Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Иванов Альберт: " Летучий Голландец Или Причуды Водолаза Ураганова " - читать онлайн

Сохранить .
Летучий голландец, или Причуды водолаза Ураганова Альберт Анатольевич Иванов
        # Самые удивительные приключения происходят с бывалым моряком водолазом Урагановым и его друзьями на море и на суше во время путешествий на океанографическом судне. Ирония, юмор, неистощимая фантазия придают образу главного героя черты своеобразного современного Мюнхгаузена. В невероятных ситуациях, - вступая ли в борьбу с несправедливостью, сталкиваясь ли с врагами, а подчас даже с потусторонними явлениями, - Ураганов нередко оказывается победителем, выходит, как говорится, сухим из воды.
        Альберт Иванов
        Летучий голландец,
        или
        Причуды водолаза Ураганова
        Повести и рассказы
        ОБ УРАГАНОВЕ И ЕГО СОЗДАТЕЛЕ
        Героев книг Альберта Иванова всегда отличает любовь к приключениям. И это не случайно. Писатель получил признание прежде всего как автор приключенческих книг и замечательных сказок для детей и юношества. Первая его повесть вышла в 1962 году. С тех пор у него издано много произведений. Среди них такие, ставшие широко известными книги, как «Приключения Хомы», «Сказки про Хому», «Бородачи, или Гром и Молния», «Билет туда и обратно», «Обыкновенные приключения Михаила Енохина»,
«Король дзюдо», «Настойчивая погода», «Февраль - дорожки кривые».
        По сценариям Альберта Иванова (некоторые в соавторстве) поставлены кинокартины:
«Лестница», «Семь стариков и одна девушка», «Свистать всех наверх!», «Три дня в Москве», «Поговорим, брат!..», «Раз на раз не приходится»… Его сказки знают по мультипликационным фильмам: «Страшная история», «Раз - горох, два - горох»,
«Клетка», «Погоня», «Хитрая ворона», «Крылья, ноги, хвосты», и другим остроумным рисованным кинолентам.
        И вот перед нами - новая необычная книга писателя, которая состоит из удивительных историй, рассказанных от лица никогда не унывающего молодого водолаза Валерия Ураганова, совершившего кругосветное плавание на океанографическом судне
«Богатырь».
        С разными людьми и нелюдьми сталкивает Ураганова и его чужеземных друзей в разных странах, на море и на суше, щедрая на причуды Судьба: с бродягами, чудаками, гангстерами, кладоискателями, дезертирами, гениальными изобретателями, колдунами и чародеями, коварными злодеями, экстрасенсами, левитантами, полицейскими, шпионами, террористами, потусторонними силами, привидениями и призраками, мракобесами из сновидений, авантюристами прошлого и настоящего, пришельцами из других миров, палачами давних и недавних кровавых времен - со всевозможными чудесными явлениями и превращениями…
        Ураганов, чье имя, видимо, станет нарицательным, интересен уже тем, что никогда не сеет ветер, зато частенько пожинает бурю!
        Творческую манеру Альберта Иванова в этой поразительной по выдумке книге отличает стилистика плутовского, авантюрного, фантастическо-детективного жанра. Лукавый юмор и добрая ирония «одиссеи» русского моряка, нетерпимого к любой несправедливости, защитника всех обиженных и оскорбленных, вечно вступающего в драматичные, острые схватки и поэтому непременно попадающего в самые немыслимые, зачастую жуткие ситуации, придают произведению особое своеобразие и притягательность.
        Главный герой книги - отчаянный водолаз Ураганов - своего рода современный Мюнхгаузен, дивный фантазер, никогда не отступающий от правды.
        Итак, в Большое плавание! Вас ждут невероятные приключения!
        ИСТОРИИ ВОДОЛАЗА УРАГАНОВА
        Повесть в рассказах
        С Урагановым мы случайно познакомились в Москве, в Можайских банях. Валерий - сильный, плотный человек лет двадцати восьми и волосатый, как обезьяна, - работал водолазом в Южном порту столицы.
        В разговоре он любил вворачивать английские словечки. Английский он освоил самоучкой за время своих прошлых путешествий на океанографическом судне
«Богатырь».
        Судьба у Валерия с виду обычная: служил на флоте десантником, потом выучился на водолаза, устроился на судно, проплавал лет пять, пока не бросил якорь в Москве. Женат, двое детей: дочь и сын.
        Заранее хочу предупредить, что в этих историях нет точности магнитофонной записи. Водолаз бывал подчас велеречивым, отвлекался и перескакивал с одного на другое. Я же записал его удивительные рассказы такими, какими они осели, и, вероятно, несколько изменились в моей памяти.
        ПРИШЕЛ И УШЕЛ

…Обогнув мыс Доброй Надежды, оставив стороной ЮАР, наш «Богатырь» взял курс на мозамбикский порт Мапуту.
        Он находится к юго-западу от устья знаменитой реки Лимпопо. Ну, той самой, где
«плачет печальный гиппопо» и сердито ждет нашего доктора Айболита.
        Красоты далекой Африки мне расписывать не приходится, все видели по телевизору, в
«Клубе путешественников». Правда, вредных насекомых кругом - тучи. Но мы были надежно привиты от тропических болезней.
        Это я к тому говорю, чтобы не подумали, что там, на крайнем юге, жизнь - сахар.
        Взять ту же рыбалку. У нас пошел и лови на здоровье. Скорее всего, не поймаешь. А там - как бы тебя не поймали. Не на поплавок смотришь, а по сторонам и вверх: чтобы бегемоты, крокодилы не подкрались и обезьяны с веток не напали. И все равно наш старпом однажды не уследил: юркая макака у него кепку с головы сняла и темные очки с носа. Потом он эти же самые очки - на дужке оправы его инициалы накорябаны - купил у базарного торговца, случайно выбрав из доброй сотни других. А ту кепку макака, наверное, до сих пор носит.
        Ну так вот, сошли мы на берег в Мапуту. Навстречу - резчик-негр с лотком сувениров. Я сразу приценился к древней африканской маске - их при тебе могут изготовить из любого полена - и, пока торговался, отстал от своих. Беспокоиться не стал: вот же оно море - высится над домишками с нашим «Богатырем» - и зашел в портовую харчевню освежиться.
        Взял ананасного соку со льдом и сел в одиночестве под гудящим вентилятором. Чтобы его лопасти вращать - с электричеством там туго, - старый велосипед приспособили. Сидит на нем хозяин и педали вхолостую крутит, а от велика привод к вентилятору. Но не все время жмет, а только когда посетители бывают. К счастью, они заходят редко, и он почти весь день отдыхает.
        Я его вежливо успокоил: сейчас, мол, быстро допью и смотаюсь. А он тоже человек вежливый. «Что вы? - заволновался. - Сидите сколько вам влезет!»
        Ну, в русского матроса может влезть много, если соком не ограничиваться.
        Хотел уже уходить, но тут входит новый гость, белый бородач. Хозяин его быстренько обслужил и - снова на велосипед. Бородач, конечно, подсел ко мне.
        Разговорились…
        Он сразу догадался, что я с «Богатыря» - такие суда не часто заходят. Оказалось, он португалец, зовут Анвало, у меня память на имена будь-будь! Механиком в порту работает, сознательный парень: когда Мозамбик завоевал независимость, он не сбежал на родину, в Португалию, как другие белые.
        А, собственно, где его родина? Я и сам толком не знаю. Да и родился ли он вообще - вот в чем загвоздка! Странно? Сейчас поймете.
        Жил он раньше в поселке золотоискателей на реке Замбези, недалеко от границы с Замбией. Затерянный поселок, богом забытый. Домов двадцать. Глушь… Все жители - белые. Аборигены избегали этого места. Боялись из-за табу.
        Когда Анвало впервые попал сюда, то очень удивился: все деревья и дома в поселке кособокие. Наклонены набок. Даже колоколенка церкви криво стоит.
        Новички старожилов не слушали, пытались строить прямые, нормальные дома. Но раз в год возникал сильный ветер и месяц дул в одну сторону, и с таким постоянным нажимом, что доски в стенах и крышах постепенно, почти незаметно, смещало - и строения, если не разваливались, становились кособокими. У каждого дома - снаружи и изнутри - подпорка против этого загадочного явления. А так жить вполне можно. Ко всему привыкаешь.
        Самое главное, ветер тот был не только бедствием, но и неизмеримым благом. Любопытно, что никогда ни в одной семье, кто бы ни жил в поселке, не рождались дети!
        Откуда ж тогда они брались?
        Все по-странному просто, их приносил… ветер. Да-да!
        Как только он кончался, увлекая с собой клубы пыли и неосторожных кур, и в домах наконец открывались после месячного заточения окна, на улице оказывались невесть откуда появившиеся либо мальчуган, либо девочка.
        Жители завороженно следили, к кому пойдет ребенок. А он вдруг уверенно сворачивал к какому-нибудь дому и словно ни в чем не бывало приветливо говорил:
«Здравствуйте, папа и мама!»
        Бывают же чудеса!
        Такое, подчеркну, случалось раз в год, и ребенок всегда был только один - мальчик или девочка, от пяти до семи лет.
        Вначале жители думали: может, ветер их из Замбии приносит? В таком случае, почему же они белые?..
        Все в поселке были богачами, кроме старика Жозефа и его старухи Марии. Они ни детей не имели, ни счета в банке, ни машины. Жозеф был самым что ни на есть неудачником. С теми крупицами золота, которые он намывал, перебивался со своей женой, как говорится, с хлеба на квас.
        Старики с завистью смотрели, как к соседям каждый год приходят то мальчик, то девочка - эдакие чистенькие, ухоженные, вежливые и умные.

«Кто же к нам пойдет?» - с грустью оглядывали они свое бедное жилище.
        Но судьба, она, как ветер, переменчива. Ветер неожиданно задул с другой стороны и выпрямил дома… А на улице остался семилетний мальчишка.
        Чумазый, босой, штаны в заплатках, ноги в цыпках, палец в носу, в волосах колючки. Стоит оглядывается, будто дом себе побогаче выбирает.
        Все, кроме Жозефа, поскорей окна захлопнули - вдруг надумает к ним пожаловать! И свернул мальчишка к его лачуге.
        - Здравствуйте, папа и мама! - звонко поздоровался он со стариками, не верящими своему счастью.
        Так у них появился сын. Конечно же они вымыли, отчистили его, обрядили во все новое, купленное на последние крохи в местной лавке, а старую одежду, в которой он пришел, закинули на чердак.
        В поселке была своя школа, где детей обучал начальным знаниям пожилой учитель - такой же неудачник, как и старик Жозеф. На свои деньги жители могли бы пригласить лучших преподавателей, что раньше и делали. А так как те быстро бросали свои занятия ради более прибыльного ремесла - промывки золота, то и пришлось ограничиться одним учителем, который оказался никудышным золотоискателем. Ребятишек, научившихся читать, писать и считать, затем отправляли в дорогие школы-интернаты Европы.
        Мальчишка попался старикам бедовый. Он стрелял из рогатки, дрался с пай-мальчиками соседей, устраивал шумные взрывы - чего-чего, а динамитных шашек у каждого золотоискателя навалом.
        Напрасно старики вразумляли его: возьмись за ум, веди себя прилично, хорошо учись, бери пример с других ребят! - он был неисправимым сорванцом. Такого озорника поискать - жизни не хватит. Отчаянный тип! Мэр поселка даже не на шутку задумывался над тем, чтобы построить тюрьму. Она, мол, как раз пригодится к тому времени, когда мальчишка вырастет. И мэр наверняка осуществил бы свое намерение, особенно после того как малолетний хулиган поставил ему ночью на подоконник кокосовый орех с нарисованной светящимися красками жуткой рожей и громко постучал в стекло!..
        Старику Жозефу вскоре стало помаленьку везти, золотых крупинок в его лотке становилось больше, и он ретивее пилил мальчишку: «У тебя со временем все будет, раз мне везет. Ты уж постарайся быть хорошим…»
        Мальчишка поскучнел, притих, начал вежливо улыбаться и даже не давал сдачи, когда его нечаянно забижали другие, что нередко случается в ребячьих играх. Отец с матерью не нарадовались на него, считая, что он взялся за ум.
        За ум-то он взялся, но не с той стороны. Когда прошел год, и вновь задул тот странный ветер, и все сидели взаперти дома, старики вдруг хватились сына: куда-то пропал!.. Его нашли на чердаке. Он стоял в прежних обносках у оконца, за которым пылил вихрь.
        Мальчишка грустно взглянул на них - они и слова не успели сказать! - отворил раму и спрыгнул в летящий мимо ветер. Только и всего.
        Он бесследно исчез, а к соседям после затишья пришла вторая девочка в белом платьице с синим бантиком.
        - … Эту историю и поведал мне Анвало в той харчевне, - продолжал Валерий. - Я, понятно, заявил ему: «Ври-ври, но знай меру, приятель!»
        - Да хочешь знать, тот мальчишка - был я! - обиделся Анвало.
        Мы молча смотрели друг на друга.
        - Правду говорит, правду! - подал голос взмокший хозяин харчевни, вертя педали. - Я знаю - он мне уже говорил!
        - А откуда тебе известно про девочку с бантиком, если тебя утром ветром унесло?
        - Я недавно встречал в порту нашего прежнего мэра, - ответил Анвало. - Он мне и рассказал.
        Ну, тут уж, сами понимаете, крыть было нечем. Тем более другие сведения, сообщенные им, рассеяли мои последние сомнения. Ветер забросил его в джунгли, удачно зацепив единственной лямкой от штанов за сук дерева. Анвало долго скитался, попал в приют при католической миссии - там были мастерские, как в нашем ПТУ, и он выучился на механика.
        Назад, в поселок, его не тянуло, а от мэра потом он вскользь узнал, что его приемные родители умерли.
        - Такая вот перелетная судьба, - закончил Ураганов. - Запало мне с тех пор в душу. Не захотел Анвало смириться. Каким пришел, таким и ушел…
        - Нет, ты погоди, погоди, - хватал Валерия за простыню знакомец толстяк Федор, мы отдыхали после парилки в предбаннике. - А как твой Анвало в косой поселок попал? Ответь!
        Толстяк был из тех людей, что смеются над анекдотом позже всех, причем очень громко, в уже наступившей тишине. Он злился потому, что не знал: смеяться ему тут надо или грустить?
        - Спросил ты у него? - настаивал он.
        - Что я, дурак? - обиделся Ураганов. - Откуда он сам-то знал?! Очнулся, как медведь после спячки, видит - стоит на какой-то улице, вокруг косые дома…
        - При чем тут медведь? - взревел толстяк. - Да и тот, наверное, даже после спячки помнит, что с ним раньше было!
        - А он не медведь, - отрезал Ураганов. - Не помнил. Ну не помнил он!
        - Ты вот всегда все помнишь? - вступился за далекого Анвало другой наш знакомый - кучерявый детина Глеб.
        - Ну, бывает… После премии иногда и не помню чего, - угрюмо кивнул толстяк Федор.
        - Но все, что до премии, помню!
        И пошло, и поехало… Переругались!
        Потом, когда мы выпили по традиционной кружке пива в баре со странным прозвищем
«Сайгон», недалеко от бань, толстяк помягчел и примирительно заметил:
        - Ты, Валера, не обижайся. Конечно, чего только там не бывает.
        - Именно, - поддержал его Глеб. - Вон, я читал, английского капитана Кука людоеды съели.
        - Капитана не в Африке съели! - вскричал Ураганов. - И давным-давно!
        И опять стали спорить, доказывать, ссориться.
        КРУПНЫЕ МУРАШКИ
        - Слушай, Вит, а почему нам от оспы прививку перед плаванием не делали?
        - Надобности нет. По данным ЮНЕСКО оспа побеждена всюду. Даже детям теперь прививку не делают. Хорошо!
        - Еще бы! Некрасиво, когда идет летом девушка в платье без рукавов, а на руке - следы!
        Мы, я и Вит, лежим под палубным тентом за экватором и лениво говорим обо всем на свете. Вит - по-настоящему Витаутас - литовец. Вообще-то он родился и живет в Москве. Учится в аспирантуре биофака МГУ. Познакомились мы с ним на Неглинной, 14, в Центральном прививочном пункте для отъезжающих за границу. Нам вкатили по уколу от желтой лихорадки и холеры. И оказалось, что мы назначены на один и тот же корабль.
        Повезло мне с поездкой! С новым товарищем - тоже… Работы на «Богатыре» хватало, но и свободного времени было достаточно: больше, чем на берегу. Там оттрубил свое - и, считай, день кончился, а здесь время тянется прекрасно и бесконечно и работа, словно отдых. Купайся сколько влезет, рыбу лови - это по мне. Или умно рассуждай с Витом, развивайся.
        Я не удивлялся, что он такой начитанный. Про талант и не говорю. Сколько было, наверное, желающих попасть в экспедицию под начало знаменитого академика с тропической фамилией Сикоморский! А взяли со всей кафедры только Вита.
        Так, значит, болтали мы с ним в свободный часок под палубным тентом, а башку мне сверлила мысль: сказать или не сказать про одну важную вещь? Я выдержал только до вечера.
        Вся штука в том, что месяц назад на дне Красного моря нашел я бутылку. Спрятал ее. И молчок.
        Эдакая посудина из обожженной глины, чуть побольше, чем от «рижского черного бальзама»! Запечатана намертво, тоже глиной, и на затычке загадочные знаки выдавлены. И, главное, внутри что-то булькает, если потрясти. А что, если… Вот это
«если» и хотелось узнать.
        Когда стемнело, я засунул бутылку за пояс под рубашку и явился в каюту Вита. Почему я так долго терпел и только сегодня решился? Завтра ж у меня день рождения, а даже такие события у нас на борту лимонадом отмечают.
        Я закрыл на задвижку дверь и, под удивленным взглядом дружка, поставил свою находку на откидной столик.
        Эх, зря я не отнес ту бутылку сразу академику Сикоморскому. Но кто же знал, что произойдет…
        - Ну-ка, ну-ка, - Вит сразу заинтересовался. Вертел ее так и сяк. Наконец уставился на старинные письмена на затычке и наморщил умный лоб. Затем стал листать всякие словари, стоящие на полке. И ведь разобрался, черт бы его побрал!
        - Древнегреческий язык, - сдавленным голосом произнес он. - Две тысячи лет до нашей эры.
        - А что там? - оторопел я.
        - Вино… - пробормотал потрясенный Вит. - Сейчас тысяча девятьсот семьдесят пятый. Значит, оно 3925-летней выдержки… Здесь написано, что бутылка с вином была найдена в Сиракузах в пятидесятом году новой эры, когда ей уже было две тысячи, открыта и тут же вновь запечатана!
        Вот это да… Значит, предчувствие меня не обмануло!
        - А вдруг оно в уксус превратилось? - слабо пробормотал я. - Или морская вода внутрь попала?
        - Вода навряд ли, - определил он.
        Любопытно, что и ему не пришло в голову показать бутылку академику или хотя бы археологу. У нас был на судне один бородач, он всегда искательно заглядывал мне в глаза перед каждым погружением: «Уж вы, батенька, не пропустите какую-нибудь археологическую реликвию и на мою долю!..» Видал бы он нас сейчас, когда я тоненьким напильничком с трудом отпиливал горлышко у реликвии. Правда, вначале Вит запротестовал, увидев напильник.
        - Зато буквы на пробке целы останутся, - успокаивал я.
        Все опасения насчет уксуса тут же рассеялись, когда отделилось горлышко. Каютку заполнило ароматом, как на парфюмерной фабрике, куда нас еще в седьмом классе водили на экскурсию. Иллюминатор был открыт, и аромат учуяли даже на палубе.
        - Странный нынче запах у моря, - послышался голос штурмана. - Виноват, - ответил вахтенный, - это я брился и порезался. Пришлось прижечь духами «Коти», которые дочке купил в Танжере.
        Вит поспешно закрыл иллюминатор. Мы завороженно глядели на благоухающую бутылку.
        - Сколько лет тебе стукнуло? - спросил Вит.
        - Двадцать пять.
        - Ну, была не была… Давай!
        И отлил себе густого, как деготь, вина на донышко стакана.
        - За твои четверть века! - Он поколебался, сунул палец в стакан и лизнул. - Вкусно!
        Я, окаменев, смотрел на него. Он и не заметил то, что вдруг я узрел. Крохотный, короче фильтра от сигареты, огненный пухлый человечек соскользнул у него с макушки и, уменьшаясь, зыбко растаял в дырочке на пуговице рубашки.
        Я помотал головой - ничего. Жара, что ли, на меня повлияла?
        Вит, улыбаясь, опрокинул стаканчик в рот. И тут по спине у него - позади аспиранта на переборке висело зеркало, явившее мне эту потрясающую картину! - пробежали толпой вверх к плечам огненные, смешливые, зыбкие коротышки. Один из них, кувыркнувшись, свалился в стакан и, прежде чем тоже исчезнуть, клянусь, показал язычок.
        - Т-ты в-видел? - Вит остолбенело смотрел на дно стакана.
        - Крупные Мурашки… - дрожа выдохнул я. Почему я их так назвал - не знаю, просто почувствовал, что это именно они, а не что-нибудь другое. Слова прозвучали как будто внутри меня самого: «Крупные Мурашки».
        - Ах, так! - вскричал я, быстро налил себе и тоже выпил.
        Вит даже попятился, беззвучно раскрывая рот.
        От меня как бы отделилась облаком, всплескивая расплывчатыми руками, какая-то Несусветная Дрожь… Ее очертания размылись, и она, хихикнув, пропала!
        Теперь Вит нерешительно взял стакан.
        И началось!
        Чего только не было: и Мелкие Мурашки, и Крупные, и Холодный Озноб - он охватывал нас сзади ледяными объятиями… Я всех почему-то сразу узнавал, словно старых знакомых.
        От огненного напитка троилось в глазах. Трое Витаутасов и трое моих «я», отражаясь в зеркале, провозглашали замысловатые тосты за мое крепкое здоровье.
        Эх, братцы, вино 3925-летней выдержки являло нам те еще чудеса! Будто щедро тратило все те видения, что накопило в веках за эти бесконечные годы. Может, оно оживило эти бездушные понятия, как бы выталкивая их из нашего подсознания? Во всяком случае так потом пытался невразумительно объяснить ученый Вит.
        В хорошенькую компанию мы попали!
        Обнявшись, мы дружно стучали ногами и пели «Подмосковные вечера». Последнее, что я помню, - громкий стук в дверь.
        Утром мы проснулись с головной болью. Стоит ли рассказывать о том, какую выволочку нам устроили! Оказывается, пришлось ломать дверь, чтобы прорваться к нам в каюту. Ну и видик, наверное, был у нас, когда мы спали возле лежащей на полу пустой посудины.
        Тут же списали бы, голубчиков, на берег, да берег далеко.
        Сам академик Сикоморский снимал с нас «стружку».
        - Вы не водолаз! - Намек на меня. - А уж от вас-то я такого никак не ожидал! - Это он Виту. - Ваша научная карьера так хорошо начиналась…
        Мне пришлось вступиться за него. Я свободно могу продолжить свою карьеру в Южном порту столицы, а Виту где найти новую аспирантуру? Рассказал все начистоту и выдал себя зачинщиком, что и было на самом деле.
        - Напраздновались до чертиков, - переживал академик. - Плетет тут несусветное.
        - Вот именно! - осенило меня.
        Я сбегал в каюту и мигом вернулся со злополучной бутылкой.
        - Хоть капелька да осталась, попробуйте сами.
        - Вон отсюда! - загремел Сикоморский.
        - Тогда ты лизни, - приказал я Виту и, что называется, выдавил ему последнюю капельку из бутылки на палец.
        Вит робко слизнул ее.
        Крошечный, меньше фильтра от сигареты, огненный смешливый коротышка соскользнул с макушки аспиранта и, все более уменьшаясь, зыбко исчез в дырочке пуговицы его рубашки…
        Мы долго молчали втроем.
        - Никому об этом не рассказывайте, - пробормотал академик, когда к нему вернулся дар речи. - Все равно никто не поверит…
        Вот такие случаются истории за экватором в далеких южных морях. Мне и сейчас кажется, что ничего этого не было. И Виту - также. Но что прикажете делать с академиком Сикоморским?
        Он же видел. Видел… Сам!
        МЕСТЬ
        Раньше я был неисправимым волокитой. Увижу интересную девушку - сразу пристану. Ничего меня не останавливало - я сильный человек, разве что подковы не ломаю! - на танцах ухажеров нахально плечом отодвигал, чтоб даму пригласить. Остерегались меня парни.
        Но после одного случая, не поверите, сдерживаюсь. Рефлекс культуры появился. Вдруг мало ли что случится…
        В то лето судно «Богатырь» временно ошвартовалось в порту города Сочи. Несмотря на жару, весь модный - в новом австралийском кожаном пиджаке и канадских шнуровых ботинках, сошел я на берег.
        Погулял по городу. Стемнело… Огни витрин и реклам остались где-то позади.
        Хотел было повернуть обратно, но увидел за служебным домиком на конечной остановке троллейбуса холм - наверх вела длинная деревянная лестница к какой-то белой низкой стене, откуда доносилась музыка.

«Танцплощадка», - определил я. И полез на холм по этой бесконечной скрипучей лестнице. Лез и морщился: очень жали новые ботинки. Да и жарко в них, зато ни у кого таких нет! Молодой еще был, глупый.
        Строение, куда я стремился, оказалось, увы, летним кинотеатром. Афиша приглашала на старый фильм.
        Ладно, решил посмотреть картину. Там, в зале, можно хоть незаметно ботинки снять и пальцы размять.
        Билеты продавала симпатичная девушка лет двадцати, она так и стреляла подведенными глазками.
        - Дети до шестнадцати лет не допускаются, - сказала она.
        - А если по блату? - ухажеристо подмигнул я.
        - Ой вы какой! - захихикала она.
        - Какой? - браво развернул я плечи.
        - Прыткий, - погрозила она пальчиком.
        Ну, и пошло, и поехало… После фильма я провожал Галочку домой. Она снимала
«комнату» - деревянный сарай, с оконцем под крышей, - возле верхней площадки той самой длинной лестницы на холме. С ходу напросился на чай.
        - Только ненадолго. У меня жених строгий, - и она впустила меня в сарай, закрыв за мной дверь на крючок.
        Знал бы я, к чему это приведет, сразу бы дунул прочь кубарем по лестнице.
        В сарае было уютненько. Стены обшиты сухой штукатуркой, крашеный пол, мебелишка, большая кровать.
        - Просторно у вас, - говорю. - Знаете, как нам тесно в наших каютках! Жарко, правда? Можно пиджак снять?
        Галочка не возражала. Я повесил пиджак на спинку стула. И тут обратил внимание на гладкий обструганный шест, метров трех длиной, чуть потоньше кисти руки.
        - Удочка на акул? - Я и тогда был остроумным.
        - Вы скажете… - залилась смехом Галочка. - Завтра жених из плавания вернется и телеантенну на шесте установит.
        Упоминание о женихе я всерьез не принял. Наверняка присочинила.
        Затем я, помявшись, попросил разрешения снять свои тесные канадские ботинки.
        - Пожалуйста, - улыбнулась она. - Я вам тапочки дам.
        Только снял ботинки и надел тапочки, как с улицы донесся скрип лестничных ступенек под грузными шагами.
        - Скорей переобувайтесь! Это жених раньше срока вернулся!
        Я поспешно обувался, а тревожный скрип ступенек становился громче. Едва успел зашнуровать один ботинок, к нам мощно постучали.
        Завороженно смотрел я на стальной крючок, который, выпрямляясь, выполз из гнезда,
        - дверь распахнулась. В ее проеме возникли ножищи, а выше - медная пряжка с якорем на ремне! Весь человек в двери не вмещался. Подняв вслед за Галочкой голову, я увидал в оконце под сводом крыши широкое разгневанное лицо.
        Мы, испуганно онемев, смотрели на него. Я машинально завязывал шнурки второго ботинка.
        - Ой, Владик… - прошептала девушка.
        - Угу, - буркнул жених. Лицо его в оконце исчезло, и он, пригнувшись по пояс, шагнул в сарай.
        Все дальнейшее происходило в полном молчании.
        Взгляд Владика упал на жердь для телеантенны. Он схватил эту трехметровую палку. Я встал и зажмурился, прощаясь с жизнью. Сопротивляться такому «шкафу» было просто немыслимо!
        Осторожно приоткрыл глаз…
        Владик, ни слова худого не говоря, снял со стула мой кожаный пиджак, продел сквозь оба рукава жердь. Потом и меня самого засунул в него, так что в локтях затрещало. А пиджак любезно застегнул на мне на все пуговицы.
        Я безмолвно стоял с растопыренными руками: концы жерди далеко торчали из рукавов в разные стороны, словно крылья.
        Затем жених достал из комода черные перчатки, надел их на концы жерди и даже примотал веревочкой, чтоб не соскакивали. Взяв жердь за перчатку, Владик боком, бережно вывел меня из сарая наружу - на верхнюю площадку лестницы. Повернул к себе спиной и дал такого пинка, что я подумал: сейчас попаду на луну.
        Мне казалось: я лечу! На самом деле мои ноги почти невесомо, с необыкновенной быстротой, отсчитывали ступеньки лестницы - всего несколько секунд потребовалось, чтоб одолеть головокружительный спуск. Слыша свист ветра в ушах, рухнул в дремучую бузину.
        Парочка, ворковавшая под кустом, с диким криком вскочила и бросилась прочь.
        - Помогите! - попытался я их остановить. Куда там! Словно растаяли вдали!
        Подняться я сумел, встав сначала на колени. И тут только сообразил, какую мне месть уготовили.
        Представьте себе: шагает по ночной улице человек с растопыренными на три метра руками в черных перчатках. «Спасите!» - бросается он к случайным прохожим, словно желая вобрать их в свои немыслимые объятия. Даже запоздалые гуляки удирали, как от привидения.
        Наконец меня осенило. На конечной троллейбусной остановке за окном одинокого домика виднелась голова дежурной. Уж ей-то я сумею объяснить!
        Но диспетчерша с воплем выскочила из будки и помчалась куда глаза глядят.
        Так мы бежали какое-то время и оба кричали: «Помогите!»
        В домах зажигался свет, на балконы выскакивали полуодетые люди и с ужасом смотрели на эту погоню.
        Кто-то догадался позвонить в милицию. Принесся милицейский «газик». Оперативники вовремя подхватили упавшую в обморок женщину.
        - Родные! - всхлипывая, кричал я, летя к ним со всех ног.
        - Не подходи! - рассыпались они в стороны. - Окружай его!
        А какой-то тип зловеще советовал с балкона:
        - По ногам стреляйте! Убежит!
        Меня спасли. Освободили от ненавистной жерди. На строгие вопросы в отделении я мрачно отвечал, что надо мной подшутили незнакомые хулиганы. Сведения, данные мной о том, что я первый день в Сочи и ни в чем не замешан, подтвердились. Меня под дружный смех отпустили из милиции. А ту жердь - ничего юморок? - подарили на память.
        Я машинально нес ее до самой набережной, пока не опомнился и не выкинул, раскрутив над головой, далеко в море.
        ГОНКОНГСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
        - Кто как, а я от буржуазной заграницы не в восторге, - заявил Ураганов, закуривая сигарету «Мальборо». - Вещи, которые делает трудовой люд своими умными руками, мне нравятся - не буду врать. Работать они умеют - это у них не отнимешь. А вот порядки…
        Мы настроились в предвкушении очередной истории…
        - В тот желтый осенний день наше судно бросило якорь в порту Гонконг, Сянган - по-китайски, расположенном близ континентального Китая. «Чайна» - по-английски,
«Чина» - на других языках. Вероятно, отсюда и произошло слово «чай», - с удивлением определил водолаз.
        С чая, кстати, все и началось… Не стану вам рассказывать о контрастах этого большого города. Не буду описывать небоскребы и лачуги, японские автомобили и велорикш и весь тамошний «блеск и нищету куртизанок». Не хочу перечислять дефицитные тряпки, которыми завалены витрины магазинов и лавочек. Не город, а мечта фарцовщика. Впрочем, ему там делать нечего - всего хватает! Спекуляция идет по крупному счету - наркотики, страхование жизни, рисовый и бензиновый бизнес, глобальная контрабанда. Вообще-то «контрабандами» я назвал бы полицейских - они с бандами безуспешно борются. А банд там, увидите, хватает. Темные, издерганные люди, упавшие на дно местного общества, объединяются в шайки и буквально проходу не дают угнетенному населению. Приезжим тоже от них рикошетом достается. Я лично такое испытал, никому не пожелаю.
        Сошел я с группой матросов и научных сотрудников на берег: туда-сюда, потерялся в толчее. Однако не беспокоился, и напрасно, недаром на борту предупреждали - лучше ходить по трое, все-таки помощь от товарищей при любом случайном чепе.
        В какой-то лавке купил я японские часы-хронометр на массивном браслете из явно поддельного золота, потому что те часы стоили один доллар. Да я и сам знал, что их делают где-то в трущобах Сингапура, нелегально доставляют сюда и толкают по дешевке. Идут часы не больше месяца, сколько ни заводи, а потом даже не тикают. Типичная халтура, и никакой гарантии Второго московского часового завода.
        Потом даже гвозди можно ими заколачивать, ничего с часами не сделается. Зато остается шикарный браслет, такой в других странах долларов пять стоит. Хотя и он - одна видимость, пластик под металл отштампован и набит внутри, в звеньях, мелкой свинцовой дробью. Внутри этой дроби тоже, наверное, какая-то дрянь вроде металлических опилок. А сами опилки - тем более не опилки, а суррогат. Все натуральное на западном Востоке дорого стоит!..
        После такой серьезной траты валюты у меня в кармане осталась лишь мелочь, разве что чайку попить. Английские чайные там на каждом шагу, наследие колониализма, с виду обычные забегаловки. Заглянул я в чайную в пять вечера, на файв-о-клок, - по-английски, по японским часам.
        Чай так чай. Выбрал укромный уголок и пью. Рядом сидит толстый тип. Пьем себе чай из суррогатно-фарфоровых чашек и неторопливо беседуем на английском наречии. Толстяк оказался из Малайзии, живет там в столице Куала-Лумпур. Хороший человек, как вы еще узнаете, отзывчивый.
        Вдруг хозяин, карлик с косой, в народном халате, объявляет перерыв. Мы, естественно, расплачиваемся - и, нате вам, он бросает мой двадцатипятицентовик обратно на стол и говорит, что фальшивый.
        Меня аж в холодный пот бросило - нет, позвольте! - я деньги от нашего кассира получал, тот ничего подобного не допустит - валюта! - хоть ее в судовой кассе и много: за все с любого берега платить надо, даже за пресную воду.
        Я, конечно, крепко возмутился. Но мой сосед-малаец только усмехнулся и выложил за меня свой четвертак. И не уходит - ждет, пока я отвозмущаюсь.
        А хозяин шасть за стойку и, как сейчас помню, дерг за какой-то рычаг на стене.
        Тут пол под нами сразу провалился, и мы рухнули вниз вместе со столом и стульями. Жалко, без хозяина. Люк захлопнулся, мы выругались: я по-русски, сосед по-малайски.
        Попались! Вокруг бетонный подвал и в углу легкая деревянная лесенка к железной дверце. Мы руки об нее отбили, пока к нам не спустились несколько дюжих парней - по пистолету в каждой руке!
        Дело - дрянь… Выворотили бандиты у малайца карманы и конфисковали пятьдесят два доллара. С меня много не возьмешь. Я насчет этого держался спокойно: у меня всего-то двадцать пять центов, да и те вроде фальшивые.
        Гангстеры поглядывают в мою сторону и о чем-то переговариваются, словно сомневаются: я это или нет?
        - Русиш? - спрашивают. - «Богатир»?
        - Вот хватятся меня на корабле, - объясняю я им по-хорошему. - Начнут искать!
«Интерпол» тоже не дремлет, - вставил на всякий случай.
        А они мне с юмором объясняют:
        - Ваше положение безвыходное, дорогой господин. Здесь недавно из цирка слона украли, и то не нашли. Даже гордые британцы не знали, из какого мяса они бифштексы, пардон, наворачивали в местном «Английском клубе».
        - Ну, съесть меня не удастся, - храбрюсь я.
        Бандиты горячо заверили, что есть меня не собираются. Дорого, говорят, не по карману. Они выкуп потребуют. Если за меня не заплатят две тысячи долларов - в принципе дешево оценили! - то придется мне проститься с жизнью. Никакой «Интерпол» не найдет!
        Да, положеньице… Представил я себе мысленно нашего пароходного кассира Ермолаева, отсчитывающего им купюры, и чуть зубами не заскрипел от бессильной злости.
        Мне-то еще цветочки, а моему малайцу - ягодки. Эти злодеи вслух решили его ликвидировать, чтобы потом не донес. А он - что же вы думаете? - примирился со своей участью. И вдруг потребовал вкусной еды, выпивки и сигару. Последнее, так сказать, желание. Его хладнокровию позавидовать можно. Я так считаю: он напоследок подумал, что слишком жирно им будет с отобранными деньгами. Желание у него тоже какую-то стоимость имеет - им меньше достается.
        Гангстеры отнеслись к малайцу с пониманием. Им понравилось, что он не кричит, не ползает на коленях, а относится к своему исходу разумно и мужественно, как настоящий мужчина.
        Мне до него далеко. Кусок в горло не полез бы при такой перспективе.
        Приносит ему сам хозяин поднос, на нем чашка с рисом и кусочками морепродуктов, бутылочка виски дрянного, судя по этикетке, и настолько большая сигара, что по одному ее виду можно судить, какая она вонючая.
        Я лихорадочно думаю, что бы такое героическое предпринять. Это только в кино один безоружный человек кучу бездельников с пистолетами мигом выводит из строя.
        А малаец лопает за обе щеки, наворачивает. Даже ему жарко стало: расстегнул молнию на своей куртке донизу. Под курткой он голый: ни рубашки, ни майки.
        Гляжу я на него - уж на что у меня нервы крепкие - в глазах закружилось! Про слабонервных злодеев пока умалчиваю.
        Так уж водится: у всякого нормального человека бывает только одно лицо. Были, правда, когда-то сиамские близнецы, у них и то лишь два лица. У малайца же - три, если считать голову! На груди - второе, на животе - третье. Щекастые, губастные, носы плоские, глазки бегают. И все эти три морды губами чмокают, чавкают, хотя пока что одна ест…
        Ну, у нас с гангстерами немая сцена: замерли, некому сказать: «Вольно!»
        А малаец раскуривает сигару и вставляет ее в губы второй морде, что на груди. А третьей - подносит стаканчик. Сам ест, другая - покуривает, третья, прихватив нижней губой стаканчик, посасывает виски!
        Картина, достойная Рубенса.
        Гангстеров словно ветром сдуло из подвала! Лишь скрипела, покачиваясь, дверца…
        Ну, тут мы тоже деру! Выскочили прямо в чайную - ни души. А на выходе прозрачная табличка висит, наоборот не прочитаешь: «Закрыто на обед» или «Ушел на базу». Пока я дверь отпирал, малаец себе из ящика кассы полсотни взял. И можно понять: ведь его же ограбили, а «втроем» он, самое большее, на пятерку напил, наел и накурил.
        - Ты хоть куртку застегни, - только и успел я посоветовать, когда мы вылетели на улицу. И разбежались в разные стороны.
        Я раньше своей группы на корабль вернулся. Заглянул к нашему кассиру и молча, с чувством, пожал ему руку. Он не понял: «Больше денег не дам, не проси!»
        Я на берег больше не высовывался, да нас и не выводили. В тот же день мы отчалили, и мне удалось, прощаясь с лоцманом, незаметно передать ему письмо в полицию с указанием времени, места и примет действующих лиц.
        После Сянгана мы где только ни побывали, пройдя Тихий океан, а затем свернув через Торресов пролив в Индийский. Потом через Малаккский пролив вышли в Южно-Китайское море и стали на якорную стоянку у берегов Сингапура. Рядом - Малайзия!
        В Сингапуре мы совершили культпоход в цирк. Там давали прощальные гастроли артисты из столицы Малайзии - города Куала-Лумпур.
        Клоуны у них слабоваты против наших: куда им до Никулина и Карандаша вместе с Олегом Поповым! Но всех поразил номер под названием «Трехмордый человек». Выходит на арену толстяк, садится за столик и проделывает все, что мой малаец совершал в подвале у гангстеров. Он!
        Хотел я к нему сбежать с дружественными объятиями с самого верхнего ряда, но не решился - представление идет, международный скандал!
        Но когда он под дружные аплодисменты закончил номер и направился к выходу, я все-таки не выдержал и помчался к нему.
        - Вальера! - оторопев, заорал он на весь цирк.
        Мы обнялись на глазах у всей публики, и нас тоже наградили дружными аплодисментами.
        Ученые и моряки удивлялись: откуда это я циркача знаю?
        Пришлось скромно ответить, что у меня на любом берегу друзья.
        В тот же день наш «Богатырь» снялся с якоря и взял курс к родным берегам. Стоял я на палубе, и мне казалось, что различаю на оконечности волнолома, вдающегося в море, моего малайца. Он махал большой соломенной шляпой.
        По щекам у меня текли слезы - так закончил свой рассказ Валерий Ураганов.
        Мы словно очнулись от наваждения, вызванного историей водолаза, в Можайских банях.
        - Как же так?.. - пробормотал Федор.
        - Откуда эти самые морды взялись? - начал выпытывать Глеб.
        - Как только я увидел его в цирке, сразу понял, - усмехнулся водолаз. - Ну, вероятно, тушь! У нас-то привыкли к синим наколкам, а там, в Азии, тебе их любого цвета сделают, только плати. Или хирургические подтяжки кожи. А самое главное, думаю, он виртуозно владел разными мышцами груди и живота. Если уж в цирке под яркими прожекторами всех ошеломил, то в подвале чайной при свете пыльной лампочки, сами понимаете, каков эффект!
        - Настоящий артист! - согласились мы.
        СЕАНСЫ ИГЛОУКАЛЫВАНИЯ
        Исследуя Тихий океан, «Богатырь» временно остановился напротив города Себу, раскинувшегося на восточной стороне одноименного острова на Филиппинах. Набережные Себу буквально забиты автомашинами, а порт - всевозможными пароходами и суденышками.
        В той же акватории стояло не менее знаменитое, чем наше, американское судно «Альфа Хеликс» - плавучая лаборатория океанографического университета Скриппса. Всемирно известный биолог Пьер Схоландер, возглавляющий ученых на плавучей лаборатории, нанес визит вежливости академику Сикоморскому - руководителю нашей экспедиции.
        Вторую неделю я маялся жесточайшим радикулитом - профессиональной болезнью водолазов и шоферов. Ничего не помогало: ни датское лечебное белье, ни индийский змеиный яд, ни французские «токи Бернара». Корабельный врач сам страдал, глядя на мои мучения. Добрая душа, он на четыре килограмма похудел, пока массировал мне поясницу. Он испробовал на мне все средства, какие знал. Подвязывал мне и марлевый пояс с зашитой в нем шерстью своей любимой собаки - спаниеля Дика - три года его вычесывал для медицинских целей. И без толку! Радикулит не на шутку приковал меня к койке. Раньше он у меня циклически повторялся каждые три года, но никогда не был столь свирепым. Те, кого он прихватывал, меня поймут. А те, кто этого счастливо избежал, поверят.
        Даже сам Пьер Схоландер меня осмотрел и беспомощно развел руками:
        - Я специалист по атеросклерозу у лосося и нервным волокнам кальмара, понимаю толк в обмене веществ ламантина, а против радикулита бессилен. - И посоветовал обратиться в специальную клинику на берегу, где лечат от всех болезней иглоукалыванием.
        Здоровье единственного водолаза дороже валюты, и меня срочно доставили на автомашине в ту клинику на окраине Себу.
        Это был трехэтажный дом, возведенный из массивного железобетона, с широкими окнами. По зеленому двору вдоль голубого бассейна гуляли выздоравливающие в длинных махровых халатах. Главный врач заверил сопровождающего меня старпома, что все со мной будет в лучшем виде. Поместят в удобную палату с цветным видеомагнитофоном и телефоном, приставят трех очаровательных массажисток, все блюда, мол, могу заказывать сам: у них там кухня разных стран и народов…
        - Положите в общую палату, - превозмогая боль, перебил его я, - с простым народом. Я не капризный миллионер. Можете даже поставить койку в коридоре, если встанет дешевле!
        - Мы лечим не народ, а болезни, - сухо возразил врач.
        Но мой демарш произвел впечатление: подняли на лифте на второй этаж, провезли на каталке мимо двухметровой бронзовой статуи тибетского монаха - по преданиям, основателя древней науки иглоукалывания, и хотя вкатили все-таки в отдельную палату, зато без всяких видеомагнитофонов. По Сеньке и шапка! Надо уметь за себя постоять.
        Пришел другой врач, попроще внешностью, грубо помял поясницу и остался доволен исторгнутыми из меня криками.
        - Через три дня будет как новенький, - пообещал он старпому.
        По-научному иглоукалывание называется - чжень-цзю-терапия. Как вы, надеюсь, слышали, она (он, оно) - универсальный метод лечения и основана на приемах раздражения организма в различных точках тела. Искусство - сложное: выбор точек, их сочетание, направление и глубина укола… Плюс к этому еще и окуривают точки полынносигаретным «цзю» - специальным составом - из хитрых трубочек. В общем, лечат все болезни, включая плешивость. Причем сами иглы исключительно золотые. В золотое воздействие больные почему-то больше верят.
        Чудесная наука! Уже после второго сеанса сильная боль слегка отпустила меня. С нетерпением ожидаю третьего, заключительного действа. И, как всякий выздоравливающий, начинаю капризничать: плохо, мол, работает «эркондишен» - не подаю виду, что кондиционер, может, не приспособлен для дыма от моих махорочных сигарет «Памир».
        Проснулась и жалость, что отказался от видеомагнитофона: сколько бы на выбор кинофильмов просмотрел - днем и ночью! Лучше всякого кинофестиваля! За три дня моей болезни судовая касса не обеднела бы. Такое не часто встречается: полежать в клинике на острове Себу.
        Между прочим, интересуюсь: кто там время от времени так истошно орет за стенкой? Говорят, неизлечимо больной с норвежского парохода.
        Выстукиваю ему в стену международной «морзянкой»: крепись, браток, ты не один! Он стучит в ответ: спасибо, помираю! Я ему: ты - не сухопутная крыса, собери всю волю в кулак! Он мне: собрал, не помогает. Заявляю медсестре:
        - Человек человеку волк?! Что ж ваша хваленая чжень-цзютерапия? Норвежца на ноги поставить не можете! Наверное, полынносигаретного «цзю» жалеете?
        - Врач с ног сбился, - извиняется она. - Никак традиционные древнекитайские методы не помогают. Приходится экспериментировать, искать другие точки. Терять нечего, рак у матроса. Все равно один исход.
        - Доиграетесь, - проворчал я, - мучители. Не даете человеку последние деньки спокойно пожить.
        И словно накаркал!
        После обеда за стеной вдруг раздался такой вопль, что у меня кровь заледенела в жилах. Затем послышался мощный удар - и по стене, отделяющей меня от норвежца, пошла ветвистая трещина. «Землетрясение!» - подумал я, выскакивая в окно со второго этажа. И бегом подальше от здания. Весь мой радикуло-полиневрит как рукой навсегда сняло!
        И не только, гляжу, у меня хворь пропала. Во двор с легкостью посыпались тяжелобольные со всех отделений! Самое странное, грохот раздается только изнутри здания, от стен куски бетона вместе с арматурой отваливаются, а земля под ногами даже не колышется. Всю клинику как в шторм раскачивает. Будто она из парусины и в ней бешеный мамонт от стены к стене мечется! Из окон вылетают письменные столы, кровати, медицинские шкафы, золотым веерным блеском вспыхивают в воздухе летящие иглы.
        Пробив стекло, взвилась в небо бронзовая статуя тибетского монаха - основателя чжень-цзютерапии. Он летел с такой скоростью, словно еще засветло хотел попасть на родину - в Тибет!
        Примчались пожарники, полиция, смотрят, разинув рты, а здание прямо на глазах разваливается. Слава богу, почти всем удалось спастись. Всем, кроме моего врача и норвежца.
        Матрос так и погиб под развалинами, а врача того вытащили, да поздно. Из последних его слов картина несколько прояснилась. Экспериментируя, он уколол матроса в какую-то неожиданную точку (какую - не успел сказать), и норвежец так от этого разбушевался, что ударами кулаков развалил клинику! Силы его не то что удесятерились - утысячерились! В свой минутный взрыв он вложил всю подспудную жизненную мощь. Судя по результатам, он бы пожил еще не один год…
        Мужественный был матрос, настоящий мужчина. Жаль, я его в глаза не видел. Побушевал он на прощание.
        Поскольку я тогда прошел не весь курс иглоукалывания и понес моральный ущерб, с меня не только ничего не взяли в виде платы за лечение, но и выдали сто пятьдесят долларов за нервное беспокойство.
        Так что возможности человека до конца не изучены, не раскрыты…
        ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК
        - Верите ли вы в привидения?
        Таким вопросом огорошил меня Ураганов.
        Я честно ответил, что нет, но хотелось бы. Человеку вообще свойственно верить в таинственное, фантастическое. Наверное потому, что он смертен и во многом неудачлив, а любые чудеса дают какую-то надежду на реальность несбывшегося. Они как бы манят: вдруг невероятное произойдет и с тобой!..
        - Как известно, - поведал Валерий, - всякими привидениями особенно славится Великобритания. А ведь ее жители - сдержанный, рассудительный народ, начисто лишенный французского легкомыслия. Однако, говорят, в той же Франции с привидениями слабовато. А в Англии, Шотландии - что ни замок, то с привидениями. Не гнушаются они и загородными домами. В общем обожают старину. Чем старинней любое строение, пусть даже деревенский амбар, тем вероятней встреча с ними.
        Наш «Богатырь» стал на якорную стоянку в рыболовном порту Абердин Грампианской области, самого крупного города Северной Шотландии. Абердин-на-Дону - так назвал бы я его в честь реки Дон, в излучине которой он и находится. Есть там поблизости еще и другая река Ди, но у нее не столь звучное название.
        Абердин - изумительный, романтичный город. Островерхие дома сложены из светло-серого гранита, а здания главной улицы Юнион-стрит облицованы разноцветным мрамором. Так и кажется, что сейчас по узким улочкам проскачут герольды, объявляя о рыцарском турнире.
        И они проскакали в тот день, когда мы сошли на берег, но объявили о традиционном кельтском фестивале. На зеленых лужайках парка собрались гэлы - обитатели северозападной части острова, наследники старых кланов - в ярких народных костюмах. Англичане называют их хайлендерами - горцами.
        Гэлы играли на своих крикливых волынках и отплясывали старинные танцы.
        Любимое их развлечение на фестивале - бросание длинного бревна. Наш «Илья Муромец» - боцман Нестерчук - не удержался и под шумные овации бросил бревно-ближе всех. Ликованию гэлов не было предела!
        Группа разделилась: одни разбрелись по парку, глядя на шумный праздник. Другие завернули в ближайший «паб» отведать знаменитого «эля». Остальные направились в магазины за сувенирами. И я как-то остался один.
        Побродил по улицам и вышел к древнему замку с башенками и решетчатыми окнами. От нечего делать я присоединился к группе туристов. Прежние владельцы замка - лэрды одного из шотландских кланов - принадлежали к родовой шотландской знати. Что означает звание «лэрд», а не «лорд» - не берусь объяснить, лучше не спрашивайте. Я в средневековых званиях и должностях не разбираюсь: не могу отличить графа от барона. По-моему, все графы - худые, а бароны - толстые.
        Сквозь лабиринт низких коридоров мы попали в главный, Каминный зал. Последний в роду лэрд погиб на рыцарском турнире несколько веков назад. Его мощи захоронены в этом сводчатом зале, а над местом погребения установлена статуя самого бывшего хозяина.
        Она выполнена в натуральный рост, вырезана из мореного дуба и раскрашена: от синей шотландской шапочки с орлиными перьями до золотых шпор на сапогах. На камзоле - синий Андреевский крест по белому полю, шотландцы считают своим покровителем святого Андрея. На боку - настоящий меч в ржавых узорных ножнах. Внушительная скульптура. Как говорится, «статуя командора»!
        Гид - тощий юноша - не забыл, конечно, сообщить, что нам посчастливилось попасть в замок с привидением. Мол, очень редко древняя статуя оживает и разгуливает по ночам в пустынном замке, строго наблюдая за тем, чтобы все сохранялось в первозданном виде. По-моему, это обязанности завхоза.
        Никаких нововведений привидение не одобряет и в последнее свое появление испортило, например, проводку. Поэтому пришлось отказаться от электричества и перейти исключительно на древнее освещение.
        За окнами начало темнеть, и нам раздали свечи с металлическими чашами, как у рапир, только вывернутыми наоборот, чтобы тающий воск не падал на пол.
        Задержавшись из любопытства в одном из зальчиков, я потерял экскурсию из виду, заблудился в бесчисленных переходах, стал шутливо кричать «ау» - никто не откликался.
        За решетчатыми окнами стало совсем темно. Я не на шутку испугался: застанут здесь меня одного, что подумают! Затем я испугался, что не застанут. Вдруг про меня забыли?..
        Так оно и вышло. Сквозь светлое стеклышко оконного витража я увидал в скупо освещенном дворе, как экскурсовод расстался с посетителями, закрыл за ними и за собой кованую калитку, сел в малолитражку и укатил. Гуд бай!
        Почему я не закричал? Не стал колотить в окно? Или хотя бы не помахал своей свечой?
        Я кричал, но никто не услышал. Махал свечой, но она уже догорала. А колотить по витражам - я вам не варвар, никакой зарплаты не хватит расплатиться.
        Что делать? Телефона у них нет - видите ли, лэрд не одобряет. Сторожа, по-видимому, тоже нет. Иначе бы он давно прибежал, когда я кричал.
        Повторяю: положение явно двусмысленное. Если меня все-таки найдут, представьте себе утренние шапки газет: «Русский водолаз…» - и тэ дэ. На борту меня, конечно, хватятся, но панику поднимать не станут. Подождут хотя бы до утра. В крайнем случае, свяжутся с консулом в Эдинбурге, поставят в известность. Знают: водолаз - парень надежный. Значит, произошло что-то непредвиденное. Сам вывернется.
        Оставалось одно: дождаться утренних посетителей, смешаться с ними и выскользнуть из замка. Можно, правда, попытаться открыть окно… Окна не открывались.
        Свеча погасла, и сразу со всех сторон надвинулась темнота.
        Я прилег на дубовую лавку, но нервное возбуждение не давало мне заснуть. Потрескивала старая мебель, слышались шорохи, и казалось: глухо позванивает оружие, развешанное на стенах…
        Вам смешно, а я встал и снял со стены короткий палаш. С ним чувствовалось увереннее.
        И тут из-за створок дверей на пол упал дрожащий свет… Я невольно сжал в руке свой меч, а потом обрадовался: «Неужели сторож?»
        - Наконец-то, - громко воскликнул я. Поверят - шотландцы гостеприимные люди. Ну, вышло недоразумение. Не рубить же голову?
        Я подбежал и решительно распахнул двери в зал.
        За ними стоял… сам старик лэрд в полном боевом облачении со свечой в руке! Вернее, похожая копия статуи.
        - А! - глаза его радостно вспыхнули, когда он увидал у меня палаш. Поставил свечу на пол и стал со скрипом тащить свой двуручный меч из ножен, что-то бормоча на непонятном наречии.
        Я начал сбивчиво объяснять ему, что со мной произошло. Он с интересом прислушивался и вдруг спросил на ломаном английском языке:
        - Англичанин?
        - Да нет! - вскричал я.
        - Да или нет? - возмутился он. - Опять парадоксы, увертки, шуточки! Не выкручивайся!
        Хорошо, что меч у него словно присох к ножнам и не хотел их покинуть.
        Я невольно подумал: «Одно из трех: или он просто случайный безумец, помешанный на старине? Или сторож, повредившийся от средневекового окружения и нацепивший на себя обноски из гардероба лэрда? Или тронутый сотрудник музея, работающий по ночам под привидение?» Во всех случаях - передо мной сумасшедший. А с ними, как известно, спорить нельзя. Им надо потакать в их причудах, тогда они успокоятся.
        Любопытно, я не подумал о четвертом варианте: а что, если это сам лэрд? Тем более что статуя куда-то исчезла из зала. Но безумцы хитры: он мог ее потихоньку вынести, пока я дремал на скамье.
        Почти всю ночь мы с ним мило проболтали. Он жаловался, что позабыл английский язык, и зачастую не понимал меня.
        Теперь-то я полагаю: сам язык за века видоизменился. Многое мы поняли бы, если бы к нам кто-нибудь обратился на древнерусском?.. Понять мы бы его поняли, но далеко не все.
        Время от времени сэр старик вспоминал, что он воин, снова принимался сверкать глазами и тащить меч из ножен. Но тут же быстро забывал о нем - типичный атеросклероз! - и начинал бормотать про битвы, стычки и поединки, в которых он-де участвовал. Я поддакивал.
        Он высмеял мою одежду. Современные наряды были не по душе лэрду: юбки на женщинах слишком коротки, выше колен, штаны на мужчинах невероятно длинны - ниже колен. А какая безвкусица! Платье почти однотонно. Прославленная шотландская клеточка напоминает теперь расцветку кирпичных труб. Вспомнили бы то прекрасное время, когда одна штанина была, допустим, голубая, а другая желтая или «спелого золота» - его подлинное выражение!
        Смеялся он громко и вызывающе: ни тебе добродушия, ни иронии.

«Здорово вошел в роль, - подумал я. - Вероятно, в далеком прошлом смеялись только над тем, что казалось глупостью. Больше ничего не вызывало и улыбки. Потом лишь, постепенно, появились разные оттенки: от благодушного смешка до хихиканья. Раньше, уверяю вас, только хохотали».
        Нудный, в общем, старикашка оказался, а так ничего. Мы даже подружились и обменялись головными уборами: он мне дал свою синюю «пилотку» с перьями, а я ему - полотняную кепочку с надписью «Tallinn».
        Мой безумец был довольно занятной личностью. Рассказывал мне разные легенды, из которых я ничего не понял. Спел простуженным тенорком песню клана - развлекал, как мог. Отдавая отчет своему положению, он пылко, по-моему искренне, ругал современную жизнь, которую, мол, иногда наблюдает ночью из окна. Впрочем, ему понравились «цветные тарахтящие, самодвижущиеся повозки» - автомобили. Однажды он был свидетелем столкновения двух машин. Это произвело на него невыразимое впечатление. Словно на полном скаку сшиблись два рыцаря! Теперь он понимает, почему «повозки одевают в латы», как коней перед турниром. Если бы у него, лэрда, в свое время было бы несколько таких тарахтелок, он запросто завоевал бы Англию! В чем я не сомневался.
        Ему не нравились яркие фонари на улицах: они-де мешают людям спать, бросая свет на окна домов. Такое же освещение как-то устроили в замке - оно слепило глаза! - пришлось бедняге долго помозговать, прежде чем он догадался разбивать выключатели, лампочки и перерубать провода.
        - Очевидно, ток на вас не действует, - с иронией заметил я старику. - Могло так тряхануть!
        - Трясло, - согласился он. После этого он окончательно облысел и перестали болеть последние зубы.
        Наконец вздорный старик мне надоел. Я снова улегся на скамью, а он все шаркал по залу, ворчал, вероятно, разыскивая уже недействующую электропроводку. Он же не знал, что из-за него, дурня, покончили в замке с выдающимся изобретением Эдисона.
        Я уснул…
        Разбудил меня утром тот же экскурсовод. Вытягивая тонкую шею, он выговаривал мне, что ложиться на экспонаты строго запрещено. Рассеянный малый - наверняка посчитал за посетителя из своей новой группы, которая вовсю глазела на сонного тетерю.
        Отругав, он обернулся было к группе, но вдруг, покраснев от гнева, уставил палец на мою голову:
        - Это еще что, извините, пожалуйста?
        Тут только я почувствовал на собственной голове что-то тяжелое.
        - Безобразие! - Гид сорвал с моей головы… деревянную шапочку лэрда. И решительно направился к статуе, благополучно стоявшей на прежнем месте.
        На прежнем-то на прежнем. Да на макушке у нее красовалась моя кепочка с надписью:
«Tallinn»!
        Сняв кепку, гид гневно вернул ее мне, а синюю шапочку с перьями нахлобучил на лысину статуи. Экскурсия продолжалась. Гид был настолько разгневан, что не заметил того, что заметил я…
        На судне я сообщил лишь полправды: случайно оказался запертым в крепости-музее. И схлопотал выговор за ротозейство. Хорошо, что панику, как я и ожидал, никто не стал вчера поднимать.
        Признаюсь: заменить шапочки я никак не мог, даже во сне! Ведь статуя лэрда, чем особенно гордился гид, была монолитной. Она вырезана целиком: от перьев до самых шпор из ОДНОГО куска дерева…
        Теперь думайте что хотите.
        Продолжая свое плавание вдоль берегов Шотландии, мы еще посетили город Элгин на берегу залива Мори-Ферт. Наши ходили на экскурсию в тамошний замок. Я сразу отказался - еще до того, как узнал, что меня не возьмут, - хватит с меня приключений!
        Я осторожно намекнул замолчавшему Ураганову:
        - А может, гид приврал ради красного словца? Может, статуя на самом деле - сборная?
        - Не лунатик, - обиделся Валерий. - Такого за собой не замечал. Не обменивал же я шапочки! Я тут захватил один документик. Вот! - он достал из портфеля и протянул мне листок.
        Это был официальный ответ на фирменном бланке с печатью из шотландского города Абердина: «В ответ на Ваше любезное письмо о якобы странном происшествии, случившемся с Вами в замке лэрда, подтверждаем, что указанная Вами статуя действительно вырезана из целого куска шотландского дуба, и в настоящее время шапочка по-прежнему составляет со статуей неразрывное целое. Любопытный факт, приведенный Вами, удостоверяется и показаниями гида г-на Дугласа. Благодарим Вас за интересное сообщение и приобщаем Ваше письмо к другим историческим документам, имевшим место в XVII, XVIII, XIX и середине XX века. С уважением». Дата и размашистая подпись: д-р такой-то.
        Интересно…
        - Неужели они сами нарочно все подстроили для рекламы? - задумчиво пробормотал Валерий. - Но в таком случае: откуда они знали, что я пришлю письмо как доказательство?
        - В математике есть закон больших чисел, - ответил я. - Вон в той же лотерее кто-нибудь да выигрывает.
        - Так что ж, они устраивают такие штуки каждый день? - озадачился водолаз. - Сотни лет подряд?!
        - Кто знает… - пожал я плечами.
        СКЛАД РОММЕЛЯ
        В конце 1968 года пришло наше судно в ливийский порт Эс-Сидер, бросили якорь - брызги попали на парадный китель боцмана Нестерчука. Он принюхался к лацканам:
        - Можно смело пароходные танки заправлять - чистая солярка!
        Вот вам и лазурное Средиземноморье. Сколько стран по берегам - не сосчитать - и свои отходы - в море. Скоро мусор будут на ракетах в космос выбрасывать, дешевле станет. Или всем - каюк! Вон у пингвинов на полюсе в крови ртуть нашли, а раньше находили только в термометрах. Ну, ладно…
        В порту Эс-Сидер группу наших ученых и моряков, и меня в том числе, отпустили на несколько часов на берег. Я, как назло, забыл свои сигареты на борту, и вдруг страсть захотелось курить. А вся наша компания, во главе со старпомом, подобралась некурящая. Отстал немного от своих и решил, по домашней привычке, стрельнуть сигаретку у какого-то лохматого парня, стоявшего возле большого крытого грузовика.
        Парень сонно окинул меня одурелым взглядом - не привык, наверное, чужих угощать, - однако сигарету дал. Закурил я, а он, пошатываясь, побрел в подворотню. «Пьяный, - думаю, - накачался!» Тут выскакивает рядом из двери с табличкой «Агентство путешествий» суетливый щекастый господин, кричит на меня: «Делом надо заниматься!» И тащит за собой. В голове моей словно дурман какой, ноги ватные - ничего не соображаю…
        Лишь потом понял, что случайно наркотика накурился… Правильно говорят: «Кури свои».
        Оказалось, щекастый господин мимоходом нанял прямо на улице того лохмача грузчиком и спутал его со мной. Я тоже был в джинсах и с волосами до плеч. Будто в тумане помню, как послушно догрузил грузовик консервными ящиками, бидонами с водой, а затем… провал памяти. Видимо, заснул в кузове, иначе почему я в нем проснулся, как выяснилось, почти через сутки? Положение - швах. Понимаю, что доказать ничего не смогу, лучше и не пытаться: документы ведь у старпома. Нет, выкручиваться надо как-то по-другому.
        - Нанял тебя, получил деньги - работай! - приказывает господин.
        - Ну, допустим, это я, хоть это и не я. Сколько «не мне» заплатили? - спрашиваю.
        - Пятьдесят долларов!
        Вижу - врет! Глазки прыгают. Раз-де сам грузчик не помнит, зачем ему правду говорить? Прошу:
        - Верните меня в город, там деньги возвращу. А он расхохотался:
        - Кто ж из-за тебя, патлатого, восемьсот километров назад возвращаться будет. Экспедицию завернуть захотел? Меньше надо «травку» курить!
        Вот тут только я и понял, как далеко нахожусь от Эс-Сидера и как сюда попал.
«Травка», значит?.. Огляделся толком вокруг: стоят в распадке между холмами две машины - грузовик и «лендровер». Двое пожилых мужчин, переругиваясь на немецком языке, палатку устанавливают и кричат мне: «Шнель! Шнель!» Побыстрее поворачивайся, работай, тебя, мол, не лясы точить взяли!
        Помог я им палатку установить, сам размышляю: «А не угнать ли ночью машину… Но разве дорогу обратно найдешь?»
        За выходом из ущелья до самого горизонта пустыня тянется, ветер песок метет.
        - Сам-то откуда? - спросил меня хозяин после обеда, когда мы подкрепились консервами. - Акцент у тебя чудной.
        - Из Москвы, - машинально брякнул я и спохватился: - Из Австралии! Зовут Валери.
        Он снова захохотал:
        - А я Джон Свенсен. Можешь меня просто Джоном звать. Ты парень с юмором, люблю таких. Работа у нас тоже забавная, - он покрутил головой и доверительно сообщил, косясь на немцев: - У меня в Эс-Сидере конторка по путешествиям, эти две машины - все мое богатство. Я сам себе и шофер, и проводник, и шеф. Подрядили меня на месяц. Говорят, что геологи. Они такие же геологи, как я Уланова, а ты Плисецкая. Слыхал о русских балеринах, «москвич»?
        - Еще бы!
        - Если будешь себя по-умному вести, возьму в компаньоны, - пообещал Джон. - Большими деньгами пахнет, парень. Очень!
        - Согласен, - прикинулся простачком. - Если сотняжка, другая обломится, то…
        - Сотняжка, другая - тысяч! - прервал Джон. - Я тебя, идиота, потому в дело беру, что один, боюсь, не совладаю. Быстрей дело сделаем, скорей вернемся.
        - О’кэй, - уныло буркнул я. Авось что-нибудь да придумается. - А кто же они тогда, если не геологи?
        Немцы между тем ползали по скалам с геологическими молотками, принюхивались к склонам, точно ищейки.
        - Они из ФРГ, - сказал Джон. - Слышал я вчера их разговор. Когда-то служили в североафриканском экспедиционном корпусе. Смекаешь?
        - Нет, - честно признался я.
        - Были тут во вторую мировую, - продолжал шеф. - Теперь эти вот «геологи» ищут что-то… А что?
        - Вот именно, - поддакнул я.
        - Именно вот! - обрадовался Джон моей понятливости. - Соображай: зачем они сюда, на край света, подались? К тому ж на геологические поиски надо разрешение брать, а у них его нет. Не кретин, вижу!
        - В шнурок не сморкаетесь, - похвалил я его.
        - Как-как?.. В шнурок? - до слез рассмеялся Джон.
        - Ага. И мух ноздрей не бьете! Джон на камни сполз от смеха.
        - У вас там все в вашей «Москве» такие головастые?
        - До одного, и то последнего, - ответил я. - Крайнего сзади.
        Джона прямо доконало. Насмеялся всласть.
        - Ешь - потей, работай - мерзни, - добавил я.
        И мы потели днем и мерзли по ночам. То колесили по пустыне, то застревали на безлюдных горных дорогах. «Геологи» начали ссориться, упрекать земляк земляка в дырявой памяти, тыча друг другу под нос топографические карты, а мы помалкивали себе. Ведь наше дело обслуга, на нас не капает, а денежки идут: чем больше дней, тем выше заработок. Однажды забрались мы в новое ущелье. Каменистая мелкая речонка течет, спотыкается. Хоть пыль с себя смыли…
        Посовещались «геологи» между собой и подошли к нам. Ладно, говорят, откроем правду: пещеру одну разыскать нужно. В ней, мол, военный склад двадцать шесть лет назад спрятан: оружие, консервы, обмундирование и, самое главное, армейская казна в сейфе. Они, дескать, бывшие интенданты. Сами оприходовали имущество на месте.
        Тогда им было по двадцать семь лет - значит, теперь по пятьдесят три года.
        Довольный Джон, незаметно мне подмигнув, стал выпытывать: почему раньше не докумекали склад поискать? Те полагали, что все давным-давно найдено. Однако, по их нынешним сведениям, - ничего подобного. Короче, живы теперь из всех, кто про склад знал, наверное, лишь они двое. И готовы поделиться: мол, им - две трети, нам - треть всего, если поможем склад найти и ценности.
        Джон присвистнул:
        - Давно бы так!
        А я подумал: «Если что-то найдем, в случае чего, потом в порту их разоблачить сумею».
        Опять между бывшими интендантами вспыхнул спор, зашелестели карты. Никак не могут вспомнить, где та пещера. Ночью ведь прятали. Помнят, горы были, заброшенная дорога и невысоко подниматься…
        Джон взял руководство на себя: для начала осмотрелся вокруг, их направил в одну сторону, а со мной двинулся в другую.
        Я пошел с Джоном только потому, что все-таки надеялся обратный путь в Эс-Сидер у него выведать и топать туда пешедралом. Возьму из машины воду во флягах, консервы. И будь что будет!
        - Слушай, а где наш порт? - вроде ненароком спросил я, поднимаясь вслед за шефом.
        - Черт знает, - пропыхтел он. И махнул рукой: - Там где-то. А может, и там… Компас не взял.
        - «Дурень стоеросовый!» - мысленно обругал его я.
        Бродили мы, спотыкаясь, чуть ли не до вечера. С каждого перевальчика открывались новые спуски и подъемы, забытые дороги и тропы, обвалы и оползни. Джону все время казалось: глядишь, и найдется та пещера…
        Стало темнеть. Мы повернули обратно.
        И на тебе - заблудились. Увлеклись, отмахали незнамо куда до полной темноты. Джон, кретин эдакий, компас, видите ли, забыл. А на приметы беспамятный. Да и я особо к дороге не приглядывался. Впрочем, окрестности вокруг друг на дружку похожие, будто под копирку делали.
        Кричали до хрипоты - никто не откликается. Вначале шеф надеялся, что немцы догадаются в машинах фары зажечь. Но если и зажгли, все равно ни малейшего огонька не видно, куда ни глянь. Выстрелов и подавно не слыхать, потому что никакого оружия в снаряжении не было. Автомобильных гудков также не слышно. Вероятно, далече забрели. Тьма… Одно небо мерцает…
        Мы из сил выбились. Собственно, и идти нельзя в темноте: ногу сломаешь. Закурил я сигарету - шеф мне из своих запасов пачку в день выдавал - и при быстром свете спички вдруг увидел… Спичка погасла.
        Я зажег новую.
        - Спички береги, - проворчал, обернувшись, Джон и тоже замер.
        Чуть правее меня, в нагромождении скал, виднелась дыра на месте выпавшей глыбы.
        - А ну, а ну…
        - Да ладно, - заволновался и я. Хоть и о другом у меня душа болела, тоже ведь не каменный. Азарт в любом человеке есть.
        Джон взобрался по осыпи, запалил свою зажигалку и протиснулся в отверстие…
        - Валери-и-и! - донесся усиленный эхом крик. - Сюда-а-а!
        Словом, чего темнить? Верно говорят: не знаешь, где потеряешь, а где найдешь. Дорогу мы потеряли, а склад нашли!
        Вдоль узкого прохода - навалом ящиков, мешков, бочек, контейнеров… Даже горную пушчонку обнаружили и снаряды к ней.
        - Стрельнем? - предложил я.
        - Ты что? - оторопел Джон. - Сразу интенданты прибегут! - словно и не мечтал еще минуту назад их найти. - Теперь все это наше, - горячо зашептал он. - Завтра утром разыщем стоянку, никому ни слова, сворачиваем лавочку. Хватит, скажем, надоело. И домой! А потом заарендуем складское помещение и потихоньку все барахло туда перевезем. Понял?
        - Понял, - обрадовался я. Меня больше всего устраивало, что наступает конец мытарствам и завтра отчаливаем в Эс-Сидер. Я уже предвкушал, какую головомойку устроят мне на корабле! Наверняка меня, болвана, по сию пору ищут… Но за находку склада мне ведь что-то да полагается, если властям заявить. Все же неплохой подарок для корабельной кассы. Не с пустыми же руками вернусь! Простят…
        Когда Джон, не щадя своей зажигалки, обнаружил наконец и сейф, я, дурень, совсем размечтался: «На вознаграждение за находку, возможно, построят новое океанографическое судно и назовут моим именем!» Я с ходу предложил откантовать сейф наружу и разнести его из горной пушки: не терпелось поглядеть, что там внутри.
        - Опять ты с пушкой, - вытирал пот с лица неугомонный Джон. - Надо бы это отметить! - Он достал из ближайшего ящика бутылку шампанского, звучно откупорил, и мы приложились к пенистой струе. Да и пить хотелось - воду из фляжек давно выпили. Знали бы мы, что почти два дня подряд придется пить одно шампанское - не коньяк же
«Мартель»! - не радовались бы. Воды вокруг не было, наверное, на десятки километров.
        Спали мы бог знает на чем, а в пещере имелись тюки одеял, походные складные кровати, даже гамаки. Что называется, сапожники без сапог. Вообще, нам пришлось ко многому привыкать: обходиться без воды, питаться всухомятку тушенкой, к тому же поначалу и мерзнуть. В пещере было очень холодно, мы проделали в одеялах дырки для головы и носили их на манер мексиканских пончо. Но нет худа без добра: от этого холода, вероятно, и консервы, и шоколад неплохо сохранились.
        Свой лагерь мы так и не нашли, как ни искали! А ведь для этого делалось немало: вооружались цейсовскими биноклями, уходили по одному километров за пять, чтобы не потеряться, а потом и за десять со снаряжением военного связиста, разматывая за собой бесконечный проводок и уныло сообщая по полевому телефону: «Нет, не видать!»
        Затем стали ходить на разведку вдвоем - Джон, возможно, боялся, что я вдруг что-нибудь ценное в пещере найду и перепрячу.
        Стрелять в воздух, правда, не стреляли - по известной причине. А было из чего: стрелковое оружие - в приличном состоянии, густо смазано. Не склад, а мечта Робинзона.
        С проклятым сейфом мы тоже помучились: ни кирка, ни кувалда, обнаруженные на складе, его не берут. Небольшой, гад, килограммов сто весит, а ничего с ним сделать нельзя. До того рассвирепели, что откантовали ко входу и на дно обрыва сбросили - метров тридцать летел. Ухнул, точно бомба, но свою пасть - прощай надежды! - так и не открыл, даже не помялся. Оставили сейф там до поры, всегда к нему спуститься можно, а от посторонних глаз - щебнем засыпать.
        Джон принялся составлять опись «трофейного» имущества в штабном блокноте с футляром из свиной кожи. Сейчас-то легко сказать: к чему все это? Надо было запастись провиантом, запомнить хорошенько место и куда-нибудь к людям топать. Ан нет, только время теряли зря.
        Вторую ночь опять дремали на ящиках: лень кровати устанавливать. Сон не шел. Нервы совсем разболтались…
        Утром Свенсен, лежавший в метре от меня, протянул не глядя руку, взял у моей щеки початую плитку шоколада и давай хрумтеть. А ведь у самого под носом раскрытый ящик конфет стоит!
        - Чего у меня берешь? - рассмеялся я и, тоже не вставая, зачерпнул рядом с ним пригоршню конфет.
        - А ты чего - у меня? - вскочил Джон. - Ах, ты так! Давай все делить! - очертенел он.
        Поначалу я его затею словно за игру принял. От скуки почему б не позабавиться? Сели мы и, как полудурки, принялись конфеты и шоколад возле себя насыпать. Куча у меня получалась заметно выше…
        - Так долго, - спохватился Джон. - Лучше будем ящики считать.
        Вижу, не на шутку он дележ затеял. Нельзя позволить ему все заграбастать: ведь тогда прости-прощай мечта о премии за такой склад, нет, не лично мне, а в конечном счете - обществу.
        Стали ящиками делить шоколад, чай, кофе, консервы: тебе - мне, тебе - мне… Упарились.
        - И так - долго, - озадачился Джон Свенсен. Тогда он, кретин, многократно измерил рулеткой всю огромную пещеру и разделил все припасы приблизительно пополам, решительно проведя попавшим под руку куском мела линию-границу прямо по ящикам и контейнерам.
        - Теперь согласен?
        - Согласен, - не сразу ответил я, придирчиво примеряясь глазами к разделу.
        - А ну-ка с моей половины… - Джон невежливо вытолкнул меня по другую сторону границы.
        - Ты бы еще колючую проволоку поставил! - насмешливо посоветовал я. - Вон ее сколько! - и показал на здоровенные мотки.
        - И поставлю! Поживем, увидим.
        Уселись мы, каждый на своей половине, и внимательно следим: как бы кто чужое к себе не унес. Ситуация смехотворная лишь на первый взгляд. И у того, и у другого, помимо припасов, оружие имеется.
        Уже и спать боялись.
        - Чего не спишь? - спросил я.
        - Стерегу, - буркнул он. Я даже не рассмеялся.
        - Сейф! - внезапно вспомнил Джон. - Как мы его поделим? Ты там что-то про пушку говорил? - вскользь заметил он.
        А что немцы вдруг услышат - начисто забыл.
        Выкатили мы горную пушчонку на дорогу, когда-то сузившуюся до тропы от частых оползней. Установили в надежном месте, зарядили и нацелили на блестящий внизу сейф. Я поднес к глазам бинокль и махнул рукой:
        - Пли!
        Сейф разворотило с третьего выстрела - прямым попаданием. В сетке окуляров бинокля было четко видно, как посыпались по камням деньги и желтой россыпью хлынули золотые монеты!
        Вдруг Джон больно схватил меня за плечо, я обернулся - миллионнотонная гора, сдвинутая от сотрясения, медленно ползла на нас…
        - Ходу! - завопил я. Мы драпали без оглядки по тропе минут пятнадцать, слыша позади грозный, неумолчный гул оползня и грохот камнепада. Только вконец запарившись, осмелились обернуться: за поворотом ближайшего холма поднималась туча пыли…
        Мы с опаской побрели назад.
        Прежний вид неузнаваемо изменился. Дорога пропала, сейф исчез, все накрыла холмом гигантская каменная груда. Джон чуть не заплакал…
        - Кончай, - оборвал его я и потянул за рукав. - Путь далек лежит. Долго бродили мы по горному лабиринту. И долго не могли оторвать губы от воды случайно обнаруженной речонки, петляющей между скалами.
        - Бери, - утолив жажду, одновременно сказали мы, протягивая друг другу: он - половину шоколадки, я - завалявшуюся в кармане конфету. И оба чуть не задохнулись от смеха. Вот ведь в пещере такой дележ устроили, а тут последним поделились.
        Здесь и нашли нас бывшие интенданты - машины немного ниже по речке стояли. Мы ничего не стали рассказывать. А они, сытые по горло неудачами, напуганные далекими пушечными выстрелами и грозным горным обвалом на горизонте, потребовали немедленного возвращения в порт.
        В Эс-Сидере я честно поведал всей команде о своих злоключениях и получил от капитана новый строгий выговор, на этот раз с занесением в личное дело.
        - Вы его больше на берег не выпускайте, - сердито посоветовал старпом.
        - Только в Одесском порту, - в сердцах пообещал капитан.
        И сдержал свое слово: полгода на корабле держал безвылазно - под воду меня как водолаза отпускал, на сушу - нет. На то он и капитан, чтоб слов на ветер не бросать.
        АГЙЯ
        - Когда я жил на одной лестничной площадке с Логофетом… - толстяк Федор, завидуя историям водолаза, насладился эффектом от упоминания о своем соседстве с известным футболистом. И продолжил: -…У меня был один друг. Он работал инкассатором. За это его ранили бандиты двумя пулями. Одну медики вынули, другую трогать не стали. Она осталась где-то в груди в неопасном месте. Решили: сама обрастет тканями, вроде подкожной мозоли. А затем друг посмотрел фильм «Три мушкетера» и стал ходить в секцию фехтования. На тренировке его противник сделал ловкий выпад рапирой, а не заметил, что с острия соскочила шишечка. Проткнул бы он моего начинающего друга насквозь, да рапира наткнулась на свинец в груди. Так пуля, которая чуть его не убила, спасла ему жизнь! Каково? - удивлялся Федор.
        Мы тоже поудивлялись, и Валерий раздумчиво заметил:
        - А в Африке и не то бывает. Вот с нашим боцманом несколько лет назад в Эфиопии такое случилось…
        Толстяк Федор обиженно поглядел на него.
        - В Аравийском море на судне забарахлил двигатель, - невозмутимо начал водолаз, - и мы, чудом миновав Баб-эль-Мандебский пролив, добрались до порта Асэб дружественной страны.
        Ремонт затянулся, неполадки оказались серьезными. И администратор провинции выделил нам свой «лендровер» для четырехдневной поездки по стране. Чего попусту загорать на Красном море? По жребию выбрали десятерых человек, и меня, конечно. Везет!
        В пять утра с трудом разместились счастливчики в машине и покатили к озеру Тана, километров, по-моему, аж за пятьсот!.. Ну, за один день не доедешь, в шесть вечера совсем темно, как отрубает день - вокруг почти экваториальная Африка! Дорога порой серпантином виляет над глубоченными каньонами, в темноте ездить опасно. Много любопытного увидели мы по пути: ровную саванну с одинокими зонтичными акациями и баобабами, окруженную со всех сторон поднимающимися друг над другом волнистыми горами; густую бахромчатую зелень тропических лесов; стаи черно-белых «порез», которых здесь не считают обезьянами, потому что их мордочки похожи на человеческие лица; внимательных антилоп со штопором закрученными рогами, неподвижно стоявших в тени зарослей. Вдоль дороги попадались деревеньки из хижин «тукулей» с жердевыми плетеными стенами и островерхими соломенными крышами; православно-христианские церкви - бедные и побогаче - с узорными крестами на кровле; мусульманские мечети с куполами, похожими на половинку яйца…
        Как ни петляла дорога, но она шла строго в одном направлении, и поэтому сидящим у окон приходилось полдня изнывать на солнцепеке в тридцатиградусную январскую жару и лишь затем блаженствовать в тени, когда жгучее светило переваливало зенит. Большой зануда, боцман Нестерчук надоел всем своими капризами. С утра до двенадцати он ехал в тени, и вот, по справедливости природы, стало его припекать. Минут сорок он терпел, потом принялся ворчать:
        - Вообще-то надо поступать по-товарищески, - обратился он к тем, кто наконец-то оказался в теневой стороне, - независимо от того, как вначале сел. Утром ведь не очень жарило! Теперь, предлагаю, нужно каждые два часа меняться местами.
        И приходилось меняться: ему ничего не докажешь. Такой уродился - нытик.
        Если кому надо по необходимости выйти, ноет:
        - Время тратим…
        Когда же ему самому понадобится, весело приказывает:
        - Стоп, машина! Перекур, ребята. Так и быть, разомните косточки, - будто для всех постарался, заботливый. Заночевали на полпути к озеру Тана в каком-то городке в маленьком отеле «Турист» вроде барака-мазанки, крытом гофрированным железом, с рядом дверей и оконцев.
        На высоченном дереве во дворе дремала громаднейшая птица - очень пернатый хищник. Дерево стояло по соседству с дверью боцмана. Птица сразу не понравилась Нестерчуку, руками на нее замахал, кричит: «Кыш отсюда, кыш!» Хозяйка гостиницы удивлялась: «Сто лет птичка на дереве живет, никому не мешала!»

«Орла» прогнать боцману не удалось, вякнул тот с высоты что-то по своему и опять задремал.
        Ничего с ним не поделаешь - явление природы. Вздохнул боцман и сел на ступеньках под общей лампочкой читать толстенный детектив. Читает, кивает головой - привычка такая - и глаза вверх задирает - с опаской на «орла «поглядывает. Хозяйка была набожная, сразу его зауважала. Кастрюльку горячей воды ему для бритья персонально вскипятила. Шофер Богале потом рассказывал: она решила, что боцман на ночь Библию читал и мысленно с богом разговаривал, когда на небо смотрел.
        Утром мы побродили по городку, и боцман решил непременно заглянуть к ювелиру: обручальное кольцо стало ему мало, хорошо бы расширить. Если все мы за плавание в дальних морях похудели, то он, наоборот, поправился. Зашли в тесную мастерскую, в уголке сам мастер притулился перед маленьким горном и железным столом с разными хитрыми инструментами. Среди них я паяльник увидел - наш, отечественный! - из пионерского набора «Умелые руки». Обратился Нестерчук к мастеру по-английски со своей просьбой. «Ван момент!» - оживился кустарь. Мол, мигом!.. «А сколько будет стоить?» - «Ван быр». Дескать, один быр! Снял он при помощи мыла кольцо с пальца боцмана. «Сейчас растянет, - заулыбался боцман, - замучило проклятое».
        Не успел он опомниться, как умелец просунул внутрь золотого кольца напильник и - жжик, жжик! - принялся расширять… Что тут с нашим боцманом стало, побелел, как серебро! Еле отнял свое обручальное у мастера. «Вы что?» - кипит Нестерчук, а тот непонимающе улыбается.
        Дернул я пострадавшего за рукав, на пол показал: вокруг золотые пылинки сверкают, а в углу мусорное ведро стоит и веник. Проглотил еще какие-то слова боцман и, не моргнув глазом, выложил за работу один быр. Кольцо, правда, пришлось ему теперь впору.
        А умелец гостеприимно прощается:
        - Заходите еще!
        Вся группа, кроме самого боцмана, от беззвучного смеха содрогается.
        Затем я себе с ходу джинсы купил - удобны для путешествия. А для боцмана - тоже на пятидесятом году захотелось пофорсить - нигде подходящего размера нет. Все эфиопы худощавые, стройные. А он никак не унимается: «Может, где-нибудь под прилавком?..» Ну, человек!
        В конце концов приехали все-таки в город Бахр-Дар, он-то и стоит на берегу озера Тана, откуда берет начало Голубой Нил, как Ангара - из Байкала.
        На улицах высились ряды пальм, кое-где на них среди бела дня садились дикие белые гуси. Чудеса!.. Но расстроенный боцман их в упор не замечал, а когда ему показывали, отмахивался:
        - Мне бы ваши заботы!
        Шофер Богале огорчался, что мы не побываем в национальном природном парке Аваш, где на воле живут львы и леопарды.
        - Не попадем, и отлично! - заявил боцман, узнав о том, что у входа в заповедник висит строгое предупреждение: «Вы совершаете путешествие на собственный риск. За вашу жизнь администрация парка ответственность не несет!» - хотя исправно берет плату за въезд по два быра с человека - заранее, вперед, а то вдруг он не вернется.
        Остановились мы в отеле «Гийон», прямо возле Тана, в парке с могучими баобабами, на которых густо сидели натуральные носатые туканы и крупные стервятники с голыми шеями. В озере плавали дикие пеликаны, издали напоминая парусные лодки.
        Мы гуляли по берегу, фотографировались… Боцман вдруг сказал, что минут на десять отлучится, город посмотрит, а сам отправился брюки себе высматривать.
        В одиночку, проверено, ходить хлопотно. Пацаны - чистильщики обуви, уличные торговцы пристают - проходу нет. Кинулся от них боцман от ворот отеля через улицу - чудом его «фольксваген» не задавил, чуть ли не по пяткам проехал!..
        А ведь Африка не Подмосковье. В ней до сих пор много чего загадочного. Мы вот еще по пути заметили: гонят ли пастухи черных горбатых быков вдоль шоссе, цепочку мулов или осликов «агйя» - похоже на наше «и-го-го», правда? - обязательно перед самым носом машины ударят палкой животину, и та сигает на другую сторону дороги с риском потерять хвост.
        Мы спрашивали шофера Богале: зачем они это делают? Он белозубо улыбался: машина от животного как бы отсекает злого духа. Бык, мул или ослик сразу теряют свой дурной характер, становятся терпеливыми и послушными. Смешно, да? Суеверие?.. Если люди хранят и соблюдают свои особые обычаи, значит, как говорится, нет дыма без огня. Конечно, в древности никаких автомобилей не было. И наверняка тех осликов гоняли поперек тропы прямо перед носом бегущих верблюдов. Главное, результат: как ни странно, ослики во все века изменялись для хозяина в лучшую сторону.
        И с нашим боцманом случилось неожиданное! Вот тебе и суеверие… Вернулся он, и мы его не узнаем. Словно подменили.
        Тихий такой, вежливый, предупредительный. Скажет просто так кто-то из нас: «Сейчас бы минералки попить», - боцман тут же кидается в бар отеля и летит назад с запотевшей бутылкой местной минеральной воды «Амба». Плату за нее принимать не хочет, отнекивается:
        - Ерунда. Какие могут быть счеты? Чудаки вы, право! Про все свои капризы забыл и даже про злополучные брюки.
        Видать, та машина начисто отрезала от боцмана его злого духа. Неузнаваемым стал, что твой эфиопский ослик!
        Наняли мы большой катер, поплавали на нем по краю бесконечного озера - так боцман всю дорогу палубу шваброй драил, чтобы сделать приятное мотористу, и до того довел невозмутимого эфиопа, что тот швабру отнял и в пеликана запустил. Хоть она и денег стоит! Нейлоновая.
        А каким безрассудным смельчаком стал Нестерчук! Неожиданно начал раздеваться:
        - Хочу, - говорит, - искупаться. Зафиксировать, так сказать, свое тело в озере Тана!
        Напрасно его пугали крокодилами.
        - Видали мы ваших крокодилов!..
        Тогда я важно надул щеки и строго произнес:
        - Запрещаю.
        - Слушаюсь, - щелкнул босыми пятками боцман и стал быстро одеваться. А ведь вполне мог зафиксировать свое тело где-нибудь в желудке крокодила, если не целиком, то по частям. Хоть крокодилов мы и не видели, но, говорят, их там тьма-тьмущая. Достоверно известно, что два американца решили переплыть залив озера на пари: кто быстрее? Переплыл только один, отставший. Затем боцман пристроился в отеле за старой туристкой ее здоровенную спортивную сумку, зонтик и плед носить. Навьючится, словно «агйя», и семенит позади. Она принимала его услуги как должное. А чаевые он не брал, точно осел. Хорошо хоть со стороны пристойно выглядело: старушке помогает - джентльмен.
        Но мы-то знали, в чем тут дело.
        Начали мы в обратный путь собираться. А новый характер боцмана никому покоя не дает. Таскает он сумки и портфели в машину, суетится. Загодя выгадывает себе такое место в «лендровере», чтобы, не дай бог, в тени оказаться. Целый ящик «Амбы» купил в дорогу на свои быры.
        Что делать?.. И шофер Богале тихонько нам говорит:
        - Надо бы его снова под машину толкнуть, а не то на всю жизнь «агйя» останется.
        Клин-де клином вышибают! Пришлось постараться…
        Разогнался Богале на «лендровере» во дворе, а мы разом сильно толкнули ничего не подозревающего боцмана прямо перед бампером на газон.
        - С ума сошли! - взревел Нестерчук, растянувшись на траве.
        А один из наших, еще ничего не зная, бежит из отеля с чемоданчиком и кричит:
        - Неплохо бы «Амбы» в дорогу взять! Боцман как заорет:
        - На свои быры покупай! - А затем: - Пока мне деньги за ящик с минералкой не вернете, никуда мы не поедем!
        И давай, давай… Полез в машину и занял теневое место.
        Мы чуть не расцеловались на радостях. Прежним стал!
        Но на этом его приключения не кончились. Если уж судьба хочет наказать человека, то не останавливается на полпути. Проверено.
        Вот думали вы когда-нибудь: что же такое обычная тень? Та самая, которую отбрасывают разные предметы и живые существа. С ней в почти экваториальной Африке творятся чудеса. Например, в полдень ее может и не быть совсем. В другое время у тебя могут появиться целых три, разной длины и густоты! Спрашивается: бывает ли у кого-нибудь вдруг чужая тень?.. У меня лично появлялись одновременно две: одна - тощий верзила, другая - пузатый коротышка. Мои?! Наши и чужие тени ведут загадочную жизнь. Они могут смешиваться и с силуэтами других людей. Идет тебе навстречу прохожий, его тень слилась с твоей, и у нее возник нос на затылке. Хорошо, насовсем не остался, а то ходить бы с двуносым отражением.
        Не поверите, в городе Бахр-Даре мне рассказывали про абсолютно Лысого человека, который разгуливал с явно чужой, кудрявой тенью. Где он ее подцепил - неизвестно. Сам не ведает, полудикий кочевник. Для него и границ не существует: сегодня в Эфиопии, завтра в Кении, через месяц в Судане. Куда верблюды идут, туда и он.
        Я сам не верил, пока подобное не увидел.
        Итак, отправились мы на «лендровере» в обратный путь - к порту Асэб, где стоял наш
«Богатырь». И, пожалуйста, у капризного боцмана внезапно разыгрался застарелый артрит. Богале сказал, что тут невдалеке за горой есть радоновый источник. Как рукой боль снимает у закоренелых ревматиков, злостных радикулитчиков и неисправимых артритников.
        Остановили машину, закрутили от пронырливых обезьян все окна и стали карабкаться в гору по узкой тропке, петляющей среди острых камней. Боцман ковылял позади… Высоко поднялись, машина внизу - крохотная, сердце ходуном ходит. Потом через перевал спустились к источнику.
        Из железной трубы, воткнутой куда-то в глубь скалы, шел вулканический пар и бойко капала целебная влага. Старухи бережно собирали ее в бутылки. Под концом трубы была каменная яма, наполненная той же парящей водой. Богале посоветовал боцману разуться и подержать ноги в этой ложбине.
        Через полчаса Нестерчуку впрямь заметно полегчало, и мы двинулись в обратный путь.
        Боцман шел теперь довольно резво впереди всех и обогнал крестьянина с мулом, взбирающихся по узкой тропе. Когда тропка пошла вниз, мул внезапно заупрямился, и мы невольно остановились. А боцман спокойно спускался себе к машине, не оглядываясь. Крестьянин рассердился на ушастого упрямца и стукнул его палкой, тот сразу резво понесся к дороге.
        Услышав сзади цокот копыт, боцман обернулся и увидел мчащегося на него во весь опор четвероногого. Вместо того чтобы уступить тропу и взобраться на камни, он побежал вниз. Так они оба с нарастающей скоростью, уже не в силах остановиться, сбегали с горы. Преследователь оказался более быстрым - у подножия он налетел на боцмана, и они покатились в кусты. Затем поднялись, к счастью, невредимые. Мул затрусил в сторону деревни, а Нестерчук, прихрамывая, направился к машине. Все облегченно рассмеялись.
        И тут я замер от изумления. Сбоку от животного семенила тень человека, а у боцмана рядом вроде бы вышагивала ушастая четвероногая тень.
        Нестерчук забрался в машину, мул скрылся за поворотом, и наваждение кончилось. Больше никто этого не заметил. Впрочем, крестьянин, проходя следом мимо машины, странно посмотрел на боцмана и покачал головой.
        Путешествие продолжалось, боль отпустила Нестерчука, и я вскоре забыл о происшествии. Мало ли что могло почудиться?
        На ночлег остановились в том же отеле «Турист».
        Устроившись в гостинице, мы без Богале, который сразу завалился спать, вышли прогуляться по городу. Зажглись фонари, и я вдруг вновь увидал, что рядом с боцманом вышагивает тень мула.
        Пока никто, тем более прохожие, ничего не заметил, я поспешно уговорил всех вернуться в гостиницу: время, мол, уже позднее, попадешь еще в случайную неприятность, да и пропуски у Богале. Сделали кипятильником кофейку со сгущенкой, заели московским печеньем, покалякали о том о сем и разошлись спать.
        Мне не спалось. Я не выдержал, пошел и разбудил боцмана. Узнав в чем дело, он расхохотался.
        - Ты того?.. - И покрутил пальцем у виска.
        - Давай выйдем!
        Нестерчук, продолжая смеяться, вышел вслед за мной на залитый лунным светом двор и сразу осекся, узрев большую ушастую тень у своих ног. Боцман в отчаянии поворачивался и так и сяк, но не мог избавиться от своего странного безмолвного сопровождающего.
        - Что ж делать, а? - У него даже дыхание перехватило. - Как я в Москву вернусь?! - Будущее внезапно предстало перед ним во всей ужасающей наготе.
        - Лучше спроси: как ты завтра на улицу выйдешь? - заметил я. - А в Москве ты теперь можешь в цирке выступать.
        Боцман схватился за голову, тень мула повторила его движения.
        - Надо сказать Богале… - И Нестерчук внезапно воспрянул духом. - Он местный, может, что придумает!
        Ничего не понимающего сонного Богале вытащили во двор в одном белье. Он сразу нахмурился, увидав злополучную тень.
        - Вы с ним обменялись, - серьезно заявил шофер. - Придется завтра вернуться, найти хозяина мула и решить на месте.
        Всю ночь мне снились жуткие зарубежные сны…
        Утром я рассказал все нашим пораженным спутникам, и мы под прикрытием своих теней бережно провели бледного боцмана к машине.
        Того крестьянина удалось разыскать легко. Про удивительного мула уже знала вся деревня возле источника.
        Хозяин долго отказывался от обмена. Ему, видите ли, очень лестно, что его четвероногий помощник стал знаменитым, а тень тени его славы падала и на владельца. Пришлось дать сто быр, на меньшую сумму он не соглашался.
        Но одного согласия мало: необходимо было провести эксперимент. И вот мул, погоняемый хозяином, и боцман снова взобрались на ту же гору.
        Деревенские жители, чтобы не мешать ответственному делу, собрались внизу, запрудив дорогу. Останавливались автобусы, выскакивали разъяренные водители, высовывались в окна пассажиры, и все тотчас замирали, узнав о предстоящем. Даже маленьким детям, коих женщины носят за спиной, закрывая одеялом, скинули покрывала с головы, чтобы те могли посмотреть редкостное представление.
        Боцмана вся эта суета не занимала, он был по-прежнему бледен, но железно решителен. Им двигала лишь одна благородная цель: любой ценой вернуть свою многострадальную тень. Позволено спросить: а почему бы не поставить его и мула рядом в той же деревне или, на худой конец, там же их и столкнуть? Пробовали. Нестерчук даже влезал верхом, надеясь на чудо, но чуда не получалось. Каждый оставался при «своих» - чужих тенях. Потому и решили сделать попытку в том же самом злополучном месте - на горной тропке.
        По сигналу Богале боцман побежал вниз, а крестьянин ударил палкой мула. Нестерчук особо не спешил, давая возможность помчавшемуся за ним животному снова сбить его с ног возле тех же кустов.
        Неизвестно, чем бы это кончилось, если б в эксперимент не вмешалась толстая женщина на велосипеде. Она внезапно вылетела из-за перевала и понеслась вслед за мулом, безуспешно пытаясь затормозить. Столкновение было неизбежным!
        Нестерчук, мул и велосипедистка смешались в одну кучу!.. Когда женщина, спасаясь, поспешно покатила прочь, рядом с ней скакала тень мула. Сам ошалелый четвероногий убежал, истово крича, в деревню - опять с тенью боцмана. А наш страдалец остался - с пышной тенью женщины.
        Разъяренный крестьянин, осыпая всех проклятиями, и слышать больше не хотел ни о каком новом, тройном обмене. И грозил пожаловаться в полицию, хотя и получил вознаграждение.
        Так и уехали ни с чем. Вернее, боцман - с другим приобретением.
        И сколько б потом ни твердил корабельный врач про «лженауку», так и этак направляя рефлектор лампы на несчастного Нестерчука и недоверчиво рассматривая его необычный силуэт на стене, ничего нельзя было поделать.
        Новая тень у боцмана стойко держалась до самой Москвы и там еще доставляла хозяину немало хлопот. Нестерчуку в солнечные дни приходилось сидеть дома либо ходить повсюду под ручку со своей видной, крупной женой. И она на это не жаловалась.
        - Я затем не раз встречал боцмана, у него теперь вполне нормальная тень. А поумневший под чужим небом корабельный врач сказал мне, что это как с африканской болезнью, вызываемой амебой. У нас для нее нет подходящего климата и питательной среды, и больные через две недели сами по себе выздоравливают, - закончил историю Ураганов.
        Мы молча поглядели на свои короткие тени, лежащие на полу, и удовлетворенно вздохнули.
        - Нет, ты, правда, по соседству жил с Логофетом? - вдруг спросил Федора Глеб.
        СТЕПАНИШНА
        Случилось это на острове Сахалин. «Богатырь» стоял тогда в порту Корсаков по соседству с супертраулером, своего рода мощным плавучим заводом, сделанным в ГДР и начиненным всякой автоматикой и электроникой. Специальные эхолоты указывают плотность, вес и глубину проплывания рыбных косяков, и сразу видно, стоит ли выметывать простым нажатием кнопки гигантский трал, куда свободно может влезть двадцатитрехэтажный дом. Семнадцати рыбакам в разделочном цехе только успевай управляться с механизмами, когда по конвейеру пойдет рыба: филе прессуется, попадает в целлофановые сорокакилограммовые пакеты - и в морозилку, а из отходов получается рыбная мука.
        И что интересно: никак нельзя перевыполнить план ни более быстрым вытягиванием трала, ни ускорением обработки рыбопродуктов - тут же срабатывают запломбированные спецпредохранители, и все останавливается.
        Таким образом супертраулер сам себя бережет от бездумных энтузиастов - иначе он из ремонта не вылезал бы. А ремонт производят не где-нибудь в порту приписки, а исключительно у черта на куличках - на верфях Штральзунда на Балтийском море.
        В общем, конец двадцатого века!
        Было это осенью, и захотелось мне поохотиться, команду пернатой дичью побаловать. Выпросил я у одного рыбака с супертраулера ружьишко - они же все местные, в Корсакове живут, - тот еще «кроки», самодельную карту нарисовал: где утки водятся. И в путь!
        Отъехал на автобусе по асфальту вдоль побережья Охотского моря километров тридцать и высадился в какой-то заброшенной рыбацкой деревеньке. Почти все дома заколочены: с появлением мощных рыбацких судов прибрежный лов стал нерентабельным, вот и подались люди кто куда. Правда, сейчас хотят вновь в прибрежье лов возродить - после того как многие страны установили у своих берегов многомильную рыболовецкую зону.
        Странное ощущение не покидало меня: после своего современного судна «Богатырь» и супертраулера я как бы попал в далекое прошлое. Вокруг старые рубленые дома со мшистыми бревнами, рассохшиеся шлюпки со смолеными днищами, бездомные коты, стремительно перебегающие открытое пространство улицы. И лес уже подступил к деревне, на крыльце «Чайной» росло деревце. На песке валялись влажные водоросли морской капусты и зеленые обрывки от японских сетей, выброшенные морем…
        Я углубился в лес. Блукал, чавкая сапогами, по окраинам заросших болотцев, постреливал в мало пуганных уток, если можно было их достать, не раздеваясь. Попутно срывал особый сахалинский папоротник, который островитяне научились у местных корейцев вкусно мариновать…
        Стало темнеть, и я почувствовал, что заблудился. Знать-то знал: в какой стороне осталось море, там и шоссе, но понимал, что не сумею на него засветло выбраться. Завязнешь еще по пути в этих болотистых местах.
        Решил правильно: выбрать местечко посуше, развести костерок, похлебать утиного варева, нарубить лапника для постели и переночевать. Только выбрался на большую поляну, как увидал - хоть перекрестись! - избу на курьих ногах. На трубе филин сидит, перышки чистит, а по лужайке перед домом зебра бегает.
        Вот те раз…
        Я не из робкого десятка: ружье наперевес и подхожу к избушке.
        - Здравствуй, добрый молодец, - раздается сзади голос.
        Чуть ружье не выронил.
        Обычная старушка из лесу идет. В очках. С корзиной, полной папоротника.
        - Здорово, баба-яга, - осторожно поздоровался я. Старушка обиделась:
        - Какая я тебе яга? - говорит. - Я обыкновенная пенсионерка, бывшая колхозница. Мать лесника. А зовут меня - Степанишна.
        - Не знаю, как вас там зовут, а обстановочка для яги подходящая, - бодрился я.
        - Вы про дом, что ли? - махнула сухой ручкой старушка. - Мой сын-лесник - народный умелец, сам все выстругал: и резные наличники на окнах, и курьи лапы за-место фундамента.
        - А зебру он тоже выстругал? - спросил я. - Тогда почему ж это изделие народного умельца траву ест?
        - Лошадь она, - хихикнула бабка. - Скучно здесь, в лесу, вот я и раскрасила ее в полосочку. Веселее смотрится. Как в сказке.
        Ну, чудачка!
        - А филин тот, - и показал на трубу, - кем нарисован?
        - Сова, - подчеркнула Степанишна, - сама приблудилась. Птенцом ее выкормила. Днем спит, ночью летает.
        - Хорошо, что хоть вы не летаете, - рассмеялся я, закинув ружье за спину.
        Степанишна странно посмотрела на меня. Понял ее взгляд по-своему: а что, мол, он за человек? Объяснил ситуацию и попросился на ночлег.
        - Пожалуйста, - пригласила в избу Степанишна. Жилище внутри совсем успокоило меня, когда увидал в красном углу цветной телевизор на батареях и комнатную антенну.
        - По спутнику связи через станцию «Орбита» передачи смотрим из России, - похвасталась Степанишна.
        Она ощипывала моих уток и рассказывала, как они тут неплохо живут с сыном-лесником среди красивой природы. У них там, за домом, хозяйство имеется: корова, подсвинки, индюшки… Огород свой, корюшка в ручей из моря заходит - жить можно. Скучно бывает, понятно, но теперь с новым телевизором стало гораздо веселее.
        Сама она, Степанишна, страсть как сказки любит: от своей бабушки невесть сколько их помнит и сама сочиняет. К ней даже из Южно-Сахалинска ученые люди приезжали - сказки на магнитофон записывать.
        Тут я ей тоже кое-что порассказал.
        - В жизни еще почище сказки случаются, - заметил ей. - Вот я раньше фотографом с другом Серегой на кладбище работал. Схоронили как-то старика, а у могилы Серега пятерых родственников сфотографировал - на долгую светлую память. Деньги они, как положено, вперед заплатили, оставили адреса. Сделал он снимки и разослал по почте. И вдруг заявляются к нему все пятеро, фотографии под нос тычут: «Что это?» Смотрит внимательно: отличный глянец, все шестеро, как живые. «Вот именно, шестеро!» - ужасаются они. Их-то ведь пятеро было. Оказалось, шестым с краю тот дед стоит. Да еще и, шутник потусторонний, улыбается среди всех печальных родных. Болел он долго - наверное, рад, что наконец отмучился. А вы говорите - сказки… Вот спутник связи, по которому вы передачи ловите, похлеще всякой сказки! - зевая, закончил я.
        - Врать ты здоров, - покачала головой Степанишна. - Ложись-ка лучше спать, фотограф.
        Лег я на большую резную лавку с львиными мордами и быстро заснул.
        Проснулся от детского плача…
        Трое маленьких детишек в избе, и с ними - дылда лет пятнадцати, акселератка. Ходили в лес за папоротником, тоже заблудились и, слава богу, на домик Степанишны наткнулись.
        Она их утешает: переночуете, а утречком, на рассвете, сын-лесник запряжет лошадку и домой отвезет. Все поуспокоились, только за родителей волнуются, которые сейчас за них переживают. Один только самый маленький бутуз хнычет: он, видите ли,
«зебры» испугался.
        - Она из зоопарка убежала, - успокаивает его дылда-акселератка. - Правда, бабушка?
        Бабка и им объяснила, что лошадь покрасила. А бутуз упорствует: ладно, а тогда почему она, Степанишна, летает? Он, мол, видел, как она над лесом кружилась!
        Вот дети пошли - фантазеры!
        - Почудилось тебе, - рассердилась акселератка. Но мальчонка на своем стоит: видел и видел!
        - Не спорьте, - добродушно засмеялась Степанишна. - Ну летала. Я сына-лесника высматривала: идет он или нет с обхода.

