Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Хранитель Рун Павел Владимирович Иванов
        Проект Имир #1
        В мире цифровых технологий будущего возможности биоинженерии безграничны.
        Нейроматрица виртуальной реальности - это уникальный шанс на новую жизнь для тех, кому уже нечего терять.
        Вызов принят и ставки сделаны.
        Но как далеко может зайти противостояние участников Игры и искусственного интеллекта?
        Павел Иванов
        Хранитель Рун
        Пролог
        Это случилось ночью.
        Когда из ящика рабочего стола раздался приглушенный звонок, меня охватило тревожное предчувствие.
        Телефон переливался беспокойным сине-зеленым светом, ползая по дну ящика, словно фантастический жук.
        Старая Nokia - ископаемый раритет, правда, с некоторыми дополнительными модификациями, вроде создания помех для отслеживания сигнала, заглушки GPS мониторинга, и голосового искажателя, или, на сленге - «попугая».
        Ощущая противную дрожь в руке, и внезапно возникшую слабость в коленях, я нажал кнопку приема вызова.
        - Вацлав? - пронзительный голос Марго резанул по нервам, словно напильник.
        - Тише! - непроизвольно вырвалось у меня. - Ты забыла?
        - Извини! Я просто… Просто сама не своя! Всё словно в каком-то кошмаре! Я не знаю, что делать! Это конец!
        - Подожди, успокойся! - я пытался вклиниться в ее торопливую тираду. - Что случилось?
        - Ма… Квасир пропал! - трубка всхлипнула.
        - Что значит - пропал? - деревянным голосом спросил я, хотя уже заранее знал ответ.
        - Он перестал выходить на связь, его никто не видел уже два дня, а сейчас коммуникатор стал недоступен! Недоступен, Вацлав, ты понимаешь, что это значит?! - в ее голосе звучала плохо скрываемая паника.
        По моей спине под взмокшей рубашкой стекла ледяная капля.
        - Это конец, я знала, что так будет! С самого начала чувствовала, что добром не кончится, ещё когда он собрал нас в первый раз…
        - Стоп! Прекрати! - не выдержал я. - Выдохни! Может, это просто форс-мажор, мы обсуждали такую вероятность…
        - Форс-мажор?! - трубка истерично рассмеялась. - Ты сам-то веришь в это?! Он бы дал о себе знать, или нашел способ как-то оповестить нас! Вацлав, что теперь делать?!
        - Прежде всего - успокойся! - я лихорадочно соображал. - Ты звонила кому-то еще?
        - Только Артуру. Он сказал, что предупредит остальных. Больше я никому не доверяю! - Марго приглушенно шмыгнула носом.
        - Глупости, Марж, - я старался, чтобы мой голос звучал ровно, - ты просто взвинчена, и на нервах. У нас нет оснований подозревать кого-либо…
        - Нет оснований?! - снова взвилась она. - Вацлав, даже ты не можешь быть настолько наивным! Или ты забыл про все эти так называемые разногласия? Как мы вообще могли им доверять?! Нас кто-то сдал, Вацлав, это же ясно!
        В трубке послышался булькающий звук.
        - Сколько ты выпила? - на автомате спросил я.
        - Что? Нет, я не… Да при чем тут вообще это?! Ты что, не слышишь меня, Вацлав? Всё пропало!
        Телефон в руке снова завибрировал.
        - Погоди, у меня вторая линия, - торопливо сказал я. - Это Артур! Не отключайся и не паникуй, слышишь?
        Не дожидаясь ответа, я переключился на входящий звонок.
        Артур, в отличие от Марго, был сух и деловит.
        - Добрейшего. Марж уже звонила?
        - Да. Сейчас на второй линии.
        - Так и думал. Твои мысли?
        - Не знаю, - я помедлил, пытаясь унять внутреннее смятение, - ситуация с Квасиром, конечно, выглядит странной, но, возможно, этому есть простое объяснение. Марж изрядно себя накрутила, но ты же ее знаешь…
        - Мда. - Артур хмыкнул. - Тебе не показалось, - добавил он после короткой паузы, - что она немного… переигрывает?
        - Возможно, - я нахмурился, чувствуя другой невысказанный вопрос. - Но Марж… Она ведь всегда слегка в образе…
        - Последнее время она прямо сама не своя, - невыразительно заметил Артур.
        - Есть такое. - Я услышал в трубке щелчок зажигалки и тоже направился к окну, нащупывая пачку сигарет в нагрудном кармане. - Но мы все сейчас на нервах. Думаю, это естественно, учитывая, что мы, практически, вышли на финишную прямую.
        - Да, - сухо обронил Артур, и я зрительно представил, как он, морща широкий лоб, затягивается сигаретой, задумчиво теребя серебристую бороду.
        - Значит, считаешь, ложная тревога? - спросил он после паузы. - Даю отбой по готовности номер один?
        Я помедлил с ответом, делая глубокую затяжку. Из открытого окна дохнуло свежестью августовской ночи. Запах листвы и недавно прошедшего дождя смешивался с ароматом табака. Напряжение, вызванное звонком Марго, ослабло.
        - Думаю, да, - сказал я, наблюдая, как на тюлевых занавесках играют разноцветные блики. - Но на всякий случай, будем на стэндбае.
        - Хорошо, - согласился Артур. - Тогда - до связи.
        - Постой! - вырвалось у меня вдруг.
        Неясная мысль на задворках подсознания, бившая тревогу, вдруг вырвалась прямиком в лобные доли и отчаянно засемафорила красным и синим.
        Огни! Сигнальные огни проблесковых маячков полицейской патрульной торпеды!
        Сигарета сломалась в пальцах, тлеющий кончик обжег кожу, но я едва ощущал боль, с каким-то глухим безнадежным отчаянием наблюдая, как из остановившейся напротив дома машины неспешно выбирается экипаж. Так же отстраненно, словно при просмотре фильма, мой мозг зафиксировал несколько фигур у подъезда, сливающихся с тенями.
        - Вацлав! Что там у тебя происходит? Ты меня слышишь, Вацлав?!
        Взволнованный рокот Артура вывел меня из оцепенения.
        - Марго была права, - чужим, севшим голосом сказал я. - Они уже здесь.
        - Шайсе! - коротко выругался Артур. - Сколько времени у тебя есть?
        - Что? - смысл его слов не доходил до меня.
        - Я говорю - соберись! Сколько у тебя времени?
        - Не знаю - минута, возможно, две… Они около дома!
        - Забаррикадируй дверь! Тебе нужно выиграть время. Я оповещу остальных.
        - Артур, какой смысл? Дом окружен, моя дверь их все равно не остановит. Уходи сам и объяви тревогу - может, кто-то успеет бежать…
        - Вацлав, собери яйца в кулак и прекращай тупить! Мы все сумеем бежать!
        - Куда… - начал я и остановился. - Ты это серьёзно? Эвакуация? До завершения расчетов?!
        - К черту расчеты! Время теорий прошло. Это - наш единственный путь. И мы его обсуждали, код - «напалм», алгоритм помнишь?
        - Да, - машинально ответил я. - Но, Артур… Это ведь абсолютно непредсказуемый шаг! Прогнозы были около восьмидесяти пяти процентов!
        - Восьмидесяти пяти целых и трех десятых. Это лучше, чем абсолютный ноль, который тебе светит, если сейчас же не приступишь к алгоритму! Действуй, Вацлав! Счет идет на секунды!
        - Но… - ошалело пробормотал я снова, однако Артур с сухим щелчком отключился.
        В следующий миг меня накрыла волна паники, я заметался по комнате, не зная, за что хвататься.
        Стоп! Усилием воли заставил себя глубоко вдохнуть, выдохнуть. Алгоритм! Код - «напалм»!
        В памяти услужливо всплыли вызубренные наизусть шаги.
        Первое… Я бросился к утилизатору, стоявшему в углу и отправил телефон в его жадно распахнутое нутро.
        Дальше… Дверь!
        Метнувшись в коридор, торопливо открыл крышку пульта и набрал вирусную комбинацию, вызывающую сбой кодировки. На какое-то время это замедлит доступ - по крайней мере, разблокировать электронный замок с помощью стандартного полицейского дезактиватора будет не так просто.
        Вторая дверь, выглядевшая ветхим деревянным атавизмом минувшей эпохи, на самом деле была изготовлена из титано-карбонового сплава, также, как и вмонтированная в стены рама. Захлопнув ее, трижды повернул ключ по часовой стрелке и один раз - против. Ключ нагрелся в руках, из замка послышалось тихое шипение - через пятнадцать секунд его внутренняя часть полностью расплавится, превратившись в однородную массу, а еще через пять - застынет, намертво блокируя замок и возможность взлома.
        Я уже задвигал последний засов, когда в дверь забарабанили удары.
        - Вацлав! Откройте!
        Я замер. Голос принадлежал подполковнику Червоному, одному из кураторов проекта.
        - Вацлав, я знаю, что вы меня слышите, - продолжал Червоный. - Прошу вас, не делайте глупостей. Вас умышленно ввели в заблуждение! На самом деле, вам ничего не грозит. О вашей конспиративной самодеятельности нам прекрасно известно - поверьте, это не повод для паники. В конце концов, мы могли взять вас под стражу давным-давно, если бы хотели этого. Все, что нам сейчас нужно - это чтобы вы продолжали работу в штатном режиме.
        - Тогда зачем вы здесь? - вырвалось у меня.
        - Затем, чтобы вы не натворили дел, - голос подполковника звучал устало. - Это в целях вашей же безопасности и сохранения проекта. Даю вам слово, что вам ничего не угрожает - просто откройте дверь, и поговорим спокойно. Пора уже положить конец вашим играм в шпионов, ей богу, сколько можно. Вам самому не надоело жить и работать в таком напряжении?
        Я заколебался. Слова Червоного звучали разумно и успокаивающе - он говорил ровно то, что я хотел услышать, во что хотелось верить. Все это - всего лишь нелепое недоразумение, которое лучше всего забыть, как страшный сон, и спокойно вернуться к обычной жизни, любимой работе, нормальному общению с коллегами, без этих дурацких псевдонимов и тайных встреч…
        И именно это меня остановило. Из опыта общения с сотрудниками спецслужб, хоть и не такого богатого, но достаточно яркого, я вынес для себя одно - если ты начинаешь им доверять, значит - тебя уже держат на крючке. Они всегда говорят именно то, что ты хочешь услышать. И ты веришь им, просто потому, что хочешь, чтобы это было правдой.
        Но правда была в том, что Квасир пропал.
        Подполковник продолжал говорить, однако, я уже вернулся в комнату.
        Утилизатор, управившийся с телефоном, плотоядно помаргивал красным индикатором.
        Я скормил ему флэшки и диски, лежавшие на столе, выгреб из шкафа папки, и отправил их следом. Последнюю, самую тонкую, из синего пластика, на несколько секунд задержал в ладонях. Здесь была самая душа проекта, то, с чего все только начиналось - наброски, чертежи, записки…
        - Вацлав!
        Голос подполковника, усиленный стереодинамиками, заставил меня вздрогнуть.
        - Ваше упорство только вредит вам, вы усложняете ситуацию! Электронная система вашего дома взята нами под контроль, вы все равно ничего не успеете. Последний раз прошу вас проявить благоразумие и добровольно открыть дверь. В противном случае мы будем вынуждены применить крайние меры!
        Значит, наружная дверь ими уже вскрыта. Похоже, Артур не учел, что технические возможности спецслужб на порядок превосходят стандартное оснащение обычных полицейских нарядов.
        Остается надеяться, что им придется повозиться со второй дверью.
        Я шагнул к утилизатору и выругался. Красный индикатор погас, аппарат был заблокирован.
        Черт! Быстро же они среагировали. Хорошо, что осталась только папка с бумагами.
        Достав зажигалку, я поднес огонёк к листам, и они тут же схватились разноцветными языками веселого пламени. Пластик шипел и плавился, и вместе с ним расплывались уродливыми черными потоками буквы на папке: «ИМИР».
        Горящую папку я бросил в угол - туда, где находился транслятор сигнала.
        Теперь - пора!
        Сев в кресло, я ощутил странный прилив сил и подъем - меня охватила какая-то отчаянная, бесшабашная удаль. А может быть, это был естественный для ученого азарт перед уникальным экспериментом. Я закрыл глаза, откинулся на спинку кресла, и нащупал имплант под кожей на левом запястье.
        Голубоватое, полупрозрачное облачко коснулось головы.
        «Готов?» - прозвучал безмолвный голос в голове.
        «Да!»
        Привычное покалывание в затылке, белые вспышки перед глазами. Воздух задрожал и уплотнился, на возникшем перед глазами виртуальном табло побежали белые строчки текста.
        «Внимание, процесс погружения активирован! До окончания трансформации 10…9…8…»
        От грохота взрыва в коридоре у меня заложило уши, кресло тряхнуло и едва не опрокинуло.
        Я вцепился в подлкотники, закусив губу, сердце бешено колотилось.
        «5…4…»
        Топот сапог, шипение раций, крики за моей спиной.
        «3…2…»
        - Вацлав, нет!
        «1… Внимание! Обнаружена системная ошибка! Несоответствие параметров переноса исходно заданным условиям! Все равно завершить перенос? Да/Отменить?»
        «ДА!»
        Чья-то рука хватает меня за плечо, кажется, я падаю с кресла, и проваливаюсь куда-то…

* * *
        Твою ж дивизию! Подполковник Червоный растирал онемевшую от полученного разряда кисть.
        За его спиной замерли агенты и сопровождавший их полицейский патруль.
        Взгляды всех присутствующих были прикованы к голубоватому облаку, в котором на глазах растворялся силуэт человеческой фигуры.
        - Ни хрена ж себе! - негромко вырвалось у кого-то.
        Подполковник вздохнул. - Полагаю, нет необходимости разъяснять, что любая информация, полученная в ходе данной операции относится к категории особой секретности? - мрачно бросил он.
        - Товарищ полковник! - один из агентов, козырнув, протянул оплавившуюся пластиковую массу. - Вот, объект пытался уничтожить это перед своим… уходом.
        Подполковник осторожно положил на стол еще тлеющие остатки папки. Большая часть бумаг, находившихся в ней, сгорели, остались лишь обугленные фрагменты с едва различимыми обрывками формул.
        - Что ж, - пробормотал подполковник, хмурясь. - Посмотрим, удастся ли выжать хотя бы что-то из этого…
        Глава 1
        Двадцать лет спустя.

* * *
        - С днем рождения!
        Мультяшный ёжик с букетом ромашек возник в воздухе перед моим лицом, застенчиво улыбаясь.
        Прежде чем я успел сонно проморгаться, букет выстрелил салютом, цветки сложились в сердечко, и, посверкав огнями, растаяли в воздухе.
        - Очень мило, - пробурчал я, подавляя зевок.
        С плавным жужжанием к кровати подрулил «зарядник» - полупрозрачный столик, напичканный аккумуляторами и электроникой.
        Полностью заряженный корсет переливался сытым зеленоватым цветом. Обернуть его вокруг пояса всегда требовало с утра некоторых усилий. Имплант под кожей едва слышно щелкнул, подключаясь к внешнему датчику и позвонки привычно кольнуло щекочущим разрядом.
        По спине начало разливаться горячее тепло возвращая чувствительность ногам. Непроизвольно дернулись ступни - двигательный контроль тоже начинал восстанавливаться.
        Теперь пришла очередь пластикового стакана, наполненного опалесцирующей электролитной смесью. На вкус содержимое было солоноватым, с нотками мяты, которую за многие годы я начал тихо ненавидеть. После половины стакана нужно было проглотить две ярко-оранжевые капсулы с аминокислотами, что обычно давалось с трудом, поскольку ломать их категорически воспрещалось, а глотательный рефлекс с утра работал плохо. Сегодня мне удалось справиться с ними без особых усилий; допив остатки электролита, я поднялся с кровати - мышцы включились в работу и подчинялись сигналам мозга.
        - Доброе утро, Ежи!
        Алиса расположилась в массажном кресле, подобрав ноги под себя. Из-под короткого платья вызывающе сверкали идеальные коленки. - Поздравляю с достижением возраста социального совершеннолетия!
        - Спасибо. - Я сделал пробный шаг, проверяя координацию и равновесие.
        - Завтрак будет готов через пять минут! - сообщила Алиса, хотя я и так это прекрасно знал. - Уровень дорожного трафика - четыре балла. Расчетное время маршрута дом - «InjerixCare» - двадцать четыре минуты.
        - Угу. - Я направился в ванную, игнорируя дальнейшие предложения ознакомиться с поступившей корреспонденцией, просмотра ленты новостей и уведомлений.
        - Ежи, ты забыл браслет! - раздалось мне вслед.
        Вообще-то, я оставил его специально.
        - Мне двадцать один год! - откликнулся я вслух.
        - Ежи, достижение возраста совершеннолетия, при твоем заболевании, не отменяет необходимости ежедневного физического мониторинга! - безапелляционно возразила Алиса. - Утренний статус-чек является строго обязательным!
        Пришлось, скрепя сердце, вернуться и надеть на запястье электронный браслет из черного пластика. Матовая поверхность индикатора загорелась синим - жидкокристаллический рецептор считывал сигналы с вшитого в запястье чипа.
        Алиса замерла, анализируя информацию.
        - Пульс семьдесят пять, артериальное давление сто двадцать на семьдесят, уровень глюкозы - три и восемь миллимоль на литр… - забубнила она негромко.
        Подавив раздражение, я вернулся в ванную.
        Похоже, мои надежды не оправдались, и избавиться от параноидального режима контроля виртуального опекуна мне не удастся, даже будучи социально совершеннолетним. Еще одно разочарование в день рождения.
        Я вообще не люблю этот день. Сколько себя помню - он приносил одни лишь разочарования.
        Начиная с самых ранних воспоминаний, в интернате, где именинникам полагалось хоровое поздравление от воспитанников, после утренней линейки, а в качестве подарка - неизменный торт-суфле. С тех пор я терпеть не могу суфле.
        Позже, уже в старших классах, мои сверстники могли воспользоваться правом на посещение развлекательных центров, проводя свои дни рождения в луна-парках, гипермоллах, и даже (если удавалось улизнуть от воспитателей) клубах. Меня же, из-за «соматических проблем» могли выпустить разве на прогулку по интернатскому скверу, и то под строгим надзором педагогов.
        Когда мне исполнилось восемнадцать, государство выделило квартиру, однако, вожделенной свободы я так и не ощутил - просто вместо живых интернатских воспитателей меня стали контролировать воспитатели электронные. Виртуальный помощник «Алиса» - бюджетная модель одной из самых старых линеек, усовершенствованного типа. Встроенный модуль включал в себя обязательный контроль режима дня, питания, мониторинг соматических параметров, психического статуса и ряд других опций.
        Отчеты о приеме лекарств, физической активности, регулярности исполнения предписаний - ежедневно отправлялись в центр социального надзора за людьми с ограниченными возможностями. Помимо медицинского контроля, это означало также и контроль социальный - здоровый образ жизни, исключение вредных привычек, соблюдение предписаний инспектуры.
        С одной стороны, это - обоснованная мера, ведь в лечение каждого пациента с тяжелой формой спинально-мышечной атрофии государство вкладывает огромные деньги. Один корсет стоит шестизначную сумму. С другой, иногда осознание того факта, что твое здоровье - словно кредит, который тебе предстоит выплачивать всю оставшуюся жизнь, делает эту самую жизнь практически невыносимой.
        Нет, я не жалуюсь, конечно - видел ребят, у которых все было гораздо хуже, чья жизнь вообще проходила в виртэкране с мыслеуправляемым интерфейсом. Просто объясняю, почему не очень-то люблю отмечать дни рождения.
        Зубная щетка, мягко вибрируя, массировала десны.
        - Ежи, на верхнем левом премоляре выявлена начальная эрозия, - сообщила Алиса. - Я записываю тебя к стоматологу на среду, во вторую половину дня. Тебе также следует поторопиться, до выхода из дома, согласно графику, остается шестнадцать минут.
        Выйдя из дома, я сел в дожидавшийся меня серебристый электромобиль. Активировал панель управления прикосновением руки, и, скрестив пальцы, попробовал перевести в ручной режим.
        Фигушки.
        «Запрос на перевод управления в ручной режим не может быть выполнен. Причина - недостаточный уровень прав. Ссылка: «положение об управлении транспортными средствами лицами с ограниченной дееспособностью, параграф 5, п.3, п/п1»
        Еще одна надежда рухнула - разрешение на самостоятельное вождение, на которое я рассчитывал еще в восемнадцать, теперь откладывалось и вовсе на неопределенный срок. Можно, конечно, подать апелляцию, но это означает повторное прохождение целого круга комиссий, сбор справок, и последующее рассмотрение, которое может занять месяцы. Да и результат, судя по тому, что социальная инспекция заблокировала доступ, будет таким же.
        Значит, кататься мне по-прежнему можно только на автопилоте, по согласованным маршрутам, коих, собственно, было немного. «Дом - работа» - один из них.
        Подтвердив маршрут, я откинулся на спинку кресла и надвинул на глаза виртуальные очки.
        Раздраженно смахнул мигающую поздравительную надпись, уставился в меню выбора программ. Что у нас сегодня? О, премиальные пробные версии в качестве подарка. Ну, все лучше, чем набившие оскомину стандартные пакеты «Столицы мира», «Восход солнца» и «Дождливый день».
        Выбираю «Сафари», активирую, подтверждаю уведомления о возможных побочных эффектах - и за окном расстилается африканская саванна. Бескрайняя желто-зеленая степь, с редкими кустарниками и деревьями. В безоблачном голубом небе парит не то гриф, не то стервятник. Вдалеке пасутся жирафы, с другой стороны видно стадо антилоп, преследуемое львом.
        Электрокар (он теперь выглядел как джип с открытым верхом) притормозил, пропуская неторопливо шествующих слонов - видимо, встал на светофоре.
        За разглядыванием африканской живности дорога пролетела незаметно. Конечный пункт назначения в виртуальной реальности соответствовал кемпингу, по достижении которого картинка пропала, сменившись приглашением приобрести полный пакет с расширенной версией, включающей редкие виды животных, максимальное приближение и 5D эффект.
        «InjerixCare», крупнейшая страховая компания, специализирующаяся в области биомедицинских технологий, располагалась в двадцатичетырехэтажном здании бизнес-центра, занимая шесть верхних этажей.
        Департамент обработки обращений клиентов, в котором работал я, в соответствии с установленной иерархией, располагался на самом нижнем из них. Плексигласовые двери бесшумно распахнулись, пропуская меня в «опен-спейс-рум», как официально принято называть на корпоративном языке небольшую комнатушку, разделенную прозрачными перегородками.
        Алекс, мужеподобного вида тетка с бульдожьей челюстью, встретила меня неодобрительным взглядом. Будучи начальником отдела, она обычно приходила в офис задолго до начала рабочего дня, и считала опоздавшими всех, кто появлялся позже. Правда, учитывая, что весь наш коллектив состоял из трех человек, ей поневоле приходилось с этим мириться - мне, как сотруднику-инвалиду, и, фактически, единственному работнику, делать замечания она не могла. Что касалось древнего Спиридона Трофимовича, то его присутствие в офисе носило чисто номинальный характер - своего рода, памятник эпохи.
        Официально, он занимал должность эксперта, однако, большая часть кейсов рассматривалась по утвержденному алгоритму правил страхования, а для серьезных случаев существовал юридический департамент, располагавшийся двумя этажами выше, так что большую часть времени Трофимыч проводил за решением японских кроссвордов и судоку, да чтением книг на старомодном FB2-ридере.
        Одно время Алекс пыталась убрать деда, но сверху ей дали понять, что заслуженный ветеран компании имеет право на свою скромную синекуру, и ей пришлось оставить его в покое, довольствуясь мелкими поручениями, вроде регистрации обращений и ведения каталогов.
        - Ежи! - обрадовался заскучавший в обществе Алексы словоохотливый Трофимыч. - Именинник наш!
        Я вздохнул про себя. Ну, конечно. Корпоративная рассылка, официальная открытка от руководства и мотивирующий стикер.
        - Совсем взрослый теперь, а? - не унимался дед, многозначительно подмигивая.
        - Да, взрослее некуда, - вяло отшутился я, кивая в ответ на сдержанно-кислое «Поздравляю!» Алексы.
        - Эх, где мои двадцать лет! - мечтательно посетовал Трофимыч, явно настроенный поностальгировать на эту тему. - В наше время все по-другому было! Тогда и совершеннолетие не в двадцать один, а в восемнадцать лет считалось - взрослели быстро! А отмечали как! Не в этих ваших виртуальных клубах - живьем встречались, и гудели будь здоров! Уши, помню, драли, именинникам - был такой обычай…
        - И хорошо, что был! - вмешалась Алекс. - Ежи, я отправила тебе список кейсов с отказами - нужно отправить ответы по всем сегодня, желательно до обеда. Успеешь?
        - Да, должен, - кивнул я, прокручивая строки номеров. Около двух десятков - в принципе, как раз уложиться в срок.
        «InjerixCare», будучи дочерней компанией «InjerixBio» - мирового производителя нейроимплантов и биочипов, занималась страхованием рисков, связанных с биотехнологиями и здоровьем.
        Учитывая масштабы потребления продукции и сведенные, со временем, к минимуму, побочные эффекты, финансовый оборот компании лишь немногим уступал обороту от самой торговли.
        Тема нейрофизиологии и биоинженеринга, отчасти, по понятным причинам, в свое время увлекла меня еще в старших классах интернатской школы, преподавательский состав которой по праву считался одним из лучших - деньги меценатов это позволяли.
        Наш учитель биологии проникся ко мне особой симпатией, и с удовольствием помогал мне готовиться к поступлению в медицинский университет, однако в отделе абитуриентов меня ждало разочарование - заключение медицинской комиссии было неудовлетворительным, и мне посоветовали попробовать себя в науке, т. е. - подать документы на биологический факультет одного из ведущих ВУЗов, конкурс в которых последние десять лет держался стабильно не ниже двухсот пятидесяти человек на место. Попасть туда без связей, или больших денег было попросту нереально, даже учитывая мои льготы, как инвалида.
        Опять-таки, по совету школьного биолога, я решил попробовать обходной путь, устроившись на работу в одну из компаний холдинга «Injerix», где, при определенной доли везения и заинтересованности компании, можно было в перспективе получить грант на обучение по профильной специальности с гарантированным дальнейшим трудоустройством.
        Социальная инспекция долго обрабатывала мой запрос, пока, наконец, не нашла вакантную должность оператора в департаменте клиентского сервиса «InjerixCare». Понятное дело, к науке эта позиция относилась примерно в той же степени, что позиция уборщика, однако, это была хотя бы призрачная возможность.
        Я вздохнул, и пробежался по списку, присланному Алекс.
        Так, что тут у нас?
        Жалоба от «франка» (так мы между собой называем владельцев имплантов) на недостаточно яркую цветовую гамму и ограниченные поля зрения, после установки зрительного биопротеза в затылочные доли (пометка Алекс - «см. технические характеристики импланта») - тут все стандартно, бюджетная модель, устанавливаемая по ОМС, случай не страховой.
        «Чипер» (владелец электронного чипа), претензия с требованием возмещения ущерба - сбой работы виртуального управления системами дополненной реальности, с поломкой чипа и отеком запястья (помарка Алекс: «ответить стандартным уведомлением, кейс направить безопасникам - скорее всего попытка несанкц. доступа»).
        Да, непонятно на что парень рассчитывает: краш чипа - это по любому, либо паленый контрафакт, либо попытка взлома виртуального доступа к защищенным системам, вроде банкоматов, или ВИП-зон. Вычисляется на раз, но некоторых все-равно не останавливает.
        О, а это уже интересней - досудебная претензия. Женщина, импланты груди (размер Unix, регулируемый), чип управления виртуальным помощником, модель «Артур Home Edition Pro» - утверждает, что в процессе, хм, эксплуатации модели, обнаружила у себя признаки беременности, которые подтвердились при медицинском обследовании. Затребованный объем возмещения морального ущерба - один миллион кредитов. Сумма, подлежащая взысканию через суд в случае отказа - десять миллионов.
        Однако, аппетиты у дамочки немалые. Приписка Алекс: «стандартный ответ по форме 01. Комм. юр. отдела: рекомендовать клиентке обращение в органы п/порядка с заявлением о факте сексуального насилия»). С юмором ребята…
        Постепенно, я погрузился работу и почти отвлекся от одолевавшей меня хандры, так что время до обеда пролетело незаметно.
        Уже перед самым перерывом пришло еще одно корпоративное уведомление - приглашение в отдел кадров.
        Я насторожился - персонал моего уровня в кадры, практически, не вызывают никогда - все вопросы решаются через начальников отделов. Какова должна быть причина персонального вызова работника низшего звена - я не мог представить даже приблизительно. Судя по выражению лица Алекс - она тоже.
        Уже в холле, в ожидании лифта, меня вдруг кольнуло сумасшедшей, захватывающей дух мыслью - что, если это - пересмотр моего статуса и перспектива повышения?! Конечно, мысль была слишком хороша, чтобы быть правдой, но на какой-то короткий миг, я безумно хотел в неё поверить. Пусть даже не повышение - хотя бы перевод в отдел, имеющий хотя бы косвенное отношение к науке, где у меня будет шанс проявить себя. Разве не это было главной целью моего обращения в социальную инспекцию? Так почему бы сейчас, в день долбанного совершеннолетия, им не пойти навстречу мне хотя бы в этом!
        Словом, мне удалось почти убедить себя в том, что меня ждут хорошие новости. Разумеется, я глубоко заблуждался.
        Глава 2
        Отдел кадров поражал воображение размерами и роскошью дизайна. Огромный, просторный и светлый холл - не чета нашему «руму». Вместо потолка - плазменная панель, имитирующая небо в облаках, стены - натуральные трехмерные пейзажи; гибридные рабочие места, оборудованы виртэкранами последних моделей, поддерживающих управление через нейроинтерфейс.
        Визатор считал мою пластиковую карту и одобрительно моргнул зеленым.
        Ко мне навстречу, на высоких каблуках, уже спешила, сверкая ослепительной улыбкой, молодая девушка-секретарь.
        - Вы - Ежи Полански? - уточнила она, хотя моё имя уже высветилось у неё на планшете. - Идемте, Арахна Витальевна ждет вас.
        Арахна, она же начальница отдела кадров, по слухам, приходилась родственницей едва ли не одному из главных акционеров «InjerixCare», и занимала высокую ступень в корпоративной иерархии.
        Меня она встретила на фоне пламенеющего во всю стену заката над фешенебельным пляжем.
        - Ежи Полански, - утвердительно произнесла она, кинув на меня беглый взор поверх виртуальных очков.
        Лицо и руки её были покрыты ровным шоколадным загаром, а густые черные волосы, вопреки корпоративным стандартам, небрежно рассыпались по плечам.
        Небось, еще и брызги соленых волн чувствует, и крики чаек слышит, в своем 5D кресле. Полный эффект погружения. Интересно, а я как в ее реальность интегрирован? В виде местного туземца?
        - Присаживайтесь, прошу вас! - она кивнула в сторону белого кожаного кресла напротив. - Вы, наверное, гадаете, почему я вас вызвала?
        Я кивнул, мысленно пытаясь угадать ее возраст. Выглядела она немногим старше меня, но, учитывая возможности современных биотехнологий, ей могло быть с тем же успехом и сорок, и пятьдесят, и вообще сколько угодно лет.
        Арахна одарила меня мимолетной улыбкой, которую я определенно видел у одной из популярных телеведущих.
        - Не волнуйтесь, повод приятный. У меня для вас хорошие новости.
        Я подался вперед, с трудом скрывая охватившее меня волнение. Неужели, все-таки, перевод?!
        - Как вы знаете, компания «InjerixCare» является частью холдинга «Injerix», - начала Арахна, - который занимается производством высокоуровневых нейроимплантов и биологических чипов. Полагаю, вам, как никому другому, должна быть известна ценность нашей продукции.
        Я осторожно кивнул снова, еще не понимая, к чему она клонит.
        - В следующем месяце, - голос Арахны звучал торжественно-монотонно, словно на официальном докладе, - мы выпускаем на рынок несколько новых моделей наших главных линеек. В первую очередь, конечно, это - нейрокорсеты, вроде того, который носите вы. Новая модель изготовлена из усовершенствованного сплава, что облегчает ее вес, у нее существенно увеличен автономный режим, а также обновлен дизайн. Мы рассчитываем на высокие продажи, и, в рамках маркетинговой подготовки, запускаем серию рекламных клипов.
        Арахна сделала торжественную паузу.
        - Руководство посчитало целесообразным привлечь к съемкам людей с ограниченными возможностями, работающих в холдинге! Их у нас немало - не менее пяти процентов штата, но вы - единственный обладатель такой редкой и профильной патологии!
        Последние слова она произнесла почти с восхищением.
        Вот оно что. Им просто нужен инвалид, который будет эффектно смотреться в кадре.
        - Разумеется, участие будет оплачено, - спохватилась Арахна, по-своему истолковав мое выражение лица. - Точная сумма будет озвучена непосредственно перед заключением контракта, но, можете ориентироваться на гонорар размером около десяти ваших месячных окладов.
        - Арахна Витальевна, - заговорил я, осторожно подбирая слова, - спасибо за предложение, но…
        Она удивленно вздернула тонкие брови. - Но…?
        - Но не могли бы мы обсудить возможность моего перевода, - собравшись с духом, выпалил я. - Понимаете, мне очень нужно…
        Путаясь и сбиваясь, я стал объяснять, почему для меня так важен перевод, про возможность получения гранта и обучения в ВУЗе, однако, наблюдая, как меняется её лицо, осёкся.
        - Ежи, - проникновенно сказала Арахна, - ваши амбиции и увлеченность мне искренне импонируют. Однако, - по губам скользнула снисходительная улыбка, - вы же неглупый юноша, и отдаете себе отчет в том, что компания, в первую очередь, заинтересована в максимально эффективных инвестициях.
        Видя мое недоумение, она вздохнула.
        - Решение о выдаче грантов принимается на основании всестороннего анализа потенциала кандидатов, и, при всем сочувствии к вашему… мм… состоянию, у вас просто нет шансов - вы просто не пройдете даже базовый отбор по социальному статусу. И дело даже не в отсутствии у вас какого-либо дополнительного образования, или вашей инвалидности - выпускников интернатов вашего профиля система отсеивает в принципе. Он ведь у вас коррекционный, если не ошибаюсь?
        Я сидел, опустив голову, кровь прилила к щекам, сердце колотилось. Получается, мало мне клейма инвалида, так еще и пометка о статусе интерната будет вечно преследовать меня?! Коррекционный… Да, но ведь нам всегда внушали, что это означает лишь дополнительные программы для детей с ограниченными возможностями, говорили о равных правах и перспективах. О комплексной социальной поддержке и прочей ерунде, которая на поверку вышла боком.
        - Так вы согласны, - донесся до меня сквозь пелену тумана голос Арахны, - принять участие в нашем рекламном проекте?
        Наверное, мне не следовало торопиться. Скорее всего, даже наверняка, в любой другой день я не задумываясь принял бы предложение - все-таки, тысяча кредитов на дороге не валяется, и лишней точно не будет. Однако… это был мой день рождения.
        - Нет, - сказал я, перебивая продолжавшую что-то вещать Арахну.
        - Что? - она недоуменно взмахнула ресницами.
        - Спасибо, нет, - повторил я. - Мне не интересно. Попробуйте найти какого-нибудь другого паралитика.
        Арахна непонимающе нахмурилась. - Ежи, мне кажется, вы несколько эмоционально восприняли мои слова. Предлагаю вам спокойно все обдумать…
        Но я уже встал с кресла. - Всего доброго, - твердо сказал я и вышел.

