Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Иванов Андрей / Мир Перекрестка: " №02 По Ту Сторону Смерти " - читать онлайн

Сохранить .
По ту сторону смерти Андрей Иванов
        Мир Перекрестка #2
        Грешники попадают в Ад, праведники в Рай, а он… он просто любил играть в онлайн игры. И попал! Попал после смерти в мир, что создан был для таких как он, что вместо жизни на Земле, привыкли сбегать в придуманные миры. Вот только мир этот хоть и живет по законам игры, игрой особо не выглядит. И проблемы в нем приходится решать отнюдь не игровые.
        Примечания автора:
        Эта книга была убрана «в стол» из-за слишком плавного начала, не соответствующего современной моде, когда читатель ждет крови и зрелищ уже со второй страницы. Тут нет ГГ который левым мизинцем правой ноги попирает империи и разрушает ковайные планы могущественных врагов.
        Эта книга о жизни… после смерти. В мире, что так похож на игру, да только его не поставишь на паузу и релог не сделаешь. По сути, именно эта книга дала начала «миру перекрестка» где проходит действие другой моей книги «Реинкарнация». И хоть по времени она относится к более позднему периоду и проходит в иной географической точке, но именно она была первой. Надеюсь, вам понравится.
        АНДРЕЙ ИВАНОВ
        По ту сторону смерти
        Глава 1

* * *
        Сознание приходило медленно, в череде неясных, сменяющихся образов. Он был только что невесом и счастлив, а теперь на него навалилась тяжесть и какая-то грусть, словно он только что что-то потерял, вот только что, не мог вспомнить.
        Не открывая глаз, Кирилл глубоко вздохнул, вздохнул так, словно ему не хватало воздуха. Пахло луговой травой и прелой землей. Пошевелился, травинки нежно щекотали лицо.
        - Трава?..
        Мысль эта сначала лениво удивила, а потом заставила вздрогнуть.
        - Трава!
        Откуда ему, городскому жителю, просыпаться вот так, в траве?.. Он судорожно попытался вспомнить, что с ним произошло вчера, и не смог. Мысли путались и разбегались, словно тараканы на кухне, на которой включили свет.
        Открыв глаза, он резко сел. Огляделся. Находился Кирилл на поросшем травой холме. Вдалеке петляла небольшая река, у которой компактно раскинулся небольшой городок. Странный такой городок… Деревянные срубы, крыши из красной черепицы и пыль, жёлтая, невесомая пыль от не знавших асфальта дорог. Картина почти идиллическая и умиротворяющая, если бы не одно «но» - такого просто не могло быть. Поверить, что в пригородах Москвы может существовать такой вот городок, было выше его сил.
        Повернувшись, Кирилл окончательно растерялся. За его спиной чернел вздымающийся ввысь обелиск, за которым вверх уходили горы. И, надо сказать, очень высокие горы. К Подмосковью это точно не имело никакого отношения!
        Увидев на себе грубые домотканые штаны и рубаху, Кирилл уже не удивился. Скорее, его ощущения можно было назвать началом приближающейся паники. В мозгу все настойчивее и настойчивее металась мысль - он просто сошел с ума.
        А может, это сон? Спасительная мысль мелькнула, но была отброшена. Не бывает столь детальных снов при столь чистом сознании. Или бывают?
        Обдумать эту мысль Кирилл не успел, потому что заметил парня, метрах в ста от него собиравшего что-то в плетеную корзину. Грибник?
        Вот парень повернулся к нему и приветливо помахал рукой.
        Пытаться спросить что-то на таком расстоянии было сложно, а кричать не хотелось, так что Кирилл встал и быстрым шагом направился к незнакомцу.
        Тот этому явно не удивился и, напротив, улыбнувшись, поставил плетеную корзину у ног и присел, дожидаясь Кирилла.
        Не доходя метров пяти, Кирилл поздоровался:
        - Здравствуйте, вы бы не могли мне подсказать, где я нахожусь?
        - Можно на ты. - Спокойно ответил парень и, указав взглядом на место рядом с собой, предложил, - Присаживайся.
        - Да я уж лучше стоя, - ответил Кирилл.
        Но парень лишь покачал головой:
        - Лучше присядь. Поверь, так будет действительно лучше.
        Пришлось подчиниться. Ну не спорить же по таким пустякам, когда тебя волнует куда более важный вопрос - где ты вообще оказался, а главное, как?
        - Ты последнее что помнишь? - спросил парнишка, едва Кирилл присел рядом.
        - Да в том-то и дело, что ничего не… - начал, было, Кирилл, но осекся. Память понемногу начала возвращаться. Вот вчера с друзьями он был на даче. Точно был, если конечно это было вчера.
        - Ну и? - вопросительно посмотрел на него незнакомец.
        - Кажется, вчера я был за городом на даче, - ответил Кирилл, - но это, - он обвел рукой вокруг, - явно не то место, где мы отдыхали.
        Парнишка вздохнул:
        - А дальше, дальше, что после дачи было? Спать легли?
        - Да нет, - неуверенно произнес Кирилл, - шашлыки жарили… вроде. Ну и пили, как без этого. А потом, вроде как, живот схватило.
        Память, пусть и нечетко, словно обрывками, выхватила картинку дачного двора, рези в животе и куда-то вдаль уплывающего сознания. А дальше… А дальше была темнота.
        Все это время его незнакомый собеседник молчал, внимательно разглядывая его лицо и эмоции, которые на нем отражались.
        - Ну что, вспомнил? - спросил он после затянувшейся паузы.
        - Кажется… Кажется, траванулся. Это санаторий?
        Парнишка лишь покачал головой:
        - Боюсь тебя огорчить, но ты умер. Впрочем, как и я. Я вот, к примеру, отравился. Помню лишь, как меня полоскало и сознание соскальзывало в бред. Давненько это было, а вот до сих пор помню, - задумчиво произнес он и закончил, - а потом мы оказались здесь.
        - Мы? - переспросил Кирилл.
        - Да, мы. Нас было пятнадцать тысяч человек, что осознали себя тут, на холме.
        - А я? - неуверенно поинтересовался Кирилл.
        - Ты-то? Нет, ты вот только сейчас тут появился.
        - А вы? Давно это было. (?)
        - Да давненько. С полгода уже как прошло.
        - И это что, рай? - Оглядываясь по сторонам, спросил Кирилл. Мысль о том, что он мог умереть, казалась одновременно отстраненной и в то же время единственно здравой. Он ощущал себя вполне живым, но вот происходящее вокруг никак не вязалось с его прошлой жизнью.
        - Да ты не переживай бро, - миролюбиво произнес парень, - умер, понятно, что это неприятно, но есть ведь и положительный момент - теперь ты знаешь, что жизнь после смерти существует. И нет, это не рай.
        Ад? - едва ли веря в то, что это место может быть адом, спросил удивленный Кирилл.
        - И не ад. Мы называем этот мир «перекрестком», вернее, нам его так представили, - все так же спокойно произнес собеседник. Вздохнул, и начал свой рассказ, - Когда мы тут очутились, во-о-он там, - он показал на подножье склона, - стоял человек. Илия. Но имени мы его тогда не знали. А потом он начал расти и вымахал метров этак на пятнадцать в высоту. Ну и зрелище было, скажу я тебе. Вот он-то нам и рассказал, куда мы попали. Это не рай и не ад. По словам Илии, все мы еще при жизни вместо того, чтобы нормально жить, сбегали от этой самой жизни в придуманные виртуальные миры. Вот и досбегались… - парнишка вздохнул, - Вроде как жил человек, а по факту, по факту, считай, и не жил вовсе. Ну, той, нормальной жизнью. Так что, вроде, и плохого ничего не сделал, чтобы в ад определить, но и рай не заслужил. И поэтому ОН, - парень ткнул пальцем вверх, - создал для нас вот этот новый мир. Вроде как дал второй шанс прожить свою жизнь, реальную жизнь, а не жизнь по ту сторону монитора, но в мире похожем на те, в которые мы так стремились.
        - А ОН - это кто? - уже догадываясь, о ком идет речь, все же уточнил Кирилл.
        - Бог, - подтвердил его догадку незнакомец и добавил, - вот такие дела, брат. И не важно, верил ты в него или нет, а он, оказывается, есть.
        - Так это что, он этот мир по типу игры сделал? - неуверенно предположил Кирилл.
        - Игры?! - Недобро усмехнулся парень, - Забудь про игры. Ты вот часто в той, прошлой жизни на медведя с одним ножичком ходил?
        - Да я вообще ни разу на охоте не был, - Кирилл даже поежился, увидев реакцию незнакомца на слово «игра».
        - Ну вот, а ближайший мишка вон в том лесу, - парнишка указал на лес за городом. - Сходи, поиграй с ним. А еще там есть Ург, что-то вроде мини-босса, так эта зверюга, когда на задние лапы встанет, метра под три будет. До сих пор мороз по коже, когда его вспомню.
        - Так вы что, тут как в осаде живете? - поинтересовался Кирилл.
        - Ну, почему же, ходят, охотятся. И Угра этого убивают, и медведей с волками, и много еще кого. Только вот на игру это, брат, мало походит. Ты там, в прошлой жизни, в креслице перед монитором сидел, пивко попивал, а тут это все перед тобой, вживую. Даром что умереть нельзя, вернее, можно, но все равно возродишься, но ни боль, ни страх никуда не денешь. Тот, кто это все сделал, свое дело знал. Мир этот, хоть и сделан по тем же принципам, которые мы в играх так любили, но в реальности это совсем другое. Тут ты не играешь, тут ты живешь. Восполняешь, так сказать, то, от чего сбегал в прошлой жизни.
        С тем, что он от чего-то там сбегал в прошлой жизни, Кирилл был категорически не согласен. Ну играл он в игры, и что? Так не он один, все играли. Ну, может, кто-то больше, кто-то меньше, но вот чтобы так, умереть и попасть сюда?!
        Хотя… кому он врал, себе? На игры он подсел в той жизни конкретно, и вот результат.
        - А тя хоть как звать-то? - прервал его мысли парнишка, - меня Жекой. А то как-то и не представились друг другу.
        - Кирилл, - Кирилл протянул руку.
        Рукопожатие его нового знакомого было очень крепким. Ладошка, вроде, маленькая, но сжал руку Кирилла он крепко.
        Заметив, как Кирилл дернулся от такого рукопожатия, Женя извинился:
        - Прости, ты же у нас новенький. Так что привыкай. Мир этот на тот, в котором мы жили, совсем не похож. - И, немного помолчав, продолжил, - Тут не просто жизнь другая, тут само пространство другое. Кое-кто ему даже название придумал - моделируемое пространство. Вот только моделируем его не мы… Это не как на Земле. Вот, к примеру, пшеница, картошка, лук, все за день на огороде вырастает. Так что с поесть проблем вообще нет. Ну, или травки, которые я собираю, из них такие зелья готовятся, что врачи на Земле с ума бы от зависти сошли. Да много еще чего. У нас тут, например, что-то вроде магии есть, - при этом над указательным пальцем Женьки возник язычок пламени, - только это не магия, это просто так мир этот создан, типа хотели поиграть в магию - получите. Но ты это позже поймешь, когда лучше с этим разберешься. Вот только у всего этого и обратная сторона есть, - прищурившись, парнишка посмотрел на небо, и тихо произнес, - знал ведь, гад, что делает. Это там, на Земле, все эти заклинания, монстры всякие, приключения выглядели заманчиво. А тут… Тут ты, парень, всего этого полной ложкой хлебнешь, тут
уж не до игр будет, тут как-то жить со всем этим приходится. Но, как говорится, за что боролись - на то и напоролись. Скучно вам на матушке Земле жилось? Приключений в придуманных мирах искали? Ну так вот вам веселья полные штаны с магией и прочими атрибутами - наслаждайтесь. Только знаешь, будь моя воля, я бы сейчас лучше в «реал» поиграл, да только кто нас теперь спросит.
        - Неужели все так плохо? - Смотря на реакцию парня, Кириллу стало не по себе.
        - Да по-разному, - взглянув на него, Женя улыбнулся, - прости, накатило просто. А вообще, тут кто как приспособится, кому-то этот мир очень даже подходит. Живет, наслаждается магией. Это, как и в той жизни, кого-то в лес отвези, так он и повесится со скуки, а кто-то из леса по собственной воле не вылезает, ружье на плечо, и большего ему и не надо. Или вон с удочкой… А кто-то и вовсе в огороде своем копается и счастлив безмерно. Только вот нас, когда сюда определяли, не спрашивали.
        - Так и на Земле, вроде, тоже заранее не спрашивали, - вставил Кирилл.
        - Это верно, - со вздохом согласился парень, - не спрашивали.
        - А эта магия, какая она? - спросил Кирилл.
        - Магия, - парень почесал себя за ухом, - магия, она… Да сам потом посмотришь - вон там, видишь зеленое двухэтажное здание?
        Присмотревшись, Кирилл кивнул.
        - Ну, так это пристанище для новичков. Там на первом этаже учителя магии стоят, у них первые заклинания и получишь. Ты кем в прошлой жизни играть любил?
        - Да по-разному, - неуверенно произнес Кирилл, - а тут, вообще, что лучше выбрать?
        Вопрос был глупый. Глупый потому, что он умер, а спросил так, словно решил глянуть на какой-то новый игровой проект. Откуда-то из глубины сознания начала накатывать паника - ОН УМЕР! Но тут же, словно спасительный круг, пришла мысль: «Умер!? Тогда почему я дышу, почему вижу перед собой вполне пышущего здоровьем парня, почему говорю с ним, сотни почему».
        - Ну, тут тебе решать, - словно из другой реальности послышался голос парня. Сознание билось в тисках нереальности происходящего, и этот голос, словно якорь, хоть как-то удерживал его от падения в омут отрицания происходящего, - … маги, к примеру, лупят, как боги. Но почти все приличные заклинания еще произнести надо, а если до тебя кто добрался, тут, знаешь ли, не до пасов руками, ноги бы унести.
        Кирилл постарался сконцентрироваться на рассказе парня. Он умер? Ладно, примем это как данность, пока примем, а потом разберемся.
        - … с другой стороны воин, у него с этим делом, вроде, проще - почти все заклинания на меч или щит привязаны. Только вот ему приходится нос к носу со всей этой нечистью биться. Или, к примеру, взять убийц, они тут разведчиками называются. Невидимость классная фишка, при ее использовании тебя в трех шагах не видно, но когда идешь, трава под ногами шелестит, а главное, если доспехи металлические надел, то гремишь, как ведро с болтами. Так что только тряпки да кожу носить можно. А у них, сам понимаешь, какая защита от мечей и клыков.
        - Мечей? - Переспросил Кирилл. До этого Жека, помнится только про медведей да волков рассказывал.
        - Ну да. Там, дальше, какой только нечисти не водится. Гоблины, орки, звероящеры. Только тупые они. Правда, там, дальше, говорят, вроде и разумные есть, ну или псевдоразумные твари. Но сам не видел, так что врать не буду.
        Кирилл постепенно приходил в себя. Допустим, он умер, ну или тело умерло, допустим. Но он жив, он мыслит, и вообще, надо хоть как-то разобраться, что происходит, а о смерти, о смерти мы подумаем потом.
        - Так тебе про классы дальше-то рассказывать? - закончил свой монолог Евгений.
        - Да, конечно, извини, что перебил, - быстро сказал Кирилл и, чтобы отвлечься от зациклившихся мыслей о смерти, решил представить себе неразумного, но вполне себе живого гоблина. Получалось плохо, выходил какой-то образ зомби. Без цели в жизни, без разума, только с единственной мыслью найти кого-то и убить.
        - Ну, так вот, - продолжил Евгений, - луки еще есть, жрецы и целители. Лучником быть, конечно, неплохо, но тоже не без подвоха. Это в игрушках стреляй стрелами, не хочу. А тут ее еще достать из колчана надо. Да и попасть в цель тоже проблема. Есть, правда, вроде как, умение «зоркий глаз», и, вроде как, помогает, вот только поначалу они частенько не только мажут, но и в спину своему же засадить могут. Это дальше, там да, особенно когда магическими луками с призрачными стрелами обзаводятся, вот там они рулят. А поначалу не класс, одно мучение. Ну, с целителями все понятно. Лекари от бога. С того света за уши вытянуть могут. Но как соло вообще никак. Зато и с монстрами им сражаться почти не приходится. - Жека вздохнул, - знал бы, целителя выбрал. Ну и жрецы есть. Универсальные ребята, все могут, но все плохо. Хотя, тут, конечно, все от умения и снаряжения зависит. Хороший жрец, он и усиление накинет, и подлечит, и сам противника добьет. Но вот это, если хороший. А если так себе, то ни урона, ни лечения, ни толку для группы. Балласт, одним словом. Но есть у него и один плюс, вот если кому в одиночку
шастать, так это ему. С сильным противником, конечно, не справится, но, в целом, он довольно самодостаточный класс. К тому же, у него заклинание оцепенения есть, мгновенное, полезнейшее, скажу тебе, умение, и удрать, если что, поможет, да и бить противника, пока тот замер, куда проще. Ну вот, вроде, и все, - закончил Жека.
        - А заклинатель? - почти автоматически спросил Кирилл, было как-то странно, что в мире, созданном по канонам игры, нет столь привычного класса.
        - А вот заклинателей нет. Есть, правда, у магов пара умений на призыв духов. Но это только в Альреме изучить можно. Город такой, далеко отсюда.
        - Значит, вы не только в этом городишке живете? - тут же ухватился за эту фразу Кирилл. Уж как-то начало рассказа Женьки о жизни здесь звучало пессимистично. Жить скучно, всюду злые монстры, сожрут, не подавятся.
        - Да уж не только тут, - ухмыльнулся его новый знакомый. - Представляешь, каково бы нам в этом городишке в пятнадцать тысяч голов жилось? Городок-то маленький. Но вот когда мы тут только появились, то было дело… Тот еще был муравейник, тут и не захочешь, а новое место искать станешь.
        - Ну и как оно там, дальше? - Кирилл и сам не знал, что хочет услышать. Мысль о том, что он действительно попал в этот мир, и ему здесь жить, еще не до конца угнездилась голове. Но тут глубоко зарытая с годами мальчишеская жажда приключений подала свой голос из детства, и это было лучше, чем думать о смерти.
        - А дальше, как в сказке, - невесело произнес Жека, - чем дальше, тем страшнее. Вечная жизнь - это, конечно, здорово, вот только, если тебе каждый день могут или руку оттяпать, или голову, как орех, раздавить, то это уже не так прикольно. А там это, как за здрасьте. Вот такие, брат, дела. И тут каждый уже сам решает, где ему жить и как.
        То, что Жека свой выбор сделал, было понятно, но это его жизнь, а вот как дальше жить ему, Кириллу?
        От этой мысли холодок пробежал по коже. И не потому, что где-то там жили страшные и зловещие монстры, а потому, что Кирилл, наконец, осознал - все, он тут, в этом мире, и тут ему жить. И это не сон.
        Мысль эта не столько шокировала, сколько заставила задуматься о своем будущем.
        Конечно, его новый знакомый мог преувеличивать опасности, что ждали за пределами этого уютного городишки, но в одном он, похоже, точно не врал, если этот мир создан по принципу игр, то столкнутся лицом к лицу с монстрами ему придется. А вот каково это - нос к носу оказаться со зверюгой, по сравнению с которой и медведь не более, чем безобидный комочек шерсти, представить было трудно. Это сидя у экрана монитора можно было игнорировать размер и силу противника, подумаешь, ну уйдет полоска жизни в красный сектор, ну убьют тебя, невелика потеря. Тут же речь шла не о мнимой полоске жизни, а о собственных руках и ногах. И о той боли, что будут приносить с собой эти повреждения. В прошлой жизни он и подозрительных-то собак обходил подальше, а тут, похоже, будет кое-кто покрупнее, да и пострашнее этих друзей человека.
        Заметив задумчивый вид Кирилла и по-своему его истолковав, Жека с сочувствием произнес:
        - Да не парься, всем поначалу тяжело осознать эту мысль - что ты умер. Но, как видишь, жизнь продолжается. Шел бы ты в город. Вон там, напротив домика для новичков, есть трактирчик, «у Эльзы» называется. Загляни, там и пивка нальют, да и народ там есть, все же проще к этой мысли привыкнуть будет.
        Спорить Кирилл не стал. Пусть Жека и охотно отвечал на его вопросы, но взглянуть на этот мир стоило, все же, самому. И на городок этот, и на магию, и на обитателей этого странного мира, в котором ему, похоже, теперь предстояло жить.
        Глава 2
        Вблизи Городок оказался еще более милым. Этакая провинциальная идиллия, совсем не затронутая благами цивилизации.
        Первое, что бросалось в глаза, это лишенная асфальта дорога из желтой глины. Странная такая дорога, обрывающаяся сразу у ворот города. Впрочем, хлипкого вида деревянную арку с простенькими деревянными створками, сейчас настежь распахнутыми, городскими воротами можно было назвать с большой натяжкой. Эта конструкция явно не предназначалась для сколь бы то существенной защиты, из чего можно было сделать вывод, что и внешних опасностей у города, по крайней мере, с этой стороны нет. Второе, на что обратил внимание Кирилл, так это отсутствие электрических опор и проводов. Мы редко замечаем эти привычные следы цивилизации, но вот их отсутствие сразу бросалось в глаза.
        Вздохнув и мысленно перекрестившись, Кирилл вошел в город. Идти в здание для новичков, видневшееся из-за высокого кирпичного забора, ему не хотелось. Да и пустынная улица навевала чувство, если не страха, то какого-то безысходного одиночества. Хотелось увидеть людей, услышать человеческую речь и… Вот чего ему еще хотелось, Кирилл не знал, просто ныла под ложечкой какая-то недосказанность, некое чувство неопределенности и какая-то пустота, которую срочно нужно было заполнить. Поэтому он уверенно направился в здание, обозначенное Женькой как трактир «у Эльзы». Вывески у здания не было, зато название этого заведения было выведено белой краской прямо на стене рядом с дверью. И тот, кто рисовал все это, а надпись изобиловала светло-зелеными листочками, словно лиана оплетавшими буквы, если и был художником, то от слова «худо». Зато чуть выше по всему фасаду было выведено: «Если ты только появился в этом мире и не понимаешь, где оказался - тебе сюда».
        Открыв дверь, Кирилл замер на пороге. Довольно просторное помещение с барной стойкой и шестью столами не пустовало, у стойки стоял парень, разговаривавший о чем-то с миловидной девушкой, которая, возможно, и была той самой Эльзой, а за столом в углу сидело человек пять посетителей.
        - О, у нас новенький. - Заметив Кирилла, произнесла девушка, - Ну проходи. Или ты там так и собираешься застрять?
        Кирилл кивнул всем присутствующим и неуверенно двинулся к стойке. Девушка, меж тем, выставила на стойку большую глиняную кружку и, подвинув ее в направлении приближающегося Кирилла, уверенно произнесла:
        - На, выпей, не помешает.
        Кружку Кирилл взял, но пить не стал, а вместо этого спросил:
        - Я что, умер?
        Вздохнув, хотя, видимо, просто для приличия, Эльза подтвердила:
        - Умер. Как и я, и он, - она кивнула на парня за сойкой, - и вон те парни. Но умерло, собственно говоря, твое старое тело, а сам ты вот, живой и абсолютно здоровый. Ты, кстати, как умер?
        - Отравился. - Ответил Кирилл.
        - Ну, вот и хорошо, - неожиданно бодро произнесла девушка, и тут же уточнила, - не то, что умер, а то, что память быстро вернулась. Некоторые долго не могут понять, как сюда попали. А ты вот молодцом.
        - Я там, на холме, парня встретил, - зачем-то пояснил Кирилл, - это он мне рассказал.
        - Ну, так еще лучше, мне меньше объяснять придется. - Все столь же жизнерадостно произнесла Эльза. Видно было, что встречать новичков ей приходилось часто, и объяснять им, что тут к чему, ей не очень-то и хотелось.
        - Но он мне почти ничего не объяснил, - сразу поправился Кирилл, - сказал лишь, что тут я могу узнать, что да как.
        Эльза вздохнула и виновато покосилась на парня, разговор с которым Кирилл невольно прервал своим появлением:
        - Ну, главное ты уже знаешь, а остальное… вот вступишь в гильдию, там тебе все расскажут, покажут и кое-чему научат. Вон, кстати, их представители сидят, - она кивнула в сторону компании за столом, - у них все и узнаешь.
        - Только шмотки у них без надобности в долг не бери, только самое необходимое, - посоветовал стоящий рядом парень, и добавил, - а то некисло они тут так устроились, сначала втридорога всучат новичку доспехи, а потом сидят у него на шее, пока тот долг не отработает.
        - Ну, ты там полегче. - Донесся из-за стола недовольный окрик.
        - Что? - в интонации парня было все презрение мира. Он даже выглянул из-за плеча Кирилла, так как тот загораживал ему эту компанию.
        Кирилл ожидал, что говоривший как минимум что-то серьезное выскажет парнишке, а то и вовсе встанет из-за стола после такой вот презрительной интонации. Но нет, вся пятерка молча уставилась в свои кружки. И это, по мнению Кирилла, было странно.
        - А они там потом, за дверьми, тебя не встретят, или тут как в играх было - стычки в городах запрещены? - вполголоса спросил он.
        - Эти, что ли? - парень даже не думал говорить тихо, - Да ради бога.
        Судя по тишине за столом, никого за дверью встречать парни не торопились.
        Видя реакцию Кирилла, парнишка пояснил:
        - Это ж местные, они никого, кроме рогача страшнее в жизни и не видели, да и то, наверное, издали.
        Все сказанное Кириллу совершенно ничего не объяснило, и, видимо, понимая это, парень продолжил:
        - Видишь ли, жизнь в Городке… в общем, сам увидишь. Так что все, у кого яйца в штанах есть, давно отсюда свалили, а эти… - он презрительно усмехнулся, - А эти вот решили остаться. Ютятся тут по семь человек в доме, но зато безопасно. С новичками развлекаются, а так, чтобы нос к носу с кем-то опаснее кролика встретится, это они пас. Да и многое тут отличается от жизни на Земле, даже твое тело. Со временем оно становится сильнее, если на печи заднюю точку не греешь, так что за меня можешь не беспокоится. Кстати, Тамерлан. - Представился он и протянул руку для рукопожатия.
        - Кирилл. - Он пожал новому знакомому руку и ощутил, как его ладонь сдавливают, словно стальными тисками.
        После секундной задержки, Тамерлан разжал кисть:
        - Ну как?
        - Как клещи, - разминая ладонь, признался Кирилл.
        - Вот видишь, а я, собственно, даже и не сжимал сильно. Просто помашешь мечом полгодика, и у тебя будет такая же хватка. Ну, или вот тут в городке осядешь, и будешь таким, как те. Выбирать тебе.
        - Н-да… - медленно произнес Кирилл, - Весело тут у вас. - И тут же добавил. - А если серьезно, как оно тут? Как вы тут живете.
        - Да по-разному, - после небольшой паузы ответил парень. - Кто-то как заново родился - живет, получает удовольствие, кто-то, наоборот, киснет и заливает скуку вином. Сразу так и не скажешь, это, наверное, от человека зависит. Там, на Земле, мы ведь тоже по-разному жили, даже играли, и то по-разному. Вот Эльза по ходу, свое место тут нашла. Да Эльза?
        - Еще бы, - ответила девушка, - всегда мечтала о собственном маленьком кафе. Но там, в прошлой жизни, разве что домики свои в играх мебелью обставляла. А тут… - она окинула взглядом трактир, и ее счастливая улыбка сказала все без слов. - Вот сюда бы еще телевизор, и мое счастье было бы полным.
        - Это да, - со вздохом согласился Тамерлан, - электроники тут не хватает, все бы отдал за вшивый плеер.
        После этих слов новый знакомый Кирилла допил то, что оставалось в него кружке, и со словами: «Ну, вечерком еще загляну», - протянул Эльзе два прозрачных кристалла, буквально материализовавшихся у него на ладони.
        Тамерлан направился к двери, а Кирилл, как завороженный, уставился на эти кристаллы, словно из воздуха появившиеся в руке парня.
        - Это крисы, - видя, куда смотрит Кирилл, пояснила Эльза, - местная валюта. Серебро здесь, конечно, тоже есть, и медные монеты с гоблинов падают, но такого, чтобы монетки падали с каждого убитого моба, тут нет. А вот крисы, а если полностью, то кристаллы душ, падают с каждого убитого псевтоживого создания, ими чаще всего и расплачиваемся. И с тебя, если еще захочешь пива, я тоже потребую крисы. Но первая кружка бесплатно. Ты что не пьешь-то?
        Кирилл сделал глоток, но скорее для приличия, ну не привык он еще, чтобы вещи появлялись вот так, из воздуха.
        - А откуда он их, вот так… - как, он пояснить не мог.
        - Так из сумки, она у тебя тоже есть, - улыбнулась Эльза, - рубаху задери.
        Кирилл послушно поднял край рубахи, и на поясе, поверх штанов, действительно увидел нечто, напоминающее скорее не сумку, а поясной кошелек.
        - «Сумка новичка», - продекларировала Эльза, - пятьдесят ячеек, снижение веса на сорок процентов. И да, влезть в нее может все, что угодно, даже слон. Так что привыкай, новенький, к реалиям этой жизни.
        - А смотреть в нее как? - разглядывая сумку, спросил Кирилл.
        - Да просто подумай о том, что в сумке.
        И точно, стоило Кириллу подумать о том, что он хочет ознакомиться с содержимым сумки, как он понял, что в ней лежит десяток сэндвичей и полная фляга с водой. Эти знания появились в сознании спонтанно, без какой-либо привычной по играм визуализации.
        Видимо, лицо его в этот момент было крайне озадаченным, потому что Эльза прыснула коротким веселым смехом:
        - Привыкай, тут тебе никаких экранов и мониторов. Все, начиная от сумки, и до количества жизни противника, любые статистические данные и знания, все это ты просто узнаешь, вот так. Таков тут мир, и это даже удобно.
        - А доставать как? - все еще переваривая вновь полученную информацию, медленно произнес Кирилл. Вот теперь он действительно начал осознавать, что это не сон, не наваждение, и он действительно находится в этом странном, не до конца еще понятном ему мире.
        - Мысленно представь, что ты хочешь поместить сэндвич на стол, - взглядом Эльза показала на место перед собой, - и не бойся, микробов в этом мире нет.
        Первая же попытка извлечь сэндвич из сумки оказалась удачной и на удивление простой. Стоило подумать о желаемом действии, и сэндвич, как по мановению волшебной палочки, материализовался на столешнице. А вот попытка достать фляжку едва не закончилась конфузом. Нет, фляжка материализовалась в его руке, как он и задумывал, но она оказалась кожаной и, соответственно, мягкой, поэтому едва не выскользнула из пальцев лишь наполовину сжатой руки.
        - Ничего, научишься, - подбодрила его Эльза. - А теперь посмотри на эти крисы и скажи, что ты видишь?
        Кирилл лишь взглянул на кристаллы, желая знать, что они собой представляют, и тут же осознал, что знает, один из этих кристаллов третьего уровня, а второй второго. Но вот знания, что могут означать эти уровни, у него не появилось, о чем, собственно, он и рассказал Эльзе.
        - Тут все верно, - пояснила та, - понять суть предмета ты можешь, просто взглянув на него и пожелав получить данную информацию, но вот в предназначении той или иной вещи тебе придется разбираться самому. Кстати, эти крисы используются везде. Это, по сути, магические батарейки. Вон, видишь светильник? Это просто подставка, на которой лежит кристалл с наложенным на него соответствующим заклинанием. И чем выше уровень криса, тем ярче он будет светить, а чем выше уровень заряда, тем дольше. И вот для того, чтобы приготовить твое пиво, тоже используется энергия крисов. Они тут везде, в оружии и доспехах, в алхимических приборах и кузнечных молотах. Это другой мир, парень, и живет он по иным законам.
        Но как они тут живут, Кириллу расспросить Эльзу не удалось. Едва он попытался задать следующий вопрос, как Эльза перебила его непререкаемым тоном:
        - Так, парень, курс молодого бойца окончен, и у меня еще много дел, прости, действительно много. А вот тебе стоит сходить сейчас в здание для новичков и выбрать себе класс - это, как войдешь в здание направо. Там же научится азам крафта - это там же, но по коридору налево. Извини, он у меня действительно есть дела, а объяснять в который раз одно и то же… - она сделала многозначительную паузу, явно намекающую на количество тех, кому ей уже приходилось это объяснять, - ну, ты понимаешь. Да и вопросов после посещения нубо-дома у тебя, надеюсь, поубавится. И еще, туда не так давно девушка пошла, тоже сегодняшняя, Мариной назвалась, так у нее глаза были на мокром месте. Ты посмотри, там ли она еще. И пусть если что, заходит, не всем, знаешь ли, удается легко свыкнуться с мыслью, что они уже умерли. И не шали там, обидишь девушку, голову откручу голыми руками.
        Спорить Кирилл не стал, да и не в том он был положении, чтобы спорить. Это его жизнь, и это ему нужно тут как-то обустраиваться и искать свое место, а не надеяться, что все разжуют и положат в рот. Так что, кивнув на прощание, он направился к выходу - там, впереди, его ждал дом новичков, магия и ответы на вопросы… Или новые вопросы, ответы на которые он должен найти сам. Там его ждала жизнь, его новая жизнь.
        Нубо-дом, как назвала его Эльза, находился как раз напротив ее заведения через дорогу. Это двухэтажное, покрашенное в зеленый цвет здание заметно отличалось от всех деревянных и кирпичных построек, что стояли дальше по улице. Было видно, что тот, кто создал этот мир, специально выделил это строение, и причина для этого была очевидна.
        Окружала дом солидная кирпичная стена под два метра, а кованная решетчатая калитка была приветливо распахнута.
        Зайдя внутрь, Кирилл секунду постоял на дорожке, а потом, не решаясь идти дальше, свернул направо и оперся спиной на стену. Руки немного подрагивали, где-то в груди застыло то щемящее чувство, что нередко бывает в тот момент, когда мы собираемся с духом перед чем-то важным. Когда-то, читая книги о попаданцах или просматривая мультфильмы, он тоже мечтал вот так попасть в неведомый мир. Но мечтать, это одно, а вот оказаться в этом мире… Мысли о смерти и том, что возможности возврата к прежней жизни у него уже нет, наконец-то настигли его со всей пугающей очевидностью происходящего. И просто для того, чтобы убедиться очередной раз, что все это происходит с ним, он мысленно достал из сумки бутерброд. Тот тут же появился в его руке. Кирилл принюхался, пахло колбасой и сыром. А потом он с силой сжал его в кулаке, и тот невнятным комком раскрошился в пальцах. Подумалось - вот так же судьба поступила и с ним, или нет… Или так с ним поступила прошлая жизнь в том, показавшимся теперь таким далеким, мире, в котором он жил… Или, правильнее сказать, делал вид, что живет. А вот тут ему, возможно, дали шанс,
шанс действительно прожить нормальную жизнь, а не стать разумной приставкой к компьютеру?
        Кирилл усмехнулся, и подумал: «Бойся мечтать, ибо мечты твои могут сбыться». Да, это, похоже, сейчас о нем. Всю свою сознательную жизнь он всегда откладывал все на «понедельник». В понедельник возьмется за учебу в институте, с понедельника бросит курить и займется спортом, в понедельник… К черту… Хватит откладывать жизнь на потом. Похоже, даже там, наверху, кое-кому надоели его «понедельники», и он взял его, непутевого, и, словно котенка за шкирку, перетащил в этот мир. Мечтал о монстрах, играл, мнил себя в играх героем без страха и упрека… Ну так вот тебе посох или меч, выбирай и иди, добывай свою мечту, доказывай, что ты воин… Или сиди тут под прикрытием стен и трясись. Страшно? Да, страшно. А прожить всю жизнь, уткнувшись в монитор, не страшно? Только вот что ты потом о той жизни вспомнишь на старости лет? Игры, уровни, пиксельные достижения?
        - Все верно, - решил Кирилл. - Тот, кто приглядывал за ним там, наверху, был прав - жизнь, отложенная на потом, это и не жизнь вовсе, так, предисловие. И, похоже, его «понедельник» наступил здесь и сейчас. И пусть не по его воле, но кто сказал, что зря? Впрочем, если он забьется так же в угол, как и те, кто живут здесь в городке, то, похоже, все зря, и то, что было там, на Земле, и то, что будет здесь. Вот только так просто сдаваться он не собирался.
        Кирилл улыбнулся, покосился на небо, весело ухмыльнулся. Сейчас он был уверен, что в его взгляде «играли чертики», он принял условия игры. Игры под названием «жизнь», и уверенно шагнул в сторону дома для новичков.
        Глава 3
        Неспешно пройдя по выложенной кирпичом дорожке, Кирилл поднялся по невысокому, в три ступеньки, крыльцу и медленно отворил дверь.
        Все, как и говорила Эльза - небольшой коридор заканчивался лестницей, ведущей на второй этаж, а по правую и левую сторону были видны проемы в помещения на первом этаже. Заглянув в правое от входа помещение, Кирилл на мгновение замер, представшая перед ним картина не пугала, но вызывала жутковатое чувство. В помещении стояли шесть представителей разных магических классов, но, несмотря на то, что внешне они выглядели совершенно как люди, они были замершими, словно статуи, и от их застывших взглядов было как-то не по себе.
        Первым слева от входа стоял воин, дальше, поодаль от него, стояла волшебница, а у дальнего края стены застыл лучник. По правой стороне расположились лекарь, чародей с посохом и некто, чье лицо скрывал глубокий капюшон, а в руках поблескивали два кинжала.
        Странно, но Кирилл еще даже не зашел в комнату, а уже знал, что за классы представляли эти учителя. Это было то же самое знание, что появилось у него, когда он просто посмотрел на кристаллы, - он просто знал, знал, и все.
        Примечательно, что лучник здесь был «охотником», а в капюшоне был не «убийца» как было принято называть этот класс в играх, а «разведчик». В остальном же, все выглядело довольно стандартно, и для того, чтобы не торчать в проеме, Кирилл быстрым шагом направился к чародею.
        Особых сомнений в выборе класса у него не было. В памяти отложился тот факт, что именно чародеи были в этом мире самыми универсальными в плане использования магии, да и по его геймерскому прошлому этот класс был ему ближе всего.
        Чародей проявил признаки жизни лишь тогда, когда Кирилл остановился в метре от него. Это был старик лет восьмидесяти, не меньше, и его длинные седые волосы спадали на плащ, под которым виднелась кольчуга. Первыми ожили глаза, затем старец чуть улыбнулся одними краешками губ и заговорил:
        - Здравствуй, прибывший в этот мир воин. Желаешь ли ты узнать о магии чародеев, или сам хочешь стать чародеем?
        - Для начала бы узнать… - несмело пробормотал Кирилл. В играх это был бы стандартный стартовый неигровой персонаж, именуемый часто НПС, к которому он бы просто подбежал, взял задание, причитающиеся атрибуты, и отправился дальше. Здесь же, столь привычная для игрового мира функция казалась кощунством, его посвящали в магию, настоящую магию. И если те, кого он видел в таверне, не врали, то вот так запросто получить желаемое… Это в чем-то выглядело слишком простым, обесценивающим само волшебство действием.
        С другой стороны, когда-то таких, как он, тут были тысячи, так что все выглядело логичным.
        - Я могу научить тебя лишь азам магии чародеев, - неспешно и без особых эмоций начал вещать старик, - ты узнаешь, как налагать на себя и товарищей благословение, научишься лечить небольшие раны, познаешь магию огня в виде заклинаний «огненный шар» и «пылающий посох», а также сможешь обездвижить противника заклинанием «провал во времени». Позже ты сможешь изучить еще множество заклинаний, как характерных только для чародеев, так и доступных любому. Ну а если полученные знания тебе придутся не по душе, то в течение первых трех дней ты сможешь пройти обряд забвения и выбрать для себя иную школу магии. Можно будет сделать это и позже, если тебе будет доступен свиток перерождения.
        Закончив речь, чародей помолчал несколько секунд и добавил:
        - Как только примешь решение, приходи снова.
        - Я готов, - быстро произнес Кирилл. Решение он принял еще до начала разговора, и тянуть с получением знаний было глупо, в конечном счете, узнать об умениях иных классов он сможет у других жителей этого мира, но сравнивать эти знания куда как проще, когда хоть что-то знаешь о магии.
        - Ну что ж, - все тем же добрым, но несколько монотонным голосом произнес чародей, - тогда возьми посох. - С этими словами он протянул Кириллу посох правой рукой, а едва тот его взял, коснулся лба Кирилла левой.
        Как это произошло, Кирилл не понял. Он просто узнал, осознал, что теперь знает, как работает магия в этом мире, в тот момент, когда рука чародея коснулась его лба. Это было похоже на то, что было там, в таверне, с определением предметов, только объем знаний на сей раз был намного большим. И это было неожиданно, слишком много информации за слишком короткий промежуток времени. Кирилл отшатнулся. Чародей же, улыбнувшись напоследок, вновь вернул руки в первоначальное положение, и в правой руке у него снова возник посох. Затем учитель магии замер, вновь превратившись в пугающую своей неестественностью «живую статую».
        - Уж лучше бы тот, кто это сделал, создал бы их в виде статуй, - мелькнула мысль, - было бы куда проще. - Но эту мысль тут же вытеснила другая, он знал! Теперь он действительно знал о магии этого мира, и не только о ней. Единовременно переданные учителем магии знания касались не только тех шести заклинаний, которые он передал Кириллу, тут было и само понимание магии этого мира и принципы ее работы, и даже то, что существа, с которыми ему предстоит встретиться, всего лишь псевдоразумны, не способны осознать себя или испытать страх смерти. А еще они не являются «физическими телами» в привычном по старому миру понимании, ни они, ни сам Кирилл. Все это и многое другое он не просто узнал, эти знания стали частью его разума, как если бы он посвятил изучению этого долгие месяцы. Все же права была Эльза, направляя его сюда. Тот, кто создал этот мир, явно знал, что делал, даже немногословие чародея теперь выглядело логичным, попытайся тот передать все это словами, лекция затянулась бы на несколько часов и, наверное, оставила бы множество вопросов. А теперь Кирилл просто знал все это.
