Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зардинова Ольга: " Остров Без Сокровищ " - читать онлайн

Сохранить .
i 0c182ef9deae896b
        Admin
        ЗАРДИНОВА ОЛЬГА, ЯСЕНЕВА НИКА
        ОСТРОВ БЕЗ СОКРОВИЩ
        ОСТРОВ БЕЗ СОКРОВИЩ
        Недалёкое будущее. Развитие истории пошло по альтернативному пути: миром правит магия, оставив в прошлом голод, смертельные болезни и локальные военные конфликты. Мирная спокойная жизнь.
        Что может быть банальнее, чем летняя практика, даже если ты - студент всемирной Школы магии, чьи отделения разбросаны по нескольким континентам? Даже если ты - один из лучших студентов, и тебе в компании семи коллег по распоряжению Великого Магистра предстоит изучить таинственный необитаемый остров...
        ПРОЛОГ
        "Я связан, связан, связан!"
        Дикая, невозможная мысль истерически бьётся в мятущемся сознании, и лишь остатки здравого смысла пытаются взять ситуацию под контроль: вот же, смотри, твои руки свободны, твои ноги несут тебя по коридору, а глаза... а вот взгляд стоит усмирить: такой яростный, безумный блеск наверняка привлечёт к тебе внимание Наставников или Магистра.
        Еле дыша, разрываемый противоречиями тела и разума, он кое-как добрался до своей комнаты, запер дверь и рухнул в постель ничком, оцепенел, пленённый темнотой под опущенными веками. Сердце колотилось где-то в горле, он словно пробежал кросс на первенство Школы, но руки и тело его оставались сухи, будто бы он только что вышел из библиотеки.
        Внезапно накатил страх - удушающей волной поднялся из солнечного сплетения, сковал ледяными щупальцами сердце. Дыхание перехватило, - силясь сделать вдох, он исторг из недр гортани несколько хриплых звуков, словно отныне и навсегда обречён был пользоваться исключительно птичьей речью. Рука конвульсивно дёрнулась, рефлекторно сжав в кулаке случайно подвернувшуюся вещицу - осколок толстостенной колбы с остатками какой-то дряни на дне; он сам утром случайно отбил горлышко, пытаясь открыть чересчур сильно притёртую пробку. Наставник всегда очень ругался, когда он таскал реактивы в жилые помещения, но сейчас эта привычка, похоже, спасла ему рассудок: острая боль в раненой ладони, словно поворот выключателя, выдернула его из лап ледяного ужаса, невидимой стеной отделив его сознание от послевкусия пережитого кошмара.
        Отдышавшись, он несколько минут с нездоровым любопытством рассматривал кровавые ручейки, сбегавшие с ладони на серебристый ворс коврового покрытия, потом поднялся и медленно, осторожно побрёл в медицинский блок.
        ЧАСТЬ 1
        ГЛАВА 1
        Тайрел безнадёжно проспал. Причина сего прискорбного события заключалась в том, что он не ждал от выездной практики ничего особенного. Ну, парочка древних тварей, драпающих в кусты при появлении человека.... Парочка придурков, вопящих "левиафан!" на любую водную змею.... И страшная скука. Всё это не вызывало никакого душевного подъёма. Не помогла даже проникновенная беседа о великой ответственности перед Школой, которую провёл с ним накануне Магистр Фархад. Проще сказать, Тайрел захандрил и решил дать себе выспаться.
        - Тариэл! - на редкость мерзкий голос одного из Магистров проник через дверь и ввинтился, по ощущениям, прямо в мозг несчастного студента.
        - Как же я ненавижу это имя... - с чувством пробормотал парень, сползая с кровати, и громко проорал для стоящего за дверью: - Да, буду у телепорта через пять минут!
        Мельком глянул на себя в зеркало, поморщился и потянулся за сумкой, понимая, что путешествие начинается, и оттянуть его уже никак нельзя....
        Он брел по песочку тропического острова, нарочито не обращая внимания ни на что, кроме носков своих кед. Куда-нибудь да выбредет... какая, к чертям, разница, все равно рано или поздно наткнется на остальных практикантов.
        Если повезет, в команде будет мало девчонок. Если совсем повезет, коллеги окажутся молчаливыми и ненавязчивыми. Если совсем-совсем повезет... нет, уже не повезло, в тот самый момент, когда Фархад сказал, что отправляет его на практику вместо поездки домой. А так хотелось вновь увидеть мать, да и чем черт не шутит, может, отец все-таки изменил свое мнение... сколько же прошло лет с последнего визита домой? Три года....
        - Сделаешь еще пару шагов, наткнешься на меня, - задумчиво оповестил его женский голос. Тайрел вздрогнул и поднял глаза. На песке неподалеку сидела девушка в джинсах и белой майке. Длинные вьющиеся волосы, загорелая кожа, несколько золотых браслетов на руке... он отметил все эти черты краем сознания, попутно сделав вывод, что она из южной Школы, и намертво завис, посмотрев ей в глаза. Зеленые, огромные, насмешливые - взгляни и пропади.
        Впечатление было настолько сильным, что Тайрел напрочь забыл о своей надежде, что в команде не будет девушек, и воспрял духом.
        - Ты тоже практикантка? - она ответила кивком, парень поспешил представиться. - Тайрел, Россия.
        - Я Аини, - она все еще смотрела на него, но теперь уже не лукаво, а изучающе. - Александрия.
        - Аини, остальные чуть дальше собираются, я их нашел, - раздался приятный мужской голос позади девушки. Она обернулась и с улыбкой приняла протянутую руку, поднимаясь с песка. Тайрел внезапно ощутил болезненный укол в сердце от этой улыбки, обращенной к другому, и изучающе воззрился на третьего члена команды.
        Высокий парень с чуть раскосыми глазами, он производил впечатление надежного и уверенного в себе человека. А еще - опасного бойца, это было видно по его манере держаться, и Тайрел невольно заинтересовался личностью коллеги.
        - Меня зовут Лекс, я из Нагойи, - церемонно представился парень, и Тайрел поздравил себя с удачной догадкой. Нагойя, Япония, одна из двух сильнейших школ боевых магов.... К второй принадлежал он сам.
        - Тариэл, лучше Тайрел, Россия, - они пожали друг другу руки с обновленным интересом и легкой ноткой соперничества. Что ж, будет видно, друзьями они станут или врагами.... Тайрел не возражал против любого исхода, лишь бы не было скучно.
        Закончив с взаимными представлениями, троица направилась в направлении, указанном Лексом, - туда, где собирались оставшиеся практиканты.
        Поздоровавшись для приличия, Тайрел честно попытался вызвать в себе отвращение к будущим коллегам. Ну вот, например, парочка одинаковых близняшек. Зачем, спрашивается, на острове близнецы? Чтобы все их путали и мучались, не иначе. В этом весь Великий Магистр!
        Имена близняшек его не очень-то интересовали, но те, видимо, были воспитаны в иных традициях вежливости.
        - Джессика, Индийская школа, - веселая девчонка в желтом платье, фонтан энергии и задора.
        - Майя. Я из Рио, - негромкий и нежный голос второй сестрички.
        - Надеюсь, вы не будете вопить "это левиафан!" на любую водяную змею? - хмуро осведомился Тайрел, глядя на почти одинаковых сестричек.
        - Конечно, будем, - безмятежно отозвалась Аини, и он удержал дежурное ругательство.
        Близнецов волновали совсем другие проблемы:
        - А кого мы ещё ждём? - неугомонная Джессика чуть ли не подпрыгивала, не в силах устоять на месте от переполнявших её эмоций.
        - В группе должно быть восемь человек, - успокаивающе напомнил Лекс. - Вон, я кого-то ещё вижу.
        Студенты посмотрели, куда он указывал, и обомлели. Высокий, солнечно-рыжий парень, лучась искренним удовольствием, гордо шествовал по песку, неся в руке роскошные лосиные рога!
        - Прекрасное утро, не правда ли? - осведомился он, подойдя к группе. - Серж, Лхаса. Как вам здесь нравится?
        - Здесь великолепно! - с воодушевлением отозвалась Джессика. - А для чего тебе лосиные рога?
        - Нет, - Серж с сомнением осмотрел рога, - это не лосиные рога. Это волосиные рога!
        - Память от подружки? - невинно осведомился Тариэл, про себя подумав, каким же надо быть придурком, чтобы притащить на остров рога.
        - Ага, - согласился Серж. - От волосихи.
        - Но у лосих нет рогов, - улыбнулась Майя.
        - Это у лосих - нет. А у волосих - есть! На то они и волосихи! - гордо отчеканил Серж.
        - А где водятся волосихи? - настырно выспрашивала Джессика.
        - Там же, где и волоси! - отбивался Серж. - Я не зоолог! Я математик!
        - Вовсе незачем кричать об этом на весь остров, - холодно сообщил женский голос. Высокая черноволосая девушка в заправленных в сапоги брюках стояла поодаль, машинально похлопывая стеком по голенищу. Убедившись, что все смотрят на неё, добавила:
        - Моё имя Эрика. Квебек, Канадская Школа. Своими воплями, молодой человек, вы распугали всех птиц на этой половине острова!
        - Нет, дорогая моя, это они вас испугались! - не остался в долгу Серж.
        Последний из команды, несмотря на странные серебристые волосы и фиолетовые глаза - этакий призрак! - оказался самым тихим и незаметным из всех. Спокойно подошёл, поздоровался, коротко представился:
        - Трайд, Форсайт, - и как-то затерялся в толпе.
        -Кто-нибудь знает, чем мы вообще должны заниматься на этом дурацком острове? - скучающе спросил Тайрел, когда процедура знакомства подошла к концу.
        - Как это чем? - Эрика строго посмотрела на него. - Если ты не знаешь, чем, что ты здесь вообще делаешь? Магистрат подготовил для каждого индивидуальное задание.
        - О, мадам Зануда! - хищно обрадовался Тайрел. Эрика покраснела от еле сдерживаемого гнева. К счастью, именно в этот момент перед группой студентов сгустилось облачко, из которого донёсся низкий, чуть надтреснутый голос главы Школы - Великого Магистра.
        - Я счастлив приветствовать всех вас на этом чудесном острове, дети мои! Путём долгих размышлений мы выбрали по одному представителю от каждой Школы и собрали здесь, дабы в совместном труде вы достигли новых высот магического знания. Ибо всё здесь - даже простейшие бытовые нужды - подчинено магии, и, значит, только от вас и ваших способностей зависит, насколько комфортной и интересной будет ваша жизнь в течение этих нескольких месяцев.
        Общим задание для вас будет изучение острова. В конце практики я жду от вас детального описания магической флоры и фауны, а также других особенностей этого уголка земли. Магическая активность на этом острове была обнаружена совсем недавно, и я не сомневаюсь, что вам, как первооткрывателям, это покажется весьма интересным. Также для каждого из вас мы подготовили индивидуальные задания, они ждут вас в доме.
        Магистрат Школы в моём лице счастлив поздравить вас с началом летней выездной практики и желает успехов в труде и на отдыхе! Мы время от времени будем связываться с вами и контролировать, как у вас идут дела. Поскольку остров неизученный, вас могут ожидать и большие опасности. Но вы, молодёжь, ведь так любите риск!
        Ещё раз поздравляю вас и искренне надеюсь, что практика доставит вам удовольствие. Успехов вам, дети мои!
        Облачко медленно растаяло в воздухе.
        - Великий Магистр сказал, что задания ждут нас в доме, - задумчиво сказал Лекс, указывая на тропинку, убегающую от пляжа в лес. - Думаю, нам туда.
        - Ну, так я сбегаю? - жизнерадостно предложил Серж.
        - Рога не помешают? - ядовито осведомился Тайрел.
        - Ну, пойдём со мной, подержишь, - хмыкнул Серж, - всё равно ты ни на что больше не годишься.
        - Ну, пойдём, - с опасной ухмылкой согласился тот. Серж запоздало подумал, что это плохая идея, но отнекиваться не рискнул.
        Дом был белый, двухэтажный, с гостеприимно раскрытыми окнами и приоткрытой дверью. Серж ускорил шаг, стремясь первым войти внутрь. Не желающий уступать Тайрел одним прыжком оказался на крыльце, но тут же споткнулся о заботливо подставленные Сержем рога и полетел на пол.
        - Рога не мешают? - ехидно осведомился Серж, оглядывая поднимающегося мага.
        - Ррррр.... - недолго думая, Тайрел от души засветил заботливому противнику в глаз. Опешивший Серж предпринял попытку ответить, Тайрел уклонился и нырнул в дверь, по пути споткнувшись о какой-то ящик. От удара тот опрокинулся, и его содержимое раскинулось по всему коридору.
        - Придурок неуклюжий... - от души припечатал Серж, глядя на прекрасные белые коробочки, небрежно попираемые стильными кроссовками Тайрела. Рядом валялись какие-то бумажки.
        - Сам такой, - вяло огрызнулся Тайрел, осознавая, что именно он рассыпал. Серж, чувствуя себя идиотом, присел на корточки и принялся собирать коробочки обратно.
        - Чёрт, тут на них имена были наклеены, - выругался он, поднимая одну из бумажек. - Как мы теперь узнаем, кому что? А всё ты!
        За домом послышались весёлые голоса коллег. Тайрел приуныл.
        - Да суй, какие попало, потом разберёмся, - сказал он, торопливо собирая бумажки. Вдвоём они быстро налепили, как попало, бирки с именами, запихали коробочки обратно в ящик и даже успели отпинать его подальше в угол, прежде чем на пороге показались остальные члены команды.
        - Ну что, нашли что-нибудь? - спросил Лекс, первым появляясь в дверях. Несколько потрёпанные маги, всем видом показывая, что они тут ни при чём, указали на сиротливо ютившийся в углу ящичек.
        Задания оттащили на кухню и после недолгой возни распределили поимённо. Первым желанием Тайрела после прочтения содержимого доставшейся ему коробочки было заорать "какой идиот это придумал?!", но, памятуя о печальной участи, постигшей коробочки, он понял, что ему просто досталось чужое задание. На лицах сидящих рядом магов расцветали самые разнообразные эмоции, от изумления до негодования. Особенно отличился Серж: он то краснел, то бледнел, то порывался что-то сказать, но только беспомощно открывал рот, как огромная рыбина.
        - Что-то я ничего не могу понять, - недовольным голосом сказала Эрика, откладывая страницу. - Похоже, Магистры решили дать нам возможность поупражняться в непрофильных видах магии. Что ж, это может оказаться полезным и поучительным. Но мне хотелось бы знать, кто назначен лидером отряда на время практики?
        - Лидером? - чувствуя себя идиотом, спросил Тайрел. Эрика смерила его взглядом, свидетельствующим о том, что она такого же мнения о его умственных способностях.
        - Да, - поджав губы, сказала она. - Это обычная практика на подобных выездных сборах.
        Присутствующие переглянулись, недоумённо пожимая плечами и отрицательно качая головой, пока все взгляды не упёрлись в одного-единственного члена команды. Красный, как мухомор, Серж, не поднимая взгляда от коробочки, виновато выдавил:
        - Ну... я....
        Убийственный взгляд Тайрела, адресованный ему, был выразительнее всяких слов.
        На следующее утро за завтраком Лекс поднял вопрос о ближайших планах.
        - Нам поручено сделать описание острова, - напомнил он. - С чего начнём?
        - Думаю, надо спланировать исследовательскую экспедицию, - Эрика отодвинула чашку и достала рабочий блокнот, приготовившись записывать.
        Тайрел широко зевнул и со словами "ну, вы тут справитесь без меня" встал и пошёл к выходу.
        - Стоять! - рявкнул Серж. - Vы тут что, за тебя должны отдуваться?
        - Конечно, а иначе зачем вы здесь?
        - А ты здесь зачем тогда? - недобро прищурившись, спросила Эрика.
        - Отдыхать, - ухмыльнулся Тайрел. - Я сюда особо не просился.
        ...он, и правда, не просился. Феликс, чертов князь Феликс, его отец, наконец-то, кажется, примирился с присутствием сына дома, и Тайрел только осмелился обрадоваться грядущему свиданию с матерью, как оказалось, что на практику его отправляют на какой-то остров....
        Феликс, наверное, вздохнул с облегчением.
        Горечь накатила темной волной, как всегда при воспоминании об отце. Тайрел сам не заметил, как скрипнул зубами, вызвав непонимающие взгляды коллег.
        - Тариэл, - примиряющее сказал Лекс, - думаю, нам лучше пойти всем вместе. Если упомянутые Великим Магистром опасности действительно встретятся нам на пути, мощь второго боевого мага нам не помешает.
        - Так уж и быть, - снисходительно согласился Тайрел. - Не доверять же защиту девушек... этому. - Он смерил презрительным взглядом Сержа. Рыжее недоразумение, благодаря злосчастной случайности назначенное лидером, мало обращало внимание на происходящее, так как строило глазки сразу двум девчонкам одновременно. Близняшки млели и хихикали.
        Договорившись встретиться через четверть часа на крыльце, все разбежались по комнатам, чтобы взять необходимое для экспедиции. Тайрел этого делать, разумеется, не собирался. Душа требовала положительных эмоций, и он отправился побродить по дому, намереваясь после этого устроить себе самостоятельную "экспедицию" в лес. Мысли упорно возвращались к семье.... Задумавшись, он не заметил, как налетел на кого-то в дверях.
        - Эй! - возмущенный голос девушки привел его в чувство, и Тайрел обнаружил, что зачарованно взирает в гневные зеленые глаза. Аини, темноволосая египтянка. Какой же он неловкий.... - Я такая незаметная?
        - Нет, я просто... задумался. Прости.
        - А где дежурная гадость? - улыбнулась она, не отводя взгляда.
        - Растерял при столкновении, - рассмеялся он в ответ, с ужасом ощущая, как из головы куда-то испаряются связные формулировки. Колдует она, что ли? - Если немного подождешь, я какую-нибудь подберу и продемонстрирую, хорошо?
        - Хорошо, буду ждать, - улыбнулась она и отошла от двери, давая ему дорогу. Тайрел проводил ее долгим взглядом, и его мысли пошли по новому, совсем непривычному пути... что ж, по крайней мере, депрессия сгинула вместе с мыслями об отце.
        На крыльце сидели вездесущие сестрички и обсуждали что-то своё, семейное. Насколько Тайрел успел понять, из-за того, что они учились в разных Школах, близняшки виделись редко. Поэтому Магистрат Школы каждый год предоставлял им несколько недель совместного пребывания - в этот раз, например, они даже вместе отправились на практику. Впрочем, его это мало волновало.
        Вскоре подтянулись остальные. Эрика, нацепив самое суровое из своего арсенала выражение лица, тащила фотоаппарат, рабочий блокнот, папку для образцов и аптечку. Лекс с потаённой усмешкой на всё это посматривал, но ничего не говорил. Серж жевал шоколадный батончик и, по мнению Тайрела, на лидера группы походил не больше, чем сам Тайрел - на балерину.
        - Так, - дожевав, рыжее несчастье вытерло руки о траву и попыталось придать своему лицу умное выражение. - Сейчас мы начинаем исследовательскую экспедицию. Поскольку остров неизученный, нас могут ожидать интересные открытия и ужасные опасности. Поэтому прошу не разбредаться и вообще вести себя прилично. Начнём мы, наверное, с побережья, а там видно будет.
        - Так, может, и искупаемся заодно? - задорно предложила Майя. Серж задумался, разрываясь между чувством долга и раздолбайством.
        - Там видно будет, - наконец, решил он. Сестрички довольно заулыбались и пустились в обсуждение фасонов купальников.
        Это было ещё тоскливей, чем Тайрел мог себе даже представить.
        Экспедиция, как лидер пафосно обозвал эту прогулку, продолжалась уже третий час. От моря пришлось уйти: палящее солнце не оставило студентам выбора, даже привыкшие к жаре обитатели Школ с тёплым климатом с трудом терпели его огненную ласку.
        Вокруг простирался бескрайний тропический лес, и шедший впереди Лекс увлечённо рассказывал общественности о населявших его существах. Тайрел плёлся позади всех, время от времени подгоняемый окриками Эрики. Он с большим удовольствием придушил бы мадам швабру, но, кроме неё, темпом его передвижения были недовольны еще шесть человек. Пришлось ускориться.... Неудивительно, что, в конце концов, подчинение грубой силе надоело Тайрелу до чёртиков. Стараясь не привлекать к себе внимания, он принялся высматривать пути отступления. Запутанные лесные тропки, по которым они передвигались, предоставляли массу возможностей, направление домой он примерно помнил, в общем, ничто не мешало ему устроить самостоятельную экскурсию. Улучив момент, Тайрел незаметно отстал от команды и углубился в лес.
        Сначала идти было легко: никто не путался под ногами, никто не зудел над ухом о правилах поведения в джунглях, не подгонял обидными словечками. Тайрел неспешно брёл по девственному лесу, любуясь природой и радуясь, что наконец-то остался в одиночестве. Но очень скоро, в очередной раз свернув, он обнаружил вместо ожидаемого края леса всё те же густые заросли и впереди - ни одного просвета. Для проверки он свернул ещё пару раз, пока, в конце концов, не признался сам себе, что умудрился заблудиться в трёх пальмах.
        Оставаться на месте было глупо, и Тайрел двинулся наугад...
        Пробираясь по лесу, он не забывал внимательно смотреть по сторонам и вскоре убедился, что с каждым пройденным метром деревья становятся всё выше и выше, словно он шёл вниз по склону, а они всеми силами старались удержать верхушки на одном уровне с соседями.
        Только через час его осенило: вместо того, чтобы пробираться в самой гуще леса, не зная, какая пакость ждёт впереди, можно залезть на дерево и элементарно осмотреться. Отругав себя, что не додумался до такого простого решения с самого начала, он всё же прошёл ещё километра полтора, уговаривая себя, что просто ищет подходящее дерево. И когда собственная тупость вконец ему осточертела, Тайрел увидел ЕГО.
        С виду это было простое дерево, ничем не отличающееся от сотен и тысяч таких же, произрастающих на этом затерянном в море клочке суши. Но Тайрел с первого взгляда понял, что именно это дерево он искал последние два часа. Как всё просто: сейчас он залезет на него и всё увидит. И вовсе он не тупой, а наоборот, очень предусмотрительный: вместо того, чтобы тратить время на всякие былинки, только прикидывающиеся настоящими деревьями, он сразу пошёл искать единственное подходящее дерево.
        Оно было настолько соблазнительным, прямо-таки заманчивым, что Тайрел не удержался. Не особо задумываясь над тем, откуда взялось столь страстное желание забраться именно на ЭТО дерево, он примерился к нижним ветвям, подпрыгнул, покачался и во мгновение ока преодолел половину ствола. Отдышавшись на удобнейшей, словно для того предназначенной развилке, он полез выше. Метр, ещё метр.... Вот уже показался верхний край зелени. Подтянувшись ещё разок, Тайрел расчехлил морской бинокль и осмотрелся.
        Что это - мираж, обман зрения, или он и в самом деле видит то, что видит? Тайрел торопливо взобрался ещё выше, обламывая тонкие хрупкие веточки, не выдерживающие его веса. Горизонт, пойманный мощными линзами, сразу стал гораздо ближе, и Тайрел смог убедиться, что ему таки не почудилось. На границе моря и неба покачивался чужой, незнакомый парусник. Тайрел с риском для жизни забрался на самую верхушку и вновь жадно приник к биноклю. Да-а.... Печально обвисшие чёрные паруса и "Весёлый Роджер" на самой высокой мачте не оставляли никаких сомнений: парусник был пиратским. Довольно невзрачная двухмачтовая шхуна нахально маячила на горизонте, словно на самом замечательном необитаемом (точнее, уже слегка обитаемом) острове не обретался самый грозный из всех охотников на пиратов - он, Тайрел! Увы, совершенно безобидный по причине абсолютной недосягаемости объекта охоты.
        А дела у них идут явно неважно, с удивившим его самого сочувствием отметил Тайрел. Паруса потрёпанные, местами просвечивают дырами, оснастка ветхая, доски обшивки кое-где откровенно гнилые.... Не успел он удивиться, каким образом ему удалось разглядеть все эти подробности на таком расстоянии, как тонкая ветка, последние четверть часа зловеще потрескивающая под его левой пяткой, хрустнула в последний раз и обломилась. Увлечённый осмотром, Тайрел понял, что падает, только тогда, когда пиратский парусник в бинокле сменился сочной тропической зеленью. Только без паники-и-ии, приказал он себе, судорожно вспоминая заклинание Мягкой Посадки.
        По ощущениям это было, словно влетаешь в огромное мягкое облако, только сухое, тёплое и пахнущее ванильным мороженым. Выкарабкавшись из ароматной массы, Тайрел увидел, что на самом деле попал в массу тончайшего лёгкого пуха. Через несколько секунд пух начал таять, как клочья тумана на солнце, и вскоре от огромной кучи не осталось и следа. Тайрел поднял бинокль, осмотрелся и зашагал к дому. На дереве он сумел примерно определить, где находится база, и теперь оставалось лишь уповать на то, что он не собьётся опять с пути.
        Дорогой он усиленно размышлял. Пиратская шхуна не давала ему покоя. Ну откуда ей взяться в наше время, тем более возле этого острова?! Если только кто-то из богатеев чудит.... Хотя маловероятно, чтобы отдыхающие олигархи так спокойно могли проникнуть на территорию, занятую Школой под летнюю практику.
        Так и не придя ни к одному выводу, Тайрел оставил поиск догадок до тех пор, пока в руках не будут хоть какие-нибудь дополнительные факты. Погружённый в размышления, он не сразу понял, что лес потихоньку заканчивается, и между пальмами явственно белеет дом. Колеблясь, стоит ли рассказывать коллегам о корабле (засмеют ещё, скажут, что перегрелся на солнце), Тайрел подошёл к крыльцу, где обнаружилась вся команда в полном составе. Через секунду он пожалел, что вообще не остался жить под тем замечательным деревом: возмущённо вопя, на него накинулись Серж, Эрика и Аини, а за их спинами греческим хором вторили остальные.
        - Где тебя черти носили, Тариэл?! Мы весь остров обыскали, думали, всё уже, с концами, стрескали нашего горбоносого!
        - Тайрел, это не по-товарищески! Мог бы хотя бы предупредить, что уходишь!
        - Гадство это с твоей стороны! Просто сказочное гадство!
        ...И так далее, всё в таком же духе. Понимая, что и в самом деле, пожалуй, поступил не слишком красиво, Тайрел вяло огрызался, борясь с неожиданно возникшим чувством вины.
        - Ну, не люблю я стадом ходить, вот что хотите со мной делайте! Подумаешь, погулял немного....
        - Шесть с лишним часов - это, по-твоему, немного?! Ты что, с дуба рухнул?!
        - Нет, с пальмы! - буркнул Тайрел. Он и в самом деле не ожидал, что отсутствовал так долго. Но на Сержа за "дуб" обиделся и в отместку решил никому ничего про пиратов не рассказывать.
        Сегодня по кухне дежурили близняшки, и к ужину сестрички предприняли попытку бунта.
        - Я не хочу провести полпрактики на кухне, - недовольно сказала Майя. - Надо как-то решить этот вопрос.
        - Может быть, просто связаться с одной из Школ и наладить передачу продуктов оттуда? - предположил Серж.
        - И как ты себе это представляешь? Стая почтовых голубей будет тебе по утрам доставлять бутерброды?
        - Ну, что-то вроде магического шкафа.... Вообще, Великий Магистр сам сказал, что все бытовые проблемы мы должны решать с помощью магии, значит, мы можем делать всё, что угодно!
        - Магический шкаф! - Тайрел картинно схватился за голову. - Может, ты ещё магический тазик попросишь, который сам тебе носки стирать будет?
        - Сгинь, - грозно рынул Серж, - не видишь: начальство думать изволит.
        - О скудоумное ничтожество, по воле рока призванное отягощать наше существование своими жалкими потугами на руководство! Если моё присутствие столь тягостно влияет на жалкое количество серого вещества в твоей черепушке, я, так уж и быть, избавлю тебя от него. Присутствия, а не черепушки, я ж не изверг какой-нибудь....
        - Тариэл, не забывай о субординации, - строго напомнила Эрика.
        Тайрел презрительно фыркнул и вышел из кухни. Эрика переключилась на Сержа.
        - Итак, какие распоряжения на сегодняшний вечер? - строго осведомилась она. - Вчера нам пришлось посвятить некоторое время обустройству на новом месте, и мы не смогли приступить к выполнению заданий сразу же, но сегодня ничего не мешает нам поработать.
        - Эрика, мы и так сегодня немало полезного сделали, - попытался увильнуть Серж. - Пол-острова обошли, как-никак.
        - Самое время подвести итоги экспедиции, - немедленно согласилась она и вытащила рабочий блокнот, наполовину исписанный путевыми заметками.
        - Вот ты и займись, - посоветовал он. - А мы будем думать над магическим шкафом. Девочки, кто со мной на пляж?
        - На пляж? - Эрика недовольно поморщилась. - Серж, ты сам себе противоречишь!
        - Ни капли, - не смутился он, - я буду проводить эксперименты на открытом воздухе, чтобы случайно не развалить дом. Правда? - он подмигнул сестричкам. - А вы мне будете помогать.
        - Да, я думаю, что наши советы тебе точно пригодятся, - оптимистично сказала Джессика, и вся троица, хихикая, отправилась на улицу.
        Эрика беспомощно оглянулась на Лекса.
        - Почему он так себя ведёт? - почти жалобно спросила она. - Он ведь лидер, он обязан быть серьёзным и ответственным!
        - О качествах лидера судят по эффективности руководства, а не по поведению, - спокойно ответил Лекс. Эрика отрицательно качнула головой, не соглашаясь.
        - Он должен подавать всем пример правильного поведения, - упрямо сказала она. Лекс улыбнулся:
        - Думаю, с этой задачей прекрасно справляешься ты.
        Эрика зарделась: похвала была неожиданной и почему-то очень приятной. Жаль только, что больше никто не ценит её усилий по поддержанию порядка в команде. С тоской поглядев вслед Лексу, она вернулась к своим записям, отметив себе проконтролировать сержевы потуги на прикладную материализацию.
        Закат пламенел. Вычервленные умирающим солнцем волны лениво плескали в берег, оставляя на белом песке розоватые влажные следы. Никто, разумеется, ни о какой работе и не помышлял: развесёлое трио самозабвенно купалось, а явственно мокрые Аини и Тайрел невдалеке лежали рядышком на песке и что-то лениво обсуждали. Эрика с трудом обуздала гнев. Да что же это такое?! Лидер должен более ответственно относиться к своим обещаниям!
        - Что вы тут делаете? - спросила она у Сержа, который как раз выбрался на берег и прыгал на одной ноге, отдирая прядь водорослей с другой.
        - Лекса ждём, - жизнерадостно брякнул он, от души размахнувшись и швыряя в море водоросли. Мокрая растительность пролетела аккурат над Аини с Тайрелом, уронив на тех несколько капель воды. Маги синхронно подняли головы, ища в небе признаки надвигающегося дождя, недоумённо переглянулись и вернулись к беседе.
        - Зачем? - опешила Эрика, на миг забыв, что собиралась устроить раздолбайскому лидеру форменный разнос.
        - Как зачем? На ночную экскурсию пойдём. Ты разве не слышала, что он рассказывал про ночных обитателей тропического леса?
        Разумеется, Серж нагло врал, ни о какой экскурсии они с Лексом не договаривались, но только так можно было сбить с толку эту вредную девушку, которая явно вознамерилась хорошенько отругать его. К его глубокому удовлетворению, Эрика плюхнулась на песок и принялась ожесточённо рыться в блокноте, ища упоминания о ночных существах.
        Чуть позже Лекса тихо, по-партизански, предупредил Трайд. Оба, посовещавшись, сочли экскурсию наилучшим выходом: никому не хотелось становиться свидетелем очередной выволочки от Эрики, а ведь она - девушка целеустремлённая.... Тайрел, напротив, никуда идти не хотел, но Аини с чего-то сочла такую прогулку очень романтичной, о чём не преминула заявить во всеуслышание. Пришлось вставать.
        - Имейте в виду, ночной лес куда опаснее дневного, - менторским тоном напомнила Эрика. - Ночью на охоту выходят крупные хищники. Нам всем необходимо быть очень осторожными и никуда друг от друга не отходить, - последнюю фразу она сказала специально для Тайрела. Тот насмешливо сощурился в ответ и еле заметно отрицательно покачал головой, всем видом давая понять, что ей надлежит сделать со своими советами.
        Взгляд Аини рассеянно блуждал по окрестностям - что угодно, лишь бы не смотреть на Эрику! Люди, помешанные на правилах, а тем более угнетающих ими всех, кто под руку попадётся, нагоняли на нее тоску. А у Эрики, судя по всему, просто клинический случай....
        - Нет здесь крупных хищников, - немного устало сказал Лекс. - Эрика, не стоит так усердствовать. Думаю, все мы прекрасно знаем технику безопасности. Идёмте.
        Ночной тропический лес - это совсем не то же самое, что тропический лес дневной. Несмотря на ужасающую банальность этого утверждения, Трайд никак не мог отделаться от него и мысленно в такт шагам всё повторял его на манер дурацкого речитатива, пока слова окончательно не утратили смысл. Впереди Лекс что-то вещал на зоологические темы, попутно утешая расстроенную Эрику, сокрушавшуюся, что темнота мешает ей вести путеводные заметки. Трайд слушал вполуха, погружённый в собственные размышления.
        Остров, казавшийся таким дружелюбным, безопасным и гостеприимным днём, ночью обернулся к нему совсем другой стороной. Все потаённые страхи и смутные предчувствия, терзавшие Трайда перед отъездом, в шепчущей и шевелящейся темноте тропиков вдруг снова подняли голову. Были ли они следствием его высокой чувствительности или же разыгравшегося воображения, Трайд не знал, но порой ощущение опасности волнами накатывало на него, захлёстывая с головой, - только лишь для того, чтобы через миг схлынуть, оставив гадкое послевкусие беспомощности. Сейчас он очень жалел, что так и не решился поговорить о своих ощущениях с Наставником. Не зря ведь тот не раз твердил студентам: лучше быть живым параноиком, чем мёртвым скептиком, а для магов смутные ощущения и предчувствия порой являются более ценным источником информации, чем самые точные наблюдения.
        Один из неясных силуэтов коллег замедлил шаг, точно желая отстать от группы, и Трайда на долю секунды охватили бесконечное одиночество, скука и ярость - гремучая смесь эмоций, непонятно как уживающихся под тёплой шкуркой одного человеческого существа. Не успел он толком осознать, прочувствовать их, как ощущения ушли, и Трайд запоздало догадался, что эти эмоции отнюдь не были его собственными.
        - Опять намереваешься сбежать? - одними губами шепнул он, но Тайрел, без сомнения, всё прекрасно расслышал, - плохо различимый во тьме, он раздражённо передёрнул плечами и ускорил шаг, затесавшись между Аини и Лексом. Трайд усмехнулся. Наверное, стоит поразмышлять над своими страхами. Техника внутреннего сосредоточения, коей его Наставник всегда уделял значительно количество учебного времени, наверняка поможет ему отделить свои эмоции, имеющие под собой материальное обоснование, от наведённых со стороны. А уж потом эту информацию можно будет выносить на коллективное рассмотрение.
        А Тайрел тихо сходил с ума в непроглядной ночной темноте.... Перед глазами вместо цветов и лиан тропической растительности плыли совсем другие образы. Осенний лес средней полосы, давящая серость низкого неба, ковер из прелых листьев под ногами - и тоска, невероятная тоска, посетившая его безо всякой причины. Тоска и бесконечное одиночество. Он против своей воли сделал шаг по осенней пыльной дороге и вдруг почувствовал внезапный всплеск ярости - на тех, кто не дает ему идти дальше....
        - Тай!
        Реальность обрушилась манящими запахами тропической ночи, подозрительными шорохами и душной темнотой. Он вздрогнул, приходя в себя, и чуть не сделал шаг назад - подальше от яркого взгляда хищника перед ним. В следующую секунду оказалось, что это вовсе не хищник, а просто Аини, в упор смотрящая на мага.
        - Ты чуть на змею не наступил! Ты с нами, вообще? - она помахала рукой у него перед лицом, и Тайрел неловко рассмеялся, стараясь скрыть замешательство.
        - Прости, задумался. Да ничего бы она мне не сделала.
        - Зато ты ее напугал до полусмерти, - укоризненно сказала девушка. - Она же живая....
        Тайрел уже был осведомлен о трепетной любви египтянки ко всему живому и об ее второй специализации - редчайшей стихии Жизни, поэтому ввязываться в спор и утверждать, что он тоже очень даже живой, не стал. Но шаг невольно ускорил, стремясь держаться ближе к коллегам, усилием воли избавляясь от остатков встревоживших его осенних видений.
        После третьей змеи, деловито свесившей хвост аккурат поперек еле различимой во тьме тропинки, Лекс решил, что пора закругляться. Эрика не возражала: она и так ворчала на Сержа после каждой рептилии, что он не обеспечивает должным образом безопасность команды, а чем глубже они заберутся в лес, считала она, тем больше неприятных сюрпризов их ожидает. Обратно они пошли кружным путём, на котором, к счастью, никаких змей не водилось. Довольные прогулкой, маги совсем не чувствовали себя усталыми: такая прекрасная ночь, по мнению большинства, просто создана для того, чтобы как следует повеселиться. Но отдельные личности придерживались прямо противоположного мнения.
        - Думаю, нам всем стоит как можно скорее лечь спать, - объявила Эрика, едва между деревьями белесым пятном в темноте ночи замаячил дом. - Уже очень поздно, а завтра рано вставать.
        - Это ещё зачем? - нестройным хором удивились близняшки и Серж.
        - То есть как это? - в свою очередь удивилась Эрика. - Надо написать отчёт о ночной экскурсии. Также нас ждут индивидуальные задания. Мы и так про них совсем забыли. Кроме того, нам всё-таки стоит решить проблему доставки продовольствия или хоть как-то упорядочить график дежурств на кухне. А ещё....
        - Эрика, - сладким голосочком осведомился Серж, - может, всё-таки я покомандую? Как бы я у нас лидер, а ты об этом всё время почему-то забываешь....
        Эрика вздохнула, уступая. Ну не вязался у неё Серж с образом подтянутого и всегда серьёзного лидера, ну не вязался! Неужели никто больше не видит, сколь неуместно присутствие этого рыжего на столь ответственном посту? Альтернативные виды деятельности, конечно, хороши сами по себе, но неужели Магистры, назначая на эту должность безответственного раздолбая, совсем не думали о безопасности коллектива?
        - Итак, отряд, слушай мою команду! - кривлялся Серж, не подозревая о её душевных терзаниях. - Властью, данной мне досточтимым Великим Магистром, приказываю: всем немедленно заняться тем, чем хочется. В идеале, конечно, пойти со мной на пляж, но это дело вкуса....
        Два возгласа раздались одновременно - Аини и Эрики:
        - А это идея!
        - На пляж?! Ночью?! Но... мы ведь уже купались сегодня один раз. Вечером, помните?
        - А кто сказал, что этого нельзя делать больше одного раза в сутки? - удивился Серж.
        - Но это безрассудно! Это против правил! Мы и так полночи бродили по всяким косогорам! Серж, ты же лидер, ты несёшь ответственность за всю группу! Ты должен....
        - Кому это я должен?! - удивился Серж. - Не знаю уж, что и кому, но уж точно не обязан тебе подчиняться! Хватит мной командовать, мисс Старший Надзиратель!
        Кровь бросилась ей в лицо.
        - Как ты можешь так себя вести?! Какой пример ты подаёшь остальным студентам?!
        - Да помолчи ты, швабра заумная! - не вытерпел Тайрел, и так находящийся в состоянии легкой неадекватности после своих странных галлюцинаций. - Не хочешь - сиди дома и не порть никому настроение своей недовольной физиономией! Никто заставлять не будет!
        - И останусь! - надменно бросила Эрика. Сбывались её худшие опасения: здесь было гораздо меньше организованности, чем она могла себе даже представить. Здесь даже лидер группы, самое ответственное на практике лицо после Великого Магистра, не желал вести себя в рамках закона. - Не хотите прислушиваться к добрым советам - вам же хуже. Но я в этом участвовать не собираюсь!
        - Нам же лучше, - фыркнул Тайрел.
        Эрика беспомощно оглянулась на Лекса, словно ища у него поддержки в нелёгком деле поддержания порядка. Но и он, казалось, не видел в ночном купании ничего криминального, хотя, Эрика была уверена, дисциплина в нём была просто железная. Почему? Почему вокруг все против неё? Ведь она говорит совершенно правильные и справедливые вещи? Почему всё идёт не так?!
        Весёлые коллеги нестройной гурьбой ушли на пляж. Эрика осталась дома в гордом одиночестве. Сначала, кипя от негодования - как они посмели! - она была уверена в своей правоте и осмотрительности. Но по прошествии часа одиночество в пустом доме показалось ей невыносимым.
        Через некоторое время Лекс под благовидным предлогом покинул пляж и поспешил к дому. Эрика сидела на кухне с чашкой чая и преувеличенно внимательно перечитывала свои записи. Лекс остановился в дверях кухни.
        - Эрика, - негромко позвал он. - Бросай свои записки, и идём к нам. У нас весело.
        - Я не собираюсь участвовать в этой безумной авантюре, - непререкаемым тоном сообщила она, даже не повернув головы.
        - А чего ты ожидала? Что, дорвавшись до вожделенной свободы, все будут соблюдать режим, чтить Устав и вечерами смирно сидеть дома? Мы не на войне и даже не на задании. Мы на выездной практике с полной свободой действий. Неужели ты не можешь забыть все правила и просто наслаждаться жизнью?
        Лекс говорил без напора, тихо и проникновенно. Эрика заколебалась, но сдаваться не собиралась:
        - Сейчас не вечер, а ночь. Посмотри на часы - третий час! В такое время нормальные люди сидят дома.
        - Эрика, извини, конечно, но это в тебе упрямство говорит. И невесть когда вбитые в твою голову стереотипы. Для нормальных - в нашем понимании - людей ночью жизнь только начинается. Попробуй, Эрика. Один раз. Не понравится - уйдёшь. Знаешь, как там хорошо....
        - Нет.
        - Что - нет?
        - Нет, я не пойду, поскольку считаю это мероприятие безрассудным и несвоевременным.
        - Ну, как хочешь, - Лекс пожал плечами и ушёл обратно. А Эрика осталась сидеть, уговаривая себя, что поступила правильно, так что и жалеть ей, собственно, не о чем. Даже самой себе она не желала признаваться, что смертельно завидует в этот момент своим товарищам, беззаботно веселящимся на ночном пляже.
        ГЛАВА 2
        Возвращения коллег Эрика так и не дождалась: поняла, что сейчас уснёт прямо в кресле. Пришлось собирать свои заметки, в которых она всё равно ничего сейчас разобрать не могла, и плестись в свою комнату. Надежды на долгий спокойный сон испарились как дым: уснула она сразу, но всю ночь плелась какая-то утомительная бессмыслица, и наутро Эрика встала ещё более измученная, чем легла, и теперь мрачно сидела в стороне, ни на кого не глядя, уткнувшись носом в чашку какао. Коллеги, наоборот, поражали здоровым румянцем хорошо выспавшегося человека, и сочувствия от них девушка, конечно же, не дождалась. Угомонились участники шабаша почти на рассвете, поэтому утро для них началось ближе к полудню. Ничуть не смущённая этим обстоятельством, развесёлая компания, судя по отдельным репликам, собиралась продолжить гульбища, словно прибыла на каникулы, а не на практику.
        Интересно, они вообще собираются приступить к выполнению заданий?
        - Май, думаю, мы займёмся сегодня твоей идеей со шкафом, - услышала Эрика возбуждённый голос Сержа. Лидер.... Вот уж не повезло команде. Хорошо хоть, что не Тариэл и не Аини - с теми вообще невозможно нормально разговаривать! Нет, ну почему Великий Магистр сделал такой неудачный выбор?! Куда больше на эту роль подошёл бы Лекс, ну, Трайд. Или она, Эрика.
        - А Эрика всё обижается, - услышала она обрывок фразы Джессики. Фи. Девчонка, что она понимает! Смотрит в рот Сержу, как будто тот - парень её мечты, а он и рад.... И вовсе она не обижается, а сердится, это совершенно разные вещи.
        - На обиженных воду возят. Народная мудрость: не отрывайся от коллектива, иначе коллектив оторвётся на тебе.
        - Философ доморощенный! - Эрика сама не заметила, как произнесла эти слова вслух. Все, как по команде прервав разговоры, посмотрели на неё. Эрика сочла нужным дать им кое-какие пояснения:
        - Я не отрываюсь от коллектива, а всего лишь пытаюсь указать на некоторые ошибки и недостатки. Для вашей же пользы, между прочим!
        Серж пожал плечами:
        - С самого начала ты пыталась подмять нас под себя и навязать свой стереотип поведения, не считаясь с тем, что кому-то он может показаться неправильным. Что это: мания величия или чересчур раздутое самомнение? Вчера мы точно так же поступили по отношению к тебе. Ты обиделась. Делай выводы.... И, знаешь, Эрика, на будущее, нам всё-таки некоторое время жить рядом.... Никому не понравится, если ему всё время "указывают на ошибки и недостатки". Даже если искренне считают, что делают это для его же пользы.
        Прижимая ладони к пылающим щекам, Эрика вылетела из кухни и, не глядя, бросилась вон из дома. Ноги сами принесли её в укромный уголок в саду, где, укрытая от посторонних глаз раскидистыми цветущими кустами, стиснутая между двумя высоченными деревьями, притаилась крохотная скамейка - еле двоим уместиться. Прижавшись лбом к стволу, Эрика бессильно сползла на скамью, борясь с подступающими слезами. Обрывки мыслей бессвязно крутились в её голове: досада за свою нелепую вспышку и ещё более нелепое бегство, злость на разгильдяя Сержа, разочарование в своих силах, а более всего - отчаянье, что впереди ещё недели и недели на этом острове, и ничего с этим поделать нельзя.
        Поглощённая переживаниями, она не услышала шагов и поняла, что не одна здесь, только когда чья-то рука легла ей на плечо.
        - Обижаешься? - спокойный голос Трайда, прозвучавший одновременно с прикосновением, заставил её вздрогнуть.
        - Ничуть, - Эрика торопливо придала своему лицу каменное выражение.
        - Правильно обижаешься, - не меняя интонации, произнёс он, убирая руку. - Серж попал в точку, верно?
        Всё так же глядя в сторону, она преувеличенно бодро выдавила:
        - Не понимаю, о чём ты.
        - Брось, Эрика! Перед собой-то не надо притворяться.
        - А тебе до того какое дело? - не сдержавшись, нагрубила она.
        - Просто интересно. - Он присел на траву, не решившись тесниться с ней на узком сиденье. - Откуда у такой юной девушки столь страстное стремление загнать весь мир в клетку всех существующих законов, уставов и правил поведения?
        - Мне так удобнее.
        - Но ключевое слово здесь - "мне", верно? С чего ты взяла, что и нам всем так будет удобнее?
        - Я знаю, что такое поведение правильно. А правильное поведение лучше, чем неправильное. - Ну и чушь она несёт! Почему-то при попытке объяснить Трайду то, что она даже в мыслях не подвергала сомнениям, у неё выходила какая-то ахинея, в которую и верить-то стыдно.
        Трайд вздохнул.
        - Эрика, я уважаю твоё мнение... но почему бы и тебе не уважать мнения других, даже если они тебе не нравятся? Установка "я умнее всех" неплоха, когда ты сидишь в гордом одиночестве в башне из слоновой кости и с крыши плюёшь на оппонентов. В реальной жизни получилось, что ты противопоставила себя всем, а теперь не желаешь мириться, пока мы не признаем твоё превосходство и собственное ничтожество. Даже когда жребий лидера выпал Сержу, ты, вместо того, чтобы признать за ним право отдавать распоряжения, принялась командовать сама.
        - Я не командовала! Я давала советы!
        - Непрошеные, заметь. И не давала, а навязывала, спровоцировав тем самым безобразный скандал.
        - Это я-то спровоцировала?! - Эрика подскочила со скамьи, сверкая глазами. - Серж ничего не понимает! Он лидер, а ведёт себя, как шкодливый мальчишка! Он должен подавать правильный пример своим подчинённым, опираясь на Устав и технику безопасности на практике! На этом острове мы одни на сотни миль! Здесь зона повышенной опасности! А вы ведёте себя, как дети!
        - У вас разные системы ценностей. - Трайд тяжело вздохнул. - Вот только Серж готов идти на уступки, а ты....
        - Что - я? - угрюмо буркнула Эрика. - Во всём виновата я, ты это пытаешься до меня донести вот уже тридцать пять минут?
        - Никто ни в чём не виноват, Эрика. Я хочу, чтобы ты поняла самую банальную из банальностей: сколько людей, столько и мнений.... Вот скажи мне, только честно: тебе нравится сложившаяся ситуация? Когда всё, что ты ни скажешь, все дружно считают полной чушью, даже не давая себе труда прислушаться, как следует?
        - Ну... нет, конечно, кому ж такое понравится... - неуверенно произнесла девушка, не понимая, куда клонит собеседник.
        - Так вот, именно в таком положении оказались все мы, когда ты принялась, как ты выразилась, "давать советы". Позиция "есть два мнения: моё и неправильное" мало подходит для мирного сосуществования в коллективе. Но самое печальное не это....
        Эрика угрюмо молчала, дожидаясь, когда он выговорится и уйдёт, дав ей возможность волю поплакать.
        - Самое печальное, что тебе самой тесно. Ты замкнулась в себе, выстроила между собой и миром нерушимую стену правил, законов и инструкций. Но даже самые удобные рамки, которые мы себе ставим, когда-нибудь превращаются в клетку.
        - Это... неправда... - прошептала она.
        - Дай себе отдохнуть, Эрика. Здесь тебе нет нужды прятаться и бояться предательства. Ты среди друзей. Мы никому не позволим тебя обидеть.
        Трайд неслышно поднялся с травы и растворился в зарослях. А Эрика осталась сидеть, бесцельно вертя в руках сухую ветку. Даже самой себе она боялась признаться: Трайд прав. Пусть не во всём, пусть... но прав. И что ей теперь делать с этим знанием?
        * * *
        С задуманным Майей магическим агрегатом пришлось здорово повозиться. Никто и близко не представлял себе, с чего следует начать, но все горели энтузиазмом. В разработке заклинаний приняли участие все семеро, не очень-то удивляясь отсутствию Эрики. Увы, количество не всегда переходит в качество, и то и дело вспыхивающие перебранки нисколько не упрощали процесс создания первого магического пищепровода. Но всё когда-нибудь заканчивается: итогом пятичасовых мытарств стал скромный тускло-серый шкафчик с роликовой дверцей и размером чуть больше табуретки. Майя критически обошла материализовавшийся плод своего воображения, потыкала пальцем в стенку.
        - Думаю, ему самое место на кухне, - с сомнением сказала она, - у нас как раз один угол пустует.
        - А может, сначала пообедаем? Или хотя бы поужинаем? Мы же весь день ничего не ели! - тоном Мефистофеля, искушающего Фауста, но с пробивавшимися жалостливыми нотками протянул Тайрел.
        - Дома пообедаем. В замкнутом помещении проще бороться с последствиями неудачных заклятий, - "утешил" Лекс. Серж покраснел, вспомнив, как вещал Эрике про эксперименты на открытом воздухе. Тайрел печально вздохнул. Сникла и Джессика, прощаясь с мечтой о безотлагательном пикничке на море.
        - Понесли? - Лекс примерился к шкафчику с одного бока.
        - Да он маленький, я и сам дотащу, - откликнулся Серж, картинно вскидывая шкаф на плечо... точнее, попытавшись вскинуть. Небольшой с виду, ящик оказался зверски тяжёлым, и, побуксовав секунд десять, Серж поскользнулся и шлёпнулся на песок. Ящик не сдвинулся ни на миллиметр.
        - Пожалуй, мы всё же поможем тебе немного, - тактично предложил Трайд.
        Мужественно отказавшись от женской помощи, парни, сменяя друг друга и обливаясь потом, протащили тяжеленное сооружение метров триста, героически воздерживаясь от непечатных комментариев. Потом элементарно кончились силы.
        - Надо что-то делать, - прохрипел Тайрел, падая на песок рядом с пищепроводом. - Этак мы ноги протянем.
        Быстро сгущающиеся на горизонте тучи намекали, что студентам следует поторопиться с принятием решения. Резко потемнело, словно где-то высоко в небе кто-то, ответственный за плохую погоду, задёрнул шторы, спрятав за ними солнце. Поднявшийся ветер с упорством садовника сыпал песком и прелыми листьями. Хорошие идеи же почему-то не торопились посещать горячие головы юных экспериментаторов, попытки сделать полозья из подручных материалов не увенчались успехом, а сам ящик увяз в песке. В конце концов, пришлось смириться с мыслью, что единственный способ дотащить этот шкаф до дома - это грубая физическая сила. На сей раз, несмотря на протесты парней, в работу включились и девушки. Слабеньких телекинетических способностей Майи хватило лишь на то, чтобы шкафчик на пару минут завис в полуметре над землёй, после чего звучно рухнул на землю. Рядом, переводя дух, плюхнулась Майя.
        - Можно подумать, что всё вещи, которые мы намереваемся достать из этого дурацкого ящика, в нём и хранятся! - сопя и отдуваясь, пропыхтел Серж, падая рядом с Майей.
        - Предлагаешь посмотреть? - с усмешкой предложил Трайд. Он был в лучшей, чем Серж, физической форме, поэтому и сопения почти не издавал.
        - Ну. Вдруг там Эрика сидит и хихикает! - съязвил Тайрел.
        - Ты спятил, Тай, - Серж смахнул пот со лба, наблюдая, как Джессика на полном серьёзе прижалась ухом к стенке шкафчика, тщась услышать вожделенное хихиканье. - Но, как говориться, чем студент не шутит, пока Магистр спит. Давайте посмотрим.
        С некоторыми усилиями дверца поддалась и начала плавно отъезжать в бок. Джессика подалась вперёд, втайне надеясь увидеть Эрику... и тут же с визгом отскочила. Из глубин магического шкафа под ноги практикантам хлынул поток тончайшего пляжного песка! По всей видимости, внутрь он попал случайно, захваченный одним из заклинаний, однако, понимание этого факта не помешало практикантам одарить автора идеи укоризненными взглядами.
        - А что я, что сразу я? Я ничего.... - Майя смущённо потупилась, ковыряя песочек ножкой. - Я же не специально....
        Лекс с Трайдом перевернули шкафчик вверх дном, вытрясая остатки песка. Вес пустого шкафчика едва ли достигал пары килограммов, и Лекс легко один донёс его до дома, водрузив на плечо. Майя, чувствуя себя виноватой, вертелась рядом, поминутно спрашивая:
        - Лекс, тебе помочь? Лекс, тебе не очень тяжело?
        Вежливый Лекс отделывался односложными ответами, а компания за его спиной помирала со смеху.
        А в доме почему-то не включался свет. Попытки сотворить магические источники света привели к одному ушибленному локтю, одному глазу, нечаянно подбитому чужой рукой на взлёте пасса, трём отдавленным ногам и всё той же темноте.
        - Людиииии, вы где? - театрально провыл во тьме голос Сержа.
        - Как романтично, - кокетливо вздохнул кто-то из близняшек.
        - Романтично.... Шайтан!!! - от избытка чувств ругнулся в темноте Тайрел. - У нас свечи-то есть?
        - В тумбочке была одна, - отозвалась одна из девушек. - Сама днём положила... зачем-то....
        - А спички?
        Кто-то зашуршал, зашевелился, чиркнула спичка, - и крохотное пятнышко света осветило слегка озадаченное лицо Лекса.
        - Это была последняя спичка, - сообщил он. - И свечка - единственная.
        - Всё правильно, тёмные дела должны вершиться в темноте! А мы, как-никак, собираемся заняться расхищением государственного имущества... в особо малых размерах.
        * * *
        Сгустившиеся сумерки затопили дом тьмой, но ей это было только на руку. Не хотела она сейчас ни света, ни книг, ни тёплой компании, которая резвилась сейчас на кухне после удачного, судя по весёлым репликам, эксперимента. Темнота, тишина и одиночество - прекрасный коктейль для того, кто внезапно осознал полную никчемность себя как мыслящей единицы.
        Добровольная изоляция, на которую обрекла себя Эрика, внезапно показалась ей желаннее самых дорогих наград. Пусть бы до самого конца практики было так темно, тихо и спокойно, с тоской подумала она, не подозревая, что переживает первый в своей жизни приступ жесточайшей депрессии. Весёлая возня коллег не вызывала в ней зависти, но с каким-то мрачным удовлетворением она призналась себе, что вряд ли кто-то из них постучится в её дверь, чтобы пригласить на вечеринку. Даже правильный Лекс, даже Трайд - тёмная лошадка, загадочный персонаж с внешностью эльфа и замашками психоаналитика, даже всегда доброжелательная Джессика. Никто.
        Упиваясь собственной ненужностью, она сидела в темноте, обхватив руками колени и уткнувшись в них подбородком, дальнейшая жизнь представлялась ей чередой серых, бесцветных дней и непроглядно-чёрных ночей, и даже в этой безнадёжно унылой картине ей виделось некое извращённое удовольствие.
        Грохот взрыва ударил по нервам, как в рояле молоточки по струнам. Дом содрогнулся на манер яйца, откуда стремился вылезти чересчур торопливый цыплёнок. Эрика метнулась к двери, лихорадочно соображая, что взрыв, судя по всему, произошёл на кухне, и прикидывая, не придётся ли ей разнообразить свой досуг рытьём семи аккуратных могилок.
        Но всё обошлось. Освещённые неровным светом чудом уцелевшей свечки, коллеги - все семь - на первый взгляд производили впечатление вполне живых, но контуженных. В центре кухни с неестественно вздыбленными волосами застыл Серж. На вытянутых руках у него покоилось нечто, напоминающее гигантского кальмара, взорвавшегося, как воздушная кукуруза. Стены и лица окружающих щедро покрывали брызги неведомой тёмной субстанции, стойкий запах формалина и ещё какой-то химической дряни довершал композицию.
        - Серж, дурья твоя башка, ты к кому в кладовку залез, криволапое созданье? - Тайрел опомнился первым и принялся ожесточённо сдирать с лица клейкую чёрную массу.
        - К Великому Магистру, - деревянным голосом ответил тот, продолжая стоять памятником самому себе.
        - Кретин, - констатировал Тайрел. Чёрная масса отколупываться не желала. - Жри теперь, что достал.
        - Отстань, - буркнул Серж, швыряя мерзкий комок протоплазмы в утилизатор. - А нечего было у меня над душой висеть. И вообще, первый блин всегда комом.
        - Хороши блинчики! И как прикажешь их есть? Со стенки облизывать?
        - Народ, успокойтесь, - сказал Лекс. - Первый пуск прошёл неудачно, - что ж, бывает. Это не повод для ругани, скорее, нам стоит изучить причины неудачи и попытаться их устранить. Вот только как стены отчистить?..
        - Давайте я попробую, - тихо сказа Эрика. Специализация на магии Земли имеет свои плюсы, мысленно усмехнулась она, нашаривая на стене выключатель. Кухню залил медовый свет потолочных светильников. Маги, как по команде, оторопело уставились на неё.
        - Эрика, как ты это сделала?!
        - Нажала на кнопочку, - Эрика продемонстрировала Сержу работу выключателя. - Хочешь сказать, что раньше ты никогда не сталкивался с такими приспособлениями?
        - Да нет, просто у нас он не включался....
        Она пожала плечами. Думать об этом не хотелось. Тоска, что грызла её, перешла в тупую апатию и усталость. Хотелось вернуться в комнату, забиться под одеяло и не вылезать оттуда до нового года. Но вместо этого она глубоко вздохнула и размяла пальцы. Работы предстояло немало.
        Через полчаса кухня и студенты были избавлены от последствий взрыва.
        - Ну что, ещё будем пробовать? - жизнерадостно спросил лидер, чья шевелюра всё ещё сохраняла воспоминания о близком контакте с неведомой субстанцией.
        - Обязательно, - отозвался Лекс.
        - Тогда давайте прямо сейчас и продолжим. Тариэл, а ты не хочешь продемонстрировать нам свои таланты в этой области? - коварно предложил лидер.
        - Да без проблем, - жизнерадостно отозвался Тайрел и треснул по кнопке "пуск" ладонью. Ящик безмолвствовал.
        - Ты чего, дурилка! - укоризненно сказал ему Серж, - там же не сразу стучать надо. Сначала пассы. Смотри, вот так, - он продемонстрировал Тайрелу пассы, которые, по его мнению, необходимы были для запуска адской машинки. Тайрел приуныл: с балетом у него отношения не складывались с детства, а именно с этим видом художественного искусства у него ассоциировались продемонстрированные Сержем движения.
        - А попроще вы ничего изобрести не могли? - проворчал он, забыв, что и сам принимал в этом деятельное участие.
        - Попробуй сконцентрироваться и представить, что ты хочешь получить на выходе, - посоветовал Лекс. - Все дело в технике внутреннего сосредоточения, позволяющей сначала в деталях сформировать образ, а затем уже материализовать желаемое.
        Тайрел покосился на него с подозрением, но совету внял и старательно задумался.
        - Не выходит, - с сожалением констатировал он через минуту упорных размышлений. Серж злокозненно заухмылялся:
        - Я всегда знал, что ты на голову слаб, - "посочувствовал" он.
        - Кто бы говорил! - огрызнулся горец, - судя по тому, что вышло у тебя, в твоей башке вообще мысли не ночевали!
        Джессика хихикнула:
        - Это всё потому, что Серж торопится и думает миллион мыслей сразу, вот они и смешиваются в кучу!
        Пока парни препирались, Эрика задумчиво изучила агрегат. Что-то ей в нём не нравилось, какое-то неуловимое несоответствие чувствовалось в нём, но она никак не могла ухватить за хвост ускользавшее ощущение.
        - Кто конструировал матрицу? - уточнила она.
        - Ну, я, - неохотно признался рыжий лидер. - Точнее, все, но основу - я. А что?
        - У меня такое впечатление, что она разбалансирована. Смотри, у тебя источник энергии и материи завязан на один узел.
        - И что? Так часто делают, когда заклинание необходимо сделать импульсным.
        - Серж, но ведь источник энергии у нас здесь, а материю мы собирались захватывать на другом континенте, - напомнил Трайд. Серж глянул на него безумным взором, перевёл взгляд на шкафчик, уныло притулившийся в уголочке, и цветисто выругался, публично признавая собственную умственную неполноценность. Втроём с Эрикой они обступили злополучный агрегат. Остальные на всякий случай отошли подальше. Троица что-то забубнила себе под нос, сопровождая сие пассами. Сверкнула локальная молния, пахнуло озоном и почему-то томатным соком. Потом кухню на миг осветило малиновое пламя, и свет опять потух.
        - Поужинали, называется, - недовольно пробурчала темнота.
        - Всё в порядке, - откликнулась невидимая в темноте Эрика. - Свет я сейчас включу. И доставка наша должна работать.
        Право первого пуска на этот раз доверили Лексу. То ли у него с мышлением было всё в порядке, то ли советы Эрики действительно оказались хороши, но на этот раз всё удалось с первого раза, и скоро команда уже ужинала, краем уха слушая лекцию Лекса по технике сосредоточения.
        Наставник Трайда, безусловно, возрадовался бы при виде такого усердия.
        * * *
        Светает. В душистом утреннем воздухе звенят радостные трели птиц. Дорожка мягко ложится под босые ступни, лаская обнажённую кожу. Яркое буйство нижнего яруса тропического леса сменяется рассеянным светом в кронах высоких деревьев, вместо прелой листвы под ногами - хрупкая хвоя.
        Хвоя?!
        Замедлив шаг, Аини оглянулась назад. Самый обычный тропический лес: пальмы, баньяны, папоротники... эти, как их... саговники. Девушка перевела взгляд на землю. Узкую тропинку густо усыпала опавшая сосновая хвоя. Рыжая, ломкая, наверное, прошлогодняя. И запах, запах... Как в сосновом бору на берегу Балтийского моря, где она пару лет назад была на экскурсии.
        - Ничего не понимаю, - Аини прислонилась к ближайшему дереву. Сосна...
        Девушка проснулась, когда на восточном крае неба звёздная синь только-только начала уступать место розовому мерцанию рассвета. Решив не тратить времени на завтрак, она торопливо привела себя в порядок, неслышно пробежалась по коридорам, втихаря посмеиваясь над спящими коллегами (эх, вы, сони!), одним прыжком преодолела ступеньки крыльца и углубилась в лес. Для того, что ей нужно было сделать, ближний пляж не подходил категорически.
        Прелая хвоя под ногами сменилась чёрной почвой тропиков. Отметив эту странность, девушка тут же выкинула ее из головы, концентрируясь на ощущении своей второй Стихии. В гуще яркой зелени забрезжил просвет, и Аини ускорила шаг.
        Лес внезапно кончился, запнувшись о крутой берег; обрыв под ногами крошился мелким золотистым песком, и на границе воды и неба только-только показался алый краешек солнца.
        Море, солнце, ветер, лес на берегу.... Идеальное место, чтобы восстановить связь с капризной стихией Жизни, вернуть полноту восприятия мира.
        Белая майка и джинсы улеглись на песок. Красный купальник девушки ярким пятном выделялся на фоне бледно-жёлтого песка. От восходящего солнца по воде прямо к ее ногам тянулась розовая полоса, мягко покачиваясь на еле заметных волнах.
        Она на секунду задержала дыхание - и бросилась в воду.
        Не осталось ничего - ни мыслей, ни слов, ни звуков. Только розовая вода вокруг, алое солнце навстречу и солёный привкус на губах, и не нужно было думать - только плыть, плыть, всё вперёд и вперёд, пока волна несёт её на себе прямо к далёкому горизонту....
        Аини остановилась, когда солнце оторвалось, наконец, от границы моря и неба, и поняла, что заплыла довольно далеко. С сожалением повернувшись спиной к востоку, она поплыла обратно. К счастью, обошлось, акул не встретилось, зато, выходя на берег, девушка обнаружила, что не одна любовалась восходом. На песке, обхватив ноги руками, сидел Тайрел и смотрел на то, как она выходит из воды.
        - Что ты здесь делаешь?
        - А ты? - парировал Тайрел.
        - Купаюсь, - усмехнулась глупому вопросу Аини. - Есть такая старая примета: если ты проплывешь по солнечной дорожке на восходе, твое желание сбудется.
        - И оно сбудется? - он не на шутку заинтересовался.
        - Наверное, - Аини сама не знала, есть ли такое поверье, или она его только что придумала, но решила: пусть будет.
        - И ты загадала?
        - Секрет. Иначе не сбудется, - с улыбкой сказала она.
        - А я тебя из окна увидел, - немного смущённо признался Тайрел, - и решил присоединиться. В таких дебрях одиноким и беззащитным девушкам нельзя гулять в одиночестве.
        - А с кем можно? - заинтересовалась Аини, явно дразня его.
        - Ну.... Со мной, например, - Тайрел отчаянно покраснел. Девушка засмеялась.
        - Ладно, рыцарь, идём обратно, - шутливо сказала она, поднимая с песка одежду. - Не то Серж организует спасательную экспедицию, а Эрика опять примется читать мораль.
        - Пойдём... - у Тайрела вновь закончились слова, и он мысленно проклял себя за неспособность поддержать разговор с понравившейся девушкой.
        Аини весело взглянула на него и пошла по тропинке первой. Она, казалось, и не догадывалась о его душевных муках.
        * * *
        Вечер. Усилившийся к закату ветер треплет светлые волосы сестричек, удобно устроившихся на стволе давным-давно поваленной пальмы, наполовину ушедшей в песок. Джессика задумчиво общипывает огромный разлапистый лист - на манер не растущих в этом климате ромашек.
        - На суженого гадаешь? - Майя шутливо ткнула сестру в бок. Джесс смутилась:
        - Угу. Как там? - ряженый-суженый?..
        - Приди ко мне с ужином, - срифмовала Майя, очень довольная собой.
        - Да ну тебя. Причём тут ужин?
        - Ладно, ладно... гадай.
        - Суженый-ряженый... - забормотала Джессика, обрывая изрядно потрёпанный листик. - Приди ко мне... приди ко мне... с ряженкой, вот! - она в досаде бросила лист под ноги, укоризненно глядя на заливающуюся смехом сестру. - Ну вот. Всё настроение мне гадательное испортила.
        - Ничего, - успокоила её Майя, - всё равно на суженого не так гадают. Смотри, вон ребята идут.
        Первым шёл Трайд, таща в руках корзинку с припасами. Следом шёл Серж, с подозрением разглядывая на свет бутылку чего-то мутного и вязкого.
        - Погода хорошая, мы решили поужинать на улице, - объяснил Трайд девушкам, распаковывая корзинку.
        - Поужинать? - изменившимся голосом уточнила Джессика, покосившись на Майю. Та хранила молчание.
        - Ну да, а что в этом такого? - слегка удивился он. - Серж, что ты пытаешься обнаружить в своей бутылке? Лучше помоги мне, потому что скоро подойдут остальные, как только Лекс убедит Эрику в пользе свежего воздуха.
        - Пытаюсь понять, что это такое, и можно ли это употреблять в пищу, - вздохнул Серж. - Всё-таки нет во мне должного сосредоточения, правильно Лекс говорил.... Вечно у меня из пищепровода всякая дрянь лезет.
        - Это не дрянь, это ряженка, - констатировал Трайд, понюхав содержимое бутылки. - Отдай Эрике, она любит молочные продукты.
        - Ряженка?! - на этот раз сестрички были на редкость единодушны в своём изумлении.
        Вот тебе и погадали!
        Тем временем, остальная часть команды осваивала морские просторы.
        - Эй, человек-амфибия, много там акул? - крикнул Тайрел Лексу, как раз выползавшему на берег.
        - Одну видел, - совершенно серьёзно ответил тот. Тайрел в шутку предложил Аини:
        - Идём купаться?
        - Идём! - она усмехнулась и пошла к воде.
        - Стой! Я пошутил.... А вдруг там акула? - Тайрел схватился за голову. - У меня сегодня какой-то неудачный день. Все какие-то серьёзные....
        - Не бойся акул, они нас сами должны бояться! - откликнулась Аини уже из моря. - Если она Лекса не съела, то нами точно побрезгует.
        - Ты думаешь, он вкуснее? - весело спросил Тайрел, присоединяясь к ней.
        - Ну....
        Они рассмеялись, и в этот момент незаметно подкравшаяся волна плеснула им прямо в лицо, заставив отплевываться от горько-соленой воды. Выжимая волосы, Аини предсказала к ночи бурю.
        - Чувствуете, как идёт ураган? - мечтательно спросила она. - А как здорово купаться, когда на море шторм!
        - Согласен, - хмыкнул удивлённый совпадением Тайрел. Аини не переставала его поражать. В ней каждый раз было что-то новое, неизведанное, как в шкатулке с секретом: одно дно, другое.... Одно настроение, второе.... И каждому она отдавалась целиком, без остатка, как будто эта минута была последней в её жизни. Быть может, эта постоянная перемена обликов и есть её настоящая суть?
        В конце концов, когда все засобирались домой, они с Лексом и Аини остались на пляже, предвкушая рискованное купание. Как оптимистически заметил Лекс, главное, чтобы рядом не было Эрики. А то массовое самоубийство не удастся....
        Поистине, великим даром судьбы можно назвать решение отчаянной троицы искупаться в бурю. Потому что, когда Лекс, не веря своим глазам, заметил на горизонте громадную волну, неумолимо летящую прямо на остров, у них ещё осталось время, чтобы сообщить остальным. Тайрел умчался на базу и, криками, увещеваниями, а под конец откровенной мольбой вытащив Майю прямо из душа, пересохшими от волнения губами выдохнул только одно слово.
        Цунами.
        Майя, моментально забыв все претензии, пришла в жёсткое сосредоточенное состояние. Сейчас от её способностей зависели восемь жизней, не считая судьбы учебного эксперимента и собственно острова. Добежав до побережья, где стояли, заинтересованные небывалым зрелищем, Лекс и Аини, Майя мигом оценила обстановку и велела всем убираться куда-нибудь подальше.
        Тайрел, впечатлённый её реакцией куда больше, чем гигантской волной, попытался было пошутить насчёт купания в шторм, но Майя только рыкнула на него "не мешай!!!" и отвернулась, концентрируя энергию. Тайрел счёл за лучшее отойти к собравшимся неподалёку друзьям. Невпопад вдруг вспомнилась пиратская шхуна. Он мог только посочувствовать незадачливым морякам, застигнутым ТАКОЙ бурей в открытом море....
        Страха не было. Было только чудовищное напряжение; казалось, время застыло на месте, и вместе с ним увязшей в сиропе пчелой застыли люди, крохотные букашки пред лицом разбушевавшейся стихии. В какой-то момент, кожей ощущая плетущиеся Майей заклятья, Лекс с оглушительной ясностью осознал: ей не выстоять. Слишком велика та сила, которой девушка осмелилась противостоять; слишком мало у неё опыта. Стихия выпьет её силы и уйдёт, оставив за собой вылизанный морем пустынный песчаный остров....
        Словно услышав его мысли, Трайд, незаметно следовавший за Майей от самого дома, оторвался от ствола пальмы, сотрясающейся под ударами ветра, и прокричал, силясь преодолеть грохот взбесившегося моря:
        - Я помогу ей!
        - Ты?! Но почему?!.. - остаток фразы проглотил ветер.
        Рядом с хрупкой девичьей фигуркой, застывшей последней преградой между чудовищной волной и крохотным островком, затерянным в океане, встал чёткий мужской силуэт и по-хозяйски положил ей руки на плечи.
        Мальчишка-алхимик, он почти ничего не понимал в магии Воды и Ветра, да ему и не нужно было понимать. Он просто дал силу той, которая, цепляясь за последние крохи энергии, падая от истощения, держала спасительный щит. Силу, которая так нужна. Энергию, которую не нужно добывать: вот она, течёт, бери!
        И стихия, которой покорялись целые материки, запнулась об этот маленький клочок суши, замерла на миг, балансируя между небом и землёй. После грохота девятого вала наступившая тишина показалась оглушительной.
        В следующий миг, не выдержав напряжения, многотонная масса воды рухнула с высоты вниз, расплескавшись безобидными брызгами; никому не причинив вреда. И одновременно с ней упала на одно колено та, что смогла остановить стихию. Вытянула, выложилась - да вот, в последний миг выдохлась, ноги не держат.
        Трайд, сам шатаясь от усталости, подхватил Майю и бережно опустил её на песок. Подоспевший Серж поднял потерявшую сознание девушку на руки и, не обращая больше внимания на бушевавшие за спиной волны, быстрым шагом понёс к дому. Следом, опираясь на Лекса, ковылял Трайд.
        Буря гремела всю ночь и весь следующий день, но катастрофа острову уже не грозила
        * * *
        К утру буря утихла. Выбравшиеся на разведку практиканты были приятно удивлены почти полным отсутствием неприятных последствий вроде смытых морем пляжей и вывороченных с корнем деревьев. На крыльце валялся пучок лиан, да по дороге на пляж повалило ветром старую пальму. А на самом пляже ушедший далеко вперёд Тайрел обнаружил "привет" с таинственного парусника. Подоспевшие вскоре Серж и Майя увидели Тайрела гордо восседающим на здоровенном ящике, до половины ушедшем в песок.
        Ящик был деревянный, тёмный, и из него вкусно тянуло копчёностями. На разбухших от воды досках кто-то грубо намалевал смолой "Акулья пасть", и умный Тайрел тут же объяснил, что так называется корабль, с которого выбросило этот ящик.
        - Интересно, откуда он взялся? - задумчиво поинтересовалась Майя, обходя вокруг находки. - Судя по запаху, мясо, скорее всего, пригодно в пищу, но в наше время никто так продукты не перевозит!
        Безо всякой надежды на успех она попинала ящик ногой. Бесполезно. Он даже не шелохнулся. Заметив её страдания, Серж жестом попросил девушку отодвинуться, критически осмотрел подозрительный предмет и, поднатужившись, одним рывком выдернул его из песка.
        - Ничего себе! - ахнула Майя. Серж гордо выпятил грудь, но, как оказалось, девушка имела в виду вовсе не его.
        - Вы только посмотрите! - она показывала на вторую половину ящика, доселе пребывавшую в песке. На отсыревших досках явственно виднелись отпечатки огромной челюсти! Словно кто-то грыз его длинными острыми зубами, пытаясь добраться до аппетитного содержимого.
        - Тайрел, будь другом, сбегай за Лексом. Он же у нас зоолог, - устало попросил Серж, присаживаясь на край ящика.
        - Совсем нюх потерял, да? - отозвался глубоко оскорбленный Тайрел. - А самому слабо?
        - Я ногу подвернул, - объяснил Серж, с кряхтением вытягивая травмированную конечность. - Когда шкаф этот дурацкий дёргал.
        - Давай я посмотрю, - Майя присела на корточки, кончиками пальцев ощупывая быстро распухающую лодыжку. Серж не удержался от страдальческой гримасы. Майя встала, отряхивая песчинки, видимо, вполне удовлетворившись осмотром. - Похоже, связки потянул.
        - Сбегай, а? Не Майю же гонять....
        Тайрел скептически покосился на девушку. Видимо, данный вариант не казался ему совсем уж неприемлемым, но после упорной душевной борьбы джентльменское начало всё же взяло верх, и Тайрел ушёл. Вернулся он почти сразу, встретив остатки команды на подходе к пляжу. Пока Лекс с преувеличенным вниманием рассматривал укушенный ящик, Джессика занялась Сержевой ногой. Она и в самом деле была классным специалистом. Парочка заклинаний - и её обожаемый лидер снова весел и здоров, счастливый обладанием сразу двух нормально функционирующих нижних конечностей. Закончив лечение, Джессика тоже уделила толику внимания ящику.
        - Может, акула? - неуверенно предположила она.
        - Большеваты зубы для акулы, - засомневался Лекс.
        - Тогда кто?
        - Даже и не знаю.... Интересно другое: откуда в наших вода взялся этот ящик с копчёностями? Не цунами же его приволокло?
        И тут Тайрел не выдержал.
        - Он с пиратской шхуны!
        - С какой ещё шхуны?! Ну-ка, поподробнее!
        - С пиратской, сказано же! Плавало тут на днях двухмачтовое корыто под чёрными парусами и с "Весёлым Роджером" на флагштоке. Видите, на ящике написано "Акулья пасть". Это наверняка название того корабля. Типичные морские замашки: писать имя своего корабля на каждой щепке.
        - И ты молчал?! - хором возопили студенты, охваченные праведным негодованием.
        - А чего вы хотели?! - огрызнулся тот. - Серж бы мне вообще жизни не дал: дескать, так башкой треснулся, когда с дерева падал, что глюки начались. Благодарю покорно!
        - А ты, в самом деле, с дерева упал? - с улыбкой спросила Аини.
        - Да, - признался он. - Когда шхуну разглядывал, ветка обломилась.
        - Зачем тебя вообще на дерево понесло?
        - Надо было, - выкрутился Тайрел, не желая вдаваться в подробности.
        - А вдруг это какой-нибудь богатенький буратино развлекается? - с надеждой предположила Джессика.
        - Ящик тоже буратино покусал?
        - Да чёрт с ним, с этим ящиком! Я имею в виду, чёрные паруса, "Весёлый Роджер" и так далее.
        - Это территория Школы, - немедленно возразила Эрика. - Посторонние в места проведения практики не допускаются.
        - Территория Школы - остров, - поправил Лекс, - а море общее. Они могли и не знать.
        Тайрел задумчиво воззрился на горизонт. Его не оставляло предчувствие, что приключения только начинаются....
        ГЛАВА 3
        В кухню бочком протиснулся Трайд - заспанный, помятый и оттого невообразимо мрачный.
        - Что с тобой? - участливо спросила Майя, наливая ему сока.
        - Спасибо.... Всего лишь не выспался. Всю ночь Великий Магистр снился, а чего хотел, так и не объяснил.
        В кухне на минуту воцарилась полная тишина, нарушаемая лишь журчанием переливающегося через край стакана сока.
        - Странно, - как ни в чём не бывало, сказала Майя, ставя кувшин и садясь на своё место. Разлитый сок, повинуясь небрежному пассу, послушно собрался в одну большую каплю и звучно плюхнулся в её стакан. - Мне тоже Великий Магистр снился, не помню, зачем.
        - И мне! - ошеломлённо выдала Джессика.
        - Спорю на свои лидерские погоны, что остальные тоже не избежали сего чудесного видения, - хмуро сказал Серж, когда выяснилось, что ВСЕМ присутствующим ночью зачем-то привиделся Великий Магистр.
        - Да ладно тебе! - откликнулась уже повеселевшая Джессика. - Подумаешь, приснился! Может, это он нас так контролирует.
        - Всё может быть, - согласилась более рассудительная Майя. - Эрика, ты как думаешь?
        Молчавшая доселе Эрика лишь пожала плечами:
        - Никак. Слишком мало данных для анализа. На простое совпадение не похоже.
        - Вот всегда так! Самые умные, как обычно, предпочли остаться в стороне.
        - Не вижу ничего плохого в том, чтобы быть умной, равно как и в том, чтобы не трепать попусту языком, когда не можешь сказать ничего однозначно разумного, - сухо заметила Эрика.
        - Камень в мой огород, да, Эрика? - понимающе усмехнулся Серж. Трайд сумрачно глянул на веселящегося лидера и отвернулся. Может быть, и не было ничего опасного в этих одинаковых снах, но с недавних пор странные сновидения будили в нём подозрения и плохие предчувствия. Но столь скудная информация не оставляла надежды на полноценный анализ. Оставалось лишь надеяться, что всё это - причуды здешнего свежего воздуха....
        * * *
        День медленно, но неумолимо отвоёвывал свои права у ночи. Воздух был чист, свеж и звенел птичьими трелями. В сырых низинах, поднимаясь к раскинувшимся по склону деревьям, змеился сизый туман, оставляя на колючих ветках рваные клочья. Аини медленно брела по лесу, слушая птиц. Она снова встала раньше всех и удрала с базы, чтобы немного подумать. В настоящий момент ей представлялось совершенно необходимым найти одну вещь, но пока девушка смутно представляла себе, где и как будет искать.
        Всё началось с неуместного в тропиках насыщенного хвойного аромата, который Аини почувствовала, в прошлый раз прогуливаясь по лесу. Уже тогда странный запах зародил в ней смутные подозрения, которые, правда, быстро рассосались, заслонённые новыми впечатлениями. И вот теперь появились неопровержимые признаки того, что на острове не всё так просто, как казалось.
        Сегодня ночью ей приснился Великий Магистр. Сам сон запомнился плохо, но оставил после себя стойкое ощущение чужой враждебной воли. Кому-то здорово не нравилось присутствие на острове восьми шумных практикантов, и Аини, кажется, догадывалась кому именно.
        Разумеется, Великий Магистр здесь был абсолютно ни при чём. Дерево Грёз! Кто бы мог подумать, что сей образчик магической флоры можно встретить на острове в тропиках? Обычно Дерево предпочитало умеренные зоны с мягким климатом. Сама Аини впервые столкнулась с ним в позапрошлом году, когда ездила с группой на экскурсию в Балтийский Сад Магической и Неестественной Флоры. Тогда, помнится, всем Кант снился....
        Догадываясь, что неуместный хвойный запах - тоже косвенный признак присутствия Дерева Грёз, Аини медленно, но верно приближалась к тому месту, где впервые его почувствовала. К счастью, пережитое недавно островом буйство стихии не слишком сильно потрепало растительность, и ориентиры остались прежними, поэтому Аини рассчитывала отыскать Дерево Грёз без особых проблем. Само по себе оно ничем не угрожало людям, проявляя своё присутствие лишь странными снами, и с ним всегда можно было договориться. Странный нечеловеческий разум довольно охотно шёл на контакт с магами.
        Однако, вопреки ожиданиям, палая хвоя захрустела под ее босоножками в совершенно другой части острова. Девушка сама не поняла, как оказалась здесь. Словно вдруг она впала в некое подобие транса и шла, подчиняясь приказам извне.
        Неужели Дерево Грёз само захотело пойти на контакт? Поражённая внезапной догадкой, Аини ускорила шаг, надеясь, что Дерево сегодня в хорошем расположении духа, как ни странно такое определение по отношению к растению. Насколько Аини помнила, каждое Дерево обладало своим характером, как правило, весьма капризным и непредсказуемым, что здорово затрудняло любые переговоры.
        Незаметно тропический лес сменился рощицей очень странных деревьев. Изломанные, покрытые колючками и наростами, с длинными пучками игл рядом с треугольными белыми цветами, они не походили ни на одно из обычных растений, но пахли сосновой смолой, и земля под ними была густо усыпана побуревшими хвоинками. По всем признакам, Дерево Грёз росло совсем рядом. Аини приободрилась.
        Увы, надежды и чаяния имеют дурную привычку обламываться в самый неподходящий момент. Не успела Аини обрадоваться быстрому успеху, как за спиной послышались шаги, треск веток, и два очень знакомых голоса окликнули её по имени. Лекс и Тайрел! Они-то откуда здесь взялись?!
        Всё странное настроение слетело с неё почти сразу; она почти физически ощущала, как недавно испытанное чувство уходит куда-то вниз, под опавшую хвою лесной подстилки. Деревья вокруг по-прежнему были странными и ни на что не похожими. Но девушка больше не чувствовала единения с ними, более того, испытывала непреодолимое желание оказаться где-нибудь подальше отсюда.
        Парни, не дождавшись ответа, ускорили шаг и подошли поближе. Аини в досаде остановилась. Нет, ну надо же было им появиться именно сейчас, когда у неё только-только начало что-то получаться! Тайрел тем временем, ещё не понимая, что его присутствие здесь и сейчас крайне нежелательно, как ни в чём не бывало поинтересовался у девушки, что она здесь делает.
        - Цветочками любуюсь, не видно, что ли? - с досадой ответила она.
        - Откуда на тропическом острове такие деревья?
        - Магический лес, мог бы и сам догадаться, - девушка, наконец, соизволила повернуться к коллегам лицом. - Вы-то как здесь оказались?
        - Я решил подышать свежим воздухом и заблудился, - смотря на неё честными глазами, признался Лекс.
        - А я гуляю по лесу, смотрю - Лекс заблудился! - со смехом объяснил Тайрел и уже серьёзнее добавил: - Вообще-то, я вас двоих искать пошёл.
        - Ясно, - Аини закинула руки за голову и с наслаждением потянулась. - Так, вам Великий Магистр ночью снился?
        Парни переглянулись: Лекс удивлённо (откуда она знает?), а Тайрел понимающе: догадка Сержа подтверждалась.
        - Снился, - за обоих ответил Лекс, - по крайней мере, мне - точно. А ты откуда знаешь?
        - Этот лес - не совсем обычный лес. Здесь растёт Дерево Грёз, оно способно вторгаться в людские сновидения. С ним можно договориться, но, только я собралась этим заняться, как пришли вы и всё испортили.
        -То есть, ты не знаешь, какое дерево здесь нужное? - уточнил Лекс, пропустив мимо ушей обвинение.
        -Пока нет. У Дерева обычно много деревьев-спутников, они кормят и защищают его. У них единая корневая система.
        - А-а, оно маскируется под обычное дерево, и несведущему человеку придётся вырубить весь лес, чтобы не ошибиться! - догадался Тайрел.
        - Зачем вырубать? Я же сказала, с ним можно договориться.
        - А если провести... агрессивные переговоры? - Тайрел шутливо рубанул ладонью воздух, показывая, каким образом он собрался договариваться.
        - Тай, ты потомок Тамерлана, - выразительно сказал Лекс. - Оно же живое, и вряд ли пойдет на контакт под угрозой причинения вреда.
        - Вот именно, - подтвердила девушка.
        Тайрел скептически поднял бровь.
        - И все ж я думаю, что моя стратегия лучше долгих и нудных попыток достучаться до бревна.... Ай!!! - ближайшее к магу дерево вдруг с размаху хлестнуло его тонкой ветвью, оставив колючками глубокие царапины.
        - Теперь веришь?
        - Теперь я его точно вырублю... - выдавил Тайрел, превозмогая боль.
        - Ты даже дерево можешь из себя вывести, - усмехнулся Лекс, хотя весёлого было мало: многочисленные ранки сильно кровоточили. Привлечённые запахом крови, хищно зашевелились обвивающие деревья лианы; одна из них свесилась с дерева в опасной близости от Тайрела, и парень поспешил отойти подальше.
        - Полечить? - предложил Лекс. Тайрел изобразил нечто среднее между кивком и пожатием плечами.
        - Дай руку, - приказала Аини. Удерживая Тайрела, свободной рукой она прикоснулась к агрессивно настроенному растению и прикрыла глаза, нашёптывая заклинание. Вначале видимого эффекта терапия не дала, потом ранки постепенно перестали кровоточить и начали медленно затягиваться.
        - Круто, - прокомментировал Тайрел, не скрывая удивления. - А я думал, у нас только Джессика спец по лечению.
        - Я использую энергию Дерева, оно не агрессивно по отношению ко мне. Я слышу его мысли. Конечно, это совсем не то, что мысли человека, это, скорее, смутные образы.... Ощущения....
        - Ты и наши мысли так же можешь? - заинтересовался Тайрел.
        - Ну, вот еще. Вы же люди, а не деревья.
        - А уговорить Дерево оставить наши сны в покое ты сможешь? - спросил Лекс.
        - Именно за этим я и шла, но мне немного помешали...- Аини выразительно глянула на разом сникших парней. - Попробую ещё раз.
        К сожалению, и на этот раз у неё ничего не вышло. Дерево Грёз сполна проявило свой капризный нрав и ни в какую не пожелало общаться. Единственным однозначно верным из полученных ответов было пожелание, чтобы шумная троица немедленно убралась из рощи. Аини с намёком передала информацию друзьям, и те сникли ещё больше. К счастью, девушка быстро забыла об инциденте, переключившись на более животрепещущие проблемы: Дерево Грёз, недовольное их медлительностью, вознамерилось вновь напустить на них деревья-охранники, и магам пришлось срочно уносить ноги, дабы не попасть под раздачу.
        Добравшись до нормального леса, они остановились отдышаться. Лекс и Аини привалились спинами к пальмам, а Тайрел так вообще сполз по стволу и сидел на корточках, закрыв глаза, изображая загнанную лошадь. От усталости он даже не обратил внимания на здоровенных рыжих муравьёв, пришедших в бурный восторг от привалившего счастья и уже деловито приступивших к разделке добычи. Когда маг, наконец, осознал, что сидит на муравейнике, и его вообще-то уже едят, нахальные насекомые успели всласть покусать его за самые чувствительные места и, похоже, не собирались останавливаться на достигнутом. Тайрел подхватился с места и заскакал по тропинке, пытаясь избавиться от вошедших во вкус спиногрызиков. Его изумлённые друзья, потеряв дар речи, наблюдали за дикими антраша внезапно поехавшего крышей коллеги. Первой не выдержала и расхохоталась Аини.
        - Муравьи! - выкрикнул Тайрел, донельзя оскорбленный подобной чёрствостью. Лекс, давясь от смеха, прошептал несколько слов, вызвавших настоящий исход кусачих тварей с порядком покусанного мага. Муравьи покидали аппетитного молодого человека с явной неохотой: ещё бы, столько еды зря пропадает!
        К несчастью, то ли муравьи были ядовитыми, то ли у Тайрела обнаружилась аллергия на их слюну, но укушенные места быстро распухли и покраснели, отзываясь зудящей болью на прикосновения. Лекс и Аини буквально на себе притащили на базу пышущего жаром молодого человека, где перепугавшаяся Джессика немедленно приступила к лечению. После пары-тройки заклинаний страдальцу резко полегчало, и он уснул, а Джессика вышла к поджидавшим её на крыльце друзьям.
        - Будет жить! - с пафосом объявила она и тут же рассмеялась первой.
        - Это радует, - облегчённо вздохнул Лекс.
        - Какая жалость! - одновременно с ним сказал Серж и искренне пригорюнился.
        - Что с ним было? - с беспокойством спросила Аини, показывая лидеру кулак.
        - Похоже на аллергию.
        - Странно. Меня тоже кусали похожие твари, но не припомню, чтобы я краснела и опухала, - вспомнила Майя.
        - Значит, точно аллергия. - Джессика пожала плечами. - Может быть, даже сцепленная с полом. Давайте ещё кого-нибудь укусим муравьём и посмотрим?
        - Иди ты! - Аини на всякий случай отодвинулась подальше, хотя юный экспериментатор вовсе не её имела в виду: она плотоядно уставилась на Сержа, явно предвкушая, за какие места будет кусать в первую очередь. Серж перехватил её взгляд и торопливо спрятался за Лекса:
        - Нет-нет, меня кусать нельзя, я же лидер, что вы все без меня делать будете?
        - Повесимся в лесу на осине, - засмеялась Аини. - Коллективное самоубийство.
        - Мы не имеем права ставить эксперименты на людях, это противоречит Уставу, - менторским тоном заявила Эрика.
        - Вот видите! Эрика, спасительница моя!
        - Да ладно вам. - Джессика покраснела. - Я вовсе не Сержа имела в виду. И вообще пошутила.
        * * *
        На следующее утро Аини опять отправилась на поиски. Всю ночь ей снились кошмары, и встала она совершенно разбитой, потому не смогла по достоинству оценить прекрасное летнее утро, тысячами голосов, цветов и запахов бурлившее вокруг. Всё ещё немного опухший и местами красный Тайрел остался дома, а Лекс увязался следом под предлогом оказания первой помощи "на случай нападения муравьёв". В отличие от спутницы, он был бодр и весел, видимо, потому, что опять сподобился лицезрения во сне прекрасного облика Великого Магистра. Аини пожаловалась ему на кошмары, и он тактично всю дорогу не доставал её разговорами.
        Они обошли почти половину острова, прежде чем почувствовали знакомый хвойный запах. Солнце зависло в зените. Внизу, под кронами, царил сырой душный полумрак. Прелая хвоя забилась в босоножки и неприятно колола ступни. Почва была влажной: северо-восток острова, где сейчас находились маги, представлял собой череду возвышенностей и низин, в которых скапливалась стекающая вниз дождевая вода, превращая землю в жирную чёрную грязь. В одном из оврагов и обнаружилось Дерево Грёз. Сегодня оно оказалось более разговорчивым, но полноценного диалога опять не получилось. Через полтора часа бесплодных попыток Аини оторвалась от ствола и раздражённо заявила, что Дерево, по всей видимости, сбрендило окончательно, ибо не желает общаться ни с кем, кроме Трайда.
        - И откуда только оно его знает? - растерянно закончила она.
        -Это неудивительно, ведь, как я вижу, Дерево перемещается по всему острову, - сказал Лекс. - Придётся идти обратно и командировать на переговоры Трайда.
        - Сегодня, наверное, уже бесполезно, лучше завтра с утра, - вздохнула Аини. - За ночь Дерево как раз успокоится.
        Дома обнаружился лишь сияющий Серж, который тут же, забыв поздороваться, насел на Лекса, требуя отчёта об экспедиции. Хмурую Аини он трогать не решился, за что та была ему бесконечно благодарна. Меньше всего ей сейчас хотелось признаваться в своём очередном поражении. Впрочем, Лекс был предельно корректен в своём рассказе, объяснив лишь, что Аини сумела немного пообщаться с Деревом, и оно пожелало говорить с Трайдом.
        - А Трайд знает? - уточнил Серж.
        - Ты первый, - рассеянно ответил Лекс.
        - Значит, ещё одну ночь наслаждаться лицезрением Великого Магистра, - огорчился лидер.
        - Ага, а мне кошмарами, - хмуро поддакнула Аини. Серж аж подскочил:
        - Тебе кошмары снились? Забавно, Эрике и Тариэлу тоже "посчастливилось". А остальным Великий Магистр.
        - Не вижу в этом ничего забавного, - вздохнула девушка. - Пойду-ка я прогуляюсь....
        Она вышла. Серж непонимающе посмотрел ей вслед.
        - Чего это с ней, а?
        - Устала, да и с Деревом опять неудача. Вчера мы с Тайрелом помешали, сегодня само Дерево раскапризничалось.... Она уже предвкушает третью попытку блуждания по лесу в поисках сбрендившей растительности. Даже мне уже надоело, чего уж об Аини говорить! Трайду без неё не обойтись, он же совершенно не разбирается в ботанике.
        - А ты спрашивал?
        Лекс только рукой махнул.
        Не придумав ничего лучшего, Серж решил посоветоваться с самим Трайдом. Искомая личность обнаружилась в алхимической лаборатории в окружении доброй дюжины спиртовок, над каждой из которых кипело что-то неаппетитное.
        - Вот.... Экспериментирую, - немного смущённо сказал Трайд. Видимо, жизнь на острове показалась ему настолько пресной и неинтересной штукой, что он решил наскоро разнообразить её парочкой исследовательских проектов.
        - Как успехи? - из вежливости поинтересовался Серж.
        - Кое-что получается, - неопределённо отозвался алхимик. - Ты случайно зашёл или что-то случилось?
        - Не то чтобы случилось... - Серж кратко передал ему информацию, полученную от Лекса. К его удивлению, Трайд отставил в сторону колбу, которую до того вертел в руках, и задумчиво потёр переносицу.
        - Значит, оно готово говорить только со мной и больше ни с кем? Странно, с чего бы такая разборчивость? - по его виду было ясно, что происходящее ему не очень-то нравится, только вот рационального объяснения он подобрать пока не в силах.
        - Вот и я думаю, что сбрендило это Дерево окончательно! - радостно сказал Серж. Похоже, идея наличия сумасшедшего дерева на их личном острове доставляла лидеру ни с чем не сравнимое удовольствие.
        - В жизни рядом с сумасшедшими мало радости, - мягко сказал Трайд. - Впрочем, что без толку болтать. Пока что эпитет "псих" к Дереву мы можем применять лишь с учётом экспрессивности говорящего.
        - Это ты у Эрики научился! - Серж обвиняюще ткнул в Трайда пальцем. - Она тоже любитель пересыпать свои слова кучей заумных словечек, так что в итоге непонятно, что она вообще имела в виду.
        - Я постараюсь исправиться, - засмеялся тот, - и, пожалуй, поговорю ещё с Аини. Что-то непонятное творится с этим Деревом....
        * * *
        Утро выдалось на удивление хорошим - ясным, безоблачным.... Чего нельзя сказать о прошедшей ночи. Сразу семеро практикантов были атакованы во сне ночными кошмарами. Печальной участи избежал лишь лидер, в третий раз удостоившийся чести любоваться на порядком надоевшего ему Великого Магистра. Неудивительно, что рассвет студенты встретили отнюдь не в радужных настроениях. Тайрел, окончательно поправившийся и полный сил, рвался в бой. Потрясая здоровенной бензопилой, даже в выключенном состоянии производившей ужасающее впечатление, он клялся, что за пару минут избавит остров от сволочного растения. Эрика робко возражала, прикрываясь Уставом, Лекс пытался урезонить варвара уговорами. Потом в кухню заглянул Трайд и, отказавшись от завтрака, сказал, что готов идти. Аини молча поднялась и пошла к выходу.
        Тайрел увязался с ними. Он сходу отмёл все попытки друзей отговорить его от участия в очередном "паломничестве к Древу" и заявил, что если и на этот раз гнусная флора начнёт выпендриваться, он точно начнёт масштабную лесопильную акцию. Трайд молча выслушал его тираду, с плохо скрываемым недоверием покосился на увесистую бензопилу в руках горца, но всё же кивнул с тяжёлым вздохом, давая понять, что не против его присутствия.
        Шли молча. Тайрел, напустив на себя грозный вид бывалого вояки, строго поглядывал по сторонам, готовый в любой момент продемонстрировать убойную силу своего агрегата, Аини высматривала признаки Дерева, а Трайд, как всегда, погрузился в размышления и не реагировал на всякие несущественные внешние раздражители вроде идущих рядом коллег.
        То ли Дерево испугалось тайрелова оружия, то ли ему надоели игры в капризы, то ли оно с самого начала мечтало пообщаться именно с Трайдом, но в третий раз студенты наткнулись на искомую рощицу практически сразу же, чуть ли не на границе с садом. Тариэл ненавязчиво так взял бензопилу на изготовку, на всякий случай остановившись подальше от ловчих деревьев. Трайд оглянулся на Аини:
        - Что теперь?
        - Оно разумное. Попробуй просто положить руку на ствол и уловить его ощущения.
        - На какой именно ствол? - уточнил Трайд.
        - На любой. Дерево Грёз связано со всеми спутниками единым сознанием. Они как бы являются его частью.
        Трайд неуверенно коснулся ближайшего ствола. Странно, но под рукой он почувствовал не сухую шершавую кору, а живое тепло под мягкой, бархатистой шкуркой. Машинально он погладил это, и дерево отозвалось на прикосновение, игривым котёнком потянулось навстречу, словно истосковалось по такой вот нехитрой ласке. Трайд закрыл глаза, направленно погружаясь в пучины чужого сознания. Волна совершенно невероятных ощущений захлестнула его, поволокла за собой, заставив забыть, кто он, откуда, зачем пришёл.... Какие сны, какие просьбы? - Трайд моментально отключился от реальной жизни, поглощённый жизнью Дерева. Магическая аура острова даже непривычную климатическую зону сделала идеальным местом для жизни этого странного растения. Он почувствовал каждое дерево, каждую лиану, каждый уголок острова, где присутствовала хоть капля сознания Дерева Грёз. Непередаваемое чувство единения со всеми многочисленными спутниками, кормившими и оберегавшими Дерево, тёплым коконом окутало юного мага. Как же хочется уйти от себя, раствориться, стать частью целого, одним из многих, покориться этой силе....
        - Не смей засыпать! - Аини как следует встряхнула Трайда за плечи. Он непонимающе уставился на странных двуногих существ, болезненно разделённых и ужасающе одиноких, в следующую секунду осознав, что смотрел на друзей с точки зрения Дерева Грёз. Усилием воли он постарался стряхнуть навеянную Деревом дремоту, но магическое создание не хотело так просто отпускать понравившуюся ему игрушку.
        "Мы свободны. Мы чисты. Мы прекрасны. Иди к нам! Стань таким же, стань нами!.."
        Трайд понимал, что это только игра, Дерево не хочет, да и не может причинить ему вреда, но он не мог позволить себе и дальше обниматься со стволами, когда друзья ждут от него решительных действий.
        "Жаль.... Я отпускаю тебя"
        Конечно, это были не слова. Это был обмен мыслями на уровне образов и ощущений, и в круговерти ответной информации Трайд уловил какую-то несообразность. Что-то не так было в окружающей среде, и в потоке идущих от Дерева мыслей это неудобство ощущалось примерно как острый стержень пера в подушке, на который всё время натыкаешься щекой, или сбившаяся простыня, болезненным бугром тыкающаяся в сломанное ребро. Что-то очень мешало Дереву где-то на востоке; собрав все силы, маг сумел сосредоточиться и достаточно верно определить направление, но природу помехи выяснить не смог.
        "Шумно. Много шума. Убейте змея.... Кошмаров больше не будет.... Сны.... Я не буду.... Сны...."
        Возвращение в реальный мир было столь сокрушительно резким, что Трайд не удержался на ногах и мешком свалился на сырую прелую хвою. В глазах потемнело. И только соскользнувшая в падении рука всё пыталась нащупать ласковую тёплую бархатистость коры, но натыкалась только на пустоту, пустоту, пустоту....
        - Общение с Деревьями до добра не доводит. Аини, сделай же что-нибудь! Он же сознание потерял! Это твоё Дерево случайно не имеет дурной привычки питаться заплутавшими путниками, увлёкшимися занимательной беседой с обитателями рощи?
        - Тайрел, не паникуй. Он просто чуть не заснул. Трайд? - Она осторожно потрясла мага за плечо. Он открыл глаза и обвёл окружающее пространство блуждающим плавающим взглядом.
        - Трайд!! Ты что, сидя спишь?! - Аини тряхнула его посильнее, рискуя вновь отправить в бессознательное состояние.
        - Нет. Лёжа, - замогильным голосом отозвался тот и вновь закатил глаза.
        - Придётся тебя за ноги волочь, - с сожалением констатировал Тайрел, надеясь, что эта волшебная фраза произведёт должный эффект, и Трайд, наконец, перестанет прикидываться ветошью. Его ожидания увенчались успехом: Трайд со стоном протёр глаза и предпринял слабую попытку сесть. Тайрел, воодушевлённый успехом вербальной терапии, помог ему утвердиться в сидячем положении, прислонившись спиной к стволу.
        - Всё уже кончилось, да? - пробормотал Трайд, пытаясь в экстренном порядке прийти в себя.
        - Похоже, что так, - констатировала Аини, оглянувшись. И в самом деле, вокруг возвышался самый обычный тропический лес, а из-под ног в самую гущу зелени убегала узенькая тропинка, ведущая к дому.
        - Дерево сказало, что надо убить какого-то змея, - сказал Трайд, поднимаясь на ноги. В голове уже не шумело, и вообще его самочувствие быстро улучшалось. - Что бы это могло быть?
        - Будем искать! - заявил Тариэл. - А бензопилу я на всякий случай придержу!..
        - В любом случае, Дерево пообещало не насылать больше снов: ни плохих, ни хороших.
        - Видимо, хорошими у него считаются сны про Великого Магистра, - пошутила Аини.
        - Ну и вкус у него! - поддержал Тайрел, и все трое рассмеялись.
        - Будем искать... - задумчиво повторил Трайд. В его сознании медленно гасли отголоски чужих мыслей.
        ГЛАВА 4
        - Будить.
        - А я говорю - не будить!
        - Нет, будить. Хватит ему спать.
        ...Лекс просыпался со странным ощущением: словно во сне кто-то спорил на два голоса в его голове, и от этого мучительно чесалось где-то внутри, меж извилин.
        - Оставь ты человека в покое! Всё равно близняшки ещё дрыхнут.
        - Так! Кто тут главный, я или где? Отставить разговорчики и шагом марш играть побудку!
        Лекс понял, что разговор ему не приснился, и на самом деле под его дверью двое (судя по голосам, Серж и Аини) отчаянно спорили, будить или не будить. Кого, пока оставалось загадкой: из разговора этого выяснить не удалось. В любом случае, одного они уже разбудили - его.
        Последняя фраза Сержа навеяла Лексу мысль, что пора вмешаться, иначе эти двое как минимум поругаются. Когда Серж начинает корчить из себя командира, это довольно смешно, но только до тех пор, пока под раздачу не попадает Аини...
        Пока он так размышлял, за дверью прорезался третий голос, и Лекс решил, что стоит немного повременить с явлением себя народу.
        - Какое утро хорошее! - подозрительно спокойный голос Тайрела удачно вклинился в паузу, пока Аини собиралась с мыслями после реплики Сержа, не на шутку ее обидевшей.
        - Хорошее-хорошее, не мешай, - отмахнулся лидер. Зная Тайрела, можно было с вероятностью 90% предположить, что между парнями сейчас произойдёт тактильный обмен мнениями. Оставшиеся 10% предназначались Аини, если она вдруг решит, что слова будут недостаточно веским аргументом в плане преподавания Сержу хороших манер. А уж если эти двое алчущих лидерской крови заключат военный союз...