«Ну и бабка-сказочница, - подумал я. - Как заправляет! Недаром из Южно-Сахалинска приезжали ее записывать».
        Акселератка даже примолкла. А мальчонка возликовал:
        - Что я говорил!
        А другие малыши удивились:
        - Как так летаете, бабушка?
        - Долго, учиться пришлось, возраст не тот, - призналась она. - Вы же во сне летаете?
        - Летаем. Так то во сне!
        - И у меня сначала так было. Летаю-летаю во сне, приоткрою глаза - нет, не летаю. Снова закрою - вновь летаю. Открою - опять нет. А однажды так быстро глаза открыла - парю на полметра прямо над кроватью!
        Так, мол, постепенно и натренировалась Степанишна летать не только во сне, но и наяву. Главное, нужный момент поймать и не упустить!
        Сказки, они ведь, по ее словам, рядом с человеком живут. Не спугнуть бы только. Вот хотя бы недавно ей домовой приснился, она так быстро глаза раскрыла, что он еще секунды две на печке сидел. Испугался и скрылся!
        Заулыбались детишки. А глаза у них слипаются. Устали. Уложила она их отдохнуть на широченную кровать вместе с акселераткой. Та, как и я, старушке не поверила. Да ведь чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Сладко уснули дети…
        И я снова уснул.
        Проснулся опять от тихого разговора Степанишны с наконец явившимся сыном-лесником. Тот удивлялся: откуда в избе такой «лесоповал», словно в общежитии мелиораторов. Сообщила ему мать, что гости заблудились.
        - Бывает, - проговорил лесник. - Утром отмою от краски лошадь, домой их отвезу. И этого, - про меня, - к шоссейке подброшу.
        - Сама могу отвезти. Привыкла чуть свет вставать, а ты спи себе, намаялся.
        - Нет, маманя. А не то вы детям своими байками голову забьете. И сам-то с вами чудаком прослыл… Однажды, не поверите, мне показалось, что вы летаете, - усмехнулся он. - Надо же!
        На рассвете кто-то бесцеремонно меня растормошил. Стоит надо мной лесник в подштанниках.
        - Скорей! Скорей! Я с ума сошел! - подтащил к раскрытому окну: - Глянь!
        Скачет по лесной опушке «зебра». А над ней весело летят гуськом: впереди сова, за ней Степанишна и трое улыбающихся ребятишек. Вспомнил тут я оторопело старушкины слова: «Главное, момент не упустить!»
        Весь сон сразу покинул, оглянулся: одна лишь акселератка в широкой кровати спит.
        - Видишь? - чуть не плача трясет меня за плечо лесник.
        - Ничего не вижу, - вздрогнул я. Пусть сами разбираются. Хорошо, что одетым вчера лег, схватил ружье и рюкзак. За порог - и деру!
        Только на шоссейке опомнился.
        Такая вот невероятная быль. А говорят: «Супертраулер, супертраулер!..»
        ИСТИННОЕ ЛИЦО
        Надеюсь, вы помните по истории «Крупные Мурашки» моего друга Вита, аспиранта Витаутаса, - с ним мы справляли мой злополучный день рождения на Красном море. Вернувшись из плавания, мы продолжали дружить и в Москве.
        Конечно, на корабле мы виделись чаще, несмотря на то что там тоже своей работы хватало. Но, так сказать, и на берегу он от меня не откачнулся, хотя какие могут быть общие интересы с простым водолазом.
        Как-то после спора со мной он раздосадованно сказал: «Жить бы тебе под водой, Ураганов!» Догадываюсь - не пенек с ушами, - он терпел меня, как Дон-Кихот верного Санчо Пансу. Поначалу я и был при Вите за оруженосца, телохранителя и посыльного. И ни капли не обижался. Ведь я обычный, рядовой человек, не аспирант, и даже без высшего образования.
        Разумеется, Вит пытался подтянуть меня до своего уровня, давал разные книжки для развития. Однако я стойкий: каждый раз месяца этак через два возвращал ему очередной том, из вежливости прочитав только предисловие, пока он не махнул рукой на мое самообразование. Я прочел в жизни всего две книги: «Молодую гвардию» и
«Человека-амфибию» - и расширять этот список не собирался. В школе на уроках литературы я отвечал лучше всех, потому что не обременял память ничем, кроме учебника. С Витом испытанный номер не проходил. В отличие от учительницы он требовал личного мнения о произведениях. А откуда его взять?
        Я считаю, что все делятся, помимо других категорий, еще на две группы: рассуждающих книгочеев и людей ахти иного действия. Первые - им достаточно переживаний имеете с героями книг, а другие - те действуют сами. О них-то обычно и пишут. Если б не было таких, как и, о ком писать? О читателях?
        Даже на ученых коллег Вита я производил впечатление своей неповторимостью. Помню их громкий смех, когда я сказал, что прыгал в океан с мачты корабля
«по-солдатски». «Солдатиком?» - машинально переспросил кто-то. «А я что сказал?» - солидно кивнул я в ответ.
        Нет, я, скорее, был у Вита как Пятница у Робинзона. Не подумайте, что скрываю свою начитанность. Спасибо кино и телевидению - лет через пять все знаменитые книжки поголовно экранизируют.
        А Пятницу я упомянул потому, что он тоже был из не очень начитанных, зато Робинзон никогда с ним не расставался. Это я к тому: образованных много, а поговорить по душам Виту не с кем, кроме как со мной. Постепенно он стал доверять мне и самое сокровенное. Я личность непосредственная, на меня не давят литературные примеры, поэтому могу дать жизненный дельный совет. А то и помочь - особенно, если не просят. Когда очень уж просят, любой кинется на выручку. Не заслуга, верно?
        Суть в том, что Вит неожиданно влюбился. На его месте я бы поступил точно так же. Все так поступали, увидев ЕЕ! А я сразу про себя решил - не по Сеньке шапка Мономаха.
        Лариса была исключительной особой лет двадцати трех. Когда она шла по улице, у всех встречных мужчин шеи сворачивало. Иные даже останавливались, чтоб подольше посмотреть вслед, как она плывет яхточкой, со всей положенной оснасткой международного класса «Супердракон». Красивая до умопомрачения. Не удивлюсь, что слабаки могли и действительно тронуться. Только не я. А объект она для этого подходящий. С ней станется.
        Познакомились мы с Ларисой на одной приятельской вечеринке: полумрак, хрусталь, вкрадчивая музыка, растворимый кофе. Как в лучших домах Москвы.
        Кто-то опрометчиво ее привел, а потом уж не мог к ней прорваться, чтобы увести.
        По-моему, она не сразу предпочла Вита, хотя и танцевала с ним, и разговаривала. Я больше опасался за танцы - Витаутас неуклюж, зато за беседы на любые темы я был хладнокровен. Ему дай рот раскрыть - заговорит до смерти на четырех языках: нашем, литовском, английском и греческом - древнем и современном. Это я лишь пиджин-инглиш знаю: когда английские слова произносят точь-в-точь, как они пишутся, не пропустив, боже упаси, ни одной буквы.
        На всякий случай, как только они оказывались рядом, я мгновенно подсаживался и вставлял всякие умные замечания, чтоб Вит еще ярче вырисовывался на моем фоне. Так любой бы настоящий друг сделал.
        Мое присутствие их почему-то поначалу раздражало, но я был неумолим: решил парня поддержать, не остановлюсь на полпути. Выручу до конца.
        И не ошибся. От непонятной мне робости Вит то и дело становился молчаливым, но я не дремал и подкидывал сухих щепок в огонек. Когда, исчерпав достоинства и недостатки погоды за окном и в мировом размахе, Вит опять потерянно сник, я жизнерадостно спросил:
        - Вит, правда, что ананасы растут из земли прямо по одному.
        Непривыкшая Лариса обалдело глянула на меня, так взмахнув ресницами, что трепыхнулся мой чуб, будто на сквозняке.
        А Вит сразу оживился:
        - Не помнишь, что ли, в Африке на плантациях?..
        - Ах да, припоминаю… Мы еще тогда с тобой целый мешок ананасов купили - стандартный, сорок пять килограммов, - и вдвоем за целый день еле управились.
        - Как управились? - широко раскрыла она голубые глазищи.
        - Как, как, - мечтательно ответил я. - Съели.
        - А когда вы в Африке бывали? - приятно удивляясь, повернулась она к Виту.
        Тут-то и пошла Африка минут на пятьдесят. И мне немножко внимания перепало, раз я удосужился вместе с Витом побывать в дальних краях.
        Исчерпали Африку…
        А я наготове. И озабоченно спрашиваю друга:
        - Тебе домой не пора?
        - Куда?.. - оторопел он.
        - Слушай, если ты так бездумно будешь время терять, ты никогда докторскую диссертацию не закончишь! - беспокоюсь я.
        - Не докторскую, а кандидатскую. И уже закончил, - отмахнулся он.
        - Вы в аспирантуре? - заинтересовалась Лариса. - А где?
        И, пожалуйте, еще на полчаса об университете.
        Речь у Вита так и журчит. А я тоже слушаю и горжусь. Со мной не пропадешь. Сам с собой даже я нигде не пропаду!
        Чудесная девушка. И, главное, красота у нее не истуканная, не холодная, самоуверенная, а живая, мягкая, добрая…
        Полчаса истекло. Я продолжаю стараться. Вспомнил последнюю книгу, которую мне безуспешно давал почитать Вит.
        - Не помню, - попытался я наморщить лоб, - роман «Процесс» Юлиан Семенов сочинил?
        Ну, они оба разом вскинулись, начали меня просвещать, а затем, забыв обо мне, заспорили о каком-то Кафке.
        Короче, показал я друга Ларисе со всех сторон: за один вечер она его больше узнала, чем за месяц бы, если бы я не вмешался.
        С тех пор Вит повадился заявляться ко мне домой чуть ли не по ночам и говорить часами о своей ненаглядной, пока сам не заснет на стуле.
        Да, замечательная девушка. И профессия соответствующая - искусствовед, столь тонкий она человек. Впрочем, она бы могла быть и детским врачом, такую доброту излучало ее лицо.
        Они встречались Каждый день. Меня они не избегали и милостиво позволяли иной раз погулять с ними, сходить в кино или кафе. Это еще больше расположило к ней мою ершистую натуру. Ведь не перевелись еще подруги, которые перво-наперво стараются отвадить дружков-товарищей то ли из глупой ревности, то ли по неистребимой привычке собственниц.
        Лариса была другой: спокойной, дружелюбной, доверчивой, ни тебе малейшего раздражения, обиды… Одним словом, идеальная.
        Честно говоря, таких не бывает. Что меня и настораживало. Наверное, потому и появилось какое-то опасение, предчувствие… Неясная тревога ныла в душе, как от далекого скрипа дерева на пустынном лугу. Со мной такое нередко случалось где-нибудь на охоте: или дальний дергач скрипит, или дерево в тишине где-то, а где - не видно. И непременно к грозе.
        Я не мастак копаться в ощущениях, но заметил, что мое странное предчувствие возникало в тот неуловимый миг, когда я отводил взгляд от Ларисы и затем снова смотрел на нее. А не смотреть было трудно. Она притягивала. И вот те мгновения невольно оставляли промелькнувшее впечатление чего-то чужого, какой-то лжи…
        Затем я сделал неожиданное открытие. Если дома я старался вспомнить ее лицо, оно вдруг возникало совсем не тем, другим: жестким, злым, расчетливым…
        Я пытался осторожно выведать у Вита, а какое воспоминание остается у него, но недаром говорят: все влюбленные слепы. Он по-прежнему видел ее будто наяву - мягкой, доброй красавицей. Ну а я мог судить вроде бы непредвзято. Я уже говорил, что, как человек волевой, запретил себе в нее влюбляться, я ей не пара. «Ему б кого-нибудь попроще…» - поется в известной песне. Это про меня.
        Оглядываясь назад, я полагаю, что немаловажным стал прискорбный случай с фотоаппаратом. Однажды в парке имени Горького - знаете каменную беседку над Москвой-рекой? - я их сфотографировал пару раз своим «Киевом», хотя Лариса и отнекивалась, говорила: не любит сниматься… Еле уломал.
        Затем она внезапно захотела запечатлеть Вита со мной. Мы приняли достойную позу, положив друг другу руку на плечо. А Лариса села на балюстраду и, наводя аппарат на резкость, батюшки мои, слегка откачнулась назад, потеряла равновесие и…
        Ее мы удержали, а мой «Киев» нет.
        Она так расстроилась, запереживала:
        - Новый куплю!..
        На то я и водолаз, чтоб новый не покупать. Разделся, нырнул на дно - и будьте любезны! Естественно, потом с фотоаппаратом пришлось повозиться дома, пока привел в порядок. А пленке, конечно, каюк!
        Тогда и шевельнулась у меня непрошеная мысль: «Не нарочно ли она это устроила?» Но зачем?
        Понятно, не сразу нашел я ответ. Где там! Целый месяц прошел…
        Видимо, главным явились слова Ларисы, которые как-то вырвались вскользь.
        - Какая вы красивая! - не удержавшись, сказал я.
        - Красивая, когда на меня смотрят.
        Ее слова меня ошеломили, потому что, в отличие от Вита, я их понял буквально. Значит, когда не смотрят, она - другая? А ведь это похоже на мои загадочные ощущения. Все постепенно становилось на свои места. Так, так, так…
        Но как же, позвольте, увидеть Ларису, не смотря, не глядя, не глазея на нее?!
        Задача… Ну что ж! Я не из тех, кто отступает. Не простые проблемы приходилось решать и в трущобах Гонконга, и в знойных африканских пустынях, и в мрачных шотландских замках!
        В Южном порту столицы имелся знакомый механик, по призванию художник-самоучка. Для Доски почета он всех лучших людей производства, кроме меня, в красках изображал, особенно удавались ему портовые активистки. Я и попросил его сделать портрет Ларисы. Причем не впрямую нарисовать, не с натуры, а исключительно по памяти.
        И организовал случайную встречу. Сидим мы втроем: Лариса, Вит и я - на террасе в парке Горького, едим мороженое. Тут и причаливает к нам мой художник-самоучка.
        - А я только что о тебе подумал! - искренне воскликнул я, уже опасаясь, что он вдруг не придет. - Легок на помине!
        - Извини, опоздал, - смутился он, взглянув на свои самодельные часы.
        - Куда? - сделал я большие глаза.
        - Ты чего?.. А-а, - вспомнил он наш уговор. И, как ему казалось, ловко выкрутился:
        - Вчера я к тебе домой опоздал. А сегодня, думаю, дай-ка поищу тебя-его, - показал он на меня пальцем, - где-нибудь в парке.
        Можно подумать: мы в райцентре живем.
        Лариса и Вит переглянулись, наверняка посчитав, что и мой приятель - обалдуй под стать мне.
        Познакомил я их. Механик-художник взял себе стаканчик вина для вдохновения и глаз с Ларисы не сводит. И хотя она к этому привычная, что-то все-таки ее обеспокоило. Вероятно, к простому любованию у моего самоучки примешивалось нечто профессиональное, этакий изучающий взгляд технического порядка: где на нее белил не пожалеть, где нежно-розовый колер подпустить.
        - Акварель! - причмокнул он губами.
        - А вы кем работаете? - вот тут-то забеспокоилась она. С высоты прошедшего времени я это отчетливо представляю.
        - Механиком, - не выдал он свой талант. - Да-да, вы, Лариса - как акварель, - поспешно поддержал я его.
        - Не масло же, - передернул плечами растяпа-самоучка.
        Ну, он точно вроде меня - прямой человек. Я-то думал, он схитрил, когда правильно назвал свою профессию.
        А теперь он, будьте любезны, явно вознамерился порассуждать о том, чем ее, видите ли, рисовать: масляными или акварельными красками.
        Еле перевел я разговор на другое и постарался, чтоб он здесь не засиживался. Как только я между прочим сообщил, что в павильон «Пльзеньский» привезли чешское пиво, он галантно попрощался: «Извините за компанию!» и сразу заторопился туда. Я даже опасался, что он недостаточно ее изучил и все старания пойдут прахом. Самоучка заметил мое волнение и уже на ходу значительно произнес: «У меня глаз - алмаз!» - и быстро удалился в сторону чешского пива.
        - Странный какой-то - рассмеялась колокольчиком Лариса.
        - Очень, - подтвердил я. И не менее загадочно добавил: - Не тем занимается.
        Вит ничего не сказал, он смотрел на Ларису, как ягненок на зеленый луг. А, точнее, будто каторжник Жан Вальжан из-за решетки на свободу. Читали «Отверженных» Виктора Гюго? Там в предисловии об этом написано.
        Механику я дал на творческую работу весь завтрашний воскресный день. Если я прав, представляю, как ему придется помучиться.
        Сам я тоже не терял времени даром…
        Поймите правильно, у меня и в мыслях не было сделать кому-то плохое, той же Ларисе или Виту. Тем более - ему. Простая любознательность! Но теперь я понимаю, что не только. Я беспокоился за Вита, за его судьбу.
        Иначе почему бы я связался с художником-самоучкой именно тогда, когда вдруг узнал, что Вит и Лариса решили пожениться? Вероятно, я предчувствовал, что моя прямолинейная интуиция не подведет.
        И она не подвела.
        В ту же субботу я не удержался и пригласил жениха и невесту на воскресенье вечером в гости к самоучке.
        - Зайдем, посидим. Да вы ж помните, художник, в «Пльзень» от нас убежал, - уговаривал я их.
        Брови у Ларисы чуть дрогнули.
        - По-моему, он механик, - осторожно сказала она.
        - Механик, - весело кивнул я. - А в свободное время - художник. Ну, не ахти какой, не Паоло Веронезе, а наш современный самоучка, вы уж не взыщите…
        Мы с Ларисой встретились глазами, она холодно улыбнулась, и я почувствовал: она поняла.
        - А ты, - она впервые обратилась ко мне на «ты», - таким… только прикидываешься? - сухо спросила она.
        - Вы это заметили? - широко улыбнулся я. Она была прекрасна и во гневе!
        Вит растерянно таращился на нас.
        Она повернулась на каблучках и пошла прочь. Вит побежал за ней…
        В воскресенье мы с ним все же зашли к самоучке. Лариса неожиданно дала Виту от ворот поворот, даже разговаривать с ним не хотела, не открывала дверь и на истошные звонки по телефону не отвечала. Он был не в себе, осунувшийся, пришибленный, и никак не мог осознать, что же произошло.
        У механика-художника вид был не лучше. На трех подрамниках стояли три женских портрета, написанные акварелью. Он безуспешно заканчивал четвертый и ругался:
        - Черт! Это не она! Ну не она, пропади пропадом! Все четыре женских портрета были схожи между собой: те же хищные глаза, капризная морщинка на лбу, жесткие складки у носа, злые, своевольные губы…
        Вит безучастно скользнул взглядом по работам, а самоучка продолжал ругаться: не похожа и не похожа!..
        - На кого? - спокойно спросил я.
        - На деда твоего… - пробубнил он и в ярости разорвал лист ватмана. - Та была - глаз не отвести, а эта… мегера… бестия…
        - Кто «та»? - опять спросил я. - Кто «эта»?
        - Да Лариса ваша вчерашняя! - вспылил он.
        - Лариса?! - Вит очнулся. И едко засмеялся, пристально поглядев на портреты. - В карикатурах и то более похоже бывает!
        - Взгляд художника… - пробормотал я.
        - Чего? - прищурился Вит.
        - И тем не менее это она. - Я присел на забрызганный давно засохшими красками диванчик.
        Вит постучал себя пальцем по виску.
        Ладно. Пришлось мне полезть в карман пиджака. Я выложил на стол цветной снимок, девять на двенадцать, который щелкнул вчера украдкой на террасе, когда отходил за сигаретами и незаметно достал многострадальный «Киев» из своей спортивной сумки. И хотя фотограф я неплохой и в свое время, о чем вы знаете, работал в фотоателье на пару с дружком Серегой, все-таки опасался неудачи, профессионально зная, что иные лица на снимках выходят невыразительными и подчас искаженными. Поэтому-то я и не надеялся лишь на себя и попросил механика-художника посодействовать, а затем уж сравнить результаты. Так оно надежней, предусмотрительно решил я. Подстраховался.
        Вит и наш хозяин уставились на фото.
        На нем была, несомненно, та самая незнакомая девушка, что и на акварелях. Сходство поразительное!
        Нет, все-таки мой самоучка - способнейший художник. Правда, он и механик хороший. Ну, да талантливый человек везде мастер, если чем-то займется честно.
        - Ты хочешь сказать… - начал Вит и умолк.
        И он, и художник оторопело посмотрели на меня.
        - А чего говорить? - хмыкнул я. - Факт налицо. Лариса!
        - Шутки твои дурацкие, - сердито покачал головой Вит. - Это не Лариса…
        - Вот-вот, это не Лариса, - подхватил я, - а это не ты, и указал на притененную листвой дерева фигуру справа на снимке.
        Вит вгляделся и узнал себя, свой пиджак и рубашку…
        Затем медленно обернулся на портреты…
        Первый раз столкнулся я с тем, что совпали взгляд бездушного механизма - фотоаппарата и взгляд художника, пусть и самоучки. Повторяю, сходство было поразительным. Так раскрыть внутренний мир человека!
        Витаутас молча ушел, я понимал, что ему надо побыть одному - такой удар! - а мы с механиком остались потолковать о превратностях жизни.
        Мне почему-то вспомнилось, как мать в шутку говорила: «Ты хороший, когда спишь». По-видимому, в поговорке большая правда: во сне никто не притворяется.
        Ларису я и Вит увидели только через год. Она по-прежнему прекрасна и по-прежнему не одна.
        Мне было легче ее тогда понять, я тоже всю жизнь прикидываюсь таким-этаким…
1980
        НОВЫЕ ИСТОРИИ ВОДОЛАЗА УРАГАНОВА
        Если вы не читали предыдущие «Истории водолаза Ураганова» - не беда. Там одно, здесь другое, и тоже приключения: на море и на суше. Но я более строг во всех фактах. Прежние истории - лишь пересказ моих похождений, зато нынешние - доподлинная исповедь самого участника. Меня.
        На всякий случай приведу краткие сведения о себе. Зовут Валерий. Родом из Курска, где, окончив среднюю школу, сначала был фотографом на кладбище. После армии выучился на водолаза и трудился на славном, то есть под славным океанографическим судном «Богатырь», на котором объехал три четверти мира. Затем временно работал в акватории Южного порта столицы. В настоящее время вновь тружусь под славным океанографическим судном «Богатырь». Знаю английский и немного немецкий языки (читаю и перевожу - в очках). Сейчас мне тридцать четыре года, имею двух детей, мальчика и девочку, женат на москвичке Ире, носящей одноименную фамилию. Она работает преподавателем труда в средней московской школе. Все остальное в анкете начинается с «не»: не был, не имею, не буду и так далее.
        А теперь - сами истории.
        ОХОТА НА КАТРАНА
        Видали кинокартину «Старик и море» (производство США) о том, как бедный рыбак боролся с огромной меч-рыбой? А вот со мной еще не такое случилось!..

«Начинать - так с конца» - как говорит наш боцман Нестерчук, имея в виду канат для подъема водолаза со дна. Но я начну эту историю постепенно, как и положено его поднимать, чтоб не было кессонной болезни, вдруг закружится голова! Начну с самого начала.
        В августе месяце наш «Богатырь» стал на профилактику в Одессе. Лично для меня не нашлось никаких дел, хоть якорные цепи полируй! Ну и предложили мне бесплатную путевку в абхазский дом отдыха. Жена не возражала, чтоб я поехал, раз бесплатно. И я поехал.
        Путевка оказалась особая, спецпутевка - даже не в дом отдыха, а в Дом творчества писателей - в Пицунде. Впрочем, как впоследствии выяснилось, не в той знаменитой, где отдыхают иностранцы, а в другой - километров на пять ближе к Гагре. Прямо напротив озера Инкити.
        Поначалу я опасался, что мне в Доме творчества будет неудобно, люди там вроде бы творят, работают, а я вроде бы только отдыхаю. Но вышло вполне! Писатели не все время пишут, они купаются и загорают, читают свои книги, а их начинающие дети рядом отдыхают и тоже помаленьку сочиняют, чтоб, значит, не прерывалась пишущая династия. Сейчас повсюду династии: рабочих, писателей, актеров, композиторов, режиссеров, ученых… Как только мой сын подрастет, я его сразу под воду отправлю - пусть и у меня будет, как у людей.
        Поселили меня в комнате с одним молодым шахтером - Анатолием. Он мне грамотно объяснил, как мы сюда угодили. Существует обмен путевками между организациями, взамен двое поэтов в наши санатории лечиться поехали. И все дела.
        Честно скажу, работящему человеку отдыхать трудно - скука, а сидеть и сочинять мы не умеем. Куда прикажете девать время? На завтрак, на обед, на полдник, на ужин ходили, как на работу. Ешь, спи да купайся в двадцатисемиградусной воде - разве это отдых… Решили мы с Анатолием рыбалкой заняться. По первости с причала барабульку (научно - султанку) и морских окуньков на червя и мидию таскали, затем стали с прокатной шлюпки ставридку самодуром тягать. Нарвешься километрах в двух от берега на стаю, распустишь спиннинговую катушку вглубь, метров на семьдесят, и давай подергивать все десять голых блестящих крючков с грузилом. До пятисот штук рыбешек часа за три вдвоем добывали! Куда такую прорву девать? Вялить - слишком большая влажность воздуха, за день ставридка чуть обсохнет на солнышке, а утром - опять мокрая. Ну, отдавали жарить - на всю столовую все равно не хватает, обижаются. Да и поварихам какой интерес доппитание готовить, они и так целый день на камбузе загорают. Платить им за это каждый день - даже шахтер разорится.
        Решили другую рыбу ловить, поменьше числом и покрупнее ростом. Увидали, как в озере Инкити, что напротив, кефаль свечи дает, и вышли на кефаль. Тут же нас и штрафанули: по 25 рублей - с каждого. Всегда так: где рыбы много, там ловить запрещают.
        Приуныли… Чем еще заняться? В теннис мы не играем, у нас ни белых шорт, ни белых гольф, ни белых кроссовок нет. Не ходить же всякий день в безалкогольный бар, там одни начинающие дети сидят… И неожиданно дежурный нашего причала, чернявый длинноволосый Реваз, посоветовал поохотиться на катрана.
        Катран - это черноморская акула, с виду почти точь-в-точь как океанская, только поуже и покороче, длиной лишь до двух метров и весом не больше сорока килограммов - правда, понаслышке. А практически он, Реваз, сам лавливал по двенадцать кило. Конечно, ничего особенного по сравнению с теми, каких я брал в Атлантике, но все-таки. Берет катран на любое мясо, кроме паровой кнели, или на ту же ставриду. Бывает, отгрызает грузила на самодурах, принимая за живца. То-то я думал, кто это у меня свинец в глубине с лески отщелкивает?
        Известно, что акулы не очень съедобны, однако, во-первых, акульи плавники - международный деликатес; во-вторых, если ее мясо вымочить в уксусе, то шашлыки под пиво - почти что объеденье; в-третьих, покрасоваться перед праздно отдыхающими с огромной рыбиной - еще тот шлягер; а в-четвертых, пятьсот штук, как ставридок, не наловишь. Дай бог хоть одного вытянуть!
        Загорелись мы, съездили в интуристовскую Пицунду, приобрели каждый по три стометровых мотка самой толстой - миллиметровой жилки, и еще достали по самому большому крючку - тройнику. В продаже таких крючков нет, и делать надо так: покупаешь здоровенную блесну, снимаешь с нее нужный тройник, а блесну выкидываешь. Очень удобно.
        Дома, в длинном коридоре на своем восьмом этаже, мы свили те стометровые лески втрое - в один шнур. На конец поставили самодельный стальной поводок из проволоки: ни за что не перекусишь! А к той проволоке намертво примотали тройник от блесны. Ну, еще грузило привязали перед поводком - и готово.
        Анатолий все сомневался, не лопнет ли шнур. Я ему показал надпись на упаковке лесы: «Разрывная прочность 140,4». Если эту загадочную цифру разделить даже на четыре, чтобы получить искомые килограммы, и то вон получается - 35,1. А у нас тройная жилка, значит - 105,3. Самый же крупный катран, как мы слышали, - всего сорок килограммов. Выдержит.
        Для опыта все же решили пожертвовать шестиметровым куском нашего витого шнура. Вечером незаметно привязали его одним концом к заднему бамперу «Запорожца» у ресторана «Инкит», другим - к эвкалипту. Как ни рычала машина, с места сдвинуться не смогла, колеса проворачивались. А ведь у нее не одна лошадиная сила.
        Анатолий успокоился - мощная снасть!
        Смех смехом, а уже наутро, в двух километрах от берега на глубоченной яме добыли первого катрана - в десять кило. Насадкой послужил жесткий лангет из столовой. Не клевало долго… Анатолий ворчал: «От такого лангета все катраны на пять километров вокруг разбежались…» Тут у него и взяло! Повозились-таки. В четыре руки тянули и еле вытянули - аж шлюпку ворочает!
        На мою же снасть и не клюнуло. Ничего, думаю, завтра наверстаю.
        А какой шум на пляже поднялся, когда мы причалили с добычей! Сбежались все, вместе с детьми. Ахи, охи, почтительный женский визг! Видали когда-нибудь зубы у катрана в его скобастой пасти? Для Черного моря впечатляет - тех, кто никуда дальше не плавал.
        Сфотографировались мы с Анатолием поочередно при рыбе. А вечером на диком пляже, в сторонке, замастерили костровой шашлык. Жестковат, но есть можно. Во всяком случае местные голодные дворняжки не очень морщились.
        На следующий день, предварительно наловив с причала ставридок для насадки (лангетов в этот раз не давали), мы ушли в море еще дальше; опустили снасть вглубь на всю длину, а свободные концы привязали к банкам - скамейкам по-сухопутному - и сидим поуживаем. Нас потихоньку течением сплавляет - видно по створам далекого берега. Время от времени полотняные кепки мочим, чтоб голову не напекло. Подергиваем снасти и тянемся себе, тянемся…
        Вдруг чувствую - зацепило!
        Анатолий тоже кричит:
        - Взяло!
        Надо же, у обоих. И у каждого такой амбал врубился, что никак не вытянуть, - тащит шлюпку в открытое море. Хорошо, что катраны сознательные попались - в одну сторону волокут, иначе бы при такой тяге шлюпку пополам разорвало!
        Тогда-то я и вспомнил при кинокартину «Старик и море» (производство США). Плетеный шнур руки обжигает, вода пенится, чайки кричат, берег пропал.
        Ни пресной воды, ни еды с собой.
        - В Турцию тащат! - перепугался Анатолий.
        - Что ж, - смело шучу я, - где наша не пропадала! Будешь там уголек рубать - на турецкой шахте, под турецким конвоем.
        Можно б было, конечно, обрезать шнуры, да только ножа ни у кого нет, а зубами грызть - спасибо. Каждый шнур как струна натянут, звенит!.. Еще не знаю, стали б мы их перерезать, если б и было чем: какой рыболов добычу бросит!
        Так часа три несло нас куда-то в неизвестность от родных абхазских берегов. Рыбины уже пузыри со дна пускать стали, тоже умаялись… Пробовали мы и веслом те шнуры перебить, отскакивает чуть ли не в лоб. А узлы на банках развязывать бесполезно, затянулись туже, чем мы завязывали. Спичек тоже нет, чтоб лески пережечь, оба некурящие. Я, к сожалению или к счастью, год назад бросил. Занятие, скажу, не для водолаза.
        В том кино про старика и меч-рыбу бедный рыбак и с морем, и с небом, и с самой рыбой - со всей природой разговаривал. Я тоже стал мысленно катранов просить: сдавайтесь, не мучайте ни себя, ни нас, а?.. Жену Иру вспоминал - позарилась на бесплатную путевку, отпустила в Дом творчества, называется. А и штормить начало… Я-то, может быть, если шлюпку бросить, и доплыл бы до берега, хоть его и не видно, но каково Анатолию! Он под землей работает, не то что я под водой, - плавает средне. А пробковые пояса мы, как назло, не захватили, потому что они все время под ногами мешаются.
        Однако я вгорячах недооценил наших спасателей. На обратном горизонте, где скрылся берег, появилась темная точка. Она росла, увеличивалась и наконец превратилась в быстроходную моторку. Спасатель Реваз еще издали начал ругаться, причем каждое слово было по-странному понятно, хоть и не слышно за шумом мотора.
        Он сделал лихой разворот, перекрывая нам путь в Турцию, и, ей-богу, наша шлюпка сразу остановилась, а шнуры слегка провисли.
        Послушные рыбины. Только потом мы поняли - почему.
        Мы так обрадовались Ревазу, так наперебой стали ему все объяснять, что он, видать, не без династии рыболов! - внезапно зажегся сам, вытравил в море железную кошку на веревке и давай шарить по глубине.
        - Есть… - вымолвил он одними губами, когда вдруг тоже зацепил добычу, то ли мою, то ли шахтерову.
        И тут нас опять потащило - теперь втроем, шлюпку и моторку, - по-прежнему мористее, в ту же сторону.
        - Врешь, не уйдешь! - пыхтел Реваз.
        Еще через час хода - спасатель так же не бросил добычу, азартный он человек, - наперерез нам выскочил пограничный катер. Катраны вновь замерли. Наверное, опять напугались шума мотора.
        Молодые ребята-пограничники быстро во всем разобрались - Реваз подтвердил, что мы это мы, - и насмешливо сказали:
        - Катрана вытянуть не можете. Эх вы, поэты!
        Я обиделся и заявил, что я профессиональный водолаз, Валерий Ураганов, и будь у меня хотя бы акваланг, то…
        Акваланги у них нашлись.
        - Давай-давай, водолаз Ураганов! - со смехом напутствовали меня.
        Следом за мной пошел усач сержант. Напарником для страховки. На все сто метров мы в легком водолазном снаряжении, разумеется, опуститься не могли. Но зато визуально увидели…
        Короче, помогли дополнительные крюки и небольшая лебедка, которая оказалась на катере. В противном случае, навряд ли бы мы вытащили добычу.
        Заграничный лазутчик, находящийся в миниатюрной подводной лодчонке (вместе с ним -
105 кг), потом признался, что, удирая, он первый раз сделал остановку, когда подъехал спасатель. Подумал на пограничников: вдруг глушанут при попытке к бегству!.. Выяснилось - тайно приплыв утром, он собирался оставить свою подлодочку на дне не очень далеко от берега. А сам хотел вынырнуть под видом отдыхающего и затем затеряться на многолюдном пляже. Легкая спортивная одежда, фальшивые документы и настоящие деньги были у него заранее подготовлены в непромокаемом пластиковом пакете. Уйти от нас на большую глубину он не мог - тут далеко вокруг не свыше ста метров.
        А подвело его то, что наши прочные тройники намертво зацепились: один - за алюминиевую заклепку подлодки, другой - за патрубок для стравливания отработанной дыхательной смеси. Подводный аппарат приводился в действие водометным движителем мощностью 6,5 лошадиных сил, своими колебательными толчками подражая ходу крупного катрана. Тоже мне движок! Нашу снасть «Запорожец» не мог одолеть - куда там шести с половиной лошадям, пусть даже и заграничным!
        Хоть и вернулись мы тогда обратно без небывалых катранов, зато теперь у нас, у меня и Анатолия, по именным часам. У каждого. Могу показать!
        Настоящие водолазные. Надежные, глубоководные, с метражом погружения. Почти что японские. Всем часам часы!.. А еще, видите ли, говорят о рыболовах: на одном конце червяк, на другом - дурак. Любое дело надо доводить до конца, а не бросать на полпути.
        Корабль, с которого отправляли подлодочку и ожидали ее возвращения ровно через месяц, стоял в то время строго в нейтральных водах. Он там, наверное, и до сих пор стоит, вы уж мне поверьте. А названьице у него примечательное: «Найтс фишермэн», что означает - «Ночной рыболов».
        Так что рыболовы бывают разные!
        ГАМБУРГСКИЙ СЧЕТ
        Лет десять назад, в конце мая, возращаясь со Средиземного моря в Ригу, наш
«Богатырь» завернул по пути в Гамбургский порт. Долго, сто десять километров от Северного моря, поднимались мы по широченной, полноводной Эльбе, пока не показались зеленые длинные шпили этого самого большого города ФРГ, насчитывающего свыше двух с половиной миллионов жителей.
        Недаром Гамбург называют Северной Венецией. В нем тысяча триста пятьдесят мостов, а самым грандиозным из них был тот, под которым мы гордо прошли к причалу.
        Несмотря на огромность, город оказался очень чистым и ухоженным, с красивым искусственным озером - в центре на Альстере, - усыпанном разноцветными яхтами; вокруг новые модерновые здания, зеленые бульвары; восстановленные после англо-американских бомбежек соборы и кирхи; заботливо отреставрированные крошечные улочки и старинные особняки; разнокалиберные частные дома, даже на мой придирчивый взгляд аккуратно выглядевшие, как после срочной побелки и покраски к празднику 1 Мая.
        Улицы здесь не только тщательно моют, но и пылесосят специальными машинами со шлангами, способными всосать не то что пыль и мусор, но, пожалуй, и собаку, вздумай она сунуться под резиновую свистящую трубу. Если б вот так могли убирать мусор с грязных душ некоторых людей, пытающихся возродить мрачное прошлое! Я имею в виду неофашистов. Мне с ними пришлось столкнуться в упор. Но об этом еще впереди…
        Пока наше начальство решало какие-то технические вопросы в порту, мы, группа матросов и ученых, отправились побродить по городу. Обычаи в нем очень гостеприимные, продавщицы чуть ли не под руки подхватывают покупателей у входов в магазины, а в портовой зоне на торговых лавках с дефицитным товаром даже объявления вывешены на нашем языке: «Заходи, матрос! Здесь торгуют по-русски!» - и все для того, чтобы из тебя последние марки выудить по-западногермански.
        Гуляли мы, гуляли и забрели в так называемые кварталы развлечений - Санкт Паули с небезызвестной улицей Репербан, знаменитой своей ночной жизнью. Ну, эта ночь у них рано наступает. К шести вечера Репербан уже вовсю сверкал рекламами, вывесками и витринами сексшопов, секстеатров, порнокинотеатров, домов свиданий и всяких притонов и забегаловок под сногсшибательными названиями, вроде «Пиво с любовью». Здесь было полным-полно туристов, и особенно моряков разных стран, рас и национальностей. Не то чтобы мы уж так интересовались этой пресловутой ночной жизнью, все мы достаточно морально устойчивы и выдержаны, но быть в Гамбурге и не побывать на знаменитой улице - значит, нарушить неписаную морскую традицию. Надо ж хоть со стороны глянуть, до чего дошло в своем разложении буржуазное общество. Тем более не будут потом разные салаги перед тобой хорохориться: я, мол, был, а ты что?!
        Ничего интересного, кроме обнаженных несчастных девчонок, посиневших от свежего ветра с моря, на углах улочек, и даже в, очевидно, неотапливаемых витринах заведений, мы не встретили. А на все это снисходительно смотрело с другой стороны Репербана темно-серое здание полицейского управления своими слепыми окнами.
        Я сказал, ничего интересного. Вру! Мы с боцманом Нестерчуком призадержались у случайной витрины с огнестрельным оружием: разные револьверы, кольты, браунинги, парабеллумы (в переводе с латинского, «готовься к войне»), старинные кремневые пистоли, газовые пистолеты - чего только нет! Ну, мужчинам всегда интересно на оружие поглазеть, вот мы вскоре и поплатились за свое любопытство. Плавным поворотом стекло уходило с улицы в темный двор - мы и двинулись туда, машинально следуя вдоль изгиба и не отрывая глаз от оружейной выставки…
        И тут - я догадался, чем орудовали, - нам сзади, рраз, мешки на голову, сгребли в охапку и куда-то тащат. Кричи не кричи, не услышат через плотную материю, да и повсюду зазывалы орут, рекламируя свои заведения: прямо Содом и Гоморра! Что такое содом - всем известно, хотя почему-то в этом словосочетании его пишут с большой буквы; а что означает Гоморра точно не знаю, но уверен: еще похлеще. И действительно, вскоре пришлось узнать такую «гоморру», врагу не пожелаешь! Не знаю, как боцмана, а меня впихнули в машину, чуть шею не сломал, и поехали. В бок уткнулся револьвер, не карандаш же, - вероятно, Смитт-Вессон, судя по длине дула: оно засело у меня где-то в печенках.
        Поначалу я успокаивался тем, что вышло недоразумение. Наверное, местные порнографисты сводят между собой счеты, вот и спутали нас с кем-то. Глядишь, разберутся и выпустят. Зачем им международный скандал? Одно плохо: если бросят за городом, придется топать неизвестно куда незнамо сколько!
        Но уже через пару минут я насторожился. Похитители стали вполголоса переговариваться. Спасибо, что я полгода назад за немецкий взялся вплотную, поднатаскал меня старпом «шпрехать», пристыдив: такой молодой, а не развиваюсь, пока голова крепкая. Прав он, конечно, языки надо вообще в раннем детстве учить, еще в садике. А со школы, я считаю, - поздно. Там времени свободного меньше: футбол, хоккей, баскет. Худо-бедно, мысленно перевожу на русский. Перевод - мой, за правильность ручаюсь:
        - Это точный они есть?
        - Точный. Они есть русский моряк.
        - Очень точный? (Далось ему. Не уверен, видите ли).
        - Они есть очень точный. Русский швайн это! (Швайн?.. Слоны, что ли? А-а, какой-то уголовный жаргон.)
        - Это есть хорошо! (Им хорошо - значит, нам плохо!) Еще что-то плели, и я понял: через полчаса будем на месте, где нас уже поджидают. Так сказать, готовят достойную встречу - зер гут! Скучать не придется.
        Мычу телохранителю через мешок по-немецки: убери, мол, свою пушку (забыл, как переводится русское слово «револьвер»), а то у меня кранкен копф (больная голова), потому что не знал, как сказать «печенка».
        А он смеется. Перевод опять мой:
        - Вы есть один смешной русский моряк. Я знаю юмор рассказа. Один человек говорит другой один человек: я сейчас стрелять твой глупый зад, умный голова сразу не болит. Вы поняли?
        Намек понял, молчу в тряпочку, то есть в мешок. Вежливо, гад, разговаривает, на
«вы». Потом лишь узнал, что ни в одном западном языке всего-навсего слова «ты» нет.
        Наконец приехали. Выволакивают, ведут, толкают. Семеню, спотыкаюсь - узкий мешок аж до щиколоток!.. Ступеньки, дверь… Ковровая дорожка, другая дверь. Голоса… Сквозь ряднину мешка брезжит светом.
        Мешок сдергивают, а руки мне мгновенно - хвать! - связывают сзади. Гляжу, прищурившись. Сразу нахожу своего боцмана - его, очевидно, раньше привезли, - сидит на стуле, тоже со спутанными руками. Мы в большой комнате с горящим электрокамином (стеклянные, словно обугленные, поленья с лампочками внутри - удобно, черт побери, недаром еще Гоголь говорил, что луну делают в Гамбурге!), над камином - портрет бесноватого фюрера; перед нами - человек пять пожилых типов, этаких жмуриков в строгих костюмах. Как бы ненароком оглядываюсь - позади четверо прыщавых молодчиков. Один с револьвером. Верно систему я угадал, так и есть -
«Смитт-Вессон» с длинным дулом.
        - Заявляю решительный протест! Требую немедленного освобождения! - держится молодцом Нестерчук.
        Я еще громче протестую и тоже требую свободы.
        С бельэтажа по винтовой дубовой лестнице сбегает, тряся брюшком, молодой жизнерадостный толстяк в усиках и на приличном русском проясняет обстановку. Переводит, что жмурики говорят:
        - Господа матросы, я буду кратким. Вы, наверное, полагаете, что здесь досадная ошибка. Никакой ошибки нет. Вы есть заложники. Не пугайтесь и не падайте в обморок, - улыбается он. - Неделю назад в одной постепенно развитой африканской стране с группой повстанцев, по-вашему партизанов, захвачен один (любят они цифру
«1» лепить к месту и не к месту) наш человек. Он корреспондент, и мы надеемся вас на него обменять. Все понятно?
        - А что, извиняюсь, делал этот, с вашего позволения, «корреспондент» в группе так называемых «партизанов»? - иронически спрашивает боцман.
        - Ну, это уж не вашего глупого ума дело! Но могу ответить, он нелегально перешел границу, чтоб… ну, чтоб объективно освещать события, - нашелся толстяк, - а его цап-царап! - хохотнул он, покосился на главного жмурика, что в золотых очках, и сухо продолжил: - Вы можете чувствовать себя спокойно, если будете вести хорошо, без эксцессов. Для вас даже выгодно, меняем двух на одного. Как говорят русские, дело плевое!
        - Ваш по делу залетел, а мы тут при чем? - возмутился я.
        - Эта африканская страна дружественна вашей. Она будет рада помогать своему большому далекому другу, - ехидно заметил он.
        - А что бы вы запели, если б в отместку, допустим, задержали где-нибудь у нас двух ваших граждан? - решил я его припугнуть.
        - Невозможно, - хитро покачал головой толмач. - Вы народ справедливый и на это никогда не пойдете.
        А ведь прав негодяй, подумал я.
        - И, кроме того, не все ли вам равно, на кого вас обменяют? Мы считаем: чем быстрей, тем лучше!
        - Первый раз вижу, как кто-то свой народ так позорит, - хмыкнул боцман. - Выходит, мы народ справедливый, а вы…
        - Мы не народ! - оборвал его, нахмурясь, толстяк.
        - Усек? Правильно подметил, - взглянул на меня Нестерчук. - Хоть в этом честно признался.
        - Вот-вот! - не поняв, обрадовался переводчик. - Вы правильно подметили, или, как там, усекли. Мы не народ, и мы не государство… пока, - многозначительно уточнил он. - Наша организация - частная. С нас, как говорят русские, взятки гладкие! - И захихикал, довольный.
        - Гладки, - поправил я его. - Гладки, как ты, боров. Швайн! - наконец-то вспомнил я, кто есть кто. - Гросс швайн!
        В ярости он было занес кулак, но тут резкая боль скривила мне спину - это прыщавец сзади, с револьвером, двинул меня меж лопаток рукояткой.
        - Гады! - попытался подняться боцман, но не смог. Я только сейчас заметил, у него и ноги связаны. Видать, нелегко им дался, раз так смотали.
        - Запомните, юноша, - усмехнулся мне толмач, - «гросс швайн» переводится не
«большой свиньей», как вы, вероятно, полагаете, а «бегемотом».
        - Бегемот ты и есть, - прорычал боцман, опередив даже меня с ответом. - Гиппопотам паршивый! Носорог из носорогов!
        - Ну зачем диких зверушек обижать? - протянул я. Толстяк побагровел, но сдержался.
        - Да развяжите нас в конце-то концов!.. Ладно, ваша взяла, - согласился я. Чего нам, думаю, лезть на рожон. А на боцмана стараюсь не смотреть. - Пока ваш корреспондент вернется, у нас руки отвалятся.
        А сам размышляю: только б развязали… Толстяк на мгновение задумался, потом начал потихоньку переговариваться с пожилыми господами.
        - Боитесь? Вон вас сколько, - исподволь стал я подзуживать их. - Мы безоружные, а вы… Стыдно, геноссе.
        А боцман, по-своему поняв, что нам, связанным, вообще никакая свобода не светит, вдруг воинственно выкрикнул:
        - Что, слабо вдесятером против русского Ивана? Трусня несчастная!
        Толстяк все начальству переводит и переводит и невольно до того распалил, что главный жмурик даже ногами затопал:
        - Развязать их! Немедленно! (Переводить не надо, по тону понятно.)
        Когда нас развязали, ну, думаю, сейчас как ахну того прыщавца с револьвером, отниму игрушку, и!.. Я в тире сто из десяти выбиваю. Мне с этими террористами терять нечего, если они тоже применят оружие.
        Однако «надежды юношей питают», как говорил поэт, - руки настолько затекли, что пальцами только чуть шевельнул. Беспомощный, словно медуза. А боцману и того хуже, не то что руками, ногами еле двигает. Даже с одним главным жмуриком не сладил бы, а десятерых вызывал. Умеют узлы вязать, это у них наследственное!
        По совету нашего толмача, главный жмурик - сразу видно, хозяин особняка - приказал пока отправить нас куда-то вниз, под дом. Меня с боцманом проворно отвели и втолкнули за стальную дверь в какую-то полуподвальную, пустую и тесную кладовую с тремя зарешеченными оконцами и разными медными трубами по стенам. Заперли там и оставили.
        Даже поесть не предложили, а их так называемый корреспондент, наверное, в Африке бананы жует. Негры добрые.
        Подергали мы с боцманом железные прутья незастекленных окон, поковыряли ногтями цементные стены, постучал я каблуком по глухому бетонному полу - надежная мышеловка, не выбраться.
        Глядим с тоской в окна - снаружи они почти на земле стоят, а у нас начинаются на уровне шеи - дом наш, очевидно, находится на пригорке, прямо внизу роскошная соседская вилла светится, нарядные люди развалились в шезлонгах среди цветников, украшенных фарфоровыми гномами. Подъезжают сверкающие машины с новыми гостями, и какой-то седой представительный тип любезно принимает цветы, подарки в блестящем целлофане и передает их накрахмаленной горничной. Видимо, семейное торжество - именины по-западноевропейски.
        Что делать? Кричать? На русском? А, может, на немецком?.. Не услышат, музыка у них гремит вовсю. А и услышат, вмешиваться не станут или не поймут ничего, да и эти недобитые отбрешутся - они у себя дома.
        - Будь сосед победней, - проворчал боцман, - можно было б и поорать. А у такого богача сочувствия ты дождешься, держи карман шире! Его хата с краю.
        И какая хата! Полированное дерево и зеркальное стекло. Раздвижные прозрачные стены прямо на газоне стоят, так что сама трава - как бы продолжение зеленого ковра гостиной. А мебель вся белая-белая. Владелец явно не безработный, боцман прав.
        Но его слова «хата с краю» как-то особенно запали мне в душу.
        - Поорать мы еще успеем, - заметил я. - Тут надо наверняка…
        Походил я по подвальчику, поразмыслил, осмотрел стальную дверь - хорошо, что она открывается от себя; потрогал трубы - есть и холодные, тоже неплохо. Ухо к ним приложил: вода журчит, совсем замечательно!
        Когда я изложил свой план Нестерчуку, он крепко, по-боцмански расцеловал меня и тут же, не теряя времени, принялся выламывать водопроводную трубу.
        Я тоже приналег.
        Руки у нас уже совсем отошли, если судить по результатам. Первую медную трубу, холодную, мы отломили играючи, вместе с резьбой. Отечественную, чугунную, мы бы так быстро не осилили.
        Вода потоком хлынула в нашу зацементированную коробку…
        Обломок трубы мы надежно вставили в кованую ручку стальной двери, теперь к нам ни за что не войти. Путь сюда могла проложить только базука - ручное безотказное орудие. Или, на худой конец, граната. Но на это они не рискнут, если у них и есть - шуму много.
        Затем под стать холодной выворотили и горячую трубу.
        Тесное помещение заметно наполнялось водой… Слава богу, не только горячей. Смешиваясь, она становилась просто теплой. Не то сварились бы заживо.
        Не подумайте, что мы и теперь сидели сложа руки. Наоборот, мы дали волю рукам, выламывая все новые колена труб. Водяные потоки дружно шумели, бурлили и бесновались. Вероятно, по последней западной моде в доме имелось пять ванных комнат, для себя и гостей, и в каждую из мощного подземного стояка было столько же автономных ответвлений. Именно было! Теперь все они шуровали в одну - нашу объемистую цементную «ванну».
        Уровень поднялся до груди… до шеи… и вода наконец хлынула в три окна!
        Верно я все же подумал про хату с краю. В этих знаменательных словах оказался намек не только на местоположение соседнего особняка, но и на главный закон западного общества: самое-пресамое важное - частная собственность! Когда шумные потоки ливанули с холмика по ухоженным лужайкам виллы внизу, когда мутная вода ударила по туфелькам нарядных дам, когда жидкая грязь хлынула с затопляемого газона на ковры гостиной, раздались такие суматошные крики, оголтелая ругань и визг, что хоть покойника выноси. Причем не одного!
        Признаюсь, жаль было виллу, да что поделаешь, в конце концов раскошеливаться придется не нам, а нашему гостеприимному хозяину, главному жмурику в золотых очках, который держит дорогих гостей, к тому же иностранцев, в цементном подвале. Долг платежом красен: ему же теперь расплачиваться за убытки. Интересно, знает ли эту пословицу толстяк толмач?
        Мы с жутковатым восторгом увидели, как фарфорового садового гнома бурливый ручей внес с лужайки в гостиную и плавно закружил вокруг белых кресел. Сказочная картина! Вспомнился даже мультипликационный фильм «Белоснежка и семь гномов» (производство США), хотя досконально такого эпизода там не было. То кино, а то жизнь!
        Поток ревел и не унимался…
        В стальную дверь стучали, барабанили, ударяли чем-то тяжелым. Самым тяжелым среди похитителей был, пожалуй, тот жизнерадостный толстяк переводчик. Я надеялся, что в дверь били именно им, держа его наперевес, как бревно, - может, поумнеет. Додуматься, чтобы спровадить русского водолаза, всю жизнь имеющего дело с водой, в подвал, где сходятся основные коммуникации и где, кстати, стоит главный вентиль, без которого нельзя перекрыть трубы, - это ему надолго запомнится.
        Дверь держалась непоколебимо.
        Прижавшись лицом к решеткам, низвергающим из-за наших спин потоки воды, мы, чуть не захлебываясь, смотрели, как на пригорок, оскальзываясь, карабкаются владельцы и гости виллы во главе с седым именинником. Кто-то продолжал безуспешно бить в дверь, а наш хозяин, жмурик в золотых очках, и его свита встретились с противником, идущим на приступ, лицом к лицу. И чуть не схватились в рукопашную. Да, товарищи, не устану повторять: собственность у них - самое больное место. Тем паче дело шло не о каких-то пустяках вроде подмоченных туфель и испорченном празднике - о затопленной вилле!
        Чтоб поскорее попасть на волю, мы подыграли толпе, свирепо галдящей у окон. Вопили, строили рожи и погружались с головой в воду! Что подумали соседи - неизвестно. Во всяком случае, похитители не стали выдавать им свою тайну. Скорее всего, в глазах чужаков мы выглядели дружками хозяина, жертвами случайной аварии. Обе компании орали наперебой так, что прорывались лишь отдельные выкрики: «убытки! , несчастный случай!., суд..! ломать!., спасать!., перекрыть воду!»
        Наш ошалевший хозяин наконец-то стал истерически распоряжаться. В руках насквозь вымокших сатрапов появились кирки и ломы. Решетки были выломаны не сразу - мы с боцманом еще побарахтались в подвале. И вот - нас потащили на волю. Меня тянули за руки одновременно сосед-именинник и тот прыщавец, на сей раз без револьвера, не та обстановка. И если сосед и впрямь помогал, то прыщавец явно хотел вновь захватить без лишнего шума. Вернее, под шумок. Он так и не выпустил моей руки, когда я очутился снаружи, и все тащил куда-то за дом. Но одно - захватить врасплох, как удалось в Гамбурге, а другое - теперь. Я вывернулся и резво швырнул его на кого-то из гостей виллы. Сметая своих и чужих, они покатились под откос.
        На меня тут же, показушно восклицая что-то про медицинскую помощь, бросился было толстяк переводчик (жив, курилка!), но, столкнувшись с моим взглядом, на ходу передумал и кинулся к боцману. Решил, с пожилым легче сладить, а мной пусть занимаются дураки. Я подставил ногу, толмач с размаху закопался по уши прямо в грязь, сбив по пути именинника. Тот взревел и вцепился в него!..
        Тем временем главный жмурик ласточкой нырнул в окно своего подвала. На подвиг его сподобило неистовое желание перекрыть основной вентиль. Он стремился хоть как-то уменьшить число нолей в той сумме, которую предстояло уплатить за ущерб соседям. Никого, кроме себя, внутрь бушующего подвала он послать не мог - снаружи бурлила другая стихия. Всеобщая драка!.. Кто-то возопил, естественно, по-немецки: «Наших бьют!» - и разгорелось совсем уж форменное побоище. Звучные удары и смачные плюхи сыпались налево и направо. Когда в схватку вмешались подвыпившие дамы с криком:
«Форвертс!» (Вперед!) - причем одна из них охаживала прыщавца нейлоновой метлой на длинной ручке, - я окончательно понял: пора сматывать удочки.
        Уворачиваясь от нападающих, я разыскивал вдруг куда-то пропавшего боцмана. И нате вам, опять вылезает он из подвала, словно там что-то забыл. А вслед за ним еще в большей, чем прежде, панике выбирается главный жмурик - его будто выпирает наружу внезапно усилившейся волной!
        Какая-то дебелая тетка, размахивая раскисшей туфелькой сорок четвертого размера, ринулась в нашу сторону - и это мгновенно прибавило нам с боцманом прыти.
        Мы уносились прочь, а на пригорке и внизу, у виллы, продолжала неистово кипеть схватка. Мы были уже довольно далеко, как донесся вой полицейской сирены. Видать, рукопашная разгулялась на всю немецкую ивановскую!
        Нестерчук внезапно стал хохотать и никак не мог остановиться.
        - Ты что? - испугался я, опасаясь, что похищение и пребывание в воде самым печальным образом повлияли на боцмана.
        - Я им на прощание… - еле вымолвил он, - еще и эту… самую-самую трубу вывернул…
        Да-а. Вдали продолжала звучать сирена машины. Может, то и не полиция выла, а оперативно приехавшие ассенизаторы - по-немецки, золотари - по-русски.
        В общем, мы ни о чем не жалели. Но, как я и предполагал, когда нас похищали, топать теперь пришлось неизвестно куда и незнамо сколько - хоть в этом я не обманулся. Тут и дождик пошел. Врут, что в Германии грязи нет. Так и чавкает под ногами…
        Наконец дождь перестал. В какой-то дубраве мы туго выжали одежду, затем двинулись дальше, и, к счастью, выбрались на автобан. Мы снова помчались, теперь уже знали куда. В сторону зарева большого города на горизонте. Бежали так быстро, что одежда прямо на нас высохла. Неслись, как угорелые, не потому, что боялись погони. Она была невозможна. Беспокоились за своих, которые, вероятно, тоже волнуются. По пути удачно поймали такси и прикатили в порт - повезло! - даже чуть раньше, чем вернулась наша группа. Оказалось, после похищения прошло всего пять с половиной часов.
        Мы решили ничего не говорить капитану. Зачем хорошего человека волновать? Шум поднимать нет смысла, мы теперь в расчете. Да и сама история выглядела бы не очень правдоподобной. Заставь, мы не смогли бы найти тот дом - хоть убей. Тем более утром «Богатырь» отчаливал. Утешались, что и голубчикам досталось по заслугам. Уж они-то жаловаться и подавно не станут.
        Отплывая утром, мы вдруг увидали на причале… главного жмурика. Он стоял на костылях рядом со слабожизнерадостным толстяком переводчиком, пухлая морда которого пестрела кусочками лейкопластыря. Мы их сразу узнали. Они нас - тоже. Жмурик рассерженно крикнул, затем что-то быстро сказал толстяку, тот также проорал невнятное. Тогда хозяин опять ему о чем-то вякнул, и переводчик, послушно кивнув, показал нам забинтованный кулак. До чего дожил главный жмурик - сам не мог кулак показать, только через толмача.
        Нам-то что, мы с боцманом дали им прекрасную возможность полюбоваться на четыре ответных кулака сразу.
        Дело пльовое!
        Любопытно, жует ли и сейчас предполагаемые бананы тот корреспондент в одной из африканских стран?..
        ТАИНСТВЕННАЯ СТАНЦИЯ
        Бывал я и в восьмисотлетнем Копенгагене: недалеко от порта возле памятника русалочке фотографировался; с ее крестным отцом, Х.-К. Андерсеном, за бронзовую руку на Ратушной площади здоровался; и в старинном кафе «Санкт-Петербург» чай пил у серебряного самовара.
        Сказочный, незабываемый город. Одна только биржа с высоким медным шпилем, составленным из трех, зеленых от окиси, переплетенных змей, чего стоит! Так и тянет сказать: зеленый змий на троих. Шучу, конечно. Центр датской столицы - это, собственно, остров Слотсхольм с гранитными берегами, от которых во все стороны через протоки растопырились легкие узорные мосты. Посредине острова высится дворец Кристианборг - датский парламент. А вокруг, за Слотсхольмом, раскинулся лабиринт узких средневековых улочек: высокие трубы, черепичные крыши, увитые плющом фасады, яркая герань на подоконниках, всевозможные скульптуры прямо в булыжных дворах. Нет, и впрямь сказочный город! Взглянуть хотя бы на огромный городской термометр на ратуше: перед дождем возникает фигура девушки с зонтиком, а в хорошую погоду - опять она, но уже без зонтика и на велосипеде.
        Пожалуй, самый красивый город на свете, если не считать Ленинграда, Москвы и, конечно, моего родного Курска, такого вокзала, как в нем, даже в Венеции нет. Понятно, он уступает слегка, скажем, миланскому, или тому же лейпцигскому, или там римскому вокзалам, но тоже шедевр! А повело меня на железнодорожную тему неспроста. В прекрасной, продутой насквозь морскими ветрами Дании со мной приключилась странная вокзальная история.
        Если идти от порта к центру мимо знаменитой Русалочки, то перед зарыбленным парковым озером с лесистым островком обязательно перейдешь по мосту через железнодорожные пути. Они находятся в ложбине между крутыми откосами. Давно-давно забытые ржавые рельсы, буйная зеленая и рыжая трава меж двух рядов путей, слева и справа громоздятся дремучие кусты и клонятся вязы, и дальше - в тупике виднеется дом не дом, а, наверное, какое-то небольшое вокзальное строение, тоже на вид забытое, с островерхой темно-бордовой крышей и черными деревянными брусьями каркаса, выступающими то на белесой штукатурке, то на красном кирпиче стен. Два этажа, высокий чердак, закрытые прорезными зеленоватыми ставнями окна. Не знаю как в Дании, а в Германии такие постройки называются фахверковыми. Очень романтичный дом… Безлюдно вокруг, пустынно, тихо до того, что щемит сердце и возникают какие-то отзвуки далекого детства, когда мать читала тебе таинственные сказки, а ты потом засыпал и видел во сне нечто вроде этого - не буквально, конечно, а по духу, настроению.
        За те три дня, что мы были в Копенгагене, - научный руководитель «Богатыря» академик Сикоморский делал доклад в местном Королевском географическом обществе, - я раза четыре проходил по тому мосту, замедляя ход, и посматривал на заброшенное строение. И всегда щемящее чувство детства - будто наяву увидал кем-то забытую, стократно увеличенную игрушечную железную дорогу - охватывало меня. Нет, только не подумайте, что все напоминало обычную детскую, пионерскую дорогу - это была настоящая дорога с настоящей станцией, только почему-то оставленная много-много лет назад.
        На пятый раз я не выдержал. Было уже темно, вокзальчик выделялся черным силуэтом на более жидкой темноте неба, а на перроне, казалось, горела заблудившаяся лампочка. Я перешел мост, перелез через чугунное ограждение и по заросшему склону, приятно пахнущему полынью и бурьяном, спустился к рельсам. Повсюду, где бы ты ни находился в Копенгагене, да и во всей Дании, чувствуется чуть рассеянный морской воздух потому, что, повторяю, где бы ты ни был, в любой дальней точке страны, нельзя удалиться от моря более чем на пятьдесят два километра - настолько невелика страна и так сильно изрезаны ее берега. Здесь, в низине, между откосами, чувствовался морской туман своей свежей солоноватой сыростью на губах и руках, и если глядеть на ту сиротливую лампочку, мерцающую мягким световым шаром вдали на перроне, то можно было увидеть и сам туман - он влажно висел, мне по шею, белесо-фиолетовой, чуть подсиненной зыбкой плоскостью до самого вокзальчика.
        Почти невесомо, ни разу не споткнувшись о шпалы, я подошел и поднялся по ступенькам, вылезая из тумана, как из воды, на платформу с причудливыми, похожими на металлические цветы фонарями. Лишь один из них светился вполнакала, причем за стеклом не было видно лампы, лишь слабо клубилось что-то напоминающее газ. Мимо зеленых скамеек - даже в темноте чувствовалось, что они зеленые, - я подошел к невысокому железному столбику, сработанному под користое дерево с отпиленными сучками; на столбике был укреплен медный колокол с веревочкой - он отсвечивал старым золотом от фонаря… Мне по-мальчишески захотелось дернуть за язычок, но не стал. Я почему-то знал: еще не время. Так, при посещении замка Кронборг, где когда-то жил Гамлет, я вежливо спросил у смотрителя, покажут ли нам знаменитую тень отца датского принца. Мне так же вежливо ответили, что еще не время.
        В вокзальчике были распахнуты двери с молочными узорными стеклами, и внутри было полусветло, как на раннем рассвете, хотя нигде тоже не было видно никаких ламп. Я прошел вдоль молчаливых касс и пустынного буфета, кругло посвечивающего мраморными столиками и красноватым прилавком. По дырчатым, в виде виньеток и растений, чугунным ступенькам я поднялся во второй этаж. Здесь находился зальчик ожидания - изогнутые скамейки и кожаные кресла, у которых, несмотря на старинность, был какой-то вокзальный облик.
        В кирпичной стене зияла холодная чернота просторного камина, похожего на маленькие ворота. Я приблизился к нему, в горле внезапно запершило от резкого запаха сажи, и я приглушенно кашлянул. В ответ кто-то гулко откашлялся где-то вверху, в дымоходе. У меня захолонуло сердце. Робко перешагнув через решетку, я заглянул в трубу. Чьи-то черные ноги мелькнули на звездном небе - я застал последний миг, когда какой-то человек выбрался из трубы на крышу!..
        Стало страшно, как в давнишнем детстве или во сне: хочешь вскрикнуть от испуга, а не можешь, будто онемел. Не знаю почему, но вдруг захотелось его выследить. Конечно, в трубу я не полез - там не за что ухватиться, - а легко побежал (давно я так не бегал!) по лестнице к чердаку. Я был уверен, что дверь туда открыта.
        Она была открыта.
        Чердак освещался тем же полусветом, как и весь вокзальчик. Чего тут только не хранилось! Деревянные коняшки-качалки и зимние санки; фарфоровые слоны величиной с хорошего сенбернара; большие, взрослой вышины, оловянные солдатики в медвежьих папахах - таких, только живых, гвардейцев я видел при смене караула у королевского дворца в нескольких кварталах отсюда; высокие усатые злодеи из папье-маше с кривыми ножами за поясом; важные короли, спесивые королевы, капризные принцессы, модницы-фрейлены, сверкающие латами рыцари, пестрые карлики, горбатые нищенки, уродливые колдуньи, надменные волшебники, спесивые чиновники в цилиндрах, веселые мальчики и девочки - деревянные, стеклянные, жестяные, гипсовые фигуры. И даже елка стояла с пыльными разноцветными шариками, лучистыми звездами, хвостатыми хлопушками и звонкими колокольчиками, а рядом - Дед Мороз, Санта Клаус, или как там его еще, со своей красавицей внучкой. А уж всяких игрушек - не перечесть: кованые раскрытые сундуки с разными зверятами, барабанами, трубами, саблями, ружьями, куклами!.. Глаза разбегались, словно одновременно смотрели во все
стороны.
        Вверху, на крыше, послышались осторожные шаги. Я опомнился, вооружился деревянной саблей и, опасливо пробравшись сквозь шайку усатых злодеев, робко высунулся в раскрытое чердачное окно.
        И чуть не попятился. Я сразу узнал его.
        В черном цилиндре, с растопыренной железной метелкой в одной руке и ядром на веревке - в другой, он во весь рост стоял на печной трубе и оглядывался вокруг.
        Трубочист!
        Вот он посмотрел на меня и… весело помахал рукой. Я засмеялся, тоже махнул и вдруг задел незаметный медный колокольчик, висевший под верхней перекладиной окна (теперь-то я понимаю, висел он там нарочно до поры до времени). Колокольчик тонко звякнул и зазвонил живей, живей! В ответ серьезно откликнулся колокол с перрона. Он прозвонил тоже несколько раз, не шуточно - упорно и призывно.
        Снизу донесся общий вокзальный шум, какой бывает на любой станции, слитый из шарканья ног, беспокойных голосов пассажиров, отрывистых возгласов носильщиков, скрипа чемоданов, повизгивания тележек… Я, сломя голову, будто боясь опоздать на поезд, бросился вниз. Помнится, вроде бы по-прежнему никого не было ни в зальчике ожидания, ни в буфете, но я странно слышал и торопливые голоса, и поспешные шаги, и шум отодвигаемых кресел, и звон монет на прилавке, и суету у касс… В спешке я сунул в ближайшее кассовое окошко монетку, вернее, памятный никелиевый кругляшок с отчеканенным профилем датского сказочника и как бы с нимбом из юбилейных дат вокруг его головы - и получил синий зубчатый билетик.
        Выскочил на перрон. Мощным паром отгоняя туман, подходил, ведя за собой коротенькие вагоны с островерхими вентиляционными шляпками на крышах, пузатый, сверкающий черным, на больших красных колесах и с высокой трубой, огнедышащий, клокочущий от своей силы, паровоз.
        Туман спустился за ним и поднялся до половины вагонных окон. Вот поезд, тормозя, стал; ощупью найдя ступеньки и ручку, я влетел в вагон и, хотя места еще были свободны, побежал по всему поезду, хлопая дверьми в тамбурах и разыскивая местечко получше.
        Все вагоны были общие, без перегородок и купе. Лакированные скамейки, деревянные прутьевые полки для багажа и привинченные к стенам вешалки для верхней одежды.
        Только я сел, конечно же, у окна в первом за паровозом вагоне, как, суетясь полезли пассажиры. Многих - правда, только в виде большущих игрушек - я видел перед этим на вокзальном чердаке, но иных встретил не то чтобы впервые, а как бы подзабытыми. Ворчливо прошел не иначе китайский император в своем восточном драгоценном облачении, за полами развевающегося халата еле поспевала многочисленная свита - живые китайские болванчики с крупными головами и тонкими шеями. Проследовала группа средневековых музыкантов, поднимая над головами свои хрупкие лютни, дудки, бубны и тамбурины. Юркие пажи несли связки книг и клетки с птицами; я заметил серенького соловья (курского?), который, несмотря на сутолоку, заливался пением, точно был один и в роще; в одной из клеток тащили какого-то гадкого утенка, он был явно напуган и все пытался крикнуть гордо, по-лебединому; пронесли и важного ученого попугая, ворчащего себе под нос: «Крибле, крабле, бумс! .»
        Забыв про все на свете, я смотрел на пассажиров.
        Чинно шли наглухо застегнутые бюргеры с саквояжами, старухи с лорнетами, дамы в кринолинах, гвардейцы в медвежьих папахах, домовые в ночных колпаках с мисками каши под мышкой… Прошаркала безобразная ведьма - нижняя губа у нее висела до самой груди, а в руках была изогнутая колба, в которой что-то пылало и булькало. Изящно проплыла принцесса, любуясь горошинкой на ладони, как драгоценной жемчужиной. Пум-пум-пум… протопали три огромные собаки, одна другой больше, у первой глаза величиной с чайные чашки, у второй - с мельничные колеса, у третьей каждый глаз со старинную Круглую башню в Копенгагене. А за ними шагал солдат, на ходу высекая искры огнивом и пытаясь прикурить трубочку. Прошествовала, обдав ледяным холодом, красивая и неприятная особа в короне из сверкающих сосулек. Гоня кудрявых барашков, легко пробежала голоногая пастушка в венке из полевых колокольчиков.
        Я не знал, что и думать про этих занятых пассажиров. А потом успокоился: ну, конечно же, это переодетые и загримированные артисты и циркачи со своими дрессированными животными и птицами и все мы сейчас поедем на какое-то необыкновенное представление. Но четко я не был уверен. Что-то смутно шевелилось в памяти, казалось, вот-вот вспомню и сразу все-все пойму!..
        Мне было тревожно. Напротив меня, на нескольких скамейках подряд, уселась шайка усатых злодеев во главе с маленькой разбойницей. Она сверлила взглядом мое обручальное кольцо; оно почему-то стало необычайно свободным и приходилось все время подгибать палец, чтоб не слетело, - я на всякий случай спрятал кольцо в карман. Разбойница лишь насмешливо хмыкнула.
        Как я обрадовался, когда рядом со мной вдруг уселся трубочист! Не знаю, был ли он тем самым, которого я видел с чердака, - все они на одно чумазое лицо. Он подмигнул мне голубым глазом с белоснежным краешком белка, я тут же подмигнул в ответ. Мы оба рассмеялись.
        Пассажиры продолжали прибывать. Прошел странный молодой человек. Близорукий и рассеянный, он все время натыкался на скамейки, но уверенно держал курс на принцессу в уголке вагона.
        - Узнаешь? - склонился над моим ухом сосед. Я виновато пожал плечами.
        - Это же Клумпе-Думпе, который свалился с лестницы, и все же ему досталась принцесса! - сообщил он.
        Я хихикнул.
        Задев меня локтями, пробрались бедно одетые мальчик и девочка. Они бережно несли ящик, чуть побольше цветочного горшка, с землей и незабудками.
        - А это названые брат и сестра, Герда и Кай, со своим садиком, - улыбнулся трубочист.
        Я начал кое-что припоминать.
        - Дюймовочка, Маленький Клаус и Большой Клаус, - продолжал представлять мне новых пассажиров любезный сосед. - Пейтер, Петер и Пер. Их принес аист семье Петерсенов, помнишь? Пейтер хотел стать разбойником, Петер - жестянщиком и музыкантом, а Пер был просто мечтателем… А вон, видишь, тетушка Зубная Боль. Знаешь, почему она так сверкает белыми-пребелыми зубами? Да потому что в детстве она никогда не ела ничего сладкого!.. Гляди-гляди, другая принцесса - в руках у нее кипа газет. Она прочла все газеты на свете и уже позабыла все, что прочла, - вот какая умница.
        В вагон ввалились сразу двенадцать пассажиров. Трубочист потер руки:
        - Фу-ты, теперь и не поймешь, какая погода! Все вместе: богач - Январь, распорядитель карнавала - Февраль, постный мученик - Март, обманщик - Апрель, девица - Май, молодая дама - Июнь, ее брат - Июль в шляпе-панаме, торговка фруктами - матушка Август, живописец - Сентябрь, охотник - Октябрь, кашляющий толстяк с простыней вместо платка - Ноябрь, бабушка с грелкой - Декабрь… Славная компания. А следом Навозный Жук, глянь, с золотыми подковами, добыл себе все-таки, ведь ни один кузнец не соглашался! - восхищенно покачал головой трубочист. - Кто это? А-а Пятеро из одного стручка!.. Ганс Чурбан. Иб и Христианочка. А этого - нет, не могу знать, какой-то тип в кафтане неизвестного цвета, с загадочной спринцовкой и сразу с двумя зонтиками: один разрисован картинками, другой простой черный… - хитро прищурился мой сосед. - Нет, не узнаю. И зачем ему два зонтика?
        - Да это же сам Оле-Лукойе - вдруг вскричал я. - А спринцовка та - сонная, он перед сном брызжет из нее детям в глаза сладким молоком, веки у них слипаются, и все засыпают! И зонтики те - сонные: раскроет цветной, снятся сказки, поднимет черный, ничего во сне не видать! Эх ты, забыл?
        - Спасибо, - трубочист благодарно пожал мне руку. Маленькая разбойница, сидящая напротив, презрительно высунула язык.
        - А ее ты узнал? - тихо спросил он.
        - Узнал, - так же заговорщически прошептал я. - И тех других, - кивнул я на весь вагон, - и вас тоже…
        - Ну, меня все узнают! - развеселился трубочист.
        Паровоз дал гудок, состав дернуло - и маленькая разбойница упала на меня. Наверняка нарочно, потому что по правилам ее должно было откинуть назад, я ведь впопыхах занял место против движения поезда. Еле от нее освободился, так вцепилась она в мою куртку.
        За окном проплывал туман, изредка расцвечиваемый летящими от паровоза искрами.
        - Интересно, а куда мы едем? - спохватился я.
        - В билете написано, - снова подмигнул трубочист.
        И хотя переговаривались мы тихо, все пассажиры почему-то услышали и возмущенно загомонили:
        - Он не знает, куда мы едем!.. Какой невежа!.. Стыдно, молодой человек!
        - Отдайте его мне, - высокомерно произнесла поверх голов дама в короне из сосулек - чего тут скрывать, Снежная Королева.
        Я лихорадочно достал билет. Не нем было напечатано, не помню, на каком языке, а скорее всего, на моем родном: «Поезд Х.-К. АНДЕРСЕН. Копенгаген - далее везде».
        - Везде? - растерянно поднял я голову. Трубочист весело кивнул. Неужели?.. - я затаил дыхание.
        - Да, малыш. Весь мир!
        Я даже не обратил внимание на странное «малыш», настолько был поражен.
        А весь вагон продолжал мной возмущаться.
        - Может, он едет зайцем? - выкрикнул советник в долгополом сюртуке. - Эй, кондуктор!
        По проходу тут же проворно подбежала ко мне большая усатая крыса с качающимся в лапе фонарем.
        - Паспорт? Давай паспорт! - проскрипела она.
        - Лучше проверьте, есть ли у него билет? - опять гаркнул советник.
        - Есть! - звонко выкрикнул я и поднял вверх синий листочек.
        Все притихли. А трубочист примирительно сказал:
        - Друзья, вы должны его простить…
        - Он еще маленький! - подхватила, вскочив в конце вагона, пастушка.
        И неожиданно увидела моего соседа. Тоже увидев ее, он медленно встал:
        - Пастушка!
        - Трубочист!
        Забыв обо всем, они кинулись друг к другу.
        - Да-да… Он еще маленький, - закивали колдуньи и волшебники, короли и приближенные, дамы и господа, крестьяне и горожане, солдаты и чиновники. - Он действительно маленький.
        - Я? - Меня возмутило, как давным-давно, шести лет, когда я впервые научился читать, играть в футбол и поэтому считал себя вполне взрослым. - Я? Маленький?!
        Два пажа принесли и поставили передо мной большое зеркало в золотой раме. На меня, моргая, глядел из него мальчик, которого я помню только по старым фотографиям, в кожаных тапочках, синих спортивных трусах до колен, майке с большой буквой «Д» и в расстегнутой спортивной курточке. Это был именно я - шести лет.
        Я смотрел на себя, а в зеркале мелькали заоконные отражения больших и малых городов, поселков и деревень: Рим - Милан - Лейпциг - Киев - Березовка - Усмань - Париж… Проплыл и мой Курс с известным вокзалом… И повсюду толпы весело кричащих, размахивающих руками и книжками мальчишек-девчонок!
        У меня закружилась голова. В зеркале начали тесниться вскочившие гномы, карлики, ведьмы, злодеи - мне стало страшно. Оттолкнув зеркало, я бросился к выходу.
        - Держи его! - залихватски засвистела маленькая разбойница.
        - Лови! Хватай! - топала за мной шайка зловещих разбойников.
        Не помню, как я отворил в тамбуре дверь - трубочист пытался остановить меня - и соскочил на ходу.

