернулась?»
        - Домработница? - уточнил он, и я кивнула. - Нет. Я слышал, что она будет не раньше восьми вечера.
        Я расстроенно вздохнула. Мне очень хотелось принять ванну, но теперь я даже такую мелочь не могла сделать без чьей-то помощи. А кого еще просить, как не Алевтину?
        - Может, я смогу вам помочь? - спросил Влад.
        Я отрицательно замотала головой.
        - Тогда я унесу это, - он мягко улыбнулся и забрал у меня поднос с пустой посудой.
        А у меня аж скулы свело от этой его «сладкой» предупредительности и услужливости.
        Влад удалился с подносом, а вот телефон свой оставил. Я собралась отложить его в сторону, как он внезапно беззвучно завибрировал прямо у меня в руке, а на экране высветилось: «Отец». Я растерянно смотрела на отчаянно жужжащий смартфон и не знала, что делать. Ответить я в любом случае не могла, да и неприлично это. Хозяин же телефона ушел неизвестно на сколько, но вдруг это какой-то важный звонок?
        Влад вернулся буквально через минуту, после того, как звонок прекратился. Я сразу отдала его, показывая на значок неотвеченного вызова.
        - Спасибо, - он тут же перенабрал номер и быстро произнес в динамик: - У меня все в порядке, перезвоню как смогу, - и сбросил. - Марина сказала, что ваш телефон разбился во время вашего падения, - обратился он уже ко мне несколько рассеянно. - Но я попрошу Ингу Юрьевну, чтобы она нашла для него замену.
        Разбитого телефона стало жалко до слез: его мне подарил папа. Вот и еще одна ниточка с прошлым оборвана…
        - Давайте все же перейдем к упражнениям, - произнес Влад, подходя к моей кровати. Он словно забыл, что сам же собирался это сделать позже, дать мне отдохнуть.
        Я же ко всему прочему снова вспомнила о том, что давно не принимала нормального душа или ванны, и от этого чувствовала себя ужасно неловко, особенно рядом с мужчиной, пусть и «сиделки». А он ведь явно будет касаться меня, моих ног и вообще контакт неизбежен… Между тем Влад уже собрался помочь мне избавится от пледа, но я с ужасом остановила его руку и замотала головой.
        - В чем дело? - озадачился он. - Это будет совсем не больно…Я просто сам осторожно начну разрабатывать мышцы ног, спины и пресса, покажу, как это делается, а потом, возможно, у вас даже получится это сделать самой… Там ничего сложного и уж тем более неприятного.
        Мои самые худшие опасения подтверждались, но даже будь у меня голос, я навряд ли осмелилась бы признаться мужчине в своих потребностях. А Влад будто подслушал мои мысли и спросил вкрадчиво:
        - Вас что-то беспокоит? Вы не должны от меня ничего скрывать, Ксения Валерьевна. И уж тем более бояться. Меня именно для того и наняли, чтобы помогать вам во всем.
        Я посмотрела на него затравленно, а он снова подал мне свой телефон с открытыми «заметками». Я, наверное, с минуту боролась сама с собой, пока все-таки не решилась написать: «Мне нужно принять ванну».
        - Ванну? - Влад будто бы и сам растерялся, но всего на миг. После к нему вернулись прежнее спокойное выражение лица: - Сейчас сделаем…
        «Я хотела дождаться Алевтину», - торопливо набрала я, но показать не успела: Влад уже направлялся к моей ванной. Вскоре оттуда послышался шум льющейся воды, а он снова появился в комнате.
        - Ванна скоро будет готова.
        «Я не буду мыться при вас», - ткнула я ему телефон почти в лицо, когда он попытался поднять меня на руки.
        - Придется, - вздохнул он, и я вновь оказалась прижатой к его груди. - Не волнуйтесь, Ксения Валерьевна, смотреть не буду. Но оставить вас одну там тоже не могу. Вы под моей ответственностью.
        Под его ответственностью? Смешно. Инга будет только рада, если со мной что-то случится.
        Телефон все еще был у меня в руках, поэтому, пока мы дошли до ванной, Владу «пришло» мое очередное послание: «Я буду мыться в одежде!» Жаль, что через сообщение нельзя передать категоричность тона, но, надеюсь, восклицательный знак с этим справился.
        Влад хмыкнул. Потом произнес:
        - Как пожелаете, - и опустил меня прямо в сорочке в воду, густо покрытую ароматной пеной. Надо же, и про это вспомнил. - Не горячо?
        Я отрицательно мотнула головой. А Влад со словами:
        - Только будьте осторожны, - опять куда-то исчез.
        Неужели все же решил оставить меня одну? Я выждала минуту, прислушиваясь, а потом все же попыталась снять сперва трусики, а затем и сорочку. Совершить такое привычное ранее действие сейчас стало почти подвигом, но мне все же это удалось. И в тот самый момент, когда я собралась насладиться результатом, вернулась моя «сиделка». Да чтоб ее! Точнее, его.
        Я сразу сползла ниже, пытаясь полностью прикрыться пеной, и напряженно глянула на Влада. А он бросил взгляд на кучку мокрой одежды на полу, посмотрел на меня с легкой укоризной, но никак не прокомментировал. Вместо этого сообщил:
        - Я нашел в комоде чистое белье и пижаму.
        Черт! Это значит, он еще и рылся в моем белье? Нет, я не вынесу этого…
        А Влад между тем положил мои вещи на столик у раковины и сел на борт ванны, спиной ко мне.
        - Если что-то надо будет подать, говорите…
        Я показала ему язык и мысленно пожелала исчезнуть. Обойдусь без его помощи… Благо до шампуня, геля для душа и прочих мелочей могла легко дотянуться. Даже до бритвы. Ей я пользовалась редко, предпочитая делать депиляцию восковыми полосками, но сейчас их в моем распоряжении не было, а ноги уже не мешало бы привести в порядке. А ведь еще и этот «сиделец» собирался их разминать…
        Вооружившись бритвой, я попыталась дотянуться до голени, но смогла лишь махнуть чуть ниже коленки, и едва не порезалась. Проклятые мышцы, проклятая слабость! Ногу приподнять тоже удалось совсем на чуть-чуть, зато своим ерзаньем и плеском воды все же привлекла внимание Влада. Он мельком глянул на меня через плечо, а заметив бритву, уже обернулся без стеснения, я едва успела снова скрыться под водой.
        - Порезаться хотите? - Влад забрал у меня бритву. - Сейчас для этого, конечно, самое время!
        Но, похоже, у меня получилось выразить все свои эмоции и мысли во взгляде, потому что он нахмурился и произнес с легким раздражением, правда, несколько не то, на что я рассчитывала:
        - Так уж и быть, если вам это так необходимо… - и вдруг опустил руку прямо в воду и взял меня за лодыжку. А на мой полный ужаса и возмущения взгляд, ответил с нажимом: - Я побрею вам ноги…
        О нет, нет, только не это…
        Но Влад уже приподнял мою ногу над водой и скомандовал:
        - Только расслабьтесь… И придерживайтесь за бортик. Да не смотрю я на вас, - вздохнул он, когда я в панике стала подгонять к себе больше пены, прикрыть, по возможности, все свои «важные» места, и разместился уже полубоком ко мне и глядя только на мою ногу. Стыдно, как же стыдно… - Врача-мужчину вы тоже стесняетесь?
        Сравнил, конечно… Хотя, да. Тоже «стесняюсь».
        - Воспринимайте меня именно так - как врача. Без принадлежности к полу, - продолжил Влад, беря с полки пену для бритья. Женскую, «с ароматом цветущего сада», как гласит надпись на бутылке. - К тому же я не в том возрасте, чтобы заглядываться на молоденьких девочек, и пользоваться случаем, чтобы пощупать их. Вы для меня тоже просто пациентка… Без пола, ясно?
        Я не кивнула, только крепче стиснула зубы, наблюдая, как он начинает наносить пену мне на ногу, затем равномерно распределяет ее ладонью. И от этих совсем легких прикосновений как-то странно засосало под ложечкой, и на миг даже отступил стыд, а стало… приятно. Лезвие медленно заскользило по коже, только усиливая неясные ощущения. Влад будто совершал ювелирную работу: осторожно, кропотливо, иногда возвращаясь к уже пройденным местам, добиваясь идеального результата.
        - Заодно и упражнения сделаем, - чуть усмехнулся он, проходясь массажными движениями по моей уже гладкой икре, лодыжке, затем и ступне.
        После наступила очередь второй ноги, после чего мне вернули бритву:
        - Дальше справитесь сами.
        Влад теперь полностью отвернулся от меня и занялся изучением своего телефона, тем самым дав мне возможность завершить все банные процедуры.
        Процесс выхода из ванной тоже оказался трудоемким и непростым. Пришлось вначале спустить полностью воду, чтобы потом я могла сама с горем пополам вытереться и кое-как натянуть белье, в панике косясь на мужчину: не смотрит ли? Потом он мне, все так же не оборачиваясь, подал халат, в который я торопливо закуталась, и только после этого меня перенес обратно в комнату.
        Нервов, конечно, это мытье потрепало мне порядком, зато я наконец была чистая, приятно пахла шампунем и гелем для душа и даже с гладкими ножками. А это для любой девушки - уже, пусть и маленькое, но счастье. Даже настроение немного приподнялось. Жаль, что ненадолго. Не прошло и нескольких минут, как в мою комнату заявилась Марина.
        - Влад, - протянула она, даже не глядя в мою сторону. - Мама вернулась. Хочет поговорить…
        Глава 4
        Влад Разумовский
        Все оказалось замороченней, чем себе Влад предполагал. Во-первых, сама Ксения доверять ему не спешила, что, впрочем, неудивительно. Во-вторых, надо было заранее подумать, что в числе прочих придется решать и проблемы интимно-бытового характера своей подопечной. Нет, Влад не был брезгливым, да и учеба в медицинском тоже научила спокойной относится к любым проявлениям естественных потребностей организма, однако, когда Ксения призналась, что хочет принять ванну, отчего-то растерялся. Всего на несколько секунд, но все же.
        «Это просто твоя пациентка», - убеждал Влад себя, набирая воду в ванну.
        «Просто девчонка, которая годится тебе… Ну ладно, не в дочки. Но в младшие сестренки точно», - напоминал он себе, кружа по ее комнате в поиске сменной одежды. Пижама, халат, да, и белье тоже - Влад брал эти вещи, почти не рассматривая. Тем не менее, успел заметить, что в них нет ни капли сексуальности, той самой, показной, которую демонстрируют билборды и глянец: кружево, атлас, откровенный фасон. Вместо этого - хлопок, милый, почти детский. Как сама Ксения. Влад был уверен, что исследуй он другие ящики, непременно найдет гору плюшевых игрушек или кукол.
        При его появлении она испуганно спряталась в воду по шею, и Влад поспешил выполнить свое обещание «не смотреть»: отвернулся, присев на край ванны. Ему даже самому себе было стыдно признаться, что он все же смог разглядеть и хрупкие плечи, и выступающие ключицы, еще и небольшую грудь с аккуратными затвердевшими сосками.
        «Это просто девчонка, маленькая дочка друга отца…»
        А ей вдруг вздумалось ноги побрить! Ну точно, глупая мелюзга! Пришлось это делать самому. Влад не относился к тем мужчинам, которых вводят в ужас не эпилированные женские ноги. Нет, безусловно, гладенькие они куда привлекательнее, и на глаз, и на ощупь, это эстетичней, не поспоришь, но если девушка тебе нравится, да еще и отношения с ней не одного дня, то все это становится как-то не критично. В данном же случае, дело и вовсе касалось его пациентки. Да, именно так.
        - Воспринимайте меня именно так, как врача. Без принадлежности к полу, - он даже сделал на этом акцент. А потом еще зачем-то добавил: - К тому же я не в том возрасте, чтобы заглядываться на молоденьких девочек, и пользоваться случаем, чтобы пощупать их.
        «Я не в том возрасте, чтобы заглядываться на молоденьких девочек», - повторил он себе с мысленным нажимом, ибо именно в этот момент почувствовал, что его тело не желает соглашаться с этим утверждением и возникшую тяжесть в паху никак нельзя спутать ни с чем другим.
        Стройные и, теперь не без его участия, гладкие ножки, тонкие лодыжки… И грудь с торчащими сосками… Он снова случайно увидел их, черт подери!
        - Дальше вы сами, - Влад вернул Ксене бритву и опять сел к ней спиной. Чтобы отвлечься, схватился за свой телефон. Новости посмотреть или в игру поиграть? Но тут пришло спасительное сообщение от Андрея, который в списке контактов значился как «Отец», и Влад погрузился в переписку с ним.
        Появление на пороге комнаты дочки Инги не вызвало у него прилива радости, но зато дало возможность вернуть мысли в нужное русло и, соответственно, вспомнить главную цель его нахождения в этом доме.
        - Отдыхайте, я скоро приду, - бросил он Ксене и направился следом за Мариной. К Инге, которая ждала его в гостиной.
        - Оставь нас, - сказала Инга дочери, когда та плюхнулась в кресло, явно намереваясь поучаствовать в разговоре.
        Марина недовольно закатила глаза, но все же послушалась и поднялась.
        - Можно, я возьму твою карточку? - спросила она, проходя мимо. - Мы сегодня с девчонками собираемся зависнуть на «Кубе».
        - Опять до утра? - недовольно отозвалась Инга.
        - Я заночую у Леры, - ответила Марина уже со вздохом. - Так можно взять?
        - Бери, - отмахнулась Инга и когда дочь наконец покинула гостиную, улыбнулась уже Владу. - Ну как, осваиваешься потихоньку? Все устраивает?
        - Почти, - Влад улыбнулся в ответ. - Все отлично, со многим в доме уже познакомился, единственное… Комната, которую вы мне выделили. Она на первом этаже, а это не очень удобно в моей работе. Мне бы хотелось быть поближе к Ксюше, чтобы я мог в любой момент прийти ей на помощь.
        «А заодно заглянуть в кабинет Перова».
        Инга задумалась, потирая подбородок.
        - Ладно, придумаю что-нибудь, - сказала потом. - Скоро вернется Алевтина, она подготовит для тебя другую комнату.
        - Спасибо, Инга Юрьевна.
        - Не за что, - ее улыбка стала снисходительной. - Еще какие-то вопросы, пожелания?
        - Больше нет, - ответил Влад. - Разве что… Чуть не забыл, Инга Юрьевна. Ксения просит себе телефон. Я знаю, ее прежний разбился, а нам он не помешал бы для общения. Пока Ксеня не говорит, она может изъясняться через сообщения. Да и позвонить мне сможет, если что-то срочное, например. Хотя бы дать сигнал.
        - Хорошо, это тоже сделаю, - произнесла Инга уже с нотками раздражения. - Что еще?
        - Теперь точно все, - заверил ее Влад.
        - Тогда вот твой трудовой договор, прочитай, подпиши… - вдова Перова протянула ему стопку документов. - В принципе, все стандартно…
        Договор действительно был стандартным, Влад пробежался по нему по диагонали и быстро поставил свою подпись.
        - Я могу идти? - спросил он, забирая свою копию.
        - Можешь, - ответила Инга, чуть помедлив. А когда Влад уже направился к дверям, вдруг произнесла: - Когда закончишь все дела на сегодня с Ксенией, зайди ко мне. Мне все же интересно узнать, насколько хорошо ты делаешь массаж…
        - Массаж? - Влад обернулся, делая вид, что не уловил в ее тоне намек.
        - Ну помнишь, ты обещал, - Инга призывно провела пальцами по ключице. - Сделать мне расслабляющий массаж, если буду чувствовать себя уставшей. Так вот, я сегодня безумно устала, тело так и ломит… Заодно проверю твои профессиональные навыки. Мне же надо знать, кто ухаживает за моей падчерицей…
        - Хорошо, Инга Юрьевна, я зайду к вам, когда освобожусь, - произнес Влад как можно равнодушней.
        - Давай, буду ждать, - она одарила его улыбкой.
        Влад кивнул и поспешил выйти. А Перова наша, оказывается, нетерпеливая, сделал он вывод. Не выдержала паузу, сразу решила взять в оборот массажиста. Значит, испытывает слабость к молодым мужчинам, Андрей не соврал. Если только Инга не хитрее, чем кажется. Возможно, она собирается прощупать нового работника на предмет надежности, поэтому сбрасывать со счетов такой вариант тоже не следует. И не мешало бы попытаться усыпить ее бдительность.
        Первое, что ощутил Влад, войдя в комнату к Ксене - густой аромат туалетной воды. Запах, может, и приятный, но в такой концентрации он просто сшибал с ног. Вторым же «сногсшибательным» элементом стала Марина, крутящаяся около зеркала. Он, часом, комнаты не перепутал? Но нет, на постели все так же сидела Ксюша, хмурая, с переплетенными на груди руками.
        - О, а вот и Влад, - пропела Марина.
        - Что-то случилось? - спросил у нее Влад, при этом украдкой поглядывая на Ксеню.
        - Я просто забежала к Ксюхе одолжить духи, - беззаботно отозвалась Марина. - Нам дядя Валера на Новый год подарил одинаковые. Только я свой флакон давно использовала, а у Ксюхи до сих пор почти полный. Она у нас редко пользуется парфюмом. Да, сестренка? - Марина подмигнула Ксене, на что та лишь теснее переплела руки и недовольно прищурилась. - Кстати, Влад, посмотри, у меня все в порядке с платьем? Хорошо сидит? - и Марина медленно покрутилась, нарочито выгибаясь и выпячивая попу, обтянутую блестящей тканью.
        - В порядке, - ответил Влад, скользнув по ней отстраненным взглядом.
        - Спасибо, - теперь Марина поправила декольте, на этот раз демонстрируя свою полную грудь. - Ну, я пошла! Детишкам спокойной ночи!
        Стоило ей скрыться за дверью, Влад открыл окно, чтобы проветрить комнату от стойкого аромата духов.
        - Как вы себя чувствуете? - спросил уже у Ксени. - Что-то надо? Может, телевизор включить? Или ноутбук подать? Может, книгу или журнал?
        На каждый вопрос девушка отрицательно мотала головой.
        - Прогуляться не хотите? К вечеру жара немного спала.
        И снова «нет».
        - Ксюша, родненькая моя! - в комнату внезапно ворвалась женщина, пожилая, худощавая, невысокая ростом, и сразу бросилась к девушке.
        Глаза Ксени при виде нее налились слезами, и она раскрыла объятия навстречу гостьи.
        - Да я ж не знала, что тебя сегодня выписывают, - женщина крепко обняла ее. - Так бы ни за что не брала выходной. А мне Лева позвонил, сказал про тебя, и я сразу вернулась.
        Так, похоже, это та самая домработница Алевтина. Влад тихонько кашлянул, привлекая к себе внимание.
        - Добрый вечер, - произнес, когда она резко обернулась.
        - Добрый, - Алевтина окинула его настороженным взглядом. - А вы… Тот самый… Которого Инга наняла, чтоб за Ксеней присматривал, верно?
        - Можно сказать и так, - Влад кивнул. - Меня Влад зовут. А вы - Алевтина?
        - Она самая, - женщина продолжала смотреть на него с неким подозрением.
        - Очень приятно, - Влад улыбнулся как можно доброжелательней, чтобы хоть немного сгладить враждебность Алевтины.
        Та что-то неопределенно промычала в ответ и снова повернулась к Ксене:
        - Ну как ты, миленькая? Как ножки? Как головка, не болит?
        - У Ксени временно пропал голос, - ответил за девушку Влад.
        - Ох ты, горемыка моя! За что ж на тебя все это свалилось? - запричитала Алевтина, а по щекам Ксени потекли слезы. - Беда за бедой! Беда за бедой!
        - С ней все будет хорошо, - Влад вдруг разозлился на женщину: ну к чему эти завывания бабские? Только хуже Ксене делает. - Слышите? Проведем ей курс массажа, процедуры, лечебную физкультуру, все восстановится… Для этого меня и наняла Инга Юрьевна.
        - Ну-ну, Инга Юрьевна … - пробурчала Алевтина. - Знаем мы ее «добрые» порывы.
        - Вы мне не доверяете?
        - Пока еще не заслужил моего доверия, - огрызнулась женщина, чем вовсе ввела Влада в некоторый ступор. Ну и характер!
        - Тебе может что надо, деточка? - обратилась она снова к Ксене. - Помочь что? Искупать тебя? Переодеть?
        - Ксеня уже приняла ванну, - не удержался и вставил Влад. - И переоделась.
        Алевтина пригвоздила его взглядом:
        - Ты, что ль, помог?
        - Я и для этого здесь в том числе, - Влад уже начал терять терпение.
        - Батюшки… - осуждающе протянула домработница. - Стыд и срам какой… Ну Инга Юрьевна удружила…
        Но Ксеня внезапно накрыла ее руку ладонью и улыбнулась.
        - Точно нормально все? - кажется, Алевтина понимала девушку и без слов, по одному взгляду.
        Ксеня кивнула.
        - Что хочешь на ужин, милая? - голос женщины смягчился. - Скажу Леве, чтоб приготовил. Может, блинчиков? Как ты любишь?
        Ксеня просияла и снова закивала.
        - Пойду в кухню, передам Леве, - Алевтина нежно потрепала ее по щеке. И быстро глянула на Влада: - И комнату приготовлю нашему новому… Жильцу.
        - Буду очень благодарен, - Влад по-прежнему пытался быть вежливым.
        Алевтина на это ничего не сказала и ушла, вздернув подбородок.
        Влад же с досадой констатировал, что у него, похоже, появилась непредвиденная помеха в лице недружелюбной домработницы. Она наверняка постарается не спускать с него глаз. И теперь еще придется думать, как добиться ее расположения.
        Глава 5
        Влад Разумовский
        Пока Алевтина потчевала Ксеню обещанными блинчиками, Влад успел разобрать свои вещи в соседней комнате, которую ему выделили по его просьбе. Она была угловая, небольшой площади, по-видимому, гостевая, но зато с отдельным душем и туалетом. А главное, напротив находился кабинет покойного Перова - первое место в доме, куда хотел попасть Влад.
        Но удача в этот день оказалась еще благосклонней, чем он ожидал.
        Стоило уйти Алевтине, как Ксеня жестами попросила у него телефон.
        - Кстати, Инга Юрьевна пообещала купить вам новый смартфон, - сказал Влад, пока Ксеня набирала свое послание.
        Она кивнула и показала сообщение: «Отвезите меня в кабинет папы». Влад едва сдержал улыбку: отличное желание!
        - Хотите поехать туда на коляске? - уточнил он. - Или вас занести?
        Она отрицательно мотнула головой и показала на кресло.
        - Как скажете, - Влад улыбнулся и пересадил ее с кровати в коляску.
        Шторы в кабинете были задвинуты, отчего все было погружено в полумрак. Книжный шкаф, стол из элитной темной древесины, на нем - дорогой органайзер, настольная лампа, стопка папок с бумагами. Порыться бы в них, перебрать… Хотя шансов, что там найдется полезная информация, мало: Влад не сомневался, что Инга уже успела сделать и это.
        Ксеня между тем разобралась с механизмом коляски и, пусть медленно и рывками, но подъехала к столу. Погладила с любовью столешницу, включила лампу, взяла перьевую ручку и принялась разглядывать ее с печальной улыбкой. Влад не стал тревожит ее, не вмешивался, понимал, что сейчас она мысленно разговаривает, а может, и прощается с отцом. В это время он, пользуясь моментом, продолжил осматривать кабинет. Даже осмелился подойти к окну и чуть отодвинуть штору, делая вид, что его интересует пейзаж за стеклом. А тот и правда был хорош: прямо за забором начинался луг, немногим дальше зубчатой стеной вставал сосновый бор. Можно будет потом туда прогуляться с Ксеней…
        «Не о том думаешь», - одернул он себя. Сейф… Надо поискать место, где он мог прятаться. Так, картины… Одна, две… За одной из них вполне может быть сейф. Шкаф… За книгами… Влад переместился к книжным полкам, якобы ради праздного любопытства изучить названия на корешках. Коллекция русских классиков здесь соседствовала с работами по экономике и праву. Даже «Капитал» Маркса был. Вот томики его как-то подозрительно выступали среди прочих. Надо будет потом проверить, что за ними…
        Внезапно тишину кабинета нарушило некое звяканье. Влад тотчас оглянулся и брови его медленно поползли вверх. Ксеня за это время каким-то образом умудрилась переместиться к большому глобусу, служившему баром. Довольно кичливая штука, но многим представителям старшего поколения почему-то нравится. «Северное полушарие» было откинуто, являя нутро, заставленное алкоголем. А одна из бутылок уже находилась в руках у девчонки, более того, она в это момент уже припала к горлышку, делая несколько торопливых глотков.
        - Ты что делаешь? - Влад в два шага оказался около нее и вырвал бутылку, расплескав ее содержимое и на себя, и на Ксеню. В нос сразу ударил ячменный запах виски. - С ума сошла? Тебе нельзя этого!
        Она смотрела на него враждебно и одновременно затравленно, а глаза ее снова были на мокром месте.
        - Вот что у тебя в голове творится, а? - Влад продолжал кипятиться, не замечая, что давно перешел на «ты». - Твой организм ослаблен, ты пьешь лекарства… Только хуже себе делаешь! Будешь так себя вести - еще нескоро поправишься!
        После этих слов слезы из ее глаз хлынули ручьем, а плечи затряслись в беззвучном рыдании, отчего Влад даже растерялся, замолчал. А Ксеня резко выдернула из его наружного кармана телефон, сама нашла «Заметки» и дрожащими руками стала печатать: «Я… и… так не поправлюсь… Я… Знаю… Я… кале...». Влад не дал ей дописать, забрал телефон и сел перед ней на корточки. Взял ее руки в свои и попытался поймать взгляд:
        - Послушай меня, Ксеня… - он старался говорить тихо. - То, что тебе сказали врач и Инга - неправда. Твои проблемы не настолько серьезны, я знаю, я видел настоящие результаты твоего обследования и заключение врача. У тебя нет никаких серьезных повреждений. Ты здорова. Почти. Нужно только немного подождать. И довериться мне. Твой голос вернется совсем скоро. Через неделю ты сможешь уверенней стоять на ногах, через две начнешь потихоньку ходить… А через месяц-другой бегать. Правда, если ты будешь слушаться меня и выполнять все упражнения, ясно? - Влад улыбнулся.
        Она несколько секунд смотрела на него, не двигаясь и не моргая, потом шмыгнула носом и не очень уверенно кивнула.
        - И лучше, если Инга Юрьевна не будет знать о том, что рассказал тебе я, - добавил Влад совсем шепотом. - Пока я не могу объяснить почему, но придет время - и я все тебе расскажу. Договорились?
        Ксеня снова кивнула, на этот раз уверенней. И робко улыбнулась.
        - Вот и отлично, - Влад поднялся. - А теперь давай уберем следы преступления и вернемся в комнату. Тебе надо переодеться. Впрочем, как и мне, - он усмехнулся, показывая на пятно на рубашке. - А то от нас за километр разит виски. Кстати, все же не рекомендую его употреблять даже в лучшие времена. Мозги отшибает напрочь. По себе знаю. Да и вообще девушке лучше ничего не пить выше десяти градусов и то в небольших количествах…
        - Позвать Алевтину, чтобы помогла переодеться? - предложил он, когда они уже вернулись в спальню к Ксене, на что она энергично замотала головой. - Боишься Алевтины? Если честно, и я ее уже побаиваюсь, - хмыкнул Влад, на что девушка тоже улыбнулась. - Значит, будем справляться сами…
        Ксеня, видимо, уставшая после всех перипетий дня, заснула довольно рано: часы показывали лишь начало двенадцатого. Влада же на сегодня ждала еще одна встреча с Ингой. Конечно, можно было придумать что-то, чтобы улизнуть от выполнения ее просьбы, но Влад не мог упустить возможности осмотреть спальню Перовых - еще одно место, где могла прятаться расписка. Шансы невелики, но все же… Он переодел медицинский костюм, испорченный виски, на футболку и джинсы, прихватил масло для массажа и отправился к Инге. Та встретила его полулежащей на большой двуспальной кровати в черном пеньюаре и с влажными после душа волосами.
        - Рабочий день уже закончился? - усмехнулась она, приходясь пилочкой по ногтям. - Она спит?
        - Да, Ксеня уже спит, - ответил Влад, не спеша подходить ближе. - Мы можем приступить к массажу?
        - Конечно, приступим, - Инга отложила пилку и стала развязывать поясок на халате. - Я ведь для этого и позвала тебя.
        Она скинула пеньюар прямо на пол. Под ним оказались такие же шелковые пижамные шорты и топ. Влад не мог не отметить, что фигура у Перовой для ее возраста отменная и явно требует для поддержания немалых вложений, не только денежных, но и физических.
        - Мне остаться на кровати? - поинтересовалась Инга.
        - Более подходящих мест для массажа не вижу, - ответил Влад с вежливой улыбкой. - Хотя все же идеальнее специального массажного стола ничего нет… Его, кстати, можно взять напрокат. Ксении он тоже бы не помешал.
        - Я подумаю над этим, - каждый раз при упоминании падчерицы Инга на миг менялась в лице, а в тоне проскальзывало раздражение, словно она даже слышать о ней не желала.
        Инга потянула топ вверх, собираясь избавиться от него, и Влад деликатно отвернулся.
        - Я готова, - позвала она наконец с усмешкой. - С чего ты такой стеснительный? Ты клиентов своих поверх одежды массируешь?
        - Я даю им время раздеться в одиночестве, - отозвался Влад, подходя к кровати, на которой расслабленно вытянулась Перова.
        Он налил на ладони масло, разогрел его и принялась медленно распределять его по телу Инги. Несмотря на многолетний перерыв, руки быстро вспоминали нужные движения и словно действовали сами по себе. Правда, накануне Влад освежил память, просмотрев несколько видеоуроков по лечебному массажу, но попрактиковаться заранее не вышло. Вернее, он хотел было потренироваться на Андрее, но тот сбежал, сославшись на дела.
        Инга прикрыла глаза, ее мышцы заметно расслабились под руками Влада, он же, воспользовавшись моментом, стал рассматривать спальню более подробно. Почти пустые стены, лишь несколько миниатюрных картин, которые могут прикрыть небольшие пятна на обоях, но никаких не замаскировать собою сейф или даже конверт с посланием. Туалетный столик… Нет, Инга им постоянно пользуется, так что не вариант. Подоконник узкий… За батареей все просматривается… Нет, не то, все не то. Слишком просто и шаблонно для «клада». Дверь в гардеробную… Там тоже навряд ли, хотя, если подвернется случай, можно и заглянуть. В остальном же - глазу зацепиться не за что.
        - Боже, как же хорошо… - простонала Инга, отвлекая его от мыслей. - Влад, твои руки - это нечто…
        - Благодарю, - отозвался он. И попросил: - Переворачивайтесь, Инга Юрьевна.
        Инга выполнила его просьбу, легла на спину, слегка прикрывая полную грудь топиком. Эта часть массажа прошла быстрее и с меньшими усилиями: Перова наблюдала за ним из-под полуприкрытых век, а Влад пытался придумать причину поубедительней, чтобы поскорее избавиться от ее компании.
        - Пожалуй, все, - сказал он, выпрямляясь. - После расслабляющего массажа обычно крепко спится.
        - Крепко спится не только после массажа, - Инга, улыбнувшись, будто невзначай коснулась его бедра. Затем перехватила ладонь: - Надо же… Я только сейчас заметила какие у тебя красивые руки… И пальцы… Не удивительно, что твой массаж настолько хорош…
        Внезапный телефонный звонок отвлек ее внимание, а Влад воспользовался этим, чтобы освободиться от ее хватки.
        - Я подам, Инга Юрьевна, - ровным голосом произнес он и поднял телефон, который нашелся на противоположной прикроватной тумбочке. «Генерал», - светилось на экране. Уж не подполковник ли это Корсаков, любовник ее? Влад подавил усмешку и отдал телефон недовольной Перовой, после чего стал отступать к двери. - Спокойной ночи, Инга Юрьевна…
        Очутившись в коридоре, Влад с шумом выдохнул и поспешил к себе. Да уж, Инга Перова оказалась активней, чем он полагал. Долгие игры и ухаживания точно не для нее. Осталось придумать, как усидеть на двух стульях: держаться на расстоянии от ее постели и при этом не оказаться на улице до того, как что-то прояснится с распиской.
        Глава 6
        Он сказал, что я выздоровею. Как же мне хотелось ему поверить! Но откуда Влад знает это? Действительно ли он видел мою историю болезни? Или выдумал, чтобы приободрить? В любом случае, он попытался… А еще попросил держать это в секрет от Инги. Будто бы я физически могла сейчас рассказать ей об этом. Впрочем, даже, вернись ко мне голос, я бы не стала откровенничать ни с Ингой, ни с Мариной. Даже, наверное, Алевтине бы не спешила говорить.
        Мне казалось, этой ночью я буду спать плохо, однако стоило приложить голову к подушке - тотчас вырубилась. Может, те несколько глотков виски, что успели попасть в меня, так подействовали? Во всяком случае, спала я крепко, даже не слышала, как вернулась Маринка из клуба. А проснулась в половину девятого, чувствуя себя непривычно бодро. Кажется, даже в мышцах силы прибавилось. Или это самоубеждение? Попробовала сесть и спустить ноги с кровати - и неожиданно получилось!
        За этим меня и застал Влад.
        - Что вы делаете, Ксения Валерьевна? - сразу нахмурился он.
        А меня же неприятно царапнуло то, что ко мне снова обращались на «вы» и по имени-отечеству. Вчерашний переход Влада на «ты» неожиданно мне понравился и как-то сблизил с ним, позволил больше доверять ему, а сейчас вновь это отстраненное «вы».
        - Без меня так больше не делайте, хорошо? - Влад бережно вернул мои ноги обратно на кровать. - Любые попытки сделать что-то новое - только в присутствии меня, договорились?
        Я кивнула.
        - Вот-вот придет Алевтина, - сказал он дальше, поправляя одеяло. - Принесет завтрак. Потом поможет вам умыться, переодеться, причесаться… В общем, сделать то, чего смущаетесь в моем присутствии. Затем мы перейдем к массажу. А после этого - в обязательном порядке прогулка на свежем воздухе. Отказов сегодня не принимаю. Погода отличная, уже не так жарит - самое время, чтобы выйти на улицу. И не забудьте принять лекарство после завтрака.
        Алевтина появилась через несколько минут, принесла целый поднос еды, из которой я едва съела половину.
        - Что-то у тебя совсем, деточка, нет аппетита, - посетовала она. - Так мало ешь…
        Я посмотрела на нее с укором: омлет с сыром, сдобная булочка, чай, фрукты - это мало? Да я съела как за двоих!
        Совершать утренние водные процедуры с помощью Алевтины было действительно спокойней и проще. Мы покончили с ними быстро, и вскоре домработницу сменил Влад. Алевтина продолжала поглядывать на него недоверительно, но вслух, как вчера, ничего не высказывала. Влад же, как всегда, был с ней предельно вежлив и спокоен.
        - Массажировать будем только ноги, область поясницы и пресса, поэтому верх снимать не надо. Можно просто поднять футболку, - предупредил Влад. - А от шорт лучше все же избавиться. Не хочу испачкать их маслом.
        Стянуть шорты самой оказалось не так уж просто, пришлось Владу помогать. И вот зачем я их, спрашивается, надевала? Теперь снова пришлось краснеть.
        Когда массаж начался, я закрыла глаза. Поскольку лежала на спине, не хотелось в этот момент смотреть на Влада, который нависал надо мной. Лучше я буду представлять себе что-нибудь другое, отвлеченное, не связанное с ним… Но выходило это туго. Сначала прикосновения Влада к ногам вызывали неясный внутренний трепет, похожий на вчерашний, в ванной, потом же движения его ладоней стали резче, энергичней. Мой живот, а затем и ноги то мяли, то трясли, то «рубили», то щипали, что никак не способствовало думать о чем-то другом.
        - Не больно? - спросил Влад, на что я неуверенно мотнула головой. - Если станет больно, дайте знать. Это, конечно, не расслабляющий массаж, но боль терпеть не надо.
        Я кивнула и по его команде перевернулась на живот. В таком положении стало полегче, разве что под конец, когда движения вновь стали легкими и поглаживающими, ко мне вернулось смущение. Особенно в моменты, когда ладони Влада скользили по попе, а пальцы иногда случайно задевали край белья. И смущали меня не так сам прикосновения, как реакция моего тела на них. А она очень походила на возбуждение. И чем больше я заостряла на этом внимания, тем хуже становилось. Пришлось даже закусить губу, чтобы немного отрезвиться. А когда наконец эта пытка закончилась, я и вовсе вздохнула с облегчением.
        «Воспринимайте меня именно так, как врача. Без принадлежности к полу», - вспомнила я его же вчерашние слова. Оказалось, это не так уж просто…
        Влад от своего плана отклоняться не стал, поэтому тут же перешел к выполнению его следующего пункта, а именно прогулки. Гулять мне категорически не хотелось, и в первую очередь потому, что придется выходить из комнаты, а там большой шанс наткнуться на Ингу или Марину. Будь моя воля, я бы навсегда осталась здесь, спряталась от внешнего мира и никогда больше не видела мачеху. Но своей «сиделке» я этого объяснить не могла, да и мы находились в разных весовых категориях: даже если бы и попыталась воспротивиться, меня бы вынесли из спальни насильно.
        Таким образом, не прошло и получаса, как я уже в своем злосчастном кресле находилась на открытой веранде и щурилась от яркого солнца. И как я забыла об очках от солнца?