        По наступившему за дверью напряжённому молчанию (затишье перед бурей!) Лекс понял, что вмешаться всё-таки придётся. Торопливо натянув шорты, дабы не смущать даму фасоном нижнего белья, он слегка приоткрыл дверь и шёпотом осведомился:
        - О чём спорим?
        - Будить или не будить, - так же шёпотом ответил Серж.
        - Кого? - уточнил Лекс.
        - Тебя... Ой!
        - Вот именно! - радостно объявил Лекс, целиком появляясь в коридоре. - В следующий раз обсуждайте этот животрепещущий вопрос на некотором расстоянии от моей двери, тогда результат не будет столь предсказуем... Кстати, всем доброго утра. Тариэл, ты чего такой мрачный?
        Серж отреагировал немедленно:
        - А вот спать по ночам надо, а не...
        - Что - "не"? - грозно осведомился его заклятый оппонент.
        - А не чем-то другим заниматься, - неуклюже выкрутился Серж.
        - А ты знаешь, что слово "спать" имеет как минимум два значения? - брякнул Лекс, прежде чем дал себе труд задуматься над этой фразой. На лицах друзей отразилось столь явное изумление, что Лекс поспешил исчезнуть, отговорившись умыванием.
        - И кто меня за язык тянул? - задумчиво поинтересовался он у своего отражения, критически осматривая пробивающуюся щетину. Вроде Серж недавно хвастался, что нашёл способ избавиться от этой проблемы. Ох, что-то темнит наш лидер, надо будет повыспросить, авось пригодится.
        Нет, всё-таки, ну надо же было такое ляпнуть! Что теперь бу-удет!..
        К завтраку Лекс вышел в некотором смущении, заранее готовясь к поганым шуточкам коллег. Эти уж, если вцепятся, своего не упустят. Однако, за столом, на удивление, было тихо и спокойно, даже болтун Серж не стал подкалывать друга по поводу его лингвистических изысканий, а наоборот, вежливо поделился антищетинным заклинанием. Тайрел тайком прислушивался: наверняка, втихаря законспектирует и опробует. Хоть бы не перепутал ничего, расколдовывай его потом....
        Пока Лекс гадал, с чего это все сегодня подозрительно тихие и спокойные, Эрика закончила перебирать растрёпанную кипу распечаток и протянула всю пачку Сержу.
        - На вот, почитай.
        - Что это? - Серж с таким удивлением воззрился на бумаги, словно текст был написан по-китайски.
        - План поимки змея, - терпеливо объяснила девушка.
        - Тебе приходилось ловить крупных рептилий? - искренне удивился Лекс. Если это так, то её опыт здорово пригодится команде. Крупные змеи - звери редкие, и даже Лекс, специалист по общению с животными, до сих пор ни разу вживую не видел ни одного подобного монстра.
        - Ну... Вообще-то нет, - смущённо призналась Эрика. - Но существуют же общие положения... Техника безопасности... И вообще, кое-кому надо было вытащить из Дерева побольше сведений. Тогда и план был бы более подробным.
        "Кое-кто" мысленно возблагодарил его величество случай, что подобной возможности им не представилось.
        - Дай-ка взглянуть. - Лекс отобрал у Сержа листки, быстро пробежал текст глазами, вернул изнывающему лидеру. - Ну... План в целом неплохой, но кое-где откровенно хромает на обе ноги.
        - Например? - нахмурилась Эрика.
        - Например, если ты помнишь, Устав запрещает убивать драконов и прочие реликтовые виды, как и вообще любое не оправданное самозащитой убийство. Да и с самозащитой не всё гладко.
        - "Кама сутра" - фигня по сравнению с нашим Уставом! - возмущённо фыркнул Тайрел. - Какой тут вообще может быть план? Мы ищем змея. Когда находим - путём мордобития и хвостоотрывания превращаем его в фарш и с песнями идём домой. Всё! Зачем усложнять себе жизнь?
        - Всё верно, - рассеянно сказал Серж, отрываясь от чтения. - Прекрасный план. Это я не тебе, Эрика. Это Тариэлу.
        Эрика обиделась и отвернулась. Лекс примиряюще похлопал её по плечу.
        - Не обижайся, Эрика. Мы ценим твой труд и уважаем твоё мнение, но в данной ситуации лучше действовать не по плану, а в зависимости от обстоятельств.
        - Хорошо, - неохотно согласилась девушка. - Если ты так считаешь....
        - Считаю, - улыбнулся он, - и не один я.
        Эрика уже остыла и смирилась с поражением, посему не упустила случая прочитать коллегам технику безопасности в связи с внесенными Лексом коррективами. Сержа она как бы и не замечала вовсе. Как она ни старалась, не получалось у неё всерьёз воспринимать его как лидера, то есть лицо, облечённое властью и отягощённое ответственностью. Ну не получалось, и всё тут. То ли дело Лекс: серьёзный, всегда подтянутый... Короче, настоящий мужчина. От такого и критику принять не зазорно, и похвалу приятно, и советы он всегда даёт дельные, в отличие от... Она смерила взглядом подпрыгивающих на месте Сержа с Тариэлом и специально для них добавила:
        - Помните, мы должны работать в команде!
        - Короче, работа в команде в мои планы не входит, - перебил Тайрел. - Идёмте, что ли?
        - Идёмте, идемте.... Лекс, как думаешь, оружие стоит брать? - уточнил Серж. Лекс задумался, прикидывая привычки крупных змееподобных.
        - Нет, - наконец изрёк он, - разного рода мифологические змеи боятся огня, яда и электрических разрядов. И все без исключения магические создания могут быть подчинены с помощью телепатии при достаточном уровне мастерства мага.
        Последнюю фразу Лекс сказал специально для Трайда. Были у него кой-какие догадки касательно алхимика, особенно после Дерева Грёз... Впрочем, Трайд, если и понял намёк, то ничем этого не выдал.
        - Значит, так. Выдвигаемся в сторону... э-э, Трайд, ты не помнишь, Дерево не указало, где именно обретается зловредное животное? Ну, хотя бы приблизительно?
        - Мне показалось, это где-то на востоке, - откликнулся Трайд, - вероятно, рядом с морем, я уловил среди мыслеобразов дерева образ морского побережья.
        - Сумеешь узнать нужное место?
        - Думаю, да.
        - Отряд! Выдвигаемся все вместе, организуя собой построение "куча". Идём по берегу моря на восток, пока Трайд не даст команду "стой". Вопросы есть?
        - Тебя где учили приказы отдавать, командир? - улыбнулась Аини.
        - Там! - Серж многозначительно воздел палец к небу. - Великий Магистр самолично три ночи потратил!
        - А вот у меня вопрос по существу. - Джессика вылезла из толпы и встала прямо перед лидером. - А вдруг этот змей уже уполз с того места, где он мешал Дереву, и теперь не на востоке, а, например, на западе, что мы тогда будем делать?
        - Будем искать по следам! - отрезал Серж. - Да, напоследок. Если обнаружите кого-то подходящего под описание, не кидайтесь сразу в бой. Посоветуйтесь сначала со мной... - Серж покосился на скептические усмешки Аини и Тариэла и торопливо добавил: - или, лучше, с Лексом, он же зоолог.
        - Если мы немедленно не тронемся в путь, я пойду один... - задумчиво протянул Тайрел.
        - Всё, идём уже.
        * * *
        Дорогой Трайд поделился со спутниками некоторыми подробностями вчерашнего общения с Деревом. Маг воздержался от подробного описания собственных ощущений, передав слушателям лишь полученные от Дерева крохи действительно ценной информации.
        - Если змей шумел так, что сумел помешать Дереву, значит, это очень большой змей, - глубокомысленно заявила Джессика, выслушав Трайда.
        - Наверно, так, - Серж кивнул, соглашаясь. - Лекс, а ты как думаешь?
        - Никак. - Лекс пожал плечами. - Вдруг какой-нибудь боа-констриктор свил гнездо прямо на ветвях этого Дерева и старательно ему мешает, хрустя мелкими ветками.
        - На этих Деревьях боа-констрикторы не живут, - возразила Аини, - на них вообще никто не живёт, даже жужелицы.
        - Это неудивительно, поскольку жужелицы вообще не живут на деревьях, - обронила Эрика.
        - Живут, - немедленно возразил Лекс, для примера снимая с ближайшего дерева крупного красотела. Эрика смутилась.
        - В любом случае мы будем искать этого таинственного змея, - решительно сказал лидер. - Карта острова у нас теперь есть (Тайрел смешался и еле заметно покраснел, он-то всю географическую экспедицию просидел на дереве!), обыщем весь остров, где-нибудь да найдём.
        Маги прошли больше половины пути до восточного побережья, когда в воздухе появилась знакомая нотка соснового аромата. Аини бросила взгляд на тропинку. Так и есть: толстый слой прошлогодней хвои нахально расположился под пальмами.
        - Дерево где-то рядом, - заметила она, - значит, и змей недалеко.
        Трайд кивком подтвердил её догадку.
        - Наверное, он в той бухточке, где мы с тобой купались, помнишь, Аини? - предположил Тайрел. Аини только смущённо пожала плечами:
        - Наверное....
        Любопытная Джессика по привычке убежала вперёд, но внезапно пулей примчалась назад с круглыми от удивления глазами и выпалила:
        - Я видела ЕГО!
        - Кого? - забеспокоился Серж.
        - Левиафана!!!
        Тайрел с зубовным скрежетом схватился за голову.
        - Надеюсь, это шутка? - простонал он.
        - Нет! - возмущённо ответила Джессика.
        - Тем хуже! Значит, ты не видишь дальше собственного носа и приняла обычную гнилую корягу за легендарное чудовище!
        - Начинается! - с досадой сказала Майя. - Тайрел, в море коряг не бывает. А левиафан, к твоему сведению, тоже змей, пусть и магический.
        Тайрел оставил в покое Джессику и хмуро предложил сначала дойти и посмотреть, а потом делать выводы.
        - Какой мудрый совет! - съязвила обиженная Джессика. - Тебе не помешало бы самому к нему прислушаться!
        В просвете деревьев блеснула вода. Аини ускорила шаг и первой вышла из леса.
        Цунами здорово потрепало эту часть острова. Обрыва больше не существовало: вместо него от самой кромки деревьев к воде полого спускался чистый пляж с тончайшим белым песком.
        - Здесь, - сказал Трайд.
        - Ты уверен?
        Он пожал плечами. Серж критически обозрел пейзаж. Гладь моря, едва тронутая лёгкой рябью, была девственно чиста. Ветер потихоньку усиливался, появились первые волны, но.... По-прежнему, никаких признаков загадочного змея. Однако ж, и Трайд уверен, и Джессика кого-то видела....
        - Может, он нас испугался? - неуверенно предположила Майя.
        - Ага, древнее чудовище испугалось сытного обеда, - съязвил Серж. - Не обижайся, Майя, но вряд ли оно, если оно здесь, нас боится. Скорее, надеется на нашу глупость. Ну, что мы, например, полезем купаться.
        - А мы полезем, - хмуро сказал Тайрел, - надо же посмотреть, что же здесь есть хорошего.
        Эрика, разумеется, немедленно возмутилась столь вопиющим нарушением правил техники безопасности. Последовала краткая перепалка, Эрика капитулировала, а четвёрка самых отчаянных - "самоубийц", как она выразилась, - принялась торопливо разоблачаться. Серж, Лекс, Тариэл, Аини.... Больше всего её удивляло, что и Лекс решил принять участие в этой авантюре. Собственно говоря, именно его присутствие и заставило её смириться с неизбежностью "разведки боем".
        Сколько они успели пробыть на пляже? Четверть, ну, полчаса от силы. За это время едва заметный ветерок усилился до штормового. В воздух взметнулись тучи песка, забиваясь в глаза, рот, уши, под одежду.... Сестрички, со страхом поглядывая на бушующее море, остались на берегу с Эрикой и Трайдом.
        - И как они могут туда лезть?! - Джессика сделала большие глаза. Майя только тихонечко вздохнула.
        - Эй, Аква-маг, а ты чего на берегу отсиживаешься? - заорал из моря Тайрел.
        - Надо же кому-то вас спасать, - сумрачно ответила Майя.
        - Не смей! - это Серж. - Ты же плавать не умеешь!
        - Мы сошли с ума! - покачал головой Лекс, делая первый шаг в бушующую пену прибоя.
        - Да, мы - психи! - согласилась Аини и рассмеялась, когда подкравшаяся волна окатила её водопадом холодных брызг.
        - И гордимся этим! - со смехом заключил Серж.
        Тайрел крикнул "Волна идёт!" и тут же закашлялся, вдосталь нахлебавшись солёной морской воды. Даже на лице обычно невозмутимого Лекса сейчас была написана откровенная радость - ему доставляла невыразимое удовольствие борьба с бушующей стихией.
        Единственный луч солнца пробился сквозь пелену грозовых облаков, высветив золотую дорожку в бесконечность океана. А вдалеке, в начале солнечной дорожки, поднялась темная высокая волна....
        Серж обвёл взглядом товарищей по коллективному сумасшествию в полевых условиях.
        - Буль-буль, карасики! - непонятно чему обрадовался он. Устрашающий гребень волны навис над отчаянной четвёркой, грозя погрести под собой, увлечь в пучину, размазать о дно дерзких людишек, осмелившихся бросить вызов стихии....
        - Сейчас! - крикнул Лекс, и они приготовилась нырнуть.
        Волна со страшным грохотом обрушилась вниз и разлилась пеной, не причинив никому вреда. Выныривая, Серж наткнулся вынесенной в гребке рукой на что-то твёрдое и скользкое. "Камень", - подумал он, не сообразив впопыхах, откуда на такой глубине взяться камню, и каких же он должен быть размеров, но в тот же миг загадочный предмет резко дёрнулся и ушёл в сторону. С берега донесся синхронный вопль близняшек.... А потом совсем рядом почти с восторгом заорал Тайрел:
        - Левиафан!..
        То, что Серж принял за камень, внезапно проскользнуло у него под рукой, и мгновением спустя над водой поднялся четырехметровый морской змей.
        Джессика была реабилитирована!
        - Огнем его! - крикнул не потерявший хладнокровия Лекс.
        Огненные вспышки мелькнули вокруг чудовища, но заклинание Тайрела достигло цели быстрее.
        Вопли на берегу достигли своего апогея.
        - Майя! Лезь сюда! "Водная сеть"! - крикнул Лекс, повернувшись лицом к берегу, тылом к змею. Серж за его спиной втихаря швырялся левиафана мелкими огненными шарами, не давая твари сожрать чересчур самонадеянного мага. На флангах бдительно держались Аини с Тайрелом.
        Майя, забыв, что не умеет плавать и вообще боится всяких зубастых тварей, с разбега влетела в воду и поспешила к друзьям.
        Левиафан как раз попытался использовать Аини в качестве закуски, но схлопотал огненный удар от возмущенного Тайрела.
        Змей взвыл и ударил хвостом по воде, вновь подняв волны. В этот момент магическая сеть Лекса и Майи накрыла его. По телу морского змея прошла судорога боли, и он рухнул в воду, взметнув вокруг тучу брызг.
        - Победа! - Тайрел в салюте взметнул к небу кулак.
        Лекс не слишком разделял его восторгов: левиафан пленён, но не укрощён и уж подавно не обезврежен. Выгнав всех на бережок - сохнуть и обсуждать методы разделки крупной добычи, Лекс рискнул разговорить змея. Бесполезно. Обиженный, связанный, обожженный файерболлами, в общем, оскорбленный до глубины души, левиафан на контакт не шёл, демонстративно игнорируя настырного мага. Замёрзший и усталый, Лекс бросил бесплодные попытки и присоединился к коллегам.
        На берегу уже вовсю разворачивались словесные баталии.
        - Это Великий Магистр! - настаивала Джессика. - Он же предупреждал.
        - Твой Великий Магистр что, демиург на полставки? - огрызался Тйрел. - Сам приплыл.
        - Великий Магистр приплыл? - дотошно уточнила Майя.
        - Левиафан!!!
        - На жаркое - и дело с концом, - в шутку предложила Аини. Эрика мгновенно ощетинилась:
        - Уставом запрещено истреблять мифологических животных!
        - Даже если они истребляют нас? - невинно поинтересовался Серж.
        - На контакт не пошёл, - объявил Лекс, усаживаясь на песок и с удовольствием прислушиваясь к перепалке. Его реплика утонула в общем гомоне:
        - Это злобное кровожадное чудовище!..
        - К тому же, наверняка людоед!
        - Хвост отрубить, и дело с концом. По самые уши.
        - А я всё-таки думаю, что это Великий Магистр.
        - Собственной персоной?
        - Дурак! Это он его создал, чтобы нас испытать.
        - Так кто кого создал?
        - Трайд, а ты как думаешь?
        Молчавший доселе Трайд еле заметно усмехнулся и перевёл взгляд на скованного магией змея.
        - Я думаю, он просто голодный.
        Фраза камнем упала в бурлящий котёл спора и ушла на дно, оставив после себя разбегающиеся круги робких шепотков.
        - Почему ты так считаешь? - уточнила Эрика в установившемся молчании.
        - Это зверь. Он охотится, когда нуждается в пище. И полезших в море магов он воспринял как свою законную добычу. У левиафанов ведь нет территориального поведения? - Лекс еле заметно кивнул. - Значит, змей на вас охотился, как на еду, а не защищал территорию.
        Маги задумчиво посмотрели на море. За прошедшее время змей несколько подустал бороться с магической сетью и сейчас смирно лежал на мелководье, лишь иногда шумно всплескивая гребенчатым хвостом. Поколебавшись, Лекс поднялся с песка и пошёл к воде.
        Внешне левиафан очень походил на обычную морскую змею, только длиной около пяти метров и толщиной с хороший дуб. И ещё морда - не змеиная, а, скорее, драконья, с пылавшими яростью кроваво-красными глазками, умирающими углями багровеющими на фоне блестящей сине-зелёной чешуи. Подошедшего мага змей одарил тяжёлым усталым взглядом, мол, делайте со мной, что хотите, но стоит вам хоть на миг зазеваться....
        Лекс сел на мелководье, рядом с пленённым зверем, больно ударившись бедром о спрятавшийся в воде булыжник. Левиафан прикрыл глаза ороговевшими веками, давая понять, что ему абсолютно безразличен сидящий рядом человек, и вообще всё на свете, включая собственную судьбу.
        "Ты ведь такой красивый.... Твоя чешуя изысканна, она цвета моря, самой свободной стихии.... Ты силён и прекрасен.... Ответь мне, свободный...."
        Бесполезно. Левиафан приоткрыл один глаз, смерив мага презрительным взглядом, и Лекс поперхнулся последней фразой. Нашёл, что сказать, называется! Он же связан, как колбаса!
        Рядом на дно неслышно опустился Трайд, сосредоточенно морща высокий лоб мыслителя. Лекс подозрительно покосился на коллегу: он никого не приглашал принять участие в приручении левиафана, и если уж Трайд явился сюда по собственному почину, то у него есть на то веские основания....
        - Ты телепат? - напрямик спросил Лекс. Трайд пожал плечами:
        - Слабенький, - спокойно сказал он. - На уровне эмпатии: восприятие эмоций, ощущений.... Словесную информацию - только на передачу, и то образами.
        То-то же Дерево захотело пообщаться именно с ним! Вот только как оно догадалось, что именно он?..
        Додумать мысль Лекс не успел, ибо в этот миг Трайд направленно включил его в свой поток сознания, и вместе с ним - левиафана.
        Голод. Ярость. Боль. Чужое место. Плохое место. Плохие - маленькие: больно. Голод. Плен. ПЛЕН! Нечем дышать.... ГОЛОД!
        Левиафан яростно дёрнулся, окатив магов брызгами, и контакт прервался.
        - Я кое-что придумал, - сказал Трайд. И спокойно ушёл к берегу, оставив Лекса недоуменно глядеть ему вслед и приходить в себя после столь тесного общения с магической тварью.
        После недолгого, но бурного спора Трайд вернулся в компании Сержа и Майи. Лидер, надрываясь, волок только что сотворённую здоровенную рыбину, девушка робко пыталась помочь "понести хвостик", но больше мешала, чем помогала.
        - Он хочет есть, - для убедительности Трайд ткнул в змея пальцем. Левиафан, учуяв запах пищи, беспокойно задёргался, поднимая тучи брызг. Последовав совету Трайда, Майя слегка ослабила сеть, а Серж ловко кинул рыбину прямо к морде зверя. Левиафан принюхался, смешно раздувая оттопыренные ноздри на конце узкой морды... и внезапно одним рывком сглотнул подношение, сверкнув белой россыпью игольчатых зубов на фоне алой пасти. По телу змея прошла волна. Драконья морда на миг макнулась в воду, после чего уставилась требовательным взглядом на Сержа.
        - Клиент просит добавки, - нервно хихикнула Майя, борясь с желанием ретироваться на берег. И как можно быстрее. Серж мученически вздохнул, принимаясь за работу.
        После того, как змей сожрал десятка два рыбин весом не меньше центнера каждая (выдохшийся Серж сполз на выступавший из воды камушек и прикинулся ветошью), Майя поддалась уговорам Трайда и сдвинула область сети дальше в море.
        - Ему там будет легче дышать, - объяснил Трайд, - он всё же морское животное, к тому же, у него, видимо, доминирует покровное дыхание.
        - У него нечто среднее между жабрами и лёгкими, - подал голос Лекс, - видите отверстия за головой? Это жаберные мешки, почти как у миноги. А атмосферный воздух он заглатывает через ноздри.
        - Предлагаю перенести лекцию по физиологии левиафанов куда-нибудь в более комфортные условия, - сказал Серж, с третьей попытки принимая вертикальное положение. - С этим-то что делать будем?
        Наевшийся левиафан растерял львиную долю своей агрессивности и, похоже, перестал воспринимать мельтешащих рядом двуногих как потенциальную добычу. Свежая вода облегчила ему дыхание, а ослабленная сеть позволила немного порезвиться, что он с удовольствием и проделывал под восторженно-ужасающиеся вопли с берега.
        - Я думаю, с ним можно подружиться, - серьёзно сказал Трайд.
        Майе только того и надо было. Не обращая внимания на Сержа, с выражением безграничного ужаса в глазах пытавшегося ей помешать (словно не он только что кормил с рук кусачую змеюку), она дошлёпала по мелководью до змея... и обняла его за пупырчатую морду!
        - Уй, ты мой зелёненький! - заворковала она, - уй, ты мой чешуйчатый! Такой мокрый, холодный, хвостатый!
        Левиафан настолько обалдел от обилия вываленной на него нежности, что даже забыл цапнуть надоедливую козявку за подходящую часть тела. Ободрённая отсутствием отрицательной реакции со стороны объекта обожания, Майя удвоила усилия:
        - Такой красивый! Такой зубастый! Связали тебя, да? Думали, что ты кусачий. А ты вон какой хороший! Ты ведь не укусишь меня, левиафанчик, а? Левиафанушка, леви... левиаф... э-э... Лёва! Точно, я буду звать тебя Лёва! Тебе нравится?
        Змей, похоже, не возражал. Покорённый почёсыванием щёк и подбородка, он умиротворённо вздохнул и мирно опустил тяжеленную голову на плечо девушки. Майя покачнулась, но выстояла.
        - Майя-а! Ты решила поселиться в море со своим змеем? - крикнул Серж.
        - Его зовут Лёва, - безапелляционно заявила Майя.
        - А ты уверена, что это самец? - скептически уточнил он.
        - Уверена! Он такой мужественный!.. Не веришь, спроси у Лекса.
        - Судя по усам на морде, точно самец, - подтвердил Лекс. - У самок венчик на макушке между глазными буграми. А касательно мужественности данного конкретного индивида... придётся поверить Майе на слово.
        Серж схватился за голову и тихонько застонал.
        - Так, ребята, я слишком устал, кормя завтраком это милое животное, и ничего не соображаю. Майя, смилостивься над нами и вылезай на берег!
        Майя выбралась из воды, пошепталась о чём-то с Лексом и отправила стенающего лидера звать оставшихся членов команды. Потом, ободрённые огневой поддержкой Аини и Тайрела, они осторожно сняли магическую сеть с левиафана, на всякий случай приготовившись экстренно смыться.
        Спасаться не пришлось. Левиафан, похоже, отныне считал Майю кем-то вроде личной феи, снисходительно признав за ней право якшаться с всякими подозрительными личностями, обожающими кидаться огненными сгустками по подвижным мишеням. На Тайрела он поначалу косился довольно сердито (Сержу за рыбу он простил бы что угодно, даже пару-тройку шальных файерболлов и фотографию на память), но потом присмирел окончательно, снисходительно позволив каждому почесать ему подбородок.
        - Он такой лапочка! - вздохнула Майя. - Ведь правда, Джесси?
        Джессика промычала нечто восхищённо-утвердительное. Она не совсем разделяла восторги сестры, но спорить не стала.
        Предусмотрительная Эрика захватила с собой куртку и собственный, отвергнутый коллегами, план, и теперь сидела рылась в распечатках, дотошно выискивая какую-то мелочь.
        - Что-то я ничего не понимаю, - сердито сказала она, - если верить Аини, Дерево Грёз растёт в центре острова. А левиафан шумел в заливе. Как же он мог помешать Дереву?
        - Ничего удивительного, - Лекс мягким жестом прервал возражения готовой вспыхнуть Аини. - Я был с Аини в лесу трижды, плюс сегодня, и каждый раз Дерево Грёз росло на новом месте. Помнишь запах хвои, когда мы шли сюда? А теперь посмотри влево.
        Эрика послушно посмотрела и испытала мгновенный, но мучительный стыд за свои подозрения. Росший на берегу лес походил на что угодно, только не на тропики. Он вообще не походил на нормальный лес, ни духом, ни обликом. Была в нём какая-то странность, некая неуловимая чужеродность витала в воздухе. И запах, запах сырого соснового леса с горьковатой ноткой прошлогодней хвои....
        - Заколдованное место! - с замиранием сердца произнесла Майя.
        - Когда надо, ни за что не найдёшь, а вот когда не надо... - Аини всё ещё сердилась, хотя и была довольна тем, как красиво Эрику посадили в лужу.
        - Надеюсь, кошмары нам теперь сниться не будут, - сухо предположила Мисс Старший Надзиратель.
        - И Великий Магистр тоже, - добавил Серж. - Замучил уже. Сколько можно: каждую ночь одно и то же!
        - А если будут, я пущу это дерево на дрова и не посмотрю, реликт это или не реликт! - раздражённо заявил Тайрел.
        Когда студенты уходили с пляжа, странный лес опять успел поменять место дислокации. Но тропинка осталась, и лишь стойкий хвойный запах под раскидистыми пальмами напоминал о растущем неподалёку загадочном Дереве Грёз.
        * * *
        В тропиках ночь наступает быстро. Только что сиял красками день - уже полыхает закат, и вот уже ночь окутала землю непроглядной теменью.
        Серж подбросил в костер дров и удобно откинулся на ствол пальмы. С двух сторон к нему приникли Майя и Джессика, не сводя с него влюблённо-насмешливых глаз. Серж подмигнул близняшкам и достал из темноты заранее материализованную гитару. Девушки восторженно ахнули. Серж улыбнулся и взял первый сочный аккорд.
        - А не спеть ли нам песню, - начал он, - о любви....
        - А не спеть! - донёсся из темноты злорадный голос Тайрела.
        - Тайрел! - хором возмущённо завопили близняшки.
        - Не расстраивайтесь, девочки, - с искренней печалью в голосе произнёс Серж, - как говорил нам Магистр, прощайте врагов своих и не тратьте на них зря файерболлы. Достаточно обыкновенной дубины....
        - Ну, ты прям Робин Добрый Малый! - насмешливо фыркнули из темноты.
        - Ты удивительно точно уловил суть, даже странно для твоего невысокого интеллекта! - радостно заявил Серж и добавил, обращаясь к своим прекрасным слушательницам:
        - А сейчас я спою вам одну очень печальную песню, - и, повысив голос, - а если кто-нибудь осмелится вякнуть что-нибудь неподобающее, то быстро уяснит, что гитара - ударный инструмент!
        Темнота пробурчала "рискни здоровьем!"
        - Чего? - подозрительно переспросил Серж.
        На этот раз темнота промолчала.
        Серж тронул струны.
        - Не проси меня петь о любви в эту ночь у костра, - тихо, почти шёпотом начал он, едва касаясь струн. - Не проси называть имена, ты же понял всё сам.... Не сули за балладу неспетую горсть серебра....
        Голос его набирал силу, и аккорды упруго и больно вонзались в звенящий воздух.
        Менестреля крылатое сердце легко поразить....
        Джессика положила сестре голову на плечо и затихла, вся обратившись в слух.
        ...Он стоял, без надежды её полюбить, бесполезный клинок по привычке сжимала ладонь. И была их любовь, словно пламя костра на ветру....
        Скрипят пальмы на ветру, где-то далеко шумит сонное море, и с тихим голосом гитары они сливаются в один удивительно стройный оркестр.
        ...А рассветом их вновь развело перекрестье путей, он ушёл, а её через год забрала к себе смерть....
        Одна из близняшек поднесла руку к глазам, запоздало сделав вид, что стряхивает песчинку. Голос Сержа опять упал почти до шёпота:
        - Не проси меня петь о любви....
        Последние аккорды тихо растаяли в ночной мгле.
        - Скучно, - выразился Тайрел, выходя из тьмы к костру. Волосы у него были мокрыми, а на лице сияла всегдашняя издевательская ухмылка.
        - Много ты понимаешь в песнях! - возмутилась Джессика. - Прекрасная баллада, не чета твоему хард-року.
        Майя пригляделась к Тайрелу и сокрушённо вздохнула:
        - Опять ночью купался? Ох, дождёшься, вставит тебе Эрика по полной программе!
        - Уже вставила! - его ухмылка стала просто ослепительной. - Я в темноте её случайно с Аини перепутал.... Ну, и макнул в море от души. Теперь сидит, сохнет. Злая, как фурия... то есть, гарпия... в общем, очень злая. Ничего, в другой раз поостережётся шпионить и нотации читать. - По его довольной физиономии все трое однозначно поняли, что "перепутал" Тайрел отнюдь не случайно, а с далеко идущими целями.
        - Дай-ка мне гитару, - вдруг попросил он Сержа.
        - А гитарой? - ухмыльнулся тот.
        - А ты что, умеешь играть на гитаре? - встряла Джессика.
        - Я - мозг! - с пафосом заявил Тариэл, забирая у Сержа гитару.
        - Ну-ну, послушаем.... - скептически отозвался лидер.
        - Не надо помнить, не надо ждать, не надо верить, не надо лгать, не надо падать, не надо бить, не надо плакать, не надо жить.
        Девчонки дружно зажали уши: Тайрел умудрился извлечь из ни в чём не повинного инструмента совершенно кошмарные звуки. Исполнителя это не смутило, и со злокозненной ухмылкой он продолжил:
        - Я ищу таких, как я, сумасшедших и смешных, сумасшедших и больных, е-е-е....
        Душераздирающий припев прервали на середине Аини и Эрика, появившиеся у костра одновременно, но с разных сторон.
        - О, будущий Великий Магистр! - насмешливо протянул Тайрел, отпуская гитару. - Не прошло и полгода!
        Эрика топталась на границе света и ночи, не решаясь переступить оную, и явно чувствовала себя лишней. Из темноты раздались ещё два голоса:
        - Вот видишь, совсем они не подрались, а ты боялся! Вон они обе у костра.
        На свет вышли Трайд и Лекс.
        - Эй, вы, там, кончайте трепаться и садитесь, сколько можно маячить над душой! - велел Серж. Отобрав у Тайрела гитару, он задумчиво взял несколько аккордов и задумался: что бы такое сыграть. Тайреловы "сумасшедшие и смешные" напрочь сбили весь романтический настрой. Неожиданно на помощь погрязшему в творческом кризисе лидеру пришла Аини:
        - Серж, ты знаешь "Бригантину"?
        Серж прошёлся по струнам:
        - Эта?
        - Да! Давай сбацаем концерт! - в её вытянутой руке возникла чёрно-жёлтая гитара.
        - Хорошая мысль, - согласился Серж.
        - Майя! Тебе, любительнице моря, посвящается! - сказала Аини.
        - Лучше бы мне посвятили... - вздохнул Тайрел, но его страдания остались незамеченными. Исполнители переглянулись, и Аини начала:
        - Надоело говорить и спорить....
        - И смотреть в усталые глаза.... - подхватил Серж, виртуозно перебирая струны.
        Дальше они пели вместе:
        - В флибустьерском дальнем синем море бригантина поднимает паруса....
        Майя чуть слышно вздохнула, представив себе ярко-синее море и пиратский корабль под всеми парусами. А капитаном будет....
        - Капитан, обветренный, как скалы, - продолжала Аини, - вышел в море, не дождавшись дня....
        - На прощанье поднимай бокалы молодого терпкого вина.... - Голос Сержа изменился; он перебирал струны, мечтательно глядя куда-то вдаль. Рядом тихо потрескивал костёр.
        - Пьём за яростных, за непокорных, - обычно тихий, голос Аини сейчас звенел в тишине ночи.
        Они одновременно рванули струны, заставив гитары звучать гимном:
        - ... за презревших грошовый уют....
        И снова вместе:
        - Вьётся по ветру "Весёлый Роджер", люди Флинта гимн морям поют!
        - И в беде, и в радости, и в горе, - Серж закрыл глаза, весь отдавшись песне, - только чуточку прикрой глаза....
        - ... в флибустьерском дальнем синем море бригантина поднимает паруса....
        В наступившей тишине мечтательно и тихо прозвучал голос Майи:
        - Как красиво!..
        - Да.... - Серж помотал головой, стряхивая с себя пиратское наваждение. - Эй, может, допоёшь про своих сумасшедших? - спросил он у Тайрела.
        - Да ну, не хочу, - отмахнулся тот.
        - А чего так? - ехидно осведомилась Джессика.
        - А вообще... дай-ка гитару.
        Серж скептически посмотрел на него, но гитару отдал. Тайрел задумчиво прошёлся по струнам, и Аини с Сержем удивлённо переглянулись, узнав начало песни.
        - Не пробуждай, не пробуждай моих безумств и исступлений.... - Тайрел не смотрел ни на кого, он даже на гитару не смотрел, перебирая струны привычной рукой, - и мимолётных сновидений не воскрешай, не воскрешай....
        Возникшие поначалу ехидные усмешки постепенно сошли на нет, уступив место задумчивости и пониманию.
        - ...не повторяй мне имя той, которой память - мука жизни, - на лице Эрики всё ещё остались следы скепсиса, но Тариэл не смотрел на неё, - как на чужбине песнь отчизны изгнаннику страны родной....
        Трайд сидел на границе тени и света, и выражение его лица скрадывалось игрой полутеней. Джессика, опустив голову на плечо Сержа, слушала песню, затаив дыхание.
        - ...не воскрешай, не воскрешай меня забывшие напасти, - эти строки прозвучали мольбой, - дай отдохнуть тревогам страсти и ран живых не раздражай...
        Он внезапно рванул струны, и тихое шуршание леса нарушили грозные и отчаянные аккорды:
        - Иль нет, сорви покров долой, уж лучше горе своеволья, чем ложное холоднокровье, чем мой обманчивый покой. Чем ложное холоднокровье, чем мой обманчивый покой...
        Тайрел внезапно приглушил рукой звук, положил гитару на траву и встал:
        - Я пошёл, - сообщил он и действительно ушёл по направлению к дому.
        ГЛАВА 5
        Проклятая бессонница!
        Серж сердито пихнул кулаком подушку. Проклятое Дерево Грёз, похоже, всерьёз обиделось на него за неоценённые прекрасные видения о Великом Магистре: лидер третью ночь кряду не мог уснуть. От чтения у него уже болели глаза, а компьютерные игры он разлюбил через неделю после знакомства с ними. Коллеги давно сладко сопели под одеялками, в лесу надрывалась ошалевшая от одиночества и ночных запахов птица, летучая мышь перечеркнула бледно-жёлтый, точно обгрызенный, серп луны и затерялась во тьме. Сон не шёл. Серж уныло таращился в окно, любуясь осточертевшим пейзажем, и думал, что скажут ему маги, если он разбудит их во имя спасения от скуки. В красках представилась изрыгающая огонь и яд Аини, а на пару с ней - потрясающий огненным мечом Тариэл. Лидер гаденько захихикал, заодно вообразив, как Лекс будет доказывать друзьям, что лидер имеет полное право будить подчинённых в любое время дня и ночи, а Эрика - пытаться понять, кого отчитывать: то ли беспокойного лидера, то ли его позабывших субординацию подчинённых. А Трайд...
        О. Кстати, Трайд. Вот кто правильно распоряжается своим свободным временем. Почему бы не взять с него пример?
        Мысленно отвесив себе здоровенного пинка, Серж выбрался из-под бесполезного уже одеяла и принялся одеваться. Удобная ветка, упирающая прямо в подоконник, - прекрасная возможность для тех, кто не желает красться по ночному дому мимо комнат спящих коллег. Ещё разбудишь кого, доказывай потом, что погулять вышел, а не задумываешь какую-нибудь пакость...
        Дерево даже не скрипнуло.
        * * *
        В доме было на удивление тихо, особенно если принимать во внимание, что время близилось к полудню. Одинокая задумчивая Джессика сосредоточенно наливала в стаканы апельсиновый сок. Судя по всему, делала она это исключительно для собственного удовольствия, поскольку в кухне находилась в гордом одиночестве, а почти вся имеющаяся посуда уже была заполнена соком. Некоторое время Серж с удовольствием наблюдал за девушкой, а потом осторожно поинтересовался, чем это, собственно, она занимается. Джессика изумлённо вытаращилась на стоящего в дверях лидера, потом опомнилась и с визгом повисла у него на шее.
        - Доброе утро-о!
        - Э-э... кгхм.... Доброе... э-э... утро.... - выдавил лидер, пытаясь глотнуть воздуха: обуреваемая радостью встречи, Джесси чересчур интенсивно стискивала шею своего обожаемого лидера, весьма затруднив тому дыхание.
        - Джесси, что с тобой? Мы как будто год не виделись!
        - Всё нормально, - беспечно откликнулась девушка, - просто я рада тебя видеть. Хочешь сока?
        - Я столько не выпью....
        - Сколько? А-а.... - Джессика обвела взглядом батарею стаканов, чашек, кастрюль и даже сковородок, до краёв заполненных ароматной оранжевой жидкостью. - Это я новое заклинание испытываю. Наложила на кувшин чары Неиссякаемого источника и проверяла, кончится в нём сок или нет.
        - Ну и как?
        - Не кончился, - объявила девушка. Серж не выдержал и сполз по стене на пол, корчась от смеха.
        - Ну... - наконец, смог выговорить он, - по крайней мере, апельсиновым соком мы теперь обеспечены надолго. Хорошо, что тебе в голову не пришла идея экспериментировать с супом.... А где все?
        - Там, - лаконично сообщила Джессика. - А Эрика не любит апельсиновый сок, представляешь?
        - Это она опять дуется на что-нибудь, наверное. Удивительно вредная девушка, ты не находишь? Всем всё так, одной ей не так, и потому она считает своим священным долгом испортить всем настроение.
        - Она не вредная, Серж. Она привыкла отвечать за все сама - и ничего не в силах с собой поделать.
        Сражённый наповал такой свежей мыслью, Серж автоматически отхлебнул из какого-то сосуда и тут же закашлялся.
        - По-моему, это не сок, - сказал он, подозрительно изучая напиток на свет. - Он же солёный!
        На лице Джессики последовательно сменились удивление, недоумение, изумлённое понимание и, наконец, неподдельный ужас.
        - Серж, - трагически начала она, - я перепутала заклинания. То есть, испортила. Наверное, я... я вместо источника упомянула в заклятье море, и....
        - Нет, - задумчиво сказал Серж, осторожно глотнув из другого стакана. - По-моему, ты не путала заклинания. По-моему, ты перепутала посуду. Ты же налила мне сок в солонку!
        Джессика пискнула и вылетела из кухни.
        У крыльца скучающий Тайрел лениво помахивал любимым мечом, без труда обороняясь от редких Майиных атак. Огромный двуручник, тупой и плохо сбалансированный, девушка больше волочила по земле, чем с энтузиазмом им рубилась, но признаваться, что ошиблась в выборе оружия, не собиралась. В конце концов, слишком тяжёлый для неё меч выскользнул на полувзмахе из потных Майиных ладошек и, описав красивую дугу, до половины ушёл в песок. Тайрел, едва успевший отдёрнуть ногу, с интересом изучил получившуюся композицию, кусая губы, чтоб не рассмеяться. Майя сделала вид, что всё идёт по плану, и только судьба помешала Тариэлу быть пронзённым так метко брошенным мечом. Вылетевшая из дверей Джессика слегка подпортила немую сцену, кубарем скатившись с крыльца и врезавшись в Тайрела. Тот покачнулся, но устоял.
        - Что случилось?! - с ужасом спросила Майя, увидев пылающее лицо сестры.
        - Я!.. Это!.. Сержу сок посолила! Вот!.. - выпалила Джессика и без сил сползла на песок.
        - Зачем? - хором завопили недавние противники вкупе со случайными зрителями в лице Лекса и Аини.
        - Случайно... - загробным тоном поведала она.
        Вид её, жалкий, огорчённый, испуганный, был настолько комичен, что только врождённое чувство такта позволило некоторым из присутствующих удержаться от смеха. Не всем. Ибо отдельные личности этого чувства были лишены изначально и априори.
        - Не огорчайся. - Майя присела рядом, обняла сестричку за плечи. - Ты же не нарочно. Серж очень сердился?
        - Нет, - всхлипнула Джесси. - Он удивился.
        - Я уже ничему не удивляюсь, - лёгок на помине, Серж появился на крыльце, со вкусом потягиваясь всеми членами тела. Увидев косо торчащий из земли двуручник, лидер посвятил некоторое время вдумчивому изучению сего сюрреалистического зрелища, после чего обвёл свою команду подозрительным взглядом. Тайрел, беззаботно насвистывая, заинтересованно изучал облака, торопливо спрятав свой клинок за спину. Лекс, второй кандидат на обладание сим предметом, с не меньшим энтузиазмом разглядывал заросли, словно ожидал, что оттуда с минуты на минуту вылезет Эрика в костюме носорога и с криком "не ждали?!" спляшет джигу прямо на крыльце.
        - Кого похоронили? - наконец, осведомился лидер.
        - Пока никого, - кокетливо сообщила Майя. - Это я с Тайрелом дралась.
        - Надо же!.. - Серж задумчиво обошёл вокруг меча. - Он тебя обидел?
        - Хмм... Тай, ты меня обидел, прааа-ативный? - мурлыкающий голос Майи поверг Тайрела в легкий ступор.
        - Куда уж мне....
        Майя захихикала и пояснила для Сержа:
        - Я решила научиться владеть мечом.
        - Этим? - Серж для наглядности ткнул в двуручник пальцем. - Боюсь, ему необходима помощь хорошего кузнеца. Перековать на что-нибудь более функциональное. Где ты выкопала этот, с позволения сказать, раритет? Тебе не кажется, что он слишком велик для тебя?
        - Не кажется, - фыркнула Майя. - Я не выкапывала, я сама сделала.
        - Правда? Ой, извини, это замечательный меч! Просто прекрасный! Такой... э-э... внушительный! Только несколько... м-м.... Ты, наверное, решила заодно и мышцы подкачать?
        Майя вспыхнула не хуже сестры и демонстративно повернулась к Сержу спиной.
        Неловкое положение спас Трайд, очень кстати появившийся из-за дома и озабоченно попросивший Аини о небольшой консультации. С его слов, в саду выросло нечто настолько странное, явно магической природы, что без квалифицированного специалиста разобраться невозможно. Кто знает, сколько правды было на самом деле в его словах, и не было ли это всего лишь поводом отвлечь от грустных мыслей некоторых членов команды? - но, тем не менее, все послушно двинулись за Трайдом в сад: поглядеть на очередную магическую диковинку.
        Серж, запоздало догадавшись, что Трайд обнаружил плоды его давешней бессонницы, остаток пути старательно давил в себе душивший его смех. Ну, конечно же, как же не догадаться, что невысокое раскидистое деревце, увешанное плодами в форме булок и колбасы, может иметь только магическую природу? Зрелые плоды имели аппетитный вид готовых бутербродов. Сейчас лидер и сам не смог бы объяснить, почему придал своей фантазии гастрономические мотивы: ночью это почему-то казалось очень логичным и правильным. Конечно же, ему пришлось сознаться в авторстве. На коллег его творение произвело ошеломляющее впечатление. Сестрички немедленно заинтересовались прикладной стороной данного чуда, но Серж с сожалением признал, что это всего лишь иллюзия, которая к вечеру растает. При этом на его лице была написана такая вселенская скорбь, что Лекс пообещал Сержу наделать неимоверное количество бутербродов с колбасой и развешать по всему лесу, если это хоть немного его утешит. Серж оживился и выразил желание присутствовать непосредственно при развешивании, дабы утешиться со стопроцентной гарантией.
        И только Тайрел что-то гордо пробурчал о бедной фантазии рыжего несчастья, не способной создать что-то более примечательное, чем очередной растительный мутант, но так и остался не услышанным.
        * * *
        Пыхтя и отдуваясь, Эрика старательно карабкалась всё выше и выше. Нет, она в отличной спортивной форме, но лазать по деревьям.... "И какого чёрта меня сюда понесло?" - удивлялась она, но упорно продолжала лезть дальше. Только почувствовав, что тонкие ветви под её руками как-то подозрительно похрустывают, и ещё один сантиметр подъёма скорее всего приведёт к тому, что она сверзится вниз и совершит краткий, но запоминающийся полёт к земле, девушка прервала восхождение, перевела дух и стала осматриваться.
        Вокруг, сколько хватало глаз, расстилался лес. Эту дурацкую, по её мнению, строчку Эрика вычитала в какой-то книжке, и теперь она назойливым речитативом крутилась в голове, мешая сосредоточиться.
        Леса и в самом деле кругом хватало, однако за пятном сочной тропической зелени, в центре которого девушка находилась, виднелась глубокая синева моря. На горизонте что-то маячило - то ли птицы, то ли тучка шальная, то ли соринка в глаз попала.... Эрика торопливо прочитала заклятье Далёкого Взгляда, и тучка сразу стала гораздо ближе, превратившись... в потрёпанный пиратский парусник!
        От неожиданности Эрика чуть не свалилась с дерева, в последний момент ухватившись за ствол. Так, значит, Тайрел не соврал, когда говорил о пиратах?! Но как этот динозавр парусного флота сумел пережить цунами? Разве что на его борту сидит хороший стихийный маг.... Просто отличный маг, потому что заклинать бурю на берегу - это одно, а в самом сердце этой самой бури - совсем другое, особенно когда капризная палуба так и норовит уйти из-под ног, а перепуганная команда кроет колдуна - неумеху не самыми приличными словами, мешая сосредоточиться....
        Да нет, чушь какая-то! Что-то она размечталась. Откуда на таком корыте взяться хорошему магу? Да даже и плохому.... И вообще, какие могут быть пираты в наши дни? Наверное, вправду кто-то из богатеньких дуралеев чудит. Но почему тогда парусник выглядит так, словно на днях покинул уютное местечко на свалке, где провёл последние тридцать лет, и что этим милым людям, его пассажирам, понадобилось на острове, если даже цунами не смогло их заставить покинуть его территориальные воды? Как мёдом им здесь намазано, честное слово.
        Эрика повторила заклинание Далёкого Взгляда, стараясь как можно чётче рассмотреть незнакомый корабль, но тот почему-то, вместо того, чтобы визуально увеличиться, начал уменьшаться. Неужели перепутала?! О, нет.... Через минуту девушка поняла, что заклинание здесь ни причём, просто корабль уходит за горизонт, непонятно как умудряясь ловить ветер драными парусами. Убедившись, что смотреть больше не на что, она деактивировала заклинание, отчего пиратская шхуна окончательно исчезла из поля зрения, превратившись в еле заметное пятнышко на границе неба и воды.
        Вот тут-то Эрика осознала одну весьма неприятную вещь.... Вернее, не одну, а целых две или даже три. Во-первых, она сидела почти на верхушке высоченного дерева (причём неизвестно какого, может быть, даже ядовитого, в ботанике она не разбиралась). Во-вторых, малейшее движение вниз по дереву привело к весьма активному раскачиванию последнего, причём амплитуда впечатляла. На субъективный взгляд сидящего, точнее, сидящей на дереве казалось, что дерево подпрыгивает. И в-третьих, Эрика поняла, что имеет прекрасную возможность осознать на соей шкуре все прелести так называемого откола от коллектива. Вряд ли Серж или тот же Тайрел со всех ног побегут искать "швабру" после трёхчасовой отлучки, зная, что она имеет обыкновение пропадать неизвестно где неизвестно сколько, изображая обиду на всё человечество. Скорее, танцуют твист, радуясь, что избавились от её милого общества. А если и пойдут искать, то не раньше завтрашнего утра и без особого энтузиазма, лишь подчиняясь просьбам добрых сестричек. Эрика представила себе ночь на верхушке дерева и мысленно застонала. Хорошо, что она не боится высоты....
        Мельком глянув вниз, девушка слегка разуверилась в последнем утверждении.
        Значит, поиски начнутся завтра, а, поскольку никто не знает, где именно застряла их коллега, то неизвестно, сколько её будут искать. И если, в конце концов, найдут.... Мама! Это ещё хуже! Чтобы её, Эрику, самую ярую последовательницу всех известных и неизвестных правил, самые упорные отрицатели оных обнаружили сидящей на дереве после суток отсутствия на базе?!
        Эрика представила себе сцену встречи и, не сдержавшись, завопила в голос.
        Именно этот крик и привлёк внимание магов, третий час обшаривающих остров в поисках блудной овцы, то бишь, блудной коллеги. На "спасательной экспедиции" настоял, как ни странно, Трайд, вспомнивший, что Эрика обещала сегодня с утра поработать с ним в лаборатории, но так и не объявилась. Путём опроса свидетелей выяснилось, что её вообще ещё никто сегодня не видел. Памятуя о вредных привычках пропавшей личности, вроде любви к нотациям и нравоучениям, маги не особо рвались на поиски. Пришлось Трайду напомнить об эпизоде с муравьями.
        - Эрика не Тайрел, и разгильдяйства за ней прежде не водилось. Значит, случилось что-то непредвиденное. Вдруг ей необходима помощь?
        Маги нехотя соглашались. В конце концов, когда и к обеду девушка не появилась, студенты, скрепя сердце, отправились в лес. Впрочем, к этой затее серьёзно, кроме Трайда, отнёсся, пожалуй, лишь Лекс, всерьёз подумывающий перекинуться волком и поискать Эрику по следам, остальные же дурачились, превратив "мероприятие по спасению" в весёлую прогулку.
        Когда Эрика увидела мелькающие в просветах кроны яркие костюмы коллег, первым неосознанным желанием было слиться с растительностью. Несмотря на отнюдь не радужные перспективы ночёвки под открытым небом, она инстинктивно затаилась, мечтая, чтобы студенты не заметили её и прошли мимо. "Ты что, птенцов высиживать собираешься на этом дереве?!" - выругала она себя, но подать знак маячившим внизу друзьям оказалось выше её сил. Сейчас облюбованная ею ветка казалась ей почти уютной, особенно по сравнению с насмешками коллег, коль те станут свидетелями её позора.
        Меж тем, ничего не подозревающие о тяжких душевных терзаниях искомой личности, маги беспечно продирались сквозь растительность. Услышанный крик задал им направление; в том, что авторство крика принадлежит Эрике, никто не сомневался.
        - Уж больно голос противный, - задумчиво подтвердила Аини.
        - Ага. Так знакомо противный!.. - поддержал Тайрел.
        Понемногу он начал замечать, что местность вокруг что-то уж очень подозрительно ему знакома. И ещё ему вдруг почему-то очень захотелось залезть на дерево. Он даже знал на какое, только нужно ещё немножко пройти, совсем немного, чуть-чуть....
        К сожалению, искомое дерево оказалось занятым.
        - Эй, а там кто-то сидит! - весело заорал Тайрел, тыча пальцем куда-то вверх. Эрика несколькими десятками метров выше сжалась в комок, призывая на голову догадливого коллеги все кары преисподней. - Эрика, что ты там делаешь?
        - Любуюсь пейзажем, не видно, что ли? - со злостью огрызнулась девушка, поняв, что прятаться бесполезно, и насмешек, увы, не избежать.
        - Что-то долго ты им любуешься... - с сомнением протянул Серж. - Неужели сие зрелище настолько привлекательно, что сил нет оторваться?
        - Представь себе, да! - через силу сдерживая рвущийся наружу вопль о помощи, сказала Эрика.
        - Неужели на всём острове не нашлось более комфортного местечка, откуда можно любоваться окрестностями? - продолжал вредничать Серж.
        - Серж, уймись, - посоветовал Лекс шёпотом. - По-моему, она просто не может слезть. - И уже громче крикнул:
        - Эрика, прыгай, мы тебя поймаем!
        Поняв, что и так уже опозорилась дальше некуда, и прыжок с дерева, равно как и отсутствие такового ввиду абсолютной неприемлемости по этическим соображениям, абсолютно ничего не решат, Эрика набрала в грудь побольше воздуха, зажмурилась и разжала руки.
        Против её ожиданий, поймал её не Лекс и не на руки, а Серж и Трайд в магическую сеть, где "случайно" пару раз подкинули, дабы девушка налеталась всласть. Пока Эрика, ни на кого не глядя, молча и мрачно приводила себя в порядок, Тариэл задумчиво изучил оставленное ею дерево и просиял.
        - А я это дерево знаю! - неуместно радостно заявил он. - Я тоже на нём сидел и пиратов с него увидел!
        Серж отмахнулся и предельно вежливо поинтересовался у девушки:
        - Эрика, с какого перепугу тебя понесло на это дерево? Что, поближе к базе подходящих не нашлось?
        - Не знаю, - мрачно сообщила она, - шла себе по лесу и вдруг захотела залезть именно на это дерево.
        - Точно! - подтвердил Тайрел, не подумав, что тем самым спасает репутацию Эрики. - Со мной тоже так было. Иду себе, иду, никого не трогаю и вдруг раз - хочу на дерево, причём на это.
        - Ребята, это, наверное, Заманчивое Дерево! - обрадовалась Джессика. - Оно заманивает путников, чтобы те немножко посидели на его ветвях!
        - На фига это ему? - удивился Серж.
        - Ну, не знаю. Скучно, наверное....
        Эрика, догадавшись, что приколы с насмешками над её скромной персоной временно откладываются, вдруг как-то неожиданно тихо и мирно сказала:
        - Ребята, а ведь я видела пиратов.
        Тайрел отсалютовал ей кулаком и торжественно заявил:
        - Вот! Вот он, миг истины! Ибо и я впервые узрел их именно с этого дерева. О чём, кстати, сообщил пять минут назад, но никто почему-то не услышал....
        - Теперь я понимаю, зачем это дерево заманивает путников, - загробным голосом сказала Аини.
        - Зачем? - Джессика даже дыхание затаила, готовясь услышать какую-нибудь очень страшную и секретную тайну.
        - Чтобы они посидели на ветвях и увидели пиратов!
        Эрика скривилась, словно ела яблоко и после очередного укуса случайно обнаружила в нём половину червяка.
        - Пролагаю, что пираты и дерево никак не связаны, - предположил Лекс. - Дерево, видимо, действительно заманивает бродящих рядом людей, а для чего, мы точно сказать не можем. На первый взгляд никаких негативных последствий от сидения на дереве не обнаруживается.
        - Ну да, я сидел и до сих пор живой!
        - Это ненадолго! - утешил Серж.
        - Мальчики, не ссорьтесь, - попросила Джессика. - Пойдёмте лучше на базу. Эрика-то наверняка голодная.
        - А я останусь жить здесь... под деревом, - прыснула Аини. - Какое-то оно... заманчивое!
        - А я останусь с тобой, - тут же заявил Тайрел, - буду снимать тебя с дерева.
        - Тогда я тоже останусь! - хохотнул Серж. - Я буду снизу любоваться, как вы рядышком сидите на ветке и уговариваете друг друга, что здесь совсем невысоко, и пора спускаться на землю!
        - А я бы хотел привлечь внимание к одному важному факту, который все почему-то оставили без внимания, - внезапно сказал Трайд. - Эрика, ты вроде упомянула, что видела пиратов?
        Эрика сумрачно описала потрёпанный парусник. На середине рассказа Тайрел издал радостный вопль:
        - Я так и знал! Это мои пираты!
        - Чего? - Эрика округлила глаза.
        - В смысле, те самые, которых я видел.
        - Интересно, как они пережили цунами?
        - Вот поймаем их, тогда и спросим, - влезла Джессика.
        - Интересно, как ты их ловить собираешься? - насмешливо спросил Тайрел. - На кис-кис? Или побежишь по воде аки посуху?
        - На спинке поплыву! - огрызнулась девушка. - Кто угодно догадался бы, что, коль скоро этот парусник крутится вокруг острова, как акула возле добычи, то рано или поздно он попробует пристать к берегу. Может, у господ пиратов вода на исходе. Или питательные злаки закончились.
        Аини прыснула:
        - Скорее, выпивка. Где ты видела трезвых пиратов?
        - Я вообще в жизни не видела ни одного пирата! - гордо ответствовала та. - Впрочем, может, еще увижу?..
        На обратном пути Эрика и Тайрел, яростно споря, доказывали друг другу, а также всем остальным, кто из них точнее разглядел пиратский парусник. Тайрел призывал в свидетели Аллаха и почему-то Нептуна и клялся, что знает весь бегучий такелаж до последнего линя, Эрика же, полный профан в морском деле, больше упирала на острое зрение и природную наблюдательность. Серж сбежал первым, не вынеся ужасающей скуки их спора. Дома ему делать было, в принципе, нечего, но слушать дискуссию двух дилетантов на тему, в которой Серж не без оснований считал себя профессионалом, было выше его сил. Поэтому, срезав дорогу через лес, он не спеша направился к любимому пляжу. По дороге он увлёкся сбором разноцветных ракушек и мелких красивых камешков и со свойственным ему энтузиазмом набрал их столько, что имеющихся в наличие двух рук не хватило для удержания добычи, а все четыре кармана грозили треснуть по швам. Проклиная себя за жадность, Серж утешался тем, что представлял бурную радость сестричек, когда он вручит им отделанные в морском стиле ожерелья. Пустячок, конечно, зато приятно, к тому же Майя увлекается всем
водным, значит, и подарок будет как раз кстати, а Джессика....
        Что подумает Джессика, Серж представить не успел, потому что наконец-то удосужился оторвать алчный взгляд от песка, а представшая его изумлённому взору картина была столь фантастична, что руки лидера сами собой разжались, и ракушки бесполезным мусором посыпались на песок. Серж машинально переступил через образовавшуюся кучку, даже внимания не обратив, что у него вроде что-то упало.
        Во всей своей красе, в каких-то жалких трёх кабельтовых от берега на волнах покачивался незнакомый парусник!
        Серж оступился и сел на попу.
        - Ой.... - тихо сказал он, потрясённый величественным зрелищем. Подумал и снова сказал: - Ой....
        В бедной, забитой всяким хламом лидерской голове судорожно метались мысли, сталкиваясь и больно ушибаясь лбами. Что делать? Что делать-то, лю-уди-и?! Бежать за всеми? А если ОН уплывёт? С другой стороны, чего сидеть-то? А если команда узнает, что Серж скрыл ото всех такое зрелище, то не миновать лидеру инквизиторского костерка....
        Корабль меж тем не предпринимал никаких попыток покинуть акваторию острова, даже вроде ближе подошёл. Решившись, Серж заставил себя повернуться спиной к этому фантастическому зрелищу и припустил к дому.
        Остальные как раз подходили к крылечку, но остановились при виде бегущего к ним Сержа. Притом, что лидер бежал с пляжа (хотя, вроде бы, уходил домой), он ещё и размахивал руками и орал что-то очень неразборчивое. Маги поняли, что случилось нечто чрезвычайное. Пока Лекс раздумывал, подождать ли Сержа с объяснениями или сразу загнать всех в дом, Джессика бросилась к своему герою:
        - Серж! Что с тобой? Тебя нужно спасать?
        - ... Да пираты же! - донеслось до студентов, - я вам кричу-кричу, а вы как неродные.
        - Пираты? - хором ахнули сестрички. Тайрел снисходительно на них покосился и решил воздержаться от подобного выражения удивления, дабы не выглядеть столь же по-детски.
        - Чего ты орёшь, Робин? - насмешливо спросил он. - Что, господа пираты устроили показательный абордаж и напугали тебя до печеночных колик?
        - Иди ты со своими шуточками! Я же говорю, пиратская шхуна маячит прямо у самого нашего пляжа! Или вам неинтересно посмотреть на настоящих пиратов?
        - Ты уверен, что они настоящие? - строго спросила Эрика, вместе со всеми двигаясь к пляжу.
        - Угу, знак качества стоит, - пробурчал Серж. Ну и вопросики у неё, один умней другого....
        На пляже всё было по-прежнему. То есть, песок, пальмы, море, у побережья маячит похожий на корыто парусник, да возвышается кучка уроненных Сержем ракушек вперемешку с камнями.
        - Ух, ты! - восхищённо сказала Джессика.
        - Вот, а я о чём! - с гордостью сказал Серж, словно драная всеми демонами ада шхуна была ценнейшим произведением искусства и к тому же его личным творением, над которым он корпел последнюю тысячу лет.
        - Тьфу, смотреть не на что, - Тайрел брезгливо сморщился. - Удивляюсь, как эту лоханку ещё держат морские волны. По всем признакам, ей давно пора на свалку.
        - Похоже, господа пираты именно там и отыскали своё судно, - задумчиво предположил Лекс. - Одного не понимаю: это всё-таки настоящие пираты, или кто-то решил провести отпуск таким оригинальным образом?
        - В любом случае, это не богатенький буратино, - твёрдо сказала Эрика. - Вы только посмотрите на это убожество! Ни один здравомыслящий человек не станет доводить себя и своё пристанище до такого свинского состояния!
        - Значит, это очень бедненький буратино, который решил поправить бедственное положение своего кошелька пиратским промыслом! - хихикнула Джессика. - А в пути у бедняг закончилось мыло, поэтому они так неаккуратно выглядят.
        - Да нет, это, наверное, средство устрашения, - совершенно серьёзно предположил Серж, - чтобы потенциальные жертвы пугались уже при виде этого кошмарика и сами выбрасывали за борт отступного, чтобы те и не думали приближаться. Мало ли какую бяку занесут, блох, например, или там вшей....
        - Какая гадость! - с искренним отвращением сказала Джессика.
        - Полностью с тобой согласен, - кивнул Серж. - Впрочем, можешь переставать морщиться. Они уже уходят, видишь? Наверное, наш остров кажется им омерзительно чистым и ухоженным.
        - Ага, особенно ты! - не удержался Тайрел. Видок у Сержа и впрямь был не слишком опрятный, один только полуоторванный карман чего стоит, а ведь был ещё песок на коленках и запутавшиеся в волосах растительные остатки....
        - Не думаю, что с такого расстояния пираты смогли разглядеть, как мы выглядим, - примиряюще сказал Лекс. - И, кстати, по-моему, их парусник не грязный, а просто очень старый. Когда кораблю столько лет, его хоть ежедневно драй с порошком, а без реставрации не обойдёшься.
        - Похоже, ты прав, - кивнула Эрика, щурясь вслед уходящему паруснику. Пока коллеги вяло обсуждали внешний вид шхуны, она успела активировать заклинание Далёкого Взгляда, рассмотреть корабль и сделать кое-какие выводы. - Пираты это или нет, выводы делать ещё рано. Тайрел, что ты кривишься, будто я тебя червяками кормлю? Если так неймётся, сплавай туда и задай этим достойным людям пару-тройку вопросов.
        Они постояли немного на берегу, молча, смотрели, как тает за горизонтом точёный чёрный профиль чужого корабля. На таком расстоянии его плачевное состояние не так бросалось в глаза, и не один из магов в этот миг почувствовал странное томление в душе - еле заметную тень, призрак тоски - "вот бы и нам так...".
        * * *
        После вечерних посиделок Эрика выскользнула из зала вслед за Лексом, жестом попросив его немного задержаться.
        - Лекс, погоди, пожалуйста, я хочу с тобой поговорить. - Она проводила подозрительным взглядом уходящих Аини и Тариэла, демонстративно не обращающих на неё ни малейшего внимания.
        -О чём? - напряжённо спросил Лекс, проследив направление её взгляда. - О нравственности в межличностных отношениях практикантов?
        - Нет, сейчас не об этом, потом как-нибудь.... - Эрика не закончила фразу, однако Лексу хватило и незаконченной, чтобы содрогнуться от такой ужасающей перспективы. - Я хочу поговорить о, так сказать, государственной политике внутри коллектива. То есть, о непосредственных обязанностях лидера.
        - Это к Сержу тебе нужно обратиться. Знаю, что ты его слегка недолюбливаешь, но лидер-то у нас он, а не я, - с надеждой предположил Лекс.
        - Я помню, - отмахнулась Эрика, - честно говоря, это меня и расстраивает. Он же совершенно не умеет работать с коллективом. Не то, что управлять - он и справиться с ним не может!
        - Эрика, мне кажется, что ты идёшь на поводу эмоций,- мягко сказал Лекс. - Серж прекрасно вписался в команду и легко находит общий язык со всеми её членами... ну, почти со всеми.
        - Лекс, о чём ты говоришь?! - Эрика была настолько потрясена заявлением коллеги, что перешла с драматического полушёпота на нормальный человеческий голос.
        Впрочем, спрятавшемуся за занавеской Сержу и без того было слышно каждое слово.
        - Максимум, на что хватает его фантазии, это на бесконечные купания и гулянки! Нормальный лидер давным-давно привлёк бы всех к выполнению летних заданий или придумал какое-нибудь общее важное дело! Вместо этого мы который день бездельничаем под его чутким руководством, словно приехали не на практику, а на каникулы! А эта сладкая парочка, Тайрел и Аини! Они же вообще Сержу не подчиняются, и, заметь, он даже не пытается подавить их сопротивление! Какой авторитет может быть у столь безалаберного человека?!
        Серж в своём закутке давился беззвучным хохотом. В эту минуту он искренне сочувствовал Лексу. Ещё бы: с серьёзным видом слушать этот бред по силам, пожалуй, только Одинокому Волку!
        - Эрика, я правильно понял, что у тебя куча претензий к Сержу как к лидеру и как к человеку? - уточнил Лекс. Серж тайно позавидовал его выдержке. Надо же, до сих пор умудрился сохранить спокойствие! Не иначе, как он железный. И эта швабра ещё считает себя умнее всех!
        - Как к лидеру, - хмуро поправила Эрика, понимая, что собеседник не спешит целиком и полностью разделять её взгляды. - Как к человеку - это несущественно, у нас у всех друг к другу какие-то претензии. Но Серж - лидер, поэтому он....
        - Я понял, понял, - торопливо сказал Лекс; видимо, и его почти бесконечное терпение начало истощаться. - Но я-то тут причём?
        - Ты - самый здравомыслящий человек в команде, - призналась Эрика. Серж подумал, что в устах такой клюшки это заявление здорово смахивает на признание в любви.
        - Весьма спорно. Эрика, мне кажется, тебе всё же стоит поговорить на эту тему с Сержем. К тому же, не один бездельничает на этой практике. Мы все такие, если честно. До сих пор не можем унять головокружение от внезапно свалившейся свободы. Ты ведь тоже до сих пор не нашла себе занятия по душе, - с лукавой усмешкой заключил Лекс. Эрика прикусила губу: он попал в цель.
        - Дело не в заданиях, - наконец, сказала она, - и даже не в непрерывном празднике жизни, который вы все тут себе устроили. Лекс, я хочу с тобой посоветоваться.... Ну, наверняка ведь раньше бывало, что человек, назначенный лидером, вдруг оказывался... ну, не самой удачной кандидатурой. Ну, как у нас, например. Что мы имеем право сделать в такой ситуации?
        Лекс задумался. Серж навострил уши.
        - Побеседовать с ним.... Попробовать повлиять собственным примером, посоветовать что-нибудь, - неуверенно предположил Лекс.
        - Всё это было и всё не принесло никаких результатов, - отмахнулась Эрика. - Меня вот что интересует: можем ли мы все объявить несостоятельному лидеру импичмент? Провести перевыборы, дабы этот ответственный пост занял достойный кандидат, а не жертва шутки Великого Магистра. Я не уверена, что знаю, как проводятся подобные процедуры: Наставник не оставил на этот счёт никаких указаний.
        У Лекса отвисла челюсть.
        - Эрика, это начинает походить на Безумие Магов. Переизбрание лидера не в нашей компетенции, и никто этим заниматься не будет, - на последних словах он невольно повысил тон.
        - Но бывают же экстренные случаи, - упрямо сказала Эрика, не ожидавшая столь резкого неприятия ее идеи. Она уже поняла, что переубедить Лекса ей не удастся, но упорно продолжала гнуть свою линию, неизвестно на что надеясь. - Ну, болезнь, например, или смерть.... Сумасшествие.... Или без вести пропал человек, всякое бывает....
        - Наш Серж, к счастью, пока имеется в наличии, жив, здоров и не безумен, - сухо сообщил Лекс. - Или ты предлагаешь заразить его чем-нибудь неизлечимым, свести с ума, потерять в лесу и, в конце концов, прикончить, чтобы не мешал претворять в жизнь твои грандиозные планы?
        Серж мысленно пообещал Эрике трёхнедельный карцер строгого режима. То есть, велеть молчать, не читать Устав, отобрать правила техники безопасности и запретить писать отчёты. То-то она помучается!
        - Разумеется, нет! Я думала, есть цивилизованные способы избавить команду от этого стихийного бедствия.
        "Это кто ещё из нас бедствие?!" - оскорбился Серж в своём убежище.
        - Самый лучший способ - перестать относиться к Сержу как к стихийному бедствию, - широко улыбнулся Лекс. - Подумай на досуге: многие ли поддержат тебя в случае открытых выступлений? Боюсь, ты рискуешь остаться в одиночестве, потому что всех нас, в отличие от тебя, Серж абсолютно устраивает.
        "О да, особенно Тариэла, - язвительно подумал Серж, - уж он-то, конечно, счастлив, как весенняя птичка на гнездовье!"
        К его огромному сожалению, на этой мажорной ноте дискуссия увяла. Серж услышал, как Лекс пожелал Эрике спокойной ночи, очень тихий вежливый ответ девушки и дробные нестройные шаги, свидетельствовавшие о том, что обе пары ног, их совершавшие, унесли своих обладателей в разных направлениях.
        Выждав для верности ещё несколько минут, Серж поднялся к себе. Ему не спалось. Нет, он нисколько не волновался, что пресловутый трон качается под его седалищем: да он кому угодно бы его с песнями вручил, ещё и поблагодарил бы за избавление, но навязчивая идея Эрики о его несостоятельности в качестве руководителя потихоньку начинала действовать ему на нервы. Как будто ей заняться больше нечем, кроме как подсчитывать его многочисленные промахи! В конце концов, что бы там себе не выдумывала мадам Старший Надзиратель, какая-никакая, а ответственность на нём лежит, и он себе прекрасно отдаёт в этом отчёт... как и в том, что в конце практики больше всех достанется на орехи именно лидеру.
        Подслушанный разговор его скорее позабавил, чем расстроил. Но где-то в глубине души гнездилось смутное беспокойство за девушку. Серж прекрасно понимал, что чем больше Эрика упорствует в своём негативе, тем глубже он пускает корни в её разуме. И очень хорошо представлял, к чему это может привести.
        * * *
        Аини сидела на подоконнике, распахнув окно навстречу вечернему воздуху. На горизонте собирались темно-фиолетовые тучи; близилась гроза. Солнце уже совсем склонилось к закату, озаряя последними золотыми лучами деревья, сквозь темно-зеленые листья в комнату проникали лишь отдельные его блики. Под самым окном простирались ветви цветущих тропических растений, наполняя комнату легким ароматом.
        - Настанет день, прогонит ночь... - девушка начала тихонько напевать песню, подходившую под настроение, странно грустное в преддверие дождя.
        - Мы вместе у окна сидим и ждем, когда польется дождь... - мягко докончил строку темноволосый парень, неслышными шагами подходя к окну.
        Она повернула голову и улыбнулась пришедшему.
        Тайрел нерешительно протянул руку. Она не отстранилась, и он задумчиво тронул ее распущенные волосы, ласково пропустив сквозь пальцы темные пряди. Разговаривать почему-то не хотелось; он почувствовал и уловил ее настроение.
        - Нам при дожде всегда везло, на радость - или всем назло... - словно в ответ на ее слова, за окном грянули первые раскаты грома. Сразу резко стемнело, по листьям забарабанил дождь.
        Ветер изменил направление, и ливень внезапно обрушился на подоконник. Она не ушла, просто закрыла глаза, подставляя лицо дождю, и стоящий рядом человек сделал то же самое.
        ...Ливень прекратился так же внезапно, как и начался, все же успев промочить их до костей. Последние лучи солнца падали прямо в окно, преломляясь бликами в каплях на зеленых листьях. Тьма в комнате рассеялась, стало светло, как бывает только вечером после грозы - золотой с оранжевыми отблесками свет.
        - Душ на халяву! Неужели я был таким пыльным? - он шутливо помотал головой, и брызги разлетелись во все стороны.
        Девушка отбросила с лица мокрые волосы и счастливо рассмеялась в ответ - грусть ушла, смылась дождем; природа обновила себя, и с ней обновились и те, кто не стал прятаться от грозы. Она ощущала биение своей стихии, стихии Жизни, во всем, что ее сейчас окружало. Невыразимо хотелось этим поделиться, дать почувствовать, как ощущается пульс природы.
        - Я чувствую себя так, будто заново родилась, - просто ответила она. - Все вокруг какое-то... новое.
        Он с удовольствием вдохнул свежий после прошедшей грозы аромат мокрой листвы и мягко сказал:
        - А в этом новом... будет место для меня?
        Девушка поймала в ладони солнечный зайчик и молча улыбнулась в ответ...
        ГЛАВА 6
        Рано утром, едва дождавшись рассвета, неугомонная Джессика деликатным стуком в дверь разбудила своих соседей по коридору. Деликатным-то деликатным, но нельзя сказать, что совсем уж незаметным, посему и игнорировать сей раздражающий фактор оказалось бедным магам не под силу. И если Майя встала легко и весело, сияя точной копией сестричкиной улыбки, то Серж сопротивлялся ещё долго: стенал и кряхтел из-за двери, изображая бурные страдания, пока Майя не пригрозила выломать двери.
        - Нет, я понимаю, Александр Македонский, конечно, великий полководец, но зачем же стены крушить? - совершенно нормальным - безо всяких стонов - голосом спросил Серж.
        Джессика в ответ сладким голосочком объяснила, что издаваемые лидером звуки свидетельствуют о наличии у него некоей загадочной, но весьма тяжёлой болезни, находящейся на пике обострения. И что их, сестричек, долг состоит в том, чтобы как можно быстрее проникнуть в комнату и облегчить страдания больного, даже если при этом девушки рискуют оскорбить свои взоры лицезрением обнажённых лидерских телес. При этом близняшки злокозненно хихикали и даже выражали готовность сбегать за Лексом, дабы дверь сподручнее выносить было.
        - А сиделкой посадим Эрику! - дала волю фантазии Майя. - Она будет рассказывать тебе нравоучительные сказки и душеполезные истории, а в промежутках следить за неукоснительным соблюдением строгого режима!
        Неизвестно, чего Серж испугался больше: незапланированного стриптиза вследствие выломанных дверей или добрых сказок Эрики, но в коридоре он оказался уже через пять минут, свежий, почти элегантный и даже благоухающий парфюмом. Подарив сестричкам по дружескому поцелую в румяные щёчки, Серж бодро отрапортовал, что вполне проснулся, скорбями телесными не обременён, посему готов к труду и обороне. И так незаметненько повёл девушек куда-то в сторону кухни. Разумеется, путь к сердцу мужчины пролегает отнюдь не через желудок, в этом он твёрдо уверен и голову оторвёт любому, кто намекнёт, что это не так.... Но, наверное, он, то есть, путь, всё-таки лежит где-то рядом с ним, то есть, с желудком.
        - Что-то ты помятый немного, - заметила Джессика, критически обозревая действительно слегка потрёпанную, несмотря на все старания, физиономию Сержа, - Признавайся, чем всю ночь занимался?
        - Думал! - гордо ответствовал лидер. - Всю ночь напролёт, представляете?! Да ещё Тайрел, чтоб ему пусто было, одолжил вчера утюг, а вернуть не удосужился!
        - Какой утюг? - осторожно уточнила Майя.
        - Какой-какой, обыкновенный. - Серж пожал плечами. - Которым он каждое утро красоту перед зеркалом наводит. И нет бы свой завести - всё у меня клянчит. Мне-то в принципе не жалко, я редко им пользуюсь, но сегодня эта скотина меня подставила капитально! Даже вы заметили, что я слегка не в форме. Вот незадача-то! - всё это Серж говорил с абсолютно серьёзным лицом, словно его заклятый оппонент и впрямь ежеутренне утюжил лицо, да ещё и, склеротик этакий, порой заныкивал казённое имущество.
        Джессика нервно хихикнула, захлопнула рот и пообещала справиться у Тайрела на предмет возвращения утраченного имущества.
        - Не надо, девоньки, не стоит вам вмешиваться в это дело, это наши внутренние, сугубо мужские заморочки, - грустно попросил Серж. - Я сам с ним разберусь, чай, не впервой.
        На этой оптимистической ноте троица валилась на кухню, где, всем на удивление, обреталась одна лишь Эрика, мужественно сражавшаяся с завтраком.
        - Сегодня на завтрак творожная запеканка, - сообщила девушка после приветствий. - Я сама готовила. Надеюсь, вы любите творожную запеканку.
        - Обожа-аю! - Серж ничуть не покривил душой. Однако близняшки покосились на него с заметным удивлением, словно не ожидали от грозного и могущественного мага такой прозаической вещи, как любовь к творожным запеканкам. Вот лицо по утрам утюгом гладить - это пожалуйста, "стиль", как говорила одна Майина однокурсница. Впрочем, сами сестрички тоже испытывали к разного рода запеканкам некоторую слабость, так что особых разногласий по поводу меню не возникло.
        Эрика самолично водрузила каждому на тарелку по огромному куску, а сама, вооружённая лопаточкой, застыла у разделочного стола - не иначе, как намеревалась лично проследить за тем, чтобы коллеги слопали свои порции до последней крошки, а в случае чего не преминула бы наказать провинившихся.
        - М-м, без изюма, прямо как я люблю! - рискнувший продегустировать первым, Серж расплылся в блаженной улыбке. Карцер и Эрика потихоньку переставали казаться ему столь неотделимыми, как представлялось вчера вечером. - И с ванильным сахаром, верно? Эрика, ты изумительно готовишь. Пожалуй, мне придётся попросить добавку, даже если после этого кое-какие сони останутся без завтрака.
        И тут случилось чудо! От лидерской похвалы Эрика вдруг залилась краской, смущённо пробормотала "спасибо" и отвернулась к плите, усиленно делая вид, что её внимание всецело поглощено закипающим чайником.
        Творческий процесс ожесточённого пожирания всяких вкусностей был прерван в самом разгаре тихим и незаметным Тариэлом. Вообще-то, обычно оба эпитета мало подходили спесивому горцу, но сегодня был как раз тот случай. Для начала это чудо природы минут пять маячило в дверях, прежде чем решиться переступить порог "храма чревоугодия". Эрика бросила беглый взгляд на новую жертву своего кулинарного искусства и вновь отвернулась к плите, следить за закипающим молоком.
        - Привет, Тайрел, запеканку будешь, или лучше сразу всё Сержу скормить? - мимоходом поинтересовалась она.
        - Давай, Тай, думай быстрее, а то я и в самом деле всё сожру! - радостно подхватил Серж.
        - Кто тут покушается на мой завтрак? - бледное и очень грустное привидение, слегка смахивающее на Тайрела, отчаянно попыталось изобразить на своей физиономии улыбчивый оскал людоеда, долженствующий исполнять обязанности временно профнепригодной приветливой улыбки. - Жри-жри, это же моё любимое блюдо: Серж, фаршированный завтраком!
        - Ой, Серж.... - Джессика тихо охнула и схватила лидера за рукав. - Посмотри, он же....
        - Да, Робин, боюсь, дело плохо, - с тяжёлым вздохом подтвердила Майя. - Похоже, Тайрел не только заныкал, но и потерял твой утюг, это у него просто на лице написано....
        - О, как ты мог! - на полном серьёзе взвыл Серж. - Как ты мог, о несчастнейший из варваров, потерять мой утюг?! О, как я смогу восполнить столь ужасную потерю? Безмерно горе моё, ибо ничто на свете не заменит мне возлюбленного моего образчика бытовой техники!
        Серж только после слов сестричек обратил внимание, что рожа Тайрела и впрямь утюга просит. В хорошем смысле. Ибо был сей горец, мягко говоря, настолько не в форме, что одним своим плачевным видом мог бы вызвать невольное истечение скупой мужской слезы. А "бы" потому, что вопреки первому впечатлению, Тайрел был отнюдь не печален и грустен, а вовсе даже наоборот: безобразно, беспардонно, бесстыдно счастлив. Счастлив настолько, что за этим важным фактом как-то терялись всякие несущественные подробности вроде слегка некондиционного фэйса. Загорелое лицо его изобиловало помятостями и складками, составляя прекрасный ансамбль с не менее мятым костюмом - синим в белую полосочку. К сожалению, счастливое состояние души сего дивного персонажа весьма плачевно сказалось на его способностях к здравому мышлению.
        - Чего-чего? - вяло удивился Тайрел. - Чего это ты несёшь про любовь с бытовой техникой?
        - Не про любовь, а про утюг, - объяснила Джессика.
        - Обычный утюг, которым ты каждое утро морщины перед зеркалом разглаживаешь, - подхватила Майя. - Серж тут раскрыл страшную тайну, что ты по утрам этот утюг у него одалживаешь и периодически забываешь вернуть. Вот как сегодня, например, так что он тоже слегка не в форме.
        Тайрел понял едва ли половину и вначале решил бурно возмутиться против такого злостного поклёпа. Но увидев, с каким ошеломлением Эрика взирает на этот спектакль, мигом решил, что троица задумала дивный розыгрыш этой зануды, и с готовностью включился в игру:
        - Ах, да, утюг! Точно-точно, как же это я сам не догадался!.. В самом деле, я же собирался занести его тебе сегодня утром. Ты извини, Серж, я совсем забыл. Накладочка вышла. Разбудил меня, понимаешь, сегодня часов этак в пять... то есть, в шесть... не помню кто, кажется, Лекс.... Или Трайд?.. Не, точно Лекс. Дескать, Тайрел, спасай, одолжи утюг, век помнить буду, ибо жизнь моя младая вянет на корню. Ну, я спросонок и поделился с товарищем.
        Серж мысленно взвыл от восторга, не забыв пихнуть локтём Майю, чтобы не хихикала столь откровенно. Ну, Тайрел, ну, умница!
        - Да-а, то-то я и смотрю, - глубокомысленно протянул он, - что-то вот рожа у тебя ну прям утюга просит!
        Сестрички, всхлипывая от смеха, уткнулись друг дружке в плечи. Тайрел было напрягся, но мигом вспомнил о розыгрыше и покаянно закивал:
        - Найду я тебе твой утюг, вот гадом буду, а найду! - поклялся он.
        - Ты давай жрать садись! - грозно приказал лидер. - Смотреть на тебя тошно. Эрика, будь добра, дай нашему варвару двойную порцию.
        Эрика, пребывающая в состоянии полной прострации, послушно выполнила просьбу и опять застыла памятником, прижимая к груди кувшин с горячим какао. Для равновесия, надо полагать.
        Майя участливо пододвинула Тайрелу чашку горячего питья, с умилением наблюдая, как тот с аппетитом наворачивает запеканку. Наконец, он подобрал последние крошки с тарелки и принялся мелкими глотками цедить какао.
        - Кстати, а что это такое я ел? - вдруг спросил он. - Вкусно, но никак не могу понять, что же это мне напоминает....
        - Это творожная запеканка. Эрика готовила, правда, здорово получилось?
        Тайрел уставился в тарелку с таким видом, словно узнал, что ему только что скормили тараканов, фаршированных стрихнином.
        - Творожная?! Я НЕНАВИЖУ творог!
        Серж тихо сполз под стол, не в силах удержать рвущийся наружу хохот.
        - Мы заметили, - тактично сказала Джессика. - Эрика, ты гений в кулинарии! Ты только посмотри: сей печальный молодой человек, признавшийся, что терпеть не может творог, только что обожрался твоей запеканки до желудочных колик!
        - Может, ты ещё и какао не любишь? - спросил из-под стола Серж. - Тогда, будь добр, обрати внимание: в чашке у тебя налито именно оно. И ты его сейчас пьёшь!
        - Я так думаю, это всё последствия разлучения Тайрела с утюгом! - сдавленно хихикая, предположила Майя. - Тайрелов организм просто не в силах выдержать долгого отсутствия привычной процедуры!
        Лёгкое покашливание от двери показало, что импровизированный спектакль, устроенный неунывающим лидером, получил нового зрителя.
        - С добрым утром, что ли... - неуверенно сказал Лекс, гадая, не будет ли он лишним.
        Близняшки воззрились на него с немым восторгом. Первой опомнилась Майя.
        - Ой, Тайрел, смотри, Лекс!
        - Ну... ээээ... а... точно! - просиял Тайрел. - Лекс, отдай утюг!
        - Пожааалуйста! - робко протянул Серж.
        - Утюг? Какой утюг?!
        - Его утюг! - Тайрел обличающе ткнул пальцем в Сержа. - Вот этой вот рыжей морды утюг!
        - Тай, наверное, это всё-таки был Трайд, - предположил Серж.
        - Нет, это точно Лекс. Ты только посмотри, как он прекрасно выглядит! Ни одной морщинки! Здесь явно заметно постороннее вмешательство!
        - Я так выгляжу от природы, - заявил Лекс. - И от здорового образа жизни. А при чем тут вообще утюг?
        - Тайрел одолжил у Сержа утюг! - доходчиво объяснила Джессика.
        - И что?
        - И не отдаёт. Говорит, что тебе отдал.
        - Не помню, - неуверенно сказал Лекс. - Может, все-таки не мне?
        - Утюг? - в кухню заглянул Трайд. - Вы утюг ищете? Вон, валяется какой-то утюг на крылечке. Не ваш, случайно?
        Немое изумление Тайрела и отпавшая челюсть Сержа были ему ответом.
        Первым опомнился Тайрел.
        - Так это всё-таки был ты! - торжествующе заорал он.
        - Нет, это был не я, - спокойно и вежливо ответил Трайд. - Я, правда, не совсем понимаю, что именно ты имеешь в виду, но к утюгу я имею самое минимальное отношение. Я просто вышел сейчас на крыльцо и обнаружил его там.
        Часом позже Серж выловил Трайда в алхимической лаборатории за остервенелым отмыванием какой-то бурой субстанции со стенок пробирки, пола и оконных рам.
        - Трайд, извини, что помешал творческому процессу, дело жизни и смерти, - начал Серж, старательно не замечая тех же бурых пятен, живописно расположившихся на светлой шевелюре экспериментатора. Трайд кивнул, мол, продолжай, ничего страшного. - Только честно, где ты добыл этот злосчастный утюг?
        - Я же говорил, на крыльце, - без удивления отозвался алхимик, разглядывая на свет только что вымытую реторту.
        - А кто его туда принёс?
        - Откуда мне знать? - слегка удивился Трайд. - Вы же с Тариэлом посвятили всё утро обсуждению этого предмета. Меня с вами не было.
        Серж сразу как-то весь сник и с обречённым видом уселся на край стола.
        - Трайд, понимаешь, тут какое дело.... Не было никакого утюга.
        - Был, я сам видел. Не сиди, пожалуйста, на столе.
        Серж адресовал коллеге возмущённый взгляд, мол, что это ещё за мелкие наезды по поводу правил поведения?
        - Дело в том, что этот стол я ещё не вымыл, - флегматично продолжил Трайд, - и твоя одежда может пострадать.
        Серж подскочил как ужаленный и торопливо освидетельствовал заднюю часть своих любимых светлых шорт. Пятен не было.
        - Учти, они не сразу проявляются.
        Лидер только рукой махнул:
        - Ну и фиг с ними. Я ему про утюг говорю, а ему по фигу. Не было утюга, понимаешь? Не было! Я его выдумал. И тут приходишь ты и приносишь утюг.
        Трайд, наконец, счёл посуду достаточно чистой и перешёл к отмыванию стола, на котором Серж имел несчастье посидеть.
        - Ты рассказывай, рассказывай, - как бы между делом заметил он, - я тебя внимательно слушаю.
        - Какой-то ты не такой сегодня, - проворчал Серж, уныло разглядывая бурые пятна, в полном согласии с обещаниями Трайда украсившие его любимые шорты.
        - Просто, параллельно с общением с тобой, я занят обдумыванием одной замысловатой проблемы.... Ничего для тебя интересного, это алхимия! - торопливо добавил он, заметив алчный блеск в ореховых лидерских глазах: Серж обожал чужие секреты. - Кстати, об алхимии.... Боюсь, тебе придётся заняться стиркой. - Он кивнул на изгвазданные лидерские штаны.
        - Может, того, магией обойдусь? - с надеждой спросил Серж. Трайд помотал головой:
        - Даже не мечтай. Думаешь, почему я тут тружусь, как галерный раб, вместо того, чтобы прочитать заклинание и пойти смотреть кино?
        - Откуда я знаю? Вдруг ты любишь физический труд?
        Трайд усмехнулся:
        - Не такой бессмысленный. Дело в том, что магия и алхимия сами по себе очень действенные вещи. По отдельности их использовать - самое милое дело, но вот в сочетании они совершенно непредсказуемы и способны на непредсказуемые результаты. Поэтому я предпочитаю не рисковать и для устранения последствий вышедшего из под контроля эксперимента применяю простую физическую силу. Так что там у тебя с утюгом?
        - Фигня у меня с утюгом. Выдумал для сестричек красивую сказку, Тайрел, умница, поддержал, все довольны... и потом появился ты с выдуманным утюгом под мышкой и поверг меня в пучины сомнений. - Серж подробно пересказал коллеге утреннюю "утюговую эпопею" и скорбно умолк, ожидая всех кар небесных на свою бедовую головушку. В своём нынешнем состоянии он искренне полагал, что всех кар, имеющихся на небесах всех обитаемых миров, мало для наказания такой вопиющей лидерской безалаберности. Против ожиданий, Трайд не стал вертеть пальцем у виска, а с лёгкой улыбкой присел на свежевымытый стол.
        - Всё очень просто, - объяснил он, - силой мысли нескольких довольно могущественных магов безобидная фантазия стала реальностью.
        - Во-первых, не несколько, а всего двое. Близняшки не в счёт, - резонно возразил лидер, - а во-вторых, это мы-то могущественные? Даже Школу ещё не закончили, куда там....
        - В этом-то вся и загвоздка. - Трайд сполз со стола и принялся расхаживать взад-вперёд по лаборатории, заложив руки за спину и рассуждая вслух. Серж покорно водил головой вправо-влево, дабы не терять оратора из виду и очень скоро ощутил первые признаки головокружения.
        - Могу лишь предположить, что неподалёку от нас есть некий мощный дестабилизирующий фактор. Тектонический разлом, магнитная аномалия, флуктуации поля.... В результате многие заклинания меняют свойства, воплощаются в жизнь смутные грёзы и т. д. Уверен, такое с нами на острове уже неоднократно случалось, просто мы не давали себе труда заострить внимание на данных фактах. Утюг же оказался чересчур ярким событием, чтобы мы его не заметили.
        Серж почувствовал, что теряет нить разговора, и перевёл взгляд в окно. Рассуждения Трайда сразу стали гораздо понятнее.
        - Ты хочешь сказать, что теперь все наши магические инсинуации будут работать не так, как надо?
        Трайд пожал плечами, прекратил мельтешить и снова сел на соседний стол.
        - Не исключено, хотя, думаю, маловероятно. Но сложные заклятья могут сбоить, тут ничего не попишешь.
        - Ясно. - Серж покрутил головой для лучшего усвоения информации. - Пойду расскажу остальным.... Послушай, так это получается, что мой утюг - рабочий? И им действительно можно наводить красоту по утрам?
        - Понятия не имею. Попробуй, узнаешь.
        - Хм-м. Я подумаю. Слушай, а его в сеть включать надо?
        - Тебе виднее. Хотя с этим утюгом у тебя определённо возникнут проблемы, если ты попытаешься включить его в розетку.
        - Почему? - осторожно спросил Серж.
        - У него же провода нет!
        * * *
        Безумие Магов, Безумие Магов.... Эрика задумчиво побарабанила пальцами по столу. Что же это за штука такая, если о ней знает Лекс - и не знает она, Эрика? Девушка перерыла всю библиотеку и просидела уйму часов в интернете, но не нашла даже упоминания о чём-то подобном. Остаётся идти на поклон к Лексу, авось снизойдёт к необразованности коллеги и поделится информацией.
        С этой мыслью Эрика решительно выключила компьютер, не забыв тщательно уничтожить все улики, то есть, ссылки на интересующую её тему. Не хватало ещё, чтобы о пробелах в её образовании узнали коллеги, особенно этот несносный Серж.... Или всё-таки Тайрел? Кто её раздражает больше - горец или печально знаменитый лидер, забивший на все свои обязанности оптом? Наверное, всё же не эти двое, а Аини - подстрекатель, задавака и бездельница, не желающая признавать очевидного. Например, того, что Эрика, значительно превосходит её интеллектом, хотя, несомненно, имеет куда меньший успех у противоположного пола. Ну и пожалуйста, не очень-то и хотелось. Она, Эрика, человек серьёзный, на всякую ерунду не разменивается. А личная жизнь.... Что - личная жизнь? Суета сует и томленье духа. Жизнь длинная, успеется ещё... без отрыва от производства....
        Лекса она нашла в библиотеке. Одинокий Волк настолько углубился в самоучитель по нардам, что не сразу понял, что рядом с ним кто-то стоит и чего-то хочет. Увидев, чем занимается товарищ, Эрика от удивления забыла, зачем его искала.
        - Ты интересуешься нардами?!
        -Да так.... Вспомнил, что не умею играть в эту игру и решил полюбопытствовать.
        - А-а.... - Эрика не смогла придумать достойный ответ и вернулась к интересующему её вопросу:
        - Лекс, что такое Безумие Магов?
        - Безумие Магов? Ах, да... - он заложил пальцем в книге нужное место и задумался. - Это болезнь. Человек сходит с ума, и у него внезапно проявляются магические способности. Или наоборот, сначала способности, а после сумасшествие. Эти способности, как правило, хаотичные, слабые и узконаправленные, хотя возможны исключения. Заболеть безумием может и настоящий маг, тогда его поступки становятся агрессивными и непредсказуемыми, а способности выходят из-под контроля. Есть мнение, что маги могут заболеть из-за чрезмерного напряжения умственных и магических сил, а также близкого соседства с мощным дестабилизирующим фактором, и даже вовсе утратить магический дар. Считается, что безумие заразно, но вроде как-то излечимо.... В общем-то, это легенда, обрывки старых хроник. Мой Наставник упомянул об этом однажды на лекции по оборонной магии, и больше нигде ничего подобного я не слышал. Тебе лучше с этим вопросом обратиться к Аини, она обожает всякие легенды и предания. Возможно, и знает что-то ещё. Может быть, Джессика, как целитель, что-то слышала.
        Эрика поблагодарила его и вышла из библиотеки, мимоходом заметив, что Лекс уже снова уткнулся в книжку. Обратиться к Аини?! Она ещё не настолько утратила чувство собственного достоинства. Будем считать, что полученной информации ей вполне достаточно, тем более что Лекс упомянул, что это - всего лишь легенда, а в его устах, наверное, просто фигура речи.
        К Аини она так и не пошла.
        ГЛАВА 7
        Вечером, сидя с друзьями в гостиной у камина, Майя вдруг сказала:
        - Знаете, я недавно перечитала свой дневник и обнаружила любопытную закономерность... - под изумлёнными взглядами коллег по нелёгкой магической доле она неожиданно сникла и, словно оправдываясь, объяснила: - ну, да, я веду дневник... иногда, под настроение.... Так вот, позавчера я его перечитала ... и немножко удивилась.
        - Что, понаписала там такого, чего ни в одном из обитаемых миров и быть не может, половину написанного успела забыть напрочь и теперь изумляешься бурному взлёту своей фантазии? - лениво осведомился нахальный черноволосый парень, развалившийся в кресле и небрежно, исключительно для своего удовольствия полировавший запасной футболкой хищную кривую саблю. По тускло-серому лезвию плясали блики пламени. В неверном свете камина казалось, что шамшер живой и тихо дремлет на коленях хозяина, в любой момент готовый сорваться в бой, в безумную и безнадёжную пляску смерти....
        Майя помотала головой, отгоняя нелепые фантазии. Придумается же такое.... Мужественно пропустив мимо ушей очередную шпильку главного несчастья команды, она продолжила:
        - Мы так и не рассказали друг другу, как вообще попали на эту практику. Досадный пробел в истории знакомства, вам не кажется?
        Студенты переглянулись, как бы выбирая, кто первый будет признаваться в скрытых способностях и талантах... если таковые имелись, конечно.
        - Меня выбрали из-за редкого сочетания стихий, - пожала плечами египтянка. - Огонь и Жизнь, наш Магистр решил, что такая практика сможет помочь мне развить мои способности.
        - А меня отправили сюда с целью избавиться от главного несчастья Школы, - шутливо подхватил исповедь Тайрел. - Причем, Фархад так и сказал. Конечно, он явно умолчал из зависти о моих выдающихся способностях и талантах к пирокинезу, как и об умственном превосходстве над всеми остальными студентами....
        - Ври больше, - не выдержал Серж. - Тогда я был послан сюда инопланетянами с целью нести свет, добро и справедливость в массы!
        - И рога, - съехидничал Тайрел. - Тоже в массы. Лееееееееекс!
        - Даааааа? - отозвался в тон ему светловолосый маг.
        - Я знаю, ты здесь в качестве специалиста по душевным заболеваниям и мании величия, специально ради Сержа прислали.
        Серж демонстративно выудил из воздуха большой лист фольги и принялся мастерить шапочку с антеннами.
        - Да нет, - улыбнулся Лекс, не принимая шутки, - я здесь ради совершенствования боевых искусств и использования стихии Воздуха. А еще я специалист по животным, так уж вышло. Никаких секретов, ничего особенного.
        - Ну... - приуныл от серьезности товарища Тайрел. - Тааааак, кто еще у нас остался-то?..
        - Я специализируюсь на лечебной магии, - немного смущённо призналась Джессика, - Магистр считает, что у меня хорошие способности. Он давно обещал дать мне возможность попрактиковаться в полевых условиях, а тут как раз собирали команду на остров. Вот меня и выбрали.... Ну, и еще я готовлю карри и танцую индийские танцы, - улыбнулась она.
        Команда оживилась, в красках представив танцующую Джессику с блюдом карри, та захихикала, ожидая именно такой реакции. В порыве чувств она вскочила с дивана и исполнила несколько танцевальных движений, негромко напевая мелодию. Майя вместе со всеми выдала сестер порцию аплодисментов, после чего обратила взгляд на самого загадочного, на её взгляд, из коллег:
        - Трайд?..
        - Ммм... - Трайд замялся, пытаясь сформулировать для коллег то, чего сам толком не понимал. - Мастер предположил, что на далёком острове у меня найдутся более важные дела, чем превращение в руины алхимической лаборатории. Кроме того, я единственный из его студентов ещё не определился со специализацией, даже алхимией увлёкся только месяца за два до практики, так что он просто не знал, куда меня ещё пристроить.
        - По-моему, здесь и думать нечего, - раздался спокойный голос Лекса, - ты - ментал.
        В гостиной повисла тишина. Семеро практикантов благоговейно уставились на Трайда, так что у того даже уши запылали от смущения.
        Ментал! Надо же! Редчайшая специализация, до сих пор ни один из присутствующих не слышал, чтобы в Школе обучался хоть один студент с такими способностями. Может, оно и к лучшему. Поскольку вульгарной телепатией и управлением чужими чувствами и эмоциями возможности менталов, как правило, не ограничивались.
        Затянувшееся молчание прервалось неуверенным лидерским покашливанием.
        - Так ты что, мысли, что ли, читаешь?
        - Нет, что ты. Я очень слабый эмпат: образы, эмоции, ощущения.... Если бы Лекс сейчас не сказал, я бы и подумать не мог, что являюсь менталом.
        - С ума сойти можно, как всё законспирировано....
        -Так вот почему Дерево Грёз хотело общаться именно с тобой! - осенило Аини. - А я-то думала....
        - Наверное.... Кстати, я должен сказать дереву спасибо: после тесного с ним контакта мои возможности значительно возросли.
        - Точно ментал, - уверенно заключил Лекс. - И ты говоришь, что совсем-совсем не догадывался?
        - Совсем-совсем, - улыбнулся Трайд. - Я всё списывал на предчувствия, которые бывают у всех. Оно и к лучшему: ментала наши Магистры уж точно не отпустили бы ни на какой остров. Ох, страшно вспомнить, я ведь ужасно не хотел никуда ехать. Даже изо всех сил старался как можно больше нарушить Устав, чтобы в наказание остаться на практику в Школе. Хорошо ещё, что во имя той же цели не додумался валить экзамены.
        - Ты не хотел уезжать из Школы? - неподдельно изумилась Майя и не удержалась - поддела его в стиле Сержа: - Неужели она столь прекрасна, что даже кратковременная разлука с ней мучительна для твоего сердца?
        Он засмеялся:
        - Нет, что ты! Школа как Школа, самая обычная. Это долгая история, и мне не хотелось бы сейчас поднимать этот вопрос.
        - Это такая страшная тайна? - сощурилась она.
        - Страшная, вот именно, - вздохнул он. - Но не тайна. Так, глюки для личного пользова­ния.
        - Наши мальчики на тебя плохо влияют, - внушительно сказала Эрика. - Прежде за тобой не водилось пристрастия к сленгу.
        - Увы, это не сленг, а констатация фактов. Понимаете, месяца за два до отъезда у меня вдруг резко начались приступы необъяснимых страхов. Просто накатывал вдруг леденящий ужас, такой, что не вдохнуть, не выдохнуть, даже сердце почти не бьётся. И сны снились... странные. Точно знаю, что кошмары, но поутру не мог вспомнить ни единой детали. Я твёрдо был уверен, что уезжать мне нельзя, что, если уеду, станет ещё хуже, поэтому и старался как можно больше нашкодить. Но так и не решился рассказать об этих страхах Наставнику, вот и уехал.
        - А сейчас? Сейчас эти страхи остались? - спросила Джессика.
        - Нет. Ни чего такого с момента приезда. И со снами всё в порядке, если не считать того случая с Деревом Грёз.
        - Может, тебя кто-то пытался заколдовать? - предположила Эрика.
        - Похоже, - он кивнул, - но не с моей Школы, это точно, я бы почувствовал. С другой стороны, кому это вообще могло понадобиться?
        - Это колдовство не обязательно могло быть направлено на тебя, - задумчиво сказал Лекс. - Кто-то баловался запретными заклинаниями, а ты чувствовал отголоски. Так бывает.
        - Бывает, - согласился Трайд. - В любом случае, концов уже не найти. Вернусь в Школу, попробую разобраться, если подобное повторится.
        Они ещё немного поговорили на эту тему, но как-то вяло. В самом деле, ну что интересного в чужих страхах непонятного происхождения, которые, к тому же, уже месяц как закончились? Тайрел вообще про себя решил, что всё это ерунда, а Трайд - трус, раз не может справиться с такой ерундой. Но вслух этого пока решил не говорить, заранее зная, что ему придётся выслушать в ответ. Причём, не от Трайда, а от всех остальных. Почему-то в команде сложилась дурацкая традиция ни одно его слово не принимать на веру и непременно начинать спорить и опровергать, что бы он ни сказал.
        Непривычный к такому пристальному вниманию к своей персоне, свежеиспечённый ментал, наконец, решил попытаться перевести разговор на другую тему.
        - Серж, а ты помнишь утюг? - спросил он, удачно вклиниваясь в возникшую в разговоре паузу. Лидер недоумённо посмотрел на него, потом лицо его прояснилось, и он активно закивал. - Я изучил его на досуге.... Могу сказать, что это очень удачно спроектированный артефакт. Как известно, слабым местом любого артефакта являются, во-первых, граничные условия его активации, а во-вторых, источник энергии для поддержания процесса. В данном случае для активации достаточно просто взять его в руки и вознамериться им кого-нибудь... э-э, оздоровить. А источник энергии - разница потенциалов между негативной энергией оздоровляемого и позитивной, которую он получает от утюга в процессе воздействия артефакта. Как известно, процент позитивной энергии, получаемой в процессе работы любого лечебного артефакта, прямо пропорционален количеству негативной в соотношении один к пяти. И этой разницы достаточно для работы нашего утюга.
        Студенты некоторое время потрясённо молчали, потом Джесси робко переспросила:
        - Значит, это настоящий магический утюг?
        - Да, я же только что объяснил. - Трайд был спокоен и терпелив, впрочем, как всегда. - Можешь хоть в самом деле красоту по утрам наводить.
        - Сейчас Трайд прочитает тебе лекцию о благотворном воздействии физического труда на молодость и красоту юных магов, - ехидно сообщил Серж. - Мне он уже читал, правда, дело было в алхимической лаборатории, где он умудрился разлить содержимое одной крохотной пробирки на невообразимо огромной площади....
        - И ты, в самом деле, стирал свои шорты вручную? - Трайд засмеялся. - Я тебя немножко обманул. Сразу видно, что ты ничего не смыслишь в алхимии. На самом деле я отмывал реактив руками, чтобы сохранить на поверхностях следы использованного заклинания. Формула ещё окончательно не доработана, но идея хороша, как мне кажется, и я не хотел опять начинать всё сначала. Ты же знаешь, надеюсь, что незавершённые формулы очень неустойчивы и разрушаются от малейших следов использованной поблизости магии? А ты поверил....
        - Я в таких случаях сохраняю матрицу заклятья на дискетку.... И не смотрите на меня так, я знаю, что они нигде не используются сейчас, мне же их в компьютер не вставлять. Почему-то именно дискета оказалась единственным носителем, на который мне вообще удаётся сохранять матрицы. А алхимию в нашей Школе вообще не преподают. Ты-то много разбираешься в алгебраических описаниях абстрактных магических категорий?
        - Всё, сдаюсь. - Трайд поднял руки, словно и в самом деле собрался сдаваться в плен. - Был не прав и готов загладить свою вину прочтением краткой лекции по основам алхимии.
        Серж затравленно огляделся, выискивая пути отступления. Бедный парень явно не ожидал, что его пламенное выступление будет иметь такой резонанс, и расплата наступит так скоро. Почти безнадёжное положение спасла Эрика, которую, к вящему удивлению всех присутствующих, внезапно заинтересовала исторгнутая лидерскими устами абракадабра.