        Он уже вышел в коридор и хотел, было, направиться на улицу, чтобы испытать на практике полученные умения, как услышал короткий всхлип. Звук шел со стороны лестницы, ведущей на второй этаж. Сомневаться, что принадлежал он той девушке, о которой говорила Эльза, не приходилось.
        Вздохнув, Кирилл направился в сторону лестницы. Опробовать новое знание, конечно же, было интересно. Но делать это, зная, что где-то рядом плачет девушка, да еще попавшая в такое же скверное положение, как и у него, было бы кощунством. Впрочем, сам Кирилл каких-то сильных эмоций по поводу своей кончины не испытывал то ли времени на это не было, то ли сам он оказался настолько твердолобым, что сей факт не сильно тронул его душу. Разбираться в этом Кирилл не спешил. Впрочем, скорее первое, ведь он чувствовал засевший в глубине сознания комок недосказанных мыслей и свернутых в тугой жгут эмоций. Чувствовал, но пока гнал от себя даже саму мысль о том, чтобы прикоснуться к нему. Возможно, ему было просто страшно это сделать.
        Поднявшись на второй этаж, он увидел ее. Девушка сидела на полу в конце длинного коридора, уткнув голову в согнутые колени. Ее плечи вздрагивали в беззвучном плаче.
        Кирилл замер. Вот как утешить человека, потерявшего близкого родственника, он еще мог себе представить, но что сказать в утешение самому умершему?
        - Привет, - наконец произнес он. Ничего более дельного в голову просто не пришло.
        Девушка подняла взгляд и молча посмотрела на него.
        То, что глаза у девчонки «на мокром месте», Эльза была права. Покрасневшие от слез, они не портили (обычно покрасневшие от слез не только глаза, но и вся моська, а еще и распухшая, так что это не к месту) ее красивое обрамленное каштановыми волосами лицо, но вполне передавали отчаяние девушки. В отличие от Кирилла, ей мысль о смерти далась нелегко.
        - Можно присесть? - негромко спросил он, взглядом указывая на место рядом с девушкой. Ему очень хотелось утешить ее, правда, но он просто не знал, как.
        Марина, если это, конечно, была она, ничего не ответила, даже не кивнула, но Кирилл все же подошел и присел рядом. Бывают в жизни моменты, когда ждать согласия для того, чтобы помочь, едва ли стоит. Тут уж человек решает сам, готов он проявить участие, и не формальное, а именно от души, или действительно задавал вопрос о помощи ради проформы. В первом случае, отсутствие ответа едва ли что-то значит, во втором, как раз, является поводом, чтобы извиниться и уйти с «чистой совестью». А уходить Кирилл не собирался, не тот случай. И пусть он совершенно не представлял, что ему сказать, горе этой девушки сейчас ему было куда важнее собственных переживаний. И дело было даже не в том, что он, вроде как, парень. Просто бывает такое, что надо что-то делать, и, порой, даже неважно что, главное, что-то делать, чтобы совсем не впасть в отчаяние. Он вот поперся в таверну и решил изучить магию, а ей повезло меньше, она зациклилась на самом факте собственной смерти, и сейчас ее нужно было срочно вытаскивать из этого омута.
        Но слов не было. Кирилл решительно не мог придумать хоть что-то, с чего можно начать разговор, ну не со смерти же.
        Так они молча просидели с минуту, и первым заговорил не Кирилл.
        - Мы умерли, представляешь, мы умерли, нас там больше нет, - глухо, не поднимая лица с колен, произнесла она.
        - Ну не совсем же умерли, - тщательно подбирая слова, медленно (очень часто он говорит медленно, это намекает на то, что он тормоз) заговорил он, - тело умерло, а мы вот сидим здесь.
        - Ты как? - Спросила она.
        - Как что? - Начал, было, Кирилл, но тут же поправился. - Я? Отравился.
        - А я утонула.
        - Что, плавать не умела?
        - Умела. Плохо. Ну… Не очень хорошо, но умела. Мы с сестренкой в заводи баловались, а там дальше течение. Вот меня и понесло. Я испугалась, запаниковала. Плохо помню. Помню, вода кругом, страшно, и очень страшно и хочется сделать глоток воздуха, просто невыносимо хочется.
        Она шумно вздохнула и снова заплакала.
        - Ну, не все же так плохо, - Кирилл приобнял девушку за плечи, - это тело умерло, мы-то здесь.
        - А они там. Мама, сестренка. И я там, мертвая.
        Нужно было что-то делать, говорить, Кирилл это понимал, но что….
        - Это там ты мертвая, и не ты, а только твое тело, - решительно начал он, - И не все так плохо. Теперь мы знаем, а не просто догадываемся, знаем, что жизнь там не заканчивается. А еще знаем, что жить будем вечно. И не только мы, но и сестренка твоя и мама.
        - Правда, - девушка оторвала лицо от колен и взглянула на него, - ты так думаешь? В ее глазах все еще стояли слезы, но само выражение лица… Нет, она еще не вышла из депрессии, но на нем промелькнула надежда.
        - А что тут думать, мы-то здесь, мы живы. И они, когда их жизнь закончится, тоже не умрут, мы-то теперь это наверняка знаем. Разве это плохо? И ты еще с ними встретишься… Если в рай попадешь. Мне сказали, что мы, вроде как, тут не навсегда, а просто для того, чтобы прожить жизнь до конца, раз уж на Земле не получилось. Так что отставить расстраиваться, думаю, знай твоя мама, что с тобой все в порядке, она бы обрадовалась.
        Девушка вздохнула, а потом улыбнулась:
        - У меня восемь лет назад папа умер, он хороший человек был, правильный, он точно в рай попал. Если бы я тогда узнала, что с ним все в порядке, я бы, наверно, от счастья летала. Я так сильно тогда переживала.
        - Ну вот, видишь, - произнес Кирилл, - теперь ты это знаешь.
        - А ведь и правда, - теперь девушка улыбалась, улыбалась той чистой и светлой улыбкой, которая бывает только тогда, когда идет от души.
        И, смотря на девушку, Кирилл сам почувствовал, как в его душе словно разжимается какая-то пружина, тот ком мыслей о смерти, что сознание предусмотрительно спрятало «на потом». Похоже, убеждая ее, он и сам осознал, что в таком посмертии были и приятные моменты. Очень даже приятные - вечная жизнь, понимание, что все, кто тебе был дорог, тоже не умрут, не умрут никогда.
        - А еще тут есть магия, - заговорщицким голосом прошептал он, взглядом показав на свой посох, - ты за кого там играла? - И вот это «там» получилось у него естественно, и даже как-то само собой разумеющееся.
        - Хилом, целительницами. А если я здесь целительницей стану, можно я тебя лечить буду?
        - Можно, - с улыбкой ответил Кирилл, - но вот только для начала тебе бы к учителю спустится. Они там, на первом этаже, стоят, возможно, видела, когда сюда проходила?
        С этими словами, он быстро поднялся и помог встать девушке. Ждать, когда новая волна отчаяния захлестнет девушку, он точно не собирался. Ему удалось выбить ее из порочного круга мыслей о смерти и теперь нужно было развивать успех.
        - И да, мы, сударыня, не представлены. Кирилл. - Он манерно поклонился, сделав жест несуществующей шляпой.
        - Марина, - произнесла она, попытавшись изобразить реверанс.
        Обучение у целительницы как две капли походило на речь чародея, и по тому, каким удивленным стало лицо Марины после того, как целительница коснулась ее лба, Кирилл догадался, что девушка также получила весь тот багаж знаний, что достался ему.
        - А мы что, получается, ненастоящие? - Прошептала она.
        - Как это, ненастоящие? - Кирилл даже опешил от этого вопроса.
        - Ну, тела наши, они ведь не из… - тут девушка запнулась, - не из мяса.
        - Ну… Да, - медленно начал Кирилл, боясь, что Марина снова впадет в уныние, - но так ведь это нормально. Нам же еще на Земле обещали, что на тот свет попадает душа. И это даже лучше. Представь, никаких переломанных костей, оторванных рук, выдавленных глаз… - Запнувшись, закончил он, видя саркастический взгляд Марины.
        - Да, умеешь ты подбодрить девушку в трудную минуту. - Голос у Марины скорее был насмешливым, чем расстроенным.
        Сам Кирилл был с ней категорически не согласен, не эта ли мадам только пять минут назад лила слезы этажом выше. Но говорить он ей этого не стал, а схватив за руку, потащил на улицу:
        - Пошли, покажешь, чему ты там научилась.
        Как это часто бывает, ожидание чуда оказалось приятнее самого чуда. Нет, выпустив свой первый огненный шар по стоящему во дворе манекену, Кирилл не расстроился. Просто перед тем, как использовать магию впервые, он чуть ли не трясся от возбуждения. Магия, настоящая магия была у него в руках. А на деле, из навершия посоха сорвался огненный мячик не больше теннисного, и с негромким хлопком разбился о деревяшку. Почти буднично, без какого-то произнесения заклинания, без некоего таинства в душе, вот просто подумал, и заклинание сработало. Чувствуя себя обманутым ребенком, он добавил манекену оцепенение, которое здесь называлось «провал во времени». Манекену что огненный шар, что «провал во времени» никакого видимого вреда не нанесли, а последнее на деревянном чучеле вообще никак визуально не отразилось. И, разозлившись, вот только непонятно, на кого, Кирилл подскочил к манекену и нанес два последних из изученных ударов. А вот это оказалось даже несколько интереснее. Заклинание «огненный посох», действительно окутало огнем посох на несколько мгновений перед ударом, а проводя «силовой удар» Кирилл
буквально нутром прочувствовал, как передает манекену некий импульс. Лечить манекен было бессмысленно, поэтому в завершение Кирилл использовал заклинание усиления, представив, что использует его на себя и Марину.
        - Ух ты, - выдохнула девушка, - это что сейчас было?
        - Бафф, - не без гордости ответил Кирилл, - по крайней мере, это было первое заклинание, действие которого можно было действительно почувствовать.
        Он ощутил прилив сил, да и в голове как будто «посветлело».
        Умения целительницы так же не были лишены визуальных эффектов. Особенно красивым оказался «щит», защитное заклинание создало вокруг Марины прозрачную сферу, испещренную светящимися рунами. Был у нее и скилл контроля, опутавший мгновенно появившейся лозой палку, на которой стоял манекен, и боевой скилл - «проклятье» окутавший манекен болотного цвета дымкой. Вот только «лечение» испытать толком не удалось, наложенный на Кирилла скилл никак не отразился на его самочувствии по причине отсутствия повреждений.
        Но вот после второй серии заклинаний тренировку пришлось прервать. В этом мире не было полоски манны, но при использовании очередного заклинания Кирилл и Марина словно выдыхались. Нет, это не было похоже на физическую усталость, скорее внутреннее опустошение. А еще выяснилось, что у каждого скилла есть время отката. Это никак не выражалось визуально, просто каждый знал, через сколько секунд он сможет использовать то или иное умение. Все, как говорила Эльза - в этом мире не было графиков, все то, что раньше они видели на экранах мониторов, теперь было просто знанием, знанием, являвшемся частью их самих.
        Отдохнуть и набраться сил сели тут же на ступеньки крыльца. Делились первыми впечатлениями, строили планы, пока шуточные, по «захвату этого мира». Девушку было не узнать, едва ли бы кто-то поверил, что еще полчаса назад она горько рыдала, замкнувшись сама в себе, и Кириллу это изменение ее настроения нравилось. Он уже начал подумывать, а не «подкатить» ли к Марине поближе, как вдруг девушка произнесла:
        - Голова. - И уставилась куда-то за плечо Кирилла.
        - Какая голова? - Не сразу сообразил он.
        - Рыжая.
        Повернувшись, Кирилл действительно увидел голову, а также руку, перекинутую через забор. На заборе висел рыжеволосый парень и наблюдал за ними.
        - Я где? - Увидев, что на него обратили внимание, спросил он.
        - Э-э… - начал Кирилл, - в Аду, ты умер, мы вот тоже, сейчас сидим, ждем чертей, они за разнарядками пошли, куда нас опреде… Ой. - От чувствительного тычка в бок Кирилл прервал свою тираду. Не то, чтобы он хотел подшутить над новоприбывшим, а в том, что обладатель рыжей головы появился в этом мире только недавно, не возникало сомнения, просто нелепая шутка вырвалась сама собой, как отражение его настроения.
        - Ты чего, - повернувшись к Марине, начал возмущаться он.
        - Ты зачем врешь? - девушка его шутку явно не оценила, - Парень только тут появился, а ты?
        - Да ладно, - примирительно поднимая руки вверх, произнес Кирилл, и уже поворачиваясь к парню, - извини, не хотел, само как-то вырвалось. Ты не в Аду. Но… Но вот насчет смерти, это правда. Мы вот тоже недавно сюда попали, я вот отравился.
        - А я утонула, - добавила Марина.
        - Может, перелезешь уже? - закончил Кирилл.
        Долго уговаривать себя обладатель рыжей шевелюры не стал. Ловко перемахнув через забор, он тут же переместился в тень здания, наполовину спрятавшись за углом.
        - Точно не Ад? - Почему-то шепотом переспросил он.
        - А похоже? - в тон ему ответил Кирилл.
        - Рай?
        - А у нас что, крылышки за спиной, - Кирилл ответил не то, чтобы раздраженно, неприятия к парню у него в принципе не было, просто появился он как-то не вовремя, разрушив идиллию его общения с новой знакомой.
        Понимая, что ответ на вопрос прозвучал грубо, Кирилл тут же поправился:
        - Да не Рай это, но и не Ад, просто это мир, куда попадают те, кто слишком много времени уделял играм там, на Земле. - И видя недоуменное выражение на лице парня, тут же добавил, - Ну, не веришь, вон можешь через дорогу сходить. Видишь таверну?
        - Он правду говорит, - подала голос Марина.
        - Не, я лучше тут, с вами, - после паузы ответил тот, и добавил, - а про игры, это что за прикол такой?
        Пришлось Кириллу пересказать все, что он узнал от встреченного на холме парня и то, что узнал от Эльзы. Закончил свой рассказ Кирилл вполне уместным, как ему показалось, вопросом:
        - Ну а ты-то как сюда попал?
        - Мотор, - парень показал на грудную клетку, - с детства барахлил. Говорил мне врач особо не напрягаться, но… На стройке я работал, так уж получилось. Как сюда попал, сразу вспомнилось, как на работе сердце прихватило, а ведь еще успел подумать, что все. Получается, не ошибся. Я там, на холме, когда очнулся, вспомнил все, ну, думаю, в рай попал, только вот херувимчиков не хватает. Мне наш бригадир всегда говорил, что в Рай я попаду потому, что у чертей нет такого ангельского терпения, как у него. Хороший мужик был, когда трезвый.
        - Он что, тоже умер? - участливо спросила Марина.
        - Он то? Да не, вроде жив был, когда я… - Парень рассмеялся, - Так это не он, похоже, «был», а я.
        Но смех парня быстро оборвался:
        - Народ, а что нам теперь делать-то?
        - Ну, для начала, пойдем, - Кирилл встал со ступеньки и направился внутрь дома, - ты кем там играть привык? Каким классом?
        - Э… Лук я, ну, луком гамал обычно, а что?
        - Пошли, получишь класс, многие вопросы отпадут сами собой. Не веришь, вот можешь у Марины спросить. А как тебя, кстати, зовут?
        - Женя.
        - Везет мне сегодня на Жень, - усмехнулся Кирилл, - ну пошли, что встал?
        Процесс обучения лука ничем от прочих не отличался, те же стандартные фразы, то же касание лба пальцами. Вот только после того как учитель лучников передал ему знания, Евгений застыл на добрую минуту, лишь отмахнувшись от Кирилла, когда тот хотел вытащить его во двор.
        Наконец, Женя повернулся к Кириллу и произнес:
        - Во оно как. Я ведь не только в играх зависал, я еще и анимэ смотрел. Все думал, вот бы мне попасть в такой мир, там ведь много анимэ про пападанцев. Но понимал, нереально это, а тут… - он замолк.
        - Ну да, - поддержал Кирилл, - хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Но все, вроде, логично, раз Бог посылает нас в тот мир чему-то научиться, а мы, так сказать, прогуливаем уроки, вот нас сюда и определили. Тут уже не отвертишься, компьютеров и игрушек про реальную жизнь тут нет.
        Вздохнули и выдохнули оба, как по команде.
        - Ну, и что теперь делать? - посмотрев сначала на Кирилла, а потом на Марину, спросил Евгений.
        Вопрос был не праздный.
        - Пока попробуй из лука пострелять, - предложил Кирилл, - а потом вон в комнате напротив, посмотрим, что для нас еще этот мир приготовил. Там, вроде, крафтовая непись стоит. Ну а дальше будем думать, как тут жить.
        Робином Гудом Женя точно не был. Первая же выпущенная им с десяти метров стрела ушла правее и прилично выше цели. Но он что-то прошептал перед вторым и третьим выстрелом, и те точно легли в торс и голову манекена. А вот четвертый выстрел снова ушел вправо.
        - Не, это как? - разочарованно и зло выпалил Евгений, - Ну, ведь точно так же целился, как прошлый раз.
        - Так два-то попал, - удивился такой реакции Кирилл.
        - Как же, попал, - отмахнулся тот, - я на тех заклинание «зоркий глаз» использовал, позволяет нанести два точных выстрела за пять секунд. Но ведь четвертым, ну в точности, как третьим целился.
        - А ты левее бери, - посоветовала Марина, - ну или класс сменить можно.
        Женя взял левее, буквально корпусом развернувшись в эту сторону, и… Стрела уверенно легла на полметра левее манекена.
        Следующую стрелу он доставал с видом, будто это важнейший выстрел в его жизни, лицо у новоиспеченного лучника было такое, что наложи эпическую музыку, и можно делать заставку к рекламе или фильму.
        Стрела вспыхнула и ушла точно в грудь чучела.
        - С «зорким глазом»? - поинтересовался Кирилл.
        - Не-е-т, - весело ответил Жека, - сам. Буду я луком, там был, и тут буду.
        После еще десятка стрел, часть которых все же попала в цель, вся компания направилась снова в дом, посмотреть, что же готовит им комната с крафтовыми НПС.
        А посмотреть тут было на что, и не только посмотреть.
        Ближе остальных к входу расположился НПС Повар. Именно у него ребята узнали обо всех прелестях местной готовки. А она отличалась от привычного на Земле процесса от слова совсем. Зато полностью подходила под привычные каноны игр.
        Тут как выяснилось, практически все подходило под определение лайф, и готовка, и сбор, и даже кузнечное дело - есть ингридиенты, скомпоновал, произнес заклинание получил готовый предмет. Красота.
        На все премудрости крафта они потратили не менее двух часов, зато из комнаты вышли пусть и уставшими, но уже куда лучше понимающими законы этого мира.
        - Ну, что делаем дальше? - произнес Кирилл, когда они вновь оказались на крыльце дома.
        - Может, на речку? - предложил Женя, - Рыбки наловим к ужину, заодно и как жить дальше обсудим.
        Предложение было логичным, тем более что по пути на речку можно было заняться еще и сбором льна на новую одежду, так что никто возражать не стал. И вот там-то они и провели остаток дня. Ловили рыбу, обсуждали планы на будущее. Кирилл сразу рассказал о своем разговоре в таверне, так что с вступлением в какую-либо гильдию решили не спешить. Однако все же стоило быстрее определятся со своим будущим, и пусть им не грозил голод, да и крыша над головой (откуда?) пока была, но неопределенность раздражала, по крайней мере, Кирилла. Это действительно была не игра, где можно свернуть сессию и встать из-за монитора. Им предстояло тут жить. Но определенных идей почти не было, разве что, узнать, как живут другие, сходить на другой конец городка и поискать мобов, раз с этой стороны их не наблюдается, научится зарабатывать себе на жизнь.
        Когда солнце стало клониться к закату, вернулись в городок. От идеи зайти в таверну к Элизе пришлось отказаться, как мудро заметил Женя:
        - Валюты у нас сейчас нет, а сидеть и хлопать ушами за пустым столом стремно. Вот набьем завтра мобов, добудем этих самых кристаллов, там и посмотрим. Да и вечером по городу можно пошляться, расспросить народ. Сейчас вот поужинаем и пойдем.
        В город, правда, они выбрались довольно нескоро, разговоры о будущем продолжились и в нубо-доме, так что когда они вышли на прогулку, стояла уже ночь.
        Будь это Земля, праздношатающегося народу на улице в это время было бы много. Но это была не Земля. Да и городок был освещен откровенно слабо, редкие светильники у калиток домов лишь частично разгоняли тьму и оставляли множество затененных зон, что в новом для них мире выглядело довольно угрожающим. Так что полноценной прогулки не получилось, прошли метров сто по улице, переглянулись и, быстро согласившись, что утро вечера мудренее, поспешили обратно.
        Засыпал Кирилл со смешанным чувством. Он уже не сомневался в том, что умер и попал в другой мир. Ни сон, ни бред, не могли быть столь продолжительными и красочными. Но пугало это не. Свыкнуться с мыслью, что там ты умер, оказалось на удивление легко, особенно учитывая тот факт, что здесь ты был очень даже жив, более того, похоже, даже бессмертен. Хуже было другое, поначалу этот мир «стелил слишком мягко», как бы потом не пришлось спать слишком жестко, не зря же какая-то часть населения предпочла остаться здесь, и пусть и в тесноте. Но это им предстояло выяснить завтра. С этими мыслями он и уснул.
        Глава 4
        Проснулся Кирилл в том блаженном состоянии, когда сознание уже вынырнуло из объятий сновидений, но глаза еще закрыты, а утренняя нега так и подмывает полежать еще минут десять и понежится в кровати.
        «Сегодня кажется выходной, или…» - мысль не успела оформиться до конца, как тело оценило непривычную жесткость кровати и выдало свой вердикт, - «а кровать то чужая».
        Ну а дальше в мозг хлынули воспоминания вчерашнего дня, и сон как рукой сняло.
        Медленно открыв глаза, Кирилл убедился, что все это ему не приснилось, - чужая комната, посох у кровати, и странная тишина.
        С минуту еще пролежав, Кирилл встал. Тут уж лежи не лежи, а ничего не изменится. К тому же, планы на сегодня никто не отменял.
        Вскоре проснулись и остальные. И, если Евгений появился из своей комнаты с хмурым, как осеннее небо лицом, то на заспанном лице Марины блуждала пусть слабая, но все же улыбка.
        - Ну что мальчики, идем разбираться - что тут да как?
        - Не, - протянул Женя: - давайте лучше к тому черному обелиску сходим, посмотрим че там написано. Да и льна наберем. Вчера на штаны так и не набрали.
        И действительно, хоть на изготовление отреза ткани нужно было всего десять стеблей льна, нужного количества никто из них вчера не набрал, ну, не рос он у реки, а рыбалка на тот момент показалась им важнее. Да и на обелиск стоило взглянуть еще раз, сам Кирилл на него взглянул только мельком, не до того было, а вот Евгений утверждал, что видел на нем какие-то письмена, но и ему было некогда с ними разбираться.
        Собрались быстро. Заходить к Эльзе не стали, рано, да и смысл идти в трактир с пустыми карманами? Разве что поздороваться? Но на этот счет у них были несколько иные планы, - заняться каким-никаким сбором и изготовлением для поднятия их благосостояния, а уже потом засесть в таверне для сбора столь необходимой им информации.
        Путь наверх по склону был непривычно легким, тела их действительно находились в полном порядке и ни о какой отдышке или даже легкой усталости речи не шло. Всю дорогу они сновали туда-сюда в поисках всего, что хоть как-то относилось к сбору, и надо сказать неплохо продвинулись в этом направлении. По крайней мере, ингредиентов для зелий и неприхотливых блюд Кирилл набрал достаточно, едва всю сумку ими не забил, пока поднимались.
        Так они почти дошли до обелиска, когда Евгений резко скомандовал: - стоп.
        - Там кто-то есть, - показывая за обелиск, тихо прошептал он.
        Сам Кирилл никого не видел.
        - Уверен?
        - Ты на тень посмотри, - пальцем указал тот.
        И действительно, солнце сейчас располагалось так, что было видно, как ровный край тени у самого подножия обелиска нарушает какой-то посторонний объект, расположившийся за дальним его краем.
        Посох в руках Кирилла появился буквально сам собой. Но тут же пришла и мысль: - «Зверья по эту сторону вроде как быть не может. Человек?»
        - Выходи, тебя тень выдала, - крикнул он, стараясь, чтобы голос звучал как можно увереннее.
        Из-за обелиска показалась девушка. Довольно высокая, черноволосая, с прекрасным гибким телом, одетым в серый домотканый наряд новоприбывшего. Было видно, что она напугана, но между тем, в правой руке она сжимала небольшую палку, а в левой был зажат камень. Как бы там ни было, а сдаваться без боя та явно не собиралась.
        - Спокойно, - Кирилл поднял руку с открытой ладонью в примирительном жесте: - все нормально, мы тут тоже новенькие, - и он демонстративно подергал себя за штанину таких же простеньких, как и на девушке штанов, - вон, даже переодеться еще не успели, только рубахи себе скрафтили.
        - Скрафтили? - взгляд девушки стал подозрительным.
        - Ну да, - вздохнул Кирилл: - тут такое дело, в общем, ты умерла, как и мы. Мы только вчера сюда прибыли. А сегодня решили еще раз взглянуть на то место, где появились. Ты, наверное, только что появилась? Или ночью? Верно.
        - Вчера, вечером.
        «Вот это да» - подумал Кирилл, - «провести здесь всю ночь, даже не понимая, где находишься. Девочке явно пришлось несладко».
        - Так мы же вчера вон там на речке рыбу ловили, может, видела? - с удивлением произнес он.
        Девушка ничего не ответила, лишь коротко кивнула.
        - «А с доверием к окружающим у нее не очень», - подумал Кирилл. Впрочем, винить ее за такой поступок было бы глупо, сам еще неизвестно как бы поступил, не окажись тут вчера парнишки. И это получается, она всю ночь провела здесь, теряясь в догадках и умирая от страха. Девушку Кириллу стало откровенно жаль, похоже, из них всех, ей повезло куда меньше остальных, даже той же Марины.
        - Может, пить хочешь? - он мысленно извлек фляжку из сумки и протянул незнакомке. Но та лишь испуганно попятилась.
        - Да стой ты, - Марина уверенно забрала фляжку и сделала к девушке шаг.
        - Она же ничего не понимает, а ты тут со своими фокусами, объяснил бы сначала, куда она попала.
        Впрочем, объяснять, что да как Марина взялась сама. Вышло это несколько путано, но пара глотков воды, бутерброд и демонстрация парочки заклинаний сделали свое дело, незнакомка, представившаяся Полиной, довольно быстро утратила былую подозрительность, и теперь было видно, насколько она измотана.
        - Давай иди вон в тот зеленый дом, - закончила свой рассказ Марина, - а мы тут еще кружок сделаем, соберем лен и подойдем.
        - Нет, я уж лучше с вами, - ответила та, и только сейчас выкинула свое импровизированное оружие.
        Можно было конечно сразу вернуться в нубо-дом, но со льном у Марины действительно была беда, да и им поделиться с ней было особо нечем. Так что решили спуститься к речке, и там уже по берегу отправиться в городок.
        А надпись на камне действительно была, и что самое интересное, написана она была на незнакомом им всем ранее языке, который теперь они понимали. Понимали все, кроме Полины, откуда можно было сделать вывод, что знание этого языка они получили там же, у учителя магии. Гласила надпись следующее: «Ваш путь был прерван, но дан второй шанс. И куда бы вы не направили свои стопы от этой стеллы, проживите остаток жизни так, чтобы это время было потрачено вами не зря».
        - Подписи не хватает, - довольно ехидно прокомментировал Женя, за что тут же получил увесистый подзатыльник от Марины.
        - Смотри, как бы вместо подписи, твой комментарий сейчас модератор не отформатировал. Вместе с тобой.
        От этих слов Женя даже присел, спешно оглядываясь вокруг себя, словно тот, кто создал эту стелу, мог находиться рядом.
        «А ведь Маринка права, - подумал Кирилл, - это тебе не игровой чат, где можно нести любую чушь, тут уж если местный „ГМ“ решит забанить….» - додумывать не хотело, перспектива вырисовывалась явно не ахти.
        Путь до речки оказался неблизким. Забрали прилично вправо, чтобы охватить большую площадь, а заодно, давая возможность Полины выговориться. Вопросов девушка Марине задавала много, стресс от проведенной в одиночестве ночи явно не пошел ей на пользу, и не заметить этого было сложно. Да и у самой речки задержались надолго. Сначала Марина предложила устроить импровизированный завтрак, а потом, Полина свернулась калачиком на траве, и попросила немного времени просто для того, чтобы «подумать над всем что произошло». «Немного» вылилось в час. Но удочки и стабильный клев позволили провести это время с пользой.
        К городку вернулись часа через два, не раньше. И уже подходя к калитке застали там двух «аборигенов» о чем-то оживленно споривших.
        - … а я говорю Дюймовочка наша, и только попробуй ее переманить, наш Хасан твоему Крези такой разнос устроит… - долговязый парень осекся, увидев приближающуюся четверку, и молча проводил их взглядом.
        «Предмет спора» встретил их, едва они вошли в дом. Только они миновали коридор ведущий к лестнице на второй этаж, оттуда в припрыжку спустилась совсем юная на вид девочка с просто громадной копной черных как смоль волос на голове. Первое что бросалось в глаза, так это действительно ее прическа, возможная в играх, но почти нереальная в обычной жизни. Второе, ее возраст. На вид этой миниатюрной девочке было лет тринадцать - четырнадцать, ну никак не больше. А главное, она улыбалась.
        - Вот, а я вас ищу, мне о вас Эльза рассказала. Я тут только что появилась. А это не вы там, на речке сидели? - все это она выпалила на одном дыхании с таким радостным выражением лица, что Кириллу стало буквально как-то не по себе. - Она что, сошла с ума от мысли что умерла? - От этого предположения стало жутко.
        Ее одеяние неоднозначно говорило, что она тут такая же новенькая. Но радоваться смерти! Да еще и возраст. Ну ладно они, но ребенок и здесь?
        - Так ты нас искала? - неуверенно начал Кирилл, - и зачем?
        - Ну, мне Эльза сказала, что тут должны быть такие же новенькие как я, и они мне помогут разобраться, куда я попала.
        - А ты в курсе, что ты умерла? - Все так же неуверенно спросил Кирилл.
        - Конечно, но так ведь со всеми это раньше или позже случается. - Все так же весело и беззаботно проговорила она.
        - «Да у нее, точно шок от осознания смерти», - решил Кирилл, и было открыл уже рот, чтобы как-то успокоить девчушку и сказать что-то ободряющее, как его подвинула Марина, и легко подтолкнув вперед, произнесла, - так мальчики, валите к себе в комнату, а мы тут сами разберемся.
        Спорить Кирилл не решился, правда и в комнату не пошел, он повернул в проем с крафтовыми НПС, - Женька, пошли штаны ваять.
        Впрочем, сразу заняться изготовлением штанов не вышло. Буквально через минуту по коридору в направлении второго этажа проследовал тот самый долговязый, что грозил своему оппоненту каким-то Хасаном. И Кирилл уже собирался отправиться наверх, когда со второго этажа раздался характерный шум плохо различимой девичьей речи. Что конкретно говорила Марина, а голос явно был ее, Кириллу разобрать не удалось, но интонации угадать было не сложно. Долговязый что называется «нарвался».
        - «И это та плаксивая девочка, которую он тут вчера нашел?» - подумал Кирилл. - «Вот же стоит девчонкам собраться вместе и их не узнать».
        Он уже подумывал отправиться к месту словесной баталии, как быстрая поступь по лестнице ознаменовала «полную и окончательную» победу их женского коллектива - долговязый не просто ретировался с поля «боя», он позорно бежал.
        Изготовление двух отрезов льняной ткани, а позже и штанов занял довольно много времени. Еще там, спускаясь к реке, Кирилл набрал льна с запасом. То ли он произрастал там лучше, то ли на пути к стелле еще не появился после какого-то собирателя типа вчерашнего его знакомого, но там с этим ресурсом было куда лучше, чем около самого города. Набирал его Кирилл с расчетом на предмет штанишек для Полины. Хоть в отличии от парней НПС портной и предложил Марине изготовить платье, но и от местных штанишек девушка не собиралась отказываться, тем более в преддверии их предстоящей охоты на местную живность. Так что позаботиться об их новой знакомой было не лишним. Как выяснилось, Евгения тоже посетили подобные мысли, так что теперь они делали сразу по паре штанов, ведь в полку новичков прибавилось.
        Правда, Жека сразу настоял на том, что свои он отдаст Полины. Спорить Кирилл не стал, в отличие от рыжего, он пока не думал о более близких отношениях с той же Мариной, тут бы с будущей жизнью разобраться, а не «клинья бить».
        Наверх поднялись примерно через полчаса после возвращения в дом. Учитывая, что все это время они не сидели сложа руки, нарушать уединение Марины с подругами Кирилл не смущался. В конечном счете, отдадут сделанное, да и взглянуть на новоприбывшую было любопытно, ее веселое настроение никак не выходило у Кирилла из головы.
        - О, мальчики, - Появлению Кирилла и Жени Марина обрадовалась, - проходите, знакомиться с Лизой будете. А вечером мы будем праздновать ее день рождения.
        Сказала это все Марина с улыбкой, а вот у Кирилла в душе похолодело, - Малышка умерла в свой день рождения? И об этом с улыбкой? С такой же улыбкой как у самой Лизы. Да они что тут, с ума посходили?
        Ли, а если полностью Елизавета, все еще находилась в прекрасном расположении духа. И рассказывала о своем появлении здесь она тоже с улыбкой, вот только у Кирилла от этого рассказа мурашки по коже бегали.
        Лиза была старше того возраста, на который выглядела, и до своего семнадцатилетие она не дожила всего полторы недели. Но все же, именно сегодняшний день она считала своим истинным днем рождения. И как бы странно это не звучало, такое право у нее было.
        Родилась Лиза с какой-то врожденной труднопроизносимой болезнью, о которой сам Кирилл слышал впервые и срок ее жизни, как и сама жизнь были определены этим вот малоприятным фактом. Родителям даже предложили отказаться от такого ребенка, так как понимали, дальше у них будет не жизнь, а просто затянувшееся расставание с тем маленьким комочком плоти, что держала сейчас на руках акушерка. Но отказываться от ребенка родители не стали. А дальше… дальше были слезы, горе, отчаяния и ожидание. Но бог миловал Лизу от скорой смерти. Даже с ее диагнозом, но при удачных обстоятельствах, жить можно было, пусть и недолго. Прожила Лиза почти семнадцать лет. Хотя последние лет пять, назвать жизнью было трудно. Госпиталь, стерильная палата и никаких шансов на выздоровление. И все же, была у нее одна страсть, та отдушина, что скрашивала ее вынужденное заточение - игры. Там она была как все, там она находила друзей, там впервые влюбилась и впервые рассталась.
        Она никогда не планировала жить долго, не те обстоятельства. Но может именно из-за страсти к онлайн-играм прожила даже дольше, чем отмеряли ей в своих прогнозах врачи. Ей так не хотелось уходить… бросать тех, кто стал для нее настоящими друзьями, расставаться с тем миром, что стал для нее куда реальным, чем белые стены палаты.
        Но чудес не бывает, болезнь взяла свое.
        - И все же, я вытащила свой счастливый билет. - так закончила свой рассказ Лиза. - Всегда мечтала попасть в такой мир, взахлеб пересматривала анимэ про попаданцев и вот.
        Она была счастлива. Действительно счастлива. Не тем что умерла, а тем, что переродилась в мире своей мечты.
        Как по мнению Кирилла, такую можно было забрать и сразу в рай. Но может быть для нее это и был рай? Тот мир что был ей нужен. Компенсация, за все годы мучений и заточения в медицинской клетке.
        Что там, в Раю, Кирилл не знал, да и не хотел знать. Сейчас он смотрел на эту счастливую девочку, смотрел, и улыбка не произвольно появилось на его лице. - Ну, с днем рождения Лиза, - и он достал из сумки льняные штанишки, - вот, это тебе. Еще раз, с днем рождения.
        Теперь-то было понятно, почему сюда приперся этот долговязый - Лиза буквально свелась счастьем, она была комочком положительной энергии, эпицентром позитива и счастья.
        - Мне? - Лиза вспорхнула с кровати, и чмокнула Кирилла в щеку, - спасибо.
        - А это тебе, - пробормотал почему-то смущенный Жека доставая и отдавая Полины свой презент.
        Поцелуя, как, впрочем, и «спасибо» Жека не дождался. Но взгляд, удивленный, немного растерянный и все же благодарный, был ему наградой.
        - Так, - беря инициативу в свои руки, сказала Марина, - вы, - она показала на Кирилла и Женю, - валите в город узнать все то, что мы собирались разузнать, а я девчонок свожу обучу магии.
        - Лиза, ты кем обычно играла?
        - Волшебницей.
        - А ты Полина?
        - Убийцей. В общем, всеми теми, у кого есть инвиз.
        Выбор Полины Кирилла почему-то не удивил.
        Глава 5
        Поход в город был сродни экскурсии. Главной достопримечательностью оказался высившийся в центре городка собор, а главным источником информации рынок.
        Располагался рынок на той же площади что и собор, как раз напротив сооружения.
        Торговали тут разным. В основном это были фрукты и овощи до этого не встречавшиеся Кириллу на полях перед стеллой. Но были тут и доспехи, и упряжь для вьючных животных. Самих скакунов, или каких-либо питомцев тут не было. Как выяснили Кирилл с Женей, их если и можно было купить, то только в Альреме, а лучше приручить. Но дело это, по словам продавца, было тем еще «гемороем», с питомцами в этом мире было все непросто. Но это была второстепенная информация, куда важнее были знания об окружающем мире. Доставались они просто, достаточно было сказать, что ты новичок, как тебе тут же советовали вступить в гильдию, нередко в свою, но потом охотно отвечали на вопросы. Так они узнали, что зверье для охоты они могут найти почти сразу за противоположными холму воротами городка, материалы для изготовления брони и оружия в предгорьях, а крышу над головой только в гильдиях. С последним все было плохо. Дома давно уже были все заняты под гильдии или семьи. Да, семьи тут тоже были, но понятное дело, что сдавать жилье они явно не собирались. По сути, те, кому повезло после первого расселения, когда часть людей ушла
в Альрем обзавестись личным жильем, те и смогли создать семьи и жить как нормальные люди. Остальные создали что-то вроде коммун, гордо именуемых гильдиями, и жили сообща. Квартирный вопрос в этом мире стоял остро. Да и не только тут в городке, но и в Альреме по слухам с жильем было не просто.
        Но в процессе расспросов, выяснилась и другая проблема. Жить в доме новичков, можно было только пять дней. Дальше, никто не выгонял вновь прибывших, но находиться в доме становилось «неуютно», настолько неуютно, что некоторые из старичков даже спорили, сможет тот или иной продержаться в доме ночь. Иногда спорщики выигрывали, иногда проигрывали, но вот по второму разу спорить на такое не решался никто.
        - Придет время, узнаете, - так ответил им тот, кто про это рассказал, - это словами трудно описать, просто чувство такое, ну что не нужно тебе тут находиться. Толи магия принуждения, толи еще какая гадость, вот только я недавно по делам в тот дом заходил к повару, а как вышел, дышать даже стало свободнее.
        Новая информация их не порадовала. Но информация о местных гильдиях их огорчила еще больше.
        Вот как охарактеризовал их один торговец, видимо не местный:
        - Вы поймите, тут ведь боевых гильдий нет. Все, кто чувствует в себе силы и желание валить монстров, давно ушли в Альрем или дальше. А тут…, так шваль. Максимум на гоблинов набеги делают, иногда в горы забираются, да и то не высоко. Им новые люди без надобности, сами вон по пять-восемь человек в доме живут. Им новички разве что для прислуги, ну чтоб самим по хозяйству не особо напрягаться. Так что если ищете нормальной жизни, то вам конечно в Альрем нужно. Правда, телепортом воспользоваться у вас не получится, тут надо к обоим камням быть привязанным. Так что первый раз только ножками. Ну, или караван ждите. Но караваны тут редко ходят, может раз в неделю, может и того реже. Сами понимаете, по мелочи проще в сумке товар принести, а в одну телегу ехать опасно.
        - А пешком нам значит не опасно? - уточнил Кирилл.
        - Опасно. Вам новичкам особенно опасно, но тогда у вас один вариант, ждите транспорт, или ищите местную гильдию. Они хоть те еще черти, но азам научат, да и приодеться со временем сможете. Выбирать вам. Тут знаете не игрушка, авто-путь не проложишь, и кофейку отойдя от компьютера пойти не пойдешь. Нарвался на монстра дерись, не одолеешь, сожрет к чертовой матери, и будешь потом по ночам вскакивать, когда возродишься.
        Тот самый камень привязки нашли на площади без труда, а найдя, сразу к нему и привязались. Был еще соблазн зайти в собор, но времени на рынке они потратили предостаточно, а новости им казались достаточно важными, так что пришлось возвращаться в их временное пристанище.
        Пришли можно сказать вовремя, Лиза уже прошла обучение, и теперь сидела на крыльце, обдумывая полученную от учителя бытовой магии информацию. А вот Полина пока была занята - заканчивала вырезать выкройку платья, но скоро должна была освободиться и она.
        Пока ждали По, Ма, а теперь девчонки называли себя именно так, рассказала им о новой фишке. Все имена теперь предлагалось сократить. Предложила это Лиза, и предложила не просто так: - Ну, подумайте, пока ты там крикнешь - «Марина у тебя моб справа», - он же ее сожрет. Куда проще, - Ма, справа.
        Спорить с очевидным не было смысла. Вот только Кирилл заметил, что ему идея не очень то нравится, слашать постоянно «Ки» вместо имени, такое себе.
        - А меня лучше не Же, а Жо зовите, - тут же встрял Женя, - был такой футболист в ЦСКА.
