Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зеленский Борис: " Белое Пятно На Красном Фоне " - читать онлайн

Сохранить .
Борис Зеленский
        БЕЛОЕ ПЯТНО НА КРАСНОМ ФОНЕ
        "...Когда становится совсем невмоготу и Племя не может самостоятельно решить возникшие проблемы, прибегают к помощи Виртуального Брата, который до этого обитает только в сознании соплеменников.
        Виртуальный Брат появляется в пустыне и телепатически призывает кого-нибудь из страждущих, чтобы довести через него Абсолютный Совет. После выполнения своей миссии Виртуальный Брат превращается в песчаную скалу, совершенно не отличимую от других песчаных скал.
        Страждущий узнает Виртуального Брата по белому плюмажу, украшающему его благородное чело. Старики утверждают, что когда перья из плюмажа падут на песок, Виртуальный Брат перестанет приходить..."
        Записано со слов Чели Гри, Повторного Вождя в урочище Снежных Дождей, Элизиум, Марс.
        "Каждое появление В.Б. становится для коренных жителей Марса долгожданным праздником. Оно тщательно фиксируется в рукописных свитках и служит отправной точкой для последующего периода жизни. Хронологию марсиан можно уподобить слоям камбия на срезе дерева, но промежутками между слоями являются не обороты планеты, а приходы В.Б."
        Краткая Марсианская Энциклопедия, ст. "Виртуальный Брат, ритуальцый обряд аборигенов"
        Кеннет Уильям Дуглас спустился с трапа, отдал ручную поклажу суетливому носильщику из местных, похожему на гигантского богомола, пересек бетонные плиты посадочной площадки, прошел сквозь стеклянную коробку астровокзала и оседлал скоростного жука на воздушной подушке - оптимальное транспортное средство для перемещения по красным пескам четвертой планеты солнечной системы.
        В курносой кислородной маске, противопыльных очках и мохнатой шубе до пят землянин выглядел хищным зверем в наморднике. К слову сказать, звери на Марсе не водились. Эволюция остановилась на насекомых. В отличие от людей, которые вели свою родословную от приматов, разумные марсиане происходили от богомолов.
        Жук плавно нес седока по улицам марсианской столицы, не снижая скорости на поворотах. В связи с недавно постигшим Марс бедствием - пыльным ураганом небывалой силы (Кеннет прочел об этом в газетах еще до отлета) тротуары были полны беженцев из пострадавших районов. Кто-то тащил коконы с куколками, где-то стихийно образовывалась очередь за благотворительной подкормкой, всюду сновали чиновники из службы Общественного Вспомоществования. Одним словом, столица напоминала растревоженный муравейник.
        Над головой Дугласа на большой высоте проносились пауки-светильники. Солнечного тепла и света не хватало даже в разгар марсианского дня - сказывалось порядочное расстояние до светила. Архитектура столицы навевала мысли о несхожести цивилизаций, волею судеб соседствующих в одной планетной системе. Серые громады усеченных конусов, сложенных из бесчисленного количества шестигранников, напоминали землянину африканские термитники, виденные им в каком-то географическом еженедельнике. Причудливая вязь марсианского алфавита, покрывавшая все без исключения здания, будила ассоциации с извилистыми ходами жучков-древоточцев.
        Кеннет Уильям Дуглас терпеть не мог насекомых. Будь его воля, перенес бы съезд в какое-нибудь иное место. Впрочем, тогда вряд ли состоялся бы его феноменальный рекорд! Марс так Марс!
        Жук остановился у стеклянной двери гостиницы. На ступеньках маялся носильщик с чемоданом.
        "Интересно, каким образом он успел раньше меня?" - удивился Кеннет, слезая с седла. Несколько мелких монеток успокоили аборигена, и он исчез вслед за жуком в лабиринте городских улиц.
        Портье встретил нового клиента традиционным "добро пожаловать!" и протянул ключ от номера, который абонировали для Дугласа устроители съезда. "Вежливые все какие, козявки!" - непонятно откуда возникшее раздражение захлестнуло землянина, и он чуть не вывихнул верхнюю конечность портье, выдирая ключ. Не оглядываясь, Кеннет быстрым шагом направился к шахте скоростного лифта. Конечно, при желании рекордсмен мог бы подняться на свой этаж и без помощи данного подъемного приспособления, но Кеннет не желал, чтобы о его возможностях пресса разнюхала прежде официальной регистрации рекорда секретариатом съезда. Кроме того, он был не в духе и очень устал.
        Номер ему тоже не понравился, хотя блестевшая эмалью раковина свидетельствовала, что это номер "люкс". Вся Солнечная Система знала, как марсиане дорожат каждой каплей воды. В центре комнаты размещалось монументальное сооружение под покрывалом, в котором с трудом можно было узнать место для сна. Марсиане, видимо, считали, что жители Земли большую часть времени проводят в горизонтальном положении. В изголовье чудовищной постели притаился старинный аппарат для акустической связи. На Земле подобному анахронизму самое место в музее, но на красной планете система видеосвязи еще не получила достаточного распространения.
        Кеннет сбросил шубу на пол, снял маску, из бокового отделения чемодана извлек портативные напольные весы - рекордсмен должен следить за собственным весом. Стрелка привычно замерла на 180 фунтах.
        Вот теперь можно и отдохнуть. Дуглас очень устал и от рекорда, и от нервного напряжения, в котором пребывал вплоть до посадки. Он сдернул с постели покрывало и нырнул в прохладу свеженакрахмаленного белья. Больше всего он желал, чтобы его никто не беспокоил...
        Внезапно в дверь постучали.
        "Кого это дьявол принес? - подумал землянин недовольно. - Неужели журналисты узнали о моем прибытии? Что-то слишком рано..."
        Стук повторился.
        "Не буду открывать! - решил Дуглас твердо. - Я еще не приехал, ведь могли меня задержать, скажем, на астровокзале?!"
        Стук слился в непрерывную барабанную дробь. Кому-то во что бы то ни стало требовалось повидать землянина.
        "Все равно ведь не отстанут!" - понял он нехитрую истину и рявкнул в сторону двери:
        - Сейчас!
        Рекордсмен сосредоточился. Для этого ему пришлось даже закрыть глаза. Когда он открыл их снова, перед ним зиял бездонной чернотой зрачок плазмострела - оружия архаичного, но способного превратить в пепел любую органику. Кеннет ни секунды не сомневался, что плазмострел заряжен.
        - Попался, Хитрый и Стремительный! Я все-таки настиг тебя! - завопил владелец плазмострела, вихляясь вокруг ложа в экзотическом танце. На марсианине были просторные одежды в пурпурную клетку. Кеннет вспомнил, что такой танец и такая одежда прежде всего говорят о высоком ранге данного предствителя Племени. Вполне возможно, посетитель носил звание Повторного Вождя.
        - В чем дело, э... - землянин никак не мог вспомнить подходящей к случаю марсианской формулы вежливого обращения.
        - В чем дело? В чем дело? - непрошенный гость довольно похоже передразнил Дугласа. - Я Таки Эта, Оседлый Магистр обводного канала № 65. Тебе, гнусный пожиратель молока, о чем-нибудь это говорит?!
        Кеннет У.Дуглас не любил, когда с ним вели беседы в подобном тоне. Не будь плазмострела, он нашел бы способ утихомирить наглеца. Но посмотрев марсианину в глаза, составленные из множества фасеток, в каждой из которых отражалось искаженное изображение лежащего на кровати человека, Дуглас понял, что разумный богомол не раздумывая пустит в ход свое оружие. Оставалось одно - терпеливо ждать, пока недоразумение не будет выяснено. В том, что это недоразумение, Кеннет не сомневался ни секунды. Его явно принимали за кого-то другого! Хотя... возможно, это имеет отношение к его мировому рекорду?
        - Оседлый Магистр? - Дуглас пожал плечами. - Честно говоря, я плохо разбираюсь в иерархии Племени...
        - Нет! - возразил Магистр. - Главное в моем вопросе не мой титул, а место - обводной канал № 65!
        "Белое пятно на красном фоне! Вот оно что. Не может быть!" Дуглас посмотрел в отверстие, откуда каждую секунду могло выплеснуться раскаленное до звездных температур облачко, и пытался ответить себе на один вопрос, один-единственный, но от которого зависела его жизнь: сумеет ли его тело среагировать и увернуться от всесжигающей плазмы, если воспользуется своими феноменальными способностями?!
        Выходило так на так. 50 % благополучного исхода, да и то только в том случае, если нервная система полностью восстановилась после мирового рекорда. Подобная перспектива его не устраивала.
        - Обводной канал № 65 - это название местности? - переспросил человек, чтобы затянуть разговор. Может, портье вдруг придет в голову навестить недавно прибывшего постояльца?! Это можно устроить - однонаправленный телепатический сигнал тревоги. Внезапно портье почувствует, что его что-то беспокоит, какая-то беспричинная тоска, связанная с бесцеремонным землянином, но все же землянином. Он поднимется...
        - Ты угадал, клянусь ганглиями! Обводной канал № 65 - это название местности, хорошо знакомой тебе местности, вонючий живодер!
        - Вы что-то путаете, милейший, я никогда прежде не бывал на вашей родине!
        - Обводной канал № 65 - место, откуда я принял зов Виртуального Брата. Это было трое суток назад. Чудовищный ураган нанес большой урон Племени, и Виртуальный Брат появился и позвал страждущих, чтобы передать Абсолютный Совет. Я поспешил, но опоздал. Ты успел убить Виртуального Брата!