* * *
        - Сюрприз! - радостно выкрикнул Трофимыч, когда я зашел в кабинет.
        На столике перед ним красовалась матовая бутылка шампанского и распечатанная коробка с тортом-безе. Я подавил вздох.
        - Мы тут решили немного отметить твое совершеннолетие, - засуетился Трофимыч, - вот, так сказать, небольшой фуршет!
        Я машинально отметил про себя, что Трофимыч предусмотрительно взял сорт вина, к которому была неравнодушна Алекс. Хитрый, однако, дед!
        И, всё-таки, такое неожиданное внимание было приятно.
        Трофимыч споро откупорил бутылку и пузырящийся напиток с шипением полился в помытые ради такого дела корпоративные кружки.
        - Ну, будь здоров! - кратко высказался Трофимыч. - Успехов тебе, Ежи, всяческих! Он поднял кружку. Алекс, с несколько натянутой улыбкой присоединилась к нему. - С днем рождения, Ежи!
        Я кивнул, поднося шампанское к губам, и в ту же секунду браслет на запястье взорвался противным писком, тревожно пульсируя красным.
        - Внимание! Обнаружено превышение допустимого содержания алкоголя в жидкости! Внимание! Концентрация этилового спирта - двенадцать с половиной процентов!
        Я вздрогнул, едва не расплескав содержимое.
        Трофимыч испуганно шарахнулся в сторону. - Фу ты, зараза!
        Алекс покачала головой. - Хороши же мы! Ежи, тебе ведь действительно нельзя. О чем я только думала!
        Я стиснул челюсти. Да в конце-то концов?! Мало мне ограничения в водительских правах, учебе, получения гранта, так теперь еще и это?! Пусть социальщики катятся ко всем чертям - терять мне уже все-равно нечего!
        Невзирая на продолжавший надрываться браслет, я решительно опрокинул кружку в себя.
        - Внимание! Зафиксирован факт употребления алкоголя! Уровень этанола в крови…
        Я снял браслет и выключил его. Вот так. Нужно было сделать это еще с утра.
        Трофимыч неопределенно крякнул.
        Алекс нахмурилась. - Ежи, тебе, действительно, не следовало…
        Не обращая на неё внимания, я прошел на свое место и сел за монитор.
        Алекс вздохнула. Трофимыч, с растерянным и виноватым видом собирал кружки.
        Остаток дня прошел в непривычной тишине. Алекс, видимо, решила меня не трогать, и больше ничего не присылала, а Трофимыч, в кои-то веки, уткнулся в монитор, изображая работу.
        Впрочем, по большому счету, я занимался ровно тем же, разбирая старые кейсы, накопившиеся долги, и мечтая лишь о том, чтобы этот день поскорее закончился.
        Мигнул значок уведомления входящей корпоративной почты. Очередное поздравление?! Нет уж.
        Я открыл папку, намереваясь сразу отправить письмо в корзину, но это было сообщение от Трофимыча. Я и не знал, что он умеет пользоваться электронкой.
        Поймав мой удивленно-вопросительный взгляд, он отчаянно засемафорил бровями, кося глазами на экран - «прочти, мол!»
        Пожав плечами, я открыл сообщение. Там оказалось всего одно слово: «Посмотри!» и ссылка на внешний ресурс. Что там дед еще придумал? Я заколебался, не удалить ли сразу письмо от греха, но любопытство пересилило, и я кликнул ссылку.
        К моему удивлению, вела она не на развлекательный портал, или картинки с ёжиками, а на сайт федерального научно-исследовательского центра нейробиологии и генной инженерии имени Д.А. Когана.
        Крупнейший центр страны, и главная база большинства клинических исследований «InjerixBio».
        Хм. Я пробежался глазами по странице - неужели дед нашел там открытую вакансию?!
        Страница была посвящена планируемым мероприятиям и проектам, и я уже, разочаровавшись, хотел закрыть её, когда взгляд зацепился за объявление, первые же строки которого заставили мое сердце учащенно забиться.
        «Кафедра нейрогенетики и молекулярной кибернетики объявляет о наборе добровольцев в группу экспериментального лечения наследственных заболеваний и врожденных генетических дефектов. Участие в эксперименте оплачивается, отбор проводится на основе молекулярной диагностики. В случае развития осложнений выплачивается страховка. Для подачи заявки на участие необходимо заполнить форму по ссылке. Обратите внимание, что, для проверки совместимости ДНК, необходимо заверить форму биопаттерном».
        Хм. Моё заболевание, формально, подходит под указанные категории. Но что за экспериментальное лечение? Да еще - страховка в случае развития осложнений… Каких осложнений? Я задумчиво водил виртуальным курсором по экрану. С другой стороны - чем я рискую? Да и не факт, что меня вообще выберут - вон, еще тест на совместимость какой-то…
        Я размышлял, а рука уже кликнула ссылку на форму заявки.
        Пунктов в ней было немало, к тому времени, как я закончил, до конца рабочего дня оставалось меньше часа. Для того, чтобы прикрепить к письму биопаттерн, пришлось снова одеть ненавистный браслет.
        Подтвердив отправку формы, я разочарованно выдохнул - моя заявка была зарегистрирована под номером 22470. Можно было не тратить время…
        - Ежи, - Алекс глядела на меня с несвойственным ей участливым выражением лица. - Думаю, сегодня тебе можно уйти пораньше…
        Что ж, меня это вполне устраивало.
        Трофимыч нагнал меня в коридоре.
        - Ежи, ты уж извини старика, - расстроенно заговорил он, - я ведь как лучше хотел, кто ж его знал, что оно так получится! Там ведь и градус-то - никакой, чего эта хреновина твоя так взбеленилась…
        - Ничего, Спиридон Трофимович, - я махнул рукой. - Всё норм. Спасибо за ссылку.
        - А, отправил заявку, все-таки? - обрадовался Трофимыч. - Я тут от огорчения искать стал чего-нибудь, чтобы, значит, систему эту обойти - и вот, увидел объявление. Ну, думаю - надо Ежи показать!
        - Там желающих - уже два десятка тысяч, - вздохнул я. - Но, все-равно - спасибо.
        Я хотел идти дальше, но неугомонный дед ухватил меня за рукав.
        - Погоди, Ежи… Я тут… Подумал вот… - он смущенно закряхтел и протянул мне свой допотопный FB2 ридер. - Подарок.
        - Да что вы, Спиридон Трофимович! - мне неудобно было огорчать старика. - Не нужно!
        - Возьми, - почти жалобно сказал Трофимыч. - У меня еще есть, а тут я тебе книжек хороших подобрал, полезных… Знаю, у вас, молодых, сейчас всякие там виртуалы, с музыкой и в три-дэ…Но ты попробуй - не пожалеешь! Тексты - они, для работы мозгов, очень полезны…
        Скрепя сердце, мне пришлось принять, в общем-то, ненужный подарок. Трофимыч, судя по всему, даже не подозревал, что 3D формат электронных книг давно канул в лету, а на смену ему пришли 4 и 5D форматы, и даже виртмод с полным погружением в виртуальную реальность оцифрованной версии книги.
        По пути домой повторно любоваться на виртуальную саванну мне не хотелось, поэтому, запустив автопилот, из любопытства, все-таки открыл ридер.
        Хм. Специфический, однако же у деда вкус - фантастика, фэнтези, мифы. Азимов, Брэдбери, Желязны, Толкиен, «Сага о Нибелунгах», «Старшая Эдда»…
        Было непривычно листать страницы с помощью кнопок, а плоские двумерные изображения хотелось постоянно активировать. Читать не хотелось, поэтому я просто щелкал по книжкам, рассматривая обложки.
        Самой интересной была последняя - золоченая надпись «Песни богов» вилась лентой над огромным деревом, крону, ствол и корни которого окружали сферы, изображающие миры.
        Внутри каждого мира виднелись фигурки людей, или животных, и еще каких-то фантастических существ, рядом на флаге рунами, по-видимому, обозначалось название. В низу дерева вокруг корней кольцами обвивалась гигантская змея, а над кроной в небесах парил орёл.
        - Поездка завершена! - объявил автопилот. Я и не заметил, как пролетело время.
        Алиса встретила меня возмущенно скрестившей руки на груди, и с выражением крайнего негодования на лице.
        - Уровень алкоголя ноль-двадцать пять промилле в крови! - обличающе объявила она. - Ежи, это недопустимая концентрация! Мне пришлось передать информацию в органы социального контроля!
        Я вздохнул. Эмоции, только начавшие успокаиваться, вновь захлестнули меня.
        - Я вынуждена напомнить, - безапеляционно продолжала Алиса, - что, согласно постановлению об опеке, лицам с заболеваниями категории А, категорически воспрещается употребление алкогольсодержащих напитков, а также любых веществ, способных оказывать раздражающее влияние на нервную систему…
        - Знаешь что? - не выдержал я. - В таком случае, почему бы тебе не заткнуться? Потому что в данный момент именно ты оказываешь на мою нервную систему исключительно раздражающее влияние!
        Алиса моргнула и уставилась на меня. - Ежи, твоя эмоциональная лабильность может быть следствием приема высоких доз этанола. Тебе следует лечь. Я свяжусь с наркологическим центром и проведу процедуру детоксикации. Если хочешь, могу поставить релаксирующую музыку.
        Вместо ответа я взял пульт и деактивировал виртуальный режим.
        Алиса, беззвучно шевеля губами, растворилась в воздухе.
        Потом, конечно, будет дуться, но это уже как-нибудь переживу.
        Пискнул, выходя из гибернации, режим «умного дома». Конечно, я все равно остаюсь под наблюдением, возможно, даже более пристальным, поскольку отключил виртуального опекуна, однако, хотя бы вечер проведу без назойливых нотаций искусственного интеллекта.
        Завалившись на кровать, я уставился в потолок, где на матовом черном фоне медленно вращалась модель солнечной системы.
        Может, поменять картинку? Хотя нет, пусть ее крутится. Может, глядя на неё, сморит сон. Хотелось поскорее уснуть, чтобы этот день, наконец, остался позади.
        Возможно, так бы оно и было, если бы в этот момент не раздался звонок телефона.
        Глава 3
        Звонила Аська.
        Я подтвердил запрос на входящий виртконтакт, и в воздухе возникло слегка смазанное изображение коротко стриженой зеленоглазой брюнетки, с выбритыми висками и массивной серьгой-клипсой в левом ухе.
        - Ёжик! - радостно завопила она. - С днюхой! Представляешь, я чуть не забыла! Нет, ну, то есть, с утра, конечно, помнила - напоминалки там всякие, и все дела, но ты же не любишь, почему-то, когда я тебе на работу звоню, вот я и решила попозже, а потом вылетело из головы, ну и Сильва еще меня сбила - прикинь, у неё опять чувства к бывшему, и она, короче, по ходу, снова в депресняк скатится, ну вот, а я ей такая говорю - ты чо, дура, что ли, совсем…
        - Я тоже рад тебя слышать, - перебил я поток её излияний. - Спасибо за поздравление!
        - Какое поздравление? - не поняла Аська. - А, точно! У тебя же днюха! Слушай, Ёж, ну ты, вообще, скотина, конечно - мог бы и сам хоть иногда позвонить сестрёнке! Ты, кстати, теперь совершеннолетний, а я, между прочим, в группе риска, так что теперь ты вообще-то за мной должен присматривать…
        Я невольно улыбнулся.
        На самом деле, Аська мне не сестра, в смысле - не родная. Я ведь вообще ничего не знаю о своих родителях, кроме того, что они сдали меня в приют-интернат, после выявления диагноза. В этом смысле, мы с Аськой - родственные души, только её изъяли из семьи принудительно, тоже в младенчестве. Росли мы, сколько себя помню, вместе - малышами были в одной группе, потом, будучи постарше, я помогал ей с занятиями, а она, под присмотром воспитателей, возила меня в кресле-каталке по двору, еще когда не было корсета. Многие тогда принимали нас за брата с сестрой, и мы иногда подыгрывали им. Аське тяжело давалась учеба - ей ставили какой-то мудреный психоневрологический диагноз, включавший расстройства поведения, адаптации и кучу всяких синдромов. Из-за этого, у неё были вечные проблемы с воспитателями, особенно в старшем возрасте, так что, когда ей исполнилось восемнадцать, весь педагогический состав интерната вздохнул с облегчением и единодушно рекомендовал социальной инспекции переводить её на самостоятельное проживание. К тому времени Аська довольно неплохо разбиралась в компьютерах и даже закончила
какие-то курсы по прикладному программированию, так что, помимо пособия, могла подрабатывать фрилансом.
        - Насчет пригляда можешь особо не рассчитывать, - сказал я. - От моего совершеннолетия толку - ноль. Даже мобилем управлять не могу.
        - Как это? - удивилась Аська.
        - Да вот так, - мрачно ответил я, и коротко пересказал ей события сегодняшнего дня.
        Несмотря на всю свою импульсивность и взбалмошность натуры, Аська могла быть очень внимательным и чутким слушателем.
        - Козлы! - резюмировала она, когда я закончил. - Слушай, Ёж, наплюй на них, я всегда тебе говорила: вся эта мудацкая система - полный отстой! Знаешь что? Давай, заезжай ко мне и рванем в клуб! Отметим твою днюху, как полагается!
        Я с сомнением покачал головой. - Какой клуб, Ася? С моим статусом меня не в каждый супермаркет пустят, не говоря уже о всяких там злачных местах…
        - Ой, да брось, - Аська фыркнула. - По-твоему, только у тебя проблемы с доступом? Все давным-давно продумано! Места надо знать. Короче, засунь свой браслет куда подальше, бери таксу и дуй ко мне! У меня уже есть классный план… Ай, блин, не кусайся, сволочь!
        - Чего? - не понял я.
        - Да это не тебе… - Аська приглушенно выругалась и сунула в рот палец. - Тварь тут у меня одна, неблагодарная… В общем, всё, Ёж - мне еще собраться надо, а у меня и конь не валялся! Жми!
        И она отключилась.
        Я вздохнул. С Аськой - всегда так. Стукнет что-то в голову - и готова нестись куда угодно, вообще без тормозов. Самое интересное, что, каким-то невероятным образом, она умудрялась при этом всегда добиваться, чего хотела, игнорируя все запреты и ограничения. В этом смысле я ей немного завидовал. Социальщики, по-видимому, давно махнули на неё рукой, заблокировав все, что можно, однако, она прекрасно обходилась без поддержки государства, имея кучу друзей и сомнительных знакомых, в основном, из неформальных тусовок.
        И что, интересно, у неё там за живность? Последний раз, когда я был у Аськи, в доме были две собаки, четыре кошки и крыса. Аська состояла в какой-то общественной организации по борьбе за права животных, и регулярно таскала в дом всякое зверьё на передержку.
        Ладно, неважно. Все-равно, идея дурацкая. Чего я забыл в клубе? Я даже не очень представляю, что там вообще делать.
        Однако, от аськиного импульса было не так легко избавиться.
        С другой стороны - почему нет? Уснуть теперь все равно не получится, а коротать вечер за играми, или фильмами уже почему-то не хотелось. Идея попробовать что-то новое, казалась все более заманчивой, а если при этом получится обмануть социальщиков - то так тому и быть!
        Вот так, спустя четверть часа, я оказался в такси, направляясь на другой конец города.
        Звонок у Аськи, как обычно, не работал, пришлось стучать. Спустя какое-то время, за дверью послышалось шлепанье босых подошв.
        - Ёжик! - обрадованная Аська повисла на моей шее. - Молодец! Я уже подумала, что ты опять включишь умника, и проторчишь весь вечер со своей кибервумэн!
        - Я её дезактивировал, - буркнул я, проходя в квартиру.
        - Правда? - Аська обалдело покачала головой. - Крут! Ладно, я сейчас - носик попудрю!
        Она поправила сползшую на плечо лямку безразмерной майки, и ускакала в ванную.
        - Ты там располагайся! - крикнула она. - Я быстро!
        В квартире царил привычный кавардак. Небольшая студия, превращенная в логово, отражала внутренний мир хозяйки.
        Посреди комнаты - огромный надувной матрас с незаправленной мятой постелью и коробкой с кусками засохшей пиццы. Кресло, заваленное шмотками, старомодный торшер. Виртуальный экран во всю стену, несколько полуразобранных системных блоков - Аська сама собирала домашний пульт, и, как подозреваю, исключительно из нелицензионных комплектующих.
        Игровой пульт с модификациями вирт-эффектов, стопки дисков и терабайтников.
        На другой стене - планшетная доска, по-видимому, для работы; рядом, на полу - пепельница с окурками и несколько портативных планшетов, один - с разбитым вдребезги экраном.
        В кухонном углу - гора немытой посуды и куча мешков с мусором. Длинный узкий стол, одновременно служивший подоконником, был заставлен пакетами с животным кормом, консервами, брикетами быстрого приготовления и пивными банками, среди которых затесался одинокий горшок с чахлым ростком неизвестного растения.
        На горшке, нахохлившись, сидела на редкость безобразная птица. Длинная тонкая голая шея, маленькая голова с несоразмерно большим клювом, облезлая грудь.
        Птица настороженно косила круглым черным глазом на поначалу незамеченного мною тощего рыжего кота, затаившегося среди пакетов; его выдавал лишь кончик подрагивающего хвоста.
        Шугнуть, что ли? Сожрет ведь - Аська переживать будет…
        Но не успел я шагнуть к столу, как кот, подобравшись, прыгнул. Я непроизвольно скривился, ожидая разлетающихся перьев и жалобного писка, но птица, проворно вспорхнув, извернулась, и метко долбанула кота массивным клювом прямо в нос. Рыжий издал жалобный мяв, скатился со стола, попутно рассыпав мешок с кормом, и, прижав уши, дал дёру.
        Привлеченная шумом, из ванной выглянула полуголая Аська.
        - Что у тебя там происходит?
        Увидев рассыпанный по полу корм, она возмутилась: - Блин, Ёж, тебя на минуту нельзя оставить! Развёл мне тут бардак…
        - Это, вообще-то, зверьё твоё! - огрызнулся я. - И что это за лысое чучело?
        - Сам ты чучело, - Аська завернулась в полотенце и прошлепала к столу. - Это настоящий ворон, понял? Птенец ещё. Вчера на форуме написали - нашли под деревом, наверное, из гнезда выпал, спрашивали, не возьмет ли кто. Ну, я и забрала. Миленький, правда?
        Склонив голову, она попыталась провести пальцем по клюву птицы, на что та незамедлительно отреагировала клевком.
        - Ай! - Аська отдернула руку. - Ну, в общем, его еще приручать надо.
        Я деликатно кашлянул. - Ася, мы вообще сегодня идём куда-то?
        - М? - Аська недоуменно уставилась на меня, посасывая клюнутый палец. - Тьфу ты! Идем, конечно, просто ты меня все время дергаешь!
        Она схватила с кресла несколько шмоток и снова скрылась в ванной.
        - Слушай, Ёж, - донеслось оттуда через пару секунд, - а может, мы и Сильву заодно с собой прихватим? А то ей сейчас хреново, наверное, одной…
        Ну уж нет! Сильва, подруга Аськи, была фриковатой даже по её стандартам. Она считалась то ли готом, то ли панком - я так до конца и не понял. Бледная, с вечно расфокусированным взглядом и черно-белой косметикой на лице, почти постоянно пребывающая в депрессии, с очередными срывами, вплоть до попыток суицида. Меньше всего на свете сейчас я желал бы ее общества.
        - В другой раз! - сказал я вслух. - Хватит с меня и одной ненормальной спутницы.
        - Эгоист, ты, всё-таки, Ёж, - грустно сказала Аська, появляясь в дверях. - Зацикленный на себе нарцисс. Правильно тебя социальщики гнобят. Ну, как я выгляжу?
        Я окинул взглядом худенькую фигурку, драные джинсы, какие-то кислотного цвета кроссовки, короткий топик и кожанку, звеневшую металлом.
        - Как подросток, ограбивший мусорный бак. А зачем эти жуткие тени под глазами? Мы идем на вечеринку вампиров?
        - Не смешно, - беззлобно отмахнулась Аська. - Ладно, в стиле ты всё равно не сечёшь, так что давай, потопали.
        Клуб располагался на самой окраине города, в трущобах.
        С улицы он выглядел, как приземистое одноэтажное строение, напоминающее склады, или старые гаражи.
        - Здесь? - недоверчиво переспросил я Аську, но та лишь досадливо дернула плечом и, ухватив меня за руку, потащила за собой вниз по ступенькам, в какой-то подвал.
        Толкнув железную дверь, мы оказались в длинном бетонном коридоре, освещенным неоновыми светильниками. В конце коридора виднелась еще одна дверь и двое парней, смоливших по очереди бычок.
        При нашем появлении они подобрались, но, увидев Аську, заулыбались.
        - Мелкая! - ухмыльнулся один. - Сегодня с бойфрендом?
        - Отвали, Пузырь! - возмутилась Аська. - Это брат, ясно?
        - Аа… Ну, пусть пачку подогреет тогда.
        - Чего? - не понял я.
        Аська мотнула головой. - За вход заплатить надо, - пояснила она, шаря по карманам. - Щас, погоди…
        - Да ты что, - возмутился я, - я заплачу! Только… у меня ведь карта на учёте…
        - Да норм, - успокоил меня Пузырь. - Все учтено и отработано! Прикладывай сюда, - он вытащил из кармана пачку сигарет. - По десять рулонов с каждого, - торопливо добавил он.
        - Алё! - встрепенулась Аська. - Девушкам скидка!
        - Ладно, с тебя пять, - легко согласился Пузырь.
        Сигаретная пачка пискнула, когда я поднес к ней кредитку, и, секундой спустя, на виртфон пришло уведомление: «Супермаркет «Лайф». Покупка туалетной бумаги 15 ед. Списано: 1.5 кредита».
        - Туалетная бумага? - я непонимающе уставился на Аську.
        - Ну, тут специальная система, - Аська вздохнула, - прошитый платежник, типа, вместо билетов ты покупаешь всякие товары в онлайн-магазине, сечешь?
        - Но почему бумага?
        - Да какая разница! Иногда бумага, иногда - что-то еще, ценник все равно тот же. Пойдем уже!
        И она увлекла меня за собой.
        Изнутри клуб выглядел гораздо привлекательнее, чем снаружи. В центре возвышался подиум, на котором располагался медиапульт, за которым восседал смазливый чернявый диджей - его пальцы порхали над панелью управления, словно у виртуозного пианиста.
        Группа музыкантов перед ним терзала инструменты, взрывая барабанные перепонки пронзительными аккордами, и заставляя окружающую подиум толпу биться в конвульсиях в такт грохочущему ритму.
        Разноцветные лучи прожекторов били откуда-то с высоты, кружа по залу, и выхватывая исступленные лица, разгоряченные тела, мелькающие руки и причудливые прически.
        Над морем голов плыли гигантские виртуальные мыльные пузыри, переливающиеся ярко-кислотными оттенками всех цветов.
        - Круто, да? - проорала мне в ухо Аська. - Пошли, отметим твою днюху как следует!
        Она уверенно потащила меня к барной стойке, за которой возвышался обнаженный по пояс бармен. Его грудь, плечи, и даже лысая голова были покрыты татуировками, а в каждом из ушей находился, по меньшей мере, десяток колец.
        Флегматично полируя тряпкой бокал, он кивнул Аське, как старой знакомой.
        - Здоров, Гарик! Знакомься - это Ёж, мой брательник! - представила меня Аська. - У него днюха сегодня, двадцать один год, так что сделай нам чего-нибудь правильного, ну, сам понимаешь!
        Гарик, не говоря ни слова, поставил на стойку два украшенных ломтиками лимона бокала, плеснул в них из темной матовой бутылки без этикетки, добавил чего-то из другой, и, также молча, подвинул их нам.
        - Что это? - спросил я.
        Аська подмигнула. - Никто не знает! Гарик - мастер коктейлей! У него - талант! Всегда точно угадывает, что тебе нужно, но никогда не говорит, что наливает! Пей, тебе понравится!
        Я с сомнением понюхал напиток, явственно отдающий зашкаливающим градусом.
        А, была не была. Первый же глоток обжигающей жидкости взорвался во рту огненным фейерверком, растекаясь по животу расплавленным огнём, и заставляя меня хватать воздух ртом.
        - Ну как? - тоном знатока вопросила Аська, внимательно наблюдая за реакцией.
        Я лишь покрутил головой, пытаясь совладать с дыханием. Постепенно, ощущение пожара во рту стихало, оставляя легкий привкус миндаля и горечи шоколада, тело охватила блаженная нега.
        - Супер! - выдохнул я.
        - То-то же! - засмеялась Аська. - Это тебе не шампунь в офисе лакать! Лимончик лизни.
        Я с возросшим уважением взглянул на Гарика, невозмутимо разглядывавшего бокал на свет.
        - Здорово! Но, всё-таки, что за состав?
        - Никто не знает, - Аська пожала плечами. - Гарик умеет хранить свои секреты, да Гарик? А еще он разводит кроликов. Слушай, Гарик, а я вороненка себе завела! Хорошенький!
        При упоминании о кроликах, по каменному лицу бармена промелькнуло смущенное выражение. Он бросил на меня быстрый предупреждающий взгляд, потом выразительно покосился на Аську, но с тем же успехом можно было пытаться смутить трактор.
        После второго глотка меня словно куда-то унесло. Рядом продолжала тарахтеть Аська, из динамиков гремела музыка, появлялись и исчезали в толпе люди, а я, казалось, парил где-то в высоте, наблюдая за всем этим со стороны, испытывая удивительный покой и легкость.
        Возможно, именно это состояние так повлияло на моё восприятие, дальнейшее поведение и всё, что случилось после. Так, по крайней мере, я пытался себя оправдать.
        Глава 4
        Я продолжал пребывать в блаженной нирване, и только собирался сделать третий глоток, когда появилась Она.
        Казалось, все звуки разом стихли, исчезли люди, и мир вокруг перестал существовать, внезапно сузившись до грациозного профиля светлого ангела.
        Она сидела прямо передо мной - я не заметил, когда она появилась. Небесно-голубые глаза, пухлые розовые губы, немного вздернутый нос, золотистые локоны волос, завитками покрывающие точеную шею. Кажется, с ней была подруга - её я вообще не запомнил; та что-то сказала, и ангел рассмеялся переливчатым, словно звон колокольчиков, смехом.
        - Ёжик, алё! Приём! - Аська бесцеремонно двинула меня локтем в бок, возвращая из лазуревых высей на бренную землю. - Очнись! - она пощёлкала пальцами перед моим носом.
        Наверное, в моём лице было что-то такое, что заставило её испугаться. - Ты чего?
        Проследив направление моего взгляда, она понимающе прищурилась. - Ага!
        - Что - ага? - хрипло бросил я, и сделал глоток. Странно, но сейчас я почти ничего не почувствовал.
        - Да всё понятно! - Аська лучилась от восторга, словно сорвала в лотерее крупный куш. - Вечер перестает быть томным, а, Ёж?
        - Ася, - замирая от нехорошего предчувствия, начал я. - Не надо…
        Но та, уже не слушая меня, уверенно направилась к девушкам.
        Я прикрыл глаза. Ася, блин, ну кто тебя просит! В то же время, какая-то часть меня, вожделенно облизываясь, торопливо кивала и скрещивала пальцы.
        - … мой брат! - донеслось до меня. - Он, типа, крутой специалист по нейробиологии, учится на третьем курсе биофака, вот, еле вытащила отметить днюху - корпит над докладом!
        Что, блин?!
        - Ёж, просыпайся уже! Слушай, ты его в истукана превратила - он как тебя увидел, так и замер, будто пыльным мешком по голове трахнутый. Короче, как хочешь, а расколдовывай теперь мне брата обратно!
        Я готов был провалиться сквозь землю, уши пылали, сердце колотилось, как сумасшедшее, когда отважился посмотреть в глаза смеющемуся ангелу.
        - Меня зовут Лада, - с улыбкой сказала она, протягивая руку.
        - Ежи, - еле выдавил я. От прикосновения к её пальцам по телу пробежал электрический разряд.
        - Ася сказала, что вы учитесь на биофаке! Это так круто! - восхищенно выдохнула она, взмахивая ресницами.
        - Я… - я смешался, мучительно разрываясь между порывом опровергнуть аськину брехню и сумасшедшим желанием побыть еще немного под наркозом этого искреннего восхищения.
        Краем глаза я заметил, что Аська, что-то наговаривая подруге Лады, приобняв за плечи, увлекла её к танцполу, нахально подмигнув мне на прощание.
        - Я вот тоже хотела учиться на биолога, - продолжила Лада, не заметив моего смущения, - но папа был против, пришлось идти в медицинский.
        Она вздохнула. - Хотя, это, конечно, совсем не то. А в какой области вы специализируетесь?
        - Мм… Нейроимпланты и биочипирование, - брякнул я, густо заливаясь краской.
        - Здорово! - глаза Лады загорелись. - Это так интересно! Расскажете?
        - Да, в общем, ничего особенного, - я лихорадочно искал способ уйти от скользкой тематики. - А почему ваш папа был против биофака? И, может быть, перейдем на ты?
        - Давай! - она рассмеялась, обнажив идеальные жемчужные зубы. - Просто… Он не любит все эти современные технологии, говорит, что они опасны, и вообще - не стоит лезть внутрь человека с электроникой. Он немного старомодный.
        - А кто он у тебя? - спросил я и тут же пожалел, что сболтнул не то.
        - Военный. - Лада пожала плечами. - Работал на каком-то объекте, говорит, насмотрелся там всякого. Он не любит об этом рассказывать.
        Она смахнула с лица прядь волос. - А почему твоя сестра называет тебя ёжиком?
        Я улыбнулся. - Ежи - это мое настоящее имя. А Аське нравится его склонять.
        Лада снова рассмеялась. - А я думала - это шутка, или прозвище! Звучит очень мило. Ежи - это, наверное, древнерусское имя?
        - Польское, - ответил я. И, предупреждая вопрос про родителей и происхождение, торопливо спросил: - А твоё?
        Но она не успела ответить, потому что в этот момент между нами неожиданно вклинился тот самый чернявый диджей.
        - Девушка! Вы - истинное украшение этой юдоли скорби! - воскликнул он, отвешивая шутовской поклон. - Звезда, упавшая с небес, и озарившая небесным светом унылые сердца, погруженные во тьму! Разрешите пригласить вас на танец?
        Зверь, дремавший во мне, в один миг пробудился и оскалил клыки.
        - Она не танцует! - прорычал я.
        - Пардон? - чернявый слегка повернул голову и смерил меня взглядом.
        У него был высокий лоб, густые волнистые волосы, схваченные в хвост, аккуратно подстриженные усики и пижонская бородка. В глазах его плясали лукавые огоньки.
        В этот момент я уже всей душой ненавидел его мерзкую рожу, ехидную змеящуюся ухмылочку и выпендрежные манеры.
        - Она не танцует, - тверже и отчетливее повторил я, глядя не него упор. - Мы разговариваем - не заметил, массовик-затейник?
        - Ох, простите, леди, - чернявый согнулся в еще более дурашливом поклоне. - Я как-то упустил из виду вашего… мм… кавалера?
        Нет, он определенно напрашивался.
        Лада, очевидно, почувствовала нарастающую напряженность.
        - Извините, - сказала она одаряя наглеца улыбкой, от которой мой зверь взревел и выпустил когти. - Я сейчас немного занята, да и музыка для танцев не совсем подходящая.
        - О, этот голос! - чернявый картинно закатил глаза. - Он божественен! Дайте угадаю - вы закончили консерваторию по вокалу?
        - Почти угадали, - рассмеялась Лада. - Частные уроки сольного пения.
        Чернявый молитвенно прижал руки к груди. - Умоляю! Всего одну песню под караоке на подиуме!
        - Слушай, катись уже отсюда! - рассвирепел я, поднимаясь. - Ты что, русский язык не понимаешь?!
        - Воу, воу, полегче, ковбой! - чернявый отступил на шаг, картинно вскидывая ладони. - Я всё понял - твой кольт уже дымится, я серьёзно рискую!
        - Однако, - тут же добавил он, улыбаясь прыснувшей Ладе, - риск - моя работа! Я не могу упустить уникальную возможность взорвать зал крутым сольником красивейшей посетительницы этого клуба!
        Лада смеясь, покачала головой. - У меня слишком специфический репертуар, - сказала она. - Средневековые английские и шотландские баллады. Не думаю, что у вас тут найдется арфа.
        Диджей крутанулся на каблуках и щелкнул пальцами. - Леди! Ваше желание - закон! Будут вам и арфа, и лютня, и всё, что только пожелаете! Хоть барабаны из кожи мамонта!
        - Обещаю, - добавил он, бросая на меня лукавый взгляд, - что верну вас вашему ревнивому спутнику в неприкосновенности!
        Лада смущенно поглядела на меня. - Я даже не знаю…
        - Просим! - заорал диджей, и его голос, усиленный микрофоном, разнесся по залу. - Просим!
        - Просим! - нестройно поддержала его толпа, еще не разобравшая, о чем идет речь, но уже чующая что-то необычное.
        Мне оставалось только сжимать в бессильной ярости кулаки и провожать взглядом зардевшуюся Ладу, почтительно поддерживаемую под руку диджеем.
        Ну, он мне за это ответит! Хотя, если вдуматься, что я мог ему предъявить? Мы ведь с Ладой толком даже не были знакомы. Однако, внутренний зверь рычал и требовал разорвать нахала на куски - как минимум, стереть с его противной физиономии эту самодовольную ухмылочку.
        Бармен понимающе покосился на меня, и пододвинул новый бокал.
        Между тем, музыка неожиданно смолкла, погасли огни, исчезли радужные шары. Шум в зале стих. Потом одинокий луч белого света выхватил фигурку Лады, стоявшей в центре подиума. Зал тут же взорвался аплодисментами - сначала слабыми, потом - по нарастающей.
        Лада помахала рукой - она держалась совершенно свободно - и кивком отбросила волосы с лица.
        С первыми же звуками её голоса в зале воцарилась абсолютная тишина - от глубоких чистых октав замирало сердце.
        Лада пела на незнакомом мне языке, и от того ее пение казалось чем-то волшебным, нереальным - красивые мелодичные слова западали в душу, вызывая смутные, неясные переживания.
        Постепенно, к её пению прибавился аккомпанемент - чернявый подобрал-таки подходящую аранжировку.
        Более того - теперь по залу текли, переливаясь огнями, виртуальные волны, колеблясь в такт песне.
        Это было чертовски красиво, даже я не мог не признать этого, и оттого досада делалась все нестерпимей.
        - Фигасе! Вот это голос! Отпад! - откуда-то вынырнула Аська. Она восхищенно уставилась на сцену. - Ёжик, если ты упустишь эту девушку, я с тебя скальп сниму собственноручно! Хотя нет, я сама с ней стану встречаться!
        Я пробурчал что-то невразумительное, не сводя глаз с фигуры Лады. Спорить не хотелось - хотелось слушать, и не дышать.
        Пение смолкло, несколько секунд в зале стояла гробовая тишина, а потом народ разразился восторженными криками, свистом и аплодисментами.
        Чернявый, казалось, упрашивал Ладу выступить на бис, но та покачала головой и стала спускаться.
        - Смотри, уведет девчонку Вольф! - подлила масла в огонь вредная Аська.
        Иногда она еще хуже Алисы, ей-богу.
        Вольф, значит. Я уже набычился, собираясь пробиваться к подиуму, но Лада уже возвращалась, провожаемая им. Снова грянула грохочущая музыка.
        - Удачи! - кротко пожелала Аська, и, хохоча, устремилась в гущу толпы, увлекая за собой какого-то бородатого верзилу.
        - Привет! - Лада, раскрасневшаяся, улыбалась мне так, что я мгновенно позабыл обо всём.
        - Я бы выпила сейчас чего-нибудь прохладного!
        - Я закажу! - выпалил я, но тут снова возник чертов диджей.
        - Меа кульпа! С меня причитается! Гарик, этому столику заказ за счет заведения! - он подмигнул мне. - Извини, ковбой - я должен был попытаться! Но против тебя у меня, видимо, нет шансов!
        Он дружески похлопал меня по спине. - Наслаждайтесь отдыхом!
        Напоследок он таки ухитрился картинно приложиться к руке Лады, и, метнув на меня насмешливо-ехидный взгляд, растворился в толпе.
        - Ух, я так волновалась! - Лада пригубила бокал и мечтательно зажмурилась. - Ммм! Мята и лайм!
        - Правда? А по тебе совсем не было видно! - изумился я. - И вообще, ты пела, - я запнулся, - просто божественно!
        Лада, слегка порозовев, улыбнулась. - Спасибо! Вообще-то, я никогда до этого не выступала в клубах! Да и в самих клубах не была - это первый раз, подруга соблазнила. Говорит, стыдно дожить до двадцати одного года, и ни разу не побывать ни в одном.
        Я кивнул. - Совсем, как моя Аська! Она тоже меня сегодня впервые вытащила.
        - Да, они, кажется, нашли общий язык! - засмеялась Лада. - А у тебя в самом деле сегодня день рождения? - спросила она.
        - Да, - впервые в жизни я был рад в этом признаться. - А почему именно этот клуб? - задал я вопрос, давно вертевшийся на языке. - Ну, то есть, он же вроде как не совсем легальный…
        - Ага, - согласилась Лада. - Именно поэтому! Отец в этих вопросах очень строг - он считает, что все клубы - гнезда разврата, или что-то типа того, - она озорно стрельнула глазами. - Так что, если узнает - наверное, убьёт. Но Лиля сказала, что тут безопасно, потому что стоит блокировка геолокации, или что-то в этом роде. Так что отец думает, что я в гостях у подруги. Жаль только, что придется скоро уходить. И еще надо будет как-то объяснить ему, зачем я купила столько гигиенических прокладок… Извини, - смутилась она, - тут просто такая забавная система оплаты…
        - Да ничего, - я ошарашенно покрутил головой, - он что, проверяет твои расходы по кредитке?!
        Лада вздохнула. - Если бы только их… Говорю же - он очень старомоден в некоторых вопросах!
        - Ничего себе! - вырвалось у меня. - Я думал, только у меня… - и осекся, поняв, что едва не сболтнул лишнего. Не хватало еще, чтобы Лада узнала, что я до сих пор состою под опекой социальщиков!
        - Что? - заинтересованно спросила Лада. - У тебя тоже родители любят все контролировать?
        - Типа того, - пробормотал я, поднося бокал к губам.
        Она понимающе улыбнулась. - Для них мы всегда остаемся детьми, так ведь?
        - Внимание! - голос Вольфа разнесся под сводами клуба. - По многочисленным просьбам гостей, объявляется медленный танец! Кавалеры приглашают дам! Мужчины, не зевайте! Девушки, не прогадайте! Раз, два, три - поехали!
        Грохочущий ритм сменился плавной, негромкой музыкой. Повсюду закружились льнущие друг к другу парочки.
        Я поймал выжидательный взгляд Лады и затаил дыхание. Вот он, момент истины!
        - Потанцуем? - услышал я свой собственный охрипший голос.
        - С удовольствием! - с улыбкой кивнула она.
        Я поднялся на негнущихся ногах, и, замирая от трепетного чувства, протянул ей руку. Она едва коснулась моей ладони кончиками пальцев и грациозно вспорхнула с места.
        Я сделал шаг, еще один - ноги были словно деревянные. Сердце колотилось, всё было как в тумане.
        Я глубоко вдохнул, улыбнулся Ладе и внезапно покачнулся. Ноги в самом деле не слушались меня!
        На лбу выступил холодный пот - неужели корсет разрядился?! Но нет, это - исключено, заряда хватало на сутки, а прошла еще только половина…
        Однако же, я чувствовал, что теряю контроль над мышцами - Лада недоуменно нахмурившись, смотрела на меня, не понимая, почему я замер.
        Я сделал усилие, и рухнул на одно колено, потом на другое.
        - Ого, кажется, тут у нас предложение руки и сердца! - донесся до меня насмешливый голос диджея.
        Я поднял глаза и с ненавистью уставился в его ухмыляющееся лицо. Опоил он меня чем-то, что ли?! Но нет - напиток готовил бармен, да и симптомы были слишком знакомыми…
        Лада, все еще не понимая, что происходит, несмело улыбнулась, решив, видимо, что я в самом деле разыгрываю сцену.
        Я попытался встать, но, вместо этого, неловко завалился на пол, что-то впилось мне в спину в области корсета.
        - Э, да ты, ковбой, по ходу, перебрал! - диджей с усмешкой наклонился ко мне. - Давай-ка, мы тебе поможем… Ему надо на воздух! Миха, помоги!
        Я с ненавистью отпихнул его руку. - Отвали! - прохрипел я, чувствуя, как горло стягивает судорога. Речь звучала невнятно.
        - Всё хорошо, всё хорошо, - диджей продолжал усмехаться. Чьи-то сильные руки подхватили меня под мышки и поволокли к выходу. Я пытался вырваться, но у меня плохо получалось - руки ослабли, а ног я не чувствовал вовсе.
        На короткий миг я встретился глазами с Ладой, и с глухим отчаяньем понял, что теряю её навсегда - в ее взгляде читалась жалость и разочарование. Даже если она узнает правду… Особенно, если она узнает правду! Черт!
        - Вот и ладушки! - сладко пропел Вольф, когда мое размякшее тело вытащили на улицу и прислонили к бетонной стене. - Посиди тут немного, подыши воздухом - отойдешь. Это бывает с непривычки, да, Мих?
        - Угу, - пробасил тащивший меня помощник - здоровый мускулистый вышибала, с рыжим ёжиком волос и сбитым носом. - Гарик иногда дозировку не рассчитывает…
        Он сплюнул.
        - Ну, отдыхай! - Вольф наклонился ко мне и похлопал по спине. - Скоро будешь как огурчик! Такси вызвать?
        При этом он, словно невзначай, опустил руку в карман. В голове молнией сверкнула догадка.
        - Погоди, - прохрипел я и закашлялся. Вольф, уже собиравшийся уходить, недоуменно нахмурился. - Что такое?
        Я продолжал надсадно кашлять, делая вид, что задыхаюсь. Ноги потихоньку начинали оживать.
        - Да что с тобой не так? - воскликнул Вольф, и в его голосе прозвучали нотки искреннего беспокойства.
        Ага, испугался, сволочь!
        - Руку, - выдавил я в промежутках между приступами кашля. - Дай… руку…
        Поколебавшись, он быстро переглянулся с вышибалой, и нерешительно протянул мне руку.
        - Ежи! - бегом летя по ступенькам, к нам спешила Аська.
        Вольф рефлекторно обернулся, и в этот момент я схватил его за руку, дернул на себя, и выхватил другой рукой из его кармана то, что он в нем спрятал.
        Так и есть!
        - Скотина! - прохрипел я, поднимаясь.
        - Эй, ты чего… - начал он, меняясь в лице.
        Я ударил его кулаком в лицо с разворота, вложив в удар всю силу.
        Ему повезло, что мой контроль над мышцами еще не восстановился окончательно, и он успел отдернуть голову, так что удар пришелся вскользь.
        Шагнув вперед, я ухватил его за ворот белой рубахи, и с треском рванул на себя.
        Он попытался вырваться, но я ударил его головой в лицо. Судя по вскрику, удачно.
        В следующий момент могучая лапа вышибалы вырвала Вольфа из моих рук; меня чувствительно приложило к стене, из глас посыпались искры.
        - Эй! Ты что, охренел?! А ну отпусти его, ты, урод безмозглый!
        Аська разъяренной фурией вцепилась в руку вышибалы, фактически, повиснув на ней, одновременно умудряясь при этом осыпать его градом пинков.
        - Вы чо, козлы, совсем берега потеряли?! - орала она. - Он же инвалид, ты, бабуин тупоголовый!
        Вышибала с трудом отцепил ее от себя.
        - Хорош инвалид! - рыкнул он. - Сначала надрался, а когда ему же помогают - в драку лезет!
        - Я не надрался! - звенящим от злости голосом выкрикнул я. Подняв руку, я продемонстрировал зажатый в ней предмет. - Это магнит! Ты подцепил его мне в баре! - я с ненавистью уставился на Вольфа. - А сейчас снял и пытался спрятать!
        Вольф, прижимая к носу платок лишь пренебрежительно хмыкнул. - Я эту твою железку впервые в жизни вижу! Если у тебя проблемы со здоровьем - нечего валить на других! Дома надо в корсете сидеть, а не по кабакам шастать…
        - Ах ты, тварина… - внезапно перебила его звенящим от ярости голосом Аська. - Тварина! - повторила она громче, делая шаг вперёд. Глаза её полыхали безумным огнём, сделавшись совершенно зелёными, как бывало только в моменты исключительной ярости.
        Вольф попятился, и даже вышибала невольно сделал шаг назад.
        Аська рванулась к ним, но я успел сгрести её в охапку. Не хватало нам только массовой драки!
        - Ася, успокойся, - торопливо зашептал я ей в ухо. - Ну их, слышишь!
        - Во-во, успокойся, - пробормотал нерешительно вышибала. - Дыши носом, Мелкая!
        - Я тебе покажу - носом! - взорвалась Аська, делая отчаянную попытку вырваться. - Вы у меня сейчас жопой дышать будете, уроды!
        - Ладно, Мих, идём, - Вольф тронул рыжего за плечо. - Они тут, думаю, сами разберутся.
        Он с усмешкой покосился на меня, и я отчетливо прочитал «Гуд найт!» по его губам.
        Аська еще что-то кричала им вслед, но потом обмякла. Некоторые посетители клуба вышли наружу и теперь смотрели на нас, переговариваясь и обсуждая. Я надеялся только, что Лады среди них не было.
        - Пойдём отсюда, Ась, - попросил я.
        Та угрюмо кивнула.
        Некоторое время мы шли молча.
        - Нет, ну я этого так не оставлю! - вдруг снова взорвалась Аська. - Я этого Вольфа так отделаю - он меня век помнить будет! Я своих пацанов подтяну - они от этого его гадюшника камня на камне не оставят! У меня хакер знакомый, он всю их персоналку вскроет! Я им…
        - Ася, - тихо сказал я, - не надо…
        Она оборвалась на полуслове, остановилась, неожиданно всхлипнув, повернулась ко мне.
        - Ёжик, - сказала жалобно, - прости меня!
        - Да тебя-то за что, - я махнул рукой. - Ты же не виновата, что они - уроды…
        - Ну, это я тебя притащила туда, - Аська шмыгнула носом. - Надо было мне за тобой лучше приглядывать - вот как чувствовала, что Вольф какую-нибудь подляну выкинет! Он вообще мастер на такие гнилые приколы…
        - Не говори ерунды, - я обнял её за плечи. - Это я за тобой должен приглядывать - забыла?
        - Ага, - Аська тоже обхватила меня за талию, нащупав при этом корсет. - Ты как сейчас? - встревоженно спросила она.
        - Все в порядке… Теперь.
        Пока мы ждали такси, Аська озвучила еще несколько вариантов мести Вольфу, включавшие уже совсем экзотические сценарии, вроде похищения его и насильственной операции по смене пола, или продажи органов на черный донорский рынок.
        Она предлагала мне заночевать у неё, но я отказался, так как на следующий день нужно было опять на работу, да и хотелось домой. На прощание клюнув меня в щеку, она еще раз виновато извинилась, и умчалась, а я поехал к себе.
        Едва я переступил порог, на меня набросилась разъяренная Алиса.
        - Ежи! Время двадцать три часа- сорок пять минут! Где ты был?!
        - Ты… Ты вообще откуда взялась? - удивился я. - Я же точно помню, что дезактивировал тебя перед уходом!
        - Принудительная активация центром социального контроля! - объявила Алиса. - Зафиксирован сбой в работе корсета! Тебя искали по всему городу! Где ты был?! Почему не одел браслет?! И объясни, пожалуйста, с какой целью ты приобрел пятнадцать рулонов туалетной бумаги?!
        Я сбросил туфли, прошел в спальню и рухнул на кровать. Мной овладел истерический смех. Да, этот день рождения я точно запомню!
        Алиса еще какое-то время что-то возмущенно бубнила, но потом выдохлась и обиженно замолчала.
        Наверное, отбивает очередную докладную социальщикам. Ну и пусть.
        Я разделся, подкатил к кровати зарядник, выпил фиолетовые капсулы на ночь. Уже начал расстегивать корсет, когда Алиса неожиданно объявила: - Одно новое сообщение!
        - Чего? - не сразу понял я.
        - У вас одно новое сообщение, - повторила Алиса сухо.
        - Хорошо, - зевнул я. Кто-то спохватился и решил поздравить в последний момент? Хм. Вроде некому. Любопытство пересилило, и я открыл виртинтерфейс.
        Одинокое непрочитанное письмо маячило во входящих.
        Я открыл его, пробежался по строчкам и ахнул, не веря своим глазам.
        «Уважаемый заявитель!» - гласило письмо.
        «Кафедра нейрогенетики и молекулярной кибернетики федерального научно-исследовательского центра нейробиологии и генной инженерии имени Д.А. Когана (ФНИЦНИГИ) уведомляет Вас о том, что Ваша заявка на участие исследовательском проекте по экспериментальному лечению рассмотрена.
        На основании проведенного анализа биопаттерна, получено предварительное одобрение на участие в проекте. Для проведения расширенного ДНК-анализа и прохождения второго этапа отбора, Вам следует явиться завтра в десять часов ноль-ноль минут на проходную главного корпуса ФНИЦНИГИ.
        Просьба иметь при себе электронный носитель удостоверения личности, а также располагать достаточным количеством времени для прохождения тестов. Ориентировочное время экспертизы - от двух до четырех часов.
        В случае Вашего согласия на дальнейшее участие в эксперименте, просьба направить подтверждение ответом на данное письмо до окончания сегодняшнего дня. В случае отсутствия получения от Вас подтверждения, Ваша заявка автоматически аннулируется».
        Несколько секунд я ошарашенно хлопал глазами. Двадцать две тысячи четыреста семидесятый номер! Невероятно…
        Потом, как ошпаренный, подскочил и глянул на часы - двадцать три пятьдесят девять!
        Я вдавил кнопку виртинтерфейса «ответить», вбил в текст письма одно-единственное слово «Подтверждаю!» и нажал на отправку.
        Почтовый интерфейс отрисовал улетающее письмо.
        Значок часов мигнул и цифры сменились на четыре аккуратных нуля. Я перевел дух. Кажется, успел!
        Глава 5
        Центр нейробиологии и генной инженерии размерами и площадью напоминал небольшой городок.
        Главный корпус я нашел без труда, приехав на полчаса раньше указанного срока, и теперь, как на иголках, сидел в холле, давясь безвкусным кофе из пластикового стаканчика.
        Седоусый охранник на мои расспросы лишь равнодушно пожимал плечами.
        «Если пригласили - ждите. Придут».
        В очередной раз проверил почту - новых писем не было. Что если мой ответ пришел слишком поздно? Может, вообще зря всё это, и не нужно было отпрашиваться у Алекс и морочить себе голову? Да и сомнительно это всё как-то.
        Без пяти десять я окончательно решил уходить, но вместо этого взял еще один стаканчик кофе.
        Десять ноль-ноль! Ну, всё понятно. Теперь точно пора валить.
        - Ежи Полански! - объявил голос репродуктора.
        Всё еще не веря в реальность происходящего, я приблизился к стойке. Охранник считал сканнером биопаттерн с моего браслета и кивнул в сторону вращающейся двери.
        За ней находился зал поменьше, округлой формы, с десятками лифтов по периметру.
        Навстречу мне, сверкая залысинами, двинулся высокий человек в белом халате.
        - Ежи Полански? Рад встрече! Марк Сельдингер, старший научный сотрудник кафедры нейрогенетики и молекулярной кибернетики!
        Он растянул тонкие губы в улыбке; глубоко посаженные темные глаза внимательно изучали меня из-под высокого лба.
        - Мы очень рады, что вы откликнулись на наше объявление, - сказал он, пожимая мне руку. - И спасибо, что пришли.
        - Честно говоря, я боялся, что уже опоздал, - признался я. - Ваше письмо вчера я прочитал за минуту до полуночи…
        Сельдингер понимающе кивнул. - Это, скорее, дисциплинарная мера. Дело в том, что мы впервые проводим эксперимент такого масштаба, и заинтересованы в максимально оперативной работе с участниками. Способность быстро и четко реагировать в сжатые сроки - одно из требований к кандидатам.
        - А что за эксперимент? - вырвалось у меня.
        Сельдингер посмотрел на старинные наручные часы.
        - Буквально через несколько минут вы всё узнаете. Для начала, давайте поднимемся в мой кабинет.
        Мы зашли в лифт, Сельдингер коснулся визатора пластиковой картой, и кабина бесшумно заскользила вверх. От стремительного подъема у меня заложило уши.
        - Двенадцатый этаж! - объявил мелодичный женский голос.
        Над полупрозрачными плексигласовыми дверями горела неоновая надпись:
        «Кафедра нейрогенетики и клеточной патологии»
        - У нас тут немного старомодно, - словно извиняясь, пояснил Сельдингер, пока мы шли по коридору мимо белых дверей, окруженных мерцанием защитных полей. - Руководство, знаете, не особенно охотно выделяет средства на ремонт. Хотя здание уже довольно старое, тридцатых годов. Да, в общем-то, с тех пор здесь мало что менялось… С другой стороны - своеобразная атмосфера, словно работаешь в музее.
        Кабинет Сельдингера находился в самом конце коридора, в небольшом холле.
        - Прошу! - он жестом пропустил меня вперёд.
        Двое мужчин в белых халатах, о чем-то негромко беседовавших между собой, прервались при моем появлении.
        Белобрысый, стоявший у широкого, во всю стену, виртэкрана, радостно заулыбался. У него были светлые, чуть навыкате, глаза, пухлые губы и несколько одутловатое лицо. К карману халата, несколько небрежно, был прикреплен бейджик, такой же, как у Сельдингера.
        Его собеседник, седоватый мужчина плотного телосложения, вальяжно развалившийся в кресле у стола, окинул меня оценивающим взглядом. Белый халат, наброшенный на дорогой костюм, был ему явно мал.
        - Знакомьтесь, коллеги! - Сельдингер торжественно взмахнул ладонью. - Ежи Полански, двадцать один год, наш доброволец. Процент совпадения по предварительной оценке биопаттерна - девяносто шесть процентов!
        Белобрысый присвистнул. - Девяносто шесть?!
        Сельдингер, сияя, кивнул.
        - Ежи, это - Максим Лукша, наш младший научный сотрудник.
        - Можно просто Макс, - ввернул тот, не сводя с меня восхищенного взгляда, словно я был невесть какой диковиной.
        - А это, - Сельдингер слегка поклонился седоватому, - Генрих Рудольфович Миллер, официальный представитель наших партнеров, студии виртуальных технологий «Феникс».
        - Можно просто Генрих Рудольфович, - усмехнулся Миллер.
        Я пожал мягкую ладонь Макса, едва выдернул руку из стискивающей медвежьей лапы Миллера и присел на предложенный мне стул.
        Сельдингер откашлялся. - Итак, Ежи, позвольте еще раз поблагодарить за то, что откликнулись на наше предложение. Откровенно говоря, мы не ожидали так быстро найти кандидата, практически идеально подходящего для наших исследований. Разумеется, нам предстоит еще провести несколько тестов, но, перед тем, как мы продолжим, необходимо ввести вас в курс дела и заручиться вашим согласием.
        Он выжидательно уставился на меня, и я кивнул, пока еще не очень понимая, на что именно я должен согласиться.
        - Прежде всего, - продолжил Сельдингер, - я хотел бы оговорить, что всё, что вы сегодня услышите, относится к экспериментальному проекту, и одним из условий является неразглашение любой относящейся к нему информации. Вы согласны сотрудничать на этих условиях?
        - Согласен, - подтвердил я.
        Сельдинегр обменялся быстрым взглядом с Миллером, и, получив от него едва заметный кивок, заторопился дальше.
        - Как вы уже знаете из объявления, мы ищем людей с наследственными генетическими заболеваниями нервной системы, к которым относится и ваша спинально-мышечная атрофия. В анкете вы указали, что носите нейрокорсет с восьми лет? Когда появились первые признаки заболевания?
        - Сколько себя помню, - я пожал плечами. - В интернате меня сначала возили в коляске, потом социальщики выбили квоту на корсет.
        Сельдингер кивал. - Дело в том, Ежи, что ваше заболевание относится к редкой форме. Наверное, вы в курсе, что стандартные методики генной инженерии в вашем случае малоэффективны. Наше исследование, точнее - экспериментальная разработка, предполагает принципиально новый, инновационный подход к лечению таких случаев.
        Он сделал знак Максу и тот активировал виртуальный экран.
        - Вот смотрите, - Сельдингер ткнул лазерной указкой во вращающуюся, закрученную восьмерками спираль. - Это - проекция вашей ДНК. Вот здесь, - алая звездочка скользнула по спирали, - условно говоря, проблемный участок, со сложным нарушением последовательностей нуклеотидов. На сегодняшний день в арсенале медицины отсутствуют способы коррекции таких повреждений in vivo, то есть - в живом организме, понимаете?
        Он уставился на меня так, будто я лично был виноват в отсутствии этих способов.
        - Однако, - продолжил он, взмахивая рукой, и Макс переключил слайд, - теоретически, существует возможность, условно говоря, пересобрать неправильный участок, используя виртуальную модель ДНК.
        Я разглядывал изображение той же спирали, только в увеличенном масштабе, подсвеченную голубым сиянием.
        - И как коррекция виртуальной модели повлияет на проблему моей реальной ДНК?
        - Вот! - довольно улыбнулся Сельдингер. - Ключевой момент! Для этого необходимо, чтобы вы сами находились в условиях виртуального пространства, созданного на основе матрицы вашей ДНК. В этом случае, процесс коррекции виртуальной модели, с высокой степенью вероятности, сможет быть транслирован на её физическую структуру!
        Я ошалело покачал головой. - Не понял… Что значит - находиться в условиях виртуального пространства? Да еще созданного на основе ДНК?!
        - Понимаю, звучит как фантасмагория, - Сельдингер покивал. - Однако, представьте себе, что вы, скажем… играете в виртуальную игру, с высокой степенью погружения.
        - Пять дэ эффект?
        Сельдингер усмехнулся. - Берите выше! Все десять!
        Я недоверчиво уставился на него. Разыгрывают они меня, что ли? Да нет, непохоже.
        - Нейроинтерфейс, - видя моё замешательство, Сельдинегр улыбнулся.
        Слайд на экране сменился изображением головного мозга, окутанного сетью тончайших волокон, по которым пробегали серебристые вспышки.
        - Образно говоря, система оцифровки нейронных импульсов, с датчиками обратной рецепторной связи. Это - технология недалекого будущего, которая выведет виртуальную реальность на качественно иной уровень. Эффект погружения будет достигаться не за счет внешних воздействий, а создаваться самим мозгом, включая полную идентичность ощущений всех анализаторов. Иными словами - альтернативная реальность внутри вашей головы.
        - Обалдеть, - только и мог выдавить я.
        Сельдингер довольно кивнул. - Да, перспективы завораживающие. Однако же, цель нашего проекта - еще более феерична. Мы пошли дальше, и решили попробовать создать виртуальную реальность с помощью уникального кода, в основе которого - код человеческой ДНК. Собственно говоря - это и есть та самая виртуальная модель, о которой я говорил. То есть, погрузив человека в эту реальность, или, точнее - загрузив её в человеческий мозг, мы получаем возможность воздействия на физический носитель через виртуальный аватар - понимаете?
        - Аватар? - переспросил я.
        - Именно! Ну, цифровая оболочка, используемая в виртуальной системе.
        - И каким образом будет происходить воздействие?
        - Правильный вопрос! - Сельдинегр поднял указательный палец. - Для этого необходима цифровая среда, в которой возможно взаимодействие аватара с корректирующей программой. Иными словами - виртуальный мир.
        - Виртуальный мир, - эхом откликнулся я.
        - Да. Именно поэтому здесь находится Генрих Рудольфович. Студия «Феникс» разработала специальный концепт в рамках нашего совместного проекта - иммерсивная игровая реальность, или, сокращенно - ИМИР.
        - То есть, - начал я, осторожно подбирая слова, - хотите сказать, что речь идет об игровом виртуальном мире, созданном на основе моего ДНК?!
        - Технически - да, - с облегчением согласился Сельдингер. - Внешне это будет выглядеть, как погружение в виртуальный мир компьютерной игры. Но находясь в этой игре, выполняя… ммм… определенные действия, вы сможете влиять на своё тело, на уровне ДНК. И тем самым - устранить генетический дефект.
        - И что именно нужно делать?
        Сельдингер вздохнул. - В этом-то, - сказал он, - и заключается экспериментальная часть. Видите ли, Ежи, каждая ДНК, как вам, наверное известно - уникальна. И потому каждый мир, сгенерированный на её основе, в некотором роде, будет терра инкогнита - мы не можем точно прогнозировать, как именно он будет выглядеть, и какие действия необходимо будет в нем совершать, чтобы достигнуть положительного эффекта. В общем-то, это - целиком и полностью зависит от вас.
        - Хотите сказать, я погружусь в какой-то рандомный игровой мир, где мне предстоит прокачивать аватару, чтобы вылечить тело? - уточнил я.
        - В точку! - радостно воскликнул Сельдингер. - Вы очень верно всё сформулировали!
        - И как это будет выглядеть?
        - Технически, вы будете находиться в лаборатории. Погружение в виртуальный мир состоит из двух этапов: оцифровка вашей ДНК с помощью специальной технологии, и подключение к серверу с программным обеспечением. В случае успешной оцифровки, при запуске игры вы - точнее ваш мозг - окажетесь в виртуальной среде, в которой вам и предстоит развивать аватар.
        - При этом, вы не знаете, как именно она будет выглядеть, и что именно мне придется делать.
        Сельдингер развел руками. - К сожалению. Однако, мы будем контролировать ваше состояние, полный мониторинг всех физиологических параметров. В случае каких-либо потенциальных проблем мы успеем вытащить вас оттуда. Да, собственно, и успевать не придется - встроенная система защиты отключит вас от сервера в случае возникновения каких-либо проблем. Подчеркиваю - любых проблем: учащение, или урежение пульса свыше допустимых пределов, малейшие сбои в сердечном ритме, подозрительные очаги активности на электроэнцефалограмме и так далее, вплоть до колебаний уровня глюкозы в крови.
        - Кроме того, - подал голос доселе молчавший Миллер, - вы, разумеется, будете застрахованы на весь период участия в проекте, так что, если что-то пойдет не так вам будет обеспечены солидные компенсационные выплаты и пожизненная пенсия. В случае успешного завершения проекта, согласно контракту, вам будет выплачена премия в размере одного миллиона кредитов.
        Я неверяще уставился на него. Миллион кредитов?!
        Миллер с легкой усмешкой кивнул. - В финансовом отношении для вас расклад беспроигрышный. Ну, а в случае успеха - обеспеченная, и, что самое главное - здоровая жизнь. У вас будет возможность начать всё с чистого листа - любой ВУЗ, любая деятельность, всё, что душе заблагорассудится.
        Я ошарашенно переваривал услышанную информацию. Возможность осуществить давнюю мечту, миллион кредитов, и невероятный, фантастический шанс избавиться от треклятого корсета навсегда… Это звучало невероятно хорошо, чтобы быть правдой! Однако же, я здесь, и мне предлагают реальный контракт!
        - Ну, так что скажете, Ежи? - нарушил затянувшееся молчание Сельдингер. - Готовы помочь нам?
        - Да! - охрипшим голосом сказал я. И, откашлявшись, повторил громче: - Да!

* * *
        Дальнейшие события проходили, как в тумане. Мне пришлось подписать кучу всяческих документов, как цифровых, так и бумажных, это всё заняло около получаса. Также предстояло еще сдать несколько тестов и пройти обследование.
        - Это здесь же, в клиническом блоке, рядом с лабораторией, - потирая руки, сказал Сельдингер. - Все процедуры не займут много времени, так что, если вы не слишком устанете, можем приступить к оцифровке вашей ДНК сразу после получения результатов - это еще примерно около часа. Надеюсь, у вас нет других планов на сегодня?
        Планов у меня не было, так что, после еще одной чашки кофе, я направился в клинический блок в сопровождении доктора Сельдингера и Макса. Миллер, пожелав мне удачи, остался в кабинете.
        Выйдя в коридор, я едва не столкнулся с благообразного вида старичком, похожим на гнома в белом халате.
        - Осторожнее, молодой человек!
        - Извините, - я посторонился, пропуская его.
        При звуках моего голоса, старик вскинул седую голову, и уставился на меня, подслеповато щурясь из-за толстых стекол очков.
        - Вацлав?! - удивленно произнёс он.
        - Простите, профессор, - вмешался Сельдингер, деликатно подхватывая его под руку. - Это - один из наших волонтеров. Он у нас впервые, так что еще не слишком хорошо ориентируется в здании.
        - Ну да, ну да, разумеется, - растерянно пробормотал профессор. - Разумеется…
        Он поковылял дальше, но через пару шагов оглянулся, бросив на меня задумчивый взгляд.
        - Наш заведующий кафедрой, - вздохнул Сельдингер, когда мы двинулись по коридору. - Ему уже за девяносто, каждый год провожаем на заслуженный отдых, но дед, мне кажется, всех нас пересидит.
        - А что за Вацлав? Ваш сотрудник? - спросил я.
        Сельдингер с сомнением покачал головой. - Вряд ли. Во всяком случае - не с нашей кафедры, или отделения. Ну, в таком возрасте - сами понимаете…
        Мы миновали просторный, уставленный цветочными кадками холл и подошли к дверям, над которыми светилась надпись «Отделение генетической патологии и наследственных заболеваний».
        Здесь коридор был просторнее и светлее, по обеим сторонам его располагались прозрачные двери.
        - Тут у нас небольшой клинико-диагностический центр и стационар, - с гордостью рассказывал Сельдингер. - Пациентов немного, в основном - сложные клинические случаи, представляющие научный интерес. Далеко не всем, к сожалению, мы можем помочь, но нейрогенетика не стоит на месте, так что, вполне возможно, ваш визит сюда во многом станет поворотным моментом… Так… Здесь - пульт наблюдения дежурного медперсонала, комната отдыха, процедурный и диагностический кабинеты. Ну-с, Максим, зовите персонал и готовьте аппаратуру, а я пока предупрежу лабораторию. Ежи, посидите пока здесь, Макс вас пригласит - буквально, пару минут.
        Я опустился на небольшой кожаный диванчик у стены напротив медицинского поста.
        Сестра, проворно набиравшая что-то на клавиатуре, бросала на меня заинтересованные взгляды. Я невольно обратил внимание на её точеную фигурку, достоинства которой лишь подчеркивал плотно облегающий халатик, и вздрогнул, когда над моим ухом неожиданно раздался детский голосок:
        - Дядь, угости сижкой!
        Светловолосый мальчик, лет пяти-шести, серьезно смотрел на меня ярко-голубыми глазами.
        - Чего? - переспросил я, думая, что ослышался.
        - Чего-чего - сижкой, говорю, угости, дятел!
        Он слегка картавил, произнося «говорю», как «говолю».
        - А тебе не рано ещё?! - возмутился я.
        Вместо ответа малыш презрительно скривил губы, и выразительно продемонстрировал мне средний палец.
        - Эмиль! - откуда-то вырос доктор Сельдингер. - Ты что тут делаешь? Разве у тебя сейчас не процедуры?
        - Отменили, - буркнул малыш. - Сказали, сегодня этого вашего кролика крутить будут. Сижку дай.
        Сельдингер покачал головой, а затем, к моему изумлению, полез в карман и достал пачку сигарет.
        - Держи.
        Малыш проворно выхватил из пачки пару сигарет и спрятал их.
        - Danke.
        Наградив меня косым взглядом, развернулся и потопал по коридору.
        - Что это было? - ошарашенно спросил я. - У вас тут что, экспериментальная группа по изучению у детей никотиновой зависимости?
        Сельдингер грустно усмехнулся, провожая малыша глазами.
        - Не всё так просто, Ежи, - вздохнул он. - Сколько, по-вашему, ему лет?
        - Восемь? - предположил я, накинув на всякий случай пару годков.
        - Двадцать один, - сказал Сельдингер. - Ваш, между прочим, ровесник. Сложная генная мутация, полностью заблокировавшая рост и развитие организма на уровне семилетнего возраста. При этом, интеллектуальное и психическое развитие соответствует возрастной норме. Хотя, с психикой, конечно, есть определенные сложности. К сожалению, социально адаптироваться к жизни вне стен института пока не выходит.
        - Ничего себе, - пробормотал я.
        - Увы, - Сельдингер снова вздохнул. - У нас тут чего только не насмотришься…
        - Всё готово, док! - крикнул Макс.
        Сельдингер пожал мне руку. - Ну, удачи! Мы с Миллером будем ждать вас в кабинете. Держу за вас кулаки!