…Я стоял у рельсов, смотрел на одинокий фонарь вокзальчика и никак не мог понять, что со мной случилось. Наваждение?.. Я даже не понимал: еще только иду туда или уже возвращаюсь.
        Почти невесомо, ни разу не споткнувшись о шпалы, я подошел и поднялся по ступенькам, вылезая из тумана, как из воды, на платформу с причудливыми, похожими на металлические цветы фонарями. Лишь один из них светился вполнакала. Я прошел мимо зеленых скамеек - даже в темноте чувствовалось, что они зеленые, - мимо невысокого железного столбика, сработанного под дерево с отпиленными сучками; на нем был укреплен колокол с веревочкой - он отсвечивал медью от фонаря…
        Двери вокзальчика с пыльными узорными стеклами были крепко заперты. За ними стояла кромешная темнота.
        Я вернулся к колоколу. Мне вдруг по-мальчишески захотелось дернуть за язычок.
        Тусклый звон проплыл по перрону и утонул в тумане…
        Я отпустил веревочку, постоял в тишине и побрел обратно.
        Только наутро я хватился своего обручального кольца. Потерял! Напрасно при свете дня повторил я внимательно путь к вокзальчику и обратно - кольцо как в воду кануло.
        Уже в Москве, вешая в шкаф куртку, я обнаружил в кармане размочаленный синий комочек. Что это? Кажется, какой-то бывший билет, но куда? В знаменитую Глиптотеку - музей, где собраны скульптура и живопись разных стран, - или в обычную киношку, или?.. Кто знает…
        Моя жена Ира очень расстраивалась, что я посеял кольцо. Считается, плохая примета. Но однажды мне ни с того ни с сего пришла небольшая посылочка из Копенгагена. В ней - тщательно упакованное, сначала в стружку, затем в вату и наконец завернутое в бумажный листок, было… утерянное кольцо! Пришлось еще и на почте объясняться, что это не контрабанда, а мое собственное, обручальное - глядите все, как оно на мой палец впору! Да и по таможенной декларации легко справиться: уходил в плаванье с золотым кольцом, а вернулся - без.
        - Наверное, в отеле забыл, - сказал я, - а они меня разыскали по адресу, оставленному в гостиничной книге.
        Ни в каком отеле я, конечно, не был, мы жили на корабле. Но не мог же я заявить, что кольцо у меня украла маленькая разбойница, когда вроде бы по инерции повалилась в вагоне (ведь я внезапно обнаружил то, чего на почте никто не заметил! .
        Странно, что ни обратного адреса на конверте - ничего. Только почтовые штемпели. Лишь на том белоснежном листке, в который и было под конец завернуто злополучное кольцо, оказалось в уголке пятнышко сажи.
        ПОЕДИНОК
        - Спасите меня, сэр синьор! - лихорадочно обратилась ко мне на английском молоденькая венецианка.
        Местных уроженок легко узнать по певучему выговору и врожденной грации так же, как изящную гондолу всегда отличишь от обычной плоскодонки. И даже акцент у нее был мягкий, не то что мое курское произношение. Хотя во всем остальном мой Курск… Ну, ладно!
        Она, очевидно, приняла меня за англичанина. У нас только что состоялся в траттории
«Лагуна» дружеский ужин с коллегами - английскими матросами, работавшими тоже на своем океанографическом судне, и мы обменялись памятными сувенирами: лично я приколол британскому матросу к тельнику значок «Почетный донор» (другого под рукой не оказалось, все раздал), а взамен получил на лацкан пиджака пластмассовый кругляшок со светящейся надписью: «Долой Маргарет Тэтчер!» Затем наши во главе с боцманом Нестерчуком отправились на площадь Сан-Марко; я шел позади, тут-то на меня и вылетела прекрасная незнакомка.
        Не успел ей ответить, что хоть я никакой не сэр и вовсе не синьор, но тем не менее она всегда может запросто рассчитывать на помощь русского водолаза, как из темного каменного переулочка возник человек в черном костюме. Он пронзительно взглянул на девушку, и она, тихо всхлипывая, сразу заторопилась к нему.
        Я двинулся было за ней, но человек в черном выступил вперед и преградил дорогу. Надобно бы описать его примечательную внешность. Так и хочется начать с «О».
        О, это был особенный человек! На его сорокалетнем, в мелких морщинках-сжатиках лице неподвижно выделялись решительные, волевые глаза.
        - Не ходите за нами. Не советую, - размеренно произнес он тоже по-английски. Видимо, и его ввел в заблуждение мой значок.
        Я показал ему на путеводную стрелу, выведенную краской на углу дома, и заявил, что он не может запретить мне идти в центр. Чтоб не заблудились туристы, здесь повсюду нарисованы указатели с надписью «Пьяцца Сан-Марко». Как я вам говорил, именно туда и направлялись наши матросы с Нестерчуком - их уже и след простыл, за каждым водолазом боцману не углядеть.
        Под обжигающим взглядом человека в черном я невольно опустил глаза и бочком проследовал мимо девушки. Почему-то у меня, словно навязанная кем-то, появилась непрошеная, несвойственная мне мысль: «Чего с ними связываться? Мое дело сторона!»
        Девушка внезапно вцепилась мне в рукав.
        - Неужели вы оставите меня с ним? - взмолилась она жалобным голосом. - Сэр синьор, я вас прошу как отца!
        Я будто очнулся. И хотя мне было тогда тридцать три, а ей лет семнадцать, но такое обращение, не скрою, польстило. Я браво развернулся и строго, по-отечески сказал человеку в черном:
        - Идите своей дорогой, молодой человек. И не приставайте на улицах к девушкам!.. Синьорина, вы под надежной защитой русского водолаза, - галантно предложил я ей локоть.
        Меня мгновенно развернуло, и я очутился лицом к лицу с ее разгневанным спутником.
        - Предупреждаю… - процедил он.
        - Лапы прочь! - сбросил я с плеча его руку. И спокойно заметил девушке, торопливо продевшей ручку под мой локоть, знакомыми с детства стихами: - «Вы не в Чикаго, моя дорогая!» Не волнуйся, дочка.
        Человек молча глянул на меня, усмехнулся и отступил. Я повел девушку прочь…
        - Куда вы меня ведете?! - вдруг вскричала она, безуспешно пытаясь высвободиться.
        Мой локоть капканом зажимал ее руку, и теперь я почему-то упорно волок ее вслед за человеком в черном. Он уверенно спустился к совсем безлюдной, узкой набережной вдоль канала. Здесь лежала особенно мокрая синяя темнота, она тянулась от черно-голубой воды, натыкалась на спящие и брошенные дома и, не в силах уйти вширь, резким углом шла по стенам вверх, где переваливала за крыши…
        Время от времени человек оборачивался и приказывал нам поторопиться. Не знаю отчего, и я и девушка вновь - оба мы беспрекословно подчинялись его командам.
        Меня охватил страх. Я смутно понимал, что действую вопреки своей воле, но ничего с собой поделать не мог.
        - Еще не поздно, - остановился неизвестный, - а не то… Минимум, что вас ожидает, больница, - усмехнулся он мне в глаза. - Мой вам совет: оставьте ее и уходите.
        Я послушно подчинился: отпустил девушку и зашагал восвояси, то есть обратно. Мысли мои странным образом замкнулись на сиюминутном: сейчас вечер… я гуляю, гуляю… любуюсь Венецией. Разве я в Венеции?.. Эва, куда занесло. Здесь язык до Киева не доведет… Дряблая причальная лампа, жужжа за стеклом запаянной желтой мухой, освещает темный камень набережной и край белесой воды, где стайкой сбились чинарики сигарет; среди них плавает окурок папиросины с лихой вмятиной, точно на новой шляпе, - как затесался он в эти края, бродяга? - ведь папиросы курят, кажется, только русские и поляки - русский, русский, иди домой - а где дом? - в порт… на корабль-Тонкий женский вскрик позади заставил меня лениво обернуться.
        И я неожиданно пришел в себя!
        Та узкая набережная прерывалась въездом во дворик дома. Человек в черном, отталкиваясь длинным веслом, уже выводил оттуда моторку. Девушка беспомощно сидела в лодке и, как мне казалось, с мольбой смотрела в мою сторону.
        И только, оставив висло, незнакомец взялся за руль, как я мигом одолел разделявшее нас расстояние и вспрыгнул на отлетающую от берега корму.
        Неизвестный угрюмо улыбнулся.
        Не знаю, почему он вновь не причалил и не прогнал непрошенного попутчика или, на худой конец, не приказал выпрыгнуть за борт, - тут могло быть несколько причин. Возможно, спешил, боясь потерять и секунду. Или, может, боялся, что я запомню номер этой шикарной моторной лодки и сообщу в полицию, а те по рации - патрульным катерам, и привет! Сразу с несколькими людьми ему бы не сладить, он и нас-то двоих с трудом удерживал в подчинении, попеременно глядя в упор то на меня, то на девушку. Так или иначе, но я остался на борту моторки.
        Мимо нас летели обшарпанные мрачные дома и вырывались мраморные палаццо, испещренные причудливыми готическими и мавританскими окнами-лоджиями; над нами проплывали изогнутые мосты и мостики: деревянные, каменные, железные…
        - Что ж, тем лучше, - неожиданно рассмеялся человек в черном.
        Девушка, притихнув, сидела напротив - лицом к нему.
        - Рулить умеешь? - пронзающе взглянул на меня.
        - Так точно! - отчеканил я, против своей воли встав по стойке смирно и вытянув руки по швам.
        Он кивнул на руль, и я, перешагнув скамейку, на которой сидела девушка, взялся за баранку. В сообразительности ему не откажешь; теперь, свободный от управления лодкой, он мог лучше контролировать нас.
        Я послушно выполнял его короткие команды:
        - Влево!.. Вправо!.. Прямо! - А сам краешком сознания мороковал, как мне выпутаться и спасти девушку.
        Этот шакал, гипнотизер или, как там, экстрасенс, поработил и ее и меня. Мы и двинуться по-своему не могли без его желания. Причем долго подряд подчинять своей власти он нас не мог: ему приходилось и словом и взглядом, снова и снова, удерживать девушку неподвижной, а меня - за рулем.
        Подчиняясь приказу, я так лихо гнал моторку, что встречные гондольеры едва успевали отворачивать свои черные с загнутыми на концах носами лакированные пироги, что-то кричали вслед, покачиваясь на волнах, как на чашах весов, и резким движением левой руки подбивали под локоть вверх правую - самый обидный итальянский жест!
        Первый день в Венеции, кое-что в окружающем я стал невольно узнавать по открыткам и вертеть головой.
        - Говори, - усмехнулся человек в черном.
        - Смотрите, да это же Мост вздохов! - с глупейшим восторгом сообщил я спутникам.
        Наш властелин визгливо рассмеялся:
        - Сейчас помру! - Оказывается, в нем было что-то человеческое. - Турист выискался! . А кстати, знаешь, турист, один час такой водной прогулки стоит пятьдесят долларов? Отвечай. Так и быть, поболтаем, ты меня развлекаешь.
        - Ну, с меня и пятерика не получишь! - огрызнулся я. - У меня и того нет!
        - Налево! - приказал он. Я подчинился.
        - К тому же ты нищий, - презрительно заметил он.
        - Живу на зарплату, - с достоинством ответил я. - Не то что некоторые проходимцы!
        - намекнул на моторку с отделкой из красного дерева, меди и с мощным мотором не менее ста лошадей. - На трудовые деньги не…
        - Заткнись! - грубо оборвал он.
        Вроде детской игры в замри-отомри. Да только нам было не до шуток. Я думаю, он еще и потому меня не высадил, что тешился, подлец, выставлялся перед девушкой. Хвастал своей властью над людьми. Тебе, мол, дорогая, не на кого рассчитывать! Гляди, что вытворяю с твоим защитником. Так-то, малютка!..
        Девушка вконец присмирела, видя, как он мной распоряжается.
        - Прямо!.. Чуть левей!.. Левей, кретин!
        - Слушаюсь!
        Взяв волю в кулак, я мысленно пытался расширить тот краешек сознания, который еще чудом оставался. Это мне еле удавалось. Но все же удавалось, черт побери!.. Тщеславный малый, он прямо-таки расцветал, когда ему подвякивали. Значит, надо подыгрывать по мере сил. Может, пригодится.
        Давно уже заметил я и то, что чем реже смотрел на него, тем быстрее становился самим собой. Однако он об этом отлично знал и периодически требовал:
        - А ну, погляди на меня, быстро! Так… Прямо! И я вновь превращался в робота.
        Но он не мог заставить меня все время глядеть на него; как водитель, я должен был следить за фарватером, подчас - непрерывно. И вот, на миг почувствовав, что рабская зависимость ослабла, я направил было моторку к проходившему мимо полицейскому катеру.
        - Смотреть на меня! - последовал стремительный окрик. - Теперь - влево!! - подавил он попытку к бунту.
        Мы выскочили на Гран-канал. Тут требовалось особое внимание. Многочисленные речные - морские? - трамваи, паромы, гондолы с певцами и гитаристами… Гирлянды иллюминации, дробный плеск огней на темной воде… Толпы гуляющих на площадях, мостах и набережных… Выхваченные снизу прожекторами, белые от света церкви и дворцы… Все отвлекало и пестрило в глазах!
        - Прямо!.. Эй, турист, а ты хоть знаешь, с кем связался? - надменно сказал человек в черном. - Видишь? В том палаццо жил еще мой прадед! - похвастался он. - Можешь говорить, разрешаю.
        - Какой еще прадед? - взяло верх любопытство.
        - Казанова.
        - А-а… - вспомнил я зарубежный фильм. - Знаменитый искатель приключений?
        - Хм, - озадачился и возгордился наш экстрасенс. - Прямо!.. Да ты, я гляжу, грамотный.
        - Десятилетка и водолазные курсы, - снова с достоинством ответил я, не отрываясь от пути. - У нас в России и танец такой есть - «Казанова».
        Он клюнул на удочку:
        - В честь моего прадеда? - И напыжился.
        - В честь города Казани, болван, - мстительно ответил я. - «Казанский - новый», сокращенно «Казанова».
        - Глянь на меня!
        Я мельком обернулся.
        - Ты, правда, из России? Что-то не верится… Влево!
        - Поближе познакомимся, поверишь, - уже не оборачиваясь, пообещал я. - Привык ты, гляжу, вращаться среди разных пеньков с ушами.
        - Молчать! - прервал он. И раздумчиво молвил: - А может, все-таки приказать тебе броситься за борт?.. Прямо руля! Говори.
        Говорил-то я по его воле, а кричать мог по своей, говорить можно и тихо.
        - Есть прямо руля!!! - радостно гаркнул я по-русски на всю акваторию. Потому что мы проезжали мимо прогулочного мотобота, на котором я вдруг с удивлением узрел боцмана Нестерчука и наших матросов.
        То-то и они поразились, увидев дружка водолаза за рулем шикарной единоличной моторки, да еще при девице. Вместо того, чтобы сейчас находиться с ними - ведь намечалась же коллективная водная прогулка, - он, видите ли, сам раскатывает по Венеции и нахально обдает на ходу брызгами своих товарищей!..
        Как бы вы поступили на их месте? Боцман принял единственно правильное решение: очнувшись, он что-то приказал рулевому, и мотобот устремился за нами. Ничего плохого Нестерчук, конечно, про меня не подумал. Он просто хотел нагнать и сказать пару теплых слов.
        Погоня началась!
        Человек в черном заметил ее не сразу.
        Оставив по правую руку остров Торчелло, где на пристани светилось неоном его название - я потом посмотрел по карте, - мы вновь начали сворачивать в разные каналы-улицы. Иногда приходилось даже нагибаться, чтобы проскочить под низкими мостиками. Здесь заброшенные дома стали попадаться чаще, мрачновато глядя на воду темными окнами.
        На одном из поворотов проклятый глазастик все же увидел, что за нами странно держится какой-то мотобот. Тут движения не было, только мы и он. Для проверки Казанова-правнук приказал мне попетлять из улочки в улочку - мотобот неотвязно проследовал позади тем же курсом.
        - Говори, - потребовал человек в черном. - Признавайся.
        - Вот спасибо! Признаюсь, так хочется увидеть… Нельзя ли нам завернуть на Пьяццетту - я столько про все читал - и хоть поглядеть на Дворец дожей? - затараторил я на голубом глазу, выгадывая время и потихонечку сбавляя скорость. - Столько об этом слышал! И Морской музей, и крылатый лев на колонне, и…
        - Не темни. Что там за мотобот у нас на хвосте? - рявкнул он. - Прибавь скорость. Так держать!
        - Есть прибавить скорость!! Есть так держать!! - во всю силу легких, пока он не опомнился, завопил я опять по-русски. - SO-O-OS!
        - Молчать! - взревел человек в черном.
        Меня, конечно, услышали. И, думаю, не только на преследующем нас мотоботе, но и наверняка на той далекой Пьяццетте, куда я предлагал якобы завернуть.
        - Держи-и-сь, брато-ок!.. Впере-е-ед! - пронесся зычный голос боцмана. Нестерчук наш не лыком шит, понял: ни с того ни с сего водолаз Ураганов не станет орать международный призыв «SOS», да еще за границей.
        Мало того что мы с боцманом перешарохали Казанову-правнука, двое случайных англичан, одиноко пивших аперитивы в маленьком открытом кафе у воды, заполошно вскочили с криком: «Русские идут!» - и метнулись прочь, опрокидывая столики. Несчастные люди, запуганные буржуазной пропагандой!
        Человек в черном перехватил руль и приказал:
        - Прыгай за борт. Живо! - Рассчитывал: что, пока меня будут подбирать, он успеет улизнуть вместе с девушкой от погони. - Слушаюсь! - отчеканил я.
        Шагнул за корму и прыгнул.
        Но не один. Заодно прихватил и девушку. Уж на это и краешка моего сознания хватило. У этих наследников Казановы, видать, искаженное представление о нашей сознательности. Нашему человеку и капли ее достаточно, чтобы всегда помнить нерушимую заповедь: сам погибай, а товарища выручай. В моем случае роль товарища выполнила синьорина. Отмечу, что человек в черном звезд с неба явно не хватал: прыгать-то он приказал, но не уточнил, дурень, одному или вдвоем. Сам он, при своем идеалистическом воспитании, наверняка бы один прыгнул.
        В воде водолаз как рыба! Поддерживая кричащую девушку левой рукой и мощно загребая правой, я ринулся навстречу спешащему мотоботу.
        Казанова-правнук бешено разворачивал свою лодку, чтоб устремиться за нами, вернее, за девушкой. Не знаю, на что он рассчитывал. Будь он самым развеликим экстрасенсом, все равно бы его единоличной воли не хватило на целый коллектив наших матросов - железных ребят. Один Нестерчук еще тот орел! В огне не горит - при давнишнем пожаре в сиднейском порту, в воде не тонет - в гамбургском подвале, сквозь медные трубы прошел - десять похвальных грамот, да еще на кларнете в матросском оркестре играет!..
        Но встретиться с боцманом с глазу на глаз человеку в черном не удалось. Разворачивая на полном ходу моторку, он так врубился в неприметную черную сваю для причалки гондолы - не я же был за рулем, - что со звоном влетел в окно какого-то заброшенного дома, заодно взяв с собой рулевую баранку.
        Нас спасли. То есть не спасли, а вытащили из воды. Я мог бы с ней хоть до Сан-Марко плыть!
        Девушка, ликуя, со слезами на глазах расцеловала меня, а потом - почему-то и боцмана. Нестерчук только крякнул с таким выражением на лице, когда хотят сказать:
«Повторить!» - и гордо провел рукой по усам.
        - Только жене ни гугу, - предупредил он.
        Из разговора с девушкой выяснилось, что человек в черном - международный авантюрист, обладающий парапсихологическими способностями. Говорят, может взглядом ложки гнуть. По-моему, загибают. Но что со способностями, этого у него не отнимешь, по себе знаю. Девушка - из семьи известного коллекционера старинных картин. И наш авантюрист надеялся сорвать за нее хороший выкуп. В противном случае… Впрочем, противный случай нашел его самого.
        Разумеется, недальновидные люди могут сказать, что мне повезло. Но и везет ведь не всякому. Я же не растерялся? И прямо скажу, самонадеянный человек в черном и не подозревал, что у меня была масса возможностей выкинуть его самого за борт или выпрыгнуть вместе с ним. Но в первом разе - я опасался, вдруг он утонет; во втором - как оставить девушку одну на мчащейся лодке. Во всяком случае, и без помощи со стороны я нашел бы нужный выход. Просто появление друзей-товарищей лишь ускорило благополучную развязку. Не я, теперь-то сразу видно, - авантюрист не знал, с кем связался!
        На обратном пути мы сообщили первому же патрульному катеру о криминальном происшествии и передали девушку с рук на руки. Пусть разбираются сами, это их внутреннее дело. Адрес прадеда Казановы, если не престижная брехня, известен, нынешний адрес правнука - также; тот мрачный дом с выставленной рамой. А еще мне больницей грозил, теперь она ему самому пригодится!
        Девушка улетала на катере и махала рукой. Считаю, исключительно мне.
        Если б не я…
        Вы, наверное, думаете: откуда у меня такая упорная уверенность, что я мог не раз выбросить человека в черном за борт? Ответ очень прост. Когда я, пытаясь избавиться от чужой воли, начинал думать о жене и детях, все чары экстрасенса снимало как рукой. Я это неожиданно обнаружил во время погони и только ждал подходящего случая действовать. И, в принципе, скажу: на кого-то надейся, а сам не плошай.
        Свежий венецианский ветер дул нам в лицо… Огромной, надкусанной, каменной баранкой - по-моему, я где-то читал? - вдавался прекрасный город в море. Невозмутимо взирал с каменной колонны на площадь Святого Марка бронзовый крылатый лев…
        Странно, что Казанова-правнук хоть в чем-то не обманул: за часовую прогулку, со всех, правда, чохом, взяли столько же лир, сколько их полагается в пересчете на пятьдесят долларов. Ни на цент меньше. Хотя боцман божился мне, что они наняли мотобот всего пятьдесят минут назад.
        Вот вам и пресловутый итальянский сервис.
        КОЛОДЕЦ
        Бывали мы и в Португалии. В такой славной и провинциальной по духу столице Lesboa, по-нашему Лиссабоне. Он стоит на холмах, настолько высоких, что подчас приходится подниматься или спускаться из одного района в другой на специальных лифтах. Один из них построен даже по проекту Эйфеля, знаменитого своей Эйфелевой башней в Париже. Одновагонные трамвайчики с маленькими колесами спереди и огромными сзади, как собаки, припавшие только на передние лапы, фантастически карабкаются на крутые подъемы. А между холмами, в низинах, простираются прямые улицы вроде главного проспекта, да и тот постепенно ползет вверх к площади Маркиза Помбала, свысока посматривающего на центр города. Повсюду уличные торговцы, ряды барахолок, а на любом пустыре португальские пацаны гоняют в футбол.
        Вообще столица выглядит бедновато в отличие от соседних вылизанных, свежеокрашенных приморских городков для туристов, приезжающих покататься, стоя на досках, по тугим волнам океанского прибоя.
        Об этом мы и говорили с одним американским матросом в портовом кабачке, где телевизор подвешен прямо над входом, а в глубине режутся в карты. Я сидел за чашечкой кофе, американец - за стаканом джина со льдом. Джон, по-нашему Иван, между прочим, рассказал мне поразительную историю. Подобную даже я впервые слышал! Сам он из простой рабочей семьи. Много лет назад, во вьетнамскую войну, дезертировал из армии агрессора (сознательный человек!) и сначала скрывался здесь, в Лиссабоне, куда его занесла нелегкая судьба на попутных пароходах. Парень он крепкий, умеет руками работать, а не только головой: то грузчиком, то рыбаком, то сборщиком фруктов исколесил нею страну. А напоследок устроился на мысе Рока, недалеко от Лиссабона, - ходил и продавал приезжим гербовые свидетельства, два доллара за штуку, о том, что - имярек - сподобился побывать на самой западной точке Европы. Работал он на хозяина лавочки, торгующей, помимо тщеславных свидетельств, открытками и прочей бумажной чепухой для туристов.
        Жил он, конечно, не в гостинице, а в одном старом заброшенном форте, подвесив себе гамак под стропилами уцелевшего куска крыши. Когда по ночам листы железа гремели над головой, ему порой казалось - опять звучит канонада, и Джон вскакивал с ужасной мыслью, что вновь очутился во вьетнамском окопе. «Слава тебе, господи!» - успокаивался он и снова засыпал.
        Местные жители считали его чокнутым. Обросший, как хиппи, вечно босиком, он был под стать своему заброшенному жилью, которое избегали крестьяне-издольщики из-за дурной славы. Местечко действительно было мрачным. Каменный форт простирался и в ширину и в глубину запутанной сетью полуобвалившихся подземных ходов вплоть до выхода к морю. По двум этажам, врываясь сквозь бойницы и разбитые проемы окон, завывая, шастал морской ветер, и там, куда он постоянно бил, отложилась на перегородках соль…
        Но после войны в тропиках Джон считал эти каменные джунгли райским уголком. Сюда никто не совался, хотя бы из боязни запросто сломать ногу даже ясным днем, и это вполне устраивало Джона. Он вообще держался подальше от местного люда, особенно от властей. В стране тогда была диктатура, и его могли - чем черт не шутит! - выдать дядюшке Сэму. Поэтому Джон, плохо знавший португальский язык, и вообще от греха подальше, притворялся глухонемым. Если о чем-нибудь спрашивали, только мычал да еще показывал на уши. Такой, знаете, увалень, безобидный чудак. А сам себе на уме: ждет, когда война кончится. Главное, переждать. И о’кэй! Время - не деньги, время - жизнь.
        Так вот спокойно тянулись деньки и месяцы. И однажды…
        Джон ночью проснулся от каких-то стонов. Ветер, что ли?.. Прислушался: явно человеческие стоны и всхлипы отдаленно пробивались из развалин форта.
        Джон зажег толстую свечу и, прикрывая ее красными от огня пальцами, двинулся по извилистому ходу. Он хорошо знал форт, весь облазил не раз, и шел уверенно, не боясь оступиться. Сквозняк шевелил пламя, и мохнатые тени метались по стенам и потолку. Стон и плач становились слышней…
        Он выбрался к знакомому колодцу, выложенному замшелым пористым камнем наподобие кирпичной кладки. Старинный колодец был очень глубок. В свое время Джон смазал ржавый ворот, намотал на подъемный барабан метров тридцать толстой веревки и каждый день опускал вглубь звонко стучащее о стены ведро, чтобы достать чистой и холодной подземной воды.
        Стон доносился откуда-то снизу, прямо из колодца, усиленный этой каменной трубой, которая глухо вздыхала и дышала, будто живая. У него волосы зашевелились на голове. Но, может быть, от сквозняка…
        Не знаю, как бы я поступил на его месте. Наверное, так же, как он.
        Джон укрепил горизонтально свечу в трещине кладки, у края колодца, и, жалея, что нет фонарика, полез вниз. Спускаясь на веревке и ловя босыми пальцами ног выщербины в стенах, он видел горящую свечу и вверху, и далеко внизу, где отражалась макушка колодца, и вскоре его охватило жуткое ощущение: спускается он или поднимается неведомо куда ногами вперед. Только тающий воск, горячо падающий на руки и голову, поддерживал в нем чувство реальности - верх там, значит, он все-таки спускается. А стоны и всхлипыванья звучали все громче и отчетливей…
        Внезапно на середине пути ноги уткнулись в какую-то нишу. Упершись в нее и поджимая колени, он присел на корточки, не выпуская веревки из рук. Здесь, в стене, на месте когда-то выпавшего камня был проем, невидимый сверху даже в солнечную погоду. Из проема сквозило слабым прохладным ветром, и стоны доносились именно оттуда. Джона и неведомого беднягу, казалось, разделяло лишь десятка полтора метров.
        Теперь, когда все наконец-то и должно было выясниться, Джон чуть не повернул назад. Оставить же веревку и ползти на ощупь по тесному кромешному проходу он решился лишь потому, что иначе презирал бы себя потом всю жизнь.
        Вдруг у него на мгновение закружилась голова, перед глазами засуетились крошечные искры, затем он словно прорвал лицом и руками колючую холодную паутину - впереди блеснул… не может быть!., дневной свет. Камни под локтями и коленями перешли в рыхлую землю - еще, еще немного - земля неожиданно подалась, провалилась, и вместе с глиняными комьями он покатился вниз. Вокруг вверх ногами замелькали: вход в пещеру, откуда он выкатился, река, солнце, деревья, какие-то бородатые люди в широкополых шляпах!
        Круговорот резко остановился - Джона грубо схватили, ткнули в прибрежный песок лицом, заломили руки за спину и крепко связали. В спину ему уперся ребристый сапог.
        - Ловко ты его подманул! - прозвучал чей-то бас. Джон поклялся бы, что говорили на совсем незнакомом языке, однако он странным образом не только все понимал, но и сам, как впоследствии оказалось, мог на нем разговаривать.
        - Еще бы не ловко, - ответил насмешливый тенорок.
        - А как запрятался, паразит, - вторил им мягкий баритон. - Не выдержал, к дружку поспешил на помощь - паршивый интеллигент!
        Джон повернул голову набок. Левым глазом он увидел трех незнакомых человек в болотных сапогах с кинжалами на ремнях, в незнакомой, но явно военной форме с металлическими квадратными пуговицами на блекло-зеленых мундирах, а на головах торчали широкие шляпы с острыми тульями. Все трое верзил были медно-красными от загара, особенно веснушчатые руки, открытые до локтя. Они переговаривались как хорошо поработавшие люди:
        - Далеко забрался…
        - Сутки плыть обратно…
        - А, может, повесим, как того?..
        Троица машинально подняла головы. Джон тоже посмотрел туда, чуть не вывернув глаз.
        На суку разлапистого синего дерева, обвитого лианами, висел такой же босой, как и он сам, человек в лохмотьях - веревка перехватывала шею повешенного. И если б не столь багровое лицо, Джон мог бы поклясться, что это Джим из тридцать пятого батальона, убежавший вместе с ним и потерявшийся во вьетнамских джунглях.
        - Ну, этот вообще бы не дотянул ни до казармы, ни до суда, - сплюнул бас. - Хлипкий на расправу. Уж больно удачно ты его подстрелил, - одобрительно похлопал он по плечу тенорка.
        - Хлипкий-то хлипкий, - заметил баритон, - а все утро стонал, пока не загнулся. Пришлось уже дохлого вешать.
        - Во-во! - расхохотался бас. - А тебе пришлось вместо него у пещеры подвывать, пока эта жалкая тварь, - он пнул ногой пленника, - из того лабиринта не выползла, как змея на манок. Большой артист в тебе пропадает!
        Ужас. Кошмар… Джон не понимал, что он, где он, куда он… Одно знал, это не сон, кисти рук под веревкой горели огнем, а пинок баса был куда чувствительней, чем наивное: ущипни меня, я не сплю?!
        Джона подняли и поволокли - только теперь он смог увидеть ее - к зеленой самоходной барже с высокой трубой и красными деревянными надстройками. У кормы болтался на канате ялик не ялик - лодчонка с тупым носом.
        Пленника протащили по сходням и бросили в тесную дощатую будку, закрыв ее снаружи на колышек. Баритон сел на страже у щелястой двери, накрыв нос шляпой и зажав в коленях винтовку, похожую на винчестер, виденный ранее разве что в фильмах о покорении Дикого Запада.
        Баржа задергалась, зашумела, задышала. Сквозь щели было заметно, как сносит дым на странный тропический лес (впрочем, он всегда был для Джона странным, даже без этих синих деревьев) и на убегающую бурую воду. Прерывистый, меж досок, пейзаж стал удаляться…
        - Отпустите. Да отпустите же меня! - словно только сейчас опомнившись, закричал Джон на том же языке, который не мог знать, но все-таки знал. - Развяжите!.. За что? - Он еще что-то кричал, бесновался, глядя, как уходят назад глинистый склон над берегом с темным отверстием пещеры и дерево с повешенным.
        - Гляди-ка, ожил, - деланно изумился баритон. - За что, говоришь? - и резко свистнул, подзывая своих.
        Джона выволокли из будки, сорвали рубаху и разложили на палубе: «За что? Ах, за что! - сыпались на голую спину удары бича. - Падаль! Мразь! Дезертир! Чистеньким захотел остаться? Живым? А нас, значит, под пули?..» - И удары, удары, пока он не потерял сознание.
        Очнулся Джон в той же будке.
        Вместо баритона за дверью сидел тенорок, очевидно, сменивший его на посту.
        Джон невольно отметил, что баржа идет не вниз по реке, а против течения: сор и сучья у ближнего берега быстро несло прочь, да и свисающие в воду ветки кустов скосило гоже в обратную сторону. Это могло бы пригодиться, чтобы найти дорогу к пещере и к тому колодцу, если бы сумел освободиться от веревки, если бы умудрился незаметно выскользнуть, если бы воспользовался привязанным за кормой «ликом или попросту нырнул в воду…
        Если, если, если…
        Джон сознавал: что бы с ним ни случилось, куда бы он ни попал, где бы он ни находился, - ничего хорошего судьба ему не готовит. Предполагаемый дружок уже висит на синем дереве, а синих деревьев здесь много. В какое бы время или пространство он ни угодил через этот проклятый колодец, в конечном счете его ждет та же участь. И никому ты ничего не докажешь. Все объяснения, весь этот жалкий лепет вызовут лишь издевательский смех вояк над дезертиром, якобы симулирующим помешательство.
        Он с трудом сел, прислонясь связанными руками к стене, и вздрогнул. Пальцы уколол гвоздь!
        Большой толстый гвоздь торчал острием из доски. Вероятно, когда прибивали снаружи, забыли загнуть изнутри, потому что концы других гвоздей были плашмя вдавлены в дерево.
        Джон, не сводя глаз с часового, начал осторожно скрести веревку…
        Она то и дело соскакивала с острия, и он раздирал кожу. Но принимался тереть вновь и вновь. Упорно, как муравей.
        Иногда везло, и разрывалась целая плетеная косичка с таким, чудилось, треском, что он замирал, сдувая с губ катившийся пот. И еще он мучительно чувствовал, как одновременно с нитками лопаются и кровоточат подсыхающие ссадины на спине.
        Сколько прошло времени, пока освободились руки, он не знает. Помнит, что стало смеркаться…
        Уже давно баритона сменил на посту бас; за дверью угадывалась его обмякшая фигура, он спал, уронив голову на грудь и похрюкивая носом.
        Несколько минут Джон массировал кисти рук, сначала тер ими, точно деревяшками, по бокам, затем стал шевелить пальцами, потом круговыми движениями - растирать запястья. Наконец руки вновь ожили.
        Джон бесшумно подполз к двери. Она закрывалась на деревянный колышек с той стороны. Чем сдвинуть? Пальцы никак не пролезали в щель. Тогда его озарило, он вытянул брючный ремень - пряжка пролезла. Миллиметр за миллиметром, не дыша и прислушиваясь к дыханию спящего баса, он выдвигал колышек из железных скоб.
        Свершилось! А он уж хотел с размаху высадить дверь и, пока спохватился б охранник, кинуться в реку. Да только вряд ли бы вышло что-нибудь путное, даже в сумерках было видно, как бороздят воду уродливые носы серых крокодилов. То ли он их раньше не замечал, то ли сейчас попали в такое зубастое место.
        Необходимо завладеть яликом. Единственная преграда - часовой. Нет, не единственная, Джон тронул дверь, петли скрипнули. Терпение… Не было даже слюны, чтоб их хоть как-то смочить. Он смазал петли собственной кровью, разбередив ссадину на плече.
        Дверь отворилась почти бесшумно. Обмякший бас по-прежнему сидел у стены будки, выводя носом вкрадчивые рулады. Винтовка свободно лежала на вытянутых ногах.
        Действовать хладнокровно, как на учении морских пехотинцев: раз, два, три, четыре, пять, шесть. Раз - схватил винтовку.
        Два - ударил часового по голове.
        Три - выдернул у него кинжал из ножен.
        Четыре, пять - подтянул, спрыгнул в ялик.
        Шесть - отсек канат.
        Баржа скрылась за поворотом реки…
        Весел в лодке нет, лихорадочно догреб руками до берега. Еле сдержался, чтоб не дунуть в джунгли, а ялик для отвода глаз пихнуть на течение. Нет, далеко не уйдешь. В джунглях одна дорога - по воде.
        Срубил кинжалом длинный шест. Снова в ялик. Напился из реки - черт с ними, с амебами. Скорей, скорей, скорей! Опустить шест, воткнуть, оттолкнуться - опустить, воткнуть, оттолкнуться - опустить, воткнуть… Черные тени от зарослей протянулись до середины реки. Оттолкнуться, вновь опустить… Попал на быстрину, подхватило, уже только правил шестом, чтоб не кружиться. Минут через десять далеко позади прозвучал гудок.
        - Эка, хватились! Ищи мустанга в прериях, - усмехнулся Джон. - А у вас как говорят?
        - Ветра в поле, - сказал я. - Ну, давай, давай дальше!
        А дальше - всю ночь несла ялик река. Много времени Джон терял, когда в темноте натыкался на отмели или на кроны затопленных деревьев. Ему непременно надо было держаться быстрины: и для скорости, и, главное, чтоб не завело куда-нибудь в боковые потоки. Тогда прости-прощай тот глинистый откос с заветной пещерой.
        Он, конечно, боялся, а вдруг его незаметно пронесет мимо нужного места, но все же надеялся - не проскочит. Соизмеряя по удаляющимся от лодки верхушкам деревьев на лунном небе скорость ялика со скоростью баржи, он решил, что она у них почти одинакова. Баржа плыла вверх по реке, судя по солнцу, с десяти утра примерно до шести вечера, пока он с нее не удрал, - в тропиках темнеет быстро. Ну, пусть двигались часов восемь. Выходит, и ему, чтоб добраться до места, необходимо столько же. Это если идти по середине реки. Но ведь сносит и приходится выгребать на фарватер. Значит, набавь еще часа три-четыре. Следовательно, он окажется напротив пещеры никак не раньше пяти утра.
        Светать стало рано… Оглянувшись на повороте, он внезапно увидел над дальними деревьями черный дым. Не успеть!
        Даже если б и мог помогать лодке - а на середине шест не доставал до дна, - все равно бы вскоре его непременно настигли. Вниз по течению баржа шла особенно ходко, дым неотвратимо приближался…
        Заметив уходящую вправо протоку, Джон поспешно свернул к ней. Остервенело отталкиваясь шестом, он продрался по каким-то лотосам через мелководье, вспугивая дремавших крокодилов, и попал на глубокую спокойную воду.
        Уплывая петляющей протокой, похожей на старицы родных флоридских рек, не будь этих буйных синих деревьев, он думал, что спрячется, отсидится здесь хотя бы с неделю: не станут же они так долго ждать у той пещеры. А может быть, они и не собираются его там караулить - зачем? Ну, раньше-то они считали, что он, скрываясь от них, спрятался в том подземном лабиринте. Почему им и теперь думать, что он опять туда сунется? Бомба и та в одно место не падает. Но ясно - что наведаются они к пещере обязательно. Раскинут мозгами: если он якобы тогда сумел от них так ловко улизнуть, что пришлось выманивать хитростью, отчего бы ему не повторить старый трюк?! Во всех случаях туда потом надо будет подбираться крайне осторожно, чтоб не нарваться на возможную засаду.
        Поздно, слишком поздно Джон вспомнил, что оставил след на лотосном мелководье. А те разодранные сине-белые цветы и водоросли, когда он продирался в протоку? Нет, не пропустит погоня это место - тут и слепому видно, кто-то проплывал.
        Он внезапно воспрянул духом: баржа там не пройдет. Ни за что. А вдруг у них есть другая лодка? Вдруг она стояла где-нибудь на палубе и он ее не заметил… У них была другая лодка!
        И уж ее-то он заметил, когда она показалась вдали на прямом отрезке протоки, молча пыхнув дымком, и пуля взвизгнула у щеки.
        Он вспомнил про захваченную с собой винтовку баса, поднял ее, прицелился и дернул за спусковой крючок в виде птичьей лапы. Приклад отдал в больное плечо, но звука выстрела он опять не услышал. Что за дьявол! Бесшумные ружья? Прямо как во сне…
        Лодка позади завиляла. Попал? Или они хитрят, сбивают с прицела?
        Отложив ружье, он навалился на шест и с ходу завернул в боковое ответвление протоки. Если оно закончится тупиком, подумал он, тогда пропал. На берегу, в непроходимых зарослях, загонят, как зверя. Как человека! Зверь-то, может, и уйдет.
        Новая протока была прямая и ровная, словно канал.
        Канал и есть. Берега были укреплены осыпавшимся пористым камнем, таким же древним, как и в колодце форта.
        И тут, как в том подземном проходе у выхода из пещеры, он опять ощутил на руках, лице и босых ногах холодное покалывание, словно разорвал невидимую колючую паутину. Что-то промерцало, искрясь, перед глазами и так же внезапно исчезло. Лодка будто бы поднималась вверх на горбу огромной волны, хотя путь впереди, казалось, оставался ровным и гладким. Выше, выше… И вниз!
        Когда ялик с Джоном плавно скатился по ту сторону водяного бугра, его уже ждали…
        По краю угрюмой заводи, напоминающей взятый в камень бассейн со стертыми ступенями, неподвижным полукругом стояли люди - в касках, черной форме и в отливающих антрацитом сапогах. На плечах у них виднелись белые ромбы, короткие плотные руки лежали на вороненых стволах. Вокруг толпился странно черный тропический лес, перевитый белыми лианами. А на вершине гнущегося, будто резинового, тонкого дерева болтался на веревке человек в лохмотьях, вновь до боли напомнивший Джима из тридцать пятого батальона.
        Ялик обреченно несло к ступеням.
        Неожиданно, услышав позади какой-то скрип, точно раздирали большой лист картона, Джон обернулся. По склону нового водяного бугра, резко шурша, скользила лодка с вооруженными людьми. Это была погоня - те трое вояк в хаки, окаменев, смотрели вперед. Из-под конуса шляпы у баса виднелся краешек зеленого бинта. Джон машинально отметил, какая, однако, крепкая голова, и уже в следующий миг резко повернул свой ялик назад, яростно оттолкнувшись шестом.
        На мгновение обе лодки - странно: одна поднималась, другая спускалась - разминулись на склоне, и ялик Джона швырнуло обратно в канал.
        Не оглядываясь и опять на миг ощутив покалывание паутины, оставив неизвестно где за спиной обе группы врагов, как пауков в банке, во все лопатки работая шестом, он пронесся по каналу. Затем по протоке. Вылетел на реку, слева за кустами мелькнула труба баржи, и рванул вниз по течению.
        Он не останавливался до тех пор, пока не показался глинистый обрыв с темным входом пещеры.
        Туча пегих стервятников поднялась с того, кем был когда-то Джим, если это действительно был он. Джон, оскальзываясь, вскарабкался по откосу, протиснулся в проход, извиваясь, пополз - здесь по всем направлениям шли узкие тоннели, не замеченные ранее, - и, к счастью, безошибочно проник в знакомый проем колодца, по пути вновь словно прорвавшись сквозь завесу ледяных игл. Схватился за веревку и вскоре очутился наверху.
        На камнях остался натек воска - свеча давно сгорела… Здесь, в Португалии, было раннее-прераннее утро. Сквозь пустые окна просачивались с моря клочья зябкого тумана.
        Джон не успокоился до тех пор, пока при помощи найденной ржавой кирки и бревна, как рычага, не обрушил ближнюю шаткую стену форта, тонны камней, на чертов колодец.
        Не успела рассеяться пыль, как из нее, вполне по-человечески чихая и отплевываясь, выступили португальские полицейские в белых от известки мундирах. Вконец обессиленный Джон даже не успел воспользоваться никаким подземным ходом. Его схватили, надели наручники: «Глухонемым прикидываешься?!»
        От судьбы не уйдешь.
        Кто навел? Как нашли? Где узнали? Приходится только гадать. В тот же день и отправили самолетом в Штаты. Там встречала другая полиция - своя, военная.
        - Как веревочке ни виться… - ухмылялись они с видом здоровяков, никогда не нюхавших пороху.
        Дальше еще меньше веселого. В военной тюрьме он узнал, что его приятеля Джима все-таки поймали во вьетнамских джунглях и устроили суд Линча.
        Только уход американцев из Вьетнама наконец-то выпустил Джона на волю…
        - Слушай, - осторожно сказал я замолчавшему моряку, - а тебе все это… не померещилось? Жить в таком напряжении, все время думать, что вдруг тебя схватят, тут любой бы, знаешь ли…
        - А это мне тоже померещилось! - взревел Джон, прямо в баре стаскивая с себя рубаху и поворачиваясь ко мне спиной.
        Плечи и поясница были покрыты прерывистыми, давно зажившими рубцами.
        - Думаешь, в тюрьме влупили? Уж я-то свою шкуру вдоль и поперек знаю, - прорычал он. - Это меня проклятая троица на той барже отделала!
        Тут мне крыть было нечем. И я почтительно промолчал.
        Эх жаль, не мог я махнуть туда, на мыс Рока, на денек-другой! Уж я… И те тонны камней поверх колодца не остановили бы.
        Джона в тот старинный форт теперь и коврижками не заманишь. И чем больше об этом думаю, тем лучше его понимаю. Одно обидно, почему со мной ничего такого сверхвероятного не случается?
        Конечно, и у меня бывали случаи. Я тоже кое-что порассказал коллеге водолазу… Не ударил в грязь лицом перед американцем.
        ИСПАНСКОЕ ЧУДО
        Испания… Я так много слышал о ней: Дон Жуан, коррида, Колумб, Магеллан, Гойя, Дон Кихот, Панчо Вилья или, кажется, Панчо Санса, Кармен-сюита, испанский сапог… Всего не перечислишь!
        Поэтому я с особым трепетом ступил на землю, воспетую Сервантесом, когда наш
«Богатырь» швартовался в порту Валенсии, третьего по величине города в Испании после Мадрида и Барселоны. В Валенсии живет около миллиона человек, как утверждают местные жители. Значит, смело убавляй тысяч двести - и не ошибешься. Старинный город, его основали римляне еще до новой эры. Есть что посмотреть.
        Мы с Нестерчуком решили походить по Валенсии вдвоем, не любим гулять толпой. Когда нас выпустили на экскурсию (тем временем «Богатырь» запасался пресной водой), я и боцман сперва зашли в морвокзал, ничего особенного: темные стекла, самооткрывающиеся двери с фотоэлементами, как в аэропорту Шереметьево-2, и купили карту города. Теперь не заблудимся.
        Мы отправились пешком к центральной улице Гран-Виа.
        Ну, припортовые районы везде на один лад. Двух-трех-этажные домишки, трамвайные пути, непременные индийские, польские и китайские лавочки, разные кафешки и шнек-бары, цементная пыль да обрывки бумаги на мостовой. Минут тридцать чапали мы по жаре до реки Турий, за которой и начинается центр. Судя по расстоянию между берегами, Турия бывает серьезной рекой, а сейчас по ее широкому руслу, буйно заросшему сухой травой, медленно петлял узкий, в один прыжок, зеленый ручей.
        Возле моста, рядом с заброшенным, ободранным домом мы присели отдохнуть на скамейку. Внезапно, словно нас ждали, из пустых оконных проемов полезли какие-то оборванцы. Поначалу я их принял за бродяг или безработных. Но нет, женщины были одеты живописней, а мужчины выглядели гораздо небритей, чем обычный испанский люд.
        - Цыгане! - толкнул меня в бок боцман.
        Так и есть. Я и сам наконец понял, увидев среди них темнолицую старуху в яркой шали, браслетах и серьгах величиной с трамвайное кольцо.
        Старуха, сразу выбрав меня, предложила погадать. Грамотная такая оказалась, английский лучше меня знает. Боцман про усталость забыл, тянет прочь, а я думаю: да пусть пофантазирует. Хоть что-нибудь на мне заработает, не обедняю.
        Ну, она придирчиво приценивалась к линиям судьбы и жизни на моей ладони, пока я не посеребрил ручку пятью песетами (по-нашему копеек шестьдесят). И старуха мгновенно мне нагадала: со мной, мол, обязательно произойдет чудесный случай. И не когда-то вообще в необозримом будущем, как предсказывают наши цыганки у московского Киевского вокзала, а непременно сегодня! Но какое именно чудо, цыганка и сама не знает. Я вежливо посмеялся - монеты остались, само собой, у нее, - и мы с боцманом отправились дальше.
        А цыгане, все, кроме старухи, почему-то за нами двинулись. Мы сначала решили, им тоже в город. Но они не отстают, идут кучно, человек десять, следом, куда бы мы ни сворачивали. А сами на меня все поглядывают и шепчутся.
        Тогда я остановился и строго сказал, что в попутчиках не нуждаюсь. Они извиняются, говорят, что поодаль будут идти. Настолько в свою непогрешимую старуху верят: хотят самолично убедиться, какое чудо меня ожидает. Она-де ни разу не ошибалась, и я могу нисколько не сомневаться - такое произойдет, ахну!
        Я им шутливо заметил, что до двенадцати ночи, когда по-научному закончится сегодняшний день, еще долго. Зачем зря время терять? А они в ответ: пусть я за них не беспокоюсь. Уж очень хочется взглянуть, что же именно со мной случится. И снова заверяют: их старая цыганка никогда не врет!
        Вот, думаю, связался с легковерной публикой. Теперь гуляй со свитой, как цыганский барон.
        Однако вскоре мы про них забыли. Глядели на витрины, фотографировались, пили ледяной сок… Я не переставал поражаться Валенсии. Буквально после каждого квартала из высоких, до десяти этажей, домов - уютная круглая площадь со сквериком. Трепещущие платаны, хлопающие пальмы, шуршащие цветами магнолии…
        Мы шли вдоль изгиба кирпичной арены для боя быков и жалели, что сегодня, как назло, нет корриды, - и я внезапно увидел на тротуаре шариковую ручку. Только поднял, как вокруг выросли мои цыгане. Смотрят, вытянув шеи. А чего глазеть? Обычная ручка - пластмассовая, одноразовая.
        - Чудо? - иронически спрашивает их Нестерчук.
        - Нет, - качают головами, - не чудо.
        - Ну-ну, - мы двинулись дальше.
        Прошли железнодорожный вокзал, постояли у магазина видеомагнитофонов, глядя, как на экранах телевизоров рекламируют кассетные фильмы ужасов с косматыми мертвяками, и, сверяясь с картой, повернули от триумфальных ворот в средневековую, мавританскую часть города.
        По чуть ли не тоннельным улочкам - шириной в размах рук - мы вышли на площадь к старинному собору. Здесь было много народу. Испанцы почему-то любят стоять кучками, как футбольные болельщики или заговорщики. Что в Италии, что в Испании, бросался в глаза невысокий, даже, сказал бы, низкий рост публики. Я думаю: Римская и Испанская империи сотни лет подряд отсылали своих рослых легионеров, конкистадоров, солдат и матросов на завоевание и охрану все новых и новых владений. Там они и оставались и гибли, а на смену им шли следующие поколения - так измельчала порода. Если увидишь в толпе высокого человека, наверняка иностранец. Даже коренастый боцман Нестерчук выгодно выделялся среди местных уроженцев.
        Бдительный полицейский, узрев неотрывно следующих за нами цыган, тут же поинтересовался на английском, не досаждают ли господам туристам, то есть мне и боцману, эти вольные дети природы. «Нет!» - вступились мы за свиту. И со смехом поведали ему про обещанное чудо. Однако полицейский отнесся к предсказанию серьезно и заявил, что та старая цыганка, он знает, не бросает слов на ветер и на его веку еще никому никакого чуда не обещала. Если бы не служба, он непременно тоже бы отправился вслед за нами.
        - Глядите, не проморгайте, амигос, - сердечно напутствовал он, а цыганам на всякий случай издали погрозил рукой, эстет, с татуировкой в виде перстня на указательном пальце.
        Мы осмотрели каменный мрачно-торжественный собор изнутри - я как воинствующий атеист не на шутку опасался, что, не дай бог, случится какое-либо религиозное чудо! - и поскорей, к счастью благополучно, вышел через другой вход. Возможно, вам и смешно, но в соборе могло произойти что хочешь, вернее не хочешь: вдруг какая-нибудь мраморная мадонна возьмет и расплачется живыми слезами - фокусы еще средневековой инквизиции, - а потом те же цыгане разнесут по Валенсии и всей Испании в придачу про чудесный случай с русским моряком. Слава богу, пронесло!
        Начало смеркаться. Последний раз сфотографировали друг друга у пятидесятиметровой башни Микалете - и назад в порт. Уже знакомой дорогой мы устало брели обратно, полные впечатлений и с пустыми карманами, потратив деньги на разные сувениры домашним.
        Цыгане следовали за нами… Когда мы перешли мост через Турию, к ним присоединилась и сама старая гадалка. Они начали ей о чем-то сокрушенно рассказывать, но она уверенно подняла сухую ладошку: не волнуйтесь, мол, все впереди, день еще не кончился.
        Так, по-прежнему сопровождаемые свитой, мы вернулись в порт и поднялись по трапу на «Богатырь». А цыгане со старухой расположились напротив - на травке у облупившейся водокачки.
        Вскоре уже вся команда знала про то гадание. Матросы высыпали на палубу. Они глазели на цыган, а те - на них, высматривая меня.
        Я остался в каюте. Что я, подопытный кролик? Хватит с меня насмешек!
        Было без двадцати девять. Ровно в двадцать один ноль-ноль судно должно было покинуть Валенсию. В каюту заглянул Нестерчук:
        - Пойди попрощайся, невежа.
        Пришлось выйти. Я помахал своей свите рукой:
        - Уплываем, прощайте!
        Цыгане дружно ответили: не волнуйся, мол, они поплывут следом. И какой-то кучерявый детина уже причаливал старый баркас к набережной.
        - Этого еще не хватало, - рассердился капитан. - Скажи им.
        - Да я-то чего? Как я им могу запретить?
        - Гадать не надо было, - в сердцах сказал капитан. - Не советовал же тебе старший по званию, - кивнул он на боцмана.
        Предатель. Нестерчук отвернулся.
        Пришлось мне-таки уговаривать - причем безуспешно - лезущих в баркас легковеров.
        - Раз так, вообще на палубу до утра не выйду, - пригрозил я.
        - Если чудо будет действительно чудом, - ответили мне с баркаса, - сам наверх выскочишь!
        Логика… Что тут им скажешь?
        Наконец мы отчалили и, ведомые буксиром, медленно тронулись по гавани к Валенсийскому заливу, в сторону открытого моря.
        Баркас с цыганами, орудуя двумя парами весел, неотрывно тащился за нашей кормой.
        - Ну, Ураганов! - вспылил капитан и вздохнул. Его знаменательные слова и тяжкий вздох прозвучали по мегафону с мостика на добрый километр в округе. И на другом берегу залаяли собаки.
        - Ты уж до двенадцати не уходи, - ехидно заметил боцман, - пусть видят. А не то они и всю ночь за нами плыть будут.
        Напрасно я надеялся, что баркас задержат какие-нибудь там пограничники или таможенники, - ничуть не бывало. У них с этим просто: множество шаланд, яхт и лодок покачивалось на рейде залива, кто ловил рыбу, кто играл на гитаре, кто не спеша следовал прямым курсом на Гибралтар к другу в гости.
        Буксир нас оставил.
        Последние яхты пропали позади… Мы пошли своим ходом. На баркасе вовсю работали веслами. Я взглянул на часы. Было только десять.
        - Ты поторапливайся с чудом-то, - посоветовал Нестерчук. - А то так далеко заплывут, что и вернуться не смогут. И не обижайся, останавливал ведь я тебя? Заварил кашу, расхлебывай!
        - Чего пристал? - возмутился я. - Ну хочешь, понарошку прыгну в море? Вы меня якобы спасете, а им скажем, что случайно свалился. И концы в воду! Чем не чудо? - Я скинул туфли и начал быстро раздеваться. - За людей отвечать не хочу, вдруг шторм будет!
        Ошарашенный боцман схватил меня за воротник, пытаясь остановить, и мой пиджак остался у него в руках.
        И тут… наши спутники на баркасе неожиданно закричали, заорали, завопили! Прямо на глазах их рассохшаяся посудина мигом пошла ко дну, и они пестрым плавучим ковриком заколыхались на поверхности.
        Через полсекунды я ласточкой летел в море, слыша надрывный сигнал тревоги!
        Вынырнул - вверху визжали и скрипели тали спускаемой шлюпки - и бешенными саженками, не дожидаясь, ринулся к потерпевшим кораблекрушение.

…Короче, я спас ту старую гадалку - поддерживал ее на плаву, пока не подоспела шлюпка. Старушка чуть меня не утопила, все время хваталась за мою шею и, захлебываясь, бормотала:
        - Ну что я говорила… А ты не верил… Большое тебе спасибо - буль, буль - матросик. Я без тебя бы пропала.
        Чудом всех спасли. Хорошо, что близко были. На той же шлюпке спасенных отправили на берег. Я тоже рвался грести, но капитан меня отстранил:
        - С тебя хватит.
        Не знаю, может, моя свита нарочно затопила ту лодку, чтоб не подмочить репутацию своей, так сказать, цыганской фирмы. Может, и сам ветхий баркас дошел до точки. Он и впрямь на ладан дышал. Теперь не выяснишь.
        Когда я покидаю любой порт, то обычно бросаю в воду монетку, авось когда-нибудь сюда вновь приплыву. На этот раз я ничего кидать не стал. Правильно заявил капитан: хватит!
        Связался я на свою голову. Они ж, правда, как дети доверчивые, хоть и слывут хитрыми. Но, замечу я вам, у них и связи!.. Как-то, через год, возле московского Киевского вокзала подошла ко мне молоденькая цыганка:
        - Давай погадаю. Да не бойся - бесплатно.
        - Чего бы это? - хмыкнул я.
        - С Ураганова не берем, - загадочно ответила она, сверкнув своими черными глазами. Но тут ее срочно позвали подруги, она рассмеялась и скрылась в толпе.
        Кстати, ту старую гадалку зовут Валенсией, как и сам город. Распространенное имя. Она мне, когда тонула, представилась. И я ей тоже, машинально: Валерий Ураганов.
        Валенсия, Валенсия… А все же верным оруженосцем у Дон Кихота был не Панчо Вилья и не как там его еще, а Санчо Панса!
        СТАМБУЛЬСКИЙ ГВОЗДЬ
        Нет такой вещи, вплоть до сработанной рабами Рима или еще раньше, которой бы не было на стамбульском базаре. Если походить года два, то можно запросто отыскать даже волшебную лампу Аладдина. Не знаю, как точно пишется это иностранное имя, с одним «д» или с двумя, - того и гляди попадешь впросак, как те торговцы на базаре в Стамбуле. Там (кстати, и в Риге тоже) в широкой продаже, причем не из-под полы, вязаные шапочки фасона петушок с яркой надписью «Addidas», хотя любому успевающему школьнику известно, что второе «d» лишнее. Турецкие грамотеи вроде меня.
        Да-а… Стамбульский базар поразил нас больше, чем вантовый полуторакилометровый мост через Босфор, на шестидесятичетырехметровой высоте соединяющий Европу с Азией; чем храм святой Софии и Голубая мечеть Сулеймана, вместе взятые. Буквально в бесконечность извилистой паутиной раскинулся фантастический базар своими кирпично-известняковыми рядами и аркадами. Большие залы и тесные зальчики, застекленные магазины, просторные лавки и ниши-лавочки, ювелирные, часовые, стекольные и прочие мастерские, уличные (а здесь, под сводами, тянутся целые улицы и переулки) лотки или просто груды самых разнообразных товаров прямо на каменном полу (те же электронные часы хоть лопатой греби): медная посуда, серебряные и бронзовые украшения, сверкающее янычарское оружие, покрытые финифтью самовары, пестрые ковры, изящные дубленки, кожаные пальто, пиджаки и куртки, модная обувь, старинные зеркала… - голова кружится от блеска, звона и запахов. Такой глобальной барахолки никогда в жизни не видел и, наверное, не увижу!
        Наш «Богатырь», следуя из Одессы в Средиземное море, побывал в стамбульском порту в 1983 году, когда турецкие власти вели борьбу с террористами, всякими там
«братьями-мусульманами» и «серыми волками», поэтому повсюду встречались военные патрули, а у входов-выходов базара даже проверяли миноискателями сумки. Жаль, не проверили и мою, хотя никакой прибор не обнаружил бы что-нибудь особенное в том древнем медном гвозде с узорной шляпкой весом граммов на триста, который я случайно приобрел на рынке как доступный по цене сувенир.
        Немало неприятностей я поимел с того гвоздя, как якобы говорят в Одессе. Там давно уже ничего не говорят. А слухи про так называемое одесское остроумие распускает кино. Впрочем, мне не до юмора.
        По возвращении из плавания, пока я смывал с себя в ванне пыль и соль дальних странствий, жена-москвичка Ира животрепещуще разбирала мой походный чемодан. Сквозь шум воды доносились из комнаты ахи и охи! Я беспокоился только за спиннинговую катушку «Кардинал»: узнай Ира, что я ухлопал на глупую железяку девяносто долларов (цена новой дубленки-макси на стамбульском базаре, если поторговаться), то мне в новое плавание не уйти, вместо меня она пойдет.
        Мылся я долго, и, как оказалось, за это время произошло немало событий. Обнаружив старинный турецкий гвоздь, жена вдруг вообразила, что он - почему бы и нет? - золотой! И не поленилась сгонять к подружке, опытной сестре ювелира, в соседний дом. Там они сразу начали химичить: капнули на гвоздь какой-то жуткой кислотой, да так неудачно (считаю, удачно, раз никого не прожгло насквозь), что подружка, с воплем выронив «золото», отбила себе пальцы на ноге, а ее импортное платье из
«Березки» приобрело иной фасон из-за новехонькой дыры на подоле. Моя находчивая Ира, расстроенная открытием, что не все золото, что блестит, посоветовала укоротить платье - сейчас снова там входит в моду мини. Но подруга категорически воспротивилась: пока до нас мода дойдет, платье из моды выйдет. В общем, жена вернулась злая как черт, вгорячах пообещав ей купить точно такое же. Так сказать, шла за прибылью, а вернулась с убытком. Могла ведь спросить у меня или сама догадаться, что это вульгарная медь, хоть и старинная. И вдобавок - неужели таможенники зря зарплату получают?
        Мне, конечно, досталось. Вышел из ванной - новая головомойка. Я же и виноват, не предупредил. Умную такую, Москвичку. А я, дескать, курский пенек с ушами, трачу валюту на гвозди! Слава богу, все это отвлекло от катушки «Кардинал» - так расстроилась.
        У нас давно завалялась дома тоже старинная, по-моему 1940 года, картина, доставшаяся мне в наследство от бабушки: лунная ночь, пруд и русалки. Раньше моя Ира и слышать не хотела, чтоб картину повесить, и пылила ее на антресоли. Слишком, мол, легкомысленный сюжет, хоть русалки и были вполне прилично одеты, все сплошь в ночных рубашках с кружавчиками. А теперь вдруг заявила, что этот медный гвоздь - в тон золотой багетной раме. По-моему, она попросту хотела пустить в дело столь дорого доставшуюся ей медную штуковину.
        - Да пожалуйста, - сказал я и принес картину.
        - Я сама, ты ничего не умеешь. Ты умеешь только гвозди покупать! - схватила она молоток и взобралась на табуретку.
        Хорошо еще, дети не видели и не слышали, они в школе были. Приставив гвоздь к стене, она так ахнула по нему молотком, что раздался отчаянный, прямо какой-то сдвоенный, вопль! Нет, она не отбила себе пальцы, но теперь-то я понимаю: та подружка от капли кислоты, скатившейся с гвоздя на платье, возопила тоже не одна… Из гвоздя, держась обеими ручками за сплющенную голову - в красной, так же сплюснутой турецкой феске, - извиваясь всем телом, выполз сухонький старичок и шлепнулся на ковер.
        Гвоздь неколебимо торчал в стене - еще бы, такой удар. Тут жена, опять вскрикнув, с испугу выронила молоток и невольно добавила незнакомцу по плоскому затылку. Он взвыл еще громче!.. По-турецки сидя на ковре, старичок постанывал и покачивал руками лепешку головы, пока она постепенно, будто надуваемая воздухом изнутри, не стала нормальной вместе с феской, которая выпрямилась с резким хлопком так, что покачнулась кисточка на макушке, а жена - на стуле.
        Я, очнувшись, подхватил ее и опустил на ковер.
        Так они со старичком сидели напротив, оба по-турецки, и глазели друг на друга.
        - Может, это НАТО к нам шпионов засылает под видом турецких гвоздей?! - вдруг пробормотала она, не вполне владея собой.
        - Такая чушь только тебе могла прийти в голову, - обиделся старичок.
        Правильно сказал.
        - Тогда откуда ж вы русский знаете? - зло прищурилась она.
        - Поживи с мое! - отмахнулся он и полез на табуретку. - Я все языки знаю: русский, английский, турецкий, персидский, китайский… - и начал ввинчиваться прямо в шляпку гвоздя, - индийский, древнеиудейский… - затихая, доносилось к нам. Напоследок мелькнули его сафьяновые туфли и исчезли.
        - …японский, корейский, французский, - раздалось стариковское бормотание из нашего, давно молчащего, испорченного радио, - а также…
        Я выдернул вилку из розетки, и голос умолк.
        - Слушай, - ошеломленно сказала Ира, - если он чародей, пусть подарит Клавке новое платье. А?
        - Нет, - глухо послышалось, на этот раз из выключенного телевизора в соседней комнате, - она меня кислотой травила.
        Я машинально поднял картину, привстал и повесил на гвоздь.
        - Так, так… - призадумалась жена и поджала губы. - Детям ни слова!
        Что я болван?!
        И началась та еще жизнь… Лелея далеко идущие планы, Ира всячески задабривала старичка. Оставляла на столе в его комнате восточные сладости, бананы, апельсины, но он ничего не ел. Ели дети.
        Старичок нам попался, в общем-то, спокойный. Мне кажется, в основном, он спал целыми сутками. Иногда переселялся в картину. Придешь домой, а он, словно дорисованный, лежит в своей феске на берегу пруда и смотрит, как купаются русалки. Порой, в жаркие дни, он и сам оказывался в пруду, из воды высовывалась только голова, а русалки в испуге перемещались на берег.
        Чтобы не досаждать старичку, мы перешли к детям, во вторую, последнюю комнату. Поздними вечерами, когда дети уже спали, из его комнаты доносились тихий женский визг, смех и невнятные голоса, а, возможно, это работал телевизор у соседей за стеной.
        Наша картина ставила знакомых в тупик: то на ней одни лишь русалки, то, с каким-то пашой в феске! Ира изворачивалась и говорила, что у нас две картины и мы их вешаем попеременно. Вот когда у нас будет трехкомнатная квартира, тогда водрузим обе.
        Я не знал, что и делать. Теперь все свободное время жена простаивала перед гвоздем и одолевала старичка разными житейскими просьбами. И если ей удавалось, допустим, сделать удачную покупку или по службе не опростоволоситься, она беспрекословно относила эти деяния на счет квартиранта. В заслугу ему шло все: и мои премии, и тринадцатая зарплата, и пятерки детей в школе, и даже хорошая погода на улице… А когда я подарил Ире на день рождения красные австрийские сапоги, благодарность все равно досталась старичку.
        - Сам бы ты никогда не додумался, - заявила она. И я молча проглотил обиду.
        Я бы уже давно избавился от турецкого гвоздя, но семейный мир дороже любой праведной ссоры. Лично я у древнего старца ничего себе не просил, гордость не позволяла, да и так все, что нам положено, мы получали сполна. Взять хотя бы ту же трехкомнатную квартиру. Нас двое и двое детей! Морфлот обещал? Обещал! Вот и предоставили: когда это было, чтоб начальство не выполняло своих обещаний!
        А Ира старичка по медной шляпке поглаживает:
        - Спасибо, дедуля… Век не забуду!
        - Что мне век?.. - слышалось сонное бормотание из гвоздя.
        Меня даже передернуло. Чужие заслуги присваивает. Я себя только за одно кляну, что ни с кем посторонним не посоветовался. Хотя бы с академиком Сикоморским, научным руководителем «Богатыря». Уж Сикоморский-то нашел бы ту стену, которую можно тем гвоздем пробить. Он поумнее меня вместе с Ирой.
        Та новая квартира и погубила все дальнейшие неимоверные планы моей фантастической жены. При переезде наш турецкий гвоздь - такая суета, недаром два переезда приравниваются к одному пожару! - то ли украли, то ли сам потерялся. Короче, пропал насовсем.
        В конце концов, через несколько лет, мы лишь со смехом вспоминали о нем, и нам уже казалось, что мы сами все это выдумали. Бывают же такие семейные байки, густо замешанные на чудесах.
        Жизнь идет своим чередом: и премии продолжаются, и успехи детей в школе, и удачные покупки случаются, и здоровье - тьфу, тьфу, тьфу - могучее, но почему-то нам самим это в заслугу не ставится. Мол, само собой.
        Однако мне все же до сих пор непонятно, почему турецкий гвоздь пропал вместе с картиной. Их перевозили отдельно. Перевозить совместно - можно, разве что прихватив заодно и стену. Ведь картина была под стеклом, а металл и стекло рядом не кладут.
        По-моему, старичку просто надоели вздорные каждодневные просьбы, и он решил наконец выспаться без помех там, где поспокойней… Ну а картину с русалками, лужком, прудом и деревьями он прихватил ради приятного общества и тоже для расширения жизненного пространства. А вот зачем он прихватил и мою спиннинговую катушку «Кардинал»? Нигде нет!
        Может, сейчас сидит и в пруду окуней ловит. А по лунным ночам русалки ему уху варят. Помнится, большой был пруд и на вид - рыбный.
        КОТ ТИМОФЕЙ

«Удивительное - рядом» - как говорит одна моя сахалинская знакомая, бабка Степанишна. Я у нее во второй свой заезд спрашивал: почему со мной невероятное происходит? Она туманно ответила: - Это, мол, как на охоте, - один и вороны не увидит, а другой мамонта встретит!
        Ну так слушайте… Живу я в Матвеевском, пятнадцать минут на электричке от и до московского Киевского вокзала. Кругом, кроме моего, сплошь кооперативные дома. Дорогие очень. Поэтому всюду личные машины. Даже у нас на двенадцать подъездов тридцать автомобилей, всю дорогу заняли. А на крышах тех машин, когда они не ездят, бездомные коты дремлют, потому что больше негде, иначе прохожие им лапы оттопчут.
        Одного из котов, большого, дымчато-серого, с прищуренными умными глазами, моя жена Ира прозвала Тимофеем. Чуть что, идем из магазина: «Тимка! Тимка!» - он сразу к нам прыжком с кузова, а она его за ухом чешет. Но я-то человек бывалый, сразу ему что-нибудь посущественнее - прямо в пасть вкусненький кусочек. На лету ловил, как собака. Облизнется и обратно на машинный капот, будто мотор изучает.
        Постепенно так приручился, что запросто находил нас и дома на шестом этаже. Соседи нам говорили, прошмыгнет с ними в лифт, поднимется, и затем шасть к нашей двери. И мяучит: откры-ва-айте! Скоре-е-ее!.. Иногда и сам поднимался пешком, без лифта. Как Тимофей находил и нужный этаж, и правильную дверь? Ведь никогда дальше подъезда вслед за нами с улицы не ходил. Да и подъезды все одинаковые, только по номерам и различаешь.
        Войдет в квартиру голодный, тощий, ребра можно на взгляд пересчитать, а не только на ощупь, но неизменно чистенький, вылизанный и просушенный, - и давай ласкаться, трется боком о твои ноги и подталкивает, подталкивает поближе к холодильнику. Знает, шельма, где люди еду добывают!
        Налопается за троих, впрок, сразу все заискиванья в сторону, никаких заигрываний, и снова - нет бы понежить сытое брюхо на диване - рвется на улицу. Словно у него там наблюдательный пост и он забежал перекусить на минутку.
        Выпускали - иди, если тебе так нужно.
        И опять то пропадет, то вновь объявится. Быстро поест и так же проворно уходит.
        Иногда, правда, он у нас задерживался на минуту-другую. Мягко сиганет ко мне на плечо в кресло, уляжется на моей шее наподобие чернобурки и, не мигая, на телевизор глазеет. А потом зевнет во всю красную глотку, спрыгнет и с мявом к двери: отворя-яй!.. И чего он телевизор смотрел, непонятно. Наука говорит, что животные киноизображений не различают. Почему ж тогда в Кении жирафы приходят к летнему кинотеатру в заповеднике и, вытянув шеи, бесплатно смотрят кино? По-моему, все они, и коты, и жирафы, и собаки, не смотрят, а слушают. На немые фильмы они бы не пошли. А так из того же телевизора столько шуму, что недаром около десяти вечера диктор просит приглушить звук.
        Честно признаюсь, я больше люблю собак, чем кошек. Но собаку не разрешила завести жена: у нас, видите ли, маленькие дети. Именно потому, что маленькие, и надо б завести. Но я дома бываю редко, все время в плавании, и некогда вплотную заняться этой проблемой. Моя Ира, наверное, и к коту Тимофею относилась хорошо только из-за того, что он был приходящий. И, несомненно, культурный. Никогда в гостях не засиживался.
        Так он захаживал к нам в течение года, не чаще раза в неделю. Иногда приходил не только поесть, но и подлечиться после яростных схваток. И, будто понимая, терпел, когда мы прижигали ему укусы и царапины йодом да еще присыпали стрептоцидом. Он даже не пытался потом зализывать свои раны. Видимо, считал наше лечение более надежным.
        Я обратил внимание, что другие, как домашние, так и бездомные коты, не любили Тимофея. Трусливые с опаской сторонились его, а храбрые преследовали по всему двору, иной раз загоняя на верхушки деревьев. Да и нападали они на него не только во время любовных душераздирающих свар - он им вообще не нравился. Даже к загадочным сиамским красавцам наше местное кошачье племя относилось более терпимо.
        Они что-то явно чувствовали. Для меня их неприязнь прояснилась не сразу…
        Собирались мы как-то с женой в гости на день рождения, и тут в самый разгар суеты вдруг зазвонил телефон, причем междугородними трелями. Первой трубку взяла жена, хоть и была дальше:
        - Алло! Да?.. Тебя, - недовольно сказала она. - Вечно из-за тебя отвлекают.
        - Слушаю, - сказал я.
        - Аллеу! - послышался бархатистый голос. - Извините, не могли бы вы сейчас срочно спуститься вниз?
        - Кто говорит?
        - Сосед, - кратко ответил незнакомец.
        - Какой сосед? И почему по междугороднему?!
        - По обычному дозвониться не мог. У вас, очевидно, трубка неправильно лежала. Слабо контачила, - загадочно сообщил он.
        - Что за глупые шутки!
        - Шутки всегда глупые, - возразил он. - Умоляю, спускайтесь скорей. Вопрос жизни и смерти! Жду, - раздался щелчок отбоя.
        - Я сейчас, - и, схватив и завязывая на ходу свой шелковый галстук, поспешил из дому.
        Что за дела! Не знаю, как там насчет «жизни и смерти», но, если столкнусь внизу с каким-нибудь гулякой, первое у него убавится, а второе приблизится. С водолазами шутки плохи, проверено.
        Я ураганом вылетел из подъезда. Неплохо сказано, правда? Ураганов - ураганом!
        Никого у подъезда не было. А на телефоне-автомате, висевшем на стене у двери, сидел мой старый знакомец - кот Тимофей.
        - Тимка, ты тут никого не видел? - шутливо спросил я.
        - Скорей! За мной! - вдруг серьезно и отчетливо произнес он, соскочил и понесся по кромке асфальта вдоль фундамента дома.
        Он-то, Тимофей, обрел дар речи, а я потерял. И машинально последовал за ним. Так мы - кот впереди, я позади - пробежали мимо нескольких подъездов… По пути я неожиданно заметил двух зловещего вида мужчин, несмотря на жару, в зимних шапках с завязанными внизу ушами, в толстых телогрейках и в перчатках. От них даже на расстоянии почему-то вовсю разило валерьянкой. Глядя в мою сторону, они мрачно процедили:
        - Еще один… Ничего, он от нас не уйдет!
        Я прямо-таки похолодел. Будто выбежал из собственного подъезда не в привычный, знакомый двор, а в странный неведомый мир.
        Тимофей поспешно свернул за угол, я следом.
        Здесь, в торце, был вход под наш дом. Туда вели ступеньки. Кот прошмыгнул в открытую дверь. Я, нагнувшись, спустился за ним.
        Голая лампочка под низким бетонным потолком смутно освещала разный хлам и толстые трубы отопления, которые, переплетаясь, уходили по сторонам в темноту. Тут было еще пострашней, чем в гамбургском зацементированном подвале. И опять повсюду пронзительный запах валерьянки, густой и противный. Недалеко от входа стоял огромный брезентовый мешок-чувал с металлическими дырками по верхнему краю, стянутыми толстой веревкой.
        - Развязывай! Быстрее! - приказал кот Тимофей. Горящими глазами он, не мигая, смотрел на меня.
        Я несмело шагнул к мешку.
        Мешок будто ожил, заворочался и растопырился в разные стороны. Там кто-то сидел, сторукий и стоногий; он копошился, ворочался и рвался наружу, поднимаясь на дыбы!
        - Ну! - отчаянно прикрикнул Тимофей. - А не то они сейчас вернутся.
        Ничего не понимая и все же догадываясь, что он боится зловещих типов, встреченных по пути, я непослушными руками стал развязывать мешок… Он шевелился и стонал. Наконец узел ослаб. Я потянул сильней - освобожденный мешок будто взорвался! Я отпрянул. Добрая сотня разномастных котов визжащим фейерверком рассыпалась в разные стороны! Не меньше чертовой дюжины шлепнулось мне на голову, плечи и спину. Они выли, царапались и пытались снять с меня скальп!
        Тоже заорав дурным голосом, я ринулся прочь. На ступеньках с разбегу опрокинул обоих возвращавшихся кошкодавов - теперь-то я знал, кто есть кто, - а потом по ним разом прошлась бесчисленная орава пьяных от валерьянки котов, слегка протрезвевших в мешке.
        Втянув голову в плечи, я со всех ног драпал к себе так быстро, что облепившие меня коты, хоть и отскакивали на лету, как спелые груши, а все же одного-двух я вполне мог доставить домой. Жене, москвичке Ире, на память. Но последнего котяру с каратистским воплем «Йе-е» сбил ударом лапы с макушки вспрыгнувший мне на плечо Тимофей.
        - Ты что ж про мешок не предупредил, окаянный? - прошипел я ему в своем спасительном подъезде. - Можно было без глаз остаться!
        Сразу стало понятно: и почему кошкодавы так одеты, и для чего разлита валерьянка в подвале, и про кого именно зловеще сказали они, встретившись нам по пути. Одного только не понимал, зачем понадобилось Тимофею освобождать своих вечных вздорных врагов. Про самое же поразительное, что кот умеет разговаривать, я даже и забыл вгорячах.
        - Жалко их, - вдруг, словно угадав мои мысли, молвил Тимофей.
        - Они тебе проходу не дают, а ты…
        - Все равно жалко, - вздохнул он.
        - Спасатель выискался, - ворчал я. - Избавитель. Гуманист…
        И внезапно спохватился. Господи, говорящий кот!
        - Ну умею, - пренебрежительно отмахнулся лапой Тимофей, вновь узнав мои мысли. - Большое дело!
        - Послушай, может быть, ты… пришелец? - еле проговорил я.
        - Угу, - усмехнулся он в усы. - Пришелец - с другой улицы ушелец. Пришелец-ушелец,
        - будто попробовал он выражение на вкус. - Прибежец-прилетец-доставленец-покидалец-выходец. Страдалец! - закатил он глаза и отрешенно почесался за ухом задней ногой, как собака. - Спасалец, чесалец. Понималец, - потупился он. - Я тебе пока открыться не могу. Вот ты можешь хранить тайну?
        - Могу. Подписку давал.
        - И я. Не моя тайна. Наступит свой час, скажу.
        Я не стал настаивать. К тому же мне давно надо было поспешить на день рождения. Жена наверняка на стенку лезет. Эти заботы вытеснили все остальное.
        - Заходи вечерком, потолкуем. Ацидофилином угощу, - устремился я к лифту.
        - Постой, - остановил он. - Подари мне свою ленточку.
        - Какую?..
        - Шелковую. Какую ты вместо галстука нацепил, - улыбнулся Тимофей.
        Тьфу ты черт! Действительно. Спасибо, что сказал. Иначе я в таком виде и приперся бы в гости. Разве жена заметила бы!
        Я не только снял и отдал ленту, но и повязал ее пышным бантом Тимке на шею.
        - Это мне вместо ошейника с номерком. Сразу видно, что я домашний!
        Он скосил глаз, поглядел: «Красс-си-во…» - и величаво пошел из подъезда, открыв себе лапой дверь.
        Ира давно была во всем параде и в панике, когда я заявился:
        - Где ты был? Опаздываем!
        Не говоря ни слова, я первым делом ринулся в ванную, чтобы прижечь многочисленные царапины. Еще схватишь какой-нибудь стригущий лишай или того хуже - бешенство.
        Однако, к вящему изумлению, ни малейшего членовредительства на себе не обнаружил. Никаких следов! А моя, как мне чудилось, поредевшая от котов шевелюра стала даже гуще. Впрочем, я теперь ничему не удивлялся.
        Рассказывать о происшествии было некогда, мы с Ирой заторопились к выходу. А злополучный галстук она повязывала мне уже в лифте.
        Выходя из подъезда, я вдруг услышал истошное:
        - Вот он!.. Кажись, его коты драли!
        Ко мне подбегали зловещие зачехленные кошкодавы, сверкая исцарапанными носами и горя не только праведной жаждой мщения, но и явным желанием получить компенсацию за удравший улов.
        - Именно кажись, - находчиво сказал я им, приотстав от удивленной жены. - Вы меня с кем-то спутали, друзья.
        Они придирчиво осмотрели мою особу - ни одной царапины! - и двинулись дальше, угрюмо переговариваясь:
        - Тот вроде бы еще мордатей был… Из-под земли достанем! Сто две шапки коту под хвост!
        - Ну и дружки у тебя, - надменно заметила жена. Москвичка.
        - Да это не мои, - отфутболил я, - а Тимофея. Мой друг - курский соловей.
        - Размечтался! Тамбовский волк, - уела она.
        - И ты, - подбросил я ее на пару тому волку. Только я вознамерился обстоятельно обо всем рассказать, как она закричит (я чуть не упал):
        - Такси!! - И спуртом догнала машину, которая ехала, правда, не очень быстро - не больше сорока пяти километров в час.
        Так и не удалось поведать о своем приключении ни в такси - она все волновалась, где можно купить цветы по дороге, - ни в гостях, люди кругом. А болтать невесть что при всех я не хотел. Они нашего Тимофея не знают - не поймут.
        С горя или на радостях, скорее, и от того и от другого, я перебрал лишнего. Клянусь, второй раз в жизни! И лишь на обратном пути бессвязно попытался доложить Ире о кошачьем происшествии. На что она обиженно заявила:
        - Хотя бы шефа постеснялся. Больше я с тобой ни на какие именины не пойду!
        А утром я и сам не понимал, было что-то или нет. Правильно говорят, пишут и показывают: алкоголь - яд. И какой!
        Голова трещала либо как спелый арбуз, либо как стекло под «тракторной гусеницей». Вам на выбор.
        Может, взаправду все мне пригрезилось? Вон и ни одной царапины нет. Попробовал излить душу жене, а она:
        - Ты уже вчера рассказывал.
        - До? - осторожно спросил я.
        - После! - взорвалась она. Тогда, конечно.
        Я не стал настаивать на своей версии, успокоился и пошел в магазин за боржоми, потому что было воскресенье, и все порядочные люди устраивают дни рождения в субботу.
        По дороге встретил кота Тимофея. Он невозмутимо шел мне навстречу… с голубым бантом на шее.
        Вот те на! То-то дочь утром ко всем приставала: куда подевалась ее любимая лента? Тоже любопытно - когда я это коту бант присобачил: «до» или «после»?! Не спрашивать же у самого Тимки.
        Я все же спросил. Он лишь промурлыкал по-кошачьи, потерся боком о штанину и побрел восвояси. Удаляясь, он обернулся и, ей-богу, заговорщически мне подмигнул.
        И все-таки жестокие сомнения одолевали меня. Я на всякий случай заглянул в ту низкую дверь в торце дома. Там пронзительно пахло валерьянкой и у порога валялся обрывок толстой веревки.
        Чем дальше, тем вроде бы ясней и в то же время загадочней… Главное, что сам Тимофей промолчал.
        На этом можно было б поставить точку, но у истории - не менее странное продолжение.
        С тех пор кот Тимофей пропал. Исчез, испарился. И жена и дети очень расстраивались. И ужасались: а вдруг его поймали кошкодавы, которые с большими мешками и огромными сачками разъезжают по городу на мрачных собаковозках!
        А однажды… Однажды мы купили за сто двадцать рублей на Птичьем рынке молоденького чистокровного спаниеля. Выбрал его я, потому что он неожиданно глянул на мгновение зелеными, знакомыми глазами кота Тимофея. Я оторопел… Затем украдкой кивнул ему на жену Иру. Спаниель, видать, сразу понял и стал виться вокруг нее ужом, прыгать и ласкаться. Она тут же растаяла и заявила, что без этого «очаровашки» отсюда не уйдет. А ведь мы после страстных споров пришли на Птичий исключительно за эрдельтерьером.
        Теперь песик живет у нас, обычный ушастый спаниель, но иногда он внезапно возьмет и посмотрит на меня до сердцебиения знакомым Тимофеевым взглядом и, словно виновато, отвернется. Если это все же он и если ему, когда он был котом, влетело от кого-то за контакт со мной, то считаю - напрасно: случай был крайне исключительный. Действительно, вопрос жизни и смерти.
        Так что наш спаниель Тимка пока ничего не говорит. Только слушает, очень внимательно. А больше ничем не отличается от других псов. Хотя… Когда внезапно увидит во дворе собаколовов, несется ко мне, выхватывает поводок и сам надевает и даже застегивает на себе ошейник с номерком. Передними лапами. Сидя.
        Я лично не усматривал в этом ничего удивительного: собаколовы кого хочешь научат уму-разуму. Но поразительным оказалось то, что с ними он раньше не сталкивался. Я звонил прежним хозяевам, интересовался: чего не было - того не было! Здесь у Тимофея осечка вышла - так явно выдать себя. Я уж ему про то не говорю, не хочу конфузить.
        Иной раз выпустишь кота-спаниеля, а он бесследно удерет куда-то, помахивая кончиком хвоста. Час, два нету, плюну в сердцах и домой уйду.
        Стою на балконе и высматриваю, а сам прислушиваюсь: вдруг зазвонит в комнате телефон междугородными нервными трелями и затем бархатный голос скажет:
        - Аллеу! Извините, по обычному дозвониться не мог, у вас трубка неправильно лежала, слабо контачила. Срочно спускайтесь вниз!
        Стою и жду обещанного часа…
        ВЕЩИЕ СНЫ
        В Лондоне мы тоже бывали. В лучших домах. Лучшими домами у англичан я считаю их пабы, так подробно воспетые в английской литературе. Напрасно переводят паб» как
«пивная». Небось наши пивные никто воспевать не будет.

«Паб не распивочное заведение, а образ жизни», - говорят англичане. По духу это и клуб, и продолжение твоей гостиной или, так сказать, кухни - можешь там даже свою именную кружку держать. А вообще, это и пивной зальчик, и бар, и ресторан, причем зачастую не одновременно, а по раздельности. И все пабы действительно находятся в лучших домах, как на подбор крайне старинных. Их без вывески узнаешь: окна с частыми переплетами и особыми квадратными стеклышками, на которых вытравлены всяческие фигуры и сценки. Ну, вроде тех, что на старых бокалах и фужерах. И внутри уютно: деревянные потолочные балки, панели, древние эстампы и географические карты, i кое-где и чучела всевозможных звериных голов вплоть до носорожьей. Но порядки строгие, я одному такому носорогу свой плащ на рог повесил, а мне сделали замечание, что не вешалка. Но обслуживание на высоте. Не успеешь сесть, тебе кружку пива несут да еще «сэнк ю вэри мач» говорят - большое, мол, вам спасибо. Не ты говоришь, а тебе!.. Но когда я высчитал, что та кружка на один фунт двадцать пенсов (один рубль пятьдесят копеек) тянет, уже не удивлялся - конечно,
большое спасибо. Впрочем, чего жалеть. Сидишь себе, словно лорд, и смотришь в окно, как на Темзе отлив идет, и река от набережных отступает. До того непривычно… Вот что значит морская страна! В огромном столичном городе океанские приливы и отливы - удивительно. То-то британцы такие гордые, есть чем похвастаться.
        Больше всего мне в Лондоне понравились места, связанные с жизнью и деятельностью Шерлока Холмса. Даже некая мадам Тюссо возвела свой небезызвестный музей восковых фигур рядом со всемирно знаменитой Бейкер-стрит, где жил великий сыщик. В его доме
№ 221-6 теперь какой-то банк, и специальная мисс еле успевает отвечать на письма, которые приходят мистеру Холмсу со всех концов света. Недалеко от Гайд-парка есть даже паб с названием «Шерлок Холмс», где заодно находится и так называемый кабинет-музей сыщика, сделанный в точности по описаниям Конан Дойля. Но, конечно, не то. Вот если б такой кабинет был в доме № 221-6 по Бейкер-стрит - другое дело. И пусть Ш. Холмс литературный персонаж, я все-таки решил, что лучше уж посетить какой-нибудь паб именно на Бейкер-стрит, где хотя бы теоретически мог бывать мой любимый герой.
        Нашел. Сижу… Пустовато, как везде. Понятно, в Англии много безработных, не по карману в пабах рассиживаться и пиво по рубль пятьдесят пить. Но англичан ни за что не переубедишь - завзятые спорщики. Откроешь им осторожно глаза, чтоб не обиделись, почему у них очередей нет, а в барах полно свободных столиков, - они, уж на что чопорные, прямо на дыбы встают из ложного патриотизма. Чуть ли не кричат: при чем тут безработица! У них, мол, что магазинов, что ресторанов - тысячи! Не спорю, магазинов и ресторанов тысячи, а безработных-то миллионы - была б у них зарплата, посмотрел бы я тогда на английские очереди!
        Эту щекотливую тему я и затронул в беседе с одним молодым индусом. Зашел он на огонек, а я ему место рядом с собой предложил. Он меня насчет безработицы горячо поддержал. Сам живет на пособие - шестьдесят фунтов в неделю, за квартиру же каждый месяц сотню гони. А квартирка та, судя по его словам, лишь из одной спальни.
        - А где ж вы умываетесь? - посочувствовал я.
        И к некоторому конфузу, узнал, что здесь квартирный масштаб почему-то измеряется не количеством комнат и метров, а числом спален. Выходит, у него двухкомнатная.
        - Отдельная хоть или коммуналка? Наконец он понял:
        - Да-да. Свой вход, свой ключ.
        Я вежливо поинтересовался, каким ветром его сюда, так далеко от родины, занесло. А он говорит, родители давным-давно переехали. Собственно, он тут родился и в Индии ни разу не был. Дорого очень, говорит, съездить.
        Сам он портовый грузчик. Профессия, близкая нашей морской, почти коллеги. Прониклись мы друг к другу симпатией, я ему такое порассказал о своих странствиях, он только охал. Потом задумался, вижу я, не терпится и ему что-то мне поведать.
        - Раз с вами такие странные истории случаются, - все-таки решился Кундо, так его звали, - то вы меня поймете… Невероятнее не бывает! Я об этом еще никому не говорил. Вы первый и наверняка последний, кто об этом услышит. А уж англичанам, сами поймете, ни одному рассказывать нельзя. Законы иммиграции тут очень строги, - туманно заметил он. - Правда, в Англии немало пришлых, которые живут как бы нелегально, без вида на жительство. Но это опасно. Если обнаружат, в любой момент вышлют, впрочем, чего я опасаюсь? - усмехнулся он и опять загадочно заметил: - С ней (с кем - с ней?) иммиграционная служба ничего сделать не сможет. Да только мне не хочется разным чиновникам все объяснять… Понимаете?
        Я на всякий случай кивнул, чтоб он не сбился.
        - Началось это больше года назад…
        Кундо тогда работал в порту. На вид он, конечно, не детина, зато крепкий, жилистый. Хотя докеры у них, в основном, с механизмами работают, для рук тоже дело найдется. На кораблях всегда есть такое местечко, куда иной груз никаким краном не запихнешь. Знаю. Поэтому всякие хиляки среди грузчиков не приживаются. Действительно, крепкий был парень.
        Он здорово работал и зарабатывал будь здоров. Но однажды сорвался мешок с мукой (она только на ощупь мягкая) и задел Кундо по голове.
        Очнулся он в больнице. Лечили, оклемался-таки. Выписали наконец. С тех пор он стал безработным. И не это главное, хотя главнее работы здесь, пожалуй, ничего не бывает. Ладно… Слава богу, живой. Запросто могло бы шею сломать. Но вот с той поры стали мучить сильные головные боли. Особенно по ночам. То жестокая бессонница, то странные головоломные сны: вечно какие-то бетонные помещения в бесконечном, складском, что ли, здании без окон.
        Сначала это лишь как-то отрывочно возникало, появится и пропадет, словно изображение в неисправном телевизоре.
        Постепенно все становилось четче, зримей, пока не стало как наяву.
        Именно - наяву. Причем Кундо видел все не со стороны, а сам находился там - по-настоящему, точно в реальной жизни. О том, что это все-таки был сон, он вспоминал только, когда неожиданно просыпался. Но… Больше того: мы вот не можем помнить сны во всех подробностях, а он мог. И звуки, и запахи…
        Иной раз Кундо даже не понимал, где настоящее: там или здесь - словно жил попеременно в двух различных мирах. Так, наверное, и было, если ему верить.
        В Первый раз (уже не мельком, а до жути ощутимо) он попал в небольшую серую комнату без окон, где одиноко стоял серый железный стул с высокой спинкой. Кундо потрогал его, затем толкнул, тот не шелохнулся. Вероятно, стул был привинчен к полу. В сером сумеречном свете, неизвестно откуда взявшемся в глухой комнате, виднелись по стенам электрические розетки, будто выпученные глаза…
        Кундо обследовал стены и нашел на одной тонкие, как лезвие бритвы, щели. Это был прямоугольник скрытой бетонной двери. Он навалился на нее плечом - бесполезно… Очевидно, она открывалась только внутрь.
        Где я? Что?.. Он обежал комнату и вновь остановился перед дверью. В комнате пахло пылью и еще чем-то, смутно знакомым…
        Боль билась в висках, и, словно в такт ей, где-то за дверью в конце длинного пустого коридора послышались чьи-то шаги. Размеренные, нарастающие шаги подкованных сапог… Сапоги приближались - громче, громче. Громче! - и остановились напротив.
        Так стояли они, Кундо и тот кто-то, разделенные дверью, и прислушивались.
        Кундо поднял обе руки, чтоб застучать, оглушиться криком, пусть хоть что-то будет, что угодно, лишь бы не это!.. И не стал. Он почему-то чувствовал: лучше перетерпеть, затаиться, спрятаться, стать маленьким, как микроб.
        Дверь начала беззвучно открываться, миллиметр за миллиметром выступая на него из голой стены.
        Кундо вскрикнул - и очнулся в своей постели. За окном стоял привычный темно-желтый лондонский туман.
        Почудится же, усмехнулся он. На душе было тяжело, как после бреда, когда он болел в детстве воспалением легких и будто выныривал на свет божий из груды огромных скользких обмылков.
        И снова был такой же сон…
        И снова…
        В четвертый сон Кундо прихватил с собой тяжелую острую стамеску. Когда ложился спать, зажал ее в кулаке. Сон сном, а так все же спокойней. Я бы на его месте лег со своей охотничьей двустволкой, предварительно зарядив жаканами.
        Он вновь очутился в той же комнате.
        Нет, как ни говори, а больному человеку такое наказание: мало того что днем мучается, и во сне никакого покоя! Вместо того чтобы спать, Кундо пришлось долго возиться с треклятой дверью.
        Открыл-таки. С другой стороны на ней неподвижная железная ручка. Влево и вправо тянется бескрайний, с темными поперечными переходами, бетонный коридор. И опять в теряющейся дали послышались шаги…
        Куда?.. Назад?.. Нет!
        Кундо нырнул в боковой, точь-в-точь такой, тоже изрезанный боковыми переходами коридор, толкнул первую попавшуюся дверь и спиной задвинул ее в пазы.
        Он оказался в той же комнате… Нет, в другой. Слева от серого железного стула стояла на длинной ржавой ноге лампа с рефлектором. От нее к розетке в стене тянулся шнур. Здесь также пахло пылью и еще чем-то неуловимым. Прислушиваясь к отдаленным шагам сапог (Кундо просто безошибочно чувствовал, что они вновь ведут к двери его прежней комнаты), он осторожно подошел и нажал ногой рычажок на подставке лампы. Стул мгновенно залило яростным светом.
        Далекие шаги увязли в тишине.
        Кундо выключил лампу. Включил. Выключил… Все это, стул и рефлекторная лампа, о чем-то ему напоминало, что он видел, что вот-вот должно вспомниться…
…Дома он оказался неожиданно, будто вошел к себе прямо из той комнаты.
        В новом сне Кундо очутился в третьей по счету комнате. Тут, кроме стула и лампы, был еще серый письменный стол с крутящимся креслом. Да и стул выглядел по-другому: на спинке и ножках висели ремни с пряжками. А под ним на бетонном полу темнело какое-то пятно.
        Кундо уже привычно зажег лампу - пятно красной, липкой на вид лужицей. Опять тот неуловимый запах… Так и есть, это была кровь! И пахла она как кровь, этот запах ни с чем не спутаешь.
        Что здесь? Бескрайний, чудовищный застенок? И все бесчисленные глухие отсеки-комнаты - места допросов и пыток? Стулья, привинченные к полу, ремни, лампы с рефлекторами, безоконные стены, кровь, двери, которые не открыть изнутри… Ну, конечно! Такое он видел в фильмах о последней войне. И даже то канцелярское слово припомнилось: гестапо.
        На столе что-то блестело. Кундо тихо приблизился. На серой полировке зловеще лежали обычные хирургические щипцы.
        Он подергал ящики стола. Заперты. Тогда он взломал их стамеской, один за другим. Везде пусто… Лишь в нижнем лежал чистый листок, похожий на бланк, со странным типографским значком в правом углу - круг, разделенный на пять разноцветных секторов: мутно-серый, угольно-черный, зеленый, кирпично-красный и белый.
        Он замер, по коридору пронеслись сапоги… Издали, даже сквозь бетон, просочился чей-то надрывный крик.
…Кундо проснулся. Он по-прежнему слышал чей-то сдавленный хриплый голос. Оказалось, кричал он сам.
        Следующей ночью он метался по бетонным коридорам, распахивая настежь все новые и новые двери, - везде было одно и то же.
        В иных отсеках даже еще горел неистовый свет непогашенных ламп, словно кто-то второпях только что покинул помещение. Может, так оно и было?.. Может, Кундо всякий раз попадал в перерыв, когда бесчисленные следователи и охранники чисто по-человечески расходились на обед?
        Он крался, прижимаясь спиной к стенам, перебегал от угла к углу… Но никого не было. Не могли же все превратиться в невидимок. Где они?.. Беспредельный, геометрически правильный серый лабиринт, как паук, раскинулся во все стороны. Точно тот самый подземный ад, которым пугают детей, - только не огненная, а бетонная геенна. Что ж, и огонь был, только не жидкой лавы, а ламп с рефлекторами.
        Черт побери, неужели он, Кундо, каким-то неведомым образом каждый раз оказывался на том свете, столь похожем на этот?
        Он чувствовал, что сходит с ума. Теперь, уже не боясь - будь что будет, - он бросался на любые шаги, на любые далекие крики. По-прежнему никого не было.
        Шаги сапог теперь, казалось, удалялись куда-то, так же размеренно, не спеша, и догнать их было невозможно. То близкие, то далекие крики стихали, как заблудившиеся… Он опять распахивал двери - лишь корчились кое-где огнем, точно застигнутые врасплох, изогнутые лампы. Никого…
        Чудилось, в этом царстве мертвых боятся живых и уходят, скрываются, прячутся от него.
        Кундо решил не метаться бестолку, а избрать одно направление. На углу очередного коридора он обнаружил полустертую стрелу, вроде тех, что бывают в больших гостиницах, чтоб не заблудились постояльцы. И шел теперь только в ту сторону.
        Однажды ему показалось, что издалека донеслись еле слышные выстрелы. Туда он не пошел.
        Чем дальше углублялся он в лабиринт, тем становилось темнее. Прежние сумерки постепенно сгущались в черноту.
        Он стал вдруг натыкаться на преграды, поставленные поперек от стены до стены: ряды колючей проволоки, стальные перегородки со сварными швами, каменную кладку с засохшими брызгами цемента на полу… Тогда, повинуясь неведомому направлению, приходилось далеко обходить нежданные препятствия и возвращаться на свой прямой - прямой? - путь.
        У него возникало странное ощущение, что неизвестные - как их назвать? - в непонятной спешке уходят, спасаются бегством, лихорадочно используя каждый день и каждый час. Словно торопливо эвакуируют куда-то это гигантское учреждение.
        В одной темной комнате, куда он заглянул по пути, еще угадывался запах табачного дыма. Кундо, машинально пошарив рукой по стене, неожиданно нащупал и нажал выключатель.
        Нет, здесь явно не допрашивали и не пытали. Черные бетонные стены, начищенный черный паркет с прямоугольником глубинно-черного ковра, угольного цвета письменный стол с лампой-зонтиком… И следы бегства: канцелярский шкаф во всю стену разевал многочисленные рты выдвинутых пустых ящиков. Но главное, тут было - окно. Квадратное окно с матовым, непроницаемым стеклом.
        Сейчас он все узнает, сейчас!.. Кундо стамеской разбил стекло. За ним была такая же бетонная стена. Камуфляж…
        И тут Кундо увидел на столе телефон. Обычный черный аппарат с крутящимся диском.
        Он медленно снял трубку, мгновенно казенный механический голос что-то кратко отрапортовал в ухо. Судя по интонации, доложился - ждет распоряжений.
        - Алло… Алло! - крикнул Кундо.
        Теперь он слышал только настороженное, выжидающее дыхание. Затем раздался щелчок, и дежурный отключился.
        Напрасно Кундо набирал на диске разные цифры - телефон молчал. Кундо с размаху швырнул его в стену. Аппарат развалился на куски. Внутри него… ничего не было. Никаких частей - один корпус. Только сейчас Кундо заметил, что нет и никакого шнура. Он опустился на стул. Сон?.. Наваждение?.. Он больно чиркнул себя стамеской по руке, - выступила кровь. Нет, это не сон!
        Он проснулся. Правая рука сжимала стамеску, на левой - выделялась царапина. Во сне поцарапался?.. Он встал и подошел к окну, повсюду уже который день плавился, клубился туман, затопив город.
        Сходить к врачу? Скажут, бред, это естественно в вашем состоянии. Успокойтесь. Дадим хорошее снотворное. Психоневрологический криз… Знакомые слова!
        Ныли ноги. Они всегда у него мерзли осенью, сказывалась южная кровь, и он обязательно надевал на ночь толстые носки. Сейчас они были протерты, лохматились, из них торчали голые пальцы. Когда он успел изодрать? Где? Неужели там, в лабиринте?..
        Голова раскалывалась, он принял обезболивающее и, боясь вернуться в кровать, задремал у окна в кресле.
        Новая ночь застала его, вероятно, в том же черном бетонном коридоре - на упорном бессмысленном пути. Он шел ощупью, придерживаясь рукой стены. И жалел, что нет фонарика. Завтра - если будет завтра - он пойдет и купит самый мощный.
        Он так и не знал, ночь здесь или день, - скорее, уж ночь, как и там, в Лондоне, потому что было темно. Почему раньше вокруг был хотя бы серый, сумеречный свет, а здесь никакого?.. Может, тогда каким-то образом отсвечивала сама серая краска стен? А теперь… Заядлый курильщик, он внезапно вспомнил про сигареты и спички в кармане пижамы - спички! - нашарил их и торопливо зажег. Стены оказались такими же черными, как и в том кабинете с телефоном.
        Сколько он пробирался в темноте, пока вдруг слабо не посветлело впереди смутной зеленоватой дымкой, не помнит. Он ускорил шаг. Затем побежал…
        То же самое: бесконечный, перебитый поперечными переходами коридор, и опять двери, двери, двери, исчезающие вдали запятыми своих железных ручек, - только здесь было почему-то светлей от грязновато-зеленых теперь, а не черных стен.
        Мутно-серое, угольно-черное, зеленоватое… Он неожиданно вспомнил тот листок - бланк? - с типографским кружочком, разделенным на пять разноцветных частей. Выходит, это был своего рода общий план?! Значит, из серого - в черный, а из черного - в зеленый сектор?.. Теперь ему стало немного легче, так можно определять отрезки пути. Среди невиданного однообразия нужна была хоть какая-то точка отсчета.
        И здесь он заглядывал в комнаты-отсеки. Везде те же, только зеленоватые, стулья и лампы. Кабинета, подобного тому, с телефоном, больше не попадалось. Наверное, пропустил. Не открывать же все двери подряд.
        И вот… Когда коридор вдруг начал заметно изгибаться направо, Кундо не поверил глазам своим.
        Он уже привык к прямым линиям и углам. Ведь раньше остановись на любом перекрестке, коридоры неумолимо прямо уходили и вперед, и назад, и направо, и налево, как зеркальные отражения. Сверни, дойди до нового, любого перекрестка, и все повторится, будто не сходил с места. Лишь условно это можно было назвать лабиринтом. Лабиринты не бывают без тупиков. А Кундо еще ни разу не попадал в тупик, если не считать сделанные на скорую руку преграды в сером секторе. Сама планировка до сих пор, скорее, напоминала схему четко спроектированного города. И при таком прямоугольном делении рано или поздно можно найти выход, если идти в одном направлении и никуда не сворачивать… Интересно, кружок на том бланке действительно означал круг или был чисто символическим?.. Помещение могло стать лабиринтом лишь от своих невообразимых размеров, когда прямая каждого коридора, неощутимо отклоняясь на какие-то сантиметры, через многие мили становится кривой и в будущем приводит на то же место.
        А тут - изгиб! Коридор впереди явственно уходил направо и скрывался за поворотом. Кундо настороженно двинулся по левой касательной коридора, по стороне большой дуги, чтобы заранее увидеть, что же там впереди.
        За поворотом, по правой стене, длинным изгибом тянулась металлическая рама окна с мелкими клетчатыми стеклами. Кундо приблизился… Это были обычные стекла, слегка припорошенные пылью. Он протер один из квадратиков рукавом.
        Но за бездонным провалом внутреннего двора Кундо разглядел лишь глухую противоположную сторону здания, прорезанную на его уровне таким же изгибом окна. Отсюда никак нельзя было увидеть сам двор. Этаж - куда подевались все лестницы? - находился слишком высоко, а еще выше закрывала небо тоже застекленная решетчатая конструкция купола, обнимавшая весь двор. Сквозь купол смутно проглядывал дневной свет.
        Кундо заметил над головой оконный крючок, скинул его стамеской, легко отодвинул фрамугу и высунулся чуть ли не по пояс наружу.
        Глубоко внизу была замкнутая каменная площадка двора с несколькими арочными проездами. Из них высовывались хвосты грузовиков-фургонов. Во дворе суетились фигуры в касках и в одинаковой тускло-оливковой, неразличимой в подробностях форме. Одни натужно подавали в машины тяжелые связки толстых канцелярских папок. Другие подгоняли жалкие группки босых людей в полосатой одежде по сходням, как скот, в кузова грузовиков.
        Только один человек - негнущийся зеленоватый плащ до пят - стоял неподвижно и распоряжался резким взмахом руки.
        С купола срывались капли и летели пунктирами вниз. Человек в плаще отряхнул рукав, невольно поднял голову и замер. Какое-то мгновение он и Кундо смотрели друг на друга.
        Кундо отпрянул и захлопнул окно. Тут только он как бы взглянул на себя со стороны: его полосатая пижама явно напоминала одежду тех, кого загоняли в машины. Разве что он был не бос, в толстых теплых носках, но этого снизу не увидишь. Со двора донеслись невнятные отрывочные команды и уже знакомый топот сапог.
        Где-то за стеной послышался гул поднимающегося лифта.
        Кундо бросился назад по коридору и… Он лежал на кровати.
        За окном стояла ночь со светящимся ореолом вокруг одинокого фонаря. Туман рассеялся. Вдали, на Таймс-сквер, торчала белая макушка подсвеченного небоскреба с причудливыми, угольчатыми окнами.
        Кундо, не вставая, пошарил по тумбочке, вспомнил, что сигареты в кармане пижамы, и сунул туда руку. Пальцы наткнулись на какой-то посторонний, сложенный вдвое листок. Кундо даже помедлил, прежде чем достать. Сигареты, спички, платок… А это откуда?
        Он вынул и развернул - абсолютно чистый листок величиной с почтовую открытку с зубчиками перфорации по верхнему краю. Обычная бумажка, вырванная из делового блокнота. Кундо перевернул ее другой стороной и сразу вспомнил, что и откуда. В правом углу выделялся кружок, разделенный на пять разноцветных частей. Он уже привык думать о нем, как о том бланке из сна. Значит, все это было на самом деле?! Тогда - рваные носки, сейчас - листок… Он вновь отчетливо припомнил, как нашел его в нижнем ящике стола в кабинете с пустым телефоном.
        Пять частей… Значит, недаром там мелькнула невольная мысль о секторах. Возможно, и та колючая проволока, и те стальные и каменные перегородки как-то отмечали, разграничивали серый сектор от черного. А он в своем самомнении посчитал, что кто-то не желает пропускать именно его, хочет отгородиться от незваного гостя и воздвигает преграды на его пути. Если они и отгораживались, если они и ставили препятствия, допустим, на кратчайших, ведущих куда-то путях, то уж, безусловно, не из-за него.
        Мания величия! Не его опасались, не от него убегали. Простые совпадения, что случайные шаги удалялись прочь и крики стихали. О нем и не знали, не замечали и не подозревали.
        Может, и подозревали… А когда увидели, сразу послали погоню! Но может быть, они думали, что он это не он, спутали с кем-то - хотя бы с теми, в полосатой одежде. Конечно, если бы о нем знали, то знали бы и как он одет.
        Тогда что же, наконец, означают брошенные комнаты, следы спешки, пустые ящики, эвакуация, суета во дворе? Почему не стали с ним говорить и бросили трубку, услышав простое «алло»? Наверняка у них и слова такого нет, а, следовательно, они могли сделать лишь один вывод: теперь и в черный сектор вторглись чужие.
        Чужие… Кто это мог быть? Только их враг, неприятель. Почему они бегут? Только потому, что, очевидно, терпят поражение.
        Идет война?.. Каски в мирное время не носят. Разве что на учениях. Но на учения не похоже - вспомнил он тот каменный двор.
…На этот раз без всякого перехода он попал в новый сектор.
        Кирпичного цвета бетон, красный сумрак, захватанные пальцами ручки дверей. Коридор впереди Кундо привычно уходил вдаль, а позади него высилась глухая сталь перегородки.
        Он проверил: так и есть, там, где толстый стальной лист примыкал к красной стене, виднелась распущенная, как на промокательной бумаге, зеленая грань. Значит, тот знак на бланке был не просто каким-то символом, а и впрямь общим планом здания. Все-таки круглого? Но какой же необъятной величины должен быть этот зловещий дом!
        Новый сектор ничем не отличался от прежних, только цветом красных стульев, ламп, столов. И тоже везде следы поспешного ухода - выдвинутые ящики, кое-где распахнутые двери. Коридоры по-прежнему вели в бесконечность.
        Возле одного глухого простенка - между, далее чем обычно, отстоящими дверьми комнат - Кундо услышал ровный, со слабым позвякиванием гул лифта. Он приложил ухо к бетону. В скрытой шахте одновременно, на миг разминувшись, прошли две кабины. Кундо ощупал стену: сплошная шероховатая гладь, никакого зазора, ни какого-нибудь выступа - ничего.
        Устало шагая по коридору, он еще издали увидел слева по ходу темную прямоугольную нишу. Не проход, нет, проем не достигал потолка. Просто геометрически правильное пятно от пола до середины стены.
        Кундо замедлил шаг.
        Это был вход. Куда?.. Такого он нигде еще здесь не встречал. В глубине ниши стояли двустворчатые металлические двери с прилегающими друг к другу рукоятями. Кундо прислушался у дверей - тишина… Он подергал рукояти на себя, затем - от себя, двери не шелохнулись. Тогда он рванул рукояти в стороны, и створки, мягко покатившись (достаточно было, наверное, и толчка), ушли в пазы.
        Перед ним возник пустынный круглый зал с панорамным окном во всю дальнюю стену. Натыкаясь на беспорядочно раскинутые кресла и огибая огромный, также круглый стол, Кундо устремился к окну.
        Отсюда, с высоты, ему открылся странный, режущий душу вид. Под сплошь затянутым тучами небом с отдельными белыми облачками, бойко сновавшими понизу, стояло напротив, слегка искривляясь и закрывая весь горизонт, нечто вроде неимоверного дота с редкими крапинками оконц. По всей вероятности, еще огромней, чем тот домина-город, в котором был он, Кундо. Казалось, что эта плоская бетонная гора - нет, гигантское плато - совсем рядом, но только потому, что было таким необъятным. По широкому шоссе, сходившемуся в нитку, ползли к нему грузовики-фургоны, постепенно сжимаясь до размеров муравья, пока не исчезали вовсе, еще не достигнув подножия немыслимого каменного обрубка-Неожиданно где-то позади Кундо стегнула резко оборвавшаяся телефонная трель. Он мгновенно обернулся. В глаза бросился обширный, вычерченный прямо на стене план - очевидно, одного этажа: разноцветные сектора, закругленные линии, цепочки пунктиров.
        Снова затренькало, теряясь в большом красном зале. И умолкло. Кундо настороженно шагнул, не зная, где искать. Опять звонок, теперь он заливался не переставая.
        Кундо наконец нашел телефон под каким-то креслом. Снял трубку, в ухо тут же обрушился поток непонятных испуганных слов. Внезапно поток захлебнулся, раздались полоснувшие слух выстрелы, следом - глухой стук, как от выпавшей трубки, и все умолкло.
        Кундо яростно разбил телефон стамеской. Красный аппарат тоже был пуст внутри, как и черный.
        Он вернулся к окну и долго завороженно смотрел на необъятное здание напротив и на ползущие по шоссе грузовики, пока не стало смеркаться и…
…И пока не очутился в своей лондонской квартире - у своего окна, за которым, наоборот, занималось утро.
        Погас небоскреб на Таймс-сквер, превратившись из сказочной башни в унылый параллелепипед. Сиротливо потух, сразу четко обозначившись, черный узорный фонарь возле подъезда. Разноцветно замигали за шторами окна просыпающихся домов. Появились ранние прохожие, редкие еще машины и красные двухэтажные автобусы… Затем пошла бесконечная колонна тяжелых крытых грузовиков, у задних бортов теснились лица солдат в касках с тугими ремешками, врезавшимися в подбородки. Вчера Кундо читал в «Индепендент», что начались очередные военные учения…
        Это был белый сектор. Мутно-мучнистого цвета стены, белесый, как в редком тумане, сумрак, больнично-эмалевые ручки дверей, по каменному полу - бесконечная дорожка из мешковины оттенка зубного порошка, противно скрипящая под ногами, словно крахмал.
        Среди пустоты коридора выделялась опрокинутая операционная каталка, рядом вразброс валялись такие же беленькие костыли. И пахло здесь не пылью и не кровью, все заглушал особый дух старой больницы, который не вытравишь никакой побелкой.
        Из-под одной двери торчал, будто указывая путь внутрь, длинный, завернувшийся на кончике бинт. Вероятно, поэтому Кундо и толкнул ту дверь. В пустой комнате на одинокой белой кровати с белыми же колесиками кто-то вытянуто лежал, накрытый застиранной простыней с черным штампом в ногах: знакомый кружок, разделенный на пять секторов. Там, где должна была находиться голова, чуточку подрагивала от дыхания простыня. Выползая где-то из-под руки и тянулся к порогу тот самый, брошенный на ходу, бинт, словно удирая за кем-то из комнаты.
        Неизвестно почему, наверное, интуитивно, Кундо втянул бинт из коридора в отсек и закрыл дверь.
        Лишь затем он осмелился подойти к той кровати. Голова лежащего выступала под простыней, которая теперь чаще колыхалась - с мокрым пятнышком у рта. Прилеплялась к губам и с потрескиванием отставала от них, как целлофановая обертка. Человек застонал.
        Кундо несмело потянул простыню с лица, сначала появились длинные черные волосы, затем - открытые голубые забывшиеся глаза, тонкий нос, запавшие серые щеки, воспаленные губы. Женщина… Можно было угадать, что она еще молода. Ни сединки, и кожа вокруг губ девичья, нежная… Он глядел на нее так, точно после долгих странствий в необитаемом мире вдруг встретил живого несчастного человека.
        Не зная, что делать, Кундо тихонько подул на нее и растерянно спросил:
        - Что с вами?.. Где все?
        Ее глаза выплывали из беспамятства, как у ныряльщика с далекого дна. Все ближе и ближе они - и вот вырвались на воздух в слезах воды, живые, с огоньками зрачков и колыханием ресниц (Кундо был явно поэтической натурой).
        Глаза зажмурились и вновь раскрылись. Губы что-то прошептали. Наверное: «Где я?.. Что со мной?»
        - Я ничего не знаю, - развел он руками.
        Взгляд девушки со страхом остановился на стамеске в его руке. Он поспешно сунул ее за пояс пижамных штанов и все бормотал, бестолково рассказывая о своих странствиях, о секторах, о том, как увидел за дверью бинт и вошел сюда…
        Она неподвижно глядела на Кундо. Точнее - на одежду. Конечно, она не знала и не могла знать его языка, но страха во взгляде больше не было. Он понял, это из-за пижамы. Так сказать, родственные души. Ее плечи тоже были прикрыты полосатой курточкой.
        Девушка медленно заговорила. Она о чем-то просила, показывая на себя глазами. Все-таки поколебавшись, он снял с нее простыню. В полосатой легкой одежде, босая, лежала она, крепко примотанная бинтами к кровати. На щиколотках и запястьях выделялись багровые синяки и ссадины.
        Он понял - она просила ее освободить.
        Поддевая стамеской, он разодрал ее путы. Она попыталась сесть, ей не удалось, слишком слаба, и заплакала. Он взял ее на руки, затем снова положил. Метнулся к двери, отворил, выглянул, вернулся за ней, передумал, опять кинулся в коридор за каталкой - осенило! Положил на нее девушку и покатил прочь. Куда? Неизвестно. Лишь бы подальше отсюда.
        В коридоре она опять заговорила, настойчиво указывая слабыми пальцами назад. Ага, значит, вперед нельзя! Он повернул каталку в другую сторону.
        Откуда-то позади донесся давно не слышанный стук подкованных сапог. Девушка беспокойно приподнялась. Кундо поднажал, бешено свернул в первый же поперечный коридор - шаги перешли в топот, гоня перед собой эхо. Он промчался еще немного, раскрыл какую-то дверь, втащил каталку, закрылся. Поставил ее в угол и тоже встал так, чтоб быть прикрытым, если вдруг распахнется дверь.
        Стук сапог пролетел мимо, застопорил ход… Кто-то остановился, постоял. Пошел назад… Вероятно, преследователь вернулся до угла, затем быстро пошел по коридору, опять в их сторону, поочередно пиная и отмахивая двери по ходу, слева и справа.
        Кундо оглянулся на девушку, приложив палец к губам. Вновь повернулся к двери и, выжидая, занес стамеску над головой.
        Обход приближался к ним. Методично хлопали раскрываемые двери. Вот громыхнула ближняя, а затем - на другой стороне. Кундо напрягся. Сейчас… Его наотмашь садануло по коленям, он чуть не закричал, и уже через мгновенье отсалютовала другая дверь… третья… Пронесло!
        Хлопки дверей затихали, преследователь уходил дальше. Но все равно надо выждать. Нельзя было ни выйти, ни закрыться. Если неизвестный не выберет другой путь, он должен пройти обратно той же дорогой.
        У Кундо затекли ноги, когда донеслись возвращающиеся шаги. Даже та дорожка из мешковины не могла заглушить стук сапог. Вырастая, они снова прогремели мимо. Потом, очевидно, завернули за угол и пропали.
        Кундо опять сунул стамеску за пояс, схватился за каталку, чтобы… И словно очнулся - у себя дома. Он, как лунатик, стоял посреди комнаты и растерянно глядел на вытянутые вперед руки.
        Он мог свободно переносить в сон и обратно сигареты и спички в карманах, стамеску в руке или за поясом, но, оказалось, не мог уйти оттуда вместе с той девушкой. Он, правда, и не надеялся. Подумал об этом только сейчас. Он вообще хотел спрятать ее где-нибудь подальше от белого сектора - в бескрайнем доме. Глядишь, переждет, и, кто знает, освободят ее те, от кого уходят хозяева всех секторов.
        Снова взглянул на руки.