        - Не буду я тебя Жо звать, - тут же ответила Марина, - я футбол не смотрела, у меня с этим словом другая ассоциация получается.
        - Ну а если по любимым никам в игре, - тут же нашлась Ди, ну наверняка такие были.
        - Шаман, - произнес Кирилл, - вот только он обычно занят был, как только переделывать его не приходилось.
        - Ну вот, Шаман. Ты тем более у нас чародей, ник, лучше не придумаешь, да и сокращать удобно - Шам, - согласилась Ди, - А у тебя Женя, какой любимый ник в игре был?
        - Не скажу, - почему-то покраснев и потупившись ответил тот, - лучше Ханом зовите, в одной игре у меня и такой ник был.
        - Ну, Хан тоже неплохо.
        На крыльце, наконец, показалась Полина, и можно было отправляться на первую в их жизни охоту.
        Город миновали быстро, разве что заглянув на площадь и сделав привязку у местного камня телепортации. К воротам подошли в приподнятом настроении - испытать магию этого мира не терпелось всем. Женя так и вовсе вложил стрелу в лук едва они вышли из города, чем, впрочем, сам себя наказал - пока остальные собирали попадавшиеся на пути попадавшиеся растения, он лишь с тоской оглядывался по сторонам.
        Первого зайца они встретили метров через двести от ворот.
        А потом практически одновременно произошло сразу несколько событий.
        - Заяц, - выкрикнула Марина. Кирилл поднял посох, но замешкался, решая, что использовать стан или огненный шар. Начала нашептывать заклинание Лиза. Но быстрее них оказался Женя и выпустил стрелу.
        И все же, первой у зайца оказалась Полина, использовав заклинание «рывок сквозь пространство» она мгновенно оказалась у цели, уже пригнувшись и готовой к удару.
        Естественно, что стрела выпущенная Женей до зайчонка не долетела…
        Полина с визгом и стрелой застрявшей чуть пониже спины свечой взмыла вверх, бедный заяц бросился наутек, а не успевшая поучаствовать в этом действии троица прыснула от смеха.
        - Я тебе сейчас эту стрелу знаешь, куда засуну? - Полина, выдернув стрелу, направилась к Евгению. Девушка была в ярости и в эпитетах относительно лучника не стеснялась.
        Жека попятился, а Кирилл, понимая, что-парень-то, по сути, не виноват, вышел вперед, загораживая его от раздраженной разведчицы.
        - Полин, ну ведь сама виновата, - едва сдерживая смех, произнес он.
        - Я виновата? - Та едва не захлебнулась от ярости, тогда он добавил, - ты вообще, о чем думала? Мы же тут все эту первую добычу ждали. Это тебе еще повезло, что у Лизы заклинания не мгновенные, а я малость тормозом оказался, а то ты бы не только стрелу получила, но еще и прожарилась. Лиза, ты там какое заклинания использовать собиралась? - обратился он к волшебнице.
        - Огненное.
        - Вот видишь. Это же не игра, тут стрелы и заклятья сквозь союзников не пролетают.
        Полина набрала воздух, видимо собираясь еще что-то высказать, но аргументов не нашла и, отбросив стрелу в сторону, демонстративно развернулась к Кириллу спиной.
        - Давай я тебя подлечу, - подойдя к Полины, и взяв ту за руку, предложила Марина, - больно было, да?
        - Да не больно. - Все еще нервно ответила Полина.
        - Точно не больно? - подал голос из-за спины Кирилла Женя. Но лучше бы он этого не делал.
        Девушка резко развернулась, и в ее руке блеснул кинжал, - я вот тебе сейчас кинжал в задницу засажу, тогда узнаешь.
        Ойкнув, Евгений быстро отскочил метра на три, а на лице Полины появилась улыбка, инцидент, похоже, был исчерпан.
        Но тут же на месте пришлось решать, как дальше продолжать охоту. Больно было Полины или нет, но вот стрелять по своим это не дело.
        Решили растянуться цепочкой. Было неудивительно, что По демонстративно пошла на правый край, а Женя поспешил стать крайним слева.
        Зайцы попадались тут довольно часто. Пройдя метров пятьсот, Кирилл имел у себя на счету уже шестерых косых, и мог только радоваться своим новым способностям. Стан, огненный шар, вот и весь набор заклинаний, что приходилось использовать для охоты. При этом выцеливать стан не приходилось, заклинание само ложилось на ту цель, на которую был обращен взгляд. Ну а попасть огненным шаром в замершего зайца проблемы не возникало. Любой охотник, там, на Земле, отдал бы правую руку за подобные возможности. Правда был и минус, максимальное расстояние на котором действовали эти заклинания, не превышал двадцати - двадцати пяти метров, но пока и этого хватало. Тем более что для зайцев хватало одного попадания.
        Остальные пока проблем тоже не испытывали, это все же были не монстры а просто добыча для пропитания. Все интересное должно было их ждать впереди.
        Первое «боевое ранение» снова получила Полина. Ей попался хорек, но в отличие от зайца, тот не умер с одного удара, а извернувшись, умудрился укусить девушку.
        Взвизгнув, По отскочила от зверька метра на два без всяких заклинаний. Естественно все бросились посмотреть, что же случилось. Ранка оказалась небольшой, всего две темно-красные точки на внешней стороне ладони. Но каждый считал своим долгом рассмотреть ранку и поинтересоваться ощущениями Полины. И дело было не в маленьком укусе, у опушки леса они уже видели волков, и пусть до этих хищников было еще метров четыреста, мысли о том, каково это будет, если такая вот зверюга до тебя доберется, посещали не только Кирилла.
        - Да не больно совсем, - успокоила всех девушка, - у меня кот больнее кусался, и ранка почти не болит, только щиплет немного.
        Вылечил ранку их штатная целительница Марина. Вылечила за пару секунд всего одним заклинанием.
        - Интересно, - разглядывая руку, произнесла девушка, - и ведь даже следа не осталось. Удобно.
        - Удобно-то удобно, - мелькнула мысль у Кирилла, - да как бы не было это удобство всего лишь компенсацией за будущие травмы. Порой ведь, и бесплатная страховка жизни на Земле в контракте, не более чем приложение к риску этой самой жизнью.
        Понимая, что впереди их ждут не только хорьки, решили поменять расстановку. Теперь шли парами: слева Жека и Лиза, справа Полина и Кирилл. Марина располагалась между ними и чуть позади. Все же она была лекарем, и в предстоящей встрече с волками, именно ее навыки могла оказаться решающими.
        Но до волков они еще встретили лис. Эти рыжие красавицы, так же не падали с одного удара, он ребята быстро приспособились к их уничтожению.
        Было весело. Поймав себя на мысли, что все это, пусть и относительно, но походит на те игры, в которые они играли на Земле, Кирилл лишь позавидовал себе - ни одна онлайн игра и близко не давала таких ощущений.
        Но волки, обосновавшиеся на опушке леса, были все ближе, и Кирилл уже собирался предложить друзьям забить на лис, и идти к волкам, как со стороны леса показалось семейство кабанов.
        Так ли все это происходило в живой природе, Кирилл не знал, но эти кабаны спокойно следовали своим маршрутом, совершенно не обращая внимания на присутствующих тут волков и людей.
        - Свининка, - довольно произнес Жека и посмотрел на компанию.
        - На мне и По секач, Хан и Ли свинья и поросята, - тут же скомандовал Кирилл. Вот тут сокращение имен пришлось как нельзя кстати.
        Забирая влево от волков, отряд выдвинулся наперерез выводку.
        Секач, на мгновение, замерев, бросился в их сторону сам, едва расстояние сократилось метров до сорока.
        - «Ну, вот теперь мы знаем радиус агрессии мобов», - подумал Кирилл, впервые накладывая на себя и группу заклинание усиления. Атаковать с предельного расстояния он не спешил, нужно было дать кабану оторваться от семейства, и тем самым облегчить работу Хану и Ди.
        - Стан, - Кирилл буквально выкрикнул это, накладывая обездвиживающее заклинание на секача. И тут же добавил к нему огненный шар. До свинки на этот момент оставалось метра четыре. Вблизи секач выглядел куда более чем внушительно чем с расстояния. Больше метра в холке, здоровые, сантиметров по двадцать клыки, и пусть маленькие, но злые глазки.
        Тут же рядом с кабанчиком оказалась и По. Несколько размашистых ударов клинками и…, кабан, ожив, бросился вперед.
        То ли стан Полины не прошел, то ли она забыла его наложить, но вся эта гора ярости и мяса в секунду преодолела оставшееся до Кирилла расстояние, и он оказался в зоне атаки.
        Впечатление было такое, словно его сбила машина. Сильнейший удар и боль в распоротой клыком ноге. А еще разом просевшая на две трети «дубленая кожа». Вот что он почувствовал в момент удара и последующего полета метра на три. А еще…, даже не страх, а понимание, что все, это конец, второго такого удара он просто не переживет.
        И только потом, когда он успел вскочить и увидел разгонявшуюся на него тушу, пришел страх.
        Умирать страшно. Страшно как выяснилось не только на Земле, но и тут. Мозг просто не успел осознать и обдумать мысль, что смерть в этом мире не окончательна, в сознании просто мелькнуло, - «это конец», - и тут кабан встал. Даже не встал, а словно врос в землю, не добежав до него какого-то метра, и по инерции «клюнув» носом. Ноги кабана оплетала магическая лоза. Это Марина пришла ему на помощь.
        Заклинание целительницы действует только две секунды, но даже их Кириллу хватило, чтобы оценить обстановку, и резко бросившись вперед, перемахнуть кабана сверху, оказавшись у того за спиной. Все же наше сознание порой на удивление быстро реагирует в критических ситуациях.
        Стан все еще был в откате, так что Кирилл нанес кабану удар пылающим посохом по хребтине, а затем еще добавил силовой удар, когда тот начал разворачиваться на месте. Удар оказался приличным, оттолкнув секача и едва не сбив того с ног.
        В следующее мгновение, Кирилл уже бежал от кабана разрывая дистанцию, и давая себе время для отката оглушающего заклинания.
        Очередной стан кабан поймал, когда до Кирилла ему снова оставалось метра два.
        Теперь Кирилл действовал уже несколько спокойней, он уже осознавал, что сейчас должно произойти и был к этому готов.
        - По, продли стан, - на бегу крикнул он, огибая кабана по касательной и разряжая в него по очереди огненный шар и удар огненным же посохом. Последнее заклинание Кирилл приберег на потом.
        Полина, вынырнув у самого секача нанесла ему несколько ударов, и едва тот дернулся, тут же продлила стан собственным заклинанием.
        Добавив силовой удар в пока еще замершую тушу, Кирилл снова рванулся в сторону от разъяренного зверя.
        Очередные «корни» кабан поймал как раз посередине между тем местом, где тот был до этого, и тем, куда успел отбежать Кирилл. Это было не совсем правильно, ведь урона на таком расстоянии ему никто кроме самой же Марины нанести не мог, заклинания были в откате, но в душе Кирилл полегчало, первый же бой, и они, практически не сговариваясь, делали каждый свое дело.
        Взвизгнув, секач, снова рванулся вперед, как только путы спали, но теперь Кирилл готов был его принять.
        Заклинание стана откатилось, и пусть у кабана еще оставалась сорок процентов здоровья, он был уже обречен.
        Снова стан, рывок за спину, очередная атака По.
        Сдох кабан в «корнях». Его добил дот «проклятья» брошенный в кабана Мариной. И только тут, Кирилл осознал все произошедшее. Тот краткий миг, когда он посчитал что ему конец, был испугом, теперь же пришло понимание, что он действительно едва не на волоске от смерти. Вот теперь, мысль о возрождении, уже как сладкая пилюля успокаивала разгоряченное сознание, но былое веселье сняло как рукой. Это действительно была не игра, и горящая болью распоротая нога была этому лучшим подтверждением. Этой боли он не чувствовал в пылу схватки, а подлечить его не подумала не Марина, ни он сам. Было просто не до того. Теперь же, взглянув на рану, Кирилл поморщился. Выглядело это довольно страшно. Глубокий рваный разрез на ноге не менее тридцати сантиметров в длину не болел, но припекал. Кирилл иногда играл в футбол, так вот, боль от этой раны была куда слабее, чем резкий «стык» нога в ногу. Скорее, это было как раз то чувство, когда боль от такого удара спадала, и оставалось довольно неприятное жжение и болезненное чувство набухающей синяком плоти. Крови не было, было лишь темно красное нечто, что заменяло тут
плоть, и разорванная штанина.
        О штанах Кирилл не беспокоился. В этом мире было заклинание из бытовой магии, позволяющее быстро и просто воссоздавать прежний вид вещей без всяких иголок и ниток, а вот о ране стоило позаботиться.
        Малое исцеление лишь немного уменьшило рану и, кажется, чуточку сняло боль. Лечебное заклинание Марины, и вовсе оставило от раны лишь рваный рубец, но его силы не хватило, чтобы полностью восстановить здоровье. И только выпитый пузырек лечебного зелья, восстановил прежнее состояние тела. Рубец исчез, ушла и боль.
        Кирилл устало присел у туши кабана.
        - Че сидим, кого ждем? - весело произнес подходящий к ним Евгений. Больших проблем со свиньей и поросятами они с Лизой не испытали, и теперь находились в прекрасном расположении духа.
        Кирилл коротко и зло высказал Жене то, что думает о его шутке, и, увидев, как недоуменно вытянулось лицо того пояснил, - все ребята, игры кончились. Эта тварь чуть меня на перерождение не отправила, и ощущения должен заметить ниже средних. Так что соберитесь, шутки кончились, а кто не верит, вот волки стоят, можете пойти поздороваться.
        Резкая отповедь Кирилла, стерла улыбки с лица друзей и над полем повисла тишина.
        - Я серьезно, - теперь уже не так резко, продолжил Кирилл. - Зайчики, лисички, все это здорово. Да и боль в этом мире как я только что убедился, не критична, жить можно. Но если мы не хотим стать чьим-то кормом, пусть виртуально, пора подходить к делу серьезно. Если дальше нас ждут монстры как этот секач, лучше уже сейчас распределить роли и договориться кто, что и когда делает. Пусть умереть в этом мире насовсем невозможно, но приятного в этом, поверьте мало.
        Пока остальные обдумывали его слова, он положил руку на тушу кабана и посмотрел добычу. Как и в играх Земли, забрать добычу, называвшуюся там «лутом» можно прикоснувшись к поверженному противнику. Там это называлось «залутать», и в этом плане новый мир лишь копировал привычную процедуру. Камень души четвертого уровня, крепкая кожа кабана и четыре куска «кабаньих ребрышек». Забрал. Камень он протянул Марине, сила исцеления, как и сила иных заклинаний во многом зависела как раз от силы камня:
        - Попробуй усилить хотя бы на два и вставляй в жезл. Лечение нам боюсь, теперь понадобится.
        Шкуру он передал Полине, та еще по пути говорила, что нужно добыть хоть несколько шкур, чтобы сшить себе сапоги. Ходить босиком тут было не то чтобы не комфортно, острых камней им пока не попадалось, а трава лишь щекотала пятки, но все же это было несколько непривычно.
        Себе забрал все четыре куска мяса определяемые как свиные ребрышки.
        К волкам подходили осторожно, заранее договорившись, кто, что и когда делает.
        Но как это порой бывает, серьезные приготовления обернулись легкой победой. Волков, обжегшись на кабанчике, Кирилл явно переоценил. Вся троица серых разбойников была обездвижена, Лиза послала в них единственное свое массовое заклинание урона, а последующие удары легко добили цели.
        Из трех волков, только у одного оказался кристалл души третьего уровня, что лишь подтвердило их незначительную разницу с лисицами. Похоже, внешний вид здешних обитателей, не всегда соответствовал их силе. Впрочем, волки определялись как «молодой волк», так что удивляться тут было не чему. Истребив по пути еще десяток «санитаров леса», они впервые увидели медведя.
        Косолапый был не велик, он тоже носил приписку «молодой» и был в холке не выше восьмидесяти сантиметров.
        Правда, встретив даже такого медведя на Земле, компания, скорее всего, пустилась бы наутек. Тут же эта встреча прошла куда как менее удачно для мишки. Последовательный стан Кирилла, а потом и Евгения, с сопутствующими атаками других участников этого избиения, а никак иначе это было назвать невозможно, он еще пережил, но вот замедления Лизы уже нет. А ведь у них еще оставались «корни» Марины и как резерв стан от Полины.
        - И это все? - как-то разочарованно произнес Женя, - а как готовились, как готовились.
        Кириллу стало неудобно. Возможно, после той неудачной встречи с кабаном, он действительно перегнул палку? В конечном счете, это была по игровым меркам лишь локация для новичков, и ждать здесь действительно сильных противников не приходилось.
        - Заткнись, и пользуйся моментом, - осадила лучника Полина, - встретим следующего кабана, сам пойдешь сражаться, в одно лицо.
        - Да я что, я ничего, - тут же включил заднюю Евгений. Отповедь девушки заставила парня покраснеть.
        Медведи и волки в подлеске встречались часто, и никаких особых проблем, ни с теми, ни с другими они не испытывали. А потом они увидели первого местного жителя.
        Это был воин, причем в полном рыцарском доспехе. Пока они наблюдали за ним издали, он довольно ловко убил медведя и, заметив их, помахал рукой.
        Подошли познакомиться. - Предложил Женька, и спорить с ним никто не стал.
        Звали воина Павел, и как выяснилось, он тоже был относительным новичком в этих местах. Всего две недели как прибыл в этот мир.
        - Но вам лучше вон туда отсюда уйти, - Паша махнул в сторону гор.
        - Это типа спот занят, - съязвил Жека.
        - Не занят, просто тут иногда Ург появляется, - спокойно, и даже как-то надменно пояснил Павел, - это что-то вроде местно босса. Страхолюдина та еще. Медленный, но вам он не по зубам.
        - А сам-то ты его что, не боишься, - явно не собираясь сдаваться, произнес Жека, - типа ты его в одного завалишь.
        В одного? Нет, - усмехнулся Павел, - он меня в одного как тузик грелку порвет. Просто медленный он, всегда убежать можно. Тут главное под его единственное умение не попасть, «рев» называется, накладывает оцепенение на пять секунд. Вот тогда да, пиши пропало, страшная смерть. - Павел вздохнул, - да и возродиться он должен только завтра. Но, у него респаун не постоянный, может на день позже или на день раньше. Вам оно надо?
        И вот тут, где-то недалеко затрещали кусты.
        - Твою ж дивизию, накаркал - прошептал воин, и тут же крикнул, - валим.
        Глава 6
        Кирилл обернулся на звук. Это был он, спутать Урга с кем-то еще было невозможно. Отчетливо повеяло смертью и безысходностью. Наверно когда-то так выглядели пещерные медведи. Огромный, с испещренной шрамами крупной головой, Ург представлял из себя гору мышц. Впервые услышав о нем, Кирилл посчитал, что этот Ург должен был быть похожим на крупного гризли, но просчитался. На медведя Ург походил, на гризли - нет. Отличия, возможно, были незначительны - чуть более темная шерсть, несколько более крупная голова, перекатывающиеся под шкурой мышцы. Но все это создавало непередаваемый эффект мощи. А уродливая, испещренная шрамами морда, наводила ужас. Не зря этот монстр был создан с одной целью, до смерти напугать новичков, дабы те понимали, с какими созданиями в будущем им предстоит встретиться. Кто бы ни создал Урга таким, а постарался он на славу.
        Кирилл, было, дернулся бежать со всеми, как увидел, что Марина, прикрыв рот в беззвучном крике, как вкопанная замерла на месте. Он рванул назад. Но не только он. Параллельно, с матом, несся Павел, - уводи эту дуру, - резко забирая вправо и уводя монстра, крикнул он.
        Отбежав метров на двадцать, Павел видимо использовал какой-то свой навык, потому что щит его вспыхнул темно-красным сиянием, а Ург, взревев, кинулся в его сторону.
        - Давайте быст… - Павел осекся на полуслове.
        Это Ург, легко вскочив на задние лапы, издал страшный рев.
        В оцепенение Кирилл не попал. Толи расстояние было велико, толи он просто не попал в конус этого заклинания, но он все еще владел своим телом, в отличии от воина. Тот как раз повернулся к ним вполоборота, и Кирилл увидел страх на его лице. Даже не страх, ужас. Каково это осознавать, что неспособное пошевелиться тело, обречено. Понимать, что через несколько мгновений, вся эта груда мышц обрушится на тебя, сомнет, сломает тело, а огромные челюсти будут рвать все еще живое тело. Едва познакомившийся с ними парень сейчас жертвовал собой. Жертвовал не факт, что сознательно, просто решил, что успеет, как более опытный примет удар на себя, чтобы потом уйти. Не срослось. И теперь он был обречен.
        Ург плюхнулся на передние лапы, да так, что колыхнулись могучие мышцы под шкурой зверя, и сделал первый прыжок.
        О чем думал Кирилл в этот момент, он и сам бы потом рассказать не смог бы. Просто была в этом вселенская несправедливость, страшная смерть за их Маринку, за то, что попытался помочь. И Кирилл рванул наперерез Ургу.
        Стан. Заклинание настигло босса в тот момент, когда до замершего воина оставались считанные метры. Огненный шар, удар посохом, силовой удар. Все это вложил Кирилл в шальную атаку, буквально влетев в чудовище в едином порыве. Все для того чтобы сорвать агро босса. Было такое понятие в их прошлой жизни как агро. Агро, это агрессия, это тот показатель, который заставляет монстра атаковать ту или иную цель. Чем выше урон, тем выше агро, тем больше шанс, что монстр будет атаковать именно этого игрока. Но это там, в играх, а тут, у Кирилла был лишь один шанс, что эта механика перенесена в этот, сделанный по игровым канонам мир, иначе у застывшего в оцепенении парня не было шансов. Но это сработало.
        Взревев, вся эта туша начала поворачиваться к нему, несмотря на то, что до первоначальной цели оставался один шаг.
        Кирилл привычно нырнул медведю переростку за спину, и рванул подальше, разрывая дистанцию. Встреча с кабаном его кое-чему научила.
        Разворачивался Ург не быстро, не то чтобы медленно, но…, неуклюже.
        «Все, беги», - подумал Кирилл, понимая, что воину теперь ничего не грозит. Но у того, похоже, были иные планы.
        Видимо решив, что в данной ситуации ему будет проще уйти от босса, он снова атаковал его, отвлекая от Кирилла, благо Ург повернулся к нему спиной.
        Медведь снова взревел, и столь же неуклюже начал разворачиваться обратно.
        И все, наверное, было бы хорошо, реши Ург развернуться полностью, но он, находясь вполоборота, махнул лапой. Воина снесло словно щепку.
        - А-а-а, - Заорал Кирилл и кинулся на зверя. Заклинание стана находилось у него еще в окате, поэтому он просто рванулся вперед, посылая в него огненный шар, откат у которого был куда меньше. Ург замер, меняя агро цели. И Кирилл, уже занесший посох в огненном ударе, буквально влип в огромный бок чудовища. Оттолкнулся. Оттолкнулся не сильно, едва не потеряв равновесие, и с ужасом увидел, как поворачивается шея, как раскрывается огромная пасть. И все это словно в замедленной съемке.
        «Чвак», - с тугим хлюпающим звуком в Урга воткнулась стрела и он замер.
        «Стан лука», - уже в прыжке с перекатом подумал Кирилл. И точно, брошенный за Урга взгляд, рассказал все. Они вернулись.
        Они вернулись все вместе. Марина нашептывала заклинание лечения на воина, Жека натягивал вторую свою стрелу, теперь огненную, Лиза вскинула руки применяя огненное заклинание, а По, на полусогнутых замерла в боевой стойке, готовая в любой момент уйти к цели своим «прыжком сквозь пространство».
        «Они вернулись. Не бросили», - эта мысль, молнией мелькнувшая в сознании, бальзамом легла на душу. - Не бросили!
        И дело было не в том, что теперь он, скорее всего, выживет, и даже не в том, что вернулись именно за ним. Наверное, любому человеку в любом мире приятно осознавать, что ты чем-то важен для других, или даже не важен, а просто нужен. Но тут и сейчас, когда они только встретились в этом непонятном пока мире, пока будущее было туманно, само осознание что есть рядом кто-то, кто не бросил в трудную минуту, наполняло душу надеждой.
        Он видел это чудовище, он прекрасно понимал какой страх внушает один его вид, он сам испытал этот страх, и бросился в бой не потому что смел, а потому что успел испугаться за других больше чем за себя. Но они, уже испытав этот страх, уже убегая и чувствуя, что их жизнь теперь в их ногах, смогли найти в себе силы остановится и вернуться. Вернуться, чтобы принять бой, бой, возможно безнадежный, но не отступить, не бросить своего, даже рискуя собой.
        И вот все это, он понял мгновенно и однозначно. И уже вскакивая на ноги, он улыбался. Улыбался той, возможно нелепой для происходящего улыбкой, но совершенно искренне. И если надо, теперь он даже готов был сдохнуть, теперь это было уже не страшно.
        - Воин, мать…, разворачивай босса задницей, - послышался резкий окрик Лизы.
        - Понял, - оббегая чудовище и разворачивая его к группе филейной частью, на бегу крикнул Павел, - чар, стан только на рык, когда подниматься начнет.
        Сам Кирилл теперь тоже менял диспозицию. Он видел, куда направляется воин, и прекрасно понимал, что должен находится от Урга сбоку, чтобы не попасть в фокус «рева», и быть готовым в любой момент перехватить инициативу.
        Теперь все изменилось. Павел снова скастовал свое заклинание, заставившее светиться щит, но от босса он держался в нескольких метрах. Тот пару раз пытался достать воина лапой, но расстояние позволяло находиться воину вне пределов досягаемости.
        Едва зверь оттолкнулся передними лапами пытаясь встать на дыбы, Кирилл использовал стан. Ург застыл в нелепой позе, словно повиснув в воздухе. Но вот стан прошел, однако стоило зверю дернуться в сторону воина, как шкура его покрылась изморозью, это Ди наложила заклинание замедление.
        Воин, подскочил и нанес рубящий удар, и тут же отскочил назад. Ург было рванулся за ним, но тут же лапы его оплела лоза.
        Еще одна попытка босса добраться до воина, и теперь он замер получив стан от лучника.
        Паша не замедлил этим воспользоваться и снова ударил по морде чудовища.
        А сзади в Урга летело все, чем наделила их магия этого мира. Только По застыла в своей охотничьей стойке, ее умения тут были лишними, еще там, у кабана, ей была отведена роль подстраховки. С виду не такая важная, но если в экстремальной ситуации группа умрет, то это, скорее всего, будет именно ее вина, ведь ее задача в критической ситуации оказаться у цели и удержать ее те несколько секунд, когда остальные возьмут ситуацию под контроль.
        Ург умирал. Медленно, так как оружию новичков явно не хватало мощи, но неотвратимо. Он действительно оказался не настолько быстр, чтобы представлять серьезную опасность. Но поняли они это только теперь, когда в ходе боя смогли присмотреться к его движениям. Он был страшным, просто жутким, но медленным. Наверно таким и должен был быть местный босс, чтобы справиться с ним мог любой, кто не поддастся страху.
        За все оставшееся время, нештатная ситуация случилась только один раз, стан Кирилла не прошел. И Ург даже успел издать свой рев, но тут же оказался в стане, от вынырнувшей у него за спиной Полины.
        Тот факт, что воин на момент когда босс отошел от стана все еще находился в оцепенении, лишь подтвердил возможности группы. Едва Ург опустился на передние лапы, он тут же был оплетен лозой, а затем, едва стебли исчезли, был послан в очередной стан лучником. Воин, разве что и успел, так испугаться. Даже давшее сбой заклинание одного, не давало Ургу ни единого шанса.
        Наконец Ург пал.
        Сколько они его били, Кирилл не знал. Может минут двадцать, может полчаса, а может и больше. Все это время, начиная с того момента как он осознал, что ребята за ним вернулись, Кирилл находился в каком-то странном, совершенно бесшабашном настроении. Он даже перестал бояться, перестал наверно тогда, когда понял, что шансов у этой горы мяса нет, нет от слова совсем. И все же, когда зверь издох, он почувствовал опустошение. Словно кто-то выдернул пробку, и из него выпустили весь воздух. Похоже, в таком состоянии находились все. Воин, грохнулся на пятую точку рядом с поверженным боссом, и, сняв шлем, откинул его в сторону:
        - Ну, все. А думал конец мне. Спасибо тебе чар, выручил.
        - Это я все виновата, - потупив взгляд, произнесла Марина, - я так испугалась, и совсем растерялась.
        Ты испугалась? - воин усмехнулся, - знаешь, как тут новички инициацию Ургом проходят? Ну, на предмет есть у тебя яйца, или быть тебе всю оставшуюся жизнь крафтером. Значит, собирают всех новичков, кто уже немного приоделся и потренировался вон там в поле, - он махнул в сторону города, - берут четверых ветеранов и идут сюда. Пока старички тут по подлеску гоняют всякую мелочь, новички толпой идут искать Урга. А когда находят, с криками и воплями бегут к сопровождающим.
        Видимо вспомнив как это было, воин мечтательно улыбнулся, - я тогда, когда бежал, может и не особо орал, но вполне мог бы открыть не то что кирпичный заводик, а целую линию по производству кирпичей. Мысли было две, - «буду ли я первым, кого догонит Ург? И где эти чертовы сопровождающие».
        - Вот я тогда, точно испугался. Поговаривают, что страх при виде этого босса он не только естественный, тут что-то вроде магии присутствует. Это чтоб наверняка. Ну а потом, кто-то из старожилов новичков отлавливает, ну тех, кого успеет, а трое остальных босса понемногу бить начинают. Снимают ему три четверти жизни, а четвертый, новичков заставляет смотреть, и показывает, что Ург-то медленный. Но в первый раз это слабо помогает. Ну и в заключение, каждый должен подбежать, и хоть по паре раз, но ударить. Нашел в себе смелость приблизится к Ургу, значит, будет от тебя толк, а если нет, считай, что про охоту на монстров лучше забыть. Там дальше такие чудища попадаются, что этот рядом с ними ручным медвежонком покажется. А ты, говоришь, испугалась. Я вообще, когда мне лечение прилетело, думал кто-то из старожилов на подмогу пришел. Оглядываюсь, а там вы. Ну, думаю, сумасшедшие. Но когда ваша магичка мне по матери босса разворачивать приказала, понял - жить будем. А вообще ребята вы тут давно? Что-то я вас раньше не видел.
        - Да второй день, - ответил Кирилл.
        - Я первый, - зачем-то подняв руку, добавила Лиза.
        - Шутите? - Парень аж на локтях приподнялся, - Тогда где вы так сыграться успели?
        - Это все Кирилл, - кивнула на него Лиза, - он после кабанчика нам такую речь задвинул. Ну и на медведях потренировались.
        - Кабанчик? Знаю. Это тоже вроде как мини босс, только хлипкий очень, - и посмотрев на разорванную штанину Кирилла, добавил, - не он случаем.
        Кирилл кивнул.
        - Это хорошо, - со знанием дела продолжил парень, - меньше ран будешь бояться. Тут до первого серьезного ранения, до первой смерти довольно стремно. Многие себя так накручивают, что потом от каждого куста шарахаются. А так помер пару раз, привыкнуть не привыкнешь, а бояться перестанешь.
        - Может мы босса все же глянем? - наконец произнес Женя, все это время стоявший чуть поодаль от туши Урга со вставленной в лук стрелой.
        - Ну, так смотрите, - ответил воин, - завалили его, по сути, вы, я разве что на коготь с него претендую. Вам он особо без надобности, а я его нашему гильдмастеру продам, он ожерелье из них собирает. Все ж, какая никакая копеечка.
        Лутанул Урга Кирилл. Не то, чтобы он вызвался сам, просто все почему-то посмотрели на него. Пришлось соответствовать.
        Из лута в Урге был тот самый коготь, шкура Угра, кристалл души шестого уровня и зуб Урга.
        - Если в луте есть голова Урга или зуб, вам повезло, - смотря как лутает Кирилл, произнес Павел, - голову можно продать, зуб идет на крафт кинжала.
        Соответственно зуб Кирилл отдал Полине, а кристалл Лизе, так как она была главной атакующей силой, и прошедший бой наглядно показал, что с этим у них большие проблемы. Ну а шкуру забрал себе. Коготь соответственно ушел Павлу.
        Едва с босса был забран лут, как тот исчез. Можно было вставать и двигаться дальше, но, ни сил, ни желание делать это особо не было. Вместо этого Кирилл присел рядом с воином и поинтересовался:
        - Может, еще поднатаскаешь нас? Ты тут вроде уже не первый день.
        - Не ребята, сегодня уже поздно, вон солнце к закату клонится, а дел у меня еще полно и в Городке.
        - Ну, тогда может, вечерком заглянешь? Мы в нубо-доме обосновались.
        - А вот это попробую, только не обещаю. Дел в гильдии действительно много, смогу освободиться пораньше, подойду.
        - Кирилл, а может, мы к нему в гильдию попросимся, - предложила Марина, - все же знакомое лицо как-никак.
        - А вот этого я вам не советую, - со вздохом произнес Павел, - я там две недели, а на эти рожи, без отвращения уже смотреть не могу.
        - Что так? - уже догадываясь о возможных причинах, поинтересовался Кирилл.
        И рассказ Павла это подтвердил:
        Я в гильдию попал, как только тут оказался. Завербовали меня прямо в таверне «У Эльзы». Пивком угостили, душевно так рассказали, что здесь да как, к учителю магии отвели, горы золотые пообещали. А потом мы пошли в их гильдийный дом, да какой там дом, две хибары в одном подворье. Но тогда мне на это пофиг было. Ну и естественно начали рассказывать, что без снаряжения ты тут никто. Это в принципе верно, но тут дело в другом. В общем, так как денег у меня не было, предложили одеться за счет гильдии, так сказать в долг. Ни в чем не отказывали. Хочешь меч, пожалуйста. Полный латный доспех, да без проблем. Ты же воин, для тебя снаряга первое дело, ты же с монстрами лицом к лицу биться будешь.
        В общем, я уши развесил, и брал все что дают. Думал еще - какие славные люди, как мне повезло с ними познакомиться.
        А потом наступили серые будни.
        Сначала мне объяснили, что раз гильдия помогает мне, то и я должен помогать гильдии, то есть взять на себя всю работу по хозяйству. Вроде, как у них так принято.
        Ну, по началу-то ладно, обидно конечно ишачить пока все остальные ваньку валяют, но вроде как новичок, положено. А потом я кое-что понимать начал. Времени на охоту мало, потому как дел по хозяйству много, да и добыча тут сами видели, разве что с медведей нормальные кристаллы падают, да и то, третий уровень, они же копейки стоят. А от работы не откажешься, я как-то попытался, так мне сразу объяснили, что к чему. Взял снарягу, изволь отрабатывать. И даже не саму ее стоимость, за то, что я кручусь по хозяйству, мне не платят, тут зарплаты в принципе не предусмотрены. Типа работаешь за крышу над головой, за гильдию, за то, что иногда учат тебя уму разуму.
        - Ну, так послал бы их куда подальше, - предложил Жека.
        - Я бы послал, - согласился Павел, - но не все так просто.
        И продолжил:
        - Устроена тут система хитро - раз ты в гильдии, делаешь, что прикажут. Не нравится, можешь уходить. Но! Сначала нужно все свои долги перед гильдией закрыть. Сбежишь с долгами, повесят на тебя метку крысы. Есть тут такая возможность у любого гильдмастера, это из разряда бытовой магии. А с этой меткой в этом мире не жизнь. Это каждый, кто на тебя посмотрит, ее сразу увидит. Ну не будешь же ты каждому объяснять, что тебя поимели как лоха, вот ты и сбежал. А чтобы рассчитаться, нельзя просто взять и отдать то, что брал. Брал типа новое, а возвращаешь ношенное, так что за половину стоимости и никак иначе. А я сдуру набрал аж на сто пятьдесят серебряных. Вот и попал, по самое не хочу.
        Паша вздохнул, - вот теперь как есть свободное время, хожу, охочусь понемногу. И дернул же меня черт с ними связаться. Наберу семьдесят пять серебряников, отдам им снарягу и идут они….
        - Ну и много уже набрал? - участливо поинтересовалась Диана.
        - Тридцать две серебряных.
        Помолчали.
        - А не плохо они тут устроились, - прервал тишину Кирилл, - это что же получается, ты на них месяц ишачить будешь, да еще и семьдесят пять серебренных со снаряжением отдашь, чтобы второй месяц у них не пробыть? А твое же снаряжение они потом как новое другому новичку подсунут и все по новой?
        - Правильно понимаешь, - согласился воин.
        - Но это же не правильно, - воскликнула Марина, - куда остальные смотрят.
        - А туда же и смотрят. Они все на этом живут. И закон тут пишут они же, местные гильдии. Такая вот тут жизнь. А вы думали, что в рай попали? - сказав это, Павел поднялся, - ладно, пойду я.
        - Погоди, - окликнул Павла Кирилл, - ну ладно, это здесь, а дальше там как, в том же Альреме?
        - А черт его знает, - честно ответил Павел, - говорят что лучше, вот только пока сам не увижу, не поверю. Хватит, одним уже поверил.
        Глава 7
        В городок пошли все вместе. Убийство Урга было конечно подвигом для их только что собравшейся группы, но исповедь парнишки многое изменила. И пусть они раньше со слов Кирилла знали о местных реалиях, но теперь каждый был вынужден взглянуть на собственное будущее не через призму предположений, а исходя из суровых реалий этого мира. А действительность была такова, что через несколько дней у них не будет ни крыши над головой, ни места, куда можно податься, и что делать пока не понятно. Вступать в местную гильдию и ждать возможности ее покинуть, как манны небесной? Явно не вариант. Но и отправляться в пугающую неизвестность, где гарантированно разве что монстры были сильнее, было откровенно страшно.
        Проводили до калитки его гильдии Павла, и неспешно отправились к своему временному пристанищу.
        - А вот фиг им, - ни с того ни с сего зло сказал Жека, не обращаясь ни к кому конкретно, - все равно мы сами всего добьемся, без их говенных гильдий с их говенными законами. Вон Урга сами завалили, потому что вместе были, и гильдию сами создадим, и как нам жить тоже сами решим.
        Кирилл в этом был с Женькой полностью солидарен. К тому же, они уже доказали, что что-то да стоят в этом мире. А что до проблем, так никто и не обещал им, что будет легко. Главное, они уже сделали, не расклеились в первые дни в этом мире, не отдались на волю судьбы и, что важнее всего, они уже были командой, это он точно понял там, на опушке леса.
        Кирилл уже собирался высказать все это вслух, как его перебила Марина:
        - Мальчики, ну давайте мы это все вечером обсудим, вы что забыли, мы же сегодня день рождения Лизы собрались отмечать. Ну, улыбнитесь, ну что вы все такое хмурые, она же вон через такое прошла. А в то, что у нас все будет хорошо, мы верим, вы у нас такие замечательные, и нам с вами совсем не страшно.
        Спорить с Мариной никто не стал, все лишь прибавили шагу. Да и на лицах появились улыбки, вечер обещал быть замечательным.
        Приготовления к празднику много времени не заняли. Сразу по приходу в нубо-дом, девчонки сделали два куска льняной материи для импровизированного стола на свежем воздухе и принялись за «готовку блюд» если изготовление в этом мире пищи можно было назвать готовкой, а мальчишек послали на старое место у речки разводить костер.
        Когда все собрались, солнце уже скрылось за горизонтом.
        Накрытый у речки стол выглядел аппетитно, но все же непривычно для подобных пикников на природе. Да, тут были и гарниры и жаркое из зайчатины, была поджарка из свинины и рыба. Даже парочка простеньких салатов. Но вот таких привычных атрибутов как нарезанная колбаса, банка шпрот и консервированные огурчики не то чтобы не хватало, просто их отсутствие сразу бросалось в глаза.
        - А еще бы сюда бутылочку вина, - мечтательно произнесла Полина.
        - И тортик, - вздохнула Марина.
        - Так в чем проблема? - вскочил Кирилл, - сейчас сгоняю к Эльзе. Ну, ладно-то мы новички, но у них же должно все это быть.
        - Тортик? И вина? Да еще желательно в виде рецептов? - Эльзу просьба Кирилла казалось бы рассмешила, - а платить чем будешь?
        - Ну, мы сегодня малость поохотились, - неуверенно ответил Кирилл, кляня себя за то, что элементарно не позаботился сначала узнать о ценах на интересующие его вещи.
        - Охотились они, - все с такой же веселой улыбкой передразнила Эльза, - представляю себе, сколько могли добыть нубы в свой первый день. Ну да ладно, историю Елизаветы я знаю, она мне ее тут раньше вас рассказала, так что тортик с меня, как и кувшинчик с вином. Передашь ей, что это мой ей подарок. А вот на счет рецептов ты явно поторопился, хороший рецепт стоит порой до одного золотого. Есть у тебя золотой?
        Золотого у Кирилла не было, как, впрочем, и серебряного. Бесила и сама мысль, что он должен платить за то, что способен сделать сам. Что он тут же и высказал хозяйке заведения:
        - Ну, ведь это бред, со всеми этими рецептами, я вон даже свиные ребрышки не могу просто зажарить, хотя они у меня есть. Придется наверно на костре обычным способом готовить.
        - Ну, удачи, - усмехнулась Эльза, - расскажешь потом, как готовил. Я тебе даже сама золотой отдам, если хоть что-то получится.
        - А что тут не так, - с сомненьем в голосе поинтересовался Кирилл. Уж больно весело встретила Эльза его слова о приготовлении этих самых ребер.
        - Да все не так, - пояснила Эльза, - Ты их хоть на костре, что огненными заклинаниями, да хоть в жерле вулкана можешь пытаться поджарить. Не выйдет. Ну невозможно в этом мире изменить свойство предмета таким вот способом. Можно только его уничтожить.
        - Но это же не правильно.
        - Как знать, - тут Эльза стала более серьезной, - это другой мир. Тут ты за секунду можешь получить жаренную рыбу в кулинарном приборе, но не сможешь пожарить ее и за час на обычной сковородке. По сути, это плата за то, что магические блюда готовятся так легко.