        - Боже милостивый, что за чушь! Всего час назад я прибыл с Земли на рейсовом лайнере "Принцесса тумана". Вы можете навести справки в регистрации астровокзала. Моя фамилия Дуглас, Кеннет Уильям Дуглас, маклер посреднической конторы "Мак-Грегори, Дункан и Дуглас", Ворд-хауз, Мейпл-стрит 47, Оттава, Земля.
        - Меня не интересуют твои идентификаторы. Вы, земляне, усложняете собственную жизнь никому не нужными символами. Я знаю, ты убил Виртуального Брата. Племя не получило очень важного для него Абсолютного Совета. Ты заплатишь за свое преступление жизнью!
        Дугласа перестала забавлять настойчивость нежданного визитера. Он понял, что это серьезнее, чем показалось вначале. Ему стало не до смеха.
        - Почему вы решили, что именно я убил вашего Виртуального родственника? Примите мои искренние сожаления, но никто не может быть уверен на 100 % в том, чего не видел собственными глазами!
        - Я видел собственными глазами бездыханное тело без Плюмажа на голове! - взвизгнул марсианин.
        - Но вы не видели, кто сделал его бездыханным! - Парировал землянин.
        - Но у меня есть кое-что в запасе! - злорадно заявил Магистр, достал из складок своего одеяния увесистый сверток и швырнул его на пол. От удара сверток раскрылся и на потолке вспыхнули зеленые кольца вокруг зыбкого силуэта.
        - Что это? - спросил землянин, но не успел он это произнести, как понял, что это такое. Прежде маклеру из Оттавы не доводилось видеть интерферренционные следы на потолке.
        - Главная улика. Отраженный след башмака, взятый мною с отпечатка рядом с неживым телом Виртуального Брата. Брат никогда не превратится в скалу и никогда не раскроет тайны Абсолютного Совета, - в голосе марсианина послышалась неземная тоска.
        - Господи, да поймите же вы наконец, мистер Оседлый или Как-вас-там-кличут, меня не было на Марсе трое суток назад и двое суток назад и сутки назад! В это время я летел рейсовым Земля - Марс и находился от обводного канала № 65 и от любой другой точки вашей планеты на расстоянии двадцати миллионов миль. Я просто физически не мог оставить след на песке планеты, от которой был так далеко. Мое присутствие на "Принцессе тумана" могут подтвердить члены экипажа и, по меньшей мере, человек десять пассажиров, с которыми я познакомился во время полета!
        - Примерь лучше след, убийца!
        Дуглас вдруг отчетливо припомнил, что в марсианской юриспруденции начисто отсутствует принцип презумпции невиновности. Племя не подозревает, не тратит сил на сбор доказательств, оно точно знает, кто совершил преступление. У тех, кто вершит правосудие, есть дар постижения вины - так называемое ойтлике. Но, черт побери, это относится только к преступникам-марсианам!
        - Я протестую! Даже если след, оставленный убийцей, совпадает с моим - это не доказательство...
        - Примеряй! Или я выпущу плазму на волю! - перебил Таки Эта с подчеркнутой угрозой в голосе.
        "Неужели я до сих пор не восстановился? - подумал Кеннет. Портье и не собирается приходить на помощь!"
        Человеку ничего не оставалось, как подчиниться требованиям местного террориста.
        Он встал с постели и поставил босую ступню в отраженный след. Кольца на потолке дернулись, задрожали, но вернулись в первоначальное положение. Насколько мог судить даже дилетант, следы были идентичными. Ойтлике не подвело мстителя - дар постижения вины привел его к цели.
        - Ну, что я говорил? - усмехнулся марсианин. - Ты изобличен!
        Дуглас побледнел. До чего ему хотелось исчезнуть из номера, но его удерживали проклятые 50 % неблагополучного исхода! Нет, лучше приберечь исчезновение, когда все прочие аргументы будут исчерпаны!
        - Все-таки я настаиваю, чтобы вы связались с бюро регистрации! Запросите время прибытия "Принцессы тумана" и проверьте по списку пассажиров мою фамилию! Если не верите моим словам, возможно, вас убедят документы! Честное слово, я не имею никакого касательства к обстоятельствам смерти Виртуального Брата! Разрешите воспользоваться телефоном!
        - Нет! - покачал головой Таки Эта. - Я не знаю как, но вы, земляне, всегда можете обмануть чистосердечного марсианина. Я сам свяжусь с астровокзалом.
        Вот он, шанс! Кеннет внутренне собрался. Сейчас, когда этот недоносок ослабит внимание, можно будет попытаться незаметно улизнуть. Для рекордсмена это пустяки, пусть только положит плазмострел...
        Словно прочитав мысли подозреваемого, Таки Эта крепче сжал свое оружие. Он набрал свободной рукой номер телефона и когда его соединили с абонентом, заговорил измененным голосом:
        - Извините великодушно, милочка! Скажите, "Принцесса тумана" уже приземлилась? Что вы говорите! И давно? Моя компания "Песчаные яхты на любой вкус" получила предварительные заказы от пассажиров, но они до сих пор не востребованы... Фамилии пассажиров Альвин, Скотт и Дуглас... Ах, так! Только один из них? И где остановился?.. Большое спасибо, конечно, я найду на них управу! До свиданья.
        "Марсиашка оказался хитрее, чем я предполагал, - подумал Кеннет. - Если мой труп обнаружат в отеле, вряд ли свяжут смерть с каким-то Оседлым Магистром. Полиция определенно станет искать владельца компании, предоставляющей туристам парусные лодки для экскурсий по каналам..."
        Дуглас ошибался вдвойне. Во-первых, после действия плазмострела трупа не останется, во-вторых, в марсианской полиции служили особи, обладающие даром ойтлике.
        - Ты сказал правду, землянин! Но как же объяснить совпадение следов?
        - Это очень просто! - Кеннет заговорил быстро, боясь, что не успеет договорить до конца. - Мы, земляне, на Земле носим стандартную обувь, и поэтому у нас одинаково деформируются подошвы. У многих людей одна и та же группа крови. Реже, но могут совпадать даже такие параметры, как звук поступи, конфигурация походки и запах пота... Если бы у всех были разные следы, не нужно было бы держать полицию. У землян, не знаю как у вас, местных, могут быть одинаковые отпечатки, мистер Таки Эта. Мне больно об этом говорить, но Виртуального Брата убил кто-то из моих земляков. Я тут ни при чем!
        - Ну нет! - сказал Магистр, но в его голосе не было прежней убежденности. - Разве тебя не удивляет, что я нашел человека с нужным мне отпечатком здесь, в отеле Пришел с улицы и сразу наткнулся на того, кто мне нужен?
        - Не удивляет! - отрезал Кеннет. - Насколько я знаю этнографию Марса, некоторые из вас способны улавливать телепатические сигналы Виртуального Брата. Рискну предположить, это именно те, у кого природный дар ойтлике. Немудрено, что истинный убийца дал твоему ойтлике направление на отель, на этот самый номер. Значит, именно эту комнату снимал до меня землянин, который совершил гнусное злодеяние. Я понимаю, слишком много совпадений... Но это так!
        - Вы - раса отъявленных лжецов! Я по-прежнему уверен, что убийца - ты. Но следует также признать, что твои доводы поколебали мою уверенность.
        - Вот видишь, - обрадовался Дуглас. "Пожалуй, можно обойтись без исчезновения!"
        - Да, - продолжил Таки Эта, - я готов допустить, что ты невиновен. Но в пользу твоего единственного шанса говорит только сомнительная цепочка умозаключений. 99 % свидетельствует против.
        - Священная книга землян гласит: "Лучше пощадить сто виновных, нежели покарать одного безгрешного".
        - У вас какое-то искаженное представление о справедливости, мне этого никогда не понять. Но, идя к тебе, я предвидел, что доказать вину землянина - то же самое, что ловить голыми руками скользких червей на дне песчаного канала. К счастью, есть испытанный способ...
        Человека бросило в жар. Белое пятно на красном фоне! Это видение оказалось сильнее всяких трюизмов и уловок изощренного мозга Дугласа. "Я сопротивлялся Зову, но пошел, и в результате - мировой рекорд! Рекорд следовало подтвердить материальными доказательствами. Вокруг на много миль был красный песок. Красный с рыжим оттенком, как запекшаяся кровь. Я не мог долго задерживаться, без кислородной маски у меня в запасе было всего несколько секунд. Вдруг на сетчатке возникло белое пятно... Глаза не успели адаптироваться к местному коэффициенту преломления... Я протянул руку..."
        Марсианин продолжал вить канат рассуждений:
        - Я пришел в Столицу только через три дня. Тебе интересно знать, где я провел это время?
        - Какое мне дело до вашего времяпровождения?
        - И все-таки. Я искал тропу к дереву Ксиги.
        - К дереву Ксиги?! - вырвалось у Кеннета.
        - Значит, ты слыхал про него, - удовлетворенно отметил Оседлый Магистр. - Ах, да, все земляне помешались на долголетии!
        И он загундосил, подражая телевизионному рекламному агенту:
        - Каждому хочется продлить свою драгоценную жизнь вдвое, и я знаю рецепт. Слушайте внимательно - марсианский орех дерева Ксиги! Он даст вам шанс совершить повторную попытку! Для этого требуется съесть один белый орех! И ваш организм станет как новенькая монета! Но ни в коем случае не перепутайте, черный орех дерева Ксиги не имеет противоядия! Черный орех кушать не надо, даже если об этом вас попросят любимые наследники!
        Он запустил верхнюю конечность в бездонные глубины своей хламиды и вытащил два сморщенных плода одного цвета. Коричневого.