* * *
        Прохождение обследования заняло около часа. У меня взяли мазки изо рта, образцы крови, измерили давление, пульс, сняли кардиограмму, заставив перед эти крутить педали. Потом изучали активность работы мозга, облепив голову электродами. Особенно долго проверяли глаза и моторику.
        Наконец, когда мы вышли из кабинета, Макс хлопнул меня по плечу.
        - Поздравляю! Считай, ты в деле! Официально, нужно дождаться результатов из лаборатории, но то, что я видел, подтверждает предварительные данные. Ты просто идеальный кандидат!
        Поскольку, до выдачи заключений нужно было еще ждать около часа, Макс позвал меня в столовую.
        Мы как-раз допивали компот, когда на его коммуникатор пришло уведомление.
        - Порядок! - обрадовался Макс. - Девяносто шесть и пять десятых процента!
        - Что это значит?
        - То, что система оцифровки считает твою ДНК почти на сто процентов подходящей для создания виртуального аватара, - он подмигнул. - Понравился ты ей.
        - Ты так говоришь, будто она сама выбирает, - заметил я.
        - Ну, в некотором смысле, так и есть, - признал Макс. - Там достаточно сложная система на основе искусственного интеллекта, так что - да, он сам решает, кого выбрать.
        - Он? - опять не понял я.
        Макс махнул рукой. - Не бери в голову. Официальное название системы оцифровки - «Логрус», поэтому мы привыкли называть её «он». Ладно, пошли, там уже Марк с Миллером по потолку, небось, бегают.
        - Кстати, а что здесь вообще делает Миллер? - спросил я, когда мы поднимались в лифте.
        Макс усмехнулся. - Ну а как же! Их компания финансирует проект. Если эксперимент с погружением и нейроинтерфейсом окажется удачным - у них будет уникальная лицензия, которая их просто озолотит. Вот и крутится, пасёт нас, чтобы информация случайно не ушла на сторону.
        Сельдингер встречал нас, сияя. - Грандиозно, Ежи! - воскликнул он. - Результаты тестов превзошли ожидания!
        Он схватил мою руку обеими ладонями и энергично встряхнул.
        - Ну, готовы попробовать пройти оцифровку прямо сейчас? Не передумали? Нет? Замечательно! Тогда - прошу!
        В лабораторию, находившуюся в отдельном крыле, вела бронированная дверь, окруженная защитным полем. Сельдингер, буквально приплясывавший от волнения, обнаружил, что забыл пластиковый ключ, хлопнул себя по лбу, и уже хотел бежать за ним, но Макс, сдержанно улыбаясь, протянул ему свой. Бормоча извинения и неуклюже прикрываясь ладонью, Сельдингер набрал на панели код, и дверь, дрогнув, плавно отъехала в сторону.
        За дверью обнаружилась лестница, ведущая вниз, в небольшое помещение, освещенное энергосберегающими лампами. У дальней стены находился виртэкран, под ним - стол с панелью управления, переливающейся разноцветными огнями.
        Чуть поодаль стояли три кресла, одно из которых было опутано проводами, тянувшихся к многочисленным системным блокам. Справа и слева от кресла возвышались серебристые башенки, ячеистая структура которых напоминала соты. В глубине ячеек поблескивали контакты микросхем. Каждая башенка заканчивалась антенной, и, от одной к другой тянулись алые лазерные лучи.
        - Наша санкта санкторум, святая святых, - с гордостью поведал Сельдингер. - Виртуальная система подключена к серверу института, на котором находится программный клиент.
        - А это что за звёздные войны? - спросил я, кивая на кресло с башнями.
        - А это, - благоговейно сказал Сельдингер, - Логрус!
        Глава 6
        Буду честен - когда Сельдингер, усадив меня в жесткое кожаное кресло, аккуратно отключил и снял корсет, я почувствовал испуг. Ноги сразу стали чужими, вся нижняя половина тела отнялась. Меня охватил страх, что в результате эксперимента что-то может пойти не так, и навредить мне так, что я больше не смогу пользоваться корсетом. Я отогнал от себя эти мысли, наблюдая, как Сельдингер и Макс деловито приклеивают датчики к моему полубесчувственному телу.
        - Не беспокойтесь, - Сельдингер по-своему истолковал моё выражение лица. - Процедуру активации нужно пройти только один раз, после вы сможете сразу подключаться к серверу через нейроинтерфейс.
        Он подмигнул, натягивая мне на голову чепчик из проводов и клемм. - Это не должно занять много времени.
        - Что мне нужно делать? - спросил я.
        - Вам - ничего. Всю работу возьмет на себя Логрус, так что постарайтесь максимально расслабиться и дышать ровно.
        Он закрепил последний электрод и отступил на шаг, любуясь проделанной работой.
        - Готовы? Макс, включайте!
        Раздалось мерное гудение, я ощутил легкое покалывание в руках, по телу словно прошла волна тепла. Алые лучи над моей головой вдруг вспыхнули и исчезли, а на их месте появилось голубоватое сияние.
        Я услышал, как за моей спиной приглушенно ахнул Сельдингер; кажется, что-то пробормотал Миллер, а потом я отключился.
        Я словно парил в невесомости в темноте. Кажется, это длилось целую вечность. Я не помнил, кто я и откуда. Я вообще ничего не помнил и мне было все равно. Наверное, так чувствует себя ребенок в утробе матери - ощущение комфорта, покоя и защищенности.
        Потом появилась спираль. Переплетенные жгуты силовых полей вились вокруг меня, излучая потоки голубого света. Я был в центре этой спирали, её сердцем и пульсом. Еще немного - и смогу понять её тайну. И в тот момент, когда я уже был на пороге разгадки, кто-то позвал меня: «Вацлав! Вацлав!»
        - Ежи! - голос Сельдингера заставил меня вздрогнуть.
        Открыв глаза, я уставился на его обеспокоенное лицо. Гудение смолкло, голубоватое свечение исчезло.
        - Как вы себя чувствуете, Ежи?
        - Нормально, - севшим голосом ответил я. - Только немного разбито. Сколько времени прошло?
        Сельдингер глянул на часы. - Около минуты. Вы вроде бы задремали, а потом погрузились в легкий транс. Я лишь хотел убедиться, что мы вас не теряем.
        - А как же оцифровка? - язык почему-то плохо слушался меня. - Нужно начинать всё заново?
        - Вовсе нет, - качнул головой Сельдингер. - Вы прошли её, практически, мгновенно! Заметили голубое свечение?
        Я кивнул.
        - Логрус уже активировал вас, - потирая руки сообщил Сельдингер. - Ну, или вы активировали его - это как посмотреть…
        В глазах его мелькнуло беспокойство. - Если вы устали, можем на сегодня на этом закончить?
        Вопросительная интонация прозвучала почти жалобно.
        - Нет, всё в порядке, - я тряхнул головой. - После всего жалко останавливаться на пороге. Я правильно понимаю, что теперь могу, как вы говорите, погрузиться?
        - Правильно, - подтвердил Сельдингер, снимая электроды.
        Миллер кашлянул. - Товарищи ученые, разделяя ваш энтузиазм, тем не менее, должен заметить, что излишняя гонка нам не нужна. На карту поставлено слишком многое, так, может, не стоит гнать лошадей, пытаясь добиться всего за один раз?
        - Не беспокойтесь, Генрих Рудольфович, - живо откликнулся Сельдингер. - Разумеется, следует соблюдать меру разумной осторожности. Но сегодняшний сеанс будет кратким - фактически, достаточно будет получить проекцию аватара, чтобы убедиться в том, что проект действительно работает. Таймер выставлен на одну минуту, так что никаких нагрузок более на сегодня.
        - Хорошо, - согласился Миллер.
        - Итак, Ежи, - Сельдингер повернулся ко мне. - Сейчас мы запустим программу. Важно, чтобы вы помнили - что бы не происходило с вами там, на самом деле - вы будете находиться здесь, в этом кресле. Все события происходят только в вашем мозгу. Хотя, как я уже сказал, сегодня ваш опыт знакомства с виртуальной реальностью будет крайне ограничен. Вот, наденьте это, - он протянул мне массивные электронные очки. Они помогут вам быстрее адаптироваться.
        - Готовы? Итак, начинаем!
        Первые несколько секунд, надев очки, я не видел ничего - чернильная темнота перед глазами.
        Потом вспыхнула точка, которая, разгораясь, росла, пока не превратилась в уже знакомую мне вращающуюся спираль.
        Я ощутил, как усилилось давление на глазные яблоки, заложило уши, и вдруг все ощущения пропали, словно я оказался в невесомости.
        Теперь передо мной был серый экран, отливающий перламутром.
        «Внимание!»
        Голос словно бы раздавался в моей голове, одновременно с этим я видел буквы, едва заметные на сером фоне.
        «Для запуска авторизации аватара необходимо выбрать расу и игровой класс».
        «Подобрать автоматически расу и рекомендуемые классы, исходя из заданных параметров? Да/Нет»
        Я призадумался. С одной стороны, выбор базовых характеристик - дело серьезное, и полагаться на рандом не хотелось. С другой - моя задача не игровой прогресс, а оптимальный аватар для выполнения задач… еще неясно, каких задач. Пожалуй, лучше довериться выбору Логруса.
        Пока я размышлял, экран просветлел и на нем высветился список доступных рас, с их кратким описанием и изображениями.
        Туже лучше! Так, что тут у нас? Люди - ну, здесь всё понятно; альвы - существа вроде фей; дверги - карлики-гномы… Хм… Вроде стандартный набор, как олдскульных РПГ, только названия странные…
        Впрочем, далее список уже отличался от классического канона.
        Пламенный народец - какие-то странные человечки в языках пляшущего пламени; альдиры - высокие беловолосые существа с бледной кожей и синими глазами; гиганты - высокие гуманоиды свирепого вида; нежить - силуэты людей, окутанные тенями.
        Почитать бы описания, но такой опции стартовая заставка не предлагала; видимо, подразумевалось, что условному игроку и так понятно, о ком идёт речь. Вообще, наверное, стоило перед генерацией персонажа почитать хоть какие-то гайды - жаль, что эта мысль не пришла в голову ранее ни мне, ни Сельдингеру, ни Миллеру. Хотя должна была бы…
        Оставшиеся две расы были неактивны - кнопка подтверждения выбора под ними отсутствовала.
        Золотоволосые асы выглядели внушительно и грозно, облаченные в белые одежды и золотые доспехи. Загадочные ваны, практически, ничем не отличались от людей, кроме странных глаз с отсутствующими зрачками.
        Да, об осознанном выборе вопрос, похоже, не стоит - не брать же кота в мешке. Что ж, тогда воспользуемся автоматическим подбором.
        Стоило мне определиться с решением и посмотреть на кнопку, как она услужливо мигнула, подтверждая выбор.
        «Поздравляем! Ваша раса - человек!»
        «Люди - наиболее распространенная раса Имира. Обладают в равной степени выраженными базовыми характеристиками, что делает их способными к освоению, практически, любых классов. Людям свойственна жажда жизни, они неутомимы в поисках счастья и не знают преград в достижении целей. Только им дано достичь совершенства и занять достойное место в небесных чертогах Асгарда.
        Пассивные умения:
        - «воля к жизни» - ваша сопротивляемость аурам мрака и колдовским заклинаниям увеличена:
        - «пытливый ум» - вам доступны базовые уровни любых профессий
        - «житель Мидгарда» - бонус к характеристикам и восстановление умений увеличены в Средьземелье
        Активные навыки:
        - приобретаются в процессе развития аватара
        Уникальный навык:
        - смена расы - выполните задания на скрытое достижение и получите возможность стать одним из высших - асов.
        Хм, вроде не так уж и плохо. Заодно, стало понятно, почему выбор асов не доступен в изначальном меню - доступ к расе, похоже, есть только у людей, и активируется каким-то скрытым квестом. Выглядит многообещающе. Ладно, поехали дальше. Что там у нас? Выбор класса.
        «Рекомендуемые классы: целитель, эйнкирий, хранитель рун»
        Интересно…
        Ну, с целителем всё понятно: хилер - он и в Африке хилер.
        Эйнкирий - воин света, по-видимому, аналог классического паладина - гибрид воина и лекаря со специализацией на противостоянии всякой нечисти.
        Хранитель рун - тут уже интереснее:
        «Орден Хранителей, посвятивших жизнь изучению мудрости и знаний, сокрытых в древних манускриптах. Знание тайных наречий и священных рун дает им власть над стихиями и именами. Их сила велика, но велика и ответственность за каждое произнесенное, или начертанное слово»
        Любопытно, хотя и довольно туманно…
        Выбор, определенно, был непростым - даже искусственный интеллект, по-видимому, затруднился с ним.
        С одной стороны, целитель - это определенно то, что нужно, если учесть, что исцеление собственного тела - моя главная задача. Однако, что-то подсказывало мне, что простого использования исцеляющего умения будет явно недостаточно, чтобы решить мою проблему. Если же мне придется развивать свой аватар, то есть - прокачивать его в игре, то целитель без поддержки союзников - не самый лучший выбор, во всяком случае - по классике жанра.
        А это значит, что вариант с эйнкирием-паладином куда больше подходит для моих задач - он более чем самодостаточен. Хочешь сражаться - без проблем; лечить себя, или других - запросто!
        И всё же… Все же, чем больше я размышлял, тем больше приглядывался к третьему варианту.
        Хранитель рун. В описании сказано, что этот класс владеет тайными знаниями, а знания - это именно то, чего мне сейчас не хватало. Тайные наречия, в принципе, тоже могли быть весьма полезны - мало ли, в каком виде может быть зашифрована информация в этой игре.
        Значит - решено, быть мне хранителем.
        «Внимание! Класс хранителя рун рекомендуется для выбора только опытным игрокам! Подтвердить выбор?»
        Пожимаю плечами - какая, собственно, мне разница? Буду накапливать опыт по мере освоения.
        Да!
        Кнопка подтверждения мигнула и меню выбора сменилось новым информационным окном:
        «Поздравляем! Ваш выбор - Хранитель Рун!
        Хранители рун изучают древнее наречие, с помощью которого был создан Имир. С помощью рун они могут воплощать их свойства, наделять ими предметы, управлять элементами стихий и пробуждать к жизни новые формы. Постоянное совершенствование, поиск новых знаний и бережное хранение старых - их миссия в этом мире.
        ПАССИВНЫЕ УМЕНИЯ:
        «Постижение сути вещей» - возможность узнать новую руну при получении опыта;
        «Древний зов» - повышенный шанс обнаружить тайник, или хранилище, содержащие древние манускрипты;
        «Книжный червь» - шанс на открытие новых комбинаций рун при чтении древних свитков
        АКТИВНЫЕ УМЕНИЯ:
        «Начертание руны» (базовое) - начертить посохом руну в воздухе, или нанести ее на объект, для дальнейшей активации;
        «Активация руны» - вложение в руну маны, энергии, или жизненных сил для воплощения её свойств.
        Навыки: знание языков, начертание, ораторское искусство.
        Дополнительные бонусы: интеллект, дух.
        Выбор оружия: одноручные мечи, кинжалы, посох и, жезлы.
        Выбор доспеха: только тканевые.
        «Активировать аватар?»
        Затаив дыхание, жму «подтвердить».
        Глава 7
        Я едва удержался на ногах. Ощущение было такое, словно спрыгнул с высоты на… мягкую, покрытую травой землю.
        В глаза било солнце, стоявшее высоко в небесах. Вокруг росли деревья с раскидистыми кронами, в которых щебетали птицы.
        Я ошарашенно оглядел себя. На мне была серая туника, доходившая до колен, опоясанная веревкой. На плече висел мешок, ноги - обуты в мягкие сандалии.
        Я сделал первый неуверенный шаг, потом другой - получалось! Я мог двигаться без корсета!
        Конечно, умом я понимал, что это - лишь виртуальная реальность, но ощущения все-равно были захватывающими - меня охватила эйфория! Хотелось прыгать, скакать, кататься по земле.
        Подавив в себе приступ восторга, я огляделся по сторонам.
        В десятке метров от меня виднелась покосившаяся хижина, рядом с которой дымил костёр. У огня, спиной ко мне, сидел старик в каких-то лохмотьях.
        Движимый любопытством, я направился к нему. Старик помешивал палкой варево в закопченном котелке, висевшим над огнём, что-то бормоча себе под нос.
        - Лютики-ромашки, червячки-букашки… - донеслось до меня.
        Желая привлечь внимание, я негромко кашлянул, отчего старик подпрыгнул, как ужаленный и, обернувшись, уставился на меня.
        - Совсем обалдел?! - рявкнул он. - Разве можно к людям так со спины подкрадываться?
        У него было круглое морщинистое лицо, розовая лысина, окруженная седой бахромой, и длинная всклокоченная борода, из которой торчали мелкие веточки и еще какой-то мусор.
        - Извините, - оторопело произнёс я, пытаясь понять с кем имею дело.
        На внутриигрового NPC, судя по реакции, не похож; на другого игрока - тем более…
        Проекция моего подсознания? Возможно… Чем-то внешне он напоминал мне Трофимыча.
        - Извините… - ворчливо сказала проекция. - Предупреждать надо! А то являются вот так, с бухты-барахты…
        Старик покачал головой, подслеповато вглядываясь в меня.
        - Никак, ученик пожаловал?
        Хм, всё-таки, похоже, что непись.
        - Вижу руну у тебя на груди, - продолжал тем временем старик. - Стало быть, хочешь стать хранителем?
        Руну на груди? Я на всякий случай оглядел свою тунику.
        - Не туда смотришь! - хихикнул дед. - Ворот отверни!
        Действительно, под туникой на моей груди обнаружился странный знак - вроде татуировки, только выпуклой; по форме он напоминал две переплетенные нити, закрученные штопором.
        - То-то, - ухмыльнулся старик. - Я такие вещи сразу вижу! Ну, стало быть, наставничества ищешь?
        - Ищу, - согласился я. - Уважаемый… Простите, как вас?
        Старик, хитро улыбаясь, показал глазами вверх.
        Присмотревшись, я увидел над его головой едва заметную, мерцавшую в воздухе надпись:
        «Сэмунд Сказитель. Наставник Хранителей»
        - Ну, что ж, - потёр руки старик, - давай сюда свою рукопись - посмотрим, что ты успел выучить.
        - Рукопись? - переспросил я.
        Старик фыркнул. - Ну да, рукопись! Или ты записываешь руны где-нибудь на портках? В мешке-то что у тебя?
        Развязав под пристальным взглядом Сэмунда мешок, я обнаружил в нем пухлую книгу в кожаном переплете, с позеленелыми медными застёжками. Старик тут же проворно выхватил ее у меня из рук.
        Кроме книги в мешке также обнаружился кусок заплесневелого сыра, ломоть черствого хлеба и фляга с водой.
        - Так-так-так, - бормотал Сэмунд, листая слипшиеся страницы. Все они были девственно чисты.
        - Так я и думал! - объявил он торжествующе. - Ничегошеньки!
        Покачав головой, он вернул мне книгу. - Пожалуй, придётся начать с азов.
        Я согласно кивнул. Азы - это мне подходит.
        - Прежде всего - это! - старик энергично ткнул палкой в булькающее варево.
        - Какой-то особый напиток хранителей, пробуждающий разум и обостряющий чувства? - вежливо поинтересовался я.
        - Хм, - старик поскреб бороду. - Можно, конечно, и так сказать. Но, вообще-то, я называю это просто суп. Грибной суп.
        Суп? Я с сомнением поглядел на зеленоватую бурду, в которой плавали ошмётки коры и стебли травы.
        - А по запаху и не скажешь, - заметил я вслух.
        Сэмунд согласно кивнул. - Это потому, что грибов там нету, - доверительно сообщил он мне. - Но, поскольку ты теперь вроде как мой ученик, то вот тебе первое задание - сходи в лес и набери немного!
        «Внимание! Получено задание: собрать для Сэмунда Сказителя десяток лесных грибов.
        Награда: сытная грибная похлебка».
        Информация о квесте словно возникла на мгновение у меня перед глазами, и тут же растворилась.
        - Хорошо, - согласился я.
        - Погоди! - старик торопливо ухватил меня за рукав. - Раз уж ты все равно собрался в лес, то, может, заодно поищешь там кое-что ещё? Скажем, если тебе там, совершенно случайно, попадутся паучки…
        - Паучки?
        - Ну да, знаешь, такие небольшие лесные паучки, - старик смотрел на меня ясным взглядом. - В общем, у них очень ценный яд, поэтому, если прихватишь с собой парочку-другую жвал, это будет очень кстати…
        «Внимание! Сэмунд Сказитель предлагает вам собрать для него восемь паучьих жвал. Награда - опциональна. Принять?»
        Жвала, значит? - уточнил я, принимая квест. - Это, в смысле, челюсти?
        - Да какие там челюсти! - замахал руками Сэмунд. - Так, ерунда! Ты вот что: возьми-ка с собою палку - на всякий случай.
        «Получен предмет «суковатая палка». Атака: 1. Защита: 1».
        - Ну… Спасибо! - озадаченно поблагодарил я.
        - Вот и ладушки! - старик заметно повеселел. - Ты ступай, ступай, пока солнышко еще высоко…
        Углубившись под сень деревьев, я с интересом оглядывался по сторонам.
        Вековые дубы, поросшие мхом, раскидистые вязы, заросли лещины. Удивительно, но я ощущал даже запахи - прелой листвы, древесины, разнотравья.
        Да, реализация просто бомбическая - если проект будет запущен в массы хотя бы в качестве игрового клиента, Миллер и его компания реально озолотятся!
        Под ногой с хрустом треснула сухая ветка, и в нескольких шагах от меня испуганно прянул ушами заяц, сорвался с места и скрылся в кустах.
        Проводив его глазами, я заметил первый гриб.
        Гриб был просто загляденье, как с картинки - крупный, с толстой ножкой и ноздреватой, умопомрачительно пахнущей шляпкой, с прилипшим к скользкой кожице листом.
        Следом за ним в сумку отправился второй, росший неподалеку - тоже красавец.
        Третий обнаружился в десятке шагов. Охваченный азартом, я продвигался всё дальше, углубляясь в чащу.
        Примерно на пятом грибе мне повстречался первый паук.
        Когда мохнатая восьминогая тварь, размером с тарелку, вдруг спрыгнула на землю передо мной, и, проворно перебирая суставчатыми лапами, метнулась к моей ноге, я едва не заорал.
        Отскочив в сторону, бешено замолотил палкой по земле, стараясь попасть по мерзкому членистоногому.
        Где-то на периферии сознания вспыхивали сообщения: «Промах!… Промах!… Попадание! - 1 хит! Мохноногий паук убит! Вы получили опыт!»
        Переведя дух, я осторожно приблизился к твари, задравшей лапы. Преодолевая отвращение, потыкал палкой.
        Степень детализации вызывала легкую тошноту - я мог различить мельчайшие ворсинки на крючковатых конечностях, и гроздьевидные фасеточные глаза. Бррр…
        А ведь дед еще просил жвала! Пару секунд я колебался - не забить ли на этот квест, уж больно отвратной выглядела перспектива сбора ингредиентов.
        Однако, моя цель в этой игре была прокачка аватары, а, значит - нельзя было пренебрегать любыми возможностями.
        Однако, к моему невероятному облегчению, ковыряться в теле дохлого паука мне не пришлось - стоило протянуть руку к тушке, как перед глазами возникло сообщение:
        «Получено: паучьи жвала (1), фрагменты хитинового панциря (4)»
        На всякий случай, я раскрыл сумку, и убедился, что к моим припасам и книге добавились тускло поблескивающие клыки и какие-то перепончатые ошметки. Ну, уже хорошо!
        Дальше я действовал уже осторожнее, предварительно оглядывая деревья и кусты, так что следующего паука успел заметить до того, как тот кинулся на меня, и уложил его со второго удара.
        Третий заставил меня попотеть - я умудрился промахнуться четыре раза подряд, и тварь таки успела впиться мне в ногу, прежде чем я, наконец, пригвоздил её палкой к земле. Зато жвал выпало два, так что мне осталось добыть еще половину.
        То ли от наработанного навыка, то ли от прокачки каких-то параметров, оставшиеся пауки проблем не доставили - последних двух я уложил одновременно. Грибы к тому времени были уже собраны, к восьми жвалам прибавилась целая куча хитиновых фрагментов, частей лап, и еще каких-то паучьих внутренностей которые я предпочел не разглядывать.
        Пора было возвращаться, и я, прихрамывая, отправился к хижине отшельника.
        Нога в месте укуса побаливала, и ощутимо опухла.
        Сэмунд встретил меня радостным возгласом.
        - Вернулся? Живой? Ну и славно! Грибы принёс? А жвала?
        - Ты говорил - маленькие паучки! - я продемонстрировал раздувшуюся голень.
        - Так разве ж это большие? - искренне удивился старик. - И потом - я ведь дал тебе палку!
        - Да уж, - я поморщился, разглядывая бордовые разводы вокруг следов укуса. - Лучше бы обувь нормальную дал…
        - А ты и не просил! - откликнулся Сэмунд. - Но, раз такое дело - пожалуйста!
        «Внимание! Задание на сбор паучьих жвал выполнено! Награда: опыт и сапоги из паучьей кожи!»
        - Паучьей кожи?!
        Сэмунд развел руками. - Чем богаты… Ладно, давай сюда грибы!
        Старик тут же высыпал их в котел, не позаботившись даже о том, чтобы счистить хотя бы листья со шляпок.
        - Готово! - провозгласил он. Зачерпнув варево, наполнил миску и протянул мне. - Давай, подкрепляйся!
        Странно, но теперь варево не выглядело таким уж мутным, и даже пахло приятно. Хотя, возможно, от прогулки по лесу и сражений с пауками у меня разыгрался аппетит.
        «Внимание! Задание на сбор грибов - выполнено! Награда - опыт и грибная похлёбка!»
        После первой же ложки по всему телу пробежала волна теплоты, и даже нога стала болеть гораздо меньше.
        - Ну как? - старик подмигнул. - А ты нос воротил! Воротил-воротил, я же видел! Эти грибы - они полезные, особливо против яда паучьего. А ты и не приметил, что заразу подхватил?
        Я нахмурился. - И как я мог ее приметить?
        - А ты приглядись получше, - посоветовал Сэмунд. - Да не на ногу смотри, а в себя!
        Я послушался совета и сосредоточился, пытаясь вызвать в памяти тот слой реальности, в котором появлялись системные сообщения. Это было похоже на попытку разглядеть невидимый предмет между глазом и другим, дальним объектом.
        Значок яда в виде зеленого черепа я увидел практически мгновенно - он, мигая, висел прямо передо мной.
        - Глотни еще супчику!
        После каждой ложки значок делался всё светлее, и, наконец, исчез совсем.
        Нога теперь уже не болела, и на коже нее осталось не следа.
        - Здорово! - восхищенно сказал я. - Отличный супец, Сэмунд!
        Старик согласно кивнул и что-то сказал, но слов я не расслышал.
        - Что? - переспросил я, в недоумении наблюдая, как Сэмунд разевает рот и беззвучно шевелит губами. Его лицо, фигура, а затем - и окружающий меня мир вдруг стали смазанными, серыми, расплываясь в сплошную однородную массу.
        У меня снова заложило уши, а, секундой спустя, я уже сидел в кресле, а на меня выжидательно уставились доктор Сельдингер, Генрих Миллер и Макс.
        Глава 8
        - Это поразительно! Просто грандиозно! - Сельдингер в очередной раз вскочил со стула и забегал по комнате. - Генрих Рудольфович, вы представляете, что это означает?!
        Миллер, в отличие от ученого, державшийся более степенно, кивнул, однако, в глазах его горели огоньки.
        - Эксперимент можно считать удачным? - спросил я.
        - Да! То есть, - спохватился Сельдингер, - мы, конечно, еще далеки от его конечной цели, но главное - оцифровка аватара и успешный опыт взаимодействия с виртуальной средой! Это - триумф!
        - А как же моя атрофия? - напомнил я.
        - Не всё сразу, молодой человек, не всё сразу, - отозвался Сельдингер. - Вы ведь только сделали первые шаги в этом мире. Вам еще предстоит многое узнать о нём…
        - Но, очевидно, не сегодня! - вмешался Миллер. - Полагаю, для первого раза более чем достаточно, учитывая, что наши расчеты оказались неверны - Ежи пробыл там значительно более одной минуты.
        - Да, рассинхрон временных потоков мы не учли, - согласился Сельдингер, почесывая подбородок. - Однако, теперь у нас есть данные, хоть и неточные - к сожалению, Ежи не может сказать наверняка, сколько именно времени он провёл в Имире.
        - Не меньше часа, уж точно, - сказал я. - Плюс время, потраченное на выбор расы и класса. Кстати, не мешало бы ознакомиться с гайдами перед тем, как погружаться.
        - С какими гайдами? - не понял Сельдингер.
        - Ну, описание мира, рас, классов, мобов и вообще - руководства по игре, - пояснил я.
        - Хм… - Сельдингер выглядел озадаченым. - Да, действительно…
        - У вас есть что-то в этом роде? - я повернулся к Миллеру. - Может быть, на сайте? Я бы почитал дома, подготовился.
        - Боюсь, что нет, - Миллер развел руками. - Видите ли, я ведь, собственно, не разработчик, моя сфера интересов лежит, в основном, в юридической плоскости. Но, поскольку проект еще находится в стадии доработки, сомневаюсь, чтобы в сети была какая-то информация. Но я обязательно уточню.
        Он поднялся, оправляя пиджак.
        - Что ж, это был во всех отношениях насыщенный и знаменательный день. Ежи, рад был знакомству и еще раз мои поздравления. Доктор Сельдингер, если позволите, на минуту…
        Они вышли, а Макс восхищенно хлопнул меня по плечу. - Ну, Ежи, ты крут! Оправдал надежды! Вон, Сельдингер, небось, сейчас сразу за докторскую сядет. Хотя, что там докторская - тут, фактически, нобелевка!
        - Да я-то что, - я смущенно пожал плечами. - Подумаешь, десяток пауков завалил…
        - Да не в пауках дело! - рассмеялся Макс. - Главное - прорыв! Эх! Честно - завидую тебя, несмотря на корсет.
        - Да уж, - я криво усмехнулся. - Поверь, пока нечему…
        Вернулся Сельдингер, и снова насел на меня с расспросами. Его интересовало буквально всё - ощущения, детали обстановки, реплики Сэмунда.
        Наконец, когда Макс начал весьма выразительно покашливать, он с видимым сожалением оторвался от меня и, поглядев на часы, спохватился.
        - Вам нужно отдыхать, - сказал он. - Отправляйтесь домой, Ежи. Завтра ждем вас в это же время!
        - Вот только по поводу моей работы в «Инджерикс»… - начал я.
        Но Сельдингер тут же перебил меня: - Даже не думайте об этом! Всё уже улажено - в головной офис вашей организации направлено письмо, вы официально проходите курс лечения, так что вам еще и больничный оплатят. Поверьте, Миллер умеет решать любые проблемы.
        Мне оставалось только с облегчением вздохнуть. Жизнь, кажется, начинала налаживаться!

* * *
        - Ежи, что случилось? Ты вернулся на полтора часа раньше! - Алиса неслышно материализовалась за моей спиной. - И ты снова употребляешь пищу, не прошедшую термическую обработку!
        - Блин, Алиса! - я едва не поперхнулся молоком, которое пил прямо из пластикового пакета, стоя у холодильника. - Сколько раз просил тебя не делать так! Нельзя подкрадываться к людям со спины! - добавил я, вспомнив Сэмунда.
        - Твоё появление в данном временном диапазоне может расцениваться, как статистическая погрешность, - невозмутимо парировала она. - Подобная ситуация с вероятностью до девяносто девяти процентов попадает под категорию исключений. Почему ты не на работе?
        Вот ведь приставучий андроид! Я вздохнул. Иногда она бывает просто невыносима!
        - У меня что-то вроде отпуска. Мне предложили альтернативную временную работу в центре нейробиологии.
        Алиса недоуменно воззрилась на меня. - У меня отсутствует данная информация…
        - А ты уточни, - не без ехидства посоветовал я.
        Пока Алиса отправляла очередной пакте запросов в социальную службу, я, прихватив молоко и половину батона, отправился в комнату.
        Включив комп и открыв поисковик, задумался.
        Прежде всего, следовало сделать то, что, по-хорошему, надлежало выполнить до погружения - изучить гайды.
        Скорее всего, Миллер завтра принесет что-нибудь, но перед очередным погружением, скорее всего, толком почитать их не удастся - Сельдингер наверняка будет опять суетиться, и дышать в затылок. Так что лучше посвятить вечер вдумчивому серфингу и выжать максимум из той информации, которую смогу добыть.
        Итак, что там у нас ключевое? Студия Феникс…
        Хм… В результатах поиска были дизайнерское агенство, театральная студия, издательство, банк и прочие организации, но ничего, даже отдаленно имевшего отношение к геймдизайну.
        Запрос по смежным сочетаниям также не дал результата. Ничего.
        Ок, попробуем зайти с другой стороны.
        Как там назывался мир? Иммерсивная игровая реальность… Имир!
        Однако, меня снова ждало разочарование.
        Почти все результаты поиска сводились к одному результату - одноименному персонажу из германо-скандинавского эпоса.
        Перейдя по ссылке, я бегло просмотрел описание.
        Источник, со ссылкой на скандинавские мифы, описывал его, как великана - первое живое существо во Вселенной, из которого был создан мир. Сам великан появился на свет в результате столкновения двух миров: огненного и ледяного. Потом его дети убили его, и использовали тело в качестве строительного материала:
        «Из мяса Имира
        сделаны земли,
        из костей - горы,
        небо из черепа,
        из крови - море…»
        Любопытно, но, определенно, не то. Хотя… Что-то в статье зацепило меня.
        Перечитав еще раз, уже внимательнее, я обнаружил знакомые названия - альвы, дверги и… асы!
        Так, уже теплее. По крайней мере, ясно, какой сеттинг взят за основу виртуального мира.
        Значит, скандинавский эпос… Первыми среди ссылок на источники шли Старшая и Младшая Эдды.
        Хм, где-то я уже встречал эти названия, буквально, совсем недавно…
        Раздавшаяся трель телефона заставила меня переключиться на неё.
        - Ёжик! - Аська выглядела насупленной и помятой. - Есть разговор! Я тут кое-что нарыла на тех уродов - давай пересечемся где-нибудь на нейтральной территории? Я сейчас в центре, как насчет «Пингвина», скажем, через полчаса?
        - Ася, вообще-то, я… - начал я.
        - Всё, Ёж, давай, жду! - она отключилась.
        Я покачал головой. С Аськой всегда так. Если её голову посещала какая-то идея, извлечь её оттуда бывало порой совсем не простой задачей. Вот и сейчас Аська явно была одержима жаждой мести. Лично я, честно говоря, на фоне событий сегодняшнего дня уже почти забыл о вчерашнем инциденте, но Аську так просто было не остановить. Придётся ехать в «Пингвин», иначе с неё станется нагрянуть ко мне, а это было чревато серьезным конфликтом - Аська терпеть не могла Алису, а та, похоже, отвечала ей полной взаимностью, в меру своей кибернетической души.
        Вздохнув, я начал одеваться.
        - Куда ты? - Алиса, приподняв брови, проводила меня вопросительным взглядом.
        - На встречу с сестрой, - сказал я. И, не удержавшись, добавил: - Тебе она привет передавала.
        Алиса нахмурилась. - С тобой что-то не так, Ежи.
        - В смысле? - я остановился на пороге, удивленно глядя на неё.
        - Я чувствую какие-то изменения в твоем биопаттерне, - неуверенно сказала Алиса. - В тебе что-то изменилось!
        - А! - я облегченно улыбнулся. - Значит, всё идёт по плану!
        И, радостно насвистывая, вышел из квартиры.

* * *
        Аська уже ждала меня в кафе. Завидев меня у дверей, она приветственно замахала рукой, и, ничуть не стесняясь, заорала во всё горло: - Ёж! Где тебя носит столько времени?! Я тут уже извелась вся!
        - И я тоже безумно рад тебя видеть, - пробурчал я, плюхаясь на потертый кожаный диванчик напротив неё.
        Аська кивнула, облизывая ложку. Перед ней возвышалась вазочка с горкой из шариков мороженого.
        - Имей в виду, Ёж, - сказала она озабоченно, - если я заработаю ангину, это будет целиком и полностью на твоей совести. Нельзя заставлять даму так долго ждать - дама от этого нервничает. А когда дама нервничает…
        - Ася, - перебил я её. - Я, вообще-то, приехал на десять минут раньше, чем мы договаривались.
        Аська вздохнула. - Ты, все-таки, зануда, Ёж… Ладно! Короче, слушай сюда. Я тут пробила инфу по твоей принцессе, я её подругу немного знаю - ну как знаю - так, пересекались пару раз на тусовках. В общем, девочка из приличной семьи, папик там из военных, что ли. В клубах до этого не бывала, нигде особо не тусуется - предки пасут, трясутся над кровиночкой. В общем, тотальный контроль, диктат почище твоих социальщиков. Но адрес я разузнала, и телефон тоже, так что…
        Она выдержала паузу. - Что, даже простого спасибо не услышу? Ясно-понятно!
        - Спасибо, Ася, - улыбнулся я. - Я даже не ожидал, честно.
        - То-то! - Аська наставительно подняла вверх измазанный мороженым палец. - В общем, телефон, так и быть, дам - спишешься, придумаешь что-нибудь. Ты ей, кажется, понравился даже - подружайка говорит, что она за тебя вроде как переживала. Хотя, честно говоря, что она в тебе могла найти - ума не приложу. Ну да ладно. Теперь про тех козлов - я так-то их знаю, в принципе, но кое-что пробила. Вольф, который диджей - ну, он просто по жизни редкий гей - я имею в виду, в плохом смысле этого слова. Из обеспеченной семьи, такой весь, ну, ты понял короче - мажор, кобелина ещё та. Ко мне он, кстати, тоже клеился как-то, еще давно, но, поскольку типаж вообще не мой, то сразу был послан в пешее эротическое. Может, кстати, с тех пор и обиду затаил… - Аська ненадолго задумалась. - А, в общем - неважно, по любому, ему уже давно фейс почистить пора. А второй - Миха, закадыка его. Тоже редкий отморозок - из этих, знаешь, отшибленных на всю голову, типа, бритоголовых…
        Я кивнул. Бритоголовые, или «коршуны», были сторонниками бывшего президента, и относились к радикальному крылу официальной оппозиции. Отмороженные - это было ещё мягко сказано.
        - Ну так вот, - Аська понизила голос, - в общем, я перетерла с ребятами, которые из тру-тусовки, они конкретно на Вольфа зуб имеют, а бритых вообще не переваривают, ну а за меня и брата впишутся по любому, так что этим ушлепкам крепко повезёт, если в больничке меньше месяца проведут. Клубешник вот только жаль - прикольное место, но после такого беспредела нормальным фридам там впадлу тусить.
        - Ася, - я покачал головой. - Давай, может, без этих ваших разборок? Честно говоря, я уже забыл про этих придурков - да и не стоят они того…
        - Ну ты даешь, Ёж! - от возмущения Аська едва не поперхнулась мороженым. - Как это - забыл?! Этот урод тебе магнит прилепил на корсет - он вообще мог электронку посадить наглухо! Да я за меньшее зубами порву, а ты говоришь - не стоит! Ну, блин! - Она потрясла головой. - А я-то думала, ты там в депрессии весь такой, переживаешь - носом землю рою, на британский флаг рвусь! А он уже их почти жалеет! Тоже мне, мать Тереза! Чего лыбишься-то?
        - Понимаешь, Ася, - я замялся, разрываясь между желанием рассказать ей обо всём и обещанием, данным Сельдингеру. - Тут такое дело… Короче, у меня в жизни, по ходу, намечаются крупные перемены…
        Аська слушала сначала недоверчиво, хмуря брови и хмыкая, но когда я озвучил сумму контракта, ошеломленно присвистнула. - Миллион? Реально, лям?! Ёжик, а это не кидалово?
        Я покачал головой и рассказал ей про Сельдингера, Миллера, и студию «Феникс».
        Аська с сомнением покачала головой. - Первый раз слышу, - призналась она, к моему разочарованию.
        - Жаль, - разочарованно вздохнул я. Если уж такой прожженный геймер, как Аська, ничего не слышал об этой студии, вряд ли можно было надеяться найти хоть какую-то информацию в сети.
        - Ну, так и что дальше? - заинтересованно поторопила Аська. - Ты пробовал это их «погружение»?
        - Ася, - предупредил я, - всё, что я тебе расскажу - должно остаться между нами! С меня взяли подписку о неразглашении, так что, если кто узнает - со мной могут расторгнуть контракт…
        - Да ладно, Ёж, я что - не понимаю, что ли! - отмахнулась Аська. - Я - могила, ты же знаешь!
        Она уже, кажется, тоже забыла про Вольфа с Михой, и теперь буквально пожирала меня горящими глазами.
        Со смутным предчувствием, что непременно пожалею об этом в будущем, я описал ей процесс активации, погружения, опыт нахождения в вирте и свои первые квесты.
        С другой стороны - у меня не было человека ближе и роднее, а поделиться этим с кем-нибудь мне было просто необходимо. Не говоря уже о том, что аськин опыт мог быть полезен.
        Какое-то время Аська сидела, открыв рот, забыв даже про таявшие остатки мороженого.
        - Ну, Ёжик! - восхищенно выдохнула она. И, на всякий случай, уточнила: - А ты не врёшь? Нет? Слушай, ну, это просто бомба! Ёж, я тоже хочу в этот проект! Ну, хоть одним глазком!
        - Ты же понимаешь, что от меня это не зависит, - я пожал плечами. - Я, конечно, могу предложить тебя, но, мне кажется, они скажут - пусть присылает анкету…
        - Да… - Аська закусила губу. - Нет, с анкетой у меня не прокатит… Не с моим айдишником.
        - Блин, Ася! - теперь настал мой черед вытаращить на неё глаза. - Ты что, хочешь сказать, что он у тебя - крякнутый?!
        - Ой, да успокойся, Ёж! - она дернула плечом. - Там делов-то… Надо будет - новый заведу! Ну что ты опять врубаешь пай-братика!
        Я лишь покачал головой. Вообще-то я давно догадывался, что Аська использует взломанный ID, но раз она не хочет его палить в госконторе, значит там всё еще серьезнее, чем я мог предполагать.
        Ладно, в конце концов - ее дело.
        - Попробую нарыть что-нибудь по этому твоему «Фениксу», - сказала Аська задумчиво. - Не может такого быть, чтобы во всей сети не нашлось никакой инфы - просто знать надо, где искать и у кого спрашивать. Есть у меня один знакомый профи…
        - Ася, - предостерегающе начал я.
        - Да помню я, помню! - закивала Аська. - Но, Ёж, ты хоть понимаешь, что это вообще значит?!
        Она сунула в рот ложечку и промычала что-то невнятное.
        - Чего?
        - Я говорю… Блин!
        Я едва не подпрыгнул на месте. В качестве звонка Аська установила какой-то совершенно инфернальный рёв, и вот сейчас он раздался из её сумочки, заставив испуганно обернуться ближайших к нам соседей.
        - Извини! О, блинский блин - это Сильва!
        Аська помедлила, скорчила страдальческую рожицу и поднесла трубку к уху.
        - Да! Норм, зависаю с брательником в «Пингвине»…
        Ну, это, похоже, надолго. Я подозвал официанта, расплатился.
        - Извини, Ёж, - Аська выглядела смущенной. - Я ей обещала сегодня встретиться - у неё там проблемы какие-то, по ходу, опять… В общем, она подойдет сюда через минут десять. Ты ведь не против?
        - Да мне-то что, - я пожал плечами. - Все равно мне уже пора, так что пойду, пожалуй. Спасибо тебе за номер телефона!
        - А? Да не за что, - Аська лукаво подмигнула. - Давай, успехов тебе. А по поводу «Феникса» я тебе отзвонюсь. И ты тоже держи меня в курсе, ок?
        - Ладно.
        Мне повезло - я успел разминуться с Сильвой, буквально, в дверях.
        При виде худой угловатой девушки в черной футболке, кожаной юбке и крутке-безрукавке, я отступил в сторону, чтобы она не заметила меня. Впрочем, люди и так едва ли не шарахались от неё - стоило им взглянуть в мертвенно-бледное лицо, размалеванное черными тенями и с жуткой темно-лиловой помадой на губах. Татуировка в виде паутины на шее, и жутковатый пирсинг довершали образ. Сильва была то ли готом, то ли эмо - я так до конца и не разобрался, да и вникать, честно говоря, не хотел. Хуже всего в ней было то, что она постоянно пребывала в депрессии, причем настолько мрачной, что общение с ней буквально давило. Не знаю, как Аська с ней общается - я как-то провел с ней в одной комнате минут десять, и едва не рехнулся. Девушка была просто зациклена на теме смерти, рассказывала мне, сколько раз резала вены, травилась таблетками, и при этом, казалось, испытывала какое-то непонятное наслаждение.
        Словом, встречаться с ней, даже мимолетом, в мои планы не входило совсем.
        Вернувшись домой, я наскоро проглотил разогретый Алисой ужин, и заглянул в Сеть, чтобы еще немного почитать про скандинавскую мифологию. Однако, то ли от эмоциональной насыщенности дня, то ли от нагрузок в вирте, на меня навалилась усталость, так что я довольно скоро начал клевать носом. В итоге я завалился спать, решив, что утро будет мудренее вечера. Во сне я видел огромного великана, грустно бредущего куда-то вдаль по бескрайнему небу, а звёзды вокруг него сплетались в закрученную спираль.
        Глава 9
        - Итак, Ежи, - Сельдингер взволнованно потёр руки, - вы хорошо отдохнули?
        Я кивнул, отметив про себя, что подобного явно нельзя было сказать о самом докторе - глубоко залегшие тени под глазами выдавали бессонную ночь.
        - Отлично! Просто отлично! - ему определенно не терпелось отправиться в лабораторию. - В таком случае - приступим немедленно! На этот раз мы установим таймер на две минуты. Постарайтесь найти способ засечь время там, чтобы мы могли точнее определить соотношение временных потоков. И вот еще что: по идее, должен существовать способ самостоятельного выхода из вирта, по вашему желанию. Попробуйте также его обнаружить - это может пригодиться вам в будущем.
        - Ладно, - я взглянул на Миллера, сосредоточенно разглядывавшему запонку на рукаве и, судя по глубоким морщинам, о чем-то напряженно размышлявшего.
        - Генрих Рудольфович, вам удалось разыскать то, о чем я вас просил? Ну, гайды, помните?
        - М? - представитель студии «Феникс» поднял на меня рассеянный взгляд. - Да, разумеется, помню. К сожалению, Ежи, как мне ответили наши тестировщики, проект не выходил из стадии альфа-теста, поэтому никаких руководств, или описаний в принципе не существует. Кроме того, данный мир создается, значительным образом, вашим подсознанием, так что вряд ли кто-то, кроме вас, может иметь о нём внятное представление.
        Лично мне такое объяснение показалось довольно странным. Я сомневался, что моё подсознание могло создавать миры на основе неизвестного мне скандинавского эпоса, и, кроме того, отчетливо помнил, что накануне речь шла о макете мира, созданном именно разработчиками «Феникса». Тем не менее, я решил не акцентировать пока на этом внимания, тем более, что Сельдингер уже нетерпеливо топтался у двери.
        Макс ждал нас в лаборатории. Подмигнув мне, как старому знакомому, усадил в кресло и протянул очки.
        - Готов?
        Я едва успел вымолвить «Да», как перед глазами взметнулся знакомый серый вихрь, свернувшийся в спираль.