        - Ну а рецепты, - не сдавался Кирилл, - ну вот почему я должен обязательно покупать рецепт на те же ребрышки, когда и сам смогу могу догадаться что мне туда положить? Да еще и за золотой.
        - Ну, во-первых, золотой стоят лишь немногие рецепты. К примеру того же тортика, потому что там пять промежуточных действий нужно сделать, да еще все пропорции соблюсти. Обычные рецепты стоят от одного до пяти серебряных. И покупаешь ты такой рецепт только раз в жизни. Во-вторых, система если разобраться не такая уж глупая, если кто-то тратит свое время на создание какого-то нового блюда, то логично, что он потом может получить с этого неплохую прибыль. Это, знаешь ли, неплохо так стимулирует поваров искать новые рецепты, а остальным дает возможность очень даже вкусно питаться. Ну а то, что на начальном этапе под эту систему попали и самые простые блюда, то и стоимость их рецептов невелика. Хочешь стейк из свинины с гарниром всего за пятьдесят крисов? Их тут, с какими только гарнирами в первые же дни не понаделали, и столько, что ценник на них бросовый.
        От сочного стейка Кирилл бы не отказался, но пятидесяти лишних кристаллов у него не было. Да и если бы были, сейчас их отдавать было бы попросту жалко. Так что, забрав предложенный в качестве подарка для Ди тортик и кувшин с вином, он, поблагодарив Эльзу, отправился обратно.
        Кувшинчик, к слову сказать, оказался не маленьким, литра на два, так что на вечер девушкам его хватило.
        Сначала ели, пили, произносили тосты.
        У их новых тел, оказалась есть одна приятная особенность - поглощенная пища тут же исчезала, так что есть можно было сколько угодно. Правда, вес тела начинал расти согласно потребленной пище, но если верить тем знаниям, которые они получили, он легко сгонялся во время охоты или других физических действий. Так что для любителей поесть этот мир был просто раем. Ну, с одной припиской, сгонять жирок все же пришлось бы физическими нагрузками.
        После того, как закончились тосты и большая часть снеди, наконец, перешли к обсуждению насущных проблем. Обсуждение не клеилось, и часто заходило в тупик. Виной всему был недостаток информации, и крайне поверхностные знания об этом мире. Павел к ним так и не пришел, а сами они знали об этом крайне мало. То, что ни в какие гильдии они вступать не будут, даже не обсуждалось, напротив, все были за то, чтобы уже завтра узнать, как можно создать свою гильдию. Но вот когда речь заходила о походе в Альрем, все смолкали. Караванов в этот город как они сегодня уже узнали, в ближайшую неделю не предвиделось, а что их может ждать по пути, можно было только гадать.
        - Мы пока Паху ждать будем, я сопьюсь, - попивая пиво, и дожевывая последнюю рыбину, пробурчал Жека.
        Пива они приготовили действительно с запасом, и теперь вяло перекидывались идеями на счет будущего, растягивая время в надежде прихода воина. Не то что он смог бы ответить на все их вопросы, но он хоть что-то да знал об этом мире.
        Евгений достал из сумки походный кулинарный набор, и, похоже, готовился сообразить что-то на закуску к пиву.
        Вдруг он потянулся к костру, взял тлеющую с одного конца ветку, и прямо на поднос набора отломил кусочек тлеющих угольков.
        - Ты че, дурак? - спросила наблюдавшая за ним Полина.
        Из полученных у повара знаний выходило, что любые продукты можно попытаться совместить для получения новых блюд. Если продукты были совместимы, получалось новое блюдо. Если кто-то уже проделал подобную операцию, появлялось предупреждение - «данный рецепт вами не изучен». А вот если продукты были несовместимы, как, к примеру, виноград и картошка, то они просто исчезали.
        - Плевать, - лениво отмахнулся лучник, - может хоть дымком рыба пахнуть будет.
        Под накрытой крышкой полыхнула короткая беззвучная вспышка. Так происходило всегда. И всегда эта вспышка была зеленой, означавшей удачное приготовление. Если предметы сгорали, вспышка должна была быть красной, но сейчас полыхнула ярко-желтым светом.
        - Да ну, - Жека подался вперед, и резко сорвал крышку, - ребята, я, кажется, новый рецепт изобрел.
        И точно, на подносе в овальном блюде лежала запеченная рыба. А рядом, свернутый в трубочку лежал лист «патента на рецепт».
        Кирилл тут же достал свой набор, переместил в него из сумки свиные ребрышки и, наскоро посыпав их специями, кинул на поднос уголек. Ярко-желтая вспышка, «вами получен новый рецепт „Свиные ребрышки гриль“». И точно, достаточно было поднять крышку, как оттуда пахнуло таким знакомым ароматом.
        Все тут же кинулись экспериментировать со всем, что у них было в сумках. А была там в основном только рыба и овощи из похода.
        Запечь леща не получилось, «данный рецепт вами не изучен», похоже, его только что кто-то опередил, а вот с карпом этот трюк удался, и у Кирилла было уже два рецепта.
        Следующей на подносе оказалась вобла. Это была последняя из имеющихся у него рыбешек, если не считать парочки лещей уже не пригодных для нового рецепта. «Данный рецепт вами не изучен» пронеслось в голове оповещение как приговор. Он не успел.
        С досадой подняв крышку, Кирилл убедился, что вобла на подносе так и осталась сырой воблой, и уже собирался переместить ее в сумку, как от погасшего под крышкой от недостатка кислорода уголька повалил белый дым. - «А была, не была», - решил он, и еще раз закрыв крышку, мысленно произнес команду на приготовление. «Вами получен новый рецепт „Копченая вобла“».
        - Народ, - радостно демонстрируя полученную воблу, произнес Кирилл, - тушим угольки и коптим все что можем. Похоже, мы только что решили проблему, что у нас будет к пиву.
        Произнеся это, Кирилл замер. Замер, потому что в его голове промелькнул план, столь простой и осуществимый, что он даже испугался, как бы его не сглазить.
        - Ребята, я скоро, - и он буквально сорвался с места в направлении города.
        Глава 8
        До нубо-дома Кирилл не бежал - летел. Его план совершенно не зависел от времени, но страх что все сорвется, гнал его вперед. Бывает такое, что все вроде складывается в твою пользу, и в мечтах ты уже достиг своей цели, но в последний момент что-то идет не так. Сейчас Кирилл боялся именно этого.
        Вбежав на крыльцо, он сразу же ринулся к повару, и за три кристалла купил у того тридцать листочков специальной бумаги для копий рецепта.
        Для того, чтобы написать текст:
        Положить свиные ребрышки
        Посолить, добавить специи по вкусу
        положить тлеющий уголек,
        много времени вроде не требовалось. Но для тридцати рецептов, по десять на каждое доступное ему блюдо, ушло довольно прилично времени. А час был поздний, и Кирилл спешил.
        К его облегчению, таверна «У Эльзы» еще работала, и уверенно подойдя к стойке, Кирилл выставил на нее «свиные ребрышки гриль».
        - Что это? - втянув носом аромат запеченного на костре мяса, с удивлением произнесла Эльза.
        - «Ребрышки гриль», - с ехидной улыбкой произнес Кирилл.
        Эльза целую секунду пристально на него смотрела перед тем как произнести, - и только скажи, что ты их приготовил вот так, просто на костре.
        - Э-э-э, ну это не важно. Кто-то, кажется, обещал мне золотой….
        - Ты серьезно смог их приготовить естественным способом?
        - Нет, зато у меня теперь есть рецепт их приготовления.
        На золотой, Кирилл не рассчитывал. Еще в начале их посиделок, он ради эксперимента все же попробовал запечь ребрышки, держа их над костром. Но результат оказался предсказуемым. Однако, это же означало, что способом изготовить столь известный на Земле деликатес, обладал сейчас только он.
        - Как?! - вопрос Эльзы был краток, но ее нетерпение читалось у нее на лице.
        - Купишь рецепт, узнаешь. - И Кирилл выложил на стол кучку рецептов не только на ребрышки, но и на карпа, и на воблу. Их он тоже переместил из сумки на барную стойку.
        - Копченая? - только и ахнула Эльза.
        - Ага.
        - И сколько ты за эти рецепты хочешь?
        - По золотому за десяток. - Кирилл был уверен, что Эльза эти рецепты купит. Тем более что золотой в этом мире не равнялся ста серебренным, это они узнали сегодня на рынке. За один золотой в этом мире давали лишь сорок серебряных монет.
        - По золотому? Да куда мне столько рецептов, куплю по одному каждого. Могу даже по пять серебраных за штуку дать.
        - Нет, покачал головой Кирилл. По золотому за десяток, и не меньше. А рецепты эти, я уверен, ты продашь с наваром, ты ведь торгуешь рецептами.
        Ну-у, - протянула Эльза, - за такие цены у меня их никто не купит. Давай два золотых и по рукам.
        Из-за крайнего столика, увидев необычные блюда, поднялись двое - Это что, новые рецепты?
        - А ну сели. - Эльза так рявкнула на любопытствующих, что отшатнулся даже Кирилл. Похоже, хозяйка трактира умела быть не только приветливой и ласковой.
        Оба тут же заняли свои места за столиком.
        - Три, - улыбаясь, и уже понимая, что рецепты она купит, повторил Кирилл.
        Эльза посмотрела на него, почесала нос, - ты кому-то эти рецепты уже продавал?
        - Пока нет, но если ты не возьмешь….
        - Четыре, - коротко произнесла Эльза.
        - Эм…, что четыре?
        - Четыре золотых, и ты в течении недели никому в этом городе не продашь ни одного из этих рецептов.
        О том, чтобы торговать рецептами в ближайшем будущем, Кирилл пока не думал. Да и не так важно это было, ведь кроме этих трех рецептов, у них еще был как минимум десяток, а обещание он давал только за себя. Так что соглашался Кирилл с легким сердцем.
        Забрав золотые, Кирилл быстрым шагом вышел из трактира, но направился не к речке, а к подворью, где жил Павел.
        Была уже полночь, и если чего-то Кирилл и опасался, так это того, что в гильдии где состоял воин, все уже легли спать.
        Но ему повезло, свет в оконцах еще горел, и он уверенно постучал в дверь.
        - Это кого еще принесло, - открывший дверь толстяк, сонно таращился на Кирилла.
        - Павла позовите, пожалуйста.
        - Эт нуба что ли? - и повернувшись, он крикнул куда-то в помещение, - Хасан, тут нашего нубаса спрашивают.
        В дверном проеме появился громила под два метра ростом. Без верхней одежды, совершенно лысый, он оперся рукой о косяк над головой толстячка, и, наклонившись к Кириллу спросил: - и нафига те наш нуб?
        - А вот это уже мое дело, - смотреть на это самодовольное, ленно выползшее тело было неприятно. От Хасана, как назвал его толстяк, буквально веяло бездельем. Ему было скучно, и это явственно читалось на его роже. Он и вышел то сюда только потому, что это было хоть какое-то с его точки зрение развлечение. Он даже не скрывал это, показывая всю гамму своих чувств на небритом лице.
        - Ну, твое или не твое, это я решать буду. Пока этот боец в моей гильдии, что ему делать решаю я.
        - Я просто попросил его позвать, - сквозь зубы процедил Кирилл. Смотреть на это все, зная истинное положение дел в таких вот гильдиях, было тем еще удовольствием, - ну если вам трудно позвать, я это сделаю сам. Павел, выйди на секундочку, - крикнул он в глубину помещения.
        - Стоять, - обернувшись куда-то туда, где видимо был Павел, рявкнул Хасан, и довольно нахально уставился на Кирилла:
        - Я, кажется, спросил, зачем тебе мой нуб?
        Вот это «мой» и стало для Кирилла последней каплей. Так было нельзя, это было за гранью. Возможно, за полгода такой жизни, этот боров и привык считать всех, кто попался в его долговые сети своими рабами, но для человека еще два дня тому назад жившего на Земле, это было слишком.
        - Слышь ты, урод, Паха не твой нуб и не раб. Он человек. И ты, этот дом не строил, и как он тебе достался, когда те, кто посмелее тебя ушли дальше, я догадываюсь. Так что не тебе кому-то там говорить «стоять».
        - Ты че, берега попутал, - амбал подался вперед, нависнув над Кириллом.
        - «А вот сейчас будет больно», - мелькнуло в голове у Кирилла, - «вот интересно, получить в челюсть здесь так же болезненно как на Земле, или терпимо как после удара кабана»?
        Все эти мысли проскочили в голове за долю мгновенья, но вот останавливаться Кирилл не собирался:
        - Я ничего не попутал, а ты? Ты что думаешь, неплохо тут устроился? И держишь Бога за бороду? Не думаю. Я вон только сегодня там был, вон у той стелы, и если ты забыл, я напомню, там написано, что нам тут второй шанс дали. Для чего, не забыл? А то я, таких вот как ты, на Земле немало повидал, думаешь, они сейчас в раю? Или ты думаешь, что это ты вот сейчас такой плохой, а вот завтра, ну или в понедельник, или года через три, ты-то лучше станешь, по любому, и дела добрые делать начнешь и все то дерьмо, что сейчас творишь, исправишь. И вроде как тебе это зачтется и не в Ад ты отсюда отправишься, а в Рай. Нет, не станешь! Как сукой был, так сукой и помрешь. И как ты только тут оказался с такими замашками, а не сразу по направлению отправился? Небось, за компом всю жизнь только и сидел, боясь нос на улицу высунуть? А тут силу почувствовал, вот и вылезла из тебя вся твоя натура поганая.
        - Ты там полегче. - Произнес это бугай вроде угрожающе, но уже как-то не страшно. Похоже, он и сам думал не раз об ответственности за то, как жил, что делал. Думать то думал, но вот отказаться от своей нынешней жизни, не мог. Бывает так, и не редко бывает, что знает человек что творит, а остановиться нет ни сил, ни желания. И не потому нет, что трудно, а именно потому, что вот так, пусть и не праведно, а жить-то легче.
        Но если там, на Земле, такое можно было списать на то, что и Бога нет, да и на «все так живут», то тут… И все же «теплое» местечко грело мыслями «авось пронесет», ведь для того, чтобы честно взглянуть правде в глаза нужно было мужество, а вот это у Хасана и таких людей как он всегда было в дефиците.
        Так что угроза прозвучала фальшиво, как любая угроза, сказанная тем, кто и сам не был уверен в своей правоте.
        - Полегче? А то что? - теперь Кирилл уже не боялся, - Убьешь меня? Ну так я вернусь. И сейчас вернусь, пока ты мне Пашу не позовешь. И потом вернусь. Потом, когда уйдя из этого нубятника, из которого ты нос боишься высунуть, и, пройдя по краю разведанных земель, я стану сильнее. Вот тогда и поговорим.
        Кирилл прекрасно помнил реакцию той пятерки местных жителей, которая и слова поперек не рискнула сказать заезжему жителю Альрема. Помнил и причину этого, и поэтому напирал:
        - Вот тогда и посмотрим, кому и что «полегче».
        Кирилл говорил, и даже сам не подозревал, как метко его слова попали в цель. Хасан, а именно такое прозвище он себе взял, действительно устроился в городке неплохо. И хату занял в первый же день, во многом благодаря своим внушительным габаритам, и в гильдии правил беспрекословно, и в городе его, если не уважали, то побаивались. Но только местные. Пришлые, те, кто ушел тогда из города дальше, на покорение неизведанных земель, вели себя с ним порой снисходительно, а порой, и вовсе надменно. Да и не только с ним. И вот однажды, Хасан решил поучить уму разуму такого вот выскочку. Но поучить не удалось. За комфорт и безопасность жители городка платили медленным увеличением силы, в то время как ушедшие, получали свое сполна за ту боль и невзгоды, что приберег для них передний край. Парень раза в полтора его меньше, легко принял удар, и при всех играючи положил Хасана лицом в землю, заломив руку. Да еще сволочь спокойно так, словно констатируя непреложный факт, сказал: - еще раз протянешь руки к кому-то с переднего края, тебе эти руки вырвут, и затолкают «по самое не хочу». Понял?
        И Хасан тогда ответил, - понял, - ответил не потому, что было больно, а потому что ему очень хотелось, чтобы этот позор поскорее закончился. Закончился, и больше никогда не повторялся. И теперь ему стало страшно. Нет, не этого нынешнего новичка, что стоял перед ним. Сейчас он с легкостью мог бы вышвырнуть его за ограду. Ему было страшно от понимания, что вот этот, он точно может прийти. Прийти, и положить его так же лицом в землю при всех, прямо при согильдийцах. И тогда конец их страху и уважению. Он уже догадался кто перед ним. Павел сегодня ему продал коготь Урга, попутно рассказав, что завалил он его вместе с новичками. Новичками, не струсившими перед Угром, и завалившими его слаженной командой. И это, по словам того же Павла, на второй день их пребывания в этом мире.
        - «Этот блин вернется», - пронеслось в голове, - такой точно вернется. И от этой мысли как-то стало не по себе, неуютно Хасану стало. Вспомнилось былое унижение, а воображение дорисовало возможное унижение в будущем. А к такому он был явно не готов.
        - Иди и уйми своего знакомого, - зло буркнул Хасан скрываясь в дверном проеме.
        За ним нырнул и толстяк, а навстречу Кириллу выскользнул Павел.
        - Ты что сдурел? Ты-то уйдешь, а мне с ними еще жить.
        - Ну, жить тебе с ними или нет, решать тебе, - спокойно ответил Кирилл, - мы в Альрем идем, пойдешь с нами.
        - Ты что, издеваешься? Забыл, почему я сейчас уйти не могу.
        - А если я тебе деньгами помогу?
        - Да? - скептически ответил Павел. - И где же ты сорок один серебряный найдешь?
        Кирилл усмехнулся, - два часа назад вроде сорок три нужно было?
        - Коготь продал, - отмахнулся Павел.
        - Ну, так вот, я тоже кое-что продал. Идешь?
        Павел даже замешкался, - а не врешь? Что может продать нуб да еще на такую сумму?
        - Потом расскажу, весело произнес Кирилл, предчувствуя реакцию Павла, и раскрыл ладонь, на которой поблескивало четыре золотых монеты.
        Павел аж побледнел:
        - Ты…, да я, как только заработаю, отдам. Ну, блин, - он смотрел на Кирилла, - мы ведь незнакомы совсем. Ты хоть понимаешь, какие это деньги, особенно для новичка?
        - Знаешь, - вполне серьезно ответил Кирилл, - сегодня днем, один незнакомый мне парень, рискнул своей шкурой ради члена моей группы. И ни о каких деньгах он тогда не спрашивал. А если честно, ты даже не меня, ты Женьку благодарить должен, но об этом потом. Ты с нами?
        - Да конечно. Подожди тут, - и бережно взяв у Кирилла три монетки, Павел зашел в дом.
        Дверь он не закрывал, так что Кирилл мог видеть, как подойдя к столу в дальнем конце комнаты, Павел выложил на стол золотые и серебро, - все Хасан, за доспех я рассчитался.
        Потом он исчез из поля зрения, видимо забирая какие-то свои вещи, и уже подойдя к двери, повернулся к своим, уже бывшим согильдийцам, - давно хотел сказать, а идите-ка вы все…. - И сказано это было с таким чувством, что сомнений в искренности парня там, у убитого Урга не осталось.
        На Земле за такие слова могли бы и настучать. Но толи порядки тут были другие, толи пламенная речь Кирилла о былом возвращении произвела на слушателей соответствующее впечатление, толи бывшие согильдийцы Павла вполне понимали, что он имеет права на такие вот слова, но кроме - да сам ты пошел, - никаких других действий не последовало.
        Но пути к костру у реки, Кирилл поведал Павлу о нежданном богатстве, о роли Женьки, похоже, первым догадавшимся сунуть в кулинарный прибор совершенно не съедобный ингредиент.
        Появлению Павла компания обрадовалась. А когда Кирилл поведал о том, что воин теперь свободен от обязательств и идет с ними, радости и вовсе не было предела. Пашу девчонки считали чуть ли не старожилом, по крайней мере, путь на Альрем уже не казался таким пугающим.
        Достались комплименты и самому Кириллу за сообразительность. О том, что рецепты могут стоить немалых денег, ребята еще не знали, все же к Эльзе ходил именно Кирилл, но узнав их истинную цену, тут же принялись считать, сколько можно на них заработать. Суммы получались довольно приличные, так что, проблема, на что жить первое время в Альреме, решилась вроде как сама собой.
        У костра просидели практически всю ночь. На деле оказалось, что знания Павла не столь уж и велики, но кое-что про дорогу в другой город он все же знал. Главное, что до какого-то там замка, как раз посередине пути, дорога и вовсе была безопасна, а на остальной ее части, опасность представляли разве что выходящие на дорогу звери. Никого страшнее Урга им встретиться было не должно.
        Подумали и над созданием гильдии. Несмотря на то, что сам Кирилл предложил сделать главой Павла, как самого опытного, его кандидатуру даже не рассматривали.
        - В конечном счете, - сказал Павел, - ты и меня считай что выкупил, и ребята в тебя верят, и как ни крути, а с теми же рецептами ты оказался самым сообразительным. Так что тяни лямку и не делай такое страдальческое лицо.
        Часть правды в шутке воина была, Кирилл действительно не хотел возглавлять гильдию, так как считал, что эта ответственность совершенно для него лишняя. Но Лиза, которая в свою игровую бытность была как раз главой гильдии, взяла самоотвод, и согласилась лишь на роль почетного зама, если таковой в данных реалиях предусмотрен.
        Спать легли только на рассвете.
        Весь следующий день они провели в приготовлениях к предстоящему походу.
        Впрочем, начался тот день не слишком радостно. Едва зайдя к Эльзе, где остановился заночевать Павел, Кирилл тут же понял свою вчерашнюю ошибку - Встретила его таверна ароматом коптильни. Новая жизнь одарила их пряником в виде новых рецептов, но вместо того чтобы воспользоваться этой возможностью в полной мере, они отхватили от счастья лишь кусочек. Эх… потратить бы еще денек на то, чтобы все возможные варианты до которых додумаются в свои рецепты превратить, но нет… Запоздалое сожаление больно кольнуло в самую душу, но как известно, поздно пить боржоми когда почки отвалились.
        - Привет, - невесело поздоровался Кирилл с хозяйкой, - я смотрю, ты неплохо расширила ассортимент копченостей.
        - А ты думал, что я не воспользуюсь такой возможностью? - девушка ответила на вопрос Кирилла с вызовом. Но несколько наигранным вызовом, и видимо почувствовав, как это прозвучало, уже другим тоном добавила, - извини парень, но это жизнь, есть шанс, лови его.
        - Да ладно, - отмахнулся Кирилл, - сам лоханулся. Но за те четыре золотых спасибо, они нам вчера очень помогли.
        - И что же ты на них купил? - поинтересовалась девушка.
        Кирилл хотел сказать, что свободу, но это бы прозвучало не совсем корректно к Павлу, поэтому он ограничился лишь неопределенным, - надежду, - и добавил, - у тебя тут утром постоялец остановился, где я могу его найти?
        - А, этот соня. На втором этаже, третья комната справа, - и видимо о чем-то догадавшись, спросила, - он же кажется тоже новичок, никак из гильдии помог ему выйти? На это деньги нужны были?
        Кирилл кивнул.
        - Земляк?
        - Нет.
        - Тогда зачем?
        Кирилл хотел было уже ответить, что затем, что некоторые тут у нее под носом, с ее же помощью вербуют новичков, по сути, себе в прислугу, но промолчал. Эльза была права - это жизнь, и тут каждый жил сообразно своим возможностям и нравственным ценностям. Так что он, молча, отправился на второй этаж будить Павла.
        Остаток дня пролетел быстро. Опасения Кирилла, что Эльза не захочет больше покупать рецепты, так как у нее самой их теперь было гораздо больше, чем у них, не подтвердился. Девушка без торга, выкупила у них пять десятков рецептов на копченую рыбу по золотому за десяток, таким образом отблагодарив их за те возможности, которые теперь у нее появились благодаря им. К тому же, узнав, что они собираются в Альрем, бесплатно выдала двенадцать отбивных из оленины. Отбивные давали некую легкость в теле, и как оказалось, немалую выносливость. И это было здорово, ведь сами они такого изготовить не могли. Для пищи с положительными эффектами, требовались и особые ингредиенты, и специальная плита, и соответствующие знания. Им самим до этого было еще далеко.
        На полученные деньги запаслись зельями, а заодно, прикупили какое-никакое снаряжение. Особенно не шиковали, там куда они шли, все это стоило дешевле, да и выбор был больше.
        Последним в списке приготовлений была регистрация собственной гильдии.
        Название гильдии еще вчера предложил сам Кирилл - «Сумрак».
        - А что, - сказал он, - нормально название. Мы идем из мрака на свет, чтобы светом изгнать мрак из нашей души. Звучит?
        - Да ты поэт, - усмехнулась тогда Лиза, - сам придумал.
        - Ага, только что. Но если честно, то был я когда-то в гильдии с таким названием. А тут оно как нельзя лучше подходит к нашему новому миру, мы же не в раю и не в аду. И путь наш в этом мире, по сути развилка, перекресток на котором мы выбираем куда попадем.
        - Как же, мы выбираем, - пробурчал тогда Жека.
        Но Кирилл с ним не согласился. Куда попасть из этого мира выбирали именно они, своей жизнью, своими поступками, и название гильдии должно было напоминать им, где они сейчас находятся, и к чему стремятся. Прозвучало это немного пафосно, но Кирилл думал именно так. Он уже столкнулся с несправедливостью этого мира, и с лучшими проявлениями человечности тоже столкнулся, и Павел был тому примером.
        А на следующий день они отправились в путь. Путь, который и привел их к одному из самых больших богатств этого мира…. Впрочем, была на нем еще одна остановка, отправная точка… нет, запятая, что встав на пути их изменила казалось бы прямою дорогу в новое русло. Такая уж у них работа у запитай, решать - «казнить нельзя помиловать».
        Глава 9
        Шли большую часть пути молча, постоянно оглядываясь по сторонам, хоть все в один голос утверждали, что бояться им на дороге до замка совершенно нечего. Сама дорога была двумя полосками утрамбованной, словно от частого использования телегами, глины. И это было странно, так как телеги тут проходили крайне редко. Но сам Кирилл уже привык к тому, что в этом мире далеко не все и далеко не всегда подчинялось законам привычной Земной логики. Это был иной мир, и уже второй день как сам Кирилл перестал ловить себя на мысли, что это возможно сон или галлюцинация. Он понимал, иного уже не будет, и все что оставалось ему, так это идти дальше, навстречу своему будущему.
        Остановились лишь раз в полдень. А ближе к вечеру, увидели деревеньку, и это был хороший знак. За деревней должен был быть мост, за которым недалеко было и до замка.
        К замку подошли еще засветло, солнце еще даже не касалось верхушек деревьев, а они уже были у цели их первого дня пути.
        Окружен замок был довольно впечатляющей стеной из серого камня, метра четыре высотой, не меньше. Да и ворота, в отличие от ворот городка тут стояли не просто для красоты.
        Постучали. Долго ждать не пришлось, скоро раздались шаги, и массивная калитка ворот распахнулась. В проеме стоял рослый парень в джинсовой рубахе, и таких же штанах. Увидев, как пристально они смотрят на его костюм, парень пояснил, - последняя мода в Альреме. Что сказать, все мы понемногу стараемся цепляться за прошлую жизнь.
        Звали парнишку Джек, по крайней мере, им он представился именно так. Был он тут управляющим, казначеем и доверенным по переговорам от гильдии «Чертополох», владеющей этим замком.
        Пригласив их во двор замка, Джек не без удивления спросил, - а сопровождающие где?
        Выяснилось, что обычно в такой путь толпу новичков сопровождали обычно два три ветерана, способные защитить их в дороге. Узнав же историю их похода, Джек лишь покачал головой, - с одной стороны может и правильно, но дерзко. Как бы вас этот мир за такую вот дерзость не наказал. Но, да ладно, вон камень привязки, идите, прикладывайте ладони, если что, тут и встанете.
        - Но нам говорили, что ничего страшнее обычного зверья нам на второй части пути встретиться не должно. Соврали? - Тут же поинтересовался Кирилл.
        - Да нет, не соврали. Вы про стаю Белого волка слышали?
        Все кивнули.
        - Ну, так вот, это зверье более-менее такого же уровня. Для нормально одетого бойца не проблема, а вот вы как я погляжу в одном исподнем. Да и оружие у вас, прямо скажем не очень.
        - Значит, не отобьемся? А убежать?
        - Можно попробовать и убежать, - задумчиво произнес тот, - тут ведь смотря как бежать. Но как по мне, лучше б вам было сначала потренироваться на гоблинах и раздобыть хоть какое-то снаряжение, чем вот так пускаться в путь сломя голову. Но это ваше решение, мне-то смысл его обсуждать. Лучше пройдемте, я покажу вам, где сможете переночевать, а там глядишь, и ужин начнется, вы можно сказать удачно успели, до него минут сорок осталось, так что приглашаю.
        Местом их ночлега оказалась конюшня. Вот только сено тут было, стойла были, а лошадей не было.
        На вопрос, а где собственно животные, Джин пояснил, что принадлежат они теперь тем, кто первым открыл эту крепость, и находятся с владельцами. Зато, как заметил Джин, это было удобно таким вот новичкам, периодически проходящим через замок.
        Затем, Джин организовал им небольшую экскурсию по самому замку. Замок был небольшой. Серое двухэтажное строение, с двумя башенками по краям, рассчитано было на проживание тут сорока-пятидесяти человек, и использовалось гильдией «Чертополох» как базовый лагерь для организации походов в недалекие тут горы. В отличие от тех высоченных кряжей, что были у Городка, эти были поменьше, но населяли их куда более злобные создания. Но все в этом мире было устроено так, что чем труднее была добыча, тем большую ценность имело то, что с нее можно было добыть. Вот и сейчас тут гостил небольшой отряд, отправлявшийся завтра на охоту в предгорья.
        А закончилась экскурсия в трапезной. Время как раз подошло к ужину, и отказываться от приглашения было бы глупо.
        То, что Кирилл увидел на столах, сначала навело его на мысль, что в честь их прихода тут решили устроить торжественный ужин. Но нет, как пояснил Джек, все это изобилие было обычным ужином, а столы накрывались парой дежурных минут за десть. Естественно, с использованием гильдийных кладовых.
        Столы действительно ломились от снеди. Это им, новичкам, с их скромным запасом известных рецептов и ингредиентов, приходилось обходиться тем, что есть. А эти ребята любили хорошенько поесть, и могли себе это позволить.
        Столов в помещении было три, их усадили за дальний.
        - Да…, любите вы тут повеселиться, особенно поесть, - пошутил Кирилл, здороваясь с парнем за отведенным им столом.
        - А то, - весело усмехнулся он, - тут из развлечений разве что пожрать, поспать да нечисть местную покрошить.
        Познакомились. Все сидящие за их столом оказались тем самым отрядом, что прибыл сюда для похода в предгорья. Разговорились.
        Известное правило - «когда я ем, я глух и нем», тут совершенно не работало. Прием пищи здесь был застольем в прямом и переносном смысле слова. Никто никуда не спешил, «поесть до отвала» в этом мире было просто невозможно, разве что потолстеть, а вот весело провести время, совмещая «полезное с приятным», это запросто.
        Когда по ходу беседы выяснилась цель небольшого отряда Кирилла, мнения разделились. Кто-то считал, что они поступили правильно, покинув Городок, кто-то считал, что поспешили, не набравшись опыта, один парень и вовсе предложил проводить их до Альрема, если они подождут пару дней.
        Но скоро все сошлись во мнении, что группа Кирилла все же поспешила. Монстры вокруг Альрема, по словам ребят, были «пожирнее и посильнее» тех, что обитали в нубо локации, как они называли предместья Городка, а посему, начинать с них без должной практики будет чистым самоубийством.
        - Вот если бы вы просто ремеслом заниматься в Альрем шли, - объяснял им один парень, - тогда не вопрос. Это можно где угодно. Но опять же, профы у вас нет, а конкуренция в городе будь здоров. Ну а жить-то на что-то надо. А это значит, придется идти в поле. А там, вас с вашими нубскими навыками первый же монстр на перерождение отправит с вашим-то шмотом. Бяда…
        - А если приодеться?
        - Ну, если приодеться, тогда конечно проще. Но за какие шиши? Да и без практики, вам этот шмот, только пожить чуть больше позволит, а конец все одно плохим будет.
        Где взять эти «шиши» Кирилл знал, правда, распространятся о новых рецептах, они пока не спешили, случай с Эльзой их кое-чему научил, но вот в одном ребята были правы, опыт не купишь, а без него…
        Впрочем, тут же шли и советы как эту проблему исправить.
        Самых слабых монстров, на которых стоило потренироваться, а это были гоблины, они уже прошли. Но прошли к счастью недалеко. Владение племени «Гури», самого слабого племени гоблинов, заканчивалось как раз за той речкой, которую они перешли перед замком. Так что возвращаться было недалеко. Правда и по эту сторону, вдоль дороги, тоже жили гоблины. Это племя было чуть сильнее, а главным его отличием, было то, что некоторые его представители уже пользовались бронзовыми доспехами, мечами, и луками. У «Гури», по словам воинов, ничего кроме палок и метательных пращей не было. Но это же делало убийство местных гоблинов более привлекательным, ведь с них, они могли получить какие никакие, но доспехи и оружие.
        Спор разгорелся с новой силой, но решение спорщики оставили за самими ребятами, все же, как правильно сказал один из воинов, - задницы подставлять под стрелы не нам, а им, вот пусть и сами и решают.
        Дальше разговор за столом перетек уже к насущным для местных проблемам, так что Павел предложил им покинуть пирушку, и подумать о том, что делать дальше. Тем более что все сказанное за столом имело смысл, они действительно так спешили покинуть Городок, что не учли той разницы в монстрах, которая ждет их в Альреме.
        Перед тем как уйти, Кирилл все же подошел к Джеку, и поинтересовался, не будет ли тот возражать, если ребята воспользуются их гостеприимством на день другой, чтобы ближе познакомится с гоблинами. Джек не возражал, так что эта проблема была решена.
        Собрались в пустующей конюшне, и первым взял слово Павел:
        - Местные правы, гоблины первые псевдоразумные противники, к тому же, самые слабые, так что пропускать их глупо. Вопрос лишь в том, стоит ли нам возвращаться за речку, или попробуем на местном племени?
        - А сам то, как думаешь? - спросил Жека.
        - Не знаю. - Честно ответил воин. - Меня все обещали сводить на гоблинов, но так мы и не собрались. Все что я о них знаю, так это то, что бой с ними сильно отличается от всяких там зайчиков и медведей. Они не особо разумны. По крайней мере, так мне говорили. У них нет тактики, они не будут отступать или пытаться поймать тебя на какой-то ошибке. Проще говоря, бой с ними проще, чем с разумным противником. Все же, это самые слабые из псевдоразумных, скорее предназначенные для первого знакомства с этим миром, нежели настоящие противники. Но между тем, это все же двуногие и довольно шустрые существа. Немного прямолинейные, но от этого не менее опасные. Помню, меня сразу предупредили, чтобы я не рассчитывал на что-то, похожее на игры. И сказали, что убивать первых гоблинов всегда трудно, потому, что ты их уже не воспринимаешь как просто какого-то зверя. Тут нужно еще привыкнуть. А времени на это у нас особо не будет.
        А главное, они держаться группами. И если группа большая, пять-шесть особей, то в ней обязательно будет шаман, а в группе из шести гоблинов еще и маг. Вот этих особенно нужно бояться и уничтожать первыми. Но это если бы с нами был кто-то поопытнее и посильнее чем я, а как нам поступить, если мы вшестером нарвемся на такую вот группу, я не знаю.
        - А что тут знать, - тут же вмешался Кирилл, - видим такую группу и просто убегаем. И будем избегать боя с такими группами, пока не будем уверенны, что сможем с ними справиться. Они быстро бегают.
        Ответа на этот вопрос Павел не знал. Но гоблины были низкорослы, так что решили, что убежать от них точно получится.
        Утро выдалось пасмурным. Смена погоды в этом мире может и не зависела от активности Солнца и прочих факторов, но была столь же реальна как на Земле. В приоткрытом окне подвывал ветер, было прохладно и зябко.
        Из замка выходили плотно поев оленьих отбивных, пренебрегать бафами не решился никто. И поначалу все складывалось не так уж и плохо. Первых гоблинов заметили уже через полчаса, как раз там, где посоветовал искать их один из жильцов замка. Небольшие, серо-зеленые, с большими носами, эти гоблины были как две капли похожи на тех, что можно встретить в кино и десятках игр. И главное, они были совершенно не страшные. Подумаешь, два полуодетых карлика бредущих по тропинке по ведомым лишь им делам.
        Нападать сразу не решились. Сначала просто следили, смотрели, ждали хоть какой-то реакции от этой парочки. Но реакции не было. Или у гоблинов были явные проблемы со зрением, или они действительно были настолько глупы, но группу людей в двухстах метрах попросту игнорировали. Пришлось подойти ближе.
        Прежде чем атаковать, воспользовались местным ноу-хау, чтобы не терять время на извлечение мензурок с манной и лечением из инвентаря, достали по паре штук и засунули себе за щеки. Мензурки были маленькими, размером с флакончик пробника для духов, а главное, сама мензурка исчезала после вскрытия, или как в этом случае - разрушения, так что в процессе боя, нужно было просто раскусить ее вот и все. Целительное зелье и так уже во рту, а осколки просто исчезают, будто бы их и не было. И это было без сомнения удобно. А уж сама процедура приготовлений Павла, решившего приготовить себе немалый запас, и рассовавшего за щеки по пять флакончиков, и вовсе стоила того чтобы это видеть.
        - Все, - давясь смехом, еле произнесла Лиза, - теперь ты будешь у нас сусликом.
        - Йа, ебе, это припомню, - еле выговорил воин, сам прилагавший стоические усилия, чтобы не заржать, и не выплюнуть с таким трудом размещенное зелье.
        Первым в атаку пошел Хан. О том, чтобы всех называть согласно их ников или сокращенных имен, договорились заранее, все же, это был первый серьезный их поход на монстров. Лучник сблизился с парочкой гоблинов метров на двадцать, и тут же выпустил пару стрел под заклинанием «зоркий глаз». Обе стрелы достигли цели, и жизнь одного из гоблинов тут же сократилась наполовину.
        Гоблины издав воинственный клич, тут же бросились в атаку. Вот об этом и говорили там, в замке, эти создания были скорее не глупы, а просто такими созданы. Псевдоразум во всей своей красе, хоть сколько-то разумное существо в такой ситуации просто постаралось бы убежать.
        Кирилл тут же поравнялся с Ханом и бросил стан во второго гоблина, судьбу первого решила Лиза, скастовав в него наиболее сильное из своих заклинаний. Не было шансов и у второго… и тут все пошло наперекосяк.
        Слева за их спинами затрещали кусты, и из них, практически отрезая путь к отступлению, выскочило порядка пяти-шести гоблинов.
        - «Услышали-таки крик собратьев», - мелькнуло в голове у Кирилла. Но ситуация не была критической. Сейчас Павлу надо бы взять их на себя, а всей группе обходя неожиданную подмогу, бегом отойти на исходные позиции.
        - Па, агри, остальные бежим, - крикнул он, и уже готов был рвануть в выбранном направлении, как увидел, что Марина бежит, но не туда, куда он предполагал, а по прямой от появившейся кучки гоблинов. Девчонки устремились за ней.
        - Стой… мать…, Хан, Па за мной. - Взревел Кирилл, бросаясь за девушками, и уже догадываясь, что там они, скорее всего, нарвутся на неприятности.
        Увы, он оказался прав. Как выяснилось, та парочка, на которую они напали, совсем немного не дошла до цели своего путешествия - жилища гоблинов. По виду оно напоминало юрту, покрытую разномастными шкурами. И у входа в нее сидело еще четверка гоблинов.
        И ладно бы девушки выскочили точно на нее, может тогда бы испугавшись, остановились, но жилище располагалось несколько левее от пути их следования, и, забрав вправо, они продолжили свой безумный бег.
        - «Куда», - уже хотел было крикнуть Кирилл, но понял, любая остановка для них смертельна, с таким количеством монстров они попросту не справятся, а значит, оставалось только бежать. Он довольно быстро нагнал бежавшую первой Маринку, и возглавил их неожиданный забег. Обернулся он лишь раз, когда исчез лязг доспехов за спиной, но все оказалось нормально, это Павел догадался переместить доспехи в инвентарь на ходу. Механика этого мира сейчас играла им на пользу. Сыграла она им на пользу и в последующие минут тридцать, если не больше. На Земле, они едва ли смогли пробежать и часть пути в таком темпе, но здесь было все иначе - кончается выносливость, закидываешь в рот зелье и бежишь дальше. А зелья приходилось пить регулярно, так как забег их превратился слалом между юрт гоблинов. Располагались те не часто, где-то метров пятьдесят, где-то сто одна от другой. В этом расположении был свой резон - при зачистке этой местности, такое их расположение должно было помочь рейду. Но вот только они не чистили этот район от монстров, а просто собирали их за собой, так что остановиться было просто негде. Но, с
другой стороны, это же расположение позволяло им лавировать, не сближаясь с гоблинами вплотную.
        К счастью, поселение гоблинов кончилось. Когда это произошло, Кирилл даже не заметил, просто перестали попадаться навстречу жилища гоблинов вот и все. Но вот шум собранной за собой толпы он слышал еще долго, так что их пробежка закончилась далеко не сразу. Наверное, еще с полчаса они петляли среди кустов, пересекли ручей, и лишь удалившись от него на добрую сотню метров, остановились.
        Все зелья на манну, отвечавшую за выносливость, у Кирилла к этому времени закончились, так что на момент остановки, он чувствовал себя как загнанная лошадь. Бег в этом мире без выносливости, был еще тем удовольствием, вполне напоминавшим бег в их прошлом мире на последних остатках сил и дыхания.
        - Все, оторвались, - с трудом прохрипел он, переводя дух. - Марин ты че в чащу-то рванула? Назад надо было бежать, Паха бы тех на себя отвлек и догнал потом.