        - Один из этих орехов съешь ты, другой - я. Виновный обязательно будет наказан провидением. Если Виртуального Брата убил ты, черный достанется тебе, если ты невиновен, значит, виновен я, подозревая и намереваясь сжечь непричастного к преступлению человека, следовательно, черный орех дерева Ксиги выберет мой желудок!
        - Позвольте, но какой из двух - белый орех долголетия?
        - Это определит исход нашей дуэли, после того, как мы проглотим орехи. Я специально обмакнул оба в патоку, сваренную из листьев дерева Ксиги. Выбирай любой!
        Дуглас оценивающим взглядом окинул фигуру Магистра словно только что увидел его. Больше всего марсианин походил на складной плотницкий метр, обмотанный тряпьем и увенчанный треугольной головой, в выпуклых глазах которой неугасимо пылал огонь мести. Весу в нем на глаз было не больше 50-ти фунтов. Эх, кабы не плазмострел...
        - Отказ от испытания высшей справедливостью трактую как признание в совершенном убийстве! - подталкивал землянина голос Таки Эта. - Я жду!
        Дуглас вспомнил термитники в географическом журнале. Насекомые, верящие в принцип высшей справедливости. Нонсенс! Помнится, в этом журнале его внимание привлекла еще одна заметка. О колдовской магии, которую практикуют до сих пор в дебрях Центральной Африки. Когда в селении у кого-нибудь пропадает корова, колдун выстраивает все племя в ряд и каждому дает попробовать безвредный порошок, утверждая, что это - страшный яд, который обладает избирательной силой отравлять только вора!
        Дуглас взял ближайший орех. Ему было все равно, какого цвета орех под слоем патоки. Дуглас принял решение. Оно было простым, как выбор между жизнью и смертью. Конечно, лучше бы достался белый, но в принципе это не имело значения.
        Он покатал орех на ладони и бросил его в рот. Торопясь, чтобы под действием слюны не растаяла патока, он сделал глотательное движение, что не ускользнуло от внимательного взгляда Оседлого Магистра. Верный своему слову, марсианин запрокинул треугольную башку и вложил оставшийся орех в ротовое отверстие.
        Несколько мгновений антагонисты смотрели друг другу в глаза. Затем Таки Эта прохрипел что-то по-марсиански, сложился пополам и рухнул на пол.
        Кеннет стер испарину со лба, переступил через труп марсианина, подошел к раковине и открыл кран. Тоненькая струйка воды полилась на орех, проглоченный человеком и телепортированный из пищевода на дно раковины. Вода смыла патоку. Орех дерева Ксиги был черного цвета.
        Кеннет скривил тонкие губы. Получилось!!!
        Марсианина погубила вера. Абсолютная вера в абстрактную справедливость. Негр-вор, укравший у соседа корову, безгранично доверяет колдуну, впрочем, как и его честные собратья. Поэтому он и умирает, искренне испытывая боль от "яда". Но Кеннет Уильям Дуглас не был суеверным черномазым, как не был беспечным гулякой-туристом, приехавшим посниматься на фоне пылевых бурь и загадочного течения песчаных рек. Кеннет Уильям Дуглас прибыл на четвертую планету солнечной системы в качестве делегата съезда телекинетистов и телепортаторов.
        Хороший кинетист, как известно, способен передвигать предметы весом до
20 фунтов на расстояние до одной мили. Мысленно, разумеется, передвигать.
        Очень хороший кинетист забавляется с предметами на порядок тяжелее и с расстояниями протяженнее мили.
        Дуглас был не просто очень хорошим кинетистом, а отличным. Что стоило ему мгновенно переместить орех на какие-нибудь шесть-семь футов, которые отделяли его пищевод от умывальной раковины?!
        Кроме дара телекинеза, маклер из Оттавы обладал феноменальными достижениями в области телепортации. Три дня назад он установил выдающийся рекорд дальности по переносу собственного тела. Этот рекорд будет утвержден на съезде после формальной процедуры предъявления доказательств.
        Дуглас подошел к чемодану и откинул крышку. Поверх китайского халата из алого шелка лежал белоснежный плюмаж. Три дня назад он смотрелся значительно бледнее на фоне барханов кирпичного цвета. Ни один человек в мире не обладает подобным трофеем. Кто виноват, что Виртуальный Брат не пожелал добровольно расстаться со своим украшением на скальпе?! Но разве его жалкие
50 фунтов устоят против 180-ти, перенесенных силой мысли за 20 миллионов миль и обуреваемых жаждой добыть доказательства этому небывалому событию?!
        Особенности марсианской хронологии, отсчитывающей каждый новый цикл от времени явления очередного Виртуального Брата, лучше всяких слов засвидетельствуют, что Кеннет Дуглас побывал на Марсе три дня назад, находясь в то же время в своей каюте первого класса на "Принцессе тумана"...
        Землянин посмотрел на труп Таки Эта, бывшего Оседлого Магистра обводного канала № 65. Оставим магию на долю богомолов и черномазых. Кеннет Уильям Дуглас терпеть не мог не только насекомых. Людей с цветом кожи темнее, чем у него, он тоже не любил. Феноменальный рекордсмен поднял плазмострел и предал останки марсианина плазме...
        Потом он подумал о черном орехе дерева Ксиги. Как это кстати! Пусть только кто-нибудь из делегатов попробует усомниться в праве рекордсмена на председательское кресло! У Кеннета У. Дугласа хватит силы мысли, чтобы послать этот черный дар судьбы без пересадки прямо в желудок сомневающемуся! А когда он станет председателем, наступит время подумать о наведении порядка в собственном доме, на Земле, где белым стало тесно от засилия желтых и черных. "Боже, почему ты раздаешь бесценный дар паранормальных способностей так несправедливо?! Какие-то ниггеры - и я, Кеннет Уильям Дуглас Первый!!!"
        Природа щедро наградила Дугласа, но одного ему не дала. Он не был ясновидцем и не знал, что в этот самый момент к нему в номер поднимается дублер Таки Эта. В отличие от предшественника дублер прекрасно изучил нравы землян, подобных маклеру из Оттавы, ибо работал носильщиком при астровокзале. В руках он держал плазмострел и передвигался при помощи перманентной телепортации. Он меньше всего полагался на веру в провидение, его ойтлике было слабее, чем у Оседлого Магистра, поэтому он больше полагался на плазмострел и собственные глаза, которые сумели разглядеть под крышкой доставленного им к отелю чемодана белый плюмаж. Он пытался перехватить Оседлого Магистра, но разминулся с ним. В противном случае Дуглас не дожил бы до второй попытки...
        Племя не могло оставить преступление без наказания - перед гибелью Виртуальный Брат оповестил всех страждущих и дал Абсолютный Совет, как покарать убийцу...
        Борис Зеленский
        ...И УМЕРЛИ В ОДИН ДЕНЬ
        "- Постойте, ради бога, я не в силах дальше идти! - прозвучал в наушниках шлема голос девушки.
        "Нет, - удовлетворенно подумал Кристофер Этвуд, - все-таки она - блондинка", - и сделал по инерции еще шаг. Потом обернулся и посмотрел на спутницу.
        В свадебном скафандре она напоминала сверкающую елочную игрушку, хотя Крис мог дать на отсечение большой палец правой руки, что на десять световых лет вокруг нет ничего даже отдаленно напоминающего рождественскую елку. Все шесть часов, что они тащились по высокогорью после поломки виброхода, жених пытался представить, как выглядит его невеста, но проклятая компания "Брак За Наличные" снабжала шлемы свадебных скафандров непроницаемыми энергетическими шторками, которые откроются только после свершения официального обряда. Только после того, как он, Первожитель Кристофер Этвуд, даст клятву беречь и охранять бесценное сокровище, упакованное в сорок фунтов свадебного оборудования, венчальный компьютер снимет "электронную чадру" и даст возможность новоиспеченному супругу узреть глаза избранницы. Будем надеяться, что они прекрасны.
        Девушка присела на плоский валун и сложила руки на коленях. "До чего же беспечны обитатели метрополии! - подумал Первожитель. - Захотелось отдохнуть - тут же села. А если бы это был не камень, а вкусовой бугорок на языке исполинского проглотигра?! Даже я не успел бы ничем помочь!" Не оставляя присущей Первожителям постоянной готовности к неожиданностям, Кристофер позволил себе внимательно рассмотреть будущую жену. Устала, бедняжка. До Индивидуального Купола оставалось всего ничего - часа два хорошего хода. Скорей бы дойти!
        - Далеко до дома? - спросила девушка, словно угадав его мысли.
        "Нет, пожалуй, за два часа не дойдет - в голосе чувствуется усталость. Значит, до захода не управимся..." - подумал Первожитель, а вслух бодро заявил:
        - Уже близко. Мне очень жаль, что виброход сломался. Зимой песчаные штормы бывают редко, и я понадеялся на удачу. Конечно, следовало прилететь за вами на вертолете, но, как на грех, третьего дня снял движок для профилактики, и радиосигнал брачного звездолета застал меня врасплох.
        Девушка вздохнула.
        Кристофер поспешно добавил:
        - Я так долго ждал этого сигнала, а когда он наконец дошел, оказался не на высоте... Вы на меня сердитесь?
        - Что толку сердиться, - сказала невеста. - Я сама выбрала этот путь. Вы же знаете, Земля давно перенаселена. Быть шестой или седьмой в гареме преуспевающего торговца подержанными сновидениями или, упаси боже, девушкой по переписке мне бы не хотелось. Кончив школу, я дважды поступала на высшие курсы изменителей Сущности, но либо я невезучая, либо не отмечена талантом... Пробовалась на эмпатическую пригодность - не прошла заключительный тур... Да что там вспоминать! - она махнула рукой. - От подруги узнала, что требуются жены для Первожителеи. Подумала, подумала и подписала контракт. Мне всегда хотелось по1лядеть мир. Не в стереозеркалах, а собственными глазами. А еще это - попытка узнать, чего я стою! Даже если бы для этого мне пришлось проспать в свадебном скафандре целых полгода...