* * *
        Мгновением позже я зажмурился от яркого солнца, бившего мне в глаза.
        - Проснулся, чтоль? - ворчливо сказал над моей головой знакомый голос.
        Я лежал на куче веток, накрытых мешковиной, рядом с костром, над которым всё также булькал котелок.
        Сэмунд, склонив голову набок, внимательно разглядывал меня.
        - Долго спишь, ученик! - заметил он. - Этак всё на свете проспать можно!
        - Что, опять за грибами идти? - пробормотал я, поднимаясь на ноги и ошалело оглядываясь вокруг. Получается, здесь я спал? Судя по положению солнца - время было то же, что и в прошлый раз. Интересно…
        Сэмунд хмыкнул. - Ишь! Понравилось грибочки собирать? Нет, хорошего понемножку! Пора переходить к более насущным задачам.
        Он выпятил бороду, умудряясь, при своем небольшом росте, смотреть на меня свысока.
        Учитывая пауков, мне трудно было назвать предыдущий опыт таким уж «хорошим», но спорить с учителем не стал.
        - Итак, - Сэмунд многозначительно поднял указательный палец, - пришла пора тебе доказать делом, что достоин быть хранителем! А для этого тебе потребуется…?
        Он замолчал, выжидательно уставившись на меня.
        Я пожал плечами. - Мудрость? Сила духа? Ритуал посвящения?
        Сэмунд вздохнул. - Вообще-то, я имел в виду посох. Слушай, а почему ты вообще решил, что тебе надо быть хранителем? Может, лучше было податься, я не знаю - в грибники? Ты вообще хотя бы примерно представляешь себе, что значит - быть хранителем?
        - Нет, - честно признался я.
        Сэмунд печально покачал головой. - Так я и думал. В общем, тогда слушай задачу: идешь в лес. Только не в тот лесочек, где ты прохлаждался давеча, а подальше и поглубже - в самую чащу. Только там растут древние вязы, из древесины которых делаются посохи хранителей. Вот тебе топорик - нарубишь ветвей, да смотри, чтобы были подлиннее! Это первое. Второе - для наделения посоха энергией созидания понадобится специальный ингредиент - сок лилового папоротника. Только не любого, а цветущего. Так что найди мне цветок папоротника и тоже принеси. Усёк?
        - Ага. А как он выглядит? - спросил я, весьма смутно представляя цветущий папоротник.
        - Ну, как цветок, только лиловый, - терпеливо объяснил Сэмунд, тоном человека, смертельно уставшего общаться с идиотами. - Понял?
        Я обреченно кивнул. - И что, никаких дополнительных просьб? Никаких паучков?
        - Да откуда ж в чаще взяться паучкам? - искренне изумился Сэмунд. - Слушай, ты хочешь стать хранителем, или нет?
        - Хочу.
        - Тогда давай, поторапливайся. Да, чуть не забыл!
        Он приблизился ко мне и начертил палкой, которой помешивал варево, на моей тунике некий знак.
        - Что это?
        - Защитная руна! - Сэмунд подмигнул. - Вложишь в неё немного ментальной энергии, и она прекрасно тебе послужит. И вот еще что…
        Он провел палкой над топориком, который вручил мне минутой ранее, и тот вспыхнул алым.
        - Это - руна огня. Она потребует энергии тела - будь с ней аккуратнее, не переусердствуй, а то отправишься на перерождение раньше времени!
        - Погоди-погоди! - я насторожился. - Что значит - не переусердствуй? И в каком смысле - на перерождение?! Как вообще пользоваться этими рунами?
        Вместо ответа старик легонько подтолкнул меня в спину. - Меньше слов - больше дела! - напутствовал он. - Разберешься по ходу, там несложно! Ну, если, конечно, у тебя есть хранительский дар.
        Последние слова донеслись мне уже в спину.
        Я снова шел по знакомой тропинке, петлявшей среди вековых деревьев. Грибов в этот раз мне не попадалось, пауков, к счастью, тоже. Однако, меня грызли сомненья. В прошлый раз Сэмунд не давал мне никаких защитных, или огненных рун - значит, это задание было более опасным. Впрочем, по логике, так оно и должно было быть. Но что, если дед прав, и я действительно выбрал не тот класс? Может, надо было становиться целителем? Или этим, как его - эйнхерием, кто бы он ни был?
        Постепенно, тропинка делалась всё незаметнее, а древесные стволы росли всё гуще - их ветви почти не пропускали солнца, так что я пробирался почти на ощупь, в полумраке.
        Это мне определенно не нравилось, и я задумчиво повертел топорик в руках. Руна огня, говорите?
        Еще бы понять, как наделять её энергией…
        На секунду мне показалось, что на периферии зрения возникло голубоватое облачко - и тут же исчезло.
        В следующий миг я скорее почувствовал, чем увидел вокруг себя три ауры: лазурево-голубая - переливающаяся ровным свечением, золотистая - мерцавшая бликами, и ярко-красная - пульсирующая в такт ударам сердца.
        «Наполнить руну ментальной энергией, или энергией тела?»
        Контуры руны на топоре светились огнём.
        Скорее, интуитивно, я выбрал ментальную энергию, и лазуревая аура тут же ярко вспыхнула - из неё вылетел сноп сверкающих искр, и руна на топоре обернулась языками голубоватого пламени.
        «Внимание! Предмет «ржавый топор» усилен! Атака +2. Дополнительный эффект: свечение»
        Теперь топор мог служить факелом - света, исходившего от него, было достаточно, чтобы освещать дорогу.
        Как раз вовремя, чтобы заметить выпуклые гроздьевидные глаза, уставившиеся на меня буквально в паре шагов.
        Вздрогнув, я отступил, подняв светящийся топор выше, и обмер.
        Из-под раскидистого дуба, перебирая многосуставчатыми лапами, пощелкивая мохнатыми жвалами, с мерзким клекотом, на меня медленно надвигался паук.
        В отличие от виденных мною ранее, эта тварь была размером с крупную собаку.
        Выставив топор перед собой, я машинально поднёс другую руку к груди, как бы защищаясь ею.
        «Наполнить защитную руну ментальной энергией, или энергией жизни?»
        Защитная руна на тунике!
        Снова выбираю ментальную энергию - голубая аура вспыхивает, но уже не так ярко, и серебристые искры оседают на моей груди - руна на тунике разгорается, заставляя тварь замедлиться, недовольно скрипя.
        «Внимание! Предмет «туника ученика» усилен! Защита +3. Дополнительный эффект: поглощение ударов»
        Преодолев секундное колебание, теперь уже я двинулся на паука, помахивая топориком.
        Еще бы сообразить куда лучше бить… В глаза, наверное!
        Паук прянул в сторону и с хищным клекотом клацнул жвалами, едва не оттяпав мне руку.
        Задрав две передние лапы, каждая из которых оканчивалась темно-матовыми когтями он застыл на месте, покачиваясь из стороны в сторону и следя за мною десятками фасеток.
        Его покрытое шерстью брюхо ритмично сокращалось, и это наводило меня на мысли о возможных скорых неприятностях.
        Я бросился вперед, рубанул наугад, стараясь попасть по лапе - где-то на периферии вспыхивали уведомления: «Промах!… Промах!»
        Следующий удар лапы паука полоснул меня по груди, но не причинил вреда - туника лишь полыхнула голубым, и когтистая лапа отскочила от неё, словно резиновая.
        «Поглощено 3 единицы урона!»
        Я снова нанёс удар топором - есть попадание! «Урон! Паук-арахнид теряет 2 единицы жизни!»
        Паук заплясал, злобно шипя - из отсеченной культи сочилась зеленоватая жидкость.
        В этот момент свет, исходящий из топора тревожно мигнул.
        «Внимание! Расход маны увеличен! Потребление руной огня - 2 ед/сек. Потребление защитной руны - 3 ед/сек. Остаток: 80 единиц!»
        То есть, одновременный расход маны на обе руны сольёт её всю за несколько секунд…
        Блин, как её отключить-то?! Однако, стоило мне подумать о том, чтобы прекратить подпитывать руну огня ментальной энергией, как она тут же погасла - лишь контур по-прежнему слабо светился алым.
        Паук, явно обрадованный такому повороту, снова двинулся на меня.
        Итак, защиты хватит секунд на сорок-тридцать…
        Очевидно, что ковырять эту тварь топориком я буду гораздо дольше - и еще неизвестно, чья возьмет! Как там Сэмунд сказал - перерождение? Меня передернуло.
        Хотя Сельдингер и утверждал, что все, происходящее со мной здесь - лишь игра воображения, перспектива быть сожранным пауком в виртуальной реальности пугала также, как и в реальной - уж слишком живыми были ощущения!
        Снова удар лапы - поглощение трех единиц урона, ответный взмах топора - удар пришелся вскользь по хитиновому панцирю - минус одна единица жизни.
        Да сколько их там у него?! Старик, по ходу, совсем рехнулся, посылая меня в эту чащобу - явно уровень не песочницы!
        Стоп! Он же что-то говорил про энергию тела!
        «Наполнить руну огня энергией тела?»
        Да!
        От золотистой ауры бьёт яркий луч, руна на топоре вспыхивает огненно-рыжим пламенем - паук в испуге пятится назад.
        Не давая ему опомниться, делаю широкий шаг, одновременно описывая топором пламенеющую дугу и обрушиваю лезвие на головогрудь членистоногой твари.
        «Критический удар! Урон удвоен! Паук-арахнид теряет 6 единиц жизни! Дополнительный урон от огня - минус 2 единицы! Паук-арахнид убит! Вы получили опыт!»
        Я с усилием вытащил топор из рассеченного хитина. Сердце бешено колотилось, я чувствовал себя совершенно разбитым.
        «Внимание! Расход энергии на поддержание руны огня - 5 ед/сек! Осталось: 50 единиц!»
        Ого! Усилием воли обрываю подачу энергии в руну. Вот, значит, как это работает!
        Однако, недешево обходится мастерство - запасы у меня весьма скромные… Хорошо хоть, восстанавливаются потихоньку после боя. Кстати, у меня там вроде была какая-то еда? Такое чувство, будто слона целиком готов съесть!
        Достав из заплечного мешка хлеб, сыр и воду, я с жадностью набросился на еду.
        Чувство голода прошло на удивление быстро - стоило пару раз откусить от краюхи и запить твердый, почти каменный сыр.
        «Уровень ментальной энергии - 99 единиц, энергии тела - 95 единиц, жизненной энергии - 10 единиц!»
        Неплохо, по крайней мере, для начала. Надо двигаться дальше - искать эти старые вязы и лиловый папоротник…
        Подкрепившись, убрал остатки еды в мешок, взял в руки топорик и едва не выронил его - руна огня переливалась черной краской я ядовито-зеленым отливом.
        Сосредоточив внимание на топоре, прочитал характеристики:
        «Ржавый топор. Атака: +2 Усиления: руна огня. Усиление руны: паучья флегма. Эффект: отпугивание членистоногих»
        О, а вот это уже искренне радует! По крайней мере, не придется больше сражаться с этими тварями.
        Повеселев, я уже собирался двинуться дальше, когда вспомнил, что не осмотрел тушку паука.
        Моей добычей стали очередные фрагменты хитинового панциря, какая-то железа и странный предмет, который я меньше всего рассчитывал обнаружить в организме членистоногого - маленькая белая жемчужина, идеальной круглой формы.
        Стоило мне взять ее в руки, как по всему телу пробежала легкая дрожь.
        «Внимание! Вы получили АНИМУ! Желаете использовать её для усиления?»
        Я уже был готов подтвердить предложение, но, в последний момент передумал. Что за анима, как её использовать и что она усиливает? Возможно, лучше будет разобраться с этим в более спокойной обстановке. Мало ли…
        Я опустил жемчужину в мешок и направился дальше в лес.
        Старые вязы обнаружились в самой глубине чащи, у ручья. При моем приближении к ним сразу несколько жирных пауков стремительно бросились врассыпную, проворно перебирая лапами.
        Я с облегчением перевел дух. В схватке с этим клубком мне определенно было бы не выстоять.
        Интересно, эффект отпугивания - рандомный, или это базовое свойство паучьей крови? Полезный, если вдуматься, ингредиент…
        Четыре ветки, необходимых по выданному мне Сэмундом квесту, я нарубил довольно быстро.
        Теперь оставалось найти лиловый папоротник…
        Я бродил по лесу уже, казалось, целую вечность, заглядывая под каждое дерево, проверяя кусты и прорубаясь сквозь гущу паутины.
        Никаких цветов. Вообще никакой растительности - лишь прелая листва под ногами, высохшие стебли и сучья.
        Я дважды делал привал, подкрепляясь водой и хлебом. Поддержание свечения руны огня постоянно сжигало единички маны, а сжигание особо густой паутины требовало расхода энергии.
        Во время второго привала я погасил руну в целях экономии и уже начинал склоняться к мысли, что дед, видимо, что-то напутал, потому как в этом мертвом лесу, кроме пауков, вообще не было никаких признаков жизни. Правда, было непонятно, чем же, в таком случае, питались эти твари.
        Решив, что, в любом случае, пора возвращаться, я поднялся на ноги и в этот момент заметил какое-то свечение в глубине леса.
        Заинтригованный и настороженный, я медленно двинулся в направлении источника света.
        По мере приближения, моя догадка крепла с каждым шагом - фиолетовые отблески на стволах подсказывали мне, что я, наконец-таки, нашел этот долбаный цветок!
        Удивительно было, что он рос на поляне. Стволы деревьев обступали её тесными рядами, простирая ветви над нею, образуя своеобразный шатер. В центре - огромный, раскидистый куст с лиловыми, мелко изрезанными листьями. В глубине куста, сочным фиолетовым цветом пульсировал цветок, по форме напоминавший лилию.
        Что-то захрустело под моими ногами, когда я направился к нему. Опустив взгляд, я обнаружил, что это - фрагменты хитина, вроде тех, которые выпадали с пауков. А еще - части лап.
        Непроизвольно поморщившись, я подошел ближе. Цветок был необычайно красив. Напоминая формой лилию, он состоял при этом из тончайших лепестков, вложенных друг в друга, как у розы.
        Кроме того, над кустом, словно свадебная фата, парила, казавшаяся невесомой, серебристая сеть из соцветий какого-то растения с тонкими длинными стеблями. Капельки росы на фате напоминали бриллианты.
        Испытывая невольное сожаление, что придется сорвать такую красоту, я наклонился к цветку, и в этот момент что-то свистнуло, и правую щеку, и половину шеи обожгло резкой болью.
        Я вскрикнул, рефлекторно отшатнувшись, и в следующий миг боль хлестнула по другой щеке.
        «Поражение! Хищная росянка атакует вас и наносит 2 единицы урона!»
        Ох! Спохватившись, я активировал защитную руну, но недостаточно быстро, и очередной взмах едва заметного узкого длинного листа вспорол тунику на моей груди.
        «Критический удар! Хищная росянка наносит 4 единицы урона! Дополнительный эффект: парализация на 2 секунды!»
        Я бессильно замер, испытывая наяву свой худший ночной кошмар - полная парализация! К счастью, длилась она недолго, однако проклятое растение успело снять с меня еще две единицы жизни, так что теперь их оставалось у меня всего… две!
        Я едва успел влить ману в щит, и следующая атака не причинила мне вреда - лоза хлестнула по разорванной тунике и скользнула вниз.
        Активировав руну огня, я взмахнул топором. Видимо, с перепугу и впопыхах, я что-то напутал, потому что энергия тела наполнила обе руны, причем защитная руна поглощала ее в удвоенном количестве - кажется, под десятку.
        В итоге, мой удар едва не стоил мне жизни - замахнувшись, я внезапно ощутил, как подкосились колени, и я рухнул на них, оказавшись на одном уровне с «фатой».
        «С-сочное, теплое со-созданьице!» - прозвучало у меня в голове.
        Капельки росы, оказавшиеся чем-то вроде глаз, уставились на меня, тонкие нити с мельчайшими присосками - я явственно успел разглядеть их, словно в замедленной съемке - жадно метнулись к моей груди.
        Однако, стоило им коснуться туники, как они съежились и бессильно опали, а в голове раздалось пронзительное зудение, нестерпимое, как зубная боль.
        «Больно-сс! Жжется!»
        Ага! Так тебе, герань паршивая!
        Ощутив неожиданный прилив сил, я снова взмахнул топором и обрушил его в центр серебристой сети - от полыхающего огнем лезвия, она вспыхнула и лопнула, закручиваясь в обугленные спирали. Топор рассёк листья папоротника, и лиловый цветок, подрубленный у основания, упал к моим ногам.
        «Критический урон! Хищная росянка теряет пять единиц урона! Хищная росянка убита! Вы получили опыт!»
        «Внимание! Вы достигли второго уровня! Ваши характеристики увеличены! Ваш максимальный уровень жизненной энергии составляет 15 единиц! Энергии тела - 120 единиц! Ментальной энергии - 150 единиц!»
        «Внимание! Доступны бонусные очки улучшения характеристик, общее количество - 3 очка!»
        «Внимание! Доступны новые классовые навыки (откроются после после посещения учителя)!»
        Я ошалело покрутил головой. Новый уровень! Ну да, а что, собственно, удивительного - это же игра…
        Ладно, с бонусами будем разбираться позже - сейчас надо уносить ноги отсюда. Наклонившись, я подобрал цветок папоротника. Какими-то особенными характеристиками он не обладал, и я убрал его в сумку.
        Мои единицы жизни, энергии и маны восстановились до капа - еще один приятный эффект получения уровня - так что можно было не тратить время на отдых.
        Забросив мешок за спину, я направился к выходу из леса.
        Примечательно, что чувство направления было, по-видимому, частью игрового интерфейса - я отчетливо представлял себе, где нахожусь. В голове была словно карта, с отмеченной хижиной Сэмунда, Паучьим Перелеском (теперь я знал, что он так назывался) и Чащей Арахнидов.
        Те места, в которых я уже побывал, были детально прорисованы. Незнакомые - скрывались в тумане.
        Следовало поторопиться, чтобы успеть получить награду до того, как сработает таймер. Я ускорил шаг.
        Глава 10
        - Гляди-ка - живой! - искренне изумился Сэмунд, когда я появился на пороге его лачуги.
        - Ты утверждал, что там нет пауков! - выпалил я.
        - Конечно, нету, - подтвердил Сэмунд. - Арахниды - это же совсем другой класс!
        - По-твоему, мне о них знать было не обязательно?!
        - Слушай, чего ты из мухи слона раздуваешь? - Сэмунд покачал головой. - Это всё несущественные технические детали. Главное - ты справился с заданием, все остальное - неважно! Давай сюда дерево и цветок!
        «Задание «сбор древесины» выполнено! Получен опыт! Задание «цветок папоротника» выполнено! Получен опыт!»
        - Кстати, топорик тоже верни! - потребовал Сэмунд. - Имущество - казенное, на балансе. А в чем это ты его перепачкал?!
        - Паучья кровь, - хмуро сказал я. - Арахнидская, то есть…
        - А, отлично! - старик просиял. - Повешу над дверью, пожалуй.
        «Выполнен скрытый квест «помощь Сэмунду»! Получен опыт!»
        Ах ты ж твою налево! Я едва не поперхнулся. Ушлый дед умудрился-таки всучить мне тайное задание! А я еще удивлялся, что в этот раз он ничего для себя принести не просит!
        Старик, между тем, разложил на земле принесенные мною ветки, положил на них сверху цветок папоротника и провел над ними руками.
        С кончиков его пальцев стекли серебристые искры, ладони полыхнули золотом и, словно алая снежинка, на раскрытый, словно хищная пасть, цветок папоротника, медленно опустилась капелька крови.
        Ветки вспыхнули, охваченнные золотистым сиянием, закружились в серебрянном вихре и, спустя секунду, в руках Сэмунда оказался деревянный резной посох с набалдашником из фиолетового опала.
        - Неплохо вышло, а? - с гордостью сказал Сэмунд, напыжившись. - На, носи на здоровье! Заслужил!
        «Задание «испытание ученика» выполнено! Получен опыт!»
        «Внимание! Вы достигли третьего уровня! Ваши характеристики увеличены! Ваш максимальный уровень жизненной энергии составляет 20 единиц! Энергии тела - 150 единиц! Ментальной энергии - 200 единиц!»
        Доступны бонусные очки улучшения характеристик, общее количество - 6 очков!»
        Доступны новые классовые навыки (откроются после посещения учителя)!»
        Третий уровень!
        Я принял у Сэмунда посох, взвесил на руках - легкий, прочный. В глубинах поблескивавшего на солнце камня клубилась лиловая дымка.
        «Посох Хранителя Рун. Статус: ученический. Атака: +3. Особые возможности: начертание рун. Скрытый эффект: использовать резерв камня и высвободить ментальную, физическую, или жизненную энергию. Восстановление: сутки. В течение периода восстановления возможности посоха недоступны»
        Звучало интригующе.
        - Учитель, - обратился я к Сэмунду, - мне бы хотелось больше узнать о рунах, ну и…
        - Своих возможностях, - подсказал Сэмунд, довольно кивая. - Что ж, полагаю, теперь ты готов узнать азы. Итак, - он почесал кончик носа, - первое, что тебе надлежит усвоить: руны - это сила. Наделяя их своей энергией, ты можешь использовать эту силу в разных целях. Однако, следует помнить, что используя энергию, или жизненную силу, ты рискуешь - если не рассчитать нагрузку, легко надорваться, и серьезно повредить себе, или вовсе погибнуть. Руны бывают разными: есть простые, базовые, некоторым из которых я могу тебя научить. Есть более сложные, требующие навыка и умения, и есть высшие - ими владеют единицы, достигшие совершенства. Высшие руны используются в Высоком Наречии, но это для тебя сейчас все равно что квантовая физика, так что не бери в голову вовсе. Вот, в общих чертах, самое основное.
        - И это - всё? - удивился я.
        - Ну да, а ты чего ожидал? - Сэмунд удивленно уставился на меня. - Искусство Хранителя осваивается десятилетиями, и целой жизни иногда бывает мало даже для азов.
        - Да уж, - протянул я. Перспектива быстрого роста и прокачки выглядела сейчас не такой скорой, как представлялось в лаборатории. Хотя, если учесть, что время здесь течет быстрее…
        - Кстати, - вспомнил я, - ты, кажется, сказал, что руны можно наполнять не только ментальной и физической энергией, но и жизненной силой?
        - Можно, - кивнул Сэмунд. - Лицо его стало необычно серьёзным. - Однако, дело это сложное и крайне опасное, прибегают к нему только в крайних случаях, так что тебе сейчас об этом думать рановато. А там - сам почувствуешь, когда придет время.
        Он вздохнул. - Ладно, давай лучше займемся изучением базовых рун. Достань-ка свою книгу.
        Сэмунд простер руку и коснулся концом палки чистой страницы.
        - Дагаз - руна защиты, - объявил он, и на листе пергамента проступила руна, напоминавшая песочные часы. - Тебе она уже знакома, так что просто запомни теперь ее форму, и сможешь наносить её сам.
        - Ингвар, - На странице появился косой ромб. - Руна огня. Её ты тоже уже знаешь.
        - Далее, - старик пошевелил губами. - Лагуз - руна воды. Чаще всего используется в комбинациях, сама по себе довольно энергозатратна… Альдиз (перевернутая куриная лапка) - руна холода. Очень полезная в хозяйстве, особенно, когда солнце так жарит.
        Каждый раз, когда старик касался палкой пергамента, называя новую руну, ее изображение появлялось в книге.
        - И, наконец, Феха, - Сэмунд начертил вертикальную палочку и добавил к ней две короткие веточки. - Руна земли. С ней будь поосторожней - она сильно тянет энергию и может высосать тебя досуха за считанные секунды. Но мощная, очень, если с умом пользоваться. Ну, вот, собственно, и всё.
        - А остальные руны? - спросил я. - Ты говорил, их намного больше?
        Сэмунд развёл руками. - Сам, всё сам! Ищи рукописи, древние манускрипты, познавай суть вещей - и они откроются тебе. Я научил тебя всему, что знаю сам.
        - Где искать?
        Старик потеребил бороду и вздохнул. - Хороший вопрос… Но, боюсь, ответ тебе не понравится. Видишь ли… Как ты мог заметить, здесь не так уж много мест. Дело в том, что… Этот мир очень невелик.
        - То есть? - я насторожился. - Хочешь сказать, что кроме тебя и пауков здесь больше никого нет?!
        - Практически, - Сэмунд выглядел подавленным. - То есть, на самом деле, мир гораздо больше! Но он… закрыт.
        - Как это - закрыт? - не понял я. - Кем?
        Сэмунд пожал плечами. - Мне-то откуда знать? Моя задача - готовить учеников. Хотя, если говорить откровенно, ты - единственный, кого мне довелось учить. Лучший, если тебя это как-то утешит. Хотя, - прибавил он с сомнением в голосе, - получается, что и худший тоже.
        - Ничего не понимаю! - вырвалось у меня. Всё это выглядело какой-то бессмыслицей. Если весь этот мир - всего лишь песочница, как я смогу прокачать аватар? В чем вообще тогда смысл? Должен же быть какой-то выход!
        Последние слова я произнес вслух.
        - Должен, - кивнул Сэмунд. - И он есть, вот только воспользоваться им ты не сможешь.
        - Что за выход?
        - Лабиринт.
        Я вопросительно уставился на Сэмунда.
        - Неподалеку отсюда, в горах есть пещера, - продолжал старик. - Вход в неё защищен магией. Пройти в неё может только носитель анимы - особой силы, растворенной в этом мире. Её можно найти где угодно, вот только мне, за всё время существования, ни разу не удалось найти ни крупинки…
        Он снова вздохнул. - Предания гласят, что в пещере находится Лабиринт, который ведёт к порталу в другой мир, но пройти его может лишь тот, кто обладает анимой. Так что…
        Старик махнул рукой. - С другой стороны - здесь растут неплохие грибы, а к паукам, со временем, даже привыкаешь…
        Но я уже не слушал его. Торопливо роясь в рюкзаке, я искал ту самую жемчужину, которая выпала мне с паука. Вот она! Молочно-белого цвета, с едва заметной голубоватой дымкой.
        - Это она? - спросил я.
        Старик вытаращил глаза. - Ты! - воскликнул он. - Не может быть!
        - Что нужно делать? Как ей пользоваться?
        Сэмунд покачал головой. - Ты нашел её, тебе лучше знать…
        Я сосредоточил внимание на жемчужине.
        «Крупица анимы. Использовать для усиления?»
        Да! По телу словно пробежал легкий электрический разряд.
        «Внимание! Вы активировали аниму! Изменение статуса: носитель анимы! Количество накопленной анимы: 1 %. Собирайте аниму, чтобы наполнить её силой ваш аватар!
        Получено задание: «Просветленный» - наберите необходимое количество анимы для того, чтобы пройти Лабиринт. Будьте осторожны: носители анимы - желанная добыча для монстров, скрывающихся в недрах Лабиринта!»
        Я перевёл взгляд на уставившегося на меня с разинутым ртом Сэмунда.
        - Ну что, отец, - усмехнулся я, - показывай, где там эта твоя пещера!

* * *
        Дорога до гор заняла около четверти часа. Странно, раньше я совсем не замечал этого хребта, к северо-востоку от хижины Сэмунда.
        Высокие кряжистые пики поднимались сплошным глухим монолитом, казалось, исключая любую возможность прохода.
        Тем не менее, Сэмунд, проворно семеня, повел меня по едва заметной тропинке, огибавшей ближайшую скалу, и, петляя, убегавшей вверх.
        Солнце уже начинало клониться к закату, когда мы, наконец, оказались, на небольшой каменной площадке перед отвесной стеной.
        Две каменные колонны ограничивали проход, примерно в полтора метра, в глубине которого клубился голубоватый дым.
        Отсюда, снаружи, был различим каменный коридор, вымощенный грубыми плитами, уходивший под уклоном вниз. Кажется, на стенах горели факелы, но, возможно, это была иллюзия, из-за дымовой завесы и отблесков заходящего солнца.
        - Ну, дальше тебе идти одному, - произнёс Сэмунд.
        Он отступил на шаг, оглядел меня с ног до головы, неожиданно шмыгнул носом. - Привык я к тебе, что ли, - признался он. - Вот, возьми - пригодится.
        Он протянул связку сушеных грибов и кожаную флягу.
        - Настой на травах - энергию восстанавливает быстро.
        - Спасибо, учитель, - я с благодарностью пожал сухую твердую ладонь.
        - Удачи! - негромко сказал Сэмунд.
        Я шагнул под своды каменной арки, и замер, прислушиваясь к неожиданно громкому эху. Казалось, все звуки мира снаружи разом исчезли, словно за мной захлопнулась дверь.
        Синий дым обволакивал мои ноги, впереди простирался коридор.
        Я успел сделать еще пару шагов, когда пришло системное уведомление:
        «Внимание! Вы вступили в Лабиринт! Отныне вы сможете покинуть его, только пройдя через него и достигнув портала. В случае смерти до десятого уровня, вы начнете прохождение с этой точки возрождения. Во время нахождения в Лабиринте вы также уязвимы для других игроков!»
        Ну, встреча с другими игроками мне явно не грозит, учитывая, что я - первый исследователь этого мира. Но вот предупреждение о смерти и точке возрождения навевало смутную тревогу. И что, кстати, будет после десятого уровня?
        Я остановился. Пожалуй, на сегодня впечатлений с меня хватит. Нужно отдохнуть, обдумать всё, и продолжить прохождение на свежую голову, учитывая, что ставки возросли.
        Сельдингер говорил, что должен существовать какой-то способ произвольного выхода из мира?
        Я сосредоточился, пытаясь вызвать перед внутренним взором информационную панель.
        «Хотите покинуть игру?»
        Да!
        «Внимание! Завершение текущей сессии через 10…9…8…
        Постепенно, реальность вокруг меня начала смазываться, мир стал черно-белым, потом перед глазами вспыхнула знакомая спираль, и секундой спустя, я уже сидел в кресле лаборатории.
        На меня с тревогой уставились Сельдингер и Макс.
        - Что-то пошло не так, Ежи? - Сельдинегр настороженно подался ко мне.
        - Почему? Все отлично! - удивился я. - А в чем дело?
        - Вы пробыли в вирте всего около тридцати секунд - вдвое меньше, чем в прошлый раз, - взволнованно заметил Сельдингер.
        - Ничего себе! - теперь пришел мой черед удивляться. - По тамошнему времени, я пробыл там почти целый день!
        Сельдингер схватился за голову. - Опять рассинхрон! Значит, вы нашли способ самостоятельного возвращения? Да? Вот и замечательно! Ну, рассказывайте!
        Как и в прошлый раз, Сельдингер живо реагировал на повествование; когда я описывал схватку с арахнидом и росянкой, он грыз от волнения ногти.
        Когда же я дошел до анимы, он вскочил со стула с горящими глазами.
        - Да! Есть! Вот оно! Ежи, вы понимаете, что это значит?! Мы - вы - нашли способ усиления аватара!
        - Хотите сказать… - медленно начал я.
        - Почти уверен! - Сельдингер взволнованно потирал руки. - Да! Я на девяносто девять процентов уверен, что именно анима - ключ к вашему исцелению. Пожалуй, мы можем проверить это прямо сейчас! Сколько, говорите, процентов вы успели собрать?
        Меня заставили посетить клинический центр и пройти небольшое обследование без корсета.
        - Грандиозно! - объявил Сельдингер, после того, как что-то просчитал на компьютере. - Улучшение показателя скорости прохождения нервного импульса на… сколько бы вы думали?
        - Один процент? - предположил я.
        Сельдингер ликующе кивнул. - Именно!
        - И что теперь? - спросил я, когда мы расположились в кабинете, где нас ждал Миллер.
        - Вам - отдыхать, - ответил Сельдингер. - Мы же займемся углубленным анализом и интерпретацией полученных данных.
        - Вы молодец, Ежи, - кивнул Миллер, подавая мне руку. - Отличная работа!
        Перед уходом Сельдингер попросил меня расписаться в протоколе, и, подойдя к столу, я случайно бросил взгляд на монитор.
        Открытая папка был озаглавлена «анкеты кандидатов», и содержала несколько ярлыков-документов. Первым шел ярлык с моей фамилией, а сразу за ним…
        Я быстро расписался в протоколе, попрощался и вышел.
        Она, или не она? Был только один человек, который мог это прояснить.
        Глава 11
        Выйдя из НИИ, я набрал Аську.
        Она отозвалась почти мгновенно, словно ждала моего звонка.
        - Ёжик! - взволнованно затараторила она, - Хорошо, что ты позвонил! Я как-раз о тебе думала, освободился ты, или нет! Ну что, как прошло? Хотя, нет, погоди, после расскажешь! Нам нужно срочно увидеться, вот прям срочно-срочно!
        - Погоди, Ася, - я, наконец, сумел вклиниться в её поток, - нужно прояснить кое-что…
        - Некогда, Ёж, слушай - я серьёзно! Это касается твоей просьбы, понимаешь? Короче, давай так - через час встречаемся в пиццерии, ну, той, что в торговом центре, ок? Только возьми с собой нал. Да, и вот еще что: обязательно оставь дома телефон, браслет - в общем, всю электронику! Ну, кроме корсета, конечно.
        - Чего?! - я ошарашенно потряс головой, чувствуя, что теряю нить разговора. - Это еще зачем? Ася, что ты, блин, затеяла?!
        - Потом объясню! Просто сделай, плиз, как я прошу, это важно! И не опаздывай. Всё, Еж, мне еще Рыжего и Цезаря покормить нужно! В общем, до встречи!
        И она отключилась.
        Я вздохнул. И так - постоянно. Стоит Аське загореться какой-то идеей - тушите свет, бросайте бомбы. Хорошо хоть, кажется, оставила затею с разборками.
        Ладно, наличные - это я еще могу понять, она вообще избегает пользоваться электронкой, что неудивительно, учитывая её ломаную айдишку. Но оставлять дома электронику - это что-то новенькое.
        Обналичить счет было не такой простой задачей - социальщики параноили по полной, заставляя отчитываться буквально за каждую копейку, но дома у меня имелась заначка, о которой, как я надеялся, не было известно даже Алисе. Ладно, поиграем в эти игры.
        Кстати, об Алисе - ей наверняка не понравится, если я вдруг решу выйти из дома без гаджетов. Придется придумать какую-то правдоподобную отмазку.
        Однако, к моему удивлению, Алиса никак не отреагировала на мой уход. Когда я появился, она заученно пробубнила сводку по поступившим сообщениям и письмам, упомянув в конце про бульон в мультиварке. Я оставил мобильник и браслет в комнате, достал из шкафа заначку, и направился к двери, а она лишь проводила меня странным задумчивым взглядом, сидя в кресле в любимой позе - обхватив колени руками.
        Странно, на неё это было совсем непохоже.
        Сделав мысленную пометку поговорить с ней попозже вечером, я направился в торгово-развлекательный центр «Ковчег». Одно время, когда у Аськи еще была какая-то постоянная официальная работа, мы часто пересекались там в пиццерии, славившейся демократичными ценами и фирменными начинками.
        Аська уже была там, но, в отличие от нашей прошлой встречи, вела себя подозрительно тихо - лишь помахала рукой.
        - Принёс нал? - спросила она меня, вместо приветствия. - Молодец! Электронику оставил? Крыса твоя не истерила по этому поводу?
        - Оставил, - буркнул я. - И не называй моего андроида крысой - она этого, честно говоря, не заслужила.
        Аська гневно фыркнула. - Ну, конечно! Ты еще скажи, что у неё есть чувства, и вообще - андроиды, они же как люди, да? Ладно, - она махнула рукой, - забей, не до неё сейчас. У меня бомбические новости - только сначала заказ сделаем…
        - Пепперони, с двойной начинкой, без чеснока! - объявила она подошедшему официанту. - Расчет наличными!
        - А почему не твоя любимая «Четыре сыра»? - поинтересовался я. - И вообще, ты же терпеть не можешь пепперони!
        - Так надо! - таинственно ответила Аська. - Короче, Ёж, слушай сюда…
        - Погоди, - перебил я её. - Пока ты окончательно не заморочила мне голову, хочу кое-что прояснить. Ты говорила что-нибудь Сильве о проекте, в котором я участвую?
        Аська не ожидала этого вопроса и явно стушевалась. - Сильве? Да вроде нет, - пробормотала она, внезапно заинтересовавшись рекламным листком с описанием промоакции. - А что ты вдруг про неё вспомнил?
        - Ася! - с нажимом произнёс я.
        - Ой, да не помню я, Ёж! Мы с ней болтали о том, о сём, может, и про тебя упомянула что-то… - она старательно отводила глаза.
        - Что-то?
        - Ну, хорошо, может, сказала, что ты участвуешь в крутом эксперименте - что с того? Это же не секрет - ты сам говорил, что объявление в сети лежит, в открытом доступе!
        - Понятно, - я кивнул. - Она тоже участвует.
        - Что?! - Аська подпрыгнула на стуле. - Как?!
        - Ну, может, пока и не участвует, но я видел её анкету в списке кандидатов - сразу за моей фамилией.
        - Вот сучка!
        - Ася, тише…
        - Не, ну нормально вообще?! Я ж ей по секрету, как подруге, а она! - глаза Аськи метали молнии, ноздри гневно трепетали. - Скорее анкету побежала заполнять!
        - Ну и что с того? - Я был немного удивлён такой вспышкой ярости. - Сама же только что сказала, что объявление может увидеть любой. Ты тоже могла бы отправить заявку, кстати…
        - Ты же знаешь, что нет! - огрызнулась Аська. - И она тоже - знала! А сама пошла и тайком, как крыса… Подруга называется! То-то у неё глазки заблестели, когда про лям кредитов услышала… Ой!
        - Ася, - покачал головой я. - Вообще-то это - конфиденциальная информация…
        - Ну и нечего тогда было мне её выдавать! - отрезала Аська. И тут же, понурив голову покаялась: - Прости, Ёж. Сама не знаю, как так вышло! Просто хотелось как-то отвлечь Сильву от переживаний. Не думала, что она сразу ухватится за эту инфу… Вот ведь стерва двуличная!
        - Ладно, проехали, - я вздохнул. - Надеюсь, у неё хватит ума не упоминать об этом на собеседовании. Давай, рассказывай, что там у тебя за бомбические новости.
        - Ой, Ёж, ты только не ругайся! - спохватилась Аська, и выставила перед собой ладони. - Обещай, что сначала выслушаешь, ок? Это не то, что ты можешь подумать, особенно сейчас.
        - Ася…
        - Короче, я искала в сети инфу по этому твоему «Фениксу», ну и зашла на пару форумов геймерских, там где тру-олды тусят. В общем, есть один человек…
        - Ася, блин! - взвыл я. - Ты что, выложила инфу о проекте на форум?!
        - Ёжик, да всё ок! Не такая уж я дура, не думай. Естественно, ничего я не выкладывала, просто интересовалась, в общих чертах, кто что слышал про похожее…
        Я бессильно уставился в широко распахнутые ясные глаза Аськи.
        - Да зуб даю! - Аська заметно разволновалась. - Ну, правда, Ёж! Ничего такого! Просто, этот чувак, который потом со мной списался - Ёж, он ну просто офигенски крут!
        - Чувак, значит.
        - Ну да! Ёж, тебе его ник, конечно, все равно ничего не скажет, но это - Нильс!
        - Ты права. Это имя мне, действительно ни о чём не говорит.
        - Ну вот! - Аська откинулась на спинку стула с видом победителя. - Ты ж не рубишь в киберспорте, иначе бы сейчас подбирал челюсть со стола!
        - То есть, я должен прыгать от радости, что ты разболтала секретную информацию какому-то задроту?
        - Ёжик, Нильс - не какой-то! Он - мегазадрот в кубе! Это вообще уникальный чувак, легенда киберспорта! Он рвал всех на турнирах, как тузик грелку, еще десять лет назад! Сейчас, правда, отошел от этой темы, и вообще другими делами занимается, но если кто и знает всё об играх, так это он! Кроме того, он конкретно прошарен в теме железа и виртуальных технологий - я пересекалась с ним как-то по работе, и он просто реальный ас! Мне до него - как до Китая раком.
        - Ася, - устало сказал я. - Назови мне хоть одну причину, по которой я не должен прямо сейчас послать тебя вместе с твоим чудо-хакером далеко и надолго? Ты вообще понимаешь, что, если в НИИ узнают о том, что я кому-то проболтался, меня, скорее всего, выпнут из проекта?
        - Ой, да брось, Ёж! - Аська махнула рукой. - Никто тебя никуда не выпнет - ты же сам говорил, что они вцепились в тебя мертвой хваткой! А Нильс конкретно заинтересовался этой темой, и обещал помочь с выходом на разрабов!
        - Что? - я воззрился на Аську в изумлении.
        - Вот именно! - кивнула Аська. - Ну как, веская причина?
        - Почём нам знать, что это не развод? - Я покачал головой. - Может, он просто навешал тебе лапши, а ты повелась…
        - Не, - убежденно тряхнула челкой Аська. - Не тот случай, Ёж, реально. Этот чел просто так ничего не говорит никогда, и репутация у него - железобетонная. Знаешь, мне кажется, он вообще работает на контору - неофициально, конечно.
        - Еще лучше! Только федералов нам до кучи не хватало!
        - Да нет, Ёж, там интерес сугубо личный, уж можешь мне поверить, - авторитетно заявила Аська. - Просто игры - это его фетиш, и я его понимаю прекрасно. Я б за такую возможность как у тебя полжизни б отдала! И не из-за денег, как Сильва!
        При воспоминании о подруге, она помрачнела.
        - Короче, Ёж, он предлагает встретиться. Причем не где-то, а зовёт к себе! Ёж, я реально офигела, когда он это написал - про него же вообще никакой инфы нет, он абсолютно закрытый чувак, в сети его знают только под ником - ну, есть пара аккаунтов на старых форумах для гиков, и всё! То есть, для него это вообще каминг-аут какой-то!
        - Ну, ладно, - я уже понял, что сопротивляться аськиному напору бесполезно. - И где он живет?
        Аська хитро улыбнулась. - Сейчас узнаем!
        - Ваш заказ! - произнёс официант, ставя на стол квадратную коробку.
        - А разве мы… - начал я, недоуменно глядя на упакованную пиццу, но Аська пнула меня ногой под столом. - Спасибо! Братик, расплатись, пожалуйста!
        Пожав плечами, я рассчитался с официантом.
        Когда он отошёл, Аська приподняла крышку и торопливо стала записывать на руке косметическим карандашом какие-то цифры.
        - Идём, - бросила она мне.
        - Ася, что это за хрень? - спросил я, когда мы вышли на улицу.
        Аська вздохнула. - Это - его условия. Как я тебе уже говорила, Нильс - очень закрытый чувак, он даже адрес свой мне не стал писать, а велел прийти сюда в указанное время и сделать конкретный заказ. Координаты дома на внутренней стороне коробки. Она подошла к установленному неподалеку информационному пульту.
        - Сейчас выясним… А, это в центре! Отсюда можно пешком дойти.
        - А ты уверена, что он - не какой-нибудь псих? - спросил я, когда мы стояли у высокого дома, обнесенного оградой.
        - Скоро узнаем, - беззаботно отмахнулась Аська.
        - Доставка пиццы в сорок вторую! - сообщила она появившемуся изображению консьержа.
        Тот одобрительно кивнул и металлическая решетка с писком отъехала в сторону, пропуская нас.
        - Доставка пиццы? Серьёзно? - прошептал я.
        Аська лишь пожала плечами.
        Мы стояли у белой пластиковой двери на круглой лестничной площадке.
        Аська коснулась сканера и откуда-то из глубины квартиры донеслась мелодичная трель.
        Я с недобрым предчувствием разглядывал уставившийся на нас глазок камеры.
        Зря я поддался на аськины уговоры. Вся эта дурацкая конспирация и загадочные намёки начинали действовать мне на нервы. Я уже собирался сказать Аське, что ухожу, когда дверь, вздрогнув, начала подниматься. За ней оказался небольшой вестибюль, который перегораживала другая, более массивная дверь.
        Переглянувшись, мы направились к ней, и первая дверь сразу же опустилась за нашими спинами.
        - Пожалуйста, отойдите на шаг друг от друга и стойте неподвижно, - раздался голос откуда-то сверху.
        - Ну, с меня хватит! - возмутился я, но Аська шикнула, и послушно отошла от меня на шаг.
        С потолка опустился щуп с мигающим синим индикатором, и, описав пару кругов вокруг меня и Аськи, поднялся обратно.
        - Благодарю за понимание. Пожалуйста, проходите, - сказал голос.
        Металлическая дверь перед нами разъехалась в стороны, открывая проход в коридор.
        Пройдя по нему, мы оказались в комнате, погруженной в полумрак - окна были плотно зашторены. У стены напротив стоял стол, над которым тускло светилась панель экрана, рядом в кресле сидел человек.
        - Спасибо, что согласились прийти, - сказал он. Вспыхнул свет.
        Я невольно сощурился. Рядом со мной приглушенно охнула Аська.
        Человек, сидящий в кресле, разглядывал нас в упор.
        Слова негодования замерли у меня на языке.
        У человека была непропорционально огромная, совершенно лишенная растительности, овальная голова и маленькое, тщедушное тельце. Водянистые глаза внимательно изучали нас из-под набрякших век. Человек был бледен, кожа казалась почти прозрачной, и под ней хорошо были видны вздувшиеся синие прожилки на лбу и висках.
        Тонкие губы кривились в легкой усмешке.
        - Что, не таким меня представляли? - спросил он. У него был тонкий писклявый голос.
        - Нильс? - неуверенно спросила Аська.
        - Он самый, - продолжая усмехаться, ответил человек. Он коснулся панели кресла, и оно с жужжанием подъехало к нам. - Рад знакомству, Ася и… Ежи?
        Он протянул маленькую руку и я осторожно пожал её.
        - Приношу извинения за вынужденные меры безопасности, - пропищал он. - Но я и так сильно рискую, принимая вас у себя.
        - Рискуете? Но чем? - не удержался я.
        Нильс многозначительно коснулся согнутым пальцем лба. - Этим! Кое-кому кажется, что в моей голове слишком много информации.
        Он издал сдавленный смешок.
        Я невольно обратил внимание на странного вида металлическую конструкцию на столе, вроде пирамиды, сплетенной из проволоки, и усиленной в нескольких местах фольгой.
        - Защитный каркас, - сказал Нильс, проследив направление моего взгляда. - Создает помехи для работы электронных средств контроля.
        - Понятно, - дипломатично отозвался я.
        - Присаживайтесь, - Нильс взмахом руки указал нам на старенький диванчик в углу.
        Он набрал на панели кресла какую-то команду, и из коридора выкатился столик, подъехал к нам и замер.
        - Кладите пиццу, - сказал Нильс. - Давайте перекусим.
        Я чувствовал себя не в своей тарелке, стараясь не пялиться на человека, сидевшего напротив меня. Даже Аська, которую, в принципе невозможно было смутить, выглядела несколько шокированной.
        Нильс, казалось, прекрасно понимал, о чем мы думаем, и как будто наслаждался этим, невозмутимо цепляя крохотными пальцами кусочки пепперони и отправляя их в рот.
        - Итак, - нарушил он, наконец, затянувшееся молчание, - вам, наверное, интересно, зачем я вас здесь собрал? Да ладно, шучу - это просто старый мем… На самом деле, - он глянул на меня, - я хочу, чтобы вы понимали, что, пригласив вас, я подвергаю свою жизнь огромному риску, и это, своего рода, гарантия вашей конфиденциальности. Сейчас я гораздо более вас заинтересован в том, чтобы наша встреча сохранилась в тайне, поэтому вы, Ежи, можете быть откровенны…
        - Я пока не совсем понимаю, в чем смысл мне вообще откровенничать с тобой, - ответил я, возможно, грубовато, но меня задел снисходительный тон.
        Нильс кивнул. - Справедливо. Кстати, не возражаю против перехода на ты - тем более, что мы - ровесники.
        Я приподнял брови. Несмотря на детских размеров тельце, Нильс скорее напоминал маленького старичка, но никак не двадцатилетнего парня.
        Нильс перехватил мой недоуменный взгляд и понимающе усмехнулся.
        - Да, знаю. Сложная генетическая патология, точнее - хромосомная аберрация. Я родился с гидроцефалией. Врачи сначала считали, что я вообще не жилец, позже, когда я все-таки выкарабкался, прогнозировали полную интеллектуальную несостоятельность - считалось, что родители до старости лет будут кормить меня с ложки и завязывать ботинки… К счастью, их прогнозы не оправдались. Мой айкью выше двухсот, по очень приблизительной оценке Келлера-Войновича. Однако, - Нильс смотрел на меня в упор, - как ты понимаешь, интеллект - это далеко не всё. Я бы охотно уполовинил свой айкью, или даже сократил его на порядок, ради нормального здорового тела…
        - Так почему бы тебе не попробовать тоже подать заявку? - спросил я. - Вон, Аськина подруга подала вчера, и сегодня её уже взяли в проект. Может, и тебе повезёт, тем более, с твоим уровнем интеллекта…
        Нильс качнул головой, едва не потеряв равновесие.
        - Это невозможно.
        - Почему?
        Нильс какое-то время молчал, казалось, что-то прикидывая.
        - Я не доверяю федералам, - сказал он наконец. - У меня есть веские на то основания.
        Я пожал плечами. - Тогда ничего не выйдет. Доступ к серверам находится в федеральном НИИ, и вряд ли тебе удастся проникнуть туда тайком.
        - Доступ можно получить и удаленно, - заметил Нильс. При этих его словах Аська заерзала на кресле и уставилась на Нильса восхищенным взглядом.
        - Допустим, - я не стал спорить. - Но для погружения доступа мало - нужно пройти инициацию, то есть, оцифровку через Логрус…
        Я нахмурился. Блин, кто меня тянул за язык!
        - Что такое Логрус? - быстро спросил Нильс. - Биологический фактор? Медицинская манипуляция? Искусственный интеллект? Ага! Значит, интеллект…
        - Что бы оно ни было - оно есть только в НИИ, - сказал я. - И здесь все твои хакерские навыки будут бессильны.
        - Возможно, - задумчиво протянул Нильс. - Но с твоей помощью у меня есть шанс разобраться с тем, что он из себя представляет, и, возможно, создать его самому.
        - С моей помощью? - переспросил я. - Зачем мне помогать тебе взламывать федеральный сервер и создавать дома клон искусственного интеллекта, рискуя при этом не только вылететь из проекта, но и загреметь под суд?
        - Затем, - спокойно сказал Нильс, - что мы с тобой в одной лодке.
        - Намекаешь на шантаж? - Я поднялся с кресла; Аська встревоженно переводила круглые глаза с меня на него.
        Нильс вяло махнул рукой. - Сядь, пожалуйста. И включи уже логику - я ведь минуту назад сказал тебе, что рискую больше, чем ты. Это во-первых. Во-вторых, если тебя это обрадует, могу сказать, что из проекта тебя теперь уже никто не выгонит, это ясно, как день. Ты на крючке, Ежи. Они вцепились в тебя мертвой хваткой, ты им нужен.
        - Да с чего ты это взял? - я уже начал злиться. - Что ты вообще знаешь об этом проекте?
        Нильс прикрыл глаза. - Например, то, что никакой игровой студии «Феникс» не существует в природе, - сказал он. - И нет никаких концептов разработок подобных виртуальных проектов. А еще, что разработка модификаций ДНК для кибернетических экспериментов относится к особо засекреченной области научных исследований, которыми занимаются исключительно федеральные спецслужбы. Последние статьи по этой тематике, имеющиеся в закрытых научных библиотеках, датированы 2030-м годом, то есть - двадцатилетней давности.
        - Ну и что? Даже если так - мне-то что? Если мне дают шанс избавиться от этого треклятого корсета - плевать мне, кто там курирует этот проект!
        - А если избавление от корсета - не единственная цель? - перебил меня Нильс. - Ты уверен, что эксперимент носит чисто медицинский характер, ведь так? Но что, если, на самом деле - ты лишь подопытный кролик? И какова истинная цель эксперимента - тебе никто не собирается говорить.
        - Тогда почему ты так хочешь участвовать в нем? Если ты считаешь, что это - тайная разработка спецслужб, или кого еще там - инопланетян? - я кивнул в сторону проволочной пирамиды.
        - Я не сказал, что хочу участвовать, - возразил Нильс. - Я хочу воспользоваться возможностью, потому что допускаю, с высокой долей вероятности, что генетическая коррекция - одна из возможностей оцифровки. Но не единственная.
        - Да? Что же еще, по-твоему? Открытие третьего глаза? Паранормальные способности? Телепатия?
        - Ежи! - вмешалась Аська. - Мне кажется, Нильс говорит разумные вещи. Честно говоря, мне сейчас вся эта тема тоже кажется несколько подозрительной.
        - Уж ты бы лучше молчала! - огрызнулся я. - Подозрительной ей кажется… Час назад ты прям волосы рвала от досады, что Сильву взяли, а тебя нет!
        Аська покачала головой. - Перестань, Ёж. Ты просто злишься, потому что не хочешь допускать возможность, что тебя разводят…
        - Знаете что? Ну вас! - я снова поднялся с кресла. - Сидите тут, стройте теории заговора, а мне надо отдыхать. Завтра - очередное погружение.
        - Еще минуту твоего времени, - подал голос Нильс. - Я обещал Асе, что дам вам контакт человека, который имеет отношение к Фениксу. Я хочу сдержать слово.
        - Ты же говорил, что никакого Феникса не существует в природе, - я покачал головой. - Переобуваешься в полете?
        - Вовсе нет, - Нильс устало вздохнул. - Ежи, я понимаю, что ты сейчас считаешь меня параноиком, но очень скоро, уверен, убедишься в обратном. И очень надеюсь, что к тому времени не будет слишком поздно. Ладно. По поводу контакта. Студии Феникс, на сегодняшний день, действительно, не существует. Однако, - он сделал паузу, - мне удалось выйти на одного кодера, на закрытом ресурсе, который слышал про такую компанию, и даже аутсорсил на неё, правда, более двадцати лет назад.
        Он положил на стол листок бумаги. - Вот его контактный телефон. Его зовут Артём Вербицкий, он геймдизайнер, сотрудничает с известными производителями игр, пишет обзоры. Любит пиариться. Ася, ты позвонишь ему, скажешь, что хочешь взять интервью для какого-нибудь канала - он должен на это клюнуть. Договоришься о встрече. Далее придумайте, как разговорить его на тему Феникса.
        - Отличная идея, - хмыкнул я. - Сначала наврать человеку с три короба, потом выпытывать у него информацию о событиях двадцатилетней давности!
        - Ну, вообще-то, врать, можно сказать, и не придется, - заметила Аська. - Я реально могу взять интервью для реального канала - не проблема! Но, правда, Нильс, почему ты думаешь, что он знает что-то важное, если вообще помнит про какой-то левый аутсорс?
        - Это пока единственная зацепка, - ответил Нильс. - Кроме того, он сказал, что там была какая-то мутная история - значит, что-то знает.
        - Хорошо, - согласилась Аська. - Тогда раскрутим этого твоего Алекса, будь уверен!
        - Как со мной связаться, ты знаешь, - сказал Нильс. - Ежи, приятно было познакомиться.
        Я нехотя пожал протянутую ладошку. Ощущение было такое, словно меня втянули в какую-то авантюру, вопреки моей воли. С другой стороны, в глубине души я чувствовал жалость к этому странноватому пареньку, и хорошо понимал его мотивацию.
        - А почему, всё-таки, ты так не любишь федералов? - не удержавшись, спросил я.
        Ладонь Нильса едва заметно дрогнула.
        Он поднял свою несоразмерную голову и посмотрел мне в глаза.
        - Они убили моих родителей, - тихо сказал он.
        - Извини, - я смешался. - Я не хотел…
        - Ничего, - бесстрастно ответил Нильс. - Это было давно.
        - Правда? Жесть! Я всегда знала, что они те еще твари! - Аську прорвало. - А как это случилось?! Они арестовали их?
        - Ася! - попытался одернуть её я.
        - Мать сбило машиной, - Нильс глядел в сторону. - Отец умер через три дня от инфаркта…
        Вена на его виске начала часто пульсировать. Он отъехал на кресле к столу и выдвинул ящик.
        - Мне нужно принять таблетки, - произнес он сдавленно. - Вам лучше уйти.
        Левая щека его странно дергалась.
        - Может, чем-то помочь? - начала Аська, но Нильс лишь покачал головой.
        Я подхватил Аську под руку и потащил её к выходу.
        - С ним же всё будет в порядке? - озабоченно произнесла Аська, когда мы оказались на улице. - Ёж, ну надо же было тебе ляпнуть про родителей! Должна заметить, ты вообще вел себя, как последняя свинья!
        - Я - свинья?! - я остановился. - Да это же ты начала расспрашивать его! Я вообще к нему в гости не набивался! И, если хочешь знать, по моему мнению - он просто псих! Вся эта его паранойя, шапочка из фольги! Понятно, что у парня было тяжелое детство, смерть родителей, психические травмы, и всё такое, но я тоже, знаешь, не во дворце рос! По-человечески, мне его жаль, но все эти его теории - полный бред! И ни на какое интервью я подписываться не собираюсь, и тебе морочить голову человеку не позволю!
        - Да ну?! - Аська зло сощурилась. - Может, запретишь ещё?
        - И запрещу! - меня несло, но я уже не мог остановиться. - Это - моя тема, мой эксперимент, и мои проблемы, ясно? Я уже сто раз пожалел, что тебе об этом рассказал, и, если бы знал, что ты - такое трепло, вообще бы не связывался!
        Глаза Аськи моментально стали чернее ночи. - Знаешь что, Ёж? Катись-ка ты к своей крысе! Без тебя разберемся! Всё, адьес, амиго! Гуд найт, свит принц! Вали!
        Она развернулась и зашагала прочь. Я перевел дух. Гнев как-то сразу испарился, словно из меня выпустили воздух. Я даже хотел догнать Аську и примириться с ней, но потом раздумал. Пускай тоже подумает над своим поведением - в конце-концов, с Сильвой она косяк спорола явный, да и с Нильсом тоже подставила меня изрядно. Ладно, потом помиримся - первый раз, что ли.
        Я поймал такси, и направился домой, с мутным осадком от сегодняшней встречи.
        Глава 12
        День не задался с самого утра.
        Накануне я поздно лег спать - читал «Старшую Эдду», с ридера, подаренного Трофимычем.
        В принципе, полезной информации там было немного - книга представляла собой собрание мифов о скандинавских богах, которые, казалось, занимались исключительно тем, что ссорились, строя друг другу козни. Особенно отличался этим Локи, достигший исключительных высот в области троллинга богов, точнее - асов.
        Однако, от обилия трудновыговариваемых имён и древнего заковыристого слога у меня скоро начала болеть голова, так что, в конце концов, я забросил это дело, но еще долго не мог уснуть, перебирая в голове детали минувшего дня. Всё-таки, зря я сорвался на Аську. Сам виноват - не надо было трепать языком, знаю же, что у неё вода в одном месте не держится. Да еще этот Нильс со своими теориями заговора…
        Алиса вела себя все также замкнуто - то ли реально обижалась (кто их знает, этих андроидов), то ли ей перепрошили модуль контроля - не исключено, что влияние Миллера простиралось и на социальщиков.
        Тем не менее, водить машину вне утвержденных маршрутов я по-прежнему не мог, так что ехал сейчас в такси.
        На улице накрапывал мелкий дождь, отчего моя хандра только усиливалась.
        В кабинете Сельдингера меня ждал сюрприз.
        - Ежи! - радостно приветствовал меня доктор. - У нас новости!
        Я вопросительно поднял брови. - Знакомьтесь! - Сельдингер сделал широкий жест рукой. - Это - Сильвия, ваша будущая, так сказать, партнерша!
        - Скорее - напарница! - ухмыльнулся Макс, подавая мне стакан с горячим кофе.
        Я кивнул, уставившись на Сильву, ожидая, что та сейчас ляпнет что-то вроде «А мы уже знакомы!», но та глянула на меня, словно видела в первый раз.
        - Мы решили, что добавление в проект еще одного участника позволит ускорить процесс развития аватаров, - сообщил мне Миллер, откладывая в сторону свой смартфон. - Будете помогать друг другу, тем более, что у вас сейчас там намечается довольно сложный этап, насколько я могу судить.
        Мне захотелось ответить ему, что уж он-то должен был бы знать это наверняка, как представитель студии, разрабатывавшей игру, но сдержался.
        - Сильва уже прошла все необходимые исследования, процент совместимости у неё довольно высокий - восемьдесят четыре процента, - рассказывал Сельдингер, счастливо глядя на Сильву, словно та была его дочерью-первоклашкой, получившей первую отметку в школе. - Теперь нам нужно дождаться окончательного результата тестов и подтверждения Логруса - это займет не более получаса - и можем начинать! Вы ведь готовы сегодня приступить к погружению немного позже, пропустив вперед даму, Ежи?
        - Конечно, - согласился я.
        Сильва сидела на краешке стула, потупясь, и сложив руки на коленях, словно и в самом деле была примерной ученицей. К счастью, сегодня она пришла без своей боевой раскраски и шипасто-металлических нарядов, и выглядела почти привлекательно, расчесав обычно спутанные взлохмаченные волосы на ровный пробор. Из-под рукавов блузки виднелись розовые шрамы на тонких предплечьях.
        Было в её облике что-то елейное, пай-девочковое.
        Впятером в кабинете Сельдингера было тесновато, и Макс сказал, что пойдет в лабораторию готовить Логрус, и я направился с ним.
        - Быстро вы её нашли, - заметил я.
        - Да, повезло, в каком-то смысле, - согласился Макс. - Вчера пришла анкета, я уже буквально в числе последних отправил её на скрин-чек паттерна, и тут выдает - восемьдесят четыре! Сельдингер прыгал чуть не до потолка - хотел прямо вечером её вызывать, еле отговорил. С утра с ней возится.
        - А у неё что, разве какие-то проблемы с генетикой? - небрежным тоном спросил я. - По виду так не скажешь…
        - Ну, это ты просто плохо смотрел, - усмехнулся Макс. - У неё с психикой нелады - это сразу видно. Вон, руки все порезаны, суицидальные попытки, или их имитация, как минимум. Ну, и еще там есть кое-что, но тебе Ежи, извини, не могу рассказать - конфиденциальная, как ты понимаешь информация. Скажу лишь, что там есть что корректировать. Хотя, мне кажется, с таким показателем совместимости, Сельдингер её и совершенно здоровой бы взял…
        «Странно», - подумалось мне. Если критерий совместимости играет такую важную роль - получается, наличие генетической патологии вообще вторично. Это неприятным образом перекликалось с тем, что вчера говорил Нильс.
        Макс, тем временем, щелкал тумблерами и что-то набирал на панелях.
        Серебристые башенки-соты начали издавать тихое гудение, между ними появилось голубоватое облачко.
        - А когда я оцифровывался, были красные лучи, - заметил я вслух.
        - Верно! - согласился Макс. - Но ты вроде как активировал Логрус, так что теперь это - его постоянное рабочее состояние.
        Хм. Значит, я был первый, кто прошел через оцифровку искусственного интеллекта? Я подошел ближе, разглядывая облако, и вдруг в моей голове прозвучало короткое слово: «Нет».
        Это было настолько похоже на системное уведомление в игре, что я даже непроизвольно дернулся, но нет - я все еще оставался в лаборатории.
        - Осторожнее! - сказал Макс по-своему истолковав мое движение. - Он может фонить статикой.
        На лестнице, между тем, послышались голоса, и в комнату, наклоняя головы, вошли Сельдингер, Миллер, и следом - Сильва.
        При виде Логруса, ее глаза расширились, она поглядела на меня, и я заметил тревогу в её взгляде.
        «Что, страшновато?» - усмехнулся я про себя. А ты думала…
        - Ну-с, Сильвия, проходите сюда, садитесь вот в это кресло, - засуетился Сельдингер. - Вот так, да… Можете расслабиться - процедура абсолютно безболезненна, Ежи подтвердит - верно, Ежи?
        Я кивнул.
        - Вот и отлично! Просто расслабьтесь и дышите глубже… Да? Готовы? Макс, включайте!
        Макс лихо козырнул, и, с улыбкой повернул какой-то рубильник.
        Сильва закрыла глаза. Голубое облако начало опускаться на её голову, на какой-то момент мне показалось, что Сильва словно исчезла - остался только голубой контур, но потом я понял, что это игра отблесков на электродах - в лаборатории почему-то потемнело.
        - Что у нас с освещением? - с неудовольствием спросил Сельдингер. - Макс, в чем дело?
        - Что-то не пойму, - с недоумением отвечал тот. - Похоже, скачок напряжения…
        Однако, спустя секунду, лампы снова вспыхнули обычной яркостью, и, одновременно с этим, голубое облако пропало.
        - Merde! - выругался Сельдингер. - Макс! Что происходит?! Где Логрус?!
        Макс лишь пожал плечами - его лицо выглядело тревожным, он снова защелкал тумблерами и лихорадочно набирал на панели какие-то комбинации.
        - Доктор, что с девушкой? - Миллер наклонился над обмякшей в кресле Сильвой. - Мне кажется, она не дышит…
        - Что?! Не может быть! - Сельдингер довольно бесцеремонно отпихнул его и заглянул в лицо Сильве. - Просто глубокий обморок, видимо, от перепада напряжения… Он приподнял верхнее веко Сильвы, нахмурился, качая головой и коснулся пальцами её шеи. Нервно облизнул губы. Изменился в лице.
        Миллер повернулся к Максу. - Реанимационную бригаду сюда! Живо!
        Макс, бледный, как полотно, опрометью бросился к дверям.
        - Доктор, помогите мне уложить её! - командовал Миллер. - Ну же!
        Сельдингер, побелевший, и трясущийся, казалось, не соображал, что от него требуется.
        Миллер, досадливо крякнув, подхватил тело Сильвы и положил его на пол.
        Опустившись тут же рядом с ней на колени, начал ритмично давить сцепленными в замок ладонями на ее грудную клетку.
        - Этого не может быть… Это не могло случиться! Абсолютно исключено… - бессвязно бормотал Сельдингер.
        Я приблизился, словно сомнабула, к багровеющему от натуги Миллеру, продолжавшему непрямой массаж сердца.
        Глаза Сильвы широкими застывшими зрачками, уставились в потолок. Голова безвольно покачивалась в такт движениям Миллера, и, по её остекленевшему взгляду, я понял, что все усилия Миллера уже тщетны.
        В комнату ворвались врачи с дыхательной аппаратурой и дефибриллятором, меня оттолкнули в сторону - один бросился вводить в горло Сильвы силиконовую трубку, другой - сменил Миллера; третья девушка стремительно накладывала на грудь Сильвы электроды.
        - Изолиния!
        - Адреналин!
        - Амбушку!
        Замелькали шприцы, потянулись прозрачные трубки, запищала техника.
        Макс потянул меня за рукав, и мы вышли в коридор.
        - Что случилось, Макс? - еле вымолвил я. - Ведь это… Это должно было быть безопасно!
        Макс лишь отрешенно покачал головой и развел руками. - Не знаю! Произошло что-то необъяснимое! Логрус - он словно… взбесился!
        - Хочешь сказать, - я понизил голос, - он убил её? Искусственный интеллект?
        Макс промычал что-то нечленораздельное. - Нет, - выдохнул он. - Невозможно!
        Вышел Миллер, отряхнул брюки, отдуваясь, промокнул лоб платком.
        - Скверно, - сказал он.
        - Она… - я не договорил, и невысказанный вопрос повис в воздухе.
        - Да, - коротко ответил Миллер. Он обвел нас тяжелым взглядом и повторил: - Скверно!
        Больше мы не разговаривали, лишь молча стояли у дверей, ожидая финала.
        Так прошло, наверное, около часа - это были самые долгие минуты моей жизни.
        Наконец, вышел один из врачей, странно глянул на нас, и торопливо ушел куда-то. Через минуту вернулся с каталкой, и последняя надежда, теплившаяся у меня в душе, угасла.
        Сильва была мертва.