        Вначале Влад провез меня по саду. За время моего отсутствия расцвели кусты чайной розы, которые папа посадил в память о маме. Теперь они будут напоминать мне о них двоих. Я жестом попросила Влада задержаться около них, чтобы вдохнуть аромат, насыщенный и одновременно нежный.
        Обогнув дом, мы выехали к бассейну, у которого на шезлонге в красном купальнике нежилась на солнце Марина. При виде нас, точнее, Влада она сменила позу, соблазнительно изогнув бедро.
        - Какие люди! - протянула «сестрица».
        - Добрый день, - поздоровался с ней Влад.
        - Привет, - Марина села и взяла со столика коктейль. - А я тут отдыхаю после безумной ночи. Решила немного позагорать, поплавать, - тут она подскочила на ноги и прошла к бортику бассейна. - Не хотите со мной? Хотя… - ее губы дернулись в гадкой усмешке. - Ксюха же не может теперь плавать, совсем забыла… А ты, Влад, не хочешь ненадолго присоединиться ко мне? Ксюха все равно не сможет никуда сбежать… Будет ждать тебя на берегу… - Марина сама рассмеялась своей «остроумной» шутке и прыгнула в воду.
        А Влад неожиданно наклонился ко мне и спросил:
        - А, может, действительно поплаваем, Ксения Валерьевна?
        Я опешила. Он что, тоже издевается?
        - Я не шучу, - добавил Влад. - На глубину не пойдем. Я буду держать вас. Хотите?
        По правде говоря, хотела. Даже очень. Плавать я любила, и воду тоже. Вот только унижаться так при Марине… Впрочем, какое же унижение, если со мной Влад? Маринка вон как на него косится, купальник демонстрирует, а он будет около меня. Глупая месть, но все же…
        Я посмотрела на Влада и кивнула.
        - Вот и отлично, - он подмигнул мне. - Позову Алевтину, чтобы помогла вам с купальником. И сам переоденусь.
        Алевтина не разделяла оптимизма Влада и пыталась меня отговорить, но я проявила несвойственное мне упорство и все же оказалась в купальнике. Правда, в закрытом и скромного голубого цвета, бикини же я надеть не осмелилась.
        Влад вернулся в шортах и майке, а у самого бассейна избавился от них, оставшись в боксерах для плавания. К слову, тоже голубых.
        - Мы с вами прямо в одном цвете, - он тоже это заметил, усмехнулся.
        Марина между тем уже вышла из бассейна и, разместившись снова на шезлонге, попивала коктейль и косилась на голый торс Влада. А он уже привычным движением поднял меня на руки и направился к бассейну. Я всячески пыталась избавиться от мысли, что теперь прижимаюсь к его груди, и между нами нет прежней преграды в виде рубашки или же майки. Ощущаю его кожу своей так близко…
        Влад осторожно спустился в бассейн. От погружения в прохладную воду на миг захватило дух, на лице против воли появилась улыбка, а руки сами теснее обвили его шею. Влад, видимо, подумал, что я испугалась, потому что сказал:
        - Все в порядке, я крепко держу вас… Сейчас я вас аккуратно опущу, а вы не отпускайте мою шею.
        Он сделал, как сказал, и я впервые за последнее время приняла вертикальное положение, пусть и повиснув на нем, как обезьянка. До дна едва доставала кончиками пальцев: сказывалась наша с ним разница в росте. А Влад, видимо, для моего успокоения, еще и придерживал меня за талию. Я попыталась подвигать ногами, будто во время плавания, вышло не очень, но мне и так было хорошо. Потом отпустила его шею и провела руками по воде.
        - Надо будет включить бассейн в нашу лечебную физкультуру, - произнес Влад. - Это полезно и для позвоночника, и мышц. Умеете вообще плавать?
        Я кивнула.
        - Значит, будет еще проще, - он улыбнулся. - Хотите полежать на воде? Я буду держать вас за руки.
        «Нет», - я качнула головой. Пока страшновато.
        - Чао! - крикнула нам уходящая Марина, а я от неожиданности пошатнулась. Влад тут же крепче перехватил меня, случайно скользнув ладонью по бедру и поддержав под ягодицы. Это длилось всего несколько секунд, а меня уже успело бросить в жар.
        - Может, достаточно для начала? - как-то торопливо предложил Влад, будто вспомнил, что куда-то спешит.
        Возразить я не могла, поэтому вынуждена была как обычно кивнуть. И в мою комнату он перенес меня быстро, позвал Алевтину и сразу сбежал, сказав, что скоро вернется.
        Да что его за муха укусила? Или это я сделала что-то не то?

* * *
        Влад Разумовский
        И вновь некоторые моменты близкого общения с Ксеней вызвали во Владе ненужную реакцию. Вполне себе мужскую, здоровую, но неуместную в данном конкретном случае. Даже вчерашний массаж Инги не всколыхнул его мужское естество так, как сегодняшние подобные действия с этой девчонкой. В какой-то момент он поймал себя на мысли, что ему нравится касаться ее, гладить, ощущать нежную кожу под пальцами…
        А потом его что-то дернуло предложить искупаться в бассейне. Точнее, он знал, что его спровоцировало на этот опрометчивый шаг: поведение Марины и ее неприкрытое хамство и издевательство по отношению к Ксене. Дочка Перовой явно красовалась перед ним, Владом - шаблонное поведение подобных ей недалеких девиц: привлечь к себе внимание самца за счет унижения соперниц. А Ксеня для нее, пусть и неосознанно, но являлась соперницей. Влад же такую категорию женщин терпеть не мог.
        Только оказавшись со своей подопечной в воде, Влад понял, что сглупил. Все-таки прижимать к себе симпатичную девушку в купальнике, когда на тебе самом одни лишь тонкие шорты для плавания - то еще испытание. Влад уже давно привык считать себя взрослым мужчиной, способным контролировать проявление своего «интереса», но тут снова ощутил себя зеленым подростком, у которого мозгом управляют гормоны. И это было плохо. Очень плохо. И уж точно не вписывалось в его планы. Пришлось побыстрее заканчивать сеанс плавания и ретироваться от раздражающего объекта - под ледяной душ.
        Все время до ужина Влад старался выдерживать максимальную дистанцию между собой и Ксенией. И думать только о причине своего нахождения в этом доме.
        Прошедшей ночью он все же навестил еще раз кабинет Перова. Свет не включал, пользовался фонариком, благо шторы здесь были плотными и, с большой долей вероятности, снаружи ничего не видно. Сейф, как Влад и предполагал, нашелся за одной из картин. Осталось узнать пароль. Влад, конечно, попытался набрать дату рождения Перова, а затем и Ксени, но было бы слишком просто, если бы что-то из этого подошло. Ко всему прочему, сейф оказался новым: все кнопки блестели как одна, поэтому даже нельзя было определить, какие из них нажимались чаще.
        Тома «Капитала» Влад тоже исследовал: ни за книгами, ни внутри них ничего интересного не нашлось. Как и на оставшихся полках. В ящиках стола тоже лежала одна лишь мелочевка и никаких тайников. Бумаги Влад оставил на следующую ночь, просмотрел лишь бегло и покинул кабинет.
        Сегодня же во время прогулки с Ксеней он внимательно осматривал территорию и задний двор, сделав для себя вывод, что не мешало бы как-то навестить и хозпостройки. Ну и спальня Инги все еще не выходила у него из головы… Однако попасть туда было труднее. Если только не пойти на поводу хотелок Перовой и не закончить очередной массаж в ее постели. Но этот вариант оставался на самый крайний случай, который, Влад все же надеялся, никогда не наступит.
        Со вчерашнего «сеанса» массажа они с Ингой виделись за весь день дважды. Первый раз утром он столкнулся с ней на первом этаже, когда она выходила из столовой, второй - уже после обеда. Тогда Инга небрежно отдала ему коробку с новым телефоном для Ксении. И больше ни взглядом, ни жестом не показала, что помнит о вчерашнем. А главное, никаких намеков на то, чтобы сегодня все повторить. С чем это было связано, Влад понял позже, когда на ужин в дом Перовых заявился подполковник Корсаков. Он узнал его сразу: Андрей, собирая досье на Перову, приложил и фото ее любовника. Высокий лысоватый мужик с намечающимся брюшком и тонкими губами - в общем, неприятный тип. По реакции слуг было понятно, что его уже здесь знают и тоже не очень-то привечают. Алевтина с его приходом даже демонстративно удалилась в свою комнату. Похоже, Инга и не думала о моральной стороне появления в доме недавно скончавшегося мужа таких «близких» гостей.
        Громкий, будто нарочный стук стакана о поднос, вывел Влада из его размышлений. Ксеня, покончив с ужином, смотрела на него вопросительно и одновременно с опаской.
        - Вы не доели, - обратил он внимание на ее тарелку. - Алевтина будет недовольна.
        Ксеня чуть усмехнулась и покачала головой. Потом взяла свой новый телефон и набрала: «А вы ужинали?»
        - Предлагаете мне доесть за вами? - Влад тоже усмехнулся, а Ксеня покраснела чуть ли не до кончиков ушей. И это было мило, черт побери! А то, что она написала дальше, смутило уже его: «Просто переживаю, едите ли вы. Потому что почти всегда рядом со мной».
        - Лева успел накормить меня до того, как я принес ужин вам, - ответил он, пряча растерянность за очередной усмешкой. - И не переживайте за меня, голодным не останусь. Лучше подумайте, чем хотите заняться до сна. Можем еще раз сходить на прогулку…
        Но Ксеня, не слушая его, уже что-то строчила в телефоне.
        «Хочу посмотреть какой-нибудь фильм», - показала потом.
        - Фильм? - Влад покосился на плазменный телевизор, висевший на стене. - Почему бы и нет? Есть какие-то пожелания?
        «Не знаю. Давно ничего не смотрела. Люблю фантастику. И комедии».
        - Я тоже люблю фантастику, - он улыбнулся. - И комедии. Только больше старые… За новинками тоже не слежу.
        «Например?» - и любопытный взгляд.
        - Например… - Влад задумался. - Например, «Люди в черном».
        «Класс! Я тоже люблю их! Не откажусь посмотреть еще раз», - забавная улыбка.
        - Вот и определились, - он забрал у нее поднос. - Только отнесу это на кухню и включу вам фильм.
        «А вы не будете смотреть со мной?» - Ксеня будто удивилась.
        - А вы хотите? - Влад снова растерялся.
        «Да». Такое простое и однозначное «да».
        - Тогда составлю вам компанию, - он с улыбкой пожал плечами и направился в кухню.
        Фильм. Всего лишь фильм. Любимые «Люди в черном». Почему бы и нет?
        - Попкорна, случайно, нет? - спросил он у повара Левы.
        - Случайно, есть, - ответил тот и открыл шкафчик. - Соленый, с карамелью и фруктовый. Какой тебе?
        - Давай все, - решил Влад. - А лимонад есть?
        - В холодильнике должен остаться. К ужину делал. С попкорном сам справишься? - Лева зевнул.
        - Обижаешь, - усмехнулся Влад и сунул первую пачку в микроволновку.
        К тому времени, как он вернулся с тремя ведерками попкорна и кувшином лимонада, Ксеня уже сама нашла в ноутбуке фильм.
        - Будем смотреть в нем? - уточнил Влад.
        «Лениво подключаться к телевизору», - быстро набрала заметно оживившаяся Ксеня.
        - Ладно, - Влад поставил на тумбочку припасы и переставил ближе к кровати стул.
        Но буквально через десять минут фильма стало понятно, что это не самое удобное место для просмотра. Да и Ксене приходилось подстраиваться под него с ноутбуком.
        - Может я… - Влад неуверенно показал взглядом кровать.
        Ксеня, подумав всего секунду, кивнула и тут же отодвинулась, освобождая ему место.
        - Я только на край присяду… - пообещал Влад.
        Но не прошло и получаса, как и он, и Ксеня - оба забыли об этом обещании, полностью увлекшись фильмом. Влад по-свойски вытянул ноги на кровати, Ксеня придвинулась к нему совсем близко, поставив ноутбук на колени, одно ведерко попкорна на двоих, лимонад прямо из кувшина и синхронный смех без капли смущения. И даже когда комната погрузилась в сумерки, никто и не вспомнил о свете: обоим его хватало от экрана ноутбука. После окончания первого фильма было единогласно решено перейти ко второй части…
        … Влад проснулся оттого, что его активно трясли за плечо. А открыв глаза и увидев перед собой в свете включенного монитора лицо негодующей Алевтины, еще несколько секунд приходил в себя, пытаясь сообразить, в чем дело.
        - Что ты делаешь в постели Ксюши? - шипящим шепотом вопрошала домработница. - Совсем обнаглел?
        - Да я… - Влад перевел взгляд в сторону девушки, которая тоже сладко спала. Положив голову ему на плечо. Черт! - Это случайно, мы смотрели фильм и заснули, - попытался шепотом объяснить он Алевтине.
        Затем как можно осторожней приподнял голову Ксени, чтобы переложить ее на подушку.
        - Иди отсюда, я сама все сделаю, - гаркнула на него, насколько это было возможно шепотом, Алевтина.
        Влад посчитал ненужным спорить с ней в такую минуту, но твердо решил, что в другой раз обязательно побеседует с домработницей насчет вежливости и субординации. Сейчас же, начни они выяснять отношения, только Ксеню разбудят…
        Глава 7
        Я проснулась позже обычного и в непривычно хорошем настроении. И не сразу вспомнила, в чем же его причина. Ну конечно: вчерашний вечер. Мы с Владом смотрели «Люди в черном». Ели попкорн. И смеялись, много смеялись. Словно мы давно знакомы. Или даже лучшие друзья. Или… Нет, парой назвать нас было бы чересчур. Наверное. Даже допустить такую возможность… Нет, нет, нет. Я в порыве уткнулась лицом в подушку: просто на секунду представила такое и устыдилась. Как мы можем быть парой? Я, такая вот вся развалюха в свои двадцать… И он, на которого и Маринка слюни пускает. И потом. Влад сам говорил, что его не интересуют молоденькие девочки как я. Девочки. Интересно, сколько ему лет? Тридцать или больше? А если так, значит, между нами как минимум десять лет разницы. Это много, да? Но я почему-то не чувствую их. Или я его плохо знаю?
        А-а-а! Прекрати, Ксюша, даже думать о такой ерунде! Это все от безделья… И жизненной пустоты, которую хочется заполнить. А Влад действительно взрослый мужчина, у которого, уверена, нет недостатка в женщинах. Ключевое слово «женщины», а не «девчонки», как ты, неопытные и глупые.
        За дверью раздались шаги, и я замерла, ожидая появления «взрослого мужчины». Но это оказалась Алевтина с завтраком. Она, в отличие от меня, находилась не в духе.
        - Ты была бы поосторожней с этим Владом, - выдала она, не успев водрузить поднос мне на колени. - Что вы вчера в темноте вместе делали, что заснули как голубки?
        Как голубки? Кровь прилила к моим щекам. Что-то я такого не помню. Впрочем, в какой момент я заснула, тоже не помню.
        - Он мне сказал, что фильм смотрели, - продолжила бурчать Алевтина. - Это правда?
        Я энергично кивнула.
        - И ничего больше? - уточнила домработница, прищурив глаза. - Он себе не позволял ничего неприличного?
        Я в ужасе замотала головой.
        - Ну ладно… - неуверенно отозвалась Алевтина. - Просто ты сейчас такая беззащитная… Ни отпор дать не можешь, ни закричать… Волнуюсь я.
        «Не волнуйся», - набрала я в телефоне, который теперь всегда был у меня под рукой. И дописала: «Влад нормальный».
        - Ну нормальный, так нормальный, - вздохнула домработница. - Дай бог… Но я все равно за ним присмотрю. Ты ешь, ешь… Набирайся сил.
        До прихода Влада я успела не только поесть и принять ванну, но и заказать в интернет-магазине кое-какие необходимые мне вещи, начиная восковыми полосками для депиляции и заканчивая новой тушью и блеском для губ. Их должны были доставить вечером.
        - Соскучились? - в шутку спросил Влад, закрывая за собой дверь. - Или глаза б ваши меня не видели?
        Никогда бы не подумала, что могу порадоваться тому, что не в состоянии говорить. Но сейчас отсутствие голоса спасло меня от того, чтобы не брякнуть Владу: «Соскучилась». А так только неопределенно улыбнулась.
        Но потом меня ждал массаж, мучительный и приятный одновременно. Мне даже показалось, что сегодня он прошел быстрее, чем вчера.
        На прогулку я тоже охотно согласилась. И от бассейна бы не отказалась, но Влад пока не заговаривал об этом, а я стеснялась напомнить.
        Но если все идет слишком гладко и приятно, обязательно нужно ждать ложки дегтя. Ее мне подсунули в холле, где мы столкнулись с Ингой и ее любовником. И как у нее совести хватило привести его в наш дом, да еще и оставить на ночь? Вот у кого ни стыда, ни совести…
        - У тебя новый работник? - поинтересовался Корсаков у Инги, без стеснения сканируя Влада взглядом. Мент несчастный. Это он закрыл дело папы, даже не став разбираться в причине его самоубийства.
        - Это Влад, - небрежно бросила Инга. - Он присматривает за Ксеней. Видишь, что с ней стало?
        - Как себя чувствуешь? - соизволил спросить любовник-мент уже у меня.
        - Она не говорит, - ответила за меня Инга. - Еще и речь отнялась. Ладно, Дим, идем, а то опоздаем.
        - Выздоравливай, - Корсаков кивнул мне и торопливо вышел следом за мачехой.
        Влад же повернул к выходу в сад. Там у бассейна, точно как и вчера, нашлась Марина. Единственным отличием был цвет ее купальника: на этот раз не красный, а черный. Мы прошли мимо Марины и уже свернули было на дорожку вглубь сада, как вдруг до нас донесся ее крик:
        - Помогите! Помогите…
        Влад обернулся и выругался. Затем развернул коляску и бегом припустил обратно к бассейну. Только тогда я увидела, как Маринка, уже оказавшись в самом бассейне, с отчаянием лупит руками по воде, пытаясь удержаться на плаву. А к моменту, когда мы приблизились, она резко затихла и ушла под воду. Да что с ней случилось? Она ведь отлично плавает. Я против воли забеспокоилась, а Влад уже с разбега прыгал в бассейн. Несколько секунд - и вот он уже тащит Марину к бортику. Та, очутившись на земле, ожила, закашляла, попыталась сесть.
        - Вы в порядке? - Влад стоял рядом, и с его одежды стекала вода. - Что случилось?
        - Ногу судорогой свело, - Марина, все еще откашливаясь, стала тереть икру. - Спасибо… Со мной впервые такое.
        - Как сейчас себя чувствуете?
        - Как-то не очень, - Марина посмотрела на него несчастными глазами. - Не мог бы ты мне помочь дойти до моей комнаты?
        Влад, словно заколебался, потом глянул на меня:
        - Побудете немного одна? Я быстро. Только оставайтесь на месте.
        Я кивнула, хоть и без особого желания. Влад помог подняться Марине, а когда та застонала, лишь ступив на ногу, все-таки подхватил ее на руки и понес ее к дому.
        Мое сердце предательски сжалось: чувство, которое я испытала в этот момент, уж очень походило на ревность.
        Влад Разумовский
        Влад подозревал, что Марина могла манипулировать, но отреагировать на эту ситуацию по-другому не мог. Да и вдруг это правда? Даже профессиональный пловец не застрахован от судорог в воде.
        - Не мог бы ты мне помочь дойти до моей комнаты? - попросила под конец Марина.
        Отказать было бы не по-людски, но тогда пришлось оставить Ксению. Влад скрепя сердце согласился, заверив Ксюшу, что справится быстро. А еще надо было бы сменить одежду на сухую.
        - Ох, батюшки! - воскликнула Алевтина, на которую они натолкнулись у лестницы. - Что ж такое?
        - Я чуть не утонула, - умирающим голосом сообщила ей Марина. - А Влад меня спас.
        - Ясно, - отозвалась со вздохом домработница, провожая их взглядом. - Пошла за тряпкой, а то луж тут мне наделали, - добавила она уже ворчливым шепотом.
        - Еще сводит? - спросил Влад Марину уже в ее комнате. Он опустил девушку на кровать и посмотрел на ее ногу.
        - Есть немного. Может, помассажируешь? Ты же, наверное, знаешь, что делать в таких случаях, - Марина улыбнулась и вытянула перед ним пострадавшую ногу.
        - Да тут ничего особенного не надо, - Влад все же вынужден был сделать несколько массажных движений. - Делайте вот так, и должно скоро пройти. И лучше в жару не плавать в холодной воде.
        - Ой, а посмотри еще вот здесь, - Марина шустро повернулась к нему спиной и показала на шею. Бретелька от купальника в этот момент как бы невзначай соскочила с ее плеча. - Что-то побаливает и затекает… Может, сместилось что?
        Влад, подавив раздражение, быстро прощупал ее позвонки:
        - Не вижу ничего такого, о чем можно волноваться. Возможно, спали в неудобной позе… Извините, Марина, мне надо идти. Там Ксеня одна, а мне еще переодеться нужно. В мокром, знаете ли, не особо приятно ходить.
        - А ты… Очень сексуальный, когда мокрый, - игриво усмехнулась Марина.
        Влад на это лишь неопределенно улыбнулся и вернулся к прежней теме:
        - Сегодня не рекомендую больше никаких активных нагрузок, отдыхайте…
        - Спасибо за спасение, Влад, - протянула Марина. - Буду должна. Например, тоже массаж. Кстати, я неплохо его делаю. Так что, если вдруг сам устанешь, помогу расслабиться…
        - Что вы, Марина, вы мне ничего не должны, - вежливо парировал Влад. - Даже массаж… Это будет лишним. Отдыхайте, - повторил он и вышел.
        Очутившись в своей комнате, Влад торопливо переоделся и поспешил к Ксене. Она, к его облегчению, сидела все на том же месте, где он ее оставил. Правда, от ее прежнего хорошего настроения не было и следа.
        - Все в порядке? - поинтересовался он. - Ничего не произошло за мое отсутствие?
        Ксеня отрицательно покачала головой.
        - Вот и отлично, - Влад улыбнулся. - Продолжим прогулку?
        Девушка лишь пожала плечами.
        - Тогда сделаем еще кружок вокруг дома, - принял решение он сам.
        У беседки, оплетенной плющом, оттого и не сразу бросающейся в глаза, Влад остановился и предложил Ксене отдохнуть немного в ней, укрывшись от полуденного солнца. Она согласилась, только попросила перенести ее на скамейку.
        - Как ваши ноги? - спросил Влад. - Может, сегодня вы их лучше ощущаете?
        Ксюша вместо ответа выпрямила обе ноги, удерживая их на весу, затем согнула и разогнула снова. И просияла, сама довольная результатом.
        - Прекрасно, - Влад посмотрел на нее тоже с улыбкой. - Через дня три-четыре попробуете встать на них.
        «Скорей бы», - тут же прилетел ответ в «заметках».
        - Но чтобы это произошло, нужно стараться и делать упражнения с полной отдачей.
        «Я так и делаю», - заверила Ксеня.
        - И не расслабляться, - добавил Влад с улыбкой. - Иначе за первыми успехами могут последовать и неудачи.
        Ксеня кивнула и стала заплетать распущенные до этого волосы в одну толстую косу. Обнажившаяся шея стала казаться еще тоньше и изящней и совсем бессовестно манила прикоснуться к ней губами. Влад, борясь с этим вновь накатившим чувством, отвел глаза и вцепился пальцами за край скамейки. И вдруг ощутил под ними шероховатость и небольшие углубления. Словно какая-то надпись. Влад с интересом нагнулся и действительно разглядел на деревянной доске, с самого края вырезанные цифры, которые, судя по разделительным точкам, складывались в дату «12.08.2007».
        - Это день появления беседки в вашем саду? - поинтересовался Влад у Ксени.
        Она бросила взгляд на даты, но свой ответ писала непривычно долго.
        «Это день смерти мамы», - выдала Ксеня наконец.
        - Извините, - только и смог ответить Влад.
        «Ничего, вы же не знали, - на этот раз ответ прилетел быстрее. - Папа сам сделал эту беседку. В память о маме. И вон те чайные розы посадил».
        Влад же в этот момент уже думал о другом. О дате. А что если пароль сейфа в кабинете Перова связан именно с днем смерти его первой жены?
        Глава 8
        Влад Разумовский
        Влад едва дождался ночи, чтобы проверить свою догадку. Инга в этот день вернулся ближе к ужину и не в духе, закрылась в своей спальне и больше оттуда не выходила, сообщив Алевтине, что будет спать. Марина же до вечера строила из себя больную, а к ночи ускакала на очередную «пати». Таким образом, на вражеском фронте, можно сказать, было затишье. А Ксеня… Они вместе посмотрели очередную комедию, что стало уже их некой вечерней традицией, правда, теперь, после зоркого глаза Алевтины, приходилось сохранять дистанцию и заканчивать просмотр раньше, чем начнет клонить в сон, после чего Влад ушел к себе. Выждав, пока дома погрузиться в сон, он снова отправился в кабинет, на этот раз сразу к сейфу.
        12.08.2007… Влад даже на миг растерялся, когда понял, что эта комбинация не подошла. Опять. Но затем решил попробовать иначе: «12.08.07» - и замок тихо щелкнул, приоткрывая дверцу. Неужели? Сердце пропустило удар, а руки вмиг вспотели. Однако радость оказалась кратковременной: внутри лишь лежала пачка стодолларовых банкнот - навскидку тысяч пять. Влад бросил ее обратно в сейф и захлопнул дверцу.
        Провал, очередной провал… Похоже, в кабинете, если не вскроется что-то новое, больше искать нечего. Влад, конечно, не ожидал быстрого результата, но все равно было досадно. Что ж, придется искать дальше… Он еще скинул сообщение Андрею о своих результатах и отправился спать.
        А с утра зарядил дождь и почти без перерыва шел три дня. Три тягучих и похожих один на другой дня. Инга все время где-то пропадала, и Влад даже попросил Андрея узнать, с чем это может быть связано. Оказалось, она занялась сбором документов для оформления опекунства над падчерицей-инвалидом. Это была не очень хорошая новость, единственное, что успокаивало: процесс этот в любом случае долгий и даже при самом благополучном раскладе все произойдет не раньше, чем через месяц. Жаль, что у Ксени не осталось других близких родственников: со стороны матери бабушки и дедушки уже не было в живых, остальная родня проживала в другой стране, родители Перова тоже умерли, а единственная тетя жила в доме престарелых. В общем, девчонка была кругом сирота, хоть и с наследством в целое состояние. Чем и хотела воспользоваться ее мачеха.
        Что касается псевдо-сестрицы Марины, та на последней вечеринке она чем-то знатно отравилась, потому все три дня просидела у себя в комнате, лишь изредка выползая в кухню за травяным чаем и диетическими кашками, которые ей делал Лева. Естественно, сил на гадости в сторону Ксени и попытки привлечь внимание Влада, у нее не было.
        Ну а с Ксеней все тоже было по-прежнему: обязательные лечебные процедуры, общение через «заметки» телефона и развлечения в виде все тех же фильмов, которые иногда разбавлялись настольными играми. И не сказать, что такое времяпровождение Владу не нравилось. Он нет-нет, да и ловил себя на мысли, что получает удовольствие от общения со своей подопечной. Да, ему было с ней интересно, даже несмотря на отсутствие вербального контакта и разницу в возрасте. О последнем Влад, правда, постоянно себе напоминал, особенно в моменты, когда делал ей массаж или пытался лишний раз прикоснуться. Или нарочно вызывал у нее улыбку, сказав что-то смешное. Или задумывался над тем, что хотел бы поскорее услышать ее голос. Все это было неправильно. Ненормально. И даже аморально, как ему казалось.
        А когда спустя три этих дождливых дня наконец выглянуло солнце, высушив окрестности, Влад первый предложил Ксене прогуляться на луг, который раскинулся позади дома.
        «Хорошая идея», - она сразу согласилась, а когда ехала туда все время улыбалась, щурясь от солнца и обнимая корзину с провизией, которую собрала им Алевтина.
        «Хочу сидеть на траве, можно?» - первое, что попросила она.
        - Лучше на пледе, - усмехнулся Влад, раскладывая тот среди разнотравья. - А то земля после стольких дождей может быть еще влажная, да и сарафан свой красивый испачкаете.
        Сарафан у Ксени и правда был красивым - ярко-желтым, из тонкой летящей ткани, длиной почти до пят. И главное, ей очень шел, даже несмотря на то, что ее нежную кожу еще не успел тронуть загар. Но это дело поправимое, все лето впереди.
        - Посмотрим, что нам Алевтина приготовила, - Влад поставил перед Ксенией корзину, давая ей возможность открыть ее самой.
        Бутылка воды, несколько пирожков и целая миска с черешней. При виде ягод глаза у Ксени загорелись еще ярче, и она сразу положила одну в рот. А к Владу внезапно пришло воспоминание о маленькой девчушке с вишнями. Почти дежавю.
        Ксеня тем временем показала ему на черешню, предлагая присоединиться.
        Влад взял несколько ягод и подвинул миску ей:
        - На большее не претендую.
        «Стесняетесь?» - тут же решила она.
        - Нет, - Влад усмехнулся. - Хочу, чтобы вам больше досталось.
        Она возмущенно сдвинула брови и написала: «Ешьте! Мне хватит». Влад засмеялся, нашел веточку из трех ягод и протянул ей. Ксеня тоже улыбнулась и откусила три одновременно, отчего на ее губах остались красные капельки сока. Она тотчас слизнула их, а у Влада пронеслась шальная мысль, что он бы хотел сделать это сам. Слизнуть с ее губ сок от черешни. Чтобы отвлечься от этой дурости, он схватил бутылку с водой и сделал из нее несколько больших глотков.
        А Ксеня все продолжала есть ягоды, только уже с каким-то задумчивым выражением на лице. Потом в ее руке снова оказался телефон, палец заскользил по сенсорной клавиатуре, а то, что наконец было набрано, застало Влада врасплох: «Вы не против перейти на «ты»?»

* * *
        Сама не знаю, откуда взялась смелость, чтобы предложить Владу перейти на «ты». Возможно, в этом виновата солнечная погода, наконец сменившая затяжные дожди. Или черешня, поднявшая настроение. Или одуряющий аромат луговых цветов, а может, и все сразу. Но вдруг это «выканье» начало резать слух, я вспоминала, как он, забывшись, обращался ко мне на «ты» и испытывала сожаление. Вот и сделала это, предложила.
        Влад ответил не сразу, замялся, и я испугалась. Наконец накатил стыд и осознание глупости: что он вообще подумал? И я спешно набрала: «Я не настаиваю. Извините за порыв. Понимаю, нам, наверное, стоит сохранять субординацию и…» Дописать я не успела.
        - Я не против перейти на «ты», - проговорил он. И усмехнулся. - В конце концов, мы с вами… Точнее, тобой, пересмотрели всех «Людей в черном» и съели не один десяток пакетов попкорна - по-моему, это вполне веская причина, чтобы мы перестали «выкать» друг другу. Но, - Влад поднял указательный палец, - это не значит, что теперь можно мною манипулировать и отлынивать от упражнений.
        «Так точно!», - написала в ответ я и тоже улыбнулась. Затем, чтобы скрыть вновь подступившее смущение, взяла из миски жменю черешни и по привычке несколько штук сразу запихнула за щеку. Помню, папа всегда ругал меня за это, боялся, что подавлюсь косточкой, но когда он не видел, я все равно продолжала так делать. Потому что вкуснее.
        Заметив неподалеку ромашки, крупные, с насыщенно-желтой сердцевиной, на высоких стебельках, я сорвала несколько и принялась сплетать их между собой. Хорошо бы венок сделать… Я не плела венки уже лет десять точно, а тут вдруг загорелась желанием. Влад все это время с полуулыбкой наблюдал за мной и, кажется, думаю о чем-то своем. Потом он неожиданно подхватился и, отойдя чуть подальше, где цветов было еще больше, принялся рвать их. Для меня. Вернулся с охапкой самых разных и положил рядом со мной.
        - Могу помочь, - предложил, опуская обратно на плед.
        Я посмотрела на него удивленно.
        - Умею. Немного, - он улыбнулся. - Девчонка одна соседская научила.
        Упоминание какой-то соседки внезапно ковырнуло сердце, будто снова проснулась ревность, но я, конечно же, не подала вида. Пожала плечами и показала на его же букет разнотравья: мол, пожалуйста, плети. Влад резво приступил к делу и вскоре даже обогнал меня в продуктивности. Во мне сразу проснулся дух соперничества, и я тоже ускорилась. Влад все равно закончил раньше меня на минуту-другую и сразу надел венок на меня.
        - В самый раз, - довольно констатировал он.
        Я хмыкнула и следом водрузила уже свой готовый венок ему на голову, с удовлетворением отметив, что он куда аккуратней, чем тот, что сплел Влад.
        - Мне идет? - уточнил он, шутливо приподняв бровь. - Кажется, это именно то, чего не хватало моему образу.
        «Ты великолепен», - заверила я и прикусила губу, сдерживая смех.
        - Знаешь, я даже не сомневался, - с напускной важностью отозвался Влад и растянулся на пледе, положив руки под голову. - Хорошо-то как…
        Он прикрыл глаза, я же вдруг поймала себя на том, что разглядываю его. И то, что вижу, мне нравится. И сердце бьется куда сильнее, чем надо. Я подавила судорожный вздох: только не хватало влюбиться в свою «сиделку». Что такое безответная любовь я уже успела познать, и второй раз наступать на те же грабли не хотелось. Но рука против воли потянулась к очередной ромашке, растущей рядом. Любит - не любит… Плюнет - поцелует… К сердцу прижмет… К черту пошлет… Белые лепестки, кружась как снежинки, падали мне на колени, а я продолжала с глупой надеждой ждать, что скажет последний из них. Любит - не любит… Плюнет - поцелует. Поцелует? Стало стыдно и смешно одновременно. Ну вот чем я занимаюсь?..
        - Гадаешь на кого-то? - раздался голос Влада. Он уже перевернулся на живот и с улыбкой смотрел на остатки ромашки в моей руке
        «Да так, балуюсь», - быстро набрала я и стала стряхивать лепестки с сарафана.
        - И что вышло? - не отставал Влад.
        «Секрет», - я сделала загадочное лицо.
        - Ладно, - он неожиданно тоже сорвал ромашку и принялся отрывать лепестки.
        «А ты на кого гадаешь?» - спросила я.
        - Секрет, - с ухмылкой вернул мне мои же слова Влад и сдул с ладони последний лепесток. - Но поцелуй мне гарантирован.
        Надо же… Дурацкое совпадение. И все же, интересно, на кого он гадал? А ведь у него может быть любимая девушка, и почему я об этом сразу не подумала? Ждет его где-то далеко отсюда… Пока он тут со мной мучается.
        «Пошли домой», - написала я в порыве.
        - Устала уже? - Влад сел и внимательно посмотрел на меня.
        «Немного».
        Тогда он поднялся и наклонился ко мне, собирая по обыкновению взять меня на руки, но я жестом остановила его.
        «Я попробую сама, хотя бы немного», - набрала быстро.
        - Ну попробуй, - Влад неожиданно принял это нормально, протянул мне обе руки, за которые я тотчас ухватилась, и рывком поднял меня. Несколько секунд я стояла. Сама! Потом ноги подогнулись от слабости, я упала в объятия Влада, но была все равно счастлива. Значит, действительно есть шанс… Есть…
        - Ты молодец, - Влад внезапно прижал меня к себе. - У тебя все получится.
        Он усадил меня, ошалевшую от радости, в кресло, затем заглянул в глаза:
        - Только храни пока свои успехи в секрете. Даже Алевтине не говори.
        Теперь я уже не улыбалась, а смотрела на него настороженно. Что он этим хочет сказать?
        - Я обещаю тебе, что все объясню позже, - ответил на мой немой вопрос Влад. - Пока просто знай, что я на твоей стороне. И не люблю твою мачеху не меньше твоего.
        Он наконец улыбнулся и поправил у меня на голове венок:
        - А теперь домой…
        Глава 9
        Не понимаю. Ничего не понимаю. Влад говорит странные вещи, вот как сегодня про Ингу. Что он скрывает? И откуда знает столько о моем реальном состоянии здоровья? А вот эта фраза: «Я на твоей стороне» - что она означает? Нет, приятно, конечно, что есть люди, которые разделяют мое отношение к мачехе и видят ее так же насквозь, но откуда у Влада это понимание?
        Всеми этими вопросами я задавалась по дороге к дому, ни о чем другом даже думать не могла. И Влад подозрительно молчал. Потом же он внезапно остановился, обошел коляску и присел передо мной, заглядывая мне в глаза.
        - Ладно, так уж и быть, давай поговорим сейчас, - произнес он. - А то я вижу, что озадачил тебя своим заявлением. Понимаешь… Я просто не выношу несправедливости. А то, что вытворяет твоя мачеха с тобой - и есть верх несправедливости. Похоже, я случайно увидел твой реальный диагноз медкарте, потому что позже оказалось, что тебе сказали другое. И в выписке стоял ложный диагноз. Точно так же считала Инга… Инга Юрьевна. И я решил в этом разобраться. Я пока не понимаю, имеет ли твоя мачеха отношение к фиктивному диагнозу, но обещаю, что разберусь в этом. Ради тебя. Но в любом случае, ей твой ложный диагноз выгоден. Ты, возможно, предполагаешь почему?