«Забавно, - подумал Кундо. - А может, и впрямь попробовать?.. Если удастся, здесь-то ее никто не найдет!» Да-а, есть что обмозговать, над чем поразмыслить.
        Кундо подошел к окну. В Лондоне все еще была ночь, победно светился вдали привычный небоскреб. В хозяйском садике завыл кот, визгливо и надоедливо. Он машинально глянул туда. Над лужайкой длинно проглядывала бельевая веревка. Кундо пристально смотрел на нее… А что, может, и выйдет!
        Дурное дело - не хитрое. Минут через пять, вернувшись к себе, он уже обматывал вокруг пояса, выяснилось, не веревку, а прочный гибкий провод в белой изоляции, успокаиваясь тем, что потом непременно вернет хозяйке. Намотав на себя его весь, метров семь, он принял сильное снотворное, предусмотрительно положил в карман пижамы еще пару таблеток и лег в постель.

«Простые средства - самые лучшие», - вспомнил он слова покойной матери, уже проваливаясь в небытие.
        Слава Богу, он попал в белый сектор…
        Кундо бродил по пустым коридорам, с надеждой кидаясь к каждой распахнутой двери. Затем стал открывать и замкнутые: возможно она испугалась, когда он внезапно исчез, и закрылась изнутри. А если ее схватили, пока его не было?..
        Видимо, никогда он бы ее не нашел, тех бесчисленных дверей хватило бы на всю жизнь. Помог случай. Окончательно заплутав в нескончаемых белых коридорах, он внезапно увидел: впереди что-то смутно выделяется на полу. Задыхаясь, подбежал…
        Костыли!
        А вот и знакомый отсек, где он ее встретил впервые: длинный бинт, белая кровать.
        Так… Теперь надо срочно сориентироваться. Ага… В коридоре они сначала повернули налево, но она чего-то испугалась и показала в другую сторону.
        Туда, туда… А теперь - направо.
        Горячо, горячо, горячей! - как в детской подсказке. Коридор уходил вдаль, зияя с обеих сторон распахнутыми дверьми… Вгорячах он сначала попал не в ту комнату, зато уже на второй раз выпала удача - он готов был расцеловать съежившуюся на каталке в углу девушку. Она удивленно смотрела на него. «Еще бы, исчез, наверное, прямо на глазах!» - весело подумал он. Она о чем-то торопливо спрашивала. Ну что она могла говорить: «Куда вы пропали? Где вы были? Что случилось? Я так боялась за вас!»
        Она тревожно указывала на коридор и продолжала быстро говорить. Вероятно, про то, что там кто-то ходит и скоро опять придет, что они погибнут, что им конец, - пусть он ее оставит, пусть спасается сам!
        А Кундо ободряюще кивал, улыбаясь, и разматывал с себя шнур.
        Она умолкла, все еще удивленно глядя на него. Он жестами объяснил, что им нужно обмотаться проводом - плотно, вдвоем друг с другом.
        - Зачем? - очевидно, спросила она, силясь встать. Даже если б она знала его язык, Кундо все равно ничего б не смог объяснить. Он и сам толком не знал, что может выйти из его затеи. Кто он? Откуда? - даже этого не растолкуешь.
        Что она поняла, когда тоже кивнула!.. Просто она верила. Он единственная ее надежда на спасение. Он знает, как им поступить.
        Далеко в коридоре вновь послышались проклятые мерные шаги. Шел не один и не двое, а трое-четверо… Снова гулко захлопали двери, снова проверка! Кундо рывком поднял девушку и, прижимая к себе - она не достигала ему до подбородка, - лихорадочно стал обматываться проводом.
        Затягивая последние узлы, он неожиданно вспомнил про снотворные таблетки. Хорошо, что не запеленал и карман своей пижамы. Выудив их кончиками пальцев, он на ощупь нашел губы девушки.
        - Жуй, - приказал ей.
        Она сразу подчинилась, подбородок задвигался - глотнула.
        - Горько, - тихо сказала она, он тоже ее понял. Через несколько минут обход неумолимо дошел до них.
        Стиснутые тугими витками провода, они еле могли дышать, даже ему было трудно - он, видимо, выдохнул воздух, когда обматывался, - а уж каково ей!.. Тяжелые шаги, коротко звякнув, остановились.
        Кундо стоял спиной ко входу, он попытался обернуться, потерял равновесие и упал вместе с девушкой на пол. Теперь он их увидел… Четыре длинных негнущихся, точно вырезанных из алюминия плаща с просторными капюшонами, в которых терялись лица. Издав лишь краткие возгласы, словно общаясь одними междометиями, они подняли пленников, бросили поперек каталки, развернули ее и выкатили в коридор. Да, они посмеивались - как же, смешно! - так сказать, готовый товар в упаковке со своим транспортом. Тащить не нужно.
        Они вновь засмеялись, когда привязанный Кундо еще и обнял девушку свободными руками. Умора, обхохочешься!
        Он видел только убегающую назад стену: мелькала, заворачивала на поворотах и снова мелькала…
        Судя по скрипу колесиков, дорожка на полу кончилась. Забавляясь, четверка гремящих плащей с разбегу старательно разгоняла каталку и пускала вперед. Тоненько пели подшипники, и Кундо с девушкой стремительно неслись в неизвестность.
        Последнее, что он помнит, когда неустойчивая каталка вдруг стала переворачиваться на ходу, - захлебнувшийся крик позади.
        Связанные, полуоглушенные, они лежали на полу, и первое, что с нежностью увидел Кундо, был столь родной рисунок обоев над плинтусом его односпальной квартиры.
        - Пахло жженым пластиком, изоляция на проводе, связывающем его с девушкой, обуглилась сплошь. Если бы в тот момент он не был примотан к ней, он бы в миг помчался на Трафальгарскую площадь ставить своей хозяйке памятник рядом с колонной адмиралу Нельсону!
        Правда, провод ей он так и не вернул.
        - …Веревка бы сгорела начисто, - закончил свой рассказ Кундо в пабе на Бейкер-стрит, - понимаешь?
        - Не-а, - честно ответил я. - Водолаз Ураганов человек честный. Уж если что не понимает, то надолго. Будь добр - разъясни.
        - Магнитные поля, - туманно покрутил Кундо пальцами в воздухе. - Я и сам толком не знаю, - честно признался он. - Главное, результат!
        - Пусть. Дальше что?
        - Дальше?.. На мое счастье, головные боли окончательно прошли. Как рукой сняло! И я больше ни разу не попадал на тот свет, ни во сне, ни наяву. Хорошего понемножку,
        - хмыкнул он.
        - А девушка? - выпалил я.
        - Что девушка?.. Я ей дал индийское имя Унда. Кундо и Унда - звучит?!
        - Звучит, - пробормотал я.
        - Она выучила английский язык. Знаешь, какая она способная!.. Ну, и мы поженились.
        - Погоди. А что она говорит про свою прежнюю жизнь? Про эти коридоры? Про все?
        - Унда ничего не помнит. Совсем ничего. Пришлось ее как ребенка всему учить заново.
        - Хоть пытался напомнить? Он нахмурился:
        - Сначала она не верила…
        - А потом? - подхватил я.
        - По-моему, поверила… Знаешь, я все боялся, что она вдруг исчезнет. Особенно по ночам. Даже к себе привязывал первое время, - рассмеялся он. И опять нахмурился. - Может, ее и спасло, что она буквально ничего не помнила и не помнит… Ну, а затем у нее появился якорь понадежней меня, - улыбнулся он такой, знаете ли, мудрой восточной улыбкой, уголками губ.
        - Какой якорь?
        - Ребенок. Наш сын! - расхохотался он. - Куда ж она от него денется? Ведь он-то не из сна.
        Я и верил и не верил. Я и сам могу такое загнуть - ахнешь! Но мне хотелось верить.
        А тут пришла его жена. Унда. Она ходила в соседний магазин за покупками со своим трехлетним малышом. Смышленый парень. Когда я посадил его себе на колени, все пытался отвинтить с моего лацкана мой значок «Морфлот СССР». А уж по-английски бормочет куда лучше меня.
        Красавица у Кундо жена. Я еще невольно подумал: наверное, тоже родом из Индии. Смуглая брюнетка. Правда, не знаю, бывают ли у индусов такие голубые глаза.
        Вскоре мы тепло расстались и разошлись. Свой значок на прощание я, конечно, презентовал мальцу.
        Удивительная история… Не уверен даже, сумел ли в ней разобраться бы сам Шерлок Холмс. Наверняка бы голову сломал. Как он говорил: «Эмоции враждебны чистому мышлению…» - в повести «Знак четырех». Ошибочка: выходит, что не всегда. И там же:
«Каким бы простым поначалу ни казался случай, он всегда может обернуться более сложным!» Не помню дословно, он еще утверждал: странно не то, про что мы узнали, а то, что нам пока неизвестно. Я возвращался на метро в порт - неказистая у них подземка, сразу видно, самая старая в мире, - и все вспоминал, как Унда, тепло взглянув на мужа, якобы невзначай заметила: «Я к нему очень привязана». Но тут я больше согласен с ним - насчет самого надежного якоря. Достаточно увидеть, как она смотрит на сына.
        Вот во многих сказках говорится о добром молодце, который жену себе за семью морями, в тридевятом царстве нашел. А мой Кундо не где-то, - во сне отыскал!.. Вы спросите, почему я все-таки поверил ему? Когда он знакомил с женой и она протянула мне свою тонкую руку, манжет ее блузки соскользнул с запястья.
        Там был выжжен знак: кружок, разделенный на пять секторов. Нарочно себе такого никогда не делают.
        Одно только не дает покоя: кто там победил и победил ли?.. Я думаю, те, кто надо. Тому пример - Кундо.
        ЖДАТЬ И ДОГОНЯТЬ
        Не помню, кто из великих заявил, что мы ленивы и нелюбопытны. Все спехом, бегом! Нет бы остановиться, оглядеться, задуматься. Сколько вокруг прекрасного и загадочного! До меня тоже не сразу дошла ошибка: мол, на бегу за то же время вроде бы больше увидишь. Да только чего? Куда гнать-то: на скорости даже пейзаж за окном смазывается.
        Вспоминаю знаменитый Лувр - наш «Богатырь» стоял в Гаврском порту и нас возили в Париж на длинном автобусе, - в том музее иные посетители от картины к картине носятся, стараясь побольше впитать прекрасного. А я как встал перед «Джокондой» Леонардо да Винчи, так все два часа на картину смотрел сквозь пуленепробиваемое стекло и очень много понял… Сколько споров вокруг этой «Моны Лизы»! Утверждают, что именно Мона Лиза, жена флорентийского купца Джокондо, послужила моделью художнику. Чепуха. Здесь не какая-то определенная женщина нарисована. Наверное, тот вандал, который покушался когда-то на жизнь картины, соображал, в чем вся суть. Лично я полагаю, что великий Леонардо вообще был человеком из будущего. Ведь не кто другой, как он, парашют изобрел, когда и воздушных шаров даже не было. А уж про остальные его чертежи и проекты умалчиваю.
        Нагородили по поводу знаменитой картины разные искусствоведы ворох небылиц. И все без толку. Не дали себе труда подумать как следует. А ведь если вглядеться, на картине есть все: и земля, и вода, и воздух, трава есть, лес, скалы, болота и вроде бы человек. И этот вроде бы человек - женщина, и она будто бы загадочно улыбается. Даже если она и беременна, как предполагают иные ученые, то она родит Человека. Неужели нельзя понять?.. Не бегите, постойте!.. Снимите шапки - да ведь это Земля наша, планета родная со своей природой. Мать-Земля, самая гармоничная на свете, улыбается нам с материнской грустью, отдавая всю себя как жизнь и уже понимая, что с ней мы сделаем: и с самой жизнью, и со всей природой. В то же время она загадочна и хитра, скрывая великое множество тайн. Она проницательна и так же пристально разглядывает зрителей, как и они ее. У величайшего изобретателя всех времен и народов, Леонардо да Винчи, нет в картине ни плотин на реках, ни ударного лесоповала в рощах, ни автострад, ни воздухоплавательных аппаратов. Все это еще придет в спешке с временем. А на картине пока беспредельная, вне
времени доброта и такая же прозорливая грусть. Если бы сама Земля захотела нарисовать автопортрет, он был бы именно таким. А он такой и есть. Может, она нарисовала себя руками гениального художника. И если постоять перед полотном еще и еще, то увидишь, что картина - живая, откроешь у все про все понимающей гостеприимной Земли и иронию, и космический холодок. И руки у нее сложены - потрудилась на славу, все сделала, все готово, ни-че-го-шень-ки не надо переделывать в этом идеальном мире.
        На другой картине Леонардо да Винчи, не помню названия, мы видим призыв, как надо жить, не в буквальном смысле, конечно, а по духу: среди скал, лугов и лесов - мужчина, женщина, ребенок и барашек. Мечта о единстве с природой. Не спеши отнимать ее милости, чтобы потешить свои непомерные желания, а живи неторопливо, как она сама.
        Извиняюсь за все эти высокие слова, но вы сами потом все поймете, когда я расскажу о том поразительном случае, с которым столкнулся в небольшом районном центре Воронежской области - Боброве.
        Бобров - изумительный городок. Стоит он на холмах над прозрачной неторопливой речкой Битюг, полузаросшей камышом, кугой и кувшинками. Чудо-река!..
        В тот октябрьский день я слонялся у остановки междугороднего автобуса. Приезжал навестить свою старую тетку, а теперь надо было возвращаться на перекладных, сначала километров сто до Воронежа, затем главная дорога в Москву.
        Хотя автобус и ходил раз в день, все равно опаздывал - нет и нет. Привычно сидели терпеливые женщины на мешках, только я маялся. Ждать и догонять для меня мука. К этому никак не привыкнешь. Не ловили и вы себя на том: скорей бы время пролетело, лишь бы не ждать?
        Как оказалось, томился не я один. Старый человек в шляпе, с виду пенсионер, так же изнывал, прохаживаясь по утоптанной прибазарной площади, и все поглядывал за поворот.
        - Вечно у них там, в автороте, черт знает что! - пробурчал он, встав рядом со мной. Отсюда было лучше видно перекресток на улице Парижской Коммуны, который не миновал бы автобус.
        - И слово-то какое: авторота, - скуки ради сказал я, - а толку?
        - Вот-вот! - раздраженно подхватил он. - Название себе взяли военное, а порядку… Понимаете, - разговорился он, - ну никак не умею ждать, проклятый характер. И сам изведусь, и других изведу, - он тоскливо рассмеялся. - Не поверите, из-за этого даже не женат. Да и кто за мной угонится… - странно усмехнулся он.
        Слово за слово, мы познакомились. Мой попутчик был часовых дел мастером. Причем высочайшего класса. В Бобров приезжал чинить напольные часы знаменитой фирмы Буре у одного фотографа.
        - Работы было на минуту, - жаловался он, - а теперь вот жди и жди.
        - Аэропорта в Боброве пока нет, - посочувствовал я нам.
        - Да можно и быстрей самолета, - отмахнулся он и осекся. - А, ладно! - вдруг рассердился он на самого себя. - Расскажу вам, как на духу, все равно не поверите, а так быстрей время пробежит, так сказать, натурально, без всяких фокусов, - вновь странно рассмеялся он. - Или не надо?.. - раздумчиво склонил голову набок, будто прислушиваясь к ходу невидимого времени.
        Я промолчал. Это его почему-то ободрило.
        - И впрямь время быстрее пролетит, - повторил он. - Измучился ждать.
        Начал он издалека… Родился здесь, в Боброве, в семье потомственных часовщиков. Сколько себя помнит, всю жизнь (он опять хмыкнул) пробыл в окружении тиканья, звяканья и перезванивания всяких ходиков, будильников и луковок. И, как у рыболова после реки неотвязно рдеет в закрытых глазах поплавок, так и у него во сне постоянно маячат всевозможные часы.
        Каким только измерителям времени наш потомственный мастер не возвращал жизнь! Даже на моем Курском вокзале куранты чинил. А уж на церковных колокольнях не сосчитать. Про обычные же наручные и карманные, а также нашейные и напольные часы и говорить нечего. Тут счет в сотни - тысячи.
        До тридцати лет жизнь у него шла нормально, ровно, как точный швейцарский хронометр. А после все перекувыркнулось и полетело сломя голову. Иной раз не успевал в календарь заглянуть, так торопливо жил. Очень теперь жалеет, что упустил многое, - не вернешь.
        - Жизнь ведь, - загадочно сказал мастер, - состоит не только из желанных результатов. Вот сейчас мы нудно ждем, а ведь глядим, дышим… А красота какая вокруг! Вон, гляньте, какой золотой цвет у полыни на солнце. А ту девушку видите? Цокает с базара, лук несет. Лук сверкает, щеки горят. А ее на бочок от корзины клонит. Красавица! был бы помоложе, помог бы корзину ей донести до самого дома - стал бы я треклятый автобус ждать! Познакомились бы, и, может, вся бы жизнь моя другой стала, - мечтательно произнес он. - Нет, в этой спешке оглянуться некогда, все потерял. И теряю… - понизил он голос.
        - Все теряют, - подлил ему масла в огонь.
        - Да не как я! - вспылил он.
        И продолжил свой рассказ.
        Исполнилось ему, значит, тридцать лет, и умер отец. Наш мастер тогда уже в самом Воронеже, на улице Плехановской в однокомнатной кооперативной квартире жил. Приехал в Бобров, похоронил отца - он тоже одиноким был, - распорядился, так сказать, наследством: дом подарил старой тетке, она возле местной железнодорожной платформы в халупе ютилась; распродал всевозможные часы, кроме нескольких совсем старинных реликвий, и попалась ему среди них одна прелюбопытная вещичка…
        Мастер сдвинул рукав пиджака и показал мне какие-то странные часы. Золотые, с выгибом по кисти. На циферблате римские цифры, а вместо стрелок две черные бусинки. Как я потом узнал, эти бусинки двигались по своим, часовой и минутной орбитам, соединяясь с корпусом, без винта, как крошечные магнитики. Часы никогда не ломались, имели точнейший ход, и он никогда не лазил внутрь, чтобы взглянуть на устройство, они не тикали, были совершенно бесшумны, и, конечно, никакой батарейки в корпусе не могло и быть при таком их старинном виде. Да и какая батарейка бессменно сдюжила бы столько лет (мастер вновь хмыкнул). Еще и надо учесть, сколько неизвестных годков они шли до него.
        - Возможно, - сообщил мне мастер, - они заряжаются от человека. Знаете, есть такие часы, с ними ходишь, руками болтаешь, и они от этого как бы сами заводятся. А мои,
        - он перешел на шепот, - вероятно, поглощают жизненную энергию самого носителя. Да!
        Мастер помнит, что при отце он видел их лишь раз - случайно. То был ужасный год, неожиданно скончалась мать и надо было хоть как-то все пережить, прийти в себя, очнуться… Он хорошо помнит: отец, весь одинокий, сидел за пустым обеденным столом и напряженно смотрел на те часы, лежащие перед ним на клеенке, словно боясь к ним притронуться. Обернувшись на сына, он быстро спрятал их в свой шкапчик и запер дверцы.
        - Никогда… Запомни, никогда, - подчеркнул отец, - не прикасайся к ним - ни в какой трудный миг, мой мальчик!
        Но с тех пор мальчик давно вырос, сам стал мастером, и вот загадочные часы впервые оказались в его руках. Он тогда долго смотрел, как медленно перемещается минутная бусинка. Отсутствие стрелок не смутило: время определять можно, идут исправно, а чего еще нужно?! Было, конечно же, и профессиональное любопытство: ходить они ходят, но как?.. Однако на то он и профессионал, чтоб заглядывать в любой механизм исключительно при неисправности.
        И он стал жить по этим часам…
        Удивительный их секрет мастер открыл неожиданно. Как-то, торопясь в свою гарантийную мастерскую, он перепутал время - и на старуху бывает проруха - и перевел часы на 55 минут вперед. Тут же странным образом очутился в мастерской на
55 минут позже начала работы и схлопотал выговор от заведующего! Какой часовых дел мастер будет оправдываться тем, что его подвели собственные часы. Как официально шутил заведующий: «Надо вовремя подводить, тогда и вас не подведут».
        Сразу в памяти всплыло предупреждение отца. Нет, неспроста наказывал ему отец не притрагиваться к этим часам. Вон в чем дело… Неужели?.. Значит, теперь можно перемещаться без всякого долгого ожидания и тягомотины на любое время вперед: на дни, недели, наконец, годы - знай себе крути. Да это же просто замечательно!
        Для начала он захотел вернуться назад, в точное время, чтоб ликвидировать выговор. Увы, обратно стрелки-бусинки не вращались. Тогда он перевел их почти на сутки вперед, не довертев только последние 55 минут.
        Он вновь сидел на прежнем месте, а листок перекидного календаря на столе ошеломленно показывал завтрашнее число. Появился заведующий и приветливо улыбнулся, кивнув на многочисленные ходики:
        - А вот сегодня вы точны, как всегда. Надо часики подводить, тогда и вас не подведут. Да, кстати, на четвертое августа вам выписана премия, не забудьте получить, - засмеялся он от своей шутки.
        Терпеть неделю до четвертого? Когда под рукой такое надежное средство!
        Через пару минут, сто двадцать секунд ушли на верчение стрелок, счастливчик уже расписывался 4 августа в ведомости за премию, столь необходимую в хозяйстве, что ждать просто не было мочи.
        И пошло, поехало…
        В иные месяцы он приходил только лишь за получкой. Куда девалось время работы, за которое выдавали деньги, над этим он не задумывался. Очевидно, трудился, раз платят. Главное, он теперь не замечал постылых нудных будней. Мог приближать очередной отпуск, любые праздники и дни рождения, сокращать очередность на покупку машины - деньги теперь потекли потоком, знай верти часы и получай себе зарплаты и премии хоть по шесть раз на день, да и на текущих расходах гигантская экономия.
        Пролетая во времени, он бегло заметил, что сменилось трое заведующих мастерской, и однажды сам, к своему удивлению, вдруг обнаружил себя начальником.
        Приятным и необременительным образом менялась обстановка в квартире. В отпуск на юг он теперь долетал не за несколько часов, а за какие-то секунды. А мог и вообще сразу оказаться на пляже. Но не рисковал - как-то очутился прямо под водой и еле вынырнул. Вероятно, в это время должен был купаться.
        С тех пор он стал поосторожней, приходилось строго рассчитывать, чтобы в другом месте, к примеру, внезапно не очутиться под колесами машины. Ведь после временного разрыва надо же было хоть на минуту прийти в себя. Ну, вскоре он вообще стал на
«ты» с временем, часовых дел мастер. Все сходило с рук!
        Иногда ему очень хотелось взглянуть на себя со стороны: как он там, в мастерской, работает. И работает ли? Но не мог этого сделать. Если оказывался на службе, то, естественно, или трудился, или получал зарплату. Однажды он рискнул и позвонил из дому в свой кабинет. Ему ответили, что он болен. Сразу почувствовал жар, начал кашлять и тут же постарался поскорей выскочить из болезни на месяц вперед.
        Он экономил уйму времени на любых делах, пока внезапно не понял, что время-то уходит. Безвозвратно…
        Нет, у него не исполнялись никакие безумные желания, все происходило самым естественным путем, как если б он был нормальным современным, то есть своего времени, человеком. Разница в том, что он получал уже готовые результаты невидимых трудов.
        Мастер даже не удивился бы, обнаружив себя вдруг женатым и со взрослыми детьми, если бы такое случилось. Но не подсудобило - значит, не суждено.
        Правда, как-то его остановила на улице, тогда он был еще молод, приятная девушка.
        - Здравствуй, - грустно сказала она и посочувствовала: - А ты осунулся, Петя. Много работаешь, не жалеешь себя.
        Он мог поклясться, что с ней вроде бы не знаком и в то же время было в девушке что-то неуловимо припоминаемое: запах сирени, прогулка в парке, плеск озера и скрип уключин лодки…
        Он поторопился уйти, сославшись на занятость.
        Первое время страдал, мучительно вспоминая, кто она, откуда… Да разве вспомнишь? Все бегом, такая гонка!
        Второй раз мастер встретился с ней, когда она катила детскую коляску по аллее сквера.
        - А ты постарел, - озабоченно сказала она. - Лет пять не виделись. Надо же!
        И опять он поспешил уйти, ссылаясь на дела.
        Третий раз, последний, он встретил и с трудом узнал ее - но узнал все-таки! - на той же аллее, когда вдруг решил неторопливо пройтись, подышать после получки. Постаревшая знакомая незнакомка опять катила детскую коляску.
        - Второй? - снисходительно кивнул на младенца мастер, благодушный от задуманного, предстоящего через часок отпуска.
        - Первый, - улыбнулась она. - Первый внучек! Да-да, именно тогда спохватился он, что время уходит, убегает, уносится…
        Весь вечер он пролежал дома, размышляя о своей жизни. Ну и что?? Разве он кому-нибудь приносит вред? Он лишь попросту уничтожает свои часы, месяцы и годы на борьбу с надоедливыми «ждать и догонять». Разве плохо? Так же, как все, расплачивается он за в миг промелькнувшее ожидание тем, что видит потом в зеркале, сединой и морщинами. Но ведь те, кто чего-то ждал, жили в это время, жили, черт побери, а он нет, - вот что неожиданно открылось ему!.
        Теперь, быстро постарев, он редко стал прибегать к помощи чудесных часов. Хотя он, конечно, не мог по-прежнему отказать себе в невинном желании, чтобы все осталось поскорей позади, когда, допустим, шел к зубному врачу. Ну, тут его любой поймет. Правда, к сожалению, и сейчас в Боброве он не удержался и поторопил время, увидев, что с тем напольным гигантом фирмы Буре провозишься никак не меньше недели. А владелец-то был приятелем детства, не откажешь. Пришлось вдохнуть в механизм жизнь за какую-то минуту. Свою жизнь…
        Расстаться с чудесными часами он не может - жалко. Разумеется, он понимает, что стал безвольным человеком, так сказать, наркоманом времени. Но теперь-то уж точно к ним ни за что не притронется, даже если смертельно заболеет. Крутанешь, а вдруг тебя нету?…
        Автобуса все не было. Мой попутчик давно умолк, и мы почему-то старались не смотреть друг на друга.
        От осеннего солнца ощутимо тянуло холодком…
        - Нет, я больше ждать не могу! - внезапно вскипел часовой мастер и решительно сдвинул рукав с запястья.
        Пока я поднимал оброненную им перчатку, он… исчез. То есть не на моих глазах, а словно молниеносно удрал куда-то, когда я наклонялся. Я и за стену остановки заглянул - пропал!
        Перчатку я машинально сунул в карман, а вскоре показался и автобус. Я мельком отметил, что впереди него, переваливаясь, шло занятое такси.
        Часа два среди женщин и мешков я трясся в расхлябанном, дребезжащем автобусе. И наконец, проклиная все на свете, вылез на воронежском автовокзале.
        - Извините, - кто-то тронул меня за плечо. Рядом стоял часовой мастер.
        - Такси вы, что ли, поймали? - спросил я, сделав вид, что не слышал от него никакой исповеди.
        - Если бы, - криво усмехнулся он и застенчиво пробормотал: - Я там потерял… Вы случайно…
        Я вынул из кармана его перчатку. Он радостно схватил.
        - Не жаль, но столько в очереди за ними простоял! - Он смутился. И тихо: - Думаю все-таки разобрать мои часы, попытаюсь… отвертеть назад стрелки, насколько мне можно. - Так и сказал: «мне». Ну вот, опять! - вдруг плаксиво вскричал он. - Теперь троллейбуса нет!
        И начал было снова сдвигать с запястья рукав.
        Я повернулся и пошел на железнодорожный вокзал. Пешедралом. Под прохладным осенним солнышком. Идти было далеко… Пусть опоздаю на поезд. Ну и что? Не сегодня, завтра уеду. Времени у меня много.
        Я шел и думал о Джоконде…
        КОМПАС
        С чудесами времени связан еще один случай. Начну издалека, как говорится, от седой древности.
        Хотя все на свете мы изобрели первыми, начиная от самовара, паровоза, парохода, радио и кончая спутником, однако приходится отметить, что, скажем, скифские курганы все-таки придумали скифы. Впрочем выдающийся поэт А. Блок утверждал, что, оказывается, мы тоже скифы «с раскосыми и жадными очами!». С Блоком не поспоришь - ему виднее, он раньше жил. Главное не это. Как неожиданно выяснилось, мы, вероятно, были первыми и… Но пока молчок.
        Однажды в золотые деньки отпуска мой сосед Серега сманил меня в археологическую экспедицию. Археологом он не был, зато хорошо знал нашего будущего начальника - Коноваленко, специалиста по скифским захоронениям. Серега сагитировал раздольем донских степей, рыбалкой на воспетой реке, вольной палаточной жизнью и уговорил мою жену отпустить меня из дому. О том, что я и даже он сам будем в той экспедиции простыми подсобными рабочими, он благоразумно при ней умолчал и скромно определил нас старшими помощниками, так сказать, главного гробокопателя.
        И вот - приехала наша экспедиция на поезде сначала в Воронеж. Хороший город. Воронежское приятно зеленоватое море в черте города шире Босфора! Вокзал, правда, подкачал - не то что в Курске.
        Уже на другой день мы отчалили из Воронежа в крытом грузовике-фургоне. Путь нам предстоял километров сто пятьдесят. Там, в степи, недалеко от донской излучины, Коноваленко и облюбовал подходящий курганчик. По пути - нас было человек десять - мы вели умные разговоры о скифах: тогда-то я и узнал про известные стихи Блока. Курган, который нам предстояло раскапывать, именовался полусферическим и позднейшим, примерно, XIV века. Коноваленко собирался нанять в ближней станице рабочих, желательно с бульдозером, и я повеселел, поначалу опасаясь, что придется копать только нам с Серегой, а другие, раз они научные работники, будут только пересчитывать и упаковывать наши драгоценные находки.
        Когда я визуально увидел этот многокубатурный курган, сразу понял, зачем нам бульдозер. Здесь и сотне людей с лопатами за месяц бы не управиться. А ведь, наверное, скифские воины и всякие подчиненные сыпали там всего по горсточке земли, проходя мимо могилы своего вождя. Это ж сколько их было!..
        Я, правда, выразил сомнение: почему археологи считают этот холм курганом? Уже малость разбирался, знал: холм - природное явление, а курган - насыпное сооружение.
        - А вы внимательней гляньте, - усмехнулся Коноваленко. - Степь да степь кругом, а тут возвышение, как нарочно. - И заторопился в станицу.
        Пока его не было, я предложил Сереге грандиозный план - не сверху курган разрывать, а подкапываться внутрь.
        - Завалит.
        - Укрепим подкоп, словно штрек. Все ценное заберем, а сам курган зато останется. Древние надеялись, века переживет. А мы, далекие потомки, по их ручному труду - бульдозером?!
        Потом Коноваленко, посмеиваясь, успокоил меня: бульдозером можно не только разрывать, но и насыпать. Обратно, мол, курган нагребем, и хоть трава расти! Станет еще выше прежнего!.. Логично. Все-таки их там, в институтах, недаром учат уму-разуму. Пять лет.
        Не буду подробно рассказывать, как мы копали сначала бульдозером, затем - лопатами, потом - щеточками, даже и зубными.
        Я-то ждал скифского золота. А никаких находок не было - ни завалящего глиняного черепка. Даже если бы тут до нас орудовали курганные воры, и то какая-нибудь бытовая чепуха вроде разбитых чашек да осталась бы. Может, другая экспедиция поработала?.. Так нет же. Научных раскопок здесь ранее не велось. Ни в одном реестре, дореволюционном и современном, не отмечено.
        В общем, мы копали впустую, и я приуныл. Стал уходить на Дон, купался, ловил подлещиков. Следя за поплавком, я думал о вечности. Сами раскопки на это настраивали. Река - время… Если ее средняя скорость, допустим, четыре километра в час, а общая длина две тысячи километров, то в верховьях сейчас уже осень, и река течет прямо в лето: из будущего в прошлое. Действительно, пространство и время тесно связаны… Если бы вот так несколько лет подряд смотреть на бегущую воду и по-умному размышлять, можно таких открытий наворочить, что запросто начнут по времени путешествовать, как по реке вверх и вниз… За прогулы меня не наказывали. Наверное, потому, что я приносил в лагерь немало рыбы. И сам Коноваленко, нахваливая уху, говаривал, что мой улов куда выше ихнего, курганного.
        - Что бы мы делали без Ураганова? - восклицал начальник.
        А Серега задирал нос, потому что именно он меня пригласил.
        Не знал я, что археологи окажутся потом неблагодарными. Посидели б тогда на своем консервном пайке. Как лопать, так все, а когда я вдруг сделал самое великое открытие XX века, меня посчитали шарлатаном!
        Дело в том, что, все же иногда помогая археологам, я нечаянно нашел в углу раскопа… компас. Недействующий, правда. Видать, давно лежал.
        Коноваленко прямо-таки остолбенел, когда я попросил пронумеровать находку и записать в специальном журнале. Я, конечно, понимал, что компас в скифском кургане - вещь невероятная, но порядок есть порядок.
        - Хватит, отстаньте, - отмахнулся начальник.
        Я настаивал, что не разыгрываю. Убеждал, клялся, божился! И тогда…
        - Вы авантюрист! - закричал на меня при всех Коноваленко. - Мошенник! Любитель ложных сенсаций! Как вам не стыдно?
        - Не верите? Мне? - обиделся я. - Ну, честное слово…
        - Во-о-он! - проревел Коноваленко и убежал копать.
        - Чего он орет? - пожаловался я Сереге.
        - Тут сплошные неудачи, а ты с шуточками.
        - Шуточками?! - Собрал я свои манатки и пошел прочь. В Воронеж.
        - Вот упрямый, - догнал Серега. - Покажи хоть компас-то.
        Я вынул руку из кармана и показал ему дулю.
        Серега тоже обиделся и повернул обратно.
        По пути в Воронеж я заблудился. Однако нашел дорогу. По компасу - нате вам! - я его потряс, и он заработал.
        Больше я ни к кому не лез со своей находкой. Простейшая конструкция: магнитная стрелка да рычажок. А ведь на том компасе по краю ободка выдавлено: «2056 г.» Жаль, не сразу я это обнаружил. Хотя Коноваленко такой, мог бы заявить, что цифры я заранее сам процарапал. Можно подумать, я размечтался о собственной славе. Тут такое гениальное открытие! Ведь что получается? Выходит, тот разиня, который потерял компас, путешествовал по времени: из будущего в прошлое. Потому-то мы и не смогли ничего найти в кургане, что нас опередили потомки. Ну, а курган - сам же начальник говорил - можно раскопать и вновь насыпать. За 68 лет не то что трава - деревья могли вырасти. Но самое-пресамое главное - это буква «г» с точкой: сокращенно, по-русски, «год».
        Значит, вполне можно допустить: первыми стали путешествовать по времени именно МЫ!
        В конце концов, плюнув на самолюбие, я решил-таки объявить на весь мир о глобальном открытии. И сообразил, чем подтвердить. Пусть не датой, которую якобы мог для сенсации выдавить или там накарябать любой проходимец, - а радиоуглеродным анализом. Я читал в «Неделе», что так про какого-то мамонта вычислили, сколько он в вечной мерзлоте пролежал.
        Увы… Оказалось, «точность» такого анализа: плюс - минус 70 лет. Что делать? Биться лбом в археологические двери бесполезно… Оставался один выход.
        Через месяц я поехал на то место у Дона. Под осенним дождиком сиротливо стоял знакомый бульдозер. Но раз он все еще был тут, значит, Коноваленко не обманул. Старый пастух, гнавший стадо в станицу, подтвердил: вновь курган нагребать будут.
        - Для прежней красоты, дед? - обрадовался я.
        - Не-а, геодезический ориентир на нем водрузят, - важно ответил дед-грамотей. И удалился, постреливая кнутом.
        Положил я компас в яму и землицей присыпал. Пусть даже лет через пятьдесят - до
2056 года еще далеко - появится здесь другая экспедиция с иным, более внимательным и умным начальником и во всем разберется. Обязательно!
        Но необходимо заранее подсуетиться: каким-то образом заполучить археологический реестр и вычеркнуть в нем тот глупый факт, что курган уже раскапывал Коноваленко, а то сюда вдруг никто больше не сунется в будущем.
        Ну, да это пустяки - сумею. Чего только ради науки не сделаешь!
1983
        НЕВЕРОЯТНЫЕ ИСТОРИИ УРАГАНОВА
        Ураганов наотрез отказался самолично записывать свои истории. «Мое дело - жить! - его любимое изречение. - Другие - пусть пишут». Судя по всему, на него жестко подействовала мягкая критика его банных друзей. В истории «Таинственная станция», к примеру, он кое-где ударился, дескать, в красивости. Валерий резко возражал, утверждая, что все, связанное с детством, невольно вызывает в душе даже такого
«неотесанного» человека, как он, волшебную сказку. Что касается якобы несвойственной ему начитанности, то это, мол, злостная неправда, и подчеркнул, что только за какие-то последние полгода он прочитал пять толстых книг. И вообще ему поневоле приходится быть книголюбом, поскольку в недавно купленный мебельный гарнитур входит и книжный шкаф.
        Упрекали его и в том, что сразу видно: «кто-то» ему помогал писать свои истории. Водолазу, мол, слабо даже заявление в РЭУ о ремонте чугунной ванны написать, а не то что рассказ о живых и неживых людях. Ну, тут они ошибаются. Каюсь, была некоторая моя чисто редакторская правка, да и то в основном знаков препинания, - Валерий почему-то обожает многоточие и точку с запятой. Про многоточие он заявил: оно тем хорошо, что в нем можно смело сказать все, что угодно. А про точку с запятой - что это исчезающий знак препинания и поэтому его жаль, надо вставлять его к месту и не к месту, пока к нему снова не привыкнут; в личных письмах этот выразительнейший знак уже исчез вовсе!

…Итак, перед Вами, любезный читатель, вновь достоверный пересказ историй, поведанных водолазом Валерием Урагановым избранному кругу приятелей в московских
«Можайских банях». Следует добавить, что, придирчиво прочитав потом месяца за три эти истории и безошибочно вычеркнув красным фломастером не более двух сотен самых удачных фраз, он размашисто наложил резолюцию: «С подлинным верно. Не знаю, как насчет литературных достоинств, но жизненная правда есть. Ураганов». А в частной беседе обронил: «И все-таки «Фауст» Гете - штука посильнее». Будто и сам не знаю. Тоже мне Белинский!.. В конце концов, что рассказано, то и написано.
        САМЫЙ ЦЕННЫЙ КАМЕНЬ
        Так уж получилось, что в ГДР мы побывали позже, чем в ФРГ, в 1984 году, хотя именно на гэдээровской судоверфи в Ростоке наш «Богатырь» и построен. Росток - главный порт ГДР на Балтийском море. Впрочем, других морей у них нет и не предвидится. Это мы настолько богаты, что можем запросто списать в расход то же Аральское море, поставив на очередь Каспийское и «славное море» Байкал.
        В Ростоке, так сказать, на своей родине, «Богатырь» должен был пройти профилактический осмотр, и наш местком раскошелился на двухдневную поездку в Берлин для научных сотрудников и матросов. Был заказан автобус типа «Икарус» и забронированы места в гостинице «Штадт Берлин». Понятно, всех желающих не пустили, взяли только самых лучших. Стоит ли упоминать, что и меня не обошли. Хотели, конечно, забыть мою кандидатуру, да я тактично напомнил:
        - Как под воду, так Ураганов! А как в Берлин, так общество «Память» приходится вспоминать!
        Рассмеялись, но в список включили. Потом, правда, неудобно стало: зачем я так сказал. Я ко всем одинаково отношусь, были бы люди хорошие.
        Но, доложу вам, оставшиеся в Ростоке не прогадали. Старинный красивый город! А Берлин-то - почти весь новый, из крупнопанельных коробок, вроде наших московских
«Черемушек». Но именно в нем я пережил одно из своих самых захватывающих приключений - мне на роду было написано туда попасть.
        Доехали мы до столицы быстро, по отличному автобану, - всего за несколько часов. Разместились в небоскребе гостиницы на Александер-плац в самом центре города, рядом с телебашней. И, как везде за границей, в отеле удивлялись, что наших мужиков почему-то всегда селят по двое в семейных номерах с двуспальной кроватью. Тьфу на них! Не понимают, что так дешевле. А еще говорят, за рубежом умеют каждую копейку считать.
        Водили нас и в знаменитый Трептов-парк, и по музейному острову, что на реке Шпрее. И у Бранденбургских ворот были, любовались знаменитой Берлинской Стеной - здесь ее толщина аж 3,5 метра - с объявлением большими черными буквами на английском, немецком и русском языках: «Стойте!..», «Запрещено!..», «Нельзя!..». Точный текст не помню, но за смысл ручаюсь. Даже близко подходить к Стене не рекомендуется. Есть и специальные пропускные пункты для тех, кто достоин пройти. Даже в метро -
«Стена»: едешь, едешь, стоп, вылезай, дальше другие поедут, кому положено. И тоже предупреждение висит: вы, мол, покидаете такой-то сектор и въезжаете в сектор такой-то, приготовьте документы! Сплошная геометрия. Ну, так уж история распорядилась.
        Не подумайте только, что Стена тянется по Берлину непрерывно, сплошняком. Кое-где так оно и есть, петляет себе и петляет. А в Потсдаме нас возили в замок Цицилианхоф, где подписано Потсдамское Соглашение, - по середине большого озера идет металлическая сетка, и пограничники носятся на быстрых катерах. В другом же месте я видел такую умопомрачительную картину: со стороны улицы между глухими торцами двух высоких домов - колючая проволока, за ней - бетонная дорожка, и снова - проволока, а дальше - река Шпрея, тоже с сеткой посредине. Расстояние между торцами тех домов, по-немецки брандмауэрами, - метров семьдесят. Так вот, по той короткой бетонной дорожке, в коридоре из колючей проволоки, ездят на мотоцикле двое пограничников: один за рулем, другой на заднем сиденье с автоматом. Медленно подъедут к одному дому и поворачивают назад, к другому. И так все время на полном серьезе катаются, пока их не сменят.
        Есть и такие улицы, где дома восточного Берлина стоят на границе с западным. Входишь в дом из одного города, а окна глядят на другой - там, на той стороне улочки, уже Западный Берлин. Нам рассказывали, что бывали такие отсталые граждане, которые приходили в эти дома в гости, а затем выпрыгивали из окон на ту сторону, где уже стояли западные родственники с натянутым одеялом. Вероятно, они предварительно созванивались между собой и говорили намеками, чтоб не подслушали. Или сообщали какому-нибудь западногерманскому туристу открытым текстом: пусть, дескать, бабушка с дедушкой приходят тогда-то и туда-то, не забыв прихватить с собой дюжих племянников и одеяло покрепче, желательно и пошире, - не промахнешься. Прыгать можно было только с четвертого этажа, потому что первые три были выселены, а окна заколочены. Затем, правда, и все верхние этажи выселили, когда жилищный голод в столице поутих. А потом и подчистую такие дома снесли, даже известнейшую гостиницу «Андлон», где когда-то останавливался Есенин. Ему вообще с гостиницами, я смотрю, не везет: в Ленинграде тоже «Англетер» снесли. Любопытно, что и
та и эта начинаются с «Ан». К чему бы?..
        Не подумайте, что я зациклился на Берлинской Стене. Если б ее тогда не было, то не было бы и моего рассказа. Вся суть именно в ней. Из-за той Стены меня могли и к стенке поставить. Ну, не поставить - а вот пулю на лету словить мог.
        Однако немцы любят порядок, потому и мы с вами, пока у них, так сказать, в гостях, будем придерживаться порядка хотя бы в изложении событий. (Я уже упоминал, что Ураганов подчас бывал велеречивым.) Вы же меня знаете, не люблю я ходить на привязи. Когда нам дали свободное время и по пятьдесят марок - по-нашему, рублей шестнадцать, - мы с боцманом Нестерчуком откололись от всех и пошли гулять на пару, хотя, как обычно, предупреждали, что лучше ходить втроем: вдруг двое под машину попадут, тогда третий может сообщить в посольство - нам и телефон дали, звонить туда можно круглосуточно. И лучше всего, мол, вернуться в гостиницу загодя - в 23.00 будет перекличка, ее проведет замполит по внутреннему телефону. И в том и в другом случае, решил я, можно в городе тормознуться. Пока он 50 человек до меня прозвонит, минимум час уйдет - по алфавиту последний.
        В конце концов я и боцмана покинул, он в каждый магазин сворачивал, прицениваясь, как бы свои «шестнадцать рублей» превратить хотя бы в сто, по нашенским ценам. Пусть сам в посольство звонит, если под машину попадет!
        Разговорившись с одним нашим офицером - он вел семью в зоопарк, - я узнал, что самый старый, наиболее уцелевший район Берлина - это Панков. Туда и «эсбан» ходит, городская железная дорога, своего рода и «надземка» и метро.
        Я и поехал. Чего мне на крупнопанельники глазеть. В моем Матвеевском, в Москве, они не хуже. Разве что стыки между панелями шире. Да у нас все больше!
        Могут законно спросить: резко ли отличалось ГДР от ФРГ. Отвечу: в Гамбурге я домов из панелей не видел, а отличие в том, что в ФРГ современные дома - современней, а в ГДР старые дома - старей. Конечно, в Западной Германии и модных шмоток, и всякой электроники куда как больше, но за них-то там надо платить настоящей валютой, в то время как здесь можно расплачиваться неконвертируемой - улавливаете разницу! А так и там и тут - немцы, никакого отличия, даже язык одинаковый. Ну, машины, понятно, другие: «мерседес» с «трабантом» не спутаешь. Если же глобально смотреть, то гэдээровцы социально лучше защищены. Совсем, как у нас. Тверже глядели в будущее.
        Впрочем, все это было до известных событий. Не мне судить, что они приобрели и что потеряли. Сами разберутся. Лично я считаю, от Запада надо брать только хорошее: их вещи, например. А от социализма - наш совершенно свободный труд. Что хотим, то и делаем!
        Но что мне особенно понравилось в ГДР - это их замечательное и дешевое пиво. Всякие «гастштете», «бирштубе», «бирхалле» буквально на каждом углу. Никаких очередей, везде найдешь свободные чистенькие столики с клеенками в красную или синюю клетку. Обслуживание мгновенное, можешь и шнапса пару рюмочек опрокинуть.
«Гросс», по-ихнему, большая, пол-литровая кружка пива стоит одну марку - то есть тридцать копеек. А бокал, «кляйне», соответственно, полмарки.
        К чему я об этом? Все мы любим пиво и странно, если бы я пропустил такое живое дело.
        Приехав в Панков уже вечером и побродив среди небольших кирх и серых двух-, четырехэтажных домов с высокими черепичными крышами, я надумал пешком возвратиться в гостиницу. Заблудиться было трудно - вдали в свете прожекторов сияла телебашня на Александер-плац. Я прикинул, что туда никак не более трех часов ходу, даже если заглядывать по пути на минутку в полюбившееся мне «гастштете». Не во все подряд, конечно. Иначе бы моих марок не хватило. И брать в каждой, решил, только по
«кляйне» - не больше. И увижу много, время славно проведу, и на перекличку не опоздаю.
        В путь! По началу все пошло, как задумано. Осушил для старта «кляйне» в ближайшей пивной, стряхнул пену с губ, вышел, свернул за угол - Стена. Та самая, Берлинская. С грозными надписями. По верху лампы горят. Пришлось обходить…
        Хоть и говорят, что берлинские улицы, как и питерские, строго под прямым углом спроектированы, очевидно, Панков - действительно самый старый район. То на месте кружишь, то в какой-то тупик попадаешь, то опять на злополучную Стену выходишь. Ко мне уже и часовые вроде бы присматриваться стали. Может, им другие по телефону мои приметы передавали, как эстафету?..
        Ошибаясь в намеченном пути, я не ошибался только в гостеприимных пивных, выходя на них прямо-таки с полуоборота. Да и не мудрено, что я плутал. Телебашню можно увидеть только с открытого пространства, с какой-нибудь площади, а в узких улочках здания закрывали горизонт, да еще, если все время сворачиваешь то туда, то сюда, - и подавно потеряешь всякую ориентацию. Когда я в четвертый или в пятый раз вновь вышел на Берлинскую Стену, невольно подумал: «А может, пиво подействовало? Надо же, дороги не найду!» Да нет, если сложить пять моих «кляйне», то получится две с половиной нормальные кружки - «гросс». Это далеко не та доза, после которой люди сбиваются с правильного пути.
        Я стоял в раздумье на углу улочки, напротив Стены на другой стороне, прикуривая и делая вид, что не замечаю, как сверлит меня взглядом бдительный часовой. И тут лампы на Стене вдруг разом погасли, из подворотни метнулась к ней какая-то расплывчатая фигура, послушались стук, будто били молотком по зубилу, отрывистое
«Хальт!» часового, выстрел в воздух, затем сверкнул новый выстрел вдоль стены, и раздался топот ног - прямо ко мне. Ну, думаю, неизвестный со всех ног мчит сюда, а за ним - пограничники. Либо в суматохе подстрелят, либо потом не отбрешешься. Кто, что, зачем?! Все-таки заграница. И советское подданство не выручит. Мало ли что ты
«наш», «наши» тоже за кордон мотают, любо-дорого.
        Я дунул прочь. Сработал инстинкт! Бросался во дворы, перелезал через ограды, снова несся - топот позади не стихал. Когда я уже выдохся и собирался сдаться, впереди во дворе вдруг увидел освещенный одинокой лампой овальный вход с металлической короткой лестничкой. «Туалет!» - мелькнула спасительная мысль. Поднажал из последних сил, с налету распахнул звонкую дверь, машинально отметив, что на ней не было букв - ни «H» ни «F» (Herren» - мужской, «Frauen» - женский), и… сознание провалилось в темноту.
        Очнулся я, наверное, быстро, потому что мой преследователь - очевидно, это и был он - высился надо мной, все еще тяжело дыша и сжимая в руках молоток и зубило, - как видите, я не ошибся, когда услышал стук у Стены. По-видимому, он вовсе и не преследовал меня, а тоже спасался бегством. Кто же виноват, что наши пути совпали! Странно не это. У рослого незнакомца, одетого в ничем не примечательный комбинезон, было… три глаза. Мы находились в глухом металлическом отсеке, как бы в прихожей, с рядами заклепок по овальным стенам; дальше вела другая дверь-люк.

«Уж не на летающую ли тарелку я угодил?» - усмехнулся я про себя.

«Верно, - послышался в мозгу спокойный ответ. - Так у вас называется то, где ты сейчас находишься».

«Телепатия?» - мысленно ахнул я.

«Опять - верно», - подмигнул мне трехглазый левым крайним и занялся своей раной. Только сейчас я заметил, что он ранен. На правом плече была дырка в крови. Достукался!

«Больно?»

«Не очень», - он достал какой-то белый пакет и, морщась, ловко перевязал плечо - вместе с комбинезоном.

«В вашем воздухе микробов много», - пояснил он мне.

«Слышь, - осмелел я, стараясь говорить про себя, - а что ты у Стены делал?»
        Трехглазый вынул из кармана кусочек бетона с будто запаянной внутри галечкой.

«Сувенир» - сострил я.

«Еще какой! Самый ценный камень на Земле! А пулю я дома выну и буду на цепочке носить». «А где ваш дом?»

«И далеко и близко, ты не поймешь».

«А правда, вы появляетесь там, где должны произойти важные события?»

«Да и нет. В сегодняшнем случае - да», - последовал мысленный ответ.

«И что же здесь будет?»

«Прочитай лет через шесть в газетах, - он усмехнулся. - Ну, пока. Спешу».
        Я замялся, но он первым протянул мне свою раненую руку на прощание:

«Уже не больно».
        Я вышел. На всякий случай отбежал к воротам и оглянулся. Ступеньки втянулись внутрь сфероида - теперь-то я хоть смутно, но различал, что это сфероид, - лампа погасла, послышалось тихое жужжание, и словно мелькнул на звездном небе огромный литой жук.
        Я огляделся. Кругом стояли темные заколоченные дома…
        Через минуту-другую я уже шагал по ярко освещенной улице, с трамваями и автобусами, в направлении сияющей вдали телебашни. Нет, сначала я зашел в ближайшее «гастштете» и хлопнул «гросс» кружку за незнакомца - за его успешное плавание: «Лети с Богом!»
        К перекличке я поспел вовремя.

…Ровно через шесть лет я прочитал в газетах, что та Берлинская Стена приказала долго жить, а ее осколки пошли на сувениры. И мне стало понятно, почему незнакомец назвал тот кусочек бетона самым ценным на Земле камнем. Что ему лунный камень? Они, верно, по всем планетам шастают. А вот камень из стены, разделявшей один народ-Камень, который с души сняли…
        Забыв про пиво, мы сидели в предбаннике. (Подчеркнем, все это было нам рассказано за два года до объединения с ФРГ!)
        - Ну, ладно, - очнулся толстяк Федор. - А зачем он под пули лез? Не мог, что ль, дождаться, когда стену - ну, допустим - разрушат!
        - Значит, не мог. Сказал же, спешит, - рассердился Ураганов.
        - Пусть, - кивнул Федор. - А пуля ему зачем?
        - Зачем-зачем! - подал голос кучерявый детина Глеб. - На память.
        - Я так полагаю, - потер усы Ураганов, - со временем та пуля тоже будет бесценна. Представьте себе, пуля пограничника несуществующего государства! Да еще с другой планеты! Для них это похлеще, чем для нас стрелы воина, допустим, потонувшей Атлантиды.
        - Хм… - озадачился Федор. - Выходит, не врали, когда напечатали, что в Воронеже пацаны не раз видели высоких трехглазых пришельцев?
        - Конечно! - горячо воскликнул Валерий. - Воронежцы не могут врать хотя бы потому, что Воронеж по соседству с моим родным Курском. В наших краях не врут! Это тебе не Москва.
        Он умолк, затем сказал:
        - А вы говорили, зачем я все про Стену да про Стену…
        ТРИ ЖЕЛАНИЯ, ИЛИ ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ
        Будь моя воля да родись я лет двести назад, плавал бы только на парусных кораблях! Они какие-то настоящие, искусные, а не искусственные. Между прежними и нынешними такая же разница, как, к примеру, между живой елкой и синтетической. Конечно, современные корабли прочнее и быстрее, но… не то. Они лишь средство передвижения. А те - обвораживают, ранят душу. Как в стихах:
        Когда волна колышет сушу
        И на весь мир ревет прибой,
        Давно забытым ранит душу
        О том, что не было с тобой…
        Но умолкаю. Не то опять недоброжелатели затрубят: вновь красивости! Ураганов уже стихи читает! Скоро запоет!
        Ну и что? Я люблю и стихи читать, и песни петь - только не с чужого голоса. Даже пьяные поют. А я нормальный русский моряк. Что хочу, то и делаю, если начальство не запрещает. Да и то столько приказов, указов, инструкций и распоряжений в своей жизни нарушил - не счесть! Но если бы я их не нарушал, пожалуй, мало чего любопытного со мной бы случилось. Так уж мы устроены, грешные.
        Почему-то у меня сейчас такое настроение, как в ту ночь, когда мы, изучая течения, дрейфовали на «Богатыре» в Атлантике где-то между Кубой и Испанией.
        Давным-давно этим путем наощупь пробирался великий Христофор Колумб, волнуясь, переживая, боясь. И вот где-то здесь стоял тогда в полной безопасности я, Ураганов, и преспокойно покуривал сигареты «Ява». Пожалуйста: экзотическое название, над которым мы совершенно не задумываемся у себя дома, совсем по-другому звучит в иной обстановке. Конечно же, тут более подходит: Куба, Испания, Ява, Колумб. А не Ураганов.
        Я сказал: в полной безопасности. Запомните - безопасность никогда не бывает полной. А может, и вообще нет никакой. Мы сидим себе сейчас спокойненько в
«Можайских банях», и вдруг - кррах! - перекрытие на голову, то ли от случайного землетрясения, то ли крановщик дядя Вася бетонную плиту на авось положил. Но уж от немецкого дяди Ганса - наше судно, сами знаете, в ГДР построено - я никакой халтуры не ожидал, когда оперся грудью на бортовой поручень на корме. Тут включили двигатели, внизу запенилась вода, «Богатырь» дернуло. Так вместе со вставкой поручня, от стойки до стойки - жаль, не с самим дядей Гансом, - я и полетел головой вперед в бурлящую за кормой воду. Да еще как нырнул! Словно одним махом хотел вынырнуть за тысячу миль где-нибудь у набережной Малекон в Гаване.
        Никто не заметил моего лихого прыжка. Вахтенный, как и положено, дежурил на носу корабля. А мой жалобный крик, говоря красиво, затерялся среди резких криков чаек. Впрочем, никаких чаек, кажется, не было. Ни чаек, ни альбатросов - и где они спят по ночам? Некоторые - на самом корабле, а остальные?.. Мгновение - и меня здорово отнесло от судна. Вернее, не отнесло, а как бы враз проложило черное пространство воды между мной и светящимся «Богатырем» - как только я вынырнул.
        Я и плыл и кричал вдогонку, напрасно - шум от «Богатыря» был сильнее…
        Слава Богу, океан не штормило. Неправдоподобно спокойно, как темный, блестящий под луной лед, он простирался от меня к удаляющемуся кораблю, который уже казался не больше спичечного коробка. Между прочим, такое сказочно спокойное состояние моря в Одессе называют бунацией.
        Мне было плевать на всякую бунацию, и я продолжал плыть, скинув туфли, за
«Богатырем», пока он не превратился в точечный огонек и не смешался со звездами на горизонте… Да-а, жаль было новых французских «мокасин» из натуральной кожи. Будь я министром гражданского морского флота, издал бы приказ: по ночам на палубу выходить только в тапочках. А курить - только в отведенных местах! Хотя, виноват, последняя инструкция имеется.
        Не помню, кто из великих сказал: люди делятся на титанов и чайников. Под титанами наверняка имелись в виду здоровенные баки с кипятком. На них даже так и написано:
«титан». А на мне, если попристальней вглядеться, красуется: «чайник». Я ведь мог преспокойно покуривать, опираясь грудью хотя бы на спасательный круг, который висел на корме справа от меня. Или в одной из спасательных шлюпок, подвешенных за бортами, вместе с веслами и с «НЗ». Всегда и во всем надо выбирать местечко поосмотрительней. Плыл бы сейчас на шлюпке, если бы она вдруг сорвалась, да палил бы себе из ракетницы в Большую Медведицу или в Гончих Псов. Сразу б меня хватились!
        Задним умом все мы - впередсмотрящие.
        Уже и уставать стал. Зря думают, что моряки могут целыми сутками плавать. Одно дело - плавать, другое - жить в воде. Мне надо было жить. Плыви не плыви, никуда не приплывешь. К чему силы тратить, только время могло мне помочь. Я лег на спину, раскинув руки. Пока хватятся, пока разберутся, пока начнут искать… Лишь бы погодка не подкачала, иначе кранты.
        Дети вспомнились… Жена не вспоминалась. Вероятно, потому, что всегда была против работы на «Богатыре» из-за моего долгого отсутствия дома. Видали фильм «Столь долгое отсутствие» (производство Франции)? Там один муж так долго где-то во время войны пропадал, что потом жена никак не могла признать: он это или не он. Моя жена, москвичка Ира, тоже сообщила в последней радиограмме, что уже забывать меня стала. Ничего, скоро вспомнит!..
        Мерзнуть начал… Хоть и лето, и вроде тепло, а все-таки не в кубрике под одеялом. Угораздило… Позор! У нас еще такого никогда не было, чтобы опытный профессионал водолаз за борт выпал. Под водой-то его могли бы забыть - такое, говорят, случается. Но чтобы сам по себе… И во сне не привидится. Если спасут, засмеют на весь флот. Такая ржачка подымется - от Атлантики до Тихого! Кстати, Тихий океан по-английски - «Пасифик оушн». Отсюда, наверное, и возникло слово «пацифист». Тихоня, значит.
        Теперь сами видите, какие дурацкие мысли лезут в голову, даже когда я лишь только вспоминаю о том происшествии. А тогда - каково?.. Это все байки, что перед угрозой неминуемой смерти человек невольно вспоминает всю свою жизнь, как стремительное кино. Лично я хотел спать, пить и есть - одновременно, и никакого кино судьба мне не показывала. Я так полагаю: раз я сейчас перед вами, то мое положение было не таким уж безвыходным. Потому, верно, и картины моей непутевой жизни перед мысленным взором не развернулись.
        Внезапно я услышал какой-то тихий размеренный плеск. Неужели волна начала разгуливаться? Только этого мне не хватало.
        Не переворачиваясь, я скосил глаза в сторону. Если бы я носил очки и если бы они были на мне, я бы их обязательно протер. Слева от меня, метрах в двух, резал воздух и воду нос какого-то корабля. Далеко вперед торчал бугшприт с косыми темными парусами, закрывающими россыпи звезд, а прямо под ним, на носу, угадывалась аллегорическая женская фигура. Она нахально выставляла грудь вперед, а верхушка фок-мачты перечеркивала луну. Такие парусники я раньше жадно рассматривал только на иллюстрациях в книгах и на картинах.
        Я мгновенно оказался у борта, он вздымался своим выгнутым деревянным боком высоко вверх к пушечным портам. Я все ногти обломал о ребристые доски, пытаясь хоть как-то зацепиться за них. Артель «Напрасный труд»!.. Странно, что я не закричал. Парусный корабль неумолимо скользил мимо меня и мне не хватало немыслимых рук, чтобы обнять его весь и задержать.
        И только, когда меня протащило вдоль всего парусника и я в отчаянии хрипло вскрикнул, сверху, разматываясь на лету, вдруг полетела бухта каната. Я мигом обвязался вокруг пояса, проволокся немного в кильватере от натяжения брошенного мне конца, и стал подтягиваться.
        Я подтянулся впритык к корме, а затем еще - метра на полтора вверх. Взобраться же на самую верхотуру у меня просто не было сил. Я висел, беспомощно задрав голову. Тут только я заметил, что канат исчезал меж полуоткрытыми створками нижнего кормового окна. Не так уж и высоко было карабкаться, а все равно не мог.
        Окно тускло осветилось изнутри каюты, в проеме показались две костлявые руки и принялись ловко подтягивать меня. Намертво вцепившись в канат, я поднимался, как ватный тюк, задевая плечами резные завитки кормы. Свободный провис каната цеплялся за выступы, и мне приходилось, из последних сил держась одной рукой, подбирать его слабину другой, как старинной даме - шлейф своего платья. Наконец показался подоконник, и я с трудом перевалился через него.
        Передо мной в большой каюте, обставленной старинной вычурной мебелью, при зажженных свечах, стоял человек - человек ли? - в парике и в камзоле. У него было лицо мумии, высохшей по меньшей мере лет 200-250 тому назад, с неподвижными, застывшими глазами. Казалось, они были сделаны из пластмассы, как у куклы.

«Из воды да в огонь!» - мелькнуло у меня в голове. Выбирать не приходилось, второе в моем случае было все же получше.
        - Гуд ивнин, - сказал я по-английски и поклонился. - Тэнк ю вэри мач фор сэйв май лайф! - Что означало: «Добрый вечер. Благодарю за спасение моей жизни!»
        И, развязывая затянувшиеся узлы каната, машинально добавил по-русски:
        - Моряк моряка видит издалека.
        - Русиш? - прошамкала мумия, еле заметно шевеля выцветшими губами. Это было первый и последний раз, когда спаситель невольно поинтересовался моей персоной.
        - Совьет русиш, - уточнил я.
        На что он пробурчал, что таких-де не знает. А вот просто с русскими он, мол, был знаком в свое время.
        Интересно, где то «время» осталось?
        Мумия, помолчав, продолжила свои показания. Мы, мол, находимся не на английском, а на голландском корабле. Очень-очень старом. Можно сказать, бессмертном корабле.
        Я спросил: в прямом или переносном смысле?
        Он ответил: в переносном, потому что фрегат, мол, переносится из океана в океан черт его знает сколько, а может, и больше, лет. А сам он - бессменный капитан.
        - Ввот зэ нэйм оф ер шип, тэл ми, плиз, кэптэн? - вежливо полюбопытствовал я.
«Какое название у вашего корабля, скажите мне, пожалуйста, капитан?»
        Он вяло махнул рукой и ответил, что название корабля для меня пустой звук, давно уж и медные буквы его отвалились и ушли на дно, но всему свету более известен сам капитан под звучным именем - «Летучий голландец».
        - Как же, знаю! - оживился я, невольно перейдя на русский. - Слышал. Читал. Говорили.
        По правде, знал я не больше, чем любой моряк. То есть почти ничего. Ну, корабль-призрак, с капитаном по прозвищу Летучий голландец и с мертвой командой, вечно носится по морям-океанам. И все.
        Капитан, хоть и не понял, что я сказал, но оценил мои эмоции по поводу «Летучего голландца» и беззубо осклабился.
        Я сразу хотел попросить его разыскать мой «Богатырь». Да было неудобно, человека только спасли, а он: хочу домой!.. Странно? Нет, я не о нашей встрече. Я уже давно привык почти ни чему не удивляться. Тут другое - совсем недавно мечтал: ах, лишь бы спастись, хоть как угодно! А спасли, еще что-то подавай. Желания рождают желания. Я решил выждать, поосмотреться, а там видно будет. Не хватало еще, чтоб я заявился к своим прямо на этом фрегате с командой жмуриков на борту. Представляю, какой бы переполох поднялся на «Богатыре»!
        Капитан внезапно резко хлопнул в ладоши, словно прибил комара. Дверь открылась, и, скрипя костями, вошел - скелет. Я вздрогнул, к капитану я уже как-то привык. Клянусь, это был самый что ни на есть настоящий скелет, правда, в высоких дырявых сапогах. Сквозь него я мог различать блеклую позолоту узоров на панелях каюты.
        Капитан что-то приказал ему на незнакомом языке. Очевидно, на голландском. Скелет послушно исчез за дверью. Летучий голландец любезно пояснил мне по-английски, что это был стюард. Ну, конечно, кто ж еще?
        Забыл одну деталь: фигуры и капитана, и стюарда все время, с самого начала, казались как бы размытыми по краям, словно смотришь на них, вынырнув из воды.
        Стюард проворно вернулся, неся поднос. На нем дымился кофейник с треснутым носиком, стояла чашка с отбитой ручкой и лежали горкой каменного вида сухари.
        Капитан сказал мне, что кофе - старинный бразильский, а сухари - старо-амстердамские, их даже молоток не берет, можно только сосать. Сам он ничего не ест и не пьет, а команда и подавно, - тут он кивнул на стюарда. А для редких гостей у них всегда, мол, найдется запасец какой-нибудь завалящей провизии. Забирают кое-что с потерпевших крушение, брошенных судов.
        Я пил кофе - не знаю, бразильский ли, но по вкусу вполне желудевый, настолько старинный, - безуспешно пытался откусить хоть крошку от вечного сухаря, и кивал, внимая своему собеседнику. Он мне напомнил моего лэрда из шотландского замка, но этот старик был старей. Лэрд, тот был куда живее, в нем еще кипели страсти, бушевал протест против всего нового, правда, переходящий в заурядное стариковское брюзжание. А Летучему голландцу, по-моему, на все было начхать уже давно. Он и говорил-то скучным, монотонным голосом без всякого всплеска.
        Хотя… Хотя иногда в голосе у него проскальзывала затаенная грусть, когда он перечислял достоинства своего фрегата: узловую скорость, парусное вооружение и суммарную мощность орудийных батарей: кормовой, двух бортовых и носовой дальнобойной пушки. Команда его состояла из пятнадцати скелетов, а ведь когда-то было тридцать два молодца! Но после известного события, - тут он смешался, - семнадцать матросов исчезли навсегда. Вместе с пассажиром.
        Какого события?! С каким пассажиром?!
        Он отрешенно ответил, что и сам не может раскрыть тайну. Она связана с каким-то преступлением… Эту так и нераскрытую тайну он, наверное, унесет в могилу, если вообще умрет и если примет его могила. И он и оставшиеся моряки обречены на бессмертие…
        Такого бессмертия я бы и даром не взял!
        Капитан продолжал бормотать:
        - А пассажир… Пассажир был сущим дьяволом. С тех пор, как… И нас осталось пятнадцать. А пассажир уплыл на своей шлюпке, хохоча над нами. С тех пор мы ничего не едим и не пьем… Над нами проклятье… Если мы поймем, кто этот пассажир и куда подевались семнадцать матросов, проклятье снимется. Мы тогда уйдем на вечный покой от вечных скитаний…
        В его сумбурном рассказе для меня стало что-то проясняться.
        - Где вы этого пассажира подцепили?
        - Мы подцепили его шлюпку в открытом море и подняли на борт… Говорил о кораблекрушении… Один только он спасся.
        Вот тебе и средневековый юмор. «Подцепили» - понимает буквально.
        - А что потом?
        - Потом мы сбились с курса. Сломался компас. Три месяца - полный штиль… Кончилась еда… Хорошо, что исчезли семнадцать матросов, всем бы еды не хватило…
        - Они исчезли до того, как кончилась еда, или после?
        - После, - сказал капитан.
        Тут в моем сознании вообще забрезжил рассвет. Правильно говорил великий Ломоносов:
«…и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать». Быстроту разума у меня не отнимешь. Надо было только удостовериться в своих догадках.
        - Сколько лет было тому пассажиру?
        - На вид все пятьдесят. Может, пятьдесят один…
        - Как он выглядел?
        - Лысый, хромой, угрюмый…
        - Но вы говорили, что он хохотал. До того, как исчезли семнадцать матросов, или после?
        - После, - повторил капитан.
        - А за что высадили пассажира вместе со шлюпкой опять в море?
        - Мы не могли выдержать его сатанинского хохота.
        - Сатанинского? - не поверил я своим ушам, мои догадки стремительно подтверждались. - Вы еще назвали его - сущим дьяволом?
        - Ну, да. Я и своих матросов по-всячески обзываю. Я…
        - И вы говорите, - непочтительно перебил я его, - что ваши мытарства начались после того, как взяли на борт пассажира: штиль, голод? После?..
        - После, - прозвучало в третий раз.
        - Ну, пусть эти семнадцать матросов умерли с голоду, погибли, исчезли, упали за борт, как я. Но ведь пятнадцать уцелело! Значит, вы что-то ели?!
        - Что-то… - провел капитан сухой рукой по неподвижным глазам.
        - Что???
        - Не помню… Он хохотал над нами. Сущий дьявол…
        - Да он же и был Дьяволом, кэп, - устало произнес я. - Самим Дьяволом. Без подделок. Лыс, хром, угрюм, сатанинский смех, - загибал я пальцы. - Он вам все это и устроил: и штиль, и голод.
        Глаза Летучего голландца впервые шевельнулись в пергаментных орбитах.
        - А где же те семнадцать?.. - тихо спросил он.
        - Вы уже сами поняли, капитан… Вы их съели. Поэтому вы и выжили - для этой, - повел я рукой вокруг, - жизни.
        С палубы послышался жуткий треск и грохот. В каюту влетел другой скелет, без сапог, зато в ветхой матросской шапочке, и заклацкал зубами над ухом капитана. Тот что-то приказал ему, и матрос заковылял прочь.
        - Упала грот-мачта, - за спокойствием капитана чувствовалось неизъяснимое волнение. - Корабль разрушается. Такого еще никогда не было, это добрый знак. Видимо, вы оказались правы, черт побери!
        - Только, пожалуйста, без чертей, - запротестовал я, выставив ладони вперед. Только их мне еще не хватало!
        - Это меня, верно, и подвело. Проклятая привычка к ругани! Обзываешь, кого попало, дьяволом, чертом, сатаной, не понимая, что, может, именно с кем-то из них и столкнула тебя судьба, - он как-то ожил, если можно применить к нему это слово.
        С палубы по-прежнему доносился зловещий треск.
        - Значит, дьявол все-таки существует… - пробормотал капитан. - Тогда, конечно, и Бог есть?..
        - Если уж есть Летучий голландец, то почему бы не быть и… - не договорил я. - Неверие вас и погубило, капитан.
        - Зато вера меня спасет. - Капитан торжественно встал.
        Я тоже встал. Треск и грохот за дверью каюты усилились, заколыхались ветхие бархатные драпировки. Больше всего на свете мне хотелось сейчас драпануть на палубу, схватить какую-нибудь надежную доску и кинуться в море, пока не поздно. Но это было бы не к лицу русскому моряку перед древним собратом - голландским моряком!
        - Да поможет нам Бог, - прошептал капитан. Я выжидающе смотрел на него.
        - Чего вы ждете? - вдруг резко спросил он.
        - Вашего приказания, капитан.
        - Сейчас…
        За дверью каюты наступило затишье, которое показалось мне зловещим.
        - Сколько ж мы плавали?.. Забыл спросить, какой сейчас век? - сказал капитан.
        - Двадцатый заканчивается…
        Он принял этот удар мужественно, пробормотав только, что с начала семнадцатого века довольно-таки немало воды утекло. И это, мол, лишнее подтверждение тому, что Высшие силы не выдуманы. Человек-де не может столько времени жить, и тем более - плавать.
        Общение со скелетами, очевидно, не напомнило ему о том, что Высшие силы не дремлют. За триста лет он попривык к своей команде, она «старилась» у него на глазах. Так и мы привыкаем к своему каждодневно умирающему в зеркале лицу.
        - Войны еще есть?.. Впрочем, видел во время скитаний, - отмахнулся он. - Выходит, дьявол все еще жив. А раз так, то сдержит свое слово. Когда он, хохоча и бешено работая веслами, кружил на прощание вокруг нашего обреченного корабля… Да, именно тогда он сказал, что у того, Кто раскроет нашу тайну, исполнятся три желания. Любые! Ну?
        Вновь донесся треск - на этот раз снизу, из трюма. Раздумывать было некогда, надо было спешить.
        - А вам я не могу ничего пожелать?
        - Нет, - сурово ответил Летучий голландец. Была - не была!
        - Первое - чтоб я благополучно попал на свое судно. Второе - чтоб там никто не знал или забыл, что я выпал за борт. Третье - чтоб я всегда сухим из воды выходил!
        И не успел я прикусить язык, вспомнив, что Летучий голландец все понимает буквально, как оказался на том же самом месте, откуда свалился в море, - на корме
«Богатыря».
        Стояла ночь, светила луна, мерцали звезды.
        Вставка поручня, с которой я выпал за борт, была на месте. Я даже подергал ее - держится крепко. Но на всякий случай отошел поближе к спасательному кругу.
        - Люблю я тихую украинскую ночь… - послышалось за моей спиной.
        Я обернулся:
        - Это ты?..
        Позади стоял, потягиваясь, боцман Нестерчук. В шлепанцах. Молодец!
        - Гоголь, - зевая, ответил Нестерчук. - Это Гоголь сказал.
        - Какая ж она украинская?
        - Теплая, - вздохнул он. - Тут тебя искали что-то, хотели спросить… Не помню.

«Вот и второе желание сбылось», - подумал я. И все-таки грызло сомнение, вдруг мне
«такое-этакое» только причудилось в эту тихую украинскую ночь.
        - А чего ты так вырядился? - внезапно уставился на меня боцман.
        Я недоуменно оглядел себя. Батюшки! Да я же еще на паруснике, по любезному предложению капитана, переоделся в сухое платье: на мне был залатанный камзол с рыжими медными пуговицами и штаны, с подвязками, до колен.
        Я промямлил что-то о репетиции корабельного драмкружка. Забыл переодеться, что - не бывает?
        - Бывает, - снова зевнул Нестерчук и ушел.
        Я поскорее разделся до трусов и швырнул одежку в океан. Антикварную одежду XVII века! Если б я ее, дурень, сохранил и в Большой театр предложил для оперы Вагнера
«Летучий голландец», наверняка бы вернул необходимую сумму для покупки навеки утраченных французских туфель, которые ко мне так и не вернулись.
        Откуда я знаю про Вагнера? Утром в «БСЭ», Большой Советской Энциклопедии, прочитал. Пошел в корабельную библиотеку и просветился. Ну, что там сказано?..
«Летучий голландец - легендарный образ капитана, обреченного вместе со своим кораблем вечно носиться по бурному морю, никогда не приставая к берегу…» Наизусть запомнил. Там еще говорится, что капитан был осужден (кем?..) за безбожие. Корни легенды восходят аж к XV веку, а в XVII веке летучими голландцами, мол, называли некоторых знаменитых голландских мореходов, пропавших без вести.
        В общем туманная информация. Да и что говорить? Сам капитан толком ничего не знал, пока я до истины не докопался и глаза ему не раскрыл. Что касается путаницы в веках: то XV, то XVII век - несущественно, в мире все повторяется. Ту же Америку, например, еще раньше Колумба, утверждают, открыл какой-то варяг-скандинав.
        Жаль, понятно, что я невольно поспособствовал кончине легендарного парусника - теперь его днем с огнем не найдешь, осиротели океаны. А капитана с командой не жаль? Три века мучались! И если б не я, конца бы их странствиям не видать.
        Я чувствую, вас томит любопытство, как там с третьим желанием. Я всерьез опасался: вздумаю искупаться, а потом пристанут с назойливыми вопросами, почему сухим из воды вышел. Пришлось тайную проверку устроить. Ан нет, все, как у людей, оказалось. Мокрый! Значит, Летучий голландец не таким уж был простаком и далеко не все понимал буквально.
        Думаете, почему мне всегда везет - в любой переделке?
        Вы, конечно, можете возразить: мне, мол, и раньше везло. Так ведь это давняя история. С нее, может быть, и следовало бы начать рассказ о всех моих похождениях. Но мне не до хронологии, я не летописец. Что вспомню, о том и говорю.
        И еще - когда меня бабушка в церкви крестила, то сказывала потом моей возмущенной маме-атеистке:
        - Бог не выдаст, свинья не съест.
        СТОЛОВАЯ НА МОХОВОЙ
        Человек еще мало себя знает. Вернее, совсем плохо знает. Поэтому и поражается чудесам так называемых экстрасенсов. Вернее, тех, кто себя за них выдает. Один англичанин Геллер якобы усилием воли часы Биг Бен на лондонской башне парламента остановил. И подтверждение тому имеется: он, дескать, давно какому-то приятелю в письме написал, что собирается это сделать. Правда, ни день ни год не уточнял. А когда часы вдруг стали - не вечные же они! - заявил: моя работа. Потом еще, выступая по телевизору, попросил всех зрителей взять старые, давно не идущие часы, завести их, а он скомандует, чтоб они шли. Ну, и, конечно же, из миллионов, казалось бы, сломанных часов и пошли тысячи. Так и должно быть - недаром же он говорил, чтобы их завели. А те, что на батарейках, ручаюсь, ни одна не заработала.
        У меня у самого как-то собралось штук пять молчащих механических часов, года три валялись без дела. Когда они, наконец, попались мне на глаза, я их завел, и пара из них бойко затикала. Причем без помощи Геллера, мы тогда о нем слыхом не слышали.
        Или вот наши медицинские кудесники, что лечат весь народ по телеку, а потом зачитывают письма и телеграммы о том, как они здорово помогли безнадежным больным. Стыдно смотреть - дурачат. Есть же закон больших чисел: из сотен тысяч больных каждый день - подчеркиваю, каждый день, а то и час! - десятки людей обязательно выздоравливают, лечились ли они, или нет. Но сотни же и умирают. Так было всегда, во все времена, когда еще и телевидения на свете не было. Врачи-кудесники заслугу в выздоровлении кого-то себе присваивают. А покойников на чей счет отнести?!
        Явное надувательство, да простят мне те, кто в это верит. Верьте себе на здоровье! Вера всегда помогает. Я хочу сказать о другом: в каждом из нас скрыты такие возможности совершать Удивительное, что мы даже и не подозреваем. К счастью или не к счастью, мы не можем произвольно - я, мол, так хочу! - использовать этот необыкновенный дар. Но иногда он вдруг так ярко проявляется, что мы потом сами диву даемся: неужели подобное возможно?..
        Однако для этого необходимы исключительные условия. Не только внешние обстоятельства - они тоже очень важны! - но, главное, и наше внутреннее состояние, особый настрой. Потому-то искренняя вера и творит подчас чудеса. Хотя история, о которой я расскажу, к проблеме веры не имеет отношения.
        В моем случае главную роль сыграли именно мой душевный настрой и внешние обстоятельства. И уж, скорее, я не верил, чем верил, в то, что могло произойти. Меня вдруг подхватило и понесло, когда как бы совпали и настроение, и погода, и само место, и… и… Всего не перечислишь.
        Лет пятнадцать назад, когда я еще жил и работал в Курске, то ездил, бывало, в Москву на субботу и воскресенье. Одна ночь поездом - и в столице. Собственно, я и жил-то каждые пять дней недели только для того, чтобы провести выходные в Москве. Ну, правильно. Конечно же, я ездил из-за девушки! А вы думали, в музей Революции?
        Поскольку я хорошо зарабатывал, как вы уже знаете, в фотоателье на кладбище, приятелей у меня в Москве была тьма. С ночлегом никаких проблем, никогда в гостинице не останавливался. Всегда временные друзья приютят, тем более я не избалованный, могу даже под кроватью спать или в передней на коврике с каким-нибудь Полканом в обнимку. Одно время с «бомжами» ночевал на чердаке, тогда их называли проще - бродягами. Почему не в гостинице?.. Время дорого. Пока устроишься, день пролетит. Да и на лапу давать не умею, с души воротит. Вдобавок у меня самого натура бродяжья.
        Так вот, с некоторых пор я стал завтракать, обедать и ужинать только в одном месте - в студенческой столовой на Моховой. Рядом с главным входом в старый университет, в правом крыле. Блеск - столовая! Дешево и вкусно кормили, а, может, моложе был - оттого и аппетит отменный. И пиво всегда в буфете было. Не какое-то простецкое «Жигулевское», а «Рижское», «Мартовское» и даже «Двойное золотое» - в коричневых и витых, как купола Василия Блаженного, бутылочках по 0,33 л. Сейчас названия этих марок пива звучат лишь погребальным звоном по былому.
        Почему я завтракал, обедал и ужинал именно там? Да уж не потому, что зациклился на дешевом трехразовом питании. Просто рассчитывал встретить… Ясно, кого. Однажды увидал ее, а подойти не осмелился. Так и не познакомился. Думал, снова застану там. Решил, что она в МГУ учится или работает где-то рядом.
        Попал я тогда в столовую на Моховой случайно. И не знал раньше, что в самом центре Москвы есть такое замечательное заведение. Пускали туда по студенческим билетам, если верить строгому объявлению за стеклом двери, но на деле пропуском служил лишь возраст приходящих. Молодой - значит, свой. Сейчас бы меня туда, наверное, не пустили. Шлагбаум возраста!
        Где-где?.. Неужели не знаете? Если идти со стороны улицы Горького… Дай Бог памяти! Университет начинается, боковое крыло выходит прямо на тротуар, а дальше тянется кованая ограда, за ней скверик, в глубине скверика - главное здание с белыми колоннами. Ну?.. Если свернуть за воротами в ограде вправо, там и вход в столовую.
        Закрою глаза: прохладное солнце, октябрь срывает и лепит желтые листья к ярко-желтому фасаду. И Она - в желтом же плаще, туго перехваченном в талии. Лет семнадцати - сероглазая, курносая, конопушки, косы, шарфик, пуговки, туфельки, - замри на месте. Я и замер, глядя сквозь решетку ограды, как она идет к двери столовой… Затем я очнулся, свернул в ворота и последовал за ней.
        Почему я оказался около старого МГУ? Просто бесцельно гулял по Москве.
        В столовой я машинально занял очередь за пивом в буфет. Она сидела одна, позади шумной компании студентов, у самой стены, перекинув свой плащ через спинку стула. Может, она кого-то ждала? Ведь это была столовая самообслуживания. Я глупо продвигался по очереди и никак не решался подойти к девушке. Мы встретились глазами, и я, как заколдованный, не смог отвести взгляда. Тогда она, забавно махнув косами, пересела ко мне спиной. Верно, ее смутила моя назойливость.
        Я так и не подошел. И у выхода ждать не стал. «В другой раз», - успокаивал сам себя, уходя прочь.
        Вот ведь, и женат, и двое детей, а до сих пор забыть не могу. И не хочу. Не желаю. Столовая на Моховой стала для меня как бы символом моей юности. Точнее, молодости: ни моей, ни твоей, ни его - ничьей. Просто молодости. Словно она осталась только там - с белозубыми улыбками, смехом без причины, спорами, хохмами, зверским аппетитом. Почему - там?.. На Моховой все мы были молоды, до единого, а в обычной жизни все возрасты вперемежку; Мне возразят: а школа, а институт или техникум?.. Отвечу: у вас, что ли, школа вызывает такое чувство? Школа - это обязаловка. Ну, а в институте я не учился, техникум окончил заочно, а про службу на флоте лучше не говорить. Так что моя молодость осталась в той студенческой столовке. Студентом не был, но с барского стола ел.
        Я ходил в ту столовую на Моховой, оцените мое упорство, чуть ли не целый год, каждую субботу. По воскресеньям она не работала. Понятно, я заходил туда уже не три раза в день, но хоть разок улучал забежать. Но моей незнакомки, увы, и след простыл.
        Мы еще вернемся к этому «следу». Я над всем этим долго думал. Трудно выразить подсознательное, потому что для определения того, что мы только нащупываем, нет еще слов…
        Девушка больше не появлялась. Может, она приходила в другое время? Так ведь и я целый год заходил в разное время, то утром, то днем, то к вечеру. Наши пути обязательно бы пересеклись. Оставалось лишь сделать вывод: она, как и я, приезжая. Она тогда была без подруг, одна, - значит, не университетская. Хорошо одета, так сказать, во всем выходном; студенты выглядят попроще. Да и москвичи обычно не обедают в столовках, они на маминых харчах.
        Нет, явно приезжая. Взгляните как-нибудь на провинциальных девушек, когда они, цокая копытцами, выходят на перрон из поездов дальнего следования. Словно на танцы нарядились. Приезжих девушек в Москве отличить легко: либо с иголочки одеты, либо - как беженцы. Ну, тут еще зависит, откуда приехала, из города или деревни, большого города или маленького, столичного - все-таки у нас пока пятнадцать республик - или рядового. Я говорю только о девушках. Москвичек - тех другое отличает. Какой бы модницей она ни была, но обязательно небольшой штрих выдаст ее с головой. Либо сумочка потертая, либо каблучки поцарапанные, либо на драгоценной дубленке разошедшийся шовчик самодельно зашит нитками. Москвички - у себя дома, а дома мелочами пренебрегают. По тому же принципу легко отличить наших от местных и за границей - там сами москвички становятся как бы приехавшими из провинции в столицу: все на них безупречно.
        Почему меня занимают эти мелочи… Для меня они не были мелочами. От этого зависело - ходить ли по-прежнему в столовую на Моховой, или, может быть, шататься по всем московским вокзалам, надеясь на авось. Помните старый фильм «Девушка без адреса»? Там артист Рыбников высчитывал, сколько лет понадобится, чтобы обойти все московские квартиры подряд в поисках незнакомки. Мне и это не светило, в таком случае мне надо было бы обойти подряд все квартиры всей страны.
        Через год я рассуждал так: что мы имеем? Определенно, она не студентка МГУ. Если б не в столовой, то в скверике перед университетом я б ее обязательно встретил. Со мною уже начали здороваться, настолько я примелькался. Девяносто девять процентов против одного, что она и не москвичка. Как я уже говорил, москвички по случайным столовым не ходят. Вот оно - «случайным»! Куда и откуда она могла идти по Моховой? . Из «Националя»? Отпадает. В Библиотеку имени Ленина? Глупо, туда с утра ходят, а не в обед. И потом, там - впритык, как говорится, одноименное метро, проще на нем добраться. В соседнее университету здание - в «Приемную Верховного Совета» с какой-нибудь жалобой мамы-папы? От метро у библиотеки и туда тоже ближе. А вдруг не в «Приемную…», а из «Приемной…», скажем, в сторону улицы Горького?.. Нет, с жалобами ходят, чтобы разжалобить, и одеваются победнее, а не как в театр. Уж родители бы проследили, продумали все детально. Когда у меня отчим в тюрьму сел, я в ту «Приемную…» не то чтобы в бабкиных галошах на босу ногу ходил, но и не в хрустальных туфлях.
        Я сказал: не в театр. Так, театры, концерты, выставки… Прямое попадание - Манеж! Стоит наискосок от столовой. Как сказал бы кретин полковник Шнейдер из бессмертного «Швейка» (недавно, наконец, прочитал): Центральный выставочный зал потому и называется выставочным, что в нем проводятся выставки. Выставки, а не спортивные лотереи, дубина!
        Ну и что теперь мы имеем?.. Она побывала на выставке, увидела столовую напротив и зашла. Итак, искомый центр найден. Москвичка не москвичка, а все они на выставки ходят. Побывала на одной, придет на другую, на третью… По вокзалам мне бродить не надо, уже легче.
        Теперь вероятность встречи была больше, можно было даже высчитать. Достаточно одной знаменитой выставки, и действовать в первое же воскресенье. Прийти загодя к открытию кассы и инспектировать очередь с утра до вечера. Проще пареного. Пара пустяков.
        Это сейчас кажется, что пара пустяков. А я до этого год своим умом доходил.
        Все равно ничего не вышло…
        Так продолжалось еще с год. Я изучил - снаружи! - все выставки, какие были, начиная со всесоюзной живописи и кончая художниками Подмосковья. А на выставке чешского стекла даже побывал, но дальше чешского бара, сразу за входом на втором этаже, не пошел - выдохся, мотаясь по очереди на площади. Стекло, правда, впечатляет, там подавали крепкие коктейли в небольших разноцветных рюмках и слабые пунши в высоких красивых фужерах. Я того и другого из любопытства, с горя, испробовал изрядно. Чех-официант даже заинтересовался мной: сколько ж в меня может влезть, - он, мол, готов угощать за свой счет. После восьми крепких он передумал и поспешно со мной распрощался. «Приходите еще», - приглашал он, явно кривя душой. Я был трезв, как стеклышко. Не брало.
        С тех пор прошло пятнадцать лет. Женился, жил в Москве, дети росли… И вот однажды днем, в октябре, случайно оказался у входа в Манеж. Было воскресенье, ходил к приятелю художнику в мастерскую на Калининском, не застал, захотелось побродить по старой Москве.
        Стоял я у Манежа и смотрел на университетский скверик, на вход в столовую… Я стоял на теневой, холодной стороне и ощущение зябкости усиливалось, оттого что там, напротив, все заливало солнцем… Срывались желтые листья и лепились к желтому фасаду… Доносились молодые голоса, смех…
        И все прошлое вдруг вновь возникло во мне. У меня было такое состояние, что вот сейчас, сейчас, сейчас… Я качнулся. За кованой оградой мелькнул желтый девичий плащ… И я побежал.
        Желтый плащ скрылся в столовой. Я влетел туда, бабка не остановила меня на входе.
        Все вспоминается как-то отрывисто…
        Она!.. Плащ переброшен через спинку стула.
        Я!.. В короткой куртке нараспашку.
        Мы!.. Умоляю: «Дайте мне свой телефон!»
        Она!.. Растерянно моргает, даже оглядывается. И вот, держа тонкими пальцами шариковую ручку в отставленной руке, пишет цифры на непослушной салфетке.
        Я! - Замечаю, что номер семизначный. Московский.
        Она! - «Оля».
        Я! - «Валерий! Валерий!» - как глухой. Мы! - «Очень приятно… Очень приятно…» Кто-то! - «Эй, в курточке, - кричат от буфета. - Твоя очередь!»
        Расталкивая всех, зачем-то кидаюсь туда, за что-то плачу, оглядываюсь.
        Она, не вставая, высоко поднимает руку, то ли приглашает меня за свой столик, то ли прощается со мной, но не насовсем, а до новой встречи, что ли…
        Что она хотела сказать этим жестом?
        Почему я иду к выходу? В треснувшем стекле внутренней двери отражается мое молодое щенячье лицо с моими первыми, модными еще когда-то, усиками шнурочком.
        Все обрывается.