        - Да, - согласился Этвуд. - Теперь ваше желание исполнилось. Я тоже удрал с Земли, как только стал совершеннолетним. Завербовался в армию принца Лемиса Крутого и имел честь осаждать Крапчатую Цитадель, оплот его двоюродного дедушки. Ну и заварушка была! По счастью, меня, как видите, не убили, не ранили, не взяли в плен. Удалось дослужиться даже до суперкапрала...
        - Надо же! - в голосе спутницы прозвучали нотки удивления, но Этвуд не понял, одобряют его армейскую карьеру под началом Крутого Лемиса или завуалированно иронизируют. В последний раз Первожитель планеты Черная Погибель видел представительниц слабого пола, когда садился в вербовочный звездолет, прошедшие же с того времени годы познанию женской психологии отнюдь не способствовали. Ему было приятней считать, что суперкапрал - почетное и достаточно высокое звание. Тут и до эполетов младшего офицерского состава рукой подать! Если бы он, конечно, не сменил ранец солдата на старательский мешок Первожителя!
        - Не верите?! - с горячностью воскликнул Кристофер. - Когда мы войдем в Купол, я первым делом покажу вам армейский аттестат!
        - Кристофер Этвуд! - в голосе невесты неожиданно зазвенел металл. - Когда мы придем домой, мы займемся совсем другим делом, нежели любование воинскими документами.
        Девушка привстала с камня. Крис хотел помочь ей и протянул было руку, но в этот момент из-за ближайшего бархана на них прыгнула песчаная жаба.
        Песчаная жаба не была аналогом земных амфибий. Но ее облик невольно вызывал такие ассоциации, что Пионеры Космоса, не мудрствуя лукаво, назвали этого опасного обитателя Черной Погибели песчаной жабой. Когда на тебя прыгает бородавчатая туша весом в полтонны, с глазами как противотуманные фары виброхода, тут не до тонкостей чужеземной биологии!
        Первожитель не один год провел под хмурым небом Погибели и прекрасно знал, что надлежит делать в подобных обстоятельствах: он сделал шаг назад, присел на опорную ног\ и развернулся корпусом навстречу летящей опасности Руки он согнул в локтях, словно собирался вызвать тварь на боксерский поединок. Из левой перчатки он выпустил трассирующую очередь, а с правого предплечья стартовала термитная ракета, рассыпая в воздухе тучу золотистых искр. Когда в наперед вычисленной персональным компьютером точке пространства встретились разрывные пули, ракета и жаба, раздался сухой треск, будто на великане лопнули брезентовые штаны, полыхнула ярко-оранжевая вспышка, и от порождения погибельной фауны осталось одно воспоминание. Все это заняло максимум две десятых секунды. У Этвуда, прошедшего школу осады Крапчатой Цитадели и курсы повышенной выживаемости на Черной Погибели, дипломом в которых были крепкие нервы и меткий глаз, наличествовала отличная реакция и чудный защитный скафандр, снабженный всем необходимым для жизни в одиночку на таких "гостеприимных" планетах, как эта.
        - Что это было? - Голос невесты дрожал не столько от страха, сколько от возбуждения.
        - Пустяки, - потупился Этвуд, обрызгивая останки песчаной жабы Универсальным Растворителем Органики, дабы понапрасну не привлекать прочих хищников к пиршественному столу. - Обычно здешнее зверье днем не охотится. Это просто какая-то сумасшедшая жаба!
        - Не выношу жаб! - передернуло девушку.
        - А кто ж их выносит? - искренне удивился Крис. - Пользы от них никакой, даже на бифштекс рубленый не годятся! Одно развлечение - шлепнуть на излете! Других-то развлечений тут не водится!
        Он подал девушке руку. Они шли молча. Крис молчал, так как жизнь на Черной Погибели приучила его держать язык за зубами, да и с кем прежде ему было перекинуться словом?! С тех пор, как вступил в силу Закон о Первожителях, закрепляющий за пионером все права и привилегии, никто не мог сесть на его планету без его разрешения, а Первожители в большинстве своем не прибегали к помощи напарников - психологическая несовместимость в прежние времена частенько приводила к трагедиям. Тем не менее наступал момент, когда добровольный отшельник начинал тяготиться затворничеством, и тогда он посылал радиовызов на ближайшую ретрансляционную станцию-спутник, а уже оттуда усиленный во много-много раз сигнал потенциального мужа добирался до филиала компании "Брак За Наличные"...
        Девушка молчала, ибо внезапно ощутила себя в безумно опасном мире, где ее жизнь целиком зависела от этого молчаливого типа, от его глазомера и способности палить во все, что шевелится. Боже, быть оторванной от всех прелестей цивилизованной жизни: от радужной дымки стереозеркал, шумного многолюдья на улицах-ущельях вросших друг в друга мегаполисов, от соблазна бесчисленных удовольствий, предоставляемых за символическую плату... Только сейчас она осознала до конца, что пуповина, связывающая ее с родной планетой, перерезана, и пути назад нет. Только вперед, рядом с человеком, который упорно ведет ее к своему очагу...
        Спустя час они сделали привал. Девушка совсем выбилась из сил. Чтобы как-то развлечь невесту, Крис снова заговорил с ней. Он узнал, что стандартное имя девицы - Дженнифер, стандартная фамилия - Оуэн, стандартный номер 6225.
        - Ничего, Дженни, - Этвуд положил ладонь в металлической перчатке на покатое плечо свадебного скафандра, - скоро у тебя будет настоящая фамилия, а не стандартная!
        Высоко над головой плыли черные, как туз пик, тучи, время от времени озаряемые внутренними разрядами. Тусклая монетка местного солнца висела над невысокой грядой, готовясь уступить свое место на небосклоне звездам.
        Крис посмотрел на запястье, куда были вмонтированы часы, и гулко хлопнул себя по колену:
        - Слушай, Дженни! Совсем забыл!
        Он вынул из наружного держателя на левой стороне груди плоский тюбик.
        - А это что?
        - Профилактическая смазка Смита! - гордо объявил Первожитель таким тоном, словно рекламировал Натуральное Пшеничное Виски, каковое в мизерных количествах производили фермеры на Новом Эдеме и по бешеным ценам поставляли в метрополию, где глоток подобного напитка мог позволить себе только очень состоятельный человек. Этвуд выдавил голубую пасту на ладонь и втер смазку в сочленения своего скафандра. Когда же он попытался проделать подобные манипуляции со свадебным скафандром, Дженни вскочила:
        - Но-но, Кристофер Этвуд! Не забывайтесь! Вы еще не сказали Брачную Формулу!
        Первожитель засмеялся.
        - Я понимаю твое возмущение, Дженни, но на Черной Погибели следует смазывать подвижные части скафандра два раза в сутки - в атмосфере множество микрочастиц кварца. Он проникает в локтевые, шейные и коленные сочленения и может полностью сковать движение. Стой спокойно, иначе через полчаса мне придется взвалить тебя на спину и тащить на горбу. Я так устану, что не смогу приготовить свадебный ужин!
        - Неужели мистер Этвуд способен на такой подвиг?
        - Тащить на горбу или приготовить ужин?..
        - Естественно, я не сомневаюсь в крепости ваших мускулов, а вот как насчет кулинарных способностей?
        - У мистера Этвуда, - воскликнул мистер Этвуд, - в доме нет киберкухарки! Мистер Этвуд занимается стряпней сам!
        - Представляю, какой кавардак творится на вашей кухне, бедный, одинокий мистер Этвуд! - поцокала языком Дженни, но позволила бедному одинокому мистеру Этвуду втереть в свой свадебный скафандр профилактическую смазку Смита.
        - Теперь бедный мистер Этвуд совсем не одинок! - парировал Первожитель и дал легонький шлепок по тому месту свадебного оборудования, которое скрывало часть тела, специально предназначенную природой для шлепания.
        Дженнифер не успела обидеться - на них снова напали. Но уже не сверху, как печальной памяти песчаная жаба, а из-под земли, что было для невесты гораздо неожиданнее.
        Справа от ее ступни вспучился песчаный горб, от которого во все стороны побежали змеистые трещины. Потом горб раскрылся наподобие бутона и из него выстрелили какие-то узкие плоские ленты, покрытые неисчислимым количеством крючочков и зазубрин. Ленты судорожно извивались, дергались толчками, норовя вцепиться в ноги. Девушка взвизгнула и мигом спряталась за спину Первожителя.
        Кристофер Этвуд и здесь оказался достоин своего статуса пионера планеты. Одной рукой он совершал кругообразные движения над эпицентром клокочущего клубка, словно завораживая непонятное чудовище, а из ладони второй резко метнул ловчую сеть, которая плавно опустилась на песчаный горб и сковала движения то ли животного, то ли растения. Ленты еще некоторое время дергались, пытаясь освободиться, потом замерли и только медленно вздымающийся бутон говорил о том, что тварь еще жива.
        Этвуд подцепил сеть метательной струной, уперся сапогом в землю и напряг мышцы. Из горба выполз сморщенный комок величиной с голову взрослого человека. Комок слабо подрагивал, превратившись из хищника в добычу.