        - Ты занимаешься такими вещами? Это же очень интересно! Я сама люблю математику, но у нашей школы, к сожалению, иная направленность.
        Серж махнул рукой.
        - Дело не в Школе. Просто мой Наставник - доктор математических наук, у него и диссертация по каким-то абстрактным уравнениям, вот и мучает студентов, пользуясь своим служебным положением. - Несмотря на ворчливый тон, было ясно, что Серж совершенно без ума от своего Наставника и отнюдь не прочь подвергаться упомянутым мучениям. - Сам-то я больше ёмкостью заклятий интересуюсь да программированием немного. То есть, рассчитываю количество энергии, необходимое для активации того или иного заклятья в дифференцированных условиях внешней среды и при полиморфном целеполагании.... - Серж увлёкся, как доселе Трайд, совершенно не думая, способны ли собеседники понять хоть половину из упоминаемых им терминов. - Вы в курсе, что, например, в зависимости от количества энергии активации, одно и то же заклинание может срабатывать с диаметрально противоположным результатом?
        - Я специализируюсь на так называемом "веерном эффекте", то есть определяю границы срабатывания заклинаний в рамках поправок к теории вероятности, - призналась она, - но здесь в самом деле не слишком удобно вести научные беседы, поэтому....
        - Ну! - обрадовался Серж, благополучно пропустив мимо ушей вторую половину её фразы. - Совсем близкие темы! Наверняка и с компьютером на ты, в таком деле без него не обойтись. Я угадал?
        - Разумеется, мог бы и не спрашивать. Я составляю алгоритмы расчётов, проверочные тесты и прочую рутину. Для непосвящённых скучно, но мне нравится.
        - Теперь понятно, почему ты такая зануда! - облегчённо вздохнул Серж. - В вашем деле без занудства ни туды и ни сюды, каждая мелочь на счету.... Знаешь, Эрика, если бы не эта милая черта твоего характера, ты была бы отличной девчонкой. Ты всё-таки подумай над этим, люди - не компьютерные программы, с нами можно и не так строго.
        Девушке пришлось приложить немало усилий, чтобы щёки не расцветились предательскими алыми пятнами. Ох уж этот лидер с его непрошеными комплиментами.... И ведь в точку попал, мерзавец, и знает об этом, и, конечно же, ждёт её реакции. А вот шиш тебе, как любит говорить Тариэл, а не замешательство. Мы тоже не лыком шиты.
        - Я подумаю, - безмятежно пообещала она. - А ты говоришь, с компьютерами вообще что-то страшное творишь? Не поделишься секретом?
        - Секретом поделиться не жалко, да только вам он ни к чему, здесь талант нужен. Я сочетаю компьютерные технологии с заклинаниями, иногда такое выходит, что самому страшно. На моё счастье, педантизм здесь не является основным критерием профпригодности, скорее даже, наоборот.
        - Теперь понятно, почему ты такой разгильдяй! - Эрика, в свою очередь, тоже не удержалась от шпильки, перефразировав его собственное замечание в её адрес.
        -Зато девушкам нравлюсь!
        * * *
        В гостиной было почти пусто. Только Серж нахально сидел в его, Тайрела, любимом кресле и увлечённо что-то рисовал, от усердия высунув кончик языка. Как подозревал горец, это была карикатура на него, потому что при виде Тайрела он моментально сгрёб свои листочки и выбежал из гостиной. Второпях он не заметил, что один из листков упал со стола и остался валяться под креслом. Горец невозмутимо подобрал улику. К его удивлению, там был нарисован парусник.
        Тайрел задумчиво почесал затылок, потом взял карандаш, исправил паруса и, злорадно ухмыльнувшись, сел на Сержево любимое место, как будто ничего и не делал.
        Через минуту прибежал Серж, почему-то с мокрой головой, увидал на столе свой рисунок и слегка обалдел. Суровый лидерский взгляд остановился на единственном кандидате в покойники, то бишь, на Тариэле.
        "Правильно, кто у нас главный злодей?" - с ухмылкой подумал тот.
        - Кто нарисовал бригантину?!
        "Кто? Ну, Робин, попробуй догадаться..." - Ну, я, - нахально сказал Тайрел. - В чём дело, Робин? Ты поражён моим талантом художника?
        - От слова худо, - хмыкнул Серж, - может, ты ещё и вид спереди нарисуешь, маляр несчастный?
        - Конечно, нарисую! - лениво ответил Тайрел. Взял карандаш, включил воображение и действительно нарисовал - трёхмачтовый парусник, поскольку не смог вспомнить, как выглядит бригантина.
        Серж брезгливо изучил сей шедевр живописи и скептически заметил:
        - Мачт многовато.
        - Ты же не сказал, что нужно рисовать именно бригантину! - огрызнулся Тайрел.
        - Хорошо, наверное, быть идиотом, - завистливо вздохнул Серж. - Как можно построить корабль, у которого сбоку две мачты, а спереди три?! У тебя в голове мозги или опилки?!
        В глазах Тайрела вспыхнули зловещие огоньки. Он совсем уже собрался ответить очередным оскорблением, как вдруг понял, что его противник сгоряча нечаянно проговорился.
        - Значит, собираешься строить корабль? - растягивая слова, поинтересовался он.
        "Упс.... Встрял...."
        - Да так, к слову пришлось.
        - К слову пришлось? А что, это идея. Можно нарисовать чертёж, прочитать заклинание материализации, тогда, по идее... - он выдержал эффектную паузу, - для развлечения можно побыть капитаном.
        - Чего?! - возмутился Серж, - это я придумал!
        - Уже можно снимать макароны с ушей? Не ты ли, о Добрый Робин, только что пытался меня уверить, что и в мыслях не мечтал построить корабль?
        - Не я! Я ответил на вопрос так, как ты его задал! Я не собираюсь строить корабль, я собираюсь его создавать! А ты со своими плагиаторскими замашками можешь пойти погулять в лесочке!
        Тайрел насмешливо покачал головой, запихнул свой рисунок в карман рубашки и вышел, насвистывая какую-то пиратскую песню. Серж проводил его печальным взглядом. Нет, он вовсе не боялся, что Тайрел попытается выдать лидерскую идею за свою. Гораздо хуже, если безбашенный горец попытается воплотить проект в одиночку. Надорвётся ведь, бедненький, или утонет....
        Когда Тариэл вернулся, Серж как раз набрался дипломатического такта, чтобы разъяснить непонятливому коллеге всю суть его глубочайших заблуждений, но вместе с Тайрелом пришёл Лекс, поэтому разборки временно откладывались. Преисполненный любви и всепрощения лидерский взгляд наткнулся на злокозненно-злорадный взгляд Тариэла... и Серж понял, что ничего он откладывать не собирается.
        Но он ошибался.
        Взбешенная Аини влетела в гостиную, хлопнув дверью так, что содрогнулся весь дом.
        Серж и Тариэл, только собравшиеся всласть поорать друг на друга, отложили это мероприятие на потом и воззрились на неё с искренним удивлением.
        - Она меня бесит!!! Сделайте что-нибудь, или я её просто убью!
        - Что случилось? - Тайрел опомнился первым.
        - Кто тебя обидел? - почти одновременно сочувственно поинтересовался Лекс. Аини на миг запнулась, не ожидая такой простой, но обезоруживающей фразы, однако гнев оказался сильнее удивления:
        - Эрика, кто же ещё!
        - Швабра? - поразился Тайрел. - Вот ещё, из-за неё себе нервы трепать. Да плюнь ты на неё! Она всех бесит.
        - Тай, - Лекс поморщился. - Подожди, давай сначала разберемся. Аини, что там у вас случилось?
        Не без труда вытянув из неё подробности очередной ссоры (в которых фигурировало прочтение морали на тему межличностных отношений практикантов и осуждение неформального общения с противоположным полом, включая и его самого, Лекса) сероглазый маг вздохнул.
        - Понятно все...можно было ожидать, что рано или поздно она тебе что-нибудь такое скажет. С вполне предсказуемым результатом...
        - И почему это мы не можем просто улыбаться друг другу, говорить комплименты? Ведь это так легко... - меланхолично пробормотал Серж. По сути, он был абсолютно прав, но Аини вспомнила Эрику и снова взорвалась:
        - Я не понимаю, как человек без сердца, обаяния, мозга, мозжечка, фантазии и интеллекта может учить меня жить!
        Тайрел встал перед ней и уверенно завладел ее руками. Аини глубоко вздохнула, пытаясь заставить себя успокоиться.
        - Расслабься. - Тайрел легонько встряхнул её руки, вынуждая разжать стиснутые до боли кулаки. Аини заглянула в его глаза... и тут же невольно отвела взгляд, настолько выразительным было то, что она там прочитала. Сейчас такие обмены взглядами были выше её сил.
        - Спокойно, спокойно.... - нашёптывал обворожительный Тайрел, не торопясь отпускать её руки, - не стоит изводить себя из-за таких пустяков.
        - Да какое тут "спокойно", - Аини нервно высвободилась из "дружеского рукопожатия" и подошла к окну, рядом с которым сидел на кресле сероглазый маг. Тайрел невольно испытал приступ ревности, но повторять попытку не стал. Резким движением распахнув окно, она облокотилась на подоконник и спрятала лицо в ладонях.
        Лекс задумчиво сказал:
        - Аини, она не может вести себя иначе, вы просто на разных полюсах - практически во всем. Представь, что ли, что гневаешься на компьютер, это будет почти то же самое. Ты не понимаешь ее стремление соответствовать уставу, она не понимает и не поймет твоего характера и поступков, потому что ее воспитывали и учили совсем иначе.
        - Может, ты и прав, - глухо отозвалась девушка. - Но я все равно злюсь. Ничего не могу с этим поделать, наверное, гнев - моя самая сильная эмоция....
        - Но ты же можешь его контролировать, просто не хочешь этого, - лукаво отозвался Лекс.
        Аини резко отвернулась от окна и присела на подлокотник его кресла, в упор глядя на друга.
        - Интересно, почему ты всегда так уверен в своих словах?
        - Наверное, потому, что я прав? - улыбнулся Лекс, безбоязненно встречая зелень ее взгляда.
        Из коридора в зал просунулась аккуратно причёсанная девичья головка, обвела всё и вся изучающим взглядом, узрела Лекса с Аини, мрачного Тайрела в углу - и смущённо опустила очи долу. Судя по тому, что голова осталась на месте, а всё остальное следом не появилось, Эрика мучительно размышляла, может ли она войти, не рискуя чем-нибудь существенным вроде девичьей чести. Но, поскольку рядом ошивался еще и чем-то очень озабоченный Серж, девушка рискнула переступить порог, но выбрала самое маленькое и незаметное кресло в самом дальнем от парней углу, где и уселась с несчастным видом, старательно изучая стенку. Серж, чувствуя себя чем-то средним между добрым дядюшкой и профессиональной сводней, подошёл к ней и бесцеремонно плюхнулся на подлокотник её кресла.
        - Ты знаешь, Эрика, - задумчиво сказал он, изучая её затылок, - мы тут подумали и пришли к выводу, что надо бы тебе объявить взыскание.... Кстати, ничего, что я к тебе лицом?
        - Чего? - ошеломлённая, она повернулась к нему, чуть не сбросив его при этом на пол, - Серж едва успел ухватиться за спинку кресла.
        - Какая именно фраза тебя столь изумила: первая или вторая? - педантично уточнил он.
        - За что взыскание? - словно не слыша его вопроса, спросила она.
        - Как за что? За то, что постоянно провоцируешь конфликты и тем самым формируешь нездоровый психологический микроклимат в коллективе.
        - Я?!
        - Замечательный вопрос! - по-детски обрадовался Серж. - А с кем я, по-твоему, сейчас разговариваю? Сама вот посиди и подумай, сколько ссор у нас возникало после твоего вмешательства не в своё дело, а?.. В общем, у тебя есть единственный шанс избежать взыскания - это немедленно помириться со всеми, с кем ты в ссоре, а в дальнейшем все свои претензии предъявлять в письменном виде лично мне. Обещаю, что буду внимательно их изучать и при необходимости выносить на общекомандное обсуждение.... Думаю, восемь умных голов куда лучше, чем одна, даже такая светлая, как твоя.
        - Мне тоже кажется, что надо свести к минимуму конфликты в коллективе, кто бы ни был виноват, - негромко подал голос Лекс. - Иначе никакой работы не получится.
        Эрика посмотрела на него. Одинокий Волк ответил ей открытым и спокойным взглядом. Вдруг смутившись, сама не зная чего, она вырвалась из плена этих бездонных серых омутов - и вздрогнула, влёт напоровшись на зелёные кинжалы глаз Аини. Что было во взгляде египтянки? - горечь? Раскаяние? Недоумение? - девушка не разобралась, но ни гнева, ни злорадства, ни торжества она не обнаружила. Словно Аини тоже решила для себя какое-то важное уравнение и вывела её, Эрику, из равенства, как параметр, которым можно пренебречь.
        Груз вины внезапно обрушился на неё, придавив плечи сизифовой ношей и оставив во рту кислое послевкусие отчаянья. В голове крутилась дурацкая детская формулировка "я больше не буду", ужасно хотелось вскочить и убежать, но на неё смотрел Лекс, и восседавший на подлокотнике Серж уж точно не дал бы ей отделаться так просто. Спрятав пылающее лицо в ладонях, она только и смогла, что беспомощно, еле заметно кивнуть.
        В неловкой тишине, затопившей гостиную, отчётливо стали слышны тихие индийские мотивы, раздававшиеся откуда-то из глубин дома. Все невольно прислушались. Музыка становилась громче, неведомо откуда взявшийся сладковатый пряный аромат разлился в воздухе. В клубах полупрозрачного дыма в гостиную вплыла Джессика - босиком, в жёлтом сари, с волосами, убранными в сложную причёску, увешанная гирляндами цветов и браслетами. Следом шёл ужасно смущённый Трайд, неся медное блюдо с курильницами. Майя с маленьким бубном, в который периодически ударяла, и магнитофоном под мышкой, замыкала процессию.
        - Народные индийские танцы! - хорошо поставленным голосом вышколенного концертмейстера объявила она. - Исполняются впервые!
        Обалдевшие от неожиданности маги наблюдали, как в полном соответствии с заявленной программой Джессика начала танцевать. Получалось у неё, надо отдать ей должное, неплохо, но отдачи от впавшего от неожиданности в шоковое состояние коллектива ждать не приходилось. Неудивительно, что через несколько минут она вдруг смутилась и остановилась. Трайд с видимым облегчением сунул куда-то курильницы.
        - А мы хотели вам сюрприз сделать, - почти жалобно сказала Джессика, не ожидавшая столь прохладного приёма.
        - У вас это вполне получилось, - внезапно охрипшим голосом сказал Серж.
        - А я и не знала, что ты так здорово умеешь танцевать, - весело сказала Аини, и Джессика чуть приободрилась. Серж бережно взял маленькую ладошку девушки в руки - и неожиданно поцеловал, вызвав трогательный смущённый румянец на её щеках.
        - Браво! - неожиданно выкрикнул Тайрел, и Джессика бросила ему цветок из своей гирлянды. Он поймал его и с ухмылкой отсалютовал им. В зале снова воцарилась самая дружелюбная атмосфера, студенты смеялись и вовсю обсуждали дебют Джессики, а она щедро одаривала всех цветами из гирлянды на шее.
        Аини задумчиво подняла глаза на Тайрела. Тот прислушивался к разговорам, и на губах его играла знакомая и невыносимо притягательная злокозненная усмешка. Не иначе как задумал очередное приключение на свою... или не свою задницу. В этом никогда нельзя быть точно уверенным, как и в том, кого на этот раз Тайрел осчастливит своим вниманием.
        "Витязь в тигровой шкуре", поймав её взгляд, улыбнулся в ответ и перевёл взор на подпрыгивающего лидера
        - Робин, вынь ёжика из-под задницы, ему там неудобно.
        Серж смерил его взглядом:
        - Нет там никаких ежиков, глюки, да?
        - А чего тогда подпрыгиваешь?
        - Ничего я не подпрыгиваю, - возмутился он, - просто мне в голову пришла хорошая идея, а вы мне рта раскрыть не даёте.
        - Серж, твой рот не закрывается, - подала голос Эрика. - Говори, если это не очередная глупость.
        - Спасибо за разрешение, - насмешливо поблагодарил лидер и встал. - Что бы я без тебя делал, а?
        - Не тяни резину в долгий ящик, - посоветовал Тайрел, хотя он догадывался, что именно тот хочет поведать миру. - Тридцать секунд демонстративной паузы, - и я ухожу.
        Серж внушительно откашлялся. Обвёл соратников суровым взглядом. Соратники захихи­кали. Серж смутился и вернул лицу нормальное выражение.
        - Я тут подумал.... Чем мы только ни занимаемся, да? А давайте построим корабль?
        На минуту в гостиной воцарилась тишина: студенты сосредоточенно переваривали столь свежее предложение, а кое-кто откровенно раздумывал, не перегрелся ли их драгоценный лидер на солнышке. Тайрел бессовестно наслаждался происходящим, сохраняя молчание. Первой опомнилась Эрика:
        - Серж, объясни, пожалуйста, поподробнее, что именно ты имеешь в виду, и как эта странная мысль забрела в твою голову?
        - Она не забродила... то есть, не забредала, она там родилась. А что вас, собственно, смущает? Нам же велели саморазвиваться? Мы и займёмся этим. Кто из вас раньше строил корабли? Никто? Вот и я о том же. Естественно, никаких деревьев мы пилить не будем, не зря же столько времени оттачивали заклинание материализации. А если кто-нибудь добрый даст мне лист бумаги, я нарисую вам внешний вид корабля. Даже несколько - на выбор.
        - Серж, давай, это будет бригантина! Ну, пожалуйста! - Аини старательно добавила голосу молящих ноток.
        - Посмотрим, - в принципе, ему было всё равно, но сдаваться сразу было выше его сил. Аини немедленно повернулась к Тайрелу и послала ему просящий взгляд. Тот возвёл глаза к небу (о, женщины!) и ехидно сказал:
        - Тащите тогда уж пару листов. Я тоже буду рисовать, ещё посмотрим, у кого лучше выйдет.
        - Ты?! - Серж аж на месте подпрыгнул от возмущения. - Да что вы вообще понимаешь в парусниках, племянник горного барана?! Сгинь с глаз моих долой и не позорь седины своих предков!
        - О, мой бедный Робин! Пожалей своё несчастное сердце, не терзай его таким недостойным чувством, как зависть к моим талантам! Так уж и быть, я не буду претендовать на твои лавры. Неужто ты не позволишь бедному магу, чья душа иссыхает от невозможности испить сладкого нектара творческого вдохновения, нарушить девственную чистоту каких-то жалобных двух листочков бумаги своими недостойными творениями? Исключительно в лечебных целях....
        - Ладно, рисуй, чёрт с тобой, всё равно ведь не отвяжешься....
        Некоторое время соперники старательно шуровали карандашами по бумаге, ревниво косясь друг на друга. Аини с интересом заглянула Сержу через плечо и сокрушённо посетовала:
        - Художник, Серж, из тебя, как из меня поэт. Но ты такой восторженный! Этого качества недостаёт многим... например, Лексу, который читает под столом книгу "Витязь в тигровой шкуре" и думает, что я этого не вижу.
        Лекс с грохотом выронил книгу. Команда хохотала.
        - Это про Тариэла книга, - начал оправдываться он, вогнав в краску упомянутую личность, - понимаете, главного героя зовут Тариэл....
        - И он всё время ходит и льёт горючие слёзы, периодически падая в обморок, - перебил Серж. - И всё это в стихах, бр-р!
        - Это ещё что за голос из канализации? Лучше полюбуйтесь на новый шедевр всех времён и народов - портрет нашего Доброго Робина! - Тайрел торжествующе поднял рисунок над головой.
        Секундное молчание, во время которого все присутствующие оторопело любовались, сиим, с позволения сказать, "художественным произведением", сменилось громовым хохотом. Такой злостной карикатуры никто из магов ещё в жизни своей не видел!
        Красный от смущения и злости, Серж всё же сумел взять себя в руки и вежливо попросил у Тайрела листок.
        - Зачем он тебе, о Добрый Робин? - фыркнул сквозь смех Тайрел. - Повесишь на стенку и будешь любоваться? Или в сортир сходишь? В целях экономии туалетной бумаги....
        - В архив положу, - совершенно серьёзно объяснил Серж. - На память. Для мемуаров пригодится.
        - Да пожалуйста! - хмыкнул несколько озадаченный Тайрел, протягивая листок.
        - А подпишу - "Тариэл"! - сквозь зубы еле слышно пробормотал лидер. Аини, однако, расслышала и улыбнулась. Ох уж эти вечные спорщики....
        Серж скосил взгляд, увидел её улыбку... и понял, что у него появилась идея получше.
        - Тайрел, ты кое-что забыл, - сладким голосочком напомнил лидер, - подпиши своё бессмертное творение, дабы никто не усомнился, что моих скромных способностей ни за что не хватило бы на создание такого шедевра.
        - Давай уж, фиг с тобой, - согласился тот тоном рок-звезды, смертельно уставшей от жаждущих автографа фанатов. Серж подсунул ему листок, ненавязчиво нашёптывая что-то вроде "ага, вот здесь... так прямо и напиши: автор - Тариэл..." Ничего не подозревающий великий карикатурист послушно черканул под рисунком несколько слов и завершил всё лихим росчерком.
        - Теперь твоя душенька довольна?
        - Довольна-довольна, ты даже представить себе не можешь, насколько довольна!.. - заверил его Серж, торопливо пряча листок в папку для бумаг.
        (Когда через несколько дней Джессика выразила желание ещё разок полюбоваться историческим полотном, Серж под честное слово молчать показал ей рисунок, куда внёс кое-какие изменения. Нет, сама карикатура осталась нетронутой. И даже авторская подпись была на месте. Зато над карикатурой, выполненная неотличимым от тариэловского почерком, красовалась надпись АВТОПОРТРЕТ!)
        Закончив возиться с подарком, Серж, наконец, вспомнил и о собственном творении.
        - Это - бригантина, это - двухмачтовая шхуна. Какая больше нравится?
        - Вообще-то, бригантина, - с сомнением протянула Аини, - но ты точно уверен, что это именно она?
        - Разумеется. На ваше счастье, я увлекаюсь парусным моделированием, так что о чертежах не беспокойтесь. В сущности, не такое это и сложное дело, если знать, с какого конца за него браться.
        - Эй, не присваивай себе все заслуги! - возмутился Тайрел. - Между прочим, если бы я не дал тебе пинка, ты бы и не подумал построить парусник! Я тоже хочу поучаствовать в постройке!
        - Ты?! Да что ты вообще в этом понимаешь? Ты фрегат от галеона отличишь? А барк от баркентины? А чем латинское парусное вооружение от ямайского отличается, знаешь?
        - Не один ты такой умный! - огрызнулся Тайрел. - Между прочим, рядом с моей Школой есть море, если ты об этом не подозревал! А у тебя в горах даже речек толковых нет! И вообще - свободу творческим порывам!
        - Мальчики, не ссорьтесь, - взмолилась Джессика, - рисуйте вместе, кто вам не даёт!
        - Он! - хором отчеканили противники, тыча друг в друга пальцами.
        - Как вы мне надоели... оба, - вдруг с искренней досадой вздохнула Майя и вышла из зала. Серж проводил её недоумённо-огорчённым взглядом: он никак не ожидал, что привычная, можно сказать, дежурная перепалка с Тариэлом приведёт к таким катастрофическим последствиям.
        - Это ты всё виноват, - угрюмо проворчал лидер, кидая на Тайрела уничтожающие взгляды.
        - Хватит, в самом деле, - вмешалась Эрика, - ну-ка, быстренько помирились, и за работу. Так вы до конца практики будете отношения выяснять, и ни на какую бригантину у вас просто не останется времени.
        - Ты права, - решительно сказал Серж, - пойду, найду Майю и извинюсь. Испортил девушке настроение.... А потом уже всё остальное.
        Зная, что на улицу Майя не выходила, Серж оббегал весь дом, но тщетно. С каждой минутой в его воображении возникали всё более ужасающие картины: Майя обиделась навсегда! Она никогда больше не захочет с ним разговаривать! Вот он подает на колени, умоляя о прощении, но Майя лишь презрительно пожимает плечиками и уходит к Тариэлу.... Стоп, причём тут Тариэл?!
        Осознав, наконец, всю абсурдность своих воображаемых мучений, Серж слегка успокоился, но поисков не прекратил. В конце концов, утомлённый безрезультатностью своих блужданий, он совершенно случайно, чисто на удачу, заглянул в алхимическую лабораторию - просто потому, что она оставалась практически единственным, не считая чердака и чуланов, необследованным помещением. Вряд ли Майя, даже сильно расстроенная, полезла бы прятаться в кладовку....
        К его удивлению, в лаборатории Майя и обнаружилась. Она сидела на столе, беспечно болтая ногами, а рядом стоял Трайд с волшебным утюгом и что-то ей вдохновенно рассказывал - видимо, описывал, как сиё устройство работает. Увлечённые разговором, лидера собеседники не замечали, а он торчал, как дурак, на пороге, пока не понял, что ведёт себя совершенно по-идиотски.
        Сам не зная почему, Серж попятился, стараясь не привлекать к себе внимания, и тихо и осторожно закрыл за собой дверь.
        В гостиной, куда заявился несколько обескураженный лидер, обнаружился один лишь Тайрел, печально созерцающий позабытые Сержем эскизы. Надо сказать, его общество было последним, в чём Серж сейчас нуждался.
        - Эй, витязь в тигровой шкуре, где все?
        - Где-то там, - очевидно, под этим расплывчатым определением подразумевалась вся обитаемая Вселенная.
        - Значит, так, - сурово объявил Серж, отбирая у Тайрела свой рисунок. Противник сопротивлялся. - Иди-ка ты тоже куда-нибудь туда. А я думать буду.
        - Однако! Припёрся, да ещё и выгоняет! А не пойти бы тебе самому... куда-нибудь подальше?
        Листок не выдержал перетягиваний туда-сюда и порвался. Сержу досталась бригантина.
        - Вот дай идиоту хорошую вещь! - проворчал лидер, но спорить ему почему-то совершенно расхотелось, а может быть, вспомнилось, чем это закончилось в прошлый раз. Поэтому он запихал обрывок в карман и молча вышел из зала, стараясь не замечать бросаемых вслед ехидных взглядов.
        Через несколько минут с улицы донёсся его удивлённо-торжествующий вопль:
        - Эй, кто-нибудь! А колбаса-то настоящая!
        И был это вопль столь пронзителен и звонок, что все, чьих ушей он достиг, по одному только тону догадались, что случилось нечто из ряда вон выходящее. И не тратя времени на размышления, что к чему, кинулись на помощь.
        Искомый индивидуум обнаружился под раскидистым колбасным деревом, про которое все давно забыли, и коим он сейчас в полном обалдении любовался. По идее, дереву полагалось развоплотиться в первый же вечер после сотворения, но оно почему-то решило этого не делать, а наоборот, активно двинулось в рост и вширь. Неудивительно, что Серж так орал: плод его больного воображения и чересчур развитых магических способностей был куда более материален, чем полагается безобидной иллюзии, к тому же с жаром исполнял свою основную функцию, а именно, активно плодоносил бутербродами с колбасой.
        - Ой, это вы, да? - несчастным голосом спросил Серж, узрев коллег, - я идиот, да? Правильно Тариэл говорил. Дерево-то вот оно. И бутерброды съедобные. И даже вкусные... наверное....
        - А колбаса-то тут причём? - недоумённо спросил кто-то.
        - А колбаса здесь как раз при всём. Можно сказать, главное действующее лицо. - Серж сорвал самый спелый бутерброд и с удовольствием к нему принюхался.
        - Ты хочешь сказать, что они... настоящие?!
        - И очень недурственные, кстати. - В доказательство он с завидным аппетитом принялся уписывать свою добычу. - Советую присоединиться, - прочавкал он, - иначе скоро присоединяться будет не к чему.
        - Оригинальные нынче яблочки.... Серж, ты уверен, что они безвредные?
        Серж одарил Лекса укоризненным взглядом, для чего ему пришлось ненадолго оторваться от бутерброда.
        - Лекс! Ты ежедневно ешь магическую пищу и до сих пор живой и вполне антропоморфный. Чтобы превратить живого человека в какую-нибудь поганую бяку, нужна гадость помощнее и погнуснее, чем выросший на дереве бутерброд. Не веришь, спроси у целителя. - Он подмигнул Джессике, и та улыбнулась ему в ответ.
        Убедившись, что после съеденного бутерброда Серж не спешит превращаться в какое-нибудь чудище хтоническое стоглавое и стохвостое, маги потихоньку потянулись к дереву, сначала с опаской, а потом с явным удовольствием дегустируя диковинные плоды. В стороне остался один лишь Тариэл, который демонстративно даже не смотрел в сторону дерева.
        - Тай, а ты чего? - позвала Аини. - Попробуй, правда, вкусно.
        - Я не голоден, - высокомерно ответил горец. Джесси хихикнула, чуть не подавившись своей порцией.
        - Он на диете! - громким шепотом поведала она.
        - Я просто не верю, что Робин не добавил туда яду, чтобы извести лично меня! - огрызнулся Тайрел и тоскливо посмотрел, как не столь подозрительные коллеги питаются такой заманчивой едой. Серж ничуть не обиделся:
        - Не хочешь - не надо, нам больше достанется! - и перестал обращать на упрямого горца всякое внимание.
        ГЛАВА 8
        В Школе Серж не на шутку увлекался сборкой моделей известных парусников: и макетов, и небольших, но вполне функциональных копий. Некоторые он даже вполне удачно опробовал в открытом школьном бассейне, с берега магически управляя парусами. Представившийся же шанс построить настоящий рабочий парусник был просто подарком судьбы.
        Для начала Серж решил всё хорошенько обдумать. Рисовал он, может, не очень, но зато был гениальным чертежником. А хорошие способности к математике и уникальный талант сочетать запредельные заклинания с компьютерными технологиями обещали сделать решение поставленной задачи быстрым и необременительным. Однако по давней традиции работу он начал по старинке: карандашом по бумаге. Было в этом что-то мистическое, схожее с древними обрядами инициации: смотреть, как остро отточенный карандаш кладёт на девственно чистый лист бумаги первый точный, угольно-чёрный росчерк.... Позже готовые чертежи можно будет отсканировать и подчистить огрехи, а пока истинный Мастер, к коим Серж, ничтоже сумняшеся, себя причислял, наслаждался самим процессом.
        Тайрел решил пойти другим путём. В чертежах он разбирался весьма поверхностно, да и вообще ввязался в это дело скорей из азарта и желания подколоть лидера, чем изнывая от страстного желания что-нибудь спроектировать. К стыду своему он даже забыл, как называется то парусное судно, изображение которого красовалось на с боем выдранном у Сержа обрывке бумаги. Пойти и уточнить, разумеется, означало потерять лицо, поэтому Тайрел попросту залез в Интернет, отыскал более-менее похожий корабль и довольный, как пьяный гамадрил, нагло затребовал чертежи.
        Разумеется, ни одна живая душа не поверила бы, что он сумел расчертить целый парусник за какие-то несчастные сорок минут, поэтому в целях конспирации пришлось до самого ужина отсиживаться в комнате, со скуки в седьмой раз пытаясь пройти давно надоевшую стрелялку.
        За столом, любуясь усталой мордашкой соперника, Тайрел этак невинно поинтересовался, как успехи и прочие творческие взлёты. Серж, на удивление смирный и добрый, признался, что ещё не закончил, но к утру закончит непременно, и нечего тут сиять своей ослепительной улыбкой, небось сам ещё и за карандаш не брался. Тайрел сделал морду кирпичом и заявил, что у него-то как раз всё готово, в отличие от некоторых медитативных лентяев, хотя в глубине души признал, что за карандаш действительно не брался. Зачем ему карандаш, если он работает на компьютере? Вслух он этого, разумеется, не сказал, зато хором заканючили сестрички, напрочь запретившие Сержу заниматься какой бы то ни было полезной деятельностью по ночам.
        - Ночью надо спать, - безапелляционно заявила Джессика, - или хотя бы песни у костра под гитару орать. Но рисовать.... Фи. Дурной тон.
        - Только знай, я тебе своё творение не покажу! - мстительно заявил Тайрел. - Ещё срисуешь что-нибудь.
        - И не надо! Обойдёмся без ваших каляк-маляк!
        К ночи пошёл дождь.
        - Девчонки! Айда на улицу! - мокрый и счастливый Серж нахально вломился в зал, чуть не снеся двери собственной взъерошенной персоной. Сестрички, как по команде, уныло нахохлились. Серж, видя прискорбное отсутствие энтузиазма в славном деле коллективного намокания, скорчил самую жалобную рожу, на какую только был способен, и заныл:
        - Ну, пожа-а-а-алуйста-а-а-а-а!
        - Дождь холодный, - без энтузиазма заявила Джессика.
        - Неправда!
        - И мокрый.
        - С этим не поспоришь.
        - А я не горю желанием простудиться и неделю пролежать в постели.
        - Раньше тебя это не волновало.... И вообще, я же не простудился!
        - У тебя всё впереди! - "обрадовал" коллегу Тайрел. - И тогда вы будете вместе лежать в постели с одинаково распухшими, красными и сопливыми носами.
        - Серж, посиди с нами, не ходи никуда, - попросила обиженная Джессика. - От Тариэла никакого покою нет, хоть ты его как-то утихомиришь.
        - Я же мокрый. С меня лужа накапает.
        - Сейчас ты будешь не только сухим, но и жареным! - Тайрел прищёлкнул пальцами и спустил на недруга аккуратный симпатичный файерболльчик... размером чуть поменьше хорошего арбуза. Серж от такой наглости опешил и целую секунду стоял, хлопал глазами, зато Майя не растерялась и обрушила на агрессора не менее замечательное заклятье из арсенала своей любимой стихии. Зал сразу стал похож на грузинскую баню: два мокрых злых мужика сверлят друг друга уничтожающими взглядами, на полу лужи, и всё это в клубах пара от безвременно сгинувшего файерболла.
        Напряжённое молчание нарушил звонкий голосок Джессики:
        - Так, поругались, и хватит.
        - Что это тут у вас? - в голосе заглянувшего в поисках Тайрела Лекса сквозило неприкрытое изумление.
        - В фанты играем, - брякнул Серж, - на желание....
        - Ну-ну. И кто же соскучился по генеральной уборке?
        - Я.... - упавшим голосом призналась Майя. - Понимаешь, Лекс, он хотел его зажарить, а я решила потушить и облила водой, но её слишком много оказалось, это всё из-за того, что мы с Джессикой не захотели пойти с Сержем мокнуть....
        - Я всё понял, - с трудом сдерживая смех, сообщил Лекс. - Кроме одного: кого вы хотели жарить и тушить, и почему готовить необходимо здесь, а не в кухне?
        - Серж большой, всё-таки, - серьёзно объяснил Тайрел, - в духовку не поместится, а в камин - в самый раз. Правда, Майя обмолвилась, что предпочитает тушёнку....
        - Лекс, не слушай его, он глупости говорит, - вмешалась Джессика, - ничего особенного, обычная ссора с применением заклятий.
        - Я так и подумал. - Лекс кивнул, снова становясь серьёзным. - Тайрел, у Аини болит голова. Когда закончишь с уборкой, зайди к ней, пожалуйста. Она очень просила что-нибудь поколдовать, ты же умеешь головную боль снимать.
        Тайрел кивнул, мол, непременно, а сам с тоской оглядел масштабы разгула стихий, последствия коего необходимо было ликвидировать. "Да уж, с тряпкой и на карачках ты будешь просто неотразим", - сердито сказал он сам себе.
        Лекс ушёл, а провинившиеся, вздыхая и ругаясь вполголоса, приступили к уборке. К чести парней, от помощи сестричек они отказались наотрез. С применением магии дело пошло веселей, и через каких-нибудь четверть часа Тариэл тихонько скрёбся в комнату Аини (помня о её больной голове, он старался не слишком шуметь).
        - Ээээ... привет, - удивленная его появлением - и на вид абсолютно здоровая - Аини все же впустила парня в комнату.
        - Я пришел лечить твою голову, - неуверенно сообщил Тайрел.
        - Не надо меня лечить, - прыснула девушка, - у меня в голове и так порядок!.. Или ты имел в виду что-то другое?..
        - Угу. Лекс сказал, что у тебя болит голова...
        - Это было давно, - сообщила девушка, успешно пряча растерянность за негодованием. Она-то думала, что Лекс позовет Джессику... и что это взбрело ему в голову?..
        Тайрел смутился вконец. Впрочем, если бы он сейчас читал мысли Аини, то с удивлением обнаружил бы, что она смущается не меньше - потому что головная боль и правда прошла, а отпускать нежданного гостя просто так ей не хотелось. Хотелось поговорить, посмеяться... до вообще хотелось просто его увидеть, без всяких глупых предлогов! К счастью, при виде Тайрела недавнее недомогание воспряло духом и взяло реванш.
        - Уже прошло? - приуныл парень.
        - Нет.
        - Что - нет?
        - Не прошло, - определилась Аини. - Лечи меня, о, великий лекарь!
        - Лицо попроще сделай, а то мне страшно, - ухмыльнулся тот. - Я же не Инквизитор!
        - Что от меня требуется-то, Инквизитор?
        - А я не знаю. Мне Лекс сказал, что я, оказывается, умею снимать головную боль, - с некоторым недоумением сообщил парень.
        - ...Мне уже страшно.
        - Мне тоже, - признался Тайрел. - Сядь, что ли, на кровать. И поближе, а то у меня руки не достают.
        - До чего? - развеселилась девушка. Излечение медленно, но верно превращалось в фарс.
        - До тебя, - без тени смущения отозвался Тайрел. - Ой, в смысле, до твоей головы!
        - А ты точно знаешь, как лечить надо? - опасливо осведомилась Аини.
        - Лекс сказал, что знаю - значит, знаю.
        - Лучше бы он Джессику позвал...
        - Значит, решил, что лучше меня никто тебя вылечить не сможет, - ухмыльнулся Тайрел.
        - ...Он вообще все всегда знает.
        Тайрел все-таки сел рядом и поднял руки на уровень ее головы. Держа ладони почти вплотную к ее вискам, он шутливо продолжил:
        - Я его вообще боюсь. Он похож на Великого Инквизитора, - каким я его представляю. Язык не поворачивается гадость сказать, представляешь?!
        - Представляю, - от ладоней Тайрела исходило теплое золотистое свечение, вытесняющее гнездившуюся где-то в центре головы боль. Аини невольно расслабилась. - Он вообще какой-то... надежный. Кстати, мне ты тоже гадости не говоришь.
        - Ты любишь гадости? - изумился Тайрел и, ухмыльнувшись, предложил: - Сейчас скажу пару сотен, мне для тебя ничего не жалко.
        Чувство расслабления моментально испарилось. Слишком близко сидел к ней этот нахальный черноволосый парень, слишком откровенно смотрел ей в глаза.
        Почему-то хотелось взять его за шкирку и хорошенько потрясти. Или крепко обнять...
        За окном шел дождь - поганый, мерзкий, мокрый и проливной. И очень романтичный.
        * * *
        Ранним летним утром в постели не хочется оставаться даже самым закоренелым соням. Едва розовеет восток, бледнеет чернильная тьма неба, уступая место вечной и неизменной голубизне. Вместе с тьмою уходят звёзды, и лишь самые упрямые из них продолжают смотреть вниз, на пробуждающуюся дневную жизнь.
        Серж проснулся от странного звука. Словно кто-то карабкался по стене дома, подбираясь к его окну, и когти шуршали по подоконнику, соскальзывая с гладкого металла.... В следующий миг он понял, что это просто ветка его любимого дерева скребёт по подоконнику, а вовсе никакой не монстр, и рассмеялся собственной глупости. Ну откуда на этом острове вдруг взяться чудовищам? Их весёлая студенческая компания своими воплями перепугала всю живность в округе, одни растительные мутанты вроде Заманчивого Дерева остались, и то лишь потому, что бегать не умеют. Даже Дерево Грёз вместе со своей рощей перебралось от греха подальше на другой край острова.
        Тратить такое чудесное утро на банальный сон было просто грешно. Серж наскоро умылся, шлёпая босыми пятками по полу и чуть слышно мурлыкая себе под нос незамысловатую песенку. В который раз с гордостью отметил, как замечательно работает его "антищетинное" заклятье, не зря его Лекс с Тайрелом клянчили. Один Трайд остался в стороне, что-то наалхимичил себе, ну, да и ладно.
        Умяв нехитрый завтрак в виде огромной кружки горячего шоколада и хорошей порции салата из авокадо с креветками (странное сочетание блюд и напитков, зато ему нравится!), Серж подсел к компьютеру и запустил одну из одолженных вчера у Эрики графических программ. Основные чертежи он вчера закончил, осталось только довести их до ума и проверить насчёт возможных погрешностей. Пока компьютер думал, нравится ему предложенная программа или нет, Серж старательно изобретал очень нужное ему сейчас комп-совместимое заклинание, позволяющее создавать на экране трёхмерную модель корабля с полной раскладкой на составные части. Изюминкой заклятья была возможность прямого переноса изображения с листа на экран, минуя всяческих посредников вроде сканера. Венцом творения стало голосовое управление. Отдав для пробы пару приказов вроде "повернись" и "разложись", маг остался доволен и ввёл параметры будущего парусника.
        После двух часов упорных трудов компьютерная модель удовлетворяла самым строгим требованиям дизайна и качества, выдержала виртуальный десятибалльный шторм и виртуальное же нападение гигантского осьминога, а паруса при желании пассажиров и отсутствии ветра охотно подчинялись соответствующему заклинанию и надувались в нужную сторону. Серж запомнил каркас заклинания, сохранил матрицу заклинания на дискету (вершина его экспериментаторского гения, сам Магистр за голову хватался - ведь теоретически это абсолютно невозможно!), снова вывел на экран полную развёртку корабля и принялся вносить коррективы в бумажные чертежи. Основные исправления касались чисто внешних признаков парусника, призванные удовлетворить требованиям самых законченных эстетов.
        Тайрел, весело насвистывая, шагал по лесу в самом замечательном настроении.
        Утром, когда он размышлял, стоит ли собственная постель того, чтобы её не покидать, ему в голову совершенно неожиданно пришла замечательная мысль, а именно: у всякого уважающего себя пирата, а тем более капитана пиратского корабля, непременно должен быть попугай. Причём обязательно болтливый, плохо воспитанный, со значительными пробелами в образовании и внушительным запасом ненормативной лексики. Для воплощения в жизнь этой восхитительной идеи недоставало одного: попугая.
        Хвала богатой фантазии творцов острова, этих птиц здесь было навалом.
        Существовала, конечно, ещё одна проблема.... Ну, что Серж воспротивится обзыванию корабля пиратским и попытается воспользоваться своим лидерским авторитетом для проталкивания собственной кандидатуры в капитаны. Но Тариэл ничуть не сомневался, что сумеет настоять на своём. А попугай будет лишним - и довольно весомым - аргументом в его пользу.
        А вот Аини наверняка придёт в полный восторг и встанет на сторону горца. Во всяком случае, он здорово на это рассчитывал.
        Окрылённый этими грандиозными планами, он вылетел из дома без завтрака, позабыв даже закрыть дверь своей комнаты и, разумеется, не оставив записки. В самом деле, как бы выглядело это послание? "Ушёл в лес ловить попугая, скоро буду"? Ну, уж нет, давать в руки противника такие улики - просто верх глупости.
        В своих способностях изловить птицу Тайрел не сомневался, посему планировал, что экспедиция не займёт много времени, и как раз к общему завтраку он явится со своей свежепойманной птицей. То-то все удивятся.... А Серж-то, наверное, на слюну изойдёт от зависти!
        И вот он шёл по лесу, наслаждаясь чудесным утром и превосходными видами, коими изобиловал остров, но не забывал и осматривать окрестности. Вокруг порхало, сидело и орало множество кандидатов на роль достойного спутника пиратского капитана, но Тайрел целеустремленно шагал дальше в поисках наилучшего экземпляра.
        Увлёкшись охотой, он сам не заметил, как забрёл в совершенно незнакомую часть острова. С одной стороны, остров маленький, захочешь - не заблудишься, с другой, в прошлый раз он не хотел, а заблудился, и дело кончилось Заманчивым Деревом....
        Крохотный червячок сомнений погиб бесславной смертью, едва успев родиться. Причиной тому было растущее близ тропинки невысокое хилое деревце, поникшее ветвями до самой земли. Ветки, тонкие и длинные, росли исключительно из верхушки и сплошь были покрыты пучками мелких зелёных листьев вперемешку с крупными - в ладонь - бутонами. Лепестки цветов были плотно сомкнуты и внешне походили на симпатичные зелёные кукиши, но не забавный вид цветов привлёк внимание мага, а сидевший на одной из ветвей небольшой, совершенно зелёный попугай - даже лапы и клюв у него были зелёными. Образчик пернатых поражал истинным спокойствием Будды и улетать, по всей видимости, не собирался, в наглую игнорируя близкое присутствие антропогенного фактора.
        "Потрясающее хладнокровие!" - восхитился Тайрел и применил простейшее заклинание Обладания - в самый раз для птицы.
        В лицо магу ударил порыв ветра. Попугай сорвался с дерева, но, вместо того, чтобы покорно опуститься Тайрелу на плечо, с громкими воплями скрылся в лесу. А тонкие поникшие веточки вдруг зашевелились, потянулись к магу, бестолково застывшему на месте; плотно сомкнутые лепестки разошлись, открывая взору ванильную мякоть бутонов....
        Где-то на периферии сознания мелькнуло: "что-то здесь не так", но Тайрел продолжал стоять, оцепенело наблюдая, как невзрачное деревце превращается в снежный ком от раскрывающихся один за другим бесчисленных цветов. В голову ударил терпкий манящий аромат, закружилась голова, лес вокруг поплыл в белом мареве.... "Беги, беги же, идиот!" - истошно орало меркнущее сознание, бестолково мятущееся в тесной клетке тела, но огромные, белые, немыслимо прекрасные цветы заслонили свет, и больше Тариэл не видел ничего, кроме их манящей белизны....
        К десяти утра его кропотливый труд наконец-то был завершён, нанесены последние штрихи и поставлены последние точки. Серж отложил карандаш и не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться на плоды своих трудов. Идеально! Даже не верится, что вся эта красота - чёрточка к чёрточке, буковка к буковке - сотворена его собственными руками. Тайрел удавится от зависти и осознания собственной ничтожности! Насмотревшись, Серж скатал ватманы в аккуратную трубку и упихал в тубус, который после долгого раздумья запихал под кровать.
        Часы в виде черепахи, несущей на себе земной шар, показывали половину одиннадцатого. Самое время для второго завтрака, значит, нужно двигать конечностями в сторону кухни, где можно разжиться чашкой превосходного свежезаваренного кофе. Ах, Джесси, любовь моя.... Только шевелюру стоит привести в порядок, ибо то всклокоченное, что присутствует на голове, назвать причёской не осмелится самый упёртый оптимист, а сам Серж в таком виде похож на сумасшедшего профессора накануне гениального изобретения. Нет, даже на киношный штамп этого самого профессора. Голливудский. То бишь, на редкость тупой и нарочитый. Вот.
        Придя к такому многообещающему выводу, Серж тщательно причесался... заодно посмотрел на себя в зеркало и спохватился, что нормальным людям, вообще-то, свойственно ходить по дому одетыми. Натягивая шорты и свободную рубашку, он вдруг понял, чего ему не хватает. За дверью, несмотря на довольно позднее утро, подозрительно тихо. Обычно сестрички вскакивали ни свет, ни заря и тут же принимались немилосердно будить своего обожаемого лидера, мотивируя сиё издевательство тем, что им, дескать, без него скучно. Сейчас же в доме царила противоестественная тишина, что не могло не наводить на некоторые размышления....
        Либо все ещё спят, что маловероятно, либо все встали ещё раньше, тихо собрались и куда-то смылись. Что ещё маловероятнее, разве что смылись по очереди и в разные стороны. С такими мыслями, забыв надеть сандалии, Серж вышел из комнаты.
        Тишина в доме стояло просто необыкновенная. Спускаясь по лестнице, парень в очередной раз в этом убедился и даже сам, поддавшись очарованию момента, старался идти на цыпочках. За то время, что понадобилось ему для преодоления коридора и лестница, он не услышал ни единого звука, за исключением собственного дыхания и собственных же еле слышных шагов.
        Вымерли они все, что ли?
        Живописно рисуя в воображении памятник над свежайшей могилой своей мечты о чашечке кофе, Серж для очистки совести всё же заглянул на кухню. А там....
        В полном молчании, сдвинув на край стола недопитые чашки, Лекс и Джессика вдохновенно и упоённо играли в нарды. Сестричке дышала в затылок Майя, ни черта в игре не понимавшая, а потому изнывавшая от непреодолимого желания подсказать... и абсолютной невозможности это сделать. Она тоже молчала - видимо, из солидарности. Джессика заметно нервничала, Лекс, напротив, был спокоен, как стиральная машина. Выключенная из сети. Кидать кубики и двигать фишки игроки умудрялись абсолютно бесшумно, так что единственным раздававшимся в кухне посторонним звуком был крик какой-то оглашенной птицы, облюбовавшей для своей распевки ближайший к кухонному окну куст.
        Серж, не зная, привлечь ли к себе внимание или наоборот, не вмешиваться в творческий процесс, застыл на месте, прикидывая в уме, на сколько ещё хватит энтузиазма у этой увлечённой троицы.
        Долго ждать ему не пришлось. Словно по заказу, буквально через пару минут белый кругляш в руках Джессики с сухим стуком приземлился на доску (выпустила, видать, в волнении), Лекс чуть заметно погрустнел, а его противница откинулась на спинку стула и со счастливым облегчением выпалила:
        - Ну, наконец-то!
        - Первый выигрыш, да, Джесс? - спросил Серж, радуясь, что дом вновь наполнился звуками нормальной человеческой жизни.
        - Да! Серж, солнышко, ты принёс мне удачу! - Джессика слетела со стула, бросилась лидеру на шею и закружилась с ним по кухне. Лекс понял, что продолжения игры не последует, и принялся аккуратно складывать игру в коробку.
        - Чего это вас с утра потянуло на высокоинтеллектуальные развлечения?
        - Это всё Лекс, - улыбнулась Майя, - сидим мы с Джесс, завтракаем, вдруг заходит Лекс и говорит: я научился играть в нарды, никто не хочет составить мне компанию?
        - И я согласилась, - подхватила Джессика, - интересно же! Я столько слышала про эту игру, но никто не мог объяснить, как в неё играют.
        - Понятно. Значит, Лекс объяснил, и вы с ним тут же устроили турнир?
        - Ну. Правда, я всё время проигрывала, - кивнула девушка, не переставая накручивать обороты. Не без труда Сержу удалось успокоить девушку, чтобы хоть поздороваться нормально с остальными. Джессика ни в какую не хотела отпускать кавалера, и только волшебная фраза "кофейку бы" заставила её разжать объятья и кинуться к плите.
        - Где все? - деловито осведомился лидер. - Спят?
        - Аини я видела, - вспомнила Майя, - она ушла рано-рано, только светать начало. И Тайрел куда-то делся, даже дверь в комнату оставил нараспашку, наверное, куда-то торопился. Ну и бардак у него!
        - Наверное, они вместе ушли.
        - Нет, ушли они по отдельности, но могли потом встретиться. А Эрика и Трайд спят ещё, наверное.
        - В такое время? Эрика? Не верю! - Серж выразительно указал на часы, где маленькая стрелка неторопливо приближалась к одиннадцати. Джесс округлила глаза:
        - Ничего себе, поиграли....
        - Да уж, - смутился Лекс, - я-то по наивности думал, мы чуть-чуть, несколько партий, и всё....
        - Ничего, бывает. Зато я с утра успел закончить свои чертежи и даже составил кое-какие полезные заклятья. Так что надо срочно искать этого блудного барана и приниматься за дело, пока стоит хорошая погода. А то как зарядят опять дожди на неделю, и вся постройка накроется медным тазом.
        - Почему именно медным? - удивилась Джессика.
        - Не знаю, говорят так. Куда же всё-таки мог деться Тариэл? А то я матрицу заклинания на дискету сохранил, а она больше семи часов не продержится, придётся всё заново переделывать: сканировать, записывать....
        - Ты молодец, Серж, - серьёзно сказал Лекс, - до сих пор никому не удавалось совмещать магию и компьютерные технологии. Это уникальный талант, и его непременно надо развивать.
        Серж неподдельно смутился. Неожиданная похвала совершенно выбила его из колеи: он пробормотал что-то неразборчивое, схватил спасительную чашку кофе, как нельзя вовремя поданную заботливой Джессикой, уткнулся в неё носом (в чашку, а не в Джессику) и старательно изобразил, что всецело поглощён потреблением напитка.
        - Лекс, ты его совсем засмущал, - попеняла Майя, - Робин у нас парень скромный, к чрезмерному вниманию не приученный, а тут такие комплименты - и прямо в лоб!
        Серж промычал что-то одобрительное, но, поскольку рот его был полон кофе, вышло нечто вроде "буль-буль".
        - Ой, Робин, а пойдём купаться? Я имею в виду, что и ты, Лекс, с нами, и не вздумай отлынивать! - Джессика строго посмотрела на коллег. Не увидев на лице Лекса должного энтузиазма, она сменила гнев на милость и скорчила умоляющую рожу.
        - И ты не хочешь дождаться всех остальных? - Лекс предпринял последнюю попытку, не желая сдаваться без боя.
        - Так всю жизнь можно провести на кухне! Сколько можно ходить всем табором? А вдруг у них какие-нибудь важные дела нарисовались, а мы будем сидеть и ждать! - Серж изничтожил пустую чашку и решительно встал. Пришлось вставать и Лексу.
        Сначала было долгое, до приятного утомления купание, после которого отважных покорителей стихии уже просто отказывались держать ноги. Потом близняшки старательно загорали, а Серж в тенёчке пытался объяснить Лексу, каким именно образом ему удаётся сохранять заклятья на дискету. Потом Джессика уснула, и Майя почти два часа героически сидела рядом, чтобы тень от неё падала на голову сестрички. Парни перешли от теории к практике и вовсю носились по пляжу, чертили на песке какие-то непонятные схемы и до хрипоты спорили, где быть будущей пристани. Волны лениво слизывали отпечатки ног и рисунки, солнце неспешно брело по небосводу, вот и Джесс проснулась и сразу же потянула сестричку в воду....
        Далеко после обеда на пляж пришла Аини и с некоторой тревогой осведомилась, не видали ли маги Тайрела.
        - Нет. А ты его сегодня не видела? - удивился Серж.
        - Я его со вчерашнего вечера не видела.
        - Бродит где-нибудь в лесу, обдумывает очередную пакость. Не бери в голову, соскучится - вернётся, никуда не денется.
        - Кокосы он обгладывает! - со знанием дела сообщил Серж. - Трайда с Эрикой мы тоже сегодня не видели, и что с того?
        - То, что они по определению не могут вляпаться в нехорошую историю, - задумчиво сказал Лекс. - То есть, могут, конечно, но с трудом. А Тайрел неприятности словно притягивает. Впрочем, не будем нагнетать обстановку. Всякое бывает, и вовсе не обязательно, что с ним что-то случилось.
        - Угу, и Эрику как-то раз занесло на дерево. Действительно, всякое бывает....
        ГЛАВА 9
        Тайрел спал. И видел сны. Разные сны...
        Сначала - пустынная дорога, черные деревья без листьев, кладбище за металлической оградой...
        Это место ему не раз еще суждено будет вспомнить...
        И другой сон.
        Тайрел стоял посреди песчаной равнины. Рука - на рукояти меча. За спиной яростный ветер трепал черный плащ. За спиной чувствовалось присутствие Сущего.... Сущий - так он называл силу, которой служил... хотя раньше убил бы любого на месте за одно предположение, что он может кому-то служить.
        Тайрел оторвал усталый взгляд от песка под ногами и поднял голову. Невдалеке стояли они. Он прищурился: да, конечно, он знал их. Две одинаковых золотоволосых девчонки и солнечно-рыжий парень рядом с ними, черноволосая девушка с хлыстом в руке. Рядом с ней стоял высокий светловолосый парень, небрежно положивший ладонь на рукоять двуручного меча.
        Чуть в стороне стояла еще одна девушка; в ее простертой перед собой ладони горел живой огонь. Темные волосы ее трепал ветер. Она медленно подняла на него пронзительный взгляд, и Тайрел почувствовал мгновенную боль в сердце....
        Зато при виде сереброволосого юноши, равнодушно глядевшего на него, Тайрел ощутил такую обжигающую ненависть, что захлебнулся воздухом, который вдыхал.... На секунду ему показалось, что ненависть пришла к нему извне - из-за спины, - но мысль растаяла, и он услышал безмолвный приказ "вперед".
        На мгновение задержавшись, он бросил взгляд на одинокую фигуру в стороне, словно прося ее уйти, но неожиданно все чувства в нем исчезли, сменившись пугающим равнодушием, и, воздев шамшер, он сделал первый шаг....
        ...Меч мой острый Вселенную пополам режет, и то, что единым было впереди, распадается надвое....
        Тайрел приподнялся и сел. Словно ничего и не было. Тот же песок, те же семь силуэтов.... Та же раскаленная игла в сердце.... Он попытался вспомнить имя девушки и не смог. Сила позади не отступала, крепко держала в своих сетях....
        Черная молния наискось расколола картину мира. Меч на бедре, пустыня, люди - все растеклось, растаяло туманом под лучами солнца, не оставив и следа....
        Никогда Тариэл не вспомнит этот сон. Никогда не узнает, что....
        - Ты где шлялся двое суток, мерзавец?! - прозвучал где-то совсем рядом знакомый голос.
        * * *
        Когда Тариэл не вернулся и к вечеру, смутное беспокойство переросло в тихую панику. Остров, как оказалось, таил в себе немало тайных ловушек, и горец со свойственным ему везением вполне мог угодить в одну из них.
        - Он мог упасть с дерева. Его могли покусать муравьи. Он мог заблудиться, перегреться, отравиться какими-нибудь ядовитыми ягодами... - Джессика, перечисляя, содрогалась от мрачных предчувствий.
        - Ох, Джесс, не нагнетай обстановку, и без того нервы на пределе. Нет, сволочь он, всё-таки. Хоть бы записку оставил, куда пошёл. Ищи его теперь по всему острову.... - Серж досадливо махнул рукой и отвернулся. Даже сам себе он не решался признаться, что до чёртиков волнуется за пропавшего парня. Вроде бы и прошло не так уж много времени, да и раньше Тариэлу случалось исчезать на несколько часов, и всё заканчивалось благополучно. Почему же сейчас в нём крепнет уверенность, что Тайрел попал в беду?
        По мере того, как за окном сгущались сумерки, всеобщая нервозность всё набирала и набирала обороты. Спокойным, кажется, остался один Лекс, невозмутимый, как индейский вождь. На резонное лидерское "почему?" Лекс ответил:
        - И тебе советую. Мы всё-таки маги, а не детский сад на прогулке. Тайрел больше всех нас способен постоять за себя. А ты, как лидер, вообще должен всех успокаивать и подавать пример самообладания и выдержки, а не метаться, как грешник на сковородке.
        Определённый резон в его словах был. До сих пор не ясно, вообще случилось ли с Тайрелом хоть что-нибудь, или он просто загулял дольше обычного? В любом случае, до неприятностей паниковать глупо, после - бессмысленно, а во время - как-то недосуг....
        Когда последний луч солнца угас, и ночь вступила в свои права, всем как-то сразу и чётко стало ясно: всё-таки неприятности есть. Серж обвёл собравшихся в гостиной коллег суровым лидерским взглядом и объявил:
        - Откладывать больше нельзя. Идём искать Тариэла.
        На Аини его слова подействовали, как на марафонца - выстрел стартового пистолета. Она сорвалась с места, словно только и ждала подобной команды, и первой выскочила на улицу.
        Темно было там, хоть глаз выколи. И луна, как назло, в тучах, без огня не обойтись.
        "Ну, Тайрел, если у тебя нет уважительной причины... можешь не возвращаться, я тебя лично убью!"
        На крыльцо вышел Лекс. В руках у него ярким светом пылал магический фонарь: небольшой стабильный файерболл под толстым стеклом в титановом каркасе.
        - Искать будем вместе, - предупредил он, - не хватало ещё самим потеряться.
        Легко сказать - искать. Как прикажете разыскивать ночью на тропическом острове одного непоседливого молодого человека, особенно если у вас есть все основания думать, что он не очень-то хочет быть найденным? Отличить его следы от других и днём представляет нешуточную проблему, а уж ночью и говорить не приходится. А главное - где искать? Лес? Пляж? Апельсиновая роща?
        - Куда пойдем? - тоскливо спросила Аини.
        - На ближнем пляже Тайрела наверняка нет, - сказал Лекс, - мы вчетвером просидели там почти весь день. Значит, он либо где-то в лесу, либо на дальнем пляже. В любом случае, придётся идти через лес.
        Разумеется, Тайрел мог быть где угодно, и оба это прекрасно понимали. Но так была хоть какая-то определённость: какая, в сущности, разница, с чего начинать? Поэтому Аини лишь откинула с лица лезущие в глаза волосы и поторопила своего спутника.
        На границе леса их догнали остальные. Кратко посовещавшись, маги признали всю бессмысленность ауканья и решили положиться на заклинания. Но с первых же попыток стало ясно, что с магией творится что-то странное. Огоньки-обманки не желали засвечиваться, осветительные приборы - материализовываться, а факелы, собранные из подручных средств, - загораться. Попытавшись идти на ощупь, маги в течение минуты все попадали наземь, спотыкаясь о невидимые в темноте препятствия, а когда Трайд рискнул активизировать поисковое заклятье, на студентов набросились лианы. Само заклинание, разумеется, благополучно сдохло. Единственный фонарь озверевшие растения мигом выдрали из рук отчаянно сопротивляющегося Лекса, файерболл не выдержал и самоликвидировался, и вокруг наступила совсем уж непроглядная тьма.
        Поискам явно кто-то или что-то упорно мешало, блокируя заклинания и не давая магам углубиться в лес. Студенты вынужденно согласились отложить поиски до утра - хоть с фонарями не будет проблем.
        Обратная дорога только что сама не бежала к крылечку. Даже пострадавший фонарь, с некоторым трудом нашаренный в темноте на месте бесславной битвы с местной растительностью, вдруг загорелся сам собою. Не иначе, безвременно погибший файерболл вспомнил, что чересчур поторопился покинуть этот свет, и решил вернуться, дабы выполнить предназначение. Впрочем, его тут же досадливо загасили, чтобы не действовал на нервы.
        - Надеюсь, он хотя бы живой.... - пробормотал Серж, надеясь, что никто не расслышал.
        Но Аини услышала. И помрачнела ещё больше, хотя казалось, что дальше уж просто некуда.
        Маги, избегая смотреть друг другу в глаза, разбрелись по своим комнатам, но сон бежал от них. Ночь казалась бесконечной, время тянулось, как удав по стекловате, бессонница терзала юных магов, но к рассвету один за другим они всё же забылись вязкой, тревожной дремотой, больше изнурявшей, чем дарившей отдохновение.
        Трайд на свой страх и риск попытался нащупать ментальный след пропавшего парня, но даже не успел определить направление, как плавно ушёл в глубокий обморок.
        Едва рассвело, студенты привычно собрались на кухне, но изображать завтрак было выше их сил. Больше по привычке выпив по чашке чая, они почти с облегчением поспешили прочь из дома - наконец-то, хоть чем-то полезным себя занять....
        Как-то само собой получилось, что почти все, не сговариваясь, пришли к месту сбора с оружием. Лекс задумчиво изучал небо, положив ладонь на рукоять двуручного меча, Майя нервно обмахивалась любимым боевым веером (потихоньку начиная покашливать: утро выдалось прохладным...), Эрика машинально похлопывала по голенищу сапога стеком. Карманы Аини и Джессики многозначительно топорщились, выдавая, что и девушки припасли к поискам полные обоймы. Безоружным остался один лишь Трайд, который справедливо рассудил, что его нунчаки принесут ровно столько же пользы, сколько и лёжа дома на полке. Последним из дома вышел Серж. Из-за лидерского пояса вызывающе торчала рогатка.
        - Идём по старому маршруту, - коротко сказал он, - судя по тому, как упорно нас туда не хотели пускать, там явно есть что-то интересное. Или кто-то.
        Не тратя времени на лишние споры, маги выстроились гуськом и резво двинулись в указанном направлении.
        По знакомой, тысячу раз пройденной тропинке они без проблем достигли границы леса, обозначенной узкой полосой высокого кустарника. Сразу за кустами стеной вставали деревья. На первый взгляд никаких пакостей, вроде внезапно свихнувшихся лиан, впереди не наблюдалось, и студенты храбро двинулись дальше. Но стоило им вплотную подойти к кустикам, как над ними внезапно поднялась огромная змеиная голова, венчавшая толстенное зелёное чешуйчатое тело. Голова неторопливо оглядела замершую компанию неподвижным взглядом жёлтых, неправдоподобно огромных глаз и без предупреждения ринулась вниз, метя прямо в оцепеневшую Джессику.
        Серж шёл последним, но именно он успел среагировать первым: протиснулся между бестолково сгрудившимися коллегами, сбил Джесс на землю и заслонил её собой. Змея если и была удивлена таким неожиданным маневром, то ничем этого не выдала и с удвоенным энтузиазмом спикировала к новой добыче. Серж только и сумел, что со всей дури хрястнуть ей кулаком по морде. В следующий миг змеиная голова врезалась ему в солнечное сплетение, и он вдруг с удивлением обнаружил, что уже не стоит, а летит - над землёй и над змеёй, по счастью, отделавшись парой синяков вместо сломанных рёбер. Возблагодарив себя за старательно натренированный пресс, Серж приземлился прямо на змею, - аккурат на шею, то есть, сразу за головой (ибо змея, на неискушённый взгляд, и есть всего лишь голова и сплошная шея. Ну, или хвост - смотря с какой стороны оценивать). Обезьяньи инстинкты взяли верх, и он изо всех сил вцепился в гладкое (это несмотря на чешую!) тело толщиной с хорошее дерево. Рептилия, похоже, была обескуражена подобной наглостью, посему стояла на хвосте, держа торчком переднюю половину тела и меленько раскачиваясь
вправо-влево. Через минуту Серж понял, что его укачивает....
        Следующий удар лидерского кулака пришёлся гадине аккурат в правый глаз. Змея взбрыкнула всем телом, и маг с содроганием почувствовал, что скользит по змее вниз, к хвосту - с приличной, надо признать, скоростью, словно на американских горках.
        - Ну, Тайрел, если это твои штучки!.. - со злостью, совершенно необоснованно, выплюнул лидер, приземляясь задницей на довольно твёрдый чешуйчатый хвост. Договорить он не успел, - следом за ним ринулась змеиная голова, на этот раз с широко раззявленной пастью. Размеры клыков впечатляли. О том, что сия милая зверушка, вполне вероятно, ядовитая, думать не хотелось.
        - Лекс, сделай же что-нибудь, ты же умеешь общаться с животными! - завопил Серж, в панике ухитрившись-таки выстрелить из рогатки сразу горстью свинцовых шариков. Шарики радостно впечатались во все подставленные змеёй части клыкастой морды. Змея подавилась и закашляла. Зрелище кашляющей змеи было столь фантастическим, что лидер, наконец, осознал, что она - такое же магическое создание, как и какое-нибудь Дерево Грёз....
        Рептилия ухитрилась проглотить невкусную добычу и снова вознамерилась подзакусить аппетитным, но несколько буйным магом. Последнее свойство потенциального обеда весьма затрудняло бедной зверюшке собственно поедание, о чём сам поедаемый ничуть не жалел. Лекс то ли замешкался, то ли что-то у него не выходило, но выкручиваться Сержу опять пришлось самому. Отрешённо осознав, что вряд ли выберется из этой заварушки без тяжких телесных повреждений, он так же отрешённо наблюдал, как ужасающая пасть приближается к его лицу... и вдруг, осенённый гениальной идеей, молниеносным движением всадил в пасть чудищу свою рогатку. Целиком. Нижний её конец упёрся змее сразу за передними зубами, а раздвоенный верхний - в нёбо. Змея машинально попыталась сомкнуть челюсти, но добилась только того, что рогатка застряла намертво. Тварюка забилась всем телом, размахивая во все стороны башкой с принудительно раскрытой пастью, словно сбежала с приёма чересчур увлечённого стоматолога. Серж, подкинутый очередным взбрыком взбесившегося монстра, приземлился в кучу своих коллег, чувствительно приложившись о землю копчиком. Но по
сравнению с поеданием это действительно были мелочи.
        - Что же ты?! - с упрёком обратился он к Лексу.
        - А чем я, по-твоему, занимаюсь? Увы, этому созданью почему-то все по барабану.
        - А мечом рубануть?
        - Пробовал, чуть не сломал с размаху, и девочки половину боезапаса истратили, только этот вид, по-моему, изначально нечувствителен к металлу.
        - Эх, где мой любимый огнемёт?.. - с чувством вздохнула Аини.
        То ли змеюка услышала и всерьёз испугалась, что эта агрессивная девушка в самом деле сейчас побежит за огнемётом, то ли просто задолбалась воевать с такой вредной добычей, только она вдруг резко развернулась, хвостом сшибив на землю всю семёрку, и на приличной скорости скрылась в зарослях.
        - Моя рогатка! - завопил Серж. К несчастью, он оказался в самом низу кучи малы и только и смог, что погрозить вслед наглой рептилии кулаком. - Да слезьте же вы все с меня! Можно подумать, так удобно: всей командой на лидере валяться.
        - Не всей, - резонно возразила Майя, - Тайрела же не хватает.
        - Вот спасибо, напомнила, а то мы что-то забывать начали....
        - Серж! - одёрнул его Лекс. - Не хами!
        - Ой, правда, чего это я? Тариэлом, что ли, решил подработать? Майя, извини, пожалуйста, я не хотел тебя обидеть.
        Майя только рукой махнула, мол, всё в порядке.
        Серж, слегка помятый и испачканный, но пылающий праведным гневом, повелительно указал на пролом в кустах, где скрылось зловредное чудище.
        - За ней!
        Джессика, которой с головой хватило уже полученных впечатлений, тихонько застонала:
        - Серж, а может, не надо?
        - Надо! Что, если эта гадина наткнётся на бессознательного Тариэла и решит подзакусить на сон грядущий?
        - С рогаткой в пасти?
        - Мы же шли искать Тариэла, помнишь?
        Джессика сникла, зато вдруг оживился Трайд.
        - Серж, по-моему, эта змея не совсем змея.
        - Чего?! - после таких слов на ментала вытаращилась вся команда.
        - Я имею в виду, это нечто, имеющее внешний вид змеи. А по сути своей, чистой воды наваждение.
        - Знаешь, меня это как-то не впечатлило. Нечего по нашему прекрасному острову шляться всяким посторонним наваждениям и отбирать у честных магов их именные рогатки.
        - Ты же сам ей её дал, - напомнила Аини.
        - Но не подарил же!
        - Серж, тебе мало досталось? - Джессика попыталась в последний раз если не образумить, то хоть охладить пыл разгневанного лидера.
        - Рогатку пускай отдаст и катится на все четыре стороны! - непримиримо заявил он и первым шагнул в пролом.
        Дальше тянулась удобная и даже довольно утоптанная тропинка, хотя практиканты были уверены, что идут здесь впервые. Слоны, что ли, по ней на водопой ходят? Да нет, откуда на острове слоны? К слову сказать, местные леса прямо-таки изобилуют удобными тропинками, на редкость утоптанными, словно весь магистерский состав только тем и занимался, что всем коллективом бегал по лесу, вытаптывая тропинки для грядущих поколений студентов.
        Маги, помня о подстерегающих на каждом шагу опасностях, шли осторожно и очень тихо. По краям тропинки стеной стояли деревья, но почему-то молчали птицы, как-то тревожно пахли цветы, и даже в пробивающих кроны ярких солнечных лучах чудилось что-то зловещее.
        Шли они недолго. Тропинка вильнула, оставаясь всё такой же на диво удобной, и к всеобщему удивлению в нескольких шагах обнаружилась дерзко похищенная рогатка - целая и невредимая, даже ничуть не обслюнявленная. Серж наклонился поднять свою собственность... и наткнулся на весьма заинтересованный взгляд двух пар глаз размером с чайное блюдце каждый. Глазки доверчиво выглядывали из-под ближайшего развесистого кустика, но подходить и знакомиться Сержу почему-то резко не захотелось. Уж больно всё это смахивало на примитивную засаду... особенно если представить, что всё остальное размерами ничуть не уступает глазам. Он торопливо выпрямился и узрел ещё пару-тройку подобных созданий, облюбовавших соседние деревца и вдумчиво изучающих живописную компанию. Словно друзья-гурманы, посетившие свой любимый ресторан специально, чтобы насладиться экзотическими новинками.
        Серж представил себя в меню из семи блюд первым номером, и ему как-то сразу расхотелось двигаться дальше. Скорее наоборот - драпать отсюда, пока не поздно. Правда, кроме глаз, дивные животинки себя ещё ничем не выдали, но ведь когда выдадут, драпать будет поздно! Что-то чёрное упало на песок, с тропинки поднялся язычок едкого дыма. Мда-а, а слюна-то, кажись, ядовитая. Какое качественное наваждение, однако! Вряд ли эти милые созданья облепили тропинку исключительно с целью проводить магов до местопребывания их блудного коллеги.
        Чувство опасности стало просто нестерпимым.
        - Серж, ты всё ещё хочешь пройти по этой тропинке? - напряжённо спросила Майя. Серж натянуто улыбнулся.
        - Ну что ты! Я же сказал: рогатку верну, и всё.... Валим отсюда!
        Повинуясь лидерскому рыку с невесть откуда прорезавшимися командными нотками, студенты врассыпную бросились назад по тропе. Вслед им неслись грустные вздохи разочарованных до глубины души монстров.
        Отбежав на приличное расстояние, маги остановились: во-первых, передохнуть, во-вторых, потому что бежать уже было незачем. Лекс утешал Аини, до глубины души оскорбленную столь постыдным бегством, посему на уговоры реагировавшую неадекватно и со скрипом.
        - Аини, мы бы всё равно с ними не справились.
        - Конечно! Мы даже не попытались! Сбежали, как последние трусы! Это всё он, паникёр несчастный!
        - Аини, лучше глупо паниковать, чем умно умирать, - спокойно заметил ничуть не обиженный Серж. - Это ты у Тариэла научилась? И где он сейчас, твой мудрый наставник? Ты видела, сколько там глаз? А если эти твари тоже неуязвимы для металла?
        - А огонь на что? - огрызнулась она.
        - Лесной пожар захотела?
        - Это же всего лишь наваждение! Что оно может нам сделать?!
        - Аини, сегодня подобное наваждение чуть не лишило нас лидера, - заметил Лекс.
        - Если б здесь был Тайрел, он бы непременно сказал "какая жалость, что этого не произошло", - фыркнул Серж. Аини наградила его негодующим взглядом, но тот благополучно его не заметил, ибо как раз с кряхтением умащивался на так кстати подвернувшемся пенёчке. Как-то сразу вдруг навалилась усталость, тело после битвы со змеёй, похоже, превратилось в один большой синяк, и единственное, чего ему сейчас хотелось - это чего-нибудь пожевать и завалиться в постель.
        - Вы как хотите, а я сегодня больше не ходок, чего и вам советую. Если нас так активно не пускают, значит, во-первых, и не пустят, только что разозлятся ещё больше, а во-вторых, Тариэл наверняка жив-здоров. Вряд ли неведомым тварям приспичило с таким остервенением охранять мёртвое тело.
        Студенты переглянулись. Серж говорил определённо разумные вещи, но вот так просто взять и сдаться.... Сию провокационную мысль озвучила, разумеется, Аини, на что Серж широким жестом предложил ей вернуться в лес и продолжить поиски. В гордом одиночестве, ибо "нема дурных" переть на рожон и монстрам в зубы. Даже Лекс, уж на что был лишен страха и паники, и то согласился с лидером, и Аини вынужденно уступила. Но не смирилась.
        На всякий случай и для очистки совести маги обшарили сад, ближний пляж и все доступные заросли, но, разумеется, никакого Тайрела там не обнаружилось.
        - Интересно, - задумчиво протянула Майя, - это теперь всегда так будет? И если я захочу проведать Лёву, монстры не дадут мне даже приблизиться к лесу? Или они реагируют только на наше желание найти Тайрела?
        Ответом ей было молчание. Вопрос был не праздный, но ответа на него не мог дать никто.
        Внезапно оказалось, что время близится к обеду, и неплохо бы перекусить, особенно если вспомнить об отсутствии завтрака. Студенты побрели на кухню. За едой Эрика неожиданно предложила дикую на первый взгляд идею: когда Тариэл вернётся, не говорить ему, что на острове водятся монстры.
        - Понимаете, если Тайрел узнает о монстрах, он же не успокоится, пока не уничтожит всех. Или пока не уничтожат его. А поскольку эти создания суть наваждение, то Тариэл скорее всего никого не найдёт и либо опять пострадает, бродя по лесу, либо смертельно на всех нас обидится за столь наглую, по его мнению ложь.
        Маги переглянулись и откровенно приуныли. С одной стороны, нехорошо скрывать от товарища подобные факты: весьма вероятно, что не все монстры на острове - призраки, да и призраки вполне способны нанести телесные повреждения, вспомнить хотя бы сегодняшнюю битву со змеёй. С другой... нарисованная Эрикой картинка выглядела весьма реалистично, и вряд ли кто-то возьмёт на себя смелость поручиться, что неугомонный маг в тот же миг не отправится совершать подвиги. Завязалась вялая дискуссия, быстро угасшая ввиду недостатка у сторон аргументов.
        - Давайте сначала найдём Тариэла, - предложила Джессика.
        - Правильно, - согласился Лекс, - найдём и посмотрим на его состояние.
        - И поведение, - добавил Серж, - а потом уже будем решать, что ему говорить и в каком количестве.
        Почему-то этот разговор резко поднял всем настроение. Наверное, потому, что довольно трудно скорбеть о безвременной гибели человека, от которого в ближайшем будущем ты собираешься прятать факты и улики. Или не собираешься. В любом случае, из-за стола маги выходили в гораздо более приподнятом настроении, чем за него садились.
        После обеда, утомлённые почти бессонной ночью и обильным на острые ощущения утром, студенты потихоньку расползлись по своим постелям - урвать часок-другой отдыха, а там, глядишь, и опять вдохновение к поискам проснётся. Одна Аини, убеждённая, что не умеет спать днём, осталась бдеть: вдруг Тайрел нежданно-негаданно вернётся, а все спят, вот красота будет.... Но не успели практиканты толком насладится краткими минутами покоя, как с крыльца донёсся голос Аини, одновременно встревоженный и весёлый:
        - Эй, идите все сюда, тут к нам глаза в гости пришли! На нас посмотреть. И себя показать!
        Первым на зов явился Серж: всклокоченный, в мятой рубашке нараспашку, руками поддерживающий спадающие штаны: спросонок у него никак не получалось застегнуть ремень на нужную дырочку.
        - Чего тут у тебя? - ворчливо спросил он. - Я-то думал, тебя уже едят, а тут какая-то мелочь.... - Он сердито ткнул пальцем в сторону глаз. Их было пять или шесть пар. Они трогательно держались парочками и изредка моргали, держась на траве, на соседних деревьях, на нежно любимых Эрикой кустах (в них так хорошо сидится!)....
        - И от этой мелочёвки мы убегали! - вздохнула Аини.
        - Рано огорчаешься, вдруг это дистанционные глаза. Они разведают обстановку, поймут, что нас легко можно скушать, и следом явится весь остальной комплект.
        - Значит, надо мочить их прежде, чем припрётся всё остальное.
        - Если так уж неймётся, возьми мухобойку и поспособствуй их вымиранию, - посоветовал Серж, весьма злой после принудительной побудки, - а я пас. На ногах едва стою.
        Едва он договорил эти слова, как ближайшая к нему пара глаз вдруг странным образом зашевелилась. Глаза выгнулись, словно моргнули в другую сторону, и вдруг превратились в две алые зубастые пасти размером с хороший арбуз, которые молча кинулись на лидера! Серж смачно выругался и метнул в них огненный шар.
        - Лангольеры какие-то, - хмыкнула Аини, повторяя его подвиг.
        - Мелковаты что-то. К тому же, лангольеры в фильме были похожи на шкурки от каштанов, а не на глазки с зубами. А-а, зараза, они уворачиваются!
        Бомс! - третий огненный шар наконец-то попал в цель, и кусачие зверюшки ссыпались вниз скромной кучкой чёрного пепла. Через несколько секунд он превратился в клочья сизого тумана, которые быстро унесло ветром.
        - Ну и пакость... - пробормотал Серж. Упрямый ремень, точно проникшись серьёзностью момента, шевельнулся и сам застегнулся, как от него требовалось. - А ты говорила - глаза!
        - Подумаешь, мелочи, пара зубастых органов зрения. Вон мы их как!
        В опровержение её слов остальные глаза наконец-то просекли фишку, что некие двуногие их, вообще-то, нагло изничтожают, и полезли мстить. Дружно, всей развесёлой зубастой компанией, так что даже Аини слегка подрастеряла свою обычную храбрость. Попробуй тут повыпендривайся, когда на тебя нападает сразу десяток зубастых тварей, а из оружия у тебя одни огненные шары, от которых эти поганцы ещё и уворачиваются! К счастью, именно в этот момент на крыльцо выскочил Лекс - замешкавшийся, зато аккуратно одетый и с мечом, и в несколько минут всё было кончено.
        Остальная команда даже не проснулась, видать, очень уж сильно умаялась.
        Кратко переговорив, доблестные истребители глаз пришли к выводу, что пока из базы без крайней необходимости лучше не выходить. В прямом смысле, опасно для жизни.
        В дом маги уходили с тяжёлым сердцем. Где-то в этом прекрасном, но ставшим вдруг таким опасным лесу обретался их блудный товарищ - один, средь монстров, средь хищных растений.... И они ничем не могли ему помочь.
        К вечеру Аини неожиданно успокоилась, заявив, что погадала и выяснила, что с Тайрелом все в порядке, надо лишь его найти. Остальные не поверили, за исключением Лекса. Хотя, возможно, Одинокий Волк просто сделал вид, что поверил, чтобы успокоить паникеров - в его раскосых глазах истина не читалась в принципе....
        ГЛАВА 10
        На следующее утро Серж в гордом одиночестве вышел из дома. Почему он вдруг решил нарушить только вчера организованную договорённость? Да просто снилась ему всю ночь всякая ерунда: что вроде как Тайрел, нежно прижимая к груди букет красных роз, назначил ему свидание, да ещё просил непременно привести с собой Майю. Про Майю лидер к утру напрочь забыл, зато сам зачем-то побрел в какие-то кусты, словно его там и впрямь поджидал Тариэл. С цветами.
        Мда-а, картина маслом: грязный, осунувшийся за двое суток лесного блуждания Тариэл прячется под колючим кустиком, поджидая грустного с недосыпу Сержа, и заносит над головой пышный, но тоже колючий букет.... Бр-р, розы-то ему зачем? Огрести колючим веником по морде - удовольствие ниже среднего, вон, пусть их лучше Аини дарит.
        Предаваясь таким вот печальным размышлениям, Серж дотопал до зарослей кустарника, наобум свернул и удивился. Всё было спокойно. Никакие жуткие монстры не выглянули навстречу, вознамерившись разнообразить своё меню одним чересчур самонадеянным магом. Ни одна веточка не дрогнула и не потянулась к парню с той же целью. И верхом сюрреализма была неожиданно проявившаяся в непроходимых, казалось бы, зарослях крохотная полянка идеально ровной зелёной травы. И каково же было его удивление, когда на этой вот самой травке обнаружился сладко дрыхнущий Тариэл!
        На вопль Сержа "где ты шлялся двое суток, мерзавец?!" должны были сбежаться все голодные чудовища острова, но объявилась почему-то одна только Майя.
        "Ну, прям как во сне!" - восхитился Серж. Майя же, разинув рот, уставилась на внезапно нашедшегося коллегу.
        - Привет, Май. Ты не могла бы полить этого спящего красавца водичкой? Я над ним битый час ору, а он ни в какую!
        - Не хочет просыпаться? - в голосе Майи появились опасные нотки, - сейчас сделаем! - Она пошире развела руки в стороны.
        - Эй, только не утопи его! Так, побрызгай чуток.
        Майя вздохнула (как показалось Сержу, разочарованно) и с силой тряхнула кистями рук. С кончиков пальцев сорвались мелкие частые капли, равномерно осевшие на спящего мага.
        Тайрел оглушительно чихнул и проснулся.
        Как назло, в тот же миг над кустом, под которым прикорнул блудный практикант, вознеслась печально знакомая змеиная голова и с любопытством уставилась на сиё дивное зрелище.
        Серж переглянулся с Майей, и оба мысленно застонали. Попробуй теперь убедить Тайрела, что на острове нет никаких монстров, посему и нет насущной необходимости устраивать им немедленный геноцид.
        Толком ещё не пришедший в себя маг сел, машинально стирая с лица капли воды. Змея нагнулась пониже, заворожённая столь необычным зрелищем. Блуждающий взгляд Тайрела добрёл, наконец, до нависшей над ним рептилии и (с явным трудом) сфокусировался на клыкастой пасти.
        - Так это ты, гадина, в меня плюёшься! - не разобравшись, что к чему, Тайрел взвыл дурным голосом и с размаху врезал змее кулаком по морде. Змея рефлекторно дёрнулась, в результате чего удар пришёлся в самое чувствительное место - прямо в нос. Бедная зверюга, явно не ожидавшая столь неласкового приёма, вдобавок второй день страдающая лицом от чересчур агрессивной добычи, пришла к выводу, что здесь ей ловить нечего, и пора бы сделать отсюда ноги. Пока саму не поймали.
        Вот только спасаться она почему-то рванула не в лес, а в противоположную сторону.
        Только-только вставший на ноги Тайрел вновь очутился на земле, сбитый мощным рывком змеиного тела. Сопровождалось сие дивными пассажами из отборных ругательств, разумеется, изрыгаемых Тайрелом, а не змеёй. Майя и Серж, как по команде, бросились в разные стороны, пропуская между собой чокнувшуюся рептилию. Нет худа без добра: в результате незапланированного падения Тайрел окончательно проснулся и жаждал отмщения. Очень обиженный маг вытянул из воздуха внушительных размеров шамшер, восточную кривую саблю, и всерьёз вознамерился догнать "обнаглевшую гадину" и "порубать на шашлык", чтобы "впредь неповадно было плеваться!".
        Серж вздохнул, подбирая слова для конструктивного диалога и прикидывая, на чьей стороне будет перевес, если для удержания коллеги на месте потребуется применить грубую физическую силу. По всем прикидкам выходило не в его, лидера, пользу....
        Аини проснулась с ощущением удивительного счастья, заполнившим её всю, от пяток до макушки. Сквозь тонкие палевые шторы просачивалось ясное летнее солнце, расцветившее пол горячими пятнами, тропические цветы источали на диво приятные ароматы, где-то за домом вдохновенно орали друг на друга Серж и Тайрел... Жизнь была настолько прекрасна, что хотелось хоть на немного замедлить неумолимый ход времени, застыть в этом миге тихого счастья - нет, не на Вечность и даже не на целую жизнь, а всего лишь на день, час, минуту....
        ТАЙРЕЛ?!!
        Аини кубарем слетела с кровати, пытаясь одновременно одеться и причесаться. Все лирические мысли моментально вылетели у неё из головы. Так, вроде одета, расчёску закинуть куда-нибудь, потом найдём.... Чёрт, надо бы остальным сказать, так ведь спят они, наверное.
        Она выскочила в коридор и по пути к выходу просто крикнула:
        - Эй, вы, вставайте, Тайрел вернулся! - и выскочила на улицу. И только почувствовав босыми ступнями тёплый белый песок, вспомнила, что забыла обуться, но возвращаться, разумеется, не стала.
        Судя по доносившимся крикам, Тайрел был не только жив-здоров, но и жаждал подвигов.
        - Не смей меня удерживать! Эта тварь на меня плюнула!
        - Рехнулся? Где ты видел плюющуюся змею?!
        - Только что! Вот на этом самом месте! Она прервала мой заслуженный отдых своим мерзким плевком! Сейчас я ее на шашлык разделаю, Аллах свидетель!..
        - Твой затянувшийся отдых прервал я! Своим вопросом о том, где ты изволил пребывать целых два дня, и на который ты, между прочим, ещё не ответил!
        - Отстань ты от меня со своими дурацкими вопросами! Змея уползла к дому! Я найду её! Последний раз прошу, уйди! Иначе и тебе достанется!
        - Тайрел!! - выбежавшая на полянку босая Аини выкрикнула имя с таким облегчением и восторгом, что спорщики заткнулись и синхронно повернулись к ней. Серж опомнился первым и обрадовался:
        - Аини! Привет! Как ты кстати! Объясни, пожалуйста, этому ослу, что ему не следует гоняться ни за какими змеями! Вот ты видела сейчас змею?
        - Какую змею? - не поняла она.
        - Вот! А я что говорил?!
        - Ты хочешь сказать, что у меня глюки, да? Что мне привиделась змея, которая в меня плюнула, сбила с ног и смылась, и никто, кроме меня, её не заметил?
        - Нет у тебя никаких глюков, - устало ответил Серж, - и змеи нет. Исчезла она. Самоликвидировалась.
        - Как это, скажи на милость, она могла самоликвидироваться?
        - А вот так. Растаяла в воздухе, как самое обычное наваждение. Иначе Аини её непременно бы увидела.
        - Наваждения не плюются!
        - Ещё как плюются и даже умеют больно драться! Ой... - Серж спохватился, что брякнул лишнего, и заткнулся. Действительно, ой. Лучше пока на тему всяких монстров говорить поменьше. Хотя какая теперь разница, если он сам видел.
        - Никто в тебя не плевался, - умница Майя, до этого скромно прикидывающаяся элементом растительности, вовремя отвлекла внимание Тайрела от проболтавшегося лидера. - Это я в тебя брызнула водой, потому что ты никак не хотел просыпаться. А гоняться по всему лесу за развоплотившимся призраком, - по меньшей мере, глупо.
        - И вообще, последний раз спрашиваю, где ты шлялся двое суток, мерзавец?!! - взревел Серж. Тайрел затравленно огляделся. Во всех смотревших на него глазах читался тот же вопрос.
        - Вы что, сговорились все?! - жалобно спросил он, уже понимая, что это не так.
        - Мы бы рады были, - вздохнула Аини. - Тайрел, у тебя есть ровно полминуты, чтобы что-нибудь придумать в своё оправдание. По прошествии этого времени сюда добегут четыре слонопотама, топот которых я сейчас отчётливо слышу. Если твой ответ нам понравится, мы будем храбро прикрывать тебя собою, когда они начнут медленно и мучительно рвать тебя на кусочки.
        Тайрел прислушался и, видимо, очень ярко представил себе обещанных слонопотамов, а также упомянутое разрывание, потому что резко изменился в лице и заозирался в поисках путей отступления.
        - Не вздумай опять пропасть на двое суток! - Серж правильно угадал его намерения.
        - Я за ним прослежу. - Аини цапнула Тайрела за шиворот, и парочка нырнула в ближайшие кустики, оставив коллег на растерзание.
        Подоспевшие остатки команды чуть замешкались, пытаясь определить, из каких именно кустов доносится оживлённая беседа, а потому объявились на полянке уже тогда, когда главного виновника переполоха на ней не было. Против всех кошмарных прогнозов, никакими слонопотамами тут и не пахло, равно как и не наблюдалось патологической потребности кого-нибудь растерзать. Наоборот, запоздавшие к торжественной встрече маги так и сияли радостными улыбками. Правда, улыбки довольно быстро увяли, когда среди имеющихся на полянке коллег Тайрела всё же не оказалось.
        - А Тайрел где? - спросил Лекс. - Он точно вернулся? Нас Аини переполошила своим криком, а сама исчезла.
        - Там они, - Серж ткнул пальцем в первые попавшиеся кустики, поскольку всё равно толком не запомнил, в какую сторону смылись беглецы, - общаются. Аини обещала присмотреть, чтобы Тайрел опять не пропал на два дня.
        - А, тогда хорошо! - Лекс заметно расслабился и снова заулыбался.
        - Сейчас она из него душу-то вынет, - хихикнула Майя.
        - Аини можно верить,- серьёзно сказал Трайд.
        - Если они не пропадут вместе! - Эрика скептически фыркнула, однако видно было, что она очень рада благополучному завершению столь нелепого происшествия.
        - А как он там... ну, вообще? - робко спросила Джессика, словно опасалась, что Серж немедленно вывалит на неё подробности жутких ран и кошмарных увечий, коими обзавёлся блудный коллега во время своих двухдневных скитаний. Серж неуверенно пожал плечами:
        - По-моему, нормально. Не успел проснуться, сразу начал ругаться и полез в драку. Всё, как обычно.
        - Пойдёмте в дом, - вздохнула Майя, которая присутствовала при историческом пробуждении, но, в отличие от Сержа, имела о нём не столь радужное мнение. - Не ждать же их здесь.
        - Это верно.
        - Серж, - спросила дорогой Джессика, - Тайрел вернулся, получается, теперь всё будет, как было? Лес как лес, долгие купания, дальние прогулки и никаких монстров?
        - Очень на это надеюсь. Кстати, о монстрах. Пока вы все вчера дрыхли, мы с Аини и Лексом успели совершить небольшой подвиг. - Серж подробно пересказал вчерашнее "избиение глаз", не стесняясь живописных подробностей. Лекс молчал, лишь изредка одобрительно кивал. Рассказ произвёл впечатление, кое-кто порадовался, что не присутствовал, а кое-кто, наоборот, огорчился.
        - Непонятно одно, - задумчиво сказал Трайд, - если "глаза" в обычном виде представляют собой всего лишь... глаза (послышались сдержанные смешки), то чья слюна капала на тропинку, где мы все их увидели?
        - Слюна?!
        - Да, - вздохнул Серж, - я тоже видел. Чёрная, тягучая, а на земле дымилась, я ещё подумал, наверное, ядовитая.
        - Может, это у них слёзная жидкость такая? - неуверенно предположила Джессика. Серж покачал головой:
        - Не уверен, хотя не исключено. Я к ним не присматривался.
        - Надеюсь, такой возможности больше и не представится, - кивнул Лекс. - Да, кстати, мы же так и не решили, говорить ли Тайрелу о монстрах.
        - Не говорить, - вздохнул Серж. - Надеюсь, Аини догадается.... - Он подробно рассказал, как нашёл Тайрела, не упомянув только про свой сон, но особо уделив внимание эпизоду с "плюющейся змеёй", и что блудный маг при этом творил. Отсмеявшись, студенты согласились, что лучше пока держать язык за зубами. Иначе он, горец, устроит здесь настоящую экологическую катастрофу, ибо в своём "антимонстровом" рвении вполне способен "нечаянно" изничтожить пол-острова....
        - Аини... - Тайрел прислонился к стволу дерева, память возвращалась постепенно...
        Сон. Кошмар. Во сне кто-то обещал подарить ему кровь и смерть, и он был рад принять этот дар.... Нет, не его смерть, смерть многих других, - но он был так безумно счастлив, до дрожи, до ужаса....
        Тайрела все еще переполняло то странное ощущение счастья, ярости и безграничного ужаса из его сна, сплавленное в одно сильное чувство.
        - Тай... где ты был? - она хотела возмутиться, но голос дрожал. - Мы подумали, что с тобой что-то случилось....
        Ее зеленые глаза смотрели прямо на него, и в них ясно читалась тревога. Тайрел вздохнул, признаваясь себе, что вовсе не хочет рассказывать, а хочет....
        - Мне страшно, - признался он.
        Аини невольно задержала дыхание. Она вдруг осознала, что он стоит совсем рядом с ней, и подавила первый импульс отодвинуться.
        - Страшно? Тайрел, бесстрашный истребитель всего и вся, чего-то боится? - да, ее голос звучал насмешливо, но в глазах было совсем иное.
        Он не обиделся.
        - Аини... мне приснился кошмар, - он предупреждающе вскинул руку, заметив, что она собирается что-то сказать. - Будто иду я по какой-то пыльной дороге, вокруг - желтая прошлогодняя трава, деревья без листьев.... Вороны каркают.... Я иду, долго иду, потом справа появляется решетка.... А за ней - кладбище.
        Аини поежилась, представив себе картину, и Тайрел невесело хмыкнул.
        - Ага.... Хорошее ощущение, правда? И тоска, страшная тоска.... А еще чувство, будто что-то ждет.... Ждет - меня.... И ощущение присутствия какой-то силы. Подожди, я объясню... черт, не хватает слов. Там были огонь и кровь, я убивал, и кто-то убивал для меня... и я был счастлив. Очень счастлив, хотя и понимал, что делаю что-то не то. Аини... скажи, египтянка, что ты чувствуешь, когда твоя стихия Жизни возмущена?..
        Она вздрогнула, как будто ей причинили боль.
        - Скажи, мне это надо! - она подался вперед, чтобы смотреть ей прямо в глаза, так близко, что она чувствовала его дыхание на коже.
        - Это больно, - тихо сказала Аини. - Как будто что-то непоправимо нарушилось в мире, страшное преступление. Почти физически больно. Ощущение, что все не так, и исправить нельзя. Бессилие и предопределенность - она не очень-то поддается контролю. Можно или включиться в поток, или выйти из него, но управлять его течением нельзя.
        - Похоже на то, что ощущал я, - безумный сине-зеленый взгляд. - Наверное, я с ума схожу....
        - Обними меня.
        - Что?
        - Что слышал. Иначе сейчас с ума сойду я, неужели ты не чувствуешь?
        - Аини...
        - Просто замолчи, - неуверенные объятия, она держится за него, как утопающий за спасательный круг. Дрожь отпускает, и на ее место приходят слезы.
        - Тай... я... извини....
        - Шшшш, не плачь, Аини, огонек, все хорошо. Я больше так не пропаду, - он гладит ее по голове. Он прекрасно знает все оттенки ее волос, каждую улыбку в мельчайших деталях, хранит в своей идеальной памяти каждый жест. - Какая ты горячая, заболела, девочка моя?
        - Дурак, - обиженно бросает она, вытирая слезы его же рубашкой, и прячет лицо у него на груди. Тааак, и что же она хочет скрыть?
        - Посмотри на меня, - просит Тайрел, легонько отстраняясь.
        - Не буду, - бормочет она, не меняя положения.
        - Почему? - обескураженный голос.
        - ...Не хочу.
        - Аини....
        - Что? - она все-таки выныривает из спасительных объятий и смотрит на него - своим бесстрашным взглядом, затуманенным слезами. Ох, мой огонек... я же не железный, лучше б ты не смотрела....
        - Тай....
        - Шшшш... - он прекращает дальнейшую перекличку способом неожиданным, но простым - наклоняется к ней и делает то, что хотел всегда, с первого взгляда на нее.
        Поцелуй вышел желанным до боли. Что бы там не чувствовал он во сне, вот сейчас он... ...счастлив.
        А она?
        - Пойдем к остальным, - заявляет краснеющая - несмотря на смуглую кожу - египтянка. - И только попробуй еще раз так пропасть!
        Тайрел на секунду замешкался, прошептав:
        - Призраки, рождённые в ночи, ничто по сравнению с приходящими днём... - и последовал за Аини.
        * * *
        - Раз всё так замечательно закончилось, предлагаю отметить возвращение Тариэла хорошим завтраком, - предложила Джессика.
        - Тех двоих ждать будем?
        - Ну их, вдруг они до вечера общаться будем, что ж нам, без завтрака сидеть?
        Опасения оказались напрасными: Аини и Тайрел появились на пороге, стоило команде сесть за стол. За едой маги старательно выпытывали у Тайрела подробности его двухдневной отлучки. Тот прикидывался валенком, ссылался на происки тёмных сил и провалы в памяти и, в конце концов, взвыл дурным голосом:
        - Да что же вы ко мне пристали! Сказано: не помню, чего ещё? Чёрт, такое хорошее настроение было! Было....
        - Тайрел, мы о тебе беспокоились, - серьёзно сказала Джессика. - Ты пропал на двое суток и до сих пор не объяснил, где тебя носило. Не по-товарищески это.
        - Откуда я знаю, где меня носило?! - возмутился задетый за живое Тайрел. - Шел, упал. Очнулся - надо мной Робин орет!
        Аини вопросительно посмотрела на Тайрела, но тот незаметно качнул головой: нет, про кошмар им лучше не знать. По крайней мере, пока....
        - Так что, ты проспал все двое суток? - изумился кто-то.
        - Да! Выспался... - рассмеялся тот, с удовольствием потягиваясь. - У вас есть еще вопросы, господа и дамы? А то я хочу на море!
        - Тайрел, твое море может подождать несколько минут? - спросил Трайд. - Давай я на тебя посмотрю.
        - Посмотри! - рассмеялся Тайрел, принимая горделивую позу. Постоял несколько секунд и осведомился: - Ну что, насмотрелся?
        - Ты действительно не понимаешь или прикидываешься? - вздохнул Трайд. - Я на тебя ментально смотреть собираюсь. Просканировать. А для этого нам необходимо уединение.
        Тайрел весело заржал.
        - Ну вот еще! С тобой? Я тебя боюсь!
        - А если надо? - сурово спросил Лекс.
        - Лекс, иди в баню! - жизнерадостно напутствовал товарища Тайрел. - Ладно, люди, не хочу я, чтобы на меня "смотрели".... Имею я право на личную жизнь или нет?
        - Не имеешь, - сурово сказала Аини. Тайрел слегка погрустнел, но не смирился.
        - Всегда так... пусть он на меня потом посмотрит, а? Я хочу солнца и моря. Аини, пойдешь купаться?
        - Попозже, - задумчиво ответила Аини. Она имела отвлеченный вид, как будто прислушивалась к чему-то далекому.
        - Ладно. Лекс? - вопросительно глянул Тайрел. Если он и огорчился ответом Аини, то ничем этого не показал.
        Лекс кивнул:
        - Пойду, возьму полотенце.
        - Кстати, ты-то как меня нашёл? - спросил Тайрел у Сержа, пока Лекс ходил за своей "священной японской тряпочкой". - Аини сказала, в тех кустах вы бывали неоднократно, и я там не валялся.
        - Ты ж мне сам там свидание назначил, - ехидно напомнил Серж. Тайрел опешил в момент:
        - Я-а?!!
        - Ты-ты. Приснился мне ночью с букетом красных роз и назначил встречу, да ещё слёзно просил привести с собой Майю.
        - Что ж ты мне не сказал? - упрекнула Майя.
        - Да забыл я. Потом уже, когда тебя увидел, вспомнил.
        - А нам ты ничего про сон не рассказывал! - грозно сказала Эрика.
        - А я хотел, чтобы Тайрел тоже послушал. В общем, проснулся я (по-моему, не до конца) и попёрся сдуру в эти самые кустики, а сам соображаю, что не дарить же мне ты эти цветы собираешься, значит, огребу по морде колючим веником.
        - Ещё чего - цветы зря переводить! - возмутился Тайрел. - Может, я бы их Майе подарил!
        - Ты? Майе? Да скорее бы ты их мне подарил, чем ей. Или ты собирался дать мне по морде розами за то, что я Майю не привёл?
        - Тьфу на тебя с твоими мордами! Ничего я не собирался!
        - Но я-то этого не знал. Шёл себе и сочинял пламенную речь, что розы колючие, я - тихий и безобидный, а цветы лучше дарить девушкам.
        - А то я без тебя не знаю!
        - Серж, постой, ты что, в самом деле, поверил, что Тайрел побьёт тебя в кустах розочками?!
        - Я ж нормально проснулся, только когда в самом деле Тайрела увидел. А спросонок чего только не покажется.
        - Это точно, - вздохнула Майя. - А я проснулась утром, вышла на крыльцо, смотрю - Серж в лес потопал, и решила присоединиться.
        - Ох, сдаётся мне, Серж, рассказал ты нам красивую сказочку про самого себя, - предположила Эрика.
        - Нет, - улыбнулся Трайд, - примерно так всё и было.
        - Тебе что, тоже Тайрел снился?
        - Нет, просто я чувствую, когда люди лгут.
        Большинство присутствующих наверняка подумало "Ментал, твою мать!".
        "Интересно, что они все подумали о нашей внезапной отлучке?" - мокрый с головы до ног Тайрел фыркнул, то ли отплевываясь от морской воды, то ли выражая презрение самому себе за такой дурацкий вопрос.
        В данный момент кошмары занимали его гораздо меньше, чем философский вопрос о непредсказуемости женской логики. И - для кучи - его самого, Тайрела, логики.
        Почему она так быстро прервала свидание в лесу? Попытка прислушаться к разуму, сердцу и прочим потрохам успехом не увенчалась - подлое сердце мгновенно нырнуло куда-то в пятки, наотрез отказываясь от исповеди, а печень, считающаяся источником храбрости, постыдно капитулировала вслед за ним.
        Что за ерунда?..
        Неожиданно этот вопрос поднял и Лекс - последний человек, от которого Тайрел вообще ожидал такой подлянки. Они с сохнувшим после купания Тайрелом сидели рядом на пляже и вели беседу, пользуясь отсутствием остальных.
        О том, что быстрая дружба кончается долгой враждой, оба знали не понаслышке, на собственном опыте проверив эту древнюю мудрость, поэтому так долго и присматривались друг к другу и к остальным. Чем-то все-таки они были похожи, "одинокий волк" Лекс и дерзкий "рыцарь" Тариэл...
        Оба скрывали свое истинное отношение к событиям и людям, оба, когда надо, отлично умели держать себя в руках - только Лекс считал, что быть спокойным надо всегда, а Тайрел - в исключительных случаях, - оба были до безумия смелы и отважны и, наконец, оба очень хорошо относились к одним и тем же людям...
        - Скажи, вы с Аини поговорили? - спросил Лекс, прищурясь куда-то на небо.
        - Ну да, было дело, - осторожно согласился Тайрел, недоумевая.
        - Ну, и разобрались в своих отношениях? - спокойно продолжил Лекс.
        Тайрел почувствовал, как краска начинает медленно заливать его от пяток до самых ушей, несмотря на темный загар. Кончики ушей, кажется, начинали полыхать почти что настоящим огнем.
        Ну, Лекс, ну, удружил!
        - Ээээ... почему ты спросил? - выдавил, наконец, из себя он.
        - Понимаешь, я вижу вещи такими, какие они есть, - все так же спокойно объяснил Лекс. - Меня никакими иллюзиями не проймешь, в этом мой дар - и моя слабость. И я всегда вижу, как люди относятся друг к другу, только, в отличие от Трайда, миротворцем быть не стремлюсь.
        - И что ты видишь? - уже практически обреченно спросил Тайрел, вцепившись руками в песок, как в спасательный круг.
        - Вижу, что вы запутались, - отозвался Лекс, слегка улыбнувшись. Спокойные серые глаза встретились с потерянным взглядом горца. - Боишься, что привяжешься слишком сильно?