…Я стоял у входа в столовую, в своем длинном сером плаще, и глядел на телефонный номер на салфетке. - Батя, где брали?
        Спрашивает баском юный студентик, спрашивает у меня. Я перевел взгляд на другую руку. В ней - выкрутасного вида бутылочка «Двойного золотого».
        - Это пиво, да? Где брали? Здесь? - начинал сердиться студентик.
        - Такое давно не выпускают, внучек, - придя в себя, ответил я с высоты своего
35-летнего возраста.
        Я присел на скамейку. Все вокруг, казалось, было по-прежнему, но чувствовалось, что все не так, как несколько минут назад. Я откупорил бутылку и медленно вылил пиво на газон. Словно боялся, что, ощутив «Двойное золотое» на губах, вдруг снова вернусь в прошлое.
        Затем скомкал салфетку и бросил в зеленую урну.
        - Если бы ты так упорно не искал ее целых два года, - кашлянув, сказал толстяк Федор, - вы бы не встретились, да?..
        - И если б не был октябрь и если бы мне не было зябко в тени от одного лишь вида, что на той стороне солнце… - задумчиво пробормотал Ураганов.
        - Напрасно не позвонил, - покачал головой кучерявый детина Глеб. - Иные женщины и в тридцать с лишним не слабо смотрятся.
        Валерий ничего не ответил. По-моему, он досадовал на свою болтливость.
        - А может, она в самой столовой работала… - внезапно сам себе тихо сказал он.
        Ураганов продолжал свои поиски.
        МЫСЛИ - НА РАССТОЯНИЕ
        Лежал я как-то в больнице… Не буду называть, в какой. А то потом прочитают и еще обидятся. Вон показывали по телевидению, как даже Председатель Совета Министров на одного депутата обиделся. А что тот сказал? Да ничего такого, причем корректно и лишь слегка не взвешенно. Медики же - исключительно обидчивый народ. Особенно им не нравится, что смертность у нас на высоком уровне. Ладно, на высоком, многие народы мы тут опередили, - соглашаются медики, - но зачем раскрывать? Чего ж вы еще, мол, хотите при бесплатном лечении?!
        Это ведь у нас родилась пословица: чтобы лечиться, надо иметь хорошее здоровье. Ну, в нашей-то палате подобрались люди не безнадежные, крепкие, включая и одного старикана. С виду гриб-мухомор, а на самом деле жилистый, как телефонный кабель в свинцовой оболочке, - по сто раз может от пола руками отжаться. Но пока не хочет.
«Пока, - говорит, - гланды не удалят». У нас все на удаление гланд лежали. Я тоже решил от них избавиться, ангины вдруг от сырой работы измучали. Корабельный врач Гайдукевич так и заявил: не вырежешь, ревмокардит схлопочешь, а тогда прости-прощай водолазная служба!
        Нетушки, дураков нет любимое дело зазря терять.
        Компания у нас собралась небольшая - четверо: тот гриб-мухомор, один спившийся ханыга, студент-физик и я, конечно. Сами знаете, в больнице о чем только не травят со скуки. Особенно воображение больных занимает, понятно, медицинская тема: кто лечит, что, где и за сколько. А уж если спор зайдет, крик как на толкучке.
        Переплюнул всех гриб-мухомор, он одному знахарю за удаление гланд нехирургическим путем, по таиландскому методу, кругленькую сумму отвалил, а потом целый год, разинув рот, в зеркало смотрел: исчезают ли?.. Так и остался при своих, разиня. А того знахаря за другие дела уже посадить успели.
        Ну, Бог с ними, с болезнями! Другим, более интересным занятием у больных были рассказы про удивительные случаи, приключившиеся с ними ли самими, или с их знакомыми, или услышанные в долгой электричке, на рыбалке, на пьянках…
        Гриб-мухомор, тот «оченно» (его словечко) любил заправлять о потусторонних силах. Сам он был родом из Полесья и, если верить его словам, то еще с пеленок водил дружбу с ведьмами, лешими, домовыми. И даже с вурдалаками - те шастали челноком из-за кордона. Русского языка они не знали, объяснялись почему-то знаками. Вся эта нечисть вечно обманывала, надувала, обмишуривала и оставляла на бобах нашего старикана в любом его возрасте. Судя по разорительному знакомству с недавним знахарем, этому можно поверить.
        Я соседей не обижал, у меня-то есть что порассказать, больше слушал.
        Ну, студент-физик, сопляк еще, в основном на научное нажимал: какие необыкновенные открытия он сделал, делает и сделает. Формулами сыпал, миражи расцвечивал, туманы напускал. Хвастался, что в Штаты его по студобмену посылают учиться - сами американцы, дескать, прослышав о его научных заслугах, приглашают поработать в области радиоастрономии, чтобы побыстрее нащупать во Вселенной голоса внеземных цивилизаций.
        - Во-во, - хмыкал ханыга, - я и без всякой твоей астрономии такие голоса с похмелья слышу, что и не выключишь - подлые!
        До того его студент своей похвальбой распалил, что ханыга однажды не выдержал и вскинулся на кровати:
        - Нет, не могу больше молчать! Слушайте, раз такие умные… Сам я сварщик высшего разряда, до сих пор в тресте помнят, каким замечательным специалистом я был. Но после смерти жены стал зашибать и пошел себе под уклон. Наутро руки трясутся, не могу ровный шов положить. Уволился… А как уволился, так и давай отовсюду увольняться, где б ни устроился, пока не докатился до грузчика в винном магазине, там и сейчас трублю. В больницы не раз попадал, понаоткрывали во мне кучу болезней, но главное, что обнаружили во мне в одной из больниц, это…
        Он замолчал, а потом снова решился.
        - Ну, так слушайте! - повторил он. - Небось не выдадите, да и дело это прошлое, не посадят за разглашение, - туманно успокаивал он сам себя.
        - Времена не те, - поддакнул я.
        - Во-во! - расхрабрился он. - Нынче закрытых тем нету. Вовсю копают. Глядишь, и меня раскопают.
        - На кладбище, - хихикнул гриб-мухомор.
        - Тебя быстрее зароют!
        - Еще чего! - обиделся старикан. - Да я вам всем назло еще больше от пола отжиматься буду, я вас всех переживу!
        - Живи-живи, дедуля, - успокоил его я.
        - Живи и давай жить другим, - внушительно произнес бывший сварщик. - Вари шов вкрутую, как яйцо, и заваривай крепко, как чай.
        - А ты мой чай пил? - вновь оскорбился гриб-мухомор. - Я всегда крепко завариваю, аж сердце у бабки колотится.
        Еле мы их примирили. И ханыга, поломавшись для виду, продолжил свой рассказ.
        Значит, так. Одно время он совсем не работал - злостно тунеядствовал. Гулял вовсю, жил, как хотел, пока все нажитое не спустил. С новоселья и началось. Выселили его из комнаты в старом доме под снос на Каляевской и дали отдельную малогабаритку в Теплом Стане, зато без телефона. И даже автоматов на улицах нет - во всем микрорайоне. Ждите, говорят. Всех дружков-соседей тоже расселили по разным бестелефонным районам. А по утрам голова трещит, хорошо бы с корешками созвониться, встретиться в родных краях на Каляевской, скинуться, достать чего-нибудь, дернуть и потрепаться всласть. А как тут дашь им знать?..
        И однажды, с утра пораньше, стал он их мысленно созывать: «Колька, Сашка, давай встретимся сегодня в девять у нашей пивнушки на Каляевской!» Ну, в той самой, знаете, что почти на углу Каляевской и Садового была? Тоже вскоре снесли.
        И что же? Оба дружка еще раньше него пришли к пивной и чин чинарем заняли очередь перед открытием. Обрадовались, друг дружку по плечу хлопают! Вот так нечаянная встреча!..
        Наш сварщик, разумеется, и думать забыл, что на встречу их «вызывал». Мало ли чего человек сдуру пожелает, а затем вдруг - нате вам - и сбывается. У кого такое не бывало?..
        Повеселились на славу. Не помнит, как домой вернулся. И на утро запамятовал: где же они сегодня встречу намечали и во сколько. Но человеческая память особо устроена: можешь с ходу забыть, что вчера вечером было, зато отлично помнишь то, чему лет двадцать прошло. Сварщик неожиданно припомнил, что вчера утром он им, так сказать, мысленным телеграфом сообщил - когда и где встретиться. А что если та встреча вышла вовсе не случайной! Может, опять попробовать?..
        На сей раз он «назначил» дружкам явку в отдаленном, малоупотребляемом объекте, в так называемых «Рогах и клыках». В этой, тоже стоячей, пивнушке, возле метро
«Новокузнецкая», где на стенах висели оленьи рога и кабанья голова с желтыми от никотина клыками.
        И будьте любезны! Оба дружка, Колька и Сашка, поджидали его в «условленном» месте в «назначенный» час. Он осторожненько повыпытывал у них: может, и впрямь они здесь встретиться договаривались? Ведь мысль о «Рогах и клыках» возникла у него неспроста: сам себя проверял. Но дружки ответственно заявили, что на сегодня они вообще не договаривались о встрече.
        - Так чего ж вы пришли сюда? - вскричал он.
        - Да я подумал… - замялся Сашка.
        - Я тоже, - кивнул Колька, - подумал.
        - Что подумали? - настаивал сварщик.
        - Что хорошо бы здесь… Тут пиво не балованное! - сказали дружки.
        Слово за слово, и сварщик таки выяснил, что примерно часиков в семь утра каждый из них получил от него «сигнал не сигнал», а как бы весточку в мозгу: давай, мол, во столько-то встретимся там-то. Они еще удивились, что в «Рогах и клыках», да они тут вечность не были - месяца два. Каляевская-то привычней.
        Потом сварщик не раз свою неожиданную способность проверял, пока не привык. Дружки всегда являлись вовремя, куда он хотел. Никто никогда не опаздывал, это тебе не на работу.
        Через месяц загула попал сварщик в психиатричку. Ну, порядки там, известно, тюремные. И тоже телефона нет. Зато психиатров, как милиции в Кремле.
        Попался сварщику молодой врач. Как сейчас помнит, Геннадий Васильевич. Он диссертацию готовил и поэтому любил с пациентами по душам поговорить.
        - Нет, ты выложи мне самое потаенное, - требовал он. - Ты мне наизнанку вывернись. Душу свою покажи. Все, что от нее осталось!
        Устал он вскоре от мрачной души сварщика и сказал:
        - Ну, хорошо. Подлечим мы тебя, выпишем. Как жить станешь? Будешь ли жить по-новому?
        Сварщик горячо заверил его, что жить по-новому будет, что станет теперь своих дружков, Сашку и Кольку, мысленно вызывать не в пивную, а в театры, в кинотеатры…
        - В Театр-студию на досках, - вспомнил он рекламу.
        - Почему - на досках? - механически спросил Геннадий Васильевич, хотя задумался совсем о другом.
        - На деревянном полу, значит. Не на мраморном, - нашелся сварщик.
        - Вот вы сказали, что будете мысленно, - подчеркнул врач, - дружков вызывать… Расскажите поподробней.
        Сварщик и рассказал. Так, мол, и так. Все начистоту выложил.
        - Выходит, вы можете мысли на расстояние передавать? Я вас правильно понял?
        - Поняли правильно, - четко, по-космонавтски ответил сварщик. - Слышу вас хорошо.
        - Чего-чего?
        - Это я так, - смутился он.
        Если бы сварщик угодил на опытного врача, ничем бы дело не кончилось. Но молодой Геннадий Васильевич вдруг горячо заинтересовался и решил устроить проверку. Он потребовал назначить дружкам встречу на завтра в десять у пивного бара в Новогиреево, где жил сам и где ни сварщик, ни Сашка с Колькой, по клятвенному заверению пациента, никогда не бывали.
        - А вот в люберецком баре мы были, - оживился сварщик. - Про люберов слышали?.. Приносит нам официант литровые длинные кружки. Я из таких никогда раньше не пил! Сидим, пьем. А официант опять к нам: чего, кричит, из кувшинов хлещите? Трудно дождаться, пока стаканы принесу!
        Геннадий Васильевич его прервал:
        - Так ты назначишь им встречу, как я велел?
        - А вы отпустите меня туда на часок, а?
        - Отпущу, отпущу. Ну?
        Сварщик наморщил лоб.
        - Ну? - нетерпеливо повторил врач.
        - А! - отмахнулся сварщик. - Каждому сообщил по отдельности, - и загадочно пояснил: - Думать - не трудно. Трудно - не думать.
        Врач попросил его описать внешность дружков, Сашки с Колькой, и, грубо нарушив обещание, временно посадил своего подопечного в изолятор для чистоты эксперимента: чтоб наш мыслитель никоим образом не мог передать на волю сообщение.
        Геннадий Васильевич, вероятно, рассуждал так: хотя телефонов у дружков, возможно, и нет, но адреса обязательно есть. Вдруг подопытный накатает им письмецо и кинет в окно любому прохожему. Впрочем, на окнах - железные сетки, да и конверт нужен. Но сварщик может его у кого-нибудь выпросить и даже передать письмо с кем-то из служащих. Однако, это запрещено. А если кто-то нарушит?.. Или пациент вдруг прокричит сообщение сквозь сетку за форточкой кому-нибудь на улице, чтобы передали дальше по телефону, если тот все-таки есть, или по адресу. А вот в изоляторе он ничего этого сделать не сможет! - так, наверное, успокаивал себя врач, досадуя на то, что отправил спокойного больного в «камеру» для буйных. Ведь Геннадий Васильевич, судя по рассказу сварщика, был мягкий, добрый человек.
        Стоит ли говорить о том, что на следующий день врач легко нашел по приметам дружков пациента у пивного бара в Новогирееве. Пришлось даже передать привет от сварщика. Они, конечно, рвались навестить его, но врач строго предупредил о запрете свиданий и наотрез отказался передать гостинец. Известно, какой.
        - Когда его ждать? - спросил Сашка.
        - Скоро выйдет.
        - А точнее? - крикнул вдогонку грубый Колька.
        - Он сообщит, - машинально откликнулся врач.
        Из того изолятора он освободил сварщика тут же, как вернулся. Передал приветы, выслушал восторженное: «А вы не верили!», и надолго задумался. Действительно, все сошлось. Никакого сговора не было и не могло быть. Точку и время встречи выбрал он сам. Так что и речи нет о том, что именно новогиреевский пивбар - излюбленное место, где дружки сварщика гужуются постоянно, изо дня в день.
        Что делать? Открытие важнейшее! Способности выдающиеся! Но ни к теме диссертации, ни вообще к медицине никаким боком этого сварщика приставить невозможно. Разве что нейрохирургия могла бы заняться им, да и то после смерти, чтобы покопаться в мозгу и проследить, как там соединяются цепи нейронов. (Ураганов признался, что иногда почитывает журнал «Здоровье», который выписывает жена напополам с подругой.) Можно, конечно, использовать этот неожиданный талант в цирке, в военной области… Стоп!
        Геннадий Васильевич подумал, да и брякнул военным. Его внимательно выслушали, попросили написать обо всем в трех экземплярах и хранить молчание. Он сделал, о чем просили. Написал. Хранил.
        Военные молчали с неделю. А потом разом нагрянули, как обвал, и куда-то увезли мыслителя. Видать, врач хранил молчание плохо, иначе откуда сварщик знает, что тот делал.
        Сварщика увезли в… Он три подписки дал о секретности. Первая - что не запомнил то место, куда его привезли с завязанными глазами. Вторая - что не «выдаст» званий и должностей тех людей в штатском, которые с ним проводили эксперименты. И третья - что он забыл название того океана, который ему указали на карте (заграничный океан, не наш!), чтобы он мысленно послал сообщение на подводную лодку. Тут одной подпиской о неразглашении никак не обойтись.
        Но еще, до того сообщения на подлодку, немало погоняли дружков, Сашку с Колькой, по всей Москве. По всем пивным залам. Единственной наградой, которую они себе выговорили, было право проходить без очереди: об этом позаботились.
        А вот когда дело дошло до подводной лодки, и вышла осечка. Напрасно показывали сварщику точку в океане, фотографии самой субмарины и того человека на ней, которому надо мысленно передать хотя бы пару теплых слов.
        Мыслитель морщил лоб и никак не мог уразуметь:
        - Куда же я его вызову?.. И как он пойдет затем пиво пить?
        Наконец, самый дошлый эксперт усек суть проблемы.
        - Передайте ему: пусть держит курс на Владик. Владивосток, - уточнил он. - И пусть ждет вас в субботу в девять у пивбара «Якорь». Мы вас туда доставим самолетом.
        - Я мигом, - воспрянул духом мыслитель. Неизвестно, что подумал капитан, или кто-то там, на подлодке, получив такое сообщение от московского «дружка». Известно только, что все-таки получил. Эксперты ликовали!
        Но тот же самый дошлый охладил страсти.
        - Бесполезный дар. Его можно использовать только тогда, когда корабль надо направить к берегу - и то лишь к какому-нибудь населенному пункту. Верно говорю? - взглянул он на мыслителя.
        - Верно. Разве ж это мысля? Где в открытом море чего купишь?.. - беспомощно развел тот руками.
        А ведь интересная затем появилась идея: тем, кто принимает мыслеграмму, отсекать всякие «пивные бары» и «винные магазины», оставляя лишь координаты и срок выполнения приказа. Но если не было реальной возможности удовлетворить желание самого мыслителя - выпить или похмелиться, - то у него ничего не получалось. Мозг сам по себе бастовал и не отправлял нужную мыслеграмму. Не уверишь же, что в искомой точке системы координат будет ждать шлюпка либо корабль с горячительными напитками и что вдобавок туда непременно подбросят и его самого.
        И Геннадий Васильевич, и другие экспериментаторы поначалу забыли о том, что всякий раз, назначая встречу с дружками или с тем же «капитаном» подлодки, они обманывали доверчивого мыслителя, обещая отпустить либо доставить его на место хотя бы на часок.
        Помучались еще и еще, а потом махнули рукой. Перевели в госпиталь, затем и совсем отпустили домой со странной медицинской справкой для представления в райполиклинику: «Дана такому-то. Состояние его здоровья не вызывает сомнений». Видимо, хотели написать: «опасений».
        Он действительно крепко подлечился и с полгода не пил. А затем начал по-новой. Вернулся «на круги своя».

… - А в той больнице, где я лежал, - продолжил Ураганов, - ему гланды так и не вырезали. Выгнали за нарушение режима: ночью он у дежурной сестры пять пузырьков корвалола увел и вылакал - на спирту же лекарство!
        Живет, наверное, по-прежнему и по утрам рассылает дружкам-приятелям мыслеграммы: жду там-то во столько-то, приходите. Если только телефон не поставили.
        Судьба самородка на Руси…
        - Какие способности! - закончил Ураганов. - И какие мысли.
        Кстати, Ураганову самому пришлось проверить на себе этот необыкновенный дар. Как-то утром он получил мыслеграмму. И из любопытства поехал туда, куда позвали. В наш «Сайгон», возле «Можайских бань».
        Там его, ухмыляясь, ожидал мыслитель с дружками:
        - А ты не верил?!
        С гландами у него был полный порядок. Все прошло само собой. Вовремя из больницы выгнали.
        РАСПУТАВШИЕСЯ ПУТАНКИ
        Иногда простейшая математика может творить чудеса.
        Давайте поспорим о нравственности. Я имею в виду не идеалы, не культуру поведения и даже не отношение к делу, а только секс. Может ли юная девушка продавать свое тело за деньги? Вернее, имеет ли она право, если это, конечно, ее тело, а не соседки по парте? Да-да, я говорю о школьницах. Для испытанных моралистов готов (я-то готов, а готова ли жизнь?) сделать исключение: пусть предметом нашего спора станут исключительно старшеклассницы. Выпускницы. А не какие-то там соплячки.
        Мое мнение: девушка может продаваться за деньги! Но…
        Сначала послушайте одну не очень давнюю нравоучительную историю. Возможно, любой случай в своей сути нравоучителен, так этот - особенно. Здесь мораль прямо прет наружу, как нынешняя акселератская девичья грудь из тесного лифчика конотопского производства, сшитого из сэкономленных остатков мешковины. Французский попробуй купи! Даже венгерский может ухватить лишь невеста по специальному приглашению в магазине «Гименей» для молодоженов после подачи заявления о браке в районный загс. Правда, всякие мазилки для макияжа теперь можно свободно купить. А сколько они стоят? Больше сотни! И вообще, чтоб прилично одеться современной девушке с головы до ног одноразово, включая шапку и пальто, потребуется не менее десяти тысяч рублей. И то, если ужаться и иметь блат. А это средняя зарплата далеко не всякой молодой женщины за два года, без вычетов, разных взносов и обязательного гриппа - раз в год все болеют, - а по бюллетеню молодым, известно, платят меньше.
        История самая обыкновенная. В одной московской средней школе вдруг появились путанки. Для тех, кто не знает, - от слова «путаться». То есть появились не вдруг. По-моему, они были всегда. Но не столь массово. А тут прямо чуть ли не батальон в сапогах. Повальное явление. Валялись с кем попало из-за жалких заграничных презентов в виде пары пачек «Мальборо», зажигалки, модного беретика или еще какой-нибудь чепухи вроде фирменной аудиокассеты со шлягерами.
        Дело в том, что напротив школы, за пустырем, было общежитие для иностранных студентов всех континентов, вероисповеданий и рас.
        На том, заросшем кустами пустыре, как стемнеет, и начиналась бойкая купля-продажа, так сказать, натуральный обмен: ты мне, я тебе.
        Когда я об этом случайно узнал, спать не мог. Кровь во мне кипела. От возмущения. Нет, думаю, придется заняться проблемой вплотную. Тем более меня записали в народную дружину. Патрулировать, бороться, воспитывать. Ну, думаю, покажу я вам красивую жизнь!
        Не тут-то было. С иностранцами свяжешься, тебе же боком выходит. Скандалы, жалобы, протесты!.. Да и с девицами легкого поведения нелегко: одного только визгу до небес, до далекой Полярной звезды, а уж царапаются, как… Как макаки. Домой жене потом лучше не показывайся. А уж если на какой-нибудь где-нибудь чего-нибудь вдруг нечаянно порвешь, под статью залететь можно. Ну, как тут кого-то задержать, чтобы что-то не треснуло. Они ж, старшеклассницы, вырываются прямо с дьявольской силой. Бычьей!.. А тихонькие, они тоже опасные. Доставил как-то одну преспокойненько в отделение, она и заявляет, что я пытался ее насиловать. Еле разобрались, а то бы… Оказывается, она имела в виду: применил насилие при задержании. Небось по литературе пятерку имеет, судя по очкам, а русского языка не знает. Трудный, ограниченный контингент!..
        Я и беседы проводил с ними на месте. Не действует, только хихикают. А иные своих подружек, тех, кто поздоровей, прямо-таки на меня натравливают:
        - Галка! Мэри! Дай ему разок!
        Сначала я думал, что физической расправой угрожают, а потом, когда дошло, со стыда готов был провалиться.
        - Я вместо того чтобы сейчас дома с женой спать, - говорю, - за вами по кустам гоняюсь!
        А они:
        - Можешь и здесь спать. - Опять хихикают. - С нами. Только не спать, а пере!..
        Смелые они в темноте-то своей.
        А негров - тех во тьме вообще не застукать. Думаешь, вот он, а это бревно. Считаешь, бревно, а это он. Сплошные джунгли!
        И на дом к иным девицам ходил. Либо мать - разведенная пьянь, либо отец - вдовый алкаш. Либо оба - трезвые, а дурные, не верят, да еще в суд грозятся подать за клевету! А лучше бы задрали дочке юбчонку - она впопыхах домой в мужских плавках пришла. В импортных. Или в новых колготках, а уходила гулять в штопаных чулках.
        Как школьниц спасти? Можно, конечно, как у Льва Толстого. Кажется, в «Воскресении» (видели фильм?) какой-то князь решил жениться на когда-то соблазненной им девушке, которая потом пошла под уклон кривыми путями по скользкой дорожке, и вывести ее на единственно правильный путь. Можно подобрать энтузиастов для этого, есть еще у нас душевно чистые парни, готовые временно пострадать. Ведь даже из закоренелых проституток, судя по литературе, получаются самые верные любящие жены, потому что уже нагулялись и сыты по горло прежней неправедной жизнью. Толстовский князь, конечно, нам не указ, это по его вине девушка пустилась во все тяжкие. Но идея все-таки заманчивая. Хотя и нереальная. Тут надо самому первым подать пример, а я, увы, женат. И потом, душевно чистым парням на того князя не сошлешься. Они могут возразить: не мы, мол, их до этого довели, не нам их и спасать. Они правы и не правы. Ведь если б они спасли хоть тех, которых сами наверняка довели до подобной жизни, процент так называемых «жриц любви» резко бы упал по всей необъятной стране.
        Но чего за всю страну говорить, надо пусть на своем, маленьком еще участке навести порядок - тут надо конкретным школьницам помочь.
        Ну, можно, конечно, провести в школе пионерский… Тьфу, комсомольский сбор вкупе с правоохранительными органами и врачами-венерологами, показать спидовские слайды через проектор на стене. Да только подействует ли? Каждая ведь думает: только не я, а я, мол, везучая!
        И неожиданно пришла мне в голову мысль. Бесподобная, честно. Поделился я своим замыслом с Любовью Петровной, она заведовала детской комнатой милиции.
        Любовь Петровна, сама бывшая путанка, одобрила мой план. Разослали самым отпетым девицам приглашения - приходите, мол, пожалуйста, на лекцию с показом эротического видеофильма «Греческая смоковница». Я даже свой плэйер и кассету принес, а телевизор в милиции имелся - в конференц-зале.
        Все пришли. Некоторые даже подруг привели.
        - Почему бы не посмотреть на халяву? - щебечут. Пташки ясноглазые.
        Хорошо, что там, в зале, школьная доска была. И мел.
        - Здравствуйте, девочки! - поздоровался я.
        - Приве-е-ет! - прокатилось по рядам.
        На первом, как на подбор, самые фасонистые сидят, все в мини, все нога на ногу - в одну, левую сторону, у всех голая полоска выше чулок сверкает. Спасибо еще не курят. В милиции стесняются.
        Пишу мелом на доске:
        1 ? 6,40 =
        - Сколько? - спрашиваю.
        - Шесть сорок! - кричат.
        - Правильно.
        Пишу ответ:
        1 ? 6,40 = 6,40.
        Продолжаю столбиком:
        50 ? 6,40 =
        - Сколько теперь?
        Отвечают не сразу, кумекают:
        - Триста двадцать.
        Так, дописываю:
        50 ? 6,40 = 320.
        Снова:
        100 ? 6,40 =
        Сразу хором в ответ:
        - Шестьсот сорок!
        Оживились. Интересно же. Теперь пишу справа столбец:
        1 ? 20 =
        - Двадцать! - вопят. Затем новый пример:
        50 ? 20 =
        - Тысяча! - Да дружно как - завелись. Потом пишу:
        100 ? 20 =
        - Две тысячи! - орут. Первый ряд от возбуждения разом слева направо ногу на ногу перекинул.
        На всеобщий ор даже начальник милиции прибежал. Увидал, что математические примеры решаем, одобрительно кивнул:
        - Продолжайте. - А сам остался, сел у стеночки рядом с Любовью Петровной.
        - Что мы видим в левом столбце? Молчание.
        - Цифирки, - пропищал кто-то. Все прыснули со смеху.
        - Я моряк загранплавания, - заявил я. - Можете мне верить. Цены на мировом рынке знаю.
        Все заинтересованно притихли. Лишь одна вылезла с репликой:
        - А он, девочки, ничего!
        Но на нее зашикали, и она стушевалась.
        - В левом столбце мы видим наш официальный туристский курс доллара по отношению к рублю нынешнего 1984 года, - продолжил я. - Обычная такса уличной девицы 20-25 лет на Западе - 50 американских долларов или 320 рублей.
        По рядам прокатился гул.
        - Цена юного поколения вроде вашего - минимум 100 долларов за встречу, значит -
640 рублей. Это у полупрофессионалок, которые путаются с кем попало. А на любительниц цена куда больше! Школьницы, гимназистки румяные, лицеистки всякие идут по самой высшей таксе. А вы губы раскатали! Да вы взгляните на себя, вы же прелесть. Ну, чисто куколки. А что себе позволяете - отдаетесь по уценке, да еще не своим соотечественникам, а иностранцам. Да раньше б вас за космополитизм на Соловки отправили.
        Гул усилился.
        - А что мы видим в правом столбце? То же самое, но по валютному курсу теневой экономики на черном рынке. Ваш брат идет, значит, по…
        - А мы за губную помаду… - чуть не всхлипнула одна краля в заднем ряду.
        - … 2000 рублей за одну встречу, - сообщил я.
        - Так что ж вы, дешевки такие, делаете?! - взвившись, прогремел начальник милиции.
        - За мелочовку позоритесь?!
        Его понесло. Так и не дал мне сделать оргвыводы. Сам все подытожил. Причем правильно.
        Скромно одергивая юбочки, девушки в гробовом молчании, не глядя друг на друга, повалили из зала. Даже на эротический фильм, которым мы их сюда заманили, не остались. Стыдно стало.
        - Вот что значит настоящая гласность плюс наглядная агитация! - сказала мне Любовь Петровна. И пригласила к себе на чай. Побеседовать о здоровом образе жизни.
        С тех пор никаких скандальных происшествий на пустыре не замечалось. Словно и не было ничего.
        Лишь однажды, для профилактики меряя шагами пустырь в темноте, я услышал некий торг.
        - Нет, ты мне 2000 рублей дашь? - сказал девичий голос.
        - С ума сошел! - с иностранным акцентом ответил мужской.
        - Или 100 долларов!
        - Ты глупый!
        - Ах, глупая? Я была глупая, да поумнела. Себе цену знаю! А ну, проваливай, халявник!!
        Что и требовалось доказать. Лишь тогда можно гордым быть, когда цену себе знаешь. Поэтому и на чай к Любови Петровне я тогда не пошел… От себя добавим, что с 4.XI.
1 туристский курс: 1 ам. доллар - 47 рублей. Биржевой же курс - 110 рублей. А дальше?!..
        ВЕТЕРИНАРНЫЙ ДЕТЕКТИВ
        Есть рэкетиры. А есть ли рэкет против самих рэкетиров? Это перекликается с вопросом, заданным моей дочкой:
        - А у микробов микробы есть?
        - Ищут, - ответил я. Правильно она вопрос поставила. Недаром народная мудрость говорит: паразит - на паразите. Так и должно быть - закон природы.
        И еще она спросила:
        - Вот бывают сильные из сильных, львы из львов, а носороги из носорогов бывают?
        Еще как! Подрастет, узнает. С кем только ни сталкиваешься. Ослы из ослов, шакалы из шакалов, а уж носорогов из носорогов - вообще навалом. Не надо и в Африку плавать.
        Ведь почему появилось определение: человек - царь зверей. Значит, он как бы один, а вокруг него множество зверей. Вокруг каждого человека. А теперь?.. Наоборот. Зверь, а кругом людей невпроворот. Вот и звереют люди. Чуть какая-нибудь заваруха - война иль стихийное бедствие - тут и вылезает его нутро. Правда, двоякое. Одни - сущие черти, а другие - все-таки чистые ангелы. Так что не все потеряно. Надежда имеется.
        А бывают и середняки: ни черти, ни ангелы. Вроде меня. Чего только во мне не понамешано. Но я свято храню главную заповедь русского морского флота: никогда, даже самому сильному противнику, не показывать корму!
        У меня через стенку сосед живет, Никифор Петрович. Замечательный врач-ветеринар, интеллигентный человек лет пятидесяти пяти. Любую зверушку вылечить может, но в основном специалист по собакам. Они на него не рычат, даже когда он им внутривенные уколы делает. Каково!.. Он и моего спаниеля Тимку лечил - помните Тимку? - пока тот от нас не подался куда-то, но о нем разговор особый. Да и меня самого при любой хвори Никифор Петрович быстро излечивал.
        Так что бравый солдат Швейк правильно заявлял врачебной комиссии, что его уже осматривал ветеринар. Не буду даже уточнять, насколько знающий. Они не хуже других врачей, а то и получше. Обычный участковый терапевт, возможно, больного человека и поставит на ноги, а вот сенбернара - слабо. Вдобавок ветеринары - многопрофильные врачи, по всем болезням, а уж про хирургию и говорить нечего. Да и в конце-то концов они тоже институты заканчивали. А самые крупнейшие ученые на ком свои эксперименты ставят, прежде чем людям помочь? На собаках, обезьянах и крысах. Выходит, тоже по-своему ветеринары.
        Когда мы с Никифором Петровичем познакомились, он улыбнулся, узнав о моей профессии.
        - Водолазов я тоже лечил.
        - Правда? - купился я.
        - Псов-водолазов! - захохотал он. Остроумнейший человек. Мне такие по душе.
        И вот случилась у моего соседа Петровича беда. Там у них при ветстанции создали кооператив. Полезное дело: выезжают на дом, помогают братьям нашим меньшим. Причем за вполне умеренную плату. Раньше-то им больше совали в конверте после визита. Зато теперь все законно, можно спокойно спать. Ан нет! Где уж тут заснуть, если вдруг и к ним самим начались визиты. Другие.
        Заявились однажды четверо здоровенных лбов-рэкетиров и потребовали: гони деньгу, по две тысячи рэ в квартал, а не то… Сгорит лечебница, и привет!
        Действовали они нахально, но как бы под благовидным предлогом, обещая свое
«покровительство». Они-де станут надежной защитой от всяких вымогателей, хулиганья и прочих «люберов», которые любят, мол, доить кооперативы. А не хотите, пеняйте на себя. Подумайте пока, говорят.
        Тогда еще и закона никакого против рэкета не было. Петрович им поначалу милицией пригрозил. А рэкетиры в ответ: не такие, мол, дураки, чтоб засыпаться. А если уж схватят, то ваша ветстанция тотчас полыхнет. У нас же, будьте любезны, железное алиби: мы в это время в милиции сидели. Что ль, дружков нет - спичку к вашей развалюхе поднести?.. Ветстанция и правда была старая, бревенчатая, и стояла на отшибе от жилмассива за неказистой оградкой. Даже ребенку по силам ту избу в дым превратить.
        Труднейшее положение. Или платить, или кооператив закрывать - третьего не дано, как сказали мне однажды в столовке. В милицию, конечно, пожаловались. Те на первых порах под наблюдение ветстанцию взяли, а потом плюнули и пост сняли. Не райком партии, чтоб круглый год день и ночь охранять.
        А рэкетиры опять тут как тут.
        - Ну что, сынку, - смеются они над Петровичем, - помогли тебе твои ляхи?
        Образованные, в школе учились. Кажется, с такими словами обратился Тарас Бульба к старшему сыну-изменнику перед тем, как его пристрелить. Намек понятен?..
        Вот Петрович и пришел ко мне посоветоваться. Знает, что я человек бывалый. По адресу обратился - я именно тот, кто бы охотно им взялся помочь. Причем за так, бесплатно. Ненавижу несправедливость.
        - Какой срок дали? - спрашиваю.
        - Их еще не задержали, - растерялся он.
        - Вам какой срок они дали?
        - А, платить?..
        - Когда первый взнос?
        - Через месяц. Нет, уже два дня прошло.
        - Не волнуйся, Петрович. Четыре недели за глаза хватит!!
        А у самого пока ни одной светлой идеи.
        Не знаю, поверил ли он мне, но ушел с обнадеженным блеском в глазах, хоть и недоверчиво покачивая умной головой.
        Зря он все-таки сомневался. Если я за что-то берусь, то с того конца, с какого надо. У меня еще ни разу ведро в колодце не пропадало. Как в той байке: брось, говорят, ведро в колодец, тот и бросил; а привязал? - спрашивают; а мне говорили?
        - отвечает. У меня промашки не будет, не на того нарвались.
        Первым делом я одному другу, тоже водолазу, позвонил, мы с ним тогда вместе в Южном порту работали. Витюне по прозвищу Кирпич. Лицо у него всегда красное от загара, да еще носит в тон ему пожарный свитер. Я попросил его быть с машиной наготове через двадцать восемь дней, у него своя старая «Нива». Как понимаете, нужная идея у меня уже возникла.
        А затем, не откладывая, зашел к старому приятелю - Гене. Он жил один в силу своих опасных деликатных занятий, о которых пока умолчу. Да и кто ж с ним, обормотом, уживется. Больно рисковый: сегодня жив, завтра нет. Он и в мой приход сидел на кухне и смешивал деревянной расписной ложкой в суповой миске дымный и бездымный порох.
        - Не кури, - предупредил он, вернувшись к прерванному занятию. - Может, туда еще и динамитику чуток накрошить? - вслух размышлял он, морща низкий упрямый лоб. Головастый мужик!
        Я с ходу перешел к делу:
        - Нужны трое крепких ребят.
        - Когда? - Гена надежный парень. Понимает, что на темное дело я не пойду.
        - Через двадцать восемь дней. Возможно, через двадцать девять.
        Продолжая подсыпать и помешивать, он взглянул на старый, еще с портретом Черненко, настенный календарь. Известно, что через какое-то время все календари, как говорится, повторяются. (Я имею в виду дни недели.) Гена был бережливым человеком.
        - Будут. Хорошо, что заранее предупредил. Не люблю экспромты. В городе или за городом? - спросил он.
        - Не знаю. Фифти фифти. - Пополам напополам.
        - Транспорт твой.
        - Тогда двух ребят. - Подумал, что хватит.
        - Еще легче.
        - А оружие?
        - Какое?.. Базуки, «стингеры»? - усмехнулся он.
        - Достаточно и четырех «Калашниковых». Хорошо бы и ручной пулемет…
        - Ну! - запротестовал он. - Где я тебе столько патронов наберу?
        - Хорошо. Остановимся на четырех автоматах, - говорю, - и еще: четыре каски и четыре комплекта обмундирования для десантников, - вошел я в раж.
        - Это труднее.
        - Черт с ней, с формой! - Я покладистый. - А каски?
        - Обеспечу.
        - Ну, пока. Позвоню.
        И мы расстались. Я постарался не задерживаться, уж очень лихо перемешивал он порох.
        Теперь я был застрахован от всяких случайностей. Если вдруг не понадобится столь внушительный арсенал, тем лучше. Справимся голыми руками. Рэкетиры тоже бывают разными: одни вооружены до зубов, другие обходятся ножами, третьи - дубинками и кулаками. Но лучше не рисковать и все предусмотреть заблаговременно.
        Четыре недели прошли в трудах праведных в Южном порту столицы. С Кирпичом мы встречались на службе каждый день, я ему все рассказал. Он одобрил. С ним хоть в огонь, хоть под воду!
        Заскочил и второй раз к Гене - на всякий случай сообщил о своем замысле, хотя он и не спрашивал, относясь ко мне с полнейшим доверием. Но в конце концов он рисковал больше всех, поэтому я посчитал, что ему все-таки необходимо знать.
        - Раз нужно, значит, нужно. За правое дело хоть на каторгу!
        Романтик он, Гена. Как я.
        Несколько раз ко мне приходил Петрович и, нервничая, интересовался, не передумал ли я и что именно не передумал.
        - Чем меньше знаешь, тем легче жить. На это он лишь вздохнул:
        - А может, не надо?
        - Чего не надо.
        - Ничего. Вдруг это опасно!
        - Все хорошее в жизни - опасно. Даже с девушками гулять.
        - Это понятно, - неправильно понял он меня. - СПИД.
        Вот уж не ожидал от него. Интеллигент, личность!
        - Жене могут донести, - рассмеялся я.
        Он покраснел:
        - Все шутите. А мне вот не до шуток. Не знаю, что конкретно вы задумали, а лучше - бросьте. Жизнь дороже денег!
        - А принципы еще дороже.
        Я его предупредил, что, возможно, в назначенный день ОНИ не явятся, а позвонят по телефону. Пусть тогда спокойно едет в любое место, которое назначат. В любое! Отдаст деньги, а дальше…
        - А дальше? - затаил он дыхание.
        - Дальше заговорят орудия главного калибра, Петрович.
        Он задумался. А потом говорит:
        - Если вам удастся вернуть деньги и эти разбойники от нас, наконец, отвяжутся, можете оставить деньги себе.
        - Петрович, за кого ты нас принимаешь!
        - Нет-нет-нет! - замахал он руками. - Уговор! Иначе я не согласен.
        И побыстрей ушел, чтоб я не успел его сломить своим благородством. Тогда-то я и подумал: а что если создать организацию, можно и кооперативную, против рэкетиров. И название подходящее сразу нашлось: «Антирэкет». Подбираю здоровенных ребят, сидим, ждем клиентов. Все по таксе. Налоги и прочее. И процент с награбленного, хотя бы по тарифу для кладонаходчиков!..
        А что касается тех двух тысяч, то Петрович не очень уж не прав. Лично мне ничего не надо, а двум парням Гены подкинуть бы надо, да и Витюне - на бензин. Любой труд должен быть вознагражден. По справедливости. Петрович - мой сосед, а не их. Он их не лечил.
        Ну, там видно будет. Плохая примета - еще незаработанное делить. И о кооперативе
«Антирэкет» еще будет время подумать. Посмотрим, как пройдет первая операция. Если удачно, наша четверка и составит костяк будущего кооператива. Вон хозрасчетные же, индивидуальные сыскные агентства разрешены?.. Молодчина ты, моя голова. Я тебе бороду отпущу!
        Я внутренне расхваливал сам себя, практически еще ничего не сделав. Но был уверен, что сделаю. Где наша не пропадала! Я везучий - тьфу, тьфу, тьфу. Мне бы не водолазом быть - заметьте, я считаю это самой лучшей для меня профессией, - а мушкетером, авантюристом, благородным пиратом, наконец. Я родился не там и не вовремя, хотя - именно там и абсолютно вовремя. «В жизни всегда есть место подвигам» - помните темы наших школьных сочинений? Очень неглупая тема. Только мы почему-то катали страницу за страницей о молодогвардейцах или о строителях БАМа, а не о своих же пацанах, которые вдруг вступались в подворотне за того, кому скопом били морду. А потом оказывалось, что били по делу, за донос иль другую подлянку. Но подвиг-то все равно был, раз кто-то не стерпел, что втроем-вчетвером метелят одного!
        Нет, я себя к героям не причисляю. Надо быть просто самим собой, а не притворяться и подыгрывать.
        Однако продолжим историю. Иначе надолго застрянем на месте, как корабль на мели. На мелком месте всегда разводят большую философию. И я не исключение.
        Назначенный день приближался. Мне могут сказать, что я заранее шел на нарушение закона. Ну и что? А если закон не может защитить кого-то! Впрочем, я уже говорил, что тогда и закона против рэкета не было. Если удавалось, их наказывали по другим статьям. Ну, а я готовился защитить слабого. На моей стороне были не какие-то законодательные права, а моральное право. И потом, мы же с вами не на суде. Кто меня осудит?.. Где доказательства?.. Свидетели?.. Где истец?.. Где потерпевшие?.. Так-то.
        В тот день я уже с утра сидел в очереди в приемной ветстанции с бездомным котом на коленях, пойманным накануне для конспирации. Пришлось скормить ему с молоком безвредную дозу снотворного, выданную Петровичем. Кот попался мне боевой, злющий, кусался, как собака, и царапался. Из опасения, что он может сорвать начало операции, я его и нейтрализовал на время. Теперь он дрых без задних ног.
        Витюня с двумя молодцами, вызванными Геной, ожидали меня в машине за углом. Заказанный арсенал находился там же. Гена не подвел. Стоит ли уточнять, что на этот день мы с Кирпичом взяли отгул.
        Посетители, иные тоже со своими мурлыками, сочувственно посматривали на моего неподвижного котяру.
        - Он всегда такой? - проникновенно спросил кто-то.
        - А может… преставился? - ахнула сердобольная старушка.
        - Не знаю, - обреченно ответил я.
        - Товарищи! - вскочила старушка. - Пропустим гражданина без очереди!
        Это не входило в мои планы. Наоборот, я сам собирался пропускать всех без очереди, когда дойдет до меня. Может, мне здесь весь день сидеть.
        - Ничего-ничего, - отмахнулся я. - Ему уже все равно.
        Но очередь все же стала вяло настаивать, надеясь, что я еще раз откажусь и вопрос будет закрыт. Я не обманул их надежд.
        - Пусть поспит, три месяца не спал.
        - Это бывает - перед случкой, - пробасил мужчина в полотняном берете. - Сам знаю.
        И от меня отстали.
        Очередь между тем помаленьку продвигалась.
        Мужчина в берете придерживал ногами кошелку, застегнутую на молнию вплоть до торчащей на божий свет облезлой кошачьей башки. Она хрипло мяукала.
        - Тсс… - цыкал он на нее, устроившись у самой врачебной двери, и прислушивался, будто за ней творилось невесть что интересное. Встречаются такие любознательные типы.
        За дверью послышался звонок телефона. Буквально через несколько секунд она внезапно распахнулась, чуть не оторвав голову у Берета, который почти прилипал к ней ухом, и Петрович стремительно вышел в коридор.
        Незаметно мне подмигнув, он направился к выходу, торопливо снимая белый халат. Я засеменил за ним, не выпуская кота:
        - Доктор, у меня…
        Он вроде бы нетерпеливо склонился, стоя ко всем спиной, над моим питомцем и быстро прошептал:
        - Еду в Дорохово электричкой. У «Хозяйственного» в двенадцать! - И громко: - Покой! Прописываю полный покой, и все. Не горячитесь, берегите свое здоровье! - Не удержавшись, намекнул он.
        Бросил халат на свободный стул, и уже у выхода обернулся к очереди:
        - Прием будет продолжать ветврач Сергуткин в соседнем кабинете.
        - Какой заботливый, - умилилась старушка.
        На улице Петрович свернул в одну сторону, а я в другую. За углом переулка я бережно положил разомлевшего кота подальше в густую траву, а затем украдкой выглянул на улицу.
        Наши предосторожности не оказались излишними. За Петровичем, независимо держась в сторонке и очень торопясь, шагал тот мужчина в полотняном берете, из очереди, с кошелкой. Почему он не остался на прием?.. Так и есть, он, озираясь, мимоходом выбросил котофея на обочину - тот задал стрекача.
        В общем, я предполагал, что у них тут могут быть свои глаза и уши. Недаром Берет прислушивался у двери. Все было рассчитано заранее. Он знал, во сколько позвонят, и следил, не позвонит ли затем Петрович куда-то, не сообщит ли что-то медсестре или кому-то в приемной. Одного я не мог предположить: что их соглядатай так же прихватит для маскировки кота.
        Теперь Берет будет вести Петровича до самого Дорохова и продолжать слежку, будет ли тот звонить по пути из телефонной будки, или, может быть, встретится с кем-то подозрительным.
        Спросите, почему они раньше-то приходили безбоязненно. Так тогда они ничем не рисковали. Не пойман, не вор. Они же являлись не за деньгами, отлично понимая, что такой суммы у Петровича при себе тогда быть не могло. А теперь дело шло на полном серьезе, и надо было все предусмотреть. В шнурок они не сморкались. Я лишний раз убедился, что всегда нужно рассчитывать на серьезного противника. Видать, не напрасно была подготовлена моя боевая группа.
        - По коням, - сказал я, залезая в «Ниву» и скомандовал Кирпичу. - В Дорохове! По Минке.
        - А я-то думал, по Варшавке, - не остался он в долгу. Я тоже хорош, нашел кого учить. Просто вырвалось. Примерно через час мы подъехали к хозяйственному магазину на станции Дорохово. Еще на шоссе я выставил в приоткрытое окно концы, предусмотрительно захваченных складных удочек. Хорошее прикрытие. За городом везде годится.
        У магазина мы тоже не остались белой вороной. Здесь стояло несколько машин, одна с целым пуком удилищ на багажнике крыши. Все нам благоприятствовало.
        Мы прибыли раньше срока и поэтому потолкались в магазине. Кирпичу повезло, он купил дверной замок - исключительно тот, который давно высматривал.
        Сейчас, когда прошло время, я понимаю, что они были не глупее нас. Серьезно все продумали наперед, предполагая даже, что телефон Петровича в тот день мог стоять на прослушке, если он загодя опять обратился в милицию. Разумеется, рэкетиры могли позвонить ему и в другой день, но где гарантия, что у него вновь будут с собой деньги. Снова договариваться?..
        Они исходили из того, что он все же в милицию не ходил, а, значит, телефон чист. Если же он на них настучал и номер прослушивается, то московская милиция за восемьдесят километров в Дорохово не поедет - не тот случай. А попросту звякнет прямо туда, чтоб местные блюстители порядка проследили за Петровичем (точные приметы) прямо у «Хозяйственного» в двенадцать дня.
        Потому-то, когда, наконец, прибыла последняя, перед дневным перерывом, электричка,
        - Берет, сопровождавший Петровича, и направился сразу к плотному парню с носорожьей шеей, загоравшему у входа в местную милицию, напротив хозяйственного магазина. Они о чем-то пошептались. О чем? Берет, очевидно, сказал, что хвоста нет и поднадзорный никуда по пути не звонил. А здоровяк, вероятно, в свою очередь, тоже поделился соображениями: и в милиции, и около нее ничего подозрительного не наблюдалось. К магазину, мол, никто, ни в форме, ни в штатском, из отделения не выходил. Полный порядок!.. Лишь вдали, за привокзальной площадью, виднелся одиночный милиционер, да и он вскоре куда-то ушел.
        Дальше все свершилось быстро. Здоровяк, Берет и еще пятеро амбалов с разных концов площади подошли к Петровичу, увели его за трансформаторную будку; потом он вышел, направляясь обратно к станции, а они двинулись в нашу сторону. Вид у них был довольный, посмеивались, выгорело-таки. Теперь, мол, будем доить клиента без конца.
        Я не опасался, что они разойдутся и отправятся потом, допустим, поодиночке в Москву на следующей иль позаследующей электричке. Смогу уж кого-нибудь выследить. Что у меня, ног нет? Кирпич с ребятами поедут назад сами по себе и будут ждать в условленном месте. Ходов было хоть отбавляй, что у них, что у нас.
        Но чутье подсказывало: сразу расходиться они не будут. Не те люди. Дележка предстоит. Надолго откладывать не станут. А, значит, возвращением в Москву и не пахнет. Тем более следующая электричка пойдет после перерыва, не раньше, чем через час. В людном месте делить деньги они не решатся. Это нам на руку. Наверное, и само Дорохове выбрали неспроста. Может, кто-то из них живет здесь или поблизости.
        Они прошли мимо нас в винный магазин, нагрузились и сели в рейсовый автобус, по-моему, «Дорохове - Новая Руза».
        В общем, они вылезли километров за двадцать от станции, где располагалось чье-то садоводческое товарищество. Тут еще строились: там и сям виднелись времянки, хибары, но красовались и новехонькие, готовые уже коттеджи, как правило, на самых лучших местах - по Сеньке и шапка. День был будний, народу почти никого…
        Делая вид, что остановились помыть у ручейка машину, мы проследили издали за компанией наших мазуриков. Они, по-прежнему весело гомоня, прошли до самого дальнего, у выступа леса, островерхого терема и там исчезли.
        Темноты мы решили не ждать. Загнали машину в лес и стали снаряжаться. Ребята прихватили с собой грим, и мы щедро разрисовали друг друга так, что наши лица превратились в какие-то зверские хари. Без жути не взглянешь!
        А вот если бы кто-то нам встретился, когда мы пробирались к терему лесом, ему, очевидно, было бы не до смеху. Каски и оружие мы несли завернутыми в брезентовые плащи. Их нам тоже Гена добыл.
        Мы уже прикинули, что те разбойнички тяпнули для почину, расслабились, а теперь, пересчитав деньги, с азартом их делят на принципах идеального социализма: каждому - по труду. В таком случае львиная доля должна была достаться Берету, он больше всех старался.
        Когда мы в стремительном броске с ходу вышибли в тереме два окна и наставили оружие, шайка была настолько потрясена, что не оказала ни малейшего сопротивления. И соседи на шум не сбежались, их не было. Да и скорее бы всего не сбежались, а разбежались, завидев разрисованных «молодчиков» в касках, плащах, с автоматами! А вот нашим голубчикам драпать было некуда.
        Не пришлось для острастки даже пальнуть в воздух. А вообще-то руки чесались выпустить очередь хотя бы поверх их жадных голов.
        По первому же требованию рэкетиры, выворачивая карманы, безропотно вернули все деньги и выдали припрятанное здесь же оружие: три обреза из дробовиков, малокалиберную винтовку и шесть ножей. Они сразу поняли, что мы не милиция и не солдаты: те не стали бы гримироваться. И это было для них еще страшнее. Закон джунглей суровей законов правопорядка.
        На прощание - они не верили своему счастью, что мы уходим бескровно! - я произнес спич.
        - Запомните, мерзавцы! Если вы еще хоть раз сунетесь на ветстанцию, дачка эта сгорит синим пламенем, а вы получите, - внушительно постучал я по магазину автомата, - вот эти пули в лоб. Вы стали поперек пути могущественной гильдии, берегитесь! Отныне и навсегда вы прекращаете свои дебильные вымогательства вообще и в частности. Ни в Москве, ни в Подмосковье - нигде!
        - Всех конкурентов - к стенке, - многозначительно сказал Кирпич.
        Они клятвенно заверили, что никогда больше, так сказать, ни словом, ни помыслом… Сами, мол, увидите!
        - Посмотрим, - процедил я.
        - А может, вступить в эту вашу… гильдию? - робко спросил Берет.
        - Рылом не вышел.
        Уходя, для пущего эффекта я грохнул одиночным выстрелом в небо. И мы не спеша скрылись в лесу.
        Как только деревья заслонили нас, мы помчались к машине, на ходу снимая каски, сдирая плащи, пряча в них оружие, и стирая грим.
        В Москву вернулись без происшествий. По пути кинули в болото захваченные трофеи: обрезы, мелкашку и ножи.
        - Деньги я отнесу врачу, - сказал я своей команде, поблагодарив всех за личное мужество. - А если не примет, - пожалуйста, в кассу.
        - Животных жалко, а то б не взялись. Мы не за деньги старались, - обиделся один из парней.
        - Мы такие, - кивнул второй. Хорошие ребята. Из «Гильдии каскадеров»!
        - Я тоже не такой, - сказал Кирпич. - Но… - и кивнул на машину, - ремонту много.
        Петрович потом при мне позвонил куда-то в «Автосервис» не последнему из начальников, у которого лечил любимого курцхаара, и нашу «Ниву» мигом привели в порядок: любо-дорого посмотреть! Нам «любо», им «дорого» - за ремонт расплатился ветеринарный кооператив. Этого им не запретишь.
        Как Петрович ни отнекивался, а деньги я ему вручил - иначе дружба врозь - и попросил посчитать.
        Сюрприз… Оказалось две тысячи триста пятьдесят два рубля! Выходит, мазурики свои добавили. Выгребли из карманов все, что имелось. К нашему налету они уже успели закончить дележ.
        Не возвращать же теперь!
        Лишние деньги я отдал на опыты Гене. Вероятно, вы догадались, кем он был. Одним из обычных киностудийных пиротехников. Кстати, на картине пиротехник отвечает за оружие, которое раздает при выезде на натуру массовке. Представляете, сколько у него всего!.. Понятно, что как боевое оно вовсе никуда не годится. Но те же автоматы, винтовки и пистолеты хлопают холостыми патронами - будь здоров!
        Чем он рисковал? Выгнали бы с работы - вот чем. Отчаянный парень.
        Про тех двух ребят я уже сказал, что они каскадеры. Видал их потом в фильме, на котором работал и Гена. По-моему, с ними можно было бы смело ехать и без оружия. Но в моем плане было и свое преимущество: зато никакой драки с членовредительством!
        А вообще-то мы все, наверное, могли схватить срок - пусть даже и условный - за самоуправство. Судьба миловала.
        Под конец хочу добавить: на ветстанцию рэкетиры больше не являлись и не звонили. Думаю, ведут себя тихо. Такое потрясение - на всю жизнь!
        А кооператив «Антирэкет» открыть не разрешили. Заявили категорически, что не могут поощрять костоломство и мордобитие, без коих в этом темном деле явно не обойтись. Для этого, мол, милиция есть.
        Круг замкнулся.
        ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК
        - Канада - сказал Ураганов, - вторая по площади страна после нашей. А так почти одинакова, если не считать Прибалтики. В Канаде, кстати, много украинцев. К ним мы еще вернемся. Ну, значит, о просторах. На каждого канадца приходится по сорок гектаров, а у нас на каждого - только по четыре гектара: ведь нас в одиннадцать раз больше. Говорят, очень похожая на Россию страна. Не по дорогам и магазинам, конечно, а по природе. Да что там автострады и супермаркеты - их можно построить, а вот природу не построишь, ее можно только разрушить. Так что насчет площади природы у нас с ними полный порядок. Собственно, я-то дальше Виктории не бывал. Это портовый город на Тихом океане, известный своим судостроением и деревообработкой. По количеству населения вдвое меньше моего Курска.
        - Райцентр, - хмыкнул толстяк Федор.
        - Чья б мычала, - мягко возразил Валерий. - О городе надо судить не по количеству населения, а хотя бы по жилому фонду, то есть по числу зданий. А то ведь в один барак можно и тысячу человек набить при желании.
        - Если ты на мой барак намекаешь, - обиделся кучерявый детина Глеб, - то у нас там не тысяча, а всего триста два человека. А, кроме того, он последний в Марьиной роще остался - скоро снесут.
        - Лет через пять! - захохотал толстяк Федор, да так, что аж прослезился.
        - Чего ржешь-то попусту! Отольются тебе твои лошадиные слезы! - вконец разобиделся Глеб.
        - А почему мне? - вскипел Федор.
        Еле мы их уняли. Жилищный вопрос - острый. Тут надо быть деликатным. Ураганов тоже хорош, вылез со своим бараком. Если уж сравниваешь, то подумай вначале. В конце концов тем же канадцам все их благополучие не с неба свалилось, сами же строили, да еще им украинцы помогали. Французы тоже старались. Никто ничего не растаскивал по своим национальным углам. И потом, им, канадцам, нетронутая природа досталась, а у нас цари до революции понастроили черт-те чего! Сносить не успеваем. А у них? Любому ж известно, что на голом месте строить значительно легче.
        - Так будете слушать или нет?.. - сказал Валерий. - Я вам про одного канадца украинского происхождения хочу рассказать…
        Тарас - так звали того канадского украинца - держал небольшой магазин, точнее - лавку рыболовных снастей на припортовой улочке. Там мы и познакомились. Его предки переселились в Канаду еще до революции. Впрочем, они из Западной Украины перебрались. В отличие от них фермером Тарас не стал, пошел по торговой части. Ясно, что английский язык он знал, как родной, а родной, украинский, - как я английский. Было ему лет тридцать пять. Бездетный холостяк.
        Рыболовные магазины - это, пожалуй, единственные торговые точки, мимо которых я не могу равнодушно пройти, будь то у нас дома или за границей. Для меня такой магазин - все равно что для женщины обувной. Обязательно загляну. А уж у Тараса было на что посмотреть: спиннинги «Дайва», безынерционные катушки, жилки всех диаметров и любого цвета, блесны, мушки, крючки и так далее. Кстати, я у него леску на поводки купил - 0,18. Разрывная прочность - 2,5 кэгэ. Даже не купил, он так подарил, узнав, что я русский. Земляк земляка… Сами понимаете. Да и русские в городе Виктория редко бывают, как и покупатели - в лавке Тараса. Конкуренция.
        Ну, и пошли тут с ним разговоры за кофейком. Он сам кофе смолол. Они почему-то растворимый не признают.
        У них, на Западе, не принято спрашивать, сколько кто зарабатывает. Зато у наших они всегда бесцеремонно спрашивают и про зарплату, и про цены. Тарас тоже не был исключением из международных правил. Поинтересовался.
        Но я стреляный воробей. «У советских собственная гордость», - как говорил поэт, очевидно подразумевая тем самым, что это единственный вид собственности, которым мы располагаем. У меня на каверзные вопросы всегда наготове наезженный ответ: зарплату называю в старом исчислении (ну, когда еще рубль десяткой был), а цены - сегодняшние.
        - Почти как у нас, - удивленно сказал мой канадский украинец.
        Все они так удивляются. Как говорится, беспроигрышная лотерея. А если попадется знаток, можно и выкрутиться с легкостью необыкновенной: «Ах, пардон, невольно спутал! Привычка, понимаете ли». Советую взять на вооружение всем, выезжающим за рубеж.
        На стене лавки висел портрет симпатичной девушки.
        - Милая акварелька, - сказал я, - случайно не ваша родственница? Или, поздравляю, невеста?
        Он рассмеялся.
        - Этой «невесте» сейчас было бы 175 лет! Лора Секорд - национальная героиня. В
1813 году она пробежала 30 километров лесом, чтоб сообщить англоканадскому ополчению о вторжении американских войск!
        На это я скромно заметил, что однажды, с рюкзаком и удочками, пробежал 50 километров тайгой, чтоб предупредить о надвигающемся пожаре. Но никто национальным героем меня не объявил. Причем мне было труднее, чем канадской героине. Она-то могла хоть секунду передохнуть, а я - нет. Огонь буквально наступал на пятки, и я прибежал в поселок одновременно с пожаром.
        Тарас тоже вспомнил про один пожар. Необычайная у него вышла история…
        Я все не перестаю себя спрашивать, почему мне первые встречные порой самое сокровенное рассказывают?.. Наверное, потому, что я не глазливый. Этот не сглазит,
        - правильно считают они. А если потом вдруг и растрезвонит, то, мол, по-доброму. Да и кто ему - мне - поверит?.. Правда?
        Продолжаю. Тарас тоже, как ни странно, любил рыбачить. Почему - странно? Да ведь так уж устроено: почти все бармены не пьют, многие врачи не принимают никаких таблеток, кондитеры не едят пирожных - примеры можно приводить без конца. Отчего же владельцы рыболовных лавок должны от них отставать?.. Работа и увлечение редко совпадают. Иначе не было бы никаких хобби.
        Тарас был человеком одиноким, и рыбачить любил в одиночестве. В тот год он забрался аж на приток горной реки Фрейзер - Нечако. Это если от городишка Принс-Джордж взять налево, на запад. Вообще Фрейзер - самая дикая река в Канаде, а потому и самая красивая. Желтые бурлящие, ревущие воды, водопады, каньоны, каменные нагромождения, снежные пики скалистых гор - такое первозданное великолепие может только во сне присниться, и то не в каждом сне и не каждому. Если уж Фрейзер - река-дикарь, то Нечако - и подавно. Я имею в виду, что эта речка еще безлюдней. А так, по нраву, она поспокойней необузданного Фрейзера, тот уж больно свиреп. Многие золотоискатели сложили свои головы в его мрачных ущельях.
        Главная рыбацкая добыча и на Фрейзере, и на его притоках - лосось. Когда идет нерест, мелкие притоки приобретают кровавый оттенок, а медведи обжираются лососиной так, что лежат по берегам, подставив пузо солнцу, чтобы быстрее все переварилось и можно было бы потрапезничать вновь. Ну, и другой рыбы там полным-полно. А вообще-то, если говорить о нерестовом лососе, то в устье Фрейзера он вкусней; пока дойдет до верховий, загнется - в прямом и переносном смысле. Загибаются челюсти, меняется окраска, худеет - и, отметав икру, выпустив молоки, гибнет.
        У Тараса на Нечако есть свое долбленое индейское каноэ. После двухнедельной рыбалки он, уходя, обычно ставит его вверх дном под пихтами и закрывает полиэтиленовой пленкой. Так оно и ждет нового вояжа до следующего сезона: что с ним сделается?.. Но при вылазках в последние два года он стал замечать, что кто-то пользуется его лодкой, хотя и ставит затем на место. Ну, и ладно. Подумаешь!..
        И вот, уже возвращаясь оттуда домой, Тарас заблудился в этот раз в тумане и очутился на краю какого-то ущелья. Как он не свернул себе шею, сам не знает. То есть, на языке акционеров, держал курс на понижение, и вдруг под ногами - пустота…
        К счастью, пролетев несколько метров, сумел ухватиться за толстые ветки дикого винограда. Цепляясь за них, он стал спускаться вниз. Не полез вверх, благоразумно полагая, что сверху падать почему-то больнее. И все в густом тумане, почти наощупь. Ниже пошли склоны утесов, и стало легче. Здесь он нащупал ногами вытоптанную индейскую тропу - да-да, прямо в скалах. Я потом поинтересовался этим явлением и специально прочитал у путешественника Саймона Фрейзера: «… в тех местах проложена тропа, вернее, не проложена, она словно выдавлена в скалах ногами частых путников». Это ж сколько поколений индейцев ее вытаптывали из года в год! Века?..
        Ну, спустился он, наконец, куда-то в низину. И видит - невдалеке огонек мерцает, так сказать, более светлое, дрожащее в тумане пятно. Да и запахом дымка потянуло.
        Пошел туда. Человек у костра сидит. Фигура такая - в обвисшей черной шляпе. Поздоровались…
        - Откуда принесло? - спросил незнакомец. Голос показался Тарасу смутно знакомым. Да тут вообще все было смутным. Туман…
        Тарас ответил, что и как.
        - Повезло, - сказал незнакомец. Нет, но голос-то, голос!..
        - Еще б, не повезло. Запросто мог шею сломать.
        - Да я не про то. Запросто мог изжариться. Там, куда ты шел, сейчас пожар бушует. Слышишь, трещит?
        И правда, теперь Тарас различил отдаленный, с подвыванием, треск.
        - А нас не…
        - Стороной пройдет, - успокоил его незнакомец. - Вверху на краю деревьев нет, а не то жди на свою голову головешки.
        Он подбросил сучьев в огонь. Теперь Тарас мог кое-как различить его лицо. Хотя тот и был бородат, но тоже ведь - черт возьми! - что-то знакомое проглядывало. Сбоку от незнакомца на большом рюкзаке виднелся приклад ружья и комель удочки.
        - Охотитесь, рыбачите? Незнакомец, казалось, улыбнулся.
        - Да вот уже пару лет, что хочу, то и делаю.
        - Позавидуешь! - искренне сказал Тарас.
        - А чего завидовать? Брось все, и живи!
        - Легко сказать…
        - Если тянуть да тянуть, никогда не решишься.
        - Бродяжничать тоже не сахар… Извините, - спохватился Тарас.
        - Для кого-то - бродяга, а для себя - вольный человек. Господи, как глупо я жил раньше! Дурак дураком. Жизнь-то одна…
        - Одна, - думая о своем, откликнулся Тарас, - будь она неладна.
        - Ну уж тут все от самого человека зависит. Конечно, что-то вроде и теряешь, а на самом деле - нет. Я вот недавно семгу поймал - на 34 килограмма. А!
        - Где? - ахнул Тарас.
        - На нижних плесах Фрейзера, недалеко от Мистона.
        - Завидую, - повторил Тарас.
        - Что, жалко свою рыболовную лавку бросить? Продался Мамоне?
        Тут Тарас так бы и сел, если бы уже не сидел.
        - Откуда…
        - Откуда, говоришь, знаю? Знаю.
        - Мы что, знакомы, да?..
        - Не стану отрицать, - загадочно ответил незнакомец.
        - Нет, правда?..
        - Правда-правда.
        - А-а, вы, наверное, из наших краев? Из Манитобы? Там меня все фермеры знают. Каждый год к родителям езжу. Но я вас что-то…
        - Не ври. Девять лет не ездишь, только раз в год по телефону звонишь.
        - Ну, знаете ли!.. - вспылил было Тарас и осекся. Вот так встреча! Кто же это?..
        Помолчали… Затем стали ужин готовить. А у Тараса в рюкзаке был небольшой магнитофончик, любил иной раз перед сном после рыбалки любимые мелодии тихонько послушать. Ну, и включил его незаметно на запись, пока харчи доставал. Рюкзак оставил открытым.
        - Что, заинтриговал я тебя? Ты чего же, хохол, - так и сказал незнакомец, - против своей души идешь? Разве ты об этом в детстве мечтал - в лавке штаны протирать?!
        Ничего ему не ответил Тарас. Что верно, то верно. Не попрешь. Да и то сказать, лавка-то его - как бы муляж той жизни, о какой он мечтал. Один обман. Все эти удочки и рыболовецкие снасти - словно блеклая фотография чего-то взаправдашнего, настоящего, истинного, которое бывает с ним только две недели в году. Но ведь боязно что-то прочное на изменчивое менять. Не всякий решится. Все-таки какой-никакой, а делец, не то что бродяга, как этот чертов провидец!..
        Поужинали… И так же молча спать улеглись. «Ладно, - решил Тарас, - утром допытаюсь, где тут собака зарыта!..» Магнитофон-то он еще раньше выключил.
        А утром, как, верно, догадываетесь, когда сгинул туман, незнакомца и след простыл. Раньше встал и тихо ушел. Да еще новенький телескопический спиннинг из Тарасова рюкзака увел. А магнитофон не тронул.
        Только дома прослушал Тарас магнитофонную запись. Кроме той последней фразы незнакомца, больше никаких слов не было.
        Тарас прокрутил мне ее:
        - Что, заинтриговал я тебя? «Ты чего же, хохол, против своей души идешь? Разве ты об этом в детстве мечтал - в лавке штаны протирать?!»
        Клянусь, это был голос - самого Тараса. Только теперь я обратил внимание на то, что он не брит.
        - Во-во, бороду отращиваю, - заметив мой взгляд, засмеялся он. - Аренда помещения кончается, распродам по дешевке товар и… Разве я об этом в детстве мечтал - в лавке штаны протирать!
        - Неужели он сам себя тогда встретил? - наморщил лоб толстяк Федор.
        - В прошлом - себя будущего?.. - задумчиво спросил кучерявый детина Глеб.
        - Наверное… - ответил Ураганов. - Когда мы прощались, он сказал: «Одно жутко, вдруг мы снова встретимся? - А потом: - Интересно, поймаю ли я 34-килограммовую семгу на нижних плесах, неподалеку от Мистона?..»
        ФЮНФ
        Помню, еще дед говаривал, что всякий нормальный человек хотя бы раз в жизни ищет клад. А вот мой дядя Вова, мамин брат, многих посрамил: он искал клад почти полжизни.
        Про дядю Вову - толстого жизнерадостного человека - я и расскажу, потому что в завершающих его приключениях с кладом принимал самое непосредственное участие. Это, видать, у нас фамильная черта характера: не накапливать, а искать.
        Дядя Вова жил в маленьком бедном российском городке, где один-единственный асфальтовый тротуар шел только от крыльца первого райкомовского секретаря ровно до подъезда самого райкома.
        В юности я ездил к дяде как-то летом на месяц - он вдруг позвал меня к себе, заинтересовав неожиданным письмом. Примерно такого содержания, без запятых:
«Дорогой племяш перебрал я всех своих глупых родственников и понял. Никто мне с них не поможет разве ж ты! Из нашей автобазы тоже никому не горазд доверить. Я сейчас беру отпуск и опять начинаю искать а я верю что клад близко а не дается. Приезжай дорогой Валерик твои деньги на поезд я заплачу бери так и быть плацкарту. Дядя Вова». Если б не промелькнуло слово «клад», я б не поехал.
        Дяде Вове было лет пятьдесят. Его небольшой домик под тростниковой крышей стоял в тупике крутой улочки над рекой. На автобазе он работал сторожем, хотя когда-то и шоферил. Три грузовика на своем полувеку вдребезги разбил, четвертый не дали, перевели в сторожа. И то, повезло. Ведь сам мог трижды разбиться с теми грузовиками!..
        Дядя Вова мне понравился. Как всякий крупный человек он ходил быстро, размашисто, говорил приятным голосом и, главное, был добрым. Со мной вел себя по-приятельски, не командовал. То есть командовал, а не начальствовал, да и то за вроде сверстника-вожака.
        К примеру:
        - Чего лежишь читаешь? - Он и говорил без запятых. - Сходи за водой в колодец вчера я ходил!
        Уважал я его за справедливость. Действительно, ходил он вчера. Теперь моя очередь воды принести. С моей матушкой так бы не вышло. Она или сама буквально все сделает, или меня с отчимом заставит. Нет у нее четкого подхода. А на дядю Вову разве обидишься?
        - Сейчас я картошку чищу зато завтра ты за хлебом сходишь не споря, - говорит. Вполне логично!
        У дяди Вовы, как ни удивительно, была довольно большая библиотека. Досталась в наследство от инженера маслозавода Сидороффа, по паспорту - немца. Почему он завещал ее дяде Вове? Тот считал: наверное, за помощь по хозяйству - каждый раз дрова ему привозил, огород вскапывал, забор чинил. А библиотеку ту - одни научные книги на немецком языке - отписал ему в наследство с намеком, как полагал дядя Вова. Не горюй, дескать, что мой большой кирпичный дом отошел к интернату инвалидов по соседству, - я тебе другое богатство припас. До этого докумекал сам дядя Вова, лет 20 назад, привычно вырывая однажды страницы из технического тома для растопки печи. Неожиданно выпал пожелтевший листок, а на нем что-то нарисовано и написано дореволюционными буквами.
        В общем, дядя Вова сумел прочитать и даже кое в чем разобраться. Тут надо было не ученым человеком быть, а просто местным жителем.
        Он показал мне этот листок. Раздвоенным с нажимом пером, порыжелыми выцветшими чернилами было написано (орфографию даю современную): «Закопано на юго-востоке. Ищи на телячьей пустоши, от граба сто шагов к щучьему. Рыть на 23 дюйма. Там найдешь коробку с монпасье. В ней - план, где искать далее». И год стоит - «1914». На другой стороне загадочная схема, этакие кроки - условная карта от руки, без масштаба.
        Гадал я, вертел те кроки, разглядывал, перечитывал, пока не признался:
        - Если это ваши края, тут только местный может понять. Какой-нибудь старик.
        - Или старуха! - вскричал дядя Вова. - Нашел я такой божий одуванчик. Сразу чувствами излилась ах Телячья пустошь ах Телячья пустошь ах! Название такое было давно туда телят гоняли пастись. А что может щучьим быть спрашиваю? Бумагу не показываю не то сама пойдет искать больной прикидывается. Глаза у нее горят! Щучье говорит это озеро Пионерское раньше Щучьим прозывалось пока пионеров не было, а щуки были. Там правда один пионер потонул хотел дно измерить.
        - Так, так… - встрепенулся я. - Два ориентира на местности уже есть!
        - Есть! - просиял дядя Вова. - А что такое «от граба» спрашиваю а сам думаю может
«от гроба» или «отграбил» слово?..
        - Ага, - усмехнулся я. - А если б «от вяза» было, ты б подумал: «отвязал»? Граб - это дерево такое, южное.
        - Правильно я тебя вызвал! - восторженно хлопнул он себя по обширным коленям. - Еле мы с ней докопались. Так и сказала «грабь» это южное дерево было посадил кто-то не помню хорошо росло в большие морозы засохло в одночасье. А пень остался.
        - И?.. - вытянул я шею.
        - А «дюйма» что говорю? Дюма переспрашивает она. Да не Дюма говорю а дюйма?
        - Ну, ты даешь. Дюйм - это единица измерения.
        - Вот дошлый! - восхитился дядя Вова. - Мы с ней тоже не сразу разобрались. Потом она вспомнила что материю на ярды покупала а оттуда и к дюймам подобрались.
        - Пошли! - вскочил я.
        - Куда?
        - Туда, копать. Где лопата?
        - Выкопал я, - вздохнул дядя Вова. - Коробку монпасье, - тщательно выговорил он трудное слово. - Леденцы значит.
        - В коробке?
        - Тьфу ты! Леденцы были теперь новая бумага лежит.
        - Где она??
        - На. Соображай ты головастый. - Он достал из внутреннего кармана пиджака паспорт, а из паспорта вынул другой старый листок.
        Как и на прежнем, на одной стороне было что-то написано, на другой нарисован план.
        - Читай вслух не торопись думай, - потребовал дядя Вова.
        - «Накладбисчи»… Наклад бисчи, - пробовал понять я первое слово. - На клад би счи… На клад?.. На кладбисчи… «На кладбище!» - наконец, воскликнул я. - Грамотей вроде тебя писал.
        - На кладбище? - схватился за голову дядя Вова. - Его бы самого на кладбище!
        - И без тебя давно там лежит, - успокоил я.
        - Теперь мне понятно где я промахнулся, - взволнованно зашагал по комнате дядя Вова. - У меня один только «клад» на уме вертелся эх если б я тебя сразу вызвал эх! Сколько потеряно времени так и быть если чего найдем тебе третья часть.
        - Я слышал, государству идет семьдесят пять процентов, а тому, кто нашел, двадцать пять.
        - А тебе, - подчеркнул дядя Вова, - третья часть. Остальное так и быть мне.
        - Но ведь государство…
        - При чем тут государство? - удивленно перебил он меня. - Оно что закапывало раскапывало прятало находило? Кто найдет? Мы! Чие будет? Наше! Чего сидишь молчишь читай дальше. Погоди. Скажи чего мы такие жадные стали?
        - Какие жадные?
        - Раньше на улицах большие огрызки яблок бросали с балбешками по концам навроде больших катушек от ниток. А сейчас одни яблочные хвостики кидают а ты говоришь. Жаднее стали.
        Он меня прямо в тупик поставил. Я и раньше насчет этих огрызков замечал. Ну, думал, не часто нам яблочко доводится пожевать, потому и съедаем вчистую. Так здесь же яблочные края, у каждого свой сад, а картина та же, как в моем Курске. Теперь жуют до самого хвостика.
        А дядя Вова не так-то прост, оказывается.
        - Я и сам думаю к чему мне напрасный клад, - продолжал он, - а хочу. И чтобы большой был подороже. У меня все есть чтоб не умереть питаюсь хорошо даже самогонка так и быть признаюсь своя. Куда мне клад? Ну читай, - махнул он рукой и туманно добавил: - Наверное сам организм знает что время к нам спешит тяжкое.
        - Я сегодня эту бумагу читаю, - поддел я его, - а завтра ты компот из яблок сделаешь.
        Он серьезно кивнул в знак согласия.
        - Итак. «Накладбисчи…»
        - Заладил одно и то ж ты понятно грамотно читай со смыслом.
        - Нет, вначале надо, как оно есть, прочитать, - твердо сказал я. - А потом уж смысл поищем.
        Я начал снова:
        - «Накладбисчи найти фюнф, отступить справа от пятой буквы насажень». И все, - я перевернул листок.
        На другой стороне был рисунок со множеством маленьких крестиков рядами, один - обведен кружком. Среди них отдельно выделялся большой крест.
        - Ну-у… - попытался я хоть за что-то зацепиться, - «фюнф» - это «пять» по-немецки.
        - Знаю в школе учил.
        - Сколько классов окончил?
        - Пять.
        - Отчего так мало?
        - От хорошей жизни.
        - Ну, извини. Если ты не в духе…
        - Я в духе в духе! Почему «фюнф»? Где шестая буква с ума сойду сдвинусь!
        - Насажень… Насажень, - бормотал я.
        - Насажен? На что насажен скажи пожалуйста?
        - На нашу голову! - зарычал я.
        - Попался бы он мне темной ночью в темном переулке я бы ему… - Дядя Вова замер. - Говоришь отступить?
        - Ну, да. Написано: «отступить»…
        - На сколько?
        - Чего - на сколько?
        - Отступать! На метр на два на три?… Теперь я схватился за голову:
        - На сажень!
        - То-то грамотей вроде тебя, - не остался в долгу дядя Вова. - Значит «отступить справа от пятой буквы на сажень». Это больше метра?
        - Не знаю.
        - Ты сколько классов кончил?
        - Десять.
        - И чему тебя только учили! - мстительно произнес он.
        - Клады искать нас не учили!
        - А зря. Что на плане имеем видим?
        - На плане-то, ясно, могилы с крестами.
        - Сам знаю.
        - Та, что с кружочком… Нет, она не пятая ни с какого края.
        - А большой крест что означает показывает?
        - Что на этом пора поставить крест! - вскипел я. - Учти, если ты свихнуться собираешься, я в желтый дом не спешу. Да, а ты заметил, что обе бумаги написаны разными людьми? И почерк вроде разный, - стал сравнивать я, все-таки опять завело на клад, - и первый поученей, пограмотней. В дюймах меряет, а этот в саженях.
        - Может на пару работали? Для нас это чепуха на постном масле. Завтра не забудь подсолнечное масло купить на рынке рыбу жарить и мурцовку поливать, - вспомнил он. Мурцовкой у него назывался наперченный салат из помидоров, огурцов и репчатого лука. Вкуснятина!
        - Ладно. А где у вас кладбище?
        - У нас их трое. В городе в Лучаковке и около Троицкого.
        - С церквями? - вдруг у меня забилось в висках.
        - Только на городском была давно снесли. Я сунул ему под нос листок:
        - Завтра сам за маслом пойдешь. Видишь большой крест?
        - Не слепой, - напряженно ответил он.
        - Церковь! Понял?
        - Схожу на рынок за маслом так и быть! - обрадовался дядя Вова. И озабоченно забормотал: - Фюнф… фюнф… в слове «пять» четыре буквы а не пять.
        - Зато в слове «фюнфъ», с твердым знаком, пять букв! Гляди, - я снова сунул ему листок. - И застыл с раскрытым ртом. - Надо, - медленно и раздельно начал я, - отступить… справа… от… пятой., буквы… Значит, там должно быть написано слово. На чем? На чем, спрашиваю?
        - На памятнике, - вымолвил дядя Вова.
        - А раз эта буква в слове?..
        - Получается надпись надгробная.
        - Какая надпись?
        - «Фюнфъ» с твердым знаком.
        - А почему «Фюнф», глянь, написано с большой буквы?
        - Неужели такие фамилии бывают?! - ахнул дядя Вова.
        - Что и требовалось доказать, - небрежно заметил я. - Готовь лопаты, чувал побольше, и пошли рыть, где указано.
        - Сначала на разведку, - встрепенулся он. - Зря я всю школу кончить не успел был бы таким умным как ты завгаром бы стал!
        Мы чуть ли не бегом припустили на кладбище. На обратном пути молча купили на рынке постного масла, налитого в водочную бутылку с тряпочной затычкой. Уже вечерело, на реку упала тень…
        - Я не хотел тебя сильно расстраивать, но я не раз туда ходил. Все до одной могилы разглядывал если бы я заметил какой-нибудь «Фюнф» я бы запомнил.
        - Тогда зачем зря тащились? Почему сразу не сказал?
        - Так ты бы все равно пошел и сам я надеялся а вдруг!
        - Что-то у вас вообще маловато доисторических памятников и плит.
        - Да ведь самые лучшие свезли в… - он осекся. Когда он договорил, мы пошли в Детский парк. На его краю, на огороженном пятачке, стояли надгробья из полированного гранита и мрамора незабвенным жертвам-революционерам с высеченными и плохо позолоченными фамилиями и именами. На месте, видимо, отбитых крестов или религиозных скульптур были вставлены железные штыри с жестяными звездами. Собственно, остались лишь цоколи надгробных памятников. «Фюнфа» мы отыскали сразу. На задней, а когда-то передней, стороне всех надгробий были стесаны зубилом прежние рельефные буквы и даты. Но все равно можно было легко прочитать, кто и что.
        И мы прочитали: «…купец первой гильдии Карл Карлович Фюнф…» и т. д.
        - А ведь нехорошо, - внезапно сказал дядя Вова, - свои не сделали чужие позаимствовали.
        - Там разберутся, - показал я на небо. - Теоретически, по архивным данным, можно, конечно, определить место, где был захоронен Фюнф. Жаль, я не корреспондент. А так - кто мне будет выяснять?..
        - Никто. План показывать нельзя понимаешь.
        - Какие ж мы обормоты! - прошипел я. - Где план? Мы достали схему и уставились на нее.
        - Вот она, могила, - указал я на крестик, обведенный кружком. - Место ее можно высчитать по другим крестикам-могилам в нужном ряду. А надгробие Фюнфа - вот же оно! Отмеряй от пятой могилы сажень.
        - А я откуда знаю какая она? - огрызнулся дядя Вова.
        - Сначала давай замерим расстояние от пятой буквы до края надгробия.
        - Правильно, - дядя Вова вынул из кармана складной метр.
        Получилось тридцать пять сантиметров.
        - Будем рыть… ну, примерно на расстоянии полуметра - метра от места погребения справа.
        - Если оно сохранилось, - буркнул напарник. - Может там теперь кто другой похоронен лежит.
        - От него и будем мерить. Застолбим точку и станем копать влево и вправо, вперед и назад, - зажегся я. - И…
        - И вверх и вниз, - засмеялся дядя Вова. - Вверх не надо а вниз само собой. Умен шельмец весь в меня! Рыть будем ночью?
        - Ночью с фонарем.
        - А не страшно на кладбище-то?
        - Страшно, - признался я. - А что делать? Если застукают, скажем, что выползков копаем для рыбалки.
        - Я не милиции боюсь. Тебе хорошо ты уедешь а я местный останусь.
        - Ах, вон ты о чем.
        - О том о том. Жмурики привяжутся будут в гости зазывать!
        - Ты это серьезно?
        - Может ты один сходишь а я всю неделю буду ходить за водой? - взмолился он.
        - Вдруг не дотащу, - буркнул я. Идти одному ночью на кладбище мне не улыбалось.
        - Чего не дотащишь гроб что ли смеешься?
        - Сундук с сокровищами. Сун-дук!
        - Я тебе тачку дам хорошая тачка новая.
        - Нет, - отрезал я. - Или вдвоем, или никто. Ну?
        - Вдвоем, - вздохнул он.
        Мы опять пошли на кладбище. Высчитали по плану, сверяясь с реальностью, местоположение могилы Фюнфа. К счастью, там никто не был захоронен по-новой. Лишь проступал среди бурьяна кирпичный фундамент, на котором когда-то и высился тот надгробный памятник.
        Затем отправились домой за лопатами и фонариком. Вместо тачки решили взять два мешка, один - про запас.
        Дорого бы я дал, чтоб взглянуть со стороны, как мы при свете карманного фонаря остервенело копали ночью яму на кладбище!
        Вскоре я понял, почему фонарик называется карманным, - им бы только карман освещать. Затем догадался, отчего штыковую лопату окрестили именно штыковой. С ней бы только в бой ходить, колоть, а не рыть, - все время гнется, натыкаясь на камешки. Потом усек, зачем совковую лопату наименовали грабаркой. Ей, верно, удобней оглушать и грабить запоздалых путников на большой дороге, а не землю загребать, - ничего не ухватишь. Вероятно, если б мы взяли еще и лом, то, по моему мнению, он годился бы только на сдачу лома черных металлов во «Вторсырье».
        Может быть, я потому разворчался, что больше всего на свете не люблю земляные работы. Однажды я месяц копал в деревне когаты - землехранилища для картофеля, - когда наш класс бросили в помощь колхозу «Заря коммунизма». Я там радикулит схватил, копая от зари до зари. Человек тридцать гавриков вроде меня целыми днями орудовали лопатами. Один бульдозер выполнил бы всю нашу работу за день. Китайский труд.
        Мы рыли с дядей Вовой то левее, то правее, и все бесполезно. Та «сажень» нам надолго запомнилась. До сих пор не знаю, каков ее размер в точности.
        Мы столько вырыли, что через месяц могильщики - достоверно знаю - добрым словом поминали неизвестных помощников, хороня в той яме очередного уважаемого покойника. Если б нас тогда ночью застукала милиция, мы б наверняка не смогли оправдаться тем, что якобы добываем выползков лично для своей рыбалки. Здесь был виден размах целой червячной артели, вознамерившейся обеспечить свежей насадкой широкие слои рыболовной общественности.
        В довершение всего дядя Вова вдруг прекратил свое землеройство и сказал ледяным тоном, от которого у меня кровь застыла в жилах:
        - А с какой стороны мы роем копаем? Если памятник стоял к нам лицом нужно справа если спиной нужно слева.
        Ясно… Судя по результатам, отсутствующий памятник проигнорировал нас своей задней частью. Попросту - обратной стороной. Надо было менять дислокацию и начинать все сначала. Я аж застонал.
        - Подсади меня выбраться не могу, - попросил дядя Вова.
        Я с размаху воткнул лопату в дно ямы, собираясь помочь содельщику, иначе он сам бы отсюда никогда не вылез. Разве что до утра рыл бы себе ступеньки в стене. И вот, когда я, значит, со злостью вонзил в дно лопату, раздался металлический звон. Дядя Вова упал на колени и принялся по-собачьи бешено разгребать землю пальцами.
        - Свети сюда…
        Фонарик осветил кованый угол. Гроба?.. Ящика?.. Сундука?..
        Мы заработали, как подстегнутые. Причем не кнутом, а по меньшей мере бичом работорговца.
        Это был ящик. Дубовый и довольно тяжелый. С навесным, на петлях, замком. Открывать его на месте, конечно, даже не пытались.
        Как мы с ним добрались домой, в горячке подзабыл. Помнится, что дядя Вова кряхтя тащил ящик в мешке на своем горбу. А я в другом мешке нес лопаты.
        И еще:
        - Может завтра и с другой стороны покопаем посмотрим? Может все-таки памятник не так стоял? - вошел в раж дядя Вова. Вконец обалдел!
        Дома мы закрылись на ключ, зашторили окна, застелили обеденный стол скатертью, как на празднестве, поставили в центре наш ящик и сначала полюбовались на него. Пожалуй, я назвал его ящиком только из-за размеров, скорее, это был сундучок. Впрочем, у сундучка крышка должна быть выпуклой, а наша была плоской. Так что все-таки ящик.
        Мы немного поспорили об этом, затем дядя Вова принес инструменты и, растягивая удовольствие, разложил, как перед хирургической операцией, на столе всякие клещи, стамески, отвертки и разнокалиберные молотки.
        - А ты мне не верил думал дядя из ума выжил? - подмигнул он. - Прощаю тебя так и быть по молодости зеленой.
        - Потом прощать будешь.
        Я даже зубами заскрипел от нетерпения. Что значит азарт!
        - Начинаю.
        Дядя Вова потянулся было к стамеске… Схватил большущий молоток величиной с маленькую кувалду и одним махом ухарски снес замок у ящика.
        Мы распахнули крышку. Под ней был, плотно прилегающий к стенкам, брезентовый чехол. Дядя Вова с хрустом вскрыл его, как консервы, лихим ножом - от и до, начисто.
        Не знаю, что предполагал он увидеть, но я чуть не зажмурился в ожидании сияния драгоценностей, как в фильме «Граф Монте-Кристо» (производство Франции).
        Увы, в ящике не оказалось даже завалящего золотого колечка.
        Только деньги. Сверху донизу рядами лежали пачки немецких 100-марковых купюр, выпущенных в 1912 году. Каждая пачка была аккуратно завернута в странички из каких-то старых русских книг. Владелец клада - видать, тот еще обрусевший немец! - свято верил в свой бывший «фатерланд». Нет бы поместить капитал в американские доллары!
        Что заставило его закопать деньги? Война с Германией? Может, он каким-то образом работал на немцев и опасался ареста?.. Или тогда, в 1914-м, когда и была спрятана первая записка меж страниц технического тома, а вторая - в коробке из-под монпасье, наши соотечественники в порыве патриотизма громили немецкие конторы, магазины и лавки - все подряд?.. Для кого и почему он избрал столь усложненный путь? Для наследников? Не для себя же!.. Или, может, начитавшись авантюрных романов, потирал ладошки, предвкушая, как потомки, если вдруг не удастся забрать клад самому, попотеют, поломают голову, побегают и покопают? Во всяком случае, с нами это ему вполне удалось провернуть.
        Вероятно, тот инженер Сидорофф, который завещал дяде Вове свою техническую библиотеку, был дальним родственником неизвестного владельца клада, а тот в свою очередь - потомком К. К. Фюнфа. На кладбище до революции могли приобретаться целые фамильные участки, где по соседству со своим усопшим предком кто-то и закопал клад. А то свободное место волею случая так и оставалось свободным до нынешней поры. Вернее, до того времени, пока туда не явился я со своим дядей. Не только в маленьких городках встречаются, так сказать, незаселенные промежутки между могилами на погостах. Таких участков и на самых известных московских кладбищах полно. Их, как правило, держат для начальства разного ранга.
        Короче, зачем, для чего и для кого был закопан клад, почему две записки писали явно два человека - не знаю и не хочу знать! А как попала записка в ту книгу - и подавно!
        Дядя Вова в сердцах сказал: этими деньгами, мол, только кухни оклеивать. Что через неделю и сделал. Вышло красиво. Не кухня - картинка!.. Знакомые наперебой спрашивали, где такие оригинальные обои достал. Дядя Вова, не моргнув глазом, отвечал, что импортные, немецкие.
        - С того света, - и неопределенно показывал рукой.
        - А-а, - сразу догадывались гости, - из Москвы. Племяш проездом купил?..
        Обои обоями, а ценности в том ящике все-таки были.
        И какие!
        Те страницы, в которые были завернуты пачки марок, дядя Вова, естественно, хотел выбросить. Но я вдруг ими заинтересовался. Собрал и разложил по нумерации и по смыслу, потому что здесь оказалось целых три прижизненных издания - ни страницы не пропало - Александра Сергеевича Пушкина! Откуда знаю, что прижизненных?.. Вас что, в школе не учили? В каком году Пушкин погиб - в 1836-м. Тогда помалкивайте, эти книжки были изданы еще раньше. Судите сами: «Кавказский пленник», Санктпетербург,
1822»; «Бахчисарайский фонтан», Москва, 1824»; «Евгений Онегин» (первая глава), Санктпетербург, 1825».
        Хозяин клада их разброшюровал - видать, брал первые попавшиеся под руку, - чтобы обернуть деньги. Немец - что с него взять! Как говорил поэт: «Не мог понять он нашей славы… на что он руку поднимал», - мы еще в школе наизусть учили.
        Дома, в Курске, я отдал эти страницы красиво переплести, потом повез книги в Москву и предложил в букинистический. Так там переполох поднялся! Мало того что прижизненными - те книги оказались самыми первыми изданиями! Вот этого я уж точно не знал.
        Получил я за них очень прилично. Меня еще и заверили, что они прямым ходом в
«Ленинку» пойдут.
        Согласно уговору с дядей Вовой о дележе клада, я оставил себе только треть - на сей раз настоящих, ходовых купюр, - а другие две трети отослал ему.
        Он мне сколько-то там обратно переслал, подчеркнув, что те обои на его кухне тоже денег стоят. «Так и быть а ты не верил что клад», - написал он в письме.
        Это я не верил?!
        РЕССУ, ТАССУ!
        - Вот говорят - Финляндия!.. - сказал Ураганов. - Не секрет, что в ней свыше
60 000 озер. Причем больших, средних и малых. Видели у меня дома картину? - неожиданно спросил он. - Ну, такой спокойный пейзаж - лес, озеро, причал на бочках, рыболов с удочкой и собакой?
        - А ты нас домой приглашал? - хмыкнул толстяк Федор.
        - Разве нет! - озадачился Валерий. - Тогда пока так поверьте. С той картиной связана любопытная история. Не знаю, что и думать… Картину дед еще с финской войны привез. Единственный трофей, не считая контрабандного осколка под плечом. Он нам ее на десятую годовщину свадьбы подарил. Сказал, для мирного настроения в семье. Сначала та картина у нас на кухне висела, в углу, а теперь - в большой комнате, на самом видном месте. Почему? Терпение…
        Однажды мне с моей Ирой пофартило съездить в Финляндию по приглашению. Нам его - на целый месяц! - прислал финский капитан сухогруза - бородатый Матти, я с ним как-то в хельсинском порту познакомился. Ну, мы с Ирой не сразу собрались. Надо было пристроить детей у тещи, дождаться ее отпуска. Другие неотложные дела-делишки…
        Тронулись в путь лишь осенью 89-го, когда на частные поездки вместо трехсот рублей стали менять только двести. И то повезло. Вернулись, а уже новое правило: за ту же сумму финских марок сдирают две тысячи рублей! В десять раз валюта подорожала! Кто-кто, а государство гребет деньги лопатой. Вовремя мы съездили в Суоми. Теперь отъездились… Сами подумайте, за сто марок надо выложить сто пятьдесят три рубля! Во сколько ж тебе там все влетать будет? Несчастный билетик в городском автобусе - десять марок, значит, пятнадцать рублей. Чашка кофе - пять марок, считай семь с полтиной. А вдвоем по салату и по несчастной пицце в любой забегаловке съесть - минимум сотню марок отвали, то есть полторы сотни рубликов. Наши специально такой обменный курс ввели, чтоб поменьше ездили и не сравнивали жизнь у них и у нас. Финнам-то что, средняя зарплата - семь-восемь тысяч марок. Я тоже не прочь пятерку за чашку кофе отстегнуть, если получать тысяч восемь в месяц. Ну, Бог с ними!..
        Главное, съездили. Ехали шикарно, в «СВ», просто других билетов не сумел достать. Я первый раз пересекал границу сухопутным путем, всегда - только морским, поэтому кое-что мне было в новинку. Вроде бы одна и та же земля - впрочем, когда-то и там и тут финская, - но по нашу сторону - бурьян, а по их - подстриженный газон. В ресторане на заграничной станции пиво продают: хочешь, бутылочное, хочешь, баночное. Для меня так называемая «проблема пива» - всегда показатель цивилизации.
        Меня все спрашивают, как там у них с сухим законом. По-моему, это у нас был сухой закон, а не у них. Тогда в Союзе спиртные напитки продавали с двух часов дня, а в Финляндии - в специализированных магазинах «Алко» - с десяти утра. Ну, а пиво можно купить в любом продуктовом в любое время. В городе Куовала, где нам надо было сделать пересадку на Куопио, я взял в «Алко» проспект с перечислением разных водок, вин и марок пива. Названий тех водок и вин я потом скуки ради, уже в местном поезде, насчитал около ста, а пива - почти семьдесят. Каких только стран не было! Так что «сухой закон» в Финляндии заключается лишь в одном - цены гораздо выше, чем в других странах. И тем не менее за всю среднемесячную зарплату можно купить бутылок семьдесят самой дорогой водки. Попробуй у нас!.. Правда, за ту же всю зарплату можно приобрести и три-четыре новеньких японских видеомагнитофона или два-два с половиной подержанных автомобиля «Лада».
        На этом про цены хватит, не мужская тема. Мы ехали не покупать, а отдыхать. Я во всяком случае точно. У моей-то москвички Иры, впервые попавшей в капстрану, - она нигде не бывала, кроме Болгарии, - глаза-то, конечно, разгорелись. Хотя на наши общие 2700 марок не очень разгуляешься, разве что с ходу старую «Ладу» купить - и сразу домой. А на бензин занять у капитана Матти.
        Наш капитан встретил нас на вокзале в Куопио - втором по величине финском городе, расположенном на берегу озера Каллавеси. Тысяч семьдесят жителей. А в Хельсинки - миллион, одна пятая населения всей страны. Это как если б в Москве жило целых шестьдесят миллионов человек. Попробуй рассели и накорми такую ораву!..
        На темно-голубом, почти черном, «рено» Матти повез нас в далекую деревушку с трудным названием. Он жил там среди дикой природы у большого озера, протянувшегося километров на тридцать, а шириной где пять - где шесть километров. Оно соединяется каналами с другими озерами и оттуда можно доплыть до самого Куопио. Раньше у Матти была квартира в Хельсинки, но потом потянуло прочь из суетливой столицы, и он - не помню - то ли купил, то ли построил дом на природе, у чистой воды в еловом лесу.
        По дороге мы с ним болтали на английском, и время от времени я переводил жене примерно так:
        - Я счастлив от нашей встречи! Я рад видеть вас! Как хорошо, что я в отпуске! Вы молодцы, что заранее позвонили из Москвы! Я вас заждался! Жена сейчас тоже в отпуске, она уехала к сестре в Штаты! Вы сами немножко виноваты, что она вас не дождалась!.. Вам у нас понравится! У меня моторная лодка! Собака! Два дома, один - летний! Мои сын и дочь учатся в Хельсинки, они студенты, они живут там в общежитии! - И вновь: - Я очень рад видеть вас!
        Каюсь, добрые три четверти восклицаний я прибавлял в переводе от себя. Все-таки Матти был финном, а не итальянцем.
        А моя жена смущенно бормотала в ответ:
        - Спасибо… Спасибо… Спасибо… - И в свою очередь приглашала его с супругой и детьми к нам в гости.
        - Благодарю. Как-нибудь, обязательно, - отвечал он и тоже: - Спасибо… Спасибо…
        Если раньше мы собирались погостить у него дней двадцать, то теперь решили не очень-то его утруждать, тем более без хозяйки, и ограничиться максимум двумя неделями.
        - И то много, - беспокоилась Ира.
        Мы разговаривали на русском, не осторожничая, но как бы между прочим, вроде бы обмениваясь впечатлениями. Русского языка он не знал.
        За окном проносились ельники и сосняки, то и дело бесконечно мелькали озера. По краям отличной асфальтовой дороги торчали какие-то шесты. Зимой много снега, и они отмечают обочину, - так объяснил Матти. Навстречу выскакивали хутора и одинокие деревянные дома, в основном покрашенные красно-коричневой краской. Их островерхие крыши покрыты гонтом и чем-то вроде толстого, антрацитного цвета рубероида, уложенного наподобие плоской черепицы.
        Мы обратили внимание, что все машины едут с зажженными фарами - причем днем. Я спросил у Матти.
        - Такой закон, - ответил он. - Так безопаснее.
        Ну-ну. Верно, у них нет проблем с аккумуляторами.
        Иногда попадались небольшие, скромные протестантские церкви… Но больше всего было бензоколонок, каждая - с ремонтной мастерской, магазином и закусочной.
        При одной из них, где мы остановились выпить кофе, оказался еще и музей колоколов разных стран. Большие, многопудовые русские, тяжелые немецкие и английские, среднего размера финские, а так же всевозможные маленькие колокола висели под навесами на массивных деревянных опорах рядом с бензоколонкой. Можно было позвонить в каждый колокол за веревку, а уж сам хозяин, когда ему вздумается, мог, не выходя из дому, трезвонить во все колокола разом, заставляя болтаться их языки с помощью электродвижка. Тут же в магазинчике было полным-полно бронзовых, хрустальных, фарфоровых, стеклянных, керамических колокольчиков-сувениров. Очевидно, хозяин приятно тронулся на этой почве.
        Странно, но когда я позвонил в колокол с древне-русской вязью на корпусе, вдруг повеяло чем-то родным. Самовнушение? Такой чудный звон…
        Я потому подробно рассказываю о своих впечатлениях, чтоб ввести вас в саму атмосферу. Без нее ничего не получится. Иначе все сведется к известному изречению:
«Пришел, увидел, победил». Куда пришел? Что увидел? Кого победил? На первые два вопроса я уже пытаюсь ответить.
        Часа через полтора мы были на месте. Перед тем, как свернуть с асфальта к себе, Матти забрал свою почту. Здесь, на пересечении шоссе и каменистой проселочной дороги, теснились рядком на стойках почтовые ящики. Они не запирались. Да и сами дома в округе никто из фермеров не закрывал на ключ, и моторки на озере никто не держал на цепи с замком. Двери гаражей, мастерских, коровников, конюшен и бревенчатых домиков-саун открывались простым поворотом щеколды. А ведь у того же Матти было две машины: «рено» и еще «судзуки», а в доме, помимо всего, было полно всякой электроники, начиная с видеотехники и кончая персональным компьютером.
        На мой осторожный вопрос насчет возможных мазуриков Матти беззаботно ответил:
        - Девять лет здесь живу, нигде вокруг ничего не пропадало. Даже пиво из кладовой!
        Он, как и другие, был оптимистом. Через неделю у него угнали моторную лодку, да и пиво заодно выпили. К этому мы еще вернемся.
        Ну, что сказать про «поместье» Матти? Его неогороженный, как у всех, лесистый участок, примерно гектара полтора, начинался метрах в двухстах от шоссе. Большой шестикомнатный дом со всеми удобствами, второй этаж - под скатами крыши; в отдельном строении, как бы разделенном на секции, - кладовая, дровяник, гараж; а на втором этаже, так же прямо под крышей, - летние комнаты дочери и сына. Там, на мой взгляд, можно жить и зимой, но тогда пришлось бы круглосуточно включать электрокамины. Что еще? Погреб со входом, похожий на дот. И, конечно же, гордость любого финна - бревенчатая сауна на самом берегу озера. К кому бы мы ни приходили в гости, первым делом ведут показать сауну. Они самые разные, расположены и в подвалах, и на этажах, по соседству с ванной комнатой, и такие, как у Матти. Тут само озеро обязывало.
        Да! На участке был еще один деревянный домик - собачья конура, в тон «господскому» дому темно-красного цвета с белой отделкой. Над входом надпись из прибитых деревянных же букв: «Ressu». Собаку звали - Рессу. Это был умный, серьезный, но добрый желтый пес лет шести-семи, чуть меньше среднего размера, с заломленными на концах гладкими ушками и с закрученным половинкой буквы «о» хвостом. Его резиденция располагалась в самом центре владений около высокого флагштока - обязательной принадлежности каждого отдельного финского дома, - на котором каждый хозяин по праздникам, государственным ли, религиозным, или семейным, торжественно поднимает национальный флаг.
        Что?.. Поподробней о саунах, раз мы сейчас в бане?.. Пожалуйста! Только лишь в городах, в многоэтажках - электрические сауны, а в сельской местности - металлический бак-печка дровяного отопления, наполненный сверху раскаленными камнями, куда, сняв крышку, плещут деревянным половником воду. И, конечно, полок. Вся сауна изнутри обшита, понятно, деревом. В общем-то, напоминает нашу русскую каменку. И хлещутся тоже березовыми вениками, и, распарившись докрасна, с душераздирающим криком кидаются в холодное родниковое озеро. А потом, обернувшись большими полотенцами, как и мы, дуют в прохладном предбаннике пиво. На троих свободно уходит ящик. В парилку делают по четыре-пять ходок, причем никаких шапочек не надевают, но лысых, пожалуй, меньше, чем у нас.
        Так… Сруб еще у него на участке стоит, лапландский, из вековых серых бревен, - куплен про запас. Пригодится. Подручный материал на случай ремонта дома. Небольшой огород имеется - под картошку и всякую зелень, без химии. И крохотный парничок под пленкой. Все остальное - высокие ели, березняк, кустарник, валуны, трава - словом, дикий лес. А у озера - дощатый причал, укрепленный на пустых заякоренных бочках. Рядом, носами на берегу, стоят две лодки: пластиковая бабаечная - ну, весельная - и деревянная разлапистая моторка с подвесным «Меркурием» в семь лошадей.
        Вроде бы ничего не пропустил… Все это играет важную роль в моей истории.
        Эх, мне бы такую жизнь на родной природе! Да кишка тонка…
        Быт у нас был нормальный. Матти выделил нам комнату сына - не ту, летнюю, а в большом доме. Готовили в гостиной-кухне высотой во все два этажа, до конька крыши, на электроплите - напротив огромной беленой деревенской печи. Собственно, там вдоль широченного бокового окна и вытянулся кухонный комбайн: плита, электрические мойка и сушилка посуды, и просто мойка из нержавейки. Если не считать кофе, масла и сыра на завтрак, то у нас каждый день был рыбным. Ставили сети, - у них любителям разрешается хоть с километр длиной! - отмечая верхний шнур пустыми пластиковыми канистрами на веревках. Вернее, лишь разом поставили две сети - одну с мелкой и другую с крупной ячеей, метров по сто каждую, - а затем вечерами только ездили проверять на моторке. Вынимали налимов, сигов, щук, очень редко семгу-одиночку, а главным образом рыбешку, которая у финнов называется - «муйкку», вкусную, с маленькой, как манка, красной икрой.
        Эту муйкку мы брали с глубины метров пятнадцати - двадцати, мелкая сеть приносила нам килограммов шесть-семь. А икры, которую потом слабо солили, получалось с полкило. Рыбу мы коптили в большом котле во дворе, созывали по телефону гостей. Из всех рыб пес Рессу признавал только муйкку, он ел ее даже сырой.
        На спиннинг нам попадались «ахвены» - окуни, но щука почему-то ни разу не врубилась.
        А «сарки» - плотва брала настолько жадно, что за час можно было надергать на червя добрую сотню. Приличная, с ладонь. Но финны плотву за рыбу не признают.
        - Только для Чаплина, - морщился Матти, упоминая пропущенного мною в рассказе еще одного небезызвестного жителя своего поместья - черно-белого котяру по кличке Чаплин из-за черного квадратика шерсти под самым носом. И мы меняли место ловли.
        По ночам, прихватив с собой фару, аккумулятор и остроотточенную острогу-шестизубку, мы отправлялись на лодке лучить щук. По-фински этот, когда-то не называвшийся и у нас браконьерством, вид ночной охоты на рыбу с острогой называется - «туласта». У финнов, я смотрю, наверное, запрещается разве что только глушить рыбу динамитом. Они справедливо полагают, что отдельные люди природе урона не нанесут. Зато любые предприятия за выброс неочищенных стоков штрафуют нещадно, а то и закрывают вовсе.
        Как вы понимаете, нам с Матти, страстным рыболовам, скучать было некогда, зато моей жене, москвичке Ире, надоедала эта робинзонова житуха. Тогда мы отмывались, отскребывались от рыбьей чешуи и ехали в ближайший городок, а то и в сам Куопио - шлялись по магазинам или ходили даже в театр. Ярких впечатлений ей хватало дня на два, и она опять тосковала по шумной городской жизни, когда мы по вечерам устраивались в высоченной гостиной перед видео и потягивали коктейли с итальянским вермутом «Кампари» и соком, бренча ледяными кубиками в высоких бокалах, а Рессу дремал у наших ног, изредка почесываясь и гоняясь зубами за блохами.
        А! Как я завернул! Это красота, болваны, а не красивость. Уж на что я - простой водолаз, и то понимаю.
        - Рессу, тассу! - говорили мы.
        Пес нехотя вставал и подавал лапу. Безошибочно - правую.
        Я же сказал, умный пес. По утрам он нас будил. С разбегу распахнув дверь, подбегал к кровати и лаял - как бы зовя пить кофе, аромат которого уже разносился по всему дому. Матти - ранняя пташка.
        Только раз Ира заинтересовалась рыбалкой, когда я примитивной ореховой удочкой - другой не было, одни спиннинги, - выудил на вульгарного червяка полуторакилограммового благородного лосося - семгу! А лесочка-то была - 0,16.
        - Не может быть! Ну, не может!.. - повторяла она, вмиг научившись снимать хозяйской видеокамерой и запечатлевая меня с редкостным трофеем. Рыба так и переливалась, пестря темными крапинками!
        - Это первый лосось в нашей жизни, - с достоинством объясняла она потом подругам в Москве, показывая ту кассету по видеоплэйеру - другому финскому «трофею». - Пойман на обыкновенную палку.
        Даже Матти был поражен. Ни разу в жизни он не поймал лосося обычной удочкой, тем более здесь, у дома, зато лавливал куда больших спиннингом на мушку: исключительно на заветной быстрой реке Тана, разделяющей Финляндию с Норвегией.
        - Вероятно, на червяка клюнула сарки, а ее и схватил лосось! - предполагал он.
        Теперь, представляя своим знакомым, он называл меня не иначе как: «Фишинг кинг» - Рыболовный король. Нет, правда, он мной гордился еще больше, чем моя жена.
        Мы, наконец, подходим к той краже моторки, о которой я уже упоминал. Кажется, в тот день мы ездили покупать видеоплэйер, не везти же финские марки назад. Купили, вернулись, моторной лодки нет. Матти сразу озаботился - это все равно что ковбоя оставить без лошади - и на всякий случай прошелся по комнатам: остальное было на месте. А разиня Рессу под ногами путается, хвостом мотает. Хорош сторож! Хотя какой он сторож, просто друг.
        Загадочная история. На столе в гостиной - две пустые бутылки из-под пива и два стакана. Не наших рук и глоток дело, не беспамятные. Матти сообщил в полицию, затем мы взяли соседскую моторку и поехали нашу искать. Да разве найдешь на озере… Я же говорил, какое оно здоровенное. Больше всего Матти опасался, что, может, какие-то мальчишки взяли ее погонять, потом затопили где-то от греха подальше. Как говорится, концы в воду.
        Вернулись мы затемно. Прикончили с горя бутылку «Сибирской», которую еще я привез. Тут взыграла во мне кровь, ударил себя кулаком в грудь.
        - Я тебе моторку найду, - говорю, - вот увидишь! Такая у меня уверенность была.
        - Трепач, - усмехнулась моя Ира, тоже расстроенная. И Матти ударил себя в грудь кулаком.
        - Если найдешь, тебе после Нового года такой сюрприз сделаю!.. - Мол, закачаешься!
        - А почему после Нового года? - заинтересовалась Ира.
        - Да я родился в двенадцать ночи тридцать первого декабря, - говорит. - Примета такая: что пожелаю, то и сбудется! Не глобальное что-то, конечно, а в разумных пределах. Проверено.
        Хотел я было ляпнуть: а что если пожелать, чтоб лодка нашлась?.. Так это полгода ждать, а на кой ему ляд моторка зимой!
        Рано утром - не захотел он меня будить - вновь уплыл на соседской моторной лодке. А тут после завтрака и сам сосед зашел, разговорились - тоже на английском, он и предложил нам поехать с ним посмотреть международный центр лыжного спорта. Хоть и осень, а все равно интересно. Он, мол, там в зимний сезон на слаломной трассе работает, все знает, покажет.
        Ира обрадовалась, как-никак разнообразие. И мы, оставив Матти записку и прихватив Рессу, покатили на «опель-кадете» соседа.
        По пути сосед рассказывал нам, что место, куда мы едем, находится на берегу нашего озера. По воде туда километров семь, а по шоссе все тридцать.
        У меня было какое-то доброе предчувствие. Оно меня редко обманывало. Я вообще, как вам известно, очень суеверный человек. А тут как раз мы проезжали мимо той, помните, бензоколонки с «колокольным музеем». Я попросил остановиться, выскочил, тихонько позвонил в старинный русский колокол и вернулся.
        - Загадал? - рассмеялась Ира.
        - Смейся-смейся, - сказал я.
        А сосед, ничего не понимая, только улыбался. Приехали. Осмотрели гостевые домики, ресторан с танцплощадкой, поглазели на слаломные трассы и трамплин на той стороне озера. И вижу я вдруг с бугра длинный причал на нашей стороне со многими лодками.
        - Ну-ка, Рессу, ищи, - приказал я собаке и побежал к берегу.
        Рессу обогнал меня и с разбегу прыгнул в одну из лодок. Это была моторка Матти!
        Все на месте: и мотор с бензиновым баком, и спиннинги, и весла, и даже финка, которой мы концы с канистрами обрезали, когда доставали сети.
        - Рессу, тассу! - сказал я. И мы пожали друг другу, так сказать, лапы.
        - Наша лодочка. Хорошая, славная лодочка, - ворковала Ира, поглаживая ее борта, и вдруг: - Это не ты нашел, а Рессу!
        - Может, Рессу и в колокол звонил? - хмыкнул я. - И первым ее с бугра увидал?..
        Мы тут же брякнули по телефону и порадовали Матти - он уже успел, не солоно хлебавши, вернуться домой. Когда мы пригнали моторку, я сказал Матти:
        - А может, кто-то на ней на танцы в ресторан ездил?.. Ответа мы так и не нашли, и похититель не объявился.
        - Ну так как, новогодний сюрприз остается в силе? - спросил я.
        - Не волнуйся, Фишинг кинг, - сиял капитан Матти, вновь обретший свою посудину. - Ты еще сам мне после Нового года позвонишь и скажешь, был сюрприз или нет.
        Очень уверенно сказал, без капли сомнения.
        А теперь пора переходить к самому главному. К той картине, что привез мой дед с финской войны. С нее-то я и начал эту историю.
        Когда мы вернулись в Москву… Кстати, ту видеокассету с моей семгой, которую Ира засняла, таможенница на границе изъяла, заявив, что осуществляет «политконтроль», и, просмотрев, вернула часа через полтора.
        - Понравилось? - поддел я ее.
        - Очень профессионально снято, - кивнула она, дура. Ира надулась от гордости.
        Так вот, когда мы вернулись в Москву, Ира вдруг вспомнила про финскую картину. Ей непременно захотелось перевесить ее из кухни в большую комнату.
        - Хороший вид, - говорила она. - Будет нам напоминать о поездке.
        Но ни она, ни я не знали - еще как будет напоминать!
        Наступил Новый год. После тостов за здоровье детей, семьи, родных и близких, я предложил выпить за день рождения нашего далекого друга Матти. Я потянулся чокнуться бокалом с Ирой, но… она изумленно смотрела куда-то мимо меня. Я обернулся и тоже замер.
        Позади на стене висела та самая картина с финским пейзажем. Пейзаж-то пейзажем… Ну, как и было, озеро, лес, валуны, но вот причала, человека с удочкой и собакой на нем - раньше не было! И не только этого!
        Кто ж знал, что озеро окажется именно тем, где мы были. Что причал - тот, где мы не раз стояли. Что бородатый человек с удочкой - вылитый Матти. Что пес - это… Сказать вам его имя?
        А дом на заднем плане? Флагшток? Лапландский сруб? Домик - конура? Жаль только, буковки на ней нельзя прочитать, даже с лупой. А Рессу-то!.. На картине он протягивает лапу, словно по команде: «Рессу, тассу!»