        «Потому что она меня ненавидит», - написала в порыве.
        - Это понятно, что она к тебе не испытывает материнских чувств, - Влад криво усмехнулся. - Но для этого должна быть тоже причина. Ну, помимо ее мерзкого характера и беспринципности.
        «Может, наследство?» - предположила я.
        - Это уже ближе, - согласился Влад. - Что именно завещал отец тебе и Инге?
        «Я точно не знаю. Завещание должны были огласить после похорон папы, но на похоронах со мной все это случилось… - набрала я, сама впервые с момента смерти папы задумавшись об этом. - А потом больница… И я забыла об этом, если честно. Как-то не до того все было… Ты вот только напомнил сейчас».
        - То есть завещание огласили без тебя?
        «Возможно».
        - Интересно девки пляшут…
        «Я спрошу об этом у Инги!» - я преисполнилась решимости.
        Влад вначале задумался, затем ответил:
        - Не спеши. Надо найти подходящий момент.
        «Ты прав. Я позвоню… Вернее, напишу адвокату папы, пусть он сам мне расскажет!»
        - Боюсь, он не расскажет, - вздохнул Влад.
        «Почему?» - мне стало не по себе от этих слов.
        - Мне кажется, я слышал, как в кухне обсуждали, что адвокат твоего отца лежит с инсультом… В тяжелом состоянии.
        Какой кошмар… Павел Аркадьевич… И он тоже?
        «Но кто-то же принял его дела сейчас», - предположила я.
        - Ты права… - Влад потер подбородок.
        «Мне надо найти этого человека. Ты отвезешь меня к нему, если он найдется?»
        Влад медленно кивнул:
        - Отвезу, конечно.
        «Надо поговорить с Алевтиной, может, она что-то знает или слышала».
        - Ты доверяешь Алевтине? - спросил Влад.
        «Да. Она самый близкий мне человек после папы. И она тоже терпеть не может Ингу».
        Влад усмехнулся и ласково потрепал меня по щеке. Это был всего лишь порыв, я успела заметить, как он сам в следующий миг стушевался и отдернул руку, но сердце мое все равно екнуло и забилось чаще.
        После обеда солнце стало жарить еще сильнее. Марина сразу выползла к бассейну и проторчала там до самого вечера. Мне же оставалось только глядеть на нее со стороны и завидовать. Да, мне тоже очень хотелось снова окунуться в бассейн, освежиться после такого душного дня, но Влад больше не предлагал этого сделать, а я стеснялась попросить. И смущал меня не так он, как Маринка, которая, появись он рядом, сразу начнет опять крутить хвостом, а то и новый спектакль устроит. Вот если бы ее там не было…
        - На меня накрывать не надо. У подруги день рождения, буду поздно, возможно даже останусь ночевать в городе, - сообщила Инга Алевтине незадолго до ужина.
        - Прихватишь меня, мам? - подхватилась тут же Марина. - Я тоже сегодня к подружкам в город.
        - Удивительней было бы, если б она осталась дома, - проворчала Алевтина, расставляя посуду на столе. Мы с Владом в этот момент сидели на террасе, куда выходил балконные окна столовой, распахнутые в такую духоту настежь. - И для кого я это тогда делаю? - она сокрушенно посмотрела на тарелки.
        «Давай поедим здесь? - предложила я Владу. - Вместе».
        Влад против не был, а вот Алевтина начала опять ворчать что-то про хозяев и обслуживающий персонал, и что негоже это, есть им за одним столом, но я все равно настояла. А на Алевтину немного обиделась, даже перехотела спрашивать про адвоката, хотя собиралась. Она же, накрыв для нас стол, ушла, вздернув подбородок.
        - Она, наверное, права, - уже который раз сказал Влад. - Может, зря мы…
        «Значит, фильмы вместе смотреть и есть попкорн можно, а поужинать за одним столом нельзя?» - напомнила я.
        - Аргумент принят, - улыбнулся Влад. - Тогда ешь, пока не остыло. Приятного аппетита!
        «Взаимно!» - я тоже улыбнулась и приступила к телятине, которая, как и все, что готовит Лева, была пальчики оближешь.
        Потом мы снова сидели на террасе, разговаривали о всякой ерунде и слушали кузнечиков. Инга с Мариной уже давно уехали, даже Алевтина вслед за Левой ушла к себе, и я ощущала себя как никогда легко и свободно.
        - Пойдем и мы спать? - спросил Влад, когда совсем стемнело, а во дворе и саду зажглись фонари.
        И я вдруг решилась на безумство.
        «Давай немного поплаваем в бассейне? Пока никто не видит», - написала быстро.
        Влад будто бы замялся и как-то растерялся, но после все же пожал плечами:
        - Почему бы и нет? - и улыбнулся.

* * *
        Влад Разумовский
        Новость о том, что Инга уходит, возможно, на всю ночь, Влада обрадовала: наконец появилась возможность осмотреть ее спальню. И дочки ее не будет - этот шанс точно нельзя упустить. Только бы дождаться, когда все остальные в доме лягут спать…
        Вот уже и домработница с поваром разошлись по своим комнатам, только они с Ксеней все еще сидели на открытой террасе, и, кажется, его подопечная совсем не думала о сне. Она вообще сегодня пребывала в необычайно хорошем настроении. Возможно, на ней так сказалась прогулка на луг, или же их разговор об Инге и его заверение, что он не на стороне ее мачехи, а наоборот. В тот момент у Влада была мысль рассказать Ксене всю правду, ведь она могла оказать помощь в поисках расписки, однако его что-то остановило. Он решил повременить с откровениями. Мало ли… Они с Ксеней знакомы чуть больше недели, и пусть ему и кажется сейчас, что она перед ним как на ладони, все может быть иначе. Да и вдруг эта информация навредит Ксюше? А Владу не хотелось бы подставлять ее под удар.
        Сидеть на террасе, конечно, было хорошо, жаркий день сменился теплым вечером, ночь тоже обещала быть ясной и безветренной, но намеченный план требовал действий, поэтому Влад все же встряхнул себя внутренне и заставил подняться.
        - Пойдем и мы спать? - спросил он у Ксени. Она сегодня сама предложила перейти на «ты», а Влад и не был против. Прожив столько лет в Америке, он и сам уже отвык от этих «выканий», которые, хоть и помогали с некоторыми людьми держать дистанцию, но чаще просто мешали.
        «Давай немного поплаваем в бассейне. Пока никто не видит», - Влад дважды перечитал «мобильное» послание Ксени. Неожиданно. И вроде как идет вразрез с его планами на этот вечер, точнее, уже почти ночь… Но потом он встретился взглядом с горящими глазами Ксени, увидел ее просящую, чуть заискивающую, будто от смущения, улыбку, и не смог сказать ей «нет».
        В конце концов, ночь еще не закончилась… Успеет он еще заглянуть в комнату Инги, а освежиться в бассейне ему и самому хотелось бы. И Ксене польза.
        Поэтому он ответил:
        - Почему бы и нет?
        Ксеня просияла в ответ.
        - Только, наверное, надо позвать Алевтину, чтобы она помогла тебе переодеться, - сказал Влад.
        «Нет, - торопливо набрала она. - Я сама справлюсь. Не хочу, чтобы Алевтина знала об этом».
        - Наверное, ты права, - Влад усмехнулся и развернул коляску в сторону столовой.
        Ксеня действительно смогла сделать все сама, пока Влад тоже спешно переодевался в своей комнате. Он запоздало вспомнил свою прошлую реакцию в бассейне на Ксеню, но назад уже дороги не было. Придется еще крепче держать себя в руках и каждую секунду напоминать себе, кто есть Ксеня и какая между ними пропасть.
        В этот раз девушка надела раздельный купальник в крупные ромашки, похожие на те, что они сегодня рвали на лугу. Вроде бы ничего особенного, даже простенько, а Владу он показался очень даже сексуальным, точнее, Ксеня в нем.
        И вот зачем он все-таки согласился на это?
        «Соберись, извращенец, - злился он на себя все дорогу, пока нес Ксеню на руках до бассейна. Коляску они решили не брать, чтобы не привлекать лишнего внимания. - Двенадцать лет… Между вами двенадцать лет! Сестренка, подопечная. Пациентка… Это все от воздержания, точно. Полтора месяца без женщины - идем на рекорд. Надо было до всей этой авантюры сходить в какой клуб, найти особу с пониженной социальной ответственностью и снять напряжение. Тогда бы не было этого спермотоксикоза, и мозги бы работали в нужном русле… А то уже встает чуть ли не на все, что шевелится…» С последним он, конечно, погорячился. На ту же почти голую Ингу него была не такая бурная реакция, а на ее дочку и подавно, хотя в обоих случаях есть от чего завестись нормальному мужчине. Но и Ксеню, конечно, относить ко «всем, что шевелиться» было по-идиотски. Все у нее со всем в порядке, даже очень… Но будь она хотя бы на лет пять старше, или он на столько же младше, ход мыслей был бы иным. И тогда, может быть…
        Прохладная вода бассейна слегка привела чувство. Потом Ксеня и вовсе сама стала держаться за поручень у стенки, отпуская его поплавать одному.
        - Только держись крепче, - предупредил Влад с опаской.
        Она кивнула и закатила глаза.
        - Я знаю, что ты уже осмелела и рвешься к самостоятельности, - он уже сам порой, как та Алевтина, прекрасно считывал мысли Ксени без записок в телефоне. - И пусть здесь не глубоко, тебе хватит.
        Она передернула плечами и отвернулась. Вредная девчонка!..
        Влад несколько раз проплыл туда-обратно вдоль бассейна, украдкой посматривая на нее. И все-таки чуть не проглядел момент, когда она переместилась на большую глубину, затем поскользнулась и оторвалась от перил. Ринулся к ней сразу, успев подхватить за секунду до того, как она ушла с головой под воду.
        - Я же говорил держаться крепче! - Влад, удерживая на весу, прижал ее к стенке бассейна.
        Ксеня смотрела испуганно и цеплялась за его плечи.
        - Воды хоть не наглоталась? - спросил он уже мягче.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Это хорошо… - взгляд Влада против воли задержался на капельках воды, бегущих от ее мокрых волос по лицу. Влажные ресницы, слезы, застывшие в глазах, и чуть приоткрытые губы, в уголке которых затерялась одна из капель - в этот миг Ксеня была такой трогательной, беззащитной и… желанной.
        Влад сам не понял, как его губы оказались на ее губах, таких мягких и податливых. Она вздрогнула, напряглась всем телом, но не отшатнулась, а когда он осторожно провел языком по ее губам, неуверенно приоткрыла их, позволяя проникнуть внутрь, а потом сама обняла его за шею и прижалась теснее к груди. И от этой нежной доверчивости, с которой она прильнула к нему, у Влада все-таки слетел предохранитель. Мозгами он понимал, что надо остановиться, прекратить это немедленно, но язык уже сам с жадностью исследовал ее рот и ласкал губы, а ладони под водой гладили и одновременно придерживали ее за бедра. Ксеня отвечала несмело, больше принимая эти ласки, но и не отталкивая их.
        Сверкнувшая в небе молния на мгновение осветила двор, резанув даже по закрытым глазам, а затем грянул гром - и Влад, опомнившись, разорвал поцелуй. Они несколько секунд просто безотрывно смотрели друг на друга. Ксеня отвела глаза первой, ослабила объятия, чуть отпрянув от него.
        - Гроза, - проговорил Влад, пытаясь сохранить голос ровным. - Лучше вернуться в дом.
        Ксеня, не глядя на него, кивнула, и Влад понес ее к ступенькам из бассейна.
        Глава 10
        Влад еще никогда так не ощущал себя после поцелуя с девушкой, глупо, неловко и виновато. Но при этом хотел продолжения.
        А Ксеня… Она выглядела испуганной и смущенной, отводила глаза, и от этого ему становилось еще паршивей. Вот что он наделал? Как теперь разруливать все обратно? И возможно ли это, вообще?
        - Тебе надо переодеться в сухое, - сказал он, опуская Ксеню на кровать. - Сейчас подам тебе одежду… И ложись уже спать.
        Влад сам себя ненавидел в этот момент. За то, что делает вид, будто ничего не было. Что как страус прячет голову в песок, пытаясь таким образом уйти от ответственности.
        На улице вновь громыхнуло, а следом хлынул ливень.
        - Давно дождя не было… - проворчал Влад, протягивая Ксене пижаму. Сейчас она казалась еще более напуганной чем раньше, даже сжалась вся, обхватив себя за плечи.
        - Ты грозы боишься, что ли? - догадался Влад.
        Она кивнула и быстро зажмурилась, когда за окном небо опять разорвало молнией. Значит, ее гроза пугает, а не он со своим поцелуем… Влад неожиданно испытал облегчение и даже радость.
        - Сейчас закрою, подожди, - он метнулся к окну. - Шторы тоже занавешу…
        Гроза, похоже, приближалась к самому дому, поскольку даже при следующем громе задребезжали стекла, а Ксеня вжала голову в плечи.
        - На крыше стоит громоотвод, ты ведь знаешь, - Влад принес из ванной полотенце и набросил его на плече Ксене. - Ничего страшного не произойдет… Это всего лишь гроза.
        Ксеня протяжно выдохнула, нашла свой телефон и написала: «Понимаю. Просто однажды при мне одного человека убило молнией. Я видела это».
        - Ясно… - Влад не нашелся, что сказать на это. Теперь ее страх понятен. Стать свидетелем такого несчастья ужасно. - Печально.
        «С тех пор я боюсь грозы, даже когда в безопасности. Это сильнее меня, - дописала она. - Извини».
        - За что извиняешься? - не понял Влад.
        «Со мной слишком много хлопот».
        - Глупая… - он усмехнулся. - Сейчас вернусь. Только переоденусь и возьму свою подушку с одеялом.
        Взволнованный удивленный взгляд в ответ.
        - Буду сторожить твой сон. Я быстро. Может даже успею до следующей вспышки, - Влад подмигнул ей и вышел.
        О своем спонтанном решении он старался не думать. И оправдывать себя тоже не собирался. Не может он оставить девчонку одну трястись всю ночь от страха, просто не может. А когда эта гроза закончится, один бог знает…
        К моменту, как Влад вернулся, Ксеня тоже успела переодеться и теперь пыталась полотенцем подсушить голову.
        - Может, фен принести? - предложил он, но девушка энергично покачала головой и показала на окно. - Да, точно… В грозу лучше не включать ничего из приборов. Ладно, так высохнут. Залезай под одеяло… А я? Я тут с краю лягу, - ответил на ее вопросительный взгляд. - Так будет нормально?
        Ксеня медленно кивнула. Влад помог ей укрыться, положил свою подушку рядом и тоже лег.
        - Свет оставить?
        Она пожала плечами.
        - Давай все же выключим, - Влад потянулся к ночнику и погасил его.
        Несколько минут они лежали молча, слушая стук дождя за окном. Влад даже на расстоянии ощущал напряжение Ксюши, которая, казалась, и пошевелиться боялась.
        - Можешь держать меня за руку, - тихо предложил он. Затем сам нашел ее руку и накрыл своей ладонью. Она не противилась этому, только напряглась еще больше. - Если тебе это мешает… - Влад уже хотел убрать руку, но в этот миг новая вспышка молнии осветила комнату, и Ксеня со всей силы сжала его пальцы. - Понял, - Влад улыбнулся и сжал ее ладошку в ответ.
        Ему вдруг захотелось обнять ее. Просто прижать к себе, чтобы перестала бояться. Защитить от всего и всех. От грозы. От мачехи. От одиночества.
        «От себя лучше защити», - съязвил внутренний голос.
        А Ксеня в этот момент убрала руку и отвернулась от него набок, свернувшись калачиком. Вздрогнула от очередного грохота - и Влад все-таки подвинулся к ней, осторожно обнял сзади.
        - Гроза уже уходит, скоро закончится, - прошептал ей на ухо. - Постарайся заснуть…
        Она едва заметно кивнула и теперь сама накрыла ладонью его руку, которой он прижимал ее к себе.
        - Спи, - повторил Влад, давя в зародыше желание прикоснуться к ее шее или щеке губами. А еще зарыться лицом во влажные волосы, которые так вкусно пахли фруктовым шампунем. Счастье, что их разделяло два одеяла, а он сам додумался надеть футболку и спортивные штаны, чтобы не смущать Ксеню. Иначе она бы почувствовала, как их близость «смущает» его. - Спи…
        Гроза действительно постепенно уходила, дождевые капли уже реже барабанили по подоконнику, а вскоре непогода и вовсе прекратилась. Влад прислушался к ровному дыханию Ксени: кажется, заснула. Как бы он ни хотел остаться с ней до ее пробуждения, делать этого не стоило: утром в комнату в любой момент могла зайти Алевтина или даже Инга, а это очередные проблемы и для него, и для Ксюши.
        Когда начало светать, Влад, стараясь не разбудить девушку, все же разомкнул объятия и поднялся. Затем снова приоткрыл окно, чтобы впустить в комнату особенно свежий после дождя воздух. Вернулся к кровати, поправил на Ксене одеяло и убрал упавшую ей на лицо порядку волос. И все же поцеловал, почти невесомо, лишь ощутив ее теплое дыхание на своих губах.
        Уже уходя, он услышал, как к дому подъехала машина. И только теперь вспомнил, что так и не навестил комнату Инги.
        Заснуть сам Влад так и не смог, а в семь уже зазвенел будильник. Прежде чем спуститься в кухню, где он собирался выпить двойную порцию крепкого кофе, заглянул к Ксене. Та еще сладко спала, все так же свернувшись калачиком. Влад не стал заходить в комнату, чтобы не разбудить ее, прикрыл осторожно дверь обратно.
        - Пока не готовь завтрак, - сказал он Леве, - Ксеня еще спит. И, наверное, проспит дольше обычного, потому что поздно заснула. Из-за грозы.
        - Да, гроза была мощная, - согласился повар. - Даже я один раз проснулся от ее грохота. Правда, потом опять вырубился…
        - Владислав, - в кухне появилась Алевтина, - мне надо поговорить с тобой. Наедине.
        - Давайте поговорим, - Влад отставил недопитый кофе и направился за домработницей. Интересно, что ей надо?
        Она завела его в столовую, прикрыла дверь.
        - Будем начистоту, хорошо? - Алевтина переплела руки на груди. - Ты мужчина хоть и молодой, но взрослый, опытный. И привлекательный, этого не отнять. Женщинам нравишься, знаешь, как с ними обходиться. А Ксюша совсем еще девочка. Наивная, несмышленая, домашняя. Она играть в эти игры еще не умеет. У нее и парня-то не было еще, чтобы не друг, а серьезно, по-взрослому… Это не Маринка, что хвостом вертит перед любым кобелем и знает, небось, все ваши Камасутры.
        - Не понимаю, о чем вы, - произнес Влад спокойно, хотя в груди что-то неприятно сжалось.
        - Все ты понимаешь, - Алевтина смотрела на него прямо. - Будь с ней осторожен. В словах, во взглядах, в поступках. У тебя это на автомате получается, а она за чистую монету может принять. Не разбивай ей сердце зря. И без того уже за свою недолгую жизнь девочка настрадалась. Только влюбиться в такого, как ты, не хватало. Ей парень нужен, ровесник, чтоб любил, ухаживал, а не телом молодым попользовался и душу наизнанку вывернул.
        - Послушайте, Алевтина, у меня и в мыслях такого не было, - попытался возразить Влад. - За кого вы меня принимаете? Я всего лишь занимаюсь реабилитацией Ксени. И вижу в ней только пациентку… А никак не… Вот все, что вы тут говорите.
        Паршиво, как же паршиво, когда приходится кривить душой, изворачиваться. В этот момент Влад действительно ощущал себя каким-то преступником. Из-за вчерашнего поцелуя. Из-за своих мыслей в отношении Ксени и желаний. Ведь было все это, было. И сейчас есть!
        - Надеюсь, что ошиблась в тебе, - домработница задержала на нем внимательный взгляд. - Она мне как родная, пойми. Если обидишь, будешь иметь дело со мной, ясно? Я предупредила.
        - Я не обижу ее, - со всей серьезностью отозвался Влад. И был искренен в этот момент.
        Алевтина неопределенно кивнула и вышла из столовой. А Влад потер лицо, пытаясь переварить ее слова. Дожился… Его отчитывают как мальчишку. Да он и сам ведет себя ничуть не лучше. «Она играть в эти игры не умеет… У нее и парня-то еще не было…» Если Алевтина права, и Ксеня девственница, то дело обстоит еще хуже. Влад вспомнил их поцелуй, и как она неуверенно отвечала на него… Черт, ну и вляпался же он! Ему только этого не хватало… Девчонка, совсем девчонка, во всех отношениях. Нет, надо все это прекращать и как можно скорее. Только бы эти чертовы бумаги найти! И свалить в закат… Пока не успел наломать дров и сделать кому-то больно. Да уж, когда Влад разрабатывал этот план, даже и представить не мог, что одним из серьезных препятствий для его осуществления станет не Инга, и даже не Ксеня, а он сам.
        - Влад, ты здесь? - Инга, легка на помине, появилась в дверях. В шелковом длинном пеньюаре, но при полном макияже.
        - Доброе утро, Инга Юрьевна, - Влад подобрался.
        - Я хотела сказать, - Инга будто невзначай поправила пеньюар на груди, - сегодня привезут массажный стол. Как думаешь, где его лучше поставить?
        - Это вам решать, Инга Юрьевна, - он пожал плечами. - Но для Ксени, конечно, будет удобней поставить в ее комнате.
        - А, может, около тренажерного зала? Там можно переоборудовать гардеробную, все равно пустует, - стала размышлять Инга. - И душ рядом есть… Я ведь надеюсь тоже еще получить хотя бы несколько сеансов массажа в твоем… исполнении, - она усмехнулась. - А к Ксене лишний раз ходить и мешать не хочется. Да, думаю, так и сделаем… - Инга снова улыбнулась и удалилась.
        Еще одна неуемная…
        Влад вернулся в кухню за недопитым кофе, который успел за это время остыть.
        Лева поджаривал бекон для французского омлета и самозабвенно подпевал под радио, включенное на полную громкость: «Он был старше ее, она была хороша...» Эта песня Макаревича всегда нравилась Владу, но и сегодня резанула по уху, вызвав всплеск раздражения.
        - Можно потише сделать? - попросил он довольно резко.
        - Нельзя, - спокойно ответил Лева. - Иначе омлет не получится, - и заржал.
        Влад в два глотка допил кофе и направился прочь, тем более в кухне снова появилась Алевтина.
        Ксеня уже проснулась.
        - Доброе утро, - тон Влад, против его воли, стал деловым и отстраненным. - Не дует? А то я окно открыл ночью…
        Ксеня медленно покачала головой. Он все же прошел к окну и переставил его на режим проветривания.
        - Там Лева уже завтрак готовит, пойду скажу, что ты проснулась. Алевтину позову, - Влад старался не смотреть на нее, еще немного заспанную, такую естественную и слишком милую.
        Он уже был в дверях, когда вдруг услышал тихое:
        - Влад…
        Глава 11
        Я проснулась с мыслью о поцелуе. И меня вновь бросило в жар, как и вчера, когда губы Влада оказались на моих. Это было так внезапно, так невероятно и немного пугающе. Ведь это был мой первый нормальный поцелуй. Да, вот такой парадокс. Мне двадцать, и я впервые поцеловалась. Факт своей затянувшейся «нецелованности» я тщательно скрывала от всех своих знакомых, ведь для большинства это показалось бы ненормальным. Я и сама часто задавалась вопросом, что во мне не так? Вроде, не уродина, а парня до сих пор нет. Возможно, слишком разборчивая. Или нравятся не те, кому нравлюсь я. Например, сосед Гоша. Парень хороший, симпатичный, умный, вместе учились в школе, дружили и, вроде как, не равнодушен ко мне. А Алевтина, та вообще убеждена, что он в меня влюблен. Вот только у меня ничего не екает при виде него, а одна мысль о поцелуе с ним вызывает отторжение. Зато были те, к кому тянулось мое сердце, да и тело, но, увы, ответными чувствами судьба меня не наградила, только болью и разочарованием. А тут Влад… Сам поцеловал меня. Впервые у меня все совпало: мужчина, мое влечение к нему и его ответный интерес. Во
всяком случае, я очень надеялась на это «совпадение», ведь мужчины просто так не целуют женщину, правда? Например, из жалости. Она ему, по меньшей мере, должна быть непротивна.
        Гроза, конечно, все испортила, оставив недосказанность между нами, недопонимание. Иррациональный страх перед непогодой затмил все другие мои чувства, ослепил, перетянув внимание на себя. Я даже не могла сполна насладиться заботой Влада, его желанием успокоить меня, поддержать. Но у него получилось, а его объятия вернули мне чувство безопасности.
        Однако маятник моего настроения качнулся в другую сторону, стоило ему войти ко мне в комнату. Он выглядел отстраненным, холодным, будто нарочно решил поставить барьер между нами. «А, может, ему не понравилось со мной целоваться? - пронзила мысль. - Конечно, он понял, что я не умею это делать, и разочаровался. Ведь он взрослый мужчина и рассчитывал на нечто более толковое». Стало неприятно и стыдно, за свою глупость, наивность и неопытность. Маринка бы, небось, проявила себя в такой ситуации во всей красе… А я… Ни рыба, ни мясо. Девственница великовозрастная.
        Наверное, надо ему сказать, что я обо всем забыла, что вчерашний поцелуй ничего не значит, и он может не загоняться на этот счет… И пусть я сама не смогу выкинуть его из головы, но атмосфера между нами важнее.
        - Влад… - я сама не поверила, что произнесла это вслух. Испуг смешался с безумной радостью: я заговорила!
        Влад в этот миг замер на пороге, обернулся, оторопело глядя на меня. Затем его губы дрогнули в несмелой улыбке:
        - Мне не показалось?
        - Нет, - получилось тихо, хрипло, даже горло засаднило. Но я все равно улыбнулась в ответ.
        Влад стремительно подошел обратно ко мне, присел на кровать.
        - Не напрягай связки, - его глаза тоже светились радостью, а недавней отстраненности как ни бывало. - Им тоже нужно время, чтобы заработать на полную.
        Я кивнула.
        - Только… - но горло опять сдавило спазмом, и я закашляла. Взяла телефон и закончила уже в нем: «Только давай никому пока не будем про это говорить. Даже Алевтине».
        - Конечно. Я и сам хотел тебе это предложить, - он, будто забывшись, взял мою руку в свою, и меня захлестнуло горячей волной смущения и счастья.
        - Спасибо… - продолжить я снова не смогла. Усмехнулась и дописала в телефоне: «Спасибо за то, что был со мной во время грозы. Терпел мой страх».
        О поцелуе нарочно ни слова.
        Но ответ Влада меня разочаровал:
        - Я же говорил, что в мои обязанности входит быть с тобой и помогать в любой ситуации, - у него даже улыбка сошла с лица. И он отпустил мою руку. - Кстати, Инга купила массажный стол, скоро должны привезти и установить. На первом этаже около тренажерного зала, так что массаж теперь будем делать там.
        Не могу сказать, что была в восторге от этой новости. А вкупе с вновь изменившимся настроением Влада и вовсе стало горько на душе. Вне своей комнаты я точно не смогу расслабиться. Еще и зайти может кто угодно.
        Завтракала уже без особого аппетита, хотя Лева и приготовил мой любимый французский омлет. Стол привезли к одиннадцати, потому массаж по времени сместился почти к обеду. Сегодня его пережить было еще тяжелее, чем раньше. На протяжении всей процедуры я пыталась по касаниям Влада понять его настроение, еще и поцелуй из головы никак не выходил.
        После обеда Влад повез меня на прогулку в сад. Разговор у нас сегодня тоже не клеился, и все было как-то напряженно, через силу. Я уже не единожды прокляла вчерашний вечер и поцелуй. До них все было так хорошо… И чего меня дернуло искупаться в том бассейне?
        Мы сидели в беседке, когда на дорожке, ведущей к ней, появился парень, в котором я со смешанным удивлением узнала своего соседа Гошу. А ведь только утром о нем вспоминала! Он помахал мне рукой и ускорил шаг.
        - Привет! - улыбаясь, крикнул Гоша еще на подходе. - Почему я последним узнаю о том, что тебя уже давно выписали из больницы?
        Я тоже помахала другу рукой, улыбнулась. Едва не сказала ему «привет», вовремя вспомнив об утреннем уговоре с Владом, но быстро набрала приветствие в телефоне и показала приблизившемуся Гоше
        - Ты чего? - он опешил. Видимо, никто не сообщил ему о моей проблеме с голосом. - Что за смски?
        - Ксеня пока не может говорить, - ответил за меня Влад сухо.
        - А вы кто? - Гоша вопросительно вздернул бровь, окинул настороженным взглядом. Влад в последнее время редко надевал форму, только если делал массаж, вот и сейчас был в обычных джинсах и футболке. - Дядя Ксюши?
        Я не видела лица Влада в этот момент, но сама отчего-то покраснела. И чуть не возмутилась этому предположению вслух.
        - Я Ксенин врач и помощник на время болезни, - проговорил между тем Влад, все так же холодно, отстраненно.
        - А, ясно, - протянул Гоша. Сам же не удосужился представиться. Болван невоспитанный! - Ну так как дела, принцесса? - обратился он уже ко мне.
        Я с улыбкой пожала плечами и показала на свою коляску: мол, смотри сам.
        - Это фигово, конечно, - вздохнул Гоша. - Но ты не падай духом, может, все еще образуется. Я, если хочешь, могу теперь к тебе заглядывать почаще. Сессию я уже сдал и до июля свободный. Там, правда, отдыхать уезжаю…
        «Конечно, заглядывай. Я буду рада», - написала я.
        - Слушай, я еще поговорить с тобой хотел, попросить кое о чем, - Гоша бросил взгляд на Влада. - Только наедине, если можно.
        - Я оставлю вас, - сказал Влад. - Буду недалеко, - он показал мне на скамейку в шагах двадцати от беседки. - Если что, зовите.
        - И что, этот мужик постоянно с тобой ходит? - поинтересовался Гоша, когда Влад ушел. - Не стремно тебе?
        «Почему мне должно быть стремно?» - мне было неприятно это слышать.
        - Ну, ты же девушка… - Гоша, как всегда, не отличался красноречием и способностью четко выразить свою мысль. - А он мужик взрослый… Ну как-то не очень, наверное…
        «Он врач-реабилитолог, массажист, что тут может быть стремного?» - снова написала я.
        - А если извращенец какой? Приставать начнет?
        «Дурак ты, Гоша! - набрала в возмущении. Но опять, чувствую, покраснела. - Не пристает никто ко мне!»
        - Ну, смотри сама…
        «О чем хотел поговорить?» - сменила я тему.
        - А, точно, - Гоша плюхнулся рядом на скамейку. - Короче, мы с другом, Богдан Романовский, ты должна его знать… Короче, дело одно хотим замутить. Чтоб от отца не зависеть, а то мозг выносит за каждую потраченную тысячу. Батя сказал, если предоставлю ему толковый бизнес-план, даст под него денег на раскрутку. Короче, Ксюха, помоги его составить, а? Ты ж у нас профи в таком.
        «Тоже скажешь - профи, - ответила я, фыркнув. - Но прикинуть немного могу. А с чем хоть дело связано?»
        - Аниме-сувениры, манга, японские сладости. Нет, не смейся, это реальная тема! - с жаром заговорил Гоша. - А я в ней разбираюсь, ты же знаешь. Даже в Москве с этим дефицит, не говоря о других областях. А анимешников много. В общем, мы с Богданом нашли классный канал поставки, прямо из Японии… Может даже получиться демпингнуть с ценами…
        «Ладно, - я усмехнулась, - присылай на почту все данные, что у тебя есть. Завтра, а может, еще и сегодня вечером гляну».
        - Ксюха, ты настоящий друг, - Гоша без смущения притянул меня к себе и чмокнул в щеку.
        А мне стало неудобно. Перед Владом, который поглядывал в нашу сторону.
        - Эй, - вырвалось у меня, когда я уворачивалась.
        - Так ты говоришь или нет? - сразу заметил Гоша.
        «Пока только некоторые звуки», - быстро сориентировалась я.
        - Ясно, а то уже подумал, что это я так положительно на тебя действую, - хохотнул друг.
        Я на это лишь улыбнулась.
        - Ну что еще расскажешь? - продолжил он.
        «Да нечего рассказывать. Все обычно», - ответила ему.
        - А мачеха как? Не обижает?
        «Ингу не исправишь», - ушла я от прямого ответа. Просто не хотелось ее обсуждать.
        - А Маринка не достает?
        «Временами».
        - Ну ничего, держись, - Гоша похлопал меня по плечу. - Если нужна поддержка - пиши мне. Я подниму тебе настроение.
        «Спасибо», - я улыбнулась.
        - Ладно, пойду пока. Не обижаешься, что так быстро?
        «Нет, что ты. Я сама уже устала гулять».
        - Давай помогу выехать наружу, - Гоша схватился за ручки коляски и толкнул ее к выходу. Но коляска не захотела его слушаться и чуть накренилась в сторону, наткнувшись на выступ.
        - Оставь, - к нам вихрем подлетел Влад. - Я сам. Ксене только перевернуться в коляске не хватало.
        - Да не перевернулась бы она, - Гоша неожиданно огрызнулся, набычился. - Я бы не дал Ксене упасть.
        - Проверять как-то не хочется это, - отозвался Влад. Его голос стал еще холоднее и жестче.
        - Ладно, Ксюх, пошел я, - Гоша бросил на него взгляд исподлобья. - Скоро файлы все скину.
        «Хорошо, жду», - набрала я и помахала ему рукой.
        Он кивнул и, засунув руки в карманы широких джинсов, пошел прочь.
        - Возвращаемся в дом, я правильно понял? - уточнил Влад.
        - Да, - ответила я. - Устала что-то.
        - Как скажешь.
        Не прошло и часа, как Гоша сбросил мне на почту все, что обещал, и после ужина я принялась просматривать все данные, временами переписываясь с ним в мессенджере и обсуждая детали. Так, незаметно для себя, просидела до самой ночи. Влад время от времени заглядывал ко мне, поинтересоваться, все ли в порядке, этим наше общение и ограничивалось. Было немного обидно, но я старалась не думать об этом. Да и Гоша отвлекал, поднимая мне настроение своими сообщениями.
        Утро встретило хмурым небом. Погода опять не радовала, грозя дождем и порывистым ветром. Но мне это было даже на руку: я могла посвятить этот день составлению бизнес-плана для Гоши.
        Кое-как перетерпев массаж и тесное взаимодействие с Владом, который продолжал держать дистанцию, я вернулась в комнату, обложилась бумагами и ноутбуком и взялась за Гошин аниме-магазин.
        - Чем ты там все время занимаешься? - в первую секунду я даже не поверила, что это спрашивает Влад.
        - Гоша попросил составить бизнес-план, - без утайки ответила я. Сегодня связки слушались меня куда лучше, и я почти не ощущала дискомфорта от их напряжения.
        - А сам, что, не может? - Влад натянуто усмехнулся.
        - Нет, у него специальность другого направления, - сказала я, параллельно пытаясь закончить один из расчетов. - Он на юриста учится.
        - А у тебя нужного направления?
        - Можно сказать и так. Я будущий финансовый аналитик.
        - Надо же… - Влад подошел ближе, привалился плечом к стене и переплел руки на груди. - И что анализируешь? - он будто пытался подначить меня.
        - Финансы, естественно, - ответила в тон ему.
        - И как, нравится эта специальность? - его голос все же смягчился.
        - Иначе я бы не пошла на нее учиться, - я улыбнулась. - Это интересно, правда.
        - Хочешь сказать, и на бирже играешь? - в глазах Влада появился интерес, который был мне приятен.
        - Было дело, - ответила я не без гордости. - Это, вообще, занимательная вещь, потому что в ней важен не только анализ рынка, но и психология. Иногда у меня и папа спрашивал совета. Одно время я вообще хотела сделать свой сайт с ежедневным анализом различных валютно-фондовых бирж. Он даже мог бы приносить неплохой доход, от размещения той же рекламы. Если сделать все грамотно, то у сайта такой направленности будет много посетителей.
        - Так почему не сделала такой сайт?
        - Оставила эту идею про запас, на черный день, так сказать, - с усмешкой сказала я. - Мало ли как жизнь повернется… А пока у меня другие цели.
        - Даже так? - мне нравился нынешний внимательный и, кажется, даже чуточку ласковый взгляд Влада, отчего хотелось делиться с ним своими планами и мечтами, в том числе и теми, о которых пока не знала ни одна душа.
        - Я подумываю после окончания института пойти на второе высшее по специальности «антикризисный управляющий».
        - Это большая ответственность, - заметил Влад. - И работа тяжелая, в том числе и психологически. Требует огромной стрессоустойчивости.
        - Я знаю, я уже изучила этот вопрос досконально, - ответила я. - На эту специальность даже учиться пропускают только после прохождения специального психологического теста. Но я думаю, что справлюсь. Сейчас бы только на ноги встать, - я вздохнула, вспоминая о своей насущной проблеме. - К осени. Мне сессию должны были перенести… Не хочется академический брать, год пропускать… Тем более остался последний курс.
        - Встанешь, - Влад улыбнулся с такой нежностью, что у меня мурашки по телу побежали. И до умопомрачения захотелось, чтобы он меня поцеловал. Прямо сейчас.