        - Разрешите представить, Деликатесный Корень! - сказал Этвуд и шмякнул сеть с тварью к ногам невесты. Дженнифер отпрянула. - Истинное украшение свадебного стола!
        - Эту дрянь можно кушать?
        - Еще как! - с энтузиазмом отозвался Первожитель. - Это - самая вкусная "дрянь" на всей Погибели!
        - Да, но аппетита оно у меня не вызывает! - усомнились в его заявлении.
        - Конечно, планктонный ростбиф или гидропонная курятина смотрится на стандартных тарелках куда привлекательнее! - ядовито отметил Крис. - Но только смотрится! Я никогда не пробовал омаров, но читал про них в старинных фильмокнигах. Готов держать пари на месячное мытье грязной посуды, Деликатесный Корень им не уступит! Кроме того, в нем масса необходимых для человека аминокислот, и если мы хотим, чтобы наше потомство обходилось здесь без скафандров...
        - Об этом говорить рано! - отрезала невеста. - Не забывайтесь, Этвуд, в Брачной Формуле есть пункт: если условия жизни супруги не соответствуют среднестатистическому стандарту, она имеет право покинуть дом мужа, не дожидаясь бракоразводного звездолета!
        Кристофер сматывал ловчую сеть, делая вид, что не слышит. На самом деле он пытался представить, как можно покинуть Черную Погибель без звездолета. Добычу он приторочил к поясу. "Ничего, попробует - понравится!" - подумал он.
        - Дженни, идем быстрее! Скоро солнце сядет, и тогда на охоту выйдут твари поопаснее песчаных жаб и деликатесных корней.
        Но беда подстерегала людей с другой стороны. Глаза Этвуда уже различали рубиновый фонарь на приемной мачте Индивидуального Купола, когда девушка внезапно опустилась на одно колено.
        - Постойте, Крис! У меня кружится голова...
        - Пройдет! - попытался успокоить спутницу Первожитель. - Ты просто забыла, как ходят. Известное дело - полгода в анабиозе. Обычное переутомление.
        Дженнифер не ответила. Она качнулась и стала оседать набок. Этвуд хотел поднять ее на ноги, но это ему не удалось. Дженни явно была в обмороке.
        - Что с тобой, дорогая?! - Кристофер склонился над ее непроницаемым шлемом.
        Девушка застонала.
        - Боже, всего миля до дома! - Крис растерялся. Тащить спутницу на спине? Но тогда уйдут драгоценные минуты. Оставить ее здесь и сбегать за лекарством налегке? Но кто даст гарантию, что рядом не бродит гнилоящер или серпокрыл?!
        - Мне плохо, Крис! Спаси меня!
        - Что с тобой?!
        - Я чувствую, кто-то сильно хочет моей смерти!
        - Что за чепуха! Кто может хотеть твоей смерти, Дженни? На планете никого нет, кроме меня...
        - Это не на планете. Он где-то очень далеко и ему не нравится, что мы вместе... У него Сила, которая заставляет меня мучиться... Мне страшно, Крис!
        - Ты просто бредишь, любимая! Это иногда бывает от непривычки к здешним условиям. Потерпи немного, сейчас я донесу тебя до теплой постельки, там ты сможешь отдохнуть...
        - Нет, нет! Сила не даст нам добраться до Купола, я знаю!
        - Но я - то никакой Силы не ощущаю! Наверное, это больное воображение...
        - Сосредоточься, Крис, миленький, и ты тоже услышишь давление этой Силы! Она сгибает меня... О, как страшно!
        - Хорошо, я попробую! - Первожитель закрыл веки и усилием воли заставил себя вслушаться в пустоту. Сперва он ничего не видел и не слышал, в напряженных яблоках плавали какие-то амебы, да знакомым звуком работы магнитного плазмомета бухало в ушах кровяное давление. Но вот издали, из невообразимой глубины пространства к нему потянулись липкие щупальца, они норовили добраться до обнаженного мозга, они обволакивали сознание, пытались свести с ума, подавить волю к жизни... Да, это была Сила, и справиться с ней обычному человеку было не под силу. Этвуд попытался сбросить возникшее напряжение, но это ему не удалось..."
        Ник Даарби пробежал взглядом незавершенную строку машинописи, поднялся из-за письменного стола, разгладил кулаками постанывающую поясницу и направил свои стопы в мягких тапочках в сторону кухни. После наступления полуночи его любимый организм настоятельно требовал очередной порции кофеина. Без этого мозг Даарби начинал бастовать. А подобное допускать было никак нельзя. Самое творческое время приходилось на ночь, именно тогда его окатывал "трепетный поток божественного откровения", как иронически называла состояние зуда на кончиках пальцев, нежно ласкающих клавиши пишущей машинки, бывшая жена. Кофе прояснял фабулу, оттачивал стиль и почти справлялся с грамматическими ошибками. Вот и теперь нечего было думать, что без кофе он управится с концовкой очередного фантастического рассказа. Ник зашел, что называется, в тупик. Он не мог придумать, что же делать дальше с героями... А время поджимает. Завтра, вернее уже сегодня, в семь часов утра посыльный из редакции журнала "Удивительные Миры Воображения" (УМВ) должен вынуть из абонентного ящика пакет с написанной через два интервала рукописью... Старина
Стюарт терпеть не может, когда его авторы не укладываются в срок...
        Здесь Ник Даарби позволил себе ухмыльнуться - все-таки он уел редактора! Хотелось бы посмотреть, какое выражение будет на его толстой физиономии, когда он прочтет о Натуральном Пшеничном Виски! В последний раз, когда Стюарт пригласил Ника в придорожный ресторанчик, он расщедрился максимум на мексиканскую кактусовую водку "текилу", жлоб!
        Фантаст зажег газовую горелку, достал из встроенного шкафчика жестянку с улыбающимся львенком на этикетке, отсыпал в турку две столовые ложки с верхом заранее смолотых зерен, залил их водой, добавил щепотку соли и поставил посудину на бледный огонек. Все это проделывалось автоматически, по раз и навсегда заведенному порядку, а тем временем мозг генерировал десятки версий дальнейших событий в рассказе.
        Даарби любил ночные часы. Хорошо работается, пальцы порхают по клавиатуре, как у пианиста-виртуоза, никто не отвлекает. Правда, после ухода Элис его и днем некому отвлекать. Один в квартире, как и его герой в незавершенном рассказе. Но герою осталось жить считанные страницы. Сперва покончим с девицей, потом примемся за Первожителя. Стюарт довольно прозрачно намекнул - публике перестал нравиться хэппи энд. Ладно, намек принят! Я такое напишу, ого-го! Вот только соображу, как с ним поступит Сила.
        Задумавшись, Даарби чуть было не пропустил момент закипания. Турка покрылась шапкой пены, но писатель резво сорвал латунный сосуд с конфорки. Обжигая пальцы, перелил содержимое в чашку тонкого фарфора и вернулся в кабинет, освещенный настольной лампой. Очки он оставил на столе у пишущей машинки и сослепу не разглядел, что на его рабочем месте, спиной к нему, восседает незнакомец.
        - Что вы потеряли за моим столом? - не теряя присутствия духа, спросил Ник (все ценное из квартиры Элис забрала с собой).
        Вместо ответа незнакомец пробарабанил одним пальцем по клавиатуре. Звук был такой, словно он печатал в железных перчатках.
        Подобного надругательства над собственным творением Даарби перенести не мог. Портить почти законченный шедевр?!
        Он подошел к незнакомцу и постучал согнутым пальцем по его плечу.
        - Простите, вам не кажется, что неприкосновенность жилища гарантируется Конституцией?
        От незнакомца исходил странный запах. Даарби пришло в голову, что именно так могла пахнуть профилактическая смазка Смита, если ее создадут когда-нибудь на самом деле!
        Незнакомец повернул голову, и Ник выронил чашку из разом ослабевшей длани. На голове непрошенного визитера был шлем черного цвета, с феррогласового забрала падал на стену размазанный блик.
        Пришелец развернулся на крутящемся стуле, вытянул указательный палец и всадил разрывную пулю прямо в грудь фантасту.
        "Боже мой, Этвуду удалось сбросить давление Силы!" - с немалым удивлением подумал Ник Даарби, и потолок рухнул ему на голову...
        - Сдается мне, - сказал убийца, - термитная ракета наделала бы здесь грохоту!
        Он встал. Окропил труп Универсальным Растворителем Органики. Дождался, пока следы пребывания писателя на этом свете окончательно исчезнут. Вынул последний лист из каретки. Аккуратно собрал остальные листы. Вложил рукопись в редакционный пакет с наклейкой "УМВ" и вышел из комнаты...
        "- Тебе стало лучше, дорогая?
        - Да, я в состоянии дойти сама.
        Крис тем не менее обнял невесту за талию и помог ей войти в тамбур. Индивидуальный Купол встретил ее бравурной музыкой, праздничной иллюминацией и застарелыми запахами холостяцкого жилища.
        - Милый, скажи скорей Брачную Формулу, и этот гадкий компьютер наконец позволит сбросить эту противную сбрую. Я так намучилась..."
        - Сколько можно повторять этому олуху - подобная пошлятина лишит журнал последних подписчиков! - Джон Стюарт, лысый, толстый, имеющий привычку плеваться при разговоре, когда его рот не занят сигарой, мужчина в возрасте сразу за шестьдесят, прикусил окурок "гаваны" и швырнул корректорский карандаш на пол. - Если поганец Даарби не желает выполнять моих требований, пусть пеняет на себя! Я разорву контракт к чертовой матери, пусть даже меня заставят выплатить ему неустойку!
        Он сорвал телефонную трубку с вмонтированным списком авторов журнала и ткнул индекс презренного фантаста. В наушнике подозрительно долго слышались протяжные гудки.