… Как и заведено у нас с письмами из-за границы, поздравление от Матти пришло с опозданием на месяц. Плохо работает финская почта. В нем была приписка: «Ну, как? Я пожелал в 12 ночи! Но ничего конкретного. Пусть, мол, будет для вас просто сюрприз».
        И все.
        Мы потом видели дома у Валерия ту картину. Она почти в точности совпадала с цветным снимком, который он недавно сделал с отснятой в Финляндии пленки. Один и тот же ракурс.
        Фотография нас совсем доконала.
        - А может, ты кого-то попросил с фото нарисовать картину? - сомневался толстяк Федор.
        - Ага, - кивнул кучерявый детина Глеб.
        - Вы что, не можете старую картину от нового снимка отличить? - обиделась Ира - жена Валерия.
        Действительно. Против фактов не пойдешь.
        - Когда я смотрю на картину, мне почему-то слышится отдаленный перезвон тех международных колоколов - с той далекой бензоколонки… - сказал Ураганов.
        ТРЕПАЧ НЕСУСВЕТНЫЙ
        Ах, Ялта, Ялта… Живая и грустная. В Ялте почему-то всегда грустно, как бы весело тебе не было. И ведь у каждого города есть свое главное настроение: Москва и Берлин - деловые, Одесса и Рим - веселые, Питер и Гамбург - тоскливые, а Ялта и Венеция - грустные…
        Чудный Ялта город. Чудный и чудной. В нем я, помните, пережил одно из своих самых незабываемых приключений, когда сподобился побывать в облике «рукастого человека». А вот, пожалуйста, другая необычная быль.

«Богатырь» стоял в ялтинском порту. Я на берег не пошел вместе с другими, уже и стемнело, чего там толкаться на шумной набережной, где народу, как семечек в мешке.
        Облокотясь на предварительно проверенный поручень, я стоял у борта на нижней палубе, покуривал и стряхивал пепел в большое ведро с песком.
        - У вас тут пиво чешское есть? - внезапно раздался за спиной чей-то быстрый мужской голос.
        Я резко обернулся. Что за шуточки!
        Передо мной стоял незнакомый высокий худой человек лет двадцати семи заурядного курортного обличия, в линялых джинсах и кроссовках. Как он проник на корабль? Наверное, вахтенный зазевался. Но вид у незнакомца был мирный, трезвый, лицо открытое, улыбка добрая, и я не стал сразу его прогонять. Не на боцмана Нестерчука он нарвался. Тот бы показал ему пиво, тем более чешское.
        Вероятно, и у меня был вполне миролюбивый вид, он проникся ко мне доверием.
        - Я здесь в санатории отдыхаю, - показал он куда-то в сторону Нижней Ореанды. - Мы там заспорили, ну и я проспорил. А парни сказали: слетай-ка, если ты такой умный, в порт за чешским пивом. Тут на любом лайнере, говорят, можно в барах достать. Но лишь своим пассажирам продают, - он доверчиво глядел на меня, - и не на валюту.
        - Я не пассажир. Да и какой же это лайнер? Не можешь научно-исследовательское судно отличить?
        - Значит, ошибся, - смутился он, - я на музыку летел.
        У нас и правда в радиорубке громко наяривал джаз. Профессиональный радист Николай по духу из тех ребят, что любят слушать музыку вместе с улицей.
        - Со всех ног? - уточнил я.
        - Что?..
        - Со всех ног, говорю, летел? - Наш возраст предлагал общение только на «ты».
        - Да уж не крыльев, - засмеялся он. - Сказанул! Нет, приятный мужик. Мне нравятся те, до кого мой тонкий юмор доходит.
        - Устал, спешил очень… Можно я тут немного постою?
        - Присаживайся, в ногах правды нет, - откинул я бортовую скамейку.
        - В головах - тоже нет. Я усмехнулся.
        - Куришь? - И сел рядом.
        - Бросил. Дыхание сбивает, - неопределенно ответил он.
        - И у меня. Я теперь себя на голодном пайке держу - не больше пяти сигарет в день.
        - А ты почему? - спросил он.
        Чудак. Я ведь тоже не знал, почему ему куренье мешает.
        - Водолаз.
        - А я учитель пения.
        - В школе? Он кивнул:
        - В поселке городского типа - в Березовке. Гродненская область. У нас знаменитый стекольный завод «Неман»! Неужели не слышал? - заволновался он. - Анатолий, - спохватившись, протянул он руку.
        - Валерий, - пожал я. - Про завод слышал.
        - Вот! - обрадовался он. - У меня там жена работает. Тоже поет.
        - А я в школе всегда с пения сбегал.
        - У меня бы не сбежал. Такой хор!.. Я и сам пою.
        - Теперь понятно, отчего ты курить бросил.
        - Да вообще-то не потому… - он замялся. - Ну, пусть… Я еще никому свою тайну не раскрывал, даже своей малой.
        - Кому?
        - Маленькой дочке. Малая, по-нашему по-белорусски. А у меня от нее, поверь, никаких секретов нет.
        - Верю. Не дылда напудренная, не разболтает. У самого дочка растет, есть пока с кем посоветоваться, - признался я.
        Это еще больше расположило его ко мне.
        - Не знаю, с чего начать…
        Я не стал советовать, что - с начала. Кто знает, где оно и в чем. Сам разберется. Бывает, все самое важное начинается не с поступка, а, допустим, с погоды. Дунул ветер, сорвал с тебя кепку, ты погнался за ней и нечаянно сбил в канаву свою будущую жену, мать твоих будущих детей. Или того хлеще - с разбегу повалил усатого начальника областного УВД где-нибудь в Грузии. Со мной это было, в другой раз расскажу.
        - Начну с Артека, - неожиданно сказал он.
        Я малость испугался. Внешность обманчива: вдруг начнет со своего детства отличника-активиста. По-моему, обычные ребята в Артек не попадают. Со свиным рылом, как известно, в калашный ряд не пролезешь.
        Слава Богу, первое хорошее впечатление меня не обмануло. Просто его детский хор за певческие заслуги возили год назад выступать в пионерскую столицу, а заодно разрешили и пожить там пару деньков. Вместе с руководителем Анатолием, конечно.
        Ну, выступили они успешно на каком-то торжественном сборе. А потом своей, как бы отдельной группой отдыхали, купались, в горы ходили - и все под надзором Анатолия. Сам детей привез, сам за них отвечай. Кормили, ясно, бесплатно. И спать где нашлось - у них для гостей всегда место есть. Ну, это лишние подробности. Вообще он странно рассказывал, то очень подробно, то кратко, вдруг перескакивал на другое, затем возвращался к прежнему… Очень уж он волновался и страсть как хотелось выговориться.
        Ни с того ни с сего поведал о своем соседе в санатории. Мол, в цирке работает, шпаги глотает, огонь изрыгает и так далее. Возвращались они как-то поздно из Ялты, одни шли по темному пустому проулку. Впереди появился запоздалый прохожий и кричит еще издали:
        - Ребята, огоньку не найдется? - Понятно, обрадовался, прикурить хотел.
        - Пожалуйста, - ответил шпагоглотатель.
        Мигом что-то там сделал, и как пустит изо рта ему навстречу огненную ревущую струю. Прямо дракон огнедышащий! Еще чуток, и брови бы прохожему спалил.
        Но тут был точный расчет, профессионал: знает доскональный предел.
        Подходят. Прохожий молча стоит, в губах сигарета зажата, и щеками дергает, машинально раскуривая, - уже и огонек появился. Прошли они мимо без единого слова, а он каменно повернулся и смотрит им вслед.
        Возможно, до сих пор стоит. Дали ему прикурить!
        Я бы на его месте сразу рванул прочь без оглядки. Страшное дело.
        - Так на чем мы остановились? - спросил меня Анатолий.
        - На Артеке, - сказал я. - Купались, в горы ходили…
        - Сдуру повел, упросили. В горах и случилось, - нахмурился он.
        Мальчонка там у них, первый тенор, оступился и со скалы сорвался. Вгорячах Анатолий мгновенно прыгнул за ним, настиг - он же тяжелее, - схватил, и они мягко опустились на землю. Глянули вверх - обоих затрясло. Оказалось, метров пятнадцать летели.
        - Я не случайно сказал, что «мягко опустились» и «летели», а не падали, - подчеркнул Анатолий. - Так именно и было. Иначе бы мы с ходу разбились!
        Ребята были здорово напуганы, но в Артеке ничего про этот случай не сказали. А уже дома кое-кто из хора проболтался, так сказать, напел родителям: с тако-ой высоты, чудом уцеле-ели!..
        Анатолий отбоярился: мол, метра полтора лишь было. Дети, известно, всё преувеличивают.
        А сам думал и думал над тем, что случилось. Как только обхватил он мальчонку, падение замедлилось, и они словно спланировали вниз. Нет, ветер им никакой не помог. Напротив, в ущелье было безветренное застойное марево, будто в парилке, без малейшего сквознячка. Когда они падали, он неожиданно почувствовал, что в нем как бы включилась какая-то неведомая упругая тяга, преодолевающая падение. И если б не тяжесть мальчика, он бы, наверное, неудержимо поплыл ввысь. Такое было чувство… легкости, невесомости. Причем не какого-то бездуховного воздушного шара, а управляемого по желанию полета. Он ведь и место приземления невольно выбрал
«помягче», кругом были одни камни.
        Он припоминал все до мельчайших подробностей, и то неведомое чувство точно эхо откликалось в нем… Ему неудержимо хотелось испытать его вновь, как говорится, воочию. Но, уговаривал он сам себя, в их поселке нет гор. Не прыгать же, в самом деле, с балкона собственного дома, даже ночью. Вот потеха будет, если он вдруг, в лучшем случае, сломает ногу! Скажут, а еще учитель - с ума сошел или того хуже:
«бимбера» (самогонки, на польском) налакался!.. Так и не решился.
        А зимой вдруг появилась идея. В Раубичах есть лыжный трамплин. Лыжник он так себе, с трамплина никогда в жизни не прыгал, но все-таки… Если и случится несчастье, никто потом позорить не будет. Желание испытать себя становилось все навязчивей. Разок бы попробовать, а там хоть трава не расти. Трава травой, а вот соломки бы подстелить под трамплином побольше!..
        Ладно, это все впереди. Еще осенью, разбирая всякие бумаги, он обнаружил письма покойных бабушки и дедушки.
        Немного истории. Про голод и разруху после революции известно. Жили они тогда в Орше. Кирпичный завод, на котором работал дед, встал. Безработица, нищета… Бабушка устроилась через родственницу на какой-то суконной фабричке в далеком Петрограде. А дед здесь остался, был он замечательным мастером и все надеялся, что завод нет-нет да и вновь откроют. Напрасные ожидания… Бабушка ему весточку прислала: срочно, мол, лети ко мне, я тебе место кочегара схлопочу. А он ей ответное письмо: еще погожу недельки две, продержусь как-нибудь из последнего, и, если с заводом ничего не решится, такого-то числа вылетаю ночью, а под утро уже буду в Питере. Жди, мол.
        Чуете, какие письма?.. Что это, совпадение: она ему - «лети», а он ей - «вылетаю»! Образные выражения? Не похоже. И потом такая, прямо скажем, нахальная дедова уверенность: «буду», «жди». Тогда и поезда-то ходили, когда и куда им заблагорассудится. Мечта МПС.
        Можно было принять на веру только одно: дедушка мог летать, и бабушка знала об этом. Разумеется, они скрывали такое, но в годину бедствий не до скрытности. Да и кто чего бы понял, даже если бы и заглянул в те письма строгим революционным глазом. И сам бы Анатолий не докумекал, не случись с ним та история в горах и не почувствуй он в себе загадочную подспудную силу.
        После тех писем он, наконец, и решился прыгнуть на лыжах с трамплина в Раубичах. Правда, ночью. Тут были свои «за» и «против». Если он совершит прыжок днем и все удастся, вдруг «установит» прилюдно невольный мировой рекорд? Если же прыгнет ночью и потерпит крах, то кто ему потом вызовет «скорую»?.. По-научному, дилемма.

…Я слушал его и думал: «Складно заливает! А закончит рассказ, попроси я его сделать хоть небольшой кружок над акваторией, непременно откажется: раньше мог, а теперь, дескать, не могу. Такому трепачу, чей приятель из своей луженой глотки огнеметом дает прикурить, пара пустяков на ходу выдумать случай, после которого он якобы вмиг разучился летать».
        Вы, конечно, можете возразить: а как же та встреча со Степанишной? (См. рассказ
«Степанишна».) Там я сам все видел. Видел, а не слышал!
        Я уже предчувствовал, что прыжок Анатолия с трамплина пройдет успешно. Правда, то, что он, как оказалось, летел по воздуху метров двести на лыжах вверх ногами, этого я все-таки не ожидал. И лишний раз восхитился: вот брехло летучее! Недаром он мне сразу понравился, с первого взгляда произвел приятное впечатление. Ври, ври дальше, голубчик!.. С трамплина он приземлился нормально - повиснув на дереве.
«Скорую» вызывать не пришлось, сам слез.
        В общем, трамплин и помог ему стать на ноги, точнее - на «крыло». Начал с долгих прыжков на лыжах, а закончил тем, что мог летать и без них хоть откуда и куда угодно. Но делал это лишь только по ночам, как и покойный дедушка-летун. Точнее - левитант, я запомнил.
        С ним еще много всяких случаев было, все не перескажешь. Так, однажды он по незнанию пролетел где-то над запретной зоной и его обстреляли. «Неудачно», - как он выразился.
        В другой раз его чуть не сбили и не съели охотники. Парил он ночью над озером - вверху звезды, внизу звезды. Как между двумя небесами. Ошеломительная красота!.. И неожиданно услышал голоса. От воды они сильно отражаются.
        - Глянь, какая огромная птица кружит!
        - В супце она станет поменьше, - пробасил второй. - Уварится.
        И давай палить!.. Из кожаной куртки потом мелкая бекасная дробь дома сыпалась.
        Летал Анатолий всегда медленно и невысоко. Ночью все внизу сплошным мраком расстилается, а так что-то и разглядеть можно. Особенно если летаешь по лесным просекам - будто в загадочном, таинственном коридоре.
        Главная опасность ночных полетов - высоковольтки и всякие другие оголенные провода. Тут надо смотреть в оба. То и дело видел он трескучие вспышки - это ночные пернатые нарывались.
        Анатолий не только в родном, отечественном небе шастал. Бесконтрольно летал - радары низкую цель не берут - в Польшу: к дальним родственникам. У них в Березовке вообще «Лига наций»: белорусы, русские, поляки, литовцы, евреи, украинцы… Сам он наполовину белорус, наполовину поляк, наполовину русский. Так он вгорячах заявил, не заметив, что вышло вместо одного полтора человека. А жена его - полька. Тоже высокая, а уж горда-а-я! Он иногда укоряет ее словами Пушкина: и долго ль буду я пред гордою полячкой унижаться? За точность слов не ручаюсь, привожу по памяти.
        Научился и с тяжестями летать. С багажом. Во второй свой полет в Польшу прихватил заказанный цветной телевизор, а назад беспошлинно доставил южнокорейский видеомагнитофон «Голдстар». Себе.
        Признаюсь, такого от скромного учителя пения я не ожидал. Хотя польская кровь - она сказывается. В торговых операциях они не видят ничего зазорного - обычное дело. Не то что мы, пеньки-с-ушами. Но в последние годы и мы стали шагать в ногу со временем. Сейчас даже наши бабуси лихо торгуют на югославских и польских барахолках чем попало! Видали по телевизору?
        Собственно, чего я раскипятился. Он же про все загибал. Сам же признавался, что никто его тайну не знает: ни жена, ни его любимица «малая». Спрашивается, а как же он мимо гордых глаз жены сумел купить и вынести телевизор? И как объяснил он появление в доме нежданного видика?.. Такие дела в тайне не провернешь. А хотя можно. Сказать, что телек обменял на видик у приезжих поляков, и нате вам!
        Когда Анатолий, подустав, закончил свой треп, я стал с ним прощаться:
        - Я тебя до трапа провожу, а то вахтенный забазарит. Он странно посмотрел на меня:
        - А почему вы… ты не просишь, чтоб я полетал?
        - Так ты ж ответишь, что вдруг разучился. И даже докажешь, почему.
        - Но я действительно разучился, - чуть ли не обиделся он. - Ты что, догадывался об этом?
        - Честно? Догадывался.
        - Значит, я здесь трепался, а ты со стыдом за меня, что ли, ждал, когда я замолкну?..
        - Ну, не совсем. Хорошо заливаешь! Жаль, конечно, что так вышло. Обычно первое впечатление никогда не обманывало.
        - Оно всегда обманчиво, - съязвил он.
        - Но только не у меня. Это в первый и последний раз. Даже в полутьме было заметно, как он побелел. Не в моих правилах, но я его добил:
        - Ладно уж, признайся, что все это выдумал.
        - Понимаешь, если я полечу, ты кому-то расскажешь, и меня…
        - … затаскают, - продолжил я. - Лучше пусть считают, что все это выдумка. Верно?
        - Ты прав.
        - Ну пока, - поторопил я его. - Вон лайнер подходит, - и указал в море на дальние растущие огни, - а не то чешское пиво купить не успеешь.
        Он вдруг странно подпрыгнул, на миг завис в воздухе и, заложив крутую дугу, исчез во тьме. Издали донесся и растаял обрывок песни:
        …И смертный лист, сверкая, спускается с небес.
        Чтоб сообщить о рае, который не исчез…
        Петь он тоже умел.
        - А теперь вам честно скажу, я ему с самого начала верил, лишь подначивал потом. Правда, и вас слегка разыграл, но его - специально, чтоб самому все увидеть. Почему я ему верил? Во-первых, я доверчивый. Во-вторых, таких деталей, которых он наворочал, не придумаешь - я бы не смог. В-третьих, надо было видеть и слышать, как он рассказывал. А самое главное, первое впечатление, повторяю, никогда меня не обманывает. Его, вероятно, - тоже. Мне и он поверил. Так что и имя, и название поселка, и все-все мало-мальски конкретное, географическое я переиначил. Так сказать, перенес действие в другие места. Зачем его подводить?..
        Так-то… Степанишна от своих сказок - вековой народной мудрости - летать научилась. А у него, оказывается, наследственное вдруг пробудилось. В деда пошел.
        Не деловой я человек. Можно было бы с ним таких дел натворить…
        Интересно, достал ли он чешское пиво?
        ГРОТ
        Многие, конечно, знают, что старое название черноморского поселка Планерское, километрах в тридцати от Феодосии, - Коктебель. Типично курортное место, знаменитое одноименным Домом творчества писателей, музеем поэта Волошина, а главное, потухшим вулканом - Карадаг.
        Коктебель… Скалистые профили горного массива, ветреное солнце, мягкий блеск моря, перечеркнутого зелеными и голубыми языками течений, россыпи крупной гальки, похожей на фасолины-великаны. Камень, глина, высокие пуки сухой травы и низкая редкая зеленая травка…
        Был я там всего раз, в юности, - снимал комнатушку в частном доме за базаром. Точнее, не в доме, а в летнем сарае, разделенном на три односпальных бокса с оконцем в каждой двери. А мне большего и не нужно - кровать, столик с лампой, вешалка и, самое важное, свой ключ. Тем более брали недорого.
        Соседями у меня были двое тоже молодых ребят. Имена их забыл, помню прозвища - Литтл и Миддл. По-английски, Маленький и Средний. Оба из Москвы, студенты иняза: один - второкурсник, другой - дипломник.
        В самом доме снимал комнату четвертый участник, если считать и меня, этой истории. Тридцатилетний, длинный и жилистый, Степан - ювелир из Ростова.
        Я познакомился со студентами еще в поезде, мы ехали в соседних купе. Да и в Коктебеле расположились почти так же, только здесь «купе» было на каждого.
        На все случаи жизни у Литтла и Миддла был бесшабашный ответ:
        - Не надо парить!
        Где они его подцепили… «Не надо парить!» - наперебой неслось с нашего дворика, будто из прачечной.
        Жизнь у нас шла молодая, веселая, разгульная. Я только что вырвался из армии, Миддл уже собирался на волю из института, а Литтл, наконец, оторвался от мамы. Судя по тому, с каким упоением он куролесил, была она кремень-женщина.
        Иногда к нам присоединялся и ювелир Степа, которому вообще было море по колено, он только что развелся с любимой женой.
        - Адюльтер! - поднимая палец, важно говорил он.
        - Изменила, - переводил мне Миддл.
        - Наставила рога, - уточнял Литтл, - и адью, хрен!
        Степа оставил ей все, прихватив лишь горсть витиеватых золотых перстней собственной работы, и прокучивал их со страшной силой.
        - Гори все огнем! - кричал он, возвращаясь поздно ночью, и затем до утра молча скрежетал ключом, пока не засыпал на пороге, сломленный упорством двери. Хозяйка не высовывалась, а нам надоело.
        Мы уходили на весь день в далекие бухты у подножия Карадага, по пути заправляя трехлитровый чайник рислингом из винных автоматов, точь-в-точь как газировочные. Только вместо трех копеек надо опускать двадцать.
        Загорали, ловили рыбу, купались, приставая в воде к девушкам. Я еще нигде не встречал такого, никем не охваченного, количества юных особ. Дикие девичьи стайки можно было встретить повсюду. Попадались и целые табуны без объездчиков - страшно даже подойти. Почему-то сильный пол тогда в Коктебеле был в явном меньшинстве.
        Впрочем, я отвлекаюсь. Моя история - на другую, не менее важную тему. А не то собьюсь с пути истинного.
        Любые источники склонны пересыхать. От безалаберной жизни деньги у нас подходили к концу. Звонить и просить у предков - напрасное дело. Они бы могли выручить лишь в одном случае: прислать на обратный билет. Но то-то и оно, что он имелся у каждого. Взят еще в Москве. Видать, не только у Литтла была кремень-матушка.
        До отъезда оставалось с полмесяца, а мы уже прочно сидели на мели. Пришлось умерить аппетиты, вести себя достойно, сдержанно и не разевать рот на чужой каравай. Никаких гулянок с подружками, воздержание, сухой закон. Килограмм дешевой ливерной колбасы и буханка хлеба - на троих в день. Солнце, море и потухший вулкан Карадаг - бесплатно. А на танцы в пансионат «Голубой залив» мы и раньше не ходили, там одни «дамские» объявляют - никакого тебе выбора.
        Аристократичный Литтл, в джинсах с редчайшим лейблом «Доллар», опустился до того, что стал собирать и сдавать бутылки. Сбор по ночам, сдача - по утрам. Мы бы тоже снизошли до этого презренного занятия - улов бывал рекордным! - но принимали порожнюю посуду крайне редко, а на обмен вообще нигде не брали.
        И тут в роли нашего благодетеля выступил ювелир Степа.
        - Чего приуныли, детки? - как-то спросил он.
        - Куцать хоца, кай-кай, - загундосил Литтл.
        - Нет, тебе не кушать хочется, - усмехнулся Степа. - И не «кай-кай», а «пей-пей»! Смотрю я на тебя и дивлюсь: кто тебя пьянствовать научил? Дома-то небось не позволял.
        - Ты бы лучше вчера на себя подивился, - вступился за друга Миддл, - когда на луну лаял.
        - Не было этого. Заливает, да? - подмигнул мне ювелир. - Такого раньше никогда за мной не наблюдалось. А привычки - запомни, юноша, - устойчивы.
        - Количество переходит в качество, - заметил я.
        - У нас в стране никогда не перейдет!.. Ладно, квиты, - свернул он спор. - У меня для вас нашлось дело.
        - На мокрое я не согласен, - сразу заявил Литтл, - кишка тонка. Плохо питаюсь.
        - Да ну вас, оглоеды! Я серьезно. Можете бабки получить, не обижу.
        - Тогда послушаем. Прошу сесть, - Миддл услужливо пододвинул ювелиру пень, на котором хозяйка оттяпывала головы своим курам.
        - Плохая примета, - покосился Степа. - Значит, так…
        Дело показалось нам на первый взгляд простым. А почему бы и нет - бродить с молотком по Карадагу и отбивать в скалах полудрагоценные камни: светлозеленые халцедоны, слоистые, разводистые агаты, пятнистую яшму и, главное, ярко-красные сердолики. Этот камень больше ценится.
        Ищите, мол, братцы, как говорится, верхним и нижним чутьем, приносите, а он, знаток Степа, отберет лучшее для шлифовки.
        - А где шлифовать будешь? - спросил Литтл.
        - У меня ж мастерская в Ростове.
        - Так ты все жене оставил, - рассмеялся Миддл.
        - Кроме мастерской, - подчеркнул Степа. - Ну как, согласны? Заодно и загорать можете!
        Мы согласились. Попытка не пытка. Попробуем.
        В Коктебеле вообще все отдыхающие помешаны на камнях. Целыми днями роют гальку на пляжах. И кое-что находят, чаще всего - обточенные морем халцедоны, реже - сердолики. Самые отъявленные любители, стремясь опередить других, уже ранним утром журавлями выхаживали вдоль морской кромки. В горы забирались разве только одиночки профессионалы, без шлифовки даже отличный камень - не камень. У почты была ювелирная мастерская, где продавали недорогие перстеньки с местными, правда, не лучшими, камешками. А из-под полы предлагали красивейшие отполированные агаты и сердолики, тоже тогда не совсем по грабительским ценам: рублей за пятьдесят. Сейчас-то цены наверняка подскочили, тем более что Карадаг закрыт для всех. Объявлен заповедником строжайшего режима. И слава Богу. Туда, говорят, даже орлы теперь вернулись.
        Я плохой ходок в горы, особенно по солнцепеку. Когда мы первый раз по крутой тропе, за бывшей каменоломней, поднялись на седловину, у меня был язык до пояса, как у московской сторожевой. Всю воду, взятую в дорогу, возможно, я выпил сам.
        Зато отсюда, с перевала, открылся потрясный вид на все четыре стороны. С одной - длинный берег, опутанный таким же длинным канатиком прибоя, и бескрайнее живое море, а с трех других - внушительная чащоба скал, словно продравшихся сквозь землю. Да они и впрямь вылезли наружу - на то и вулкан - черт знает из каких глубин. Искореженные, пропеченные - черные, темно-серые, пятнистые… Они торчали голо и стремительно. Лишь сам перевал был кое-где припорошен землей с чахлым колючим кустарником и с низкорослыми деревцами-кизилами.
        Если идти по перевалу дальше, что однажды и сделали пытливые Миддл с Литтлом, можно спуститься в соседний поселок, известный своим дельфинарием. На дельфинье представление они не попали, но пива выпили.
        Мы свернули с тропы влево, к подножию скал, что, громоздясь высоким взъерошенным валом, падали затем отвесным каменным водопадом в море.
        В рюкзаке Литтл нес хозяйкин молоток и удачно найденную по пути еще в самом Коктебеле, ржавую кирку, у которой мы укоротили ручку. Повсюду встречались следы исступленной деятельности «пришельцев»: изрубленные халцедоновые жилы и узкие агатовые жилки… А на недосягаемой высоте красовались аршинные буквы масляной краской, гордо сообщавшие о том, кто и когда туда залез.
        - Это ж сколько банок с краской, - поражался Литтл, - надо было переть на себе!
        - Ради славы чего не сделаешь, - сказал я.
        - Работа титанов, - коротко определил Миддл. От него-то я впервые и услышал о разнице между титанами и чайниками. Титаны - крупнее!
        Даже у неприступной верхушки знаменитого «Чертова пальца», грозящего ввысь, было намалевано белым: «Камбеш лысый! Сухуми!» Подобная надпись врезается в память на всю жизнь.
        - Камбеш… - пробормотал Литтл. - Камень бешеный?.. А знаете, как переводится на русский название города Херсон? - внезапно спросил он, и сам себе ответил: - Бессонница.
        Повсюду разевали иззубренные пасти консервные банки и вспыхивало битое стекло.
        - Мамай прошел, - сказал Миддл.
        - Мамай или бабай? - поинтересовался Литтл. - Я их путаю.
        - Оба.
        - А все-таки? - настаивал Литтл.
        - Про Мамая говорят - прошел, а про бабая - пришел. Детей пугают, чтоб не плакали:
«Молчи, бабай придет!»
        - Значит, мы бабай, - Литтл снял рюкзак. - Мы пришли.
        И достал кирку. Как он углядел в расщелине скал эту нетронутую халцедоновую жилу?.
        Ее извилистый ход там и сям прикрывал лишайник, и она шла как бы пунктиром.
        Часть этого «пунктира», килограммов двадцать, мы и притащили в рюкзаке под вечер во двор. А кирку оставили в укромном местечке на Карадаге, не носить же ее туда всякий раз. Сейчас-то можно обозвать нас любыми словами за варварство, но тогда нам это и в голову не приходило. Когда в доме разгром, лишняя пара выбитых стекол уже не выглядит преступно.
        - Куда столько? - обалдел Степа.
        - Забирай и шлифуй, - посоветовал Литтл.
        - Дешевый он, халцедон-то… - копался Степа в груде отбитых камешков. - Дешевый, как и нефрит… В Сибири нефрита - тонны!
        - А у нас - килограммы, - сказал Миддл.
        - Целиковые колечки вытачивать - возни много… Разве что на бусы, а? - поднял голову ювелир.
        - В самый раз на бусы, - кивнул я.
        - Ерунда. Ладно, немножко возьму. - И выдал нам пятерку. - Только в виде поощрения, - предупредил он.
        - Говорил, не обижу… Обижаешь, начальник, - проворчал Литтл. - Пуп надорвали.
        - А вы больше эти килотонны не таскайте. Сердолик ищите!
        С тем и ушел. Не помню, взял ли Степа хоть что-то из кучи. Правда, к нашему отъезду потом она заметно уменьшилась. Может, мальчишки растащили.
        Наши мечты про пир на весь мир рухнули. С пятеркой не разгуляешься. Втроем за целый-то день мы б куда больше заработали у соседей на стройке дома, но это не приходило нам в голову. Искали легкие деньги.
        Наловчившись, мы стали приносить Степану и сердолики. Но, помнится, никогда больше десятки на всех троих мы ни разу не сподобились получить за усердные труды. Измученные, исцарапанные, обгорелые - насчет загара Степан не ошибся, - мы камнем - лучше словечка не подберешь - падали спать.
        - Вот если бы вы сердоликовый оникс принесли!.. - наказывал нам Степа, как будто мы в магазин ходили.
        - А какой он из себя? - спросил Литтл.
        - Сердоликовый оникс состоит из чередующихся слоев ярко-красной или красно-желтой и молочно-белой окрасок, - заученно пробубнил Степа и мечтательно улыбнулся. - Красавец, ребятки.
        - И сколько б ты отвалил за килограмм? - прищурился Литтл. После первого похода в горы он все мерил на вес.
        - Чего? - оторопел Степа.
        - Того! Оникса.
        - Рублей… пятьсот не пожалел бы, - вымолвил Степа, и засмеялся. - Где его вам найти… Килограмм - скажет тоже!
        Как в колодец глядел. Нигде нам этот оникс не попадался.
        В конце концов мы бросили рабский труд. Надоело ишачить. Тем паче, что дурацкие деньги по-дурацки и тратились.
        Как ни уговаривал Степа, обещая повысить таксу, мы не соглашались.
        Мы были вновь свободны как ветер. Голодны и свободны. Сытость с волей несовместимы. Снова ходили в далекие бухты, купались, ныряли, ловили рыбу, собирали мидии и пекли тут же на костре. У меня все-таки морская душа, не горная. Горные выси к себе не манят. Потому-то я и стал впоследствии водолазом.
        А тем временем Неожиданное терпеливо подстерегало меня. Ныряя в маске с трубкой за крабами, я вдруг обнаружил в отвесном подножии Карадага, метрах в четырех под водой, темное большеватое отверстие. По краям оно заросло водорослями, И, если б туда не шмыгнула вспугнутая мною зеленуха, я б не заметил. Был я тогда худощавым и сразу прикинул, что вполне смогу в него пролезть.
        Меня всегда притягивала опасность. Вынырнув, я отдышался, набрал побольше воздуха и снова нырнул. Прошел я в то отверстие без труда, лаз оказался примерно двухметровой длины, а затем резко обрывался… По-прежнему под водой, цепляясь за стену пальцами, я стал подниматься, со страхом ожидая, что стукнусь головой о каменный свод…
        Но не ударился, голова свободно прошла водную поверхность - и я очутился внутри горы, я мог дышать! Высоко вверху светилась в горной толще какая-то щелочка, а внизу подо мной, в темной воде, угадывалось более светлое пятно того самого прохода. Я несмело крикнул, стены откликнулись эхом. Судя по всему, это был довольно большой грот.
        Я снова нырнул и благополучно выбрался обратно.
        Ни Миддлу, ни Литтлу я пока ничего не сказал. А дома вставил в свой испытанный фонарик свежую батарейку, положил в полиэтиленовый пакет и завязал его. Сначала, конечно, проверил, не протекает ли.
        Пакет не подвел, фонарь - тоже. На другой день, в следующий свой проныр, я посветил на стены - и чуть не пошел на дно от восхищения. По стенам, сходясь и расходясь, тянулись ярко-красные сердоликовые жилы, словно поддерживая высокий свод с трещинкой далекого света в толще горы! Вспыхивали вкрапления и целые гнезда красно-молочно-белых ониксов, пестрила в глаза зернистая яшма желтым, зеленым и серым цветом, таинственно поблескивали другие камни, названий которых не знаю. Грот сверкал и переливался.
        Я вылез на выступ и прошелся по бровке пещеры. Вода, будто дыша, чуть оседала и поднималась как бы в каменном бассейне.

…Не сказать, что мои коктебельские друзья чувствовали себя подобно мне рыбой в воде, но плавать они умели. Этого у них не отнимешь, у них вообще трудно чего-нибудь отнять, особенно у Литтла. Вслед за мной они решились-таки проникнуть в грот.
        Когда они наохались и наахались, Литтл вдруг сказал:
        - Да тут на тысячи…
        - Не надо парить, - тихо прервал его Миддл.
        - Тут на сотни тысяч, - хмыкнул я.
        - Степа тут же пятьсот отвалит, не моргнув, и… - зачастил было Литтл и осекся.
        Мы постояли в молчании, любуясь первозданной красотой.
        - Давай назад, по-одному, - сказал я. Проследил, как они поочередно пронырнули обратно, и последовал за ними.
        Затем стал поднимать со дна моря камни и закрывать проход. Миддл и Литтл принялись помогать… Мы трудились так часа три, пока не заделали его почти на всю глубину.
        Теперь там наверняка все заросло водорослями и даже мне не найти то место, где когда-то темнел проход.
        Я тогда оставил в гроте фонарик, а вместе с ним в завязанном пакете дюралевый портсигар, купленный на последнюю нашу трешку.
        В портсигаре лежала записка: «Руками не трогать. Охраняется человеком». Хотел было написать: «человечеством», - но решил, что за всех говорить не берусь. Если туда вдруг когда-нибудь и попадет человек, он сначала подумает. Конечно, батарейка в фонарике давно уже села. Но зато будет понятно, что кто-то хорошо видел всё.
        Через два дня мы катили, без постелей, домой.
        ОТРАЗИМЫЙ
        Про какие только страны я вам ни рассказывал, разве что Штаты пока обошел стороной. Наверное, потому, что о них все чего только не знают - столько понаписано и напоказано! Но то, о чем знаю я, известно, пожалуй, лишь высшим органам власти США и, соответственно, руководству спецслужб. В печать эти сведения, по-моему, не просачивались. Пять лет прошло, и я могу нарушить молчание. Именно такой срок помалкивать в тряпочку обещал я тогда одному человеку в Сан-Диего, в порту на пирсе, о который с грохотом разбивался Тихий океан…
        Сан-Диего… Вероятно, на такое название этого американского города повлияла близость Мексики. А может, североамериканцы когда-то захватили его у нее со всей Калифорнией впридачу - точно не знаю. В зарубежной истории у меня обширные пробелы, ярко-белые пятна. Да мы и в своей-то истории никак разобраться не можем, каждый год - новые учебники, даже экзамены по ней в школах порой отменяют.
        Хорош Сан-Диего! Большой красивый город. С пригородами - два миллиона жителей. Сверхсовременная судоверфь, университет, а так - сплошняком курорт. Девицы в бикини, узких купальничках, по улицам бродят под видом отдыхающих. Нас на бикини не проведешь.
        Мы завернули в Сан-Диего как бы с визитом вежливости: научный руководитель
«Богатыря» академик Сикоморский вполне корректно прочитал несколько лекций в местном университете. Давно его приглашали, но все недосуг, а тут пристали как с ножом к горлу со своими радиограммами, когда узнали, что наш «Богатырь» бороздит Тихий океан поблизости. Мы запросили Москву, она дала «добро», затем заупрямился поначалу госдепартамент, будто мы сами навязывались, но в конце концов разрешили-таки бросить на неделю якорь в Сан-Диегском порту.
        На берег нас отпускали - конечно, не каждый день - с торжественным наказом: высоко нести честь, достоинство, и так далее. Признаюсь, некоторые несли наказ только до ближайшего припортового «шопа», магазина, и, честно сторговав самый дешевый магнитофон, тут же с достоинством возвращались обратно. Меня же прельщала возможность побольше увидеть и услышать, поэтому я использовал строго отведенное время до миллисекунд, а то и прихватывал секунды две-три лишние.
        В своих, подчас одиноких, странствиях по городу я и познакомился с… Назову его просто - Джеймс. Он перепробовал миллион профессий - в Америке любят считать на миллионы! - пока не стал изобретателем. Когда-то он учился в Гарварде, занимался электроникой, биологией, еще чем-то, затем бросил учебу, подался в хиппи, бродяжничал, брался за любую работу, потом пристроился напарником к одному изобретателю-одиночке, сам начал кое-что изобретать, а теперь скрывался от полиции всех Штатов, соединенных разве лишь для того, чтобы его поймать.
        Ничего себе, а? Он так и сказал, когда вдруг со мной разболтался.
        А привязался он ко мне сам, угадав, что я русский. У него была цель - связать его напрямую с официальным советским представителем. Хочет, мол, попросить убежища, но нигде никуда, ни в посольство, ни в консульство, сунуться не может - перехватят. А он-де может принести нам огромную пользу!
        Нервный весь, задерганный, усталый.
        Я ему твердо заявил: пока он мне все не выложит начистоту, я никому о нем докладывать не собираюсь. Пусть, если хочет, сначала мне откроется, а там, мол, видно будет.
        Верно, ему деваться и впрямь было некуда. Рассказал… Одно меня смущало, почему он рискнул к советскому человеку подойти. Неужели у них такая хваленая свобода, что за всеми нами еще в порту слежку не установили? Или у них настолько служба поставлена, что она про любого нашего все наперед знает?.. Был и другой допустимый вариант, но после рассказа Джеймса он враз отпал: специально подосланным Джеймс, ну, никак не мог быть!
        Судите сами…
        Мы сидели - впрочем, он-то лежал - на чистеньком газоне в тенистом парке, и Джеймс тихо рассказывал, чуть смежив глаза и отрешенно глядя в небо. Он ни разу не посмотрел на меня, и, если бы я вдруг украдкой ушел, он бы, верно, не заметил. Но я не из тех, кто сматывает удочки ни с того ни с сего, и вдобавок его похождения всерьез захватили меня.
        Я уже сказал, что он занимался электроникой, а точнее - электричеством применительно к биологии. В общем, в физике, как и в истории, я не силен, а уж в биологии и тем более, но четко помню, что даже отрезанная лягушачья лапка дергается под током. Это, вероятно, и называется физикой плюс биологией.
        Короче говоря, Джеймс пришел к выводу, что теоретически человек может аккумулировать в себе - безнаказанно! - невероятное количество электроэнергии, полученной извне. Подзаряжаться, к примеру, от любой электророзетки, а затем мысленно расходовать энергию по своему усмотрению. Допустим, протянуть руку и послать молнию в кого следует. Или, наоборот, создать вокруг себя такое защитное поле, что от «тебя» даже снаряды отскочат, - не то что пули. Улавливаете?
        Однако от теории до практики - путь большой. Чаще всего, бывает, и не дойдешь. Тот ученый, с которым они работали в лаборатории, устроенной в обширном подвале дома,
        - например, не дошел. После очередной аварии лаборатория так и осталась для него конечным пунктом в этой жизни. Электричество - коварная штука.
        Джеймс тоже мог успешно отправиться по его стопам, как говорится, проторенной дорожкой, но ему повезло. Всю словесную мешанину научно-технического порядка - и на русском-то ничего бы не понял - я пропускал мимо ушей. Скажу одно: в конце концов Джеймс добился того, чего хотел.
        Было это в Нью-Йорке, в городе желтого дьявола. Перво-наперво, чисто по-американски, он направился с пистолетом в ближайшее отделение банка, потому что в последнее время здорово поиздержался со своими опытами. Там он взял, мелкими купюрами - их номера никогда не записывают - столько, сколько смогло вместиться в большую сумку. Пули полиции, не доходя до него на какой-то сантиметр, отскакивали, как от невидимой стальной оболочки. Рикошетом разбило дорогую хрустальную люстру и вышибло зубы глуховатому управляющему, который, высунувшись на шум, раскрыл рот, собираясь спросить, что здесь, собственно, происходит.
        Джеймс ушел невредимым. Да и сам он никому не навредил, так сказать, физически. Зубы управляющего всего-навсего побочный эффект. Если б не стреляли, были б целы. Во всяком случае - никто не погиб. К слову сказать, Джеймс и в будущем - теперь уже в прошлом - лично никого не убил и не ранил, а пистолет носил только для устрашения. Его похождения и в дальнейшем сопровождались лишь побочными, хотя подчас и трагическими, эффектами.
        У банка он тогда сел в заранее угнанную машину и укатил. От погони тоже удалось уйти. Бросил машину возле какого-то универмага и быстро затерялся среди покупателей. В нашей толчее он затерялся б еще быстрее.
        Вечером он уже смотрел по одной из программ нью-йоркского телевидения снятое банковскими телекамерами ограбление. Оказывается, он был настолько галантен, что помог встать сбитой с ног в суматохе пожилой даме. Диктор окрестил его
«налетчиком-джентльменом». Джеймс не запомнил в горячке этого благородного поступка и впредь решил оставить свои вузовские замашки; в таком тонком деле, как ограбление банка, время решало все.
        Если бы Джеймса там вдруг надолго заблокировали, он бы не знал, сколько будет действовать поглощенная им электроэнергия. Хотя розетки есть везде!.. На экране он себя не узнал, лишь почувствовал что-то смутно знакомое в облике грабителя - с наклеенными густыми усами и в парике.
        Полиция считала, что налетчик был в каком-то новейшем, удивительно гибком, защитном жилете. На самом же деле Джеймс был в рубашке защитного цвета навыпуск. Впрочем, с «жилетом» они не очень ошиблись, если б могли уточнить его форму и длину. Джеймс был закрыт пуленепробиваемой оболочкой силового поля с головы до пяток. Он даже и ходил семеняще, словно отталкиваясь, - электрополе было и под ступнями. Журналисты дали ему и второе прозвище - Прыгунок.
        Итак, джентльмен Прыгунок, избавившись от особых примет, парика и усов, в ближайшем туалете, взял напрокат скромную, неприметную машину, снял номер в мотеле за городом - и, наконец-то, сосчитал деньги, которые, как известно, счет любят. Оказалось около пятидесяти тысяч долларов наличными. Неплохо за день работы. Но он шел к этому дню несколько лет, а его напарник вообще угодил на небо. Вероятно, сейчас он радовался, глядя оттуда, и безмолвно шевелил губами, тоже подсчитывая купюры.
        На следующий день Джеймс уже держал путь во Флориду, на юг. У нас преступники тоже любят на юг ездить.
        Но полиция в Америке недаром получает зарплату. То есть заработную плату, а не оклад и не жалованье. Через неделю-другую его уже высчитали. Он был начинающим грабителем, а не профессионалом, и не мог знать, что, получив его живое изображение, полиция располагала буквально сотней специфических примет, помимо дурацких усов и парика. А уж убрать их на фотографии и взглянуть на то, что останется, - для специалиста пара пустяков. Или того меньше - пустяк. А дальше - обычная рутинная работа: опросы, проверки, компьютеры и все прочее. Это теперь Джеймс такой умный, а тогда он считал, что полиции до него не добраться и что денег, при его скромных запросах, ему хватит на целый год.
        Но «недолго музыка играла, недолго фрайер танцевал!» - как поется в известной блатной песне. Сейчас это изысканно называется: городской фольклор. В Сент-Питерсберге - неудивительно, что я запомнил название, - полиция вышла на его след. А он так безмятежно жил. Завтракал у Макдональдса без всяких очередей. Свободно плавал в стратегическом Мексиканском заливе. Посещал ночные рестораны, где не допытывались, откуда у него свободно конвертируемая валюта. А уж это не помешало бы спросить.
        В ночном кабаке его и попытались взять, но он вперед, заре навстречу, проложил путь себе на улицу. Достаточно было слегка увеличить силовое поле, чтобы дюжих молодцов отшвырнуло от него, как от локомотива.
        Недаром Джеймс накануне основательно зарядился от электросети Сент-Питерсберга; в городе на минуту даже упал накал ламп. Для быстроты подзарядки он успешно использовал уединенно стоящую трансформаторную будку. Как? Взломал дверцу и сунул пальцы в высоковольтную розетку - как-как! Откуда я знаю?.. А вот для чего - известно. Девочки там с большими запросами, а деньги подходили к концу, и он собирался с утра пораньше провести ревизию наличности в одном из местных банков.
        Про банк пришлось забыть. Хорошо, что опять удалось уйти.
        Но полиция крепко села на хвост. Фараоны уже кое-что понимали. Они, очевидно, считали, что у Джеймса при себе какой-то, доселе неизвестный, компактный прибор, создающий вокруг него защитное силовое поле. Но даже и предположить не могли, что этим «компактным прибором» был он сам. И, конечно же, не знали, насколько мощно его поле.
        Когда за соседним городом Тампа, надеясь, что все худшее позади, Джеймс вылез из машины справить нужду - нашел время! - пришлось мысленно отключить защиту, иначе б пострадали последние брюки. Но он вовремя успел включить ее вновь и даже невольно усилить в сторону медленно подъезжавшего подозрительного пикапа.
        Тут-то в него и саданули из базуки. Видимо, преследователи решили не рисковать. Они, так сказать, положили с прибором на тот предполагаемый чертов защитный прибор, который им наверняка приказывали сохранить в целости и доставить, куда следует.
        Джеймса даже не качнуло от разрыва снаряда, наткнувшегося, метрах в пятнадцати от него и в метре от преследователей, на невидимую стену защиты. Можно представить, что произошло с пикапом при взрыве в воздухе чуть ли не перед самым носом. Тем более вся взрывная волна ударила назад!..

… - А может, у него и взаправду был какой-то особый прибор? - спросил Ураганова толстяк Федор.
        - Честно - кто его знает, - пожал Валерий плечами.

…После Флориды полиция с ним больше не связывалась. Судя по всему, Джеймсом занялись спецслужбы. Он чувствовал, что его пасут. Но не трогают, видимо опасаясь роковых случайностей со многими жертвами. Ведь теперь Джеймс не покидал большого города ни на шаг. Для постоянного местожительства, без всякой прописки, он выбрал Индианаполис. Один из крупных центров авиационного моторостроения на севере США.
        С ним пытались вступить в контакт. Как-то в гостинице он получил у портье письмо на свое подлинное имя, в котором назначалась встреча; оно было не подписано. Он не пошел.
        Затем посыльный вручил ему пухлый конверт с тремя тысячами долларов, тоже от неизвестных лиц. Деньги он взял.
        Расценил как намек на то, чтоб не грабил банки. Он не стал.
        Гостиницы высшего разряда или низшего пошиба, где не спрашивают никаких документов, менял каждый день. Однажды его чуть не одурманили, пустив ночью в номер какой-то газ, - надо было все время быть настороже.
        Питался только тем, что покупал сам в супермаркетах. Как он ел, как пил? Не знаю. Возможно, урывками. Отключал защиту, и ел-пил. Ведь он мог включить ее в любой миг. И потом, те, кто за ним следил, возможно, полагали, что «прибор» работает бесперебойно. Была, правда, и пара снайперских покушений. Но лишний раз убедились, что бесполезно. Он всегда оставлял в себе «неприкосновенный запасец» энергии - даже перед тем, как подзарядиться вновь.
        Вы лучше спросите, как он дышал. Вероятней всего, электрополе пропускало воздух. Не сплошная стена защиты, а как бы микроскопическая сетка. Ионизированным же воздухом, говорят, дышать полезно.
        Однако здоровье у Джеймса стало сдавать. Он все чаще чувствовал слабость, головокружение, боль в висках… Еще бы, в постоянном напряжении! Необходима была разрядка, а где ее взять? Всегда начеку.
        Бессонными ночами на него наплывали мечтания. Какие возможности! Он мог бы пойти походом на Вашингтон, запросто пробиться в Белый дом и захватить Президента, совладав с любой вооруженной до зубов охраной. Стать всемирным диктатором, наконец!.. Характер не тот… Хотя в мечтах все выглядело очень заманчиво.
        Почему он добровольно не сдался властям… Выжмут, как грейпфрут в камнедробилке, и устранят, чтоб больше никому не проболтался. Да и гибель тех переодетых полицейских с базукой - на его совести. Такое не прощается. Припомнят!
        Невыносимо… Тогда-то и пришла ему мысль обратиться к русским. Он ценный товар. Уж они-то создадут ему защиту более надежную, чем собственная. Да и никаких грехов перед русскими у него нет.
        Джеймс думал так только потому, что был загнан в угол. Он чуял: это долго продолжаться не будет. Его оставляют в покое до поры до времени. Вооруженное перемирие обязательно закончится боем, последним и решительным.
        Агентов вокруг него было много, причем весьма опытных. От них не уйдешь. Подчас они даже и не скрывали слежку. Передавали Джеймса один другому не то чтобы с рук на руки, а с глаз на глаза. Тот его детский приемчик с универмагом, после ограбления банка, у них явно не котировался. Конечно, он мог бы и сам начать на них охоту, и довольно удачливую, но - черный юморок - что делать с добычей? Чисто спортивной, бессмысленной охотой он никогда не увлекался. Это ничего не дало бы. Они бы по-прежнему упорно висели на хвосте, наверняка их бы стало даже больше. Нет, ему необходимо было улизнуть незаметно, без всякого шума и горы трупов.
        Неожиданно Джеймс получил передышку. Как всегда, помог случай. При помощи одной знакомой - он не хочет ее называть - ему удалось ускользнуть-таки из-под бдительного ока спецслужб. Подробности излишни: подобно Керенскому, переодетому в женское платье, - на санитарном автомобиле. Не зря же говорят, что история повторяется дважды.
        И вот он в Сан-Диего. Слежки пока нет, но… Крайний шаг - надежда на русское судно. Безусловно, он может захватить его и сам, без спросу, но не хочет сразу омрачать будущие отношения с советской стороной. Лучше пусть наши как-то свяжутся с посольством в Вашингтоне или с самой Москвой, а уж как ему потом втайне проникнуть к нам на корабль - его дело. Лишь бы согласились.
        Да, он действительно был загнан в угол, если про все не наврал. Были кое-какие сомнения…
        Тут Джеймс повернулся ко мне и легко прочитал на лице мои мысли. Я вообще открытый человек.
        - Электроэнергии у меня пока вволю, сколько влезет.
        Он навел палец на ветку перечного дерева, нависающую над нами. Сверкнула искорка, и ветка упала мне на колени.
        - Да жизненная энергия убывает, вот беда, - продолжал он. - А они теперь со мной церемониться не будут. Первый пробный этап прошел. Заблокируют где-нибудь в доме, отрежут проводку…
        - А если опять газ пустят? - прервал его я, не сводя глаз с лежавшей у меня на коленях ветки. Ее узкие светлые листья подрагивали от легкого ветра.
        - Я в пустых домах не живу. Других людей не подставят - слишком большой скандал!
        - Других не тронут. Вас запрут, пустят газ, и все.
        - В окно выскочу, я всегда выбираю только первый этаж! - запальчиво сказал он.
        - Окно стальным щитом закроют.
        - Разнесу!
        - Особый газ пустят - вмиг загнетесь.
        - С этим они опоздали. После той газовой атаки я кой-куда телеграмму отправил: если хоть на мгновенье такое повторится, мне того мига вполне хватит, чтоб вместе с собой полрайона разнести И, кроме того, моя внезапная смерть - от чего угодно! - приведет к тем же результатам. Разовое высвобождение гигантской энергии - это мощный взрыв! И подписался полным именем.
        Джеймс продолжил, вернувшись к прерванному:
        - … Заблокируют где-нибудь в доме, отрежут проводку, я пойду на прорыв, а они будут гнать и гнать меня, пока не загонят куда-нибудь в пустыню, в прерии или в горы, подальше от высоковольток и всяких там электросетей. Найдут способ расправиться!.. Куда податься? На Кубу? Слишком близко. Только в вашем Союзе можно спастись от их длинных рук.
        Ну, в этом-то я не сомневался. Я сомневался в другом: плохо он, брат, наших гавриков знает. Так сверхсекретно запрячут его и начнут на нем пахать, что электрический стул в покинутой Америке покажется ему раем. Впрочем, электростул ему не грозил. Это все равно что щуку бросить в реку.
        Я ему ничего твердо не обещал. Завтра, если выпустят на берег, встретимся здесь же. «На том же месте, в тот же час», - как в песне.
        Для меня сбитая Джеймсом ветка была бесспорным доказательством того, что он ничего не присочинил. Но станет ли она таким же аргументом для замполита?
        Не стала.
        Он выкинул ее в иллюминатор, не поверив не единому слову.
        - Вас провели! - возмущался он. - Это типичная провокация!
        - Не типичная.
        - Ну пусть… - озадачился он, и вновь завелся: - Вас вообще нельзя на берег выпускать!
        - Конечно. На берег нельзя, а под воду можно, - привычно ответил я.
        - Сказал бы ему: официальные представители отказываются наотрез.
        - Почему?.. Он спросил бы - почему?
        - Да хотя бы потому, что вы вообще обязаны сообщить о нем в полицию.
        - Если обязан, почему не сообщил? Он поморщился.
        - Вы, Ураганов, почему-то понимаете все буквально. Обязаны - в фигуральном смысле. То есть были бы обязаны, но этого не сделали, потому что не обязаны… - вконец запутался он.
        - Значит, не обязан.
        - Все это бред, - отмахнулся он. - Я запрещаю вам вновь встречаться. Да чего я тут с вами?.. Прикажу, чтоб не выпускали!
        - А вот захватит он вдруг корабль и заставит нас повернуть к родным берегам, тогда увидим, какой это бред, - проворчал я.
        Замполит тоже хорош. После моих слов он забегал по каюте, как соболь в клетке. Наконец остановился.
        - Он что, предупреждал?..
        - Открытым текстом.
        - С вами никогда не знаешь, наказывать ли вас, или благодарить?!
        - Ясно, благодарить. Кто предупрежден, тот вооружен. Пословица.
        - В таком случае…
        - В таком случае, если не верите, лучше подождать, пока он сам на «Богатырь» не заявится. А так оно и будет, если он меня завтра не встретит.
        - Есть и другой выход.
        Часа через два после совещания у капитана, в присутствии академика Сикоморского - меня вызвали, я все повторил, - «Богатырь» досрочно вышел в море.
        - А говорили - бред, - только и сказал я замполиту.
        - Я и сейчас так считаю. Но корабль должен быть застрахован от любых случайностей.
        Вот тут он прав. Хорошо, хоть Сикоморский успел свои лекции в университете прочитать.
        Мне было малость неудобно перед Джеймсом. Но я думаю, он сам же увидел, что корабль покинул порт внезапно, раньше времени. Это было веским подтверждением тому, что просьбу его я передал.
        Я все думал, почему он сразу же наш корабль не захватил. Мог не знать, что мы пришли? С натяжкой допустимо. А потом?.. Ждал результатов моих переговоров, не решаясь пойти на крайние меры?.. Но все-таки я склоняюсь к мысли, что Джеймс лично меня не хотел подводить. Я ему чем-то понравился, он ко мне проникся, в фигуральном смысле, симпатией. Все хотел сделать по-джентльменски, а не прыгунком.
        Несчастный он, конечно, запутавшийся человек… Каково ему было, когда он увидел, что наш «Богатырь» снялся с якоря!..
        Прочитав вскоре в газетах - помните сенсационное сообщение, - что на всем западном побережье США по неизвестным причинам вдруг вырубился ток и все города погрузились во тьму, - я подумал: «А, может, Джеймс все-таки решился пойти…»

… - В банк, - подхватил толстяк Федор.
        - Ва-банк! - отрезал Ураганов.

… «Может, все-таки решился пойти на Вашингтон? Может, перед ним вновь неотразимо замаячил Белый дом?!» И, как видите, не сумел. Он же вскользь упоминал, что способен аккумулировать в себе немыслимое количество энергии. К какой электростанции он подключился? Вероятно, к нескольким сразу!
        Не рассчитал и хватил лишнего…
        - У меня серьезное замечание. Ты же говорил вначале, что ваш прощальный разговор был на пирсе, в порту… Тихий океан еще у тебя с грохотом бушевал! - строго сказал памятливый Федор.
        - Это я загнул для красного словца, - смутился Ураганов. - Прошу прощения.
        Помолчав, он нашарил в кармане своего висящего в предбаннике пиджака газетную вырезку.
        - А, может, Джеймс тогда и остался жив?.. Мне теперь в любом сообщении из Америки о причудах электричества кажется, что они каким-то образом связаны с ним. Вот заметка, напечатанная в «Известиях» 30 января 1990 года: «… объект прочертил ночное небо над восточным побережьем США. Это был огненный шар, светящийся голубым и желтым огнем. В Нью-Йорке в полиции непрерывно звонили телефоны, люди спрашивали, что это за феномен. В ответ власти могли сообщить с полной уверенностью только следующее: этот объект не принадлежит к числу аппаратов, запущенных человеком…» И тэ дэ.
        Может, Джеймс тогда уцелел, рванул на восток, и только потом…
        Думайте, что хотите.
        ГИПСОВАЯ КУЛЬТУРА
        - Конечно, не только я, - многие могут порассказать самые странные и удивительные истории. Чего только с нами в жизни не случается!
        Ураганов уставился на газету, в которую была завернута таранка. Крупными буквами выделялся заголовок «НЛО в районе Нальчика».
        - Опять пожаловали… В последнее время им почему-то полюбились Воронеж и Нальчик. Впрочем, Нальчик у них издавна на особом счету. Помните старую песню «На Дерибасовской»? Так еще в ней, между прочим, сказано о том, что какой-то мальчик
«ездил побираться в город Нальчик, и возвращался на машине марки «Форд», и шил костюмы элегантно, как у лорда». Интересно, у кого это он смог выклянчить - да еще в Нальчике - «Форд»?! Только у пришельцев, - безапелляционно сказал Ураганов, - больше никто бы не дал! Эх, жаль, я тогда в Берлине не попросил на НЛО у гуманоида уловистую блесну для спиннинга… А вы замечали, что с каждым годом неопознанных летающих объектов становится все больше и больше?.. Вот, пожалуйста, что сообщает директор Всесоюзного межотраслевого научно-координационного центра уфологии товарищ Ажажа, - и Валерий зачитал из газеты с таранкой: - «За последние десять лет мировая уфология зафиксировала 15 миллионов случаев контактов с НЛО. Какой процент брака ни назови, все равно «летающих тарелок» останется великое множество». Ясно? Свежая газета!
        Я вам расскажу про один поучительный случай, который произошел со мной, когда мы еще жили у родителей моей Иры в 1-м Мосфильмовском переулке. Ныне улица Пырьева, кинорежиссера. В свое время он поставил выдающийся фильм «Свинарка и пастух» и Сталинскую премию за него получил. Видели по «Иллюзиону»? Про любовь грузинского пастуха к русской свинарке. Веселая музыкальная сказка.
        Так я вам еще не ту сказку поведаю, тоже из сталинских времен, если разобраться.
        Мы поудобней уселись в предбаннике и развесили уши, как слоны на водопое. Излюбленное выражение Ураганова.
        Хоть я и жил тогда в 1-м Мосфильмовском, история эта началась не в Москве, а в Курске. Тогда я каждое лето непременно, пусть всего на неделю, ездил к матушке в отпуск.
        Приезжал-то я к родным, а все время проводил у друзей. Такое всем знакомо. Не будешь же целыми днями дома сидеть и без конца рассказывать, как ты замечательно ладишь с новой родней.
        Мой лучший курский друг, Петя, бывший напарник по работе в кладбищенском фотоателье, жил почти что за городом около так называемых генеральских домов. Там издавна, еще с «послевойны», давали большие участки отставникам, в чине не ниже полковника, под застройку и сад. Добротные каменные дома со всеми удобствами, высокие кирпичные заборы - генералы и полковники устраивались здесь жить надолго, если не навсегда. У одного старого генерала, помню, даже конюшня была - правда, с одной лошадью, - и он, каждый раз верхом, объезжал вечерами свои владения, бдительно неся службу по охране обливных яблонь и груш. Над забором важно проплывала расшитая золотом фуражка.
        В тот свой приезд, вспоминая наши набеги на окрестные сады, я спросил о чудаке генерале.
        - Сейчас он не на коне - стар, - ответил Петя. - А ходить ходит, с палочкой. У него там теперь такое!.. Сам поглядишь.
        И мы поглядели с крыши Петиного барака. У других отставников мало чего изменилось, разве что сады погуще разрослись. У нашего же генерала-ковбоя почти все яблони и груши были вырублены, а вместо них стояли белые статуи. И впрямь музей! Глаза разбегаются: памятники Ленину, Сталину, Дзержинскому, Свердлову, Жданову - среди воинов с винтовками, пионеров с горнами и барабанами, доярок с телятами, свинарок с поросятами, шахтеров с отбойными молотками, пограничников с овчарками, спортсменов с веслами, десантников с парашютами, геологов с теодолитами… - кого только нет. А уж всяких бюстов не сосчитать. И все сплошной свежепобеленный гипс.
        - Отовсюду свозил, - пояснил Петя. - Из детского парка, из привокзального сквера, из ДКА, из домов отдыха… Что уцелело - к себе!
        В сторонке выделялась особая группа, очевидно отобранная для реставрации: увечные памятники без ног или без рук, чьи-то огромные сапоги на постаменте и отдельная загадочная голова, торчащая к нам затылком, на голой железной арматуре шеи. Рядом были аккуратно сложены обломки торсов, коленей и локтей.
        - Каково! - восхищался Петя коллекцией соседа. - Гигант!
        Действительно, гигант. Одна только могучая кучка с отдельно стоящими гипсовыми сапогами потрясала до слез. Исторический травмопункт.
        - Зачем ему все это? - спросил я Петю.
        - Кто знает… Возможно, хобби.
        - Дорогое удовольствие.
        - Не очень. Бесплатно отдавали, лишь бы избавиться.
        - А привезти, разгрузить, расставить, отремонтировать?.. А сад какой вырубил!
        - Вообще-то в копеечку влетело, - согласился Петя, задумчиво почесывая подбородок.
        - Я как-то не задумывался…
        - Может, надеется, что старые времена вернутся, а? Тогда он опять на коне: для потомков сохранил!
        - Не такой он дурак, - возразил Петя. - И скуп до крайности, его надо знать. Верке, внучке, наотрез отказался джинсы купить по госцене, а на своих истуканов - ты прав - средств не жалеет. Если только не чокнулся на тоталитарном пунктике, то тут и взаправду что-то загадочное. Я теперь не засну, - засмеялся он. - Прямо хоть к нему иди и спрашивай.
        - Айда, - сказал я.
        - Шутишь?
        - Нисколько. Так и скажем: проклятое любопытство замучило. Ответьте, пожалуйста, на пару вопросов, как земляк землякам.
        - Была не была! Пошли. Так и пошли.
        Петя по-соседски представил меня как своего друга, недавно отслужившего на флоте.
        - Я, правда, не моряк, - подобрел генерал. - Я военный строитель. Но к морякам отношусь с уважением.
        Мы застали его одного. Он принял нас в китайском халате на застекленной террасе и угостил чаем. Маленький сухонький такой человек, похожий на старого Суворова из одноименного кинофильма.
        - С чем пожаловали? - полюбопытствовал он.
        - Это у вас… будущий музей? - показал Петя на обломки, поеживаясь под буравящим взглядом военного строителя.
        - Допустим, - сдержанно ответил тот. - А что?
        Петя промолчал.
        - А что? - повторил генерал.
        - Ничего, - пожал я плечами. - Все головы ломают: чего, зачем, почему? А оказался и правда музей.
        - А вам он нравится? - сощурился генерал.
        - Ну, музей есть музей. Память обязательно хранить надо, - осторожно заметил я. - Вон в Москве, говорят, был «Музей подарков Сталину». Нужно было оставить пусть смотрят. Музей прошлого.
        - Верно! - привскочил хозяин на стуле. - И не только прошлого, но и будущего! Рад слышать от молодого поколения.
        - Извините, не докончил, - сказал я, не обращая внимания на предостерегающие знаки Пети.
        Меня понесло:
        - «Музей подарков Сталину» надо было сохранить лишь для того, чтобы другим неповадно стало, чтоб свою дурь увидели, чтоб…
        - Вооон! - проревел хозяин, наливаясь кровью, как клоп. Откуда только такая сирена в нем прорезалась?.. Вооооон!
        Мы пошли к выходу. Я уходил достойно, не торопясь, позади Пети. А сам невольно ожидал, что старичок вот-вот и огреет меня чем-нибудь по затылку.
        - Стойте! - приказал хозяин. Мы обернулись.
        - А знаете ли вы, сопляки, с чьим именем на устах мы строили и умирали?
        - Но вы же не умерли, - не сдержался я.
        - За Родину и за Сталина! - не слушая, пробубнил он.
        - За Родину - да, а уж за Сталина - нет.
        - Я своими ушами слышал! - грозно затопал он ногами в шлепанцах.
        Это было б смешно, если б не было страшно, - как говорят древние греки. А, может, еще кто-то. Все равно в точку.
        - Я недавно в Батуми отдыхал, - неожиданно сказал Петя. - Там на улице бюстики Сталина продавались. Железные, никелированные, тяжеленькие. И продавец пристал к приезжей даме: купи да купи! А она ни в какую. Тогда я говорю: беру, сколько с меня? А он: даром отдаю, даром! Все смотрите, какой умный русский молодой человек! И вкрадчиво спрашивает: а зачем он тебе? Предвкушал, я ему сейчас отвечу, что в красный угол бюстик поставлю и день-ночь любоваться либо молиться стану. А я прикинул вес бюстика на руке и сказал: им хорошо орехи колоть. Так меня чуть не убили, прямо на улице. И если уж тогда я в штаны не наложил, то вас-то и подавно не боюсь.
        Хозяин даже за сердце схватился. Жаль его, конечно, сердечного. А сам, забывшись, все продолжает тихонько ножками топать.
        Мы вышли.
        - Прорвало? Меня сдерживал, а у самого шлюзы слабые, - попенял я.
        - Да ну его!.. - выругался Петя.
        Вечерело… Он пошел провожать меня на остановку.
        И тут к нам пристроился какой-то человек странного вида. Огромные запавшие глаза на испитом лице, темная шляпа, черный плащ, несмотря на теплую и даже душную погоду. Под мышкой у него торчал зонт.
        - Сейчас дождь будет, - внезапно сообщил он. - Пойдемте под дерево.
        Только мы его невольно послушались, как сыпануло первыми крупными каплями. Где-то в стороне громыхнуло, стало темно.
        - Погодка у вас, - пробормотал неизвестный и вдруг спросил: - Извините, вы наши конкуренты?
        - Кто? - опешил Петя.
        - А разве вы не по поводу… гм… музея заходили? Он вас, правда, выгнал? Кто вы такие? Ваши цели? Планы? Намерения?
        - Полегче на поворотах, - строго сказал и без того заведенный Петя. - Вы что, с неба упали?
        - А вы? - не остался он в долгу. Мы переглянулись.
        - Тогда спрошу по-другому, - вскипел Петя. - С луны свалились?
        - А вы? - повторил неизвестный. - Где ваша база.
        Дождь уже шумел вовсю, и дерево мало спасало. Неизвестный поднял воротник плаща и, вытянув руку, раскрыл над всеми нами свой обширный зонт.
        - Какая база?! - запоздало взорвался Петя. - Чего вы нам голову морочите? - И демонстративно повернулся ко мне. - Вот псих!.. Анекдот слышал? Приезжает инспектор на ракетный полигон. А одной из ракет нету. На ее месте объявление висит: «Ушла на базу».
        - Так у вас, как и здесь, все еще ракеты? - вновь встрял, забеспокоившись, неизвестный. - Вы конкретно откуда? Оттуда?..
        И ткнул пальцем куда-то вверх.
        - Попал пальцем в небо, - съязвил Петя.
        - Значит, угадал? Верно? - вконец разволновался неизвестный. - Нет-нет, вы не имеете права! Мы первые его обнаружили! В конце концов у нас с ним договор!
        Он полез за пазуху и зашелестел какой-то бумагой:
        - Как здесь говорят, договор дороже денег. Ну, конечно, деньги - это бумага. Мы обещали химически чистым золотом заплатить. Мы первые, - повторил он, - вы не имеете права! - Он чуть не плакал.
        Искра просветления, наконец, сверкнула в моей непутевой голове. Не может быть! Неужели он…
        Я перебежал улицу к телефону-автомату и позвонил домой: погода, мол, нелетная, заночую у Петьки, не беспокойтесь. Дал отбой и как раз вовремя вернулся назад. Петька с неизвестным уже схватились за грудки. Еле я их успокоил.
        - Поговорим под крышей, - прокричал я им, словно глухим.
        Дождь усилился, и мы втроем помчались по лужам в Петькин сарай. Москва кое в чем отстала от провинции: тут парни давно живут летом в дворовых сараях, переоборудованных на скорую руку под временное жилье.
        - Хорошо устроились, - сдержанно одобрил незнакомец дощатую халупу. - Поближе к объекту?
        Петя, по-прежнему ничего не понимая, опять начал накаляться. Я прошептал ему несколько слов на ухо, и он прямо-таки вытаращил глаза.
        - Так вы… - начал было он.
        - Что - я! - Неизвестный, наконец, вытащил из-за пазухи лист бумаги и сунул нам под нос.
        Это был договор на двух языках, русском и втором, совершенно непонятном: иероглифы не иероглифы, крючки не крючки, рисунки не рисунки… Мы обратились к русскому тексту, из которого следовал лишь один вывод: «…владелец музея гипсовых фигур такой-то уступает их за пуд (16 кг) золота другой договаривающейся стороне, вместе с запчастями, вплоть до права вывоза с планеты Земля на своем транспорте в любое удобное время. Число, подписи».
        - Вы что же, на самом деле пришельцы? - свистящим шепотом спросил Петя.
        - А вы - нет? Вас здесь иначе называют? - съязвил неизвестный.
        - Здесь нас называют людьми, - отрезал Петя.
        - И нас. Мы так же свободно можем принимать любой облик, как и вы, - подчеркнул незнакомец.
        - Да пойми ты, Петенька, - встряхнул я его. - Он считает нас тоже пришельцами, только не своими, а совсем из других миров. Он думает, мы хотим перехватить у них добычу!
        - А разве не так? - гордо скрестил руки на груди неизвестный. - Я честный космический торгаш… Торговец, - поправился он, - у меня контракт! Я жду корабль, чтоб забрать свой груз.
        - Космический корабль?..
        - Не парусный же.
        - А про какие запчасти упоминается в договоре? - продолжал выпытывать Петя.
        - Ну, гипсовые руки, ноги, животы - все, что есть в наличии.
        - Сами не можете сделать? - недоверчиво сказал Петя.
        - Вы странные торгаши… торговцы. Это же доподлинные предметы массовой культуры определенной эпохи конкретной страны, самой большой на Земле!
        - И за это барахло пуд золота?.. Вот ханыга генерал! Кричал там: за Родину, за Сталина! А нашу славу боевую и трудовую на презренный металл разменял?!
        - Из идейных соображений, - непреклонно заявил неизвестный. - Он хочет, чтобы Музей Его Времени сохранился навечно - где угодно. Хоть у черта на куличках! - как он выразился. Кстати, приблизительно так и переводится название нашей далекой планеты на русский язык. Я был неимоверно поражен таким совпадением. Это лишний раз подтверждает то, что сама судьба за нас, а не за вас.
        - Да мне этот ваш музей и даром не нужен! - отмахнулся Петя.
        - Благодарю вас! - ловко перехватил его руку и восторженно затряс ее обеими руками незнакомец.
        - А как вы его убедили, что вы - это вы? - не сдавался Петя. Все еще одолевали сомнения.
        - Не верил, поверил.
        - Вот вы говорили, что можете принимать облик любого земного существа. Докажите! Что?.. Ага!
        Но неизвестный тут же превратился в лохматую рыжую дворнягу и резво обежал вокруг стола. Затем встал на задние лапы и неожиданно лизнул Петю в нос. Это его совсем доконало, он чуть не хлопнулся в обморок.
        В сарай заглянула грозная Петина мать.
        - Осторожней с курением, сгорите, - предупредила она, и тут ее взгляд упал на рыжего пса.
        Он умильно глядел на нее и мотал хвостом, поднимая пыль.
        - Не приваживай, - строго сказала она сыну, - а то собачников вызову.
        - Только не собачников! - вмиг превратился в человека наш дворпес.
        Она-то уж точно упала в обморок, мы с Петей еле успели ее подхватить.
        Только теперь я начинаю понимать, кем был мой удивительный кот-спаниель Тимка. Тоже, видать, из «космических торгашей-торговцев» и так же, наверное, к чему-то приглядывался и приценивался в нашей Матвеевке. Не к старым ли автомобилям? Помнится, еще будучи котом, он любил полеживать на капотах «Побед» и «Москвичей» первого выпуска. Интерес к «ретро»? А как он тоже боялся собачников!
        Петина мать быстро пришла в чувство. Огляделась - за это время неизвестный успел стать мотыльком - и удалилась, недоуменно потирая лоб.
        - Жаль, конечно, что такой поучительный музей истуканов и идолов уплывет из нашей страны, - сказал я. - Все хорошее - иностранцам! А что поделаешь?.. Мы сами еще не доросли до мысли, что надо хранить любую память. Из нашей истории гипсовую культуру не вычеркнешь.
        - Что я слышу? - опять возник неизвестный. - Выходит, как у вас говорят, я лопухнулся? - Он был очень расстроен. - Значит, не вник в человеческий образ по Станиславскому! Пять лет земной жизни коту под хвост?.. Теперь-то я четко вижу, что вы - самые настоящие люди. А все проклятое волнение… конкуренция… дефицит…
        Он тяжко вздохнул.
        - Прощайте, - и полосатым котярой шмыгнул в полуоткрытую дверь.
        - Не-ет, - мечтательно протянул Петя, - я на этого военного строителя обязательно настучу.
        - Не поверят.
        - Что я, кретин? Я только про золото черкану. В органы!
        - Запомни, Петя, нынче к генералу, даже бывшему, с обыском не придут.
        - А он еще по прежним временам плачется. Враз бы его тогда замели, голубчика!
        Именно через день после этой встречи в газетах напечатали сообщение о «летающей тарелке», чуть ли не впервые замеченной в курском небе. Но никто, кроме меня с Петей и, пожалуй, военного строителя, не связал появление НЛО с внезапным исчезновением «гипсового музея истуканов».
        На вопросы соседей старичок, скрепя сердце, отвечал, что вывез все на свалку. А Петю стал трусливо избегать после того, как на людях тот мстительно крикнул:
        - Культуру продаешь! Кто больше, да?
        На этом история не окончилась. Мне довелось еще раз встретиться с тем неизвестным.
        Я уже говорил, что жил в 1-м Мосфильмовском переулке. Метрах в трехстах от нашего дома петляет в овраге мутная речушка Сетунь. Кажется, я упоминал: не речка, а чистейшей воды химреактив. По-моему, по ночам в ней можно фотографии проявлять. И закреплять в ней же - одновременно. Мертвая вода. Ни головастиков, ни комаров… А ведь я еще помню живописную Сетунь, когда по ее берегам кое-где стояли частные дома, а на мостках женщины стирали половики. По той стороне тянулись луга, там пасся мелкий рогатый скот. Помню, как один мужик кряхтя переносил на плечах козла по длинной, наращенной доске, перекинутой через речонку в самом узком месте. Чуткое животное орало в голос, глядя на бегущую внизу воду. А тогда она была куда чище, чем теперь. Сейчас бы любой козел заорал еще громче!..
        Прихотливо извиваясь, Сетунь мирно несет свои изумрудные воды, в которых змеями мелькает бракованная пленка с «Кинокопировалки», величаво плывут - откуда столько?
        - белоснежные куски пенопласта и раздутые трупы собак и кошек в непередаваемых малахитовых разводах. Вольно ж было великому Гоголю подтрунивать над своими потомками - школьниками: «Чуден Днепр при тихой погоде…». Он Сетуни не видел. При любой погоде.
        В пойме реки там и сям разбросаны какие-то мастерские и забытые Богом склады за большими кособокими заборами. Они были в таком запущении, что среди диких пустырей, чахлых рощиц и свалок казались порождением данной природы. Однажды вечером, возвращаясь из магазина и проходя мимо такого склада, я из любопытства взобрался на забор и глянул: батюшки мои!..
        Здоровенный двор был сплошь заставлен гипсовыми статуями Ленина во весь «его» двухметровый рост. Иные из них по-отечески взирали на меня, другие стояли, гордо отвернувшись. Их тут была целая чаща! Стояли здесь Ленины и поменьше, они казались его детьми.
        - Опять - вы?? - послышался позади чей-то голос.
        Я спрыгнул обратно. Это был… тот самый курский неизвестный:
        - И после этого вы осмелитесь утверждать, что вы все-таки туземец?
        - Кто-о?
        - Вы сколько лет на Земле?
        - С рождения, - не совсем понял я.
        - С рождения можно было б и выучить, что туземец, туземец, - разделил он слово, - житель этой земли, местности. Я же в своем вопросе имел в виду не просто землю, а планету Земля.
        - Снова вы за свое! - оскорбился я. - Сейчас опять начнете про конкуренцию?
        - А чего ж вы хотите - факты налицо. По всей стране мы пока обнаружили лишь два богатых, можно сказать, «месторождения» доподлинных гипсовых фигур - и вот снова наталкиваемся на вас. Какой бы вы сделали оргвывод?.. Впрочем, коммерческая честность превыше всего. На это хранилище у нас договора нет. Вы первый пришли и застолбили, - он указал на бетонный столбик-пасынок, на который я становился, влезая на забор.
        - Это не мой, - честно отказался я.
        - Однако он излучает ваши следы.
        - В таком случае, что излучаю я сам - весь? Человек я или кто?
        - А пес вас знает! Ни одна собака не определит, хотя собачий нюх - тончайший индикатор. Перевоплощение любого так называемого пришельца в человека бывает полным или никаким.
        - Ну, хватит. Надоело. Уступаю вам права. Берите все! - широко повел я рукой на забор.
        - Все не потянем, - с сожалением заметил он, тем не менее явно обрадованный моей нежданной щедростью. - Договорник?
        Я не глядя подмахнул бумагу, привычно появившуюся из-за пазухи неизвестного, его же дешевенькой шариковой ручкой.
        Он молча поклонился мне и пошел вдоль забора к воротам, над которыми тихо жужжала лампочка.
        - А вознаграждение? Комиссионные, призовые, отступные? - жадность все-таки взыграла во мне.
        - В договоре об этом ничего не сказано, - хихикнув, откликнулся он. - Вы уступили право первооткрывателя даром. Задарма и дуриком.
        Так…
        - А зачем же вам договор? Ну и брали бы себе задарма и дуриком.
        - Договор удостоверяет подлинность приобретаемого. И вдобавок, по-вашему, честь торгаша… торговца ничего не стоит?
        - Вы хоть сторожа-то, если он есть, не обижайте, - крикнул я.
        - Не обидим…
        Рано утром я не поленился, сходил на склад. Сторож был. Не обидели - пьяный в стельку. А «хранилище» заметно поредело.
        Нет, что ни говори, а мой знакомый неизвестный - все-таки торгаш, а не торговец, пусть и космический. Как ни уточняй. Я настоящий житель Земли и хорошо знаю разницу между, казалось бы, сходными словами.
        А ведь и я мог вернуться домой на машине марки «Форд», как в песне поется. Совершенно свободно.
        ПУЛЯ
        Пожалуй, это моя самая поразительная история. Такого, что приключилось во Фритауне, со мной еще не было и, твердо надеюсь, не будет. Фритаун - столица африканской республики Сьерра-Леоне, важный порт на побережье Атлантики. Переводится с английского как «Свободный город». У них вообще государственный язык - английский.
        Помнится, мой неразлучный спутник боцман Нестерчук, очутившись на берегу, пошел прицениваться к знаменитым местным алмазам, имея всего пару долларов за душой, а я благоразумно решил истратить ту же сумму на культурные цели и направился в известный Национальный музей.
        Про музей я вам подробно рассказывать не стану. А вот про другое… Там я познакомился с одним экскурсоводом. Как выяснилось, бывшим колдуном небольшого племени, живущего у самых отрогов массива Фута-Джаллон и в основном занимающегося охотой в высокотравной саванне.
        По-моему, кроме меня, других посетителей в музее особо и не было. И колдун, показав мне всякие экзотические экспонаты, привел в какой-то прохладный тихий зальчик поболтать о жизни. Мной-то он заинтересовался тоже как музейной редкостью - русского человека он видел впервые. Но оказался таким разговорчивым, что слова не давал вставить. Сам спрашивал, сам же отвечал, и все такое прочее. Я плюнул на самолюбие и, рассеянно слушая, стал рассматривать коллекцию разнообразного оружия: от копий и кремневых ружий до современных винтовок.
        Колдун мне попался сердитый.
        - Вы меня совсем не слушаете, - визгливо обиделся он. - Учтите, я могу вас за это наказать.
        - Да пожалуйста, - благодушно ответил я. Принимал за шутку, а напрасно.
        - Вы что, такой смелый? - усмехнулся он.
        - Не очень пугливый, - кивнул я.
        - Это хорошо. - Он потер сухие ладошки о свои морщинистые пятки, торчащие из этаких здоровенных сабо. - А то иные совсем пропадают: бац - и туда!..
        - Куда?
        - Кто - куда, - туманно ответил он. - Слишком нервные.
        - Ну, у меня нервы - стальные, - небрежно заметил я. - Из них можно якорные цепи клепать.
        - А вот поглядим, - раздраженно сказал колдун. Мое бахвальство все больше выводило его из себя.
        - Многие глядели. После этого у них зрение улучшалось.
        Уши у колдуна даже побагровели от злости:
        - Мания величия!
        На что я бодро ответил:
        - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью! Или пылью - точно не помню.
        - Пылью - точнее, - многозначительно сказал он. - Не заноситесь.
        - Живы будем, не помрем.
        Колдун угрюмо посмотрел на меня и вдруг, завыв гортанную песню, пустился в какой-то ритуальный танец вокруг меня. Ну уж теперь-то я сразу забыл про всякое оружие. И тоже напрасно.
        Движения его становились все стремительней. У меня двоилось в глазах. Под конец он закружился волчком, резко остановился и длинными указательными пальцами, похожими на заточенные карандаши, ткнул в меня и в дуло потертого карабина, лежавшего на высокой подставке.
        Тут-то все и началось… Мое сознание меркло - так постепенно гаснет люстра в кинозале. Затем наступил мрак - с дырочкой света вдали, словно в тоннеле. Я с ужасом почувствовал, что стал - пулей!
        Я находился в стволе карабина, и тот светлый кружочек сиял в конце дула. Ужас быстро исчез, уступив место безмятежной детской наивности и неудержимому любопытству. Я уже не был русским водолазом, простейшим советским человеком, - я был просто пулей, туго сидящей в патроне. И как всякой пуле мне было интересно увидеть: а что же там, снаружи, за дулом?.. О будущей жизни я, пуля, вроде бы знала и не знала. Словно спала наяву…
        И вдруг - огонь, грохот! Ура, я лечу!.. Нет, я, пуля, вылетела не в музее, как можно было бы теперь предположить.
        Тот же карабин, но в пятнах ржавчины, лежал на бруствере заросшего окопчика. То ли он выстрелил сам - от старости внезапно сработал ударный механизм, - то ли какая-то зверушка, копошась в траве, нечаянно сдвинула спусковой крючок. Кто, когда и почему оставил здесь свое оружие - не знаю. Может, сам колдун?.. Война ли была, или охота - тоже неизвестно.
        Вспоминая, я вижу все словно во сне…
        Сделав круг над окопчиком, я устремилась вдаль. Подо мной простиралась зеленая саванна с плешинами краснозема и редкими зонтичными акациями.
        Радость жизни переполняла, опьяняла меня. Мне трудно объяснить свое состояние: я одновременно и наблюдал себя, как пулю, со стороны, и был той пулей, которая видела все сама по себе.
        Заглядевшись на свое летящее серебристое отражение в небольшом озере, я врезалась в дерево на островке. Отчаянно дергаясь, я, наконец, вывинтилась на волю и полетела дальше. Теперь я была осмотрительней, осторожней… Зависла над водой и расстроилась, внимательно разглядывая себя, как в зеркале: мой острый носик стал некрасивым, сплюснутым.
        Увидев камень на берегу, я несколько раз с налета чиркнула о него, поточив нос. Снова посмотрелась в озеро, просияла, довольная, и опять полетела неизвестно куда.
        Я мчалась, весело посвистывая, а все звери и птицы, заслышав и завидев меня, в страхе уносились прочь. Очень обидно! Ведь я, пуля, такая красивая, такая маленькая. Чего бояться?!
        Скучно мне было одной. Никто не хотел со мной водиться, никто не желал со мной играть. Даже бабочки не принимали меня в свой хоровод, испуганно разлетаясь по сторонам.
        И вот, заметив красавицу антилопу со штопором закрученными рогами, я погналась за нею. Мне так по-детски захотелось посостязаться наперегонки. Я летела то рядом с антилопой, задорно подмигивая и отражаясь в ее дрожащем глазу, то обгоняла, то кружила меж рогов. Вовсю нажимала антилопа, а я, играя, отставала, вновь нагоняла, опять отставала - интере-е-сно!..
        Внезапно антилопа, как вкопанная, остановилась над речным обрывом. Увлекшись, не сдержав полет, я ударила ее в шею и легко прошла насквозь. Антилопа рухнула с обрыва в быструю воду и исчезла. Трава на обрыве была забрызгана такой же липкой кровью, как и я сама.
        А ведь все было так хорошо, так весело, и чем закончилось! Что я наделала!..
        Медленно полетела я над извилистой бурой рекой. Мне было тяжко, мне не хотелось жить… Мир оказался совсем не таким, каким я его себе смутно представляла.
        В отчаянии я бросилась в реку и, поблескивая, пошла ко дну. Но тут сверху устремился ко мне чей-то длинный клюв. Это была цапля. Она резво проглотила меня, приняв за рыбешку. Затем, ошалело дергаясь, задрала голову и выплюнула добычу. Я, кувыркаясь, взлетела в небо.
        Снова стала кружить, лететь неведомо куда… И вдруг увидала внизу на краю старого заросшего окопчика тот самый ржавый карабин. С яростным нарастающим свистом я спикировала на него, влетела в дуло, мгновение - взрыв! Ружейный ствол расщепился, как угрюмый стальной цветок.
…Я очнулся. Национальный музей Фритауна… Разбитое окно… Карабин с расщепленным стволом и со сломанной подставкой валялся на каменном полу…
        Я поспешно ощупал себя. Так и есть, весь в царапинах и ссадинах. Невыносимо болела переносица, будто я и впрямь налетел на дерево носом, а затем поточил его о камень. И вообще я чувствовал себя так, словно побывал в желудке у цапли.
        Музейный колдун высунулся из-за массивной колонны, глядя на меня с явным испугом. На лбу у него сиял кровоподтек, своим очертанием напоминающий форму винтовочного приклада.