        Но, конечно же, ничего подобного не произошло. Вместо этого Влад взял один из листов, на котором я делала пометки и расчеты, пробежался по нему взглядом, затем нашел прайс поставщика, который я для удобства распечатала, и произнес:
        - Я бы на таких условиях не согласился работать. Мутно тут что-то…
        - Тебе тоже так кажется? - я подвинулась к нему ближе и тоже заглянула в бумагу. - Создается впечатление, что цена умышленно занижена. Либо она ниже рыночных за счет худшего качества, либо по факту все окажется все не так, как на бумаге…
        - Интересно было бы посмотреть на образец их товара вживую, сравнить с конкурентами…
        - Вот и я об этом думала… Риски высокие, и мне это не нравится.
        - С неизвестным поставщиком начинать работать - всегда риск. Или пан, или пропал, - задумчиво протянул Влад.
        А я внезапно осознала, что обсуждаю с ним вопросы бизнеса, и он, кажется, тоже неплохо в них разбирается. Для физиотерапевта. Для парня «из глубинки». Впрочем, в последнем я уже давно начала сомневаться: не тянет он на «простачка», каким его представила Инга. Слишком грамотная речь и рассуждения, манеры вполне «столичные», притом естественные, а не «в подражание», ухоженное тело, стрижка… Конечно, в любых правилах есть исключение, и стереотипы далеко не всегда верны, но во Владе было что-то неуловимо иное… И вот теперь еще открылась и новая его сторона.
        - У тебя был бизнес? - поинтересовалась я прямо. - Ты рассуждаешь со знанием дела…
        - Брату немного помогал с магазином сантехники, когда сидел без работы, - быстро ответил он, усмехнувшись. - Вот и поднатаскался немного. Но до тебя мне все равно далеко… Все эти формулы, цифры… Нет, не для меня.
        Звучало как правда, но интуиция шептала об обратно. Неужели ты что-то скрываешь, Влад? Надеюсь, ничего такого страшного, из-за чего я могу перестать доверять тебе…
        Глава 12
        Влад Разумовский
        Друг Гоша Владу не понравился. Категорически. С первого взгляда. Молокосос невоспитанный, возомнивший из себя невесть что. Дрыщ с модной стрижкой. Только вчера, видимо, начал бриться, а уже бородку пытается отрастить! Смешно. И вот такого парня Алевтина желает для Ксени? Он даже коляску ее чуть не перевернул! Рукожоп хренов! Бизнес какой-то пытается замутить, Ксеню впряг в свои проблемы, небось еще и за дружеское «спасибо». А Ксеня тоже молодец, душа безотказная… Будто ей больше делать нечего.
        На самом деле Ксеня его удивила. Очень. Когда Влад просматривал информацию, которую на нее собрал Андрей, как-то пропустил мимо место ее учебы, не придал значение. Да и сильно важно, на кого там девчонка учится? Явно что-то модное, чтобы потом козырнуть им среди подружек, при этом ни дня не проработать по этой специальности. Оказалось, все не так.
        Финансовый аналитик. И, главное, она реально в этом разбирается! В свои двадцать лет вполне может заткнуть за пояс его консультанта по таким вопросам. Влад наблюдал, когда она делала расчеты, строила графики, а потом делилась с ним своими мыслями - и не узнавал ее. Эта была другая Ксеня, серьезная, уверенная и… Взрослая. В тот момент он ни за что ты не назвал бы ее неопытной девчонкой и, да, даже не отказался иметь такого специалиста в штате своей компании. А лучше не только в штате компании, а ближе, намного ближе к себе… И вновь его мысли потекли не в том направлении, а желание впиться в ее губы стало почти невыносимым. И плевать, что они не подходят друг другу! А, возможно, это и вовсе не так. И двенадцать лет не такая уж большая разница… И Ксеня не такая уж мелюзга, хоть и спит в пижаме с единорогами.
        - У тебя был бизнес? Ты рассуждаешь со знанием дела, - ее внезапное замечание слегка отрезвило Влада.
        Он чуть не прокололся, выпав из роли «сиделки». Пришлось придумать про брата и магазин сантехники. Впрочем, доля правды в этом все же была. Хоть и косвенно, но с сантехникой ему тоже приходилось иметь дело. Бизнес Влада, которым он владел на пару со своим другом в США, был связан с дизайном баров и ресторанов «под ключ». За пять с небольшим лет им удалось вырасти из маленькой дизайнерской конторки из коллектива в пять человек до крупного агентства с серьезной клиентской базой. Но Ксене этого знать не следовало, пока. И если поначалу у него и мысли не возникало, чтобы поделиться с ней своим секретом, то теперь Влад допускал такую возможность. Когда-нибудь придет время, и он признается ей во всем.
        Перед сном Ксеня вновь увлеклась перепиской со своим Гошей, и Влад вынужден был признать, что то раздражение, которое возникает у него, глядя на ее улыбку, когда она читает очередное сообщение, называется «ревность обыкновенная».
        - Можешь идти, я сейчас тоже спать лягу, - сказала она ему, не отрывая взгляда от экрана телефона.
        - Тебе ничего больше не нужно? - все же спросил Влад.
        - Нет, - Ксеня улыбнулась. - Если что, я всегда могу позвонить и позвать тебя, - она помахала смартфоном. И в следующий миг тот звякнул, извещая о приходе очередного сообщения.
        - Спокойной ночи, - Влад почти силой заставил себя покинуть ее комнату.
        А в коридоре он наткнулся на Марину в коротком халатике и чашкой чая в руке.
        - Вы сегодня никуда не ушли? - вырвалось у него само. Но это действительно удивляло: ночевки дома для дочки Инги являлись редкостью.
        - Иногда хочется отдохнуть даже от клуба, представь себе, - усмехнулась она. - И хватит мне уже «выкать», я же не старуха какая-нибудь. Кстати, я фильм собралась посмотреть, не хочешь со мной?
        - Спасибо, но нет, - ответил Влад. - У меня есть еще кое-какие дела.
        - И какие такие дела у тебя могут быть на ночь глядя? - не отставала Марина.
        - Семейные, - отозвался Влад и, улыбнувшись, поспешил к себе.
        Не успел он зайти в комнату, как пришло сообщение от Андрея: «Перезвоните».
        - Я нашел человека, который сейчас заменяет адвоката Перова. Как вы просили.
        - Спасибо. Нам надо попасть к нему внезапно, чтобы он не успел предупредить Ингу. Мне самому интересно посмотреть на его реакцию.
        - Но о расписке, я уверен, он не знает, - заметил Андрей.
        - Понимаю. Но пока меня интересует именно наследство Перова. Как думаешь, этот новый адвокат подставное лицо Инги или нейтральный персонаж?
        - Полагаю, все же второе. Инга, похоже, пока уверена, что Ксения еще не в состоянии интересоваться этими вопросами, вот и не беспокоится. Она сейчас вплотную занята оформлением попечительства над падчерицей. Тем более оглашение наследства уже как бы состоялось, пока Ксеня была в больнице… Инга уже не ждет с этой стороны никаких проблем… Если хотите, я побеседую с этим человеком.
        - Нет, я это сделаю сам. Я знаю, как с ним разговаривать.
        - Как пожелаете. Тогда я вышлю вам его контакты и время работы. Вы поедете к нему с Ксеней?
        - Я еще не решил. Надо подумать, как будет лучше.
        - В любом случае, будьте осторожны, Владислав Алексеевич.
        - Конечно. Еще раз спасибо, Андрей.
        Через пару минут Влад получил сообщение с информацией по новому адвокату, выучил ее наизусть и стер, как и прочие смс от Андрея.
        - Конечно, я поеду! - заявила Ксеня, стоило ей только намекнуть об этом адвокате. - Я имею право знать все о наследстве своего отца!
        - Хорошо, - Влад все же согласился. - Осталось подумать, как это сделать в обход Инги.
        - Давай скажем, что мне стало хуже, и ты повезешь меня в больницу. Думаю, Инга будет даже счастлива, - сказала Ксюша.
        Владу эта идея показалась вполне стоящей. Так и бдительность Инги можно слегка усыпить.
        Подходящий момент подвернулся буквально назавтра. Инга как раз собиралась куда-то уезжать, потому слушала Влада вполуха.
        - У Ксени Валерьевны сильная слабость и головокружение. Похоже, что это все еще последствия травмы. Ей бы не помешало еще раз сделать МРТ…
        - Так отвези ее в больницу, - сама «предложила» Инга. - Если будет надо, оставляй ее там. Не волнуйся, работы из-за этого не лишишься… Можешь взять машину, которая в гараже.
        Осталось преодолеть еще одно препятствие - причитающую Алевтину, и наконец они с Ксеней были на пути в город.
        - Мне надо переодеться, - сказала Ксеня, сидя за на заднем сидении.
        Как оказалось, она умудрилась взять с собой сменную одежду. И даже косметику.
        - Только не смотри, - попросила она Влада, пытаясь украдкой расстегнуть джинсы.
        - Вообще-то, мне надо иногда поглядывать в зеркало заднего вида, - напомнил он с усмешкой. - Но ладно, постараюсь не подсматривать. Справишься сама?
        - Справлюсь. А ты следи за дорогой.
        Конечно, не смотреть было невозможно. Да и взгляд так и норовил скользнуть к зеркалу, в котором отражалась Ксеня, торопливо стягивающая с себя футболку. Кусочек белого бюстгальтера тоже удалось подловить, но это было уже зря: сразу разыгралась фантазия. Влад мысленно встряхнул себя и уставился на дорогу. В следующий раз он уже взглянул на Ксеню, когда они подъезжали к адвокатской конторе - и едва не проскочил на красный свет. Теперь на ней был черный брючный костюм, глаза выразительно подведены, на губах - рубиновая помада.
        - Тебя не узнать, - вырвалось у него.
        - Все так плохо? - в тоне ее промелькнуло волнение.
        - Да нет… Наоборот, - выдавил из себя Влад. - Просто… Непривычно. Только не пойму, зачем все это?
        - Хочу перед адвокатом выглядеть более солидно и серьезно, - она смущенно кашлянула.
        - Думаю, тебе это удалось, - не стал возражать Влад. Тем более это было чистая правда.
        - По вопросу наследства? - адвокат при их появлении озадачился, занервничал. Был он невысоким, но тучными, с глубокими залысинами на висках и обвислыми щеками. - Перова Ксения Валерьевна? Но ведь наследство уже было оглашено, если мне не изменяет память.
        - Не изменяет, - ответил Влад. - Но Ксения Валерьевна не присутствовала при этом, поскольку находилась в больнице. И вот сейчас решила ознакомиться с ним. Если можно, давайте сделаем это побыстрее, Николай Романович, поскольку Ксения Валерьевна все еще не очень хорошо себя чувствует.
        - Конечно, - адвокат нашел на полке папку и протянул ее Ксене. - А что ж ваш попечитель не приехал?
        Ксеня взметнула на него удивленный взгляд, Влад же предупредительно положил руку ей на плечо, чтобы она не начала говорить, тем самым нарушив свой образ.
        - Я об Инге Юрьевне, - пояснил адвокат.
        - Насколько мне известно, она еще не получила попечительство над Ксенией Валерьевной, - отозвался Влад.
        - Извините, я не был в курсе, - заискивающе заулыбался Николай Романович.
        Влад опустил глаза на документ, который уже изучала Ксеня. То, что Перов оставил дочери все свои активы, подтверждалось. Так же ей отходила почти вся недвижимость, за исключением одной квартиры в Москве и виллы на испанском побережье. Они предназначались супруге, то есть Инге, как и евровый счет в банке с шестизначной суммой. Неплохо для такой стервы как она. Только ей и этого мало.
        - Николай Романович, - сказал Влад, когда с документами было покончено. - У меня к вам просьба. Сохраните визит к вам Ксении Валерьевны втайне. Она вас отблагодарит.
        - Конечно, конечно, - суетливо отозвался адвокат - Я бы и так не распространялся об этом. Соблюдение конфиденциальности встреч с клиентами - моя прямая обязанность.
        - Благодарю…
        Однако в порядочность этого Николая Романовича Влад верил с трудом, а просьбу свою озвучил скорее для успокоения Ксени, сам же, когда они спускались в лифте, набрал Андрею сообщение: «С адвокатом поговорили. Теперь твоя очередь». А уж помощник знает, на какие рычаги нажать наверняка, чтобы адвокат сдержал свое обещание.
        - Влад, о каком опекунстве он говорил? - встревоженно спросила Ксеня уже в машине. - Я ведь уже давно совершеннолетняя!
        - Не опекунстве, а попечительстве, - ответил Влад. - Иногда его оформляют и над совершеннолетними. Например, инвалидами, или с ограниченной дееспособностью…
        - А еще над наркоманами и прочими, кто не в состоянии контролировать зависимость… - закончила Ксеня, уже найдя информацию в интернете. - Хочешь сказать, Инга собирается добиться признания моей недееспособности? А если бы я осталась обездвиженной? Ей ведь это на руку, так?
        - Похоже на то, - вздохнул Влад.
        - Но ведь это неправда!
        - Пусть пока остается в неведении… Подожди момента, когда к тебе явиться комиссия из органов опеки, там и продемонстрируешь, насколько ты недееспособна, - Влад понимал, что, уговаривая Ксеню на подобное, немного кривит душой, ведь он в первую очередь думает о себе и том, чтобы оттянуть время для своих поисков. Ему тоже выгодно, чтобы Инга еще не сейчас узнала о том, что с Ксеней все далеко не так плохо. Впрочем, для безопасности самой Ксени это тоже пока не помешает.
        Влад уже понял для себя, что, даже найдя нужную ему расписку, не бросит Ксеню на произвол судьбы и сделает все, чтобы Инга поплатилась за содеянное.
        Глава 13
        За разговорами о наследстве я с опозданием вспомнила, что не переоделась в прежнюю одежду, и делала это в спешке, когда мы почти подъезжали к дому. Косметику снять не успевала, но заметив, что машины Инги нет, Марины у бассейна не видно, решила это сделать уже в комнате. Вот только от Алевтины укрыться не удалось.
        - Батюшки, что это? - выскочила она из кухни. - Это тебя в больнице так размалевали?
        «Я сама, в машине, - написала ей. - Для поднятия настроения».
        - Тоже нашла чем настроение поднимать, - ворчливо протянула домработница. - А здоровье-то как? Лучше?
        - Все уже хорошо, - ответил за меня Влад. - Ей поставили капельницу с глюкозой, этого оказалось достаточно. Возможно, придется дома еще несколько раз сделать,если недомогание повторится.
        - Ну слава богу! - всплеснула руками Алевтина. - Обед уже готов. Занести тебе, деточка?
        «Мы перекусили в городе», - набрала я. Это действительно было так: мне безумно захотелось съесть чего-нибудь вредного, бургера или пиццу, и мы заехали в кафе, где взяли на вынос последнюю и умяли ее в машине. Поэтому есть пока не хотелось совершенно.
        Алевтина вздохнула и ушла обратно в кухню. Я же первое, что сделала, оказавшись у себя, стала избавляться от косметики. По правде говоря, такой макияж я делаю крайне редко, обычно обхожусь тушью и блеском для губ, поэтому от чуть большего количества косметики на лице уже испытывала дискомфорт.
        - Повезло, что ни Инги, ни Марины нет дома, - сказала я, проходя влажным ватным диском по лицу. Зеркало забыла прихватить с собой, поэтому делала это на ощупь. - Иначе вопросы были бы не таким, как у Алевтины. Как думаешь, адвокат этот не заложит нас мачехе?
        - Не заложит, - Влад опустился рядом со мной на кровать. - А если расскажет, попробуем выкрутиться. В общем, будем действовать по обстоятельствам.
        Он взял один диск, зачем-то смочил его мицеллярной водой и поднес его к моему лицу.
        - У тебя здесь тушь осталась, - пояснил он, осторожно проводя диском под моим глазом. - И вот здесь…
        Я опешила, замерла, боясь пошевелиться. Спугнуть момент. Было в его прикосновениях нечто такое, отчего в груди все обмирало, а сердце пропускало удары.
        - И здесь… - Влад прошелся влажным диском вокруг моего рта, затем отбросил его в сторону и провел по губам уже пальцем. Он перехватил мой взгляд - и его губы все же накрыли мои. Бабочки вихрем закружили в животе, сердце ускорило бег, дыхание сбилось. Я так ждала этого… Так ждала…
        Влад опрокинул меня на спину и продолжил целовать, уже нависнув надо мной.
        Знаю, что отвечала неуверенно, но со всей горячностью, в чем, наверное, выглядела нелепо. Было стыдно и одновременно крышесносно, меня будто выбросило в другую реальность, ту, где мне хотелось бы остаться навсегда… Поэтому когда Влад сам разорвал поцелуй, а потом упал на кровать рядом со мной и с протяжным выдохом закрыл лицо руками, испытала невообразимую горечь. И страх.
        - Я так плохо целуюсь? - этот глупый, но постоянно терзающий меня вопрос я не заметила, как произнесла вслух.
        - Что? - он убрал руки от лица и недоуменно посмотрел на меня.
        - Ты и после прошлого поцелуя вел себя странно… - прошептала я. - И вот сейчас… Да, знаю, у меня не так много опыта в этом… Но…
        Влад тихо засмеялся и вновь накрыл лицо ладонями. А когда отнял их, был уже серьезным и смотрел не на меня, а в потолок.
        - Я слишком старый для тебя, - произнес вдруг глухо.
        - Что? - теперь пришла моя очередь удивляться.
        - У нас двенадцать лет разницы. Это много…
        - И что? У моих родителей была такая же разница, и никого это не смущало, - выпалила я. - И вообще… Моя первая любовь тоже был старше меня, и даже на тринадцать лет, - что-то меня прорвало на признания.
        Теперь в глазах Влада промелькнуло удивление. Он приподнялся на локте и посмотрел на меня уже внимательней:
        - А как насчет разницы в статусе?
        - Что за глупые комплексы? - я растерялась. - Возраст, статус…
        - Не глупее, чем твой комплекс с поцелуями, - Влад наконец усмехнулся.
        - Но это правда… - я почувствовала, что краснею. - Я не очень хорошо умею целоваться. А ты намного опытней меня, и тебе, видимо, хочется…
        - Лучше, если бы я был не таким опытным? Помоложе? - кажется, он уже начал ерничать. Или пытался за иронией скрыть то, что нервничает. Неужели он действительно переживает из-за того, что старше меня?
        - Не перевирай мои слова, - ответила я. - Сказала именно то, что сказала.
        - Так что там с твоей первой любовью? - Влад прищурился и подвинулся ко мне ближе, теперь снова почти нависая надо мной.
        - Он мой преподаватель в институте, вел у нас «мировую экономику». Молодой, умный, успешный… - ответила я как на духу. - Привлекательный. В него трудно было не влюбиться. И мне еще выпало у него курсовую писать… В общем, я пропала. А потом оказалось, у него роман с аспиранткой. Они, кстати, поженились через год… Вот такая короткая и малоинтересная история, - я усмехнулась.
        - А что ровесники? Гоша, например? Не верю, что никто не хотел с тобой встречаться, никто не влюблялся в тебя…
        - Мне с ними скучно, - я пожала плечами. - Просто скучно.
        - А со мной? - Влад уже не улыбался.
        - А с тобой хорошо… - сказала я тихо. И едва не задохнулась от поцелуя, порывистого и одновременно нежного, в который меня вновь вовлек Влад.

* * *
        Влад Разумовский
        Разве можно было противостоять этим губам, мягким, манящим, сводящим с ума? А янтарным глазам, в которых хотелось утонуть? От пылкости и готовности, с который Ксеня отвечала на его поцелуи, сносило башню. Владу казалось, что он может целовать ее вечно, просто ощущать вкус ее губ, ловить ее дыхание, прижимать ее податливое тело к себе - и все остальное не важно. И плевать уже на прежние страхи, предрассудки, осторожность… Он сдается.
        - Ты очень хорошо целуешься, - шепнул Влад, ненадолго отрываясь от ее губ. - Быстро учишься, - он усмехнулся и поцеловал кончик ее носа.
        - У меня хороший учитель, - она тоже улыбнулась и ласково провела рукой по его щеке.
        Такой простой жест, но у Влада он пробудил ответную волну нежности. Он перехватил ее ладонь, поцеловал запястье. Затем снова потянулся к ее губам.
        Их уединение нарушили шаги в коридоре, которые, кажется, приближались к спальне Ксени. Влад молниеносно подскочил с кровати, Ксеня села, поправляя волосы, и в этот самый миг дверь открылась и на пороге выросла Алевтина с подносом.
        - Ксюша, я все же решила принести тебе сырничков с чаем. Лева только приготовил, - сообщила она и бросила взгляд на Влада, который усердно делал вид, что изучает колесо коляски. - На тебя тоже принесла, Влад. Так что если желаешь, присоединяйся.
        - Спасибо, - Влад улыбнулся и показал на коляску. - Заедает что-то, хотел посмотреть, в чем дело…
        Алевтина кивнула и поставила поднос на кровать:
        - Угощайтесь, в общем… Я после вернусь за посудой.
        Она направилась было к двери, но потом остановилась, вспомнив:
        - Да, Влад, Инга Юрьевна вернулась. Хочет с тобой поговорить. Она внизу, в тренажерном зале.
        - Хорошо, понял, - ответил Влад, стараясь не выдавать раздражение, охватившее его после этого сообщения.
        - Что Инге от тебя надо? - спросила Ксеня, нахмурившись, когда домработница ушла.
        - Понятие не имею, - как можно беспечней отозвался Влад и воткнул вилку в один из сырников.
        - Вдруг она узнала о том, где мы были?
        - Проверим. Сейчас спущусь, узнаю, что ей надо.
        - Потом расскажешь?
        - Что за вопрос? - Влад улыбнулся и поднес сырник к ее рту.
        Ксеня сразу откусила кусочек и усмехнулась:
        - Вкусно.
        - Согласен, - Влад тоже откусил от сырника. - Оказывается, я все-таки проголодался. Кстати, у меня есть предложение…
        - У меня тоже. Но давай ты первый.
        - Давай посмотрим сегодня опять какой-нибудь фильм.
        - Давай, - Ксеня охотно согласилась. - А я хотела завтра на луг прогуляться. Мы давно там не были.
        - Одобрено, - Влад ей подмигнул. - Надо только запастись черешней.
        К Инге он шел без всякого энтузиазма. В тренажерном зале ее не оказалось, и Влад уже собрался уйти, как она вдруг появилась из душевой.
        - Ну наконец-то, - произнесла Инга, вытирая полотенцем волосы. - Я уже заждалась. Кажется, я в спине что-то потянула, посмотри, будь добр. Заодно помассажируй спину и шею. Что-то я устала так, сил нет. Кручусь как белка в колесе, а толку с этого…
        Она сбросила с себя халат, под которым оказались лишь одни кружевные стринги, и опустилась на массажный стол.
        - Где вам болит? - спросил Влад, без особых эмоций взирая на ее почти обнаженное тело.
        - Под лопаткой. Может, руку резко подняла, потянула…
        - Возможно, - Влад начал массировать ее шею и плечи. - Помажьте какой-нибудь согревающей мазью. Через день-два пройдет.
        - Надеюсь, - со вздохом отозвалась Инга. - Боже, как же хорошо… Вот здесь, да…
        - У основания шеи есть напряженный участок, - Влад пытался через отстраненный тон сохранить дистанцию. - Возможно, стоило бы показаться врачу.
        - А ты не сможешь это исправить?
        - Попробую, но не уверен.
        - Да, как там моя падчерица? Не нашли у нее ничего серьезного? - наконец спросила Инга. Вспомнила. Впрочем, это могло означать, что она не узнала, где они были на самом деле.
        - Все в пределах ее болезни. Сделали ей капельницу и отпустили домой, - ответил Влад.
        - Ясно… - протянула Инга. И повернула голову к нему: - А ты-то сам как? Освоился в нашем доме?
        - Да, все в порядке.
        - Падчерица не доставляет много хлопот?
        - Нет. Это же моя работа.
        - Ну да, конечно… Во сколько ты заканчиваешь?
        - Когда Ксения Валерьевна ляжет спать, - Влад внутренне напрягся, предугадывая, к чему клонится разговор.
        - Загляни ко мне, когда освободишься.
        - Для чего, Инга Юрьевна?
        - Неужели ты до сих пор не понимаешь? - Инга засмеялась, затем перевернулась набок, без стеснения демонстрируя свою грудь. - Или я для тебя настолько не привлекательна? Это ни к чему тебя не обяжет, просто проведем вместе время в удовольствие и с пользой для организма. Ты сделаешь мне еще массаж, я тоже могу удивить тебя…
        - Нет, Инга Юрьевна, это вы, наверное, не поняли, - Влад кашлянул. - Я не по этим вопросам… - более идиотского оправдания он, конечно, придумать не смог, но что вырвало, то вырвалось. Понимай как хочешь
        - Что значит, не по «этим вопросам»? - Инга уже села и окинул его удивленным взглядом. - Ты что, не по женщинам? Из радужных?
        Вот же… Влад мысленно выругался, а потом неопределенно кивнул.
        - Мог бы сразу сказать, - хмыкнула Инга и, схватив халат, набросила его на себя.
        - А разве это надо было уточнить на собеседовании? Вы бы меня тогда не взяли на работу?
        - Все, иди! - отмахнулась Инга раздраженно. - Иди работай! Занимайся непосредственно своими обязанностями.
        - Да, Инга Юрьевна, - Влад не стал задерживаться.
        Выйдя за дверью, он сдавлено хохотнул. Вот и «отмазался».

* * *
        Я еле дождалась вечера, когда мы с Владом наконец могли остаться одни и посмотреть кино. После сегодняшних поцелуев и признаний внутри все пело, хотелось обнять весь мир, и танцевать, и бегать под дождем… Или совершить что-нибудь безрассудное. Неужели я влюбилась? Вот так случайно, в самый тяжелый и безнадежный период моей жизни? А ведь если бы всего этого со мной не произошло, то мы бы с Владом не познакомились, не встретили друг друга. Не было бы счастья да несчастье помогло? В чем-то так и есть…
        Окрыленная всеми этими чувствами, я решила испытать еще удачу, рискнула и поднялась на ноги. Сама! Ухватилась за тумбочку и сделала шаг. Затем переместился руку на шкаф и, опираясь на него, прошла еще несколько шагов. Дальше центром опоры стал подоконник… В этот момент меня и застал Влад.
        - Ты что делаешь? - подлетел он ко мне. - Зачем встала?
        - Я прошла сама, от кровати, - похвасталась я, теперь уже держась за него. - Представляешь?
        - Ну я же просил тебя не делать так в мое отсутствие, - Влад посмотрел на меня с упреком. - А если бы упала, ударилась?
        - Но не упала и не ударилась, - ответила, я с веселым вызовом глядя на него.
        - Хулиганишь? - Влад внезапно поднял меня и перекинул через плечо. Отнес обратно на кровать и сказал шутливо-назидательным тоном: - В следующий раз будешь наказана.
        Я хмыкнула и потуже завязала пояс на халатике, полы которого от таких маневров расползлись, являя миру бретели пижамного топа.
        - Выбрала фильм? - спросил Влад, падая на кровать.
        - А ты принес попкорн? - задала я встречный вопрос.
        Он сделал жест «рукалицо» и поднялся:
        - Сейчас исправлюсь, жди.
        Вернулся он быстро, я за это время нашла фильм. Естественно, при нынешних эмоциях мне хотелось чего-то романтичного, поэтому выбрала комедию про любовь.
        - Я закрыл дверь на замок, - сказал Влад, обнимая меня и притягивая к своему плечу. - Ты не возражаешь? А то вдруг Алевтина захочет опять проведать тебя перед сном, у меня же будет время для маневров.
        - Она уже приходила, чтобы пожелать «спокойной ночи», - ответила я. - Но пусть дверь будет закрытой… Кроме Алевтины в доме еще есть Инга и Марина.
        Сегодня был тот редкий день, когда Марина никуда не пошла кутить: плохо себя чувствовала из-за ПМС. Об этом она сама мне сообщила, забежав спросить, нет ли у меня под рукой анальгина. Так что риск, что она заглянет ко мне снова, хоть небольшой, но тоже был.
        Фильм оказался забавный, местами очень смешной, но ровно до того момента, пока на экране не возникла сцена с сексом героев. И довольно откровенная сцена. Меня сразу бросило в жар. И как я не увидела, что там ценз «18+»?
        - Так вот ты какой фильм выбрала, - хмыкнул Влад.
        - Это случайно, - хорошо, что в темноте не видно, как запылали мои щеки. - Я не знала, что тут такое…
        - Давай перемотаем, - Влад потянулся к ноутбуку.
        - Зачем? - вырвалось у меня. И я торопливо, на одном выдохе, добавила: - Если, конечно, тебя это смущает, то перематывай…
        - А тебя? - я видела, что он сдерживает улыбку.
        - Меня нет, - быстро ответила. И фыркнула: - Будто я никогда такого не видела… Ничего особенного. За кого ты меня принимаешь? Мы же не в детском саду. Я уже давно совершеннолетняя…
        - И как же давно? - Влад с усмешкой перевернулся на бок, и его лицо оказалось совсем близко к моему.
        - В конце июня будет три года как, - заметила я.
        - У тебя день рождения скоро? - встрепенулся Влад.
        - Да, и после него я даже смогу покупать алкоголь в некоторых странах, - усмехнулась я и провела костяшкой пальца по его щеке.
        - Прямо все по-взрослому? - он тоже усмехнулся.
        - Именно, - отозвалась я.
        - Тогда это заслуживает и взрослого поцелуя, - Влад накрыл мои губы своими.
        Непристойная сцена на экране уже давно закончилась, сюжет фильма шел дальше, а мы все целовались и целовались, забыв обо всем на свете, и фильме в том числе. В какой-то момент рука Влада нырнула под мой топик, поглаживая, заскользила по спине. И хотя он ежедневно делал мне массаж, эти прикосновения были совсем иными, будоражащими и волнующими. А потом его горячая ладонь оказались на моей груди, пальцы осторожно, будто спрашивая разрешения, очертил окружность по ареоле, затем коснулся и чуть сжал затвердевший сосок, вырвав у меня непроизвольный стон, который тотчас перехватили его губы. Не переставая меня целовать, Влад продолжал ласкать мою грудь, нежно, без напора, давая мне возможность привыкнуть к новым для меня ощущениям.
        Фильм мы все-таки досмотрели. На перемотке, временами прерываясь на поцелуи и объятия. И в эту ночь я заснула на плече Влада. Знаю, что он ушел потом, не рискнув остаться до утра, но так сладко и крепко я спала, наверное, только в безмятежном детстве.
        Глава 14
        Влад Разумовский
        - Все, теперь отдых, - сказал Влад, почти насильно заставляя Ксеню опуститься на плед. - Нагрузку надо увеличивать постепенно.
        Сегодня, как и планировали, они снова пришли на луг. Влад заранее присмотрел место, откуда их не будет видно из окон дома и где Ксеня сможет спокойно потренироваться ходить. Успехи были у нее значительные, но Влад специально сдерживал радость, не выдавая ее в полной мере, чтобы Ксюша, вдохновившись, не торопила события.
        - Не болят? - он положил ее ноги себе на колени и принялся их мягко массировать.
        - Немного, - Ксеня улыбалась, а глаза ее счастливо блестели. Она разложила рядом цветы, которые в этот раз собрала сама, и принялась плести венок. Ветер трепал ее распущенные волосы, те то и дело закрывали лицо, а Ксеня упрямо пыталась заложить непослушные пряди за ухо. Иногда она смешно морщила нос, который уже успел слегка покрыться загаром, и прикусывала губу. Влад поймал себя на мысли, что любуется ей. И не только сейчас. Постоянно. Каждую минуту, когда они вместе. А когда они не вместе, он думает о ней, тоже почти постоянно.
        «Неужели влюбился?» - этот вопрос, адресованный себе, немного пугал, ибо за ответом «да» вставало слишком много другого не менее важного, и в первую очередь - ответственность. За свои слова, поступки, будущее. За саму Ксеню. Конечно же у Влада были отношения, какие-то легкие, без обязательств, какие-то более серьезные, с перспективой. С одной девушкой он пытался жить и даже подумывал о женитьбе. Но не срослось. И расставание прошло неожиданно безболезненно. Но в случае с Ксенией, он был уверен, не пройдет ни первый, ни второй вариант. Можно ли сказать, что она для него особенная? Сейчас бы Влад сказал, что да. Впрочем, как и обстоятельства их знакомства, встречи.
        Расслабляющую тишину луга нарушил звук входящего сообщения. Влад знал, что это от Андрея, но читать не стал. Позже.
        - Опять отец пишет? - спросила Ксеня.
        Влад кивнул, показывая экран телефона.
        - Вы с ним так близки, - улыбнулась она с легкой грустью.
        - Скучаешь по своему отцу? - понимающе посмотрел на нее Влад.
        - Временами очень, - вздохнула она. - Мы с ним тоже были близки. Особенно до момента, когда у него появилась Инга. Она мне сразу не понравилась, и когда я сказала ему об этом, мы впервые поругались. Но кто я такая, чтобы диктовать ему на ком жениться? Да и не маленькая уже была, чтобы капризничать. Смирилась…
        - Ты считаешь, что Инга причастна к его смерти? - спросил Влад издалека.
        - Косвенно точно да, - Ксеня перестала сплетать цветы. - В последние месяцы они стали много ругаться. Я видела, что папа из-за этого очень расстроен. И мне казалось, что он осознал, насколько ошибался в Инге, просто боялся в этом признаться. Но все же последней точкой стала ссора с его другом дядей Лешей, - Влад при упоминании имени отца напрягся. - У них начались проблемы в общем бизнесе, дядя Леша пришел выяснить отношения, они кричали друг на друга, обвиняли в чем-то. Слышно было плохо… А потом дядя Леша уехал, а папа… Папа застрелился из своего любимого охотничьего ружья. Так что и его друг тоже сыграл не последнюю роль в смерти папы, - на глаза Ксени набежали слезы, несколько пролилось на щеку, и она поспешно смахнула их ладонью.
        Влад в первую минуту замешкал. Он не ожидал, что Ксеня считает и его отца виноватым в смерти своего, пусть и не прямо. Влад уже подумывал в скором времени признаться, кто он есть на самом деле, но теперь…
        - А ведь это я нашла папу первой, когда он… - сдавленно прошептала между тем Ксеня, и новый ручеек слез покатил по ее щеке.
        Влад наконец спохватился и притянул ее к себе:
        - Ну все, все… Не надо вспоминать об этом, не надо бередить сердце снова, - он поцеловал ее в макушку. - Нужно смотреть вперед, в будущее…
        - Когда я полностью выздоровею, съезжу к папе на кладбище, - Ксеня положила голову ему на плечо. - Я ведь с похорон там не была. Но только хочу прийти туда сама, не хочу, чтобы он расстраивался, видя меня больной…
        - Съездишь, обязательно съездишь, - Влад пропустил ее волосы сквозь пальцы.
        - А ты проводишь меня туда? - Ксеня заглянула ему в глаза.
        - Конечно, провожу, - Влад остановил губами одинокую слезинку, застывшую на ее скуле, затем проложил дорожку их поцелуев до ее рта, затем накрыл ее губы своими…

* * *
        Я выплакалась, поделилась с Владом своей болью, и мне стало легче. А его поцелуй и вовсе вернул мне улыбку и чувство эйфории. Я легла на плед, задрала голову и стала смотреть на плывущие облака.
        - Раз, два, три…
        - Ты тоже считаешь облака? - Влад вытянулся рядом.
        - Да, когда я была маленькая, мы с папой любили так делать, - на этот раз воспоминания не ранили, лишь дарили светлую грусть.
        На лице Влада на миг проскользнуло нечто похожее на недоверие, потом он объяснил:
        - Мы с папой тоже так любили делать. В моем детстве.
        - Надо же, какое совпадение! - я засмеялась. - А наши папы, случайно, не были знакомы?
        Влад не ответил, вместо этого протянул мне сорванную ромашку:
        - Гадай.
        - На кого? - я улыбалась.
        - На того, кого гадала в прошлый раз, - Влад выразительно посмотрел на меня.
        - А ты не будешь ревновать? - я чуть прищурилась.
        - Буду, - легко согласился он. - Если, конечно, это не я.
        - А если… ты? - мой голос чуть дрогнул.
        - Выполню то, что выпадет, - Влад смотрел на меня с хитринкой.
        - Даже что-нибудь плохое? - деланно ужаснулась я. - Плюнешь? К черту пошлешь?
        - Плохое не выпадет.
        - Тогда ты тоже гадай! - ромашки росли совсем рядом, и мне даже не пришлось подниматься, чтобы сорвать одну.
        - На тебя? - он коварно усмехнулся.
        - Можешь не на меня, - я надула губы.
        - Нет уж, на тебя! - заявил Влад весело и первый принялся отрывать лепестки. - Любит, не любит, плюнет, поцелует, к сердцу прижмет…
        Я не стала от него отставать:
        - Любит, не любит…
        - Поцелует, - Влад, конечно же, справился первым и показал мне ромашку с единственным лепестком.
        - Своей назовет, - я тоже оторвала последний лепесток. Почему-то выпавшее «предсказание» заставило меня смутиться. В отличие от Влада.
        - Я жду, - сказал он с усмешкой. - Поцелуя.
        - А ты свое будешь выполнять? - поинтересовалась я нарочито веселым тоном.
        - Назвать тебя своей? - Влад повернулся ко мне и стал рассматривать мое лицо.
        - Ты у меня спрашиваешь? - я, напротив, не глядела на него. - Сам решай.