        - Сам знаешь, никаких романов среди Школ, - слабо вякнул Тайрел.
        - Чушь, - справедливо припечатал его товарищ и фыркнул. - Ну и кому ты лапшу вешаешь, а? Не стыдно?
        - Ни капельки, - вполне искренне отозвался Тайрел.
        - Тебе на это правило чихать с высокой башни, я же вижу. Вы просто эмоций боитесь. Оба. Странно, вообще-то. Я же вижу...
        - Лекс, хватит! - взмолился Тайрел, как никогда желая провалиться под землю от абсолютно не свойственного ему смущения. - Я обещаю, я разберусь со своими мозгами без извилин и прочими органами... но давай сменим тему!
        - Ладно, - сжалился его друг. - Кстати, давно хотел узнать - ведь твоя Школа тоже устроена по принципу военной академии?
        - Да, конечно... - согласился Тайрел, с видимым облегчением меняя тему. - Но особо строгой.
        Магистр Первой Российской Школы, в которой учился Тайрел, завел в своих владениях особые порядки: форма, особый устав, особые требования.
        Как ни странно, ссор среди студентов в его Школе почти не возникало: быт строгой военной академии (да еще, вдобавок ко всему, магической!) сводил на нет расхождения и привычки людей с различными взглядами и возрастом. Там был один главный человек - Фархад, Магистр!
        - Это видно. По тому, как ты обращаешься с оружием. По твоей речи - когда ты общаешься нормально.
        - Да, особенно это видно, когда я начинаю выяснять отношения с Сержем. Воспитание так и прет, правда? - саркастически хмыкнул Тайрел и тут же вновь стал серьезным. - А вот тебе этого не скрыть!
        Лекс пожал плечами:
        - Да я и не спорю...
        Дождавшись, когда Тайрел исчезнет с поля зрения, Серж подсел к Аини и вскользь поинтересовался, о чём таком интересном они с Тариэлом говорили наедине. В смысле, не признался ли блудный товарищ, где он был, и что с ним было.
        - Он ничего не помнит, кроме кошмарных снов, - задумчиво отозвалась девушка. - И от его кошмаров даже мне стало страшно....
        ГЛАВА 11
        Ночная гулянка по поводу возращения целого и невредимого Тайрела затянулась почти до рассвета. Коллективный завтрак протекал под дружное зевание и всеобщее недоумение: с чего это всех потянуло подниматься в такую рань, хотя вполне можно было бы ещё часок потискать подушку? Эрика, традиционно пропустившая мероприятие, против всех ожиданий, обошлась без нотаций, ограничившись укоризненными взглядами. Больше всех досталось почему-то Лексу, причём сопровождалось сиё действо такими мученическими вздохами, что даже Трайд забеспокоился и вежливо поинтересовался, всё ли у девушки в порядке. Эрика залилась краской и отвернулась к окну, бормоча в ответ что-то невразумительное, заслужив ещё парочку изумлённых взглядов. Лекс даже вилку отложил, будто причиной эрикиных страданий была его манера поглощать продукты питания. Тайрел злорадно и вместе с тем понимающе усмехнулся.
        Ничего удивительного - если за ним, Тайрелом, бегала половина его Школы (а он бегал от неё), то половина студенток Японской Школы явно усыхала по Одинокому Волку. Но тому, по всему видно, было наплевать, что тогда, что сейчас: у него была учёба, работа, практика и т. д., и т. п., а прочее он не замечал и знать не хотел.
        - Лекс, ты кушай, кушай, - ласково посоветовал Тайрел, - всё нормально, это Эрика завидует, что, вместо того, чтобы отрываться вместе с нами, она отрывалась от коллектива.
        Лекс недоверчиво на него покосился, но вилку взял, а Эрика покраснела ещё гуще, но не сказала ни слова. Тайрел даже огорчился: он так рассчитывал разбавить возмутительно приличный завтрак хорошей перебранкой.... С утра, правда, его успел хорошенько взгреть Трайд, но так то за дело, у Тайрела даже язык не повернулся возражать.... Ну, почти не повернулся. Пара-тройка заковыристых проклятий не в счёт, правда? Впрочем, Трайд не обиделся. Он у нас такой, выдержанный. Тьфу, аж противно.
        Сестрички сидели, как на иголках. Обе алчно поглядывали на Эрику, предвкушая допрос с пристрастием, коий непременно учинят ей по поводу чересчур многозначительных вздохов в адрес Лекса, но для этого непременно нужно было выгнать из кухни всех представителей мужского полу. Лекс сбежал первым, не вынеся больше эрикиного сумасшествия, следом потянулись Серж и Тайрел, а вот Трайд подкачал: задумался о чём-то, уткнувшись в чашку, - то ли медитировал, то ли собирался гадать на кофейной гуще. Майя занервничала. Эрика наверняка уже что-то подозревает, вон, наладилась по стеночке к выходу.... Чем бы её задержать?
        - Трайд, а ты не хочешь помочь мальчикам в постройке? - Майя вымученно улыбнулась, надеясь, что Трайд не обидится, что его так бесцеремонно выгоняют из дома. Трайд не обиделся, но удивился - будь здоров!
        - Ну, если ты настаиваешь.... - Он ликвидировал чашку, сполз со стула и нехотя поплёлся на пляж.
        - Эр, а ты куда? Всё равно парни нас туда не пустят, пока не закончат.
        - Н-ну, я собиралась посетить библиотеку.... А что такое?
        - Да, в общем-то, ничего.... Просто мне подумалось: а не выйти ли нам в сад поговорить а своём о девичьем? Там колбаса растёт, булки цветут, романтика.... Можем заодно по бутербродику врезать, не зря же Серж старался.
        - Мы же только что позавтракали? - удивилась Эрика.
        - Это МЫ позавтракали. А ты сидела и страдала.
        - И вовсе я не страдала! - запальчиво возразила Эрика, чувствуя, что настырная Майя всё ближе подбирается к истинной причине её грустных вздохов. - Я сокрушалась о катастрофическом падении нравов современной молодёжи.
        - Ага! Это дело стоит двух бутербродов!
        - Я не хочу бутербродов! Я хочу в библиотеку!
        Аини в укромном уголочке тихо помирала со смеху. Разумеется, она с первой же фразы поняла, куда клонит Майя, ибо и сама заметила чересчур многозначительные эрикины взгляды, бросаемые порой на Одинокого Волка. Однако вмешиваться в ход дискуссии, плавно сползающей в сторону откровенного бреда, явно не стоило.
        Майя тем временем решила перейти в контрнаступление:
        - Эрика! В жизни каждой девушки наступает момент, когда в ней просыпаются новые, неизведанные чувства. И в это время ей как никогда необходима помощь настоящей подруги, которой можно излить душу, которая всегда выслушает, поймёт, посоветует какую-нибудь полезную глупость....
        - Моя лучшая подруга - это книга! И я как раз собираюсь с ней пообщаться!
        - И я даже знаю, как эта книга называется! - Джессика хихикнула и тут же зажала рот ладошкой.
        - Разве книга заменит настоящую женскую мудрость? Я видела твои глаза. В них тоска.... А ну, признавайся, чего это ты весь завтрак так подозрительно вздыхала?
        - Ничего я не вздыхала, - смутилась Эрика.
        - Ага, даже ни одной нотации не прочитала за всё утро! С тобой явно что-то происходит.
        - Ничего со мной не происходит. - Эрика успокоилась и взяла себя в руки. - А читать нотации мне надоело не меньше, чем вам их слушать. Тем более что толку от них всё равно никакого. Одного понять не могу: почему такой умный и здравомыслящий человек, как Лекс, постоянно составляет вам компанию?
        Два возгласа раздались одновременно:
        - Ага! Значит, всё-таки Лекс! - это не выдержала Джессика.
        - Ага! Так вот почему Лекс! Я так и знала! - Майины выводы оказались практически такими же.
        Эрика, поняв, что всё-таки прокололась, покраснела до самых тапочек и со скоростью испуганного электрона покинула кухню, на прощание пробурчав что-то о библиотеке. Следом, задыхаясь от хохота, выползла Аини. Оставшись в обществе друг друга, близняшки переглянулись и дружно фыркнули.
        Нет, всё-таки, что ни говори, женская хитрость - великая вещь.
        И очень действенная.
        * * *
        Тем временем на пляже царила непривычно серьёзная, деловая обстановка. Лекс вдумчиво изучал чертежи, Тайрел и Серж обсуждали проект пристани, пользуясь тем, что милые девушки тактично остались дома, чтобы не отвлекать парней от работы. Трайд мало что понимал в кораблестроении и в первые минуты почувствовал себя лишним. Но Майе зачем-то очень нужно было, чтобы он ушёл из кухни.... Не мог же он отказать девушке!
        В этот момент Лекс как раз дёрнулся, пытаясь поймать унесённую ветром страницу, и заметил, что население пляжа пополнилось ещё одним человеком.
        - Эй, спорщики! Вот вам и третейский судья! - крикнул он. Тайрел с некоторым сомнением изучил представленную кандидатуру, но всё же рискнул спросить, в каком месте, по его, Трайда, мнению лучше всего сделать причал.
        - Там, - Трайд указал куда-то влево, - там есть удобная бухточка.
        - А ты откуда знаешь? - подозрительно спросил Тайрел, - острый приступ ясновидения?
        - Нет, - Трайд даже засмеялся, - мы же там шли, когда составляли карту острова. Я запомнил на всякий случай, чтобы слабые пловцы случайно не угодили на глубину.
        - А-а. - Судя по выражению лица, Тайрел успел забыть, что подобная экспедиция вообще случалась в его жизни. По правде говоря, большую её часть он провёл в поисках Заманчивого Дерева....
        Серж огляделся. К Тайрелу с таким вопросом лучше не приближаться. Лекс закопался в бумаги, и его лучше не трогать. Остается Трайд.
        - Трайд, ты не знаешь, от кого сегодня утром Тайрелу влетело? Я что-то такое слышал....
        - От меня, - охотно ответил тот.
        - Ни фига себе! Чего вы не поделили?
        - Он залез в лабораторию и немного там побаловался и при этом чуть не сорвал мне эксперимент.
        - Да, за такое и убить можно. Чего он забыл в твоей лаборатории? Эликсир для улучшения памяти?
        - Спроси лучше у него самого. Я не привык стучать на товарищей.
        Ага, значит, Тайрел задумывал какую-то пакость, а Трайд её ему успешно обломил. Ладно, утешимся имеющейся информацией. Надо было утром быстрее одеваться, услышал бы всё своими ушами.
        Тайрел стоял неподалёку и слышал весь разговор до последнего слова, отчего испытал к Трайду некоторое уважение и жгучую благодарность, - за то, что тот не сдал его Сержу. И ещё он подумал, что на месте ментала непременно бы проговорился. Ибо задумывал Тариэл не больше и не меньше чем отыскать в лаборатории мгновенный суперклей и заклеить дверь в Сержеву комнату. В отместку за байку про красные розы. К несчастью, прямо рядом с лабораторией находилась комната Трайда, который, разумеется, услышал, что в его вотчине завёлся посторонний, и явился вершить расправу, задушив гениальную идею в зародыше. Ментал согнал Тайрела вниз, на кухню, чтобы не мешать спавшим на этаже коллегам, и там устроил горцу форменный разнос за чудом не сорвавшийся по его вине эксперимент и пристрастие к мелкому пакостничеству. Последний пункт Тайрела волновал мало, а вот внезапно прерванные алхимические опыты порой приводили к катастрофическим последствиям, так что вредный товарищ уяснил свою ошибку и зарёкся вообще заходить в лабораторию без Трайда.
        Пока Тайрел предавался размышлениям, Серж успел сунуть нос в Лексовы бумаги, представлявшие собой результат Тайрелового творчества, и огласил побережье радостным криком:
        - А я знаю этот сайт! Я с него скачивал свои первые чертежи, когда только начинал учиться!
        Тайрел, уличённый в бессовестном плагиате, залился краской и буркнул:
        - Знаешь - и молчи себе. Я, может, тоже только учусь.
        - Серж, чертежи верные? - спросил Лекс.
        - Хорошие чертежи, но старые. Давайте лучше по моим строить.
        - Ну, уж нет! Твои ещё неизвестно какие, а мои верные, сам говоришь! - завопил Тайрел.
        - Не присваивай себе чужие заслуги! - возмутился Серж. - Люди старались, рисовали, а ты скачал и хвастаешься! Нет, так нечестно. Я горбатился двое суток, старался, а вперёд вылез этот халявщик!
        - Пожалуйста, перестаньте спорить, - попросил Трайд. - Серж, если ты строил по этим чертежам в самом начале своего обучения, значит, они настолько просты, что с ними справится и новичок, верно? С тех пор твоё мастерство настолько возросло, что ты сам создаёшь чертежи нужного тебе судна, и они наверняка сложнее, чем те, с которых ты начинал. Но мы-то новички. Поэтому целесообразнее будет использовать чертежи из Интернета.
        - Какая вам разница, мы же не вручную будем строить, а с помощью заклинаний! - попробовал отбиваться Серж, но силы явно были неравны. При одном голосе против двух и воздержавшимся Лексом в работу была принята добыча Тайрела.
        - Дай хоть посмотреть, чего ты там натырил, - пробурчал Серж, обиженный столь явной несправедливостью. - Мало ли чего мог натаскать такой чайник, как ты.
        - Лекс, не давай ему! - попросил Тайрел. - Потому как есть у меня большое подозрение, что наш добрый Робин просто хочет под благовидным предлогом отклонить мои чертежи. Мы-то в этом не разбираемся!
        - Какая же ты скотина! - в сердцах бросил Серж... и ушёл с пляжа.
        - Тайрел, ты не прав, - спокойно заметил Лекс. - Серж совершенно справедливо обиделся.
        -Может, прикажешь побежать извиниться перед этой трепетной ланью? - огрызнулся Тайрел. Лекс пропустил сарказм мимо ушей:
        - Приказать я тебе не могу. Но извиниться было бы самым правильным. - Он протянул Тайрелу аккуратную стопочку распечаток и вместе с Трайдом покинул пляж. Горец несколько минут тупо смотрел на пачку бумаги в руках, после чего мрачно сунул ее в карман и ушёл в дом.
        Через некоторое время изрядно встревоженная Аини разыскала Лекса и осторожно поинтересовалась, не знает ли он, что творится с Тайрелом.
        - Он такой злой, что мне страшно стало!
        - Ничего особенного, поругался с Сержем и здорово его обидел. Теперь понимает, что надо извиняться, но гордость не позволяет.
        - Ох уж эти горцы! - примерно так высказалась Джессика, выслушав похожие объяснения от Трайда.
        - Мне почему-то всё время кажется, что Тайрел какой-то не такой вернулся, - задумчиво сказал ментал. Джессика непонимающе посмотрела на него:
        - В каком смысле - не такой? Его подменили, что ли? И это не наш Тайрел, а какой-то злобный клон?
        Трайд рассмеялся.
        - Такого подменишь, как же! Нет, просто я чувствую, что с ним произошли некие изменения, но никак не могу понять их характер и причину.
        - Это слишком сложно для меня, - жалобно сказала Джессика, - я просто не понимаю, как ты это чувствуешь. Но Тайрел мне тоже показался странным. Или мы всего лишь отвыкли от его милого общества и забыли, какой он невыносимый.
        - Вся его невыносимость - всего лишь способ психологической защиты от жестокостей внешнего мира. Наверное, у него было тяжёлое детство и трудный подростковый период.
        - Можно подумать, он у него закончился! Иногда как маленький, честное слово! - вздохнула Джессика. - Ой, Трайд, я совсем забыла! Майя тебя искала, хотела узнать, что станет с Тайрелом, если его погладить утюгом.
        - Понятия не имею, - признался ментал. - Я подумаю над этим. А ты попробуй придумать, как нам помирить наших кораблестроителей.
        Как ни странно, Джессика придумала. Она всего лишь - "под большим секретом" - рассказала Тайрелу, что Серж все эти дни каждые семь часов героически перезаписывал на свежую дискету матрицу основного заклинания для будущей бригантины, даже ночью вставал. Ведь это заклинание слишком сложное, чтобы запомнить его целиком самому, и слишком специфичное, чтобы перенести каркас на бумагу. Серж, кстати, не видел в этом ничего героического, а вот Тайрела неожиданно проняло. Наверное, он испугался, что Серж со злости вколбасит своё замечательное заклинание, и их изумительная затея накроется медным тазом. Последнюю мысль горец высказал публично, когда к вечеру нашёл в себе силы явиться в гостиную и принести лидеру официальные извинения.
        Серж только пожал плечами и сухо сообщил, что вколбасил "всего лишь" собственные чертежи, раз они некому не нужны. А заклинание слишком ценная вещь, чтобы портить его из-за какого-то там Тайрела, и он ни в коем случае этого не сделает, пока не найдёт способ переписать матрицу на более надёжные носители. Пока Тайрел соображал, простили его или наоборот, опустили ниже уровня канализации, команда успела высказать Сержу своё дружное "фи" за бездарное разбазаривание интеллектуальной собственности. Даже Эрика встряла в дискуссию и выдала весьма оригинальную идею:
        - Построили бы два корабля, если делать это действительно так просто, как ты расписываешь!
        - А я пошутил! - нахально признался лидер.
        - Пошутил, что это просто?
        - Нет, что вколбасил чертежи. Но Тайрела я к ним не подпущу и близко!
        - Отлично, значит, общий корабль строим по моим! - обрадовался "витязь в тигровой шкуре". - Но к своим чертежам я тебя тоже не пущу, так и знай!
        - Всё, пошла охрана интеллектуальных прав, - застонала Майя, - вы ещё запатентуйте свои достижения и потребуйте плату за их использование третьими лицами!
        - А Тайрел не может! - объяснил Серж. - Он сам пользуется чужой собственностью и при этом, заметьте, ничего не платит.
        - А давайте перестанем трепаться и начнём работать! - с досадой предложила Аини, которую эти ссоры на пустом месте ужасно доставали.
        - Давайте. С утра. Потому что сейчас почти ночь, и я иду спать. - В доказательство Серж широко зевнул. - Эрика, что ты так на меня смотришь? Я как-то неправильно зеваю? Уставом предусмотрен иной порядок действий при осуществлении данного физиологического акта?
        - Н-нет, просто я забыла, когда ты в последний раз отправлялся спать до полуночи, и сейчас немного удивлена. Ведь ещё нет и десяти!
        - А у меня был тяжёлый день, полный героических трудов в поте лица и горьких разочарований, - нахально заявил маг, подмигивая разулыбавшимся близняшкам.
        - Лично я тоже собираюсь отдохнуть, - сказала Майя, правильно истолковав его подмигивание. - Последние дни у нас выдались не слишком располагающими к релаксации. Джесс, пойдём?
        Серж увёл сестричек, по пути нашёптывая им начало традиционной их ежевечерней сказки. Это был их совсем новый, недавно опробованный, но уже полюбившийся ритуал: маленькая порция нежности и заботы, честно поделенная на троих. Постепенно разошлись и остальные. Отчаянно зевающая Аини ушла предпоследней: все её надежды поговорить с Тайрелом наедине полетели коту под хвост. Из гостиной упрямец уходить категорически не собирался, а намёки в упор не понимал, словно решил заночевать на коврике у камина, расширив тем самым круг своих вредных привычек.
        Последним ушёл Трайд. Просто он хотел убедиться, что намёки Тайрел всё-таки понимает, только немножко вредничает....
        * * *
        Ему вновь снился тот же сон.
        Пустынная дорога, черные деревья без листьев, кладбище за металлической оградой...
        И вновь кто-то ждал его в осенней тишине заброшенного кладбища...
        С утра с погодой не ладилось. Солнце пряталось в тучи, ветер свистел и трепал ветви, срывая обречённую листву, и даже море казалось грустным и нахохлившимся, словно простуженным.
        Лекс позавтракал в одиночестве: все ещё спали. В такую погоду на улице вроде как делать совершенно нечего, но он всё же накинул ветровку и спустился с крыльца, решив немного побродить по берегу. Он любил ветер.... Ветер в лицо, который треплет волосы и заставляет жмуриться и где-то внутри, под одеждой, покрываться смешными колючими мурашками.
        На песке у воды виднелась тёмная сгорбленная фигура. Тайрел сидел на папке со своими чертежами и мрачно смотрел в океан.
        Он выглядел таким пришибленным, что Лекс даже удивился.
        - Тайрел, ты что здесь делаешь?
        - Не твоё собачье... а, это ты, Лекс? Да ничего.
        Тайрел действительно был расстроен. Сегодня всё шло не так. Он посмотрел на небо, по которому ветер гнал рваные белые облака, но и там нашёл, к чему придраться: облака были какие-то ватные, нереальные.
        "Ну, ещё бы, после такого сна мне всё вокруг нереальным кажется...".
        Каждый сходит с ума по-своему, и когда разум спит, фантазия в сонных грёзах порождает чудовищ....
        Тайрел решил не рассказывать Аини о повторении кошмара: зачем грузить её своими проблемами? Это известие наверняка бы заставило её волноваться, а Тайрел любил, когда Аини улыбалась....
        Лексу он тоже рассказывать не хотел - несмотря на все доверие, которое испытывал к нему. Этого странного парня было не изучить вот так, сразу, и все, что знал о нем Тайрел - Лекс больше всех подходит на роль лидера. Тем не менее, нет.
        Пойти, что ли, попугая поймать с тоски?
        * * *
        Серж проспал. Всю ночь ему упорно снилась всякая ерунда: плюющиеся змеи и в дрова пьяные зубастые глазки хором исполняли гимн Мавритании (выходило очень душевно), белые слоны танцевали танго, а под конец почему-то приснилось, что Тайрел женится. Причём личность невесты так и осталась загадкой: горец в торжественном облачении был хмур, неразговорчив и всё время пытался слинять с церемонии. В общем, проснулся лидер весьма озадаченным и после недолгих размышлений решил ничего никому не рассказывать, дабы не нарваться на неминуемое возмездие. После таких сновидений непременно нужно было развеяться: например, устроить скоростной заплыв на спинке на сверхдальнюю дистанцию, попрыгать через костёр или учинить ещё что-нибудь столь же нетрадиционное. На худой конец, построить, наконец, бригантину, а то Аини уже коситься начинает, не ровен час, вообразит, что он, Серж, не держит своего слова.
        Захваченный такими ужасающими перспективами, он забыл о завтраке и прямо из постели рванул на пляж, где, к его удивлению, несмотря на довольно позднее утро, обнаружился один лишь Лекс, скептически изучающий помятые Тайрелом чертежи.
        -Привет, Лекс. Что, всё ещё надеешься обнаружить в этой макулатуре что-нибудь ценное? А где автор?
        Лекс неопределённо махнул куда-то вдаль. Судя по выражению лица, он не разделял лидерского мнения по поводу качества бедных чертежей, но спорить ему не хотелось. Покрутившись по берегу, Серж совсем уже собрался окунуться "для стимуляции мыслительного процесса и общей бодрости", но в этот момент из моря на берег полезло такое, что он в первый миг потерял дар речи. Первой осознанной мыслью было, что после возвращения Тайрела отдельные монстры всё-таки выжили. Второй - обратить на ползущее из моря это внимание Лекса. А главное - не паниковать.
        - Лекс, - Серж осторожно тронул его за плечо, - как ты думаешь, что это такое?
        Лекс поднял голову, без интереса поглядел на неведому зверушку и вновь уткнулся в чертежи, мимоходом бросив:
        - Не пугайся, Серж, это всего лишь Трайд изучает основы дайвинга.
        Серж мысленно проклял себя за дурость. Ну, конечно же, это был всего лишь Трайд, одетый в костюм для подводного плавания, а вовсе никакой не недобитый ужастик. Ещё бы, неудивительно, что после таких снов ему везде гадости мерещатся. Но на всякий случай лидер решил проконсультироваться у ментала по поводу участившихся в последнее время странных сновидений и возникающих на этой почве глюков.
        Со стороны леса послышались странные звуки. Серж демонстративно не стал даже поворачиваться в ту сторону: наверное, ветер поднялся, а ему опять что-нибудь не то приглючится.
        Но это был не ветер. Из зарослей шумно выдирался Тариэл, сжимающий в кулаке довольно крупного попугая. Попугай активно протестовал против такого бесчеловечного отношения к безвинной птице, пытался вырваться, орал какие-то попугайные ругательства и кусался. Горец в долгу не оставался, по всей видимости, пытаясь перещеголять попугая в ругани:
        - Ты, шайтан, сын навозной кучи и немытого дохлого осла, да покарает его Аллах чесоткой до конца его дней! Чтоб у тебя крылья поотвалились и перья поотлетали, поганая тварь! Чтоб у тебя клюв отсох, перестань, наконец, кусаться! Чтоб тебе кокосом подавиться! Чтоб ты позеленел!
        Последнее пожелание либо уже сбылось, либо не имело под собой никакой почвы: попугай и так был зелёный, от клюва и до кончиков когтей.
        - Ты что, только с пальмы слез? - сквозь смех проговорил Серж, восхищённый виртуозно подобранными ругательствами.
        - Да! - гордо отозвался Тайрел с видом покорителя Вселенной и её окрестностей.
        - Шайтан! - неожиданно выкрикнул попугай в адрес Сержа и перестал кусаться. Видимо, ругань Тайрела оказалась заразительной - или попугай схватывал на лету.
        - Сам ты шайтан, - укоризненно сказал Тайрел, - это просто Робин, только помятый слегка. Ну, какой из него шайтан?! Просто он угадал.... И вообще, ты должен кричать "пиастры!".
        - Ты что, не мог его заколдовать? - спросил Лекс.
        - Мог, но не захотел. - Если честно, горец просто опасался повторения печального опыта. Память двух суток скитаний постепенно возвращалась к нему - неровно, кусками, и он отчётливо помнил: в прошлый раз какая-то бяка случилась именно после того, как он попытался колдовать на попугая.
        - Тайрел Ужас Морей с верным попугаем Зелёным Кошмаром! - засмеялся Серж. Тайрел угрожающе потряс перед его лицом с зажатым в нём попугаем. Попугай, не будь дураком, воспользовался возможностью и немедленно цапнул Сержа за нос. Тот аж взвыл:
        - Я тебе сейчас все перья повыдираю!
        - Не трогай моего попугая! - безапелляционно заявил Тайрел. - Надо будет, я сам у него все перья повыдираю!
        Серж сердито засопел. Тайрел, довольный, пересадил подобревшего попугая на плечо и только собрался сказать ещё что-нибудь столь же ласковое, как вдруг выпучил глаза и не своим голосом завопил "монстр!", тыча куда-то Сержу за спину. Серж обернулся и не сдержал улыбки:
        - Ну что ты, какой же это монстр? Это всего лишь Трайд собирается нырнуть. Что, тебе тоже ночью всякая дрянь снилась?
        - А ты откуда знаешь? - мигом подобрался Тайрел.
        - Оттуда. Тоже принял Трайда за монстра. Что тебе снилось?
        - Да так, ерунда всякая, не помню уже, - соврал тот, - а тебе?
        - Тоже. Бред полнейший.
        - Ну-ка, ну-ка?
        - Например, что ты женишься. Только не надо меня топить, я здесь не причём, оно само приснилось.
        Однако Тайрел и не собирался топить коллегу, наоборот, он резко посерьёзнел и начал выспрашивать подробности:
        - А на ком?
        - Честное слово, я так и не понял. Ты был очень хмурый, всё время молчал и норовил смыться.
        - Откуда смыться? - не понял несостоявшийся глава семьи.
        - Со свадьбы, откуда же ещё! А личность невесты так и осталась тайной.
        - И чем всё закончилось?
        - Проснулся я. А что?
        - Да так, не очень приятно, когда тебя выдают замуж... то есть, женят, не сказав даже, за кого.
        - Ладно, не грусти, сейчас я тебя развеселю. Ещё мне снилась твоя знакомая змея.
        - Это которая в меня плевалась?
        - Да. Только на этот раз она не плевалась, а пела гимн Мавритании. Душевно так. Хором с... ещё кем-то, - выкрутился Серж, - тебе бы понравилось.
        - Что, гимн Мавритании настолько прекрасен? - улыбнулся Лекс.
        - Не помню, но пели хорошо. - Пользуясь тем, что Тайрел после оглашения подробностей лидерских сновидений впал в оцепенение, Серж отозвал Лекса в сторонку и сообщил, что вместе со змеёй пели печально знакомые глаза в своей зубастой ипостаси. Выслушав, Лекс изобразил некое подобие удивления:
        - Зачем ты мне это рассказываешь?
        -Не знаю, вдруг это важно. Я просто не хотел при Тайреле про глаза говорить. Кстати, а ты Трайда с монстром не путал?
        - Нет, я видел, как он облачался.
        - А-а. А что тебе сегодня снилось?
        - Не помню, - спокойно сказал Лекс, - но монстры не снились. И замуж никто не выходил.
        - Значит, только нам с Тайрелом повезло. Так, надо отвлечься. Давайте бригантину построим, что ли....
        Тайреловы чертежи Серж отказался смотреть из принципа. Мол, не дал, и не надо. Но если парусник не получится, виноват будет чересчур самонадеянный горец. Тайрел уже раскаивался за свой вчерашний выпендрёж, но было поздно, и оставалось надеяться на мастерство неведомых проектировщиков. В очередной раз вылезший на берег Трайд нарвался-таки на втык за свой чересчур многозначительный внешний вид, негативно воздействующий на психику практикантов схожестью со злобным чудищем. Впрочем, отнёсся он к этому философски: молча выслушал, покивал, посоветовал работать над своим самоконтролем и принялся разоблачаться. Серж переглянулся с Тайрелом, и парни синхронно вздохнули. Ментал, что с него возьмёшь!
        Дальше строители под контролем лидера пытались уяснить, каким именно образом им нужно создать информационную копию чертежей, к которой Серж собирался применить своё заклинание.
        Самым непрошибаемым оказался Тайрел. Боевой маг, привыкший к непосредственной работе с объектом воздействия и последующему визуальному результату, он честно пытался (по совету Сержа) абстрагироваться и "скопировать информационное поле чертежей, несущее в себе их смысловую нагрузку", но преуспел только в изобретении новых ругательств и обильном потоотделении. Самым способным оказался Трайд, чему никто и не удивился. Ментал въехал в принцип работы сразу, несколько минут у него ушло на освоение новой методики, после чего он с виртуозной лёгкостью снял упомянутую копию и адресовал Сержу вопросительный взгляд, мол, что с ней теперь делать. Серж великодушно разрешил Лексу и Тайрелу прекратить упражнения и достал припасённую дискету с матрицей основного заклинания. И тогда начались самые трудности. Никто, кроме автора, считать матрицу с дискеты не мог, в силу того, что просто не обладал необходимыми умениями. Подобный способ хранения информации был исключительно плодом сержевых разработок, до сих пор даже Магистры не сумели освоить этот трюк. А у самого Сержа на материализацию целой бригантины реально не
хватило бы сил.
        Работа встала.
        - Я не понимаю одного, - проворчал Тайрел, усаживаясь на песок, - почему до сегодняшнего дня нам и в голову не приходило пользоваться чертежами, когда мы желали что-нибудь материализовать?!
        - Насчёт чертежей была твоя идея, - напомнил Серж, - а вообще-то прежде мы создавали что-нибудь маленькое, не требующее больших затрат энергии, вроде тех же штанов или гитары. А бригантина - слишком большой объект, чтобы использованная для её материализации энергия могла стабилизироваться в рамках стандартного заклинания. Если тебя это хоть немного утешит, официально считается, что создание таких крупных предметов энергетически нецелесообразно и попросту невозможно.
        - А на самом деле? - печально спросил Тайрел. На его плече слабо вякнул приунывший попугай.
        - Если найдём, откуда взять энергию, сделаем.
        - Серж, - подал голос Трайд, - почему нецелесообразно?
        - А, у вас же, наверное, этого не проходят.... Имеется в виду, что на поддержание стабильности крупных предметов, материализованных по стандартной методике, уходит энергии эквивалентно больше, чем размеры выгоды, получаемой от их эксплуатации.
        - Какой ты умный, аж противно, - приуныл Тайрел, - раньше не мог сказать?
        Серж пожал плечами:
        - Я же предлагал взять мои чертежи. С ними я бы и один справился, они подогнаны специально под заклятье. Только вот отдельные товарищи, ослеплённые собственной гордыней, даже слушать меня не стали.
        Тайрел застонал и рухнул лицом в песок. Бедный попугай, чуть не раздавленный своим покровителем, взревел дурным голосом и пребольно тюкнул его в затылок, чего расстроенный горец даже не заметил. Остальные парни, не обращая внимания на рефлексирующего коллегу, уселись в кружок и преспокойно занялись обсуждением сложившейся ситуации.
        Решение проблемы совершенно неожиданно предложил Трайд - причем, настолько простое и элегантное, что просто удивительно, как никто не додумался до него раньше. Элементарно: подпитать Сержа энергией, когда он будет плести заклинание, точно так же, как сам Трайд подпитывал Майю в случае с цунами. Техническую сторону подпитки Трайд опять взял на себя, и Лекс с Тайрелом вроде как оказались и не у дел. Однако Серж, окрылённый свежими идеями, быстро придумал им занятие, а именно: велел из листов чертежей изобразить хотя бы отдалённое подобие двухмачтового парусника. Тайрел немедленно заподозрил его в изощрённом издевательстве, однако, видя, с каким энтузиазмом принялся за дело Лекс, волей-неволей подключился.
        Спустя некоторое время кривое, косое и шаткое сооружение из мятой бумаги было готово. Бригантина, даже аморфная, в нём угадывалась с трудом, но нареканий со стороны приёмной комиссии не последовало. Серж и сам не знал, зачем ему понадобился сей шедевр сюрреализма, просто... билась у него в голове какая-то важная мысль, которую он никак не мог поймать за хвост, и абстрактно измятые чертежи служили в славном деле поимки существенной подмогой.
        - Теперь что? - весьма неприязненно осведомился Тайрел. - Опять себе в коллекцию заберёшь?
        - Помолчи, - отмахнулся Серж, - мне надо подумать.
        Он уселся на песок, уставился на "модель" и действительно задумался. Тайрел собрался было возмутиться, но Лекс шёпотом попросил его не спешить с разборками, если он действительно хочет сегодня увидеть готовую бригантину.
        - Злые вы, уйду я от вас, - пробурчал Тайрел и отвернулся.
        - Не надо! - по-настоящему испугался Трайд, - опять тебя искать? Аини весь остров по камешку сроет!
        - Ладно, считай, что ты меня убедил.
        Серж вдруг вскочил на ноги. Неловко обернулся на Трайда, пробормотал что-то вроде "я пока сам, хорошо?" - и сделал несколько пассов над кучей мятой бумаги. Чертежи не отреагировали.
        - Чёрт. Тайрел, ты прав, я полный придурок. Трайд, как там твоя копия? Жива ещё? Давай её сюда.
        Как именно ментал "давал" Сержу эту самую копию, осталось загадкой, только лидер кивнул, точно и самом деле её получил, и повторил пассы. Чертежи исчезли, а на их месте над песком зависла небольшая, но вполне узнаваемая призрачная копия двухмачтового парусника!
        - Ура!!! - Серж завопил как ненормальный, и запрыгал по песку укушенным в задницу тушканчиком. - Я понял! Я понял, как это сделать! И на фиг мне теперь не нужны никакие дискеты!
        - О чём ты? - вдохнул Лекс, донельзя утомлённый уже продемонстрированными сегодня бурными проявлениями эмоций.
        - О том самом! Я знаю, как сохранить матрицу так, чтобы она не разрушалась! Это будет просто самый тривиальный артефакт, и никаких дискет!
        - Неужели твоих жалких умственных способностей не хватает, чтобы запомнить эту несчастную формулу собственными мозгами? - спросил вредный Тайрел. Серж только отмахнулся:
        - При чём тут формула? Я говорю о матрице заклятья. Обычно матрица и формула примерно сопоставимы по энергозатратам, здесь же формула стандартная, а матрица гораздо более энергоёмка, поэтому требует привязки к материальным носителям. Думаю, я себе выбрал тему на практику: материализация крупных объектов. Обычные заклятья двухкомпонентны: формула, то есть вектор распределения энергии, и матрица, то есть схема действия заклятия. Формула стандартна: маг - объект или источник энергии - объект. С матрицей тоже всё ясно: распределение потоков энергии в сфере действия заклинания. Для крупных же объектов требуется подробное описание этой самой схемы, поскольку весь объём подобных матриц одномоментно человеческое сознание охватить и представить себе просто не в состоянии. - Серж увлёкся. Он описывал своё изобретение с таким вдохновением, с такими леденящими разум подробностями, что заслушался даже Тайрел. Первые тридцать секунд. Потом Сержа унесло в вовсе необозримые дали, и горец счёл своим долгом вернуть коллегу на грешную землю.
        - Робин, твои измышления, конечно, чудо как хороши, но пока на сотворённой тобою бригантине уместится разве что не слишком упитанная мышь.
        - Вот здесь мне уже потребуется энергетическая подпитка. Кстати, надо будет обязательно обдумать этот вопрос и предусмотреть возможность переключения на внешние источники энергии....
        - Трайд, что, если ваших с Сержем сил не хватит? Ты сумеешь включить в поток, например, нас? - вдруг спросил Лекс.
        - Думаю, да, - неуверенно отозвался ментал.
        - С кого начнёшь? - нахально уточнил горец.
        - С Лекса.
        - Это ещё почему?
        - Он более спокойный и уравновешенный.
        - Э, нет, я так не согласен. Получается, вы втроём надрываться будете, а я в сторонке цветочки нюхать? Давай уж сразу всех подключай.
        Ментал снова вздохнул. Ну как, как, скажите на милость, объяснить этому недоучившемуся пироману, что до сегодняшнего дня он, Трайд, всего один раз пробовал создавать энергетический тандем - тогда, когда помогал Майе. И то, что тогда у него что-то получилось, вовсе не означает, что он теперь крутой специалист. Всё-таки в экстренных ситуациях есть свои плюсы. Если б эту чёртову энергетическую связку нужно было выколдовать где-нибудь в центре Атлантики, когда под ногами скрипит палуба разваливающегося корабля, и от его умений зависят реальные человеческие жизни... вот тогда, он был уверен, всё прошло бы без сучка, без задоринки. А сейчас сиди тут, терзайся сомнениями: выйдет - не выйдет, и вообще, имеет ли он моральное право подвергать коллег гипотетической опасности по пустякам.
        Тайрел его колебания воспринял по своему:
        - Не доверяешь, да? - мрачно изрёк он, изучая тени внутренней борьбы, отражающиеся на бледном лице ментала. - Вот, значит, как? Как, значит, взыскания налагать и за чертежи ругать, так Тайрел годится, а как, значит, собственные силы на пользу родному отечеству отдать, так Тайрел, значит, не пригоден?
        -Да ну тебя, что ты глупости говоришь! - с лёгкой досадой сказал Трайд. - Что значит - не доверяю? Тьфу, словечко твоё выскочило.... Я просто обдумываю технику создания энергетической связки.
        - То есть, как - технику? Ты что, не знаешь, как это делается?!
        - А ты знаешь? - с надеждой спросил Трайд.
        - Откуда? Кто у нас ментал: ты или я? - резонно возразил Тайрел. - Я думал, ты знаешь, раз берёшься за это дело.
        - В том-то и дело, что моё знакомство с этой методикой ограничивается памятным случаем во время цунами, - признался Трайд. - А уж сеть из нескольких человек.... Я никогда не занимался чем-то подобным в Школе, а тогда, в бурю, оно как-то само получилось. Так что дело не в доверии к тебе, Тариэл, а в том, что я слабо представляю последовательность действий. На пару с Сержем я точно справлюсь, а вот со всеми - не знаю.
        - Трайд, - мягко вмешался Лекс, - всё ты сделаешь правильно. Принцип один и тот же. Если ты один раз сумел это сделать, значит, умеешь и сможешь в дальнейшем. Трусов среди нас нет, поучаствовать в эксперименте, думаю, всем интересно, а опасности практически нет никакой. Максимум, чем рискуем, это полным упадком сил.
        Тайрел подумал, что зря, пожалуй, собирается ввязаться в сомнительные опыты, чреватые непредсказуемыми последствиями, да ещё под контролем необразованного экспериментатора, честно признавшегося, что имеет о методике эксперимента весьма смутное представление.... Но было уже поздно, а трусов, как сказал Лекс, среди них нет.
        - Хорошо, - решился Трайд, - я попробую. Серж, объясняй, что делать.
        - Ничего, - растерялся лидер, - я всё буду делать сам. Это ты лучше объясни, что нам делать, чтобы получилась эта твоя энергетическая сцепка.
        - Представляю, как мы сейчас выглядим со стороны... - вздохнул Трайд, - собралась группа магов и выспрашивает друг у друга, как правильно сделать то, что по всем официальным данным считается невозможным. Это лирическое отступление, а не инструкция, Серж, не надо так озираться.
        - Да мне просто показалось, что за нами наблюдают....
        - Девчонки? - вскинулся Тайрел. - Вот они повеселятся....
        - Нет, не они.... Показалось, наверное.... Короче, так. С помощью... с вашей помощью, разумеется, я добавлю в матрицу заклинания энергии, и из вот этого симпатичного фантома получится вполне материальный парусник. Это очень приблизительная схема, разумеется. Но, чтобы заклинание достроилось, как надо, мне нужна вся энергия одномоментно. Это возможно?
        Вместо ответа Трайд прикрыл глаза и как стоял, опустился на песок. Студенты машинально подошли поближе: обмен энергией идёт при физическом контакте. Серж представил себе пустынный пляж, на котором молча обнимаются четверо здоровенных парней, и не сдержал сначала смеха, а потом объяснений своему недостойному поведению. Улыбнулся даже всегда серьёзный Лекс. А потом дневной свет померк, и лидер, так и не дождавшийся коллективных объятий, окончательно перестал осознавать реальность.
        Это было очень непривычно и на удивление приятно: плыть (или лететь?) вне времени и пространства, в тягучей мешанине цветов и ощущений, и чувствовать присутствие.... Присутствие? Ну, да. Как же ещё назвать это странное чувство: одновременно единство и отстранённость, близость и в то же время неизмеримо огромная бездна между.... А между кем, собственно? Ах, да, это же, наверное, так выглядит обещанная Трайдом связка....
        Связка именно "выглядела". Здесь были только невообразимые цветные переливы и некое подобие осязания - и больше ничего. Ни звуков, ни запахов, ни даже привычного закона гравитации. В какой-то момент Серж подумал, что таким необычным образом - через слуховой и зрительный анализаторы - он воспринимает текущую вокруг и сквозь него силу, и в тот же миг всякая ерунда выветрилась из его не в меру разностороннего сознания. Осталось дело - то, ради чего и был затеян этот странный эксперимент.
        Заклятье рождалось само, почти без всяких усилий с его стороны. Серж черпал энергию, не задумываясь, не напрягаясь. Пожалуй, впервые ему так легко давалось колдовство. Откуда берётся эта сила, он не думал, и не потому, что был таким уж порочным и жадным, просто в тот миг никаких посторонних мыслей в его голове не было и быть не могло. Потом как-то резко энергии вокруг стало очень мало. Пришлось переходить на внутренние резервы, но они иссякли ещё быстрее. Понимая, что, если он не сумеет завершить плетение, то вся уже использованная энергия окажется потраченной впустую, Серж собрал последние крохи, всё, до чего смог дотянуться, и из последних сил довершил-таки матрицу заклинания, после чего кулем повалился на песок, разом выпав и из той реальности, и в осадок. Рядом сидел и мотал головой совершенно обалдевший Тайрел, никак не ожидавший от обычного с виду колдовства таких сюрреалистических спецэффектов. Лекс, как всегда, остался невозмутим и элегантен, а вот Трайд против всех привычек лучился донельзя довольной улыбкой. "Ну, хоть кто-то счастлив", подумал про себя Серж и, кажется, на минутку заснул.
А когда проснулся, понял, что чувствует себя великолепно, окружён не менее здоровыми и полными сил коллегами, а сдвинувшиеся тени ясно сигнализируют, что, пока он дрых, прошло не меньше часа. А самое главное....
        На песке лежала аккуратная стопочка бумаги. Даже не заглядывая, Серж с уверенность мог утверждать, что она - не что иное, как Тайреловы чертежи. А возле берега на чуть заметных волнах плавно покачивался величественный белопарусный двухмачтовик. Лидер вздохнул и вновь закатил глаза.
        - Эй, хорош разлёживаться! - Тайрел живо привёл его в чувство весьма чувствительным тычком под рёбра. По счастью, нанесённым рукой, а не ногой, иначе Серж бы не только встал, но и дал сдачи. А так всё ограничилось душераздирающим стоном и дежурным проклятьем в адрес мучителя, на что мучитель отреагировал дежурной же злокозненной ухмылочкой.
        Всё возвращалось на круги своя. Только принципиально невозможный сотворённый парусник несколько выбивался из общей прагматичной картины мира.
        ГЛАВА 12
        Аини подпёрла щёку ладонью и разочарованно протянула:
        - Не везёт мне в картах... и вообще ни в чём не везёт.
        - А в любви? - лукаво улыбнулась Джессика.
        - Не знаю, - честно призналась Аини. Самое смешное, она действительно не знала, везёт ли ей в настоящий момент в любви. Во-первых, непонятно, что думает на этот счёт Тайрел. А во-вторых, если он думает то же, что и она, то стоит ли считать это удачей или наоборот, карой свыше за особо экзотические грехи. Хотя, было еще и "в-третьих", а именно - странное желание его избегать, не связанное ни с какими разумными объяснениями.
        - Так уж и не знаешь? - поддела её Майя, как и вся команда, прекрасно осведомлённая, что между "этими двумя" что-то есть. В крайнем случае, будет в ближайшее время. Однако Аини предпочла уйти от скользкой темы:
        - Давайте лучше посмотрим, как дела на нашей стройке века.
        Стройка была в самом разгаре.
        - Ты - капитан?! Это ещё почему?!
        - Заткнись, моллюск!
        - Сейчас я тебе покажу!
        - Ты? - усмехнулся Тайрел. - Да если ты меня хоть пальцем тронешь, я тебе так наподдам, что улетишь выше крыши и, пока будешь падать, успеешь сдохнуть от голода!
        - Рано радуешься, - не растерялся Серж. - Я упаду точно тебе на макушку и размажу тонким слоем по поверхности планеты.
        - Не будете ли вы так добры прервать свою высокодуховную беседу, ибо к нам приближаются представительницы прекрасного пола, в обществе которых употребление некоторых литературных оборотов неприемлемо? - с изысканной вежливостью осведомился Лекс. В следующую секунду он оказался под прицелом двух пар весьма недружелюбно глядевших глаз. "Блаженны миротворцы, ибо достается им с обеих сторон", успел подумать незваный примиритель, но в этот момент как раз подошли девушки и радостно загалдели, так что оба конфликта - и текущий, и назревающий - увяли сами собой.
        Девушки, как и полагается, выдали порцию визжательных восторгов как доблестным строителям, так и плоду их титанических усилий, после чего принялись весьма выразительно на этот самый плод посматривать.
        - А можно, мы залезем на корабль? - хором спросили близняшки, усиленно строя Сержу глазки. Тот почувствовал, что начинает потихоньку дымиться....
        - Женщинам не место на борту! - злорадно заявил Тайрел.
        - Это ещё почему? - возмутилась Джессика.
        - По старому пиратскому закону, - невозмутимо объяснил Лекс.
        - И ты туда же?
        - Ты же спросила, почему....
        - Приплыли, - с досадой сказала Эрика. - Пока строили, никаких проблем не было, а как закончили, так наружу полезли собственнические инстинкты и шовинистические комплексы! Фу!
        - Дискриминация! - подтвердили сестрички. Парни неловко переглянулись. Никто из них не ожидал, что невинная тайреловская шутка вызовет такую бурю негативных эмоций. А главное, непонятно, как разрулить ситуацию, чтобы никто не почувствовал ущемления чести и достоинства.
        Аини театрально приложила руку ко лбу (ну разве можно так обращаться с противоположным полом? Они же все такие нежные, такие ранимые, такие впечатлительные!..) и небрежно поинтересовалась:
        - Лекс, но ведь исключения были? Я имею в виду, на пиратских кораблях?
        - Да, - улыбнулся тот, - пленницы.
        - Лекс, ты гений! - Тайрел сорвал с головы треуголку, нещадно волоча по песку перо зелёного попугая, и раскланялся с Аини. - Прошу вас на борт, мадам... ой, то есть, мадемуазель, конечно!
        - О, капитан, но вы же не причините вреда даме? - подыграла Аини, украдкой погрозив ему кулаком.
        - Как можно?! - Тайрел изобразил на лице неподдельный ужас. - Но выкуп....
        - Пиастры! - подтвердил сидящий у него на плече зелёный попугай.
        - Устами... то есть, клювом... птицы глаголет истина! - провозгласил пиратский капитан, давясь неподобающим для капитанам смешком. - И такое при этом несёт!..
        Серж как раз закончил повязывать голову платком на пиратский манер (из-под синего шёлка трогательно торчали рыжие лидерские волосики...). Воинственно взмахнув рогаткой - за неимением более грозного оружия, - он с нарочитой свирепостью произнёс:
        - Дамы, а ну-ка быстро все на борт, не то....
        - Подчиняемся грубой силе, - близняшки дружно сникли и, всем видом выражая полную покорность судьбе в лице неумолимых пиратов, последовали за Сержем к трапу.
        - Ну, как, мы похожи на перепуганных пленниц? - кокетливо поинтересовалась Майя.
        - Ни капли, - фыркнул Серж, точно режиссёр, смертельно оскорбленный явной халтурой молодого актёра. - Пленницы должны трепетать!
        - Вот так? - Джесси скорчила перепуганную рожицу и усиленно задрожала. Серж скептически изучил сие зрелище в разных ракурсах.
        - Не пойдёт, - изрёк он, - типичный замёрзший ребёнок.
        - Это кто ещё ребёнок?! - вступилась было Майя за сестру, но Эрика с берега прервала наметившуюся дискуссию:
        - Эй, мы тоже хотим быть пленницами, а вы трап заняли!
        Джессика показала Сержу маленький крепкий кулачок, и они с сестричкой, наконец-то, ступили на палубу. Следом подтянулись и остальные.
        Тайрел жестом экскурсовода обвёл корабль:
        - Это фок-мачта, это грот-мачта... а на нок-рее вешают бунтовщиков... вьётся по ветру Весёлый Робин... и вообще, палуба для пленников запретное место, так что не пойти ли вам вниз....
        - О, Ужаснейший и Безобразнейший из всех капитанов, когда либо бороздивших безбрежный океан! - взвыл Серж. - Увы, на этом прекрасном корабле нет ни одного, даже самого захудалого, карцера! Он просто не предусмотрен проектом! О, что же делать, что же делать! Пленниц необходимо содержать в бесчеловечной строгости! Может, привяжем их за бортом?
        - Боцман, - отчеканил Тайрел, - закрой пасть. Твоя задача - отвести их в кают-компанию. Будем считать, что мы сделали им послабление за хорошее поведение и принадлежность к знатным аристократическим семьям.
        - Понял, кэп! - Серж вытянулся в струнку и приложил руку к голове. - Ой, какие милашки, да ещё одинаковые! - умилился он, посмотрев на сестричек. - Или это у меня в глазах двоится?
        - Сейчас расчетверится! - Майя вскинула руку, готовясь применить заклинание.
        - Не надо! Я столько не потяну! Девоньки, лапоньки, идите к дяде, я вас не обижу. Ой, вы прямо куколки! Как вас зовут, одинаковые вы мои?
        - Ты вошёл в роль? - неуверенно спросила Майя, опуская руку и подходя поближе.
        - Увы, вы ошибаетесь. Мой боцман всегда был невменяемым, а при виде стольких дам окончательно растерял остатки своего жалкого рассудка... - грустно поведал Тайрел. - Он опасен!
        - Н-да? - осведомилась Джессика, позволяя Сержу обнять себя за талию. - Ты точно в этом уверен?
        - По-моему, большей опасности, чем ты, в нашей команде никто не представляет, - лукаво поддержала Майя, повторяя маневр сестры.
        Тайрел смерил троицу насмешливым взглядом:
        - Робин, а тебе не много? А на вашем месте, девочки, я бы непременно начал ревновать.
        - А мы не умеем, - нахально заявила Майя. - И вообще, хватит называть нас девочками! У нас имена есть.
        - А я вас не различаю, - ухмыльнулся Тайрел.
        - Кэп, можно эти двое будут моей долей добычи?
        - Валяй, - великодушно махнул рукой Тайрел, - и отведи их всех вниз, сколько можно повторять?!
        Девочки забубнили что-то вроде "а мы ещё не нагулялись и хотим посмотреть паруса". Серж предпринял было попытку прихватить всех четверых сразу, однако Аини ловко увернулась и скользнула в сторону, случайно оказавшись возле капитана. Тайрел опустил на плечо беглянке тяжёлую капитанскую лапу:
        - А куда это мы собрались, сеньорита? - в глазах его плясали искорки смеха.
        - Туда, - честно ответила она, махнув рукой в сторону носа корабля.
        - Ну, вот ещё! - Тайрел властно подтолкнул её к близняшкам. - Нечего отрываться от коллектива.
        Аини заметно приуныла.
        - Капитан, а может, поступим по примеру Стеньки Разина? Бросим княжну в набежавшую волну? Что-то мне подсказывает, что эта леди не собирается оставаться покорной пленницей. Ещё поднимет бунт, и большой вопрос, кто в итоге украсит собою нок-рею....
        Тайрел немного подумал и махнул рукой:
        - Ерунда! Я лично буду наблюдать за её поведением.
        Аини хмыкнула. Тайрел с подозрением глянул на неё, но девушка тут же уставилась на паруса с совершенно равнодушным видом.
        - Штурман!
        Лекс, сидевший на носу в тени паруса, поднялся, сгоняя с лица улыбку:
        - Можем отчаливать.
        - Погоди, в нашей команде недостаёт одного несознательного члена, - Серж опасно перегнулся через левый борт и сурово воззрился на ментала:
        - Эй, Трайд, а ты чего отрываешься от коллектива?
        - Я изображаю спасательную команду, - невозмутимо ответил тот.
        - Не-ет, так не пойдёт. Капитан, рявкни на него.
        Капитан и рявкнул. Да так, что у проплывавшей поблизости селёдки наверняка случился бы разрыв сердца, если бы она сподобилась услышать грозный тайреловский рык своей боковой линией.
        - Матрос Трайд, немедленно на борт!
        Трайд вздрогнул и повиновался.
        - Отдать швартовы!
        Дрогнули паруса, подчиняясь заложенной заклинанием магической программе. Где-то там, высоко над головой, на фоне нестерпимо синего неба развернулись, ловя ветер, огромные белые полотнища. Корабль дрогнул, точно вдохнул полной грудью, чуть повёл левым бортом, и вот уже по мачтам змеями ползают детали оснастки, а полоска воды между берегом и парусником становится всё шире и шире.
        Девушки, так и не давшие загнать себя в кают-компанию, висли на бортах или с восторженным аханьем запрокидывали головы. Серж... для него это была далеко не первая морская прогулка, но особую прелесть именно этой придавало осознание причастности к появлению на свет всей этой красоты. Поэтому лидер, хоть и старался удержать на лице подобающее выражение суровости и невозмутимости, то и дело расплывался в гордой, довольной улыбке. Лекс и Трайд (вот уж кому без проблем давались и серьёзность, и невозмутимость) сидели на корме: Лекс слушал, а Трайд что-то вдохновенно объяснял, сопровождая речь скупыми жестами. За руками его в воздухе оставался бледно-голубой, похожий на шлейф, след, но собеседники, увлечённые беседой, абсолютно этого не замечали. Похоже, у Трайда после эксперимента опять прорезались новые способности.
        А самым счастливым, наверное, был Тайрел. Он застыл на самом носу парусника, цепляясь рукой за леер, и смотрел вперёд. Ветер бил ему в лицо, гулял по коротко стриженым чёрным волосам, а шляпу давно облюбовал в качестве насеста зелёный попугай. Причём птица явно сочла хозяина немного сумасшедшим (стоять на ветру - бр-р!) и торчать на носу с риском свалиться за борт не пожелала, а утащила треуголку в укромный уголок у ведущего вниз трапа, угнездилась сверху и мирно нахохлилась.
        - Май, ты Тайрела не видела? - нарочно погромче спросил Серж. Майя удивлённо посмотрела на него, махнула в сторону носа:
        - Да вон же он стоит!
        - А-а, а я думал, это статуя, носовая фигура.
        - Носовая фигура должна быть женской. В крайнем случае, дракон или морской змей, но никак не это чудо, - заметила Аини.
        - А вот и морской змей! - Джесси хихикнула, указывая в воду по правому борту, - Май, как ты думаешь, что будет, если мы его привяжем вместо носовой фигуры?
        - Ничего хорошего тем, кто попытается это сделать! - Майя явно была готова защищать любимца до последнего.
        - Серж, а как получилось, что капитаном стал Тайрел, а не ты? - полюбопытствовала Джессика. Тайрел на носу навострил уши.
        - Да просто я подумал: я ж и так лидер, куда мне ещё один командный пост? А Тайрел так жалобно канючил по поводу моего назначения, что я его и назначил капитаном.
        - Всё ты врёшь! - не выдержал "заместитель". - Не слушайте его! За право быть капитаном я дрался с ним на дуэли, и поверг наземь этого хилого варвара, и заставил умолять о пощаде. Увы, у меня доброе сердце. Я не смог лишить добрую половину наших прекрасных дам любимой плюшевой игрушки и сохранил ему жизнь. Но горе тебе, о недостойный, коль вновь ты осмелишься навлечь на себя мой гнев! Кара моя будет ужасной!
        - Что он несёт? - Джесси изумлённо повернулась к Сержу.
        - А. Не обращай внимания, милая. Это он головкой слегка подвинулся. От избытка свежего воздуха. Скоро поправится.
        Обещанное "скоро" настало гораздо быстрее, чем могли бы желать все, включая "захворавшего". Прекрасный парусник, только что бывший таким надёжным и прочным, вдруг сделался зыбким, как холодный кисель. Маги не успели опомниться, как оказались в открытом море без всяких плавсредств вроде пресловутых спасательных жилетов, а чудесный корабль предрассветным туманом растекался над поверхностью воды. Не прошло и минуты, как на месте вполне материального судна остался висеть над водой полупрозрачный корабль-призрак цвета слоновой кости. По фактуре он сильно походил на первосозданный Сержем макет, только в натуральную величину.
        - Так вот как размножаются Летучие Голландцы... - потрясённо прошептал Серж. Желтоватые линии призрака в точности повторяли мельчайшие детали безвременно сгинувшего парусника. Казалось, ещё миг - и он сорвётся с места, чтобы отправится в бесконечно далёкое путешествие без цели и смысла, по воле всех океанов, повинуясь всем ветрам....
        До берега было метров триста - пустяк для хорошего пловца. Практически все члены команды на воде худо-бедно держались, что давало повод надеяться, что кораблекрушение обойдётся без жертв. Вот только Майя подкачала. Внезапное исчезновение корабля повергло её в такой шок, что она забыла, что умеет плавать.
        - Спасите меня-а-а...
        Парни (все четверо, включая отвлёкшегося от созерцания призрака Сержа) бросились к ней на помощь и дружно столкнулись лбами прямо в том месте, где она ушла под воду. Через миг чья-то крепкая ладонь вцепилась Сержу в левую голень, и тут же над водой показалось перепуганное девичье личико.
        - Серж, это ты, да? Помнишь, я тебе говорила, что научилась плавать? Я тебе соврала.
        - Пустяки, - мужественно ответил Серж, стараясь не замечать острых Майиных ноготочков, впивавшихся в его нежную кожу, - спасение прекрасных дам - честь для любого мужчины.... О, чёрт! Кажется, у меня уплыл платок! Майя, радость моя, ты случайно не дотягиваешься во-он до той синей тряпочки? Отлично, вот спасибо, давай ты понесёшь её, а я понесу тебя.
        Майя привязала платок к своей ноге и снова судорожно вцепилась в Сержа.
        - Ты до берега доплывешь? - робко спросила она, с содроганием представляя, что будет, если Серж ответит "нет".
        - Попробую.
        - А я тебя не утоплю?
        - Если и утопишь, то тебе же хуже.
        Майя пискнула и разжала руки. Непонятно, то ли таким образом она проявила испуг, то ли благородно решила пожертвовать собой, дабы не пожертвовать Сержем, - тот разбираться не стал. Чертыхнувшись, он торопливо нашарил в воде что-то, вроде принадлежащее Майе, и крепко за это "что-то" ухватился.
        - Не вздумай тонуть! - грозно потребовал он, - у тебя мой платок!
        - Я не доплыву сама до берега, - хныкнула девушка.
        - И не надо! - засмеялся он. - Зови своего зверя.
        Как она могла забыть?!! Действительно, ведь рядом с парусником всё время крутился левиафан. Честное слово, как предчувствовал, что его помощь может понадобиться!
        - Лё-о-о-ва-а!
        Через пять секунд вода рядом со студентами взбурлила, и ввысь вознеслась драконья голова морского змея.
        Остаток пути до берега прошёл быстро и с комфортом. Оседлать змей себя не позволил, и маги ухватились за выросты по бокам - то ли плавники, то ли вторичные половые признаки, кто их разберёт, этих левиафанов. Лёва рванул с места, сразу набрав приличную скорость. Он шёл у самой поверхности, наверное, понимал, что тащит хилых и неприспособленных к морской жизни двуногих, которым порою необходим глоток-другой воздуха. Волны захлёстывали магов с головой, глаза пришлось закрыть - всё равно ничего, кроме бьющих в них брызг, разглядеть не удавалось. Меньше чем через минуту змей резко свернул влево, дрыгнул всем телом, сбрасывая пассажиров, и ушёл в глубину, оставив тех на мелководье.
        Кое-как маги доплелись до берега и рухнули на тёплый песочек. И тут-то началось самое смешное. Пребывание в эпицентре самоликвидирующегося заклинания, подкреплённое принудительными водными процедурами, обернулось для студентов полинявшей одеждой. О-о, это было живописное зрелище, ибо одежда не только оставила на коже несмываемые следы краски, но перед этим ещё умудрилась совершенно фантастическим образом поменять цвет! Обычная серая футболка Лекса вдруг стала кислотно-оранжевой, соответственно, ту же окраску приобрёл он сам. Синяя, с воротником в белую полосочку, рубашка Тайрела так и полиняла - полосато, а на пузе так и вообще неравномерными зеленоватыми пятнами, весьма смахивающими на трупные. Белая футболка Трайда стала жизнерадостно-розовой, а сам он приобрёл благородный лиловый оттенок. Девушкам пришлось ещё хуже, поскольку под платья и рубашки они надели купальники, и все это полиняло друг на друга и на своих обладательниц. В результате прекрасные половины приобрели совершенно невообразимые оттенки. Невредимым, непонятно почему, остался один лишь лидер - даже платок он умудрился заранее
отдать Майе, на которую тот и полинял. Серж не выдержал и залился хохотом.
        - На себя посмотри! - яростно сказал Тайрел. Почему-то очищающее заклинание сработало с точностью до наоборот, отчего интенсивность окраски горца резко усилилась....
        - А что со мной не так? - удивился Серж.
        - У тебя все волосы дыбом, - хихикая, объяснила Джессика, - как будто ты их пылесосил!
        Серж торопливо ощупал голову. Так и есть, - некоторая вздыбленность определённо присутствует. Хотя по сравнению с облинявшими коллегами это такие мелочи....
        - А чего это наш лидер выбивается из коллектива? - шутливо возмутилась Аини. - Давайте на него все вместе полиняем!
        - Э, нет, как-нибудь обойдусь. Знаешь, Аини, есть такое понятие - карма. Вот именно она виновата в том, что вы все сегодня полиняли, а я остался человеком. Эрика, ты чего?
        Эрика сидела на песке, чуть не плача. Сбылось-таки. Наверное, Серж прав: карма её всё-таки настигла, и она предстала перед коллегами в неподобающем виде. И сознавать это было столь ужасно, что девушка на полном серьёзе опасалась ещё больше скомпрометировать себя - банальной истерикой. А тут ещё лидер этот толстокожий! Знает же, насколько серьёзно она относится к своему внешнему виду! Мог бы сделать вид, что не заметил, - так нет же, надо обязательно ткнуть в самое больное....
        - Эрика переживает, - объяснила Майя, надеясь, что до того дойдёт, и он отстанет от бедной девушки. Серж сделал удивлённые глаза:
        - О чём? Наоборот, радоваться надо! Эрика становится полноценным членом команды. То на дерево залезет, то полиняет вместе со всем коллективом. Это же прекрасно!
        Эрика взвыла и швырнула в него тапочкой. Впрочем, поганец всё равно увернулся.... Хотя, если посмотреть с его точки зрения, всё именно так и выглядит: Эрика начала совершать глупости вместе со всеми, значит, всё прекрасно. Никто больше не увиливает от почётной обязанности нарушения Устава, а "мисс Старший Надзиратель" утратила моральное право читать коллегам нотации по поводу правил поведения. Команда счастлива, а что думает на этот счёт сама Эрика, никого не волнует.
        - Я ужасна? - нарочито грустно спросила Аини у Тайрела. Она, вообще-то, не сильно переживала по поводу резкого изменения собственного - и товарищей - цвета. Наоборот, это было ужасно весело. Но надо же было озадачить Тайрела!
        Тот изобразил на лице благоговение:
        - Что вы, леди! Вы похожи на экзотический цветок, расцветший средь груд мусора! Вы разноцветны, как прекрасная бабочка, присевшая отдохнуть на голых камнях. Вы....
        Аини загнулась в приступе смеха, не очень подобающего романтическому образу вышеупомянутой "леди".
        - Зато ты, Тайрел, синий, как... - Майя не на шутку обиделась за сравнение с грудами мусора.
        - Как труп, - услужливо подсказал Серж.
        - Сейчас кое-кто тоже станет трупом! - Тайрел пошарил у пояса, но меча не обнаружил, и двинулся к противнику с голыми руками, сжатыми во внушительные кулаки.
        - Тоже? - неподдельно удивился тот, на всякий случай отодвигаясь подальше. - Ты хочешь сказать, что не только похож на труп, но и являешься таковым?
        - Тайрел, это он завидует, - объяснила Аини, слегка отдышавшись. - Тебе так идут эти полосочки... - пользуясь тем, что Тайрел всецело поглощён процессом улова шустрого Сержа, она ухитрилась дотянуться до пиратского капитана, поймать за ногу и уронить на песок.
        Серж, пользуясь возникшей неразберихой, потихоньку покинул толпу и удрал к "верфи". Было у него сильное подозрение, что поганец Тариэл всё-таки напортачил с чертежами, ибо ну может большой и красивый корабль вот так, безо всяких причин, взять и превратиться в собственный призрак. Чертежи нашлись быстро - валялись там, где их оставили, только слегка засыпались песком. Серж неторопливо стряхнул песчинки, оглянулся на коллег - у тех всё ещё продолжались разборки - и углубился в бумаги. Буквально через минуту он вскочил на ноги и разразился диким ором, потрясая зажатыми в кулак распечатками.
        - Тайрел, козёл, идиот, придурок! Ты что нам подсунул, дегенерат хренов! Это же не бригантина, куриные твои мозги! Это шхуна! А я-то ломаю голову, почему всё наперекосяк. Сволочь, мерзавец, самовлюблённая необразованная скотина, помешанная на собственном больном самолюбии! Чудо, что мы вообще выжили, тупая твоя морда! Это же додуматься надо: подсовывать мне ворованные чертежи, да ещё перепутать тип парусника! У тебя в мозгах есть хоть что-нибудь, кроме опилок? Ты представляешь, к чему может привести несоответствие матрицы и формулы, чокнутый, рехнувшийся, нахальный имбецил?!
        Возникла пауза, во время которой исчерпавший запас ругательств Серж начал медленно осознавать, к чему приведет ушат оскорблений, вылитый на голову темпераментного горца. Им, между прочим, Сержем, вылитый. Ой, мама...
        Тайрел, кажется, тоже некоторое время находился в состоянии перманентного обалдения - во всяком случае, с песка он так встать и не удосужился, только развернулся к лидеру, рассматривая его, как некоего экзотического гада.
        Девчонки в ужасе бездействовали. Впрочем, Аини, кажется, уже прикидывала, чем бы таким увесистым треснуть Тайрела, чтобы он не нанес непоправимых повреждений драгоценному здоровью олуха Сержа... Реакцию парней Серж отследить не успел, потому что в этот момент Тайрел все-таки поднялся - плавным, ленивым движением, как хищный зверь. Сходство увеличивали полоски, оставленные полинявшей рубашкой.
        - Да ладно тебе, - неуверенно сказал он. - Попробуем еще разок....
        Сидящий сзади Лекс чуть не зааплодировал. Хоть раз в жизни Тайрел повел себя разумно!
        ...Если, конечно, он не задумал какую-нибудь очередную гадость.
        Последняя мысль Лексу категорически не понравилась. Он поискал глазами Аини и, к своему неудовольствию, увидел то же выражение подозрительного недоумения на ее лице...
        - Ой, - глазастая Джессика толкнула сестру в бок, - смотри, там снова пираты!
        - Где? - немедленно заинтересовались все. Но вопросы были излишни: на горизонте чётко просматривался строгий силуэт двухмачтового парусника, державший курс... на остров!
        - По-моему, они что-то от нас хотят, - задумчиво сказала Майя минут через пятнадцать, когда намерения пиратов - или успешно прикидывающихся таковыми неведомых авантюристов - пристать к берегу стали более чем очевидны.
        - Я же говорила: питательные злаки закончились! - хихикнула Джессика, но тут же умолкла, увидав, как Лекс со спокойствием Будды проверяет качество только что сотворённого меча. - Лекс, ты уверен, что всё настолько серьёзно?
        - Нет, - меланхолично ответил он, не прерывая своего занятия, - но в нештатных ситуациях, подобных этой, лучше перестраховаться, чем недостраховаться.
        Тайрел, подумав, последовал его примеру. А вот Серж с Трайдом переглянулись и одновременно покачали головами. Ни тому, ни другому не хотелось чувствовать себя по-идиотски с рогаткой и нунчаками. В случае чего, их и сотворить недолго.
        Тем временем парусник подошёл к острову почти вплотную и замедлил ход. Судя по суете на борту, с такого расстояния различимой невооружённым взглядом, господа пираты готовились бросить якорь и высадить десант.
        Недолгое время спустя их ожидания увенчались успехом: натужно заскрипела якорная цепь, рыжая от ржавчины и ветхая настолько, что невольно рождала сомнение в успехе последующего извлечения её из пучины вод. Не менее траченный жизнью якорь звучно плюхнулся в волны, заставив ошивающегося поблизости левиафана чихнуть и раздражённо зафыркать. Пираты сию чудную зверюшку пока то ли не видели, то ли видели, но не испугались, потому что вскоре после якоря на воду спустили утлую лодчонку, служившую им шлюпкой, и активно замахали вёслами.
        Маги, осчастливленные внезапно свалившимся на них приключением, рядочком выстроились на берегу, во все глаза глядя на приближающихся к берегу пришельцев. В лодке сидело человек шесть, одетых в разнообразное тряпьё и столь же хорошо вооружённых, сколь сияла красотой их шхуна. Короче говоря, по всем признакам остров удостоило своим присутствием самое отребье пиратского общества: самые слабые, неудачливые и неуважаемые пираты.
        Тайрел разочарованно вздохнул. Он-то в тайне мечтал о встрече с настоящими корсарами, грозой моря и кораблей, а тут какие-то отбросы, да ещё и корова какая-то среди них затесалась. Одета она была столь же живописно, сколь и весь остальной сброд, но тряпки на ней были поцветастее и почище, разбавленные обильным грузом фальшивых побрякушек и дешёвой бижутерии.
        Она-то и начала речь, когда с немалыми проблемами развалюха кое-как причалила, и пассажиры по пояс в воде добрались до берега. С тряпья наземь капала вода, "украшения" окончательно утратили товарный вид, но это тётеньку не смущало. Она приняла воинственный вид, картинно взмахнула даже на вид ржавым и тупым тесаком и провозгласила:
        - Падайте на колени, недостойные дикари, и молите о пощаде, ибо на ваш жалкий островок явились мы, непобедимые пираты, гроза океанов от Зелёного моря до Земли Черепов!
        Женщина, по всей видимости, в этом балагане играла роль атаманши, ибо столпившиеся позади неё мужики согласно заорали, потрясая мечами и топая ногами. Маги недоумённо переглянулись:
        - И ЭТО - пираты? Не смешите мои тапочки....
        - Корова на корабле - к несчастью.
        - Придержи язык, ты сам ходячее наказание для всех, кто находится рядом с тобой.
        - О чём это она, а?
        Последний вопрос озвучила неугомонная Джессика, имея в виду атаманшу, и она же вежливо задала его необъятной даме:
        - Простите, вы о чём?
        Один из пиратов толкнул другого локтём и громким шёпотом осведомился:
        - Слушай, это точно дикари?
        - Точно. Посмотри на их боевую раскраску. Наверное, опять воюют с соседним племенем.
        - Все дикари - людоеды, верно, Дик?
        - Точно. Если победят, то сожрут своих врагов и косточек не оставят.
        - А если всех убьют, и жрать некого будет, они съедят нас?
        - Отобьёмся! - уверенно заявил Дик, - у нас мечи! - он грозно потряс свои палашом.
        Тем временем тетка отошла от изумления, в которое её поверг простой вопрос Джессики. Видимо, какой-то мыслительный процесс в её голове всё же происходил, потому что по прошествии пятиминутного молчания она повторила свою фразу на примитивной тумбе-юмбе. Наверное, по её мнению, слишком сложная грамматически речь трудна для понимания необразованными дикарями:
        - Моя - пират! - она размашисто стукнула себя по необъятной груди. - Твоя дикарь! Моя твоя резать-грабить-убивать! Твоя моя служить - моя наградить, не резать! Пхай? Моя - Всеобщая Мать! Твоя моя слушай - моя хвали. Твоя удирай - моя стреляй. Пхай?
        - По-моему, они не в себе, - констатировала Эрика.
        -Да нет же! - засмеялась Джессика, - они решили, что мы дикари, из-за нашего внешнего вида! Мы же все раскрашенные - мама не горюй! А про какие черепа они говорили, Серж, ты не понял?
        - Они говорили про Зелёное море и Землю Черепов, - отозвался лидер, - наверное, это географические названия из их ролевой игры.
        - Ты уверен, что это игра?
        - У тебя есть другие версии? На нашей планете нет морей и земель с такими названиями. - По правде говоря, в географии Серж был откровенно слаб, но поскольку Майя, обожавшая этот предмет, его не поправила, он догадался, что попал в точку.
        - Вы не знаете, где Земля Черепов? - изумились пираты. - Какие необразованные дикари!
        - Смотрите же, о жалкое племя варваров, - Всеобщая Мать величественно достала из-за пазухи грязный обрывок пергамента и потрясла им перед носом у Сержа. Тот мигом выхватил улику, не обращая внимания на гневный писк великанши, и отдал её Майе.
        - Похоже, Серж, твоя идея близка к истине, - сказала девушка после пятиминутного изучения карты. - Здесь совершенно другие очертания материков, не говоря уже о географических названиях.
        - Да это самая точная карта на всём Золотом побережье! - возмущённо завопил один из пиратов. Видимо, этот шедевр картографического искусства вышел из-под его руки. - У самого Императора нет такой прекрасной карты!
        - Умолкни! - грозно сказала атаманша. - А теперь я желаю видеть вождя вашего жалкого племени.
        - Ну, я, - нехотя признался Серж под перекрёстными взглядами коллег.
        - Ты? - презрительно расхохоталась она. - Ты жалок и слаб! Я раздавлю тебя одним пальцем, и ты ещё будешь умолять меня о пощаде.
        - Всё это я уже не раз слышал от Тайрела, он вечно мне гадости говорит. Но с ним-то всё понятно: съехавшая крыша, тяжёлое детство, деревянные игрушки, прибитые к потолку.... А вам чего надо?
        - Золота! - в её глазах зажглись алчные огоньки.
        - Нэту! - с прорезавшимся кавказским акцентом признался повеселевший Тайрел. - Слюшай, дарагая, ну савсэм нэту, кылянус его здоровьем! - он непочтительно ткнул пальцем в Сержа. Тот справедливо возмутился:
        - Клянись своим здоровьем, горный варвар! А моё - всеобщее достояние, что вы все без меня делать будете?
        - Жить и радоваться, - отрезал тот. Всеобщая Мать расхохоталась:
        - Вождь! Слабый вождь! Племя не слушается! Золота нет - глупый дикарь не нашёл золота! Я найду!
        Тайрел мигом сложил два и два:
        - Клад?
        - Именно, мой дикарёнок. Мне нравится твой ум. Хочешь к моим мальчикам? Ты будешь моим любимым мужем - люблю молодых и страстных! - она игриво подмигнула бедному парню, заставив его задохнуться и пойти красными пятнами.
        Аини задумчиво взвесила в руке увесистый камень.
        Серж торопливо задвинул себе за спину обоих и объяснил, что никак не может отдать Тайрела, поскольку тот ещё не все наряды отработал и вообще давно и безнадёжно женат. Вот только не помнит, на ком, поэтому они его и держат при себе из жалости, ждут, пока его жена сама его найдёт.
        - Мужик работает за одежду, как женщина! - презрительно надула губки женщина. - Дикарёнок! Я в тебе разочаровалась!
        - Не больно то и хотелось, - хмыкнул Тайрел. - А ты, Серж, ещё раз меня женишь, - получишь в глаз без предупреждения!
        - Ой, какие тут к нам мальчики приплыли! - решила поразвлечься Майя. - Эрика, ты только посмотри! Какие мужественные!
        Девушка приняла нарочито соблазнительную позу и принялась бросать кокетливые взгляды в сторону пиратов. Пираты смотрели, смотрели, смотрели... Майя уже начала уставать стрелять глазками, когда один из них прокашлялся и хрипло сказал:
        -- - Слышь, мамаша, давай эту кралю на корабль заберём, уж больно хорошо рожи корчит.
        Майя обиделась и спряталась за Сержа. Пират проводил её печальным взглядом купца, у которого накрылась удачная сделка. Атаманша, правда, не спешила напрочь отметать сие предложение. Она смерила взглядом сначала своего подчинённого, потом потенциальную добычу, и поинтересовалась:
        -- - А она чё-нить ишшо, кроме рож, делать-то умеет?
        -- - А как же! - с жаром сказал пират, - она ж эта... как её... дикарка, во! Плясать там, бусами трясти.
        -- - В бубен бить, - робко подсказал Дик.
        -- -Сейчас я кому-то в бубен дам! - рявкнул Серж. - А ну, руки прочь от моей... гм... моей...
        -- - Пока он думает, я вам сама в бубен настучу! - недобро пообещала Майя.
        -- - Во, я же говорил, умеет! - обрадовался пират.
        -- - Какой бубен, ё! - взвыл Тайрел. - Вы про клад, про клад давайте!
        -- Атаманша, по всему видно было, сначала собиралась возмутиться, но тут её осенило, что привалившую бесплатную рабсилу можно использовать более целесообразно, то бишь, по прямому назначению.
        -- - Ах, про клад, мой сладкий мальчик... не хочешь отправиться на поиски со мной?
        Тайрела слегка перекосило.
        -- - Соглашайся, Тай! - Аини помирала со смеху на песке. - А то второй раз не предложат!!
        - Держите меня... - Тайрел картинно завалился в обморок. Все почему-то машинально сделали шаг в сторону, в результате чего он весьма чувствительно приложился спиной о песок. Но в себя не пришёл - значит, не притворялся.
        - О! - обрадовалась атаманша, - несите его скорей в шлюпку, я окажу ему первую помощь.
        -- - Никак нельзя! - Серж наконец-то решился вступиться за честь своего бесчувственного подчинённого, над которой нависла серьёзная угроза. - Он же женат, это же измена получиться, а у нас знаете, как с этим строго! Смертная казнь, это вам не пук соломы.
        -- - А кто сказал, что мы вам его обратно отдадим? - атаманша удивлённо похлопала накладными пеньковыми ресницами.
        -- - Эй, а выкуп?! Такое сокровище мы просто так не отдадим! - вступила в разговор Аини, уже всхлипывая от смеха.
        -- - А что вам нужно?
        -- - Золото по весу!
        -- - Аини? - Джессика вытаращилась на подругу, словно та прилюдно выругалась матом, - и ты действительно променяешь Тайрела на... на... на какой-то мусор? Я была о тебе лучшего мнения!
        -- - Я знал... - Тайрел очнулся и скорбно всхлипнул. - Всего-то мешок золота... Нет бы два, или три! Продешевила...
        -- - Пять! - решительно сказала атаманша. - Но копать будете сами.
        -- - Чего копать? Могилу Тайрелу? - всё ещё сердито спросила Джессика.
        -- - Любовь в могиле! Как романтично... - протянула Всеобщая Мать.
        -- - Что ещё за пассивная некрофилия? Я так не согласен! - вскинулся Серж.
        -- - А ты здесь ни при чём, - хмыкнул Тайрел. - Я, может, соглашусь. Червячки, земля... романтика, блин!
        На самом деле у него созрела блестящая идея - свергнуть Всеобщую Мать к... к такой-то матери и устроить пиратам перевыборы. А после этого сделать из жалкого отребья нормальных грозных флибустьеров! Да, эта мысль ему определенно нравилась... Но сначала, конечно же, клад. Должен же кто-то финансировать это сомнительное мероприятие!
        -- - Тогда к делу. - Всеобщая Мать поняла, что дело пахнет крупной выгодой, и сразу взяла быка за рога. - Мы, конечно, самые великие и грозные пираты в здешних морях, и вы должны это хорошенько уяснить, если желаете получить пять мешков золота за этого милого мальчика, - она стрельнула в Тайрела глазками, и тот почувствовал, что земля как-то подозрительно поплыла у него под ногами. Но всё обошлось - сразу после второй фразы Великой Матери. - Но нашёлся один мерзкий трус, который увёл у нас из-под носа хороший куш! - Пираты за её спиной взревели, потрясая ржавым хламом, который у них считался за оружие. - Но мы не дураки, нет! Мы выследили этих жалких мошенников, мы вели их до самого их тайного острова, мы дождались, пока они оставят на нём всю добычу и уйдут, и вот мы здесь!
        Маги недоумённо переглянулись. Никакого другого парусника, кроме безвременно сгинувшей бригантины да самих пиратов они не видели! Тайрел, больше всех радевший за успех своих грандиозных планов, попытался осторожно донести эту мысль до затуманенных мыслями о золоте мозгов пиратов, но те остались глухи к его увещеваниям.
        -- - Дикари! - презрительно выплюнула атаманша, - Вы не видите дальше собственного носа! Прекрасный величественный парусник мы узрели сегодня в полдень! Он отчалил от берега и вскоре пропал на горизонте! О! Я знаю! Этот шакал, касатка среди пиратов, что он пообещал вам в обмен на ваши жалкие жизни?!
        Снова обмен взглядами, на этот раз откровенно ошарашенными. Потом Сержа вдруг осенило:
        -- - А-а, это вы, наверное, нашу бригантину увидели, когда она в первое плавание отправлялась!
        -- - Бригантину? - нахмурилась мамаша. - Этот пёс всегда плавал на шхуне! Или... Нет! Только не это! Неужели он успел сменить корабль?! На его шхуну мой колдун наложил такое хорошее проклятье!
        -- - Да вы не расстраивайтесь так, - сказала добросердечная Джессика, - никто к нам не приплывал, это мы всего лишь случайно утопили бригантину.
        -- - Ну, - подтвердил Серж, - обидно даже: полдня строили, а на воде и часа не продержалась.
        -- - Полдня?! - Глаза атаманши стали круглыми от удивления, - как смеешь ты врать мне?! Да на самой лучшей верфи на это уйдёт не меньше полугода!
        -- - Полгода? Нет, это нам не подходит. У нас и практика-то всего три месяца. Мы по-простому, магией.
        -- - МАГИЕЙ? - тётя зашаталась и села на песок. Менее морально устойчивые её подчинённые так и вовсе попадали рядом, закрывая головы руками.
        -- - Что это с ними? - спросила Джессика.
        -- - Не знаю, - недоумённо ответил Серж. - Тайрел, спроси у своей голубки, что это с ней.
        -- - Эээ... тебе надо, ты и спрашивай!
        -- - А как же пять мешков золота?
        -- - Ты чё, нюх потерял?!
        -- - Ладно, понял. Эй, дамочка, как вас там.... Что это вы так?
        -- - Ккк-кто вв-вы? - непослушными губами выговорила она.
        -- - Маги, - лидер пожал плечами.
        -- - Ввв-все?
        -- - Все, - вздохнул он. - Практика тут у нас. Магическая. Вот, развлекаемся помаленьку. Бригантины топим, с пиратами беседуем... Эй, а вы что, в самом деле, не местные?
        -- - Я не знаю... - она закрыла лицо руками и вдруг разрыдалась - по-девичьи горько, утирая рукавом моментально распухший нос и размазывая по грязным щекам крупные слёзы.
        -- - Э, ну, рыдать-то зачем... - Тайрел добыл из воздуха платок, подошел поближе и смущенно протянул его Всеобщей Матери.
        -- - Спа-асиб-бо, - заикаясь от слёз, выговорила она и звучно высморкалась в предложенную тряпочку. И тут же заревела ещё сильнее:
        -- - Ну что это за жизнь? Что за судьба? Был папочка - и тот пират. Была мамочка, - с папочкой сбежала. Был корабль, - и тот в бурю попал. Напали на дикарей, - а те магами оказались. Ой, доля моя тяжкая, да как мне жить дальше с такой чёрной судьбою?..
        Она ещё долго сидела на песке, завывая и жалуясь на свою несчастную жизнь. В конце концов, Тайрел не выдержал и присел рядом, утешая неудачливую предводительницу пиратов, отчего остальная команда на время потеряла дар речи. Дама покорно позволила погладить себя по головке и вытереть мокрый нос, после чего с надеждой уставилась на утешителя опухшими от слёз глазами:
        - Что теперь будет с нами? - жалобно спросила она, - вы нас убьёте?
        - Зачем?! - изумился Тайрел.
        - Правда? - просияла она, - вы нас не убьёте? Вы добрые маги? Эй, кланяйтесь все этим достойным людям! Курт, смотри, каким должен быть настоящий маг! А ты всё нос задираешь!
        Пират, к которому обратилась заплаканная атаманша, презрительно фыркнул:
        - Если б не я, не стояла б ты сейчас на этом берегу!
        - О чём это он? - удивилась Майя. Атаманша объяснила, что вот это заносчивое ничтожество считается у них штатным корабельным магом. И что, конечно, во время бури он им здорово помог, но во всём остальном - дармоед хуже самых последних пьяниц из её матросов.
        - Он - маг? Ой, держите меня! - Майя звонко расхохоталась, - у него просто хороший амулет четырёх стихий, с ним даже колдовать толком уметь не надо, амулет всё сам сделает!
        "Маг", сверля девушку ненавидящим взглядом, машинально схватился за висящий у него на груди медальон в виде двустворчатой раковины, в которой вместо жемчужины хитро щурился оранжевый тигриный глаз. Майя же, видимо, решив окончательно добить незадачливого мошенника, добавила, что амулет так себе, не слишком высокого качества, и едва ли в следующую бурю от него будет хоть какая-то польза.
        - Откуда ты знаешь? - с ненавистью выкрикнул Курт.
        - Я же сама похожие делаю, только не одноразовые, - легко сказала девушка. Псевдо-маг мрачно сплюнул на песок и отвернулся.
        - Маг! - презрительно фыркнула атаманша. Она уже вполне оправилась от внезапного приступа слёз и приступила к разбору полётов. - Даже змеюку не смог отвадить, а то - хвастаешься!
        - Если б я не выкинул ящик этому гаду морскому, он бы сожрал и корабль, и тебя, болтливая баба!
        - Эй, кто тут на женский пол лапу задирает? - грозно рявкнул Серж. - Ты-то, умник, сам консервы с банками жрёшь, или как? Вон он, твой ящик, в кладовке у нас валяется, погрызенный! А будешь Лёву обижать, я тебя сам какой-нибудь змеюке скормлю, колдун недоделанный!
        - Так это был ваш змей? - как-то совсем тихо и робко спросила атаманша.
        - Наш. Вот что, господа пираты, рассказывайте-ка всё с самого начала, и будем решать, что с вами делать. Убивать мы вас, естественно, не будем, чай, не некроманты какие, но карманные пираты нам на острове не нужны.
        Итогом получасового монолога стала весьма подробная информация обо всех мало-мальски значимых операциях по экспроприации чужой собственности, проведённых так называемыми пиратами за два года своего плаванья под началом Всеобщей Матери, а под конец - пара фраз о непонятном тумане, который был золотистого цвета и пах мандаринами, но очень быстро рассеялся, а потом начались всякие неприятности вроде незапланированной страшной бури и прочих левиафанов у правого борта.
        - Я так надеялся, что нас все-таки забросили в другой мир, - вздохнул Тайрел. - Ладно, не парьтесь, тут у нас есть умный Трайд, сейчас он вас всех спасет.
        - Непременно, - пообещал ментал, - вот только... надо ли вам спасение в существующем виде?
        - Чё? - обалдели пираты. - А проще?..
        - Ну, судя по тому, что вы нам сейчас поведали, вашу жизнь нельзя назвать счастливой и безоблачной. Может быть, стоит в ней что-нибудь поменять, и тогда всё наладится?
        - Может, вам перевыборы капитана произвести? - хмыкнул Тайрел. Он пошутил, тётя-капитан казалась ему все забавней и забавней, но все восприняли неожиданно серьезно.
        - А как же я? - потерянно спросила Всеобщая Мать.
        - А вы будете главным магом, - продолжила идею Тайрела Майя, между делом собиравшая ракушки на пляже. - Я вам амулетов наделаю, объясню, что с ними делать, а там, глядишь, и талант прорежется... Вас как зовут, кстати?
        - Робиния! - гордо сообщила она. Тайрел сложился пополам. Серж покосился на него с неодобрением:
        - Тайрел, как не совестно смеяться?
        - Да я подумал.... Робин и Робиния - как романтично...
        - Сволочь ты. А если б её звали Тайрелина, думаешь, мы бы смеялись?
        - Ещё как!
        - Правильно думаешь... - вздохнул Серж. - Но всё равно: как не стыдно?
        - А вот так! Что там Майя ей вкручивает, неужели уже успела состряпать амулеты?
        - Наверное, в карманах с собою носит.
        Тем временем Майя, отведя Робинию в сторону, что-то расписывала ей, сопровождая объяснения активной жестикуляцией. Пару раз бывшая атаманша едва успела вернуться, чтобы не схлопотать в глаз, но ничего не сказала, - наверное, просто не заметила. Видимо, Майя рассказывала что-то очень уж интересное.
        - Трайд, как ты думаешь возвращать их обратно, - спросил Серж, глядя на Майю и её собеседницу.
        - Никак не думаю, - признался ментал. - Вообще не представляю, куда и как их девать. Я же даже не знаю, откуда они к нам попали!
        - Да, загадка.... Так, кто тут у нас ещё умный? О, Лекс! Ты что скажешь на этот счёт?
        - Ничего, - охладил его пыл Одинокий Волк. - Я совершенно ничего не понимаю в перемещениях между мирами.
        - Жаль, - искренне посетовал Серж. - Знаешь, давай для начала вернём этим гаврикам их имущество, а Трайд пока подумает.
        - Ка-какое имущество? - вытаращились пираты.
        - Ящик с копчёностями. Нужен он нам, только кладовку засоряет.... Эй, вы куда отползаете? Думаете, я сам его на своём горбу попру? И не надейтесь даже, я не настолько альтруист, как всем бы хотелось. Сами потащите, как миленькие. Лекс, будь добр, проводи их до нашей кладовки, присмотри там....
        Остаток фразы потонул в мощном вое, исторгнутом несколькими десятками лужёных пиратских глоток, как на корабле, так и на суше. А всего лишь один слабонервный обернулся....
        Дело оказалось в том, что призрак, оставшийся от первой бригантины, обладал какими-то особо хитрыми оптическими свойствами. Например, с берега он был виден далеко не с каждого ракурса, а на море тем более: чтобы увидеть, к паруснику нужно было подплыть почти вплотную. Сами маги, как создатели, видели останки своего детища всё время и не очень-то представляли, как может быть по-другому. С другой стороны, когда солнце в своём неспешном движении застывало в определённой точке небосклона, корабль временно становился виден всем и отовсюду.
        И сейчас был как раз такой момент.
        - Призрак! Мы видим корабль-призрак! - на разные лады вопили пираты, бегая по пляжу и палубе. Самые нервные падали ниц и закрывали головы руками.
        - А что, вы его до этого не видели? - простодушно спросил Серж. Пираты завопили ещё горестнее. - Что, правда, не видели? Какие интересные свойства у моего парусника обнаруживаются, кто бы мог подумать.... Да что ж вы все орёте, как оглашенные?! Ничего здесь нет кошмарного, это призрак той бригантины, то есть, шхуны, которую мы сегодня утопили. Совершенно безвредный оптический эффект.
        - Вах, ты великий маг! - уважительно проблеял один мелкий сморщенный старикашка, бывший, видимо, самым старым пиратом, когда-либо бороздившим морские просторы. На вид, ему давным-давно перевалило за девяносто. Обреталось сие чудо природы на непыльной должности главного корабельного летописца. - Даже корабль твой после смерти стал призраком! Вах!
        - Пустяки, - мужественно преодолев первые признаки звёздной болезни, сказал Серж. - Так вы заберёте своё имущество, или мне ещё раз попросить?
        Больше напоминаний не потребовалось. Под неумолимым оком Одинокого Волка пираты в две минуты доскакали до дома, залезли в кладовку, выволокли оттуда ящик и дотащили его до пляжа.
        - Вот это скорость! - восхитился Серж. - Учись, Тайрел, когда ещё придётся! Трайд, ты как?
        - Нормально, - несколько удивлённо ответил ментал, - на солнце не перегрелся.
        - Да нет же, я не об этом! Что насчёт возвращения?
        - Кое-что придумал. Можно попытаться отправить их обратно по их же собственному пути.
        - Это как, в прошлое, что ли? - не понял Серж.
        - Нет, конечно. Просто они вернутся по своему собственному следу.
        - Ладно, раз ты понимаешь, что надо делать, то я и пытаться не буду. А ты точно сможешь?
        - Я же сказал: попробую!
        Серж обернулся к притихшим от такой "радужной" перспективы пиратам и пояснил:
        - Вы не нервничайте, он всегда так говорит, а потом делает всё идеально и даже лучше. Просто очень скромным уродился. Твайрел, ой, то есть, Тайрел, не корчи мне рожи, надо же хоть кому-то быть скромным.
        - Ну, да, тебе-то такая задачка не по силам, - презрительно высказал Тайрел.
        - Господа пираты, - вдруг умильно улыбнулась Джесси, глядя, как пиратская Мама вместе с Майей возвращается обратно. Всяческих висюлек и бижутерии на атаманше заметно прибавилось: видно, общение прошло очень плодотворно. - А как вы относитесь к бутербродам с колбасой?
        - Маленько уважаем, а что? - опасливо спросил корабельный летописец.
        - А давайте мы вас угостим! - от всей широты души предложила младшенькая. - У нас целое дерево в саду имеется, девать не куда!
        Пираты, потрясённые идеей колбасного дерева, дружно рванули к дому: не поесть, так хоть посмотреть на такое чудо. Лекс с Тайрелом бдительно последовали за ними: присмотреть, как бы не спилили от избытка чувств! Следом, на время покинув Робинию, отправилась Майя.
        Следующий час, по милости лидера, был посвящён исключительно экскурсиям в сад. Вся команда, по очереди меняясь с корабля на пляж, вдосталь насмотрелась, нащупалась и надегустировалась от пуза. На прощание маги, довольные, что удалось так легко и просто сбагрить бутерброды, всучили пиратам мешок с остатками спелых бутербродов и ещё кучу всякой провизии. Тайрелу, как он ни рвался, так и не дали провести на бортах парусника революцию со сменой власти. Однако Робиния пришла лично с ним попрощаться, поблагодарила его проявленное внимание и долго что-то шептала на ухо, после чего Тайрел выглядел вполне удовлетворённым и довольным жизнью. Студенты, поприжав его, выяснили, что атаманша всё-таки пообещала передать бразды правления судном какому-нибудь достойному человеку и переквалифицироваться в корабельного мага. Майя в сторонке смущённо ковыряла песочек ножкой: после её визита в дом бедная Робиния прямо-таки сгибалась под тяжестью подаренных амулетов и прочих колдовских штучек, несмотря на богатырскую комплекцию.
        После долгого и утомительного прощания (маги всячески открещивались от сыпавшихся на них обещаний непременно вернуться и навестить гостеприимный остров ещё разок), пообещав напоследок свернуть с пути порока на стезю добродетели, то есть, грабить исключительно пиратов, а не мирные корабли, последние остававшиеся на берегу моряки погрузились в просевшую от непомерного веса шлюпку и двинулись к родному паруснику, натужно взмахивая вёслами. С лопастей, как слёзы, срывались и падали вниз капли воды. Майя махала вслед уходящей шлюпке платочком и пару раз поднесла его к глазам, уверяя друзей, что это просто так, в шутку.
        Ещё немного, - и потрёпанная шхуна, втянув в себя ржавый якорь, нерешительно дрогнула парусами, ловя затаившийся ветер. Тот, как кот, играющий с мышью, налетел справа, потом тут же слева, а потом принялся усиленно дуть в корму, не обращая внимания на жалкие попытки преодолеть его произвол с помощью парусов.
        Смотри, их несёт прямо на призрака! - воскликнула Майя. Маги, как один, кастовали заклинание Дальнего Взгляда, не желая пропускать увлекательного зрелища. До берега донёсся многоголосый вой: пираты осознали, куда влечёт их расшалившийся ветер и свою полную несостоятельность в борьбе с его выходками. На полной скорости шхуна влетела в призрачную массу корабля, золотая вспышка на миг заслонила от свидетелей оба парусника, а когда туман рассеялся....
        - Вы только посмотрите на это! - потрясённо, одними губами, выговорила Джессика.
        Призрак исчез. Старая пиратская лоханка - тоже. Зато на их месте возвышался величественный белопарусный корабль, сияя медовым золотом бортов, отчётливой стройностью мачт и безумной, нереальной стремительностью носовой фигуры. Не сразу маги поняли, что чудесный парусник - это бывшая пиратская шхуна, столь разительно преобразившаяся после столкновения призраком.
        - Похоже, они остались в выигрыше, - пробормотал Серж, и в этот момент Трайд кастовал заклинание.
        Уже позже, корпя над отчётом, ментал понял, насколько точно был выбран момент. Если бы не это обстоятельство, неизвестно, чем бы закончилась его авантюра. А так - его заклинание смешалось с призрачной плотью первой бригантины, ещё хранящей остатки прежнего заклинания, помножилось на пиратское изумление и веру в чудо; вся эта гремучая смесь непостижимым образом сдетонировала и сработала!
        Лёгкая, еле заметная глазу вспышка бледно-жёлтого цвета; спустя секунду - хлопок, когда воздух разом ринулся на освободившееся пространство. И всё. Ни призрака, ни пиратов, ни их преобразившегося корабля.
        - Ты уверен, что отправил их именно домой? - уточнил Серж.
        - На 99,9 %, - безмятежно заявил ментал. - А если промахнулся немного, не беда. Куда бы они ни попали, там им будет хорошо. Это однозначно.
        - Слово ментала? - хихикнула Майя.
        - Слово ментала!
        - Давайте-ка на базу, - предложил Лекс. - Умываться, одеваться, и так далее. Серж, насчёт этой боевой раскраски никаких перспектив?
        - Откуда я знаю? - вздохнул лидер. - Может, если призрак развеялся, то и последствия контакта с ним исчезнут?
        - А смотрите, как интересно получается, - возбуждённо загомонили сестрички, - мы были в нормальном виде, - и призрак нас перекрасил. Пираты были ужасны, - и призрак их исправил. Может, это побочное действие заклинания: оно меняет внешний вид на противоположный?
        - Тогда почему я не полинял? - спросил Серж.
        - Потому что с такой гадостью ни одно порядочное заклинание связываться не решится! - не выдержал Тайрел. - Ты, скотина рыжая, какого хрена ты меня сегодня пять раз кряду женил?!
        - Не пять, а всего два, - проворчал обиженный Серж, - у страха глаза велики, да? А ты хотел, чтобы эта необъятная мамаша сама на тебе женилась? То есть, тьфу ты, замуж забрала? В принудительном порядке? Тайрел, хорош дуться, шуток не понимаешь?
        - Смотри, дошутишься однажды, - уже беззлобно пригрозил Тайрел, и на этом инцидент посчитали исчерпанным.
        * * *
        - ...Жаль, что наш призрак так быстро исчез, - посетовала Майя, любуясь ночным морем. Тихо потрескивал костёр, Серж еле слышно перебирал струны гитары, и жизнь была настолько прекрасна, насколько это вообще возможно. - Представляете, как красиво бы он выглядел ночью!..
        - Хочешь, сотворю тебе ещё один, - предложил лидер.
        - Нет, - мечтательно и немного грустно отозвалась она. - Такое чудо может быть только один раз в жизни. Все повторения - уже не то, даже если объективно они будут в сто раз лучше прежнего....
        Из темноты неслышно вынырнул Тайрел, и Аини с облегчением вздохнула: всё в порядке, не пропал, не исчез и даже гитару притащил.
        - Тайрел, - позвала она, - помнится, ты обещал даме концерт и до сих пор не исполнил.
        - Я немедленно исправлюсь, - клятвенно заверил он, мысленно умоляя фатум, чтобы Серж не заупрямился в такой ответственный момент. Он и не стал упрямиться: как же, ведь рядом сидели целых две дамы его сердца....
        - ... Серж, а где твои рога? - ни с того ни с сего спросила Джессика после особо проникновен­ной баллады.
        - Рога?! Какие рога? Ах, рога.... Да-да, припоминаю. В комнате на стене висят, можешь посмотреть.
        - Какое странное совпадение: спросить о рогах после песни о любви, - выдал Тайрел самым что ни на есть мечтательным голосом. - Такие мысли навевает....
        Серж только усмехнулся и негромким перебором начал следующую песню...
        ЧАСТЬ 2
        ГЛАВА 13
        Тайрел медленно брёл по пальмовой роще, пиная всё, что попадалось ему под ноги. Замечательное утро вновь было испорчено - разумеется, им, кем же ещё! Для разнообразия, сегодня в нём отчего-то проснулась совесть. Не в силах выдержать укоризненные взгляды, он ушёл ото всех подальше и теперь шатался по зарослям, не придумав занятия получше.
        Впереди между деревьев мелькнуло жёлтое платье. Джессика! Откуда она тут взялась? Всегда так: сначала орут, что видеть тебя не могут, а потом сами же лезут под ноги. Извинений, что ли, ждут? Не дождутся!
        Он хотел было свернуть в сторону, но поздно: ставшие вдруг непослушными ноги сами вынесли его на небольшую прогалинку - метров десяти в поперечнике, почему-то усыпанную толстым слоем морского песка, хотя до побережья было не меньше трёх километров. Из всей растительности на ней... ох.... Это было самое странное дерево, которое Тайрел когда-либо видел. Невысокое, абсолютно чёрное, точно обугленное, с толстыми корявыми ветками, оно было абсолютно лишено листвы и всё покрыто длинными острыми шипами. Шипы блестели и лоснились на солнце. Зрелище было настолько чуждым и отвратительным, что Тайрел покинул бы негостеприимное местечко в ту же секунду, если бы....
        Если бы не Джессика, стоявшая вплотную к жуткому дереву с неземным восторгом на лице!
        Услышав, как Тайрел продирается сквозь заросли на края полянки, Джессика медленно, словно нехотя, повернулась к нему.
        - Привет, - тусклым, словно сонным голосом сказала девушка, - смотри, какое здесь дерево интересное. - И она зачарованно потянулась рукой к хищно вытянувшимся шипам. - Ой! Я, кажется, уколола палец! - удивлённо сказала она, рассматривая быстро набухающую кровью царапину. Странное выражение потихоньку сползало с её лица.
        - Какое горе! - привычно огрызнулся Тайрел, - мы расцарапали пальчик! - он осёкся, заметив, что лицо девушки стремительно наливается мертвенной бледностью. - Эй, Джесс, что с тобой?
        - Ничего. Кажется, голова кружится... - пробормотала Джессика и медленно сползла на песок. Тайрел кинулся к ней. Джессика была без сознания. От крохотной царапины на пальце тянулась к ладони вздувшаяся, багрово-фиолетовая полоса.
        Чёрт, чёрт и ещё раз чёрт! Эта дрянь оказалась ядовитой! Несколько секунд он мучительно колебался (ведь при движении яд быстрее расходится по телу, с другой стороны, иного способа доставить Джессику на базу нет...), потом подхватил девушку на руки и рванул к дому.
        При виде собравшейся на крыльце команды горец испытал облегчение, близкое к блаженству. Какое счастье, что все дома! Никто не ушёл купаться, за грибами, в ад за углями для мангала.... Сейчас обязательно найдётся кто-нибудь умный, Джессику спасут, и всё будет хорошо.... Под сверлящими спину ошалелыми взглядами коллег он положил Джессику под дерево, в тенёк, и бессильно плюхнулся рядом. Только сейчас он заметил, как сильно дрожат у него руки. Перепугался за девчонку до истерики, хорош герой, ничего не скажешь....
        Первым опомнился Серж:
        - Тайрел, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?!!
        Тайрел объяснил. Аини, не дослушав, схватила его за руку:
        - Пойдём, покажешь. Вдруг я знаю, что это за дрянь.
        У границы леса их догнали Трайд и Майя. Похоже, они сами не знали, с чего вдруг побежали следом. Тайрел нёсся по лесу, не разбирая дороги. В голове бешеным дятлом стучала одна только мысль: "только бы успеть, только бы успеть!". Что именно успеть, Тайрел и сам толком не понимал, просто чувствовал, как стремительно, капля за каплей, минута за минутой, утекает драгоценное время. Да и было бы что разбирать: дорогу, он разумеется, не запомнил, но интуиция не подвела, и вот уже четверо практикантов стоят на краю странной прогалины, не решаясь преступить границу, отделяющую их от вотчины очередного растительного монстра. Застывшее посреди пятачка голой, словно выжженной земли уродливое, точно обугленное дерево, масляно отблёскивающее длинными хищными шипами, было настолько жутким, что маги просто оцепенели, не в силах побороть отвращение. И, между прочим, Тайрел отчётливо помнил, что в прошлый раз прогалина была покрыта морским песком....
        Как Джессика решилась дотронуться до этой дряни?! Почему она полезла сюда одна, вместо того, чтобы позвать друзей?