«И тебе досталось!» - подумал я удовлетворенно.
        - Ну как, может, еще поколдуем? - мрачно сказал я. - Готов к труду и обороне? Мы за мир, да?
        - Вам что-то причудилось? - придя в себя, ехидно спросил он.
        - Но не это же, - показал я на расщепленный ствол карабина.
        - Магазинная коробка оказалась с патронами, - пробормотал колдун. - Я сам чудом уцелел…
        - Что тут случилось, а?
        - Вам лучше знать, - странно взглянул он. - Кто же мог подумать, что вы вернетесь!
        - Выходит, мне еще и повезло?!
        В зал ввалился толстый представительный человек, по всему видать - из начальства.
        - Опять принялись за старое? - набросился он на колдуна. - Что вы себе позволяете? Я больше терпеть не намерен!
        И так же стремительно вышел.
        - Чего он хочет? - спросил я.
        - Больше он ничего не захочет, - процедил колдун и покосился в угол зальчика.
        Я сразу заторопился на судно.
        Честно скажу, боюсь я за Национальный музей Фритауна. Там, в углу того зальчика, стоял миномет.
        Так я был пулей. С тех пор никогда не охочусь. Нет, правда, не могу…
        - А твой боцман алмаз-то купил? - заерзал кучерявый детина Глеб на лавке в предбаннике.
        - Что? - оторопел Ураганов. - А-а, купил - ровно за два доллара.
        - Большой?
        - Очень! Нестерчук вначале даже опасался, что наша таможня отберет.
        - Отобрали?
        - Оставили. В ювелирной лавке прямо при нем тем алмазом стекло строгали, а на корабле - ни в какую.
        - Одно слово - «Сьерра-Леоне»… - мечтательно подал голос толстяк Федор.
        - Два, - возразил Глеб.
        НАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ…
        Откуда я его знаю? Да мало ли с кем все мы знакомы!.. Жил в поселке горняков, далеко за Уралом, Василий Лопухов - взрывник лет тридцати. В общем-то, по своему характеру он вполне отвечал своей фамилии. Когда его с бригадой однажды послали на картошку, он пытался мелкими зарядами тротила взрыхлять картофельное поле. То есть лопух лопухом, но все-таки немножко и изобретатель.
        Однако не это главное. Главное, пожалуй, в том, что был он удивительно везучим человеком. Хотя вот в личной жизни ему не везло. Была у него невеста, Анюта, - кассирша с пристани. Типичная женщина-вамп! Ну, красотка вроде Мэрилин Монро из фильма «В джазе только девушки» (производство США). И лишь он один не знал, что с той «невестой» путается чуть ли не весь поселок.
        И Вася и Анюта жили в чужом частном доме, снимали каждый по комнатушке. А Васе как передовику и как человеку опасной профессии, отработавшему уже десять лет и все еще живому, обещали дать однокомнатную квартиру. Когда, мол, дадут, тогда и распишемся, - полагала расчетливая Анюта. Двухкомнатная все равно не светила, даже и женатому.
        Дали. А он, лопух, возьми и отдай эту квартиру одной нормировщице, Маше, матери-одиночке, тоже лет тридцати, с девятилетним сыном. Уж очень она маялась без жилья! Ей, дескать, нужнее, - решил он.
        Ну, конечно, скандал - Анюта порывает с ним, «пеньком-с-ушами», и в ярости кричит, что у нее мужиков настоящих, не то что он, пруд-пруди!
        Вася был поражен неимоверно. По простоте душевной он ожидал, что невеста Анюта похвалит его за благородство, за помощь несчастной нормировщице. В конце концов его же из жилочереди не выкинули, на следующий год другую квартиру дадут: начальство железно обещало. А то, что невеста Анюта изменяла ему, - нет, наговаривает она вгорячах на себя!..
        Но друзья из бригады, войдя в его безвыходное положение, утешают: все так оно и есть. И слава Богу, что ты, дурачина, от нее избавился. Теперь-то можно тебе об этом открыто сказать, раз все так хорошо получилось!..
        Собственно, только теперь и начинается самое поразительное.
        После этих событий на работе у Васи должен был состояться очередной взрыв. Но вначале для несведущих надо рассказать, как происходят на «поле», выражаясь языком горняков, вскрышные работы. Понятно, они производятся для рыхления, чтобы обнажить полезные ископаемые и жадно черпать их затем экскаваторами. Представьте себе то поле деятельности бригады Василия в тот роковой день. Полигон - примерно 100 на
200 метров. Из укрытия ведет огнепроводящий шнур к патрону со взрывателем, тот соединен с детонирующим шнуром, а этот - со всеми зарядами: 6 метров один от другого, закопанных каждый на глубине 7 метров.
        Так - подожгли огнепроводящий. Длина его - 1 метр; 2 сантиметра шнура - 1 секунда горения. Затаились в укрытии… Хвать, нет Василия! Заметим, теперь уже шнур не загасить. Высунулись, а Вася стоит себе посредине холмистого «поля» во весь рост и кричит: прощайте, мол, жить надоело, раз так вышло с Анютой!
        Последние десять секунд орали ему наперебой, уговаривали. Куда там! Только опять спрятались - взрыв!!!
        Можно опять подбавить цифр: на 50 метров поднялось облако пыли, а в 6 метрах над землей летали «чемоданы» породы, ну и осколки свистели!.. Наконец, утихло все, рассеялась мгла.
        Василий Лопухов остался жив. Ни царапинки. Оглушен, правда, малость. И растерян. Глаза кулаками вытирает, будто спросонья встал.
        На всякий случай отвезли его в райбольницу. А там - от него, верно, - все хитрые медицинские электроприборы зашкаливает!..
        Анюта, понятно, Васю не навещала. Навещала бригада. И та женщина проведывала - Маша, которой он квартиру отдал. Тут тоже есть кое-что загадочное. Он ей и говорит: я, мол, где-то вас видел. Ну, раньше, еще до поселка. А Маша гордо в ответ: ну, раз вы меня не узнаете, то и я вас раньше, до поселка, не знала. Нет, явно какие-то загадочные отношения. Видать, что-то было раньше.
        Ладно. Тут события поважнее. У Васи после того взрыва внезапно открылись необыкновенные способности! Начинают вдруг исполняться его разные желания.
        Как обычно, началось, казалось бы, с пустяка. Трест «Энск-недра» опубликовал объявление: 1000 рублей тому, кто «наведет» на любое месторождение. Что, не бывает? Да та же «Якут-природа» регулярно дает такие объявления!.. Дружки подшучивали над Васей: с тебя-де причитается - чудом спасся при взрыве. А где денег взять на целую ораву? Дружки втайне вылили бочку солярки в одно дальнее озеро, а Лопухова на полном серьезе послали туда набрать бутылку воды. Вася, что с него взять, набрал и отдал ту воду на анализ в лабораторию треста. Проверили - не поверили. Сами взяли пробы. И…
        На озеро мгновенно гонят земснаряд, намывают остров, ставят вышку, бурят - пошла нефть!..
        Друзья Василия, прогулявшие с ним тысячу премиальных, потрясены. А вся штука в том, что Вася, узнав про обман и жалея народные деньги, от души пожелал, чтоб там нефть нашли. Ну, а его парни вообще о той тысяче рублей не горюнились: сколько раз им за ночные смены не доплачивали! Так что та премия «законно», считали, заработана, даже если бы и нефть не нашлась.
        Кассирша-вамп, Анюта, узнав, как Вася бездарно распорядился тысячью наградных, - пришла в ярость: правильно я его, кретина, бросила!
        А Васе-то хоть бы хны. Выйдя из больницы, он о коварной Анюте и напрочь забыл. Теперь он тайком ходил в гости к Маше. К той, с девятилетним сыном. Открыто заявляться вроде бы неудобно. Еще соседи подумают: выжига - пользуется, мол, тем, что ордер ей на квартиру уступил. Он пил у нее по вечерам чай, а она загадочно улыбалась. Странные вопросы задавала, на что-то намекала. Тут и правда какая-то тайна.
        Сама она была сиротой. Иные ее чуть ли не за юродивую считали. Не от мира сего: честная, добрая, бескорыстная, все для других старается, о себе не думает, ну прямо-таки человек отдаленного светлого будущего - дура дурой!.. А к Васе она, верно, была все-таки неравнодушна. Почему-то расстроилась, когда посочувствовала ему насчет Анюты, а он заявил:
        - Без нее обойдусь! У меня теперь выбор большой. Захочу, на дочке секретаря райкома женюсь.
        С тем секретарем он случайно познакомился. В последнее время всякие расследования пошли - гласность! - и тот срочно приехал к нему сам.
        - Я насчет дачи…
        - Что, дачу хотите? - впрямую спросил Вася.
        - Нет, наоборот. Я слышал, вы специалист хороший по взрывному делу.
        - Самый лучший, - кивнул Вася.
        - А нельзя ли ее… - нерешительно начал секретарь.
        - Можно!
        И пустил на воздух его дачку в заповедном бору - даже пыли не осталось. Профессионал!.. Тогда-то и пообещал секретарь с дочкой познакомить. Впрочем, к нашей истории это не имеет никакого отношения.
        Так вот о необычайных способностях… Лично для себя Вася ничего не делал. Только на справедливые цели и для хороших людей его желания сбывались. Вон для одной старушки пожелал, чтобы ей крышу новую сделали: и - пожалуйста. Поселковый совет вмиг строителей прислал!
        А вот Васиному дружку не повезло. Возмечтал он мотоцикл с коляской нашармака по лотерее выиграть, но ничего не вышло.
        - Старушке помог, а мне?.. - обижался дружок.
        - А ты подумай, может, что-то плохое в жизни сделал? Попытайся исправить, - посоветовал Вася.
        Тот подумал, вспомнил о чем-то: пошел, перед продавщицей извинился - так, мол, и так, я тебя в прошлом году обидел, извиняюсь!
        Опять ничего по лотерее не выиграл.
        - Мало, - сказал Вася.
        Снова пошел дружок исправлять свои неправедные поступки. В конце концов отхватил по лотерейному билету выигрыш - 15 рублей. Большего не заслужил!..
        В общем, всем по заслугам воздавалось: кому открытка на телевизор, кому талоны на мыло, кому сенца для коровы, а кому-то, как говорится, шиш с маслом.
        В конторе взрывучастка - филиале облтреста - тоже заинтересовались необычайными способностями Васи. Начальник взрывучастка, необразованный выдвиженец, вызвал Васю и говорит:
        - Ну… пусть мне сейчас сам министр позвонит! Вася отнекивался, но уломали-таки, довели.
        - И я того же хочу, - сказал, - уж слишком у нас беспорядку много!
        Мгновенно влетела секретарша:
        - Министр звонит!
        Ошеломленный начальник недоверчиво снял трубку. Министр тут же дал ему свирепую выволочку за какие-то дела и вызвал к себе на ковер в Москву.
        Перепуганный начальник поспешно выписал две командировки, себе и Васе, в столицу, чтоб оправдаться перед высшим руководством и заодно средства выбить на благоустройство поселка.
        Ну, Москва - трудный город. Ни в гостиницу не могли попасть, ни на прием - даже к замминистра. Видать, министр-то в своей круговерти забыл, что сам начальника взрывучастка вызывал.
        Понятное дело, тот хитрым образом добился, наконец, чтобы Вася «пожелал» удачи. Теперь все получилось: и с гостиницей, и с приемом у руководства, и с покупками в ГУМе.
        Но это, так сказать, легко сказать. А вот в первый день, ночуя на вокзале, выпили они потихоньку с горя. Милиция и забрала их в КПЗ. А они возьми и стань прямо в камере - иностранцами. Причем их внешность строго соответствовала представлению Васиного начальника, как должны выглядеть настоящие иностранцы. Конец света!
        Кричат по-английски, вмиг «выучились»:
        - Год дэм! Требуем такого-то посла или, трам-тарарам, такого-то консула! - То ли США, то ли Сингапура - не помню. А уж если Сингапура, то глазки у них должны были стать узкими.
        Международный скандал!.. Накладочка-ошибочка! Биг пардон! Пожалуйте на волю - плиз!
        Устроились в интеротеле «Космос». Мордастый швейцар им ладошку насчет чаевых - начальник взрывучастка ему пепел туда с гаванской сигары стряхнул.
        Живут не тужат…
        Вызвали на прием к министру. А тот, видите ли, в это время с японцами переговоры заканчивал о подряде на строительство у нас вредных для них химзаводов. Вася, сразу горячо ввязавшись в обоюдный бизнес, эту сделку века, по наивности, хоть и не провалил, но цену сбавил. Как только сказал: «А рыбалка у нас какая? А охота?
        - так тут же японцы, запрашивавшие с нас 2 млрд., сбросили цену до 1,8 млрд. долларов. Выходит, 200 млн. навару!.. Потом, когда японцы упрекали главу своей торговой делегации за столь крупную скидку, он лишь руками развел: сам, мол, не понимаю, какая-то чертовщина!
        Ну, пусть. А как в инвалютной гостинице за постой расплачиваться? Все-таки 250 долларов в сутки за номер на двоих.
        - Не знаю, какие они, доллары-то, - сказал Вася.
        - И я ни разу не видел, - признался начальник.
        Спустился Вася вниз, посмотрел в кассе. Сотворил доллары, не отличишь, один к одному - у каждого тот же номер. Опять скандал!.. Спас их министр, которому
200 млн. сэкономили. Дескать, таким людям не жалко выделить какую-то несчастную тысячу за проживание в гостинице.
        Домой возвращались с триумфом. И пользу всей стране принесли, и родной поселок не забыли - средства на благоустройство тоже выбили.
        А поселковые жители опять к Васе с просьбами. То худые резиновые сапоги завулканизировать, то сахарку в магазин подкинуть, то выездное «фотоателье» прислать…
        И пошло, поехало, завертелось!.. Что любопытно, руководство поселка решило: про нашего Васю - молчок, наверх ни в коем случае не докладывать, а то его у них обязательно отберут. Все желания исполнять только в поселковом масштабе. Планово и организованно. Телевизор, крышу, сенца? Чепуха! Нужно пустить Васины способности по общественной линии!
        И правда, что ж горняцкий поселок асфальта не заслужил? Хорошей дороги в райцентр - прямо к райкому? Или нового общежития для малодетных?.. Председатель поссовета втайне размечтался о том, что после «достигнутых небывалых успехов» его непременно переведут на высокую должность в областной центр, а то и, страшно подумать, затем даже в правительство возьмут! Ведь имея такого Васю, можно ничего не делать.
        Но тут как раз подошли выборы в местные советы. Все избиратели, понятно, хотят видеть во главе поселка Васю - и выдвигают своим кандидатом. Причем безо всякой альтернативы и без консенсуса, чтобы взвешенно не дестабилизировать вероятный прогресс. «Без амбиций, товарищи! - призывали выборщики. - Наш единственный кандидат - Василий Лопухов!»
        А Вася ни в какую, скромный, отказывается. И тут в его бескорыстную душу хитрой змеей, так сказать, вполз начальник взрывучастка. (Вспомнил, его тоже Глебом звали!) Начал он как бы издалека:
        - Может, ты хочешь быть секретарем обкома, Вася?
        - Нет.
        - Райкома?
        - Нет.
        - А поселкового совета? Вот непыльная должность!
        - Не, хлопотно…
        - Тогда, так уж и быть, меня выдвини, - предложил Глеб. - Я человек серьезный, не легкомысленный. Не улыбаюсь.
        Он все рассчитал: юридически, мол, будет править он, а фактически - Вася. Ему, Глебу, - все хлопоты по должности: заседания, собрания, бумаги… А на самом деле станет он при Васе главным советчиком. Ну, какие, мол, у тебя желания?.. Бутылку? Телек соседу? Это не размах! А вдвоем они таких дел натворят! И все ради простых людей.
        - А если когда-нибудь с твоей помощью вдруг Председателем Верховного Совета стану, ты у меня первым замом будешь. Тогда держись вся страна!
        Уговорил-таки Васю. Наворотил потом Глеб гору обещаний на выборах и при Васиной поддержке получил власть в поселке.
        Вася приносит удачу в делах: выбивает фонды, премии, дефицит. Мыло и сахар в продаже появились - не по талонам. Вася пока не материализовывал свои желания, а лишь ускорял бюрократический ход свыше. Дорогу из райцентра вести начали, фонари в поселке поставили, тротуары асфальтировать принялись, общежитие заложили.
        И вот Глеб стал подталкивать Васю и к совсем уж невероятным чудесам. Поначалу план набросал на пятилетку: каждой семье - по коттеджу или по отдельной квартире, по машине, по видеосистеме…
        - Так, - деловито сказал Глеб, - теперь попробуем. Поставь-ка для почину сарай посреди поля.
        - Зачем? - спросил Вася.
        - Ну, для разного необходимого инвентаря.
        - А-а, это нужно.
        Выглянули в окно из поссовета. Возник сарай в поле.
        - Теперь убери сарай.
        - А зачем?
        - Пахоте будет мешать.
        - А-а, это верно. Исчез сарай.
        - Зачем же мы его сотворили? - сказал Вася.
        - Способности твои проверяем: что ты можешь, а чего - нет. И вообще неизвестно, на сколько тебе твой дар отпущен, на какой срок?.. А теперь вот сделай Ивану Никифоровичу «рафик», - показал Глеб на соседний двор.
        - Зачем?
        - Он инвалид, семья большая.
        - Правильно.
        И на соседнем дворе появился «рафик».
        - Нет, - вздохнул Глеб, - придется убрать.
        - Но почему?
        - Ты вот ему машину поставил, а ты себя на его место поставь. Завтра придут к нему: откуда взял? «Рафики» у нас продают только за валюту на аукционах! Начнут расследовать, затаскают!
        Исчез «рафик».
        - Может, ему обычные «Жигули»?..
        - Откуда деньги взял - спросят. Где купил?
        - Что ж, я не могу даже никакой бедной бабке и стиральную машину сделать?
        - Правильно рассуждаешь. Скажут, украла! Надо, чтоб все получалось как бы естественным путем, - призадумался Глеб. - Вот если б я был Председателем не Поссовета, а Верховного Совета, тогда любые чудеса возможны. Пожелал - выполнили. На блюдечке любому бы поднесли. Каждому - по счастью!
        - Так за чем же дело стало? - встрепенулся Вася.
        - Ох… Поразмышлял я, там работать ой как надо! Заседания с утра до вечера, некорректность, споры… Ездить по всему свету, со всеми встречаться!
        - Да-а…
        - Ну, здесь-то у нас я все заседания ликвидировал и дал всем полную самостоятельность, чтоб меня не тревожили. Только общей идеологией руковожу.
        - Жалеешь себя?
        - Ты лучше себя пожалей. Тут, на месте, тоже опасно чересчур стараться. Прослышат вдруг про твои способности, понаедут генералы из Москвы и пошлют тебя шпионом в Пентагон. Или в подвал засадят, и будешь ты их желания исполнять!
        - А я пожелаю, чтоб в подвале не держали! - вскипел Вася.
        - Тогда - в Бутырки. Найдут - куда. Секретных мест, что ли, мало?.. Ну, пусть назначат тебя главным кудесником в правительстве - помогать перестройке. Одних министров - четыреста, а с республиками?.. И всем помогать?.. А избирателям? Их по Союзу - сто двадцать миллионов!
        - Что же делать? - вконец растерялся Вася.
        - Ну-ка, сделай поллитра, раз такое безысходное положение.
        - Справедливо говоришь. И впрямь безысходное, - пригорюнился Вася.
        На столе появилась бутылка «Русской».
        - Нет, ты какую получше!
        - А какую?
        - Я однажды в Москве в «Интуристе» видел. «Посольскую», с винтом!
        Вместо «Русской» возникла «Посольская» - со штампом «Интуриста».
        - Прямо из кармана официанта, - пояснил Вася. - Все равно сворованная, для страны пропащая.
        Сидят, выпивают помаленьку.
        - А ведь какая у меня заветная мечта была! - вздыхал Глеб. - Чтоб все само собой из недр добывалось, чтоб на полях все само собой сажалось, росло, колосилось, убиралось и вывозилось - вовремя!
        - Разбежался! Давай-ка чего-нибудь попроще придумаем. Что если лимиты выбить и маленький такой санаторий для наших горняков возвести на берегу Черного моря - прямо в Сочи? Скажешь, не справедливо? Не заслужили?
        - Да все уже для начальства позастроено.
        - Поглядеть надо.
        Ну, слетали они, конечно - и без самолета, - в Сочи присмотреть справедливый участок для горняцкого санатория, но… сразу попали там в милицию, выпимши-то. Второй раз, если считать и московский случай.
        - Видишь? - сказал Глеб. - С чудесами нужно поосторожней. Срочно желай, чтоб мы дома были!
        Вернулись назад, допили свою бутылку. Чего же бы такого справедливого пожелать?.. Хотя бы погоду улучшить!
        Позвали к себе из окна сына Маши, мальчика-отличника, и спросили: что нужно для этого сделать? Тот ответил: надо, мол, пушками тучи разгонять.
        Нет, не годится, - решили они, - потом опять осенью - дождь, зимой - холод.
        - Ну, если насовсем лето хотите, то нужно положение земной оси изменить, - хмыкнул отличник, неодобрительно поглядел на бутылку и ушел восвояси.
        - Во! - обрадовался Глеб. - Тогда у нас всегда будет тепло, а у них, - показал пальцем в пол, - холодно.
        - Несправедливо…
        - Мы ведь жили в холоде, пусть и они поживут!
        - Справедливо. Пожелал Вася.
        Стало тепло. Радость по всему поселку!..
        - Сколько там? - спросил разомленно Глеб, кивнул на термометр.
        - Плюс тридцать!
        - Тепло. Хорошо…
        - Сорок!.. Сорок пять!
        - Пятьдесят - в тени!
        Суматоха в поселке началась. Кто-то полез от жары в колодец.
        - Помираю… - простонал Глеб. - Давай обратно: загибай ось на место!
        Похолодало, задождило…
        - Вот теперь лучше. Слышь, Вася, а почему вечером солнце заходит?
        - Земля вращается.
        - А ты ее останови. И пусть все время солнышко будет!
        - Конечно… Особенно утречком хорошо, - размечтался Вася. - Солнце над лесом. Самый клев! И было б вечно у нас - семь утра.
        - Очень даже справедливо, - кивнул Глеб.
        Вновь пожелал Вася. И ничего не случилось. Вернее - случилось, но что! Исчезли асфальт, фонари, недостроенное общежитие… Поселок вернулся, как говорится, в первозданный вид. Стал таким, каким и был прежде. Но не совсем. Новая крыша так и осталась на избе-развалюхе у той старушки.
        Смотрит на блестящую крышу Вася, трет лоб: было это или не было?.. А, может, и правда весь запас исполняемых желаний исчерпался?.. Или уж слишком круто загнул он про вечные семь утра? Разве такая чушь останется безнаказанной!..
        А как же теперь личная жизнь? Вася внезапно понял, что по уши влюблен в Машу. В ту, что с девятилетним сыном.
        Тогда-то Иван и захотел самого Немыслимого, поклявшись себе, что это будет последнее чудесное желание, а там хоть трава не расти. «Хочу, чтоб Маша за меня замуж вышла и чтоб ее сын был моим родным сыном! - И уточнил: - Десять лет назад ездил я на картошку. Как-то… я у одной девушки ночевал. Ну и… Почему бы и нет? А вдруг она Машей была! Хорошо бы».
        И вот вошла к нему домой в обеденный перерыв Маша и призналась, что она и была той самой деревенской девушкой.
        Впрочем, все так и было на самом деле. А не говорила она раньше об этом из гордости, раз Василий ее не узнавал. Забыл! Конечно же, за десять-то лет она внешне изменилась, прическа другая, и так далее. Да и сам Василий был ошибочно ослеплен роковой страстью к женщине-вамп Анюте. А потом еще взрыв - тоже влияет на память.
        Василий и верит и не верит, что она - это она. Маша и говорит:
        - Там сын у крыльца стоит, отведи его подстричься. Он послушно повел. Когда мальца стригли, Василий за мастером, напротив зеркала, стоял - руководил. И внезапно увидел: он с ее сыном - вылитые. Нос вздернутый, бровь правая треугольничком, уши оттопыренные. Бесспорно, сын его собственный! Вернулись они.
        - Иди за меня замуж, - робко сказал Василий. - Работать будем, все своими руками делать. Как люди жить.
        - Я согласная, - говорит. - Я давно этого жду…
        - А меня спросили? - пробурчал сын. - Ладно. Так и быть… Только никогда не выпивай.
        - Не буду, - пообещал Василий.
        ДВОЕ НА ОСТРОВЕ
        В свое время я опубликовал рассказ «Часовой». По вполне понятным причинам пришлось сделать не только ряд сокращений, но и само действие перенести аж в Бразилию и в Северную Ирландию, хотя все происходило гораздо ближе - в Карелии.
        Теперь перед Вами доподлинный рассказ Ураганова, без всяких маскарадных штук с переодеваниями, перелицованными именами и судьбами. Впрочем, иные проницательные читатели и тогда разгадали мой маневр. Как правду ни таи, она все равно вылезет. И тем не менее лучше уж обойтись без камуфляжа. Да и сам Ураганов настаивает на том, чтобы вернуть рассказу первобытный вид, так как ранее в нем даже не упоминалось его славное имя.
        - Запад есть Запад, а Восток есть Восток, - как любит он повторять. - Крути штурвал обратно.
        Все это приключилось с моим отчимом, когда он сам еще был молодым, да он и сейчас не старый. А когда-то, в детстве, все, кому за тридцать, мне казались уже стариками…
        Было тогда Ивану, отчиму моему, лет двадцать пять. Работал он рядовым инженером в какой-то строительной конторе, как говорится, в упор ее не видя и мечтая о другом будущем. Не то чтобы он плохо работал, - наоборот, нормально, - но считал стройконтору и не трамплином даже, а чем-то случайным, временным. Как птица летит куда-то, сядет на случайную ветку оглядеться - так и он. Потом уж, после тюрьмы, он вспоминал свою работу, как рай небесный, враз оценив простые земные радости. И когда вышел на волю, вернулся домой в свой Курск, то никуда уже дальше не полетел: от добра добра не ищут. Весь смысл жизни, оказывается, у каждого человека под носом. Даже ближе - в самом себе. А не где-то далеко, в Москве или в Ленинграде…
        Тогда, в свои двадцать пять, Иван был отчаянным рыболовом. Каждое лето или осень, как отпуск дадут, он уезжал поудить с приятелями то на Волгу, то на Селигер, а то и на Енисей выбирался. Зиму не любил. «Зимой - холодно, - говорит, - и все вокруг черное да белое». А ему разноцветье подавай: голубое небо, зеленые деревья и прозрачную воду, где все краски играют.
        В то лето они поехали в Карелию. Не помню точный маршрут, но там, в какой-то глухомани, надо было прыгать на ходу с местного поезда, чтобы не пропустить нужную тропу через лес.
        Озер в Карелии тьма-тьмущая, выбирай любое для рыбалки - не прогадаешь, лишь бы от жилья подальше. Однако один из их троицы уже бывал здесь, у него были свои заветные места. С поезда спрыгнули удачно, никто себе шею не сломал, благо поезд не спешил - куда здесь особенно торопиться.
        Вышли на лесную тропу, петляющую меж елями и валунами. Поклажа была приличная, у каждого - упакованная резиновая лодка, рюкзак с припасами да еще удочки - поэтому шли быстро, зато чаще отдыхали. Меньше всех, пожалуй, был груз у Ивана - он смог вырваться только на неделю, не то что другие на весь отпуск.
        Палатку с собою не брали. Там, расписывал их проводник, повсюду на лесистых островах - вполне справные брошенные избы. Словно мор прошел, как и в России. Хотя здесь-то жилье еще от финнов осталось, тех, что на исконную родину подались, - потому-то шестнадцатую союзную республику и упразднили еще в 1956 году. Вместо Карело-финской союзной стала Карельская автономная. Анекдот ходил: в республике осталось лишь два финна - фининспектор и Финкельман.
        До озера добрались засветло. Накачали лодки, погрузились и гуськом поплыли к ближнему, километра за два, острову. Для начала. А уж затем - кочевать от острова к острову, потягивать окуней и плотву, да сигов, если повезет. Сиги на удочку не ловятся, но у них сеточка была припасена, скромная, метров на тридцать.
        Еще издали заметив у берега острова чью-то плоскодонку, они огорчились: кто-то опередил. А ведь до сих пор, от самой железной дороги, они не встретили ни одного человека. Из трубы избенки курился дымок. Было уже поздно. Плыть дальше и искать себе пристанища на других островах им, как говорится, не светило.
        Жилец - он был один - попался свойский. Мужик лет пятидесяти, могучий, как медведь, и веселый, как тот же.
        - Зовите меня Джеком, - сказал он и пояснил: - Бабка такое имечко мне сварганила. В честь Джека Лондона, любимого писателя Ильича. Время такое было - оттуда всякие Эдмонды, Гаррики и Джоны пошли. Про борьбу с космополитизмом слыхали? Не довел ее Иосиф Виссарионович, царство ему небесное, до конца. Вот и мыкаемся с такими кликухами, как безродные!
        Нет, правда, свойский. Кто над собой подтрунить способен, тот нормально устроен.
        Джек был тоже не местный. Сказал, из Питера. Тоже рыболов, да еще и охотник. С ружьем. А лодку ту нашел на озере, бесхозную, и подлатал.
        Выпили, конечно, за прибытие и за приятное знакомство. Сблизились.
        Джек с ними затем четыре дня плавал. Каждый вечер их дичью баловал, приговаривая:
        - Ешьте утей, сынки. Сил набирайтесь. Они подружились и стали с ним на «ты».
        Время пролетело быстро, как праздник. Для Ивана настала пора прощаться. А тут и Джек внезапно заторопился домой.
        - Спускай пары, - говорит, - из своей резиновой, и в мою лодку садись. Вместе поплывем.
        Иван обрадовался попутчику. До леса полдня пилить на этой надувной, а на плоскодонке - куда быстрей. Да и вдвоем веселее, тем более что в свой Курск все равно нужно через Ленинград кругаля давать. Надо ж, как повезло!
        - А не жалко будет лодку бросать? - спросил Иван, когда они гребли на сменках.
        - Да я припрячу. До лучших времен, - подмигнул Джек.
        И то! В тех краях можно слона спрятать, да так, что потом и сам не найдешь. Глухие места. Озера и озерца, соединенные полузаросшими протоками, острова и островки, заброшенные хутора и мызы, болота и речушки с ручейками. Раздолье для рыбацкого сердца… Будет чем и в Курске своих попотчевать - Иван прихватил с собой несколько копченых сигов. Вернее, сижат-сырков, граммов по четыреста. Много не унесешь. Да много и не попадалось, даже в сетку, даже в этих диких местах. Скудеет природа-Ивану показалось, что Джек, сменивший его снова на веслах, гребет вроде бы не туда. Но спутник лишь усмехнулся:
        - Поплавал бы здесь с мое, не ошибся бы. Тут срезать можно - чую.
        Иван доверился его чутью и, удобно откинувшись на тюк с резиновой лодкой, незаметно уснул под плеск весел.
        Проснулся он уже в слабых сумерках. Джек озабоченно сказал:
        - По-моему, мы заблудились… Черт! Не хотел тебя будить - уж больно ты сладко спал,
        - и странно, или только почудилось, улыбнулся.
        Ну, что ж… Иван промолчал. Так на так бы ночь потеряли, не пошли б ведь впотьмах к железной дороге. Да и чувствовал себя виноватым, он-то кемарил, а тот греб.
        - Где наша не пропадала! - сказал Иван. Джек одобрительно кивнул.
        - Мне нравятся смелые, рисковые люди, как ты. Я с ними имел дело, - опять с какой-то странностью произнес он.
        Иван, встав во весь рост, спросонья оглядывался по сторонам. Все вокруг было и похоже, и незнакомо. Водный простор, лесистый островок неподалеку… Надвигался вечер. Плыть, да еще не зная дороги, бесполезно.
        - Давай к берегу, - растерянно сказал он.
        - И я так думаю. Утром разберемся.
        Они пристали к островку, и вдруг увидали в глубине его какое-то бревенчатое строение, похожее то ли на охотничью заимку, то ли на сарай. Сошли на берег и втащили нос лодки под дерево, нависающее над водой.
        Иван подошел поближе к одинокому жилищу. Низкая крыша была сложена из крупной замшелой дранки. Сквозь узкое пустое оконце, напоминавшее бойницу, он заглянул внутрь. Здесь, очевидно, все же бывали охотники. На дощатом столе валялась патронная гильза.
        Джек открыл дверь, плотно сбитую из жердей, и они вошли.
        - Не беда, - весело потер он руки. - Переночуем по-человечески, под крышей. Не нужно палатку ставить.
        Кстати, у него была палатка. Зачем он ее брал, если знал, что повсюду при желании можно отыскать жилье? Уж скорее б он взял с собой резиновую лодку, не рассчитывая на случай.
        Неизвестно почему Иваном вдруг овладело беспокойство. И, пожалуйста, нате вам!
        - Гляди… - тревожно удивился он.
        В дальнем углу свисала с ржавого штыря тонкая цепь с прикованными на конце железными кольцами.
        - Наручники? - воскликнул он, приблизившись.
        - Они, - загадочный огонек мелькнул в глазах Джека. - Да… - поднял он их, рассматривая, и со звоном бросил. - Обыкновенные карцерные. Для задержания применяют облегченные, двуручные.

«Откуда такие познания?» - невольно подумал Иван, но расспрашивать почему-то не стал.
        - Хорошее местечко, - безо всякой иронии заметил Джек.
        - Еще бы… - хмыкнул Иван.
        - Да тут, говорят, где-то лагерь был. Там, наверное, этого добра… Ну, ужинать пора, - сам себя оборвал Джек, направляясь к выходу. - Отметим это дело.
        - Какое дело?
        - Запросто могли куда-нибудь в болото врубиться, пришлось бы тогда в лодке ночевать. - Он вышел.
        Оставшись один, Иван вновь огляделся. Больше ничего примечательного, кроме того стола и еще двух грубых табуреток, тут не было. Касаясь рукой стены - уже и стемнело, - он двинулся вдоль нее, чиркнув зажигалкой. Неясная тревога не покидала его, томило какое-то предчувствие. В робком свете появлялись под ногами то ветхое тряпье, то ржавые консервные банки.
        Внезапно Иван коснулся пальцами неглубоких бороздок на бревне стены, на ощупь похожих на буквы. Он поднес зажигалку - на мягкой древесине выделялись процарапанные цифры и слова: «8.7.1975. Умираю, меня сюда…» Дальше надпись обрывалась. Иван посветил на пол - там блеснул крохотный, с ноготь, осколочек стекла. Он машинально поднял его.
        Джек все не возвращался. Иван вышел наружу, не загасив зажигалку, ее язычок шевелился на слабеньком ветру… Отсвет упал на покосившийся кладбищенский крест, выступающий над густым низкорослым кустарником. Раньше, когда проходили, он этот крест не заметил.
        - Эй! - испуганно крикнул Иван.
        - Сейчас, - откликнулся с берега невидимый Джек. - Иду!
        Ивану стало спокойней - не один здесь, в глуши. Он смело продрался к кресту, на нем оказались те же, но выжженные цифры: «8.7.1975». Ни имени, ни фамилии…

«Больше года прошло…» - невольно подумал Иван. Из-за бревенчатого угла вырвался свет. Джек шагал с фонарем, согнувшись под тяжестью поклажи.
        - Ты где? - поводил он лучом, обнаружил спутника и попросил: - Помоги.
        Он тащил рюкзак, весла и ружье.
        Иван взял все, а оружие Джек почему-то не дал и ушел снова к лодке.

«Тоже боится», - усмехнулся про себя Иван.
        Во второй свой заход Джек принес брезентовый мешок с палаткой и пухлый баул. Теперь только Иван запоздало поразился: как же это Джек допер из Ленинграда на озера - один! - столько барахла. Джек вынул из баула пару тонких одеял, затем осторожно поставил на стол керосиновую лампу с дутым стеклом.
        - Весла-то зачем?.. - спросил Иван, хотя хотел спросить о другом.
        - Мало ли что…
        - Основательно устраиваешься.
        Джек ничего не ответил, деловито выкладывая разные припасы.
        - Надолго? - сострил Иван.
        - Навсегда, - в тон ему ответил Джек.
        Он был возбужден и все поглядывал на Ивана, зажигая лампу и прикуривая от нее. Суетливо достал из рюкзака две оловянные миски, две ложки, вынул было вилки, но сунул обратно. Руки у него подрагивали… Открыл банку тушенки. А потом, подумав, выудил из рюкзака большую, ноль семь, бутылку «Старки» и нашарил два стаканчика.
        - Сохранил на обратный путь, - он потер ладони. Опять подумал и достал банку ананасового компота. - Хороший сегодня вечерок, хороший… - приговаривал он.
        Иван изумленно смотрел на приготовления.
        - День рождения у тебя, что ли?
        - В точку попал, сынок. В точку… - пробормотал тот. - Словно заново родился… Отличный вечерок. Погудим сейчас. Живи одним днем! - воскликнул он, наливая водку в стаканы и гостеприимно приглашая к столу. - Кто знает, что будет завтра! Садись, чего стоишь?..
        Мощными лапами он схватил его за плечи и резко усадил на табуретку:
        - Ешь, пей, веселись!
        - А ты?.. - струхнул Иван, стараясь не показать и виду.
        - И я! - плюхнулся Джек на другую табуретку.
        Он ни секунды не находил себе покоя. Двигал предметы на столе, перекладывал с места на место… «Наверняка в лодке у него еще бутылочка припрятана. Видать, здорово приложился, пока вещи собирал», - ободренно подумал Иван и, не ожидая нового приглашения, накинулся на еду, не забыв и про стаканчик.
        Джек встал и, снова поглядывая на него, в приподнятом настроении расхаживал по сараю, бормоча:
        - Сегодня твой день, веселись…

«Точно, - опять подумал Иван, - набрался, старый хрыч!»
        - А ты чего ж? - вновь сказал, спохватившись, Иван.
        - И я, - повторил Джек. Подскочил к столу и осушил свой стакан. - За тебя! - быстро налил и поднял снова. - Чтоб тебе легше жилось! Жизнь - она трудная.
        - За тебя! - тоже поднял стакан Иван.
        - И за меня, за меня… Как же без меня? - рассмеялся Джек. - У меня жизнь потрудней твоей будет! Тебе что, лежи себе полеживай, а мне… - он не договорил.
        Под выпивку его поведение уже не казалось странным.
        Джек, окосев, обнял Ивана за шею и прошептал на ухо:
        - Тебе на меня жаловаться не придется. Я свое дело прочно знаю, большой стаж, но только ни-ни!.. - приложил он палец к губам и обернулся.
        Ивана разбирал смех. Здоровяк, а забурел - с одной-то бутылки на двоих. Эк, разобрало!
        За первой бутылкой последовала вторая…
        Иван уже не удивлялся тому, что Джек, встав на цыпочки, вдруг вытащил из чердачного проема дюралевую раскладушку с плотным парусиновым низом. Он мог бы оттуда вынуть хоть цветной телевизор, Иван уже мало чему поражался.
        Помнит он о том, что все-таки спрашивал: чья это, интересно, надпись на стене? И кто у входа похоронен, скажите на милость?.. «Тсс, - шипел спутник. - Умер, бедолага, умер. С тоски зачах, да еще воспаление легких… Смелый был человек, гордый вроде тебя. Пришлось его, чтоб не мучился… Тс-с!..»
        Помнит еще Иван, как вознамерился было лечь на раскладушку, но этот бугай стащил за ноги и постелил ему одеяло у стены. «Теперь здесь будешь спать. Привыкай», - так, кажется, приказал он.
        Проснулся Иван от солнечного луча, падавшего сквозь «бойницу» прямо на лицо. Отчего-то болели кисти рук. Он хотел поднять левую руку с часами, чтобы узнать время, но она оказалась на удивление тяжелой, и что-то зазвенело. Кисти были окольцованы наручниками!
        Иван вскочил, цепь отбросила его к стене, одеяло путалось под ногами.
        - Джек, - закричал он.
        Дверь распахнулась и появился его спутник. За плечами висело ружье.
        - Твоя работа? - сердито хохотнув, побренчал наручниками Иван; голова ныла болью от вчерашнего. - Что за шутки?!
        Джек сурово посмотрел на него:
        - В чем дело? Какие у вас жалобы? Завтрак… Обед в тринадцать ноль-ноль, - и захлопнул за собой дверь.
        Снаружи скрежетнул засов. Еще вчера Иван мельком отметил, что засов почему-то там, а не изнутри, и подумал тогда: «Может, от зверья закрывают, когда уходят…»
        - Джек! - в отчаянии прокричал он, мгновенно вспомнив прошлый вечер, надпись, выцарапанную на стене, покосившийся крест, туманные намеки спутника. - Пошутил, и хватит!
        На его лицо упала тень, в бойнице показалось темное лицо Джека.
        - С караульным разговаривать запрещено, - безучастным голосом произнес он и исчез.
        В тишине раздавались шаги, он размеренно ходил вдоль стены у входа.
        И потянулись дни и ночи, похожие одни на другие… Часы охранник отобрал.
        - Пост по охране врагов народа сдан! - Пост по охране врагов народа принят! - слышался по утрам его голос за дверью.
        Он удостаивал заключенного лишь короткими фразами по поводу завтрака, обеда и ужина, прогулок, утреннего туалета - приносил воду в тазике, - и «отправления естественных надобностей», как он выражался. В заключенном он не признавал никакого приятеля, знакомого - причем совершенно искренне. А однажды в сердцах случайно проговорился, что он никакой не Джек - что за чушь! - а Петр. Память о недавнем прошлом совершенно покинула его, и он обращался к пленнику на «вы», с равнодушием, в котором, однако, проскальзывала издевка.
        Погода посвежела, он выдал заключенному его собственную телогрейку; без нее Иван, при любой погоде, никогда не ездил на рыбалку. Ватничек по ночам незаменим; так сказочный гусь: на одно крыло ложится, другим укрывается.
        Петр теперь появлялся в туго подпоясанном солдатским ремнем военном бушлате, а то и в прорезиненном плаще поверх него. Лишь сапоги остались неизменными, он и прежде их носил. Где он хранил раньше свою амуницию? Возможно, где-то на острове или на том же чердаке, откуда достал раскладушку. Она не причудилась тогда Ивану, теперь он мог видеть ее всякий раз, когда Петр открывал дверь. Раскладушка стояла у кустов за входом. На ней охранник и спал под открытым небом, выматываясь от бессменных дежурств. Потом временами начало моросить, и он поставил палатку.
        Когда, отомкнув оковы специальным ключом, охранник выводил Ивана под дулом ружья на прогулку, то твердо предупреждал:
        - В случае побега - стреляю. Первый выстрел - в воздух.
        Кормил жидким супом из концентратов, хлебом собственной выпечки из грубой муки, давал слабый несладкий чай, а уж воды вволю из озера - ставил у стены ведро, в нем плавала пластмассовая кружка.
        Иван устал доказывать, кто он и как они сюда попали. К его словам, мольбам и даже плачу охранник относился недоверчиво-презрительно.
        - Все вы так говорите, - отвечал он.
        - Ну в чем, в чем я виноват?! - до хрипоты орал Иван.
        - Сами знаете, - следовал ответ. - Невиновные сюда не попадают. - И, вспоминая, что находится на посту, резко добавлял: - Разговоры запрещены.
        - А что еще запрещено? - разъярился как-то пленник.
        Через полчаса неумолимый охранник приколол на стене написанный от руки лист со множеством пунктов. Запрещалось буквально все: нет необходимости перечислять… Особенно, до горьких слез, рассмешил Ивана пункт, воспрещающий встречу с родными, близкими и друзьями - до особого разрешения.
        - Когда меня выпустят? - спрашивал пленник.
        - Решит начальство.
        - А когда оно решит?
        - Когда придет.
        - А когда придет? - настойчиво выпытывал Иван.
        - Неизвестно, - коротко отвечал охранник и заканчивал привычными словами: - Разговоры запрещены.
        Постепенно он сделал заключенному послабление: освободил одну руку и чуть удлинил цепь - теперь Иван вместо трех шагов у стены мог сделать побольше.
        Что он только не предпринимал, лишь бы освободиться! Безуспешно пытался напасть на охранника и придушить цепью - тот был предельно начеку, физически гораздо сильнее и всегда вооружен.
        Незаметно хотел раскачать железный болт, к которому прикована цепь, и выдернуть из стены - Петр заметил его тщетные потуги.
        - Болт проходит бревно насквозь, с той стороны - гайка, - официальным тоном сообщил он.
        Цепь же порвать было невозможно, легче оторвать саму руку.
        После второго нападения с цепью на Петра, тот жестоко избил пленника, с придыханием говоря:
        - Мразь… Скотина… Подонок, а туда же!
        - Садист! Гестаповец!.. - кричал Иван.
        - Все вы так говорите, - стандартно отвечал часовой, явно сошедший с ума.
        Какие бы планы ни вынашивал томительными днями, вечерами и по ночам в беспокойном сне Иван, они лопались, как мыльные пузыри - столь же радужные и неуловимые.
        Несмолкающие шаги за стеной теперь все чаще прерывались отдыхом часового днем в палатке - начал уставать, - но ни подкоп, ни побег через крышу прикованный пленник не мог устроить.
        Никакой возможности. Никакой!..
        Одна только мысль теперь настойчиво терзала заключенного: убежать во время прогулки, броситься в воду, уплыть… От пули, может, и уйдешь, а от лодки?.. А если - удрать именно на лодке? Но весел-то в ней нет… Ну, резко оттолкнуться, лечь на дно, украдкой грести руками, пока не отплывет подальше. В одежде, с ружьем, охранник за ним в воду не кинется… А затем выломать поперечную доску - вот тебе и весло!.. Интересно, чем заряжено ружье: дробью или жаканом?..
        Прогулка представляла собой получасовое хождение без наручников под конвоем вокруг
«темницы», минут пять побродить - еще ничего, а потом от однообразного мелькания бревенчатых стен начинает кружиться голова: стена - угол - поворот, стена - угол - поворот, стена - угол - поворот, стена - угол - … Нырнуть в заросли вместо поворота, и будь что будет! Охранник сразу не среагирует, мозги у него хоть на пару секунд должны быть заняты новым поворотом за угол. Пока вскинет оружие - кустарник укроет беглеца. Да, а первый выстрел в воздух, о котором предупреждали? Этот «ходячий механизм», надеялся Иван, не забудет про свою воображаемую инструкцию!..
        Так и произошло. Утром - вместо восьмидесятого поворота за угол - Иван метнулся в кусты. Секунды через две прозвучал ожидаемый выстрел, суматошно закружились в воздухе галки, еще три секунды - новый выстрел: боль пронзила ногу беглеца, и он повис на колючих зарослях. Не очень-то глупым оказался полоумный часовой, придумав прогулки вокруг сарая, - больше тут ходить было негде. Только отчаяние позволило Ивану вгорячах прорваться сквозь ежевичные кусты у сарая, и без погони он сам бы надежно застрял в колючей непролазной чащобе, как рыба в сети.
        Часовой, к счастью, стрелял не жаканом, но и не дробью - картечью. Он приволок стонущего пленника в палатку, уложил на свою койку, примотал к ней веревками и без всякой анестезии, несмотря на непрерывные вопли раненого, извлек из бедра свинцовую картечину при помощи обыкновенного острого ножа, раскаленного на огне, и дезинфекции раны водкой. Затем зашил рану суровыми нитками, забинтовал и перенес обессиленного Ивана в сарай на одеяло. Приковывать пленника на сей раз он не стал. По-прежнему не говоря ни слова, ушел и закрыл дверь на засов.
        Теперь положение Ивана стало еще тяжелее. Надеяться на то, что, допустим, он сумеет как-то чудом незаметно вырваться, доковылять на больной ноге до лодки и удрать на ней - бесполезно. Чуть станет ему лучше, снова посадят на цепь. Перед такой безысходностью даже немыслимая боль раны забывалась. Он бредил, его мучали кошмары…
        В минуты просветления Иван видел, как охранник терпеливо ухаживает за ним: меняет повязку, поит водой и бульоном из мясных кубиков (их вкус ни с чем не спутаешь), все так же молча и безучастно.
        Только раз он угрюмо бросил:
        - Влетит мне за вас, но я предупреждал.
        - Палач… - шевельнул губами пленник.
        - Я действовал по инструкции.
        Иван уже давно понимал, какая судьба постигла того неизвестного 8.7.1975. Вероятно, Петр заманил его сюда и охранял до самой смерти. Да и тюрьму эту, наверное, выстроил он сам. Или заставил кого-то строить под конвоем…
        Последняя надежда оставалась на то, что караульный в один прекрасный день очнется, станет прежним - пусть угрюмо ухмыляющимся - Джеком и удивленно спросит: «Чего мы здесь делаем, а? Что с тобой, сынок?» Ведь был же он вполне нормальным недели две - три? - назад.
        Со дня смерти неизвестного - 8.7.1975 - прошло более года… А что если Петр (Джек?) превратится в нормального лишь после… смерти пленника?! Может, только это встряхнет его психику, и тогда он вновь станет обычным здравым человеком. И будет снова спокойно жить, пока не накатит очередная волна безумия в подходящий момент, когда он останется один на один с будущей жертвой в этих краях.
        Иван отчетливо представлял себе новый крест над новой могилой с новой датой - конца своей жизни… «Но ведь ребята скоро вернутся в Курск! - неожиданно воспрянул он духом. - Их спросят про меня. Они ответят, что я уехал намного раньше. Родные забеспокоятся, заявят в милицию. Его, и Джека тоже, примутся искать! - И опять впал в уныние. - Разве быстро найдешь?.. Да и найдут ли? Наверняка и того погибшего неизвестного тоже искали! И, кроме того, почему должны считать, что он пропал именно здесь? Путь отсюда до Курска - далек. Что угодно могло по дороге случиться!.. А местные озера - лишь отправная точка. Тут и вертолет бесполезен, кругом - чаща. Да и каждый заброшенный сарай проверять не станут. И лодку разве увидишь под густым деревом? А, возможно, часовой и вообще ее в кустарник выволок…»
        Оставалось покориться судьбе… Но рана постепенно заживала, опасность заражения и нагноения миновала, видимо, оттого, что часовой не забывал менять повязки и поливать их спиртным. А вместе со здоровьем возвращалось и стремление выжить любой ценой, потому что вконец беспомощному человеку и надеяться нечего.

«Кто тебе поможет, если ты сам себе не поможешь?» - вспоминал он слова матери, терпеливой женщины, работавшей в прачечной и буквально своими руками поставившей на ноги троих детей.
        Друзья!.. Какие у него друзья? Рыбачить да водку пить. Настоящие друзья - это… Ну, те, кто пойдет за тебя и в огонь и в воду. А он бы за них пошел? В воду-то еще может быть. Но вот в огонь - три раза подумал бы. Они его даже искать не поедут, раз милиция уже занялась. Милиция-то уж, конечно… Недаром даже на спичечных коробках печатают портреты детей, пропавших несколько лет назад.
        За «бойницей», расхаживая взад и вперед, мелькал караульный, разговаривающий сам с собой; в последнее время у него появилась привычка размышлять вслух. Доносились обрывистые невнятные слова, когда он шагал мимо оконца:
        - Никакого порядка… где колючая проволока?., колько ждать смены… орожевых вышек нет… одам рапорт… одовольствие конча…
        В очередной раз меняя повязку, он неожиданно взглянул на пленника более ясными, чем обычно, глазами.
        - Ты же мне друг, - прочувствованно сказал он. - Я так ждал, что я… - И снова нашло затмение. - Разговаривать запрещено.
        Жаль, нечем было стукнуть его по башке, да и слишком ослабел Иван.
        Иногда охранник совсем заговаривался:
        - Ты подарки всем дари, сам себя благодари. Стихи… Писаки у меня тоже были, - хихикнул он. - Кто-то вот в поповскую собаку камнем кинул: хотел узнать, Бог есть или нет. А корреспондент ему сказал: ты б еще камнем в обком бросил, чтоб узнать: а Карл Маркс есть? И готово!.. Склочные люди. Пи-са-ки!
        - Где? Здесь? Журналисты?
        - Разговаривать запрещено, - караульный опомнился, если применить это слово навыворот.
        В пустых карманах Иван нащупал осколочек стекла, найденный в первый вечер под странной надписью. И теперь, лежа у той же стены, принялся незаметно выцарапывать на нижнем бревне: «Я, Иван Степанов из Курска, захвачен Петром (Джеком) и нахожусь здесь…»
        Увы, он, Иван Степанов, не знал, ни какое сегодня число, ни месяц. Сколько он здесь находится?.. Неизвестно… Счет времени он уже потерял… Вечность!

«… С августа 1976 года». Слава Богу, он хоть не забыл, когда отправился с приятелями рыбачить.
        Точно так же, верно, тот неизвестный, выцарапывая свою надпись, мучительно вспоминал, сколько прошло дней и ночей, недель… месяцев?..
        Сделав из палочек решетку, часовой приколотил ее снаружи на оконце. Теперь по ночам казалось, что весь звездный мир посажен в камеру.
        И вот случилось необычайное! То, чего никогда не предусмотришь и не ждешь. Иван уже кое-как ковылял по сараю и часто, насколько хватало сил, стоял у «бойницы», глядя на недосягаемую свободу.
        Донесся рокот мотора, громче, громче, и справа от их островка внезапно показалась большая моторная лодка с самодельной каюткой рулевого и непромокаемым тентом над кормовой частью. Человек шесть мужчин и женщин, по обличью райцентровских или поселковых (не деревенских) жителей, выпивали и закусывали на ходу; смеялись, кто-то включил транзистор, загремела музыка. Катер проходил уже мимо островка.
        У Ивана перехватило дыхание.
        - Сюда! - слабо крикнул он, не слыша собственного голоса. - Сюда! Помогите! - завопил он. - Все на палубу!
        Его услышали. Катер медленно повернул и пристал к берегу.
        - Помогите! Спасите! - ликовал Иван, выбив кулаком деревянную решеточку.
        Но тут на берег вышел, улыбаясь, караульный без ружья. И начал громко объяснять, показывая на ошалевшее лицо пленника в оконце.
        - Дружок мой. У него белая горячка. Грозился меня застрелить, чуть сам себя в ногу не ранил, еле ружье отобрал! Пусть посидит, очухается, ему полезно. До того допился, бедолага, все время кричит, что я его запер и караулю, как в тюрьме. Тронутый!
        Напрасно Иван, плача и перебивая его, орал всю правду. Фактически он повторял слова находчивого караульного: «Выпили… запер!., караулит!., ранил!., тюрьма!., сумасшедший!..» А его прежний радостный крик: «Все на палубу!» - вообще ни в какие ворота не лез. Несомненно, безумец.
        Впрочем, его бы приняли за безумного и без того крика. Объяснение охранника было вполне разумным. Недаром говорят, что иные сумасшедшие бывают дьявольски хитрыми и изобретательными. Да и сама внешность заросшего пленника с воспаленными глазами, наверное, показалась зверской.
        Те, кто сошел на берег, посмеялись и вернулись на катер.
        - Пить надо меньше! - крикнул кто-то, снова прикладываясь к бутылке.
        Застучал мотор, и уплыли, как ни вопил и ни тянул к ним Иван руку из оконца.
        - Не вышло? - с хитрым видом сказал часовой поникшему пленнику. - Не удалось вашим переодетым сообщникам вас спасти?!
        И, достав спрятанное в кустах ружье, деловито зашагал вдоль стен тюрьмы.

«Может, вернувшись, они расскажут про меня, ну, как анекдот, как забавный случай. И если меня искали или ищут, вдруг кто-то догадается сюда заглянуть и все проверить?..» - стиснув зубы, успокаивал себя Иван.
        Не удержавшись, он мстительно сказал об этом караульному. Тот, недолго думая, загадочно ответил:
        - Узнают. Конечно, узнают. И будете сидеть лет десять там, где давно пора.
        - Все лучше, чем так жить, - сдавленно рассмеялся Иван. Доказывать, что он ни в чем не виновен, давно перестал.
        - Разговоры запрещены, - сухо заметил караульный. И устало добавил: - Мне самому надоело - одному.
        - А если я покончу самоубийством? - выкрикнул Иван.
        Угроза озадачила охранника:
        - Вы этого не сделаете. Мне будут неприятности.
        - Сделаю!
        - Придется связать.
        - Не буду, клянусь! - испугался Иван. Тогда прости-прощай любая попытка к бегству.
        - А как насчет голодовки? Не объявите?
        - Нет…
        - Верю. Правильно решили. Лишние хлопоты обоим. Пришлось бы насильно кормить. - Внезапно караульный приложил ладонь к козырьку фуражки. - Так точно, товарищ старший лейтенант! Повторить приказание?.. Не спускать глаз! - отчеканил он воображаемому начальнику.
        Неожиданно Ивана осенило. Дурацкое прямо-таки озарение! Почему он не додумался раньше? Но сейчас самый подходящий момент. Отодвинувшись от оконца, он гаркнул измененным начальственным голосом:
        - Смирно! Слушай мою команду! - не очень-то разбираясь в точности распоряжений, а следуя наитию и еще помня что-то из своей армейской службы. - Немедленно освободить заключенного и доставить в ближайший населенный пункт! Выполняйте приказание!
        - Есть, товарищ старший лейтенант! - мгновенно послышалось за окном. - С вещами?
        - С вещами! - рявкнул Иван, добавив про себя: «Идиот».
        Протяжно заскрипел засов, раскрылась дверь, в проеме возник Петр.
        - Приказано доставить в поселок. Вы пока свободны. Иван поспешно заковылял к выходу.
        - С вещами, - указал на одеяло караульный. Схватив одеяло, «освобожденный» заторопился к лодке.
        Охранник заботливо поддерживал его.
        Наконец они отплыли. Ненавистный островок удалялся, крыша тюрьмы скрылась за кустарником…
        Петр греб, Иван расположился на корме, ружье лежало между ними на рюкзаке. Петр иногда оборачивался, проверяя, правильно ли держит курс. Воспользовавшись этим, Иван незаметно, на всякий случай, подтянул ружье за ремень поближе к себе.
        Петр вдруг остановился.
        - Забыли палатку. Мы мигом, - он повернул плоскодонку обратно.
        Иван схватил и направил на него ружье.
        - Разворачивайся - и в поселок. Живо! Охранник застыл, напряженно задумавшись.
        - Побег!.. - шепотом вскричал и бросился к нему. Иван нажал на спусковой крючок. Выстрел отбросил охранника к носу лодки.
        - … Что со мной… сынок? - пробормотал он, когда Иван склонился над ним. - Где мы?
        - Он глядел на него ясными глазами, зажав ладонью рану под сердцем. - А твои ребята… где?
        Это были последние слова.
        Иван похоронил его рядом с тем неизвестным. Подумав, сколотил крест и вырезал на перекладине ножом только год смерти. Документов при нем не оказалось.
        На этом можно было бы и окончить. Дальше, вплоть до «новой» тюрьмы за «превышение необходимого предела обороны, повлекшее за собой…», шло следствие. А ведь Иван вообще мог промолчать обо всем, скрыть, а ружье утопить в озере. В конце-то концов?! Сейчас бы он так и сделал. Тогда молод был.
        Кто был неизвестный, похороненный на островке 8.7.1975, установить не удалось. Эксгумация трупа и баллистическая экспертиза показали, что он убит из другого оружия. Но, может, у охранника год назад было другое?.. Ведь и это ружье оказалось не зарегистрированным на его имя. По милицейским данным, оно было похищено три года назад в городе Юхнове «путем взлома багажника» частной машины. Личность человека, которого Иван убил, как вы поняли, выяснили. Его все-таки звали Петр, Петр Алексеевич Н., в последнее время работавший сторожем на …ской товарной станции.
        Любопытным было сообщение, полученное на запрос суда, из правоохранительных органов города, где он ранее жил: «…15 лет служил в звании старшины в ВОХР п/я (номер) Главного управления лагерей МВД СССР. По имеющейся характеристике, нес службу добросовестно, иногда проявляя несдержанность. В таком-то году в силу массовой реабилитации п/я (номер) был закрыт. В таком-то году был судим …ским нарсудом за самовольное задержание прохожего (фамилия, имя, отчество, год рождения), которого незаконно содержал под стражей в подвале собственного дома. Осужден на три года изоляции (статья, режим), выпущен досрочно по заключению медкомиссии вследствие психических причин. В последние годы ни в чем предосудительном замечен не был. На работе характеризуется положительно, в трудовой книжке - 12 поощрений, после лечения по месту жительства - не опасен для окружающих…»
        И так далее.
        НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА - ВОЛЬНАЯ ПТИЦА
        Не понимаю я наших ученых! Они все на свете хотят объяснить физическими, химическими, биологическими законами, а надо на все смотреть проще. А главное, разучились они удивляться. И потом, раз такие законы все-таки существуют, значит, их кто-то выдумал и провел в жизнь. Сами по себе законы не бывают. Любые, даже самые лучшие, законы нуждаются в совершенствовании, поправках и уточнениях. Поэтому загадочное поведение так называемой Материи, ставящее подчас ученых в тупик, всего лишь на-всего очередная поправка во времени, проведенная на самом Высшем Уровне. Ничего незыблемого нет: сегодня - одно, завтра - другое, если понимать под этим достаточно продолжительный срок.
        Вот говорят: природа меняется, погода ведет себя кое-как и так далее. А все это - лишь очередная поправка, принятая Наверху, на нашу человеческую вредную деятельность. И никаких тут чудес нет. Когда мы говорим, что открыт какой-то природный закон, то это и означает, что он именно открыт, а не нами придуман. И если он вдруг стал видоизменяться, то вполне возможно: тут-то уже дело наших рук, а не ума. К примеру, перекрыли плотинами Волгу, и Каспийское море стало мелеть, отступать от своих привычных берегов. Закон нарушен. Но ведь нарушение закона квалифицируется как преступление. Вот и выходит, что всем нам приходится расплачиваться. Так что природные законы, хотим мы того или нет, соблюдаются строго. Они действительно неотвратимы. Природный суд не дремлет, нарушил закон - получай наказание. Все продумано. Мы вообще можем получить вместо Земли-матушки всеобщую Землю-тюрягу с пожизненным заключением, а там уже недалеко и до высшей меры наказания для последующих поколений. Что из того, что они невинны?! Что сотворил для себя, то и детям достанется. Какова жизнь, таково и наследство.
        Я малость ушел в сторону. Но так уж водится: одно слово тянет другое, и пошло-поехало. Есть у меня такой недостаток. Не самый крупный, конечно.
        А теперь ближе к моей сути. Всякие природные изменения не могут сразу проявиться везде, тем более на такой махине, как наша Земля. Где-то они проявляются резко, наглядно, а где-то еще только зреют, накапливаются. Злополучный Бермудский треугольник, таинственный район морских и воздушных катастроф, о котором столько написано, и есть одно из тех мест, где уже творится черт знает что благодаря нашей самоотверженной работе по отниманию милостей у природы. Нам-то кажется, что здесь все загадочно, а ничего загадочного-то нет. Откуда-то и должно начинаться. Что посеешь, то и пожнешь, как говорила моя покойная бабушка, воруя колоски с колхозного поля. А ученые хотят досконально все распознать.
        В Бермудском треугольнике наблюдается много странных, казалось бы, ненаучных явлений. Пилоты утверждают, что стрелка компаса вдруг начинает бешено вращаться вокруг оси, искажаются радиосигналы, показания гироскопов, на приборной доске возникает свечение. Иные серьезные ученые говорят, что в Бермудском треугольнике случается искривление пространства, и пропавшие корабли попадают в четвертое измерение. Один из них даже предсказал, что когда-нибудь они выберутся из него и вернутся со своими погибшими экипажами. Другие же верят, что все члены этих экипажей живы, а возраст их не изменится и за сотни лет. Много гипотез!
        Короче, наш «Богатырь» однажды направили в Атлантику, в тот самый район - между Азорскими островами, Бермудами и Восточным побережьем США. Именно здесь при таинственных обстоятельствах в разное время пропало много судов и самолетов. Этот Бермудский треугольник окрестили также Адовым кругом, Морем грез и Колдовским морем. Ну, буржуазная наука каких только теорий не выдвигала: тут и пришельцы, и нечистая сила, и даже террористы. Наша наука ничего путного пока не выдвинула. Удивляясь нашим ученым, я и пытаюсь заполнить этот пробел.
        На главный вопрос я уже ответил выше, так сказать, теоретически обосновав все безобразия, творившиеся в Бермудском треугольнике. Но ведь и личные, человеческие истории представляют несомненный интерес для тех, кому хоть что-то любопытно. Это я о том, что лес рубят - щепки летят. Одной такой щепкой и задело нашего боцмана Нестерчука.
        Дело в том, что у его жены, Настасьи Филипповны, два года назад вдруг оказалась родственница в США. Она-то и пригласила Настасью Филипповну погостить у нее, а заодно и приодеться, не без этого. Та и вылетела к ней, не раздумывая и не слушая уговоров боцмана. Он боялся, что она там вдруг останется, позарившись на местное изобилие, несмотря на солидный партийный стаж. Ее еле выпустили, потому что она работала паспортисткой в РЭУ и знала много секретов. Но она убедила всех и его, что непременно вернется, как только успешно потратит полагающиеся 200 долларов. Не исключено, что прямо в день прилета рванет назад прямо из тамошнего аэропорта, если там есть приличный магазин. Смотреть ей, мол, там, в США, нечего. Как говорил поэт: «У советских собственная гордость». Купит что-нибудь, чтобы дорогу оправдать, и сразу назад.
        Однако ее патриотические планы потерпели провал. Родственница встретила ее в аэропорту и уговорила остаться еще на денек-другой и увезла в свой коттедж, который находился как раз на восточном побережье страны. А там она сдуру согласилась покататься на личном катере той родни. И, будьте любезны, так они и сгинули в том Бермудском треугольнике, вместе с теми 200 долларами, за которые боцман отвалил 2000 рублей, сняв их с семейной сберкнижки, где бы они и по сей день благополучно лежали. Так ко многим загадкам Колдовского моря добавилась еще одна. Катер исчез бесследно.
        Не знаю, лелеял ли какие-то мечты наш боцман узнать хоть что-то о пропавшей супруге, когда «Богатырь» направился в Бермудский треугольник. Наверное, да. Он целыми днями торчал на палубе, обозревая окрестности в мощный бинокль. Его понять можно. Мало ли что мы невольно делаем!..
        Да и, вероятно, хоть слабая надежда на какую-нибудь весточку не покидала его. Правда, два года прошло, но все же… Может, носит тот полузатопленный штормами катер по морю до сих пор - кто знает.
        Бороздили мы тот «Треугольник» в хорошую, как по заказу, погоду. Однако на душе неспокойно было от дурной славы здешних мест.
        Даже я чувствовал себя не в своей тарелке. Бывает, и у кота на сердце кошки скребут.
        - Переживаешь? - понимающе сказал я Нестерчуку.
        - А то! - Боцман опустил бинокль.
        - Не переживай, на молодой женишься, - приободрил я его.
        - Не разрешат, - вздохнул он, - она считается как бы пропавшей без вести.
        И вдруг вскинулся:
        - Откуда ты знаешь, о чем я думаю?!
        - Трудно догадаться!
        - Глуп ты, Ураганов, как пробка от шампанского. - Это он мне-то. - От «Вдовы Клико»! - Поднабрался культуры за границей.
        - Между прочим, пробки - плавают. Конечно, если твоя женушка умна, то нечего ее и высматривать, - не остался я в долгу.
        - Вообще-то, - замялся он, - не очень. Не очень умна, - пояснил он. Не хотелось ему терять надежду.
        - Даже если она глупее меня, - добил я его, - и то не сможет два года плавать.
        В таких жизненных вопросах надо быть жестким, а то ведь вконец изведет себя человек.
        - Да, может, она не вплавь плавает, а ее на катере носит, - не сдавался он.
        - Два года? - повторил я. - А кушать, извиняюсь, что?
        - А энзэ? На морских катерах энзэ положен!
        - Кем положен?
        - Американцами! - взорвался он. - Ихний энзэ, думаю, поболе нашего! Хотя… не на два же года, - пробормотал он. - Ты не знаешь, на сколько он у них?
        - Ну, слишком большим он быть не может, - осторожно заметил я. - Америке приходится много продовольствия нам поставлять и в Африку.
        Это его озадачило.
        - А аппетит у нее хороший? - спросил я. Он мрачно кивнул.
        - Вот видишь.
        - Они могли морской рыбой питаться…
        - Чтобы рыбой питаться, надо ее поймать. Снасти-то на катере были?
        - Не знаю. Она и без всяких снастей что хочешь поймает, - несколько оживился он. - Раз у нее море под боком, а в нем что-то имеется, она непременно достанет! Ты ее не знаешь.
        - Как это не знаю! - оскорбился я. - Разве я у вас на днях рождения не бывал!
        - Ты ее не знаешь так, как я, - выкрутился он.
        - А где им воду пресную брать? - насел я на него. - «Пепси-кола» у них давно кончилась.
        - Чепуха, - отмахнулся он. - Ты про дожди забыл. Разложи одежонку, а потом в любые емкости выжимай.
        - Ну, хорошо. А чего ж их со спутников не нашли?
        - А ты на небо глянь. Здесь все время тучи, - на все у него был ответ. - Академик Сикоморский говорит, что они почти никогда не расходятся.
        И все-таки проблема питания «пропавших без вести» по-прежнему тревожила его.
        - Жаль, медуз есть нельзя, - пробормотал он, глядя за борт.
        - Слушай, - обрадовался я. - Ты о потерпевших кораблекрушение что-нибудь читал? Так они выбирали самого толстого и… Соображаешь? Кто толще, Настасья Филипповна или ее американская родственница? - впрямую спросил я.
        - Настасья Филипповна, - ошеломленно вымолвил он. Такое ему и в голову не приходило.
        - Все ясно, - успокоил его я. - Съела ее американская родственница. У них там человек человеку - волк. Волчара, - уточнил я. - Ты им можешь теперь иск предъявить.
        - Какой иск? - вскричал он.
        - За съеденную жену. И не забудь обязательно прибавить те 200 долларов по обмену.
        - Да ты в своем уме!!
        Гляжу, ожил человек. Румянец на щеки вернулся, глаза горят, волосы дыбом. А раньше был весь какой-то потухший. Что и требовалось доказать. Расшевелил-таки я его. А то ведь он мог от своих мрачных дум за борт броситься. Здесь любые средства хороши, лишь бы человека из обреченного состояния вывести. Вот есть у меня дружок Коля, он санитаром в «скорой» работает. Когда к запойному вдруг вызывают, Коля сразу знает, что делать. Тут же отстраняет врача и бьет алкашу в челюсть. Тот, когда очнется, сразу боговать: за что? Не имеешь права! Да так оживет, любо-дорого посмотреть. А ведь перед этим на них, как мешок муки, прямо с того света глядел. Клин выбивают клином.
        Наш боцман не только ожил, но и побежал к замполиту на меня жаловаться.
        Ну, вызвали меня. И давай песочить!
        - Что же вы над своим товарищем издеваетесь? Утверждаете, что его жену родственница съела?!
        - Смотря какая родственница, - обиделся я. - Американская!
        А было это, подчеркну, еще до войны с Хусейном. Мы тогда с Америкой не дружили.
        - От них, кроме хлеба за наши же денежки, ничего хорошего ждать не приходится, - говорю. - Да и зачем, спрашивается, она на приглашение из США клюнула? Сама виновата! - разошелся я. - Не поехала бы, не съели бы. Кто ж виноват, что она толще?! Вот я - живой и невредимый, я ж в Америку не езжу!
        Еле он меня успокоил. А затем одобрил мое поведение и сказал:
        - Хоть вы и правы в принципе, все же выражайте впредь свои правильные воззрения в более мягкой форме.
        Интересно, как это в мягкой форме можно выразить тот возможный факт, что чью-то жену американцы съели!
        - Ладно, - буркнул я. - Скажу, что утонула. Замполит поморщился.
        - Безболезненно утонула, - подчеркнул я.
        - Другое дело, - обрадовался он и, встав на цыпочки, по-отечески похлопал меня по плечу.
        На этом история, конечно, не закончилась. Две недели мы плавали в этом треклятом
«Треугольнике». И если кто-нибудь ожидает от меня описания каких-то чудовищных катаклизмов, то напрасно. Ни тебе ураганов, ни циклонов, смерчей, ни воронок с провалом морского дна. Пришельцев тоже не было. А была спокойная, тихая погода с мелкой волной, так сказать, под ногами и обложными тучами над головой. Иногда шел мелкий ровный дождь от горизонта до горизонта, вдали он казался темнее, вблизи - серее, как в нашей степи под моим Курском.
        А вот одно происшествие все-таки было. «Ищущий да обрящет!» - не помню, но где-то читал. Верно сказано, на века.
        Произошло это ночью, когда боцману Нестерчуку выпало нести вахту. Утром он вернулся сам не свой, оставался таким весь день - даже не спал, - а под новый вечер сказался больным. А, впрочем, его и впрямь затемпературило, залихорадило и даже задергало. Корабельный врач Гайдулевич с радостью положил его в свою амбулаторию. Он изнывал от скуки, ведь никто не болел. Всех перед отплытием медики так проверяли, что в плаванье уходили только стопроцентные здоровяки.
        Я навестил больного боцмана и принес ему бумажный цветок, сам сделал из цветной бумаги и проволоки.
        Нестерчук поставил цветок в стакан, сказал:
        - Спасибо, друг. - И отвернулся к стене.
        Если бы я стал его о чем-нибудь расспрашивать, он бы отмолчался. Но я настырный и поэтому тоже молчал. Ясно, боцман не выдержал. Он вдруг повернулся ко мне и лихорадочно зашептал:
        - Как, по-твоему, похож я на сумасшедшего?
        По моему мнению, именно на него он и был похож. Я ответил неопределенно:
        - Трудно сказать…
        - А все-таки? - вперился он в меня.
        - Ну, умом тебя Бог не очень обидел. Простоват ты малость, - честно признал я.
        Он благодарно пожал обеими руками мою ладонь.
        - Спасибо, - просиял он. - Именно таких слов я и ждал от тебя. Я всегда был простым человеком. Без всяких там загогулин. И когда читал в газетах: «Простые люди ясно понимают…» и так далее, - всегда чувствовал, что речь идет обо мне. Я простой человек, - повторил он, - и значит, ничего такого мне в голову не придет сногсшибательного. Ты это замечал за мной? - требовательно спросил он.
        - Замечал, - честно ответил я. - И не раз.
        - Спасибо, - снова сказал он.
        - На одном «спасибо» далеко не уедешь, - туманно заметил я. И решился, поняв, что время пришло. - Выкладывай, что стряслось. Не стесняйся, тут все свои, - и широко повел рукой по пустой амбулатории, где, кроме нас, был только корабельный кот Гавриил. Да и тот спал на свободной койке напротив, прямо на подушке.
        Наконец, решившись, поведал мне боцман такую историю.
        Дежурит, значит, он. Кругом спокойствие. Луна в прореху туч выглянула. Сине-желто-зеленая ночь… В такие ночи тянет на размышления, фантазии в голове бродят, что-то чудится в далеких просторах моря - по себе знаю.
        Думаю, и Нестерчук этого не избежал, хотя и на свою простоту ссылался. Прибедняется. Человек не может быть простым, потому что он внутри сложный.
        А думал он в ту ночь о вечном. Вспоминалась лекция академика Сикоморского о том, что за последние полтора столетия в Бермудском треугольнике бесследно исчезли свыше сорока судов и более двадцати самолетов, унеся с собой около тысячи человеческих жизней. Это приблизительный подсчет, так как останки погибших ни разу не были найдены.
        Естественно, вспоминал он и свою жену, Настасью Филипповну, пропавшую без вести вместе с американской родственницей. В официальной бумаге, полученной из США, сообщалось, что такая-то и такая-то, уйдя в море на катере от Майами-Бич, через несколько часов сообщили по рации на базу морской береговой охраны, что не могут запустить двигатель, - ни с того ни с сего погнулся винт. И попросили отбуксировать их обратно в порт. Когда буксир береговой охраны прибыл на место аварии, моторки «Уичкрафт» (Колдовство») там уже не было. Она бесследно исчезла, оправдав свое дурацкое название. Про «дурацкое» боцман уже добавил от себя.
        Действительно, несерьезное название! У них вообще глупые имена судов любого водоизмещения. «Любовь», «Надежда», «Улыбка» или там «Королева». То ли у нас:
«Грозный», «Яростный», «Отважный»! Когда идет какой-нибудь наш «Гремящий», его на весь океан слышно от рева двигателей либо от грохота посуды, которую моют на камбузе!.. Туго у них с названиями. Но и одно достоинство имеется: никогда не переименовывают. Если уж назвали посудину «Клим Ворошилов», то хоть окажись он распоследним гангстером, - святое имя оставят. Они даже городам названия никогда не меняют. Вон свой Сент-Петерсберг (по-русски, Санкт-Петербург), где знаменитый Марк Твен когда-то жил, в Ленинград не переименовали! И звучное имя Марк-твенск тоже городу не присобачили.
        Я сказал: достоинство. А, с другой стороны, и они не правы. Скучно живут. Без ошибок - нельзя. Раз десять ошибешься, зато потом никаких сомнений.
        Ну, Бог с ними. У них свое, у нас свое. В одну телегу впрячь не можно коня и трепетного лося, - как говорил поэт. Вернемся к нашему боцману.
        Горюет он потихоньку у борта на нижней палубе. На глазах слезы и мерцанье от светящихся тропических медуз. И неожиданно слышит он какой-то мерный плеск. Похоже, кто-то веслами лихо наворачивает. Глядит боцман - шлюпка показалась.
        Как только шлюпка попала в свет бортовых огней корабля, боцман обомлел. На веслах была… Настасья Филипповна, его пропавшая жена. Похудевшая, помолодевшая, загорелая и обветренная. Почти такая же, как в девичестве, когда они познакомились. В красной косынке, в тельняшке, напевает что-то морское.
        - Я знала, что ты меня искать будешь, - говорит. - Я теперь вольная птица. Не ищи меня больше!
        И не успел он и слова вымолвить, как шлюпка мгновенно повернула и исчезла в наползающем тумане.
        - Когда домой-то вернешься? - только и успел он крикнуть ей вслед.
        Только и донесся ее отдаленный смех в ответ. Вроде как: нашел, мол, о чем спрашивать.
        Долго стоял Нестерчук сам не свой на палубе, до боли вглядываясь в ту сторону, где растворилась шлюпка. Ничего… Лишь мокрые клочья тумана, соленого на вкус.
        - Я так понял, - тихо сказал мне боцман, - ушла в дальнее бессрочное плавание. Ты не знаешь: ведь она в юности мореходку кончила. Столько насмешек от ребят выдержала! А после первого же плавания уволилась. Девушка на корабле, представляешь? Все пристают, лезут. Вот она и протрубила почитай всю жизнь паспортисткой в конторе, куда ее тесть приткнул. А сама небось все о море мечтала, меня всегда жадно расспрашивала и книги покупала исключительно морские…
        - Ты только успокойся, - посочувствовал я ему. - Ну, почудилось - столько об этом думал.
        - А это почудилось? - И показывает мне две сотни долларов. - После вахты у себя под подушкой нашел. У нее перед поездкой ровно 200 было!
        - Не заливай, - рассердился я. - Мог сам накопить.
        - И это мне тоже почудилось?! - вскипел он, протягивая мне новенький красный заграничный паспорт.
        Я взял и машинально раскрыл. Это был документ на имя его жены с фотографией, с американской визой!..
        Я остолбенел. Не могла же Настасья Филипповна, при всех ее пробивных способностях, пересечь две границы без паспорта: в СССР и США!
        - Под своей подушкой и обнаружил, - устало сказал боцман, - а деньги внутри вложены.
        Да уж, против паспорта не поспоришь. Выходит, и впрямь ничего не присочинил Нестерчук, простой человек.
        Вот так иногда мечты-то сбываются, терпит кто-то, терпит, наступает на горло собственной песне, а потом как вдруг запоет! И как!!
        Счастливого тебе плавания, вольная птица…
        Интересно, куда тот катер делся? И где она ту шлюпку нашла? И что с ее спутницей стало?..
        Дурацкое все же название у катера - «Уичкрафт». По-нашему, «Колдовство».
1984, 1991
        БОЛЬШИЕ И МАЛЕНЬКИЕ
        Повесть
        Это было в один из тех летних воскресных дней, когда многие уезжают за город и Москва заметно пустеет. Мы с самого утра завалились своей обычной компанией в замечательно свободные московские «Можайские бани».
        Разгоряченные после парилки, накинув простыни с черным банным клеймом - у кого на плече, у кого на груди или на колене, - мы удобно устроились в предбаннике и охлаждались пивом. С некоторых пор, во исполнение известного антиалкогольного постановления, пиво внизу, в буфете, качать перестали, и поэтому приходилось запасаться своим: каждый принес по несколько бутылок.
        Разговор зашел о любви. От кучерявого детины Глеба ушла жена.
        - И чего я так переживаю, - удивлялся он, - может, я ее люблю, дуру?
        - Кучеряво жить не запретишь, - посмеивался над ним толстяк Федор.
        - Расскажу-ка я вам, братья-литодомы, - пришел в благодушное настроение Ураганов после первого, однако, мощного глотка пива, историю большой любви. Не побоюсь сказать, любви возвышенной. С борьбой, похищением, погоней! Иначе я бы все не запомнил, тем более в мельчайших подробностях.
        - А почему сразу - литодомы! - как всегда, запоздало обиделся толстяк Федор. - Они кто?
        - Моллюски-бурильщики. Просверливают самые крепкие камни. Так и вы, наверное, своих жен грызете поедом. Сам такой - знаю.
        Ураганов сделал второй, осушающий, глоток, так что лишь чудом не выпало внутрь дно бутылки, и продолжил:
        - Эту историю рассказал мне молодой ялтинский боксер - Витя Коршунов. Вообще-то он электромонтер, а боксирует, как и я, просто для себя, чтоб не раскисать. Познакомились мы с ним в ялтинском порту, когда наш «Богатырь» туда в очередной раз зашел. Ну, мы с ходу подружились, так бывает - с настоящими людьми, - самодовольно заметил Ураганов. - Витя только что с Южного полюса в отпуск домой прибыл. Как его туда занесло?.. Всему свое время…

1
        Пляжей в большой Ялте не сосчитать! Дикие и культурные, городские и ведомственные, творческие и партийные… А уж спасательных станций и пунктов и подавно не счесть.
        Витин друг, Юрка, в то лето работал спасателем на небольшом пляже, отделенном от соседнего металлической сеткой. Было Юрке двадцать лет, а рост у него был ниже среднего.
        В тот знаменательный день его дежурства… Нет, лучше начнем по-другому. Во всем самое главное - детали, даже в моторе.
        Итак, заканчивался обычный день Юркиного дежурства. Какой-то пьяный тип направился к морю и, вздрогнув, застыл на месте. С плаката на него смотрел грозный глаз, а здоровенный палец указывал прямо в упор. Большими буквами было написано: «Не лезь, курортник, пьяным в море! Твоих друзей постигнет горе!» Пьяный обиделся, шагнул сквозь дыру в сетке на соседний пляж и гордо ринулся в воду.
        - Тону-у! - отчаянно барахтаясь, вскоре завопил он. К нему кинулся рослый сосед-спасатель и мгновенно выволок на берег.
        - А ведь мог его спасти - ты! - подчеркнул начальственного вида человек с кожаной папкой, сурово глядя на Юрку. - Ты уже месяц на должности, а никого не спас.
        - Не тонут, - ответил Юрка.
        - Откуда знаешь?
        - Слежу… - Разговаривая со своим начальником, Юрка зорко смотрел в сторону моря.
        - Плохо следишь. Вон у него только за истекшую календарную неделю на восемнадцать тонущих семнадцать спасенных. - И добавил: - Один выплыл сам.
        - Ему нравится спасать, - хмуро ответил Юрка, взглянув на соседа-спасателя, который уже весело болтал за сеткой с девицами.
        - А тебе не нравится? Какой же из тебя спасатель! Но Юрка знал свое дело. Когда бесштанный карапуз вдруг полез в воду, Юрка был тут как тут. Мгновенно надел ему вокруг пояса надувную резиновую лягушку и, окликнув его маму, заигравшуюся в карты, вернулся назад.
        - Мне нравится, - сказал он, - когда спасать не надо.
        - По мировой статистике, на каждых двух утонувших - четверо спасенных. Работают люди. А вот ты зарплату получаешь зря! - отрубил начальник.
        Но Юрка уже опять был у воды. Толстый мужчина с опаской решался: нырять или не нырять. Юрка вручил ему спасательный жилет и вновь вернулся к начальнику.
        - Разве я виноват, что у меня никто не тонет!
        - Мне вот срочно надо сводку давать, - рассердился тот. - А что я о тебе напишу? У тебя в графе: утонувших - ноль, спасенных - ноль!.. Придется два пляжа объединять,
        - задумчиво произнес он, - и одну единицу спасателя сократить.
        К их разговору невольно прислушивалась девушка, по шею зарывшаяся в песок.
        - Вот окунусь, - начал раздеваться начальник, - и будем решать вопрос.
        На девушку с интересом поглядывали двое парней, высоких и красивых.
        Начальник пошел купаться, а Юрка сел на песок рядом с ней, по-прежнему не сводя глаз со своего участка. Малыши плескались в лягушатнике на мелком месте, ограниченном канатами с разноцветными шарами. Подростки плавали недалеко от берега, держась за пенопластовые доски. А хорошие пловцы играли в мяч у дальних буйков.
        На пляже стояли всевозможные плакаты с язвительно нарисованными фигурами и предостерегающими надписями - вроде: «В воде друг дружку наблюдайте! Тонуть друг дружке не давайте!»; «Сигналы криком подавать, чтоб знать, кого и где спасать!»;
«Мать! Не забудьте про дитя! Купаться любит он шутя!»; «Не забывайте все про гласность, когда подстережет опасность!»
        - А правда, почему вы никого не спасаете? - спросила Юрку девушка. Он краем глаза глянул на нее.
        - Спасать - это последнее дело.
        - А почему у вас такие стихи странные?
        - Стихи - начальника. Я только рисую.
        - Вы думаете, вас все-таки уволят? - задумчиво спросила она.
        - Если пляжи объединят, то конечно, - машинально ответил Юрка. - И тогда действительно начнут тонуть. - Он покосился на своего коллегу за оградой, ретиво развлекающего девиц.
        - А я считаю, что не вас, а его увольнять надо, - показала девушка глазами на начальника.
        - Уволить его невозможно, - убежденно заявил Юрка. - Он здорово отчеты пишет.
        - А хотите, я утону? - вдруг предложила она.
        - Что вы! - испугался Юрка. - Шок останется. Водобоязнь.
        - У меня первый разряд.
        Юрка впервые серьезно посмотрел на нее, улыбнулся. И решился:
        - Согласен. У вас получится. Только не бойтесь.
        Девушка встала, осыпался песок. Она оказалась на голову выше его. Стройная, длинноногая. Но он особого внимания на это не обратил. Зато все мужчины на пляже присвистнули от восхищения!
        Уже у буйка девушка вдруг всплеснула руками, вскрикнула:
        - Тону! - И исчезла под водой.
        К ней бросились сразу трое: Юрка и те двое парней. Он обогнал их, нырнул, появился с «утопающей» и по всем правилам повлек ее к берегу, схватив за волосы.
        - Больно, - негромко пожаловалась она. Подоспели двое парней, стали помогать, но только мешали.
        - Отойдите! Меня ОН спасает, - сердито сказала она. Но они продолжали мешать. Тогда Юрка и девушка, переглянувшись, нырнули.
        Вынырнули они у самого берега. Юрка бережно вытащил «утопавшую» на песок и стал делать искусственное дыхание. Двое парней, вновь подоспев, суетились вокруг. Набежала толпа.
        - Воздуху дайте! Расступитесь! - прикрикнул он.
        Все отхлынули, кроме тех самых парней. Один отнял у Юрки левую руку девушки, другой схватился за правую. Так они и откачивали ее вдвоем… Она вырвалась и села.
        - Спасибо, - ласково сказала она Юрке. - Вы спасли мне жизнь.
        Парни ревниво посмотрели на него.
        - Мы тоже старались, - сказал один, Геракл с виду, весь в бронзовых мускулах.
        - Это все иллюзия, что только он спас, - произнес второй, сухой и длинный, с пронзительными глазами.
        - И вам спасибо, - поблагодарила девушка.
        - Ну-ка, ну-ка, - решительно подошел Юркин начальник и одобрительно похлопал спасателя по плечу. - Давно бы так. Стоило покритиковать - и сразу результат!
        Он раскрыл папку и вынул ручку:
        - Утопающая… то есть спасенная, ваши подробные данные, пожалуйста? А вы не мешайте отчету, - сурово оглядел он парней.
        Те отошли и навострили уши. До них долетал голос девушки:
        - … Лена… восемнадцати лет… место работы - детский сад номер пять…
        Юрка с необыкновенной нежностью смотрел на свою первую «спасенную».
        - А меня Юрой зовут, - он пожал ее узкую ладонь. - Вы моя спасительница, - невольно вырвалось у него.
        Она сделала большие глаза, кивнув на начальника. Но тот лишь довольно засмеялся:
        - Спасительница… Уже заговариваться стал. Как успех кружит людям голову!
        Но Юрке теперь кружил голову не успех. Невидимые скрипки пели ему о любви… Вот ведь как бывает - ни с того ни с сего. И даже не с самого первого взгляда.
        - Ты не отвлекайся, - приказал начальник. - Занимай-ка свой пост. - И с надеждой добавил: - Может, еще кто-нибудь тонуть вздумает.
        Юрка вздрогнул, очнувшись, и отошел. А тем временем двое парней напряженно говорили в сторонке, оглядываясь на Лену.
        - Нам нравится… - начал сухощавый.
        - … одна и та же девушка, - кивнул атлет. - А кто понравится ей?
        - Друг другу не мешать. Каждому свой день.
        - И свой шанс. Пусть выбирает сама. Прямо заговор!
        А Юрка опять вернулся к Лене, сами ноги привели его обратно. Он не мог совладать с собой. А вы-то помните свою первую любовь?..
        - У вас тут хорошо, спокойно, - обернулась Лена к Юркиному начальнику. - И лучший на всем Черном море спасатель!
        - О чем разговор! - просиял тот. И хмуро сказал подчиненному: - Думаешь, это все? Хотя б через день спасал!
        Юрка умоляюще взглянул на Лену.
        - Некогда мне, - виновато ответила она. - Мы выпускной вечер - ну, утренник - в детском саду готовим для тех, кто в школу пойдет.
        Начальник озадаченно посмотрел на них.