        - Дрыхнет, скотина! - еще пуще завелся редактор. - Ничего, я сам исправлю его паскудную концовку, пусть выставляет претензию в бюро Охраны Авторских Прав!
        Стюарт с трудом наклонился через мешающий подобным гимнастическим упражнениям живот и кряхтя подобрал карандаш. Потом поставил жирный крест на последней странице последнего фантастического опуса Ника Даарби.
        - Так и только так, отсюда пойдет следующим образом:
        "...но Сила не сдалась, она сделала только маленькую передышку! Дженнифер опять скрутило, и она забилась на брачном ложе, как пойманный в ловчую сеть Деликатесный Корень..."
        Редактор Джон Стюарт, который в реальной жизни и мухи не обидит, не успел лишить жизни миссис Дженнифер Этвуд из рассказа Никлауса Даарби. На его короткопалую лапу, покрытую рыжими жесткими волосами, легла металлическая ладонь, прижав карандаш к столу. Стюарт захлебнулся слюной от такой наглости. Он оторвал взгляд от текста, желая разглядеть нахала, осмелившегося без спроса проникнуть в святая святых "УМВ" - кабинет главного редактора. Но увидел только смутную тень ловчей паутины. Через мгновение парализующая снасть сковала его движения.
        - Прощай, незадачливый породитель Силы! - сказал Кристофер Этвуд вместо эпитафии и проделал с останками редактора те же манипуляции, что и с телом Даарби.
        Потом Первожитель Черной Погибели нашел на редакторском столе чистый лист бумаги и перенес на него свой текст последней страницы фантастического рассказа - один к одному, тем самым корректорским карандашом, за который цеплялся перед смертью покойный редактор.
        - И чем им не угодила концовка, ума не приложу! - сказал он и с выражением прочитал заключительную фразу:
        "...они жили и трудились на планете долго и счастливо и умерли в один день".
        Борис Зеленский
        ДАР БЕСЦЕННЫЙ
        Стойбище камарисков располагалось за Дикой Пустошью, в уютной речной долине между отрогами зубчатых скал, и близость к полюсу хранила его от назойливости непрошенных гостей. Сезон Дождей не завершился, но на несколько дней выдалась солнечная погода. Ничто, казалось, не предвещало странных событий, вошедших впоследствии в Книгу Памяти, которую ткали паучки-летописцы, понимающие человеческий голос. Содержание этой Книги наговаривалось жрецами на протяжение многих поколений, с тех пор, как божественная дева Чегана явила свою милость и одарила племя звуковой речью и паучьей письменностью. До принятия подарка Чеганы камариски изъяснялись сугубо жестами да нехитрым набором односложных междометий - этого вполне хватало для сбора съедобных кореньев и охоты на смутангов. Только с приходом членораздельной речи племя оценило все прелести звуковой коммуникации, будь то пылкое признание в любви, бурные дебаты накануне весенних выборов вождя на альтернативной основе, ритуальное общение с Духами отошедших предков или сказительное мастерство Старейшин. Поистине бесценен был дар девы Чеганы - дар общения и
понимания между людьми...
        В то памятное утро любители погреться выставили на солнышко впалые животы. Малыши возились в лазурной тине, тщетно пытаясь вытащить на берег ленивого ручного солима. Визг потревожил Старейшину с летним именем Эстроних, и он, приподнявшись с подстилки из сушеных листьев дерева зиглу, погрозил мелюзге крючковатым пальцем. На душе патриарха было спокойно: год выдался отменный - смутанги жирели на пастбищах, косяки радужных рыб прошли на икрометание, ветви деревьев зиглу сгибались под тяжестью орехов.
        Ниже по течению реки женщины племени устроили постирушку, попутно перемывая кости вождю, который в преддверии приближающихся холодов разрешил мужчинам сварить напиток по имени "огненное пойло".
        Сам вождь, чье летнее имя было Моготовак, представительный мужчина в расцвете лет и политической карьеры, в хижине жреца с летним именем Дагопель предавался азартной игре по имени "три лопатки". Хозяин дома никак не мог ухватить за хвост ускользающую птицу удачи и пытался передернуть кость. Сделать это незаметно под недремлющим оком Моготовака не удавалось: вождь в ранней юности успел поработать на строительстве Космопорта и весьма поднаторел в подобного рода игрищах. По правде говоря, именно Моготовак научил мужчин племени перераспределять материальные блага путем метания лопатки смутанга. И когда его битка в третий раз подряд легла на горсть меновых единиц, известных на планете под названием "сердиток", ибо на каждой из монет был вычеканен профиль грозного на вид Большого Человека, игра была сделана - Дагопель продулся в пух и прах.
        - Что, - ехидно спросил вождь, - не помогли тебе Духи Везенья? Али прогневил их чем?
        Пока Дагопель подыскивал достойный ответ, в хижину всунулась белобрысая головенка одного из многочисленных внуков жреца.
        - Дед, - сказал малец, - сторожевые воины просили передать: по охотничьей тропе приближается Большой Человек!
        - Один? - усомнился жрец.
        - Про других ничего не говорили, - ответил внук. В разговор вступил вождь.
        - Оповести Старейшин! Пусть соберутся на площади! - приказал Моготовак огольцу и легонько щелкнул его в лоб.
        Головенка исчезла.
        Новость была достойна внимания. Большие Люди селились поблизости от Космопорта, и большинство камарисков с ними никогда не встречалось. Для них название "Большой Человек" значило не больше, чем мифический семиглавый солим. Но не для Моготовака! Память вождя отождествляла это понятие с событиями далекой юности. Некоторые из них были приятными, некоторые - не очень: энергичная речь прораба, бесконечная шеренга бетонных столбов, ощущение разбитости во всех членах, бодрящая влага в прозрачных узкогорлых сосудах, ритмичная музыка, плавающая под потолком, запахи пота и промасленной ветоши, грохочущий зверь со стальным жалом, теплые ладони Большой Женщины...
        Глава племени очнулся от наваждения. Череда воспоминаний подвела его к решению. Что ж, Моготовак встретит Большого Человека, как подобает настоящему вождю. Он вышел из хижины, гордо распрямив спину. За ним бочком выскользнул Дагопель. Втайне жрец надеялся, что его партнер, занятый большой политикой, забудет про свой последний удачный бросок.
        На площади в центре стойбища собрались все: воины, женщины, старики, дети. Старейшины расположились отдельно.
        Моготовак прошел к тому месту, откуда брала свое начало охотничья тропа. Старейшины почтительно расступились - тот, кто знает Больших Людей, должен быть впереди племени. Прошло немного времени и Большой Человек вступил на площадь, представ перед племенем во всей красе. Даже рослый по меркам камарисков Моготовак был ему по грудь, что уж говорить про остальных! Одно имя чего стоит - Большой Человек! И Большой Человек оправдывал это имя: лицо его казалось вырубленным из железной коры дерева зиглу, плечи выдержали бы тяжесть матерого смутанга-трехлетки, а ноги... Такие ноги отмерят путь от Космопорта до стойбища в три раза быстрее, чем опорно-двигательный аппарат самого резвого скорохода племени!
        Пришелец остановился, достал из заплечного мешка круглую штуковину, похожую на чучело птицы-шар, и надел на голову.
        - Здравствуйте, люди! - сказал он на языке камарисков, да так громко, что многие присели от страха. - Меня зовут Гримобучча, я - Любитель Слов!
        Толпа замерла. Моготовак, единогласно выбираемый народом несколько сезонов кряду, не оставлял соперникам надежд занять пост вождя во многом благодаря умению принимать верное решение в самый ответственный момент. Такой момент наступил. Вождь отважно шагнул навстречу Большому Человеку, хотя и он был поражен силой голоса Гримобуччи.
        - Здравствуй, Большой Человек по имени Гримобучча! Я, вождь по имени Моготовак, приветствую тебя в стойбище камарисков! Мое племя тоже приветствует тебя! Да не будет Льющейся с Небес Воды, пока ты гостишь у нас! Зачем ты пришел?
        - Я пришел к камарискам как друг, - ответил Большой Человек, и племя успокоилось. Слово Большого Человека - большое слово.
        Гримобучча приблизился к вождю на расстояние вытянутой руки. Одна его ладонь пожала ладонь Моготовака, а другая осторожно легла камариску на плечо. Предводитель племени, сохраняя достоинство, в свою очередь осторожно потряс ладонь Гримобуччи.
        Народ возликовал. Мир и взаимопонимание между высокими договаривающимися сторонами были установлены.
        Затем, следуя дипломатическому протоколу, унаследованному от Духов отошедших предков, каждый камариск был представлен под своим летним именем Большому Человеку. Официальная церемония затянулась до ужина - племя переживало в правление Моготовака демографический взрыв.
        Праздничное угощение удалось на славу. Кроме повседневных маринованных орехов и вяленого смутанга на стол были поданы: копченый солим, фаршированные бутоны дерева зиглу, сонная черепаха, три разновидности червей и одна - бубны, но не простой, а козырной. Вместительные кувшины с "огненным пойлом" достойно венчали пиршество.
        Гримобучча отведал всего понемногу, за исключением сонной черепахи, которую чуть погодя унесли, так и не разбудив. Особенно пришлось ему по вкусу "огненное пойло".
        - Черт побери, да эта штука позабористее натурального скотч-виски! - воскликнул Большой Человек после того, как первая порция миновала его миндалины.
        Моготовак многозначительно подмигнул сидящему напротив жрецу. Дагопель понимающе хрюкнул: еще одно имя для достойного напитка - скотч-виски - юркнуло ему в память, чтобы позднее стать запечатленным в Книге.