        Аини, преодолевая брезгливость, осторожно обошла вокруг дерева, стараясь держаться подальше. Дивное растение казалось ожившим воплощением самых жутких кошмаров любого ботаника, и как назло, ни о чём подобном девушка раньше не слышала. Шипы, без сомнения, ядовиты, только кому может прийти в голову хвататься за них голыми руками, если даже на расстоянии дерево вызывает ощущение безотчётного ужаса? Но ведь Джессика дотронулась? И как теперь её спасать? Есть ли вообще противоядие от этой гадости, или команде пора браться за лопаты?
        Замерший на краю поляны Трайд не думал ни о чём. Закрыв глаза, он вслушивался, вглядывался в неуловимые вибрации магии, витавшие вокруг странной растительности, но стоило ему ухватиться за какую-нибудь из множества эманаций, те юркими мальками ускользали из его ментальной сети, и приходилось начинать сначала.
        Тайрел почувствовал себя лишним, но уйти почему-то не решился. Лишь раз он оглянулся на спасительный лес, а когда вновь перевёл взгляд на поляну, возле дерева уже стояла Майя и так же, как до неё Джессика, завороженно тянулась ладонью к ядовитым шипам.
        - Не смей! - Тайрел сам не узнал своего голоса. На его вопль обернулась Аини - и тоже не удержала испуганного вскрика. Майя вздрогнула, словно её неожиданно разбудили. Зрачки её расширились, узрев грозящую опасность - но поздно, она падала, неудержимо падала в гостеприимно распахнутые объятья растительного монстра. Судорожно ища взглядом, за что ухватиться, чтобы избежать падения, и не находя опоры, она с отчаяния применила первое, что пришло ей в голову....
        ОГОНЬ!
        Стена жёлтого пламени встала между ней и деревом, оттолкнула девушку от жаждущих крови шипов, и в этот момент совсем рядом оказался Тайрел, наконец, завершивший свой самый долгий в жизни прыжок и буквально за шиворот оттащивший её от смертельно опасной флоры.
        Томительная, казавшаяся бесконечной секунда наконец-то закончилась, Майя со всхлипом втянула в себя воздух, переводя дух, не осознавшая ещё, что тряпичным кулём болтается в мёртвой хватке Тариэла.
        Оказавшись на безопасном расстоянии от дерева, Тайрел грубо схватил Майю за плечи и несколько раз встряхнул.
        - Ты что, с ума сошла?! Решила последовать на тот свет за своей сестричкой?!..
        Он осёкся. Её голубые глаза, потемневшие от пережитого ужаса, на миг заглянули в его сине-зелёные. На долю секунды Майя успела уловить в них тень прежнего Тайрела, а не бесчувственной скотины, коей он старался быть все последние дни. Что сейчас было в его глазах? - ярость, боль... страх? Тайрел испугался за неё? Тайрел, рискуя жизнью, вытащил её из смертельных объятий хищного дерева?..
        Дерево, охваченное кольцом пламени, шипело и трещало, огонь взвился в небо длинным оранжевым языком, но вдруг пламя дёрнулось, опало вниз - и исчезло, словно дерево было фитилём спиртовки, которую накрыли колпачком.
        Откуда присутствующим было знать, что в тот миг, когда первый язык пламени коснулся растения-убийцы, на коже бесчувственной Джессики вдруг появились ожоги?! Неотлучно находившийся рядом с девушкой Серж, не разбираясь, обрушил на неё полновесное заклинание Воды....
        Подоспела испуганная Аини, и Тайрел, отпустив девушку, круто развернулся и скрылся в лесу.
        - Что это было? - спросила Аини у Майи. Та не ответила. В её взгляде за ужасом и недоумением таяли воспоминания о той минуте, когда кошмарные шипы вдруг утратили свою отталкивающую мерзость и показались ей самым прекрасным и манящим местом под этим небом....
        - Дерево... зовёт... - выдавила, наконец, она заплетающимся языком. Деревянной походкой, словно и не замечая идущей рядом обеспокоенной Аини, Майя побрела к дому.
        За то время, что понадобилось магам на короткую экскурсию, Джессике стало ещё хуже. Багровая опухоль достигла плеча, лицо приобрело мертвенно-синий оттенок. Дыхание стало настолько слабым, что не раз и не два кто-нибудь из сидящих рядом, словно в почётном карауле у гроба, друзей не выдерживался и наклонялся к самым её губам, чтобы услышать тишайшие вдох и выдох.
        Тайрел опередил девушек едва ли на несколько шагов. Лекс, поднявшийся им навстречу, вдруг побледнел и резко спросил:
        - Где Трайд?
        Троица ошеломлённо переглянулась. Они же забыли Трайда там! Одного, на поляне, в компании этого гнусного сорняка! А если он тоже подпал под власть дерева и в данный момент тянется беззащитной ладонью к ощетинившимся чёрным шипам, и некому крикнуть, оттащить, спасти.... Джесси и Майя выжили лишь потому, что рядом оказался Тайрел, но Трайд один! Неужели команде суждено потерять ещё одного человека? Как будто им одной Джессики мало....
        На счастье, растущие вдоль тропинки кусты неожиданно зашуршали, и оттуда выбрался Трайд - живой и вроде не пострадавший, если не считать многочисленных мелких царапин, оставленных несговорчивой растительностью - по счастью, нормальной, а не сбрендившим мутантом, позорящим честный и благородный род деревьев. Лекс слегка расслабился, но у него язык не повернулся уточнять у ментала, почему тот пренебрёг такой прекрасной удобной тропинкой: Трайд шёл, будто в трансе, полуприкрыв глаза, и словно бы ничего вокруг не замечал. Он целенаправленно подошёл к распростёртой на земле Джессике, молча сел на поспешно освобождённое Сержем место, взял девушку за здоровую руку и застыл. Чуть в стороне устроился Тайрел; насупленный и весь какой-то нервный, словно лично вырастил на полянке гигантский кактус, а тот вдруг взял и превратился в чёрную гадость.
        - Я не знаю, что это, - удручённо призналась Аини. - И целительству училась одна Джессика....
        - Разумнее всего будет отрубить ей руку, - жёстко сказала Эрика. Майя почти неприязненно посмотрела на неё:
        - Попробуй, - тихо, но почти угрожающе сказала она, - только сомневаюсь, что это поможет. Яд попал в кровь и разносится по всему организму, Эр. Странно, что ты не поняла такой простой вещи....
        - Ещё варианты есть? - мёртвым голосом спросил Серж. Тайрел зло вскинул голову: он терпеть не мог слюнтяев, а их ненаглядный лидер, по его мнению, вёл себя как полная размазня.
        - Попросите дерево прекратить это безобразие, - с горькой издёвкой посоветовал он, - вдруг это Дёрево Грёз спятило и предлагает всем нежелающим последний сон, самый сладкий, напоследок.
        - Это не Дерево Грез, - на удивление спокойно возразила Аини, - и вряд ли мы дождёмся ответа.
        - Есть ещё вариант, - Эрика никак не могла успокоиться, - мы должны найти человека, который согласится умереть за Джессику. Проблема в том, что....
        - Проблема в том, что мы не можем себе этого позволить, - отрезал Лекс. - Странные у тебя идеи, Эрика. Особенно последняя.
        Серж обвёл друзей наполненным болью взглядом. Вдруг, точно осенённый гениальной идеей, он встрепенулся и с надеждой посмотрел на Аини:
        - А... а если убить дерево?
        - Не выйдет, - девушка отрицательно качнула головой. - Майя уже пробовала сжечь его. Но ожоги достаются не дереву, а нашей Джесси.
        - Оно заманивает путников, - неожиданно сказала Майя. - Я помню. Я только подумала о том, чтобы подойти поближе и рассмотреть дерево и тут же почувствовала непреодолимое желание коснуться шипов.
        Серж опустил глаза. Протянул ладонь, желая коснуться волос Джессики, поправить чёлку, но... не решился. Бессильно уронил руку на колени, хрипло выдохнул, борясь со сдавившей горло болью....
        - Значит.... Значит - всё....
        Тайрел круто развернулся и пошёл прочь.
        - Тайрел, - негромко бросил Лекс. Тот остановился, не оборачиваясь. - Я прошу тебя остаться. Из уважения к Джессике - вернись. Всё-таки она - наша... коллега. Если ты сейчас уйдёшь, это будет равносильно тому, что ты бросишь друга в беде.
        Тайрел так же молча вернулся и сел в отдалении, старательно отводя взгляд.
        Томительно текли минуты. Люди, застывшие на поляне у дома, казались восковыми статуями, кем-то по ошибке забытыми под открытым небом. Молчание стало невыносимым, вязкой патокой забиваясь в уши, тяжким грузом придавив плечи, удавкой наёмника стянув беззащитное горло.... И ни у кого не хватало духу нарушить эту тягостную, противоестественную тишину.
        Трайд медленно, словно неохотно, убрал руки, открыл глаза. Мгновение смотрел он прямо перед собой - бездумно, отрешённо, невидяще - потом неловко повёл плечами и еле слышно выдохнул:
        - Мне нужна ваша помощь.
        От этой фразы молчание лопнуло и разлетелось вдребезги, вспоротое синхронными вздохами (облегчения? Изумления? Кто разберёт....). Воздух готов был взорваться шквалом вопросов, но.... Словно взбаламученная моторной лодкой поверхность воды, атмосфера коллектива поволновалась и успокоилась.
        - Мне нужна ваша помощь, - уже увереннее повторил Трайд. - У нас есть время до вечера, не успеем - всё. Чем позже, тем у Джессики меньше шансов выжить. - Он глубоко вздохнул, то ли стараясь подавить волнение, то ли избавляясь от остатков похожего на транс состояния, и продолжил, стараясь не делать пауз. - Сейчас Джесс связана с деревом.... Оно заманивает жертв - только разумных, только людей.... Мы для него всего лишь пища: наши страдания, чувства, способности - всё это его деликатесы.... Джесси отравлена ядом шипов, вызывающим галлюцинаторное забытьё, но противоядие - не проблема. Проблема в том, что, прежде чем лечить, надо разорвать связь между ней и деревом, иначе все наши усилия будут бессмысленны. Дерево убьёт Джессику раньше, чем подействует антидот.
        - Короче, как это сделать? - перебил Тайрел.
        - Ищите Великого Магистра и просите санкцию на применение Магии Крови.
        Майя тихо ахнула. Тайрел скептически уточнил:
        - А если не найдём?
        - Значит, попросим Эрику отвлечь Лекса и попробуем без санкции. - Трайд выдавил слабое подобие улыбки. Весёлого было мало, но сама попытка пошутить обнадёжила команду куда лучше самых искренних заверений, вместе взятых, пусть даже они исходили от ментала. Серж встал первым:
        - Где искать-то?
        - Знать бы, где, я бы не спрашивал....
        Аини и Эрика встали. Майя тоже было хотела пойти с ними, но Трайд удержал её за руку и взглядом указал на бесчувственную Джессику.
        - Побудь пока с ней, - шепнул он, и Майя послушно опустилась на траву рядом с сестрой.
        Лекс сказал:
        - Трайд, не знаю, чем конкретно могу помочь, но я в твоём распоряжении.
        - Ты в оружии разбираешься? - Лекс кивнул. - Идём со мной в лабораторию. Скорее всего, твои знания понадобятся.
        Тайрел проводил их взглядом, посмотрел на близняшек - таких одинаковых и таких разных сейчас. Сестрички словно были одним человеком, только Джессика - пустой оболочкой, а Майя - невинной и чистой душой, присевшей отдохнуть у оставленного тела перед долгой дорогой в рай.
        Тайрел чуть по морде себе не дал за гадкие пророчества. Помотал головой, отгоняя нелепые сравнения, сумрачно бросил Майе:
        - Пойду тоже попробую поискать, - и почти бегом поспешил к дому.
        Майя осталась одна. Мысленно она всей душой умоляла сестру: держись! Только держись! Мы обязательно поможем тебе! Только не уходи! Как же без тебя буду я, Серж... все мы.... Джесс, я рядом! Я знаю, ты сильная, ты сможешь выздороветь, только дождись!..
        Стараясь не смотреть на её правую руку, Майя передвинулась, заслонив собой солнце, - так, чтобы на лицо Джессике падала тень. Время тянулось невыносимо медленно... и в то же время Майе казалось, что оно несётся вскачь, что с каждой истёкшей секундой тает надежда на то, что Джессика будет жить.
        Через какое-то время из дома выскользнул Лекс и, махнув Майе рукой, сосредоточенно углубился в лес. Потом вышел Тайрел, ещё более мрачный, чем уходил, - видимо, поиски не увенчались успехом, - и нерешительно затоптался у крыльца. Майя поймала его взгляд и приглашающе похлопала рядом с собой. Тайрел убито сел рядом.
        - Ничего, - сообщил он.
        - Может, остальным повезло больше, - мягко сказала Майя. - Тайрел, я уверена, что Джесси выздоровеет. На крайний случай, Трайд обещал попробовать без санкции.
        - Ты ничего не понимаешь! - с каким-то отчаянием возразил Тайрел. - Когда Великий Магистр даёт санкцию, это означает, что вместе с разрешением он даёт ключевую формулу к заклинанию! Одноразовую! По-твоему, Трайд сможет угадать её сам?!
        Из дома донёсся дикий, совершенно нечеловеческий, но, по интонации, однозначно оптимистичный вопль неясного содержания, явно в исполнении Сержа. Только могучие лидерские лёгкие были способны издавать столь чудовищные звуки. Майя облегчённо вздохнула.
        - Слышишь? Если Серж так орёт, значит, всё нормально. Когда всё плохо, он молчит, как тюфяк с кукурузными початками.
        - Отличное ругательство про нашего дорогого лидера, - хмуро буркнул Тайрел, - надо запомнить....
        Серж бездумно таращился в монитор, гоняя курсор по экрану: вверх-вниз, просто так, по привычке, чтобы чем-то занять руки. Первым импульсом было схватить мобильный телефон, от начала практики бесполезно валявшийся на кухне на холодильнике, и звонить, кому попало, но он сразу признал эту мысль мертворождённой: кому звонить-то? Номера Великого Магистра он не знал.... Можно, конечно, позвонить в свою Школу, но - на этой мысли он горько усмехнулся - трёхуровневая система фильтрации входящих вызовов, реализованная на уровне Школ, вряд ли позволила бы ему в самом деле услышать Великого Магистра. Поэтому он по привычке сунулся в интернет и теперь вяло любовался на стартовую страницу, не в силах родить хоть одной сколь-нибудь стоящей мысли.
        Повинуясь скорее секундному порыву, чем внутренней логике, он сунулся на школьный сайт - общий для всех восьми Школ, который всегда считал безнадёжно скучным и малоинформативным. Зато здесь можно было бы проверить что-нибудь из арсенала его любимой специализации: например, запустить нацеленное на Великого Магистра поисковое заклятье в недра сайта и посмотреть, что из этого выйдет.
        На удачу он не надеялся. В самом деле, что может быть глупее, чем использовать поисковые заклинания в интернете? Во всяком случае, он точно знал, что никто этого и не пытался делать ввиду вопиющей бредовости подобной идеи. Просто нужно было чем-то занять себя, не торчать бессловесным и бессмысленным истуканом, с отчаяньем ощущая каждую секунду неумолимо истекающего времени....
        Некоторое время ничего не происходило. Серж задумчиво перевёл взгляд в окно, отстранённо размышляя, сколько времени необходимо отвести на ожидание, чтобы эксперимент с однозначной уверенностью можно было счесть неудачным. Когда он снова посмотрел на экран, то первым делом решил отыскать того умника, что писал сайт Школе, и последовательно оторвать ему руки, голову и ещё что-нибудь ненужное, поскольку этот неизвестный всё равно ими не пользуется. Потому что на экране красовался вход в админку сайта с уже введёнными паролем и логином, так что оставалось только подтвердить вход.
        Серж робко тронул кнопку. И ничего. Ни грома, ни молнии, ни разъярённого духа Великого Магистра, нависающего над наглым студентом с требованием немедленно объясниться, - ничего такого. Просто открылась админка.
        "А чего ты ожидал, несчастье?!" - мысленно выругал Серж сам себя и принялся торопливо разбираться, что он теперь может делать. Больше всего он опасался своими неуклюжими действиями что-нибудь испортить, поэтому решил ничего не трогать, не переписывать, не править, а только смотреть.
        Ещё через четверть часа, ошалев от количества закрытых от непосвящённых разделов информации, он решил, что всё это может ждать до более удобного момента. А вот адрес личной почты Великого Магистра был очень кстати. Не удержавшись-таки от маленькой пакости, Серж завёл себе аккаунт в разделе, доступном только по паролю уровня не ниже Главы Школы, и отправил Великому Магистру письмо, подписавшись своим именем.
        Он даже не успел задуматься, сколько времени займёт ожидание ответа, как в углу экрана замигал значок входящих сообщений. Сердце болезненно трепыхнулось в груди, внутри разлился предательский холодок. Словно со стороны Серж наблюдал, как его рука тянется курсором к значку и открывает сообщение. И - мгновенная, безотчётная, срывающая крышу радость: санкция! Он даже не успел удивиться скорости ответа, - как будто Великий Магистр специально поджидал его по ту сторону экрана.... Не до того ему сейчас было: торопливо распечатав послание, Серж вскочил со стула, намереваясь бежать вниз.
        Увы, на этот раз ноги подвели своего торопливого хозяина. Вставая из-за стола, он умудрился зацепиться за ножку стула и одновременно поскользнуться на ковре, в результате чего ничком рухнул поперёк кровати, вдобавок схлопотав по затылку чем-то тяжёлым. Не тратя времени на выяснение, чем, как и за что, он подхватился с постели и с диким воплем выбежал в коридор. На краю сознания отметилось странное ощущение: что при каждом шаге что-то острое и многогранное весьма чувствительно бьётся по спине. Слетая вниз, он чуть не сбил с лестницы Аини и Эрику. Девушки выглядели довольными - наверное, тоже несли благие вести. Увидев перекошенную лидерскую физиономию, они сгоряча решили, что случилось что-то непоправимое, но Серж мигом развеял их опасения:
        - Великий Магистр дал санкцию!
        - Мы уже знаем, - Эрика протянула ему листок. Серж торопливо пробежал его глазами, про себя отметив, что девушки сумели-таки воспользоваться отвергнутым им способом и дозвонились до Школы, но на середине вынужден был прерваться: Аини вдруг бессильно опустилась на перила и рассмеялась:
        - Серж! Ты бы видел сейчас себя в зеркало!
        Эрика всмотрелась в лидера и тоже не удержалась от улыбки.
        - Рога! - подсказала Аини, для наглядности ткнув Сержу за спину. Тот попытался обернуться и рассмотреть, что же их так насмешило, но обнаружил вдруг, что у него не очень-то получается это сделать, и тут же понял, что же било его по спине во время спринтерской пробежки по коридору. Зацепившись отростком за воротник Сержевой рубашки, на спине висели лидерские краса и гордость - роскошные волосиные рога!
        - Так вот что упало мне на голову! - осенило его. Отцепив рога, Серж вдруг снова стал жутко серьёзным и погнал девушек вниз. Рога пришлось взять с собой - не возвращаться же из-за них, в самом деле!
        Узрев выходящего из дома Сержа, Майя вначале не поверила своим глазам.
        - Что это у него в руках?! - потрясённо спросила она.
        - Похоже, рога! - не менее ошеломлённо выдал Тайрел.
        Адекватного объяснения этому вопиющему факту маги сходу подобрать не смогли. Неужели Трайд изобрёл некий эксклюзивный способ излечения рогами? Однако к коллегам лидер подошёл уже без вещественных доказательств, которые, после недолгих колебаний, оставил на крыльце на скамеечке.
        - Великий Магистр дал санкцию! - радостно сказал он, азартно размахивая сразу двумя распечатками: своей и девушек. Глянул на Джесс, мигом сник и тихо спросил:
        - Как она?
        - Всё так же, - ответила Майя. Серж вздохнул, сел рядом. - Робин, всё будет нормально. Главное, у нас есть санкция.
        По крыльцу легко сбежала Эрика, подошла к ним.
        - Трайд сейчас подойдёт, попросил Аини что-то помочь. - Она осеклась, присела на корточки, вглядываясь в мраморно-белое лицо Джессики.
        - Джесс всё хуже? - тихо спросила она, но никто не ответил. К чему слова, когда и так всё ясно....
        Из лесу выбрался Лекс, почему-то местами обмотанный паутиной, и, не останавливаясь, скрылся в доме. На крыльце он на миг запнулся - видимо, увидел рога.... Через минуту на улицу вышли все недостающие члены команды и подошли к коллегам. Трайд тут же забрал у Сержа обе распечатки, быстро их проглядел и отдал Лексу.
        - Всё гораздо лучше, чем я смел даже надеяться, - бодро сообщил он. Присел рядом с Джессикой, опять, как и в первый раз, взял её за руку и прикрыл глаза, но почти сразу же их открыл и убрал руки.
        - Всё готово. Можно начинать, - он забрал у Аини пузырёк, а у Лекса свёрток. - Здесь противоядие, - он кивнул на пузырёк, - а здесь кое-какие предметы для... Магии Крови. Аини утверждает, что технологию изготовления антидотов к растительным ядам я выдержал правильно.
        И тут Сержа осенила дурацкая идея.
        - Трайд, - сказал он, - Трайд, я, наверное, идиот, и если это так и есть, ты скажи мне об этом, не стесняйся, ладно?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Утюг! Помнишь, тот самый утюг, ты же говорил, что он стал настоящим!
        - Ну? - ментал никак не мог понять, что же имеет в виду Серж.
        - Он же восстанавливает хорошее самочувствие! Мы можем попробовать... - Серж замолчал, чувствуя себя не просто идиотом, но классическим, законченным, круглым идиотом. Додумался, называется, в такой момент лезть со своими дурацкими шуточками! Но Трайд вдруг широко улыбнулся, поднялся с колен и торжественно пожал ему руку.
        - Серж, ты гений! Противоядие противоядием, но твоя идея выше всяческих похвал! Мы непременно постараемся претворить её в жизнь.
        - Может, стоит отнести её в дом? - нерешительно уточнил лидер, глядя, как Трайд с предельной осторожностью осматривает царапину от шипа. Ментал отрицательно покачал головой:
        - Ни в коем случае. Чем больше она двигается, тем сильнее яд расходится по телу. - Закончив осмотр, Трайд распаковал, наконец, загадочный свёрток и, к всеобщему удивлению, вытащил оттуда упаковку со стерильными хирургическими перчатками. - Эй, чего вы все так на меня смотрите? Я не хочу разделить участь Джессики.
        - Ты уверен, что перчатки - достаточно хорошая защита?
        - Уверен. То, что я собираюсь осуществить, не классическая Магия Крови, в которой, как известно, в качестве источника энергии используется кровь самого заклинателя. Мне придётся работать с кровью Джессики, это сложнее и менее эффективно, но иного пути нет. - Натянув перчатки, Трайд критически оценил результат и снова взялся за свёрток. - Джесси молодец, она хорошо сопротивляется яду. Её повезло, что она специализируется на целительной магии.
        - Ты хочешь сказать, что....
        - Если бы не это, она бы умерла ещё на руках у Тайрела, - тихо объяснил Трайд, - а так у неё хорошие шансы выкарабкаться.
        - Ты говоришь, как Наставник. - Серж выдал бледную тень улыбки.
        - Ты, главное, сам держись, Серж, а то после Джессики нам придётся лечить тебя - от расстройства нервов.
        - Я исправлюсь, честное слово! Это я решил, что грустная рожа буде лучше соответствовать ситуации! - уже по-настоящему улыбнулся он.
        - Серж улыбается, - значит, всё в порядке! - с облегчением сказала Майя, - значит, мир ещё не сошёл с ума!
        - У него хорошие шансы....
        - Не пугай меня, я и так достаточно напугана. Трайд, ну хоть ты успокой меня, скажи, что с Джесси всё будет в порядке!
        - Будет, - твёрдо пообещал ментал. - Обязательно. А теперь... не могли бы вы погулять в лесу полчасика?
        - Трайд, мы готовы уплыть на спинке за горизонт и не возвращаться до будущего года, если это хоть немного поможет делу! - с чувством сказал Серж, вставая и подавая Майе руку.
        - Думаю, лучше будет, если мы все просто тихонько посидим в доме, - предложил Лекс. Трайд кивнул и тут же потерял к коллегам всякий интерес.
        Серж вошёл в дом последним. На миг задержавшись в дверях, он обернулся и бросил прощальный взгляд под дерево. Трайд склонился над Джессикой, в руках он держал что-то маленькое и блестящее, и Серж поторопился захлопнуть за собой дверь, стараясь не думать, что же это могло быть.
        - Удачи... - вполголоса пожелал он закрытой двери, и непонятно было, кому адресовалось это - Трайду, Джессике или обоим. - Ах, болван! Я же забыл на крыльце рога!
        Остатки команды собрались в каминном зале. Как-то само собой сложилось так, что как только на острове начинались неприятности, маги приходили сюда: поговорить, подумать, помолчать.... Сегодня был именно последний случай. Аини и Эрика, видимо, под влиянием стресса испытавшие небывалый прилив взаимной симпатии, сидели рядышком на одном диване, но (по привычке, наверное) смотрели в разные стороны и молчали.
        На Тайрела, тоже, видать, от нервов, напал острый приступ вдохновения, и он со скоростью мысли рисовал один за другим величественные парусники, но вместо бригантин выходили почему-то одни шхуны, причём с неправильным бегучим такелажем. За четверть часа на полу успела скопиться приличная стопка листков, начинавшая потихоньку клониться влево. Тайрела этот факт нисколько не смущал: он клятвенно пообещал, что нарисует-таки бригантину или умрёт с карандашом в руке. Лекс облюбовал подоконник и вяло изучал колбасное дерево (кажется, урожай пора снимать.... Интересно, кому под силу сожрать столько бутербродов?!), а Майя бездумно изучала пятна от травы на своём васильковом платье и старалась не сорваться в банальное хныканье....
        Серж понял, что всеобщая скорбь его смертельно достала, и больше терпеть он не в силах. Поскольку сей фактор отнюдь не способствовал установлению в команде душевного благополучия, лидер решил заняться немедленным искоренением вредных тоскливых настроений. Прикинув стратегически наиболее выгодное место дислокации своего тела в пространстве, он поманил пальцем низенькое уютное кресло, и оно послушно побежало к нему, смешно перебирая коротенькими ножками.
        - Почему грустим, что, кто-то умер? - нахально осведомился он, падая в кресло и одаряя коллег своей фирменной насмешливой улыбочкой.
        - Ещё нет, но сейчас умрёт! - Тайрел нацелил палец на Сержево кресло, но немного промахнулся, и вместо задуманной мебели к нему радостно бросился диван с Аини и Эрикой. Эрика ошеломлённо посмотрела на Тайрела, но ничего не сказала, а встала и пересела на другой диван. Довольный Тайрел, сделав вид, что всё нормально и так и было задумано, вместе с неоконченным рисунком перебрался к Аини под бочок.
        - Муза моя! - возопил он в её адрес, узнав-таки в собственном рисунке вожделенную бригантину. После сего эпохального заявления листок отправился на пол, а Тайрел заставил диван повернуться спинкой к стене и перестать топтаться на месте.
        - Серж, не рано ли ты радуешься? - нервно спросила Майя, к которой вдруг разом вернулись все её опасения и сомнения.
        - Радоваться никогда не рано, зато бывает поздно, - успокоил Серж. Внезапно на лице лидера появилась ужасно ехидная улыбка, не сулившая тому, кому она предназначалась, ничего хорошего. - Кстати, об утюгах! Я даже знаю, кто им будет орудовать! Вернее, точно знаю, кто не будет. - Он выразительно покосился на Тайрела, который отчаянно и безуспешно пытался завязать с Аини светскую беседу. Увы, намёка горец не понял, зато удивилась Майя:
        - Ты о чём?
        - Это я шучу так, не обращай внимания.
        - Пытаешься поднять нам настроение? - слабо улыбнулась она.
        - Где-то так.... Надоело сидеть всё время с постными рожами. Трайд пообещал, значит, вылечит Джессику. В отличие от кое-кого из нас, он не имеет привычки без толку молоть языком.
        - В отличие от тебя, ты хочешь сказать? - поддел Тайрел. - Счастье, что ты, Майя, не великий пироман, иначе остались бы от Джессики одни головешки, и лечить бы никого не пришлось. В смысле, некого было бы.
        - Счастье, что ты, Тайрел, сначала делаешь, а потом думаешь, - в тон ему ответила Майя, - иначе было бы у вас сразу два дохлых тела вместо одного.
        Серж аж содрогнулся от такой перспективы:
        - Как это жестоко - лишить меня сразу всей личной жизни!
        - Кто о чём, а Серж всё об этом, - насмешливо бросил Тайрел.
        - На себя посмотри, герой! Тебе бы в мексиканских сериалах сниматься в роли главного злодея, цены б тебе не было!
        - Нашли, когда цапаться, - негромко сказал Лекс, не оборачиваясь.
        - Это называется светская беседа, - объяснил Серж. - А что, есть идея, чем заняться?
        - Нету, - Лекс пригорюнился, - я надеялся, что у тебя есть, и ты ждёшь подходящего момента, чтобы её озвучить.
        - И у меня нет, - Серж тоже скорчил скорбную морду. - Вот и приходится с Тариэлом ругаться. Иногда это даже бывает смешно....
        Оставшись наедине с Джессикой, Трайд не стал тратить время на рефлексию. Ещё маячил на крыльце Серж, пропуская перед собой всю ораву, а ментал, отключившись от всех лишних раздражителей, уже приступил к работе. Прежде всего он проверил флакончик с противоядием. Отлично, температуры тела, то, что надо. У магических ядов есть один неоспоримый плюс перед ядами обычными: для создания антидота к ним не требуется знать точный химический состав токсина, достаточно сканировать ауру пострадавшего. А уж с этими-то данными Трайд умел работать в совершенстве: в курсе алхимии Наставник уделил токсикологии особое внимание. И всё же, как неудобно, что он не владеет в достаточной степени Магией Крови! Ею-то и в Школе никто толком не владеет, один-разъединственный преподаватель, и тот в Тибетской Школе, да ещё и чистый теоретик....
        Отставив флакон, Трайд со всеми предосторожностями развернул свёрток Лекса. Под тонкой зеленоватой тканью обнаружился небольшой изящный нож - "рыбка" из очень светлого металла, на удобной деревянной рукояти. Лекс знал толк в хорошем холодном оружии.... Самородное серебро. Ротанг. Минимум магии в изготовлении: всего-то парочка слабых заклятий. По-хорошему, в ритуалах Маги Крови использовались специальным образом изготовленные и заговорённые ножи, но в данной ситуации этот клинок был лучшим, что могло быть. Значит, хватит его только на один раз....
        И вот тут-то ментал задумался по-настоящему. Но ненадолго. Взвесив все за и против, он пришёл к выводу, что хуже, чем сейчас, Джессике уже вряд ли будет, и уж точно не поплохеет от его вмешательства, и решил работать, как есть.
        Все размышления заняли не более нескольких секунд. Сосредоточившись, Трайд осторожно коснулся сознания девушки. Ага, похоже на обычный обморок, значит, яд ещё не попал в мозг. Просто отлично, если учесть, сколько времени прошло с момента травмы. Несколькими точечными воздействиями он заблокировал для её восприятия боль и прочие неприятные ощущения. Сейчас ментал ясно видел связь Джессики с Чёрным Деревом: словно пуповина, тянулась между ними тонкая пульсирующая нить. Как он ни вслушивался, необратимых последствий отравления выявить не удалось: значит, дерево ещё не успело приступить к перевариванию добычи. Возможно, этот момент наступает после того, как яд проникнет в мозг.... Впрочем, всё это он обдумает после, когда в тиши лаборатории засядет писать отчёт.
        А сейчас - разорвать связь.
        Трайд закрыл глаза - в этой магии обычное зрение только помеха, всё, что нужно, он увидит и без него. Медленно, едва касаясь, он провёл остриём ножа от плеча до ладони девушки: от границы багровой опухоли к её основанию. Движение серебряного лезвия отозвалось еле заметными вспышками - звёздочками: ага, одиннадцать активных точек, как он и предполагал. На ощупь маг безошибочно извлёк из Лексова свёртка одиннадцать тончайших серебряных игл длиной в пядь. По одной, от плеча до запястья, Трайд чёткими уверенными движениями вонзил иглы в активные точки. Это будут проводники энергии. Проверив ещё раз правильность выполнения всех манипуляций, он медленно начал плести заклятье.
        Никогда раньше ему не приходилось делать что-либо подобное. Основной нитью была Магия Крови: дистантное заклятье, позволяющее работать с силой напрямую, не прибегая к заёму крови у заклинателя. Вокруг этой нити, как полосы металла в хорошем клинке, заплетались прочным жгутом заклятья Магии Ментала.
        Трайду не нужны были слова. Не надо было вспоминать или выдумывать хитросплетения звуков и бормотать их, не меняя ни размера, ни скорости. Он работал с энергией напрямую, интуитивно чувствуя, как управлять ею, чтобы свести все нити заклинания в единый магический узел, напитать его силой - чистой, светлой, но достаточно грозной, чтобы укротить посягнувшую на запретное мощь Чёрного Дерева.
        Не убить, нет, этим грешит одна лишь некромантия. Дать укорот, заставить отступиться, выпустить добычу....
        Почувствовав, как пространство вокруг наливается силой, Трайд сконцентрировал пробивную мощь заклинания на острие серебряного клинка и коротко, резко полоснул лезвием по оцарапанному пальцу Джессики. Брызнула густая чёрно-багровая жидкость, не менее опасная, чем яд Чёрного Дерева, но заклятья сплетены были плотно, и она таяла дымом, не достигая земли. Опухоль стремительно спадала: словно яд, плескавшийся в крови, почуял свои истоки и всерьёз вознамерился туда вернуться. Вот уже рука девушки приобрела естественный вид и цвет, на лицо стремительно возвращаются краски.... Из пореза потекла чистая алая кровь, но Трайд не спешил её останавливать, давая излиться последним остаткам отравы, промывая ранку свежей, не заражённой кровью. Снова активизировались заклинания Магии Крови: заклятье Очищения изгнало из организма Джессики даже лёгкие следы яда. Вспыхнули и исчезли серебряные иглы, царапина от шипа превратилась в крошечную ссадинку. Пришёл черёд и флакончика. Трайд смочил составом пораненный палец и следы от игл, дождался, пока впитаются последние капли раствора, и бултыхавшимися в пузырьке остатками
тщательно растёр всю руку от плеча до кончиков пальцев. Сила рвалась из-под его контроля: то, что Трайд уже сделал, было много, очень много, но всё же неизмеримо мало по сравнению с масштабами той мощи, коей осмелился повелевать. Заклинание аннигиляции родилось словно бы само собой: исчезли пузырёк, потемневший, оплывший от яда нож, немного нелепые здесь перчатки.... Последний жест - волна чистой силы прошла через ментала к Джессике, выметая последние остатки чужеродного вмешательства (и его, и дерева) - и ушла по "пуповине" к Чёрному Дереву. Последнее было чистой воды импровизацией: неиспользованная энергия рвалась наружу, и он всего лишь указал ей путь. Дерево получит хороший удар, раз уж взяло привычку питаться всякими нематериальными субстанциями. Как знать, может, в следующий раз оно поостережётся от подобных экспериментов.
        Последним усилием воли Трайд снял с сознания девушки свои "маячки" и ещё раз провёл волну чистой силы по всем энергетическим каналам.
        Он открыл глаза. Джессика всё так же лежала перед ним - бледная, неподвижная, но что-то неуловимо изменилось в её лице: появилась умиротворённость, мягкость. И рука - совершенно здоровая правая рука без малейших следов близкого знакомства с растительным монстром!
        Трайд улыбнулся, послал мысленный импульс коллегам и привалился спиной к дереву по соседству с Джессикой. Физических сил у него не осталось вовсе.
        Тем временем в зале беседа плавно стекла на самую животрепещущую тему, а именно: получится - не получится? В принципе, в благоприятном итоге никто уже не сомневался, но как именно оно произойдёт и сколько займёт времени?.. Толковых версий, разумеется, был ноль на выходе, а все имеющиеся на поверку оказывались нежизнеспособными.
        - Хорошо, что Великий Магистр всё-таки нашёлся и дал санкцию! - вдруг ни с того ни с сего вспомнил Серж. - Просто чудо какое-то. Наверное, он тоже ментал, только прикидывается, что ни при делах, и почувствовал наши панические мысли.
        - Глупости! - решительно заявила Эрика. - Никакой Великий Магистр не ментал. Всё дело в частных выводах из закона равновесия: если только что произошла большая гадость, то для поддержания в системе энергетического равновесия должно произойти и столь же масштабное благое событие.
        - Раз ты такая умная, ответь: с чего бы это Трайду понадобилось отвлекать тобой Лекса в случае неотыскания Великого Магистра и неполучения от него санкции? - насмешливо спросил Серж, старательно копируя её речь, пересыпанную умными словечками.
        - Элементарно! - Эрика, ничуть не обидевшись, одарила лидера одной из своих самых ослепительных улыбок. - Потому что из всей команды только у нас с Лексом пунктик насчёт соблюдения правил, а Трайд собирался нарушить Устав.
        - Гениально! Пока самые правильные ребята увлечены общением друг с другом, самые неправильные втихаря обтяпают свои хитрые делишки! Как говорится, "сыты все волки и живы все дети"!
        - Причём здесь дети? - уточнила Эрика, неуловимо покрасневшая при словах "увлечены друг другом". Ну кто его, лидера этого болтливого, за язык тянет?! Неужели он догадался, что...
        - Это цитата из известной детской страшилки с хорошим концом, - пояснил Серж. О тайных душевных муках Эрики он и не подозревал, что было довольно странно: Тайрела-то он раскусил в момент.
        Зов Трайда застал их в тот момент, когда Серж по третьему разу на память декламировал особо впечатляющие выдержки из детского "чёрного юмора". Он прервался на полуслове, словно мысленный импульс ментала нажал на неведомую кнопку "стоп" внутри лидерского организма, и подскочил на ноги, намереваясь галопом нестись на улицу, но не учёл одного малюсенького нюанса. Вместе с ним вскочили и все остальные. И обуреваемы они были всё тем же простым и бесхитростным желанием. В итоге суммарный объём всех желающих выйти из зала несколько превысил пропускную способность дверей, и движение застопорилось. К счастью, Тайрел вовремя догадался слезть с задника сержева сандалета, и затор рассосался. Очень вовремя - в противном случае, охваченные единым душевным порывом, маги запросто снесли бы вместе с дверью стену, проложив таким нехитрым образом путь к свободе.
        На улице их поджидал приятный сюрприз. Донельзя усталый, но весьма довольный результатом Трайд сидел в тенёчке под деревом и умилённо любовался лежащей рядом Джессикой.
        - Просто спит, - заверил он друзей. - Всё прошло просто идеально, особенно для таких неподходящих условий. Смею утверждать, что никаких негативных последствий ждать не придётся.
        Маги неловко переминались с ноги на ногу, точно никак не могли решить, что им полагается делать в такой ситуации. Первым опомнился Серж. Присев на корточки, он кончиком пальца осторожно коснулся тонкого девичьего запястья....
        - Совершенно нормальная Джессика! - счастливо выдал он. Тайрел снисходительно ухмыльнулся:
        - Ты не щупай, а бери на руки и неси в дом, баиньки. А мы с Лексом, так уж и быть, за ноги отволочём Трайда на коврик у входа, всё равно он сам идти не может.
        - Могу, могу, ещё как могу, вот только посижу ещё немножко и сразу смогу!
        Тайрел заржал. Серж, как раз примерявшийся, как бы ловчее подхватить Джессику на руки и при этом не сильно потревожить (пусть спит, не зря говорят: сон - лучшее лекарство), адресовал ему яростный взгляд.
        - Нет, Серж, не ты, а Тайрел, - вдруг огорошил Трайд.
        - Чего? - оторопел Тайрел.
        - С чего это? - одновременно с ним возмутился Серж.
        - Утюг Джессике сейчас не повредит. Серж, выдумывая эту байку, невольно акцентировал его свойства на своём любимом оппоненте - тебе, Тариэл. Поэтому теперь, в своём, так сказать, материальном воплощении, этот артефакт обретает максимальную силу именно в твоих руках.
        На Тайрела жалко было смотреть. Он стоял совершенно потерянный, ошеломлённый и такой смущённый, что Майе даже на минутку стало его жалко.
        - Ты.... Ты хочешь сказать, что мне - мне! - теперь придётся... э-э... оздоровлять Джессику утюгом?!
        - Хорошее определение. Сейчас встану и принесу тебе утюг, - и ментал действительно довольно бодренько поднялся на ноги. Но на этом достижении его пыл угас, и к дому он шёл строго по синусоиде.
        - Лучше б мы тебя за ноги отволокли...- простонал ему вслед Тайрел. Трайд сдержано улыбнулся:
        - Тайрел, ты пока отнеси Джессику... м-м... куда-нибудь. А ты, Серж, забери, наконец, свои рога!
        - Какие рога? - встрепенулся Серж, погружённый в пучины печальных размышлений. - Ах, да, рога, конечно-конечно.... Заберу....
        - А у Трайда неплохо получается командовать, - нарочито громким шёпотом поделился Тайрел. - Смотри, проведём перевыборы, и будет у нас новый лидер....
        Трайд услышал и чуть не упал с крылечка. И, видимо, решил не искушать судьбу и здесь же присел на скамеечку передохнуть.
        - Куда-нибудь - это в комнату, - подсказала Эрика. Ох уж этот Тайрел! Ему ж не жениться предлагают, а провести оздоровительные мероприятия! Хорошо хоть, Аини молчит.
        Эрике и в голову прийти не могло, что Аини молчит потому, что просто не находит слов, чтобы адекватно выразить свои ощущения после столь экстравагантного разрешения ситуации. Её раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, Трайду, наверное, виднее, да и Джессике помочь надо. С другой - всему есть предел, и этот демарш со стороны Трайда, не исключено, что просто маленькая месть Тайрелу за все его прегрешения. С третьей стороны, Трайд не такой псих, чтобы в критические моменты сводить счёты с недругами, да и примитивной мелкой мстительности прежде за ним не водилось. В общем, ничего не ясно.
        Как назло, самая заинтересованная сторона, то бишь, Джессика, в настоящий момент пребывала в некоммуникабельном состоянии, и узнать её мнение не представлялось ну никакой возможности.
        Тайрел, под неумолимым прессом обстоятельств смирившийся с собственной печальной участью, покорно взял Джессику на руки и поплёлся к дому. Бдительная Эрика, разумеется, последовала за ним, дабы лично проконтролировать процесс максимально комфортного размещения пациентки в отведённом помещении....
        - Это была шутка? - Серж тоскливо проводил их взглядом, но не тронулся с места. Трайд покачал головой:
        - Нет, что ты. Я не шучу такими вещами. Про утюг я сказал чистую правду. И Тайрел всего лишь доведёт до конца то, что начал у Чёрного Дерева.
        - Что ты имеешь в виду?! - в панике заорал лидер.
        - Спасение Джессики. Что с тобой, Серж? Нет, тебе и впрямь стоит подлечить свои нервы. Как знал, что такие потрясения не пройдут для тебя бесследно.
        - Какие потрясения? - очень тихо и как-то совсем потерянно спросил Серж. Трайд вздохнул:
        - Чрезвычайные происшествия... всякие. Несчастные случаи с теми, кто тебе небезразличен. И так далее. Пойду-ка я, пожалуй, за утюгом. Тариэл там, наверное, совсем извёлся в ожидании.
        Тайрел действительно извёлся, но совсем по другой причине. Выгнанный в коридор, он хмуро подпирал стенку, а из чуть приоткрытой двери доносилось еле слышное шебуршание: это Эрика готовила для Джессики постель. Очевидно, девушку решили не волочь по ступенькам к себе на второй этаж и разместили на первом, в одной из никем не занятых комнат. Горец мрачно проводил Трайда взглядом, кода тот проходил мимо и поднимался по лестнице в лабораторию. Когда ментал вернулся с утюгом, Тайрел понял, что спасенья не будет, и явственно заскрипел зубами:
        - Так это была не шутка....
        - Я не шучу такими вещами, - в точности, как Сержу, ответил Трайд. - Тайрел, выражение твоего лица свидетельствует, что тебе предстоят, как минимум, пытки инквизиции. Если моя просьба вызывает в тебе столь явное неприятие - ты можешь идти, мы с Сержем как-нибудь справимся сами.
        Тайрелу стало нестерпимо стыдно в этот момент. В само деле, друзья просят его помочь заболевшей девушке, к тому же коллеге, а он выпендривается! Срам-то какой....
        - Трайд, ты это... не обижайся, ладно? Что там надо гладить?
        - Не что, а кого, - вздохнул тот. - Бери утюг. Да этот, этот. Нет, включать его никуда не надо, у него и провода-то нет.... Эрика, ты как, закончила?
        Они вместе зашли к Джессике в комнату, понизив голоса до еле различимого предела. Оставшийся снаружи Серж (его-то вовнутрь не пригласили) навострил уши.
        - ...сосредотачиваешься на утюге. Помнишь, что тебе Серж про него плёл? Отлично. Вспоминай, сосредотачивайся. Как только утюг начнёт нагреваться, начинаешь гладить и гладишь до тех пор, пока он не остынет. Всё остальное утюг сделает сам. Можешь попробовать на себе для тренировки.
        - А какую... э-э, что гладить-то нужно? - робко проблеял голос Тайрела. Надо же, неужели он наконец-то проникся важностью момента?
        Ответа Серж, к жесточайшему своему разочарованию, услышать не успел: из комнаты на цыпочках вышла Эрика и плотно прикрыла за собой дверь. Голос Трайда, и так еле слышный, превратился в неразборчивое бормотание. Серж с трудом подавил разочарованный вздох. Мало ли что там надо гладить этому горячему кавказскому парню?! Так хоть поспокойнее было бы, когда знаешь, чего ждать.... Через минуту из комнаты вышел Трайд, но вид он имел настолько утомлённый, что лидеру хватило такта не лезть к нему с расспросами. Эрика мигом бросилась к нему и под конвоем сопроводила на кухню - по её выражению, "восполнять затраченную энергию приёмом внутрь ударного количества килокалорий".
        Где-то четверть часа спустя в коридоре нарисовалась Аини.
        - Ты чего здесь делаешь? - удивилась она при виде нервно, но тихо мечущегося от стенки к стенке Сержа. Вместо ответа тот кивнул на дверь, за которой творилось величайшее таинство исцеления.
        - Тайрел всё ещё там?
        Серж снова кивнул. Аини, недолго думая, решила составить ему компанию по коридорному дежурству. Серж прекратил мельтешить (как же, перед дамой неудобно!), привалился к стене, закрыл глаза. Рога, которые он наконец-то забрал с крыльца, а теперь вертел в руках, надоели ему до чёртиков. Можно, конечно, подняться к себе в комнату и оставить их там, но вдруг именно в этот момент Тайрел закончит свои манипуляции? Аини, что ли, попросить? Так ведь пошлёт и правильно сделает...
        - Примеряешь рога? - насмешливый голос девушки прервал его судорожные размышления. Серж, не сдержавшись, показал ей кулак.
        И как раз в этот момент заветная дверь приоткрылась, и в щель между нею и косяком протиснулся ужасно грустный и угрюмый Тайрел. В вытянутой руке на максимальном расстоянии от себя он кончиками пальцев тащил злополучный утюг. Увидев почётный караул, он попятился и чуть не спрятался обратно в комнату.
        - Что, такой горячий? - не сдержался Серж: очень уж комичен был Тайрел в своей неприязни к утюгу.
        - Чтоб я ещё хоть раз когда-нибудь взял его в руки... - тоскливо начал горец, но не закончил и со вздохом облегчения сгрузил агрегат Сержу. Впрочем, тот не возражал.
        - Как она?
        - Спит, - туманно ответил Тайрел. Но Серж обрадовался и этому:
        - Молодец! - хором заключили они с Аини. Тайрел зарделся и мигом забыл про душевные терзания.
        На звук голосов из кухни вышел сытый и слегка посвежевший Трайд. Он забрал у Сержа утюг, выслушал от Тайрела столь же краткий отчёт (горец опять ограничился одним словом) и вежливо сообщил, что у него к Тайрелу будет ещё одна просьба.
        - Сейчас ты скажешь, что я должен это упражнение проделывать ежедневно, и так до конца практики, - убитым голосом предположил Тайрел. Трайд отрицательно покачал головой:
        - М-м, нет, моя просьба несколько иного плана.
        - Что, тебя надо гладить? - в полном шоке завопил Тайрел, совершенно забыв о приличиях. Серж покрутил пальцем у виска и вытащил всю компанию на свежий воздух.
        - Додумался, где орать! - сердито заявил он Тайрелу, - ты бы ещё к ней в комнату зашёл и там поорал!
        - Вовсе нет нужды так нервничать, - примирительно сказал Трайд, - я всего лишь имел в виду, что надо отыскать Заманчивое Дерево. Майя упомянула, что в какой-то момент испытала непреодолимое желание подойти к Чёрному Дереву. Подобное желание некоторые из нас испытали и по отношению к Заманчивому Дереву.
        - Думаешь, оно мутировало в Чёрное Дерево? - спросила Аини. Трайд пожал плечами:
        - Предполагаю, что подобная вероятность не исключена. Хотя, конечно же, это могут быть совершенно разные растения. Или, в самом деле, произошла мутация. В конце концов, возможно, что Чёрное Дерево - всего лишь естественная стадия жизненного цикла Заманчивого Дерева. Пока рано строить гипотезы, слишком мало фактов.
        - Ох, можно подумать, что, как только мы найдём Заманчивое Дерево, этих фактов сразу прибавится... - вздохнул Серж. - Хотя кое в чём ты прав, согласен.
        - Один ты не пойдёшь, - безапелляционно заявила Аини Тайрелу. - Я с тобой. А то ты опять куда-нибудь денешься.
        - Да все мы пойдём, - сказал лидер, - на мой взгляд, явно назрела необходимость очередной экспедиции по острову. Первая как-то неадекватно отражает его свойства. Вот Джесс выздоровеет окончательно, и все вместе двинемся. Компанией веселее. А с этой гнусной флорой надо бы быть поосторожнее.
        На этой многообещающей ноте бы и закончить, но Сержа вдруг пробило на разглагольствования, и он долго и пафосно выражал всем активным участникам спасения свою благодарность. Когда и эта тема иссякла, Трайда Серж отправил спать, запугав грозным лидерским авторитетом, а сам понёс коллегам свежайшие новости.
        Да, и рога эти чёртовы... то есть, волосиные... надо наконец-то повесить на место!
        ГЛАВА 14
        Следующее утро ознаменовалось сразу несколькими эпохальными событиями. Во-первых, Серж не утерпел-таки и опять вылез на сайт Школы, где, к своему удивлению, обнаружил личное послание от Великого Магистра. Глава Магической Школы интересовался, откуда у Сержа доступ к внутренней почте, а заодно требовал подробного отчёта о жизни на острове вообще и о событиях, потребовавших применения Магии Крови в частности. Об отчёте Серж коллегам сказал, а для себя отметил, что надо бы порыться на сайте поглубже, пока дырку в безопасности не обнаружили и не прикрыли.... Во-вторых, Трайд во всеуслышание объявил, что кое-что понял о Чёрном Дереве и даже готов поделиться этими знаниями с коллегами. И, наконец, к завтраку, свежая и весёлая, выпорхнула Джессика - в новом платье и со здоровым румянцем во все щёки. Общество встретило её появление громовым "ура!" и бурными аплодисментами, маги наперебой бросились к девушке, приглашая садиться и спрашивая о самочувствии. Джесс засмущалась, отчего, по авторитетному мнению Сержа, стала ещё краше. Упихнутая за стол между ним и сестричкой, она, позабыв про завтрак, с
раскрытым ртом слушала коллективный рассказ о собственном спасении. Когда речь зашла о Магии Крови, Джессика с таким уважением воззрилась на Трайда, что тот смутился больше её самой и преувеличенным вниманием засмотрелся в окно. Эпизод с утюгом же вызвал её искренний смех:
        - Тайрел гладил меня утюгом? Я, наверное, была морщинистой старухой. А почему не Серж?
        - Трайд попросил, - с ленцой объяснил Тайрел. - Серж, по его мнению, слишком бы отвлекался на всяческие не относящиеся к делу детали. А я, как лицо незаинтересованное, погладил быстро и качественно. Можешь посмотреть в зеркало и заценить.
        Раздался дружный врыв смеха. Разумеется, уже давно ни для кого не секрет, что Серж к сестричкам неравнодушен. Вот только никто точно не знает, к какой именно особенно тяготеет его сердце. О том, что вся команда в курсе, что Тайрел тоже кое к кому неровно дышит, сам горец, святая простота, был ни сном, ни духом.
        - Серж, твоя колбаса скоро начнёт опадать, - вдруг сказал Трайд, отворачиваясь от окна и вклиниваясь в общую беседу. - Пора принимать меры. Мы можем помочь, если тебе одному не под силу.
        У Сержа отвисла челюсть. Вытаращив глаза, он уставился на ментала, силясь постичь все глубины смысла такого экстравагантного заявления. Кто их знает, этих менталов, может, они, как восточные философы, в каждое слово по пять разных значений вкладывают.... Трайд по ошалелым лицам коллег понял, что сказал что-то не то, и вместо объяснений догадался попросту ткнуть пальцем за окно, где высилось раскидистое бутербродное дерево - до того разросшееся, что его уже было видно из кухни.
        - Ура, бутерброды созрели! Айда все на уборку урожая! - Серж радостно вылетел из-за стола, опрокинув свой стул и чуть не уронив Майю. Майю поймал, стул поставил на место и адресовал коллегам укоризненный взгляд:
        - А вы чего? Опять отрываться от коллектива? Я же сказал: всем убирать урожай.
        - А-а, так это был строгий приказ! - догадался Лекс. - Что ж, придётся подчиниться.
        Маги, толком не окончив завтрак, шустренько выбрались из кухни и отправились вершить битву за урожай.
        За прошедшие дни дерево основательно подросло и раздалось вширь. Самые молодые завязи покачивались у самой верхушки дерева, то есть, где-то на уровне крыши. По мере созревания плодов тонкие веточки, на которых они сидели, удлинялись и одновременно, влекомые тяжестью плода, поникали всё ниже и ниже, так что спелые бутерброды покачивались не больше чем в полуметре от земли. Пока маги любовались жизнеутверждающей картиной колбасного дерева, Джессика не удержалась от соблазна: сотворила себе объёмистую корзину и азартно принялась общипывать ближайшие веточки.
        - М-м, вкуснятина! - сообщила она, между делом расправившись с особо соблазнительным бутербродиком. - Серж, лапушка, а ты не мог бы сотворить ещё парочку таких деревьев - с шоколадками и мороженым? Или хотя бы кустиков? Нам с Майей хватит, мы неприхотливые.
        - Не знаю, - растерялся лидер, - надо попробовать.
        - Правильно, будем вытеснять вредоносную флору полезной! - обрадовалась Майя.
        - Заодно решим проблему голода во всём мире, - заметил Лекс, выразительно косясь на полные корзины. Литров пятьдесят маги уже насобирали, а дерево не обобрано и наполовину. - Нам столько не съесть.
        - Придётся вводить бутербродную диету, - вздохнул Серж. - Лекс, ты перечитал исторических книжек. В наше время проблема мирового голода не существует как класс. Можно, правда, телепортировать еду куда-нибудь в Гондурас.... Представляете, жара, солнце и бутербродный дождь среди ясного неба!
        - Представляешь, Серж, жара, остров и неотвратимый втык от Великого Магистра за самоуправство, - в тон ему сказала Эрика. - Ещё идеи есть?
        - Май, а твой Лёва, случаем, не испытывает страстной любви к бутербродам с колбасой? По-моему, ему лишь бы что жрать, главное, чтоб много было.
        - Ни за что не позволю пичкать легендарное создание всякой гадостью! - твёрдо заявила она. И всем сразу стало ясно, что в случае чего своего любимца она будет защищать грудью!
        - Да какая же это гадость? - принялся увещевать Серж. - Всё свежее, натуральное, только-только с дерева. Заодно Лёва развеется, косточки разомнёт! Мы будем кидаться в него бутербродами с берега, а он - их ловить, представляешь?
        - А Робин нам дерево с шоколадками вырастит, - влезла Джессика.
        - В любом случае, левиафан - зверь умный и отраву точно есть не станет, - как бы вскользь заметил Лекс.
        - Ну! Кормим же мы его материализованной рыбой, и ничего....
        Майя сдалась:
        - Уговорили! Серж, но шоколадное дерево за тобой!..
        После недолгих размышлений и одной случайно оттоптанной Тайрелом сержевой ноги маги пришли к выводу, что доставить Лёву к еде проще, чем наоборот.
        - Тогда у меня два предложения, - высказался лидер. - Либо мы все вместе идём на тот пляж и устраиваем там пикник, а обратно плывём на Лёве и здесь его кормим. Либо мы совмещаем визит к Лёве с экскурсией по острову в поисках всякой магической флоры, а обратно плывём на Лёве и опять-таки здесь его кормим. Лично я склоняюсь к первому варианту, ибо Джессика, которая рядом со мной подпрыгивает от радости, только-только оправилась от болезни, и ей может быть тяжело бродить весь день по лесу. В любом случае бутерброды нужно доставить на наш пляж.
        - Я отлично себя чувствую! - запротестовала Джессика.
        - Хорошо, этот вопрос мы обсудим позже. Тайрел не надо сверкать на меня глазами. Я так знаю, что ты хочешь сказать.
        - И что же?
        - Что я ужасно хочу шашлыков, поэтому и настаиваю на варианте с пикником. Так вот, это не так. А сейчас.... Кто-нибудь умеет перекидываться грузовым осликом?
        Бутерброды кое-как распихали по ёмкостям, поделили между собой и, особо никуда не торопясь, двинулись к пляжу.
        У берега было пусто: в этот раз левиафан почтил своим присутствием какие-то другие уголки острова. Серж в шутку предложил использовать Тайрела в качестве приманки. Завязалась ожесточённая перебранка (как бывало почти всегда, если эти двое зацеплялись языками), что совершенно не мешало лидеру бродить по пляжу, намеренно поворачиваясь спиной к собеседникам, и любоваться окрестностями.
        - Серж, а с кем это ты ведёшь такую оживлённую беседу? - вдруг вкрадчиво поинтересовалась Эрика.
        - С Тайрелом, то есть, с Аини.... Ой!
        - Вот именно! - значительно сказала она. - Аини здесь нет.
        - И Лекса нет! - пискнула Джессика. - Он же только что был здесь, Серж, ты же с ним спорил!
        - Ой, мамочки.... - Майя указала пальчиком на ясно видные отпечатки Лексовых сандалий, обрывающиеся ровнёхонько у кромки воды. Небольшие волны лениво вылизывали пологий пляж, равнодушно стирая с влажного песка следы человека.
        - Он, наверное, устал от болтовни и пошёл купаться, - неуверенно предположил Серж.
        - В сандалиях?! - Джесси округлила глаза.
        - Н-да, загадка. Трайд, ты что-нибудь понимаешь?
        - Пока я понимаю только одно: на наших глазах пропали три человека. Или два: по-моему, Аини с нами до пляжа не дошла.
        - Погоди, почему три-то?
        - Тайрел тоже пропал.
        - Четыре, - вдруг мёртвым голосом сказала Майя.
        - Что - четыре?
        - Эрики тоже нет.
        Джессика немедленно вцепилась в Сержа:
        - Если я исчезну, то вместе с тобой, ладно? - жалобно попросила она. На дне её больших, широко распахнутых глаз плескался страх.
        - Хорошая идея. Трайд, не маячь на периферии, ещё не хватало лишиться последнего умного члена команды. Иди к нам, будем изображать паровозик, пока не поймём, что, собственно, творится на этом долбанном острове!
        Майя вышла из столбняка, в который её повергло бесследное исчезновение коллег, и торопливо вцепилась в сестричку. Подошедший Трайд неловко предложил ей руку. Девушка возвела глаза к небу - ну нельзя же быть настолько стеснительным в критической ситуации! - и сама взяла его под руку.
        - У кого есть идеи? - бодренько осведомился Серж. Ментал поднял над головой свободную руку.
        - Прежде чем строить догадки, мы должны получить хоть какую-то информацию. Наши коллеги исчезли тихо и незаметно, без воплей и пятен крови. Это значит, что их не сожрало какое-нибудь чудовище, не поглотила разверзшаяся под ногами земля, а всего лишь мгновенно переместило с пляжа в иное место. Я могу осмотреть пляж... м-м, ментальным зрением и поискать следы. Но для этого мне нужны обе руки свободными.
        Майя без колебаний отпустила его локоть и вцепилась в край футболки.
        - Трайд, можно вопрос? - робко попросил Серж, - для тупых, что ты собираешься делать?
        - Поискать следы. По возмущению энергетического поля. Даже простое перемещение предмета вроде пешей прогулки вызывает изменения поля, а уж мгновенная телепортация должна фонить так, что не хочешь, а заметишь.
        - Я понял, спасибо. Извини, что отвлёк.
        Трайд кивнул и прикрыл глаза, сосредотачиваясь на своих ощущениях. Некоторое время было слышно только его странно ритмичное дыхание (наверное, это он для сосредоточения использовал специальную дыхательную технику), потом он соединил пальцы в замысловатую фигуру и застыл, не шевелясь и даже почти не дыша. Остальные тоже хранили молчание и неподвижность, что не всем далось легко. Серж изнывал от безделья и бессилья. Не решаясь пошевелиться или сказать слово, чтобы не помешать Трайду работать, он весь извёлся. Его кипучая деятельная натура воспринимала вынужденную неподвижность как изощрённую пытку, конца-края которой не предвиделось. Самое печальное, что Серж прекрасно понимал: его внутренние страдания мешают менталу гораздо больше, чем хоровое пение и зулусские народные танцы в исполнении полкового ансамбля, и от этого мучился ещё больше.
        Сколько они так стояли - минуту, час, два? - кто знает. Часов никто не носил, а внешними признаками служили лишь удлинившиеся тени да крики чаек.
        И вдруг - словно кто-то повернул выключатель - всеобщее напряжение спало. Трайд пошевелился, открыл глаза, мягко высвободил одежду из цепких Майиных пальчиков.
        - Всё в порядке, - мягко сказал он, обращаясь преимущественно к ней, - больше нет нужды ходить паровозиком. Я обнаружил пять стабильных, стационарно открытых порталов, по всей видимости, односторонних, но это не однозначно. Возле трёх из них есть следы наших коллег. Кстати, Аини была на пляже, но исчезла раньше всех. Я оставил на каждом портале ментальные метки, но для вас они, к сожалению, бесполезны. Поэтому постойте, пожалуйста, пока на месте, а я сделаю ещё кое-что.
        Трио послушно осталось стоять, наблюдая, как Трайд после долгих поисков обнаружил пять сухих, кривых, но достаточно прочных и больших, чтобы быть заметными издалека, веточек и в нескольких местах воткнул их поглубже в песок, для верности придавив булыжниками. Стоявшие неподалёку маги догадались, что он таким незамысловатым образом помечает места расположения порталов, чтобы никто больше в них случайно не влетел. Да, такие метки видны, конечно же, всем, а не только продвинутым менталам.
        Тем временем Трайд соорудил уже четыре, по выражению Сержа, "могильных кургана" и остановился в нерешительности. Пятый портал локализовался аккурат на линии прибоя, о чём свидетельствовали не до конца стёртые морем Лексовы следы. Любые ветки и камни продержатся здесь не более нескольких минут. Маг оглянулся на коллег, словно бы взглядом спрашивая у них совета. Коллеги не среагировали, видимо, восприняв этот жест за очередную составляющую творимого менталом грандиозного волшебства. Осознав, что сигналить голосом гораздо удобнее и продуктивнее, чем взглядом, Трайд позвал на помощь:
        - Майя! Помоги мне, пожалуйста. Только аккуратно, не провались в эту дырку.
        Майя послушно отпустила надёжный локоток сестры и поспешила на помощь. Следом, на некотором отдалении, двинулись Серж и Джессика, здраво рассудив, что если можно Майе, значит, можно и им. Главное - соблюдать технику безопасности. Эх, нет здесь Эрики, вот бы она порадовалась!..
        Тем временем Майя по подсказке Трайда сначала чуть придержала волны в том месте, где он сооружал последнюю метку, а потом создала вокруг неё непроницаемый для ветра и волн барьер из уплотнённой магией воды. Теперь волны с пеной разбивались о "маячок", словно он был обычным валуном, до середины вросшим в песок.
        - Сюда попал Лекс, - объяснил Трайд, закончив строительные работы, - вон в тот, под деревом, угодил Тайрел, а в тот с осколками ракушек - Аини и Эрика.
        - Очень странно... - задумчиво проговорила Майя. - Я совершенно не чувствую, что где-то рядом со мной находится портал. Обычно они, как ты говоришь, фонят так, что не заметить трудно.
        Трайд кивнул:
        - А эти и не видно даже, да? В этом-то всё и дело. Совершенно инертное образование, мне еле-еле удалось их обнаружить. Правда, я совсем неопытен в подобных вещах.
        - Погоди, тогда может так случиться, что где-то здесь есть ещё порталы, которые ты обнаружить не сумел?
        - Исключено. Даже такие замаскированные порталы, как эти, дают определённый уровень возмущений в среде. Зафиксированный мною уровень как раз соответствует пяти порталам, больше в этом районе быть не может, иначе немедленно нарушится баланс.
        - Этот регион - это сколько?
        - Не менее тридцати квадратных километров.
        - Значит, на острове ещё могут быть подобные штуки, - задумчиво проговорил Серж. - Интересно, откуда они взялись?
        - На чью-то глупую шутку не похоже, - сказала Майя. - Мы, например, порталы ещё не проходили.
        Серж кивнул:
        - Мы тоже. Наставник только в будущем году обещает. Трайд?
        - Мне кажется, они возникли самопроизвольно. Практически никаких внешних признаков, минимальное воздействие на среду, крайне узкая площадь срабатывания - для переноса к ним нужно подойти практически вплотную.... Все характеристики говорят в пользу этой теории. Этакие самоорганизующиеся саморегулирующиеся мини-порталы.
        - Вопрос в том, куда они ведут? - сказал Серж вроде беспечно, но в голосе проскальзывали нотки тщательно скрываемого беспокойства. - Вдруг это очередной монстр завёлся и таким нехитрым способом обзаводится пропитанием? Так сказать, обед с доставкой.
        - Направление не прощупывается. - Трайд развёл руками. - Придётся проверять на собственном опыте.
        - Тогда начнём с девушек. - Серж не стал тратить время на рефлексию и сразу перешёл к делу. Если Трайд говорит, что надо самим туда лезть, значит, так оно и есть и важно только выполнить задачу наиболее стратегически верно. - И Лекс, и Тайрел учатся в военных академиях и в случае чего могут за себя постоять, а у девчонок даже оружия с собой нет.
        - Стоп, - Аини недоуменно воззрилась на открывшуюся перспективу. Секунду назад пейзаж был абсолютно другим, несколько более... оживленным и несколько менее хвойным.
        Она оглянулась - и обнаружила себя в гордом одиночестве посреди лесной полянки.
        Девушка задумчиво взглянула вниз, ощущая странное головокружение. Единственным напоминанием о покинутом секунду назад пляже являлся песок, радостно сыпавшийся с нее на траву под ногами.
        - Здорово, - вслух сказала она и задумчиво взглянула на небо. - Солнечный удар?
        Небо презрительно промолчало.
        Аини пожала плечами и быстрым шагом направилась в сторону леса.
        Лесу, кажется, такая целеустремленность не понравилась - потому что, пройдя под первыми же деревьями, девушка вновь обнаружила себя в центре той же полянки.
        - Гадство, - пробормотала девушка, преисполнившись смутными подозрениями относительно мерзкой природы паршивого клочка земли.
        Упрямо мотнув головой, Аини повторила эксперимент.
        Полянка оказалась не менее упрямой и вновь вернула беглянку в центр, мстительно осыпав ее сухими иголками.
        Взбешенная Аини материализовала было на ладони огненную сферу, но, по здравому размышлению, решила воздержаться от насилия. Потому что итога было бы два: либо лесной пожар, либо отразившийся от заколдованного края полянки ее же собственный огонь.
        Девушка потушила огонь и задумчиво плюхнулась на траву. Она вообще на острове - или уже провалилась куда-нибудь к чертям?..
        - Ну что, спасайте меня, что ли...
        В ответ на это небо сжалилось и послало на полянку Лекса. Тот повел вокруг обалдевшим взглядом, узрел Аини, тут же с радостным воплем повисшую у него на шее, - и обалдел вконец.
        - Леееееееееееееееекс, сделай что-нибудь! - взмолилась Аини.
        - Сейчас, - неуверенно отозвался маг, аккуратно освобождаясь из объятий. - А что, вообще, происходит?
        - Поляна все время возвращает меня назад. И вообще, я не знаю, как сюда попала!
        - Я тоже, - отозвался Лекс. - Ерунда какая-то. Опять какие-нибудь деревья чудят?
        - Вроде, нет, - Аини грустно опустилась на землю и подперла голову руками. - Ничего не чувствую.
        - Ладно, сейчас попробую что-нибудь сделать, - решился Лекс и развел в воздухе руками, видимо, собираясь колдовать. Между его пальцами зазмеились струйки сизого дыма.
        В ответ полянка поднатужилась и родила Эрику - такую же ошеломленную и не менее встрепанную.
        - Ты не мог сделать другое что-нибудь? - обреченно спросила у Лекса Аини.
        - Я вообще ещё ничего не успел сделать, - ошарашено отозвался тот.
        - Что вы здесь делаете? - выдала Эрика, узрев посреди полянки печальную Аини и местами дымящегося Лекса. Причём при её появлении оба погрустнели ещё больше. - Ой. А я что здесь делаю?
        - То же, что и мы. Сидишь и ничего не понимаешь. Кстати, полянка не имеет выхода. Я уже пыталась. А Лекс вон уже немножко дымится...
        - Лекс, это правда? - взмолилась Эрика, - и мы никогда отсюда не выберемся?
        Лекс изобразил на лице мучительную работу мысли.
        - Сделай же что-нибудь!!! - в совершенной панике завопила она.
        - Ты не оригинальна, - развеселилась Аини.
        - Эрика, успокойся, - Лекс взял ее за плечи и легонько встряхнул, отчего Эрика сразу же успокоилась. - Дай подумать.
        * * *
        Лес, кругом лес. Тайрел обвел диким взглядом стену хвойных деревьев вокруг себя.
        Он стоял на небольшой полянке, в центре которой одиноко грелся на солнце большой камень, поросший снизу мхом. На камне загорала унылая зеленая ящерица.
        Сам не зная, зачем, Тайрел подошел к булыжнику и взмахом руки согнал ящерицу; та, недовольно махнув хвостом, утекла куда-то в траву. Он опустился на камень и бездумно уставился в пустоту.
        Снизу ощутимо поджаривало, но ему было все равно. Что-то новое возникло на периферии сознания, властно отвлекая внимание от окружающего мира на себя; ощущение зверя, проснувшегося во тьме и взирающего жадными глазами на уже почуявшую его присутствие жертву.
        Тайрелу не хотелось вставать и идти в лес - что-то подсказывало, что это бесполезно. А еще у него было чувство, что на этой утопающей в жарком мареве и запахе древесной смолы полянке он далеко не в первый раз...
        Он закрыл глаза, медленно погружаясь в неодолимую дрему. На поваленный ствол перед камнем взбежала давешняя ящерка, замерла, уставилась на него немигающим взглядом.
        Тайрел не видел ее сквозь сомкнутые веки, но почему-то чувствовал - внезапно прорезавшимся чутьем хищного зверя - что ящерка именно там, смотрит на него. И ждет, пока он уйдет, чтобы вновь занять свое место.
        Уйдет? А куда он может уйти, когда что-то его не пускает, не дает даже встать?.. Сон внезапно навалился ватным одеялом, и Тайрел окончательно провалился в забытье...
        Прошло полтора часа.
        Лекс продолжал думать и делал это столь вдохновенно, что у девушек язык не поворачивался требовать от него еще что-либо.
        Эрика, впечатлившись его примером, сидела поодаль и тоже пыталась думать. Получалось плохо. Почему-то внезапное перемещение с пляжа в непонятные хвойные заросли плохо сказалось на её способностях к логическому мышлению.
        Аини бездумно ощипывала траву под ногами, как раз дойдя до особо раскидистого кустика, когда ей на нос упала первая капля.
        - Кажется, дождик начинается... - она запрокинула голову в небо, но небо передумало плакать над их горестной судьбой - на нем не было ни единой тучки. Зато в центре полянки сгустилось грозовое облако, из которого начали бить фиолетовые молнии.
        - Кажется, он уже закончился, - в тон ей ответила Эрика. - Зато молнии начались... Ой!
        - Эээ... молнии? - Лекс, наконец, отошел от размышлений и соблаговолил обратить внимание на происходящее. - Ё! Роем бункер?!
        - Бункер? А это идея! - меланхолично заметила Эрика. - Приступай. Через пару недель ты закончишь... если, конечно, до этого тебя не закончат молнии.
        Сероглазый маг окончательно вернулся в реальность и с ужасом обнаружил, что молний становится все больше.
        - Щит! - скомандовал он, резким движением выбрасывая руку перед собой. Воздух перед ним уплотнился, становясь непрозрачным - как дымчатое стекло в витражах. - Идите сюда!
        Аини, до этого в легком ступоре наблюдавшая за происходящим, одним прыжком оказалась у него за спиной.
        Но это ей не помогло. Половина молний действительно попала в воздушный щит и успешно от него отразилась. Вторая же отразилась от края полянки и атаковала магов сзади. Аини поставила второй щит. Где-то сзади взвизгнула и тут же грязно выругалась Эрика: видимо, сказывалось напряжение ситуации. Аини оглянулась на звук и не удержалась от вскрика: все отражённые молнии в качестве более сговорчивой цели выбрали Эрику, и девушка теперь вертелась, как хомячок на сковородке, едва успевая отзеркаливать летевшие на неё молнии. Те с удовольствием летели обратно, - то есть, в Аини и Лекса. При этом из облачка продолжали бить всё новые и новые молнии, так что через пару минут магам оставалось только бегать по всей полянке и уворачиваться от агрессивного атмосферного явления. К счастью, не отражённые щитами молнии впивались в границу заколдованной полянки и там успешно гасли.
        - Когда всё это кончится?! - взвыла Аини, когда одна чересчур шустрая молния едва не оставила от её роскошных волос одно воспоминание.
        - Ещё чуть-чуть, - попросил Лекс, - я почти придумал, как нас всех спасти. Вот только эти незапланированные молнии... - кстати, этот невозмутимый негодяй почти не запыхался. Вот что значит военное воспитание!
        - Ещё бы они были запланированными! - рявкнула Эрика. В следующую секунду она поскользнулась и шлёпнулась прямо под ноги коллегам. Рефлексы магов оказались на высоте: Эрику они попросту перепрыгнули, почти и не заметив этого маленького происшествия, и продолжили увлекательную беготню наперегонки с молниями. А Эрика вдруг обнаружила, что лежачее положение нравится ей гораздо больше, чем стоячее. Потому что все молнии летали где-то там, высоко, и не причиняли ей ни малейшего вреда. Получается, они с самого начала могли не рыпаться, а с комфортом поваляться на травке, любуясь редким природным явлением?!
        - Эй, Лекс, Аини, присоединяйтесь! - позвала она.
        Лекс с полувзгляда оценил обстановку и упал на руки как раз перед очередной молнией. Аини Эрику не услышала, занятая собственным выживанием, и Лекс решил поспособствовать ей в этой нелегкой задаче, - то есть, он попросту дернул ее за ногу на очередном вираже, и девушка с возмущенным воплем оказалась внизу, еле успев приземлиться через кувырок.
        - Что это было?!
        - Здесь молнии не достают! - невинно объяснил Лекс.
        - Зато здесь достают неугомонные соседи, - проворчала Эрика. - Аини! Я же не просила на меня падать!
        - Меня Лекс уронил.
        - Я тебе жизнь спас! - возмутился Лекс.
        - Да я разве против... Это Эрика чем-то недовольна...
        - Да довольна я, довольна! - заторопилась Эрика, уличённая в неподобающем, - просто не люблю, когда на меня падает что-нибудь тяжёлое.
        Раздались раскаты грома. Маги подозрительно посмотрели друг на друга.
        - Гром, молния... Всё правильно... - неверным голосом сказала Эрика.
        - Уши заткните, - очень спокойно посоветовал Лекс.
        - Зачем? Ты собираешься неприлично выражаться и бережёшь наши нервы?
        - Нет, я берегу ваши уши от звукового удара. И рот откройте.
        Четвёрке вывалившихся из портала магов предстала живописнейшая картина: на влажной траве вповалку валялись Лекс, Аини и Эрика, заткнув уши и раскрыв рты. Взгляды их, кидаемые на прибывшее подкрепление, были добрыми-предобрыми...
        Лекс сориентировался первым. Увидев, что компания узников заколдованной полянки пополнилась ещё одним комплектом не слишком везучих студентов, он тут же не своим голосом заорал "ложись", ибо прекрасно понимал, что все эти молнии, что сейчас, раздражённо жужжа, носятся у них над головами, бросятся на новые цели.
        Бедная Эрика едва успела откатиться в сторону.
        - А зачем? - робко пискнул девичий голосок.
        - Молнии!
        - А-а. А где это мы? - спросил Серж.
        - В лесу, - остроумно ответил Лекс.
        - Это я и сам вижу.... Ой, Лекс, а ты здесь откуда?
        - Оттуда же, откуда и вы. Мы здесь втроём: я, Аини и Эрика. Вокруг поляны что-то вроде силового щита: покинуть её невозможно. Кто там стоит, Трайд, что ли? Геройствует или ещё не сообразил, что к чему?
        В центре грозового облака в самом деле виднелась фигура ментала, сосредоточенно выводившего какие-то пассы. Невероятно, но с его появлением все незапланированные атмосферные явления быстренько притихли и самоликвидировались.
        - Уфф! - с чувством выдохнул Серж, первым вскакивая на ноги. - Методы у тебя, Лекс, прямо спецназовские: чуть что - тут же носом в грязь.
        - Лучше носом в грязь, чем молнией в бок, - резонно возразил тот.
        - Логично. И вы здесь всё это время так валялись? Бедненькие....
        - Да нет, появление молний почти совпало с вашим.... И это не может не наводить на определённые размышления! - сурово сказала Эрика. - Лидер! Я требую объяснений!
        - Да мы вас спасать пришли, а я смотрю: тут Лекс сидит. Эрика, я сам ничего не понимаю. Давай ты у Трайда спросишь, он тебе всё замечательно растолкует.
        Искомый персонаж как раз закончил возиться с облаками и подошёл к ним, стряхивая с пальцев серебристые искры. Падая в траву, они возмущённо шипели и гасли, а на их месте рождались крохотные полноцветные радуги.
        - Что тут у вас? - спросил он у узников полянки. Аини и Эрика наперебой кинулись живописать ему свои злоключения на этом заколдованном месте. Лекс послушал-послушал... и отвернулся, стараясь не слишком громко смеяться.
        - Собственно, вся проблема только в одном, - сказал он, когда девушки выдохлись, - мы не знаем, как сюда попали, и как отсюда выбраться.
        - Я знаю, - успокоил Трайд и кратко пересказал, что успел выяснить в процессе своих поисков на пляже. - ...Так что нам необходимо всего лишь пройти через этот портал обратно, - закончил он.
        - Так просто? - недоверчиво спросила Эрика. - Получается, мы бы и сами могли вернуться, если бы знали, что к чему?
        - Вполне вероятно.
        - Но почему мы не можем выйти за пределы полянки?
        - На этот счёт у меня тоже есть кое-какие соображения, но для их подтверждения или опровержения нужно задержаться здесь ещё ненадолго. Надеюсь, вы не против?
        - Против! - хором сказали насидевшиеся взаперти девушки, но Серж, не слушая их, сказал Трайду:
        - Конечно, не против. Работай спокойно.
        Трайд кивнул и отошёл. Серж грешным делом подумал, что ментал опять на пару часов застынет в неудобной позе, вслушиваясь и вглядываясь во что-то, недоступное нормальным людям, но тот разочаровал его ожидания. Трайд просто подошёл к силовой стене, преграждавшей путь в лес, постучал по ней костяшками пальцев (Майя в шутку спросила "кто там?" и нервно хихикнула), потом попробовал просунуть сквозь неё руку, не преуспел и дернулся к коллегам.
        - Я всё понял, - радостно сказал он, - но, думаю, лучше все лекции отложить до возвращения домой. Здесь не слишком комфортное местечко.
        - Это точно, - вздохнула Эрика. Трайд мельком глянул на девушку... отошёл от компании к лесочку, сотворил какую-то мелкую финтифлюшку и, возвращаясь обратно, словно случайно задел Эрику плечом и за спиной быстро сунул ей в руку загадочное "это". Эрика глянула вниз. Это был скомканный носовой платок (чистый) и зеркальце. Она торопливо отвернулась ото всех и изучила собственное отражение.
        Ё!
        Непонятно откуда взявшиеся брызги грязи на её лице образовали сложную композицию, при внимательном рассмотрении складывающуюся в неприличную картинку! Эрика вцепилась в платок, оказавшийся пропитанным каким-то ароматным кремом, и яростно принялась уничтожать этот образчик боди-арта.
        К счастью, коллеги на её маленькую проблемку не обратили ни малейшего внимания. Они все толпились около Трайда, вещавшего, наверное, о способе обратного прохождения через портал, и до грязной Эрики им не было никакого дела. В другое время Эрика бы и сама с удовольствием послушала, но не идти же в таком неподобающем виде?!
        Закончив наводить чистоту, она приблизилась к команде, но Трайд уже завершил объяснения и готовился активизировать портал, и мешать ему в этом категорически не рекомендовалось. Эрика загрустила: даже спасибо ему не сказала! Лекс оттеснил её от центра полянки, где опять начало сгущаться грозовое облако, и шёпотом посоветовал держаться у него за спиной, а если что - опять падать на землю.
        - Что, опять молнии будут?
        - Не исключено, - кивнул он.
        Конечно же, рядом оказалась Аини! Лекс не возражал. Что поделать, они крепко сдружились, и упрямая девчонка доверяла ему целиком и полностью. Лекс переглянулся с Сержем, тот кивнул и снова перевёл взгляд на Трайда. Наверное, готовятся ставить спаренный Щит, догадалась Эрика. Он более энергоёмок, но зато эффективнее, к тому же, рассчитан на покрытие большей площади, нежели обычный.
        Поймав себя на подобных размышлениях, Эрика облегчённо вздохнула. Кажется, торможение, постигшее её при попадании на эту полянку, оказалось временным, и способность логически мыслить потихоньку к ней возвращалась. Если уж она в такой момент думает о сравнительных характеристиках заклятий, значит, с её мыслительными способностями всё в порядке.
        Тем временем облако достигло прямо-таки угрожающих размеров. Но Трайду, похоже, управление им давалось без труда: он стоял себе и стоял, без видимого напряжения удерживая в повиновении колоссальные силы. Вот в грозовой мути сверкнула одна-другая молния - Трайд просто топнул ногой, словно хозяин, призывающий к порядку расшалившегося пса, и те сникли, скукожились, а потом и вовсе исчезли. Трайд повернулся к друзьям:
        - Прошу! - тоном записного метрдотеля предложил он. - Только не толпитесь. По одному и по очереди, я последний.
        - Тогда я буду первым, - сказал Лекс, - мало ли кто нас встретит с той стороны, даже если там всего лишь наш родной пляж.
        Один за другим маги вступали в лиловое облако и исчезали, словно растворялись в растаявшем черничном мороженом. Эрика оказалась предпоследней - она всё медлила сделать шаг, внезапно почувствовал оглушающий страх перед этой мутной клубящейся бесконечностью.
        - Эрика, быстрее, времени остаётся всё меньше, - услышала она голос Трайда. - Портал не рассчитан на одновременное прохождение такого количества объектов, ещё чуть-чуть - и он просто схлопнется.
        - И что будет? - спросила она, неохотно шагая к порталу.
        - Большой бум, - серьёзно ответил ментал и легонько подтолкнул её в спину.
        В следующий миг она уже была на пляже. Всё оказалось совсем не страшным: она практически не ощутила момента перехода, зато теперь ей было невыносимо стыдно за свою неуместную робость.
        Следом на берегу возник Трайд и тут же отошёл от этого места подальше. Теперь о том, что где-то поблизости имеется дырка в пространстве, напоминала только косо торчавшая из песка ветка, укреплённая камнями и осколками раковин. Видимо, это и была та самая метка, о которой Трайд упоминал в своём рассказе. Оглядевшись, Эрика обнаружила неподалёку и остальные четыре. Особенно её впечатлил маячок на границе прибоя: казалось, волны разбиваются о воздух, не долетая каких-то сантиметров до камней и веток, но на самом деле, как она знала, всё дело было в магически уплотнённом слое воды.
        - Что дальше делаем? - деловито спросила Майя, - какие предложения?
        - Едим! - оригинально высказалась Джессика, - у нас тут целая куча бутербродов с колбасой!
        - Может, сначала за Тайрелом? - робко вякнул Серж и тут же испуганно посмотрел на Аини. Ну конечно, рассказывая про порталы, Трайд ни словом не упомянул, что в один из них влетело и это ходячее стихийное бедствие! Что сейчас буде-ет....
        - А что с ним? - удивилась Аини. Она только сейчас поняла, чего - точнее, кого, - ей не хватает. Неужели этот ненормальный опять умудрился потеряться?
        - Тоже попал в портал, - вздохнул Трайд. Ментал чувствовал себя виноватым, что забыл сказать спасённым коллегам о Тайреле. С другой стороны, что бы это всем дало, кроме повышенной нервозности? Оставалось надеяться, что, коль скоро с тремя пропащими магами всё в порядке, то и с четвёртым тоже обойдётся.
        Аини, однако, так не думала и потребовала немедленно отправиться на поиски, и, надо сказать, у неё были на то веские причины. Никто, кроме неё, до сих пор не знал о странных повторяющихся снах Тайрела, во время которых с его бренным телом происходили странные вещи, вроде не санкционированного сознанием перемещения в пространстве. Сейчас как раз был подходящий момент рассказать о своих подозрениях, - но Тайрел просил молчать...
        - Если он не попал к вам, значит, он где-нибудь ещё, - глубокомысленно выдала Эрика.
        - Ясен пень! - хмыкнул Серж. - Значит, по старому сценарию: всем табором заваливаемся в его портал и разбираемся по обстановке.
        - А обедать? - вякнула Джессика. - Тайрел вечно пребывает где-то там, а мы из-за него всяческие лишения терпим.
        - Это верно, - вздохнул лидер. - Вот найдём его и за всё с него спросим!
        - А может, он сам найдётся? - в общем-то, Джессика ничего не имела против ставших традиционными поисков Тайрела, просто она под шумок жевала бутерброд и надеялась, пока лидер болтает, расправиться с аппетитным хлебобулочным. Лидер не обманул её надежд.
        - Джессика, - ласково начал Серж, обнимая её за плечи. Он прекрасно догадался, чего на самом деле добивается девушка, поэтому, произнося монолог, ориентировался на размер остатков бутерброда. - Вот представь: ты сидишь на берегу моря, на тёплом песочке, уплетаешь свеженький бутерброд с колбасой, наслаждаешься общением со мной... то есть, с друзьями....
        - Ну?
        - А бедный несчастный Тайрел торчит где-нибудь в сыром лесу, запертый силовым полем, голодный, одинокий, не имея возможности даже подать друзьям весточку о своей несчастной судьбе! - вдохновенно нёс Серж. Джесси тоненько хихикнула: ей не очень-то верилось в несчастную судьбу черноволосого мага. Но, поскольку бутерброд всё равно кончился, почему бы и не поискать это пропащее чудо?
        Но Лекс вдруг отколол номер. То ли он настолько впечатлился её нытьём, что даже поверил, то ли всёрьёз опасался неприятностей в поисках, но он предложил девушкам посидеть дома. Образно, конечно, - в смысле, они, могучие настоящие мужчины, в поисках себе подобного справятся без представительниц прекрасного пола. Основным аргументом, на который он упирал, было то, что Трайду тяжело перетаскивать такую уймищу народу сразу, но скорее всего, он просто не хотел отвлекаться на посторонние вещи вроде защиты девушек от возможных неприятностей. Девушки, в свою очередь, утверждали, что они великие чародейки и непревзойдённые воительницы, посему со своей защитой справятся и сами, а Тайрел вообще невменяемый тип, и его только прекрасным полом укротить и можно. Упомянутый "прекрасный пол" стоял(а) в сторонке, потихоньку начиная закипать: с Тайрелом неизвестно что, а эти на пустом месте препираются! Назревающий домашний скандальчик решительно пресёк Трайд:
        - Я думаю, мы втроём справимся, - сказал он, кивая Аини и Лексу. Трио вздохнуло, погрустило секунд пять и пошло утешать Эрику бутербродами. Эрика же ни в какую не желала утешаться: она брыкалась, отпихивала от себя бутерброды и громогласно заявляла, что без должного знания Устава спасение Тайрела - чистой воды авантюра.
        В общем, все были заняты, все при деле, оставалось только войти в портал, выпасть с той стороны и спасти Тайрела, но тут он (портал, а не Тайрел) преподнёс им неприятный сюрприз.
        - Он нас не пускает, - напряжённо сказал Трайд. К этому времени тройка спасателей минут пять топталась у метки под деревом, но пейзаж вокруг и не думал меняться на пункт назначения. - Похоже, он настроен исключительно на Тайрела.
        - Как такое может быть?
        - Тариэл прошёл сквозь него первым, и матрица портала настроилась на его вибрации.
        - И теперь туда никак?
        - Никак. Либо Тайрел догадается пройти этим же путём обратно, либо вернётся обычной дорогой. Эти порталы имеют слишком малую энергию переноса, он точно где-то на острове.
        - А не может быть так, что Тайрел окажется запертым на одном месте, как мы?
        - Очень маловероятно. Пойдёмте к остальным, я расскажу, что сумел выяснить об этих порталах и о силовом поле.
        Остальные и сами уже догадались, что что-то пошло не так, раз спасательная команда топчется на месте и никуда не исчезает. Трайд кратко пояснил, что портал, сквозь который прошёл Тайрел, очевидно, самонастроился на него, и никому другому через него пройти не удастся, и перешёл к изложению очередной своей теории.
        Что такое портал? Однозначного ответа не дают даже самые маститые маги, но все знают одного: портал - это такая штука, сквозь которую проходишь и попадаешь в другое место. Межвременные порталы до сих пор не изобретены, и на эти исследования наложено высочайшее вето Всемирного Магического Совета. Это решение насчитывает уже лет сто пятьдесят, и до сих пор не находилось охотников его пересмотреть. Обычными же порталами умеет пользоваться любой мало-мальски одарённый старшекурсник. Пространственные порталы бывают стационарные, периодические и временные. Первые открыты постоянно с момента активации заклинания. В их матрицу изначально заложен компонент, позволяющий им черпать необходимую для работы энергию прямо из окружающей среды, минуя посредничество мага. Периодические порталы в этом отношении схожи со стационарными, но, в отличие от них, открываются строго в определённое, заданное заклинанием время. Такие порталы ставятся в тех местах, где пользователи бывают слишком редко, чтобы ставить стационарные порталы, но слишком часто для одноразовых. Распространены они и в разнообразных смешанных
магическо-гражданских учреждениях, раскиданных по всему миру. Последний тип - временные, или одноразовые порталы. Они не имеют компонента для заёма энергии из окружающей среды и рассчитаны на работу от активации до истощения матрицы заклинания. После того, как сквозь портал пройдёт критический суммарный объём объектов, такой портал перестаёт существовать.
        - Это всё была теория, известная всем обучающимся в Школе студентам, - говорил Трайд. Вернёмся к практике, а конкретно, к сегодняшнему случаю. Как я уже упоминал, обнаруженные и опробованные нами порталы являются самопроизвольно возникшими и, скорее всего, именно в силу своего происхождения, имеющие крайне низкую энергию переноса. Причём эта энергия настолько мала, что её недостаточно для нормального переноса даже одного человека. То, что вы ощущали, как силовую стену, не дающую вам покинуть полянку, на самом деле является физическим проявлением застревания переносимого объекта в матрице заклинания. Я понятно выражаюсь?
        Нареканий не последовало, и Трайд продолжил:
        - Молнии, которые мы наблюдали, есть не что иное как начинающийся самораспад заклинания. Я сумел его слегка задержать, добавив в матрицу энергии, но, скорее всего, следует ожидать в скором будущем самоликвидации этих порталов. В утешение хочу добавить, что Тайрел прошёл через свой портал один, тогда как этот - он указал на кучку раковин - мы все, так что до самоликвидации его портала ещё есть некоторое время.
        - То есть, какой-то портал мощнее, какой-то слабее, - перевела Эрика. - Ясно. Значит, Тайрел опять пропал, и искать его снова не представляется возможным. Какие оригинальные судьбы, однако, случаются на нашей земле....
        - Всё с ним будет хорошо, - усмехнулся Лекс. - Этот парень не из тех, кто пропадает таким примитивным образом. А сейчас, поскольку эту тему можно считать исчерпанной, предлагаю всё-таки отыскать левиафана и скормить ему бутерброды.
        Маги столпились у полосы прибоя, обшаривая неровную поверхность воды в поисках мистического зверя. Где-то на горизонте поднялась над водой змеиная голова и тут же рухнула обратно, подняв тучу брызг.
        - Надо его как-то приманить, - неуверенно сказала Майя. - Я не докричусь, это точно.
        - Что ты так на меня смотришь? - опасливо спросил Серж. - Я тоже не докричусь. И на спинке не поплыву.
        - Но как-то же надо сообщить этому зверь, что его здесь ждёт обед!
        - По-моему, он движется к берегу....
        Пользуясь тем, что коллеги увлечены заманиванием левиафана, Аини с оглядкой двинулась к лесу. Никто не заметил её маневра, и это было хорошо. Ей совсем не хотелось объяснять причины своих поступков, а потом ещё и выслушивать ехидные комментарии на этот счёт. А собиралась она ещё разок попробовать пройти сквозь портал, в который попал Тайрел. Ведь если один раз получилось, пусть и через другой портал, значит, может получиться и в этот раз, правда? Так, где же он... а, вот этот. Точно этот, он один такой на краю леса. Ну, три-четыре....
        Но портал и на этот раз не пожелал делиться с ней своими тайнами. Аини попробовала раз, другой.... Народ на берегу уже вовсю швырял бутербродами, ухохатываясь над кульбитами морского змея, а она всё топталась у нелепой кучи мусора, прекрасно понимая, что ей здесь ничего не светит. Во всяком случае, не сегодня.
        Пора уходить, пока никто не заметил. И не на берег, а домой, с кормёжкой остальные справятся сами. Она отошла от портала, окликнула Майю и, махнув ей рукой, мол, я обратно пойду, неспешно двинулась к дому.
        ...Дорога. Унылая пыльная серая дорога, идущая вдоль бескрайних полей с желтой высохшей травой, чахлые голые деревья по сторонам.... Поздняя осень.
        Угрюмое серое небо над головой, с редких деревьев каркают вороны.... И пусто. Такое ощущение, словно нет никого там, да и не было никогда ни одной живой души в этом царстве безнадежности... Ветер гонит клочки сухой травы вправо, в сторону чугунной ограды.... Он не поворачивается, хотя точно знает, что там, за оградой - кладбище.
        Оно спокойное, от него совсем не тянет могильной сыростью и угрозой, нет там ощущения присутствия неупокоенных, скорее наоборот - тянет зайти за ограду, присесть у какой-нибудь могилки, облокотившись на покосившийся деревянный крест, и просто закрыть глаза, слушая тишину....
        Но нельзя: почему-то от этого покоя становится страшно, и этот страх не из тех, которые можно перебороть... Скорее, это не страх, а тоска. Тоска, от которой хочется завыть, ощущение, что где-то там, среди поваленных крестов и перекосившихся черных деревьев ждет оно....
        Не манит, не зовет к себе...
        Просто ждет.
        Ждет...
        Запах опавших, мокрых от недавно прошедшего осеннего дождичка листьев только усиливает усталость.... А стоит ли противиться? Бороться? Ведь это так просто - просто подойти к группе деревьев в дальнем углу....
        На ветках над головой с тревожной безнадежностью каркают вороны, в воздухе разлито ожидание....
        Не дождется. Не в этот раз. Не дождется...
        "...Со светом дня кошмары уходят..."
        ...Меч мой острый Вселенную пополам режет, и то, что единым было впереди, распадается надвое....
        Мир вокруг разлетелся на мельчайшие осколки, и из них возник совсем другой рисунок...
        Тайрел резко сел в кровати. Комната. Его комната, естественно. Он встал, подошел к окну, распахнул его.
        Тиха ночь... В высоте, на темном черном небе горят разноцветные огоньки звезд. Все спокойно.
        Помедлив, он вернулся в кровать и заснул вновь - на этот раз, без сновидений.
        ГЛАВА 15
        На следующий день Тайрел не вернулся. Серж, не особенно этим удивлённый, но твёрдо уверенный, что ничего с ним не случится, - побегает и вернётся, - с утра закрылся в своей комнате и попросил его не беспокоить. Полный удивительных открытий сайт Школы манил его своей доступностью, но разглашать информацию о своих противоправных деяниях лидер, понятное дело, не собирался. Попутно он, злорадно хихикая, составлял карту уязвимостей и обдумывал, как оными можно воспользоваться, да так, чтобы не быть уличённым в этом преступлении.
        Телефонный звонок застал лидера в стенах технического зала, где дот ожесточённо рылся в запасах, пытаясь отыскать переносной жёсткий диск, куда намеревался сохранять нечестно уворованную с сайта информацию. Собственно, только это обстоятельство и спасло телефон от участи не быть услышанным: в обычное время студенты сюда заходили редко. Увлечённый поисками, Серж, ничуть не удивившись, цапнул аппарат со стола и рявкнул "алло!". После первой же фразы абонента на лицо лидера снизошло выражение полного обалдения:
        - Ой.... Добрый день, Великий Магистр. Да так, практикуемся помаленьку.... Я у нас лидер.... Вот так.... В коробочке написано было.... Что? Правда? Можем не выполнять? Какое счастье... ой, то есть, жалость-то какая, ну да ладно, нам и так не скучно. Все здесь.... Тайрел? Бегает где-то.... А мы отчёт пишем. Да-да, в поте лица и не жалея чернил. Да не опаздываем мы, просто отчёт большой получается.... Ага, сейчас позову. - Серж выбрался из технического зала и понёсся вниз, держа телёфон на вытянутой руке, как Тайрел - злополучный утюг. В трубке кто-то дышал.
        Искомая личность, к счастью, имелась поблизости и коротала время за распиванием в компании сестричек крепкого чая.
        - Лекс, тебя к телефону.
        - Кто?!
        - Великий Магистр....
        Лекс мигом схватил трубку и улетучился из кухни. Серж в изнеможении опустился на стул:
        - Так и заикой сделать можно....
        -Ты о чём, солнышко? - ласково спросила Джессика, пододвигая лидеру чашечку крепкого ароматного кофе. И когда успела....
        -Да стою я себе, никого не трогаю, жёсткий диск ищу, вдруг бац - звонок: Великий Магистр на проводе. Высочайшее начальство интересуется, как идёт практика, все ли на месте, и почему мы задерживаем отчёт. Представляете, он только сейчас узнал, что я - лидер! От меня, кстати.
        - И что ты ему наплёл? - улыбнулась проницательная Майя. Серж уныло вздохнул:
        - Правду, конечно. Что лидером меня сделала доставшаяся мне коробочка, Тайрел погулять вышел, отчёт мы пишем, а практика идёт себе, куда шла.
        - И куда же?
        - К логическому концу. Кстати, Великий Магистр сказал, что задания мы можем не выполнять, поскольку коробочки явно перепутаны. И с чего он так решил?.. - разумеется, признаваться, что это они с Тайрелом и перепутали злосчастные задания, он не собирался.
        В кухню зашёл несколько озадаченный Лекс с телефоном в руках. Трио выжидательно уставилось на него.
        - Ну? Чего тебе сказал Великий Магистр?
        - Да разное, - неопределённо отозвался тот, отдавая Сержу трубку, - обещал, что будет звонить ещё и контролировать, иначе мы никогда отчёт не допишем. Серж, я думаю, стоит...
        - Понял-понял, уже иду! К вечеру непременно допишем. - Серж залпом допил кофе, чмокнул сестричек и отправился искать Эрику. Лекс задумчиво посмотрел ему вслед и проговорил:
        - Вообще-то, я имел в виду, что нужно положить телефон поближе и не отлучаться надолго всей командой.
        - Зато отчёт наконец-то будет дописан! - улыбнулась Майя.
        Через полчасика все наличные члены команды, то есть, шесть человек, собрались (почему-то на крылечке) вместе для написания первого отчёта. Презревшая бюрократию Аини предпочла удалиться в каминный зал, чтобы почитать найденную в библиотеке историческую книгу.
        Эрика добровольно взяла на себя обязанности секретаря, в виде исключения вооружившись новеньким ноутбуком вместо карандаша и бумаги. "Двигатель прогресса" Серж, напротив, пришёл с карандашом и теперь яростно грыз его, словно среди щепок хранилась ценная идея, и он надеялся её обнаружить.
        Кое-что Эрика уже успела напечатать сегодня с утра - в основном, что касалось назначения лидера и организации быта на острове. Она зачитала написанный кусочек вслух. Остальные внесли несколько незначительных изменений, но в целом одобрили.
        - Про порталы писать будем? - спросила Майя, когда встал вопрос, что писать дальше.
        - Будем, - по некотором размышлении ответствовал Серж, - вдруг это одно из заданий Магистрата? Тем более что закончилось всё хорошо.
        - Тогда придётся и про Тайрела писать, - напомнила Эрика.
        - А про Тайрела не будем, - упёрся Серж, - какой бы он там ни был гад, свинство это - стучать на товарища. Побегает и вернётся.
        - Во второй раз, - напомнила девушка.
        - Да хоть в четырнадцатый! Ещё не хватало, чтобы Тайрела сочли страдающим редкой душевной болезнью, сняли с практики.... Зачем нам такие радости? С кем я ругаться буду по утрам? Так, значит, как мы два дня его искали, это мы не пишем.... Эрика! - девушка, не обращая на лидера ни малейшего внимания, увлечённо барабанила по клавишам. - Я сказал, НЕ пишем! Так, что у нас ещё в активе? Лёва, пираты, бригантина....
        - Колбасное Дерево! - хихикнула Джессика.
        - Вот дерево не трогайте. Из флоры... м-м, наверное, про Заманчивое Дерево тоже писать не будем.
        - Серж! - воскликнула Эрика. - Может, мы вообще ничего писать не будем?
        - Ладно, пиши про Заманчивое, но Колбасное всё равно не трожь! А про Чёрное пусть тебе Трайд диктует, у него лучше получится.
        Трайд молча протянул Эрике карту памяти.
        - Здесь о порталах и Чёрном Дереве, - сказал он.
        - И когда ты успел? - Серж был безмерно удивлён. А ментал пожал плечами и сказал просто:
        - Ночью.
        - Ну, ты, блин, даёшь! Эрика, дай ноутбук, про бригантину я сам напишу, ты всё равно в моих заклинаниях не разбираешься.
        Он написал про парусник, потом, увлёкшись, заодно и про пиратов, потом... потом из дома вышел позёвывающий Тайрел и в изумлении уставился на импровизированное заседание кабинета министров.
        - Что это вы тут делаете?
        - Отчёт пишем. На-ка вот, зацени, - Серж, ничуть не удивлённый, сунул ему в руки ноутбук, и горец покорно принялся читать. Лидер тем временем всё так же спокойно, словно походя, продолжал:
        - Кстати, Великий Магистр звонил. Спрашивал, где ты шляешься. Обещался звонить ещё, так что ты уж постарайся не пропадать опять на двое суток.
        - Никуда я не пропадал! - возмутился горец, отталкивая ноутбук. - Я спокойно спал в своей комнате.
        - Сутки. Ну-ну. Где-то это мы уже слышали...
        На крылечко вышла задумчивая Аини - и с изумлением воззрилась на Тайрела.
        -- - Ты опять под кустом спал?!
        -- - Почему сразу под кустом?.. - пригорюнился Тайрел. - Вот нет бы хоть раз подумать обо мне хорошо! В своей комнате я спал, сном младенца!
        -- - И как, видел сладкие сны?
        -- - Да нет, чушь всякую, - шутливо отозвался он - но, отвечая, взглянул на нее в упор, и девушка чуть не сделала шаг назад. В пронзительных глазах пирата плескалась ночь.
        "Тебе снился тот же сон?.."
        "Угадала, принцесса".
        * * *
        Для отправки отчёта Серж воспользовался всё той же формой на сайте, от души надеясь, что Великий Магистр им и удовлетворится. Сама мысль, что подобная писанина с лёгкой начальственной руки может стать постоянной практикой, угнетала.
        Про обнаруженные уязвимости он писать не стал. Нет, он вовсе не питал ложной надежды, что Великий Магистр забудет о своём вопросе, просто надеялся, что успеет сочинить более-менее приемлемую версию, а заодно вытянуть с сайта всю интересующую информацию, прежде чем его опять призовут к ответу.
        А пока, решил он, можно заняться и чем-нибудь более интеллектуальным. Например, довести до ума своё заклинание для материализации крупных объектов, чтобы с помощью него можно было творить не только бригантины, или построить вторую бригантину, на этот раз со своими чертежами. Не пропадать же трудам.
        С этими мыслями и с чертежами подмышкой он спустился в гостиную, где имелся в наличии восхитительно большой и ровный стол, на котором так удобно раскладывать всякие бумажки. Кроме стола, правда, там наличествовал далеко не столь прекрасный Тайрел, но перед этим неизбежным злом лидер пока был бессилен.
        Тайрел сегодня, как назло, был на редкость лучезарен, читай "доставуч и ехиден".
        - О, Серж с чертежами! Как мило - с доставкой прямо в руки. Спасибо, конечно, за заботу. Ну, я пока пораскину мозгами над проектом, а ты займись привидением.
        - Каким ещё привидением? - Серж и так был в шоке от такой непроходимой наглости, но эта заявочка била все рекорды по идиотизму.
        - О, недогадливый Робин, осквернивший своим присутствием самый прекрасный из всех пиратских островов в этой части света! Да будет тебе известно, что всякий порядочный пират просто обязан в своей жизни оставить на острове хоть один клад. Я тебе сто раз уже об этом говорил. А с чего, по-твоему, те придурки так вертелись у наших берегов?
        - Причём здесь привидение? - Серж настолько обалдел, что начал повторяться, как заезженная пластинка.
        - Неужели твоих скудных мозгов не хватает на то, чтобы понять: каждый пиратский клад непременно охраняется духом безвинно убиенного над ним пирата?! Так что ищи, боцман, а увидишь привидение, не кричи громко: оно бесплотное.
        - Тайрел, ты обкурился, что ли?
        - Обойдешься. Я не страдаю вредными привычками, к твоему сведению.
        - А-а, это у тебя просто крыша едет! - "догадался" Серж. - Так бы сразу и сказал. Только имей в виду, психов в капитаны не пускают.
        - А в проектировщики?