2
        Лену провожали с пляжа те двое парней, они попросту пристроились по дороге. Опытные, видать, сердцееды. От таких бы я советовал девушкам держаться подальше.
        - В городской спортзал, - атлет протянул Лене пригласительный билет. - Прямо сейчас!
        - Погодите… Я вас видела - по телевизору! - удивилась Лена. - Вы заняли на чемпионате по борьбе в Брюсселе второе место?
        - Пятое. Но это не так важно. Сегодня у меня показательное выступление. Приглашаю.
        - Спасибо, - просто ответила Лена. - Я люблю спорт.
        - Ну и что, - нервно заметил сухощавый. - А я, между прочим, выдающийся иллюзионист. Доктор черной и белой магии. Обладатель Золотой волшебной палочки! На мои представления билетов не достать. Ангажирую в цирк на завтра.
        - Чудесно! У меня завтра подруга приезжает, - сказала Лена. - Она так фокусы любит!
        - Приходите с подругой. Я встречу вас и проведу.
        - А я… - вдруг раздался голос.
        Все оглянулись. Сбоку от иллюзиониста шагал запыхавшийся Юрка. Догнал-таки, его смена закончилась полминуты назад. Он кашлянул и, улыбаясь, безнадежно развел руками.
        Лена засмеялась. Иллюзионист галантно попрощался с ней, сдержанно - с борцом и, снисходительно взглянув на спасателя, растворился в толпе прохожих. Юрка попытался было встать у Лены со свободной стороны, но борец заботливо взял соперника под руку.
        Так они и шли. Когда Юрка, ускоряя шаг, хоть на мгновенье выдвигался вперед, чтоб взглянуть на Лену, спутник возвращал торопыгу на место.
        У цветочного киоска борец остановился, Юрка сразу встал за ним в очередь. Купив букет, спортсмен протянул его Лене.
        - Ну что вы, - даже несколько рассердилась она.
        - Не вам. Мне! - заявил он. - Когда я одержу победу, вы мне кинете букет от лица болельщиков. Так все делают.
        Лена опять засмеялась. А Юрка с грустью посмотрел на табличку «Всё», которая появилась перед носом в оконце. Борец встряхнул букет, из него выпал цветок. Юрка подхватил на лету и вежливо вернул ему. Но спортсмен не поверил добрым намерениям соперника: грубо вырвав цветок, он незаметно оттолкнул его локтем так, что тот налетел на киоск. И, пока Юрка извинялся перед выскочившей, как черт из коробочки, продавщицей, борец и Лена уже скрылись из виду.
        Не привыкшая к извинениям покупателей, хозяйка не только простила Юрку, но и, сжалившись, продала ему последний пышный пион на длинной ножке. Запоздало промчавшись по улице до самого спортзала, он увидел только, как Лена и борец исчезли за парадным входом.
        На щите у здания было два объявления. Одно большое: «Сегодня! Показательные выступления по вольной борьбе!» Другое маленькое: «Билеты проданы».
        Тогда Юрка направился к служебному входу. Дорогу ему преградил вахтер, и он повернул обратно. А зоркий страж повесил поперек прохода канат, зацепив его за крюки.
        Юрка отошел подальше, в тупик крутой улицы. Оттолкнувшись ногой от стены, он вихрем понесся под уклон и на бешеной скорости промелькнул мимо вздрогнувшего вахтера - под канатом!
        Велико ж было удивление Лены, когда дверь в директорскую ложу внезапно распахнулась, влетел Юрка и плюхнулся в кресло рядом с ней. Пути любви неисповедимы!
        - Куда вы пропали?.. Вы тоже борьбу любите?
        - Очень. А честно, не очень, - сказал он.
        - Почему?
        - Ну, мне того, кто слабей, всегда спасти хочется…
        - Это у вас профессиональное.
        - А у меня к вам просьба. Не могли бы вы хоть через день приходить к нам на пляж и тонуть?
        - Я же вам сказала, что некогда, - нахмурилась Лена. - Я могу пожалеть, что вы спасли меня.
        - Это вы меня спасли.
        - Тем более. Стоит человеку помочь, что ж, всю жизнь ему потом помогать?
        - Всю жизнь, - кивнул, улыбаясь, Юрка.
        - Смешной вы, - улыбнулась она. И они вместе рассмеялись.
        Букет борца лежал на другом, соседнем с ней, кресле. Юрка, не повернув головы, протянул руку за ее спиной и положил свой цветок к другим.
        На ковер вышел борец. Первым делом он взглянул на директорскую ложу. Увидев рядом с Леной Юрку, он опешил, затем разъярился. Этого еще не хватало! Прозвучал гонг. Спортсмен рванулся к Юрке и наткнулся на другого борца - своего противника, двинувшегося ему навстречу. Напрасно рвался он к директорской ложе - противник, по-медвежьи обхватив его, пытался повалить на ковер.
        Юрка снова протянул руку за спиной Лены и взял свой цветок. Хотел было преподнести, но не решился. А борьба тем временем приобретала особую остроту. Рассвирепевший борец никак не мог избавиться от противника. Чтоб наконец прорваться к ложе, он поднял его в воздух, по-прежнему не сводя взгляда с
«парочки», и с размаху припечатал на обе лопатки! Судьи за длинным столом вздрогнули от сотрясения пола. Борец кинулся к Юрке и попал в объятия ликующего тренера. Тренер тоже взлетел в воздух и рухнул на ковер. Та же участь постигла и двух фотокорреспондентов, оказавшихся на пути борца.
        Болельщики ревели от восторга!
        Лена что-то хотела спросить у Юрки. Повернулась. Но его уже не было. Лишь сиротливо лежал на кресле цветок.

3
        Трудное положение… В тот же вечер Юрка заявился на свой спасательный пункт и стал неистово тренироваться в борьбе с большим муляжом утопающего. Переваливал через голову, делал подсечки и неожиданные броски. Но, увы, каждый раз муляж почему-то оказывался сверху него.
        Он проклинал себя за прошлую трусость - да, да, да! - оправдываясь лишь тем, что, дескать, не хотел, чтобы Лена была замешана в скандале, впрочем, грозившем явным мордобитием не ей, а ему, Юрке.
        А дома вышел другой конфуз. Когда Юрка, стиснув зубы, натягивал грудью многократно сложенный резиновый бинт, прикрепленный скобами к стене его комнатки, с неимоверным усилием отвоевывая каждый сантиметр, резина вдруг со свистом унесла его назад, выстрелив им, как из рогатки.
        Стена с грохотом упала к соседям! Там мирно ужинали. Юрка лежал спиной на стене.
        - Простите! Мышцы накачивал…
        - Присаживайся! - гостеприимно предложил хозяин, кивнув на стул.
        - Спасибо. Я ужинал.
        - Родители-то где? - поинтересовался хозяин. - Не вижу.
        - Они у меня оригиналы. Летом на север отдыхать уехали. - Юрка, поднатужившись, встал, и стена стала на место.
…Утром Юрка - у него был отгул - пошел в детский сад № 5. Надо было как-то объясниться за вчерашнее, за свое постыдное бегство. Пан или пропал, третьего не дано.
        Малыши под присмотром Лены копались в песочнице.
        Он приблизился к оградке и вежливо кивнул Лене. Завидев его, она вдруг засмеялась. И малыши хором засмеялись.
        - Извините, - сказала Лена. И малыши умолкли.
        - Вспомнили, как я вчера удрал? - уныло сказал Юрка.
        Она с веселой укоризной покачала головой.
        - Я знал, что вы смеяться будете. И, честно, хотел соврать, что мне к экзаменам надо готовиться, мол, потому и… ушел.
        - А вы куда поступаете? - оживилась она. Самое страшное осталось позади.
        - Я учусь. На метеорологическом факультете заочно. Пора с погодой разобраться. А вы куда хотите?
        - В педагогический, - хором ответили за нее малыши.
        - А перед этим проверить себя? - Он опустил подбородок на оградку.
        Лена строго покосилась на малышей, и они сразу закрыли рты.
        - Конечно, - сказала она Юрке, и взглянула на часы. Он тоже взглянул на часы.
        - Дети, возвращайтесь в корпус, я скоро вернусь. Не обижайтесь, я спешу, - помахала ему рукой она.
        - И я спешу, - с сожалением заметил он.
        Дети заторопились в дом. А Юрка, обогнув изгородь, пошел вслед за Леной по переулку - шагах в трех от нее. Теперь она посмотрела на уличные часы и - побежала. Он тоже посмотрел и побежал.
        Он обогнал ее, потом она его обогнала.
        - Нет, я, правда, тороплюсь, - не останавливаясь, недовольно заявила Лена.
        - И я не вру, - на ходу ответил Юрка.
        Они по-прежнему бежали, обгоняя друг друга. Переулок разделился на два рукава. Лена свернула вправо, и Юрка - вправо. На следующем перекрестке он повернул влево, и она - за ним. Они поглядели друг на друга: он озадаченно, а она хмуро.
        - Что вы меня преследуете? - возмутилась Лена.
        - Я - вас? Это вы - меня! - пошутил Юрка.
        - Может, вы тоже спешите встречать лучшую подругу? - с насмешкой сказала она.
        - Лучшего друга.
        - Уж не в порту ли?
        - В порту.
        - И, конечно, он приплывает на «Абхазии»? - усмехнулась Лена.
        - На «Абхазии».
        - А вы действительно врун! - Она так поднажала, что он отстал.
        Но он нырнул в какой-то проходной двор и вновь очутился рядом с бегущей Леной.
        - Такси! - крикнула она.
        И показала Юрке язык за стеклом уносящейся машины.
        Первое недоразумение… В первой любви все впервые. Ведь и на самом деле Юрка ее не обманывал. Он тоже спешил в порт встретить лучшего друга - Витю. Того самого, от которого Ураганов и услышал всю эту историю.
        Теплоход «Абхазия» пришвартовался без опоздания. И Лена, наконец, обняла лучшую подругу, такую же высокую девушку, как и она сама.
        - Тамара! Весь детский сад по тебе соскучился! Потрясающий круиз, да? А где твой необыкновенный знакомый, гитарист и боксер, о котором ты мне - ух, и хитрая! - погрозила Лена, - лишь один раз написала?
        - Пустое место, - неожиданно сказала Тамара.
        - Как?..
        - Я для него - пустое место. Весь круиз, все завтраки, обеды и ужины за одним столом сидели, а он ноль внимания. Целыми днями какой-то крале письма писал. Даже за обедом!
        - Бесчувственный. Близорукий эгоист, - посочувствовала Лена. - Такую девушку - не заметил!
        - Все прошло, - успокоила Тамара. - Оптический обман.
        Они не замечали в сутолоке, что на другом уровне, ниже их на голову, встретились Юрка и лучший друг с чемоданом в руке и гитарой за спиной. Он был ростом с Юрку.
        - Как плавалось?
        Поставив чемодан, Витя провел серию шутливых ударов. И растерянно огляделся по сторонам.
        - А где Наташа?
        - Наверное, не смогла прийти… - уклончиво ответил Юрка.
        И друг промолчал.
        Тамара уронила ракетку, нагнулась за ней. Витя быстро поднял и подал.
        - Пожалуйста, - сказал он. - Здравствуйте.
        - Привет, - хмыкнула она. И, выпрямившись, прошептала Лене: - Это он самый! Узнал… А раньше даже не здоровался. Ни разу!
        И тут только Лена увидела Юрку с Витей. И он увидел ее с Тамарой.
        - Мой лучший друг, - радостно сказал он. Лена нахмурилась:
        - Скажи, кто твой друг… - Она демонстративно взяла подругу под руку, и они пошли прочь.
        - Ты ей понравился, - широко улыбнулся Юрка. Но Витя не хотел ничего слушать.
        - Я Наташе за две недели 20 радиограмм послал и каждый день ей по песне сочинял. Почему же она не пришла? - с беспокойством спросил он.
        Они исчезли в веселой людской толчее.
        Друзья держали курс к дому Наташи, девушки, с которой Витя 10 лет проучился в одной школе и которая не ответила на его 20 радиограмм.
        Витя решительно вошел в подъезд с гитарой за спиной, как с винтовкой на ремне, а Юрка остался во дворе с чемоданом. Вскоре лучший друг вышел и, сгорбившись, сел на чемодан.
        - Дома нет.
        Они бесполезно прождали Наташу до вечера…
        - Знаешь, я с ней случайно познакомился, - вдруг несмело начал о своем Юрка.
        Витя машинально кивнул.
        - Ни на одно письмо не ответила… - пробормотал он.
        - За всю жизнь такой не встречал!
        - И встречать не пришла…
        - Она тебе понравилась? - заулыбался Юрка.
        - А может, она заболела? - еще больше помрачнел Витя и встревожился. - Тогда почему ее дома нет, а?
        - А?.. - растерялся Юрка. - Ну, пока. Ты уж прости… Понимаешь, у меня… свидание. Ни пуха!
        - К черту! - послал лучший друг. Причем, как мы еще узнаем, был недалек от истины.
        Юрка заторопился в цирк, и Витя остался один во дворе.

4
        Иллюзионист нервно прохаживался у входа в цирк-шапито. К нему подошел хмурый борец с огромнейшей спортивной сумкой через плечо.
        - Можно и я? - заискивающе попросил он.
        - Ваш день был вчера, - корректно напомнил соперник, высматривая Лену.
        - Я вчера с ней даже поговорить не успел. Такая неприятность вышла! - забубнил борец. - Собираются дисквалифицировать.
        - Ай-яй-яй! - обрадовался иллюзионист. - Может, еще обойдется. Берегите нервы, не расстраивайтесь.
        - Я не расстраиваюсь, - вконец расстроился тот. Встретив, наконец, Лену с лучшей подругой, иллюзионист галантно провел их в цирк.
        Юрка тоскливо посмотрел им вслед, так и не решившись подойти. Уже полчаса, как он сновал в толпе, безуспешно спрашивая: «Лишнего нет?.. Нет лишнего?»
        Борец тоже бродил среди страждущих:
        - Билетика нету? Билетика? Юрка тронул его пальцем за спину:
        - Лишнего нет?
        Борец обернулся, изменился в лице, схватил его за шиворот и поднял - глаза к глазам:
        - Рад нечаянной встрече.
        И не успел Юрка опомниться, как очутился в громадной сумке. Борец застегнул ее на молнию и пошел прочь. Обогнув очередь за мороженым, в молчании уставившуюся на сумку, из которой торчала нога в туфле, он деловито зашагал в глубь темной безлюдной аллеи парка. Вдоль нее стояли статуи древнегреческих богов и героев: грозный Посейдон с трезубцем, мускулистый Геракл с палицей, бегущий Гермес с вытянутой рукой, и другие - менее известные.
        Борец остановился, расстегнул молнию и вытряхнул пленника из сумки.
        - Я закричу, - по-хорошему предупредил Юрка.
        - Это я закричу! - обиделся борец и резко убрал в сторону бронзовую руку Геракла, маячившую с палицей перед глазами. - Во-первых, - он вернул руку статуи в прежнее положение и отогнул на ней палец, - я с ней даже поговорить не смог - раз! Во-вторых, - разжал другой палец, - меня федерация обсуждала - два! В-третьих, - разогнул он следующий палец, - меня чуть не дисквалифицировали - три! В-четвертых, откуда ты тогда взялся? - четыре! А в-пятых, - он машинально вынул из разжатого кулака Геракла увесистую дубинку, - если я тебя еще хоть раз увижу, ты меня больше не увидишь - пять!
        Юрка кивнул и озабоченно сказал:
        - Вы извините. Мне сейчас некогда.
        - Нет, постой, - борец, сгибая и разгибая палицу, шагнул к попятившемуся Юрке, замахнулся, и… Тут между ними прошмыгнул черный кот и вскарабкался на дерево.
        Спортсмен сразу остановился. Юрка метнулся влево, потом вправо. Борец, растопырив руки, неотступно следовал за ним - вдоль «линии черного кота», не решаясь ее перейти.
        - А ну, иди сюда. Кому говорю!
        Но Юрка не стал ждать следующего приглашения и полез на дерево, с которого доносилось оголтелое мяуканье. Борец поспешно плюнул три раза через плечо и бросился к нему. Но Юрка был уже высоко. Мститель яростно затряс дерево. Сверху с душераздирающим криком на него посыпались разномастные коты!
        Он рухнул наземь и ошалело замотал головой. Ему вдруг почудилось: темные гигантские фигуры, окружавшие его со всех сторон, замахивались кто копьем, кто - трезубцем, кто - кулаком!..
        - Хи-хи-хи-хи, - нервно захихикал он.
        Юрка спрыгнул с дерева и уставился на борца куда более испуганно, чем прежде. Нервы у наших спортсменов в последнее время стали ни к черту!
        Пришлось вызывать по телефону-автомату «скорую», которая, как известно, не торопится.
…А Витя все еще уныло сидел на чемодане во дворе у Наташиного подъезда. Вернувшийся Юрка подошел и сочувственно положил ему руку на плечо.
        За аркой послышались треск и грохот. Во двор влетел и остановился рядом с ними мотоцикл. За рулем сидел тощий высокий парень, сзади - обхватившая его за плечи девушка. Наташа!..
        Она замерла, затем демонстративно взяла кавалера под руку, и они прошли мимо друзей. Она была почти на голову выше Вити. И спутник ей под стать - длинный, как бельевая жердь.
        Звуки их шагов стихли в подъезде, а друзья по-прежнему мрачно стояли во дворе.
        Внезапно послышался возвращающийся стук каблучков, и лицо у Вити прояснилось. Наташа выбежала и виновато тронула его за рукав. Юрка деликатно отошел в сторону.
        - Ведь мы останемся товарищами? - мягко сказала она. - Мы будем дружить. - И бодро закончила: - Любовь приходит и уходит, а дружба остается навсегда, верно?
        - Верно, - ответил лучший друг. - Мы будем с тобой боксировать и пить пиво.
        Он подхватил свой чемодан и, не оборачиваясь, пошел прочь. Юрка нагнал его и зашагал в ногу. Они уходили решительно и гордо.
        С моря отдаленно доносились редкие гудки пароходных сирен. И в этих басовитых протяжных звуках было что-то одинокое, тоскливое…
        Юрка и Витя проходили мимо магазина «Орбита», в витрине которого на экране телевизора шла передача из цирка.
        Шпрехшталмейстер глухо объявил:
        - А сейчас в нашей большой цирковой программе - представление «Иллюзии наяву», с участием всемирно известного иллюзиониста, доктора черной и белой магии, обладателя Золотой - волшебной - палочки!
        Почти одновременно телекамера панорамировала по залу… В первом ряду - Лена!
        - Я ее где-то видел, - буркнул Витя.
        - Да я же тебя с ней в порту знакомил, - горячо сказал Юрка. - Весь вечер тебе о ней говорил. Она, она… Знаешь, она какая! - В определениях влюбленные не оригинальны.
        - Знаю, - Витя встал на цыпочки и высоко поднял руку. - Вот такая! Меня такая же сегодня на твоих глазах… - не договорил он. - Все они - бесчувственные. Им с колокольни виднее!
        Он обернулся к Юрке. Но тот, не слушая его, вовсю глядел на телевизор.
        А на манеже - иллюзионист!
        - Спать! - сказал он, и клоун мгновенно заснул.
        - Спать! - И униформисты повалились, как кегли.
        - Спать! - И зрители первого ряда, включая и Лену, положили друг другу головы на плечо…
        Юрка бросился прочь.
        - Ты куда? - крикнул Витя.
        - Снова в цирк!
        Навстречу ему шел усатый мужчина.
        - Спать! - вытаращил глаза бегущий Юрка.
        Мужчина сладко зевнул и потянулся:
        - И впрямь пора.
        Юрка изумленно оглянулся.
        Пробегая мимо темного окна, он остановился и сдвинул брови:
        - Спать!
        За окном послышался храп.
        Ну и дела! Неужели у него парапсихологические способности?..
        У входа в цирк стояли заядлые курильщики, воспользовавшись антрактом. Юрка затесался в толпу и оказался перед контролером, который бдительно выдавал всем выходящим талончики.
        Юрка огорченно вздохнул. Но тут прозвенел звонок - и толпу, вместе с ним, словно смыло! У входа осталось с полтысячи окурков, а из нескольких урн, как из труб крейсера, клубами валил дым.
        Взревели фанфары. Началось второе отделение. Под гром аплодисментов снова вышел иллюзионист и, скинув алый плащ, повесил его в воздухе.
        - Кого-нибудь из публики прошу на арену! Публика деликатно засмеялась. Добровольцев не нашлось.
        - Смелее, друзья! Я жду!.. - И вдруг у него пропала улыбка.
        Он увидел Юрку, садившегося рядом с Леной на приставное сиденье в первом ряду. Вежливо кивнув ему, Юрка больше не обращал на него внимания - он смотрел на нее.
        - Что, опять тонуть надо? - с иронией спросила она, уже не удивляясь его появлению, и повернулась к Тамаре. - Это он меня спас.
        - Кто кого спас… - в тон ей заметила лучшая подруга. Тамаре уже было все известно о злополучном происшествии.
        - Интересно? - нарочито равнодушно спросил Юрка, кивнув в сторону арены.
        - Очень! - привстал лысый человек, сидевший за ряд от него. - Чародей!
        Соседи зашикали, и он сел.
        - Прошу! - повторил иллюзионист.
        - Нашел дураков! - громко ответил тот же лысый человек. По залу прокатился смех.
        - Конечно, кто решится… - простодушно сказала Лена подруге.
        Юрка сразу встал и подошел к чародею. Тот довольно улыбнулся.
        - Забудь ее, - тихо сказал он.
        - Не забуду.
        - Я тебя загипнотизирую - и забудешь!
        - Да, работка у вас, - вздохнул Юрка, свел брови и внушительно произнес: - Спать!
        - Что?! - рявкнул иллюзионист.
        Дробь барабанов… Погас свет… Но вот прожектора вспыхнули вновь, и Юрка с ужасом увидел, что стал по большей мере вдвое меньше ростом.
        Публика восторженно зааплодировала. Он озабоченно ощупал себя.
        - Чепуха все это. Обман, - храбро сказал он.
        - Ох! - тяжело выдохнул чародей. И Юрка снова стал самим собой.
        - Я вас предупредил. Всё!.. Ваша профессия?
        - Спасатель.
        - Вы недавно спасли кого-то в море? - Иллюзионист со значением посмотрел на Лену.
        И Юрка посмотрел на нее:
        - Меня - спасли. Зал засмеялся.
        - Сейчас не до шуток. Вы не дома, - обиделся чародей.
        - А в цирке! - опять выкрикнул лысый.
        - Не мешайте, иначе я вас выведу вон - по одному!
        - А чего вы к человеку пристали? - снова крикнул тот.
        - Первый!
        Крикун раздвоился на двух отдельных - не отличишь. Один из них встал и послушно вышел из зала.
        - Второй!
        Встал второй и тоже тихо вышел. Место осталось пустое.
        - Видали! - торжествующе сказал чародей Юрке. - Отныне вы не спасали ни-ко-го. - И грозно уставился ему в глаза.
        - Не спасал… - механическим голосом ответил Юрка.
        - И никогда ее не видели.
        - Не видел…
        - И сейчас уйдете из цирка. Домой! - гаркнул иллюзионист.
        Юрка послушно пошел к выходу, внезапно повернулся - и сел рядом с Леной:
        - Не уйду!
        - Никакой силы воли, - укорила его лучшая подруга Тамара.
        Зал бешено аплодировал.
        - Домой! - вновь вскричал чародей, ткнув в сторону Юрки золотой волшебной палочкой.
        Тот пытался подняться, обеими руками… вцепившись в сиденье.
        - Домой!
        Сиденье под Юркой затрещало.
        - ДОМОЙ! - изо всех сил напряг волю иллюзионист.
        Юрка встал - вместе с оторванным сиденьем:
        - Не пойду!
        - Конечно, - посочувствовала женщина сзади. - Человек билет купил, а его - домой.
        - Не покупал я билета, - буркнул Юрка. Иллюзионист схватился за голову.
        - Ко мне!
        Юрка подбежал к нему.
        - Сжалься надо мной, - умолял чародей. - Я же из последних сил гипнотизирую… - покачивался он.
        - А вы меня жалели?
        - Приказываю, - поникшим голосом начал он, - никогда… к ней… - И рухнул на опилки арены.
        Зал, ахнув, встал.
        - Сговорились, - понимающе кивнул шпрехшталмейстер ковровому. - Сейчас такой экспромт выдаст!
        Юрка делал искусственное дыхание иллюзионисту. Зал ликовал.
        - Чего вы смеетесь? - гневно обернулся Юрка. - Ему плохо!
        Зал возликовал пуще прежнего! Иллюзионист слабо приоткрыл глаза.
        - Значит, вы… не забудете о девушке, которая… вам нравится?
        - Забыл, забыл.
        - О ком? - несколько ожил чародей.
        - О девушке, которая мне нравится… Никогда не забуду!
        - Я готов, - простонал иллюзионист и закрыл глаза.
        - Завидую я той девушке, которая ему нравится, - зачарованно подалась вперед Тамара. Лена промолчала.
        А лучший друг Витя, стоявший за несколько кварталов отсюда и не спускавший глаз с экрана телевизора в витрине магазина, грустно подумал: «Не завидую Юрке. Вот дурень, влюбился!»

…Возбужденно переговариваясь, зрители валом валили из цирка.
        - Лена, - сурово, но с тайной надеждой, вдруг спросила Тамара, - а ты… не та ли девушка?
        - Я, - тихо и задумчиво ответила Лена.
        - Ты?! - возмутилась Тамара.
        - Сама же говорила, что завидуешь той девушке.
        - Той, а не этой! Забыла, как со мной поступил его лучший друг? Все они, низенькие, такие…
        Но Лена шла и не слушала ее. И, как когда-то Юрке, невидимые скрипки пели ей о любви. Свершилось!..
        Носилки с иллюзионистом положили в машину «Скорой помощи».
        - Сильное нервное истощение, - озабоченно сказал врач Юрке.
        - У меня - тоже, - пошатнулся он.
        - Что с вами? - забеспокоился врач. - Не волнуйтесь. Скоро пройдет.
        - Не пройдет, - со слабой улыбкой ответил Юрка.
        Судьба… За один только вечер он отправил в неврологическую больницу обоих своих соперников. Вернее, они сами себя до нее довели.
        Затем к ним присоединили и третьего пациента. Того самого лысого крикуна, которого вывели из цирка по одному. Он рыскал по городу и у всех спрашивал:
        - Куда мою копию дели? Моего дружка!

5
        Рано утром так чудесно пустынны белые улочки и так ощутимо слышен неумолчный свежий шум моря. Шум бывает громче, тише, иногда и совсем пропадает, но, как бы рано ты ни встал, море все равно уже не спит.
        Лена бежала к морю. На Юркин пляж.
        Она уверяла себя, что хочет просто лишь окунуться перед работой, а вовсе не… И все-таки надеялась, что он может там оказаться. Ну, как и она, совершенно случайно. В конце концов последние два дня они сталкиваются в самых неожиданных местах.
        Юрка на пляже был! Вот и спорь после этого с интуицией - никогда не обманывает.
        Но что он там делал?.. Лена спряталась за углом спасательного пункта и осторожно выглянула. Юрка рисовал. Задумчиво, отрешенно… На здоровенных предупредительных плакатах во всех буквах «О» было нарисовано - несомненно! - ее лицо. А на последнем он ненароком еще только выводил кисточкой ее профиль с челкой - на идиотском плакате: «Не лезь, курортник, пьяным в море!..»
        Лена закусила губу и повернула назад.
        И на работе ее ожидали сюрпризы. До самого обеда лучшая подруга, пользуясь любым удобным моментом, все зудела и зудела на ухо, что Юрка ей не пара, надо его забыть, выкинуть вон из головы и как можно дальше. Она, Тамара, не даст ее, Лену, в обиду!
        Наконец, вроде бы устала и отстала. Можно хоть часок передохнуть.
        Но нет.
        - Лена! - стремительно вошла Тамара в дежурную комнату.
        - Ты опять о нем?!
        - Молчу, молчу, молчу, - подняла та руки. - Я совсем о другом. - И понизила голос:
        - К нам иностранный корреспондент. Просит детсад показать.
        И то легче.
        Повела и показывала:
        - Вот здесь у нас раздевалка… Тут игровая комната… А это музыкальный салон с двумя пианино. Вдруг одно испортится, - усмехнулась Лена.
        Видный, весь в фирме, молодой иностранец азартно щелкал аппаратом «Никон».
        - Вот каких выбирать надо, а не замухрышек! - опять прошипела Тамара на ухо Лене.
        И, словно очнувшись, помчалась впереди них по коридору. Распахнула дверь одной спальной комнаты:
        - А ну-ка, ребятки, споем!.. Другой комнаты:
        - А ну-ка, детки, танец! Третьей:
        - А ну-ка, все, играйте!
        Иностранец да и сама Лена с удивлением увидали в первой спальне хором поющих ребят, во второй - пляшущих, в третьей - играющих: они, ликуя, швыряли друг в друга подушками.
        - Тихий час! - провозгласила Лена на весь коридор. Двери спальных мигом закрылись, и все стихло.
        Она осуждающе посмотрела на Тамару. Та пожала плечами:
        - Мало ли что он там у себя понафотографирует и понапишет! Разве я виновата, что он приперся в тихий час?.. Зато у вас теперь крепче знакомство будет! - намекнула она.
        - Тамара! - вспыхнула Лена.
        - Бьютифл! - восхищался иностранец. - Изумительно!
        Он попрощался с девушками в передней детского сада. А у входа на резиновом коврике уже стоял вездесущий Юрка и ревниво смотрел на них. Предчувствие не подвело. Недаром что-то толкнуло его примчаться сюда в обеденный перерыв.
        - Да, - спохватился иностранец, - я имей честь приглашат вас, Элен, на бал в клаб иностранных моряк. Я заезжат за вас вечером, по-нашему, «ивнин».
        - У меня дела, - растерялась Лена. - Некогда. Тамара, неприязненно глядя на Юрку, зашептала:
        - Невежливо, нетактично. Ты же показывала… Он тоже хочет показать. Закон гостеприимства!
        - Я очень прошу! - настаивал корреспондент. - Горбашчев, Раиса Максимофна, Пиристройка!
        Лена взглянула на застывшего Юрку.
        - Я два билета в кино взял!.. Ну, возьму, - пробормотал он.
        - В первый ряд? - поддела Тамара.
        - Фрэнд… друг, - тронул его за плечо иностранец.
        - Я вам не друг! - вспылил он. - И Элен, - передразнил он, - с вами не пойдет.
        - Почему-то все за меня решают! - рассердилась Лена. - Я согласна, - сказала она иностранцу. - Большое спасибо.
        Он поцеловал ей руку, осторожно обогнул Юрку и вышел.
        - Вы придете вечером на пляж? - неотрывно глядел Юрка на Лену.
        - Извините, - решительно вмешалась Тамара, - у нас тихий час!
        Он повернулся и уныло побрел к калитке.
        Иностранец небрежно отчалил на своем сверкающем «форде» от ворот детского сада и поехал вниз по узкой улице. Внезапно он покосился на правое окно. За ним невозмутимо маячила голова Юрки. Корреспондент увеличил скорость, Юркина голова не исчезла. Тогда он остановил машину и, переместившись на соседнее сиденье, высунулся в окно.
        Юрка поднажал на мопеде и унесся вперед. Думы его были невеселы. Вся жизнь так быстро и круто изменилась. Теперь он как бы и не принадлежал сам себе. А кому? Лене, кому ж еще! Да тут эта лучшая подруга… Она его явно недолюбливала. Но за что?..
        Въезжая на свой пляж, он внезапно услышал крик о помощи. Кто-то тонул за дальними буйками, у соседей. Спрыгнув с мопеда и раздеваясь на бегу, Юрка бросился в море.
        Тонула толстая молодая женщина. Он стремительным кролем пронесся к ней и, применив захват левой рукой, стал буксировать ее к берегу, загребая правой.
        С опозданием подлетел спасательный катер, рядом с мотористом стоял Юркин начальник. Тут же примчалась и шлюпка соседа-спасателя. Бросив весла и поглядывая на начальство, он сразу же раскричался:
        - Ты зачем на моем участке спасаешь? Меня, что ли, нет!
        - Извини. Я раньше увидел, - оправдывался Юрка, на плаву удерживая толстуху.
        - А не надо раньше видеть то, что не надо! - искренне возмутился тот. Перегнувшись через борт, он подхватил утопавшую, но, не удержав равновесия, сам перевалился за борт.
        Шлюпка перевернулась вверх дном. Сосед-спасатель запутался ногой в веревочной уключине. Он отчаянно бил руками по воде и пускал пузыри.
        Юрка добросовестно пытался спасти обоих. На помощь пришли начальник и моторист. В конце концов, после неразберихи, соседа-спасателя удалось освободить и втащить в катер. Втроем начали поднимать толстуху и втроем же уронили ее на Юрку, который подталкивал женщину сзади.
        Но вот и ее перевалили через борт. Начальник погрозил Юрке пальцем.
        - Все из-за него! - чуть ли не всхлипывал коллега-спасатель. - Ты у себя спасай, понял?
        Правильно говорят, нет на свете справедливости…

6

«Клуб иностранных моряков» сиял манящими огнями. Здоровенные негры с хрупкими русскими девушками поднимались ко входу. У дверей стоял плечистый человек со значком мастера спорта на лацкане пиджака. Он здоровался и улыбался всем: «Плиз… Хэллоу. Добро пожаловать!» И снова: «Плиз, хэллоу, прошу!»
        - Плиз, - сказал он Юрке.
        - Хэллову, - улыбнулся тот.
        - А ты тут что, пардон, забыл? - нахмурился он.
        - Зенк ю вере матч, - тщательно выговаривая слова, на всякий случай сказал Юрка.
        - Зенк, - передразнил дежурный. - Тэнк!
        - Тэнк, - согласился Юрка.
        - Вере, - хмыкнул здоровяк. - Вери!
        - Вери, - кивнул Юрка.
        - Матч, - оскорбился дежурный. - Мач!
        - Мач.
        - Сначала подучи английский, а потом приходи, - осклабился мастер спорта.
        - Тэнк ю вери мач, - развел руками наш бедолага спасатель. - Большое спасибо.
        Он спустился по ступенькам на улицу и вдруг поспешно отступил за дерево.
        Подкатил «форд», вышел иностранный корреспондент и, открыв дверцу, почтительно помог выйти Лене. Их пропустили в клуб без вопросов.
        Из окон неслась музыка. И когда Юрка подпрыгивал, он на мгновенье видел танцующих и среди них Лену. То видел, то нет: вверх-вниз, вверх-вниз.
        Прохаживаясь под окнами клуба и задирая голову, он поскользнулся на апельсиновой кожуре и крепко стукнулся о багажник «форда». Багажник внезапно приоткрылся. Юрка внимательно посмотрел на машину.

…Часа через три «форд» въехал на темную автостоянку, напротив освещенной набережной. Две могучие девушки-дружинницы с настороженным удивлением увидали, как открылся багажник машины и вылез подозрительный человек. Это был Юрка. Иностранец ничего не заметил.
        - Тэнк ю вери мач, - хмуро обратился Юрка к корреспонденту, закрывавшему дверцу. И пробормотал, оглядываясь: - А где… Лена?
        Девушки решительно, но все же с опаской, приблизились к ним.
        - Элен? А-а, - вспомнил его иностранец и широко улыбнулся. - Она… гоу хоум она. Домой.
        - Угу, - пробормотал, кивая, Юрка.
        - Гражданин, - строго сказала ему одна из дружинниц. - Что вы в загранбагажнике делали?
        Он сконфуженно пожал плечами.
        - Придется пройти с нами, - нахмурилась вторая. - Сами пойдете или повести?
        - Вы его знаете? - спросила первая иностранца. Ничего толком не понимая, он глядел на них и на Юрку.
        - Этот мой литл фрэнд… Маленький друг, - сказал корреспондент. - Из детский сад.
        Девушки оторопели.
        - Во-во, его только в багажнике и возить, - хмыкнула первая.
        - Гуд бай, - мрачно буркнул Юрка и двинулся к набережной.
        Девушки последовали за ним буквально по пятам. Иностранец удивленно смотрел вслед.
        - Странно… - перешептывались дружинницы. - Подозрительно. А, может, задержать все-таки?
        - Тихо, комсомолия, - не оборачиваясь, сказал Юрка. - Выполняю особое задание. Следовать за мной под прикрытием, - кивнул он на подвыпившего верзилу в соломенной шляпе, сидящего на скамейке. - Возьмите его.
        Дружинницы тут же послушно подхватили верзилу под руки. Тот пошел между ними, стараясь держаться прямо, и гордо поглядывал на гуляющих: во, мол, каких подцепил!
        - Куда вы меня ведете? - кокетничал он, со стеклянной улыбкой оборачиваясь то к одной, то к другой спутнице. - Не пойду кофе пить и пластинки слушать… Ах, Одесса!
        - внезапно завопил он песню.
        - Ялта, - одернули его девушки, с трудом поспевая за Юркой.
        - Вот занесло! - удивился он и притих.
        - А теперь - пока, - многозначительно обернулся Юрка. И быстро зашагал прочь.
        Девушки растерянно остановились, не выпуская мужчину в шляпе. Но верзила, несколько отрезвев и расправив плечи, вдруг сам крепко подхватил под руки возмущенных девушек и, пересилив, повлек в кафе.

7
        Было обычное раннее утро… Дома, взбирающиеся на холмы, стояли один над другим, как на лестнице. Узкие, тронутые солнцем, улочки с крошечными тротуарами, разве что на одного прохожего, извивались серпантином по склону. Вдали, в порту, застыли неправдоподобные белые как бы игрушечные корабли.
        Юрка поливал цветы на балконе. Напротив, ниже к морю, также на балконе, стояла Лена и тоже поливала цветы.
        - Вы?.. - замер он. - Здравствуйте.
        - А вы - тоже вы? - поразилась она. - Здравствуйте.
        - А почему вы не приходите на наш пляж? - смешался Юрка.
        - Меня там слишком много, - сказала Лена.
        - Сотру, - пообещал он.
        - Вы догадливый.
        - А-а, вы, наверное, к подруге пришли?
        - Нет, я тут живу с рождения.
        - И я… Вы в какие ясли ходили?
        - Вон в те, - показала Лена.
        - И я в те. А детский сад - тот?
        - Тот.
        - Школа та? - показал и на школу Юрка.
        - Та.
        - А почему же я вас не встречал? - пробормотал он. Через минуту они, не сговариваясь, уже были на улице.
        И не спеша направились вниз, к морю. Юрка, шагая вслед за Леной, возвышался, как великан.
        - Почему же я о вас не знал? - расстраивался он.
        - Да что вы, я даже в своем подъезде не всех знаю, - успокоила его она.
        - А еще я два года в армии служил, - оживился Юрка. - Не было меня здесь!
        - Ну-у, два года назад мне всего 16 было.
        - А вы что, наверное, в родителей решили пойти - в педагогический?
        - У меня папа и мама в Мурманске. Плавают на одном корабле. Она повариха, а он боцман.
        Они говорили, они улыбались, как давние неожиданно встретившиеся друзья.
        А потом, вернувшись с моря, никак не могли расстаться у ее дома.
        - Значит, в семь?
        - В семь, - отвечала Лена.
        - Я приду без пятнадцати.
        - А я в половине седьмого.
        - Тогда в шесть, - обрадовался он.
        - В шесть, - просияла она.
        Они и не подозревали, что над ними сгущаются тучи: издали на них озабоченно глядел лучший друг Витя.

«Придется брать быка за рога, - задумался он. - Нужно срочно найти Тамару».

…В этот день лучшая подруга привычно репетировала в музыкальной комнате, на втором этаже детского сада, концерт с малышами. Малыши спели песню, Тамара отправила их в физкультурный зал и, оставшись одна, продолжала бодро наигрывать на пианино.
        Внезапно за окном стал постепенно вырастать человек, от вихрастой головы до наращенных высоких каблуков. Это был лучший друг Витя. Склонившись, он что-то дергал, словно выталкивая сам себя вверх с каждым рывком. Тамара изумленно смотрела на него.
        А Витя просто-напросто стоял в выдвижном «стакане» ремонтной машины и всего-навсего зашнуровывал развязавшийся башмак. (Вот так и рождаются пустопорожние слухи о левитации и прочих чудесах, дискредитируя подлинные явления!
        А его напарник, что называется дядя-до-стань-воробушка, руководил в кабине машины рычагами. Витя сделал знак остановиться и просунул голову в форточку.
        - Привет! Помните, мы с вами черноморским круизом плавали?
        - Не помню, - сухо ответила Тамара.
        - Да мы же за одним столом сидели! - озадачился он.
        - Не видела.
        - Вот все вы такие! - сердито посмотрел он на нее сверху вниз.
        - Какие? - строго спросила она.
        - Бесчувственные, эгоистичные, себялюбивые…
        - Ну, знаете! - вспылила Тамара. - А вы сами… - и осеклась.
        - Слушайте, пусть она оставит его в покое! - насупился Витя.
        - Кто - она?
        - Ваша подруга.
        - Это она-то - его в покое! Это он ей проходу не дает! - возмутилась Тамара. И заиграла на пианино что-то бравурное, стараясь скрыть свое раздражение.
        - Если сразу разорвать, потом не так больно, - мрачно произнес Витя. - Уж я-то знаю.
        - Ах, знаете… - скептически заметила она. - И что же прикажете делать?
        - Ну… - на мгновение задумался он. - Пусть она выходит за кого-нибудь замуж. Немедленно! Или пусть уезжает куда подальше, хоть на Южный полюс, хоть на Северный. Запомните, я друга в обиду не дам.
        - А, может… вы и правы, - вдруг сказала она. - Где вас найти?
        - Вот здесь, - показал он вниз на ремонтную машину.
        Не поняв жеста, дядя-достань-воробушка тут же немного отъехал. И Витя, погрозив ему кулаком, принялся ремонтировать лампу уличного фонаря. Благо они все, через один, были с дефектами.
…А Юрка с Леной по-прежнему ничего не знали о грозящей опасности. Юрка, тот вообще был на седьмом небе от счастья. Сбылось все, о чем он мог бы только мечтать.
        Они шли в дождь по улице, и плачущий ребенок заулыбался, когда он погладил его по голове. И влюбленная парочка перестала ссориться, встретив счастливый взгляд Лены. И дождь кончился - засияло солнце!..
        Но зловещий Рок уже вертел свои жернова.
        Уже на другой день в обеденный перерыв Тамара разыскала Витю. Ремонтная машина стояла на набережной под фонарем у бетонного парапета, о который пушечно разбивалось заштормившее море. Витя заменял лампу, поеживаясь от брызг.
        - Эй, эй! - послышалось внизу.
        Он увидел Тамару, спустился, и ловко спрыгнул на парапет из кузова машины.
        - Нам нужно срочно увидеться вечером, - деловито сказала Тамара.
        - И поговорить, - подтвердил он, снова глядя на нее сверху вниз.
        Вечером они встретились возле фуникулера: принаряженный Витя, в новых индийских джинсах, и красиво причесанная Тамара, в брючном, сделанном в Бангладеш, костюме.
        - Нам надо все обсудить как следует, - сухо сказала она, - и прийти к полному взаимопониманию.
        - Я тоже освободил себе весь вечер, - кивнул он. - Прошу, - и пропустил ее в кабину фуникулера.
        Они медленно поднимались на гору…
        - Почему вы решили, что Лена должна выходить замуж, уезжать на Северный полюс! - Тамара раскраснелась, глаза ее горели тем самым огнем, который называют синим пламенем.
        - Почему Лена? С какой стати! И не перебивайте меня. Ваш друг преследует ее по пятам: то пойдемте в кино, то приходите топиться! Пусть лучше он уезжает - как можно дальше, или женится на ком угодно - как можно скорей!
        - Ах, вон вы как заговорили! - вскипел Витя.
        - Говорить мне больше нечего, я все сказала, - Тамара стремительно раскрыла дверцы кабины, и - шагнула.
        Ловко приземлившись с четырехметровой высоты, она с трудом выдернула из земли каблуки и пошла к морю. И тут прямо перед ней, тоже спрыгнув из фуникулера, очутился Витя.
        - Спасибо за интересный разговор, - вежливо сказал он.
        - Пожалуйста, - так же ответила она.
        И они с независимым видом разошлись в разные стороны.

8
        Юрка и Лена, взявшись за руки, медленно шли по детской площадке в приморском парке.
        За ними следили. Тамара высунулась из-за статуи Геракла, а Витя - из-за статуи Венеры. Друг друга они не заметили. Так сыщики, следуя за кем-то, подчас отключаются от всего постороннего. И он, и она действовали независимо, каждый сам по себе. Но по сути делали общее дело, кстати, с самой благородной целью: спасти подругу и друга. Победа Тамары стала бы победой Вити, и наоборот. В конечном счете победила бы дружба.
        Лена с Юркой сели на скамейку, в окружении больших фанерных игрушек. Она положила ему голову на плечо.
        - Да… - выдохнула лучшая подруга. - Позволяет он себе много.
        - Сегодня утром на этой площадке я разучивала с детьми песенку, - мечтательно, словно сказку, рассказывала Лена. - И, знаешь, нам помогали все они, - показала она на игрушки. - И Буратино, и Стойкий оловянный солдатик, и Карлик Нос, и Петрушка…
        Юрка с радостным изумлением смотрел то на нее, то на игрушки. Она тихонько запела… И ему вдруг показалось, что фанерный Чипполино подмигнул ему и тоже тихо запел. А потом песенку подхватили и другие игрушки, ожившие в глазах Юрки.

«Мы любим веселых и счастливых! Мы, игрушки, проходим с человеком всю жизнь, от семи до семидесяти семи лет, и кому, как не нам, знать людей. Самое ценное на свете - это радость, веселый смех. А счастье зависит от самих людей! И каждая пропавшая улыбка - огромная потеря!..» - таков был, кажется, смысл той нехитрой песенки.
        Игрушки пустились в пляс. Петрушка лихо дергал струны своей неизменной балалайки.
        - Идите к нам! - позвал он.
        - Пойдем? - сказала Лена.
        - Пойдем! - ответил Юрка.
        И, взявшись за руки, все поскакали в шумном хороводе.
        - Так… С ума сошли окончательно, - вздохнул Витя, глядя на весело скачущих по тихой детской площадке влюбленных.
        Увы, ни лучшая подруга, ни лучший друг не слышали ни звонкой музыки, ни веселой песни, а игрушки были для них обыкновенными неподвижными деревяшками.
        Запыхавшиеся, смеющиеся, Лена и Юрка в изнеможении опустились на скамейку, а игрушки вновь стали на свои места по углам площадки.
        - А я, знаешь, раздумала в институт поступать, - сказала Лена. - Я теперь не могу своих детей оставить. Они мне верят, во всем подражают и, кажется, любят меня. И я не могу обмануть их любовь.
        - Самое страшное, - согласился Юрка. - Вот у моего товарища было… Как-нибудь расскажу.
        - Как-нибудь расскажешь, - мягко сказала она.
        На площадку с разных сторон, удивленно взглянув друг на друга, решительно вышли Тамара и Витя. Влюблённые вздрогнули.
        - Лена! - непринужденно воскликнула лучшая подруга.
        - Юра! Как хорошо, что мы встретились! - вторил ей лучший друг.
        - Вы уж извините, - обратилась Тамара к Юрке. - Но нам надо с ней обсудить очень важный вопрос.
        - Простите, - сказал Лене Витя, - у меня к нему серьезнейшее дело.
        И они расстались. Лена оглядывалась на Юрку, а Юрка - на Лену…
        Лучшая подруга постаралась увести ее как можно дальше. Они вышли на бульвар. По пути с ними уважительно здоровались родители, гуляющие с малышами.
        - Понимаешь, - взволнованно говорила Тамара, - это не мое дело. Я не могу вмешиваться в твою жизнь. Но я твоя лучшая подруга. Он мне не нравится.
        - Но почему?
        - Много причин. Ну, кто он? Что он? Ты красивая, видная, а он… Даже ростом не вышел.
        - Тамара, ты опять за свое? Мне странно слышать! - воскликнула Лена.
        - Конечно, это не имеет никакого значения, но наверняка вам вслед хихикают, усмехаются, а кто совсем глуп - еще и пальцем показывает.
        - Неправда! - гневно оборвала ее Лена. - Ты все выдумываешь!
        - У нас еще, к сожалению, не все сознательные, даже в Верховном Совете. Ты его знаешь без году неделю, а мы с тобой дружим с детского сада до детского сада.
        - Но почему ты против него?
        - По-моему, он какой-то… такой, - покрутила Тамара пальцами в воздухе. - Я за тебя очень беспокоюсь, и потому выбирай: он или я.
        - Он! - И Лена вдруг умоляюще добавила: - И ты…
        - Не хитри! Будь принципиальной. Он или я?
        - Ты…
        Лучшая подруга улыбнулась.
        - И он… - сказала Лена.

…А тем временем Витя привел Юрку в его собственную спасательную будку, зажег свет:
        - Читай!
        Юрка не поверил глазам своим. Оказалось, лучший друг приклеил к стенам листы, на которых большими буквами были написаны специально подобранные пословицы и поговорки: «Высоко берешь!», «Руби сук по себе!», «Не в свои сани не садись!», «Не по Сеньке шапка!»…
        - Вот эту наглядную агитацию, - заявил Витя окаменевшему Юрке, - ты должен постоянно иметь перед собой - вот как и твои водоплавающие, - кивнул он за окно на Юркины плакаты, - чтоб избежать беды!
        - Я тебя прошу: ни слова о Лене!
        - А я еще о ней ничего не сказал.
        - Слушать тебя не буду! - вспылил Юрка.
        - Нет, ты меня выслушаешь до конца. Пойми, мне со стороны виднее.
        Юрка вынул из медицинской аптечки вату и заложил себе уши. Да еще и пальцами их закрыл. Изобразив идиотскую улыбку, он смотрел, как лучший друг бессмысленно раскрывает рот и жестикулирует. Витя попытался отнять его руки от ушей. Но Юрка увертывался и даже брыкался.
        Лучший друг со значением взглянул на него и вышел. Юрка мрачно смотрел на листы с поговорками. Вдруг еле слышно откуда-то прорвалось:
        - …ону!..ону!
        Юрка вытащил из ушей вату. С моря донеслось громогласное:
        - Тону!!
        Он выскочил прямо в окно. Кто-то тонул у буйка. Юрка разогнался и нырнул, прямо в одежде.
        Изумление его было неимоверным, когда он вытянул на поверхность лучшего друга!
        - Продолжаю наш разговор… - тут же начал Витя. Юрка отпустил его, и друг камнем пошел на дно. Пришлось снова вытащить.
        - Не валяй дурака. Ты же хорошо плаваешь.
        - А я за тебя тону, ты меня знаешь!
        Юрка опять его отпустил, и тот опять исчез. Вновь понадобилось спасать.
        - Я же говорил, ты меня выслушаешь, - сказал Витя.
        - Сам плыви!
        - Не буду. Пойми, я не хочу, чтобы с тобой случилось то же, что со мной.
        - Отвяжись! - взмолился Юрка.
        - Пойми, кроме меня, тебе этого никто не скажет. Я твой лучший друг.
        - Замолчи!
        - Я тебе добра желаю. А твоя Лена…
        Юрка провел молниеносный хук - Витя обмяк и закрыл глаза.
        Пошел дождь…
        Юркин начальник стоял с зонтом на пляже и одобрительно наблюдал, как его спасатель вытаскивает кого-то на песок.
        - Я тут на огонек заглянул… Непростое было спасение, - подытожил начальник. - С таким трудом, - покачал он головой. - Растешь! Может, самоубийца?
        - Нет. Друг… - грустно ответил Юрка. Витя приоткрыл глаза.
        - Я все равно тебя спасу - вопреки твоей воле. Я от тебя не отстану!

9
        Тамара прощалась с Леной у ее дома, подозрительно всматриваясь в темные углы двора.
        - Ну, я пойду, - сказала Лена.
        - Иди-иди.
        Но едва лишь та сделала шаг к подъезду…
        - Стой! - вскрикнула лучшая подруга.
        Лена остановилась. Тамара, взяв ее под руку, нежно проворковала:
        - Я провожу тебя до дверей.
        - Что я - маленькая?
        - То-то и оно, что не маленькая, - усмехнулась лучшая подруга, сурово вглядываясь внутрь подъезда.
        На ступеньках лестницы сидел Юрка.
        - Я завтра зайду, - тихо сказал он, бочком протискиваясь между ними.
        Тамара в раздумье постояла еще немного, с полчаса, у подъезда и направилась к воротам. Лена и Юрка посмотрели ей вслед со своих балконов и рассмеялись. Через мгновенье-другое, забыв обо всем, они уже сидели во дворе на скамейке.
        Зато лучшая подруга никак не могла про них забыть. Она медленно шла по извилистому переулку и все думала, что бы такое предпринять - раз и навсегда. Иначе с этой парочкой не совладать!..
        Навстречу показался одинокий прохожий. Вот он ближе и ближе - это был лучший друг. Они остановились.
        - Я позавчера погорячился, не сердитесь, - вдруг сказал он.
        - Нет, нет, я была виновата, - не уступила ему в любезности она.
        - Мы с вами должны рука об руку… - нерешительно начал Витя. - Они нам оба дороги: вам - она…
        - А он - вам, - взволнованно подхватила Тамара. - Но, может, их лучше оставить в покое? Почему мы должны вмешиваться? - внезапно спросила она.
        - Да пусть себе - как хотят! - вырвалось у него. Они повернули к морю.
        - Конечно, нельзя вмешиваться в их отношения. Но просто так тоже оставить нельзя! Кто им поможет? - в сердцах сказала Тамара. - Кто из-за них не спит по ночам?
        - Мы!
        - Мы, - согласилась она.
…Юрка оперся на оградку детского сада и подмигнул Лене. Он смотрел, как она, хлопая в ладоши, созывает малышей на прогулку:
        - Дети, стройтесь по двое!
        Они радостно сбежались со всех сторон, привычно встали в колонну и взялись за руки.
        - Нет-нет, - улыбнулась Лена и спросила первую пару: - Как надо всегда становиться?
        - Строго по росту, - дружно ответили ей.
        - Правильно. Так мне вас всех видно. Приучайтесь. Вы уже не маленькие. - И Лена укоризненно посмотрела на последнюю пару, стоящую явно не по росту. - Ты выше, Катенька. Стань, пожалуйста, с Петей.
        - Я хочу с Вовой, - тонким голосом попросила девочка. - Мы с ним дружим!
        - Мы все ждем тебя, Катя, - ласково сказала Лена. Посмотрев на Вову, который, насупившись, уже встал в пару с другой девочкой, Катя шагнула к Пете, взяла его за руку и вдруг заревела.
        Лена укоризненно вздохнула, погладила ее по головке и сказала:
        - А вот уж для слез я не вижу ничего серьезного. Юрка растроганно улыбнулся за оградкой.
        - Одну минутку, дети, - Лена пошла к нему.
        Он перемахнул к ней. Она укоризненно покачала головой:
        - Мальчишество.
        - Вечером, в парке, - тихо сказал Юрка и пожал ее руку.
        - Тетя Лена, - послышался обиженный голос Кати. - Мне вы не разрешили… А сами - с низеньким! За ручки!
        Лена, вспыхнув, отняла у него руку. Они напряженно смотрели друг на друга.
        - Ну, пока, - коротко бросила Лена и, провожая Юрку к калитке, незаметно примерилась к нему плечом.
        После прогулки с детьми, она подошла к большому зеркалу в дежурной комнате. Посмотрела на себя… Неожиданно согнулась и, став меньше ростом, прошлась туда и сюда. Нет, ничего хорошего из этого не получалось.
        - Вот. Уже принижаешь себя!
        Лена стремительно обернулась. В дверях стояла лучшая подруга:
        - Ну объясни мне, за что ты его любишь?
        - Люблю, и все.
        - Ну за что?
        - За внешность, - с вызовом ответила Лена.
        - Внешности у него никакой, - сочувственно заметила Тамара. - И вообще любить человека за внешность - все равно, что любить книгу за переплет, не зная ее содержания, - это еще Горький сказал. Лена, Леночка… Как же можно любить, если не знаешь за что? Маленький он, ниже тебя.
        - Ну и пусть!

…Зато вечером в парке Лена неожиданно стала на полголовы ниже его. Просто Юрка стоял выше на две ступеньки лестницы, ведущей к ручью.
        Они улыбались друг другу щемящей, грустной улыбкой, держась за руки…
…Поздно вечером лучший друг решил зайти к Юрке и последний раз поговорить начистоту. По-мужски, решительно и твердо!.. Перестав бесполезно терзать дверной звонок, Витя внезапно увидел слабый свет, падавший сверху из люка на последний лестничный марш.
        На чердаке царила тишина, за входом светила одинокая пыльная лампочка. У слухового окна на турнике, укрепленном меж стропил, висел Юрка. К ногам у него было привязано по большой гире.
        - Перестраиваешься?
        Юрка резко обернулся, не выпуская перекладины. Позади, у люка, стоял Витя.
        - Уже мучаешься…
        Юрка отрицательно помотал головой и изобразил улыбку, выражавшую, что делает он все это добровольно и даже получает от этого удовольствие.
        - Ну почему ты ее любишь? Почему?
        Юрка пожал плечами, по-прежнему держась за турник, и буркнул:
        - Не знаю.
        - Не знаешь… - грустно подтвердил Витя.
        Юрка рухнул и, волоча за собой грузы по хрустящему шлаку, пошел к планке измерить рост.
        Рост был все тот же - по красную черточку.
        - Высоко берешь! - осуждающе заметил Витя.

10
        Рабочий день закончился. Воспитательницы, няни, поварихи, бухгалтер, медсестра и уборщица быстро переодевались, складывая в шкафчики свои белые халаты.
        - Девочки, не расходитесь, - попросила лучшая подруга. - Поговорить надо.
        - О чем говорить-то? - спросила худенькая няня.
        - На работе мы проводим, к сожалению, лишь одну треть своей жизни, - веско заметила ей Тамара, - а все остальное время предоставлены, к сожалению, самим себе. И вот тут-то нас и подстерегают ошибки.
        - Давно не говорили по душам, - кивнула пожилая уборщица.
        Лена испуганно посмотрела на Тамару. Неужели она, да еще при всех, вновь осмелится начать про Юрку?..
        А Юрка был недалеко. Он нервно прохаживался с букетом цветов у калитки детского сада, ожидая Лену. Ему казалось, что родители и дети, выходящие на улицу, странно поглядывают на него, шушукаются и смеются. А малыши и родители просто были рады снова видеть друг друга: за день накопилось, что рассказать, и не смеются дети только когда больны.
        Он не знал, что Лене сейчас гораздо труднее, чем ему. Лучшая подруга осмелилась - да еще как!
        - Лена, - проникновенно сказала Тамара, все сидели в детской столовой на низеньких табуретках, - ты стала работать без огонька и улыбки. А ты у нас умная, красивая, да-да, на тебя заглядываются все папы и отчимы. Ну, а причина твоего такого… настроения нам всем ясна и понятна.
        - Да вон он ходит, - кивнула за окно уборщица. Все тут же посмотрели, кроме Лены.
        Одна из воспитательниц быстро вязала прямо на себе платье, начав с рукава. Рядом сидели две девушки, держа на растопыренных пальцах нитки.
        - Жаль, заведующая наша больна, она б тебе еще не то сказала. А ведь ты ее замещаешь!.. Разве ты не понимаешь, Лена, что он тебе не пара? - горячо закончила в пространство лучшая подруга и повернулась к окаменевшей Лене, сидевшей с ней рядом, бок о бок. - Он, может быть, и хороший. Но какой-то, извини, повторяюсь, маленький. Нам больно видеть, как ты себя принижаешь.
        Внезапно вскочила девушка маленького роста:
        - Я не понимаю: а при чем тут это? Все сразу заговорили:
        - Оставьте ее в покое!
        - Нечего ей советовать, сама разберется!
        - Ничего. Давайте еще посидим. Завтра же выходной, - озабоченно возразила воспитательница, вяжущая на спицах. Она уже успела связать на себе два рукава и перехват вокруг шеи. По всему было видно, расположилась она надолго.
        Одна девушка быстро вела протокол и передавала листки другой, а та машинально делала из них самолетики и пускала в окно.
        Бухгалтер - симпатичная женщина средних лет - встала, и наступило молчание.
        - В наше время разница в росте не имеет ровно никакого значения, - сказала она глубоким добрым голосом. - Пушкин был гораздо ниже Натальи Гончаровой, Наполеон ниже этой своей… Жозефины, Чарли Чаплин ниже всех своих шести жен! Но ты стала рассеянной, невнимательной. Пойми, Лена, твоя беда - наша беда, твоя радость - наша радость, твое ликование - наша ликость! Конечно, спутника жизни человек выбирает себе однажды и на всю жизнь. Извини, человеку свойственно ошибаться, тем более молодому. Но коллектив не ошибается никогда!.. Что он маленький - пусть, ладно. Может, еще и вытянется.
        - А что! - сказала одна из нянь. - Вот в нашем доме парень женился, ушел в армию, вернулся, а жена - на полметра ниже. А она - во какая!
        Все засмеялись. Лена опустила голову.
        - И страшный он, не приведи Господь! - сказала пожилая уборщица, снова посмотрев в окно.
        Воспитательница, вязавшая на спицах, закончила на себе платье и откусила нитку от подола.
        - Ну, это вы… - недовольно произнесла бухгалтер, укоризненно глядя на уборщицу. - Чтобы понять красоту, скажем, Лейли, надо на нее взглянуть глазами Межнуна! Я о другом: выходит, он на нее плохо влияет, раз она стала хуже работать. А рост… по мне, хоть карлик, хоть лилипут, лишь бы человек хороший.
        Лена вдруг заплакала.
        Все кинулись к ней и принялись утешать:
        - Ну, чего ты…
        - Ну, ладно…
        - Стоит из-за него расстраиваться!
        - Ну, маленький. Ну и что!
        Лена заплакала еще горше. Все осуждающе посмотрели на Тамару.
        - Я думала, вы ей поможете, а вы… - обиделась она. - Да поймите, это не любовь, а увлечение, беглая влюбленность. Потом ведь все пройдет! Ты хоть его, Лена, пожалей, если себя не жалеешь.
        Все вновь загомонили:
        - Да при чем тут рост?
        - Ну и пусть она на голову выше его. Зато слушаться станет и обеими руками за нее держаться!
        - А как они по улице ходить будут?
        - Ничего, больше будет дома сидеть! Лена вскочила и вытерла глаза:
        - Какие вы все…
        - Это она, - поспешно показала уборщица на Тамару. - Не слушай ее!
        Опять стали спорить, горячо доказывать, обижаться. И неожиданно умолкли. Только теперь все заметили, что Лены здесь уже нет.
        Они увидали в окно, как Юрка преподнес ей букет. Она демонстративно взяла его под руку и пошла с ним по улице.
        - Душевно поговорили, называется, - огорчилась Тамара.

11
        - … В этом году - 365 дней, - горячо убеждал Юрку лучший друг на пляже, - а я тебя прошу об одном-единственном дне!
        - Завтра я весь день с Леной хотел провести… - начал было Юрка, не прекращая зорко нести свою службу.
        - Все остальные 364 дня ты проводи с Леной! Юрка, я здесь уже с месяц, а виделись мы всего три раза, да и то раз. И все ссоримся! Одного дня жалко?
        - Ладно, - неохотно согласился Юрка. - Поеду. Только о Лене…
        - … Ни слова! - обрадовался лучший друг. - Клянусь!.. Почти то же самое произошло и у Тамары с Леной.
        Утром в раздевалке появилась лучшая подруга. Она была многозначительна и торжественна.
        - Девочки, внимание! Коллективная вылазка на пляж в Мисхор, перенесенная с позапрошлого воскресенья на прошлое и отмененная в связи с субботним профсоюзным собранием, состоится в это воскресенье!
        Затем подошла к Лене:
        - Завтра в полдевятого я за тобой захожу. Заказан автобус!
        - Завтра я не могу, - замялась Лена. - Мы с Юрой…
        - Ты же сама говорила: он и я! - перебила лучшая подруга. - Выходит, только он, а где же я? Где все мы? И потом, ведь у каждого из нас тоже есть личная жизнь. Мы тоже не хотим, но едем! Ты меня можешь травмировать сколько угодно, я не обижусь,
        - обиженно сказала она, - я ради тебя под симферопольский троллейбус лягу, но отрываться от всех?!
        - Хорошо, - неохотно согласилась Лена. - Еду.
        - Вот и чудесно! - обрадовалась Тамара.
        - Только не говори плохо о Юре. Никогда, пожалуйста!
        - Пожалуйста, - пожала плечами лучшая подруга. - Да хоть поклянусь!

…Вечером Юрка с Леной вновь гуляли в своем излюбленном месте - по детской площадке в парке.
        - Ты завтра утром что делаешь? - нерешительно спросил он.
        - Я… у меня дела завтра, - смутилась она.
        - И у меня… - пробормотал Юрка, отводя взгляд. - Давай встретимся в пять?
        - А если позже? - грустно сказала Лена. - В полшестого?
        - Лучше в шесть. Договорились?
        - Боюсь, не успею… Может, в семь?
        - В семь пятнадцать, - тоскливо ответил Юрка. Не выдержал и признался: - Мы завтра весь день вдвоем с другом… Пристал с ножом к горлу!
        - А мы с девочками на вылазку, - призналась Лена. - Проголосовали…
        Пошел дождь. Все парочки кинулись с аллеи в ближайший павильон. Оттуда призывно доносился дружный смех. Хлынул ливень.
        - Бежим, - Юрка схватил Лену за руку.
        Павильон оказался обыкновенной комнатой смеха. В кривых зеркалах Лена стала еще выше, а Юрка - и вовсе ниже. Они напряженно смотрели на свои отражения. А люди вокруг надрывались от хохота и показывали пальцами. Лене с Юркой казалось, что только - на них!
        Они, единственные, не смеялись.
        На пляже Мисхора в такую рань было еще пустынно. Но к нему с разных сторон уже шли, словно на приступ, шумные компании, будоража окрестности воплями транзисторов и оглушительным гитарным звоном. «Сюда и птица не летит, и тигр нейдет…» - как говорил поэт.
        Юрка уныло шел с компанией лучшего друга: трое невысоких парней и пять таких же, как под линейку, девушек.
        Место для привала Витя выбрал в песчаной ложбине у моря и начал распределять обязанности:
        - Я развожу костер. Вы чистите картошку…
        - А вы, старики, за хворостом, - приказал он Юрке и одной из девчушек - курносой хохотушке.
        - Сюда-сюда, - крикнула она Юрке, взобравшись на косогор и пытаясь вывернуть с корнем разлапистый сухой куст.
        - Раз-два - взяли! - скомандовала она.
        Они рванули вместе, куст неожиданно подался, и они кубарем покатились вниз. Юрка подал руку, помогая встать своей хохочущей спутнице, и застыл на месте. Неподалеку от них стояли Лена с Тамарой, их подруги и несколько высоченных парней.
        - Знакомьтесь. Это моя Леночка, - представила ее верзилам Тамара, заметила Юрку и приняла безразличный вид. - Как говорится, прошу любить и жаловать.
        Последовали рукопожатия и обычные: «Очень приятно!.. Рад познакомиться… Очень рад!
        Лена вдруг тоже увидела Юрку и растерянно пожала на шестой раз пустоту, потому что парней было пятеро.
        - Куда вы смотрите? Я ту-ут! - кокетливо пропела Юркина спутница. - Идемте. Нас ждут.
        Они подняли куст и пошли к своей компании. Юрка оглянулся. Лена смотрела им вслед.
        - Ленка, смейся, как будто тебе весело! - Лучшая подруга подбросила мяч. - Лови!
        Та машинально поймала.
        Юрка снова обернулся. Лена как ни в чем не бывало - так ему казалось - играла с парнями в волейбол и смеялась.
        - Ты чего? - тихо спросил лучший друг мрачного Юрку. И, проследив за его взглядом, многозначительно протянул: - А-а… Возьми себя в руки! Вспомни, как я поступил в твоей ситуации. У тебя гордость есть?
        - Есть! - Юрка принялся с яростью ломать ветки.
        - Ваш друг всегда такой весельчак? - хохотнула курносая.
        Витя не успел ответить.
        - Всегда! - выкрикнул Юрка и громко захохотал.
        - Хорош тихоня, - шепнула Лене лучшая подруга, взглянув на него. - Кстати, девушка с ним очень милая. А ты еще просила, чтобы мы к нему хорошо относились. Дон-Жуан!
        Компания лучшего друга начала играть в жмурки. Юрка водил с завязанными глазами, пока не поймал свою новую знакомую, которая очень того хотела.
        И компания лучшей подруги тоже играла в жмурки. Здесь водила Лена, пока не схватила за рукав самого высокого парня, который так старался поддаться.
        У тех завопил транзистор. И у этих!.. Там зазвенела гитара. И тут!..
        Потом все помчались к морю. И Лена с самым высоким парнем бежали, взявшись за руки. На Юрку она даже не взглянула. И он, взяв за руку курносую девушку, отвернулся от Лены.
        Затем и здесь и там играли в волейбол.
        Юрка так ударил по мячу, что тот улетел за косогор. Он побежал следом и долго не возвращался. Забеспокоившись, лучший друг бросился на поиски. Юрка одиноко сидел на песке, рядом с мячом.
        - Пошли, а? - сказал Витя.
        Юрка медленно поднял голову. В глазах его было отчаяние. Лучший друг не выдержал и отвернулся.
        - Я теперь знаю… Любви нету. Это только так - в стихах да в песенках! Почему она смеется? Неужели ей весело? - выкрикнул Юрка.
        Лучший друг молчал. Юрка встал.
        - Постой. Ты куда? - кинулся за ним Витя.
        Пляж бурлил криками, музыкой, смехом. Лучшая подруга встревоженно огладывалась по сторонам.
        - Ребята, а где Лена?
        Все пожали плечами, а самый высокий сказал:
        - Она побежала вон туда.
        Лучшая подруга заглянула в раздевалку. Лена стояла, уткнувшись в ребристую стенку. Плечи ее беззвучно вздрагивали.
        - Что с тобой?
        Лена повернула к ней зареванное лицо и лихорадочно зашептала:
        - Как же так? Ведь он говорил мне, что любит. А сам… А сам смеется. Разве так может быть? Неужели ему весело?.. Нет, он меня не любит. Не любит!
        Тамара вдруг часто заморгала глазами и заревела.
        - Не плачь, Ленка, - всхлипывая, сказала она. - Я сейчас пойду и все ему скажу… Все-все!
        - Не надо. Я сама. - И Лена вышла.
        В спасательной станции только что окунувшийся радиобудочник растерся полотенцем, надел наушники и изумленно выпучил глаза. Затем поспешно щелкнул рычажком.

«…Межгалактический корабль внеземной цивилизации совершил посадку на Байконуре!!!
        - торжественно понеслось из динамика по всему пляжу. - В этот незабываемый миг взгляды всего человечества прикованы к СССР! Вот открывается люк. Сейчас появятся дорогие гости из Галактики. Вот они выходят… Они такие же, как мы, - люди!!! Только у них три глаза. Итак, впервые в истории человечества установлен прямой контакт с мыслящей вселенной!!!»
        Что тут началось! Незнакомые люди бросались друг другу в объятия, что-то кричали, подбрасывая в воздух шляпы, башмаки и гитары. Пляж ликовал!
        Лучшая подруга схватила лучшего друга, случайно оказавшегося рядом, закружила его, чмокнула в щеку - и покраснела. Он тоже смутился.
        А по берегу, перешагивая через бутылки и одежду, журналы и гитары, безучастные ко всеобщему восторгу, не видя и не слыша ничего вокруг, шли Юрка и Лена. Они сошлись в центре пляжа.
        - Слышишь, я тебя больше не люблю, - она закусила губу.
        - Я тебя больше не люблю - как эхо, повторил он.
        - Прощай.
        - Прощай.
        Он пошел в одну сторону, она - в другую, и ни разу не обернулись.
        А на пляже продолжалось ликование. Никто даже не заметил, что произошло в этот миг с двумя влюбленными. Кроме лучшего друга и лучшей подруги. Они все видели, все поняли и переглянулись.
        - И все-таки мы действовали правильно. Да? - сказал Витя.
        - Ради них, - подчеркнула Тамара.
        - Вы слушали радиопостановку по фантастической повести «Трое с Альдебарана», - объявил по радио диктор.
        - Тону-у! - раздался в море чей-то отчаянный вопль.
        Юрка ринулся в воду. И вытащил на берег своего… начальника, потерявшего сознание. Он поднял его за талию головой вниз и начал трясти. Хлынула вода - к морю побежал ручеек, в котором заковылял крошечный краб.
        - Сердце зашлось от волнения… - слабо оправдывался лежавший на песке начальник. - Такой обман! Значит, никто не прилетел?.. - Наконец, он узнал своего подчиненного и удивленно сказал: - Расспасался! Вот ведь… не поругай я тебя тогда - утонул бы! Понимаешь, - внезапно оживился он, - пока я сознание терял, я для нового плакатика стишата придумал: «При перестройке все - умельцы, а в море - пьяные, как Ельцин!»
        Решительно все теперь изменилось для Юрки и Лены. Он одиноко бродил по улицам. И она грустно ходила по другим улицам. Он погладил по голове смеющегося малыша, и тот заплакал. Она взглянула на счастливых влюбленных, и те начали ссориться.
        И невидимые скрипки больше не пели для Юрки и Лены о любви.

12
        Море плескалось о каменные плиты, и по воде неторопливо плыли две тени - большая и маленькая. По ступенькам набережной шли уже не Лена с Юркой, как вы, наверное, подумали, а Тамара с Витей. Она деликатно спустилась на две ступеньки ниже своего спутника. Общие заботы сближают людей. Наши заговорщики не были исключением из правил.
        - Конечно, очень мне ее жаль, - вздохнула лучшая подруга и, посмотрев на своего спутника, добавила: - И его тоже.
        - Сейчас не до жалости, - сумрачно ответил он.
        - Жалость принижает, - согласилась она и спустилась еще на ступеньку. - Пожалеем - наплачутся.
        - Да, - подтвердил он. - Потом сами будут нас благодарить. Что нам нужно сделать дальше?..

…А дальше события приняли головокружительный оборот. Утром на следующий день Тамара повезла Лену куда-то из города на такси по извилистым, слаломным петлям приморского шоссе.
        - Время и расстояние - главное, - говорила лучшая подруга.
        - Мне теперь все равно, - безучастно отозвалась Лена.
        - Вот это и плохо. А мне не все равно. Потому я взяла себе тоже отпуск без содержания, - сказала Тамара.
        В тот момент, когда их такси въезжало во двор отдаленного пансионата «Лесное озеро», Юрка и Витя в городе с трудом открывали окованную бронзой, массивную дверь
«Южного филиала Главсевморпути». Справившись, наконец, с ней, они очутились в крохотном холле этого учреждения.
        - Я прочел ваше объявление, - обратился Юрка в окошко вербовочного отдела. - Для работы на Севере вам срочно требуются метеорологи. И вообще - люди. Я, правда, еще только учусь заочно…
        - Куда бы вам конкретно хотелось на Севере? - вежливо спросил кадровик. Видать, желающих было не слишком много, прямо скажем, не ломились.
        - Куда подальше, - ответил Юрка. - На самый край!
        - Правильно, - поддакнул сзади Витя.
        Оставим Юрку заполнять обширную анкету и перенесемся в загородный пансионат.
        Тамара и Лена уже устраивались в уютной комнате на третьем этаже. Лучшая подруга выложила из чемодана огромную кипу книг.
        - Заодно почитаем, - ободряюще заявила она.
        А что же Юрка?.. Оформив документы, получив назначение, проездные и подъемные, он рассеянно расстался с Витей на улице. Лучший друг тут же тайно поехал в пансионат - доложить Тамаре, что операция развивается успешно, по плану.
        А Юрка побрел в детский сад № 5.
        - Она уехала, - сказала ему пожилая няня. - А зачем вам она?
        - Попрощаться… Куда уехала? Няня, замявшись, оглянулась.
        - Мне надо попрощаться, насовсем, - подчеркнул Юрка.
        - А-а. Тогда не знаю, - сухо ответила няня и закрыла двери.
        События продолжали нарастать…
        У входа в пансионат «Лесное озеро» Тамара столкнулась с Витей и озабоченно сказала:
        - Хорошо, что вы здесь. Я сейчас звонила в город по таксофону. Он ее ищет. В детский сад заходил!
        - Примем меры.
        - А как там?.. - не договорила Тамара.
        - Полный порядок.
        - Скорей бы… - вздохнула она. - И отмучаемся.
        Мимо них пробегали мальчишки, пасуя друг другу футбольный мяч. Один из них, белобрысый нахал, увидев высокую Тамару и коротышку Витю, прыснул от смеха и прошелся на корточках.
        Витя возмутился и дал такого пинка мячу, что тот с высоты холма, описав гигантскую кривую над санаториями, упал в море!
        Две старушки, вяжущие носки на лавочке, неодобрительно поглядывали на Витю с Тамарой и довольно громко хихикали:
        - Стрекоза и муравей! Башня Крылова!.. Чего-чего?.. Башня!.. Она-то, ясно, башня, а он - в яслях плохо ел!
        Лучшая подруга гневно покосилась на старушек и вновь повернулась к Вите:
        - Надо опустить жалюзи на окне, отключить внутренний телефон, закрыть дверь на ключ!
        Лена взглянула в окно, посмотрела на них и взволнованно заходила по номеру. Подошла к телефону и выхватила шнур из розетки. Заперла изнутри дверь на ключ, а ключ швырнула далеко во двор. Затем снова высунулась в окно. Тамары и Вити внизу уже не было. За воротами, метрах в двадцати от корпуса, в обе стороны шоссе ветренно проносились с обрывками мелодий легковые машины и поющие туристские автобусы. Люди вовсю наслаждались жизнью.
        Лена убрала стаканы с блестящего подноса, выдернула шпильку из волос и начала выцарапывать на нем какие-то слова.
        Тощий мужчина, сидевший на арбузах в кузове мчащегося грузовика испуганно удивился, когда ему прямо на колени со страшным звоном упал откуда-то с неба большой сверкающий поднос.
        На нем было нацарапано «SOS» и еще что-то.
        Он громким басом прочел:
        - «СОС! Кто бы вы ни были, позвоните 41-57, скажите: Юрка, на помощь! Пансионат
«Лесное озеро», номер 35, второе окно слева. Меня заперли! Лена».
        Закрыв окно, Лена с треском опустила металлические жалюзи. Потом отломила у них раздвижную рукоятку и гордо уселась в кресле.
        Мужчина с арбузной машины… А что бы сделали вы, получив такое послание на подносе? Так и он не успокоился до тех пор, пока не дозвонился до загадочного Юрки. Мало того, он еще и задержал грузовик, чтоб лично вручить послание адресату в условленном месте.
        Безуспешно пытаясь остановить на дороге все попутные машины подряд, Юрка, к счастью, повстречал ремонтный дредноут Витиного напарника, правда, едущий в другую сторону. Дядя-достань-воробушка, хоть и знал Юрку, поначалу отказался подбросить его к пансионату «Лесное озеро», ссылаясь на неотложные дела. Но, увидав «SOS» на подносе, сразу же развернулся и заявил:
        - Скорей садись! Чего волынку тянешь?! Пружина раскручивалась все стремительней. Тамара, а затем и Витя, настойчиво стучали в запертую дверь 35-го номера.
        - Ленка, открой! - требовала лучшая подруга.
        - Ключа нет, - наконец, послышался отрешенный голос Лены.
        - Что с тобой?
        - Ничего… Читаю.
        - Что читаешь? - машинально спросила Тамара.
        - «Анну Каренину»…
        - Тебе еще рано, - обеспокоилась лучшая подруга. - Я для себя привезла.
        - Пожалуйста.
        И больше ни единого слова.
        - Беги за ключом к дежурной, - тихо приказала Тамара Вите.
        А ремонтная машина уже приближалась к пансионату.
        - Нет дежурной, - нервно вернулся Витя к Тамаре. - Ушла куда-то. Отключилась… то есть отлучилась.
        На бешеной скорости дредноут Дяди-достань-воробушка влетел в ворота «Лесного озера» и, резко затормозив, остановился впритык к стене.
        - Лена! Не дури! - все еще требовала у двери на третьем этаже лучшая подруга. - Открой, слышишь?
        Внезапно в номере послышались звон стекла, какой-то треск, шум. Тамара и Витя с разбегу что есть силы ударили плечами в дверь и рухнули, своротив ее с петель.
        Поздно. Побег!
        За сорванными жалюзи и выставленным окном уже опускалась выдвижная площадка ремонтной машины - на ней, как на капитанском мостике, стояли Юрка и Лена.
        - Убежать от Лучшей подруги… - еле вымолвила Тамара.
        - Я же его Лучший друг… - пробормотал Витя.
        - Какое упрямство… Стойте! - опомнясь, кинулась вперед, чуть не выпав из окна, Тамара.
        К «налетчикам» из глубины двора вовсю спешили дюжие вахтеры. Опускать площадку до конца было некогда, ремонтная машина резко рванула прочь. Лена схватилась за поручень. Юрка не успел, его сорвало с площадки. Но едва он коснулся ногами земли, как тут же нагнал машину. Влез в кузов, быстро взобрался по выдвижной трубе и снова встал рядом с Леной. Затем вынул из кармана большое красное яблоко, потер о куртку и дал ей. Она разломила пополам и поделилась с ним.
        Ветер трепал их волосы, развевал одежду, они плыли в голубом небе, как знаменитая скульптура Мухиной «Рабочий и колхозница». Только в руках у них было не по серпу и молоту, а по половинке спелого яблока.
        Тамара и Витя выскочили на дорогу и остановили грузовик, доверху заполненный пустой посудой.
        - Стойте!.. Остановитесь, безумцы! - кричали они вслед беглецам, мчась за ними с веселым колокольным перезвоном.
        Опустим подробности. Беглецы оторвались-таки от погони.
        Очевидцы утверждали, что двое, высокая девушка и невысокий паренек, чуть ли не в последнюю секунду вскочили на автовокзале в отходящий автобус-экспресс «Ялта - аэропорт». Дальше их следы терялись.
        Но в симферопольском аэропорту диспетчер вдруг припомнила «странную пару».
        - Вроде вас, - усмехнулась она. - Они уже улетели.
        - Куда? - спросила лучшая подруга.
        - По-моему, в Москву.
        Проверили по спискам пассажиров. Так и есть.
        - В Москву-то зачем? - обернулась Тамара к Вите.
        - Догадываюсь, - буркнул он. - Оттуда открыты пути на все пять континентов.
        - Ты думаешь, что… - Она осеклась.
        - Не думаю. Теперь уверен.
        - Но… вдвоем?!
        - Не одному же.
        И они медленно пошли к выходу. Диспетчер насмешливо смотрела на них, они обернулись и ускорили шаг.
…На снежный аэродром метеостанции «Южный полюс-17» сел очередной самолет полярной авиации. Кроме грузов, он доставил еще и двух пассажиров.
        Юрка и Лена проверяли показания приборов, стоящих в снегу на распорках, и гадали, кто бы это мог прилететь. Может, артисты или поэты? Давно гостей не было. Юрка приставил варежку козырьком к глазам. От самолета к ним смешно бежали два закутанных человека. Один выше, другой ниже.
        Неужели?..
        Да, это были Тамара и Витя. Юрка резко шагнул им навстречу:
        - Что вам от нас надо?
        - Вы за нами? - попятилась Лена.
        - Мы - к вам! Нас там замучили… - Тамара взяла Витю за руку и нежно посмотрела на него. - Ведь мы…
        Он широко улыбнулся.
        - А я, оказалось, не однолюб, а двулюб. Лена с Юркой изумленно переглянулись.
        Из-за ближних торосов удивленно глазели на всех них одноростовые «семейные» пары пингвинов.
        Витя обиженно махнул рукой:
        - Кыш!

…Этими словами Валерий Ураганов и закончил удивительную историю о тех, кто влюбляется не там, где надо, не так, как положено, совсем не вовремя, и даже не в тех, в кого следует.
        ПОСЛЕСЛОВИЕ
        Когда Валерий умолк, мы вдруг заметили, что в предбаннике нет кучерявого детины Глеба. Исчез. Так сказать, незаметно удрал по-русски.
        - Даже не забыл одеться, - сказал толстяк Федор. В следующий банный день Глеб признался:
        - Послушал я, послушал Валерика, и помчался свою жену искать. Еле нашел - у ее мамы. Помирились, уломал, - сиял он. - Поучительный пример!
        Это заставило меня задуматься. Если уж на Глеба так подействовало… В назидание другим и пришлось записать по памяти рассказ водолаза. Правильно заявила бухгалтер детского сада, что на свою Лейли каждый должен смотреть глазами Межнуна. Или Меджнуна - не столь важно.
1988
        ЭПИЛОГ
        Заключительная история Ураганова
        Как ни жаль, Дорогой читатель, а подошло время расставаться. Бог знает, когда еще свидимся. И свидимся ли? Хорошо бы, не в «Матросской тишине», на пребывание в которой я, кстати, как бывший матрос, имею законное право. А вообще-то для водолазов надо строить подводные тюрьмы. Но такие рассуждения могут завести далеко: шахтерам тогда подавай подземные тюрьмы, газовикам - газовые камеры, металлургам - остывшие доменные печи, оркестрантам - глубокие оркестровые ямы… И так далее.
        Предвижу ваш коварный вопрос о работниках лесного хозяйства. Такого вопроса нет! С ними давно разобрались. Лесоповал есть лесоповал. Уж он-то не меняется ни в какие времена.
        Ну вот, опять, как всегда, отвлекся. Но лучше отвлекаться, чем привлекаться.
        А потянуло меня к этой малоприятной теме известно почему. Как вы знаете, наш
«Богатырь» приписан к Черноморскому пароходству. Однако, исконно татарский, русский Крым теперь второй раз отошел к Украине. Украинцев я, честно скажу, без уверток, очень уважаю, а иных попросту люблю. Мои собственные дети - на четверть украинцы, потому что моя жена, москвичка Ира, как оказалось, - наполовину хохлушка, хоть и по паспорту русская. Собственно, по паспорту все мы - русские.
        Особенно много русских среди известных исторических мореплавателей: Беринг, Крузенштерн, Беллинсгаузен, Миклухо-Маклай, Врангель, Шмидт, наш академик Сикоморский и боцман Нестерчук. Хотя нет: Нестерчук - украинец, тут я, признаюсь, хватил лишку. Да еще какой украинец, выяснилось, - почище Леси Украинки!
        С ним, Нестерчуком, вообще беда. Я ему как-то гордо заявил, когда началась неразбериха с черноморцами:
        - Севастополь - колыбель российского флота, а не колыска украинского!
        А он меня спрашивает:
        - Что такое колыска? - Родного языка до сих пор не знает, потому что всю жизнь среди вражеских москалей в Москве прожил. - Люлька, что ли?
        Скажет тоже… Люлька - это, по-моему, любимая курительная трубка, которая погубила Тараса Бульбу. Он ее потерял при кровавом набеге на Польшу, вернулся искать, тут-то ляхи его и схватили ни за что, ни про что. Помню, я заливался в школе горючими слезами, когда наша русская учительница, тоже рыдая, читала вслух, как Бульбу поджаривали на костре. Такое мог сочинить только наш гениальный писатель Гоголь, Николай Васильевич, в свое время присягнувший русской армии, несмотря на ссылку.
        После моего вразумления боцман вконец запутался и наморщил лоб одной, но глубоченной - можно сказать, бездонной, - морщиной:
        - А кто такие ляхи?
        - Лихие люди, - отвечаю. - Поляки. Те самые, от которых вы быстренько переметнулись к нам, когда вас исторически поприжали.
        - Без тебя знаю, - обиделся он. - Об этом в Киеве написано на подстаменте, - так и сказал: на «подстаменте», - Богдана Хмельницкого. - И насел на меня: - Не юли, юла юльная! Так ты собираешься принимать нашу украинскую присягу или нет?
        С той присяги, как только «Богатырь» сдуру бросил якорь в Ялтинском порту, и начались мои мытарства. Наш мирный океанографический, научно-исследовательский корабль местные власти почему-то определили как военный. Он, мол, потому годами бороздил мировой океан, что научно исследовал, вернее - прокладывал, курсы для боевых подводных лодок. Тю-тю малина! Вот оно что. А я-то думал…
        - Но в таком случае «Богатырь» следует отнести к стратегическим силам СНГ, а не к украинскому флоту, - сразу нашелся я.
        - Выкуси, - не полез он за словом в карман, зато вынул из него и показал внушительную фигу. Дулю - по-украински, шиш - по-русски. - Мы - тактические силы, а не стратегические. Подводные лодки, те - да, а мы - нет. Мы - вспомогательные.
        Прыткий какой. На одном сале вырос в Москве. Именно про таких Сергей Михалков сказал: «…все наше хаят и бранят, а сало - русское едят».
        Короче, украинскую присягу я принимать не стал. Я в тот торжественный момент на дно ушел. Под водой был: текущий ремонт проводил - дело наше такое, водолазное.
        Правда, боцман мне текст присяги прямо в скафандр через переговорное устройство диктовал, нагло требуя, чтобы я повторял вслед за ним под водой возвышенные, надводные слова, и угрожал, в противном случае, перекрыть мне кислород: в данном случае - воздушную смесь. Но все-таки не решился. Видать - или слыхать, - побоялся международного осложнения моего организма.
        И вот, поскольку я наотрез отказался от чужой присяги, меня тут же списали на берег. На Крымский. И нарочно выдали жалкий остаток жалованья русскими рублями, а не ихними купонами.
        Дорого обошелся мне мой патриотизм. За свою верность будущему Андреевскому флагу - его еще не ввели - я мог запросто загнуться с голоду. На рубли там ничего не купишь, разве что можешь внести квартплату. Но квартиры у меня в Крыму не было. Не было у меня и никакого головного убора: ни кепки, ни бескозырки, ни водолазного шлема - даже подаяния не смог бы собирать. Некуда.
        Честно говоря, по пути в Россию меня подкармливали купонные путанки - да простит меня моя жена, москвичка Ира, - только они и могли посочувствовать бравому русскому моряку, оказавшемуся в загранке на мели. Как говорится, живи и давай другим. Они мне давали.
        Не помню, как добрался я до первого таможенного поста между двумя дружественными славянскими народами. Из одних прощальных обшаривающих объятий меня перебросило в другие - встречающие тесные объятия. Впрочем, я и сам, завидев русскую официальную фуражку, радостно полетел навстречу своим так, что, столкнувшись с нашим таможенником, кубарем покатился с ним в обнимку по земле.
        Не оценив моего ликующего пыла и громко обидевшись, он тут же обыскал меня с ног до головы. И, понятно, не только не обнаружил ничего запрещенного ко ввозу, но и вообще ничего. (На предмет вывоза меня уже бесполезно проверила та сторона).
        Так я вернулся на родину.
        К тому времени у меня ни копейки не было. Между прочим, должен отметить, что новички обеих таможенных служб пока еще работают из рук вон плохо. Никто не обнаружил, что на мне было надето семь тельняшек. Унес и пронес. И ничего зазорного в том не вижу. В конце концов, я взял на «Богатыре» и вернул на родину как-никак, а российское имущество.
        За шесть тельняшек я и добрался до Москвы. А седьмой, последний тельник, застегнув китель на голой груди, я щедро отдал таксисту за проезд до своего дома в Матвеевской. Жена и дети встретили хорошо. Не ругали.
        Ну, что еще сказать?.. Я снова - в который раз - устроился на службу в Южном порту столицы. Там меня помнили и приняли без звука - с веселыми криками:
        - Валерка вернулся! Ураганов!
        Жизнь продолжается, хотя при демократии жить трудно, не привыкли еще. Снова встречаемся - реже, конечно, - с толстяком Федором и с кучерявым детиной Глебом в московских Можайских банях.
        Иногда позволяем себе и пивком побаловаться. Десять рублей за литр - это тебе не шутка. Раньше бы за такие шутки «фотокарточку» набили. О своих приключениях тоже теперь рассказываю реже. Никого ими сейчас не удивишь. Говорим больше о ценах и о жратве. Кучерявый детина Глеб пооблысел, а «толстяк» Федор стал стройным, как заграничный таврический кипарис, от новой свободной жизни. Зато Федор хвалится, что теперь у него на мытье тела уходит вдвое меньше хозяйственного мыла, чем прежде - туалетного. Как и у Глеба - на его нынешнюю шевелюру. Да скоро, наверное, все будем мыться вообще без мыла - из мощных пожарных брандспойтов или из шлангов, а париться - либо резиновыми дубинками, либо домашними мусорными вениками. Невелик выбор, а?
        Творится невообразимое!
        Мужланистый Глебов племяш дал хитрое брачное объявление в орган Моссовета - газету
«Куранты» и, женившись на откликнувшемся «лице еврейской национальности», подался - или поддался? - в Израиль. Теперь шлет оттуда длинные письма: то хвалится, то сетует. Хвалится, что дураков нигде нет и все себе на уме, и сетует, что не смог устроиться по своей основной специальности, - квартирным наводчиком. Его сразу же взяли в армию: наводчиком орудийным.
        А юная падчерица стройного толстяка Федора теперь каждую свою девичью весну, когда в ней бес просыпается, встречает в Австрии, куда гоняет на «уикэнды» («концы недели» - по-русски). И каждый раз ее с треском - чего? - вскоре высылают обратно. Хоть поведение у нее там, как утверждает наш Федор, хорошее - легкое. Да она и в школе за поведение всегда пятерку имела. Сейчас-то, конечно, оценка повыше.
        В общем, все крупно мельчает и здорово укрупняется. Прямо какое-то дилерское брокерство и брокерское дилерство. Хорошего мало. Особенно в магазинах.
        И все-таки мы живы. Живы, черт побери!
        Все на свете вынесем. Мы издавна ко всему привычны. Как говорил великий поэт Некрасов - вспомните школьный учебник - о великом русском народе: «… вынесет все, что Господь ни пошлет». Где наша не пропадала!
        Говорят, что страна гибнет.
        Не погибнет. Лично я крепко надеюсь на наших простых необыкновенных женщин - вроде той далекой сахалинской Степанишны. Уж они-то наверняка выручат, не подкачают: что захотят, то и сделают. Их на мякине долго не проведешь. Не тот корм.
        Если они разочаруются - сами догадайтесь, в ком и в чем, - тогда кранты всем ворогам и ворюгам. Слабых силой не остановишь. Бабы нас всех и спасут. Как всегда - в лихие годины.
        Это вам говорю я, Ураганов.
        Ну, а теперь - пока. Может еще и встретимся. Было б желание.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к