        - Я бы этого хотел… - ответил он. - А ты хотела бы?
        - Быть твоей? - и почему так тяжело дается одно такое простое слово? Всего две буквы: - Да…
        - Ты моя… Теперь точно моя, - и от его улыбки у меня выросли крылья.
        Но он снова откинулся на спину и заявил:
        - А я жду своего поцелуя! У нас договор.
        Ну договор, так договор… Я приподнялась и наклонилась над Владом. Он же с усмешкой прикрыл глаза. В ожидании. Целовать первой было для меня ново. До сих пор инициатором выступал Влад, я же только принимала его поцелуи и ласки. А тут сама… Было страшно и возбуждающе одновременно. Прикасаться губами к его губам. Сплетать языки. Чувствовать его отклик. Вести его за собой… Не давать перехватить инициативу.
        Но последнее не продлилось долго: всего одна уступка - и я уже сама лежу на спине и упиваюсь ролью ведомой, что нравится мне ничуть не меньше.
        На обед мы припозднились, за что получили от ворчуньи Алевтины. Правда, сегодня ее упреки были более ласковыми, а сама она быстро остыла. И даже Владу не особо досталось от нее. Тем не менее он ушел, оставив нас с Алевтиной одних, объяснив, что надо позвонить отцу.
        - Инга сегодня заявила, - стала делиться последними новостями Алевтина, - что на следующей неделе летит отдыхать на какие-то там острова…
        - Сейшелы? Кипр? - зачем-то уточнила я. На самом деле мне было плевать, куда мачеха улетает, главное, подальше от меня. И аккурат на мое день рождения! Это просто потрясающая новость!
        - Нет, на Канарские, кажется, - отозвалась Алевтина. - Видимо, со своим хахалем в погонах…
        - Лучше б на Бермудские, - хмыкнула я. - Поближе к треугольнику.
        Алевтина же вдруг как-то сдавленно охнула, схватилась за сердце и прошептала:
        - Батюшки, ты же говоришь, деточка!
        Ох ты ж… батюшки! Спалилась. И сама даже сразу не заметила. Хорошо, что это Алевтина, а не кто-то из моего почтенного семейства. Что ж, рано или поздно пришлось бы открываться…
        - Ну да, немного, - я улыбнулась. - Буквально вчера вернулся голос. Но я пока боялась рассказывать, чтобы не сглазить. Собиралась это сделать чуть позже. И Влада попросила не говорить никому пока.
        - Счастье-то какое, - на глазах Алевтины даже слезы выступили, - а я ж боялась надеяться…
        - Только давай пока оставим это в секрете? - попросила я. - Пусть Инга и Маринка пока не знают.
        - А, может, наоборот, пусть языки свои злые поприкусят да ручки загребущие попрячут? Они-то, видно, надеяться…
        - Вот поэтому и хочу пока повременить, - я накрыла руку Алевтина своей. - Сделаю им этот «сюрприз» попозже, когда буду полностью готова. И Влад считает так же.
        - Влад, - фыркнула Алевтина. - Больно надо его мнение знать.
        - И все же для меня оно важно, - с нажимом ответила я.
        - Ты ж только не смотри в его сторону, - покачала головой домработница. - И сердце побереги свое. Не пара он тебе…
        - Это почему же? - мне стало обидно. За Влада. - Потому что он старше меня? Или потому что из провинции?
        - Да это не главное, хотя мне такое тоже не нравится, - Алевтина поджала губы.
        - А что главное? - с вызовом уточнила я.
        - Главное то, что не ответит он на твои чувства. Никогда, - последнее Алевтина произнесла с непонятной интонацией.
        - Почему? - я растерялась.
        - Да потому что он себе подобных любит, - она перешла на шепот. - Из этих он, понимаешь? Голубая луна! Ну, как они себя культурно величают? Пе… Геи, вот!
        В первую секунду я опешила и чуть снова не потеряла дар речи. Потом вспомнила наши поцелуи сегодня, вчера, в бассейне…
        - С чего ты это взяла? - я едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться в голос.
        - Уже весь дом знает. Он сам Инге об этом сказал.
        На этот раз я озадачилась. Инге сказал? А вот теперь все же будет любопытно послушать его версию…
        Глава 15
        Влад Разумовский
        - Будьте осторожны, Владислав Алексеевич, подполковник Корсаков сегодня утром заходил на вашу фейковую страницу в соцсети, - сказал Андрей, когда Влад перезвонил ему при первой возможности. - Судя по ай-пи, через рабочий компьютер… Я попросил одного знакомого парнишку проследить за его дальнейшими действиями, будем наблюдать.
        - А парнишка этот не спалится? Все-таки госструктура, МВД, - Влад не то что бы испугался, но несколько напрягся.
        - Он и не в такие системы взламывал, - ответил Андрей расплывчато. - У него полиция сама иногда помощи просит, не говоря уже о тех, кто не хочет светиться.
        Откуда у помощника такие знакомые, Влад уже и не спрашивал. Невозможно представить, чтобы у него где-то не оказалось связей. Наверное, если копнуть поглубже, то и в Госдепе США найдутся.
        - Инга собирается на отдых на неделю. Вроде как с этим самым подполковником. Но хотелось бы узнать поточнее, сделаешь? - попросил Влад.
        - Да, скоро сброшу вам сообщение, - пообещал Андрей
        - И еще. Мне кажется, Ксеня не знает, что мой отец тоже умер, - вспомнил Влад. - Либо это произошло случайно, либо Инга намеренно скрыла от нее…
        - Не вижу, конечно, ей резона это скрывать… - Андрей задумался. - Может, действительно случайно вышло? Или же хотела, чтобы Ксеня думала, что это он виноват в смерти Перова…
        - Наверное, все же случайность, - согласился Влад. - Но Ксеня и правда винит, пусть и косвенно, моего отца в смерти своего…
        - Вам хочется рассказать ей о своем отце? - Андрей как всегда был проницательным. - Вижу, вы сблизились с ней. Но не торопитесь говорить ей правду, какие бы отношения у вас с ней ни завязались. Еще слишком рано.
        - Ты прав. Еще не время…
        Направляясь в комнату к Ксене, Влад столкнулся с домработницей.
        - Ксеня уже свободна? - спросил он ее.
        - Да, - Алевтина смотрела на него как-то странно. Потом кашлянула, словно смущаясь, и продолжила: - Ты извини меня за то, что думала о тебе всякое… Ну, что ты Ксюшу домогаешься. Теперь-то я знаю, что это не так. Ты только расскажи ей все о себе честно, а то влюбится… Я-то намекнула ей уже аккуратно, и ты найди слова помягче. Хотя, у вас у молодежи с этими всеми делами, конечно, проще… В общем, поговори с ней.
        В первую секунду Влад подумал, что Алевтина как-то узнала о том, кто он такой. Но потом решил, что это маловероятно.
        - О чем вы? - все же уточнил он.
        - Да ладно тебе, - отмахнулась со вздохом Алевтина, - уже все в доме знают… - и еще раз махнув рукой, пошла к лестнице.
        Ксеня тоже встретила его с видом, будто желает призвать к ответу.
        - Ну и что это за новости? - она переплела руки на груди.
        - Какие новости? Вы что, сговорились все? - Влад ощутил подступающее раздражение.
        - По дому, оказывается, ходят слухи о твоей нетрадиционной ориентации, - прямо заявила Ксеня. - И что будто ты об этом сам признался моей мачехе.
        Так вот в чем дело… Влад хмыкнул, затем тихо выругался. А он-то думал, с чего это Инга стала его игнорировать, а Марина при виде него недовольно морщила нос? И Лева перестал при нем отмачивать свои пошлые шутки. А в довершении всего - просьба Алевтины. Оказывается, это у Инги язык без костей. Ну или, как вариант, у Марины, которой, опять-таки, эту пикантную новость сообщила ее мать.
        - То есть это правда? - в глазах Ксени вспыхнуло замешательство вперемешку с испугом.
        - То есть ты все же сомневалась? - пришла очередь возмущаться Владу. - Тебе мало доказательств, что это чушь полная?
        Не дожидаясь ответа Ксени, он подошел к ней и жадно впился ей в губы, стремясь еще раз, с особой старательностью доказать, насколько она ошибается. Правда, сам слегка переусердствовал, распалив себя настолько, что едва оторвался от нее и сказал себе «стоп».
        - Я, вообще-то, только о том, что ты сам сообщил об этом Инге, - пробормотала Ксеня, глядя на него еще затуманенными от поцелуя глазами. - А не о сомнениях в твоей ориентации…
        - Да? - Влад опустился на кровать рядом с ней и усмехнулся. - Ну все равно… Лишнее доказательство не помешает…
        - Тогда я буду почаще в тебе сомневаться, - Ксеня с хитрой улыбкой прикусила губу. - Так что насчет Инги?
        - Мне не хотелось бы тебе рассказывать, почему пришлось придумать эту чушь, - Влад потер затылок. - Это не очень тебе понравится… Да и вырвалось как-то само.
        - Инга к тебе приставала? - тон Ксени был неожиданно спокойным, даже деловым.
        - Можно сказать и так…
        - А потом от досады решила со всеми поделиться твоим «секретом», - продолжила Ксеня. - Как это на нее похоже… Но знаешь, это и к лучшему. Смотри, - Ксюша стала загибать пальцы, - Инга от тебя отстала, раз. Думаю, Марина тоже, два. И Алевтина больше не следит за нами, три.
        - Алевтина попросила, чтобы я признался тебе во всем сам, а то ты можешь в меня влюбиться, а я окажусь… Не тем, - Влад с улыбкой посмотрел на Ксеню.
        - Со мной она уже тоже провела «беседу», - ответила та.
        - Думаю, пока ее устроит наша «просто дружба», - сказал Влад. - Тем более, девушки любят дружить с такими парнями…
        Ксеня усмехнулась, а потом задумалась:
        - А если она все же узнает, что это не правда?
        - Ну… - Влад развел руками. - Тогда мне ничего не останется, как жениться на тебе…

* * *
        Я с затаенной радостью наблюдала в окно, как Инга пакует свои чемоданы в багажник такси. Неужели я не увижу ее целую неделю и смогу хоть немного расслабиться? Но нет, полной грудью я вздохнул только тогда, когда отчалит еще и Маринка. А это будет завтра после обеда. За ней заедет кто-то из друзей, и они укатят на чью-то дачу на Волгу. Точные сроки Марина не обозначила, но сказала, что «не меньше пяти дней». А мне и это за счастье! Главное, успею отметить день рождения без них обеих. С Алевтиной, Левой и Владом.
        Я отогнала от себя печальную мысль, что это мои первые именины без папы. Буду просто представлять, что он все равно рядом со мной, пусть и незримый.
        Теперь о насущном.
        Надо будет составить список блюд, которые я хотела бы увидеть на праздничном столе, Лева уже давно просил это сделать. Наряд. Платье! Только платье, которое висит ни разу не одеванное в шкафу. Темно-синее, облегающее, с открытыми плечами… Я влюбилась в него с первого взгляда и купила, хотя и сомневалась, что мне будет куда его надеть. Вот и нашелся повод. К этому платью у меня даже туфли есть, на каблуке. Но смогу ли я их в них быть? До дня рождения осталось, не считая сегодня, два дня. Два дня, за которые мне надо научиться заново стоять на каблуках. Влад, конечно, не одобрит это, будет ругаться, но я ведь хочу быть красивой. Для него. Значит, придется это делать, пока он не видит. Как бы я хотела потанцевать с ним…
        И последнее. Белье. Комплект из полупрозрачного черного кружева - еще одна вещь, которую я купила, но не носила. Уж слишком он «дерзкий» для меня. Такое белье, скорее, подойдет Инге… Уж она в нем точно чувствовала бы себя уверенно. Этот комплект я никогда и никому не показывала, доставала из глубин комода, чтобы полюбоваться и представить… Представить, что он будет на мне в мой «первый раз». Раньше это были лишь мечты, сейчас же они начали обретать реальность в лице Влада. Нет, мы еще ни разу не затрагивали эту тему. Влад ни разу и словом не обмолвился, не давил и не торопил, хотя я все чаще во время наших поцелуев и объятий ощущала его желание. И с каждым днем мне самой все больше хотелось сделать это. Заняться с ним любовью. Я чувствовала, что уже готова к этому. Конечно, волнение и страх присутствовали, но это ведь естественно в моей ситуации? Возможно, в свой день рождения у меня получится осуществить и эту маленькую мечту.
        Услышав шаги Влада за дверью, я торопливо спрятала комплект, затолкав его как можно глубже в ящик. Пока ему нельзя видеть его…
        - Инга уехала, - сказал он, заходя в комнату.
        - Туда ей и дорога… - я не стала скрывать радости.
        Но Влад почему-то не ответил, уйдя в свои мысли.
        - О чем думаешь? - позвала я его. - Что-то случилось?
        - Нет, - он встрепенулся. - Так, ерунда… Поехали на массаж?
        - А нельзя чуточку нежнее? - я позволила себе немного покапризничать, когда Влад перешел к излишне энергичному массированию ног.
        - Тебе больно? - он снизил скорость.
        - Нет, просто неприятно. Ты будто мотаешь меня из стороны в сторону как куклу.
        - Не преувеличивай, - Влад усмехнулся. - Я еще очень бережно с тобой обращаюсь. Мы приводим твои мышцы в тонус… А массаж понежнее… Несколько для других целей. Дойдем когда-нибудь и до него, - он посмотрел на меня выразительно.
        И хоть я сама еще совсем недавно думала о чем-то подобном, все равно смутилась. А ладони Влада между тем уже медленней скользили по моим ногам и пояснице. Тряска ушла, ее сменило томление в груди и разгорающийся огонь в животе. Хотела массаж понежнее? Получай…
        - Не засыпай… - Влад со смешком прошелся ладонями по моей попе, затем наклонился и поцеловал в плечо. Я повернула к нему голову, и он перехватил мои губы своими. Целоваться в такой позе было неудобно, пришлось сесть и уже тогда вернуться к поцелую.
        Возможно, сейчас был как раз тот момент, когда можно было намекнуть о том, что мне хотелось сделать в моей день рождения, но я не смогла. Постыдилась.
        - Ксюша, - в дверь, к счастью, закрытую, постучала Алевтина, - там Гоша к тебе пришел. Вы скоро закончите?
        - Еще две минуты, - ответил за меня Влад и снова приник к моим губам.
        - Что этот парень опять от тебя хочет? - спросил потом. - Бизнес-план свой он, вроде, получил…
        - Черт его знаете, - я пожала плечами и принялась натягивать шорты. - Сейчас спросим. Можно я сама до коляски дойду?
        - Только осторожно.
        - Тут всего три шага… - их я преодолела успешно. Могла пройти и больше, может, даже до двери, но Влад бы не разрешил.
        Гоша ждал нас на крыльце.
        - Привет! - сказала ему я.
        - О, ты уже говоришь лучше! - заметил он. - Как вообще дела?
        - Нормально, - ответила я. - А ты чего без звонка?
        - Да батарея накрылась, а я шел мимо, вот и завернул к вам, - ответил Гоша. - Хотел спросить, будешь ли делать какую вечеринку на днюху?
        - Какую вечеринку? - хмыкнула я. - В моем-то состоянии…
        - Точно, забыл, - Гоша смущенно улыбнулся. - Но я все равно тогда забегу тебя поздравить, ок?
        - Ок, - согласилась я. - От меня торт с чаем.
        - Договорились, - Гоша подмигнул мне и, попрощавшись, направился прочь.
        Ну вот, на одного гостя за праздничным столом больше… И как я о Гоше забыла?
        Глава 16
        Влад Разумовский
        Отъезд Инги, а на следующий день и ее дочки - Влад не смог не воспользоваться таким шансом. Наконец-то можно было без опаски и спешки осмотреть спальню бывшей четы Перовых.
        Влад убедился, что в доме все заснули, и направился в комнату Инги. Задернул шторы, включил ночник. Первым делом проверил матрас и под ним. Далее подверглись тщательному осмотру картины, стены на предмет невидимых зазоров, батарея, плинтус, карниз… В ящиках трюмо и комода нашлись только всякие женские штучки: украшения, косметика, белье… И некоторые документы. Влад тщательно их пересмотрел. Ничего похожего на расписку Перова там не оказалось, зато была ксерокопия документа о наследстве и бумаги о попечительстве Ксени, не подписанные, но исчерканные шариковой ручкой. Видимо, Инге дали образец для изучения. Тут же лежал перечень необходимых документов для потенциального попечителя и порядок оформления. И пометка: принести не позднее 10 июля. До этого дня чуть меньше двух недель… Надо поторапливаться.
        Тайник Влад обнаружил в ванной, встроенный в стену и замаскированный под плитку. В нем нашлись четыре стопки денег, два золотых слитка, несколько футляров с ювелирными украшениями - и снова больше ничего. Влад в сердцах стукнул кулаком по стене и захлопнул тайник.
        - Ну куда, куда же ты спрятал эту чертову расписку? - тихо прорычал он, обращаясь к покойному Перову.
        А вдруг ее вообще больше не существует? От этой мысли все похолодело внутри. Вдруг Перов уничтожил ее? Например, поругавшись с отцом. Как бы то ни было, но в тот роковой вечер они ругались. Почему? В чем была причина ссоры? Что если она как раз связана с этими обязательствами?
        Влад, едва не забыв выключить свет и вернуть на место шторы, помчался к себе, где сразу набрал Андрея.
        - Извини, если разбудил, - быстро сказал в трубку. - Но у меня серьезный вопрос.
        - Все хорошо, Владислав Алексеевич, я не сплю, - голос помощника звучал уже бодрее. - Что за вопрос?
        - Почему отец тогда поехал к Перову? Был ли у них конфликт до того дня?
        - Нет, даже накануне они общались как обычно, - ответил Андрей. - А в тот день… Алексею Петровичу внезапно позвонил Перов, что-то сказал и бросил трубку. Алексей Петрович выглядел растерянным и все повторял, что это чушь какая-то. Когда я спросил, в чем дело он отмахнулся, даже рассмеялся, повторил, что это чушь, недоразумение и он сейчас со всем разберется. И уехал…
        - Сегодня я обыскал спальню Перова - и вновь ничего, - поделился с ним Влад. - В доме почти не осталось мест, где я не смотрел… А что если они поссорились с отцом как раз из-за расписки? И Перов сгоряча от нее избавился? Порвал, сжег…
        - Перов, конечно, был временами импульсивен, но что касается бизнеса - тут он всегда был с холодной головой. Не представляю, что могло бы произойти, чтобы он избавился от расписки… - несмотря на отрицание, Влад все же уловил в голосе Андрея ноту сомнения. - Но опускать руки пока рано. У Перова есть еще старая дача, сейчас там никто не живет… Квартира в Москве, которую он, правда, оставил Инге… Офис, в конце концов… Завершайте поскорее поиски в доме, и будем думать, что делать дальше. Если ничего не найдете в ближайшую неделю, пока Инги нет - уходите оттуда. Там уже становится для вас опасно. Корсаков, вернувшись, может начать копать под вас…
        - Да, хорошо… - Влад нажал на «отбой».
        Поскорее заканчивать с поисками и уходить… Это самое разумное в его ситуации. Вот только появились обстоятельство, из-за которого он не мог так легко распрощаться с этим домом. Ксеня. Что будет с ней, если он, Влад, уйдет? Она еще не настолько сильна, чтобы бороться с Ингой самостоятельно, а если он будет далеко, то не сможет прийти на помощь. Нет, если он и уйдет отсюда, то вместе с Ксеней.
        А еще у нее послезавтра день рождения, а Влад до сих пор не придумал, что ей подарить. Будь он самим собой, выбрать было бы куда проще, но тот, парень из Солнечного не мог сделать дорогой подарок. Позже, когда все встанет на свои места, он задарит Ксеню всем самым лучшим, но сейчас… Что мог бы подарить Влад Турчин любимой девушке? Точно никаких духов, ювелирки, дорого белья или техники…
        Может, украшение для волос? Влад тотчас полез в интернет. Нашел онлайн-магазин с брендовой бижутерией. Цены, конечно, тоже были немаленькие, некоторые заколки стоили больше, чем половина жалования, которое платила Владу Турчину Инга. Но… Ведь можно не говорить о цене, и вообще преподнести как качественную китайскую подделку… Влад, помедлив лишь несколько секунд, нажал на «оформить заказ».
        Остались цветы. Но Влад знал, где их раздобыть…

* * *
        Первое, что я увидела, открыв утром глаза - огромный букет люпинов, разноцветных, от ярко-фиолетовых до бело-розовых.
        - С днем рождения, - Влад сидел рядом и улыбался.
        - Спасибо, - я с трепетом провела ладонью по цветочной «свечке». Она была влажной от росы и источала тонкий аромат. - Только не говори, что ты ходил за ними на луг.
        - Нет, сорвал за соседним забором, там садовые на клумбе растут, - ответил Влад спокойно. Но глаза искрились весельем, и я с облегчением поняла, что он шутит.
        Значит, все же ходил на то место. В нашу прошлую прогулку на луг я заметила овраг, заросший люпинами. Это одни из моих любимых цветов, но спуститься за ними я не решилась. А Влад сегодня это сделал. Для меня.
        - Нравятся? - спросил он, будто сомневался.
        - Как они могут не нравиться?
        - Не розы, конечно…
        - Они лучше роз, - я потянулась к нему, чтобы обнять, но вместе с объятиями получила еще и поцелуй, нежный и одновременно жаркий.
        - У меня еще подарок есть, - сказал Влад после и как-то смущенно.
        А я, поскольку не ожидала ничего, и вовсе растерялась.
        - Он скромный, но на память, - Влад подал мне маленький подарочный пакет, в котором оказалась заколка для волос: три ромашки с лепестками-бисеринками. Это было действительно очень мило. И трогательно. У меня даже в носу защипало от подступающих слез. - Если захочешь погадать, ответ там один на всех. Я посчитал.
        - Какой?
        - Потом проверишь, - Влад усмехнулся. - Давай поставлю цветы в воду. Мне Алевтина как раз вазу подыскала…
        - Спасибо за подарок, - я с опозданием вспомнила, что не сказала этого. - Мне он очень нравится…
        Влад улыбнулся и, забрав цветы и вазу, вышел с ними в ванную комнату. Вскоре оттуда послышался звук льющейся воды. Я же, пользуясь моментом, пересчитала лепестки ромашек. Любит. Любит. Любит. Губы сами расплылись в улыбке, а сердце счастливо забилось.
        - А кто у нас именинница сегодня? - в комнату заглянула Алевтина. - Проснулась уже, красавица?
        - С добрым утром, - просияла я.
        - А тебя с днем рождения, милая! - Алевтина заключила меня в крепкие объятия, расцеловала в щеки, пожелала мне всего, чего только можно и тоже вручила подарок. В красиво упакованной коробке нашлась симпатичная чашка с блюдцем и миниатюрная статуэтка хрустальной кошки.
        - Это тебе на счастье, - сказала Алевтина.
        - Спасибо, - я снова ее обняла.
        Алевтина убежала за завтраком, а я спросила у вернувшегося с цветами Влада:
        - Может, в честь моего дня рождения отменим все процедуры?
        - Даже не проси, - отрезал он. - Хотя бы массаж оставить надо. Все по расписанию.
        - Ты прямо диктатор какой-то, - поморщилась я. - Портишь мне праздник…
        - После я как-нибудь замолю этот грех, - хмыкнул Влад.
        А мне подумалось, что вот сейчас как раз тот момент, чтобы сказать…
        - Влад, - начала я. - Мне хочется… - и замялась.
        - Чего же? Сегодня исполню любое твое желание, - он широко и беззаботно улыбался. - Любой каприз. Кроме вычеркивания из списка дел массажа.
        - Сегодня после общего праздничного ужина, мы можем провести время только вдвоем?
        - А разве это не являлось обязательной программой? - он с веселым удивлением посмотрел на меня. - Ты только сейчас об этом подумала? Я тоже хочу, чтобы именинница уделила время мне, без лишних глаз. Можем опять посмотреть фильм или заняться чем другим, по твоему желанию.
        По моему желанию… Но как признаться прямо в своем желании? Прямо язык не поворачивается. А что если он подумает, что я какая-нибудь распущенная, если предложу такое сама? Вдруг его это оттолкнет?..
        Мою внутреннюю борьбу прервал приход Алевтины с едой. А желание так и осталось невысказанным.
        День прошел на удивление быстро. То и дело приходили сообщения с поздравлениями от приятелей-однокурсников и дальних родственников, даже Инга прислала скупое «С днем рождения», а вот Марина, кажется, забыла. Но это уже точно не повод для печали.
        Ужин запланировали на семь. Лева наготовил еды, Алевтина накрыла стол, мне же оставалось только нарядиться и появиться на собственном празднике. Платье, туфли и даже белье - я ничего не изменила в своих планах. Только волосы украсила заколкой Влада.
        - Мне даже тяжело тебе сегодня соответствовать, - произнес Влад, окидывая меня взглядом. На нем самом были светлые льняные брюки и белая майка «поло». - Костюм с собой не додумался прихватить…
        - Да какой костюм, - отмахнулась я смущенно. - И я не на прием к королеве собралась…
        Гоша пришел тоже вовремя. Принес букет розовых роз и коробку с подарком, которую я решила открыть потом. Ужинали впятером: к столу я позвала не только Алевтину, но и Леву. Выпили немного шампанского, поговорили на нейтральные темы, потом я задула свечи на торте - и праздник как бы сам с собой подошел к концу. Гоша, который откровенно скучал весь вечер, не стал задерживаться и убежал при первой возможности. За ним ушел Лева. Алевтина, убрав все со стола, тоже пожелала мне спокойно ночи и отправилась спать.
        - Ты говорил, что исполнишь любое мое желание, - напомнила я, когда мы с Владом остались одни в моей комнате.
        - Говорил. Чего желаете? - он сегодня был необычайно весел и расслаблен, будто у нас с ним сегодня один день рождения на двоих.
        - Потанцевать. Я хочу потанцевать с тобой хоть немного…
        - Хорошо, - согласился он легко. - Но если заболят ноги…
        - Танец длится всего несколько минут, - я усмехнулась, - ничего с моими ногами не станет…
        - Музыка? - Влад нашел в телефоне какую-то песню. Я никогда ее не слышала, или же от волнения не могла вспомнить, но мне она понравилась. - Прошу, - Влад протянул руку и помог мне встать. Затем обнял за талию, и мы стали медленно двигаться под музыку, улыбаясь и глядя друг другу в глаза.
        С заключительными аккордами Влад меня поцеловал, и этот поцелуй разрушил последний барьер страха, и я наконец смогла сказать это:
        - Останься у меня на ночь.
        Глава 17
        Влад Разумовский
        - Останься у меня на ночь.
        От этого предложения в голове будто что-то взорвалось. Впрочем, одернул тут же себя Влад, это, скорее всего, не то, что он подумал. Однако горящий взгляд Ксени с затаенным желанием в глубине по-прежнему сбивал с толку. С любой бы другой девушкой он расценил подобное предложение совершенно однозначно и, в зависимости от степени влечения к ней, согласился бы на него, предвкушая бурную ночь, или же придумал какую отмазку, чтобы уйти. Но Ксеня… Влад не хотел торопить события, чтобы не спугнуть ее, не разочаровать, не ранить.
        - Ты уверена? - уточнил он. И тут же добавил: - Просто боюсь, что неправильно понял…
        - Ты все правильно понял, - тихо ответила она. - Правильно… Но если ты не хочешь…
        Он не хочет? Да он жаждет этого до зубовного скрежета, едва ли не с первой минуты знакомства! А в последнее время держать себя в узде становится все тяжелее, все мучительнее. И даже сейчас, лишь при одной мысли, от одного предложения сходит с ума от желания.
        - Хочу, - ответил Влад. И сглотнул, чувствуя, что начинает нервничать, наверное, не меньше самой Ксени.
        Она улыбнулась, с облегчением и радостью. Влад в порыве припал к ее губам, жадно смял их, пытаясь через этот поцелуй выразить все, что сейчас чувствует. И как ее желает.
        Предохранение! Влад порадовался, что вспомнил об этом теперь, а не позже, когда разум затуманиться и остановить себя будет сложно. Впрочем, он всегда старался держать этот вопрос на контроле, а с Ксеней и подавно не мог проявить безответственность.
        - Я сейчас вернусь, - сказал он Ксюше, оставляя на ее губах короткий поцелуй. - Я быстро.
        Влад, «нанимаясь» в дом Перовых, конечно, не планировал вести бурную сексуальную жизнь, но несколько презервативов все же прихватил. На всякий случай. Который неожиданно настал. Они нашлись на самом дне сумки. Влад прихватил один, сунул в карман брюк. И вдруг поймал себя на мысли, что для него это будет тоже как в первый раз. Он энергично потер лицо и шею, пытаясь взбодриться.
        Ксеня ждала его, присев на край письменного стола. В руках у нее был бокал с шампанским, который они прихватили с собой после ужина.
        - Хочешь? - она протянула ему другой бокал, тоже наполненный игристым напитком.
        - Давай, - Влад улыбнулся как можно непринужденнее и чокнулся бокалами. - Еще раз с днем рождения!
        - Спасибо, - Ксеня усмехнулась. - Он был замечательным. Несмотря на то, что на нем не было папы.
        - Думаю, он рад, что тебе хорошо, - сказал Влад, пригубив из бокала.
        - Я тоже так думаю, - Ксеня кивнула.
        Взгляд Влада упал на ее ноги. До сих пор на каблуках… Он отставил бокал и, присев, снял вначале одну туфлю, затем вторую. Ксеня молча за ним наблюдала.
        - Сегодня ты дала им слишком большую нагрузку, - пояснил он и ласково провел ладонью по ее ноге, от щиколотки до коленки. У края платья его рука задержалась, всего на мгновение, чтобы потом уже уверенней нырнуть под подол и продолжить свой путь вдоль бедра. Ксеня все так же наблюдала за ним, словно затаившись. Влад поцеловал ее коленку, затем поднялся и коснулся губами ее шеи. Ксеня закрыла глаза и откинула голову, открывая больше мест для поцелуев, и Влад незамедлительно этим воспользовался, оставляя на ее коже метки губами и языком, потом вновь завладел ее ртом, ненасытно исследуя его, будто впервые. Ксеня отвечала ему с не меньшей яростью, осмелев, порой перехватывая инициативу. Это возбуждало еще сильнее, туманило голову, заставляя дрожать от нетерпения. Но стоило ему вновь скользнуть руками под платье, задрав его подол и коснувшись края белья, как Ксеня вздрогнула и заметно напряглась. Пришлось сбавить напор и действовать осторожней. Поцелуи стали мягче, нежнее, заставляя ее вновь расслабиться. Влад запустил пальцы в ее прическу, наткнулся на заколку и снял ее, распуская волосы. Не переставая
осыпать Ксеню поцелуями, он нашел сзади на платье замок и расстегнул молнию. Медленно стянул платье с плеч, затем ниже, не забывая оставлять поцелуи на постепенно обнажающихся участках. Черный кружевной бюстгальтер, прозрачная ткань которого почти не скрывала грудь, вызвал новый всплеск возбуждения. Розовые затвердевшие соски так и манили прикоснуться к ним, взять в рот, попробовать на вкус. Влад уже потянулся к застежке бюстгальтера, чтобы поскорее снять, но Ксеня отвлекла его, сама запустив руки ему под майку, присобрала ее, потянула вверх, намереваясь избавиться его от нее. Влад помог ей, торопливо, почти в секунду сняв майку через голову и отбросив ее на пол. Ксеня, прикусив губу, принялась оглаживать его грудь, затем приникла к ней губами. Это были всего лишь поцелуи, легкие, не очень уверенные, изучающие, но Влад вновь начал терять контроль над собой. Он отстранил Ксеню от себя, подхватил ее на руки и понес к кровати.

* * *
        Влад раздевал меня медленно, целуя и лаская, и сердце сладко замерло, а по телу проходила волна дрожи. Когда я осталась без лифчика, на миг охватил озноб, а после губы Влада обхватили мой сосок, выбирая в себя и обводя языком, и меня уже бросило в жар. Я с тихим стоном выгнулась навстречу его языку, губам, пальцам, которые исследовали мою грудь, заставляя меня томиться в ожидании новых ласк. Руки еще продолжали сминать мою грудь, а губы уже оставляли дорожку из поцелуев к моему животу, внизу которого уже все скручивалось в горячий узел. И я даже сама приподняла бедра, помогая Владу стянуть с меня трусики. Смущение оттого, что наконец лежу перед ним обнаженной, вспыхнуло было, но под его жадным восхищенным взглядом тут погасло. То, как Влад смотрел на меня, распаляло не меньше поцелуев и прикосновений. Я ждала продолжения, но он поднялся и принялся тоже избавляться от остатков одежды. Я смотрела на него как завороженная, хотела бы отвести глаз, но не могла. Раньше я все время думала, что когда увижу голого мужчину, не на фото или фильме, а вживую, то сгорю от стыда. Или испугаюсь. А, может, и
разочаруюсь. Но Владе мне нравилось все, даже то, что такую неопытную и неискушенную особу как я, должно вогнать в краску. Мне же хотелось прикоснуться к нему, попробовать на ощупь, а может и на вкус.
        «Господи, и это мои мысли?» - все же на миг устыдилась я.
        А Влад между тем достал из кармана брюк квадратик из фольги и надорвал его. Презерватив! Я отчего-то растерялась. А ведь я даже о таком не подумала, в отличие от Влада. Он, оказывается, помнил о предохранении. Только хорошо это или плохо? Нет, то, что вспомнил, позаботился, наверное, хорошо… Но это ведь еще и значит, что презервативы были у него. То есть он предполагал, что они могут ему пригодиться? С кем?
        Дурацкие размышления в такой момент, согласна. Но из-за них даже несколько отступило возбуждение и вернулась прежняя скованность.
        А Влад между тем опустился на кровать, лег рядом со мной, привлекая меня ближе, обнимая, втягивая в новый чувственный поцелуй. От соприкосновения наших голых тел по коже словно пробежали разряды тока, а в животе запульсировало. Я бедром ощущала его твердую горячую плоть, но дотронуться до нее пока не решалась. Вместе этого обвила шею Влада, приникая теснее к его груди. Он же гладил мою спину, бедро, мял ягодицы и не переставал осыпать поцелуями мое лицо, шею, плечи, возвращаться к губам и вновь терзать их до онемения.
        Я все же вздрогнула, когда его ладонь проскользнула между моих ног, раздвигая их и пытаясь проникнуть глубже, к месту, которого еще не касался ни один мужчина. И инстинктивно сжала бедра.
        - Расслабься, - шепнул мне Влад, вновь мягко разводя мои ноги. И я поддалась, сама, раскрываясь навстречу его пальцам. Новый стон сорвался с моих губ, когда они почти сразу и безошибочно нашли самую чувствительную точку и надавили на нее. Тело требовательно напряглось, жаждая продолжения. Пальцы Влада заскользили между увлажнившихся нежных складок, кружа и задевая набухший бугорок, и теперь я вздрагивала от сладких разрядов, предвкушая конечное наслаждение. Оргазм, обрушившийся на меня, выбил дыхание и заставил вцепиться в плечи Влада. А он, все еще продолжая ласкать меня пальцами там, перехватил губами мои губы, заглушая мой очередной стон.
        Затем он навис надо мной и уже коленом раздвинул мои ноги еще шире, чтобы теперь самому оказаться между ними.
        - Я буду осторожно, - все так же шепотом пообещал он, оставил нежный поцелуй на губах. Затем приподнял мои бедра, и в следующую секунду я ощутила его в себе.
        Боль была несильная, я лишь на мгновение прикусила губу и сжала простынь под пальцами. Влад, заметив, что я снова расслабилась, начал двигаться во мне, вначале медленно и осторожно, давая мне возможность подстроиться под этот темп. Боль уже стихла, и я могла наслаждаться нашим единением и своей наполненностью. В какой момент взгляд Влада затуманился, а его движения стали резче и чаще, он тяжело задышал, стиснув сильнее мои бедра, и сдавленно застонал, после чего упал на меня, крепко обняв. Затем, продолжая удерживать в объятиях, перекатился набок и зарылся лицом мне в волосы.
        - Как ты? - спросил потом, целуя в висок.
        - Замечательно, - шепнула в ответ и потерлась носом о его плечо. - А ты?
        - Лучше, чем когда-либо, - он усмехнулся мне в волосы.
        - Если ты не врешь, то я счастлива…
        - А с чего я должен врать? - Влад слегка отпрянул и заставил посмотреть себе в глаза.
        - Ну, это мне не с чем сравнивать, а тебе…
        - Дурочка, - он сгреб меня обратно в охапку. - Я даже не собираюсь тебя ни с кем сравнивать… И чтобы я этого больше не слышал, ясно?
        Я, пряча счастливую улыбку, кивнула.
        - Было очень больно? - спросил Влад потом.
        - Нет, почти не почувствовала, - ответила я тихо. - Уже и забыла.
        - Я рад, - Влад нашел мои губы и вовлек в медленный, полный расслабленной нежности поцелуй.
        - А теперь спать, - сказал он, когда этот поцелуй едва не начал снова перерасть в нечто большее. - Тебе сегодня на второй круг идти не желательно. Потому залезай в пижаму, чтобы не соблазнять меня. Я тоже слегка оденусь.
        - Но ты же не собираешься уходить? - уточнила я, скрывая обеспокоенность.