        - Нет! Всё! Хватит с меня твоих дурацких приколов! Вторую бригантину я буду строить сам! Один! Зато точно буду знать, что это именно бригантина, а не какой-нибудь эсминец!
        - Ты не нервничай так, - посоветовал Тайрел, с вежливой улыбкой выслушав всю тираду, - кровяное давление повышается. А тебе сейчас вредно нервничать. Вдруг рука дрогнет, и парус в другую сторону выгнется?
        Серж взвыл и запустил в недруга молнией. Тот, не будь дураком, поставил щит и швырнул в ответ классический огненный шар.
        Второй щит.
        Несколько минут противники любовались, как между щитами носятся шар и молния, не в силах причинить противникам ни малейшего вреда. Временами снаряды сталкивались, и тогда отведённое им пространство начинало немилосердно искрить.
        На пятой минуте маги откровенно заскучали.
        - Предлагаю одновременно деактивировать наши заклятья, - сказал Серж, - знаешь, это мельтешение... м-м, оно очень вредно для глаз. Да. Просто ужасно вредно.
        Тайрел согласился - а что ему ещё оставалось? Пока между противниками стояли щиты, использовать любые другие заклинания было невозможно.
        Серж намерено старался немного задержать свою деактивацию, чтобы сопернику всё-таки хоть чуть-чуть досталось. Но Тайрел наверняка задумал то же самое, так что в конечном итоге заклинания развеялись всё-таки одновременно. Но горец решил не останавливаться на достигнутом и угрожающе двинулся на лидера с кулаками. Серж прекрасно понимал, что при таком раскладе у него нет ни малейшего шанса на победу. Всё-таки, Тайрел был в лучшей, чем он, физической форме, к тому же программа физподготовки в его Школе предусматривала обучение основам рукопашного боя, а не только бесконечное наматывание кругов по стадиону, практиковавшееся в Тибетской Школе. Поэтому он развернулся и бросился вон из гостиной.
        И тут произошло нечто странное. Вместо того чтобы остановиться и сказать ему вслед какую-нибудь гадость, Тайрел вытянул из пространства меч и с удвоенным энтузиазмом продолжил преследование! Серж судорожно глотнул и ускорил передвижение нижних конечностей. Как назло, выбегая в коридор, он снова обернулся: проверить, не устарело ли его желание как можно скорее покинуть общество несколько неадекватного товарища. Увиденное его не воодушевило: Тайрел с упорством самоходной установки пёр вперёд, недвусмысленно угрожая добыче обнажённым клинком. Серж сбился с шага, споткнулся о порог и кубарем полетел на пол, к счастью, к счастью, успев выставить перед собой руки. В правом запястье что-то мерзко хрустнуло и налилось леденящей болью (подвернул! - пронеслась в голове паническая и совершенно дурацкая мысль), зато нос был в целости и сохранности.
        Это его и спасло. В тот же миг над макушкой Сержа, срезав несколько волосинок, пронёсся и с хрустом врезался в косяк тайреловский шамшер. Серж скосил на него глаза и почувствовал, что рука, пожалуй, не так уж сильно и болит.... Потом его взгляд наткнулся на рыжие волосинки, намертво пришпиленные к дверной коробке.... Шутка явно затянулась.
        - Эй ты, урод, хватит портить мою причёску! - Серж окончательно взбеленился и попытался одним движением встать на ноги и дать в глаз этому придурку с мечом.
        В ответ Тайрел с явным трудом выдрал чересчур глубоко засевший меч и вознамерился снова пустить его в дело. Лидер каким-то чудом умудрился уйти от удара и принять вертикальное положение. Сползая по стеночке к выходу, он случайно столкнулся взглядом с тем, кого до сих пор считал своим товарищем, пусть и со слегка протёкшими мозгами,.. и подавился очередной порцией воздуха. Какого цвета у Тайрела глаза? Синие, зелёные, кто их разберёт.... Сейчас же в глазницах клубилась чернильная мгла. Две ямы, в которых плескалась вселенская пустота, и откуда на ошеломлённого мага смотрело Нечто....
        Все планы поднырнуть под очередной замах и выбраться наружу, равно как и надежды на то, что Тайрел проветрится и придёт в себя, моментально вылетели у него из головы. Вряд ли стоит надеяться, что свежий воздух окажет благотворное воздействие на ЭТО!
        Серж непроизвольно взвыл и рванул к лестнице. Где, чёрт побери, ошивается этот великий воитель, Лекс? Сейчас ох как пригодился бы его замечательный меч... желательно в комплекте с самим владельцем. Серж холодное оружие не очень любил. Ловкости не хватало. А любимая рогатка осталась в комнате, да и толку от неё.... Пока он будет целится, озверевший Тайрел его настрогает, как окорок к обеду, тонкими ломтиками.
        Ступеньки явно вступили в сговор со спятившим магом. Иначе с чего бы это им норовить то и дело выскользнуть из-под ног и тайно увеличить своё количество чуть ли не вдвое? Когда лестница наконец-то закончилась, Серж чувствовал себя трудолюбивой обезьяной, из интереса составившей полный каталог деревьев родного леса. Утешало одно: монстру, занявшему место старого доброго Тайрела (ну, хорошо, как правило, не слишком и не со всеми доброго и, так уж и быть, не очень старого), приходилось не легче, а ему к тому же приходилось волочь на себе здоровенную железяку. До заветной двери в родную комнату оставалось всего несколько метров, показавшихся Сержу почти бесконечными. Хотя, какая разница, где его будут шинковать, а гаубицы под кроватью не завалялось, он точно помнил. Зато в комнате есть такая замечательная крепкая дверь, укреплённая просто изумительным охранным заклинанием, что по части спасения магов от их же собственных коллег с ней не сравнится ничто на ближайшие тысячи миль!
        Тайрел (или то-что-сидело-у-него-внутри) как раз закончил преодолевать ступеньки и увидел, что добыча вот-вот ускользнёт. Последние метры горец пролетел в одном прыжке (по крайней мере, спина Сержа была в этом так уверена, словно только что отрастила на себе лишние две пары глаз). Обладатель спины ничего не успел сообразить. Он только открыл дверь, намереваясь войти и как можно скорее за собой захлопнуть, как что-то тяжёлое, местами твёрдое, рухнуло ему на спину, и он полетел вперёд, увлекаемый неумолимой силой земного притяжения.
        Навстречу попалась кровать.
        Утопая носом в подушке, Серж по неясному шевелению сверху понял, что устроившееся сверху что-то массивное явно замышляет против него какую-то бяку.
        - Не ешь меня, Серый Волк, я тебе песенку спою! - правильно, умирать, так с музыкой. Кое-как лидер умудрился выбраться из-под агрессивного тела и откатиться в сторону. Через миг сверкающая стальная полоса пронзила насквозь его футболку и запуталась в постельном белье. К счастью, потрохов между ними не оказалось, - Серж вовремя успел двинуть корпус в сторону. Зато он с удивлением отметил, что его одёжка скорее смахивает на лохмотья: видимо, в процессе игры в догонялки Тайрел задел его, и задел не раз, и просто чудо какое-то, что на теле до сих пор нет ни царапинки. Воинствующего мерзавца последний факт явно разочаровывал: горец снова занёс меч, а для верности придавил Сержа коленом к кровати, чтоб не ёрзал и не мешал целиться. В этот раз Серж лежал на спине и имел весьма скромные возможности для уворачивания, зато превосходный обзор для впадения в панику.
        Всё-таки, пословица не врёт: дома и стены помогают. На этот раз именно стена сыграла не последнюю роль в его спасении. А всё потому, что на ней висели....
        РОГА! Серж уцепился за них взглядом, точно и впрямь уверовал, что они окажутся хорошей защитой против шамшера. Стараясь не обращать внимания на неумолимо приближающийся меч, он каким-то чудом ухитрился сорвать со стены пару превосходных волосиных рогов и парировать смертоносный удар.
        Рога выдержали!
        Тайрел явно этого не ожидал. Секунду он с удивлением рассматривал странный предмет, помешавший ему прикончить быстроногую жертву, потом спокойно высвободил меч и снова размахнулся, с равнодушием машины, выполняющей одну, раз и навсегда заложенную в неё операцию. Серж не стал ждать, когда меч в очередной раз попытается узнать цвет его крови, и со всего размаху всадил в грудь противника свои грозные рога.
        Надо признать, они были довольно острыми. Тайрел даже охнул, когда твёрдые роговые отростки впились в его рёбра. Но это не помешало ему всё с тем же упорством пытаться довести удар до конца. До Сержа мечу оставалось едва ли пара сантиметров воздуха и сантиметров десять (в толщину) рогов, к тому же сидящий на сержевом пузе Тайрел здорово затруднял противнику дыхание.
        - Мальчики! Чем вы тут занимаетесь?! - проходящая по коридору Майя очень заинтересовалась висящей на одной петле дверью и доносящимися из комнаты странными звуками. "Беги!", хотел закричать Серж, "позови Лекса!", но тайрелов локоть как раз упёрся ему в кадык, и вместо крика получилось жалобное сипение, больше похожее на последнюю степень удушения.
        Но в этот момент тьма, наполнявшая глазницы Тайрела, дрогнула, уступая место пронзительной синеве обычного человеческого взгляда. Горец глубоко вздохнул, как после долгого глубокого сна, моргнул пару раз, словно привыкал к новому зрению... и узрел, что сидит верхом на полузадушенном Серже в его комнате, на его кровати, а из одежды на лидере одни живописные лоскуточки. Застывшей у дверей ошарашенной Майи он не видел только потому, что сидел к ней спиной.
        Шамшер выпал из его ослабевших рук и больно ушиб палец на ноге. Тайрел издал невнятный горловой звук, закатил глаза и откатился в глубокий обморок.
        - Что здесь было? - спросила Майя, помогая Сержу выкарабкаться из-под обмякшего великого воителя.
        - Тайрел гонялся за мной по дому с мечом, - не слишком понятно объяснил тот.
        - Всерьёз? - ужаснулась девушка.
        - Похоже на то.
        - Может, тебе показалось? Тайрел любит такие шуточки....
        - Это мне тоже показалось? - Серж выразительно покрутил перед нею остатками своей футболки. Майя округлила глаза и потрясённо выдохнула.
        Тайрел, небрежно сваленный на пол, против такого негуманного обращения отнюдь не протестовал, равно как и не рвался с выступлениями в свою защиту. Серж для верности потыкал его ногой, - нет, не шевелится, - и ушёл в ванную переодеваться. Минут через десять, когда он вернулся, Майя стояла в той же позе и неотрывно глядела на Тайрела.
        - Серж, он в обмороке!
        - А я что? - огрызнулся Серж. Сказывалось напряжение последних тридцати минут.
        - Наверное, он понял, что чуть не натворил, и устыдился.
        Серж скептически фыркнул, давая понять, какого он мнения о подобных теориях. Впрочем, сама Майя думала о них не лучше.
        - И что нам теперь делать с этой трепетной ланью? - спросил он в потолок.
        - Не знаю. Есть идеи?
        - Трайду отдам. Пусть препарирует.
        - Почему Трайду?
        - А кому? - Серж очень сомневался, что сможет адекватно объяснить ей, что смотрело на него глазами Тайрела. И уверен был, что Трайду это будет весьма интересно. Вот только не стоит ли прежде всё же попробовать поговорить с самим Тайрелом? И, если что, аккуратненько его шантажировать этим случаем....
        - Может, лучше Джессике? - попросила Майя. - Тайрел ещё такой молодой, рано его на реактивы переводить.
        - Можно и Джессике, - покладисто согласился он. - Зови.
        Звать никого не пришлось. Привлечённые шумом, у дверей начали собираться остальные - вся команда, только Аини не хватало. Майя нырнула в толпу, выудила оттуда сестричку, показала Тайрела, и девушки о чём-то горячо зашептались, то и дело косясь на бесчувственное тело. В процессе обсуждения старшая зачем-то измерила парня, используя в качестве инструмента длину большого и указательного пальцев. Два-три несложных пасса - и Тайрел плавно взмыл на полметра над полом, так и не придя в себя. Сестрички хлопнулись ладошками и тут же радостно утянули его для оказания первой медицинской помощи: Джесси шла впереди, показывая направление, за ней плыл по воздуху горец, а в хвосте шла Майя, которая этого горца левитировала. Словно святые в момент совершения очередного чуда, прошли они сквозь толпу, дошли до конца коридора и скрылись на лестнице, оставив Сержа в гордом одиночестве чинить дверь и объяснять коллегам, с чего это Тайрел вдруг повадился падать в обморок у него в комнате.
        Прошло часа полтора. Тайрел уже пришёл в себя, и теперь у него немилосердно болела голова. Он сидел (поскольку лежать категорически отказался) в своей комнате с мокрой тряпкой на лбу, ужасно злой, несчастный и расстроенный. Больше всего его удручал тот факт, что налицо имелся очередной провал в памяти. Всё, что он помнил, - это летящую на него молнию Сержа и до боли знакомое старое заброшенное кладбище, успевшее надоесть ему до чёртиков. В какой-то момент этот милый сердцу законченного некрофила образ разбавился возникшими на периферии сознания звонкими девичьими голосами. Кладбище упиралось: видимо, ему очень нравилось сниться именно Тайрелу и никому другому, но, в конце концов, пришлось уступить и ему. И что же парень увидел, вернувшись в эту реальность? Правильно, двух близняшек, одна из которых как раз шлёпала ему на лоб очередную мокрую тряпочку, мирно обсуждающих какие-то не слишком понятные ему проблемы. И жуткая головная боль, из-за которой голоса девчонок отдавались под черепом звоном набатного колокола. Сестричек он не слишком грубо выгнал, тряпку... оставил, но голова всё равно
продолжала болеть.
        Неудивительно, что залетевший на огонёк Серж был принят более чем неприветливо.
        - Ну? - неприязненно спросил горец, глядя, как Серж протискивается в чересчур узко приоткрытую дверь его комнаты. - Если ты за объяснениями, то не дождёшься. Провалы в памяти.
        - Могу рассказать, - предложил Серж.
        И рассказал.
        - Извинений ты тоже не дождёшься, - буркнул Тайрел по окончании повествования. - Раз я ничего не помню, то и извиняться за то, что проделывало моё тело в моё отсутствие, не собираюсь.
        - На фиг мне твои извинения, - спокойно ответил тот, - скажи только, кто всё это время смотрел твоими глазами.
        - Сущий, - брякнул Тайрел и тут же заткнулся, поскольку сам не понял, что же такое сказал.
        - Кто это?
        - Кто?
        - Сущий.
        - Какой ещё Сущий?!
        - Откуда мне знать? Ты это сказал.
        - Я?!
        - Нет, я!!
        - А раз ты сказал, чего у меня спрашиваешь?
        - Потому что первым это сказал ты.
        Оценив непередаваемый идиотизм только что прозвучавшего диалога, парни разом заткнулись и некоторое время молчали. Через какое-то время Серж рискнул нарушить напряжённую тишину. На этот раз он решил зайти с другой стороны:
        - Тайрел, когда я спросил, кто смотрел твоими глазами, ты ответил мне "Сущий". Кто это?
        - Не знаю, - честно ответил горец. Он и в самом деле не знал, откуда пришло к нему это имя.
        - Ладно, - Серж покрутил головой и встал, - пойду расскажу Трайду....
        В голове Тайрела что-то щёлкнуло, и из горла помимо его воли вырвалось:
        - Нет!
        - Что - нет? - Серж здорово удивился.
        - Только не Трайду!
        - Почему?
        - Не хочу, чтобы все подряд считали меня психом ненормальным, - через силу улыбнулся Тайрел.
        - Да ладно тебе, Трайд никому не расскажет, - Серж направился к двери.
        - Серж, погоди, - Тайрел даже забыл про головную боль и встал с кровати. - Ты... извини меня, ладно? Я... погорячился тогда... ну, ты понимаешь... Прости меня, пожалуйста. Только не говори ничего никому, прошу тебя. Особенно Трайду. Ну... Он у нас вроде как самый продвинутый. Если уж он меня в психи запишет, то с ним все согласятся. А я, может статься, ещё не безнадёжен. - Тайрел выдавил бледную улыбку. Странной какой-то была эта улыбка. И речь была не его, не тайреловская. И сам он как-то неуловимо изменился в этот миг. Ох, что-то темнишь ты, дорогой враг. Плевать тебе, что кто-то сочтёт тебя психом, и всегда было плевать. Просто ты почему-то очень не хочешь, чтобы Трайд узнал о том, кто порою смотрит твоими глазами. Боишься ты нашего ментала, ох как боишься. Или это тот, внутри тебя, боится. А Трайду наверняка оч-ч-чень интересно будет узнать об этой милой зверюшке. Пожалуй, я окажу тебе эту маленькую услугу. Не буду пока ни о чём рассказывать, но ты выкручивайся, как хочешь. А я буду следить за тобой. И если хоть что-то покажется мне подозрительным....
        Вслух он, однако, сказал совсем другое.
        - Не бойся, Тайрел, Аини психов не боится, ей ты и со съехавшей крышей мил будешь. Может, такой даже больше понравишься. Да, оклемаешься, поднимись на второй этаж, я специально пока ничего не чинил.
        - А что там? - насторожился тот.
        - Дверь, - Серж криво усмехнулся. - Ты преодолел расстояние от лестницы до моей двери одним прыжком. Упал мне на спину. И вышиб мною дверь. После этого мы ещё пролетели метра два до моей постели.
        Тайрел быстрым нервным движением облизнул ставшие вдруг сухими губы. Опять не его движения! И манера выражаться не его:
        - Это был не я, - быстро сказал он, - ты понимаешь...
        - Я понимаю. Это тебе информация к размышлению. О том, на что способен... м-м... мерзавец, который иногда копошится в твоей голове. Так что ты подумай всё-таки насчёт Трайда...
        - Морду набью, - вдруг совершенно нормальным голосом сказал Тайрел.
        - Кому?!
        - Гаду этому. Встречу - и сразу набью, чтоб неповадно было по чужим головам шастать. Ты не знаешь, где Аини?
        - Загуляла где-то.
        -Как я?! - Тайрел был близок к повторению своего благоприобретённого опыта по обморокам. Ещё чего не хватало... Он представил себе, что Аини подпала под жутковатое обаяние неимоверно надоевшего ему сна о старом кладбище, и чуть не застонал вслух.
        - Да нет, - успокоил его Серж, - травки какие-то собирает. Обещалась сделать какой-то сногсшибательный чай, если не шутила, конечно. Тайрел, я пойду, всё-таки. А то там близняшки уже минут десять дружно сопят в замочную скважину, а прервать наши суровые мужские разговоры не решаются.
        Насчёт десяти минут он откровенно врал, как и насчёт замочной скважины. Просто ему до чёртиков надоело находиться в обществе периодически невменяемого человека, и к тому же он страшно сомневался, правильно ли поступает, решив выполнить просьбу Тайрела (или того?) ничего никому не говорить.
        В коридоре он нос к носу столкнулся с Аини. Коллеги уже успели рассказать ей штук пять разных версий, как Тайрел гонял Сержа мечом по этажам, потом упал в обморок в его комнате и очнулся с провалами в памяти, так что девушка была здорово на взводе.
        - Как он? - спросила она.
        - Сидит, страдает. Голова у него болит. Хоть ты пожалей его, что ли... А то мы все только ругаем и отчитываем.
        - Сейчас я его пожалею... - Аини криво усмехнулась и постучалась к Тайрелу. - Это я.
        - Заходи, - велел мрачный голос.
        Она без тени сомнений воспользовалась приглашением и надежно закрыла за собой дверь - на случай, если с кем-нибудь приключится приступ неуемного любопытства.
        Тайрел сидел на кровати и упорно смотрел в пол - то ли не знал, с чего начать разговор, то ли просто чувствовал вину за содеянное.
        Аини присела рядом и небрежно взъерошила ему волосы на голове. Попытка удалась - Тайрел оторвался от созерцания пола и обалдело взглянул на нее. Девушка спрятала улыбку - ага, противник в растерянности!
        - Рассказывай, витязь.
        - Что рассказывать-то? - буркнул Тайрел, не желая сдаваться сразу.
        - О том, какой кошмар посетил тебя в этот раз, - Аини прищурилась и взглянула куда-то в окно.
        - А... как ты догадалась? - наконец, выдавил парень.
        - ...Значит, все-таки кошмар. Я не догадывалась, просто так сказала. И угадала... Кладбище?
        - Да, проклятое, - Тайрел в отчаянии треснул кулаком по спинке кровати. - Опять! А до этого я просто вырубился и ничего не помню.... Робин сказал, что я чуть не разделал его на шашлык.
        - Ты вообще не помнишь этот момент?
        - Вообще. Последнее, что я помню - наши с Сержем щиты. Мы, как обычно, затеяли... легкую потасовку, - выкрутился он, невольно усмехнувшись воспоминанию. - А потом... Робин утверждает, что я чуть не убил его на самом деле. Что я вообще не соображал, что делаю. И что вышиб - Робином же! - дверь. Но я этого не делал!!!
        - Ничего себе ситуация, - задумчиво признала Аини. - Но дверь у него и в самом деле убита в хлам.
        Тайрел застонал и вновь приготовился падать в обморок. Последняя надежда, что Робин шутил, развеялась в дым. Что происходит?!
        - Может, я с ума сошел? Раздвоение личности и все такое?..
        - А ну-ка взгляни на меня, - велела девушка. Тайрел поднял на нее несчастные глаза и тут же отвел их в сторону. - В глаза смотреть! - тоном прожженного инквизитора рявкнула она. Парень вздрогнул и послушался. Нормальный у него был взгляд, несчастный и растерянный - но без малейших признаков безумия; пронзительная морская синева. По мере того, как Аини убеждалась в том, что Тайрел абсолютно нормален, взгляд горца менялся - на откровенно заинтересованный и пытливый. Девушка поспешно отвела глаза.
        - Не похож ты на психа, - сообщила она.
        - Мне тоже так кажется, - уныло согласился Тайрел, с сожалением расставаясь с мыслью немного поухаживать за Аини, раз уж та сама забрела к нему в комнату. Расставаясь - потому что вспомнил еще один момент, который упорно прятался куда-то в глубины подсознания, стараясь поскорее забыться: - Я забыл тебе сказать - Робин сейчас спрашивал, кто смотрел моими глазами. И я ляпнул - "Сущий". Причем, сам не понял, откуда это слово-то взялось.
        - "Сущий"? Что это значит?.. - призадумалась девушка. - Может, как-то связано с твоими кошмарами?
        - А может, я всё-таки псих? И если это правда, - вам всем лучше держаться от меня подальше.
        Аини еле подавила желание отвесить ему полноценного тумака - чтоб неповадно было духом падать.
        - Лучше поближе - чтобы вовремя тебя связать и дать пинка, - пошутила она.
        - Разве что, - Тайрел шутки не поддержал, и смотрел он сейчас куда-то в окно, на небо. Грустно так смотрел.
        Мечта о подзатыльнике уступила место желанию просто погладить мрачного Тайрела по голове, чтобы бедняга не расстраивался вконец. Она даже протянула было руку, но тут же отдернула назад. Почему-то ей показалось, что этого делать не стоит, ни в коем случае. Аини резко встала и прошлась по комнате.
        - Знаешь, дерево пропало.
        Какое дерево? - вернулся из страны грез Тайрел.
        - Чёрное.
        - Ерунда какая-то творится на острове, - вздохнул он. - Надо бы опять экспедицию устроить.
        - Вдвоём?
        - Если бы, - усмехнулся Тайрел. - Да кто нам даст? Особенно теперь... когда я чуть не убил Сержа.
        Аини резко остановилась перед кроватью и протянула ему руку - все же не удержалась:
        - Успокойся. Может, это больше не повторится. А я тебя все равно не боюсь.
        Тайрел слабо улыбнулся и принял предложенную руку, одновременно вставая с кровати.
        - Ну вот, я так хотел заставить всех трепетать в ужасе перед моей грозной персоной, - а ты не трепещешь!
        - Пошли к остальным, гроза морей, - проворчала она. - Явишь им свою вполне вменяемую личность...
        ГЛАВА 16
        Близняшки, оккупировавшие крылечко, на полуслове прервали своё щебетание и с умилением уставились на выходящих из дома Аини и Тайрела. Джессика при этом что-то торопливо спрятала за спину и приняла самый невинный вид.
        Тайрел успел заметить то, что она прятала, и непроизвольно попятился.
        -- - Ты чего? - удивилась Аини. - Опять видения?
        -- - У нее утюг. Я туда не пойду!
        -- - Тайрел! - радостно закричала Джессика. - А мы как раз тебя ждём! Иди к нам, мы тебя лечить будем! Как ты меня.
        -- - Ы.
        -- - Надо полагать, это означает согласие? - улыбнулась Майя.
        -- - Ыыыыыыыыыы...
        -- Джессика обернулась к сестре:
        -- - Я же тебе говорила, что он будет не против! А ты - "испугается, испугается"...
        -- - Соглашайся, - искушающе посоветовала Аини.
        -- - Ни за что!
        -- - Соглашайся, а то позову Лекса.
        -- - Зови, - ухмыльнулся Тайрел. - Он меня спасет - от вас, маньяков!
        -- - Тогда я и Трайда позову. И он на тебя посмотрит.
        -- - Ужас какой... - горец слегка приуныл, но не сдался.
        -- - Вот-вот, поэтому лучше соглашайся сразу.
        -- - Тайрел, я буду нежной. Как ты со мной, - пообещала Джессика.
        -- - Я чего-то не знаю? - невинно поинтересовалась Аини из-за спины потенциальной жертвы утюга.
        -- - Да я про утюг, Аини, не беспокойся.
        -- - А ты ничего и не помнишь, ты в отключке была!
        -- - Народ, хватайте его! - мстительно велела Аини.
        -- - Леееекс! - во всё горло заорал Тайрел в полном соответствии со своими обещаниями.
        -- - Сеееерж! - подхватили близняшки.
        -- - А мне кого звать - Трайда или Эрику? - засомневалась Аини.
        -- - А вон они сами идут, все четверо.
        -- - Лекс, спаси меня! - трагически провозгласил Тайрел и демонстративно потерял сознание. Близняшки обрадовались:
        -- - Ой, так даже удобнее, он не вырывается!
        -- - Что происходит?! - Лекс удивленно воззрился на бездыханную тушку.
        -- - Мы его утюгом хотим погладить, а он не дается!
        -- Лекс критически изучил расположение тела в пространстве и внес дельный совет:
        -- - Давайте я буду держать его за ноги.
        -- - Что?! - взвыл Тайрел, мгновенно приходя в себя. - И ты, Лекс?!
        -- - И я, - обрадовала его Аини.
        -- - И мы все, - включился Серж. - Эрика, не хмурься, это не издевательство, а медицинская процедура.
        -- - Да? - Эрика мгновенно расслабилась. - Тайрел, ты хочешь увильнуть от лечения? Это очень неблагоразумно. Пожалуй, я помогу вам, прочитаю ему лекцию о правилах хорошего тона.
        -- - Ну, что, приступим? - Джессика с энтузиазмом извлекла из-за спины утюг.
        -- - Приступим! - Серж азартно нацелился на тайрелову левую коленку. В правую вцепился Лекс...
        -- Сначала жертва вопила и вырывалась, но железная хватка парней оказалась сильнее. Осознав, что карма его таки настигла, Тайрел смирился и безвольной тушкой обвис в руках друзей.
        -- - Пытайте. Мучайте, - обреченно предложил он.
        -- - Это для твоего же блага, - спокойно заметил Лекс.
        -- - Я с тобой не разговариваю, предатель, - мрачно сообщил Тайрел и заткнулся окончательно. Правда, ненадолго...
        -- - Аини, а ты чего ждёшь? - очень натурально удивился Серж.
        -- - Пока вы начнете.
        -- - Так раздевай! - скомандовал лидер.
        -- - Я-а?!!
        -- - А кто? Мы все заняты... - парни, державшие Тайрела за правые конечности, и близняшки, вдвоём вцепившиеся в его левую руку, согласно закивали. Эрика подняла голову от Устава... и предложила свою помощь! Аини ухмыльнулась и все-таки присоединилась:
        -- - Эх, всю жизнь мечтала, можно сказать!
        -- - А-а! - заорал Тайрел, когда с него совместными усилиями потянули футболку.
        -- - Тай, не кричи так громко, у меня уже ухо не слышит...
        -- - Зайка, не бойся, мы дальше пока не раздеваем.
        -- - А кто гладить будет? - с интересом спросила Аини.
        -- - Я, наверное, - задумчиво сказала Джессика, - так сказать, отдам долг. Аини, подержи ручку.
        -- - Эрика, не зевай, читай давай молитву, или что ты там собиралась?
        -- - Отпустите! Я требую свободы! Не сметь проводить надо мной шаманских обрядов!
        -- Не обращая внимания на вопли, Джессика вознесла над бедным парнем утюг и, несмотря на его яростное сопротивление, как-то ухитрилась попасть им на живот. Интенсивность воплей возросла, а тональность приобрела прямо-таки ультразвуковые высоты.
        -- - Что, такой горячий? Подуть? - виновато спросила Джессика и, не дожидаясь ответа, принялась интенсивно дуть Тайрелу на пузо.
        -- - Он холодныыыыыыый... - простонал Тайрел.
        -- - Что это с ним? - она посмотрела на Трайда. Тот улыбнулся:
        -- - Ты сосредотачивайся, сосредотачивайся. Как потеплеет, так можешь гладить.
        -- - А может, не надо мне ничего гладить? - всхлипнул Тайрел. Впрочем, он и сам уже потихоньку начинал смеяться.
        -- - А если он перегреется? - спросила Джессика, не обращая на него внимания.
        -- - Значит, ты будешь лечить Тайрела от ожогов.
        -- - Что?! Вы меня лечить или калечить собираетесь?!
        -- - А ты вообще лежи! - Майя пихнула начавшего было подниматься парня обратно. - А не то первым делом мы погладим язык.
        -- Тайрел почему-то - видно, от неожиданности - заткнулся.
        -- Аини радовалась. Сначала тихо. Потом громко и с комментариями:
        -- - Ну, надо же, какой ты послушный бываешь! Всегда бы так!
        -- - Я еще и тихий бываю, ты не заметила? - съехидничал Тайрел, не выдержав долгого молчания. - Иначе бы я вас тут всех одной левой...
        -- - Ногой....
        -- - Вот-вот, ногой даже удобнее.... Что вы делаете, изверги?!
        Пока Тайрел разорялся, Джессика опять пристроила ему утюг на пузо и с вдохновением опытной домохозяйки принялась за глажку. Очередной вопль пытуемого поверг её в пучины меланхолии:
        - Что на этот раз?
        - Щекотно....
        - А ты дыши животом, - посоветовала Майя, - вот так.
        Она показала на себе, как правильно, с её точки зрения, стоит дышать животом. Тайрел послушался. Живот заходил ходуном. Джессика укоризненно посмотрела на сестру:
        - Нашла, что советовать! У меня утюг теперь на нём не держится - подпрыгивает.
        - Ничего, думаю, живот у него уже достаточно гладкий. Что у нас дальше по плану?
        - Можно, я тоже что-нибудь поглажу? - смеясь, попросила Аини.
        - А я поглажу мордашку, можно, ну пожалуйста?! - взмолился Серж. Остальные тут же азартно включились в игру, и меньше чем в пять минут Тайрел был целиком поделен на составные части и распределен по нарядам на глажку.
        - Изверги! Варвары! - всхлипывал Тайрел. - Расчленили! Как мамонта какого.... Вы меня ещё пожуйте....
        У Сержа так и вертелись на языке штуки три язвительных ответов, но все они были столь неприличны, что так и не стали достоянием общественности. Тем временем, горец воспользовался, что коллеги несколько отвлеклись от его скромной персоны, занятые делёжкой тела, и дернулся с такой силой, что сумел освободить разом обе руки и ногу. Но на этом полоса везения закончилась: маги тут же навалились на него всей кучей, вслух предлагая друг дружке его связать - для верности.
        - Тайрел, не пинайся, укушу за пятку, - предупредил Серж, стискивая его левую конечность. - Лекс, погладь ему ноги... так, чтоб не встал больше.
        Дальнейшие полчаса прошли в полном бедламе: все, вырывая друг у друга утюг, азартно гладили Тайрела, тот вырывался и заунывно скорбел о своей загубленной во цвете лет жизни, и хохот стоял такой, что все птицы на ближайшие километры замолкли в удивлении. В конце концов, Тайрел определённо вошёл во вкус и отбивался больше для виду: всё-таки, не каждый день тебя стремятся пощупать четыре прекрасных дамы сразу. Три прекрасных парня были не в счёт: они, в основном, держали его за ноги и следили, чтобы жертва не удрала раньше времени. Тайрел без боя не сдавался: он брыкался, орал, делал подсечки сразу двумя стреноженными ногами вместе с висящими на них магами, в общем, хулиганил, как мог. В конце концов? Аини все-таки зацепилась за кого-то из кучи, не удержала равновесия и грохнулась прямёхонько на жертву утюга. По стечению обстоятельств, сейчас как раз была её очередь орудовать утюгом, так что Тайрелу досталось сразу по всем статьям: вдобавок к девушке, на него свалился утюг и пребольно стукнул по левому плечу. Тайрел не растерялся: пока Аини соображала, на что упала, он выхватил у неё из рук утюг и
торжествующе вознёс его над головой. Собственное обещание больше не приближаться к этому предмету на пушечный выстрел явно вылетело у него из головы.
        - Ну, всё, - зловеще сказал он, и коллеги, как по команде, убрали от него руки. - Сейчас я тоже... буду кое-кого гладить!
        Всё почему-то сразу посмотрели на Аини. Девушка опасливо отодвинулась в сторону от Тайрела.
        - ...А будет это... - он зажмурился, вытянул перед собой руку и принялся водить перед собой указательным пальцем. Маги шустренько разбегались в стороны, но и Тайрел не стоял на месте. Неожиданно он открыл глаза. Его палец упирался в сторону Аини.
        - Ну, всё, считай, что это судьба, - он взмахнул утюгом и двинулся к ней. Аини совершенно автоматически двинулась от него. В горце проснулся инстинкт: догонять всё, что убегает. Он ускорил шаг. Аини тоже прибавила скорости и перешла на медленный бег. Попытка спрятаться за Лекса ни к чему хорошему не привела: Тайрел просто обогнул его, воинственно размахивая утюгом, и Аини чуть не оказалась зажатой в угол. Пришлось убегать снова, и на этот раз она для верности выбрала дорожку к пляжу. Следом мчался воодушевлённый Тайрел, а за ним - все остальные, изнывающие от любопытства: чем всё это кончится.
        До моря оставалось метров пять, когда Аини вдруг охнула и села на песок. Тайрел мигом забыл о возмездии и бросился на помощь.
        - Черт... - Аини морщилась, пытаясь извлечь глубоко вонзившийся в ногу осколок раковины. Тот был довольно большим и очень острым: из пореза текла кровь, которая после извлечения осколка полилась ещё сильнее.
        - Больно? - Тайрел плюхнулся на колени рядом, встревоженный так, будто это была по меньшей мере бандитская пуля.
        - Да выживу, - отмахнулась она, но Тайрел не угомонился:
        - Надо позвать Джессику, она тебя вылечит. А хочешь, я попробую?
        Аини усмехнулась, несмотря на боль.
        - Ты уверен, что умеешь лечить еще что-то, помимо головной боли?
        Он ухмыльнулся и демонстративно коснулся ушей, словно что-то с них стряхивал.
        - Как раз лечить я умею лучше всего! И не только голову...
        - По-моему, ты имеешь в виду что-то другое, - усомнилась Аини.
        - А я утюгом, - предложил он.
        Аини покачала головой и хотела уже сказать, что предпочитает дождаться Джессику, которая будет здесь вместе со всеми буквально с минуты на минуту, но просто не успела. Окровавленный песок рядом с её ногой вдруг взметнулся верх небольшим фонтанчиком. В облаке песка возникло нечто небольшое, но очень разлапистое, словно страдающий полидактилией осьминог, только растительного происхождения, и разом облепило всю её пораненную ступню. От венчика стебельков-отростков вглубь песка уходил один главный стебель.
        Любой нормальный человек на месте Тайрела влепил бы по наглому растению утюгом, что было бы, разумеется, совершенно бесполезно. Аини, наверное, попыталась бы применить огонь, рискуя заработать серьёзные ожоги. Тайрел же, не колеблясь ни секунды, сунул её в руки утюг, вытянул из пространства саблю и с размаху полоснул по главному стеблю. Венчик конвульсивно дёрнулся, обмяк и сполз с ноги девушки невзрачным пучком сена. Тайрел, не желая признавать, что схватка закончилась, вцепился в обрубок стебля и, поднатужившись, вытянул его остаток из песка.
        - Что это? - деловито спросил он у Аини, качая перед нею странным растением, похожим на длинную лохматую верёвку.
        - Тварь какая-то, - с чувством классифицировала девушка.
        - Ну и чёрт с ней, - он подобрал увядший венчик, как следует размахнулся и запустил останки в море.
        Как назло, загадочным предметом тут же заинтересовался левиафан, в последние дни облюбовавший для своих игр акваторию ближайшего пляжа. Вещица плавала на поверхности воды у самого берега. Змей подплыл поближе и попытался дотянуться до неё с глубины, - нет, не удаётся. Тогда он приподнялся над водой половиной тела, дрыгнул хвостом и, подняв тучи брызг, плюхнулся на мелководье. В результате этого маневра странный предмет оказался почти рядом с его мордой. Любопытствующее создание потянулось поближе, цапнуло зубами "верёвку"... и, казалось бы, безнадёжно мёртвый венчик, плавающий поблизости, вдруг развернулся и вцепился ему в морду! Левиафан невозмутимо облизнулся шершавым языком, с видимым удовольствием глотнул и уполз обратно на глубину, напоследок бухнув хвостом по воде. Брызги долетели даже до застывших на месте от удивления Тайрела и Аини.
        Остальная команда, не добежавшая до них каких-то десяти метров, была удивлена не меньше. Пока Джессика, не обращая ни на кого внимания, бросилась к Аини и немедленно приступила к целительству, маги устроили бурное обсуждение появления на острове нового вида хищной флоры.
        - Я сначала на осколок наступила, - объяснила Аини, с удовольствием ощущая, как тает резкая боль в раненой ноге. - А потом эта тварь вылезла. Не нарочно же она осколок положила...
        - Может, и нарочно, - Эрика пожала плечами. - Может статься, не одно Дёрево Грёз обладает специфической разновидностью интеллекта.
        - Кстати, хорошая идея, - сказал Трайд. - И как мы раньше не додумались! Мы же можем пообщаться с Деревом Грёз и попытаться выяснить, что творится у нас на острове, и откуда на нём вдруг взялось столько растительных мутантов.
        - Без меня, - решительно сказала Аини, - оно мне ещё в прошлый раз надоело больше некуда.
        - А я, пожалуй, составлю тебе компанию, - сказал Лекс. - Думаю, тебе не помешает небольшая охрана.
        - Ага, в чувство приводить после общения, - вспомнил Тайрел, как это было в прошлый раз. Но Трайд, к его огромному сожалению, опять не обратил на шпильку никакого внимания. В этот момент Джессика закончила свои таинственные манипуляции и встала. Аини поблагодарила и критически изучила результат. На ноге не осталось ни следа, но в целом ощущалась противная слабость - вероятно, последствия большой потери крови. Тайрел выразительно покосился на утюг. Аини проследила его взгляд и предупредила:
        - Даже и не думай!
        Тайрел приуныл:
        - Ну, вот, как на меня, так всем табором, а как ты - так сразу и не трогать.
        - Тебе не понравилось? - удивилась Джессика. - А, по-моему, помогло. Ты такой смурной был, а сейчас вон улыбаешься....
        Аини продолжала сидеть на песке, и Лекс догадался подойти и подать ей руку, чтобы помочь подняться (Тайрел запоздало спохватился, что это должен был быть он...). Его нога ступила на то место, откуда вылезло растение... и он по пояс провалился в песок! Робкая надежда, что это всего лишь ямка, не выдерживала никакой критики: Лекс медленно, но продолжал проваливаться всё глубже. Стоявший ближе всех к нему Серж дёрнулся было на помощь, но его ногу тут же засосало почти до колена, и он торопливо отскочил в сторону.
        Надо отдать должное Лексу и его выдержке: попав в нештатную ситуацию, он не стал паниковать и требовать от коллег немедленного спасения, а вспомнил всё, что знал о зыбучих песках и застыл, стараясь производить как можно меньше движений.
        - Лекс, что ты чувствуешь? - деловито спросила Эрика. - Тебя никто не ест?
        - Нет, - почти беззвучно ответил он, удивившись такому странному вопросу, - меня просто постепенно засасывает в песок.
        - Отлично, - кивнула она и скомандовала столпившимся на границе зыбучих песков магам: -отойдите. Лекс, не шевелись.
        Студенты послушались, а Лекс и так не шевелился. Эрика встряхнула руками, и на кончиках пальцев вспыхнули серебристые искры. Через миг таким же полупрозрачным серебристым светом замерцал песок вокруг увязшего мага, и парень почувствовал, что падение прекратилось. Он сделал попытку выбраться из песка, но обнаружил, что застрял намертво.
        - Эрика, что это?
        - Это заклинание из раздела стихии Земли, - охотно просветила девушка, - не пытайся выбраться самостоятельно, сейчас я тебе помогу.
        - Может быть, лучше это сделаем мы? - вежливо предложил Серж. Эрика кивнула:
        - Я всего лишь резко повысила вязкость субстрата. Надо только вытянуть его из ямы.
        Парни втроём осторожно ступили на границу скованных заклинанием зыбучих песков. Поверхность держала. Когда они тянули Лекса из песка, казалось, что он увяз в расплавленном и почти остывшем сахаре. Дождавшись, когда маги окажутся на твёрдой земле, Эрика деактивировала заклинание. Серж немедленно швырнул туда палочку, пояснив возмущённой таким хулиганством девушке, что это, дескать, для проверки. К удивлению всех присутствующих, палочка осталась лежать, как лежала. Серж швырнул камешек потяжелее, - тот же результат.
        - Эр, готовь заклинание, - вздохнул он и полез туда сам.
        Заклинание не пригодилось. Зыбь исчезла столь же неожиданно и необъяснимо, как и появилась.
        - Безобразие какое, - вздохнул уязвленный Серж. - Ну почему все неприятности случаются с кем угодно, но только не со мной?
        - Сейчас случатся и с тобой! - пообещал Тайрел и взмахнул мечом.
        - Ах, так? Где моя любимая рогатка? - Серж вполне профессионально (сказывались тренировки в экстремальных условиях) увернулся и запустил в противника камнем из свежематериализованного оружия. - Получи, гад!
        Тайрел легко обил камешек мечом и вновь пошёл в наступление. Серж сменил камни на огненные шары, - конец меча слегка закоптился. В глазах Тайрела сверкнули насмешливые огоньки:
        - Используешь Огонь против его повелителя?
        В сторону Сержа метнулись яростные языки пламени. На своё счастье, именно сейчас Серж умудрился поскользнуться на песке и улёгся на обе лопатки. Тайрел занёс шамшер.... Серж крутанулся на руках, подсекая противнику ноги, и проворно откатился в сторону. Тайрел в свою очередь "поцеловался" с песком, но успел напоследок пригвоздить к нему край Сержевой футболки. Серж кое-как выдрался и вскочил на ноги. Взгляду его открылся незащищённый затылок противника...
        - Прекратите немедленно, с ума посходили, как петухи какие-то! - раздался гневный окрик Эрики. Девушка наконец вышла из ступора, в который её повергло осознание непроходимой наглости этих двух ненормальных, не побоявшихся затеять драку прямо у неё под носом. Серж неохотно отступил, Тайрел вскочил на ноги и смерил её тяжёлым взглядом.
        - Как вам не стыдно - при своих же товарищах? Серж, тебе мало одного раза было? - продолжала разоряться Эрика.
        - Да заткнись ты, - буркнул Тайрел. Эрика уставилась на него ледяным взглядом.
        - Я сейчас тебя заткну, Тайрел, - медленно сказала она. - Лекс, почему ты их не остановил?
        - Они не делали ничего противозаконного.
        - Ничего? Они могли поубивать друг друга!
        - Не преувеличивай, - поморщился Лекс. За ним тихонько посмеивались над Эрикой остальные, недовольные, что им не дали досмотреть такую замечательную дуэль.
        - Надо же! - развеселились недавние противники.
        - А мы и не знали! Чёрт, такой шанс упустили, правда, Робин?
        - И не говори... - скорбно ответил тот, еле сдерживая смех.
        - Вот сейчас уйду в пустыню и буду скорбеть: рвать на себе волосы и посыпать голову пеплом.
        - Лучше солью. Как раз поджаришься.
        - Не напоминай... "Солнышко", твоя возня с огнём была воистину жалким зрелищем! Умоляю, не позорься больше перед лицом настоящего мастера!
        - А в другом месте можно? - жалобно спросил Серж.
        - Пожалуйста, - великодушно разрешил Тайрел. Эрика, откровенно надувшись, отвернулась. Она поняла, что ничем иным, кроме обычной мальчишечьей шутки, здесь и не пахло. И ей было грустно. Вот всегда так: стараешься-стараешься сделать людям лучше, а получается, как всегда. Может, люди такие пошли, или это методы неправильные?
        - Ох, Тайрел, что я вспомнил, - вдруг сказал Серж.
        - Что, ты видел привидение?
        - Да тьфу на тебя с твоими привидениями, я вспомнил, что одна гадость со мной все-таки случилась.
        - Это какая же? - подозрительно спросил Тайрел.
        - Ты. Сегодня утром. Ты повторяешься: утром меч, сейчас меч.... То ли дело я: утром рога, сейчас рогатка....
        - А-а, вот почему Эрика на нас так накинулась! - догадался горец.
        - Именно. Тайрел, сволочь, поумерь свой пыл, за один день ты изорвал на мне две футболки! Где я на тебя их напасусь?!
        - Уговорил! - он великодушно махнул рукой. - В следующий раз, когда мы задумаем драться, я подожду, пока ты снимешь с себя всю одежду.
        - Всю?
        - Всю лишнюю, тормоз. Но учти, если раньше страдала твоя одежда, то отныне то же будет происходить с твоей шкурой.
        - Идёмте домой, - вздохнул Серж. - Все эти драки с Тайрелом почему-то пробуждают во мне страшную жажду.
        - Крови? - лукаво улыбнулась Джессика.
        - Не, просто жажду. Аини, так с кем ты предпочитаешь ковылять в обнимку до дома?
        - Я могу тебя левитировать, - предложила Майя.
        - Нет, левитация - это перебор. Но Серж, если ты предлагаешь свои услуги... - лукаво протянула девушка.
        Тайрел поперхнулся воздухом и жестоко закашлялся. Лекса он бы еще перенес, тому все было по барабану, но Серж!!!
        - Тайрел, ты чего? - поддел Серж. - Слюной захлебнулся?
        Тайрел прокашлялся и с надеждой спросил Эрику.
        - А что говорит по этому поводу Устав? Что надо делать с жертвами раковин и моллюсков, а?
        - В экстремальных ситуациях следует поступать по обстоятельствам, соблюдая технику безопасности, - с умным видом сказала она и рассмеялась, - Тариэл, про вас с Аини в Уставе ничего не написано, честное слово. Можешь сам почитать.
        - Добейте меня сразу, пожалуйста, - жалобно всхлипнула Аини.
        - Давай лучше я провожу тебя до дома? - с тайной надеждой предложил Тайрел.
        - Утюг положи.
        - А теперь? - спросил Тайрел, послушно положив утюг.
        - По-моему, тебе это не поможет, - хихикнула Майя.
        - Вердикт однозначен: ты безнадёжен! - ухмыльнулся Серж.
        - Это еще почему?
        Пока они препирались, тихий и скромный Лекс подошёл к Аини, помог ей подняться и неожиданно подхватил на руки.
        - Вы тут общайтесь, а мы пошли, - сказал он и направился к дому.
        - Что это было? - тупо спросил Тайрел.
        - Это был Лекс, - просветила Джессика. - Пока вы выясните отношения, Аини успеет скончаться у ваших ног. Она же столько крови потеряла, а вы её держите на солнцепёке.
        - Я болван, - устыдился Тайрел и рванулся было по направлению к дому, но в самый последний момент притормозил и обернулся к сестричкам. - Можно ей чем-нибудь помочь?
        - Вряд ли ты сейчас ей чем-нибудь поможешь, - сочувственно сказала Майя.
        - Ей нужно полежать немножко, - намекнула Джессика. - Сказку рассказать, чтоб не скучала и не порывалась встать и побегать. Развлекать, в общем.
        - А... - Тайрел открыл было рот, но тут же закрыл и быстрым шагом направился к дому.
        Команда проводила его весьма неоднозначными взглядами.
        - Ступай с миром, дитя мое, - торжественно провозгласила Майя, заставив Сержа подавиться, как до этого Тайрела.
        Легонько стукнув в дверь комнаты Аини, Тайрел тут же вошел, не став дожидаться ответа. Представившаяся ему картина в очередной раз, - который уже за сегодняшний день? - лишила горца дара речи.
        Аини с комфортом возлежала на кровати в окружении кучи подушек и от души хохотала. Сидящий рядом в кресле Лекс читал ей вслух какую-то книгу и тоже еле удерживался от смеха, что было само по себе странно.
        Явление Тайрела парочка встретила гробовым молчанием, тут же сменившимся взрывом безудержного хохота.
        - Чему радоваться изволим? - осведомился Тайрел. Девушка вовсе не выглядела умирающей, а веселье Лекса почему-то неприятно задело его, тронув какие-то темные струнки в душе. Он помотал головой, пытаясь избавиться от внезапной злобы.
        - Лекс мне книгу читает, - пояснила Аини, вытирая выступившие от смеха слезы. - Про тебя!
        - "Витязь в тигровой шкуре", - дружелюбно пояснил Лекс, протягивая другу бессмертное творение Руставели.
        На обложке хмурил густые брови тощий бомж, для приличия повязанный облезлой шкурой умершего своей смертью тигра. В руках у оборванца был абсолютно неправдоподобный лук и меч, даже на вид тупой, как сибирский валенок.
        - Похож, - признал Тайрел, ухмыляясь. К нему мгновенно вернулось хорошее настроение, - да и Аини не сердилась, чего он втайне опасался, потому что причина у нее была. Как можно было настолько увлечься болтовнёй - и забыть вообще про все? В том числе про то, что она вот-вот потеряет сознание?!..
        Аини улыбнулась его словам и утомленно опустила голову на подушку.
        -Спасибо, Лекс, мне хватит. Я что-то не очень хорошо себя чувствую.
        - Поспи, - посоветовал Лекс, поднимаясь. - Я пойду к ребятам, скажу, чтобы не волновались.
        "Умница, Лекс", - Тайрел преисполнился жгучей благодарности другу за его понятливость. Когда сероглазый маг вышел, Тайрел быстро занял его место в кресле у кровати.
        - Прости, - виновато попросил он, взяв девушку за руку, безвольно лежащую на одеяле.
        - Ты ни в чем не виноват, - она утомленно закрыла глаза. - Ты же не медик, ты не мог знать, что все настолько серьезно.
        Видеть ее такой было странно. Грустная, трогательно-беззащитная, без привычного веселого смеха... Тайрелу сразу захотелось защитить ее от всего на свете - и это желание его безмерно удивило, настолько нетипичным оно было.
        - Я не медик, я болван, - согласился он - опять же, в который раз за сегодняшний день. Оставалось лишь пожалеть, что этого не слышит Серж...
        - И вовсе ты не болван, - сонно возразила Аини. - ...Я посплю?..
        - Посидеть с тобой? - мягко предложил Тайрел.
        Она легонько качнула головой, проваливаясь в сон, и горец так и не понял, было это отрицанием или утверждением. Он осторожно встал и накрыл ее пледом; секунду помедлил и бережно коснулся волос, не осмеливаясь на большее, ласково погладил выбившуюся прядь. Потом еще раз поправил плед и вышел, тихонько притворив за собой дверь.
        На пороге его, как оказалось, поджидал Серж.
        - Ой, Тайрел, как ты кстати! - обрадовалось это ходячее несчастье, даже не потрудившись сделать вид, будто стоит здесь совершенно случайно. - Сходи, пожалуйста, на второй этаж и полюбуйся моей дверью, точнее, тем, что от неё осталось.
        Тайрел сдуру согласился - и был шокирован. "Неужели я способен на такое?!" - мелькнула в голове паническая и совершенно дурацкая мысль.
        - Ну как, нравится? - ехидно осведомился Серж. - Надеюсь, ты испытал прилив трудового энтузиазма и сейчас быстренько всё починишь.
        - Я-а? - Тайрел опешил от такой наглости.
        - А кто, я, что ли? Кто дверь ломал?
        - Всё равно я ничего не помню, - буркнул Тайрел.
        - Ничего-ничего, зато я помню преотлично. До сих пор все рёбра в синяках. И не вздумай заколотить дверь намертво! Месть моя будет ужасна!
        Честно говоря, была у Тайрела такая мыслишка. Только он собирался не заколачивать, а воплотить в жизнь свою давнюю идею по обработке лидерской двери суперклеем. Но пришлось признать, что у Сержа действительно есть неплохие шансы красиво отомстить. Например, растрепать кое-что Трайду.... В общем, пришлось признать, что на этот раз увильнуть от общественно полезного труда не удастся. Общественность в лице лидера покрутилась рядышком, полюбовалась глубокомысленным выражением лица, с которым Тайрел оценивал масштабы работы, и тихо слиняла, пока не припахали помогать. Впрочем, Тайрел не огорчился. Ежу ясно, что работать лучше всего наедине с собой. А когда рядом ошиваются всякие посторонние личности, почему-то всё время глупости получаются.
        Стоило Сержу исчезнуть, как Тайрел мигом прекратил лирически улыбаться и принялся за дело. Собственно, дверь было проще выкинуть, чем починить: она каким-то непостижимым образом умудрилась не просто повиснуть на одной петле, но и покрыться сетью мелких трещин, отчего магу всё время казалось, что она вот-вот рассыплется на малюсенькие кусочки. Честно говоря, собирание мозаик никогда не было его любимым способом проведения досуга. Тайрел представил себе, с какой силой ему нужно было грохнуть Сержем об дверь, чтобы довести её до такого плачевного состояния, и содрогнулся. Бедный Робин, как только у него рёбра не переломались! Получился бы сплющенный Серж, впаянный в дверь вместо рамки....
        Из открытого окна налетел лёгкий ветерок, качнул распахнутой дверью. Дверь угрожающе заскрипела. Тайрел встрепенулся, выкинул из головы всякие глупости и принялся за дело. Собственно, делать почти ничего не пришлось. Убедившись, что восстанавливающее заклинание двери до лампочки, он ограничился цементирующим наговором, который не даст кусочкам рассыпаться, и подвесил дверь на вторую петлю. Проверил: ага, закрывается-открывается нормально. Вот и всё. Надо будет Робину намекнуть, что дверь ему всё-таки лучше сменить. А то закончится действие заклинания, а дверь возьмёт и рассыплется. А кто виноватым окажется? Правильно, Тайрел, который, починяя эту злосчастную дверь, специально наложил на неё заклинание Размежевания пролонгированного действия. А не это, так ещё что-нибудь логичное придумает.
        На лестнице он нос к носу столкнулся с Лексом.
        - Тайрел? Ты откуда?
        - Я Сержу дверь чинил, - торопливо сообщил Тайрел, чтобы не провоцировать всяческие домыслы.
        - И как?
        Тайрел вздохнул:
        - Сержу нужна новая дверь.
        - Ты специально или просто заклинания перепутал?
        - Да нет же! Заклинание не работает! - он быстро пересказал Лексу свои проблемы с сержевой дверью, и тот высказал желание полюбоваться этим загадочным предметом.
        - Мда-а, загадка. Значит, ничего лучше цементирующего заклятья не подошло?
        - Сам попробуй.
        Лекс попробовал и признал, что с дверью действительно что-то не так. На звук оживлённой дискуссии о некоторых странностях этого предмета, которую парни затеяли непосредственно на месте неудачного эксперимента, выглянул Трайд. Послушал немного, подошёл, посмотрел и сказал:
        - Всё ясно. Дверь деревянная и, как всякое дерево, отлично хранит память обо всех значительных энергетических возмущения. Когда Тайрел лупил Сержем об дверь, он сообщил ей сильнейший заряд отрицательной энергетики, поэтому восстанавливающее заклинание не сработало. Оно просто оказалось слабее энергии распада.
        - Кошмар какой, - пробурчал Тайрел, чувствуя себя последним монстром. Самым страшным...
        Тут и Серж подоспел проверить, как Тайрел справляется с возложенной на него задачей. Столь изысканное общество не могло не польстить его самолюбию.
        - А что тут у вас, консилиум? Как это мило: принимать близко к сердцу несчастье с моей дверью.
        Объяснения касательно печальной участи, постигшей эту трижды надоевшую всем дверь, он воспринял с истинно русским пофигизмом:
        - Да выкинуть её, и дело с концом. А потом новую навесить. Что я, дверь не сотворю?
        - Мог бы с самого начала это сделать, - буркнул Тайрел.
        - Ага, сейчас! Ты ломать, а я - ремонтировать? Перетопчешься.
        Совместными усилиями старая дверь была снята с петель, изничтожена, а новая сотворена и водружена на место. После чего довольный Серж отправился на кухню набулькиваться кофе, а Тайрел, как чёрт, ошпаренный святым кипятком, выскочил из дому с твёрдым намерением затеряться в лесу. И стоило ему только приблизиться к кустикам у тропинки, как из них выстрелило тяжёлое длинное тело. Старая знакомая змея одним движением обвила горца от груди до ног и мирно уложила огромную башку ему на плечо. Ещё и глаза закрыла. Тайрел полюбовался её неправдоподобно огромными ресницами... вспомнил, что у змей, вообще-то, ресниц не бывает... и подумал, не пора ли ему начать паниковать. Или хотя бы позвать на помощь. Но проклятая рептилия настолько тесно сдавила ему грудную клетку, что он и дышал-то с трудом, а при попытке закричать из горла исторгся лишь хилый сиплый писк. Тайрел покосился на змею. Змея улыбалась.
        "Ну, точно глюки", отрешённо подумал он. "Глюки" были весьма тяжёлыми и здорово затрудняли передвижение. Тайрел на пробу сделал несколько семенящих шажков. Змея не шелохнулась. Он попробовал высвободить руки. Змея на миг сжала его сильнее, точно любящая бабушка, тискающая в объятьях давно не виденного внучка, но извиняться и уползать не спешила. Делать нечего: Тайрел поднялся на цыпочки и засеменил к дому.
        Явление Тайрела, объятого змеёй, повергло собравшуюся на крылечке компанию в состояние тихого шока. Первой опомнилась Майя:
        - Ой, а я эту змею знаю, с ней Серж... ой, то есть, она Тайрела роняла. - На счастье, горец, поглощённый борьбой за очередной вдох и выдох, не обратил внимание на её оговорку, могшую стать роковой. Эрика оказалась практичнее:
        - Тайрел, тебя нужно спасать?
        - Нужно, - всхлипнул горец. - Она такая тяжёлая....
        - А что она с тобой делает? - полюбопытствовала Джессика.
        - По-моему, она обнимается....
        Маги засмеялись.
        - Ой, а можно её погладить?
        - Не знаю.... Снимите её с меня-а!
        Змея открыла глаза и укоризненно посмотрела на него.
        - Ну, извините-с, что разбудил-с, - язвительно сказал ей Тайрел. - Не соблаговолите ли вы, сударыня, слезть с меня и отправиться по своим делам?
        Вместо ответа змея зевнула и вновь уложила голову ему на плечо. По всей видимости, этот жест означал, что все её дела заключаются в твёрдом намерении поспать в объятьях молодого мага. Джессика набралась храбрости и погладила змею по чешуйчатой морде. Змея улыбнулась и мурлыкнула.
        - Глюки, - вздохнул Серж. - Тайрел, где ты поймал это чудо?
        - Нигде, - буркнул горец, осознав, что коллеги восприняли змею как бесплатное развлечение. - Она сама меня поймала.
        - А что, тебе идёт.
        - Да? А сам не хочешь потаскать такую тушу? Она с полтонны весит, не меньше!
        - Ты ей понравился, - романтично вздохнула Майя. Змея, не открывая глаз, нежно лизнула Тайрела в щёку длинным раздвоенным языкам. Тайрел замотал головой, уворачиваясь, и простонал:
        - Позовите кто-нибудь Лекса... с мечом.
        - Тайрел! Неужели тебе не жалко бедненькую рептилию, в кои-то веки получившую возможность пообниматься с красивым мужчиной? - укоризненно сказала Джессика.
        - Представь себе, нет. А если тебе жалко, вон, пусть твой Робин её подержит, он тоже ничего собой, не урод какой-нибудь... по сравнению с Квазимодо, конечно.... Лекс! Как ты вовремя! Спаси меня, пожалуйста, а? А то эти гады только ржут и гадости говорят.
        Лекс, оправившись от первого шока, внимательно выслушал подробности обзаведения Тайрела змеёй (или змеи Тайрелом, - так, наверное, будет ближе к истине), подёргал змею за хвост, - нет, не разворачивается.
        - Давай я Аини позову, - предложил Серж. - Если она увидит, что ты в её отсутствие обнимаешься с посторонней дамой, она эту даму препарирует и не посмотрит, что это змея.
        - Аини спит, - возразил Тайрел, - и не смей ей мешать. Змейка, открой глазки! Ты только посмотри, какой парень рядом стоит! Рыжий, упитанный, загорелый, - просто мечта, а не обед... тьфу, не обед, а мужчина.
        Змея не шелохнулась. Похоже, ей нравилось обниматься именно с Тариэлом и ни с кем другим.
        - У меня уже ноги затекли, - пожаловался Тайрел.
        - Ничего-ничего, пусть лучше она с тобой обнимается, чем пытается кого-нибудь съесть.
        Тайрел, доведённый до белого каления таким вопиющим коллективным равнодушием к его страданиям, дёрнулся, обуреваемый страстным желанием хоть кулак показать этому гаду, но не удержал равновесия и тяжело грохнулся на землю. Придавленная змея возмущённо фыркнула и сердито уставилась на парня. Тот машинально зажмурился: кто их, рептилий, знает, вдруг она и гипнотизировать умеет. Но змея не стала заниматься такими глупостями. Выразив взглядом всё своё "фе" такому неджентльменскому поведению, она неторопливо размотала кольца и величественно скрылась в лесу. Никто и не думал ей помешать.
        - Знал бы, - сразу бы упал, - простонал Тайрел, растирая затёкшее тело. Лекс протянул ему руку, помогая подняться.
        - Какой ты неотразимый, - мечтательно вздохнула Джессика. - Даже змеи не в силах устоять перед твоим обаянием!
        Тайрел не выдержал и рассмеялся. Сейчас, задним числом, он осознавал, что приключение это было как раз в его вкусе. Если бы только эта змеюка не была такой зверски тяжёлой....
        К раннему ужину собрались семеро из восьми магов: Аини все еще пребывала в объятиях Морфея. Тайрел нервничал и в силу того был необычайно язвителен. Особенно доставалось его дежурной мишени - Сержу. Бурное воображение от змеи по каким-то неведомым ассоциативным цепочкам перескочило на привидения, а оттуда и на любезных его сердцу пиратов. Неужели он считал, что у корсаров принято держать ручных привиденистых змей неимоверных размеров?.. Как бы то ни было, эта тема оказалась неисчерпаемой: Тайрел так и сыпал остротами, а под конец даже обещался сотворить для лидера лопату.
        - Тогда я тебя урою! - мрачно пообещал доведённый до белого каления Серж, для наглядности ткнув в нарушителя спокойствия вилкой. По счастью, тот сидел через стол, так что обошлось без членовредительства, зато случилось небольшое недоразумение:
        - Меня? - удивилась Эрика, по странному стечению обстоятельств сидевшая рядом с Тайрелом. Обе стороны не испытывали от неожиданного соседства ни малейшего удовольствия. Аини нет, да ещё и шваброчка рядом примостилась, - не в этом ли крылась причина плохого настроения горца?...
        - Нет, вон того придурка в полосочку рядом с тобой.
        - Серж, - вздохнул Лекс. Серж покосился в его сторону и в очередной раз понял, что ведёт себя далеко не по-лидерски.
        Великий Магистр гневался.
        - Олухи! Растяпы! Бездельники! Суметь надо - перепутать контейнеры с заданиями! Бедные дети!.. - он сердито посмотрел на восемь тонких коричневых папок, загромоздивших его рабочий стол. Краткое досье, Рекомендации Магистров и задания. Всё вхолостую. - На кой я держу ораву секретарей? Стулья в приёмной от пыли протирать? СЕКРЕТАРЬ!!! ГДЕ СЕКРЕТАРЬ?!!!
        В дверь робко поскреблись, и в кабинет просунулась голова насмерть перепуганного молодого мага. Ещё бы ему не быть перепуганным! Здешние стены, пожалуй, и не припомнят случая, чтобы Великий Магистр так гневался.
        - Секретаря ко мне! - рявкнул Великий Магистр, вместо вожделенного секретаря узревший незнакомую физиономию. - Загубить такой эксперимент! Разгильдяи!
        - Я Ваш секретарь, сэр, - робко проблеял маг.
        - А где тот олух? Тайгер где, я спрашиваю? Вспомнил о своих прегрешениях и совершил харакири, дабы смыть свой позор? - язвительно поинтересовался Великий Магистр. - Да не стой ты в дверях, зайди, как полагается.
        - Э-э, сэр.... Видите ли.... С ним случилось то же, что и... ну, во всём мире, - признался новый секретарь, с ужасом ожидая новой вспышки начальственного гнева. Он всё же рискнул переступить порог кабинета, но дальше не пошёл, вжавшись лопатками в дверь.
        - Да? Ну, пусть считает, что ему повезло, - сурово сказал старый маг. - Теперь ты. Как твоё имя?
        - Джонатан, сэр. Я англичанин, учился в Канадской Школе, закончил....
        - Подробности потом. Значит, так, Джонатан. Каждый час мне на стол информационные сводки. Корреспонденцию сортируй, срочное и сверхсрочное мне немедленно, остальное - только если спрошу, а пока складывай где-нибудь в уголке. Но не вздумай потерять хоть строчку! Через час коллекторное совещание со Школами, подготовь связь, барахлит после грозы. И не сметь меня бояться! Я не ем подчинённых, ни сырых, ни в ином виде. Даже не кусаю. Ступай.
        Секретарь исчез со скоростью звука, а Великий Магистр отодвинул в сторону занимательные, но бесполезные нынче папки и занялся подготовкой доклада к предстоящему совещанию. Отчёт с острова, наконец, дошёл и был тщательно изучен, теперь требовалось набросать несколько тезисов для представления коллегам. Некоторое время Великий Магистр работал молча, потом бросил карандаш и сердито посмотрел в потолок.
        -Прохлопать ментала! Уму непостижимо! Куда смотрел Наставник? Бездельники!
        Потолок безмолвствовал. Похоже, он и сам не понимал, как можно умудриться за короткое время совершить столько глупостей.
        Этой ночью все спали крепко и сладко. Спал Тайрел, против обыкновения не удостоившись чести лицезреть осточертевшее ему кладбище. Спала Аини, успокоенная, что хоть сегодня Тайрел никуда не делся, и ничего с ним не случилось. Спали Эрика, Трайд и Лекс. Спал Серж - крепко и сладко, как человек, знающий, что в его жизни всё хорошо и правильно. Близняшки... не спали.
        Часа в три ночи одна из дверей на втором этаже слегка приоткрылась. Всё тихо. Через пару минут неясная тень выскользнула в коридор и неслышно скользнула в дверь напротив.
        Снова всё смолкло.
        Серж проснулся среди ночи оттого, что кто-то с остервенением тряс его за плечо.
        - А?.. Да? Что?.. Сплю я...
        - Серж, просыпайся скорей, Великий Магистр звонит! - не менее растрёпанная Майя трепала его за плечо и совала в руку какой-то продолговатый предмет. Серж автоматически схватил то, что ему сунули, и прижал к уху:
        - Да! Лидер на проводе! Ой, это я повесился, что ли?.. На связи я! Это остров!
        Предмет молчал.
        В этом-то как раз ничего удивительного не было. Если бы Серж хоть немножко лучше проснулся, то сразу бы сообразил, что пытается говорить с Великим Магистром по обыкновенному домашнему тапочку.
        - Не слышно ничего, - через пару минут сказал он, - наверное, связь барахлит. Спокойной ночи, - с этими словами он отдал Майе тапок, повернулся на другой бок и тут же уснул. Майе ничего не оставалось, как разочарованно вернуться в свою комнату.
        Через часок на втором этаже снова приоткрылась одна из дверей, и оттуда опять выскользнула неясная тень. Эта тень была похрабрее предыдущей: она не стала прислушиваться, а сразу скользнула в дверь напротив.
        Серж просыпался с мучительным ощущением того, что этот сон ему уже сегодня снился.
        - Серж, просыпайся скорее, тебе Великий Магистр звонит! - Джессика тягала лидера за чёлку и пихала ему в руки предмет странной морфологии. Если бы Серж не был таким сонным, он бы, конечно же, сообразил, что на имеющемся в их распоряжении сотовом телефоне ещё вчера и в помине не было меховой оторочки и двух забавных помпончиков.
        - Алло! Алло! Я слышу! Чёрт, что там у вас со связью? Джесс, скажи им, пусть утром перезвонят, а то я что-то по ночам плохо слышать стал. - Серж сунул ей тапок и тут же уснул снова.
        В коридоре второго этажа явно сегодня ночью был аншлаг. Неясная тень выскользнула из одной двери, проникла во вторую, после чего оттуда донеслось сдержанное шушуканье. Потом в коридор выпорхнули сразу две тени и на цыпочках последовали к лестнице.
        На первом этаже еле слышно скрипнула дверь в одну из комнат.
        Очумевший от внезапной побудки Тайрел еле-еле продрал глаза и узрел близняшек.
        - Ну и глюки...
        - Тайрел, звонит Великий Магистр! - жалобно сказала Майя.
        - А мы Сержа разбудить не можем! - подключилась Джессика.
        - Помоги, а?!
        - Блин... - Тайрел душераздирающе зевнул и свесил ноги с кровати. Рукой нашарил где-то под кроватью штаны и буркнул: - Отвернитесь!
        Окружающий мир виднелся сквозь некую смутную дымку, жутко хотелось спать, поэтому предмет, всунутый ему в руку близняшками, не вызвал у горца никаких подозрений.
        Продолжая отчаянно зевать, он засунул ноги в пушистые тапки и пошел к Сержу.
        - Эй, ты! - недружелюбно позвал он лидера, добредя до кровати. Серж проигнорировал, продолжая сладко посапывать в подушку.
        "Значит, близняхи правы", - сделал вывод Тайрел. Недолго думая, уцепил свободной рукой стоящий на столе стакан воды и от души полил Сержа.
        - А?.. Что? Где?.. - ошалело вскочил тот. - Кто тут?
        -Великий Магистр звонит, - зевнув от души, пояснил Тайрел. - На! - и протянул предмет, втюханный ему девчонками.
        Серж продрал глаза и с остервенением уставился на некий продолговатый предмет в руках Тайрела.
        - Блин, достал, третий раз за ночь! Тай, поговори с ним сам, ладно? А то я, боюсь, могу быть с ним несколько некорректен.
        - Алло? - с ленцой протянул Тайрел. - Есть кто живой?
        - Тайрел, уйди куда-нибудь, - простонал Серж, накрываясь подушкой. - Не то я с тобой сейчас буду некорректным.
        - Да там все равно никого нет... - конец фразы потонул в мощном зевке.
        - Великий Магистр - телефонный хулиган. Убиться веником! - пробормотал Серж и уснул окончательно.
        Тайрел пожал плечами и вернулся к себе. Сев на кровать и скинув тапки, от могучего пинка его разлетевшиеся точнехонько по разным углам комнаты, он потер глаз и с недоумением уставился на тот предмет, через который они с Сержем пытались пообщаться с Великим Магистром. У него в руке был черный, длинный, восхитительно воняющий САПОГ!
        - И правда, убиться веником, - с чувством сказал Тайрел и прицельным броском швырнул сапог в окно. Сапог обрушился вниз и с грохотом погиб.
        В коридоре второго этажа под стеночкой тихо корчились от смеха две очень одинаковые тени.
        Утром очень сонный и очень жалобный Серж остервенело тёр глаза, сквозь зубы ругая непоседливое начальство, которое ни в какую не желает при телефонных разговорах учитывать разницу во времени двух полушарий. Добро б дозвонилось...
        Когда на кухню зашёл, как всегда, спокойный и элегантный Лекс и с вежливой улыбкой подал Сержу телефон, бедный лидер уткнулся носом в локоть и придушенно застонал:
        - Что, Великий Магистр звонит?
        Со стороны Тайрела и близняшек раздалось подозрительное хихиканье.
        - Алло, - вяло протянул в трубку бедный лидер. - Здравия желаю, Великий Магистр.... То есть, как это - где?! Вчера ещё отправили.... А-а, вы про почту? Гм... я, это... то есть, написал, конечно, просто отправил отдельно, наверное, не дошло.... Да-да, со связью нынче творится что-то совсем странное. Вот и Вы до меня всю ночь дозвониться не могли.... Что?! Не звонили? Да честное слово! Меня три раза ночью будили, и каждый раз срывалось.... Да-да, непременно. Тайрел? Да здесь сидит и скалится, зараза... то есть, м-м.... Угу, не выспался. Говорю же, всю ночь будили телефоном. Не Вы? А кто ж тогда? Понял, умолк, отстал. Лекс? Блинчики ест с шоколадом.
        Народ в кухне тихо загибался со смеху.
        - Лекс, тебе приятного аппетита от Великого Магистра.
        - Спасибо, - вежливо сказал воспитанный Лекс и аккуратно промокнул губы салфеткой. - Если досточтимый Великий Магистр желает со мной пообщаться, то я в его распоряжении.
        -Ваше Мудрейшество! - заорал Серж в трубку, - Лекс просил передать Вам спасибо. Он закончил кушать. Лекс, тебя. - Лидер отдал Лексу трубку. Тот тут же вышел из кухни, а Серж сквозь очередной душераздирающий зевок сообщил:
        - Великий Магистр... аааа-ууууу... сегодня ночью нам не звонил.
        - Думаю, ему было бы весьма затруднительно это сделать ПО САПОГУ! - пробормотал Тайрел, давясь от смеха.
        - Знаешь, Тайрел, если бы ему действительно среди ночи потребовался Серж, он бы сумел дозвониться даже по домашнему тапочку! - улыбнулась Джессика.
        До Сержа потихоньку начало доходить, что эти трое как-то на редкость единодушны и при этом говорят странные вещи.
        - Так это вы, что ли, меня разыграли? - несчастным голосом спросил он. - А я Великому Магистру такого наплёл....
        - Не расстраивайся, - ласково сказала Майя, - Великий Магистр - мудрый человек и наверняка всё поймёт правильно.
        - Но зачем?!
        - Мы хотели тебя порадовать....
        - Убиться веником... - прошептал Серж. Кажется, это начинало становиться его любимой фразой.
        ГЛАВА 17
        В лесу было на редкость хорошо...
        Под ногами шуршал хвойный опад, в жарком мареве плавилась смола на деревьях, источая неповторимый аромат. Здесь била ключом Жизнь, ее вторая стихия - разливалась вокруг зеленью деревьев и пением птиц, скользила бесшумно в траве юркой змеей, текла с лесным ручейком, восстанавливая силы.
        Стихия давала хаотичные способности к предвидению, умение регулировать жизненные процессы и существовать в гармонии с окружающим миром - зная его законы и их проявления.
        Жизнь и Огонь совместимы - но человек, в котором соединены обе стихии, всегда балансирует на грани безмятежности и ярости. Это требовало особых ментальных практик: девушке требовалось иногда побыть в одиночестве - чтобы восстановить резерв и хрупкое равновесие стихий. Для восполнения магических сил подходило любое уединенное место, для ментальной же части годились лишь места, наполненные сутью одной из стихий... пустыня, в идеале - для Огня; лес - для Жизни.
        Дома, в Александрии, ей было легко с обеими - Магистр Александрийской школы многое знал о совмещении стихий и всегда готов был помочь. Он сам, мастер Жизни и Воздуха, был на редкость невоздержан на язык, выплескивая таким образом напряжение, вызванное взаимодействием стихий; но при этом Магистр жил в ладу с окружающим миром, и холодное логическое мышление Воздуха смягчалось теплотой Жизни, редчайшей стихии...
        Здесь же приходилось справляться самой - и получалось, по правде говоря, не очень. Пошатнувшийся в сторону Огня баланс заставлял срываться на окружающих, провоцировал ярость и скорый гнев. Не хватало Жизни - и сейчас, в лесу, она наслаждалась ее течением, дышала полной грудью, трогала шершавую теплую кору деревьев, под которой тоже билась жизнь; успокаивалась, с безмятежной улыбкой слушая птиц.
        Эта стихия была сильнее в самом начале, когда Аини только попала на остров - знакомилась с Лексом, шутила с "рыжей бандой", утешала огорченного избранием лидера Тайрела... потом пошли ссоры с Эрикой, непонятная злость - что-то нарушило баланс.
        Аини остановилась, прижавшись лбом к особо заманчивому - в хорошем смысле - дереву; закрыла глаза, расслабилась, начиная чувствовать себя частью леса.
        Ощущения обрушились искрящейся волной, как будто все органы чувств стократ усилили восприятие. Сейчас она точно чувствовала зверей неподалеку; на верхушке дерева над ее головой сидел старый ворон и лениво дремал, разморенный зноем; в кустах шебуршали невидимые грызуны; она ощутила вековое спокойствие деревьев, движение в них жизненных соков.
        Внезапно матрица мира исказилась - резким диссонансом в нее врезалась Стихия. Аини открыла глаза, выходя из состояния транса.
        Ну конечно.
        Тариэл.
        Он, причина дисбаланса Стихий - и сейчас, и вообще. В нем было слишком много Огня - стихийный маг, прирожденный мастер пирокинеза; Огонь был в его ауре, которую она только что ощутила в состоянии транса, Огонь был в его действиях и поступках, в резкости движений и смехе, во взгляде, когда он смотрел на нее...
        Девушка оборвала последнюю мысль. Нет. Не стоит думать об этом сейчас, когда ей так нужно равновесие... Ей почему-то стало страшно.
        Огненный маг заметил Аини только тогда, когда она выступила из-за дерева.
        - Я думал, я буду здесь один, - улыбнулся он, каким-то мальчишеским жестом поправив черные лохмы. И вообще, сейчас было в нем что-то от ребенка - такой же любопытный и, в то же время, умиротворенный.
        Девушка недоверчиво покачала головой. Умиротворенный Тайрел. Чушь какая.
        - Может, тебе подстричься? - внезапно спросила она. Тайрел опешил - ответ не очень-то вязался с его предыдущей репликой, и весь сценарий разговора с грохотом летел куда-то в тартарары.
        - Зачем? Отращу волосы, - неуверенно пошутил он. - Как у тебя.
        Аини невольно хмыкнула, представив себе эту "картину маслом".
        - Зачем? - повторила она его вопрос.
        Тайрел зачем-то протянул руку и тронул длинную сережку с вкраплениями бирюзы.
        - Красиво, - задумчиво сказал он.
        Сердце захолонуло. Она с нарочитым возмущением отвела его руку, сказав:
        - Так вот вы какие, господа пираты! Чуть где золото-драгоценности увидите, так сразу же примериваетесь, так вас к золоту и тянет!
        - Верно, золотце, - ухмыльнулся Тайрел. Намеков он сегодня не понимал в упор.
        - Не называй меня так, - поморщилась она.
        - Каюсь, принцесса, - мгновенно согласился Тайрел и поинтересовался: - А так нормально?
        - Ага, принцесса... В джинсах вместо вечернего платья и по уши в сосновых иголках, - рассмеялась девушка. - Пойду, что ли, переоденусь, чтобы соответствовать... Увидимся!
        * * *
        - Трайд, - Серж был какой-то странный. Не то удивлённый, не то огорченный, не то просто растерянный, ментал так и не смог определить. Скорее, все эти чувства присутствовали в равной степени, образуя гремучую смесь, из которой может родиться что угодно: от катаклизма до истерики.
        - Да, Серж, что такое?
        - Прочитай, - Серж протянул ему обычный лист формата А4, наполовину заполненный текстом. Трайд пробежал распечатку глазами и бессильно уронил руки на колени.
        - Значит, они всё-таки догадались, - медленно сказал он.
        - Угу, и требуют твоего немедленного возвращения, - поддакнул Серж. - Это же бессмысленно!
        - Наверное, им виднее, - с неподражаемым скепсисом сказал Трайд. - Что ж, глупо было бы надеяться, что Магистры окажутся недальновиднее нашего Лекса и не смогут сложить два и два.
        - Имей в виду, мы тебя так просто не отдадим! Сколько тебе осталось, как думаешь?
        - Недолго, - он щёлкнул пальцами по бумажке. - Если они готовы сдёрнуть с практики только что инициированного, читай абсолютно необразованного ментала, значит, случилось что-то экстраординарное, несмотря на все их уверения, что мне якобы необходимо какое-то особое обучение, и медлить они не станут.
        - Плохо, - пригорюнился лидер. - Нашим говорить?
        - Конечно. Не та эта информация, чтобы её стоило скрывать.
        - Мы что-нибудь придумаем! - оптимистично пообещал Серж, выхватил у Трайда распечатку и исчез, оставив собеседника в полной прострации.
        Вскоре о нависшей над командой угрозе узнали все. Никто ничего не мог понять, студенты строили самые дикие теории, одна нелепее другой, но всё сводилось к одному: никто не хотел в самый разгар практики терять одного из членов команды.
        Не успели маги толком переварить эту новость, как подоспела другая: Великий Магистр требует срочной эвакуации, на этот раз - ВСЕЙ команды. Напряжённое волнение, в котором пребывали практиканты, достигло наивысшей точки и сменилось полнейшим непониманием.
        - Они что там, совсем нюх потеряли? - Тайрел, как самый невоспитанный, взял на себя риск озвучить то, что у всех вертелось на уме.
        - Хоть бы объяснил, в чём дело, - подхватила Джессика. Она сидела на спинке дивана, гневно потрясала обеими распечатками и всеми силами выражала бурное несогласие с политикой руководства Школы.
        - Извини, сам не в курсе.
        - Да не ты, Серж, а Великий Магистр! Это что, часть его эксперимента? Поведение команды в стрессовых условиях? Так их, в смысле стрессов, у нас и так хватает! Мы не дети! Мы пережили цунами! Мы пережили Чёрное Дерево. Мы пережили пиратов и прочие мелочи. Что такое нам может угрожать, что Великий Магистр так переполошился? Ураганы, землетрясения и извержения вулканов?
        - Метеоритный дождь, - хмыкнул Серж. - Джесси, не стоит так нервничать. Дело, по всей видимости, не в том, что угрожает нам, а в том, что случилось у самих Магистров. Может, он просто решил, что Трайду будет не так обидно уезжать пораньше, если вместе с ним уедем и все мы.
        - Вы как хотите, а я не собираюсь уезжать, пока Великий Магистр не объяснит причину, - сердито закончила девушка. Для всегда мирной, скромной и весёлой Джессики это был настоящий бунт!
        - Согласна, - неожиданно поддержала её Майя. - Мы не сопливая малышня, чтобы нами вот так без спросу распоряжались. Может, у нас задания неоконченные или ещё какие дела. Пусть только попробуют не объяснить! И то мы ещё подумаем, уезжать или нет. Пусть здесь Трайда учат, условия подходящие.
        Трайд украдкой бросил на неё взгляд, полный самой горячей признательности....
        - В лес уйду, - мрачно пообещал Тайрел.
        - Это ещё зачем?!!
        - Потеряюсь....
        - Я тебе потеряюсь! - грозно сказал Серж. - Достал уже - искать тебя сутками по всяким буеракам!
        - Так я же не один потеряюсь, - мирно сказал горец, - я со всеми вместе.
        - А это идея! - оживилась Джессика. - Давайте, в самом деле, потеряемся. Пусть поищут нас по всему острову.
        - Угу, и наткнутся на Чёрное Дерево, - угрюмо сказала Эрика. - Трайд тебя-то еле вытащил, а кто будет отряд Магистров реанимировать?
        - Во-первых, Чёрное Дерево пропало, а во-вторых, они наш отчёт читали? Наверняка читали. Вот пусть и не лезут ко всякой подозрительной флоре.
        Оживлённую дискуссию прервал Лекс с новым посланием от Великого Магистра.
        - Что на этот раз? - печально спросил Серж. Ничего хорошего от очередной телефонограммы он уже не ждал.
        - Корабль будет завтра.
        - Вот чёрт! - в сердцах сказал Тайрел. Всеми позабытый зелёный попугай в полном согласии с хозяином разразился душераздирающими воплями.
        - Тайрел, пожалуйста, уйми птицу, - максимально вежливо попросила Эрика, с нажимом массируя пальцами виски. - Голова прямо раскалывается.
        - А Тайрел умеет лечить головную боль! - радостно настучал Лекс. Тайрел вспомнил свой первый опыт в этом нелёгком деле... покосился на Эрику... и сморщился, как от зубной боли. Потенциальная пациентка ответила ему не менее скептическим взглядом.
        - Пожалуй, я сама справлюсь, - вымученно улыбнулась Эрика. Тайрел схватил в охапку надрывающегося попугая и сбежал.
        - Надо тебя утюгом погладить, - предложила Джессика, - всем помогает.
        - Надо этим утюгом меня хорошенько по голове стукнуть, - вздохнула Эрика.
        - Зачем?!!
        - Чтоб думалось получше. Лекс, как считаешь, стоит нам сбегать в лес, или всё-таки лучше сначала потребовать объяснений?
        - Там видно будет, - сухо ответил он. Идея внезапной эвакуации ему здорово не нравилась, но акт коллективного неповиновения нравился ему ещё меньше.
        * * *
        Вечер не заладился с самого начала. Сначала Майя, выведенная из себя всеобщим унынием, вспомнила родной Рио и предложила устроить вечеринку в стиле латино. Ее вяло поддержали остальные, но настроения веселиться не было ни у кого. Серж, изо все сил пытаясь побороть унылую атмосферу, пригласил Джессику потанцевать, но остальные не поддержали бравой попытки товарища.
        Эрика сидела в углу, изо всех сил пытаясь притвориться мебелью, Трайд и Лекс на пониженных тонах что-то обсуждали в дальнем углу. На диване сидела мрачная Аини, погруженная в какие-то свои размышления.
        Тайрел упал на диван рядом с ней (и пусть только попробует пересесть к Лексу!) и уставился в потолок.
        - Что-то этой вечеринке огонька не хватает! - нахально заявил он, и через секунду над его ладонью завис небольшой огненный шарик. Тайрел подкинул его вверх, и его место тут же занял второй. За ним последовал третий, потом четвёртый, пятый, шестой...
        Краем глаза он поймал настороженный взгляд Лекса.
        - Тариэльчик, может, хватит? - жалобно попросила Майя, когда над развлекающимся магом завис рой из одиннадцати плюющихся искрами шариков.
        - Не хватит, - упрямо заявил Тайрел. - Моя душа просит, нет, требует, огня и тепла! - последняя фраза содержала в себе откровенный намёк, и горец надеялся, что та, кому он назначен, всё поймёт правильно.
        Двенадцатый.
        В глазах Аини загорелся недобрый огонек. Может быть, она и поняла, и даже собиралась как-то среагировать, но Тайрел не дал ей такой возможности:
        - И вообще, Майя, ты сама утверждала, что вечеринка в стиле латино должна быть зажигательной!
        Тринадцать огненных шариков разом сорвались с места и закружились вокруг своего создателя по самым причудливым траекториям. Лекс с Аини обменялись встревоженными взглядами.
        - Это не значит, что нужно непременно поджечь всё кругом, - проворчала Эрика. Тайрел обратил к ней укоризненный взор.
        - Эрика! - почти обиженно сказал он, поднимаясь и нацеливая на неё указующий перст, - мои шарики пока ещё ничего не подожгли. Ты имеешь что-то личное против них или просто злишься, что тебя никто не пригласил танцевать?
        То ли он додумался повесить своё огненное заклинание на автомат, то ли это опять взыграла его огненная сущность, но с кончика наставленного на оппонентку пальца сорвался крохотный огненный сгусток и в один миг спалил Эрике половину причёски.
        Левую половину.
        Шарики вокруг него закружились в бешеном темпе и с тихим хлопком исчезли, все разом.
        - Эрика, - потрясённо выдохнул нарушитель спокойствия, - я нечаянно!!! Честное слово!!!
        Эрика застыла в каком-то ступоре, ещё не до конца осознавая, что именно произошло (что поделать, некоторые печальные вести доходят до нас с опозданием, только тогда уже, когда перестают быть настолько болезненными), что это случилось именно с ней, и ни с кем другим, и что ей, наверное, нужно как-то реагировать....
        Майя опомнилась первой.
        - Эр, не волнуйся и не падай в обморок, мы сейчас тебе такой классный причесон соорудим, все от зависти сдохнут! - и, схватив пострадавшую за руку, потащила её прочь из зала. Следом бросилась Джессика. У порога Майя обернулась:
        - Аини! А ты чего стоишь?
        Та без слов поднялась с дивана и последовала за подругой, так и не посмотрев на Тайрела.
        Дверь за девушками захлопнулась. Тайрел уронил голову на руки.
        - Убейте меня сразу! - простонал он.
        - Обойдёшься, - сурово отчеканил Лекс. - Тай, тебе не кажется, что пора научиться отвечать за свои поступки?
        Тайрел промолчал.
        -Тайрел, в тебе погиб великий парикмахер! - патетически заявил Серж.
        -Серж, заткнись, - сквозь зубы умоляюще процедил Тайрел, - сил моих нет ещё и твои нотации выслушивать. Я как представлю, что мне скажет Эрика....
        Девушки вернулись меньше, чем через полчаса, в шесть рук таща за собой упирающуюся преображённую Эрику. В принципе, для мало-мальски квалифицированного мага удлинить волосы на пару-тройку десятков сантиметров не проблема, с Магией Лечения это вообще пустяки, но Тайрел был настолько классным огненным магом и так качественно уничтожил несчастные волосы, что восстановлению они не поддались. Майя и её добровольно-принудительные помощницы не растерялись и соорудили девушке эффектную короткую стрижку.
        Тайрел, желая загладить вину, попытался сделать Эрике комплимент, но наткнулся на пустой, ничего не выражающий взгляд девушки и поперхнулся словами. Аини и Джессика усадили Эрику в кресло, а Майя что-то шепнула Трайду и вместе с ним упорхнула из гостиной. Серж проводил их недоумённым взглядом.
        -Эрика, - негромко позвал Лекс. Онавздрогнула. Как от удара. - Какая ты... красивая...
        Словно тонкие, уязвимые, но сильные стебли первой весенней травы, у глаз её побежали лучики-морщинки, лёд в глазах треснул, сменяясь неловкостью и смущением, и губы тронула неуверенная, робкая улыбка.
        Аини отвернулась к окну, почему-то закусив губу. Тайрел бросил на неё странный взгляд... неожиданно поднялся и подошёл к Эрике:
        -Эрика, прости, пожалуйста, я правда не хотел. - слова извинений давались с трудом, но он пересилил себя. - И тебе в самом деле с такой причёской намного лучше.
        Когда вернулись Майя и Трайд с успокоительной микстурой, Эрика была уже почти в полном порядке.
        Но вечеринка уже была безнадёжно испорчена.
        * * *
        Лекс прикрыл за собой дверь в комнату и прошел внутрь. С наслаждением расположился в удобном кресле, вытянув ноги, и взглянул на стол.
        На столе стояло ОНО.
        Маленькое чудо. Привет из Японии. Земное совершенство. Карликовое зеленое деревце, тихо шуршащее листьями на легком ветерке из окна.
        Настоящий японский бонсай, который маг все-таки привез с собой, аккуратно уменьшив и спрятав в сумку. Дерево возвращало ему спокойствие, помогало сконцентрироваться на самом важном; помогало отделить собственные чувства и мысли от влияний извне.
        Сейчас бонсай был совершенен, - со времени последней обрезки ветвей прошло всего три дня, и форма все еще была идеальна. Лекс какое-то время наслаждался, созерцая деревце, но вскоре его ментальное одиночество было прервано банальным стуком в дверь.
        - Лекс, можно к тебе? - краем глаза он замечает вьющиеся длинные волосы, из-под которых сложно различить лицо. Но он знает, кто из девушек пришел - хотя именно ее он и не хочет видеть сейчас.
        - Заходи, Аини, - он не поворачивает голову к вошедшей, как будто боится заглянуть ей в глаза.
        Девушка нерешительно прошлась по комнате, рассеянно трогая вещи.
        - У тебя красиво, - подвела итог она. - А еще очень спокойно. Все стоит на своих местах, все в порядке... эта комната похожа на своего хозяина, правда, Лекс?
        - Правда, - согласился сероглазый маг, хотя у него отнюдь не все было в порядке. И не все сегодня на своих местах в его душе, такой тревожно-мятущейся за маской спокойствия.
        "Я хочу, чтобы ты ушла, Аини. Сегодня, сейчас - я не могу видеть тебя. Мне хватит этой вечеринки..."
        - Можно я немного посижу у тебя? - девушка не вняла беззвучной мольбе, не заметив смятения Лекса, успешно спрятанного за маской ледяного безразличия.
        - Посиди... У тебя что-то случилось?
        - Нет, - категорично, но слишком поспешно.
        - Врешь, - негромко заметил Лекс.
        - Вру, - без колебаний созналась Аини.
        - Тайрел?..
        - ...Да.
        "Тайрел. Я понял, что все будет именно так, еще в тот, первый день. Этот парень - воплощенный Огонь, к которому ты невольно тянешься, Аини, и только слепой может не заметить этого...
        Я понимаю, что тебе нравится в нем. И понимаю, почему я для тебя лишь друг. Поэтому я даже не хочу испытывать судьбу и пробовать добиться твоего внимания... Но оставим это понимание на завтра...
        Здесь, сегодня, сейчас - я не хочу видеть тебя так близко, не хочу смотреть, как завитки твоих волос спадают на мое деревце, не хочу вдыхать аромат твоих духов, запах мускуса и пустынных цветов, - ты нарушаешь мой покой, а я вовсе не так безразличен, как все почему-то думают... Ты - хаос и чувства, ты принесешь мне беду, ты тревожишь мой мир - даже сейчас ты сидишь на моем столе, хотя стол в этой комнате существует для того, чтобы на нем писали...
        Завтра я смогу общаться с тобой так, будто ты лишь хорошая подруга; я умею забывать - это одна из немногих вещей, которые я умею делать в совершенстве. Но для этого должно наступить "завтра"... А сегодня - сегодня ты убежала от Тайрела, потому что боишься его... но тебе не следовало приходить ко мне. Потому что я не железный, и сейчас мною владеет дикое желание пойти и вульгарно набить морду моему другу Тайрелу - просто за то, что ты улыбаешься ему иначе, чем мне..."
        - Лекс... - Аини наклонила голову вбок, продолжая сидеть на столе. - О чем ты думаешь?
        - Почему ты его боишься? - проронил Лекс.
        От его спокойного тона Аини стало не по себе. Мало того, что Лекс почти что читает ее мысли, так он еще и вопросы задает! И какие вопросы!
        - Не боюсь я его... - она спрыгнула со стола.
        - Я же вижу, - и вновь этот рассудительный тон, не оставляющий места сомнениям. Что ж, она знала, к кому шла. Правда, хотела вовсе не сеанса психотерапии, а просто временно исчезнуть из поля зрения Тайрела...
        Ей и правда было страшно.
        - Ну... у него же бывают приступы. Как с Сержем, как сегодня...
        - Поговори с ним, - посоветовал Лекс, криво улыбнувшись в ответ на ее жалкие отговорки. - Бегство - последнее дело. Ты же смелая, Аини - так разберись, что не дает тебе покоя в нем; откуда берется этот страх. Неужели ты боишься Тайрела?..
        - Нет, - отрезала Аини и сама поразилась неожиданной уверенности.
        - Тогда не бегай от него, - сказал маг, вновь устремляя взгляд на деревце. Уже безнадежно, потому что понял, что сегодня не его день. - Попробуйте вместе понять, в чем дело.
        - ...Не могу, Лекс, - сейчас в ее глазах плескалось настоящее отчаянье. - Если бы я могла не бегать от него - я бы осталась. Знаешь... я не чувствую его, потому что его Огонь нарушает мое равновесие.
        "А твой - мое", - чуть было не сказал Лекс, но вовремя опомнился:
        - Я поговорю с ним. ...Нет, не беспокойся, я не скажу ему про тебя. Просто сам постараюсь понять, в чем дело. Если хочешь, можешь подождать здесь.
        - Спасибо.
        - Да не за что, - он встал и вышел из комнаты, радуясь долгожданному избавлению.
        Тайрел нашелся почти сразу; он и не уходил из каминного зала после неудавшейся бразильской вечеринки. Горец развалился на ковре у камина и вид имел на редкость мрачный.
        - Тай?
        - Ты Аини не видел? - при виде Лекса Тайрел лишь чуть повернул голову, не удосужившись встать.
        - Видел, она смотрит на мой бонсай.
        - Ты выращиваешь бонсай?! А, впрочем, неважно. Она пришла к тебе посмотреть на дерево?.. - недоверчиво протянул Тайрел, и Лекс вновь ощутил какие-то беспокойные флюиды в воздухе вокруг друга.
        Тайрел же, своим внезапно обретенным чутьем хищного зверя, почуял ложь в словах Лекса - и стал опасен, как бывает опасен вышедший на охоту тигр. Сегодня он чуял смятение в прежде непрошибаемой броне безразличия Воздушного мага - и это ему не нравилось, потому что наводило на дикие догадки о причине этого волнения...
        - Тай, она тебя боится, - Лекс уселся рядом и заговорил без всяких околичностей. Сегодня ему претили секреты и недомолвки.
        - Боится? - медленно спросил Тайрел. - Почему?..
        - Тебе виднее.
        - Я же сам и советовал ей держаться от меня подальше... но тогда она не испугалась!
        - Твоих приступов? Нет, - кивнул головой Лекс. - Что именно ее пугает, - спроси у нее сам, я не знаю. Но хочу тебе кое-что сказать.
        - Что? - мрачно спросил Тайрел. Ему до боли хотелось подраться с Лексом, - и он еле сдерживал это безумное желание.
        - ...Если с ней что-нибудь случится по твоей вине, - медленно сказал сероглазый маг, - ты ответишь за это передо мной. А я твоих приступов не боюсь.
        В его глазах был лед, - и Тайрелу внезапно стало страшно.
        - Если ты думаешь, что я могу причинить ей вред, - ты сошел с ума, - жестко ответил он.
        Лекс медленно кивнул, удовлетворенный.
        А утром позвонил Великий Магистр и сообщил, что корабль можно не ждать.
        Хотя начиналось всё совсем не так....
        - Что же делать, о, что же делать?! Мы их теряем! Мы их уже почти потеряли!
        Маленький худенький Младший Наставник, выбранный в экспедицию за любовь к морским прогулкам и познания в навигации, бегал по слишком тесной для таких упражнений каюте и непрерывно сокрушался вслух. Стенания сопровождались горестным закатыванием глаз, воздеванием рук к небу и иными проявлениями крайнего расстройства.
        Небо взирало на сие безобразие в полном молчании. Небу было плевать. К тому же, крохотный иллюминатор предоставлял ему (небу, разумеется) слишком скромный обзор, так что, в конце концов, небо плюнуло, демонстративно повернулось к человечку спиной и гордо удалилось по своим делам, напоследок громко хлопнув дверью.
        Человечек этого не заметил. У него тоже были дела, более важные, чем бесцельное разглядывание небосклона. Как раз сейчас он пытался донести до равнодушно молчащего передатчика причину своей нервозности.
        - ...Вы понимаете? Мы так и не смогли сквозь неё проникнуть! Корабль точно уткнулся в упругую стенку, которая его отбросила на полкилометра назад! Мы едва не потонули!
        Динамик упорно безмолвствовал. Потом, после нескольких минут напряжённой эфирной пустоты, молчание раскололось сухим, надтреснутым голосом Великого Магистра:
        - Повтори ещё раз, не упуская не малейшей детали.
        Путешествие подходило к концу. Да, в свете печальных событий, взбудораживших планету в последние недели, магию старались использовать поменьше, только там, где без неё действительно невозможно или нецелесообразно обойтись. Поэтому в путь снарядили обычный парусник (двигатели почему-то имели неприятную привычку глохнуть на подходе к острову), вышедший из ближайшего к острову порта, но магически ускоренный и защищённый от неблагоприятных погодных явлений. До места назначения оставалось немногим менее шестисот километров, когда на горизонте появилась слабая, жемчужного цвета дымка.
        Поначалу загадочному природному явлению не придали особого значения, хотя в корабельном журнале отметили, однако уже через час стало ясно, что это не просто обман зрения или оптическая иллюзия. Теперь дымка занимала впереди весь горизонт, простираясь вправо и влево, сколько хватало глаз, да и походила скорее не на туман, а на бледно-золотистую стену света, рассеивающуюся где-то высоко над головой. Вниз, по всей видимости, она уходила не менее глубоко, чем вверх. Чем ближе подбирался корабль к загадочному свечению, тем ярче оно становилось, и тем выше поднималась стена. Вскоре парусник приблизился к ней вплотную, и здесь начались проблемы. Попытка сходу преодолеть свечение чуть не окончилась катастрофой: вначале полоса света вроде бы не оказывала сопротивления, но спустя недолгое время вдруг стала неимоверно упругой и вытолкнула судно из своего нутра, отбросив корабль далеко назад, в море. Экипаж - все опытные стихийные маги - едва сумел удержать плавсредство в равновесии. После ликвидаций последствий инцидента маги предприняли несколько попыток обогнуть стену сбоку, окончившихся безуспешно.
Единственное, что удалось выяснить: стена представляет собой некую странную, доселе неизвестную разновидность силового поля, по всей видимости, избирательного действия - на глазах у магов сквозь барьер, точно и не заметив, проплыли две акулы и полусгнивший ствол пальмы. Разминувшись с плывущим навстречу древесным трупом, акулы продолжили свой путь, а наблюдатели на корабле схватились за записные книжки. Корабль лёг в дрейф, и наблюдения начались. Через несколько часов удалось выяснить следующее: силовое поле свободно пропускает в обе стороны любые объекты, живые и неживые, кроме людей. Точных размеров поля не смог дать даже магический импульс - такое впечатление, что оно было бесконечным... или автоматически увеличивалось в нужную сторону при попытке поднырнуть или перелететь через него. И самое главное - еле заметный глазом загиб после исследования всё тем же импульсом означал только одно: поле окружает весь остров целиком вместе с частью акватории. Когда же выяснилось, что поле медленно, но верно дрейфует, сжимаясь в направлении центра, Младший Наставник Кёльф запаниковал и рванул к передатчику:
устанавливать связь с Великим Магистром.
        Выслушав подробности, Великий Магистр велел ждать и не паниковать и отключился. За разгадку загадочного явления засели лучшие аналитики, и лучшие специалисты пытались открыть прямой портал на остров. Неудачу потерпели и те, и другие, и вот здесь уже Великий Магистр забеспокоился всерьёз. Школе позарез необходим был ментал - срочно! - и единственный маг (пускай ещё студент) с такими способностями застрял на затерянном в океане крохотном клочке суши, в заповеднике хищной флоры, отрезанный от мира сжимающейся удавкой силового поля. Последняя шутка судьбы - о, сколь жестока она: после долгих бесплодных поисков, будучи заранее уверенными в неудаче, вдруг найти - чудом! - его, мага с редчайшими способностями, и тут же потерять, а вместе с ним и семерых талантливейших молодых магов со всей Школы! Практически машинально Великий Магистр отдал спасательной экспедиции команду продолжить наблюдения, а сам, после долгих тяжких раздумий, решился сообщить обо всём "островитянам". Кто знает, может быть, восемь юных магов окажутся удачливее сотен более опытных, но закоренелых в своих убеждениях чародеев....
        Последние полученные с корабля данные немного обнадёживали: стена приблизилась к острову на расстояние приблизительно в двести - двести пятьдесят километров и приостановила своё центростремительное движение. Великий Магистр привычно умостился в любимом кресле и потянулся к передатчику.
        Однако начать он решил отнюдь не с последних новостей.
        - Почему ты не сообщил Наставнику, что владеешь Магией Ментала? - упрекнул он Трайда, на свою беде рискнувшего поднять трубку.
        - В то время я и понятия об этом не имел.
        - Хорошо, в таком случае, откуда ты узнал об этом на острове?
        - Мне Лекс сказал.
        Великий Магистр почувствовал острое желание схватиться за что-нибудь - за сердце или за голову, но, поскольку так и не смог сделать окончательного выбора, всего лишь покрепче стиснул подлокотники кресла и продолжил допрос:
        - А Лекс откуда узнал?
        Трайд некоторое время молчал, подбирая слова, потом нехотя признался:
        - Я не могу адекватно ответить на ваш вопрос.
        - Хорошо, оставим это. Но почему ты не упомянул о своих новых способностях в отчёте?
        - Вдруг Лекс ошибся....
        - Не ошибся... - Великий Магистр глубоко вздохнул. Формально придраться не к чему, да и вина здесь, скорее, не Трайда, а его Наставника, проглядевшего такое уникальное дарование. Работа же самих студентов выше всяческих похвал: редкий талант был не только замечен и идентифицирован, но и получил должную тренировку. Забавно, сколь удачно для самого Трайда получились выпавшие на долю команды приключения: каждое из них в той или иной степени стимулировало развитие его неординарных даже для мага способностей.
        Пожалуй, на этом разбор полётов можно считать закончившимся, не начавшись. Осталось самое неприятное, но, увы, неотвратимое, как наводнение.
        - Где сейчас твои коллеги?
        - Недалеко.
        - Собери всех. - Великий Магистр помолчал, потом добавил: - и сделай так, чтобы мои слова услышал каждый.
        Практиканты собрались очень быстро - буквально в течение нескольких минут. Тайрел показал, как включается конференц-связь, и Трайд с полным на то основанием сообщил Великому Магистру, что все в сборе и готовы слушать.
        - Все? - переспросил тот. - Лекс? Аини? Тайрел? - он каждого назвал по имени, от каждого дождался ответа и только после этого перешёл к изложению сути вопроса, по которому собрал это импровизированное совещание.