        Губы у девчушки затряслись, - я испугалась, это я во всем виновата, да. Вы теперь все из-за меня умрете.
        Смотря, как у девушки начинается истерика, Кирилла пробила неприятная мысль - «Вот так, убедит сейчас себя что она трусиха, что ни на что не способна, и в этом мире появится еще один человечек, боящийся и нос за ограду высунуть. И все. И даже не важно, что у них не будет тогда целителя, куда страшнее, что у самой девушки не будет будущего, того полноценного будущего, к которому так они стремились. И останется лишь унылая жизнь Городка».
        - А ну, отставить реветь. - Он подошел к Марине, и прижал ее к груди. - Кто сказал, что ты трусиха? Я бы тут у одного огромного медведя это спросил, да боюсь, он не подтвердит. А испугаться, ну так каждый может испугаться, я вот с перепугу тоже заорал - «бежим», а куда бежим, даже рукой забыл махнуть. Вот ты и побежала.
        Девушка всхлипнула, но плечи ее уже не тряслись в такт плачу, - Врешь, - сказала она, поднимая лицо.
        - Не-а, не вру, - ответил он, - вон все подтвердят, крикнуть крикнул, а куда бежать не показал.
        - Да все сдрейфили, что уж там, - поддержал Кирилла Жека, и тут же добавил, - а делать-то что теперь будем?
        - Наверно назад пробиваться, - предположил Павел, и ту же замолчал, видимо вспомнив, что зелья восстановления у него больше нет. По крайней мере, Кирилл подумал именно о нем, ведь зелий у всех было поровну, а согласно местной действительности, глотать его должны были все примерно в равном количестве. Над полянкой повисла тишина. О том, чтобы пробежать селение гоблинов так же как в этот раз, уже не шло и речи. По сути, при их выносливости, это было почти самоубийство.
        - А зачем назад? - наконец произнес лучник, - можно ведь и тут кого поискать. Если они тут есть, то потренируемся, да и на обратном пути легче будет к дому пробиваться.
        Мысль была дельной.
        - По, Жека, давайте на разведку, - тут же отдал приказ Кирилл.
        - Я не Жека, а Хан, - тут же недовольно высказался лучник, - там-то ты, когда орал, про то, что я Хан не забывал.
        - Слушай, рыжий, - осадила парня По, сделав ударения на слове «рыжий», - лук в зубы и за мной. Хан. Ты правее, я левее, и смотри хвост с собой не приведи. Хан блин.
        Скуксившись, лучник поплелся за По. Девушка ему нравилась, это было видно по всему, но вот взаимных чувств он у нее, похоже, не вызывал.
        Полина тут же ушла в состояние невидимости, но толку от этого было мало, тут ее выдавали колыхающиеся ветки кустарника и разводы на траве. Впрочем, это все равно было лучше, чем ничего.
        - «Избушка» - минут через десять услышал Кирилл голос Полины в голове. Ментальная речь, заменявшая здесь групповой чат, использовалась пока редко. Во-первых, это было непривычно, во-вторых, нужно было мысленно послать команду на передачу слов, и при этом «проговорить» содержание послания. Получаться-то получалось, но после небольшой практики такого общения, все дружно ее забросили, общаться обычным способом было гораздо удобнее.
        - «Что за избушка»? - ответил он, и тут же получил гневный ответ. - «Да я почем знаю, вот приди да посмотри».
        На избушку пошли смотреть все. В замке о ней им ничего не говорили, видимо не знали. По словам местных, в эту сторону они ходили всего-то пару раз, не было тут ничего дельного, только гоблины да глуны. Предгорья были куда более интересным местом охоты, вот туда они наведывались часто.
        А избушка, старая, покосившаяся, вросшая одним боком в холмик, стояла и притягивала взгляд.
        - Что бы это могло быть, - шепотом спросил Кирилл у залегшего с ним в кустах Павла.
        - Да бог его знает. Глуны в пещерах живут, гоблины в своих шалашах, а это не знаю. Может скрытый непись какой? Неписью по привычке называли любое не враждебное создание. Мир пусть и был иным, но старые привычки у них еще сохранились.
        - Да откуда он тут? - все так же шепотом удивился Кирилл.
        - А почему нет? - Павла это предположение почему-то не смущало. - И место подходящее. Как раз между Городком и Альремом, самое то, чтобы братию из Городка вытащить и дать шанс призадуматься куда дальше идти. Ну а за гоблинов засунули, чтобы не шастали сюда как на прогулку. Так что все очень даже к месту. И я не удивлюсь, если тут мы что-то настолько «вкусное» найдем, ради чего в такой путь отправляться очень даже стоит.
        Что ж, Павел оказался прав. Достаточно им было приблизится к избушке, оттуда вышел старичок представившийся им как Лайхон, странный такой старичок - сам чуть больше метра ростом, с огромным сплюснутым носом и широкополой потрепанной шляпой натянутой по самые глаза. Он сильно отличался от тех учителей, что были в нубо-доме, и не только внешне. Был он разговорчив и весел. И да, у него для каждого нашлось по паре умений.
        Первое одинаковое для всех - ночное зрение. А вот второе…
        Второе умение было индивидуально для каждого, и было из тех, что в играх называли ультимативными за их мощь. Но был у этих умений и недостаток, использовать их можно было лишь раз в день. Но эффект и продолжительность таких заклинаний впечатляли. Воин, к примеру, получил «клетку» - заклинание на тридцать секунд окружавшее цель или несколько целей неразрушимой магической клеткой. А Полина получила неуязвимость на двадцать секунд. Вообще, все эти заклинания были направлены на выживаемость в этом опасном мире, и пусть раз за день, но могли спасти жизнь тем, кто их применял. Так что Павел был прав, за этими заклинаниями сюда стоило идти, и лишь нежелание гильдии, заполучившей местный замок проводить доскональную разведку, позволило им быть первыми, кто нашел это место.
        Им бы обрадоваться и остановиться, потренироваться на гоблинах и с высоко поднятой головой отправиться в замок с потрясающей новостью об их открытии, но нет… как азартный игрок, выигравший приличный куш порой не может остановиться, так и они не желали останавливаться. Тем более что повод к этому дал сам старичок Лайхон.
        Кроме заклинаний, старик еще рассказал им три «сказки», короткие, но уж очень похожие на задания. Вот одну из них, они и решили проверить. Естественно, самую многообещающую - о спрятанном в пещере глунов сокровище. То, что для выполнения этого задания им недостает ни опыта, ни снаряжения они тогда не думали. Они, если честно и выполнять-то это задание особо не планировали, просто решили проверить свою теорию, а там как повезет.
        Глава 10
        Пещеру глунов нашли быстро. Охраняла ее парочка этих самых глунов - крупных земноводных ящериц. С виду особой опасности глуны не представляли, оружием не пользовались, и даже не факт, что были псевдо-разумны. И все же они были куда опаснее гоблинов, об этом их предупредили еще в замке.
        Но как говорится - лиха беда начало… раз уж пришли, то почему бы не попробовать. Других особей по близости не наблюдалось, так что решили вступить в бой с этой парочкой, а если что, - как сказал Павел, - героически дать деру.
        Убегать не пришлось. Бой выдался жарким, Женьке даже пришлось использовать свое новое ультимативное умение, но победа была за ними.
        Вход теперь был свободен, и на разведку ушла Полина. Еще на входе она передавала все ментальными посланиями, но стоило ей скрыться в зеве пещеры, как связь с ней пропала. Это было неприятным сюрпризом, но не более.
        На поверхности она появилась минут через пять, злая и возбужденная, - вы почему не отвечали?
        - Так мы тебя и не слышали, - за всех ответил Кирилл, - похоже, либо пещерка с сюрпризом, либо мы еще чего-то не знаем об этом мире.
        - Первое, - уверенно заявила По, - там метрах в двухстах есть что-то вроде зала, и в нем, похоже, то самое сокровище о котором говорил По. Только вот подобраться мне к нему не мне удалось, там четыре глуна вроде охраны, разлеглись вокруг постамента, не подойти.
        - А до зала как? Путь свободен? - тут же уточнил Павел.
        - Практически да. Там, в пещере есть несколько ответвлений от главного коридора, так в них спят эти твари. Но по коридору не шатаются. Если идти тихо, то пройдем.
        Все тут же посмотрели на воина, как на самого «звонкого» при ходьбе.
        - Не проблема, перекину доспехи в сумку, - тут же отмахнулся Павел, и доспехи начали исчезать прямо на глазах.
        Минута, и все были готовы. Им бы подумать, все взвесить, но куда там, первый серьезный приз в их жизни лежал от них в каких-то двухстах метрах, и азарт уже захлестывал разум. Вперед, и только вперед.
        И они пошли.
        Шли тихо. Недавно приобретенное «ночное зрение» делало все вокруг серым, но вполне различимым. В ответвления даже не заглядывали, основная часть коридора вполне широкая, чтобы идти не пригибаясь, чуть изламывалась то вправо, то влево, мерно спускаясь все ниже и ниже.
        Помогала и мягкая почва, скрадывая звуки их шагов.
        Полина не ошиблась, метров через двести они действительно вышли в приличного размера пещеру с высокими сводами и еще двумя ответвлениями, идущими куда-то дальше вглубь пещеры.
        Искомый объект находился тут же на невысоком каменном постаменте в центре пещеры. Светящаяся рыжеватыми искорками внутри друза хрусталя, очень красивая, притягивающая взор и такая манящая.
        Единственной преградой на их пути были те самые четыре глуна, что разлеглись по кругу вокруг постамента и кажется, дремали на своем посту. Лиза привлекла внимание всех жестом приложенного к губам пальца, и ментально передала, - я их сейчас погружу в сон на полминуты, спасибо дядюшке Лайхону, вот и пригодилось его заклинание.
        Мысленная речь для тех, кто был в пещере, была доступна, это они проверили еще на входе.
        Все замерли, а Лиза что-то быстро прошептала одними губами и сделала пас в сторону центра пещеры.
        - Пошли, - теперь уже шепотом сказала она, первой сделав шаг на открытое пространство.
        Глуны не шелохнулись, и вся группа бегом устремилась к вожделенной цели.
        Сразу хватать кристалл Кирилл не стал, присмотрелся к нему сам, и дал полюбоваться на него другим.
        Стоило «пристально» посмотреть на хрусталь, как тут же появилось знание о его свойствах:
        «КРИСТАЛЛ СНОВИДЕНИЙ». АРТЕФАКТ. ЦЕЛЬНЫЙ ПРЕДМЕТ, НЕ ПОДДАЕТСЯ ПРОСТРАНСТВЕННЫМ МАНИПУЛЯЦИЯМ. ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ЕДИНОВРЕМЕННОГО КОНТАКТА С БЛИЗКИМИ РОДСТВЕННИКАМИ НА ЗЕМЛЕ ВО ВРЕМЯ ИХ СНА.
        - Мать моя женщина, - прошептал Павел, - так все-таки он существует. Мне о нем в гильдии рассказывали. Вроде как в одной из книг есть упоминание о предмете последнего прощания… Только вот многие не верили, что такое возможно, а те, кто и верил, считали, что если он и есть, то добраться до него удастся не скоро.
        - «Ну и дураки», - мелькнуло в голове у Кирилла, - «зачем он кому-то нужен лет этак через десять? Нет, тот, кто положил его сюда, прекрасно понимал, такой предмет нужен будет этому молодому миру прямо сейчас. Им бы он точно не помешал в тот, первый день, особенно Марине. И найти его должны были давно, если бы не откровенное пренебрежение „чертополохов“ этой частью леса и глунами.»
        Кирилл осторожно взял предмет и попытался поместить его в сумку.
        Тут же выскочило ментально предупреждение - цельный предмет, пространственные манипуляции невозможны.
        И тут же по пещере пронесся не то гулкий вздох, не то негромкий, но отчетливый сигнал, словно кто-то огромный шумно вздохнул.
        - Бежим, - крикнул Павел, - Кирилл, ты какого его в сумку не прячешь?
        - Не могу, - уже делая шаг в сторону выхода, ответил Кирилл, - там предупреждение выскакивает о невозможности пространственных манипуляций.
        - Черт. - Это Павел сказал уже не Кириллу. Из проема, через который они недавно прошли, раздался топот ног и резкий гортанный рев глунов.
        Они должны были это предвидеть. Да только исподволь каждый надеялся, что пронесет, минет нелегкая. А если и не минет, то, что же, смерть и воскрешение в замке у точки привязки. Неприятно конечно, но тоже ведь вариант.
        Вот только они не могли предвидеть того, что находка окажется не из тех, что можно положить в сумку и перенести с собой, даже умерев. А добытые предметы, выброшенные по тем или иным причинам, или просто утерянные, в этом мире исчезали за час. Относится ли это к артефакту, Кирилл не знал. Но предположил худшее. И речь уже не шла о их жизни - им не выжить, это было и так ясно. Тут было все куда серьезнее, они-то встанут у камня привязки, а вот кристалл…
        Осознание этого на мгновенье пригвоздило Кирилл к месту. Так бывает, что ворох мыслей проносится в голове в трудную минуту ровным строем, и ты за мгновенье понимаешь то, что обдумать в иной ситуации не сможешь и за час. Так было и сейчас.
        За какую-то секунду он понял все. И то, что они в ловушке, и то, что шансы их вынести этот кристалл из подземелья, равны практически нулю, и то, чем это грозит.
        А грозило это многим. И тем, что возможно, они и сами уже не смогут попрощаться с родными, и что ужаснее, этого шанса они лишат всех в этом мире. И этого им не простят. Не простят, наверное, никогда. Ведь потеряют они его по глупости, по банальной неосмотрительности и самонадеянности. Такого не прощают.
        И тут же, вдогонку пришло понимание того что их ждет - роль изгоев, роль неудачников заклейменных позором в мире, где молодость не знала жалости, где все еще царствовал юношеский максимализм присущий их возрасту - их просто линчуют, линчуют морально, навсегда повесив на них клеймо… и как потом с этим жить?
        Все это пронеслось в голове в один миг, и, похоже, не только у него. Кирилл видел их лица, растерянные от понимания ситуации.
        А глуны уже виднелись в зеве пещеры.
        Положение спас Павел, бросив навстречу волне рептилий «клетку», и запечатав ей проход на тридцать секунд.
        Он же, повернувшись к ним, озвучил и то, о чем подумали все, - Ребята, это…, вы хоть понимаете, что с нами сделают если мы его потеряем? Да нас же ни в один дом не пустят, ни в одну гильдию не примут. Нас же проклянут за то, что мы сделали.
        - А если его на место положить, - как-то сжавшись, неуверенно предложил Женька.
        - Не поднятая добыча с монстров пропадает за час, - тут же отмахнулся Павел, - представляете, что будет, если и с ним произойдет, то же самое? Мы же его уже взяли!
        Ожили четыре глуна что находились под действием заклинания Лизы.
        - Бежим, - крикнул Кирилл, увлекая их в один из пустых еще проходов подземелья, на споры просто не было времени.
        Но глуны были и тут, к счастью немного - особей десять.
        Использовав заклинание усиления, полученное от Лайхона, Кирилл разом удвоил силу и выносливость группы. По так же воспользовалась ультимативной способностью, что давала ей неуязвимость на двадцать секунд и ринулась в гущу противника.
        Шанса победить у них не было, но к этому они и не стремились. Им нужно было прорваться, протиснуться через эту живую преграду и вырваться хоть на какой-то оперативный простор.
        Стан, удар, обогнуть визжащий и ревущий комок тел, в эпицентре которого находилась По. Чуть ли не за шиворот схватить Маринку и швырнуть туда, где уже не было этих тварей, бросить лечение на связавшего боем сразу трех глунов Павла…
        Короткая и яростная схватка закончилась в их пользу, они прорвались, протиснулись, просочились сквозь строй этих тел. Это еще не было победой, но это давало им время.
        Первую «затычку» они организовали уже в следующем узком месте - стан Кирилла остановил первого преследующего монстра, корни Марины и стан лучника пригвоздили к месту тех, кто пытался его обогнуть, а «заморозка» Лизы превратила всю эту импровизированную стену из тел в медленно шевелящуюся массу на несколько секунд. Немного, но это снова позволило им оторваться от преследователей.
        И тут они допустили ошибку. Марина, что бежала первой, свернула не туда, и влетела в одно из ответвлений пещеры, что было гнездом для этих тварей.
        Она же первая и сообразила, что произошло.
        Так бывает, что даже трус, даже тот, кто никогда не проявлял раньше отваги, в критический момент находит в себе силы на подвиг. Марина никогда не была отчаянно смелой, наверное, смерти, пусть и не окончательной, из всех них она боялась больше всего. Но сейчас, понимая, какова цена неудачи, она сама сделала шаг навстречу рванувшимся к ней глунам и раскрыла свой щит целителя, перегораживая им проход. А потом, повернувшись, крикнула, - бегите, - и уже Кириллу, - сбереги его, ты сможешь.
        И они снова бежали. Миновали еще один такой зал, только разве что пустой, пару раз делали на пути «затычки», когда глуны подбирались к ним слишком близко, но оторваться не получалось. Да и выхода из этого подземелья, похоже, не предвиделось. Наоборот, они все дальше и дальше уходили в глубину подземелий.
        И вот на второй по счету крупной пещере с развилкой, Женька вдруг замер посередине и крикнул, - прячьтесь за поворотом, - я уведу за собой. - И ринулся ко второму свободному ходу.
        Отчасти задуманное им получилось. Значительное количество особей действительно рванулось за ним… но не все.
        А уже на следующей развилке такой же самоубийственный шаг предприняла и Полина.
        Количество преследователей заметно сократилось, и когда, крикнув на прощание, - удачи, - в очередное ответвление бросилась Лиза.
        Теперь казалось у оставшихся будет шанс проскользнуть по обратному пути.
        Бежать туда порывался Павел, но Лиза тогда остановила его, - прорываться обратно должен ты. Только ты сможешь собрать на себя всех оставшихся тварей и дать Кириллу шанс. Увы, когда часть преследователей повернула за волшебницей, оставшихся оказалось слишком много, чтобы рассчитывать на успех прорыва.
        Тот коридор до следующей развилки Кирилл запомнит на всю жизнь. Уже понимая, что Женькин план провалился, и их осталось только двое, он со всей пугающей неизбежностью осознал, это конец. И мысли, неприятными образами будущих упреков и унижений буквально заполонили сознания - их не простят. И все, к чему они шли, все то, о чем мечтали там, у костра в Городке, оно в прошлом. Теперь они изгои. Захотелось остановиться, развернуться и просто шагнуть навстречу преследователям… просто чтобы не мучиться, чтобы оборвать эту безумную гонку, прекратить все. А еще захотелось умереть, умереть навсегда и уже не возрождаться. Но даже такой милости сейчас он был
        лишен. И он бежал, бежал, проклиная себя, свою былую беспечность и весь этот мир с его безумным подарком, который в мгновение ока превратился для них в проклятье.
        И тут они выскочили в очередной зал. Он ничем особым не отличался от остальных, но Павел, резко дернув его за плечо, указал куда-то вверх:
        - Лаз. Ты видишь лаз?! - Закричал он.
        И действительно, сбоку, почти у потолка пещеры виднелась дыра, темное углубление обещавшее выход наружу.
        Добраться до этого места было не трудно, корни деревьев, что местами выступали то тут, то там, давали такую возможность.
        - Беги, - вот и все что крикнул воин, тут же сорвавшись навстречу преследователям. Чтобы отвлечь, задержать на те несколько секунд, что нужны были Кириллу, чтобы добраться до лаза.
        И он успел, успел скрыться в этом углублении еще до того, как расправившиеся с Павлом монстры ввалились в зал. Вот только это не было лазом, просто небольшая ниша в корнях деревьев, что образовалась под действием коррозии почвы и проникающей тут с поверхностью воды.
        Но все же, это было укрытие. Кирилл слышал утробно рычавших внизу глунов потерявших добычу. Они не были разумны, даже псевдо-разумны, вперед их вел только инстинкт, или что там вложил в них создатель. И они разбрелись прочь, потеряв свою цель.
        ***
        Кирилл приоткрыл глаза. Сколько времени он находился тут? Часов десять, сутки? Время казалось, замерло, а узкие бока пещерки словно вросли в него, корнями проникая тело. Тишина.
        Но вот проползающий где-то внизу глун замер, зашипел, и что-то начал вынюхивать прямо под ним.
        Запах! Запах его тела, что постепенно наполнял пещеру все это время. Это его почувствовала эта тварь, это он сейчас заставил ее озираться и принюхиваться.
        Вот она завозилась где-то внизу, заурчала, начала что-то скрести.
        Кирилл аккуратно выглянул в щель между корней. Глун принюхивался к корню, за который когда-то он ухватился, чтобы подтянуться наверх.
        А потом эта тварь начала рыть у основания корня, словно он мог находиться там, за слоем земли.
        Кирилл замер. Если она так будет рыть и дальше, если над вырытым углублением начнет осыпаться земля…
        Он похолодел.
        И тут же глун замер, словно прислушиваясь.
        - Кирилл, ты здесь? Ты живой? - вдруг раздался в голове Кирилла голос Марины.
        Глава 11
        Кирилл вздрогнул, вздрогнул так, что едва не выдал своего укрытия.
        - «Они пришли», - мысль эта сладкой волной пробежала в сознании, - «Они пришли, а значит, еще не все потерянно, значит… будем жить».
        - Да, я тут, - как же трудно было сосредоточиться на этой простой фразе, как трудно оказалось не произнести ее вслух.
        - Держись Кирилл, мы идем. - Ментальный чат позволял передавать не только фразы, но и эмоции, и в голосе Марины чувствовалась уверенность и возбуждение.
        - Не быстро вы, - без упрека, просто для того чтобы передать как он их заждался, мысленно высказался Кирилл.
        Убедившись, что с ним все в порядке, она затараторила, посылая фразы как короткие пулеметные очереди, сказывалась небольшая практика в подобном способе связи:
        - Прости… Мы немного испугались и решили сначала не говорить никому… Ждали тебя… Ну, чтобы решить… Сам понимаешь, рассказать, что нашли и потеряли… Страшно… А тебя все нет. Ну и решили рассказать… Решили, что раз тебя нет, и на связь не выходишь, то ты в пещере… Живой.
        Она на секунду прервалась и продолжила:
        - Ты бы знал, как на нас тогда орал Джек… думала, убьет… это оказывается, они в замке нашли ту книгу… только они не думали, что артефакт рядом… посчитали, что это как стимул к дальнейшим поискам, там, дальше… А потом он начал собирать своих… Ты помнишь тех, кто ушел в предгорья… Они как узнали… они там сами себя… представляешь… Просто чтобы быстрее вернуться на камень возрожденья… Они ведь полгода об этом кристалле знали… Он им очень нужен… Тот здоровяк, может, помнишь… Воин, которого они мейл танком гильдийным кличут… Он мне рассказал, что чуть ли не каждую ночь думает, что своим скажет, когда кристалл найдут… Они сейчас такие… Мы когда через гоблинов шли… там теперь просека… А еще много из Альрема пришли через камень привязки… Их сейчас больше сотни… Погоди… Тут с тобой их главный поговорить хочет…, его Ником зовут, или Никифором… сейчас я тебе приглашение в рейд кину…
        Само приглашение отозвалось в сознании как… предложение, и стоило его принять, как сознание наполнилось чужими голосами.
        - Тихо, - приказ был коротким и властным, - ты парень там как?
        - Живой пока, - ответил Кирилл, понимая, что обращаются к нему.
        - Ну, держись братишка, выживи только, мы скоро. Как только услышишь нас, кричи, а то тут в туннелях черт ногу сломит.
        Кирилл прислушался, пока вроде все было тихо.
        А общий ментальный чат теперь жил своей жизнью. И солировал в нем этот самый Ник.
        Вот все же могуч русский язык. Могуч и разнообразен. Каких только слов, каких только эпитетов, в том числе бранных в нем не придумано. И сейчас, Ник не матерился, он на этом языке командовал. И что характерно, из благопристойного в речи Ника было разве что - справа, слева, вперед, да междометья, и при этом, он никого не хотел оскорбить, но в этом потоке слов чувствовалась такая экспрессия, такой заряд на борьбу и победу, что становилось ясно - глуны в этих пещерах уже не жильцы.
        Они пробивались к нему, пробивались, начисто вырезая все живое. Хотя… он прекрасно понимал, что их целью был не он, а тот самый кристалл, что будоражил их сознание все эти полгода.
        Кирилл посмотрел на все еще зажатый в руке кристалл. Он так и не убрал его обратно, с тех пор как решил взглянуть на свою находку.
        Это был дар, безумный дар Бога им всем, всем тем, кто попал в этот мир еще молодыми и глупыми, еще не познавшим всю боль жизни и утрат близких. Последний шанс сказать то, что возможно не нашли времени сказать еще при жизни, или просто не посчитали нужным…
        Шанс оценить то, что действительно важно. Оценить уже после того, как ушел, как осознал, что потерял… и поэтому особенно ценный. Ибо так уж мы устроены, что по-настоящему можем оценить лишь то, что нам уже не вернуть, что не ценили раньше, когда оно было рядом… наверно потому, что оно просто было, и это было естественно, привычно, и казалось само собой разумеющимся…
        Как же часто мы не замечаем того что у нас есть. Вот только в том мире, этого шанса не было, а тут ОН им его дал. Вернее, предложил… потому что этот кристалл еще нужно было как-то вынести из подземелья, а если нет… - Кирилл вздрогнул от мысли, что они едва его не потеряли, и тут же расслабился, вслушиваясь в ментальный разговор рейда, что шел сейчас по пещере.
        А что было бы, если бы этой пещерки, этой небольшой ниши тут не оказалось?
        Как бы потом смотрели они в глаза другим? Сейчас рассуждать над этим было уже просто. Но все же, мурашки по коже пробежали, с воображением у Кирилла все было нормально, и картинку оно выдало безрадостную.
        Но теперь кристаллу, похоже, ничего не угрожало…, и тут на эту мысль наложилась другая - кристаллу-то нет, а вот им, может, не ему конкретно, а тем, кто будет им владеть?
        Если бы такой вот артефакт был на Земле, позволяя соприкоснуться с разумом ушедших в иной мир навсегда, какова была бы его ценность? Нет, не в валюте или материальных ценностях, для такого чуда материальная цена - это кощунство. Какова была бы его цена для человечества в целом? Сколько войн было бы за право обладать им, на какие бы жертвы бы шли люди, чтобы иметь возможность воспользоваться им и заглянуть за порог смерти, сказать последнее прощай, высказать недосказанное, просто попрощаться?
        Там его цена была бы чудовищной, и по ценности, и по тому, сколько крови пролилось бы за обладание этим даром Бога. А тут он просто попал к ним в процессе казалось бы рядового задания от старика…, но разве от этого ценность этого предмета стала меньше? Увы, нет. И пусть этот мир юн, но разве существование его закончится завтра? Нет. И как знать, что будет тут через сто лет, а может и раньше, лет через пятьдесят. Не станет ли этот кристалл «яблоком раздора» и тут?
        Думать об этом не хотелось. Пошло было об этом думать, потому что в таком ключе испоганить можно было что угодно, даже святое… вот только мысль никак из головы не уходила. И причиной этому был не тот, кто подарил этому миру такой бесценный подарок, а мы сами, люди. Наша, мать его, психология. Это ведь мы, наши предки, проливали кровь за Иерусалим, начинали войны «во имя добра»…, кровавые войны. Именно мы, люди, творили на Земле такое, что даже поколения спустя, вспоминать об этом было страшно. Так не станет ли этот кристалл тем первым предметом, ради которого «хочу» станет важнее «нельзя»? И что сделают эти люди, что столь отважно сейчас идут ему на помощь? Ему? Или просто за кристаллом?
        Кирилл встряхнул головой, прогоняя столь не вовремя набежавшие мысли. Это был другой мир, и очень хотелось верить, что и отношение ко многому тут будет так же иным.
        Где-то в отдалении послышался неясный шум. Глун внизу на мгновение замер, и с утробным ворчанием бросился в темноту пещер.
        Бег глуна был не долгим, прошло пару десятков секунд, и где-то в глубине раздался приглушенный рев, оборванный на середине.
        - Вы кажется рядом, - тут же бросил Кирилл реплику в мешанину команд Ника и ответов его товарищей, - тот, что только что убил глуна, я тебя слышал.
        - Вперед… - это крик, пусть и приглушенный расстоянием, пришел уже не по ментальной связи. Они были рядом.
        И вот понимание этого, как-то сразу отдалось во всем теле, он, словно до этого он сидел на электрическом стуле… а потом отключили электричество, и судья зачитал помилование.
        Они были рядом… - Кирилл расслабился и почувствовал, как предательская влага струится по его щекам. Нет, он не плакал, просто по щекам сейчас катились слезы, катились сами по себе, словно унося с собой все тревоги и переживания этого страшного дня.
        Ребята добрались до пещеры довольно скоро. Сначала в проходе замелькали сполохи света, а потом в зал ворвалось сразу несколько «светлячков» затопив пещеру нестерпимым после серой мглы светом.
        - Все, вы тут, - мысленно выдохнул Кирилл.
        - Эээ… ты где, - так же ментально ответил Ник, - я тебя не вижу.
        - Если бы ты меня видел, - с доброй усмешкой передал Кирилл, - меня бы тут давно не было. Наверху я, сейчас спущусь.
        А вот спуститься оказалось не так-то и просто. Это пока он сидел вжавшись в нишу, все было относительно нормально. Но стоило ему попытаться спуститься, как закоченевшее в неудобной позе тело подвело, и неудачно пытаясь ухватиться за корень растения, он полетел вниз.
        Его поймали. Поймали и аккуратно положили на землю. Тело, пусть и не такое, каким было на Земле, после долгого сидения в три погибели упорно отказывалось разгибаться.
        Посыпались вопросы над головой:
        - Ты как, живой?
        - Кристалл у тебя?
        - Д-да, - ответить оказалось труднее, чем он ожидал. Только сейчас, Кирилл почувствовал, насколько продрог и устал.
        - Покажи, - нетерпеливо попросили сверху.
        И он уже хотел вытянуть руку с кристаллом, которую поджимал под себя, но… неправильно это было, не так. И он начал вставать. Сквозь скрежет зубов, сквозь боль во всем теле, он все же встал, распрямился, и только тогда протянул перед собой сверкающую огоньками друзу «Кристалла Сновидений».
        Смотря, как подался вперед тот, кого звали Ник, а это наверняка был он, Кирилл невольно подумал - вот сейчас схватит кристалл и заявит на него свои права. Заявит что угодно - и то что это они спасли его, или то, что это их территория… да что угодно, лишь бы присвоить себе то, что легко сейчас могли взять, пользуясь численным преимуществом.
        Но нет, парень лишь тихо улыбнулся, именно «тихо» одними губами и глазами и тут же отпрянул. Взгляд его снова стал живым и требовательным:
        - Все комрады, выходим. - Ник снова стал раздавать команды.
        - Волошин, - он обратился к гиганту стоявшему за его спиной и являвшемся главной ударной силой гильдии, это Кирилл знал еще по знакомству в замке, - охраняешь парня, и что бы даже волосок…
        - Обижаешь. - Пробасил гигант, - да я любую тварь зубами порву, если сунется. Хочешь, я его на руках вынесу?
        Кирилл этого не хотел, и Ник, видимо, тоже, поэтому лишь отмахнулся и переключился на следующих:
        - Зева и Клим страхуете парня по сторонам, если что, сажаете его в купол, - к Кириллу тут же выдвинулись два целителя.
        - Клещ, бери своих и дуй на выход, и чтобы по два бойца в каждый коридор пока мы не пройдем. Замыкает Степан со своими архаровцами. Если из глубины вынырнет какой-то нежданчик, сдохни, а пять минут нам дай. Новенькие, - тут он посмотрел на друзей Кирилла, - давайте прикрывайте своего, только если что, не мешайтесь, без обид парни… и леди. Двинулись.
        Так Кирилла еще никогда не сопровождали. Он не знал, как выглядит охрана президента, но едва ли она столь же тщательно оберегала своего патрона. Сотня человек растянулась по пещере, охраняла каждую щель, каждый проход. Они знали зачем пришли, и отдавать этому миру добытое явно не собирались.
        Вышли из пещер в солнечный день. И если учесть, что заходили они туда вчера под вечер, то получалось, что просидел Кирилл в своем укрытии ни как ни меньше десяти часов, а может и больше.
        До замка дошли примерно за час. И все это время над Кириллом буквально нависал Волошин, а пара целителей буквально зажимала его с двух сторон. Сначала это было приятно, давало чувство защиты и значимости, но довольно скоро начало раздражать. Но он шел, шел, не позволяя себе ни на секунду расслабится, и вот они, ворота замка.
        Он был тут только раз, но каким же родным теперь показался ему этот серый замок. Во дворе остановились, и Ник зычно произнес, - всем готовится к обеду, а парнишку в баню, заслужил.
        И вот тут произошел небольшой казус - Кирилл решил передать кристалл пока Павлу, ну не идти же с ним в баню, но пальцы не разжимались. Рука, словно обретя собственный разум, наотрез отказывалась повиноваться. И пока Кирилл разжимал пальцы, вокруг стало отчего-то тихо. Кирилл оглянулся. Они смотрели на него, на его руку, и на их лицах читалось… нет, не жалость, это было сродни взгляду на человека, только что вышедшего из-под обломков рухнувшего здания или того, кто только что разминулся со смертью. Уважение? Нет, сопереживание!
        А потом была баня.
        Тая в перегретом пару, буквально впитывая в себя это жар после промозглой пещеры, Кирилл разглядывал творение местных умельцев.
        Изначально, никакой бани тут не было. Просто была комната для принятия водных процедур, предусмотренная создателем этого здания. Но смекалка русского человека изменила тут все. Да, купель в виде маленького бассейна осталась, осталась и полочка-лоток для омоновения рук, но кроме этого тут появилась самодельный лежак в три уступа и… жаровня из кузни. Именно она и делала баню, баней. Работа с металлом тут была упрощена по сравнению с миром Земли, но нагревать метал до белого каления все же требовалось. Вот для этого и служили небольшие магические жаровни. Ну, так думал тот, кто этот мир создавал. Интересно, предполагал ли он, до чего додумаются его «подопечные» ради возможности посидеть вот так в пару? Вероятнее всего нет, но он вполне мог бы гордиться их изобретательностью.
        После бани, распаренный, уставший, но довольный, Кирилл был водружен во главу среднего стола в столовой, и битком забитый зал замер слушая его рассказ.
        Но рассказывать было почти нечего, все подробности уже рассказали его друзья, пока он мылся в бани, и пересказ прошедших событий, пусть и от лица главного героя, Кирилл постарался сделать как можно более коротким.
        А когда рассказ закончился, Ник задал ему вопрос, к которому он готов не был.
        - И что вы думаете делать теперь с кристаллом?
        Глава 12
        Вопрос Ника застал Кирилла врасплох. И вроде было у него время подумать над судьбой кристалла, и, отчасти, думать тут вроде было не о чем, но вот прозвучал вопрос, а ответа… не нашлось. Ну не думал он об этом, не заглядывал так далеко сидя в тесной нише там в пещере.
        Первым заговорил Женька:
        - Ну его можно другим сдавать, чтобы с родичами попрощались, значит. А че, по золотому там, или по пять.
        В зале повисла гробовая тишина.
        И тут встала Лиза. Маленькая, с роскошной шевелюрой черных волос, вечно улыбчивая и буквально светящаяся радостью жизни, сейчас она не улыбалась:
        - Женька, да ты что. Мальчики, - она обвела всю компанию взглядом, - это что же, продавать? Да мы же сами только недавно появились в этом мире! И что, нам, таким же как мы… продавать? Продавать право попрощаться с родными?! Тем, кто без денег, им что в долг?
        Она стояла и смотрела на них. Такая маленькая, и такая взрослая сейчас.
        А потом неожиданно встал гигант Волошин. Встал шумно, со скрипом подвинув скамью, на которой сидело десятка два человек.
        Встал, и вдруг выложил на стол что-то внешне малоприятное и совершенно не аппетитное, похожее на свежеосвежеванного угря.
        Но присмотревшись к свойствам этого, с позволения сказать, предмета, Кирилл мысленно присвистнул - «огненная жила дракона».
        И тут гигант заговорил:
        - Вот… это… только вчера добыли. - Он смущался и запинался, и это было так не похоже на того, кто выводил Кирилла из пещеры. Гигант волновался, и это было… странно - Я это, я говорить, в общем-то, не мастак… но это… я в общем… ее вот… в общем как взнос за предложение этой мелкой… мы же его, можно сказать так долго ждали… ну как-то так… Ну, чтобы не продавать… Вот.
        Зал замер.
        А потом Ник молча снял с пальца перстень и, судя по вытянувшемуся лицу гиганта, перстенек этот был не простой.
        И тут перед Кириллом встала картинка - Хасан, не он Кирилл, а почему-то Хасан с его нахально-ленивым выражением лица, держал в руках этот кристалл, а перед ним, с умоляющим взором стояла Марина.
        И так стало стыдно…, стыдно от одной мысли о том, что кристаллом можно торговать. Торговать возможностью попрощаться с родными….Горло словно удавкой перехватил накативший спазм.
        Кирилл перехватил руку Ника и произнес, - не надо. Этот кристалл принадлежит всем, мы отнесем его в Городок, да ребята?
        Возражений от друзей Кирилла не последовало.
        А вот Ник, аккуратно освободив руку, произнес, - Нет, надо. И это не плата, это дар. Дар от чистого сердца. Ведь это вы нашли кристалл, это ты просидел там всю ночь, и это твои товарищи умирали там за него, мы слышали их рассказ. Это вы принесли его в этот мир. И я не могу отвечать за всех, только за себя. Ну, может еще за этих, - он коротко кивнул в сторону своих согильдийцев. И я хочу отблагодарить вас так, как считаю нужным.
        Он положил кольцо на стол, а потом его примеру последовали остальные.
        Они не говорили слов, молча подходили и выкладывали на стол что-то ценное. Может и не самое ценное, но откровенно бесполезных вещей там не было.
        А потом началось то, для чего этот самый «Кристалл Сновидений» и был предназначен, и под это, Джек даже выделил собственные апартаменты.
        Первым воспользоваться попытался Кирилл. Но тут его ждала неудача. Его родные, там, на Земле не спали, и это он почувствовал сразу, едва попытался использовать артефакт.
        Но Россия огромная страна, и когда на западе только встает солнце, на востоке люди уже ложатся спать. Одиннадцать часовых поясов не шутка, так что там, где не повезло по времени Кириллу, нашлись и те, для кого использование кристалла было доступно.
        Они уходили со счастливыми лицами и надеждой, а через полчаса возвращались в слезах. Вот только этих слез никто не прятал, не те это были слезы, за которые было бы стыдно. И их никто ни о чем не спрашивал, разве что только Джек вручал каждому кувшинчик с вином, и они уходили…, уходили от всех, потому что в такие минуты, лучше побыть одному.
        А через несколько часов, настала и очередь Кирилла.
        Кристалл, словно почувствовав в нем того, кто вынес его из подземелья, дал ему больше времени, чем обычно. Два часа. Два часа счастья сквозь слезы, сквозь раздирающую душу мысль - это прощание уже навсегда… и все же, это было истинное счастье.
        Он, как и все вышел молча, все еще оставаясь мыслями там, на этом последнем свидании. Молча и не обращая внимания на то что ему сунули руку, взял кувшин с вином и ушел…, ушел куда глаза глядят, забрался на крышу чтобы быть подальше от всех. Сейчас он хотел побыть один.
        А на следующее утро все они отправились в Городок. Неприятностей по дороге не предвиделось, и все же большинство решило не пользоваться порталом, ведь так перенести кристалл было невозможно, так что почти полторы сотни человек составили Кириллу и его друзьям веселую компанию. К счастью, такой навязчивой охраны как при выходе из подземелья теперь не было, да и само настроение на марше больше располагало к байкам и разговорам, нежели охране бесценного трофея.
        В Городок пришли как раз к вечеру, и если раньше Кирилл только слышал что в этом небольшом по меркам Земли населенном пункте довольно много осело жителей, то теперь смог в этом убедиться собственными глазами - его встречали всем миром.
        Камень решили расположить в местном здании собора. И пусть на нем не было никаких отличительных знаков религии, иначе как собор его тут никто не величал.
        Удалось познакомиться и с местным главой. Должность эта была для этого мира в новинку, и по словам шедшего со Кириллом Ника довольно хлопотливой. Все законы, весь распорядок и даже судебную систему приходилось создавать сызнова. А так как контингент тут собрался в основном из двадцати-тридцати летних, да еще и довольно специфических людей, то проблемы по словам Ника скорее не решались, а множились. Командовал в Городке Швед. Прозвище свое он принес еще из прошлого мира, и был обязан ему копной соломенных волос и довольно внушительным ростом, при спортивного вида телосложении. Выглядел Швед одновременно радостным и чуточку помятым, как бывает с людьми, что мало спят и не особо следят за гардеробом.
        Встреча была шумной, но в целом, заседание совета Городка и вновь прибывших в честь передачи артефакта прошло довольно быстро и не сказать, чтобы помпезно. Велеречивые речи тут говорить еще никто не научился, да и время было позднее. Обговорили главные условия, которые сообща придумывали ради скуки пока шли, да и передали кристалл в общее пользование. Ничего особого в этих условиях не было - всеобщая доступность, бесплатный доступ, общая очередь с исключением для новичков и послаблениями для приезжих. Но вот один пункт Кирилл все же включил дополнительно, и касался он не кристалла как такового - любое оружие, выданное в Городке новичкам, обратно должно было приниматься без каких-либо скидок и условий.
        Понятное дело, главы местных гильдий, составлявшие этот совет было зароптали. Но несколько крепких слов Ника, подкрепленных заверением, что иначе кристалл отправится в Альрем, а до выполнения этого условия никто из Городка и близко не подойдет к артефакту, быстро уладили эту ситуацию. Особым удовольствием для Кирилла и Павла было наблюдать при этом реакцию Хасана, так же входившего в «малый совет», так сказать расширенный список представителей города, допущенных на заседание. Кирилл не был мстительным человеком, но учитывая обстоятельства, испытал истинное наслаждение разглядыванием в упор Хасана, который видя к нему интерес «старых знакомых» во время обсуждения этого вопроса, усердно пытался проковырять дырку в полу одним лишь взглядом.