        Сгустились сумерки. Воины разожгли костер. Самые стройные девушки станцевали Нерест Радужной Рыбы, но это экстатическое действо не потрясло Большого Человека, как того ожидал вождь.
        - Моготовак, друж-ик... - ще, - заикаясь, сказал Гри-мобучча, когда девушки завершили танец, - это правда, что ваше... э... племя... слав-ик... - тся э... как это, сказ-ик... - телями?
        - Да, - внушительно произнес вождь, - Старейшины знают толк в украшениях изреченной мысли!
        Моготовак гордился сказительным искусством соплеменников и утвердился в этом еще больше, услышав вопрос пришельца. Подумать только, слава стойбищенских златоустов докатилась и до Больших Людей!
        Что ж, товар следовало показать лицом, и Моготовак дал знак начинать. Первым в круг вошел Старейшина с летним именем Усколий.
        Все, даже те, кто не впервой слышал рассказ о могучих сыновьях Отца Облаков и их достославных деяниях, затаили дыхание и очнулись только тогда, когда Усколия сменил Старейшина, которого по-летнему звали Зузур. Чутко следило племя за плавной речью Старейшины о Незапятнанной рубашке вождя Шестипалых. Камариски каждое новое приключение хитроумного мужа встречали бурным ликованием, а когда рубашка сказала, что настала пора прощаться ей со своим хозяином, кто-то из женщин не выдержал и дал волю светлой печали. На нее шикнули, и Дагопель завел притчу о пустыннике и семиглавом солиме.
        Как всякий хороший рассказчик, он, фиксируя внимание слушателей на незначительных деталях и мастерски подражая голосам героев повествования, полностью завладел аудиторией. Внимающим казалось, что они видят перед собой не сморщенного седого старичка, а легендарное семиглавое чудище, задающее каверзные вопросы пустыннику-мечтателю, или самого пустынника, чье поведение с каждым правильным ответом становилось все более уверенным и целенаправленным. Вот уже храбрый юноша Диктует волю посрамленному исчадию темных сил, вот он посылает солима за сказочными сокровищами и снисходительно принимает подношения...
        - ...и изрек пустынник: "Отныне ты будешь пригонять в наши сети радужных рыб из Страны Заката - это и наказание тебе, и служба тебе, и награда тебе!" И взмолился солим, запричитал, задрав головы к бледным звездам: "Не могу ослушаться тебя, повелитель, но и служить тебе не в силах - преследует меня Дух-Близнец и намерен преследовать до тех пор, пока не просохнет слизь с моих лап, пока не затвердеют следы в лазурной тине, ибо желает воссоединить свою суть с моей ипостасью!" Усмехнулся пустынник: "Есть надежное средство против Духа-Близнеца и отринет оно его замысел!" "Какое?" - простонал солим, уверовав в пустынника более, чем в самого себя. "Всякий Дух любит держаться близ открытого огня, и хвои Близнец - не исключение! ЕСЛИ ЗАМАНИТЬ ДУХА В ПЛАМЯ, ЧАРЫ РАЗВЕЮТСЯ!" И задумалось чудище, пригорюнилось - не полезет призрак в огонь, как ни упрашивай. Вдруг как завопит о семь глоток истошно: "Чую его, приближается!" Прыг в костер! Опалил себе лапы, и Просохла слизь. Прижег головешками отпечатки следов - затвердела лазурная тина. Сгинул Дух-Близнец, растворился в ночной синеве, с дымом суть смешал, а не с
ипостасью солимовой! Так пустынник посрамил зло. Прошло много зим, отошел к Духам предков хитроумный камариск, но не забылись его подвиги, и, если радужная рыба трепещет плавниками, когда ее достают из рыбачьей сети, знайте! - она передает привет от семиглавого солима, отпущенного в Страну Заката!
        Гримобуччу притча привела в восторг. Он вскакивал, бормотал непонятные слова "лингвистический заповедник", "новоявленный Гомер", "песнь Оссиана", а когда сказание подошло к завершению, водрузил на шею жрецу сверкающее ожерелье и крепко обнял. Он еще долго пытался уговорить Дагопеля повторить притчу, предлагая разные диковины из мира Больших Людей, но старик был непреклонен. Как всем камарискам, ему было присуще чувство меры. Дважды за вечер рассказывать одну и ту же историю его не смогла бы заставить даже великая дева Чегана.
        Убедившись в тщетности своих намерений, Большой Человек воздал должное содержимому всех по очереди кувшинов. К полночи он угомонился и пристроился спать прямо у догорающего костра. Сколько его ни тормошили, он только мычал и ревел, как самец смутанга в период гона. И когда Моготовак убедился, что сон гостя крепок, он позвал Старейшин на совещательную лужайку. Место это называлось так потому, что и парламент, и церковь камарисков обладали правом только совещательного голоса. Окончательное решение оставалось за вождем.
        - Отцы племени, друзья мои! - сказал он, когда собрались все. - Разговор предстоит долгий. В стойбище пришел Большой Человек, и мне неведомо, хорошо это или плохо? Когда мне было столько зим, сколько теперь моему младшему сыну, я отправился повидать иные земли. Так уж случилось, вы знаете, что мне пришлось пожить среди сородичей Гримобуччи. Они знают и умеют многое, и я многому от них научился, но до сих пор я не в силах ответить: пользу или вред принесло это камарискам? Судите сами: наши девушки стали носить украшения, и воины охотно берут их в жены...
        Старейшины признали, что это - хорошо!
        - ...про бусы и серьги я узнал от Большой Женщины. Наши рыбаки ловят жирных солимов стальными, а не костяными крючками. Наши жены коптят рыбу, подвешивая на тех же стальных крючках за жабры. Когда не ладится охота на смутангов, мы обходимся рыбой. Камариски забыли как урчит Дух Пустого Брюха. Стальные крючки я принес из Большого Мира...
        Старейшины согласились, что и, это - на пользу племени.
        - ...наши жены научились делать одежду чистой в скользкой воде, красить волосы в цвет талого снега и хранить пищу свежей, посыпая соленым порошком. Скользкую воду, краситель и соленый порошок я купил у Большого Человека по имени Инграм. У него же я раздобыл секрет, как варить "огненное пойло". Длинные прежде зимние вечера, когда от тоски хочется выть на каждую из четырех лун, перестали быть длинными. Когда тебя посещает Дух Горящего Нутра, лица женщин становятся прекрасными, а речи мужчин - мудрыми...
        Старейшина, который летом откликался на имя Белаксай, не выдержал. Он гортанно прокричал: "Слава Моготоваку!"
        Остальные его дружно поддержали.
        Дав эмоциям утихнуть, вождь продолжил:
        - ...все было бы славно, да напиток Настоящих Мужчин не всегда по нраву нашим женам...
        Кривой на один глаз Усколий согласно кивнул - его благоверная частенько мылила ему холку за чрезмерное пристрастие к вышеупомянутому напитку.
        - ...а возьмем современную молодежь! Она совершенно отбилась от рук! Перестала чтить стариков, не желает заглядывать в Книгу, не советуется с Духами отошедших предков, узнав, что за горизонтом живут иначе! Вы помните, две зимы назад несколько юношей ушли в Космопорт якобы за стальными крючками и не думают возвращаться. Хуже всего, что их примеру собираются последовать другие. Если так пойдет дальше, скоро некому будет охотиться и рыбачить...
        Старейшины вздохнули - перспектива их не радовала.
        - Хвала Духам, юноши поклялись никому не показывать место нашего стойбища! - воскликнул самый молодой из Старейшин с летним именем Кандога.
        - ...приход Гримобуччи изменил все - теперь Большие Люди знают, где мы живем. Дайте срок, они приедут на железных смутангах, у которых вместо ног широкие ленты. Они сманят наших юношей, испортят нравы наших девушек. Камариски станут ленивыми, как солим из Лазурной заводи, и захотят жить на подачки. Старики отойдут к Духам предков, а молодые будут слушать чужую музыку и перестанут говорить на языке великой девы!
        - Гримобучча назвался другом камарисков, и я ему верю, - возвысил голос Эстроних. - Большой Человек сказал, что любит слова, а не наших девушек и юношей. А слова - это только звуки, выходящие изо рта, "сердиток" за них никто не даст!
        Забегая чуть вперед, следует сказать: дальнейшие события показали, что старейший из Старейшин заблуждался. Но остальные этого не знали и не вняли предостережению вождя. Кандога высказался даже в том смысле, что диковины из мешка Большого Человека способны изменить уклад жизни сильнее, чем стальные крючки, соленый порошок и дамская бижутерия вместе взятые. Вопрос только в том, захочет ли пришелец торговать с камарисками?
        Попросил слова Дагопель.
        - Конечно, заставить мы его не сумеем - Гримобучча силен, как целое стадо смутангов. Его объятья душат крепче, чем силки лучшего птицелова племени Яггера! Его взор исторгает яркий огонь желания, и Духи мне подсказывают, что этим можно воспользоваться. Мы предложим ему все, чем богато племя: целебный солимий жир, рога смутанга, покрытые резьбой, застывшие слезы девы Чеганы, которые иногда прячутся в раковинах. Если он отвергнет это, что ж, я готов еще раз поведать притчу о семиглавом!
        Жрец приложил руку к ожерелью и закрыл глаза.
        - Притча - это хорошо, - задумчиво промолвил Мо-готовак, - за притчу он тебе еще одни бусы навесит! Или зеркальце, как дикарю, всучит!