        К его удивлению, студенты восприняли новость довольно спокойно, без паники, воплей и требований немедленно спасти их отсюда, хотя Великий Магистр честно предупредил, что природа явления неизвестна, и что помочь островитянам в случае чего, скорее всего, не удастся. Для очистки совести, он потребовал от них немедленно покинуть остров, как только студенты найдут способ это сделать. Он даже в мыслях не позволял себе употреблять это коротенькое, но могущественное слово если.... Увы, Великий Магистр был далеко и, конечно же, не имел возможности видеть, как на лицах всех собравшихся в гостиной немедленно появилось многообещающее выражение "ага, счазззз!". Ещё неизвестно, случится ли вообще с ними какая-то пакость, может, эта дурацкая стена побегает туда-сюда и самоликвидируется, а они, как идиоты, уедут с острова, испугавшись хиленького силового поля! Вслух, разумеется, никто ничего такого не сказал, но ответить-то что-то надо было (а ну как Великий Магистр по их многозначительному молчанию обо всём догадается?), поэтому дипломатичный Лекс заверил начальство, что они будут действовать по обстоятельствам
и, разумеется, непременно в рамках Устава. Это обещание было достаточно расплывчатым, ни к чему не обязывало и в то же время, в случае чего-нибудь неординарного, полностью развязывало им руки. Впрочем, Великий Магистр был вполне удовлетворён полученными обещаниями - то ли был уверен в Лексе, то ли считал, что все студенты без присмотра только тем и занимаются, что всеми силами нарушают Устав, а данное обещание убережёт их от такого соблазна.
        Чувствуя, что ещё чуть-чуть - и аудиенция завершится, неугомонный Серж всё-таки не выдержал и весьма безапелляционно потребовал объяснений. И Великий Магистр (о чудо!) не разгневался, а даже, как будто, пришёл в замешательство и предпринял слабую попытку уйти от ответа! Но в конце концом, припёртый к стенке численным превосходством противника, признался, что сие есть информация, запрещённая к разглашению.
        - Даже нам, находящимся под угрозой неминуемой смерти от загадочного природного явления? Какой бюрократизм....
        - Серж! - не выдержал Великий Магистр. - Не забывай о субординации!
        - Ну, а всё-таки?
        - Всё-таки? Хорошо. Вот вам информация к размышлению. Проанализировав ваш отчёт, я пришёл к выводу, что студент Трайд, по всем признакам, обладает способностями к Магии Ментала, вследствие чего нуждается в особой программе обучения. Буквально через несколько часов после того, как вам ушёл пакет с этой информацией, Совет Школы принял решение об эваку... гм, отзыве всех студентов, проходящих практику в отдалённых от Школ местах. Эту информацию также незамедлительно переслали вам, чтобы вы начинали готовиться к отъезду.
        - Но чем вызваны такие меры? Что произошло? Война? Эпидемия чумы? Нашествие инопланетян? Чем мы рискуем, оставаясь на острове?
        Но все эти вопросы старый маг предпочёл оставить без ответа и наскоро попрощался, напоследок предупредив, что теперь будет звонить почаще и контролировать ход жизни на острове. Лишь великодушно позволил Сержу сдать недописанную часть отчёта после возвращения в Школу.
        Трайд положил телефон на каминную полку и повернулся к друзьям:
        - Какие будут предложения?
        - Нам не помешает хорошее охранное заклинание, - задумчиво сказал Лекс.
        - На целый остров? А мы потянем?
        - Нет, что ты, на целый остров нам без надобности, раз силовое поле беспрепятственно пропускает любые предметы, кроме людей. Только на дом. Если оно доберётся до нас, мы всегда сможем укрыться в здании.
        - Во всём этом есть один неоспоримый плюс! - улыбнулась Джессика. Вот уж кто абсолютно не волновался грядущим неприятностям. Она вообще не умела долго грустить или нервничать. Ничего она долго не умела, только радоваться жизни и наполнять жизнь живущих с нею рядом теплом и светом своей солнечной натуры. - Теперь нам не грозит скорый отъезд с острова!
        - Ещё бы узнать, зачем магам понадобилось немедленно эвакуировать студентов.... И зачем им так срочно понадобился ментал... - медленно проговорил Трайд. Серж как-то странно покосился на Эрику, но в общей задумчивости никто этого не заметил.
        * * *
        -Тайрел, шваброчка не пробегала?
        -А?! Ох, Робин, ежа тебе под простыню, нельзя же так орать над ухом. Что ты спросил?
        -Я говорю, Эрика где?
        -Знать не знаю, ведать не ведаю и не хочу, - буркнул Тайрел, разглядывая на свет плащ, на котором, по вине громкоголосого сестричкиного "солнышка" чуть не появилась здоровая дыра. Нда-а, пожалуй, надо завести себе другую тряпочку для полировки личного оружия.... - Вон, у Трайда спроси, он всё знает.
        Трайд бродил по дому с утюгом и думал глубокую думу. Впечатлённый его суровым выражением лица, Серж не рискнул спрашивать, зачем ему утюг и куда подевалась Эрика. Встреченный следом Лекс объяснил, что Трайд вовсе не бродит, а изучает энергетическую схему дома, а утюг ему нужен как артефакт для выявления ключевых точек, к которым впоследствии будет привязано охранное заклинание.
        - О, мой утюг и это умеет?! - восхитился Серж, и тут в коридоре показалась Эрика. - Эрика!! - счастливо заорал он, - мне нужен твой моооооооозг!
        От его вопля вздрогнул даже Лекс, но быстро взял себя в руки.
        - Робин, если ты превратился в зомби, то выбрал не лучшую пищу для продления своего жалкого существования, - прокомментировал Тайрел из гостиной.
        - Предлагаешь себя как альтернативу? Боюсь, твоя черепная коробка слишком толста, чтобы содержимое её могло удовлетворить мой аппетит, - огрызнулся он.
        Эрика вежливо дождалась конца перебранки и поинтересовалась у Сержа причинами столь резко возросшего интереса к её персоне.
        - Ну, не здесь же... - Серж неуверенно оглянулся на заинтересованного Лекса и ехидно скалящегося Тайрела. - Пойдём ко мне?
        Вслед им летел злокозненный смешок горца и ещё более заинтересованный взгляд Лекса. Горца.
        В комнате Серж галантно предложил Эрике стул, а сам неэстетично плюхнулся накое-как застеленную кровать.
        - Эрика, - без обиняков начал он, - когда я искал санкцию для Трайда, то обнаружил на сайте Школы дыру в безопасности.
        - А я тут причём? - удивилась девушка. - Я в этом ничего не понимаю.
        - Видишь ли... - Серж смущённо заёрзал, - на сайте, как оказалось, куча скрытых разделов. В том числе и те, где вся-вся информация о том, что сейчас творится в мире. Как думаешь, если мы воспользуемся этой информацией, в этом не будет ничего противозаконного?
        Эрика задумалась.
        - А ты точно ничего не взламывал? - по прошествии нескольких минут уточнила она.
        - Клянусь любимой мантией Великого Магистра. Помнишь, он с меня ещё один отчёт требовал? Это как раз по поводу сайта....
        - Тогда, думаю, ничего нет страшного, если мы кое-что посмотрим, - сдалась она. - В конце концов, нам сейчас информация необходима как воздух. А руководство почему-то упорно считает нас детьми, - чуть слышно проворчала она.
        Серж сделал торжествующий жест и торопливо включил компьютер.
        Как выяснилось, обнаруженной Сержем лазейки хватило не на всё. Кое-какие разделы остались закрытыми, из чего он сделал вывод, что в тот раз случайно получил права одного из локальных администраторов. К счастью, самая животрепещущая информация - а именно, о положении дел в мире, - оказалась ему доступна, и у прильнувших к экрану магов с первых же строчек волосы встали дыбом.
        -Серж, если это правда, то.... - Эрика не закончила фразу, но Серж понял и так.
        -Боюсь, что правда. Вряд ли Великий Магистр станет хранить в своих закромах откровенную дезу, и весьма сомневаюсь, что в свободное от работы время он увлекается написанием опусов в стиле ненаучной фантастики
        Всю доступную информацию Серж предусмотрительно сохранил на переносной жёсткий диск, опасаясь, что либо Великий Магистр, либо администраторы сайта обнаружат-таки его "крысиную норку", и останется он ни с чем.
        - Послушай, информация очень важная, скрывать её от наших просто преступно. Ты уже придумал, как будешь объяснять всем её происхождение? - уточнила Эрика, когда акт хищения подошёл к концу. Серж вздохнул:
        - Правду скажу, что же ещё.... Если уж ты поддалась моему обаянию и не накостыляла по ушам за шпионаж, почему всем остальным не сделать того же самого?
        ГЛАВА 18
        Очередную экспедицию по острову было решено посвятить поискам всех представителей неестественной флоры, обнаруженных в лесу за время практики.
        - Тайрел, - спросил Лекс, когда команда вышла из дому и остановилась в затруднении: куда держать путь. - Ты помнишь, по какой дороге шёл, когда внезапно уснул под кустом?
        - Кажется, здесь, - неуверенно предположил тот, указывая на неприметную тропинку, теряющуюся в густых зарослях высокого колючего кустарника.
        - Отлично, пойдём здесь, - решил Лекс. - Есть возражения?
        Возражений не было.
        Шли легко и весело. Ничего зловещего вокруг не наблюдалось, до местообитания известных магических растений было ещё долго, и маги заметно расслабились. Но далеко им уйти не удалось.
        Тайрел, памятуя о своих тайных злодейских планах, понуро плёлся в хвосте компании, временами словно невзначай наступая Сержу на пятки. Серж уже собрался возмутиться таким наглым "случайностям", как вдруг горец резко замер на месте, уставившись на совершенно неприметное деревце с тонкими поникшими ветвями, усыпанными пучками мелких игольчатых листьев вперемешку с огромными нераспустившимися бутонами.
        - Тайрел, что там? - Аини заметила его отсутствие. Волей-неволей остановились и остальные.
        - Я вспомнил, - тихо сказал маг, - в первый раз я уснул возле этого дерева.
        Аини заинтересовано осмотрела загадочную растительность, стараясь держаться от неё на расстоянии. Везёт им здесь, на острове, на всякую магическую флору. Как специально, честное слово! Хотя, кто знает, может, и специально....
        - То есть ты просто шёл себе по делам и вдруг прилёг отдохнуть? - уточнила она. Тайрел покопался в памяти, но смог припомнить только какие-то белые цветы, на тот момент казавшиеся ему прекраснейшими творениями на свете. Но Аини хватило и этого.
        - Дурманный Тёрн, - уверенно сказала она. - Запах цветов вызывает потерю сознания, кратковременное помрачение рассудка и так далее. Только этот экземпляр какой-то хилый: обычно эти растения метра три в высоту. Неудивительно, что я его не заметила. Наверное, здесь климат неподходящий.
        - Может, он маленький просто? - предположила Майя. Аини отрицательно покачала головой:
        - Нет, цветут только взрослые растения.
        - Мутант какой-то, - поёжился Тайрел. - Что ему понадобилось от честного мага?
        - Кушать, - ласково сообщила Аини. - В пучках листьев спрятаны длинные шипы. Аромат одурманивает жертву, ветви опутывают тело, а колючки впиваются и пьют кровь. Всё, что останется, загребают в землю корни - они тоже тонкие и ловчие, как ветви.
        - Выходит, мне повезло, что у этого кустика не было аппетита? - Тайрел поёжился, в красках представляя себе возможную перспективу.
        - Да, и это странно. Тёрн никогда не отказывается от добычи.
        - Меня интересует, почему куст не среагировал на наше присутствие, - внезапно сказал Трайд. - Ведь мы не только прошли мимо, но и стоим рядом почти четверть часа, а он словно не чует. Или мы все для него - слишком большая добыча?
        Аини покачала головой:
        - Такой кустик способен зажевать мамонта.
        - На меня оно тоже не сразу среагировало, - вспомнил Тайрел. - Я его сначала вообще не заметил, и оно меня, видимо, тоже. А потом я вспомнил заклинание Обладания...
        - Зачем тебе обладать деревом?! - Серж взвыл от смеха. Тайрел занервничал, лихорадочно придумывая объяснение. Совсем врать не годится, информация может оказаться крайне важной, но признаваться этому троглодиту про попугая....
        - Я бабочку решил поймать, - выкрутился он, - и Аини подарить. То ли промазал, то ли дерево среагировало на магию.
        Серж отвесил Тайрелу подзатыльник:
        - Лучше б ты Аини себя подарил, живого и невредимого, горе моё!
        Тайрел только зло взглянул на него исподлобья, но в драку не полез - наверное, и впрямь чувствовал себя виноватым.
        - А где моя бабочка? - шутливо возмутилась Аини.
        - Улетела. С громкими воплями....
        - БАБОЧКА?!!
        - Серж, уймись. Аини же сказала, что запах цветов вызывает галлюцинации.
        - Понятно....
        Почему-то от этого простого и незамысловатого слова Тайрел пришёл в почти неконтролируемую ярость.
        - Понятно ему, видите ли! Наш лидер просто гений, мегамозг! Что тебе вообще может быть понятно в этой жизни, ты же рыжий?!
        - Тайрел, опомнись! - Лекс не на шутку встревожился. Неужели у него опять помрачение рассудка?
        Как ни странно, горец совету внял и огрызаться на лидера перестал, но от шпильки напоследок удержаться не смог:
        - Единственное, что понятно мне, так это то, что этот долбаный остров творил чокнутый обкуренный ботан, страдающий пассивной дендрофилией! Поэтому здесь обитает чёртова прорва уродских растительных мутантов, как на подбор, шипастых и голодных, вместо парочки нормальных, приличных монстров, если не считать призрака придурочной змеи, которая на меня плюнула! Лекс, дискриминация зоологов, ты не находишь? - Тайрел зло пнул ствол Дурманного Тёрна. Дереву, впрочем, его пинок был до лампочки.
        Лекс не мог согласиться с Тайрелом. Уж он-то знал, какие на острове бывают монстры, и сие разнообразие его отнюдь не приводило в неописуемый восторг. Оставалось только радоваться, что Тайрел на этот счёт до сих пор пребывал в счастливом неведении....
        - Хвала небесам, что только растения здесь отличаются таким ярким гастрономическим интересом к нашим персонам, - сказала Джессика. - Не хватало ещё от монстров улепётывать по всему лесу. Деревья хоть на месте сидят.
        - Не все, - вяло огрызнулся Тайрел, - Дерево Грёз, если ты не забыла, очень даже шустрое. Вполне вероятно, что где-нибудь поблизости притаился очередной голодный кактус - чемпион местной флоры по бегу на длинные дистанции, - он широко зевнул и принялся яростно тереть глаза.
        Аини бросила тревожный взгляд на Лекса. С Тайрелом явно творилось что-то не то, его пора срочно уводить отсюда! Наверное, Тёрн чует свою добычу, или.... Нет, только не это!!!
        Только не очередной приступ беспробудного сна.
        - Тариэльчик, ты баюшки захотел? - как-то необычайно ласково осведомился Серж. - Так ложись, подремли, а мы посмотрим, как кустик будет пытаться тебя скушать. Честное слово, мы совсем чуть-чуть, а потом непременно спасём.
        Естественно, всю его сонливость как рукой сняло: горец мигом взбодрился и погнался за возмутителем спокойствия с явным намерением причинить ему телесный вред.
        Пока парни выясняли отношения, Трайд осторожно приблизился к новому виду хищных покрытосеменных:
        - Прикройте меня, если оно захочет мной пообедать. Аини, если Тайрел был одурманен, то почему дерево его не съело?
        - Откуда я знаю? Невкусный, наверное. Тай, не хмурься, это комплимент, а не оскорбление. Живой и несъедобный ты гораздо лучше, чем в виде продукта пищеварения.
        Трайд осторожно коснулся одной из ветвей, поворошил листья....
        - Аини, здесь нет никаких шипов! Выходит, дерево усыпить усыпило, а съесть не смогло?
        - Ну, Тай, ты и везучий! - с уважением сказала Майя. - Даже Дурманный Тёрн тебе достался беззубый!
        - Я же говорил, мутант какой-то.
        - Да уж. Тайрел, как ты добрался до дома, ты, конечно же, не помнишь?
        - Сто раз говорил! - огрызнулся Тайрел. - Склероз, да?
        - Тай, уймись, - властно сказал Лекс. - Здесь действительно серьёзная загадка, и не стоит сердиться на коллег. Мы все желаем одного: узнать правду.
        - Да спилить его, и дело с концом! - Тайрел был сторонником быстрых и эффективных методов. А самым быстрым и эффективным он считал примитивную бензопилу.
        - Тебе бы всё пилить, - беззлобно проворчал Трайд, - ты и Дерево Грёз едва не спилил, а сколько оно нам помогло?
        - И сколько же?
        - Лёва - раз. - Майя просияла и несколько раз энергично кивнула, подтверждая его слова. - Мои способности после общения с ним резко возросли - два.
        - И меня спасли с помощью этих способностей - три, - влезла Джессика.
        - Ну, хорошо, уговорил, Дерево Грёз - полезное, но этот сорняк чем так мил твоему сердцу?
        Трайд несколько смущённо отвёл глаза:
        - Есть у меня кое-какие соображения на его счёт. Но, к сожалению, я не ботаник.
        - А Аини на что? - бесцеремонно заявил Серж. - Она же разбирается в магической флоре и ядах магических растений.
        Девушка скривилась, однако смолчала. Трайд задумчиво глянул на неё:
        - Аини, давай я буду говорить, а ты, если я ошибусь в терминах, поправь меня, ладно? Случай с Чёрным Деревом предоставил мне превосходную пищу для размышлений и одновременно почти неразрешимую загадку. Первым и главным фактом я хочу назвать неестественное происхождение самого Чёрного Дерева. То есть, оно не относится к родной флоре данного острова.
        - Да тут половина растений - магические, - сказал кто-то.
        - Дело не в этом. Чёрное Дерево возникло в результате воздействия на какое-то из местных растений некой пока неустановленной силы.
        - То есть, кто-то специально подослал нам эту дрянь?!
        - Не обязательно, но об этом позже. Да, чтобы предвосхитить возможные вопросы: искусственное происхождение Чёрного Дерева я установил путём анализа его ауры. У естественных и неестественных творений ауры очень сильно различаются. Установив этот факт, я принялся искать растение, подходящее под сходный материал для Чёрного Дерева. И не находил - до сегодняшнего дня. Аини, теперь я прошу тебя быть особенно внимательной, потому что я вторгаюсь в твою вотчину. Сравним Чёрное Дерево с другими известными нам образцами магической флоры. Дерево Грёз можно смело отбросить сразу: оно обладает неким странным разумом, всегда обитает в группе растений-спутников, умеет вторгаться в сны и общаться с людьми, изменяет среду рядом с собой и так далее. Ни один из параметров не ведёт нас к Чёрному Дереву. Теперь обратимся к Заманчивому Дереву. По крайней мере, одно из свойств у них общее: заманивать путников. Но и здесь есть коренные различия: Заманчивое Дерево "работает" в масштабах всего леса, Чёрное - ограничено полянкой, где произрастает. Далее идут сплошные отличия, перечислять которые подробно нет никакого
смысла. Достаточно сказать, что Заманчивое Дерево до сих пор никоим образом не навредило жертвам своего обаяния.
        Следующим на очереди у нас Дурманный тёрн. И здесь сходу можно назвать несколько основных схожих черт. Одурманивание жертвы до потери сознания - раз, шипы - два, малый радиус воздействия - три, ловчие корни - четыре. Аини, теперь ты скажи: можно ли на основании перечисленных мною признаков предположить происхождение Чёрного Дерева от Дурманного Тёрна?
        - Н-не знаю, - неуверенно отозвалась девушка, - наверное, можно.
        - Именно поэтому я настаиваю на запрете на всяческие силовые методы вроде "спилить под корень" и "спалить к чёртовой матери". Изучение свойств исходного растения поможет лучше понять природу получившегося. Разумеется, между Тёрном и Чёрным Деревом немало отличий, и мы вполне можем отыскать растение, более похожее на его исходное. Но вынужден напомнить, каким печальным способом доныне мы получали всю подобную информацию.
        - Неправда, - возразил Тайрел, который ужасно не любил, когда его вот так вот с умным видом грузили всяческими псевдонаучными бреднями. - Заманчивое Дерево очень мило и предупредительно.
        - Зато мы до сих пор не знаем, зачем ему надо, чтобы на нём сидели, - напомнила Эрика. Тайрел приуныл. Трайд тем временем продолжал:
        - Теперь посмотрим на проблему с другой стороны.
        - Трайд, а мы не можем посмотреть на неё в процессе передвигания нижними конечностями? - не выдержал Тайрел. Трайд, не прекращая увлекательного монолога, послушно двинулся вперёд по тропинке.
        - На данный момент мы имеем несколько фактов, вполне однозначно свидетельствующих, что поблизости от нас локализован некий мощный источник энергии, обладающий крайне сильным дестабилизирующим действием. Перечислю лишь некоторые из них: материализация желаний, тот же утюг, например, да и бытовая магия с каждым днём даётся нам всё легче. Постройка бригантины, притом, что в обычных условиях создание такого большого объекта принципиально невозможно. Гости из другого мира. И так далее. Мутация одного из магических растений под воздействием этого излучения просто становится в один ряд со всеми этими событиями. Можно, конечно, предположить, что точка соприкосновения миров и место перехода пиратов в наш мир находятся неподалёку от нашего острова. Иная действительность - явление само по себе неординарное, не говоря уже о последствиях её вторжения в нашу реальность. В любом случае, это событие само по себе способно дестабилизировать энергетические поля нашего мира. Проще говоря, неподалёку от места взаимодействия миров реальность словно размягчается. С другой стороны, соприкосновение миров может быть не
причиной, а следствием того же самого фактора, вызвавшего и все перечисленные неординарные события на нашем острове, так как ни одно подобное взаимодействие принципиально не может дать такого потока энергии, последствия которого мы наблюдаем. И интенсивность потока с каждым днём неуклонно увеличивается.
        - Тебе бы лекции читать! - не удержался Серж. - Менторский тон ты уже выработал. - Он кривил душой. На самом деле лидер понял практически всё из сказанного менталом и про себя восхищался силой его интеллекта, смогшего свести кучу разрозненных фактов в одну стройную систему. Просто по сути своей Серж не мог долго находиться в восхищённом состоянии, посему ему немедленно требовалось сказать что-нибудь не слишком умное. Трайд усмехнулся:
        - Я что ещё хочу сказать. Если мои предположения верны, то нам стоит ожидать появления новых гостей, новых магических созданий и прочие радости жизни. И сложные заклинания, вполне вероятно, будут сбоить: настройка энергетических потоков в некоторых из них настолько ювелирная, что наличие неподалёку чересчур мощного источника энергии забивает её, как помехи радиопередачу.
        - А если экранироваться? - деловито спросил Серж. Очень уж он любил сложные заклятья, к тому же всерьёз планировал реанимировать бесславно сгинувшую бригантину.
        - Серж, я не специалист в этой области. Пробуй. Может, что-то и получится, тогда поделишься с нами.
        Увлечённые лекцией, маги как-то незаметно успокоились, повеселели. Тайрела незаметно перестали терзать приступы беспричинной ярости, но настроение оставалось стабильно скверным. Что тому виной: встреча с Тёрном, присутствие коллег, магнитные бури? - кто знает. Сам Тайрел, во всяком случае, не знал, но привычно винил кого угодно, но только не себя.
        Заманчивое Дерево они нашли без труда. За прошедшее время ничего странного или пугающего с ним не произошло: шипы не прорезались, кора не почернела. Конечно, это отнюдь не гарантировало, что мутации не произойдут позже, а пока Джессика не устояла перед искушением и залезла на дерево. На самую верхушку.
        - Эге-ге-гей! - заорал снизу Серж. - Ты там как? Пиратов видишь?
        - Вижу! - отозвалась она и начала довольно шустро и уверенно спускаться.
        - Это становится традицией: видеть с этого дерева пиратов, - пробормотал Серж себе под нос. - Прыгай, я тебя поймаю!
        Приземление прошло довольно удачно, в смысле, что без жертв. Почти. Ну, не устоял он на ногах, с кем не бывает, всё равно Джесс сверху оказалась, а пара синяков на лидерской пятой точке - пустяк, мелочи жизни.
        - Ты не пошутила? - она отрицательно покачала головой. - Что они делают?
        - Маячат на горизонте.
        - Странно. Мы же вроде как отправили их домой?
        - Может, это призраки? - робко спросила Майя. Серж придушенно застонал:
        - Не говори этого слова!!!
        - Нет, говори, говори! - оживился Тайрел. - Я толкую-толкую ему, что на пиратском острове водятся призраки, а он ни в какую!
        - Знаешь, что?! - взбеленился Серж. - Придержи язык! Наверняка недавнее нашествие пиратов - результат твоей трепотни про пиратские корабли, острова и прочую фигню! Так что изволь молчать в тряпочку, демиург-самоучка, иначе мы тебя поселим на этом дереве, и будешь любоваться на своих разлюбезных пиратов хоть до конца жизни!
        Тайрел рассмеялся, с интересом изучая доведенного до белого каления оппонента.
        - Серж, - негромко сказал Лекс. Лидер помотал головой, прогоняя остатки гнева, и, не глядя ни на кого, молча двинулся дальше.
        Следующим в списке значилось Чёрное Дерево. Тропинка словно сама бежала под ноги, нужная полянка нашлась на удивление легко, но вот там магов, несмотря на предупреждение, поджидал неприятный сюрприз.
        Дерево исчезло.
        - Та-ак, - протянул Тайрел, по-простецки усаживаясь прямо на песок. - Аини, ты была права. Ещё один непоседливый представитель местной флоры. Как меня всё это достало, кто бы знал!..
        - Всех достало, - грубо сказал Серж. - Думать сейчас надо, а не рефлексировать.
        - Предлагал же сразу спилить!
        - Дурень ты стоеросовый! Ну и попёрся бы ты со своей пилой! И попался бы прямиком Дереву на обед! Ему-то всё равно, с пилой ты или без, заманило бы как миленького!
        - Да моя пила бы ему поперек горла встала! - хохотнул Тайрел.
        - Серж, перестань, пожалуйста, кричать на Тариэла, - вежливо попросила Джессика. - Вы уверены, что эта полянка - точно та самая?
        - Уверены, - за всех ответила Аини, - не можем же мы вчетвером одновременно заблудиться вокруг одной единственно полянки.
        - Можем, - возразил Трайд. - Но полянка та самая, её ауру ни с чем не спутаешь.
        Он подошёл к центру полянки, где прежде возвышалось Дерево. Прогалинка опять была покрыта толстым слоем морского песка - ни следа от чёрной, выжженной земли, которую он видел здесь в прошлый раз. Похоже, его предположения верны, и тогда, вчетвером, маги имели редкую возможность созерцать высунувшиеся из земли ловчие корни - и остаться в живых. Он присел на корточки, зачем-то поворошил песок. Ни малейших следов какой бы то ни было растительности. Либо Дерево и впрямь исчезло (переместилось или по каким-то причинам прекратило существование), либо спряталось настолько глубоко, что его присутствие не ощущает даже ментал.
        - Самое поганое, что теперь эта гадость может быть в любой части острова, - услышал он Майин голосок. Сама того не зная, девушка озвучила одно из его предположений, но только одно. Озвучить, что ли, два других? Или хватит на сегодня с команды его откровений? - Теперь нам необходимо быть предельно осторожными.
        - И никуда не выходить поодиночке, - добавила Эрика. Кое-кто в команде откровенно приуныл....
        Серж поскрипел извилинами и повернулся к Аини.
        - Аини, раз ты ботаник, прочитай нам, пожалуйста, лекцию о всяких растительно-магических бяках? Образ жизни, особенности биологии, вредные привычки и т. д. Потому как все мы в этой области ужасно необразованны, а значит, особенно уязвимы.
        - Лекцию! - простонал Тайрел. - Аини, неужели ты согласишься? Ты просто разбиваешь мне сердце! Впрочем, как обычно. Серж, моя месть будет ужасной, предупреждаю!
        Аини схватилась за голову.
        - Тариэл, что ты плетёшь? - изумилась Эрика. - Серж абсолютно прав. Если наш остров изобилует магической флорой, мы непременно должны обладать о ней максимумом информации, чтобы избежать возможных неприятностей. Все проблемы проистекают от невежества. Если бы ты знал, что из себя представляет Дурманный Тёрн, стал бы ты ловить на нём бабочек?
        Тайрел застонал и рухнул лицом в песок. Серж испытал краткое, но почти невыносимое желание как следует пнуть его под рёбра, но ценой невероятных усилий сумел сдержать свой неблагородный порыв. Не нравились ему эти периодически накатывающие на него приступы ненормальной злости. Не бывает такого просто так, ни с того ни с сего.
        - Аини, ты не знаешь, с чего это мы все сегодня такие агрессивные? Может, сейчас плодоносит какой-нибудь очередной особо ужасный кровожадный мох, который только и ждёт, когда же мы все, наконец, передерёмся, дабы вволю полакомиться нашими бренными останками?
        - Я похожа на Всемирный Разум? - огрызнулась девушка и тут же смутилась, сообразив, что невольно подтверждает сержеву идею о ненормальной агрессивности.
        - Нам лучше вернуться, - предложил Лекс, - в том, что Чёрное Дерево пропало, мы убедились, но искать его в таком нервном состоянии чревато неприятностями.
        - Тайрел, слышишь, мы возвращаемся. Тайрел!.. Тайрел? - Аини подошла поближе к распростёртому на песочке магу и не удержалась от слегка испуганного вскрика:
        - Лекс! Он спит!
        - Ну, это просто исправить! - Серж наколдовал себе большой стакан ледяной воды и отправился вершить расправу.
        Тайрел проснулся оттого, что ему очень мокро, немного холодно и не слишком удобно лежать. Первым, на ком сфокусировался взгляд горца, был весьма озабоченный Серж со стаканов в руке, что-то деловито объясняющий копошащимся рядом близняшкам. До него долетел только обрывок разговора:
        - ...то мы его донесём... - после чего Тайрел проснулся уже окончательно. Первым осознанным его желанием было набить морду этому злодею Робину за то, что тот столь бесцеремонно и жестоко лишил его просмотра как минимум десятка отборных сновидений. Через секунду до него дошло, что все имеющиеся в наличии маги почему-то столпились около него и наперебой интересуются его самочувствием.
        - Что, я опять проспал двое суток? - несчастным голосом спросил Тайрел.
        - Нет, но мог бы, если б я тебя не разбудил. Кстати, извини, ты теперь немного мокрый...
        - Тай, тебе что-нибудь снилось? - перебила Аини.
        - Снилось! - простонал он. - Молочный коктейль. Много-много молочного коктейля.
        - И шашлыки, - подсказал Серж.
        - Откуда ты знаешь? - изумился горец.
        - Я Всемирный разум!
        И наконец-то за весь этот безумный, ужасно неприятный поход все залились дружным и искренним хохотом.
        * * *
        Несколько последующих дней прошли скучно и без новых приключений. Из старых вспоминались в основном бесконечные поиски Тайрела: в этом направлении преуспели все и, кажется, потихоньку начинали считать их чем-то вроде специальной народной забавы. "Развей скуку - поищи Тариэла" называется. А у Тайрела, наверное, несколько иная специализация: "развей скуку - потеряйся в лесу".
        И в то же время всеобщее благоденствие казалось немного неестественным, нарочитым. Словно та самая непостижимая сила, в присутствии которой на острове Трайд уже практически не сомневался, снова проснулась и решила проявить своё присутствие таким вот оригинальным способом.
        По какому-то неясному ассоциативному пути Трайду вдруг вспомнились его страхи в начале практики. Как он тогда не хотел уезжать! Смешно сказать, но он действительно был уверен, что перемена географического положения в самом деле способна пробить брешь в хрупком заслоне из доводов и фактов, который он старательно выстраивал между собой и своими потусторонними страхами. На самом же деле всё оказалось с точностью до наоборот. Страхи ушли - он даже не заметил, как и куда, а взамен.... Здесь он нашёл дружбу, предназначение, любимое дело, а может быть, и что-то большее....
        Но не были ли его страхи накануне отъезда и то непонятное, что творится на острове, следствием одной и той же причины? Да, страхи начались гораздо раньше, но ведь и острову не один день. С тех пор, как Дерево Грёз разбудило в нём доселе дремавшие способности Ментала, Трайд начал чувствовать и понимать многое, что прежде оставалось для него неведомым и недоступным. Так, он чётко ощущал связь между собой нынешним и тем перепуганным до нервной дрожи студентом, каким он был в ночь перед отъездом. Странно, конечно, если б этой связи не было, ведь он остался всё тем же человеком, только приобрёл что-то новое. Но связь эта лежала через те самые непонятные страхи и не менее таинственную силу, что терзала его на острове призраком своего присутствия.
        Если позволить себе дальнейшие допущения, то в один ряд с этими фактами становятся и странные исчезновения Тайрела вкупе с последующими его провалами в памяти, и пираты, и возникшие, а потом столь же внезапно исчезнувшие монстры, и порталы, и Чёрное Дерево, и много-много других фактов и фактиков, иные из которых были столь неуловимы, что определялись только специфическими способностями ментала.
        И если он прав, и в мире действительно случилось нечто чрезвычайное, то объясняется и тревога Великого Магистра, и его желание эвакуировать подопечных из смертельно опасного места, коим ему, вне всяких сомнений, представляется остров со всей его оригинальной флорой и фауной и природными аномалиями. Разве что Великий Магистр немного лукавил, и в действительности Школе был необходим хоть какой-нибудь ментал, а не вся команда, и тогда возникновение некой силы, недоступной восприятию и методам воздействия обычных магов, можно считать доказанным.
        Если б можно было хоть с кем-нибудь поговорить! Увы, до Наставника своего Трайд сейчас вряд ли бы дозвался, а если б и сумел, то всё равно, тот отличался редкой неразговорчивостью и стремлением заставить своих студентов самостоятельно справляться со всеми трудностями, не прибегая к помощи педагогического состава. А из его нынешних товарищей никто не обладал хоть сколько-нибудь похожими способностями, а вести аналитическую беседу, через слово объясняя собеседнику всякие мелочи, обычные для ментала, но непонятные для нормальных магов, было бы в высшей степени нелепо.
        Разве что последовать собственному дурацкому совету и в самом деле пообщаться с Деревом Грёз, авось оно окажется более понимающим собеседником, чем человеческие маги....
        С такими вот мыслями Трайд и вышел утром из дома, почти не замечая, куда идёт, пока не обнаружил, что, собственно, уже бредёт посреди леса.
        Леса.
        ОЧЕНЬ СТРАННОГО ЛЕСА.
        Вокруг возвышалась, шелестела, жила своей непостижимой жизнью величественная и странная роща Дерева Грёз.
        Почему-то у Трайда сложилось впечатление, что его здесь ждали. Ну, что ж, ждали так ждали, вот и хорошо, не надо ничего решать, всё получилось само собой, и это просто великолепно... Он шагнул раз, другой - и понял, что шагать ему, собственно, больше некуда и незачем.
        Перед ним возвышалось само Дерево Грёз.
        На этот раз ему не пришлось предпринимать никаких усилий для контакта: всё произошло само собой, легко и просто, словно Дерево и само жаждало поделиться имеющейся информацией. Трайд даже не успел насторожиться такой лёгкости и посетовать на себя, что зря не взял с собой кого-нибудь в спутники. Не было и обволакивающего чувства слияния с Деревом, как в прошлый раз, ни зазывания к себе, в ряды своего растительного братства, ни привычной схемы "вопрос-ответ". Только голая информация - много информации, очень много информации, целое море, и трудно было удержаться на плаву и не захлебнуться в этом бушующем потоке, да и не нужно, как оказалось, так что Трайд позволил волнам чистого знания захлестнуть его с головой и унести за собой, в тёмные пучины нулей и единиц....
        Когда ментал пришёл в себя, оказалось, что он сидит под Деревом, и прошло не меньше двух часов, но он совершенно не чувствовал утомления. Только голова была тяжёлой и словно бы разбухшей от разместившейся в ней информации. Всё, что он узнал, было чрезвычайно важно, но всё это предстояло осмысливать и переводить с языка образов и ощущений на более привычный язык слов. Но в двух вещах он был уверен накрепко: первое - что все Деревья Грёз на планете неким непостижимым образом связаны в единый консорциум и общаются между собой, и второе - что в мире действительно творится что-то неординарное. Остальное предстояло домысливать. Не хватало малости - ключа, отмычки к коду, которым было зашифровано послание Дерева Грёз. Совсем чуть-чуть: кусочек настоящей, реальной информации из большого мира - и всё встанет на свои места.
        Он поднялся на ноги, чувствуя, что общение с Деревом дало ему нечто большее, чем просто ответы на вопросы. Что, если его предположения верны, и контакты с Деревом в самом деле стимулируют развитие его профессиональных навыков? Трайд представил себе, как Магистры толпами свозят перспективных студентов к ближайшему Дереву Грёз для прорезывания способностей ментала, и невольно улыбнулся. Пожалуй, он всё же не зря приехал на этот остров.
        Напоследок, не удержавшись, он ласково провёл рукой по бархатистой коре Дерева Грёз, чувствуя, как оно, точно шаловливый котёнок, тянется к его ладони, стремясь продлить ласку. Миг - и пейзаж неуловимо меняется: вместо сырой прохлады Рощи вокруг бушуют яркие тропики; в заросли ныряет знакомая тропинка, а сквозь просветы листвы можно различить белые стены дома.
        Но в дом он не пошёл. Свернул, не доходя до границы сада и леса, и окольным путём двинулся к морю - думать, искренне надеясь, что на пляже сейчас никого нет.
        Сбегая по полого спускающемуся к воде пляжу, Трайд испытал краткое, но мучительное ощущение дежавю: солнце, песок, пронзительная синева моря, сливающегося с небом на горизонте, величественный белый парусник покачивается на еле заметных волнах почти у самого берега, в небольшой бухточке, где резко обрывающееся вниз дно позволяет кораблю подойти к суше почти вплотную.... Через секунду он заметил поникшую фигурку Сержа, скорчившегося на полоске белого песка почти у кромки воды, и облегчённо вздохнул. Всё в порядке, никаких глюков, это просто Серж выполнил свою угрозу и построил вторую бригантину. В гордом одиночестве, из чего следует, что и многострадальный артефакт он наконец-то закончил.
        Всю его жажду одиночества как рукой сняло. Увязая в песке и поминутно оскальзываясь (всё ещё давала о себе знать некоторая слабость после общения с Деревом Грёз), Трайд решительно направился к лидеру.
        Тот выглядел чересчур грустно для человека, только что совершившего очередной прорыв в науке (и не один, а целых два!). Объяснялось это просто: отсутствием зрителей.
        - Вот, построил, - печально сообщил Серж, забыв поздороваться. Трайд кивнул и уселся рядом. - А вокруг, представляешь, никого! Вот, хоть ты пришёл, и то люди.
        - Наверное, ещё никто не знает, - утешил его ментал. Серж немного оживился:
        - Правда? Значит, думаешь, наши ещё захотят покататься на бригантине?
        - А у тебя есть сомнения?
        - Н-ну-у, вспоминая предыдущий печальный опыт....
        - Если вспоминаешь, значит, не уверен, что он не повторится. Или уверен?
        - Нет, - вздохнул Серж. - Понимаешь, я сконструировал заклинание таким образом, чтобы максимально облегчить работу магу и на полную катушку использовать ресурсы среды. Исходя из того, что за счёт системы природного баланса внешний энергетический фон остаётся постоянным, сколь бы сложные заклятья мы не использовали, я построил матрицу таким образом, что она сама выбирает из среды нужное количество энергии. То есть, по аналогии с трубой: труба определённого диаметра рассчитана на пропускание определённого количества вещества в единицу времени. Так и матрица: она берёт энергию до тех пор, пока не заполнится целиком, и ещё чуть-чуть, некоторое количество свободной энергии, пропорциональное напряжённости внешнего поля, чтобы система заклинание-среда пришла в равновесие.
        - Красиво, - признал Трайд. - Значит, ёмкость заполненной матрицы пропорциональна ёмкости среды?
        - Ну да. Система всегда находится в равновесии, а незначительные колебания напряжённости поля нивелируются как раз за счёт запаса свободной энергии, не используемой напрямую в заклинании.
        - Тогда чего ты боишься?
        -Всего, - вздохнул Серж, - и в первую очередь того, что наши откажутся снова испытывать судьбу с риском намокнуть и полинять.
        - Пока не попробуешь - не узнаешь, - Трайд встал, стряхнул с брюк песок. Серж поднял на него глаза, полные затаённой надежды:
        - Ты намекаешь, что стоит пойти и предложить?
        - Именно.
        - Знаешь, ты прав, - вздохнул он, поднимаясь и запихивая в карман какую-то невнятную ерундовину, которую Трайд безошибочно счёл тем самым артефактом. - Ну, хоть ты-то согласен?
        - Разумеется, согласен. Идём? Там, наверное, Тайрел опять бесится, и никто не знает, чем его унять.
        -Что с ним такое?
        - По-моему, он не знает, чем себя занять, и это его огорчает....
        В доме действительно творилось чёрт знает что. Лекс с утра засел за ноутбук, откуда его теперь никакими силами нельзя было вытащить. Что он там творил, одному небу известно, но прерывать сие увлекательное занятие категорически не желал, на все оклики реагируя невнятным бурчанием и нетерпеливым взмахом руки.
        Близняшки, не придумав ничего умнее, хвостом ходили за Эрикой, предлагая поделиться с ними секретом, по ком у неё такая печаль на сердце. Эрика огрызалась: куда-то запропастился её экземпляр Устава Школы, и эта пропажа совершенно выбила её из колеи. (На самом деле, это Серж с Тайрелом, заключив временное перемирие, устроили сию коварную диверсию: украли заветную книжицу и спрятали её в библиотеке в разделе "домашнее хозяйство" на букву "у" между "украшением блюд" и "уроками вышивки крестом" в полной уверенности, что уж туда-то она точно не полезет).
        Аини засела в библиотеке со стопкой толстых и явно умных книг. Не при делах остался один лишь Тайрел, и бездельничал он с таким остервенением, что за эти несчастные два часа успел надоесть всем хуже горькой редьки. Работать не хотелось, а тут ещё Аини сбежала, и Серж свалил куда-то, даже поругаться теперь не с кем, тоска.... В своих размышлениях он уже дошёл до того, чтобы плюнуть на всё, отыскать Аини и выспросить с пристрастием, с чего это милая девушка взяла моду от него шарахаться и чуть что прятаться за Лекса, а то и за Сержа?!
        Сам Серж ничего этого, разумеется, не знал, зато умудрился обставить своё появление столь по-дурацки, что даже Лекс нашёл в себе силы временно разлучить себя с ноутбуком.
        - Тайрел, - радостно завопил лидер при виде упомянутой личности, меланхолично пересчитывающей листочки у развесистого фикуса в гостиной. - Какое счастье, что ты здесь! Я так рад! Просто не передать словами!
        - Ы... а... э... у... гм.... А в чём, собственно, дело?
        - Да так, мелочи, просто я построил вторую бригантину, а покомандовать некому, - небрежно бросил Серж, - вот я подумал: может, ты согласишься.
        - Тьфу, а я-то уж невесть чего вообразил.... Ладно, уговорил. Так и быть, давай сюда свою бригантину.
        - Сюда не могу, она просто не влезет в гостиную. Не угодно ли капитану прошествовать к пристани?
        - Угодно, - милостиво согласился Тайрел. И вдруг как рявкнет: - Боцман! Почему личный состав не построен?
        - Сей момент!
        "Личный состав" всё это, разумеется, слышал и ждать себя не заставил. Тайрел не поленился лично заглянуть к Аини в библиотеку и пригласить её на морскую прогулку. Аини неподдельно обрадовалась и немедленно согласилась, и это вселило в его сердце призрак надежды: а может, ему всё-таки показалось, и она вовсе его не избегает?..
        Вторая бригантина носила гордое имя "Летучий Голландец", нахально украденное из старых легенд. На флагштоке развевался придуманный лидером флаг: на небесно-синем поле сиял красотой несказанной желтушный кусок дырявого голландского сыра с крылышками....
        Предыдущий печальный опыт, всё-таки, оставил свой след: как сговорившись, все явились в купальниках и плавках. Видимо, доверие к Сержу как к проектировщику и строителю, заметно пошатнулось....
        Посадка прошла вполне благополучно. Никто не толкался, не ругался, не пытался выкинуть соперника за борт.... Но Серж не переставал нервничать, хотя, казалось бы, особых причин не было. Вторая бригантина уже на первый взгляд заметно выигрывала по сравнению с первой: казалась прочнее, надёжнее, а уж запах.... Запах свежеструганных сосновых досок, - Джессика всё вдыхала и вдыхала его и никак не могла остановиться. Какой всё-таки Серж молодец: даже такую малость предусмотрел, как этот чудесный смолистый аромат! И под рукой - не гладкая плоть призрачного корабля, а шершавое дерево.
        Сосны, что ли, он нашёл на этом острове?
        - Куда плывём, штурман? - залихватски крикнул Серж Лексу, стараясь отвлечься от дурных предчувствий: уж слишком гладко начинается путешествие. На этот раз гениальный строитель бригантин пренебрёг платком, и рыжие его волосы, заметно отросшие за время пребывания на острове, вольно трепал ветер.
        - Прямо! - улыбнулся Лекс и не удержался от исправления: - Идем, а не плывем...
        - Ясен пень, что не зигзагом. Слушай, а давай ты у нас будешь по совместительству вперёдсмотрящим?
        - Надеешься загнать меня на мачту?
        - Нет, мне нужно срочно посекретничать с Джессикой, и я боюсь, что ты подслушаешь! - фыркнул Серж. - Эй, только не обижайся, это у меня шутки с утра дурацкие выходят.
        - Я понял, - усмехнулся Лекс. - Кстати, если ты действительно намереваешься секретничать, попробуй предложить свою идею Тайрелу. У него, я уверен, она вызовет самый живейший энтузиазм, да и секреты твои целее будут.
        - Какую идею? - захлопал глазами Серж.
        - Залезть на мачту.
        Серж покосился на Тайрела и на всякий случай решил промолчать. Что-то не нравился ему сегодня Тайрел. Нет, в обычные дни он тоже не испытывал к нему страстной любви, просто сегодня... странный какой-то он был, горец. Неестественный.
        "Сущий, что ли, опять припёрся по его душу?", подумал Серж... и сам испугался ледяного ужаса, которым пахнуло от этой, в общем-то, бессмысленной мысли. Пойти, что ли, Трайду настучать? Неудобно как-то, вроде бы, обещал молчать. Или попробовать себя в роли шантажиста? "Тайрел, не нравится мне твоё поведение, так что пойду-ка я расскажу Трайду про Сущего". А если Сущий действительно присутствует, и Тайрел опять кинется на него, Сержа, с мечом? Печальный опыт уже есть, и кто знает, не окажется ли вторая попытка ещё более грустной. Нет уж, пусть всё остаётся, как есть.
        Если бы Серж смог сейчас посмотреть на себя со стороны и беспристрастно оценить свой внутренний монолог, он неизбежно бы пришёл к выводу, что и сам не слишком адекватен. Не свойственны ему такие долгие занудные колебания, а если и случалось порой что-то подобное, то виной тому было никак не поведение ближних, а, скорее, сердечные дела. Как будто не сам с собой он спорил, а с кем-то ещё, кому ужасно хочется сохранить инкогнито, для чего невидимый недоброжелатель даже готов прикинуться чужим внутренним голосом!
        Но Сержу сейчас было не до самоанализа. Как так, бригантина уже плывёт... то есть, идёт, конечно, а куда - никому не ясно. Безобразие! Где этот капитан, он что, уснул там, на носу? А кто командовать будет? Чёрт с ним, сам справлюсь, кажется, мне в голову пришла замечательная идея....
        - А давайте сплаваем к этому загадочному силовому полю! - упиваясь собственной гениальностью, предложил лидер. - Магистры, конечно, молодцы, но у них нету Трайда. А у нас есть. Как вам такая идея?
        - Ты полагаешь, я - главный специалист Школы по неизученным силовым полям? - усмехнулся Трайд. - Ты ошибаешься.
        - Зато всякие непонятные штуки ты до сих пор раскусывал на раз, - не унимался лидер. - Так что, сплаваем?
        - Да сплаваем, сплаваем, ты ж не успокоишься, пока сам не сунешься в эту бяку.
        - Штурман! - вдруг рявкнул Тайрел. Похоже, он в самом деле только что проснулся. - Не спать. Идем... гм, прямо. Эй, боцман, как управляется эта посудина?
        - Так же, как и первая. Ой, смотрите, акула!
        - Где?! - Тайрел опасно свесился с борта в попытке разглядеть зубастую попутчицу. - Ого! Лекс, кто это?
        Огромная акула лениво проплыла мимо левого борта и мирно удалилась по своим загадочным акульим делам, не обратив ровным счётом никакого внимания на облепивших борт "юных натуралистов".
        - Большая китовая акула, - блеснул Лекс познаниями, - Питается планктоном, на людей не нападает.
        - Мда-а, мы ей на один укус! - задумчиво протянул Серж. - Планктоном, говоришь? Надеюсь, сама акула в курсе?
        - Серж, ты же не собираешься купаться? - с тревогой спросила Джессика, на глаз прикидывая расстояние до берега. По самым скромным оценкам выходило прилично. Серж неопределённо пожал плечами. В прошлый раз они тоже не собирались, а пришлось! Счастье ещё, что Лёва оказался поблизости. Сейчас левиафана нет, а отошли они от берега гораздо дальше, чем тогда. Может, стоит считать пройденное расстояние доказательством надёжности парусника? Пока-то бригантина ведёт себя вполне прилично, но кто её знает, заклинание новое, не обкатанное.... Он прислонился к мачте, задумчиво глядя куда-то вдаль, где на горизонте еле заметно клубилась золотистая дымка.
        - Золотой огонь, - внезапно сказала Джессика.
        - Что? - переспросил он, неохотно отрывая взгляд от горизонта.
        - Твои волосы, - улыбнулась она. - Ветер, и пряди - как языки пламени.
        Она протянула ладонь: взъерошить его и без того растрёпанную шевелюру, точно желала удостовериться, что это действительно волосы, а не огонь. Народ вокруг как-то подозрительно быстро и понятливо рассосался... Джессика подняла на него несмелый взгляд - и изумилась, столько было в ответном взгляде невысказанной нежности. Она всё тянулась ладонью к его волосам - запоздало, неловко, нелепо.... И он вдруг улыбнулся ей в ответ, и поймал её ладонь своей, и потянул к себе, и Джесси чуть было не заупрямилась: уж слишком всё это было необычно и всерьёз.... И палуба поплыла у них под ногами...
        В мозгу мелькнула дикая мысль "неужели это у меня от страсти ноги подкашиваются?", но через миг все эти глупости сами собой куда-то делись. В шоковом состоянии не до лирических размышлений, а Джессика испытала настоящий шок: когда ты, уже настроившись на отнюдь не дружеские объятья с самым классным парнем под этим небом, вдруг оказываешься по горло в ледяной воде, романтика перестаёт казаться самой необходимой вещью на свете.
        - Робин, твою бабушку через семь гробов! - заорал Тайрел, остервенело отплёвываясь. - Всё, ты меня достал! Сейчас я тебя топить буду.
        - Не надо-о! - всхлипнула Джессика, кстати, совершенно искренне. - Я на нём висю-у!
        - А можно я тоже... повисю? - попросила Майя, неумело шлёпавшая по воде руками, но худо-бедно державшаяся на плаву.
        - Можно, - великодушно разрешил Серж.
        - Май, проблемы? - вдруг улыбнулся Трайд. - У тебя? Ты же аква-маг, вода, теоретически, вообще не может причинить тебе вреда.
        - Серьёзно? - Майя на миг задумалась. - Знаешь, в чём-то ты, наверное, прав, но... о, у меня идея! Строим плот!
        - Из чего?!!
        - Из воды!
        Секунду народ таращился на неё с немым изумлением, потом до них, наконец, дошло. Элементарно: пласт уплотнённой воды вроде того, которым Майя укрепляла метку одного из мини-порталов, локализовавшегося точнёхонько на линии прибоя! Всего-то!
        - Майя, ты гений! - проникновенно заявил Тайрел и тут же заткнулся, сражённый собственной вежливостью. Девушка мило покраснела от смущения, но возражать не стала.
        Меньше, чем через минуту плот был готов, и изрядно замёрзшие маги с максимальным комфортом устроились на его поверхности. У Тайрела даже хватило нахальства посетовать на отсутствие мягких кресел и вездесущих стюардесс с напитками.
        - Стюардессы бывают только на самолётах, - засмеялась аква-маг. - Имейте в виду, долго это сооружение не продержится, так что будьте начеку. Вдруг лексова акула всё ещё где-то поблизости и мечтает опровергнуть мнение учёных о её рационе?
        Серж печально огляделся. От второй бригантины не осталось ничего, даже призрака, и от этого было нестерпимо грустно.
        От этого - а ещё оттого, что он так и не успел...
        - Апчхи! - Джессика звонко чихнула, прервав его размышления на самом печальном месте.
        - Ты не заболела? - с тревогой спросил он.
        - Нет, просто вода в нос попала... а... а... а-апчхи!!! Май, а как мы поплывём? Доверимся воле бурных волн или используем парней в качестве тягловой силы?
        Судя по мечтательному выражению лидерской физиономии, он был готов плыть до острова на спинке, всего ради одной улыбки кое-кого из команды.
        - Ну, уж точно не парней, - улыбнулась та. - А вот бурные волны - идея очень даже ничего, можно попробовать. - Она подобралась поближе к краю плотика и задумчиво уставилась на плещущие в край небольшие волны, бормоча под нос обрывки заклинаний. - Всё очень просто, даже проще, чем я думала, - сказала она через несколько минут. - Попробую связать все волны в одно течение, которое подгонит наш плот к острову. До самого берега, боюсь, не дотянем, но всё же плыть останется меньше.
        - Оптимистка! - завистливо вздохнул кто-то. Но, так как выбора особого не было, спорить никто не стал. Корабль не вернуть, не жить же теперь на этом плотике! Тем более что и он не вечен... Майя сосредоточилась, пытаясь преобразовать заклинание Покорных Волн в соответствии со своим грандиозным планом.
        В последнее время художественная импровизация при составлении магических формул стала любимым развлечением практикантов. И самое удивительное, что осечек при испытании даже самых сомнительных импровизаций практически не было, разве что бригантины тонули регулярно. Но и это было скорее конфузом чем реальной неудачей: в конце концов, все просвещённые маги планеты уверены, что сотворение столь массивных предметов вовсе невозможно... Из всей команды на эту странную закономерность обратил внимание, пожалуй, один лишь Трайд, но, в силу природной скромности, держал свои мысли при себе, пока не мог озвучить для коллег ничего, кроме смутных догадок. Кто их знает, может, у них и раньше с этим делом всё в порядке было, отбирали-то для острова лучших из лучших!
        Тем временем, плотик, доселе покорно поднимавшийся и опускавшийся в полном соответствии со слабенькой зыбью (кое у кого из пассажиров наметились признаки морской болезни), внезапно замер на месте и... закрутился вокруг своей оси. Майя торопливо подкорректировала заклинание. Вращение прекратилось, но следом импровизированный "спасательный круг" вдруг встал на дыбы, как норовистый конь перед призовым забегом, чуть не сбросив оседлавших его магов. Майя стукнула по задравшейся плоскости кулачком и сердито выкрикнула всего одно слово.... Наверное, это и было пусковое слово заклинания, к тому же, сравнение с жеребцом на старте оказалось как нельзя более уместным. После её бесцеремонного физического воздействия плотик на миг задрался ещё выше, а потом рванул вперёд с такой скоростью, что, происходи это на суше, оставил бы позади не только чемпионов конного спорта, но и гоночный болид.
        - Здорово! - восхищённо выдала Джессика. - Это ты так добиралась до Школы, когда на лекции опаздывала?
        - Знаешь, я всё-таки не в Венеции учусь, - сообщила польщённая Майя, - да и общежитие у нас в том же здании, что и сама Школа.
        - Зато представь, как эффектно ты бы выглядела, мчась верхом на волне по коридорам! - ухмыльнулся Тайрел.
        - Знаешь, в этом что-то есть, - признала девушка, - особенно, если явиться таким образом на экзамен по аква-магии.
        - Зачёт автоматом тебе обеспечен!
        - Не знаю, не знаю.... Её у нас такой ворчун преподавал, - вспомнить страшно!
        - А сейчас что, не преподаёт, что ли?
        - Нет, конечно! - удивилась Майя. - Я уже вышла из детского возраста, и теперь у меня Наставник, как у всех нормальных людей.
        Серж, вполуха прислушиваясь к их щебетанию, подобрался к Трайду и неуверенно пристроился рядом, не зная, с чего начать разговор. А ментал, казалось, и не замечал напряжённого молчания, всецело поглощённый зрелищем бурлящей воды в пяди от своих ступней. Иногда он опускал вниз ладонь, и тогда вода между пальцами словно вскипала от мириад мельчайших пузырьков, словно там прятались хорошо замаскированные баллоны с углекислым газом.
        - Вот видишь, мои опасения оказались не напрасными, - не придумав ничего лучше, выдавил Серж. Трайд стряхнул с ладони капли воды, окинул горизонт задумчивым взглядом. С востока и юга шли тяжёлые синие тучи, и таинственная золотая дымка померкла, спряталась, - так восточная красавица скрывает свою прелесть под многослойными покрывалами, и прелесть эта, как и всякая красота, таит в себе угрозу для неосторожного зрителя....
        - Мне это не нравится, - спокойно сказал Трайд. Серж хмыкнул:
        - А что, есть, кому нравится?
        - Я не об этом. Ты не ошибся ни в формуле, ни в матрице заклинания, но, тем не менее, корабль самоликвидировался. Значит, либо ты изначально базировал систему на слишком низком объёме энергии, либо что-то вывело систему из равновесия.
        - Я говорил уже, кажется, - вздохнул Серж, - я не задавал никакого уровня энергии, я задал необходимые параметры и сконструировал заклинание так, что матрица сама возьмёт из окружающей среды столько энергии, сколько необходимо для исполнения всех моих пожеланий касательно корабля. Часть энергии пошла на постройку, а часть осталась несвязанной, фоновой, чтобы поддерживать баланс со средой. Ну, чтобы лишняя энергия не поступала, иначе матрица просто лопнет, как воздушный шарик при неумеренном надуве. А артефакт - катализатор процесса поглощения и преобразования энергии, так гораздо проще, чем встраивать эту громоздкую опцию в саму формулу. Достаточно его активизировать, когда применяешь заклинание, и дальше процесс идёт самостоятельно.
        - По крайней мере, теперь мне ясно, где искать, - изрёк Трайд и снова замолчал - на этот раз надолго.
        - Серж, смотри, какие рыбки! - звонкий Майин голосок выдрал лидера из пучин многоэтажных расчётов, которые тот, за неимением компьютера, храбро пытался произвести прямо в уме. Рыбки и впрямь были хороши: маленькие, не более ладони в длину, с полупрозрачным, обманчиво хрупким тельцем и крупной головой, которую матушка-природа не поскупилась раскрасить в самые яркие цвета спектра, они стайкой вились вокруг плота, временами тыкаясь в его нереальную границу, и, видимо, находили в этом времяпровождении некое странное удовольствие.
        - Никогда таких не видела! - Эрика опасно склонилась к самой воде. - Лекс, ты не знаешь, кто это?
        - Не могу сказать, с моей стороны их нет. Сейчас попробую перебраться к другому борту.
        Однако, как только Лекс оказался на противоположной стороне плота, рыбки, как специально, передислоцировались туда, откуда он только что ушёл. Лекс предпринял ещё две столь же бесплодные попытки догнать и рассмотреть неуловимых рыбок, пока эта возня ему окончательно не надоела.
        - Нет, в самом деле, забавно, как они от тебя спасаются, - засмеялась Джессика.
        - Наверное, они очень скромные, - фыркнула Майя, - или чуют в тебе зоолога и желают сохранить инкогнито.
        - Что они делают? - уточнил Лекс. Его всегдашняя невозмутимость отнюдь не означала отсутствие интереса к загадочным рыбкам, которые, к тому же, старательно скрываются от его взглядов, даже если это их поведение - всего лишь случайность.
        - Катаются на волнах, кажется, - предположила Джессика.
        - А мне кажется, что они пытаются пробраться сквозь плот - и очень удивлены, что это у них не выходит, - с заметной тревогой в голосе сказала Эрика.
        - Плот-то прозрачный, почему бы и не поудивляться, - пожал плечами Тайрел. Вот ещё, каких-то рыбок подозревать в разумном поведении. Чай, не монстры какие.
        Как бы то ни было, с рыбками плавание пошло веселей. Неожиданные спутницы сновали вдоль плота, временами выпрыгивая из воды, словно желая рассмотреть, кто же, всё-таки, сидит там, сверху, и тогда маги получали уникальную возможность по достоинству оценить совершенные пропорции их изумительных тел. Лексу, кстати, такая возможность не представилась: как он ни озирался по сторонам, в самый ответственный момент почему-то оказывалось, что он смотрит в другую сторону.
        До острова оставалось не так уж много, но возможности Майи были не безграничны: плот заметно сбавил скорость. И без того они проплыли гораздо больше, чем рассчитывали. От берега их отделяла полоса воды никак не больше ста метров, когда Майя вдруг сказала "всё, приплыли", и плот, ещё минуту назад казавшийся таким надёжным, вдруг размяк подтаявшим желе, потёк - и, в конце концов, оказался просто ещё одной большой волной.
        - Поплыли! - задорно закричала Майя, начисто забыв, что считает себя неумелой пловчихой. Похоже, кратенькая лекция Трайда касательно её особых отношений с водой не прошла даром. - Эй, рыбки, догоняйте!
        Рыбки меланхолично крутились рядом, время от времени слепо тыкаясь тупыми мордами в тела больших неуклюжих существ, наконец-то покинувших свой странный "насест". Рядом отчаянно вертелся Лекс, надеясь наконец-то разглядеть загадочных представителей местной фауны.
        И тут Серж вдруг со всей дури забил руками и ногами по воде, сопровождая сиё действо громкими, местами нецензурными воплями.
        - Лекс, это какие-то неправильные рыбки! Они меня кусают!
        - Серж, не хочу тебя огорчать, но по-своему, это очень правильные рыбки. И называются он пираньи. Карликовая форма, эндемичный вид некоторых тихоокеанских островов, открыт лет пять назад, - глубокомысленно изрёк Лекс, наконец-то разглядевший неуловимых представителей местной фауны.
        - А вдруг они ядовитые?!
        - Значит, ты умрешь в страшных муках. Плыви к берегу, чего ты барахтаешься?
        - Не могу-у-у! Меня едя-ат! Боюсь, до берега доберётся лишь мой обглоданный скелет....
        - Нас тоже едят, но мы плывём, а не хнычем, - веско заметила Майя. - И не надейся, в этот раз Лёву я звать не стану. Мы-то маги, мы справимся, а левиафан для этих тварей - всего лишь очень много вкусной еды.
        - Если что, вы принесёте цветочки на мою могилку? - с надеждой спросил Серж, но тут какая-то особо храбрая рыбка (или это вкусы у неё были несколько экстравагантные...) цапнула лидера за чувствительно местечко пониже спины, и он, взвыв не хуже пароходного гудка, рванул к берегу со скоростью моторного катера.
        Достигнув спасительного пляжа, студенты перевели дух и освидетельствовали пострадавшие места. Самым покусанным оказался Серж: то ли он дольше всех торчал в воде, то ли это была расплата за первое купание, когда он единственный из команды сохранил нормальный внешний вид, то ли бедный лидер оказался самым вкусным из всех, и его вознамерилось попробовать максимальное количество зубастых рыбок. Джессика, забыв о собственных ранах, кинулась спасать ненаглядного Робина, но была остановлена гордым лидерским стоном "я сам!". Гордость гордостью, но остаток дня, пока действовало регенерационное заклинание, сидеть он мог только боком.
        Уставшие, промокшие, покусанные маги поковыляли к дому. На полпути их догнали давно собиравшиеся это сделать тучи и порадовали хорошей грозой, унёсшейся столь же стремительно, сколь и начавшейся, и именно в тот миг, когда последний из практикантов переступил порог дома. Всё удовольствие от морской прогулки пропало безвозвратно.
        До самого обеда маги со стонами и охами приводили себя в порядок, "незлым ласковым словом" поминая загадочный рок, довлеющий над старательно творимыми бригантинами. В адрес Сержа, кстати, те же эпитеты звучали лишь из уст Тайрела, да и то, скорее по привычке. Глубокомысленную беседу лидера с Трайдом слышали все (а куда им было деться на крохотном плоту!) и уяснили, что причина загадочной гибели парусника кроется отнюдь не в неряшливых чертежах.
        Сам ментал, как наименее покусанный, пришёл в себя быстрее всех, наскоро что-то прожевал за обедом и скрылся в лаборатории - не иначе, как что-то исследовать. Лекс заявил, что для восстановления душевного равновесия ему срочно необходимо поработать, и спрятался за ноутбуком, напоследок от души предложив остальным произвести вскрытие двух трофейных рыбок, отцепленных на берегу от лидерского тела. Видимо, бедняжки настолько увлеклись трапезой, что не сумели вовремя остановиться, за что и поплатились жизнью....
        - Лучше б ты это Трайду предложил, - несчастным голосом выдала несчастная жертва "рыбкиного произвола". - Уж он-то точно порадовался. А что, потроха этих гадов представляют собой такое уникальное зрелище?
        - Ну, как тебе сказать, - Лекс пожал плечами, - для любителей потрохов, наверное, да. А так - потроха - они и есть потроха.
        - Ничего себе у тебя представления о нашей системе ценностей! - возмутился Серж. - Кто, по-твоему, из нас смахивает на любителей потрохов?
        - Не знаю, моё дело предложить. Вдруг вам интересно. - После такого эпохального заявления Лекс оставил трупики на кухонном подоконнике и удалился к своему ноутбуку.
        - Ещё и дохлятину эту здесь бросил, - неведомо кому пожаловался Серж. Эрика сочувственно посмотрела на него:
        - Просто ты устал и огорчён неудачей, - мягко сказала она. - Лекс вовсе не издевался, он всерьёз предполагал, что кого-то может заинтересовать внутреннее строение представителей нового вида. Знаешь, я бы сама с удовольствием этим занялась, если бы не была такой же усталой, как ты.
        - Правда? Тогда я не буду выбрасывать их в мусорку, - пообещал Серж. - Только, знаешь, если ты действительно собираешься посвятить свой досуг препарированию этих бренных тел, спрячь их куда-нибудь. Не все же такие великодушные, как я. Аини, например, терпеть не может мертвечину и вполне может уговорить Тайрела их испепелить.
        - Пожалуй, я отнесу их к Трайду в лабораторию, - задумчиво сказала она. - Кто знает, вдруг он тоже заинтересуется.
        - Отлично. А потом приходи куда-нибудь, поболтаем. Всё равно сейчас не до работы, мы же не маньяки-трудоголики, как эти двое.
        Эрика сочувственно покивала. Разумеется, всё дело было вовсе не в работе, а в том, что после обеда, утомлённые насыщенной программой дня, близняшки отправились вздремнуть, и бедному лидеру просто нечем было заняться.
        По мнению Сержа, всё было как раз не в этом, а в том, что он категорически не желал попозже, когда Эрика оклемается, нарваться на очередную лекцию по технике безопасности и последствиях её нарушения, на которые (лекции, а не нарушения) она была большим мастером. Избежать столь печальной участи можно было только одним способом: переключив её внимание на что-нибудь более стоящее. Пораскинув мозгами, лидер так и не сумел родить ни одной интересной темы для беседы. А Эрика вот-вот вернётся, второй этаж - это не другая Вселенная, и нужно срочно шевелить мозгами, если нет желания потом шевелить ногами, в смысле, спасаться бегством.
        - Рыбки в надёжных руках, - объявила Эрика, заходя в кухню. - Трайд обещал потерпеть и не вскрывать их без меня. А ты чего здесь до сих пор делаешь?
        - Кофе пью, - для наглядности он приподнял свою чашку с остатками размазанной по стенкам кофейной гущи. Тема для беседы так и не придумалась, придётся импровизировать.
        - Признаться, я ожидала застать тебя в гостиной. Ты хотел со мной поговорить о чём-то, или я тебя неправильно поняла?
        "Вот он, твой шанс, парень!", взвыл внутренний голос, "скажи, что она ошиблась!".
        - Хотел, - признался Серж, игнорируя мельтешащие на окраине сознания панические мысли. - Но ты права, в гостиной это делать гораздо комфортнее, чем в компании невымытой посуды.
        В гостиной обнаружился Лекс, упоённо терзающий клавиатуру ноутбука. Парочка остановилась в нерешительности.
        - Такой большой дом, а пойти некуда, - проворчал Серж.
        - Можно посидеть в каминном зале, - задумчиво сказала Эрика.
        - Можно. Если только и там не засели какие-нибудь оголтелые любители поработать, - уныло сказал Серж. - А ведь Магистры свято были уверены, что этим мы будем заниматься исключительно в техническом зале, наивные! Так старались, обустраивали, подбирали интерьер...
        - Не ворчи, - добродушно попросила девушка. - Какой-то ты сегодня не такой. Прежде ты на подобные мелочи и внимания не обращал.
        - Не обращал, да. Это я, наверное, от Тайрела заразился.
        - Тогда вылечись поскорее, - серьёзно попросила Эрика. - Потому что двух Тайрелов я не потяну.
        - Ага. Особенно, если оба вообразят себя подлинниками и начнут выяснять отношения, кто из них больше нравится Аини, - хихикнул он.
        - Ох, надеюсь, это шутка, а не пророчество, - вздохнула Эрика. В зале, на счастье, никого не было, и маги с удобством устроились на одном из низеньких диванчиков. - О чём ты хотел со мной поговорить?
        - В общем-то, сам не знаю, - признался Серж. Покосился на ошеломлённое выражение лица соседки и торопливо исправился: - То есть, знаю, конечно, но не знаю, с чего начать.
        - На какую хоть тему?
        - Понимаешь, я хотел с тобой посоветоваться... Ну, уточнить кое-что. Скажи, я действительно настолько невыносим и бездарен на посту лидера, как ты регулярно заявляешь, или это с твоей стороны - художественное преувеличение?
        Эрика не на шутку задумалась. Одно дело высказывать своё мнение при всех, да ещё и, как правило, под влиянием эмоций, и совсем другое - вот так, с глазу на глаз, когда элементарная вежливость требует говорить правду. Сержа, видать, в самом деле серьёзно интересует ответ на этот вопрос, иначе он не стал бы затевать всю эту ерунду с личными разговорами.
        - Знаешь, в обычных ситуациях ты справляешься неплохо, - наконец, сказала она. - Ну, просто потому, что там никакого руководства, в общем-то, не требуется. А в остальное время... Знаешь, мне кажется, что все мы играем в некую игру: "вот у нас есть Серж, и он - лидер". Так, мы - просто компания студентов, невесть чем занимающаяся на далёком острове, словно старые друзья выбрались отдохнуть на берегу океана. Понятное дело, что в компании приятелей нет и не может быть какого бы то ни было "начальника". Настоящий лидер, в моём понимании, как-то организовал бы всех, нашёл бы всем задания, и Тайрел бы не пропадал регулярно в лесу, просто потому, что ему запретили бы уходить надолго в одиночестве... Ну, понимаешь, о чём я?
        - Понимаю, наверное. Лидер, по-твоему, - это что-то вроде Наставника. Видишь ли, я всегда имел самое смутное представление о том, что должны делать какие бы то ни было начальники, и уж точно не рвался стать одним из них. И если бы не жребий, фиг бы я дал надеть на себя эту дурацкую корону. Только не надо строить предположения, чьё руководство стало бы нашим спасением. У меня уже есть три кандидатуры.
        - Три? - удивилась Эрика. Сама она располагала всего одним вариантом, ну двумя, если быть совсем уж честной. Но три?
        - Ага. Третий - Тайрел, чтоб помучился, как следует, и прекратил меня доставать на эту тему. А ведь знаешь что, Эрика? В каком-то смысле, мы с тобой в одной лодке! Оба стараемся делать своё дело как можно лучше, и оба же больше всего страдаем от этих попыток.
        - Объясни, пожалуйста, - обречённо попросила Эрика, догадываясь, о чём пойдёт речь.
        -Объяснить... Что ж, можно. Как ты думаешь, почему так получается: ты обожаешь Устав, настаиваешь на непременном соблюдении всех его требований, чуть что, вспоминаешь правила техники безопасности и регулярно нам их цитируешь, Лекс тоже легонько двинут на законах, но его все любят и уважают, а тебя, в лучшем случае, терпят?
        - Н-не знаю, - пролепетала девушка, совершенно сбитая с толку его неожиданным вопросом. - Наверное, потому что он... - она запнулась. На языке вертелось "потому что он - интересный и симпатичный парень", но это был далеко не тот ответ, который нужен Сержу, и уж конечно не тот, который она готова озвучить.
        - Потому что он чтит дух закона, а ты - букву! - торжествующе отчеканил лидер. Эрика остолбенела. Ничего себе заявочки! Это что же выходит: она вовсе никакая не законопослушная студентка, а самая обычная занудная бюрократка?
        - Именно! - радостно подтвердил Серж, поскольку Эрика незаметно для себя умудрилась произнести последнюю фразу вслух. - И мы тебе неоднократно об этом говорили!
        - Это же кошмар моего детства! - жалобно сказала она. - Когда я была маленькая, меня ужасно доставали занудные воспитатели, которые только и делали, что твердили нам о правилах поведения и читали нотации. В то же время я понимала, что кое в чём они правы, и думала, что когда вырасту, ни за что не буду такой надоедой, как они. Я имею в виду, что собиралась вести себя правильно и в соответствии с Уставом, и все вокруг сразу будут понимать, что упорядоченное поведение в конечном итоге гораздо выгоднее и удобнее, чем полная безалаберность. И сама не заметила, как переступила некую грань и превратилась... в ходячий параграф. - Эрика чудовищным усилием воли подавила желание позорно шмыгнуть носом, ограничившись всего лишь тяжёлым вздохом, и с надеждой посмотрела на лидера. Что он скажет? Начнёт насмехаться. Или опять выдаст какую-нибудь затёртую сентенцию на эту тему?
        Серж не сделал ни того, ни другого.
        - Вот видишь, как полезно ездить на необитаемые острова! Сразу узнаёшь о себе много нового и интересного. А если серьёзно, это просто здорово, Эрика, что ты сумела докопаться до истоков своих комплексов. Значит, теперь ты знаешь, в чём твоя главная проблема, и в каком направлении надо работать над своим поведением. А если совсем конкретно, Эрика, то есть один совет на все случаи жизни: просто будь собой. Уголовный Кодекс мы при всём желании не нарушим, а всё остальное - фигня.
        Эрика слабо улыбнулась:
        - Если б всё было так просто.... Но всё равно - спасибо. А ты заешь свою главную проблему?
        - Знаю, - вздохнул Серж, - я ужасно безалаберный. А ещё непоседливый и терпеть не могу доводить начатое до конца, если в процессе подвернётся что-нибудь поинтереснее. Но обычно я не такой. У меня очень строгий Магистр, и я тщательно маскируюсь. Ну, у меня просто нет иного выбора. А здесь я отрываюсь на полную катушку.
        - Это называется "на полную"? - улыбнулась Эрика. - Наверное, твой Наставник и здесь над тобой довлеет!
        - Угу, - совершенно серьёзно сказал Серж, - каждую ночь, зараза такая, призраком является и требует отчёта о проделанной работе.... Ладно, если всё настолько хорошо, пойду-ка я, пожалуй, тоже поваляюсь. А то, пардон, болит в разных местах. Пусть уж во сне болит, во всяком случае, я тогда при этом присутствовать не буду. И тебе советую: что-то ты сегодня какая-то не выспавшаяся.
        - Есть немного, - задумчиво призналась она. - Всё дело в том, что я проснулась сегодня на рассвете и поняла, что некоторые из моих стремлений и желаний, которым я в последнее время придавала чересчур большое значение, на деле оказались не более чем иллюзией.
        - Само собой, уснуть после такого просветления было нереально, - понимающе кивнул Серж. - Ладненько. Тогда баю-бай, что ли....
        ГЛАВА 19
        - Лекс, а Лекс... Какая стихия сильнее, ты как думаешь - Огонь или Воздух? - лениво поинтересовался Тайрел. У него было лирическое настроение, а Одинокий Волк, на свою беду, сидел рядом. Вернее, это Тайрел сидел рядом с ним, поскольку нахально вломился в гостиную в самый разгар Лексовой работы и теперь старательно отвлекал его от дела.
        - Никакая, - спокойно ответил Лекс. - Надо будет - дам тебе в глаз и без всякой стихийной помощи.
        - Или я тебе, - хмыкнул Тайрел. - Ты Воздух в Школе изучал, а у меня Огонь - врожденный.
        - Талант без умения - ничто, - парировал Лекс. - И против меча тебя огонь не спасет. Как известно, против лома - нет приема.
        - Туше, - признал горец. - Ну ладно, мы - это мы. Но что, например, может мне сделать Майя или тот же Робин?
        - Серж даст тебе в лоб из рогатки. Или просто кулаком. Если он сделает это внезапно, то тебе хватит, поверь, - "утешил" его Лекс. - А Майя... ей и меч в руки брать не надо, ты сам зарежешься. Вода - она, знаешь ли, обаятельная...
        Тайрел подумал и согласился с другом.
        - Джессика, значит, залечит до смерти, а Аини... не, она Огонь изучала, но он у нее все равно слабее моего.
        - Тогда я тебя пристрелю, - сказал знакомый голос. - И совесть меня мучить не будет.
        - Да, грустно, - задумчиво признал Тайрел, не дождавшись появления автора угрозы и, по совместительству, обладательницы голоса. Видимо, она просто проходила мимо гостиной и услышала последнюю фразу. - Лекс, обещай, если что - меня будешь убивать ты, ладно? А то что-то другие способы убиения мне доверия не внушают... боюсь, мучиться буду долго!
        - Обещаю, - совершенно серьезно согласился Лекс.
        Тайрел с опаской взглянул на него, но уточнять, что это была шутка, почему-то не стал.
        Прошёл час. Утомившись программными заморочками, Тайрел с Лексом азартно играли в какую-то компьютерную стратегию. Лекса на сие безобразие подвиг, разумеется, Тайрел, аргументировав, что даже самому распрекрасному программисту иногда требуется отдых... Монстры шустро метались по экрану, не зная, под какой виртуальный стол спрятаться от гнусных магов. Победила дружба - вернее, великолепный дуэт двух боевых магов уделал всех монстров, и игра закончилась.
        - А что тебе сказал Великий Магистр? - полюбопытствовал Тайрел, расслабленно откидываясь на спинку стула. - Я имею в виду, когда звонил не по сапогу, а нормально?
        - Он дал задание лично мне, - усмехнулся Лекс. На экране его ноутбука плыли облака, причудливо меняющие форму от дуновения незримых ветров. Тайрел задумчиво проводил взглядом особо любопытное - явно грозовое! - облачко и спросил:
        - И какое же? Скажи мне, что это то, что я думаю, и ты станешь нашим лидером... - слово "лидер" он произнес с неподражаемой ехидцей.
        Лекс помолчал несколько секунд и неуверенно протянул:
        - Ну...
        - Ну что? - с надеждой вскинулся Тайрел.
        - Почти угадал, - не разочаровал его Лекс. - Но я должен сделать это только в том случае, если лидер будет явно непригоден.
        - Йохохо! - с восторженным воплем взлетел со стула пиратский капитан. - Да! И это здорово!
        - Рано радуешься, - охладил его пыл Лекс. - Пока Серж неплохо справляется. Да и военных действий пока на острове не началось... и хватит его доставать, - это нас с тобой учили командовать, мы же будущие военные! А где этому было научиться Сержу, ученому-математику?
        - Хм, - призадумался Тариэл. По поводу Сержа он больше не иронизировал, Лекс был прав. Где Робину еще учиться, как не на практике? Правда, подчиненные у него самые неудачные из того, что могло бы быть... Но командир для того и нужен, чтобы выстраивать индивидуалистов в вид боевого построения, именуемый "куча".
        Тем временем Лекс, решив, что Тайрел уже достаточно отдохнул, открыл на своем ноутбуке недописанную программу системы защиты для их дома на острове и предложил Тайрелу поискать недостатки; сам он уже не мог, мозги плавились и впадали в ступор при одном взгляде на жуть, написанную на катастрофически сложном языке программирования.
        - Ага, вот здесь у тебя неправильная последовательность, - Тайрел хищно вперился в экран.
        Лекс чуть не рухнул со стула, - он втайне думал, что просто надолго нейтрализует активность друга, потому что программа была на редкость сложной и нетипичной.
        - Ты в этом разбираешься?
        -Фархад гонял в хвост и в гриву, - отозвался горец, исправляя еще одну неправильную математическую формулу. - Только не предлагай мне посчитать все это вручную, у меня "два плюс два" дает "пять", когда я в ударе.
        - Ну, ты даешь.
        - На войне, как на войне. Нужно уметь напасть на противника в любой области - и защититься от него тоже. Забыл, где учишься?
        Лекс с сомнением воззрился на Тайрела и потянулся к компьютеру.
        - Дай-ка я взгляну, что за ошибка там была. У меня сегодня с головой что-то - вообще не думает.
        - Это все ерунда, - неожиданно изрек Тайрел, отбирая несчастный ноутбук из рук ошарашенного Лекса.
        - ?!!...
        - Да! Много думать - вредно. Нам надо проветриться. На свежую голову легче будет что-нибудь сообразить. Мы должны куда-нибудь по-настоящему вляпаться, и тогда все получится!
        - Не сомневаюсь, вляпаться у тебя получится, - печально вздохнул Лекс.
        - У тебя тоже, я тебе помогу, - жизнерадостно сказал Тайрел, нацепив свою "фирменную" улыбку. Лекс нервно сглотнул. Когда Тай так улыбается... жди беды.
        - Надо доделать программу... - неуверенно возразил сероглазый маг. - И вообще, почему я?!
        - Потом доделаем. А ты просто под руку попался, - пожал плечами Тайрел. - И вообще, меня все кинули! Или купаются, или сочиняют отчеты и перечитывают Устав... А я совсем один... буду плакаться тебе в жилетку! - он театрально всхлипнул и повис на плече Лекса. Тот страдальчески схватился за голову.
        - Пошли!
        - Куда?! - запротестовал Лекс, но Тариэл ухватил его за руку и потянул прочь.
        - На поиски приключений!
        - Не хочуууу... - простонал воздушный маг, но горец моментально сориентировался и невинно предложил:
        - Тогда я пойду один.
        - Один ты не пойдешь, - тут же сдался Лекс, мысленно помянув всю тайреловскую родню. Еще не хватало отпускать его одного - со слегка двинутой психикой и тенденциями к постоянному пропаданию! Правду говорят, что в горах встречаются не только горные орлы, но еще и горные бараны...
        Тайрел торжествующе оскалился и вытянул из воздуха кривую саблю.
        Из леса со странной неторопливостью наползали сумерки - которым, по идее, полагалось почти незаметно и очень быстро перейти в вечернюю тьму. Лекс еще успел удивиться этой странности, но почти сразу ему стало не до природных явлений - в лесу было опасно. Это он почувствовал сразу, даже не обладая никакими способностями к стихии Жизни.
        Тайрел же, абсолютно не обращающий внимания на некоторые странности сегодняшнего вечера, пер напролом, прорубая себе путь шамшером. Сейчас он очень походил на мифического берсерка, и Лексу стало совсем не по себе.
        О да, лес был живым!
        Из сумеречной тьмы кустов справа сверкнули два огонька. Лекс не успел даже крикнуть несущемуся вперед с крейсерской скоростью другу, как Тайрел бездумно развернулся и встретил зверя молниеносным выпадом - шамшер сверкнул вверх от земли, потому что горец припал к земле не хуже хищной кошки, пригнувшей на него из кустов.
        Лекс чуть не шарахнулся от обоих, хотя излишняя впечатлительность была отнюдь не свойственна сероглазому магу - но сейчас чужими в этой картине мира были оба существа: и распластавшийся, опираясь на левую руку и выбросив вперед правую с шамшером, Тайрел - и хищный зверь, которого Лекс сначала принял за ягуара, не разглядев страшные шипы на его шкуре, которых не могло быть, потому что не могло быть никогда.
        Тайрел резко подался назад, скользящим движением выдергивая саблю. Мертвый зверь рухнул на землю.
        Лекс повел рукой, ловя струйку лесного воздуха. Дурак он, что не сделал этого раньше...
        Через секунду невозможный в глубине леса ветерок дал ответ - да, впереди их много. Врагов? Чудовищ? Созданий?..
        - Тайрел, впереди полно монстров. Вернемся?
        Тайрел изящно стряхнул с клинка капли крови, оглянулся на Лекса и оскалил зубы не хуже хищника.
        - Не будь занудой, Лекс! Я только начал веселиться!
        Из темноты раздался рев очередной твари, узревшей в себе способность оборвать уши Тайрелу. Тот развернулся на месте, воздевая клинок, вспыхнувший во тьме странным красным пламенем.
        "Что-то меня это не радует..."
        Сейчас Лексу Тайрел не нравился. Ох, как не нравился! Не похож он был на себя... И шамшер его, горящий в ночи невозможным огнем, тоже был чем-то фантастическим даже по меркам магов - совмещение стихии и оружия?..
        Воздушный маг резко обернулся, ударив снизу вверх. Огромная змея с головой дракона мягко развалилась на две половинки.
        Следующие несколько минут друзьям стало не до разговоров и размышлений - лес обрушил на них ад. Каких только тварей здесь не было!..
        Когда монстры все же закончились, друзья обнаружили себя стоящими в центре полянки - спиной к спине. Лекс обернулся к другу, Тайрел скривил губы в ухмылке - от которой нормальных людей порой передергивало.
        - Знаешь, что-то меня это не радует, - воздушный маг тяжело оперся на двуручный меч. - Откуда здесь столько монстров? И таких монстров?!
        - Ты же не собираешься отступать? - куда подевались намертво вбитые в голову учеников военной академии основы стратегии и тактики, вкупе с обычной рассудительностью, Лекс сейчас сказать не мог. Но в глазах Тайрела вместо всего этого горела тупая жажда убийства. - Мы должны дойти до Черного Дерева!
        Воздушный маг застонал, уже не в силах удивляться новой блажи друга.
        ...Тайрел пришел в себя лишь на подходе к дому, сразу растеряв всю свою уверенность и с некоторым недоумением покосившись на шипы Черного Дерева, которые зачем-то нес в стеклянной банке.
        Лекс еле подавил желание спросить друга, помнит ли тот, как упоенно махал невесть откуда взявшейся бензопилой, зачем-то воюя с Черным Деревом - а потом без всякой страховки собирал под Деревом осыпавшиеся с него шипы, потому что он, Лекс, ляпнул, что они могут пригодиться Трайду.
        По всему выходило, что нет, не помнит. И это Лексу не нравилось сильнее горящего адским огнем тайреловского шамшера.
        Трайд бережно принял из рук Лекса тёмные длинные шипы и почти бегом унёсся в лабораторию. Лекс, избавившись от опасной ноши, вздохнул посвободнее, даже немного повеселел. Несколько приотставший Тайрел в коридоре сбивчиво живописал случайно изловленной Аини подробности своего героического рейда по лесу в компании с ещё одним любителем острых ощущений, и Лекс здраво рассудил, что здесь его присутствие больше не требуется. По пути в свою комнату он заглянул на кухню - не то чтобы с какой-то целью, так, мимо проходил. На кухне обнаружился одинокий Серж, копошившийся с пищепроводом: не то пытался вытрясти из неё нечто совсем уж фантастическое, не то собирался отправить посылку Великому Магистру. "Чашечка зелёного чая мне сейчас совсем не помешает", - с такой мыслью Лекс решительно перешагнул порог... и остолбенел, узрев свою красу и гордость, свой обожаемый бонсай стоящим на подоконнике! На сквозняке!!! Под прямыми солнечными лучами!!! Кошмар!!!
        -Кто принёс сюда мой бонсай? - кубики льда звякают в стакане, и рука, его держащая, мгновенно холодеет и взмокает от конденсата... Что, оказывается, умеют проделывать люди со своим голосом!
        Серж поднял голову:
        - А, это ты? Привет, Лекс. Что, ты, правда, выращиваешь бонсай?
        - Да, а что?
        - Ничего, просто я от тебя такого не ожидал. Надо же, чем только люди не интересуются...
        - Откуда здесь это дерево? - теперь в его голосе были не кубики - целые айсберги.
        - Да я это сотворил...
        - Ты?! Ты имеешь хоть малейшее представление о бонсаях? Что им необходим особый температурный режим? Что им вредно палящее солнце? Что...
        - Стоп-стоп-стоп! - Серж поднял руки, прерывая излияния чересчур разволновавшегося мага. - Зачем ты мне плетёшь всю эту лабуду? Я не собираюсь выращивать бонсаи!
        - Я хочу выяснить, кто и зачем принёс сюда мой бонсай?! - Лекс гневно указал на сиротливо притулившееся на подоконнике многострадальное деревце.
        - Это не твой бонсай, - успокоил его лидер. - Это я шоколадное дерево для сестричек вырастил. Карликовый, так сказать, вариант. А что, похож?
        - Боле чем, - напряжённо ответил Лекс, постепенно успокаиваясь. Всё-таки, не каждый день видишь свой старательно лелеемый и обожаемый бонсай брошенным без присмотра на чужом подоконнике в совершенно неподходящих условиях, а потом выясняется, что он не твой и вообще не бонсай! Хотя, с другой стороны, с чего бы это его коллегам лазать у него в комнате и без спросу красть бонсаи?
        - Не нервничай, - посоветовал Серж, - подумаешь, нечаянно получилось. Случайная транспозиция мыслеформы.
        - Это ты у Трайда таким словам научился?
        - Представь себе, это собственное изобретение.
        - Даже так? Однако, какое сходство....
        - А почему ты никогда не говорил, что выращиваешь бонсаи?
        - Потому что привез его на остров контрабандой. С собой вещи брать запретили, а без присмотра бонсаям нельзя.
        - То-то ты так разволновался! - понимающе кивнул Серж.
        - Что, Лекс, Серж стырил твой бонсай и не отдаёт? Ну, сейчас я ему покажу! Он мне ещё за бригантину должен, и за рыбок, и вообще... - возникший на пороге Тайрел из коридора слышал хорошо, если треть диалога, посему понял всё шиворот-навыворот.
        Он и без того сегодня был взвинченный, а уж после экспедиции и вовсе несколько не в себе, словно подросток, в невыносимом желании быть взрослым и самостоятельным наглотавшийся всякой психотропной дряни. Временами этот сдвиг прорывался наружу довольно странным поведением. Вот и сейчас Тайрел угрожающе двинулся в сторону Сержа с твёрдым намерением по понятиям разобраться с нахалом, обидевшим его друга Лекса.
        - Эй, Тайрел, маньяк несчастный, сбавь обороты! Что, опять глюки? - встревожено заорал Серж, краем глаза отмечая, что Лекс тоже не в восторге и заметно насторожен ненормальным поведением этого сумасшедшего горца. - Это шоколадное дерево для сестричек, а Лексов бонсай жив и здоров, и никто не него не покушался.
        - Это правда? - Тайрел-терминатор всем корпусом повернулся к Лексу, сверля его неумолимым взглядом.
        - Правда-правда, - поспешил заверить несостоявшийся владелец осквернённого произведения искусства, опасаясь, что Тайрел снова затеет драку.
        - Ну, хорошо, - Тайрел мгновенно расслабился. Неукротимый огонёк в его глазах погас, и только где-то глубоко-глубоко, в вязкой зыби, притаившейся в чёрном провале зрачка, тлела еле заметная искорка безумия.
        Но так глубоко никто не заглядывал.
        - А насчёт бригантины Трайд уже всё выяснил и собирался рассказать, но тут пришли вы и притащили эти чёртовы шипы, и он опять убежал, - продолжал Серж, не спуская с Тайрела глаз. - Наверное, вечером расскажет.
        - Послушаем, - милостиво согласился Тайрел.
        - Тариэл, тебе не помешало бы отдохнуть, - осторожно сказал Лекс, гадая, согласится ли тот последовать совету, а если нет. Не впадёт ли снова в буйство, заявляя, что не младенец и в няньках не нуждается? - У тебя был тяжёлый день, одних монстров сколько на твоём счету... Отдохни, а вечером соберёмся и всё обсудим.
        - Да, ты прав, - по некотором размышлении согласился Тайрел. - Пойду, посплю часок, - и, чеканя шаг, точно деревянный солдатик, отправился в свою комнату.
        Серж проводил его озабоченным взглядом. Опять эта проклятая странность, неестественность! Как будто не было здесь и сейчас никакого Тайрела, кто-то другой говорил его языком, управлял его телом... И вертится на языке жутковатое словечко "Сущий" - вертится и никак не может сорваться с губ, а стоящий рядом Лекс, к сиюминутному огромному сожалению Сержа, не умеет читать мысли.
        От Лекса не ускользнула эта внутренняя борьба. Впервые он задумался, что Серж, пожалуй, знает гораздо больше, чем говорит. Надо бы каким-то образом вызвать его на откровенность, - но как? А для начала хоть вызнать, зачем он скрывает то, что скрывает?..
        Но сперва Лекс на всякий случай заглянул в свою комнату - удостовериться, что с бонсаем всё в порядке. Бонсай стоял на своём законном месте и на первый взгляд чувствовал себя вполне счастливым.
        Воистину - транспозиция мыслеформы!
        Вечером, как и было запланировано, все собрались на кухне: на повестке дня нарисовалось несколько очень серьёзных вопросов, требовавших безотлагательного обсуждения. Ждали Тайрела - тот, как всегда, пунктуальностью не славился и вообще, похоже, опять пребывал "где-то там". Лекс вспомнил, что после инцидента с бонсаем отослал его спать и с тех пор не видел.
        - Ты уверен, что он пошёл именно спать? - скептически уточнила Майя. За последнее время её доверие к Тайрелу здорово пошатнулось.
        - И именно в свою комнату? - добавил Трайд. Ментал выглядел устало: постоянная необходимость разбираться со всякими непостижимыми вещами вроде шипов или тех же порталов, выматывала, но он не жаловался. Ещё пару месяцев назад он и помыслить не мог о том могуществе, которое свалилось ему, как спелый плод, прямо в руки (или на голову...). Его неопытность в подобных делах была просто катастрофической, и до всего приходилось доходить своими силами, порой изобретая очень оригинальные способы: ведь ни о каком систематическом обучении в подобных обстоятельствах и речи не шло. Поэтому любую тренировку он расценивал как величайшее благо и изо всех сил старался как можно больше изучить и развить свои новообретённые таланты.
        - Уверен, - ответил Лекс на оба вопроса сразу.
        - А если он опять уснул на двое суток? - прыснула Джессика.
        - Если он займётся этим в своей комнате, то хоть на неделю! - великодушно разрешил Серж.
        - Соскучишься, - поддела Аини. - С кем ругаться будешь?
        - А я побуду немножко смирным и добрым!
        Зазвонил телефон. Серж с мученическим вздохом, адресованным равнодушному потолку над головой, поднял трубку:
        - Добрый вечер, Великий Магистр.
        Начальство, как оказалось, звонило без особых новостей, так, осведомиться, как на острове идут дела, и не случилось ли чего неординарного.
        - Пока прекрасно. Утопили сегодня очередную бригантину... Что? А, нет, она сама утонула. Ну да, вот так просто взяла и растаяла в воздухе. Нет-нет, все живы и здоровы, только слегка покусаны. Пираньями... Мы тоже не знали, оказывается, водятся. Да, Лекс определил... Точно не знаю, Трайд что-то выяснил, как раз собирались обсуждать. Кстати, что там с этим загадочным полем? Стоит на месте? Это хорошо. А то мы собирались к нему сами сплавать, а бригантина так некстати утонула. Ну что вы, зачем нам дрова, мы по-простому, магией... Очень даже возможно, если есть грамотные чертежи и хорошие артефакты. Сам сделал. А Лекс с Тайрелом состряпали отличную защитную программу и навесили на дом. Теперь, если что, отсидимся взаперти. Лекса вам дать? Да мы все тут сидим, только Тайрела нет. Спит. Да он на солнышке днём перегрелся, вот и прописали ему постельный режим... Непременно передам. И Вам всего хорошего.
        Серж задумчиво выключил телефон, несколько раз подкинул его на ладони.
        - Нервничает что-то наш Великий Магистр, - пробормотал он как бы про себя, - и, по-моему, не очень-то нам верит.
        - В каком смысле? - испуганно спросила Джессика.
        - В смысле, чует, что мы не договариваем. Надо, что ли, решить, что мы ему расскажем, а о чём и дальше будем умалчивать. В первую очередь меня волнуют монстры. Если говорить, то придётся вспомнить и об их первом появлении, и тогда Тайрел на нас смертельно обидится, что скрыли от него такую интригующую информацию. Плюс придётся признаваться, что он имеет милую привычку дрыхнуть под кустом по двое суток кряду... Это первое, а второе... Трайд, я всё понимаю, ты один из нас пашешь, как проклятый, без продыху, и всё-таки: ты что-нибудь успел выяснить о шипах?
        - Пока только одно - в таком виде они не опасны. Это не предел, просто было мало времени на исследования. И ещё я кое-что выяснил о бригантине и прочих странностях, и это кое-что мне не нравится...
        Он не договорил. Внезапно с грохотом распахнулась дверь, и взорам команды предстал Тариэл - до неприличия бодрый и с ехиднейшей ухмылочкой на пол-лица.
        - Я вернулся! - жизнерадостно, но несколько не в тему, возвестил он. Аини страдальчески возвела глаза к небу: закрыть за собой дверь это чудо природы не удосужилось, и ей, как сидевшей ближе всех к двери, пришлось поработать швейцаром.
        - Явился - не запылился, - проворчал Серж, недовольный, что откровения Трайда прерваны самым бесцеремонным образом на самом интересном месте самым невыносимым членом команды.
        - Явиться может привидение, а Тариэл пока ещё очень даже материален, - с улыбкой поправила его Майя.
        - И ты туда же? - страдальчески простонал лидер. - Как посбесились все на этих привидениях.... Впрочем... мне нравиться твоё "пока". Это ненадолго, солнце моё.
        - Это ещё почему? - насторожился Тайрел.
        - По здравом размышлении мы решили тебя развоплотить - во имя общественного спокойствия, всеобщего блага и твоей же пользы. Призраки не спят, знаешь ли.
        - Ясно. Ты не смог поймать привидение, охраняющее пиратский склад, и решил использовать в этом качестве тебя. Прискорбно, - с притворной грустью сообщил Тайрел. Похоже, его безоблачное настроение невозможно было истребить никакими способами. - Вынужден тебя огорчить, о бездарнейший из всех руководителей, когда-либо посягавших на мою внутреннюю свободу. Я не знаю местонахождения ни одного из кладов, а даже если б и знал, тебе бы всё равно не сказал.
        - Да твой призрак самый опустившийся пират в охрану не возьмёт, - презрительно фыркнул Серж, - уснёшь на посту - и хана кладу. Не-ет, радость моя, я тебя заточу в бутылку, как джинна, и спрячу в подвал, и можешь спать там, сколько тебе угодно. И пылью покрываться.
        - Она же аллергию вызывает, - робко возразила Джессика, но Серж только отмахнулся:
        - Да пусть его, он всё равно в бутылке будет, ему по фигу.
        - Эх ты! Нет бы, как все нормальные люди делают, пошёл бы, поймал привидение... - мечтательно сказал Тайрел.
        - Тай, тебе змеи мало было? - неожиданно резко, отбросив шутливый тон, сказал Серж. - Всё шуточки, а, между прочим, пока ты шляешься невесть где, мы усердно прикрываем твою задницу от Великого Магистра! Как думаешь, он сильно обрадуется известию о твоих загадочных отлучках и последующих приступах неадекватного поведения?!
        - Это шантаж? - тихо, но с такой угрозой в голосе проговорил Тайрел, что у присутствующих мороз прошёл по коже.
        - Информация к размышлению. Он только что звонил, спрашивал о тебе. Пришлось скормить ему дезу, что ты перегрелся на солнце и смирно лежишь в постельке, весь из себя несчастный и больной на голову.
        - Что от меня надо Великому Магистру? - с тоской вопросил Тайрел потолок.
        - Видимо, что-то всё-таки надо. Он просил передать тебе персональный привет. А теперь, будь добр, сядь и дай Трайду высказаться. Своим возмутительным поведением ты как раз прервал его отчёт о причинах гибели бригантины.
        Когда Серж начинал командовать, Тайрелу всякий раз невыносимо хотелось делать всё наоборот - просто из принципа, назло, чтобы нос не задирал. Сегодня это чувство было особенно острым, но... Кроме Сержа сидели и ждали ещё шесть человек, среди которых были и те, кого Тариэл безоговорочно уважал. Поэтому он молча сел на свободный стул, всем своим видом показывая, что если кто-то и задерживает совещание, то никак не он. Но зарубочку в памяти всё же сделал...
        Серж кивнул Трайду, мол, можешь продолжать, и тоже сел. Трайд, наоборот, встал, но начал он издалека:
        - Как я уже упоминал, о шипах я пока выяснил крайне мало и надеюсь, что смогу выяснить больше. А начну с другого: ответьте, пожалуйста, кто-нибудь обратил внимание на одну небольшую странность? Я имею в виду, что мы как-то слишком быстро научились оперировать заклинаниями, многие из которых доступны не всем Магистрам?
        Студенты недоумённо переглянулись. Может, и обратили, но не придали тому особого внимания.
        - При чём здесь бригантина? - не выдержал Серж.
        - Бригантина очень причём, - улыбнулся Трайд. - Объяснённый тобою принцип функционирования заклинания материализации крупных объектов дал мне направление поиска. Для начала я проанализировал по памяти мощность заклинаний, которыми мы оперировали с начала практики до сегодняшнего дня, и пришёл к выводу, что она неуклонно возрастает.
        - Но так и должно быть! Мы же для этого и приехали.
        - Серж, наши способности возросли слишком быстро! - внушительно сказал Трайд. - Можно даже сказать, лавинообразно. Помнишь, ты пришёл ко мне с утюгом и поделился некими странностями, замеченными тобою в отношении этого предмета? Тогда, помнится, мы с тобою пришли к выводу, что где-то недалеко локализован мощный источник энергии...
        "Теперь это называется "мы пришли", ворчливо подумал Серж, "а тогда, помнится, ты вещал, а я крутил головой и старался не потерять нить рассуждений...".
        - ...Потом появились пираты. Переход с одного мира в другой требует колоссальных затрат энергии, а, учитывая, что для этой шхуны он был непроизвольным, следует отметить наличие некоего дестабилизирующего фактора.
        - Трайд, ты не мог бы выражаться не так заумно, - не выдержала Аини. - Ужасно напоминаешь моего Наставника по технике безопасности.
        - Поясни, пожалуйста, - вежливо попросила Майя, видя, что Трайд как-то резко сник. - Для перехода из мира в мир требуется много энергии и соответствующие магические действия, так? А если переход непроизвольный, значит, было много энергии и...?
        - И некий фактор, способный сплести между собой энергетические потоки и так направить их, что они сумели пробиться в соседнюю реальность.
        - И что это за фактор?
        - Не знаю, - честно признался ментал. - Суть не в этом. Ключевых моментов два: первый - что источник энергии где-то есть и, скорее всего, действует на оба мира одновременно. Поясню, почему: потому что с каждым днём нам доступны всё более мощные заклинания, причём почти безо всякого напряжения с нашей стороны, и потому, что это пираты попали к нам, а не мы к ним. Если бы источник был только в нашем мире, то, скорее всего, туда переместился бы любой случайный предмет из нашего мира. Теперь второй момент: заклинание, сконструированное Сержем для постройки бригантины, способно самоподдерживаться за счёт сохранения баланса между потенциалами своим и среды. Незначительные колебания напряжённости внешнего поля неизбежны: они есть всегда, от них никуда не деться, а потому заложены в матрицу и для заклинания безвредны. Но вот сильные изменения поля...
        Трайд прервался, собираясь с мыслями и давая слушателям возможность переварить уже полученную информацию. Да, он сумел узнать многое, очень многое... Не для того ли Магистрам так срочно потребовался ментал? Что же такого произошло в мире, о чём даже Великий Магистр не решается сообщить своим подопечным? Неужели в этом замешана Школа?!...
        Тем временем шепотки и шушуканье стихли, и студенты вновь направили на ментала выжидательные взгляды.
        - Не вдаваясь в утомительные подробности, скажу сразу результат: уровень свободной энергии в среде неуклонно возрастает, - сказал Трайд, - причём возрастает с ускорением: всё быстрее и мощнее. Именно поэтому, Серж, погибла вторая бригантина: заклинание, рассчитанное на незначительные колебания баланса, не выдержало переизбытка энергии и "лопнуло". Невозможно установить равновесие между двумя сосудами, если в один из них постоянно наливается вода. Рано или поздно она выйдет из берегов.
        - Ничего себе! - охнула Эрика. - Что же, если и дальше так пойдёт, наш мир схлопнется, как Сержево заклятье?
        - Не думаю, - признался Трайд. - Энергия же должна откуда-то браться.
        - Но ты же говоришь, что источник воздействует на оба мира сразу! Значит, он расположен не в нашем мире!
        - Не всё так просто. По косвенным, опять-таки, данным, поступающая энергия в нашем случае и есть тот самый загадочный дестабилизирующий фактор.
        - То есть, как это?
        - Она что, испорченная, что ли, эта энергия?
        - Больше всего похоже, что она не до конца переработана. То есть, мы используем для себя отходы чужого производства. Когда мы применяем свои заклинания, то энергия перерабатывается полностью и позже возвращается в среду в первозданном виде, вне зависимости, мы ли развеиваем ставшее ненужным заклинание, или оно деактивируется само, истощив матрицу. Здесь же налицо неполное превращение энергии, в результате чего такие отходы становятся непригодными для нормального использования, то есть, способны исказить итог заклинания. Кстати, по волновым характеристикам очень похоже, что эта энергия берётся откуда-то из нашего мира, и там сейчас наблюдается резкий спад энергетического уровня.
        - Но как такое может быть? - изумилась Джессика. - Ведь, сколько бы ни применяли заклинания, уровень энергии остаётся на прежнем уровне!
        - Остаётся на прежнем уровне или незначительно меняется, - мягко поправил Трайд. - А меняется, когда для заклинания нужно очень много энергии, и она просто не успевает перераспределиться. А это означает...
        - А это означает, что процесс идёт с колоссальной скоростью и требует огромного количества энергии, - жёстко закончила Эрика.
        - Какой процесс? - пискнула Джессика.
        - Этого мы пока не знаем.
        - Трайд, если я правильно понял, есть некий гад, который присосался к нашему миру и миру тех чудиков, тянет из нас соки и гадит сюда же? - грубо, но чётко сформулировал Серж.
        - Примерно так. Но однозначно нельзя утверждать, что это именно гад, а не некая аномалия, и... и что таких миров всего два.
        - Слушай, а откуда ты всё это так оперативно выяснил?
        - Сегодня утром я пообщался с Деревом Грёз, - признался Трайд. - Вышло почти случайно, хоть я и рассматривал такую возможность как вариант... Суть в том, что я получил очень много важной информации, но, увы, в несколько неудобоваримой форме. Требуется ключ, пароль... не знаю, как точно назвать. Короче, необходимы крохи реальной информации, которая даёт толчок к расшифровке всей остальной. Серж поделился структурой своего заклинания, и я смог разложить по полочкам целый пласт информации по энергетическим преобразованиям. Если бы ещё узнать хоть что-нибудь, что сейчас происходит в мире...