        Остановились «У Эльзы». Причин было две - во-первых, это был единственный знакомый ребятам трактирчик, а во-вторых, на этом настоял Кирилл. Он даже не стал объяснять ребятам как там, в пещере, ему хотелось оказаться вот именно в нем. Просто сказал, что пойдет именно туда, спорить не стали, и все потянулись за ним.
        Мест не было. Из Альрема прибыла уйма народа, по древней русской традиции понадеявшегося успеть застолбить очередь на кристалл на авось, так что Кирилл с друзьями воочию смог наблюдать за тем столпотворением, которому Городок подвергся в первые дни существования этого мира. Пусть и в облегченном варианте.
        Но им места Эльза нашла. Ну как нашла - выгнала постояльцев, объяснив тем, кому будут предназначены комнаты. Этому особо-то и не сопротивлялись - во-первых, все же виновники события, во-вторых, возможность тряхнуть стариной, и на себе вспомнить каково им было тут первые ночи без крыши над головой. Благо погода к этому неожиданному приключению располагала. Так что все обошлось без эксцессов.
        Не отправились они в путь и на следующий день. Сначала их задержали редкие, а поэтому ценные общественные мероприятия - в виде выступления перед местным населением на площади, а потом охота на гоблинов, которой они таки не занялись там у замка.
        Правда, с этой частью «программы» вышла накладка. Нет, гоблины были на месте. Вот только повели их туда человек тридцать праздношатающихся «чертополохов» ожидающих своей очереди и не знавших чем бы заняться. Так что напоминало это действо в чем-то секс на площади их известной поговорки - исполнителей мало, а советчиков много. Да и сражением с монстрами или обучением это можно было назвать лишь отдаленно - благодаря подаркам тех же «чертополохов» там, в замке, одеты ребята сейчас были более чем достойно, так что, это скорее походило на избиение, и ничего более. А посему Кирилл, помучавшись под одобрительные возгласы сопровождавших в районе получаса предложил закругляться. Бить бедных мелких гоблинов под надзором такой толпы, было выше его сил. Впрочем, с облегчением вздохнул не только он, но и вся его небольшая гильдия.
        Ближе к вечеру занялись обмундированием. Сначала, навестили местные мастерские, об этом договорились еще вчера. Тут им кое-что подогнали по размеру из доставшегося от «чертополохов» снаряжения, что-то переделали, а что-то и изготовили заново мастера как местные, так и из дружеской гильдии. Особенно радовалась Лиза, ей изготовили орб из золота и жили дракона. Золото предоставил Швед, жила была той, что подарил гигант. Оружие вышло мощным и уникальным, с привязанным заклинанием «пламя дракона». Выглядело использование этого заклинания крайне эффектно - в одной руке девушка держала волшебный шар, а вот из второй вырывался непрерывный поток пламени, позавидовать жару которого мог любой огнемет. Жаль вот только кристаллы душ это умение использовало не по одному на тик, а буквально высасывало из них энергию. Но мощь заклинания этого стоила.
        Не остался без внимания и Кирилл. Ему еще в Замке подарили неплохой посох, но тут местные преподнесли еще более мощный. Золотой, с четырьмя ячейками под кристаллы. Еще несколько дней назад он и мечтать не мог о таком. Их таких во всем этом мире и сотни бы не набралось. Так что вечер что называется, задался сразу. А уж вечернее гулянье, где они снова были на главных ролях, и вовсе оставило приятные воспоминания.
        А на следующее утро, они снова отправились в путь.
        Повторять путь до Замка не пришлось, ранним утром воспользовались камнем привязки и оказались сразу там. От предложений сопроводить до Альрема, памятуя о неудачной охоте, тоже отказались. Их жизнь в этом мире только начиналась, пусть и довольно насыщенно, но дальше рассчитывать все же приходилось только на себя, так что этот вопрос решили еще с вечера - «чертополохи» конечно классные ребята, но дальше сами. Потому что, пока этот мир был вроде им как должен, но если часто напоминать ему об этом, и оглянуться не успеешь, как из героя превратишься в попрошайку. А вот этого делать точно не стоило.
        Глава 13
        В Альрем вышли рано поутру. Дорога выдалась куда более спокойная, нежели первая часть их пути. Дважды на них нападали гоблины, один раз взрослый медведь, а под конец путешествия, на них напали волки. Но опасность, по сути, несло только последнее нападение. Ни одинокий медведь, ни гоблины, не смогли даже приблизиться к группе. А вот волки оказались на редкость проворными. Их было семеро, и если бы не новый орб Лизы с его умением «пламя дракона», то еще неизвестно, смогла ли группа обойтись без потерь. А так, узкий факел пламени просто слизнул половину стаи в считанные мгновения. Ну а оставшуюся тройку добила по старинке, благо оружие теперь у всех было очень даже приличное. И не только для новичков.
        Альрем они увидели издалека. Дорога обогнула небольшой холм, и впереди показались каменные стены города. Рассмотреть их отсюда было еще трудно, но даже с такого расстояния, было заметно, что это не явно не тот хлипкий заборчик, что опоясывал Городок. А перед городом раскинулись поля, и на них, Кирилл не без удивления разглядел огороды.
        Изучить местное сельское хозяйство они смогли, только подойдя ближе. Сейчас под вечер, почти все делянки были уже пусты, но на некоторых все же работали люди. Выглядели огороды довольно примитивно - четыре вешки с натянутой по периметру веревкой, да чучело в середине каждого такого квадрата. На шее каждого чучела висела табличка с именем владельца, а сами участки редко превышали десяток соток. Но куда интереснее, выглядел сам процесс сборки урожая. На одном из участков колосилась пшеница, а сборщик, не косил ее, а просто шел вдоль колосьев пшеницы и вел по ним рукой. Там, где его рука касалась стеблей, они исчезали, и тут же оказывались у него в корзине. Едва корзина наполнялась, ее содержимое тут же исчезало в сумке. Большая часть урожая была уже собрана, так что жнец шел довольно натужным шагом, в его сумке явно уже была сотня, а может и больше килограммов зерна.
        - Это ж сколько он так за день-то собирает? - почесав затылок, спросил Жека. - И ведь так, каждый день.
        - Наверно немало, - рассматривая парня, согласился Кирилл, - думаю, нам бы всем этого урожая хватило на год.
        - Ну и здорово, - поддержала разговор Ди, - тоже себе огородик сделаем. Так что с пропитанием проблем не будет.
        - С питанием нет, - кивнул Кирилл, - но вот зарабатывать на продаже вряд ли удастся, при таком-то сельском хозяйстве, цены на овощи тут должны быть копеечными.
        - Эх, - мечтательно произнес Жека, - такой бы огород там, на Земле. Как вспомню, как мы на даче вкалывали…, - недоговорив, он зло сплюнул в сторону.
        Между тем, парень закончил с пшеницей, и перешел к грядке с капустой. Ничего, по сути, не изменилось, он шел, согнувшись, легко касаясь пальцами одинаковых как браться близнецы, кочанов, и те появлялись у него в корзине. Покончив со сбором, местный фермер устало разогнул спину, выпил какого-то зелья, и пошел в обратном направлении, держа руку параллельно земле. Лицо его при этом было максимально сосредоточенно.
        - «Семена сажает» - решил Кирилл. - «Вот же как просто. Так этот парнишка один же может прокормить не одну сотню, причем без всякой там техники, чем тогда занимаются остальные? Подумать, что подобным увлекается большинство горожан, и в мыслях не было, куда им столько продуктов? Ведут праздный образ жизни? Охотятся на монстров? Чем вообще можно заниматься, когда земля родит каждый день, а сбор урожая столь быстр и прост? Да и дома строить не надо, вон какой город тут для них создатель этого мира отгрохал. Прямо не жизнь, а вечный кайф…, или нет? В то, что здесь все так вот просто как-то не верилось. Ну не будет тот, кто по определению умнее и могущественнее любого человека в тысячи раз, вот так запросто облегчать им жизнь, только потому, что там, на Земле она закончилась раньше положенного срока, а ни для рая, ни для ада они не подходят. Тут должен был быть какой-то подвох, ну не может не быть. Иначе…». Что иначе додумать Кирилл не успел, потому что его отвлек возглас Полины:
        - Это там что? Стражник что ли?
        Действительно, они уже довольно близко подошли к городским воротам, и теперь было видно, что рядом с ними находится некто, кто, судя по кирасе и воткнутому рядом с собой мечу, должен был изображать из себя местную стражу. Но именно что изображать, так как меч, действительно был воткнут в землю, а кирасу он использовал как замену стулу.
        - Ну и разгильдяйство же у них тут, - медленно протянул Пашка, - командира нашей роты на них нет, ща бы он тут у него позагорал.
        - Да ладно, - вступился за охранника ворот Кирилл, - мы же тут еще ничего не знаем. Да и кто тут на город напасть-то может? Да еще днем.
        Но вид расхлябанного служивого навевал мысли о полном разгильдяйстве в местных органах правопорядка.
        - Привет, - подходя к расположившемуся у ворот парню, произнес Кирилл, - город охраняешь?
        - Город? - парень усмехнулся, - а че его охранять? Или это вы завоевывать его пришли?
        Настроение у парня было неплохим, но ему явно было тут невероятно скучно, и это было для Кирилла как нельзя лучше, ведь как не у того, кому совершенно нечем заняться, узнать все то, что им тут было нужно.
        - А что тогда делаешь?
        - Поля охраняю, - пояснил стражник, - слежу, чтобы народ по чужим огородам не шарился.
        - А что, бывает?
        - Нет, не бывает, - со вздохом ответил стражник, - но именно потому, что тут кто-то из наших сидит. Это ж кому захочется из-за такой мелочи попадаться. Но вот если пост снять, тогда да. Народ хоть и знает, что Бог есть, и вроде как воровать грех, но если что без пригляду оставить, так к рукам липнет только в путь. Земные привычки вещь такая, шиш избавишься.
        - А ваши, это кто?
        - А что не видно? Охрана города, - тут парень осекся, видимо понимая, как он сейчас выглядит со стороны, и уже с улыбкой добавил, - да ладно вам, самое собачье место из всех. Сидишь тут как идиот, да на поля таращишься.
        В принципе парня можно было понять, он тут был, по сути, сторожем, и работа эта явно была ему не в радость. Да и памятуя, что этому миру было только полгода отроду, трудно было рассчитывать на какие-то сформировавшиеся нормы и устои. Даже само наличие стражи уже можно было считать определенным прогрессом. Но сейчас Кирилла интересовало иное, а именно, где найти крышу над головой, и как вообще устроится в этом мире. Поэтому он сразу перешел к делу:
        - А не подскажешь ли уважаемый, где мы тут можем найти жилье? Да и вообще, как бы нам тут нормально устроится?
        - По жилью, это вам к латифундистам, - охотно ответил тот.
        - ??? - Кирилл вопросительно посмотрел на парня, и перевел взгляд на огороды, - латифундистам это землевладельцам?
        - А? Нет, - это у нас так местных домовладельцев называют. Я тоже слышал, что латифундистами каких-то там римских дворян считали, или кто у них там был, но тут не то. Мы тут латифундистами тех, у кого дома свои есть зовем, кто-то им такое погоняло дал, вот и прицепилось.
        - Странное сравнение, - удивился такой ассоциации Кирилл.
        - А что тут странного, - не согласился парень, - те вроде как в древнем Риме не только землей владели, но и к власти какое-то отношение имели, прямо как наши. Только там земля, тут дома. Но как иначе?
        Охранник взглянул на лица слушателей, и, видя, что его явно не поняли, тут же пустился в объяснения:
        - Это ведь такой же мир, как и Земля. Ну, в смысле мир-то другой, и тут многое не так, но в остальном проблемы те же. Вот, к примеру, порядок нужен? Нужен. А кто за ним смотреть будет? Значит, нужна охрана. А ей кто платить будет? Значит, нужна власть. А власти нужны деньги. Ну, чтобы платить. А где их взять? Ну не с огородников же этих, - он кивнул на возвращавшегося с огорода человека, - с них что возьмешь? Мешок зерна да пару кочанов капусты? Но кому они нужны? Вон там в поле дички можно запросто набрать и на вечер, и на неделю. Это на Земле урожай имел ценность, здесь не так. А деньги нужны, иначе не будет ни власти, ни порядка. Тогда откуда их брать?
        - С налогов, - высказал логичное предположение Павел.
        - Правильно, - подтвердил стражник, - но с кого их тут брать? Люди еще толком и сами не знали, где жить будут и как, а с порядком надо было что-то делать. Тут поначалу такой бардак был, гильдия на гильдию стеной ходили. Но вы я как погляжу новенькие, вам не понять. Вот и решили, мзду брать с каждого владельца дома, людишки-то туда-сюда ходить могут, а дома, дома они вон, стоят, и крыша каждому нужна, так, что хоть какая-то да стабильность.
        - То есть если у тебя есть дом - плати, а если нет, то и от налогов свободен? - уточнил Кирилл.
        - В самую точку, - подтвердил парень. - Только ты учти, если у тебя есть дом, то остальные за крышу над головой тебе платить будут, и ты, как никто другой заинтересован в том, чтобы беспредела не было. Так что самое то.
        - А если один в доме живешь? - удивилась Марина.
        - Одному тут жить большая роскошь, - ответил стражник. - Тут дома почти все с комнатами, а у каждой комнаты есть ключ, ну так вот, кто первым ключи собрал, тот домом и владеет, а комнаты сдает.
        - Так это те, кто сюда первыми прибыл, все ключи-то и прособирали?
        - Не все, - тут же пояснил страж, - ключи ты можешь собрать только с одного дома, с другого, если у тебя уже есть ключи, просто из замка не вытащишь. Купить, правда, потом можно, или передать, но первые только по одному дому под себя взять и смогли. Но я отвлекся. В общем, тут так повелось, что домовладельцы эти, наши местные, тут вроде как совет образовали, ну власть местная, так сказать. Собирают налоги, законы какие-никакие придумывают, страже платят. Вот их-то латифундистами и зовут. Найдете кого-то из них, он вам и подскажет, у кого комнаты свободные есть.
        Кирилл кивнул. По крайней мере, хоть с этим вопросом образовалась какая-то ясность.
        - Ну а жизнь тут как? Мы как ты правильно заметил в этом мире недавно, вот ищем, куда приткнуться.
        - Да разная она тут жизнь, - охотно начал рассказывать парень. - Вон латифундисты-то наши хорошо устроились - собственные дома, доход от сдачи комнат какой-никакой, при власти опять же. Ну а остальные кто как. Кто-то производством занимается, кто-то сбором, кто-то на местных монстров охотится. Жить-то как-то надо, за крышу над головой платить, пожрать опять же, хоть здесь с этим особых проблем нет. Да и приодеться нормально. Я вон смотрю у вас-то оружие уже нормальное такое, хорошо живете, тут такое пока не у всех. Это ж где вы так разжиться успели?
        - Да так… повезло, - неопределенно ответил Кирилл, - выпячивать свою роль в истории с «Кристаллом Сновидений» он раньше времени не хотел, и так два дня только и вопросов было - как они его нашли, да как он в пещере один всю ночь продержался. В Замке по пути сюда повезло приодеться.
        - Понятно, - кивнул парень, - Замок место хорошее. Вот только скучно там, как я слышал.
        - А здесь не скучно?
        - Ну, это кому как. Тем, кто только в компьютере привык сидеть, их до сих пор не хватает. А вот те, кто не только по играм зависал, и тут себе развлечения находят. Это вам не Городок, где три хаты и те покосившиеся, тут город настоящий, народу много, так что, есть чем заняться. Да вы сами все скоро увидите. Так что добро пожаловать в Альрем.
        Пожав парнишке руку, Кирилл первым направился в проем ворот.
        Сразу за воротами была небольшая площадь, упиравшаяся в небольшое каменное здание, на первом этаже которого разместилось небольшое кафе. Кирилл пригляделся к его посетителям. Ничего особо необычного, люди как люди, ни каких тебе закованных в броню рыцарей или вызывающе откровенных нарядов. Правда был там парнишка, полностью одетый в стильный облегающий кожаный костюм, да еще и с кинжалами на ремне, но он скорее был тут исключением. А так, рубашки и штаны у парней, платья у девушек. Многие носили то, что действительно напоминало джинсовую ткань, про моду в Альреме Джек из Замка им не соврал.
        - Ну что? - оборачиваясь к спутникам спросил Кирилл, - пошли искать местных, как их там, латифундистов?
        Долго искать не пришлось, прям там же, у кафе, первый же парнишка у которого они спросили, как тут найти потенциального арендатора жилья, показал им на девушку, сидевшую за одним из столиков. На просьбу помочь с поисками, она отреагировала спокойно, лишь коротко кивнув, - подождите немного.
        Затем, девушка замерла, и даже немного прикрыла глаза, явно с кем-то общаясь мысленно.
        - Тут недалеко есть 3 комнаты у Старого Пью. Вам хватит?
        - Да, хватит…, наверное…, - взглянув на друзей, ответил Кирилл. Время было позднее, так что до заката солнца, хотелось бы определится с крышей над головой, так было бы куда спокойнее.
        Выслушав объяснения девушки как пройти к нужному дому, выдвинулись по указанному маршруту.
        Город жил своей жизнью. Он был необычен для городского жителя Земли, но удивительным образом соответствовал этому миру. Никаких широких улиц и дорог, никаких типовых зданий и асфальта, простой, преимущественно двухэтажный с совершенно не типовой застройкой город. И даже просто находясь здесь, шагая по этим тесным улочкам, они словно окунались в новую жизнь, жизнь бесконечно далекую от той, к которой привыкли на Земле.
        Глава 14
        Нужный им дом нашли не сразу. Слава богу, помог парнишка, увидевший, что они прошли по одному и тому же месту в третий раз. Он отвел их назад, показал переулочек, который они пропустили, и проводил до самых дверей.
        Долго стучать в дверь не пришлось. На пороге образовался невысокий и крайне упитанный молодой человек, чем-то смахивающий на хомяка, толи оплывшими формами, толи формой и выражением лица.
        - Вы Пью? - поинтересовался Кирилл.
        - И пью, и ем, - усмехнулся тот, - комнаты смотреть будете?
        Получив утвердительный кивок, парень не ушел внутрь помещения, а наоборот вышел к ним, - давай за мной.
        Как оказалось, в доме было несколько входов. Тот, что был им нужен, располагался в конце небольшой внешней лестницы, ведшей на второй этаж.
        - Вот, - толстячок завел их в одну из четырех комнат, что располагались на этом этаже, - мебели тут немного, но кровати поставлю сколько надо. Вы одну комнату будете брать, или все три?
        - А две можно, - спросил Кирилл, оглядывая помещение. Комната была большой, не менее десяти метров в длину и примерно шести в ширину.
        - Можно и две, - подтвердил хозяин, - с вас четыре шестерки или восемь четверок, ну и четыре двойки в виде налога. Это в сутки.
        - Э…, две чего? - непонимающе переспросил Жека.
        - Четыре шестых криса, ну или восемь четвертых, - пояснил тот.
        - Шестых?! - удивленно, и даже возмущенно воскликнул лучник, - да это же целого орка завалить надо. Откуда такие цены?
        - Ну орков у нас тут нет, - невозмутимо ответил хозяин, - есть ящерицы дальше по реке, с тех четвертые обычно падают, или проклятые в лесу, с тех шестые нередко выпадают, вас вон шестеро, за день десяток другой крисов глядишь набьете, а может и больше. А бесплатного жилья тут нет, привыкайте.
        - Да я же не про бесплатное, - не унимался Женька, - но ценник. Да еще налог какой-то. Сам-то, поди, ты этот дом не строил, ключики собрал, а теперь барыжишь? Совесть бы поимел.
        Коротышка аж покраснел от злости, - Это ты мне нуб указывать будешь, что я и как делать должен? Ключики говоришь, собрал? Да я ради этих ключиков с первой партией сюда шел, в неизвестность, в тряпье, в котором в этом мире появился, с луком, из которого разве что муху убьешь. Да что вы нубы тут вообще знаете?! Дорого им, видите ли.
        - Ну, цены у вас действительно э…, не маленькие, - вмешался Кирилл, - мы как-то не думали, что за жилье, которое, по сути, тут уже было построено до вас, будет стоить так дорого.
        - Не думали они, - зло буркнул хозяин, - может вы думали, что придете такие все красивые, и вам тут бесплатно ключи от дома выдадут?
        Кирилл, было, открыл рот, чтобы попытаться хоть немного снизить цену, но его опередил все тот же Женька:
        - Ты бы хоть Бога постеснялся, он для нас этот мир сделал, и город этот, и домов вон, сколько построил, явно думая, что жилья всем хватить должно. А вы тут ключи расхватали. Ну, ничего, не зря говорят, что мы тут только чтобы дожить то, что на Земле не прожили, а потом… потом надеюсь, тебе эти цены-то на страшном суде-то припомнят.
        - Вон, - взвизгнул коротышка, показывая на входную дверь. Похоже, последнее замечание лучника задело его за живое, и судя по его лицу, он казалось, был готов взорваться.
        - Вон отсюда, - повторил он, - и чтобы я вас рядом с моим домом больше не видел.
        - Подумаешь, с его домом, - уже выходя, огрызнулся напоследок лучник, - вот построил бы его, тогда бы и говорил, что дом твой.
        Спрашивать у толстячка у кого есть еще жилье, они не решились, но как скоро выяснилось, он бы им ничего и не подсказал, напротив, заявил бы, что больше жилья в этом городе для них нет. Именно это им объяснил следующий арендодатель, которого они нашли примерно через полчаса:
        - Извините ребята, но не я, никто другой, вам тут ключей не сдаст, вас Старый Пью в черный список занес, так что извиняйте. Считайте корпоративная этика, а если вот так прямо, - при этих словах словно извиняясь пожал плечами, - жизненная необходимость - нам тут скандалисты не нужны. Есть устоявшийся порядок, и мы пытаемся его придерживаться. Так что…, - с этими словами он развел руки в стороны, словно намекая, что это не он такой, жизнь такая.
        - Порядок у них тут, - начал, было, Женька, но тут же замолк, выдернутый По подальше за спины ребят.
        - Слушай, - попытался договориться Кирилл, - ну сам посуди, мы только прибыли, порядков ваших не знали, мы вообще в этом мире и появились-то меньше недели назад. Что нам, обратно в Городок идти?
        - Извините, но никак. Я бы может и не против сдать вам комнату, но с этим у нас строго. Вы даже не представляете себе, как трудно было хоть как-то навести тут порядок и ввести хоть какие-то правила. Мы же сюда прибыли без какого бы то ни было закона. Вот вам город, и живите, как хотите. А каждый жить хотел, как ему вздумается. Так что это сейчас тут все тихо и спокойно, слава Богу, хоть немного все наладилось, а в первый месяц тут такой бардак творился, что не приведи господи. И еще раз извините ребята, но ломать эту хрупкую систему ради вас никто не будет. Даже можете не пытаться.
        С тем, что эта «хрупкая система» не нуждалась в поломке, Кирилл был совершенно не согласен, но спорить не стал. Не хватало еще, чтобы их и из города в ночь выгнали за ворота. Но на душе скребли кошки.
        Согласится с системой, построенной тут «латифундистами» он не мог. Ребята явно воспользовались условностями этого мира, чтобы подстроить тут все под себя. И пусть он понимал их, но принять…, прав был Женька, на том самом суде это им зачтется, но сейчас им от этого ни жарко, ни холодно, впереди была ночь, да что там ночь, целая жизнь, а что дальше делать, было совершенно не понятно.
        - Может это… к «чертополохам» сходим? - Неуверенно предложил Женька.
        О том, чтобы сразу по приходу в Альрем обращались к ним, предложили сами ребята из гильдии, и даже недвусмысленно намекнули, что будут рады видеть их в своих рядах. Вот только эта идея вчера не понравилась никому. «Чертополохи» были крупнейшей гильдией, и, возможно, самой дисциплинированной. Но обратной стороной такой дисциплины был почти деспотичный порядок и строгая иерархия внутри гильдии. На этой стадии развития общества, такая вот воинская дисциплина, возможно, была единственным способом хоть как-то выжить и приспособиться к нынешним условиям. Но вот Кириллу и его друзьям это совершенно не понравилось. Это те, кто прошел ад и неразбериху первых дней этого мира, готовы были с таким мириться, а вот они…, они еще были теми изнеженными юношами и девушками, что еще помнили свободу и прелесть вольной жизни там на Земле. И спешить под пяту почти казарменной дисциплины пока не спешили.
        Была и вторая причина… Это сейчас они были героями на волне славы, но когда первые эмоции спадут, когда станет понятно, что со своим «геройством» они вполне могли лишить этот мир артефакта просто по глупости… Не окажись тогда у них под рукой такой вот большой и организованной силы, и сгинул бы кристалл, без шансов сгинул.
        Так что еще по пути сюда было принято решение держаться от «чертополохов» на расстоянии. Дружить да, но вот напрашиваться и тем более вступать в их гильдию - нет.
        И вот так получалось, что едва оказавшись в Альреме, они тут же вынуждены идти на поклон, Кирилла это бесило.
        - Ни к кому мы не пойдем, - возможно, чересчур жестко ответил он.
        И уже смотря на Женьку, добавил, - Или судьба только по носу щелкнула и все, в кусты?
        Женька не ответил. Промолчали и остальные.
        Молча отошли в сторону, молча уселись на высокий каменный бруствер, говорить не хотелось, настроение у всех было подавленное.
        - Ну и что дальше делать будем? - не выдержал, наконец, Павел.
        - Может я это, пойду извинюсь, - виновато произнес Жека.
        - Да сиди уже, - одернула его По, - не видел что ли, как на нас тот парень смотрел? Ему нас может быть и жалко, но, похоже, у них тут с этим строго. Дернуло же тебя с твоей вселенской справедливостью влезть, не мог подождать, пока комнату снимем и разберемся тут, что да как.
        - Да откуда же я знал? - на лучника было жалко смотреть.
        - Ладно, - подвел итог этому разговору Кирилл, - что сделано, то сделано, давайте лучше думать, что дальше делать будем?
        Снова повисла тишина. Сорваться из Городка, пройти весь этот путь, и в первый же час оказаться персонами нон грата там, где они планировали жить, да еще в новом, незнакомом для себя мире. Положение образовалось, хуже не придумаешь.
        - Это вы тут возмутители спокойствия? - Вопрос задал долговязый парень, неспешно подошедший из переулка.
        - Ну, - недобро ответил ему Кирилл. - «Если этот урод сейчас что-то начнет втирать про местные порядки, втащу, и плевать что будет», - решил он.
        - Ночь скоро, - невозмутимо продолжил тот, - комнаты у меня для вас нет, но, если хотите, могу предложить переночевать на чердаке. Все же, хоть какая-то крыша над головой. Ночью у нас частенько идут дожди.
        - И сколько? - Все так же хмуро поинтересовался Кирилл.
        - За чердак-то, - весело усмехнулся парнишка, - шутить изволите? Но надеюсь, вы там насовсем не поселитесь. Люди все же в домах жить должны.
        Ребята переглянулись. Предложение парня настолько контрастировало с тем, что они тут недавно услышали, что в простую человеческую доброту верилось едва ли.
        - А с чего такая щедрость? - поинтересовался Павел.
        - Щедрость? Да бросьте.
        - Ну почему же, - медленно произнес Кирилл, - нас тут как вшивых котят за шкирку только что выкинули, а тут такое неожиданное предложение. Даже странно как-то.
        - Странно, что в мире, где каждый знает, заметьте, даже не предполагает, а знает, что Бог есть, простое желание помочь воспринимается как нечто невероятное. Вот это странно. А то, что вас, как вы выразились как вшивых котят, то, судя по тому, что я только что случайно услышал, вы и сами неплохо постарались. Ну да ладно, вы идете или как?
        Уговаривать никого не пришлось, все дружно встали, и гуськом поспешили за молодым человеком. А Пашка еще и кулак под нос Женьке сунул, довольно непрозрачно намекая на то, что с ним будет, если он скажет хоть слово.
        Идти пришлось недолго. Жил парнишка как раз рядом с тем домом, где они только что пытались снять комнату.
        Надо сказать, что архитектура этого городка была своеобразной. Дом, в котором жил их новый знакомый был двухэтажным, но одной стороной он буквально был вкопан в холм, и дверь второго этажа на обратной стороне здания, находилась как раз на уровне холма. А в аккурат над дверью зияли ставни того самого чердака. На них-то и показал паренек, - ныряйте, размещайтесь. Сильно просьба не шуметь, если что, заходите в гости. Тут, знаете ли, телевизоров нет, так что, по вечерам бывает скучно.
        Чердак оказался как чердак, невысокие скаты позволяли вытянуться во весь рост только посередине, зато устланный сеном пол, позволял спать в любом удобном месте. И все же, для чердака тут было очень чисто. И пусто. Им явно никто и никогда не пользовался. Речи о том, чтобы тут жить не шло, а вот переночевать, почему бы и нет, все же, какая-никакая, а крыша над головой.
        - Ладно, вы тут пока устраиваетесь, а я схожу в гости к нашему благодетелю, - произнес Кирилл, - может чего и узнаю.
        Глава 15
        На стук, хозяин открыл сразу. Кирилл немного замялся, но все же произнес, - Еще раз спасибо, вы даже не представились, - и сам протянул руку, - Кирилл.
        - Ох, извините, Олег. Да вы заходите. Чай, пиво?
        Заставлять себя уговаривать Кирилл не стал, и вошел в дом. Комната, а она здесь была единственной, была разделена двумя ширмами. За одной угадывалась кровать, а вот за второй, судя по всему, был рабочий уголок с алхимическим столом и возможно плитой. Центральная же ниша была обставлена неприхотливой мебелью в виде диванчика, чайного столика и шкафа. Убранство комнаты прямо сказать было не богатым.
        - Так этот дом ваш? - оглядываясь, поинтересовался Кирилл.
        - Нет, только комната, я ключник, - ответил Олег, и, увидев непонимание на лице собеседника, пояснил, - у меня только одна комната в этом доме, вот эта. Я не стал собирать все ключи, и взял только один. А тут таких называют ключниками. Присаживайтесь.
        Кирилл сел, и достав из сумки парочку копченых вобл, предложил, - по пиву?
        - Ну а почему бы нет, согласился Олег, и на столе появилась парочка кружек пива.
        Тянуть с главным интересовавшим его вопросом, Кирилл не хотел, поэтому сразу перешел к насущному:
        - Мы тут новенькие, и так уж получилось, что сразу вляпались в неприятности, ты же тут все знаешь, не подскажешь, как нам теперь быть…, ну как это дело поправить?
        - Даже не знаю, - после небольшой паузы произнес парень, - видишь ли, если я правильно услышал вашу историю, то вы умудрились разом отдавить сразу две любимых мозоли местной аристократии. У нас их называют латифундистами. Во-первых, усомнились в их праве владеть домом единолично, а во-вторых, еще и напомнили о том, что мы в этом мире лишь временно, и в будущем всех нас определят кого в ад, а кого в рай.
        - А что, у вас это запретные темы?
        - Ну не то чтобы запретные, но тут надо понимать, как образовался такой порядок вещей. Дело в том, что когда мы только прибыли в этот город, а это были четыре наспех собранные гильдии, то самые шустрые расхватали ключики от домов и всем как ты понимаешь, их не хватило. Ну и начался форменный беспредел. Из счастливых обладателей ключей их выбивали, в прямом смысле этого слова замечу. Некоторых просто связывали, так как убить в этом мире человека невозможно, третьих тащили к главам гильдий, которые в свою очередь почти никак не могли повлиять на новых членов, так как гильдии собрались лишь несколько дней назад, и являлись временными сборищами напуганных людей. В общем, весело было до жути. Порядок попробовали навести «чертополохи», но их предложение собрать все ключи и распределить их по совести, явно не нашло отклика в сердцах даже их согильдийцев. Начались распри, которые закончились тем, что три более мелкие чем «чертополохи» гильдии решили вытеснить тех из города, а ключи с освободившейся жилплощади раздать участникам бунта.
        Олег вздохнул, вспоминая, - жаркая тогда выдалась ночка. Жаркая и страшная. Как выяснилось, эти дома могут гореть, не сами, только крыши и деревянные части, но вид двух пылающих кварталов я не забуду никогда.
        Но чертополохи тогда победили. Однако, даже их победа, не решила возникших проблем. Ну, куда скажи мне гнать целых три гильдии? Обратно в Городок, но там кошмар из-за перенаселения в первые дни был похлеще ада. Вот и собрались, стали решать. Главным аргументом тех, кто успел набрать ключей, было то, что раз создатель этого мира предусмотрел такую возможность, именно такую, что человек мог брать только ключи с одного дома но все, то не нам смертным оспаривать это право. К тому же, в дело вмешалась и математика. Нас тогда в городе было гораздо меньше чем сейчас, так что выходило что или надо делить по три с половиной ключа на каждого, или те, у кого были ключи, отдавали кто по одному, кто по два тем, у кого их не было. Второй вариант сначала выглядел предпочтительнее, но тут же начались споры кто сколько ключей должен отдать.
        А вот закончились эти споры третьим вариантом.
        Тут надо сказать, что Альрем был обнаружен уже в конце первой недели нашего пребывания здесь, и мы тогда думали, что таких городов обнаружим еще не один. Вот и последовало предложение, что ключи остаются у их владельцев, а у остальных будет стимул, чтобы продолжать искать города. Ну и заодно, ввели налог на недвижимость - владеешь ключами, плати в казну, не хочешь платить, сдавай ключи. Это как раз помогло решить и другую проблему, организацию местной власти и ее финансирование.
        - Ну и что? Нашли другие города? - не удержавшись, перебил парня Кирилл.
        - Да, еще один. Правда не сразу, но довольно быстро, кажется и месяца тогда не прошло.
        - И что за город? - сразу же уцепился за эту информацию Кирилл, - там тоже живут? Снять там комнату можно?
        - Можно, - кивнул Олег. - А город называется Нур. Там даже посвободнее чем здесь, намного свободнее. Но это вряд ли тебя обрадует.
        - Почему?
        - А ты подумай?
        Думать тут было нечего, если там с жильем проще, то все остальное должно было быть сложнее, тут как дважды два, но вот вопрос - в чем?
        Томить Олег не стал, и начал свой рассказ о том, другом городе.
        - Нур, это как следующий уровень. Мобы толще, погодные условия хуже. Но тут кому как, там жарко и пустыня рядом. Если кто из средней Азии, то, как раз в тему, а вот мне, к примеру, не очень.
        - И что, совсем жесткие монстры?
        - Да как сказать, тут ведь нет линейного усиления как в играх, этот мир иной. Там недалеко есть некрополь, по краям скелеты у могил не особо-то и сильные, с них четверки только и падают. Но вот в чем дело, если тут группа из трех - четырех человек может спокойно разбирать тех же ящеров, не особо боясь что кого-то на перерождение отправят, то там этот номер не пройдет. Нет-нет, а вылезет кто-то позубастее и привет. За это, то кладбище и не любят. Но лут там надо сказать поприличнее, поэтому туда тоже ходят. Но вас-то не это сейчас должно волновать, а банальная возможность иметь крышу над головой.
        Кирилл коротко кивнул.
        - Ну, в этом там как раз все нормально. Город тот не меньше Альрема будет, а народу как я сказал там живет немного, если бы не запрет перемещаться между камнями привязки раз в сутки, то туда бы половина здешних переехала, а так… В общем, с жильем у вас там проблем не будет.
        - Ну а попасть туда как? - не удержался Кирилл, перебив парня.
        - Да запросто, туда каждую неделю караван ходит из желающих там к камню привязки привязаться. Жить-то не живут, а вот точку привязки там иметь многие хотят. Вот и выбирают время, как у кого сложиться, и идут. С ними и пойдете.
        - И когда следующий?
        - А бог его знает. Сегодня уже поздно, завтра и узнаете.
        Настроение у Кирилла заметно приподнялось. Не зря они шли в Альрем, ну, не получилось тут, что делать, зато есть Нур, и можно пойти туда. Но все же, стоило узнать у местного старожила, а нет ли возможности как-то помириться с местным дворянством, два варианта лучше, чем один. Да и тот факт, что людей в Альреме жило куда больше, чем в Нуре говорил не в пользу последнего.
        - А с местными значит, помириться не получится? - Закинул он удочку на интересующею его тему.
        - Это навряд ли, - со вздохом ответил парень, - говорю же, вы им по обоим больным темам прошлись. А они этого не любят.
        - Ну, подумаешь, за ключи зацепились, новенькие же, местных законов не знали, - начал Кирилл, но Олег его перебил:
        - Во-первых, дело не в законе, тут многие так же как вы думают, и периодически им об этом напоминают. А во-вторых, вы им еще на вид поставили расплату в виде Ада за такое вот распределение, а это уже за рамками нашего общества, тут вам не Земля, где существование Ада то ли сказка, то ли страшилка для людей, тут в его существование не захочешь, а поверишь.
        Кирилл лишь скорчил кислую мину.
        Олег усмехнулся, - ну, ну. Ты вот в бога в той жизни верил?
        - Вообще-то не очень, - честно признался Кирилл.
        - А сейчас?
        - А что сейчас? Сейчас тут уже дело не в вере, это вроде как данность.
        - Вот, - согласился Олег, - а часто ли ты за то время пока был тут, о том самом боге вспоминал?
        Вопрос этот застал Кирилла врасплох. Не, конечно он думал. Ну как думал? Так, между делом, но так ведь куда более насущных дел хватало. А так чтобы предметно….
        - Ну, особо как-то не пришлось, не до этого пока было, - честно признался он.
        - Вот и они так же, вроде как знают, вроде как о нем помнят, но следовать его заветам…, - Олег помолчал, видимо подбирая слова, - невыгодно следовать его заветам, вот как получается.
        - «Это да, - тут же не без злости подумал Кирилл, - Своя рубаха ближе к телу». Но если там, на Земле, расплата за грехи, за ту же жадность, была лишь предположением, то тут это было незыблемым фактом. И по всему выходило, что ключиками-то нужно с ближним делиться, а жаба-то давит, душит окаянная. Но как отдать? Как отказаться от пришедшего в руки счастья? Пусть за чужой счет, пусть не праведного, не справедливого, но богатства, гарантии безбедной жизни.
        Кирилл улыбнулся этим мыслям, - «ох, не прост тот кто сотворил этот мир таким, не ошибся, вводя такие правила, все знал, все понимал. И те, кто этими правилами воспользовался, тоже ведь это понимают, но…, отдать не могут». Вспомнилось, как в Индии аборигены ловят обезьян - берут кувшин, насыпают в него орехи, а сам кувшин закапывают в землю. Обезьяна просовывает кисть, хватает орехи, но вытащить сжатый кулачек уже не может. И вот, идет к ней охотник, обезьяна кричит, вырывается, чувствует, что смерть ее идет, а разжать кисть, так нет, орехи-то вот они, уже схвачены и в мыслях съедены. Только вот дело в том, что не достанутся ей орехи, и ужином станет она сама. Так и тут. От этого и беснуются, это простить и не могут. Им? Или себе?
        Олег, заметив, улыбку Кирилла только-то и спросил, - ну что? Понял?
        Кирилл кивнул.
        Они просидели еще долго. Олег рассказывал Кириллу, куда им следует заглянуть в первую очередь, на что обращать внимание и где найти тех, кто собирается в город Нур. Так в местной библиотеке можно было разучить новые знания, а у кузнеца и алхимика новые рецепты. Стоило заглянуть на рынок, и присмотреться к недорогим товарам общего пользования, которые тут были куда доступнее и дешевле чем в том же Городке. Наконец, им стоило поработать над собственной экипировкой и пройтись по местным окрестностям, чтобы оценить собственные возможности и силу монстров.
        На чердак Кирилл вернулся уже за полночь. И они еще долго сидели, решая, попытать счастья здесь, обратиться к чертополохам или отправиться в Нур. Остановились на последнем варианте. Если поход в новый город получится не самым удачным, то останется запасной вариант - с дружественной гильдией. Да и полезное место привязки в Нуре не помешает. А уж если все пройдет хорошо, так и вовсе жалеть не о чем.
        Глава 16
        Первый день в Альреме выдался насыщенным. С утра они посетили библиотеку, где кроме прочего хранились книги с заклинаниями, и теперь каждый из них выучил еще по три новых способности. Так Кириллу досталась «призрачная стена» - трехсекундный барьер вырастающий из земли, «призыв к битве» - баф на непродолжительное время повышающий силу, и «выпад» - колющий удар посохом со средним уроном.
        Следующим местом их обязательного паломничества стали местный кузнец и алхимик. У первого они получили не только базовые навыки по изготовлению простенькой бижутерии, но и смогли изготовить пару вполне годных колец. Второй, научил их готовить помимо изученных в Городке зелий еще и яды, противоядия и сложные эликсиры поднимающие параметры. Только вот для таких зелий и ядов, нужны были соответствующие ингредиенты, а добывались они трудно, и стоили соответственно не мало.
        Еще одним приятным сюрпризом для Кирилла стало появление у него трубки. Не то чтобы он страдал из-за отсутствия табака, напротив, курить тут бросили многие, так как сразу после возрождения, тяги к курению не было от слова совсем. И все же побаловать себя столь знакомым дымком было приятно, хотя и не дешево, табак рос далеко не везде, на огороде расти отказывался, а найти куст с его листьями считалось большой удачей, так что и ценник был соответствующий.
        А потом они долго просто гуляли по городу. Выяснить, что ближайший поход в Нур состоится не раньше, чем через пять дней, не составило труда, так что времени у них теперь было хоть отбавляй.