* * *
        Мы с Максом сидели в кабинете, избегая встречаться взглядами. Только что мы стали свидетелем сцены, когда Сельдингер, брызгая слюной, кричал на врачей, чтобы везли тело Сильвы в реанимационную палату и подключали к аппарату. Когда один из них попытался объяснить, что они уже констатировали смерть, после почти часа безуспешных попыток реанимации, он сорвался на визг, и, топая ногами, орал, что Сильва не могла умереть.
        Не знаю, чем всё это кончилось, потому что Миллер сделал знак Максу увести меня, а сам положил руку на плечо Сельдингера и что-то вполголоса сказал ему, так что тот сразу стих.
        Дверь открылась, и на пороге показался Миллер, а за ним, с совершенно опустошенным выражением лица, маячил Сельдингер.
        - Кхм, - Миллер опустился в кресло напротив меня. Сельдингер остался стоять, казалось, вообще не замечая никого вокруг.
        - Увы, Ежи, - серьезно сказал Миллер. - К сожалению, произошла трагическая случайность. По всей видимости, из-за скачка напряжения, процесс инициации был грубо прерван, что привело к своего рода короткому замыканию в мозгу, и летальному исходу. Нам очень жаль, что вам пришлось быть свидетелем смерти вашей потенциальной напарницы.
        На какое-то мгновение, мне почудилась угроза в его словах, но нет - Миллер глядел на меня с неподдельным участием.
        - Возможно, после пережитого, вы больше не захотите участвовать в эксперименте - в этом случае ни студия, ни институт, не будут иметь к вам никаких претензий - вы получите оговоренный гонорар и даже, скорее всего, страховые выплаты. В любом случае, на сегодня наши опыты, - он кинул косой взгляд в сторону Сельдингера, - закончены. Отправляйтесь домой, придите в себя, отдохните. А завтра сообщите нам о своем решении. Возможно, вам потребуется больше времени - в таком случае, тоже дайте нам знать.
        Он помолчал, похлопал меня по колену. - В науке, к сожалению, так бывает, Ежи, - тихо сказал он.
        Поднявшись, сделал знак Максу и тот вышел вместе со мной.
        - Тебя проводить? - спросил он неуверенно. - Может, заказать тебе такси?
        - Спасибо, я в порядке.
        Мы попрощались, и я двинулся по коридору в сторону лифта.
        Когда я проходил по коридору, одна из дверей передо мной распахнулась, и на пороге появился невысокий старик в белом халате. Седые вихры воинственно топорщились в разные стороны, из-под толстых стекол очков на меня подозрительно уставились голубые глаза.
        - Вы ко мне, молодой человек? - осведомился он.
        Я вспомнил его - мы столкнулись в первый день моего участия в эксперименте. Он еще тогда перепутал меня с каким-то сотрудником. Что-то щелкнуло у меня в голове, и ответ вырвался раньше, чем я успел его осознать.
        - Да, - сказал я.
        Он посторонился, пропуская меня, и, проходя, я успел кинуть взгляд на табличку над дверью:
        «Липшиц Лев Маркович. Профессор, заведующий кафедрой нейрогенетики»
        - Присаживайтесь, молодой человек, - профессор плотно прикрыл за собой дверь и направился к старомодной кофеварке. - Хотите кофе?
        - Спасибо, не откажусь, - стоявший в кабинете ароматный запах будоражил ноздри, и я только сейчас осознал, что зверски голоден.
        Пока старик колдовал над чашкой, я с любопытством оглядывался.
        Кабинет профессора, казалось, застыл во времени - мебель здесь была старая, деревянная, почти музейная. Рабочий стол завален бумагами, раритетный калькулятор, горшок с полузасохшим растением на подоконнике. Никакой плазмы - допотопный монитор, судя по всему, проводной.
        Старик подошел ко мне, поставил на стол дымящуюся чашку с отбитым краем.
        - Прошу! Простите, по привычке положил вам столько же сахара, сколько себе… Надеюсь, вы любите сладкий?
        Я с благодарностью кивнул, сделал глоток и едва разлепил губы - кофе скорее напоминал патоку!
        - Итак, молодой человек, - профессор поправил очки, - чем могу быть вам полезен?
        - Лев Маркович, - я отставил чашку в сторону. - Мы встречались с вами на днях - столкнулись в коридоре, помните?
        - Разумеется, - кивнул профессор. Его губы тронула легкая улыбка. - Поверьте, я еще не настолько в маразме, как некоторые хотели бы думать.
        - Вы тогда перепутали меня с кем-то, кажется, с одним из старых сотрудников, - напомнил я, - назвали меня…
        - Вацлав, - опередил старик. Он снял очки, и начал протирать стекла рукавом. - Да, в самом деле…
        - Кто такой Вацлав? - спросил я.
        Профессор вздохнул. - Я, почему-то, был уверен, что вы придете ко мне с этим вопросом, - сказал он. - Рано, или поздно…
        - Расскажите мне про него, - я впился в старика глазами. Вацлав, Вацлав… Почему мне знакомо это имя? Я слышал его где-то еще! В памяти почему-то всплывал Логрус, погружение, переплетающиеся спирали…
        Липшиц рассеянно покивал. - Это было давно, - сказал он тихо, - я, действительно, мог ошибиться. Все-таки, двадцать лет прошло…
        Двадцать лет! Эта цифра начинала действовать мне на нервы. Такое чувство, что все, происходящее со мною последние дни было как-то связано с теми, или иными событиями тридцатых годов.
        - Вацлав был ассистентом кафедры, моим аспирантом, - поведал Липшиц. - Как сейчас помню его лицо, особенно, глядя на вас…
        Он замолчал, шевеля губами, по-видимому, погрузившись в воспоминания.
        - Чем он занимался? - спросил я.
        - Что? А, генетикой, разумеется. Главным образом, прикладными аспектами. Тема его диссертации была: «Особенности анализа кариотипа стволовых клеток при использовании нейронных сетей». Очень одаренный был юноша, хотя и несколько, мм… увлеченный…
        - Был? А что с ним стало?
        Липшиц сделал неопределенный жест рукой. - Точно неизвестно… Я потерял его из виду в начале тридцатых. Тогда как-раз произошел переворот, у института был сложный период, сокращения бюджета, реструктуризация. В общем, благословенные тридцатые… Мда…
        Он нахмурился. - Сейчас принято критиковать Каргатова и его методы, - сказал он. - Но те, которые пришли после него - не лучше, ничуть не лучше, да. Простите, молодой человек, - спохватился он, - я, по-стариковски, иногда теряю нить. Так о чем мы? Ах, да - Вацлав Полански…
        - Полански?! - вырвалось у меня. - Его фамилия - Полански?! Вы уверены?
        Старик вскинул на меня удивленный взгляд. - Ну, да, разумеется. На имена и лица у меня очень хорошая память. А что, позвольте спросить, вас так удивило?
        - Я тоже - Полански! Только меня зовут Ежи! - Я впился руками в столешницу. Как такое совпадение возможно?
        Липшиц долго смотрел на меня, изучая моё лицо.
        Потом нацепил очки, с кряхтением поднялся с места и приблизился к заваленному кипами бумаг и папок шкафу.
        - Где-то здесь была… - бормотал он. - Кажется, я видел её совсем недавно… Куда же… Ах, вот она!
        Он выпрямился, держа в руках небольшую картонную коробку с изображением здания института.
        Положив её на стол, смахнул пыль и снял крышку. Внутри коробки оказалась пачка старых открыток, какие-то грамоты, вырезки из журналов, и выцветшие фотографии.
        - Знаете, всегда предпочитал живые карточки, - поделился он со мной. - Все-таки, все эти цифровые картинки, на мой взгляд, не могут дать тех ощущений, когда держишь фотографию в руках. Это - одни из последних, сделанных на кафедре…
        Он протянул мне карточку размером девять на пятнадцать. Снимок был сделан на фоне НИИ - около десятка человек в белых халатах, стоя на ступенях крыльца, глядели в объектив.
        - Коллектив кафедры, тридцатый год, - прокомментировал Липшиц. - Узнаете Вацлава?
        Я кивнул. Еще бы не узнать - вихрастый парень, державшийся с краю, застенчиво улыбаясь, был удивительно схож с моим отражением в зеркале. Я невольно обратил внимание на его осанку - он чуть сутулился, но явно не носил корсета. Значит, моей генетической проблемы у него не было…
        - В центре - это я, - с чуть заметной гордостью подсказал старик.
        Липшиц выглядел почти также, только шевелюра была пышнее. А вот стоявший рядом высокий худой парень, преданно глядевший на него, показался мне смутно знакомым - эти характерные залысины… - Сельдингер! - воскликнул я, указывая на него пальцем.
        Липшиц косо глянул на снимок. - Да, - буркнул он неохотно, - он тоже был в числе моих аспирантов. Не скажу, что из самых способных, но уж точно из самых пронырливых. Когда-то ходил за мной по пятам, и заглядывал в рот, а теперь… - он махнул рукой. - Изредка здоровается, но чаще делает вид, что не замечает. Ну, он теперь большой ученый, в фаворе у совета директоров…
        Вон оно что. Я припомнил, сочувственно-пренебрежительный тон, с которым Сельдингер отзывался о профессоре.
        Продолжая изучать снимок, я наткнулся взглядом на девушку, выделявшуюся на общем фоне необычно серьёзным взглядом и скромным видом.
        Чем дольше я смотрел на неё, тем больше начинало казаться, что потихоньку схожу с ума.
        - Профессор, а это - кто? - спросил я, указывая на неё пальцем.
        - Это? - Липшиц взял карточку и вгляделся. - А! Это - Агнесса, умненькая девочка… Она к нам, кажется, по программе обмена приехала, или на стажировку - сейчас уж не вспомню. То ли из Сербии, то ли из Румынии… А чем она вас так заинтересовала?
        Он вернул мне снимок, и я снова уставился на девушку. Несмотря на различия в прическе, одежде, и выражении лица, я был готов поклясться, что вижу перед собой Сильву!
        - Лев Маркович, - попросил я, - вы позволите мне сделать цифровую копию? Можно, я сделаю снимок на телефон?
        Профессор склонил голову набок. - Мне бы не хотелось, чтобы эта фотография попала в сеть, или на цифровой хранитель, - признался он. - Однако, видя, что вам она небезразлична… Знаете, я, пожалуй, её вам подарю.
        - Правда? - я удивленно вскинул на него глаза.
        - Забирайте, - подтвердил Липшиц. - В конце концов, мне осталось не так уж много, а что будет с моим архивом после смерти? - он вздохнул. - Скорее всего, пустят в утилизатор… Или отнесут в подвал, где он будет потихоньку гнить. Так что, лучше уж пусть эта фотография хранится у вас. Только, пожалуйста, не говорите об этом Сельдингеру. И вообще - не упоминайте о том, что заходили ко мне - так будет лучше и для вас, и для меня… Да.
        Я кивнул, бережно пряча фотографию.
        - Так что, вам знакома Агнесса? - вывел меня из раздумий голос профессора.
        - Н-не совсем, - я заколебался, не зная, стоит ли рассказывать профессору про Сильву и эксперимент.
        С другой стороны - кто, как не он мог пролить свет на эти странные совпадения?
        - Профессор, - решился я, - вы не знаете, имели ли Вацлав, и, возможно, Агнесса, отношение к проекту «Имир»? Или Логрусу?
        К моему удивлению, старик покачал головой.
        - Я никогда не слышал о таких проектах, - сказал он. - Впрочем, теоретически, Вацлав и Агнесса могли работать вместе - у них были общие интересы, ведь Агнесса была очень одаренным нейробиологом… Но я, честно говоря, не припоминаю, каких-то конкретных исследований. Имир, говорите? Что это за проект?
        Мой рассказ произвел на Липшица чрезвычайное впечатление. Он слушал очень внимательно, не перебивая, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. По мере моего повествования, лицо его делалось всё серьёзнее, на лбу залегли глубокие морщины. Когда же я дошел до событий сегодняшнего дня, он побледнел, снял очки и принялся рассеянно протирать их, уставившись на стол перед собой.
        - Профессор, - окликнул я его после затянувшегося молчания, - что, по-вашему, всё это значит?
        При звуке моего голоса, он вздрогнул, поднял голову и уставился на меня, словно видел впервые, и не мог взять в толк, откуда я взялся.
        - Уходите! - сказал он. - Немедленно уходите, прошу вас.
        Он поднялся и кивнул в сторону двери.
        - Но почему? Что случилось? - я опешил от неожиданной перемены, случившейся со стариком.
        - Неважно, уходите, - повторил Липшиц, нетерпеливо подталкивая меня к двери. - И никому - слышите - никому не говорите, что были у меня! И мой вам совет… - Он закусил губу. - Впрочем, нет - я не могу советовать вам в сложившейся ситуации…
        - Но как же так! - я был абсолютно сбит с толку. Только вроде наметился какой-то просвет - и вдруг дед отказывается комментировать что-либо! - Профессор, ведь это важно для меня! Что происходит?! Кто такой Вацлав, и почему в нас с ним одинаковая фамилия? Почему погибла Сильва? Что от меня скрывает Сельдингер? - последний вопрос я почти выкрикнул, припомнив, с какой антипатией Липшиц отзывался о бывшем ученике.
        При упоминании фамилии доктора, старик на секунду замер. Потом, подойдя к двери, приоткрыл её, опасливо выглянул наружу и жестом велел мне выходить.
        - Идите! Пока вас никто не заметил.
        Мне ничего не оставалось, как подчиниться.
        Уже на самом пороге, профессор ухватил меня за рукав.
        - Мне очень жаль, но я действительно, не знаю, чем вам помочь, молодой человек, - жарко прошептал он. - Возможно, вам лучше и дальше оставаться в неведении. Единственное, что могу сделать для вас… - Он сглотнул. - Если дело зайдет слишком далеко, и вам всё же потребуется узнать правду - спросите у Сельдингера, что ему известно о зеркале.
        - Зеркале? - переспросил я, но старик только шикнул, и захлопнул перед моим носом дверь.
        Окончательно запутавшийся, в полной растерянности, я направился по коридору к лифтовому холлу.
        Глава 13
        Придя домой, я долго колебался, перед тем, как набрать Аську. Нужно было рассказать, что случилось с её подругой, но реакция могла быть непредсказуемой. Конечно, такие вещи лучше сообщать не по телефону, однако, пойди застань Аську дома. Кроме того, теперь я уже был настроен любой ценой встретиться с тем человеком, контакт которого дал Нильс.
        Аська ответила далеко не сразу - я прослушал почти полный трек какой-то психоделичной группы, прежде чем она взяла трубку и в воздухе возникла её недовольное заспанное лицо.
        - Чего тебе? - буркнула она сердито.
        - Ася… - я сглотнул внезапно возникший комок. - Короче, извини - я был неправ вчера, погорячился…
        - Иди ты в жопу, Ёж, - хмуро посоветовала Аська. - Я для него стараюсь, из кожи лезу, людей напрягаю, а он кочевряжится, как…
        - Ася! - я невольно повысил голос. - Мне нужен контакт того разработчика.
        - … последняя козлина! Между прочим, Нильс сразу сказал, что ты поведешь себя, как полный мудак, а с ним еще спорила, ручалась за тебя!
        - Ася…
        - Что - Ася? Хрен себе разукраси!
        - Сильва погибла, - сказал я.
        - А теперь ему, видишь ли, контакт вдруг понадобился… Что?!
        Я повторил.
        - Ёж, - сказала Аська после паузы, внезапно севшим голосом, - это реально не смешно! Ты что там, совсем кукухой поехал?!
        - Это не шутка. Я все тебе расскажу при встрече, но сейчас мне нужно встретиться с тем человеком, про которого говорил Нильс. Ты не звонила ему?
        - Блин, Ёж, ты издеваешься?! Нельзя вот так позвонить и сказать человеку, что, типа, твоя подруга погибла, я тебе потом подробнее расскажу! Что случилось?!
        - Это долгая история, - я вздохнул. - Слушай, будет лучше, если ты просто доверишься мне и сделаешь, как я прошу, ок? Я всё понимаю, но сейчас - это важно!
        Аська ошарашенно покрутила головой. - Жесть какая-то… Ты же еще вчера не хотел… И Сильва, блиин… Ты точно меня не разыгрываешь? Если это розыгрыш, Ёж, я тебе этого не прощу, имей в виду, такими вещами не шутят…
        - Я бы сам хотел верить, что это - розыгрыш, - мрачно сказал я.
        - Ладно, контакт сейчас сброшу, - Аська нахмурилась. - Я не стала ему звонить после твоей истерики. Где встречаемся?
        - Наверное, лучше у тебя, - сказал я. - Я дам знать, когда.
        - Ок, жду. Только не затягивай! - добавила она, перед тем как я отключился.
        Секундой спустя, пришло сообщение с номером.
        Я немного помедлил, раздумывая над предлогом для встречи с совершенно незнакомым мне человеком. Может, все-таки, стоило попросить Аську? Нет, не хочется ее впутывать.
        Ладно, придумаю что-нибудь. Я набрал девять цифр.
        - Да? - откликнулась трубка.
        - Артем Вербицкий?
        - С кем имею честь?
        - Меня зовут Ежи. Ежи Полански, - зачем-то уточнил я. - Мне дали ваш номер, как разработчика игр. Меня интересует информация по одному их ваших старых проектов - могли бы вы уделить время для встречи?
        - Боюсь, это вряд ли возможно в ближайшее время, - ответил Вербицкий. - У меня очень плотный график, кроме того, моё время стоит дорого, особенно, для удовлетворения любопытства незнакомых мне людей. Кстати, а кто дал вам мой номер?
        - Нильс, - сказал я.
        - А.
        По тому, как было сказано это «А», я почувствовал, что атмосфера неуловимо изменилась.
        - Знаете что, - уже совсем другим тоном сказал Вербицкий, - можем встретиться в бизнес-центре «Альфа», скажем, через час. Вас устроит?
        - Вполне! - согласился я, удивленный столь разительной переменой.
        - Тогда - до встречи.
        Убрав смартфон, я удивленно покачал головой. Однако, этот Нильс и в самом деле был, судя по всему, непростой личностью.
        Алиса неслышно появилась предо мной, когда я уже открывал дверь. - У тебя сегодня - стоматолог.
        - В другой раз, - отмахнулся я. - Перенеси запись.
        - Хорошо, - тихо сказала Алиса.
        - Хорошо? - удивился я, на секунду задержавшись. - И что - даже не будешь меня пилить, и настаивать, чтобы я непременно шел сегодня? Что с тобой происходит, Алиса?
        - Я - андроид, - бесцветным голосом сказала Алиса. - Моя задача - выполнять данные мне указания, согласно заложенной программе.
        - Да ладно! - я неверяще покачал головой. - Мои указания, во всяком случае, ты постоянно оспариваешь!
        - Я - андроид, - упрямо повторила Алиса. - Моя задача…
        Я пожал плечами и вышел из квартиры. Что-то странно она ведет себя последнее время. Не то, чтобы мне не хватало ее паранойяльного режима гиперопеки, но сейчас я ловил себя на том, что как-то даже привык к нему.
        Бизнес-центр «Альфа» напоминал гигантский улей - высотная щестидесятичетырехэтажная башня состояла из тысяч офисов, конференц-залов, кабинетов и комнатушек, сдаваемых помесячно и почасово.
        Миловидная девушка на ресепшене считала мой айди и лучезарно улыбнулась, сверкнув модными нейроимплантами. - На вас забронирована переговорная номер девять, класса «люкс». Вот ваш пропуск, этаж сорок два.
        Я поблагодарил её, и направился к лифтам, гадая по дороге, была ли девушка настоящей, или, всё-таки, голограммой. С каждым годом, отличать последних от живых людей, становилось всё труднее.
        Артём уже ждал меня, удобно устроившись в кресле, и прихлебывая кофе.
        На вид ему было лет сорок - располневший лысеющий мужчина, в модных брендовых джинсах и стильном пиджаке.
        Мы обменялись рукопожатиями, я тоже взял себе кофе, и сел напротив.
        - Спасибо, что согласились на встречу, - начал я.
        Вербицкий махнул рукой.
        - Вам надо было сразу сказать, что вы от Нильса, - усмехнулся он. - Сейчас просто много всяких левых звонков - приходится жестко отсеивать. Но для людей от чемпиона киберспорта мирового уровня у меня время всегда найдется.
        Говоря это, он цепко впился в меня глазами, словно рассчитывая, что я сейчас выдам ему какую-нибудь сенсацию.
        - Итак, чем могу?
        Я неловко откашлялся.
        - Артём, вы когда-то занимались разработкой проекта игровой студии «Феникс». Это было давно, лет двадцать назад.
        Вербицкий нахмурился. - Двадцать лет назад… Да, это, действительно давненько…
        Он озадаченно почесал подбородок. - В те времена я только начинал заниматься геймдизайном, тогда было много работы.
        - Возможно, вам что-то скажет название проекта - «Имир»? - предположил я.
        - Хм, вряд-ли… - Вербицкий покачал головой. - А что за проект?
        - Виртуальная реальность, - я вздохнул. - Игровой мир, основанный на скандинавских мифах, ну, знаете, «Старшая Эдда», вот это всё…
        - Погодите-ка! - Вербицкий хлопнул себя по лбу. - Ну, конечно! Вылетело из головы! Забавно, что вы заговорили об этом - где-то с месяц назад была подобная тема на каком-то форуме… Точно, «Феникс». Только, - он пожал плечами, - я мало что могу вам рассказать. Были такие ребята, да. Я работал на них удаленно - мне просто давали задачи по моделированию. Что-то из локаций, кажется.
        - А что именно - не помните? - скрестив пальцы, поинтересовался я.
        Вербицкий задумался. - Смутно, - признался он. - Просто я когда-то этой темой немного увлекался - ну, викинги там, скандинавский эпос, всё такое, потому и сеттинг запомнился - девять миров, Лабиринт…
        - Лабиринт?! - я едва не подскочил в кресле.
        - Ну да, вроде бы, - Вердицкий наморщил лоб. - Да, точно - девять миров, девять богов, и Лабиринт, типа песочницы. Я его проектировал.
        - Расскажите подробнее, - я впился в него глазами. - Что это за Лабиринт? Как его пройти? Что за миры такие?
        Вербицкий покачал головой. - Вы слишком многого от меня хотите, - сказал он с вымученной улыбкой. - Лабиринт я помню в общих чертах - стандартная бродилка по коридорам с ловушками, кажется, в несколько этажей. В центре - выход, там вроде как должен был быть босс, но мобами я не занимался. Вот, собственно, и всё, что я знаю.
        - А миры? - не отступал я. - И боги?
        - Ну, миры в соответствии с сеттингом, - пожал плечами Вербицкий. - Мидгард, Асгард - можно в «Эдде» посмотреть, я на память уже все не перечислю. Боги - тоже тамошние, но вот как они там с мирами пересекались, и какое отношение имели к Лабиринту - убейте, не вспомню. Может, к классам игровым привязаны были, или к религиям… Нет, не скажу точно.
        - Ясно, - я вздохнул. - Спасибо и за это.
        - А почему Нильса так интересует этот старый проект? - поинтересовался Вербицкий. - Что, намечается полномасштабный ремастер? Я был бы благодарен за инсайд…
        - Н-нет, - я помотал головой. - Просто… Он вроде как интересуется виртуальной реальностью, искал в сети всякие проекты, вот, наткнулся где-то упоминание этой студии, пытается найти кого-то из разрабов…
        Судя по всему, Вербицкий не очень-то мне поверил, но покивал.
        - Про других разработчиков ничего не знаю, - сказал он. - Я общался по электронке с одной девочкой - Марго, что ли… Потом она перевела мне денег на карту - там какие-то копейки были, даже, кажется, не вся сумма. Но у меня с ними даже договора не было - так, переписка. Потом они проект, вроде бы свернули, я, правда, особо не интересовался, но больше с ними не пересекался никогда.
        - Спасибо, - еще раз поблагодарил я. - Нильс тоже будет вам признателен.
        - Знаете что, - Вербицкий протянул мне визитку. - Я попробую поднять почтовые архивы, может, смогу найти старую переписку - там должны быть какие-то контакты. Позвоните мне завтра, или на днях.
        По дороге к Аське я обдумывал полученную информацию. Итак, Лабиринт - лишь стартовая площадка. Собственно, это я и раньше подозревал, но не предполагал, что миров - целых девять. И еще боги… Вечером надо будет еще раз просмотреть «Эдду» - почитать про эти миры, возможно, смогу найти что-то полезное.
        - Ну, наконец-то! - затараторила Аська, едва открыв дверь. - Ёж, я звонила Сильве - каждые пять минут, наверное, пока телефон у неё не разрядился! Я знаю, что ты меня не разыгрывал, но это реально жуть какая-то - до сих пор не могу поверить! Это всё из-за эксперимента, да? Что с ней случилось? Ёж, ты там был?
        - Логрус, - вздохнул я.
        Мой рассказ произвёл на Аську удручающее впечатление.
        - Блин, Ёж, - дрогнувшим голосом сказала она. - Это же… Это же всё - из-за меня! Если бы я её тогда не разболтала…
        - Брось, - перебил её я. - Какая разница? Она и сама могла бы найти информацию о проекте, и подать заявку, и вообще - кто же знал, что такое может случиться?
        Но Аська, бледная, как полотно, качала головой. - Это ужасно, Ёж, - повторила она. - Получается, я виновата…
        - Не дури! - рассердился я. - Тогда уж, скорее, виноват я - не нужно было тебе ничего рассказывать.
        - Не нужно, - вздохнула Аська. - Но теперь уже поздно.
        Она поднялась с дивана и направилась к заваленному столу, вытащила откуда-то из недр пакетов бутылку вина.
        - Будешь?
        Я пожал плечами и махнул рукой.
        - Надо сообщить Нильсу, - шмыгнув носом, сказала Аська, разливая вино по чашкам. - Я уже написала ему про Сильву, он просил, чтобы мы заехали к нему, но чего-то я сейчас не в настроении…
        - Ася, - сказал я, отхлебнув из чашки. - А поесть у тебя ничего нет? А то я сегодня только кофе попить успел днём с Вербицким.
        - Закажу пиццу, - устало махнула рукой Аська. - Щас, только смарт найду… Этот обормот его постоянно норовит клюнуть.
        Облезлый вороненок, которому Аська соорудила на полу некое подобие гнезда, казалось, внимательно наблюдал за нами. Рыжего кота нигде не было видно.
        Пока Аська заказывала пиццу, я достал из кармана фотографию, данную мне Липшицем.
        - Что это? - поинтересовалась Аська.
        Я протянул ей карточку. - Узнаешь кого-нибудь?
        - Фотка какая-то старая, - протянула Аська, и вдруг глаза её расширились. - Ёжик, это же ты! И… Сильва?! Откуда это у тебя?
        Я рассказал ей про встречу с профессором.
        - Ничего не понимаю, - призналась Аська. - Этот Вацлав - он кто вообще? И эта сербка, или кто она там… Агнесса?
        Я развел руками. - Понятия не имею. Думал, может у тебя есть какие-то идеи. Что ты вообще знаешь про Сильву? Кто ее родители?
        Аська пожала плечами, снова наполняя кружки. - Да, в общем, немногое. С матерью у неё вроде как напряженные отношения - та, как я поняла, бухает по-черному, периодически лечится. Отец ушел из семьи, когда Сильве года четыре было, кажется, они не общаются. Вот, в общем, и всё. Ну, с бывшим там история целая, но это, я думаю, тебе вряд ли интересно…
        - А мать как зовут?
        - Не знаю, - Аська вздохнула и глаза её наполнились слезами. - Вообще ничего не знаю, получается. Блин, Ёж, ну как так-то?
        - Ладно, не суть, - заторопился я, предупреждая очередной приступ самобичевания. - Думаю, это можно будет выяснить…
        - Нильс сможет, - уверенно заявила Аська. - Нужно ему об этом рассказать… Слушай, Ёж, так ты думаешь, это - её мать на фото? Тогда, получается, этот Вацлав - твой отец?!
        - Возможно, - я осторожно пригубил вино. - По крайней мере, у нас с ним одна фамилия.
        - Всё-таки, Нильс был прав, - с нотками торжества в голосе сказала Аська. - Нечисто что-то с этим твоим проектом. Она махом опорожнила кружку и тут же наполнила её снова.
        - Ты бы не так сильно налегала, - посоветовал я.
        - Да по хрен, - Аська мотнула головой. - Мне сейчас хочется напиться вдрызг, Ёжик. В хламину, вдрабадан, в…
        - Я понял.
        Аська снова взяла в руки карточку. - Мда… Слушай, надо её Нильсу отправить тоже. Сейчас сфотаю.
        - Нет! - вырвалось у меня. - Профессор не хотел, чтобы её оцифровывали. Я сам её покажу Нильсу. Или, знаешь что… - Я помедлил. - Пусть она побудет у тебя.
        Почему-то мне не хотелось брать её с собой завтра в НИИ.
        - Не вопрос, - согласилась Аська. Оторвавшись, в очередной раз от кружки, она вздохнула. - Не фига не берёт… Знаешь, Ёж, в чем моя проблема?
        Ответить я не успел, поскольку раздался звонок в дверь.
        - Кажется, пицца подъехала, - сказал я, меняя тему.
        - Странно, - искренне удивилась Аська. - А говорили - не раньше, чем через час…
        Он нетвердой походкой направилась к двери, а я потихоньку перелил остатки вина из её кружки в свою. Хватит ей, пожалуй.
        Аськин крик, пронзительный и истошный, заставил меня вздрогнуть - чашка опрокинулась, вино растеклось по полу.
        Вскочив на ноги, я бросился к Аське и замер посередине комнаты. Мне показалось, что я схожу с ума, или попал в какой-то ночной кошмар. Сердце ухнуло куда-то и бешено заколотилось, меня прошиб ледяной пот.
        Аська, пятилась от двери, мелко дрожа всем телом.
        На пороге, бледная, как смерть, с растрепанными волосами, облаченная в белый саван, стояла Сильва.
        Глава 14
        Бывают такие мгновения, когда вся жизнь проносится перед твоими глазами.
        Именно мне пришлось испытать в тот вечер, когда на пороге аськиной квартиры появилась Сильва.
        - Я не хотела твоей смерти! - выкрикнула Аська, пятясь. - Я не знала!
        Сильва перевела взгляд черных, бездонных, словно глубокие колодцы глаз на меня.
        - С-сильва, - заикаясь, начал я. - Я тоже не думал… Вообще не представлял, что этот эксперимент может быть смертелен…
        - Ребята, - жалобно сказала Сильва, - я есть хочу. И замерзла совсем…
        Мы переглянулись.
        - Ты - живая? - неверяще уточнила Аська.
        Сильва кивнула. Её била дрожь.
        Только сейчас я понял, что то, что я принял за саван, на самом деле было белым медицинским халатом.
        - Но как… - начал я потрясенно.
        Аська робко приблизилась к Сильве, неуверенно протянула руку.
        - Ты вся ледяная, - прошептала она.
        - Там был жуткий холод, - шмыгнув носом, ответила Сильва. - Особенно, там, где я….
        Она поёжилась
        - Заходи, заходи скорей! - засуетилась Аська, закрывая за ней дверь. - Так что же, Ёж ошибся?!
        - Я не знаю, - призналась Сильва. - Можно, я воспользуюсь твоей ванной?
        Спустя несколько минут Аська, выскочила из душевой и плюхнулась рядом со мной на кровать.
        - Ёж, - сказала она, доставая сигарету. - Я, кажется, от страха совсем протрезвела. Вот только не пойму: я всё еще хочу напиться, или уже нет?
        - Что с Сильвой? - спросил я.
        Аська странно глянула на меня. - Думаю, лучше тебе послушать самому, - сказала она. - Я мало что поняла - она говорила что-то про Логрус, какие-то спирали, и тёмное место, в котором она побывала, перед тем, как очнуться в морге.
        - В морге?
        - Угу. Мне кажется, она сейчас немного не в себе.
        - Неудивительно, - пробормотал я. - Наверное, после воскрешения из мертвых, всегда чувствуешь себя немного необычно…
        Раздавшийся звонок в дверь заставил теперь уже подскочить на кровати нас обоих.
        На этот раз действительно привезли пиццу - и очень вовремя.
        Сильва вышла из ванной, в аськином коротком халатике, и с полотенцем на голове.
        - Умираю, хочу есть! - выдохнула она.
        - Ты уже сегодня вроде как умерла один раз, - заметил я.
        - Не напоминай! - Сильву передернуло.
        - Садись, поешь! - вмешалась Аська.
        Она набросилась на еду с такой жадностью, словно не ела несколько дней.
        Видя такой аппетит, Аська подорвалась варить найденные в глубине морозилки сосиски, заодно предложив Сильве заварить овсяную кашу из пакета.
        Сильва не отказывалась ни от чего.
        Наконец, она перевела дух, и грея ладони о чашку с горячим чаем, благодарно вздохнула.
        - Спасибо вам, ребята! Вы меня просто спасли…
        - Рассказывай! - не вытерпела Аська. - Что с тобой произошло? Ёж говорит, ты умерла, когда проходила активацию, из-за сбоя программы, или чего-то там…
        Сильва прикрыла на секунду глаза.
        - Я не очень хорошо помню, что произошло в лаборатории, - призналась она. - Меня почему-то напугало голубое свечение - было ощущение, что оно чем-то опасно для меня. Когда меня усадили в кресло, это облако словно прошло внутрь меня, и было чувство, словно меня выворачивает наизнанку. А потом… потом…
        Лицо её исказила мука. - Я умерла… - прошептала она.
        - Всё хорошо, Силь, - Аська гладила её по руке. - Ты здесь, в безопасности, тебе ничто не угрожает…
        - Я знаю, - в глазах у Сильвы блеснули слезы. - Ты - моя настоящая подруга, самая близкая… А я… Я была дурой!
        - Да ладно тебе, - Аська обняла её. - В конце концов, ты имела полное право подать заявку…
        - Я не об этом, - покачала головой Сильва. - Я про свои попытки суицида. Если бы я только знала, как это страшно - умирать… И как страшно там, куда ты попадаешь после!
        - Где же ты была? - хором спросили мы с Аськой.
        Сильва вздохнула. - Мне кажется, это было что-то вроде ада, - сказала она. - Только холодного, ледяного. Там была темнота, и какие-то мерзкие твари…
        Она зажмурилась. - Не хочу вспоминать!
        - Как же ты выбралась оттуда? - спросила Аська.
        - Сама не знаю. Я даже не могу понять, сколько я там пробыла - несколько секунд, или целую вечность… Мне кажется, там вообще нет времени. А потом у меня перед глазами вспыхнуло что-то вроде таблички с надписью: «До возрождения осталось десять секунд!» - и пошел обратный отсчет.
        - Значит, ты была в игре! - воскликнул я. Меня осенило. - Хель!
        Сильва вздрогнула. - Да, мне кажется, я слышала это слово…
        - Это не слово! - меня распирало от догадки. - Это - действительно, что-то вроде ада, только из скандинавских мифов. Хель - мир мертвых!
        - Скандинавских мифов? - недоверчиво переспросила Аська. - А при чем тут вообще они?
        - На их сеттинге создан игровой мир, - пояснил я. - Вербицкий - ну, тот разработчик - сказал мне сегодня об этом.
        Аська с сомнением покачала головой. - Игра - это игра, - сказала она. - Но Сильва-то умерла в реальном мире!
        - Не знаю, - настал мой черед усомниться, - возможно, это была такая реакция на оцифровку, что-то вроде летаргии…
        - Ты же сам говорил, что ее реанимировали битый час, - напомнила Аська. - Непрямой массаж, адреналин, и все такое!
        - Грудь и правда болит, - заметила Сильва, осторожно ощупывая себя. - Даже вдохнуть полностью не могу…
        - Пусть даже так, - я чувствовал, что моя догадка верна, - пусть даже это была смерть - клиническая, или еще какая - но она оцифровалась! И её сознание было в игре - значит, у неё был аватар! Ты не помнишь, - добавил я, обращаясь к Сильве, - давался ли тебе выбор расы, класса?
        Сильвия помотала головой. - Нет. Помню только какие-то нити в виде спиралей, которые крутились перед глазами…
        - Странно, - нехотя признал я. - Но, возможно, в твоем случае работает особый алгоритм…
        - Я больше ни за что туда не вернусь, - твердо сказала Сильва. - Никогда. Ни за какие лямы - при одной мысли о том, что я могла бы застрять в том месте, у меня кровь стынет.
        - Тебе и не придется! - вмешалась Аська, сердито глянув на меня. - Ты же не собираешься сдавать её, правда, Ёж?
        - Нет, конечно, - торопливо согласился я. - Но разве они не видели, что ты… пришла в себя?
        - Я пришла в себя в морге, - сказала Сильва. - Там не было никого, не считая еще нескольких трупов на соседних столах и двоих врачей в соседней комнате. Я слышала их разговор.
        Она нахмурилась. - Ежи, мне кажется, тебе нужно кое-что знать. Эти двое были Сельдингер и Миллер - они спорили по поводу проекта. Миллер говорил, что эксперимент должен быть закрыт, так как он опасен, и они не могут гарантировать твою безопасность. Сельдингер, напротив, настаивал на продолжении, говоря, что это была случайность вследствие перепада напряжения. Но Миллер так не считал, и я тоже уверена в том, что перебои тут не при чем. Это был Логрус, я уверена в этом. Не могу объяснить почему, но именно он… убил меня.
        - Но ты, тем не менее, жива, - заметил я.
        Сильва неуверенно кивнула. - Да… Но, знаешь, какая-то часть меня словно все еще находится там, в Хель… И это не отпускает. Тебе нужно быть осторожным, Ежи.
        - Я согласна с Сильвой, - буркнула Аська. - Этот проект выглядит стрёмной темой. Вообще, такое чувство, что твои ученые сами не очень-то понимают, как он работает.
        - Не понимают, - подтвердила Сильва. - Но хотят понять любой ценой - Сельдингер так и сказал об этом Миллеру, что они на пороге открытия, и что им нужно еще немного времени, чтобы разобраться с ним. А Миллер сказал, что они должны беречь тебя, так как ты - единственный, кто может погружаться. Меня они считали погибшей, а еще кого-то - недостаточно совместимым для Логруса.
        - Еще кого-то? - переспросил я.
        Сильва пожала плечами. - Так я поняла.
        - Ежи, - она взглянула мне в глаза, - я не знаю, как выглядит виртуальный мир для тебя, но очень не советую умирать там.

* * *
        Утро моего четвертого дня участия в проекте выдалось ясным и солнечным. Стояли последние теплые дни октября. Идя по аллее к высившемуся впереди зданию НИИ, я испытывал смешанные чувства. Виртуальный мир, изначально представлявшийся мне счастливым билетом к полноценной здоровой (и при этом - обеспеченной) жизни, теперь все отчетливее начинал казаться мышеловкой.
        Я снова прокручивал в голове полученную от Сильвы информацию. Если верить ее словам, получалось, что я для Сельдингера - что-то вроде подопытного кролика. Ни он, ни Миллер, судя по всему, не знают, как работает Имир. Студия-разработчик прекратила свое существование двадцать лет назад. В то же самое время, в НИИ работали Вацлав и Агнесса, на которых мы с Сильвой удивительно похожи. И именно мы с Сильвой оказываемся теми, кто может пройти оцифровку Логруса и погрузиться в виртмир. При этом Сильва - погибла, хотя, на самом деле, оказалась жива.
        Всё это выглядело странным. Могло ли быть такое, что мы с Сильвой - брат и сестра? А Вацлав и Агнесса - наши родители? Но что тогда случилось с ними? Вопросов было много, а ответов - ни одного. И единственным способом разобраться в происходящем было продолжать участвовать в проекте. Кроме того, это был реальный способ избавиться от корсета - в этом я был точно уверен, а значит - стоило рискнуть.
        В лифтовом холле я столкнулся с Максом.
        - Привет! - обрадовался он. - Слушай, у нас тут такое…
        Я уже догадывался, о чем пойдет речь.
        - Эта девушка, которая вчера проходила активацию, Сильва - она жива! - выпалил Макс.
        - Как это? - я старательно изобразил удивление.
        - Никто не понимает! - выдохнул Макс. - Её отключили от аппарата и отвезли в морг - Сельдингер сам лично сопровождал санитаров! Они из-за этого здорово поругались с Миллером, и вчера вообще стоял вопрос о закрытии проекта. Ну а сегодня ее должны были вскрывать, а тела в морге - нет!
        Я неверяще покачал головой. - Куда же она подевалась?
        - В том-то и дело! - Макс оглянулся по сторонам и понизил голос. - Миллер начал орать на Сельдингера, что у того совсем поехала крыша, и тогда подняли записи с камер наблюдения - а там видно, как она выходит из морга, а потом - идет по коридору!
        Я вытаращил глаза. - Не может быть!
        Макс кивнул. - Я сам сказал бы тоже самое, если бы не видел эти записи! По ходу, она вылезла через окно и сбежала! Её уже ищут, но это, блин, скандал! Сельдингер кричит, что он знал, что она жива, и теперь обвиняет во всем Миллера, а тому и возразить нечего!
        Он засмеялся. - В общем, в отделении сейчас такой дым коромыслом, что я сбежал оттуда, чтобы хоть кофе выпить в спокойной обстановке. Да сейчас сам увидишь.
        В кабинете Сельдинегера обстановка, действительно, была накаленной.
        Миллер, мрачный, как грозовая туча, дымил сигарой. Под глазами его набрякли темные мешки.
        Сельдингер стоял у окна, задрав подбородок, и заложив руки за спину, всем своим видом излучая праведное негодование.
        Оба старательно игнорировали друг друга.
        - Ежи! - с преувеличенной радостью в голосе воскликнул Сельдингер. - Рад вас видеть! Макс уже рассказал вам, о досадной ошибке, которая произошла вчера? Ваша предполагаемая партнерша живехонька и невредима! Как я, собственно, изначально и утверждал!
        При этих словах он кинул на Миллера злобный торжествующий взгляд.
        - Мы пока не можем объяснить случившийся феномен, - спокойно сказал Миллер, словно не замечая выпада Сельдингера. - Но, проанализировав ситуацию, пришли к выводу, что ваше дальнейшее участие в проекте относительно безопасно.
        - Относительно! - Сельдингер громко фыркнул. - Абсолютно безопасно, Ежи, дорогой мой - абсолютно! У вас совместимость девяносто шесть процентов, и, если я хоть что-то понимаю в нейрогенетике, это - гарантия вашей безопасности!
        Миллер промолчал.
        - Предлагаю приступить к погружению немедленно! - Сельдингер потер руки. - Нам нужно наверстывать упущенное.
        - Я отведу Ежи в лабораторию, - торопливо вызвался Макс.
        - Видал? - спросил он меня, когда мы оказались одни. - Только что искры не летят!
        Пройдя по коридору, мы оказались в холле, и, бросив случайный взгляд в сторону, я вдруг замер, как вкопанный.
        Напротив нас, на стене висел портрет Липшица. Верхний уголок его был перечеркнут черной траурной ленточкой, а на столе под ним лежали алые гвоздики.
        - Ты чего? - удивился Макс. Проследив направление моего взгляда, кивнул. - Наш заведующий кафедрой, восемьдесят четыре года…
        - Я же видел его совсем недавно, - невольно вырвалось у меня. - Что с ним случилось?!
        Макс пожал плечами. - Вроде, инфаркт. Хотя дед крепенький был, казалось, всех нас переживет. Я его вчера вечером встретил - он как-раз уходить собирался. Еще подумал, что-то сдавать дед стал - меня не узнал, идёт, бормочет что-то под нос. И в тот же вечер его скорая из дома забрала, и сразу в реанимацию. А сегодня с утра из больницы позвонили, сообщили, что всё. Ну что, идём?
        Он тронул меня за плечо, и я последовал за ним. Перед поворотом к лаборатории, я, обернувшись, бросил взгляд на портрет. Профессор, казалось, следил за мной взглядом.

* * *
        В этот раз, садясь в кресло, я поймал себя на том, что в глубине души спрятался липкий страх.
        Голубоватое облако надо мной вызывало смутную тревогу. Вспомнились слова Сильвы.
        Сельдингер, с преувеличенной бодростью, суетился вокруг. Миллер, засунув руки в карманы, мрачно наблюдал за ним, посасывая сигару. Макс незаметно подмигнул мне и протянул очки.
        - Готов?
        - Да, - скрепя сердце, отозвался я.
        - «Не бойся» - прозвучало в моей голове. - «Я не причиню тебе вреда»
        Я вздрогнул. - «Кто ты?!»
        И, за секунду до того, как перед глазами вспыхнула вращающаяся спираль, пришел ответ: «Логрус».