        - С чего бы это? - Влад усмехнулся. - Договоренность была о ночи. А утро еще не настало. Так что будешь изнывать от жары в моих объятиях.
        - Только чур не перетягивать на себя одеяло, - я со смехом чмокнула его в щеку и стала натягивать на себя пижаму.
        Глава 18
        - Просыпайся, Спящая красавица, - Влад разбудил меня поцелуем в губы. Его глаза улыбались, скользя по моему лицу.
        - Тогда, скорее, Золушка, - усмехнулась я, подтягиваясь. - Мачеха, сводная сестра в комплекте.
        - Значит, Спящая Золушка, - Влад убрал с моей щеки прядь волос.
        - Почему «спящая»? - я обвила его шею руками.
        - Потому что мне нравится будить тебя поцелуем.
        - То есть моим принцем будешь ты? - лукаво улыбнулась я
        - Почему бы и нет? Ты разве против? - он тоже продолжал улыбаться, заряжая меня своим настроением.
        - Я только «за», - и поцеловала его сама.
        - Знаешь, - вспомнила я в следующую минуту, - еще в больнице мне приснился поцелуй. Я не помню лица того, кто целовал меня, но когда открыла глаза, то увидела тебя. А вдруг это был ты в том сне?
        - Это и был я, - с уверенностью ответил Влад. И хитро прищурился: - Хочешь признание?
        - Хочу, - ответила я, но чуточку настороженно.
        - Я тогда и поцеловал тебя. Почти.
        - Как это - почти? - не поняла я.
        - А вот так, - Влад прикоснулся пальцами к моим губам, затем к своим. - И ты сразу проснулась. Не веришь?
        - Не знаю… - я смотрела на него с затаенной радостью. - Если это так, значит, я понравилась тебе уже тогда?
        - Похоже на то, - он даже не смутился. - Только понял это не сразу…
        И тут в мои мысли, снова совсем некстати, но очень навязчиво, вернулись былые сомнения. Спросить или промолчать? Нет, лучше все же будет спросить… Иначе накручу себе, как обычно…
        - А… Откуда у тебя, эти… - я начертила в воздухе маленький квадрат.
        - Эти? - Влад в недоумении приподнял брови.
        - Презервативы, - не думала, что мне будет так сложно произнести это слово, вот так прямо. - Ты зачем их с собой брал сюда?
        - Затем, что я всегда их ношу с собой, - спокойно ответил он. - На всякий случай. И это нормально для взрослого, сознательного мужчины. Ненормальнее забыть о них в самый неподходящий момент и переложить ответственность на женщину.
        - На всякий случай, значит… - хмыкнула я.
        - Да, на такой вот внезапный случай, - Влад опрокинул меня на спину и подмял под себя. - А ты, оказывается, ревнивая девчонка, - он легонько щелкнул меня по носу и следом поцеловал туда же.
        - Сама от себя в шоке, - коротко засмеялась я. - Я еще ни разу никого не ревновала. Разве что папу к Инге.
        - А преподавателя своего, в которого была влюблена? - поймав меня на слове, припомнил мне Влад.
        - Да, там было что-то подобное, - согласилась я. - Но тогда у меня была любовь на расстоянии и никаких шансов…
        - А теперь?
        - Надеюсь, что шансов побольше, - я взъерошила его волосы на макушке.
        Ответить Влад не успел. В дверь внезапно постучали и послышался голос Алевтины:
        - Ксюша, а почему дверь закрыта? Ты в порядке?
        Влад тотчас подхватил я с кровати, благо он уже успел одеться, пока я спала, и даже убрать с пола мои вещи.
        - Конечно, в порядке, - с этими словами он открыл дверь. - Доброе утро, Алевтина. Кажется, я случайно запер дверь. По привычке… Забыл, что массаж Ксене делаем уже на первом этаже.
        - Привычка, значит, - тон Алевтины был нарочито спокойный. А еще она была не в форме, а в цветастом платье и даже с сумкой на плече. - Я зашла, чтобы напомнить, что у меня сегодня выходной. Надо к родственникам съездить. Буду только вечером. Справитесь без меня?
        - Конечно, - ответили мы с Владом почти одновременно.
        - Отдыхай, конечно, - сказала уже я.
        - Не волнуйтесь, все будет хорошо, - заверил ее Влад.
        - Ксюша, тебе ни с чем не надо помочь?
        - Не надо. Я уже на многое способна сама. Только это секрет, помнишь? - я при да палец к губам. - И Влад мне зачем?
        - Ну да, Влад, - Алевтина бросила на него мимолетный взгляд. - Но Лева тоже уходит, правда, до часов пяти вечера, - продолжила она после. - Завтрак он уже приготовил. Обед тоже сделает и оставит в термоконтейнерах.
        - Прекрасно, с голода точно не умрем, - Влад улыбнулся ей.
        - Надеюсь, - Алевтина еще с неким подозрением пробежала глазами по комнате, задержала взгляд на кровати, где все еще сидела я, прикрываясь одеялом, затем на примятые подушки… Но промолчала. Сказала лишь: - Всего хорошего, - и вышла.
        - Надеюсь, она не догадалась, - я приподняла одеяло, и нашла взглядом на простыне маленькое пятно крови. Еще и этому надо придумать объяснение. Или, пока ее не будет, сменить постельное белье. Да, это будет наилучшим вариантом. Скажу, что разлила на него чай и пришлось перестелить…
        - Точно ушла, - Влад уже стоял около окна и наблюдал за Алевтиной.
        - Выходит, мы в доме останемся одни? - мне такая перспектива приглянулась. Можно, наконец, спокойно потренироваться ходить по дому и, главное, по ступенькам… А еще бассейн… В общем, в моей голове моментально, одна за другой рождались идеи идеального времяпрепровождения.
        Завтракали мы в кухне. Одни в целом доме. И в этом был особый кайф, словно мы уже давно женаты… Стоп. Кажется, я рановато об этом задумалась, размечталась. Вот уж точно говорят: мужчина только пригласил на свидание, а женщина уже подбирает фасон свадебного платья и имена их будущим детям. О детях я, конечно, пока не думала, а вот о свадьбе… Нет, нет и нет. Слишком рано, Ксеня. Слишком рано. У тебя еще столько нерешенных проблем и дел, что мечты о белом платье стоит отложить до лучших времен. К тому же, неизвестно что думает на этот счет Влад? Возможно, у него и нет таких далеко идущих планов. Надо быть реалисткой и не позволять себе тонуть в розовых фантазиях.
        - Я так давно ничего не готовила… - вспомнила я, глядя, как Влад раскладывает по тарелкам гренки и яйца всмятку. Удивительно, как им удалось остаться до сих пор горячими. - Как у нас появился Лева, доступ в кухню стал закрыт, - я усмехнулась. - Он быстро ее монополизировал.
        - А ты любишь готовить? - улыбнулся Влад, садясь рядом за стол.
        - Любила. Когда была маленькой и мама еще была жива, - с легкой грустью ответила я. - Мы часто вместе готовили, пекли… Но уже столько лет прошло, возможно, я и разучилась… Мне ведь было всего девять, когда мама умерла.
        - Она болела? - спросил Влад уже без улыбки, сочувственно.
        Я кивнула.
        - За полгода сгорела. А что с твоей мамой? - задала я встречный вопрос. - Об отце ты часто говоришь, а о матери ни разу…
        - С ней все в порядке, - Влад пожал плечами. - Просто мы мало общаемся. Они с отцом развелись десять… Нет, почти двенадцать лет назад. Мама потом уехала работать за границу, там познакомилась с другим мужчиной и вышла за него замуж.
        - Вы в ссоре? - догадалась я.
        - Нет, - Влад энергично мотнул головой. Но мне почему-то казалось, что он кривит душой. Наверняка было что-то, что ухудшило их отношения. - Просто у нее своя жизнь, у меня своя…
        - А отец не женился снова?
        - Нет. Ешь, а то все остынет и будет невкусным, - как-то излишне поспешно сменил он тему. Похоже, она ему действительно неприятна. - Лева нам это не простит. Сейчас еще чайник поставлю… Чуть не забыл…
        Влад снова засуетился по кухне. Что ж, буду знать… Темы его родителей пока касаться не стоит.
        После завтрака я уговорила Влада немного отложить массаж и пойти поплавать, пока жара стала не слишком сильной. Теперь я могла никого не стесняться и не бояться, что за мной - нет, нами - никто не наблюдает. У меня даже получилось проплыть немного в одну и другую сторону - и это было настоящее достижение. А в качестве награды я получила долгий, лишающий всяких посторонних мыслей поцелуй.
        - Пойду принесу чего-нибудь холодненького, - сказал Влад, когда почти силком вытащил меня из воды и, замотав в полотенце, усадил на шезлонг, а после отправился в дом.
        Я же, подсохнув и прогревшись на солнышке, едва не разомлела. И чтобы взбодриться, поднялась и стала ходить по лужайке. Я не собиралась шутить и прятаться специально, оно как-то само вышло. Просто настроение было хорошим, как и самочувствие, вот и возникло желание немного похулиганить. Отошла я совсем недалеко, всего-то за угол дома, и затаилась там. И даже не думала, что Влад испугается. А он появился уже через несколько минут, встревоженный не на шутку. А увидев меня, выдохнул с заметным облегчением.
        - Ты что вытворяешь? - произнес Влад без улыбки, даже угрожающе.
        - Я всего лишь хотела пошутить, - я, напротив, улыбкой пыталась разрядить обстановку. - Нет, ну правда… Я всего лишь отошла на пятьдесят метров. За угол. Что со мной могло случиться?
        - Плохие шутки, - Влад сдвинул брови, но взгляд уже не был таким суровым. В нем даже, вроде, тоже вспыхнули смешинки.
        Он подошел ко мне ближе, и я даже вскрикнуть не успела, как оказалась у него на руках.
        - Я уже как-то предупреждал тебя, чтобы не своевольничала, помнишь? И я предупредил, что накажу за это, помнишь? - теперь Влад смотрел на меня с прищуром.
        - Но ты же это несерьезно? - уточнила я уже не так весело.
        - Почему, очень даже серьезно… - и Влад двинулся со мной к дому.
        - Куда ты? - спросила я, когда увидела, что мы направляемся не к лестнице на второй этаж, а к тренажерной комнате.
        - У нас ведь режим, - он ногой открыл дверь. - Развлечения закончились. Буду делать тебе массаж…
        И тон его мне очень не понравился.
        Глава 19
        - Ты мне угрожаешь массажем? - я сидела на массажном столе и с веселым подозрением наблюдала, как Влад разогревает в ладонях масло.
        Он же молчал и сохранял самый серьезный вид.
        - Ложись, - сказал потом. - На живот.
        Хм, напугал…
        - Будешь сегодня меня особенно мучить? - спросила я, принимая удобное положение.
        - Буду, - коротко и многообещающе.
        - Что ж, пусть это будет на твоей совести, - вздохнула я и закрыла глаза.
        Горячие пальцы Влада прошлись по шейным позвонкам, помяли плечи, скользнули вдоль позвоночника… Пока все очень даже приятно, расслабляюще. И несколько отличается от прежнего массажа. Я невольно задержала дыхание, когда застежка на лифчике купальника ослабла, а поскольку он больше ни на чем не держался, просто опал и оказался подо мной. Плавки сдались еще быстрее: всего две веревочки на бедрах - и Влад просто выдернул их из-под меня и куда-то отбросил. И теперь я начала догадываться, чем меня будут мучить. Низ живота сразу налился жаркой тяжестью, а во рту пересохло в предвкушении.
        Влад между тем неторопливо массировал мои плечи, спину, поясницу… Наконец его ладони сместились на ягодицы, огладили полукружия и спустились к ногам… Он чуть раздвинул их, и его пальцы заскользили по внутренней стороне бедра, все ближе к тому месту, где я внезапно ощутила себя влажной. Раньше, когда я встречала где-нибудь фразу «я потекла», мне казалось она ужасной пошлостью и в то же время преувеличением. Но сейчас на ум приходила только такая ассоциация. И это случилось со мной только от одной мысли, что меня могут коснуться там, ото одного вспоминания, что пальцы Влада делали со мной этой ночью. Но сам он сейчас, будто специально, не стремился этого делать, лишь изредка, как бы случайно, задевал промежность, что только сильнее возбуждало. Я даже начала покусывать губы, сдерживая себя.
        - Повернись теперь на спину, - скомандовали мне.
        И я, стараясь не смотреть на Влада, послушно перевернулась и снова быстро закрыла глаза, чтобы он не видел в них моего возбуждения, смешанного со стыдом. Знаю, что именно этого он и добавился, но все равно не могла пока до конца раскрепоститься и открыто выразить свое желание.
        А дальше пытки стали еще невыносимее… Вначале пальцами Влада мучили своими ласками мою грудь и соски, раз за разом вызывая сладкую дрожь во всем теле. Затем настала очередь живота и бедер… И наконец они скользнули между влажных набухших складок, и из меня все же вырвался стон. А Влад тут же прекратил ласки, убрав руку от сосредоточия моего желания, отчего я разочарованно выдохнула. И тогда пальцы его вновь оказались внутри, касаясь и легонько надавливая на клитор, но всего на несколько секунд. И так продолжалось раз за разом, его пальцы дразнили, лаская то грудь, то промежность, но не позволяли достигнуть пика. Мое дыхание участилось, я, уже забыв о стыде, ерзала на месте, выгибалась навстречу его ускользающим пальцам, облизывала пересохшие губы…
        - Ну пожалуйста… - все же вырвалось тихое из меня.
        И тогда Влад рывком подтянул меня за бедра к краю стола, широко раздвинул мои ноги и сам опустился на колени. Пальцы его еще раз прошлись по чувствительным складочкам, собирая влагу, а в следующий миг их сменил язык - и я уже застонала в голос. Тело тут же скрутило в долгожданном оргазме, и я снова выгнулась, теперь только навстречу языку и губам Влада. Но он не собирался прекращать ласки, и я вновь ощутила подступающее возбуждение - и вскоре меня накрыло второй волной оргазма.
        Я все еще плавала в полубессознательной неге, когда Влад опять поднял меня на руки, уже бережно, и понес в душ, благо тот находился в двух шагах.
        - Будешь еще хулиганить? - спросил он меня, включая воду.
        Я улыбнулась и неопределенно пожала плечами. Хотелось сказать, что ради такого наказания, я готова стать отпетой хулиганкой, но вернувшееся смущение не дало мне этого сделать. Тогда я просто выразила свои чувства через объятия, тесно прижавшись к нему всем телом. Влад сам так и не снял плавательных шорт, и я скорее ощутила, чем увидела, насколько возбужден он. А ведь удовольствие получила только я, притом дважды…
        - Может, тоже разденешься? - осторожно предложила я.
        - Пожалуй, не буду, - Влад нагнулся и поцеловал меня.
        - Почему? Мы можем… - я попыталась намекнуть. - Тебе ведь…
        - Позже, - он снова поцеловал меня. - Не хочется идти наверх за… Средством предохранения, - с усмешкой добавил потом. - Я потерплю до вечера…
        - Нет, - я вдруг решилась и потянулась к резинке на его шортах.
        - Что ты собираешься делать? - Влад смотрел на меня с веселым любопытством.
        - То же, что и ты мне, - и потянула его шорты вниз.

* * *
        Влад Разумовский
        Ксеня не переставала удивлять его. Своей непосредственностью. Своей непорочной чувственностью. Тем, как она откликается на его ласки и доверяет ему. Раньше он даже не мог представить, что все это способно его так возбуждать. И этот спонтанный массаж… Да Влад, только глядя на то, как она извивалась от удовольствия под его пальцами и языком, сам едва не кончил. И только отголоски разума, что он не может повести себя беспечно и овладеть ею прямо здесь, на столе, без предохранения, остановили его. Потом, позже… В конце концов, впереди ночь… Да и день еще не закончен.
        Но Ксюша снова удивила его.
        - Что ты собираешься делать? - Влад несколько опешил от ее инициативы.
        - То же, что и ты мне, - она выглядела такой серьезной, когда решительно стягивала с него шорты.
        - Ты уверена? - Влад удержал ее руку.
        Вообще-то, он не собирался так быстро склонять ее к минету. В конце концов, еще и суток не прошло, как она перестала быть девственницей, и к этому нужно подвести аккуратно. Пусть хотя бы к нему в целом привыкнет, а потом уж…
        Но, кажется, все по-прежнему продолжает идти не по плану…
        Ксеня лишь посмотрела на него искоса, освободила свою руку и все же довершила то, что намеревалась: оставила его без шорт. И с возбужденным донельзя достоинством.
        Если Ксеню это обескуражило, то вида она не подала. Осторожно взяла его член в ладонь и провела ею от основания до головки. Влад стиснул зубы, чтобы не застонать. А Ксеня продолжала пальцами аккуратно исследовать член, и от каждого прикосновения у Влада все скручивало внутри. А потом она опустилась перед ним на колени и потянулась к нему ртом. Влад закрыл глаза и приткнулся спиной к мокрой стене. Одно лишь робкое касание ее языка - и его тело пронзило острое наслаждение, предвосхищающее скорый оргазм. Терпеть становилось все тяжелее, но Влад не торопил Ксеню, не пытался учить: ее неуверенные, но такое искренние ласки языком срывали башню похлеще того, когда их делали выверено и умело. Только когда стало совсем невыносимо сдерживаться, и он был уже на грани, запустил пальцы в ее волосы, удерживая, и толкнулся вперед чуть быстрее, но осторожно, чтобы не напугать и не сделать неприятно. Но Ксеня сразу подхватила его темп, ускорилась…
        Влад все же застонал, хрипло и протяжно, изливаясь ей в рот. Потом открыл глаза и встретился со взволнованным и одновременно счастливым взглядом Ксени. Он взял ее за плечи, поднимая с колен, затем обхватили лицо ладонями и впился ей в губы благодарным поцелуем.
        Потом еще какое-то время стояли под душем, просто целуясь и наслаждаясь близостью друг друга.
        - Мы сегодня весь день в воде, - заметила Ксеня, прижимаясь к нему теснее. - Еще чуть-чуть и обзаведемся жабрами.
        - Я так понимаю, это предложение закончить с душем и перейти в более сухое место? - усмехнулся Влад. - Кстати, я сильно проголодался, а ты?
        - Честно? Очень, - ответила Ксеня.
        - Тогда выходим - и на кухню. Есть то, что нам оставил Лева, - Влад выключил душ. И внезапно его взгляд зацепился за одну из плиток на стене,вокруг которой был зазор, похожий на тот, что он видел в ванной у Инги, когда нашел тайник.
        Неужели и здесь может быть такой же?
        - Ты идешь? - Ксеня, замотанная в полотенце, уже стояла в дверях.
        - Да, иду, - Влад с трудом оторвал взгляд от стены. Жгучее желание открыть его немедленно он подавил усилием воли. Позже. Он вернется сюда позже и непременно узнает, что находится внутри этого тайника.
        - Как думаешь, если бы Инга увидела меня на ногах, что бы сделала? - спросила Ксеня, медленно поднимаясь по лестнице. Влад только придерживал ее под локоть.
        - Ей бы это точно не понравилось, - отвечал он, мысленно все еще пребывая в душевой первого этажа.
        - Но ведь все равно придется когда-нибудь это открыть, - вздохнула Ксеня. - Сколько еще будем скрывать?
        - Недолго, осталось недолго, - пообещал Влад.
        Если в том тайнике ничего не окажется, значит, пора сворачиваться. И Ксеню в таком случае он заберет с собой. Не оставит ее здесь на растерзание Инги, а дальше только суд… Даже в случае, если он не найдет той проклятой расписки, хотя бы Ксене поможет отделаться от стервы-мачехи.
        Глава 20
        Влад Разумовский
        - Привет!
        Влад с Ксеней прогуливались по саду, когда их внезапно окликнул Гоша. Ксеня, спохватившись, плюхнулась на скамейку, но было поздно: ее друг уже заметил, что она неплохо справляется без коляски.
        - О, вижу, у тебя дела идут хорошо! - радостно воскликнул он, приближаясь.
        - С переменным успехом, - ответила Ксеня, натянуто улыбаясь. - День на день не приходится. Бывает лучше, бывает хуже. По-разному.
        - Главное, прогресс есть, - одобрительно кивнул Гоша.
        - Ну да… А ты как здесь оказался? - Ксеня оглянулась на дом. - Кто тебя впустил?
        Владу тоже хотелось бы знать, как этот пацан сюда попал.
        - Так я с вашим поваром зашел, - просто ответил Гоша. - Мы встретились у ворот, и он меня впустил. Он же знает меня.
        - Ясно, - Ксеня снова слабо улыбнулась. - А чего хотел?
        - Тебя увидеть, - парень пожал плечами. - Узнать, как дела.
        - Вчера же виделись, - Ксюша усмехнулась. - Думаешь, что-то изменилось за день?
        - По-моему, многое, - Гоша показал на ее ноги. - Вчера ты даже встать боялась…
        - Ну, я же сказала, что раз на раз не приходится… Вчера было хуже, сегодня лучше…
        - Да понятно… Ладно, пойду тогда. Я, так-то, на минутку забегал. Рад, что у тебя все в порядке! - Гоша махнул рукой. - Пока! - и уже Владу более сухо: - До свидания.
        - До свидания, - ответил Влад сдержанно и проводил его взглядом. - Странный он какой-то… Вы давно дружите?
        - Со школы, в старших классах вместе учились. Еще и соседи. Гоша, конечно, бывает навязчивым, особенно когда ему делать нечего. Вот как сегодня. А так, он хороший парень, - отозвалась Ксеня.
        - Про навязчивость, это ты верно подметила…
        - Только не говори, что ревнуешь, - хмыкнула Ксеня.
        - Я? - Влад встрепенулся. - Делать мне больше нечего.
        - Ну кто тебя знает, - она продолжала улыбаться.
        - А что, есть повод, чтобы я ревновал?
        - Нет, - ответила Ксеня весело.
        Влад наклонился, чтобы поцеловать ее, но потом вспомнил, что в доме они уже не одни, и только украдкой коснулся ее губ.
        Время до прихода Алевтины они провели в комнате Ксени: смотрели очередной фильм, потом болтали о всякой ерунде и, конечно же, обнимались. При домработнице уже приходилось держать дистанцию, ровно до того момента, как она не пошла спать.
        - Наконец-то, - тихо засмеялась Ксеня, когда в комнатах Алевтины и Левы погас свет.
        За этим проследил Влад, нарочно прогулявшись к бассейну, якобы за забытой футболкой. Заодно на секунду завернул в тренажерный зал, чтобы вновь глянуть на предполагаемый тайник. Этой ночью у него все же было в планах вернуться сюда и осмотреть все тщательней.
        - Алевтина хуже тюремной надсмотрщицы, - Влад закрыл дверь на замок и нырнул к Ксене под одеяло.
        - Она хорошая, но я все равно иногда ее побаиваюсь, - призналась Ксеня, подвигаясь к нему ближе.
        - Это она заставила тебя влезть в эту пижаму? - усмехнулся Влад, запуская руку под ее хлопковую кофточку.
        - Могу переодеться, - Ксеня тоже пробежала пальчиками по его обнаженной груди. - Что тебе больше нравится: кружево или шелк?
        - Мне нравится ничего, - Влад нашел ее грудь и начал гладить сосок. - А ты что-то слишком подкованная для неопытной девушки. Если бы я лично не убедился в этом прошлой ночью, то даже бы засомневался… - он, конечно же, шутил, но ему нравилось немного смущать Ксеню. Она так мило розовела и становилась еще притягательней.
        - Как будто я жила отшельницей, - Ксеня фыркнула, но щеки ее все же немного покраснели. - В век интернета… Когда вся информация в доступе…
        - То есть ты тщательно готовилась к этому дню?
        - А почему бы и нет? Все девушки к этому готовятся, - Ксеня хитро улыбнулась, - в той или иной степени… Теорию никто не отменял.
        - Теорию, говоришь? - Влад легонько сжал сосок, заставляя Ксеню судорожно вздохнуть. Его губы оказались в миллиметре от ее, щекоча своим дыханием, - Сейчас проверим на практике, как ты усвоила теорию…
        Ученицей Ксеня оказалась прилежной, и следующие несколько часов практики их постель раскалялась от их жарких и бесстыдных ласк, а тишину комнату нарушали сдавленные стоны.
        …Ксеня, утомленная, заснула на груди Влада, и ему пришлось быть крайне осторожным и не разбудить ее, когда он вставал, чтобы оставить ее на некоторое время.
        Дом тоже спал, и Влад старался спускаться на первый этаж как можно тише. Для этого он даже не надел обувь, а пошел босиком. В кармане джинсов уже ждали приготовленные заранее ножик и отвертка. Влад зажег свет и плотно прикрыл за собой дверь душевой. Плитка поддалась сразу, и не прошло и пяти минут, как тайник был вскрыт. Внутри лежал лишь один клочок бумаги, на котором были написаны четыре цифры: «1795».
        - Что они значат? - вырвалось тихое у Влада.
        - А что это ты здесь делаешь? - раздался внезапно голос Алевтины, и он мысленно чертыхнулся. Принесла нелегкая!
        Прятать находку, как и закрывать тайник, было бесполезно. Алевтина стояла в распахнутых дверях и переводила взгляд с него на полость в стене.
        - Ничего предосудительного, - Влад пытался говорить ровным голосом. - Принимал здесь как-то душ, заметил что-то странное между плиток, вот и любопытно стало, что это может быть, решил проверить…
        - И решил проверять это именно ночью, когда все спят, да? - Алевтина смотрела на него в упор, прожигая насквозь. - Ты мне в уши-то не заливай…Не глухая я, и точно не слепая. В комнате Инги тоже ты шастал недавно, скажешь нет? Я каждый предмет, каждая мелочь, знаю, где стоит. И убираю каждый день. Думаю, в кабинете покойного хозяина ты тоже шарился… Так кто ты такой? И зачем рыщешь по всему дому? Кто тебя послал? Мне пора уже полицию вызывать, наверное…
        - Не надо полиции, - Влад вздохнул. - Да и толку с ее приезда не будет… Но могу вас заверить, что делаю я все это без злого умысла.
        - Ну, конечно, - хмыкнула Алевтина. - Прямо божий одуванчик… Так будешь признаваться, что тут делаешь?
        Нет, Влад не мог этого сделать. Даже если и полагал, что узнай Алевтина причину, она изменит свое мнение. Не те обстоятельства и не та тайна. Да и кто ее до конца знает, эту домработницу… Как бы ни доверяла ей Ксеня, а сама Алевтина ни была привязана к покойному Перову, в голову заглянуть ей невозможно, как и предположить реакцию на подобное откровение.
        - Я не могу сказать вам, зачем все это делаю, извините, - все же произнес он. - Это слишком личное, и оно не принесет вреда ни здешним ценностям, ни памяти Перова, ни тем более Ксене. Клянусь. И, если вы уж такая наблюдательная, то должны были увидеть, что ничего дорогостоящего не пропало.
        - Это как раз я и заметила. И это еще более подозрительно. Если бы украл кольцо какое, было бы логично: бедный паренек соблазнился роскошью. А так, все драгоценности на месте. Кто тебя прислал?
        - Никто, я здесь по собственной инициативе. И враг у нас общий. Вам же тоже с Ингой конфликтовать не нравится, - отозвался Влад. - Видите, я даже не оказываю вам сопротивления. А ведь я мужчина, вы же женщина, притом совсем хрупкая. Я бы справился с вами в две минуты.
        - Очень интересно, - протянула Алевтина. - Думаешь, моим отношением к Инге расположить меня к себе?.. Или своим угрозами напугать? Не выйдет. А ну давай сюда, - она протянула к нему руку, взглядом показывая на бумажку с кодом. - Быстро…
        - Может, положить обратно? - предложил Влад, кивнув в сторону тайника.
        - Нет. Давай мне.
        1-7-9-5… Влад успел запомнить цифры, прежде домработница сама выхватила записку из его руки.
        1-7-9-5…
        - Теперь приводи здесь все в порядок. Чтобы все как было, - приказным тоном последовало дальше.
        Влад молча закрыл тайник, укрепил плитку, и все под неусыпным контролем Алевтины.
        - А теперь выметайся. И из дома в том числе. О Ксене я сама позабочусь.
        - Нет, - ответил Влад твердо. - Я никуда не уйду. Во-первых, не вы меня нанимали, не вам меня выгонять. Во-вторых, Ксеню я одну не оставлю, она под моей ответственностью. И в-третьих, мне надо всего несколько дней, - продолжил он уже более миролюбиво. - Всего несколько дней, и я уйду сам. Обещаю. Вас только прошу не мешать. И повторю: для меня это очень важно, вопрос почти жизни и смерти. Возможно, позже я расскажу вам все обстоятельно, но не сейчас. Не сейчас.
        И Алевтина вдруг отступила, пропуская его. А когда он уже направлялся к выходу из тренажерного зала, произнесла:
        - У тебя два дня. Если через два дня еще будешь здесь, вызову полицию. И мне все равно, на чьей ты стороне.
        - Спасибо, - тихо сказал Влад и вышел.
        Он поднялся на второй этаж, но вместо того, чтобы вернуться к Ксене, направился к себе. Какое-то время раздумывал, прежде чем позвонить Андрею. Час, конечно, поздний, но помощник всегда был на связи. Влад все же отправил первым делом сообщение, чтобы понять, спит Андрей или нет. Тот перезвонил сразу.
        - Слушаю вас, Владислав Алексеевич, - бодрым голосом произнес он.
        - Ты хоть спишь когда-нибудь? - не удержался Влад от вопроса.
        - Конечно, сплю, - усмехнулся помощник. - Просто, чтобы восстановиться, мне достаточно поспать четыре часа. Так в чем дело? Вы почему не спите?
        - Я нашел еще один тайник, а в нем записку с четырьмя цифрами, - сказал Влад. О том, что его засекла домработница, он пока решил не говорить. Разберется сам. - 1-7-9-5… Что это может быть? На дату не похоже… Пароль от сейфа? Слишком короткий, как на мой взгляд…
        - Банковская ячейка, - отозвался Андрей. - Очень похоже на код от ячейки.
        - Расписка может быть там? - оживился Влад.
        - Вполне возможно.
        - Но зачем Перов хранил код в таком месте? - задумался Влад.
        - Насколько я знаю, Перов из тех людей, которые плохо помнят цифры, - ответил Андрей. - Номера телефонов, адреса, любые другие комбинации им приходится записывать и где-то хранить… Возможно, он посчитал, что именно там будет надежней всего спрятать код. Перов следил за своим здоровьем и фигурой, поэтому и устроил у себя тренажерный зал, где занимался ежедневно.
        - А Инга там бывает редко, - подхватил Влад, вспоминая. И действительно, как он успел заметить и понять из разговоров, вдова Перова не жаловала спорт, предпочитая ему всякие салонные процедуры, типа биомеханической стимуляции, обертываний и прочего. При нем она и была там всего раз, когда он делал ей массаж. - Но что нам дает этот код? Даже если и узнаем, в депозитарии какого банка находится ячейка, мы все равно туда не попадем.
        Андрей некоторое время молчал, видимо, раздумывая, наконец в динамике вновь послышался его голос:
        - Перов должен был оставить кому-то доверенность. Возможно, кто-то из близких… Тот, кому он доверяет. И это вполне может быть дочь.
        - Ксеня? Не помню, чтобы она о чем-то подобном говорила… Впрочем, она могла и не знать, что в этой ячейке…
        - Вы уже так хорошо ее знаете, Владислав Алексеевич, что можете утверждать подобное?
        - Хорошо… Я попробую узнать об этом… - Влад несколько замялся.
        - Только будьте осторожны.
        - Конечно. Ладно, не буду тебя больше отвлекать. Спокойной ночи…
        - Спокойной, Владислав Алексеевич…
        Влад только успел отключиться, как дверь комнаты приоткрылась, и к ней показалась Ксеня.
        - Ты чего не спишь? - Влад растерялся.
        - А ты почему здесь? Я проснулась, а тебя нет, - отозвалась она хриплым со сна голосом. - Решила поискать. Потом услышал, как ты с кем-то разговариваешь… Ты звонил кому-то?
        - Отцу нездоровится, давление поднялось, он и позвонил, - ответил Влад. - А я вышел, чтобы тебя не беспокоить…
        - Как он сейчас?
        - Уже лучше. Идем спать, - Влад приобнял ее за плечи и повел прочь.
        Глава 21
        Я проснулась посреди ночи и обнаружила, что Влада рядом нет. Свет в ванной выключен, значит, он куда-то вышел. Я подождала немного, томясь необъяснимой тревогой, и все же решила его поискать. Понимаю, это походило на паранойю, но я не могла с собой ничего поделать.
        Я услышала приглушенный голос Влада, как только вышла в коридор. Он доносился из его комнаты, но к тому моменту, как я дошла до нее, стих. Я застала Влада с телефоном в руке. Кому он звонил в такое время?
        - Отец, у него давление поднялось, - пояснил тут же Влад. И сразу увел меня спать.
        Я сделала вид, что поверила, но в глубине души все же остались сомнения. Меня мучила мысль, что Влад разговаривал с женщиной. Ведь не исключено, что у него могла быть другая. Возможно, бывшая, но та, кто не дает ему покоя и по сей день. Взрослая, уверенная в себе. Опытная. И как бы я ни старалась быть для него привлекательной, желанной, все равно могла потерять очки перед кем-то из его прошлого. И даже лежа в его объятиях, не переставала думать об этом.
        А утром все же опустилась до того, чтобы проверить его телефон. Влад как раз отлучился на пять минут, забыв его в моей комнате, и я не могла упустить такой возможности. Мне было очень стыдно это делать, руки тряслись, но я все равно открыла список его звонков. С сердца словно камень упал, когда увидела, что все последние входящие-исходящие определялись как «Отец». От облегчения на глазах выступили слезы, и стало стыдно еще сильнее, теперь уже за свои сомнения. Дура, какая же дура… Надо доверять тому, кого любишь.
        Любишь? Я поняла, что впервые осмелилась дать определение своим чувствам. Впрочем, если это не любовь, то что же? Когда тебе все равно на предрассудки и на общественное мнение… Когда ты тянешься к нему словно росток к солнцу… Когда от каждого прикосновения бросает в дрожь… Когда достаточно лишь находиться рядом… Когда все равно: просто разговаривать или заниматься сексом - только бы с ним… Когда не представляешь будущего без него… Это и есть любовь?
        Открылась дверь, и я спешно отбросила телефон. Но это оказалась Алевтина.
        - Чего в комнате сидишь? Пошли погуляем, - сказала она, подходя к коляске.
        - С тобой? - наверное, мне показалось.
        - Со мной, - подтвердила Алевтина.
        И в эту минуту вернулся Влад. Она и раньше его недолюбливала, а тут и вовсе напряглась при его появлении, даже губы сжались в нитку.
        - Мы, вообще-то, с Владом собирались погулять, - произнесла я растерянно и посмотрела на него: - Правда ведь?
        Влад кивнул и глянул на домработницу вопросительно.
        - Это входит в мои обязанности, Алевтина, - подтвердил он.
        А та сделала вдох, собираясь что-то сказать, но, кажется, передумала. Зыркнула на Влада недобро и вышла.
        - Вы что, опять поссорились? - спросила я, понизив голос.
        - Нет, - Влад покачал головой. - Не знаю, что за вожжа попала ей под хвост сегодня. Можно, чувствует себя плохо?
        - Слишком она энергичная для той, кто чувствует себя плохо, - заметила я. - Кстати, как твой папа?
        - Еще не звонил ему, - Влад поднял телефон с кровати и положил его в карман. - Ну что насчет прогулки? Прогуляемся до или после массажа?
        От упоминания массажа по коже сразу побежали мурашки. Кажется, теперь я буду ассоциировать это слово только с тем, что делал вчера со мной Влад. И по смешинкам в его глазах я поняла, что он подумал сейчас о том же.
        - Я имел в виду лечебный массаж, - уточнил он, похоже, специально. - А тот, о котором подумала ты, могу сделать позже. Например, перед сном.
        - Как долго мы еще будем прятаться? - я поднялась с кровати и прошла к окну. - Я понимаю все, но… Иногда устаю от этого…
        - Потерпи еще немного, - Влад привлек меня к себе. - Я тоже устал… Но… Я что-нибудь придумаю… Скоро. Скажи, а ты бы могла со мной сбежать отсюда?
        - В твой поселок? - я обняла его за шею. - Конечно. А что мне здесь делать? Без тебя. Или ты думаешь, я не смогу жить в других условиях? Смогу…
        - Я не имел в виду свой поселок, но ход твоих мыслей мне нравится, - он поцеловал меня в нос. - Значит, в богатстве и бедности?
        - В здоровье и болезни? - подхватила я, усмехаясь.
        - До конца моих дней, - произнесли мы уже одновременно и засмеялись.
        Потом Влад нашел мои губы, и я с радостью ответила на этот поцелуй.
        Увлекшись, мы все же ненадолго потеряли бдительность и пропустили момент, когда дверь в комнату открылась. Только и услышали изумленное:
        - А-хри-неть…
        На пороге моей спальни стояла Марина.
        Я инстинктивно отпрянула от Влада, растерялась, а Маринка повторила с той же интонацией:
        - А-хри-неть… Мало того, что она стоит на своих двоих, так еще и сосется со своими массажистом, который, вроде как, гей.
        - Ты уже вернулась? - начала было я, но Влад взял меня за руку, останавливая.
        А глаза Марины округлились еще больше:
        - То есть, ты еще и заговорила? Сколько же я пропустила…
        - Реабилитация наконец дала свои положительные результаты, - спокойно произнес Влад. - И сразу по всем направлениям.