        Город завораживал. Завораживал теснотой своих тихих улочек, рассыпался на пестрый калейдоскоп красок, запахов и гомона на уличных базарах, очаровывал непривычной, нелинейной архитектурой и подкупал неспешной суетой обычной жизни. Да, эта жизнь коренным образом отличалась от той, к которой они привыкли в прошлой жизни, но именно здесь, эта жизнь чувствовалась всеми фибрами души, а не пролетала мимо в потоке машин. И пусть жизнь тут была не столь динамична как на Земле, но именно ее размеренность позволяла почувствовать сам вкус жизни. Может поэтому многих там, на Земле, так тянуло в узкие переулки Иерусалима, Риги, старых городов Италии. И уж что точно нельзя было сказать об этом городе, что появился он на свет только полгода назад. Тем неприятнее был тот факт, что вскоре им предстояло его покинуть.
        Они сидели в небольшом открытом кафе, и словно туристы разглядывали окружающий их мир.
        Взять то же кафе. Всего пяток столиков, но более трехсот наименований только выпечки. И все свежее, только что приготовленное, пусть и непривычным для Земли способом, но божественно вкусное. А мороженное…, под сотню видов всех вкусов и оттенков. Ну где на Земле такое встретишь? И все по крайне демократичным ценам. Или вот прилавок напротив кафе. Продавца за ним нет, есть лишь ассортимент на прилавке да колокольчик, которым этого самого продавца можно вызвать из дома. А все потому, что стоят все эти овощи и фрукты копейки. Но вот в соседнем с лавкой магазинчике обмундирования, цены уже другие, можно сказать заоблачные, а все потому, что торгуют тут только крафтовыми предметами, ингредиенты для которых добываются с превеликим трудом и с немалым риском для жизни. Да, жизни вечной, но боль и страх даже в этой вечной жизни никто не отменял.
        Тут было тихо, спокойно и уютно. И та, прошлая жизнь уже не казалась единственным эталоном существования. Хотя…, привычной электроники и гаджетов конечно недоставало, но как говорится - ничто не идеально в этом мире. Впрочем, может, так было и лучше, здесь люди больше общались между собой, ценили человеческое внимание, и не зацикливались в собственном мирке.
        Вечер принес им еще одно открытие - бал на площади. С музыкой тут было туго, так что живой оркестр привлекал на площадь огромное количество желающих повеселиться. Бал был одновременно веселым и странным. Странным тем, что ну совершенно не походил на привычные с юности дискотеки. Даже само настроение тут было другое. Тут веяло стариной, романтикой и какой-то нераскрытой тайной. Словно вот сейчас пронесется над городом дракон, затрубит рог, возвещая о грядущей войне, или на площадь опустится волшебство.
        С бала уходить решительно не хотелось, но на следующий день у них были запланированы дела, а в этом городе они были лишь гости.
        На второй день решили сделать вылазку по окрестностям, и опробовать новые заклинания. Отправились в гости к обитавшим тут неподалеку земноводным ящерам, таким же псевдо-разумным, как и гоблины, разве что более сильным и живучим.
        Жили ящеры на мелководном озере, в хижинах, устроенных прямо на воде. Добраться до их жилишь было проблематично, но к счастью их своеобразный разум гнал их на берег, где они толи охотились на рыбу, толи имитировали эту ловлю. Сами по себе, эти прямоходящие рептилии были хоть и на порядок умнее тех же гоблинов, но похоже, также не отдавали себе отчет, в собственных действиях. Иначе, давно бы снялись с этого места, и ушли куда подольше от людей. Но нет, они умирали, возрождались, и все так же шли на рыбалку с острогами, чтобы сами стать чьей-то добычей.
        Кирилл с друзьями тут был не один. Кучки горожан появлялись то там, то тут, делая набеги на прибрежную зону и откатываясь в кусты. Это было необходимо для того, чтобы ящеры вышли на берег. В отличии от тех же гоблинов, они не кидались сломя голову в одиночку на неприятеля, а старались избежать ненужного контакта. Однако, если рядом с тем, на кого нападали, были сородичи, то они бросались в бой, даже если выиграть его не было нереально.
        Больших проблем с убийством звероящеров у них не возникло. Да, те были на порядок сильнее и живучее гоблинов. Да, для убийства каждой особи требовалось не один два удара, а десяток. Но численное превосходство, и наличие контролей, легко позволяли им справится с одним-двумя ящерами, а если тех в какой-то момент оказывалось больше, на помощь приходило умение Лизы «пламя дракона». Оно, конечно, быстро опустошало энергию кристаллов, но те тут же менялись выпавшими из добычи с этих же монстров.
        Добыча тоже порадовала. Кроме крисов четвертого уровня и почти бесполезных острог, с ящеров часто падала «кожа ящера» пригодная для крафта неплохой кожаной брони. Кроме этого, за половину дня охоты, они добыли пару металлических шлемов, четыре «целых» кожаных безрукавки, являвшихся одеждой для этого вида, и даже серебряное кольцо, которое служило ящерам украшением на кончик хвоста, а людям заменяло браслет.
        Всю эту идиллию портила только одна мысль - они уже сейчас могли бы быть частью этой жизни, но…, кто-то не вовремя наговорил всего лишнего. Но Женьку не осуждали, по крайней мере, вслух. Все понимали, он был прав, да и новый знакомый это подтвердил, но только им от этого было не легче. Слава богу, этот город был не единственным, и в новом городе дела могли обстоять не хуже.
        С охоты вернулись в аккурат после обеда. Долго зависать на озере не было ни желания, ни смысла, сегодня они собирались устроить распродажу рецептов и постоять на местном рынке, а это сулило куда большим пополнением их бюджета, нежели простое убийство монстров.
        Рецепты продавались плохо. Нет, ребрышки гриль брали, но вот остальные покупали только по серебряному, а то и за четвертый, шестой крис. Этому они были обязаны Эльзе, буквально наводнившей город своими рецептами.
        - Она их что, на ксероксе печатает, - ворчал Женька, которому было вдвойне обидно за то, что он вроде как этот способ нашел, а ему не достался ни самый ходовой рецепт, ни большая часть рецептов с копчением. И вот теперь он сидел рядом с остальными под тентом на рынке чернее тучи, и своим видом скорее распугивал, нежели привлекал покупателей.
        И все же, их казна пополнялась. Именно что казна, потому что Кирилл сам предложил половину всей прибыли складывать в общий котел, на оплату их будущего жилища. Идея была проста - сразу оплатить жилье на год, и тогда уже никто не сможет отобрать у них ключи, этот момент местных законов они выяснили уже в первый день.
        Торговлю рецептами закончили, когда солнце зашло за горизонт. Даже не считая сегодняшнюю прибыль, они были вполне обеспеченными по меркам новичков людьми, но толку от этого было мало. Пока что у них не было главного - даже не крыши над головой как таковой, а определенности в своем будущем. И это напрягало.
        А вечером случилось то, чего они так старательно избегали весь день:
        - Эх, была бы у нас комната, зажили бы тут как люди, - мечтательно произнесла Лиза, явно думая о чем-то своем, и совершенно не желая обидеть Женьку.
        - Ну, так и что! - тут же взорвался он. Видимо ему и самому не давала покоя эта мысль последние два дня, - ну да, виноват, ну убейте меня, голову мою этому хрену отнесите, покайтесь, прощения попросите. Что смотрите? Думаете, я об этом не думаю? Думаете, не вижу, какие вы на меня взгляды кидаете? Мне что уйти, провалиться сквозь землю, повеситься и никогда не оживать?
        Весь этот эмоциональный спич, Женька выдал на одном дыхании.
        Нет, его никто не винил. По крайней мере, Кирилл не винил точно. Но так уж устроена наша психика, что нет-нет, да подумаешь, - «А вот если бы…», - и тут же невольно понимаешь, что - «нет, не если», - потому что он, а в данном случае Женька, сделал то что сделал.
        На чердаке повисла тишина.
        - Никто тебя не винит, - за всех ответил Павел, - все же понимают, что ты не нарочно. Да и уж что греха таить, все мы так думали, ты лишь это озвучил. Так что успокойся.
        Отвечать Женька не стал, а лишь забрался в дальний угол чердака, и демонстративно отвернувшись спиной, свернулся калачиком поудобнее устраиваясь на соломе.
        - Хватит мальчики, - произнесла Марина, - что сделано, то сделано. Вот придем в Нур, еще может, и посмеемся над этой ситуацией, а сейчас давайте спать, время уже позднее.
        Глава 17
        - Эй, вставайте, - услышал Кирилл сквозь сон.
        Спать хотелось неимоверно, и он предпочел притвориться, что все еще спит.
        - Вы там меня слышите, - настойчивый голос все никак не унимался, и это злило.
        - «И кто этот там орет? Явно кто-то не из наших. Олег что ли?» - мысль лениво перекатилась в сознании, и преобразовалась в другую, - «Стоп. Олег! Да какого черта, неужели что-то случилось? Может пожар?»
        Последнее предположение заставило открыть глаза и рывком подняться на локтях.
        - Пожар?
        - Да какой к черту пожар, - это действительно был Олег, и сейчас он маячил в проеме чердака, - «чертополохи» караван в новый город отправляют. Вставайте быстрее.
        - Так это же только через два дня, - послышался сонный голос Полины.
        - Какой через два дня, вы, что не расслышали? В новый город! Только что открытый! Вам ключи нужны или мне?!
        Мысль впиталась в мозг, и буквально взорвала сознание. Новый город! Дома без хозяев. Собственные дома! Кирилл вскочил, и пребольно ударился о балку перекрытия.
        - Не врешь?
        - Я что, идиот врываться к вам в три часа ночи с такой шуткой?
        - А что ночью-то? - все так же сонно и ворчливо спросила Полина, - они что, до утра подождать не могут?
        - Кого подождать? - уже раздраженно ответил Олег, - тех, кто им на хвост упадет? Да вы представляете, сколько тут народу жалеет, что не пошло с нами в тот первый поход, и теперь вынуждено каждый день платить ренту? Вот и отправляются ночью. Это мне повезло, что у знакомого в их квартале задержался, вот и увидел, как те караван формируют. Ну и знакомый мне шепнул, куда они отправляются. Через час, это тайной уже не будет, но караван к этому времени уже уйдет. Он может уже город покидает.
        - Так чего ждем, - быстро проговорил Женька, столь же быстро выкарабкавшийся из угла на четвереньках, - бежать надо!
        - А я вам, о чем говорю, - произнес Олег, и исчез в проеме.
        - Ходу, - команду Кирилла выполнили все моментально, уговаривать шевелиться не потребовалось никого, и уже через десяток секунд все они буквально высыпались из проема чердака.
        А дальше был забег по тихому ночному городу.
        Город пробежали минут за пять, и уже выскакивая на улочку, что вела к воротам, увидели две последние телеги, покидающие город.
        - Давайте быстрее, - крикнул Пашка, вырываясь вперед, и чуть не попал под огромного зверя, запряженного в телегу, выскочившего с параллельной улицы. Называлась эта зверюга трипом, и была похоже на трицератопса в миниатюре, вчера они уже встречали подобных в городе, и знали, что их выводят из яиц, добытых где-то рядом с Нуром.
        Пашка отпрянул вправо, а Кирилл на полном ходу вскочил к вознице:
        - Братан, в новый город? Подвези, а? Во как надо, - и он жестом приложенных пальцев руки к горлу обрисовал то, что творилось сейчас у него на душе.
        Быстрый взгляд под тент обрадовал, телега была пустой.
        - Откуда про город знаешь? - не спуская глаз с ворот, спросил возница.
        - Друг подсказал.
        - Из чертополохов?
        - Нет, то есть да, то есть ему кто-то из чертополохов рассказал.
        Возница высунулся глянуть на бегущую за телегой толпу, - не положено брать, но…, сколько вас?
        - Шестеро.
        - Тогда с каждого по ключу, если не выгонят.
        - По какому ключу? - опешил Кирилл, - говорю же в город надо, потому что у самих крыши над головой нет.
        - По такому. Ключи, которые вы с домов соберете в новом городе, там почитай та же система что и везде.
        - Согласен, - быстро сказал Кирилл, смотря, как быстро приближаются ворота.
        - Сидайте.
        - Залазим, - Кирилл махнул своим.
        Повторять не пришлось, даже миниатюрная Лиза вскочила в повозку на ходу так, будто всю жизнь тренировалась в таких вот прыжках. Но, к слову сказать, двигалась повозка не так уж быстро, со скоростью размеренно бегущего человека.
        Чтобы не было недопонимания в будущем, Кирилл тут же обернулся и произнес:
        - За билет до города с каждого из нас по одному ключу от домов которые мы займем, все согласны? - И в упор посмотрел на Женю. Тот, сглотнув лишь молча, кивнул. Кивнули и остальные.
        - Согласен, - голос, раздавшийся с дальнего угла повозки, был Кириллу незнаком.
        - А это кто еще? - тут же спросил он, пытаясь разглядеть говорившего.
        - Не твой? - поинтересовался возница, не отрывая взгляда от дороги.
        - Не, - покачал головой Кирилл.
        - А ну слазь, - рявкнул все так же не оборачиваясь, хозяин телеги.
        - Да вы что ребята, да мне же тоже крыша над головой нужна своя, я вот с вами, а у меня жена дома с ума сходит, кто ж знал, что так свезет попасть.
        - Тем более слазь, - не снижая скорости, теперь уже повернувшись, прикрикнул возница, - ты еще жене стучать будешь, куда караван идет.
        - Да вы что. Зачем мне это надо? Если я кого приведу, то сам же без дома останусь.
        Возница с немым вопросом повернулся к Кириллу, словно они не познакомились только минуту назад.
        - Да пусть едет, - заступился за парня Кирилл, - тебе что, ключ лишний? Да и там, - он указал взглядом на небо, - глядишь зачтется.
        - Ладно, сидите если не выгонят.
        Огоньки каравана начали приближаться, похоже отъехав на несколько сотен метров от ворот, караван встал.
        Едва телега догнала последнюю повозку, навстречу ей выехал всадник:
        - Ты что опаздываешь Самсон?
        - Капустой для трипа затаривался. Нет бы, с вечера шепнуть, сорвали посреди ночи, - пробасил возница.
        И тут всадник заметил сидевших в телеге людей:
        - Ты что сдурел, сказано же было никому не слова!
        - А я их не приглашал. Сами в телегу запрыгнули, мне что, на ходу их выкидывать?
        - Кто такие? - Лицо всадника не предвещало ничего хорошего. Все молчали. Этого «чертополоха» он в Замке не видел.
        Кирилл привстал, - не выгоняй. Бездомные мы, только два дня как в город пришли, да и там не сложилось. Ну что вам, жалко, что ли. Вы же нормальные люди, нам Джек рассказывал.
        - Два дня говоришь? - всадник как-то странно посмотрел на Кирилла, - а не вы ли тот кристалл…
        - Ну…, мы.
        Всадник рассмеялся, - повезло тебе Самсон, ребята по слухам те еще креативщики. И уже обращаясь к Кириллу, - а сами-то что не подошли?
        - Так те, кого мы знаем, в Городке сейчас. Да и навязываться не хотелось.
        - Ну, по крайней мере, сейчас вы тут, да и ладно. Самсон, давай в голову колонны третьим, а на вашей волшебнице воздух. В орбе какие крисы?
        - Четвертые, - ответил за Лизу Кирилл.
        - Вот, - в руке всадника тут же появилось четыре кристалла душ, - уже разогнанные, пусть ставит. Проверю.
        Переданные Кириллу кристаллы были десятого грейда разогнанные на четыре, а это тридцать единиц за тик, сила надо сказать страшная, как, впрочем, и стоимость.
        Спорить Кирилл не стал, а лишь ошалело протянул их Лизе. Похоже, у ребят все было серьезно, очень серьезно. Но это говорило и о том, что неприятности их впереди ждали тоже не шуточные, такими вот кристаллами просто так не разбрасываются. Тем более не отдают их почти незнакомым попутчикам.
        Возница уже собирался тронуться с места, как впереди послышался шум, и к всаднику подтащили упирающегося парнишку:
        - Вот, под телегой прятался, за ось зацепился, разведчик хренов.
        - Да какой я разведчик, - тут же начал парень, - просто увидел, как вы собираетесь, ну и с вами решил. Хату-то свою кому не хочется.
        - А что просто не подошел?
        - Так я подошел. Знаешь куда ваши посылали тех, кто просился?
        - Знаю. - Ответил всадник. - И правильно, что посылали. Мы за информацию об этом городе…, ты даже не представляешь, сколько мы заплатили.
        - Так я что, я тоже заплатить могу. Ну, ведь не сотня же там домов, всем же хватит, у вас тут тридцать две телеги, я подсчитал, ну что там, даже трехсот домов не наберется?
        - Ну а где гарантия, что за собой хвост не поведешь?
        - А оно мне надо? Вы же «чертополохи», мне что, по приколу с вами ссориться? Говорю же, мне бы домишко. А цену за билет хоть сейчас заплачу.
        - Сто золотых, - тут же произнес всадник.
        Парень аж присел, - шутишь?
        - Ну, так сам же сказал, заплатишь.
        - Но ведь не столько, - на парня было жалко смотреть.
        - Ладно, шучу, - произнес всадник, - но если сообщишь, хоть кому-то о пути следования, тебе точно будет не до шуток. Это я тебе гарантирую, а меня я думаю, ты знаешь. А теперь вали в середину каравана, там места должны быть.
        Парень, сглотнув слюну, кивнул. Этого человека он, похоже, знал, и в сказанном особо не сомневался.
        Всадник уже было развернул коня, чтобы отправиться в начало колонны, но сделать этого не успел. Зашуршали кусты, и на свет вышло несколько человек.
        - Твою ж мать, - в сердцах произнес начальник каравана, - ну ничего по тихой сделать не получается. Эй, кто там еще прячется? Давайте, вылезайте.
        Из кустов на свет вышло еще человек десять, и были там не только парни, но и девушки.
        - Ну и кто вас предупредил о караване?
        Большинство потупило глаза, но вперед вышел один из парней:
        - Да никто не предупреждал, посылали подальше и говорили, что просто тренировка. Ага. Но ведь и мы не дураки, чтобы так вот «чертополохи» куда-то среди ночи сорвались? Вот и решили глянуть.
        - Ну что, посмотрели? - Раздраженно спросил всадник.
        - А что тут смотреть, сейчас и так все понятно. С собою возьмете?
        - А стоит?
        - Асмодей, тут латифундистов нет, мы за возможность иметь свой дом, и молчать будем, и драться, и, если надо в вашу гильдию вступим. Если надо можем заплатить, но разумную цену.
        - Ладно, - медленно произнес тот, кого назвали Асмодеем, - условия вы слышали, плата - ваши мечи и беспрекословное подчинение. В то, что вы за нами кого-то поведете, я особо не верю, но если такие мысли у кого есть, то лучше сразу уйдите. Жизнь долгая, а своих врагов мы не прощаем. Это не мы такие, это жизнь такая, и думаю, среди вас не найдется никого, кто этого не знает. А что до вступления в гильдию, вот получите ключи, тогда и поговорим, насильно мы никого не звали, и звать не будем. Все, поехали, вы, - он кивнул на пришлых, - бегом в середину каравана, я предупрежу, чтобы взяли.
        Кирилл, смотря на всю эту сцену, прекрасно понимал этих людей. Да, крыша над головой у них сейчас была, но что это была за крыша? Чужая, требующая постоянной оплаты в мире, где та же пища была практически дармовой. Вот, кажется, живи и радуйся, изучай магию, живи в свое удовольствие, но нет, эта ежедневная рента как съемная квартира в том мире, который он покинул несколько дней назад, она вроде и есть, но…, не понравится что-то хозяину, и ее уже нет. А тут такой шанс обзавестись своим жильем. И ведь не за плату, даром. Вот только бы добраться до этого жилья. Но вот удастся ли им это? Судя по тому, что этот Асмодей вот так без вопросов отдал целых четыре проточенных криса их волшебнице, тот, похоже, и сам не был в этом уверен. На душе стало неспокойно.
        Их телега между тем сорвалась с места и устремилась в начало каравана.
        - Кирилл, - Кирилл протянул руку вознице, - а то как-то не представились.
        - Представиться еще успеешь, - не зло пошутил тот, - Самсон, ну или Коля, тут без разницы.
        - Э…., это как?
        - Да так, тут многие что-то вроде прозвищ берут по любимым никам. Так что можно и так, и так. А Самсон, ну знаешь, был такой герой. Да и я человек вроде не маленький, и класс подходящий. Воин.
        - А это, - Кирилл кивнул себе за спину, - Лиза, Жека, Павел, Марина и Полина. И как там тебя?
        - Ахмет. - Раздалось из дальнего угла.
        Телега между тем миновала большую часть каравана и пристроилась третьей в очереди. Первые две телеги были открытыми, и народу на них было прилично, благо тянуло каждую по две лошади.
        - Так, кто тут у вас волшебница? - спросил возница.
        - Я, - ответила Лиза.
        - Давай-ка вот сюда вперед, - Самсон похлопал по месту рядом с собой с другой стороны от Кирилла, - на тебе воздух, слышала, что Асмодей сказал?
        - А что значит воздух, перебираясь на указанное место, поинтересовалась та.
        - А то и значит. Здесь, до единственной деревни по этой дороге, сверху вряд ли что прилетит, а вот дальше так уж точно. И твоя задача прикрывать моего Тошку, и вон тех ребят впереди. Только не пальни ниже чем нужно, я как понял вы у нас тут новенькие.
        Лиза вздохнула.
        - Ну да это ничего, - подбодрил ее Самсон, - если уж Асмодей знает о твоем орбе и доверил тебе такое дело, значит не все так плохо. А что за орб-то?
        - Вот, - Лиза показала орб.
        - Ничего так, - согласился возница.
        - А еще на нем «пламя дракона», - пояснила волшебница.
        - Не знаю, что это за умение, но надеюсь, оно стоит своего названия. Только вот откуда у новичка такой орб? Да и про кристалл Асмодей обмолвился. Не те ли вы кто его достал?
        - Те, - кивнул Кирилл.
        - Ну так вы у нас герои, - весело прогремел Самсон, - так что с вас еще контрамарка на этот самый кристалл, или как там сейчас место в очереди называется.
        - «Кристалл Сновидений» мы отдали, он теперь общий, - тут же покачал головой Кирилл, - так что извини.
        - Да ладно, - отмахнулся возница, - это я так. Ты сам-то, кто по классу?
        - Чародей.
        - Ну, тоже ничего, так что слушай. Будешь станить то, что летит сверху, под нашу магичку. И ничего больше. С наземными тварями и без вас разберутся. И запомните главное, если нас убьют, это мелочи, нас поднимут. А вот если убьют маунта, это все, конец. Его восстановить можно только в том месте, где он появился, а для моего, к примеру, это Нур. Все поняли?
        Ответом ему было молчание, поэтому Самсон пояснил:
        - Вот как вы думаете, почему «чертополохи» меня и таких возниц как я с собой позвали?
        Кирилл этим словам удивился. Он-то думал, что возница из «чертополохов», а оно вон как. Но зато теперь было понятно, почему он опоздал - не спешили «чертополохи» раскрывать свой замысел.
        А Самсон тем временем продолжал:
        - А позвали они нас потому, что петов пока в Альреме мало, а телег и того меньше. Но в этом походе без телег никак. Это до ближайшей деревни путь более-менее безопасный, ну может до пещер разведчиков. А вот дальше, полная задница. Там дальше речка Мерзавка, а за ней неизведанные земли. Вы вот почему думаете, наш мир еще так плохо изучен? Да потому, что за той речкой ночью не только на земле, но и на дереве не больно-то укроешься, всякой летающей мерзости хватает, и нетопыри, и вампиры попадаются. Да еще этот чертов туман. Так что выжить там ночью еще тот геморрой. Вот мы и нужны, чтобы делать так называемый гуляй-город - это когда телеги вкруг. Только так петов и себя защитить и можно. Вот «чертополохи» всех кого могли с собой и позвали. Да нас всех-то, окромя «чертополохов», пятнадцать человек, кто извозом заниматься пробовал, да телеги себе построил. Не особо-то это дело и выгодное оказалось, многие просто сумками носят благодаря телепортам.
        - Но если вас «чертополохи» и так к себе переманили, почему бы им утром не отправиться? - спросил Кирилл.
        Утром? Шутишь? А от толпы всадников рыл этак в двести, ты как отбиваться будешь?
        - А что от них отбиваться, пусть едут до первой ночевки? - не понял Кирилл.
        - Э парень, да ты совсем глупый, однако, - Самсон покачал головой, - вот как ты людям, с которыми бок о бок живешь, скажешь - бросайте своих коней на растерзание зверью? Ругаться, драться наконец, зачем? А так тихо уехали и все. И пусть потом думают, догонять или нет. Оно ведь как, завтра поутру пока прочухаются, пока соберутся, а мы-то уже далеко. Да и немного ездовых петов пока в Альреме, сотни две, ну может три. И почитай каждый второй принадлежит тому, у кого свой дом уже есть. Вот и выходит, что гнаться за нами себе дороже, и пета потеряешь, и сам сгинешь. Уж проще дождаться пока мы до места доберемся, и уже по разведанной дороге в новый город идти. По сравнению с пешими, у тех, кто при петах, как-никак преимущество приличное. Вот на это и был расчет, поэтому ночью и вышли.
        - А мы не заблудимся? - поинтересовалась Марина из недр телеги.
        - Это навряд ли, - усмехнулся Самсон. - Тут ведь как, это вам не Земля, тут пока поселение не найдено, дороги к нему нет. Но как только его найдут, то по утру, дорога до ближайшего известного поселения, словно из ниоткуда появляется. Такие вот дела.
        Разговор был прерван первым за эту ночь нападением.
        Тут стоит сказать, что пусть фар у местных повозок не было, но их неплохо заменяли самодельные фонари из свернутого конусом полированного металла с вставленным внутрь крисом. Да, рассеиватель так себе, но этого вполне хватало, чтобы отгонять тьму на добрых семьдесят-сто метров. И когда свет выхватил пять стремительных силуэтов несущихся на первую повозку, единовременно произошло сразу несколько действий.
        В небо взмыла стрела и взорвалась яркой вспышкой.
        С первых двух повозок спрыгнул десяток воинов, на ходу зажигая свои щиты темно бордовыми сполохами провоцирующих заклинаний.
        А в атакующих полетели контролирующие заклинания, буквально пригвоздившие их на месте.
        И завершил бой рой стрел и заклинаний магов.
        Все это произошло за три-четыре секунды.
        Те, кто сидел на двух первых повозках, дело свое знали крепко.
        - Так, - пробасил Самсон, - шутки, похоже, кончились. Лиза, смотришь за небом. Есть у вас воины?
        - Я, - приподнялся Павел.
        - Садишься позади нее, и прикрываешь щитом аки ненаглядную. И возьми вместо меча кинжал, тут своей железякой не особо помашешь, скорее мне башку снесешь. Есть кинжал?
        Воин отрицательно покачал головой.
        - От же нубы, на держи, - и Самсон протянул ему свой кинжал.
        Осмотрел оставшихся, - ты, - он ткнул в Женьку пальцем, - давай ко мне за спину, стреляешь в то, что попробует напасть на Тошку. Но заденешь пета, дальше пойдешь пешком.
        - Давайте лучше я, - отодвинув в сторону Женьку, за спину возничему выдвинулась Полина, - если кто на пета нападет, мне проще до него «рывком» и дать два стана. А там уже пусть Женька добивает.
        - Уважаю, - пробасил возничий, - а не струсишь?
        Красноречивый взгляд разведчицы его вроде убедил, поэтому он перешел снова к Женьке. - Ну что лук, тогда задание тебе такое, как только какой шухер взлетаешь через задний проем на крышу телеги, и валишь все, что движется оттуда. Крыша довольно плоская, так что думаю, удержишься. Теперь целитель ваш. Сидишь по центру, никого не трогаешь, главное смотри за петом, остальные по ситуации, и помни, никаких корней, заденешь пета, посыпимся с телеги аки кегли.
        Марина кивнула.
        - Ну а ты у нас кто будешь, обратился он к Ахмету.
        - Воин.
        - Вот и хорошо, защищаешь задний вход, если кто влетит внутрь, умри, но прикрой целителя. Все понятно?
        Ахмет кивнул.
        - Ну, тогда по местам и с богом.
        До утра, нападения случались еще дважды. И если последнее, уже под утро было не менее безобидно чем первое, то вот второе вылилось в настоящий бой. Нападали гоблины. Но это были уже не те гоблины, что встречались им рядом с Замком, эти были повыше, да и одеты вроде как получше. А главное, их было много.
        Началось все с неясного шевеления впереди, а потом в свет фонарей начали выползать первые гоблины.
        Все повторилось, как и в первый раз - стрела в небо, спрыгнувшие воины. Вот только стрела похоже оказалась лишней. Если гоблинов сначала было немного, то после этого фейерверка они полезли уже кучей.
        Караван встал. Спрыгнувшие с первых телег воины тут же образовали перед первой телегой живой щит, и присели на одно колено. К ним с телег поспешили лучники, маги, целители. А сзади уже бежали на помощь те, кто был в остальных телегах. Выглядело это все просто завораживающе. Живая стена из воинов росла на глазах, луки и маги били поверх голов привставших на колено воинов, а целители, не только подбегали к первой линии, но тут же присаживались так, чтобы ничто не могло их достать из-за щитов, и в то же время не мешало остальным вести бой. Действовали все слаженно, будто тренировали этот ночной бой неделями.
        - Дружно они, - похвалил сражавшихся Кирилл.
        - Еще бы, - ответил Самсон, - после боя в пылающих кварталах и десятка более мелких стычек, это для них семечки. Говорят, они тогда тренировались по двенадцать часов, но в слаженности с ними теперь никто не сравнится.
        Но все же было видно, возница напряжен и взволнован.
        Первый вал накатил и пошла рубка. Воины практически не сражались. Они стойко принимали удары на себя, и лишь изредка взмахивали отведенными назад мечами, когда кто-то из гоблинов норовил перескочить живую стену. А вот лучники и маги трудились не покладая рук. Отдельно действовали гильдийные убийцы. Все они сосредоточились по краям, и ловко вырезали тех, кто пытался обойти с флангов.
        Как только основная масса нападавших была уничтожена, прозвучала команда, - «давим», - и вставшие во весь рост воины пошли крушить остатки гоблинского воинства. Тут же прозвучала и еще одна команда, - охватить караван кольцом.
        Едва приказ прозвучал, большинство лучников и магов, тут же начало смещаться по флангам, образуя живую цепь. Убийцы же наоборот отошли чуть глубже, и занимали свои места рядом с волшебниками готовые «рывком» оказаться в месте схватки. Караван медленно двинулся вперед.
        Вскоре звуки боя впереди стихли, похоже, всех гоблинов привлеченных вспышкой отряд ликвидировал.
        Глава 18
        В деревню «Выселки» пришли через час после рассвета, но задерживаться там не стали. Прозвучало распоряжение привязаться к местному столбу воскрешения всем, кто не привязан, и караван тут же устремился вперед.
        «Выселками» деревенька называлась не зря. Жили тут те, кого «попросили» из Альрема за те или иные правонарушения, и возможно именно поэтому, особой любви ни местные, ни «чертополохи» друг к другу не испытывали.
        - Так, перекусываем на ходу, и если кто хочет спать, то по очереди, - предложил Самсон, едва они покинули деревню. - До вечера нам предстоит добраться до пещер, вот там и отдохнем и выспимся, как следует.
        - А не опасно, спать-то? - поинтересовалась Марина.
        - Пока не опасно, - ответил возница, - нападать могут, и почти наверняка будут, но против такой толпы до пещер реальной опасности нет. В данной местности всякого зверья хватает, но так чтобы что-то организованное было, о таком не слышал.
        Самсон оказался прав. Да, на пути им периодически встречались дикие звери, явно отказывавшиеся понимать преимущество численного перевеса противника. Но все они погибали еще задолго до того, как смогли приблизиться к телегам. Один раз видели вдалеке домики по типу орочьих, но до них было километра три, и хоть воины на некоторое время спрыгнули с повозок, нападения так и не последовало.
        К вечеру, изрядно уставшие от непрерывной тряски, они достигли пещер.
        Пещеры не были обычным поселением, к ним даже дорога не вела, и пришлось сделать крюк километров в пять по бездорожью. Но ничего иного в этих местах не было. Только в этих пещерах и можно было укрыться на ночь и чувствовать себя в относительной безопасности посреди этих диких лесов.
        Пещер было три. В той, что побольше, жили люди. В среднюю загнали петов, а третья, похоже, служила местным складом. Но рассматривать местные достопримечательности, ни Кирилл, ни его друзья не собирались, наскоро поев, все завалились спать. Тело в отличие от Земли почти не страдало физически, ни от тряски, ни от постоянного сидения, а вот моральная усталость никуда не делась.
        Проснулись все одновременно, ментальные магические часы из бытовой магии, да еще с будильником, были просто шикарны.
        Собирались быстро, не без суеты, но выехали рано, солнце еще только успело позолотить пики гор.
        Теперь в их телеге был еще один попутчик - один из тех разведчиков, что обосновались в этих пещерах. Теперь все они, а их было восемь человек, отправились с караваном в новый город. Разместили их по разным телегам, чтобы и дорогу подсказывали, и лишней толкотни не создавали. Звали парня Денис, и он был один из тех, кто изначально отправился с теми двумя счастливчиками, что нашли город в тот исторический поход.
        Естественно, Денис тут же попал под перекрестный допрос.
        Как выяснилось, ходили они на разведку пятерками. Ну, как ходили, раз в две недели не чаще. Причин было несколько. Во-первых, столба привязки в пещерах не было, так что в случае смерти приходилось воскрешать в деревне «Выселки», той, что караван миновал утром. А это означало, что до пещер приходилось возвращаться целый день, да не шагом, а легкой такой трусцой, и без какой-либо гарантии на удачное путешествие. В общем, удовольствие ниже среднего. Ну а во-вторых, места тут были дикие не изведанные, и долгими путешествия по причине частой гибели просто не получались.
        Вот и в этот раз, трое погибли еще по пути, и только двум удалось пройти достаточно далеко и найти город.
        Водилось тут масса разнообразных тварей, но по большей части не организованная. Из тех, кто имел хоть какую-то организацию, тут были замечены орки, вампиры и безликие, но ими одними дело не ограничивалось. В местных лесах, по словам Дениса, кого только не встретишь, были тут и лесовики, называемые им лешими, и бестелесные мороки, и столь же бесплотные, но еще менее понятные серые тени. А уж про разного вида зверье, и говорить не приходилось.
        Рассказывал Денис увлеченно, то ли набивая цену местным лесам, то ли действительно любя эти неизведанные просторы:
        - Вот, к примеру, морока ты в упор не рассмотришь. Пробовали, знаем, его только периферийным зрением засечь можно, и тут уж сразу атаковать надо. Сами-то они не нападают, но вот идешь ты такой, и все вроде нормально, а в следующее мгновение оказываешься перед каким ни будь зверюгой, и делать что-либо, уже поздно. Выводят так сказать на неприятности. А потом, как в «Выселках» встанешь, прокручиваешь все в памяти, и сам не понимаешь, в какой момент восприятие стало шалить, что сам же в лапы к зверю пришел. Но мы теперь постоянно мысленно перекрикиваемся, как кто-то не отвечает, значит, морок рядом. Так уже пяток завалили. Или вот еще лешие, так эти вообще непонятные. Сами не нападают, даже когда ты их заметил, близко не подходят, но поймать их нереально, не раз пробовали, исчезают гады, словно сквозь землю проваливаются. Но тоже водить могут, правда, по кругу. А пару раз, мы с ними даже торговали. Хотя торгом это наверно не назовешь, так, обменивались подарками. Помню, как-то заметили такого вот лесовика, и решили задобрить. Ну, значит, чтоб не мешал. Положили на полянке рыбы, фруктов, даже бутыль с
вином. Отошли. Возвращаемся, все на месте лежит. Ну, Тарзан и крикнет, мол прими дары наши, с миром идем. Опять отошли, уже подальше. Возвращаемся, а даров-то и нет, только бутыль с вином на месте, а вместо них лежит на полянке пяток поганок, пара шишек и береста.
        - И ты это обменом называешь? - усмехнулся Самсон, - скажи спасибо, что дохлую крысу вам лесовичок не оставил.
        - Не скажи, - покачал головой Денис, - я б ему за эти поганочки не одну корзину фруктов притащил бы, из них такой яд сварить можно, что вампы на раз дохнут. Только вот сам ты их не найдешь. Да и шишки эти не простые - сожмешь ее, и вот уже на месте где стоял, падает шишка, а ты вроде как над ней духом висишь. Так вот, ни одна тварь тебя пока ты «в шишке» не учует. Жаль вот только что с берестой делать не понятно, определяется как предмет для крафта, а для какого не понятно.
        Рассказывал Денис и про безликих. Обитали они на полянках с дольменами, встречаются тут такие, но появляются только ночью. - Мы первый раз когда в круге такого дольмена переночевать решились… бррр… прям мурашки как вспомню. Солнце скрылось, мы сидим тихонечко за камнями, костер естественно не разжигаем. Любой свет в этих местах ночью к беде. И тут в сумерках прямо из камней материализуются эти твари. Просто длинная накидка, а под капюшоном ничего, пустота. С перепугу тогда двух все же положили. Ну а потом нас, естественно, на перерождение и отправили. Драться с ними жесть, особенно нам разведчикам и лукам, маг-то у нас только один. А они к физическому урону нейтральны, нет тела, нет урона. Все что можно, так это только магией с клинков да стрел зацепить, и та проходит лишь крохами, плащи у них магию больно хорошо режут, бить можно только под капюшон или в разрез плаща. Но зато накидочки-то мы знатно продали, по десять золотых за каждую. С такими резистами к магии, лучше плащей не найти.
        - А потом вы их убивали? - почему-то шепотом поинтересовалась Лиза.
        - Нет. Пытались пару раз, но без толку. Сильные гады.
        А еще Денис рассказывал про местную флору и фауну. Тут с этим все было в полном порядке. Живности в этих лесах водилось много, и была она очень разнообразна. В большинстве своем, это были просто аналоги Земных животных, от выдр и бобров, до оленей и лосей. Хватало и хищников, но вот они как раз делились по группам, от молодых и слабых, до матерых и сильных. Иные даже имели собственные магические умения, и были по классификации этого мира от четверки до двенадцати. Но что характерно, местные хищники на травоядных не охотились, по крайней мере, такого замечено с ними не было. А вот поживиться человечиной, пусть и в переносном смысле, это они с радостью.
        Но больше всего в этих лесах по словам Дениса, бояться стоило вампиров и серых теней.
        Первые жили в замках, коих разведчики нашли уже четыре штуки. Нападали только ночью, но всегда скопом и, к сожалению, почти всегда удачно:
        - Верткие твари, - рассказывал Денис, - из оружия когти, кинжалы и клыки. Убить можно только если успеешь кинуть стан, да и то с продлением. Ну, или ядом с клинка или стрелы. А рубиться с ними на реакцию бесполезно, уворачиваются будь здоров.
        Что же касается серых теней, то если послушать Дениса, с ними творилась и вовсе какая-то чертовщина. Эти тени, а именно так воспринималось их название в сражении, были похожи на сгустки темной энергии. Нападали внезапно, без какой-либо логики или привязки по местности. Конкретных мест обитания не имели, или разведчики о них просто не знали. И главное, что эти монстры могли напасть как днем, так и ночью. Света не боялись, физического урона тоже. Наиболее действенным против них были заклинания огня и молний. Так же, по ним неплохо проходила магия замедления льда от единственно их волшебника, она их не притормаживала, а замораживала на несколько секунд:
        - Я только с Трипом, ну мага так нашего зовут, эти создания рассмотреть и смог, - вещал Денис, - при заморозке превращаются в переливающееся человекоподобное облачко. Только вот не совсем в человеческое, вроде, как и тело, и руки, и голову выделить можно, только уж больно все размытое. К счастью, их обычно много не бывает, так что отряду они повредить не должны, а вот мы от них за это время горя хапнули.
        Первое нападение на отряд, как раз и организовали эти тени. Где-то в районе полудня, из кустов к первой телеге беззвучно устремилось несколько темных клякс. Все произошло настолько стремительно, что никто даже с телеги спрыгнуть не успел, не бой, а скорее куча мала, завязался, прям на телеге. Разобрать, что либо, было невозможно. Вспыхнули щиты воинов, кто-то чем-то бил в упор практически по своим, слышались крики, а потом все стихло. Из невосполнимых потерь - одна лошадь, из восполнимых - четыре воина. Лошадь было жалко, воинов подняли целители. Тут же по цепочке передали приказ - при нападении этих тварей, бить по своим, на ком те повисли, огнем и молниями чтобы отцепить, а потом обездвиживать, морозить и убивать. И только так, потому что тень во время атаки норовила буквально окутать тело жертвы.
        Еще дважды на отряд нападали нетопыри. Огромные летучие мыши размером с собаку, стаями срывались с веток и норовили укусить того, до кого могли дотянуться. Первый раз у них это не получилось, воины приняли их на щиты, а маги и луки расстреляли в упор, а вот во второй раз «отличилась» Лиза. При нападении такой вот стайки, она дала поверх телег факел драконьего пламени, как раз в ту ветку, с которой сорвались бестии. Три тушки попавшие в конус заклинания тут же рухнули угольками вниз, еще четверых убили на телегах…, а потом еще с полчаса тушили загоревшиеся ветви, чтобы избежать лесного пожара.
        Лизе конечно досталось, хоть и не сильно. Перепачканный в саже Асмодей после всех этих треволнений подошел к волшебнице, и долго ничего не говоря просто смотрел на потупившуюся в землю девушку.
        - Заклинание конечно хорошее, - наконец сказал он, - но, твою ж мать, засунь свой орб в сумку, и пока мы не покинем лес, чтобы я его у тебя в руках не видел. - Последнюю фразу он уже прокричал.
        Больше всего это умение поразило Дениса. Как только командир отряда отошел, он подсел поближе к волшебнице, а заговорщицким тоном произнес:
        - Мы как в городе обоснуемся, я тебя к дольмену свожу, плащиками разживемся.
        - Во ты ее куда сводишь, - и Павел сунул под нос разведчику бронированный кулак.
        - А справишься? - тут же вспыхнул тот.
        - А ну цыц, - тут же прервал перебранку Самсон, - мне сказали вас в телегу взять, а внутрь или на крышу не уточняли.