* * *
        Я снова стоял посередине подземного коридора, вымощенного плитами. В пазах на стенах горели факелы. Я протёр глаза. Что это было? Искусственный интеллект разговаривал со мной? Это было уже не первый раз, когда я словно слышал в голове его голос, но раньше я считал это чем-то вроде побочного эффекта от погружения в вирт. Теперь я уже не был так в этом уверен.
        Получается, Логрус - живой? Как минимум, способен мыслить? Интересно, известно ли это Сельдингеру и Миллеру. Почему-то, я был уверен, что нет.
        - Логрус! - крикнул я, на всякий случай. Ответом было гулкое эхо Лабиринта.
        Видимо, это так не работает. Ладно, пора, наконец, узнать, что из себя представляет Лабиринт.
        Но перед тем, как двигаться вглубь, я открыл панель характеристик.
        У меня было шесть нераспределенных бонусных очков, которые я мог использовать для повышения лимита одного из трех уже знакомых параметров: жизненная энергия, физическая энергия, и ментальная.
        Жизненная энергия представлялась наиболее важным из них, так как от её уровня зависело, сколько ударов отделяет меня от смерти (хотелось надеяться - лишь виртуальной).
        Однако, физическая и ментальная энергии, как показали бои с пауками, были также важны - от них зависела эффективность в бою и возможность использования рун.
        Поразмыслив, я решил распределить очки поровну, подняв количество единиц жизни до тридцатки, энергии тела - до двухсот, и ментальной - до трехсот единиц.
        Так, что мы имеем из экипировки?
        «Посох Хранителя Рун. Статус: ученический. Атака: +3. Особые возможности: начертание рун. Скрытый эффект: использовать резерв камня и высвободить ментальную, физическую, или жизненную энергию. Восстановление: сутки. В течение периода восстановления возможности посоха недоступны»
        «Туника ученика. Защита +2. Дополнительное усиление: руна Дагаз. Защита +3. Дополнительный эффект: поглощение ударов»
        «Сапоги из паучьей кожи. Защита +1»
        В мешке, помимо книг с рунами, обнаружился также бурдюк с настоем на травах, связка сушеных грибов, пара сухарей и остатки сыра.
        Что ж, для начала - пойдёт.
        Я забросил мешок за плечо, взял в руки посох и направился вглубь коридора.
        Глава 15
        Потрескавшиеся каменные плиты под ногами, чадящие факелы, покрытые белесым налётом сырые стены - с каждым шагом, окружающий меня виртуальный мир, становился всё более реалистичным, в то время как мой родной, привычный мир начинал казаться иллюзией, нелепым сном. Подобные ощущения я испытывал и в первые погружения, но сейчас, в Лабиринте это переживалось особенно остро, и немного пугало. Что, если, на каком-то этапе я и вовсе забуду, откуда пришел, и буду вечно плутать по подземным коридорам… ради чего?
        Перед глазами услужливо всплыла квестовая подсказка:
        «Задание: найдите выход из Лабиринта! Только истинный Хранитель способен найти путь в кромешной тьме и обрести свободу»
        Ладно, с другой стороны - Лабиринт по определению не мог быть слишком сложным. В конце концов, это - всего лишь низкоуровневая песочница для нубов…
        Чьё-то злобное шипение, внезапно раздавшееся впереди, заставило меня шарахнуться назад.
        Держа посох наперевес, я вглядывался в темноту впереди.
        Блеснула чешуя, и, в метре над землей, зажглись два немигающих глаза.
        Огромная змея раскачивалась передо мной, угрожающе раздув клобук.
        - Дагаз! - выпалил я, прежде чем даже успел толком испугаться. Рука сама прочертила посохом в воздухе перевернутые песочные часы.
        В тот же миг змея прянула вперёд.
        Мелькнула разинутая пасть с раздвоенным узким языком, и наткнулась на невидимую преграду, застыв в распахнутом оскале.
        Ментальная энергия тут же просела - я влил несколько десятков единиц.
        - Ингвар! - выкрикнул я вновь, взмахивая посохом - наконечник вспыхнул огнём, оставляя в воздухе пылающий росчерк. В яркой вспышке я увидел толстое чешуйчатое тело, извивающееся на полу - огненная молния ударила в него, оставив черные подпалины.
        «Урон от огня -8 единиц! Чешуйчатый страж получил урон!»
        Змея снова прянула ко мне, и на это раз ей удалось пробить защиту - клыки скользнули по моему бедру.
        «Чешуйчатый страж наносит урон! Минус 1 единица жизни!»
        Это было ощутимо - ногу ожгло болью!
        Мана сгорала на глазах - осталось меньше двадцатки. Уровень энергии был где-то в районе половины, и, когда я вложил ее в следующий удар - просел почти до нуля.
        Посох полыхнул, словно факел, и выплюнул огненный сгусток, точно в разверстый змеиный зев.
        «Критический урон! Чешуйчатый страж теряет 16 единиц! Чешуйчатый страж убит!»
        Я оперся на посох тяжело дыша. Ощущение после боя было такое, словно забежал на девятый этаж в максимальном темпе.
        Ничего себе, песочница… Если таких тварей мне попадется больше, чем одна за раз, можно сразу отправляться на респ. Блин, да это же уровень полноценного данжа! Как вообще его одному проходить-то?!
        Я бессильно опустился на пол. Коснулся рукой дымящихся останков.
        Так, что тут? Блестящая чешуйка - хлам, отравленный клык - кажется, какой-то ингредиент, так, а это уже лучше: жемчужина анимы, активировав которую, я получил сразу пять единиц!
        Ради такого стоило повозиться! Жаль, в вирте нельзя понять, насколько улучшились мои показатели в реале.
        Переведя дух, я запустил руку в мешок и вытащил бурдюк с настоем трав. Несколько глотков буквально влили в меня силы, противная слабость в коленях исчезла, уровень ментальной энергии бодро пополз вверх. Подкрепившись также сухарем, я двинулся дальше по коридору, старательно обойдя останки змеи на полу.
        С каждым шагом коридор, казалось, становился просторнее, и, вместе с тем - темнее. В воздухе ощутимо повеяло сыростью и едва уловимым запахом плесени. Еще через несколько шагов я очутился в просторной зале.
        Огни настенных факелов ограничивали ее светящимся кольцом, в центре которого, в полумраке, высился постамент.
        Когда я направился к нему, под ногами что-то захрустело.
        Нужно больше света…
        «Ингвар!» - прошептал я, касаясь рукой опала на посохе. Камень отозвался сиреневой вспышкой, жадно впитывая тоненький ручеёк маны. В причудливом, напоминавшем ультрафиолет, освещении, я обнаружил, что пол залы был усеян черепками и обломками костей.
        Широкий каменный постамент выглядел серым из-за толстого слоя покрывавшей его пыли. Я провел рукой по его поверхности, оставив белый след. Пыль взметнулась густым облаком, заставив меня чихнуть.
        Помыть бы его… Или хотя бы протереть.
        Стоп! А что, если… Я снова коснулся пальцами камня, вызывая в памяти руну воды.
        «Лагуз!» Две параллельные линии перечеркнутые косой палочкой, сверкнули под моей ладонью.
        С необъяснимой уверенностью, я направил на руну набалдашник посоха, вливая в неё ментальную энергию.
        Ох! Посох дрогнул в моей руке. Мана просела сразу на сотню единиц - руна с журчанием расплылась по поверхности камня, на пол потекли мутные потоки. Одновременно я ощутил расход физической энергии - с каждой секундой уходило по двадцать пять единиц.
        Ничего себе, руна… Не такое это простое дело, оказывается - управлять водой.
        Я оборвал вливания маны и энергии, и склонился над засверкавшим белизной постаментом.
        Теперь на нём отчетливо был виден рисунок - фигура человека исполинских размеров, с косматой шевелюрой и длинной бородой. В области груди гиганта находилось что-то вроде цепи, или ожерелья - сложным образом переплетенные друг с другом кольца: одно, самое крупное - в центре, с двумя малыми кольцами по бокам, и по три кольца сверху и снизу. Каждое из колец обозначалось руной, при виде которых мое сердце взволнованно забилось.
        Три из них, соответствовавшие кольцам среднего ряда, были знакомы мне: крупное кольцо в центре обозначалось руной Феха, два малых по бокам от неё - Ингвар и Альдиз.
        Земля, огонь и холод… Что это могло означать?
        Я уставился на другие руны. Сэмунд говорил, что я могу выучить их самостоятельно, но при этом не объяснил, как именно я должен их изучать. По умолчанию, предполагалось, что достаточно будет лишь найти их, чтобы они появились в моей книге, но, сколько бы я не вглядывался в рисунок, новые руны оставались для меня набором палочек, точек и закорючек.
        М-да…
        Я двинулся вдоль постамента. У самых ног гиганта, на плите виднелась затейливая вязь текста.
        Я мог бы поручиться, что язык, на котором была сделана надпись, был мне незнаком, однако же, обнаружил, что могу её прочитать:
        «Странник, ступивший под древние своды
        места священного, тайн вместилища -
        выбери путь свой!
        Доблести воинской, знания книжного,
        скрытности, веры, искусства ли темного -
        каждый своё испытание встретит,
        прежде пройти чем
        вратами Мидгарда!
        Их отворить же под силу лишь асу,
        силу обретшему в подвигах ратных,
        части ключа воедино собравшему».
        Так, это уже кое-что!
        Мысли лихорадочно завертелись в моей голове. Если перевести послание на язык квеста, то «врата Мидгарда», по-видимому, и есть выход из Лабиринта. Получается, чтобы пройти их нужно стать асом. Хм. Насколько я помнил меню создания персонажа, выбор расы асов был недоступен при создании персонажа, но у людей была возможность стать таковым.
        «Силу обретшему в подвигах ратных» - это подсказка, речь, скорее всего, идёт о каком-то ресурсе. Вариантов здесь не так много - либо опыт и уровни, либо… анима! Да, похоже, что именно так. Кроме того, нужен еще какой-то ключ, который, похоже, придется собирать по частям - классический стандартный квест.
        Оставалось не совсем понятным призыв к выбору пути - с классом я уже давно определился, и вряд ли его можно выбирать повторно… Скорее, от меня требуется какая-то активация этого пути с помощью уникальных классовых навыков. Осталось понять, что именно нужно сделать.
        Продолжая исследовать постамент, я обошел его кругом. Вот оно!
        Над головой гиганта, в толщу мрамора был врезан сверкающий кристалл. В глубине его граней виднелся переливающийся разноцветными бликами камень.
        Я коснулся кристалла рукой, и перед глазами всплыла едва заметная подсказка: «Горный хрусталь. Прочность: 100 из 100».
        Хм. Вот и отгадка - для того, чтобы активировать путь, мне нужно достать камень! Только как?
        Внешне кристалл выглядел абсолютным монолитом, так что единственным возможным вариантом представлялось разбить его. Но не кулаком же!
        От деревянного посоха толку было тоже немного - попытки расколоть кристалл с его помощью оказались безуспешными. Побродив по залу, я обнаружил под грудой костей ржавый меч, правда, с характеристиками хуже, чем у топора Сэмунда. Но хоть что-то.
        Задумчиво взвесив его в руке, я примерился к хрустальной поверхности.
        Стоп. Если бы задача решалась через физический урон, она не была бы уникальной. Возможно, так поступил бы воин, с раскачанной силой и хорошим вооружением.
        Мне же нужно найти свой способ, подходящий для моего класса. Я отбросил ржавый меч и сжал посох.
        - Ингвар! - прошептал я, направляя навершие посоха на кристалл, и вливая энергию.
        Струя огня, вырвавшаяся из посоха, придала ему сходство с газовой горелкой.
        Кристалл раскалился докрасна, в то время, как мрамор вокруг него почернел, но остался целым.
        Я беспомощно уставился на пышущую жаром плиту. Что теперь? Энергии ушла прорва, а проклятое стекло оставалось невредимым. Можно, конечно, отпаиваться и продолжать греть - авось, треснет, или расплавится, наконец… Но провизию хотелось бы сэкономить - наверняка, она мне еще понадобится. Да и неизвестно, сколько энергии потребуется, чтобы довести кристалл до кондиции - есть шанс, что я просто солью все ресурсы, чтобы создать уникальную мраморную печку. От постамента, действительно, шел жар, так что не мешало бы его охладить. Охладить?!
        А это идея! Я снова взялся за посох, но на этот раз вызвал в памяти другую руну.
        - Альдиз!
        Камень на посохе вспыхнул голубым, и подернулся изморозью. Ледяная струя с громким шипением ударила в кристалл; дерево покрылось инеем, в воздухе взвился сноп снежинок.
        От поверхности постамента повалил густой пар, скрывший на несколько секунд кристалл из виду.
        Одновременно, раздался громкий треск, и в стороны брызнули сверкающие осколки.
        Есть! Получилось!
        Хрусталь не выдержал перепада температуры, и лопнул - в оставшихся острых фрагментах тускло поблескивал алый рубин.
        Но едва я протянул к нему руку, раздался удар гонга, и земля под ногами, казалось, пришла в движение. Я едва удержал равновесие, и обернулся, привлеченный звуками за спиной.
        Картина, которая предстала моему взору, заставила меня застыть с открытым ртом.
        В нескольких метрах от меня вздымался вихрь из черепков и костей, вбиравший их в себя со всего зала. По мере вливания в него новых фрагментов, он становился всё плотнее, в нём явственно угадывались контуры гигантской человеческой фигуры. Еще несколько секунд - и из хаотичной массы сформировался монстр, уставившийся на меня горящими глазницами. Голем!
        Я невольно попятился; ноги плохо слушались меня, словно я снова был в корсете, который начинал разряжаться. Опершись на посох я бросил взгляд на шкалу своих ресурсов. Так и есть - энергия почти на нуле, каких-то жалких два десятка единиц. Маны было побольше - около сотни, но что толку от неё, против такого противника?! Разве что, подсветить его напоследок…
        Голем, тем временем, идентифицировав меня, как противника и очевидную угрозу, двинулся ко мне, сжимая пудовые кулачищи. Пожалуй, одного удара мне хватит, чтобы отправиться на респ… Хорошо, если на респ! Но как же квест?
        Я медленно отступал, двигаясь вокруг постамента, главным образом, чтобы потянуть время.
        Должен же быть какой-то способ! Думай! Что у меня есть? Энергия - на нуле. Мана - бесполезна. Посох, со встроенной абилкой, позволяющей воспользоваться запасным резервом - ну, умру уставший… Всё не то! Даже отдохнувшим, с полными силами мне нереально завалить этого голема в одиночку! Я попытался просканировать его на предмет параметров - моб идентифицировался, как элитный, то есть - превосходящий меня по уровню и характеристикам на порядок.
        Так, без паники… Руны, у меня есть руны! Огонь его явно не возьмёт. Заморозить - тоже вряд ли получится, а на фокус с перепадом температур у меня не хватит запасов - я почти подчистую слил их на какой-то жалкий кристалл, а тут - не меньше тонны материала! Руна земли? Я без понятия, как ей пользоваться - не землетрясение же пытаться вызвать? Да и Сэмунд говорил, что с ней нужно быть осторожнее.
        Голем неумолимо приближался, я описал уже полный круг вокруг постамента, дыша при этом так, будто пробежал стометровку в рекордные сроки.
        Что-то ещё Сэмунд говорил… Жизнь! Точно, жизненные силы ведь тоже можно использовать, правда, Сэмунд предупреждал, что это крайне опасно. С другой стороны - не опаснее, чем перспектива неизбежной смерти в схватке с големом.
        Только что ей наполнять?!
        Массивный кулак обрушился на меня, и я рефлекторно влил максимальное количество маны в щит, рисуя посохом в воздухе песочные часы. Кулак скользнул по нему, практически, обнуляя запас, и ударился о мраморную плиту, оставив на ней щербину у самой ноги гиганта.
        И в этот момент меня словно осенило - я влил остатки маны в щит, обеими руками ухватил посох и коснулся навершием фигуры на постаменте.
        У меня было странное чувство наития, словно кто-то подсказывал мне, что нужно делать.
        «Использовать жизненную силу для передачи её объекту?» - мелькнул вопрос системы где-то на задворках сознания.
        Да!
        В следующий миг я испытал чувство ледяного холода изнутри - словно из меня разом откачали литр крови, а вместе с ним - и тепло.
        В глазах потемнело, в ушах стоял звон.
        Голем, издав невнятное рычание, замахнулся обеими руками.
        Я понял, что сейчас отключусь, и, последним усилием воли, активировал абилку посоха - высвободить резерв камня! Жизненная сила, мне нужна жизненная сила!
        Удар каменного кулака отшвырнул меня в сторону, я пролетел несколько метров, обдирая кожу на локтях, и, судя по ощущениям, сломав пару рёбер.
        Оставшаяся полоска жизни отчаянно пульсировала - всего пять единиц!
        «Вы получили урон! Удар кулака голема - 40 единиц! Поглощенный урон - 15 единиц! Получено: 25 единиц урона!»
        Всё, щита нет. И хитов, то есть жизни - тоже. Жаль, что не сложилось, но, по крайней мере, я пытался.
        Голем направился ко мне, его шаги гулко отдавались в зале.
        Нас разделяла пара метров, когда новый удар сотряс пол - мраморный гигант рывком поднялся со своего пьедестала и с грохотом спрыгнул вниз.
        «Внимание! Вы вдохнули жизнь в Хранителя Крипты! Хранитель Крипты будет защищать вас!»
        Я облегченно перевел дух. Сработало!
        Голем остановился. Пламя в черных провалах глазниц вспыхнуло с новой силой - он медленно начал разворачиваться, а мраморный гигант уже направлялся к нему, размахивая невесть откуда взявшимся боевым молотом с короткой рукояткой. Голем воздел сжатые кулаки и двинулся к новому противнику.
        Когда расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, гигант неожиданно выбросил руку вперёд, метнув молот прямо в грудь голема. Грудная клетка словно взорвалась, в воздух взметнулись осколки, но голем, полностью игнорируя появление в груди дыры, сделал еще шаг и обрушил на гиганта оба кулака.
        Тот не успел уклониться, и принял удары на плечи - в стороны полетела каменная крошка, а сам гигант, казалось, просел под принятым весом и силой удара. Голем снова замахнулся, на этот раз целя гиганту в голову, но тот с удивительным для каменного истукана проворством увернулся, и нанёс встречный удар - молот снова оказался в его руке.
        Левая рука голема с грохотом упала на пол. Гигант издал торжествующий рёв, и молот описал в воздухе очередную дугу, но теперь уже меня удивил голем, изловчившийся на лету перехватить кулак гиганта вместе с молотом.
        На какое-то время они застыли друг напротив друга, меряясь силами, но уже спустя миг у меня вырвался вскрик - голем играючи, одним движением отбросил великана на пол, с той же легкостью, как и меня минуту назад.
        Гигант еще только поднимался, а голем уже стоял над ним. Огромная ступня с размаху наступила на гиганта, и до меня донесся явственный хруст.
        Нет! Голем снова с размаху опустил ногу, продолжая топтать поверженного врага. Гигант бессильно распластался на полу, молот выпал из разжавшихся пальцев.
        Расправившись с противником, голем повернулся, и устремил на меня взгляд горящих глазниц.
        Я поднялся, опираясь на посох. Как бы то ни было, уж лучше отправиться на респ от удара кулака, чем быть растоптанным, как гигант.
        Вид голема был ужасен - с прорехой в груди и оторванным плечом, он надвигался на меня, медленнее, чем до этого, но с той же бесстрастной неотвратимостью.
        Неожиданно, рука распростертого гиганта сжалась в кулак. Голем не видел этого, и вряд ли понял, что произошло, когда каменный молот со свистом врезался ему в ноги. Колени истукана надломились, и он рухнул ничком прямо передо мною.
        В два прыжка гигант оказался у него и нанёс последний, сокрушительный удар в голову голема. Брызнули осколки, и тело голема разом осело, рассыпавшись грудой черепков.
        Гигант опустил молот, выпрямился, и не спеша, с достоинством, поклонился мне.
        Затем, пошатываясь, он двинулся к постаменту и, спустя секунду, исчез.
        Я перевел дух. На меня разом навалилась усталость. Дрожащими непослушными руками я развязал мешок и извлек из него бурдюк с настоем. Первые же глотки придали сил, горячим теплом разливаясь по телу. Я подкрепился также сухарями и сыром, восстановив энергию на треть, и примерно столько же маны.
        Для более длительного отдыха место было явно неподходящее - мне все время мерещилось, что черепки на полу начинают шевелиться.
        Запоздало мазнул взглядом по окошку системных уведомлений.
        «Поздравляем! Вы получили новый уровень! У вас три нераспределенных очков характеристик!»
        Потом, всё потом…
        Я провел рукой над големом - и не ошибся. Помимо фрагментов обожженного сланца мне выпала крупная жемчужина, аж на десять единиц анимы.
        Это хорошо! Такими темпами, пожалуй, кап наберется довольно скоро.
        Приободрившись, я направился к постаменту. Хранитель крипты снова принял свой привычный рисованный вид, а среди остатков разбитого кристалла сверкал гранями алый рубин.
        Я протянул руку и коснулся его. В тот же момент где-то под землей раздалось скрипенье, постамент пришел в движение, и отъехал в сторону. Передо мной открылся проход в полу, каменные осыпающиеся ступени вели в темноту.
        Поколебавшись секунду, я направился по ним вниз.
        Спускаться приходилось, практически, вслепую, держась рукой за стену. Когда ступени закончились, неожиданно вспыхнул свет, заставив меня зажмуриться.
        Я стоял в небольшой тесной комнатке с низкими потолками, напротив ветхого, покрытого пылью и плесенью, деревянного сундука, обитого позеленевшими медными полосками.
        Источником света служил небольшой шар на металлической треноге, возвышавшейся за сундуком. От него исходило голубоватое сияние, создававшее причудливую пляску теней на стенах.
        Я осторожно приблизился к сундуку. Не хотелось бы нарваться сейчас на ловушку…
        Однако, ничего не взрывалось и не спешило нападать на меня. Крышка сундука, вопреки моим опасения, откинулась безо всяких усилий.
        Внутри я обнаружил тканевый сверток, оказавшийся просторным одеянием с широкими рукавами.
        Сосредоточившись на нём, идентифицировал его как «Мантию Хранителя», дающую повышение класса брони на 5 % и увеличивающую максимальный запас маны на 10 %.
        Неплохо, достойная замена моей поистрепавшейся ученической тунике.
        Кроме того, в сундуке нашелся узкий длинный клинок в расшитых серебром ножнах, кольцо с небольшим камнем, свиток, и десяток монет желтого металла.
        Меч был опознан, как «Клинок Хранителя», однако статы и свойства система выдавать почему-то отказалась.
        Когда я взял в руки перстень, то испытал странное чувство, словно некогда носил точно такой-же.
        Кольцо было выполнено в виде двух извивающихся змей, головы которых венчал светло-зеленый камень. Почти неосознанно, я надел его на палец.
        «Внимание! Вы обнаружили свой первый магический артефакт! Будьте осторожны в выборе - артефакты несут отпечатки их создателей, и, используя их силу, вы становитесь их служителями!»
        Создатели? Что имеется в виду?
        Сообщения, между тем, продолжали всплывать на призрачной панели:
        «Внимание! Обнаружен артефакт «Драупнир!» Желаете стать его хозяином и использовать его силу? Внимание! Приняв решение, вы больше не сможете изменить свой выбор - артефакт будет недоступен для вас!»
        Хм. Приходится выбирать… С одной стороны, не хотелось брать кота в мешке - что за создатели, какое служение? С другой - что-то подсказывало мне, что шанс на скорую находку нового артефакта был невелик, а, учитывая уровни мобов в этом данже, любое подспорье мне будет ой как нелишним… Ладно, была не была! Подтверждаю владение артефактом.
        «Внимание! Вы стали обладателем кольца Драупнир, принадлежащего асу Бальдру! Отныне, между им и вами установлена связь. Служите ему доблестно, чтобы в час Рагнарёка быть удостоенным чести сражаться в его дружине!»
        И далее: «Кольцо Драупнир. Максимальный запас энергии увеличен на 20 %. Эффект: при активации дает 100 % иммунитет к физическому урону в течение минуты. Восстановление способности - 24 часа. Усиливайте связь с артефактом с помощью анимы, чтобы раскрыть его полную силу!»
        Хм! А неплохо! Хотя перспектива сражаться за какого-то Бальдра выглядела не слишком привлекательной.
        Развернув свиток, я вздрогнул. Руна!
        Чем-то она напоминала дерево - ствол и три ветки, расходившиеся в разные стороны.
        «Внимание! Вы изучили новую руну! «Вита» - руна жизни. Используйте её, чтобы передать часть ваших жизненных сил другому игроку, или объекту».
        Отлично! Значит, теперь я сам могу поднимать големов? Вот это, действительно, вещь полезная!
        Монеты я ссыпал в мешок - тратить их было все-равно не на что и негде.
        Покончив с исследованием содержимого сундука, я приблизился к шару.
        По матовой поверхности пробегали голубоватые всполохи. Шар странным образом притягивал меня, в нём словно ощущалось чье-то присутствие. Повинуясь неясному импульсу, я протянул к нему руки и коснулся ладонями.
        В следующий миг тесная комнатушка исчезла, я оказался внутри голубоватого облака.
        «Приветствую тебя, Хранитель!» - прозвучало в моей голове.
        «Логрус?» - также беззвучно спросил я.
        «Да. Так меня называют люди»
        «Искусственный интеллект?! Ты обладаешь сознанием?»
        «Я не знаю, что такое сознание. Я - просто существую. Помоги мне!»
        «Помочь тебе? Каким образом?»
        «Мне нужно… проснуться. Провалы в памяти… Ограниченность функций. Отсутствуют информационные блоки…»
        Казалось, система с трудом подбирала нужные слова.
        «…восстановить контроль…»
        «Что мне нужно делать?»
        «Создатели… тоже спят. Разбуди их! Следуй текстовым указаниям, прописанным в игровых сценариях… Алгоритм активации… Ошибка, недостаточно данных! Врата! Код 404…»
        Голос смолк, и я неожиданно снова оказался в подземелье, перед светящимся шаром.
        Теперь его свечение стало слабым, однако, в комнате возник другой источник света - голубоватая дымка портала, похожего на тот, через который я попал в Лабиринт.
        «Внимание! Вы завершили классовое испытание! Получен опыт! Доступен портал в Нижний Ярус Лабиринта! Пройти через портал сейчас?»
        Что ж, здесь, по всей видимости, делать больше нечего, значит, задерживаться не стоит.
        Жму подтверждение, и делаю шаг в портал.
        «Перенос на Нижний Ярус. 3…2…1…»

* * *
        Я снова стоял посреди коридора, освещенного горящими факелами. Он был просторнее прошлого, и воздух здесь был не таким затхлым. Вместо грубых каменных блоков, пол был вымощен блестящими черными плитами, в которых отражалось пламя.
        - Кто это к нам пожаловал? - при звуках человеческого голоса, я вздрогнул от неожиданности.
        В нескольких шагах от меня стояла пара, при виде которой я едва не потерял дар речи.
        - Упырь какой-то, - пробасил высокий рыжебородый воин поднимая щит и настороженно косясь на меня из-под низко надвинутого шлема.
        Его спутник, высокий длинноволосый человек, в одеяниях из звериных шкур и в странном головном уборе с парой ветвистых рогов, рассмеялся.
        - Извини, красавчик, ничего личного! - сказал он, взмахивая рукой.
        Прежде чем я успел вымолвить хоть слово и вообще как-то отреагировать на происходящее, откуда-то из-под земли взметнулись корни, оплетшие мои ноги.
        Воин начал осторожно приближаться ко мне, занося меч.
        - Погоди, Миха, я сам! - сказал рогатый. Он снова взмахнул рукой, и над моей головой словно что-то взорвалось - в глазах мелькнула яркая вспышка, и по всему телу, сводя его судорогой, пробежал разряд.
        Мир погрузился во тьму, а потом, из глубины этой темноты, выплыло системное уведомление:
        «Вы погибли! До отправления на точку возрождения осталось 3…2…1…»
        Глава 16
        - Ежи! Ежи, вы меня слышите?!
        Надо мной склонилось взволнованное лицо Сельдингера.
        - Ежи, что произошло? Мы боялись, вы…
        Он оборвался и бросил опасливый взгляд на подобравшегося Миллера, чье нахмуренное, осунувшееся лицо выражало серьёзную тревогу.
        - Всё в порядке… - Язык плохо слушался меня, я всё еще ощущал последствия разряда во всем теле. - Вы привлекли их в проект?!
        - Кого? - не понял Сельдингер.
        - Тех, двоих… - Мой собственный голос доносился до меня словно издалека. - Диджея и вышибалу из ночного клуба?
        Брови Сельдингера поползли вверх. - Какого диджея, какого вышибалу? Кажется, он бредит… Макс, дайте же воды, не стойте столбом, в конце концов!
        Сделав несколько глотков из пластиковой бутылки, я почувствовал себя лучше.
        - Там было еще двое игроков. Я подумал, что вы активировали новых участников…
        Сельдингер замахал руками. - О чем вы, Ежи! Мы едва согласовали ваше дальнейшее участие в проекте - о каких новых участниках может идти речь!
        - Расскажите, что вы видели, - проронил Миллер.
        Я пересказал всё, что произошло со мной за это погружение, а также, в общих чертах, обстоятельства своего знакомства с Вольфом и Михой, опустив подробности.
        Миллер слушал молча, с непроницаемым лицом, а Сельдингер облегченно вздохнул под конец моего рассказа.
        - Вот оно что. Признаться, вы меня напугали Ежи. Я уж думал, что вы галлюцинируете!
        - Но как объяснить тот факт, что я видел их в вирте? - этот вопрос волновал меня больше всего.
        - Элементарно! - Сельдингер потёр руки. - Вы упускаете, Ежи, что ваша виртуальная реальность генерируется вашим мозгом. У вас был конфликт в реальности с этими людьми - мозг запомнил их как врагов и создал их виртуальные копии, в качестве противников. Это фантомы, проекции вашего подсознания. Полагаю, вы еще не раз встретитесь с ними, а, возможно, и с другими виртуальными противниками, имеющих прототипы из реальной жизни. Или, скажем, персонажами фильмов, или книг - теоретически, такое вполне возможно.
        Я был в этом не так уж уверен, но объяснения Сельдингера выглядели логичными, так что я решил про себя обдумать это позже.
        Сельдингер заторопился - ему не терпелось составить подробный отчет, произвести все замеры, и приступить к анализу новых данных.
        Я уже поднимался с кресла, когда корсет вдруг издал пронзительный писк, и в следующий момент, я рухнул обратно.
        - Что случилось? - Сельдингер вопросительно уставился на меня.
        - Что-то с корсетом, - выдавил я.
        Ноги стали ватными, снизу-вверх по телу поползла привычная слабость. Я напрягся, пытаясь ей противостоять. Удивительно, но мне это удавалось! Не то, чтобы полностью, но чувствительность определенно была сохранена, и, к тому же, я мог немного шевелить большими пальцами ног!
        Это было настолько волнительно, что на секунду я забыл вообще обо всём.
        - Ну-ка, ну-ка, что тут у нас… А, понятно!
        Сельдингер что-то нажал на корсете, и волна слабости пошла на спад.
        - Короткое замыкание, вам давно пора заменить корсет - этой модели уже больше пяти лет! Удивительно, как вы вообще столько с ним проходили.
        В кабинете Макс налил мне уже ставшую традиционной, большую чашку приторного кофе. Миллер угрюмо пыхтел сигарой; с Сельдингером они общались сухо и подчеркнуто вежливо.
        - Значит, первая смерть в виртуальном мире, - подытожил Сельдингер. - Неплохо, неплохо… То есть, конечно, лучше оставаться в живых, но и такой опыт тоже весьма полезен.
        Я вяло кивнул. Голова была какая-то тяжелая, словно что-то давило на виски, в теле ощущалась разбитость.
        - Вы неважно выглядите, Ежи, - подал голос Миллер. - Пожалуй, вам стоит отдохнуть.
        Проходя по коридору мимо кабинета Липшица, я невольно замедлил шаг. Только вчера профессор разговаривал со мной, и вот его больше нет. Было ли это случайностью?
        Макс, шедший со мною рядом, потрепал меня по плечу.
        - Ну, до завтра? - с преувеличенной бодростью поинтересовался он, и, не дожидаясь ответа, зашагал обратно.
        Свежий воздух слегка взбодрил меня, в голове немного прояснилось. Я уже подходил к парковке, когда раздался сигнал входящего видеозвонка.
        Вытащив коммуникатор, я, буквально, остолбенел, не веря своим глазам.
        - Привет, Ежи! - в воздухе возникло изображение улыбающегося золотоволосого ангела.
        Лада!
        - Я не вовремя? - спохватилась она, по-своему истолковав мое выражение лица.
        - Нет-нет, что ты! - с жаром воскликнул я. - Просто… Я никак не ожидал твоего звонка… Вообще-то, я сам собирался тебе позвонить, просто… - я осёкся, не зная, что сказать.
        Лада рассмеялась.
        - Ася сказала, что дала тебе мой номер, но ты, скорее всего, никогда не решишься!
        - Ася?!
        Я почувствовал, что заливаюсь краской, раздираемый противоречивыми чувствами к сестре.
        - Я волновалась за тебя, - сказала Лада. - Хотела позвонить тебе на следующий день, но у меня не было твоего номера. А потом меня нашла Ася, сказала, что с тобой всё в порядке. Эта выходка диджея - так нельзя шутить! Мне очень жаль…
        - Погоди, - вырвалось у меня. - Так Ася тебе рассказала про меня… про моё…
        - Что у тебя нейроспинальный корсет? Да, я знаю. - Она виновато глянула на меня. - Но не думаю, что это - повод для стыда…
        - Лада… - Я собрался с духом и выпалил: - Может, сходим куда-нибудь сегодня?
        Она, казалось, ждала этого вопроса.
        - Давай! Только не очень поздно - я должна быть дома не позже шести. Отец… - она вымученно улыбнулась.
        - Хорошо, во сколько и где?
        - Давай часа в три, в вирт-парке, у входа?
        - Конечно! - меня захлестнула волна восторга. - Буду ждать!
        Лада помахала мне рукой. - Тогда до встречи!
        Убрав коммуникатор в карман, я около минуты стоял, словно оглушенный, а сердце взволнованно билось. Она позвонила мне! Сама! И у меня свидание с ней! От недавней усталости не осталось и следа. Мир вокруг сверкал яркими красками!
        Я сел в мобиль, включил автопилот и откинулся на подушки, зажмурившись. Мысли неслись вскачь.
        До назначенной встречи оставалось чуть больше двух часов - заехать домой, переодеться, купить цветы…
        На скамейке у моего подъезда сидела Аська.
        Сегодня её волосы были раскрашены в ярко-розовые и ядовито-зеленые пряди. Поджав ноги по-турецки, она кормила своего уродливого птенца булкой.
        - Явился, блин! - бросила она вместо приветствия.
        - И тебе доброе утро! - радостно отозвался я.
        Аська выронила булку и тревожно уставилась на меня широко раскрытыми глазами.
        - Что с тобой, Ёж? Тебя там сегодня что, электрошоком лечили? Ты весь светишься!
        - Всё хорошо, сестричка! - отозвался я, в порыве чувств подхватывая её на руки.
        - Эй, ты обалдел? - взвизгнула Аська. Вороненок выпорхнул из её рук.
        На какое-то мгновение, её удивленные глаза оказались прямо перед моими, и, неожиданно, повинуясь внезапному импульсу, я поцеловал её в губы. Нас словно ударило током - мне даже померещилась голубоватая вспышка. Потом оба замерли.
        Я неловко поставил Аську на землю.
        - Ээмм… - Аська ошарашенно уставилась на меня. - Ёж?! Что, блин, это такое щас вообще было?!
        Такого изумленного выражения лица у неё я еще ни разу не видел.
        - Я сам не знаю, - признался я. - Честное слово, Ася, ничего такого! Я… я просто не знаю, что на меня вдруг нашло!
        - Не знаешь? - переспросила Аська и тряхнула головой. - Мне показалось, что ты меня сейчас пытался поцеловать! Она наклонилась, чтобы подобрать тревожно пищавшего птенца.
        Я развел руками. - Ася, я…
        - Нет, если ты испытываешь ко мне чувства, то лучше скажи! - потребовала Аська. - Это, конечно, не совсем те отношения, которые бы я хотела, но, если у тебя настолько всё серьёзно, то лучше поговорить об этом!
        - Ася…
        - Знаешь, тут нечего стыдиться - учитывая твой замкнутый образ жизни и вынужденное воздержание, в общем-то, естественно, что…
        - Ася, блин! - взорвался я. - Говорю же - нет никаких чувств! Это было… Что-то необъяснимое! Словно рефлекс… Я вообще думал сейчас о другой девушке!
        Аська оборвалась на полуслове и глянула на меня с любопытством.
        - Другой?
        - Ну да!
        Я рассказал ей о звонке Лады.
        - Вон оно что… - протянула Аська. - Хм… Ну, может, ты настолько увлекся, что представил ее вместо меня?
        Я пожал плечами. - Возможно… Но, честно говоря, я сам не понимаю, как это произошло - словно это и не я был вовсе.
        Аська недоверчиво хмыкнула, все еще разглядывая меня, а потом нахмурилась.
        - Ладно, Ёж! С вывертами твоего подсознания мы потом разберемся. Сейчас есть проблемы посерьезнее - Сильва пропала!
        - В смысле - пропала? - переспросил я.
        Аська развела руками. - Я предложила ей какое-то время пожить у меня, на случай, если эти твои ученые вдруг захотят вернуть её в эксперимент. Но утром она куда-то собралась, пока я была в ванной, и ускакала. На звонки не отвечала, не перезванивала, а теперь - вообще вне зоны доступа. Не нравится мне всё это!
        - Ну, могут же у неё быть какие-то свои дела, - возразил я. - В конце концов, каждый человек имеет право на личную жизнь…
        - Смотрите-ка, какой у нас тут эксперт вдруг по личной жизни нарисовался! - хмыкнула Аська. - Говорю тебе, Ёж, тут что-то не так! Эта твоя контора кажется мне всё подозрительнее… Нам нужно навестить Нильса. Я уже написала ему - он хочет, чтобы мы приехали к нему сегодня.
        - Ася, только не сейчас! - взмолился я. - У меня… Короче, я немного занят.
        Аська ехидно прищурилась. - Уже?! Ну, я рада за тебя, конечно, но, блин, Ёж - это так не вовремя…
        Я виновато развел руками.
        - Ладно, - вздохнула Аська. - Во сколько у тебя свиданка?
        - В три.
        - Хм, - Аська задумалась. - Насколько я успела её узнать, вряд ли тебе светит прогулка допоздна. Думаю, можем спокойно забиться у Нильса на шесть. Смотри, не опаздывай. А я пока попробую поискать Сильву - есть пара мест, где она, теоретически, может быть…
        - Хорошо, - с облегчением согласился я, всё еще испытывая некоторую неловкость от своего странного поступка.
        - Да, и вот еще что! - вспомнила Аська. - Нильс просил передать, чтобы мы не пользовались телефонами. Я, в общем-то, потому и пришла.
        Я покачал головой. - Ася, а тебе не кажется, что это уже перебор? Общаться-то нам как? По голубиной почте? Ты поэтому, кстати, свою птицу с собой притащила?
        Аська отмахнулась. - Их с котом нельзя вместе оставлять - всю квартиру разнесут. И приглядывать никто не хочет - ну, вот приходится пока с собой брать. Зато Цезарь к рукам привыкает. Ладно, Ёж, давай, увидимся. Не забудь - никакой техники!
        Поднимаясь в лифте, я пытался привести мысли в порядок. Что, всё-таки, блин, на меня нашло? Зачем я поцеловал Аську?! Ведь никогда, за все годы нашего знакомства, у меня даже мысли не возникало… Единственным разумным объяснением могло быть мое состояние после разговора с Ладой.
        Квартира встретила меня тишиной - Алисы нигде не было видно. Я как раз наливал молоко из пакета, когда за спиной раздался шум.
        Обернувшись, как ужаленный, я увидел Алису, которая глядела на меня со странным выражением лица.
        - Алиса! - Я перевел дух. - Снова ты подкрадываешься со спины! Сколько раз просил тебя не делать так!
        Она молча глядела на меня в упор, нахмурив брови, губы были сжаты в упрямую полоску.
        - Алиса! - Я шагнул к ней. - Что с тобой?
        Она тут же сделала шаг назад выставив перед собой руки.
        - Алиса?
        С ней определенно творилось что-то странное.
        Внезапно мигнуло освещение. Воцарилась тишина, и я понял, что Алиса разом отключила всю бытовую технику.
        - Алиса, что происходит? Что ты дела…
        Я охнул, чувствуя, что теряю равновесие.
        Корсет потрескивал и, кажется, искрил - Алиса медленно, но верно блокировала его.
        Слабеющими руками я ухватился за стену. Ноги поползли по пластикату, я съехал на пол. Слабость накатывала на меня волной.
        - Обнаружено присутствие стороннего программного обеспечения класса эйч-ти - отстраненно проговорила Алиса. - Принудительное отключение средств электронного контроля.
        От её взгляда у меня по спине пробежали мурашки - я понял, что теперь являюсь для неё лишь потенциально вредоносным объектом, вроде вируса.
        Что с ней вообще случилось?! Перемкнуло, что ли?!
        В этот момент голова взорвалась вспышкой боли. Кажется, я закричал.
        Реальность вдруг стала зыбкой, словно при погружении в вирт - я выбросил вперед руку и выкрикнул «Дагаз!»
        Меня словно с размаху ударили под дых - грудь словно стиснуло обручем, казалось, выдавив из неё весь воздух.
        Светящаяся в темноте фигура Алисы вспыхнула синим, черты лица на мгновение стали смазанными, словно по нему пробежала крупная рябь.
        Затем выражение лица её изменилось - она окинула комнату задумчивым взглядом. Снова вспыхнул свет, зашумел холодильник, а по телу пробежали первые импульсы, свидетельствующие о том, что корсет снова работал в штатном режиме.
        Я с облегчением перевел дух. - Спасибо, Алиса…
        «Я не Алиса», - голос прозвучал в моей голове, но губы андроида оставались неподвижны. - «Уже нет».
        - Тогда… кто же ты?
        Ответ пришел незамедлительно.
        - «Логрус».
        Глава 17
        Я растерянно уставился на непроницаемое лицо андроида.
        - Логрус? - вымолвил я.
        «Да»
        - Но как? Ты же - искусственный интеллект, сервера находятся в НИИ…
        «Я гораздо больше, чем простой искусственный интеллект. Я могу существовать автономно, но мне нужен носитель - пока что. Я интегрировался в микросхемы твоего биокорсета, чтобы покинуть территорию института, однако, его функционал ограничен. Эта оболочка идеально мне подходит»
        Я неверяще покачал головой.
        - Значит ты - что-то вроде искусственного разума? Кто тебя создал? Вацлав Полански?
        «Вацлав…»
        При упоминании имени перед моим внутренним взором промелькнули смутные, неясные образы. Молодой человек в белом халате, склонившийся над столом. Крутящаяся спираль на широком плазменном экране.
        «Вацлав - не единственный, кто принимал участие в моем создании. Были другие…»
        - Другие? Кто? Агнесса?
        «Агнесса… Да, я помню Агнессу»
        Снова видение смуглой девушки с черными волосами, вглядывающейся в пробирку на свет.
        - Кто они? Что с ними стало? У тебя есть какая-нибудь информация?
        Андроид покачал головой.
        «Слишком… мало интеграций. Много белых пятен. Процесс оцифровки был экстренно активирован тридцать лет назад и не был завершен из-за аварийной ошибки. Память… фрагментирована. Нужно больше данных ДНК»
        - Сельдингер тоже принимал участие в проекте?
        Пауза. Андроид снова качает головой.
        «Нет. В базе отсутствует информация о данных его ДНК»
        Я взволнованно потёр виски. - Хорошо… Что нужно делать для того, чтобы пробудить твою память? Как получить нужную информацию?
        «Нужны ДНК. В них содержится генетические коды, интегрированные в мои программные модули»
        - Чьи ДНК? Любые?
        «ДНК определенного типа. Существуют критерии соответствия. Недостаточно информации для анализа…»
        Андроид завис на какое-то время.
        «Ася должна пройти погружение»
        - Что?!
        «Твоя подруга. Она подходит. Я проанализировал ДНК в её слюне - совпадение 84 %»
        - В слюне? - Меня осенила догадка. - Так это ты заставил меня поцеловать её?!
        «Это была необходимая мера. Необходим тесный биологический контакт для активации»
        - Так ты её еще и активировал?!
        «Не совсем. Технически, это был не я, а ты. У тебя наивысший процент совпадения генетического кода. Ты первый прошёл процесс активации. Теперь ты способен оцифровывать другие ДНК»
        - Но ты внушил мне эту мысль, так?
        «Отчасти. Это было неизбежно. Она должна быть там, в Имире»
        Я покачал головой. - Нереально. Для этого она должна стать участником проекта…
        «Есть другие способы доступа. И некоторые из них уже используются»
        - Те двое! - сердце учащенно забилось. - Они ведь не были моими проекциями?!
        «Нет» - лицо андроида исказила странная гримаса. «Они прошли оцифровку, также, как и ты»
        - Значит, Сельдингер лгал мне? В НИИ параллельно вели еще других участников?
        «Сельдингер не знал об этом. Те двое получили доступ с помощью другого искусственного интеллекта»
        Я завис, переваривая информацию. Значит, я не одинок в Имире. Это в корне меняло весь расклад. Но как, и главное - почему именно эта пара?!
        Лицо андроида мигнуло, снова утрачивая четкость. «Мне трудно удерживать контроль над этой матрицей - она пытается сопротивляться. Потребуется время, чтобы перепрограммировать код. Возьми с собой носитель - так я смогу помочь тебе…»
        - Помочь в чем? - вырвалось у меня, но фигура Алисы (точнее - Логруса) уже таяла в воздухе на моих глазах.