        - Вижу, ты тоже хорошо реабилитировался, - отозвалась Марина. - Прямо в натурала. Все с вами ясно… - она окинула нас многозначительным взглядом и вышла.
        - Вот и попали, - вздохнула я, приваливаясь к стене. - Доигрались… Что терпеть будет?
        - Все будет идти своим чередом, - Влад ободряюще улыбнулся. - Ты просто не бери это до головы…
        - Как тут не брать, если она сейчас все Инге доложит, - я невесело усмехнулась. - И какого черта ее принесло сегодня? Я думала, она только к концу недели вернется.
        - Я с ней поговорю, - Влад решительно направился к дверям.
        - А, может, не надо? - я отчего-то заволновался сильнее.
        - Надо, - Влад кивнул и вышел.
        Я же обессиленно опустилась на кровать. Внутреннее чутье подсказывало, что ничем хорошим это не закончится.
        - Устала все скрывать? - с горечью спросила себя. - Вот и получай…

* * *
        Влад Разумовский
        Возвращение дочки Инги, конечно, никак не вписывалось в его планы. Точнее, спутывало все карты. Но делать нечего, приходилось варьировать и менять стратегию.
        Марину Влад догнал у ее комнаты.
        - Постой, надо поговорить.
        - О чем? - передернула та плечами. - Я все уже увидела. Вместо тысячи слов, как говорится… Что, рассчитывал охомутать Ксюху и решить тем самым свои финансовые проблемы? Думал, она богатая наследница? Ошибаешься. Не на ту лошадку поставил. И педиком зря прикидывался. Или ты все же «би»? - она прищурилась. - И нашим, и вашим? Всем даешь? За деньги…
        - Не переходи на личности, - Влад сохранял выдержку. - Это тебя не красит как девушку. Моя ориентация вообще никого не касается, как и наши отношения с Ксеней. И не приписывай мне того, чего нет.
        - Ой, ну конечно, - хохотнула Марина. - Еще скажи, что у вас любовь-морковь… Уже оприходовал ее, признайся? Расчехлил сестричку? В принципе, я даже рада за нее. Хоть старой девой не помрет… Но тебе все равно ничего не светит из ее состояния, парень. Все принадлежит моей маме, а не этой овце, ясно? Ей интернат грозит, а, может, и психушка… Мы еще не решили.
        Владу было противно это слушать. Противно и смешно. И вроде бы все ожидаемо, но до чего же тошнотворно.
        - Я сейчас позвоню маме, - продолжала между тем Марина, - и все ей расскажу. Так что можешь собирать манатки. Как только она вернется, сразу тебя уволит. И повалишь обратно в свой колхоз, ясно? Там будешь своих немытых девок чпокать…
        Влад в жизни и пальцем не тронул ни одну женщину, а тут прямо руки зачесали вмазать этой девице.
        - Ты лучше свой грязный рот вначале отмой, а потом будешь указывать мне, что делать, - произнес он. - И рано отправляешь Ксеню в психушку. Смотри, сама там не окажись. И на таких, как вы с матерью, найдется управа… Уверяю.
        Марина сразу дернулась, будто испугалась, но потом на ее лицо вернулась наглая ухмылка. Она демонстративно закатила глаза и исчезла в своей комнате, громко хлопнув дверью.
        И Влад был уверен, что и именно сейчас она набирает номер Инги.
        Итак, карты начали вскрываться. Марина, пусть и по глупости, все же признала, какую участь для своей падчерицы готовит Инга. И это ее первая ошибка. Влад достал из кармана телефон и выключил диктофон, после чего переслал запись помощнику. Для надежности. Теперь он был благодарен Андрею, который советовал включать диктофон каждый раз, когда намечалось общение с Ингой. Затем Влад осторожно приблизился к двери, надеясь услышать хоть что-то из разговора Марины и ее матери. Однако голос доносился издалека, и слов было не разобрать. Похоже, Марина зашла в ванную.
        В коридоре внезапно появилась Алевтина, но Влад успел отойти от комнаты Марины прежде, чем это заметила домработница. Они с Алевтиной обменялись испытующими взглядами, и разошлись: она направилась к Марине, а Влад к Ксене.
        - Ну что? - подхватилась Ксюша, как только он переступил порог ее комнаты.
        - Все в порядке, - Влад должен был ее успокоить, чтобы она в порыве не наломала дров.
        А ситуацию сейчас нужно держать под контролем. Похоже, их противостояние с Ингой перешло в новую фазу, возможно, финальную. А в том, что Инга, узнав все о Ксене, что-то предпримет, он не сомневался.
        - Можно я воспользуюсь твоим ноутом? - попросил Влад у Ксени. - Мне нужно кое-что проверить…
        Глава 22
        - Что ты там делаешь? - спросила я, подходя к Владу, что-то ищущем в моем ноуте. Вкладки открывались одна за другой, и я не могла понять, что к чему.
        - Позже объясню, - ответил он, нажимая на кнопку «скачивание» у какой-то программы. - Ты только теперь не выключай компьютер… Пусть работает…
        - О чем вы говорили с Мариной? - снова поинтересовалась я с тревогой. - Она что-то сказала тебе? Ты из-за нее сейчас вот это все делаешь?..
        - Есть такое… - отозвался Влад, не отрываясь от экрана. - Но это просто перестраховка… На всякий случай… Дай мне еще свой телефон, пожалуйста…
        Я подала, а он без слов принялся нажимать что-то еще параллельно и в нем.
        - Тоже держи при себе, - с этими словами отдал его уже мне.
        - Я скоро приду, - сказал он позже и вышел.
        Не нравилось мне все происходящее. И поведение Влада не нравилось. Я еще никогда его таким не видела. Он даже про массаж забыл! А это на него совсем непохоже, совсем… И куда убежал, интересно?
        Я посмотрела на экран ноута, на котором, вроде, ничего и не изменилось. Что Влад в нем делал? Зачем?
        Я прошлась по комнате. На сердце было неспокойно. Я снова и снова прокручивала в памяти момент, когда нас застала Марина. Даже не представляю, какие у нее сейчас мысли и как она преподнесет все своей матери…
        Взгляд случайно упал на заколку, подаренную Владом. Я взяла ее со стола и принялась вертеть в руках, отрешенно рассматривая. Три ромашки… «Своей назовет», - я улыбнулась, вспоминая наше дурачество. А заколка, кстати, качественно сделана, тянет на добротную подделку брендовой вещи, и стразы почти как от «Сваровски»… Я перевернула заколку задней частью - и замерла в недоумении. «Линссон»? А логотип-то на металле выгравирован вроде как фирменный и ровно в том месте, где его ставят. Да и этот швейцарский бренд бижутерии не так уж широко известен, хотя и выпускает люксовую продукцию. И со «Сваровски» они сотрудничают… Китайцы же, как правило, подделывают более популярные в массах бренды.
        Я все же не удержалась и села за ноутбук. Нашла онлайн-магазин российского представительства «Линссон». Фото моей заколки в разных ракурсах отыскалось на второй странице каталога. Точь-в-точь. Даже сзади виднелась такая же гравировка логотипа. А цена… Я даже прикрыла рот в изумлении. Да Влад в своем поселке за эти деньги сможет месяц, а то и два безбедно жить… Откуда у него столько? Инга, как я понимаю, ему еще ничего не выплачивала. Неужели сбережения? Он сумасшедший или…
        Постойте, а откуда он вообще знает про этот бренд? Сомнительно, что заказал в первом попавшемся магазине… Да и не будет «Линссон» на первых страницах поисковика, если не задать прямо название.
        Получается, Влад снова что-то недоговаривает? Или вовсе обманывает… Нужно очередной раз признать, что в нем много странного, точнее, того, что расходится с его образом парня из глубинки. Конечно, если он долго жил в Москве, то вполне мог измениться… Вот только он никогда не упоминал, что знаком с жизнью в столице… Даже когда мы ездили в Москву к адвокату. Да, он без проблем там ориентировался, но ведь в машине был навигатор…
        И, не стоит забывать, что он знал о моей болезни, знал, что я встану на ноги… И это его бесконечное «позже» и «потерпи немного»… Что за ними скрывается? Только ли забота и чувства?
        А ведь было еще кое-что, скорее, неосознанное, что я гнала от себя, поскольку считала игрой воображения. Просто иногда, всего на мгновение, мне казалось, что я уже где-то видела Влада… Давно… И теперь вот снова вспомнила об этом. Почему?..
        - Влад, нам надо поговорить, - мне удалось найти минутку, когда он впервые был спокоен, а не бегал туда-сюда с озабоченным видом. Я даже обедала без него, а теперь близился вечер, и вот наконец мы снова рядом друг с другом.
        - О чем? - Влад улыбнулся, присаживаясь на подоконник.
        - Где ты взял эту заколку? - я собиралась начать не с этого, совсем не с этого, но вопрос вырвался сам, опережая мысли.
        - В интернете заказал, а что? - он поманил меня к себе и обнял за талию.
        - На каком сайте?
        - Не помню, - он пожал плечами. И дальше завалил вопросами сам: - А в чем дело? С ней что-то не так? Сломалась? Разонравилась?
        - Нет, не в этом дело… - я вздохнула. - Сколько она стоила?
        - Какая разница? - Влад посмотрел на меня с подозрением. - О подарках такое не спрашивают… Ты ставишь меня в неловкое положение. Вдруг она дешевле, чем ты думаешь?
        - А если дороже? Сильно дороже…
        - На что ты намекаешь? - он усмехнулся, но потом случайно глянул в окно, и улыбка сразу сползла с его лица.
        Я тоже перевела взгляд во двор. Пересекая его, к воротам направлялась Марина. А вот за самими воротами стоял автомобиль, к нему-то она и шла. Марина проскользнула в калитку и подошла к водителю.
        - Ее очередной приятель? - предположила я, поглядывая на вновь напрягшегося Влада. - Может, уедет с ним сейчас?
        Впрочем, на это мало что указывало: Марина была в своем домашнем костюме и даже в тапках, а не разодетая для ночной тусовки. Да и общалась она с незнакомцем в машине едва ли минуту, после чего тот сразу стал отъезжать, а Марина вернулась во двор и уже торопливее пошла к дому. И выглядела она не веселой, а даже будто немного напуганной. И к груди, кажется, что-то прижимала.
        Может, на даче что забыла?
        - Сегодня ляжешь спать одна, - произнес внезапно Влад.
        - А ты? - я понимала, что при Марине не стоит демонстрировать подобное, но все равно стало чуточку обидно.
        - Я буду охранять твой сон, - Влад уже снова улыбался мне. - А ты, главное, не выключай ноутбук.
        - Я знаю, что ты пытаешься успокоить меня, но не проще ли рассказать мне все как есть? - сказала я на это. - Почему ноутбук должен быть включен? Что ты скачал в него?
        - Программу для записи видео с камеры в режиме онлайн, - ответил Влад, чуть помедлив.
        - Видеослежение?
        - Да, что-то вроде этого. А в телефоне поставил запись аудио в режиме нон-стоп.
        - То есть, он и на сейчас записывает? - я посмотрела на свой смартфон.
        Влад кивнул.
        - Потом все удалим. А пока на аудио может попасть что-то важное, которое потом пригодится в качестве доказательства.
        - Откуда ты все это знаешь? - не выдержала я. - Все эти программы, слежение… Ты точно обычный массажист?
        - Нет, - Влад сделал серьезное лицо. - Я агент федеральной службы безопасности, - он притворно вздохнул.
        - Да ну тебя, - я обиженно отвернулась и попыталась отойти, но Влад не дал мне этого сделать, удержав.
        - Разве я недостаточно хорошо делаю массаж? - он оставил на моих губах легкий поцелуй. - Ты не убедилась в этом на собственном опыте?
        - Где ты нашел деньги мне на подарок? Я знаю, что это не подделка. Заколка дорогая, очень.
        - Пусть это останется секретом, - Влад усмехнулся. - Могу только сказать, что купил ее на честно заработанные деньги.
        - Ты не живешь в поселке Солнечном, - я не собиралась униматься. - Ты хорошо знаешь Москву.
        - Я не живу в Москве, - Влад покачал головой. - И это чистая правда.
        - Ты слишком много знаешь и во многом разбираешься для парня из поселка…
        - А вот сейчас ты обидела всех жителей поселков, - он в шутку нахмурился. - Почему ты их так недооцениваешь? А говорила, что не снобка.
        - Я не снобка, - я убрала его руки со своей талии. - А ты меня продолжаешь обманывать. Уходить от ответа. И мне это уже надоело…
        Я вернулась на кровать, а Влад, удрученно вздохнув, проводил меня взглядом.
        - Все, иди, - бросила ему довольно резко. - Я буду ложиться спать. Не волнуйся, ноут не выключу…
        Влад продолжал смотреть на меня исподлобья.
        - Ну чего ты ждешь? - я тоже быстро глянула на него. - Я хочу остаться одна. Пожалуйста…
        - Ладно, - он наконец поднялся. - Уйду… Но буду поблизости, всю ночь. А если к тебе вдруг зайдет Марина, сделай вид, что спишь. Хотя бы вначале…
        - Ты думаешь… - мне было страшно даже озвучить это предположение.
        - Нужно предусмотреть все варианты, - Влад прошел к комоду, уверенно открыл один из ящиков и достал оттуда пачку колготок. - Они прочные?
        - Достаточно, - отозвалась я. - Пятьдесят ден.
        - Я одолжу их у тебя… - и он двинулся уже к двери.
        Но потом изменил направление и подошел ко мне, собираясь поцеловать. А я отстранилась: обида на его недомолвки и тайны камнем лежала на сердце. Даже несмотря на его заботу.
        - Отдыхай, - сказал Влад тогда и вышел.
        Отдыхай… Отдохнешь тут, когда тебя разрывает от противоречивые эмоций. Я действительно устала от всего, что происходит вокруг. Смерть отца, Инга с ее кознями, болезнь, еще и Влад, скрывающий многое от меня… Он не отрицал того, что я говорила, просто уходил от ответа, и это было даже хуже откровенной лжи.
        Я выключила свет, залезла под одеяло, но сон, конечно же, не шел ко мне, голова просто раскалывалась от мыслей и переживаний. Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я впала в легкую дрему. Однако даже сквозь нее услышала, как приоткрылась дверь.
        - Ксюша, спишь? - раздался тихий голос Марины.
        Я чуть не отозвалась, но вдруг вспомнила о предостережении Влада, и даже не шевельнулась и только крепче сомкнула веки. А Марина тогда крадучись направилась ко мне: я скорее интуитивно ощущала ее приближение. Я внутренне напряглась, сердце заколотилось от накатывающего страха. Хотелось резко подняться, показать, что я не сплю, напугать саму Марину.
        А вдруг она не задумала ничего страшного? Вдруг Влад перестраховался, преувеличил опасность? Сейчас окажется, что Марина пришла из-за какой-нибудь ерунды, сейчас разбудит меня, спросит о чем-то… Она всегда была бесцеремонной, могла заявиться посреди ночи, навеселе и начать приставать с глупыми вопросами… Господи, пусть сегодня это тоже будет так.
        Я почувствовала присутствие Марины совсем рядом с кроватью.
        - Ксеня… - едва слышно снова позвала она, но я продолжала делать вид, что сплю.
        А потом сгиба моей руки коснулось что-то острое. Иголка!
        Теперь я уже не выдержала и пронзительно вскрикнула. И в этот самый момент в комнате зажегся свет.
        - Отлично смотришься, - произнес Влад, направляя камеру телефона на Марину со шприцем в руке. - И в этом ракурсе тоже…
        Она тотчас отшвырнула шприц, метнулась взглядом к двери, где стоял Влад, затем рванула к открытому окну. Но Влад успел ее перехватить, прежде чем Марина забралась на подоконник. Силы были не равны, и вскоре она сидела на полу, растрепанная, с исказившимся от отчаяния и злости лицом и руками, крепко связанными за спиной. Моими колготками.
        Влад между тем запустил руку в карман ее халата и достал оттуда упаковку каких-то таблеток и фотографию.
        - Фотошопер уровня бог, - хмыкнул он, передавая мне фото.
        Взглянув на снимок, я испытала замешательство: на нем страстно обнимались Марина и Влад. Если бы я не знала Влада настолько близко, то и не поняла бы, что тело принадлежало не ему…
        - Что это? - спросила я ошеломленно.
        - Кажется, это должно было стать причиной для твоего самоубийства, - Влад уже изучал блистер. - Хорошие таблеточки… Я так понимаю, в шприце то же вещество? - он взглядом показал на откатившийся к стене шприц.
        - Я не понимаю… - прошептала я. Нет, все я понимала, только верить отказывалась. Все это было уж… Слишком.
        - Что тут происходит? - теперь в комнату ворвалась Алевтина, но увидев Марину, замерла в недоумении.
        - А мы сейчас у Марины и спросим, - Влад наклонился над моей сводной сестрой. - Что она собиралась делать и с чьей подачи, да?
        - Нет, - зло выплюнула она. - Ничего я рассказывать не буду. Вы все равно не докажете…
        - Почему же? - Влад показал на мой ноутбук. - Улыбнись, тебя снимает скрытая камера… С самой первой секунды. Ночной режим.
        - По фигу, - Марина хмыкнула. - Мне ничего не будет… И если только попробуешь показать это полиции, за решетку сядешь ты, а не я…
        - Ну это мы еще посмотрим, - Влад рывком поднял ее и посадил на стул, переместив связанные руки за спинку. Теперь она находилась прямо перед камерой ноутбука. - Думаешь, любовник твоей мамаши и тут отмажет? Зря, очень зря… Не только у вас друзья в органах есть. А подполковник - не самое высокое звание. И над ним еще есть кому стоять. И сядет ваш Корсаков вместе с вами, гарантирую. А чистосердечное признание облегчает наказание, слышала про такое? Но если ты не хочешь по-хорошему… - Влад достал из кармана джинсов платок и с помощью него поднял шприц. - Испробуем это чудо-раствор на тебе. Хочешь?
        Марина изменилась в лице, побледнела.
        - Ты этого не сделаешь, нет, - хрипло пробормотала она.
        - Почему же? Легко… - Влад обошел ее со спины и, удерживая ее за локоть, направил иглу к вене.
        - Нет! - вскрикнула Марина. - Я скажу! Чтоб вы все… Скажу! Это не я, я не хотела! Это мама меня заставила! Моими руками захотела убить Ксюху!
        О боже… Я закрыла лицо ладонью, а рядом тихо охнула Алевтина, схватилась за сердце и привалилась к стене.
        - А с этого момента подробнее, пожалуйста, - Влад по-прежнему держал иглу около руки Марины. - Почему она тебя об этом попросила? Потому что узнала, что Ксеня встала на ноги?
        - Да! Ксеня должна была остаться калекой, немощной, а лучше овощем… Иначе все деньги, все наследство отойдет к ней. А зачем ей столько? - взгляд Марины стал обиженным, а тон капризным. - Вот скажите, зачем все это синему чулку как она?
        - А ничего, что это деньги моего отца? - спросила я, дрожа от негодования. - И я его прямая наследница по закону?
        - Лучше бы ты сдохла в больнице, - процедила Марина, за что ее хорошенько тряхнул Влад.
        - Попридержи свой грязный язык, - угрожающе произнес он ей на ухо. - И продолжай по делу… Значит, ты рассказала матери, что Ксене стало лучше…
        - И что она связалась с тобой. А мама… Она сказала, что пора с этим кончать и быстро…
        - Она испугалась?
        - Не знаю, - огрызнулась Марина. - Может, просто разозлилась. Ей надоело нянчиться с этой, - она кивнула в мою сторону. - Как и мне. Вечно крутится под ногами, мешает жить…
        - И вы решили, что пора Ксеню этой жизни лишить? - подсказал Влад, у меня все в груди сдавило так, что трудно стало дышать. - Чтобы больше не путалась под ногами на пути к наследству.
        - Это мама придумала. Я не хотела прямо-таки убивать… Не хотела это делать своими руками. Но мама сказала, что времени мало, и надо все решить до ее приезда. Она нашла человека, который привез мне это лекарство. В жидком виде и… И таблетках.
        - Зачем? - спросила уже я.
        - Кажется, я знаю, - ответил за нее Влад. - Она бы вколола тебе смертельную дозу, а после оставила бы где-нибудь на тумбочке пустую пачку от таблеток и фотографию. Якобы ты выпила их, узнав, что я изменяю тебе с ней. И фотографию с прифотошопленной головой. Расклад понятен. Молодая девочка, тонкая душевная организация, расшатанная и ослабленная, болезнью нервная система… Кстати, психические отклонения тоже можно было приписать. Увидела фотографию, не выдержала психика и покончила с собой. А меня тоже под суд, за то, что не усмотрел. Так, Марина?
        Она лишь усмехнулась, но по глазам было видно, Влад попал в точку.
        - Но откуда бы я взяла такое лекарство? - снова заговорила я.
        - Ну на это бы никто не обратил внимания, особенно если подполковник Корсаков очень попросил бы, - отозвался Влад. - А мне интересно, где ты раздобыла мою фотографию? - спросил он уже Марину. - Неужели фотографировала, пока я не видел?
        - Ты очень фотогеничный, - только и ответила она.
        - И успела же… - Влад вздохнул и наконец отложил шприц. - Когда мать приезжает?
        - Завтра, - нехотя ответила Марина.
        - Замечательно, - Влад взял свой телефон и набрал чей-то номер. - Можешь присылать своих ребят, - отрывисто сказал кому-то. - И посмотри, когда завтра прибывает самолет из Испании. Все остальное можешь отсылать…
        Глава 23
        Влад Разумовский
        Подозрения, что Инга после увиденного Мариной начнет действовать и радикально, появились у Влада сразу. Она должна была испугаться такого резкого «выздоровления» падчерицы, и это должно было сделать ее дальнейший ход спонтанным и кардинальным. А самым кардинальным в этой ситуации была именно нейтрализация Ксени физически. К тому же на ее совести уже было несколько смертей, поэтому решиться на еще одну для нее ничего не стоило. Влад поделился своими мыслями с Андреем. Так был выработан план, что делать в крайней ситуации. Просто защитить Ксеню от убийства не составило большого труда. Для этого достаточно было бы не отходить от нее ни на шаг, а лучше вовсе увести ее из дома. Однако Владу представился шанс покончить со всем раз и навсегда и вывести Ингу на чистую воду. Именно это и предложил первым делом Андрей, и Влад не мог не согласиться. Андрей же стал координатором всех дальнейших действий.
        Для начала необходимо было обеспечить комнату Ксени видеонаблюдением, и лучше со съемкой в темноте. Андрей подсказал, где найти нужную программу и как установить камеру, а также наладить связь напрямую с его компьютером, чтобы он мог отслеживать происходящее в режиме онлайн. Кроме этого, все данные с камеры помощник собирался отправить своим знакомым в Следственный Комитет.
        - Если у нас появятся доказательства причастности Корсакова к покрывательству Перовой, то он автоматически тоже пойдет под суд, - объяснил Андрей. - Именно из-за нехватки доказательств раньше ему не мог ничего предъявить даже СК. Мои знакомые ребята уже в курсе и готовы тоже следить за ситуацией. Оказывается, подполковник Корсаков у них уже давно ходит под подозрением, в том числе и за взяточничество, так что они тоже будут рады, если на него найдутся прямой компромат.
        Далее оставалось только ждать, пока Инга начнет действовать. Однако Владу было удивительно, что она решила переложить устранение Ксени на свою дочь. Какая мать сознательно сделает из своего ребенка убийцу или, чего хуже, подставит его перед полицией? Но у Инги, похоже, святого ничего не осталось. Впрочем, как и у Марины, раз так легко взяла это на себя.
        Когда Влад увидел, что к Марине кто-то приехал, он сразу понял, что это связано с покушением на Ксеню, вот только способ оказался для него загадкой. Пистолет? Удушение? Это было бы самым легким способом, чтобы наверняка, но тогда появились бы вопросы к исполнителю, которого бы начали искать. Но, уже зная Ингу, это не в ее характере. Значит, вновь будет подстроен несчастный случай. Опять сбросят с лестницы? Утопят в бассейне? Инсценировка самоубийства?
        Как раз последнее и оказалось верным. Марине передали препарат сильнодействующего транквилизатора, который используют только в психиатрических больницах. Он есть в ампулах для инъекций и таблетках. Смертельная доза для здорового человека - две ампулы либо шесть-семь таблеток. (Для больных психически людей с возбужденной нервной системой могла понадобиться доза немного больше). В шприце, который принесла с собой Марина как раз и было две ампулы. Вколов препарат Ксене, она бы просто оставила рядом с ее кроватью полупустой блистер от таблеток и подделанную фотографию. При вскрытии же и анализах обнаружили бы остатки препарата в крови и просто закрыли дело, списав на самоубийство на любовной почве.
        Оставляя Ксеню одну в комнате, Влад уже был во всеоружии и на связи с Андреем, который в это же время наблюдал за спальней. Он же и подал знак Владу, как только Марина переступила порог.
        - Пистолета у нее точно нет, - добавил помощник.
        Пусть подобный способ убийства они и не рассматривали за главный, но волнение все же было. При таком раскладе можно было попросту не успеть.
        Влад даже выдохнул с облегчением, когда увидел в руке Марины шприц, еще полный, и живую Ксеню. Снять дополнительно все на камеру телефона было его спонтанным решением. На всякий случай, если в видео в ноутбуке возникнут какие-то помехи, да и другой ракурс не помешает.
        Но все прошло как по маслу. Марина быстро раскололась, и все это успешно было записано на камеру.
        - Когда приезжает мать? - спросил он у нее.
        - Завтра.
        Это могла быть правдой, а могло быть и очередной ложью, чтобы потянуть время. Поэтому Влад попросил Андрея все же уточнить, есть ли в этот день рейс из Испании и значиться ли среди пассажиров Инга.
        - Алевтина, - позвал Влад домработницу, которая волею случая тоже здесь оказалась. - Побудьте с Ксеней. Дайте ей какого успокоительного…
        - Хорошо… - та растерянно закивала.
        Ксеня же вся дрожала, как испуганный зверек, и, кажется, находилась в некой прострации. Влад подошел к ней, быстро обнял и шепнул:
        - Все закончилось. Ты в безопасности, - и, уже не стесняясь Алевтины, поцеловал ее вначале в макушку, а потом и в губы.
        - Идем, - он заставил Марину подняться.
        - Куда? - спросила та нервно.
        - Туда, где мы сможем продолжить наш разговор, - Влад легонько подтолкнул ее в спину.
        Проходя мимо Алевтины, Влад шепнул ей:
        - Позаботьтесь о Ксене. Хорошо было бы, если она поспит. И не выпускайте ее пока из комнаты. Скоро здесь будет полиция. И Инга. Дополнительные переживания ей ни к чему.
        Домработница снова кивнула и направилась к Ксюше.
        Андрей приехал вместе со своими знакомыми из СК. Тех было трое: один уже в возрасте, с сединой на висках, а двое ребят помоложе, где-то ровесники Влада, плюс-минус.
        - Игорь, - без отчества представился старший.
        - Павел, Данила, - пожали Владу руку его молодые коллеги.
        Павел и Данила сразу отправились допрашивать Марину, а Игорь переговорил с Владом, выслушав подробности всего, что происходило не только несколькими часами ранее, но и на протяжении последних недель.
        - Инга Перова прислала на телефон дочери сообщение, - отчитался Павел, когда все собрались в кабинете покойного хозяина дома. - Спрашивала, как все прошло. Отправили в ответ от имени дочки, что все сделано. Она посоветовала не трогать тело падчерицы, до того, как его найдет кто-то другой.
        - Мрази, - процедила Марина, на которую уже были одеты наручники. Сама она сидела в кресле под присмотром Данилы. - И ты, массажист, и друзья твои менты.
        Влада на это лишь усмехнулся и спросил уже у Андрея:
        - Узнали, когда Инга прилетает?
        - Да, в шесть утра по Москве, - ответил он и глянул на часы. - Так что ждать недолго осталось.
        - Простите, - в кабинет заглянула Алевтина, все еще взволнованная и растерянная. - Я просто хотела сказать, что Ксеня заснула.
        - Хорошо, - Влад улыбнулся ей с благодарностью.
        - Может, вам кому сделать чай или кофе? - спросила еще Алевтина.
        - Кофе, - почти в один голос попросили оперативники.
        - Мне тоже кофе, пожалуйста, - сказал Влад.
        - А мне чай, черный, без сахара, - вставил Андрей.
        Алевтина кивнула и исчезла. Вернулась быстро, с большим подносом, на котором уместилось не только пять чашек, но и сахарница, и даже вазочка с печеньем. Она оставила все это на столе и, с презрением глянув на Марину, удалилась.
        К моменту, когда у ворот дома остановилось такси, которое привезло ничего неподозревающую Ингу, Ксеня еще спала. Чему Влад был только рад: ей сейчас не нужны лишние потрясения. И без того впереди ее ждут долгие допросы полиции и прочие выматывающие события
        - Пошли встречать нашу дамочку, - позвал Павел своего напарника Данилу.
        - А мы подождем здесь, - сказал Игорь, задумчиво потирая подбородок.
        Марина в ожидании тоже заерзала в кресле и что-то зашипела себе под нос.
        - Кто вы такие? Что вы делаете в моем доме? - наконец раздался с лестницы возмущенный донельзя голос Инги. - Уберите от меня руки! Я сейчас вызову полицию!
        - А мы уже сами пришли, - весело отозвался Данила и распахнул дверь кабинета.
        - Что здесь происходит? - Инга обвела всех взглядом, увидела дочь и тихо вскрикнула, прикрыв рот. - Марина?..
        - Старший следователь Бирюков, следственный комитет московской области, - раскрыл перед ней сразу свое удостоверение Игорь. - Ваша дочь обвиняется в попытке убийства вашей падчерицы Перовой Ксении Валерьевны.
        - В попытке?.. - вырвалось у Инги.
        - Я не виновата, мама, не виновата, - заистерила тут же Марина. - Они следили за мной… Этот твой массажист помешал! Они обложили меня со всех сторон! Мама!
        - В попытке, - между тем спокойно подтвердил Игорь. - Ксения Валерьевна жива. Доказательства против вашей дочери имеются. Вас мы также сейчас допросим.
        - Не имеете права! Я не буду отвечать ни на один из ваших вопросов, - Инга принялась рыться в своей сумке. - Ни на один! Сейчас… Сейчас я позвоню одному человеку… Он объяснит вам, все объяснит… - ее тон стал угрожающим. - Вы еще пожалеете, что явились сюда…
        - Если вы собираетесь звонить своему любовнику подполковнику Корсакову, - следователь переплел руки на груди, - то не советую… У него в квартире в данную минуту происходит обыск, а сам он тоже арестован по пути из аэропорта домой.
        - Что? - Инга вмиг побледнела, несмотря на средиземноморский загар.
        - Давайте ваш телефончик сюда, - Данила осторожно вынул у нее из ладони айфон, а она от шока даже не сопротивлялась. - Вот так…
        - Ну так что, Инга Юрьевна? Побеседуем по душам? - поинтересовался Игорь. - У нас к вам очень много вопросов. Выбирайте: мы это будем делать здесь, по-хорошему, без сопротивления, и тогда я дам вам и вашей дочери возможность собрать с собой вещи первой необходимости. Или же сразу поедем в отделение? Но там я ни за что не ручаюсь… И да, не забываем, что чистосердечное признание облегчает… Что? Не только понимание, но и срок. Так что выбираем: отделение или дом?
        - Здесь, дома, - тихо, сквозь зубы наконец ответила Инга.
        - Разумное решение, - отозвался следователь и кивком показал на Марину. - Паша, девушку уведи пока…
        Инга проводила дочь отрешенным взглядом и перевела его на Влада:
        - Овца превратилась в волка? Это я про тебя, парень…
        - Присаживайтесь, Инга Юрьевна, - между тем попросил ее Игорь. - В ногах правды нет…
        - Это уж точно, - Перова опустилась в кресло и закинула ногу на ногу. - Правды нет… Так что, Влад? Водил меня за нос все это время?
        - О, - Влад усмехнулся, - до вас мне далеко…
        - А твое лицо мне знакомо, - Инга показала пальцем на Андрея. - Мы где-то виделись?
        - Это помощник Разумовского, друга вашего покойного мужа, - ответил за него Влад. - Поэтому не удивительно, что вы виделись. А я, кстати, сын Разумовского.
        - Что? - Инга хохотнула. - Серьезно? Ты сын Разумовского? - она уже захохотала в голос. - Ты?
        - Тебе было так же смешно, когда ты решила убить моего отца? А заодно и своего мужа, - Влад не заметил, как перешел на «ты».
        - Ложь, - с вызовом ответила Инга. - Разумовский просто не справился с управлением. Или же сам решил покончить с собой после ссоры с моим мужем.
        - Из-за чего они поссорились, вы знаете? - встрял следователь.
        - Нет, - Инга нагло улыбнулась.
        - А ваша дочь сказала, что из-за вас.
        Инга вмиг напряглась, а следователь продолжил:
        - Якобы вашему мужу стало известно о вашей связи с Разумовским.
        Влад тоже ощутил, как внутри все сдавило от напряжения. Он не мог понять, правда это или ложь.
        - Ты действительно изменяла мужу с моим отцом? - спросил он.
        - А если и так? - Инга продолжала вести себя вызывающе.
        - Врешь, - проговорил Влад сквозь зубы. И ему очень хотелось оказаться правым.
        - Инга Юрьевна, так дело не пойдет, - Игорь взял стул и сел напротив Перовой. - Мы же договорились о чистосердечном признании. А вы продолжаете вести себя так неразумно. Так и быть, объясню, чтобы вам было понятнее. Дела о смерти вашего мужа и Алексея Разумовского уже у нас, понимаете? Мы их уже изучили. И нашли мно-о-ого нестыковок в ведении следствия. И даже уже пообщались, пока приватно, со следователем, который начинал вести дела обоих, но по распоряжению сверху вынужден был их передать другому следователю, который благополучно их закрыл. Теперь-то мы знаем, по чьей просьбе это было сделано. Подполковника Корсакова, вашего любовника. Думаете, при допросе он не даст показаний против вас? Ошибаетесь. Уже дает… Ведь он тоже прекрасно знает, что чистосердечное признание… Ну вы поняли, Инга Юрьевна. Поэтому рассказывайте и про испорченные тормоза в автомобиле Разумовского, и про то, кто стрелял в вашего мужа. Ведь в первичном заключении судмедэксперта говорится, что угол вхождения пули в тело не соответствует тому, какой он бывает при самоубийстве. Значит, вашему мужу кто-то помог. Это ведь были,
вы, да, Инга Юрьевна?
        - Он был мне противен, - после долгой паузы произнесла Инга. - Своим сюсюканьем, желанием угодить… И его слепой любовью к дочери. Да, и друг его тоже бесил. Разумовский… Валера говорил, что они ближе, чем братья. Тоже мне, сиамские близнецы… Разумовский даже доверил ему часть своего имущества, идиот, - она усмехнулась.
        - Где расписка твоего мужа? - спросил Влад. - Думаю, ты понимаешь, о чем я.
        - А мне почем знать? - Инга энергично пожала плечами. - Я не нашла ее и бог с ней. Будем считать, она канула вместе с моим муженьком и твоим папочкой.
        - Ты поэтому убила моего отца? Потому что узнала о расписке? Решила заполучить все имущество? - если раньше Владу хотелось придушить эту стерву, то сейчас все его чувства точно подверглись заморозке.
        - А ты бы не хотел? - усмехнулась она.
        - Давайте подведем промежуточный итог, Инга Юрьевна, - вновь переключил на себя внимание следователь. - Вы испортили тормоза в машине Разумовского…
        - Вы так говорите, - Инга насмешливо передернула плечами, - будто я лично ковырялась в его тормозах…
        - Не вы, конечно, но по вашей просьбе, - следователь говорил медленно и нарочито терпеливо. - Это случилось, пока они ссорились с вашим мужем в доме?
        - Да, - ответила Инга нехотя.
        - А потом вы зашли в кабинет к мужу…
        - Он успел напиться и плохо соображал… Убивался из-за предательства лучшего друга…
        - Так это вы дезинформировали мужа о том, что у вас связь с Разумовским? - уточнил Игорь.
        - Я сделала так, чтобы он об этом узнал… - неопределенность этого ответа снова напрягла Влада.
        - Так. Вернемся к вашему мужу после отъезда Разумовского. Что он делал?
        - Пил и разговаривал с ружьем, который ему подарил Разумовский, - хмыкнула Инга.
        - И вы…
        - Мне оставалось только невзначай нажать на курок.
        Влад закрыл глаза и потер переносицу. Даже подозревая о подобном, слышать признания этой дряни было невыносимо.
        - Пальчики предусмотрительно потерли?
        - Я была в перчатках.
        - Значит, убив мужа, вы ушли. А вскоре его нашла дочь Ксеня, верно?
        - Кажется, да, - голос Инги звучал безразлично.
        - Теперь перейдем к Ксене. Почему она была в таком невменяемом состоянии на похоронах отца? Горе-горем, но…
        - Ей врач выписал транквилизаторы.
        - Сколько она их выпила в день похорон?
        - Не знаю.
        - Вы не считали, сколько ей дали?
        Инга усмехнулась, но отвечать не стала. И следователь тоже понял, что попал в точку.
        - А потом вы ее столкнули с лестницы, - констатировал он. - Тоже невзначай?
        - Именно. Невзначай.