        Он был раздражен и не скрывал этого. Но вождь не был бы вождем, если бы не умел держать себя в руках.
        - Наверное, вы все правы, - сказал он, подводя черту под прениями. - Гримобучча не сделал пока ничего дурного. Пусть живет в стойбище, торгует, если захочет, а наступят холода - уйдет сам.
        Старейшины покинули лужайку на рассвете, приняв соразмерное важности принятого решения количество "огненного пойла".
        Моготовак проснулся, когда полдень перестал быть таковым добрых полдня. Нещадно гудела голова, словно ее использовали вместо сигнального барабана Духи Грозы. Вождь ощупью отыскал подле себя законную супругу и сообщил слабым голосом:
        - Жена, пить хочу. Принеси эту...
        Он напрочь забыл название похлебки, что обычно помогала преодолеть недомогание после совещательной лужайки.
        Жена, сонно покачиваясь на тоненьких ножках, помотала головой, приходя в себя. Жена вождя любила поспать и, в отличие от прочих жен, ей это часто удавалось. Тем не менее просьбу мужа выполнила с похвальной быстротой. Прожив вместе не один десяток зим, она угадывала желания супруга с полуслова:
        - На, выпей эту...
        Моготовак подумал было, что жена тоже не помнит название этой..., но мысль унеслась куда-то далеко-далеко, стоило поднести к пересохшим губам глиняную плошку.
        В мозгах прояснилось, и вождь на четвереньках выполз из хижины. Младший отпрыск возился в строительной яме, перепачканный с головы до ног. Он заметил отца и радостно поделился:
        - Гляди, батя, сколько "сердиток" отвалил Большой Человек!
        Действительно, в руке у него было несколько блестящих кружочков.
        - Просто так дал? - удивился Моготовак. Неужели он ошибался в отношении Гримобуччи?
        - Как же, хапси прекана!
        О, Духи! Как же испорчены нравы подрастающего поколения! Уж ежели всякие сопливцы в повседневной речи стали употреблять духомерзкие ругательства, до чего же вскорости докатится племя?!
        Вождь с оттяжкой припечатал ладонь ниже спины духохульника. Сын взревел басом и, размазывая слезы по грязным щекам, стал оправдываться:
        - Большой Человек все утро жаждой маялся. Я сбегал домой, отлил из кувшина то, что ты пьешь, когда голова болит. Он выпил и спросил, как это называется. Я сказал. Он дал мне "сердитку". Пацаны перестали смеяться и за этой... побежали! Все.
        - А остальные "сердитки" откуда?
        - Я много названий ему сказал, все, что спрашивал.
        - Ишь ты, оказия. Эта... ему понравилась. Эта... всем нравится, когда лишнего переберут.
        А про себя Моготовак подумал: "Что-то здесь нечисто. Сын не говорит название похлебки. А ведь у него память молодая, не дырявая, не то, что у меня или матери..."
        Странно. Задарма сыплет "сердитками"... Стоит на такое посмотреть.
        Вождь с трудом поднялся, почистил колени и обратил свой взор в сторону площади. Гримобучча сидел на мешке. Вокруг него толпились камариски.
        Моготовак окликнул шедшего навстречу Белаксая:
        - Что это с народом?
        - Большой Человек дает деньги. Скажешь в зеленый ящик что-нибудь, получаешь "сердитку". А диковинами торговать не желает, мурлыш слатаций!
        Ругательство соскочило с уст Белаксая, будто каждый день этим занималось. Моготовак сделал вид, что не заметил оплошности Старейшины.
        - Ты не подскажешь, как зовется похлебка, от которой по утрам голова свежеет?
        Старейшина покачал головой.
        - Не подскажу. Да я эту... и не пользую в качестве. Мне больше дымящийся стебель помогает!
        "Хм, надо будет попробовать стебель", - подумал вождь. Подойти к Гримобучче он не решился, присел на лежащее бревно дерева зиглу и уставился на заводь с лазурной тиной.
        Всегда в погожий день забитая мелюзгой, нынче она выглядела угрюмой и пустынной. Наверняка малыши не отстают от взрослых и крутятся рядом с зеленым ящиком, наперебой выкладывая названия...
        Вечером у входа в хижину он наткнулся на жреца. Тот сидел, по-солимьи скрестив ноги. Рядом лежала тканая Книга Памяти.
        Это было невероятно: Дагопель достал Книгу из капища! Вопиющее нарушение заветов отошедших предков! Да он просто чмокнутый! Иногда такое случалось с камарисками, прогневившими чем-нибудь Матерь Полуночи. Она приходила неслышно во тьме и припечатывала уста ко лбу несчастного.
        Потрясенный, Моготовак опустился рядом. Но нет! Ничего, кроме морщин, на лбу Дагопеля не выделялось. Жрец раскрыл Книгу и ткнул пальцем наугад.
        О, Духи! На месте радующей глаз каллиграфической паутины, повествующей о самых значительных событиях в жизни камарисков, зияли безобразные пустоты. Бедные паучки-летописцы суетились, латая дыры и сращивая мохнатые обрывки. Книга была безнадежно осквернена и, самое поразительное, осквернение это продолжалось! На глазах Моготовака лопнули и разошлись радиальные нити, только что бывшие целыми!
        Дагопель всхлипнул и вдруг завыл на щербатый лик Третьей Луны, как будто специально выглянувший в просвет между тучами:
        - У-ууу! Мурлыш слатаций, вздрюченный у выкосты тышлензая! Грестер квабнутый, пынтышлак стюдлый, базла видноватая!
        Если бы Моготовак услышал такие непотребства вчера, не миновать нечестивцу позорного купания в заводи, но тут и сам он, того не ожидая, вдруг выпалил:
        - Хапси пруна прекана!
        Ни одно из обыденных слов не сохранилось в памяти, и это было ужасно. Словать вождя был пуст, как кувшин после возлияния. Впрочем, нет, из подсознания выплывали все запрещенные в обиходном языке понятия. Ругательства сновали в мозгу, как эти... почуявшие этот...
        - Грестер нужно пынтышлать! - только и сказал Моготовак.
        Как ни странно, Дагопель уловил смысл и исчез в темноте. Через некоторое время Старейшины собрались в известном месте и в известном составе.
        На лужайке они обращались друг к другу по-земному - летние имена запропастились туда же, куда и остальные слова. Племя переходило на зимнее имя всегда по окончании Сезона Дождей - вмешательство злых чар нарушило традицию.
        Объясняясь преимущественно на пальцах и подкрепляя доводы сочными выражениями, все сошлись на том, что зеленый ящик Большого Человека не очередная диковина, а могучий Дух. Дух пожирает слова, и Гримобучча до отвала накормил его речью камарисков. За пригоршню "сердиток" он умудрился скупить бесценный дар девы Чеганы, оставив племени для общения одну только неприличность, известное дело, никому из камарисков не придет в голову ругаться в присутствии чужеземца!
        Долго придумывали Старейшины, как вернуть отнятое сокровище. У сколий, а по-зимнему Вьюж, предложил "затышлять" Гримобуччу во сне. Лучший птицелов Яггер, звавшийся теперь Тымпой, изобразил силками достаточно красноречивую картину, а бывший Белаксай, ныне Чагеш, сказал просто: "Ставраного Гримобуччу в стыпню!"
        Но ни одно из предложений не решало главной проблемы - проблемы зеленого ящика.
        И тут снизошло откровение на жреца. Он вдохновенно сыграл пантомиму, напомнив финал своей притчи. Постепенно до каждого дошел смысл последней фразы пустынника: "ЕСЛИ ЗАМАНИТЬ ДУХА В ПЛАМЯ, ЧАРЫ РАЗВЕЮТСЯ!"
        Гримобучча открыл глаза в прекрасном расположении духа. Ему приснилось, что Ректор-Консул жмет ему руку, обещает увеличить субсидии и материально-техническую оснащенность...
        Сновидение растворилось в утренней прохладе, а Большой Человек сообразил, что в стойбище непривычно тихо. Никто не пытается обменять лексикон на эквивалент в твердой валюте. Правда, и менять-то фактически нечего - по подсчетам, почти весь активный словарь племени перекочевал на мнемоленты.
        Он приподнялся на локте и увидел кострище с обугленными остатками мнемофона. Кассеты с мнемолентами расплавились и походили на червей, которыми его потчевали позавчера. Слава Богу, одна из кассет осталась неповрежденной. Индикатор записи светился красным, значит, кассета продолжает хранить духовные богатства аборигенов.
        Если бы Любитель Чужих Слов знал, какие духовные богатства содержит эта мнемолента! Перед тем, как развести костер, Старейшины, озабоченные чистотой лексикона молодых камарисков, позволили Пожирателю стереть из их памяти все духомерзкие выражения, снабженные комментариями Моготовака на непечатном языке Больших Людей...
        Гримобучча не стал надевать лингошлем. И так все было понятно - камариски перехитрили землянина. Племя покинуло стойбище, предварительно швырнув в огонь аппаратуру. Мнемозапись не переносит высокой температуры, и ленты отдали назад все, что похитили...
        - Прощай, премиальные! - сказал Гримобучча и забросил мешок на спину. Под ним обнаружились монеты, ожерелье и пузатый кувшин с этой... замечательной штукой.
        Гримобучча промочил горло, окинул оценивающим взглядом брошенные хижины и достал из кармана психокамеру - последнюю новинку РЕАЛЬНОГО КИНО.
        Пяти минут хватило, чтобы окружающий пейзаж исчез из реальности и перешел на пленку, будто никогда не существовало ни стойбища, ни заводи с лазурной тиной, ни тропы, по которой Гримобучча пришел к камарискам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к