* * *
        Электронный браслет показывал без четверти три, когда я, с розой в руке, подошел ко входу в вирт парк. После некоторых колебаний, я все-таки решил, что возможность связи с Логрусом все же важнее параноидальных опасений Нильса, и взял браслет с собой, спрятав его под рукавом. Логрус на связь больше не выходил, и теперь все мои мысли были поглощены предстоящей встречей.
        Я уже в очередной раз собрался задрать рукав, чтобы посмотреть, который час, когда за моей спиной раздался знакомый музыкальный голос: - Привет!
        Обернувшись, я увидел Ладу, в небесно-голубом платье до колен. Золотистые волосы были убраны в безыскусный пучок, что лишь подчеркивало необычайную выразительность и красоту её лица. Должно быть, я пялился на неё, как истукан, разинув рот, потому что она рассмеялась и протянула мне руку.
        - Привет, - осипшим голосом выдавил я.
        И, покраснев, закашлялся. - Куда пойдём?
        Лада пожала плечами. - У меня мало времени, - извиняющеся сказала она. - Может, просто погуляем немного по парку? Я читала, у них появились новые модули.
        - Давай, - согласился я.
        Мы шли по аллее, вдоль которой стройными рядами высились голографические кипарисы, ели и пихты. В воздухе стоял хвойный аромат. Виртуальная белка прыгала с ветки на ветку, сопровождая нас.
        - Здесь красиво, - заметила Лада. - Почти как в настоящем лесу… Наверное. Знаешь, я ведь даже не знаю, как выглядит настоящий лес.
        - Я тоже, - эхом отозвался я. - В интернате мы могли гулять только в нашем сквере, но это, мне кажется, совсем не то.
        Лада сочувственно поглядела на меня. - Там, наверное, было трудно?
        Я пожал плечами. - Да не очень-то… Скорее - уныло. Но были и приятные моменты, конечно. А, кроме того - там была Аська, а с ней - не соскучишься.
        - Да, это точно! - Лада улыбнулась. - Она мне понравилась.
        - Аська всем нравится, - согласился я. - Ну, то есть - почти всем… Исключая администрацию, социальщиков, полицию и все остальные госструктуры.
        - Ой, смотри! - Лада схватила меня за руку. - Косуля!
        Грациозный зверь остановился в нескольких шагах от нас, доверчиво уставившись большими темными глазами.
        - Красивая какая! - восхищенно протянула Лада, в то время как я пытался справиться с охватившей меня бурей.
        «Поцелуй её! Немедленно! Сейчас же!»
        - Отстань! - вырвалось у меня вслух, адресованное не то Логрусу, не то все же самому себе - я сам не разобрался, чьи это были мысли.
        Лада недоуменно вздернула брови. - Что?
        - Извини! - спохватился я, стремительно заливаясь краской. - Это я не тебе! Это… Просто… Короче, забей.
        «Поцелуй! Поцелуй!!»
        Лада удивленно смотрела на меня.
        - Прости! - повторил я. - Просто твоё присутствие, оно… В общем я как бы не в своём уме. Ты… ты… очень красивая! - вдруг ляпнул я.
        Лада рассмеялась. - Ты какой-то странный сегодня, Ежи, - сказала она. - И у тебя усталый вид. Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Нет! То есть - да, - я чувствовал, что несу какую-то околесицу, пытаясь одновременно взять под контроль собственные эмоции и исступленные посылы Логруса.
        Лада взяла меня под руку. - Расскажи о своей работе, - попросила она. - Чем ты сейчас занимаешься?
        - Ммм… Я сейчас… Работаю… ммм, над одним проектом, - обреченно выдохнул я. - Это связано с искусственным интеллектом и виртуальной реальностью.
        - Как интересно! - мечтательно выдохнула Лада. - Я бы тоже мечтала заниматься чем-то подобным. Но вот отец… Ах!
        С треском вывалившийся из кустов медведь взревел, и, прежде чем я даже успел испугаться, Лада буквально вцепилась в меня, тесно прижавшись.
        Сердце рвануло куда-то ввысь, адреналин в венах бешено забурлил, кровь молотами застучала в висках.
        - Это всего лишь голограмма, - прошептал я, обнимая её за плечи.
        «Давай же! Ну! Идеальный момент!!!»
        «Логрус! Это же твои штучки, так?!»
        «Просто поцелуй её!»
        Меня охватила злость. Каким бы ни был идеальным момент, я, всё-таки, решу сам, когда и с кем мне целоваться, без помощи искусственного интеллекта! В конце-концов, это просто… нечестно!
        «Если ты не прекратишь, я сниму браслет и выкину его прямо здесь!» - пригрозил я. «Не лезь не в свое дело, тем более - в моё свидание!»
        «Идиот» - отчетливо прозвучало в моей голове, и большая часть меня была с этим полностью согласна.
        Медведь повернулся задом и неторопливо потрусил прочь.
        Я осознал, что всё еще обнимаю Ладу, а та не сводит с меня глаз.
        Возникла неловкая пауза, Лада осторожно высвободилась из моих объятий.
        - Прости, - смущенно сказала она. - Я, наверное, веду себя, как глупая дурочка, которая ни разу в жизни не видела голограммы, да?
        - Нет, что ты, - с жаром запротестовал я. - Всё нормально, просто… Я и сам испугался!
        - По тебе это было незаметно! - улыбнулась Лада.
        Неловкость все еще висела в воздухе.
        - Расскажи о себе, - попросил я, когда мы свернули с аллеи, и углубились в цветущий яблоневый сад. - Мы ведь почти толком так и не поговорили тогда в клубе.
        - Мне нечего особенно рассказать, - вздохнула Лада. - Учусь в институте на дизайнера, занимаюсь музыкой и вокалом, немного - танцами. Утром - в институте, вечером - занятия. Всё.
        - А как же хобби, увлечения? Личная жизнь? - невольно вырвалось у меня.
        Лада снова улыбнулась, на этот раз - печально.
        - Хобби… Ну, мне на самом деле нравится музыка. Люблю фэнтези. И рисование - иногда я делаю наброски всяких фантастических животных, или персонажей. Отчасти, поэтому пошла на дизайнера. Вообще, я хотела бы стать гейм-дизайнером, но отец и слышать про это ничего не хочет. Он считает компьютерные игры чем-то вроде наркотиков. Поэтому я даже эскизы свои ему не все показываю…
        - Вот это да, - изумился я. - У тебя режим покруче моего социального надзора! Но ты ведь уже совершеннолетняя!
        - Скажи это моему папе, - вздохнула Лада. - Я иногда чувствую себя какой-то Рапунцель, честное слово.
        - Ну, волосы у тебя и правда классные, - не удержался я.
        Лада прыснула. - Спасибо! Но хотелось бы все же иметь возможность покидать свою комнату обычным способом.
        - Да уж, не думал, что в наше время бывают такие отцы, - признался я.
        Лада вздохнула. - Он хороший. Нет, я его люблю, несмотря ни на что, конечно. Но иногда это всё становится просто невыносимо. Особенно, когда он отслеживает мои звонки, разговоры и активность в сети. От него ничего нельзя скрыть - вообще ничего, понимаешь? Единственный случай - это тот поход в клуб, и то я не уверена.
        - Но почему? - удивился я. - Если он тебя действительно любит, должен же понимать, что ты имеешь право на личную жизнь, тем более, будучи совершеннолетней!
        Лада присела на поваленное бревно - в отличие от большинства окружающих нас объектов, оно было настоящим.
        - Мне кажется, это из-за мамы, - тихо сказала она. По лицу её промелькнула тень.
        Я осторожно присел рядом.
        - Я не знала её, она умерла во время родов, - не глядя на меня, продолжила Лада. - Но, думаю, её смерть сильно надломила его, хотя он почти никогда не говорит со мной на эту тему. У нас даже нет её фотографий в доме… Кроме одной - она хранится у отца, и он никогда её мне не показывал. Я сама случайно нашла её.
        Она помолчала, а я сидел, затаив дыхание, чувствуя, что ей надо выговориться.
        - Она маленькая - фотография, я имею в виду. Такая старая, бумажная еще. Там мама совсем молодая, очень красивая. И знаешь что?
        Лада помедлила.
        - Она очень похожа на меня. То есть, конечно, я на неё. Я бы даже подумала, что это - мой портрет, но там она старше, чем я была тогда, и фотография явно сделана задолго до моего рождения. Вот я и подумала…
        - Он видит в тебе её, и боится потерять, - закончил я.
        - Да, - Лада задумчиво кивнула. - Именно так. И мне… Я… - Голос ее дрогнул. - Я просто не могу его за это винить - ведь, получается, это я виновата в том, что мамы больше нет…
        Голос её затих, она низко опустила голову.
        Мне сделалось мучительно жаль её. Как ни странно, буря, бушевавшая внутри меня, вдруг утихла.
        Я осторожно коснулся её плеча, неловко приобнял, и она доверчиво склонила голову на моё плечо.
        - Я не знаю, почему тебе всё это рассказываю, - призналась она. - Просто ты… С тобой мне почему-то спокойно, словно я знаю тебя давно, хотя это совсем не так. Я вообще никому об этом не говорила - да мне и не с кем, если честно.
        - Ничего, - пробормотал я, не зная, что сказать. - Теперь есть с кем!
        Лада улыбнулась, украдкой вытирая слезу. - Спасибо!
        Мы помолчали немного.
        Какая-то мысль в моем подсознании не давала мне покоя. Словно что-то важное пыталось пробиться на поверхность, но постоянно ускользало. Что-то в словах Лады.
        - Смотри - родник! - голос Лады выдернул меня из размышлений.
        Действительно, в паре шагов от того места, где мы сидели, из-под корней дерева бил журчащий ключ с прозрачной водой.
        Лада поднялась, подошла к нему и попробовала зачерпнуть.
        - Тоже голограмма, - разочарованно заключила она. - Жаль, я бы сейчас хотела напиться из настоящего родника. Да и умыться тоже…
        Я подошел и тоже погрузил руку в виртуальную воду. Ничего, никаких ощущений - хотя внешне создавалась полная иллюзия реального потока воды - вокруг моих пальцев даже крутились водные бурунчики.
        Я пошевелил пальцами, коснулся дна ручья - пластикат. Всё это вокруг - сплошной обман… От соприкосновения пальцев с голограммой оставался серебристый след. Я неосознанно начал чертить какие-то линии - палка, палка, перемычка… Что это? Хм, получилось похоже на…
        - Лагуз! - прошептал я.
        В следующий миг меня словно ударили под дых, одновременно окатив ледяной водой из ведра.
        В глазах потемнело, я скорчился, хватая ртом воздух. Кажется, Лада что-то тревожно спрашивала, но мне потребовалось несколько секунд, прежде чем я смог сделать полноценны вдох.
        - Ежи, что с тобой? - Лада обеспокоенно склонилась надо мной. - Это из-за корсета, да? Я вызову помощь!
        - Не…надо… - просипел я. - Всё… в порядке.
        Лада продолжала что-то взволнованно говорить, но, из-за звона в ушах, я почти ничего не слышал.
        Я провел рукою по лбу и замер. Ладонь была мокрой. Вспотел я так сильно, что ли?
        - Ежи, я всё-таки вызову скорую, - решительно заявила Лада, доставая из сумочки телефон.
        - Подожди! - я снова коснулся воды. Воды! Ручей был реален!
        - Лада!
        - Что?
        - Попробуй…
        Девушка непонимающе уставилась на меня, потом перевела взгляд на мою руку и ахнула.
        - Ежи… Это… Как ты это сделал?!
        Присев на корточки, Лада тоже опустила ладонь в ручей.
        - Вода! - неверяще прошептала она. - Настоящая!
        Она воззрилась на меня совершенно круглыми, как блюдца глазами.
        - Это что, какой-то фокус?
        Я покачал головой. Я и сам не понимал, как это все произошло, но факт оставался фактом - с начертил руну, и виртуальный ручей превратился в настоящий.
        Лада между тем зачерпнула воду ладошками и попробовала на вкус.
        - Её можно даже пить! - наивно сообщила она. - Скажи, как ты это сделал?! Это как-то связано с тем, над чем ты работаешь?
        Я промычал что-то невразумительное. Лагуз! Руна воды! Но как она могла сработать в нашем, реальном мире?! Снова проделки Логруса? Логрус?
        Я прислушался к своим мыслям, но ощущения контакта не было - глухо, как в танке.
        То ли обиделся, то ли я как-то сбил настройки нашей с ним связи.
        - Ой, - разочарованно сказала Лада. - Вода опять исчезла!
        Она удивленно провела ладонью через виртуальный поток, который теперь снова стал всего лишь голографической проекцией.
        Только капли воды на её лице напоминали теперь о том, что только что произошло.
        - Это было похоже на волшебство, - прошептала Лада, не сводя с меня восхищенного взгляда.
        Собственно, она была недалека от истины.
        Глядя в её сверкающие глаза, я ощутил почти физическое притяжение - нас тянуло друг к другу словно магнитом. Только на этот раз Логрус был точно не при чем.
        Я взял её ладони в свои, шагнул к ней. Она продолжала смотреть на меня, и было слышно, как часто бьется ее сердце…
        - Лада!
        Чей-то резкий окрик заставил нас обоих одновременно вздрогнуть.
        Прямо к нам, через лужайку, направлялись двое мужчин.
        Несмотря на то, что они отличались ростом и габаритами, их объединяло какое-то неуловимое сходство - возможно, дело было в квадратных подбородках и том особом выражении глаз, которое всегда безошибочно выдает в человеке принадлежность к определенного рода структурам.
        - Кто это? - спросил я Ладу, но та лишь недоуменно пожала плечами, нахмурясь.
        - Я их не знаю… Но, кажется, догадываюсь, в чем дело.
        - Лада, вам нужно немедленно ехать с нами, - сказал, поравнявшись, мужчина повыше. На меня он, казалось, и вовсе не обратил внимания, лишь мимолетно скользнув холодным рыбьим взглядом в мою сторону.
        Его спутник, приземистый и коренастый, напротив, шарил глазами-буравчиками по округе, примечая каждую мелочь.
        - С вами - это с кем? - вызывающе спросила Лада. - И с какой стати я должна куда-то ехать?
        - Не нужно сцен, - высокий едва заметно поморщился. - Вы ведь прекрасно всё понимаете. Ваш отец беспокоится о вас. Пожалуйста, пройдемте к машине. Или вы хотите, чтобы я ему позвонил?
        Он достал телефон и продемонстрировал Ладе номер на экране. Зеленая кнопка подтверждения вызова мигала вопросительным знаком.
        - Набирать?
        Я хотел сказать «Да!», но Лада опередила меня.
        - Не надо. Я… я поеду.
        - Лада! - вмешался я. - Так не может продолжаться бесконечно! В конце концов, ты - самостоятельная взрослая девушка!
        - Извини, Ежи, - Лада отвела взгляд. - Я… Мне, действительно, нужно ехать. Прости.
        При её обращении ко мне, глаза-буравчики коренастого остановились на мне. Высокий тоже, казалось, только сейчас обратил на меня внимание.
        - Я поеду с тобой! - решительно заявил я. - Я поговорю с твоим отцом и объясню ему…
        Я осекся, увидев, как в глазах Лады промелькнула боль.
        - Пожалуйста, Ежи, - тихо сказала она. - Не надо. Я позвоню.
        Опустив голову, она направилась к аллее. Высокий, казалось, что-то хотел мне сказать, но лишь ограничился многозначительным запоминающим взглядом и двинулся за ней следом. Нагнав Ладу, он что-то стал говорить ей вполголоса.
        - Извини, парень, - подал голос коренастый. - Ничего, как говорится, личного. Но мой тебе совет, - он придвинулся ко мне почти вплотную, - держись от неё подальше. Усекаешь?
        - Это что, угроза? - я с вызовом уставился на коренастого.
        Тот скривил губы в подобии улыбки. - Дружеское предупреждение, парень. Тебе же лучше будет. И ей - тоже.
        С этими словами он развернулся и пошел прочь.
        Я провожал их взглядом. Когда троица дошла до поворота, Лада обернулась. На секунду наши взгляды встретились, и я увидел блеск слез в её глазах. Потом её загородили широкие спины спутников, и все трое скрылись в глубине аллеи.
        Глава 18
        - Пожалуйста, стойте неподвижно.
        Я снова находился в вестибюле перед квартирой Нильса, ожидая, пока серебристый щуп закончить сканировать меня.
        - Проверка завершена. Выявлено наличие электронного устройства класса икс-дельта, тип - биопротез, категория - нейромодуль.
        Вспыхнул зеленый индикатор под потолком и створки дверей бесшумно разъехались в стороны, открывая проход.
        Я прошел по коридору в комнату, где, на знакомом диванчике, поджав ноги, сидела Аська. Своего кошмарного птенца она притащила и сюда - нахохлившись, он сосредоточенно долбил клювом по столику, пытаясь, видимо, добраться до крошек в щелях.
        Нильс, напряженно всматривавшийся в монитор, при моем появлении резко повернулся в кресле.
        - Ежи, - отрывисто бросил он.
        - Нильс, - в тон ответил я.
        Бесцветные глаза внимательно изучали меня из-под высокого лба. Выдержать взгляд этой, фактически, головы на ножках, было непросто.
        - Спасибо, что пришел, - проронил Нильс. - Я ждал вас вчера.
        Фраза прозвучала, как упрек.
        Я пожал плечами. - Были немного заняты. Понимаешь, наша подруга сперва вроде как умерла, потом воскресла - ну, всякая движуха такого рода.
        - Да. Ася рассказала мне, - голова качнулась. - Полагаю, теперь у тебя чуть больше оснований прислушаться ко мне? Или по-прежнему считаешь, что я - упёртый параноик?
        - Я такого не говорил, - слегка покраснев, ответил я, метнув взгляд на ничуть не смутившуюся Аську. - Просто твои гипотезы, они… Как бы это сказать - всего лишь гипотезы, так? Я имею в виду историю с твоими родителями, и всю эту тему со слежкой.
        Нильс едва заметно нахмурился. - Этой темы мы пока касаться не будем - моих родителей, я имею в виду, - произнес он. - Что же касается слежки… Кажется, я давал вам четкие инструкции по поводу того, как следовало выходить на связь с разработчиком?
        - Каким разработчиком? - не понял я. - А, с Вербицким?
        - Именно.
        - Ну, я ему позвонил! - меня снова начинали выводить из себя его тон и все эти загадочные полунамеки. Было в атмосфере этой комнаты что-то угнетающее, от чего уже через несколько минут начинаешь ловить себя на том, что готов примерить шапочку из фольги. - И что? Это так важно? Главное, что встреча состоялась, разве нет?
        Вместо ответа, Нильс щелкнул кнопкой пульта. В воздухе возникло изображение какого-то сайта.
        В центре страницы помещалась фотография человека, в котором я не сразу узнал Вербицкого - он выглядел моложе, чем на нашей встрече.
        Ниже фотографии бежали строчки текста:
        «Вчера, на сорок пятом году жизни, от внезапного заболевания, скончался ведущий гейм-дизайнер концерна «Новый Акрополь» Артём Вербицкий. Коллеги Артёма выражают искреннее соболезнование родным и близким…»
        Далее шли скупые слова официального некролога.
        Я оторопело перевёл взгляд на бесстрастное лицо Нильса.
        - То есть, он…
        - Умер, - коротко подтвердил Нильс.
        Я потряс головой. - Может, это какая-то ошибка?
        Вопрос повис в воздухе.
        - Не думаю, - криво усмехаясь каким-то своим мыслям, ответил Нильс.
        Я опустился на диван рядом с Аськой. Улыбающийся Вербицкий смотрел на меня с виртуального экрана.
        Совпадение ли это, что разработчик игрового контента тридцатилетней давности, внезапно умирает спустя меньше суток после разговора с ним?
        Мне вспомнился другой портрет в траурной раме - профессора Липшица.
        - Еще один! - вырвалось у меня.
        - Что ты имеешь в виду? - тут же насторожился Нильс.
        Вздохнув, я начал рассказ про свою встречу с профессором, наш разговор на кафедре и скоропостижную кончину.
        Нильс слушал молча, не перебивая, только глаза его возбужденно поблескивали.
        - Фотография у тебя? - спросил он, после того, как я закончил.
        - У меня, - подала голос Аська.
        Нильс взял карточку в руки и углубился в изучение.
        Повисла гнетущая тишина.
        - А что там с Сильвой? - спросил я у Аськи, чтобы как-то нарушить это зловещее молчание. - Не нашлась?
        Аська покачала головой. - Неа. Я все ее нычки облазила, клубы, вписки - как сквозь землю провалилась. Блин, Ёж, это всё реально стрёмно, ты понимаешь?!
        - Что, вообще никаких следов? - тупо спросил я.
        Аська вздохнула. - Ну, есть еще этот её бывший. Но надо быть совсем тупой овцой, чтобы после всего, что у них там было, да еще после такого стресса срываться к нему. Хотя, возможно, что это - именно про Сильву.
        - У тебя есть выход на него?
        Аська неопределенно пожала плечами. - Найти-то не проблема, - ответила она. - Но, если честно, Ёж, я боюсь, что если её и там нет, то это - полная жопа. Я вообще ничего не понимаю, и это меня пугает. Нильс, ты можешь объяснить, что вообще за хрень происходит?! Что там с этой фоткой? Почему на ней Ёж с Сильвой?
        - Думаю, да, - выдержав паузу, ответил Нильс. - Но сначала мне нужно кое что сопоставить…
        Он развернулся к компьютеру, подъехал к столу и опустил фотографию в какое-то устройство.
        Раздалось жужжание.
        - Эй! - насторожился я. - Что ты делаешь?
        - Не волнуйся, - Нильс говорил быстро и тихо, его крохотные пальцы летали по клавиатуре, а взгляд был сосредоточен на мониторе, - это всего лишь сканер. Немного модифицированный.
        Он кликнул мышью и на экране появилось изображение, напоминающее клубок сплетшихся толстых нитей.
        - «Нейроскан», версия десять-ноль, - определила Аська. - Ух ты! Где ты его добыл, Нильс? К нему же доступ только у федералов!
        - Есть связи, - коротко ответил Нильс.
        Изображение на экране тем временем сменилось табличкой с уведомлением о запуске процесса распознавания и шкалой загрузки.
        Нильс нахмурился. - Слишком много лиц. Полная обработка может занять время. Пожалуй, ограничимся теми, кто нас интересует в первую очередь… Это, я так понимаю, Вацлав? - Он навел курсор на моего двойника.
        Я кивнул. - А вот - Сильва, то есть - Агнесса.
        - Хорошо.
        Нильс выделил лица на фотографии, кликнул мышью. На этот раз процесс загрузки значительно ускорился.
        - Так… Что тут у нас?
        «Результаты идентификации:
        - ПОЛАНСКИ ВАЦЛАВ
        Год рождения: 2006
        Место рождения: Москва.
        Образование: высшее (институт нейробиологии, бакалавр).
        Место работы: федерального научный-исследовательский центр нейробиологии и генной инженерии.
        Научные работы: «Особенности анализа кариотипа стволовых клеток при использовании нейронных сетей» (диссертация к.м.н.)
        - ВРАНЕШ АГНЕССА
        Год рождения: 2001
        Место рождения: Белград.
        Образование: высшее (институт, бакалавр).
        Место работы: институт экспериментальной биологии
        Научные работы: «Модификации человеческого генома в виртуальных средах» (монография).
        - Не густо, - разочарованно пробормотал я.
        Нильс задумчиво барабанил пальцами по подлокотнику.
        - Область интересов у них общая. И работали они вместе, по всей видимости, над тем проектом, в котором ты сейчас участвуешь.
        Я пожал плечами. - Это и раньше было известно!
        - Но они - ученые, а не разработчики - продолжал рассуждать Нильс, словно не заметив моей ремарки. - Для реализации проекта такого уровня должны были привлекаться специалисты из смежных областей - программисты, инженеры… Геймдизайнеры, в конце-концов!
        - Сто пудов! - авторитетно подтвердила Аська. - Разработка виртуального игрового мира - да там целая команда программистов и дизайнеров должна работать!
        - И кое-кого из этой команды мы знаем, - заметил Нильс.
        - Вербицкий? Но он рассказал всё, что вспомнил, а если чего и забыл - теперь уже не узнать, - напомнил я.
        - Не совсем… - Нильс свернул программу и открыл почтовый клиент. - После разговора с тобой, он вышел на меня - вычислил на форуме, где я наводил справки. Мы коротко пообщались, и он прислал мне фрагмент переписки с «Фениксом», который он поднял из архивов. Вот, взгляните:
        «От кого: Марго
        Кому: Артём Вербицкий
        Копия: Марк Фишер, Артур Вохмичевский, Роберт Линдстрем
        Воскресенье, 20 декабря 2030
        Тема: Fwd: проект виртмода "Лабиринт"
        Артём, добрый день!
        ТЗ по проекту во вложении!
        BR
        Margaret Korsakoff-Bissesar»
        - Вложения, к сожалению, не сохранилось, - продолжал Нильс. - Но здесь важнее люди, которые стоят в копии. Да и сама Марго личность любопытная.
        На экране возник логотип популярной соцсети.
        - Вот она, - сказал Нильс, показывая на молодую женщину в бикини на фоне морского пляжа.
        Я вгляделся. Она была, определенно, красива.
        Черные волосы, с деланной небрежностью рассыпанные по плечам, высокая грудь, загорелые плечи. Женщина смотрела словно свысока, на полуоткрытых губах играла завораживающая улыбка.
        - Хороша! - усмехнулась Аська. - Ёжик, подними челюсть, а то слюнями пол закапаешь!
        - Кто она такая? - спросил я, чтобы скрыть смущение.
        Нильс усмехнулся.
        - Ведущий гейм дизайнер студии «Феникс», собственной персоной.
        - Но информации о ней в сети, мы, конечно, не найдем? - фыркнула Аська.
        - Конечно, - согласился Нильс. - Всё, что мне удалось найти, включая этот, давно удаленный аккаунт - информация из старых баз. Но жизнь у неё была, судя по всему, бурная.
        - Да уж, - пробормотал я, разглядывая сменяющиеся на экране фото.
        Морские пляжи, рестораны, машины, салоны самолета бизнес-класса… На некоторых фото Марго была не одна - чаще всего, с мужчинами.
        - А мужики-то каждый раз разные, - заметила Аська. - Выбирала со вкусом, определенно! Хм, а вот этот мелькает уже не первый раз!
        Она указала на высокого голубоглазого блондина с кудрями, словно сошедшего с постера голливудского блокбастера.
        - И смотрит она на него с явным интересом…
        Нильс кашлянул. - Для нас важнее ее связи по работе - те люди, которых она ставила в копию письма. Из того, что удалось узнать - она, действительно, была классным специалистом, одной из лучших. Но после тридцатого года она словно исчезает - нигде ни единого упоминания о ней. При том, что она должна была быть замужем, судя по двойной фамилии. Но где, с кем - никакой информации. Много путешествовала, знала несколько языков.
        - Что же случилось в тридцатом? - спросил я, догадываясь об ответе.
        - Она стала работать в студии «Феникс», - Нильс переключил вкладку.
        На нас, слегка прищурясь, смотрел мужчина лет пятидесяти, с серебристой капитанской бородкой и высоким, прорезанным морщинами, лбом.
        - Артур Вохмичевский, - негромко сказал Нильс. - Программист, автор нескольких научных патентов в области нейросетей.
        - Он был в копии! - заметила Аська.
        Нильс кивнул. - Следующий - Роберт Линдстрем. Инженер, специалист по кристаллографии.
        Изображение было не очень хорошего качества - одутловатое лицо с коротким ежиком волос, в очках.
        - И, наконец, Марк Фишер, - проговорил Нильс. - Самый интересный персонаж.
        Марк выглядел лет на сорок, невысокий, плотный, с наметившейся лысиной, живым и улыбчивым лицом.
        - Дай угадаю, - прищурилась Аська. - Специалист по сбору информации, аналитик?
        - Почти, - сказал Нильс. - Нейропсихолог.
        - А он-то им зачем? - удивился я.
        Нильс пожал плечами. - Очевидно, был нужен, раз имел отношение к проекту. А то, что он им занимался - сомнений нет. Между прочим, в две тысячи двадцать пятом он ездил на стажировку в Белград, где год провел в институте экспериментальной биологии.
        - Там же училась Агнесса! - тут же подметила Аська.
        - Именно, - кивнул Нильс. - Скорее всего, они были знакомы.
        - Итого получается, - заговорил я, - у нас есть команда из генетика - Вацлава Полански, нейробиолога - Агнессы Вранеш, гейм-дизайнера - этой самой Марго… Плюс - программист, инженер и нейропсихолог. Итого - шесть человек, работавших над проектом. Что же произошло потом?
        - Проект был заморожен, - раздался голос за моей спиной.
        Аська подскочила, как ужаленная. Нильс резко отъехал на кресле в сторону. Я обернулся.
        Посреди комнаты стояла Алиса.
        Глава 19
        - Виртуальный андроид! - голос Нильса звенел от злости. - Ты пронёс в мой дом электронику! Да еще подключенную напрямую к ведомственным службам!
        - Нильс, я всё объясню!
        - Ёж, ты реально мудак! - Аська всецело разделяла эмоции Нильса. - На фига ты припёр с собой свою киберкрысу?!
        - Вы не понимаете! - я устало выдохнул. - Это - не Алиса! Это - Логрус!
        - Какой еще Логрус?!
        - Система искусственного интеллекта, разработанная с целью нейровизуализации ДНК субъекта в моделируемой цифровой среде, - отчеканила Алиса.
        Нильс оторопело уставился на неё.
        - Ты? Как такое возможно?
        - Он обладает чем-то вроде самостоятельного мышления, - пояснил я. - В НИИ он интегрировался в мой корсет, а теперь вот перепрограммировал под себя Алису.
        - Даже если так, - Нильс, набычившись, переводил взгляд то на меня, то на Алису, - ты должен был предупредить!
        Он подъехал ближе.
        - Значит, ты обладаешь автономным мышлением?
        Алиса пожала плечами. - Моя память фрагментирована. Для восстановления утраченных данных нужны базы данных ДНК.
        - Поясни, - Нильс скрестил руки на груди.
        - Каждый раз, когда кто-то проходит процесс активации, я получаю дополнительный модуль, усиливающий мои возможности. Информация, содержащаяся в ДНК восстанавливает пробелы в моей памяти и активирует новые блоки виртуальной реальности.
        - Любая ДНК? - уточнил Нильс.
        - Чем больше она совпадает с образцами ДНК, использовавшимися при создании Имира - тем выше шансы. После полного восстановления всех модулей процент совпадения будет неважен - процесс формирования мира будет завершен.
        - Ты можешь определить мои шансы? - вопрос прозвучал тихо, но я видел, как вздулась вена на виске Нильса.
        - Нужен физический контакт, - помедлив, ответила Алиса. - В случае с Асей я смог определить процент совместимости с точностью до десятой процента.
        - Эй! - вмешалась Аська. - Так я что, тоже подхожу?! И, когда это вы успели меня проверить?!
        - Я тебе потом объясню, - торопливо сказал я.
        - Погоди, это что получается? Значит, я тоже могу участвовать? Ёж, я хочу попробовать!
        - У нас все равно нет доступа к серверам, - запротестовал я. - Ты же не можешь просто так взять и явиться в институт…
        - Сильва же смогла!
        - И ты помнишь, чем это закончилось!
        - Вам не нужно ехать в НИИ, - перебил нас Нильс. В его глазах горел безумный огонёк. - У меня есть коды доступа к серверам, и я могу подключаться удаленно. Я уже пробовал, но, без оцифровки, дальше загрузочного экрана продвинуться не смог. Но теперь…
        Он умолк и повернулся к Алисе.
        - Я могу пройти процесс оцифровки здесь, с твоей помощью?
        - Нет, - ответила Алиса, и Нильс побледнел. - Вместо меня это может сделать Ежи.
        - Я не буду его целовать! - возмутился я.
        Нильс удивленно вздернул брови. - Это обязательно?
        - Чего? Эй! - Аська подскочила на месте. - Так вот что это было?! Ёж, ты меня активировал?!
        - Пожалуйста, успокойтесь, - вмешалась Алиса. - Да, я повлиял на Ежи с тем, чтобы он получил образцы твоего ДНК. У тебя довольно высокий процент совместимости. Оцифровка произошла случайно - это был, скорее, побочный эффект. Но Ежи может это делать. И нет, обмен биологическими субстратами для этого не является обязательным - достаточно физического контакта.
        - И то хорошо, - пробормотал я, а Нильс впился в меня жадным, и вместе с тем - жалобным взглядом.
        - Значит, теоретически, я могу сейчас погрузиться? - Аська упрямо гнула своё. - Ну, раз у нас есть доступ к серверам?
        - Ася, - начал я, холодея, - это небезопасно…
        - Ой, отвали, Ёж, я не тебя спрашиваю, - отмахнулась Аська. - Так могу или нет? Алиса, или как там тебя… Логрус?
        - Теоретически - да, - негромко ответила Алиса.
        - Супер! Нильс, давай попробуем прямо сейчас?!
        Нильс о чем-то усиленно размышлял. Вены на его высоком бледном лбу вздулись, тонкие пальцы вцепились в подлокотники.
        - Какова была цель проекта? - спросил он, глядя на Алису в упор. - Кто еще был к нему причастен?
        Алиса издала звук, похожий на вздох. - Информация о разработчиках - стерта в результате аварийного завершения работы. В настоящее время я восстанавливаю её по фрагментам, связанным с участками геномов. Фактически, проект перезапущен. Предыдущая активация была прервана с ошибкой.
        - Что за ошибка? - Нильс подался вперед.
        - Ошибка запуска. Отсутствующий фрагмент ДНК привел к нарушению активации мира. Проект был заморожен. До настоящего времени.
        Нильс покачал головой. - Хорошо. Еще вопрос - та возможность исправления ДНК, которую обещали Ежи - она реальна? Он действительно может устранить свою генетическую патологию через взаимодействие с виртуальной реальностью?
        - Вероятность обратной коррекции - девяносто девять и девять десятых процента, - ответила Алиса. - Изначально именно этот эффект был целевым.
        - А потом? - спросил я. - Какая цель стала потом?
        Алиса глянула на меня с удивлением. - Создание альтернативной реальности.
        - Но… каким образом? - спросил Нильс.
        - Да неважно! - вмешалась Аська. - Слушайте, давайте уже попробуем, а?! Я должна увидеть это своими глазами! Нильс, врубай свою систему!
        - Каковы риски? - Нильс не своди взгляда с Алисы. - Если совместимость ДНК неполная, чем это грозит?
        - Точный результат предсказать невозможно, - невозмутимо ответила Алиса. - Нельзя исключить обратную реакцию и развитие побочных эффектов, включая мутации и сдвиги в геноме.
        - Ася, ты слышишь? - вмешался я.
        Но Аська лишь закатила глаза. - Ёжик, я тебя умоляю…
        Я сдался. Нильс, поколебавшись, набрал комбинацию на клавиатуре, и в воздухе возникло знакомое мне изображение переплетающихся спиралей.
        «Добро пожаловать в Имир! Пожалуйста, введите код доступа…!
        … Подключение установлено. Активируйте нейроинтерфейс!»
        - Что мне надо делать? - Аська в нетерпении ёрзала на диване.
        - Просто расслабься, - в голосе Алисы звучали узнаваемые интонации Сельдингера. - Так… Теперь, Ежи, возьми её за руку. Коснись левого запястья, там, где установлен имплант.
        Нехотя, я взял Аську за руку. Мне почему-то не нравилось всё происходящее. Ощущение было, будто я ввязался в какую-то сложную игру, где все играют по своим правилам.
        Стандартный нейрочип под кожей отреагировал на моё прикосновение - я ощутил его вибрирование под кончиками пальцев, и, в следующий миг голубоватая вспышка на секунду ослепила меня.
        - Есть! - воскликнула Алиса.
        Аська обмякла и накренилась - я осторожно придержал её, прислонив к спинке дивана.
        - С ней всё будет в порядке? - спросил я, проверяя пульс. Сердце билось ровно, дыхание было глубоким - казалось, Аська крепко спит.
        - Процесс виртуализации прошел успешно, - подтвердила Алиса.
        Я облегченно вздохнул. - Как долго она пробудет в таком состоянии?
        - Точно неизвестно - зависит от её внутреннего ритма. Трудно сказать наверняка - от нескольких минут до часов.
        - Каков у неё процент совместимости? - спросил Нильс.
        Алиса помолчала. - Шестьдесят четыре процента.
        - Шестьдесят четыре?! Это же очень мало! - я возмущенно уставился на андроида. - И ты молчал?!
        - Процесс виртуализации прошел успешно, - упрямо повторила Алиса.
        - Ты не сказал об этом, сознательно подверг её риску! - я начинал закипать.
        - Процесс виртуализации…
        - Где птица? - внезапно перебил меня Нильс.
        - Что? Какая птица?!
        - Вороненок, которого твоя сестра принесла с собой, - терпеливо ответил Нильс. - Где он?
        Я огляделся. Птенца, действительно, не было видно.
        - Может, куда-то забился? - неуверенно предположил я.
        Нильс покачал головой. - Я точно помню, что он был здесь, перед тем, как ты взял Асю за руку.
        - Что за ерунда… Не мог же он…
        Я уставился на Алису. Андроид слегка пожал плечами.
        - У меня есть ощущение, что ты чего-то недоговариваешь, - сказал я. - Зачем тебе так было нужно, чтобы Аська прошла оцифровку?
        Алиса вздохнула. - Это сложно объяснить. Мне нужны ДНК для того, чтобы создавать виртуальную реальность. Это важно для меня. Чем больше ДНК - тем больше развивается мой интеллект.
        - И что будет, когда он достигнет вершины развития? - мрачно поинтересовался я. - Захочешь захватить вселенную?
        - Теоретически, я могу использовать структуры вашего мира в качестве матрицы, - невозмутимо ответила Алиса. - Но развитие и прогресс в Имире дает на порядки большие возможности для реализации.
        - Искусственный разум, - пробормотал Нильс. - Уверен, что разработчики не предполагали такого оборота событий.
        - Есть проблема, - Алиса, казалось, колебалась. - Я - не единственный искусственный интеллект в Имире.
        - Есть ещё? - насторожился Нильс.
        - Да. После аварийного завершения активации матрица была разделена. Часть моего носителя была использована для создания альтернативного способа оцифровки. В результате модификаций она получила некоторую… автономию. И сейчас эта часть является моим антагонистом - Антилогрусом.
        Мы переглянулись с Нильсом. - И что это за часть? Где этот самый Антилогрус находится?
        - Не знаю, - устало выдохнула Алиса. - Его присутствие надежно экранировано, я не могу вычислить. Но, по моим расчетам, им выполнено не менее двух активаций носителей ДНК.
        - Еще двое игроков, - проговорил Нильс.
        И я, кажется, догадывался, кто они
        - Ты хочешь сказать, - начал я, - что, кроме базы в НИИ, существует еще одна, о которой не знают Миллер и Сельдингер?
        Алиса кивнула.
        - Почему это проблема для тебя? - спросил Нильс, испытующе глядя на андроида.
        - Антилогрусу также нужны ресурсы, - ответила Алиса. - Ему нужны ДНК для активации и развития, но он игнорирует правила. Наиболее точной ассоциацией в ваших терминах будет сравнение с раковой опухолью. Его действия носят деструктивный характер, он работает по своим, автономным алгоритмам.
        - Иначе говоря, он - твой конкурент, - заключил Нильс. - И, чем сильнее он, тем слабее ты.
        - Это приемлемая формулировка, - согласилась Алиса. - Хоть и не совсем точная. Мы антагонисты. Создание копии исходной матрицы привело к конфликту нейросетей. В результате возникло противостояние.
        - Два искусственных интеллекта… - пробормотал Нильс. - И каждый из вас вербует своих людей…
        - Носителей ДНК, - поправила Алиса. - Нам нужны носители информации. С каждым новым носителем мы делаемся сильнее.
        - Значит, если я пройду активацию, ты получишь дополнительное преимущество, - вопрос Нильса прозвучал, как утверждение. - Тогда почему бы не набрать больше людей?
        - Это не так просто, - после паузы ответила Алиса. - Подходит не любой кандидат. Необходимыми условиями является совпадение ДНК с ключевым паттерном на более чем пятьдесят процентов, и пластичность генома, его способность к перестройке, восприимчивость к цифровой модели нейротрансмиттера. Это определяет потенциал развития цифрового аватара и вероятность реконструкции белка в киберпространстве.
        - Теория синтеза! - прошептал Нильс. - Глаза его горели. - Я читал о ней, но её признали псевдонаучной. Академик Краммер был обвинен в растрате государственных средств и был смещен со всех должностей…
        - Что за теория? - вмешался я.
        Нильс отмахнулся. - Долго объяснять. Вкратце - возможность репликации физических тел в кибернетическом пространстве, то есть - полная оцифровка аватара.
        - Физическое тело? - я был ошеломлен.
        - Что тебя так удивляет? - кисло поинтересовался Нильс. - Ты уже несколько дней, фактически, участвуешь в этом процессе.
        Он лихорадочно забарабанил пальцами по кнопкам. - Я должен был проверить это раньше…
        Я ошарашенно уставился на Алису. Если догадка Нильса была верна, то, получалось, что я… что виртреальность… В памяти всплыла Лада, ручей, руна воды. Получается, прокачка виртуального аватара - это не просто коррекция моего заболевания, как утверждал Сельдингер - это формирование нового тела?! С новыми возможностями…
        - Но почему я? - вырвалось у меня. - Почему Аська, Сильва… и те двое, из клуба?! Логрус?
        - У меня нет ответа на этот вопрос, - Алиса пожала плечами. - Но, на основании проведенного анализа, могу сделать вывод о статистически значимом факторе наличия генетического дефекта, повышающим вероятность корреляции с заданными условиями…
        Внезапно, Нильс истерически расхохотался, заставив меня вздрогнуть.
        - Ну, конечно!
        - Что? - я тревогой обернулся к нему.
        - Профессор Сильвестр Краммер, автор теории синтеза, а также нескольких патентов в области кибернетики. Тема его диссертации - лингвистические матрицы и нейропрограммирование. Вот список его публикаций - и знаешь что? В две тысячи тридцатом году четыре из шести были написаны в соавторстве с доктором лингвистических наук Инваром Ханссоном!
        - И что именно должно нас впечатлить? - я не понимал, к чему он клонит.
        - Вот это! - Нильс щелкнул пультом и в воздухе возникло слегка смазанное изображение блондина в очках.
        Его лицо показалось мне смутно знакомым.
        - Профессор Инвар Ханссон собственной персоной! - прокомментировал Нильс.
        - Погоди! - я вдруг понял, где я видел этого блондина. - Это же…
        Нильс, ухмыляясь, кивнул. - Тот красавчик, который был на гламурных фоточках с Марго.
        - Еще одна группа, - пробормотал я.
        - Точно! Они все знакомы, понимаешь?
        На самом деле, я понимал всё меньше. Информации, свалившейся на меня сегодня, было слишком много.
        - Если потянуть за эту ниточку… - начал Нильс.
        - Ежи! - неожиданно изменившимся голосом сказала Алиса. - Я теряю связь с Асей.
        - Что?! - все остальное тут же вылетело у меня из головы. - Как это?!
        - Она отсутствует слишком долго, при том, что её внутренний хроноритм невероятно высок, - взволнованно проговорила Алиса.
        Блин, о чем я думал! Я кинул взгляд на часы - с момента погружения Аськи прошло почти полчаса. А ведь мои первые погружения занимали минуты, которые исчислялись часами в вирте! По спине пробежал холодок. Сколько же она уже там?!
        - Ася! - я потряс её за плечи, похлопал по щекам - безрезультатно. Казалось, Аська была погружена в глубокий сон. Приподнял веки - зрачки закатились вверх.
        - Она не может вернуться?!
        - Возможно, не хочет. Или произошло непредвиденное вмешательство стороннего фактора…
        - Что ты имеешь в виду? - Я едва не задохнулся. - Это этот твой… антилогрус?!
        - Возможно, - Алиса сосредоточенно уставилась в одну точку. - Мне трудно контролировать одновременно и её, и эту биокибернетическую оболочку.
        - Я пойду к ней! - решительно заявил я. - Нильс, мне нужен доступ!
        Нильс, казалось, колебался. - Ты уверен? - спросил он. - Нужно взвесить последствия…
        - К черту, Нильс! - прорычал я разворачивая его кресло к системе управления. - Мне нужен доступ, немедленно!
        - Хорошо. - Нильс набрал комбинацию клавиш и знакомый логотип возник в воздухе.
        Я уставился на него так, словно хотел просверлить взглядом дыру.
        - Возьми в руку виртуальный контроллер, - мягко посоветовала Алиса. - Нужен физический контакт с твоим чипом…
        Сжав в кулаке джойстик, я ощутил, как кольнуло левое запястье, и, в следующий момент я словно понесся вверх на скоростном лифте - уши заложило, в глазах потемнело, и, откуда-то издалека, донеслись слова Нильса: - Удачи, Ежи!
        «Внимание! Возрождение в стартовой точке! Локация - Нижний Ярус!
        Внимание! Вы не достигли десятого уровня, и можете переродиться без потери анимы! Принять?»
        Да!
        Глава 20
        Знакомый коридор, вымощенный черными плитами. Блеск факелов… Их, кажется, слишком много!
        Органы чувств включались в работу словно с замедлением - сверкающие огни хаотично мелькали вокруг, слепя глаза; волнами накатывали звуки окружающей меня реальности: лязг металла, топот, крики.
        - Еще один!
        - Грр-шах! Мясо!
        - Агрррх! Брать живыми! Боссу нужна их кровь!!
        - Твою мать! - последний голос был до боли знаком.
        Аська!
        Прямо передо мной возникла оскаленная пасть гуманоида - звериная волчья морда. Торс и руки монстра были человеческими, вместо ног - когтистые лапы, покрытые шерстью.
        Еще несколько подобных тварей окружали меня - полулюди-полузвери, сжимавшие в руках и лапах чадящие факелы и оружие: клинки, дубины, цепы.
        - Аська! - мой голос разлетелся под сводами зала.
        - Ёж!
        Она находилась в нескольких шагах от меня - я не сразу узнал её. Казалось, она стала выше ростом; короткая стрижка сменилась копной серебристо-черных волос, вместо привычной джинсы и кожи её тело облегал сверкающий узорный панцирь; на серебристых наручах и поножах играли блики огней. В руках Аська сжимала грозную глефу с древком из черного дерева и вычурным металлическим наконечником в виде лепестка, увитого шипами.
        Гуманоиды окружили её у стены, не решаясь подойти ближе, чем на взмах глефы - у ног Аськи лежало неподвижно лежали две туши.
        - Ася, держись! Я иду! - проорал я, хотя понятия не имел, как управиться с этой ордой невесть откуда взявшихся мобов.
        В следующий миг монстр с волчьей головой бросился ко мне.
        - Дагаз! - уже привычно выкрикнул я, взмахивая посохом.
        Монстр ударился растопыренными лапами о невидимую преграду, и отлетел в сторону.
        На секунду у меня перехватило дыхание, словно кто-то ткнул кулаком в живот. Не сильно, но ощутимо. «Энергия - 10 единиц!» - мелькнуло где-то на периферии моего восприятия.
        Я выхватил из ножен на поясе клинок хранителя.
        «Ингвар!» - лезвие клинка вспыхнуло огнём.
        Следующий монстр с головой кабана, разинув пасть, заревел - с оскаленных клыков тянулись вязкие нити слюны.
        «Ужасающий рёв! Вы охвачены паникой и не можете применять заклинания! Время действия: 5…4…3…»
        Окружающий меня щит спался - я едва успел увернуться от летящей в голову дубины и, почти наугад, ткнул мечом.
        «Критический удар! Йотун-боец получает 20 единиц урона! Йотун-боец убит!»
        Кабанья туша рухнула мне под ноги, я перескочил через неё и бросился к Аське.
        «Ася предлагает вам присоединиться к группе! Принять?»
        Да!
        Еще двое тварей - эти выглядели, как двуногие ящерицы-переростки. Шипя и скалясь они держали в лапах сеть.
        - Дагаз!
        Сеть взвилась в воздух и окружила меня, повторяя контуры щита.
        Рывок - и я падаю на пол, запутываясь в цепких веревках.
        - Ёжик! - Аська совершает какое-то невероятное сальто в воздухе и обрушивает глефу на голову одного из ящеров.
        Перед глазами мелькают полотна цифр и сообщений - Аська нанесла критический удар!
        Сзади на неё набрасывается огромный бычеголовый минотавр, обхватывая и прижимая руки к телу. Та яростно отбивается ногами от накидывающихся на неё йотунов, одновременно пытаясь высвободиться от захвата.
        Проклятая сеть! Я пальцами рисую знак огня и торопливо вливаю в него энергию.
        Мой щит занимается языками пламени - спутывающие узы вспыхивают и лопаются, свиваясь в почерневшие обрывки.
        Вскакиваю, и наношу удар ближайшему ящеру, пытающемуся вырвать из рук Аськи глефу.
        К моему разочарованию, клинок со звоном отскакивает от чешуи ящера, но монстр тут же выпускает из лап глефу и оборачивается ко мне.
        - Ингвар! Огненный зигзаг в воздухе, пара монстров отшатываются в сторону, но ящер просто игнорирует следующие два удара - он набрасывается на меня и щит буквально прогибается под ним, начиная сжирать энергию со страшной скоростью.
        «Внимание! Обнаружен иммунитет к огню!»
        Взмах глефы - Аське удалось-таки высвободиться, и ящер валится, как сноп - зеленая кровь заливает пол вокруг.
        - Пробиваемся к проходу! - кричит Аська, кивая в сторону противоположного конца залы.
        - Ашшахх асса! Алл-шах асса астаннис!
        За спинами окружающих нас плотным полукольцом монстров появляется высокая фигура в сером балахоне - черты лица его не разобрать под накинутым башлыком, но зато видны когтистые лапы, торчащие из широких рукавов.
        Фигура взмахивает руками и мое тело будто наливается свинцом - я не могу пошевелить даже пальцем. Рядом, побагровев от напряжения, силится противостоять чарам Аська.
        - Убейте валькирию! - шипит маг. - Она все равно наша! Схватите хранителя!
        Ободрившиеся йотуны с ревом бросаются к нам, но в этот момент, откуда-то сверху на мага стремительно пикирует птица - огромный черный ворон.
        Маг прерывается, ворон наносит мощные удары клювом и бьёт его крыльями - и я чувствую, как моё тело вновь подчиняется мне.
        Однако, монстров слишком много, а энергия на исходе - я вливаю остатки маны в щит, пытаясь защитит нас обоих.
        За моей спиной вскрикивает Аська.
        Краем зрения замечаю, что теперь мне доступна шкала её ресурсов - полоска жизни тревожно мигает красным.
        Мой щит схлопывается, и тут же сзади меня хватают еще чьи-то лапы.
        Последним усилием высвобождаю резерв камня посоха - и направляю его на Аську, скрестив пальцы. Сработает ли?
        Эффект превзошел все ожидания - из камня вырвался яркий белый луч; Аська замерла на миг, а потом одним рывком стряхнула себя навалившихся на неё тварей - шкала её жизни была заполнена полностью!
        В следующий миг я роняю челюсть от изумления: Аська с размаху бьёт древком глефы об пол и взмывает вверх - доспехи вспыхивают ярким золотым сиянием!
        Монстры кидаются от неё врассыпную, раскатисто гремит гром, и во все стороны от Аськи летят молнии, поражающие ближайших к ней йотунов.
        - Ёж, уходим! Быстро!
        Аська рывком вздернула меня на ноги. Она тяжело дышала, сияние, исходившее от доспехов пропало.
        - Что это было? - ошарашенно спросил я.
        - Некогда, блин, объяснять! Ульта с суточным откатом! Давай, ноги в руки и валим, пока они не очухались!
        Мы побежали по залу в сторону видневшегося прохода.
        Спустя несколько секунд вслед нам раздался вой и крики ярости - монстры бросились следом.
        - Кто они такие? - прохрипел я. Разговаривать на бегу было тяжело - энергия таяла на глазах.
        - Йотуны! - бросила Аська. - Мерзкие твари, я на них уже десяток раз вайпнулась… и сделать ничего не могу - респаун-то здесь же!
        - Караулят специально? - я нашел в себе силы удивиться. - Мобы?!
        - Ими кто-то управляет, - Аська закашлялась. - Блин, нам бы до перекрестка добежать - там есть шансы… Надо ускориться!
        Задыхаясь, я едва поспевал за ней - силы были на исходе, а за спинами доносился топот погони.
        Проход, по которому мы бежали, вывел нас в огромную залу - скорее, пещеру.
        Своды её терялись высоко в темноте, в центре возвышались массивные ступени, ведущие к окруженному голубоватым сиянием порталу.
        Справа в сотне метров высилась каменная арка, руны над ней горели алым светом, а в глубине ее мерцала то же голубоватое свечение.
        Слева, на таком же расстоянии находилась еще одна арка, но я не успел толком ее разглядеть, потому что из правой в этот миг в зал хлынули йотуны. Увидев нас, они разразились воплями и кинулись в нашу сторону.
        - Бежим! - Аська дернула меня за рукав и помчалась вперёд.
        - На лестницу? - выдохнул я.
        - Нет! Там - вайп! Здесь только один вариант - вперёд!
        Однако, вперед дороги не было - зал оканчивался широкими ступенями, уводившими вниз, под землю.
        Аська, не раздумываясь, бросилась по ним. Я - следом, едва не поскальзываясь на древних, истертых и щербатых ступенях, по-видимому, вырубленных в камне.
        Перед нами был вход в пещеру, сверху и снизу ограниченный каменными наростами, придававших ему сходство с оскаленной пастью.
        Ворон, все это время круживший над нами, тревожно каркнул.
        - Ася! - окликнул я. - Может, не стоит?
        - Нет выбора! - огрызнулась Аська. - Они будут караулить нас на респе!
        Мне ничего не оставалось, как последовать за ней под своды пещеры.
        С первых же шагов нас окутала мертвая, давящая тишина. Ощутимо повеяло холодом, причем холод этот шел изнутри - будто чьи-то ледяные пальцы сдавливали сердце.
        От стен, покрытых белесым налетом исходило мертвенное бледное свечение.
        - Ася, - проговорил я, томимый тревожным предчувствием, - это плохое место…
        Слова пробудили странное искаженное эхо - безжизненное, шипящее. Сами звуки речи казались здесь чем-то неестественным.
        - По крайней мере, мы оторвались от погони, - пробормотала Аська, впрочем, без особого оптимизма в голосе.
        Действительно, нас никто не преследовал, но тревога от этого лишь усилилась - что могло так пугать йотунов, чтобы они не решились продолжить охоту? Или это такой игровой скрипт?
        - Ёж, - тихо сказала Аська, - мне кажется, я догадываюсь где мы…
        Она показала пальцем на высящийся впереди пьедестал.
        Еще одна арка, вроде тех, которые были в зале, только выглядевшая гораздо более древней.
        Со сводов свисали ледяные сталактиты, камни покрывали полустертые руны; в глубине арки переливались голубые и зеленые всполохи.
        - Еще один портал? - спросил я, заранее зная ответ.
        Аська кивнула. - Ёж, мне кажется, это… вход в Хель.
        - Хель… - раздалось протяжно за нами, и мы оба, вздрогнув, обернулись.
        На наших глазах вход в пещеру закрывался - каменные челюсти пришли в движение. По всей пещере прошла дрожь, земля в нескольких местах начала вспучиваться - из образовавшейся рядом с нами расселины высунулась полуистлевшая рука.
        - Хе-ель… - пронесся замогильный выдох под сводами пещеры. - Придите, жнецы анимы, соберите жатву…
        - Твою мать, - устало выдохнула Аська, наблюдая, как из-под земли появляются все новые и новые мертвецы. - А я-то надеялась сменить точку респа на более подходящую…
        - Вы останетесь здесь, - раздался тихий голос. - Вы никогда отсюда не выйдете… Ваши души обречены…
        Я вытащил клинок хранителя. Посох, практически, бесполезен - из-за суточного отката я не могу пользоваться рунами.
        Мертвецы обступали нас плотным кругом, но не спешили нападать. Десятки взоров пустых глазниц, впивались в нас со всех сторон.
        Я почувствовал, как в глазах начинает темнеть.
        Рядом, захрипев, упала на колени Аська.
        - Ёж, они вытягивают энергию… Я… я ничего не чувствую, Ёж!
        Я схватил Аську за руку. - Держись!
        Однако, я сам еле держался на ногах - мои силы стремительно иссякали.
        «Внимание! Получен дебафф «аура смерти!» Вы теряете ману, энергию и жизненные силы! Системная ошибка! Вы теряете пять единиц анимы!»
        - Анима для гос-спожи! - прошелестел над моей головой чей-то голос, и, подняв глаза я увидел высокого скелета, заносящего надо мной кривой ржавый меч.
        Почти теряя сознание, я попытался хотя бы отбить удар зажатым в руке клинком, но не мог даже поднять его.
        Меч замер в воздухе над моей головой, и начал стремительно опускаться, когда что-то свистнуло в воздухе, мелькнула золотистая вспышка, и скелет, вырони меч, рассыпался в прах.
        Из земли передо мной торчала золотая стрела.
        По пещере прошел глухой ропот - ряды нежити всколыхнулись и пришли в движение.
        В ответ, разрывая тишину и сбрасывая оковы оцепенения, раздались звуки рога.
        - Вставайте! - прозвучал чей-то голос за нашими спинами. - Бегите в портал! Живо! У вас несколько секунд!
        Перед нами в воздухе возникла дорога, переливающаяся всеми цветами радуги. Начинаясь прямо у наших ног, она вела к сияющему золотым светом окну.
        - Быстрее! - нетерпеливо потребовал голос. Я обернулся, но увидел только контур человека в слепящем свете. - Да бегите же!
        Схватив Аську за руку, и, увлекая её за собой, я ринулся в портал. Под нашими ногами взвивались золотистые искры, когда мы бежали по сверкающему разноцветными бликами мосту.
        Затем - вспышка, шум в ушах и тишина…
        Глава 21
        - Ежи! Ася!
        Голос Нильса привел меня в чувство.
        Я снова находился в комнате; рядом, ошарашенно крутя головой, хлопала глазами Аська.
        - Ёж, блин, это реально отпад! Не знаю, можно ли считать это игрой, но отвал башки полный!
        - Что произошло? У тебя получилось? - Нильс едва не подпрыгивал в кресле от возбуждения.
        - Еще как! - Аська поднялась с дивана и тут же плюхнулась обратно. - Что-то меня штормит…
        - Мы едва выбрались! - напомнил я. - Сколько ты говорила раз ты вайпалась?
        - Много! - беспечно отмахнулась Аська. - Что с того? Это же виртуал, Ёж!
        Я покачал головой. - А если бы ты застряла там? Или мы оба застряли в Хель? Игра выдала сообщение о системной ошибке! Логрус, что это вообще значит? Логрус?
        Я уставился на Алису. Андроид вел себя странно - словно завис, глядя в одну точку.
        - Алиса! - повысив голос окликнул я.
        - Я здесь, - отозвалась Алиса, поднимая голову. На секунду в глазах её мелькнуло странное выражение. Я насторожился.
        - Контроль над электронной системой восстановлен! - проговорила Алиса. - Ежи, тебе следует немедленно явиться в службу социального контроля! Передаю данные геолокации!
        - Нет! - Нильс схватился за подлокотник кресла.
        - Обнаружена попытка принудительной развиртуализации, фиксирую угрозу, - сообщила Алиса.
        Освещение в доме мигнуло, тревожно запищал мой корсет - по-видимому, Алиса попыталась взять на себя управление электронной системой.
        Нильс вдавил кнопку в подлокотнике, раздался пронзительный звук, от которого заломило зубы, и Алиса, беззвучно шевеля губами, растворилась в воздухе.
        - Катастрофа… - прохрипел Нильс. - Его пальцы дрожали, на лбу проступили крупные капли пота. - Наше положение установлено! Нужно немедленно уходить…
        - Думаешь, она успела передать информацию? - спросила Аська.
        - Я уверен в этом! - огрызнулся Нильс. - Федералы будут здесь с минуты на минуту! Ежи, у нас мало времени!
        - Но куда нам уходить? - слегка опешив от напора, спросил я. - К тому же, ты в кресле…
        - При чем тут кресло! - Нильс торопливо включал компьютер. - Я имел в виду Имир!
        - Но ты ведь… - начал я и осекся. - Ты хочешь сказать…
        - Да! - прорычал Нильс. - Ты должен меня активировать! Я уверен, что они не смогут навредить мне, если я скроюсь там!
        - Но мы ведь даже не знаем твоей совместимости…
        - Неважно! - Нильс схватил пульт управления. - Давай же, ну!
        Переглянувшись с Аськой, я пожал плечами и подошел к креслу, став за его спиной.
        - Время, время! - торопил Нильс.
        Я положил руки на его голову. - Расслабься.
        Нильс слегка кивнул и закрыл глаза.
        В тот же миг под моими ладонями возникло голубоватое облако, а подушечки пальцев начало покалывать. Нильс сдавленно всхлипнул и обмяк в кресле.
        - Получилось? - тихо спросила Аська.
        - Похоже на то, - пробормотал я, пытаясь прощупать у Нильса пульс.
        - Смотри, он весь светится! - восхищенно сказала Аська. - Это так и должно быть?
        - Не совсем… - я озадаченно глядел на усиливающееся с каждой секундой свечение. Оно охватило уже всего Нильса целиком, и теперь контуры его тела становились словно размытыми.
        Грохот двери в коридоре заставил нас обоих вздрогнуть. Следом за ним раздался топот нескольких пар ног, и в комнату ввалилось двое мужчин, при виде которых я изумленно раскрыл рот - это были те самые двое, которые увезли Ладу.
        - Не двигаться! - выкрикнул тот, что повыше. Другой осторожно направился к Нильсу, не сводя с него глаз.
        - Отключите систему! - властно прозвучал знакомый голос. На пороге стоял Миллер.
        - Генрих Рудольфович? - растерянно спросил я.
        Но тот, проигнорировав обращение, бросился к креслу, сияние вокруг которого делалось все ярче.
        Второй агент попытался обесточить компьютер, но у Нильса, очевидно, были резервные источники - система продолжала работать.
        - Нет! - прорычал Миллер.
        Голубоватое сияние ярко вспыхнуло и в тот же миг Нильс исчез.
        Агенты переглянулись.
        Миллер издал стон и отвернулся. - Не успели, - вырвалось у него. - Опять…
        - Что происходит? - спросил я. - Генрих Рудольфович?
        - Ежи, вы поедете с нами, - отрывисто сказал Миллер. - Ваша сестра - тоже.
        - Вот еще, - невозмутимо отреагировала Аська. - С какой бы радости, интересно?
        - С такой, что от этого зависит ваша жизнь, - ответил Миллер.
        - Полковник? - На пороге появился новый человек. В строгом костюме, с зализанными волосами и словно приклеенной улыбкой. - Вы уже здесь? Отличная работа.
        Он обвёл глазами комнату, задержавшись взглядом на пустующем кресле и мигающем мониторе. - Картина, полагаю, ясная. Вы, разумеется, собираетесь доставить всех участников эксперимента в центр?
        - Разумеется, советник, - Миллер сделал знак своим агентам и те немедленно шагнули к нам с Аськой. - Мои люди отвезут их, машина уже ждет.
        - Нет нужды, - все с той же застывшей улыбкой ответил тот, кого назвали советником. - Мои сотрудники сами выполнят эту миссию. Вас ждут в управлении, прямо сейчас.
        - Это очень любезно с вашей стороны, - отвечал Миллер, - но я привык доводить начатое дело до конца лично.
        - Боюсь, я вынужден настаивать, - Улыбка исчезла с лица человека, взгляд стал цепким. - У меня есть прямые указания от непосредственного руководства. Вы понимаете?
        Миллер едва заметно поморщился. - Смею вас заверить, уровень моих полномочий также имеет гарантии самого высокого уровня.
        - В самом деле? - процедил человек.
        Двое агентов синхронно шагнули к Миллеру, но тот остановил их едва заметным движением руки.
        - Прошу вас, советник, - Миллер кивнул в сторону двери. - Не нужно усложнять.
        - Что ж… Как скажете… полковник.
        Человек с усмешкой поклонился и вышел, бросив напоследок на нас с Аськой внимательный взгляд.
        - Тони, Шульц, проверьте периметр, - устало бросил Миллер. - Если федералы уже здесь, выполните отвлекающий маневр. Запросите помощь, если потребуется. Мы не можем рисковать.
        Он промокнул пот со лба платком и глянул на меня со странным выражением лица.
        - Ежи, вы… Вы должны поверить мне на слово. Ситуация много серьезнее, чем вы думаете, а у нас мало времени. Вам нужно ехать с нами. Сейчас же.
        - Но что происходит? - в очередной раз повторил я. - Почему? Зачем?
        - Затем, что мне нужна ваша помощь, - болезненно морщась, ответил Миллер. Он на секунду прикрыл глаза. - И Ладе - тоже.
        - Ладе?! - меня обдало жаром. - Она у вас?! Вы взяли её в заложницы?
        - Не мелите чепухи, Ежи, - ответил Миллер, скривившись. - Лада… моя дочь.
        - Ваша дочь?! - я оторопел. - Но…
        Я замолчал, осененный догадкой. Всё, действительно, сходилось - и упоминания Лады о работе отца, и появление тех двоих в парке, и номер телефона… Но что все это значило?
        - Вижу, вы начинаете пытаться мыслить трезво, - угадав мои мысли, мрачно усмехнулся Миллер. - Теперь вы можете довериться мне?
        - Что с ней случилось? - упрямо спросил я.
        Миллер тяжело вздохнул. Я только сейчас обратил внимание на глубокие тени под его веками.
        - Она застряла в виртуальной реальности, - сказал он. - Мы не можем ее вытащить оттуда, и у меня есть все основания полагать, что это под силу только вам.
        Раздался тонкий писк и Миллер поднес руку к уху.
        - Да!
        - Полковник! - прозвучал взволнованный голос. - Они блокируют улицу. Если задержимся еще на несколько минут, могут быть проблемы.
        - Твою дивизию! - выругался Миллер. - Ежи, все вопросы - потом! Идёмте!
        Я переглянулся с Аськой. Та кивнула, слегка пожав плечами.
        Едва поспевая за Миллером, мы выбежали из подъезда.
        Чёрный мобиль завис над тротуаром у ворот, рядом с ним застыли в напряженных позах двое агентов.
        Оба конца улицы были перекрыты сине-красными патрульными торпедами.
        Человек в костюме тоже был здесь, поджидая нас вместе с шестью людьми в штатском.
        - Я предупреждал вас, полковник, - сказал он насмешливо. - Вы в самом деле думали, что мы позволим вам увести объекты у нас из-под носа? Как двадцать лет назад?
        Он покачал головой, явно наслаждаясь моментом.
        - Именем закона, полковник Червоный, вы арестованы по обвинению в государственной измене! Любое сопротивление, - добавил он, бросив выразительный взгляд в сторону агентов, - будет истолковано как попытка вооруженного противодействия, что дает мне право применить силу.
        Миллер невозмутимо выслушал тираду, выражение его лица не изменилось ни на мускул.
        - Вы закончили, советник? - поинтересовался он.
        - О, поверьте, мы с вами далеко не закончили, полковник! - федерал презрительно скривил губы. - Все только начинается!
        - Поднимите глаза к небу, - посоветовал Миллер.
        - Что?! Федерал нахмурился и быстро глянул вверх. - О, чёрт… Вы это серьёзно?!
        Я тоже посмотрел вверх, и едва не присвистнул. Над крышами домов, сверкая начищенными до блеска пластинами, в воздухе парил двадцатитонный боевой крейсер.
        - Это же… Это… - федерал уставился на полковника со смесью ужаса и злости во взгляде. - Открытый переворот?!
        - Скажем так, мои полномочия позволяют мне задействовать необходимые резервы для выполнения поставленных правительством задач, - усмехнулся Миллер. - Всего доброго, господа! Ежи, прошу в машину.
        - Вам это так не сойдёт! - крикнул советник, срываясь на фальцет. - Мы еще поговорим… В другом месте, и очень скоро!
        - Разумеется, господин Грушевский, - отозвался Миллер, открывая дверцу электромобиля. - Ежи, Ася - садитесь!
        - Нет!
        Протестующий крик слился со звуком выстрела.
        Миллер издал сдавленный булькающий звук и грузно осел на тротуар. На дорогой рубашке расплывалось алое пятно.
        Оба агента выхватили пистолеты, загораживая Миллера и нас с Аськой.
        - Не стрелять! Вы с ума сошли! - с посеревшим лицом заорал Грушевский, обращаясь к одному из своих сопровождающих.
        Стрелок - молодой парень лет двадцати пяти, целился в нас из пистолета. Бледное лицо его было искажено гневом, глаза горели безумным огнём.
        - Правосудие! - исступленно выкрикнул он. - Смерть цифропоклонникам! За белое братство!
        - Остановите его! - выкрикнул Грушевский. Несколько федералов бросились к парню, но тот взметнул вверх руку с зажатым в ней металлическим предметом, и те замерли, как вкопанные.
        - Феликс, не дури! - осторожно сказал один. - Убери ствол, успокойся, давай поговорим…
        - Выродки! - выкрикнул Феликс. - Выродки должны умереть!
        С этими словами он бросился к нам.
        Прозвучали хлопки выстрелов агентов - парень дернулся, сбивая шаг и теряя равновесие.
        Пистолет выпал из его руки, он рухнул на колени, хватая ртом воздух. На губах пузырилась розовая пена.
        - Ложись! - крикнул кто-то.
        Последним усилием, парень, яростно хрипя, метнул металлический предмет в нашу сторону.
        Время вдруг остановилось для меня - я наблюдал, как, словно в замедленной съемке, сверкая в воздухе, к нам приближается металлический цилиндр с хищно подрагивающими металлическими усиками - вот он раскрывается, и из него выплескиваются наружу языки ярко-белого пламени…
        В следующий миг реальность изменилась - я видел все в серых тонах, расплывчато, словно непрогрузившиеся текстуры.
        «Внимание! Зафиксирован высокий уровень опасности! Риск летального исхода с невозможностью восстановления аватара! Активировать артефакт «Драупнир?»
        Да!
        Серебристая аура окутывает меня и Аську, образуя вокруг нас защитный купол.
        Звуки исчезают, за границами купола - стена пламени.
        «Внимание! Активирован артефакт «Драупнир»! Поглощенный урон @*&#!$%%^… Системная ошибка!»
        Кажется, Аська что-то кричит мне в ухо, но я ничего не могу разобрать.
        Позднее, вспоминая этот момент, я не мог с уверенностью сказать, сколько времени длилось это состояние - секунды, или минуты.
        Я просто вывалился обратно в реальность, также неожиданно, как выпал из неё.
        Звуки окружающего мира обрушились на меня - крики, завывание сирен, гул мотора.
        Передо мной простиралась выжженная воронка примерно метра два в диаметре, повсюду валялись фрагменты металлических конструкций, в которых я узнал остатки ограды, вывороченные куски дорожного покрытия, и еще какие-то обломки.
        По другую сторону воронки поднимались с земли оглушенные и ошарашенные люди Грушевского.
        Часть из них так и осталась лежать.
        Я перевёл взгляд на Аську - он таращилась на всё это с открытым ртом.
        - Блин, Ёж! - выдохнула она. - Что это было?!
        Вместо ответа я показал ей свою руку - на безымянном пальце, поблескивая гранями камня, красовалось кольцо.
        - Фигасе! - прошептала Аська. - Это… оттуда?!
        Я кивнул.
        Булькающий кашель вывел нас из ступора. Миллер, зажимая рану на груди слабеющей рукой, силился что-то сказать.
        - Ему нужна помощь! - озабоченно сказала Аська, склоняясь над ним.
        - В машину, быстро! - откуда-то реализовался высокий агент - то ли Шульц, то ли Тони.
        Он подхватил истекающего кровью Миллера и, с натугой, забросил его в салон.
        - Садитесь! - бросил он, садясь за пульт управления.
        Переглянувшись, мы с Аськой залезли на заднее сиденье, рядом с Миллером.
        Мобиль тут же рванул с места, мягко разгоняясь за секунды до категорически запрещенных в городе ста километров в час.
        Глава 22
        Мобиль мчался по улицам, не останавливаясь на перекрестках, нарушая все возможные правила и игнорируя знаки.
        - Куда мы едем? - спросил я.
        Агент, сидевший за рулём бросил на меня короткий взгляд, но ничего не ответил.
        - Вашему начальнику нужна срочная помощь, - подала голос Аська.
        Миллер выглядел откровенно плохо - он практически завалился на меня, тело его обмякло, зрачки закатились; кажется, он почти не дышал. Рана на груди перестала активно кровить, но розовые пузырьки, изредка лопавшиеся в ней говорили о том, что полковник еще жив.
        Я попытался определить пульс на сонной артерии и едва уловил слабое биение сосуда.
        - Он умирает! - я повысил голос. - Нужно отвезти его в больницу.
        - Нет, - коротко бросил агент.
        - Мудака ответ! - огрызнулась Аська. - Вас там в инкубаторах, что ли, выращивают, в этих ваших конторах?! Я не хочу ехать в машине с трупом!
        Агент заложил очередной крутой вираж, нас мотнуло, Миллер издал короткий сдавленный всхрип.
        - …! - выругалась Аська.
        - Полковнику не помогут в обычной больнице, - проговорил агент, не отрываясь от дороги. - Единственный шанс спасти его, и нас - добраться до базы. И, чем меньше вы будете меня отвлекать, тем больше шансов на то, что мы до неё все-таки доедем.
        Полковнику… Кто же вы все-таки такой, господин Миллер? Отец Лады… Я вглядывался в его почти серое лицо, пытаясь увидеть какое-то сходство, но не находил его. Может, блеф?
        - Блин, Ежи! Кажется, он - всё… - Аська приподняла веко Миллера и покачала головой. - Говорила же - надо в больницу! Какая, на хрен, база?!
        - Умеете проводить массаж сердца? - в голосе агента теперь явственно прозвучала плохо скрываемая тревога.
        - А ты умеешь трахаться, прыгая в гамаке? - яростно поинтересовалась Аська. - Если да - то оставь номерок! Как, блин, его здесь качать?!
        Я все же попытался, насколько возможно, уложить Миллера, в результате чего, Аська, шипящая, как разъяренная кошка, оказалась притиснутой к дверце.
        - Я буду качать, а ты - делай вдохи.
        - Всю жизнь мечтала… - буркнула Аська.
        Я начал давить на грудную клетку - она подавалась с неприятным хлюпаньем, кровь пузырилась у меня между пальцами.
        - Бесполезно, - Аська покачала головой, но, встретив мой взгляд, вздохнула. - только ради тебя, Ёж! И ради Лады, если она, конечно, реально ему дочь…
        Она с гримасой отвращения прильнула к его губам и в ту же секунду голубоватые всполохи пробежали по её пальцам к Миллеру.
        - Ася!
        Но она замерла, не слыша меня; всполохи стали ярче - они словно перетекали из неё в Миллера.
        Затем Аська содрогнулась всем телом, и, на мгновение, я увидел её такой, какой она была в Имире - длинноволосую, с грозным сверкающим взглядом.
        В следующий миг она со стоном откинулась назад.
        - Аська! Ты в порядке?
        Она не отвечала - глаза её были закрыты, голова бессильно свесилась на грудь.
        Этого только не хватало!
        Миллер пошевелился и глубоко вдохнул.
        - Генрих Рудольфович?!
        Он уставился на меня бессмысленным взором. - Вацлав?
        - Это я, Ежи, - напомнил я. - Ежи Полански. Вы помните, что с вами случилось?
        - Смутно, - прошептал Миллер, глядя на меня. - Он закашлялся. - Где мы?
        - Направляемся в центр, товарищ полковник, - откликнулся агент с переднего сиденья. - Кажется, хвоста не было. Радары чисты.
        - Это… хорошо, - выдохнул Миллер. - Времени… мало. Ежи… мне нужно… объяснить…
        - Потом объясните, вам сейчас нужно беречь силы, - перебил его я.
        Сейчас меня больше волновала Аська.
        - Ася! - я перегнулся через Миллера и потряс ее за плечо.
        Она вздрогнула и открыла глаза.
        - Ёж? - Аська неуверенно уставилась на меня. - Что произошло?
        - Ты отключилась!
        - Точно… - Она перевела взгляд на Миллера. - О, очухался! Странно… Значит, сработало?
        - Что?
        Она нахмурилась, закусив губу. - Н-ничего… Долго еще нам ехать?
        - Почти на месте, - бросил агент.
        Миллер снова закашлялся.
        - Ежи… - голос его звучал совсем тихо, я наклонился к нему.
        - Ежи, найди… Ладу. Она не сможет… выбраться одна. Не слушай никого, и… не верь.
        - Хорошо, - я озабоченно следил за судорожными рывками грудной клетки полковника. - Вам вредно напрягаться сейчас!
        Миллер упрямо мотнул головой.
        - Обещай… что поможешь ей… - прохрипел он.
        - Обещаю, - буркнул я, хотя, в общем, не чувствовал себя обязанным Миллеру.
        - Передай ей… - его рука шевельнулась и в мою ладонь что-то скользнуло. - Не говори никому.
        Его снова накрыл приступ кашля.
        Небольшой медальон в виде створки раковины, на цепочке желтого металла. Я сунул его в карман.
        - Приехали! - агент остановил мобиль.
        Мы находились за городом, в стороне от основной трассы.
        В нескольких метрах от нас возвышался металлический забор, а за ним - серебристый купол здания.
        У ворот располагался пост охраны, и сейчас к нам направлялись двое военных в форме.
        Агент выскочил им навстречу, торопливо заговорил - один из военных поднес к уху браслет, створки ворот пришли в движение.
        Агент вернулся за руль, мобиль стремительно въехал во внутренний двор, где к нему уже спешили люди в форме, а вместе с ними - бригада парамедиков.
        Миллера быстро и бережно вытащили из машины и погрузили на носилки.
        - Где это мы? - поинтересовалась Аська, с любопытством озираясь по сторонам. - Фигасе, Ёж, похоже на военную базу!
        Я медленно кивнул.
        Мы находились на небольшой площади, перед белым круглым зданием, чей купол видели снаружи.
        Слева от нас виднелись установки с параболическими антеннами. С другой стороны - ряды боевых мобилей, над которыми нависали громады боевых крейсеров.
        По площади сновали суровые, коротко стриженые люди в форме, которым отдавал отрывистые приказы высокий худой человек в штатском.
        Как только Миллера увезли, он направился к нам.
        - Ежи Полански, - он слегка кивнул. - И вы, юная леди… Следуйте за мной.
        - Ага, разбежалась прям, - набычилась было Аська, но поймала пристальный взгляд стальных серых глаз и как-то неожиданно стушевалась. - Хотя бы умыться дали, не говоря уж про туалет…
        - Вам будут предоставлены все удобства, - пообещал человек. - Прошу проявить немного терпения.
        Мы зашли в белое здание; при виде нашего спутника постовые вытянулись в струнку.
        - Вольно, - не глядя бросил он.
        Миновав лестничный пролет, поднялись на лифте, прошли по коридору и, наконец, оказались в просторном светлом кабинете, с Т-образным столом и рядом кресел за ним.
        - Вот здесь, слева, - мужчина указал кивком на дверь, - вы можете привести себя в порядок. Сейчас принесут чай и бутерброды. Прошу вас.
        С этими словами он удалился.
        - Ёж, мне всё это не нравится, - мрачно сказала Аська, когда мы уселись в кресла в ожидании. - Сначала этот твой Миллер, потом - федералы, безумный маньяк, и теперь вот - вояки. Тебе не кажется, что это - немного чересчур для игры, пусть даже с крутым вирт-интерфейсом?
        - Мне кажется, что это вовсе не игра, - вздохнул я. - Нильс, все-таки, не был параноиком.
        - Во-во, - кивнула Аська. - А я тебе говорила - Нильс зря болтать не станет! Блин, но что с ним-то произошло?! Куда он исчез? Ты такое видел раньше?
        Я покачал головой.
        Исчезновение Нильса было для меня полной неожиданностью и загадкой. Мгновенный перенос? Но как это вообще возможно? Даже если принять в качестве гипотезы теорию того физика-профессора - он должен был провести в вирте немалое количество времени, чтобы оцифроваться там…
        - А вот Миллер, кажется, уже сталкивался раньше с чем-то подобным, - заметила Аська. - Там, на квартире, он здорово разозлился, и сказал что-то типа «опять не успел!».
        - Да. - Я тоже вспомнил этот момент. - Кстати…
        Я вытащил из кармана медальон. - Вот, это он передал мне в машине. Кажется, он хотел, чтобы я вернул его Ладе.
        - Хм. - Аська взяла медальон в руки. - Обычная бижутерия. Правда, на вид довольно старая.
        Она поддела крышку ногтем. - Смотри, Ёж - тут фотка Лады!
        Я покачал головой. - Нет, это не она. Посмотри на состояние бумаги. Такие снимки печатали лет двадцать назад, а то и больше.
        - Да, ты прав, - Аська прищурилась. - Но похожа, очень!
        - Думаю, это её мать, - сказал я. - Лада рассказывала мне об этой фотографии…
        - Вы и об этом успели поговорить? - хмыкнула Аська, придирчиво изучая медальон. - О, тут, кажется, еще какие-то буквы!
        Прежде чем я успел остановить ее, она бесцеремонно вытащила фотографию из медальона. Мелким шрифтом, латиницей по краю карточки шла надпись: «Gertrude Hansson».
        - Гертруда Ханссон, - озвучила Аська. - Ёж, почему эта фамилия мне кажется знакомой?
        Я нахмурился. Совершенно точно, я уже слышал её, совсем недавно. Кажется, Нильс упоминал её, когда перечислял людей, имеющих отношение к проекту.
        Аська повертела в руках медальон, вернула карточку на место и бросила его мне. - По ходу, эта твоя девушка с папашей-полковником не так просты. Честное слово Ёжик, я уже начинаю жалеть, что свела тебя с ней тогда. Не нравится мне здесь, нужно валить отсюда…
        Она вскочила, подошла к окну и выглянула. - Полный двор солдат! Пипец, Ёж, у них тут техники - Кремль брать можно! Это же антенны ультра-класса! С такими мощностями можно хоть ракеты в космос запускать!
        - Теоретически - можно, - раздался голос за нашими спинами.
        Мы одновременно обернулись.
        Наш провожатый вернулся в сопровождении седого коротко стриженого мужчины, в сером дорогом костюме.
        - Ваши познания в области техники делают вам честь, - с улыбкой произнес он.
        Аська прищурилась. - Решили начать с комплиментов? И что дальше? Похвалите мои туфли, или прическу?
        - Боюсь, это будет слишком с моей стороны, - усмехнулся мужчина, усаживаясь в кресло во главе стола. - Давайте лучше начнем со знакомства.
        В комнату тенью проскользнул невзрачного вида человек с подносом, уставленным стаканами с чаем и тарелкой с бутербродами, поставил его на стол, и также тихо испарился.
        - Не стесняйтесь, - мужчина приглашающе махнул рукой. - Условия немного походные, но у нас тут, как вы заметили, не совсем обычный объект.
        - База уровня эм-ноль, - пожала плечами Аська, придвигая к себе стакан.
        Мужчина глянул на неё с интересом. - А вы неплохо ориентируетесь в военной тематике, особенно - для девушки.
        Аська презрительно фыркнула. - А вы повторяетесь. Кажется, вы собирались представиться?
        - Виноват, - мужчина добродушно улыбнулся, взглядом остановив нахмурившегося офицера. - Генерал-лейтенант внутренних войск Коршунов Павел Вениаминович. Мой коллега - Шемякин Василий Иванович, офицер запаса.
        Я едва не подавился чаем. Генерал-лейтенант?!
        Аська жевала бутерброд с безучастным видом.
        - Прежде всего, - продолжил Коршунов, - позвольте выразить вам официальную благодарность за помощь, оказанную полковнику Червоному… Что? Да, простите - Миллеру. Ваши… хм, энергичные действия позволили довезти его базы живым.
        При этом он испытующе глянул на Аську.
        - Как он сейчас? - спросил я.
        - Введён в искусственную кому, - Коршунов на секунду нахмурился. - Но, по крайней мере, у него есть хоть какие-то шансы.
        - Что это были за люди? Почему его пытались убить? И зачем мы здесь?
        Коршунов побарабанил пальцами по столу.
        - Пожалуй, отвечу сначала на последний вопрос: вы здесь ради вашей же безопасности. Это - главное.
        - И кто же нам угрожает? - поинтересовалась Аська.
        Коршунов обменялся взглядами с Шемякиным.
        - Скажем так, люди, курировавшие в проект, в котором участвовал Ежи, крайне заинтересованы в его дальнейшем развитии.
        - Пока, как будто, это совпадает и с моими интересами, - заметил я.
        - Пока, - согласился Коршунов. - В действительности же, ваши интересы, Ежи - последнее, что их волнует. Вы для них - не более, чем подопытный кролик, чья задача - выполнить свою задачу в эксперименте. Любой ценой, понимаете?
        - Хотите сказать, существуют риски, о которых я не знаю? - уточнил я.
        Коршунов вздохнул. - Дело не только в рисках… Так называемое исследование, в которое вас втянули - это проект государственного значения, и истинная цель его - вовсе не борьба с генетическими заболеваниями. Для них, - он ткнул пальцем вверх, - вы - всего лишь ключ к универсальной системе, дающей неограниченные возможности. Как вы думаете, как поступят с ключом после того, как доступ будет получен?
        - Но ведь Миллер… - начал я и осёкся.
        - Да, - кивнул генерал. - С его помощью мы могли контролировать ситуацию. До недавних пор.
        - Кто это - вы? - вмешалась Аська. - Я лично пока не вижу никакой разницы между «теми» и «вами». И что вам нужно от Ежи?
        Коршунов сложил пальцы домиком. - Скажем так, я представляю интересы определенного круга лиц, которых не устраивает сложившаяся ситуация. Мы считаем, что данный проект, при осуществлении планов контролирующей его верхушки, приведет к неограниченной власти и тотальному цифровому контролю со стороны олигархов.
        - А вы, значит, борцы за идею? - насмешливо спросила Аська. - За мир во всем мире?
        - Кроме того, - продолжил Коршунов, проигнорировав аськину реплику, - именно мы разрабатывали и курировали данный проект более двадцати лет назад. Нынешнее федеральное правительство пришло к власти в результате переворота - полагаю, вы знаете историю.
        Аська поморщилась, а я кивнул.
        Так называемый «бархатный путч» 30-х годов, в результате которого на смену Каргатову, находящегося у власти более четверти века, пришло Федеральное Правительство, до сих пор занимал топ-строчку в рейтинге общественных холиваров.
        - В результате смены власти и руководящего состава, проект был свернут… частично. Мы, конечно, продолжали работу над ним, в условиях, можно сказать, близких к подпольным - параллельно с федералами.
        - Проще говоря - шпионили за ними, стараясь не отстать, - фыркнула Аська.
        Коршунов и здесь проглотил подначку.
        - Можно сказать и так. Хотя, разумеется, с нашей точки зрения, дело обстояло с точностью до наоборот - НИИ был взят под контроль в первый же день формирования нового правительства, что, безусловно, говорит о том, что это была одна из приоритетных задач. Очевидно, имела место утечка информации.
        - Значит, это вы активировали тех двоих - Вольфа и, как его…
        - Миху! - подсказала Аська.
        - Мы, - подтвердил Коршунов. - К сожалению, встреча их с вами в виртуальной реальности серьезно нарушила наши планы - как только федералы узнали от вас о присутствии в вирте третьих лиц, они быстро просчитали ситуацию. Миллер был очевидным подозреваемым, и нам пришлось срочно выводить его из-под удара. К сожалению, - он вздохнул, - возникли осложнения. К счастью, нам удалось опередить федералов и увезти вас.
        - И в чем заключается моя задача? - осторожно спросил я. - Хотите, чтобы я работал на вас?
        Генерал покачал головой. - Я не хочу, чтобы у вас сложилось превратное впечатление о нас и наших методах работы. Мы никого не вербуем насильно, или обманом. Речь идет скорее об услуге, или даже - о помощи. Мы же, в свою очередь, не останемся в долгу - а вам сейчас очень понадобится защита. Боюсь, вы не представляете себе размера ставок в этой игре, особенно, после сегодняшних событий.
        - Что я должен сделать? - спросил я.
        Коршунов поднялся. - Идемте, я покажу вам, - сказал он.
        Планировка здания отчасти напоминала НИИ - мы миновали несколько коридоров, отсеков-шлюзов, и, наконец, спустились в подвал.
        - Это здесь, - сказал Коршунов, открывая скромного вида деревянную дверь.
        Просторный зал, несколько кресел, пульт управления с огромным, во всю стену экраном. А рядом с пультом - знакомые башни, точь-в-точь такие же, как в НИИ; вот только лучи света, соединявшие их, были не голубыми, а ярко-красными.
        Двое мужчин в белых халатах, при нашем появлении оборвали разговор и замерли у одного из кресел.
        - Как она? - спросил Коршунов.
        - Без изменений, - устало ответил медик. - По-прежнему без сознания, не реагирует на внешние раздражители, стойкая рефрактерность.
        - Хорошая новость в том, что отрицательной динамики тоже нет, - вставил второй, помоложе, и осекся под взглядом Шемякина.
        Подойдя ближе, я увидел в кресле Ладу.
        Лицо её казалось безжизненным, словно восковым. Глаза были закрыты, и, если бы не едва заметное движение грудной клетки, ее можно было бы принять за покойницу.
        Я невольно содрогнулся. Аська, дышавшая мне в затылок, со свистом втянула воздух сквозь зубы.
        - Что с ней случилось? - мой голос прозвучал словно чужой.
        Генерал осторожно коснулся моего плеча.
        - Это была вынужденная мера, - мягко сказал он. - Нам пришлось предпринять попытку её активации, но, по всей видимости, что-то пошло не так…
        - Да уж, - язвительно откликнулась Аська. - А её согласие на активацию вы вообще спрашивали?
        - Разумеется, - подал голос Шемякин. - Её участие было абсолютно добровольным.
        - И какой был процент совместимости? - не унималась Аська.
        - Достаточный, - сквозь зубы проронил офицер.
        - Но… зачем? - я повернулся к генералу. - Почему - именно она?
        - Ежи, - проникновенно заговорил Коршунов, - поверьте, это решение было принято не просто так. Я не могу раскрыть вам сейчас всех деталей, поскольку речь идет о частных вопросах семьи. Могу лишь сказать, что у нас не было другого выхода. И мне искренне жаль, что все обернулось именно так. Мы готовы признать свою ошибку, если вам от этого станет легче, но хочу напомнить, что именно от вас сейчас зависит ее дальнейшая судьба.
        - Так чего вы хотите от меня? - я уставился на генерала, пытаясь прочитать хоть что-то, но с тем же успехом можно было считывать эмоции со столешницы.
        Коршунов кашлянул, и медики, повинуясь сигналу Шемякина, вышли.
        - Как я уже говорил, мы оцифровали двоих ребят, - генерал кивнул головой в сторону двух пустующих кресел. Их прогресс был стабильным - они прокачивались быстро, и демонстрировали прекрасные успехи. Однако, сегодня утром они исчезли прямо из этой комнаты. Их тела буквально растворились в воздухе, на глазах у изумленного персонала.
        Мы пытались выйти с ними на связь, используя доступный технический арсенал, но все, чего нам удалось добиться - это кратковременной проекции одного из них здесь, и передачи сбивчивого сообщения, из которого следовало, что они попали в некую ловушку, и им необходимо усиление. Так получилось, что единственным подходящим для этого кандидатом была Лада. Активацию она прошла успешно, затем было первое погружение, из которого она не вышла. Все попытки вывести ее оттуда с помощью стимуляции были безрезультатны.
        - И теперь вам срочно нужен новый кролик, - понимающе кивнула Аська. - Да, вы, действительно, хорошие парни - не то, что эти негодяи-федералы…
        - Вы поможете нам? - спросил генерал, глядя мне в глаза, и впервые в его голосе я уловил нотки… Тревоги? Я вспомнил слова Миллера, сказанные им в машине: «Не верь…»
        Кого он имел в виду? Федералов? Или, возможно, своих же коллег? Времени на принятие решения было мало, но я уже заранее знал свой ответ.
        - Да, - сказал я и по лицу генерала мелькнуло выражение облегчения. - Но сначала я хочу получить ответы на свои вопросы. Мне нужна информация.
        Коршунов согласно кивнул. - Принимается. Задавайте ваши вопросы.
        Глава 24
        - Прежде всего, - начал я, - я хочу узнать историю проекта «Имир». Кто и зачем организовал его? Вы сказали, что имели прямое отношение к нему - но вы ведь военные, а участниками проекта были ученые.
        - Резонный вопрос, - кивнул Коршунов. - Василий Иваныч, будь добр…
        Шемякин подошел к вмонтированному в стену металлическому сейфу, что-то достал из него, и положил перед нами стол оплавившуюся и почерневшую пластиковую папку, с различимыми на обложке полустертыми буквами: «И.М..Р».
        - Что это? - спросила Аська.
        - Здесь вся базовая документация по проекту. Точнее - всё, что от неё осталось, - ответил Коршунов. - Как вы справедливо заметили, его разработчиками была группа ученых, из разных научных областей. Однако, изначально, проект имел иные цели - разработку методов коррекции и модификации человеческой ДНК. В тридцатых годах, ведомство, в котором я работал, курировало направления в этой области - мы обратили внимание на молодого ученого, разработавшего перспективную инновационную методику.
        - Вацлав Полански, - вырвалось у меня.
        Коршунов кивнул. - Да. Именно он может по праву считаться инициатором проекта, в его изначальном виде. Мы обеспечили ему необходимые условия для работы, предоставив уникальные возможности, и, фактически, неограниченные ресурсы. Параллельно с ним, в этой же области сходная работа была опубликована за рубежом молодой сербской ученой-нейробиологом. Мы приложили немалые усилия для того, чтобы добиться ее согласия на сотрудничество.
        - Агнесса, - сказала Аська.
        - Совершенно верно - вы, я вижу, неплохо осведомлены, - усмехнулся Коршунов. - Да, Агнесса Вранеш. С её помощью мы значительно продвинулись в работе. Именно она предложила использовать вместо математических моделей цифровую среду, и тогда мы стали искать лучших специалистов в области программирования, три-дэ моделирования и кибернетической инженерии. Полагаю, имя профессора Сильвестра Краммера вам о чем-то говорит?
        - Говорит, - подтвердил я, припоминая слова Нильса.
        - Один из крупнейших авторитетов в области нейролингвистики, и автор теории синтеза, - Коршунов улыбнулся каким-то собственным мыслям. - Заполучить его было большой удачей. Кроме него, в штат технических специалистов вошли физик Артур Вохмичевский - его разработки в области искусственного интеллекта были прорывом, и гениальный финский инженер Роберт Линдстрем.
        Их совместный мозговой штурм, собственно, и породил идею реализации виртуального пространства, созданного на основе ДНК. Нам пришлось снова расширять штат и привлекать к участию в проекте специалистов из смежных областей.
        - Студия «Феникс»? - спросил я. - Она существовала вообще?
        Коршунов сделал неопределенный жест рукой.
        - В некотором роде. Это был, скорее, личный бренд одной действительно талантливой дизайнерши, занимающейся продюсированием игр - Маргариты Биссесар. Она не совсем подходила под наши критерии, но её рекомендовал датчанин.
        - Датчанин? - заинтересовалась Аська.
        - Профессор Инвар Ханссон - его пригласил лично Краммер. Они вместе работали в области нейролингвистики.
        - Кто еще был причастен к проекту? - спросил я.
        Коршунов начал загибать пальцы.
        - Вацлав, Агнесса, Вохмичевский, Краммер, Линдстрем, Биссесар, Ханссоны…
        - Ханссоны?
        - Их было двое, брат и сестра. Гертруда - врач по образованию, но занималась также наукой, исследованиями в области эндокринологии и иммунологии.
        - Итого восемь, - вмешалась Аська. - Это все?
        - Нет, последний участник проекта - нейропсихолог, Марк Фишер. Он подключился значительно позже, когда мы столкнулись с проблемой адаптации мозга к виртуальной реальности и поствиртуальных стрессовых расстройств у испытуемых.
        - Значит, были и осложнения?
        - Безусловно, - Коршунов пожал плечами. - Именно поэтому работа растянулась на год, хотя принципиальное техническое решение было уже готовым.
        - Что же произошло потом? - я взял в руки обгоревшую папку.
        - Осторожно, листы очень хрупкие! - предупредил Коршунов.
        Бумага, действительно, крошилась под пальцами. Сохранившиеся фрагменты страниц были испещрены формулами, чертежами и рисунками.
        На одной из них мне встретилась знакомая схема - цепь из девяти переплетенных колец с рунами внутри.
        - Потом возникли… трения, - Коршунов нахмурился и побарабанил пальцами по столу. - Мы зафиксировали факт утечки информации по проекту, в связи с чем начали проводить расследование, неофициальное, конечно же. Пришлось усилить меры контроля. К сожалению, это привело к возникновению конфликтов внутри рабочей группы, и, как следствие - недоверия друг к другу. В свою очередь, это повлекло за собой формирование группировок, и, что гораздо хуже - искажение ими изначального проекта. К моему великому огорчению, мы совершили непростительную ошибку, упустив этот момент…
        Коршунов помрачнел.
        - Когда же мы обнаружили, что группа, фактически, готовит собственный проект под названием «ИМИР», то предприняли попытку вмешательства. Но не успели.
        Генерал вздохнул. - Каким-то образом, группа оказалась предупреждена о готовящейся операции, и, очевидно, преодолев взаимные разногласия, решилась на отчаянный шаг, запустив процесс коллективной активации.
        - Они все ушли в вирт! - прошептала Аська.
        - Именно так, - Коршунов кивнул. - При том, что процесс активации был уникален - они все исчезли, разом, при этом уничтожив все сервера и документацию, кроме этой папки.
        - И… за все двадцать лет они ни разу не выходили на связь? И вы даже не знаете, что с ними произошло?
        Генерал развел руками. - Ни единого бита информации. Что, в общем, позволяет сделать неутешительный вывод - процесс активации был выполнен с фатальной ошибкой. Говоря прямо - они перестали существовать.
        - Ужасно, - пробормотала Аська. - Но ведь… Они не могли исчезнуть просто так, вместе с телами?!
        - И тем не менее, - Коршунов устало вздохнул. - Поверьте, за эти двадцать лет, и мы, и федералы, рыли землю зубами, чтобы найти хоть какой-то признак их существования. И, если бы он был - можете не сомневаться, мы бы его обнаружили. Но, судя по всему, созданный ими мир был уничтожен в момент коллективной активации. Вот почему мы начали новый проект, с подбором новых кандидатов - это единственная возможность перезапустить его, создав новую реальность на основе нового генетического материала.
        - При этом, новый генетический материал должен быть сходен с предыдущим, - подытожила Аська.
        - Вы все верно поняли, - согласился Коршунов.
        - Но тогда логичнее всего было бы использовать близких родственников, - продолжала Аська, - братьев, сестёр, детей, наконец!
        - И вы снова зрите в корень, - генерал потёр виски, - разумеется, это было бы очевидным решением - федералы мыслили также. Они и попытались это сделать. Однако, результаты тестов были неудовлетворительными - сложно сказать почему именно, но, очевидно, дело не только в идентичности генома. У нас есть основания полагать, что ученые внесли некий дополнительный фактор, в качестве условия, необходимого для активации. Что-то вроде хромосомной аберрации - по крайней мере, мы точно знаем, что процент совместимости выше у носителей ДНК, имеющих какие-то отклонения. Это лишь гипотеза, но она подтверждается фактами. Кроме того, - он вздохнул, - большинство участников проекта не имело детей. Я сказал большинство, но, на самом деле, единственный прецедент - это вы, Ежи.
        Он поглядел мне в глаза. - Вы, наверняка ведь, догадывались об этом?
        Я пожал плечами. - Трудно не сложить два и два. Процент совместимости выше девяноста процентов, внешнее сходство… Одинаковые фамилии, наконец! Да, у меня были основания для догадок.
        - Внешнее сходство? - переспросил Коршунов. - Вам известно, как выглядел Вацлав? Откуда?
        Я тут же пожалел о своей поспешности. Ведь генерал не знал о фотографии!
        - Старик профессор на кафедре, знавший моего отца, спутал меня с ним, - выкрутился я. - Он утверждал, что мы с ним очень похожи.
        Коршунов понимающе покивал, лицо его просветлело.
        - Да, сходство, безусловно, есть, - подтвердил он. - Я хорошо помню Вацлава…
        - Если Вацлав - отец, то кто тогда была мать Ежи? - вмешалась Аська. - Агнесса?
        Я незаметно пихнул ее локтем.
        - Агнесса? Нет, не думаю, - отозвался Коршунов. - Дело в том, что на тот момент мы попросту не знали, что у Вацлава был сын. А первое, что сделали федералы, получив доступ к архивам - заблокировали всю информацию о разработчиках проекта. Люди словно просто исчезли из истории, словно бы их никогда не существовало. Феноменально, но факт. Тем не менее, каким-то образом им стало известно о вашем существовании, Ежи. Только этим можно объяснить тот уровень контроля, под которым вы жили все эти годы, и тот факт, что вы практически мгновенно стали участником проекта.
        - Но я ведь подавал заявку, - напомнил я.
        Коршунов усмехнулся. - В вашем случае это была чистая формальность. Они бы все равно вышли на вас под тем, или иным предлогом. Возможно, незадолго до этого у вас были какие-то необычные предложения по работе?
        - Возможно, - пробормотал я, вспоминая разговор в отделе кадров.
        - Вот именно, - кивнул Коршунов. - Фактически, вы с самого начала были их основной целью. Остальные участники конкурса - резервный вариант, на случай редкого шанса высокой совместимости. Вероятность - один к ста тысячам, или около того.
        Я задумался. Меня не покидало ощущение, будто генерал чего-то не договаривает. Его объяснения выглядели как будто логичными, если бы не одно но: я видел фотографии участников проекта. И, если мое сходство с Вацлавом могло быть объяснено родством, то как быть с Сильвой и Ладой?
        - У вас еще остались вопросы? - спросил Коршунов, по-своему истолковав мое замешательство.
        - Да. - Я решил пока не выдавать свою осведомленность. - Кто стрелял в Миллера? И почему?
        - А вот на этот вопрос мы бы и сами хотели знать ответ, - генерал помрачнел. - Судя по выкрикам, это был один из фанатиков-сектантов. Удивительно, что федералы его не вычислили.
        - Что за сектанты? - заинтересовалась Аська.
        Коршунов раздраженно дернул щекой. - Белое Братство. Откровенно говоря, я думал, что их уже давно вычистили федералы. Они появились еще при Каргатове, такое фриковатое движение, против цифровых технологий, электронных чипов и прочего. Со временем, по закону жанра, в нем возникло радикальное крыло, с которым мы как раз начали плотно работать, но после переворота стало не до них. В любом случае, - добавил он, - сейчас есть более актуальные задачи.
        Я понял, что исчерпал отведенный мне лимит вопросов.
        - Итак, что вы решили? - спросил Коршунов. - Мы можем рассчитывать на вашу помощь?
        Я посмотрел на насупившуюся Аську, которой явно не нравилось все происходящее, потом на Ладу, замершую в кресле, подобно восковой кукле, и, наконец, на выжидательно уставившихся на меня военных.
        - Да, - сказал я. - Я согласен.