        Спор тут же прекратился, и дальше долгое время все ехали молча.
        Ближе к закату, дорога раздвоилась, и это было довольно странно. Караван встал, и так как единственный конный Асмодей отдал свою лошадь вместо утерянной в первую повозку, и на разведку ушли подсевшие к ним в пещерах ребята.
        Вернулись через пять минут. Дорога, уходившая чуть влево от развилки, вела дальше, а вот та, что сворачивала направо, привела разведчиков к небольшой деревушке.
        - Вот ведь засада, - раздраженно высказался Денис, усаживаясь в повозку, - раза три тут были, точно, а деревеньку прошляпили. И ведь стоит-то как удобно, за Мерзавкой, и столб привязки в ней есть. Эх, попалась бы она нам раньше, то-то бы плацдарм был.
        В том, что эту деревеньку они пропустили, не было ничего невероятного, даже зная, что впереди жилье, с телеги частокол рассмотреть смогли только метров за сто, если не меньше. За частоколом угадывались крыши домов. Но так как частокол был высоким, метров под пять, те крыши разве что угадывались.
        Впрочем, частокол тут был скорее для красоты, по тем же «Выселкам» ребята знали, деревеньку охраняет не частокол, а неведомая магия, не позволяющая приближаться всякой нечисти ближе нескольких десятков метров к периметру деревни.
        Внутри деревенька оказалась маленькой - девять домов, да два длинных не то амбара, не то сарая.
        Но даже такому жилю, все были несказанно рады. И пусть в каждую хату набилось почти по тридцать человек народу, но на тесноту никто не жаловался. Тем более, разведчики сказали, что до города еще два, максимум три перехода, а это значило, что окромя этой ночи, их ждет, возможно, только одна ночевка, да и то может еще деревеньку найдут, эта же попалась. А это в свою очередь означало, что до города они, скорее всего, доберутся. И это наполняло душу надеждой. Надеждой, что они наконец обретут свой дом, и свое место под этим солнцем.
        С этими мыслями Кирилл и заснул.
        Утром возник довольно нетрадиционный для этого мира вопрос - кому нужны ключи? Понятное дело, оставлять их тут никто не собирался. Но где-то там, в двух переходах и одной ночевки ждали куда более роскошные дома и город, стоящий на берегу моря, а ведь имеющий ключ, от второго дома ключи не возьмет. Странное дело, минуты три каждый смотрел на других, и в большинстве лиц читалось сомнение - «вот сейчас поднять руку, и целых девять ключей, девять домов твои, целая деревня. Но что с ней потом делать в этакой-то глухомани?».
        Вопрос разрешился довольно просто, два разведчика договорились, что ключи сейчас забирает один, а второй потом отдает ему часть ключей от дома в городе в обмен на часть этих. На том и порешили.
        Скрип колес и мерное раскачивание повозки. Весь день, практически не меняя скорости передвижения, караван шел к своей цели. Часа три проходили через Сумрачный лес, огромные ели практически полностью закрывали солнце, и на дороге царил полумрак. По-своему красивое и пугающее место. Редкие нападения продолжались, но они почти не тревожили, так как не представляли серьезной опасности, скорее уж были неким развлечением в этом долгом монотонном пути.
        До вечера они так и не нашли еще одной деревни, и сейчас, когда солнце почти зашло, караван искал хоть какую-то полянку, для того чтобы расположиться на ночлег.
        Не нашли, вернее их нашло то, чего больше всего боялся Денис - стена «тумана».
        Дымящаяся клубами бледно-серой субстанции, эта стена неожиданно показалась среди деревьев и с огромной скоростью накатила на караван. Бежать было бесполезно, скорость распространения стены превышала сотню километров в час, а возможно, достигала и двухсот. Но замерять было некогда, они успели лишь увидеть ее, осознать происходящее, и провалиться сквозь накрывшую их стену в иной мир.
        Местность вокруг поменялась, как и освещение. Вокруг была каменистая пустыня, с чахлой растительностью и сильно пересеченной местностью.
        Глава 19
        Караван замер. Небо над головой словно не имело солнца, но при этом было довольно светлым. Что так будет продолжаться всю ночь, Кирилл и его друзья знали от самого Дениса, посвятившего рассказам о тумане немало времени. Сам он попадал в такой туман уже дважды. Один раз его убили какие-то псоголовые, второй раз он с приятелями просидел в углублении в скале всю ночь, и был благополучно возвращен утром на то же самое место, с которого и попал в этот мир.
        Рекордсменом по пребыванию в таком мире был их товарищ, тоже разведчик, ушедший от точки переноса довольно далеко и не задетый утренним откатом. Он провел в этом мире целых восемь дней. Провел бы и больше, если бы его не убили. Смерть возвращала тело в исходную точку поутру даже без обратной волны тумана.
        О природе самого тумана и этих мест, ходило довольно много предположений. Кто-то считал, что это сам Ад, многие предполагали, что это некий местный вариант данжей, раз кристаллы душ тут падали с монстров куда более качественные, чем в их мире. Как раз наличие этих самых камней как дропа, и позволяло предполагать, что к Аду эти места не имеют никакого отношения. Сам же Денис считал, что это некий защитный механизм неразведанных мест. И кое-что говорило в пользу его теории. Во-первых, первый раз с туманом столкнулись еще до того, как нашли второй город, как и большинство деревень. Да и столкнулись с ним не так уж далеко от Альрема. После этого, туман там был замечен лишь однажды. Во-вторых, по словам Дениса, если бы не этот чертов туман, они давно бы исследовали куда больше территории.
        Так или иначе, а попасть под такой туман, было одним из самых неприятных вариантов их путешествия. Едва ли не одним из двух худших вариантов, что реально могло угрожать всему их путешествию. Вторым вариантом было массированное нападение вампиров, но его к счастью пока не произошло.
        - Попали, - в сердцах произнес разведчик.
        - Сам и накаркал, - зло ответил Самсон, - кто ж рассказывает о таком, да еще в путешествии.
        Как по мнению Кирилла, такого вот развития событий стоило ждать с самого начала, ведь если этот туман лишь защитный механизм, то оставить без внимания столь большой караван он просто не мог.
        Но гадать, что да как, было глупо и бесполезно. Они уже оказались здесь, и теперь им предстояло выжить. Выжить до утра. Пусть не всем, но хоть кому-то, чтобы поутру поднять остальных. Начинать свой путь с последней деревни не хотелось, ведь если что-то пойдет не так, то они-то воскреснут, а вот ездовые петы уже нет, а это значит, что до этой же точки пешком им идти дня два.
        - Телеги в круг, - закричал Асмодей, - разведчикам осмотреть местность. Нам нужно укрытие, любое укрытие.
        Поставить телеги в круг оказалось делом куда более сложным, чем это могло показаться на первый взгляд. Первые оставались на месте, дальние пытались подъехать и пристроится сбоку… начался форменный кавардак. Кто-то матерился, кто-то просто стоял на месте, не зная, что ему дальше делать, кто-то орал на других пытаясь доказать им их неправоту.
        И неизвестно как долго бы продолжалось все это действо, не сообщи один из разведчиков, что поблизости есть руины.
        Караван снова пришел в движение.
        Место, о котором сказал разведчик, располагалось у подножия скалы, и действительно было руинами какого-то строения. Невысокий полуразрушенный каменный забор, и остатки квадратного строения, едва угадывающиеся по фундаменту. Серьезной защиты все это не давало, но выбирать не приходилось. Все же лучше, чем оставлять караван в чистом поле. Тут хоть скала защищала с одного боку.
        Повторять ошибок не стали. Гужевых животных сразу распрягли, и отогнали поближе к скале под защиту остатков сооружения. Сами же телеги начали расставлять вручную по одной, используя остатки забора как дополнительную преграду. Работали споро, страх оказался прекрасным мотиватором. Не прошло и получаса, как их гуляй-город был поставлен, а все они заняли свои места, кто за телегами, а кто и на крышах оных.
        Едва суета прошла, над станом повисло тягостное молчание. Все вслушивались, всматривались, говорить не хотелось. Казалось, даже сам звук речи может навлечь на них беду. Пока ставились, пошумели - а теперь пришло время затаиться и сидеть словно мыши, авось пронесет.
        И первые часа два так и было. Кирилл даже испугался, не сморит ли его сон, как сидевшая рядом Марина указала куда-то вдаль: - Это что там, паук?
        Действительно, метрах в ста от них из-за пригорка показался здоровый паук, размерами с футбольный мяч. На Земле таких не встречалось, и даже меньшие представители этого вида, вызывали у Кирилла неприятный, и зачастую противоестественную неприязнь и брезгливость.
        Паучок замер, словно разглядывая их, и когда Кирилл уже думал, что тот ринется в отчаянную атаку, он спокойно развернулся, и исчез из поля зрения.
        - Фух, - выдохнула Марина, ну и мерзость же. А видел, какой он большой?
        Кирилл кивнул. Похоже, местные монстры были не так глупы, как их товарки по иную сторону тумана, эти хоть не бросались сломя голову на верную смерть.
        Но радоваться пришлось недолго, как, впрочем, и считать того паучка большим.
        Сначала послышался шорох, странный, непонятный, но негромкий звук с той стороны холма, за которым скрылось членистоногое. А потом они увидели их! Действительно огромных пауков, которых привел с собой разведчик. Тело размером с бочку, размах лап под несколько метров. Их лапы не топали, лишь негромко цокали по камням. Но именно совокупность этих звуков, помноженная на количество особей, и порождала этот шум. А пауков было много. Очень много.
        - К бою. - Разнеслось над лагерем.
        Они встретили их еще издали, первые стрелы ушли в противника едва дистанция сократилась до семидесяти метров. Умения лучников «зоркий глаз» позволяли им попадать даже с такого расстояния, только вот урон стрелы наносили, увы, не критичный.
        А потом этот вал достиг повозок. Бой разгорелся с новой силой.
        Стена, какой бы низкой она не была, а также выставленные за ней повозки давали неплохое преимущество защищавшимся. И пусть пауки имели длинные лапы, а вот так сходу перемахнуть препятствие они не могли. Ну а дальше шли заклинания контроля, и ураганный урон сначала в одну, потом в другую, потом в третью цель. Работали слаженно, даже те пауки что прорывались за ограждения, тут же окружались воинами, принимавшими их на себя, и добивались разведчиками, практически бесполезными в бою на стене из-за особенностей своих заклинаний. И когда Кирилл уже поверил в скорую победу, над полем битвы пронесся крик - босс. И это действительно был босс, огромная паучиха размером с паровоз медленно, но неотвратимо выползала из-за холма.
        Метра четыре в высоту, с огромными, лохматыми лапами колоннами, она казалась бы и не спешила к месту сражения. Словно знала, наглым людишкам, сейчас уничтожавшим ее соплеменников, от нее не уйти.
        - Живее сокращаем их популяцию, - выкрикнул Асмодей, - доберется до нас, телегам конец, а пройдет до петов, все приехали.
        Кирилл и без того трудившийся в поте лица, не понимал, как они еще могут поднажать, чтобы быстрее истреблять монстров. Но вот Лиза похоже решила не экономить заряд бесценных десятых кристаллов, разогнанных до четвертого уровня, и впервые дала не короткую вспышку по определенной цели, а полноценный факел, уничтожающий все на своем пути. Выглядело это великолепно, поляна двадцать на десять метров была почти зачищена от пауков, а те, кто пережил этот огненный залп, остались меньше чем с половиной жизни. Но и заряд кристаллов был исчерпан полностью.
        - Все призрачные крисы волшебнице, - тут же прозвучала команда Асмодея, и к Лизе кинулось несколько человек, поднося столь ценные трофеи, выпавшие из пауков убитых внутри периметра. Разгонять их было некогда, но высокий начальный уровень этого и не требовал.
        Всего несколько секунд потребовалось Лиза, чтобы вставить эти камни, но и паучиха не теряла времени даром. Когда Лиза закончила перезарядку, та уже была в паре десятков метров от крыши их повозки, и летела прямо на них. Теперь она словно шла на таран, будто понимая, лишь снеся преграду в виде телег, позволит своим «детишкам» расправиться с непрошенными гостями этих мест.
        Навстречу боссу ударила струя пламени.
        - Нет, - откуда-то снизу кричал Асмодей, - назад глупая, прыгай сюда за щиты… - но с этим приказом он опоздал. Как опоздал, и Кирилл не успевший поставить защитный барьер. Пробившись сквозь бушующее пламя, матка пауков выкинула вперед одну из лап, и буквально напополам расчленила тело маленькой волшебницы сильнейшим ударом.
        Кирилл, словно в замедленной съемке видел, как увенчанная когтем лапа впивается в плечо, и проходит дальше, по диагонали разрывая плоть их совсем не из мяса сделанных тел. «Дубленая кожа» тут не помогла, да и не могла помочь, слабенько был прокачан у волшебницы этот скилл. Располосанная надвое девочка слетела с телеги, вернее две ее бездыханные половинки.
        - Сука, - Кирилл в бешенстве кинулся на паучиху с крыши телеги, благо, высота этой самой крыши располагалась как раз на уровне головы босса. Уже в прыжке, он что есть силы, размахнулся посохом, а потом вогнал его двумя руками в сочленение головы и туловища. Помог серебряный наконечник его оружия. Нет, он не был остер как копье, скорее просто треугольный конус, но сила инерции двух несущихся навстречу тел, плюс взмах, позволили ему пробить шею, и пусть ненамного, но посох вошел в плоть босса.
        Паучиха заверещала переходя на ультразвук, и выгнулась дугой.
        Кирилл едва не скатился ей на спину, когда выгнувшись она поддала его вверх, но вовремя успел вцепится левой рукой в жесткую щетину покрывающую все тело монстра, и разве что развернулся в полете.
        - Что, не нравиться тварь?! - Он еще сильнее постарался вдавить посох вглубь, и почти инстинктивно дал обездвиживающее заклинание.
        И паучиха замерла. Если до этого подобные заклинания не проходили, по крайней мере, во время сближения с телегой она их не замечала, то теперь оно сработало. Возможно, дело было в том, что он пробил ее защитный покров, возможно в том, что короткая шея, в которую попал Кирилл, была наименее защищена, но стан сработал. Однако это едва не скинуло его на землю по инерции.
        Но нет худа без добра, посох остановил его, и он как раз оказался на узкой перемычке между огромным телом монстра и его головой. Перемычке настолько узкой, что это позволило ему уцепиться за шею ногами, и практически оседлать босса.
        Едва отойдя он стана, Малга, а теперь после нанесенного урона именно так он воспринимал имя этой гадины, продолжила движение и буквально смела сразу две телеги, открывая проход внутрь лагеря.
        Оценив свое положение, Кирилл тут же дал свой самый сильный скилл - поле молний.
        Вообще-то, поле молний возникало на земле когда он бил в нее концом посоха. Но раз тот был воткнут сейчас в иную опору, разряд взорвался где-то внутри противника.
        Снова заверещав и выгибая голову вверх, паучиха закружилась на месте.
        А жизнь босса тем временем уходила, и уходила не слабо. Да, она была сильна, но сейчас по ней работало более двухсот человек, и каждый наносил хоть какой-то урон.
        Но ситуация изменилась не в пользу людей, через проем в лагерь хлынули пауки. И не будь сейчас тут их королевы, защитники бы держались, нормально так держались как в начале боя. Но теперь они падали, падали один за другим, часто атакованные сзади, и даже не имевшие шанса себя защитить. Умирали с одной лишь целью, как можно быстрее убить паучиху, без этого лагерю был конец. А босс тем временем выписывал вензеля под Кириллом, пытаясь его сбросить. Бил Кирилл всем, что было в его арсенале, и, судя по тому, как отзывалось тело паучихи на каждый его удар, удовольствия ей это доставляло мало. И это хоть как-то отвлекало ее от целенаправленных атак на остальной отряд.
        А между тем, закладывая очередной вираж, босс прошелся по бедным животным, в ужасе жавшимся к подножию скалы. Защиты у тех не было, и Кирилл лишь мог наблюдать сверху, как гибнут столь бесценные здесь маунты.
        Но вот заклинание «поле молний» снова готово было к использованию, и он в очередной раз вложил в него всю злость, всю ярость на эту тварь. Паучиха выгнулась, заверещала и…, пала. Уже падая, Кирилл практически на автомате переместил с нее лут в сумку, тем самым убрав тело монстра и расчистив немного пространства.
        Теперь все переключились на пауков. Защитников осталось меньше, но победа над главным противником придала сил и веры в победу. Воины снова вызывали агрессию на себя, лучники и маги получили возможность использовать свои заклинания в привычной для себя обстановке.
        И они победили. Победили страшной ценой - семнадцать маунтов и почти сотня человек. Но если люди смогут завтра быть подняты с рассветом, то вот ездовых животных теперь им явно не хватало. Еще одна такая атака, и все, топать до нового города им своим ходом. И это хорошо еще если топать от того места где они угодили в туман, а вот если паучков будет больше, или еще какая напасть нагрянет, то завершившееся почти путешествие, грозило растянуться еще надолго.
        Но думать об этом не хотелось. Едва был уничтожен последний паук, Кирилл рванулся к месту где погибла Лизы.
        Она так и лежала в пыли, там, где упала, вернее, там лежали две ее половинки. А ведь мог бы, мог он тогда кинуть барьер, но растерялся, опоздал….
        От ненависти к себе, Кирилл сжал кулаки, - «тюха, чародей, недоделанный».
        Кто-то положил руку на плечо, - а ты знатно дрался, - повернувшись, Кирилл увидел Асмодея, - если бы не ты, легли бы все.
        Кирилл сбросил руку, - если бы не я, вернее, если бы я успел, она бы не лежала тут.
        - А еще, - продолжил ему в тон Асмодей, - она не лежала бы тут, если бы я крикнул ей отходить пораньше, или если бы кто-то из воинов запрыгнул на телегу и прикрыл основного мага, или, к примеру, те двое не нашли город, и мы бы не вышли в этот поход. К чему винить себя за то, что не сделал? Разве все мы тут хоть по разу не облажались? Но вот выпал тебе шанс сделать что-то важное, и ты им воспользовался, вот об этом думать надо. Кстати, что там хоть упало с этой дурынды.
        Кирилл заглянул в сумку. С «дурынды» упали кристалл души сотого уровня, шестнадцать хитиновых пластин и скрижаль «знамение».
        Последняя имела довольно странное описание: Когда-то Малга победила и поглотила великого мага Алоирона, и имевшаяся при нем скрижаль «знамение», навсегда застряла в ее пищеводе, теперь она досталась вам. «Знамение» эмоционально зависимый скилл из высшей магии - выучить?
        Выучивать скилл Кирилл не стал, добыча была общей, просто перечислил все Асмодею.
        Хитин как я понимаю на доспехи, - задумчиво произнес тот, - его я у тебя заберу. Кристалл отдашь вон тому лучнику, у него на луке тоже жила огненного дракона, он сейчас главная наша ударная сила. А скрижаль, пожалуй, оставь себе, заслужил. Если бы не ты, еще не факт, что мы бы вообще паучиху завалили. Как выучишь скилл, подойдешь, проверим, для нас сейчас важно все. Нам тут еще полночи бы продержаться.
        Переместив хитин Асмодею, и отдав крис, Кирилл помог оттащить трупы поверженных бойцов в телеги - поднять их можно будет только утром, тут воскрешение целителей не работало. В ту сторону где была Лиза он не смотрел, просто не мог, лишь краем глаза видел, как кто-то завернул две ее половинки в какую-то материю, и отнес к остальным.
        Усевшись возле телеги, он, наконец-то, решил поподробнее рассмотреть то, что ему досталось от этой твари. Скрижаль не изменилась, короткое и расплывчатое описание и все.
        - Изучить?
        - Да.
        Скрижаль исчезла, а он осознал, что теперь владеет навыком «Знамение». Заклинанием, усиливающим его магию и магию находящихся рядом союзников. Все то же, как и с умениями, полученными из книг в Альреме, но с одной разницей, там он вместе с умением получал и осознание того как, и насколько эффективно работает новое умение. А тут…, только воспоминания описания - эмоционально-зависимый скилл. Что это значит, Кирилл не знал.
        Но разбираться особо времени не было, новое нападение могло произойти в любую минуту, и он быстрым шагом отправился туда, откуда слышался голос начальника их каравана.
        - Изучил? - спросил на ходу Асмодей, что-то объяснявший своим бойцам, выстроившимся в проеме стены.
        Закончив инструктаж, он повернулся к Кириллу, - Ну?
        Кирилл активировал умение.
        - Ух ты, бафчик, - удивился стоящий рядом с Асмодеем парень, - по ощущениям процентов двадцать к урону.
        - Всего двадцать, - задумчиво произнес тот, - и это заклинание высшей магии? Постой, как ты там говорил - эмоционально-зависимое?
        Кирилл кивнул, сбрасывая заклинания.
        - Ну-ка пошли, - Асмодей дернул его за рукав, и направился в дальнюю часть их импровизированных укреплений, туда, где стояли повозки с трупами.
        Подойдя к одной из телег, и что-то поискав глазами, он вдруг по пояс наклонился внутрь и подтащил что-то к краю.
        Что могло быть завернуто в материю в этом месте, Кириллу объяснять было не нужно, и от одной мысли, что собирался сделать этот урод, он подался вперед.
        А Асмодей тем временем откинул край материала, и из-под него показалась рука в столь знакомом ему доспехе.
        - Смотри, - как-то зло, с вызовом, произнес он.
        Но смотреть на это Кирилл не собирался. Мразь, да как он может вот так…. Он уже готов был броситься на этого урода, когда тот выкрикнул, - Скилл.
        Это было не правильно, не правильно это было заряжать какое-то там умение, когда вот так поступают с телом твоей подруги, с той, кого он мог, но так и не защитил.
        Кулаки сжались, Кирилл сделал шаг, намереваясь врезать по этой ненавистной сейчас роже, но все же, прошептал - Знамение!
        Полыхнуло. Над Кириллом словно зажглось маленькое солнце из светящихся переплетенных пиктограмм и иероглифов.
        - Охренеть, - послышался откуда-то из-за спины все тот же голос, - да тут все двести, если не больше. Да ты посмотри на эту ауру.
        От неожиданность Кирилл замер. То, что давал сейчас этот скилл, буквально напитывало его энергией. Незнакомое, но столь приятное чувство могущества.
        Асмодей вернул ткань на место, и сделал шаг на встречу, почти соприкоснувшись с ним лицом к лицу, - все, что ты мне хотел сейчас сказать, правильно. Но давай ты все это выскажешь утром. А сейчас нам нужно выжить, просто выжить, понимаешь? И ты нам нужен. И твое заклинание. А остальное… остальное потом. А пока просто помни о ней, и о той ярости что живет в твоей душе.
        Развернувшись Асмодей ушел, «Знамение» постепенно спадало исходя на нет. И в этот момент Кирилл понял, что ничего он утром Асмодею не скажет. Этот парень тянул на себе весь их поход, сам взвалил эту ношу и нес ее как мог, не ища оправданий, не выискивая легких решений и не обходя острые углы. Они доверились ему, и он делал все что мог, и так как мог. А ставки в этом походе были высоки, ведь как знать, возможно где-то, и возможно ни так уж далеко, идет по их следам второй караван, такой же жаждущий ключей и той свободы в жизни которую они давали. Идет, и готов на все чтобы опередить их, ушедших вперед.
        Вокруг Кирилла собралась толпа, затронутая неожиданным баффом. Сквозь толпу к нему пробился Павел, - эт чо сейчас было? Ты себя видел? Над тобой такая прикольная штука висела. Зрелище я тебе скажу…
        - Все нормально, - отмахнулся Кирилл, - просто новый скилл.
        А самому подумалось, - «просто новый скилл, хороший скилл, мощный. Вот только каждый раз, когда я буду его использовать, я буду видеть ту руку, вспоминать то, как это было. Вот она - цена силы».
        Остаток времени в этом мире прошел на удивление спокойно. Ну как спокойно…, можно ли назвать постоянное напряжение и ожидание новой атаки спокойствием? Можно ли сказать, что ничего не произошло, когда каждый звук, будь то далекий стук скатившегося камня или вой ветра заставлял вздрагивать от страха перед неведомым.
        О том, что следующая атака может оказаться сильнее предыдущей, думали наверно все. Так уж мы устроены, что верить-то хочется в лучшее, а вот воображение рисует как раз противоположное.
        Но ничего не произошло. За полчаса до «рассвета» разведчики по каким-то одним ведомым им приметам дали команду на скорое приближение отката тумана, и караван выдвинулся туда, где оказался после перемещения в этот мир.
        Ездовых животных на все телеги не хватало, так что часть из них пришлось тащить вручную.
        Но вот вдали показалась стена «тумана». Здесь, где не было деревьев, и пространство между холмами просматривалось довольно далеко, надвигающийся вал был виден во всей своей пугающей мощи. Километров двадцать-тридцать в поперечнике, он стремительно накатывал в обратном направлении, и скоро накрыл караван.
        Легкий толчок, и вот вокруг них уже привычный мир. Шелестит листва, солнце золотит верхушки деревьев и… воздух, тут даже он теперь казался каким-то другим, особенным.
        Они снова стояли в лесу. В лесу, далеко за передним краем привычного мира. Но теперь этот неизведанный мир уже не пугал.
        Как известно, все познается в сравнении, и по сравнению с тем, где они провели эту ночь, лес вокруг казался не только не опасным, а родным, практически любимым.
        Наскоро принялись оживлять погибших. Кирилл волновался как пройдет воскрешение Лизы, но, похоже, переживал он зря. Тело девушки сложили вместе, Марина произнесла заклинание, и вокруг двух половинок закружилась золотое сияние. Несколько секунд, и вот уже Лиза резко встала, целая и невредимая. Покрутила торсом вправо-влево словно бы разминаясь, ощупала себя, улыбнулась, - Ну вот, как новенькая. Кириллик, а что это у тебя за скилл такой новый?
        Этот простой и даже чуточку наивный вопрос от той, что буквально минуту назад была двумя половинками, Кирилла шокировал. Но вот для волшебницы словно ничего и не произошло, - а что ты на меня так вылупился?
        - Но ты же…, а если бы мы там все, - мысли у чародея спутались.
        - Да ничего там страшного не было, - все так же легко и беззаботно ответила Лиза, - ну разве что неудобно было висеть на одном месте, и не видно ничего из-за навеса телеги. А еще, хотелось попросить разнести мои половинки подальше друг от друга и посмотреть сможет переноситься мое сознание от одной до другой. Вот бы прикольно было. Особенно если разнести их далеко, и можно было бы сообщать что и где я вижу. Я бы тогда могла разведчицей поработать.
        - И что? Тебе там было совсем не страшно? - вмешался в разговор Женя.
        - Нет. А чего там боятся? - Пожав плечами ответила девушка, - страшно на Земле было умирать, а тут… Умереть ты уже умерла. Висишь себе над телом, по сторонам смотришь. Воскресить до утра все равно не смогут, так что переживать-то? Страшно было, когда вы дрались. Я тогда сильно за Кирилла переживала, он так удачно ту паучиху оседлал, я прямо-таки болела за него как на каком-нибудь турнире. Он у нас герой. Да еще и скилл какой-то выучил, я тогда видела, когда меня Асмодей к краю телеги подтащил. Так что за скилл?
        Волшебница щебетала так, словно пыталась наговориться за всю проведенную в безмолвии ночь, а Кирилл смотрел на это, и как ему казалось, понемногу сходил с ума. Это для него она была разорванной на части девчонкой, которую он не уберег. А вот для самой Лизы, ее впечатления ограничились только скудным обзором и связанной с этим скукой.
        - Скилл «Знамение» - наконец произнес он, и активировал умение.
        - Ух ты, хороший баф. А почему пиктограмма над головой не такая яркая?
        Ну, вот что он ей мог ответить? То, что для этого Асмодей довел его до состояния, когда он готов был вцепиться тому в глотку? И довел как раз с помощью ее разрубленного тела.
        - Еще засветится, как придет время, - буркнул он и добавил, - все, хорош прохлаждаться, марш по машинам.
        Караван двинулся в путь. В телеги были запряжены теперь только по одной кобыле, да и то на все не хватило, восемь пришлось оставить на месте, за ними вернуться потом, благо грабить тут вроде некому. Шли споро. Вернее, шли мауты, а вот многие просто бежали рысцой радом с телегами, чтобы не перегружать повозки и не снижать скорость. Все стремились как можно быстрее достичь цели своего маршрута. Еще одну такую ночь не желал никто.
        И они успели. Едва миновав небольшой перевал в конце дня, они увидели под собой раскинувшейся на побережье городок.
        Глава 20
        Спускаясь к городу, скорости караван не прибавил так как и без этого шел максимально быстро, зато настроение у всех поменялось кардинально.
        - Так, - потирая руки, произнес Самсон, - присматривайте то, что понравится, и запоминайте дорогу. Есть у кого какие предложения?
        Городок был как на ладони, и все находившиеся в телеге сгрудились за возницей, а Женька так и вообще взобрался на крышу.
        - Вооон там на террасах, - протянула Полина, - смотрите какой оттуда вид открывается.
        - И домики там ничего, - поддержал ее Павел.
        - А по мне лучше в центре, - свесился с крыши Женя, - в центре дома всегда больше ценятся.
        - Если хочешь, спрыгнешь поближе к центру, - сказал Самсон, - а мне та терраска тоже нравится. Так что готовьтесь, как заедем в город гоню со всех Тошкиных сил.
        В город въехали, когда Солнце уже почти коснулось горизонта. Но еще перед этим, Самсон передал Кириллу вожжи, и в очередной раз покормил на ходу своего пета. Кормил его возница каждый час вот таким вот образом - практически на бегу, да еще поглаживать успевал и словечко доброе шепнуть. И кормил той самой капустой, благодаря которой и задержался, что позволило им встретиться тогда на улице.
        Капуста поднимала тонус животного, что был необходим для максимального ускорения, так что подобной процедурой сейчас занимались все, готовясь к предстоящей гонке по улицам. Градус напряжения нарастал.
        Едва миновали ворота и две впереди идущие телеги забрали вправо к центру, Самсон хлестнул Тошку вожжами и зычно прикрикнул, - давай родной.
        Теперь их третье место в караване давало им неплохое преимущество.
        - Налево, теперь две улицы вверх и на право. - Стоящая за спиной Самсона Лиза, вцепилась тому в плечи и выступала в роли навигатора. Дорогу помнили все, но азарт нарастал, и эти комментарии лишь поддавали жару. - А теперь прямо…, давай, давай быстрее.
        Тошка выдавал все что мог, сам Кирилл буквально высунулся вперед со своего места рядом с возницей, словно это могло ускорить их бег, а впереди уже маячила столь приглянувшаяся им терраса.
        Они были на месте и, не снижая скорости, Самсон выкрикнул, - все, пошел десант.
        Один за другим они спрыгивали напротив домов и устремлялись к ним, пока тут не появился кто-то другой.
        К своему дому Кирилл спрыгнул одним из последних.
        Вот странно, сердца в этом теле нет, а то пульс бы зашкаливал за двести, и адреналина вроде как тоже нет, неоткуда ему взяться, но Кирилл буквально трясло перед этим прыжком.
        Короткий рывок, калитка, узенькая тропинка под раскинувшимся над ней деревом, вроде вишней, и вот дверь, а ключа в ней… нет.
        Кирилл на мгновение замер. Как? Они ведь тут были первыми. Неужели в этом городе все не так как в Альреме, и те двое все собрали до них?
        Он рывком распахнул массивную дубовую дверь, и в лучах заходящего Солнца, в дверных полотнах комнат блеснули ключи.
        Быстро вытаскивая их, он едва не орал от счастья. Вот они, один за другим падают в сумку.
        Развернутся, живо выскочить наружу и дальше, вокруг дома. Еще одна дверь, еще один ключ. Взбежать по пригорку ко второму этажу, и собрать еще два ключа.
        Успокоился он только тогда, когда обошел дом три раза - больше комнат и ключей не было. И всего их набралось семь.
        Первой по телепатической связи подала голос Марина, - ребята, у меня такой домик замечательный, шесть комнат, и каштан во дворе.
        - А у меня семь, - откликнулась Полина.
        - Тоже семь, - сообщил Кирилл.
        - Завидуйте смерды, у меня целых восемь, - подал свой голос Павел.
        - А у меня только пять, да и то один ключ отдавать, - грустно констатировал Женька, но тут же добавил, - зато у меня такой классный дворик, и сразу три дерева. Персик свежий кто-нибудь хочет?
        Последней откликнулась Лиза, - у меня шесть, то есть пять, потому что ключик отдать надо, а то неудобно как-то.
        - Да ладно, завтра отдадим, - тут же предложил Женька, но Кирилл был иного мнения: - а я вот сейчас схожу и отдам, что тянуть, да и начинать новую жизнь с долгов, как-то не стоит.
        Бросив эту фразу, Кирилл вышел на улицу, и направился в том направлении, куда уехал Самсон.
        Возницу он нашел дома через три. По сути это был тупичок их террасы, и домик тут стоял немного необычный. От других его отличало наличие портика с правой стороны здания. Именно там сейчас стояла телега, и находился сам хозяин.
        - Посмотри, - Самсон буквально светился от счастья, - как раз моему Тошечке гаражик.
        Место для пета с телегой было действительно удобным, только Кирилл не совсем понимал, почему Самсон не распрягает своего любимца.
        - Да тут все просто, - пояснил возничий, - петы они такие, это ж тебе не живность Земная, отойдешь, он замрет и будет так стоять хоть до скончания веков. Разума-то у них совсем почитай нет, по крайней мере, у этих, ездовых. Ему хоть в стойле, хоть с телегой, хоть на центральной улице. Но все равно я его люблю.
        С этими словами он погладил питомца, и вышел навстречу Кириллу.
        - Вот, - Кирилл протянул ему ключ от отдельной комнаты на первом этаже.
        - Добре хлопчик, уговор нужно соблюдать, - принимая ключ и улыбаясь, пророкотал возница, - домик-то как?
        - Во, - Кирилл показал большой палец.
        - То-то, а так бы и жили на чердаке. - Их историю Самсон знал, так как за время путешествия наговориться удалось вдоволь и, похоже, был горд, что таким вот образом поспособствовал установлению справедливости. Как и все, кто вынужден был снимать комнату в Альреме, к латифундистам он относился с некоторым презрением.
        Ну да теперь они и сами стали в некоторой степени такими же домовладельцами, как и те кто жил в Альтреме.
        Пока разговаривали, к дому подтянулись остальные. Похоже, как бы ни устали люди, а мнение Кирилла, что новую жизнь надо начинать без долгов, разделили все.
        - Ну вот, по домам и спать, - наконец произнес Павел, когда ключи были отданы, и они возвращались к своим новым владениям.
        - Да какой спать - воскликнул Женька, - тут же море ребята, и мы у него почитай первые. А в море можно что?
        - Скупаться? - неуверенно высказала предположение Марина.
        - Да какой скупаться, - отмахнулся лучник, - рыбу в нем можно морскую поймать. А новая рыба, это новые рецепты. Или как раньше все на откуп другим отдадим.
        Все переглянулись. Спать хотелось всем, ведь тот полусон-полудрема которую они могли позволить себе сидя в телеге, с полноценным отдыхом ни в какое сравнение конечно не шел. Но новые рецепты….
        - А…, на том свете выспимся, - махнул Пашка, - я с Женькой.
        В результате порыбачить согласились все, и нестройным ручейком устремились к видневшейся неподалеку пристани.
        Как скоро выяснилось, такими умными оказались не только они, но к тому времени как на пирс начали подходить люди, у того же Женьки было уже два рецепта. Один из морского окуня, второй из угря, из копченого угря.
        Остальным пока везло меньше, похоже, та парочка, что пришла сюда первой, времени даром не теряла. Но и у других кроме Кирилла по одному новенькому рецепту, да появилось.
        Рыбачили допоздна. Первым кто решил пойти спать был Пашка, за ним чуть погодя ушла и Полина. Марина с Дианой продержались еще с час, но тоже решили пойти по домам, и Кирилл вызвался их проводить. Спешить теперь было некуда, жильем они обзавелись, с питанием тут было куда проще чем в прошлой жизни, и впереди вырисовывались исключительно приятные перспективы.
        Поднявшись на их террасу, Марина остановилась и повернулась к Кириллу, - а помнишь, ты обещал, что у нас все получится?
        Конкретно этого обещания Кирилл не помнил, уж слишком много они говорили тогда в Городке на эту тему, но кивнул.
        - Ты выполнил обещание. Как же нам с тобой повезло, - целительница на секунду прижалась к Кириллу и улыбнулась.
        В том, что это им повезло, а не конкретно ему, сам чародей бы поспорил. В том, что они так быстро смогли обосноваться в этом мире и проделать столь сложный путь, не было лично его заслуги, постарались все. Но все же, слышать такой комплимент было приятно. Он даже чуть склонился, чтобы поцеловать Марину, но та, легко оттолкнувшись, отошла на шаг. Вот и пойми этих девушек. Или ее присутствие Лизы так смутило?
        - Да причем тут я, - пытаясь не показать разочарования, ответил он, - мы ведь это сделали вместе.
        - А ведь и десяти дней не прошло, - все тем же тихим голосом произнесла Марина.
        И точно. А ведь кажется, так давно это было - кучка напуганных и растерянных подростков, сидящая у речки и пытающаяся хоть как-то представить себе жизнь в новом для них мире. И вот, чуть больше чем через неделю, они уже были частью этого мира. Мира, изрядную часть которого они за это время прошли пешком или проехали на повозке. А помнится первый встреченный в этом мире человек, жаловался на скуку. Скучать пока Кириллу точно не приходилось. Да и время летело день за днем как закусившая удила лошадь. Дни пролетали как пули, а вот оглянешься назад, и девять коротких как выстрелы дней, кажутся не пулеметной очередью, а долгой, уходящей куда-то за горизонт памяти дорогой.
        - Ну, я пошла, - и, махнув на прощание рукой, Марина убежала к своему дому. А он остался, остался, чтобы еще раз вспомнить все то, что произошло с ним за эти невероятные дни. Оглянулся, и ни к кому не обращаясь, произнес, - Ну вот, я дома.
        На следующий день они сидели с Женькой на пристани, и лениво ловили рыбу. Идти куда-то или что-то попросту делать было откровенно лень, сегодня они объявили себе выходной.
        - А неплохо устроились, - мечтательно произнес Женька, - домик теперь у каждого, море, пляж. Персики во дворе.
        Он потянулся и, откинувшись на доски пристани, любуясь голубым небом, продолжил, - Вот сдам ключики каким-нибудь красивым девушкам, заживу. Красота. Хочешь на пляже валяйся, хочешь, рыбачь, а станет скучно можно и в лес сходить на охоту. Не так чтобы на жизнь заработать, а для души. Ляпота, ну прямо как в раю.
        Кирилла это признание друга резануло - а не он ли недавно клеймил обвинениями Старого Пью за вот такую же жизненную позицию? И куда приведет такой вот «Рай» тут, в этом мире? Ведь их жизнь тут не конечная остановка, просто продолжение непрожитого. Да и не одному Женьке это грозило, все они поддались соблазну собрать все доступные ключи в домах. И Кирилл исключением не был.
        - А не боишься что после такой вот жизни, угодишь прямо в Ад?
        - Ты это что? - лучник аж привстал на локтях.
        - Ну сам же Старому Пью дорогу в Ад пророчил.
        Женька сел, и недобро посмотрел на Кирилла.
        - Ну, наговорил, подумаешь. Он же гад за комнату втридорога брал.
        - А сам-то брать сколько собираешься.
        Женя не ответил. Да и что тут ответишь, когда еще по пути сюда, нет нет да обсуждались темы будущего мироустройства города. И выходило так, что финансовую модель Альрема никто менять не собирался.
        - «Ну да, своя рубаха ближе к телу, - подумал Кирилл, - я вот тоже красавчик, сам же с Архивариусом обсуждал эту тему, выводы далеко идущие делал. А вот довелось добраться до халявы, и все, спекся. Разом променял все идеалы в угоду горячо любимому хомяку, что вцепился в дармовые ключи и отдавать их явно не собирался. Потому как мое, честно, если не стыренное, но на халяву прихваченное. Не отдам. А дальше хоть в Ад».
        От этих мыслей Кирилл вздрогнул и, похоже, даже изменился в лице, потому что Женька тут же поинтересовался: - Ты чего?
        Но вот что ему ответить Кирилл не знал. Ну, вот как скажешь, что тебе стало страшно. Страшно даже не потому, что ты обзавелся этими ключами, а потому что уже догадываешься куда эта жадность ведет, а отдать, расстаться нет ни сил не желания. Не он ли сравнивал латифундистов с обезьянами в Индии, и вот же на, попался сам. И что теперь? Кричать, биться в истерике, но до последнего цепляться за схваченное загребущими ручонками? Или отдать? Отдать, вроде как просто, и правильно, но…, как? Как же отдать, когда вокруг никто не отдает, и плевать всем что там дальше будет. Плевать, потому что есть здесь и сейчас, и это здесь и сейчас не хуже пресловутого рая, который где-то потом и где-то там. И даже отмазка есть - так устроен этот мир, не сам ведь строил, правила тут такие. Или не такие? Или просто ловушка? Проверка на вшивость?
        - Ну что замолк, - нетерпеливо пробурчал Женька, - сказать нечего? Сам-то тоже одним ключиком не обошелся.
        Отвечать Кирилл не стал. Нечего ему было ответить. Пока нечего. Потому что создан этот мир таким неспроста, ох неспроста. И это не просто предположение, тут, по крайней мере, вопрос - а есть ли Рай или Ад уже не стоит. Тут вопрос в другом - как прожить жизнь так, чтобы не было потом мучительно больно осознать, что прожил ты жизнь так, что дорога у тебя одна, и явно не туда, куда бы ты хотел отправиться. А соблазны, соблазны вот они - бери не хочу.
        Кирилл резко встал - сейчас ему хотелось побыть одному, подумать.
        - Ты куда? - встрепенулся Женька.
        - Жить, - тихо ответил Кирилл, - только не спрашивай, как. Похоже, на этот вопрос каждому из нас придется отвечать самостоятельно.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к