        Серж ожесточённо впился руками в волосы. Ах, как хочется распустить язык! И время подходящее, и повод есть, и потребность...
        - Эрика, можно тебя на минутку?
        Девушка адресовала ему недоумённый взгляд, потом тень понимания скользнула по её лицу...
        - Конечно, Серж. - Она поднялась и вместе с Сержем вышла из кухни, а затем, судя по хлопку входной двери, и из дома.
        - Как романтично... - протянул Тайрел, глядя в потолок. - Не знаю, кто как, а я чуть не уснул. Сегодня ты был просто уникально невыносим, Трайд.
        - Как тебе не стыдно! - не на шутку возмутилась Майя. - Ты что, так и не понял, что мир висит на грани катастрофы?!
        - Всего лишь по словам нашего гения, - ехидная усмешка в адрес упомянутого.
        - А тебе мало?
        - Ну, лично я ничего такого не чувствую, - нахально заявил горец, - и вообще, всё это полная ерунда. Даже если всё так плохо, как нас пытаются убедить, что мы можем сделать?
        - Запертые на острове, отрезанные от всего мира силовой стеной... Действительно, что мы можем сделать? - меланхолично сказал Лекс. Но чудилась в его словах скрытая, еле уловимая ирония, словно он пытался натолкнуть упрямого товарища на простую и понятную мысль: ну вот же она, на поверхности, бери и пользуйся!.. - Кстати, Трайд, по поводу силового поля ты ничего не смог выяснить?
        - Конкретно насчёт него я и не узнавал, - неохотно откликнулся тот. - Правда, есть у меня одна совершенно безумная и ничем не подтверждённая догадка...
        - Ну, вот, опять прозрение! - ехидно откликнулся Тайрел.
        - Тайрел, ты хочешь высказать свои соображения? - вежливо уточнил Лекс. - Если да, подожди своей очереди. Если нет, будь добр, помолчи и дай высказаться тем, у кого они есть.
        Тайрел обиженно замолчал.
        - Давай свою догадку, - вздохнула Джессика. - Сегодня мы уже столько откровений выслушали, что нам ничего не страшно. Ой, только не подумай, что я разделяю мнение этого шалопая, - кивок в сторону Тайрела, который удивленно смотрел на Лекса, словно до сей поры был твёрдо уверен, что Одинокий Волк спустит ему и не такие выходки. - Просто я действительно очень удивлена... ну, если можно так выразиться, конечно...
        Трайд улыбнулся:
        - Понимаю и не думаю. Так вот, я уверен, что это поле ничем нам не угрожает.
        - Какой оптимизм! - не выдержал Тайрел. На этот раз хватило одного лексова взгляда, чтобы горец мигом сник и уставился в пол.
        - Вы не находите, что эта силовая стена появилась слишком уж вовремя?
        - То есть?
        - То есть, нет её, нет, - и вдруг появилась. Ведь ВМ сообщил нам об эвакуации, когда корабль Школы был уже на подходе к острову. Значит, силовое поле возникло в то время, когда мы только-только начинали грустить по поводу безвременно закончившейся практики.
        - Ты полагаешь, что эта стена является результатом нашего коллективного нежелания покидать остров? - догадался Лекс. - Интересная гипотеза. Но ведь эти два события могут быть и не связаны между собой, разве не так?
        - Могут, конечно. Но вспомни: когда мы плыли на практику, ни о каком поле никто и не слышал. И когда Великий Магистр посылал спасательную экспедицию к нам, тоже. Значит, поле появилось совсем недавно. Впрочем, я же предупреждал, что идея безумная и абсолютно интуитивная.
        - Тем не менее, в этом что-то есть, - задумчиво сказал Лекс. - Фактам твоя теория не противоречит. Жаль, что не удалось посмотреть на это поле вблизи.
        - Опять эти предположения, ну как они меня достали! - простонал Тайрел. - Значит так, мне всё надоело, а потому я от вас ухожу. Пойду, обломаю кайф наши голубкам, - что-то больно долго они там воркуют!
        - Подумаешь, секретничают люди, - надулась Джессика.
        - Какие могут быть секреты от друзей? - весьма натурально удивился Тайрел, исчезая в коридоре. - А вдруг Сержу помощь нужна? Вдруг он решил покаяться во всех смертных грехах, и Эрика его задолбает насмерть своими нравоучениями? Как же мы без лидера-то, а? - Последняя фраза донеслась уже из коридора.
        Шаги.
        Стук входной двери.
        Снова шаги, на этот раз более глухие и дробные: Тайрел спускался с крыльца.
        Странный звук, более всего похожий на стук упавшего тела, почти одновременно второй такой же, - единый многоголосый вопль явно нецензурного содержания, и следом - шум ожесточённой свалки.
        Первым к двери успел Лекс - уже с мечом в руках. В затылок ему дышала Аини, старательно загоняя в угол разгулявшееся воображение. Воображение упиралось и в угол не хотело, а вместо этого норовило подсунуть очередную красочную душераздирающую картинку из разряда особо безумных. Наиболее стойким оказалось видение двух хладных тел при свете ущербной луны, а рядом, похожий на перебравшего браги демона ночи Тайрел в драном плаще вздымает к небу окровавленный меч.
        Картинка вышла настолько реалистичной, что девушке тут же захотелось как следует приложиться лбом о ближайший косяк - чтобы, упаси Небо, не накаркать. А то Трайд уж больно радужные перспективы рисует касательно их новообретённого могущества....
        К несчастью, последний косяк, который можно было употребить для оздоровления рассудка, остался позади, а впереди неясным пятном в сгустившихся сумерках маячил Лекс, выясняющий причины переполоха. При этом Одинокий Волк старательно прятал за спину компрометирующий и нелепый сейчас меч и вообще старался выглядеть как можно непринуждённей. Ну, вышел себе человек погулять, подышать свежим воздухом на сон грядущий, что ж такого!.. Ну, подумаешь, меч прихватил с собой... случайно. От комаров отбиваться. А то комары здесь - ого-го! Правда, их ещё никто ни разу не видел...
        Никаким криминалом и монстрами здесь, разумеется, и не пахло. Пахло травой и свежестью. Просто Тайрел, одержимый навязчивой идеей подслушать, о чём секретничают Серж с Эрикой, нёсся к заветной цели, как завидевшая дичь гончая, и к финишу набрал приличную скорость. Закономерный итог: не удержал равновесия на ступеньках и сшиб наземь высокие договаривающиеся стороны, которые не то, что отскочить в сторону - понять ничего не успели. Сам, разумеется, грохнулся вместе с ними. На беду, Эрика и Серж поленились или не сочли необходимым слишком удаляться от дома и остановились поговорить прямо у крыльца...
        Эрику возмутили его наглость и бесцеремонность, Серж был зол на него с обеда, плюс сам Тайрел весь день был здорово на взводе, а тут ещё стоят на дороге - не пройти, под ноги суются, да ещё обкладывают незлым ласковым словом... В общем, завязалась нешуточная свалка, к самому разгару которой и подоспели все остальные.
        - Эрика дерётся с Тариэлом! - восхитилась Майя. - Неужели так бывает?
        - И вовсе я ни с кем не дерусь! - раздался полузадушенный крик из глубин кучи малы. - Я всего лишь пытаюсь встать!
        - Врёшь ты всё! - не менее задушенно отрезал Тайрел, - и вообще: убери руки с моего горла!
        - Это не её руки, - подал голос Серж, - это моя нога... кажется.... Да не дёргайся ты, придурок! Эй, ты рехнулся, что ли? Хватит жрать мой ботинок!
        - Это не он, Серж, - виновато сказала Эрика. - Это я. Ошиблась нечаянно.
        - Что, мою обувь уже занесли в реестр лучших деликатесов мира?
        - Нет, это я пытаюсь спихнуть Тайрела с моей... с себя, в общем. А он упирается.
        - Что ты о себе вообразила? Ничего я не упираюсь, у меня нога под Сержем застряла!
        - Не под, а над. Что я, по-твоему, горлом на твоей ноге лежу?
        - Так, а ну-ка, встали! - негромко, но властно скомандовал Лекс. Куча зашевелилась.
        - Лекс, они сейчас запутаются ещё больше! - испуганно сказала Майя, глядя ему в глаза.
        - Что ж нам, за ноги их разволакивать?
        - А неплохая идея...
        - Не надооо! - хором взвыли недавние противники, и через минуту вместо одной умеренно большой свалки тел было три сидящих рядочком отдельных тела - ошалело глядящие на коллег и почёсывающие многочисленные синяки. Близняшки не удержались - спрыгнули с крылечка и кинулись утешать своё солнышко. Остальным повезло меньше: Эрика кавалером так и не обзавелась, а Аини справедливо рассудила, что жалость недостойна мужчины, а нравоучения читать она никогда не любила.
        - Что у вас здесь было? - ласково спросила Джессика, гладя разлохматившуюся рыженькую чёлку.
        - Так... Стояли, говорили, вдруг распахивается дверь, и с крыльца на нас падает Тайрел и сразу начинает буянить. Пришлось защищаться.
        - Чего? А кто меня словами матерными крыл?!
        - Ну, не матерными, не преувеличивай, я их и не знаю, между прочим. Сам бы ты что говорил, если бы на тебя так кто-то упал среди ночи?
        - Я бы не говорил, - простонал Тайрел, прикладывая пряжку от ремня к набухающей на лбу здоровенной шишке. Это украшение он заработал совершенно самостоятельно: врезался лбом о невидимый в темноте, но достаточно крупный и твёрдый булыжник. - В таких случаях я убиваю сразу... и молча.
        - Лучше б ты под ноги смотрел, - проворчала Эрика, ощупывая пострадавшую причёску. - Одни проблемы от тебя. То пропадёшь на двое суток, то скандал закатишь, то несёшься, как лось, мухоморов объевшийся. Не стыдно?
        - Разумеется, нет! - обижено сказал Тайрел. - Нечего торчать на дороге в темноте. Если ты такая умная, чего не догадалась зажечь светляк, а?
        - Потому что он нам был не нужен, - простонал Серж. - Мы и вышли-то всего на пять минут.
        - Ага, а трепались полчаса.
        Тайрел с кряхтением поднялся на ноги, стряхивая со штанов мусор, и в этот момент его левая нога, на которую он как раз опирался, поскользнулась на влажной от ночной сырости траве, и горец тяжело грохнулся на землю, по пути нечаянно зацепив Лекса.
        - Лекс, извини! - тут же (на всякий случай) заорал Тайрел. - Я не хотел! Здесь трава скользкая!
        - Я так и подумал, - сквозь зубы процедил тот, потирая зверски ушибленный локоть.
        - Может, в дом пойдём? - предложила Джессика. - А то вы так и будете здесь падать, пока кто-нибудь не сломает что-нибудь нужное. Руку, например.
        - Добрая ты, тебя так все любят... - проныл Тайрел не своим голосом. Маги мигом насторожились: а ну как у него опять приступ? Но всё обошлось: он доковылял до крыльца и присел на нижнюю ступеньку, сквозь зубы костеря мокрую землю, стоящих на дороге придурков, неуклюжих куриц, оттоптавших ему все пальцы и прочих нехороших личностей, из-за которых его любимая футболка в который раз подверглась поруганию.
        - Ну, вы хоть договорились-то, или нам уйти? - нетерпеливо спросила Джессика у Сержа и Эрики.
        - Договорились, - кивнула девушка. Серж скорчил страдальческую рожу: похоже, мнения сторон разделились. - Серж, ты сам расскажешь?
        - Расскажу, - вздохнул лидер, - все-таки моя идея была.... В общем, так. Когда я искал санкцию для Трайда, то случайно получил доступ к закрытой информации на сайте Школы. И недавно мы с Эрикой этим доступом воспользовались.
        - Что?! - Лекс не поверил своим ушам. - Вы в курсе, на что это потянет?
        - На гражданский подвиг, - парировал Серж. - Увянь, законник!
        В следующую секунду он с удивлением обнаружил себя на земле, а на своем горле - холодное лезвие лексова меча.
        - Эй, ты чего? - растерянно спросил лидер, стараясь не делать резких движений.
        - Не люблю, когда меня затыкают не по делу, - холодно ответил Лекс.
        - А меч зачем?
        - Из дома прихватил... случайно... - Лекс несколько смутился. И вдруг улыбнулся: - Кое в чём Тайрел прав. Считай, что это была проверка боеспособности по заданию Великого Магистра.
        С крыльца донеслось ехидное хмыканье. Но от комментариев Тайрел предпочёл воздержаться.
        - Что за день такой, - все меня роняют?! - огорчённо сказал Серж. - Ну вас всех, не буду вставать. Ещё опять кто-нибудь уронит...
        - Вставай, солнышко, простудишься! - сестрички дружно потянули его за руки, но сами в тот же миг оказались сверху.
        - Серж, сейчас не время для игр, - теряя терпение, напомнила Эрика. - Вставай и рассказывай, не видишь, люди ждут!
        - Злые вы, уйду я от вас! - пригрозил лидер, но с земли встал и принялся рассказывать дальше: - Доступ я получил неполный, но нам этого хватило. А Великий Магистр ждёт от меня отчёта по обнаруженным уязвимостям... правда, великодушно разрешил сделать это в Школе. И вообще, пускай лучше следит за своей информационной безопасностью: в следующий раз его сайтом может заинтересоваться не такой воспитанный и цивилизованный человек, как я.
        - Что было на сайте? - перебил Лекс. Небо с ней, с законностью, вдруг это было такое задание, да и если информация сама идёт в руки, будет верхом глупости ею не воспользоваться.
        - Много всего интересного, до чего мы добрались, и ещё больше, до чего не добрались. Короче, весь мир сейчас сидит в глубокой жопе, извините, дамы, но это так.
        - Конкретнее, будь добр, - холодно попросил Одинокий Волк.
        - В мире буйствует эпидемия Безумия Магов. Безумие, само собой разумеется, заразно, но откуда оно взялось, - не ясно, вспышки болезни возникли одновременно в нескольких местах. Больше всего пострадала Европа и Северная Америка. Сейчас на все более-менее ответственные посты стараются временно пристроить магов.
        -Сменили шило на мыло, - хмыкнула Аини, - маги же тоже могут заболеть.
        -Могут, но реже.
        - А что вообще такое - Безумие Магов? - жалобно спросила Джессика. - Мы такого не проходили.
        - Мы тоже, - вздохнул Серж. - Но на сайте кое-что было. Заболевают Безумием обычные люди, и у них вдруг ни с того ни с сего проявляются магические способности: или чрезвычайно узко специализированные, или наоборот, максимально разносторонние, среднего не дано. Вдобавок нарушается мотивация действий, резко возрастает агрессия, и в результате бедный псих начинает разрушать всё, до чего дотянется. Ну, а поскольку Безумие заразно, вся эта радость возрастает в геометрической прогрессии.
        - Магистры что-нибудь делают?
        - Делают, конечно. Отлавливают и лечат безумцев, читают просветительские лекции населению, ищут источник заразы.... Но у них уже не хватает сил, чтобы обезвредить всех. А с источником вообще полная лажа: такое впечатление, что его просто нет, и люди в разных концах земли совершенно случайно вдруг стали сходить с ума.
        - Мы же тоже можем сойти с ума? - грустно спросила Джессика.
        - Можем, - согласился Серж. - И тогда здесь будет самый весёлый элитный сумасшедший дом. Точнее, не дом, а целый остров.
        - А кроме безумия, было ещё что-нибудь?
        - Всякие природные аномалии. Эрика, почему это я рассказываю, а ты стоишь и молчишь, будто ни при чём?
        - Потому что ты мне слова вставить не даёшь. Давай про аномалии я расскажу, всё равно запутаешься. В общем, так. За последние три месяца зарегистрированы резкие скачки магнитного поля в местах, где нет фиксированных магнитных аномалий. Через две-три недели в таких точках магнитное поле возвращается к своему нормальному состоянию. В северном полушарии в четырнадцать раз возросло количество катастроф на всех видах транспорта. Проснулись четыре спящих вулкана, в Тихом океане возникли порядка двух десятков новых вулканических островков. В районе Канады резко упал уровень магической энергии и продолжает падать. Это тебе, Трайд, на заметку. Похоже, твои теоретические предположения верны. И ещё повсеместно снизилась сейсмическая активность. Что ещё? Серж не совсем верно сказал: из тех, у кого спонтанно проявились магические способности, с ума сошла только треть, за остальными ведётся наблюдение. Наиболее пострадали, как он уже сказал, Северная Америка и страны Европы, совершенно не пострадали некоторые области в Азии и Австралии.
        - А ещё магам позарез требуется ментал для ликвидации всего этого безобразия, - закончил Серж. - Ну, как, Лекс? Стоили наши сведения противоправного шастанья по закромам Великого Магистра?
        - Серж, не стоит так долго измываться над моим терпением, - спокойно предупредил Лекс. - Оно не бесконечно, знаешь ли.
        - Да брось ты! Вот ни за что не поверю, что ты превратился в обыкновенного зануду. Это на тебя Тайрел плохо влияет. Впрочем, он на всех плохо влияет, и с этим что-то надо делать... наверное....
        - Солнышко, ты какой-то ненормально весёлый, - подозрительно сказала Джессика. Не хватало ещё, чтобы привычка ко всякого рода странностям оказалась заразной и перешла от Тайрела к Сержу.
        - Это я перед смертью, - нашёлся тот. - Сейчас Лекс подберёт челюсть, вспомнит, сколько правил я нарушил, и примет соответствующие меры. Давай попрощаемся, что ли...
        - Серж, я тебя убедительно прошу не говорить глупостей, - как-то очень мягко и вместе с тем веско сказал Лекс, и Серж немедленно внял. - Полагаю, это была своеобразная реакция на стресс. Не каждый день доводится признаваться в совершении государственного преступления.
        - Не знаю, как насчёт преступления, но если бы Магистры сразу сказали нам про Безумие Магов, и что им для его ликвидации требуется ментал, никакого силового поля не возникло бы. Так что они сами себя перемудрили, - сказала Майя.
        - Полагаешь, теперь это поле возьмёт и рассеется? - проницательно спросил Трайд. - И не надейся даже. Удивлюсь, если оно вообще когда-нибудь развеется само по себе. Здесь нужны специфические заклинания. Хотя, в чём-то ты права. Если бы мы знали о творящемся в мире безобразии и о том, что нужна наша помощь, доминирующим нашим желанием было бы вмешаться в происходящее, а не страх перед завершением практики.
        - Действительно, перемудрили, - согласился Серж. - А что это вы такое говорите про поле? Я что-то пропустил?
        - Немного, - кивнула Майя. - Трайд убеждён, что поле является продуктом нашего нежелания покидать остров, помноженного на некий источник энергии, находящийся в нашем распоряжении. Почему он так думает, я тебе не скажу. Просто не смогу воспроизвести все его умозаключения.
        - Интересно, коли так, сами мы способны проходить через это поле? - спросил Серж.
        - Получить ответ на данный вопрос можно исключительно лабораторным путём.
        - Ну, ты загнул! Не мог попросту сказать "не знаю"... Слушай, Трайд, мы с Эрикой, рискуя собой, добыли тебе реальные сведения снаружи... Теперь ты, значит, расскажешь нам в чём тут дело? Ну, ты же говорил, что получил от Дерева Грёз какие-то мистические откровения.
        - Скажу, но не сразу.
        - Опять будешь думать до послезавтра, - фыркнул Тайрел. - Аини, радость моя, давай бросим этих зануд и отправимся на прогулку. Ты только посмотри, какая ночь! Какая луна! Романтика!
        Аини вздрогнула и вымученно улыбнулась.
        - Ага, и голодные монстры под каждым кустом, - съязвил Серж. - Аини, не слушай его, это он от стольких новостей малость крышей подвинулся. А ты, горбоносый, рискнёшь потащить её в лес, получишь в лоб... от Лекса.
        - Непременно, - пообещал тот. - Господа, на мой взгляд, мы чересчур засиделись на свежем воздухе. То ли эта луна и впрямь столь прекрасна, как уверяет Тайрел, то ли ещё чего, но этот загадочный фактор кружит нам головы. Предлагаю вернуться в дом, пока наши реакции не стали совсем уж неадекватными.
        - Лекс, ты не просто зануда, - печально сказал Тайрел, - ты просто фантастический зануда. И только отношение к тебе как к произведению искусства не даёт мне немедленно расквитаться с тобой за несбывшееся свидание.
        - Серж, уводим его, - скомандовал Лекс, не обращая внимания на его болтовню. Тайрел попробовал было сопротивляться, но движения его почему-то стали вялыми и замедленными, словно кто-то потихоньку применял на него заклинание Покорной Воли.
        - Гоблин обкурившийся, - укоризненно сказал Серж Тайрелу, - ты ноги-то не подгибай, зараза! Не хватало ещё на ручках тебя таскать. Тоже мне, великий маг, гроза всех монстров в округе.
        - Серж, не стоит так злиться, он опять не в себе, - рассудительно сказал Лекс.
        - Да вижу я, что он не в себе. В ком он тогда, хотел бы я знать... и кто в нём, если уж на то пошло? Аини, будешь петь ему колыбельную, или так в кровать свалить?
        - Не буду. Серж, прекращай свои идиотские намёки, достал уже.
        - Аини права, - подтвердил Одинокий Волк. - Что-то ты совсем распоясался.
        - Угу, как Тайрел, так ничего, а как я, так сразу...
        - Должен тебе заметить, что за время практики Тайрел крайне редко позволял себе какие бы то ни было намёки в отношении твоей личной жизни.
        - Ладно, ладно, каюсь, был не прав. Уф, какой он тяжёлый! А вроде не жрёт ничего... Нет, Лекс, и не проси, ботинки я с него стаскивать не буду.
        - Оставь. Он через полчасика проснется и сам приведет себя в порядок.
        - Что, ты уже успел выяснить симптоматику его приступов? Или он не спит, а притворяется, и скоро придёт в себя?
        - Он не спит и не притворяется. Серж, успокойся и сходи лучше к Трайду. Вполне вероятно, что он захочет что-то уточнить по поводу обнаруженных вами на сайте сведений.
        - Пусть у Эрики распечатку попросит.
        - Серж, если ты до сих пор не понял, я вежливо намекаю, чтобы ты убрался из комнаты!
        - А ты колдовать будешь? - не выдержал и спросил Серж, оборачиваясь на пороге. Лекс отрицательно покачал головой и вышел вслед за ним.
        - Спит? - без интереса уточнила выглянувшая из кухни Джессика. Лекс, не вдаваясь в подробности, кивнул. - Чай будете? Аини готовила.
        - Разумеется, будем, - опять за двоих ответил Лекс.
        - А я хочу кофе, - заупрямился Серж.
        - Без проблем, - согласилась девушка, - составишь компанию Трайду. Ой, чайник кипит!
        Серж с удивившей его самого нежностью улыбнулся, краем взгляда отмечая, что и Лекс не остался равнодушен к милям выходкам младшей сестрички. Ах, Волк, Волк, и как тебе не надоест всё время притворяться этаким бесчувственным чёрствым сухарём! Ведь можешь же, можешь!
        - Серж, со мной что-то не так? - осторожно уточнил Лекс. - Не пойми меня превратно, просто ты стоишь, смотришь на меня и улыбаешься...
        - Всё в порядке, и вовсе я никуда не смотрел, это случайно вышло, - соврал лидер. - Пойдём пить, а то стоим, два умника, в коридоре и ерундой страдаем.
        На кухне Трайд, с восторгом обоняя кофе, как раз рассказывал сестричкам, что его теория касательно неравновесного распределения магической энергии в мире нашла яркое подтверждение в виде информации с сайта. Дескать, энергия забирается из точки недалеко от Канады, где сейчас наблюдается резкое и постоянное снижение уровня энергии, переваривается "где-то там", а остатки сбрасываются в район их острова. При виде парней он несколько поумерил пыл и тут же признался, что всё это пока только догадки.
        - А Эрика где? - с порога спросил Серж.
        - Спать пошла. И Аини тоже пошла, только чай для нас сделала.
        - Это сколько же мы у Тайрела торчали? - изумился лидер.
        - Недолго, минут десять.
        - Это ты называешь недолго? Ладно, понял, умолк. Что-то странное творится со временем, вы не находите?
        - Находим, - кивнула Джессика. - Например, уже второй час ночи, а мне почему-то кажется, что никак не больше семи вечера. В смысле, спать совсем не хочется.
        - Это у тебя от усталости, - пояснил Лекс, с благодарностью принимая от неё чашку чая, - перевозбуждение нервной системы. Трайд, у тебя не найдётся какого-нибудь успокоительного?
        - Ой, ну что вы, - смутилась девушка. - Не надо меня лечить. Сейчас мы чаю попьём, потом Серж сказку расскажет, а ещё у меня книжка хорошая завалялась....
        - Хорошие книжки не заваливаются, - мечтательно пробормотал Серж. - Они проглатываются немедленно по обнаружению, а потом перечитываются ещё раз.
        - Представь себе, я собираюсь её перечитывать в четвёртый раз.
        - Да? Неужели настолько интересно? А что за книжка?
        - Сборник бытовых заклинаний, - засмеялась она. - Нет, правда, захватывающе. Порой такое находится, даже жалко, что я сама не умею сочинять заклинания. Ну, профессионально.
        - Да, это редкий талант, - согласился Трайд. - Хотя, у Сержа, по-моему, неплохо получается.
        - Трайд, моё "неплохо" - это привычка к компьютерной магии плюс много-много энергии. Дома я такой же балбес, как все. Лекс, а ты?
        - У меня другой профиль, - пожал плечами сероглазый маг. - Спасибо за чай и за компанию. Спокойной ночи, и... не сидите долго. Уже поздно.
        - Спокойной ночи, - вежливо ответила Майя. - Не волнуйся, мы чуть-чуть. Сказка Сержа - не то удовольствие, которое хочется откладывать бесконечно долго.
        - Спасибо, милая, - растаял лидер. - Самый лучший комплимент за всю мою непутёвую жизнь! А что, кто знает, вдруг ещё когда-нибудь заделаюсь великим сказочником...
        ГЛАВА 20
        Следующее утро началось со скандала.
        - Тариэл, в свете произошедших событий я просто настаиваю, чтобы ты дал мне на тебя посмотреть. На тебя явно идёт охота, и чем раньше мы выявим охотника, тем лучше будет для всех нас.
        "Нельзя! Не смей!"
        - Не приближайся ко мне, - очень тихо, но с такой угрозой в голосе, что мороз шёл по коже, проговорил Тайрел, глядя Трайду прямо в глаза. Он весь напрягся, чуть отставил ногу вперед, словно дикий зверь, изготовившийся к прыжку, а правая рука ясно и недвусмысленно легла на рукоять шамшера, невесть откуда взявшегося на его поясе....
        - Тайрел, ты рехнулся! - убеждённо сказал Серж. - Трайд дело говорит, а ты упрямишься, словно девица на выданье. Можно подумать, тебя заставляют голым на столе плясать!
        Тайрел и сам не знал, откуда в нём берётся это странное упрямство, но противостоять ему не мог.
        - Я имею право на личные тайны, - глухо и раздельно сказал он. - Вся эта болтовня про охоту - полная чушь! Что бы со мной не случалось - это моё и только моё дело!!! - Последние слова он почти выкрикнул.
        Тут уже не выдержала Эрика. Всё её воспитание вдруг стало смешным и нелепым и спряталось в самом дальнем углу сознания. Осталось только неприятное чувство нереальности происходящего да лёгкое недоумение: неужели Тайрел сам не понимает, что он несёт?
        - Тупица! - заорала она, больше не сдерживаясь, совершенно забыв о приличиях. - Это не только твои проблемы, это наши проблемы!!! Пока ты корчишь из себя самонадеянного болвана, мы только тем и занимаемся, что вытаскиваем тебя из очередной задницы!!! Хочешь геройски погибнуть? Флаг в руки, но не забывай, что мы - одна команда, и среди нас есть люди, кому твоя судьба небезразлична! И сколько бы ты не гнул здесь пальцы по поводу своего суверенитета, Серж несёт за тебя ответственность, и пока за твои выходки расплачивается он и мы, но никак не ты!!!
        Уголки его губ дрогнули, превращая так и не родившуюся улыбку в хищный оскал; правая ладонь судорожно сжалась на рукояти шамшера. Точно и вправду: ещё миг - и он кинется на обидчицу с оружием, забыв о приличиях, о стоящих рядом друзьях, вообще обо всём...
        Эрика выглядела не лучше. Она явно пошла вразнос: её трясло, губы дрожали, по щекам пошли красные пятна, а глаза, если б обладали способностью метать молнии, испепелили бы Тайрела на месте.
        Ситуация висела на волоске. Любое неосторожное слово, жест могли спровоцировать совершенно непредсказуемую реакцию противников.
        Лекс, не раздумывая, обнял Эрику за плечи и почти силой увёл в дом - приводить в себя. Девушка почти не осознавала, кто и куда её ведёт: кто бы то ни был, в таком состоянии её было безразлично, и сие было великим благом для неё...
        А к Тайрелу, которому всё та же непонятная сила не давала сдвинуться с места, да хоть убрать вспотевшую ладонь с острейшего шамшера, бросилась Аини и увела в лес - подальше отсюда, куда угодно, где только не будет свидетелей.
        ...Тайрел, обессиленный нелепой вспышкой гнева, прислоняется к шумящему листвой дереву, и Аини, не раздумывая, становится рядом.
        - Тай...я за тебя волнуюсь. Что происходит?
        На смену гневу приходит стыд. Если бы я знал, принцесса...
        Она смотрит ему в глаза - без страха, без насмешки, но с тревогой.
        - С каждым днем тебе все хуже. Почему ты не даешь себе помочь?
        - Я... - слова умирают, не родившись. Он со сверхъестественным ужасом понимает, что не может ничего рассказать.
        - Трайд не собирается копаться в твоих мыслях. Он всего лишь хочет попробовать определить, кто и зачем хочет тебя убить.
        Она лукавит: Трайд думает, что цель неведомых врагов - противопоставить его всем. Но говорит он об этом таким тоном, что предположение звучит как уверенность.
        Вот только кто и зачем?
        Тайрел криво усмехается:
        - Ты считаешь, что мне угрожает опасность?
        - А ты? - она сердится, это видно по огоньку в глазах. И он вдруг понимает, что сейчас, вот сию секунду, проклятый Сущий не властен над ним.
        - Хорошо. Пускай Трайд на меня смотрит. Я на всё согласен... только ради твоего спокойствия.
        Его хорошее настроение было несокрушимо ровно десять минут - столько, сколько потребовалось на то, чтобы дойти от леса до дома. У самой двери он совершенно случайно столкнулся с Эрикой, которая, к несчастью, выбрала именно этот момент, чтобы выйти из дома. В брошенном на неё взгляде Тайрела было столько первобытной злобы, что только-только пришедшая в себя девушка почувствовала, как мурашки побежали у неё по спине.
        - Держись от меня подальше, - с ненавистью бросил Тайрел. Эрика невольно отшатнулась, но путь к отступлению отсутствовал: за спиной была всего лишь шероховатая стена дома.
        Неизвестно, чем бы кончилось дело, возможно, первым настоящим кровопролитием, но на крыльце появился Лекс, а при нём горец не решился нападать на Эрику в открытую. Кое-как, бочком, протиснувшись мимо неё, он скрылся в доме, напоследок со всей силы хлопнув дверью. Девушка машинально проводила его взглядом. Что-то напомнило ей его поведение... Что-то очень характерное, отчётливое, чрезвычайно важное, о чём она вроде слышала краем уха совсем недавно, но... что именно, она так и не смогла вспомнить.
        Остальная команда была на пляже. Никто не купался, даже не разделся, просто сидели - кто на песке, кто на поваленном дереве, - и молчали. Аини уже донесла до общества благую весть, что тайрелово согласие на "экзекуцию" наконец-то получено, но почему-то бурной радости на лицах не читалось.
        - У нас проблемы, - хмуро заявила девушка, пользуясь тем, что на миг всеобщее внимание обратилось к ней с Лексом. Лекс кивнул, соглашаясь с её мнением. - Надеюсь, Трайд, что твой эксперимент пойдёт ему на пользу. Иначе... Тайрел себя не контролирует, и чем дальше, тем все хуже.
        - Это так, - просто сказал Лекс, и никто не смог ему возразить.
        - Тогда и откладывать не стоит, - решительно сказал Трайд, - значит, сегодня вечером. Пусть всё-таки хоть немного успокоится.
        Эрика отошла ото всех подальше и села на песок, обхватив колени руками. Сегодняшняя вспышка здорово её встревожила: до сих пор она не позволяла себе ничего подобного. Во всяком случае, в столь оскорбительной для оппонента манере. Мысленно она дала себе зарок: если с Тайрелом у Трайда всё получится, надо будет попросить его провести такую же процедуру над ней. Потому что если и у неё сорвет тормоза, мало не покажется никому...
        К вечеру Тайрел немного пришёл в себя. Нет, к нему не вернулось обычное хорошее настроение (наоборот, он был мрачен, как десять демонов перед экзорцизмом), и напряжённую атмосферу за ужином не разбавляли его легкомысленные шуточки, но, по крайней мере, на людей он больше не кидался. Эрику он игнорировал, Трайда... немного опасался, а в сторону Аини вообще старался не смотреть: ему было нестерпимо стыдно перед ней за своё поведение днём.
        За столом маги просидели почти час, а он так ничего и не съел. Сидел, маялся, потихоньку скатываясь в откровенную депрессию, и предавался печальным размышлениям о никчемности всего сущего вообще и своей жизни в частности.
        - Тайрел, идём. - Трайд решительно встал. - Сколько можно тянуть?
        - Куда? - тупо переспросил горец.
        - В каминный зал. Нет, Аини, с нами не надо, мы как-нибудь вдвоём справимся.
        - Да я и не собиралась, - соврала Аини. Собиралась, и ещё как: мало ли что Трайду придёт в голову сделать с Тайрелом, но раз так просят... - Та-айре-ел! Тебе пора.
        - Что, уже всё? Чего-то я торможу сегодня... Серж, признавайся, это ты мне какой-нибудь отравы в чай подсыпал?
        - Ну, подсыпал, - нахально соврал тот. - Только ты всё равно пьёшь кофе, так что тебе все мои злодейские планы по фиолетовому барабану.
        Тайрел изумлённо уставился на початую чашку почти остывшего кофе, стоящую перед ним. Мда-а, в самом деле, он тут сидел и пил кофе. И не заметил. С ума сойти можно, что творится нынче в мире!
        - Идём, Трайд, - он заставил себя встать и пойти к дверям. Тошнотворное ощущение собственной никчемности вновь обрушилось на него с такой сокрушительной силой, что только колоссальным усилием воли он удержался, чтобы не упасть на пол и не завыть в голос, как одинокий волк в полнолуние.
        "Я не волк, я тигр", - напомнил он себе. - "Это Лекс у нас волк. А тигры не воют... наверное... разве что им очень хреново... вот как мне сейчас...".
        - Тайрел, ты куда собрался? - спокойный, чуть насмешливый голос Трайда вернул его на эту грешную землю. - Дальше окно.
        Окно? Да, пожалуй, это окно. Бр-р, ну и голова у него сегодня. Для профилактики он пару раз стукнулся об оконную раму и с удовольствием отметил, что ясности в мыслях, пожалуй, прибавилось.
        - Ремонтируешься? - усмехнулся Трайд, между делом пытаясь разжечь в камине огонь.
        - Ага... слушай, помогает! - Тайрел подержался за голову и отпустил, с наслаждением чувствуя, как спадает с сознания вязкая пелена безразличия. - Тебе помочь?
        - Нет, я сам справлюсь. А ты лечи голову, лечи. Пригодится, - ментал выпрямился и отошёл на пару шагов, любуясь на результат своих трудов.
        - Что я должен делать? - уточнил Тайрел. Он чувствовал себя ужасно неловко и не знал, куда деть руки. Вдобавок, из тёмных глубин подсознания (а казалось - от затылка) норовила подняться лавина чужой, давящей воли, - подняться - и погрести под собой, размозжить, размазать, растворить без остатка всякую память, всякое понимание того, что есть мыслящая единица по имени Тайрел...
        Он помотал головой, почти физически ощущая, как чужое настроение брызгами разлетается в стороны. Ну, где же там Трайд, ну сколько ещё можно копаться?! Ещё минута... нет, ещё полминуты - и всё, он пошлёт всю эту затею ко всем чертям.
        -Ничего, - оказывается, между вопросом и прозвучавшим на него ответом прошло едва ли две-три секунды, если верить аляповатым настенным часам в форме штурвала.
        Вот именно, если верить.
        Как известно, нет вещи более лживой, чем часы. Изо дня в день они обманывают нас кажущимся изобилием секунд, и мы тратим их, не задумываясь, на всякие глупости... А потом наступает момент, и мы понимаем, что в сутках всего лишь двадцать четыре часа, и это время мы умудрились бездарно потратить в погоне за сиюминутными наслаждениями.
        Впрочем, зеркала ещё белее лживы, чем часы, поэтому мы простим трём разноразмерным стрелкам эту маленькую ложь, и... лучше всего разбить все зеркала и не смотреть на часы вовсе. Может быть, тогда нам удастся убедить себя, что в нашем распоряжении Вечность...
        Хотя, говорят, разбить зеркало - к несчастью. Что ж, тогда мы не станем превращать заключённое в тяжёлую раму толстое стекло в груду сияющих на солнце подобно драгоценным камням, но совершенно бесполезных осколков. Мы просто не будем смотреться в зеркало; оно в сговоре с часами, - изо дня в день мы видим в нём своё отражение неизменным, и лишь однажды, внезапно, вдруг - осознаём: всё. Вот она, старость...
        Просто удивительно, сколько мыслей может промелькнуть в одной не слишком большой человеческой голове, пока самая рослая и торопливая из стрелок - секундная - совершает свой не лишённый некоторого изящества прыжок с одного деления на другое. Тайрел и сам не знал, он ли думал всю эту ерунду, или Трайд, или это он просто каким-то непостижимым образом улавливает чьи-то посторонние мысли, свободно плавающие в окружающем пространстве. Как ныряльщик в большом аквариуме, которого задевают чешуйчатыми телами откормленные флегматичные рыбины.
        - Лучше всего сядь куда-нибудь. Хоть в это кресло у камина - ты же любишь огонь, так тебе будет легче.
        "Легче - что?" - проносится в голове недоумевающая мысль, но в следующий миг сонная поволока застилает глаза, мир тает в сумерках, и уже не понять, где Трайд, где кресло, в котором он сидит, где вообще он сам - остаётся только одно отчётливое и яркое пятно: пляска языков пламени в камине.
        В какой-то момент ощущение времени окончательно оставило его; огонь и сумерки перемешались в некий причудливый калейдоскоп, от которого не кружилась голова, а наоборот, было тепло и уютно, и пришёл он в себя оттого, что кто-то мягко, но настойчиво трясёт его за плечо.
        - Ты где был? - глупо спросил он, осознав, что трясёт его ни кто иной, как Трайд.
        - Стоял у окна. Ты уснул в кресле, и мне показалось, что тебе здесь будет не слишком удобно. Прошло больше получаса, и я подумал, что стоит тебя разбудить.
        - Да? Жаль... - пробормотал Тайрел, не вполне соображая ещё, на каком свете находится. - Мне так сладко спалось....
        - Можешь c чистой совестью продолжить это занятие в собственной постели, - усмехнулся Трайд.
        - В самом деле? Что, ты уже узнал всё, что хотел?
        - Узнал, узнал, утром расскажу, всё равно ты сейчас ничего не понимаешь.
        - Это самая лучшая новость за последнюю тысячу лет! - с чувством заявил Тайрел, отчаянно зевая и с хрустом выдирая себя из кресла. Странное дело, чувствовал он себя великолепно, словно не полчаса в кресле подремал, а как минимум пару суток сладко спал в удобнейшей из кроватей, но одна мысль о том, чтобы продолжить созерцание сновидений привела его в неописуемый восторг. Он даже не стал тратить время на любезности: мысль заглянуть на кухню и пожелать коллегам спокойной ночи показалась ему глупой до чрезвычайности, вот подушка - это да! К счастью, от каминного зала до его комнаты пролегал всего один небольшой отрезок коридора, никаких задержек. Тайрел проделал этот путь в полусне: под полуприкрытыми веками мельтешили давешние языки пламени, а сновидения отталкивали друг дружку локтями, споря, кто первый должен ему сниться.
        Трайд сумрачным взором проводил пошатывающегося горца. Да, он даже не ожидал, что всё будет настолько легко и просто: пляска огня в камине заворожила Тайрела быстрее самого профессионального гипнотизёра. Почти безо всяких усилий с его стороны Трайд впал в полутранс-полудрёму: в таком пограничном состоянии легче всего производить всяческие потусторонние манипуляции. "Смотреть" на Тайрела было одно удовольствие - в переносном смысле, разумеется. В какой-то момент ментала насторожило увиденное, и он прервал сеанс. Тайрел же, похоже, просто уснул в кресле, но то, что увидел Трайд, не могло быть сном, - оно было правдой, и это было хуже всего.
        Разбудить парня оказалось легче лёгкого, он прекрасно себя чувствовал, - значит, Трайд делал всё правильно. Хоть и руководствовался в своих экспериментах одним наитием. И сонливость эта у Тайрела естественна... и очень, признаться, к месту.
        Потому что увиденного Трайду было совершенно недостаточно для успокоения, зато более, чем достаточно для продолжения эксперимента. А Тайрел - что ж, пускай спит себе и видит сны. Трайд тоже пойдёт к себе, только сначала заглянет на кухню, скажет пару-тройку предложений, может быть, даже выпьет чаю... А потом поднимется наверх, в небольшую скромную комнатку возле алхимической лаборатории. Но спать он будет не сразу - если вообще ему придётся спать этой ночью.
        Потому что менталу больше не нужно было находиться с Тариэлом в одном помещении, чтобы видеть тонкую, но прочную серебристую нить, уходящую в бесконечность, - жуткую, порабощающую связь между горцем и той, неизвестной силой, присутствие которой Трайд так давно в нём чуял. Причину всех его странностей и исчезновений.
        После ухода Трайда они все ещё немножко посидели, болтая обо всём сразу и ни о чём. Трайд показался им несколько странным и каким-то обескураженным, невнятно (что, в общем-то, менталу было несвойственно) сообщил, что Тайрел, оказывается, заснул и наслаждается заслуженным отдыхом в своей постельке, и что он, Трайд, тоже, пожалуй, пойдёт к себе. И ни слова о том, что он увидел и увидел ли вообще.
        - Трайд, ну... это... как всё прошло? - запинаясь, спросил у него Серж, когда ментал уже буквально стоял на пороге. - Тайрел не сопротивлялся?
        - Нет, - улыбнулся (вымученно, как намётанным глазом определила Майя) тот. - Всё хорошо. Вы же не слышали звуков борьбы.
        - Ага! Значит, ты знаешь страшное заклинание для укрощения строптивых горных баранов, и оно отлично подошло для Тариэла?! - обрадовался Серж. Трайд печально покачал головой:
        - Если бы только я... - непонятно сказал он и ушёл. А они все остались. И теперь вот сидят, пьют, кто что, и вроде как не решаются разойтись по постелям. Будто витающий в атмосфере флёр недосказанности лишал их решимости встать и закончить этот бесконечный вечер... будто где-то к полуночи ожидалось пришествие не то очухавшегося ментала, не то всезнающего великого духа, который сподобится донести до магов божественное откровение: что же такого, всё-таки, сумел разглядеть Трайд в Тайреле, что привело его в такое помрачённое состояние? В конце концов, Лекс решительно встал и предложил всем расходиться.
        - Завтрашний день вряд ли будет похож на каникулы, - серьёзно сказал он. - Нам всем лучше как следует отдохнуть, чтобы быть готовыми встретить и противостоять любым неприятностям.
        Странно, но тонкая, почти пронзительная нотка пафоса в его словах не коробила, - наоборот, она оказалась именно тем единственным средством, которое сумело расколоть охватившее всех странное оцепенение. Положительно, этим вечером все были какие-то не такие.
        Один за другим студенты поднимались, благодарили друзей или тихо желали спокойной ночи и расходились. Ушёл Серж в обнимку с сестричками, по пути нашёптывая им на ушко очередную сказку - коротенькую, только-только чтобы дойти до своих дверей. Ушла Аини, твёрдо уверенная, что уж теперь-то с Тайрелом точно будет всё в порядке. Ушла Эрика, так и не отыскавшая свой Устав и давно забывшая об этом...
        Последним ушёл Лекс. Напоследок он на всякий случай запер окна и входную дверь и проверил охранное заклинание.
        Мало ли что...
        Трайд подошёл к окну.
        Скоро рассвет. Земля притихла, звёзды потихоньку бледнеют, и даже невидимое море шуршит еле слышно, будто шепчет. А он так ничего и не узнал. Смешно ожидать от семнадцатилетнего мальчишки, ещё месяц назад и не подозревавшего о своих способностях, могущества опытного мага, - и так то, что он уже сумел сделать, было сродни подвигу. Однако, вот же, ожидает. Сам от себя. Самонадеянно? - да, пускай, но он был уверен в успехе! Первый шаг дался легко и просто, но дальше дело не пошло. Раз за разом он погружался в транс и видел одно и то же: тонкий серебристый поводок, уходящий от Тайрела в бесконечность. Стоило копнуть хоть чуточку глубже, попытаться проследить, куда ведёт эта нить, кто держит парня на привязи, точно дворовую собачонку, как неведомая сила, как пробковый шар со дна озера, выбрасывала его на поверхность, в реальность. Приходилось всё начинать сначала.
        Признать своё поражение? Да, пожалуй, придётся согласиться, что эта задачка ему пока не по зубам. Но оставить всё как есть, позволить Тариэлу и дальше медленно, но верно превращаться в законченного мерзавца - этого Трайд позволить себе не мог.
        Если вы стоите на перекрёстке, и все дороги перед вами загорожены заборами, а позади вас дюжие мрачные мужики спешно сколачивают ещё один, что делать?
        Правильно, ломать забор.
        Трайд отошёл от окна, подумал - и лёг на постель прямо поверх покрывала, не раздеваясь. Так, надо сосредоточиться.... Чёрт, всё-таки он слишком устал от своих исследований. Когда всё закончится, надо будет непременно уточнить у Наставника: техники из раздела Магии Ментала в самом деле отнимают кучу сил, или у него с этим проблемы исключительно в силу неопытности?
        Нет, всё же, ну зачем было так усердствовать?!..
        С пятой попытки ему, наконец, удалось войти в слабое подобие транса. Так, отдышаться - и вперёд. Глубже, дальше, ещё чуть-чуть... есть!
        Тайрел спал. Вне всяких сомнений, ему снилось что-то хорошее, - Трайду на миг даже стало жалко его беспокоить, но это неуместное чувство быстро прошло. Горец, скорее всего, ничего и не заметит.
        Нить со времени последней попытки стала заметно толще; она пульсировала и мерцала холодным серебристым светом характерного лунного оттенка. То ли росла сама по себе, то ли тот, кто держал Тариэла на поводке, почувствовал, что кто-то пытается ему помешать, и покрепче вцепился в свою добычу.
        Отдышаться, чуть перевести дух - и ещё глубже. Посмотрим, что здесь можно сделать... Интересно, сколько практикумов по Магии Ментала он успел отработать за эти дни? Наверное, за целый курс, не меньше. Если б ещё методичку давали, цены б этому острову не было... Всё! Есть. Так, что мы имеем? Мы имеем некую непонятную связь между Тариэлом и кем-то ещё. Что мы можем с этим сделать? М-м, пока не ясно. Будем экспериментировать? Будем. В сущности, что нам ещё остаётся...
        ...Нить поддалась с каким-то противным тонким звуком, слышимым даже не ухом, а, скорее, внутренностями, - невыносимо низкой вибрацией, от которой разом заныли все зубы, а кости превратились в осколки арктического льда. Потом всё резко пришло в норму. Обрывки нити истаяли почти мгновенно, изошли мутным дымом, словно горел клок ваты и или ком мятой бумаги. Трайд перевёл дух, всмотрелся в разметавшегося на кровати Тайрела. Похоже, спит и ничего не заметил. Оно и к лучшему, только убаюкивать его сейчас и не хватало! И так, похоже, чудное видение сего распростёртого тела будет маячить перед его внутренним взором до конца дней...
        У него еле хватило сил выйти из транса. Тело ныло, словно всю сознательную жизнь ментал работал шпалой на оживлённой железнодорожной ветке. Трайд полежал немного, не открывая глаз, чередуя глубокие мерные вдохи и выдохи, потом заставил себя подняться и добрести до ванной. Ледяная вода мигом выбила из тела остатки потусторонних ощущений, и оно тут же запросилось под тёплое одеяло, пообещав исправиться и вести себя прилично. Хорошо бы ещё перекусить, поднять уровень глюкозы в крови, да хоть шоколадку какую зажевать, но ползти на первый этаж в кухню.... Ну их, такие подвиги. Лучше подушки может быть только подушка с одеялом, а до завтрака не так уж и далеко....
        За окном робко прочищали горло первые утренние птицы.
        Тайрел проснулся на рассвете - внезапно, точно его толкнули в бок, а затем с размаху огрели подушкой по голове. Во рту было сухо как в пустыне, вдобавок присутствовал мерзкий привкус, будто он всю ночь напролёт усердно жевал анисовую жвачку. Простыня, под которой он спал, промокла от пота, голова была тяжёлой, перед глазами плавали разноцветные круги. Тайрел сел в постели, с усилием протерев глаза. Не сразу, но он понял, что затопившая комнату серая мгла - не продолжение ужасно занудного сновидения, а рассветные сумерки. Он прислушался: всё тихо. В доме все спят, в дверь никто не стучится, даже ветер не свистит в кронах деревьев, безжалостно срывая беззащитную листву, отяжелевшую от ночного дождя.
        А главное - почти забытое, непривычное ощущение свободы. Свободы себя. Никто не стоит за спиной, не давит в затылке, ворочаясь тяжёлым комом в глубинах сознания, не норовит исподтишка занять твоё место и наворотить такого, что старые друзья только за голову хватаются (а порой и за меч), а любимая девушка нервничает и готова хоть с Сержем под ручку прогуляться, лишь бы не смотреть тебе в глаза...
        Он спустил ноги с кровати, нашарил ногой один тапок - правый. Левый почему-то не нашёлся, и Тайрел пошел к окну босиком.
        Занимался рассвет. Недавний дождь оставил на траве и деревьях мириады звонких капель, чуткие лесные птицы пробовали голос, предчувствуя дневную жару.
        Он открыл окно и опасно свесился вниз, жадно глотая прохладный ещё, не дневной, но уже и не ночной, воздух. Этого ему показалось мало: хотелось целиком окунуться в серебристую муть рассвета, полной грудью пить эту мглистую свежесть, пробежаться босиком по лесу, не обращая внимания на колкие сучки и камни; всей душой почувствовать, какая это радость - просто быть живым - целиком!..
        Тихо скрипнуло окно. Еле заметно вздрогнули заросли у дома, обрушив на влажную чёрную землю водопад дождевых капель.
        Всё стихло.
        - Вот и не сбылись твои мрачные пророчества! - шепнул Серж Лексу, умилённо наблюдая, как Тайрел, непривычно, почти забыто лёгкий и весёлый, пытается ухаживать за Аини. - Всё прекрасно, Трайд молодец, правда?
        - Молодец, - согласился Лекс. Несмотря на то, что Тайрелу однозначно полегчало, Одинокого Волка продолжали мучить сомнения. Ну не бывает так, чтобы всё было плохо, плохо, а потом вдруг раз - и за одну ночь исправилось. Не те нынче законы жанра в действии. Однако сомнения эти были не столь велики, чтобы испортить такое прекрасное утро своими мрачными пророчествами, поэтому он только покивал в ответ на сержевы разглагольствования и занялся своим завтраком.
        Трайд явился позже всех, здорово смахивая на одинокого несчастного призрака - объект Тайреловских несбыточных мечтаний.
        - Трайд, что с тобой? - испугалась Майя при виде "юноши бледного со взором горящим", на полусогнутых вползающего в кухню. Пресловутый "горящий взор" гармонично дополнялся мешками под глазами изысканных лиловых тонов, да и алкал, скорее, хорошего плотного завтрака, а не высокого вдохновения.
        - Всё в порядке, - заверила потрёпанная жертва собственных талантов, - просто устал этой ночью. Ничего, сейчас что-нибудь съем и подобрею.
        - Все глаза проглядел, да, Трайд? - насмешливо спросил "объект изучения", то бишь, Тайрел.
        - Ты из меня душу вынул, - по секрету признался ментал, - никогда бы не подумал, что ты настолько скрытный.
        - Узнал что-нибудь интересное? - Серж изнывал от любопытства. - Ты давай рассказывай, не тяни. Подумать только, сейчас мы имеем уникальный шанс доподлинно выяснить, с каким чудовищем жили всё это время бок о бок!
        - Насчёт чудовища - это ещё большой вопрос, - сердито сказала Майя. - Серж, как тебе не стыдно! Дай хоть человеку поесть!
        - Дам, - вздохнул Серж. Ему, в самом деле, стало стыдно. Но Трайд отрицательно покачал головой:
        - Дело не в завтраке. Видишь ли, Серж, я узнал настолько специфические вещи, что просто не имею морального права их разглашать без разрешения Тайрела. Так что я сначала поговорю с ним, а уж он пусть сам решает, что говорить, кому и в каких пределах.
        - Спасибо, - серьёзно сказал Тайрел. Честно говоря, он не ожидал от Трайда такой щепетильности. В последние дни бедного горца просто замучили напоминаниями, что его драгоценное здоровье не его личное дело, а всеобщее достояние. И тут же злорадно улыбнулся Сержу:
        - Понял? Не будет тебе никаких откровений о моих тайных стремлениях, и не мечтай!
        - Не очень-то и хотелось, - усмехнулся тот. - Знаешь, Тайрел, за эти дни ты так достал меня своими закидонами, что я готов заранее утешиться полным своим устранением от деталей этой истории, лишь бы точно знать, что это безобразие прекратилось.
        - Надеюсь, что прекратилось, - задумчиво сказал Трайд, - но утверждать не могу. Что началось один раз, может начаться и вновь, тут уж ничего не попишешь. Тайрел, заходи после завтрака в лабораторию, поговорим.
        - Новости странные, - сразу предупредил ментал, пропуская Тайрела в помещение. - Ты садись куда-нибудь, а я тебе расскажу, что было. Только ты, пожалуйста, выслушай всё сразу и не перебивай, потому что мне придётся переводить на язык слов совершенно не предназначенные для этого вещи....
        Заинтригованный оригинальным вступлением, Тайрел послушно примостился на ближайший стул и приготовился слушать. По мере изложения у него не раз возникали вопросы, но он, как и просил Трайд, помалкивал. Сообщение же про какую-то загадочную "нить", на которой некий мерзавец держал его и управлял его действиями, заставляя совершать глупости, возмутило его до крайности.
        - Найду - прибью! - агрессивно заявил Тайрел, плохо представляя, впрочем, как собирается исполнять свою угрозу. Трайд покачал головой. Видимо, и он сомневался в осуществимости этой затеи.
        - Рассказывать всем или не рассказывать, - это, конечно, твоё личное дело, - под конец сказал ментал. - Но ответь мне, пожалуйста, на один вопрос, можно?
        - Разумеется, хоть на два, - рассеянно отозвался Тайрел, прикидывая, как напасть на след этого загадочного "похитителя душ".
        - Твоё предположение: что это за сила, которая держала тебя на поводке?
        - Сущий, - брякнул Тайрел и тут же прикусил язык. Ну вот, опять проболтался, а главное, непонятно, в чём проболтался. Хоть бы знать, что это вообще такое - Сущий, и почему оно всё время лезет на язык, вовремя и не вовремя? Почему-то, в основном, не вовремя.
        Придётся выкручиваться.
        - Сущий? - Трайд неподдельно удивился. - Кто это? Или - что это?
        - Что? - Тайрел срочно начал косить под дурачка.
        - Сущий.
        - Понятия не имею. Откуда ты это взял?
        - Только что услышал из твоих уст, - усмехнулся Трайд.
        -Правда? - очень натурально удивился Тайрел. - Ну, тогда не знаю. Остаток полночного бреда?
        По виду не скажешь, поверил ли ментал в такую откровенную ложь, но расспрашивать, по крайней мере, перестал. Тайрел неловко заёрзал на месте:
        - Трайд, ты не рассказывай никому ничего, хорошо? И я подожду пока с откровениями. Обдумаю там, всякое такое, - Тайрел очень старался вести себя естественно, но ему не очень-то это удавалось. Но Трайд придираться не стал.
        - Смотри сам, - сказал он. - Только имей в виду: всё, что я говорил на кухне - не пустые слова. Тот, кто поймал тебя один раз, может поймать снова. Так что отслеживай свои состояния. Если что - обращайся.
        - Хорошо, - автоматически пообещал Тайрел.
        Никому ничего рассказывать он не стал.
        * * *
        С утра не заладилось: погода разбушевалась не на шутку, начался сильный шторм, и все планы, требовавшие выходить на улицу, пришлось отложить. За окном небо рушилось на землю, щедро поливая всё вокруг, отмывая листву от песка и пыли, упругие порывы ветра выбивали из стёкол гудящие низкие ноты, а маги скучали. Маялись, досадуя, что все планы летят кувырком, поругивали подгадившую им погоду, но в глубине души, пожалуй, были довольны, что мерное течение бесконечных жарких дней разбавилось показательным буйством стихии. Лекс увёл печалившихся сестричек в библиотеку и там что-то упоённо им рассказывал, поражая своих прекрасных слушательниц отрешённо-одухотворённым выражением лица. Этим он сейчас удивительно походил на собственного Магистра, счастье, что близняшки не были знакомы с этой выдающейся личностью, и страшная тайна Лекса осталась неразгаданной.
        Впрочем, кое-кому было абсолютно всё равно, какая на улице погода: Трайд опять с утра заперся у себя в лаборатории и что-то там мудрил с шипами, не реагируя на внешние раздражители, а Эрика с Сержем что-то тихо обсуждали, склонившись над распечатками с сайта.
        Без дела остались только Аини и Тайрел, причём последний мучился больше всех. С тех пор, как Трайд разорвал некий непостижимый "поводок", на котором какая-то неведомая сущность его, Тайрела, держала, горец вообще не мог уснуть.
        Стоило ему лишь на миг прикрыть глаза, как к его услугам собирались самые качественные ужастики со всей обитаемой Вселенной. Иногда вместо ужастиков пыталось привидеться давешнее кладбище - до боли знакомое, обжитое и уже почти родное. С эстетической точки зрения оно явно выигрывало у кошмаров, но вместе с ним приходило и тошнотворное ощущение чужой злой воли, которому ему нечего было противопоставить... печально знакомое и оттого вдвое противное. К счастью - весьма сомнительному, конечно, - сие дивное зрелище мерещилось, как правило, недолго и быстро сменялось очередной жуткой мордой. Устав с воплем выскакивать из-под одеяла, Тайрел отказался от экспериментов и теперь сидел за компьютером или бродил по дому, душераздирающе зевал, орал на Трайда... но не спал.
        Вся эта радость продолжалась уже больше двух суток, и единственное, что Тайрел уяснил твёрдо: засыпать ему ни в коем случае нельзя. Сдуру или от избытка болезненной гордости, он не удосужился поделиться своими переживаниями с коллегами - даже с Лексом, даже с Аини, - и те ломали головы, не понимая, почему это нормальный, зверски уставший молодой человек хочет спать, но всеми силами избегает собственной постели. На все расспросы огненный маг отвечал рычанием, а иногда - метким (или не очень...) броском чего-нибудь тяжёлого, так что, в конце концов, от него оступились и махнули рукой: хочет, - пусть мучается.
        - К вечеру дождь закончится, - сообщила Аини, глядя в окно. Дождь - это не так плохо, но только когда он продолжается недолго: тогда земля омывается, всё вокруг дышит свежестью и желанием жить... и бегать под дождём. Аини хихикнула, представив себе всеобщую беготню под струями тропического ливня. Мда-а, как говориться, приплыли.
        - С ума сойти, какая радость, - печально огрызнулся Тайрел. Он стоял у камина, почему-то босиком, но в своём знаменитом чёрном плаще, и перебирал пыльные побрякушки, невесть какими путями пробравшиеся на каминную полку. Аини подняла на него смеющийся взгляд:
        - Ты что-то имеешь против? Давай тогда прогуляемся под дождём, побегаем наперегонки по лужам...
        - Ещё лучше...
        - А что? - задорно поддела она, - боишься намокнуть?
        - Представь себе, я предпочитаю быть сухим и не простуженным, - буркнул он. Сегодня его всё раздражало. Даже радость Аини по поводу ливня казалась ему наигранной и неуместной.
        Девушка оставила в покое окно, подошла к нему, положила ему руку на плечо.
        - Что с тобой? - тихо спросила она. - Ты сам на себя не похож. Что-то случилось?
        Покорённый её нежностью, Тайрел готов был сдаться, но... проклятое воспитание не позволяло ему вот так просто сознаться в своей слабости даме. Поэтому он упрямо стиснул зубы и выдавил фальшивую улыбку:
        - Всё под контролем, Аини, не волнуйся, - слова давались с трудом. - Я сам способен справиться со своими пробл... э-э, то есть, мелкими неприятностями.
        Аини вздохнула: значит, проблемы всё-таки есть, но он продолжает изображать из себя двужильного и неуязвимого. Эх, если б только Тайрел не был таким упрямым и принципиальным... А сама она? Как бы поступила она в подобной ситуации? Ведь во многом они с Тайрелом похожи до ужаса. Она, как и он, ненавидела проявления собственной слабости и сделала бы все, лишь бы остаться на высоте. Но Тайрел явно на пределе, значит, ему необходимо помочь и желательно так, чтобы он этого не заметил... Сложно.
        - Трайд говорил... - начала она и не договорила: Тайрел скривился и огрызнулся:
        - Не произноси при мне этого имени!
        Аини вздохнула и отступилась. Таким, как сейчас, Тайрел ей не нравился. Она даже побаивалась его немного, в чём не всегда признавалась и себе, не то, что друзьям. Но, вместо того, чтобы объясниться начистоту, почему-то пряталась за Лекса, а Тайрел, не понимая её маневров, мрачнел всё больше и больше.
        Так и не придумав, что ему еще сказать, она вышла из зала. Тайрел с тоской посмотрел ей вслед, но промолчал.
        * * *
        Дано: в каминном зале - хмурый Тайрел, в техническом - Эрика, в гостиной близняшки с Сержем играют в догонялки, за окном дождь, а комната надоела. Вопрос: куда пойти и чем заняться? Ответ: на кухню... и чем-нибудь.
        На кухне обнаружился Лекс: очевидно, его тоже мучил вечный вопрос "что делать?". Одинокий Волк стоял у окна, скрестив руки на груди, недвижим, как сонный сфинкс, смеживший веки на краю великой африканской пустыни. Он смотрел на дождь, он наслаждался дождём, он медитировал под звуки молотящих в окно и по листьям струй, и девушка запнулась на пороге, внезапно почувствовав неловкость - так, будто застала его в какой-то чрезвычайно личный, интимный момент, не терпящий посторонних взглядов. Она даже сделала шаг назад, но Лекс услышал и обернулся, улыбкой и жестом приглашая её войти.
        За стеной особенно громко взвизгнула Джессика, и всё общество следом зашлось смехом. Улыбнулись и Аини с Лексом, услышав весёлую возню.
        - Медитируешь на дождь? - спросила она, всё ещё чувствуя себя немного скованно.
        - Нет. Просто смотрю, - он мельком глянул в окно. Гомон стал громче, - видимо, общество переместилось в коридор. - Завораживает. Знаешь, в мире есть две вещи, на которые можно смотреть бесконечно долго: текущая вода и огонь.
        - И чужая работа, - добавил Серж из коридора. - Лучшее место для наслаждения - созерцать пожарных за работой. А чего это вы расфилософствовались? - добавил он, просунув голову в кухню.
        - Не в догонялки же нам играть, - усмехнулся Лекс.
        - А почему бы и нет? - рядом с Сержем появилась ещё одна растрёпанная голова, на этот раз - Джессики. - Присоединяйтесь! - от всей души предложила она. - Лекс, ты будешь просто бесподобен, удирая от Сержа вверх по лестнице вприпрыжку.
        - Сомневаюсь, - сухо заметил Лекс. - Как там Трайд, не знаете? Что-то он совсем завяз с этими шипами, надо бы хоть узнать, не нужна ли ему помощь.
        - Здесь я, - сам за себя ответил Трайд, заходя в кухню, - и помощь мне абсолютно не нужна, я почти закончил, хотя за предложение спасибо. Думаю, к вечеру управлюсь. Аини, ты грустишь? Почему? Не любишь дождь?
        - Абсолютно нечем заняться, - посетовала она. - Сил нет заниматься делом, а бездельничать уже невмоготу. И Тайрел бродит, как дух неприкаянный. Трайд, что ты с ним сделал?
        - Что сделал, о том он сам знает, - непонятно ответил ментал, ставя на огонь чайник и приступая к манипуляциям с пищепроводом. Магической плитой студенты пользовались редко, только если готовили чай или кофе, или у кого-нибудь внезапно просыпалась тяга к кулинарным экспериментам. - К его бессоннице, как мне думается, это имеет минимальное отношение. Впрочем, если ты так беспокоишься, могу приготовить снотворное.
        - И он опять уснёт на неделю, - подсказал Серж. - Приготовь непременно. Без шуток, Трайд, на Тариэла невозможно смотреть без слёз о своёй загубленной жизни: такое чудовище ежедневно лицезреть - бр-р!
        Трайд не ответил. Привычной рукой отмеряя в заварочный чайничек травы, он бросал за окно задумчивые взгляды, но не дождь занимал его мысли.
        Тариэл.
        На миг мелькнула кощунственная мысль: может, зря он разорвал связь между ним и Сущим? - но ментал тут же отогнал её, как безнадёжно глупую. Не зря и, скорее, слишком поздно, чем рано. Что бы он ни говорил Аини, а нынешняя бессонница Тариэла имеет такое же отношение к тому загадочному "поводку", как и его периодические исчезновения. То, что сейчас испытывает Тариэл, похоже... чёрт знает на что оно похоже! Тайрел молчит, - ошеломлённый и сбитый с толку вываленной на него информацией, тогда он раскололся, выдавил одно-единственное словечко - Сущий, - и тут же закрылся. Так схлопывается раковина двустворчатого моллюска при первом намёке на опасность... А Трайду позарез нужно было узнать, что снилось ему в те злополучные двое суток, когда вся команда отбивалась от монстров и обыскивала каждый кустик в округе в надежде отыскать пропавшего парня. Ведь снилось же, не зря Аини с ним два часа секретничала! И потом, позже, когда он исчезал и возвращался или просыпался непривычно хмурый и не в себе.... И что ему пытается сниться сейчас? - Трайд был уверен, что всё дело во снах, ведь не будет же нормальный
человек третьи сутки сидеть, не сомкнув глаз, и уверять, что совершенно не хочет спать, - хочет, ещё как хочет! Не здесь ли замешан этот загадочный Сущий, помянутый Тариэлом в порыве секундной откровенности, о которой горец наверняка уже сто раз пожалел? И, в конце концов, связаны ли напрямую перерезанный "поводок" и его бессонница, или это звенья одной цепи, но стоят они не рядом? Вопросы, вопросы....
        - О чём задумался, Трайд? - голос Лекса вырвал его из пучин суматошных размышлений. Ментал пожал плечами, мол, так, обо всём понемножку. Приподнял крышку чайничка, и к потолку тотчас же поднялось облако душистого пара. Удовлетворившись качеством содержимого, Трайд процедил ароматный настой сквозь мелкое ситечко и подал Лексу стакан, наполненный горячей бледно-зелёной жидкостью.
        - Лекс, пожалуйста, уговори Тариэла это выпить. Боюсь, ни у кого другого он ничего из рук не возьмёт, чего доброго, решит, что мы отравить его собираемся.
        Лекс молча взял стакан.
        - Что это? - подозрительно уточнила Аини.
        - Просто травяной чай. Успокаивает, расслабляет, умиротворяет.
        - Лучше б ты ему снотворного туда подсыпал, - с тоской сказала она.
        - Будет тебе и снотворное, его ещё приготовить надо. В каком виде ты собираешься его Тариэлу дать?
        - Ну, не знаю.... Скормить ему какое-нибудь пирожное со снотворным...
        ...Снотворное добавили в пирожные с розовым кремом и разложили на тарелке вперемешку с шоколадными. Серж, сам не слишком большой любитель розового крема, не смог удержаться от критического замечания:
        - А если он примется за шоколадные, скажет, что с розовым кремом вообще не ест, не любит, или с ним происходит что-то ещё: от розовых пирожных у него бывает изжога, уши сворачиваются в трубочку и происходит разжижение мозгов, что тогда?
        - Будет есть, что дадут! - мрачно пообещала Аини, которую за этот бесконечный тупой день всё достало до последней степени. После отвара, который Лекс каким-то чудом умудрился в него влить, Тайрелу действительно несколько полегчало, но красные с недосыпу глаза, нервно дрожащие руки и нарушение координации движений вряд ли могли считаться признаком здоровья. - И в первую очередь - розовые пирожные!
        Тайрел печально изучил накрытый к ужину стол.
        - Я не хочу кушать, - грустно сказал он, - я хочу спать. И не могу, чтоб тебе, Трайд, пусто было. О, яду мне, яду...
        - Плагиатор из тебя хреновый, - признал Серж. - Кстати, взгляни на эти замечательные розовые пирожные. Трайд как раз засыпал в них чудесный яд, тебе понравится!
        - Серж, я не хочу пирожных! Я хочу спать!
        - Так иди и спи.
        - Не могу.
        - Тогда скушай пирожное.
        - Я не люблю сладкое. Вот если бы Трайд догадался посыпать ядом...
        - Шашлыки, - подсказал Серж. - Гениальная идея. Действительно, какая жалость, что мы не догадались!
        - За шашлыки убью, - пригрозил Тайрел. - Сколько раз уже просил не трогать моё любимое блюдо! - он сладко зевнул и прислонился к косяку, нежно обхватив его руками.
        - Может, тебе колыбельную спеть? - задумчиво предложила Аини.
        - Я не хочу колыбельную. Я хочу ядууууу... - длинное "ууууууу" перешло в рекордный по мощности зевок, чуть не вывихнувший Тайрелу челюсть. Когда неимоверным усилием горец сумел всё же захлопнуть рот, вместе с ним как-то сами собой закрылись и глаза, и парень тихонечко сполз на пол.
        - Спёкся, - констатировал Серж. - Лекс, давай отволочём эти бренные останки в комнату, пока никто не споткнулся.
        - Он уснул, что ли? - недоверчиво уточнила Аини.
        - Ну. Какая досада, такие пирожные зря пропали....
        - Почему это пропали?
        - Ну не есть же их теперь, со снотворным-то!
        Тайрелу повезло: Майя сжалилась и левитировала его в комнату, так что Лексу с Сержем, вызвавшимся в сопровождение, оставалось только следить, чтобы крепко спящий маг не стукнулся макушкой о какую-нибудь приблудную стенку. Серж не особенно церемонился, направляя полёт, но умаявшийся парень так и не проснулся.
        Аини проследила за укладыванием его в постельку и даже, умиляясь виду сладко сопящего Тайрела, лично укутала его одеялом. Она даже не особо старалась не шуметь: умученного мага сейчас не поднял бы даже строгий приказ его Магистра Фархада.
        Так что задуманная вечеринка всё же состоялась, хоть и без Тайрела, но общему веселью это нисколько не помешало. Правда, куда деть розовые пирожные, никто так и не придумал.
        Магистр Японской школы давно думал, что разучился удивляться. Тем более он был уверен, что старые друзья его ничем удивить не могут... Оказалось, ошибался.
        - Здравствуй, Япон-сан! - голос в телефонной трубке был знаком до боли.
        - Искандер... я не Япон-сан, у меня есть имя. И если ты за столько лет так и не смог его запомнить - тебе надо тренировать память!
        - Ладно, я шучу. Слушай, скажи мне одну вещь. Что бы ты сделал... или что должен делать человек, который понимает, что представляет огромную опасность для окружающих - но не в состоянии с ней справиться?
        - А другие могут помочь? - невозмутимо уточнил японец.
        - Нет. Никто не может.
        - Тогда, вероятно, харакири. Самоубийство, то бишь.
        - Спасибо, ты мне помог, - в трубке раздались гудки, а Магистр Японской школы не на шутку удивился, потому что было в голосе Магистра Египетской школы Искандера что-то такое...
        За столом маги повеселели и разговорились. Тайрел спасён, уложен спать, - чего же ещё желать? Разве что ещё чашечку чая, ломтик восхитительного десерта, добытого из недр безотказного магического шкафа... да ещё, пожалуй, немного информации.
        - Трайд, как поживают твои шипы?
        - Я закончил, не волнуйся, - усмехнулся ментал. - Вот они, смотрите.
        Он отодвинул чашку и выложил на чистую тряпицу восемь длинных чёрных шипов. Даже сейчас, отделённые от Дерева, они лоснились от яда, - хищные, изящные, зачаровывающие...
        - Трайд, ты бы не клал всякую гадость на стол, - поморщилась Эрика.
        - Не беспокойся, они безопасные и кое в чём даже полезные. Яда на них уже нет, это просто кора блестит. Они очень гладкие.
        - Можно потрогать? - влезла Джессика.
        - Можно, но попозже. Давай я сначала расскажу.
        Чёрное Дерево - пример удивительного приспособления магического создания к различным способам питания. На его примере мы имеем замечательный образец крайней специализации в выборе пищи и вместе с тем разноуровневость этой специализации, позволяющей Дереву гарантированно иметь питание. Оно имеет разветвлённую корневую систему, а надземная часть способна прятаться в песок или выбираться на поверхность. В случае опасности оно прячется, а когда проголодается, выбирается и приступает к охоте. Голодное Дерево издаёт эманации, вызывающие у подходящей жертвы ощущение невыразимой привлекательности этого растения и страстное желание коснуться его шипов. За один раз оно может поймать только одну добычу, поэтому Джессика, увидевшая его раньше, попалась, а подоспевший Тайрел - нет. Питается Дерево очень своеобразно: одновременно материальной пищей и энергией. Яд вызывает у жертвы изменение сознания, галлюцинации, бред и прочее, а так же действует как внешний пищеварительный фермент. Пока добыча галлюцинирует, Дерево поглощает её эманации, а потом из земли высовываются ловчие корни и затягивают жертву вглубь
почвы, где неспешно поглощают без остатка. Джессика сразу потеряла сознание и таким образом отсрочила момент поедания, так как её эмоции и ощущения стали для Дерева недоступны. Не насытившись нематериальной пищей, Дерево не способно усвоить материальную. А на Майю оно напало, скорее всего, потому, что она по своим вибрациям очень схожа с Джессикой, ведь вы близняшки, - он кратко улыбнулся смутившимся сестричкам и продолжил: - то есть, Чёрное Дерево решило, что Майя - часть Джессики, почему-то избегнувшая трансформации. А самое главное - это вкусовые предпочтения Дерева! - Трайд внимательно посмотрел на коллег.
        - Что, оно питается только магами? - прыснул Серж.
        - Нет. Оно питается исключительно психически здоровыми людьми. Я точно не знаю, почему, может, на сумасшедших не действует яд, или их галлюцинации невкусные, но оно их не ест. И самое важное, что оно способствует сохранению рассудка у своих потенциальных жертв. Для этого достаточно постоянно иметь контакт с какой-либо частью Чёрного Дерева.
        - Ты хочешь сказать, что эти шипы?.. - Эрика не договорила и изумлённо уставилась на бывшие столовые приборы хищной флоры.
        - Именно. Если мы наденем эти шипы и будем носить их, не снимая, то Безумие Магов нам не грозит!
        - Давайте организуем Орден Шипа! - засмеялась Аини. - А Джессику назначим Великим Магистром.
        - А Тайрел спит, - вспомнила Майя.
        - Ничего, не вечно же он будет спать, - отмахнулся Серж. - Если мы сейчас его разбудим только для того, чтобы вручить шип, он нас не поймёт. Ещё и объяснений потребует. Ну его, пусть спит и не пугает нас своей хмурой рожей.
        - Сведения достоверные? - Эрика уже опомнилась от изумления и тут же вспомнила о технике безопасности.
        - Самые что ни на есть, - заверил ментал.
        - Трайд, ты молодец, - серьёзно сказал Лекс. - Спасибо, что так быстро проделал огромную работу. А профилактика Безумия - вообще бесценная вещь. Предлагаю сейчас и надеть эти шипы и не снимать их ни в коем случае.
        - Они, конечно, великоваты, - виновато сказал Трайд, словно сам нарочно увеличил шипы до непотребных размеров, - но мне что-то не хочется рисковать. Смотрите, основание у них довольно широкое. Его, наверное, можно просверлить или проколоть и продеть шнурок.
        - А купаться как? Он не испортится? - пискнула Джессика.
        - Думаю, не испортится. Но, если вдруг так случится, у меня есть ещё несколько штук. Тариэл нарвал их с избытком. Кстати, Лекс, вам с Тайрелом тоже огромное спасибо. Если бы не вы, мы бы и не знали о такой великолепной защите.
        - Это всё Тайрел, - честно сказал Лекс. Чужие лавры ему были ни к чему. - Это он вбил себе в голову, что ему непременно надо отыскать Чёрное Дерево, а я всего лишь не хотел отпускать его одного.
        - Всё равно, если бы не ты, вряд ли бы он вообще вернулся после встречи с Деревом.
        Потом, разобравшись с шипами, они очень мило посидели, радостные, что с Тайрелом, наконец-то, всё в порядке, и полные радужных надежд на остаток практики. Чернильно-чёрная любопытная ночь заглядывала в окна, подсвечивая себе фонарём луны, и наверное, им обеим было чертовски завидно, что они не могут присоединиться к этой весёлой компании: сесть рядышком за стол, залихватски тяпнуть стаканчик-другой молочного коктейля и рассказать пару небылиц, наградой за которые им будут восхищённые взгляды слушателей...
        Тихий океан - там, вдали, за окном... ласковый, спокойный - и коварный. Колдовская, загадочная лунная ночь...
        Тайрел распахнул дверь и ступил в слабый свет восходившей луны. Посмотрел в усеянное звездами небо. Прохладный ветерок шевелил волосы.
        "...Ну вот и пришло время..."
        Легкое ощущение смутной тоски незаметно растворилось, и он уже не помнил, о чем жалел. Что ж, тем лучше... Пора.
        ...И опять - осеннее безмолвие пыльной дороги, тяжелая кованая ограда кладбища...
        Оно ждет. Ждет давно, и на этот раз - дождется. Тайрел это знал. И сейчас рядом не будет Аини, чтобы сказать, что при свете дня кошмары уходят...
        ...Сон разума рождает чудовищ, и призраки, рожденные в ночи, ничто по сравнению с приходящими днем...
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        ...Шел дождь. Тяжелые капли хлестали по зеленым ладоням листьев, ручейками скатывались по шершавым стволам.... Дождь молотил в стекла короткими очередями, иногда стихая, поддразнивая обманчиво голубеющим небом, переходил в морось и снова обрушивался ливнем....
        Голова казалась тяжелой и пустой; в области затылка вспухло горячее облако, оно глушило мысли, отгораживая сознание липкой ватной стеной....
        Он сжал виски ладонями. Когда, наконец, кончится этот проклятый дождь? Что-то происходит - и с ним, и с внешним миром.... Черт, мысли - словно тяжелые сонные рыбины в слишком маленьком.... или, наоборот, слишком большом аквариуме.... Все какое-то перевернутое.... Вчера ему удалось зажечь свечу взглядом. Скоро он сможет... черт, как болит голова.... Вот опять это лицо. Его надо бояться... или наоборот?
        Убить?.. Кто вторгается в мои сны? Упасть бы лицом в подушку... забыться... но нельзя, нельзя.... Там оно.... Не-ет, вот оно, здесь.... Почему я бегу от него? Ведь оно научило меня зажигать свечу?.. Плевать на свечу, я и так ее зажгу, зажигалкой. От него болит голова.... Или оно прогоняет боль? Не понимаю.... Звонок в дверь. Оставьте, оставьте меня все! Нет меня, я болен, уехал, умер... скоро умру.... Ну ладно, открою.... Нет, нельзя открывать. Оно против. Я вижу лицо. Кто это? Оно или тот, кто стоит за дверью? Кого надо бояться? Не стучи, я уже открываю.... Здравствуй....
        Стоящий на пороге пожилой мужчина в неброском коричневом плаще ласково коснулся лба измученного парня.
        - Все будет хорошо, -- мягко, с улыбкой сказал он. -- Все уже хорошо.
        ...Нет, не все.... Не уже.... Да, ты прав.... Боль, проклятая боль, она уходит.... Ты помог мне, ты - друг. Но ты не знаешь.... Оно, оно здесь, рядом, во мне, в тебе, в стенах!.. Оно здесь! Бойся.... Засыпаю....
        Два молодых мага помогли Мастеру поднять бесчувственное тело программиста и отнести вниз, к машине. Девушка за рулем подняла голову им навстречу:
        - Еще один? -- с горечью спросила она.
        Мастер устроил парня на заднем сиденье и махнул девушке рукой:
        - Езжай, Лила. Мы еще немного поработаем.
        Проводив машину взглядом, Мастер с помощниками поднялись на второй этаж и опечатали опустевшую квартиру.
        - Все чаще и чаще, -- пробормотал один из молодых магов.
        Мастер окинул его цепким взглядом:
        - Держитесь, ребята. Сейчас на нас вся надежда.
        - Последняя... -- обронил второй и расправил плечи: -- Справимся, Мастер. Не можем не справиться.
        ГЛАВА 21
        Когда маги, потягиваясь, потихонечку начали выползать с кухни, намереваясь придавить часок-другой в своих постелях, дверь в комнату Тайрела почему-то оказалась открытой настежь, а самого мага и след простыл.
        - Та-ак. Это уже становится традицией, - протянул Серж очень нехорошим тоном. - Ну, уж нет, на этот раз я за ним не пойду. Сам прибежит как миленький, не сегодня, так завтра.
        - Но это действительно странно, - сказала Аини, - он же только что уснул, с чего ему уходить?
        - Может, в лунные ночи он страдает лирической ипохондрией... и вышел посмотреть на луну.
        - Раньше-то не страдал. Вот чёрт!
        - Шайтан! - грустно подтвердил с камина зелёный попугай. Аини покосилась на него так, словно именно птица была виновата в очередном исчезновении Тайрела.
        - Вы как хотите, а я тоже пойду... прогуляюсь, - она решительно направилась к дверям.
        - Погоди, я с тобой.
        Лекс лишь на минуту заглянул к себе в комнату - захватить меч - и вместе с девушкой вышел из дома.
        - И чего их понесло? - спросил Серж у попугая. - Ясно же, что ни черта они не найдут, первый раз, что ли? Хм, забавно, по моим рассуждениям выходит, что Тайрел наш - чёрт....
        Надо сказать, эта же умная мысль пришла в голову и Аини с Лексом, благо печальный опыт ночных поисков у них уже имелся. Но зачем-то они всё-таки прошли несколько метров по дорожке к лесу, точно и впрямь надеялись обнаружить неподалёку крепко спящего мага, предпочётшего в эту прекрасную ночь сон на свежем воздухе.
        Аини нервничала. Надо было остаться с Тайрелом, мысленно ругала она себя. Не зря, ох, не зря он так не хотел засыпать....
        Дурные предчувствия с каждым шагом всё крепли и крепли.
        Следующая встреча показала, что не ошиблись оба: ни дурное предчувствие, ни Лекс, предусмотрительно захвативший с собой меч. Только что вокруг разливалась чудесная летняя ночь, всё было тихо и спокойно, и вдруг, откуда ни возьмись, с двух сторон на прогуливающихся магов бросились какие-то тени, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся странными созданиями, походившими на василисков ростом Аини по плечо и отличавшимися ярко выраженной агрессивностью. Лекс не подвел: Аини не успела создать и первый огненный шар, как он с разворота мечом достал обеих тварей. Существа, даже не вскрикнув на прощание, истаяли серебристым дымком, наглядно доказав, что ничем и никем живым здесь не пахло изначально. Так, чистой воды наваждение.
        - Нам лучше вернуться, - спокойно сказал Лекс, опуская меч. - Полагаю, дальше будет хуже, а я, при всём желании, не сумею истребить всё монстроподобное население этого острова.
        - Чем дальше в лес, тем больше монстров, - мрачно пошутила Аини, хотя ей меньше всего в этот момент хотелось смеяться. - Ты прав. Надеюсь, Тайрелом они подавятся...
        Однако, вопреки собственным словам, - а может, поддавшись тайным надеждам, она осталась стоять на месте, и Лексу пришлось, положив ей руку на плечо, мягко развернуть её в обратном направлении.
        - Пойдём, - сказал он, - здесь нам делать нечего.
        Они вернулись в дом и как раз застали Трайда с неразлучной троицей возле распахнутой настежь двери в комнату Тайрела. На кухне гремела посудой Эрика, - наверное, прибирала со стола. Застрявшие в коридоре маги отнюдь не выглядели хоть сколько-нибудь взволнованными, кое-кто откровенно зевал, но при виде Аини с Лексом, с хмурыми лицами заходящих в дом, мигом приободрились и тоже постарались принять серьёзный вид.
        - Какие новости? - бодренько осведомился Серж.
        - Неутешительные, - жёстко ответил Лекс. - В лесу опять завелись монстры.
        Зевки и перешёптывания мигом прекратились: студенты ошеломлённо переваривали новость. Джессика одарила Лекса особенно умоляющим взглядом, точно надеялась, что он сейчас улыбнётся и признается, что пошутил, а Тайрел вышел набрать цветочков на ближайшей полянке и вот-вот вернётся с букетом. Зато Серж вдруг со всей дури грохнул башкой о стену и взвыл:
        - Как он мне надоел, Великое Небо, ну как он мне надоел! Вот же гад, знает, что мы все устали, но всё равно дня без приключений прожить не может, опять во что-то вляпался! Ну, неужели трудно было признаться: вот, мол, со мной не так то-то и то-то, шарахните меня по башке, чтобы я выздоровел. Скотина такая, найду, своими руками придушу, уши оборву и сожрать заставлю! И не смотри так на меня, Аини, твой драгоценный Тайрел у меня уже в печёнках сидит со своими бесконечными загулами! - он схватился за голову и побрёл прочь, в свою комнату, на ходу на все лады причитая "ну как он меня достал, этот придурок!". Джессика задумчиво проводила его взглядом и повернулась к Аини, выражение лица которой не сулило ничего хорошего.
        - Не обижайся на него, пожалуйста, - попросила она, - он понимает, что тебе сейчас тяжело, просто устал, вот и наговорил гадостей.
        Аини отвернулась. "Я не нуждаюсь в утешениях", рычал внутренний голос, но умом она понимала, что нуждается, ох, как нуждается. Но не в детском "всё будет хорошо", а в конкретном и чётком объяснении, что теперь делать. И если никто знает, то она решит сама - и горе тем, кто встанет у нее на пути...
        Из кухни на шум вышла Эрика. Новость об очередной пропаже Тайрела и вновь объявившихся монстрах она выслушала прямо-таки со стоическим спокойствием, только вздохнула, - как показалось Джессике, с откровенной досадой, - и сказала:
        - Что ж, с утра начнём поиски.
        С утра яркое весёлое солнце и птичий гомон немного разогнали всеобщую хандру. При свете дня самые большие неприятности перестают быть такими глобальными, а страхи съёживаются и прячутся в тень, в самый дальний уголок подсознания, чтобы с наступлением сумерек вновь обрести силу и вылезти наружу, пугая хозяев излишней живучестью и реалистичностью. Но это - вечером, а сейчас утро, и можно позволить себе расслабиться и поверить, что всё не так уж плохо. В конце концов, Тайрел исчезал и раньше, и всегда такие его отлучки заканчивались вполне благоприятно.
        По мнению Сержа, можно было бы вообще не усердствовать (нагуляется/проспится - вернётся), но были ещё дурные предчувствия Лекса, наконец-то получившие реальное обоснование; к тому же, на поисках особо настаивали Трайд и Аини.
        Ночью девушка почти не спала - мучили кошмары, плюс, сомнения Лекса, похоже, оказались заразными и передались ей. Проще говоря, Аини была уверена, что на этот раз с Тайрелом стряслась настоящая беда.
        Ментал имел не меньше причин для беспокойства: вчера вечером он, сколько ни пытался, но так и не смог нащупать ментальный след Тайрела. При этом у него создалось впечатление, что след заблокирован специально (кстати вспомнилось, как неведомая сила не позволила проследить направление загадочной нити, лишившей Тайрела своей воли). Горец тревожил его весь вчерашний день и, надо признаться, его исчезновение в финале ментала почти не удивило: словно он подсознательно ожидал чего-нибудь в этом роде, предчувствовал, что просто так эта история закончиться не может. Как в насмешку над собой, пожалел, что Тайрел не успел отведать пирожных: после добавленного в них снотворного парень бы не то, что сбежать - с кровати бы сутки встать не смог. Но, как говориться, после драки кулаками не машут.
        - Я остаюсь, - сказал он, когда зашёл вопрос, кому идти на поиски. - Попробую всё же нащупать его след. - Конечно, он будет пробовать. Пытаться ещё и ещё, даже будучи в глубине души уверенным, что всё впустую.
        - Значит, нас шестеро, - подвёл итог Лекс. - Разделимся на тройки, Аини, ты пойдёшь со мной. Серж, на тебе вторая тройка. В лесу монстры, девушек одних оставлять нельзя.
        Разумеется, никакой насущной необходимости тащить в лес всех девчонок не было, но попробовал бы кто-нибудь заставить их сидеть дома! Отпускать же девушек в одиночестве, помня, что в лесу водятся не только птички, было нельзя.
        Эрика задумчиво покосилась на Лекса, потом на ещё более, чем вчера, мрачную Аини...
        "Серж, извини, я сейчас сделаю страшную гадость".
        - Я, пожалуй, пойду с Сержем, - сказала она.
        - А я - с Лексом, - заявила Джессика. Серж кивнул:
        - Значит, распределились. Девочки, большая просьба: не лезть на рожон. Одной моей знакомой змеи хватит, чтобы всеми нами пообедать.
        - Серж, - в свою очередь спросил Лекс, - надеюсь, твоё владение оружием не ограничивается одной рогаткой?
        - Не ограничивается, - вздохнул тот. - Но с мечом в руках я становлюсь опасен для окружающих.
        - Ничего, побудешь немного опасным для монстров, - утешила его Эрика. - А мы с Майей уж как-нибудь постараемся вовремя пригнуться.
        Лес был как лес, вполне обычный. Никаких тебе монстров, никаких тебе чудищ, - жара, птички поют, благодать, одним словом. Направления поисков определились просто: налево и направо, - какая, в сущности, разница, куда идти, если пропащий маг может заваляться где угодно? И вот уже который километр Серж топал по лесу в компании очаровательных барышень и гадал, сколько ещё предстоит протопать. Вдруг другим повезло больше? Вдруг они уже нашли Тайрела и волокут его, бесчувственного, в дом (Серж был уверен, что, если его найдёт Аини, то волочь будут именно бесчувственное тело, вне зависимости от того, в каком состоянии Тайрел будет обнаружен), и все эти блуждания совершенно бессмысленны? Но связи с коллегами не было никакой, соответственно, не было и новостей, и Серж топал и топал себе по лесу, старательно делая вид, что так и надо. Рядом семенили девушки, волоча на спине по небольшому рюкзачку: это Эрика настояла, чтобы маги непременно нарвали в дорогу бутербродов. Парней от переноски припасов освободили: мало ли, вдруг придётся помахать мечом, и лучше не тратить драгоценные секунды на избавление от
лишнего груза.
        Тем временем, лес вокруг неуловимо менялся. Серж и не заметил, когда тропический лес вокруг успел смениться густым сосновым бором. Майя первой обратила внимание на эту странность и потянула Сержа за рукав:
        - Серж, что это? Неужели мы попали в рощу Дерева Грёз?
        - Нет, что ты, те деревья выглядели совсем по-другому, неужели забыла? - вместо него отозвалась Эрика. - А здесь - обычные сосны.
        - И что это значит?
        - Это значит, что на нашем острове есть сосновый бор, - пожала плечами она.
        - Что будем делать?
        - Идём дальше, - вздохнул Серж. - Если здесь откуда-то взялись сосны, значит, что-то случилось. А если что-то случилось, значит, неподалёку просто обязан обнаружиться Тайрел - он же ни одного приключения на свою голову не пропускает!
        Серж мог смело записываться в провидцы. Прошло совсем немного времени, и лес расступился, выпустив троих магов на край небольшой полянки.
        В центре поляны лежало бревно. На нём сидел человек с мечом.
        - Вы пришли, - зловеще сказал он.
        - Ну, пришли, - не поняла Майя. Серж невзначай оттёр её себе за спину и уточнил:
        - Тайрел, это ты или не ты?
        - Нет, не я! - презрительно фыркнул тот. - С тобой говорит царь Соломон. У меня тут свидание с царицей Савской.
        Эрика вдруг неуловимым движением вытянула стек и пошла на него, точно строгая нянька, намеревающаяся как следует отстегать шкодливого мальчишку, напроказившего в её отсутствие.
        - Тайрел! - яростно начала она. - Какой же ты... как ты мог?!
        Развивать свою мысль она не стала, а вместо этого внезапным резким рывком выбросила в его сторону левую руку раскрытой ладонью вперёд.
        Заклинание Подавления Воли.
        В правой руке бесполезным грузом болтался стек.
        Тайрел магическим ударом отбросил её назад. Ему даже вставать не пришлось - хватило одного еле заметного жеста. Эрика кубарем покатилась по земле и сбила с ног Майю. Серж одним рывком поднял обеих и затолкал за ближайшее дерево.
        - Эрика, ты что, сдурела - соревноваться с Тайрелом в боевой магии? - сердито зашептал он. - Лучше вообще к нему не суйся, у него к тебе особый счёт. Забыла, как вы друг на дружку орали, пока Лекс вас не разнял? Смотри, он может не удержаться.
        Он отошёл от девушек и медленно двинулся в сторону сидящего мага:
        - Эй, Тайрел, что за дурацкие шутки? Вернись на базу, поговорим по-человечески... человечески...
        Он не успел уловить мгновение превращения, но в следующую секунду...
        Зверь опасно сощурился и распрямленной пружиной бросился вперёд.
        Серж в мгновение оказался на земле, а над ним стоял, прижав его к земле всем своим нехилым весом, огромный тигр. Угрожающе рыча, оскалил длинные острые клыки.
        Девушки застыли соляными столбами, боясь шевельнуться, чтобы неосторожным движением не спровоцировать зверя. Серж замер, лихорадочно пытаясь сообразить, что полагается делать в таких случаях. Ничего умного в голову не приходило, и он, скорее от отчаяния, чем надеясь на результат, применил заклинание Подчинения.
        В глазах тигра на секунду мелькнуло веселье, тут же, впрочем, сменившееся злорадством. Он продолжал смотреть на мага - и Серж внезапно осознал, что в нём было не так: глаза животного не были жёлто-зелёными, как у настоящих хищных кошек, как у Аини... Синие, с едва заметным зеленоватым отливом - цвета морской воды.
        Рычание стало громче, и клыки приблизились к горлу лежащего мага. Серж закрыл глаза, обречённо слушая тяжёлое дыхание зверя.
        Томительно текли секунды. Потом тигр убрал лапы с груди Сержа, даже ни разу не зацепив когтями жертву, и ушёл. Просто - ушёл, мягкими шагами удалился в чащу леса, и когда отошёл достаточно далеко... Тайрел, не оборачиваясь, взмахнул рукой.
        Серж медленно поднялся с земли. Обычно очень смелого мага сейчас била нервная дрожь. Сложно возвращаться, когда уже простился с жизнью...
        Вторая тройка двинулась от дома по знакомой дорожке, по которой Серж когда-то догонял змею, утащившую в пасти его рогатку. На тропе на них тут же напали - птицеподобные монстры, напоминающие гибрид петуха и дракона. Насколько знал Лекс, эти магические создания обычно обитали в предгорьях Азии... Что ж, монстры там, монстры здесь - все одно, их надо убивать.
        Готовясь нанести удар, Лекс оглянулся на Аини: она стояла неподвижно, вытянув правую руку вперед. Он успел заметить огоньки между ее пальцев, и вслед за этим правого монстра ощутимо поджарило вспышкой огня. Птица тут же взмыла вверх, расправляя переливающиеся крылья, поражающие своей красотой, и накрыла противников ответным грозовым ударом.
        Сфера, поставленная Джессикой, не полностью отразила магический удар, что Лекс тут же и почувствовал на себе - тело пронзила дикая боль. Девушки перенесли это чуть лучше - у Светлых магов была частичная защита от электричества.
        "Надо менять профессию", - непонятно к чему подумал Лекс и нанес сильный удар мечом с разворота, задев обоих монстров.
        Птицы одновременно испустили пронзительный высокий крик и повалились на землю. Их тела замерцали и постепенно растаяли.
        - Черт знает что! - сказал, отдышавшись Лекс. Ночью было проще... во всяком случае, те монстры не защищались. Или просто не успели. - Аини, деловое предложение. В разнообразных животных, магических и прочих, я разбираюсь лучше. Поэтому, прежде, чем бить встречного монстра любимой Огненной Сферой, выслушай, какую стихию он предпочитает.
        Аини кивнула, чувствуя себя немного виноватой. Ведь именно её магический удар разозлил магическую птицу, отчего досталось всем троим. Джессика на всякий случай наскоро убедилась в отсутствии серьёзных повреждений, и маги двинулись дальше.
        На этот раз он шли ещё медленнее и всё же чуть не пропустили очередное нападение. На этот раз ими заинтересовался странный тип, похожий на гигантского хомяка, но плюющийся, как верблюд. Слюна его отвратительно воняла тухлой рыбой, имела мертвенно-синий оттенок и оставляла на предметах рваные дыры и ожоги, как от кислоты. Лекс одним взмахом меча прервал утомительное существование этой ошибки природы, шёпотом поясняя, что сейчас можно обойтись и без магии.
        Через пару минут тропинка вильнула, и взглядам магов предстали поджидавшие их отдалённые предки питекантропов, вооружённые крепкими дубинками....
        Серж шёл по лесу быстрым шагом, не оглядываясь, и девушкам пришлось приложить немало усилий, чтобы не отстать. На базе обнаружился зверски усталый и совершенно павший духом Трайд, который на вопросительный взгляд Эрики только развёл руками. Существовала ещё микроскопическая вероятность, что он просто перенапрягся тогда, разрывая "поводок", и всё это временное. Но поисковый импульс, срабатывающий вхолостую, не срабатывающий вовсе или гаснущий на середине плетения не оставлял особой надежды. Ментальным поискам Тайрела кто-то или что-то упорно мешало.
        Второй отряд, совершенно замордованный, опередил Сержа почти на час. Им пришлось повторить подвиг Тайрела и уничтожить десяток-другой (а то и третий) отборных монстров, после чего у зверски уставших магов просто не осталось сил продолжать поиски. Относительно жизнерадостной выглядела одна лишь Джессика; правда, её здорово огорчало то обстоятельство, что среди всего разнообразия чудовищ им не попались уже знакомые дистанционные глазки, и ей не удалось выяснить состав их слёзной жидкости. Серж молча выслушал отчёт, кивнул и отвернулся к окну.
        - Мы видели Тайрела, - без предисловий сказал он, чертя пальцем по стеклу, - и меня здорово подмывает сказать "лучше б мы этого не делали".
        - Где? Что с ним? - одновременно спросили Лекс и Аини. Серж скупо пересказал им эпизод на полянке и добавил:
        - Если это то, что я думаю, - а думаю я, что у Тайрела очередной приступ, - то у нас большие проблемы. Когда он спал, это было несколько... менее хлопотно.
        Аини даже застонала от огорчения:
        - Ну почему нас там не было?!
        - Это даже хорошо, что не было, - тихо сказал ей Трайд. - Сейчас встреча с ним опаснее всего именно для тебя и Лекса. Сила, поработившая его, будет стремиться разорвать все его связи с прошлым... А кто может удержать Тайрела сильнее, чем вы?
        Аини отвернулась и тоскливо посмотрела в сгущающиеся сумерки.
        - Я не понимаю только одного: почему он отпустил меня? - тихо сказал Серж, по-прежнему не оборачиваясь.
        - От привычки побеждать трудно избавиться, - ответил ему Лекс, и сложно было понять, с каким чувством он это сказал (грусть? отчаянье? безнадёжность?). - Но сложно научиться убивать. Особенно... - он не договорил.
        - Особенно - друзей... - сказала, не поворачиваясь, Аини.
        - Какая же я тупица! - внезапно воскликнула Эрика. - И ты, Лекс, тоже хорош! Ты же сам объяснил мне симптомы: неадекватное поведение, изменения магических способностей, немотивированная агрессия... И где были наши мозги? Что за невезение: если б Тайрел уснул хоть на час позже, он бы надел шип, и всё было бы в порядке. А так... - она махнула рукой и отвернулась.
        - Ты права, - Лекс тяжело вздохнул, взъерошил волосы. - Хороши не только мы с тобой, хороши все! Воистину: человек видит только то, что хочет видеть, а чего не хочет - не заметит, даже если все факты сунут ему под нос. Как нам.
        - О чём вы? - устало спросила Аини. Серж у окна горько усмехнулся:
        - О том, что у Тайрела, по всей видимости, классическое Безумие Магов. У нас действительно были все факты, а мы хлопали ушами и читали ему нотации.
        - Если это действительно так, то сходить с ума он начал сразу после Дурманного Тёрна, - задумчиво сказал Трайд. - Вспомните: именно тогда начались его приступы ненормального поведения, беспробудный сон, провалы в памяти и прочие странности.
        - Может быть, и монстры - всего лишь порождение его помрачённого сознания? - предположил Лекс.
        - Весьма похоже! - оживился Серж. Он даже соизволил отлипнуть от окна и повернуться к друзьям лицом. - Пока Тайрел был в сознании, он мечтал о монстрах. А когда отключался, его бурное воображение вырывалось на волю, координировалось с нашим загадочным источником энергии, и монстров получали мы.
        - Не противоречиво, - признал Трайд. - Думаю, нам стоит сесть и обсудить, какие ещё факты укладываются в эту схему. А главное, надо решить, сообщать ли обо всём Великому Магистру.
        - Нет! - вырвалось у Аини.
        - Но почему? - мягко спросил ментал. - Аини, Тайрелу необходимо квалифицированное лечение. Ты знаешь, как лечить Безумие Магов?
        - Лекс?.. - не совсем уверенно вопросила она, предполагая, что если тот знает симптомы, значит, должен хотя бы приблизительно представлять себе порядок лечения. Но Лекс её разочаровал, отрицательно покачав головой:
        - Я не знаю.
        - И я не знаю, - удручённо призналась Джессика. - Душевные болезни мы ещё не проходили, а о Безумии я вообще узнала от Сержа, когда он про сайт рассказывал.
        - А если поймать его и заставить надеть шип? - предложила Эрика. Серж усмехнулся:
        - Ты сегодня уже ловила. Понравилось?
        - Погодите! - Трайд поднял руки, призывая остановить назревающую свару. - Никого мы ловить и принуждать не будем. Шип сохраняет разум владельцу, а не возвращает утраченный. Пока мы в относительной безопасности: то есть, Безумие нам не грозит, если, конечно, мы будем носить шипы.
        - Интересно, а что делать остальным? - внезапно спросила доселе молчавшая Майя. - Надеть шипы на всё человечество? Думай, Трайд! Всё дело в тебе! Не зря Магистрам в разгар эпидемии понадобилось срочно эвакуировать тебя с острова.
        - Думаю, - признался тот, - да что-то всё никак. Может, у Великого Магистра спросить?
        - Тогда придётся признаваться, что один псих у нас уже есть.
        - Всё равно когда-нибудь придётся, так какая разница, когда.
        - А вдруг ты что-нибудь придумаешь...
        - Уже придумал, - невесело усмехнулся ментал. - Сейчас я заварю чай, мы сядем и всё обстоятельно обсудим. Думаю, не ошибусь, если предположу, что здесь замешана та сила, которая держала Тариэла на привязи. Вот и подумаем, что эта дрянь может... Аини, не уходи, пожалуйста.
        - Я за шалфеем, - сказала девушка и выскользнула из кухни. Команда проводила её подозрительными взглядами: после очередного исчезновения Тайрела все подсознательно ожидали от неё какой-нибудь глупости. Ну не могла взрывная египтянка так спокойно реагировать на очередной подарок Судьбы... Однако на этот раз всё обошлось: Аини вернулась с шалфеем и принялась готовить свой фирменный чай, ненавязчиво оттеснив Трайда от плиты. Джессика тоже встала и зачем-то принялась варить кофе.
        Воцарилось тягостное молчание. Маги сидели, угрюмые, нервозные, стараясь не встречаться друг с другом взглядами, а лучше - смотреть в окно, в потолок, на собственные сандалии, лишь бы не в глаза. Дурацкое желание плюнуть на всё, послать всех к чертям и свалить к себе; завалиться в постель и пострадать, как следует, глядя в потолок и кляня садистку-судьбу.... Серж помотал головой. Не время раскисать, сейчас счёт идёт на дни, если не на часы. Всё-таки, он какой-никакой, а лидер, и несёт за всех ответственность. Взгляд его упал на Аини, сосредоточенно отмеряющую в заварочный чайник сахар...
        - Лекс, - негромко позвал он. Лекс поднял голову. - Можно с тобой поговорить? Один на один.
        Они вышли на крыльцо и присели на скамейки, с удивлением отметив, что уже совсем темно. И куда только время делось? Серж вдруг замялся, не зная, с чего начать, но Лекс невольно помог ему, спросив:
        - О чём ты хотел со мной поговорить?
        - Присмотри за Аини, - тихо попросил лидер. - Она мне не нравится сегодня. Странная какая-то. Боюсь, как бы она чего не натворила, о чём потом сама будет жалеть.
        - Аини - девушка здравомыслящая, - не слишком уверенно возразил Лекс. Кажется, он сам себе не верил. Не поверил и Серж:
        - До поры до времени. По-моему, это очередное свинство Тайрела здорово выбило её из колеи. Знаешь, одно дело, когда неприятности разные: вчера уснул, сегодня исчез, завтра вернулся пьяный и голый... Вчера Тайрел, сегодня я, завтра Эрика... Однообразие достаёт, а тут ещё, видишь, с каждым разом всё хуже.
        - Присмотрю, - твёрдо пообещал Лекс. - Надеюсь, ты не ждёшь, что я выставлю караул у её спальни?
        - Не помешало бы, - засмеялся Серж. - Ладно, возвращаемся. Чай, наверное, уже готов.
        На кухне молчаливая Аини разливала чай. По чашкам. Не менее молчаливая Джесси, старательно копируя её выражение лица, принялась было разливать кофе и достигла в этом определённых успехов, если не принимать во внимание тот маленький факт, что кофе разлился не по чашкам, а по полу. При этом личико её так огорчённо вытянулось, что Сержу нем