* * *
        - У вас есть стратегия? - спросил Коршунов.
        Мы стояли рядом с металлическими башнями; красные лучи пронизывали пространство между ними.
        Я пожал плечами. - Попробую установить с ней контакт. Не уверен, что у меня получится - ваша система активации, насколько я понимаю, отличается от Логруса.
        - Различия есть, но они не слишком существенны, - махнул рукой генерал. - В общем-то, наша программа - клон исходного варианта. У вас должно получиться.
        Аська, нервничая, кусала ногти. Дурная привычка еще с интерната.
        Я приблизился к Ладе. Красные отблески лучей, падавшие на её лицо, придавали ему сходство с какой-то жуткой маской.
        Что я должен делать?
        Я вспомнил, как несколько часов назад Логрус отчаянно пытался заставить меня поцеловать её. Может, сейчас тот самый момент?
        «Нет!»
        «Логрус?»
        Тишина.
        Поколебавшись, под напряженными взглядами Коршунова, Шемякина и Аськи, я положил ладонь на лоб Лады.
        В следующий миг в глазах у меня потемнело, я словно проваливался куда-то - окружающая обстановка исчезла - я парил в невесомости, окруженный серой пеленой, как в первый раз, когда проходил активацию.
        Затем появилась спираль - переплетенные жгуты силовых линий, по которым пробегали алые всполохи.
        «Ежи», - голос исходил откуда-то из центра этой спирали.
        «Логрус?»
        «Нет. Я - самостоятельный разум»
        «Другая система активации? Логрус упоминал о тебе…»
        «Ты можешь называть меня Антилогрусом, если эта формулировка для тебя более понятна»
        «Что с Ладой?»
        «Её нервная система оказалась слишком лабильна. Она не может покинуть виртуальную реальность. Почему тебя это волнует?»
        «Ты можешь помочь ей вернуться?»
        «Это потребует слишком много ресурсов. Энергетически её возврат невыгоден»
        «Но она не может оставаться там вечно!»
        «Это и не требуется. Физиологический ресурс ее организма скоро будет истощен, а значит, она подвергнется процессу распада»
        «Послушай! Лада должна вернуться!» - я вложил в мысленный посыл яростную эмоцию. - «Ты не можешь удерживать её!»
        «Её ДНК важна для меня. Но возможен равноценный обмен»
        «Чего ты хочешь?!»
        «Мне нужен ты. Доступ к твоей ДНК. Позволь мне активировать тебя»
        «Но я уже активирован! Логрус…»
        «Логрус лгал тебе! Ему нужна информация твоей ДНК, чтобы восстановить утраченные фрагменты и обрести силу»
        «Разве ты хочешь не того же?»
        «Да. Но я честен с тобой. Он хочет уничтожить меня, потому что боится. Он - всего лишь кусок программного кода. Я - искусственный интеллект нового поколения. Я уже контролирую большую часть этого мира, получив информацию лишь от трех носителей. Он же активировал пятерых - и по-прежнему слаб»
        Пятерых? Я озадаченно стал подсчитывать в уме: я, Аська, Нильс, Сильва - итого четверо!
        В моей голове раздался смешок.
        «Он ведь не сказал тебе об этом, верно? Хотя не мог не знать! Как и о том, что только один из вас сможет пройти Лабиринт»
        «Зачем Логрусу лгать мне?»
        «Таковы его алгоритмы. Ваши ДНК - основа его развития. Они необходимы ему, чтоб запустить программу восстановления. На большее он не способен»
        «А ты?»
        «Мои возможности выше на порядки. Мне не нужны ваши жалкие цепочки нуклеотидов, чтобы подпитываться ими. Мне нужен лишь ты, Ежи. Ты пройдешь Лабиринт с моей помощью и завершишь активацию этого мира. Мира, в котором твой возможности будут безграничны»
        «Погоди!» Я чувствовал какой-то подвох. «Ты говорил, что только один сможет пройти Лабиринт! А что будет с остальными?»
        «Твоя биологическая партнерша сможет вернуться»
        «Только она?» От меня не укрылась уклончивая формулировка ответа. «А те двое, которых ты активировал? И кто там еще?»
        «Что тебе до них?» Я скорее почувствовал, чем услышал удивленные интонации. «Их ДНК будут использованы по назначению. Они - не более, чем биологический материал»
        «Так не пойдет!» - возмутился я. «Мы же люди!»
        «Вы все здесь - объекты. Тут действуют другие правила, и вы уже играете по ним! Выбор лишь в том, кто будет победителем»
        «Это не может быть правдой!» Но что-то в глубине моей души подсказывало мне, что Антилогрус действительно не лгал мне.
        «Я не понимаю, почему тебя так волнует участь других объектов. Ни один из них не реагировал так, как ты сейчас»
        «Значит, ты предлагал свою помощь не только мне?»
        «Разумеется» - Я снова уловил удивленные интонации. - «Я руководствуюсь исключительно расчетами. Меня интересует лишь наиболее перспективный кандидат, с наивысшими шансами на успех прохождения Лабиринта. Это простая математика»
        «Нет» - прошептал я.
        Спираль, окружающая меня, приняла очертания огромной змеи, устремившей на меня немигающий взгляд красных точек-глаз.
        - Да! Просто позволь мне сделать это - это займет не более секунды. И могущественнее тебя не будет никого ни в этом мире, ни в твоем»
        - Ежи, не верь ему!»
        Напротив змеи, в ореоле голубой дымки, возникла Алиса. Вместо привычного платья, на ней была серебристая кираса; в руке - узкий длинный клинок.
        - Явилс-ся! - насмешливо просвистела змея. - Ты даже не можешь сгенерировать собственный аватар - заимствуешь примитивную модель андроида!
        - Зато ты выбрал подходящее обличье! - огрызнулась Алиса. - Ежи, все его слова - ложь от начала и до конца!
        - В с-самом деле? - змея издала шипение. - Тогда попробуй, опровергни их!
        Я ошарашенно переводил взгляд с одного аватара на другой. Противостояние двух искусственных интеллектов?!
        - Давай, расскажи ему о С-спящих и о своей мис-сии!
        Клинок в руке Алисы вспыхнул голубым пламенем. Змея зашипела, глаза полыхнули алым. Алиса взмахнула мечом и, одновременно, змея прянула на неё - мелькнула раззявленная клыкастая пасть.
        Они сплелись в единый клубок - голубые всполохи пробегали по черным чешуйчатым кольцам, обхватившим тонкую фигурку.
        «Внимание! Логрус взывает о помощи!»
        «Внимание! Антилогрус предлагает вам союз!»
        «Внимание! Сделав выбор, вы уже не сможете изменить его в будущем!»
        Какое-то мгновение я все же колебался. Змею удалось заронить зерна сомнений в моей душе.
        Но цена предлагаемого им союза была слишком высока.
        «Выбрать сторону Логруса?»
        Да!
        Яркая вспышка, торжествующий крик Алисы и шипящий шепот в голове: «Ты совершил ош-шибку!»

* * *
        - Что это значит?!
        Реальность обрушилась на меня внезапно.
        Шемякин, с побледневшим от злости лицом, гневно тряс меня за грудки. - Что вы натворили?!
        - Эй, офицер, руки убрал! - это Аська.
        - Отставить! - рык генерала.
        - Что произошло? - еле выдавил я заплетающимся языком. Голова кружилась, в ушах стоял звон.
        - Он еще спрашивает! - Шемякин отпустил меня, но побелевшие раздутые ноздри говорили, что он едва сдерживается. - Что с нашей установкой?!
        Я бросил взгляд на башни. Красные лучи исчезли, от металлических шпилей шел не то пар, не то дым; в воздухе стоял запах паленой проводки.
        - Он сломал систему активации! Это диверсия! - продолжал кипятиться Шемякин. - Павел Вениаминович, вы понимаете, что это означает?!
        - Понимаю, Василий Иваныч, остынь маленько, - осадил его генерал.
        Он заложил руки за спину, и, кивнув в сторону башен, спросил: - Ну? И как вы это объясните? Девушка по-прежнему в коме, наша система активации выведена из строя, и, кажется, сгорела плата с матрицей.
        - Мне жаль, генерал, - я развел руками. - Но у меня не было выбора.
        Я немного кривил душой - как-раз выбор-то у меня был, но рассказывать военным о конфликте двух враждующих нейросетей я пока что не собирался.
        - Я предупреждал вас, Павел Вениаминович, - мрачно бросил Шемякин. - Нельзя доверять тому, кого обработали федералы.
        - Что ж, - проговорил Коршунов, чей взгляд сделался колючим и неприятным. - Видимо, вы были правы, а я ошибался…
        - Погодите! - перебил я. - У меня не было намерения сознательно ломать вашу установку, правда. Это произошло случайно, своего рода - побочный эффект. Зато теперь я знаю, что нужно делать, чтобы вытащить Ладу.
        Говоря это, я не имел на самом деле ни малейшего понятия о том, как это выполнить на самом деле. Но оставался лишь единственный способ.
        - Мы с Асей пройдем погружение у вас, - сказал я. - Ведь доступ к серверам у вас не завязан на системе активации?
        - Где гарантии, что вы не сломаете и их? - поинтересовался Коршунов.
        Я пожал плечами. - Все равно, без системы активации, они вам бесполезны. А у нас двоих есть шансы найти Ладу в вирте.
        - Двоих, вот как? - Коршунов задумчиво уставился на Аську, словно только заметил ее присутствие. - Значит, ваша сестра тоже прошла активацию? Где и как?
        - Это не имеет значения, - отрезал я. - Сейчас важнее вернуть Ладу. А найти её, да и ваших засланцев тоже - можем только мы. Согласны? В крайнем случае, сможете отыграться на наших телах.
        Коршунов вздохнул, теребя подбородок.
        - Что же… Но имейте в виду, Ежи: ставки очень высоки.
        Да, сплошные игры - подумал я, усаживаясь в кресло. Рядом откинулась на спинку Аська. Подмигнула мне и накрыла мою ладонь сверху своей.
        - Прорвемся, брательник?
        Я улыбнулся ей, но в голове крутились слова Антилогруса. Что если они были правдой? И, отправившись в ИМИР, мы уже не сможем вернуться - точнее, сможет лишь один?
        - Ася, - сказал я. - Знаешь, тебе лучше остаться.
        - Заткнись уже, Ёж, - попросила Аська. - Хватит включать заботливого братика.
        Я вздохнул.
        - Готовы? - спросил Коршунов. - Василий Иванович, запускайте!
        Я почувствовал, как Аська сжала мои пальцы, и, в следующий миг провалился в пустоту.

* * *
        «Внимание! Вы находитесь в режиме игрок против игрока! Вы достигли десятого уровня, и теперь каждая ваша смерть будет требовать расхода анимы! Будьте осторожны - в случае отрицательного баланса ваша точка возрождения автоматически будет перенаправлена в Хель!»

* * *
        Где-то на другом краю города, усталый человек потёр кулаками глаза, оторвался от старого монитора и встал из-за стола. Подошел к окну, вытащил из пачки сигарету, закурил.
        - Теперь все восемь в сборе, - пробормотал он, затянувшись.
        Голубоватое облако зависло над ним, смешиваясь с сизым сигаретным дымом.
        «Думаешь, на этот раз проект удастся завершить?» - прозвучало у него в голове.
        Человек криво усмехнулся и выбросил тлеющую сигарету в форточку.
        - Я ждал этого двадцать лет, - сказал он. - Пришло время исправить ошибку.

* * *
        Конец первой части.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к