        - А как насчет того, что вы подкупили лечащего врача своей падчерицы в больнице, чтобы ей не оказывали нужную помощь?
        - Вы и об этом знаете? - Инга даже удивилась. Потом глянула на Влада: - Ты постарался, что ли?
        - Думала, я оставлю Ксеню умирать?
        Инга снова хохотнула:
        - И где таких благородных рыцарей делают? Не в поселке ли Солнечном?
        - Думаю, там их тоже хватает, - парировал ей Влад.
        - Ну, по поводу сегодняшнего инцидента мы уже в курсе от вашей дочери, - Игорь потер ладони. - Поэтому на этом пока закончим. Я свое обещание сдержу, Инга Юрьевна, и позволю взять с собой кое-что из предметов первой необходимости. Данила вас проводит и проследит, чтобы все было в порядке. Советую вести себя разумно. Провокации и сопротивления вам точно сейчас ни к чему, Инга Юрьевна.
        Инга поднялась, и Данила защелкнул на ее запястьях наручники.
        - Так была у вас связь с моим отцом или нет? - не выдержав, спросил у нее Влад.
        - Не скажу, - Инга, оглянувшись, ухмыльнулась. - Вот и мучайся теперь сомнениями… Влад Разумовский.
        Глава 24
        - Андрей, а ты что скажешь? - спросил Влад, когда в кабинете они остались одни с помощником.
        - О чем вы, Владислав Алексеевич? - Андрей отложил в сторону диктофон, на который записывался допрос Первой и ее дочери.
        - Об отце и Инге. Ты знал, что между ними было? Или все же ничего?
        - Личная жизнь Алексея Петровича - единственное, что я не контролировал. Простите, но я действительно не знаю, была ли у него связь с этой женщиной, - ответил Андрей. - Но даже если что-то и было, думаю, Алексей Петрович не хотел бы, чтобы об этом знали. Уверен, он считал бы это ошибкой.
        Влад тяжело вздохнул.
        - Понимаю, вам неприятна такая новость, но все мы живые люди, склонные ошибаться. Не думайте об этом, отпустите эту мысль… Все равно это ничего не меняет, ведь правда?
        - Ты прав, - Влад снова вздохнул. - Прав…
        - Пойду Игоря и ребят провожу, - Андрей прихватил диктофон и вышел.
        Но Влад недолго оставался наедине со своими мыслями, вскоре на пороге кабинета появилась Алевтина.
        - Уже все закончилось? - спросила она.
        - На сегодня, думаю, да, - Влад кивнул. - Где Ксеня? Не проснулась еще?
        - Нет. Я дала ей снотворное, которое ей выписывали после смерти Валерия Николаевича. Всего таблетку, не волнуйся. Но она действует около двенадцати часов, так что Ксюша будет спать, скорее всего, до обеда. Думаю, не стоит ее пока будить, - сказала Алевтина и подошла ближе.
        - Да, пусть спит, - согласился Влад. - Возможно, сегодня или завтра с ней тоже захочет побеседовать следователь, надо потом будет ее предупредить.
        - Влад… - Алевтина вдруг замялась. - Ты прости меня… За то, что так к тебе относилась. Я не со зла, просто Ксюшу оберегала. Вокруг нее столько фальшивых доброжелателей вьется, что спасу нет. А она ведь одна и как родная мне…
        - Я все понимаю, - он улыбнулся. - И не в обиде. Я даже рад, что у Ксени есть такой близкий человек.
        - Что ж ты сразу не сказал, что сын Разумовского?
        - Чтобы Инга ничего не заподозрила. Мне ведь кое-что найти надо… Свое, не думайте. Я надеялся, что Перов хранит это в доме, но, кажется, ошибся… - Влад удрученно мотнул головой. - Ну хотя бы Ингу на чистую воду вывел…
        - А ты точно не из этих? - внезапно спросила Алевтина.
        - Из каких? - не понял Влад.
        - Ну… Из тех… Как Инга про тебя рассказывала? Не той ориентации…
        - А, в об этом… - Влад, засмеявшись, провел ладонью по лицу. - Нет, конечно.
        - И Ксеню не обманываешь? - домработница прищурилась.
        - Ксеня знает, какой я ориентации, если вы об этом.
        - А про остальное?
        Влад отрицательно качнул головой:
        - Пока нет. Но я собираюсь ей обо всем сказать в самом ближайшем времени.
        - Только не тяни с этим. Хуже будет, если она от кого другого узнает, - предостерегла Алевтина. - Любишь ее?
        - Боюсь, что да, - Влад усмехнулся.
        - А чего боишься? - Алевтина нахмурилась.
        - Потому что не ожидал этого. И не планировал…
        - А кто ж любовь-то планирует? - лоб домработницы разгладился, и она тоже наконец улыбнулась. - Только дураки… А она сама приходит, разрешения не спросит. Ладно, верю, что не обидишь нашу девочку. Я вообще по другому делу еще пришла. Кажется, знаю я, где лежит то, что ты ищешь.
        - Знаете? - глаза Влада непроизвольно расширились.
        - Знаю. В банке одном. И цифре те, в душевой что ты нашел, это код от этой… Как ее…
        - Ячейки? - подсказал Влад.
        - Да, от нее, - усмехнулась Алевтина.
        - Но этого мало, - качнул головой Влад. - Как попасть в депозитарий?
        - Так я и могу попасть, - Алевтина хитро улыбнулась. - Доверенность у меня есть на это дело. Сам Валерий Николаевич написал. Сказал, на самый крайний случай, если вдруг с ним что приключиться, отвести туда друга его, Разумовского. Как чувствовал, что скоро умрет, - домработница вздохнула. - Но и друг тоже ведь умер. Беда, беда… Я и не уже знала, что делать с тем, что мне доверил Валерий Николаевич. Но теперь есть ты, так что, думаю, ты можешь заменить отца…
        - Вы даже не представляете, как я вам признателен, Алевтина! - Влад едва сдержался, чтобы не стиснуть ее в объятиях от счастья. - Я уже потерял надежду… Когда мы можем туда пойти?
        - Да хоть сейчас, - Алевтина, видя его радость, тоже улыбалась. - Пока Ксеня спит, должны успеть. Едем?
        - Конечно, едем! Спрашиваете еще…
        - Пойду найду доверенность и переоденусь быстро, а ты жди меня внизу, - сказала Алевтина и убежала.
        Влад тоже сходил к себе, умылся и надел свежую футболку. На обратном пути заглянул к Ксене: она все еще спала, безмятежно и глубоко. Влад поправил сползшее одеяло, приоткрыл окно, еще на несколько задержался в дверях, любуясь ею спящей, и отправился вниз.
        - Фух, еле нашла, - прибежала несколько взволнованная Алевтина. - Недавно решила перепрятать и чуть вспомнила куда. Так, Леву я предупредила, что мы по делам и чтобы успокоил Ксеню, если она проснется. Как поедем? Тут автобусная остановка недалеко.
        - Я вызвал такси, - поспешил ответить Влад.
        Вначале он хотел воспользоваться одной из машин в гараже, от которой у него остались ключи после их с Ксеней поездки к адвокату, но потом решил, что не стоит. И даже выложил эти ключи на столик в гостиной. Алевтина потом уберет куда надо.
        - Вас, наверное, пустят в сам депозитарий одну, - предположил Влад уже на пути в город.
        - Я принесу тебе оттуда все содержимое, - решительно ответила Алевтина.
        - Все не надо, - усмехнулся Влад. - Меня интересует только один документ. Если там окажется что-то еще, тем более ценное, не вынимайте. Ксеня, когда к ней перейдет право наследования, сама все заберет.
        - А Инге же теперь точно ничего не достанется? - спросила Алевтина с тревогой.
        - Только то, что ей оставил муж в завещании, - отозвался Влад. - Но даже этим, думаю, она воспользуется еще нескоро. Ей светит приличный срок.
        - Вот все-таки есть боженька на свете, - Алевтина перекрестилась. - Получила все-таки по заслугам, гадина.
        - Не будем пока забегать вперед, все-таки до суда еще далеко, но шансов выпутаться из этого у нее почти нет.
        - Ох, хорошо было бы… - вздохнула Алевтина. - А Маринка что? Тоже под суд пойдет?
        - Да, за попытку преднамеренного убийства, - ответил Влад. - Хотя… Если Инга возьмет вину на себя, может отделаться и более легкой статьей.
        - Вот дура… Такая молодая и такая дура… Знаешь, - Алевтина повернулась к Владу, - мне кажется ей про Ксеню Гоша сказал. Ну, что она уже на ноги встала…
        - Гоша? - брови Влада поползли вверх.
        - Ну да… Он, вроде как, видел Ксеню незадолго до этого… Я бы никогда не подумала на него, но может он и не со зла… Просто вчера я видела, как Марина с ним через забор разговаривает. Я как раз там рядом фонари садовые протирала и слышала, как она сказала ему: «Ты был прав. Эта мелкая дрянь уже ходит».
        - А раньше этот Гоша с Мариной как обещались?
        - Нормально, - Алевтина пожала плечами. - Обычно. Маринка всем глазки строит. У нее это как дышать выходит. И когда Гоша к Ксюше приходил, тоже перед ним хвостом виляла. Но Гоша, вроде, хороший парень… Он мне всегда нравился. С Ксюшей со школы дружили…
        Вот тебе и хороший парень… Похоже, шпионил он за Ксеней для Марины. Влад пока не понимал, конечно, с какой целью, может, Марина ему что пообещала или же по глупости, но факт все равно неприятный. Стоит ли рассказывать об этом полиции? Ладно, с этим они разберутся позже…
        - А если меня туда вообще не пустят? - снова разволновалась Алевтина уже на пороге банка. - Валерий Николаевич-то умер…
        - Но ведь доверенность вам именно на такой случай и выдана, - возразил Влад. - Главное, ключ у вас?
        - Да, - Алевтина показала ключ, зажатый в кулак. - Здесь.
        - Второй ключ у сотрудника банка. Откроет один замок он, а другой вы, когда останетесь одна, - объяснил Влад.
        - Ну ладно, думаю, разберусь! - и Алевтина решительно толкнула дверь.
        Все прошло без особых препятствий, единственное, долго изучали саму доверенность, но после, уже не имея никаких претензий, пустил Алевтину к ячейке. Влад все время, пока она была там, ждал в холле и тоже немного нервничал. Он так долго искал эту расписку, что и сейчас ему было трудно поверить, что она наконец будет у него.
        - Там было только вот это, - Алевтина, вернувшись, протянула ему запечатанный конверт, на котором значилось: «Разумовскому А. П.»
        Влад спешно вскрыл конверт и не сдержал улыбки: это была она, такая долгожданная расписка.
        Впрочем, вдруг подумал он, теперь, когда Инга отправилась за решетку, она и не так уж важна. Не будет же он пускаться в судебные тяжбы с Ксеней…
        - Спасибо, - все же еще раз поблагодарил Влад Алевтину.
        - Да не за что, - она с усмешкой похлопала его по плечу. - Ну что, поехали назад? Тебе еще с Ксеней надо объясниться.
        Влад не успел на это ничего сказать: его отвлек звонок телефона. Звонил Андрей. Просил приехать в следственный комитет для дачи показаний. Желательно побыстрее.
        - Как долго это протянется? - уточнил Влад, испытывая досаду и усталость одновременно.
        - Может и допоздна, - не стал обнадеживать Андрей. - Тут и врача уже привезли, того, из больницы… И человека из соцопеки…
        - Хорошо, скоро буду, - протяжно выдохнул Влад и отключился.
        - Срочно в следственный комитет просят приехать, - пояснил он уже Алевтине. - Могу задержаться до вечера… Скажите Ксене, чтобы она дождалась моего звонка. И без меня ничего ей не рассказывайте, хорошо? Я должен это сделать сам.
        - Так уж и быть, - Алевтина тоже вздохнула. - Поезжай… Я передам ей, передам…
        Глава 25
        В первую секунду, проснувшись, я подумала, что все произошедшее ночью - просто сон. Даже стул стоял на прежнем месте, а не по центру, да и прибрано все было. Но воспоминания были слишком живы, слишком подробны для сна. И царапина на руке от соскользнувшей иголки шприца тоже была весьма красноречива.
        Я потянулась за телефоном, чтобы посмотреть, который час. И ужаснулась, увидев, что уже половина второго. Это сколько же я спала? Видимо, все из-за таблетки… Еще удивляла тишина, будто в доме никого не было. Будто этой ночью ничего из разряда вон не происходило. А ведь должна была и Инга приехать…
        Я поднялась с постели, накинула халат и решила проверить свои опасения. Первым делом заглянула в комнату к Владу: никого. И кровать заправлена, словно он и не спал этой ночью. Затем прошлась по коридору, прислушиваясь к тому, что происходит за другими дверями. Та же непривычная тишина. Я открыла дверь спальни Марины: шкафы открыты, одежда сброшена на кровать. В комнате Инге творилось почти то же самое, вдобавок ко всему стояли ее чемоданы, с которыми она летала на Канары. Неужели, пока я спала, здесь происходил обыск? Стало даже чуточку досадно, что я столько пропустила. Впрочем, неизвестно, как бы я себя чувствовала, присутствуя при таком…
        Обследовав второй этаж, я спустилась на первый. Обрадовалась, услышав шкварчание сковородки и тихий голос Левы, что-то напевающий себе под нос.
        - Доброе утро, - поздоровалась я, заходя. - Ну хоть одна живая душа в этом доме осталась… А то я думала, что проспала наступление апокалипсиса.
        - Уже добрый день, - подмигнул мне Лева. - Выспалась?
        - Не знаю. Чувствую себя ужасно разбитой… - я опустилась на стул. - А где все? Алевтина, Влад, Марина… Что тут было, пока я спала?
        - Ты действительно все проспала, девочка моя, - усмехнулся Лева. - Следаки приезжали, Ингу перехватили, еще кажется, и Корсакова ее где-то на пути из аэропорта. Это я разговор ментов подслушал, когда они покурить выходили. Потом Ингу с Маринкой допрашивали… И в конце концов увезли в наручниках.
        Боже, какой кошмар… Прямо не верится, вот это все происходит со мной, в моем доме. И, вроде, радоваться должна, что змея Инга получила по заслугам, но на душе совсем тошно.
        - А Алевтина куда пропала? И Влад… - его отсутствие особенно тревожило. - Тоже со следователями уехали?
        - Нет, они куда-то в другое место рванули, - покачал головой Лева.
        - Вдвоем? - озадачилась я.
        Лева кивнул:
        - Влад даже такси вызвал. И Алевтина торопилась. Сказала, чтобы я тебя не будил, а если проснешься, предупредил, чтобы ты за них не волновалась. Скоро вернутся и все объяснят. Да, и чтобы я покормил тебя. Пасту будешь? Уже почти готова, - он откинул на дуршлаг спагетти, чтобы слить воду, затем переложил их в сотейник с соусом, по запаху, похоже, грибной.
        - Буду, - я вдруг поняла, что все-таки голодна. - Только немного.
        - Да знаю я, как ты ешь, - Лева снова улыбнулся и принялся тщательно перемешивать спагетти с соусом.
        К тому времени, как я закончила обедать, Алевтина с Владом еще так и не приехали. И даже не позвонили. Я же сама набирать им не решилась, особенно Владу: вчера вечером мы не слишком хорошо с ними пообщались. Точнее, я пообщалась. Было немного стыдно за всплеск своих эмоций, однако сомнения в нем никуда не ушли. Даже несмотря на то, что он меня спас этой ночью. А его поведение тогда же только усилила их. Ну не мог простой парень, еще и из глубинки, все так четко организовать…
        В таких тревожных бесчисленных мыслях обо всем сразу, я некоторое время просто бродила по дому, пока не обнаружила себя в кабинете отца. Здесь тоже отсутствовал прежний идеальный порядок: кресло стоит неровно, ручки на столе лежат отдельно от органайзера, стопка бумаг тоже неровная. И окно не завешено. Я попыталась привести все к прежнему виду, затем стала равнять книги на полках, как вдруг наткнулась на фотоальбом, в котором хранились снимки еще с моего детства. Я не смогла противиться искушению вновь окунуться в прошлое, где оба родителя были еще живы. Кажется, я не смотрела его со смерти мамы…
        Я залезла с ногами в кресло и стала медленно листать странички с прозрачными кармашками для фото. Столько счастливых снимков и светлых воспоминаний… И сколько мало надо ребенку для радости. Новая игрушка… Поездка на море… Вкусный торт… И объятия мамы с папой.
        Однако следующее фото заставила меня замереть в ошеломлении. На нем не было ни меня, ни мамы. Только папа, его друг Разумовский и… Влад. Совсем молодой, даже мальчишка, но это точно был он. Мой Влад.
        От этого открытия закружилась голова. Я была настолько потрясена, что на несколько минут впала в ступор. Ясно было одно: моя интуиция меня не подвела. У Влада был секрет - и вот в чем он состоял. Сын Разумовского. Но что зачем он появился в моем доме, еще и под вымышленной фамилией? Что ему здесь было нужно? Или кто? Сомневаюсь, что я.
        Я подхватилась и вновь направилась в его комнату. Мне нужна была хоть какая мелочь, какая зацепка, чтобы понять… В шкафу почти пусто: вещей у Влада совсем немного, но это ни о чем не говорило. Несколько футболок, джинсы, ветровка… Единственное, что бросается в глаза: одежда вся новая, незаношенная, на нескольких майках даже этикетки не оторваны. В ванной тоже минимум: недорогая зубная паста, щетка, дезодорант, гель для душа «2-в-1», упаковка одноразовых бритвенных станков.
        Безликие вещи, ничего не говорящие о хозяине. Будто появились тут случайно. Даже несмотря на то, что Влад ими пользовался.
        Когда я возвращалась к себе, услышала, как внизу хлопнула входная дверь. Я свернула к лестнице и увидела Алевтину.
        - О, ты уже проснулась, - она улыбнулась. - Давно?
        - Несколько часов назад, - ответила я, спускаясь. - Ты одна? - спросила затем. Влада с ней не было.
        - Да, одна, - ответила Алевтина как-то неуверенно.
        - Лева сказал, что вы уезжали с Владом. Куда?
        - По юридическим вопросам, - снова уклонилась она от ответа. - А потом Влада вызвали к следователю. Он просил передать, что сам позвонит тебе, как освободится.
        - Вижу, ты изменила о нем мнение, - заметила я, вдруг ощутив что-то вроде ревности. У Алевтины с Владом возникли внезапно какие-то общие дела, которые они вместе решали, не желая посвятить в них меня.
        - А как же тут его не изменишь? - Алевтина улыбнулась. - После того, что произошло ночью. Он же защитил тебя. Можно сказать, спас. А это о многом говорит о нем, как о человеке. А еще он сказал, что любит тебя.
        Мои щеки от этих слов вспыхнули. Слышать их было так приятно, но… Обман Влада все портил. Словно та самая ложка дегтя в бочке с медом.
        - Ингу и Марину арестовали? - спросила я, меняя тему.
        - Да, обеих, - вздохнула Алевтина.
        - Это из-за покушения на меня?
        - Не только, - и она посмотрела на меня с сочувствием. - Не только… Но я мало знаю. Подожди Влада, он все расскажет. Да, и, наверное, тебя тоже вызовут к следователю… Для дачи показаний. Так что будь готова.
        - Понятно.
        Мне очень хотелось спросить, знает ли Алевтина, что Влад - сын Разумовского, но в последнюю секунду смолчала, даже не знаю почему.
        И как бы я ни была обижена на Влада, я все равно ждала его звонка. Ждала встречи, чтобы объясниться. Посмотреть ему в глаза, услышать правду.
        Он позвонил поздно вечером, когда я уже лежала в постели.
        - Привет, - его голос был хриплым от усталости.
        - Привет, - мой же тон против воли стал напряженным.
        - Как ты?
        - Нормально.
        - Все еще злишься?
        Я замолчала, не зная, что ответить.
        - Нам надо поговорить, - продолжил Влад. - Я обещал тебе все объяснить.
        - Будешь делать это по телефону? - получилось язвительно, но я ничего не могла с собой поделать. Внутри все смешалось: любовь, обида, растерянность.
        - Не думаю, что это хорошая идея, - он же усмехнулся. - Завтра. Мы встретимся завтра вечером и обо всем поговорим, хорошо?
        - То есть ты сегодня не вернешься? - сердце болезненно сжалось. - Не придешь ночевать?
        Влад ответил не сразу.
        - Я еще в следственном комитете, - сказал потом. - И завтра с утра у меня есть одно важное дело. Я пришлю тебе утром адрес, где буду ждать тебя, и время. Ты же придешь?
        - Не знаю, - ответила в пику ему. - Все твои эти секреты… Я не знаю, как к ним относиться.
        «А еще я знаю, кто ты. Но хочу услышать это от тебя».
        - Я люблю тебя, - раздалось в трубке совсем неожиданно.
        Теперь уже я замолчала, не в силах ответить. В горле встал ком, а к глазам подступили слезы.
        - Я буду ждать тебя, - продолжил Влад. - А если ты не приедешь, приду за тобой сам, - он усмехнулся. - А теперь ложись спать. Уже очень поздно.
        - Я, вообще-то, проснулась сегодня в обед, - буркнула я, кусая губы.
        - Ну и что? Спать все равно нужно. А завтра не забудь сделать упражнения. Ты уже два дня пропустила. Я уже молчу о массаже.
        Я все же улыбнулась сквозь слезы. Нет, он невыносим…
        - Спокойной ночи, - в его голосе тоже слышалась улыбка. Я даже представила его лицо в этот момент, и сердце вновь защемило.
        - И тебе тоже. Пока, - поспешила ответить я и первая отключилась.
        Откинулась на подушку и вытерла слезы. Что ж, послушаем, что он скажет мне завтра…
        Глава 26
        Вместо звонка или сообщения, Влад прислал курьера. Я как раз завтракала, когда Алевтина внесла в кухню коробку.
        - Сказали, что тебе, - сообщила она с удивлением.
        К ленте, которой была обвязана коробка, оказалась прикрепленной записка: «За тобой сегодня заедут в восемь. Будь готова. Надеюсь, мой подарок тебе понравится».
        Посылку открывать при Алевтине и Леве не хотелось, поэтому я ушла с ней в свою комнату. Внутри лежало платье из нежно-голубой воздушной ткани и серебристые босоножки на невысоком изящном каблуке.
        - Я так понимаю, мне сегодня придется его надеть, - сказала я, прикладывая платье к себе, и невольно усмехаясь.
        А ведь с размером угадал! Даже обувь. Все сидело просто отлично, будто выбирала я сама. Этот подарок вызвал радость и смущение одновременно, а еще предвкушение, что этот вечер будет особенным. Если только его не омрачит откровенный разговор с Владом. Мало ли как он повернется…
        Я очень волновалась, собираясь на эту встречу, словно от нее зависело мое будущее. Я несколько раз переделывал прическу: мне хотелось выглядеть чуточку старше, а еще строже и серьезней. Чтобы Влад не думал, что я ему так легко прощу его обман. Но с таким романтичным платьем все смотрелось не так, как надо. Пришлось распустить волосы и немного завить кончики.
        Ровно в восемь у ворот меня уже ждал автомобиль. Не такси, а новенькое черное Вольво с незнакомым мужчиной за рулем.
        - Меня зовут Андрей, я от Владислава Алексеевича, - представился он, открывая мне дверцу.
        - Я Ксеня, - представилась в ответ.
        Мужчина чуть улыбнулся и кивнул.
        «Интересно, почему он Влада называет по имени-отчеству? Так официально», - с любопытством поглядывала я на него, пока мы ехали по вечернему шоссе.
        Я думала, мы отправимся в город, но Андрей проехал по МКАД и свернул в очередной коттеджный поселок. Машина остановилась у двухэтажного дома, построенного в скандинавском стиле: четкие простые линии, натуральное дерево и много стекла. Уже смеркалось, и в больших окнах горел свет. А на просторном крыльце, прижавшись плечом к косяку открытой двери, стоял Влад в светлом льняном костюме.
        - Приехали, - сообщил Андрей и улыбнулся. - Дальше вы уже сами… Хорошо провести вечер.
        - Спасибо, - я смутилась. И от его пожелания, и от Влада, который тоже с улыбкой наблюдал, как я выхожу из машины.
        Ворота автоматически закрылись за моей спиной, и я остановилась на дорожке. До Влада было всего шагов десять, но мне почему-то трудно было их сделать. Однако он уже сам шел мне навстречу.
        - Я рад, что ты приехала, - он взял меня за руку.
        - Это твой дом? - спросила я прямо.
        Он усмехнулся, на миг отводя взгляд, затем ответил:
        - Моего отца.
        - Того, с кем ты все время переписывался? - уточнила я с иронией.
        - Нет. Тот, с кем я переписывался, привез тебя сюда, - отозвался Влад, все так же улыбаясь, немного смущенно, но все так же спокойно и уверенно.
        - Андрей? - я деланно удивилась.
        - Ты ведь уже догадалась, что никакого отца не было, - теперь в его голосе проскользнула грусть. Потом он запустил руку во внутренний карман пиджака и протянул мне паспорт. - Вот, это мой настоящий…
        Я не взяла его. Вместо этого открыла свою сумочку и достала оттуда найденную вчера фотографию:
        - Я знаю, что там увижу. Влад Разумовский.
        - Черт, какая старая фотография… - Влад удрученно усмехнулся. - Я и забыл, что мы тогда фотографировались. Это перед моим отъездом в Америку.
        - Ты живешь в Америке? - теперь я удивилась вполне искренне.
        Влад кивнул:
        - Скоро пятнадцать лет будет.
        - Надо же… - я качнула головой.
        - Ты сердишься? - Влад пристально посмотрел на меня. - Да? Конечно, сердишься, понимаю, - он вздохнул и обнял меня за плечи. - Идем в дом, будем разговаривать…
        Внутри было очень светло и просторно: покойный друг папы явно предпочитал минимализм в интерьере. Но это не делало дом менее уютным.
        - Все готово, Владислав Алексеевич, - вышла откуда-то женщина средних лет. Светловолосая, стройная, симпатичная. Она кивнула, здороваясь со мной.
        - Спасибо, Татьяна, - Влад улыбнулся ей, - можете ехать домой, дальше я справлюсь сам…
        - Хорошего вечера, - женщина тоже улыбнулась и поспешила к другой двери.
        - Татьяна - это наш ответ на вашу Алевтину, - с усмешкой пояснил Влад мне. - А еще и Леву. Она у нас два в одном: и за домом следит, и на кухне заправляет.
        - Только помоложе Алевтины будет, - заметила я.
        - М-м-м, ты ревнуешь, а это хороший знак, - хмыкнул Влад и повел меня дальше. Как оказалось, в столовую.
        Там было накрыто для двоих и все очень красиво: скатерть, салфетки, свечи, а в центре в вазе - кремовые розы, несколько десятков точно.
        - Цветы тебе, - сказал Влад, смущенно почесав кончик носа. - Хотел подарить тебе на день рождения именно такой букет, но пришлось остановиться на полевых.
        - Я уже говорила тебе, что тот букет был ничуть не хуже, - ответила я, тоже смущаясь. - Спасибо…
        - Не за что, - Влад посмотрел на меня и вдруг тихо рассмеялся. - Как-то по-дурацки все получается… Я собирался сделать все романтично, произвести впечатление, но что-то теряюсь. Как в первый раз, честное слово…
        - Зачем производить на меня впечатление? - я тоже усмехнулась, правда, несколько скептически. - Если только, чтобы показать разницу между Владом Турчиным и Владом Разумовским?
        - Между ними нет никакой разницы, - Влад отодвинул стул передо мной. - Садись…
        Он взял из ведерка шампанское и разлил его по бокалам.
        - Первый тост, - сказал потом, садясь рядом со мной, а не через стол, - за правду.
        И не сделав даже глотка, продолжил:
        - Ты, конечно же, не знала, что часть активов моего отца были записаны на твоего. У него одно время были проблемы с конкурентами, и возникла необходимость скрыть часть доходов… В общем, это долго рассказывать, да сейчас и не суть важно. Я и сам об этом узнал буквально несколько месяцев назад, когда приехал на похороны. Так вот, уговор был дружеский, с расчетом, что по первому требованию такой отец все вернет твоему. Но расписка все же на крайний случай была, и об этой договоренности в курсе был и личный адвокат, который, кстати, у наших отцов был общий. Каким-то образом об этом узнала и Инга… В общем… Ни смерть моего отца, ни твоего не была случайностью.
        - Это сделала Инга? - в груди все похолодело.
        Даже несмотря на то, что я винила мачеху в смерти папы, узнать, что она к этому была причастна напрямую, стало для меня настоящим ударом. Оказалось, что и Разумовский тоже ее жертва.
        Влад кивнул:
        - Помощник моего отца… Андрей, который привез тебя… Он проводил свое расследование, только прямых доказательств не было. А теперь Инга на допросе сама призналась в этом. Столкнула лбами двух друзей, одному испортила тормоза, второго… Застрелила из его же ружья.
        - Значит, папа не сам… - в носу защипало, и я прикрыла рот, чтобы подавить всхлип.
        Влад сразу притянул меня к себе, обнял.
        - Ну все-все, она получит по заслугам, это уже точно, - он погладил меня по спине.
        - Надеюсь, - я высвободилась из его объятий, взяла свой бокал и залпом осушила его. - Ну ты как появился в нашем доме?
        - Вначале я просто хотел найти расписку, чтобы Инге не досталось того, что принадлежит моего отцу, - ответил Влад после некоторой паузы. - Ведь тот самый адвокат, который единственный мог подтвердить ее существование, «неожиданно» слег с тяжелым инсультом, а часть его документов пропала… Я же не мог допустить, чтобы Инге все так сошло с рук. А потом я узнал, что и с дочкой Перова тоже приключилась беда… Андрей нашел тебя в больнице, узнал о твоем состоянии и том, что Инга подкупила врача, чтобы он тебе не назначал никакого лечения…
        - Она уже тогда хотела, чтобы я умерла? - мой голос звучал глухо.
        - Она и поспособствовала тому, чтобы ты оказалась в таком состоянии, - жестко ответил Влад. - Благодаря Андрею, врача удалось перекупить… Тебя начали наконец лечить… А у меня возникла идея, как попасть к вам в дом, чтобы попытаться найти ту злосчастную расписку. Тем более у меня есть неоконченное медицинское образование. И курсы массажиста… Вот мы с Андреем и придумали такую легенду… Про Влада Турчина из поселка Солнечный…
        - Получается, это благодаря тебе я не умерла еще в больнице? - я подняла на Влада глаза. Сердце то сжималось, то пускалось вскачь.
        - Скорее, Андрею, - Влад чуть усмехнулся. - Без него бы ничего не вышло: ни тогда, ни сейчас… Когда ты узнаешь его получше, поймешь, что он практически супермен.
        - Почему ты мне сразу во всем не признался? Почему не сказал, кто ты?
        - Вначале мне просто хотелось найти расписку и уйти. Я не предполагал, что так привяжусь к тебе. Что ты станешь для меня настолько важной, - Влад задумчиво покрутил свой бокал в руке. - Важнее даже, чем записка, за которой я пришел в ваш дом. А когда это осознал, стал бояться за тебя. Не хотел пугать, волновать… Решил, что справлюсь сам, а потом уже признаюсь во всем. К тому же ты как-то обронила фразу, что считаешь и моего отца виновным в смерти своего… И мне показалось…
        - Но я выразилась на эмоциях! - воскликнула я. - Неужели ты думаешь, узнай я тебе, кто ты, это бы отвернуло меня от тебя?
        Влад на это пожал плечами.
        - Когда в игру вступают чувства, все страшнее становится потерять их… И я решил, что будет лучше повременить с признанием до лучших времен.
        - Как сегодняшний день? - я вздохнула и улыбнулась.
        - Да, - он снова усмехнулся.
        - Ты дурак, - прошептала я с нежностью, переполнившей меня в этот момент. Нет, обида еще чуточку грызла, но уже тонула под лавиной истинных чувств.
        - Я знаю, - Влад покаянно опустил голову.
        - Считаешь, мне было легко думать, что ты что-то скрываешь от меня? Да я с ума сходила от этих мыслей…
        - Прости, - он посмотрел на меня с виноватой улыбкой.
        - Я подумаю, - ответила все с же с нотками вредности. - А пока налей мне еще шампанского…
        - Второй тост: за справедливость, - провозгласила я после. - Чтобы она была всегда… В жизни, в поступках, в мыслях…
        - Поддерживаю, - Влад чокнулся со мной своим бокалом. - А теперь, справедливости ради, давай поедим. Уверен, ты сегодня даже не обедала.
        - А ты? - от шампанского по телу растекалось приятное тепло, а напряжение отступало.
        - И я тоже, - признался он. - Был у нотариуса. По поводу расписки.
        - Так ты нашел ее? - спохватилась я. Совсем забыла уточнить!
        - Да, с помощью Алевтины, - усмехнулся Влад. - У нее была доверенность на пользование банковской ячейкой, где твой отец хранил ту расписку.
        - Так вот куда вы вчера ездили! А Алевтина мне ничего не сказала. Получается, она раньше меня узнала, кто ты? - я нахмурилась.
        - Не дуйся и ешь, - Влад наполнил мою тарелку едой. - А то шампанское на голодный желудок сыграет с тобой злую шутку.
        - У меня, в отличие от некоторых, нет никаких тайн, чтобы выбалтывать их пьяненькой, - сказала я, все же приступая к еде. - Или ты боишься, что я начну буянить? Или приставать к тебе?
        - Ну, на последнее я даже надеюсь, - Влад ухмыльнулся.
        - Ты очень самонадеянный, - отозвалась я с напускным равнодушием. - Вот сейчас поем и поеду домой. Я Алевтине обещала, что приду не поздно. Она взяла с меня слово.
        - Врушка, - весело сказал на это Влад. - Алевтина не ждет тебя сегодня дома. Я ее предупредил, что ты ночуешь у меня, еще днем. Поэтому брать с тебя слова она не могла.
        - Спелись, - фыркнула я возмущенно. - А ведь еще недавно терпеть друг друга не могли.
        - У нас просто было небольшое недопонимание, которые мы и устранили, - Влад улыбался. - А ты должна радоваться, что Алевтина наконец не будет блюсти твою честь. Она доверила это мне.
        - Мне уже страшно, - хмыкнула я.
        - И правильно, - притворно вздохнул Влад. - Со мной не забалуешь…
        Я усмехнулась и спросила уже серьезно:
        - Что нужно будет сделать мне, чтобы имущество твоего отца вернулось к тебе? Я ведь теперь, похоже, единственная наследница… Надо будет что-то подписать?
        - Давай не будем сейчас об этом, - Влад посмотрел на меня с полуулыбкой. - В теперешней ситуации это же не столь важно, согласись? Инга уже ничего не получит, а это главное. А если кое-какое мое имущество еще побудет в твоих руках, ничего плохого не произойдет.
        - И все равно, мне чужого не надо, - я покачала головой. - Думаю, папа бы со мной согласился…
        - Я не сомневаюсь в твоей честности и порядочности. Но давай отложим этот вопрос на другой раз. Еще успеем это обсудить. Тем более, у меня еще кое-что есть для тебя… Но прежде, третий тост, - он поднял бокал.
        - За любовь? - подсказала я, и сама отчего-то смутилась.
        - За нее. Можно и на брудершафт… - Влад усмехнулся.
        - Я тебя и без него поцелую, - отозвалась я, глядя ему в глаза.
        - Не откажусь, - Влад продолжал улыбаться, но уже как-то взволнованно. - Ладно, тост потом, и поцелуй тоже… - он запустил руку в карман и достал оттуда коробочку.
        К моим щека тотчас прилила кровь. Я и сама заволновалась, до слез.
        - Да, там то, что ты подумала, но не пугайся, - сказал Влад, открывая ее. На синем бархате лежало кольцо из белого золота, украшенное нежным цветком из нескольких бриллиантов. - Я не делаю тебе сейчас предложение… Точнее, делаю, но это как депозит… До востребования, - пожалуй, я его еще никогда не видела таким смущенный, да и у самой от волнения перехватывало дыхание. - Я понимаю, что ты можешь пока не хотеть замуж… Тебе еще институт надо закончить, да и мало ли… Ты можешь передумать, разочароваться… Я все понимаю и не тороплю тебя с ответом. Просто это как знак моих серьезных намерений… В общем, как-то так… Ты примешь его?
        Я, не в силах ничего сказать от переполнявших меня эмоций, только кивнула и протянула руку, чтобы он надел кольцо.
        - Угадал с размером? - спросил Влад, когда колечко уже было на моем пальце.
        - Угадал, - я улыбнулась. - И с размером платья, и туфель… Спасибо. Все очень красивое.
        - Это ты красивая, - Влад с нежностью заправил прядь волос мне за ухо и погладил пальцем по щеке. И тихо повторил, что уже говорил вчера: - Я люблю тебя…
        - Я тоже люблю тебя, - наконец призналась и я и порывисто потянулась к нему, чтобы поцеловать.
        Он перехватил мои губы сам, осыпая их жадным кусающими поцелуями, притягивая меня к себе, чтобы крепко обнять, утопить в своих чувствах, зажечь огонь, в котором мы будем гореть вместе… И не только этой ночью. Нас ждало еще много таких дней, наполненных друг другом, я знала это. Чувствовала. Верила.
        И депозитом я непременно воспользуюсь, может, даже в самом ближайшем будущем. Ведь все сказки должны заканчиваться свадьбой, верно? Значит, и моя тоже.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к